Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » С. Энн Гарднер Соблазнение Лауры


С. Энн Гарднер Соблазнение Лауры

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

СОБЛАЗНЕНИЕ ЛАУРЫ

Пролог

   
   Бывает так, что мысли, засевшие в твоей голове, приходят тебе на ум тогда, когда ты глядишь в тёмный омут, а видишь там прозрачную гладь. А если быть точной «Это было лучшее время и худшее из времен». Вот как лучше всего описать мою любовь к Чарли.
   Я снова и снова пыталась вспомнить, когда же я сошла со своего пути. Я не знаю, или, возможно, я просто устала от размышлений и все, что я хочу это спать. Мне нужен сон. Я знаю. Но и во сне мои демоны преследуют меня.
   Когда я просыпаюсь, я хожу словно в оцепенении, когда же я сплю, мне снятся кошмары. Я потеряла счет времени. И мне все равно. Я чувствую одну пустоту.
   Как же наивно я полагала, что со мной никогда ничего плохого не случится. Как я ошибалась. Я всегда считала, что плохие вещи – я имею в виду действительно плохие вещи – случаются только с плохими людьми. На самом деле, плохие вещи случаются как с плохими, так и с хорошими людьми, и я оказалась не исключением. Когда же я влюбилась в Чарли? Когда желание и страсть переросли в любовь?
   Если бы меня спросили, что бы я захотела изменить, то ответа на этот вопрос у меня до сих пор нет. Я не знаю, быть с ней или убить ее за всю ту боль, которую она мне причинила. Я просто не знаю. Я так сильно ее люблю. Никогда не испытывала такой радости и такой боли, такого желания или такой необходимости в ком то. Она была нужна мне как воздух. Я чувствую такую боль в груди оттого, что ее нет рядом со мной. Даже сейчас. Я просто существую. Но я нашла в себе силы остановиться. Это очень просто. Я просто остановилась. И я больше не буду. Я сделала свой выбор. Она идет вверх по лестнице, а я так устала и хочу спать, но я не могу. Я чувствую пистолет в своей руке.
 
 
   
    Глава 1

   
   Это прекрасный день. Марк и я, наконец, едим в отпуск, который мы запланировали целых три года назад, когда только начали свой бизнес.
   Последние три года мы только и делали что работали. Да, сейчас мы успешны, но где наша прежняя страсть, желание и любовь? Нам нужны были эти каникулы, и мы оба это знали.
   Мы женаты уже 10 лет, у нас двое детей, успешная и прибыльная компания. Казалось бы, у нас есть все. Но в день своего тридцати пятилетия, я проплакала весь день, и я не смогла понять, почему. Я чувствовала себя такой одинокой.
   Я позвонила Марку по внутренней связи и попросила его придти ко мне в офис. Через двадцать минут я снова позвонила ему. Через два часа он зашел в мой кабинет с улыбкой на лице, и сказал, что мы получили наш первый контракт на миллион долларов.
   Он все говорил и говорил, абсолютно не замечая моего состояния. Я подошла к окну и посмотрела на улицу. Молодая пара, держась за руки, разглядывала витрину магазина. Девушка смотрела своему спутнику в глаза. Даже находясь на таком большом расстоянии от них, я увидела, что ее глаза сияют от любви. Обхватив себя руками, я заплакала.
   Наконец Марк заметил, что я все еще молчу. «Что случилось Лаура?» спросил он. «Ты слышала, что я только что сказал? Мы только что получили счет от Уэтерби. Лаура?»
   Я, рыдая, бросилась в его объятия. В тот день мы проговорили до поздней ночи, и пришли к выводу, нам просто необходимо побыть некоторое время друг с другом наедине. Будем надеяться, что этот отпуск нас снова сблизит.
   ***
   Нельзя сказать, что я не была счастлива. Мне было с ним комфортно. Однако в тот день я поняла, что мне этого недостаточно. Я все говорила и говорила, о том, что хочу быть с ним, проводить с ним все свободное время. Бизнес стал нашей жизнью, а успех заменил нам страсть. Когда же я увидела ту молодую пару, мне вдруг стало совершенно ясно, что я хочу. Я хотела любви. Нельзя сказать, что я больше не люблю Марка. Но я бы хотела вернуть в наши отношения страсть и желание. Просто однажды мы оба перестали стараться. И я захотела пробудить эти чувства вновь. Мне было до смерти страшно от одной мысли, что это конец. Весь мой мир был построен на нем и вокруг него. Я не могла себе представить жизнь по-другому, но, и оставить это так я просто не могла.
   Через два месяца мы наконец-то смогли оставить свои дела и отправиться в путешествие. Даже находясь уже на корабле, я все еще не могла поверить в то, что мы это сделали, оставив детей на попечение моих родителей.
   «Счастлива, дорогая?» спросил Марк, и мне показалось, будто он собирался сказать мне что-то еще, но передумал. «Я сожалею, что так долго Лаура, но я обещаю, что с этого мгновения есть только ты и я, только ты и я».
   Я упала в объятия своего мужа, и, улыбаясь, помахала на прощание своим детям. И, наконец, послав воздушный поцелуй своему отцу, я увидела в его глазах пожелание «будь счастлива». Хм. Папа всегда знал меня лучше, чем я сама.
   Целых три дня мы наслаждались обществом только друг друга. Обедали в каюте, занимались любовью весь день, а ночью гуляли по пустынной палубе, держась за руки, и прячась в темных уголках от посторонних, чтобы подарить друг другу поцелуй.
   Я была счастлива. Я чувствовала себя действительно счастливой и беззаботной.
   На четвертый день, мы решили поужинать в ресторане, а затем пойти потанцевать. Главный зал корабля с подвешенными хрустальными люстрами был просто потрясающий. Это было похоже на сказку. Компанию нам за ужином должны были составить три пары.
   Когда мы подошли к столику, один из мужчин встал и представился Марку. «Здравствуйте. Рад, что вы смогли присоединиться к нам» сказал он, пожав Марку руку. Кое у кого за столом его слова вызвали смех. «Я Джон Бекфорд. Они смеются, потому что ревнуют. Это моя жена Пэм».
   Она протянула руку, и Марк пожал ее. «Привет», сказала она.
   Остальные представились как мистер и миссис Альберт Форрест, господин Гэри Кэмпбелл и его дочь Вики, господин и госпожа фон Штейбен. «Ваши места пустовали на протяжении последних трех вечеров и, честно сказать, мы уже начали принимать ставки. Вы двое молодоженов?» спросил Джон.
   Наверное, я покраснела, потому что Гари Кэмпбелл и его дочь начали смеяться. «Думаю, что это можно назвать вторым медовым месяцем» сказал Марк, улыбаясь. Он наклонился и слегка поцеловал меня в губы.
   Остаток ночи мы провели за светскими разговорами, все за исключением Карла и Шарлотты фон Штейбен, которые почти ни с кем не разговаривали. Все попытки завести с ними разговор, заканчивались провалом. И никто не удивился, когда Карл громко произнес «Ты, сука!». Он схватил запястье жены и сквозь зубы процедил: «Если ты думаешь, что я собираюсь сносить это, то ты заблуждаешься».
   Его жена встала и пересела на свободный стул. «Ты хорошо заплатил за свои услуги, ты паразит, живущий на мои деньги!» закричала на него она.
   «Ты устраиваешь сцену по пустякам. Сядь, Шарлота» насмешливо ответил он.
   «Да пошел ты Карл!» его жена встала и ушла.
   «Пожалуйста, простите нас» сказал Карл фон Штейбен и последовал за женой.
   После ужина мы как обычно пошли прогуляться по палубе и насладиться шумом моря в компании друг друга. Наша идиллия была прервана подошедшим офицером судна. «Господин Коул, Вам звонит мистер Эрнест Лупбел по важному делу. Если вы собираетесь ответить на звонок, пожалуйста, следуйте за мной».
   «Дорогая, нет смысла тебе идти со мной. Наслаждайся пока видом на небо одна, а я тебя догоню. Ты же знаешь «проблемы» Эрни. Я вернусь через минуту» сказал он, поцеловав меня на прощание.
   Это была теплая ночь. От повышенной влажности воздух вокруг казался тяжелым и соленым. Приближаясь к передней части корабля, я наткнулась на Шарлотту фон Штейбен, которая, опираясь на поручни, курила сигарету. Она была одета в белое шелковое платье, которое великолепно сидело на ее идеальной фигуре, и как луна на ночном небе, светилось изумительным светом.
   Пройти незаметно мимо нее было невозможно. Она первая заметила меня. «Ты не представилась за ужином» заговорила она, бросая сигарету в океан. Выдохнув остатки дыма, она повернулась и взглянула на меня, лишая возможности избежать разговора.
   «Я Лаура Коул».
   «Как медовый месяц, Лаура?» спросила она со странным выражением лица, глядя мне прямо в глаза.
   «Хорошо» ответил я.
   В ней бело что-то такое, от чего я чувствовала себя неуютно. Она продолжала просто смотреть на меня. Через несколько минут так и ничего более не сказав и одарив меня мимолетной улыбкой, она развернулась и пошла прочь.
   «Странная» пробормотала я про себя.
   Судя по разговорам за ужином после их ухода, Шарлотта фон Штейбен была богата. Она была женщиной, у которой было все. Невероятно привлекательная, она привыкла получать удовольствие от жизни. Идеальный загар и прекрасно ухоженные руки. Ее волосы были цвета золотой пшеницы, а ее лицо прекрасно. Она действительно была самой красивой женщиной, которую я когда-либо видела, с фигурой, о которой большинство женщин только мечтают. И она знала это.
   Но я все-таки почувствовала внутри нее какую-то печаль. Ее глаза были лишены счастья. В тот короткий миг, что она смотрела на меня на палубе, я увидела в ее глазах пустоту.
   Так я стояла, глядя в океан и думая о ней, как вдруг, по моей спине пробежал холодок от ощущения что я здесь не одна. Повернулась. Никого. Я была абсолютна одна. Справившись с этим ощущением, я отправилась на поиски Марка.
   Я нашла его в нашей каюте. Он складывал вещи в чемодан. «Что случилось?» спросила я в недоумении.
   «Возникла проблема со счетом Уэтерби, я должен вернуться» сказал он, не глядя на меня. Я была в шоке.
   «Марк, останься. Ты прекрасно знаешь, что это «наш» отпуск». Он прекратил собирать вещи и медленно повернулся ко мне. Мгновение он смотрел на меня, не говоря ни слова. «Лаура, этот контракт очень важен для нас. Я вернусь через два-три дня, не больше». Он попытался обнять меня, но я отстранилась.
   «Марк, ты нужен мне». Я начала ходить, в отчаянии глядя в пол. «Мы должны быть вместе, останься, пожалуйста!» Я остановилась перед ним. Это была правда, я нуждалась в нем. Мне так много надо было ему сказать.
   Я хотела от жизни намного больше, чем то, что у меня есть сейчас. Я хотела настоящего брака, с близостью и с вещами, которые большинство женатых людей делают вместе. У нас никогда не было времени на то, чтобы увидеть, как играет наш сын Джош. Завершение сделки, было для нас важнее, чем выступление Эшли на музыкальном концерте. Я хотела семью, и быть частью этой семьи. Я думала, что и Марк хочет того же.
   Все это я хотела сказать ему, но молчала. Мне было плохо от мысли, что ему этого не надо. Я так хотела, чтобы мы снова влюбились.
   Он должен был знать и хотеть того же без моих слов. Вот почему в тот момент я почувствовала обиду и измену. Его слова о причинах его скорого возвращения домой не имели для меня уже никакого значения.
   «Лаура, попытайся понять. Этот контракт может решить все наши проблемы. Я делаю это ради нас». С этими словами он закончил собирать багаж и вышел из каюты. Вертолет вместе с ним улетел.
   Весь следующий день я провела одна в своей каюте. Несколько раз звонил Марк, но я решила не отвечать на его звонки. Я была зла, мне было больно и страшно. Мне действительно было очень страшно. Что происходит со мной? Я всегда все контролировала в своей жизни, а сейчас мой мир рушился на глазах, и это меня испугало.
   Вечером я спустилась поужинать. За столом все, конечно, спросили меня, где Марк. Я объяснила, что он уехал по срочному делу, но обязательно присоединится ко мне позже. Все приняли это объяснение, все кроме Шарлотты фон Штейбен. Об этом мне сказали ее глаза. Обычный разговор за столом продолжился. Но я заметила на себе ее взгляд. Она ничего не сказала, но я знала. Она молчала на протяжении всего ужина. И также как и я была одна. К концу ужина мне стало невыносимо от этого давления. Сказав всем, что у меня разболелась голова, я покинула ресторан.
   ***
   Следующие два дня я провела в своей каюте. За исключением ночи, днем я претворялась больной и пропускала совместные ужины в ресторане. А ночью, гуляя по палубе, я предавалась собственным мыслям. Каждую ночь я стояла, прислонившись к борту корабля, и меня окружал только шум океана. Я закрывала глаза и позволяла легкому ветерку ласкать себя, обнимать, ища покой.
   Однажды ночью звук шагов нарушил тишину. Я повернула голову в сторону звука, медленно ко мне приближалась Шарлотта фон Штейбен. Возмутившись вторжению и нерасположенная к беседе, я снова посмотрел на океан, тем самым полностью проигнорировав ее. Я никого не хотела видеть. Остановившись рядом со мной, она облокотилась на поручни, стоя спиной к океану, и посмотрела мне прямо в глаза.
   «Как медовый месяц, Лаура?» спросила она хриплым голосом. Когда я не ответила, она отвернулась от меня, и посмотрела на воду. «Я сожалею», сказала она, «чуткость не моя сильная сторона». Мы обе какое-то время молчали. Потом она заговорила «Мне надо выпить, присоединишься? Может, станет лучше».
   «Нет… но спасибо»
   «Ну, как пожелаешь» сказала она. Уже уходя, она снова заговорила «Мне, все-таки кажется, что у нас есть что-то общее Лаура». Казалось, что она ждет от меня ответа. Я посмотрела на нее с недоумением. «Мы обе одни».
   Я была слишком удивлена ее словами, чтобы сказать ей, что это не мой случай. У нас с Марком нет проблем. Мы любим друг друга, не так ли? У нас двое детей. Но прежде чем я успела произнести хоть слово, она ушла. Мне стало еще хуже от ее слов. Мы ведь любим друг друга? Нет, не так. Люблю ли я? Чувство паники охватило меня, и я бросилась бежать в каюту. Я решила позвонить Марку. Нам необходимо во всем разобраться. Мне надо знать. Забытые чувства паники и отчаяния охватили меня. Мне нужно было поговорить с Марком. В офисе мне ответили, что он уже выехал домой. Через час я позвонила домой. Марк снял трубку, и я облегченно вздохнула.
   Он рассказал мне, как ему жаль, что он тогда уехал. Что я была во всем права, что это была не такая уж большая проблема, с которой Эрни не смог бы справиться сам. Он пытался вылететь ко мне, но до следующего вторника нет никаких рейсов, а в среду я должна уже вернуться. Сейчас суббота, и мы договорились, что я попытаюсь улететь обратно в воскресенье, когда корабль причалит к небольшому острову для экскурсии. Он и дети скучают по мне и хотят, чтобы я вернулась домой. Теперь мы будем вместе. Он обещал, что мы будем счастливы. Он обещал, что у нас все получиться. Марк был убежден в этом. Он снова заставил меня почувствовать себя в безопасности. Он был тем человеком, на которого я всегда могу рассчитывать. Повесив трубку телефона, я отправилась принимать все необходимые меры для возвращения домой.
   Оказалось, что на острове, к которому мы должны били причалить, нет аэропорта. Ждать еще один день до следующей остановки я не могла. Я должна была найти способ вернуться как можно скорее.
   Внутри меня росло беспокойство. Мне необходимо было двигаться вперед к счастью. На протяжении всей жизни мое упорство и настойчивость вели меня к победе. Вот почему мы с Марком были так успешны в бизнесе. Мы были идеальной парой, идеальными партнерами. Мы оба хотели одно и то же. Мое упорство и нежелание сдаваться обстоятельствам всегда помогали мне. Невозможное становится возможным, если очень сильно постараться. Я всегда выигрывала. И я хотела выиграть сейчас. Особенно сейчас.
   ***
   Как только мы пришвартовались к острову, я выяснила, что до аэропорта, который находится на близлежащем острове, можно добраться на лодке. Кроме того, сегодня вечером оттуда в Бостон с пересадкой в Нью-Йорке вылетает самолет. Мне срочно надо было найти лодку, которая доставит меня на остров.
   Капитан корабля дал мне имя местного жителя, который обычно совершает такие поездки. Однако оказалось, что свободных мест у него нет. Я попыталась объяснить ему, что это вопрос жизни или смерти. У меня получилось. Он на секунду задумался и посоветовал обратиться к одному человеку. Его имя было Ральф Бертон, и что я могу найти его в месте под названием The Sailor's Inn.
   Я обнаружила, Ральфа Бертона в баре. Выглядел он немного потрепанным, и не внушал большого доверия, однако у него была лодка, столь необходимая мне.
   «Капитан Бертон, могу ли я поговорить с вами?». Он повернулся и посмотрел на меня.
   «Мы знакомы?» он оглядел меня с ног до головы. «Нет. Если бы я знал тебя, я бы точно не забыл», допив содержимое бокала, он снова посмотрел на меня. «Что я могу для вас сделать?»
   Я объяснила суть своей проблемы, и что его мне посоветовал капитан Роблес. «Только тебя?» спросил он.
   «Да, только меня»
   «Нет, извините». Он отвернулся от меня и заказал себе еще выпить.
   «Почему нет?» спросила я его.
   «Потому что это невыгодно. Никакой прибыли. Хотите выпить со мной?»
   Я покачала головой. «Нет, спасибо». Он отвернулся от меня к стойке бара. «Сколько вы обычно берете за поездку?» спросила я его.
   «Пять тысяч долларов. Наличными» ответил он, не утруждая себя посмотреть на меня.
   «НАЛИЧНЫМИ!» воскликнула я. Он даже не обратил на меня внимание.
   Когда я уже собралась уходить, то вдруг услышала «Я заплачу вам десять, если мы отправимся в течение следующего часа». От удивления у Ральфа Бертона отвисла челюсть. «Наличными», добавила она. «Чтобы нам отправиться во время, я предлагаю вам пойти подготовить лодку. Вовремя означает в течение часа». Она показала ему несколько банкнот, после чего Ральф Бертон выскочил из бара.
   Все, что я делала в тот момент, это просто пялилась на нее. Она протянула руку и убрала, выбившуюся прядь волос, с моего лица. «Так то лучше. У нас есть час, чтобы добраться до причала» сказала она и повернулась к выходу.
   «Шарлота, почему?»
   Она посмотрела на меня. «Я устал от этого плавающего дворца и, кроме того, мне необходимо решить вопрос с разводом». И она ушла.
   Иногда жизнь подбрасывает удивительные решения, подумала я. И я снова выиграла. Итак, я отправилась обратно на корабль собирать свои вещи и звонить Марку. Я должны была сказать ему, что скоро буду дома.
 
 
   
    Глава 2

   
   Через час мы отчалили. Вокруг стояла абсолютная тишина. Всю дорогу я смотрела в сторону горизонта, а Шарлотта курила одну сигарету за другой. Наверное, ей было о чем подумать.
   Наконец она убрала сигареты, и, посмотрев на капитана Бертона, сказала: «Мне кажется, что он пьян».
   Я взглянула на капитана. «Пьян?» Я не верила своим глазам. Она улыбнулась мне и снова посмотрела на море. «»Когда ты заметила?»
   «Когда садилась в лодку», ответила она шепотом, все еще глядя на океан. Я не мог поверить в то что, что она так спокойно об этом говорит.
   «Почему ты мне не сказала!» воскликнула я. «Шарлотта, это может быть опасно». Молчание. «Ты должна была сказать мне».
   «Почему?» Она спокойно посмотрела мне в глаза. «Разве тебя бы это остановило?» Она снова посмотрела на море.
   Я окончательно взбесилась, поскольку она была права. Я не знаю, что вывело меня из себя больше: ее самодовольное заявление о том, что она знает меня слишком хорошо, или то, что она забыла сообщить мне об этом. Но для себя я решила с ней не спорить. Скоро мы доберемся до берега, и я более не вижу эту несносную женщину. О, она была просто невыносимой. Если бы мне пришлось провести с ней больше времени, я не сомневаюсь, что случился бы взрыв. Невыносимая. Невозможная. И, если я вскоре не покину эту лодку, то ее бестактные саркастические замечания подвигнут меня на убийство.
   Я отошла от нее как можно дальше. Через 15 минут погода сильно изменялась. Если до этого море было спокойным, то теперь, было такое ощущение, что мы находимся в эпицентре сильного шторма. Из-за волн лодку бросало то вверх, то вниз. Было похоже на езду по американским горкам.
   Бертон приказал надеть спасательные жилеты, потому что лодка начала ломаться. Господи, мы находились по середине бушующего моря, окруженные темнотой. В такую бурю невозможно было что-либо услышать. Капитан передал нам веревку, чтобы мы привязали себя к чему-нибудь и тем самым не были бы выброшены за борт. Через несколько секунд, огромная волна накрыла нас всех.
   ***
   Я проснулась от ослепительного света. У меня дико болела голова, и я чувствовал себя абсолютно невесомой. Реальность обрушилась на меня совершенно неожиданно. Я был окружена водой. Все, что я видела – это вода. Рядом со мной плавала мачта, к которой мы себя привязали.
   «Боже мой». Я начала в панике озираться по сторонам. Вокруг были только вода и небо. Ах, да, еще плавающая рядом со мной мачта. Шарлотта и я привязали себя к мачте. «Боже мой…» Я начала кричать.
   Неподалеку раздался стон. В отчаянии я начала снова оглядываться. Еще один стон. Я обогнула мачту и наконец увидела неподвижное тело Шарлотты. На ее левом виске была видна рана, из которой текла кровь. Она выглядела такой бледной, что на какое-то мгновение мне показалось, что она мертва. Затем я услышал ее стон. Потом еще один. Как же я обрадовалась в тот момент. Я была не одна.
   Я притянула ее к себе и начала омывать водой ее лицо. Я шептала ей на ухо, что мы живы и что она должна держаться. Кто-нибудь нас обязательно найдет, и мы будем в безопасности. Правда, я не была уверена в том, что она меня слышит и понимает.
   Только через несколько часов, она пришла в сознание. Было уже темно, и становилось холодно.
   «Шарлотта. Шарлота», позвала я.
   «Я все еще здесь», ответила она.
   «На мгновение мне показалось, что…»
   «Я боюсь, Лаура. Мы здесь умрем», сказала она.
   «Нет, не смей так говорить. Нас найдут», пыталась успокоить я ее и убедить в этом себя.
   «Моя голова сейчас вот-вот взорвется» в ее голосе я услышала боль.
   «Держись. Держись за меня. Все будет хорошо».
   Так цепляясь друг за друга, мы пережили ночь и встретили новый день. Не думала, что буду когда-нибудь так радоваться жизни. Восход солнца принес с собой тепло и надежду. Проходили часы, становилось все жарче и жарче. Нас мучили жажда и истощение. Шарлотта опять потеряла сознание. Мне стало страшно. Боже, я так боялась. Я начала плакать и разговаривать с Шарлоттой, хотя она меня все равно не слышала.
   Наконец она открыла глаза и посмотрела на море. Ее молчание было не выносимо, и я начала говорить за нас обеих. Я рассказала ей о Марке и о себе, о моих детях и о моем бизнесе, моих надеждах и о моих желаниях. Я даже сказала ей, как я все-таки собираюсь купить щенка для детей. Боже, сказать было уже нечего.
   Я помолчала несколько минут. Взглянув на нее, я увидела, что ее глаза были закрыты. Я запаниковала. «Не оставляй меня Чарли!» Я почувствовала, что она сжала мою руку, и прижалась к ней сильнее.
   Мы ждали, когда нас спасут, не надеясь пережить ночь. Следующий день стал радостью и болью. Нас мучила жажда. Мы обе молчали. Мы хотели умереть.
   ***
   Я смотрела в никуда, как вдруг, вдалеке увидела тень между небом и водой. Я все глядела не веря своим глазам. «Боже мой!» Воскликнул я. «Чарли. Чарли… посмотри… земля Чарли, земля.» Я повторяла снова и снова, пока наконец до нее дошел смысл моих слов. Мы медленно поплыли к берегу.
   Через какое-то время она перестала грести. «Давай Чарли, еще немного».
   «Я не могу Лаура. У меня нет сил», застонала она. «Оставь меня. Я устала. Пожалуйста, оставь меня».
   Я рассердилась. «О нет, ты не можешь так поступить со мной. Не сейчас! Мы сделаем это вместе», сказал я ей. «Поэтому, начинай шевелить ногами Чарли, я не оставлю тебя здесь, и я не собираюсь умирать. Двигайся».
   Она смерила меня своим надменным взглядом и сказала: «Не называй меня Чарли!», после чего поплыла.
   Мне начало уже казаться, что мы плывем вечность. По крайней мере, теперь можно было увидеть пляж и деревья. Господи, прошла жизнь, прежде чем мы достигли берега. Но мы сделали это. На берегу, упав лицом на песок, мы заснули. Не знаю, сколько мы проспали, час или день, главное, мы были живы. Вот что имело значение.
 
 
   
    Глава 3

   
   Звук бьющихся волн и вкус песка во рту разбудили меня. Я посмотрела на Чарли. Она еще дышала. Солнце стояло уже высоко на небе. Какая жара. Надо было срочно найти укрытие. Я дотащила Чарли до близлежащих пальм, и рухнула рядом с ней. Подул прохладный ветерок. Ну, у нас и загар. Мы обе были красные, как моллюски.
   Чарли пришла в себя. «Я хочу пить», сказала она еле слышно. Выглядела она ужасно.
   «Чарли», сказал я ей. Она полностью меня проигнорировала. «Чарли», позвала я снова. Наконец она взглянула на меня. «Послушай Чарли, оставайся здесь. Я собираюсь тут немного осмотреться, и попытаюсь найти немного воды».
   Я не была уверена, что она поняла меня. Выглядела она не очень: стеклянный взгляд и пустое выражение лица. Она потеряла много крови, и, возможно, у нее было сотрясение мозга. Я должна была найти немного воды, и как можно скорее.
   «Чарли, ты меня понимаешь? Чарли, пожалуйста! Оставайся здесь, ладно? Я найду для тебя немного воды, хорошо? Хорошо Чарли?»
   Мне нужно было услышать ее ответ. Я боялась, что если оставлю ее вот так, она может умереть до моего возвращения, если я вообще вернусь. «Ты нужна мне. Пожалуйста, не оставляй меня одну. Пожалуйста!»
   Она посмотрела на меня и подарила вымученную улыбку, я крепко обняла ее в ответ. Мы были вместе. «Ой!» сказала я, и мы обе отстранились друг от друга. Больно. Загар не прошел бесследно. Она улыбнулась, и я тоже ответила ей улыбкой. У нас были только мы.
   Я поднялась и отправилась на поиски воды. Мне необходимо было найти хоть немного воды, и я молилась, чтобы Чарли была еще жива, когда я вернусь. Я не знала как сильно она была ранена. Но сейчас все что нам было нужно – это вода. Уходя все дальше от берега, я старалась запомнить дорогу. Мне только заблудиться не хватало.
   Как же трудно было идти с обнаженными ногами. Я в изнеможении опустилась на бревно. Какая жара. Кожа от ожогов просто горела. Закрыв глаза и откинув голову назад, я попыталась найти утешение в ветре. Голова закружилась. Черт, мне необходимо найти воду, иначе я умру.
   Тишина вокруг действовала на нервы. Она пугала. Я попыталась сосредоточиться, твердя самой себе: «Держись, только держись, еще немного».
   Постепенно я начала улавливать кое-какие звуки. Это что водопад? Я пошла на шум, который по мере моего приближения, становился все громче и громче. Вскоре я уже бежала, спотыкаясь и падая. Водопад! Самый красивый водопад в мире. Я зачерпнула немного воды, пробуя ее на вкус. Пресная. Слава Богу! Я пила, пока не утолила свою жажду. Потом я просто нырнула в озеро, наслаждаясь ощущениями.
   Чарли! Ей нужна вода! Я оглянулась в поисках хоть какой-нибудь тары. Найдя пару сухих кокосов и расколов их о камень, я зачерпнула воду и пошла обратно к Чарли.
   Она искренне удивилась, увидев меня. Опустившись на колени возле нее и приведя ее в сидячее положение, я дала ей воды. Пока она пила, ее глаза неотрывно смотрели на меня. Напившись, она откинулась назад и закрыла глаза. «Не думала, что ты вернешься», прошептала она.
   Мне показалось, что она вот-вот заплачет. Я начала промывать ее рану на голове. «Почему ты так подумала? Я ведь сказала, что вернусь. В тебе мало веры», сказал я шутя.
   «Чем ты отличаешься от других? Что в тебе особенного?» спрашивая, она смотрела мне в глаза.
   Я не знала, что ответить. Но в ее глазах я увидела боль. Теперь она не казалась мне такой уж бессердечной, надменной и избалованной, какой ее привыкли видеть и считать другие. Сейчас передо мной была одинокая женщина, которая нуждалась в любви. Наверное, все мои мысли были написаны на лице, поэтому, прежде чем я ответила на ее вопрос, она заговорила. «Прости». Я хотела заглянуть к ней в глаза, но она уже отвела их в сторону.
   Через некоторое время ее рука потянулась к моей. Я села рядом с ней, спиной к дереву. Мы были окружены тишиной. Вскоре начало темнеть, и сон сморил нас. Свернувшись калачиком возле дерева, мы заснули.
   ***
   Ночью я проснулась от сильного шума. Чарли снился кошмар. Я попыталась разбудить ее. Когда она внезапно проснулась, ее глаза были полны слез. «Все хорошо… ШШШШ… Это просто сон», прошептала я. В отчаянии она прижалась ко мне.
   Именно этот момент изменил всю мою жизнь навсегда, но мне предстояла это еще понять. Шарлотта Екатерина фон Штейбен прижалась ко мне, и я крепко обнимала ее всю ночь.
 
 
   
    Глава 4

   
   Нашей целью стало выжить на острове. Я нашла воду и еду, правда, пока только фрукты. Чарли стала чувствовать себя уже лучше. Единственно, чего мы не могли понять, так это почему нас еще не нашли. Господи, ведь сейчас 20 век, а не 19. Есть поисковые самолеты и береговая охрана, они должны были уже найти нас.
   Прошло уже две недели, а мы по-прежнему были одни непонятно где. Чарли чувствовала себя хорошо, но единственное, что она делала, это загорала. Я устала все делать одна. Мое настроение ухудшалось с каждым днем, и в один прекрасный день я взорвалась.
   Однажды, возвращаясь с купания, я порезала ногу о выброшенную на берег ракушку. «AААХХ! Черт возьми! Черт! Черт! Черт!». Господи, как было больно. Я начала прыгать на одной ноге, а потом рухнула на песок от боли. Чарли рассмеялась. «Ты думаешь, что это смешно?» закричала я на нее. Если бы взглядом можно было убить, то она была бы уже мертва. Но это ее не испугало, она продолжала смеяться.
   «Ты бы себя видела», сказала она. «Как ты прыгаешь… Хахахаха!», не могла она удержаться от смеха.
   Я набрала горсть песка и бросила в нее. Должно быть, я попала ей в глаза, потому что она пришла в бешенство, проклиная меня, на чем свет стоит.
   «Ты, сука! Вы чертова сука! Подожди, сейчас я вытащу песок из глаз и тогда…». Ее попытки ополоснуть лицо и тем самым промыть глаза ни к чему не привели, поэтому она была вынуждена полностью нырнуть в воду.
   В ее глазах была неприкрытая ярость, когда она вынырнула. Сначала она пыталась обрызгать меня водой. Я отодвинулась. Тогда она подошла ко мне, и начала пинать по заднице. Снова и снова.
   Я вскочила и бросилась на нее. Через несколько секунд мы, борясь, катались по песку словно малые дети. Кто бы мог представить, что в тридцать пять я буду кататься по пляжу с обнаженной женщиной, и бороться с ней как я делала это в начальной школе.
   Я опрокинула ее на песок. «Довольно!» сказала я. Она не хотела сдаваться и попыталась вновь скинуть меня с себя. «Довольно, Чарли!» Это зашло слишком далеко. Она зашипела на меня сквозь зубы «Слезь с меня немедленно!»
   Я посмотрела ей прямо в глаза и сказала: «С тебя достаточно?» Она не ответила. Я наклонила свое лицо ближе: «Я спрашиваю, с тебя достаточно?»
   Мгновение она просто смотрела на меня. Ее гнев испарился. «Тебе нравится быть сверху Лора?»
   До меня не сразу дошел смысл ее слов. Но как только я поняла, о чем она спрашивает, я немедленно вскочила. Перевернувшись на живот и приподнявшись на локтях, она посмотрела на меня и снова рассмеялась.
   Я отошла от нее как можно дальше и закричала на нее. «Ты сумасшедшая! Если ты думаешь, что я буду делать все здесь одна, то ты заблуждаешься». Отойдя от нее на приличное расстояние, я закричала вновь «Я устала. С этого момента ты начнешь двигать своей задницей и выполнять работу!»
   «И ради Бога, надень что-нибудь на себя!», дойдя до лагеря, я рухнула на землю.
   Моя нога все ее кровоточила. Я пыталась закрыть порез пальцами, надавливая на рану, но это не помогло. Вся рука была в крови. Вдруг меня накрыла чья-то тень. Рядом со мной стояла Чарли.
   Я посмотрела на нее. Увидев меня всю в крови, она опустилась передо мной на колени, ее глаза были полны беспокойства.
   «Боже мой, что случилось с тобой?» спросила она нежным голосом, в котором чувствовалась тревога. Она помогла мне подняться, и мы побрели обратно к воде. Добравшись, мы начали промывать мою рану от песка. После оказанной мне первой медицинской помощи, я почувствовала небольшое головокружение, но, по крайней мере, кровотечение начало останавливаться.
   «Сними блузку», сказала Шарлотта, смотря на меня со смесью тревоги и заботы.
   «Зачем?»
   «Твою рану необходимо перетянуть, а ты единственная кто здесь одет», пояснила она.
   Я медленно начала расстегивать пуговицы, когда мир вокруг меня закружился.
   «Давай я, пока ты не истекла кровью», сказала Чарли, нетерпеливо отталкивая мои руки. Она быстро сняла блузку и плотно обернула ее вокруг моей ноги.
   «Слишком туго, Чарли», прошептала я.
   «Так надо», ответила она коротко. Со стоном я легла обратно на землю, желая лишь одного, чтобы мир перестал кружиться перед глазами.
   Вдруг я оказалась на ногах. Лицо Чарли было совсем рядом. Как мне удалось встать? Затем я почувствовала, что ее руки поддерживают меня.
   Вместе мы добрались до нашего лагеря. Она осторожно опустила меня на землю, положив какой-то предмет под ногу, тем самым, подняв ее на небольшую высоту. Мои веки отяжелели. Чарли подняла мою голову и заставила выпить немного кокосового сока, надеясь, что его сладость приведет меня в чувство.
   «Хватит, Чарли», запротестовала я. «Ты решила утопить меня?» Она вытерла остатки сока с моих губ и подбородка и захихикали.
   Она посмотрела мне в глаза и мягко ответила «И остаться одной на этом острове?» Я улыбнулась ей в ответ. Она притянула меня к себе, сложив мою голову себе на плечо. И прежде чем задремать, я услышала, как она очень тихо сказала: «Не называй меня Чарли», а затем почувствовала как ее руки обняли меня.
   Этот инцидент изменил наши отношения. Мы поняли, что нужны друг другу, и мы наконец-то начали искренне наслаждаться обществом друг друга.
   ***
   Как только я смогла начать ходить, мы решили исследовать остров и через некоторое время нашли старый заброшенный причал. Там оказались сети, немного парусины, и, спасибо Богу, несколько кастрюль, которые можно было использовать для приготовления пищи. Настоящее сокровище. Мы были в восторге, который не омрачал даже тот факт, что до этого момента никто из нас никогда не ловил рыбу.
   Взяв свою добычу, мы отправились обратно к берегу, мечтая о нормальном ужине. Сказать по правде, от фруктов меня уже тошнило.
   Я вымыла самую большую кастрюлю, протерев ее песком и сполоснув в океане. Пришлось сделать несколько заходов к водопаду, чтобы наполнить ее пресной водой доверху. Чарли собрала несколько сухих веток. После двух месяцев практики, мы уже знали, как развести огонь. Мы были готовы отправиться добывать наш ужин с помощью сети, абсолютно не имея представления, как это делается.
   «Я думаю нам нужно пойти в бухту», сказала я Чарли.
   Она посмотрела на меня и спросила: «Почему в бухту?»
   Я вспомнила, что во время приливов мы видели там много рыбы. У нас было в запасе два часа. Но за эти два месяца, я выяснила, что Чарли вообще не знала что такое терпение. Поэтому я не слишком удивилась, когда она его в очередной раз потеряла.
   «Да пошло оно, с меня хватит», она повернулась и пошла прочь.
   «Чарли!» окликнул я ее. «Не делай этого. Вернись, Чарли. Эй, у тебя, что есть идея получше?». Я была расстроена и продолжала кричать ей «Трусиха! Ты хочешь, чтобы я все бросила?»
   Она уходила все дальше. «Чарли!»
   Резко обернувшись, она закричала мне в ответ: «Я уже миллион раз говорила тебе, НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ЧАРЛИ!»
   Оставшись одна, в расстроенных чувствах я присела на камень. Вскоре начало темнеть. Я встала, вздохнула и направилась к лагерю.
   К тому времени, как я добралась до него, было уже совсем темно. Костер, который обычно разжигала Чарли, не горел. На острове в течении этих двух месяцев, мы каждый день сидели возле костра и говорили обо всем на свете. Это стало нашим ритуалом, и мы всегда ждали с нетерпением наступление вечера. Где же Чарли?
   Я решила прогуляться по пляжу. Стояла уже ночь, а на небе светила полная луна, бросая на землю серебристый блеск.
   Через несколько минут я увидела ее стоящую в океане, вода доходила ей до бедер. Она медленно пропускала свои волосы сквозь пальцы. В свете луны не было прекраснее обнаженного тела, чем это.
   Я всегда считала себя привлекательной. Мужчины находили меня красивой. Но, Чарли была умопомрачительно прекрасна. От загара ее кожа приобрела золотистый оттенок меда. От солнца ее волосы, так же как и мои, осветлели. Мы всегда вместе принимали солнечные ванны, но никогда я не смотрела на нее так, как в этот момент.
   Боже, я видела ее обнаженной сотни раз, но никогда не чувствовала того, что испытывала сейчас, глядя на нее. Мои ноги отказывались уходить, мои глаза видели только ее.
   Она обхватила руками свою грудь и запрокинула голову. Я задохнулась. Когда последний раз я занималась любовью, когда чьи-то руки ласкали меня. Я почувствовала дикое, необузданное желание. Реальность происходящего обрушилась на меня со всей силы.
   Чарли, заметив меня, стоящую на берегу, помахала мне рукой, приглашая присоединиться к ней. Я отвернулась и побежала назад к лагерю, туда, где почувствую себя в безопасности.
   Мне казалось, что сейчас моя голова взорвется от мыслей. Боже, она женщина. Я никогда не испытывала таких чувств к женщине. Я чувствовала себя раздавленной, потерянной и, что хуже всего, мне хотелось, чтобы ее руки были моими руками. Я хотела, чтобы это мои руки ласкали ее грудь. Я хотела почувствовать ее губы на своих губах. Я дрожала от желания и одновременно от отвращения к себе.
   Я принялась метаться по лагерю, как кошка в клетке. Мне надо было срочно занять себя чем-нибудь. Я начала разводить костер. Когда огонь разгорелся, я заметила Чарли, медленно идущую в сторону лагеря. Одежду, вернее, то, что от нее осталось за два месяца, проведенных на острове, она несла в руках.
   Она шла медленно, иногда смотря на океан, то на звезды. А я не могла оторвать от нее глаз.
   Справившись, наконец, с собой, я подошла к своему коврику и легла, повернувшись к ней спиной.
   «Эй, почему ты не присоединилась ко мне?» спросила она. Я не ответила. «Ты до сих пор злишься, что я оставила тебя там?» Она ждала, что я что-нибудь да отвечу. «Я знаю, что ты не спишь Лора». Тишина. «Лора, не сердись». Видимо, устав ждать от меня ответа, она тоже решила лечь спать.
   Она легла рядом со мной, как делала это прежде, но сейчас я почувствовала, что ее мокрые руки коснулись моей спины.
   Я повернулась, чтобы посмотреть на нее. Она все еще была обнажена, и свет от огня отражался от ее влажной кожи. «Ты собираешься спать в таком виде?» спросила я ее.
   Чарли с удивлением посмотрела на меня. «Да, сегодня жарко», сказала она, повернувшись ко мне спиной.
   Следующие несколько дней мы почти не разговаривали. Я ходила за фруктами и водой. Я снова все делала одна. Осталось только научиться ловить рыбу.
   Через два дня это у меня получилось. Теперь в нашем рационе появилась рыба,кроме того, вблизи одного из рифов я обнаружила гнезда омаров.
   Теперь с помощью сети и кастрюль можно было разнообразить нашу еду. На фрукты я уже не могла смотреть. Я занимала себя чем угодно, стараясь держаться подальше от Чарли. Перестала загорать вместе с ней. Думаю, она обиделась, и я ее не виню. Я стала избегать ее компании, и уходила по делам каждый раз, когда она приближалась ко мне. Я намеренно все делала одна, не прося ее о помощи. Так продолжалось около трех недель.
   Но я скучала по нашим разговорам. Я скучала по прогулкам по пляжу, по купанию, по обычным вещам, которые мы делали вместе. Я скучала по ней.
   Чарли перестала пытаться разговорить меня. Часами она смотрела на океан, но иногда, я замечала, с какой тоской она смотрит на меня.
   Прошли еще несколько недель, но между нами было все по-прежнему. Мы застряли на этом Богом забытом острове. Мы были одни, и шансов выбраться становилось все меньше и меньше.
   В один из дней я шла вдоль берега, когда увидела Чарли, сидящую на одном из рифов. Я бы ушла, если бы в тот момент не увидела, что ее руки прижаты к лицу, а тело сотрясается от рыданий. Она не видела меня. Я могла бы уйти, должна уйти, но не смогла. Она выглядела такой несчастной. Я чувствовала ее боль.
   Я медленно начала приближаться к ней. Сидя ко мне спиной, она не могла видеть меня, и, подходя все ближе и ближе, я смогла услышать ее плач.
   Опустившись на колени позади нее, я дотронулась до ее плеча. Она повернулась и посмотрела на меня. Ее глаза были полны слез. Печаль и боль в них ранили меня в самую душу. Я крепко обняла ее, гладя ее по волосам, целуя лоб и чувствуя, как дрожит ее тело. Так мы просидели довольно долго. Когда она посмотрела на меня, и я нежно погладила ее по лицу. Ее глаза смотрели прямо на меня, ее губы приоткрылись, я начала задыхаться от ее близости. Наконец оттолкнула ее.
   Чарли с удивлением посмотрела на меня. Прыгнув в воду, я быстро поплыла обратно к берегу. Она прыгнула за мной следом.
   Догнав, она схватила меня за руку, развернув к себе лицом.
   «Почему? Скажи мне, почему?» кричала она. «Просто скажи мне, почему?» спрашивая снова и снова. Я попыталась вырваться. «Лора, я нужна тебе» воскликнула она.
   Вырвавшись, я направилась к берегу, когда услышала за спиной ее рыдания. Я остановилась, развернувшись, посмотрела на нее.
   «Чарли… Чарли, не усложняй все, пожалуйста», попросила я. «Разве ты не видишь Чарли?» я вздохнула, прежде чем продолжить. «Мне трудно находиться рядом с тобой. Я не могу быть с тобой». Она в замешательстве посмотрела на меня.
   «Почему? Что я сделала? Что я сделала Лора!» воскликнула она. «Я никогда не нуждалась в ком-либо», тихо сказала она.
   Боже, я должна была ей сказать. Она во всем винит себя, но дело только во мне, она не должна страдать. Я должна попытаться объяснить ей, должна заставить ее понять и попросить прощение.
   «Я люблю тебя Чарли»
   Она улыбнулась и подошла ко мне, остановившись в нескольких шагах.
   «Все, что я хочу, это быть с тобой», сказал я ей.
   «И я. Ты тоже нужна мне», сказала она с улыбкой. Я отступила на шаг назад.
   «Нет, ты не понимаешь. Я хочу тебя. Я хочу тебя так сильно, что это причиняет мне боль. Я никогда… Я не могу быть рядом с тобой! Неужели ты не понимаешь? Я не могу быть рядом с тобой!» Она стояла и смотрела на меня со странным выражением лица. Этот взгляд. Я его уже видела. Иногда я ловила его на себе, когда она думала, что я не смотрю на нее. Я бросилась бежать.
   Я бежала, не разбирая дороги, зная, что она бежит следом за мной. Я слышала, как она зовет меня по имени. Наконец, устав, я остановилась. Мне не хватало воздуха. Оглянувшись назад, я увидела ее в десяти шагах от себя. Сгорбившись, она пыталась отдышаться.
   Через несколько мгновений она распрямилась и сделала шаг в мою сторону, я сделала шаг назад. Я боялась отвести от нее взгляд. По ее лицу невозможно было прочесть, что она задумала. На этот раз, она направилась в мою сторону медленнее. Я не двигалась, продолжая смотреть на нее, пока она не остановилась всего лишь в нескольких сантиметрах от меня. Я почувствовала ее дыхание на своем лице.
   Чарли была примерно на дюйм или два выше меня, поэтому стоя так близко, мы смотрели друг другу в глаза. О, этот взгляд, он проникал мне прямо в душу, лишая возможности двигаться. Я чувствовала себя загнанной в угол. Бежать было некуда, но хотела ли я убежать?
   Она нежно провела рукой по моему лицу. Я попыталась что-то сказать, но Чарли остановила меня, накрав своей рукой мои губы. Она медленно убрала прядь волос с моего лица, как делала это прежде.
   Я продолжала стоять, слыша только стук своего сердца. Ее рука скользнула за мою шею, и медленно притянула меня к себе. Ближе. Ближе. Я чувствовала каждую клеточку ее восхитительного тела, ее дыхание на своих губах.
   Я закрыла глаза, чувствуя как ее губы слегка коснулись моих, дразня и требуя ответа. Я никогда не испытывала таких чувств ранее. Она прижимала меня к себе все сильнее, все ближе, я застонала. Я обняла ее, желая полностью раствориться в ней.
   Внезапно я отодвинулась от нее. Мне необходимо было глотнуть воздуха. Я посмотрела ей в глаза. Боже, я испытывала сейчас столько разных чувств, но, глядя в ее глаза, не могла понять, что чувствует она. Она тихо прошептала мне. «Я нужна тебе Лора, и тебе нужно это». Она попыталась обнять меня.
   Я отвернулась. Боже, я чувствовала такое отвращение к самой себе. Я принуждаю ее. Крик сорвался с моих губ, и я упала на землю, закрыв лицо от стыда. Я заплакала.
   Она опустилась передо мной на колени. Я не могла заставить себя посмотреть на нее. Она первая нарушила тишину. «Я никогда ни в ком не нуждалась. Не знаю, что тебе еще сказать». Я слышала, как она глубоко вздохнула, прежде чем продолжить. «Посмотри на меня! Мы должны прекратись это! Посмотри на меня, Лора», умоляла она. Я, наконец, подняла на нее полные слез глаза, и была смущена тем, что увидела в них.
   Ее глаза ожили. «Я хочу впустить тебя Лора», сказала она тихо. «В свой мир, в свою жизнь». Ее взгляд вдруг стал очень серьезным. «Мне тоже это нужно» Она схватила мою руку и потянула на себя, так что мы обе оказались на земле.
   Чарли обхватила рукой мою шею и притянула ближе. Теперь наши губы едва касались. «Я хочу этого», прошептала она, и мои губы накрыли ее.
   Наши поцелуи становились все ненасытнее, более страстными. Я чувствовала, как ее руки скользят вдоль моего тела. Она сводила меня с ума. Я хотела ее, слиться с ней, проникнуть в нее и полностью раствориться. Я не могла насытиться. Я желала ее так, как никого прежде.
   Отстранившись, глядя мне в глаза, она начала расстегивать свою рубашку. Мое дыхание сбилось. Ее глаза следилиь за мной.
   Я была напугана, возбуждена и я сгорала от желания. Боже, как я хотела ее. Она взяла мою руку, и положила себе на грудь. Волна вожделения накрыла меня с головой. Мои пальцы принялись поглаживать ее соски. Свободной рукой я сорвала с нее рубашку, и сжала ладонью другую грудь. Ее глаза закрылись, а голова откинулась назад.
   Я начала покусывать ее шею. Когда ее губы нашли мой рот, она прошептала «Я хочу прикоснуться к тебе». Ее язык начал исследовать мои губы. «Попроси меня, Лора! Попроси меня прикоснуться к тебе!» сказала она низким голосом. «Попроси меня прикоснуться к тебе! Говори». Она схватила меня за руки, не давая прикоснуться к себе. «Попроси меня! Позволь мне ласкать твою грудь, как ты ласкала мою». Я начала задыхаться. «Попроси меня, Лора. Позволь мне поцеловать ее, ласкать». Она дернула меня на себя, и ее лицо оказалось прямо перед моим. Ее губы порхали над моим лицом, шепча: «Попроси меня… Попроси меня, Лора» и я попросила.
   В тот момент, я бы сделала и сказала что угодно. «Прикоснись ко мне, Чарли, пожалуйста», умоляла я. «Пожалуйста, Чарли! Я хочу касаться тебя, познать тебя. Всю тебя. Везде».
   Желание волнами накатывало на мое тело. Это была нереально. Я касалась, целовала ее, пробовала на вкус. Она дарила мне такое удовольствие, которое я не знала никогда.Она любила меня медленно, дразнила, пока я не начала умолять ее.
   Наши тела переплелись и дрожали от высвобожденной страсти. Я нежно прижимала ее к себе, а она гладила мои волосы.
   Когда начало темнеть, мы отправились обратно к лагерю, по дороге обнимая и целуя друг друга. Слова были не нужны. Добравшись до лагеря, она притянула меня к себе, и мы целовались снова и снова.
   Когда мы легли, губы Чарли вновь накрыли мои, пробуждая во мне голод. Мои глаза закрылись, и с губ сорвался стон, когда я почувствовала ее тело на себе, ее страсть и желание.
   ***
   При свете дня в голове немного прояснилось. Чарли еще спала. И я решила погулять по пляжу. Мне надо было подумать. Боже мой, что я наделала? Что будет дальше? Что я скажу? Как она поступит?
   Я села на песок и прижала колени к груди. Я сидела и глядела на океан, не зная, что нас ждет.
   Я так боялась своих вопросов. Повторится ли это снова? То, что произошло это всего лишь секс или это нечто большее? Я все еще хочу ее? Наконец-то самый важный вопрос: я все еще хочу ее?
   «Да. Ооо, да».
   Я оглянулась в сторону лагеря, и увидела стоящую там Чарли, которая глядела в ожидании на меня. Она терпеливо ждала, когда я сделаю первый шаг.
   Я встала и медленно направилась к ней, не отрывая своих глаз от ее ни на мгновение. Остановившись в нескольких дюймах, я поцеловала ее.
   Внешний мир перестал существовать. Мы стали любовницами. Здесь, на острове, не было запретов. Мы были вместе. Гуляли по пляжу, плавали, спорили и мирились. Мы провели на острове шесть месяцев. И последние три были самыми счастливыми.
 
 
   
    Глава 5

   
   Однажды я отправилась к морю, ловить омаров нам на ужин, а Чарли пошла за водой. Впервые я осталась наедине со своими мыслями, и мне действительно было о чем подумать. Например, о том, как будут дальше развиваться наши отношения с Чарли? Она всегда присутствовала в моих мыслях, я постоянно думала о ней, желала прикоснуться. Это стало для меня полной неожиданностью. Потом мои мысли изменили направления, и я задумалась о своей прежней жизни. Мои дети. Я скучала по ним. Мне так хотелось обнять их, почувствовать, и каждую ночь смотреть, как они засыпают. Эшли, наверное, уже пошла во второй класс. В этом году она хотела стать скаутом, и мы планировали сделать это вместе. Я скучала по Джошу. От мысли, что я могу больше никогда не увидеть своих детей, мне стало так плохо, что я заплакала.
   Я обняла себя и взглянула на океан, туда, где соединяются вода и небо. Так далеко. Подобно тому, как мои дети были далеки от меня. Они, наверное, думают, что я умерла. Кто заботится о них? До сих пор наша жизнь была похожа на гонку. Мы так мало времени проводили вместе. Я долго стояла, глядя вдаль. Где они? Где они без меня?
   Вдруг я почувствовала руку на своем плече. Чарли стояла рядом, не знаю, как долго, возможно, слишком долго. Я повернулась к ней и посмотрела ей в глаза, ожидая увидеть в них, как обычно, пустоту. Как я заблуждалась. Я была ей нужна, действительно нужна. Все ее преграды рухнули. В ее глазах была нежность и вопрос. Рухнув в ее объятия, я разрыдалась.
   Она крепко прижала меня к себе и задала только один вопрос: «Что наполняет тебя такой тоской?» Я почувствовала, как ее тело напряглось в ожидании моего ответа. Я отодвинулась, внезапно ощутив холод. Задрожав, я обхватила себя руками, а мои глаза вновь посмотрели туда, где океан встречается с небом. Туда, где были мои дети. Вот где они были для меня сейчас. На какое-то мгновение, я совсем забыла, что Чарли все еще ждет моего ответа.
   «Я скучаю по ним Чарли». Я сделала глубокий вдох. «Я скучаю по своим детям», сказала я, стараясь подавить рыдания. Присев на песок, чувствуя ее объятия, я нашла утешение. Мы обе посмотрели на морскую гладь. Я все говорила и говорила, рассказывая ей о том времени, когда они родились. Их первые шаги. Их первый зуб. Я рассказывала ей о них, и это делало их ближе ко мне, поточу что здесь, на острове, все было не реальным. Она слушала меня, прижимала к себе и не произносила ни слова. С этого момента, Чарли никогда не оставляла меня одну.
   ***
   Мы провели на острове около шести месяцев, плюс-минус день. Потеряв всякую надежду вернуться домой, я свыклась с мыслью, что здесь мы проведем остаток своей жизни. Но в этом идеальном мире мы были вместе. Это были самые счастливые шесть месяцев. Время летело незаметно.
   Однажды мы вновь решили отправиться на старый заброшенный причал, в надежде найти что-нибудь полезное, и ранее не замеченное нами. Мы были уже совсем рядом, когда она неожиданно толкнула меня в спину, опрокинув на землю. Я собиралась возмутиться, но она быстро закрыла рукой мне рот, подав мне знак вести себя тихо, и указала в сторону причала. Взглянув в указанном направлении, я заметил их. Потрепанные. Но, Боже мой, это были люди. Мы были спасены.
   Вне себя от радости я начала приподниматься, когда Чарли вновь притянула меня к земле, и велела быть тихой. Я прошептала. «Они могут спасти нас Чарли». Я не могла понять, почему она так поступает. «Мы можем вернуться домой. Неужели ты не понимаешь, они помогут нам вернуться домой!» воскликнула я.
   «Молчи», приказала она мне. «Посмотри на них Лора» указала она на моряков. «Посмотри на них внимательно». Я посмотрела, а она продолжила: «Если они обнаружат наши следы, они сделают с нами что угодно, но только не спасут».
   Я посмотрел на нее в замешательстве. «Они пираты Лора. Не люди. Они дикие животные».
   Я попыталась переубедить ее. Я хотела вернуться домой. «Чарли, ты не можешь знать это наверняка…». Она перебила меня «Я знаю. Это хищники».
   Я снова посмотрела в их сторону. Мне стало страшно. «Как ты думаешь, они смогут обнаружить нас?» спросила я ее, но она продолжала молча наблюдать за ними.
   «Пойдем» сказала она, и мы поползли прочь, обратно к лагерю. «Нам необходимо спрятаться в пещере, что мы обнаружили на другой стороне острова» сказала я ей. Она продолжала бежать. Я остановилась. «Чарли, там мы будем в безопасности!». Никакой реакции. Я догнала ее и развернула к себе. Господи, я смотрела в глаза незнакомца. Мои руки, удерживающие ее, медленно разжались.
   «Мы должны вернуться к лагерю и уничтожить его, взяв с собой в пещеру все необходимое. Ты права, там мы будем в безопасности», сказала она, схватив меня за руку с силой, которую я раньше не замечала. «Если они обнаружат следы нашего пребывания, они не остановятся, пока не обыщут весь остров и не найдут нас». Она потащила меня за собой, сжимая мою руку все сильнее и сильнее. Ее взгляд был безумным, но я знала, что она боялась за нас. Как больно. «Чарли отпустил меня. Ты делаешь мне больно, Чарли!» Она посмотрела на мою руку и отпустила: «Поторапливайся. Двигайся».
   Прибежав в лагерь, мы начали собирать все необходимое: коврики для сна, поскольку пол в пещере был холодный, и всю еду, а также старую парусину, которую нашли на причале и служившую нам до этого момента крышей. Убедившись, что мы не оставили никаких напоминаний о своем присутствии на острове, мы быстро направились к пещере.
   Что-то изменилось в Чарли, она казалась мне незнакомцем. В пещере было темно и холодно, мы сидели по разные стороны. Чарли была угрюма, я чувствовала, что она сердится. Неожиданно она вскочила и направилась к входу в пещеру, потом оглянулась, вернулась назад и снова села. Мне казалось, что она даже не замечает меня. В тот момент она напоминала дикого зверя, запертого в клетке. Ее глаза горели. Я увидела другую сторону Шарлотты фон Штейбен, о которой, я подозреваю, знали немногие.
   Я поежилась от холода, что не осталось ее незамеченным. Она подошла ко мне и медленно опустилась на колени передо мной. В ее глазах горел яростный огонь, но голос, которым она заговорила, был низким и мелодичным. Она полностью держала себя под контролем. «Замерзла!» Это был не вопрос, а утверждение.
   Она взяла часть парусины и накрыла меня ею. Убедившись, что я в порядке, Чарли посмотрела на меня. Ее лицо была сплошная маска. Убрав аккуратно выбившуюся прядь моих волос, она, глядя мне в глаза, сказала: «Я никому не позволю причинить тебе боль… НИКОГДА». Потом она встала, подошла к входу в пещеру, убедиться, что там никого нет. Так мы провели эту ночь. Мне было страшно. Я боялась, что нас обнаружат, и меня пугала эта «Чарли». Мы молча поели. Следующий день прошел в том же духе.
   Ночью я решила наконец-то нарушить тишину. «Чарли», она не дала мне закончить. Положив пальцы мне на губы, она начала ласкать их. Ее рот накрыл мой. Ее страсть, ее ненасытный голод господствовали этой ночью. Я падала в бездну.
   Через два дня мы рискнули выбраться из пещеры и направились к причалу. Их там уже не было, но чтобы убедиться, что они действительно ушли, мы исследовали всю территорию острова. Ура! Мы снова были одни. Но что-то внутри меня подсказывало мне, все изменилось.
   ***
   С тех пор как пираты ушли, прошла неделя. Однако Чарли по-прежнему была угрюма. Настало время положить этому конец. «Что случилось Чарли?» спросила я. Она стояла ко мне спиной, и, казалось, не собирается отвечать. «Чарли, твои чувства ко мне изменились?» Тишина. Я все поняла и пошла от нее прочь. «Подожди», позвала она. Я не остановилась. Она закричала мне «Я не могу это сделать. Я не хочу этого!» Ничего уже не понимая, я обернулась и взглянула на нее. Она, казалось, искренне расстроена. «Я не хочу заботиться о тебе», продолжила она. «Я не могу позволить себе заботиться о ком-либо». Она начала ходить взад вперед. Я застыла на месте. Стало страшно. Я испугалась, что она разлюбила меня. Так надо быть терпеливой и дать ей время выговориться. Я молча ждала.
   Наконец она остановилась и взглянула на меня. «Я никогда ни в ком не нуждалась. У меня всегда было все, что я хотела». Остановившись на минуту, она продолжила. «Я никогда не любила женщину». Я потупила взор, мне стало стыдно, а она продолжала. «В тот день в пещере я чуть не сошла с ума от мысли, что могу потерять тебя. Я испугалась». Я слышала, как ее дыхание становится все тяжелее, но не могла поднять на нее глаз. «Я чувствовала ЯРОСТЬ, ГНЕВ… как я никогда прежде».
   Собрав остатки своего мужества, я посмотрела на нее. «Я не понимаю, что ты пытаешься сказать мне, Чарли». В отчаянии, тряхнув головой, я прошептала «Ты хочешь сказать, что не любишь меня больше?» Еще чуть-чуть и я готова была разрыдаться. «Ты, идиотка», сказала она, подошла ко мне и обняла. «Дурочка, я пытаюсь сказать тебе, как сильно я тебя люблю, и это приводит меня в ужас».
   Я плакала у нее на руках, а потом мы обе истерически смеялись. Все встало на свои места. Я любила ее, я поверила ее словам, что она никогда никого не любила так, как меня. Это наполняло меня радостью, но одновременно мне было жаль, что в ее жизни никогда не было человека, которого бы она любила по-настоящему. Ее жизнь была похожа на золотую клетку. Мое сердце открылось ей навстречу. Я хотела любить ее, хотела дать ей понять, что она самый важный человек в мой жизни, хотела подарить ей всю свою нежность, которой она была лишена. Мне удалось. Мы обещали друг другу, что те, кто встанут между нами, почувствуют всю силу нашего гнева. Любить Чарли было легко. Я узнала ее настоящую. Я видела в ней то, что она скрывала от других людей.
   Я вспомнила разговор за обеденным столом на корабле. Они считали ее бессердечной, холодной, несгибаемой и непоколебимой с ноткой жестокости, которая пугала их до смерти. Она безнаказанно брала все, что только пожелает. Но это не так. Они не знали ее, как знала я. Она была моей Чарли, мягкой, любящей и нуждающейся. Она хотела быть любимой. Нежная. Умная. Наверное, ребенком, она была тихой и немного печальной, нуждаясь в любви, но чувствуя одно одиночество. С каждым днем я любила ее все больше и больше. Она нуждалась во мне, и я чувствовала себя нужной. Я просила ее рассказать мне немного о своем детстве, но она постоянно отказывалась говорить о прошлом. Я не оставляла надежды, узнать о Чарли побольше.
   Однажды я не выдержала. «Ты никогда не рассказываешь мне о себе».
   Она рассердилась «Я рассказала тебе о себе все. Что, черт подери, тебе от меня еще нужно?» Придя в ярость, она повернулась ко мне спиной. «Прекрати допрашивать меня. Тебе не надо знать больше того, что ты знаешь». Мы молчали. Я не понимала, почему она так реагирует, ее слова так ранили. Я ненавидела, когда она становилась такой. Никогда не привыкшая что-либо объяснять, она всякий раз взрывалась, когда я начинала давить на нее. Правда, она всегда просила прощения за свои слова и действия. Она умела умолять. После ссоры мы всегда занимались любовью. Этот раз не стал исключением. Ничего не сказав на ее обидные слова, я направилась к пещере. Она догнала меня и преградила дорогу. Ее взгляд был безумным. «Почему тебе обязательно надо знать все обо мне? Почему ты не хочешь оставить меня в покое?» закричала она, в отчаянии схватив меня и начав трясти. «Отпусти меня», воскликнула я, оттолкнув ее от себя и намериваясь уйти. Чарли вновь схватила меня, притянув к себе. Ее поцелуй был жестоким, она жаждала завладеть мной, господствовать надо мной. «Мне не… не нравится», ахнула я.
   Сражаясь друг с другом, мы упали на землю. «Нет, Чарли! Только не так. Я не хочу этого так» умоляла я. Исчезла нежность, мягкость, ее руки грубо перемещались по моему телу. «Я хочу заняться с тобой любовью», зарычала она, ужесточая свои поцелуи. Моя нижняя губа начала кровоточить. Когда она увидела кровь, это отрезвило ее, потрясло, потому что, поклявшись защищать меня, она сама же причинила мне боль. Когда она выпустила меня, я отвернулась и прошептала «Чарли, так любовью не занимаются». Она ничего не сказала, не извинилась, но я слышала, как тяжело она дышит. Я повернулась к ней. «Все, что я хочу, это любить тебя». Она сделала глубокий вздох.
   Ее дыхание становилось все тяжелее, а глаза наполнились страстью. «До тебя ничто для меня не имело значения. Ты стала смыслом моей жизни. Я никогда не подведу тебя». И она накрыла мои губы своим ртом. Ее поцелуи были страстными, но в них было столько нежности. Слизнув кровь с моих губ, она сказала: «Твоя кровь внутри меня. Ты всегда будешь во мне». Она целовала меня, как никогда прежде. Любовь к ней стала смыслом моего существования.
   Наши отношения вновь изменились, с тех пор как мы были вынуждены скрываться в пещере. Чарли стала сильнее, и признаю, иногда она была жестокой. Но я никогда не сомневалась в ее любви ко мне. Однако настал момент, когда ее страсть ко мне, разочаровала ее.
   Любить Чарли было все равно, что ездить на американских горках. Одно слово – захватывающе. Мы предавались любви без остатка, бурно, иногда агрессивно, когда Чарли не могла уже контролировать свою страсть. Вот такими Дэвид впервые увидел нас: катающимися по воде, обнаженными, занимающимися любовью на пляже. Я была сверху, целуя ее, смакуя вкус ее губ, в то время как моя рука ласкала ее грудь, потом я заметила Давида, идущего к нам по берегу.
   Я вскочила. Шок. Страх. Я не верила своим глазам. Чарли тоже встала, но по ее виду нельзя было сказать, что она испугалась. О чем он подумает, когда увидит нас, да еще и с опухшими губами. Все признаки того, чем мы тут занимались, были на лицо. Он шел, улыбаясь. Чарли стояла, не глядя на него. Я в замешательстве посмотрела то на него, то на нее. Внешний мир вернулся. Она была готова встретить его. А я нет. Мы возвращались домой.
   Но я не была готова заявить миру о наших отношениях с Чарли. Мне было неудобно, всю дорогу я молчала, не смея посмотреть Дэвиду в глаза. Ничто не осталось не замеченным Чарли.
   Как выяснилось, Давид занимался парусным спортом и решил исследовать самые мелкие острова. Как только он узнал о нашей беде, то предложил взять нас с собой на материк. Чарли обсудила с ним все детали, не забыв упомянуть о состоянии нашей одежды, вернее, ее отсутствии. Он согласился одолжить нам кое-что из своей одежды, и велел следовать за ним к его лодке. Пока мы стояли, я не проронила ни единого слова. Думаю, он понял, почему я себя так странно виду. Начать разговор было нелегко, поэтому я только спросила «Когда мы сможем отправиться домой?». Я с тревогой посмотрела на него. Он улыбнулся и сразу ответил: «Если хотите, мы можем отплыть через несколько часов».
   Я улыбнулась и посмотрела на Чарли. «Мы возвращаемся домой Чарли. Мы действительно возвращаемся домой».
   Давид решил подождать нас на лодке, а мы отправились обратно в пещеру собирать вещи, или то, что могло нам пригодиться. Возвращались мы в тишине. В моей голове было так много мыслей. Я хотела бы увидеть своих детей. Обнять их. Я улыбнулась про себя. Я хотела бы съесть большую ложку шоколадного мороженого, кусок пиццы с сыром и выпить Diet Coke. Марк!!! Я вспомнила о Марке. Я резко остановилась. Чарли посмотрела на меня и сказала: «Я знаю», нежно прикоснувшись к моему лицу. «Теперь ты моя. Я не отдам тебя никому», ее глаза сверкали, как в ту ночь в пещере. «Я буду терпеливой. Ты любишь меня. И ты знаешь об этом», сказала она, ее рука не прекращала ласкать меня, другой она притянула меня к себе. «Ты у меня в крови, помнишь? Ты нуждаешься во мне, также как я в тебе». Она поцеловала меня нежно, медленно. Она была права, я нуждалась в ней. Десять часов спустя мы добрались до ближайшего острова.

+1

2

Глава 6

   
   По прибытии мы связались с местными властями. Давид был так добр. Он проводил нас до отеля, где Чарли сразу же воспользовалась телефоном. Менее чем через два часа, ей удалось перевести деньги в ближайший банк. Завтра ее личность установят по отпечаткам пальцев, и она получит полный доступ ко всем своим деньгам.
   И вот я сидела на балконе с видом на океан. Наши личности были установлены, а также сделан запрос по капитану Бертону и его кораблю. Как оказалось, мы сбились с намеченного курса, который он составил до нашего отъезда. Черт возьми, он был пьян. Вот что стало причиной. Капитан Бертон и его корабль до сих пор не были найдены. Мы думаем, что он утонул в море. Осталось только известить наших близких, что мы живы. Казалось, с тех пор как мы пропали, прошла целая жизнь. Все изменилось. Я изменилась. Зная Чарли, изменилось все. С этой единственной мыслью, я и сидела на балконе.
   На острове был небольшой аэропорт. Однако до четверга никаких рейсов не было, а сейчас был только понедельник. Я уже и забыла, что значит жить по дням недели. Ко мне подошла Чарли. «Я все устроила. Магазины для нас будут открыты. Идем за покупками. А завтра мы переедим в другой отель» сказала она. «Дэвид хотел присоединиться к нам за ужином, но я перенесла встречу на завтра», она остановилась, чтобы посмотреть на меня. Так взволнована. «Возможно, потом мы захотим прогуляться», она остановилась, не давая мне возможности ответить, и продолжила. «Или, возможно, мы могли бы пойти в ночной клуб. Что бы ты хотела?» По ее глазам и выражению лица не возможно было прочесть, что она чувствует.
   «Чарли, я должна позвонить Марку», сказал я. По ее реакция, я поняла, что она не это хотела услышать. Она повернулась ко мне спиной. «Чарли, я хочу, чтобы мои родители знали, что я жива. Пожалуйста, попытайся понять. Мне необходимо все уладить» сказала я ей.
   Она не сказала ни слова. Я встала, обошла ее, прислонила к себе и обняла. Мы обе смотрели на океан, а не друг на друга. Я чувствовала, как она напряжена. Она была обеспокоена. Она любила меня. Она не хотела потерять меня. Я призналась самой себе, что это было так несправедливо по отношению к ней. Мы прожили целую жизнь на острове. Мы стали любовницами. Я не сомневалась, что она любит меня, но я так же знала, что именно я стала причиной. Я была ответственна за это. Она никогда бы не подошла ко мне. Не изменила бы правила наших отношений на острове. Это сделала я. Я была первой, кто подошла к ней. Именно я толкнула ее в свои объятия. Это была моя вина. Я стала причиной ее боли теперь.
   «Я знаю, тебе наплевать на Марка. Я не знаю, как справиться с этим Чарли. Я люблю тебя. Я не хочу причинить тебе боль». Я сделала глубокий вдох. «Я не могу представить себя без тебя». Она прижалась ко мне сильнее, и наши пальцы переплелись. «Будь терпелива Чарли, пожалуйста, не причиняй нам боль». Я поцеловала ее в шею, и она повернулась ко мне лицом. Ее губы встретились с моими.
   ***
   Я решила позвонить Марку утром, но Чарли настаивала, чтобы я связалась с ними по приезду в США, в любом случае мы ничего не сможем сделать до четверга. Нас должен был осмотреть доктор. Зачем волновать детей и заставлять их ждать еще четыре дня, кроме того, у нас будет время все обсудить. Она умоляла, и я чувствовала, что обязана ей. Она просияла, когда я согласилась с ее доводами, потому что она была права, и хоть так, я могла сделать ее счастливой.
   Мы пошли по магазинам. Никогда не видела, чтобы кто-нибудь тратил столько денег за один час. Она скупала все, но, при этом, ее вкус, вынуждена была признать, был безупречным. Я устала. «Чарли, нам не нужно столько одежды. Остановись». Она с разочарованием посмотрела на меня, а потом напряженным голосом сказала: «Я хочу дать тебе все. Мы можем жить, где пожелаешь. Мы можем купить все, что захочешь. Я могу дать тебе все, в чем ты нуждаешься».
   Боже мой, моя бедная Чарли, подумала я про себя. Такова была ее жизнь. Я поцеловала ее в губы. В этот момент из примерочной вышла служащая магазина и замерла на месте, увидев нас. Чарли тоже заметила ее, но не отстранилась, она ждала. Я видел это по ее глазам. Она хотела увидеть мою реакцию. Для нее это имело значение. Вместо того, чтобы оттолкнуть ее, я медленно обняла и страстно поцеловала. Менеджер магазина испарилась.
   «Мне ничего не надо. Я хочу только тебя». Я была вознаграждена сияющей улыбкой. «Я пойду дам распоряжение, чтобы они доставили наши вещи наверх. Почему бы тебе пока не подняться в номер?» Она улыбнулась и продолжила. «Хмм, я знаю, что ты ОЧЕНЬ хочешь понежиться в джакузи. Твое выражение лица сказало мне сегодня об этом». М-да, она была права, джакузи звучало замечательно.
   «Хорошо, я буду ждать тебя наверху». Я направилась к лифту. И пока его ждала, могла видеть Чарли, о чем-то горячо разговаривающую с продавщицей в магазине, и протягивающую ей пачку банкнот. Двери лифта открылись, и я вошла. Пока я поднималась, мне никак не удавалось избавиться от ощущения, что в ее словах было что-то странное, что тревожило меня. Но, решив подумать об этом позже, я сосредоточила все мысли на джакузи.
   Боже, как я скучала по настоящей ванне. Горячая вода и бьющие струи воды действовали расслабляюще. Я сложила голову на край и наслаждалась, потеряв счет времени. Я чувствовала, что таю, уплывая в успокаивающую тьму. Я плыла. Плыла под водой на острове с Чарли. Как глубоко, мне начало не хватать воздуха, я ударяла руками и ногами, но никак не могла достичь поверхности. Боже, мне нечем дышать. Вдруг надо мной склонилась Чарли и вытащила меня из ванны.
   «Лора… Лора, боже мой… Лора ты слышишь меня?» кричала она, прижимая меня к себе. «Ты могла утонуть. Боже мой». Ее руки сжимали меня все сильнее, качая из стороны в сторону. «Ты могла утонуть», повторяла он снова и снова, продолжая укачивать меня, как ребенка, и гладя по волосам. В моей голове наконец-то начало проясняться. Я все еще в ванной, и Чарли, полностью одетая, плотно прижимает меня к себе. Она немного ослабила объятия, нежно проведя рукой по лицу, потом помогла мне выбраться из джакузи и завернула в махровый халат. Боже, я заснула в ванне!!!
   Когда мы добрались до спальни, я упала без сил на кровать, как вдруг она вышла из себя. «Что, черт возьми, ты делаешь? О чем ты вообще думала? Решила убить себя?» Она не надолго замолчала. «Если бы я не пришла, ты была бы уже мертва». Мне нечего было на это ответить, и я просто смотрела на нее снизу вверх. Я знала, что она рассердилась, потому что испугалась, ей действительно стало страшно за меня. Я потянулась к ней. «Мне жаль, милая, мне так жаль». Она упала в мои объятия и заплакала. «Мне жаль, любимая, мне очень жаль». Чарли сняла с себя мокрую одежду, потом мы легли на кровать, прижавшись друг к другу, и заснули. Это была наша первая ночь в реальном мире.
   Свет, проникающий в окно, разбудил меня. Чарли лежала рядом, опершись головой на руку, согнутую в локте, и с выражением собственника смотрела на меня. «Давно ты не спишь?» спросил я ее. Она послала мне улыбку. Ее глаза изучали мое лицо, остановившись, наконец, на моих глазах. «Я любовалась тобой, пока ты спишь», сказала она, скользя кончиком пальца по моему носу, губам. «Я хочу запомнить тебя. Все твои изгибы, каждую впадинку. Всю тебя». Ее рука, пробралась под халат и накрала мою грудь. «Ты такая горячая» чувственно прошептала она. На мгновение замолчав, она задала мне вопрос, который, наверное, мучил ее, с тех пор как мы покинули остров. «Ты останешься со мной?» Я понимала о чем, она спрашивает, но не могла на него ответить, я не знала, что ответить. Чарли закрыла глаза, по ее щеке покатилась слеза, потом она вновь посмотрела на меня, в ожидании ответа. Я приняла решение.
   «Я сегодня же позвоню Марку и назначу ему встречу в Майами в четверг». Она не сказала ни слова, поэтому я продолжила. «Я собираюсь уладить некоторые вопросы с ним и детьми, а потом, Чарли, когда я со всем разберусь, я вернусь к тебе». Ее глаза потемнели, и я почувствовала, как между нами встает невидимая стена.
   Она встала с кровати и отошла от меня к двери, ведущей на балкон. «Я никогда не лгала тебе Чарли», сказал я. «Я люблю тебя больше всего на свете. Я хочу провести остаток своей жизни с тобой. Любить тебя. Но я не могу все оставить и забыть. У меня была жизнь до встречи с тобой. Жизнь и люди, с которыми мне предстоит еще столкнуться». Она молчала. «Я должна увидеть своих детей… Ты сказала, что будешь ждать меня». Она обернулась.
   «Я хочу верить тебе. Я так хочу верить». Слезы катились по ее лицу. Я протянула ей свою руку, и она приняла ее, присев рядом. «Ты и я, мы всегда будем друг у друга, Чарли. Я обещаю тебе», она отвернулась, но я снова повернула ее лицо к себе. «Я люблю тебя Шарлотта Екатерина фон Штейбен, и всегда буду любить». Я все для этого сделаю. Я была сильнее, чем она. Боже, какой наивной я была тогда.
   ***
   На следующий день прилетел личный доктор Чарли Чарльз Артур Шефер. Я заметила, что, войдя в вестибюль местной больницы и увидев Чарли, он выглядел взволнованным. Когда он подошел и захотел обнять ее, она отвернулась и направилась ко мне. Остановившись, рядом со мной, она сказала: «Осмотри ее в первую очередь». Она выглядела рассерженной, и я не понимала почему. Доктор не сдвинулся с места и продолжал смотреть на нее. Она начала настаивать. «Ты не слышишь меня? Я хочу убедиться, что она в порядке. Я могу подождать. Осмотри ее в первую очередь». Наконец он взглянул на меня.
   Оказавшись в кабинете, доктор Шефер посмотрел на Чарли, потом на меня, и, раскрыв свой кейс, начал проводить осмотр. Закончив, он пришел к выводу, что наше здоровье находится в прекрасном состоянии, за исключением легкого обезвоживания. По возвращении в Нью-Йорк, он посоветовал, пройти осмотр повторно, чтобы убедиться, что все в порядке. Я оставила Чарли наедине с ним, договорившись встретиться с ней в отеле.
   С самого начала я чувствовала напряжение между ними и, зная Чарли, иногда лучше было уйти. Возвращаясь в отель, я чувствовала себя просто замечательно: я шла по улице, вокруг были люди, стоял шум от машин. Повсюду были люди. Мы так долго были одни. Я совсем отвыкла от реального мира, его запахов, звуков. Кто я теперь? Смогу ли я когда-нибудь вновь стать его частью?
   ***
   Я позвонила Марку во второй половине дня. Я и забыла, как любила слышать его голос. Он заплакал, и я попыталась его утешить. Мы поговорили о детях, и он посоветовал все рассказать им все сейчас, Марк хотел встретить меня в Майами, чтобы вернуться домой всем вместе. Мы говорили и говорили. И вдруг я поняла, что скучаю по нему. Мы встретились в средней школе, вместе поступили в один и тот же колледж, мы стали семьей, и у нас было двое детей. Как я могу забыть об этом? Я любила его. Он был всем, что я когда-либо хотела.
   Но сейчас есть Чарли. Я не могла отказаться от нее. Когда я повесила трубку, то увидела ее. «Ты передумала?» Я поспешила ответить «Нет… нет». Я подошла к ней и улыбнулась, взяв за руки. «Пойдем, прогуляемся по пляжу». Она улыбнулась, и мы пошли на прогулку.
   Следующие два дня мы осматривали достопримечательности, а ночами гуляли по пляжу, как делали это на острове, и занимались любовью. В среду мы обедали с Дэвидом. Он рассказал нам, что живет в Нью-Йорке, а несколько недель в году ходит под парусником по Карибскому бассейну. Он предложил как-нибудь собраться вместе в Нью-Йорке. Давид был действительно хорошим парнем. Он понравился нам обеим. Узнав его адрес, мы пообещали, что обязательно ему позвоним, когда будем в Нью-Йорке. И поскольку во второй половине дня он должен был отправиться исследовать близлежащий остров, то после обеда мы с ним попрощались.
   Проведя вместе такой замечательный день, мы решили, как обычно, перед сном погулять по пляжу. Мы просто стояли и смотрели в океан, никому не хотелось нарушать тишину. Чарли обнимала меня. Мы обе смотрели вдаль. Туда, где мы встретились. Туда, где были счастливы. «Я хотела бы кое-что тебе подарить». Я повернулась, чтобы посмотреть на нее. Она извлекла из кармана коробочку и открыла ее. Внутри были два абсолютно одинаковых кольца. Каждое кольцо украшала роза, сделанная из бриллиантов и светло-розовых аметистов.
   Наши глаза встретились. Она взяла одно из колец и одела мне на палец, другое дала мне для себя. «Когда ты будешь далеко, я бы хотела, чтобы ты помнила обо мне, как я о тебе. Когда мне будет совсем невыносимо вдали от тебя, я буду смотреть на мое кольцо и думать, что ты тоже смотришь на свое и думаешь обо мне в эту минуту, мне будет не так одиноко и легче пережить разлуку с тобой». Меня переполнила нежность. «Но не слишком долго Лора. Я буду скучать по тебе каждое мгновение без тебя», добавила она.
   Я взглянула на свое кольцо, потом в ее глаза и сказала: «Я не буду скучать по тебе, потому что ты всегда будешь со мной. Ты в моем сердце Чарли». Мы пошли обратно в отель.
   На следующий день в пять вечера мы прибыли в Майами. На выходе из самолета, Чарли прикоснулась к моей руке. Чтобы немного успокоить ее, я сжала ее руку в ответ, наклонилась и поцеловала в уголок рта. Как только двери аэропорта открылись, у выхода я увидела Марка. Наши глаза встретились, мгновение мы стояли как вкопанные, потом он бросился ко мне и обнял. Когда Марк немного отстранился, чтобы взглянуть на меня, я заметила, как по его щекам катятся слезы. Рассмеявшись от радости, он подхватил меня и закружил, спустя некоторое время, опустив на пол, страстно поцеловал. Потом он обхватил мое лицо руками, посмотрел на меня и сказал: «Ты такая красивая. Прекраснее, чем я помню». Снова обнял, прошептав на ухо: «Я был неполным без тебя», и поцеловал еще раз.
   Я вспомнила его поцелуи и что они всегда делали со мной. Он снова посмотрел мне в глаза. Да, у нас были общие воспоминания, и у нас была семья, но потом я увидела Чарли сквозь стекло и отстранилась от него.
   «Марк, нам о многом надо поговорить. Мои дети?» спросила я.
   «Я принес их фотографии и, ты права, нам надо поговорить», продолжил он. «Многое изменилось, но не мои чувства к тебе», снова обнял и повторил: «Не моя любовь к тебе. Только не моя любовь к тебе! О Боже, Лора, как я скучал по тебе».
   Я заметила, что Чарли, закончив разговаривать с двумя мужчинами, теперь быстро шла по направлению к нам. Надо было что-то предпринять первой. Я отодвинулась от Марка, улыбнулась ему, затем обернулась и заговорила, прежде, чем она подошла к нам «Марк, это Шарлотта фон Штейбен, мой друг». Он протянул ей руку в знак приветствия. Чарли с улыбкой пожала ее, но я то знала ее. «Марк, если бы не было Шарлотты, я бы наверняка умерла или сошла с ума». Я приобняла ее за талию. Дружеский жест для Марка, но на самом деле я старалась успокоить Чарли. «Я так благодарен вам госпожа фон Штейбен», сказал ей он, совершенно не замечая, как накаляется воздух вокруг нас. «Лора единственная в своем роде и совершенно незаменимая» продолжил он, глядя на меня с любовью. В этот момент я почувствовала, как ее рука властно обняла меня за талию, и услышала: «Да, она такая господин Коул. Никто и никогда не сможет заменить ее». Видя ее, можно было подумать, что перед вами стоит красивая обаятельная женщина с милой улыбкой. Но ее глаза. Посмотрев на нее в этот момент, я поняла, что она никогда не отпустит меня.
   Она повернулась ко мне, протянула конверт и сказала «Мои координаты во Флориде, мой адрес в Нью-Йорке и номер телефона, чтобы ты всегда имела возможность связаться со мной». Она обняла меня, поцеловала в щеку и прошептала на ухо, прежде чем выпустить: «Я люблю тебя! Не затягивай с этим». Я заметила, что на ее глаза наворачиваются слезы. Не говоря ни слова, она повернулась и быстро пошла к выходу. О Боже, как мне хотелось пойти с ней. «Вам двоим, будет сильно не хватать друг друга», провожая ее взглядом, сказал Марк, потом он посмотрел на меня, смахнул рукой слезы с моего лица и обнял. «Не плачь, дорогая. Вы обязательно увидите друг друга снова». Я смотрела, как уходит Чарли, потом закрыла глаза и снова заплакала.
 
 
   
    Глава 7

   
   Марк забронировал для нас рейс в Нью-Йорк на следующий день. А пока мы отправились в гостиницу, где он остановился. Нам надо было о многом поговорить. Когда-то такой родной, самый близкий мне человек, сейчас был таким далеким. Между нами была пропасть. Моя жизнь с Чарли разделила нас.
   Я подошла к окну и посмотрела на улицу. Марк встал позади меня и прижал к себе. Я смогла почувствовать силу его желания. Он был моим мужем. Я любила его. Но есть Чарли, теперь всегда будет Чарли, и я отстранилась.
   «Марк, ты говорил, что привез с собой фотографии Джоша и Эшли, могу я их увидеть? Пожалуйста, Марк. Я так хочу их снова увидеть, как они изменились за это время».
   Он улыбнулся, подошел к своему портфелю, достал конверт и протянул его мне. Я вытащила фотографии. На меня смотрели мои дети. Я заметила, что их волосы немного отрасли. Боже мой, как они выросли. Потом я увидела одну фотографию со щенком. Я посмотрела на Марка и спросила: «Как они назвали щенка?» Он улыбнулся: «Бинки, они назвали его Бинки», и мои глаза наполнились слезами. Марк подошел ко мне и обнял: «Они помнили, что ты хотела назвать его Бинки».
   «Лора, я так много должен рассказать тебе», продолжил он. И Марк рассказал обо всем, что случилось, пока меня не было. О детях, щенке, бизнесе. Потом он немного нахмурился и перешел к повествованию о себе. Что он оплакивал меня, и думал, что никогда уже не сможет никого полюбить. Но, он встретил женщину, которую полюбил, и дети его поддержали. Она живут вместе уже три месяца. Затем он посмотрел мне в глаза. «Лора, я все еще люблю тебя! Я думал, что потерял тебя навсегда». Он ждал, когда я заговорю.
   Я чувствовала себя раздвоенной. С одной стороны, я его понимала. В его жизни появился другой человек, как в моей Чарли. Но эта женщина жила в моем доме, с моими детьми, и они были с ней очень близки. Где теперь мое место? Я вопросительно посмотрела на него.
   «Я люблю тебя Лора», повторил он.
   Подойдя к окну и окинув взглядом океан, я сказала: «Нас больше нет, Марк. Теперь есть я и ты». Он молчал. «Я должна была догадаться, что ты встретишь кого-нибудь. И то, что случилось действительно необычно. Люди, пропавшие в океане, не возвращаются через два года» с оттенком сарказма сказала я.
   «Дай мне время, дорогая, я все улажу» сказал он.
   Я повернулась к нему лицом. Марк выглядел расстроенным. Я подошла к нему, положила руки ему на грудь, и я попыталась быть честной с Чарли и с ним. Я обязательно расскажу ему о Чарли, но не сейчас. Если скажу, возможно, все станет иначе. Мне не удержать их обоих. Пусть моя тайна пока останется тайной. И я сказала: «Сейчас я просто хочу увидеть своих детей, Марк. Об остальном еще будет время поговорить».
   Он согласился. Время покажет нам, что делать дальше. А что касается детей, то здесь мы решили действовать медленно. Они должны были привыкнуть к мысли, что у них снова есть мама. Ради них я готова была пойти на все.
   Вечером мы решили сходить поужинать в ресторан.
   Я знала, что Марк чувствовал свою вину из-за Сары – женщина, с которой он жил. Он рассказал ей обо мне, и она знала, что он поехал встретить меня. В этом был весь Марк, и за это я его полюбила. Он всегда говорил правду, и я восхищалась его честностью и благородством.
   А я трусиха. Я не знала, как он воспримет мои отношения с Чарли, я боялась его реакции. Если я ему все расскажу, повлияет ли это на его решение, позволит ли он мне увидеть детей? Я не была уверена. Возможно, он бы смирился и принял тот факт, что я оставила его ради другого мужчины. Но, ситуация была довольно необычная. Я не была уверена, как Марк себя поведет, если узнает, что его жена полюбила другую женщину. Я не могу так рисковать и потерять своих детей. Когда я пропала, они были слишком малы, и сейчас я была для них почти чужая. Если дело дойдет до суда за право опеки, он может победить. Я была в ловушке, и не знала, как из нее выбраться.
   Мы решили, что лучше всего, если я постепенно буду становиться частью их жизни. Вопрос: как поступить? Я понимала, что не смогу жить с Сарой в одном доме. Поэтому я предложила, что поживу с Чарли в Нью-Йорке, и буду брать детей на выходные. Он согласился, что при таких обстоятельствах, это будет самое справедливое решение. Было уже поздно, и мы вернулись в отель.
   Как только мы вошли в номер, я направилась в душ. Мне казалось, что все тяготы этого мира, обрушились на мои плечи. Я долго стояла под струями горячей воды, стекающей по моему телу, и желала избавиться от этой тяжести. Я была эмоционально разбита, чувствуя, что не в состоянии сделать еще один шаг. Чарли! Подумала я. Что она делает? Где она?
   Я не слышала, как вошел Марк. Боже! Стоя с закрытыми глазами, я думала только о Чарли, желая, чтобы в этот момент она была со мной. Когда я почувствовала руку на своем плече, я повернулась и позволила губам прикоснуться к себе. Я нуждалась в ней, хотела ее, мне было так плохо. Я отдалась страсти, но тело и губы, прижимающиеся ко мне, не принадлежали Чарли. Потрясенная, я распахнула глаза. Он обхватил меня руками и глубоко поцеловал. На мгновение меня охватило желание. Мои руки обвились вокруг его шеи, и в страстном порыве я прижалась к его телу. Оно было таким знакомым, я чувствовала, как каждый его мускул прижимается ко мне. Но мне
   это не нужно! Я хотела Чарли. Я хотела сжимать в своих объятиях только ее.
   Я снова открыла глаза. Поняв, что не смогу и не хочу этой близости с ним, я оттолкнула его. «Нет, Марк. Я так растеряна. Я не могу».
   Он опустил голову, потом посмотрел на меня и вышел. Я сгорала от желания и могла утолить эту жажду с ним. Но он был не тем, кого я хотела. Я не могла использовать его.
   Через несколько минут я вышла из душа и вернулась в комнату. Марк в халате курил сигарету и смотрел в окно. Он услышал, как я вошла, и, не оборачиваясь, сказал: «Мне очень жаль. Я не должен был этого делать». Он еще долгое время смотрел в окно, а когда взглянул на меня, я поняла, что что-то случилась. Марк глубоко вздохнул и сказал, что мой отец умер.
   Папа умер вскоре после того, как я исчезла. Сердечный приступ. Моя мать еле пережила известие о моей смерти, и когда с папой случилось несчастье, она долгое время сама пролежала в больнице. Это было слишком много для нее. Она была раздавлена. Потеря единственного ребенка, а затем и мужа, сломали ее.
   Марк сказал, что понадобилось много времени, чтобы она вернулась к реальности. Когда он в первый раз сообщил ей, что я жива, она не поверила. А убедившись, что ее дочь действительно жива, разрыдалась. Она не хотела разговаривать со мной по телефону. Ей просто было необходимо увидеть меня собственными глазами. Марк сказал, что она не переживет, если выяснится, что это была ошибка. Она сказала, что бы я позвонила ей, когда вернусь. Она будет ждать меня.
   Моя мама теперь живет в небольшом доме в Кейп-Мей, Нью-Джерси. Когда они подумали, что я умерла, отец ушел в отставку и уехал в Кейп-Мей, чтобы быть рядом с океаном, который всегда любил. Он говорил, что хотел бы быть ближе к морю, что забрало у него ребенка.
   Я начала плакать. Марк попытался утешить меня, но я знала, что не найду покоя в его объятиях. Оттолкнув его от себя, я залезла в постель и проплакала всю ночь, заснув в слезах.
   На следующий день в 9 утра мы вылетели из Майами и прибыли в Нью-Йорк через два с половиной часа. Дорога до дома, казалось, заняла вечность. После того, что случилось ночью, нам обоим было трудно, но мы старались быть вежливыми.
   Моя мать сказала Марку, что ей хотелось бы, чтобы я в первую очередь увидела детей, поскольку она уже поверила в чудо, а моим детям необходимо было больше, чем просто слова, что их мать жива. Как только я их увижу, она приедет ко мне. Я должна была стать для нее опорой. Но как я могу быть сильной ради нее, если не ощущаю в себе этой силы. Сейчас я чувствовала себя такой слабой. Она нуждалась во мне, как мне нужен был сейчас отец. Впервые в жизни я поняла, как сильно он мне необходим. Отец всегда был рядом, когда я делала свои первые шаги, и он был единственным человеком, который поддерживал меня, когда казалось, мой мир рушился. Наши с мамой взгляды никогда не совпадали. Папа – единственный, кто понимал меня. Теперь нам предстояло стать намного ближе друг к другу. Не знаю, смогу ли я.
   Иногда я замечала, как Марк смотрит на меня, он все еще любил меня. Как бы и мне хотелось, наконец, определиться со своими собственными чувствами. Я действительно была счастлива в браке, но то, что я к нему сейчас чувствовала, была уже не любовь.
   Он нарушил молчание. «Твои волосы посветлели, и тебе идет загар. Лора, ты стала еще красивее».
   «Спасибо», ответила я.
   «Я всегда считал твое тело восхитительным, но после того, что я увидел вчера, должен сказать, ты стала совершенной и желанной».
   «Марк, не надо, пожалуйста».
   Он смутился, а затем печально сказал: «Я сожалею о Стюарте, Лора. Он так сильно любил тебя».
   За два квартала до места, что было моим домом два года назад, Марк улыбнулся, посмотрел вперед, потом на меня и сказал: «Я собираюсь вернуть тебя». Больше он не произнес ни слова, пока не мы приехали.
   Выйдя из машины, он протянул мне руку, и, улыбнувшись, сказал: «Все будет хорошо Лора». Он был таким заботливым и любящим. Я вспомнила, как сильно я любила его в такие моменты.
   Дверь открылась, и из дома вышли мои дети. За ними шла молодая женщина с черными волосами. Я вылезла из машины и направилась к ним. Мне хотелось обнять их и больше никогда уже не отпускать. Когда я подошла ближе, Джош спрятался за ноги женщины, и я замерла на месте. Он испугался меня. Я посмотрела на Эшли, она не убежала, но, казалось, тоже была смущена.
   Марк положил свою руку мне на плечо и подвел меня ближе к ним. Судя по выражению лица, женщине не понравился этот жест. Это была Сара.
   «Джош, Эшли, поздоровайтесь с мамой», обратился к ним Марк. Джош остался стоять за Сарой, но Эшли сказала привет.
   «Лора, это Сара».
   Я поздоровалась. Я так сильно хотела их обнять, но старалась сдерживать себя. Я должна медленно завоевать их любовь. Мы вошли внутрь дома, оказавшись в «моей» гостиной. Я заметила некоторые изменения: на стенах прибавилось новых фотографий. Это были фотографии моих детей, Марка и Сары.
   Она предложила приготовить холодный чай, и Марк пошел помочь ей. Дети сели на диван напротив меня. Я первая нарушила тишину. «Я так сильно скучала по вам… Папа сказал, что вы назвали щенка Бинки в память обо мне». Я переводила взгляд с одного на другого.
   Эшли заговорила первой: «Мы назвали его ради мамы».
   «Я мама», ответила я.
   «Почему ты исчезла?» спросил Джош.
   «Я не исчезла. Я попала в катастрофу, и я не могла вернуться до сих пор». Они думали, что я бросила их. «Я люблю вас, все о чем, я желала, это вернуться к вам, но не могла, и это причиняло мне боль, но сейчас мы вместе», сказала я.
   «Ты будешь жить здесь?» спросила Эшли.
   Мне так хотелось сказать, да. Я хотела жить с ними в этом доме, готовить им завтрак, провожать до школьного автобуса. Слезы покатились по моему лицу.
   «Не плачь, мама», сказала Эшли, и побежала в мои объятия.
   «О, малыш, мой малыш!» Я прижала ее к себе, не желая больше никогда отпускать, и расплакалась. Джош просто смотрел на нас.
   Марк и Сара остановились в дверях. Джош медленно подошел ко мне. Я поняла, что должна быть терпеливой к нему, не должна торопить. Он должен сам сделать шаг ко мне. Я протянула ему руку, и он положил свою маленькую ладошку в мою.
   Остаток дня мы разговаривали. Они хотели знать о моей жизни на острове все. Как я выжила? Чем питалась? Мы играли в игры, а потом отправились на прогулку, только мы втроем. Марк остался с Сарой. Мы строили планы на выходные, когда они приедут ко мне в гости.
   «Теперь, когда ты вернулась, Сара должна уйти?» спросил Джош, который полюбил Сару и не хотел с ней расставаться. Эшли ничего не сказала, но она тоже ждала моего ответа.
   «Нет, мое возвращение означает, что у вас снова есть мама, которая любит вас».
   Мы пошли обратно в дом. Я предложила Саре помочь ей с ужином, и она согласилась. Мы были одни. «Я люблю Марка, и буду бороться за него», честно призналась она.
   Я посмотрела на нее и ответила: «Я хочу снова узнать своих детей. Кажется, они любят тебя. У меня нет причин ненавидеть тебя Сара».
   Она глубоко вздохнула и заплакала. «Я так его люблю. Но я вижу, как он смотрит на тебя. Я знаю, как сильно он любил тебя, и сейчас я…»
   Я подошла к ней. «Все, что я хочу Сара, это снова узнать своих детей. Это все, что я хочу».
   Она посмотрела на меня со слезами на глазах и кивнула.
   После ужина дети и я играли в Монополию, а вечером, спустя два года, я снова уложила их в постель и поцеловала перед сном.
   Я вспомнила про конверт, который дала мне Чарли, и вытащила его из кармана. Открыв его, я обнаружила помимо бумажки с адресами и телефонными номерами, двадцать стодолларовых купюр. Я была удивлена, но рада, что теперь у меня есть собственные деньги. Ни за что бы не стала просить денег у Марка, чтобы вернуться на Манхэттен.
   Спустившись вниз, я увидела, что Марк и Сара пьют кофе. Мне пора было уходить. Марк предложил отвезти меня, и я согласилась, но только до железнодорожного вокзала. До города я решила добраться на поезде. Марк уговаривал меня остаться, но в данных обстоятельствах, об этом не могло быть и речи. Кроме того, меня ждало еще одно важное дело. Мне необходимо было поговорить с мамой. Она нуждалась во мне. Она, так же как и я, наверное, хотела обнять своего ребенка.
   От вокзала я планировала взять такси до отеля, а потом отправиться по адресу, который дала мне утром Чарли. Если она еще не вернется из Флориды, я попытаюсь связаться с ней по номеру, что она мне оставила, и вместе мы придумаем, как нам быть дальше.
   Марк помог мне сесть на поезд, обняв и поцеловав на прощание.
   ***
   Было уже поздно, когда я добралась до отеля. Поселившись в номере, я сразу позвонила маме. Пока мы разговаривали, она плакала. Она хотела, чтобы я осталась с детьми, потому что нужна была им как никогда прежде. Ее забота так тронула меня. Впервые она хотела, чтобы я делала то, что нужно мне, а не то, что хотела она. Она приедет ко мне. Она закроет дом и побудет со мной в течение нескольких дней. Мы наконец-то стали понимать друг друга. Она сказала, что папа никогда не переставал надеяться. Он часто смотрел вдаль, туда, где океан и небо становятся единым целым, и говорил, что его дочь там.
   После разговора с мамой, сон не шел ко мне. Я не могла перестать думать о своих детях. Мой отец мертв! Я прорыдала всю ночь.
   Проснулась поздно. Вспомнив о своих планах, я заказала завтрак в номер, приняла душ и оделась.
   Не сумев дозвониться до Чарли, я решила пойти по адресу, что она дала мне. Взяв такси, я поехала к Trump Towers.
   Вестибюль меня поразил. Стены, облаченные в золото, свет, проникающий сквозь огромные окна, подвесные люстры. Я подошла к стойке регистрации и сказала молодому человеку, что хотела бы встретиться с Шарлоттой фон Штейбен. Администратор поднял голову, посмотрел на меня и спросил: «Ваше имя, пожалуйста?»
   «Лора Коул».
   Он широко улыбнулся. «Да мисс Коул, мы ожидали вас. Я лично провожу вас». Он кому-то позвонил, а затем повел меня к лифту. «Мисс фон Штейбен потеряла ключ и сказала, когда вы приедете, чтобы мы лично проводили вас наверх». Когда лифт остановился на нужном этаже, он приложил ключ к боковой панели, и двери открылись. Затем отдал ключ мне и уехал. Я шагнула в мир Чарли.
   В жизни не видела таких красивых апартаментов. Я позвала Чарли, но никто не ответил. Ее не было дома. Я решила ее дождаться. Мне нужно было ее увидеть. Я нуждалась в ее объятиях, только она могла унять боль, которую я чувствовала глубоко внутри.
   Прождав долгое время, я решила все-таки осмотреть квартиру. Апартаменты состояли из двух этажей. Это был самый настоящий дом внутри здания. Все в ней было восхитительно. Красивая мебель, бесценные картины. Это была Чарли. Каждая комната говорила о ее владелице.
   Удовлетворив свое любопытство, я вернулась в гостиную и стала ждать возвращения Чарли. Мне казалось, я ждала вечность.
   Позвонила детям и поговорила с ними о том, как прошел день. Сказала, что люблю их и хотела бы увидеть их на выходных.
   Было уже поздно. Я почувствовала себя странно, находясь одна в пустой квартире. Стены начали давить на меня. Мне нежен был воздух. Я отправилась на прогулку, но потом решила вернуться в свой отель. Я позвоню Чарли позже.
   Вернувшись в отель, я позвонила маме, убедиться, что она в порядке. Я так устала. Решив не надолго прилечь, я заснула.
   Проснулась я около десяти вечера. Если Чарли уже вернулась и узнала, что я была у нее, но ушла, она может расстроиться. Я должна была пойти к ней.
   Сначала я решила позвонить, но передумала. На такси я вернулась в Trump Towers. Я меня все еще был ключ. Когда двери лифта открылись, я увидела повсюду беспорядок. Что произошло?
   Повсюду валялись сломанные вещи. Все было в руинах. Господи, где Чарли?
   Я прошла вглубь гостиной и огляделась. Вот тогда я увидела ее, она стояла в углу, опираясь на стену. Глядя на меня, она сделала глоток из бокала, а затем бросила его в камин. За ним последовала и бутылка, повсюду стоял запах водки. Она была пьяна. А ее глаза горели огнем, она была в гневе. Очень медленно Чарли направилась ко мне, как хищник, готовый наброситься в любой момент.
   Я испугалась и сделала шаг назад. Чарли мгновенно среагировала, схватив меня за руки и грубо прижав к стене. Ее лицо было так близко к моему. Я заглянула в ее пустые глаза, чувствуя ее дыхание на своей щеке. Я попыталась прикоснуться рукой к ее лицу, но она быстро перехватив, снова прижала ее к стене надо мной. Она пугала меня. Ее губы коснулись моих.
   Кажется, мы обе сошли в тот момент с ума. Я нуждалась в ней. Жаждала почувствовать ее каждой клеточкой своего тела, и я сказала: «Люби меня Чарли». В тот же миг она начала дразнить меня, скользя вдоль моего тела вверх и вниз. Она отпустила мои руки и разорвала жакет. Пуговицы посыпались на пол. Ее глаза не отрывались от моих ни на секунду. Разорвав лифчик, она стала гладить мою грудь.
   «Чарли…» Ее рот накрыл мои губы. В то время как ее левая рука ласкала мою грудь, правая спустилась к моей ноге, проникла под юбку и нашла то, что искала. С моих губ сорвался стон. Она заполнила меня. Опустившись на пол, мы утоляли свой голод и жажду.
   Чарли разбудила меня поцелуем. Мы лежали на подушках перед камином. «Если бы ты не вернулась, я бы сошла с ума», сказала она.
   Я погладила ее по лицу. «Что здесь произошло, Чарли?»
   Она огляделась вокруг. «Я была расстроена. Я подумала, что ты больше не придешь», ее глаза теперь ласково смотрели на меня. Я поцеловала ее. Ее настроение никогда невозможно было предсказать: она могла быть агрессивной в один момент, и невероятно нежной в следующий. Проведя рукой по моему лицу, она сказала «У тебя круги под глазами».
   Я отвернулась. Она осторожно взяла меня за подбородок, и повернула лицом к себе. «Что случилось?»
   Мои глаза наполнились слезами. Я рассказала ей о своем отце. Плача в ее объятиях, я наконец-то ощутила покой, согретая ее нежными словами и руками, укачивающими меня как маленького ребенка, которому только что сказали, что его любящие родители умерли. Я чувствовала ее заботу, сострадание, ощущая себя полностью защищенной. Я поняла, что если я упаду, она обязательно поможет и поймает меня.
   Позже, она приготовила для нас ванну с пеной и ароматическими маслами. Завернутая в теплый халат, я чувствовала себя любимой, и, снова заснув в ее руках перед камином, поняла, что наконец-то вернулась домой.
   Около часу дня, когда мы решили сходить пообедать. Чарли сделала несколько телефонных звонков, чтобы убрали этот беспорядок. Позаимствовав кое-что из ее одежды, мы поехали в Le Cirque – ресторан, олицетворяющий богатство и известность. За обедом я рассказала Чарли о Джоше и Эшли, и о планах, провести с ними выходные. Она сразу же согласилась, предложив подготовить для них комнаты.
   «Чарли, когда они будут с нами Я… мы должны быть осторожны».
   Она внимательно посмотрела на меня и сказала: «У тебя будет отдельная комната, но только на время, что они здесь».
   Я не хотела ранить ее, но сейчас это действительно было важно. «Ничто не должно угрожать твоим отношениям с ними. Я помогу тебе», сказала она, взяв меня за руку.
   Я также рассказала ей о матери, которая хочет приехать и побыть со мной какое-то время. Мы совсем разберемся, были ее слова. Она позаботиться обо всем.
   Обратно мы решили прогуляться пешком. Мы просто гуляли и смотрели на витрины магазинов. Когда двери лифта в Trump Towers открылись, я не могла поверить в то, что увидела. Все было так, как будто вчера ничего не случилось. Мебель, картины… Я посмотрела на Чарли, которая как ни в чем не бывало, подошла к журнальному столику, проверить почту.
   «Чарли, взгляни…, как?»
   Она посмотрела вокруг и улыбнулась. «Единственное, что я не могу купить это тебя», сказала она и вернулась к почте. Это была Чарли, но что-то в ее словах задело меня.
   «Чарли…» я пыталась что-то сказать по поводу ее отношения к таким вещам, но я не была уверена, как объяснить это человеку, который привык поступать так всегда и иметь все, что пожелает.
   Она снова посмотрела на меня. «Ты бы видела свое лицо. Что ты хочешь мне сказать?» спросила она с улыбкой.
   «Чарли, не всегда можно получить желаемое», проговорила я. Она не ответила, поэтому я продолжила. «Ты ведешь себя так, как будто для тебя такое поведение нормально, но это не так».
   Она смотрела, ничего не говоря. Настал момент, поговорить с ней о боли и страхе, которые сидели глубоко внутри нее. Она должна понять, что любовь не всегда причиняет боль, что ее не надо бояться. «Ты должна рискнуть, любовь моя. Рискни Чарли, поверь мне!»
   Ее глаза смягчились. «Не надо больше гнева и истерик, ладно? Я хочу любить тебя. Я знаю, ты любишь меня». Я подошла к ней.
   «У меня есть для тебя сюрприз», сказала она, подошла к шкафу, достала огромную коробку и усадила меня на диван. Открыв коробку, в тихом изумлении я вытащила от туда самое красивое пальто, которое когда-либо видела. Осторожно сложив его обратно и подсев к Чарли поближе, я взяла ее за руку. По выражению ее лица, я поняла, что она ожидала от меня совсем другой реакции.
   «Чарли, не надо больше подарков. Все, что я хочу это ты. Я люблю тебя! Ты не обязана делать это».
   Она встала, повернулась ко мне спиной и обхватила себя руками. «Я не знаю, как вести себя в такой ситуации Лора. Я никогда не была влюблена».
   Я подошла к ней, обняла и сказала: «Просто люби меня, Чарли. Просто люби меня».
 
 
   
    Глава 8

   
   Вечером того же дня я позвонила своим детям, сказать, что завтра утром заберу их. Я так сильно любила их и уже соскучилась. Потом трубку взял Марк, и мы договорились о времени, когда я заберу детей и во сколько верну их обратно. Он предложил встретиться на недели, и поскольку нам нужно было о многом поговорить, я согласилась. Минуту мы оба молчали, а затем попрощались, пожелав друг другу спокойной ночи. Мы договорились встретиться в его офисе, который когда-то был нашим, на следующей неделе в среду. Я желала вернуть своих детей, и узнать побольше о планах Марка. Нам необходимо было во всем разобраться.
   Я сидела в гостиной смотрела на город, когда Чарли вышла из библиотеки.
   «Я только что разговаривала по телефону с дизайнером. Она обещала все подготовить к вашему приезду завтра», сказала она.
   Я улыбнулась и подошла к ней. «Ты не обязана делать этого, Чарли, но я так тронута твоей заботой и поддержкой». Наклонившись и слегка поцеловав ее в губы, я снова подошла к окну. Она последовала за мной. Оперевшись на подоконник и посмотрев на меня, Чарли спросила: «Что случилось?».
   Я не могла выразить словами, что я чувствовала. Я достаточно хорошо знала Марка, и понимала, что он не отступится. Он будет бороться за меня. Если он узнает о нас с Чарли, я никогда более не увижу своих детей. И с тем учетом, как обстоят мои отношения с детьми сейчас, им будет все равно.
   «Марк хочет вернуть меня. В среду мы вместе обедаем. Я должна быть осторожной Чарли. Я его знаю. Если он что-нибудь заподозрит о нас, то сделает все возможное, чтобы забрать у меня детей».
   Она обняла меня за талию. «Этого никогда не произойдет, я обещаю тебе». Потом поцеловала в висок и прижала к себе покрепче. «Я обещаю тебе, ты не потеряешь их», сказала она с такой убежденностью, что я поверила ей. Я хотела верить.
   Мы договорились, что я поеду одна и заберу Эшли и Джоша. До дома меня доставил водитель роллс-ройса, на котором настояла Чарли. Сара, впустив меня, предложила кофе, но я отказалась. Она старалась быть вежливой, и я не видела смысла ухудшать и без того, натянутые отношения. Кроме того, к своему стыду, я в тоже время подумала, что если мы будем видеться с Сарой, и она перестанет считать меня угрозой, то сможет, даже не осознавая этого, помочь мне. Возможно, она поможет мне с Марком. Она могла бы убедить его разделить со мной опеку над детьми. Таким образом, она, и особенно Марк, видели бы меня реже и, конечно, Марк весь принадлежал бы ей. В это утро его не было дома, он ушел на раннюю деловую встречу.
   Детям понравилось кататься в автомобиле. Они увлеченно изучали каждый его гаджет. Мы побывали в зоопарке в Бронксе, пообедали в удивительном маленьком итальянском ресторане, а потом сходили в кино. Как раз шел новый научно-фантастический фильм, который они умирали, как хотели посмотреть.
   Это был прекрасный день. Когда мы добрались до Trump Towers, дети пришли в еще больший восторг, от места, где я жила. Выйдя из лифта, они медленно прошли в гостиную, озираясь по сторонам.
   Вдруг, вошла Чарли. Она ворвалась как летний ветерок, заражая их своим восторгом. Они влюбились в нее с первого взгляда. Боже, она никогда не переставала удивлять меня. Чарли так легко говорила с ними. Она повела нас посмотреть их комнаты.
   Комната Джоша очень напоминала амбар. Удивительно. Кровать была сделана в виде оцилиндрованного бревна, стены расписаны невероятным пейзажем с лошадьми и ручьями. На столе стояла последняя модель приставки для видеоигр. Телевизор, CD-система и модель железнодорожного вокзала с вагонами, станциями и маленькими фонарями. Из трубы поезда даже шел дым. Это было просто невероятно, и Джош был в восторге.
   Зайдя в комнату Эшли, мы попали, словно, в сказку. Стены были окрашены в нежно пастельные тона, повсюду были нарисованы замки и рыцари на конях. Кровать была вырезана в форме лебедя. Везде были кружева и шелк. Повсюду стояли или сидели самые красивые куклы, которые я когда-либо видела. А в дальнем углу стоял белый рояль. У Эшли не было слов.
   Чарли и я вернулись в гостиную, а дети остались изучать свои комнаты.
   «Как тебе удалось сделать это за один день?» в изумлении спросила я.
   «Потому что я так захотела. Потому что я знала, что это сделает тебя счастливой», потом она продолжила: «Ну как? Ты счастлива?» Мне не надо было отвечать, она и так знала, что я счастлива.
   Вечером дети покупались, потом я помогла им надеть свои пижамы, дала теплого молока и уложила их спать. В этот день, я могу честно сказать, что была полностью и по-настоящему счастлива.
   ***
   Наши с Чарли комнаты были соединены дверью. Я переодевалась, когда она вошла. Подойдя к двери, ведущей в коридор, она заперла ее. «Я бы хотела пожелать тебе спокойной ночи, без всяких сюрпризов», сказала она, и я поцеловала ее.
   Наши поцелуи всегда были жаркими, разжигая нашу страсть. Чарли никогда не было достаточно одного поцелуя, и я всегда хотела ее так сильно. Ее губы и язык скользили вниз по моей шее, а ее руки знали, где дотронуться до меня. Халат повис на моей талии. Моя грудь была совершенно беззащитна перед этим натиском, мое тело было готово отдаться удовольствию. В это мгновение раздался стук в дверь.
   «Мама? Мама?» Это был Джош.
   Осознание того, что я делаю, привело меня в чувство. Я быстро прикрыла наготу, покраснев от стыда. «Я иду дорогой». Я посмотрела на Чарли, она повернулась и вышла из спальни. Я бросилась к двери и впустила Джоша. «Что случилось дорогой?» спросила я.
   Он выглядел немного смущенным, и, наконец, сказал: «Ты не могла бы остаться со мной, пока я не засну?» Я улыбнулась и пошла с ним обратно в его комнату. Он уснул у меня на руках.
   Примерно через час я вернулась в свою комнату, проверив по дороге Эшли. Она крепко спала. Я лежала, глядя в потолок, думая, чем мы займемся завтра. Я никому и ничему не позволю встать между нами. Я не перенесу, если потеряю их снова. Я не могла потерять их.
   Погруженная в свои мысли, я услышала, как открылась дверь, соединяющая наши комнаты. Чарли подошла ко мне. Увидев меня с закрытыми глазами, она постояла некоторое время рядом с кроватью, а затем быстро покинула мою спальню. Я посмотрела на закрывшуюся дверь. Я чувствовала, что все выходит из-под контроля, и я испугалась. Что ждет нас в будущем?
   ***
   Позавтракав все вместе, мы решили отправиться исследовать город. Поразительно, но мир кажется совсем другим, когда смотришь на него глазами детей. Он был удивительным, захватывающим. Парк, улицы и просто кормление голубей на скамейке казались таким важным.
   Мы провели замечательный день и уже запланировали, что будем делать на следующие выходные. Вернувшись, я впала в депрессию. Вскоре мне предстояло отвести их обратно. Пройдут дни, прежде чем я смогу увидеть их снова. Чарли, понимая мое состояние, взяла меня за руку и сжала ее. А потом она пригласила нас всех в одно место, где по ее мнению, делали самое лучшее мороженое в мире. Вечером того же дня, мы отвезли детей домой.
   Обратную дорогу до дома мы обе молчали. Когда двери лифта на нашем этаже открылись, я увидела свою мать, стоящую по середине гостиной. Она протянула свои руки ко мне, и я бросилась в ее объятия. «Мама! О, мама!» Больше я ничего не смогла выговорить.
   Оказывается Чарли разговаривала с ней днем,, когда мама позвонила, в тот момент я была с детьми, и она дала ей адрес и предложила остаться у нас. Мы проговорили несколько часов. Она выглядела такой хрупкой. Ее глаза сказали мне о многом, о чем она не решалась сказать. Моя мать постарела. Она спросила о моих планах, зная о Марке и Саре, и я сообщила ей, что должна увидеться с ним через пару дней, и что мы оба принимаем меры.
   «Вы и Марком так любили друг друга», сказала она задумчиво, а потом добавила «Я знаю, что он все еще любит тебя».
   Чарли сидела на стуле в баре и смотрела в свой стакан, но я знала, что она прислушивается к каждому слову.
   «Мама, я…» Она перебила меня: «Сара хорошая женщина, но ты все еще его жена, и дети должны быть с вами». Я молчала. «Нет ничего важнее для ребенка, чем отец и мать», закончила она.
   «Но мама, теперь все по-другому…» Я не смогла закончить фразу.
   «Да, я знаю. Сара. Но он любит тебя!» сказала она.
   «Но я не люблю его!» Я встала и подошла к окну. Я чувствовала, взгляд Чарли на себе. Она ждала, ее взгляд прожигал мне спину, в ожидании услышать, что я скажу или о чем умолчу.
   Мама остановилась возле меня, посмотрела и мягко продолжила: «Марк был вне себя от горя. Только ради детей он вернулся к жизни. Потом он встретил Сару, и я не осуждаю его. Он был одинок. Когда Марк меня с ней познакомил, он сказал мне, что любит ее, но ты всегда будешь в его сердце».
   Я закрыла глаза, по моим щекам покатились слезы. «Не плачь, Лора, я знаю, что он все еще любит тебя». Она не понимала. Она не поймет. Я так и не призналась ей. Я почувствовала, что Чарли вышла из комнаты. Этой ночью она не пришла ко мне. Проснувшись утром, я обнаружила на подушке записку «Увидимся за ужином. Ч.»
   Во время завтрака с мамой, мы говорили об отце. Она предложила мне переехать к ней, пока я не решу как поступить дальше. «Я останусь у Чарли», сказала я, не решаясь посмотреть ей в глаза. «Здесь я ближе к детям, мама». Я понимала, она хотела, чтобы я была с ней.
   «Но ты ведь приедешь и побудешь у меня немного?» спросила она.
   Я обняла ее и сказала: «Конечно, мама, я тоже хочу быть с тобой… мне просто необходимо кое-что уладить с Марком, и, кроме того, есть Чарли…».
   «А что Чарли?» перебила она. «Я уверена, она понимает, что ты должна вернуть свою жизнь назад».
   Я встала и попыталась объяснить ей «У нее тоже есть проблемы, мама. Все это время мы были вместе, казалось, что навсегда, наши жизни зависели друг от друга». Я продолжила, стараясь, чтобы она поняла, не раскрывая всей правды. «Я просто не могу уйти, как не может и она. Мы зависим друг от друга, потому что никто не понимает, что мы пережили. Мы были одни, мама, друг у друга были только мы».
   «Но ты больше не одна», попыталась она утешить меня. «Рядом с тобой есть люди, которые нуждаются и любят тебя, и мы никогда не отпустим тебя. Мы не собираемся терять тебя снова, никогда!» Она обняла меня и заплакала.
   Чарли не пришла к ужину. Это было на нее так не похоже, просто уйти. Определенно она была расстроена. Я решила лечь спать, но сон не шел. Вскоре мне надоело ворочаться, и я спустилась в гостиную. Где Чарли? Я начала уже беспокоиться.
   В темноте, я разглядела ее силуэт, что отражался в стеклянной двери, ведущей на балкон. Она повернулась и посмотрела на меня сквозь стекло. Чарли зашла в комнату, и, пройдя мимо меня, остановилась перед камином, повернувшись ко мне спиной. Она сердилась. Я ненавидел, когда она так поступала со мной.
   Я положила руку ей на плечо и развернула к себе. Потом подняла руку и медленно погладила ее по лицу. Она хотела что-то сказать, но я пальцем заставила ее губы замолчать. Сделав шаг вперед, я коснулась губами ее губ и прошептала: «Я сожалею», затем поцеловала ее.
   Реакция была почти мгновенной. Ее руки опустились на мои бедра, и прижали меня к ней. Из темноты раздался шорох. Мы обе повернулись и увидели мою мать, которая в шоке смотрела на нас.
   Я шагнула к ней и замерла, когда она отступила. Я почувствовала, как Чарли схватила меня сзади за руку, удерживая. Меня начало трясти. «Мама», сказала я, понизив голос.
   Она начала медленно подходить ко мне, не спуская глаз с Чарли. «Что вы с ней сделали. В какие игры вы играете с моей дочерью?» Поскольку Чарли не ответила, мама продолжала кричать. «Это вы виноваты! Моя дочь была нормальной!», сказала она с отвращением.
   «Мама не надо, пожалуйста».
   Она не слушала. «Она всегда была слабой, так же как и ее отец, слишком доверчивой, легко управляемой. Вы воспользовались ей», сказала она осуждающе.
   Чарли отпустила меня. Мне стало нехорошо. Наконец мама посмотрела на меня.
   «Мы уезжаем! Ты здесь не останешься», заговорила она. «Лора, это – не нормально. Это не ты. Все слишком далеко зашло, разве ты не видишь?» Она начала трясти меня.
   Я отстранилась и повернулась к ней спиной. С дрожью в голосе я выдавила из себя «Я не уеду, мама. Я не могу».
   Тишина. Я повернулась, чтобы посмотреть на нее. Мы обе смотрели друг на друга. Чарли прервала молчание. «Госпожа Уоллис…», но прежде, чем она договорила, моя мать набросилась на нее. «Я не желаю слышать вас! Вы извратили мою дочь!»
   Чарли ничего не сказала, и тогда заговорила я: «Нет, мама. Это была я».
   Она в шоке посмотрела на меня. «Я тебе не верю», произнесла она с недоверием, опустившись на диван. «Если бы твой отец был жив, он бы знал, как пресечь это. Я не могу. Он никогда бы не одобрил этого. Ты ведь знаешь, Лора, не так ли?» Она посмотрела на меня. «А как же дети? Ты думаешь, Марк позволит тебе видеть детей, если узнает, что здесь происходит?»
   Она поднялась, и снова попыталась убедить меня. «Ты запуталась. То, что произошло между вами двумя, не должно разрушить твою жизнь. Пойдем. Он никогда не должен узнать, никто не должен знать».
   «Мама, я люблю ее», почти шепотом сказала я ей.
   Как только я это произнесла, то почувствовала, как ее рука обожгла мне щеку. Она попыталась ударить меня снова, но была остановлена. Чарли встала между нами. «Хватит!» очень тихо произнесла она сквозь зубы. Выпустив руку моей матери, но осталась стоять между нами.
   «Я жалею, что ты вернулась! Было бы лучше, если бы ты оставалась мертвой!», сказала моя мать и вышла из комнаты.
   Я стояла, глядя в пустоту, бледная как мел. Тошнота подступила к горлу. «Чарли, мне плохо».
   Она помогла мне добраться до ванной. Пока меня рвало, она все время сидела рядом, держа за лоб. Взяв полотенце и намочив его в холодной воде, она принялась осторожно протирать мое лицо, а потом аккуратно прислонила меня к стене. Чарли гладила мои волосы и обнимала, пока я сотрясалась от рыданий. Поцеловав меня в лоб, она подняла мой подбородок вверх, чтобы посмотреть на меня, и нежно поцеловала в висок и глаза. Не знаю, сколько мы так просидели, прежде чем Чарли проводила меня обратно в спальню. На следующее утро, когда я проснулась, мамы уже не было.

+1

3

Глава 9

   
   У Чарли был дом в Хэмптоне. Она вызвала такси до аэропорта, где мы наняли частный самолет и в тот же день были в Хэмптоне. Инцидент с моей матерью мы не обсуждали, обе делая вид, что ничего не произошло, но, понимая, что он изменил все. Я отчаянно хотела все забыть, закрыть глаза и проснуться, желая, чтобы это оказалось все лишь плохим сном.
   Дом с прекрасным видом на океан стоял на скале, впитывая в себя успокаивающие звуки прибоя. Но я все равно не могла избавиться от тревожных мыслей, как все запуталось, сколько боли, мне необходим был воздух, поэтому я взяла шаль и пошла прогуляться. Я понимала, что именно такой реакции своей матери на мои чувства я и боялась. Чего еще я могла от нее ожидать. Она осудила меня. Вот как они будут смотреть на нас. Вот как мои дети воспримут наши отношения, если узнают. Боже мой, что мне делать?
   Морской воздух совсем не помог. Вернувшись, я была обеспокоена, как и прежде. Но не могла не заметить, что величие этого места впечатляло: ухоженные газоны, цветы. Глаза впитывали в себя эту красоту. Правда, я заметила, что среди этого цветочного великолепия нет роз. Чарли, наверное, увидев меня в саду и решив, что я уже достаточно долго была одна, присоединилась ко мне. Положив руку на мое плечо, она сорвала с клумбы цветок и протянула его мне с улыбкой. В такой прекрасный день, Чарли решила поужинать на веранде с видом на океан.
   Во время ужина к нам подошел пожилой человек в рабочем комбинезоне.
   «Привет, мисс Шарлотта, рад, что вы вернулись», поприветствовал он Чарли.
   «Привет, Майк, сад прекрасен, как всегда», ответила она, вернувшись к трапезе, игнорируя его присутствие. Иногда ее равнодушие меня поражало. Ее сотрудники из кожи вон лезли, чтобы доставить ей удовольствие, а для нее это ничего не значило. Она все воспринимала как должное. Этих людей для нее просто не существовало. Как все просто. Она могла в любое время их заменить, ни на мгновение не задумываясь об этом. Порой, мне казалось, что я совершенно ее не знаю.
   Пожилой садовник посмотрел на меня: «Это для вас, мисс», протянув мне красивые лилии – белые с оттенком лилового. Восхитительно. Я улыбнулась.
   «Спасибо, Майк», сказала я, вдохнув их аромат, и спросила: «Майк, в саду есть розы? Я не видела ни одной».
   Он широко улыбнулся «Вы любите розы, мисс?»
   «Это мои любимые цветы. Цвет не имеет значение, я люблю их все».
   Чарли наконец прислушалась к нашему разговору.
   «Извините, мисс, здесь нет роз. Был когда-то один прекрасный розарий, но много лет назад». Когда он закончил, Чарли заговорила: «Майк вы только что получили заказ на сад из роз».
   Мы оба уставились на нее. Она снова заговорила с ним, но глядя при этом на меня: «Вам заставили улыбнуться мисс Лору, это стоит нового розария».
   Я улыбнулась ей от всего сердца, а Майк радостно сказал: «Это замечательно, мисс Шарлотта. Я сейчас же займусь им».
   Когда он уходил, Чарли окликнула его: «И Майк постройте для них теплицу. Я хочу дарить свежие розы мисс Лоре круглый год», на что, он улыбнулся мне и ушел. Я посмотрела на Чарли и встретилась с ней глазами, но когда захотела поблагодарить, она перебила меня: «Позволь мне сделать это за тебя. Сейчас я не в состоянии дать тебе все, что ты хочешь, но позволь мне подарить тебе цветы, которые ты так любишь». Ее рука потянулась к моей ладони, и мои глаза наполнились слезами. «Нет, нет, я не хотела расстроить тебя!» Она опустилась на колени рядом с моим стулом и взяла меня за руки: «Если ты не хочешь розы, то я скажу Майку забыть об этом». Она нежно принялась вытирать мои слезы. Я встала и упала в ее объятия: «О, Чарли, если бы ты только знала, как сильно я люблю то, что ты делаешь для меня!» Почему мир не может оставить нас просто в покое? Как я могу не любить ее, когда чувствую ее нежность, ощущаю ее любовь ко мне. Единственное в чем я была теперь уверена, что Чарли любит меня.
   После ужина мы помогли Майку выбрать место для нового розария, а потом решили прокатиться. Весна заканчивалась, дни становились длиннее, и солнце садилось поздно. Куда бы я ни смотрела, везде было красиво: новые дома, построенные в стиле модерна, поражающие свое роскошью, соседствовали с изысканными старыми усадьбами. Мы ненадолго остановились, посмотреть на океан. Как он огромен. Мы как две капли, потерянные в этой бездне. Почему у нас нет права любить друг друга? Почему жизнь так несправедлива. Я могу потерять своих детей. Это действительно может случиться. Я уже потеряла свою мать. Закрыв глаза, я откинула голову назад.
   «Пойдем домой, ты выглядишь уставшей. В любом случае начинает уже темнеть», сказала Чарли. Обратно мы ехали молча, но всю дорогу она держала меня за руку.
   Не нарушая тишины, мы вошли в дом и поднялись наверх. Чарли открыла дверь в нашу спальню, включила приглушенный свет, и когда я зашла, на меня обрушился водопад роз. Они были повсюду. Я шагнула в мир своей мечты, их сладкий аромат опьянил меня. Я подошла и остановилась перед Чарли, найдя ее лицо и заглянув ей в глаза, я увидела любовь – так много любви.
   Она начала нежно гладить мои плечи, дразнить мои губы. Я чувствовала ее теплое дыхание на своей коже, тая от ее жара. Она поцеловала меня, дразня и обещая больше. Ее губы ласкали и покусывали мою шею, все мое тело охватил огонь страсти и желания. В то же мгновение моя блузка оказалась на полу, а ее руки начали ласкать мою грудь. Я попыталась расстегивать ее блузку, желая почувствовать ее кожу на себе. Она опустилась ниже, лаская губами мой живот, расстегнула брюки и помогла мне выбраться из них. Она нежно провела вверх руками по моим бедрам. Я сгорала от желания. Раздевшись, Чарли медленно опустила меня на кровать, усыпанную прохладными лепестками роз, и накрыла своим телом, обдавая жаром и даря свою нежность. Меня переполнили любовь и желание, я плакала от ошеломляющего удовольствия и полученного наслаждения.
   На следующее утро мы отправились погулять в город и походить по магазинам. Купив пару темных очков и пляжные шляпы с широкими полями, мы заглянули в замечательный ресторан под названием Базилико, оформленный красивым сочетанием серо-зеленного (шалфей) и кремового цветов, терракотовой плиткой и высокими зелеными растениями.
   «Позволь мне заказать тебе», попросила Чарли. «Я закажу несколько блюд, которые тебе обязательно понравятся».
   «Хорошо», сказала я, улыбаясь.
   Официант появился из ниоткуда, как это обычно бывает, в ресторанах, где цена блюд выглядит как телефонный номер. Чарли заказала закуску из грибов, фаршированные крабовым мясом и сыром Грюйер, посыпанные петрушкой. Затем нам принесли салат Цезарь, а сам обед состоял из жареной Махи Махи (рыба) с соком лимона и Альфредо Лингвини (паста) с мясом краба. А пили мы охлажденную Корону с кусочком лайма, который делал вкус пива в сочетании с морепродуктами просто опьяняющим и незабываемым.
   Все, что я делаю и ощущаю с Чарли, так отличается оттого, что я испытывала в своей жизни раньше. Для большинства людей такие вещи не имели значения, но делали ее еще более необычной. Например, наш совместный обед. Рядом с ней моя жизнь приобретала смысл. Она была такой разной, волнующей. Ее окружала красота, роскошь и все же, она нуждалась во мне, чтобы быть счастливой. Кто-то, у кого есть все, нуждалась во мне, чтобы быть счастливой, и она никогда не упускала шанс, показать мне это. И какая разница, что она женщина? Почему это должно иметь такое значение?
   Но это имело значение. Я отвернулась. У нее есть сила, которой нет у меня. Я могла бы опереться на нее, и я знала, что она всегда поддержит меня. Чарли готова показать миру, что любит меня. Ее, похоже, не волнует, что скажут люди. В то время как я сомневаюсь и стыжусь нас, она приняла наши отношения. Как я могу быть такой эгоисткой? Она не боится осуждения, а я даже не могу признаться в своей любви к ней. С каждым днем мне становится более стыдно, я всю больше ощущаю свою вину перед ней. Да, я призналась своей матери, но, не потому что хотела, а потому что у меня не было выбора, она видела нас. Я подвела Чарли, но она все еще любит меня. Я почувствовала ее руку на своей и посмотрела ей в глаза.
   «Что случилось?» спросила она почти шепотом. В ее голосе и глазах отражалось беспокойство.
   «Мне очень жаль, Чарли. Я не заслуживаю тебя. Ты никогда не подводила меня, в то время как я…» Она посмотрела вниз, лишая меня возможности увидеть ее реакцию по глазам.
   «Ты не должна переживать из-за меня. Перестань чувствовать себя виноватой», сказала она очень серьезно, посмотрев на меня. По ее глазам не возможно было понять, что она чувствует. «Я всегда буду любить тебя, и я никогда не перестану любить тебя». Мгновение поколебавшись, она продолжила. «Я хочу, чтобы ты простила меня!», сказала она, затаив дыхание.
   «Чарли, мне нечего прощать тебе. Все что я видела и получала от тебя, это только любовь».
   Но, казалось, ее не удовлетворил мой ответ, и она снова спросила: «Я хочу, чтобы ты простила меня!» Казалось, для нее мой ответ был также важен, как мое прощение, если бы она причинила мне боль. Она была единственным человеком, который любил меня так безоговорочно. Только папа любил меня так. Слава Богу, теперь у меня была Чарли. Я готова была простить ей что угодно.
   «Я прощаю и прощу тебе все Чарли. Я буду любить тебя до конца своих дней». Она приняла мой ответ, грозовые облака покинули ее глаза.
   Когда мы вернулись домой, то увидели, что перед крыльцом стоит красный Dussenberg 1935 года выпуска – самый невероятный автомобиль, который я когда-либо видела.
   «Должно быть Лайл приехал. Это так на него похоже», сказала Чарли.
   Когда мы вошли в дом, я увидела человека одетого в костюм клоуна, заметив нас, он заключил Чарли в свои объятия.
   «Лайл, ты чего так вырядился?» по тому, как она это сказала, было ясно, что она не в восторге, и я старалась не рассмеяться.
   «Я надел свой лучший костюм, чтобы быть представленным твоему новому другу». Чарли взглянула на него так, будто собирала ударить. Кажется, до него дошло, что это не смешно, но прежде чем он успел хоть что-то сказать в свое оправдание, она грозно сказала: «Ты зашел слишком далеко Лайл!»
   «Я не понимаю…» он перевел свой взгляд с Чарли на меня, и серьезным тоном добавил: «Я Лайл Кроуфорд, и боюсь, что был слишком груб. Шарлотта мой старый… мой единственный друг, а я обидел ее. Приношу свои извинения». Он протянул мне руку.
   «Я рада встретиться со старым другом Чарли. Меня зовут Лора Коул».
   Он посмотрел на Чарли с озорной улыбкой: «Чарли???»
   Она приняла угрожающий вид. «Даже не пытайся Лайл!», сказала она ему, на что он разразился громким смехом: «Я впечатлен», посмотрев на меня, «Никто и никогда не смел называть ее «Чарли». Любопытно?»
   «Веди себя хорошо Лайл или я надеру тебе задницу», сказала она, и я не совсем поняла, было это сказано в шутку или она действительно угрожала уму.
   «Ты права, права», добродушно ответил он.
   На веранде мы провели несколько приятных часов за разговорами. Лайл был очаровательным собеседником, говорил очень много, но никогда по существу. На вид довольно приятный, но что скрывалось за этой внешностью, что его связывало с Чарли. Опять вопросы, на которые я не знала ответы.
   Лайл пригласил нас покататься на своей новой яхте под названием Кристабель. «Это самая красивая лодка, которая у меня была.
   «Под лампою леди склонена,
   Обводила тихо глазами кругом,
   И, глубоко вздохнув, она
   Вся словно вздрогнула, потом
   Распустила под грудью пояс свой.
   Одежда упала к ногам легка…
   Она стоит совсем нагой!
   Взгляни: ее грудь, ее бока -
   Это может присниться, но как рассказать?
   О, спаси Кристабель, Христа благодать!»
   Ппрочитал он. Я посмотрела на него в изумлении, а Чарли с бешенством. «Это из поэмы Сэмюэля Тейлора Колриджа» улыбнулся он. Завтра Лайл хотел спустить Кристабель на воду, в ее первый девственный рейс, и настаивал, чтобы мы тоже присутствовали.
   Но на следующий день мне необходимо было встретиться с Марком. Казалось, что Чарли с нетерпением ждет этой поездки, и она заговорила раньше, чем я успела что-либо ответить: «Спусти ее в четверг, и тогда мы пойдем с тобой!» Лайл собирался было что-то сказать, но передумал. Он посмотрел на меня, на Чарли, и сказал: «Если вы так желаете, хорошо».
   ***
   Следующим утром, прилетев обратно в Нью-Йорк, Чарли высадила меня около офиса Марка, а сама отправилась к Элизабет Арден, потом мы планировали вместе поужинать и улететь обратно в тот же день.
   Я вошла в здание, и как будто вернулась в прошлое. Ничего не изменилось. Войдя в лифт, нажала на кнопку 12 этажа, как делала это много раз. До того, как моя жизнь перевернулась с ног на голову. Добравшись до нужной двери, я повернула ручку и вошла. Внутри все было иначе. Очевидно, бизнес процветал. Евроремонт, все вокруг просто кричало о богатстве и власти. Меня встретила высокая блондинка, безукоризненно одетая от кутюр. «Могу я вам чем-нибудь помочь?» вежливо спросила она.
   «У меня назначена встреча с мистером Коул», сказала я.
   «Ваше имя, пожалуйста?» спросила она, подойдя к своему столу и посмотрев в журнал.
   «Я – Лора Коул».
   Она сразу же посмотрела на меня. «Я сообщу ему, что вы здесь», сказала она и вошла в кабинет Марка. Он появился спустя мгновение: «Лора ты не должна представляться. Входи», и отошел в сторону, пропуская меня в кабинет. Я осмотрелась. Здесь тоже все изменилось. Дела, наверное, действительно шли очень хорошо. Заметив мое любопытство и удивление, он широко улыбнулся и сказал: «У нас все замечательно». Он так много работал, и я была за него рада.
   Марк пододвинул для меня стул и сел напротив. «Помнишь контракт с Уэтерби?» спросил он.
   «Не очень. Кажется, это было до нашей поездки».
   Он кивнул головой. «Да, он все изменил. Я недавно встречался с ними, чуть больше недели назад, они утроили наш бюджет. Их обслуживание занимает столько сил и времени, что больше клиентов на данный момент мы не можем потянуть, да в этом просто нет необходимости». Он был очень горд. Я вспомнила его улыбку, когда Марк так улыбался, он очень походил кота, который только что съел канарейку.
   «Марк, предложи им понизить ваш бюджет? Так ты теряешь других клиентов, что будет потом?»
   «Нет Лора, ты не понимаешь, они заинтересованы в нас. Мы будем развивать другие проекты с ними».
   «Марк, если этого не случится, ты можешь потерять все!»
   Он расстроился. Марк старался убедить меня в правильности своего решения, а я подрывала его мнение. «Нет, этого не произойдет. Я работал с ними, я уверен в них», поэтому он попытался сменить тему. «Кстати, ты выглядишь прекрасно. Я пытался дозвониться до тебя, но мне сказали, что ты уехала за город». Это было и утверждение, и вопрос.
   «У Чарли были дела в Хэмптоне, и она попросила меня сопровождать ее», сказала я, глядя в сторону.
   «Понятно. Я знаю, ты звонила Джошу и Эшли каждый день. Им понравилось быть с тобой. Все о чем они разговаривали, так это о своих комнатах в доме у мамы», сказал он, глядя на меня и ожидая ответа, когда я промолчала, он спросил напрямую: «Что происходит Лора? Ты ездишь в Роллс-ройсе с шофером, живешь в Trump Towers, комнаты дети похожи на описание комнат из сказочных книг». Он ждал ответа.
   «Чарли предложила мне жить с ней постоянно или столько, сколько я пожелаю. Мы стали очень близки. Мы выжили, завися только друг от друга. Трудно вернуться к прошлому, после того, что случилось. Мы нужны друг другу». Пока я говорила, я старалась избегать смотреть Марку в глаза.
   «Конечно, ты права. Но ты вернулась, мы нуждаемся в тебе. Я хочу тебя».
   «Марк, ты не совсем свободен. Или ты забыл. Как же Сара? Ты собираешься ей просто сказать «Мне очень жаль, Сара, но, пожалуйста, уйди» Так что ли? Пойми, твоя жизнь больше не зависит от тебя одного». Я подошла к окну и встала спиной к нему.
   «Да, но я собираюсь сказать ей».
   Я развернулась к нему лицом. «Нет, я… это не изменить того факта, что ты и я не…» Боже, я не могла закончить.
   «Не…, что?» спросил он. Марк схватил меня за руки и посмотрел в глаза, потом, притянув ближе к себе, наклонился и поцеловал. Его губы были такими теплыми и знакомыми.
   В офис без предупреждения вошла секретарь и уставилась на нас. Марк развернулся и зло проговорил: «Никогда более не входи без стука, когда моя жена здесь!». Ее удивила такая реакция, но она извинилась и сразу же вышла.
   Я отвернулась к окну. «Если ты не против, я бы хотела забрать детей в субботу утром около 10, хорошо?» Я подошла к стулу забрать свой кошелек, намереваясь уже уходить.
   «Подожди», сказал он, догнав меня и остановив. Сжав мою руку и повернув к себе лицом, он очень тихо сказал: «Я хотел поговорить о нас».
   «Марк, нет никаких нас», ответила я шепотом.
   «Нет, не говори так. Мы будем всегда», он попытался обнять меня.
   Я увернулась. «Марк, мне нужны дети. Я хочу вернуть своих детей».
   Он отпустил меня и пошел к своему столу, спиной ко мне. «Нет», заявил он категорически.
   «Я нуждаюсь в них. Ты не представляешь, как мне было без них плохо», взмолилась я.
   «Что на счет меня Лора? Как же я!», развернувшись ко мне, он расстроено продолжил: «Ты думаешь, что можешь просто вернуться и забрать их у меня?» Его реакция застала меня врасплох. «Я не хочу отнять их у тебя Марк, мы оба их родители. Я тоже нуждаюсь в них». Он раздраженно провел рукой по волосам. «Нет», снова сказал он.
   «Марк, я имею право, это и мои дети».
   Он разозлился. «Как ты намерена их обеспечить? Где они будут жить? В какую школу они будут ходить? И захотят ли они жить с тобой?» Он был прав, и знал это. «Как ты думаешь, судья разрешит тебе забрать детей?»
   Меня как будто ударили, я осела с ближайшее кресло, голос пропал, и я просто смотрела на свои колени. Марк подошел, опустился на колени передо мной и взял за руки: «Ты принадлежишь мне… нам».
   Я освободилась от него, встала и пошла к двери, но прежде чем выйти, стоя лицом к двери, я спросила: «Я хотела бы провести с ними эти выходные. Можно мне забрать их… пожалуйста?» Спустя время, я услышала за спиной очень тихое «да», вышла и закрыла за собой дверь.
   Все прошло совсем не так. Этого не должно было случиться. Я быстро покинула офиса, услышав за спиной: «До свидания миссис Коул».
   Мне нужен воздух, выйдя из здания, я начала метаться. Боже мой, что мне делать? Марк был прав, в данных обстоятельствах судья будет не на моей стороне. Я отсутствовала два года. Они с трудом вспомнили меня. Определенно, судья, посчитает, что лучшее для них, остаться с отцом. А если они узнают о Чарли, какой стыд. Как дети отнесутся к этому? Захочу ли я, чтобы они узнали?
   Я вернулась в настоящее, когда кто-то дернул меня за руку, спасая от близко проезжающего автомобиля. «Будьте осторожными миссис Коул, смотрите в обе стороны, прежде чем переходить улицу».
   Я была потрясена от ужаса. Автоматически кивнув и улыбнувшись, я пошла прочь. И только переходя улицу, вдруг поняла, что человек, спасший меня, обратился ко мне по имени. Я повернулась, но его уже не было. Я не узнала его, но если бы не он, меня бы определенно сбила машина.
   Я осторожно пересекла дорогу и поймала такси. До Манхэттена мы добирались сорок минут. Кошмар, пробки. Я решила выйти в нескольких кварталах от Trump Towers и разобраться в собственных мыслях. Чарли все равно еще не вернулась, а мне нужно было подумать. Больше я не в чем не была уверена.
   Я шла медленно, сливаясь с толпой, желая, чтобы этот поток поглотил меня и забрал все сомнения и неуверенность. Я зашла в кафе. Сидя возле окна, я смотрела на людей, проходящих мимо, и думала, что их жизнь вряд ли похожа на хаос, какой стала моя, но возможно, они думали также, виде меня.
   Просидев так долгое время, и не сумев избавиться от тумана в своей голове, я заплатила за кофе и медленно пошла домой. Добравшись до нужного этажа, я вошла в гостиную, и встретилась с тревожными глазами Чарли.
   «Что случилось? Я жду тебя уже два часа». Она смотрела на меня.
   Я медленно присела на диван, закрыв глаза. Она просто стояла рядом, ничего не говоря. Почувствовав ее руку на своем плече, я прижалась к ней щекой и посмотрела на нее. «Встреча с Марком прошла ужасно», сказала я устало и, глубоко вздохнув, направилась в нашу спальню. «Чарли, мне не хочется никуда идти сегодня вечером. Не возражаешь, если мы останемся здесь?»
   Она кивнула. Я решила принять ванну. Лежа в горячей воде, я желала одного, остаться здесь навсегда. Вошла Чарли и прислонилась к двери: «Я испугалась, что ты снова заснула в ванной».
   Я вымученно улыбнулась и посмотрела на нее уставшими глазами. Выйдя из ванной, я скользнула в халат, который она заботливо держала для меня, завернув в него, Чарли притянула меня к себе и тихо спросила: «Что случилось?»
   Я повернулась к ней лицом. «О, Чарли, это было ужасно…» Мы вернулись в спальню. «Он был так зол. Он никогда не согласится на совместную опеку над детьми». Я глубоко вздохнула и продолжила. «Он хочет, чтобы мы снова были вместе. Он сказал, что ни один судья в таких обстоятельствах не предоставит мне право на опеку. Чарли, ведь он прав, и это притом, что он о нас даже не знает». Я села в кресло, прижав колени к подбородку.
   В дверь постучали, и Чарли произнесла: «Входите».
   Вошла горничная, сказав, что меня просят к телефону. Я посмотрела на Чарли, потом на Роксану и спросила: «Кто, Роксана?»
   «Ваша мать мисс».
   Я была удивлена, но встала и подошла к телефону. «Мама?»
   «Лора… я… я хотела бы увидеть тебя. Тогда я наговорила много ужасных вещей». Я услышала, как она заплакала в трубку, и не смогла удержаться сама. «Я знаю, мама, я знаю». Она заговорила снова. «Я хочу увидеть тебя. Ты мой единственный ребенок. Могу я приехать к тебе?»
   Боже, она просила. Я разрыдалась. «О, мама, я всегда буду хотеть видеть тебя».
   «Я возвращаюсь в Нью-Йорке на следующей неделе. Когда приеду, обязательно позвоню тебе, и мы сможем поговорить».
   «Да мама, звучит замечательно». Я услышала вздох облегчения.
   «Я люблю тебя Лора», сказала она.
   «Я тоже тебя люблю мама», и она повесила трубку. Положив свою трубку, я закрыла лицо руками и заплакала. Я была эмоционально опустошенна, и плакала на руках у Чарли, пока не уснула.
 
 
   
    Глава 10

   
   Я проснулась рано утром на следующий день. Чарли еще спала рядом со мной, ее лицо было совсем другим. Никогда не видела ее такой раньше. Пока я любовалась, ее глаза открылись. Погладив ее по щеке, я сказала: «Ты знаешь, что похожа на ангела, когда спишь».
   Я провела рукой по ее волосам. Она ничего не сказала, и я посмотрела ей в глаза.
   «Мы обещали Лайлу выйти с ним на его новой яхте сегодня. Ты готова?», спросила она.
   Мне не хотелось разочаровывать ее, я послала ей улыбку и ответила: «Да, поехали».
   Она улыбнулась, поцеловала меня и вскочила с постели. Боже, ее великолепное тело просто убивало меня. Обнаженная, она принялась ходить по комнате и собирать сумку, но через какое-то время остановилась и, повернувшись ко мне, сказала: «Вставай, лентяйка, или мы никогда не выберемся отсюда… Почему ты так смотришь на меня?»
   «Я думаю, ты прекрасна», ответила я лениво.
   Она бросила сумку на пол, и на какое-то время поездка была забыта. Все утро мы провалялись в постели, вылетев в Хэмптон только после обеда.
   Около трех часов дня, приземлившись в Ист Хэмптоне, мы отправились прямо к пристани. Лайл был в ярости. «Я ждал до сегодняшнего дня только из-за тебя!», рявкнул он на Чарли, как только увидел ее.
   «О Лайл, перестань. Можно подумать, ты никогда не заставлял меня ждать». Она помогла мне подняться на борт. «Помнишь, Лос-Анджелес, когда ты попросил меня прилететь к тебе, поскольку был в беде? Ты улетел в Лондон, даже не потрудившись оставить мне сообщение».
   Она повернулась к нему лицом, и он рассмеялся. «Ладно, ладно, я уже извинился перед тобой, по крайней мере, уже сто раз».
   «Но я до сих пор помню, как загорала там!» она засмеялась в ответ.
   «Привет, Лора,» он подошел ко мне, поцеловал в щеку, задержавшись губами на ней чуть дольше положенного, и посмотрел на Чарли. Она выглядела не довольной. «Давайте я вам все здесь покажу, дамы». Яхта была великолепна. Просто огромной. Мы вышли в море.
   Я начала немного нервничать и посмотрела на Чарли. «Не волнуйся», заверила она меня, положив свою руку на мою. «Мы удалимся только на несколько миль, и всегда будем видеть береговую линию». Я облегченно улыбнулась. «Мне нужно поговорить с Лайлом, я на минуту, скоро вернусь». И она ушла в направлении задней части яхты.
   Ветер ласкал мое лицо. Боже, как здесь красиво. Я повернулась в сторону Чарли Лайла, и заметила, что они о чем-то спорят. Похоже, становилось слишком жарко. Лайл что-то закричал, и Чарли, взмахнув руками, пошла ко мне, в ее глазах полыхала ярость. Остановившись рядом со мной, и ничего не сказав, она посмотрела на море.
   «Ты в порядке?» спросила я.
   Она повернулась ко мне лицом и с серьезным выражением лица произнесла «Никогда и никуда не ходи с Лайлом одна!».
   Я с любопытством посмотрела на нее. «Почему я…», но она перебила и начала настаивать: «Обещай». Мой ответ для нее был важен.
   «Хорошо, я обещаю».
   «Лайл – это мое прошлое. Я хочу новой, совершенно другой жизни с тобой».
   Я удивилась, и поняла, что, в ее жизни есть что-то, о чем я не знаю. Она шагнула ко мне и коснулась губами моей щеки, ее рот нашел мой, и она подарила мне долгий и страстный поцелуй. Заметив, что Лайл идет к нам с улыбкой на лице, я отодвинулась от нее. Увидев мое выражение лица, Чарли обернулась.
   «Ну и ну, нас ожидает прекрасное лето». Не знаю, что он пытался этим сказать, но Чарли бросила на него испепеляющий взгляд. «Это всего лишь игра, ЧАРЛИ!», сказал он, специально подчеркнув ее «новое» имя.
   «Не играй со мной, Лайл. Ты не победишь!» Очевидно, призом в этой игре была я.
   «Ты так думаешь?» спросил он насмешливо.
   «Не загоняй меня в угол, я ведь могу и ответить», сказала она угрожающе.
   Какое-то время они стояли и смотрели друг на друга, Лайл сдался первым. «Хорошо, если что-нибудь изменится, я всегда рядом», сказал он с улыбкой и пошел прочь.
   «Чарли, что, черт возьми, здесь происходит?» спросила я.
   «Дела давно минувших дней, и я только что их закончила». И прежде чем я успела спросить, она сменила тему. «Что, если нам сходить сегодня на танцы?»
   Не знаю, что ответить. Кажется, это был довольно простой вопрос, но, учитывая наши отношения, я колебалась. «Чарли, куда мы можем сходить?»
   Она снова посмотрела на океан. «Есть одно место на Ист-Гейт-роуд, там мы будем не так заметны». Я промолчала. Она посмотрела на меня и расстроено спросила: «Мы будем скрывать вечно? Тебе стыдно рядом со мной? Почему ты не хочешь, что бы нас видели вместе?»
   «Я вообще-то сейчас с тобой!» ответила я.
   «О да, ну конечно же», сказала она и отвернулась. «Здесь, в безопасности от любопытных глаз. Ты отскочила от меня, когда увидела Лайла».
   Что я могла ей ответить на это? Она была права. «Мне нужно время», тихо произнесла я.
   «ВРЕМЯ? Сколько времени? Неделя? Месяц? ГОД? Может быть, два? Сколько времени?»
   Боже, я смотрела на нее, и не находила ответа. Она сделала глубокий вдох и отвернулась от меня. Что мне сказать или сделать? Я повернулась и побежала от нее. Оказавшись в каюте, я прижала руку к лицу, и заплакала, через мгновение, почувствовав, что она развернула меня к себе и обняла. «Мне жаль… Мне жаль… я… просто хочу, чтобы ты была только моей! Теперь, когда мы вернулись, я боюсь потерять тебя. Боюсь, что ты более не нуждаешься во мне». Ее голос был полон такой грусти.
   «Нет», я коснулась ее лица. «Виновата только я, Чарли. Мы пойдем на танцы сегодня».
   Она подняла мое лицо за подбородок, улыбнулась и поцеловала. Прижавшись к ней покрепче, я прошептала: «Будь терпелива Чарли, пожалуйста».
   За время прогулки мы больше не ссорились. Нервы были совсем на пределе. Сколько всего произошло. Я не успевала все воспринимать, и чувствовала, что мы летим в пропасть. Я была просто не в состоянии что-либо изменить, особенно в эту ночь.
   Ближе к полуночи мы добрались до ночного клуба. Чарли, держа меня за руку, вела сквозь толпу. Я озиралась по сторонам, чувствуя себя словно обнаженной. Как Чарли и обещала, здесь было много таких пар, как мы. Откровенные танцы, громкая музыка, затемненные укромные места, где, я увидела, двух женщин, слившихся в едином порыве. Я запаниковала и попыталась спрятать свое лицо. Оказавшись на танцполе, Чарли начала танцевать передо мной, я же просто стояла, не зная, что делать. Заиграла медленная музыка. Чарли притянула меня к себе и начала медленно покачивать бедрами, бросая мне вызов, рождая во мне желание. На мгновение, закрыв глаза, меня окутал аромат ее волос, она возбуждала меня. Я открыла глаза, осознание происходящего обрушилось на меня, я попыталась отодвинуться, но она еще крепче прижала меня к себе. Ее глаза были холодны как лед. Чарли наклонила голову и страстно поцеловала меня в губы. Она пожирала меня глазами, ее руки опустились на мои бедра и замерли чуть ниже спины. Господи! Я оттолкнула ее и побежала. Воздух! Я должна выйти отсюда. Оказавшись, наконец, на улице, я начала смотреть по сторонам. Что я здесь делаю? Куда идти? Я не знала. Потом я услышала тихий и спокойный голос Чарли за спиной: «Пойдем домой». Она разговаривала со мной как с животным, которого боялась спугнуть. Именно так я себя сейчас и чувствовала. В ловушке. Запертой в клетке. Она видела это.
   Мы сели в такси и поехали домой. Шок. Поражение. Оцепенение. Я стояла на краю пропасти, готовая сделать последний шаг. Упасть и умереть.
   До дома мы добрались в молчании и легли спать.
   ***
   Когда я проснулась на следующее утро, Чарли уже встала. Я слышала, как льется вода в душе. Что ждет нас сегодня? Прошлая ночь была ужасна. Чарли была готова идти со мной на край света, быть со мной, но я подвела ее, я убежала от нее. Она была готова противостоять этому миру, а я оставила ее одну. Я слабая. Я предала ее. Она тоже человек, тоже боится, но она не убежала, это сделала я.
   Слезы покатились по моему лицу. Господи, я последнее время я только и делаю, что плачу. Моя жизнь вышла из-под контроля. Но я быстро справилась со своими эмоциями, услышав, как отключилась вода в душе, и протянулась за одеждой, когда Чарли вышла из ванной комнаты. Стараясь не вылезать из-под одеяла, я попыталась достать до нее рукой. Чарли подошла к краю кровати и протянула ее мне. Как и она, я спала без одежды, но в отличие от Чарли, после возвращения с острова я чувствовала себя стесненной.
   Она стояла, протягивая мне халат. Я не могла заставить себя двигаться и просто посмотрела вниз. Я боялась посмотреть в ее пустые глаза и увидеть в них разочарование. Я услышала, как она что-то ищет в тумбочке. Она притянула мое лицо ближе к себе, я чувствовала ее руки, ласкающие мои волосы. Вдохнула ее запах, словно в наркотике, нуждаясь в ней. Она обхватила мои волосы, запрокинув голову назад, я жаждала, почувствовать ее губы на своих. Но поцелую не последовало. Она запрокидывала мою голову все дальше и дальше.
   «Ты этого хочешь? Скрываться? Всегда скрываться в темноте?» Она была в ярости. Передо мной снова был незнакомец. «Ты даже не покажешь мне больше себя», прошипела она.
   «Я…», но прежде чем я смогла продолжить, она грубо рванула меня, завалив на кровать.
   Через несколько секунд она сцепила мои руки над головой и заковала их в наручники. Я была в ужасе.
   «Чарли…»
   Она заставила меня замолчать, зажав рот своей рукой. «Сколько, по-твоему, я могу еще вынести? Ждать, пока ты не скажешь, что бросаешь меня. Почему ты не можешь любить меня, как люблю тебя я? Ты хотя бы, представляешь, что я чувствую?» Ее голос был чужим, а я могла издавать только приглушенные стоны. «Чего тебе не хватает? Чего? Хочешь хорошего секса?»
   Мои глаза расширились. Я пыталась сбросить ее с себя, но связанные руки не позволили мне сделать это.
   «Ты этого хочешь? Я могу дать тебе это!»
   Страх побежал по моим венам. Она слезла с меня и скинула одеяло, разделяющее нас, на пол. Я начала кричать: «Чарли, что ты делаешь?» Мой голос дрожал от напряжения. «Отпусти меня Чарли! Пожалуйста! Ты с ума сошла?»
   Она присела рядом со мной. Не одно слово не слетело с ее губ, и она начала медленно снимать с себя одежду, потом раздвинув ноги, села мне на живот. «Чарли, пожалуйста! Ты пугаешь меня! Чарли?» Я окаменела. Боже!
   Она просто посмотрела на меня. Ее руки начала прикасаться к моему телу, возбуждая меня. Ее рот посасывал и покусывал мою грудь. Во мне проснулось желание. Я хотела ее. Мое тело стало отвечать на ее прикосновение. Глазами незнакомца она пристально наблюдала за мной, не говоря ни слова.
   Она ногой раздвинула мои ноги и легла между ними. «Чего тебе не хватает? Чего я не могу тебе дать?» грозно спросила она.
   «Чарли, прости…»
   «Тебе нужен секс», перебила она. Ее глаза были похожи на кусочки льда.
   «Чарли…»
   Она вытащила что-то из-под подушки, и я почувствовала острую боль, пронизывающую меня насквозь. Я закричала, чувствую одну лишь боль, снова и снова.
   «Ну, как? Теперь я даю тебе достаточно!» закричала она.
   Боже мой, что она делала со мной? Я попробовала увернуться, но все на что, я была способна, это закричать от ужаса.
   «Я трахаю тебя Лора. Ты довольна!»
   Я почувствовала, что толчки прекратились, и она прилегла на меня сверху. Ее дыхание было тяжелым, но она не закончила причинять мне еще большую эмоциональную боль. «Я давно хотела тебя так поиметь, детка. Я хотела быть единственной, кто сломает тебя», простонала она мне на ухо. Ее рот захватил мой сосок, так, что я закричала от боли. Чем больше я умоляла ее остановиться, тем больше это возбуждало ее. Я кричал от боли, просила остановиться, потому что мне больно, пока я не почувствовала как ее тело сотрясается от оргазма.
   Чарли скатилась с меня, и я свернулась калачиком. Нас окутала тишина, нарушаемая только ее тяжелым дыхание и моим сдерживаемым рыданием.
   Я была опустошена. Я не могла поверить в то, что сейчас произошло. Я хотела умереть. Как только я закрыла глаза, мир потемнел передо мной.
   ***
   Мои глаза распахнулись, и я потянулась, заметив, что мои руки более не скованы. О, Боже! Я снова зарыдала, свернувшись калачиком. Мне было плохо, так плохо.
   Я попыталась встать, но колени подогнулись, и я упала на пол. Чарли оказалась рядом и попыталась мне помочь. Я оттолкнула ее, не сказав ни слова. Я попробовала еще раз, но снова упала. Я снова начала плакать от боли и разочарования. Боже мой, за что мне это?
   Она хотела прикоснуться ко мне, но не смела. Упав на колени передо мной вся в слезах, Чарли начала умолять меня: «Мне жаль… Мне так жаль».
   Она протянула мне руку, но я отпрянула от нее. Она заплакала и обняла меня. Я попыталась оттолкнуть ее, но она не желала отпускать меня. «Я умру, если ты оставишь меня! О Боже, я хочу умереть!», повторяла она. «Я ненормальная. Я схожу с ума при мысли, что потеряю тебя».
   Неважно, как сильно я пыталась оттолкнуть ее от себя, она не отпускала. Через некоторое время я вообще перестала пытаться.
   «Я люблю тебя. Ты должна верить мне, я люблю тебя. Прости меня!» Она продолжала умолять. «Я не знаю, как это произошло. Но обещаю, что умру прежде, чем сделаю тебе больно еще раз. Поверь мне? Ты должна верить мне». Она расплакалась еще раз. «Я никогда никого не любила. Я никогда не была в этой ситуации раньше!»
   Она никогда не была в такой ситуации раньше – эти слова засели в моем мозгу. Я виновата. Я подтолкнула ее к отношениям. Я была частично ответственна за это безумие.
   Я устала. Устала от борьбы. Я пыталась снова подняться и позволила ей помочь мне. Я допустила это. Я была виновата. Я сдалась. Она помогла мне добраться до ванной и включила душ. Мы обе приняли его, а потом она на сухо вытерла меня. Передо мной снова стояла Чарли. Тогда кто жестоко причинил мне боль?
   Я ничего не сказала. Я ничего не делала. Она уложила меня в постель, сказав, что еще рано вставать, и легла рядом, обняв меня, лаская мои волосы и поглаживая виски, пока я не заснула.
   ***
   Телефонный звонок разбудил нас. Чарли взяла трубку. «Привет», сказала она. «Нет, я сказала «нет!» Не доставая меня Лайл, или лучше помоги мне!» Повесив трубку, она посмотрела мне в глаза. Моя Чарли. Она снова была рядом со мной. Я подошла обнять ее и крепко-крепко прижаться к ней. Я хотела все забыть. Я хотела забыть ту Чарли, что причинила мне столько боли. Это был ужасный кошмар. Но я проснулась, и все будет забыто.
   Я думала, что все зависит только от меня. В тот день я поняла, что все совсем не так. Боль начала утихать. Я твердила себе, что в тот день она была под большим давлением. Я говорила себе, что это никогда не повторится. Она любила меня. Она никогда не причинит мне боль еще раз.
   Вечером того же дня мы вылетели обратно в Нью-Йорк. Я была совершенно измотана. Позвонив Марку домой, и, спросив как дети, я вдруг почувствовала как по моим ногам бежит теплая жидкость. Как в замедленной съемке, я посмотрела вниз и увидела, что мои брюки все в крови. Комната завертелась перед глазами. Телефон выскользнул из моих рук, и я почувствовала, как чьи-то руки подхватили меня. Чарли что-то кричала, но я не слышала. Я оцепенела. Тишина. Потом я упала в глубокую темную бездну.
   ***
   Я плыла в темноте, а когда открыла глаза, поняла, что не знаю, где нахожусь. Я увидела Чарли, с опущенными плечами она стояла, уронив голову на свои руки. Я издала звук, похожий на мычание, и ее голова сразу же взлетела вверх. Она выглядела ужасно и очень расстроенной. Она, казалась, уставшей, и эти черные круги под красными глазами. Она подошла ко мне и обхватила мою ладонь обеими руками. Присев, она спрятала свое лицо в мои руки, и зарыдала. «Мне жаль… Мне жаль», говорила она.
   Я огляделась. Больница. Что произошло? Я посмотрела на Чарли. Ее полные слез глаза смотрели на меня. «Это моя вина. Я обидела тебя. О Боже!» Она снова заплакала. «Я так тебя люблю. Мне очень жаль».
   Дверь в палату открылась, и вошел человек. Это был доктор Шефер, врач, который осматривал нас на острове. Чарли мгновенно встала и повернулась к нему спиной. Утерев слезы, она снова повернулась к нему.
   Врач посмотрел на нее, потом повернулся ко мне. «Здравствуйте, госпожа Коул. Вы меня помните? Я доктор Шеффер», мягко произнес он. «Кровотечение было вызвано рваными ранами на стенках влагалища». Он посмотрел на меня, потом на Чарли. Посмотрев в мою сторону, он добавил: «Вы подверглись нападению, госпожа Коул?» Он ждал ответа.
   Я отвела взгляд и прошептала: «Нет». Тишина затянулась. Я взглянула на него и, на мгновение, мне показалось, что в его глазах я увидела понимание и сочувствие.
   Он прочистил горло. «Вы должны понимать, что вашему телу был причинен вред… Это происшествие оставит у вас некоторые рубцы. Я хочу, чтобы вы придерживались постельного режима несколько дней, вы потеряли много крови». Он вытащил из кармана блокнот и что-то записал в нем. «Я назначу вам антибиотики. Вы можете идти домой, если хотите. Я рассчитываю на тебя, Шарлота. Проследи, чтобы она не вставала». Он бросил на Чарли осуждающий взгляда, протянул ей листок бумаги, и вышел. Она последовала за ним в коридор. Я видела, как они разговаривали. Он покачал головой, но она продолжала на чем-то настаивать. Доктор опустил голову, признавая свое поражение, потом поднял глаза, и кивнул головой. Он выглядел уставшим, сказал ей что-то на прощание, и ушел. Чарли вернулась в палату.
   «О чем ты разговаривала с врачом?» спросила я ее, попытавшись сесть.
   «Я убедила его не сообщать и не делать записей об этом происшествии. Тебе не придется больше отвечать на неприятные вопросы. Пойдем домой», ласково сказала она и помогла мне одеться.
   Роллс-ройс, ожидавший нас у входа в больницу, отвез нас домой. Стивен, шофер, открыл передо мной дверцу автомобиля.
   «Я рад, что вы чувствуете себя лучше мисс Коул. Вы всех нас испугали», любезно сказал он. Чарли посмотрела на него, выбравшись из машины. И если бы красота могла убивать, он был бы уже мертв. Я заметила, что она не любит людей, которые начинают говорить со мной о личном. Ее, казалось, возмущает, что кто-то отводит мое внимание от нее. Стивен быстро обошел машину, сел за руль и уехал. Чарли помогла мне дойти до лифта и выйти на нашем этаже.
   Она была очень расстроена, и сделала все, чтобы загладить свою вину: подала стакан воды, положила мои ноги на диван, взбила подушки позади меня. Я схватила ее за руку. «Чарли, остановись. Я в порядке», осторожно сказала я.
   Ее глаза снова наполнились слезами. Она присела рядом со мной, и крепко обнимала меня. Когда я посмотрела на нее, мои губы хранили вкус ее слез.
   Поскольку мне были противопоказаны нагрузки, то забрать детей, поехала Чарли. Был полдень, а они все еще не вернулись, я начала волноваться. Но, услышав шум и крики детей, влетевших в гостиную с оружием, чучелами животных и цветами, я была так счастлива. Они упали в мои объятия.
   «Мама, ты чувствуешь себя лучше? Чарли сказала нам, ты заболела», спросила Эшли.
   «Я буду в порядке. Я так рада тебя видеть!» радостно сказала я и посмотрела на Джоша. «Я так сильно скучала по вам обоим». Я улыбнулась Чарли, и она, улыбнувшись в ответ, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.
   Мы провели выходные дома. Смотрели кино, играли в игры, говорили и шутили. Все было замечательно. Чарли души не чаяла в детях и во мне. Это было прекрасно. Я снова была счастлива. Чарли, повезла детей обратно.
   Но прежде чем она вернулась, пришел Лайл. В мою комнату зашла Роксана, и сообщила: «Мне жаль вас беспокоить мисс, но господин Кроуфорд настаивает на встрече с мисс фон Штейбен, и хочет поговорить с вами. Я сказал ему, что вы не важно себя чувствуете, но он продолжает настаивать». Она была явно расстроена.
   «Все в порядке Роксана, я поговорю с ним». Она помогла мне встать и подала халат. Посмотрев на свое отражение в зеркале и пригладив волосы, я вышла навстречу Лайлу.
   Я протянула руку, приветствуя его: «Привет Лайл».
   Он пожал мою руку, поцеловав в щеку. «Мне сообщили, что ты заболела, чувствуешь себя уже лучше?», спросил он.
   «Гораздо лучше, благодарю тебя», ответила я. Он все еще держал мою руку в своей. Освободившись, я пригласила его присесть и сама опустилась на диван напротив него.
   «Что именно произошло тобой, моя дорогая?», спросил он с улыбкой. «Бурная ночь с нашей дорогой Чарли?»
   Я быстро посмотрела ему в глаза, и ответила, не гладя: «Я попала в небольшую аварию».
   «Я вижу…» сказал он, посмотрев вокруг и вернув свой взгляд на меня. «Ну, поскольку мы оба самые близкие друзья Шарлоты, я думаю, что нам необходимо получше узнать друг друга». Я притворно улыбнулась. «Шарлотта и я прошли долгий путь», заговорил он. «Мы знаем друг друга с детства. Мы вечно попадали в неприятности», сказал он, смеясь.
   «Что значит в неприятности?» спросила я. Мне стало любопытно узнать о Чарли. Она всегда была такой скрытной о своей жизни до меня.
   «Мы всегда делали то, что не должны были», сказал он.
   «Например?»
   «Да все, потому что это было весело», вот только его глаза не смеялись. Я не знала, что сказать. Увидев мое выражение лица, он рассмеялся. «Мне очень жаль, я всегда все драматизирую», сказал он, встал и обошел диван сзади, начав массировать мне плечи. «Это всегда помогало Шарлотте после теннисных матчей».
   Я начала нервничать. «Лайл, я в порядке. Спасибо, но не надо».
   Он слышал, как дрожит мой голос, но он не остановился. Мое сердце забилось сильнее. «Лайл, пожалуйста!» Я попыталась встать, но он толкнул меня обратно на диван.
   «Доверься мне», прошептал он мне на ухо и поцеловал ее.
   «НЕТ! Отпусти!», закричала я, покраснев, и в этот момент вошла Чарли. Она была в ярости.
   «Отойди от нее!»
   В один миг она преодолела расстояние между нами, оттолкнула его от меня и накинулась на него с кулаками. Лайл схватил ее за руки, но она ударила его коленом в пах, и он рухнул с глухим стуком на пол.
   Чарли посмотрела на меня: «Ты в порядке?»
   Я кивнула. Она подошла к телефону и вызвала Стивена. Когда он пришел, Лайл все еще лежал на полу. «Убери отсюда этот кусок дерьма», сказала Чарли.
   «Чарли, ты думаешь, что сможешь жить так вечно!», сказал ей Лайл.
   Она просто стояла, пока Стивен тащил его к лифту. «Ты думаешь, что это с ней навсегда? Такая жизнь не для тебя!», выдавил он, и двери лифта закрылись.
   Чарли подошла ко мне и спросила с тревогой в голосе: «Он тебя обидел?»
   «Нет», ответила я. «Чарли, что все это значит?», спросила я ее. «Почему он так зол?»
   Она не ответила.
   «Во что вы оба замешаны? Что вас связывает?»
   Но она снова промолчала, только посмотрела на меня, затем встала, подошла к окну и взглянула вниз на город. «До тебя у меня была совсем другая жизнь», просто сказала она. «Все, что было до тебя, не имеет значения». Такое отношение всегда огорчало меня.
   «Почему ты не хочешь сказать мне, Чарли? Что это такое, чего, по-твоему, мнению, я не пойму?», снова попыталась я.
   «Да нечего больше сказать», ответила она, все еще изучая город.
   Я встала и направилась к ней, но по дороге меня пронзила резкая боль, и стон сорвался с моих губ. Она развернулась и подскочила ко мне. «Тебе надо вернуться в кровать». Она обняла меня и помогла лечь в постель.
   Потянув ее за руку, я прошептала с мольбой в голосе: «Поверь мне. Доверься мне, Чарли, я люблю тебя».
   Посмотрев мне прямо в глаза, она ответила: «Есть вещи, которые ты не поймешь». Она сделала попытку уйти, но я не отпустила ее.
   «Я знаю тебя. То, что ты делала в прошлом, не может быть настолько ужасным», сказала я ей.
   В ее глазах я увидела так много боли: «Может», и она вышла из комнаты. Я услышала, как она попросила Роксану принести мне чаю.
   ***
   На следующий день я почувствовала себя лучше. Чарли принесла мне завтрак в постель, широко улыбаясь. Ласково погладив меня по лицу, она спросила «У меня есть кое-какие дела, с тобой все будет хорошо?» Я кивнула. «Тебе что-нибудь еще нужно?» Я отрицательно покачала головой. Будучи уже возле двери, она обернулась: «Я предупредила охрану внизу, что Лайл здесь не желательный гость», и вышла.
   Пару дней спустя позвонил Марк, сказав, что был занят, но он надеется, что я чувствую себя уже лучше. Это Чарли, когда привезла детей, сообщила ему, что я заболела.
   Однажды, когда мы с Чарли сидели в гостиной, Стивен принес два десятка голубых роз, сообщив: «Это вам мисс Коул».
   Я посмотрела на Чарли, и взяла у него цветы, положив их на столик. «Как ты узнала?», спросила я ее.
   «Очень жаль, но это не от меня», ответила она.
   Прочитав карточку, я поняла, что они от Марка, и улыбнулась про себя.
   «От кого?», по ее глазам, я увидела, что она не обрадовалась такому знаку внимания.
   «Они от Марка».
   «И что написано на карточке?»
   Я знала, что это расстроит ее, но отказать было бы еще хуже. Я начала читать вслух: «Со всей любовью и волшебством. Люблю Марк».
   Она явно огорчилась и рассердилась: «Почему ты поощряешь его?»
   Стивен и Роксана незаметно вышли из комнаты.
   «Это не так», ответила я.
   «Он звонил тебе. Зачем?»
   «Ты шпионишь за мной?», теперь разозлилась уже я.
   «Почему ты разговариваешь с ним? Что он хочет?» Она не обратила никакого внимания на мой вопрос.
   «Он позвонил убедиться, что я чувствую себя уже лучше».
   «Ты сказала ему? Сказала?» спрашивала она снова и снова.
   Я отвернулась и отошла от нее. Мне стало невыносимо больно. Она схватила меня за руку, развернув к себе, и закричала: «Ты рассказала ему!»
   «Что ты хочешь, чтоб я сказала ему, Чарли? Что попала в больницу, потому что тебе было недостаточно, и ты трахнула меня!» Она ударила меня, и я упала на пол. Немного придя в себя, я увидела, Чарли возвышающуюся надо мной, ее гнев перешел в раскаяние. Она выглядела так, будто это ее ударили. Развернувшись, она убежала.
   В комнату вернулся Стивен и помог мне, протянув платок. Я вопросительно посмотрела на него, он указал на свои губы, а потом на мои. Я осторожно провела платком по губам, увидев на нем пятна крови. О Боже, опять кровь.
   Слезы покатились по щекам, и в его глазах я увидела жалость. Чарли вернулась в комнату, и Стивен оставил нас, ничего не сказав. Она медленно подошло ко мне. «Я не знаю, что значит любить». Ее глаза смотрели куда угодно, но не на меня.
   «Некому было научить меня. Я переходила из школы в школу. Я никогда не… останавливалась где-нибудь надолго, никому не было до меня дела, никто не заботился обо мне. Моя мать… ненавидела меня. Она сказала мне об этом. Вот почему после ее смерти я уничтожила ее розарий. Все, что я умею и знаю, это как держать людей подальше от себя, потому что так они не смогут причинить мне боль». Она посмотрела на меня, ее глаза были полны слез. «Я не хочу потерять тебя. Ты самое лучшее, что есть в моей жизни». Она опустилась рядом со мной и обняла, громко застонав. Поцеловав меня в уголок губ, она снова посмотрела в мое лицо, ища прощения. Я все еще была в замешательстве.
   Я не знала, как справиться с этим. Насилие между нами начало пугать меня. Я уже не знала, на что способна Чарли и что от нее ждать в будущем.
   Не дождавшись моего ответа, она слегка поцеловала меня, ее губы были мокрыми от слез. Я пробовала их на вкус. Я чувствовала ее потребность во мне. Она дрожала от желания. Ее рот приоткрылся, приглашая меня, дразня меня. Я не касалась ее, не касалась так долго, что сейчас умирала от желания почувствовать ее. Я ответила на поцелуй. Этой ночью мы любили друг друга нежно, ее страсть утоляла мой голод, она единственная кто мог заполнить эту пустоту внутри меня. Она нуждалась, она требовала. Чарли хотела так много от меня, и я отдала ей всю себя.

+1

4

Глава 11

   
   Следующие несколько недель прошли спокойно. Выходные мы проводили с детьми. Я даже встретилась с матерью, и теперь раз в неделю мы обедали в городе, разговаривая о детях, Марке, о том, когда я приеду к ней в гости. Она никогда не упоминала о Чарли, да и я тоже. Моя жизнь разделилась на двое: жизнь без Чарли и жизнь с Чарли.
   Голубые розы приходили каждую неделю, но Чарли больше ничего не говорила. Иногда я виделась с Марком, когда забирала детей к себе, но Чарли всегда была рядом. Мы регулярно перезванивались с ним, говорили обо мне, детях, бизнесе. Однажды, он пожаловался, сказав, что становится все труднее управлять им. И всегда был мил и весел. Я любила разговаривать с ним, ведь до того, как стать любовниками, мы были хорошими друзьями. Чарли знала о звонках. Я видела, что это не нравится ей, но она не возражала. Мне было нужно постепенно дать понять Марку, что между нами все кончено, что нас связывают только общие дети. Как-то я сказала ей об этом и надеялась, она поняла.
   Мы больше не покидали Манхэттен, и Чарли никогда не упоминала о возвращении в Хэмптон. Это меня устраивало, потому что я с ужасом вспоминала о том доме.
   Однажды, мы с Чарли смотрели по телевизору комедию, когда я почувствовала, что она трясет меня. «Ты меня слышишь?».
   «Нет, извини», сказала я.
   «Я просто подумала, что, поскольку дети на этой недели не пойдут в школу, а Марк так занят на работе, мы могли бы куда-нибудь съездить. Мы могли бы поехать в Диснейлэнд, или туда, куда они сами захотят. Что ты думаешь?»
   Я не знала, что сказать: «Это звучит замечательно, но… Я не знаю, согласится ли Марк. Я должна спросить у него. Он действительно занят в последнее время». Признаюсь, ее идея мне начинала нравиться. «Я позвоню ему». Марк поднял трубку. «Марк, это Лора… Нет, я в порядке, спасибо… Марк, если у вас нет никаких планов на школьные каникулы, я бы хотела взять их к себе… конечно… Марк ты пропадаешь в офисе большую часть дня и… я понимаю… Да, я… Ну, я… в течении недели… Да… О, Марк, спасибо… Да… Спасибо, Марк… Я тоже тебя люблю, до свидания». Я повернулась к Чарли. «Он согласился. Мы можем забрать их на недели. Разве это не прекрасно!» Я так радовалась, что не сразу заметила выражение ее лица. «В чем дело?», спросила я.
   «А ты не понимаешь?»
   «Не понимаю что?»
   Она встала и ушла, но быстро вернулась: «Ты сказала «Я тоже тебя люблю!».
   Я посмотрела не нее и воскликнула: «Я не могла такого сказать!»
   «Но ты сказала. Почему, по-твоему, я так реагирую?» закричала она.
   «Чарли, я не хочу ссориться», сказала я. «Если я так и сказала, то только по привычке. Ради Бога, я даже не помню, что сказала это!», воскликнула я. Она пришла в ярость. Я подошла к ней, желая избежать новой ссоры, и попыталась обнять ее, но она оттолкнула меня. «Чарли, займись со мной любовью», сказала я, ожидая ее реакции. Ее глаза смягчились, и она потащила меня в постель. Я пообещала ей, что расскажу ему о нас, как только смогу. Просто для этого мне нужно немного больше времени.
   Большую часть недели я строила планы и покупала вещи для поездки. Мы решили отправиться с детьми в Диснейлэнд во Флориде.
   Позвонил Марк и захотел встретиться на обеде, обсудить детали поездки. Ничего плохого не ожидая, я согласилась, но не сказала об этом Чарли, не желая огорчать ее. Боже, где был тогда мой разум! Я солгала ей, сказав, что собираюсь встретиться с моей матерью, ведь любое упоминание о Марке приводило ее в ярость. Мы встретились в ресторане в центре города.
   Он выглядел усталым и изможденным. «Боже, один взгляд на тебя, и я чувствую себя уже лучше!», воскликнул он.
   «Марк, пожалуйста».
   «Хорошо, хорошо», ответил он. «Куда вы поедете?»
   «Я думаю, мы поедим в Диснейлэнд в Орландо», ответила я.
   «Да, это им понравиться». Он посмотрел на меня с такой тоской. «Я бы хотел поехать с тобой».
   Я отвела взгляд. Он сунул руку в карман и протянул мне конверт. «Я хочу, чтобы ты взяла это», сказал он. Я заглянула внутрь, там был чек на четыре тысячи долларов. Я посмотрела на Марка с удивлением. «Я хочу, чтобы ваш отдых прошел без забот. С этого момента я буду отправлять тебе чек каждый месяц».
   Я молчала, не зная, что ответить на это. «Марк, спасибо, но я не…»
   «Я хочу, чтобы ты приняла его», перебил он. «Бизнес развивается, это и твоя заслуга. Ты тоже усердно работала, помнишь? Я должен был сделать это раньше. Мне очень жаль».
   Я не могла принять. «Марк, я действительно…»
   Он потянулся к моей руке, наши глаза встретились, и он очень тихо сказал: «Ты моя жена. Ты знаешь, как сильно я тебя люблю? Как много я тебе должен? Я говорил с Сарой об этом».
   Мой рот приоткрылся и все, что я могла сказать: «О нет».
   «Я сожалею, что причинил ей боль, но я люблю тебя, я понял, что пока она со мной, между нами не будет примирения».
   Я не знала, что ответить ему. Как сказать ему? Я промолчала.
   «Пройдет время, но когда-нибудь ты вернешься; тебе нужно время подумать, я даю тебе его, а потом мы снова встретимся и поговорим». Он взял мою руку и поднес к своим губам. Я чувствовала, как невидимые стены надвигаются на меня, еще чуть-чуть и они раздавят меня. Наверное, я просто хотела, чтобы все разрешилось само собой. Я не желала никому причинить боль, поэтому бездействовала. Но в итоге я сделала больно всем.
   ***
   До Орландо мы долетели на частном самолете, где нас уже ждал лимузин. Наш отель располагался в самом центре парка, сквозь который проходила железная дорога. Невероятно! Мы сняли номер люкс, состоящий из двух гостиных, столовой, четырех спален и четырех ванных комнат. Поскольку мы приехали слишком поздно, то решили сегодня поужинать в номере, а завтра осмотреться вокруг.
   Дети были в восторге. После ужина, посмотрев несколько телевизионных передач, было решено лечь пораньше. Уложив детей спать, Чарли и я вышли на террасу, с которой открывался чудесный вид на парк. Волшебство этого места захватило меня, я никогда не видела столько красочных огней. «О, Чарли разве это не прекрасно!», воскликнула я и обняла ее.
   «Да, восхитительно», прошептала она, глядя мне в глаза, и медленно убрала за ухо, упавший на мое лицо локон волос.
   «Ты уже давно так не делала», сказала я ей. Она подарила мне открытую улыбку и прижала к себе крепче. В этот момент все небо осветилось огнями фейерверка.
   Следующий день мы странствовали по волшебному королевству. Дети захотели мороженого, и мы быстро согласились, поскольку ноги нас уже не держали, я хотела просто где-нибудь присесть.
   «Вы, ребята, еще не устали?» спросила Чарли, шутя.
   «Нет!» ответили они одновременно.
   Мы обе рассмеялись. Когда день, наконец, подошел к концу, мы чувствовали себя раздавленными. Приняв душ и ожидая ужин в номер, дети решили посмотреть телевизор. Я складывала вещи в шкаф, когда Чарли заглянула в комнату и очень тихо сказала: «Ты знаешь, что я люблю тебя». Мы обменялись улыбками, и она пошла смотреть телевизор вместе с детьми.
   Когда в дверь постучали, они шумно играли в догонялки. За ужином мы все вместе строили планы на завтрашний день. Это были удивительные каникулы.
   Мы посетили Epcot (тематический парк «Всемирного центра отдыха Уолта Диснея». Тематика парка посвящена международной культуре и новшествам в сфере технологий), Animal Kingdom, MGM Studios, сходили в ресторан под названием Medieval Times, где посмотрели спектакль о рыцарях. Это было впечатляюще.
   Наш последний вечер в Орландо ничем не должен был отличаться от предыдущих, но за ужином Чарли начала рассказывать о своем доме в Хэмптоне, и дети заразились ее рассказом, захотев покататься на яхте, построить песочные замки на пляже. Чарли посмотрела в мою сторону, улыбнулась и мягко произнесла: «Твой розарий должен быть уже готов».
   Я кивнула и улыбнулась в ответ. В этот момент Джош посмотрел на меня и сказал: «Мама, когда ты вернешься, и будешь жить с нами?» В воздухе повисла тишина. Я не могла найти слов, что ответить ему.
   «Да, мама, когда? Сара больше не живет с нами», сказала Эшли.
   Чарли взглянула на меня, и когда я посмотрела на нее, она мгновенно поняла, что я чувствую сейчас.
   «О, мама, это было бы здорово! Мы все вместе. Ты, папа, Джош и я», настаивала Эшли.
   Боже! Я не могла сказать им, что это невозможно. Чарли просто сидела и смотрела в свою тарелку. Я должна была хоть что-то ответить. «Посмотрим, милая, посмотрим».
   Перед сном Чарли мне ничего не сказала. Уложив детей спать, я пошла искать ее, нам надо было поговорить. Она курила сигарету на балконе. «Я подумала, ты ушла», сказала я.
   Она не оборачиваясь, ответила: «Полагаю, что нет».
   Посмотрев на нее мгновение, я встала рядом с ней. «Курение вредит здоровью, Чарли», сказала я и нежно забрала сигарету из ее рук.
   Она повернулась и посмотрела на меня: «Иногда просто невозможно что-либо изменить».
   Я попыталась прикоснуться к ней, но она отошла. «Для меня ничего не изменилось. Иногда, конечно, бывает сложно. Но я люблю тебя, и ничто не сможет изменить это», сказала я ей. Она посмотрела на меня и кивнула.
   «Ты, наверное, устала, также как и я. Почему бы нам не пойти спать?» Это все, что она сказала. На следующий день мы вылетели в Нью-Йорк.
   ***
   Как только мы вернулись, я позвонила Марку: «Марк, это Лора… Да, мы только что прилетели…» Чарли налила себе выпить, а дети пошли в свои комнаты. «…Мы замечательно провели время… я могу забрать их на несколько дней на следующей неделе… да, конечно… Я понимаю… Я скажу им… да… Я заберу их в субботу утром и привезу во вторник вечером, если все будет в порядке… нет, просто, мы хотели бы съездить с ними в Хэмптон… с Чарли… Марк, я не могу… нет… Хорошо, спасибо я приеду около десяти утра… спасибо, до свидания». Повесив трубку, я посмотрела в зеркало, в котором она отражалась, также видя меня. «Чарли?» Я ждала ее ответа, но его не было. «Хорошо, я знаю, я не сказала тебе, но я также знала, что ты поступишь именно так, как сейчас». Я начала приближаться к ней. «Когда я с тобой Чарли, я не желаю чувствовать себя так, будто хожу по тонкому льду». Молчание. «Любовь основывается на доверии. Мы доверяли друг другу на острове, почему ты не можешь доверять мне сейчас?» Она посмотрела на дно своего бокала. «Я всегда была честна с тобой». Она посмотрела на меня через зеркало непроницаемым взглядом. «Доверься мне, милая, как я доверяю тебе. Я люблю тебя!».
   Она повернулась, желая что-то ответить, но в последнюю минуту, видимо, передумала. «Да, конечно, ты права», сказала она, опуская свой взор снова в бокал.
   Но я не отступила. «Чарли, что не так? Поговори со мной. Мы все преодолеем, просто поговори со мной», умоляла я ее. Я чувствовала, что она что-то недоговаривает, и это беспокоило меня.
   «Ты права, я не должна так сильно волноваться. Я просто не знаю, как мне себя вести, для меня это в новинку», произнесла она.
   «Ну, добро пожаловать в клуб», сказала я ей, улыбаясь. «И я сама не могла подумать, что полюблю женщину», добавила я. Она пристально посмотрела на меня. «Надеюсь, ты не жалеешь?» спросила я в шутку.
   «Жалею о чем, Лора?»
   «Если бы не я, ты никогда не была бы с женщиной. Ты жалеешь, я…" Я не смогла закончить вопрос.
   «Я надеюсь, что ты никогда не пожалеешь, о своей любви ко мне!» сказала она очень тихо, потом повернулась ко мне и сжала в сильных объятиях. «Уйдем на несколько дней», предложила она.
   «Хорошо, куда?»
   «Пойдем в Грецию».
   «В Грецию?», удивилась я.
   «Да, на яхте, на дикие пляжи, где будем только ты и я. Вдали от посторонних глаз, где сможем просто любить друг друга. Греция самое красивое место. Я хочу поделиться им с тобой, хорошо?» Она замерла, ожидая моего ответа. Я кивнула. Чарли была счастлива. Мы отвезли детей домой в тот же вечер, и на следующее утро вылетели на частном самолете в Афины.
   Прилетев, мы отправились в Пирей, крупнейший порт в Греции, арендовали яхту и отправились на ней на острова Парос, Наксос и Санторини.
   Чарли заметно расслабилась. Стала беззаботной и веселой, как прежде на острове. Мы останавливались на островах, гуляли по одиноким пляжам, обедали в небольших городках и ужинали под звездами на палубе.
   Моя любовь к ней воспламенилась с новой силой, это была Чарли, которую я полюбила, пока внешний мир не встал между нами. Мы бродили по песчаным берегам, держась за руки, плавали под луной обнаженными и занимались любовью под звездами. Я любила ее, как никогда прежде, и искренне сожалела, когда каникулы закончились. Казалось, напряженность в наших отношениях исчезла, и все, что осталось, это моя всепоглощающая любовь к ней.
   Мы оставили этот мир и вернулись в реальность. В пятницу около 11 вечера я вышла на террасу и посмотрела на звезды, почувствовав, как Чарли подошла сзади и притянула меня к себе. «Это дикие джунгли, Чарли», сказала я ей.
   «Согласна», ее руки обхватили меня.
   «Пожалуйста, держи меня крепко. Я не хочу потеряться», прошептала я.
   «Не беспокойся, я никогда не потеряю тебя. Я умру прежде, чем допущу это. Впервые в жизни я чувствую себя живой, по-настоящему живой». Она поцеловала меня в шею, лаская тело. Я повернулась к ней и поцеловала.
   В десять утра на следующий день мы поехали за детьми.
   «Привет, я слышал, вы, ребята, отлично провели время» сказал Марк.
   «Да», ответила я.
   Он посмотрел в сторону автомобиля. «Чарли занята, она разговаривает по телефону», солгала я ему.
   Из дома выбежали дети и обняли меня. «Мы готовы мама. Где Чарли?», спросил Джош.
   «Она в машине», и он побежал к ней.
   «Она им нравится», сказал Марк.
   «Да, она очень добра к ним».
   «У нее есть семья?»
   «Я», ответила я, «У нее никого нет, кроме меня. Ее семья – я».
   «Да, конечно».
   «Ну, дорогая, попрощайся с папой, нас ждет долгое путешествие». Эшли обняла отца и взяла меня за руку. «До свиданья Марк, и спасибо», сказала я ему, и пошла обратно к машине.
   Позже в этот день мы добрались до Южного Хэмптона. Дети были в восторге, особенно им понравилось кататься на перилах. Когда Чарли сказала им, что пора спуститься к пляжу, они убежали переодеваться, а она, взяв меня за руку, повела в сад. «Закрой глаза».
   «Чарли, куда ты меня ведешь?» спросила я.
   Наконец она прошептала: «Хорошо, теперь можешь открыть глаза».
   Открыв их, я увидела, что вся окружена розами, рядом стоял Майк, и гордо смотрел на меня. Я не знала, что сказать. «Она доставила саженцы специально для вас, мисс», сказал он. Это было прекрасно. Я обернулась, посмотреть на нее. «Спасибо, Майк» сказала Чарли, и он ушел. Скрыв нас от любопытных глаз за изгородью, она страстно поцеловала меня, ее губы были теплыми и чувственными. Невозможно описать, как я любила ее в тот момент.
   Мы провели целый день на пляже: построили огромный замок, плескались и играли в воде, а вечером, как стало темнеть, развели костер, и поужинали на пляже. Уложив детей, наконец, спать, Чарли и я решили прогуляться по саду. «Тебе здесь нравится?» спросила она. Казалось, мой ответ был важен для нее.
   «Да, здесь красиво».
   Она повернулась ко мне, и очень серьезно произнесла: «Я могу полюбить этот дом. Я хотела бы снова наполнить его радостью и счастьем. Мой отец построил его для матери сразу после свадьбы. Именно в этом саду она призналась ему, что любит другого, и что я не его дочь. Я слышала ее. Она оставила его со мной. Три месяца спустя он застрелился. Она вернулась ради меня. Но я ненавидела ее. Достигнув совершеннолетия и получив наследство, я ушла. С тех пор я ее больше никогда не видела. В нашу последнюю встречу она сказала, что ненавидит меня. И это чувство было взаимным». Чарли замолчала на минуту. «Я хочу, чтобы мы все жили здесь. Детям, кажется, здесь нравится. Я хочу просыпаться с тобой, обнимать тебя. Я хочу гулять с тобой в саду, в нашем розарии».
   Я никогда не слышала, чтобы Чарли так много о себе рассказывала. Она хотела построить свой мир вместе со мной, и я так желала быть частью его. Она избегала смотреть мне в глаза. Я сомневаюсь, что она когда-нибудь говорила все это кому-либо: о себе, о боли и надежде на счастье. Это был шаг к доверию. Я взяла ее за руку и сказала: «Да, мы будем здесь счастливы».
   Несколько дней мы все вместе изучали здешние достопримечательности: дюны в Монтоке, маяк, изолированный от моря, окруженный массой кроваво-красных роз, кроме того, мы даже покатались на лошадях по территории самого красивого ранчо под названием «Глубокая лощина». Чарли пообещала, что в следующий раз мы займемся парусным спортом и еще многим другим. Дети обожали ее. Как они могли не любить ее, если она была Га́мельнским крысоло́вом (гамельнский дудочник персонаж средневековой немецкой легенды. Согласно ей, музыкант, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся выплатить вознаграждение за избавление города от крыс, с помощью колдовства увёл за собой городских детей, сгинувших затем безвозвратно).
   Утром перед отъездом, пока дети еще спали, она захотела спуститься в розарий, потащив меня в халате и босиком за собой. «Что за тайны Чарли?»
   Солнце только поднималось из-за горизонта, в воздухе витала особая магия этого времени, ночь сменялась новым днем. Она привела меня в уголок сада, похожий на лабиринт из роз.
   «Здесь, нас никто не сможет увидеть, это наш собственный мир», сказала она мне.
   «Милая, это прекрасно, но что ты хочешь этим сказать?»
   «Подожди. Смотри, уже рассветает». Она улыбнулась и подняла глаза.
   Я тоже посмотрела. Боже, как красиво! Она снова взглянула на меня и погладила по лицу: «Я хочу провести всю свою жизнь с тобой», сказала она.
   Я улыбнулась. «Я тоже».
   «Нет, я хочу больше, чем это. Я действительно хочу провести остаток своей жизни с тобой. На вечность». Она сняла свое кольцо, которое когда-то подарила нам обеим, со своей правой руки и надела его на левую, потом посмотрела мне в глаза и еще раз сказала: «Навсегда вместе». Ее глаза вопрошали.
   Я посмотрела на свою руку, потом на ее, затем, также как она, сняла свое кольцо, и надела его себе на левую руку. Ее глаза излучали любовь, обожание, радость. Притянув меня к себе и едва касаясь своими губами моих, она прошептала: «Я никогда никого не любила так, как люблю тебя», и ее губы накрыли мои. Ее поцелуи обжигали и возбуждали, я навсегда запомнила этот рассвет в нашем розарии.
 
 
   
    Глава 12

   
   Вернувшись в Нью-Йорк и поужинав, мы отвезли детей домой. Я была физически истощена, поэтому для меня стало полной неожиданностью, когда Чарли предложила куда-нибудь выйти.
   «Не будь брюзгой, пойдем», настаивала она. Она хотела посмотреть новый фильм, который только что вышел на экраны.
   «Я не могу поверить, что ты не устала!»
   «Я счастлива и это придает мне силы. Давай Лора».
   Я уступила. «Хорошо, но если я засну во время фильма, не обвиняй меня потом».
   «Не беспокойся. Я разбужу тебя», сказала она, видимо я выглядела озадаченной, потому что она добавила: «Мы сядем на заднем ряду, чтобы можно было пообниматься». Я посмотрела на нее, а потом мы обе разразились смехом. Поскольку Чарли дала Роксане выходной на неделю, в квартире мы были совершенно одни. Я была рада одиночеству, так мне было легче открыто выразить свои чувства к Чарли: ласкать, целовать ее, не беспокоясь о том, что кто-то увидит нас.
   Следующие несколько недель прошли без происшествий: выходные мы проводили с детьми, просто гуляли по городу, ходили на показы мод, в кино. Жизнь с Чарли была интересна, наполнена событиями, но она очень изматывала.
   Я до сих пор регулярно общалась с Марком по телефону, даже пообедала с ним один или два раза, Чарли, конечно, была не восторге.
   «Пожалуйста, хватит. Хорошо?» в один прекрасный день не выдержала я. «Чарли, я устала. Мы не можем сегодня вечером просто остаться дома?»
   «Как пожелаешь», ответила она. Сев на диван рядом со мной, она взяла прядь моих волос и убрала ее за ухо. Я улыбнулась. «Мне очень жаль, ты действительно устала?», с нежностью спросила она, потом встала и сказала: «Я собираюсь приготовить для тебя ванну. Мы вместе примем горячую ванну и сегодня ляжем спать пораньше, хорошо?»
   Я улыбнулась и кивнула головой, соглашаясь. В этот момент зазвонил телефон. Чарли подняла трубку, сказав «Привет», потом протянула ее мне, посмотрев на пол, снова на меня, и вышла из комнаты.
   «Привет?» сказала я.
   «Лора, это мама».
   «Мама, да…» Она приглашала меня в пятницу на обед. «Мама, почему бы тебе не приехать сюда и не пообедать с нами?», спросила я ее. Пауза затянулась. «Мама, пожалуйста, приезжай?», спросила я еще раз. «Постарайся мама, пожалуйста?»
   «В эту пятницу. Нормально?»
   «Да, прекрасно. Мама я люблю тебя».
   «Да, до свидания милая», сказала она и повесила трубку.
   Я не могла поверить в то, что сейчас произошло. Наконец, хоть какой-то прогресс. Я отправилась на поиски Чарли. Она набирала воду для ванны, не смотря на меня. Тогда я подошла к ней и подняла ее лицо к себе: «Мама прейдет в пятницу на обед, ты как?»
   Определенно я ее поразила. «Она приедет на обед с тобой сюда?»
   «С нами». Она посмотрела на меня. «Я стараюсь Чарли», тихо сказала я ей.
   Следующие несколько дней мы только и думали, что об обеде с моей матерью, с нетерпением ожидая его.
   Утром пятницы доставили свежие цветы, обед из ресторана Le Cirque, я сделала любимый десерт мамы, запеченные груши с карамелью посыпанные сахарной пудрой. Все было готово. Чарли просто сидела в кресле и смотрела на меня. «Расслабься, она скоро придет», сказала она спокойно, но я то знала, что она нервничает даже больше, чем я. Мы обе понимали, что это важный шаг вперед, который может изменить все.
   Прошел час, другой. Я смотрела в окно, чувствуя, что Чарли не спускает с меня глаз. Было уже два часа дня. Не говоря ни слова, я развернулась и вышла прогуляться. Она даже не пыталась меня остановить. Мне нужен был воздух.
   Ничего не изменится, твердила я себе. Мама никогда не согласится с Чарли, Марк никогда не поймет, а что касается детей… Я не могла даже представить себе, как они воспримут наши отношения. Дура! Я действительно верила, что смогу жить с Чарли, и у нас будет нормальная жизнь, но моя мать только что показала мне обратное. Ее поступок вернул меня в реальность. Реальность, с которой я должна смириться. Я пошла обратно домой.
   Чарли все еще сидела в кресле. Я остановилась перед ней и сказала: «Это не имеет значения», но она поняла, что это сильно задело меня.
   «Конечно», ответила она.
   «Хочешь куда-нибудь выйти сегодня вечером? Как насчет того благотворительного мероприятия? Кажется опера «Тоска» в Метрополитен? Пойдем. Красиво оденемся, а после сходим в какой-нибудь клуб», сказала я с поддельным энтузиазмом. Я знала, что она видит меня насквозь, но Чарли приняла правила игры и возбужденно ответила:
   «Я думаю, это хорошая идея».
   Было довольно многолюдно. Теснота не позволяла нам разговаривать друг с другом и помогала избежать болезненных вопросов.
   Опера была великолепной. Я никогда не видела «Тоску» (опера в трех актах Джакомо Пуччини) и впервые побывала в Метрополитен-опере.
   Музыка затронула душу. Я вспомнила слова из одного фильма, «если Вы полюбите оперу с первого раза, вы полюбите ее навсегда, если этого не произойдет, вы научитесь ценить ее». Это была правда. Не знаю от чего, музыки или из-за своего эмоционального состояния, я заплакала. Пока Чарли не наклонилась и не провела по щеке рукой, я даже не осознавала, что плачу.
   Когда начался антракт, я обрадовалась возможности подвигаться. Мы вышли в холл. Чарли пошла нам за коктейлями, а я направилась в дамскую комнату, поправить свой макияж. Выйдя оттуда и сделав пару шагов по направлению к ней, я наткнулась на Лайла с красивой рыжеволосой женщиной. Он преграждал мой путь, и мне ничего не оставалось, как поприветствовать его.
   «Привет, Лора», сказал он первым и протянул руку.
   «Привет Лайл», пожала я ее.
   «Ты одна?»
   «Нет, с Чарли».
   «Ой, прости, где мои манеры. Кристабель Кэннон, это Лора Коул».
   «Привет», сказала Кристабель, посмотрев на свои ногти, а потом обвела взглядом собравшихся, будто высматривая кого-то.
   «Кристабель, Лора – новый друг Шарлоты», сказал Лайл.
   Она переключила на меня свое внимание. «Мои соболезнования», сказала она с мрачным выражением на лице.
   «Кристабель была когда-то другом Шарлотты, поэтому я назвал свою яхту в ее честь», пояснил Лайл.
   «Ну, я надеюсь, что она относится к вам лучше, чем когда-то ко мне. Я рада, что ты тогда оказался рядом», сказала она, глядя на Лайла.
   Я растерялась. «О чем вы говорите?», спросила я, не понимая.
   «Кристабель была любовницей Шарлотты в течение шести месяцев, до того, как Шарлотта и Карл отправились в тот роковой круиз», ответил Лайл.
   Мне стало плохо. «Я не понимаю», это все, что я смогла произнести.
   «Что тут непонятного? Эта, сучка, бросила меня. Она соблазнилась на какую-то женщину из рекламного бизнеса. Вот почему она отправилась в то злосчастное путешествие. И ей было абсолютно наплевать, что она счастлива со своим мужем» закончила она говорить.
   Лайл улыбался. Комната закружилась перед глазами. Было так много совпадений. Это ложь! Нет, она не могла говорить обо мне и Марке. Это было невозможно.
   «Эй, кто утешал тебя, когда ты осталась одна?» спросил ее Лайл с сарказмом.
   «О, пожалуйста, я знаю ваши игры. Я была одной из ее жертв», сказала она, посмотрев на меня. «Бедные, когда Шарлотта уставала от них и бросала, появлялся Лайл, очаровательный Лайл, который немедленно устранял все ее «проблемы». Она засмеялась.
   «Что это за женщина из рекламы?», спросила я.
   «О, не знаю. Наверное, ничего серьезного». Она повернулась к Лайл. «Может шампанского?»
   «Ты лжешь!» сказала я ей. «Ты врешь. Чарли никогда не была с другой женщиной».
   Она посмотрела мне прямо в глаза. «Зачем мне врать? Ты можешь спросить у кого-нибудь еще, это не секрет. Шарлотта спала с огромным количеством как мужчин, так и женщин».
   Я в шоке смотрела на них, а потом увидела лицо Чарли. Она направлялась ко мне, но остановилась на секунду, когда поняла, что я стою рядом с Лайлом и Кристабель Кэннон, ее улыбка исчезла. Быстро преодолев расстояние между нами, она остановилась, не спуская с меня своих синих глаз. Я просто смотрела на нее. «Что случилось?», спросила она.
   «Разве ты не хочешь сказать мне привет Шарлотта?» спросила Кристабель.
   Чарли проигнорировала вопрос. «Что они сказали тебе?» снова спросила она меня. Я не могла произнести ни слова.
   «Ты, сука, по крайней мере, можно и поздороваться со мной, в конце концов, ты трахала меня!» воскликнула Кристабель.
   Мои глаза закрылись от боли, и, когда я вновь открыла их, передо мной стояла истинная Шарлотта Екатерина фон Штейбен.
   «Заткнись!» закричала она на Кристабель.
   Лайл схватил Кристабель за руку. «Пойдем. Лоре и Чарли есть о чем поговорить», сказал он.
   Чарли передала им напитки, даже не глядя на них. Они ушли. Мы просто стояли и молчали. Мои глаза наполнились слезами. Раздался звонок. Антракт закончился, и все начали возвращаться на свои места. Ее рука потянулась, она сделала шаг ко мне, но остановилась, когда я отступила. «Позволь мне поговорить с тобой, пожалуйста?» попросила она тихо.
   Я увидела страх в ее глазах, в этот момент я поняла, что все это правда. Все, что сказали мне Лайл и эта женщина, было правдой. Я покачала головой и закрыла глаза, желая избежать того, что могла сейчас услышать. Я побежала, куда угодно, лишь бы как можно дальше от нее. Сев в такси, я услышала, как она произносит мое имя, но оно уже уносило меня прочь.
   Шесть часов спустя, по среди ночи, я стучала в дверь своей матери. Сонная она открыла ее и удивилась, увидев меня в длинном вечернем платье. Я вошла Она ничего не спросила, да и я не готова была сейчас что-либо объяснять. Увидев мой обезумевший взгляд, она привела меня в одну из спален, помогла надеть пижаму, и уложила в постель, словно я была еще маленькой девочкой. Сев на край кровати, она похлопала меня по руке. Я удержала ее, когда она уже собиралась встать. Мама обняла меня, и я зарыдала, больше не в силах сдерживать рвущиеся рыдания. Мне было так больно. Она успокаивала меня, укачивая словно маленького, испуганного ребенка, и крепко прижимала меня к себе всю ночь, защищая от тревог и опасности этого мира.
   Проснувшись на следующее утро, я услышала, что она уже спустилась вниз и готовит завтрак. В кресле рядом с кроватью лежали пара брюк, блузка, а на полу стояли несколько сандалий. Я оделась и спустилась вниз. «Сюда, садись здесь и позавтракай, а потом можешь сходить погулять по пляжу. Твой отец всегда чувствовал себя лучше после небольшой прогулки по пляжу». Она дала мне понять, что не желает знать, почему я оказалась здесь, уже догадавшись, что между мной и Чарли произошла ссора или что-то подобное. Когда папа был жив, мы с мамой играли в ту же игру. Она убеждала себя, что ничего серьезного не произошло, и надеялась, что все пройдет само собой. Меня всегда возмущала такая позиция, и сегодня я поняла, что ничего не изменилось. Все осталось по-прежнему.
   Закончив завтракать, я пошла прогуляться. Это действительно было красивое место. Так спокойно, именно таким было мое представление о мире. Здесь царил викторианский стиль архитектуры: прелестные дома и красивые цветы, все хранило в себе остатки когда-то прекрасный эпохи.
   Еще утром мама позвонила Марку, и он обещал привести детей.
   Мое сердце разрывалось от боли. Боже как больно! Все о чем я могла думать, что она лгала мне. Она использовала меня. Я любила ее, а она использовала меня. Я позволила ей. Боже мой, даже после того, что она сделала со мной в своем доме в Хэмптоне. От одной мысли о той ночи, меня передернуло от боли. Даже после всего этого, я осталась с ней. Я простила ее. Я простила ее и продолжала любить. Должно быть, все время пока мы были вместе, она смеялась надо мной. Все было ложью. Я доверяла ей. Я верила, что она любит меня: на острове… в Греции. Ложь! Она использовала меня. Я ничего не значила для нее. Я была лишь пешкой в ее больной игре. Я села на песок и спрятала лицо. Я не могла справиться с болью. Боже мой, когда станет не так больно?
   Несколько часов спустя я решила вернуться в домик на пляже, когда вдалеке увидела бегущих ко мне детей, Марк шел за ними следом. О Боже, как замечательно было увидеть их вновь. Я протянула руки и обняла их. Открыв глаза, увидела, что Марк смотрит на меня сверху вниз и улыбается. Он протянул мне руку, и мы все вместе пошли обратно домой, Бинки бежал рядом. Со стороны мы выглядели как идеальная семья: мужчина и женщина, держась за руки, гуляют по пляжу с детьми и щенком, играющим рядом. Эта не ускользнуло от моего внимания.
   Когда мы добрались до дома, обед был уже накрыт: гамбургеры и картофель фри. Дети восхищенно рассказывали о своем новом друге – черепахе, которую принес папа.
   Джош спросил, глядя на меня: «Где Чарли? Она подъедет позже?»
   На его вопрос ответила моя мать: «Она должна была остаться в Нью-Йорке».
   «Плохо, с ней очень весело», сказала Эшли.
   Марк предложил арендовать один из surreys (популярная американская бездверная, четырех колесная повозка конца 19 и начала 20 веков) и исследовать полуостров Кейп-Мей. Дети согласились, да я тоже. Мы играли в счастливую семью целый день, и это было совсем не плохо. Я знала, что последует за этим. Поэтому, когда Марк пригласил меня на ужин, я согласилась. Мама очень обрадовалась и предложила присмотреть за детьми, сказав: «Мы возьмем на прокат пару DVD-фильмов, а вы двое идите. Желаю хорошо провести время».
   Мы отправились в прекрасный маленький ресторан в центре Кейп-Мей, который назывался «Сад роз»: довольно небольшой, но уютный, в центре зала стоял огромный камин с подвесными медными горшками. Нам повезло, остался один свободный столик на террасе. Стояла теплая ночь, с моря дул легкий бриз, на белых скатертях стояли старинные подсвечники – это придавало месту особую атмосферу.
   Мы разговаривали и смеялись, было так приятно видеть себя с Марком в отражении стекла. Он был таким близким, родным. Ему можно доверять. Я могла бы вновь вернуть свою жизнь назад. В конце концов, однажды мы были счастливы. Он любил и хотел меня. Марк протянул руку и сжал ее: «Я не могу передать словами, как сильно тебя люблю».
   «Марк…», начала я говорить, но он перебил.
   «Я не собираюсь торопить тебя. Никакого давления, только время». Он взял мою руку и поднес к губам. «Я верну тебя, неважно, сколько потребуется на это время».
   «Марк, если бы все было так просто», сказала я.
   «Будет», ответил он. «Мы будем счастливы снова». Он посмотрел на мои руки, и спросил: «Кто подарил тебе это кольцо?»
   «Чарли, его подарила Чарли». Я посмотрела на кольцо и покрутила его вокруг пальца.
   «О, на минуту я подумал, что у меня есть конкурент», с улыбкой произнес он.
   «Нет, конкурентов нет, я абсолютно одна и свободна», ответила я с горечью в голосе, которую он, вероятно, принял за тоску по нашей прошлой жизни.
   «Мы снова будем счастливы Лора, и я сделаю все, чтобы ты забыла о случившемся», сказал он, наклонился и поцеловал меня слегка. После ужина мы решили прогуляться. Это была прекрасная ночь. На улице стояли несколько конных экипажей, хорошо известных в Кейп-Мей. Марк схватил меня за руку и произнес: «Поехали, давай». Я улыбнулась в ответ, и мы запрыгнули в один из них.
   Мы медленно ехали через весь город, наслаждаясь ароматом живых цветов и шумом океана.
   Марк обнял меня, и я откинулась ему на грудь, чувствуя себя в безопасности. Остановившись на пляже, мы медленно шли по берегу, держась за руки и не говоря ни слова. Шум океана успокаивал, поэтому, когда Марк притянул меня к себе, я не сопротивлялась. Его поцелуи, как всегда, были нежными и чувственными.
   В доме все спали. Поднимаясь наверх по лестнице, Марк тихо остановил меня и снова начал целовать. Он хотел меня. Остановившись возле двери моей комнаты, он вновь обнял меня, и дверь за нами закрылась. Мы упали на кровать. Я попыталась что-то сказать, но его поцелуи заглушили этот протест. Его ласки возбуждали меня. Он медленно начал расстегивать мою блузку, дразня мой рот своим языком. Отстранившись на мгновение, чтобы только посмотреть на меня, его руки легли на мою грудь. Я чувствовала тяжесть его тела на своем. Сев на меня, он быстро снял рубашку и лег на меня, его плоть коснулась моей. Его рот спустился вниз и начал ласкать мою грудь, в то время как руки расстегивали мои брюки, когда поцелуи переместились на живот, он стащил с меня оставшуюся одежду, а потом разделся сам. Почувствовав его нагое тело на себе, я ответила. Он желал подарить мне неземное наслаждение. Его сильные руки медленно ласкали меня, дразнили. Его рот и язык посасывали сосок, в то время как руки играли с другим. Я хотела, чтобы он взял меня.
   «Марк, пожалуйста!», воскликнула я. Я не могла больше ждать. Я хотела, чтобы он вошел в меня. Его рот накрыл мои губы, и мои ноги раздвинулись шире, приглашая его войти внутрь. «Марк, пожалуйста, сейчас!» Я больше не могла терпеть эту сладкую муку. В этот момент я почувствовала толчок. Боже, как давно это было.
   «Ничего страшного, дорогая, ты скоро привыкнешь. Боже мой, можно подумать ты девственница». Я чувствовала, как разжигается его страсть с каждым движением. Мое тело изогнулось, отвечая на его прикосновения, его желание. И в этот момент, я вспомнила. Я вспомнила Чарли, как она сделала мне больно. В этом была вся разница.
   Его темп замедлился, Марк хотел подождать меня, пока я не получу удовольствие. И когда я застонала от поднимающегося оргазма, его тело ответило последним невероятным толчком, накрывая нас обоих наслаждением. Через некоторое время он крепко прижал меня к себе и, прошептав на ухо «Я люблю тебя», снова начал целовать, вновь распыляя меня, разжигая ответную страсть. Этой ночью я заснула в его объятиях.
   ***
   Дневной свет разрушил ночные чары. Утром, проснувшись в постели с Марком, я тихо встала, стараясь не разбудить его. Во всем теле ощущалась слабость, но в тоже время я чувствовала удовлетворение и легкость, которую не испытывала довольно давно. Я посмотрела на спящего мужа и улыбнулась про себя. Приняв душ, я решила спуститься на кухню. Мама уже встала. Она посмотрела на меня и улыбнулась: «Вечер прошел хорошо?»
   «Да, замечательно», садясь, ответила я, и она протянула мне чашку кофе.
   «Ты и Марк», сказала она.
   Я посмотрела на нее. «Нет более никаких меня и Марка» сказала я и отпила кофе.
   «Не спеши. Ты можешь остаться здесь и немного подумать».
   «Я не хочу никого обидеть мама. Я хочу быть уверенной в том, что делаю. Я больше не хочу никому причинить боль», тихо сказала я.
   Она погладила меня по голове: «Всему свое время, дорогая, никто не собирается торопить тебя». Моя мама всегда знала, когда отступить. Она догадывалась, что я и Марк провели ночь вместе, и делала уже на этот счет свои ставки. Скоро спустились дети, а за ними и Марк. Увидев меня, он подошел и поцеловал. Такое «доброе утро» не ускользнуло от внимания моей матери, которая, улыбнувшись мне, отвернулась.
   Мы решили провести целый день на пляже вместе с детьми, взяв с собой корзину с обедом, зонтик и игрушки. Дети сразу же побежали к воде, а мы присели на песок. «Вернись домой Лора», тихо попросил он.
   «Я не могу…пока», я посмотрела на него, в надежде, что он поймет, что мне необходимо время все обдумать. «Я должна быть уверенной. Прошло слишком много времени. Мы уже не те, кем были раньше».
   «Ты права, не те», согласился он.
   «Я просто хочу знать, что делаю правильный выбор. Я хочу быть уверена, что мы сможем снова жить вместе. Это касается не только тебя и меня, я не хочу обидеть детей».
   Он посмотрел в сторону, где играли дети. «Да, ты права. Я не хочу, чтобы они снова страдали» Он посмотрел на меня. «Я буду ждать. Но постарайся, думать не слишком долго. Это чудо, что нам выпал еще один шанс, не вини меня, если я хочу начать все заново как можно скорее».
   «Нет, о нет… Я понимаю. Я хочу быть уверена, что, когда мы снова будем вместе – это навсегда». Больше он на меня не давил, был внимательным и любящим. Марк всегда поддерживал и поддержит меня, я всегда твердо стояла на ногах рядом с ним, зная, что меня ожидает.
   Мы провели замечательный день. После семи вечера они уехали, и я на какое-то мгновение пожалела, что не уехала вместе с ними. Перед сном мы с мамой отправились прогуляться. Кейп-Мей действительно был красивым местом для жизни.
   Утром я проснулась в депрессии: рядом уже не было детей, чтобы заполнить мое время, или Марка, чтобы заставить меня забыть. Я не могла поговорить с мамой. Я подошла к окну, сегодня было облачно. Надвигался шторм.
   Я спустилась на кухню. Мама как обычно уже встала. Она велела мне сесть и протянула чашку кофе. «Что ты желаешь на завтрак?» спросила она.
   «Я не очень голодна мама», сказала я ей.
   «Ты еще слишком худая. Я приготовлю тебя яйца», сказала она, идя к холодильнику.
   «Мама, я действительно не голодна. Обычно я не ем много на завтрак».
   «Это было тогда, а сейчас это сейчас». Она занялась приготовлением, полностью игнорируя меня.
   «Почему ты всегда это делаешь!», воскликнула я. «Почему не слушаешь? Я не голодна. Я не голодна мама». Я начала рыдать. Она просто стояла и смотрела на меня, не двигаясь. «Мне больно мама. Я не могу забыть. Я люблю ее!» закричала я, рыдая.
   «Не говори этого. Я не желаю тебя слушать!» Она повернулась и начала жарить яйца. Я вытерла лицо и, не сказав больше ни слова, съела свой завтрак.
   Чувствуя себя совершенно уставшей, я пошла к океану, прогуляться вдоль берега. Закрываю глаза и чувствую единение с воздухом и набегающими волнами. Я вспомнила, белый песок и прозрачную голубую воду, я вспомнила о ней. Женщине, которую я любила каждой частичкой себя. Она стала частью меня, и я не могла больше представить свою жизнь без нее. Я хотела ее, нуждалась в ней.
   Все было ложью. Она никогда не любила меня. Она использовала меня. Господи, тогда в первый раз… в первый раз, когда мы занимались любовью, я еще винила себя. Я упала на песок, закрыв лицо руками, и заплакала. Я любила ее. О Боже, как я любила ее. До того как она причинила мне боль, когда она была просто моей Чарли, когда я хотела только любить ее и защищать. Я хотела оградить ее от всей боли в ее жизни, заполнив ее нежностью и счастьем. И все это было игрой. Она поимела меня, использовала, как вещь.
   А Марк… Как я могла просто так перестать любить его? Он был единственным, кто любит меня. И никогда не переставал доказывать мне это, своим терпением и вниманием. Как я могла забыть о своей любви к нему? Я предала его. Я соблазнилась, поддалась на ее обольщение. Я сидела и смотрела на океан, ни чувствуя голода, ни желания жить. Все, что я ощущала, это пустоту в груди. Эта боль не хотела уходить. Поэтому я просто сидела и слушала, успокаивающий шум моря. И только когда стемнело, я пошла обратно.
   Я вошла в кухню, заметив, что мама чем-то обеспокоена, но она ничего не сказала. Я села в кресло, откинула голову назад и закрыла глаза. Я чувствовала себя опустошенной. Должно быть, я задремала. Кто-то гнался за мной. Я испугалась. Страх поднимался во мне, сковывая движения. Он все ближе, я так устала. Споткнувшись, я упала. Блеснуло лезвие ножа, и я почувствовала, как он пронзает меня. Я закричала, проснувшись от собственного крика.
   В этот момент в комнату вошла мама и позвала меня ужинать. «Я слышала тебя», сказала она, не глядя.
   «О чем ты, мама?»
   «Вы мечтаешь о ней даже во сне».
   «Что?!?! Нет, мне приснился кошмар».
   «Ты кричала «Нет, нет Чарли», она посмотрела мне прямо в глаза.
   «Я…», я попыталась вспомнить сон, возможно, мне действительно приснилась она. В конце концов, именно она была той, кто убила меня. «Нет, должно быть, ты ошиблась» сказала я и начала есть.
   «Ты ведь знаешь чем правильное отличается от неправильного, Лора», сказала она тихо.
   «Это не всегда так просто мама», ответила я, еда не приносила чувство насыщения.
   «Марк может помочь тебе стать той, какой ты была раньше» настаивала она.
   «Я никогда не стану прежней, и ты знаешь об этом мама, не так ли?» Я положила ложку. Я не могла есть. «Я никогда не стану той женщиной снова. Никогда. Я не знаю, где теперь та женщина. Ничто никогда не будет прежним. Я не хочу обидеть Марка». Я встала и пошла наверх. Мне снова приснился тот же сон. Я проснулась в холодном поту. Я была одна, и некому было обнять меня и утешить. Возможно, мне стоит вернуться к Марку. В конце концов, он любит меня. Это сделает его счастливым, и детей будут оба родителя.
   Я сделала глубокий вдох и снова легла, уставившись в потолок и слушая шум океана. Я закрыла глаза, представляя как волны бьются о берег, как луна освещает землю и океан. Я вспомнила красоту острова, и увидела сплетенные тела на краю берега, подойдя ближе, я смогла различить их лица. Это были мы: я и Чарли. Мои глаза распахнулись. Восход солнца я встретила на пляже.
 
 
   
    Глава 13

   
   Две недели спустя все было по-прежнему. Марк звонил каждый день. Дети рассказывали о лагере. Жаль, что они были не со мной. Может тогда бы, я перестала думать и чувствовать эту боль, которая все не отпускала меня.
   Всю неделю Марк был невероятно занят, но он обещал приехать на следующие выходные, уме хотелось вновь поговорить со мной. Но дело в том, что я совсем не хотела разговаривать. Я все еще не была уверена в себе, я не чувствовала себя полностью определившейся.
   Шли дни. Ничего не происходило. Я часто ловила на себе взгляд матери, видела беспокойство в ее глазах, но это было единственное проявление ее заботы. Ничего, ни одного слова, ни вопроса. Мне не с кем было поделиться, некому было рассказать о своей боли. Как два совершенно чужих друг другу человека, мы жили в одном доме, стараясь встречаться как можно реже, избегая неловкости. Большую часть времени я проводила на пляже, сидела и смотрела на океан, это было единственное место, где я могла позволить себе поплакать от переполнявшей меня боли и чувства предательства. Никого кроме меня и шума прибоя. Пропал аппетит, но голода я совершенно не ощущала. Иногда я говорила себе, что мама будет волноваться, и шла обратно домой, но всегда возвращалась сюда.
   Однажды, вернувшись в дом на обед, она сказала: «Я приготовила тебе пирог»
   «Хорошо, мама» ответила я. Она поставила передо мной тарелку и села рядом. Я смогла заставить себя съесть несколько ложек, но это все.
   «Она звонит каждый день», вдруг сказала она.
   Я резко подняла голову и посмотрела прямо на нее. Увидев боль в глубине моих глаз, она отвернулась. «Это больше не имеет значения, мама». Съев еще чуть-чуть пирога, я встала, чтобы снова пойти на пляж.
   «Подожди, возьми шаль, на случай если вечером похолодает», и обернула ее вокруг моих плеч, потом посмотрела на шаль, на меня, но больше ничего не сказала, просто поцеловала в щеку и вернулась на кухню.
   Я смотрела, как она уходит, ощущая пустоту и одиночество. Почему ты просто не можешь обнять меня, мама? Почему мы не можем поговорить? Я ушла.
   Та часть пляжа, где я проводила все свое время, всегда была пустынна. Я сидела и смотрела, как солнце исчезает в океанской глади.
   Я потерялась. Что мне делать? Вернуться к Марку, снова открыть дверь в прошлое и попытаться забыть эти последние несколько лет. Закрыть глаза и почувствовать, как вся боль от ее предательства исчезает. Проснуться и обнаружить, что все это было лишь плохой сон. Я закрыла глаза, желая этого всем сердцем. Сквозь шум прибоя, я услышала ее голос зовущий меня.
   «Лора». Прочь! Я хотела забыть о ней и никогда больше не вспоминать, не испытывать эти муки.
   «Лора». Снова этот голос. Я повернулась и увидела, что она стоит в нескольких шагах от меня. Я вновь посмотрела на океан. «Позволь мне поговорить с тобой», ее голос тихо умолял. «Мне нужно с тобой поговорить, объяснить».
   «Я не хочу с тобой разговаривать», я встала и пошла от нее.
   «Подожди! Подожди!», закричала она в отчаянии.
   Я повернулась посмотреть на нее. «Я люблю тебя», прошептала она.
   «О, пожалуйста. Остановись, не надо!» крикнула я ей. «Я не желаю больше играть в твои игры! Я ненавижу тебя! Я тебя ненавижу!»
   Она стояла и смотрела, а я продолжала кричать. «Ты использовала меня! Ты играла со мной и лгала! Ты заставила меня думать, что это я соблазнила тебя! Ты знала, что я буду чувствовать свою вину, и ты использовала это против меня! Это не любовь!» Я тяжело вздохнула. «Я не знаю, зачем ты приехала, но с меня хватит! Я полюбила тебя, а ты убила меня, всадив нож мне в сердце и повернув его». Сказав все это, я снова начала уходить от нее.
   «Я люблю тебя», повторила она.
   Я остановилась, она медленно заговорила, глядя на море. «Да, я солгала тебе. Я соблазнила тебя. Играла с тобой. Я увидела тебя на одной из презентаций и следила за тобой. Мне было все равно, я хотела тебя. Я делала так миллион раз прежде. Когда ты отправилась в круиз, я поехала с Карлом за тобой. В ту ночь я сказала ему, что нашла для него замену. Поскольку все те дни ты проводила с Марком, а Карл начал действовать мне на нервы, я решила принять меры. Я избавилась от Карла, а топом сделала так, что Марк покинул тебя».
   Я в ужасе смотрела на нее. «Кораблекрушение было счастливой случайностью. Я ни с кем не желала делить тебя. Но я не предполагала, что влюблюсь. Это свело меня с ума. Когда мы вернулись с острова, я испугалась, мне стало страшно, что когда-нибудь ты узнаешь обо всей этой лжи. Я контролировала каждый твой день, скрывая от тебя истину. Я все спланировала. Я всегда все планировала в жизни, но я никогда не хотела влюбиться в тебя» Чарли посмотрела на меня.
   «Я не верю ни одному твоему слову», сказала я ей.
   «Почему? Почему ты не можешь поверить, что я тебя люблю?»
   «Потому что все, что я когда-либо слышала от тебя, оказалось ложью».
   «Правда была ужасна. Я боялась, что ты оставишь меня», сказала она.
   «Много раз я просила довериться мне. Я говорила тебе, что прощу, что угодно. Я думала, что наши отношения основываются на доверии. ТЫ ПРЕДАЛА МЕНЯ!» закричала я в конце.
   Она упала на песок. «Я просто думала, что ты оттолкнешь и перестанешь меня любить, если узнаешь всю правду о моей жизни до тебя, мое прошлое».
   «Теперь ты этого никогда не узнаешь», сказала я ей.
   «Ты бросаешь меня?» спросила она. Я молчала. «Я знала, что когда-нибудь ты уйдешь от меня. Все бросают меня». Она продолжала говорить, словно разговаривая сама с собой. «Она тоже оставила меня. Она постоянно наказывала меня, бив ремнем. Однажды она избила меня так, что я попала в больницу. Никто не задал ни одного вопроса. Мои родители были слишком богаты, а доктор Шефер позаботился о том, чтоб никто не узнал. Он всегда заботился об этом. Во всем она винила меня, всегда говорила, что отец не любил ее из-за меня. Моя мать любила свои розы больше чем меня. В тот день, в саду, они поругались из-за меня. Папа увидел синяки на моей спине, и тогда она призналась ему в том, что делала со мной». Она продолжала говорить, и это откровение стало для меня полной неожиданностью, я с удивлением смотрела на нее.
   «Это была моя вина, что она ушла, я была плохой. Она сказала, что я была плохой. Он любил ее. Он любил ее даже после того, как он узнал, что она делала со мной. И когда он узнал, что я не его дочь, он не захотел больше меня видеть. Я помню тот день как сейчас. Я играла в саду, когда отец позвал меня. Я вошла в его кабинет, он стоял рядом со столом, приставив пистолет к своему лбу, и, прежде чем нажать на курок, он сказал, что я не его дочь, что я незаконнорожденный бастард. Я все еще помню запах пороха и кровь на всей своей одежде. Такой доктор Шефер нашел меня рядом с ним. Кровь была повсюду. Прошло столько лет, а мне до сих пор кажется, что мои руки все еще в крови», она посмотрела вниз на свои руки.
   Я стояла, не зная, что сказать. Она умоляюще посмотрела на меня и сказала: «Я не могу вернуться к прежней жизни. Я не смогу смириться с мыслью, что тебя не будет рядом. Ты единственный человек, который любил меня, а я только и делала, что причиняла тебе боль. О Боже! Я всегда делала тебе больно! Я люблю тебя! Все чего я хочу, это любить тебя, но не знаю как». Глядя на свои руки, она очень тихо произнесла: «Я обидела тебя. Ты любила меня, а я ранила тебя. Ты никогда не вернешься. Я знаю. Но я также знаю, что не смогу… Я не смогу жить без тебя, и я не буду».
   Я увидела, что она что-то достала и держит. Лезвие бритвы! С ужасом, я смотрела, как она полоснула им по запястью, потекла кровь. Но прежде чем она дотронулась до второй руки, я бросилась к ней и попыталась осторожно забрать у нее бритву. Когда мне это удалось, она уже истекала кровью.
   «Боже мой, боже мой!» повторяла я, пытаясь остановить кровь и одновременно тащить ее к дороге. Она плакала и говорила, что хочет умереть.
   Когда мы, наконец, добрались до дороги, я остановила первую проезжавшую машину. Водитель, увидев, что происходит, отвез нас в отделение неотложной помощи. Я сидела с ней на заднем сидении машины и слышала, как она пробормочет: «Я хочу умереть».
   «Нет», твердила я ей снова и снова. «Нет». Я не желал ее смерти. Она обидела меня, причинила так много боли, но мне была невыносима сама мысль, что она умрет.
   Она потеряла сознание, и я испугалась. Боже мой, она может умереть. Мы добрались до больницы за несколько минут. Повсюду были врачи, медсестры. А я просто стояла и чувствовала свою беспомощность. Все, что я могла сделать, это стоять там и смотреть, как жизнь медленно вытекала из нее.
   Меня попросили подождать снаружи, но я запротестовала. Я хотела быть там с ней. Но они настояли, сказав, что я буду только мешать. Я сидела в зале ожидания, глядя в пол и плача, пока слезы не закончились.
   Почему? Как я оказалась здесь? Но не все было так просто. Единственный человек, виноватый во всем этом – Чарли. Из-за нее мы здесь. Если бы я не встретила ее, я была бы счастлива в браке с Марком, жила бы со своими детьми, не зная этой боли и неуверенности. Что мне теперь делать? Я не могла оставить ее. А Марк? Боже, что мне делать?
   Я посмотрела на медсестру, стоящую передо мной, ожидая, что она скажет мне, что Чарли умерла. Вместо этого, она привела меня к одному из отгороженных номеров в неотложной помощи.
   «Она очень слаба. Вам нельзя здесь находиться, но она настаивала. Она звала вас, и врач решил, что так будет лучше», сказала она.
   Я вошла и сразу увидела ее на больничной койке. Глаза закрыты, а лицо очень бледное. Боже, такая слабая и беззащитная. Я медленно подошла к ней и погладила по щеке, ее глаза распахнулись. Она хотела что-то сказать, но я положила палец на ее губы. Слова были не нужны. Ее глаза просили, умоляли. Я ласково коснулась рукой ее лба, и слезы снова покатились по моим щекам.
   «Не покидай меня», зарыдала она.
   «Нет, шшшш», сказала я ей. Мои губы слегка коснулись ее. «Нет, я не оставлю». Ее рука сжала мою. «Отдыхай. Врач сказал, что тебе нужен отдых», настаивала я.
   «Я боюсь закрыть глаза. Вдруг, когда я проснусь, тебя уже не будет рядом со мной?»
   Я сжала ее руку, наклонилась как можно ближе к ее лицу и прошептала: «Я буду здесь, я буду рядом».
   «Ты останешься?»
   «Да».
   Ее глаза снова наполнились слезами. «Я сожалею», она зарыдала.
   Вошла медсестра. «Вы должны уйти мисс. Мне жаль, но ей нужен отдых».
   «Нет, я хочу, чтобы она осталась», запротестовала Чарли.
   Медсестра была непреклонна: «Она сможет вернуться чуть позже, но сейчас вам необходимо успокоиться и принять лекарство».
   Чарли хотела было опять начать спорить, но я ее опередила: «Я буду недалеко. Отдыхай. Я буду снаружи, я обещаю», сказала я с любовью.
   «Ты не уйдешь?»
   «Нет», я поцеловала ее. Она улыбнулась, я вышла за медсестрой и вернулась в зал ожидания. Заметив, наконец, что сама была вся в крови, я отправилась в комнату отдыха, привести себя в порядок. Я все терла и терла свои руки, наконец, отступив от раковины, я почувствовала стену за спиной. Я была на пределе, эмоции рвались наружу, и я зарыдала, обхватив себя руками, сползая по стене на пол. Взяв через какое-то время себя в руки, и вышла ждать новостей о Чарли.
   Через два часа, не получив никаких известий, я пошла искать медсестру. «Медсестра, пожалуйста, есть ли какие-нибудь новости? С ней все будет хорошо?»
   «У нее довольно глубокий порез. Мы сделали рентген, чтобы посмотреть повреждены ли сухожилия. Она потеряла много крови, но сейчас она отдыхает», сказала она мне.
   Я так устала, чувствуя, что все тяготы этого мира легли мне на плечи, я закрыла глаза и пробежала рукой по волосам.
   «Вы в порядке? Идите домой и мы вам позвоним…?»
   Не дав ей договорить, я ответила: «Нет, я подожду. Я обещала, что буду здесь».
   «Администратору необходима информация. Вы можете предоставить ее?», спросила она.
   «Да, конечно».
   По возвращении в зал ожидания, я поняла, что мне нужна была новая одежда, а это значит, мне необходимо было позвонить матери. Судя по напряженному голосу, она волновалась за меня. Я сказала ей, что со мной все в порядке, но произошел несчастный случай, и мне нужна одежда.
   Через двадцать минут она входила в дверь скорой помощи, но, увидев меня, она застыла на месте. Я была вся в крови. Подойдя к ней, я заверила ее, что это не моя кровь. Взяв одежду, я пошла переодеваться, а она осталась ждать меня в приемной. Через несколько минут я вернулась.
   «Что произошло Лора? Почему ты вся в крови?», спросила она.
   Я посмотрела ей в глаза и ответила: «Чарли».
   «Что случилось?»
   «Она пыталась покончить с собой», сказала я и подошла к окну, не желая видеть выражение ее лица.
   Когда она заговорила, ее голос звучал очень спокойно. «Это ее кровь. Она хотела сделать тебе больно?».
   Я резко повернулась к ней лицом и быстро ответила: «Нет, нет».
   «Не позволь этому изменить твое решение, Лора», заявила она. Я поняла, что она имеет в виду. «Сейчас ты все делаешь правильно. Ты связана с Марком. То, что происходит между тобой и ей это грех. Ты знаешь это».
   повернулась к ней спиной. Она подошла и встала рядом со мной. «Лора? Ты меня слышишь? Хватит. Пойдем домой Лора. Прямо сейчас, пойдем!», сказав это, она схватила меня за руку.
   «Я не могу, мама, я не могу оставить ее такой».
   «Неужели ты не понимаешь, что это не может больше продолжаться? Это неестественно. Забудь о ней, покончи с этой одержимостью. Ты потеряешь своих детей!» Она знала, что мне сказать. Я вздрогнула от боли. Это сработало. Она достигла цели. «Пойдем со мной Лора. Ничего хорошего из этого не получиться. Уйдем. Это неправильно, и ничто не сделает это правильным, ты знаешь».
   Прежде чем я смогла ответить, подошла медсестра. «Госпожа Коул, она проснулась и хочет вас видеть». Мама попыталась меня остановить, схватив за руку. Я посмотрела на нее, потом на медсестру. И пошла к Чарли.
   Она проснулась. Войдя, я сказала ей «Привет», взяла за руку и слегка поцеловала ее губы. Она улыбнулась. Она все еще была очень бледна.
   «Я хотела увидеть…», начала говорить она.
   «Тссс, отдыхай».
   «Твоя одежда?» спросила она, заметив, изменения.
   «Моя мать, она принесла ее», просто ответила я.
   Ее глаза искали мои. «Ты останешься?»
   «Да».
   Снова вошла медсестра. «Хорошо, госпожа фон Штейбен, как вы видите, она здесь. А теперь отдыхайте».
   «Ты будешь рядом?», с тревогой спросила она.
   «Да», повторила я.
   «Поцелуй, меня», попросила она, и я сделала то, о чем она просила.
   Наверное, медсестра уже догадалась о глубине наших отношений. Вернувшись в приемную, я обнаружила, что мама ушла, и решила позвонить ей. Очень долго никто не брал трубку.
   «Мама», спросила я.
   «Я ни чем не могу тебе помочь, Лора. Ты прекрасно знаешь, как я к этому отношусь. Я просто надеюсь, что ты опомнишься раньше, чем все потеряешь. Я никогда не приму вас. Если ты вернешься к ней, ты останешься один на один с этим», сказала она и повесила трубку.
   Положив трубку, я вернулась в зал ожидания, менее чем через полчаса, туда вошел доктор Шеффер.
   «Где она?», с тревогой спросил он.
   Я указала на дверь, и он убежал. Я опять села. Я начала молиться, безусловно, моя мать неправа. Действительно ли Бог отвернулся от меня? Если я попрошу его помочь ей, он поможет. Неужели он больше не слышит меня? Я чувствовала, что схожу с ума.
   «Хотите кофе?» услышала я заботливый голос. Я подняла глаза и увидела медсестру. «Я Анна. Вы просидели тут уже нескольких часов, почему бы вам не отдохнуть?»
   «Нет, я не могу. Я обещала, что буду рядом».
   «Хотите поговорить об этом со специалистом?»
   Я посмотрела на нее.
   «Я ее врач» сказал доктор Шефер, остановившись позади нее. «Спасибо, медсестра, я сам позабочусь о ней».
   Она ушла, а доктор сел рядом со мной. «Шарлотт мне все рассказала», я отвернулась. «Ты действительно остаешься с ней? Мне нужно знать. На прошлой неделе она пыталась напиться снотворным».
   Я с недоверием посмотрела на него, и в ужасе спросила: «Вы хотите сказать… она пыталась покончить с собой не только сегодня?»
   «На прошлой неделе она приняла упаковку снотворного. Если бы Роксана не пришла проверить ее, она добилась бы желаемого», ответил он, проведя рукой по волосам.
   «О, Боже».
   Он был очень расстроен. «Я думал, она умрет. Она почти умерла. Я не знаю, что мне делать» продолжил он. «Она всегда была такой сильной, так же как и ее мать. Когда умер Стюарт, я должен был что-то сделать. Я должен был что-то сделать».
   Я сидела и слушала его. «Я должен был позаботиться о ней. Бог знает, что ее мать не питала большой любви к дочери. После ее отъезда, Стюарт просто игнорировал ее. Я был ее отцом. Я должен был что-то сделать». О, Боже! Доктор Шефер отец Чарли!
   «Она знает?» спросила я.
   «Да. Но она ничего не хочет от меня. Только иногда звонила, когда попадала в какую-нибудь беду, зная, что я обязательно помогу ей. Она всегда ходила по грани. До вас моя дочь катилась по наклонной в бездну, ее путь было саморазрушение. Я иногда думал, что она хочет уничтожить себя тем самым, наказав меня. Мне казалось, что она больше не знает что такое любовь, пока в тот день на острове я не увидел ее с вами. После того дня, когда я нашел ее в луже крови рядом со Стюартом, казалось, ее любовь и вера умерли. Жизнь стала для нее игрой, она брала, что хотела, независимо от последствий или если это причинит кому-нибудь боль. Но с вами все по-другому. Я верю, она действительно любит вас, как умеет… эмоции совершенно чужды ей. И когда вы ушли, она решила, что смерть это лучшее, чем жизнь без вас.
   «Она заигралась, но на прошлой неделе все было по-другому. Ей хотелось умереть. Я думал, что потеряю ее. Но потом она открыла глаза и начала плакать, прижавшись ко мне, как ребенок. Она никогда ничего не испытывала ко мне, кроме презрения. Впервые моя дочь нуждалась во мне, ища у меня поддержку. Вот когда она рассказала мне все, что произошло между вами». Он посмотрел на меня. «Она плакала и плакала, но никто и ничто не могло утешить ее. Лора, я знаю, что не имею права просить и не должен. Она рассказала мне все, что совершила с вами;… Ложь, обман, в том числе, что случилось в Хэмптоне». Я отвернулась. «Но, Лора, она моя дочь. Я боюсь за нее. Вернетесь ли вы с ней в Нью-Йорк?» Задав мне важный для него вопрос, он положил свою руку на мою, и я накрыла ее, посмотрев на его встревоженное лицо.
   «Да», ответила я, и слезы покатились по моему лицу. Так мы вместе сидели, отец Чарли и я, оба связанные с ней, он по крови, и я невидимыми нитями своего сердца.
   Потом он вернулся к Чарли, а я осталась ждать. Ночью ее перевели в отдельную палату. Как сказала бы Чарли, доктор Шефер сделал свое дело, ей был поставлен диагноз «случайный порез левой кисти». Моя жизнь снова переплелась с ее.
   Проведя в больнице более двадцати четырех часов, я чувствовала себя истощенной и уставшей. Я вошла в палату к Чарли и была рада увидеть, что привычный цвет лица вернулся к ней. «Наконец-то, медсестра оказалась каким-то тираном, она не позволяла мне тебя видеть. С тобой все в порядке?», спросила она обеспокоено.
   «Конечно, она не в порядке», ответил доктор Шефер. Она с удивлением посмотрела на него, и он продолжил. «Она почти не спала последние два дня, и я уверен, что ничего и не ела».
   «Со мной все хорошо», перебила я.
   «Нет, не хорошо!» настаивал он.
   Чарли посмотрела на меня и спросила: «У тебя было трудное время, не так ли?». Увидев боль в моих глазах, она протянула мне свою ладонь, и я, присев к ней на кровать, сжала ее.
   «Ей необходимо немного поспать», мягко сказал доктор Шефер, положив руку мне на плечо, что не осталось не замеченным Чарли.
   «Чарльз, мне нужно поговорить с Лорой», сказала она, и он вышел из комнаты. «Что случилось? Дело в твоей матери, не так ли?» тихо спросила она.
   «Нет, все прекрасно», попыталась успокоить я ее.
   «Да, в ней. Она больше не хочет иметь ничего общего с тобой, не так ли?», но она уже знала ответ на свой вопрос. «Я сейчас же выберусь отсюда и мы вернемся домой»
   «Ты не можешь этого сделать! Ты должна оставаться в больнице до полного выздоровления!» запротестовала я.
   «Смотри». Она начала пытаться встать с кровати.
   «Ради меня, Чарли, не делай этого, я больше не могу!», зарыдала я. «Я больше не справлюсь, пожалуйста, прекрати, просто остановись!»
   Доктор Шефер, наверное, услышал меня, потому что вошел в палату, подошел ко мне, взял за руку и сказал Чарли оставаться в постели. «Все в порядке Лора, позволь этому уйти из тебя». Меня начало трясти. «Я дам тебе успокоительное, это от напряжения, дорогая, тебе надо просто успокоиться». Он помог мне сесть в кресло.
   По ряду причин, в тот момент я не хотела смотреть на Чарли, зная, что она смотрит на меня. Он протянул мне таблетку и стакан воды.
   «Что ты ей дал?» спросила Чарли.
   «Кое-что, чтобы успокоить нервы. Ей не помешает поспать и, судя по всему, она много потеряла в весе с того момента, когда я видел ее в последний раз». Он разговаривал с ней так, будто меня здесь не было.
   Моя голова запрокинулась назад, я начала засыпать. «Прекрати Шарлотта. Подумай о ней, или она тоже окажется здесь с тобой в одной палате». Больше я ничего уже не слышала, погрузившись в сон.

+1

5

Глава 14

   
   Я чувствовала себя в безопасности и любимой. Меня кто-то обнял, чьи-то губы, коснулись моих с теплотой и нежностью. Темнота дарила покой, и я ответила на поцелуй. Глаза приоткрылись, сквозь пелену я разглядела перед собой улыбающееся лицо. Это был Марк.
   От неожиданности мои глаза окончательно распахнулись. Я осмотрелась вокруг, через жалюзи в комнату проникали солнечные лучи. Итак, я в больнице в палате Чарли.
   Я медленно выходила из оцепенения, возвращаясь к реальности. Чарли разговаривала по телефону, сознание постепенно начало проясняться, и я, наконец, услышала ее голос. Наверное, я заснула в кресле.
   Увидев, что я проснулась, Чарли улыбнулась мне и закончила разговор по телефону. «Ты чувствуешь себя лучше?» спросила она с постели.
   «Такое чувство, словно немного перебрала с алкоголем, но да, мне уже лучше, наверное», ответила я.
   «Я буду следить за тобой, хорошо?» сказала она, ее глаза смотрели на меня, пытаясь что-то найти. Я покачала головой. «Ты снова разговаривала во сне. Еще на острове я заметила это за тобой».
   «Никогда не знала, что разговариваю во сне. Я что-нибудь сказала?», спросила я, ожидая ответ.
   Мгновение она смотрела на меня, прежде чем ответить: «Нет», и улыбнулась.
   «Как долго я спала?» Я встала с кресла, размять ноги.
   «Около девяти часов» Чарли протянула ко мне руку.
   «Не могу поверить, что спала так долго!» удивилась я, подойдя к ней.
   «Чарльз был прав, ты похудела. Мне очень жаль. Это я виновата в том, что ты несчастна». Ее голос был полон печали.
   «Это не имеет значения, ни тогда, ни сейчас. Давай постараемся больше не обижать друг друга, ладно? Я готова Чарли, а ты?»
   Она глубоко заглянула мне в глаза: «Да, готова. Ничто более не встанет между нами. Я не допущу этого», сказала она, придавая значение каждому слову.
   Я позвонила Марку и отменила наши планы на выходные, сказав ему, что Чарли попала в аварию и нуждается во мне, тем самым, разочаровав его. Но он все понял и только надеялся, чтобы мы снова встретимся и поговорим о нас, когда я вернусь в Нью-Йорк.
   Через два дня мы вернулись в Нью-Йорк вместе с Чарльзом, который хотел убедиться, что Чарли хорошо доберется до дома. Их отношения до сих пор оставались натянутыми. Чарли большую часть времени игнорировала его, но иногда срывалась и говорила ему невероятно жестокие слова. Казалось, их взаимоотношения только ухудшились. И я не понимала почему. Я думала, что после того, что Чарльз рассказал мне в больнице, Чарли должна была быть хотя бы благодарна ему. Но все получилось наоборот. Ее, казалось, возмущало его внимание.
   Днем после нашего приезда началась ссора. «Отпусти!», закричала она, выдергивая свою руку.
   «Шарлотта, я лишь пытаюсь помочь», сказал он ей.
   «Я не нуждаюсь в твоей помощи, я не нуждаюсь в тебе!» снова закричала она в гневе. Мне была отведена роль зрителя.
   «Убирайся! Я больше не нуждаюсь в тебе! Уходи!». Он просто стоял и смотрел на нее, потом развернулся и пошел к лифту.
   «Чарльз, подожди! Чарли останови его!» Не выдержала я.
   «Не вмешивайся Лора, ты не понимаешь», сказала она мне.
   «Да, да я понимаю», мягко ответила я, потянувшись к ее руке и заметив, что она немного расслабилась. Я посмотрела в ее глаза и тихо сказала: «Мир, Чарли. Помнишь? Больше никакой боли. Давай попробуем, хорошо?».
   Ее глаза задержались на мне, потом она взглянула на Чарльза и, ничего не сказав, пошла в спальню.
   Я повернулась к Чарльзу: «Будьте терпеливы, и она вернется».
   «Может быть». Он быстро улыбнулся, коснулся рукой моего лица и зашел в лифт, а я отправилась на поиски Чарли.
   «Чарли…» Позвала я, войдя в спальню. Она бледная стояла, склонившись над креслом. Я бросилась к ней. «О Боже, ты еле на ногах держишься. Тебе надо прилечь». Она не протестовала, когда я помогла ей лечь в кровать, и закрыла глаза. «Я пойду догоню Чарльза», сказала я, но она схватила меня за руку останавливая, ее глаза распахнулись.
   «Нет, нет, мне просто нужно отдохнуть. Останься со мной. Все что мне нужно это ты», ее глаза наполнились слезами.
   «О, Чарли, малыш, не плачь. Я здесь», сказала я, осторожно погладив ее по щеке. Она притянула меня к себе и поцеловала, ее голод передался мне, огонь вспыхнул в одно мгновение, распространяясь по всему моему телу. Но она быстро прекратила эту сладостную пытку. «Иди ко мне. Просто полежи рядом со мной и обними», я лежала рядом пока не она не уснула.
   На кухне я обнаружила Роксану. «Здравствуйте, Роксана».
   «Ах, мисс Коул, как хорошо, что вы вернулись».
   «Роксана, не могли бы вы сделать что-нибудь легкое на обед? Мисс Шарлотта будет на диете несколько дней», попросила я ее.
   Она посмотрела вниз на пол, потом на меня, и я заметила, что она чем-то была расстроена. «О, мисс, я так рада, что ты вернулись. Это было ужасно. Когда вы ушли, она как будто сошла с ума;… Ломала все подряд, неудержимо плакала, сидела в темноте и пила…в тот день я нашла ее… Боже мой, я думала, она умерла! Она была такой бледной и не двигалась» Роксана глубоко вздохнула и добавила: «Она снова попыталась покончить с собой, не так ли?»
   Мое молчание стало тому подтверждением. «О, мисс, вы останетесь?»
   «Да, Роксана». На сердце стало тяжело. Я не думала, что Чарли настолько уязвима. Она всегда казалась такой сильной, у нее все было под контролем, неужели мой уход так сломал ее.
   Я вернулась проверить Чарли. Она спала. Во сне она выглядела такой красивой и спокойной. Я подошла и слегка поцеловала ее в лоб, потом вышла, закрыв за собой дверь. В гостиной, я подошла к окну и посмотрела на красоту ночного Нью-Йорка.
   Я вернулась. Никогда не думала, что вернусь. Я даже сделал шаг к примирению с Марком. Моя жизнь еще больше запуталась. Разве я могла забыть ночь с ним? Я отвечала на его прикосновения. Я хотела его. С ним моя жизнь, мое будущее казались таким ясным, он мог дать мне все, что не могла дать Чарли.
   Но как бы трудно мне сейчас не было, я не могла оставить ее. Она нуждалась во мне. В тот момент, когда я ее чуть не потеряла ее навсегда, я поняла, что все еще люблю ее. Я не могла представить свою жизнь без Чарли. Мне как-то необходимо заставить Марка понять это и простить меня.
   Вдруг я увидела ее отражение в окне и повернулась. Меня переполняли любовь и тоска. Почувствовав слезы на своей щеке, и я крепко-крепко обняла ее. «Никогда больше не напугай меня так», сказала я, почувствовав, как ее руки обняли меня в ответ. «Я не перенесу мысли о жизни без тебя».
   Она вытерла мои слезы и поцеловала: «Я хочу домой, Лора».
   «Домой?» спросила я, не понимая.
   «Домой. В наш дом и наш розарий», пояснила она, и я кивнула головой.
   «Да, через несколько дней, как только ты окрепнешь, мы пойдем домой и сходим в наш розарий», мягко ответила я и прижала ее сильнее к себе.
   ***
   На следующее утро позвонил Марк и пригласил встретиться, поговорить. Я согласилась с ним пообедать.
   «Я должна идти, Чарли. Это совсем ненадолго, мы обсудим наши планы, когда я вернусь, хорошо?», сказала я ей. Ее расстроенный вид остановил меня. «Послушай меня Чарли…», она не дала мне договорить, прервав взмахом руки, и пошла прочь. «Чарли!», она ушла.
   Я не могла отменить встречу, Марк был слишком настойчив, если бы я не пришла, он бы сам сюда заявился. Я не знала, как она отреагирует, если узнает, что я провела с ним ночь. Рассердится, станет снова агрессивной или расплачется, переполненная эмоциями. Не имея понятия, как справиться с этим и что мне делать, я решила пойти на встречу.
   Мы встретились, как обычно, в центре города. Из-за пробок я опоздала на несколько минут. Увидев меня, он подошел ко мне, страстно поцеловал и отвел к столику.
   «Я скучал по тебе», сказал он, как только мы сели, взяв меня за обе руки. «Я так сильно хочу, чтобы мы снова были вместе». Появился официант принять наш заказ.
   «Тебе только салат и суп?» спросил он.
   «Да, я не голодна».
   «Милая, ты слишком худая. Ты себя хорошо чувствуешь?» поинтересовался он.
   «Да, все прекрасно, в последнее время у меня нет аппетита, но это связано с тем, что случилось с Чарли», я отвернулась от него.
   «А что с ней?»
   «Она заболела, и очень нуждается во мне».
   «Мне ты тоже нужна!», быстро ответил он и вновь взял за руку. «Я хочу, чтобы мы были вместе Лора. У нас целая жизнь впереди».
   «Да, но сейчас я должна быть с Чарли».
   «Она важнее, чем мы?» спросил он раздраженно.
   «Марк, пожалуйста, не начинай. Мы стали очень близки на острове. Я единственный близкий ей человек. Я должна быть с ней, я не могу просто взять и оставить ее». Он долго смотрел на меня.
   «Я не понимаю, но судя по всему у меня нет выбора».
   Обед прошел напряженно. Но, когда мы начали прощаться, он обнял меня, прижав к себе, и поцеловал. «Я не успокоюсь, пока ты не вернешься к нам домой, ты принадлежишь нам», на прощание сказал он.
   Я вернулась к Чарли около трех часов дня. Меня встретила взволнованная Роксана. «Что случилось?», немедленно спросила я.
   «Она заперлась в комнате и не отвечала, тогда я открыла дверь своим ключом, и нашла ее, сидящей в углу. Она была в ярости и выгнала меня».
   Я направилась в нашу спальню и нашла ее, как и говорила Роксана, в углу, ее голова была опушена на колени, прижатые к груди. Когда она посмотрела на меня, я увидела, что она плакала. Я подбежала к ней, упав на колени, и обняла ее. «Чарли, почему? Что случилось, дорогая? Что случилось?» спрашивала я ее, осторожно прижимая ближе к себе. Она начала всхлипывать. «О, малыш, что случилось?», еще раз спросила я, погладив ее волосы. «Я люблю тебя. Скажите, пожалуйста», настаивала я.
   «Ты не нуждаешься во мне, не так сильно как я в тебе», прошептала она.
   «Это не правда, это не так», тихо сказала я ей на ухо. «Вставай, Чарли. Почему бы нам не уехать домой сегодня? Там так красиво. Морской воздух пойдет тебе на пользу, мы увидим наш розарий. Помнишь, там мы навечно поклялись любить друг друга».
   Она посмотрела на меня мокрыми от слез глазами. «Да, поедем. Поедем прямо сейчас», сказала она с волнением в глоссе.
   «Я позвоню Стивену, чтобы он договорился на счет самолета. И начну сейчас же собирать вещи. А ты, любовь моя, забирайся обратно в постель», сказала я ей с любовью.
   «Нет», запротестовала она.
   «Да», настояла я, и потащила ее обратно в постель. «А теперь просто полежи». Но когда я уже собиралась встать, она схватила мою руку.
   «Позови его отсюда», настаивала она.
   Я хотела уже возразить, но решила согласиться, чтобы успокоить ее. «Хорошо». Я присела рядом с ней и позвонила в гаража. «Стивен, это госпожа Коул, вы не могли бы прийти сюда? Мне нужно, чтобы вы договорились по поводу самолета. Госпожа фон Штейбен и я хотим сегодня вечером улететь в Хэмптон». Закончив разговор, я посмотрела на Чарли. «Я пошла собирать вещи, и сегодня мы будем уже дома». По ее щекам покатились слезы. «Милая, хочешь, я позвоню Чарльзу? Может быть, он поможет», осторожно предложила я.
   «Нет!» категорически заявила она.
   Я легла рядом с ней и крепко обняла. «Не хочешь сказать, что тебя так расстроило?» спросила я, продолжая гладить ее волосы.
   «Ничего, просто без тебя я почувствовала себя одиноко», сказала она еле слышно. Я поцеловала ее.
   В десять вечера мы прибыли в Хэмптон. Чарли выглядела уставшей, но я чувствовала, что здесь для нее будет лучше. Она заснула почти сразу. Я позвонила Чарльз, пусть он знает, что мы здесь и что она кажется подавленной. Он очень огорчился, что я так скоро позволила ей отправиться в дорогу, но именно здесь она хотела оказаться, возможно здесь она будет счастлива. Чарльз попросил держать его в курсе о ее состоянии здоровья в течение нескольких дней, и если будут какие-либо проблемы сразу же звонить ему. Чуть ранее в тот же вечер я позвонила Джошу и Эшли. Они немного расстроились, что выходные отменяются, но искренне беспокоились за Чарли, на прощание, попросив меня обнять ее.
   Проснувшись рано утром, я спустилась вниз, сорвать для нее несколько свежих роз. Когда я вернулась, она уже проснулась. «Доброе утро», весело сказала я, подошла к ней и протянула ей розы: «Это для тебя».
   Она удивленно посмотрела на меня и улыбнулась: «Ты даришь мне цветы?»
   «Почему бы и нет? Всегда нужно дарить цветы тому, кого ты любишь», я слегка поцеловала ее в губы.
   «Я скучала по твоим поцелуям», тихо призналась она. Ее глаза пристально глядели в мои.
   «Так же как и я», ответила я. «Но, прямо сейчас тебе нужно позавтракать, это важнее, чем я».
   Она удержала меня на месте. «Никогда. Ничто и никто не может быть для меня важнее, чем ты».
   Я с любовью посмотрела на нее. «Я знаю, я знаю. А сейчас спускайся вниз. Я приготовила твой любимый завтрак, и хочу разделить его с тобой».
   Она улыбнулась, и мы спустились на веранду, позавтракать. Казалось, что с каждой минутой здесь Чарли становится сильнее. Здесь она была счастлива. Мы просидели на веранде все утро, а потом пошли погулять в нашем розарии.
   После обеда я пошла искать Майка, он подрезал в саду розы. «Привет, Майк».
   «Привет, мисс Лора. Как вам розарий, нравится?»
   «О, Майк, он просто бесподобен».
   Он был очень горд собой. «Я хочу показать вам оранжерею мисс».
   «О, Майк, это невероятно!», воскликнула я, когда я вошла в это волшебное место.
   «Деньги для нее были не важны. Она сделала это для вас, чтобы вы могли и зимой ходить по саду и любоваться розами».
   Я была поражена. Оранжерея была огромной, этот мир был защищен от любой стихии. Здесь даже было место для отдыха: с шезлонгами, с мягкими подушками и журчащим фонтаном. И над всем этим висела стеклянная крыша в форме купола. Днем оранжерею освещал солнечный свет, а ночью здесь можно было любоваться звездами. Да, должно быть зимой здесь будет особенно красиво.
   Когда Майк ушел, я пошла обратно в дом, проверить Чарли. «Я уже собиралась пойти искать тебя», сказала она, когда я поднималась по ступенькам на веранду.
   «Я разговаривала с Майком, он показал мне оранжерею. Чарли, это удивительно!» Она улыбнулась, и ее рука потянулась к моей. Я села рядом: «Зимой, в холодные ночи, мы можем лежать там на шезлонгах и смотреть на звезды».
   «Звучит совсем не плохо», ответила она.
   Весь оставшийся день мы разговаривали и смеялись. Она снова начала становиться самой собой.
   Мы были наверху, переодевались к ужину.
   «Почему бы нам не выйти куда-нибудь поужинать?», взволнованно спросила она.
   «Нет, тебе нужно отдыхать», ответила я.
   «Я прекрасно себя чувствую».
   «Нет», снова ответила я, не глядя на нее, ища свои туфли.
   «Почему нет? Я хочу выйти!», настаивала она.
   «Нет».
   «Тебе до сих пор стыдно, что кто-то увидит нас вместе!» воскликнула она.
   Я повернулась к ней лицом. «Нет», мягко сказала я и подошла к ней. Она была явно рассержена. «Нет, я не стыжусь своей любви к тебе. Я просто забочусь о тебе. Люди всегда так поступают, когда любят друг друга».
   Она смотрела на меня, ничего не говоря. Ее рука поднялась и погладила меня по щеке, медленно переместившись на шею. Глаза, смотрящие на меня, заволокло дымкой страсти. Я не двигалась, позволяя ей ласкать мое тело. Ее рука спустилась к груди, и я почувствовала томление внизу живота. Другой рукой она обхватила меня за шею и притянула к себе. Ее губы и язык медленно дразнили, лаская лицо, губы, порхая как бабочки. Я хотела ощутить ее губы, ее огонь, почувствовать на вкус ее страсть, и когда она наклонилась ко мне для очередной ласки, своей рукой я притянула ее за шею ее ближе к себе, мой рот накрыл ее.
   Я хотела ее до боли, желая слиться с ней в единое целое. Ее руки пытались снять с меня блузку, но все ее усилия были тщетны. Накрыв ее руки своими, я поднесла их к губам и поцеловала. Потом сама расстегнула кофточку и положила ее руку на свою грудь. Словно электрический ток желание и удовольствие прошлись по всему моему телу. Я застонала от необходимости ощутить ее в себе.
   Обнаженные мы стояли в лунном свете, проникающем сквозь окно. Чарли была возбуждена сверх меры и нетерпелива. Ее рот нашел мою грудь и принялся посасывать мои соски, лаская их языком, покусывая зубами, это атака застала меня врасплох. Я почувствовала, что падаю на кровать. Я хотела поцеловать ее, подарить ее наслаждение, что она дарила мне. Но она желала исследовать, ласкать каждую клеточку моего тела, всю меня, только меня. Ее руки ласкали мои груди, а рот спустился ниже, доводя меня до экстаза. Я выгнулась от удовольствия, в этот момент ее рот накрыл мой, и ее язык соединился с моим. Боже, я была потрясена такой страстностью в ней. Мы занимались любовью почти всю ночь, пока, насытившись и исчерпав все силы, не заснули в объятиях друг друга.
   ***
   В течение следующих нескольких дней мы наслаждались воссоединением, как большинство влюбленных после долгой разлуки: гуляли, целовались в закутках, шептали слова, предназначенные только друг для друга, занимались любовью. Боже, мы занимались любовью везде и всегда, но наш мир был слишком хрупким и непрочным. А пока наши счастливые дни были наполнены светом солнца и ароматом цветов.
   Однажды, когда мы гуляли по берегу, к нам подошла Патрисия – экономка. Звонил Марк.
   «Патрисия, пожалуйста, передайте ему, что я скоро подойду», сказала я. Она направилась обратно в дом, а я обратилась к Чарли, которая повернулась ко мне спиной и смотрела на океан: «Я хочу попросить его отпустить детей сюда на некоторое время, чтобы мы смогли оставаться здесь. Я постараюсь все уладить как можно быстрее, я обещаю».
   Марк был не сговорчив и расстроен. Он хотел видеть меня. Конечно, после того, что между нами было, я могла понять его разочарование. Наконец, после долгих споров он согласился отдать мне детей на две недели. Боже, надо что-то делать и как можно скорее.
   Я отправилась на поиски Чарли, от Патрисии я узнала, что она вернулась и пошла наверх. Подходя ближе к комнате, я смогла различить шум льющейся воды. Она была в душе. Я ненавидела то, что эти звонки от Марка делали с ней. Я сняла свою одежду и вошла в душ, она повернулась ко мне лицом. «Такое чувство, что прошла целая жизнь, когда я в последний раз целовала тебя», сказала я ей, и она прижалась ко мне.
   Планировалось, что я должна буду забрать детей и вернуться в Хэмптон. Чарли хотела поехать со мной, но я настояла, чтобы она осталась дома. Я обманывала их обоих. Это я, которая настаивала на честности в отношениях, лгала как Чарли, так и Марку. Я должна разобраться во всем, пока моя ложь не раскрылась.
   Около часу дня моя машина свернула к дому. Дверь открыл Марк. У него определенно было плохое настроение. Дети подбежали к машине, и Стивен помог погрузить их багаж в машину.
   «Нам надо поговорить Лора!»
   «Марк, у нас самолет».
   «Лора, что мы делаем? Я люблю тебя!»
   Я остановилась перед ним. «Когда я привезу детей назад, мы обо всем с тобой поговорим, ладно?» Он кивнул головой, и я пошла обратно к машине.
   Мы приехали к ужину. Дети были счастливы снова увидеть Чарли. После ужина, мы все вместе сходили в местный магазин, взяли на прокат пару дисков и оставшийся вечер смотрели старые фильмы, и когда дети заснули, мы отнесли их на второй этаж и уложили в кровати.
   «Так здорово снова их видеть», сказала она, посмотрев на меня.
   «Да, я согласна с тобой» ответила я с тоской в голосе.
   «Они любят тебя Лора. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Я хочу, чтобы мы стали семьей».
   Я долго смотрела на нее, а потом крепко обняла: «Я тоже этого хочу».
 
 
   
    Глава 15

   
   Следующие две недели пролетели незаметно. Я отвезла детей назад, оставив их с экономкой Марка. Как я ненавидела такие моменты расставания. Но прежде чем вернуться домой, я позвонила ему, и мы договорились встретиться на следующей неделе. Всю обратную дорогу я думала о том, что мне делать. Это должно наконец-то закончиться.
   Когда я вернулась, стало понятно, что Чарли даром времени не теряла. Обслуживающий персонал увеличился в два раза, и весь дом засверкал чистотой. Чарли я обнаружила в библиотеке, разговаривающую по телефону, но, увидев меня, она показала мне знак сесть. «Я хочу подписать эти документы завтра, поэтому жду тебя к одиннадцати утра». Повесив трубку и повернувшись ко мне, она подошла и, присев рядом, наклонилась и поцеловала меня. «Это был мой адвокат. Я открыла счет в десять миллионов долларов на твое имя».
   «Нет!», воскликнула я, но она прервала меня.
   «Я не хочу, чтобы ты брала деньги Марка. У меня их более чем достаточно, и я хочу, чтобы у тебя были собственные средства, которыми ты сможешь распоряжаться как тебе угодно. Я также открыла два трастовых фонда по двадцать миллионов долларов каждый для детей».
   Я был ошеломлена. «Нет», тихо сказала я. «НЕТ!», повторила снова. Я не могла согласиться на это.
   «Ты любишь меня, ты и дети стали моей семьей. Я имею право сделать это. Пожалуйста, позвольте мне сделать это для вас?» умоляла она. «Позволь мне, я хочу. Пожалуйста? Если бы я была мужчиной, ты бы, не задумываясь, приняла это». Она подошла к окну.
   «Чарли, я…», начала я говорить, подойдя к ней.
   «Неважно».
   «Чарли, не сердись. Мне не нужны деньги, все, что я хочу это ты».
   «Но я и есть деньги».
   «Нет, нет, это не так. Ты моя любовь».
   Она посмотрела на меня и поцеловала. «Если ты меня любишь, то позволишь мне сделать это за вас», сказала она, ожидая моего ответа.
   «Хорошо, хорошо, Чарли. Это очень щедро, благодарю тебя». Я сдалась.
   Она лучезарно улыбнулась, крепко обняла и снова заглянула в мои глаза. «Ты согласна?»
   «Да».
   «О, кстати, на следующей неделе у нас вечеринка», сообщила она мне.
   «Вечеринка?»
   «Да. Я устраиваю ее каждый год для тех, кто живет или зависит от моих денег», сказала она насмешливо. Я с любопытством посмотрела на нее. Это так было похоже на Чарли, сообщать мне все в последнюю очередь. «И не смотри на меня так. Будет забавно. Я хочу показать тебе, какой была моя жизнь, и как изменился мой мир, когда в нем появилась ты. Надеюсь, ты увидишь разницу». Я не знала, как на это реагировать, да, она смогла меня потрясти.
   «Если ты их так не любишь, зачем пригласила?»
   «Они всегда с нетерпением ждут этого дня. Кроме того, я хочу познакомить их с тобой. Ты согласна познакомиться с ними?»
   «Да», сказала я, и она улыбнулась.
   ***
   Ровно в одиннадцать часов утра следующего утра прибыл адвокат Чарли, мистер Томас Гален, строго одетый в темно-синий костюм европейского покроя, который так и кричал о своей стоимости. Мы все собрались в библиотеке.
   «Томас, это Лора Коул», представила меня Чарли.
   Он протянул мне руку. «Приятно встретиться с вами госпожа Коул».
   «Может, мы уже начнем?» Чарли села, и мы последовали ее примеру.
   «Да, конечно», сказал мистер Гален. «Вот документы, которые необходимо подписать». Он вытащил бумаги из своего портфеля. «Во-первых, госпожа Коул, вам необходимо подписать банковские карты, а затем…», но Чарли прервала его.
   «Томас, почему бы нам не сделать все по порядку? Дайте ей подписать банковские карты», твердо сказала она.
   Он посмотрел на нее и неуверенно кивнул. «Пожалуйста, вот здесь и здесь, госпожа Коул». Он отметил места для подписи галочкой.
   «Теперь те, что для детей, Томас».
   Он снова посмотрел на нее и передал мне документы. «Вот и еще вот здесь, госпожа Коул». Я подписала все в соответствии с его указаниями.
   «Хорошо, теперь перейдем к следующему вопросу», сказала Чарли.
   «Для этого нам потребуются два свидетеля», сказал он ей. Чарли подняла трубку и попросила Майка, садовника, и Патрисию, экономку, зайти в библиотеку.
   «Если я вам больше не нужна…» я начала вставать.
   «Нет, я хочу, чтобы ты осталась», тихо сказала она, положив свою руку на мою, и что-то еще хотела добавить, когда раздался стук в дверь. «Войдите». Патрисия и Майк вошли в библиотеку. «Ох… хорошо. Вы будете свидетелями при подписании мной документа». Они подошли к столу.
   «Согласно вашему указанию, я подготовил новое завещание. Я внес все изменения, как вы просили», сказал Гален Чарли и, посмотрев на Майка и Патрисию, указал им, где необходимо поставить свои подписи.
   «Спасибо вам обоим, это все», сказала им Чарли, после чего они ушли.
   «Вот ваши два экземпляра госпожа фон Штейбен. Я сегодня же все улажу и отправлю вам подтверждение». Он передал один экземпляр Чарли, а другой мне.
   Странно! Я в недоумении смотрела на нее: «Зачем вы дали второй экземпляр мне?»
   Он посмотрел на меня, потом на нее. После того как она кивнула ему, он повернулся ко мне и сказал: «Вы единственный наследник госпожи фон Штейбен. После ее смерти вы унаследуете все ее состояние в размере около четырех сотен миллионов долларов».
   Я присела и уставилась на него. Но когда первый шок прошел, я почувствовала как во мне закипает гнев, ловушка захлопнулась. Я вскочила на ноги, бросила бумаги на стол, повернулась к Чарли и закричала от ярости: «Ты должна была спросить меня. Нет, ты слышишь меня? Измени его! Я не хочу этого!» Томас Гален выглядел озадаченным. «Измените его, мне не нужны деньги!» сказала я ему, и снова обрушилась на Чарли «Ты не знаешь, когда остановиться!».
   Я выбежала из дома, хватая ртом воздух. Как я ненавидела, когда она так поступала. Почему она не может просто любить меня? Всегда заставляет меня чувствовать себя обязанной, запертой словно в клетке. Говорит, что любит меня, и верит, что я люблю ее, но тогда почему я всегда чувствую, будто она хочет купить мою любовь? Похоже, что так она успокаивает себя, даря мне все больше и больше. Но ее подарки не делают меня счастливой, а еще больше огорчают. Я постоянно твердила ей об этом. Она просто не слышит меня, не понимает, ее поведение совершенно не изменилось. И я дура, всегда сдавалась и принимала ее дары. Но, не в этот раз.
   Я решила вернуться в дом. Она стояла на веранде и ждала меня. Не останавливаясь, я прошла мимо нее и стала подниматься по лестнице, чувствуя, что она идет следом. Подойдя к окну с видом на бассейн в нашей спальне, я услышала, как она прикрыла за собой дверь.
   «Ты сердишься?» спросила она.
   Я промолчала. Прошло несколько минут, потом она подошла ко мне и остановилась позади меня. «Большинство женщин не отказались бы», заявила она. Я развернулась к ней и закричала: «Я не большинство!». Теперь мы стояли друг против друга.
   «Нет, не большинство», она медленно поправила мою прядь волос и прикоснулась к лицу.
   Я оттолкнула ее руку, отошла и принялась ходить по комнате в отчаянии. «Я чувствую себя так, словно ты давишь на меня, Чарли. Почему просто нельзя поверить, что я люблю тебя!», воскликнула я. «Ты всегда пытаешься задарить меня. Но я не такая, мне не нужно от тебя ничего, кроме тебя самой. Иногда я думаю, что ты просто хочешь купить меня».
   Она продолжала молчать. «Скажи хоть что-нибудь. Почему ты всегда все усложняешь? Просто люби меня. Это все, чего я хочу, поверь». Я остановилась посмотреть на нее.
   «Я не буду ничего менять!» заявила она.
   «И чье же имя стояло до меня?» с сарказмом спросила я. Она с удивлением посмотрела на меня.
   «Это все что тебя волнует? Ты думаешь, там стояло другое имя?» Я отвернулась от нее. «Ты думаешь, там стояло имя другой женщины, не так ли?» с удивлением спросила она.
   Я не была уверена, что именно чувствую в этот момент, поэтому просто ответила: «Почему бы и нет?»
   Она подошла к телефону, стоящему рядом с кроватью, и набрала номер. «Томас, я собираюсь включить громкую связь», сказала она, нажав кнопку. «Томас, пожалуйста, скажите мне, сколько завещаний я составляла и кто были моими наследниками?»
   «До этого, только одно завещание, госпожа фон Штейбен. Наряду с небольшими подарками для некоторых служащих, которые вы сохранили, согласно вашей первой воле, все свои средства вы направили на сохранение парков. Обязательно говорить наименование фонда?» спросил он.
   «Нет, спасибо Томас, это все. Отошлите мне файл», сказала она и, завершив вызов, повернулась ко мне. Разговор ушел в совершенно другое направление, чем я планировала. Она нашла способ сказать мне, что действительно любит меня, но, как обычно, сделала это по-своему. «Ты выглядишь смущенной», сказала она, улыбаясь.
   «Как бы я хотела оказаться на острове, Чарли. Там все было так просто».
   Она подошла ко мне, обняла и тихо сказала на ухо: «Я всегда мечтаю об этом».
   «Иногда твои поступки меня пугают», призналась я.
   «Почему?»
   «Твой мир пугает меня. Я боюсь, что он поглотит меня».
   Я почувствовала ее дыхание на своей шее и легкое прикосновение губ к коже. «Я никому и ничему не позволю обидеть тебя. Мы единое целое, у нас одно сердце. Разве вы не чувствуешь? Ты принадлежишь мне, а я принадлежу тебе. И я буду дарить тебе подарки, потому что люблю тебя». Прежде чем я успел хоть что-то ответить, она поцеловала меня в губы и я растворилась в ней.
   ***
   Всю неделю по дом ходили какие-то люди: убирали, привозили, увозили. Утром в день вечеринки, прибыли грузовики с цветами, позднее ими были украшены все комнаты. Рестораторы получили указания и приступили к приготовлению закусок и ужина. Ледяные скульптуры были доставлены одними из последних.
   «Что ты думаешь?» услышала я вопрос Чарли и повернулась к ней лицом.
   «Невероятно», ответила я, она улыбнулась и притянула меня к себе. «Ой, Патрисия хотела задать тебе несколько вопросов по поводу столиков», вспомнила я.
   «Почему ты не решила этот вопрос?» спросила она.
   «Я… не уверена…», заколебалась я.
   «Что бы ты ни решила, все будет совершенно», ответила Чарли.
   «Давай как-нибудь в следующий раз».
   «Я кое-что купила нам из одежды к сегодняшнему вечеру», она посмотрела на меня, ожидая моей реакции. Я затаила дыхание. Она, улыбаясь ждала.
   Я обвила ее шею руками и поцеловала: «Я надеюсь, мне подойдет», ответила я, и она снова притянула меня к себе.
   «Почему бы нам не пойти уже готовиться?», шепнула Чарли мне на ухо.
   «Но, Чарли, сейчас всего лишь три часа дня», воскликнула я в замешательстве.
   «Ну и что? Мы можем начать с расслабляющей ванны. Я помою тебе спинку, а затем совсем не надолго уложу тебя в кровать», она подарила мне озорную улыбку и, взяв за руку, повела наверх.

+1

6

Глава 16

   
   Гости стали прибывать к девяти вечера.
   Мы с Чарли начали собираться около семи: уложили волосы, маникюр и макияж были тщательно подобраны к платьям. На мне было потрясающее черное платье с длинными рукавами, обтягивающее фигуру как вторая кожа с достаточно глубоким вырезом на груди, правда, который ни шел ни в какое сравнение с шокирующим вырезом на спине. Посмотрев на себя в зеркало, я увидела там красивую полуобнаженную незнакомку.
   В этот момент из гардеробной вышла Чарли, и я застыла с открытым ртом. На ней идеально сидел черный шелковый смокинг, подчеркивающий все соблазнительные изгибы ее тела. Сквозь не скромный вырез пиджака открывалась соблазнительная грудь, а из украшений были жемчужные ожерелье и запонки. Узкие брюки великолепно сидели на ее стройных ногах, ансамбль завершали черные туфли на высоких каблуках. Она была похожа на богиню, спустившуюся на землю.
   «Чарли, тебе не кажется, что это немного слишком», сидя перед зеркалом, сказала я и сомнительно посмотрела на свою, а потом на ее грудь.
   «Ты потрясающе выглядишь! Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видела», заявила она и, подойдя ко мне, поцеловала в шею.
   «Боже, Чарли, я могу видеть, как покачиваются твои груди в такт движениям!» потрясенно воскликнула я.
   «Ты находишь меня привлекательной?», спросила она.
   Я посмотрела на нее сквозь зеркало. «Ты прекрасно знаешь, что да».
   «Это все, что меня волнует», сказала она и вышла из комнаты.
   Я красила губы, когда она вернулась и села рядом со мной, спиной к зеркалу. Ее глаза пожирали меня, одна рука гладила мою обнаженную спину, а вторая, медленно спустив платье с моего плеча, принялась ласкать мою грудь.
   «Я люблю тебя», прошептала она и я улыбнулась. Чарли протянула коробку и положила ее мне на колени, на ней была надпись «Гарри Уинстон». Я посмотрела на нее, потом снова на коробку. «Открой ее», тихо попросила она.
   Я не была готова к тому, что предстало моим глазам: серьги грушевидной формы, в центре, которых сиял аметист, окруженный множеством бриллиантов, и ожерелье, украшенное бриллиантами и аметистами, с кулоном, в центре которого сверкал крупный бриллиант, окруженный мелкими аметистами.
   «Чарли… Я…», у меня просто не было слов.
   «Я хочу, чтобы ты приняла этот подарок от меня, любовь моя».
   «Чарли…».
   «Это не моя любовь к тебе, но ее выражение. Украшения сделаны в соответствии с твоим кольцом, что я подарила тебе». Когда она произнесла это, я посмотрела на свою руку и по щеке скатилась слеза. «Ты оденешь их?»
   «Да, спасибо», меня переполняли эмоции, я слегка поцеловала ее в губы. Она застегнула ожерелье на моей шее, а я одела серьги.
   Зазвонил телефон. Это был Чарльз.
   Я смотрела на свое отражение в зеркале, и думала, что пришло, наконец, время все рассказать Марку. Я хотела начать жить с чистого листа. Я должна быть честна с ним, и не желаю причинять Чарли боль, если она узнает, что произошло между нами. Пришло время расстаться с прошлым. Я люблю Чарли. Ничто никогда не изменит этого. Я решила позвонить Марку утром.
   ***
   Около девяти камерный квартет заиграл Бранденбургские концерты. Через полчаса мы были окружены множеством гостей, везде горели свечи, повсюду витал аромат цветов, и играла музыка.
   Контингент гостей, как она и говорила, был ужасен: порочные, напыщенные богачи и жадные до денег бизнесмены. Неудивительно, что Чарли хотела другой жизни. Среди них легко можно потерять душу. Но теперь она не одна, мы есть друг у друга.
   На вечеринку пришел Лайл. Чарли сначала разозлилась, но потом решила его просто игнорировать, поскольку он, видимо, не собирался портить нам вечер. Появился Чарльз, но старался держаться от нас на расстоянии.
   Чарли весь вечер была рядом со мной. Разговоры о нас не прекращались, но для меня это уже не имело значения. Моя жизнь и мое сердце принадлежали ей. Иногда я чувствовала ее руку, ласкающую мою спину, и понимала, что это значит. Она показывала всем собравшимся, что я принадлежу ей, никто не имеет прав на меня, кроме нее. Я была счастлива.
   Мои мысли притупились, мое тело расслабилось от слишком много выпитого шампанского. Я разговаривала с Чарльзом, когда почувствовала, как сзади Чарли поцеловала меня в шею, ее руки, погладив мою спину, обхватили меня, легли на грудь, и пальцы начали ласкать мои соски. Я повернулась с улыбкой на губах, чтобы заглянуть ей в глаза.
   Но вместо этого я наткнулась на шокированное выражение лица Марка. Он стоял и с ужасом смотрел на меня. Мое тело немедленно напряглось, и Чарли, почувствовав произошедшее во мне изменение, посмотрела в мои глаза, а затем, резко повернувшись, увидела ЕГО.
   «Ну, теперь я вижу, чем ты была занята все это время», прошипел он.
   Я покраснела. Я не хотел, чтобы это произошло именно так. Ах, боже мой, Господи, я не так себе это представляла.
   «Ты шлюха! Ты извращенная шлюха! Держись подальше от моих детей!» Он пошел прочь, и я побежала за ним.
   «Марк, подожди. Подожди, пожалуйста», сказала я, догоняя его. Чарли остановилась недалеко.
   Чарльз встал рядом со мной и сказал: «Пожалуйста, идите в библиотеку. Давайте не будем устраивать сцену на глазах у всех этих людей. Это касается вас обоих».
   Когда дверь в библиотеку за нами закрылась, я начала умолять: «Марк, позволь мне все тебе объяснить».
   Вошла Чарли и закрыла дверь на ключ: «Вы не уйдете, пока не выслушаете ее».
   «Вы обе стоите друг друга», кипятился он. «Я нечего не хочу слышать!»
   «Нет будете. Я – Уэтерби», сказала она ему, и он с удивлением посмотрел на нее.
   «Марк, пожалуйста, постарайся понять», взмолилась я.
   «Ничего не желаю понимать! Я видел, как она трогала тебя на глазах у всех госте», с отвращением сказал он.
   Тут до меня, наконец, дошло, что она только что сказала: «Что ты имеешь в виду, говоря, что ты – Уэтерби?» Они оба проигнорировали меня. Боже, все это было спланировано, но сейчас не время было это обсуждать.
   «Я просто старалась быть ласковой хозяйкой, и все», прервала меня Чарли.
   «Не вмешивайтесь!» закричал он на нее.
   «Марк, давай поговорим, пожалуйста!», взмолилась я.
   «Здесь не о чем разговаривать!»
   «Есть, о детях».
   «Ты думаешь, что я позволю им быть с тобой после этого?!»
   «Марк, они и мои дети тоже!»
   «Я никогда не позволю забрать их», закричал он, и я в отчаянии закрыла лицо руками.
   «Думаете, что сможете выиграть?» спросила его Чарли.
   «Это все из-за вас. Вы виноваты в этом! Она не была такой раньше», проворчал он.
   «В этом некого винить Марк», сказала я ему.
   «Как долго вы вместе?». Я промолчала. «Как долго, черт побери! Когда это началось?»
   Я почувствовала, как меня сковал страх, но прежде чем я успела его остановить, он произнес: «Ты спала с ней, когда была со мной?» Словно в замедленной съемке, я увидела, как Чарли устремила свои глаза на меня. Земля разверзлась под ногами, и я стремительно начала падать в бездну, мой мир рухнул в одну секунду. «Скажи мне, ты спала уже с ней тогда?» закричал Марк еще раз.
   Я опустилась в кресло. «Да», единственное, что я тихо сказала.
   «Ты знаешь, что она виновата в банкротстве моего бизнеса?» спросил он.
   «Нет», ответила я, продолжая лететь по спирали в темноту.
   «Я тебе не верю! Почему ты спала со мной? Мы занимались любовью. Я думал, что мы собираемся… не имеет значения, что я думал!»
   «Я была расстроена. Я никогда не хотела тебя обидеть».
   «Поэтому ты решила переспать со мной? Скажи мне, Лора, когда ты собиралась мне все рассказать?» Он снова закричал. «Когда, лживая шлюха? Я жалею, что ты не умерла! И если ты думаешь, что сможешь забрать у меня детей, то ты сумасшедшая! Я убью тебя прежде, чем допущу это! Откройте эту проклятую дверь! Выпустите меня отсюда», зарычал он.
   Она бросила ему ключ, и он открыл им дверь. «Держись подальше от моих детей или я разорву тебя на части. Ты получишь их, только через мой труп. Понятно, шлюха!»
   Я вздрогнула от его оскорблений, и Чарли не выдержала: «Убирайся, или я сама убью тебя! Считай себя уже банкротом!»
   «Может у тебя и много денег, дорогая, но независимо оттого, что ты одеваешься как мужик, очевидно, ты плохо справилась со своей работой, потому что трахаться, она пришла ко мне!», злобно ответил он.
   Я услышала ее вскрик и, когда повернулась, увидела, что она собирается его ударить. Марк перехватил ее руку и отбросил от себя через всю комнату. Чарли вскочила и снова бросилась на него. Он уже подходил к двери, когда она ударила его по спине, застонав от боли, он развернулся и ударил ее кулаком по лицу. Чарли бес сознания упала на пол, из разбитой губы текла кровь.
   В этот момент вошел Чарльз и, подбежав к ней, угрожающе сказал Марку: «Убирайтесь, пока я не вызвал охрану!»
   Марк вышел, хлопнув дверью. Я забилась в дальний угол, глядя на них, не в состоянии пошевелиться. Что я наделала!
   Чарли стала приходить в себя, и Чарльз попытался ей помочь, но она прожгла его убийственным взглядом и сказала: «Отпусти меня, и убирайся!»
   «Шарлота, у тебя кровь. Не двигайся!», воскликнул он, но она, посмотрев на него, оттолкнула: «Пошел вон!»
   Он посмотрел на меня, на Чарли и вышел, закрыв за собой дверь. Она вытерла рукой рот, посмотрела на кровь на ней, и взглянула на меня. Я так много хотела ей сказать, но не могла подобрать слов.
   «Я доверяла тебе! Я никогда никому не верила, только тебе», прошипела она. Я только приоткрыла рот, но она пронзила меня таким взглядом, что я замолчала.
   «Я люблю тебя», тихо прошептала я, и слезы потекли у меня по щекам.
   Она развернулась и в бешенстве зарычала, сметая рукой все со стола.
   Я выбежала из комнаты. Мы одновременно вбежали в спальню. «Я доверяла тебе!» воскликнула она, рыдая и круша все вокруг себя.
   «Чарли, позволь мне объяснить…», начала я говорить, но прежде чем закончила, она со всей силы дала мне пощечину. Я упала на пол.
   «Вставай! Вставай!», продолжала она кричать.
   «Чарли, позволь мне объяснить…», снова попыталась я, она схватила меня и рывком заставила встать. «Чарли…», снова удар.
   «Заткнись!»
   Я бросилась к двери, но она догнала меня и толкнула на пол, а потом развернула лицом к себе. Ее глаза сверкали чистой яростью, пугая меня до смерти.
   «Что тебе не хватало?» спросила она. «Что тебе не хватало? Я любила тебя, черт возьми!» Она схватила меня за вырез платья и разорвала его.
   Я оттолкнула ее, вскочила и попыталась открыть дверь, когда почувствовала, что она схватила меня за волосы и втащила обратно в комнату: «Чарли, ты сошла с ума? Остановись!»
   Она захлопнула дверь. «Ты никуда отсюда не уйдешь», решительно сказала она. «Ты спала с ним. Ты позволила ему прикоснуться к себе! Ты предала меня, когда я открылась тебе. Ты просила довериться тебе, и я поверила! Я готова тебя убить сейчас!»
   «Позволь мне объяснить, я люблю тебя!», повторяла я.
   «Никогда больше не смей произносить этих слов», зарычала она.
   «Я была расстроена, Чарли. Я хотела… Господи! Я не знаю, чего хотела. Все, что я знаю, я люблю тебя!»
   Она стояла так близко ко мне, что я чувствовала ее дыхание на щеке. «Я сказала тебе не произносить более этих слов».
   Но я вновь собиралась их сказать, когда она приблизила свое лицо вплотную к моему, ее губы коснулись моих, я автоматически прижалась к ней и обняла ее.
   «Позволь мне поговорить с тобой», тихо начала я умолять ее. Ее руки обхватили меня, и начали ласкать мое тело. Мои губы заскользили по ее шее, и я почувствовала, как ее тело ответило. Я уже с облегчением закрыла глаза, но тут же распахнула, когда она сорвала с меня всю одежду.
   «Я собираюсь дать тебе то, что ты хочешь, ДОРОГАЯ», с угрозой произнесла она.
   Я в ужасе посмотрела на нее и начала отступать. Она скинула с себя смокинг и стала приближаться ко мне. «Кто-то из нас должен умереть, Лора, и ты знаешь об этом, не так ли?» устрашающе заявила Чарли.
   «Почему?»
   «Потому, что не может быть два победителя».
   «Я боюсь, Чарли».
   «Не стоит».
   Моя спина уперлась в стену. Ее рука нежно прикоснулась к моей, и я в замешательстве посмотрела на нее. «Я собираюсь сделать тебя счастливой», с любовью сказала она. Нервный смешок сорвался с моих губ, когда она подвела меня к нашей кровати.
   Ее гнев, ярость стали почти осязаемы, мне стало трудно дышать, когда она начала гладить мои волосы. Я чувствовала себя добычей, загнанной в угол, на которую сейчас набросится разъяренный хищник. Ее руки обхватили меня и грубо притянули к себе. Она жестоко поцеловала меня, вторгаясь мне в рот, кусая губы. Мои слезы смешались с кровью. Она насиловала меня.
   «Чарли, пожалуйста, не надо так», сказала я ей, вся в слезах.
   «Только так». Она толкнула меня на кровать и легла сверху.
   «Нет! Нет, это ничего не решит», сказала я ей, оттолкнув и начиная встать с кровати.
   Она схватила меня за руку. «Я хочу этого!», воскликнула она.
   «Чарли, мы сможем с этим справиться, если ты выслушаешь меня, но не сейчас, и не здесь».
   Она не отпускала. «Я не спрашиваю тебя. Я просто хочу переспать с тобой, причем прямо сейчас», очень спокойно сказала она.
   «Не надо, Чарли, пожалуйста, не делай этого. Мы все еще можем быть счастливы. Я могу объяснить».
   «Никаких больше разговоров. Я просто хочу трахнуть тебя», заявила она.
   Я в отчаянии закричала: «Нет. Я не хочу! Не хочу!».
   Она потянула меня за руку, и я снова упала на кровать. «Ставки уже сделаны, дорогая. Я говорила тебе, что ты моя. Теперь мы сыграем по моим правилам. И в моей игре будет только один победитель – я!» Ее рот накрыл мой, и я почувствовала вкус собственной крови.
   «НЕТ!» Я оттолкнула ее от себя и начала вставать, когда почувствовала резкую боль в затылке, упав обратно на кровать.
   «Я еще не закончила», зарычала она, возвышаясь надо мной.
   Я чувствовала ужасную боль, теряя контроль над происходящим. Я очутилась в собственном кошмаре. «О Боже, нет!», зарыдала я.
   Она снова ударила меня. «Заткнись! Просто заткнись!»
   Я ощутила боль от ее проникновения, словно нож из того сна вошел в меня. «Ах!», застонала я от боли, и на мое лицо обрушился новый удар. Пока она насиловала меня, я то приходила в сознание, то вновь теряла его от боли.
   Единственное, что я слышала сквозь пелену, так это ее шепот: «Я трахаю тебя, Лора. Мой черед. И с этого момента только я!»
   Когда мир окончательно потемнел перед глазами, я услышала, как она застонала от удовольствия.
   ***
   «Проснись! Проснись!» Она продолжала кричать и трясти меня. Я открыла глаза и увидела, что она сидит рядом со мной на кровати. Болезненный стон слетел с моих губ.
   «Аххх…» Все тело болело, и слезы побежали по моему лицу. Я посмотрела на нее, когда вдруг увидела в ее руке пистолет. Я замерла, не спуская с него глаз.
   Ее вторая рука погладила мой живот, постепенно устремляясь вверх к моей груди, ее глаза поедали мое обнаженное тело, в это время ее палец медленно начал дразнить мой сосок, она наклонилась и слегка поцеловала его. Когда Чарли выпрямилась, я посмотрела ей в глаза.
   «Давай уже покончим с этим», сказала я ей. Она с удивлением посмотрела на меня, потом на пистолет, и встала.
   Дверь открылась, и прорвавшийся свет ослепил меня. «Ну что ж, это не долго продлилось!», услышала я мужской голос. Я заслонила глаза от яркого света, стараясь разглядеть вошедшего. «Я позабочусь обо всем. Я так и знал, что она не последняя». Это был Лайл. «Теперь моя очередь. Я знал, если буду терпелив, мы снова вернемся к игре. Хочешь посмотреть?» услышала я его слова.
   «Охххх…» я снова зарыдала, свернувшись от боли. «НЕТ! Чарли, пожалуйста, не дай ему… не дай ему прикоснуться ко мне, Чарли! Чарли, пожалуйста, не давай ему!», умоляла я ее.
   Я услышала выстрел, а затем наступила тишина. Я посмотрела на Чарли, которая сидела в кресле, глядя на меня, и задохнулась от боли и отчаяния. Она отсутствующим, стеклянным взглядом смотрела на меня. Я убила ее. Я виновата во всем.
   Потом я посмотрела на дверь, и увидела Лайла на полу, из отверстия на его белом пиджаке сочилась кровь. Он еще дышал. Тут его веки дрогнули, и он начал медленно подниматься. «Ты, сука! Ты выстрелила в меня… ты стреляла в меня!», накинулся он на нее.
   Она спокойно повернулась к нему и вновь направила на него пистолет, он остановился по середине комнаты. «Кто-то должен умереть Лайл».
   «Я просто хотел поиграть, Шарлотта. Успокойся. Ты стреляла в меня! Черт Шарлотта ты выстрелила в меня! Посмотри на нее… Я думал, ты уже закончила. Извини, я могу подождать. Просто убери от меня эту штуковину, хорошо?» стал умолять он ее, смотря на пистолет.
   «Я говорила тебе однажды, она моя. Я убью любого, кто прикоснется к ней. Какую часть из этого, ты не понял?», зарычала она на него.
   Он перевел взгляд с нее на меня. «Как-нибудь в другой раз», сказал он мне.
   Она подошла к нему и ударила его в то место, откуда шла кровь. Он, вскрикнув от боли, упал на пол. «Я собираюсь убить тебя, Лайл», спокойно произнесла она.
   Закричав в отчаянии, я попыталась встать и упала. О Боже, я почувствовал как страшная пульсирующая боль, прошлась по всему телу, и упала, скорчившись в невероятных муках. «О Боже, мне больно! Мне так больно!»
   Чарли сразу же оказалась рядом со мной. Кто-то еще вбежал в комнату. «Шарлотта, что случилось?», крикнул Чарльз.
   «Помогите ей! Пожалуйста, помоги ей!», закричала она.
   «Ты застрелила его Шарлотта, боже мой, ты выстрелила в него», воскликнул он, указывая на Лайла.
   «Оставь его. Помоги ей. Ты меня слышишь? Ей больно, помоги ей!»
   Чарльз потрясенно посмотрел на меня, и я услышала его вопрос: «Шарлотта, что ты наделала?»
   «Чарльз, помоги мне! Мне больно! Боже, как больно!», закричала я.
   «ПОМОГИ ЕЙ! ПОМОГИ ЕЙ!», закричала Чарли в отчаянии.
   Чарльз выбежал из комнаты. Она упала на колени рядом с кроватью. «Тссс, скоро все закончиться», ее голос был нежным и любящим.
   «Ааааххх!», плакала я, свернувшись от боли.
   Тогда она присела на кровать, крепко обняла и стала укачивать как ребенка. «Все будет в порядке. Я изменюсь. Я позабочусь о тебе. Никто больше не встанет между нами, никогда. Тссс… Все изменится», бредила она.
   Вернулся Чарльз и поставил мне укол. Через некоторое время я почувствовала, как пульсирующая боль постепенно исчезает, мое тело расслабляется, я посмотрела на Чарли, и все потемнело.
   ***
   Я медленно возвращалась в этот мир. В комнате было светло. Веки отяжелели, не желая подниматься. Постепенно я начала вспоминать, что произошло: ссору с Марком, Чарли, Лайл и боль. Так много боли.
   Я устала. Я закрыла глаза, желая проснуться в другом месте, другим человеком. Я не могу так больше жить. Я должна уйти. Я должна положить этому конец. Я хотела умереть. Все было кончено.
   Марк никогда не простит меня. Он заберет у меня детей. Они будут ненавидеть меня.
   А Чарли… ничто и никогда не сможет изменить прошлое. Я обманула ее. Я обманула Марка. Я обидела их всех. Никто из них не заслужил этого. Слезы полились из моих глаз, и я снова их закрыла. Я хотела исчезнуть. Боже, как я устала, была последняя мысль, прежде чем я погрузилась в спасительную темноту.
   ***
   Я не знаю, сколько прошло времени. Я то приходила в сознание, то вновь теряла его, постоянно мучимая кошмарами о Чарли. С очередным криком я проснулась и на этот раз.
   Чарльз сразу оказался поблизости. «Расслабься, отдыхай. Просто полежи и засыпай».
   Моя голова упала на подушку. Я помню, что Чарли стояла за ним, прежде чем он сделал мне укол, и мир снова исчез для меня. Темнота успокаивала, спасая от всего того ужаса, что мне пришлось пережить. Было темно, когда я проснулась в очередной раз, вся мокрая от пота.
   «Я помогу тебе переодеться», тихо сказала Чарли.
   «Нет…» ответила я, закрывая глаза, чтобы не видеть ее.
   «Я позову Патрисию, помочь тебе», услышала я ее через несколько минут, и дверь за ней закрылась.
   Пришла Патрисия. Я посмотрела на свое обнаженное тело, и была просто шокирована видом всех этих синяков и царапин. Каждая клеточка моего тела ныла от боли. Когда я уже подходила к кровати, мои ноги подкосились, и я упала на пол. Как больно! С меня достаточно! Я больше не хочу страдать.
   «О, мисс, как я могу вам помочь? Вы в порядке? Мне позвать доктора?», обеспокоено спросила Патрисия. Она начала помогать мне, когда дверь открылась, и Чарли бросилась ко мне.
   «НЕТ! Не надо!», оттолкнула я ее. Она остановилась и просто смотрела на меня. Я попыталась сама встать, но снова упала на пол и зарыдала. Господи! У меня даже нет сил, встать.
   «Патрисия, ты можешь идти», услышала я голос Чарли. Она подошла ко мне и помогла добраться до кровати. Когда я присела, она протянула мне таблетки, я взяла стакан воды с тумбочки, и выпила их. В тот момент мне было абсолютно наплевать, что я приняла, лишь бы забыться сном.
   Но даже сны не приносили покоя. Каждый раз, когда я закрывала глаза, мне снились кошмары, всегда заканчивающиеся моим пробуждением от собственного крика. И этот раз не стал исключением. Я резко села, часто вздыхая, стараясь наполнить легкие воздухом, и понимая, что все закончилось. Это был всего лишь сон. Я обхватила себя руками и начала плакать. Как вдруг почувствовала ответные объятия, и утонула в них, ища утешения. Сейчас мне было так необходимо, чтобы кто-то обнимал меня, избавляя от боли. Я подняла голову и, как только увидела ее лицо, вырвалась и упала лицом в подушку, свернувшись на постели, как раненый зверь.
   Она начала гладить мои волосы. «Не борись со мной, Лора».
   Ее слова ранили. Каждый раз, слыша ее голос, меня переполняла невероятная боль. Я плакала, пока не выплакала все слезы, лежала и понимала, что я проиграла. Я перестала бороться, когда поняла, что никогда не смогу победить. Она никогда не отпустит меня. Я никогда не буду свободна от нее. Для нее не существует такого понятия как «далеко». Она найдет меня. Всегда будет находить. Она снова обняла меня, и я не оттолкнула, заснув в ее объятиях.
 
 
   
    Глава 17

   
   Бывает так, что мысли, засевшие в твоей голове, приходят тебе на ум тогда, когда ты глядишь в тёмный омут, а видишь там прозрачную гладь. А если быть точной «Это было лучшее время и худшее из времен». Вот как лучше всего описать мою любовь к Чарли.
   Я снова и снова пыталась вспомнить, когда же я сошла со своего пути. Я не знаю, или, возможно, я просто устала от размышлений и все, что я хочу это спать. Мне нужен сон. Я знаю. Но и во сне мои демоны преследуют меня.
   Когда я просыпаюсь, я хожу словно в оцепенении, когда же я сплю, мне снятся кошмары. Я потеряла счет времени. И мне все равно. Я чувствую одну пустоту.
   Как же наивно я полагала, что со мной никогда ничего плохого не случится. Как я ошибалась. Я всегда считала, что плохие вещи – я имею в виду действительно плохие вещи – случаются только с плохими людьми. На самом деле, плохие вещи случаются как с плохими, так и с хорошими людьми, и я оказалась не исключением. Когда же я влюбилась в Чарли? Когда желание и страсть переросли в любовь?
   Если бы меня спросили, что бы я захотела изменить, то ответа на этот вопрос у меня до сих пор нет. Я не знаю, быть с ней или убить ее за всю ту боль, которую она мне причинила. Я просто не знаю. Я так сильно ее люблю. Никогда не испытывала такой радости и такой боли, такого желания или такой необходимости в ком то. Она была нужна мне как воздух. Я чувствую такую боль в груди оттого, что ее нет рядом со мной. Даже сейчас. Я просто существую. Но я нашла в себе силы остановиться. Это очень просто. Я просто остановилась. И я больше не буду. Я сделала свой выбор. Она идет вверх по лестнице, а я так устала и хочу спать, но я не могу. Я чувствую пистолет в своей руке.
   Я стояла лицом к двери, когда она открылась, и вошла Чарли. Я направила пистолет прямо на нее. Вот и все! Выбор сделан. Стоя друг против друга, мы обе понимали, что другого пути для нас нет. Стоит мне нажать на курок и все закончится. Она умрет, и я больше никогда не увижу ее. Господи, даже сейчас я не могу примириться с этой мыслью.
   Я опустила оружие, и мои глаза наполнились слезами, я почувствовала себя такой потерянной. Медленно, сев на кровать и по-прежнему не спуская с нее глаз, я приставила пистолет к своему виску. На меня навалилась такая усталость.
   В этот момент Чарли тихо заговорила, медленно приближаясь ко мне: «Лора, Марк мертв. Он погиб в автомобильной аварии. Я послала автомобиль за детьми. Они будут здесь в ближайшее время».
   Марк мертв. Я была потрясена, но мои глаза все еще пристально смотрели на нее. Она погладила меня по щеке, и они закрылись под тяжестью век. Я так устала. Когда я открыла их, то увидела, что Чарли стоит передо мной на коленях. Она осторожно вытащила пистолет из моей руки, затем вначале слегка коснулась губами моих губ, а потом поцеловала. У меня не было сил, оттолкнуть ее. Ее поцелуи становились все требовательнее, более страстными и прежде, чем я успела что-то предпринять, она легла на меня. Я отвернула свое лицо от нее, и попыталась воспротивиться. Но мы обе знали, что я не желаю драться с ней. Слезы потекли по щекам.
   Я услышала ее страстный шепот: «Подари мне себя Лора», мои глаза полные слез устремились на нее, и когда ее рот снова накрыл мой, я не сопротивлялась. Я сдалась ей без борьбы, позволяя ей любить себя, и, к своему стыду, честно признаваясь самой себе, что хочу ее также сильно, как она меня. Вся в слезах я выгнулась под ней, и удовольствие заполнило меня всю.
   ***
   Следующие несколько дней прошли как в тумане. Приехали дети. Чарли полностью посвятила себя им, заботясь о них: играла с ними, читала им книжки.
   Я гуляла, говорила и дышала, как и любой другой человек, но внутри меня была пустота. Меня словно и не было. Я как будто умерла.
   Однажды пришли полицейские, задать несколько вопросов, чтобы завершить расследование. Как оказалось, Марк столкнулся с другим автомобилем. Их интересовало, преднамеренно ли водитель другого автомобиля столкнул его с дороги, или же это был несчастный случай. Они показали мне фотографию того водителя.
   Я смотрела на нее в течение долгого времени, слезы покатились по лицу, но я молчала. Детектив, увидев мое состояние, взял фотографию из моих рук, принес свои соболезнования и ушел. Как он ошибся в тот момент, думая, что это слезы от горя по потерянному мужу.
   Я вышла на веранду, рыдания сотрясали мое тело. На фотографии был изображен человек, который однажды спас меня на перекрестке перед офисом Марка. Тогда он назвал меня по имени.
   «Все кончено Лора», услышала я ее голос позади себя. Она повернула меня лицом к себе, и, в момент, когда я посмотрела на нее, я поняла, что никогда не была одна. Она всегда была со мной. «Джош и Эшли ждут меня в бассейне. Я присоединюсь к тебе наверху через пятнадцать минут. Иди и дождись меня». Она осторожно обняла меня и поцеловала.
 
 
   
    Эпилог (шесть месяцев спустя)

   
   «Эшли бросай мне мяч», закричала я.
   «Хорошо, лови». Мы с детьми наслаждались игрой в бассейне.
   «Можно сходить в кино после ужина?» спросил Джош.
   «Чур, я выберу фильм», закричала Эшли.
   «Нет, на этот раз моя очередь», заявил Джош.
   «Вы двое решайте сами», ответила я, вылезая из бассейна.
   «Куда ты идешь Чарли? А как же игра?», спросила Эшли.
   «Поиграй с братом. Твоя мама ждет меня», сказала я, вытираясь.
   Лора ждет. Я увидела ее в окне нашей спальни. Я поклялась себе, что когда-нибудь верну блеск в ее глаза и снова наполню ее жизнь радостью. Сейчас у нее есть все, что она хотела, как я и обещала ей. Она принадлежит мне без остатка.
   Когда я увидела ее однажды на вечеринке, то поняла, что она будет моей. Я все спланировала. Это было так легко. Контракт с Уэтерби, круиз, единственное, что я не смогла предвидеть, так это кораблекрушение. Мне случайно повезло.
   Единственное, что я никогда не собиралась делать, так это влюбляться в нее. До нее я никогда не ощущала такой дикой потребности в ком-то. Любить ее было так легко. Ее любовь была совершенно открытая, бескорыстная. Никто никогда не предлагал и не давал мне так много. Она смогла дотронуться до моего сердца, и я вновь ожила. До нее я ничего не чувствовала. Каждой частичкой своей души я стремилась к ней.
   Когда она оставила меня в ту ночь, я ясно поняла, что без нее мне нет жизни. Я не хочу и не смогу жить без нее. Я не могла допустить и мысли, потерять ее. Я видела, как она мучается, ей трудно было сделать выбор, поэтому я выбрала за нее.
   Я пригласила Марка на вечеринку, чтобы он увидел нас вместе. Он был настолько предсказуем. Но я никак не ожидала, что Лора будет так вести себя со мной в тот вечер. Она была такой беззаботной, открытой, ни разу не оттолкнула меня, когда я прикасалась к ней, целовала ее в присутствии гостей. Я впервые поверила, что она принадлежит мне. На мгновение, должна признаться, я подумала, что зашла слишком далеко с ней в ту ночь.
   Узнав, что она спала с ним, я поняла, что она совершила ошибку, которую я должна была помочь ей увидеть. Это было не легко, но она, наконец, осознала, что не должна бороться со мной, против меня. Я должна была быть жестокой, чтобы она поняла и приняла, что принадлежит мне и всегда будет моей.
   Иногда мы просто обязаны помочь тем, кого любим, сделать правильный выбор. Он никогда не любил бы ее так, как я. Она моя! В моем доме, в моей постели. Ее дети теперь мои. Я вижу ее в их лицах. Единственное, за что я признательна Марку, что он дал ей то, что я не смогла бы ей дать никогда. Но, к сожалению, с ним необходимо было покончить, а тот идиот угробил себя в процессе исполнения задания, но я всегда буду благодарна ему за то, что он спас Лору в тот день от автомобиля. Я всегда знала, где она.
   Сейчас все хорошо. Ничто и никто не стоит между нами. В конце концов, путь к истинной любви никогда не бывает легким. Я открываю дверь и, как всегда, она стоит у окна и ждет меня, глядя на наших детей в бассейне.
   Я подошла к ней и обняла, нежно убрав непослушный локон ей за ухо. «Я люблю тебя», тихо сказала я и поцеловала ее. Я люблю вкус ее губ и каждый раз, когда она рядом со мной, я хочу зарыться лицом в ее волосы и вдохнуть ее запах. Я до боли желаю заниматься с ней любовью. Эта потребность в ней не имеет конца. Я люблю ее запах, глаза, вкус. Она как наркотик, без которого мне не выжить. Мне никогда не будет достаточно. Я смотрю вниз и глажу ее живот. «Как наш малыш?», спрашиваю я ее.
   Она улыбается, тоже прикасаясь к нему. Через два месяца у нас родится девочка. Лора стала более спокойной и молчаливой. Иногда ее глаза затуманиваются, они полны печали, но я позабочусь об этом. Не могло быть два победителя. Он должен был понимать это. В моей игре победитель только один – Я. Один из нас должен был умереть. Все произошло, как и должно было случиться. Теперь она моя. Они все мои.

+1

7

Жесть!!! Хотя все очень банально. Если есть деньги, можно все купить или подстроить (((

+1

8

Чертёнок, по вашим комментам очень удобно заранее решать стоит ли тратить время на книгу))))

+1

9

Леся написал(а):

Чертёнок, по вашим комментам очень удобно заранее решать стоит ли тратить время на книгу))))

Ну ... у все же вкусы разные ))

+1

10

а я считаю, что Чарли действовала на благо своей возлюбленной...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » С. Энн Гарднер Соблазнение Лауры