У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Memento mori. Кровь низших


Memento mori. Кровь низших

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[float=left]http://s5.uploads.ru/t/gH6DS.jpg[/float]
Дроу отправляет в ссылку любовницу - полукровку, дитя лесного эльфа и человека. Для обеих это возможность переосмыслить случившееся и понять, чего они хотят на самом деле и кому принадлежат их сердца. Но полукровке не суждено получить долгожданного прощения: она становится жертвой психопата. И психопата ли?

*переосмысляю незаконченные грехи юности

Категории: триллеры, слэш и фэмслеш, эротическое фэнтези, остросюжетные любовные романы, драма и мелодрама, философия, психология и эзотерика прочее, хоррор, романтическое фэнтези, дарк фэнтези, приключенческое фэнтези, гарем, многомужество, детективное фэнтези, книги про эльфов, книги про оборотней

Отредактировано Sonja Gatto (20.12.17 23:18:28)

0

2

Глава I, в которой вспоминают старые обещания и делят новые трупы

Ветер задавал трепку листьям, словно хозяин незадачливым воришкам. Те рассыпались в извинениях, бросаясь под ноги прохожих. Деревья отчитывались о проделанной работе, расставаясь с золотом и медью, добытой за сезон. Оно сыпалось на землю и тонуло в непрозрачных, отражающих все человеческое несовершенство лужах.
Зафкиэль плотнее закуталась в плащ.
Карета дернулась и неуверенно остановилась у подъезда.
Эльфийка плотно закрыла глаза и, сделав над собой усилие, выскользнула из убежища. Она вдохнула всеми легкими сырой воздух. Зябко... Холодно... Так и застыла на пороге...
— Мадемуазель! – входная дверь, словно по мановению волшебной палочки, распахнулась. Желтый свет фонаря упал на Зафкиэль, придавая всему виденному неестественный, болезненный оттенок. Казалось, ее скулы стали острее, а глаза провалились в глазницы: они стали больше, крупнее... Она снова была потерянной девочкой. Как сотню лет тому назад. Как эту проклятую сотню лет тому назад!
Горд приподнял фонарь, удостовериться. Все ли в порядке и Зафкиэль инстинктивно прикрыла глаза рукой.
— Все нормально, Горд, — голос ее звучал холодно, сдержанно, почти как обычно. Она заставила себя сделать усилие и поднялась по ступенькам.

...

Прихожая была ярко освещена. Слуга склонился, чтобы попросить у нее плащ, она проигнорировала просьбу и уверенной походкой пересекла комнату и поднялась по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.
Вдогонку она услышала всепроникающий голос Горда:
— Попросить, чтобы Вам принесли в апартаменты?
Губы скривились в усмешке. Зафкиэль остановилась. Пальцы впились в деревянные перила.
«это плохая идея. Только не оставаться наедине...»
— Пусть подадут в кабинет, Горд, — эльфийка обернулась. – У нас с тобой сегодня еще много работы. Я спущусь через несколько минут.

...

Плащ полетел в приветливо потрескивающий камин. Сырая ткань обиженно зашипела.
Ленты-ленты-ленточки... К черту ленты! Эльфийка рванула за корсаж — в клочья, еще и еще... Она стояла посреди комнаты, освещенная огнем камина на пушистом ковре, по пояс обнаженная, сломанная, с поникшей головой, тяжело опершись локтями о письменный стол. Языки пламени ласкали ее голую мраморную спину – идеальная бархатная кожа, нежные плечи...
Она всхлипнула...

— Я никогда не брошу тебя, все хорошо, девочка. Все хорошо...
— Обещаешь?
— Да... я всегда буду рядом. – нежные руки укутывают в походный плащ, тонкие обветренные горячие губы прикасаются к ее лбу. – Всегда...

Пробка графина глухо ударилась о ковер... И покатилась... Свет тут же заинтересовался новой игрушкой и кинулся ее исследовать: хрустальные грани переливались всеми цветами радуги.
Графин сегодня казался тяжелым. Рука дрогнула.
— Черт! – Зафкиэль вытерла перепачканную в вине кисть о нежно-голубую юбку.
Повернулась к огню: аккуратное лицо, большие, бездонные холодные глаза, плавно очерченные скулы, прямой аристократический нос, алые губы... Светлые волосы, цвета созревшей пшеницы, ниспадали с плеч. Они не были слишком длинными, как у других светлых эльфов и спускались чуть ниже лопаток. Зато это было копна, по густоте, которая могла сравниться только с львиной гривой. Тонкая длинная шея, маленькие ключицы, небольшая грудь с острыми упрямыми сосками, плоский живот – при каждом ее движении, очерчивающийся кубиками, выдавал в ней любительницу физических упражнений.
Одной рукой оперлась о стол, другой поднесла бокал к губам. Легкий салют. Зафкиэль начала пить маленькими глотками. Она играла: вот я, посмотрите! Я наслаждаюсь жизнью мне хорошо... Она то подносила бокал к губам, делала глоток, то снова относила его, с загадочной, полусумасшедшей улыбкой глядя на то, как играет вино в бокале. Вот она поднесла бокал к губам и рука дрогнула. Зафкиэль залпом выпила вино.
Она резко развернулась, и бокал с силой полетел в щит, висящий над столом. Словно спохватившись, эльфийка зажала себе рот рукой. Вкус вина мешался со вкусом собственной крови, заглушая вопль отчаяния.

Голос Горда звучал здесь почти торжественно:
— Только что сообщили: в ближайшей деревне умерла семья. Отец, мать, и двое сыновей... И часа не прошло.
— Мальчики, это уже хорошо, — Зафкиэль нашла в себе силы и спустилась в кабинет. Привычная обстановка ее успокаивала.
Она тонула в темно-бордовом кожаном кресле за громоздким письменным столом из какого-то заморскогодерева. Привести себя в порядок оказалось намного проще, чем успокоить мысли, проносящиеся с безумной скоростью и разрывающие голову на части.
В кабинете было уютно, совсем по-домашнему: в камине полыхал огонь, тарелка с так и нетронутой едой была отставлена в сторону, на столе дымилась фарфоровая чашечка с чаем, а со стен молчаливо взирали анатомические картины. Под ногами эльфийки в теплом шикарном ковре – подарок хозяйки дома – нежно мурлыкала Маркиза.
— От чего они умерли? – она подтянула одну ногу на кресло – полы синего халата раскрылись, являя слуге мраморную ногу – положила подбородок на колено...
Горд замешкал...
— Вам не холодно?
Босые ноги хозяйки и то, что она находилась здесь в одном халате, пусть и достаточно теплом, с мехом песца по воротнику, беспокоили немолодого мужчину: погода не способствовала таким прогулкам по дому.
— Все замечательно, — Зафкиэль постаралась выдавить из себя нечто на подобии улыбки. – Так от чего они умерли? Какая-то болезнь? Если это болезнь, то пусть их похоронят, как полагается: как там? Сожгут, а пепел закопают? Мы не можем связываться с таким мусором, — она сделала глоток горячего чая, успокоение не приходило. – Другое дело, если это разбойное нападение. Узнай, пожалуйста, пока не поздно. – чашка с силой ударилась о блюдце — Ненавижу осень! Бандюки отогреваю свои задницы в кабаках, а люди мрут как мухи от болячек и затянувшихся депрессий.
Она потянулась за бумагами:
— Энна Хельт, 15 лет – изнасилована и жестоко убита. У нее исковеркана психика и лицо, уж кто-то постарался. Мусор! – бумага полетела в огонь. – Дальше: Жак Лодье, 27 лет, повесился по причине долгов... Слушай, а может это его повесили? – Зафкиэль шаловливо взглянула на Горда. – Поняла, тоже мусор. Я для таких и пальцем не пошевелю. Где найти нормального человека? Человека, который сохранил в себе эту искру жизни? Желание бороться?
— Как насчет живых?
— Их будут искать. Всегда есть надежда, и пока она теплится – мы будем находиться в опасности. Конечно, с технической точки зрения здесь легче: что может быть проще, чем стереть живому память, внушить ему к себе искреннюю любовь и привязанность? Ладно, Горд, можешь идти. Поздно уже... Я еще посижу.
Она склонилась над последними донесениями. Когда шаги Горда скрылись, за дверью, Зафкиэль откинулась в кресле и прикрыла глаза руками. «О боги!»— она то все прекрасно знала. Какой невыносимо длинный день…

Отредактировано Sonja Gatto (21.12.17 21:02:13)

+1

3

Глава II, в которой рождаются вражда и семь роковых поцелуев

Шестью часами ранее.

Раздача пендюлей и плюшек еще не началась, а в тронном зале уже было не повернуться. Росс услужливо пропустил Зафкиэль вперед, и на правах особы королевской крови расчистил им площадку. Вот церемонейстер три раза ударил жезлом о мраморный пол, извещая собравшихся:
— Король!
Все покорно склонились. Его Величество – мужчина без определенного возраста. Конечно, ведь у королей не бывает возраста. Незапоминающиеся черты лица, острая бородка, маленькие пронырливые глазки и скромность в одеянии. Вот и все. Что можно было сказать о нем. Придворные, впрочем как и народ, не роптали. А это, пожалуй, для короля самое главное. Зафкиэль при дворе бывала и ранее, а вот на подобной сборище – впервые. Ведь не прошло и года, как она появилась в этой стране, этом городе. Можно было расслабиться, церемонейстер вызывал по статусу, приближенности к королевскому двору и важности. Поскольку ни первым, ни вторым, ни третьим она не обладала эльфийка приготовилась к мучительному ожиданию, думая о том, за счет чего его можно скрасить: глаза бегали по собравшимся в напряжении. Еще и еще раз она осматривала толпу жаждущих королевского благословения.
— Вы кого-то ищите? – Росс, похоже, заметил ее нетерпение и склонился с вопросом. Стараясь привлечь как можно меньше внимания.
— Нет... — легкая нервная улыбка.
Только скользнув по собравшимся в третий раз она смогла вздохнуть с облегчением.
— Ведите себя тихо, Рос, — очаровательная улыбка. – Не стоит гневить дядюшку. Хватит того, — Зафкиэль кокетливо наклонила голову, — что вы стоите рядом с особой с весьма... загадочной репутацией. Как Пегас? Надеюсь уже не хромает...
— Нет, спасибо. Можете его сегодня еще раз посмотреть? Он здесь, в конюшне.
— Не знаю.
— Сразу после этого балагана?
— Говорят, вы обладаете даром убеждения, — Зафкиэль начала игру. – Так убедите меня.
Росс картинно закатил глаза к потолку:
— Не думал, что вы можете остаться равнодушными к страданию животного.
— А я не думала, что вы можете спекулировать страданиями вашего любимого животного в своих целя. Я посмотрю Пегаса, — усмехнулась. — И Ваша харизма тут ни причем.
У короля не было наследника – его единственный племянник был и единственным кандидатом на престол. Так отчего бы не позлить местных кумушек, которые спят и видят, как окольцевать Росса со своими доченрьми-уродками от постоянных кровосмесительных связей?
— ХХХ земель Понтерий и Корсок, почетный гражданин и мэр города граф Монграль, — отчеканил цереймонейстер.
— Вам не кажется странным, — Росс решил сменить тему, — что мэр является в то же время и почетным гражданином города? А меня уверяют, что в нашем государстве нет коррупции...
— Увольте Росс, лучше стать почетным гражданином при жизни, чем посмертно. Уж поверьте моему...
— Министр культуры, советник короля по внешним связям, меценат города...
— А вот и еще один почетный гражданин, — Росс хорохорился, как петушок.
Только вот Зафкиэль не была придворной курочкой. При начале объявления краски отхлынули от ее лица. А церемойнейстер не унимался: звания, владения, степени, и в конце концов – имя. Безжалостное и острое, как лезвие клинка, длинное, как и полагается настоящему аристократу:
— Эльдред Галанадэль Акеро.
Тишина. Никто не вышел. Легкое облегчение, сиюминутная радость и где-то в глубине души волнение. Тишина сменилась недовольным ропотом придворных. Король нахмурился, наклонился к церемойнейстеру, они обменялись парой слов. Седовласый слуга кивнул. И продолжил далее по списку.
Зафкиэль погрузилась в свои мысли. Все эти люди, присутствующие здесь. Были чужими. Порой она задавалась вопросом: кто из них и есть инородное тело? Они или она, так чуждая их сознанию. Но все равно они приходят к ней рано или поздно. Это и не удивительно, ведь она...
— Владелица похоронного агентства «Momento more», Зафкиэль.
По залу прошел неодобрительный шепот. Вот так вот просто. Ни званий, ни степеней, ни аристократических фамилий так присущих эльфам, которые указывают на древность рода и место в эльфийской семье. Ее лишили даже этого.
Она склонилась в реверансе перед Его Величеством. Сама покорность, само спокойствие и чувство собственного достоинства среди этого моря разряженных ярких придворных. Зафкиэль словила на себе оценивающий взгляд короля, и подняла глаза. Улыбка очаровательной молоденькой женщины на лице, кокетливый поворот открытыми плечами.
— Встаньте, дитя мое...
Действительно, зачем уточнять, что прошлой зимой ей перевалило за сотню? Она по-прежнему выглядела как девушка, которой только-только исполнилось восемнадцать: тот же неловкий румянец на щеках при похвале, те же распахнутые от восхищения глаза, когда ей удавалось вырваться из своей каменной клетки, те же восторженные крики, когда она выигрывала бой на клинках у...
-Господин Картен, Вы не ошиблись? – король обратился к цереймонейстеру.
Тот нахмурился, на лице появилось мученическое выражение, которое характеризовало мыслительный процесс. Он еще раз пробежался по своим записям:
— Прошу меня простить, но... никак нет, ваше Величество... Вот, здесь же написано...
— Ваше Величество, — глаза эльфийки слегка прищурились (все-таки эта реакция тешила ее самолюбие), — господин Картен озвучил правильно.
— Да... – король махнул рукой, словно подтверждая, — Верно. Я слышал о вас.
Зафкиэль слегка наклонила голову набок, изобразив глубочайшее участие (а это у нее получалось в силу рода деятельности великолепно).
— Наверное, нелегко нести эту тяжкую ношу, на таких... – взгляд его Величества остановился на вырезе платья эльфийки, — хрупких плечах.
Эльфийка изобразила глубокую покорность и благодарность за участие в судьбе. При этом выглядело это настолько натурально, что люди запросто могли бы писать с нее сейчас портрет кающейся Магдалины:
— Это мой способ послужить людям.
— Хотелось бы...
Договорить, король не успел, в конце зала, на центральном входе послышалась какая-то возня, лай собак, взвизги людей и крики птиц. Гости расступились: кто-то шептал проклятия, кто-то возмущался. Любопытство взяло верх над гневом, и король чуть подался вперед.
Чеканя каждый шаг, по мраморному полу вышагивала дроу во главе своей свиты. Зафкиэль не надо было поворачиваться, чтобы ощутить ее присутствие: оно проникало под кожу холодной дрожью и разбегалось мелкими мурашками. Это был страх? Она давно ничего и никого не боялась.
Всегда элегантна, всегда в мужской одежде.
«Кто-нибудь видел ее в платье?» — поинтересовался женский голос... «Она взяла на себя роль главы семьи... Единственный ребенок... Единственная наследница... берегитесь, она – дроу.... Говорят, это она отправила своих родителей на тот свет... Никакое звание и деньги не делают ей чести... Развелось нечестии... » — человеческие мысли сейчас кричали, шептали, люди были слишком возбуждены, слишком тяжело им было сдерживать свои эмоции. Она перешагивала через барьеры, восстанавливаемые людьми, словно через разброшенные игрушки, не останавливаясь, целеустремленно и нагло. Оказавшись у трона, дроу изящно опустилась в мужском поклоне, сорвав широкополую шляпу – волосы цвета луны рассыпались по плечам. Это был незабываемы контраст по сравнению с темной, цвета голубой глины кожи. В темно-фиолетовых глазах бушевало обжигающее пламя, казалось, одного ее взгляда хватит, чтобы вас поразила молния. А ее улыбка обнажала острые клыки.
— Министр культуры, советник короля по внешним связям, меценат города... ХХХХ Эльред Галанадэль Акеро к услугам вашего Величество.
— Эльред, Вы опоздали...
— Мой повелитель может быть неумолим ко мне, и я с покорностью приму любое наказание. Но прежде чем вы его озвучите, позвольте мне вручить вам скромный осенний подарок, — Эльред многозначительно кивнула на стоявших позади, почти беснующихся гончих (Зафкиэль то знала, отчего собаки лезли на стенку). – Осень прекрасное время для лесных прогулок, а лучшие компаньоны – верные псы.
Король прикрыл ладонью рот, словно гладя бороду, — его придворным совсем было не обязательно видеть довольную улыбку монарха.
Только тут дроу сделала вид, что заметила эльфийку:
— О Повелитель, — Эльред театрально припала на одно колено, — не думала я, что беда настигнет Вас в этот час. Я скорблю вместе с вами. Чем могу быть полезна?
— Эльред, о чем ты? – король уже веселился, пальцы в перчатке играли с бородкой, а глазки внимательно следили за темным и светлым эльфами.
— Она, — Эльред кивнула в сторону Зафкиэль, — появляется в домах только по причине смерти одного из их жильцов. Смею ли я надеяться, что ошиблась?
— Твоя забота засчитана. Зафкиэль, как истинная подданная своего короля пришла засвидетельствовать мне свое почтение. И я рад, что ее... дело развито у нас в городе. И она не скрывается от уплаты налогов. А хороший налогоплательщик – хорош в любом деле.
Зафкиэль сделала благодарный реверанс под испепеляющим взглядом дроу. Они стояли друг напротив друга. Даже беспрестанный рой придворных затих – темный и светлый эльф.
— Позвольте откланяться Ваше Величество, — голос эльфийки звучал звонко и прозрачно, как вода в ручье.
Король сделал отпускающий жест. Зафкиэль благодарно кивнула и повернулась к дроу:
— С радостью посещу Ваш дом, леди Эльред.
И направилась к центральному выходу. Стоило ей кинуть взгляд на беснующихся гончих, как те заскулив, стали искать убежища, прячась за слуг. Больше она не оборачивалась. Вдогонку она слышала звонкий смех его Величества:
— А ваши псы к тому же и трусливы!
— Напротив, — возразила тэльфа. – Они воспитаны и робеют только перед красотой.
Дроу прищурилась – и театральность слетела. Надо было заговорить о делах, к тому же последняя фраза удалась как нельзя лучше.
— Кстати, о красоте… Как министр культуры вынуждена Вам доложить, что традиционный осенний бал не состоится, Ваше Величество.
Дроу покачала головой и посмотрела вслед удалявшейся эльфийке.
— К сожалению, Повелитель, не все Ваши подданные такие хорошие налогоплательщики, как леди Зафкиэль.
Рой придворных затих, как будто дроу самолично собиралась пройтись по их стройным рядам и отбраковать отщепенцев.
— Поэтому я решила обратить к Вашему Величеству с просьбой… *пауза*
По залу пронесся тихий гул, дополняя, предполагая, полагая, что окончанием будут слова «об отставке». Дроу поклонилась, чтобы скрыть усмешку, и продолжила:
— позволить мне профинансировать один из самых красивых праздников года. Повелитель сможет увидеть план мероприятий через пару дней.
Эльред было весело. Какие разные эмоции исходили со всех сторон. Зависть, восхищение.. Как там сказал один умник (покойник): «холодные дроу никого не оставляют равнодушными?»
Остальное уже мало заботило тэльфу. Фон был интересней Короля. Откланявшись, она устремилась к самому спокойному организму – жене адмирала. Фиолетовые глаза насмешливо блеснули:
— Миледи не любит осень? Или вам наскучили балы? Клянусь, я смогу удивить вас.
Легкий оттенок любопытства.
— И что это будет? Маскарад? Шествие?
— Не угадали, дорогая донна. И уж тем более не ужин в помещении.
Легкая досада. Дроу усмехнулась.
— Донна еще не назвала прогулки по воде и карнавал в лесу… но их смело можно вычеркнуть из-за погоды.
— У вас богатое воображение, леди Эльред.
Тэльфа стала серьезной на пару секунд.
— Вы даже не представляете себе насколько.
Откуда из угла потянуло ревностью. Краем глаза Эльред приметила лорда адмирала. Что ж, весьма кстати — так даже интереснее.
— Кстати, смею надеяться, что эта милая вещица поможет миледи разгадать мой коварный план по ее увеселению.
Из складок плаща дроу достала круглую шкатулку величиной с грецкий орех. Жена-адмирала воодушевленно разглядывала подарок, удивляясь тонкой инкрустации и размерам. К ревности из угла добавилось явное беспокойство. Эльред довольно улыбнулась.
— Впрочем, здесь душно. Миледи позволит проводить ее на террасу?
Женина было помедлила, чуть оглянувшись на супруга, который занимал почетное место по правую руку его Величества. В отличии от нее он не мог покинуть своего поста. Адмиральша уступила:
— Здесь действительно… душно. Я бы прогулялась по саду... Но не стоит спешить, — она сделала жест. предостерегающий тэльфу — «только после меня».
Выйдя из дворца на террасу, украшенную колоннами увитыми плющым, адмиральша целеустремленно, но не забывая делать вид, что прогуливается, направилась к саду. Он славился своим лабиринтом и затейливыми беседками.
Женщина так спешила, что не заметила эльфийку, которая сидела на скамье у стены галереи, ведущей в сад. Зафкиэль в свою очередь даже не подняла на нее глаз — она с тем же машинальным увлечением переплетала между собой пожелтелые травинки и листья. Легкий сквозняк, произведенный беглянкой колыхнул ее волосы, приторный запах духов заставил носик чуть поморщиться, уголки губ дрогнули в презрительной улыбке.
Она обещала Россу посмотреть Пегаса. Можно было бы прямо сейчас направиться в конюшню, но сначала она приведет в порядок свои мысли. Пальцы быстро разбирали листья… Гирлянда опустилась на землю.
Дроу понимающе помедлила, делая вид, что в данный момент интересуется другими дамами. А потом скользнула в противоположную сторону. Обогнув толпу придворных, Эльред вышла на террасу и прижмурилась, как довольная кошка. По шлейфу эмоций было очень легко идти за женщиной и при этом держаться на почтительном расстоянии, оказывая знаки внимания окружающим.
В саду было солнечно и дроу поморщилась. Надо было натягивать шляпу. Это несколько отвлекло ее от следа и потребовало остановки. Какие-то другие ощущения совсем рядом "постучались" совершенно неожиданно, но тэльфа не стала слишком сильно концентрироваться. "Женщина... другой расы" Мало ли.
Осознание того, что весь двор и замок оцеплен, притупил постоянный приступ паранойи, и дроу, снова зацепившись за ниточку эмоций жены адмирала, не спеша поскользила за ней практически бесшумно. Теперь ей не нужно было отчеканивать шаг, чему она и ухмыльнулась.
Осознание того, что весь двор и замок оцеплен, притупил постоянный приступ паранойи, и дроу, снова зацепившись за ниточку эмоций жены адмирала, не спеша поскользила за ней практически бесшумно. Теперь ей не нужно было отчеканивать шаг, чему она и ухмыльнулась.
…Женщина то срывала с ветки лист, отходила, крутя его в пальцах с безукоризненным маникюром, то разрывала его на мелкие кусочки, она мерила невольную террасу лабиринта шагами. Так мечется тигр по клетке. Адмиральша томилась в нетерпении.
Эльфийка напряглась. Опять это ощущение. Она не произвела лишних движений, только острые уши под капюшоном дрогнули, как у животного, почувствовавшего врага.

Росс переминался с ноги на ногу. Стоять тут и слушать бесполезную болтовню ему надоело. А еще ломило поясницу — кажется, он все-таки застудился на охоте. Говорила ему Грета теплее одеваться. Молодой мужчина переступил на другую ногу. Облегчение не приходило. Росс устало потер переносицу руками в тонких перчатках. Голоса до него доносились фоном — монотонное жужжание.
Ему было непонятно такое скорое исчезновение эльфийки. Да кто их поймет, этих женщин. Похоже, Пегас останется без осмотра. Росс снова перенес тяжесть тела на другую ногу и недовольно крякнул: интересно, кому помощь больше нужна? А она может?
От мыслей его отвлек паж. Похоже, мальчишка бал новенький и ему было не до придворного этикета: тот тянул Росса за рукав куртки. Мужчина удивленно приподнял бровь. На Росса смотрели такие же водянистые глаза как у Герхарда. Бесспорно, это был еще один внебрачный сын адмирала. Это многое объясняло.

Дроу выскользнула на финишную прямую — судя по эмоциям, леди уже начала несколько нервничать. На последних ярдах она прибавила шаг, игнорируя сидящую леди под капюшоном. Скорость тэльфы была выше, чем стартовая скорость незнакомки, реши она внезапно остановить ее. Тем не менее, уши ловили все шумы вокруг, особенно те,которые возникали или могли возникнуть за спиной их владелицы. Также не сбавляя скорости, дроу сорвала яркий бархотистый цветок и усмехнулась.
Пара мгновений — и Эльред нарисовалась перед женой адмирала. Учитывая, что кто-то мог их видеть, дроу веселилась еще больше.
*протягивая цветок женщине*
— Миледи не сочтет за труд оказать мне некоторую помощь? Говорят, крепить цветы к петлицам так, как это умеют человеческие женщины, не умеет никто... *фиолетовый блеск из-под шляпы* Вы поможете? Мне больше не к кому обратиться...
Нет, она не ошиблась. Это была тэльфа….
Уши навострились: «крепить цветы к петлицам так, как это умеют человеческие женщины», женский приторно-сладкий смех… Зафкиэль прикрыла глаза: ей не надо было смотреть, чтобы видеть: тонкие пальцы дроу сплетаются с изящными , окаймленными кружевом, адмиральши. Это происходит, словно невзначай, надо же взять из рук дроу цветок…
Им определенно нужна помощь. Зафкиэль выбирает тонкий трепещущий лист и подносит его к губам, держа за ножку. Губы эльфийки шепчут древнее, как само мир заклинание. Оно больше похоже на абракадабру и детскую считалочку одновременно. Она улыбнулась и начала дуть на лист. Сначала легонько, словно лаская… Листок затрепетал, вторя ему легкой дрожью отозвались листья в саду и пожелтевшая трава. Зафкиэль довоьно зажмурилась: она начала дуть сильнее….
Росс уверенным шагом шел по галерее. И почему он должен следить за чужими женами. Конечно, он понимает, что дело деликатное, и лучше он, как сводный брат Анны, направит ее на путь истинный, чем какая-нибудь болтливая камеристка-интригантка. Им это совершенно не надо. Незачем посвящать чужих в дела семейные. А Герхард тоже молодец: понаплодил отпрысков по всему государству. Неужели он думает, что вакансия пажей при дворе резиновая? Сколько еще будет таких мальчиков с водянистыми глазами? Интересно, а малыш знает кто его папа? Папа — скорее нет. Анна этого не переживет. А вот зато все они отлично знают — кто их благодетель. Спасибо, Герхард, оказали милость.

Ветер усиливался. Вот незатейливый легкий ветерок за секунды перерос в штормовой, пронизывая голубков насквозь. Зафкиэль не унималась: она шептала. Ветер сорвал с тэльфы ее щегольскую шляпу и развеял белые волосы…
Росс было выскользнул из галереи — ветер свирептсвовал. «И какая дура будет гулять по саду такой погодой?» — он запахнулся в плащ и хотел было нырнуть в стихию, как его взгляд споткнулся о что-то знакомое.
Он где-то видел уже этот плащ, эту холодную ткань.. Мужчина остановился:
— Зафкиэль?...
Она вздрогнула. Сбилась. И воцарилась тишина и спокойствие, какое было в саду. Эльфийка подняла голову:
— Здравствуйте Росс, — капюшон упал на плечи, открывая ее лицо. — Вы обладаете потрясающей проницательностью. *очаровательная улыбка* В отличие от некоторых.
Дроу вполне устраивали эмоции подопытного объекта. И поведение объекта, который велся на ее игру, тоже. Единственное, почему-то усилился ветер и судя по настойчивости порывов, а также по магическому следу, маг, насылавший его, находился очень близко. Тэльфа сосредоточилась. Ну точно! Леди в капюшоне... тоже играет? или моральна в высокой степени? Усмехнувшись, дроу решила сбить концентрацию этой непонятной женщины светлой расы с каким-то знакомым привкусом чего-то еще... Лезть глубже было бесполезно и неблагоразумно, поэтому Эльред ограничилась осторожным прощупыванием эмоций. Из-за этого она проворонила шляпу.
Внезапно все стихло, и новые лица появились в поле зрения тэльфы. А заодно все сразу стало на свои места. Ну да, конечно, дроу позволила себе выключиться. А зря. Теперь ее абсолютно обоснованно упрекнули в невнимательности. Другое дело, она не Дома, и окружающим совершенно не обязательно знать, как она должна себя вести и в чем ей непростительно просчитываться.
— Мои извинения, леди Зафкиэль, — дроу откликнулась легко и непринужденно (в конце концов ее не застукали на месте преступления и преступником она себя не ощущала), — но вы настолько были в себе *акцент* , что отвлекать вас, право, было бы грешно.
Акцент предполагал послание "я поняла, кто колдовал, но им этого знать не следует".
Тэльфа не считала нужным загораживать даму, в компании которой ее "застали", равно как и оправдываться в чем-то. Она победитель. Эльред обратилась к Россу с легким поклоном:
— А какие пожелания относительно праздника будут у вас, милорд? Мне весьма любопытны... ожидания общественности.
Между тем, цветок ненавязчиво красовался в петлице.
Росс усмехнулся. Он не опоздал, но и не успел — о чем красноречиво свидетельствовал цветок в петлице Эльред. Непроизвольно мужчина коснулся своего «подарка» — одного листка прикрепленного рубиновой брошью, при этом взгляд скользнул на волосы эльфийки, где красовался его брат-близнец. Вот он, королевский двор: господа заговорщики во всей красе.
Герцог подал сестре руку и та покорно приняла ее. Она не возражала, не задавала лишних вопросов. Порой Анна была на удивление смышлена.
— Кажется, погода наладилась, — Росс очаровательно улыбнулся тэльфе. — Теперь вы можете поднять свою шляпу, а мы прогуляться по саду — он повернулся к сестре, в глазах плясали искорки. — Не составит ли нам компанию Министр культуры? Заодно я с удовольствием выслушаю Ваши планы по поводу осеннего бала. Что это за проект, о котором Вы так пространственно изъяснялись королю и о котором шепчется весь двор? Не боитесь разочаровать нас?...И какие же пожелания высказала моя сестра? — он сжал кисть сестры «не дергайся». — А вы, Зафкиэль, посетите наш осенний бал? Уверен, Ваше присутствие скрасит любой праздник.
Эльфийка шла по правую руку Анны — они взяли адмиральшу в кольцо — и крутила в тонких пальцах злосчастный листик. Зафкиэль даже не пыталась прятаться от тэльфы и делать большие невинные глаза. Лист скользил сквозь пальцы, давая понять Эльред, что не стоит будить в ней зверя.
— Если у меня не будет срочных дел, — Зафкиэль пожала плечами, словно говорила об осенней выпечке пирогов, — я посещу это мероприятие. Вы уже распланировали свои танцы, Росс? Я люблю танцы… — и словно спохватившись. — Надеюсь, Министр культуры не считает их зазорными, — эльфийка улыбнулась и наклонила голову набок. — Вы же не лишите нас этого удовольствия, правда?
На этот раз Тэльфа была более внимательной и осенние украшения обоих не ускользнули от нее. Дроу оскалилась, так что было невозможно понять — это улыбка, широкая улыбка или некое подобие улыбки. Кажется, нечаянное свидание было в планах не только у нее. Девочка выросла, но могла бы подобрать себе что-то более приличное. Еще не факт, что герцог станет королем, а не откинется раньше своего дяди. Ладно, пусть их.
Эльред грациозно подняла шляпу и, стряхнув с нее пылинку, надела. Она не любила щуриться на солнце.
— С пребольшим удовольствием, милорд, — откликнулась дроу. — Но свои планы по поводу праздника, увы, не могу сообщить никому, кроме Его Величества. Согласитесь, это моя субординация как министра.
"Уже шепчутся.... ну надо же, как просто подогреть их интерес."
Тэльфе не хотелось подставлять спутницу, поэтому она кивнула в ее сторону.
— Миледи будет угодно повторить ее пожелания? *и тут же к герцогу* Единственное, что я могу вам сообщить (но это секрет), что место проведения праздника будет весьма необычным. Видите ли, в помещении довольно душно, а полагаться на погоду не стоит — у нее очень переменчивый *взгляд на эльфу* характер, особенно сегодня.
"Какая шикарная фраза", — отметила про себя Эльред, — "не боитесь нас разочаровать?" Он уже видит себя королем? Мило.
Тэльфа шла рядом с герцогом, но ей было прекрасно видно Светлую и ее "послание".
— Надеюсь, Министр культуры не считает их зазорными, — эльфийка улыбнулась и наклонила голову набок. — Вы же не лишите нас этого удовольствия, правда?
Дроу улыбнулась в свою очередь:
— Нисколько, леди. Ни в танцах, ни в этих милых *кивнула в сторону листика в волосах* осенних подарках нет ничего зазорного. Ведь, если я не ошибаюсь, именно Светлые эльфы подарили остальным раса любовь к живым природным украшениям и танцам? *тонкие пальцы невзначай погладили цветок в петлице* Я запомню это ваше пожелание, леди Зафкиэль. *взгляд на Росса* Ваше общее пожелание, разумеется. Чем еще могу быть полезна?
Эльред ерничала. Светлая этого не могла не заметить: это ее веселило. Даже намек на обоюдные «подарки» не смутил эльфийку. А теперь тэльфа захотела ретироваться. Зафкиэль повернулась к Россу, словно ища у него поддержки:
— Росс, вам еще необходима Эльред?
Герцог отрицательно мотнул головой, сжав ладонь сестры сильнее, красноречиво давая Анне понять, что свидание закончено и адмиральше пора вернуться в семейное гнездышко.
— Зафкиэль, вы проводите нас к адмиралу?
— В этом нет необходимости, герцог. Я подожду Вас здесь, — эльфийка пожала плечами, — тем более воздух свеж и погода располагает. Можете уладить все свои дела, а потом мы уладим наши, я буду в оранжерее. Один старый друг попросил меня посмотреть некое чудное растение у вашего королевского садовника. Говорят, оно способно поднять мертвого, — Зафкиэль звонко засмеялась. — До чего же люди суеверны.
Тэльфе было не приятно. Ее подарок детства плохо себя вел и явно напрашивался на порку, но при этом пользовался обществом посторонних. Позволить другим уличить себя в ревности — было по меньшей мере глупо. Лучшим в этой ситуации была сохранность лица и демонстрация полной безучастности. Дроу откланялась брату и сестре:
— Передайте мое почтение адмиралу.
И повернувшись к эльфийке добавила чуть тише, но отчетливо:
— Боюсь, не смогу более составить вам компанию, леди Зафкиэль... *и все-таки уколоть было просто необходимо* Непременно обращусь к вам, если у меня возникнут вопросы с организацией танцев или... *помедлила* доставкой растений. *легкий поклон* Доброго дня.
Тэльфа развернулась и, шелестя складками плаща, направилась в противоположную сторону.
Подсматривать в оранжерее за "птенчиками" ей не хотелось. Она все равно обо всем узнает. Зачем пачкаться самой?
Выйти из сада Тэльфа не успела. Во-первых, она передумала. Во-вторых, она была уже достаточно далеко от эльфийки и ее никто не видел. В-третьих, ее привлек фонтан. Дроу была слишком эстетом, чтобы просто пронестись мимо и никак не использовать полученные ощущения. до бала не так много времени. Самый простой способ -загипнотизировать весь двор. Тэльфа улыбнулась. Надо обговорить с Королем -потрясающая экономия бюджета, а главное-безвредно для здоровья. И у каждого будут свои пожелания и эмоции. Хороша авантюрка. Шествие для города— не проблема, как раз подготовка в самом разгаре...
Эльред смотрела немигающим взглядом сквозь струи. Но все-таки, если законно. А она сама законопослушность *усмешка* то... Что? Ей было все равно, понравится праздник или не понравится. недовольные есть и будут всегда. Ей хотелось глобальной феерической идеи, чтобы было "ах!"... то бездумное расшвыривание золота и драгметаллов ее раздражало. В конце концов, пусть лорд-адмирал живет не по средствам, если ему так нравится....
Ее раздумья прервал человеческий смех, доносившийся из беседки-лабиринта. Юное создание женского пола играло с кем-то в шары, судя по звукам. Тэльфа улыбнулась, вспомнив постные мины брата и сестры при прощании. Хоть кому-то весело...
Внезапно вода из фонтана взметнулась вверх, брызги пощечиной окатили щеку Эльред, сбивая шляпу — шар попал в фонтан. Тэльфа недовольно зашипела. За стеной беседки раздался визг и топот. Кто-то бежал с поля боя.
Эльред покосилась в сторону, ощущая чьи-то смешанные эмоции, и, проигнорировав шляпу (начиналась новая охота), брезгливо пальчиком потрогала воду в фонтане, а потом аккуратно выловила небольшой шар рукой. Чуть взвесила его на ладони, повертела и... сделав вид, что прячет в складках плаща (словила эмоцию разочарования и огорчения), положила на самый край мраморного ободка фонтана (к чьему-то восторгу и радости). Теперь можно было заняться шляпой, краем глаза присматривая за шаром. Мокрый, он весь переливался на солнце, выманивая "мышку". Дроу довольно улыбалась, поднимая шляпу и чувствуя чьи-то метания. Знать большего не хотелось, несмотря на недавний инцидент.
Наконец, существо решилось, осознав, что так просто тэльфа никуда не уйдет. А если и уйдет, то прихватив с собой трофей.
Из-за беседки робким шагом вышла девушка — внешне ровесница Зафкиэль. Она из чьих-то внебрачных дочурок и, видимо, фрейлина.
Дроу усмехнулась, да, фрейлины тоже любят играть шарами своих господ, пока те заседают в душном зале.
— И вам не стыдно? — Эльред обернулась быстрее, чем девушка смогла сообразить, что происходит.
Та посмотрела на шар, потом на тэльфу и покачала головой.
— Вот и прекрасно, — расцвела дроу. — С вашего позволения, мне пора, юная леди. А это *коснулась шара* я забираю с собой. В качестве компенсации за моральный ущерб.
Очень медленно тэльфа "поплыла" мимо девушки.
— Но я не сказала, что вы не можете его у меня выкупить.
Девушка ошарашена не была, потому что была чьей-то внебрачной дочерью и знала об этом. А еще она знала, откуда такие дети берутся, но сдаваться не собиралась.
— У меня совсем нет времени.
— У меня тоже, — удивилась Эльред, думавшая о своем. — Бал будет завтра ночью... Подскажите мне идею, чтобы было так "ах!", чтобы у всех сердце дрогнуло — и я вам шар вверну. А так нееет... увы.
А вот это девушку удивило сильно. Эмоционально ее "тряхнуло". Эльред стало неинтересно. Добыча была сразу готова на все. "Ладно, пусть хоть поцелует.. не зря же ты все начала. А потом к королю..."
— Хорошо, я вижу, что это задача трудна и для вас. *пауза* Какое ваше любимое число?
— семь..., — юная особа уже ничего не понимала, но вид глаз дроу гипнотизировал.
— Вот и хорошо. Семь поцелуев — и он ваш...

Девушка помялась. Но 7 поцелуев это было всего 7 поцелуев. Юная особа кивнула.
— Да, под поцелуем я понимаю настоящий сочный красочный поцелуй, а не блеклое бестелесное касание губами.
Среди эмоций девушки появилось что-то похожее на насмешку. Дроу положила шар на землю рядом со шляпой и придвинулась ближе.
— Чтобы вы потом не говорили, что я играю не по правилам, я покажу вам сама, каким, как я понимаю, поцелуй должен быть.
Юная особа чуть притихла, но больше из любопытства. А Эльред высилась рядом как удав, готовый полакомиться кроликом.
Тэльфа медленно приблизила лицо к лицу фрейлины, руки Темной обвили талию девушки, губы соприкоснулись с ее губами. Сначала нежно, словно пробуя на вкус, потом уверенней, поигрывая, потом настойчивей, не отрываясь, чуть усиливая нажим. Кажется,на пару мгновений ей показалось, что девушка действительно очень сильно похожа на Зафкиэль. Лицом, цветом глаз, волос, Дроу прикрыла глаза и открыла снова, понимая, ее собственное желание рисует максимальное портретное сходство.Тэльфа отстранилась.
— Это не в счет. Это был пример и целовала вас я. "или ее, хороша галлюцинация" Теперь ваш черед. И давайте будем считать про себя, это не вписывается в атмосферу.

Зафкиль не могла предположить, что двигало Россом, но он был на удивление быстр. Семейные разборки она оставила семье. Надо отдать Анне должное: та неплохо держалась. Зафкиэль усмехнулась: «Видимо не в первый раз».
Она отщипывала листья Achillea— в хозяйстве пригодится. Эльфийка спиной почувствовала Росса. И его волнение.
— А вы быстры, герцог, — Зафкиэль развернулась и очаровательной улыбкой, — снимите куртку и поднимите рубашку, Росс.
Герцог встал, как вкопанный. Такого натиска он не ожидал. Мужчина опасливо оглянулся на двери оранжереи. Эльфийка перехватила его взгляд.
— Здесь никто не появится вплоть до завтрашнего утра. Только закончили вечерний полив. Ну же, Росс, — она сделала шаг навстречу герцогу. — Вы же за этим пришли.
Мужчина расстегнул крутку, затем, поднял рубашку. Пока он это делал Зафкиэль стала у него за спиной. Он был на удивление покорный, этот человек. Холодные пальцы светлой коснулись поясницы Росса. Он вздрогнул. Постепенно холод сменился теплом:
— Вы думаете я совсем слепая, и не заметила, как вы мнетесь? — Зафкиэль растирала поясницу мужчине. — Вот… — она небрежно, как бывалый доктор, опустила рубашку и протянула ему небольшую склянку с вязким перламутровым содержимым. — Благодарите вашего садовника и провидение, которое сделало нас с ним неплохими товарищами. Растираться три раза в день, — эльфийка вытерла платком руки и уже складывала собранные травы в небольшой, походный мешочек. Его, похоже, ей тоже одолжил садовник.
Росс был смущен и потерян. Знала ли Зафкиэль, что он ожидал не этого? «И как ты себе это представляешь? — герцог ухмыльнулся. — только не здесь и не в таких болях в спине. Она права. Не пристало герцогу кряхтеть. Ничего… — Росс запахнул куртку. — К балу оклемаемся».
— Спасибо… — он был слегка подавлен: она обнаружила его слабость. — Действительно, полегчало….
— Я рада, герцог. С вами закончили, теперь можно и осмотреть Пегаса.
Светлая вылетела из оранжереи. Ее переполняли эмоции: много-много светлых эмоций: Россу определенно стало легче. Хоть в чем-то она следует своему предназначению.
Зафкиэль чуть подпрыгнула на месте, выражая свой восторг *к Россу*:
— Ну давайте же быстрее! Как вы можете заставлять ждать своего любимого питомца?! — она звонко засмеялась и пустилась бегом на противоположный конец сада, время от времени оборачиваясь, проверяя идет ли за ней герцог и поддразнивая его:
— Только не надо говорить, что у вас еще болит. Это не-пра-вдааа… я вам не веее-рююю, — она складывала ладони рупором, и дурачилась, как никогда…
Эльфийка вылетела на поляну и остолбенела. Люди в этом случае говорят, что их словно молнией поразило. Эльред во всю обжималась с какой-то фрейлиной. При том девица так знатно присосалась к тэльфе, что будь желание ее отодрать — не получилось бы. Она не видела лица, но и так было видно, что им обоим просто замечательно. Дроу аж зажмурилась, она разве что не мурлыкала как кошка. И это длилось и длилось… На мгновение, Зафкиэль показалось, что вот она появилась и все должно прекратиться, что это очередной спектакль для благодарной публики… Но нет… На нее обрушилась тишина сада и в ней, казалось, предательски гремело ее сердце. В такие моменты хотелось, чтобы оно замолчало…. Зафкиэль сделала шаг назад — под ногами хрустнула ветка.
Она так и не поняла на что глаза дроу распахнулись: на хруст ветки или на крик Росса:
— Зафкиэль, где вы? Кажется, я умудрился заблудиться в трех соснах!
На счете шесть дроу почувствовала резкий всплеск эмоций, а потом раздался хруст ветки и голос герцога. Фрейлина отвлеклась, вопросительно посмотрев на тэльфу. Та сначала была в некотором ступоре, ибо одна из двух Зафкиэль точно была настоящей. Эльред ощутила легкий дискомфорт и небольшое любопытсво. А что дальше? Понимая, что сейчас снова будет слишком людно, дроу молча подняла с земли шар, вложила его в руки фрейлины — и та направилась в беседку-лабиринт, не оглядываясь, правильно оценив приказание.
— Чем могу быть полезна? — осведомилась тэльфа, — В данный момент, я абсолютно свободна.
— Вы? Полезны? Увольте Эльред Галанадэль Акеро, Вы даже… даже лошадь придержать не можете — они вас боятся! По крайне мере, у человеческих существ интуиция развита меньше, чем у животных. Только это и объясняет нахождение дроу при дворе.
Светлая и так достаточно сотрясала воздух. Возможно, несколькими часами позже ей будет плохо, очень плохо, очень-очень-очень плохо. Но сказанное не воротишь. Дроу не человек: ей мозг не запудришь — щелчок пальцами и ваше сознание чисто, как белый лист.
Зафкиэль уверенно зашагал к выходу.
Через несколько секунд на поляне появился герцог. К его счастью он не мог лицезреть, чем ублажает себя «поклонница» его сестры. Но звонкий голос светлой дошел до него весьма отчетливо:
— Министр… — Не ожидал встретить Вас тут снова? — взгляд в стону исчезнувшей эльфийки. — я, конечно, слышал, что светлые ненавидят дроу, но не думал, что настолько, — губы герцога чуть дрогнули в насмешливой улыбке.
Эльред позволила себе удивиться. Подарок явно был зол, но злился в рамках правил. Хотя и позволил себе лишнего. Дроу не стала ничего кричать и шипеть в сторону эльфийки, ибо сейчас это было бы лишним. И тем более смахивало бы на оправдание. Тэльфа фыркнула.
— У каждого существа своя история жизни. Только это и питает ненависть к остальным. *дроу подняла шляпу* Леди Зафкиэль явно не в настроении. Что-то случилось?
Фиолетовые глаза пронзительно посмотрели в глаза герцога. — Милорд?
— Я не настроен обсуждать наши с Зафкиэль дела, — Росс пожал плечами и загадочно улыбнулся. — Вынужден с Вами распрощаться: нехорошо заставлять леди ждать, неправда ли?
Дроу усмехнулась. Если он так бравирует "делами", то наворотить дел они еще не успели. Но похорохориться надо. Тэльфа кивнула и направилась к королю.

Изобретать сходу она привыкла и характер повелителя уже не являлся для нее загадкой. Для начала надо пустить шутку. Искренне посмеяться... и обыграть спектакль, что владелец идеи — сам король, а не его незадачливый, но веселый и исполнительный министр. И дело — в шляпе.
"Незадачливый министр" усмехнулась, сдавая шляпу слуге.
— И чтобы нам никто не мешал. *клыки сверкнули* — Я очень быстро и очень кратко, Ваше Величество. Прежде чем я сообщу вам цифры и факты, позвольте поделиться одним небольшим соображением относительно массового гипноза.
— ???
— Это позволит нам сохранить бюджет, это совершенно безопасно для здоровья ваших подданных и главное — у каждого останется свое неизгладимое и самое светлое впечатление о бале. Согласитесь, люди смогут мысленно развлечься так, как им не удастся в компании зануды-супруга или моралистки-жены. Все будут счастливы и довольны. И заметьте — никаких внебрачных детей после.
Дроу расхохоталась, зная, что легко и безобидно прошлась по "больному" месту двора с нерезиновыми вакансиями.
<....>
— Если честно, то в Институте магии готовы помочь с оформлением праздничной части. С изюминкой, так сказать. И я приму эту помощь за свой счет, но пусть это останется сюрпризом и для вас, Повелитель. Приготовления для горожан почти закончены. Мой зам в любое время предоставит вам смету. Сейчас несколько поздновато для изучения отчетов...

***

Через полчаса дроу в сопровождении свиты неслась в Особняк Акеро с весьма разнообразными эмоциями.
Массивные инкрустированные серебром двери вестибюля распахнулись сами. Тэльфа жестом отпустила слуг и потребовала у дворецкого:
— Где Зафкиэль?
Тот пожал плечами.
— Я сама.
Скользнув через холл, Эльред поднялась на второй этаж в свой "мнимый" рабочий кабинет. Оставив пару подписей на бумаге и написав письмо в Институт Магии, дроу спустилась вниз, на первый подземный этаж и села за клавесин. Пока пальцы перебирали клавиши, тэльфа думала. Наконец, она потребовала другой костюм и легкий ужин.
— Зафкиэль может присоединиться. Передайте ей, как только она придет.

…Эльфийка сразу вошла в кабинет — ее никто не встретил. Такое чувство, что слуги либо вымерли, либо разбежались. Сняла и положила ношу на стол, плащ небрежно повесила на спинку кресла и склонилась над корреспонденцией, до ее слуха дошли знакомые звуки. Зафкиэль прикусила губу, и более настойчиво стала перебирать бумаги:
— Горд!
В дверном проеме выхода в трупохранилице появился помощник, Зафкиэль даже не оторвалась от бумаг:
— Рассортируешь травы.
— Миеди…
— Я в курсе, — она перелистывала бумаги по третьему разу, она же не глухая. Также она в курсе, что просьба не была просьбой, это был приказ. Галантный, как всегда. Если вы не придете к нам, то а) мы сами придем к Вам, б) мы Вас приволокем силой — нужное подчеркнуть.
— Что ж, — бумаги полетели на стол, — все живы и здоровы, в стране все спокойно. Да здравствует король! Работы нет…
Она вышла из кабинета, направившись на звуки клавесина.
Тэльфа играла хорошо и мелодично. Так она успокаивалась и успокаивала слуг. И пустое пространство нижних этажей становилось более эстетичным. Дроу прервалась только для того, чтобы переодеться. Трапезничать одной в ее планы не входило.
Теперь на ней был сиреневый камзол со шнуровкой на груди. Пододевать блузку она не стала — дроу никогда не мерзла на нижних этажах.
Когда Зафкиэль вошла, Эльред довела пассаж до ума и кивнула — садись.
— Небольшой семейный ужин? *пауза* Позволишь поухаживать за тобой?
— У меня есть и руки, и ноги, и я пока ими замечательно владею, — эльфийка грациозно села за стол, напротив места тэльфы. — Так что не стоит обременять себя.
Зафкиэль развернула на коленях салфетку и кивнула побледневшему слуге в конце зала — ужин можно подавать.
Эльред пожала плечами:
— Как хочешь. Я не буду настаивать. *дроу развернула салфетку* А в чем причина такой агрессивности? Проблемы на работе?
— Моя работа — это одна большая проблема, для некоторых. Причем неразрешимая. Тебе так не кажется?
— Абсолютно не кажется.
Дроу спокойно налила вина из графина только себе.
— Причина только в этом?
— А ты как думаешь? С твоим-то талантом ловить эмоции?
— Я могу отдохнуть от него дома? — поинтересовалась тэльфа, но фон прощупала. — И чем мы так недовольны? Тем, что подставила тебе в саду спину?
Зафкиэль тоскливо посмотрела на блюда, поднесенные слугами — аппетит помахал ей ручкой. И терпение тоже собирало чемоданы.
— Когда захочешь ты становишься на удивление проницательной, — эльфийка поднялась со своего места и направилась на противоположный конец стола, к дроу, пальцы правой руки скользили по гладкой, полированной поверхности стола, шаги были неслышны, она кралась, как кошка, глаза горели, — она была сейчас до краев наполненным бокалом. — Тебе не кажется твое поведение слегка… — она остановилась у Эльред и наклонилась так, что их лица поравнялись *в глаза* — легкомысленным?
— Кажется, — дроу не прятала взгляда. — Мое поведение было легкомысленным, девочка моя. Тебя больше ничего не огорчило?
Эльред отставила в сторону бокал и положила ладонь на руку эльфы.
— Твое поведение мне тоже задало массу вопросов.
Зафкиэль сплела свои пальцы с пальцами «сестры» и зашла за деревянную спинку кресла — Эльред на удивление была спартанкой, в отличие от показушности при дворе. Она покорно положила голову на плечо тэльфы:
— Пообещай, что больше так не будешь?... Так…
Светлые волосы щекотали щеки тэльфы, голос Зафкиэль слегка дрогнул, вместе с пальцами.
— Хорошо, — согласилась дроу, прикидывая, что маневры подарка больше походят на попытку провести болевой захват. Пусть. — Я обещаю, что впредь буду более благоразумна. *пауза* это ведь касается не только сада?
Интуиция тэльфу не подвела. Пальцы дроу оказались сомкнутыми железным захватом, Зафкиэль болезненно пихнула тэльфу подбородком, и, когда та подалась вперед, резко завела руку Эльред ей за спину. Вырваться «сестренка» не могла. У эльфийки перед глазами все поплыло, зубы заскрипели, она вовремя заставила себя остановиться — хруста не раздалось. Надо отдать должное тэльфе, та мужественно, не произнося ни звука сносила все болевые приемы (видимо, дроу было не привыкать). И это бесило еще больше. Левая рука скользнула к столу и к шее дроу прикоснулся холод ножа:
— Мне плевааать на твои шашшшни с этими безмозглыми сучками, — эльфийка не говорила, она шипела на ухо тэльфе. — Чего ты добиваешься? Чего хочешь? Этого? — провела языком по скуле Эльред, поднявшись вверх, очертила ухо, и болезненно укусила. — затем надавила на лезвие сильнее. — Можешь иметь здесь кого угодно и как угодно, но не подставляться идиотски! Что, совсем запахи подразнили, ума лишили?! Ты не одна — не подставляй своих людей. Из-за твоей оплошности я потеряла Шедена. Руперта закололи как свинью, в собственной спальне, когда он придавался утехам с любовницей. Сайерэль была предана своими соратниками — с нее сняли кожу…. *смешок* И у них у всех все дело было в маленькой — по краю ножа выступила кровь, — слабости. — резкий рывок левой руки в сторону — нож со звоном вошел между глаз чучела оленя, красовавшееся на стене,— это было развлечение дома Акеро — пользоваться отнюдь небезопасными столовыми приборами. Родителям Эльред доставали удовольствие гости, которые резали друг дружку как свиней на семейных ужинах. Зафкиэль хорошо помнила эти ужины…
Надо было заканчивать. Кто знает, что она еще совершит… пока не поздно, эльфийка отпустила тэльфу, пнув ее вперед, и направилась к выходу:
— У меня пропал аппетит. Не волнуйся, *ударение* сестра. Я поужинаю в другом месте, — она буквально считала шаг — сколько осталось до спасительного выхода? И прикажет ли Эльред ее схватить? Что ж, тогда она сможет выпустить это чудовище. Ее трясло. Надо было остаться наедине, там, где ее никто не знает…. Там, где всем все равно….
— И с чего ты взяла, что я с ними сплю? — дроу на удивление спокойно среагировала. — Впрочем...*вздох* Ладно... Не зарежь никого, сестра *акцент*
Эльред промокнула шею салфеткой и швырнула ее на стол.
— Урсулад! Уберите ужин... и соберите информацию о смерти Сайерэль. Легкое чтиво перед сном мне сегодня не повредит. Для гостей — я сегодня не принимаю.
Тэльфа потерла плечо.
— Если с Зафкиэль что-нибудь случится... Даже не так. Не допусти Создатель, чтобы с ней что-нибудь случилось. С вас я спрошу первого. Свободны.
Акеро потерла переносицу. И вернулась за клавесин.
Тэльфа была невероятно зла. Во-первых, подарок позволял себе слишком много. Стоило признать, что по делу и почти любя, но *шея щипала* можно было обойтись без кровопускания. Во-вторых, не надо сравнивать ее, главу клана, с каким-то упырем, пусть и воскрешенным. Дроу хмыкнула, клавесин издал форте. Свинье Руперту свинская смерть. Что с того? А вот девочка была исполнительной *Эльред впилась клыком в нижнюю губу* умной, ни в чем не отказывала... Почему она лично слышит о ее смерти впервые? Кто-то решил поберечь ее нервы?
Кулаки с силой ударили по клавишам и почти тут же крышка клавесина захлопнулась.
— Все-таки верность — это почти что все.
Ее игры во дворце были на редкость безопасны. Скорее, эльфийка не просто переживала насчет осторожности. Ей плевать на шашни? Вовсе нет.
— При таком раскладе она сама меня прирежет с кем-нибудь в постели, если только это будет "здесь".
И все равно подарок позволил за сегодня слишком многое.
Тэльфа погладила шею.
— Ты сама себя наказала. Я НЕ буду это прятать, пока не заживет. И лечить тебе не позволю, Светлая ты моя. А вот "спокойной ночи" я тебе пожелаю. *вздох* моя глупенькая, капризная девочка...

Отредактировано Sonja Gatto (23.12.17 00:47:50)

0

4

Глава III, в которой страсть герцога определяет его не-будущее

Лица мелькали, образуя мозаику вечера: вот нищий схватил за платье, потянув свое излюбленное «Подайте». Она только обернулась, рассеянно… Старик испуганно отпустил, скуксился и разразился бормотаниями… Зафкиэль прибавила шагу. Она не брала повозку, у нее не было определенной цели, кроме как раствориться в этом людском потоке. Вот эльфийка вынырнула на более освещенную улицу: проститутки зазывали прохожих своим телом, какой-то мальчик распевал сопрано — наверняка сбежавший семинарист — родители решили судьбу за юного отпрыска: денег платить не надо, да и чадо и накормлено и напоено и более-менее пристроено в будущем. Зафкиэль невольно отметила про себя, что личико у мальчишки довольно миловидное. И продолжила продираться через людское море…
Кто-то схватил ее за плечо.
«Хельт»
Это был прислужник Эльред. Эльфийка напряглась, зрачки сузились, почувствовав опасность. Она-то знала: стоит ей оступиться, и он может скрутить ее в бараний рог. Особенно, если имеет на это особые указание. Еще тот мясник. Глаза метнулись по площади, считая количество невольных свидетелей, и возможный урон. На это ей понадобились доли секунды.
Она резко развернулась, готовясь отразить удар. Мужчина снял капюшон. Отлегло:
— Вы меня напугали! Что Вы здесь делаете?
— Что Вы здесь делаете? Что вообще с Вами творится сегодня?
Росс сжал ее плечо плотнее. Зафкиэль не сопротивлялась. Он ей казался таким сильным, таким теплым, таким светлым, здесь, — эльфийка рассеяно обвела взглядом узкую грязную улицу, вот из харчевни пинками выгнали гнома, и он валялся в грязи изрядно матерясь. Да, на фоне всего этого герцог был таким… необычным. Люди говорят «человечный». Она так и не поняла, что это значит.
— Росс… — эльфийка подалась к герцогу.
Мужчина не стал ничего спрашивать, ничего объяснять, он распахнул полы плаща и спрятал под ним Зафкиэль. Теплая ткань накрыла ее плечи. Как тогда, в детстве. И она не выдержала, сломалась: слезы сами текли по щекам, маленькие кулачки упирались в грудь. Она даже не заметила, как горячие руки обняли ее за талию, прижали сильнее, а полные губы уже скользили по виску, волосам. .. Кажется Росс что-то шептал, но Зафкиэль этого не слышала…
Взмах рукой, визг каких-то людей, и кэб остановился тут же подле герцога. Мужчина на вознице вопросительно посмотрел на хозяина:
— «Три черепахи»…
Карета тронулась, унося пару в неведомое место. А эльфийка рыдала на груди герцога, казалось, она выплакивалась за все годы своего молчания. Это был второй раз в ее жизни, когда она позволила себе плакать. В первый раз ей было всего десять лет.

Дроу редко приказывала открыто. Но именно скрытые приказы несли в себе больше важности и убеждения, причем сомневаться в наказании за их невыполнение было невозможно.
«Эксадрон» невидимых вечных соглядатаев особняка сосредоточился на эльфийке. Они умели почти все тоже самое, что и тэльфа. Почти. Они умели скользить в толпе и сливаться с ней, выслеживая по запаху, по эмоциям, предугадывая маршрут. Они прекрасно знали город и все потайные места в нем. Знали, как пробраться во все дома и как оттуда выбраться. Они сливались с самой маленькой тенью и перевоплощались из одной формы в другую… незаметно, неслышно, неощутимо.
Поначалу преследовать Зафкиэль было легко. Потом появился «Он» и ситуация поменялась. Его эмоции и запах запомнили, его изучили…. Перегруппировка.
Взмах его руки. Они подали ему кэб, правда, извозчика пришлось сбросить с облучка, и кто-то впечатлительный взвизгнул, но что с того? В день угоняют каждый третий кэб. По причине спешки.
Название места… Кэб тронулся… Еще одна боевая единица эскадрона зацепилась за заднюю стенку кэба. Остальные получили команду рассосредоточиться и добраться до места, параллельно со скоростью кэба.
Извозчик взял умеренный темп. Сумеречный «паж» периодически выбрасывал «знаки» для остальных.

Карета на удивление плавно остановилась у ворот. Они ехали слишком быстро, слишком мало времени, чтобы окончательно выплакаться. Эльфийка послушно вышла за герцогом. Она не слышала, какие приказания он отдавал. Ее буквально втянули в какое-то душное помещение. Тут же появился услужливый хозяин. Ничего не говоря, он кивнул и исчез. Кто-то поднял на руки…ступени… ступени… ступени… Герцог распахнул дверь ногой.
Небольшая комната, приветливо горит огонь в камине, как всегда дежурная бутылка вина на столе, и подозрительно-чистое белье на кровати.
Росс аккуратно опустил свою ношу на кровать и сел рядом. Тут же мужина скинул плащ и поднялся. Он наполнил бокал до краев и протянул его эльфийке. Руки у Зафкиэль дрожали. Она было отрицательно мотнула головой, но герцог настойчиво вложил бокал:
— Давай, иногда это помогает! — его большие горячие руки накрыли тонкие пальцы эльфийки, предлагая смириться. Она и не сопротивлялась. Кислый вкус заставил ее поморщиться — напиток был не высшего качества.
Пока Зафкиэль кривилась, но пила, Росс осторожно потянул за завязки на ее плаще, тот упал на кровать.
— Ну вот видишь, — он поглаживал ее плечи, — все хорошо. Я с тобой, — герцог притянул эльфийку к себе даже не удосужившись отставить в сторону бокал: добыча могла сбежать.
Неприятный вкус напитка вернул эльфийку из небытия, и вот она уже задалась вопросом: а что это герцог делает? Его острая бородка неприятно щекотала шею. Она хотела отодвинуться, но встретила сопротивление: Росс сжал ее сильнее. Бокал выскользнул из рук на постель, а оттуда со звоном упал на пол, звонко всхлипнув осколками.
Она позвала:
— Росс…
Герцог не унимался. Одна рука уже вцепилась в корсаж эльфийки. Зафкиэль переваривала. Нет, она сейчас была не здесь и не с ним. Человек, которому она доверяла, куда-то исчез, испарился. Она не произносила не слова. Просто покорно сидела. Как кукла.
«Интересно, а что чувствует Эльред? Кажется, она закрывает глаза… — Зафкиэль прикрыла глаза, когда губы герцога накрыли ее, — нет, это что-то не то… Может быть так? — руки эльфийки легли на плечи Росса, спустились по спине, — словно приняв это за приглашение к действию, герцог стал спускаться по шее к ее плечам, груди, вечерняя щетина неприятно царапала кожу. — Так что мне сделать? Что?»
Успокоение не приходило. Зафкиэль начинала злиться, сосуд тепения был переполнен Предательство Росса стало последней каплей. И Эльред.. Какая теперь кому разница… Дышать становилось невыносимо. Она позвала еще раз, но мужчина не унимался. Тогда она просто откинулась на подушках. Руки поглаживали шею разгоряченного любовника, скользили по плечам, подогревая его еще больше. Зафкиэль захватила его за камзол и подтянула к себе, он подался легко.
Росс тонул в ее прозрачных глазах, отстраненной улыбке. Эта женщина была восхитительна: запах, кожа, волосы. Мужчина прикусил шею эльфийки, оставляя на ней след, затем захватил в рот волосы — так и есть… Он улыбнулся оголяя плечо эльфийки, она и есть свет, где еще можно найти женщину со вкусом меда… Волосы — мед, кожа — молоко.
— Росс, посмотри на меня, — этот мелодичный, густой голос, полупросьба-полуприказ.
Он поднял глаза. Его синие встретились с ее прозрачно-голубыми, казалось Зафкиэль заглядывала ему в душу. Что-то взметнулось и резкая боль пронзила шею. Он недоумевающее опустил взгляд: из его шеи торчала рукоять его же кинжала. Он даже мог прочитать дарственную надпись Короля, выгравированную на нем… Да, вот точно, ему казалось, что он вот-вот ее прочитает, но буквы ускользали от него, расплывались, смеялись, пока и вовсе не завлекли герцога в темноту…

"Эскадрон" дежурил. Бокал был не в счет. Они ждали. И дождались — "Он" сделал ЭТО сам. Теперь основная задача дать Зафкиэль спокойно уйти и сопровождать ее до особняка. Одна из теней сорвалась с места и исчезла по направлению к логову Акеро. Хозяйка сама разберется.

Дроу никогда не требовала исчерпывающего отчета. Ей было достаточно штрихов, движений и главных действующих лиц. Остальное она великолепно достраивала сама. Вот и сейчас, восседая в кресле с высокой бархатной спинкой, тэльфа щурилась, сочетая основную информацию с эмоциональном фоном боевой единицы.
По мере доклада Эльред хмурилась все больше, пока жестом не заставила докладчика замолчать. Ее голос зазвучал спокойно, но как-то глуховато.
— Ничего не предпринимать, пока она не вернется сюда. Сожгите труп, устройте поджог.. натравите драконов — что угодно, но чтобы от него ничего не осталось. Даже пепла.*пауза* Следовать за ней на расстоянии, чтобы она вас не чувствовала… *тэльфа прикрыла глаза рукой, но отпускающего жеста не последовало*
Эльред давила эмоции и пыталась думать. Что будет, если... Если тела не будет, этот ублюдок королевских кровей — но скорее всего просто ублюдок — сгинет бесследно. Чем это грозит?
— У Короля нет наследников… Если этот умрет…
— Уже умер…
Тэльфа продолжала:
— Если этот умрет, то начнется череда переворотов… А там чего доброго и гражданская война… *рука опустилась, и пара фиолетовых глаз уставилась на докладчика* Ну и как в таком бардаке наслаждаться высоким искусством? *вздох* Не жгите тело. Просто оставьте. Его ограбили…. Он привел с собой… бродяжку с панели, а она *задумчиво*.. она прикончила его в момент страсти. И оставьте пару человек, чтобы наш труп *кривая ухмылка* никто не похитил без нашего ведома.
Когда боевая единица растаяла, тэльфа зарычала и ударила кулаком по столу. Это у этой избалованной девчонки нет «маленьких» слабостей? Даже если предполагать, что он перешел все границы и за это поплатился, то все равно получается, что другим способом она не могла его остановить. *пожала плечами* Иначе зачем «просто так» убивать наследника трона в каком-то кабаке?
Подарок не просто плохо себя вел. Подарок распоясался не на шутку.
— Она забывается… позволяет себе шататься ночью неизвестно где и нарывается на неприятности…
Дроу оскалилась.
— Доложите Горду, что Зафкиэль необходимо встретить в вестибюле. Но спокойно. У нее был трудный день.
Он ее хотя бы не оставит, пока она будет у себя и успокоится. Эльред вздохнула и вернулась за клавесин.

Чуть позже эскадрон устроил театральную постановку убийства. Некто, решив что он постоялец в номере справа от места убийства, пошел глотнуть вина и найти компанию на вечер – и промахнулся дверью… апартаменты были открыты, окна распахнуты, в кровати лежал труп… И что самое удивительное – никто не мог сказать, откуда этот господин приехал в «Три Черепахи», никто не помнил, как выглядела его спутница, но все в один голос твердили, что это была шлюха с моста Неспящих… Кинжал с дарственной надписью бесследно исчез вместе с кошельком и перстнями.

Эльред почувствовала, как Зафкиэль вернулась. Дроу прервала музицирование и приступила к оформлению идеи. Перо уверено и быстро чиркало по бумаге. Она знала, что сейчас ей не стоит появляться. Несмотря на то, что она тэльфа и родители ей достались что надо, Темная предпочитала разбираться без кровавых сцен и лишних эмоций. К своему подарку она питала особые чувства, которые вряд ли бы допустили возможность телесного наказания. Впрочем, будь Зафкиэль «темной» сестрой, Эльред бы оторвалась как следует.
Урсулад зашел в кабинет:
— Все было сделано, как вы распорядились.
Дроу кивнула этому чернобородому гному.
— Ну и что мне с ней делать?
Гном неодобрительно усмехнулся в бороду. Он понял бы любой другой вопрос, но не этот. Поэтому предпочел сделать вид, что не замечает слабости своей хозяйки. Дроу это прекрасно поняла.
— У Светлых есть какой-то вирус… и если ты долго общаешься с ними, то он в тебя проникает. Другого объяснения я не вижу.
Урсулад напрягся – ему было противно это выслушивать, но уйти сам он не мог. Тэльфа кивнула:
— На этом лирика закончилась. Ты свободен. Распорядись утром насчет повозки — я собираюсь заглянуть к Магам. Для гостей – у меня рабочий выезд.
Дроу помяла кончик уха. Пора навестить свою девочку. Как она там? Только осторожно и по возможности без телесного контакта. Сейчас он может выйти боком.

0

5

Дроу скользнула в кабинет Зафкиэль так, как она обычно это делала. Эльфа сидела одна, в кресле, закрыв глаза. Дроу остановилась и склонила голову на бок:
— Я пришла пожелать тебе спокойно ночи, сестра, — камзол она так и не переодела, и тонкая полоса обрамляла голубую шею, как ожерелье. — Я присяду? *тэльфа покосилась на чашку с чаем* Можно?
Очень осторожно Эльред "мерила" эмоциональный фон Светлой.
Несмотря на напряжение ночи, Зафкиэль провалилась. Это была не дрема, а некоторое забытье. Она даже не слышала шагов. Голос Эльред вторгся в сознание «Я присяду»:
— Как будет угодно вашей милости, — Зафкиэль даже не открыла глаз, только слегка поежилась и подтянула на кресло обе ноги. — Чем обязаны?
Дроу слегка повела ушами. Она не ослышалась? Милости? Едва коснувшись чашки тэльфа скользнула вперед.
— Не поверишь, сестра, мне ... несколько одиноко.
Эльред заметила, как эльфа поежилась, и, приблизившись к креслу, опустилась подле, на мягкий ковер. Теперь Зафкиэль возвышалась над ней в кресле, а тэльфа походила на большую бело-голубую кошку.
— С каких пор это Вас заботит? — эльфийка подавила смешок, — Одиночество — удел сильных. Вам ли это не знать…
Дроу улыбнулась:
— Из того, что я знаю, я предпочла бы половину не знать вообще, а вторую половину забыть... Без тебя здесь было очень пусто...
Тэльфа изучала Зафкиэль. Взгляд остановился на засосе — и Эльред непроизвольно зарычала. Тут же попыталась обуздать ненужную эмоцию, и рычание получилось подавленным, обиженным и совсем не грозным.
— Допустим, — эльфа открыла глаза, они сверкнули стальным блеском, и взглянула на Эльред. — Но давай откинем длинное вступление и лирику — поберегите их для королевского двора — и преступим сразу к делу, — рука потянулась за колокольчиком, через две секунды в кабинете стоял маленький паж:
— Принесите леди Эльред чаю. *повернулась к тэльфе* Еще раз интересуюсь: чем обязана? Мне казалось, мы уже достаточно мило сегодня побеседовали…
Тэльфа не проронила ни слова, но как только паж скрылся, Темная мгновенно спружинила на ноги за долю секунды. Упираясь ими в пол, а руками в подлокотники кресла, Эльред резко приблизила свое лицо к лицу эльфы и не мигая заглянула ей в глаза, как будто там, на самом донышке было объяснение странного для обеих поведения. Через пару секунд молчания ладонь дроу начала мягко гладить ушко Зафкиэль.
— Не злись. *белые пряди коснулись лица Светлой* Моя дикая гордая девочка... *Эльред потянулась вперед и поцеловала эльфу в лоб* Я просто пришла проведать тебя перед сном, зная, насколько насыщенным был твой день. *дроу показала, что знает абсолютно все* Если захочешь — я останусь.. Или допью свой чай и уйду к себе. *ладонь массировала ушко* Не злись.
«Не злись… Не злись… Не злиисссь» — пальцы с силой впились в подлокотники кресла, — «В конце концов ничего страшного не произошло». Только от этого ненавязчивого контакта, Зафкиэль еще больше вжалась в кресло: страх, боль, ненависть, злость…
Эльфа облизнула пересохшие губы:
— Можешь допить свой чай здесь, *и добавила помедлив* Раз уж тебе так одиноко.
Она просто не могла не уколоть всезнающую тэльфу.
— Спасибо, — дроу прекратила поглаживания, почувствовав неладное. Тэльфа снова села на ковер, на этот раз вплотную у кресла, и положила голову на колени Зафкиэль.
— Я просто беспокоилась *пояснила она* я всегда беспокоюсь о тебе. Мне не все равно *пауза, дроу подняла голову* Мне никогда не бывает все равно. Ты — моя самая большая слабость, хочу я того или нет. *клык впился в нижнюю губу* Можешь проверить вот здесь *Эльред постучала пальцем по своему лбу* Я сниму барьер...
Уголки губ светлой презрительно поднялись: опять дроу со своими фокусами. Но на предложение повелась. Зафкиэль наклонилась к Эльред, и, закрыв глаза, прикоснулась своим к холодному лбу дроу. Прощупывание эмоций, вот так, через друг дружку — это была опасная игра.
Дроу расслабилась, впуская в свои мысли эльфу. Это было непривычно — ощущать, как в тебя заглядывают, как тебя изучают.
Смотри... как я боюсь, что с тобой может что-то случится... как меня задевает то, что ты говоришь, и то, что ты делаешь... видишь, как я привязана к тебе? и почувствуй, насколько мне нелегко признаться в этом..."
Мысли Эльред легко и быстро передавались Светлой. Казалось, дроу могла даже видеть, как они тоненькими ниточками тянулись к Зафкиэль. Эльфа могла ощущать все эмоции, которые дроу предпочитала скрывать, могла посмотреть любой кусочек ее воспоминаний.
Видишь, насколько я доверяю тебе.... себя...
Хотела этого тэльфа или нет, но ее страхи и метания тоже можно было увидеть, как на ладони. И тайные желания тоже. В которых она не признавалась самой себе, но о которых нередко думала.
Она привыкла защищать эльфу от родителей, от кого бы то ни было, прикрываясь фактом дарения, чтобы не вызывать подозрения у дроу и не дроу. А что скрывалось под таким вполне законным чувством собственничества к "подарку"?
"У меня теперь есть сестра, только не совсем такая, как я.. у нее такие мягкие ушки! у меня другие...но мне ее больше нравятся!"мысли из детства... забавные... и клыки у дроу тогда были меньше.
"Она как сестра, мы вместе выросли и я старше...кто сделает больной ей — сделает больно мне, он умрет"
"Подарок плохо себя ведет..."
с оттенком грусти, в кабинете за клавесином.
"Да, она почти сестра, но вы все-таки разные... и это не причина не желать ее... и все-таки ты старше и она видит в тебе сестру... видит ли?"
"Ничего не предпринимать, пока она не вернется сюда. Сожгите труп, устройте поджог.. натравите драконов — что угодно, но чтобы от него ничего не осталось. Даже пепла."
"Ну и что мне с ней делать? У Светлых есть какой-то вирус… и если ты долго общаешься с ними, то он в тебя проникает. Другого объяснения я не вижу."
"Пора навестить свою девочку. Как она там?"

Дроу чувствовала все эти мысли, но закрыться уже не могла — она сама предложила это. Единственное, что она сказала, наблюдая за тонкими ниточками, тянущимися к Зафкиэль, было:
— А ушки у тебя такие же мягкие, как в детстве...
Эльфа устало отстранилась от Эльред:
— Так что сделали с трупом? — голос у нее был отстраненный, призрачный, он доносился словно из глубины, фоном, но теперь в нем не было слышно агрессии, а скорее усталость, накопленная за годы. Дроу знала абсолютно все: каждый ее шаг, возможно она даже все видела… Но теперь это не важно.
— Сохранили. Перевороты и гражданские войны нам ни к чему, не так ли? Его убили ради наживы. Внешность спутницы никто не помнит — не подкопаться. *дроу вздохнула* Мне было сложно скорректировать приказ... но если он тебе интересен, он попадет к тебе первым на воскрешение.
Тэльфа положила голову обратно на колени эльфе.
— Мы обе сегодня устали.
— Ты права, — она проигнорировала предложение о воскрешении. — Как идет подготовка к балу?
В кабинет зашел слуга, неся на подносе две чашки с чаем и так любимые эльфийкой осенние сладости: рябиновое желе, кленовое варенье, горячие каштаны и теплый белый хрустящий хлеб.
Дроу оскалилась.
— Полным ходом. Все почти готово. Осталась "изюминка" для придворных. Завтра заеду к Магам — поболтать. Я подумала о танцах... *тэльфа задумчиво погладила рукой колено Зафкиэль* Это будет изыскано, хотя развлекать деревенских куда веселее.
Дроу подняла голову с колен эльфы.
— Так ты... будешь его воскрешать?
— А ты хочешь испортить мне только появившийся аппетит? — эльфа помешала серебряной ложечкой кленовое варенье в вазочке.
— Нисколько, — дроу покачала головой. — Но ты не представляешь, как мы намаемся с этим трупом. Под "мы" я понимаю все королевство *пояснила тэльфа* Это единственный наследник Короля. Дальше начнется невесть что. Обеспечить Короля своей армией — увольте. Но на престол сможет влезть любой — без прав — и будет прав. А таких "любых" будет много... они еще и окружающих впутают. А там война, голод, разруха, болезни... Мне наплевать на пост при дворе. Но такой расклад сильно бьет по бизнесу... Ты воскресишь его?
— Это приказ? — брови эльфы насмешливо дрогнули, она заранее предчувствовала ответ.
— Почему "приказ"? — удивилась тэльфа. — Я не приказала ни разу, как вошла в твой кабинет.... Просто все было бы гораздо удобнее, если бы он воскрес...
— Тебе, — эльфа показала ложкой в дроу. — Не хочешь варенья? в этот раз получилось очень-очень даже неплохо... Так вот... Тебе было бы удобнее. Для себя я никакого удобства не вижу.
— Ну смотри. В условия голода, разрухи и междоусобиц люди не будут вкладывать деньги в роскошные церемонии. Они будут вкладывать их в армию, оружие, еду на черном рынке. От этого выиграют наши убийцы и торговцы контрабандой... но в спокойное время можно организовать в десятки раз больше поставок и провести больше качественных погребальных церемоний, чем во время переворотов. Разве не так? *дроу лизнула ложку тонким голубоватым языком* Да, неплохо.
— Эльред, я жила и без пышных церемоний. Это, — она обвела рукой кабинет, — всего лишь маленькая прихоть. Итак, неужели ты думаешь, что я не могу ею пожертвовать, чтобы на свете стало на одного урода меньше?
Эльфийка сделала глоток горячего чая и блаженно зажмурилась. Теперь смерть Роса ее не трогала совершенно. Кажется, она обрела свое душевное равновесие.
— Ты намекаешь, что мне стоило убить своих ... родителей раньше? Это бы погубило нас обеих, у меня не было такого авторитета. *дроу покачала головой* — Я сама готова содрать с него кожу... *после сеанса чтения мыслей шифровать ревность смысла не было никакого*
— С другой стороны он был бы завязан на тебя... это очень хорошая марионетка. Такие ведь редко попадаются, верно?
— Мне не нужна такая марионетка. Если она нужна тебе, так и скажи, — Зафкиэль пожала плечами. — Попроси меня. Прикажи в конце концов, — глаза с насмешкой смотрели на Эльред.
— Тебе по-прежнему нравится быть моим "подарком"? Или ты еще не привыкла, что я теперь могу не оправдывать твое существование в этом особняке? — дроу грустно улыбнулась. — Я тебя попрошу. Пожалуйста, воскреси его...
— Раз тебе так нетерпится. Где тело?
— У нас *дроу улыбнулась* Спасибо, а до утра ты не хочешь отдохнуть?
— Положите его в гостиной. Пусть Горд все подготовит, мы прямо там и закончим. Не стоит герцогу проникать в мои тайны. Чтобы никого не было. Иначе я лично развешу их головы у себя в кабинете вместо чучел. И да… ты можешь поприсутствовать. Как небезразличная к судьбе королевства. Я подготовлюсь.
Все это она говорила беспристрастным голосом. Зафкиэль поднялась с кресла и вышла из кабинета, оставив тэльфу наедине со сладким.

Дроу поднялась и побарабанила по ручке кресла. От детства остались только мягкие ушки... Тоскливое обиженное рычание наполнило кабинет. Оскалившись, Эльред зашипела на кошку и вышла.
Урсулад получил все необходимые распоряжения и засеменил их выполнять. На этот раз, поймав взгляд тэльфы, он не посмел усмехнуться в бороду.
Дроу направилась в гостиную. Паж принес ей плащ — она не хотела, чтобы герцог увидел шрам, оставленный Зафкиэль. При виде трупа Эльред хищно улыбнулась.
— Хорошо она тебя приложила, ублюдок *на эльфийском* жаль — не могу тебе добавить от себя...

Зафкиэль одела одно из лучших своих платьев. Подарок Эльред. Пронзительно синее, с отрытыми плечами и серебряной окантовкой по рукавам. Нижнее — из белоснежного шелка, выглядывало из прорезей в рукавах и струилось в разрезе юбки. Волосы эльфийка собрала и закрепила заколкой, инкрустированной бирюзой…
Через 20 минут она порхая над ступеньками, словно спешила к ужину, спустилась в гостиную.
Ее ждала тэльфа в пурпурном плаще — капюшон складками ниспадал на плечи, тщательно закрывая шею по самый подбородок — и Горд. На ковре лежал труп, невидящие глаза смотрели в высокий потолок. Больше никого не было. Только свечи потрескивали, отбрасывая на стены длинные причудливые тени.
Дроу повела ушком, ей было приятно, что о ее подарке вспомнили. Пусть даже и при воскрешении герцога.
— Что он делает на ковре? — эльфа закатила глаза к небу, — боюсь, его герцогство меня неправильно поймет. Горд, можете его положить на диван…
Мужчина опасливо посмотрел в сторону тэльфы.
— Не беспокойся, леди дала добро. Так что недовольство ее Милости от перепачканного кровью дивана эпохи второго пришествия Вурдалака XII — это не самое страшное, что нас с тобой может ожидать.
Горд послушно кивнул и перетянул Росса на диван. Труп оказался на удивление тяжелым. Ноги карикатурно были раскинуты в стороны, а голова нелепо задрана. Можно было подумать, что Росс перебрал, если бы не зияющая рана.
— Уложи его как-нибудь… Да именно. Конечно, с ногами. Как? Так словно у него болит голова. Или он устал. Да, он устал, и у него болит голова. А еще, предположим, у него сотрясение мозга… И, ну же, Горд, помогай мне…
— И удушье… На него напали бандиты?
— Именно, на него напали бандиты…
— А как он попал к нам?
Горд с Зафкиэль вопросительно посмотрели на стоящую в тени Эльред.
— На него и в правду напали бандиты,— дроу кивнула, — ему повезло, что мимо проезжал мой экипаж. Именно я подобрала его в бессознательном состоянии и привезла сюда, ибо оказывать медицинскую помощь в кэбе невозможно. Никто не возражает?
Зафкиэль пожала плечами:
— Мне все равно.
Горд тоже пожал плечами. Когда эльфа присела на край дивана рядом с пострадавшим, Горд поднес ей какой-то фолиант. Открыв нужную страницу, мужчина протянул его и перо, обмакнутое в чернила, Зафкиэль. Аккуратным почерком светлая вывела имя покойника… И напротив, макнув пальчик в зияющею рану, провела чуть запекшейся, суховатой кровью полоску напротив имени герцога.
Потом протянула тетрадь с пером Горду. Руки обхватили голову Росса:
— Дата рождения: 7 ноября ХХХ года, смерть наступила 29 ноября ХХХ года в возрасте 34 лет. Причина: ножевое ранение в горло. Эльред, — светлая повернулась к дроу — ты ничего не хочешь сказать герцогу, пока он не пришел в себя?
— Мы уже пообщались, пока ждали тебя. Продолжайте.
Зафкиэль послушно кивнула и повернулась к герцогу. Руки легли на шею мужчины в основании раны, тут же эльфа начала шептать древние, как мир слова. Ее пальцы окутал зеленоватый свет, затем он окружил шею герцога, а когда исчез, маг убрала руки. Раны не было. На ее месте красовалось небольшое родимое пятно. Розоватого оттенка. Едва заметное. Эльфийка удовлетворенно кивнула и начертила на лбу покойника знак жизни, затем она опустила свое лицо к синеватому лицу герцога.
Тут же Горд взмахнул руками, устанавливая барьер и кивнул Эльред, чтобы она сделала тоже самое, но, похоже, дроу была слишком поглощена зрелищем. И не заметила предостережения бывалого волка.
Эльфа шептала. И ее шепот, неслышный на первый взгляд, проникал в сознание, кричал там, разрывал его, приказывал:
— Душа, замкнутая в теле,
ожидающая судного дня,
выйди на свет.
Я даю тебе силы.
Я даю тебе надежду.
Я даю тебе право отмщения.
Я вдыхаю в тебя жизнь.
Выйди на свет.
У дроу болезненно сначала закололо в висках — а потом и вовсе сжало со всей силы. Так, что ей пришлось прижать к ним ладони. Барьер укреплялся медленно, но верно. Только оттого, что все случилось так не во время, к боли прибавилось головокружение и чувство тошноты.
«Я вдыхаю в тебя жизнь…» — на этих словах губы эльфийки накрыли синие губы герцога. Эльред прекрасно было все видно и открытая шея, и профиль герцога и этот поцелуй жизни — не зря же она так долго собиралась. В конце концов, пусть знает, как проводится обряд. Удивительно, ведь там, в кабаке, она могла поцелуем отобрать у него жизнь. Но Зафкиэль не нужна была его жизнь, только смерть. Что ж, пусть смотрит.
Дроу поморщилась и скривилась. Но это было нужно для обряда. Чтобы Горд не видел ее выражения лица, тэльфа тряхнула головой и белоснежные волосы, пробежав волнами по лицу, рассыпались по плечам.
Надо было самой удавить этого ублюдка в королевском саду... чтобы потом не мучиться тем, что тебе этого больше сделать не удастся.
Маг не вводила его в состояния дремы, которая бы продлилась несколько часов для восстановления сил. Ей хотелось, чтобы Росс поскорее покинул особняк. Пусть даже ползком. Зафкиэль только прошлась по ключевым моментам его смерти, чуть-чуть их подкорректировав, согласно оговоренному сценарию.
Ресницы Росса дрогнули, на щеках заиграл бледный румянец. Эльфийка отстранилась, как ее кто-то слабо схватил за руку:
— А я думал, это сон…. — голос герцога был слаб, но даже вернувшись с того света, он не переставал любезничать с дамами.
Дроу шагнула вперед.
— Мы очень рады, что вы пришлись в себя, милорд. *голос тэльфы звучал спокойно и ровно* Честно говоря, я очень боялась, что не довезу вас... *полушепотом к эльфе* Леди Зафкиэль, как он?
— О да! — Зафкиэль освободила руку и дружественно похлопала герцога по плечу, как доктор пациента, — Не бережете вы себя, Росс. То охота, то разбойное нападение… — эльфийка участливо покачала головой и взглянула на Росса, чуть наклонив голову. — Но до свадьбы вы доживете, может быть еще и отпрысков бракосочетаете.
После этих слов как по команде Горд аккуратно вывел напротив имени герцога цифру 20. Столбец напротив с фамилиями и цифрами пустовал. Мужчина нахмурился, прикусил губу и аккуратно закрыл книгу. Он поговорит с Зафкиэль об этом позже. Когда будет время.
— Если, конечно, будете себя беречь. Благодарите леди Эльред, это ее *выдержала паузу* стараниями вы не стали одним из моих клиентов..
Эльред учтиво склонила голову.
— Ваш экипаж уже готов, милорд. И верные слуги вас проводят. Наверняка в самое ближайшее время вас могут хватиться.. не будем помогать сплетникам и клеветникам. Позвольте мне проводить вас, милорд.
Милорд чувствовал себя отвратительно. Когда он поднялся, земля словно ушла из-под ног. Его мутило. Росс пошатнулся, но тут же его подхватил под руку какой-то мальчишка. Он готов был поклясться, что его раньше не было. Он отмахнулся от рыжего, как от назойливого муравья, но тот настаивал, неумолимо таща его к выходу. И отбиваться не было сил. Герцог протестующее повернулся назад: эльфийка по прежнему напряженно сидела на краю дивана, не меняя позы … А вокруг нее запеклось темное коричневое пятно. Словно из-за тумана донесся знакомый голос:
— Осторожно, ступенька, Милорд…
Еще один взгляд в сторону эльфийки, полный страха и отчаяния.
— Все хорошо, Росс, — этот нежный голос убаюкивал. — вы в безопасности. Все позади…
Голос Эльред звучал в голове, вместе с тем он готов был поклясться, что она не произнесла ни слова. Мужчина хотел было как-то прокомментировать это, но почувствовал, как силы покидают его.
Дроу хлопнула в ладоши. Звонкий звук хлопка разнесся по всему холлу, сообщая слугам, что хозяйке нужна помощь. Двери в конце холла открылись в ночь, в свете факелов выделялись рослые и крепкие привратники в форме дома Акеро. Это были люди. Еще несколько спустились по лестнице и показались из дверей с противоположной от выхода стороны.
— Ротанг, — тэльфа кивнула одному их них, а затем в сторону герцога. Рослый великан молча подхватил милорда под руку, дроу подхватила его под другую.
— С вашего позволения, милорд.
Остальные прислужники стали по сторонам, спереди и сзади, образуя коридор.
— Позвольте предложить вам свою свиту.
Герцог и не думал сопротивляться, и это устраивало дроу. Когда процессия оказалась на улице, был подан конный экипаж. Привратники помогли милорду.
— Вас довезут, ни о чем не беспокойтесь, милорд. Утром я пришлю человека справиться о вашем состоянии.
Дроу помолчала.
— Доброй ночи, милорд герцог.
И взмахнула рукой. Экипаж тронулся, сопровождаемый четырьмя всадниками.
Пока люди и кони не скрылись из виду, тэльфа стояла с непроницаемым выражением на лице. Потом развернулась и презрительно скривилась. Жест рукой — и слуги тенью исчезли.
Ее голос низко прозвучал в холле:
— Спасибо, Зафкиэль. Как ты себя чувствуешь?
Эльфийка загадочно улыбнулась:
— Как видишь, — плечи ее распрямились, а подбородок заносчиво вздернулся, — лучше герцога. Думаю, нам стоит отдохнуть, — Зафкиэль поднялась с дивана и направилась к ступенькам. Тело дрожало от слабости.
Не столько воскрешение герцога так выбило ее из равновесия, сколько события этих суток. И контакт с тэльфой.… Такие игры не проходят бесследно. Слишком много экспериментов на сегодня. Она чуть покачнулась и взялась за перила. Спать! Спать! Спать….
— Горд, сонный отвар через десять минут.
Он только кивнул. Разговаривать о чем-то будет бессмысленно. От него не ускользнуло движение Зафкиэль, сила, скрывающая беспомощность. Это ее измотало. Сколько ей осталось? Если она так и будет продолжать, то церемонию надо будет устраивать ей. И пусть эльфы и живут под две тысячи лет, даже их ресурсы не вечны…. Не дай бог с Россом что-нибудь случится в течение семи дней.
Мужчина повернулся к тэльфе. Он был единственным человеком во всем доме, которому было дозволено вот так обращаться к главе дома Акеро. Пусть порой тэльфу это и злило.
— Она плоха…. Не стоило этого делать. Но, — Горд пожал плечами и поправил очки, — раз уж это случилось, ваша Милость должна позаботиться о том, чтобы с головы герцога не упал и волосок на протяжении семи дней.
Ученый не утруждал себя объяснениями. Он и так сказал тэльфе слишком много. Сделав галантный поклон хозяйке дома, мужчина скрылся по направлению кабинета.
Дроу фыркнула — ее раздражало, когда ей сообщали часть информации и исчезали.
— Урсулад!
Гном явился быстро и молча.
— Пусть эскадрон присматривает за герцогом. Я наделяю всех чрезвычайными полномочиями. Они в праве оказывать сопротивление, выходить из тени и применять темную магию — но с ним ничего не должно случится... ликвидация псевдоопасных объектов также разрешена. и пусть все телепатируют сюда тебе, а потом — мне. Я все сказала.
Внезапно глаза тэльфы сощурились и в голове у гнома пронеслась ее мысль.
— устрой мне встречу с Гордом... у меня есть вопросы. но он должен быть один.
Эльред потерла виски.
— Я у себя в спальне, если будут интересоваться.
Дроу удалилась на нижние этажи.

Отредактировано Sonja Gatto (18.01.18 21:59:37)

0

6

Глава IV, в которой раскрывается тайна Горда

Горд Ульбрек ди Грэйн увлеченно растирал травы в порошок. Он очень ловко для мужчины передвигался по лаборатории, лавируя между склянками, не забывая при этом погладить и Маркизу.
— Вот мы и готовы! — несколько баночек звонко ударились друг о друга, опустившись на поднос. — Вы с нами, леди?
Он наклонился чуть вперед, и Маркиза, издав нечто похожее на согласие, запрыгнула ему на плечи, проведя по гладко выбритой щеке пушистым хвостом.
В дверь отчетливо постучали. Тяжеловесно и солидно. После чего, зная, что с той стороны возражать не станут, дверь открылась, являя на пороге невысокого, крепкого гнома с черной кудрявой бородой, доходящей до самой груди.
Урсулад был потомственным гномом с тяжелым взглядом, угловатой фигурой и черной как смоль растительностью, как у всех детей Земли. Это не мешало ему быть грациозным, как кошка.
Замерев на пороге, гном поклонился до пояса и только потом вошел.
— Я от госпожи, — Урсулад как всегда был лаконичен. — Она ищет встречи с тобой. Наедине.
И выжидательно наклонил голову на бок.
— Позвольте, — Горд, словно ни в чем не бывало проскользнул мимо Урсулада, почти вплотную. При этом даже склянки на подносе не звякнули. Только кошка перебралась на другое плечо: она не очень-то жаловала гномов.
— Тогда почему бы ей не прийти ко мне, — мужчина многозначительно улыбнулся. — Самой.
Горд направился к лестнице, кивнув на прощание гному, словно старому доброму знакомому, который вышел в лавку:
— Чай на полке слева. Не перепутай с ядом. Закроешь.
Гном спокойно покосился на полку и кивнул:
— Я передам.
Остальное его не касалось.

По дороге к себе в спальню дроу презрительно скалилась:
— Мы с вами еще сочтемся, милорд *акцент* можете поверить моему богатому воображению.
Дроу спустилась в спальню — на второй подземный.
Через некоторое время Акеро уже лежала на кровати, прикрыв глаза. Скомканный плащ валялся рядом, раздеваться дальше не хотелось. У тэльфы все еще болела голова – результат ритуала воскрешения. Вот что бывает, когда вовремя не укрепляешь барьер. Эльред потерла виски. Хотя, если бы она не сняла его раньше для Зафкиэль, все было бы по-другому. Интересно, ей понравилось гулять по моему сознанию? *ухмылка* Зато все твои мысли на свой счет она «пощупала»... Она изменилась...
Глаза были по-прежнему закрыты, воспоминание приняло достаточно ясный облик:
<i>— ну зачем тебе это эльфийское отродье? Заведи лучше гоблина!
— не хааачууу! Они тупыыые!
— над ними забавно издеваться.
— они знают всего 20 слов и ушки у них не мягкие!</i>
Кто тогда первым сдался? Папа или мама? Дроу хмыкнула. Да, отправить ее учиться был самый замечательный вариант. Вытащить двоих она бы просто не смогла.

<i>Кажется, одним прекрасным днем ее мама поняла, что истинный дроу из ее дочери не вырос. Якшается со светлыми, любуется искусствами – того и гляди начнет танцевать при луне, плести венки и петь…Детей у дроу в семьях всегда было мало… Но если бы двое – это уже здоровая конкуренция, а тут…
— Я сама прокололась.
— Если ты родишь второго, она его уберет. И докажет, что она настоящий дроу!
— Ты дурак. Ее надо убрать раньше, чем я рожу второго. «Но уже не от тебя... мне нужна здоровая кровь... твою я уже вижу в ней....»
Никто не знал, что этот разговор Эльред прослушала совершенно спокойно. А мать Эльред не знала, что муж прочел ее мысли – слабая частичка мага в нем была.
Все-таки в особняке Акеро должен быть только один дроу, решила про себя юная тэльфа и отправилась на семейный ужин.

За ужином, как ни странно, никто ничего не ел. Общение протекало чересчур активно. Наконец, мать Эльред не выдержала и, посмотрев на полные бокалы, предложила:
— Давай выпьем за то, что совсем скоро все это станет твоим. Ты же наследница рода Акеро.
Дроу кивнула и спокойно взяла свой бокал.
Мать с отцом переглянулись.
— Эльред, ты сегодня устала. Ты, кажется, забыла, как мы обычно поступаем… — отец взял бокал дочери себе, а ей отдал свой. Дроу улыбнулся. – Теперь пора!
Юная тэльфа спокойно осушила свой бокал.
— Тот урожай мне нравился больше..
Через полчаса дроу покачнулась:
— Я. пожалуй, пойду… я устала сегодня.. наверное, Урсулад прав и мне не стоит так перегружать себя тренировками…
Мать хищно улыбнулась:
— Конечно, дитя мое, отдыхай.

Через пять минут подъема по лестнице (в полусогнутом состоянии) Эльред внезапно распрямилась. У спальни ее ждал Урсулад.
— У вас… расширены зрачки.. Вас отравили!
— Я знаю, — дроу усмехнулась, — я знаю даже больше. В гостиной сидят два мертвых дроу, как раз друг напротив друга. Интересное это было зрелище.. жаль пропустила.
Тэльфа смотрела на гнома и на его глазах ее зрачки приходили в норму.
— Оставь тела там. И принеси мне все ее последние распоряжения. Теперь это мой особняк.</i>

Эльред лежала на кровати и улыбалась. Чрезвычайно умно – всыпать яд себе в бокал, а перед этим глотнуть противоядия. Да, доля риска в этом была. Но ведь все получалось очень логично: мать всыпала яд в бокал отцу (зная, что он легче отдаст свой бокал Эльред, потому что сам боится быть отравленным), отец отравил вино жены и свое, чтобы передать свой бокал дочери и сразу обеих одним выстрелом… Эльред получила бокал с двумя видами яда. Она даже знала, какими *усмешка* В ее организме благодаря противоядию они нейтрализовали друг друга, расширив зрачки, как при настоящем отравлении. А вот остальные дроу… Тэльфа четко видела, как оба одинаково пошатнулись, с нескрываемым ужасом увидели, как расширяются их зрачки – и упали лицом в тарелки с ужином… Мать ошибалась — она истинный дроу. Единственное, в чем она оказалась права – скоро все действительно стало ее, Эльред, как наследницы рода Акеро.
Дроу снова потерла виски. Теперь ее никто не мог убрать – она была единственной дроу-женщиной в городе. А главное, темные слуги держались за нее всеми правдами и неправдами. Она прикрывала их существование и деятельность своим влиянием, любовью к искусству и тенью особняка… Если ее не станет, им придется вылезти на поверхность и пытаться закрепится в городе другими способами... а это смогут только единицы. Она молодец...

Дроу еще не спала, когда ее неразговорчивый слуга прибыл с докладом.
— Он один. Предупрежден.
— Замечательно, — дроу присела на кровати. — Спасибо. Ты свободен до утра.
Гном поклонился.
— Он не особо прямолинеен, госпожа.
Тэльфа задумалась на минуту и изрекла:
— Я учту это. Спасибо.

После легкого стука дверь в лабораторию открылась и дроу скользнула вперед. Осмотревшись, она негромко кашлянула. Ну почти как гостья во время позднего визита.
Тэльфа озадачилась отсутствием внизу кого бы то ни было и пустила легкое прощупывание эмоций. Эмоции текли сверху. Дроу не стала в них вчитываться, а сразу оборвала, чтобы ее не засекли.
Она подождет. Горд ей нужен один. Эльред решила тщательней осмотреться, заостряя внимание на том, что могло хоть немного ответить на ее вопросы. А еще она искала тетрадь.
Зафкиэль слабо улыбнулась на попытки Горда развеселить ее. Мужчина жонглировал стеклянными шариками. С одной стороны он делал это нелепо и комично, с другой — ни один из них не упал, что свидетельствовало о сноровке.
— Спасибо, чай был великолепен, — эльфийка поставила чашку на поднос. — И что ты добавил туда на этот раз? — ее глаза хитро сощурились. — Дай я угадаю… Мелиса? Мята… Мята само собой разумеется… Конечно…
Пока она разглагольствовала, Горд поднялся, к книжному шкафу. Мужчина протянул руку и, не глядя, достал с полки книгу «Сказки. Мифы. Легенды». Ценность книги была не в ее содержании, а в иллюстрациях. Хотя содержание тоже было излюбленной темой Зафкиэль.
Эльфа видела его движение и слабо запротестовала:
— Это нечестно… Запрещенный прием…
Но Горд уже устроился поудобнее рядом в кресле и начал читать. Его мелодичный, бархатный голос действовал на нее успокаивающе. Зафкиэль окуналась с ним в невиданные истории. Помнится, она долго смеялась, когда прочла в книжке, что она — миф… Да. Миф. Эльфы. Интересно, а тэльфа знает, что она тоже — миф…
«В далеком-далеком королевстве, за горами и дремучими лесами жили…»
Мысли сбивались. Сознание рисовало сказочных персонажей. И Зафкиэль улыбалась. Действительно, так ведь намного проще: она миф. А значит все это не больше не меньше, как сказка какого-то автора… Интересно, кто мог написать такое? Я хочу увидеть этого кровожадного авто…
Нить сознания бежала вперед, увлекая за собой, запутывая эльфийку все больше в своих фантазиях, порой граничащих с реальностью…

Дроу не спеша прохаживалась по помещению, осматривая интерьер. Она была очень умной, чтобы что-либо нюхать или трогать. Тэльфа чуть поводила ушками и подергивала бровями, выражая свою реакцию на свое окружение. Неужели он унес ее с собой?
А в это время, на верхних этажах, Горд заботливо подоткнул одеяло эльфийке и поставил книги в безликом переплете на полку. Они потерялась среди яркого многообразия. Осторожно, стараясь не шуметь, ученый собрал чайный прибор и взял поднос на руки. Он сделал предупреждающее движение кошке, которая беспокойно подняла голову на Ульбрека.
— Остаешься за главную.
Кошка, словно поняв его, ткнулась носом в лоб эльфийки и тихо, довольно замурлыкала. Конечно, к госпоже никто не подойдет...

Увидев Эльред Горд не испугался. И не удивился. После визита Урсулада, появление здесь тэльфы было более чем предсказуемым. Ульбрек усмехнулся. Он бесшумно опустил поднос на стол и обернулся к хозяйке дома Акеро:
— Чаю? Я придумал новый рецепт. Кстати, Зафкиэль понравилось...
Не дожидаясь ответа, достал две чашки и начал готовить напиток. Им всем надо было восстановить силы и успокоить нервы.
В его небольшой комнатушке было уютно. В углу комнаты стоял старый диван, на котором, казалось, он и ночевал. Хотя в распоряжении Горда была шикарная спальня, пожалованная самой хозяйкой. Но самым частым гостем в ней была горничная, а не увлеченный ученый. Книги... книги были повсюду. Они стелились по полу, перерастая в горы, лежали на диване: в закладках, с изогнутыми страницами, раскрытые на интересных местах... За счет теплого света огня эта комната ,была на удивление уютной. Так и хотелось сесть в старое кожаное кресло и окунуться в чтение.
Тэльфа кивнула, принимая приглашение, и опустилась в кресло.
— Скажите мне, господин ученый, — начала дроу задумчиво, — что может случиться с Зафкиэль, если герцог пострадает? И что означает ваше загадочное замечание в холле? Почему ей не стоило его воскрешать?
Эльред смотрела на Горда ровно, концентрируясь на его лице и взгляде. Она была готова к восприятию любой информации — вербальной, невербальной и эмоциональной.
Горд протянул Эльред чашку, а сам устроился на ковре, напротив камина, опершись локтем о стопку фолиантов.
— А скажите мне, госпожа Эльред, — Ульбрек сделал глоток и блаженно зажмурился. — Как давно у Зафкиэль такой... талант?
Дроу дернула ушком.
— Даже если вы одессит, господин Горд, вы имеете право поинтересоваться....
Тэльфа провела пальцем по ободку чашки и задумалась.
— Сама способность к магии у нее проявилась рано... И какое-то время ее удавалось скрывать от моих родителей. Зафкиэль ее ощущала, как будто видела. Потом я смогла отправить ее учиться..
Дроу снова посмотрела на Горда.
— Мне было известно, на кого она учится и какие успехи делает, но не в мельчайших подробностях. *пауза* 100 лет — это минута, которая может испортить вам остальные... Теперь ваш черед отвечать, господин ученый.
Тэльфа сощурилась.
— Неужели вам это неизвестно? я не поверю.
— Я не настолько стар, милая Эльред, — Ульбрек грустно засмеялся. — Я бы даже сказал, что очень молод. В вашем понимании. Правда, уже сейчас над моей судьбой могут работать биографы, — брови Ульбрека сошлись в одну полоску, мужчина взял кочергу и пошевелил поленья в камине.
— Родился, женился, — Горд замолк на секунду, подцепляя бревно. — Умер.
— Вот как, — дроу вздохнула. — У меня дома живут зомби?
*легкая улыбка*
— Не обижайтесь. Дроу иногда странно шутят.
Эльред сделала первый глоток из чашки.
— Дар проявился сразу после ее побега из особняка в деревню, когда... *пауза* когда ее чуть не... ну вы поняли. может, потому что эмоции были на пределе и стресс.. я не знаю. но после этого она спросила меня, что за темные нити время от времени мой отец направлял на двери.
Дроу сделала паузу.
— Я не помню ее первого воскрешения. Это было не здесь. За рубежом.
— А чему ты удивляешься, Эльред? — голос Горда был насмешливый, с оттенком грусти. — Удивительно, что при всей своей осведомленности ты так безоговорочно спускаешь все Зафкиэль, пуская под крышу своего дома людей, о которых ничего не знаешь. Ну да ладно.
Горд сделал глоток чая и залюбовался огнем. Неожиданно он произнес:
— Как ты думаешь, почему она не берется воскрешать воинов? Почему она имеет дела чаще всего с политиками и учеными? Иногда, — он сделал ударение, — по просьбе хозяйки дома Акеро, с ворами...
— Если я кем-то не интересуюсь глубоко, это не значит, что я о нем ничего не знаю, — многозначительно изрекла тэльфа. — В случае опасности меня известят сразу.
Дроу отпила немного чаю, игнорируя, что Горд ей "тыкает".
— Воры талантливы и изобретательны, ученые интересны и находчивы, политиков можно использовать, а воины все равно умрут, они к этому стремятся. Так?
— Логично. Зачем воскрешать пушечное мясо, если оно им останется. А почему она так разозлилась из-за того парнишки? Черт... Забыл его имя... — Ульбрек ударил рукой по колену. — Кажется, он тогда был с вашей шайкой... Ну да не это сейчас важно.
— Его опять убили, — спокойно изрекла дроу, — Зафкиэль считает, что это мой косяк. Но когда человек уходит из шайки, я перестаю о нем заботится — это логично. Ведь он мне больше не служит, а я за него не отвечаю... Так к чему это все, милый Горд?
— Ты не думаешь о нас. Зомби, — он равнодушно пожал плечами, сделал глоток теплого напитка и блаженно зажмурился. – Хочешь, я расскажу тебе, как умер этот... мальчик?
Эльред кивнула в знак согласия. Но чашку на всякий случай поставила на стол.
— Разумеется.
— Его ударили ножом. Типичная смерть для неудачного вора. Он даже, наверное, не понял, что случилось. И очень, должно быть, удивился, когда кровь пошла горлом. Он хотел что-то сказать.. Но кровь мешала. Только бульканье. Она стекала по подбородку, а он неумело стирал ее на автомате рукой... Так и умер. Так все было?
Тэльфа пожала плечами.
— Типичное поведение... разве что боли он не испытывал, согласно вашему рассказу.
— А вот насчет боли. Ее испытывала Зафкиэль. У нее пошла кровь горлом. Она неумело стирала ее с подбородка... Мы всего лишь, как ты сказала ранее, зомби, привязанные к своему хозяину. Случись что-нибудь с ней — и мы исчезнем с лица Земли так, словно нас и не было. Как только перестанет биться ее сердце — остановятся наши. Но так же как привязаны к ней мы... — ученый сделал глоток напитка, давая возможность тэльфе переварить информацию.
Тэльфа прикрыла глаза.
— Я поняла. А причем здесь семь дней? Вор прожил после воскрешения несколько дольше...
— Эти смерти — мелочи, всего лишь — я говорю сейчас с научной точки зрения, но не как ее друг — физическое восприятие боли, переживание чужой смерти, как своей, — голос Горда был чужим, отстраненным, словно он читал сейчас лекцию на тысячную аудиторию. — Но смерть в течении семи дней не пройдет бесследно. Сейчас они с Россом как мать с ребенком. Очень чувствуют друг друга. За неделю он обретет некую самостоятельность, и ее инстинкт сохранения жизни отойдет на задний план. А сейчас ее подсознание будет бороться за него как за саму себя. Он — это она. В то же время она является наиболее уязвимой в этот период. Кроме того, возьмем фактор эмоционального потрясения — а я никогда не видел ее такой раздавленной, желания уйти ото всех, что-то подорвало и ее энергетические силы, я не говорю о воскрешении. Это само собой… В Зафкиэль нет равновесия.
— Возможно, что я несколько виновата в этом. Мы немного повздорили из-за моего неосмотрительного поведения в парке... *дроу нахмурилась*
Конечно, ей очень понравились твои мысли на ее счет. Сестра...
— А каковы будут последствия для нее, если с Россом что-нибудь случится? Я понимаю, что от степени тяжести травмы зависит многое... Но что если он... погибнет? Болевой порог возрастет?
— Если она захочет уйти с Россом, мы ее не вытянем.
— Спасибо, Горд, — тэльфа дернула ушком. — Я постараюсь искать другие пути решения проблем и не просить Зафкиэль оказывать мне такие неоценимые услуги. Одна просьба к вам, если с ней будет что-то не так, пригласите меня.
Дроу встала.
— Благодарю за чай и за компанию. *покосилась в сторону спальни эльфы* Я не потревожу ее. Доброй ночи.
Эльред бесшумно и легко, как будто была призраком, скользнула вверх по лестнице. Приоткрыв дверь, она прокралась внутрь и остановилась напротив кровати, любуясь спящим созданием.
Эльред подошла еще ближе и замерла. Дыхание эльфы было тихим, спокойным, но дроу так четко его слышала. Рядом со Светлой лежала ее кошка. тэльфа нахмурилась, но искушение потрогать мягкое ушко пересилило. В конце концов, реакция Темной превыше всех кошачьих навыков — главное не разбудить Зафкиэль.
Эльред легко протянула руку вперед и тремя пальцами коснулась мягкой кожи с опушкой. Ушко было мягким и таким теплым...
Маркиза перестала мурлыкать и беспокойно повела ушами.
Дроу покосилась в сторону кошки, но руку пока не одернула. Тэльфа продолжала: пальцы легко массировали ушки. В детстве Зафкиэль это очень нравилось. И Эльред тоже.
Нет, ну это уже была наглость. Кажется, тэльфа вошла во вкус. Лапа кошки взметнулась, острые, как лезвие когти, выступили из мягких подушечек. Реакция тэльфы была мгновенной. Результат — кровопролитным: когти Маркизы впились в щеку эльфийки, проведя по ней рваную полоску…
Зрачки дроу расширились. Она зашипела. Миг — кошка повисла в воздухе и шлепнулась на пол. В мозгу пронеслось желание спать, и эмоциональный фон изменился — становилось спокойно, лениво и сонно.
Усыпив животное, дроу наклонилась вперед и стала зализывать щеку эльфы. Отсутствие реакции ее не удивило — Горд не зря провел здесь все время, пока она ждала его внизу.
Покончив с зализыванием ран, тэльфа недобро покосилась на спящую кошку и продолжила любование Светлой. Задумчиво почесывая за ушком у Зафкиэль, дроу думала о вечном. За герцогом и ученым теперь всегда будут присматривать определенные люди. Остальных зомби Эльред предпочтет не просить. Есть пусть и более сложные, но менее затратные способы добиться желаемого.
Дроу вздохнула. Эльфа тем временем перевернулась на живот, открывая Темной спину. Тэльфа потянулась вперед, чтобы понюхать спящую. Запах эльфы ей нравился. Он был каким-то особенным и приятным, но описать его как-то иначе дроу не могла.
Принюхавшись, Эльред придвинула ближе кресло, в котором Горд читал Зафкиэль сказки, и, опустившись в него, положила свою руку на руку эльфы. Несколько глубоких вдохов — и тэльфа погрузилась в транс, заменявший Темным сон. Только ушки-локаторы время от времени подергивались.

Отредактировано Sonja Gatto (26.01.18 22:28:01)

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Memento mori. Кровь низших