Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Джерри Хилл Следствие ведет Хантер


Джерри Хилл Следствие ведет Хантер

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

СЛЕДСТВИЕ ВЕДЕТ ХАНТЕР

Глава первая

– Хантер, зайди ко мне.
Тори взглянула на лейтенанта Малоуна, отложила папку с материалами дела и, проигнорировав любопытные взгляды коллег, спокойно прошла в его офис.
– Закрой дверь, – сказал он.
Она села напротив лейтенанта в ожидании, когда Малоун заговорит. Его лысая голова блестела под флуоресцентной лампой, и он потирал лоб, пока она смотрела на него. Наконец, оторвав взгляд от толстой папки, он взглянул на нее, всем своим видом показывая, что им предстоит серьезный разговор. Она же, напротив, опустила глаза на папку и обнаружила, что это ее личное дело.
– Ты работаешь со мной семь лет, Тори.
– Да, сэр.
Сняв очки, он бросил их на папку. Потом откинулся в кресле. – И у тебя было шесть напарников.
Вздохнув, Тори закатила глаза. Ну неужели речь снова пойдет об этом. – Мы ведь говорили об этом всего несколько месяцев назад, так? – спросила она.
– Да, точно. И на тот момент у тебя было пять напарников за семь лет.
– Вряд ли вы можете обвинять меня в том, что этот болван сломал себе обе ноги! – воскликнула Тори.
– Теперь, детектив Каплан, скорее всего, сможет заниматься лишь офисной работой, – вздыхая, ответил лейтенант. – Что? Болван?
– Вам-то не приходилось работать с ним каждый день, – спокойно ответила она. – Он редиска.
– Ох, Хантер. Если бы не было свидетельских показаний о том, что ты выпрыгнула первой, я бы и сомневаться не стал, что это ты вытолкнула его из окна.
– Да ладно. Если бы мне так сильно хотелось от него избавиться, было бы проще его пристрелить.
Он позволил себе улыбнуться, и открыто рассмеялся, когда встретился с ней взглядом.
– Тори, ты знаешь, что тебе всегда выпадает разгребать самые тяжелые дела. Ты мой лучший детектив, и ты сама это знаешь. Черт подери, да это все знают! Но эта штука с твоими напарниками… это надо как-то прекращать!
– Стэн, разве это моя вина, что они получают увечья?
– Увечья? По-моему, это не самое подходящее слово. – Он схватил со стола папку и пролистал страницы. – Двое были убиты при исполнении обязанностей, Хантер. Один стал инвалидом. Двое ушли со службы. И теперь еще Каплан. Ему придется работать в офисе, потому что он так и будет хромать всю жизнь.
Тори отвела глаза. Ей хотелось почувствовать сожаление. На самом деле хотелось. Но все эти люди были ей чужими. Она не нравилась им, и они не нравились ей. Они никогда не подходили друг другу, у них никогда не было той связи, которая нужна для того, чтобы работать вместе. Самое главное – они не доверяли друг другу.
– Ты не можешь винить меня в этом. Я каждый раз говорила, что этот человек мне не подходит, что я не могу с ним работать. Ни один из них не мог даже свыкнуться с тем, что я женщина, – сказала она.
– Я знаю это. И знаю, что они тебе не подходили. Но ведь не всегда решение зависит от меня. Ты слишком… ты индивидуалистка, Хантер. Ты не подчиняешься правилам. Я удивляюсь, что тебе до сих пор за это не досталось.
Тори с подозрением посмотрела на него. Эту речь она слышала уже не в первый раз, и каждый раз за этим следовало объявление о том, что у нее будет новый напарник.
– Ну, и кто на этот раз? Какой-нибудь псих из Центрального?
Лейтенант Малоун зашуршал бумагами на столе и снова надел очки.
– Детектив Кеннеди. Из отдела нападений и насилия.
– И?
– Ее перевели к нам.
– Ее? – Тори подскочила. – Это что, женщина? Ты поставишь меня в пару с женщиной, Стэн? Черт побери… серьезно – с женщиной?
– А что не так? Ты же тоже женщина.
Она быстро встала и зашагала по офису. Женщина? Какая-нибудь глупая блондинка? Господи, за что ей это?!
– Она не продержится и дня, – пригрозила Тори. – И ты это прекрасно знаешь.
– Продержится, Тори. – Малоун тоже встал, направляя на нее палец с видом строгого учителя. Потому что в противном случае тебя отправят в пеший дозор в Центре. Или ты будешь сидеть в офисе в сводном разведывательном управлении. Да, черт подери, мне уже звонил начальник по поводу тебя!
– Да ну? Я даже не думала, что он знает, как меня зовут.
– Я говорю очень серьезно, Хантер. Веди себя прилично. Я не хочу тебя терять, но и защищать тебя вечно, я тоже не могу. Если ты до сих пор не заметила, никто не хочет с тобой работать.
Сунув руки в карманы, Тори сурово посмотрела в его глаза. Что ж, женщина – это должно быть хотя бы забавно.
– Возьми ее под свое крыло, Тори. Введи ее в курс дела. Это должно пойти тебе на пользу. С напарницей-женщиной ты будешь единственной, кто будет плеваться тестостероном.
– Очень смешно.
Глава вторая
В очередной раз разгладив на себе блейзер, Саманта Кеннеди вошла в отделение. Уверенно подойдя к столу сержанта, она подождала, пока тот закончит печатать доклад. Наконец, он поднял на нее глаза. – Да?
– Я детектив Кеннеди. Меня ждет лейтенант Малоун, – сказала она.
– Это туда, – показал он. – Там на двери есть табличка.
– Спасибо, – вежливо ответила Саманта, но он уже снова занялся своим отчетом, не обращая на нее внимания.
Она прошла к большому залу, с легкостью обойдя двух офицеров в форме, которые чуть не врезались в нее. Оглядевшись по сторонам, Саманта заметила, что большинство столов пустуют. Бесконечно звонил телефон, и она удивилась, почему никто не берет трубку. Ее взгляд упал на красивого мужчину с голубыми глазами, который улыбнулся ей. Ответив ему спокойной улыбкой, она прошла дальше, ища глазами дверь лейтенанта Малоуна.
– Нужна помощь?
Саманта обернулась. Голубоглазый стоял перед ней, ощупывая ее взглядом. В конце концов, он уставился на ее грудь. Боже, ну как можно делать это настолько неприкрыто?
– Эй, глаза у меня здесь. – Она показала на свое лицо. Когда он, наконец, поднял взгляд, она продолжила. – Я ищу лейтенанта Малоуна.
– Это через две двери. Вон там, – сказал он, показывая ей направление рукой, на которой обнаружился свежий маникюр. – Я – детектив Сайкс. Джон. Могу Вам еще чем-то помочь?
Саманта оглядела его так же пристально, как и он ее, и улыбнулась. – Нет, спасибо.
Она постучала в дверь лейтенанта и вошла.
***
Тори повесила трубку и посмотрела на Сайкса, который остановил вошедшую молодую женщину. Он изобразил свою самую соблазнительную улыбку, и Тори покачала головой. Любая женщина становилась чем-то вроде дичи, когда дело касалось Сайкса. Тори собиралась было отвернуться, но потом заметила, что женщина направляется в офис лейтенанта.
Это уж точно, слава богу, не ее новая напарница. Откинувшись в кресле, Тори внимательно осмотрела женщину. Ее можно было бы назвать изящной, правда, для такого определения она была чересчур высокой. В блейзере, свободно висящем на плечах, она выглядела почти худощавой. Тори смотрела на нее, пока женщина не скрылась в офисе лейтенанта, а потом покосилась на Сайкса.
– Ты вне игры, Хантер. Она вряд ли в твоей лиге, – посмеиваясь через всю комнату, проговорил Сайкс.
Тори сухо улыбнулась ему.
– Она выглядит так, словно обладает, по крайней мере, несколькими извилинами. Думаю, она явно не из твоей лиги.
Остальные детективы засмеялись. – Молодец, Хантер.
Тори поймала смеющийся взгляд Тони Рамиреза. Он был ее единственным настоящим другом в отделе. Она часто спрашивала себя, почему Малоун не поставил их в пару. Они хорошо ладили, и в тех редких ситуациях, когда им приходилось работать вместе, он всегда относился к ней как к равной.
Она оглядела остальных детективов. Мэтью Дональдсон учился вместе с ней в Академии, и, наверняка, из всех коллег, знал Тори лучше всех, но избегал ее, как чумы. Тори была здесь единственной женщиной, а Мэтью – единственным афроамериканцем, так что, он тоже хорошо знал, что такое дискриминация. Правда, с его точки зрения, дискриминация возможна лишь по цвету кожи, и никак не по полу.
Его напарник, Ричард Адамс – пятидесятидвухлетний мужчина, придерживающийся крайне консервативных взглядов. Женщинам, считал он, здесь делать нечего. Он не упускал ни единого шанса унизить ее. Вот только все они не понимали одного – ей было все равно, что они о ней думают. Она просто делала свою работу.
Наконец, взгляд Тори упал на Джона Сайкса. Даже она не могла не признать, что он красив. Блондин с голубыми глазами, он часто использовал свою внешность, чтобы расположить к себе свидетелей. К сожалению, это было его единственное хорошее качество, как детектива. Он презирал Тори больше всех. Не потому что она была женщиной – здесь он был чуть ли не единственным, кто смог бы работать с женщиной. Она не нравилась ему, потому что была лесби.
Пожав плечами, Тори вернулась к работе. Все это не имеет значения. У нее был самый высокий показатель раскрываемости в отделе, и она никогда не останавливалась, не доведя дело до конца. Каждый вечер они возвращались к своим семьям, а она оставалась на работе, снова и снова сосредоточенно изучая отчеты. Дома ее никто не ждал.
***
– Лейтенант Малоун?
– Да, заходите. Вы, должно быть, Кеннеди?
– Да, сэр.
Взглянув на женщину, вошедшую в его офис, Стэн опустился в кресло. Он не знал, чего ждать, но предполагал, что придет кто-то постарше, кто-то более опытный, чем эта молоденькая блондинка, да к тому же еще и довольно привлекательная. Светлые волосы доходили до воротника, и она, нервничая, убирала их за уши. Хантер съест ее заживо. Наверняка, через пару дней эта девушка прибежит к нему напуганная, умоляя дать ей другого напарника. Он встретился взглядом с ее зелеными глазами и улыбнулся. Его старое сердце совершило неожиданный кувырок, когда она ответила ему улыбкой. Она была по-настоящему красивой.
Прочистив горло, он взял в руки папку, которую получил еще вчера, но до сих пор, толком не просмотрел.
– Так… значит, это Вы запросили перевод, – начал он. – Ваш начальник сказал, что они собирались направить вас в сводное разведывательное подразделение.
– Я не заинтересована в том назначении, – ответила Саманта. – Там ведь в основном работа с бумагами.
– Зато это отличный трамплин в ФБР, – отразил удар Малоун. – Из-за них мы потеряли нескольких отличных ребят из нашего отделения.
Она улыбнулась. – Да, но я-то женщина.
Стэн почувствовал, что краснеет. – Фигурально выражаясь.
– Да, сэр.
– Итак, вы работали у себя в отделении четыре года. У Вас хороший послужной список и лейтенант хорошо отзывался о Вас. Почему вы решили перейти к нам?
– Все лейтенанты и капитаны, которых я встречала за свою жизнь, вышли из отделения по расследованию убийств, не из отдела по насилию.
Он улыбнулся. – Значит, вы не хотите оставаться всю жизнь рядовым детективом?
– Я провела три года в Ист-Сайдском отделении, потом еще три года в Центральном. Мне была оказана большая честь, когда меня перевели в отдел нападений и насилия. Но все четыре года, проведенные там, я лишь наблюдала за продвижением мужчин по служебной лестнице. Все переходили в отдел по расследованию убийств, сводное разведывательное управление, еще куда-то. Не поймите меня неправильно, но как женщина, я понимаю, если я хочу добиться высоких результатов, мне нужно приложить в два раза больше усилий, чем любому мужчине. И ваше отделение – лучшее место для этого.
Стэн Малоун усмехнулся. Кажется, он нашел Тори Хантер отличную напарницу. Женщину с амбициями.
Она удивленно вздернула бровь. – Это что, смешно?
– Нет, нет. Я смеюсь не над вами. – Он провел рукой по папке. – Полагаю, вы ничего не знаете о вашем новом напарнике?
– Нет, сэр. Но, пожалуйста, не говорите мне, что это какой-то старожила, который, к тому же, терпеть не может работать в паре с женщиной.
– О, нет. Это детектив Хантер, и это не он, а она.
– Хантер?
– Слышали о такой?
Саманта слышала байки о ней. Она сумасшедшая. Отлично. Просто отлично. – Да, кое-что я слышала, – ответила она. – Это не ее ли напарника убили пару лет назад?
– Она, мой лучший детектив. С небольшим норовом, правда. Ее сложно удержать на коротком поводке. Но вы сможете многому у нее научиться. Если она вам позволит.
– Если она мне позволит?
– Она любит работать одна. Живет здесь неподалеку. Ее напарники идут вечером домой, а она остается и разбирается в деле. Утром, они обнаруживают, что все уже сделано. Немногие мужчины способны с этим мириться. Она редко прислушивается к советам своих напарников, всегда поступает так, как сама считает нужным. Ее напарники либо следуют ее инструкциям, либо напрочь запутываются в деле. Двое были убиты при исполнении обязанностей. Все пытались обвинить Хантер, но в обоих случаях это случилось, потому что они решили не следовать ее плану. Она выходила из этих переделок невредимой и находила преступника. Они погибли из-за того, что приняли неверное решение. Двое вообще ушли из полиции после того, как им пришлось работать с ней. Еще один стал инвалидом, его переехала машина. А Каплан, ваш предшественник, выпрыгнул со второго этажа и сломал обе ноги.
– О Боже. Зачем вообще он выпрыгнул?
– Он последовал за ней.
Брови Саманты поползли вверх.
– Она спрыгнула со второго этажа?
– Да, – ухмыльнулся он. – Совсем как в кино. Спрыгнула на пожарную лестницу, соскользнула по перилам, оттолкнулась от мусорной корзины и поймала преступника.
– Отлично, – пробормотала она. Точно ненормальная.
Он встал, жестом показывая ей сделать тоже самое.
– Позвольте мне всех вам представить. Многое вы скоро поймете сами, но все же. Адамс – человек старой закалки и поскольку вы женщина, он вряд ли будет обращать на вас внимание. Что касается Сайкса, он воображает себя ловеласом, и, напротив, будет уделять вам слишком много внимания, причем, каждый день. Но они с Хантер не ладят. В общем-то, единственный человек, с которым у нее хорошие отношения, это Рамирез. То ли он ценит ее геройство, то ли тайно в нее влюблен. – Он остановился перед тем, как открыть дверь. – И даже не думайте пересказывать кому-то все это.
– Нет, сэр.
Он провел ее наружу, и они вдвоем встали посередине помещения. – Так, минуточку внимания.
Все подняли головы, кроме Тори, которая продолжала говорить по телефону, не обращая внимания на лейтенанта и молодую женщину.
– Детектива Кеннеди перевели к нам из отдела нападений и насилия. Она заменит Каплана.
Он начал по очереди показывать на своих сотрудников, представляя их Саманте. – Ричард Адамс и Мэтью Дональдсон. Это Джон Сайкс и Тони Рамирез. Там сидит сержант Фиск. И Тори Хантер. Вот наша команда.
Саманта кивала им, здоровалась, и, наконец, остановила взгляд на профиле женщины, которая должна была стать ее напарницей. Та, так и не взглянула в их сторону.
– Постарайтесь сделать так, чтобы она чувствовала себя, как дома. – Потом он обратился к Саманте. – Пойдемте, я познакомлю Вас лично.
Тори повесила трубку, как раз в тот момент, когда Малоун подошел к ней.
– Хантер, это детектив Кеннеди. Она будет работать с тобой. Постарайся быть милой, – сказал он с ноткой угрозы в голосе.
Тори посмотрела на блондинку, стоявшую перед ней в аккуратном жакете и брючках. На ней не было никаких украшений, кроме часов и сережек. Пристально изучив ее, женщина протянула руку. – Приятно с вами познакомиться, детектив Хантер, – с улыбкой сказала она.
– Да, действительно, приятно, – сухо ответила Тори. Женщина была больше похожа на адвоката, чем на полицейского. Интересно, она когда-нибудь работала на заданиях или просто сидела в офисе? – Это ваш, – показала она на примыкающий к ее столу стол. Ну ладно, по крайней мере, на нее будет приятно смотреть, чем на старую морду Каплана.
Саманта быстро взглянула на лейтенанта Малоуна, который улыбнулся, как бы извиняясь, и сжал ее плечо.
– Все будет хорошо, – тихо сказал он и ушел.
Саманта снова посмотрела на женщину, которая уже взяла телефон. Отлично. Просто превосходно. Она уже меня ненавидит.
– Садитесь.
Снова бросив взгляд на детектива, которая теперь зажала плечом телефонную трубку, Саманта взяла протянутую ею папку и села, не сводя глаз с темноволосой женщины.
– Да, это Хантер. Мне нужны результаты из лаборатории. – Пауза. – Вы же сказали, что они будут готовы утром. – Еще одна пауза. – Уже, черт побери, девять часов! Это и есть утро!
Саманта удивленно подняла брови.
– Отлично. Если вы имели в виду полдень, то так и говорите «полдень». – Тори, с грохотом, повесила трубку. – Идиоты, – пробормотала она.
Саманта чувствовала, как дурное предчувствие росло в ней, с каждой секундой. Ей стоило бы остаться в своем отделе. Или перевестись в сводное разведывательное подразделение.
– Девочка-подросток найдена в мусорном баке на Ист-Сайде. Не опознана, – сказала Тори, показывая на папку, которую дала Кеннеди. – Скорее всего, проститутка. Все считают, что ее убил клиент, но я так не думаю.
– Если бы это был клиент, зачем ему прятать тело? Почему бы просто не оставить его?
Тори заинтересованно посмотрела на нее, женщина повторила ее же собственные мысли. – Может быть, если бы он оставил ее на месте преступления, там было бы слишком много улик, указывающих на него, – сказала Тори.
– В мотеле на час? Да ладно. Можно получить сотни отпечатков пальцев.
Тори кивнула.
– Хорошо. Как насчет ее сутенера?
– Это было бы логично, но мы не смогли найти никого, кто бы опознал ее.
– Тогда, может быть она не из Ист-Далласа? Может, из района Даун-таун? – предположила Саманта.
– Возможно. Или, может, из мексиканского района.
– Она же чернокожая. Сомневаюсь, что она работала в мексиканском районе, – возразила Саманта.
Тори откинулась на стуле и посмотрела на молодую женщину напротив. – Сколько лет ты работаешь детективом?
– Пять лет, а что?
– С виду тебе не дашь и тридцати.
– Мне тридцать четыре, но разве это имеет значение?
– Конечно, имеет. Сложно воспринимать женщину всерьез, тем более, если она выглядит, словно только что закончила колледж.
– Ну что ж, спасибо. Постараюсь принять это за комплимент, – саркастически отрезала Саманта.
Тори встала и, захватив с собой чашку кофе, ушла. Саманта смотрела ей вслед. Тори оказалась повыше Саманты, но ненамного. Короткие темные волосы, темные глаза. Она не назвала бы ее похожей на мальчика, слишком привлекательная для этого. Наверняка, подвержена частым сменам настроения. Что случилось сейчас? Она не так ответила на какой-то вопрос?
– Не беспокойся о ней, дорогая. Она просто ведет себя как обычно, как самовлюбленная сучка, – сказал ей Джон Сайкс, подходя поближе.
– Что, простите?
– Я говорю о Хантер, – объяснил он.
– Дело не в этом. Дорогая, это вы ко мне обращались?
Ослепительно улыбнувшись, он пристроился на краешке стола. – Простите, не хотел вас обидеть. – Он протянул руку. – Джон Сайкс, к вашим услугам.
Саманта ответила на рукопожатие, но почти сразу отдернула руку, когда оно стало чересчур настойчивым.
– Без обид, Джон, но было бы замечательно, если бы вы не называли меня «дорогая». Тогда и я воздержусь от ответных прозвищ.
Он засмеялся, и она улыбнулась ему в ответ. Сложно было не признать, что он действительно привлекательный.
– Итак, вы напарница Хантер. Мне жаль. Желаю удачи.
– Уверена, у меня все получится.
– Ну что ж, если вам что-то понадобится… что угодно, просто дайте мне знать.
– Спасибо. Буду иметь в виду.
Тори вернулась с двумя дымящимися чашками кофе и, поставив одну из них на стол Саманты, покосилась на Сайкса. – Тебе что, заняться нечем?
– Я всего лишь знакомлюсь с новой сотрудницей. Не надо так волноваться.
– Уж поверь мне, ты меня нисколько не волнуешь.
Он снова засмеялся и встал со стола Саманты, игнорируя Тори. – Итак, Саманта, не хочешь как-нибудь поужинать? Ты можешь оказаться главной героиней местных сплетен, – предложил он.
– Нет, спасибо. У меня кое-кто есть, и я не думаю, что он это оценит.
Сайкс пожал плечами. – Ну, мало ли что. Предложение всегда в силе, – сказал он, отходя.
– Держись от него подальше. Он сволочь.
Саманта улыбнулась. Вряд ли она стала бы спорить с этим утверждением. – А ты хоть кому-нибудь здесь нравишься?
– Нет.
– Почему?
– Потому что я не занимаюсь разной ерундой и не играю в игры.
– Но это же не значит, что ты не можешь дружить с людьми, с которыми работаешь, – сказала Саманта.
– Дружить? С этими людьми? – Тори наклонилась к ней. – Адамс ненавидит меня, потому что я женщина. Ему все равно, как я работаю. Я всего лишь женщина. Дональдсон, его напарник – тоже, несмотря на то, что Адамс и к нему относится не лучшим образом из-за его цвета кожи. Рамирез, единственный, кто нормально ко мне относится, но из-за этого, ему приходится выслушивать насмешки со стороны остальных, особенно со стороны Сайкса.
– Неужели все только потому, что ты женщина?
– Нет, дело не только в этом. Дело в том, что я женщина и в то же время работаю лучше, чем все они, вместе взятые.
– Ну, я рада слышать, что ты, по крайней мере, не тщеславна, – с улыбкой сказала Саманта.
– Как ты попала к нам в отделение?
– В смысле?
– Тебя перевели или ты сама попросилась?
– Я запросила перевод несколько месяцев назад. Не понимаю, о чем ты говоришь.
Тори кивнула и отхлебнула кофе. – У тебя есть парень?
– Да, а что?
– Это облегчит тебе жизнь. – Пожала плечами Тори. – Сайкс будет приставать не каждый день. Адамс будет думать, что когда-нибудь ты выйдешь замуж, забеременеешь и покинешь его территорию.
– Ты рисуешь слишком мрачную картину. Я всю жизнь работала с мужчинами, и у меня никогда не было проблем с ними, не думаю, что они появятся здесь.
Тори пожала плечами. Может, Саманта и права. Она привлекательная натуралка, и не представляет для них никакой угрозы, в отличие от самой Тори.
– Я собираюсь поехать в центральный район и попробовать найти знакомых нашей девочки по фотографии. Хочешь со мной?
– Ну, других альтернатив у меня нет, разве что остаться здесь вместе с Сайксом.
Глава третья
Добравшись до дома после шести вечера, Саманта обессилено рухнула на диван. Первый рабочий день оказался очень напряженным. Она взглянула на телефон. Три сообщения. Сбросив туфли, Саманта вытянулась на диване и нажала кнопку.
«Это я, милая. Звоню, чтобы спросить, не хочешь ли ты где-нибудь поужинать. Интересно, как прошел твой первый день. Позвони, когда будешь дома».
Она кивнула, ожидая сигнала.
«Это я. Как все прошло? Если сможешь сегодня улизнуть от Роберта, почему бы нам вместе не поужинать? Мы давно не виделись».
Она сделала мысленную заметку, позвонить Эми.
«Прости, Саманта, я не успею поужинать с тобой. У меня поздняя встреча. Я позвоню, когда освобожусь, может, что-нибудь и получится».
Саманта покачала головой. Она слишком устала и была даже благодарна Роберту за то, что он не может с ней встретиться. На ходу раздеваясь, она направилась в ванную. Долгий горячий душ вернул ее к жизни. Порывшись в морозильной камере, она выбрала один пакет и разогрела его содержимое в микроволновке. К счастью, в холодильнике нашлась бутылка вина.
Она забрала бокал и бутылку в гостиную и уютно устроилась в кресле.
– А-а, да, – пробормотала она, забравшись на него с ногами. Взяла телефон и набрала номер Эми.
– Это я, – сказала Саманта, услышав голос своей лучшей подруги.
– Ну, привет, детектив. Как все прошло?
Саманта улыбнулась, отпивая из бокала.
– Я еле выжила, – ответила она. – Боюсь, что это слишком уж похоже на палату в сумасшедшем доме, но я все-таки выжила.
– Все так плохо?
– Я никогда раньше не видела так много самомнений и тестостерона в одном месте.
Эми засмеялась. – Я же советовала тебе оставаться в своем отделе. Мальчики из отдела убийств не хотят водиться с маленькими девочками.
– Мой напарник, женщина, – сказала Саманта.
– Что? Шутишь что-ли? Они поставили вас в пару, чтобы вы никому не мешали?
– Ты, наверно, о ней слышала. Тори Хантер.
– Господи! Это же та ненормальная, которая спрыгнула со второго этажа! Мы защищаем парня, которого она схватила, – удивилась Эми.
– Точно, та ненормальная. А что, ты ведешь это дело?
– Нет, Майкл. Хотя это тупик. Его вина доказана на все сто процентов.
– Она, насколько я понимаю, одна из лучших в отделе, – проговорила Саманта. – Но с напарниками у нее дела обстоят не так уж радужно. Не уверена, что мы поладим.
– У тебя все получится. Ты же всем нравишься.
– Да. Но вот она, нравится далеко не всем. Будет сложно. У нее чертовски переменчивое настроение, и ей вряд ли нравится быть со мной в паре.
– Брось, я уверена, что ты ее завоюешь. А где Роберт?
– У него встреча. Но это даже хорошо, я слишком устала для ужина. Да и для того, чтобы общаться с ним, тоже.
– Так как у вас дела?
– Нормально.
– Нормально? Ты встречаешься с ним уже два года. Когда вы начнете говорить о браке?
– Брак? Не думаю, что мы к этому готовы, Эми. – На самом деле Саманта была уверена, что абсолютно не готова к этому. Роберт намекал на то, что им стоит начать жить вместе, но она отказывалась. Ей нравилось жить одной. Вряд ли Роберт понимал это, но он на нее не давил. По крайней мере, не особенно.
– Он очень хороший, Саманта. Тебе с ним повезло.
– Да, знаю, что хороший. Просто я не готова к замужеству.
– Думаешь, это помешает твоей карьере?
– Ну да. Понимаешь, он терпеть не может, когда я работаю по ночам. Представляешь, что было бы, если бы мы были женаты?
– А ведь в отделе убийств ты будешь работать по ночам еще чаще, – заметила Эми.
– Скорее всего, да. Ну ладно, а у тебя как дела? Ты все еще встречаешься с Эриком? – спросила Саманта, обрадованная возможностью сменить тему.
– Да. Хотела бы я сказать, что люблю его, но это не так. Просто он такой красивый… я все еще надеюсь, что чувство появится, – Смеясь, сказала она.
Саманта покачала головой. Эми всегда западала на симпатичные мордашки. Саманте и правда повезло, Роберт был красив и нравился ей. Любила ли она его? Наверно, да. По крайней мере, ей так казалось.
У них и правда были отличные отношения. Они редко ругались, и когда это случалось, речь обычно шла о работе. Роберт был адвокатом и всегда выступал на стороне защиты. К счастью, им никогда не приходилось работать над одним и тем же делом.
Саманта спала прямо на диване, когда позвонил Роберт и сказал, что хочет зайти к ней.
– Роберт, я правда очень устала. Может, завтра встретимся? – спросила она.
– Конечно. Как все прошло сегодня?
– Все хорошо, – сказала она. – Но теперь все будет по-другому, это точно, – она зевнула. – Извини.
– Ничего, ложись спать. Поговорим завтра.
Ей очень хотелось устроиться поудобнее тут же, на диване, но она все-таки заставила себя встать и дойти до спальни.
Глава четвертая
Саманта проснулась от звонка будильника в шесть утра. Она неплохо выспалась и чувствовала себя отдохнувшей. Решив выпить кофе по дороге, она быстро приняла душ и вышла из дома. По каким-то необъяснимым причинам она чувствовала необходимость прийти на работу раньше Тори Хантер.
На улице было солнечно и вполне тепло для марта. Относительно, конечно. Март в Далласе всегда либо намекал на скорое лето, либо напоминал о прошедшей зиме. Весна длилась не больше нескольких недель.
Пробок еще не было, и Саманта остановилась у кофейни на углу Оукленд и Коммерс. Изучив взглядом пирожные, она все-таки остановилась на круассане с ветчиной и сыром. Подъехав к парковке, Саманта решила, что она приехала рано, машин почти не было.
Но хорошее настроение моментально растворилось в воздухе, когда она увидела Тори Хантер, сидящую за столом и прижимающую к себе телефонную трубку. Точно так же, как вчера. Черт побери, эта женщина вообще ходила домой?
– Доброе утро, – сказала Саманта.
– Угу, – Тори одарила ее мимолетным взглядом, и занялась разговором. – Это Хантер. Мне нужны отчеты из лаборатории. Я приеду через полчаса. – Пауза. – Да, я знаю, который час. А вы? – Она повесила трубку. – Идиоты.
– Ну что же, еще одно удачное начало дня, – пробормотала Саманта. – Она выдвинула стул и села, глядя на свою напарницу, пытаясь понять, что сегодня на повестке дня. Скорее всего, результаты лабораторных исследований. Когда она ушла после пяти, они все еще не получили их. Очевидно, Тори как-то приложила к этому руку.
– Похоже, наша девочка была сильно занята перед смертью. Обнаружили четыре разных образца семенной жидкости.
– Когда ты получила отчет?
– Ночью, – рассеянно ответила она. – Хочешь пойти со мной или останешься здесь и будешь обживаться?
Саманта дождалась, пока Тори посмотрит на нее.
– С тобой всегда так сложно работать?
– Да.
– Неудивительно, что Каплан спрыгнул. Наверняка он жалел, что там не четыре, а два этажа.
– Очень смешно. Так ты идешь?
– Да, Хантер, иду. Боже, ты хотя бы была дома?
– Нет.
– Ты спала?
Тори повернулась и посмотрела Саманте в лицо.
– Спала я или нет, и где я это делала – это не твое дело. – Она повернулась и ушла, не сказав больше ни слова.
– Чудесно. Я оказалась в аду.
Путешествие в лабораторию проходило в полнейшей тишине. Сложив руки на коленях, Саманта смотрела строго перед собой, пока они пробирались через пробки. Конечно, нельзя было подождать полчаса, пока пробки не рассосутся. Нужно было ехать прямо сейчас. И теперь, мы вынуждены торчать в этой чертовой машине.
– Твои друзья зовут тебя Сэм?
– Что? – Это были первые слова, произнесенные с того момента как они вышли из отдела.
– Сэм. Твои друзья зовут тебя так?
– Нет, если им хочется, чтобы я ответила.
Тори кивнула. – Хорошо, я буду звать тебя Сэм.
– Нет. Я ненавижу это имя.
– Прости. Саманта, уж слишком официально.
– Официально? Это же мое имя!
– Мне больше нравится Сэм, – сказала Тори.
– А мне, нет. Я запрещаю тебе называть меня так.
– Запрещаешь? – Тори засмеялась. – Ты же несерьезно это говоришь?
Я ненавижу ее.
Казалось, прошло несколько часов, пока они, наконец, вошли в лабораторию. Саманта заметила, что с ними никто не поздоровался. На самом деле, казалось, будто их даже избегали. Отлично. Я оказалась в паре с психом, которую никто терпеть не может. Она удивилась, что у Хантер вообще получалось взаимодействовать с кем-то в отделе.
– Джексон. Доброе утро. – Сказала Тори, подходя к пожилому человеку и быстро пожимая ему руку. – Это Сэм Кеннеди, моя новая напарница, – она показала на Саманту.
– Меня зовут Саманта, – сказала она сквозь сжатые зубы, пожимая доктору руку.
– Приятно познакомиться, детектив. Меня зовут Артур Джексон. – Он вытащил из упаковки жвачку, сложил ее три раза, и отправил в рот. – Мои сотрудники сказали, что ты к ним придираешься, Хантер. В чем проблема?
– Проблем нет, просто они на шесть часов задержали результаты исследований. Я всего лишь проявила нетерпение.
Он засмеялся. – Ты проявляешь нетерпение и после часа задержки. Страшно представить, что было после шести. – Он направился вперед по коридору, и женщины последовали за ним. – Ваша неизвестная была довольно популярной девушкой. Думаю, ей было шестнадцать, может быть семнадцать, точнее сложно сказать. От жизни на улице быстро взрослеют.
– Ее уличное имя Лорейн, – сказала Тори. – Мне сказали, что она недавно оказалась на улице.
Саманта просто смотрела на нее, не понимая, как Тори получила эту информацию. И почему ничего не сказала ей.
– Я думаю, она из Нового Орлеана, – продолжил доктор Джексон. – У нее татуировка в стиле Марди Гра. Мы сделали копию. Это символ какой-то преступной группировки. Сара делает для тебя отчет.
– Спасибо. Ну а что там с семенной жидкостью?
Доктор Джексон открыл перед ними дверь своего кабинета, и все уселись за стол.
– Четыре типа. Они могли бы быть поумнее и использовать презервативы. – Он открыл папку. – Два образца мы нашли в прямой кишке. Единственный признак насилия – следы удушения. Синяков нет. Есть два старых перелома – запястье и голень. Вот и все.
– Вы исследовали семенную жидкость? Нет совпадений по ДНК?
– Нет.
– Наркотики?
– Чисто.
– Да, негусто, док.
– Точно.
Саманта сидела и слушала их разговор. Она все еще злилась из-за того, что Тори наверняка работала ночью, пока сама она мирно спала в постели.
Сигнал мобильника Тори прервал ее мысли. – Хантер.
– Нашли еще одну проститутку. В мусорном баке в центре.
Саманта заметила, как Тори сжала губы и нахмурилась.
– Ясно. Спасибо, Фиск. – Тори мимоходом взглянула на Саманту и сложила телефон. – Джексон, еще одно тело. – Она встала, и обернулась перед тем, как выйти. – Думаю, следует искать совпадения образцов семенной жидкости.
Тори чуть ли не бегом направилась обратно по коридору, и Саманта устремилась за ней. Ей было чертовски не по себе из-за того, что она была не в курсе дела. Когда они снова оказались в машине, Саманта повернулась к Тори.
– Что происходит?
– Нашли еще одно тело.
– Это я слышала, спасибо. Я бы хотела узнать, что вообще происходит.
Тори пожала плечами.
– Ты знаешь столько же, сколько и я.
– Ерунда! Откуда ты знаешь, что ее уличное имя было Лорейн?
– Спросила.
– У кого спросила?
– У других проституток.
– Да черт побери, Хантер! Я твоя напарница, а не собачка, которая просто ходит за тобой в дневное время, а потом идет домой. Если ты занималась делом прошлой ночью, почему ты мне ничего не сказала? Я могла бы пойти с тобой!
– У тебя был девятичасовой рабочий день. Ты устала. Тебя ждал твой бойфренд. Тебе вовсе необязательно шататься ночью по глухим переулкам и расспрашивать всех о мертвой шлюхе.
– Причем здесь это? Если работаешь ты, должна работать и я. По крайней мере, могла бы спросить меня.
– Я работаю сверхурочно и сомневаюсь, что ты сможешь работать так же, – безразлично ответила Тори.
– Испытай меня, – бросила вызов Саманта. – Ты не заставишь меня сбежать. Так что, пока ты не пристрелишь меня или не скинешь с двухэтажного здания, я буду здесь. Я хочу этого. – Боже. Неужели я только что сказала это?
– Почему ты думаешь, что я пытаюсь тебя выжить?
Саманта уставилась на нее. – Ты не особенно дружелюбна. Вернее, ты ведешь себя так, что тебя сложно вынести. И ты ничего мне не рассказываешь, просто несешься куда-то, как одинокий ковбой. Ты хотя бы в курсе, что означает слово «напарница»?
– Послушай, это мое дело. Я работала одна два месяца, с тех пор как Каплан… упал. – Она чуть не засмеялась. Образ Каплана, висящего на перилах, все еще веселил ее.
– Ну а теперь это наше дело. И почему это ты улыбаешься?
– Извини. Подумала о Каплане, – сказала Тори.
– Он упал со второго этажа. Как это может вызывать улыбку?
– У него было фунтов десять лишнего веса. Я сказала ему, чтобы он спустился по лестнице, но он не мог позволить мне выиграть. Не мог позволить мне поймать того парня в одиночку.
– И выпрыгнул?
– Выпрыгнул? Нет, он пытался свеситься с пожарного выхода. Так и висел, пытаясь подтянуться и забраться обратно.
Саманта не была знакома с Капланом, но, представив себе эту картину, улыбнулась. – Так куда мы едем?
– В центр. Почему бы тебе не позвонить Фиску и не уточнить адрес?
Через двадцать минут они оказались в деловой части города. Саманта узнала одного из людей в униформе, она работала с ним в центральном отделе. Пол Стэнтон. В первый год их знакомства, он пытался пригласить ее на свидание, чуть ли не каждую неделю.
– Привет, Пол, как идут дела?
– Саманта? Что ты здесь делаешь? Я думал, ты работаешь в отделе нападений и насилия.
– Сейчас я работаю в отделе убийств. Это вы ее обнаружили?
– Нет, кто-то позвонил. К тому моменту, как мы добрались сюда, здесь уже собралась толпа. Вон та женщина смогла опознать ее, – сказал он, показывая на пожилую даму, говорящую с другим офицером.
– Спасибо, Пол.
Тори тихо наблюдала за разговором, заметив дружелюбную улыбку, которой Саманта одарила Стэнтона. Ну что ж, у них явно разные методы. Она кивнула, когда Стэнтон указал путь, и направилась совершенно в другую сторону, к мусорному контейнеру.
– Что тут у нас есть? – спросила она, заглядывая туда.
– Что видишь, то и получаешь, Хантер.
Тори бросила на него быстрый взгляд, и сделала шаг вперед. – Да, я вижу. Я спросила, что у вас на нее есть? – тихо сказала она, пригвоздив его к месту пронизывающим взглядом.
– Скорее всего, проститутка. Подросток. Выбросили прошлой ночью, наверно. Продавец из книжного магазина нашел ее, когда выносил мусор.
– С чего вы решили, что прошлой ночью?
Он пожал плечами.
– Кто здесь из судмедэкспертизы?
– Спенсер.
– Где она?
– Там, в фургоне, – ответил он.
Тори подошла к фургону и постучала по обшивке кузова. Дверь открылась, и Рита Спенсер вышла из фургона. Их глаза встретились, и вдруг воцарилась неуютная тишина. Так было всегда, когда они встречались, с тех пор как почти год назад, они однажды провели ночь вместе. Тори засунула руки в карманы и стала ждать, когда Рита заговорит.
– Я узнала, что это твое дело, Хантер. Сара сказала, что ты подняла шумиху, в лаборатории, по поводу другой девушки.
Тори кивнула. – Как у тебя дела?
– Отлично. А у тебя?
– Чудесно, – сухо сказала Тори. – Что вы узнали?
– Похоже, здесь тот же почерк. Единственный синяк на шее. Конечно, придется подождать, пока мы ее вскроем. Но я бы сказала, что мы имеем дело с серийным убийцей.
– Да. Чудесно.
– Кто твоя напарница? – спросила Рита, взглядом показывая на приближающуюся Саманту.
Тори подождала, пока Саманта подойдет поближе. – Сэм Кеннеди. Рита Спенсер. – представила она их друг другу.
– Меня зовут Саманта, – сказала она, пожимая руку Риты. – То же, что и в прошлый раз?
– Скорее всего, да.
Саманта кивнула и посмотрела на Тори. – Миссис Перез говорит, что девушку звали Кристал. Она приходила в булочную каждое утро к открытию, к семи часам. Правда, никто не знает, где она жила. Когда выходила из булочной, она обычно шла в сторону севера.
Тори кивнула. Им ничего не известно. Кроме того, что выбросили ее тело не прошлой ночью. Тори видела ее в час. Ни слова ни говоря, она повернулась и пошла прочь.
Глава пятая
Тори ехала по городу, закрыв все четыре окна своего джипа. Воздух оказался прохладным, как только солнце село, температура снизилась, и стало совсем не похоже на весну. Но ей было все равно, она слишком устала. Проехав свою небольшую квартиру в Южном Далласе, она отправилась в Форт-Ворт. Ей нужно было отдохнуть, за последнюю неделю она спала всего по несколько часов в день. Она выехала из города и направилась в сторону озера Игл Маунтин. Тори уже три недели не была на своей яхте, с того момента, как произошло первое убийство. Но сегодня ей просто необходим был мир и покой, царящий на озере.
Когда она приехала, причал был пуст. Набрав код, она прошла через ворота. Ее шаги были такими же тихими, как и плеск волн. Посмотрев на мерцающие звезды, Тори забралась на борт, взяла банку пива и выпила почти половину, перед тем как пойти в душ. Стоя под потоком горячей воды с закрытыми глазами, она пыталась расслабиться.
Позже Тори вынесла стул на палубу и долго сидела, наблюдая за звездами и слушая тихий плеск волн. Потянувшись за бутылкой вина, она наполнила бокал и, не глядя, поставила ее обратно.
Две мертвые девушки. Никаких зацепок. Возможно, будут еще жертвы. Ну что ж, ее напарнице придется замочить ноги.
Она улыбнулась краешком рта. Саманта Кеннеди. Она определенно была самым красивым из ее напарников. И после двух дней, что они провели вместе, Тори была уверена, что не собирается прогонять ее. Тем лучше – были напарники гораздо хуже. Эта, по крайней мере, готова идти за ней и не собирается противоречить каждому ее слову. Она еще раз улыбнулась. Вряд ли она дала ей такой шанс. Но, тем не менее, Тори подозревала, что у Саманты Кеннеди есть характер. Это может быть интересно.
***
– Я просто устала, Роберт. Прости, – пробормотала Саманта, откатываясь на свою сторону кровати. У нее не было сил заниматься любовью, она и так еле выдержала ужин.
– Все хорошо, милая. Мы просто почти не виделись на этой неделе. Я скучал по тебе.
– Я тоже. У нас впереди целые выходные, Роберт.
Она почувствовала, что он кивнул, закрыла глаза и сразу же погрузилась в сон.
Глава шестая
Тори пила кофе и наблюдала за Самантой, вошедшей в отделение. Сегодня она была в темно-синих брюках со стрелками и подходящем по цвету блейзере. Тори заметила, что из-за этого ее зеленые глаза казались голубыми.
– Во сколько точно ты приходишь на работу? – спросила Саманта. Она бросила сумку на стол и взяла свою чашку с кофе.
– Рано.
– Сейчас семь тридцать, – сказала она, отходя.
– Я прихожу раньше, – буркнула Тори.
Вернувшись, Саманта, отодвинула свой стул и поморщилась из-за вкуса кофе. Надо было купить поприличнее по пути.
– Пожалуйста, скажи мне, что ты не ездила по улицам вчера ночью, – сказала она.
– Нет, я устала, – ответила Тори и схватила трубку телефона. – Это Хантер. Джексон уже на месте? – Взглянув на Сэм, она кивнула. – Мы будем там к девяти.
– Результаты исследований уже готовы?
– Будут готовы.
– Ты думаешь, это серийное преступление?
– Да. Та девушка… Кристал, я говорила с ней, перед тем как она умерла, – тихо сказала Тори.
– Ты… что?
– Я видела ее на улице, около двух. Я показала ей фотографию первой жертвы. Ей она была известна как Лорейн.
– И ты говоришь мне об этом только сейчас? – возмутилась Саманта.
– Какая разница?
Саманта ударила кулаком по столу, так, что бумаги разлетелись. – Мы партнеры, – медленно сказала она. – Я знаю, что значение этого слова тебе неизвестно, но ты не можешь просто так между делом информировать меня о подобных вещах. Они думают, что ее выбросили прошлой ночью, а ты с самого начала знала, что это не так, – обвинила она. – Я весь день пыталась выяснить, с кем она была до полуночи!
– Я уверена, что экспертиза определит время смерти. И это уж точно будет время после двух ночи.
Саманта свирепо уставилась на нее.
– Доброе утро, дамы.
Повернувшись к Малоуну, Тори избежала сердитого взгляда зеленых глаз своей напарницы.
– Доброе утро, лейтенант.
Саманта задвинула свой стул и отправилась за Малоуном в его офис.
– В чем дело, Кеннеди? – спросил он, повесив пиджак на вешалку.
– Она невозможна, – сказала Саманта, с грохотом захлопывая за собой дверь. – Абсолютно невозможна!
– Ага. Третий день. Ты неплохо держишься. Я ждал, что ты придешь ко мне еще вчера. Ну, садись. В чем проблема?
– Проблема? Да она сумасшедшая! Ненормальная.
Он кивнул.
– Она скрывает от меня информацию, работает по ночам и почти не разговаривает со мной!
Он снова кивнул.
– С ней невозможно работать. Неудивительно, что Каплан спрыгнул, я бы тоже так сделала.
Малоун засмеялся, но, увидев, как она смотрит на него, замолчал.
– Ну пожалуйста, скажите мне, что станет лучше, – тихо сказала Саманта. – Такое ощущение, что она вообще не хочет кому-либо нравиться. Она чересчур старается настроить всех против себя. В один момент она милая и приятная, а потом сразу ведет себя как последняя сука! Кажется, что мы уже наладили отношения, а потом она идет и делает что-то, специально чтобы разозлить меня!
– Успокойся, Кеннеди.
– Я спокойна!
– Послушай, я же сказал тебе, что с ней… сложно. У нее свои правила. Но они очень эффективные. Нужны ли мне тут шесть детективов, похожих на нее? Нет, спасибо. И если бы не правила округа, я бы позволил ей работать в одиночку. Она отлично знает улицы и прекрасно справляется с работой. Я не завидую Вам, детектив. Но нравится тебе это или нет, она твоя напарница.
– Почему она не хочет никому нравиться? – тихо спросила Саманта.
Малоун уставился на нее. Саманта Кеннеди проработала с Хантер два дня и уже поняла то, чего никто не понимал годами. Тори Хантер была жестким человеком, не по своей натуре, это он знал. Но выдавала она себя именно за такую. Прошло четыре года, прежде чем он понял это. Однажды ночью в тихом баре она обнажила перед ним свою душу, и с тех пор, он смотрел на нее абсолютно иначе.
Малоун выглянул в окно и увидел, что ее стул пуст. Вряд ли это входило в его обязанности, рассказывать Саманте о прошлом Тори, но в этот раз он решил, что нашел человека, который останется с ней надолго. Саманта Кеннеди не соревновалась с Тори, в отличие от всех остальных.
– То, что я сейчас скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты, детектив, – сказал он.
Саманта кивнула.
– Отец Тори тоже был детективом. Когда ей было двенадцать, в их дом ворвался мужчина. Он привязал их всех к стульям в столовой. Маму, папу, двоих братьев и сестру. И Тори. И потом он убил одного за другим. Одна лишь Тори осталась в живых. Он поднес пистолет к ее голове, но не выстрелил. Этот человек так ничего и не сказал, он просто ушел, оставив ее, привязанной к стулу, в окружении мертвых родственников. Это дело так и не раскрыли.
– О Боже, – прошептала Саманта.
– У нее есть все данные по этому делу, и старые, и новые. Она все еще пытается раскрыть его, хотя ни за что этого не признает. У нее нет никого, Кеннеди. Ни семьи, ни друзей, о которых я бы знал. Только работа и воспоминания. Именно поэтому она такая безрассудная, на самом деле, глубоко внутри, ей все равно, жить или умереть. Поэтому она придумала свои собственные правила и живет по ним.
– Мне жаль, – пробормотала она.
– Она злится, Саманта. Злится на всех и вся, на свою жизнь. Так что, если она срывается на тебе, в этом нет ничего личного.
Саманта кивнула. Господи Боже, и что теперь? Как она может злиться на эту женщину?
– Если она когда-нибудь узнает, что я рассказал тебе это, нам обоим придется заплатить. Никто ничего не знает. Это было двадцать пять лет назад.
– Как она вообще выжила? Я имею в виду, морально.
Малоун улыбнулся. – Думаю, некоторые сказали бы, что у нее это не получилось. Но она очень сильная женщина, и, видимо, была сильной девочкой. Она выросла у своей тети в Хьюстоне, а потом, после колледжа вернулась в город. Она справилась и она хороший полицейский. Думаю, именно поэтому она всегда доводит дело до конца. Я видел, как она работает двадцать четыре часа в сутки. Да и сейчас она почти не спит. Она сказала, что ее до сих пор мучают кошмары.
– Поверить не могу, что она так открылась перед вами. Она почти не говорит со мной, разве что иногда отвечает на мои вопросы.
– Я напоил ее в каком-то баре. Думаю, это ее очень смутило. По крайней мере, она потом неделю со мной не разговаривала.
– Я ничего не скажу об этом, лейтенант. Но спасибо, что вы мне сказали… Теперь, я хотя бы понимаю, в чем дело.
Потрясенная Саманта вернулась за свой стол. Она не могла даже попытаться осмыслить боль двенадцатилетней девочки, на глазах которой, убили всю ее семью. И после того, как ее саму чуть не убили, ее оставили в живых, одну.
Стул Тори Хантер был пуст, и Саманта заметила записку на своем столе.
«Уехала в лабораторию».
– Отлично, – пробормотала она.
– Доброе утро, детектив Кеннеди.
Обернувшись, Саманта увидела Джона Сайкса. Его светло-голубая рубашка подчеркивала цвет глаз. Он обаятельно улыбнулся ей. Почему-то это никак на нее не подействовало.
– Доброе утро, Сайкс.
– Где твоя напарница?
– Уехала в лабораторию.
– Уже без тебя? Да, к этому придется привыкнуть. – Он, как в прошлый раз, сел на краешек ее стола и отхлебнул кофе из своей чашки. – Ну что, она к тебе уже подкатывала? – как бы между прочим спросил он.
– Извини?
– Ты такая красивая, что я думал, она сделает это в первый же день. Дональдсон сказал, что она подождет хотя бы недельку.
– Да о чем ты говоришь, Сайкс?
– Ну же. Она же лесби. Дайк. – Он пододвинулся к ней поближе. – Я, правда, сразу сказал ей, что ты не из ее лиги. Тебе не о чем беспокоиться.
Саманта откинулась на стуле, чтобы оказаться от него подальше. У нее не было слов. Мысль о том, что Тори может быть лесби, даже не приходила ей в голову, она была слишком зла на нее, чтобы ее могла заинтересовать личная жизнь Тори. А теперь все стало ясно. Тори недолюбливали не просто за то, что она женщина. А за то, что она лесби. Красивая гомосексуальная женщина, которая вряд ли будет уделять им всем какое-либо внимание.
– Сайкс, почему это мне кажется, что это ты сейчас ко мне подкатываешь? В смысле, я думала, что это ты гей, – сказала она, улыбаясь.
Он резко спрыгнул со стола, чуть не разлив кофе.
– Что за фигня? Я не педераст! С чего это ты взяла?
Она улыбнулась. – Не вижу ничего плохого, если ты гей. – сказала она.
– Ну, так знай, что я не такой!
Саманта пожала плечами. – Просто ты так одеваешься. Слишком аккуратно. Все очень хорошо сочетается.
Сайкс уже открыл рот, чтобы ответить, но его прервал Малоун, высунувшийся из своего офиса.
– Сайкс, Рамирез, бытовое убийство около Фэйр-парка. Убийство и самоубийство. Детектив из отдела по семейному насилию уже на месте.
– Да, сэр. Уже едем. Пойдем, Сайкс, – сказал Рамирез.
Джон посмотрел на Саманту. – Закончим этот разговор позже.
– Конечно.
Саманта осталась одна с Дональдсом и Адамсом. Ни один из них даже не смотрел в ее сторону. Она заметила, что только их столы не стоят друг напротив друга, как у всех. Видимо, они сделали так, чтобы не смотреть друг на друга. Она покачала головой. Как это отделение вообще работает? Удивительно, что они работают так же успешно, как и другие. Она никогда ничего не слышала о проблемах в отделе по расследованию убийств. Собственно, кроме восторженных отзывов об отделении и лейтенанте Малоуне она не слышала вообще ничего. Понятное дело, они старались не выносить сор из избы. Выходя из здания, они надевали на лица счастливые улыбки и работали как настоящая сплоченная команда. То же самое и с Хантер, на публике она относилась к ней как к напарнику… ну или по крайней мере не игнорировала ее.
Совсем скоро Хантер вернулась, молча прошла мимо и направилась за кофе. Вздохнув, Саманта поспешила за ней.
– Хочешь кофе? – предложила Тори.
– Нет, спасибо. Что-нибудь узнала?
– Образцы семенной жидкости совпадают. Это, конечно, нам мало чем поможет, мы и так уже поняли, что это серийное преступление.
– Значит, нам нужно узнать, на кого работала Кристал.
– Она работала на Рамона Блэкмона. Сегодня я попробую разыскать других его девочек. Может, найду и его.
– Мы пойдем, – поправила ее Саманта.
Тори посмотрела на нее и пожала плечами. – Делай, как знаешь. – Она собралась было отойти, но Саманта схватила ее за руку.
– Мы можем поговорить?
– Конечно.
– Один на один.
Тори огляделась, потом показала рукой в сторону женского туалета. Саманта последовала за ней.
– В чем дело? – спросила Тори, когда дверь за ним захлопнулась.
– Почему ты мне не сказала?
– Что не сказала? Что еду в лабораторию? Ты была в офисе лейтенанта. Я думала, что ты просишь дать тебе другого напарника.
– Нет. Почему ты не сказала мне, что ты лесби?
Тори улыбнулась. – А почему я должна была тебе это говорить? Не помню, чтобы ты говорила мне, что ты натуралка. И вообще, это что, так незаметно? – Она показала на себя пальцем.
– Просто я не думала об этом… Мне бы не хотелось просто принимать это… потому что ты выглядишь…
– Как? Как буч?
– Я не собиралась называть так, – пробормотала Саманта. Она посмотрела на Тори как в первый раз. Она была привлекательной, похожей на греческого Адониса. Короткие темные волосы были аккуратно уложены. Она обладала высокими скулами, гладкой загорелой кожей, полными губами, и длинными ресницами, обрамляющими ее темные красивые глаза. Таким ресницам позавидовала бы любая женщина. Нет, вряд ли она использовала бы слово «буч», чтобы описать эту женщину. Но выглядела она внушительно, высокая и подтянутая. Неудивительно, что мужчины ее побаивались.

+1

2

– Слушай, ты же не гомофоб, а? Мне уже хватило их, – сказала Тори.
– Я просто подумала, что тебе стоило сказать мне самой, чтобы мне не пришлось слышать об этом от Сайкса.
– Это не твое дело, не так ли? Моя личная жизнь никак не пересекается с работой. Надеюсь, что и ты не станешь рассказывать мне истории о своем бойфренде.
– А ты не думаешь, что нам было бы приятнее и лучше работать вместе, если бы мы немного делились друг с другом тем, что происходит в нашей жизни и пытались быть друзьями? – спросила Саманта, игнорируя ее выпад.
– Я тебе не друг. И ты мне не друг. Мы просто работаем вместе. После работы ты идешь домой к своему парню и живешь другой жизнью, отдельной от работы.
– А к кому ты идешь домой? – тихо спросила Саманта.
– Я не иду домой.
Они в упор смотрели друг на друга, темные глаза и зеленые, в упрямом противостоянии.
– Почему тебе так сложно говорить со мной? Почему ты даже не пытаешься завязать дружеские отношения?
– А ты не думала о том, что ты можешь мне не нравиться? Может, я не хочу с тобой дружить? Мы работаем вместе, и это все. И когда ты вечером пойдешь домой, ты будешь только рада, что избавилась от меня.
Тори повернулась и пошла прочь, оставив разозленную Саманту позади.
– Да, я буду рада, избавиться от тебя, отлично, – громко сказала она, когда дверь закрылась. – Сука, – проговорила Саманта сквозь сжатые зубы.
Она посмотрела на себя в большое зеркало, потом подняла ногу и изо всех сил ударила по нему.
Тори подпрыгнула, услышав, как разбилось стекло. Даже Дональдсон и Адамс поднялись. Она продолжала идти, игнорируя лейтенанта Малоуна, который вышел из офиса.
– Что это еще за чертовщина?
Тори пожала плечами. – Видимо, она с характером.
Все уставились на Саманту, которая вышла из туалета и, пройдя мимо Тори, села за стол, взяв папку с делом неизвестной. Почувствовав на себе взгляды, она подняла голову. – Что?
Все пожали плечами и вернулись к работе. Тори посмотрела на Малоуна, и он тоже пожал плечами.
Глава седьмая
– Эми, она просто невозможна! – объяснила Саманта. Она посмотрела вверх, когда официантка принесла им напитки. – Спасибо. – И снова обратилась к Эми. – Грубая, враждебная. Она ведет себя как последняя сучка и, мне кажется, наслаждается этим.
– Так, ты правда разбила зеркало?
– Да. Мне было так стыдно. Не знаю, что вдруг на меня нашло. Хотя знаю. Она просто… с ума меня сводит! Если бы я не боялась, что она меня убьет, я бы набросилась на нее и трясла бы, пока все это дерьмо из нее не выйдет!
Эми засмеялась. – Да, такой расстроенной я тебя давно не видела. Но почему ты позволяешь ей себя задевать?
– Потому что нам нужно работать вместе. У меня всегда складывались дружеские отношения с напарниками. Конечно, мы не были очень близкими друзьями и не проводили время после работы, но мы разговаривали! Мы делились друг с другом тем, что происходило в жизни. Ну, обычные разговоры. А с ней, мы не говорим ни о чем, кроме работы, и даже это, приходится из нее клещами вытягивать.
– Почему бы тебе не пойти к ее лейтенанту?
– Я не собираюсь бежать к нему и жаловаться. К тому же, он все про нее знает. Да все знают, какая она.
– Ты там всего неделю. Думаешь, сможешь выдержать месяц или год?
– Не знаю. Так точно не смогу. Но я все еще надеюсь, что если буду с ней милой, то она немного смягчится. Боже, представляешь, она зовет меня Сэм.
– И ты ей позволяешь?
– Я просила ее не называть меня так, но она меня игнорирует.
– Да уж, не завидую тебе. А что говорит об этом Роберт?
– На самом деле, я ему ничего не говорила. Он думает, что это просто стресс из-за новой работы. На этой неделе мы виделись всего один раз.
Эми удивленно подняла брови: – У вас все в порядке?
– Да, все хорошо. Я просто жутко устаю каждый день. Мы собираемся провести совместные выходные.
– Саманта, не позволяй этой новой работе разрушить твои отношения с Робертом.
– Этого не случится, не беспокойся.
На самом деле, она была благодарна своей новой работе. Ей было хорошо без Роберта на этой неделе.
***
Тори ехала по темным улицам, дворники стирали со стекол капли бесконечно моросящего дождя. Людей на улице, для субботнего вечера, было мало, погода явно нарушила всем планы. На углу она увидела двух девушек, прижимающихся друг к другу, чтобы согреться, и остановилась. Она опустила окно, когда они подошли к ней. – Добрый вечер, дамы, – проговорила Тори, показывая свой значок.
– Мы не делаем ничего плохого, – сказала одна из девушек. – Просто стоим здесь.
– Я не собираюсь вас арестовывать. – Она протянула им фотографии Лорейн и Кристал. – Знаете их?
Девушки переглянулись, и снова посмотрели на Тори.
– Мы знаем, что они мертвы, – сказала блондинка.
– Знаете, на кого они работали?
– Нет, – быстро ответили девушки.
– На Рамона Блэкмона?
– Никогда не слышали о нем.
Тори улыбнулась. – Да ладно, это же его район. Я хочу с ним поговорить.
– Слушайте, он этого не делал.
– Я не думаю, что это он. Я ищу клиентов.
– Вы же знаете, как это происходит, офицер. Мы не записываем их имена. Даже, если бы записывали, вряд ли кто-то называл бы свое настоящее имя.
Тори кивнула. Она видела, что девушки напуганы, но говорить они не собирались. Вытащив визитную карточку, она протянула ее блондинке.
– Позвони мне, если о чем-то узнаешь, хорошо? На улицах сейчас небезопасно для вас девочки. Нужно быть поосторожнее с клиентами, – сказала она.
– Что же в этом нового?
Глава восьмая
Саманта опоздала. Она провела выходные у Роберта, хотя и планировала в воскресенье поехать домой. Он уговорил ее остаться, и ей пришлось бежать домой, принимать душ, после чего, она попала в утреннюю пробку. Было девять пятнадцать, когда она ворвалась в отделение, бросив на бегу небрежное «доброе утро» сержанту Фиску.
– Извини, что я опоздала, – сказала она Тори, отодвигая свой стул.
– Нет проблем.
– Как прошли выходные? – поинтересовалась Саманта. Она решила, что будет продолжать пытаться наладить отношения с Хантер. И вытянет из нее все, вне зависимости, что за этим последует.
– Прекрасно, – сухо сказала Тори. – А у тебя?
Саманта была поражена этим вопросом.
– Да. Выспалась наконец.
– И поэтому ты опоздала? Проспала?
Саманта улыбнулась. – Нет, я была у Роберта. Пришлось с утра заскочить домой.
Тори кивнула. Почему бы не попробовать? Все воскресенье она провела на яхте, рыбачила и отдыхала. И поняла, что она была слишком груба с Самантой. Почему бы не открыться ей немного?
– У тебя все серьезно с ним?
Саманта не верила своим ушам. Тори, на самом деле, задавала личные вопросы. Что это с ней вдруг случилось?
– О браке мы пока не думаем, – сказала она, пододвигаясь к ней поближе. – А что с тобой такое?
– В смысле?
– Тебя как будто подменили.
Тори улыбнулась. – Да. Не беспокойся, им удастся вернуть мою злую сестру-близняшку уже к полудню.
– Хантер, Кеннеди, зайдите ко мне.
Они обе обернулись и увидели Малоуна, который высунулся из двери своего офиса. Потом переглянулись и пожали плечами.
– В чем дело? – спросила Тори, усаживаясь на стул перед его столом.
– Как продвигается дело об убийстве неизвестных?
– Тупик. Никто не желает ничего говорить. Мы не смогли найти Рамона Блэкмона. Насколько я понимаю, это просто имя, вряд ли это реальный человек.
– А девушки?
– Досье на них нет, приводов в полицию у них не было.
– Ясно. Сводное разведывательное управление запрашивает людей. У них снова террористическая угроза, на сей раз по поводу нефти и газа. В восточной части города есть старый трубопровод, скорее всего, его сейчас никто не использует. Им нужны люди, чтобы проверить его. Дональдсон и Адамс в Меските, так что вам придется поехать и посмотреть, все ли в порядке с этим трубопроводом.
– Но ведь у нас есть дело, лейтенант, – возразила Тори. – Разве местный шериф не может этим заняться?
– Ваше дело зашло в тупик, Хантер, ты сама так сказала. К тому же Сайкса и Рамиреза тоже нет на месте. Вы доберетесь туда за час. Удостоверьтесь, что там ничего не происходит, нет ни машин, ни людей. Отправьте отчет в управление и возвращайтесь. Все просто.
– Если все так просто, почему они сами не займутся этим?
– Потому что они заняты теми трубопроводами, которые сейчас работают. Это наиболее вероятная цель. Но мы же знаем, что и в закрытых остается куча всего.
– У них в подчинении четыре тысячи офицеров, а этим должны заниматься мы?
– Хватит, Хантер. Я просто следую приказам.
– Да ладно, Тори. Будет весело. Мы сможем поговорить, – сказала Саманта.
– Весело? Поговорить? – Она вышла из офиса вслед за Самантой. – Сэм, то что мы немного поболтали утром, ничего не изменило. Я все еще сука.
– В этом я и не сомневалась. И вряд ли это можно было назвать «поболтали».
Тори не смогла скрыть улыбку. Она постучала костяшками пальцев по стойке. – Фиск? Лейтенант отправляет нас в Террел. Есть у нас «лексус» или что-то еще, полностью заправленное и готовое к поездке?
– Конечно, Хантер. Почему бы вам не взять «мерседес»? – Он взял ключи и бросил их Тори. – Номер 213. Верни его в целости и сохранности.
Саманта наблюдала за ними, широко раскрыв глаза. Она никогда не видела, чтобы Тори с кем-нибудь шутила, тем более с Фиском. Если кто-то и пугал ее в этом офисе, то это был именно этот великан.
«Мерседес» оказался грязновато-бежевым фордом. Как обычно. Никаких льгот. Саманта даже не пыталась предложить вести машину, она послушно села на пассажирское кресло.
Они ехали в полной тишине. Когда они отъехали от города на несколько миль, Саманта не выдержала. – Где ты живешь?
Тори бросила на нее взгляд, и продолжила следить за дорогой. – А что?
– Просто интересно. Пытаюсь завязать разговор.
– У меня небольшая квартира на южной стороне в Далласе, рядом с Оук Клифф. Я там не часто бываю. На озере Игл Маунтин у меня яхта. Скорее это и есть мой настоящий дом, но и туда я езжу нечасто.
– Значит, я была права. Ты не спишь. – Оук Клифф? С какой стати полицейский живет рядом с Оук Клифф?
– Этого я не говорила.
– Хорошо. Ты не спишь в собственной постели. Это нормально?
– Так же, как и ты не спала в своей постели в эти выходные?
– У тебя кто-то есть? – спросила Саманта, игнорируя вопрос Тори.
– Кто-то?
– Ну, девушка, – продолжала давить Саманта.
Тори засмеялась. – Нет, у меня нет девушки.
– Ты находишь их на одну ночь? Каждый день?
– Если бы у меня было столько сил, – пробормотала она. – Нет. Внизу в спортзале в раздевалке есть койка.
– Ясно. Теперь понятно, почему ты всегда приходишь на работу раньше меня. А Малоун знает?
– Конечно. Кто, по-твоему, поставил туда койку?
Саманта задумалась, потом повернулась к Тори. – А почему ты не ночуешь дома?
Тори изо всех сил сжала руль. На прошлой неделе она послала бы Саманту к черту и сказала бы, что это не ее дело. Но на этой неделе она старалась быть с ней помягче.
– Ты была права. Я мало сплю, – наконец, признала она. – Я остаюсь здесь допоздна. Обычно я хожу в спортзал тренироваться. И не вижу смысла ехать за полночь домой, чтобы, почти сразу, ехать обратно.
Саманте хотелось задать еще вопросы, но она не осмелилась. Она видела, как Тори вцепилась в руль, видела, как она нахмурилась. Поэтому она решила сменить тему.
– Как мы узнаем, что что-то не так. В смысле, мы же не знаем, как должен выглядеть закрытый трубопровод. Или знаем?
Тори пожала плечами. – Может быть, там полным ходом идет подготовка теракта и нам придется звонить в разведывательное управление, чтобы они нас спасли.
– Я почему-то не могу себе представить, что ты так сделаешь.
Малоун был прав. За час, они доехали до нужного места. Им пришлось остановиться около киоска, чтобы узнать, куда ехать, потом проехать по узкой проселочной дороге мимо полей и лугов. Вдалеке они видели старый завод. Тори сбросила скорость и, наконец, они остановились у закрытых ворот. Выйдя из машины, они оглядели здания в поисках какого-либо движения, и пытаясь услышать какой-нибудь шум.
– Что ты видишь? – спросила Тори.
– Ничего.
– Посмотри перед воротами.
– Там ничего нет. Никаких следов.
– Ты не туда смотришь, – сказала Тори, указывая в другом направлении.
Чуть подальше от ворот, в грязи, виднелись свежие следы от колес. Саманта присмотрелась получше. Грязь выглядела так, будто кто-то пытался скрыть следы от шин.
– О черт, – пробормотала она.
– Пойдем. – Тори развернула машину и припарковала ее на обочине.
– Что ты делаешь?
– Мы пойдем посмотрим, что там.
– Разве мы не должны просто позвонить и сообщить об этом?
– Сообщить о следах шин? Чтобы они прислали спецназ, и обнаружилось, что тут ничего нет? Так мы никогда ничего не узнаем.
Тори уже шла по дороге. Саманте пришлось побежать, чтобы догнать ее. Она боялась, что скоро ей придется увидеть Тори Хантер в деле и, вряд ли была к этому готова.
– Как мы туда попадем?
– Перелезем через забор.
– Там же сверху колючая проволока.
– Да, точно.
Саманта замолчала. Задавать вопросы было бессмысленно и она молча шла сзади. Тори остановилась в двадцати ярдах от ворот и, изучив окрестности, подошла к забору. – Снимай куртку, – проинструктировала ее Тори.
– Куртку?
– Нам нужно чем-то обернуть проволоку.
– Моей курткой? Ты знаешь, сколько она стоит?
Тори стояла, уперев руки в бока. В конце концов, она протянула руку.
Саманта сняла куртку и стала смотреть, как Тори залезает на десятифутовую ограду и, подтягиваясь на одной руке, обвивает колючую проволоку курткой. Потом она перевесила ногу и уселась на проволоку.
– Черт, – буркнула она, когда почувствовала, что шипы все-таки прошли сквозь джинсы. Освободив ногу, она спрыгнула с другой стороны забора.
Саманта посмотрела на свои брюки и мокасины, потом на джинсы и кроссовки Тори.
– Ну давай, Сэм, – нетерпеливо проговорила Тори.
– Ты всерьез думаешь, что я это сделаю?
– Залезть на забор, перекинуть ноги и спрыгнуть. Что тут сложного?
Саманта закрыла рот. К чему жаловаться? Она порвет брюки? Ее куртка испорчена? Какая разница, она все равно перелезет этот чертов забор!
Сказать легче, чем сделать. Она добралась до верха, но у нее не было сил подтянуться.
– Господи боже, – буркнула Тори. Она залезла обратно и схватила Саманту за лодыжку.
– Ой. Черт, Хантер, ты мне ногу оторвешь. Нельзя поосторожнее? – Она зажмурилась, когда уселась на шипы и почувствовала, что они впиваются в ее плоть. Тори подвинулась и попыталась схватить ее вторую ногу.
– Ну давай уже.
– Я тебя ненавижу. Ты знаешь это, не так ли?
Тори проигнорировала ее, потянула ее за ногу и они вместе оказались на земле. Саманта приземлилась на задницу.
– Это было потрясающе. – ухмыльнулась Тори.
– Если ты хоть кому-то расскажешь о том, что только что произошло, я тебя пристрелю, – пригрозила Саманта.
Тори засмеялась, потом протянула руку и помогла Саманте подняться. Добежав до первого здания, они тихо подошли к двери. Прислушались. Ничего. Тори подергала ручку двери, но та не поддалась. Они подошли к окнам и заглянули внутрь. Было темно и никаких признаков жизни.
– Пошли. Обойдем здание, – тихо сказала Тори.
Они обошли угол и внезапно остановились, вжавшись в стену. Позади здания были припаркованы три грузовика, рядом стояло несколько человек.
– Кажется, теперь уже нужно вызывать подкрепление, – прошептала Саманта.
– Да, ты права. – Тори достала телефон и, не сводя глаз с мужчин, на ощупь, набрала номер. – Фиск? Скажи Малоуну, чтобы послал сюда отряд. Да. – Она оглянулась. – Вот дерьмо! – Двое приближались к ним сзади. Тори схватила Саманту за руку и побежала к башням. Им вслед начали стрелять.
Они проскользнули за одну из башен и остановились, пытаясь сориентироваться. До деревьев и другого забора было около двухсот ярдов. Между ними и этим забором пролегали какие-то шахты.
– Давай, Сэм, побежали!
– Не называй меня Сэм!
Тори пробежала мимо двух шахт и остановилась около третьей, затем схватилась за лестницу и спустилась вниз.
– Иди сюда! – закричала она.
– О, черт, – пробормотала Саманта, но последовала совету. – Хочу ли я знать, что там внизу?
– Вряд ли.
Они спустились вниз, футов на тридцать, пока не кончились ступеньки. Тори, на ощупь, нашла небольшой выступ и осторожно ступила на него, затем помогла Саманте сделать то же самое. Их спины прижались к сырой стене. Сверху доносились крики.
– Они не знают, в которую из шахт мы залезли, – тихо сказала Тори.
– Отлично. Сейчас подходящее время для того, чтобы сообщить, что у меня клаустрофобия?
– Нет. – Тори повернулась к Саманте лицом, и обступив вокруг нее, прижалась к ней, пытаясь удержаться на ногах на тонком выступе.
– Разве мы так хорошо друг друга знаем? – прошептала Саманта, ощущая как тело Тори прижимается к ней.
– Как хочешь. – хихикнула Тори и дотянулась до лестницы. Положив руку на талию Саманты, она оттолкнулась и повисла на лестнице.
– Оставайся здесь.
– Как будто я куда-то собираюсь, – шепнула Саманта. Она ничего не видела вокруг себя и боялась посмотреть наверх, боялась встретиться взглядом с ними.
Тори крепко ухватила лестницу и спустилась, пока не достигла воды. – Черт.
Она продолжила спуск в воду, пока не нащупала дно. Вода была по плечи.
– Какого черта ты делаешь?
– Где-то должен быть туннель. Вода должна куда-то уходить.
– Туннель? Ты что, с ума сошла?
– Они точно принесут фонари. Посветят вниз, найдут нас и пристрелят. Так что, я очень надеюсь, что там есть туннель! – Тори глубоко вдохнула и исчезла под водой. Она ощупала стены, и наконец, нашла отверстие, которое искала. Тори заплыла в него и всплыла вверх, тяжело дыша. Она понятия не имела, где заканчивался этот туннель, но это все же лучше, чем сидеть, как утки в пруду, и ждать охотников. Она вернулась и всплыла прямо у ног Саманты.
– Ну все, я нашла его, пошли.
– Нет. Я не могу.
– Ты можешь. Давай.
Голоса стали громче. Их скоро обнаружат.
– Сэм, быстро! – прошипела Тори, хватая Саманту за ногу и стаскивая ее вниз.
Они вместе плюхнулись в воду, и Саманта крепко обхватила Тори за плечи.
– Ненавижу это. Черт.
– Все не так уж и плохо, – пробормотала Тори. Руки Саманты отчаянно держались за нее.
– По-твоему это забавно?
– Задержи дыхание, – сказала Тори. – Я тебя проведу. В туннеле есть воздух, все будет в порядке.
– Если мы выберемся отсюда живыми, я обязательно придушу тебя, – проговорила Саманта сквозь сжатые зубы.
– На счет «три».
Они задержали дыхание, считая про себя. Тори исчезла под водой и увлекла за собой Саманту. Саманта уже думала, что ее легкие взорвутся, когда Тори подтолкнула ее наверх, и она, судорожно вдыхая воздух, стукнулась головой о верхний свод туннеля.
– Я тебя ненавижу, я еще не говорила? – выдохнула она. – Ты чуть не устроила мне сотрясение мозга.
– Ты отлично справилась.
– Угу. А теперь что?
– Теперь мы посмотрим, куда ведет этот туннель.
– Посмотрим? Я даже тебя не вижу, – сказала Саманта.
– Мы нащупаем путь. Вода из шахт должна куда-то сливаться.
– Что это вообще за ямы?
– Наверно, они сливают сюда грязную воду.
– Фу. Не хочу ничего об этом слышать. Как ты думаешь, здесь есть крысы… или что-то в этом роде?
– Нет, крыс нет. Может быть, змеи, – сказала Тори.
– Змеи? – Саманта изо всех сил вцепилась в Тори, чуть ли не взобравшись на ее спину.
– Я шучу. Ну пошли.
Они начали медленно передвигаться вдоль по туннелю, держа головы над водой. Саманта держалась за талию Тори, пока та ощупывала стены туннеля. Они дошли до места, где этот туннель соединялся с другим и остановились. Закрыв глаза, Тори попыталась представить направление. Туннель, в который они попали, должно быть, на севере от шахты. Большая часть остальных шахт была на востоке. Значит, туннель, который идет на запад, ведет к стоку.
– Что ты решила? – спросила Саманта.
– Мы идем налево, – сказала Тори.
Саманта кивнула. Спорить она и не думала, просто шла за Тори, не отпуская ее. Воды стало заметно меньше, и она поскользнулась, чуть не уронив Тори на себя.
– Держись, – сказала Тори. Повернувшись, она подняла Саманту на ноги. – Ты как?
– Просто изумительно, – пробормотала Саманта.
– Тебе стоило бы носить более удобную обувь, – поддразнила ее Тори.
– Эта обувь вполне удобна для города. Если бы я знала, что мы пойдем плавать, я бы оделась соответственно.
– Хорошо… я попытаюсь представить тебя в бикини.
– Я не носила бикини уже лет десять.
– Ладно, тогда в слитном купальнике, – сказала Тори. Они шли по туннелю вперед, и теперь вода была на уровне талии. – В темно-зеленом. Понимаешь, он подойдет к твоим глазам.
Саманта ухмыльнулась. В слитном купальнике? В подобном, она тоже, не плавала уже много лет.
– Эй, смотри, – сказала Тори.
– О, слава Богу, – обрадовалась Саманта, увидев дневной свет.
– Слава Богу? Это я вывела тебя, через этот туннель, – заявила Тори.
– Да. Это ты затащила меня в этот туннель.
– Уж получше, чем получить пару выстрелов в голову.
– Это точно.
Туннель был ровным и Саманта, наконец, отпустила Тори. Но тут она заметила притаившееся в туннеле животное и снова ухватилась за нее.
– Это еще что такое? – прошептала она.
– Для крысы слишком большая. Наверно, нутрия, – сказала Тори.
– Наверно что?
– Нутрия. Большая волосатая водяная крыса, – объяснила Тори.
Саманта попыталась залезть ей на спину.
– Что ты, черт возьми, делаешь?
– Пристрели ее!
– Не буду.
– Тогда это сделаю я. Уйди с дороги.
– Сэм, она тут живет. Это ее дом. Мы не будем ее убивать. К тому же ты что, не понимаешь, что по звуку нас смогут найти?
– Ты не можешь заставить меня пройти мимо этого, – сказала она.
– Ладно, стой тут.
– С радостью.
Саманта оглянулась, представляя, что сотни волосатых существ надвигаются на нее из глубины туннеля. Она вздрогнула. Тори приближалась к нутрии, хлопая в ладоши. В конце концов, нутрия убежала в сторону выхода и исчезла.
– Все чисто, – позвала ее Тори.
– Ты уверена?
– Да. Пойдем.
Саманта нерешительно подошла к Тори, не спуская глаз с выхода. Ей было страшно, что это существо вернется.
– Все в порядке, Сэм. Сомневаюсь, что они станут нападать.
– Я даже не буду спрашивать, откуда ты знаешь, что это такое.
– Я жила в Хьюстоне, у озера. Иногда они вылезали из воды по вечерам.
Саманта уставилась на нее. Это было первое, что Тори рассказала ей о себе.
– Мне кажется, они больше похожи на бобров, чем на крыс, – продолжала Тори.
– Ну, это большая разница, – сказала Саманта. – Почему ты мне сразу так не сказала?
– Чтобы пропустить как ты залезаешь ко мне на спину?
Саманта улыбнулась. – Наверно, я бы все равно залезла.
Теперь они стояли у входа в туннель. Саманта удивленно раскрыла глаза. Они были на высоте в тридцать футов. Непонятно, куда тогда делась крыса.
– Проклятье. Они сливают всю дрянь прямо в бухту, – сказала Тори, указывая вниз. – Можешь в это поверить?
– Давай поиграем в экологическую полицию попозже. Как мы отсюда выберемся?
Тори выглянула наверх, держась за стены. До вершины обрыва футов десять, но опоры для ног никакой. Сплошной гладкий бетон. Внизу, виднелись корни деревьев, и больше ничего.
– Интересно, там глубоко?
– Глубоко? В бухте? Нет, ты же не будешь предлагать спрыгнуть!
– Только если мы упадем. Давай.
– Что «давай»?
– Мы попробуем спуститься вниз, – она уже сидела на полу туннеля, и ее ноги свисали.
– Ты ненормальная?
– Мне об этом уже говорили, – спокойно сказала она. – Садись сюда, – она показала рядом с собой.
– Я не очень-то люблю высоту, – пробормотала Саманта. – Не лучшее время говорить об этом, да?
– Я пойду первой. Если ты начнешь падать, я тебя поймаю.
– Ну да, теперь я чувствую себя гораздо лучше.
Они сидели рядом на краю, и вдруг, взглянув друг на друга, улыбнулись, а потом засмеялись.
– Чертовски тяжелый денек выдался, да?
– О, да, – сказала Саманта. – И он все еще не закончился.
– Обычно дно в бухтах мягкое. Грязь и все такое.
– Это на случай, если я упаду?
– Да.
– Я думала, ты собираешься меня поймать.
– Вдруг я не смогу.
Саманта смотрела, как Тори поворачивается и спускается, держась за край. Она ухватилась за корень и соскользнула по нему вниз.
– У тебя нет аллергии на ядовитого плюща, а? – крикнула Тори.
– Не знаю.
– Ну, узнаешь через пару дней. – Тори продолжала спускаться и, наконец, посмотрела вверх. Саманта все еще сидел на краю. – Ну давай, Сэм. Ты же не можешь там остаться.
– Ты могла бы позвонить и вызвать помощь.
– Кроме того что телефон промок насквозь… представляешь, что скажут парни из отделения, когда узнают об этом? Нет уж. Пусть уж лучше меня пристрелят.
– Я бы предпочла, чтобы меня спас вертолет, – пробормотала Саманта. Глубоко вздохнув, она попыталась спуститься так же, как это сделала Тори. К сожалению, корень ее не удержал. Она соскользнула и с грохотом упала в воду лицом вниз, обнаружив, что вода доходит ей до пояса.
Тори попыталась ухватить Саманту, когда она проскользнула мимо, но у нее ничего не вышло. Не задумываясь, она прыгнула в воду и схватила Сэм.
– Ты в порядке?
– Как только найду пистолет, буду в полном порядке. Я тебя пристрелю, – прошипела Саманта.
Тори засмеялась, и попыталась стереть с лица Саманты грязь. Это развеселило ее еще больше.
Саманта выпрямилась, затем набросилась на Тори, сбивая ее с ног, и они обе погрузились в воду. Вынырнув и отплевавшись, они стояли по пояс в воде и смотрели друг на друга. По лицам обеих стекала грязь. Тори улыбнулась, и Сэм ответила ей тем же. Заливаясь смехом, они долго не могли остановиться.
– Интересно, где мы теперь, – наконец, сказала Саманта.
Тори посмотрела на часы. Было два.
– Интересно, где подмога?
Не успела она произнести это, как они услышали звуки выстрелов и посмотрели вверх.
– Пойдем, – скомандовала Тори. Она взяла Сэм за руку и вытащила ее на берег.
Саманта обнаружила, что осталась в одной туфле. Не прошли они и несколько шагов, как стрельба прекратилась.
– Как быстро все закончилось, – сказала Тори. В этот самый момент раздался взрыв, и Тори упала в грязь, прикрыв своим телом Саманту. Земля под ними содрогнулась, потом раздался еще один взрыв, уже меньшей силы.
– Ты в порядке?
Саманта осмотрелась. Она напрочь вымокла и была покрыта грязью. Одежду вряд ли вернешь к жизни, и она потеряла туфлю. А теперь, на ней лежала другая женщина. В порядке ли она? Да, это было самое восхитительное приключение за всю жизнь!
– Ты весишь целую тонну, – проворчала Саманта и услышала, смех Тори. Они сели и оглянулись на туннель, из которого вылезли. Из него валил дым.
– Проклятье.
Сэм кивнула, и снова посмотрела на Тори. Обе промокли с ног до головы, и было очевидно, что Тори не носит бюстгальтер. Сэм почему-то не могла оторвать глаз от этого зрелища. Тори толкнула ее плечом.
– Пойдем. Они будут нас искать.
Саманта посмотрела Тори в глаза. Улыбнувшись, она попыталась стереть с ее лица грязь.
– Не думаю, что это поможет. – Тори встала и подала руку Сэм, которая с радостью взялась за нее.
Глава девятая
– Тебя могли убить! – В третий раз сказал Роберт. – Поверить не могу, что я весь день слушал об этом по радио, а ты была прямо там!
Саманта взяла у него чашку с горячим чаем. – Я же сказала, со мной все в порядке. Всего лишь пара синяков. – Саманта сидела на своем диване, завернувшись в теплый халат. После того, как она весь день мокла, согреться было непросто.
– Так что, ты останешься? – нерешительно спросил он.
– Где останусь?
– В отделе убийств. С этой напарницей.
Она поставила чашку и посмотрела на него.
– Роберт, ты о чем?
– Я просто подумал, что это уж слишком… нагрузка больше, чем ты рассчитывала, – сказал он.
– Да, это так. Но мы помогали разведывательному управлению. Помнишь, ты думал, что это будет самое подходящее для меня место, – напомнила она. – Да, я остаюсь. – Она наклонилась к нему. – Роберт, за все годы моей службы, это был самый захватывающий момент.
– Захватывающий?
– Да. Это было очень освежающе. И знаешь что? Я и на секунду не почувствовала, что мы в опасности. То есть мы, конечно, были в опасности, но я не ощущала смертельной опасности. Она была абсолютно восхитительна! Я полностью доверилась ей. И она все сделала правильно и, благодаря ей, мы выбрались оттуда!
– Из-за нее вы там и оказались, – сказал он. – Я слышал, что о ней говорят. Она очень опасный человек.
– Нет, Роберт, она не опасна. Мы просто выполняли свою работу.
– Тебя могли убить.
– Может, хватит? Меня могут убить в любой момент, когда я работаю!
– Я просто беспокоюсь о тебе, милая. – Усевшись рядом, он погладил ее по бедру. – Не знаю, что бы я делал, если бы потерял тебя.
– Ах, Роберт. – Она поцеловала его. – Я в порядке. Смертельно устала, но в полном порядке.
– Хочешь, я останусь у тебя сегодня?
Она покачала головой. – Нет. Я собираюсь завалиться спать. Вряд ли из меня получится хорошая компания.
– Я очень не люблю уходить от тебя. Знаешь, если бы мы жили вместе, мне бы вообще не нужно было уходить, – Роберт еще раз поцеловал ее.
Она могла бы сказать ему, что даже, если они не живут вместе, ему не обязательно уходить. Но сейчас она хотела, чтобы он ушел. Саманта ужасно устала, и ей просто нужно было остаться одной. После сегодняшнего испытания им пришлось еще несколько часов отвечать на вопросы людей из разведывательного управления.
– Я просто устала, Роберт. Может быть, завтра я смогу освободиться пораньше и приготовить тебе ужин. Ну как тебе такая идея?
Он обнял ее и, притянув к себе, поцеловал в лоб.
– Звучит прекрасно.
Лежа в одиночестве под одеялом, Саманта думала о том, что сейчас делает Тори. Жаль, что она не может ей позвонить. Сегодня-то уж Тори вряд ли осталась ночевать на койке в отделе. Наверняка поехала домой. Саманта лежала на спине с открытыми глазами. Ее новая напарница, скорее всего, была одинока, и никто не беспокоился о ее здоровье, никто не приносил ей горячий чай. Никто не суетился из-за того, что ее могли убить. От этой мысли Саманте стало грустно. Ей не нравилось, что Тори сейчас одна, после такого тяжелого дня.
И почему она одна? Саманта ничего толком не знала о том, какой должна быть лесби, но Тори была привлекательной. Она была очень красивой. Почему у нее никого нет?
Саманта знала ответ на свой вопрос. У нее никого нет, потому что ей никто не нужен.
Тори включила свет в своей квартирке и огляделась. Она не была здесь почти неделю. Бросив ключи на полку, она заглянула в холодильник. Две банки пива, пакет прокисшего молока и больше ничего. Она захлопнула дверцу и, открыв шкаф, достала бутылку скотча. Взяв большой стакан, она наполнила его почти до краев и уселась в кресло.
– Ничего себе денек, – пробормотала она, обращаясь к пустой комнате.
Глава десятая
– Ну-ну… герой дня! – Сказал Сайкс, подходя к Саманте и хлопая ее по плечу. – Отличная работа, Кеннеди.
– Спасибо, Сайкс. Всего лишь обычный трудовой день, – спокойно ответила Саманта.
– Ты отлично смотрелась по телевизору с мокрыми волосами, – продолжил он, присаживаясь, как обычно, на край ее стола.
– Я и не думала, что ты замечаешь подобные вещи, Сайкс.
Он сразу встал. – Я же сказал тебе, я не гей! Не знаю, с чего ты так решила, но больше это терпеть я не намерен!
Она лишь улыбнулась и кивнула.
Подошел Тони Рамирез и пожал Саманте руку.
– Вы молодцы, – сказал он, – Хорошая реклама для нашего отдела. Поверить не могу, что Хантер это сделала.

+1

3

– Люди из сводного разведывательного подразделения вели себя так, будто они все сделали без нашей помощи, – сказала она. Хотя и сама не могла в это поверить. Когда репортер спросил, как долго она служит в подразделении, Тори засмеялась: «Вообще-то мы работаем в отделе убийств, а не там. Они оказались слишком заняты, чтобы проверять это тупиковое направление, поэтому послали туда нас. Видали тупиковое направление, а?»
– Стоило послушать Фиска, когда он рассказывал эту историю. «Скажите Малоуну, чтобы прислал отряд. О, вот дерьмо!», – сказал Рамирез, передразнивая Тори.
Саманта засмеялась. Это было в начале их испытания.
– И все-таки, где Хантер? – спросила она.
– Я ее не видел.
– Уже восемь тридцать, – сказала Саманта. – Она всегда приходит раньше меня.
Он пожал плечами. – Может быть, она уже работает на выезде. – Он протянул Саманте что-то теплое и завернутое в фольгу. Такую же штуку он положил на стол Тори. – Это моя мама приготовила. Тори их обожает. С чоризо и яйцами.
– Спасибо, Тони, очень мило с твоей стороны.
Развернув фольгу, Саманта обнаружила внутри теплую кукурузную лепешку с яйцами и мексиканским соусом. Откусив кусочек, она чуть ли не застонала от удовольствия.
Тори появилась только через полчаса и сразу прошла к кофе-машине. Выглядела она так, будто не спала вообще.
– Ты в порядке? – спросила Саманта, когда она вернулась.
– Угу, – ответила Тори, отпивая горячую жидкость. Посмотрев на стол, она улыбнулась. Мама Тони снова приготовила что-то для нее.
– Где ты была?
Тори удивленно приподняла брови.
– Что? Мне нельзя спросить? Я думала, после вчерашнего я могу спрашивать все что угодно.
Тори ухмыльнулась. – Ты так думаешь, да?
– Да, именно так я и думаю.
– Ну что ж, это вполне справедливо. Я была на яхте. Проспала, – сказала она.
– Интересно, почему я тебе не верю? – Она понизила голос. – Ты выглядишь так, будто вообще не спала.
– Но я спала. Сначала я поехала домой, но там ничего не было, кроме бутылки скотча. После полуночи мне пришлось пойти купить еды, а потом я поехала на яхту. Заснула около четырех. Потом попала в пробку.
Саманта уставилась на нее. Около четырех? Сама она легла спать в десять вечера. Она хотела что-то сказать, но тут их позвал лейтенант.
– Вы двое, не хотите зайти ко мне?
Вздохнув, Тори с трудом встала из-за стола. Она привыкла спать всего по несколько часов, но сегодня, ей почему-то было очень тяжело.
– Ну что же, у вас был тяжелый день, – сказал он. – Поздравляю. Вы прославили наш отдел.
Они обе смотрели на него, ничего не говоря.
– Правда, разведывательное подразделение теперь в очень неприятном положении. Твое интервью имело большой успех, Хантер.
Она пожала плечами.
– Я просто хотел сказать, что вы хорошо поработали. Рад, что вы вернулись целыми и невредимыми. – Он посмотрел на них. Кеннеди выглядела отдохнувшей. Хантер выглядела просто ужасно. – Думаю, теперь вам стоит вернуться к делу неизвестной. Утром звонили из лаборатории, Хантер. У Фиска есть полная информация. Они нашли какие-то совпадающие волокна.
– Отлично, мы займемся этим.
Они обе встали, но Малоун остановил Тори.
– Хантер, на пару слов.
Оглянувшись напоследок, Саманта закрыла за собой дверь. Тори снова села.
– Ты в порядке?
– Да, все хорошо, лейтенант.
Он кивнул. – Как дела с Кеннеди?
– Хорошо.
– Как думаешь, у вас что-нибудь получится?
Улыбнувшись, она кивнула. – Да, думаю, получится. Она отлично справлялась вчера, правда, пару раз угрожала пристрелить меня.
– Полегче с ней, Хантер. Она может тебе пригодиться.
– Думаю, ты прав.
***
– Ты не против, если я буду тренироваться вместе с тобой? – спросила Саманта, когда они ехали в центр.
– В спортзале?
– Вчера я поняла, что мне немного не достает силы, – признала Сэм.
– Может быть. Но тебе придется серьезно поменять свой распорядок дня. Обычно я занимаюсь поздно вечером, но мы можем ходить в зал сразу после работы несколько раз в неделю. – Тори быстро посмотрела на нее. – А ты не хочешь сначала поговорить об этом со своим бойфрендом?
– Это еще зачем?
– Как я уже сказала, тебе придется серьезно изменить распорядок дня.
– Да, но это мое время, а не его.
Саманта внезапно осознала, что она сказала. Роберт расстроится. Не разозлится, нет, он никогда не злится. Но теперь, у них будет еще меньше общего свободного времени. Ну что ж, он должен понять. Работа важна для нее, так же как и его работа важна для него. Он тоже часто работал по ночам, и Саманта никогда не жаловалась, когда у него были поздние деловые встречи или когда ему нужно было подготовиться к заседанию суда. Он должен точно так же понимать ее.
***
– Три раза в неделю? Саманта, мы и так почти не видимся. К тому же, посмотри на себя. Тебе не нужен никакой спортзал, – сказал он.
– Я еле-еле залезла на тот забор, Роберт. Мне нужно тренироваться, я в плохой форме.
– Протестую, ты в прекрасной форме!
Улыбнувшись, она подала ему тарелку. – Спасибо. Но ты же понимаешь, что я не это имею в виду.
– Надеюсь, тебе не придется часто лазить по заборам. Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
Они сидели за небольшим столом друг напротив друга. Саманта молча смотрела, как он потягивает вино. Она перегибает палку? Дело было в том, что Тори была в отличной форме. Саманте не хотелось больше держаться за ее спиной, не хотелось, чтобы Тори чувствовала, что должна постоянно помогать ей. Саманта должна научиться справляться со всем сама. Кроме того, если они будут тренироваться вместе, у нее будет больше возможности получше узнать свою новую напарницу. Саманта подозревала, что Тори Хантер, которую все знали, очень сильно отличалась от той Тори Хантер, которую она увидела вчера в туннеле. Она ни разу не вышла из себя, ни разу не разозлилась на Саманту, наоборот, она поддразнивала ее, и вообще, вела себя так, будто они играют в какую-то интересную игру. Может быть, именно поэтому Саманта не успела ощутить опасность. Тори взяла все на себя и вывела их оттуда. И это было захватывающе.
И Саманте это нравилось.
Глава одиннадцатая
– Ты меня убиваешь, – пожаловалась Саманта, пытаясь в очередной раз поднять вес.
– Еще два раза.
– Два? Ты же сказала один!
– Я пошутила.
Саманта напряглась и вытянула вес. Неужели это была ее идея? О чем она только думала… Тяжело дыша, она, наконец, подняла вес над головой.
– Отлично, – сказала Тори, забирая у нее штангу. – Теперь жим ногами.
Сэм встала, прижимая к себе трясущиеся руки. – Тебе лучше надеяться, что завтра мне не придется применять оружие, – сказала она.
– Это почему?
– Потому что я очень сомневаюсь, что смогу поднять руки.
– Завтра все будет в порядке. А вот послезавтра будет тяжело. – Она подошла к следующему тренажеру и указала на него. – Сядь.
Саманта выполнила приказ, откинулась назад, согнула ноги в коленях и уперлась стопами в диск.
Тори отрегулировала вес. – Попробуй.
Диск сдвинулся всего на несколько дюймов и Тори уменьшила нагрузку. Повторив попытку у Сэм получилось выпрямить ноги.
– Отлично. Десять раз.
– И почему я тебе не верю? – буркнула Сэм, давя ногами на диск штанги.
Наблюдая за ней, Тори удивилась тому, что мускулы на лодыжках Саманты так хорошо выделяются. Она протянула руку и прикоснулась к ноге Сэм, ощущая, как под ее ладонью двигаются мышцы.
– Ты бегаешь?
Сэм чувствовала ее руку на своей ноге, и, тяжело дыша, ответила: – Когда-то бегала. В последние несколько лет – нет. Сейчас я занимаюсь на велотренажере.
– Это лучше, чем ничего. Ноги у тебя, кажется, в хорошей форме.
– Спасибо. – Почему-то от этих слов Саманта почувствовала себя лучше. – А ты почему не тренируешься?
– Я займусь этим позже. Я же обещала тебе помочь.
– Разве мы не можем тренироваться одновременно? Тебе же скучно просто стоять и смотреть на меня.
– Все могло бы быть гораздо хуже, – пошутила Тори. – Если бы мне пришлось смотреть на Сайкса или еще на кого-нибудь.
Саманта улыбнулась. Ей нравилось, когда Тори была расслабленной и шутила. – Так почему бы тебе не потренироваться вместе со мной? А потом я угощу тебя ужином.
– Ужином?
– Именно. Сомневаюсь, что у тебя будет время поесть, раз ты потом собираешься заниматься. Ну давай, закажем по бургеру.
Тори удивленно смотрела на нее. Ее так давно никто не приглашал поужинать, что она даже не знала, что ответить. Наверно, она нравится Сэм. Тори кивнула.
Улыбнувшись, Саманта сжала ее руку. – Спасибо.
– Это еще не значит, что ты сможешь легко от меня отделаться, – сказала Тори. Она заняла тренажер, стоявший рядом. Улеглась на живот, закрыла глаза и принялась сгибать и разгибать ноги в едином ритме, тихо считая про себя.
Саманта смотрела на ноги, вытянутые перед ней, на мышцы, которые выступали при каждом повторяющемся движении. Потом посмотрела на свои тонкие ноги, размышляя, получится ли у нее когда-нибудь добиться такого же результата.
– Давай, Саманта, еще разок.
– Да, да, – пробормотала она.
Они прошли все силовые тренажеры, и Тори помогала Саманте вновь с ними познакомиться. С тех пор, как она последний раз была в спортзале, прошло уже немало лет. Тренировка даже наполнила ее энергией. Она спокойно следовала инструкциям Тори, совсем не испытывая смущения, когда у нее что-то не получалось. Но вот в раздевалке, раздеваясь рядом с Тори, Саманта замялась. Тори же, казалось, ничего не стеснялась, раздевшись, она голой прошла в душ.
– Боже мой, – пробормотала Сэм, глядя ей вслед. Эта женщина была богиней, которая обладала телом, совершенным до кончиков пальцев. Саманта посмотрела на себя, она все еще стояла в спортивном бюстгальтере и шортах. Она не стыдилась своего тела, и Роберт всегда ей говорил, что оно красивое. Просто оно было не таким рельефным, как у Тори. Ну что ж, именно поэтому она здесь, сказала она себе. Стянув с себя белье, она взяла полотенце и быстро прошла в душ.
Когда она вышла, Тори была уже одета и, наклонившись, завязывала шнурки. Она оглянулась на Саманту, потом быстро отвернулась.
– Я подожду тебя снаружи, – сказала она.
– Хорошо, я скоро, – ответила Саманта.
Как только Тори вышла, она сбросила с себя полотенце и быстро оделась. Закинув вещи в спортивную сумку, она вышла, обнаружив Тори сидящей на скамье.
– Теперь тебе лучше? – спросила Тори.
Саманта улыбнулась. – Да, отлично. Спасибо.
Тори засунула руки в карманы, ожидая, что будет дальше.
– Как насчет «Альбертс»? – Спросила Сэм. – Это достаточно простое место.
– Хорошо. Я поеду за тобой.
Саманта несколько раз смотрела на «Эксплорер» Тори в зеркало заднего вида. Она нервничала и не могла понять, почему. Может, потому что она не сказала Роберту? Она посмотрела на свой выключенный телефон. Можно было позвонить, но вряд ли разговор получится коротким. Нет, лучше она поговорит с ним потом.
Для будничного вечера, «Альбертс» оказался многолюдным местом и им пришлось сидеть в баре, в ожидании свободного столика. Заказав по пиву, они уселись, облокотившись о стойку.
– О боже, как хорошо, – сказала Сэм после первого большого глотка.
– Ммм, – согласилась Тори.
– Спасибо тебе и за тренировку, и за ужин, – сказала Сэм. – Я правда хочу, чтобы мы были друзьями. Думаю, так нам будет намного легче работать вместе.
– Ты уверена?
– Да. – Саманта посмотрела на Тори. – Ты должна признать, что это гораздо лучше, чем ругаться или вообще друг с другом не разговаривать. Разве нет?
Улыбнувшись, Тори кивнула.
– Я серьезно. Ты так сильно напугала меня в первую неделю.
– Да? – Она пожала плечами. – Я вела себя как обычно. Это была просто я.
– Была ты? – спросила Сэм. – А какая ты сейчас?
Взглянув на Сэм, Тори вернулась к своему пиву, осушив одним глотком половину бокала.
– Казалось, что тебе изо всех сил хотелось мне не понравиться, – продолжила Сэм, – и я не могла понять, почему.
– Я никому не нравлюсь, Сэм.
– Мне нравишься.
– Почему?
Саманта пожала плечами и улыбнулась. – Ты же никому не расскажешь, что мне никогда в жизни не было так интересно и весело, как вчера с тобой?
– В туннеле? – изумленно спросила Тори.
– Да. В туннеле.
– Интересно и весело? Да ты угрожала меня пристрелить, – напомнила ей Тори.
– Ну да, я знаю. Тогда это казалось неплохой идеей, – смеясь, сказала Саманта. – А еще, когда я думаю о воде, я представляю ее чисто-голубой! Хотя, скорее всего, она была цвета кофе.
– Скорее всего.
– Я хочу сказать, за нами гнались, в нас стреляли, ты пыталась меня утопить, а потом еще появилась эта крыса-людоед. Не говоря уже о падении в бухту с высоты тридцать футов.
– И не забудь про взрывы.
Саманта засмеялась. – Точно. Одно радует, у меня нет аллергии на ядовитого плюща.
Теперь наступила очередь Тори смеяться. – Вряд ли ты продержалась на нем достаточно долго, чтобы узнать это наверняка. Видела бы ты свое лицо, во время падения!
– Видела бы ты свое лицо, когда я бросила тебя в воду, – парировала Сэм.
Тори улыбнулась и кивнула. Да, это действительно было весело. Их чуть не убили, но было весело. И она не могла вспомнить, когда ей в последний раз было весело.
Глава двенадцатая
Сэм смотрела, как Тори отъезжает, и тоже тронулась с места. Было уже поздно, почти одиннадцать. Роберт будет в ярости, но ей удастся все уладить с ним. Ей было так хорошо, что совсем не хотелось заканчивать вечер. Тори раскрылась, не сильно, но все же. В основном она говорила о своей яхте. Она даже пригласила ее с Робертом, присоединиться к ней как-нибудь на выходных. Это удивило Сэм. Она сомневалась, что Тори вообще, в принципе, может пригласить кого-то к себе. Она ничего не говорила ни о своей семье, ни о детстве, но Саманта и не спрашивала. Если ей захочется рассказать, она расскажет. Саманте нравилось просто говорить с ней. Она была рада, что им станет проще работать вместе.
В конце концов, Саманта поняла, что дальше откладывать нельзя. Включив телефон, она обнаружила, что у нее четыре сообщения, и все они от Роберта. Не прослушав их, она набрала его номер. Он ответил после первого же гудка.
– Ты в порядке? – сразу спросил он.
– Конечно.
– Где ты?
– Я как раз выехала из «Альбертс».
– Что ты там делала?
– Мы съели по бургеру после тренировки. Прости, я не могла тебе позвонить, – сказала она, позволив себе одну маленькую ложь.
– Я беспокоился. Я думал, что ты придешь домой намного раньше.
Домой?
– Роберт, я же сказала тебе, что собираюсь в спортзал. Я не думала, что ты будешь ждать меня.
– Я рассчитывал, что ты освободишься самое позднее в семь. Я ждал тебя, думал, мы поужинаем вместе.
Она тихо застонала. Нужно было позвонить ему.
– Прости. Хочешь, я приеду?
– Это было бы очень мило. А еще лучше будет, если ты привезешь мне что-нибудь поесть.
Она кивнула. – Хорошо. Бургер подойдет?
– Лучше куриный сэндвич.
– Хорошо. Я приеду минут через пятнадцать-двадцать, – сказала Саманта. Она устала, и ей хотелось лишь одного – поехать домой и забраться в кровать – одной. Но она чувствовала себя виноватой перед Робертом. Да, она сейчас поедет к нему, но она ни капли не сожалела о том, что провела вечер с Тори Хантер.
Глава тринадцатая
Тори смотрела, как светловолосая женщина осторожно пересекает комнату. Поставив высокий стаканчик на свой стол и такой же на стол Тори, Саманта медленно присела на свой стул.
Тори улыбнулась и, взяв кофе, сняла крышку со стакана и принюхалась. Каппучино. – Ммм. Спасибо. Правда, я удивлена, что ты смогла поднять два стакана, – поддразнила она Саманту.
– Ни слова больше, – пригрозила та в ответ.
– Немножко молочной кислоты в организме, не так ли?
Саманта посмотрела на нее. – Утром я не могла подняться с унитаза. Спасибо тебе, – сказала она. – Мои ноги просто отказались со мной сотрудничать.
Тори засмеялась так, что некоторые головы повернулись в их сторону. Даже Адамс и Дональдсон оторвались от своих дел.
– Тебе стоило бы сесть на велотренажер утром, стало бы немного легче.
– Ты издеваешься?
– Или попросить Роберта сделать тебе массаж, – предположила Тори. – Я слышала, это помогает.
Саманта промолчала. Роберт все еще злился на нее. Не настолько, чтобы отказаться от секса, но настолько, чтобы отказаться разговаривать с ней о том, как она провела вечер в спортзале. Тем не менее, она так устала, что ей не хотелось даже обниматься, не говоря уже о занятиях любовью.
– Хантер?
Тори обернулась и увидела Фиска, который подал ей записку. – Найдено еще одно тело. На этот раз в мексиканском квартале.
Мельком взглянув на записку, Тори кивнула. – Спасибо, Фиск. Пойдем, Сэм, пора поиграть в полицейских.
Зажмурившись, Саманта с трудом встала, и не смогла удержаться от стона, так сильно у нее болели ноги.
– Нужна помощь? – предложила Тори. – Хочешь, я тебя понесу?
– Это ты во всем виновата, – ответила она. – «Еще немного, Сэм. Еще разок», – передразнила она Тори, выходя вслед за ней.
***
Натянув перчатки, они подошли к мусорному баку. Судмедэксперт все еще стояла над жертвой и делала снимки.
– То же самое? – спросила Тори у Риты Спенсер.
– Вряд ли. Посмотрите.
– Господи, – прошептала Саманта, сжимая руку Тори в своей руке.
Девушка была голая и вся в крови. Живот был распорот.
– Столько много крови, – тихо сказала Тори. – Ее убили прямо здесь?
– Это вряд ли. В основном вся кровь на жертве. Немного попало сюда, – она показала внутрь мусорного бака. Там обнаружили кровавый след от ноги. – Она повернулась и показала, где именно.
– Я займусь им, – предложила Саманта. Все что угодно, лишь бы не смотреть на эту совсем юную девушку.
– Итак, ее убили где-то еще и бросили сюда. Раз уж здесь столько крови…
– Да, на месте преступления должно быть в два раза больше. Я проверила руки, у нее сломаны ногти. Она пыталась защищаться. Может быть, нам удастся найти образец кожи.
Тори пожала плечами. У первых двоих они уже нашли одинаковые образцы спермы. Она подошла поближе, рассматривая мусорный бак снаружи. На краю виднелись потеки крови, сбоку – целое пятно.
– Есть ли какой-то шанс найти отпечатки пальцев? – спросила она.
– Нет, на этом пятне ничего нет. Я уверена, что он был в перчатках.
Тори убрала с лица девушки спутанные волосы. Что-то было не так. – Рита… на ней нет макияжа, – проговорила она. Потом взяла девушку за руку, вглядываясь через пластиковый пакет, которым Рита обмотала ее руки. – И ногти у нее не накрашены.
– И что?
– Не думаю, что она проститутка.
– Тори, это отпечаток от кроссовки, – сказала Саманта, подходя к ним. Она снова посмотрела на тело, потом на Тори. – Но след идет от мусорного бака, а не к нему. Почему вдруг кровавый отпечаток здесь, – указала она, – а не здесь?
Они отступили назад и посмотрели на место, где стояли. Тори подсчитала, что отпечаток был футах в двадцати от мусорного бака. Он вел к переулку, а не к улице, где можно было бы припарковать машину.
– Как далеко тянется этот переулок? – спросила она у одного из полицейских, стоящих неподалеку.
– На три квартала. Но там есть вход сбоку, между булочной и продуктовым магазином.
– Посмотрим, что там.
Тори и Сэм прошли по переулку, глядя под ноги в поисках следов крови.
– Тори, здесь вряд ли смогла бы проехать машина.
– Могла бы. Проверь эти мусорные баки, может, там есть царапины.
Сэм кивнула и принялась изучать мусорные корзины. Тори шла за ней, позволив ей вести. Большинство баков оказались помятыми.
– На этом зеленая краска, – сказала Сэм, показывая на бак. – Может быть все что угодно, но краска свежая.
– Да. – Тори подняла крышку. Мусорка была полная и, само собой, воняла. – Отлично.
Она оглянулась на двух офицеров, ожидавших их. – Сэм, как зовут того парня?
– Санчез.
– Точно. – Тори помахала им. – Санчез? Узнайте, какому магазину это принадлежит. Отправьте это в лабораторию, мне нужна экспертиза краски.
– Да, мэм.
Они уселись на корточки рядом с мусорным баком, разглядывая краску на боку.
– Он заехал сюда, – сказала Тори, – задел бак, пытаясь протиснуться. Припарковался здесь. Дотащил тело до мусорного бака, оставил ее там, как и всех остальных, а потом вернулся в машину, оставив один отпечаток ноги.
– Почему только один?
– И почему так далеко от мусорного бака?
– Может быть, он специально его нам оставил, – предположила Саманта.
– Чтобы подразнить нас? Тогда это точно больной на всю голову ублюдок, – сказала Тори.
– Над ней издевались гораздо больше, чем над другими, – тихо сказала Сэм. – Почему?
Тори пожала плечами. – Может быть, она сильнее сопротивлялась. Я не думаю, что она была проституткой, Сэм. У нее слишком чистое лицо, никакого макияжа. А ногти короткие и не накрашенные.
– Он мог умыть ее.
– С чего бы вдруг? Две другие были накрашены. Они выглядели соответствующе. А эта нет.
Сэм пожала плечами. Ответа у нее не было.
***
Не успели они войти в отдел, как Малоун позвал их в свой офис.
– Звонил капитан. Хочет узнать, точно ли это серийный убийца. Если да, то они пришлют судебного психолога из сводного разведывательного подразделения.
– Первые два убийства точно связаны. Результаты из лаборатории будут готовы только завтра.
– А ты сама что думаешь, Хантер?
– Это убийство отличается. Я не уверена, что эта девушка проститутка, а те две были точно. Их задушили, а ей распороли живот. На них была одежда, а эта была голой.
– Убийство-подражание? В этом я сомневаюсь, – сказал он.
– Нет. Ее бросили в мусорном баке, как и других. Может быть, у нас просто неверное представление о проститутках.
– Почему ты думаешь, что она не была проституткой?
– Она выглядит абсолютно иначе.
– Она была без макияжа, лейтенант, – сказала Саманта. – И ногти у нее были короткие и без лака, в отличие от первых двух.
– Не очень-то убедительно. Придумайте что-нибудь еще. Две мертвые проститутки еще могли затеряться в бумагах, но три… будут звонить из администрации мэра. Они пришлют кого-нибудь за отчетом. Я постараюсь задержать их на пару дней.
– По крайней мере, до тех пор, пока у нас не будет результатов из лаборатории. Завтра я буду присутствовать на вскрытии.
– Так вам нужен судебный психолог?
– Из сводного разведывательного подразделения? Да уж, это должно пройти отлично.
– Тебе стоит доверить это Кеннеди. Думаю, она не разозлила их так же сильно, как ты.
***
Тори все еще заполняла бумаги, когда Саманта дотронулась до ее плеча. Тори устало посмотрела на нее.
– Я ухожу, – сказала Саманта, – уже шесть.
Тори кивнула и вернулась к своим бумагам.
– Я же знаю, что ты устала. Почему бы тебе не оставить эти дела на завтра? – осторожно предложила Сэм.
Тори откинулась на спинку стула и посмотрела на Сэм. Ее брюки со стрелками теперь немного помялись, но все еще выглядели аккуратно. Рукава были закатаны, а на голове царил беспорядок. Тори знала, что это из-за того, что Сэм весь день пыталась пригладить волосы. – Я просто хочу перенести все заметки в компьютер, пока еще все свежо в памяти.
– Мы же весь день этим занимались, – сказала Саманта. – Я так понимаю, сегодня ты ночуешь здесь?
– Скорее всего.
– Ты хотя бы поужинаешь?
– Конечно. Я любимый клиент в доставке пиццы.
– Ладно. Тогда я не буду за тебя волноваться.
– Я не привыкла, что за меня кто-то волнуется, – сказала Тори.
– Ну что ж, привыкай, – сказала Сэм, уходя. Потом вдруг остановилась. – У меня даже нет твоего телефона. Если ты будешь мне нужна, как мне тебя найти?
– У меня только сотовый.
– Да, у меня даже его нет.
Открыв ящик стола, Тори вытащила свою визитку. На обратной стороне она написала свой номер и отдала Саманте.
– Спасибо. А теперь немного отдохни.
Тори кивнула. – Тебе это тоже не помешает.
– Да, я была бы не против. Но обещала Роберту пойти с ним на званый ужин. Мне так не хочется. – Она помолчала. – Я могла бы остаться с тобой и поработать. Тогда у меня был бы повод не идти туда, – сказала она с надеждой в голосе.
– Тебе не нужно оставаться здесь со мной, Сэм. Иди и отдохни. По крайней мере, ты поужинаешь.
Саманта кивнула и вышла из отделения, зная, что Тори еще много часов проведет здесь за работой. Улыбнувшись, она сделала мысленную заметку, снова пригласить Тори на ужин, завтра после работы.
Глава четырнадцатая
Тори не глядя схватила последний кусок пиццы и еще раз просмотрела файлы, собранные в компьютере на всех трех жертв. Она устала, и уже плохо видела, но все равно не останавливалась. Последний случай не сходился с двумя первыми. Дело теперь не просто в том, что убивают проституток. Она не сомневалась, что третья девушка была убита другим человеком.
Она еще раз посмотрела на татуировку Лорейн. Тори уже прочитала короткий отчет, подготовленный Сарой. В 1900-х годах этот рисунок являлся символом первой черной команды, тайно принимающей участие в Марди Гра. Теперь, его использовала преступная группа из Нового Орлеана. Не густо. Может быть, Интернет подскажет ей что-то еще.
Час спустя она все еще просматривала каталог татуировок. Никаких совпадений. Она нашла другие татуировки, сделанные на основе масок Марди Гра, но нужной не было. Эта выглядела прямо-таки зловеще. Неудивительно, что преступники выбрали именно ее. Тори уже ни на что не надеялась, но продолжала просматривать каталоги.
– Вот она, черт подери, – пробормотала она.
– Ты все еще здесь?
Тори вздрогнула. Она не слышала, как вошел Энди. Толкая перед собой мусорную корзину, он подошел к столу Сайкса. – Уже поздно, детектив. Я постелил Вам постель.
– Спасибо, Энди. Правда, под такой шум спать невозможно. Что там происходит?
– Арестовали народ на каком-то рейве. Там куча тинейджеров.
Кивнув, она снова посмотрела на распечатанную картинку. – Слушай, Энди, подойди сюда на секунду.
– Конечно, мэм.
– Посмотри. – Она показала на экран и на фотографию татуировки девушки. – Они одинаковые?
– Так, посмотрим, – ответил он, надевая очки. – Да, кажется, одно и то же. – Потом взял фотографию. – Правда, здесь есть вот этот кружок.
– Дай-ка взглянуть. – Забрав у него фотографию, Тори пристально на нее посмотрела. И точно, внизу татуировки был круг… черт побери, с женским символом. Ее взгляд снова скользнул на монитор, и она кликнула на «вариации». На одном из четырех вариантов тоже оказался женский символ. Тори кликнула по нему.
– Черт меня подери, – пробормотала она, читая описание. – Спасибо, Энди.
– Нет проблем. – Он продолжил опустошать мусорные корзинки в отделе.
– За весь вечер ты не сказала и пары слов, – пожаловался Роберт, когда они готовились ко сну.
– Извини. Я просто очень сильно устала, – ответила Саманта. Она почистила зубы, обошла стороной Роберта и зашла в туалет. Лучше бы она пошла домой. Нет, лучше бы она осталась в офисе с Тори. Этот званый ужин был невыносим. Она могла думать исключительно о деле и о завтрашнем вскрытии. Она уже много лет не присутствовала на вскрытиях, и меньше всего ей хотелось, почувствовать себя плохо при Тори.
– Если ты так устала, мы могли бы остаться дома.
– Роберт, это же твои коллеги. Ты не мог остаться дома. – Она откинула одеяло и легла с тяжелым вздохом.
– Просто мне бы хотелось, чтобы ты получила от этого больше удовольствия.
– Ну что ж, я хотя бы поужинала, – проговорила она, повторяя слова Тори. – Это все, что имеет значение, – сказала она, переворачиваясь на бок и закрывая глаза. Саманта чувствовала, как он ложится сзади нее и кладет руку ей на талию. Она даже не пошевелилась.
Глава пятнадцатая
Тори сидела перед монитором в точно такой же позе, как вчера, когда Саманта ушла. Сэм поставила перед ней каппучино.
– Как у тебя получается выглядеть такой свежей и отдохнувшей?
– Что ты имеешь в виду? – спросила Тори, снимая крышку со стакана. – Мм, спасибо.
– До которого часа ты работала?
Тори пожала плечами. – Не очень уж долго.
– Почему-то, я тебе не верю.
– Я мало сплю.
– Выглядишь ты так, будто спала восемь часов.
– А ты так не выглядишь.
– О, ну спасибо.
– Как прошел вчерашний званый ужин?
– Ужасно. – Саманта села и отпила кофе. – Я так вчера устала, что меньше всего мне хотелось слушать истории из жизни адвокатов защиты.
– Роберт – адвокат?
– Да. И ему это нравится.
– Ну кто-то же должен этим заниматься, – сказала Тори. Повернувшись к компьютеру, она стала просматривать записи, которые сделала прошлой ночью.
Саманта наблюдала за ней. Тори и правда выглядела отдохнувшей. Может быть, она последовала совету Саманты и не работала допоздна? Она выглядела свежо. Темные волосы лежали так же аккуратно, как и всегда. Тори носила только джинсы, и сегодня они оказались дополнены легким блейзером.
– Ты хорошо выглядишь, – сказала она.
– Да?
– Я про пиджак. Сегодня какой-то особенный случай?
Тори ухмыльнулась. – У меня тут вещи закончились, а футболка грязная.
Саманта вздохнула и покачала головой. – Когда ты стираешь?
– Когда кончаются чистые вещи.
– Значит, сегодня?
– Нет, у меня еще есть дома заначка.
– Тогда мы можем сегодня потренироваться?
– А ты хочешь?
– Хочу. У меня до сих пор все болит, но я хочу продолжить. – Она подвигала ногой. Точно, болит. – Как насчет ужина?
Тори сделала большие глаза.
– Ну, после тренировки, – объяснила Сэм.
– Конечно… если у тебя есть время.
– У меня есть время. К тому же, к вечеру, я точно проголодаюсь. После вскрытия я, наверно, весь день есть не смогу.
– Я так понимаю, в отделе нападений и насилия ты нечасто присутствовала при вскрытиях, да?
– Последний раз такое было несколько лет назад, – признала Сэм.
– Ты можешь не ходить, – предложила Тори. Она вспомнила, как Каплан первый раз присутствовал на вскрытии. Он едва успел выйти из комнаты, перед тем, как распрощаться со своим завтраком. Ему бы она ни за что не позволила пропустить вскрытие. Интересно, почему теперь она предложила это Саманте?
– Нет, я пойду. Мы же напарники. Во всем.
Они обернулись, когда подошел Дональдсон. За две недели на новой работе, Саманта ни разу с ним не разговаривала.
– Хантер, нужна кое-какая помощь, – нерешительно начал он.
– В чем дело, Дональдсон?
– Гей-бары… насколько хорошо ты их знаешь?
Тори взглянула на него широко раскрытыми от удивления глазами. – Клубы для черных, насколько хорошо ты их знаешь, Дональдсон?
– Мне просто нужна помощь, Хантер.
Откинувшись на спинку кресла, она посмотрела на Саманту, которая кивнула и легонько ей улыбнулась.
– Ладно. Что тебе нужно?
– Убит трансвестит. У него… ему почти отрезали голову. Хозяин квартиры нашел его утром. На нем две печати из клубов. – Дональдсон посмотрел в свои заметки. – Одна от клуба «Перемены», другая – от «Розовой лагуны».
– Вам с Адамсом дали это дело?
Он кивнул.
– Да уж, вы наверняка из кожи вон вылезете, чтобы его распутать.
– Мы просто делаем свою работу, Хантер. Ты знаешь эти клубы?
– На первый взгляд кажется, что клуб «Перемены» – как раз для трансгендеров, но это не так. В основном они ходят в «Розовую лагуну».
– Спасибо.
– Вы с Адамсом собираетесь пойти туда?
Он кивнул.
– Это будет забавно, – протянула она. – Жаль, что мы не сможем посмотреть на это. – Она наклонилась вперед. – Будь осторожен, Адамса могут подцепить. Удостоверься, что он понимает, что под платьями они мужчины.
Саманта попыталась спрятать улыбку, увидев, как округлились глаза Дональдсона.
– Мы справимся, Хантер.
Тори покачала головой и улыбнулась Сэм. – Они оба гомофобы. Можешь мне поверить, это дело никогда не будет раскрыто.
– Знаешь, они и со мной ни разу не разговаривали. Как думаешь, сколько времени пройдет, прежде чем они меня примут?
– Они идиоты. Не беспокойся об этом.
– Таким образом, ты пытаешься сказать, что они меня никогда не примут?
– Нет, почему же. Ты симпатичная. И натуралка. Если будешь хорошо работать, они тебя примут. По крайней мере, Дональдсон.
– Все потому что ты лесби, да?
– Что?
– Поэтому они к тебе так относятся?
Тори ухмыльнулась. – Нет, это потому что я сука.
– В это я не верю.
– Во что? В то, что я сука?
– Ну… если бы ты задала этот вопрос две недели назад, не знаю, что бы я ответила. Но ты показала себя с другой стороны.
– Да? И ты думаешь, что теперь ты знаешь меня настоящую?
– Да.
Тори очень пристально смотрела на нее. – Я уже сама не знаю, какая я настоящая, – тихо произнесла она.
– Думаю, знаешь.
Они посмотрели друг на друга и Тори кивнула.
– Ну, пойдем. Нас ждет вскрытие. Кроме этого, я расскажу тебе, что узнала вчера ночью.
Улыбнувшись, Сэм отодвинула стул и взяла сумочку.
– Я так и знала, что ты работала ночью. Ты хотя бы поела?
– Да, пиццу. – Тори бросила ей ключи. – Ты поведешь.
***
– Ты правда думаешь, что она была лесби? – спросила Саманта, когда они вошли в лабораторию. – Она же проститутка, как это возможно?
Тори остановилась. – Да, она была проституткой, но это была ее работа. Она не занималась любовью, Сэм, она занималась сексом за деньги. А когда не работала, я думаю, была лесбиянкой.
– Ну не знаю, Тори. Только то, что эта татуировка знак лесбийской банды еще ничего не значит. Она была проституткой.
– Обсудим это позже. Сначала узнаем, что удастся выяснить сегодня.
К их приходу, Джексон уже начал вскрытие. Саманта встала подальше от тела, торс которого оставался накрытым простыней.
– Вы опоздали, – сказал он, – я уже начал.
– Надеюсь, мы ничего не пропустили.
– Я нашел под ногтями образцы кожи, – сказал он и убрал простыню. Саманта охнула. – Извините, детектив. – Он показал на шею. – На шее синяки, такие же, как у предыдущих двух, но это не причина смерти. Раны на животе нанесены еще при жизни.
– Время смерти? Рита предполагала, что после полуночи.
– Похоже на то. Желудок был пуст… вернее то, что от него осталось. Ее жестоко изнасиловали, в прямой кишке я нашел волокна дерева, а также кровоизлияние.
– Я ищу совпадения семенной жидкости.
– Да, я знаю, сегодня мы сделаем тест по ДНК. Я попрошу их поторопиться.
Саманта наблюдала за тем, как они осматривают тело. Она смотрела на бесстрастное лицо Тори и доктора Джексона. Оба явно относились к происходящему спокойно. Хорошо, что у нее не было времени позавтракать.
– У нее синяки на руках и ногах, посмотрите. Ее связывали, мы нашли волокна веревки. Я сравню их с теми, что мы нашли на теле предыдущей жертвы.
– Чем ее резали?
– Думаю, это зазубренный кухонный нож, или нож для хлеба. Первая рана была здесь, – показал он, – потом убийца провел ножом вверх до грудины. Думаю, что смогу найти метки на костях. Если вы найдете нож, сможем проверить совпадения.
– Сэм, посмотри… – Тори замолчала, увидев, какая она стала бледная. Она осторожно подошла к ней, так, чтобы Саманта не видела тела. Подождала, пока она не посмотрит ей в глаза. – Почему бы тебе не пойти подышать воздухом?
– Я в порядке.
– Неправда. Я сама здесь закончу, выйди на воздух.
Сэм судорожно сглотнула, потом повернулась и быстро вышла. Тори вернулась к Джексону. – Извини.
– Все нормально. По крайней мере, ее не вырвало прямо на мой пол, как Каплана.
– Да уж. Я боялась, что так и случится.
Через полчаса Тори нашла Саманту на скамейке на улице. – Ты в порядке? – спросила она, присаживаясь рядом.
Сэм смотрела перед собой, снова ощущая, как нарастает злость. – Мне бы хотелось, чтобы ты не ставила меня в такое дурацкое положение.
– Я не хотела тебя обидеть. Ты была белая как простыня.
Сэм, наконец, повернула голову и посмотрела на Тори. Взгляд Тори выражал тепло и заботу. Злость сразу пропала. Тори не пыталась выставить ее дурой перед Джексоном. Она просто проявила заботу.
– Извини. Я не сразу привыкну к этому.
– Привыкну? Я думаю, ты никогда к этому не привыкнешь. – Тори вытянулась на скамейке. – Просто нужно уметь отделять такие вещи. Это уже не тело молодой девушки. Это улики, при помощи которых, мы сможем найти убийцу.
– Нашли что-нибудь?
– Пока мы не получим результаты ДНК, сложно поверить, что это один и тот же убийца. На первых двух телах ничего не нашли, кроме спермы. А здесь, и волокна веревки, и волокна дерева, и ножевые ранения, все по-другому.
– Может быть, он просто стал смелее.
– Да. Послушай, если ДНК совпадет, тебе нужно будет организовать встречу с судебным психологом из сводного разведывательного управления. Я не буду тебе мешать. После случившегося, у меня напряженные отношения с ними.
– В отделе есть хоть кто-нибудь, кого бы ты ни разу не довела до белого каления?
– Думаю, всем досталось.
Их прервал мобильный Тори.
– Хантер, мы, кажется, смогли определить личность девушки, – сказал Фиск.
– Которой?
– Последней. Рейчел Андерсон, пропала без вести. Описание совпадает. Я послал людей к ее родителям. Привезти их к нам?
– Давай сначала посмотрим на фотографии. Не стоит зря их расстраивать, может быть, это не она.
– Понял.
– Поехали, Сэм, – сказала Тори, направляясь к машине. – Кажется, определили личность последней убитой.
***
Тори через стекло наблюдала за Сэм, говорившей с миссис Андерсон. Эта часть работы ей никогда не удавалась. Слишком много воспоминаний. Но у Сэм получалось намного лучше. Тори видела, как женщина подалась к Сэм и схватилась за ее руку. Она отвернулась, не в силах видеть чужую боль. Сэм только что сообщила женщине о смерти ее дочери. Если бы это пришлось сделать Тори, она бы просто прямо сказала миссис Андерсон, что ее дочь мертва.
– Хантер?
– Да? – Она повернулась и увидела Малоуна.
– Только что звонили из администрации мэра. Хотят завтра встретиться. Ты видела бумаги?
– Нет.
– И не надо. Такое ощущение, будто это мы виноваты, что они никому не сообщали о первых двух убийствах. – Он посмотрел в сторону Саманты. – Это мать девушки?
– Да.
– Ты будешь ее допрашивать?
– Да, если Сэм решит, что можно.
Малоун кивнул. – Ну, как она справляется? Я еще ни разу не видел, чтобы ты оставалась в стороне, – сказал он.
Тори пожала плечами. – У нее это лучше получается.
– Хорошо. Но давайте побыстрее, нам нужно будет поговорить. Вам нужны еще люди?
– Нет.
– Ладно. Но знай, что за этим делом очень пристально наблюдают.
– У меня есть одна теория. Но нужно поговорить с ее матерью, тогда я узнаю больше.
– Хорошо, дай мне знать.
Тори снова повернулась к Сэм. Мать девушки вытирала глаза. Тори наконец открыла дверь. Обе женщины посмотрели на нее.
– Миссис Андерсон, я детектив Хантер. Мне очень жаль, – сказала она.
Женщина кивнула, вытирая глаза. Сэм все еще держала ее за руку.
– Нам нужно задать Вам несколько вопросов, – осторожно сказала она, выдвигая стул, и посмотрела на Сэм, которая согласно кивнула. – Были убиты три молодые женщины. Первые две… они были проститутками. Сначала мы думали, что все дело в этом.
– Проститутками? Вы же не думаете, что моя Рэйчел была…
– Нет, разумеется, нет. Мы пытаемся найти связь между этими убийствами. Миссис Андерсон, Ваша дочь была лесби?
Миссис Андерсон подняла на Тори заплаканные глаза и всхлипнула. – Да. Она сказала мне год назад. Я не могла в это поверить. А мой муж… все еще не может этого принять.
– Понимаю. Мне очень жаль. – Тори взглянула на Сэм.
– Миссис Андерсон, – продолжила Сэм, – вы знаете, встречалась ли она с кем-то? В какие клубы ходила?
Миссис Андерсон покачала головой. – Мы об этом не говорили, – тихо сказала она. – Мы ничего не хотели знать… об этом.
– Вы знаете ее друзей?
Миссис Андерсон удивленно посмотрела на Тори.
– Вы думаете, это мог сделать кто-то из них?
– Нет, мы просто пытаемся узнать, где она бывала, с кем встречалась. Где могла быть в ночь смерти.
– Она ушла из дома в девять и сказала, что вернется к полуночи. Она почти всегда приходила домой до двенадцати.
– У нее был компьютер? – спросила Сэм.
– Да, конечно, он был ей нужен для учебы.
– Нам понадобится ее компьютер, миссис Андерсон. Как насчет мобильного?
– Да, конечно, был.
– Мы нашли ее машину на парковке в Фэйр Парк. Там не было телефона. Она взяла его с собой?
– Да.
– Хорошо, – Сэм улыбнулась ей, потом посмотрела на Тори. – Думаю, пока хватит. Хотите, я позвоню вашему мужу?
– Нет, я должна сделать это сама. Но вы останетесь со мной?
– Конечно, я подожду, пока он приедет.
– Нам нужно будет… мы должны ее опознать?
– Нет.
Тори встала и дотронулась до плеча Сэм. – Можно тебя на пару слов?
Сэм кивнула. – Я сейчас вернусь, миссис Андерсон.
Они закрыли за собой дверь, и Тори посмотрела Сэм в глаза. Она видела намек на слезы в глазах Сэм.
– Спасибо, что сделала это. Я знаю, как это сложно.
– У меня просто сердце разрывается.
– Я знаю. Извини.
Сэм кивнула. – Значит, не проститутки, а лесби?
– Пока не ясно, – сказала Тори. – Если у нас получится найти что-то о Кристал, мы сможем быть уверены. Малоун хочет нас видеть, сразу же, как приедет муж миссис Андерсон. Завтра приедут из администрации мэра, им нужен отчет.
– Хорошо. Но я останусь с ней, до приезда ее мужа.
– Конечно. Я пока запишу все это и позвоню в лабораторию, возможно, анализы уже готовы.
Сэм кивнула и дотронулась до предплечья Тори, проходя мимо. Тори смотрела на тонкие пальцы, которые на секунду обхватили ее предплечье. Идя к столу, она дотронулась до своей кожи, где были пальцы Сэм.
Это так необычно. Она не привыкла, чтобы к ней прикасались, по крайней мере, так, между делом. Сэм явно была человеком любвеобильным, и поэтому часто дотрагивалась до людей. Стоило запомнить это после того, как в туннеле она почти висела на ней два часа подряд.
Боже, кто бы мог подумать, что Тори может быть терпима к этому? Она улыбнулась, открывая файл на компьютере. За три недели знакомства, Сэм стала для нее лучшим напарником, чем все предыдущие вместе взятые. Сэм не обращала внимания на ее плохое настроение, на слухи о ней, ей было все равно, что она лесби. Если бы Тори не была такой осторожной, они могли бы, в конце концов, стать хорошими друзьями. Когда такое случалось в последний раз?
Она быстро записала разговор с миссис Андерсон и набрала номер лаборатории. Прошло всего несколько часов, но нужно поторопиться.
– Это Хантер. Джексон может подойти?
– Он все еще в лаборатории.
– Вы можете отправить ему сообщение? Мне нужно узнать, обнаружил ли он что-нибудь. Мы идентифицировали жертву.
– Да, мы уже получили эту информацию. Отчет будет готов через пару часов. Он уже всех поставил на уши, Хантер.
– Позвони сразу же, когда все будет готово.
– Разве мы не делаем так всегда?
– Сара, кому ты это говоришь? Если бы я не доставала вас, мне пришлось бы ждать по несколько дней!
– Не беспокойся, Хантер, мы позвоним. Нас уже беспокоили люди из администрации мэра.
– Что? С какой стати? Это не их чертово дело! – воскликнула она, на повышенном тоне.
– Эй, мэр все-таки выше тебя по званию, понимаешь?
– Позвони сначала мне, – прорычала она. – Я серьезно! – Она бросила трубку. – Идиоты!
– Видимо, ты звонила в лабораторию, – сказала Саманта, усаживаясь за стол. – Что происходит?
– Администрация мэра обратилась к ним, а не к нам. Кто бы мог подумать, что вокруг парочки убитых проституток поднимется такая шумиха, – ответила Тори.
– Я думала, мы решили, что дело не в том, что они были проститутками.
– Но этого больше никто не знает. – Тори встала, взяла со стола папку и отпечатанные отчеты. – Пойдем к Малоуну.
– Знаешь, если ты захочешь пропустить сегодня тренировку, я не буду возражать, – сказала Саманта, следуя за ней.
– Как насчет твоего торса?
– А что с ним?
Тори остановилась и оглядела Саманту, начиная от талии, ненадолго задержавшись на груди, и, наконец, посмотрела ей в лицо.
– Ну, мне кажется, выглядит неплохо. Это же ты решила, что тебе нужны тренировки.
– Ты что, только что меня оценивала? – Саманта уперлась руками в бедра.
Тори ухмыльнулась. – Конечно, нет, я сделала это в первый же день.
Сэм осталась стоять, прикованная к месту, а Тори вошла в офис лейтенанта.
– Кеннеди? Ты собираешься присоединиться к нам или как? – спросил Малоун.
Войдя, она присела рядом с Тори и шлепнула ее по руке. В ответ Тори быстро улыбнулась.
– Ладно, давайте послушаем, что у вас есть.

+1

4

– Неизвестная номер один. Уличное имя Лорейн. Задушена и оставлена в мусорном баке в Ист-Далласе. Неизвестная номер два. Уличное имя Кристал. Задушена и оставлена в мусорном баке в центре города. Образец семенной жидкости совпадает. И, наконец, Рэйчел Андерсон. Оставлена в мусорном баке в Литтл Мексико. – Тори оторвалась от бумаг. – С распоротым животом. Она единственная из всех была найдена обнаженной. Мы обнаружили волокна веревки и древесные волокна. Рэйчел Андерсон связывали. Все трое подверглись анальному изнасилованию. – Она посмотрела на Малоуна. – Рэйчел Андерсон не была проституткой. Согласно словам ее матери, она лесби. Тату на плече Лорейн указывает на символ преступной группировки из Нового Орлеана. – Она протянула ему фотографию, которую нашла в Интернете. – Татуировка немного видоизменена, символ внизу указывает на то, что она тоже была лесби.
– Значит, ты думаешь, что дело не в том, что кто-то убивает проституток? – спросил он.
– Нет. Но я не думаю, что выбор жертв случаен. Нужно найти что-то о Кристал, возможно, она тоже была лесби. Может быть, дело в этом.
Малоун наклонился к ней. – Они же были проститутками, Хантер. Прости мне мое невежество, но разве бывают проститутки-лесбиянки?
– Каждый как-то зарабатывает на жизнь, лейтенант.
– Пока вы не найдете что-нибудь на Кристал, не торопитесь с этой гипотезой. К тому же, вы ничего толком не знаете о Лорейн. Может быть, это просто символ женственности. Может быть, он вообще случайно выбирает жертв и даже то, что первые две оказались проститутками, просто совпадение.
– Мы же все знаем, что серийные убийцы ничего не делают случайно. Их что-то должно связывать.
– Может быть, просто тот факт, что они женщины? – предположила Саманта.
– Нет. Они все моложе двадцати. Уже не случайность. Почему только подростки? Это тоже должно что-то значить, – сказала Тори.
– Узнайте что-нибудь о Кристал или подтвердите значение этой татуировки, Хантер. Мы встретимся завтра в десять. Они, скорее всего, пришлют Дженкинса.
– Серьезно?
– Скорее всего.
– Кто такой Дженкинс? – спросила Сэм.
– Он из оперативной группы мэра, – сказал Малоун. – У них с Хантер не слишком хорошие отношения.
– А у кого хорошие?
– Очень смешно, – сухо сказала Хантер.
– Как насчет судебного психолога? Думаю, нужно будет пригласить его.
– Да, я с ним встречусь, – сказала Саманта.
Малоун посмотрел на Тори. – Ты не против?
– Нет.
– Ладно, я позвоню в сводное разведывательное подразделение. Найди что-нибудь еще, Хантер.
– Мы работаем над этим.
– Над чем это мы работаем? – спросила Саманта, когда они вернулись на рабочее место.
– Я собираюсь сегодня пройтись по заведениям для женщин с фотографиями наших жертв.
– Я так понимаю, ты хочешь сказать, что мы собираемся этим заняться, – поправила ее Сэм.
Тори остановилась. – Это необязательно. Я сама могу это сделать.
– Уверена, что ты можешь, но одна ты не пойдешь.
– Сэм, нет никакой необходимости в том, чтобы ты была со мной. Я просто буду показывать людям фотографии, вдруг найду кого-нибудь, кто их знает.
– Да черт возьми, Хантер! Мы напарники. Если ты занимаешься расследованием, то и я им занимаюсь.
– Но у тебя… у тебя есть своя жизнь, есть любимый человек. Вовсе необязательно нам обеим работать по ночам.
– Какое это имеет отношение к моей личной жизни? – возмутилась она. – Мы вместе работаем над этим!
– Ладно. Как насчет того, что люди там скорее заговорят со мной, чем с тобой?
– Я видела, как ты разговариваешь с людьми. Не думаю, что так и будет.
Подошел Сайкс и, ухмыляясь, встал между ними.
– Опять деретесь, девочки? Вам не нужен судья?
– Исчезни, Сайкс, – свирепо посмотрела на него Тори.
– Вау! Хантер, успокойся. Я просто пытаюсь помешать драке здесь.
Развернувшись, Тори направилась в женский туалет.
Саманта последовала за ней. – Ты не можешь постоянно так делать, – сказала она, закрыв за собой дверь.
– Как?
– Постоянно вести себя, как главная. Принимать все решения. Мы же напарницы, Тори, с какой стати ты не хочешь, чтобы я пошла вместе с тобой?
Сунув руки в карманы, Тори повернулась к зеркалу и встретила в нем взгляд Саманты. – Потому что я не хочу, чтобы ты ходила в такие места.
– Почему?
– Потому что… это плохие места.
– Это просто бары.
– Это садо-мазо клубы. Секс-клубы, а не места, где проходят танцевальные вечеринки.
– И что? Ты думаешь, я стану тебя осуждать?
Тори пожала плечами.
– Ты часто туда ходишь в свободное время? Боишься, что тебя кто-то узнает?
– Нет, конечно, нет.
– Что тогда?
Сэм подошла к Тори и заставила ее повернуться к себе.
– Я не собираюсь осуждать тебя из-за того, что увижу сегодня, Тори. Есть куча баров для натуралов, в которые я ни за что не зайду. Какая разница?
– Нам нужна информация, Сэм. Если ты придешь туда и будешь ходить с широко раскрытыми от удивления глазами, никто не захочет с нами говорить.
– Я буду нормально себя вести. А если ко мне кто-то пристанет, я же знаю, ты меня спасешь.
Тори позволила себе улыбнуться, и Сэм улыбнулась ей в ответ.
– Ладно, пойдем вместе. Только переоденься… лучше всего в джинсы. Начнем примерно в десять.
– Хорошо. Встретимся здесь?
Тори кивнула. Интересно, что Сэм скажет Роберту, размышляла она, глядя на удаляющуюся Саманту.
***
– Бары для лесби?
– Да, Роберт, – сказала Саманта. Прижимая телефон к плечу, она пыталась натянуть джинсы. – Мы освободимся после двенадцати. Я позвоню тебе завтра.
– Почему бы тебе просто не приехать, когда ты закончишь?
– Потому что будет уже поздно, Роберт.
– Я могу тебя дождаться, Саманта, сегодня же пятница.
Она посмотрела в потолок и вздохнула. Почему это так сложно?
– Роберт, пожалуйста. Я слишком устала, чтобы спорить об этом. Когда мы закончим, я поеду домой и лягу спать. Я не приеду к тебе. Все, поговорим завтра.
– Как я узнаю, что с тобой все в порядке?
– С какой стати мне быть не в порядке? Мы всего лишь походим по барам и поспрашиваем людей, не знают ли они чего-то.
– Саманта, может случиться все что угодно. Думаю, тебе стоит хотя бы позвонить мне, когда ты приедешь домой.
– Зачем ты это делаешь? – тихо спросила она.
– Я… я просто беспокоюсь о тебе. Ты почти месяц на этой работе, и мы едва видимся. А когда все-таки встречаемся, ты всегда уставшая. Мне не нравится, что так происходит.
– Ты действительно хочешь поговорить об этом прямо сейчас? – Она села на кровати и скрестила ноги. – Это моя работа, Роберт. Я работаю не с восьми до пяти, как ты. Я ведь не развлекаться иду. Я занимаюсь расследованием.
– Я знаю. Прости. Я знаю, как это важно для тебя. Но я тоже хочу быть важным для тебя.
Саманта вздохнула. Все слишком запуталось. Он вел себя так, будто она собиралась на свидание.
– Роберт, ты делаешь из мухи слона. Я просто работаю допоздна, вот и все. Все, мне нужно идти. Я быстро поужинаю, и мы займемся делом. Позвоню завтра.
– Хорошо. Извини. Я тебя люблю. Пожалуйста, будь осторожна.
Она зажмурилась. – Я тоже тебя люблю.
Саманта бросила телефон на кровать и уставилась в пространство. Реакция Роберта ее удивила. Когда она работала в отделе нападений и насилия, ей часто приходилось работать по ночам, но она не могла вспомнить, чтобы он хоть раз так расстраивался из-за этого. Конечно, она никогда не делала этого с особым рвением. Ей всегда хотелось остаться дома, с ним. Но теперь, ей хотелось заняться расследованием. И если честно, ей пришлось еще и упрашивать Тори, чтобы она взяла ее с собой.
Глава шестнадцатая
Саманта вошла в отделение и увидела Тори именно там, где ожидала. За столом у компьютера.
Повернувшись, Тори оглядела Сэм. Выцветшие джинсы, ботинки, тесная футболка, черный пояс. И без лифчика? Ну что ж, она точно выглядит соответствующе.
– Я подхожу?
– Еще лучше, чем я.
Сэм оглядела Тори. Она переоделась в черные джинсы и темную рубашку и, как и всегда, выглядела впечатляюще.
– Я так не думаю, – сказала Саманта. – Ты отлично выглядишь. – Она села за стол и открыла пакет, который принесла с собой. Вытащив оттуда контейнеры с китайской едой, она вручила Тори вилку. – Я уверена, что ты еще не ела. Она подала ей одну из коробок. – Они обе с креветками и курицей. Я не знала, что тебе больше нравится.
– Всё, – сказала Тори и попробовала. – Ммм. Спасибо.
Сэм улыбнулась и открыла свой пакет. Она знала, что Тори не будет тратить время на ужин. Непонятно, как она вообще еще живет.
– Я так понимаю, стирку ты так и не устроила, – сказала она. – Ты что, не выдержала и доехала до квартиры?
Тори кивнула, пережевывая еду.
– А где она?
– На юге.
– На юге отсюда, на юге от Далласа, или на юге от штата?
– Ты что, хочешь узнать адрес?
Сэм пожала плечами. – Мне просто хотелось бы знать, где ты живешь.
– В основном, здесь.
Сэм покачала головой. – Ты же знаешь, что это вредно для здоровья. Тебе нужно место, где бы ты могла отдохнуть от работы.
– У меня есть яхта.
– И как часто ты там бываешь?
– Летом чаще. А к чему все эти вопросы? – спросила она, пытаясь подцепить вилкой креветку.
Саманта пожала плечами. – Просто я ничего о тебе не знаю.
– У меня жутко скучная жизнь. Особо нечего знать.
– Ты все время работаешь и никогда не развлекаешься?
– В принципе, да.
Саманта ничего не знала о лесбийском образе жизни, но Тори была такой привлекательной. Она не могла понять, почему она одна. Интересно, были ли у нее когда-либо романы?
– Что за мысли заполнили твою милую голову?
– Задумалась… о твоей интимной жизни.
Тори засмеялась. – Я не отличаюсь особой общительностью.
– Ты не ходишь на свидания?
– Я бы не стала называть это «свиданиями», – холодно ответила Тори.
– Любовницы на одну ночь?
– Это слово тоже не слишком подходит.
Глаза Сэм округлились. – Ты платишь за секс?
Тори снова не выдержала и засмеялась. – Нет, платить мне не приходится.
Сэм смотрела, как Тори цепляет вилкой еще одну креветку и кладет ее в рот. Да, привлекательная. На самом деле, она была… нет, Сэм не сказала бы «красивая». Не в стандартном смысле этого слова. Кожа у нее была почти безупречной… и эти ресницы… Боже, кто бы не убил за них! Тут ресницы приподнялись, и темные карие глаза посмотрели на нее. Эти глаза были теплыми и нежными – совсем не похожими на те злые безразличные глаза, которые она увидела в первый день.
– А теперь о чем ты думаешь?
Сэм быстро улыбнулась. – Не твое дело, – сказала она, и отправила в рот полную вилку риса.
– Ну что, уверена, что готова к этому? – на всякий случай еще раз спросила Тори. Они припарковали машину рядом с самым популярным садо-мазо баром в городе. Тори видела, как расширились глаза Саманты, когда она заметила женщину в собачьем ошейнике, которую вели в бар на поводке.
– Почему у нее поводок?
– Игры в госпожу и рабыню. Тут все дело в контроле. – Сказала Тори.
– Почему она это делает?
– Это ролевые игры. Внутри ты увидишь много всего и похуже. Может быть, ты все-таки подождешь меня снаружи? – предложила Тори.
– Нет, я справлюсь, – сказала Саманта. Разве она не сможет? Боже, неужели женщины действительно делают это?
– Мы просто зайдем, зададим несколько вопросов и уйдем. Если они узнают, что мы из полиции, они ни за что не станут говорить с нами. Не свети своим значком, – предупредила Тори.
– Мы не слишком вписываемся в это место, – сказала Саманта. – Я имею в виду…посмотри на нас, мы выглядим нормально.
– Сэм, там не все будут в ошейниках. Вообще-то, некоторые приходят просто посмотреть.
Тори открыла дверь, вышла из машины, и подождала, пока Сэм подойдет к ней. – Держись рядом со мной.
– Не беспокойся, я тебя не потеряю, – ответила Сэм.
Внутри было темно и почти все, включая их с Тори, были одеты в черное. Громкая музыка звучала почти зловеще. Сэм пыталась вести себя как ни в чем не бывало, но при виде женщины со связанными руками, которую принуждали сесть на колени другой женщине, ее глаза расширились. Она почувствовала, как ее берут за руку, и благодарно сжала пальцы Тори. Ни слова не говоря, она позволила ей отвести себя к бару.
– Садись.
Они уселись рядом и, не переговариваясь, огляделись. Сэм смотрела на подошедшую к ним барменшу. На ней была расстегнутая кожаная куртка, и больше ничего. Оба соска были проколоты и соединены тонкой серебряной цепочкой.
– Скотч, – заказала Тори.
– А что твоей девочке?
– Она будет содовую.
Саманта уже собиралась запротестовать, но почувствовала, как Тори сжала ее руку, и промолчала.
– Мы ищем нашу подругу, – сказала Тори барменше. – Лорейн.
Женщина покачала головой. – Не знаю такую.
– А как насчет Кристал?
– Кристал? Блондинка?
Тори кивнула.
– Не видела ее уже неделю. – Она поставила на стойку их напитки. – Она принадлежит Джонни.
Тори вопросительно на нее посмотрела.
– Она там, – показала барменша.
Джонни оказалась массивной женщиной, в одиночестве сидящей у бара. Взглянув на Сэм, Тори наклонилась к ней: – Оставайся здесь, – прошептала она. – Ни с кем не заговаривай.
Саманта кивнула, краешком глаза следя, как Тори уходит.
Взяв скотч, Тори присела рядом с Джонни. Женщина, наконец, посмотрела на Тори и сразу отвернулась.
– Слишком мужеподобная, не интересуешь, – сказала она.
Тори закатила глаза. Если бы так. Но промолчала.
– Я ищу Кристал.
– Эта сучка куда-то пропала. Ни слова не сказала, просто исчезла. – Женщина повернулась к Тори. – А зачем тебе моя Кристал?
Тори осторожно вытащила значок и показала его Джонни.
– Что за хрень?
– Я из отдела убийств. Нашли женщину, которая работала на улице с Кристал. – тихо сказала она.
Женщина долго смотрела на нее, потом злобно сузила глаза. – Убирайся отсюда! – после этих слов, она поднялась и удалилась в другую сторону.
– Отлично, Хантер, – пробормотала Тори. – Молодец. – По крайней мере, теперь они знают ее имя и смогут вызвать ее на допрос. Она поискала глазами Сэм. – О, черт.
– Я здесь не одна, – сказала Саманта, но женщина все равно села с ней рядом.
– Я никого не вижу, – Она схватила Сэм за запястье и потянула к себе. – Я заявляю свои права на тебя.
– Вы…что? – Сэм попыталась высвободить руку, но женщина не отпускала. – Уберите от меня свои руки!
– Танец.
– Нет.
– А я сказала, да.
Сэм в ужасе смотрела на нее.
Наконец, появилась Тори и схватила назойливую незнакомку за плечо.
– Она моя, – прорычала Тори, – не смей ее трогать.
– Эй, подруга, – выдохнула женщина, отпуская Саманту. – Эта сучка была здесь одна.
– Она не одна, она со мной.
Тори протиснулась между ними, загородив собой Саманту. Она почувствовала, как Сэм обнимает ее за талию.
– Тогда она не должна была смотреть на меня.
– Не беспокойся, я ее накажу.
Слушая их разговор, Саманта еще крепче схватила ее за талию. Наконец, другая женщина пожала плечами.
– Тебе лучше бы держать ее на коротком поводке, – буркнула она под нос, уходя.
Тори повернулась и посмотрела Сэм в глаза. – Ты в порядке?
– Да. Правда, я уже хотела вытащить оружие.
Услышав, смех Тори, Сэм, наконец, отпустила ее.
– Ну пошли, выберемся уже отсюда.
– Да уж, уговаривать меня тебе не придется.
Оказавшись в машине, Саманта откинулась в кресле и вздохнула. Эта женщина напугала ее. Она и предположить не могла, что за люди постоянно ходят в этот бар.
– Ты что-нибудь узнала? – наконец, спросила она.
– Да.
Тори вытащила телефон.
– Сержант Рейнальдс? Это Хантер. Мне нужно, чтобы вы прислали сюда наряд и забрали одного человека. – Пауза. – «Девочки в коже», – сказала она. – Женщина по имени Джонни, она внутри. Ее нужно допросить. Крупная женщина со стрижкой в военном стиле, одета в кожаную куртку с цепями на талии. – Еще одна пауза. – Нет, еще крупнее. Мы вернемся в отдел через пару часов. Да, я знаю, что она будет в ярости из-за того, что мы задержим ее так на долго. Но предоставьте мне об этом побеспокоиться. – Бросив телефон на сиденье, Тори завела мотор.
– Она знала Кристал?
– Да, но говорить она отказалась. Мы допросим ее позже.
– Куда теперь?
– В «Ложе роз». Это секс-клуб.
– Секс-клуб? Что это значит?
– Это значит, что там разрешен анонимный секс, с некоторыми ограничениями, – объяснила Тори.
– То есть это как бордель? Там есть отдельные номера и все такое?
Тори ухмыльнулась. – Не совсем. Просто много укромных уголков.
Сэм удивленно посмотрела на Тори. – Что, они делают это прямо в баре?
– Да. Там темно. Женщины ходят туда за сексом, и все.
– То есть они приходят туда, чтобы найти подругу на вечер и заняться с ней сексом?
– И, как правило, не одну, – сказала Тори.
– Не одну?
Тори засмеялась. – Не разглядывай там людей. И уж тем более не смотри на тех, кто пришел в одиночестве. Они подумают, что ты тоже кого-то ищешь.
– Это вообще легально?
– Нет.
– Ты ведь не оставишь меня одну, а? – Сэм взяла Тори за руку. – Ни на минуту?
– Не оставлю, обещаю.
В этот раз они припарковали машину за три квартала. Сэм тихо шла рядом с Тори, время от времени поглядывая на нее. Ей было интересно, ходила ли когда-нибудь Тори в такие бары. Нервничая, она засунула руки в карманы.
– Не забудь, поосторожнее с разглядыванием публики.
– Я буду смотреть только на тебя, обещаю.
– Все будет хорошо. Просто оставайся рядом.
– Не беспокойся, – пробормотала Сэм.
Как только они вошли, Тори снова взяла ее за руку, и Сэм почувствовала облегчение. Казалось, музыка здесь еще громче, чем в предыдущем заведении. Парочки были повсюду. Они, казалось, ни на кого не обращали внимания. Неожиданно Сэм вскрикнула.
– Кто-то только что схватил меня за задницу. Пожалуйста, скажи, что это была ты.
Тори засмеялась, притягивая Сэм ближе к себе. Они подошли к бару. – Это была не я, – сказала она, усаживая Сэм на стул и обнимая ее сзади.
Несмотря на предупреждения Тори, Сэм не могла не смотреть вокруг. Любовные парочки обнимались и вели себя так, будто они были здесь одни. Сэм не могла отвести глаз от пары, расположившейся на одном барном стуле. Одна из женщин оседлала другую, и Саманта смотрела, как их бедра сотрясаются в едином ритме. Наблюдая за чувственным танцем их языков, за слиянием губ, Саманта ощутила, что ее тело отвечает на это зрелище, низ живота у нее потеплел. Женщина сверху откинула голову назад. Саманта в шоке следила за ритмичными движениями руки ее партнерши.
Крик женщины был тихим, но Саманта поняла, что та только что достигла оргазма. Она сжала свои ноги. Ей было неудобно смотреть, но она не могла оторвать от них взгляда.
– Что вы будете, дамы?
Сэм, наконец, отвернулась и посмотрела на подошедшую к ним женщину.
– Два пива, – сказала Тори, доставая из кармана фотографии жертв. Когда барменша принесла напитки, Тори положила фотографии на стол.
– Вы знаете этих женщин? – спросила она.
Женщина посмотрела на снимки, потом подняла испуганные глаза на Тори.
– Господи Боже… это Энджи. А вы кто?
– Отдел убийств, – тихо сказала Тори. – Вы их знаете?
Женщина показала на Лорейн. – Это Энджи.
– Энджи? Вы знаете ее фамилию?
– Нет, только имя. Что случилось?
– Несколько недель назад ее нашли в мусорном баке, – сказала Тори. – Как насчет остальных?
Женщина покачала головой. – Нет.
– Кто-то из посетителей может их знать?
– Энжи была несовершеннолетней. Она не могла приходить сюда одна. Она мертва?
Тори кивнула.
– Черт, – прошептала она. Потом огляделась. – Обычно она приходила с Бет.
– Бет сейчас здесь?
– Она приходит только по субботам. Но здесь Дана, она знает их обеих.
– Где она?
Барменша огляделась, потом показала. – Там. Она… немного занята. Блондинка у стены.
Тори и Сэм посмотрели в указанном направлении, и увидели невысокую блондинку в объятиях рыжеволосой женщины. Блондинка была без рубашки.
Вздохнув, Тори посмотрела на Сэм, которая все еще не могла отвести взгляд от пары. Тори толкнула ее локтем и Сэм отвернулась.
– Это невежливо так пялиться, – поддразнила она ее.
Покраснев, Сэм обеими руками схватилась за кружку с пивом. Она твердо решила смотреть исключительно на пену в своей кружке.
– Просто я не могу поверить, что люди и правда делают это прямо здесь, – прошептала она. – Почему они не могут пойти куда-нибудь в более уединенное место?
– Потому что им нравится именно это.
– Что? Что на них смотрят?
– Да, и то, что здесь можно заниматься сексом с незнакомками. Они не хотят знать, как зовут тех, с кем они… и не хотят с ними встречаться. Это просто секс, – пожала плечами Тори.
Сэм покосилась на Тори и снова стала смотреть на свое пиво. – А ты когда-нибудь приходила сюда?
Тори отпила из кружки, прежде чем ответить. Она думала, что лучше соврать. Не стоит говорить Сэм, что когда-то давно она была такой же, как и все эти женщины.
– Да, я была здесь пару раз, – признала она. Это было много лет назад, но да, она приходила сюда ради анонимного секса. И она не спрашивала их имен. Ей это было не нужно.
Сэм огляделась, ее глаза остановились на другой паре у бара. Она попыталась представить Тори с какой-нибудь незнакомкой, сидящей у нее на коленях, целующей ее, дотрагивающейся до нее. Но у нее не получилось. Ей хотелось думать о Тори с кем-то, кто любил бы ее и заботился бы о ней. А то, что происходило здесь, было унизительно. Она смотрела, как одна из женщин проводит рукой вниз по телу другой, потом, наконец, отвела взгляд и посмотрела на Тори. Тори наблюдала за ней.
– Прости, – прошептала Сэм. – Мне не нравится думать о том, что ты здесь бывала.
– Тогда не думай. Я была молодой и глупой. И я не получала удовольствие от того, что на меня смотрят, – тихо сказала она. – Мне просто нужен был… кто-то…
Не осознавая, что делает, Сэм взяла руку Тори и положила на свое колено. – У тебя никогда никого не было, Тори? Никого, кто любил бы тебя?
Повернувшись к Сэм, взгляд Тори скользнул вниз, на свою руку в ее руках. Она встретилась взглядом с ожидающими глазами Сэм и медленно покачала головой.
– Я никогда не была готова к… любви, – призналась она. – Да и предложить мне нечего.
Саманте хотелось возразить. У Тори множество хороших качеств. И у нее отличное чувство юмора, которое она так старается прятать, по крайней мере, от всех, кроме нее. Саманта подозревала, что в последнее время Тори вела себя гораздо более естественно, чем всегда. К сожалению, она ни за что не позволит кому-либо увидеть себя с другой стороны. Она вела себя так специально, чтобы держать людей на расстоянии.
Сэм уже собиралась было озвучить свои мысли, но тут Тори сжала ее пальцы. – Пойдем, пока наша девочка не нашла себе очередную партнершу.
Блондинка уже оделась. Она взяла свой напиток и посмотрела на приближающихся Тори с Самантой.
– Ого. Две сразу? Не уверена, что готова к такому, – протянула она. – Может быть, ты, – сказала она, дотронувшись до Саманты. – Не уверена, что я хочу эту высокую, темноволосую и опасную женщину.
– Вы Дана? – спросила Саманта.
Женщина удивилась. – Мы знакомы?
Тори вытащила свой значок. – У нас есть кое-какие вопросы, – сказала она.
– Полиция? Я ничего плохого не сделала.
– Вы знаете девушку по имени Энджи? Она приходит сюда с Бет.
– Послушайте, я знаю, что она несовершеннолетняя. Я никогда не приводила ее сюда и никогда не покупала ей выпивку.
– Она мертва, – сказала Тори. – Где мы можем найти Бет?
– Что? Энджи мертва? – женщина ошарашено уставилась на них. – Что случилось? Вы же не думаете, что в этом замешана Бет?
– Насколько хорошо Вы знали Энджи?
Она пожала плечами. – Не особенно. Я только здесь ее и видела. Они с Бет… ну, можно сказать, встречались.
– Назовите фамилию Бет, – попросила Саманта.
– Перкинс. Но Бет не стала бы…
– Мы просто хотим побольше узнать об Энджи. У нее была семья?
– Думаю, она убежала из дома.
– Где мы можем найти Бет? – повторила Тори.
– Она работает по ночам, она медсестра.
– В какой клинике?
– Парклэнд Мемориал.
– Хорошо, спасибо.
Тори вытащила две другие фотографии и показала их Дане. – Вы узнаете их?
– Боже, – прошептала она. – Да. То есть, я их видела, но не знаю. Ее я помню, – показала она на Кристал. – Она была какая-то странная. Что-то связанное с садо-мазо. Я видела ее здесь пару раз.
– Вы очень помогли нам, Дана. Спасибо.
Они вышли на улицу, и Сэм вытерла ладони о джинсы.
– Мне хочется помыть руки, – пробормотала она. – Что теперь? Поедем и узнаем, взяли ли они Джонни?
– Нет, позже. У меня есть одна идея, – ответила Тори. – Все они были несовершеннолетними. Энджи убежала из дома. Кристал, может быть, тоже.
– Да, и что дальше?
– В большинство баров, их, скорее всего, не пускали. По крайней мере, одних. Есть один клуб, вернее, это скорее кофейня. Беллз. Туда обычно ходят девушки помоложе.
– Разве это не дешевый хостел?
– Да, рядом с кофейней вход в хостел.
– Значит, мы думаем, что наш убийца преследует молодых лесби. Где еще их искать, кроме как в хостеле для молоденьких лесби?
– Может быть, так. А может быть, он торчит рядом с барами и наблюдает.
Была уже полночь, когда они подъехали к «Беллз». Парковка оказалась почти пустой, музыка, доносившаяся из заведения – тихой и даже успокаивающей. Совсем не похоже на то, что они слышали в предыдущих двух местах.
– Не самое популярное место сегодня, – сказала Сэм.
– Нет, просто по пятницам и субботам они обычно ходят во взрослые бары.
В кофейне горел яркий свет. Всего несколько девушек сидели за столиком у окна.
– Детектив Хантер! Какие люди!
Обернувшись, Тори и Сэм увидели хорошо одетую женщину. Ее лицо показалось знакомым Сэм, но она не могла вспомнить, кто это.
– Советник, – поприветствовала ее Тори.
– Давно не виделись. Какими судьбами ты здесь? По делу?
Тори кивнула. – Это моя напарница, Сэм Кеннеди.
– Саманта, – сказала она, пожимая ей руку.
– Могу ли я чем-то помочь, детектив?
– Просто хотела задать пару вопросов, – сказала Тори. – Ты знаешь Беллу?
Шарлотта Грейсон засмеялась. Открывая сумку и доставая ключи, она оценивающе посмотрела на Саманту.
– Белла моя двоюродная сестра, – сказала она. – Я Вас раньше не видела, – обратилась она к Саманте, – Вы недавно в городе?
– Нет, ничего подобного, – сказала Тори.
– Боже мой. Какая же ты собственница, Хантер.
– Нам просто нужно задать несколько вопросов, – повторила Тори.
– Хорошо, я уже ухожу. Позвони мне как-нибудь, хорошо? Думаю, ты все еще должна мне ужин.
– Конечно.
Она еще раз пристально посмотрела на Саманту, потом прошла мимо них и вышла на улицу.
Сэм удивленно взглянула на Тори. – Адвокат защиты?
– Когда-то была. Сейчас работает в министерстве сухопутных сил.
– У вас с ней что-то было?
Тори улыбнулась. – Это было уже давно.
– Расскажи мне.
– Позже. Пойдем, – сказала Тори. Она подошла к бару и села, улыбнувшись молодой женщине за стойкой. Вытащив полицейский значок и три фотографии, Тори разложила их на стойке. – Вы их знаете?
– О боже, – прошептала она и закрыла рот рукой. – Что случилось?
– Вы их узнаете? – уточнила Саманта.
– Да. Это Энджи, Кристал и Рэйчел. Что случилось? – повторила она.
– Они были убиты и оставлены в мусорных баках, – сказала Тори.
Она удивленно раскрыла глаза. – Я читала об этом в газете, но имен там не было.
– Кристал и Энджи выступают как неизвестные.
– Что вы хотите сказать?
– Мы не смогли идентифицировать их личности, – сказала Тори. – Нам нужна помощь. Что вы о них знаете?
– Может быть, вам лучше поговорить с Беллой. Она их знала, – предложила девушка.
Тори кивнула. Когда женщина ушла, Тори посмотрела на Сэм. – Может быть, удастся продвинуть расследование.
– Да, по крайней мере, определить их личности, – сказала Саманта. – Как зовут эту женщину?
– Какую?
– Ну, адвоката.
– А-а, Шарлотта Грэйсон.
Саманта кивнула. Она слышала раньше это имя, от Роберта.
– Откуда ты ее знаешь? – спросила Сэм.
Облокотившись на стойку, Тори улыбнулась. Она уже так давно об этом не вспоминала. Боже, какой она тогда была молодой. – Это был первый год моей работы детективом, – сказала Тори, вспоминая. – Она просто приперла меня к стенке на заседании суда. И она была так хороша, что еще и умудрялась флиртовать со мной в то же самое время. Потом, после суда, она нашла меня и поспорила со мной на ужин, что я пересплю с ней в этот же день.
– И?
– И я все еще должна ей ужин, – сказала Тори.
Саманта уже собиралась ответить, когда девушка вернулась вместе с женщиной, которая выглядела как более взрослая копия Шарлотты Грэйсон, только старше, пониже и пополнее.
– Меня зовут Белла Грэйсон, – сказала она. – Кэтрин говорит, у вас плохие новости.
– Я, детектив Хантер, а это, детектив Кеннеди. Мы из отдела убийств.
– Понятно. Что я могу для вас сделать?
Тори показала на фотографии на барной стойке.
– Вы знаете этих женщин?
Белла изучила фотографии и подняла на Сэм и Тори глаза. – Боже мой. Да, я их знаю. Что случилось?
– Они были убиты… их тела были найдены в мусорных баках.
О нет, – прошептала она. – И Рэйчел тоже?
– Да. Что вы можете рассказать о них?
Белла посмотрела на посетительниц, а потом снова на Тори. – Пойдемте в хостел, в мой офис, – тихо сказала она. – Не хочу их пугать.
Они вышли через боковую дверь кофейни и оказались на крыльце хостела Беллы. Она повела их за собой по коридору.
Офис Беллы был скромно обставлен – старый письменный стол, картотечный шкаф и книжная полка с фотографиями. Тори изучила комнату, ее взгляд задержался на дверях за спиной Беллы. Насчитав восемь дверей, она слегка нахмурилась. Сэм сидела на единственном стуле, а Тори стояла с ней рядом. Белла сидела за столом, нервно заламывая руки. – Поверить в это не могу. Они все мертвы?
– Мне жаль, – искренне проговорила Сэм.
– Энджи было всего семнадцать. Она приехала ко мне два года назад, из Нового Орлеана. Она жила с тетей, и, когда тетя узнала, что она лесби, то просто выгнала ее из дома. Кристал было восемнадцать. Она всего год, как в городе. Ее семья живет в Канзасе. Ее тоже выгнали, и она приехала сюда. Рэйчел из Далласа. Она жила дома, хотя, насколько я понимаю, родители ее не особо поддерживали.
– Они жили здесь? – спросила Сэм.
– Энджи – да, примерно год. Кристал только два месяца. Рэйчел никогда не жила здесь, но она дружила со многими девушками и постоянно тут торчала.
– Когда вы их видели в последний раз? – спросила Тори.
– Энджи я не видела несколько месяцев. Кристал иногда заходила в гости, но последний раз она появилась здесь месяц назад, а то и больше. Рэйчел была здесь на этой неделе.
– Вы знали, что Энджи и Кристал занимались проституцией? – спросила Тори.
Взглянув на нее, Белла кивнула. – Всем нужно как-то зарабатывать на жизнь, детектив. Они, конечно, не особенно гордились этим.
– Но они же были лесби? – спросила Сэм.
– Да.
– Тогда я не понимаю, – покачала головой Саманта.
– Это была работа. Уверяю вас, там и речи не шло об удовольствии. Они уже занимались этим, когда я встретила их. Я пыталась уговорить их бросить, находила им нормальные вакансии. Но минимальная заработная плата никак не могла сравниться с тем, что они обычно зарабатывали за ночь.
Тори прислонилась бедром к столу и потерла уставшие глаза. – Хорошо. Единственная связь между ними – это то, что они лесби и бывали здесь. Вы не замечали кого-нибудь? Никто не бродил под окнами?
– Нет, у нас не было таких проблем. Никаких преследований.
– Как насчет телефонных звонков? Причинения беспокойства?
– Нет.
– Ясно. Где еще они могли бывать – все трое?
– Думаю, во «Вне закона».
– Что это? – спросила Саманта.
– Это бар в Вест-энде. По средам они впускают несовершеннолетних и очень многие идут туда. Из-за этого мы даже не работаем по средам.
– Это бар для женщин? – спросила Саманта.
– Смешанный.
Сэм посмотрела на Тори, и та кивнула.
– Спасибо, Белла, – Тори протянула ей руку. – Мы обязательно дадим Вам знать, когда что-нибудь узнаем.
– Мне нужно предупредить всех остальных? Это серийный убийца?
– Вполне возможно, Белла, – сказала Сэм. – Но от паники никакого толка не будет. Просто напомните им, что нужно быть осторожнее.
Тори остановилась у двери и обернулась к Белле. Она показала на стену с множеством дверей. – Это что, туалеты?
Белла нахмурилась. – Что?
– Все эти двери.
Белла проследила за ее взглядом и засмеялась. – О, нет. Это коридоры.
– Коридоры?
– Это старый дом, который стоял на плантациях. Его перевезли сюда из Луизианы в начале века. В центре дома есть комнаты для прислуги.
– Вы их используете? – спросила Сэм.
Белла покачала головой. – Нет. Когда я его купила, эта часть дома была закрыта. Я думала о том, чтобы сделать реконструкцию, сделать побольше комнат, но это было бы слишком дорого. К тому же, разве молодой девушке захочется жить в комнате без окна?
Тори припарковала машину недалеко от машины Сэм. Она заглушила мотор, и теперь они сидели в тишине. Был уже третий час.
– Как насчет Джонни? – поинтересовалась Саманта.
– Я поговорю с ней, много времени это не займет.
– Ты устала так же, как и я. Мы должны сделать это вместе.
– Нет, езжай домой. Я все равно переночую здесь.
– Тори, это несправедливо. Я тоже должна принимать участие.
Тори повернулась к Сэм. – Я сомневаюсь, что она скажет что-то, что мы еще не знаем. Езжай домой, Сэм.
Саманта взяла руку Тори и сжала ее в своей. – Поезжай в выходные на яхту, – сказала она. – Отдохни.
Тори кивнула. – А ты? Ты чем займешься?
Сэм пожала плечами. – Сейчас мне кажется, что я буду спать до воскресенья.
– Ну, если захочется уехать из города, позвони мне. Приезжайте с Робертом, на яхте всем хватит места.
– Спасибо. Но Роберт не очень-то… – Что? Любит яхты? – Ну, не очень любит бывать на природе. – Но спасибо за приглашение. – Она почувствовала, как Тори сжала ее руку и сделала в ответ то же самое. – Хорошей ночи.
Тори смотрела, как Сэм отъезжает, потом вошла внутрь. Пора поговорить с Джонни. Она сомневалась, что у этой крупной дамы будет настроение, подходящее для беседы, особенно учитывая то, что она пробыла в отделении уже три часа.
Глава семнадцатая
Саманте хотелось проигнорировать звонок и подождать, пока включится автоответчик, но она знала, что это, скорее всего, Роберт. Был почти полдень. Высунув руку из-под одеяла, она взяла трубку.
– Привет, – сонным голосом проговорила она.
– Саманта? Ты в порядке?
– Да, Роберт. Я еще не встала.
– Уже почти двенадцать, – сказал он. – Ты же никогда не спишь так долго.

+1

5

Она села в кровати, опираясь на подушки, и стянула одеяло на талию. Она была голодной и усталой. Говорить с Робертом ей не хотелось.
– Я легла спать в три часа, – зевая, сказала она.
– В три? В какие бары вы ходили?
– Роберт, мы работали, а не просто так шлялись по барам. У нас три мертвые девушки, помнишь?
– Да, я знаю. Но все равно, это слишком поздно.
Она вздохнула. Терпение было на исходе. Что это, пмс? Уже? Она посчитала в уме недели – нет, слишком рано.
– Я хотел позавтракать с тобой, поэтому ждал. Думаю, теперь стоит подумать о ланче, – сказал он. – Может быть, ты приедешь ко мне, и мы приготовим его вместе? Или лучше куда-нибудь сходим?
Она снова вздохнула. Готовить? Никакого настроения готовить у нее не было.
– Нет, Роберт, я слишком устала, чтобы готовить.
– Хорошо. Как насчет пасты в кулинарии? – предложил он.
– Как насчет «Бар энд гриль»? – возразила она. – Я бы съела жирный бургер и картошку фри.
– Саманта, ты же знаешь, что от такой еды у меня бывает несварение.
– Ладно, ладно, хорошо. Паста.
– Отлично. Теперь вытаскивай свое красивое тело из-под одеяла и приезжай.
Она попыталась улыбнуться, отбрасывая одеяло. Улыбка ей не удалась. – Конечно, скоро приеду.
– А я сделаю для тебя мой знаменитый омлет, – продолжил он. – Может быть, даже подам его в постель. Как ты на это смотришь?
У нее никогда не хватало мужества на то, чтобы сказать ему, что она ненавидит его омлеты. Роберт так ими гордился. Поэтому она согласилась. Принимая душ, она размышляла, чем сейчас занимается Тори. Наверняка, она уже на ногах – она почти никогда не спит. Ей хотелось позвонить и узнать, как все прошло с Джонни, но потом передумала. Если бы Тори узнала что-то важное, она бы позвонила сама. Саманта очень надеялась, что Тори отправится на яхту и отдохнет. Наверняка, это единственное удовольствие в ее жизни. От этой мысли Саманте стало грустно.
Сняв рубашку, Тори осталась в спортивном лифчике и подставила тело под солнечные лучи. Теплое утро – видимо, весна, наконец, наступила. Здесь все еще было тихо, лишь несколько яхт снялись с якоря, и, видимо, отправились на рыбалку. Попозже она присоединится к ним, бросит якорь и проведет всю ночь на воде. Ветер слабый, а вечером выйдет полная луна – отличные условия для рыбалки.
Она взяла свой стакан и отпила «кровавую Мэри». Позволив мыслям плыть как им вздумается, вспомнила о вчерашней ночи, о барах, о том, как говорила с Джонни, но ни о чем не задумывалась всерьез. Она очень устала, спала всего пару часов, потом сразу поехала сюда, заехав по дороге в продуктовый магазин. Хорошо, что она послушалась совета Сэм и решила провести выходные на яхте. Это действительно то, что нужно.
Саманта не смотрела на Роберта, она разглядывала другие пары, сидящие рядом с ними. Все были увлечены разговорами, улыбались, смеялись. Она вздохнула и снова перевела взгляд на Роберта, все еще рассказывающего ей о деле, над которым он работал. Она старалась кивать в подходящее время, не особо прислушиваясь к словам, но наблюдая за выражением лица. Он и правда был очень славным человеком. И она была ему не безразлична, она точно это знала. Но теперь она не была уверена в их будущем. Когда-то она думала, что они поженятся или, по крайней мере, начнут жить вместе. Но теперь… она не была так в этом уверена. Их отношения превратились в дружеские, в них не было страсти. По крайней мере, с ее стороны. Роберту все так же нравилось быть с ней в постели, и она даже не знала, догадывается ли он, что ей приходится заставлять себя заниматься с ним сексом. Просто уже не было того возбуждения, того жгучего желания, которое было у них когда-то.
Саманта вспомнила о прошлой ночи и о том, как ее тело отреагировало на наблюдение за женщинами в баре. Сейчас она не могла не признаться в этом самой себе – она возбудилась. Она не могла понять почему. Просто что-то щелкнуло у нее внутри. Саманта вспомнила выражения их лиц, их движения. Интересно, выглядела ли она так же, когда к ней прикасался Роберт? Или вообще какой-либо мужчина? Она снова подумала о Тори и попыталась представить ее в том баре. Но она не могла представить, как какая-то незнакомка целует и ласкает Тори. На месте незнакомки она видела себя.
– Саманта?
– Мм?
– Ну?
Нахмурившись, она посмотрела на Роберта. – Что?
– Ты что, не слушала меня? Я спросил твое мнение.
– Прости, Роберт. Я задумалась. Что ты сказал?
– Забудь, это не важно. – Он показал на тарелку. – Тебе нравится паста?
– Да, неплохая. – На самом деле она едва прикоснулась к ней – только накрутила на вилку и откусила крохотный кусочек. Лучше уж съесть бургер.
– Хочешь сходим в кино вечером? – спросил он. – Или можем взять напрокат и вернуться ко мне?
– На улице так хорошо, Роберт, я не хочу ни в кино, ни сидеть дома. Почему бы нам не пойти в парк?
– В парк? А что мы там будем делать?
– Не знаю. Может быть, сидеть на солнышке. Или гулять. Или покидаем фрисби.
Он отложил вилку и уставился на нее. – Ты в порядке?
– Да, в порядке. Просто сегодня чудесный день. Я не хочу торчать в темноте в кинотеатре.
– Ты не хочешь рассказать мне, что с тобой происходит? Последние несколько недель ты ведешь себя очень странно.
Она посмотрела на него. – Хочешь сказать, что я изменилась с тех пор как перевелась в отдел убийств?
Он пожал плечами. – По-моему, это началось еще раньше. – Он подвинулся к ней поближе. – Почему для тебя так важно было перейти в отдел убийств? – спросил он. – Ты несколько месяцев только об этом и думала.
– Роберт, я уже говорила тебе, почему. Я не хотела на всю жизнь оставаться детективом в отделе нападений и насилия. Всего лишь две женщины добились звания капитана, и я хочу быть третьей.
– Почему?
– Почему? Это что еще за вопрос?
– Я думаю, что мы скоро поженимся, и у нас будут дети, и ты, надеюсь, будешь бывать дома чаще, а не реже. Мы почти не видимся. Такое ощущение, что твоя карьера для тебя важнее, чем я.
– Ты вообще слышал, что ты сейчас сказал, Роберт? Ты вообще понимаешь, что говоришь? – возмутилась она.
– А что?
– Ты думаешь, что мы поженимся, и у нас будут дети? И тогда я буду чаще бывать дома? Думаешь, ты, дети и проклятые домашние дела будут для меня важнее моей карьеры? – Она заметила, что люди за соседними столиками с любопытством наблюдают за ней, но ей было все равно.
– Саманта, успокойся, пожалуйста. Я не это имел в виду, – сказал он.
– А что тогда ты имел в виду?
Он развел руками и сложил брови домиком, – Саманта знала, что это значит, что он сейчас произнесет речь.
– Саманта, мы встречаемся уже почти два года, и наши отношения стали по-настоящему близкими. Но и ты, и я больше фокусируемся на работе, чем на нашем совместном будущем – на семье, на доме. Если я правильно тебя понимаю, ты хочешь от жизни того же, что и я. Безопасное будущее, красивый дом, дети. И, наконец, внуки, которые приходят в гости. Разве это не прекрасно?
Сэм смотрела на него, не понимая, что она пропустила. Внуки? Они даже не женаты, а он говорит о внуках?
– Роберт, мне всего лишь тридцать четыре. Я не хочу говорить о том, как я стану бабушкой.
Он улыбнулся. – Ты же понимаешь, что я имею в виду. Просто я хочу, чтобы мы задумывались о будущем, и принимали правильные решения.
– Знаешь что? Я только что приняла решение о том, что мне делать с остатком моих выходных. И я решила, что я не хочу смотреть с тобой фильмы.
Она встала из-за стола, оставив его растерянно смотреть ей вслед. Она уже дошла до тротуара, когда он схватил ее за руку.
– Что ты делаешь? Ты хотя бы понимаешь, как унизительно это было?
– Мне все равно, Роберт. Отвези меня к моей машине. – Она стояла и смотрела на него, скрестив руки на груди.
– Что с тобой такое?
– Я не знаю, – честно ответила Саманта. – Мне просто нужно какое-то свое пространство.
– Свое пространство?
– Я просто хочу побыть одна в эти выходные. Извини, что ты не понимаешь этого.
– Ты права, я не понимаю. Если тебя что-то беспокоит, если я чем-то тебя расстроил, мне бы хотелось, чтобы ты мне сказала. Я не хочу все выходные думать, что же я сделал не так.
– Ты не сделал ничего плохого, Роберт.
Они перешли дорогу и сели в его машину. Пока они ехали, Саманта молча смотрела в окно.
– Ты даже не зайдешь? – спросил он, останавливаясь рядом с ее машиной.
– Нет. Я позвоню тебе позже, Роберт.
Она захлопнула дверь и уехала. Крепко держась за руль, она, наконец, посмотрела на себя в зеркало и увидела страх в собственных глазах. Саманта не понимала, что с ней происходит. Она набросилась на Роберта из-за того, что он хотел жениться на ней и завести семью. Стоило бы сказать ему правду. Она не хочет выходить за него замуж. Она не хочет детей. Интересно, если бы этот разговор случился несколько месяцев назад, она отреагировала бы так же?
Саманта взяла телефон. Нужно позвонить Эми и обсудить с ней это. Но, не закончив набирать номер, она отсоединилась. Эми-то уж точно скажет, что она ненормальная, ей ведь нравится Роберт. Засунув руку в сумочку, она на ощупь нашла визитку, вытащила ее и, не давая себе опомниться, набрала номер Тори.
***
Звонок разбудил ее, и Тори неохотно потянулась за телефоном, прикрывая глаза от солнца. – Хантер.
– Ты спала?
Услышав голос Сэм, она улыбнулась и выпрямилась в кресле. – Да, дремала. Наверстывала упущенное. А ты?
– Я спала до полудня. Отлично выспалась. – Пауза. – Послушай, если твое приглашение все еще в силе, я была бы не прочь посмотреть твою яхту.
– Конечно. Сегодня тут очень хорошо. Я все еще в порту, а потом собираюсь порыбачить.
– Ты не против компании?
– Нет, конечно, не против.
Объяснив Саманте, как доехать, Тори кинула телефон на кресло. Она была не против компании Сэм и, видимо, Роберта. Интересно, какой он. Ей он представлялся высоким и красивым, с темными волосами. Они с Сэм, наверняка, отлично смотрятся вместе. Она засунула руки в карманы шорт и вдруг поняла, что не особенно хочет его видеть. Ей не хочется общаться с человеком, с которым спит Сэм.
Ревность?
– Ну вот еще, – пробормотала она, чувствуя отвращение от такой мысли. Натянув футболку, она вошла внутрь, чтобы прибраться на небольшой кухне. Неизвестно, насколько они останутся. У нее было полно пива, но очень мало еды. Она посмотрела на небольшую упаковку мяса для гамбургеров, которое она купила себе на ужин. Может быть, получится сделать из этого ужин на троих.
Глава восемнадцатая
Сэм сразу нашла парковку. Было так тепло, что она ожидала увидеть на пристани гораздо больше народу. Подойдя к воротам, она набрала код, который дала ей Тори. Любуясь озером, она прошла по волнорезу. Солнце отражалось в воде. Здесь было невероятно красиво, неудивительно, что Тори приезжала сюда, чтобы отдохнуть.
Причал был небольшим по сравнению с другими, которые Сэм видела по дороге. Но Тори он подходил, сложно было представить, что она поставит свою яхту рядом еще с двумястами суднами. Здесь было не больше двадцати мест. Но размеры яхт ее удивили. Это были не просто судна для ловли рыбы, а настоящие прогулочные катера. Почему-то она думала, что яхта Тори окажется небольшим катером на водных лыжах, в отличие от тех гигантов, которые она уже видела.
– Эй, я здесь.
Сэм услышала голос и увидела Тори. Стоя на краю пристани, она махала ей рукой. Сэм внимательно оглядела длинные загорелые ноги в мешковатых шортах и улыбнулась Тори в ответ. Тори выглядела гораздо более расслабленной, чем когда-либо.
– Здесь восхитительно, – сказала Сэм, подойдя к ней.
Тори пожала плечами и повела ее к своей яхте.
– Здесь тихо. Ничего особенного, – сказала она. На самом деле, она гордилась своей яхтой. На нее она тратила больше всего денег, но это того стоило.
Наконец, она остановилась и повернулась к Сэм, показывая на свою яхту. – Вот она.
Сэм уставилась на огромный прогулочный катер. На боку было написано «Путь Хантер». И чуть ниже, помельче: «Эмили». Сэм удивленно посмотрела на Тори.
Тори перехватила ее взгляд. – Эмили – это моя сестра, – тихо сказала она. – Она умерла, когда ей было десять.
Сэм затаила дыхание, ожидая, что Тори расскажет ей больше. Она увидела, как выражение лица Тори изменилось, но потом она снова улыбнулась. – Поднимемся на борт, – сказала она. – Я думала, ты приведешь с собой Роберта.
– Почему это ты так думала?
– Ну, сегодня выходной, вы с ним мало виделись на этой неделе. Три вечера подряд ты была со мной, – сказала Тори.
Сэм пожала плечами. – Я с ним пообедала, этого было более чем достаточно, – уклончиво ответила она. – Пойдем, покажешь мне яхту.
Тори взяла Сэм за руку и помогла ей подняться.
– Ну, экскурсия будет короткой. Камбуз, – показала она в сторону небольшой кухни. – Там дальше каюты и нос… там же ванная. Сходи, посмотри. Следи за головой. – Сказала она, когда Сэм спустилась на две ступеньки.
Сэм огляделась, открыла дверь в одну комнату – там не было ничего, кроме кровати. В стены были встроены небольшие шкафчики. Она открыла другую дверь. Эта комната была больше, хотя и не намного. Она поняла, что здесь спит Тори – кровать была не заправлена, и Саманта узнала вещи, которые были на ней вчера. В шкафах лежали шорты и футболки. Летняя одежда. Она открыла дверь в ванную и удивилась тому, насколько разумно организовано пространство.
– Тут есть даже душ, – крикнула она.
– Точно.
Поднявшись по ступенькам вверх, Сэм улыбнулась. – Здесь здорово. Неудивительно, что ты приезжаешь сюда, чтобы расслабиться.
– Когда потеплеет, я буду приезжать еще чаще. – Тори подала Сэм пиво и проводила на палубу. – Хочешь совершить небольшой круиз?
– Ты шутишь? Конечно, хочу!
Сэм помогла Тори отвязать яхту, потом села рядом с ней у приборной доски. Тори медленно вывела яхту с пристани, и они оказались в открытых водах озера. Саманта глубоко вздохнула, позволяя лучам солнца проникнуть прямо в нее. Это было восхитительно. Она вытянула ноги, кожей ощущая солнце. Улыбнувшись, она посмотрела на Тори, которая выглядела такой расслабленной, и такой спокойной. Она была босиком, и ее ступни были такими же загорелыми, как и все остальное тело. Казалось, будто она круглый год ходит в шортах.
– Тори, здесь чудесно. А когда можно начинать купаться?
– Ну, если не боишься, то в начале мая. Но вообще, вода прогревается ко Дню Памяти.
– А ты не боишься?
– Нет, я люблю плавать. Я, наверно, часами могла бы не вылезать из воды.
– Как долго у тебя яхта?
– Именно эта, три года, – сказала Тори. – До нее была меньше. Там было тесновато, если оставаться на ночь.
– Она мне очень нравится. Спасибо, что пригласила.
– Нет проблем. У меня не часто бывает компания, – сказала Тори. На самом деле Сэм была первым человеком, который оказался на ее лодке. Но говорить она об этом не хотела. Ей больше хотелось узнать, почему Сэм приехала без Роберта. – Ты не хочешь рассказать мне?
– Что?
– Про Роберта.
Сэм покраснела и отвернулась. Сейчас, та вспышка гнева казалась ей глупой. Роберт не хотел ничего плохого, он просто выразил свои чувства. А она выразила свои – тем, что ушла. – У нас небольшие разногласия, – наконец, ответила она. – Относительно нашего будущего.
– Да? Вы хотите разных вещей?
– Тори, он хочет, чтобы мы поженились и завели детей. Вернее, мне даже кажется, что он хочет пропустить этап с детьми и сразу заиметь внуков. А мне всего лишь тридцать четыре. Я не представляю себя даже замужем, не говоря уже о том, чтобы жить в пригороде и иметь детей.
– И ты ему об этом сказала?
– Не совсем. Он сказал мне, что меня больше интересует моя карьера, чем он. Это меня разозлило.
– Почему?
– Потому что это правда, – призналась Сэм. – Моя карьера важна для меня, как и он. Но он ждет от меня, что я буду жертвовать работой, чаще бывать дома, в то время как сам он, продолжает работать, как и раньше. Это нечестно.
– Почему ты не можешь представить себя замужем? – нерешительно спросила Тори.
– Не знаю. Не знаю, в чем дело – в самой идее выйти замуж или в нем. Он правда мне нравится. Он очень хороший человек. Умеет сочувствовать, любит свою работу и по-настоящему заботится о тех, кого защищает. Он… ну, он славный.
– Но?
Саманта отвернулась и зажмурилась. Ей не хотелось, чтобы это было правдой, но так оно и было.
– Я его не люблю, – тихо сказала она.
Тори кивнула, но ничего не сказала.
– Я думала, может быть, я все-таки люблю его. Или это придет позже. И мне нравилось встречаться с ним, но мы жили в разных квартирах. У меня было личное пространство. А теперь, когда он хочет, чтобы наши отношения перешли на следующий этап, я понимаю, что он не то, что мне нужно. – Она быстро взглянула на Тори. – Поверить не могу, что рассказываю тебе это. Обычно такие вещи приходится выслушивать Эми.
– Кто это?
– Моя лучшая подруга. Но ей нравится Роберт, она думает, что мы отлично друг другу подходим.
– Значит, она плохо тебя знает.
– Мы знакомы уже десять лет, но может быть ты права. Я обычно привираю, когда речь идет о Роберте. Это проще, чем выслушивать ее крики о том, что я сумасшедшая, раз он мне не нужен. Он и правда очень хороший. Но мне он не подходит.
– Ну, ты еще молода, у тебя есть время, – сказала Тори. Хотя что она об этом знает?
Сэм улыбнулась. – Не такая я уже и молодая. А сколько тебе лет? Ты никогда не говорила.
– Мне будет тридцать семь через неделю.
– Через неделю? Почему ты мне ничего не сказала?
Тори пожала плечами. – Я его не праздную, – сказала она. На самом деле в последний раз она праздновала свой день рожденья в двенадцать лет.
– Ну что ж, в этом году все будет иначе. Как насчет того, чтобы я пригласила тебя на ужин?
– Ужин? Ну, думаю, с этим я справлюсь.
Сэм подтолкнула Тори плечом и улыбнулась. Ей было хорошо. О Роберте она побеспокоится позже.
Их путешествие вокруг озера заняло примерно час. Потом Тори остановила яхту в небольшой бухте и заглушила мотор. Она бросила якорь, потом встала и потянулась. Сэм наблюдала за ней, снова удивляясь, насколько по-другому она выглядит на солнце в своих шортах и футболке, такая расслабленная и спокойная – совсем не та женщина, которую Сэм видела каждый день на работе.
– Как насчет рыбалки? Или тебе нужно возвращаться?
– Нет, не нужно. В общем-то, все выходные принадлежат мне. Вспомнить не могу, когда в последний раз в выходной я делала то, что хочется мне.
Скоро они уже сидели на садовых стульях, зажав между коленями удочки. Сэм не стала отказываться от еще одного пива, и теперь она тихо сидела, наблюдая за поплавком, который медленно плыл по поверхности воды. Втайне она надеялась, что не поймает рыбу. Зная Тори, стоило ожидать, что ей придется дотрагиваться до рыбы и снимать ее с крючка. Саманта скорчила гримасу отвращения. Она ни за что не дотронется до этих склизких созданий!
– Что?
– Что?
– Ты скорчила гримасу. – Тори засмеялась. – Ты что, представила, как будешь снимать рыбу с крючка?
– Точно, именно об этом я и думала, всезнайка.
Тори тихо смеялась, глядя на Сэм. Впервые, у нее оказалась компания на яхте, и ей это нравилось. Тори позволила своему взгляду задержаться на Сэм. У нее и правда очень красивые ноги. Это она заметила еще в спортзале. В общем-то, она много чего заметила в спортзале. Тори улыбнулась, потом снова посмотрела на воду. Да, ей определенно все это нравится.
Но с рыбой им не везло. Наживка исчезала, а клева не было.
– Как они это делают? – спросила Сэм.
– Наверно, это черепахи. Или окуни. Они знамениты своим умением красть наживку. – Солнце уже заходило, и Тори подумала, что Сэм холодно. Она и сама замерзла. Тори принесла пару тренировочных брюк и бросила их Сэм.
– Ой, спасибо. Как ты узнала?
– Стучащие зубы тебя выдали. – Она смотрела, как Сэм натягивает брюки поверх своих шорт. – Скоро уже стемнеет. Думаю, я должна отвезти тебя обратно.
– А что ты собиралась делать? – спросила Сэм. – Ну, если бы меня здесь не было?
– Я собиралась бросить здесь якорь на ночь. У меня есть все, чтобы приготовить бургеры, и большая бутылка вина. Ночная рыбалка при полной луне… – Она ухмыльнулась. – Потом, может быть, поспала бы.
– О, звучит очень заманчиво, – сказала Сэм. – То есть, я хочу сказать, что…
– Хочешь ко мне присоединиться? Здесь две постели. – Тори посмотрела куда-то вбок, потом снова на Сэм. – Ну, если тебе не нужно домой.
Сэм поймала ее взгляд и улыбнулась. – Я бы очень хотела к тебе присоединиться. Я точно тебе не помешаю?
– Нет, конечно, нет.
– И, знаешь, мы сможем поговорить о деле, – сказала Сэм, пытаясь найти себе какое-то извинение.
– Нет, никакой работы. Нам обеим нужно расслабиться. На следующей неделе у нас будет достаточно времени, чтобы поговорить об этом.
Сэм обрадовано кивнула. На самом деле ей совсем не хотелось говорить о смерти – не сейчас, когда они так хорошо проводили время. По крайней мере, ей было хорошо. И Тори, кажется, тоже. Она прошла за ней на кухню… вернее, в камбуз. Вытащив мясо для гамбургеров, Тори разделила его на две большие лепешки, посыпала их специями и положила в холодильник. Потом уверенно нарезала салат-латук с помидорами. Сэм ни за что бы не поверила, что Тори может так по-домашнему выглядеть на кухне. Вернее, она очень удивилась тому, что Тори вообще умеет готовить.
– Открой шкаф рядом с собой, – показала Тори. – Там вино. Пино-Нуар. Тебе оно нравится?
– Конечно. – Сэм открыла шкаф и обнаружила в нем около десяти бутылок вина. Она нашла Пино-Нуар и взяла штопор из рук Тори. – А как ты будешь готовить бургеры? Жарить?
– Нет, у меня есть небольшой гриль на палубе. – Она открыла шкаф под раковиной и достала пакет с углем.
Сэм взяла байковую рубашку, которую предложила ей Тори, и снова уселась на садовый стул, наблюдая за тем, как Тори устанавливает гриль. Это был восхитительный вечер. Луна восходила прямо перед ними. Скоро Тори присоединилась к Сэм, теперь одетая в тренировочные брюки. Она подала ей бокал вина, и они обе довольно вздохнули, глядя на то, как луна восходит над озером.
– Здесь так красиво, Тори. Спасибо, что поделилась этим со мной.
– Пожалуйста.
Сэм смотрела на нее, пытаясь прочитать ее мысли по глазам. – Ничего, если я скажу, что мне кажется, что я первый человек, которого ты сюда пригласила?
Тори улыбнулась. – Это что, так очевидно?
– Нет, ты очень гостеприимная. Я просто высказала свое предположение.
– Я же говорила, что я не очень общительный человек.
– Почему так, Тори? Я хочу сказать, ты привлекательная, у тебя отличное чувство юмора… почему ты не любишь людей?
– Видимо, я не нашла в них того, что можно любить.
– А я думаю, что это потому, что ты не хочешь, чтобы кто-то любил тебя, – сказала Сэм.
Тори собиралась бы разозлиться, но не смогла. Сэм сказала правду.
– Ты позволила мне увидеть ту часть тебя, которую больше никто не видит, – продолжила Сэм. – Почему?
– У нас что, будет откровенный разговор?
– Да. Расскажи мне о себе. Расскажи мне, почему ты такая… обозленная, Тори.
Тори очень долго молчала, и Сэм уже подумала, что она зашла слишком далеко. Они только что подружились – зачем теперь это разрушать? Но в конце концов, Тори пошевелилась, сложила одну ногу на колено другой ноги, неосознанно играя пальцами с краем брюк.
– Мой отец был полицейским, – тихо сказала она. – Моя мама сидела дома и заботилась о нас – обо мне, об Эмили, Тоби и Скотте. Она была самой лучшей. У нее всегда для нас были печенья или торт, или что-нибудь еще, всегда свежевыпеченное. Мы прибегали из школы и сразу шли на кухню, чтобы узнать, что она сегодня приготовила. Когда папа приходил домой, ужин был уже на столе. Мы ели все вместе, потом делали домашнюю работу, и папа подходил к каждому из нас, спрашивал, как прошел день, и помогал. Мы жили счастливо и никогда не ругались. Правда, никогда. Я любила их, и они любили меня.
Сэм смотрела на Тори. Она знала, что она расскажет дальше, но не была готова к этому. Она не знала, что ей делать. Когда она услышала эту историю от Малоуна, все было иначе. Тори рассказывала так, будто ей все еще двенадцать лет.
– Однажды, когда мне было двенадцать, кто-то ворвался в наш дом. Был такой же день, как и все другие. Мама приготовила шоколадные печенья. Я все еще чувствую их запах. Когда мы пришли домой, она только-только вынула их из духовки. На ужин у нас было жареное мясо с картошкой и морковью. Это было одно из наших любимых блюд.
Не осознавая, что делает, Сэм подвинула свой стул ближе к Тори и прикоснулась к ее руке.
– Этот человек пробрался через кухню. У него было ружье. Папа не успел ничего предпринять – он сразу выстрелил в него. Два раза. Папа упал, стул под ним перевернулся, и больше он не шевелился. Мама закричала, мы все закричали. Потом он привязал нас к стульям. И мы сидели за столом, глядя друг на друга, пока наш отец умирал. – Голос Тори стал жестким. – Я была такой беспомощной. Пыталась встать вместе со стулом. Он ударил меня. Эмили опять закричала, и он направил на нее оружие… и убил ее. Потом он убил Тоби. – Тори вытерла слезы с лица. – Мама была в истерике. Она кричала, она перевернула стул, а он все это время смеялся. Потом он подошел к ней и убил ее тоже. Остались только мы со Скоттом. Я просила его остановиться. А Скотт просто смотрел на него. Он был сильным, ему было уже пятнадцать. Когда мужчина подошел к нему и направил ружье в его голову, Скотт пнул его. Очень сильно пнул в промежность, но ружье все равно выстрелило. И я осталась одна. Он направил ружье на меня. Я помню, как смотрела в его глаза, понимая, что я буду следующей. Потом я просто закрыла глаза и стала ждать. Ждать, когда все это закончится. А он просто повернулся и вышел из кухни, оставив меня привязанной к этому чертовому стулу. Я хотела одного – чтобы это кончилось. А теперь… теперь это не кончится никогда, – прошептала она.
Сэм сидела, не произнося ни слова. По ее щекам стекали слезы. Она сжала руку Тори и почувствовала, что Тори сжала ее в ответ. Она не знала, что сказать. Разве слова смогут ее утешить?
– Мне так жаль, что тебе пришлось снова это прожить, – шепнула она. – Пожалуйста, прости меня.
Тори повернулась к ней и увидела слезы, блестящие в лунном свете. Она потянулась к лицу Сэм и стерла их с ее щек. – Не надо плакать за меня, уже слишком поздно.
Сэм покачала головой. Неудивительно, что Тори жила так безрассудно. Она думала, что на этой земле ее ничего не держит.
– Нет, не поздно. Ты сильная. Двенадцатилетняя девочка, которая пережила такое, должна быть сильной, – сказала Сэм.
– Сильная? После этого я год прожила как в ступоре. Я лежала в разных клиниках. Никому не нужная. В конце концов, тетя забрала меня к себе в Хьюстон. Папа называл ее своей сестрой-старой-девой. Ей было около шестидесяти, но она, правда, не была старой девой, у нее была подруга жизни. Они забрали меня к себе и сделали все, чтобы мне было комфортно. Они не терпели моих выходок, не терпели того, что я постоянно молчала. Они все время говорили о моей семье, и поэтому мои близкие, как будто, оставались для меня живыми. А все остальные никогда не говорили со мной о моих родителях, братьях и сестрах, как будто их никогда и не было. Но у тети Кэрол были фотографии, и она рассказывала про них истории так, будто они все еще с нами. Потом, когда я выросла, я поняла, что это произошло не случайно. Это был не просто акт насилия. Кто-то хотел убить моего отца. Не знаю, как насчет всей остальной семьи. Никто так и не был привлечен к ответственности.
– И ты решила стать полицейским, чтобы расследовать это дело?
– В тот момент казалось, что это была хорошая идея, – сказала она. – От меня тогда почти не было толку. Я была единственным свидетелем, но я почти два года не могла заставить себя говорить об этом. Так что да, я решила пойти в полицию из-за этого. Тетя Кэрол умерла, еще когда я училась в колледже. Луиза, ее партнерша, пыталась отговорить меня. Она беспокоилась, что я буду устраивать что-то вроде охоты на ведьм, и у меня будут проблемы.
Сэм улыбнулась. Это было близко к правде.
– Но она была со мной, когда я закончила Академию. Она очень мной гордилась. Они с тетей Кэрол так помогли мне. Благодаря им я и выжила. К сожалению, примерно через год я потеряла и ее.
– И теперь у тебя никого нет?
– Только я. – Встав со стула, Тори зашла внутрь. Сэм осталась сидеть на месте. Она и представить себе не могла того горя, которое пришлось пережить Тори. Ей хотелось как-то утешить ее, но она не знала таких слов, которые могли бы успокоить страдающее сердце Тори.
Через некоторое время, Тори вернулась, положила мясо на гриль и закрыла крышку. – Извини, Сэм. У нас был очень хороший вечер, я не собиралась его всем этим портить.
– Ты ничего не испортила. Просто я не знаю, что сказать. Теперь я понимаю, почему ты так относишься к людям. Но мне так жаль, Тори.
– Не нужно. Это было двадцать пять лет назад. Мне хотелось бы сказать, что я пережила это, но у меня вряд ли это получится.
– И поэтому ты так мало спишь?
– Раньше у меня были кошмары. Очень много лет подряд. И сейчас иногда бывают. Когда я очень сильно устаю, я вижу страшные сны, – тихо сказала она. – Когда я закрываю глаза, я все еще вижу его лицу.
– Иди сюда, садись. – Наполнив бокалы, Саманта подала один из них Тори. – Давай просто посидим и насладимся тишиной… и луной. Здесь так спокойно. Я даже не могу вспомнить, когда я вот так вот была на природе.
– Ты выросла в Далласе?
Сэм покачала головой. – В Денвере. Моя семья все еще там, но мы не слишком близки. – Ей было неудобно говорить о своей семье перед Тори. Пусть они не были близки, но у нее, по крайней мере, была хоть какая-то семья.
– Почему?
– Они ожидали от меня большего. В их планы явно не входило, что я буду работать в полиции. Они собирались выдать меня замуж за сына мэра.
– И что, ты убежала из города? Ты бросила его у алтаря?
– Почти. Я сказала и ему, и маме, что не люблю его и не собираюсь замуж. Но они продолжали планировать свадьбу.
– Ты шутишь.
– Если бы. У моего отца были большие политические амбиции, и я должна была стать для него трамплином. Они до сих пор меня не простили.
– У тебя есть брат или сестра?
– Старший брат. Он священник, они им очень гордятся.
– Я так понимаю, с ним ты тоже не очень близка?
– Он довольно серьезно относится к своему обету. Сейчас он где-то в Южной Америке. Пару раз в год мы обмениваемся письмами, вот и все.
– Значит, на праздники ты не ездишь домой?
– Нет, обычно я провожу их с Эми. Ну и в последнее время с Робертом.
– Понятно. А что ты собираешься делать с этой ситуацией с Робертом?
– Не знаю, Тори. Мне не хочется его обижать. И что я ему скажу? Что я встречалась с ним два года, надеясь, что когда-нибудь влюблюсь в него? Это будет несправедливо.
– Что, так и было?
– Мне кажется, что у нас все было, в общем-то, неплохо. У нас никогда не было взрывающего мозг секса или страсти, которую невозможно было бы контролировать… но я думала, что этого, может быть, достаточно.
– Но это не так?
– Нет, – прошептала она. – Я хочу этого взрывающего мозг секса. Хочу сойти с ума от страсти. Понимаешь, о чем я?
Тори засмеялась. – Нет. Извини, но у меня и близко такого не было.
– Я знаю, что это где-то есть. У других людей ведь так бывает, да?
Тори пожала плечами. – Лучше быть с кем-то, чем вообще ни с кем.
– Но не для тебя? Тебе лучше одной?
– Как я уже сказала, мне нечего предложить… кому бы то ни было.
– Я не согласна. Сомневаюсь, что ты когда-нибудь давала кому-то шанс узнать тебя так, как ты даешь мне. Ты так отличаешься от человека, которого знают все остальные. И такая ты мне очень нравишься.
Тори улыбнулась. – Буду иметь это в виду, детектив.
Глава девятнадцатая
Сэм вылетела из кондитерской, пытаясь удержать два кофе и пакет с булочками. Она опаздывала. Очень сильно опаздывала. На самом деле, она бы не удивилась, если бы ее мобильный…
– Зазвонил, – пробормотала она. – Алло?
– Сэм? Ты где?
– Покупаю завтрак.
– Покупаешь завтрак? Ты вообще знаешь, сколько времени?
– Знаю.
– Ты хотя бы взяла мне каппучино?
– Нет, ты и так уже слишком избалована. Я взяла тебе булочку. Через сколько мы встречаемся с Дженкинсом?
– Через полчаса.
– А, хорошо. Я буду через пять минут.
– Хорошо. Будь осторожна.
– Ладно, скоро увидимся.
Бросив телефон на сиденье, Сэм улыбнулась. Будь осторожна? Удивительно, как пара дней на яхте может все изменить. Сэм вздохнула. Она отлично провела выходные. Большую часть воскресенья они тоже провели на солнце. И разговаривали. Боже, ей так нравилось быть с Тори. Чем больше времени она с ней проводила, тем больше ей хотелось еще. Сэм это несколько пугало, она не могла отрицать, что Тори привлекательна, и что она ее немного возбуждает. Немного? Сэм посмотрела на себя в зеркало. Если она не будет осторожна, то потеряет голову. А что потом? К тому же ей все еще нужно что-то решить с Робертом. В воскресенье она добралась до дома почти в шесть, и обнаружила целых двенадцать сообщений от него. Когда она, наконец, перезвонила ему, он был так зол, что им не удалось поговорить – он только убедился, что с ней все в порядке. Сегодня он повезет ее обедать, чтобы поговорить о том, что случилось в субботу.
Она отбросила эти мысли подальше. Обед уже скоро, но думать ей об этом не хотелось.
Тори подняла голову, когда вошла Сэм. Увидев два стакана кофе, она улыбнулась.
– Избалованная девчонка, – проговорила Сэм, подавая ей каппучино.
– А что у нас здесь? – спросила Тори, надрывая пакет с булочками. Она взяла одну, и, улыбаясь, надкусила. – Спасибо. Ты лучшая.
– Все что угодно, лишь бы ты улыбнулась.
Тори шаловливо приподняла брови. – Все что угодно? Это несколько опасное предложение, детектив.
Сэм отпила кофе, глядя Тори в глаза, но никак не реагируя на ее реплику. Потом улыбнулась, и Тори улыбнулась ей в ответ. – У меня были отличные выходные, – тихо сказала Сэм.
– И у меня. Я даже не могу вспомнить, когда в последний раз я отдыхала так целых два дня.
– Детективы? В комнату заседаний, – сказал Малоун. – Давайте начнем до того, как придет Дженкинс со своими приятелями.
Тори собрала свои папки и взяла с собой кофе. Сэм прихватила пакет с булочками.
– Садитесь, у нас есть двадцать минут.
Тори поставила кофе на стол и открыла папку. Держа булочку в одной руке, она начала говорить: – Все три жертвы лесби. Две из них жили в хостеле «Беллз». Третья никогда там не жила, но бывала там, в последний раз на прошлой неделе.
– Белла Грейсон подтвердила, что Энджи и Кристал были проститутками. Обе убежали из дома, – сказала Сэм.
– Энджи?
– Лорейн, ее настоящее имя Энджи, – добавила Тори.
– Вы нашли их семьи?
– Нет, сегодня мы собираемся поехать к Грейсон и поднять записи. Не факт, что они оставляли свои настоящие имена. Кроме этого, мы нашли женщину по имени Джонни, в пятницу.
– Да, я слышал. Продержали ее тут три часа. Она грозится предъявить иск.
– Она не хотела говорить с нами в баре. В общем-то и здесь она почти ничего не сказала. Кристал была ее… любовницей. Они увлекались БДСМ.
– Просто отлично, Дженкинсу наверняка понравится.
Тори пожала плечами. – Это все, что мы узнали.
– Ладно. Какая у вас теория?
– Преступник выслеживает их у Беллы, или еще в каком-нибудь тусовочном месте. Есть такой клуб «Вне закона», туда пускают несовершеннолетних по средам. Грейсон говорит, что большинство девушек ходят туда. Он, возможно, наблюдает за ними недалеко от входа. Или бывает внутри. Клуб большой, и там легко затеряться в толпе.
– Ясно. Как насчет судебного психолога?
– Он должен прийти вместе с Дженкинсом, потом они с Сэм проработают то, что у нас есть.
– Отлично. Будет весело, – с сарказмом сказал Малоун. – Ты же знаешь Дженкинса. Он просто одуреет.
– Да кто такой этот Дженкинс? – возмутилась Саманта. – Вы о нем так говорите, как будто это какая-то веселая шутка.
– Он придурок, – ответила Тори.
– Это я поняла. А в чем дело?
Тори посмотрела на Малоуна, который пожал плечами.
– Он просто жуткий гомофоб. Постоянно говорит какие-то гадости, когда я рядом. Даже цитирует Библию. Ну вот, а как-то раз, несколько лет назад, я встретила его в баре. Он неплохо смотрелся вместе со своим парнем, правда, когда увидел меня, чуть не упал в обморок. Я так ничего ему и не сказала, но теперь каждый раз, когда он меня видит, такое ощущение, что он пытается заставить меня вспомнить об этом.
Раздался стук, и все посмотрели на дверь. Вошли трое в костюмах.
– Малоун. Это детектив Симс из сводного разведывательного управления и доктор Петерсон, судебный психолог.
– Хантер вы знаете, а это детектив Кеннеди, – сказал Малоун.
– Как поживаете? Вы мистер Дженкинс? – спросила Саманта, подавая ему руку.
– Да. – Он нескромно оглядел ее тело, потом повернулся к Тори. – Черт, Хантер, как ты ее заполучила?
– Я просто загадала желание, Дженкинс. Тебе стоит тоже так попробовать.
– Давайте перейдем к делу, – сказал Малоун. – У меня через час другая встреча.
Тори посмотрела на Малоуна и кивнула, зная, что никакой встречи у него не намечается. Она передала копии Сэм, и та раздала их всем остальным.

+1

6

– Значит, убили нескольких проституток, так, Хантер?
– Нет.
– Нет? Как это? Что, анализы не совпадают? – потребовал Дженкинс.
– Совпадают, но их убили не потому что они были проститутками.
– Мне так сказали.
– Я что-то не помню, чтобы ты спрашивал об этом, – сказала Тори. – Их убили, потому что они были лесби.
– Это что еще за чушь? Как ты пришла к такому выводу? Ты что, знала их всех лично?
– Если вы прочитаете этот отчет, мистер Дженкинс, вы узнаете, в чем дело, – сказала Сэм. – Мы посетили хостел Беллы Грэйсон в пятницу. Это хостел для молодых лесби – в основном, сбежавших из дома. Первая жертва жила там два года назад, и позже тоже приходила. Вторая жертва жила там два месяца назад. И третья жертва, Рэйчел Андерсон, бывала там очень часто, в последний раз на прошлой неделе.
– Тогда с чего вы взяли, что они проститутки? Вы это просто придумали?
– Первые две, Энджи и Кристал, были проститутками. Их связывало именно это. Третья – нет, поэтому мы нашли новую связь.
– Отлично, кто-то убивает лесбиянок. Или проституток – выбирайте. В любом случае, широкой публике наплевать. Они просто подумают, что кто-то очищает улицы от всякого сброда.
Сэм почувствовала, как Тори напряглась, и схватила под столом ее руку, не отпуская ее, пока она не расслабилась.
– Почему бы вам не сказать это родителям Рэйчел Андерсон, Дженкинс? Я уверена, что Реверенд Андерсон будет просто счастлив услышать, что думают по этому поводу в администрации мэра. Вообще, почему бы мэру самому не позвонить им? – выпалила Тори.
– Дженкинс, мы и сами отлично справляемся с этим делом, без вашей помощи. Почему бы вам не передать это мэру? Как только мы еще что-то найдем, мы пришлем вам отчет, – предложил Малоун.
– Мне нужен ежедневный отчет, – сказал Дженкинс. – И никак иначе.
– Хорошо. А теперь, если вы не возражаете, мы поговорим с доктором Петерсоном.
– Конечно. – Он встал и посмотрел на Тори. – Я знаю, над этим делом ты работаешь особо усердно, это ведь так близко и дорого тебе.
– Любая смерть мне не безразлична, Дженкинс. Даже твоя.
Сэм быстро встала и протянула ему руку. – Рада, наконец, познакомиться с Вами, мистер Дженкинс. Тори мне о Вас…так много рассказывала, – с милой улыбкой протянула она. Его глаза недоверчиво округлились, и он пулей вылетел из комнаты. Симс вышел следом за ним.
– Хантер, вы с ним постоянно ругаетесь. В чем дело? – спросил доктор Петерсон.
– Я со всеми ругаюсь, Петерсон. Кеннеди расскажет вам о деле подробнее, – Тори встала, слегка сжав плечо Сэм, проходя мимо нее.
– Дайте мне знать, если вам что-то понадобится, – сказал Малоун, выходя следом за ней. Они едва закрыли за собой дверь и взорвались смехом.
– Ты видел его глаза? Я думала, у него прямо там случится удар.
– Да, ей палец в рот не клади, – сказал Малоун. – Вряд ли она набрала сегодня какие-то очки.
– Для меня – набрала.
Сэм откинулась на спинку стула и потерла глаза. Они работали уже два часа. Петерсон все делал очень тщательно, в этом ему не откажешь.
– Ясно. Исходя из этих трех случаев, вот что я вижу. Если бы их было четыре или пять, я смог бы сказать точнее.
– Лучше бы их осталось столько же.
– Вы же понимаете, что я хочу сказать, детектив. Этот человек молод, ему от двадцати до тридцати. Я полагаю, что он белый, обычно они все белые. Они, как правило, убивают людей своей же этнической группы, а среди жертв одна чернокожая. Если будет больше жертв, мы сможем получить рисунок преступления. Возможно, его бросила девушка, которая была лесби, но он об этом не знал, или она рассказала об этом после того, как их отношения закончились. Все его жертвы молоды, значит, что-то подобное случилось с ним в школе.
– Почему это вдруг повлияло на него сейчас?
– Какое-то событие, очевидно, вызвало эти воспоминания. А может быть, он и раньше имел с этим проблемы, но до убийства дело не доходило. В случае с первыми двумя жертвами он, наверняка, был клиентом, это происходило в публичном месте, например, в мотеле. Вторую похитили и убили где-то в более потаенном месте. Возможно, поэтому первые две не были убиты с такой жестокостью. Все трое были оставлены в местах, где их легко найти. – Он просмотрел фотографии. – Он положил их аккуратно, сложил руки и ноги вместе. Даже третья лежит в той же позе. Ему не нравится то, что он делает.
– Он оставил отпечаток ноги. Мы думаем, что специально.
– Скорее всего. Это типично для серийных убийц, они часто оставляют подсказки. Для них это становится игрой. Они издеваются над полицией, пытаются бросить вызов. К тому же им нужно, чтобы о них знала общественность. О первых двух почти ничего не писали – значит, более страшное убийство должно попасть на первые страницы газет.
– Все это очень интересно, доктор, но все равно – все это как иголка в стогу сена.
– Да. К сожалению, пока у вас не будет следующей жертвы, мне нечего вам больше сказать.
Сэм вздохнула. – Спасибо вам. Я передам это лейтенанту.
Помогая Сэм собрать папки, он вдруг посмотрел на нее и спросил: – Ну, и каково это, работать с Хантер?
Сэм взглянула на него, и продолжила собирать бумаги.
– Нормально.
– Я слышал, что она настоящая стерва. Говорят, она практически вытолкнула своего напарника из трехэтажного здания.
– Так говорят?
– Да.
– Во-первых, это было двухэтажное здание, а во-вторых, он сорвался с пожарной лестницы, – сказала она. – Мы закончили?
– Конечно. Дайте мне знать, если вам что-то понадобится.
– Обязательно. – Оставив его в комнате для совещаний, Сэм направилась в кабинет детективов. Тори сидела на столе Рамиреза, улыбаясь чему-то, что он ей рассказывал. Сэм остановилась. Она впервые видела, как Тори общается с другим детективом.
– Чему вы так улыбаетесь, ребята? – спросила она.
– Рамирез рассказывал мне о том, как Адамс и Дональдсон ходили в гей-бар.
– Тот, куда ходят трансвеститы?
– Да. Они не могли разобрать, где женщина, а где мужчина. Какая-то девушка отвесила Дональдсону пощечину. Господи, я бы заплатила, чтобы это увидеть!
– Ты только ничего им не говори, – попросил Рамирез. – Сайкс меня убьет, если узнает, что я тебе сказал.
– Хорошо, я буду молчать, если ты уговоришь свою маму приготовить нам завтрак, – сказала Тори. – Нам обеим, – показала она на Сэм.
– Ты же знаешь, что она бы готовила для тебя каждый день, если бы я ей позволил, – сказал он. – Я принесу вам парочку тако.
– Спасибо, Тони, это очень мило, – сказала Саманта.
– Ну, что ты узнала? – спросила Тори, когда они вернулись к своим столам.
– Не особенно много. Молодой, белый мужчина, от двадцати до тридцати, который ненавидит лесби, потому что одна из них бросила его.
– Петерсон явно высосал все это из пальца, – сказала Тори.
– Я тоже так думаю.
– Слушай, ты не хочешь пообедать, а потом съездить к Белле? Нам нужно просмотреть ее записи.
Саманта замешкалась. – Нет, я не могу. За мной заедет Роберт, – тихо сказала она.
– А, – Тори пыталась не показать, что расстроилась. – Значит, вы решили свои проблемы?
– Вряд ли. Он со мной вчера даже не разговаривал, поэтому хочет поговорить сейчас.
– Ясно. Тогда я съезжу сама, а ты можешь приехать попозже, если захочешь.
– Тори, разве мы не можем подождать до часу? Я правда хочу с тобой поехать.
Их взгляды встретились.
– Ну пожалуйста? Я обещаю, что вернусь к часу.
– Ладно, я буду здесь, пока ты не вернешься.
– Спасибо. – Саманта сжала ее руку.
Подняв глаза, Тори увидела, как к ним приближается высокий, темноволосый и, безупречно одетый, мужчина. Это, наверно, Роберт. Она почувствовала, как рука Сэм соскальзывает с ее руки.
– Ты рано, – сказала ему Саманта.
– Пораньше освободился, – ответил он. Потом протянул руку. – Вы, должно быть, детектив Хантер.
Встав, Тори пожала предложенную руку. Так вот он какой, мужчина, который хочет жениться на Саманте. Все могло бы быть и хуже.
– Я вернусь к часу, Тори, обещаю.
– Нет проблем, Сэм, я подожду.
Улыбнувшись ей на прощание, Саманта ушла вместе с Робертом. Тори села и потянулась за файлом, который она и так уже знала наизусть.
– Она зовет тебя Сэм?
– Да, я уже привыкла к этому, – признала Саманта. Они шли к закусочной на углу. Саманта очень проголодалась. Пожалуй, она съест сэндвич с тунцом. Интересно, что любит Тори? Ветчину с сыром? Нет, скорее индейку.
– Саманта?
– А?
– Я спросил, когда ты собираешься рассказать мне, где ты провела выходные?
– А. – Она нерешительно помолчала. – Вообще-то, я была на яхте Тори.
Он кивнул. – Кажется, тебе она очень нравится.
– Да, и ее отношение ко мне изменилось. Помнишь, в первую неделю мне хотелось пристрелить ее?
– Я помню, да. Чем вы занимались?
– На яхте? В основном рыбачили.
– Рыбачили? Разве тебе это нравится?
– На самом деле мы так ничего и не поймали.
– Вижу, ты загорела. Я рад, что тебе не пришлось торчать в темном и душном кинотеатре, – сухо произнес он.
– Извини, Роберт, мне просто нужно было отвлечься. У меня было несколько тяжелых недель подряд.
– Да, разве есть способ расслабиться лучше, чем провести выходные с напарницей, которую ты и так видишь каждый день, и снова обсуждать дело? – с сарказмом в голосе произнес он.
– Вообще-то мы не говорили о деле.
– Значит, ты провела два дня с женщиной, которую почти не знаешь, и вы даже не обсуждали дело? О чем же вы говорили?
– Роберт, к чему все эти вопросы?
– Я просто не могу представить, о чем вы двое могли говорить. Вряд ли у вас много общего. – Он замолчал, и Сэм наконец посмотрела на него. – Она же лесби.
– Спасибо, что просветил меня, Роберт! Конечно, я это знаю! Правда не понятно, откуда тебе это известно.
– Ты что, шутишь? Мало того, что это общеизвестный факт, так это еще и видно с первого взгляда!
– Роберт, я думала, что ты хочешь поговорить о наших отношениях, а не о моей напарнице.
– Да, правильно. Извини. Просто это было так на тебя не похоже, когда ты взяла и уехала.
– Я знаю, Роберт. Мне жаль, что я сделала это.
Они стояли в очереди, и Саманта пожалела, что приняла его приглашение. То, что они должны были обсудить, здесь обсуждать было невозможно.
– Почему ты не хочешь сказать мне, что происходит?
– Я просто перенервничала, когда ты начал говорить о браке, детях, и, черт подери, о внуках!
– Я не хотел сказать, что мы должны пожениться на следующей неделе и срочно заводить детей. Я просто хотел, чтобы ты поняла, что я чувствую.
Она кивнула. – Я понимаю, что ты чувствуешь. Но моя карьера для меня очень важна. И я не собираюсь жертвовать ею, чтобы сидеть дома и играть в домохозяйку.
– Если ты так поняла мои слова, мне очень жаль. Я никогда не хотел, чтобы ты бросала карьеру.
– Да, именно так я тебя и поняла. До тебя дошла очередь, – сказала Саманта, разворачивая его лицом к кассе.
– Что ты будешь? – спросил он.
– Тунец с ржаным хлебом и индейку с пшеничным.
– Ты что, будешь два?
– Один для Тори, она не ходила на ланч. – Она увидела, как он сжал челюсти, но кивнул.
– И один для твоей напарницы, – пробурчал он себе под нос.
***
Тори подняла голову, когда вернулась Сэм. Ни о чем не задумываясь, она просто улыбнулась женщине, чьи светлые волосы снова спутались. Сэм попыталась пригладить их пальцами, потом встретила взгляд Тори и улыбнулась.
– Привет.
– Угу.
– Вот твой ланч, ешь, – сказала она, ставя пакет на стол Тори.
– Ты мне что-то принесла? – Тори надорвала пакет и улыбнулась. – Ой, спасибо, мамочка, – поддразнила она Сэм.
– Ты хоть понимаешь, что я вижу, что ты ешь, только когда я тебе что-то приношу?
– Вообще-то позавчера я готовила для тебя.
Сэм улыбнулась. – Точно, бургеры. Я тогда весь день мечтала о бургере.
– Так что, вы с Робертом во всем разобрались?
– Вряд ли. Мы так толком и не поговорили. Я не смогла ему сказать, не хотела его обидеть.
Тори кивнула и еще раз надкусила сэндвич.
– Я знаю, ты думаешь, что я слабая.
– Я так не думала. Тем более, это вряд ли мое дело.
Сэм взяла со стола Тори толстую папку и пролистала ее. В ней уже все лежало по порядку, а сверху красовались заметки, составленные судебным психологом. Сэм обнаружила, что Тори очень организованная. Она посмотрела, как Тори доедает сэндвич. С майонезом в уголке рта она выглядела очень мило. Тори слизнула майонез языком. Сэм не могла оторвать от нее взгляд.
– Эй.
– Ммм? – простонала Сэм.
– Ты готова?
Сэм наконец перестала смотреть Тори в рот и посмотрела ей в глаза. Одна бровь вопросительно изогнулась.
– Что?
– Мы едем к Белле? – подсказала Тори.
– А, да. Конечно. – Сэм стряхнула с себя оцепенение. – К Белле.
Глава двадцатая
– Маргариту со льдом, – сказала Сэм. Она ждала Эми почти пятнадцать минут, и уже решила начинать без нее. Но как только официант принес высокий стакан, вошла Эми. – Подождите, пришла моя подруга.
– Извини, что опоздала. Судья Кармен снова чересчур увлекся речью, – объяснила она. – Ммм, выглядит неплохо. Мне то же самое. – Она положила сумочку на угол стола и придвинула свой стул поближе к стулу Сэм. Потом встряхнула головой, убирая челку с глаз. – Отлично выглядишь. Загорела, – заметила она. – Как у тебя получилось вытащить Роберта из дома?
Улыбнувшись, Саманта покачала головой. – Никак. Он хотел пойти в кино, или, еще хуже, смотреть фильмы у него дома. А я хотела побыть на воздухе.
– И?
– И я была на яхте, на озере, – сказала она.
– Где это? С кем?
– На озере Игл Маунтайн. У Тори там прогулочный катер, – сказала она, как можно более безразличным тоном.
– Тори? В смысле, твоя напарница? Та ненормальная, которую ты хотела убить в первую неделю?
– Именно она. Если лучше ее узнать, она уже не кажется такой ненормальной.
– Значит, ты убежала от Роберта и поехала на ее яхту? Ничего себе.
– Мы поругались. В субботу за ланчем. Потом я уехала и ничего ему не сказала. А когда вернулась в воскресенье, он оставил мне целых двенадцать сообщений.
– Ты что, провела с ней все выходные?
– Сначала я этого не планировала, но мне там было так хорошо, что не хотелось возвращаться домой.
– Значит, ты провела ночь на яхте? Наверно, было здорово?
– Да, точно. Вот только Роберт, кажется, все еще меня не простил.
– Из-за чего вы поссорились?
– Из-за внуков.
– В смысле? Ваших внуков?
– Да. Он начал говорить о том, что мы должны пожениться и завести детей. И сказал, что моя карьера этому мешает.
– Шутишь что ли? Роберт правда так сказал? Он же знает, как для тебя важна твоя работа.
– Да, я тоже думала, что знает. – Она помолчала, пока официант ставил на стол коктейль для Эми, и продолжила. – Он сказал, что все решения, которые я принимаю, я должна принимать, думая о нашем будущем – то есть о детях и о доме. Мне нужно чаще бывать дома, если мы хотим детей.
– А ты сказала ему, что ему тоже не стоит так сильно стараться стать партнером в своей фирме?
Сэм улыбнулась. Как бы Эми ни любила Роберта, она ненавидела двойные стандарты, когда речь шла о мужчинах и женщинах. – Эми, я думаю, Роберт – не тот, кто мне нужен, – тихо сказала она. – Я пытаюсь представить себя замужем за ним, но это как-то неправильно.
Эми взяла Саманту за руку. – Вы просто поспорили по поводу твоей работы. Теперь ты знаешь, что он чувствует, а он знает, что чувствуешь ты. Вам нужно поговорить об этом и прийти к компромиссу, – сказала она.
– Эми, дело не в этом. Я чувствую это уже несколько месяцев.
– Но ты же говорила, что любишь его.
– Да, я люблю его. Он славный человек, и он наверняка будет отличным мужем и отцом. Просто на этой картинке я не могу представить себя.
– Может быть, тебя пугает брак сам по себе?
– Я не люблю его, Эми, – призналась она. – Я думала, что может быть, люблю – но нет. Я точно знаю.
Эми пораженно уставилась на нее. – Ты встречаешься с ним два года и только сейчас поняла, что не любишь его?
– Мне не нужно, чтобы ты осуждала меня, Эми. Мне нужно поговорить об этом.
– Ладно, извини. Знаешь, это почти то же самое, что и у нас с Эриком. Пока мы просто встречаемся, все отлично. Но когда у него появятся серьезные намерения, я наверняка его брошу.
– Вот только я сомневаюсь, что ты будешь ждать два года.
Эми придвинулась к ней поближе. – В чем дело, Саманта? Мы же с тобой всегда всем делились. Мне кажется, что ты боишься мне рассказать.
– Нет, не боюсь. Но как сказать кому-то, кто любит тебя и хочет на тебе жениться, что ты его не любишь?
– Не знаю. Но я точно знаю, что чем дольше ты будешь с этим тянуть, тем хуже.
– Это правда. А ведь в последний раз он приготовил мне ужин, были свечи и вино…
– Так ты все еще спишь с ним?
– Я притворилась, что у меня болит голова, и пораньше легла спать.
– Ты даже не хочешь заниматься с ним сексом?
Теперь Сэм придвинулась к Эми. – Понимаешь, я вообще еле-еле терплю его прикосновения, – прошептала она.
– Так, Саманта, тебе нужно сказать ему. Когда у вас в последний раз был секс?
Сэм пожала плечами. – Не знаю. Три недели назад. Или месяц.
– Он точно заметил, что что-то не так.
– Я знаю. Знаю, что заметил. Я чувствую себя такой сволочью. Я не знаю, что происходит. Вернее, знаю – мое тело говорит мне, что он не тот, кто мне нужен, и секс просто ужасен.
– Ты что, симулируешь?
Саманта покраснела. Неужели она и правда говорит об этом с Эми? – Я думала, это пройдет.
– Ладно, я не хочу вставать на чью-либо сторону… но это нечестно по отношению к нему.
– Только не говори, что ты никогда так не делала.
– Делала. Но не так долго и не с человеком, с которым я встречалась два года и который хочет на мне жениться.
– Эми, ты ни с кем не встречалась два года.
– Точно. И знаешь почему? Потому что в тот момент, когда я начинаю притворяться, что мне хорошо, я понимаю, что пора с этим кончать. Господи, Саманта, мы же говорим о Роберте. О человеке, с которым ты почти жила вместе.
– Ты мне не очень-то помогаешь, – тихо сказала она.
– Я знаю, милая. Прости. – Эми сжала ее руку. – Может быть, это просто из-за новой работы? Может, стоит немного подождать.
Саманта хотела возразить, но промолчала. Дело было не в новой работе. Это беспокойство внутри нее росло уже несколько месяцев. А теперь оно было абсолютно невыносимым. Ей чего-то не хватало – и явно не Роберта.
Глава двадцать первая
Звонок нарушил ее сон, и Сэм потянулась, чтобы выключить будильник. Но что-то все еще звенело. Она открыла глаза. – Четыре часа? Схватив телефон, она залезла обратно под одеяло. – Да?
– Сэм?
Она села в постели. – Что случилось?
– Нашли еще одну жертву.
– О нет, – скинув одеяло, Сэм сразу пошла в ванную. – Где?
– В центре. Около «Старбакса» на Мэйн.
– Хорошо, скоро буду.
Она плеснула в лицо холодной водой и провела мокрыми пальцами по волосам. Выглядит она ужасно, но времени на душ нет. Натянув джинсы и толстовку, Саманта вышла из квартиры. Интересно, во сколько Тори позвонили. Голос у нее звучал так, будто она давно проснулась.
В столь ранний час на улицах никого не было, и Сэм доехала всего за пятнадцать минут. Увидев огни полицейских машин, она припарковала машину, показав свой значок, когда кто-то хотел остановить ее.
– Я ищу детектива Хантер, – сказала она.
– Вам туда.
– Спасибо.
Она обнаружила Тори у мусорного бака. Вместе с Ритой Спенсер из судмедэкспертизы, они изучали его содержимое. Саманта тоже заглянула внутрь.
– Боже мой, – прошептала она.
Взглянув на нее, Тори кивнула. Тело новой жертвы было изуродовано, так же как и тело Рэйчел Андерсон.
– Сначала сними ее отпечатки пальцев, Рита. Мы будем в «Беллз». – Она подтолкнула Сэм, и та пошла за ней. – Здесь тоже отпечаток ноги. В этот раз обувь с каблуком.
Сэм посмотрела туда, куда показывала Тори. След и сейчас был направлен в сторону от бака.
– Есть кое-что еще, – Тори показала на стену.
На стене черной краской было написано «Книга Бытия». Сэм удивленно подняла брови.
– Причем тут Фил Коллинз?
– Твой брат священник, и ты не знаешь, что это?
– Это из Библии?
– Да. Правда, я и сама не особенно в этом разбираюсь. Рита говорит, что история Содома и Гоморры была в Книге Бытия.
– Ясно… но я не понимаю, какое отношение это имеет к нашему делу.
Тори усмехнулась. – Содом и Гоморра, это якобы то место, где появилась гомосексуальность.
– И что?
– Ты и правда не понимаешь, да?
Сэм пожала плечами.
– Разрушение Содома и Гоморры – это образ, который часто используется, чтобы показать, что гомосексуализм – зло, и Бог наказывает за это.
– А, тогда понятно. Это либо человек, которого бросила лесби, либо человек, который решил взять на себя обязанности Бога. В любом случае, он псих.
– Может быть, и то, и то, – сказала Тори. Потом протянула руку и заложила спутанную прядь Сэм за ухо. – Отвлекли тебя от сна, да?
– Да, спасибо – от мертвого сна, усиленного «маргаритой». Я вчера встретилась с Эми, мы с ней поужинали.
– Извини. Но я подумала, ты захочешь быть здесь.
– Да, я рада, что ты позвонила. Ты же не должна одна работать в такой час. – Сэм посмотрела на нее и увидела, что ее прическа выглядит идеально, глаза ясные, и даже джинсы кажутся выглаженными. – Как у тебя это получается? – спросила она, показывая на нее.
– Что получается?
– Ты всегда так хорошо выглядишь. Ты же не скажешь мне, что у тебя было время принять душ.
Тори пожала плечами. – Я уже давно проснулась.
– В четыре утра? – Сэм покачала головой. – Тори, что мне с тобой делать?
– Ну, если ты хочешь следить за моим сном, ты всегда можешь…
– Детективы? Мы закончили, – позвала Рита.
Сэм кивнула Рите, потом улыбнулась Тори. – Я могу что?
Тори скорчила шутливую гримаску, потом прошмыгнула мимо нее и догнала Риту. – Вы сделаете сначала отпечатки?
– Да, обязательно.
– И ты позвонишь?
– Сразу позвоню.
– Ладно, я позвоню потом Джексону.
– Отлично, я уверена, что он считает минуты до этого момента, – сказала Рита, захлопывая дверь перед лицом Тори.
Сэм подошла к ней, глядя, как отъезжает фургон. – Почему она тебя избегает?
Тори пожала плечами.
– Это старая история? – предположила Сэм.
Тори снова промолчала.
– У тебя к ней… какие-то чувства? – прошептала Сэм.
– К Рите? Да нет, что ты. Это была ошибка, как-то раз мы напились и оказались в одной постели.
Сэм кивнула. – Но у нее есть к тебе что-то?
– Нет, – сердито бросила Тори. – Она же меня знает.
Сэм кивнула. Ей не нравилась ревность, которую она вдруг почувствовала, и она попыталась забыть об этом. – Ну, Ехать в «Беллз» вроде как рановато.
– Мы можем пойти в спортзал, потренироваться, – предложила Тори.
– Ты шутишь? Я-то думала о завтраке.
– Что? Ты же пропустишь душ.
– О Боже, я забыла. Наверно, мне лучше поехать домой и одеться по-человечески, да?
– Ты отлично выглядишь, – сказала Тори.
– Я выгляжу так, будто вылезла из постели в четыре утра и даже не почистила зубы. – Она снова попыталась пригладить волосы, жалея о том, что вчера не сходила постричься. Вообще-то, сделать это нужно было еще две недели назад.
– Ладно, езжай домой. Встретимся в участке, а потом по дороге чем-нибудь перекусим.
– Договорились. – Сэм легонько сжала руку Тори и ушла.
Тори вновь поразилась тем чувствам, которые пробудило в ней это легкое прикосновение.
– Хантер?
Она посмотрела, как уезжает Сэм, потом снова повернулась к месту преступления.
– Да?
– Мы закончили здесь. Я взял отпечаток ноги, и сообщу тебе, совпадает ли он с прошлым.
– Хорошо, спасибо.
***
– Я не хочу булочек, – пожаловалась Сэм. – Я хочу чего-нибудь посущественнее, например, яичницы с мясом.
Тори ухмыльнулась. – Что, похмелье?
– Да. И то, что я встала в четыре утра, мне не особо помогло.
– Как насчет «Макдональдса»?
– Ты что, хочешь меня за что-то наказать? – простонала Сэм.
– Ладно. Здесь рядом продают тако, не такие вкусные, как те, что готовит мама Тони, но неплохие.
– Это уж лучше, чем «Макдональдс».
Сэм заказала два завтрака с тако и хашбраунами, и виновато посмотрела на Тори. Она взяла всего лишь одну булочку.
– Ты не голодна? Даже не думай, что я буду с тобой делиться, – сказала Сэм, разворачивая еду.
Тори промолчала. На самом деле, она вообще не была уверена, что сможет что-то съесть. Сэм не узнала жертву, но Тори запомнила ее, в пятницу та была с подругами в «Беллз». Рита закрыла ее простыней. У нее не было ног ниже колен.
Они ехали молча, Сэм уплетала еду, а Тори думала, как разговаривать с Беллой. Одно дело, когда ты приезжаешь, чтобы что-то узнать, и совсем другое, чтобы сообщить о смерти.
– Эй, мне кажется, я не такая голодная, как думала, – сказала Сэм. – Ты хочешь немного?
– Нет, спасибо.
Сэм посмотрела на Тори, и увидела, как плотно сжаты ее губы. – Тори, в чем дело?
– Я думаю, наша жертва была в пятницу в «Беллз».
– Там было всего пять или шесть девушек в ту ночь.
– Пять. Она сидела на третьем стуле, дальше всех от двери.
Сэм уставилась на нее. – Удивительно, как ты это запомнила. Возможно, в субботу я могла бы сказать, что их было пятеро и примерно вспомнить, как они выглядели, но не через пять дней. – Тори промолчала, и Сэм дотронулась до ее плеча. – Ты уверена?
– Более чем. Надеюсь, скоро будут готовы ее отпечатки.
Они припарковались перед хостелом, и Сэм, не произнося ни слова, стала подниматься по ступенькам старого дома. Белла сидела на диване с чашкой кофе и утренней газетой.
– Доброе утро, детективы. Не думала, что увижу вас так скоро. Нужна еще какая-то информация?
– Белла, этой ночью произошло еще одно убийство, – осторожно сказала Сэм. – Детектив Хантер говорит, что узнала в ней одну из девушек, которые были в вашей кофейне в пятницу вечером.
Белла широко открыла глаза.
– Вы помните пятерых девушек, которые были там, когда мы приходили? – спросила Тори.
– Да. Они все приличные девочки, очень редко ходят в бары. Обычно сидят в кофейне.
– Они живут здесь?
– Да, четверо из них. Одной исполнилось двадцать, и она переехала в съемную квартиру. – Она встала. – Боже мой. Поверить не могу, что это происходит.
– Найдите их фотографии, пожалуйста, – сказала Тори.
Они пошли за Беллой в ее офис и терпеливо подождали, пока она найдет все пять папок. Белла протянула их Тори.
– Вот она, – сказала Тори. – указывая на вторую.
Белла медленно осела в кресло. – Сью. Нет, только не Сью, – зарыдала она.
Сэм взяла у Тори папку, посмотрела на фотографию. Тяжело вздохнув, пролистала остальные страницы. Ей было восемнадцать, первокурсница в муниципальном колледже. Родители живут в Амарилло.
– Сколько она жила здесь? – тихо спросила Сэм.
– Больше года. Она одна из немногих, кто поддерживает отношения с родителями. Я даже знакома с ее мамой.
– Нам нужно взглянуть на ее комнату, Белла.
– Поверить не могу, – снова сказала Белла, вытирая слезы. – Она встречалась с Шерри. Вчера у них был романтический ужин, она еще показала мне одежду, которую купила, когда пришла…
Комната девушки была безупречно чистой. Постель заправлена, нигде ничего не валялось. Книги стопкой лежали на краю стола. Компьютера не было. Сэм подошла к столу и взяла фотографию, на которой Сью стояла рядом с немолодой женщиной.
– Это ее мама, – сказала Белла.
– Почему она жила здесь?
– Не смогла поладить с новым мужем матери. Ей было всего шестнадцать, когда она в первый раз написала мне. В общем-то, мама ее сюда и привезла.
– Нам нужно связаться с Шерри, – сказала Тори.
– У меня есть ее номер, но она наверно на работе.
– Нам нужно знать, где они вчера были. Вы можете ей позвонить?
Когда Белла вышла, Тори с Сэм переглянулись.
– Тори, мне все это не нравится, – прошептала Сэм.
– Понимаю. Надеюсь, у тебя нет планов на сегодня.
– Ничего такого, от чего нельзя отказаться.
– Сегодня среда. Думаю, стоит проведать клуб «Вне закона».
Саманта кивнула. Роберт ее просто убьет.
Глава двадцать вторая
– Хорошо, давай еще раз попробуем разобраться, – сказала Тори.
Они сидели в машине, припаркованной за два квартала от клуба «Вне закона». Две девушки из «Беллз» вошли внутрь и пока еще не вышли.
– Значит, они поужинали в «Таверне». Потом прошли пять кварталов до книжного магазина. Шерри купила две книги, а Сью одну. Затем они пошли в «Редженси» и посмотрели фильм, который кончился в двенадцать. После этого они вернулись в «Беллз», Шерри забрала свою машину, а Сью вошла внутрь. Это было около часа.
– Они шли пешком, – сказала Тори. – Значит, тот, кто следил за ними, ехал не на машине.
– Может быть, он тоже шел пешком. Было темно, народу здесь по вечерам полно. Он вполне мог остаться незамеченным.
– Но откуда он знал, что они пойдут пешком? – спросила Тори.
– И еще, раз Сью зашла внутрь, она должна была зачем-то снова выйти.
– Белла говорит, что в комнатах нет телефонов, и насколько мы знаем, мобильного у Сью тоже не было.
– Может быть, она как раз шла в комнату, услышала общий телефон, и решила взять трубку?
– Это можно будет проверить, но это будет значить, что убийца, во-первых, знал телефон, а во-вторых, набрал номер именно в тот момент, когда она заходила внутрь.
– Может быть, у него мобильный, и он следил за ней. Набрал сразу же, как она зашла.
Тори кивнула и посмотрела на Сэм. Сегодня в ее глазах не было обычного блеска. И вообще, она очень изменилась после разговора с Шерри.
– Ты так и не сказала, как вы поговорили с Шерри.
Опустив голову, Сэм потерла глаза. – Это было ужасно, Тори. Они такие молодые… так любили друг друга. У меня просто сердце разрывалось, когда она плакала.
Тори взяла Сэм за руку. Она почувствовала, как Сэм сжала ее пальцы.
– Ты молодец, Саманта. У меня никогда бы не получилось вытянуть из нее все те подробности, которые она рассказала тебе. Я не умею так сочувствовать людям, как ты.
– С ней у тебя бы получилось, Тори. Даже тебе было бы нелегко просто подойти к этой красивой девушке с голубыми глазами и сказать ей, что ее любимая мертва.
– Учитывая это, тебе удалось получить от нее много информации.
– Да. – Сэм с силой сжала руку Тори. – Я хочу найти этого ублюдка.
– Я тоже.
Сэм отпустила руку Тори и взяла бутылку с водой. Она была близка к тому, чтобы расплакаться. Как можно это выдержать?
– Что за планы ты сегодня отменила? – спросила Тори, чтобы сменить тему.
– О Боже, неужели обязательно было напоминать мне об этом? Я пропустила чудесный званый ужин.
Тори засмеялась. – Я думала, это должно тебя радовать.
– Ну да, так и есть. Правда, мне пришлось полчаса слушать нотации от Роберта. В конце концов, я просто положила трубку на стол, а когда взяла ее, он уже отключился. Будет забавно объяснять ему, что это было.
– Ты же знаешь, что я могла сделать это одна.
– Ну сколько можно объяснять тебе одно и то же? К тому же, я лучше переживу последствия отказа, чем очередной званый ужин.
Тори не ответила. Она внимательно смотрела в зеркало заднего вида. – Дай мне бинокль, – сказала она, протянув за ним руку. – Черт побери, – пробормотала она, опуская бинокль.
– Что? Что ты там увидела?
– Торговлю наркотиками. Черт. Позвони в отдел, – сказала она.
– Наркотики? Как ты догадалась?
– Сэм, звони, – настойчиво повторила Тори.
– Ладно, ладно, – она вытащила мобильный телефон. – Сержант Рейнальдс? Это Хантер и Кеннеди. Здесь, возможно, происходит сделка по сбыту наркотиков. Мы на улице Ламар. В торговом районе. – Пауза. – Нет, нет. Мы ведем наблюдение за баром «Вне закона». Нет…
Тори вырвала телефон у нее из рук.
– Рейнальдс? Это Хантер. Срочно пришли сюда опергруппу и позвони в отдел по борьбе с наркотиками! – прорычала она. – Идиот. – Она вернула Сэм телефон. – Извини.
– Нет, все в порядке. Он видимо хотел поболтать со мной. Теперь я знаю, как с ним разговаривать.
– Оставайся здесь, наблюдай за нашими девушками, – сказала Тори.
– А ты что собираешься делать?
– Там шесть человек. Они идут куда-то в помещение – у них огромные сумки. Это явно крупная сделка.
– Нет. Ты не пойдешь за ними. Мы будем ждать подкрепления.
– Сэм, пока они приедут, дилеры уже разъедутся. Я просто буду сторожить дверь. Если они выйдут, мы их поймаем.
– Ты что, сошла с ума? Одна против шестерых вооруженных мужчин?
– Оставайся здесь, – повторила Тори, открывая дверцу.
– Нет.
– Сэм, перестань. У нас нет времени спорить. Все, наблюдай за клубом.
– Нет, ты меня не переубедишь. Я не позволю тебе идти туда одной.
– Черт, – прошипела Тори, – ладно, держись сзади.
С оружием наготове, пробираясь в темноте вдоль стены, они приблизились к двери. Тори прижалась к стене, и Сэм сделала то же самое.
Изнутри послышались крики, затем несколько выстрелов.
– Черт. Черт, – прошептала Тори. – Где, черт подери, подкрепление?
Подбежав к двери, которая оказалась открытой, они вошли в темный коридор. У Сэм бешено стучало в висках. Раздался звук шагов, и сверху появились трое мужчин. Тори схватила Сэм и прижала ее к стене.
– Полиция! – закричала она, – Стоять на месте, ублюдки!
Она вышла на свет, направляя на них пистолет. Они нерешительно смотрели на нее и на Сэм, которая тоже направила на них оружие.
– Бросьте оружие, прямо сейчас!
Мужчины послушались.
– На пол! Лицом вниз!
Тори подвинулась ближе, все еще угрожая им пистолетом. Сэм удивилась тому, как быстро они сдались. Она расслабилась. И это оказалось ошибкой.
Он подошел к ним сзади. Мужчины, лежащие на полу, посмотрели на него. Сэм увидела, как расширились глаза Тори, в следующую секунду она бросила Сэм на пол, навалившись на нее всей своей массой, в тот же самый момент, раздался выстрел. Трое встали и рванули к двери. Наконец, раздался вой сирен, визг тормозов и крики. Подкрепление.
– Я уже говорила тебе, что ты весишь тонну?
– Да, как то говорила. Ты в порядке?
– Да. А ты? – Голос Тори звучал как-то странно.
Тори села, отодвинулась от Сэм и дотронулась до себя. Она ощутила что-то влажное. Черт.
– Мы должны вернуться. – Она попыталась встать , но снова упала на Сэм.
– Тори! – Сэм ощупала ее. – О Боже. Лежи. Куда тебя ранили?
– Ничего особенного, – пробормотала она.
– Ничего особенного? Ты истекаешь кровью! Какого черта ты ничего не сказала?
– Это поверхностная рана, – прошептала она.
Сэм ощупала ее живот, потом область выше, под грудью.
– Ты что, ко мне пристаешь? – выдохнула Тори. – Сейчас не самый подходящий момент.
– Ты без бронежилета!
Протянув руку, Тори тоже пощупала грудь Сэм. – Как и ты.
– Ну знаешь, это не в меня стреляли!
Тори откинула голову. Ей стало плохо, в глазах темнело.
– Тори? Нет, пожалуйста, – прошептала Сэм. Она положила ее голову себе на колени. – Даже не думай о том, чтобы меня оставить, – прошептала она в ухо Тори.
Тори взяла руку Сэм и приложила ее к своей ране.
– Надави, – пробормотала она.
– Поняла, – сказала Саманта, надавливая изо всех сил. – Просто расслабься.
– Тебе легко говорить. Это же не ты… истекаешь… кровью. – Ее голос становился все тише.
– О, Тори, пожалуйста, останься со мной, – прошептала Сэм. – Пожалуйста. – Она прижимала руку к ране, чувствуя, как кровь сочится сквозь ее пальцы. – Кто-нибудь, помогите! – закричала она. – Тори, ты меня слышишь? – Она зажмурилась, осторожно укачивая Тори на своих коленях. – Не оставляй меня.
Казалось, что они ждали подмогу несколько часов. Сэм удивилась, обнаружив, что прошло всего десять минут.
– С ней все будет в порядке, для Хантер это просто царапина, – сказал один из медицинских работников.
– Сэм?
Сэм посмотрела в открывшиеся глаза Тори. – Это еще что такое? Тебе нельзя разговаривать.
Тори улыбнулась. – Мне стало плохо, потому что я не ела весь день, а ты меня не заставила. Ты не справляешься с работой, – шепнула она. – Теперь возвращайся в клуб. Проверь, как там девочки.
– Нет, я поеду с тобой, – сказала Сэм, сжимая обеими руками руку Тори.
– Нет. Я в порядке, а это важно, Сэм. Проверь, как они.
– Нет, я хочу поехать с тобой, – упрямо сказала она.
– Сэм, ты можешь им понадобиться.
– Хорошо, хорошо. Но потом я приеду в больницу.
– Конечно.
Сэм смотрела, как увозят Тори, потом медленно направилась обратно к машине.
– Детектив?
Она повернулась.
– Я сержант Льюис, отдел по борьбе с наркотиками. Мне нужно задать вам несколько вопросов.
– Придется подождать до завтра, я здесь на наблюдательном посту.
Он кивнул. – Как вы с Хантер, из отдела убийств оказались здесь?
– Вы задержали всех четверых?
– Да, и нашли два тела на втором этаже.
Она кивнула. – Позвоните мне завтра, я дам показания прямо с утра.
Сэм открыла дверь машины и села на пассажирское сидение. Взглянув на пустое соседнее кресло, она расплакалась. Дурацкий ПМС.
– Ее могли убить, – прошептала она. – Меня могли убить… Роберт будет вне себя. – Она вытерла слезы, глядя на клуб через улицу. – К черту Роберта.
– Как это она ушла? – возмутилась Сэм. – Она же истекала кровью!
Медсестра улыбнулась. – Я вас уверяю, поверхностная рана никак не может удержать здесь детектива Хантер. Она ушла около часа назад. С нашим благословением, могу добавить. От нее здесь одни проблемы.
Сэм пулей вылетела из клиники. Что за идиотизм!
Она нашла Тори именно там, где и ожидала – за столом в участке. – Что это ты такое вытворяешь? – возмутилась Сэм подходя к ней.
Тори оторвала взгляд от компьютера. – Печатаю отчет.
– Вставай!
– Что?
– В тебя стреляли! Ты должна быть в больнице! Ты должна лежать в постели! А не сидеть за этим чертовым столом!
– Сэм, я в порядке. Пуля едва задела меня.
– В порядке? Тогда почему ты такая бледная?
– Сэм…
– Ты меня просто поражаешь, Тори Хантер. А теперь вставай, ты едешь со мной.
– Куда?
– В мою квартиру. Будешь лежать в постели и отдыхать. А утром поешь что-нибудь толковое. И только потом мы решим, выйдешь ты на работу или нет.
– Сэм…
– Не спорь со мной. Я не в том настроении.
Тори тихо сидела рядом с Сэм, когда они выехали из участка. У нее все еще кружилась голова и она ощущала слабость, но в этом она, ни за что бы ни призналась.
– Тебе дали что-нибудь от боли?
– У меня есть рецепт, но мне ничего не нужно.
– Давай сюда, – сказала Сэм, протягивая руку. – Рядом с моим с домом есть круглосуточная аптека.
– Мне не так уж больно, Сэм. Это пройдет.
– Ерунда. Давай. По крайней мере, тебе будет легче заснуть.
Вытащив из кармана смятый кусок бумаги, Тори отдала его Сэм.
Сэм посмотрела на нее. – Иногда ты меня так злишь, что мне самой хочется тебя пристрелить.
– Да, это я уже слышала.
– О Боже мой, я же не имела этого в виду. Извини, – сказала Сэм. Она взяла Тори за руку. – Просто я так испугалась, а ты ведешь себя, как ни в чем не бывало.
– В меня и раньше стреляли.
– Да, медсестра мне рассказала. Тори, почему ты не носишь бронежилет?
– Это неудобно. Думаю, ты не носишь его по той же причине.
– Может быть, нам стоит начать.
Тори прислонила голову к сиденью. В боку болело все сильнее. Наверно, ей стоило остаться в больнице на ночь.
– Что такое?
– Устала.
– Тебе больно, да?
– Да.
Сэм снова взяла ее за руку. – Тори, тебе не нужно быть сильной все время. Позволь мне позаботиться о тебе. Пожалуйста.
Тори улыбнулась, закрыла глаза и, под убаюкивающий голос Сэм, провалилась в сон. Она ощущала слабость, в больнице ей, кажется, вводили какие-то лекарства. Вскоре, она почувствовала, что Сэм трясет ее.
– Давай, милая, нужно всего лишь подняться на второй этаж.
Открыв глаза, Тори увидела наполненные заботой зеленые глаза Сэм.
Сэм помогла ей подняться по ступенькам. Тори было стыдно опираться на нее, но боль в боку оказалась нестерпимой. В конце концов, они поднялись, и Тори без возражений легла в спальне, как велела ей Сэм. Она приняла таблетку, которую дала ей Сэм и запила ее стаканом воды. Она почувствовала, что с нее снимают обувь, потом джинсы, но у нее уже не было сил протестовать.
Сэм бережно накрыла ее простыней, потом подтянула одеяло к талии. Неосознанно, она дотронулась до щеки Тори. Она выглядела так миролюбиво. Сэм присела на краешек кровати, проводя руками по плечам Тори.
– Все могло быть гораздо хуже, – прошептала она. – Тебя могли убить. – Она погладила Тори по щеке. – Мне страшно, Тори. Я что-то чувствую… к тебе. – Нахмурившись, Сэм закрыла глаза. – Что ты со мной делаешь? Ты хотя бы представляешь себе?
Сэм смотрела на нее еще несколько минут, потом, наконец, заставила себя уйти. Взяв с собой свой телефон, и телефон Тори, она тихонько закрыла дверь. Пусть она поспит.
Сэм слишком перенервничала, чтобы спать. Она налила себе диетической колы с ромом и расположилась на диване. Прошлая ночь пронеслась как ураган. Они только что сидели в машине, обсуждали дело, а в следующую секунду Тори уже неслась к складу, полного наркоторговцев. Она воспроизвела вечер в уме, понимая, что, если бы Тори не толкнула ее на пол, то выстрел бы достался ей. И ничего хорошего из этого бы не вышло. Она была легкой мишенью. В тот момент, когда она повернулась и увидела того мужчину, она будто приросла к полу. В следующую секунду она уже лежала на полу, Тори лежала на ней, а эти люди убегали.
– Она спасла мне жизнь. Уже два раза, – прошептала Сэм. – Интересно, что еще принесет этот год? – спросила она себя. – Скучно явно не будет.
Зазвонил мобильный, и она схватила оба, не понимая, чей звонит. Оказалось, что телефон Тори. – Алло?
– Кеннеди?
– Да, сэр.
– Ты в порядке?
– Да, сэр, со мной все хорошо.
– Мне только что позвонили. Где Хантер? В больнице сказали, что она отказалась от лечения.
– Она со мной, лейтенант, сейчас она спит.
– Хорошо. Чертова упрямица, – буркнул он.
– Кому вы об этом рассказываете…
– Что ж, поехали наблюдать за ночным клубом и, в конечном итоге, поймали наркоторговцев. Отличная работа, Кеннеди.
– Лейтенант, мы же с вами оба знаем, что это заслуга Хантер. Я просто не слишком сильно ей мешала.
– Саманта, позволь мне кое-что тебе сказать. Ты знаешь, что до тебя у нее было шесть партнеров. И каждый из них просил у меня перевода. Она сама приходила ко мне в первую же неделю и требовала, чтобы их перевели. А ты продержалась… сколько уже? Шесть недель? И она еще ни разу не пришла в мой офис, чтобы сказать о тебе что-нибудь нелицеприятное. Это значит, ты молодец.
– Лейтенант, она рассказала мне о своей семье, – тихо сказала Сэм. – Я думаю, это удивительно, что она так долго держится.
– Она боец по натуре, это точно. Думаю, ты хорошо на нее влияешь.
– Возможно.
– Ладно, спокойной ночи, Кеннеди. Поговорим утром.
Сэм уставилась на телефон. Она хорошо влияет на Тори? Это правда. Но и Тори на нее хорошо влияет. Она попыталась не думать о привязанности к Тори, которая росла в ее душе с каждым днем. Если думать об этом, можно сойти с ума. К тому же она не готова была анализировать то, что, видимо, было правдой. Просто еще было слишком рано.
Глава двадцать третья
– Ты не могла бы просто помолчать и поесть? С тех пор как ты проснулась, ты только и делаешь, что жалуешься.
– Ты перекормила меня лекарствами. Я едва стою.
– Это хорошо, а теперь ешь.
Тори снова взяла вилку и ткнула в яичницу. Она ненавидела простые яйца. Добавьте немного колбасы, тогда еще можно будет обсудить это предложение.
– Что такое?
– Нет, ничего. Очень вкусно. – Она заставила себя проглотить еще кусок, и сразу запила его апельсиновым соком.
Сэм смотрела на нее.
Тори подняла руку и пробежалась пальцами по своим волосам. Ей совсем не нравился этот взгляд.
– Выйдет ли у меня что-нибудь хорошее, если я предложу тебе остаться сегодня в постели и отдохнуть?
– Нет.
– А если я попрошу тебя работать сегодня только за столом, а всю беготню возьму на себя?
– Нет.
– А если я буду угрожать тебе причинением телесного повреждения? – с усмешкой спросила Сэм.
– Ну, тут зависит от того, о какой части моего тела идет речь.
Сэм облокотилась на стол и робко посмотрела Тори в глаза. – Эта пуля предназначалась мне, – тихо сказала она.
– Да.
Сэм взяла Тори за руку. – Ты самый лучший в мире напарник.
Тори засмеялась, и Сэм присоединилась к ней, отпустив ее руку.
***
– Роберт, сейчас не самое подходящее время, чтобы обсуждать это.
Тори посмотрела в ее сторону, потом встала, будто собираясь уйти. Перегнувшись через стол, Саманта жестом попросила ее остаться.
– Да, я знаю. – Пауза. – И это я тоже знаю. – Она закатила глаза. – Роберт, пожалуйста, я не знаю, смогу ли увидеться с тобой сегодня. Я позвоню тебе. – Она снова посмотрела на Тори. – Да, я знаю.
Сэм положила трубку и вздохнула. Ей нужно все ему сказать. Нужно просто сказать ему, и все будет кончено.
– Я могу что-нибудь для тебя сделать?
Сэм улыбнулась. – Ты скажешь ему, что я не люблю его, и мне очень жаль, что я делаю ему больно? Ты можешь это сделать?
– Ты, должно быть, очень о нем беспокоишься, раз боишься сделать ему больно, – сказала Тори.
– Да. Он хороший человек. Какую-нибудь другую женщину он сделает по-настоящему счастливой.
– Тогда тебе нужно отпустить его, чтобы он мог кого-то найти, – тихо сказала Тори.
– Проблема в том, что он думает, что этот кто-то, я. – Сэм поднялась из-за стола. – Я собираюсь выпить кофе, тебе принести?
– Нет, мне уже хватит.
– Ты нормально себя чувствуешь? Не хотела ничего говорить, но ты снова выглядишь немного бледной.
– Немного болит. Все будет нормально. Я собираюсь позвонить в лабораторию.
– Давай лучше я. Ты всегда так напрягаешься, когда звонишь им. «Идиоты», – передразнила она Тори, отходя от стола и наслаждаясь смехом Тори.
***
Шел седьмой час, когда Саманта вошла в свою квартиру. Все ее мысли сосредоточились на Тори. Она настояла, что сама доедет до дома и сказала, что с ней все будет в порядке. Сэм заставила ее пообещать, что она, по крайней мере, что-нибудь поест. На самом деле, она предлагала Тори и сегодня остаться у нее. Сэм слишком за нее волновалась.
– Привет, Саманта.
– Господи Боже! – Вздрогнув, Саманта схватилась рукой за сердце. – Как ты меня напугал, Роберт!
– Извини, я думал, ты видела мою машину на улице.
Саманта покачала головой, складывая сумочку и ключи на стол. – Нет, мне было не до этого. Хочешь выпить?
Он поднял стакан. – Я уже. Ты в порядке?
– У меня все хорошо.
– Я имею в виду, после того, что случилось вчера, – сказал он.
– Все хорошо, – повторила она. – Если не думать об этом слишком много.
– Ты не хочешь рассказать мне, почему вы преследовали наркоторговцев?
– Мы их не преследовали. Мы наблюдали за баром. Тори заметила их. Мы вызвали подкрепление. Потом услышали выстрелы и вошли внутрь.
– В тебя могли стрелять! – сказал он, повышая голос.
– Но не попали. Моя напарница приняла выстрел на себя, – сказала она.
– Именно из-за нее ты вообще оказалась в этой ситуации! Черт подери, Саманта, чем ты думала?
– Чем я думала? Роберт, это моя работа. Я не думала, – сказала Саманта, открывая холодильник. Она достала открытую прошлой ночью бутылку вина и налила себе, понимая, что ей хочется чего-то покрепче.
– Я беспокоюсь о тебе, ты же знаешь.
– Да, я знаю.
– Саманта, может быть, если бы мы жили вместе, если бы в нашей жизни было какое-то постоянство, может быть, все было бы не так плохо. Я хочу сказать, я бы ждал тебя дома, независимо от того, во сколько ты придешь. Я бы знал, что ты в безопасности.
Саманта уставилась на него. Неужели он предлагает съехаться? Он что, совсем не замечает натянутости в их отношениях?
– Давай подумаем об этом, хорошо?
Но она покачала головой. – Мне не нужно об этом думать, Роберт. – Она показала на стул рядом с собой. – Присядь, нам нужно поговорить.
– За этими словами никогда не следует ничего хорошего, не так ли? – сказал он, чуть улыбаясь.
– Да, точно. – Она сделала глоток вина, потом стала нервно крутить бокал пальцами. – Я не хочу жить с тобой, потому что знаю, что это первая ступень предшествующая браку. А я не хочу выходить за тебя замуж, Роберт.
– Саманта, я понимаю, ты не готова. Я и не говорю, что мы должны пожениться в скором времени. Если ты не будешь готова, мы не поженимся даже в следующем году. Но если мы будем жить вместе, у нас будет возможность чаще видеться.
– Ты не понимаешь меня, Роберт. Я не хочу выходить замуж ни сейчас, ни в следующем году, ни даже через два года.
– Что ты хочешь этим сказать? Ты хочешь оставить все как есть? Что мы будем видеться только, когда нам удастся вырваться вечером или по выходным?
Она закрыла глаза. Ей не хотелось причинять ему боль, но выбора не было. Молчать больше нельзя.
– Роберт, я думаю, что я не тот человек, который тебе нужен. Думаю, мы должны…
– Ты хочешь разорвать наши отношения?
– Я просто хочу сказать, что я не счастлива. И ты не счастлив, я же вижу. Мы редко видимся, я постоянно на работе, и я не буду чаще бывать дома ради тебя. И это о многом говорит. Ты был прав, когда сказал, что ты должен быть важнее моей карьеры. Но в этом-то вся и проблема, это не так.
– Я не могу в это поверить, Саманта. Я думал, мы хотим одного и того же – завести семью, родить детей и состариться вместе. Почему ты этого больше не хочешь?
– Этого хотел ты, Роберт. Я соглашалась, потому что думала, что тоже должна этого хотеть. Но извини, я этого не хочу. Я не могу думать о будущем, я понятия не имею, какой будет моя жизнь через год. Я не хочу заводить семью. Я не могу себе это даже представить! Это твоя мечта, и она обязательно сбудется, но не со мной, – осторожно добавила она.
– Я люблю тебя, Саманта, – прошептал он.
– Ох, Роберт, – Саманта обняла его. – Прости меня. Я не хотела причинить тебе боль.
Он вырвался из ее объятий и посмотрел ей в глаза. – У тебя что, кто-то есть?
– Нет, Роберт, дело совсем не в этом.
Правда ли это? Мысли о Тори внезапно обрушились на нее, и в этот самый момент Сэм поняла, что солгала. Да, у нее есть.
– Тогда я не сдамся просто так, Саманта. Мне кажется, мы должны быть вместе, мы просто созданы друг для друга.
– Нет, Роберт. Я так не думаю.
Глава двадцать четвертая
– Ты абсолютно невозможна, ты в курсе?
– Да, мне об этом говорили.
– Я серьезно, – сказала Сэм.
– И я тоже.
Саманта посмотрела на Тори. – Ладно, если я позволю тебе это сделать, ты пообещаешь мне, что будешь поосторожнее в эти выходные?
Тори засмеялась. – Если ты мне позволишь?
– Ты самая упрямая женщина из всех, что я когда-либо встречала! – Сэм отодвинула стул и быстрым шагом направилась в туалет, – Подумаешь, ее подстрелили позавчера – нет, мы, конечно, устроим засаду. – Бормотала она себе под нос. – Самонадеянная… мачо…
– С кем ты разговариваешь?
Сэм повернулась и увидела, что Тори стоит, прислонившись к дверному косяку. Она засунула руки в карманы брюк. Брюк? И почему Сэм не заметила их раньше? Тори всегда носила джинсы.
– Хорошо выглядишь, – сказала Сэм, особо не задумываясь. Она подошла и приподняла свитер на Тори. – Джинсы слишком тесно сидят? Задевают рану?
Тори кивнула. Она чуть не охнула, когда теплые руки коснулись ее кожи.
– Тори, это же та же самая повязка, которую тебе сделали в больнице.
– Я знаю.
– Ее нужно было сменить, она же вся пропиталась кровью. – Она посмотрела на Тори. – Ну что мне с тобой делать?
Тори подняла одну бровь. – Думаю, ты хочешь ее поменять?
– Стой тут. Никуда не уходи, я серьезно.
Покинув дамскую комнату, Сэм подошла к столу Фиска. – Сержант, у нас есть аптечка?
– Конечно, а что?
– Она мне нужна.
Подъехав к шкафу прямо на стуле, он вытащил из одного из ящиков какую-то древнюю аптечку.
– Это она и есть? Ей как будто лет пятьдесят, – пожаловалась она. – У нас нет чего-нибудь посовременнее?
Он посмотрел на нее. – Вы слишком долго работаете с Хантер, поднабрались сарказма. Аптечке не пятьдесят лет, ее проверяют каждый месяц.
– Хорошо, спасибо. Дайте ее мне, – протянула она руку.
Тори стояла на том же месте, где она ее оставила. Сэм открыла древний с виду чемоданчик и удивилась, обнаружив его укомплектованным по последнему слову техники.
– Ты подойдешь сюда или как?
– А это безопасно?
– Я не сделаю тебе больно, обещаю.
Тори придвинулась ближе, встретив в зеркале взгляд Сэм. Они улыбнулись друг другу.
– Снимай.
– Никогда и представить себе не могла, что ты скажешь мне эти слова. По крайней мере, не в туалете же, – поддразнила ее Тори.
– Да? И где же, интересно, ты представляла я скажу тебе их?
Тори сняла свитер.
Сэм не могла оторвать от нее взгляда. Тори была… очень красивой. Наконец, она отвела глаза от ее плеч, от голубого спортивного лифчика и посмотрела на талию. Захватив кончик пластыря, она осторожно и медленно потянула за него. Мышцы Тори заметно напряглись и она издала быстрый резкий вдох.
– Извини, – прошептала Сэм.
Через зеркало, Тори наблюдала за происходящим. Нежные руки осторожно сняли бинт, обнажив красную воспаленную кожу. – Когда тебе нужно снимать швы?
– Я не спросила.
– Тори!
– Обычно я снимаю их сама, – ответила она.
– Обычно? Такое часто случается?
– Достаточно часто.

+1

7

Сэм посмотрела вверх и нашла в зеркале отражение глаз Тори. – Ты удивительная, ты знаешь об этом?
– Удивительная?
– Никто не говорит тебе, что это комплимент.
Тори терпеливо ждала, пока Сэм промоет рану и наложит новый бинт. Она безуспешно пыталась игнорировать теплые пальцы, касающиеся ее кожи. Наконец, она просто закрыла глаза и расслабилась, пока Сэм продолжала колдовать над ней.
– Вот так намного лучше, – сказала Сэм, выпрямляясь.
– Спасибо.
– Пожалуйста. – Она улыбнулась. – Теперь одевайся, в таком виде ты опасна.
***
– Хантер, сегодня тебя вообще не должно здесь быть. – сказал Малоун. – С чего ты взяла, что я позволю тебе устроить еще одно наблюдение?
Тори продолжала молча смотреть на него. В конце концов, он отвел взгляд. – Ладно, но Сайкс и Рамирез поедут с вами.
– Да вы шутите! Сайкс? В гей бар?
– Они с Рамирезом будут вести наружное наблюдение. Вы пойдете внутрь. Все, разговор окончен!
– Лейтенант…
– Либо так, либо никак, Хантер.
– Мы согласны, лейтенант, – сказала Сэм, глядя на Тори. Ну как можно быть такой упрямой?
– Хорошо. Есть еще кое-что. Говорят, что за тобой теперь охотятся. Санчез Гомес.
– Это были его дилеры? – спросила Тори.
– Да. Смотри в оба.
– Охотятся? О чем вы говорите? – вмешалась Сэм.
– Я теперь их цель, – сказала Тори.
– О Боже. Кто такой Санчез Гомес?
– Наркоторговец, контролирующий большую часть Далласа. – ответил Малоун. – прошлой ночью он хотел убрать своих конкурентов. Притворился, что хочет купить у них крупную партию наркотиков, чтобы выманить их наружу.
– Отлично, – пробормотала Сэм. – Просто прекрасно.
– Разведывательное управление работает над этим.
– О да, теперь я чувствую себя в безопасности, – сказала Тори.
– Я же сказал, будь осторожна.
– Мне стоило бы остаться в отделе нападений и насилия, – пробормотала Сэм, когда они вышли из здания.
– Что? И пропустить все это веселье?
– Действительно, что за дурацкая мысль.
Тори засмеялась и указала на Сайкса. – Давай ты ему скажешь, а я посмотрю на это.
– Еще раз, огромное тебе спасибо, – сказала Сэм, но улыбнулась, приближаясь к Сайксу.
Глава двадцать пятая
– Вы захватили с собой фотографии наших девушек?
– Да, Хантер, ты уже третий раз об этом спрашиваешь, – сказал Сайкс.
– Рамирез?
– Не волнуйся. Мы будем предельно внимательны.
– Ладно. – Тори повернулась к Сэм. – Ты готова?
– Да.
Они вышли из машины Сайкса, припаркованной рядом с авто Тори в нескольких кварталах от клуба, затем он отъехал, чтобы поставить машину прямо напротив «Вне закона».
– Запомни, сегодня никаких вопросов, – предупредила Тори. – Мы будем только наблюдать за девушками и попытаемся понять, не наблюдает ли за ними кто-то еще.
– Почему ты так нервничаешь?
– А я нервничаю?
– Да.
Тори пожала плечами. Может быть, потому что сейчас им придется изображать влюбленную пару. Интересно, насколько у Сэм хватит актерских способностей? Кроме того, им придется танцевать. Тори не могла даже вспомнить, как это делается.
– Ты в порядке? Как твоя рана?
– Все хорошо, бинт на месте.
Оказавшись в квартале от клуба, Тори взяла Саманту за руку, и Саманта спокойно переплела ее пальцы со своими. Вполне возможно, что все пройдет хорошо, подумала Тори.
Сэм в это время пыталась расслабиться и думать об этом, как об обычном рабочем моменте. В этом клубе тоже гремела музыка и он был забит разношерстной публикой. Но это была приятная толпа, очень отличающаяся от публики в двух предыдущих барах. Те бары были темными и мрачными, а здесь все разговаривали, смеялись и танцевали – просто хорошо проводили время. Сэм подождала, пока Тори заплатит за вход. В общем-то, здесь может быть не так уж и плохо. Тем более, это еще одна возможность провести время с Тори, как раз то, что Сэм сейчас так отчаянно хотелось.
– Сомневаюсь, что мы найдем столик, – громко сказала Тори, пытаясь перекричать музыку. – Может быть, найдется хотя бы местечко у бара.
Сэм направилась за Тори, которая начала пробиваться сквозь толпу. Она слегка обняла ее сзади за талию, бормоча извинения в адрес тех, кого им приходилось расталкивать.
У бара оказался всего один свободный стул, и, усадив на него Сэм, Тори встала рядом с ней, спиной к бару. Изучив толпу, она сразу нашла двоих из трех девушек и наклонилась к уху Сэм. – Джули за столиком, стрелка часов на двух. Рене на танцполе.
Кивнув ей, Сэм улыбнулась бармену. – Два пива, пожалуйста, – прокричала она, и, повернувшись на стуле, тоже вгляделась в толпу. Она быстро увидела Джули, но не смогла найти Рене.
– Пять долларов.
Сэм повернулась к бару, вытащила из кармана несколько банкнот, положила на стойку пять долларов, и еще пару в банку для чаевых.
– Спасибо.
Кивнув бармену, Сэм толкнула Тори локтем. Тори не глядя взяла кружку с пивом. Взглянув на Тори, Сэм покачала головой. Всегда при исполнении, почему бы ей немного не расслабиться? Саманта прижала ее поближе к себе. – Ты выглядишь, как полицейский. Расслабься немного.
Тори улыбнулась. – Хорошо. Я все еще не вижу Аннет.
Сэм кивнула. – Ты была здесь раньше?
– В смысле с кем-то? Я ведь уже говорила, что не хожу на свидания.
– Да, но я никак не пойму, почему. Половина женщин здесь бессовестно на тебя пялится.
Тори наклонилась к ее уху. – А я думаю, они на тебя смотрят, – поддразнила она. – Тебе стоит быть поосторожнее.
Сэм вздрогнула, ощутив дыхание Тори на своей коже. Нет, определенно все смотрели на Тори, и она не могла их в этом винить. Она выглядела великолепно, в тех же брюках, что и с утра, только вместо свитера на ней теперь была тесная рубашка, и Сэм прекрасно видела, что на ней нет бюстгальтера. – Ты не ответила на мой вопрос. Ты бывала здесь раньше?
Тори покачала головой и тут же увидела, как к ним подошла симпатичная рыжая девушка. Взглянув на Тори, она улыбнулась Сэм. – Ты не хочешь потанцевать? – Но Тори сердито посмотрела на нее, и девушка отошла на шаг назад. – Ой, извините. Вы вместе?
Сэм чуть не засмеялась над тем, как Тори взглянула на девушку. Она сжала руку Тори в своей руке. – Спасибо, но ты права, мы вместе.
– Ясно. Простите. – Рыжеволосая отошла, скрывшись в толпе, и Сэм, наконец, рассмеялась.
– Ты же чуть не напугала ее до смерти, – сказала она.
– Извини. – Черт побери, Хантер, расслабься.
Сэм провела пальцами по руке Тори и остановилась, когда Тори поймала ее руку. Она посмотрела Тори в глаза и, улыбнувшись, положила руку Тори себе на колено.
– Видимо, мы не очень-то похожи на пару.
Тори повернулась и встала перед Самантой. Раздвинув ноги Сэм, она устроилась между ними и наклонилась к ее уху: – Не так уж это и просто, да? – Она поставила Сэм на ноги, крепко прижимая ее к себе. – Может быть, потанцуем?
Сэм смогла лишь кивнуть. В ушах у нее отдавался стук сердца, и она прямо-таки чувствовала, как кровь в ее теле вскипает. Взглянув на Тори, Сэм увидела в ее глазах дразнящее выражение. Черт подери эту женщину! Она прекрасно знает, что Саманта чувствует!
Музыка была громкой, быстрой, и они задвигались вместе с остальными танцующими в такт музыке. Ее удивило, как быстро расслабилась в танце Тори. Саманта скорее ожидала, что она будет зажатой и неловкой, но тело Тори двигалось красиво и грациозно. Она провела руками по бедрам Сэм, прижимая ее ближе к себе. Сэм улыбнулась и, приноравливаясь к ритму Тори, позволила музыке захватить ее. Сэм закрыла глаза, чувствуя, как тело Тори прижимается к ней. Она ощущала свободу. Сэм открыла глаза и посмотрела на Тори. Они стали танцевать, глядя друг другу в глаза, и Сэм пыталась представить, как бы все было, если бы сейчас она на самом деле была на свидании с Тори. Накрыв ладони Тори на своих бедрах, она держала их там, продолжая прижиматься к напарнице. В ней просыпались незнакомые ей чувства. Чувства о которых она даже не подозревала. Кровь стучала в висках, и голова кружилась.
Музыка сменилась, свет приглушился, и Сэм почувствовала, как Тори прижала ее ближе к себе. Не задумываясь, она провела руками по плечам Тори и зарылась лицом в ее шею. Под медленную и чувственную музыку, и их тела двигались вместе, так, будто это было нечто абсолютно естественное. Ей вовсе не казалось странным то, как похожи они с Тори, то, как их движения повторяют друг друга. Сэм подавила стон, когда грудь Тори коснулась ее груди. Ей пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не прижаться к Тори бедрами, и она мысленно прокляла направление, в которое уходили ее помыслы. Тори обняла ее еще крепче, и в какой-то момент Сэм захотелось забыть, зачем они здесь и просто раствориться в этой женщине.
Тори поднесла губы к ее уху, обдавая ее горячим дыханием. – Там какой-то парень наблюдает за Джули, – мягко сказала она. – Просто глаз не может отвести. Сейчас я поверну тебя. Он за третьим столиком, в голубой рубашке.
Сэм кивнула, удивляясь, как Тори смогла сконцентрироваться на работе во время такого танца. В этот момент, Тори медленно повернула ее и Сэм открыла глаза всматриваясь в пространство из-за плеча Тори. Парень оказался щупленьким на вид, худым и невысоким. В этом месте он странно выглядел и, правда, не мог отвести глаз от Джули. – Вижу его.
– Ммм.
– Ммм?
Тори засмеялась. – Нет, ничего. – И еще крепче обняла Сэм.
Когда песня закончилась, Тори ослабила объятие. Сэм убрала руки с плеч Тори и робко посмотрела ей в глаза.
– Ты потрясающе танцуешь. – прошептала Тори, наклонившись к ней.
– Думаю, все дело в моей партнерше.
Улыбнувшись, Тори взяла ее за руку и повела обратно к бару. На этот раз она села на стул, и притянула Сэм к себе, устроив ее между своих ног. Наблюдая за толпой, они вместе слегка отклонились к стойке, и Тори, закрыв глаза, позволила себе помечтать, ее пальцы в это время поглаживали талию Сэм. Можно было представить, что это настоящее свидание, притвориться, что Сэм хотела быть с ней здесь, хотела, чтобы Тори к ней прикасалась. Тори открыла глаза, не сводя глаз с затылка Сэм. Ей хотелось наклониться и поцеловать ее шею, прикоснуться губами к этой мягкой теплой коже…
Сэм пошевелилась между ее ног, и Тори пришлось сдержать стон. Она глубоко вздохнула и постаралась сосредоточиться на деле. Отбросив фантазии, она еще раз просканировала взглядом толпу. Наконец-то, обнаружилась Аннет, она разговаривала с женщиной старше себя, рассказывала ей что-то, из-за чего та смеялась. Интересно, та ли эта женщина, с которой по словам Беллы встречается Аннет.
Сэм быстро обернулась, и их глаза встретились. Тори вздрогнула, когда взгляд Сэм упал на ее губы. Она смотрела, как губы Сэм пытаются сложить буквы в слова.
– Аннет… там, – пробормотала Сэм. О Боже. Она снова посмотрела Тори в глаза, которые сейчас оказались подернуты темной дымкой. Она ощутила дрожь в своем теле, потом почувствовала, как руки Тори сжали ее талию. Ей вдруг захотелось немедленно сократить разрыв между ними, почувствовать губы Тори на своих губах, попробовать ее на вкус. Прежде чем Сэм успела это сделать, она пришла в себя и отведя взгляд от этих соблазнительных темных глаз, повернулась к танцполу, снова устроившись между ног Тори.
Тори наклонилась к ее уху: – Я вижу. Видимо, это ее подруга. – Она почувствовала, как Сэм кивнула. – Джули здесь недалеко, в баре. И парень этот тоже.
Сэм медленно повернула голову, обнаружив Джулии и пытаясь не обращать внимания на губы, которые все еще оставались в невероятной близости к ней. Она еще раз кивнула, не в состоянии что-либо сказать. Прийти в себя было сложно, она не могла даже вспомнить, зачем они здесь. Все, о чем Сэм могла думать – это женщина рядом с ней и то, как ее тело реагирует на ее близость. Наконец, она закрыла глаза, глубоко вздохнула, и заставила себя подумать о деле. Парень стоял недалеко от Джули. Он оказался еще меньше, чем показалось с первого взгляда.
– Так, так, так. Что тут у нас такое?
Повернувшись на звук голоса, Сэм увидела Шарлотту Грейсон и тут же напряглась, но руки Тори удержали ее в том же положении, между ее ног.
– Добрый день, советник, – протянула Тори. – Что привело Вас в это заведение?
– Я собиралась спросить то же самое. Когда вы сказали, что вы напарницы, я и не подумала, что вы имели в виду, что вы партнерши, – сказала она. – А что, департамент такое одобряет?
– Мы работаем, –ответила Тори.
– Надо же, как удобно.
Тори лишь пожала плечами и отвернулась, пропустив мимо ушей это замечание.
– Тори, тебе правда стоит позвонить мне как-нибудь. Может быть… мы договоримся о встрече?
Почувствовав, как напряглась Сэм, Тори поймала взгляд, которым она одарила Шарлотту, и улыбнулась. – Не думаю, Шарлотта. С того раза я несколько повзрослела, и меня не так уж просто соблазнить.
Шарлотта покраснела. – Очень жаль. Многое теряешь.
Они смотрели на удаляющуюся Шарлотту, одетую несколько неуместно, но тем не менее, шикарно в своем деловом костюме. Шарлотта присоединилась к столику с тремя женщинами, одетым так же, как и она.
– Она мне не нравится, – проговорила Сэм. – Ни капли.
Тори усмехнулась, но согласилась. Шарлотта Грейсон была хищницей по натуре. – Не думай о ней. – Она снова посмотрела в сторону бара. Джули ушла, а парень, наблюдавший за ней, все еще был здесь. – Посмотри-ка на него. За кем он, по-твоему, сейчас наблюдает?
Сэм проследила за взглядом молодого человека – он смотрел на Шарлотту Грейсон. Почувствовав его взгляд на себе, она отвела глаза и придвинулась поближе к Тори. – Теперь он смотрит на нас, – прошептала она.
Тори прижала ее к себе. – Как думаешь, почему он наблюдал за Шарлоттой?
Сэм обвила Тори руками, все так же прижимаясь губами к ее уху. С трудом заставив себя отвлечься от мыслей о женщине в ее объятиях, она проговорила. – Он выглядел так, будто узнал ее. Может быть, видел ее в суде?
– Ммм, возможно и так.
В это время парень поставил стакан на стойку, встал и быстрым шагом направился к выходу. Оглянувшись напоследок на Шарлотту, он исчез. Руки Сэм неохотно отпустили плечи Тори.
– Пойдем.
Сэм последовала за Тори. Когда они подошли к двери, Тори вытащила телефон. – Сайкс? Следуйте за тем парнем.
– За каким?
– Невысокого роста, темные волосы, голубая рубашка.
– Вижу.
– Хорошо, следуйте за ним. Мы останемся здесь, понаблюдаем за девушками. Перезвони мне.
– И что теперь? – спросила Саманта. – Я хочу сказать, выглядел он слегка странно, но что с того?
– Да, знаю. Но что-то с ним не так. Он так смотрел на Джули, и очень испугался, увидев Шарлотту.
– Давай спросим у нее, может быть, она его узнает, – предложила Сэм.
– Неужели ты правда этого хочешь?
– Нет, но это было бы неплохим решением.
– Ты права, пойдем.
Глава двадцать шестая
Саманта подавила зевок. В ожидании Эми она пила уже вторую чашку кофе. Глядя в окно на прохожих, она еще раз мысленно пробежалась по делу серийного убийцы. Шарлотта Грейсон понятия не имела, кто за ней наблюдал, и Сэм пожалела, что они подошли к ней, чтобы спросить. Ей не нравилась эта женщина, и она не могла не признать, что она несколько ее пугала. Все девушки вернулись домой целыми и невредимыми. Сайкс и Рамирез поехали за тем человеком, он отправился в мужской бар и оставался там до закрытия, а в два часа вышел оттуда не один, и они прекратили слежку. Сэм с Тори оставались в клубе до закрытия, пока Аннет и ее подруга не ушли. Девушки вместе сели в машину, потом Тори отвезла Сэм к отделению, за ее автомобилем. Они не продвинулись в расследовании ни на йоту.
Зато благодаря этой ночи, Сэм, определенно, узнала кое-что о себе. О себе и о Тори. Она закрыла глаза, вспоминая их танец, их невинные прикосновения, которые к концу вечера становились все более естественными и бессознательными. Сэм дотрагивалась до другой женщины, не думая об этом, как о чем-то противоестественном. Ей не хотелось, чтобы вечер кончался.
Она признала, что была… возбуждена. Несколько раз ей хотелось, чтобы Тори поцеловала ее. Боже. Она и сама чуть было не сделала это. Интересно, не привиделся ли ей тот темный с поволокой взгляд Тори, говорящий о желании? Сэм не хотелось анализировать свои чувства, она боялась вывода, к которому могла бы прийти. Но ее тянуло к Тори, и этого отрицать она не могла. Это была чистая правда. Сэм нравилось смотреть на нее, нравилось к ней прикасаться. Интересно, что об этом думает Тори? Допускает ли она, что все это было игрой, просто частью работы? Боже. Сэм вряд ли бы назвала себя хорошей актрисой.
– Привет, доброе утро.
Сэм отогнала свои мысли и улыбнулась Эми. – Ты опоздала.
– Всего лишь чуть-чуть. Тяжелая ночь, – объяснила она, зевнув.
– Я тоже поздно легла. Только после трех.
– После трех? Ты была с Робертом?
Сэм покачала головой. – Нет, я работала.
– Снова? Могу поспорить, Роберт не очень-то обрадовался.
– Мы с ним поговорили, – призналась Сэм. – Я…вроде как порвала с ним.
– Ты что, серьезно? Я думала, ты дашь себе время подумать. – Эми повернулась к официантке. – Кофе, пожалуйста.
– Да, я собиралась, но когда я пришла домой в четверг, он ждал меня там, и закатил истерику по поводу перестрелки.
Эми широко открыла глаза от удивления. – Какой еще перестрелки?
– Я тебе не говорила? Мы с Тори наблюдали за клубом, и она заметила, что рядом происходит сделка по сбыту наркотиков. Мы… так сказать, мы ее сорвали. Вернее, в основном это сделала Тори. Один из них выстрелил и ранил Тори. – Сэм робко посмотрела на Эми. – Но выстрел предназначался мне.
– О Боже! Как она? Я ничего об этом не слышала!
– Она в порядке, даже не осталась в больнице на ночь. У нее рана в боку, – показала Сэм на свою талию. – Не глубокая, но я жутко перепугалась.
– Значит, Роберт услышал об этом и устроил истерику?
– Ну да. Видимо, если бы мы жили вместе, все было бы лучше, – сказала Сэм. – Я должна была сказать ему, Эми. Не думаю, что мы хотим одного и того же от жизни. Я сказала, что не выйду за него замуж, никогда.
– Саманта, да что на тебя нашло? Вот так просто все бросить, без оглядки? Ты уверена, что хочешь именно этого?
– Эми, я же сказала тебе, что это не внезапное решение. Я уже несколько месяцев чувствовала, что должна это сделать.
– Могу представить как ему тяжело.
– Да. Правда, он уверен, что я приду в себя, и говорит, что не собирается сдаваться.
– Надеюсь, он не станет преследовать тебя, как думаешь?
– Нет, Роберт не такой. Я просто не хочу, чтобы ему было больно. Лучше бы он принял это и двигался дальше.
– Значит, ты уверена, что хочешь этого?
Сэм кивнула.
– Просто это так неожиданно, Саманта. – Эми внимательно посмотрела на нее. – Можешь, конечно, сказать, что это не мое дело, но… ты встречаешься с кем-то еще?
Сэм удивилась. – Нет, конечно, нет. С чего ты взяла?
– Не знаю. Ты почему-то так нервничаешь.
– Нет, я не нервничаю. Просто голова забита мыслями.
– Ладно, значит, в выходные ты без Роберта. Чем хочешь заняться? Я бы предложила пойти в кино, но уже знаю, как ты к этому относишься, когда на улице так хорошо.
– Вообще-то я собиралась поехать к Тори на яхту.
– Еще раз? Зачем?
– Сегодня у нее день рождения.
– Она устраивает вечеринку?
– Ну, в общем-то, у нее… – Она чуть было не сказала «нет друзей». – У нее нет особого желания устраивать вечеринку. Может быть, она даже не помнит о том, что я знаю. – Сэм пожала плечами. – Но я возьму с собой торт.
Эми кивнула. – Похоже, ты к ней сильно привязалась.
– Да. – Сэм зажмурилась, пытаясь понять, насколько она может довериться Эми. – Эми, ты моя лучшая подруга, и знаешь меня уже много лет. Можно я задам тебе один вопрос?
– Конечно, – ответила Эми. – Что за вопрос?
– За все эти годы… ты никогда не думала, что я могу быть… лесби?
– Что? Откуда ты это взяла? – Эми покачала головой. – Конечно, нет. А в чем дело? Это из-за этого расследования? Я знаю, что ты была в лесби-барах. К тебе что, кто-то клеился?
– Нет, дело не в этом. – Черт. Нужно было просто промолчать.
– Твоя напарница? Она к тебе приставала?
– Нет, Эми, она ко мне не клеилась. Но… я думаю, я не стала бы возражать.
– Что?– выдохнула Эми. Она подалась вперед. – Да что с тобой происходит?
Саманта пожала плечами. Действительно, что со мной происходит?
– Ты что, из-за этого порвала с Робертом? Потому что…
– Нет, Эми. – Она, наконец, оторвала взгляд от кофе и посмотрела в глаза подруги. – Просто Роберт меня не возбуждает.
– А она возбуждает? – прошептала Эми.
– Думаю, да, – признала Сэм. – Эми, ты же знаешь, что до Роберта у меня практически никого не было. Да, я встречалась с кем-то, но никогда не было ничего серьезного. Меня никто по-настоящему не привлекал. Не было страсти. И я уже начала думать, что ее вообще не бывает. А Роберт был красивый и милый, и мы хорошо ладили, и я думала, что этого достаточно. Но это не так. Я не могу прожить всю жизнь с мужчиной, который меня не возбуждает.
– А кто тебя возбуждает? Что тебя возбуждает? – нерешительно спросила Эми.
Сэм зажмурилась, ей казалось, что она и так уже слишком много сказала. Но она не могла молчать об этом, ей нужно было выговориться. – В прошлый раз, когда мы были на задании, я впервые оказалась в таком баре. Я смотрела, как две женщины целуются и прикасаются друг к другу, и… и во мне что-то щелкнуло, – прошептала Сэм. – Я чувствовала какую-то связь с тем, что они делали. Это казалось… это выглядело так естественно.
Эми недоверчиво смотрела на нее. – Не знаю, что и сказать. Ты действительно думаешь, что можешь быть лесби? Тебе ведь тридцать четыре. Тебе не кажется, что ты могла бы понять это раньше.
– Не знаю. Это даже не приходило мне в голову. Меня воспитали так, что я искала мужчину, за которого можно выйти замуж. Я никогда не рассматривала возможности быть с женщиной.
– Саманта, это должно было как-то проявляться. Только то, что ты не встретила мужчину, который возбуждал бы тебя, еще не значит, что ты лесби! Ради Бога!
– Прошлой ночью мы с Тори притворялись парой, чтобы не выглядеть в клубе чужими. Мы держались за руки, танцевали… прикасались друг к другу. – Эми судорожно вздохнула, и Сэм улыбнулась. – Ну не так, как ты подумала. Но это казалось мне таким естественным, понимаешь? Я должна была чувствовать себя не в своей тарелке, непривычно, даже неприятно… но я ничего подобного не испытывала! Я почти забыла, что мы работаем, и у нас не настоящее свидание. Настолько все казалось реальным.
– А что она говорит по этому поводу?
– Тори? Нет, что ты, я ей ничего не говорила. Она ни разу ничего такого не сказала и не сделала, чтобы я могла подумать… ну, разве что пару раз поддразнила меня… Но на самом деле, она не сделала ничего, что можно было бы назвать неподобающим.
Эми покачала головой. – Не знаю, что и сказать. Значит, она привлекает тебя… сексуально?
– Да, именно так.
– И ты можешь представить себе, как дотрагиваешься до нее… позволяешь ей ласкать себя?
– Я знаю, что тебе сложно это понять, но да…Боже, да.
– Ну что ж, ты права. Я этого не понимаю.
– Знаю. Прости, что я вывалила все это на тебя. Да и, возможно, из этого ничего не выйдет. Я имею ввиду, что мы работаем вместе, к тому же, она думает, что я натуралка.
– Саманта, может, все дело в том, что ты очень много времени проводишь с ней на работе? Плюс, у вас такое специфическое расследование. Может, все дело в этом?
– Ты просто хочешь так думать, да?
– Да. Что плохого в том, что мне хочется, чтобы ты была нормальной?
– Нормальной?
– Извини. Ты поняла, что я хочу сказать. Я знаю тебя десять лет, и не могу вдруг внезапно начать думать о тебе, как о лесби, – шепотом закончила она. – Не думаю, что тебе стоит видеться с ней в эти выходные, – мягко добавила она. – Ты не в себе. Может случиться все что угодно.
– Эми, у нее же день рожденья. Я вовсе не собираюсь нападать на нее прямо там на яхте.
– А вот она может.
– Нет. Она этого не сделает. Я это точно знаю, что бы ни случилось, она не проявит инициативу.
– Ты не можешь быть в этом уверена, ты же ее почти не знаешь. Она заманит тебя на свою яхту, и одному Богу известно, что будет.
– Я знаю ее. – Как бы Сэм ни хотелось, чтобы Тори сделала что-то такое, она знала, что этого не будет. – Если что-то и случится, то инициатором буду я. Может именно это меня и пугает.
– О Боже. – Эми наклонилась к Сэм, облокотившись на стол. – А какая она? Я ее никогда не видела, но говорят, с лесбийской точки зрения, она привлекательна.
– С лесбийской точки зрения? – засмеялась Саманта.
– Ну, ты понимаешь, что я имею в виду.
– Да, она очень привлекательна. Чуть выше меня, у нее темные волосы, она стройная. А чего стоят одни только ее ресницы! – воодушевилась Сэм. – Большинство ее опасаются. Одному богу известно, как я боялась ее в первую неделю. Но после того дня, в туннеле, она открылась мне, позволила узнать ее с другой стороны. Тори оказалась совсем не такой, какой пытается показать себя окружающим. И она меня привлекает. – Сэм наклонилась ближе. – Эми, пойми, прошлой ночью я еле удержалась от того, чтобы поцеловать ее. Боже, я безумно этого хотела. Хотела узнать, как это будет.
– Может быть, это простое любопытство. Говорят, такое бывает у многих натуралок.
– Говорят? Ну, я вряд ли хочу переспать с какой-нибудь другой женщиной из-за простого любопытства.
– О Боже мой. Поверить не могу, что мы с тобой говорим о сексе с женщиной.
Сэм взяла Эми за руку. – Спасибо, что спокойно восприняла это.
– Ты моя лучшая подруга. А вот Роберт, совсем другое дело. Он с ума сойдет, когда услышит это.
– С чего ты взяла, что я собираюсь рассказывать ему об этом?
***
Сэм поудобнее устроила свой рюкзак в одной руке, а торт – в другой. Это, конечно, несколько самонадеянно, но она взяла с собой запасную одежду – на случай, если останется ночевать. Никаких иллюзий по поводу того, что случится ночью, она не питала, но ей не хотелось, чтобы их путешествие закончилось слишком быстро.
Тем не менее, она нервничала. Ее шаги отдавались звонким эхом, и она остановилась, чтобы пропустить пожилого мужчину с тремя удочками. Сегодня тоже был прекрасный день, и на пристани было гораздо больше народу, чем в первый раз, когда она была здесь. По воде уже передвигались катера, и как только Сэм услышала рев водного мотоцикла, она оказалась обрызганной. Люди на нем замедлили ход, чтобы извиниться, и она, улыбаясь, помахала им в ответ.
Тори сидела на раскладном стуле на краю пристани и наслаждалась теплыми лучами солнца. У Саманты перехватило дыхание – Тори была в шортах и спортивном бюстгальтере. Сэм остановилась, любуясь ею. Тори сидела с закрытыми глазами, откинув голову и скрестив руки на животе. Она спала и выглядела просто восхитительно. Сэм позволила себе изучить ее тело, потом подошла к ней, и осторожно дотронулась до плеча. Тори чуть не упала со стула.
– О Господи!
Сэм засмеялась. – Извини, я не хотела тебя пугать.
Тори резко схватила футболку и натянула ее одним движением. Потом прикоснулась к сердцу: – У меня чуть было инфаркт не случился.
– Извини, – повторила Сэм. Она удивилась тому, что Тори так быстро оделась. Ей нравилось на нее смотреть.
– Я немного вздремнула. – Тори посмотрела на сумку Сэм. – Что там у тебя?
– Торт ко дню рождения, – ответила она.
Улыбка пропала с лица Тори. – Для меня? – тихо спросила она.
– Конечно. Это ведь у тебя день рожденья.
Тори сжала зубы. У нее не было торта на день рожденья с тех пор, как ей исполнилось двенадцать. Она запретила тете Кэрол печь для нее торт. Это всегда делала мама. Мамы больше не было, и дней рождений – тоже. Но этот жест со стороны Сэм, согрел ее сердце, больше чем она могла себе представить, и больше чем она могла выразить.
– Спасибо, – прошептала она.
– Пожалуйста, – так же тихо ответила Сэм и протянула сумку Тори. – Еще я принесла вино и кое-какие закуски. Не хотелось приходить с пустыми руками.
Ошеломленная Тори смотрела на нее. – Ты даже не представляешь, как много это для меня значит. Никто и никогда не делал этого для меня.
– Ну у тебя же день рожденья. Мы будем его праздновать.
– Тогда поднимайся на борт, – предложила Тори.
Они отчалили от пристани сразу же, как только разместили вещи Сэм в кабине. В этот раз она снова села рядом с Тори у приборной доски. День был теплым, и намекал на грядущую жару, но Сэм думала, что здесь, на водном пространстве вряд ли будет жарко. Она принялась разглядывать берега. Деревья уже покрылись листьями, и пейзаж стал по-настоящему весенним и зеленым. Здесь она чувствовала себя молодой. Сэм всегда нравилось бывать на природе, даже зимой, ведь она выросла в Денвере. Она отлично каталась на лыжах, и, если бы ее родители не возражали, вполне могла бы выступать на соревнованиях. Но ее мать настаивала на том, что этот спорт не для девушек, тем более не для девушки, которая должна стать женой сына мэра.
И почему она почти перестала бывать на природе? Из-за колледжа? Может быть. К тому же, когда она начала работать, она слишком уставала. Потом – Роберт. Он был типичным городским ребенком. По выходным – бранч, потом поход по магазинам или в кино. Или ужин дома, приготовленный своими руками, вдвоем или с друзьями. В основном, это были его друзья. Она хорошо с ними ладила, но все они были коллегами Роберта. Говоря по правде, ее коллеги не вписались бы в эту компанию. Но все это не оставляло времени на занятия спортом. Сэм огляделась вокруг и остановила свой взгляд на Тори, она была такой загорелой, такой стройной, и прекрасно смотрелась на яхте.
– Ты какая-то очень тихая, – сказала, наконец, Тори.
Сэм махнула рукой, не зная, что сказать. – Слишком много мыслей сразу. Во сколько ты приехала сюда?
– В четыре.
– Сразу с работы? Ты же устала.
– Да, но я подумала, что будет гораздо приятнее проснуться здесь, чем в моей маленькой темной квартирке.
Сэм попыталась представить себе, как выглядит эта квартира. В ее воображении это был старый покосившийся дом с маленькими мрачными комнатами. Там, наверно, мало мебели, а шторы всегда закрыты. Образ получился каким-то грустным, но она сомневалась, что далеко ушла от правды.
Тори завела яхту в одну из небольших бухт, бросила якорь, и они вынесли стулья на солнце. Сэм взяла предложенное пиво и уселась, закрыв глаза. Яхта покачивалась на воде, и ее потянуло в сон. Пытаясь бороться с сонливостью, Сэм посмотрела на Тори, которая сортировала блесну. Интересно, ей правда так нравится рыбачить, или это просто средство от одиночества?
– Ты всегда любила ловить рыбу?
Тори кивнула. – Мы часто ходили в походы, и обычно на озеро. В общем-то, мы бывали тут достаточно часто. Мой папа любил ловить рыбу, думаю, это для него было хорошей терапией, понимаешь? Тут ведь нужно просто сидеть, закидывать удочку, вытягивать рыбу, и снова закидывать. Так легко забыть… обо всем. – Тори встала и закинула удочку, потом потянула ее на себя. – Несколько раз мы ездили в Колорадо. Папа купил старый дом на колесах. Там было жутко тесно, но очень весело. Горы в Колорадо невероятно красивые. Наверно, ты по ним скучаешь.
– Да, бывает иногда. Я всегда думаю, что как-нибудь летом, вернусь туда и побываю в горах. Но если я это сделаю, мне придется встречаться со старыми знакомыми. А это наводит на меня жуткую тоску.
– Когда ты в последний раз была дома?
Сэм скривилась. Ей никогда не нравилось говорить об этом. – Ты решишь, что я отвратительна.
– Нет, не решу.
– На похоронах бабушки, шесть лет назад.
Тори лишь кивнула. Не ей судить Сэм. То, что у нее была идеальная семья, еще не значит, что все семьи такие. Она постоянно видела множество разных ситуаций – дети, убегающие из дома, родители, которые отворачиваются от своих детей. Очень многие родители ждали от своих детей слишком многого, пытались сделать так, чтобы они прожили ту жизнь, о которой мечтали сами. Очень редко из этого что-то получалось.
– А у тебя не было бабушек и дедушек, Тори?
– Семья моей матери родом из Мичигана. Мы с ними почти не общались. Бабушка, папина мама, была жива, но не очень здорова. С ней жил мой дядя, он тоже был полицейским. Но у них с отцом были напряженные отношения, и все это влияло на детей, так что они меня особо не ждали. Я какое-то время жила с ними, но была им в тягость.
– Твой дядя еще жив?
– Да. Примерно шесть лет назад он ушел на пенсию в звании капитана.
– Но вы с ним и сейчас не близки?
Тори пожала плечами. – Он никогда не скрывал, что недолюбливает меня. Не знаю, почему – из-за папы или из-за того, что меня вырастили тетя Кэрол и Луиза. Хотя у нас с ним, не так уж много было стычек. Он работал уже в сводном разведывательном подразделении, когда я перевелась в отдел убийств.
– Не так уж много было стычек? Это значит, что вообще они были?
Тори засмеялась. – Как-то раз он сказал мне, что я невозможна, что я себя не контролирую, и вообще мне повезет, если я доживу до тридцати.
Сэм покачала головой, пытаясь представить Тори двенадцатилетней девочкой, а потом молодой женщиной. Да, с ней, наверняка, было нелегко. Сэм улыбнулась. Да и сейчас все уверены, что с ней тяжело.
Они сидели в тишине, Тори забрасывала удочку, иногда проверяла наживку. Они почти не разговаривали, но это не была напряженная неуютная тишина – наоборот, они были расслабленны, и молчать было даже приятно. Они понемногу смаковали пиво, и к тому моменту, когда солнце начало садиться, Сэм уже ощущала неслабое опьянение, наряду с сильным голодом. Она зашла внутрь, порезала сыр, который принесла, и наполнила тарелку крекерами.
– Ммм, – промычала Тори с набитым ртом. – Думаю, пора поужинать. У меня есть пара стейков. Как тебе такое предложение?
– Было бы здорово, – согласилась Сэм.
– Тебе ведь не нужно домой?
– Нет. Ну, если ты не против компании.
– Я не против твоей компании.
Сэм проводила Тори взглядом, и села, держа в руках тарелку с крекерами. Вода отливала розовым светом, солнце почти село, и озеро успокоилось. Его поверхность стала похожа на гладкое стекло. Скоро послышалось кваканье лягушек и ответное тресканье цикад. Был прекрасный весенний вечер, и Сэм даже представить не могла, что в этот момент ей могло быть лучше где-то еще.
Тори вернулась, принеся с собой пакет с углем и два бокала с вином. Подав вино Сэм, она насыпала уголь в гриль. Они молча сидели и смотрели на тлеющий уголь.
– Все в порядке? Я имею в виду прошлую ночь. – Вдруг сказала Тори. Она беспокоилась из-за этого целый день. Вчерашние танцы были слишком яркими и запоминающимися – по крайней мере, для нее. К концу вечера, ей пришлось бороться с собой, напоминая себе, что это не настоящее свидание. Несколько раз ей приходилось удерживать себя, чтобы не поцеловать Сэм. Но они неплохо отдохнули. Конечно, они оказались в этом месте по стечению весьма трагических обстоятельств, но эти несколько часов с Сэм оказались для нее бесценны. Она обнаружила, что ей хорошо с Сэм, она интересна, восхитительна и, кроме того, любит подразнить. Интересно, понимала ли Сэм, что она делает?
– Прошлую ночь? Конечно, все было хорошо. Что ты имеешь в виду?
– Просто… если я сделала что-то, из-за чего ты почувствовала себя неуютно, извини. Я не специально.
Сэм улыбнулась. – Нет, что ты, ты ничего такого не сделала. Мне было весело. Я понимаю, что это звучит ужасно – учитывая, зачем мы туда пошли. Но мне… было очень хорошо с тобой прошлой ночью.
– Хорошо. Мне тоже понравилось. Я же редко где-то бываю. Не то чтобы я думаю, что это была не работа, а что-то другое, – быстро объяснила она, смутившись. – Просто было хорошо заняться чем-нибудь, а не…
– Быть одной? – предположила Сэм.
– Да.
Сэм протянула руку и обвила пальцами запястье Тори.
– Я очень хорошо провела время, Тори. Рада, что ты тоже.
Тори кивнула. Все ее внимание было приковано к пальцам Сэм на ее руке. Сэм убрала руку, и Тори вздохнула. – Ты ничего не сказала о Роберте. Он не расстроится из-за того, что ты здесь?
– Он не знает. Я не видела его с четверга, – призналась Сэм. – Мы с ним поговорили. В смысле, об отношениях. И я сказала, что у нас ничего не получится, и что я не хочу за него замуж.
– Наверно, он тяжело это воспринял.
– Он думает, что мы с ним созданы друг для друга. Что мы с ним родственные души, – тихо проговорила она. – Но это не так. Я не верю, что мы предназначены друг другу судьбой.
– Ты веришь, что такое возможно?
– Не знаю. Было бы замечательно, разве нет?
– Ммм.
– С тех пор как я с ним поговорила, мне гораздо легче. Я знаю, что причинила ему боль. Но он не понимает меня. – На самом деле, она и сама себя плохо понимала. Полгода назад она была уверена в своих отношениях. Но уверенность – это не то же самое, что удовлетворенность. Теперь она точно знала, что не смогла бы прожить так целую жизнь. Они с Робертом просто существовали рядом, и продолжать в том же духе всю жизнь было бы очень скучно.
– Вы останетесь друзьями?
– Не знаю, были ли мы когда-либо друзьями. Я никогда не доверяла ему так, как Эми… или тебе. Мы просто встречались, вот и все.
– А мы с тобой друзья? – спросила Тори.
– Я думаю, да. Ты так не думаешь?
Тори посмотрела на воду. – У меня… вообще нет друзей, – призналась она. И это была правда. Ей некого было назвать другом. Самым близким для нее человеком был Малоун, и то только потому, что он иногда настаивал на том, чтобы она приходила к нему в дом на семейные ужины.
– Теперь есть, – тихо сказала Сэм.
Повернувшись, Тори заглянула в глаза Сэм, которые выражали тепло, уверенность и честность. – Спасибо.
– Спасибо тебе за то, что ты позволила мне увидеть себя настоящую. Ты прячешь это от всех. Не знаю, почему, но это так.
Тори промолчала. За долгие годы это вошло в привычку. Она столько потеряла. А когда снова позволила себе полюбить, тетя Кэрол и Луиза тоже ее оставили. Ее сердце просто разрывалось от очередной потери.
Сэм почувствовала, что разговоров пока хватит. Самое время устроить праздник! – Хочешь, я принесу стейки?
Тори встала. – Нет, я сама. А ты возьми вино.
Сэм вошла внутрь вслед за Тори, потом спустилась вниз и вытащила из рюкзака свой маленький подарок. Наполнив оба бокала, она подождала, пока Тори закончит выкладывать стейки на гриль и присоединится к ней. – Вот. – сказала она, вручая Тори подарок, – С днем рожденья!
Тори взяла маленькую коробочку и повертела ее в руках. Потом посмотрела на Сэм и искренне улыбнулась.
– Спасибо.
– Ты же еще не открыла его, – поддразнила ее Сэм.
Тори немедля надорвала обертку и вытащила длинный бархатный футляр. Медленно открыв крышку, она обнаружила серебряный браслет. Когда она достала и повернула к его себе, она почувствовала дрожь в руках. На плоской поверхности было выгравировано ее имя. Она посмотрела на Сэм, проклиная слезы, которые выступили у нее на глазах. – Он очень красивый, – сказала она охрипшим от наплыва эмоций голосом.
– Переверни его, – шепнула Сэм.
Тори перевернула. «Лучшей в мире напарнице».
– Сэм, – прошептала Тори и опустила голову. Она не знала, что сказать.
– Я серьезно так думаю. Ты лучшая.
– Я буду хранить его, – сказала Тори. Потом протянула браслет Сэм. – Ты поможешь мне его надеть?
– Конечно. – Сэм застегнула браслет на запястье Тори, и потянула руку к свету. Он хорошо на ней смотрелся. Сэм целую неделю мучилась над выбором подарка. Ей казалось, что браслет – это слишком личная вещь. В конце концов, они и правда не так уж хорошо друг друга знали. Но ей хотелось подарить Тори что-то, что могло бы выразить ее чувства, и что могло быть лучше, чем выгравировать их?
– Я не получала подарков на день рожденья целую… вечность, – призналась Тори. – Спасибо тебе, Сэм, ты сделала этот день особенным.
– Спасибо, что позволила разделить его с тобой.
Тори встала и перевернула стейки. Она была по-настоящему тронута. В первую неделю знакомства она вряд ли вела себя приветливо. В общем-то, она специально делала все, чтобы оттолкнуть эту молодую женщину. Но это оказалось не так уж просто. И понемногу она втерлась к Тори в доверие, просто принимая ее смены настроения без всяких вопросов. К лучшему это или нет, но они были настоящими напарниками. Тори улыбнулась. Ей явно повезло.
Сэм поместила картошку в микроволновку, и они поужинали за маленьким столом. Иногда о чем-то говорили, но в основном ели в тишине. Но, как и раньше, это была уютная тишина. Сэм часто смотрела на браслет. Он прекрасно подходил Тори. Они смотрели друг другу в глаза, и на их лица ложились мягкие тени от освещения яхты.
Они допили вино на палубе, а потом разошлись по каютам. Обе устали. Сэм заснула почти сразу же, а Тори некоторое время лежала без сна, снова и снова пробегая пальцами по браслету.
Глава двадцать седьмая
Они задержались на яхте дольше, чем планировали, благодаря прекрасной и теплой погоде, уж очень не хотелось возвращаться в город. Яхта шла к пристани, а Сэм и Тори наслаждались закатом.
– Я, наверняка, обгорела, – сказала Сэм. – Не помню, когда в последний раз я два дня подряд была на солнце.
– Да, нос у тебя красный, – ответила Тори. – Но выглядишь ты хорошо. Намного расслабленнее, чем когда приехала.
– Может, это потому что я проспала двенадцать часов?
– Хорошо спится на яхте, да?
– Да, это почти то же самое, что спать на огромном водяном матрасе, – поддразнила Сэм, толкнув Тори плечом.
Тори расхохоталась. Она так давно не общалась с кем-либо в такой непринужденной манере, что все еще не могла к этому привыкнуть. Она помнила себя маленькой, счастливой, смеющейся девочкой. Но прожив столько лет во тьме, ей было страшно выйти на улицу и оказаться под солнцем. Сэм потихоньку вела ее наружу, и Тори видела себя настоящую. Это удивляло ее, она думала, что умение радоваться жизни в ней умерло… вместе с ее семьей. – Знаешь, ты можешь приезжать сюда, когда захочешь, – предложила Тори.
– Возможно, тебе придется пожалеть об этом приглашении, – смеясь, ответила Сэм.
– Нет, я не пожалею. Мне нравится, когда ты здесь.
Их глаза встретились, и они улыбнулись друг другу. – Спасибо. Мне нравится… быть с тобой, – призналась Сэм.
Тори замедлила ход и искусно подвела яхту к причалу. Сэм спустилась с лестницы и, взяв канат, привязала судно к пристани – так, как в прошлый раз делала Тори. Потом они забрали вещи из каюты, и Сэм подождала, пока Тори закроет яхту.
Никто из них не обратил внимания на двух мужчин, которые ловили рыбу на пристани. И это оказалось ошибкой. Когда они проходили мимо, эти двое повернулись к ним. Сэм закричала, когда один из них схватил ее. Тори резко обернулась, пытаясь дотянуться до Сэм, но ее ударили куском арматуры по голове, и она упала на колени.
Сэм смотрела, как Тори упала лицом в пирс и осталась лежать без движения. Она дернулась, пнула мужчину в пах. Сзади ее крепко держали, и она снова закричала:
– Помогите! Кто-нибудь, помогите!
– Закрой ей рот!
Большая рука зажала ей рот, и Сэм испуганно увидела, что к ним подходят еще трое мужчин. Все, кроме одного, одеты в рыбацкую одежду. Этот же был в костюме и с галстуком.
– Так вот они какие, дамочки-полицейские? – спросил он. Подойдя к Сэм, он посмотрел ей в глаза. – Меня зовут Санчез Гомес, и тебе придется пожалеть, что ты услышала мое имя. Он вынул из кармана куртки пару наручников и, бросив их одному из мужчин, показал на Тори. – Наденьте на нее наручники и сбросьте в воду.
Сэм видела, как они грубо схватили Тори и заломили ей руки. Она еще раз попыталась пнуть одного ногой, но тот, кто ее держал, отдернул ее назад. Сэм чувствовала, как слезы катятся по ее щекам, и попыталась кричать, когда они подняли безжизненное тело Тори. С ее лица стекала кровь. Не церемонясь они сбросили ее в воду. Ошеломленная Сэм кричала, видя как на ее глазах тело Тори исчезает из виду.
– Подавайте катер, уходим.
***
Тори боролась с темнотой, угрожающей поглотить ее. Она понимала, что она под водой, но не могла сосредоточиться. Как только она достигла дна, инстинкт заставил ее оттолкнуться и подняться вверх, используя ноги. Легкие горели, и она, наконец, достигла поверхности, успев вдохнуть воздух, прежде чем снова опуститься вниз. Она сконцентрировалась на руках. Сгруппировавшись, она подтянула колени к груди, и попыталась продеть руки. Сознание уплывало, грозя отключиться, и тогда она крепко зажмурилась, чтобы сконцентрироваться. Выпуская маленькими порциями воздух из легких, она отталкивалась от дна. В конце концов, у нее получилось высвободить руки, и она поспешила всплыть. Ухватившись за причал, она сделала несколько глубоких, жизненно необходимых, вдохов. В голове стучало, и она крепче схватилась за причал, боясь, что потеряет сознание и упадет. Через несколько минут она все-таки открыла глаза и тут же снова зажмурилась из-за резкой боли.
Тишину нарушал лишь плеск волн. Тори подтянулась, вылезла из воды, и легла на пирс лицом вниз. Голова раскалывалась, лицо пульсировало, но она знала, что ей надо добраться до своей яхты. Чтобы встать, ей пришлось собрать все свои силы, и она ухватилась за поручень, чтобы не упасть. Рюкзак Сэм лежал на пристани, прижав его к себе, Тори достала из кармана ключи и открыла каюту. Перебирая ключи на кольце, она наконец нашла маленький ключик от наручников. Раньше он никогда ей не пригождался, но она запомнила, что ее отец всегда носил такой же с собой. Теперь она была благодарна ему за его совет – всегда иметь запасной ключ.
Сняв с себя наручники, Тори потянулась к поясу, за мобильным телефоном. Его там не оказалось.
– Черт, – буркнула она. Открыв рюкзак Сэм, она вытащила из него шорты и футболку, и, наконец, нашла телефон. Набирая по дороге номер Малоуна, она направилась в каюту, стягивая с себя мокрые вещи.
– Малоун? Это Хантер. Они схватили Кеннеди. Увезли ее с пристани несколько минут назад.
– О чем, черт подери, ты говоришь?
– Это был Санчез Гомез.
– Как ты можешь быть в этом уверена?
– А кто еще? Это явно было не случайно!
– Хорошо… хорошо. Не пускай никого на территорию. Я пришлю оперативную группу.
– Зачем? Здесь нет ничего, что можно назвать местом преступления! – заорала она в трубку. – Они повезли ее в город. Я сейчас приеду.
– Нет, черт подери! Хантер! Я должен вызвать сводное разведывательное подразделение, а они начнут поиски с места преступления.
– Хорошо, позвони им, пусть прогуляются по причалу – они смогут увидеть мою кровь, и больше ничего! Потом мы все равно поедем в город. Я здесь не останусь. Встретимся в отделе.
Тори положила трубку, прежде чем он успел возразить. Схватив полотенце, она вытерлась и промокнула кровь, все еще сочащуюся из ран. Потом натянула свежие джинсы и футболку, и выбежала на пристань, прихватив по дороге куртку. На пристани она заметила семью, которая как раз сходила со своего катера.
– Извините, – она вытащила свой значок и показала им. – Я детектив Хантер. Несколько минут назад отсюда была похищена женщина. Вы что-нибудь видели или слышали? Здесь было двое мужчин.
Отец семейства кивнул. – Да, мы слышали издалека крики. Потом отплыло судно. Мы просто подумали, что кто-то ссорится. Правда, в лодке было пять мужчин, – сказал он.
– Пять? Что это была за лодка?
– Что-то вроде катера на водных лыжах. Они направились в сторону севера, – медленно проговорил он. – Вы в порядке?
Тори покачнулась, но ухватилась за перила и встряхнула головой, смахивая головокружение. – Да, – пробормотала она. – Со мной все будет в порядке. Тори повернулась и ушла, снова набирая номер Малоуна.
***
Когда с ее глаз сняли повязку, Сэм осмотрела темную комнату, пытаясь понять, где она. Она старалась собраться с мыслями и забыть о том, как Тори на ее глазах выбросили в воду. Нужно думать, что с Тори все в порядке. Если она не будет так думать, у нее ничего не выйдет. Сэм пробежалась взглядом по комнате. Здесь была только одна дверь. Казалось, они были на каком-то складе. Сначала она запаниковала и собиралась бежать к двери, но скоро заметила, что в комнате все пятеро мужчин, которые привезли ее сюда. Двое тихо разговаривали в углу. Тот, который был одет в костюм, Санчез Гомес, повернулся и улыбнулся ей.
– Итак, Вы – детектив Кеннеди, – произнес он с легким акцентом, и подошел к ней поближе. – Расскажите мне, как вы и ваша напарница смогли арестовать моих дилеров?
Сэм молча смотрела на него. Она была слишком напугана, чтобы говорить.
– Мой источник в отделе сообщил, что все будет чисто. Мало того, что я потерял людей, так теперь еще и мой… конкурент узнал о моей маленькой игре.
Сэм широко раскрыла глаза. У него был свой человек в полиции. Неудивительно, что он так спокойно проводил свои сделки в городе. – У вас что, есть кто-то в департаменте?
Он засмеялся. – Кто-то? На моей стороне капитан полиции. К тому же, я контролирую администрацию мэра.
– Мэр ваш человек?
– Мэр идиот! Нет, в моем распоряжении есть кое-кто повлиятельнее, чем мэр, детектив. Но теперь ясно, что кому-то из них нельзя доверять. Так кто нас выдал?
– Никто, – ответила она.
– Почему я вам не верю? – Он подошел еще ближе и ухватил ее за подбородок, заставляя поднять голову. – Не сомневайтесь, мы вас убьем. А как, зависит только от вас. Это может занять целую ночь. К тому же, я уверен, что моим ребятам захочется остаться с вами наедине, на некоторое время.
– Идите к черту. – Саманта вывернулась, и он ударил ее по лицу. Она закрыла глаза.
– Мне крайне важно знать, кто работает против меня. Еще раз спрашиваю, кто снабдил вас этой информацией? Сомневаюсь, что у Дженкинса хватило бы на это смелости. Думаю, это был Марби.
Саманта покачала головой. Капитан Марби работал в отделе по борьбе с наркотиками. И Дженкинс? О Боже.
– Ну что ж, хорошо. – Он повернулся и показал на одного из мужчин. – Принесите койку и привяжите ее.
***
Когда Тори вошла в отделение, Малоун был уже там, вместе с Сайксом и Рамирезом.
– Черт побери, Хантер, я звоню тебе не переставая, – проговорил он, бросая трубку на рычаг.
– Ну, вряд ли из этого что-то выйдет. Разве что какая-нибудь рыбина ответит.
– Сядь. Господи, Хантер, тебя нужно зашить, – он показал на ее лоб.
– Это ерунда, – ответила Тори, вытирая кровь, которая текла ей в глаз. – Что говорят в сводном разведывательном подразделении?
– Они не уверены, что это дело рук Гомеса. Как ты и сказала, на пристани ничего нет. Семья, которая видела катер, уехала. Катер был украден. Его нашли в миле от пристани, на другой стороне озера. Сейчас они осматривают его и проверяют.
– Что они делают, чтобы найти Сэм?
– Собирают улики на катере, пытаясь понять, что случилось. Хотят прислать кого-то, чтобы поговорить с тобой.
Тори встала и заходила по комнате взад-вперед.
– Почему они не ищут ее?
– Где? Он же как привидение, никто не знает, где он живет, никто не знает даже, как он выглядит. Ты не можешь быть уверена, что это он.
– Это был он, – раздраженно прокричала Тори. – Ты же сам говорил, что он попытается нас достать!
Малоун оглянулся на стук в дверь.
– Здесь детектив Трэвис из сводного разведывательного управления, – сказал Сайкс, показывая на вошедшего за ним человека.
– Хорошо. Почему бы вам с Рамирезом не зайти тоже?
Тори села на стул, нетерпеливо стуча пальцами по столу. Она пыталась не думать о том, что случилось с Сэм, и жива ли она вообще. Она зажмурилась, произнося про себя клятву отомстить им всем, если они хоть пальцем к ней прикоснутся.
– Детектив Хантер?
– Да.
– Моя фамилия Трэвис, я из сводного разведывательного управления. Я так понимаю, вы потеряли свою напарницу?
Тори встала и в упор посмотрела на человека. Он был на пару дюймов ниже нее. – Потеряла?
Он улыбнулся. – Фигурально выражаясь.
– Я очень рада, что вы так серьезно к этому относитесь, – громко сказала она. – Ее похитили!
Он посмотрел на нее, потом показал на ее голову.
– Вы ранены, сядьте.
Она вытерла кровь, которая опять начала сочиться из раны, и села. – Давайте разберемся с этим. Что Вы хотите узнать?
– Расскажите обо всем, что произошло.
– Было почти полседьмого. Мы шли по пристани от моей яхты.
– Куда вы направлялись?
– Мы уходили с причала. Там было двое мужчин, они рыбачили. Когда мы проходили мимо, один из них схватил детектива Кеннеди. Она закричала, и я повернулась. Второй ударил меня арматурой… или битой, что-то в этом роде, – сказала она, снова дотрагиваясь до головы. – Это все. Я потеряла сознание. Только почувствовала, что они надели на меня наручники. Я ничего не слышала. Они бросили меня в озеро, и когда я выбралась, уже никого не было. Я позвонила лейтенанту.
– Вас бросили в озеро в наручниках? Как вы смогли выбраться?
Тори вздохнула, не понимая, зачем они теряют время на эти, никому не нужные вопросы. – У меня, знаете ли, длинные руки. У меня получилось продеть их через ноги.
– Вы же были без сознания. Как у Вас это получилось?
– Меня бросили в холодное озеро, это может привести в чувство кого угодно. Зачем вы задаете мне эти идиотские вопросы? – возмутилась она.
– Я просто пытаюсь понять, что случилось.
– То, как я выбиралась из озера, не имеет никакого отношения к тому, куда они увезли мою напарницу! – закричала она.
– Так как у нас нет никаких свидетельств, которые указывали бы на то, куда они увезли детектива Кеннеди, мы пытаемся собрать всю информацию, которая может помочь. К тому же мы не уверены в том, что Санчез Гомес привел свою угрозу в действие посреди белого дня. Одно дело – продажа наркотиков, и совсем другое, когда его ищет весь департамент.
Тори нутром чуяла, что это был именно он, и знала, что как только этот допрос закончится, она поедет его искать, с разрешения Малоуна или без.
– Хорошо, Вы можете описать тех двоих?
– Один был латиноамериканец, пять футов шесть дюймов, вес примерно сто пятьдесят фунтов. Второй – белый, шесть футов, двести фунтов. Оба в джинсах и бейсболках.
– Что-то еще?
– Нет, это все.
***
Сэм всхлипнула, когда с нее начали снимать шорты. Руки были привязаны к койке, рубашку и бюстгальтер сняли с нее еще раньше. Она крепко зажмурилась, втайне надеясь, что с Тори все в порядке, молясь о том, что Тори сейчас ищет ее.
– Я еще раз спрашиваю, детектив, кто из них предатель?
Сэм чувствовала, как капля пота стекает по ее лицу. Ей было страшно. Она уже подумала о том, что можно было бы назвать любое имя, но тогда она не будет им больше нужна, и они убьют ее.
– Зачем тебе защищать их? Или они двойные агенты? – Он засмеялся. – Нет, это вряд ли. Это последний шанс, детектив. Будешь молчать, я разрешу Дэйви делать с тобой, что ему захочется. Может быть после этого ты заговоришь?
– Иди к черту.
***
– Поверить не могу, что они так несерьезно к этому относятся! – прорычала Тори. Она ходила взад и вперед перед столом Малоуна.
– Хантер, сядь, – сказал Малоун. – Я даже не буду тебе предлагать позволить сводному разведывательному управления разбираться с этим. Я знаю, что ты не послушаешь. Возьми Сайкса и Рамиреза. Делай то, что считаешь нужным. Но не забывай о том, что это их шоу. Вызывай поддержку, если что-то найдете, слышишь?
– Слышу!
– Тори, я серьезно, – сказал он. – Обязательно сообщи, если вы что-то обнаружите.
Она повернулась и посмотрела на него. – Она моя напарница, лейтенант. Я никогда раньше не понимала, что означает это слово.
– Не наделай глупостей, Хантер.
***

+1

8

Сэм закричала, когда Дэйви раздвинул ее ноги. Она не могла перестать плакать, слезы текли по ее щекам, когда он входил в нее. Его тяжелое тело вдавливалось в нее, и она кричала от боли. Она посмотрела на других в надежде, что кто-нибудь его остановит, но все они, включая Санчеза Гомеса, просто смотрели.
Она пыталась абстрагироваться от этой ситуации, не замечать того, что с ней происходило. Она пыталась представить, что она снова на озере, сидит на солнышке и наслаждается хорошим днем вместе с Тори. Солнце греет ее, успокаивает. Она в безопасности. Она не лежит здесь и ее не насилуют. О Боже.
***
– Почему мы едем в район складов, Хантер?
– Потому что больше никто туда не поехал.
– Отдел по борьбе с наркотиками направил бригаду в Ист-Даллас, сводное разведуправление – в мексиканский район. Ты не думаешь, что это не просто так?
– Почему они не обыскивают склады? – спросила она, посмотрев на него. – Я серьезно. Почему, нет?
– С какой стати ему везти ее туда? Это слишком очевидно. Это то место, где будут искать в первую очередь, – возразил Сайкс.
– Если так, то почему никто туда не поехал?
– Потому что надо быть сумасшедшим, чтобы отвезти ее туда, – ответил он.
– А может быть, он как раз понял, что там искать никто не будет?
– Господи, Хантер, эта версия притянута за уши.
– А ты что, знаешь, где нужно искать?
– Нет, извини. – Сказал он. – Я понимаю, как тебе тяжело.
Она нахмурилась. Сайкс извиняется? – Что это на тебя нашло?
– Ничего. Просто понимаешь, Сэм… особенная. Если она так долго с тобой сосуществует, она точно особенная.
– Спасибо большое, Сайкс.
– Он прав, – поддержал напарника Тони. – С ней ты другая. Я думаю, она хорошо на тебя влияет.
Тори покачала головой и крепко сжала руками руль. Никогда бы не подумала, что Сайкс так себя поведет. Рамирез – да, но не Сайкс.
Она припарковала машину недалеко от клуба «Вне закона». Они вышли из машины и пошли по переулку.
– Это было бы слишком просто, Хантер, – сказал Сайкс. – Я не верю, что они вернулись сюда.
– У тебя есть идея получше?
– Нет.
Все трое прижались к стене, прислушиваясь, но из здания не доносилось ни звука. Тори повернула ручку двери. Заперто. – Рамирез?
– Да, сейчас. – Он подошел к двери, вытащил длинный нож и стал ковыряться им в замке.
– Не знал, что ты так умеешь, – удивился Сайкс.
– Просто я живу в районе, в котором стоит такое уметь, – ответил он.
Дверь со скрипом открылась. Они тихо вошли внутрь и пошли по коридору. Тори смотрела на ступеньки, вспоминая инцидент со стрельбой. Неужели это было всего пять дней назад? Она показала Сайксу и Рамирезу на лестницу, и они начали подниматься. Ступеньки скрипели под их весом, и звук отдавался эхом.
***
– Ну что, детектив Кеннеди, Вы готовы говорить?
Сэм покачала головой, кусая губы до крови, чтобы не плакать. Все тело саднило, оно казалось ей чужим.
– Я не понимаю, зачем вы пытаетесь продлить время, детектив. Скажите мне, кто предатель, и все будет кончено.
– Иди к черту, – прошипела она.
Он улыбнулся. – Значит, Вы все еще в состоянии бороться. Ладно, посмотрим, сможем ли мы договориться после того, как вами займется Рико.
Ее взгляд упал на огромного мужчину, который подошел к койке. Он достал плетку и замахнулся над ней. Сэм закричала.
***
– Черт!
Они побежали по лестнице на звук криков. На лестничной площадке все трое остановились, вытащили оружие и огляделись. Крики возобновились, и Тори побежала вперед, Сайкс и Рамирез бросились за ней. Они встали у двери, и Тори глубоко вздохнула.
– На счет три, – прошептала она, и, отсчитав на пальцах до трех, пинком открыла дверь. Она увидела их как в замедленной съемке. Пятерых мужчин, стоявших рядом с койкой. Сэм, привязанная за руки и за ноги. Они повернулись к ней, в их глазах царил страх. Тори стреляла, не думая опустошая обойму. Мужчины падали один за другим. Вскоре осталась лишь Сэм, которая перестала кричать, когда упал последний, и разрыдалась.
– Черт подери, Хантер, – пробормотал Сайкс. Он даже ни разу не успел выстрелить.
– Звони в отделение.
Сэм открыла глаза, переполненные облегчением. Тори развязывала ее. Она пришла за ней.
– Милая, ты в порядке? – прошептала Тори. Она прижала Сэм к себе, обнимая ее обеими руками.
– Ты пришла. Я думала… мне было так страшно, когда они сбросили тебя в воду… я думала, ты…
– Я же плаваю как рыба, разве ты забыла? – прошептала Тори.
Сэм спрятала голову у нее на груди и зарыдала с новой силой.
– Рамирез, у меня в машине лежит спортивная сумка, можешь ее принести?
– Конечно.
Они остались вдвоем, и Тори отстранилась от Сэм, чтобы отвязать ее ноги, потом снова прижала ее к себе. Сэм свернулась калачиком, пытаясь прикрыть наготу.
– Все хорошо. Я с тобой, ты в безопасности.
Сэм кивнула, но не могла перестать плакать. Ей было так страшно, как никогда в жизни. Ее собирались убить, и неизвестно сколько времени ей оставалось жить, если бы Тори не нашла ее.
Сэм, в конце концов, успокоилась, и перестала изо всех сил цепляться за Тори. Она посмотрела в напуганные темные глаза, полные слез, и дотронулась до лба Тори, где огромная рана сочилась кровью.
– Тебе нужна медицинская помощь, – шепнула она. – Ну что мне с тобой делать?
Тори улыбнулась и закрыла глаза. Она чуть не опоздала. Как бы она жила дальше, если бы не успела спасти Сэм? – Я в порядке.
– Нет, ты ранена.
– Тори, вот сумка, – сказал Тони.
– Поставь ее на кровать и оставь нас на минутку.
Тони бесшумно положил сумку на край кровати и вышел в коридор. Тори достала футболку. – Вот, надень это. – тихо сказала она.
– Если честно, то я совсем не так представляла момент, когда ты увидишь меня голой. – сказала Сэм натягивая футболку.
Тори смотрела, как футболка прикрыла ее небольшую грудь. – Да? А как это должно было быть?
Сэм покраснела. Неужели она сказала это? У нее болели ноги, и она прислонилась к Тори, чтобы надеть тренировочные брюки.
– У меня есть носки. Ты знаешь, где твоя обувь?
Сэм в первый раз оглядела комнату. Пятеро мертвых мужчин лежали вокруг них, истекая кровью. Она вздрогнула и подняв взгляд на Тори, покачала головой.
– Давай, нам пора выбираться отсюда.
Сэм кивнула, и, опираясь на Тори, вышла из комнаты.
– Хантер, скорая приехала, – сообщил Сайкс, стоявший на лестнице. – Лейтенант уже в пути. Люди из разведуправления тоже здесь.
– Отлично, вся кавалерия подтянулась, – сухо проговорила она.
– Тори, мне не нужна скорая, – сказала Сэм. – Я в порядке.
– Нет, ты поедешь в больницу.
– Не поеду. Я в порядке.
Тори повернула Сэм лицом к себе. – Ты же знаешь, что так нужно. Тебя изнасиловали, – тихо сказала она.
– Тори, я не хочу.
– Ты должна. Я поеду с тобой, хорошо?
– Хантер? Что здесь произошло?
– А, детектив Тревис, я, наверно, должна была позвонить вам, да?
– Что произошло?
Она показала на Сайкса. – Он Вам все объяснит. Я еду в больницу с моей напарницей.
– Нет, Вы останетесь здесь. Нам нужен отчет.
– Вам придется подождать. Я еду в больницу, – твердо повторила она. – Все обернулись, когда в здание ворвался Малоун.
– Саманта, ты в порядке?
– Да, сэр.
– Я поеду с ней в больницу, – сказала Тори.
– Да, конечно. Я разберусь здесь со всем.
– Спасибо, Стэн.
– Хантер, мне нужны показания! От вас обеих!
– Завтра, Тревис. Сейчас мы посмотрим, что здесь произошло, – сказал Малоун, подходя к Рамирезу и Сайксу. – Кто-нибудь звонил в отдел по борьбе с наркотиками?
– Да кто-нибудь объяснит мне, что случилось? – возмутился Тревис.
– Ну, Тревис, – начал Сайкс, жестом приглашая их подняться вверх, – Хантер иногда… понимаешь, ну… прямо-таки взрывается. Сегодня она вела себя как настоящий одинокий рейнджер.
Глава двадцать восьмая
Тори взглянула на часы и прислонилась головой к стене. Она устала физически и морально. Сэм провела с этими людьми больше часа. Тори попыталась представить, что с ней было. Интересно, расскажет ли она об этом. Она закрыла глаза, теребя браслет, который подарила ей Сэм, и мысленно представила себе Сэм, какой видела ее на лодке – улыбающейся, радостной. Да, ей хотелось вспоминать о такой Сэм, а не о привязанной к четырем сторонам кровати, отданной на растерзание пятерым мужчинам.
– Простите. Детектив Хантер?
Тори открыла глаза. Рядом с ней стоял Роберт. – Роберт, здравствуйте.
– Где она?
– Там, – сказала Тори, показывая на закрытую дверь.
– Она… ее изнасиловали?
– Да.
Он в ярости сжал кулаки и прорычал: – Если я найду этих ублюдков, я их убью!
– С этим вы немного опоздали.
– Что произошло? Эми сказала, что ее похитили с вашей пристани, – сказал он.
– Да, так и было.
– Как вы могли позволить этому случится?
Тори бросила на него взгляд, от которого он даже отпрянул на шаг назад. – Я позволила этому случиться? – тихо повторила она. – Я сделала все, что могла, чтобы найти ее!
Он провел руками по волосам. Тори заметила, что он безупречно одет и, без сомнений, успел сходить в душ. Удивительно.
– Извините, просто все это сводит меня с ума, – сказал он. – С тех пор как ее перевели в отдел убийств, проблемы идут одна за другой.
– Проблемы? Она работает в полиции.
– Она оказалась в туннеле, где в нее стреляли, потом этот случай с наркотиками и, вот теперь еще это. И во всем этом виноваты вы, все это связано с вами, – нанес он удар.
Тори собиралась ответить, но в этот момент открылась дверь, и медсестра улыбнулась Тори. – С ней все хорошо, она зовет Вас.
– Подождите, я ее жених. Мне нужно увидеть ее, – потребовал Роберт, подходя к двери.
Жених? Тори вздохнула.
– Простите, сэр, но она просила меня пригласить только детектива Хантер.
– Вы скажете ей, что я здесь? Я уверен, что она захочет меня увидеть.
– Конечно, – она открыла Тори дверь и зашла вслед за ней, закрыв дверь перед носом Роберта.
– Привет, – сказала Тори. Сэм ответила ей нерешительной улыбкой, потом похлопала по кровати рядом с собой, приглашая сесть. Она все еще была в одежде, которую дала ей Тори.
– Спасибо, что осталась. Тебе пришлось долго ждать.
– Я и не думала оставлять тебя, – честно призналась Тори, присаживаясь на край кровати.
– Детектив Кеннеди? Там стоит мужчина, он говорит, что он Ваш жених, – сказала медсестра.
– Роберт, – прошептала Сэм. – Откуда он знает?
– Я взяла твой телефон и позвонила Эми. Просто подумала, что ты захочешь, чтобы кто-нибудь знал, что с тобой.
Сэм кивнула. – Скажите ему, что он может зайти через пару минут.
– Я, наверно, пойду, – нерешительно сказала Тори. – Тебе наверно будет лучше, если он останется с тобой.
– Нет, мне будет лучше с тобой. Мне уже можно ехать домой, но… – Ей не хотелось оставаться одной. Но и быть сейчас с Робертом ей тоже не хотелось.
– Хорошо. Хочешь, я отвезу тебя домой? – предложила Тори. – Я могу остаться с тобой на ночь. Или пусть лучше Роберт…
Сэм взяла Тори за руку. Она была очень бледной и казалась гораздо более усталой, чем когда-либо.
– Я хочу, чтобы ты осталась со мной, – тихо сказала Сэм. – Пожалуйста.
Тори кивнула.
– Почему бы тебе не найти кого-нибудь, кто займется твоей головой. Поверить не могу, что ты была здесь так долго и не перехватила какую-нибудь медсестру?
– Перехватила медсестру?
Сэм улыбнулась.– Ну ты же поняла, что я имею в виду.
– Хорошо. – Тори встала, потом посмотрела на их сомкнутые руки, и сжала ладонь Сэм. – С тобой все в порядке?
– Пара синяков.
Тори погладила Сэм по распухшей от отека щеке.
– Нужно обязательно проверить жертв… на ВИЧ, – с трудом произнесла Сэм.
Тори кивнула. – Всех?
– Только двоих, – прошептала Сэм, чувствуя, что вот-вот снова расплачется.
– Мне так жаль, Сэм, – сказала Тори.
– Это не твоя вина. Это… работа. Нужно смотреть на это именно так, Тори. Когда случается ранение, это работа.
– Ты разговаривала с психологом?
– Да, недолго, с доктором Макинтайр. Мы встретимся с ней еще раз через пару дней.
– Хорошо.
– Тори, найди кого-нибудь, кто сможет тебя осмотреть. И скажи Роберту, чтобы зашел. Я от него как-нибудь избавлюсь.
– Хорошо, я буду тебя ждать.
Сэм глубоко вдохнула, отпуская руку Тори. – Спасибо, что согласилась остаться со мной.
– Иначе я не смогла бы вернуть себе свою одежду, – пошутила Тори. У двери она оглянулась. Сэм встретила ее взгляд. Потом Тори кивнула и открыла дверь. – Теперь она может поговорить с Вами, – сказала она Роберту.
– Спасибо, детектив, дальше я разберусь сам. Вы наверняка устали.
– Что бы Вы ни говорили, я…
Роберт бесцеремонно закрыл перед ней дверь, и подошел к Саманте. – Боже, Саманта, ты только посмотри на себя, – Он поднес ее руки к губам. – Ты могла пострадать.
– Вообще-то я пострадала, Роберт, – тихо ответила она.
– Ты же знаешь, что я имею в виду. Они могли тебя убить.
– Да, именно это они и собирались сделать. Слава Богу, Тори нашла меня.
– Я хочу, чтобы ты ушла из отдела убийств. Думаю, после того, что случилось, с этим не будет проблем. Ты можешь вернуться в отдел нападений и насилия.
– Роберт, ты сам-то понимаешь, что говоришь?
– Саманта, тебя могли убить, – повторил он. – Ладно, тебе можно ехать домой? Я отвезу тебя.
– Нет, Роберт, я не поеду с тобой.
– Конечно, ты поедешь. Ты же не можешь поехать домой одна. Я позвоню Эми, может быть, она сможет побыть с тобой завтра.
– Может, помолчишь? С какой стати ты пытаешься меня контролировать? Я поеду домой, но не одна. Тори побудет со мной.
– Тори? После того, что она с тобой сделала, ты хочешь, чтобы она осталась с тобой?
– Что она со мной сделала? Роберт, да она спасла меня! Сводное разведывательное управление здесь вообще ни при чем, это лишь ее заслуга. Она нашла меня. – Сэм попыталась смягчить свои слова, взяв его за руку. – Роберт, я думала, что мы все решили по поводу наших отношений. Я думала, ты понял.
– Я люблю тебя, Саманта. И хочу быть с тобой, – грустно сказал он.
– Мне жаль, Роберт. Но я не собираюсь врать тебе. Ты для меня важен, это правда. Но я… не люблю тебя, – прошептала она. – Мы больше не можем притворяться, будто у нас есть будущее. Это нечестно по отношению к тебе.
– Саманта, мы же можем пережить это. Нам хорошо вместе, ты же знаешь.
– Нет, Роберт. Прости.
– Я не откажусь от наших отношений, Саманта. Ты для меня идеальная женщина, и я не могу от этого отказаться.
– Я вовсе не твой идеал. Ты хочешь, чтобы я перевелась, потому что тебе не хочется, чтобы я работала в этом отделе. А я этого хочу!
Он встал и отстранился от нее. – Почему? Почему ты этого хочешь? Разве ты не видишь, как это плохо влияет на наши отношения?
– Я вижу, что эта работа помогла мне понять, что мы не подходим друг другу. Мне нужен человек, который будет поддерживать меня, а не тот, который хочет меня изменить.
Их прервал стук в дверь, и вошла медсестра. – Детектив Кеннеди, ваши документы готовы к выписке. Вы уже можете ехать домой.
– Спасибо. – Сэм свесила ноги с кровати и зажмурилась от боли.
– Детектив Хантер здесь рядом?
– Нет, ей зашивают раны. Она словно большой ребенок, – посмеиваясь, сказала медсестра.
Сэм улыбнулась. Это точно – эта женщина могла спокойно переносить удары по голове, но готова была убежать, когда речь заходила о врачах.
– Саманта, пожалуйста, позволь мне отвезти тебя домой, – снова попросил Роберт.
– Нет, Роберт. Но спасибо тебе, что ты пришел. Я позвоню тебе завтра и скажу, как у меня дела.
Он, наконец, кивнул, потом подошел к ней и поцеловал в щеку. Она старалась не отшатнуться от него, но ничего не вышло.
– Извини. Я думал…
– Все нормально, Роберт. Я тебе позвоню.
Медсестра посмотрела ему вслед, и покачала головой. – Мужчины не понимают таких вещей. Он ваш жених?
– Нет.
– Я тоже так подумала.
Сэм нахмурилась. – Что вы имеете в виду?
– Со стороны кажется, что вам было гораздо приятнее увидеть свою напарницу, чем его.
– Да, это правда.
– Я такое сразу вижу, – сказала медсестра. – Он ведь не знает, правда?
– И она тоже не знает.
Улыбнувшись, медсестра похлопала Саманту по руке.
– Думаю, она знает, детектив.
Глава двадцать девятая
– Ты хочешь есть? – спросила Тори, закрыв дверь.
– Нет. Я просто устала. – Сэм повернулась, все еще в одежде Тори. – А ты?
– Нет.
Сэм кивнула. – Я хочу еще раз принять душ.
– Понимаю. Сходи, я пока посмотрю телевизор.
– Тори, ты поспишь со мной вместе?
Их глаза встретились. – Если ты хочешь, то конечно, – тихо сказала Тори.
– Я не хочу… не хочу оставаться одна, – прошептала Сэм. Тори подошла к ней и обняла ее. Сэм прижалась к ней и заплакала.
– Все хорошо, – шептала Тори. – Шш, все хорошо.
– Мне было так страшно.
– Я знаю, мне тоже было страшно.
Сэм выскользнула из ее объятий, смахивая слезы. – Извини. Я просто очень устала.
– Сходи в душ. Может, выпьем по бокалу вина? Тебе будет легче заснуть.
Сэм кивнула. – Там есть еще один душ, – показала она. – У меня есть шорты, которые ты можешь надеть.
– У меня в сумке есть одежда. Иди, не беспокойся обо мне.
Тори подождала, пока Сэм включит воду, потом разделась сама. Стоя под горячей струей, она пыталась смыть с себя все, что случилось за последние десять часов. Сэм хорошо держалась. Тори понимала, что она, пока еще, до конца не осознала, что произошло. Может быть, завтра, при свете дня, ей станет еще тяжелее. Тори хотелось бы остаться с ней, но это было невозможно. Нужно будет дать показания, к тому же их дело тоже все еще не раскрыто. Она почти не думала о нем за эти два дня, надеясь, что убийца тоже отдыхает в выходные.
Когда она вышла, Сэм сидела на диване с бокалом вина. Другой стоял на низком столике перед диваном.
– Ну как, получше? – спросила она. Тори стояла перед ней босая, в шортах.
– Да, а тебе?
– Мне тоже.
Тори села с ней рядом, и они обе положили ноги на стол. У Сэм красивые ступни, заметила Тори. Потом она увидела синяки вокруг ее лодыжек. Тори не могла даже представить, через какие круги ада пришлось пройти Сэм.
– Ты хочешь поговорить о том, что произошло?
– Нет.
Тори кивнула. Она понимала ее. – Роберт расстроился?
– Он больше расстроился из-за того, что я не поехала домой с ним, чем из-за того, что со мной случилось, – сказала Сэм.
– Мужчины иногда не понимают как относиться к этому, – дипломатично высказалась Тори. – Им трудно… справиться, мне кажется.
– Да, наверно. Но понимаешь, он даже не спросил, как я себя чувствую, только настаивал на том, чтобы я перевелась из отдела убийств в какое-нибудь безопасное место. Видимо, лучше всего в его квартиру.
– Я уверена, что он просто заботится о тебе, Сэм.
Сэм повернулась и заглянула в глаза Тори. – Думаю, да. По-своему он обо мне заботится. Мне кажется, он решил, что теперь у него есть возможность все исправить в наших отношениях. Он не может понять, что все кончено.
– А сама ты в этом уверена?
– Да. Я не люблю его, Тори. Он не тот человек, с которым мне хотелось бы провести всю жизнь.
Они молча сидели и потягивали вино. В голове Сэм было столько мыслей, что она не знала, с чего начать. Но в одном она была уверена, она была благодарна судьбе за то, что ее искала и нашла Тори. Сэм не сомневалась, что сводное разведуправление, ни за что бы не нашло ее вовремя.
– Тори, я очень устала. Давай ляжем спать?
Тори вскочила немедленно. – Конечно.
Сэм поставила лампу рядом с кроватью, а Тори стояла в дверях, рассматривая комнату. Она была аккуратной, без лишних вещей, и очень подходила Сэм. Сэм откинула покрывало и посмотрела на Тори. – Ну иди сюда, я не буду кусаться.
Улыбнувшись в ответ, Тори вошла в комнату. Она сняла шорты и осталась в футболке, потом откинула одеяло, и подождала, пока Сэм выключит лампу. Они лежали какое-то время в тишине, потом Сэм вздохнула.
– Ты меня обнимешь? – прошептала она.
Тори повернулась и обвила Сэм руками, крепко прижимая ее к себе. Сэм окунулась в ее тепло, вдыхая запах, который уже стал ей знакомым. Она не могла вспомнить, когда ей было так же спокойно и хорошо, как сейчас. Тори медленно погладила ее по спине.
– Тори?
– Мм?
– Ты же знаешь, что ты как плюшевый мишка, правда?
– Плюшевый мишка?
– Да. Ты притворяешься огромным медведем гризли со всеми остальными, а со мной ты плюшевый мишка.
– Только с тобой, – прошептала Тори. И она знала, что это правда. Она покрепче обняла Сэм и закрыла глаза, пытаясь вспомнить, когда она в последний раз спала не одна. Это ей нравилось.
– Тори.
– Да?
– Спасибо, что нашла меня.
Тори улыбнулась. – Пожалуйста.
– Напомни мне завтра, чтобы я тебе кое-что рассказала. Это он мне сказал, – устало пробормотала она.
– Санчез Гомес?
– Да.
– Хорошо. А теперь закрывай глаза.
– Они и так уже закрыты.
Тори наклонилась и легонько поцеловала Сэм в лоб.
– Спи.
Сэм вздохнула и еще крепче прижалась к Тори. Засыпая, Сэм смутно осознавала, что использует грудь Тори как подушку. И это было приятно.
Глава тридцатая
Стук в дверь разбудил Тори, и она с трудом открыла глаза. Из-под штор пробивался яркий солнечный свет, и она опять зажмурилась. Они лежали точно в такой же позе, в которой заснули, только Сэм положила одну ногу между ног Тори.
Тори застонала, давая простор своей фантазии, и прижала Сэм к себе. Спящая Сэм крепче обняла ее, но не проснулась, несмотря на непрекращающийся стук в дверь. Тори отодвинулась от Сэм, улыбнувшись, когда та жалобно заскулила во сне, и обмотавшись одеялом, тихо вышла из комнаты. – Кто там? – спросила она.
– Эми.
Тори открыла дверь. Эми уставилась на нее, медленно изучая ее едва одетое тело. Удивленно подняв брови, она спросила. – Вы ее напарница?
– Да. Тори Хантер.
– Она в порядке?
– Да, она еще спит.
– Извините. Уже почти десять, я просто не знала, во сколько лучше приехать.
Тори пожала плечами. – Подождите, я оденусь.
Эми смотрела, как она направилась в спальню. В спальню? Боже мой, это напарница Сэм? Она… она сногсшибательна! Неудивительно, что Сэм была бы не против, если бы она начала к ней клеиться. Эми была не уверена, стала бы она сама возражать против такого развития событий. Встряхнув головой, она отправилась на кухню готовить кофе.
Тори стояла у края кровати, глядя на Сэм, которая спала так красиво и умиротворенно, что ее не хотелось будить. Откинув одеяло, Тори присела и осторожно дотронулась до плеча. Сэм застонала и перевернулась на спину, отпустив подушку Тори, которую она обнимала вместо нее, она медленно открыла глаза.
– Привет.
– Ммм, – протянула Сэм, потягиваясь.
– Эми пришла.
Сэм закрыла глаза. На какое-то время она успела забыть, как Тори оказалась в ее спальне. Но от реальности деваться было некуда, хотя сны ей понравились гораздо больше. Она взяла руку Тори и потянула ее под одеяло. – Я, кажется, даже ни разу не проснулась за ночь. Спасибо, что осталась со мной.
Тори кивнула и подперла голову локтем. – Не помню, когда я в последний раз так долго спала. Наверно, мне нужно благодарить тебя.
Их глаза встретились, и Сэм сжала руку Тори. Теперь она точно знала, что хочет, чтобы все ее фантазии о Тори стали реальностью. Посмотрев на губы Тори, она вздрогнула. Потом снова откинулась на подушку и закрыла глаза.
– Ты уходишь?
– Да, мне нужно дать показания. Эми побудет с тобой.
Сэм кивнула, но не отпустила руку Тори. Ей не хотелось, чтобы она уходила. Наконец, отпустив ее, она наблюдала, как Тори надевает шорты.
– Ты же хотела мне что-то сказать? – напомнила Тори.
Сэм кивнула. Да, реальность оказалась малоприятной. – У него есть люди в департаменте. Двое, – сказала Сэм. – Один из них – капитан Мабри.
– Из отдела по борьбе с наркотиками? Да уж.
– А еще он сказал, что у него есть человек в администрации мэра. Это Дженкинс.
– Черт подери! Да ты шутишь!
Сэм улыбнулась. – Нет.
– Дженкинс?
– Он решил, что их кто-то сдал. Кто-то из них двоих. Он называл этого человека предателем, и пытался узнать, кто нас навел.
– Значит, он пытался… заставить тебя говорить?
Сэм согласно кивнула.
– Извини. Если бы я тогда не заметила, что происходило на той улице, то с тобой ничего бы не случилось.
– Тори, это же наша работа. Ты не сделала ничего плохого.
– Мне кажется, во всем стоит винить именно меня, – сказала она. Роберт вчера говорил то же самое.
– Послушай меня, я ни в чем тебя не виню. Если бы этим занималось сводное разведуправление, я была бы мертва. Я в долгу перед тобой, Тори. Не смей винить себя.
– Они наверняка пришлют к тебе кого-нибудь за показаниями. Особенно, если я расскажу им то, что ты мне сказала, – предупредила Тори.
– Ничего страшного. Эми будет со мной.
– Хорошо. Мне, наверно, пора идти.
– Ты вернешься?
– Да.
– А ты… останешься со мной сегодня?
– Конечно. Если ты хочешь.
Сэм снова кивнула.
– Ну ладно, я в душ, а потом поеду в отделение. Я позвоню тебе, если что-то узнаю. – Тори подошла к двери, потом остановилась и снова вернулась к Сэм. Она обняла ее, чувствуя, как Сэм прижимается к ней. – Все будет хорошо, Сэм. Мы это переживем.
– Спасибо тебе… за все. – Сэм отстранилась, но не смогла устоять перед соблазном поправить прядь волос на голове Тори. Их глаза встретились, и Сэм убрала руку. Тори наклонилась к ней, и легонько поцеловала Сэм в щеку, потом встала и вышла из комнаты.
Сэм осталась сидеть на месте. Она задумчиво дотронулась до места, где только что побывали губы Тори.
Глава тридцать первая
Тори вошла в отдел, ничуть не удивившись, что ее уже ждал детектив Трэвис. Сайкс и Рамирез повернулись к ней, после чего Сайкс подошел к Тори.
– Как ты? – тихо спросил он.
– Лучше.
– А Сэм?
– С ней все будет хорошо, – она слегка дотронулась до его руки. – Слушай, спасибо, что ты вчера был со мной, Джон.
– Не за что.
– Детектив Хантер, я рад, что Вы удостоили нас своим присутствием. Вы теперь герой дня, не так ли?
– О чем Вы?
– Ну, за одну ночь, Вам удалось сделать то, что весь отдел по борьбе с наркотиками не мог сделать три года – обезвредили Санчеза Гомеса.
– Да. Об этом… мне нужно поговорить с Лейтенантом.
– Мне нужны Ваши показания, Хантер.
– Да, я знаю. Подождите пару минут.
Лейтенант Малоун смотрел на них из дверей своего офиса. Он жестом пригласил Тори внутрь.
– Как она? – негромко спросил он.
– С ней все будет в порядке. Сейчас с ней ее подруга.
– Хорошо. Ты была с ней ночью?
– Да.
– Молодец. Теперь рассказывай. Тревис все утро меня доставал, чтобы я позвонил тебе. Он даже дома еще не был.
– У Санчеза Гомеса есть свои люди в полиции, – сказала она.
– Значит, оборотни в погонах? Кто это?
– Капитан Мабри из отдела наркотиков и Дженкинс из администрации мэра.
Малоун не верил своим ушам: – Ты, наверно, шутишь?
– Мы можем доверить это Тревису?
– Да, конечно. Я знаю его много лет, он честный человек.
Тори кивнула. – Хорошо, тогда займемся этим.
– Ты же знаешь, что они захотят поговорить с Сэм?
– Да, я ей сказала. Она справится.
Малоун посмотрел на нее. – Как ты сама держишься, Тори?
– Все в порядке.
– Я имею в виду то, что ты стреляла в них.
– И что?
– Ты убила пятерых человек, Хантер, – сказал он.
– Ты хочешь знать, мучает ли меня совесть? А что, должна?
– Ты же знаешь, каковы процессуальные нормы.
– Я не собираюсь говорить об этом с каким-нибудь чертовым психиатром, лейтенант.
– Все равно придется. Так что разберись с этим. Я на неделю освобождаю тебя от работы в офисе.
Малоун встал и открыл дверь, приглашая детектива Тревиса войти. Все трое уселись за столом, и Малоун кивнул, глядя на Тори.
– Вчера я очень удивилась, что никто не стал проверять район складов. Отдел по борьбе с наркотиками направил свои силы в Ист-Далас, а сводное разведуправление – в мексиканский район. Но никто даже не подумал поехать туда, где произошло задержание. То есть я хочу сказать, что преступники наверняка достаточно хорошо знали район, и знали, какой из складов свободен. У них были ключи. Когда мы вошли, мы услышали крики. Остальное вы знаете.
– Да. Вам, кстати, очень повезло, что у них было оружие, иначе отдел внутренних расследований от Вас так просто не отстал бы.
– Как будто я у них спрашивала.
– Ну да. В любом случае, это будет рассматриваться как перестрелка. Об этом беспокоиться не нужно. Мне больше интересно, как так вышло, что вы смогли их найти, а отдел по борьбе с наркотиками нет. Хотя это уже не имеет значения.
– На самом деле, это имеет огромное значение, – возразила Тори. – Санчез Гомес был уверен, что у него все схвачено. Эта сделка должна была пройти без сучка без задоринки, по крайней мере, так ему обещали.
– На что Вы, черт возьми, намекаете?
– Детектив Кеннеди сказала, что у Санчеза было два своих человека в полиции. Он решил, что один из них выдал его и хотел узнать, кто именно.
– Хантер, Вы что, хотите, чтобы я поверил, что у него были свои люди в полиции, которые настолько хорошо его информировали, что ему удавалось скрываться от отдела по борьбе с наркотиками целых три года?
– Да, именно так. Когда вы в связке с лидирующим следователем, это не так уж и трудно. Добавьте к этому кое-кого из администрации мэра и у вас вообще все в шоколаде.
Тревис нетерпеливо подался вперед.
– У Вас есть имена?
– Да. Мабри и Дженкинс.
– Капитан Мабри?
– Да.
– И этот чертов педик Дженкинс?
Тори позволила себе улыбнуться. – Да.
– Черт. И Кеннеди готова это подтвердить?
– Да. Она сообщила мне, что Санчез Гомес считал одного из них предателем, и пытался узнать у нее, кто именно его сдал.
Тревис озадаченно покачал головой. – Ну что ж, мне придется поставить в известность отдел внутренних расследований.
– Подождите. Вы не думаете, что нам лучше собрать какие-нибудь улики, прежде чем Вы поставите в известность начальство, и все виновные бросятся прикрывать свои задницы?
– Таков официальный порядок, Хантер. Хотя я понимаю, что Вы и понятия не имеете, что означают эти слова.
– К черту официальный порядок. Разве Вы не понимаете, что первым делом в известность поставят администрацию мэра? Дженкинс сделает все, чтобы мы не смогли его в чем-либо обвинить.
Тревис посмотрел на Малоуна, потом перевел глаза на Тори. – Кто еще об этом знает?
– Только мы и Кеннеди.
Детектив Тревис долго смотрел на нее изучающим взглядом, потом заглянул в свои записи. – Это, конечно, идет вразрез с моими представлениями о здравом смысле, но вы, возможно, правы. Проблема заключается вот в чем: как мы будем следить за таким высоким чином, как капитан Мабри, не вызывая подозрений? Не говоря уже о Дженкинсе.
– Как насчет того, чтобы привлечь прокуратуру?
– Тогда нам придется сообщить в отдел внутренних расследований.
– Тогда этим должно заняться сводное разведподразделение. У вас ведь есть такие полномочия? По крайней мере, вы постоянно нам об этом говорите.
– Я подумаю, что могу сделать. Но Дженкинс не последний человек в сводном разведподразделении. Нам придется быть очень осторожными, – сказал он. – Мне понадобятся показания Кеннеди. Она к этому готова?
– Да.
– Хорошо. Боже, ненавижу такие дни. – Он встал. – Капитан просто со свету меня сживет, если все это не подтвердится.
***
– Как ты держишься? – спросила Эми.
– Как ни странно, нормально. – Саманта отошла от окна и села на диван рядом с Эми. Давать показания оказалось проще, чем она думала. Кошмар несколько рассеялся и, если бы не синяки и боль в мышцах, она смогла бы думать, что это был всего лишь дурной сон. Но нет. Ее похитили, на нее покушались… и ее изнасиловали. Ей не хотелось в это верить, но все это случилось в действительности. Сэм не ассоциировала себя с женщиной, которую привязали к той кровати. Она продолжала говорить себе, что это не было сексуальное изнасилование. Они просто хотели получить информацию, просто использовали это в качестве пытки. И она выжила, а они нет. Благодаря Тори.
– Знаешь, тебе надо поговорить с Робертом. Он звонил уже три раза.
– Зачем он это делает?
– Потому что ты ему не безразлична.
– Вообще-то я порвала с ним. Почему он ведет себя так, будто мы все еще пара?
– Что ты хочешь, чтобы я ему сказала? Он все еще любит тебя, и все еще хочет, чтобы вы были парой. Думаю, он не верит, что ты на самом деле хочешь со всем покончить. Черт, да откуда я знаю. Я же не эксперт по отношениям?
– Если я тебе кое-что скажу, ты не будешь психовать?
Эми испуганно округлила глаза. – О Боже. Ты спала с ней?
Сэм улыбнулась. – Ну да, мы спали вместе, Эми.
– Ты знаешь, что имею в виду! Это случилось на яхте?
– Нет. – Сэм обхватила себя руками и посмотрела в сторону.
– Прошлой ночью, когда она меня обнимала, я впервые в жизни заснула с кем-то, и мне не хотелось оставаться одной.
– Что ты хочешь сказать?
– С другими… с Робертом, мне никогда не нравилось просто спать вместе. Это прозвучит ужасно, но мне всегда хотелось остаться одной. Мне не хотелось просыпаться с ним.
– Но вы практически жили вместе.
– Не совсем. Разве что по выходным. Просто я не могла придумать причины, по которой можно было не оставаться у него. Я сама не понимала, почему я так чувствовала, Эми. Но прошлой ночью, когда она обнимала меня… и утром… Извини, я знаю, что тебе не хочется про это слушать.
– Нет, Саманта, я хочу это услышать. Я хочу понять, что ты чувствуешь к этой женщине.
– Когда я с ней, я ощущаю себя счастливой. Как будто во мне загорается какой-то особенный свет, когда она рядом.
– Ты… ты что, влюблена в нее?
– Думаю, да. – Прошептала Сэм, поворачиваясь к Эми.
– Но ты все еще не говорила с ней об этом?
– Нет.
Эми взяла ее за руку. – Ты уверена в этом, Саманта? Я хочу сказать, может быть…
– Я знаю, что ты этого не понимаешь, Эми. Я и сама не до конца понимаю своих чувств.
– Ну что ж, она определенно очень привлекательная. Я хочу сказать, у нее такое тело, Боже. У меня у самой дух захватило, когда она стояла передо мной едва одетая, в одной футболке.
– Ага. А ты попробуй поспать рядом с этим телом, – тихо ответила Сэм. Ей не хотелось признаваться Эми, но тело Тори возбуждало ее больше, чем кто-либо за всю ее жизнь. Она была сильной, и в то же время мягкой. Крепкой, но женственной. Сэм улыбнулась. Тори, наверно, обиделась бы на такую характеристику.
– Саманта, ты должна сказать об этом Роберту. Пока ты этого не скажешь, он будет думать, что у него есть шанс.
– Я не могу сказать ему такое, Эми! Он никогда этого не поймет. Он мне не поверит. В смысле, после этих двух лет он не поверит, что я лесби.
– А ты сама в этом уверена?
Сэм посмотрела на Эми, не боясь встретиться с ней взглядом. – Да. Я хочу ее, Эми.
– Хорошо. Только пообещай мне одну вещь. Перед тем как что-то сделать или сказать, удостоверься в этом. Я не хочу, чтобы ты портила себе жизнь, только из-за того, что она… тебя так привлекает.
– Я понимаю это, Эми.
– И как ты сказала, ты даже не говорила с ней об этом.
– Нет. – Но было что-то особенное в том, как Тори на нее смотрела. Ее глаза всегда становились такими нежными, какими они не были ни с кем другим.
Кто-то осторожно постучал в дверь, и они переглянулись. – Это, должно быть, Роберт, – сказала Эми. – Мне уйти?
– Ты что, шутишь? Даже думать об этом не смей!
Эми открыла дверь перед улыбающимся Робертом. Он быстро обнял ее в знак приветствия, потом прошел в комнату и наклонился, чтобы поцеловать Саманту в щеку.
– Тебе лучше?
– Я же не больна, Роберт, – безразлично сказала Сэм. – Со мной все в порядке.
– Я пришел, чтобы забрать тебя на ужин. Уверен, что тебе надоело весь день сидеть дома.
Сэм перехватила взгляд Эми. Он вообще ничего не понял. – Роберт, я не хочу никуда выходить.
– Саманта, тебе это просто необходимо. Ты же не можешь вечно прятаться дома.
Сэм смотрела на него, не зная, что сказать. На помощь ей пришла Эми: – Роберт, ты что, с ума сошел? На нее напали, это было только вчера. Я сомневаюсь, что ей хочется находиться где-то, где много народу.
– Я просто пытаюсь помочь. Ей вредно сидеть в четырех стенах. Чем быстрее она сможет выбраться к людям, тем лучше.
– Почему ты говоришь обо мне так, будто меня здесь нет? – спросила Сэм. – И я не собираюсь идти куда-то ужинать. И вообще, зачем ты пришел?
– Я забочусь о тебе. Я хочу помочь.
– Роберт, пожалуйста. Мне не нужна от тебя такая помощь.
Он засунул руки в карманы, непонимающе глядя то на Саманту, то на Эми. – А что я должен делать? Просто оставаться в стороне? Притворяться, что я не люблю тебя? Притворяться, что мы не встречались два года подряд?
– Почему ты говоришь только о себе, Роберт? Тебя совсем не интересует, чего хочу я?
Эми ушла на кухню, чтобы дать им возможность поговорить наедине.
– Я не могу просто взять и забыть обо всем, Саманта. Извини. Это такой шок для меня. Только что у нас все было хорошо, и вдруг ты говоришь, что мне больше нет места в твоей жизни. Как по-твоему я должен себя вести?
– Не знаю, Роберт. Я знаю лишь то, что чувствую. И тебе лучше прекратить это. Просто… должно пройти время.
– Время? Ты думаешь, что время мне чем-то поможет?
– Ну что ты от меня хочешь, Роберт? Мне правда очень жаль.
Он пристально посмотрел на нее, и отвернулся. – Ладно. Прости меня, Саманта. Наверно, я вел себя, как влюбленный подросток. Ты права. Я просто хотел знать, все ли с тобой в порядке.
– Со мной все будет хорошо. Спасибо тебе за заботу.
Он кивнул. – Ты можешь мне обещать, что позвонишь и дашь мне знать, как ты? Может, мы как-нибудь поужинаем.
– Я позвоню тебе, обещаю.
Он снова кивнул. – Ладно, передай Эми, что мы с ней еще увидимся.
– Передам.
Он нерешительно сделал шаг в ее сторону, и Сэм уже испугалась, что он собирается ее поцеловать, но, ни сказав ни слова, он повернулся и вышел. Сэм заглянула на кухню.
– Эми, выходи. Думаю, уже можно, – позвала она.
Дверь кухни открылась, и Эми высунула голову. – Что он сказал?
Сэм улыбнулась. – Как будто ты все это время не подслушивала за дверью.
– Нет. Ты хочешь что-нибудь выпить? Или может, поесть?
– Думаю, я выпью пива, – ответила Сэм. – Я голодна, но подожду, пока не приедет Тори.
– Ты уверена, что она приедет? А то ведь она ни разу не позвонила, – напомнила ей Эми.
Да, не позвонила. Интересно, чем она занималась весь день? Но она приедет, в этом Сэм не сомневалась.
– Конечно. Она же мне обещала.
Эми как раз подала Сэм ее пиво, когда раздался громкий стук в дверь.
– Привет, девчата, это я!
Сэм заулыбалась, но дверь открывать пошла Эми. На пороге стояла Тори, с двумя коробками пиццы и упаковкой пива. Войдя, она улыбнулась Сэм: – Проголодались?
– Очень.
– Это хорошо. – Тори отдала пиво Эми, а пиццу поставила на низкий столик у дивана. Потом расположилась рядом с Сэм. – Ну, как прошел день?
– Нормально. Я дала показания.
– Ну да. Тревис чуть с ума не сошел, когда я ему рассказала. – Сэм удивленно подняла брови, и Тори объяснила. – Детектив Тревис из сводного разведуправления. Тот самый, что вчера требовал срочно дать показания.
– Да, я помню. – Сэм убрала волосы со лба Тори и посмотрела на швы. – Еще болит?
– Нет.
Сэм нахмурилась. – А те, что на боку? Я про них забыла.
Тори встала. – Эта чертова медсестра вчера ощупала их, и сказала, что надо оставить их еще на пару дней. Мой вчерашний заплыв не пошел им на пользу.
– Кстати, как ты все-таки выбралась? И не надо говорить, что ты наполовину рыба! – поддразнила ее Сэм.
Эми наблюдала за ними с кухни, улыбаясь их взаимодействию. Это было так не похоже на то, как Сэм общалась с Робертом. Саманта никогда не была с ним такой расслабленной и веселой.
– У меня длинные руки.
– И что?
Тори заложила руки за спину и показала, как она высвободилась. – Я подтянула колени к груди, и сделала вот так.
– И даже не утонула. Ты молодец.
– Да, я вообще молодец, – игриво приподняв брови, сказала Тори.
Сэм засмеялась, потом посерьезнела, заметив, как Тори смотрит на нее. – Что?
– Так здорово слышать твой смех, – тихо ответила Тори. Она присела рядом с Сэм, и взяла ее за руку. – С тобой все будет хорошо, ведь правда?
– Наверно, я не сразу приду в себя, но все будет хорошо, Тори.
– Да, я тоже так думаю. Потому что ты сильная. Я пыталась представить, как бы я вела себя на твоем месте, и не думаю, что держалась бы так хорошо. Я бы, наверно…
– Снова спряталась от всех?
– Может быть. Скорее всего.
– Нет. Я бы тебе не позволила.
Тори сжала руку Сэм. – У меня есть хорошие новости. Пришли результаты анализов их крови.
Сэм улыбнулась. – Да? Отрицательные?
– Отрицательные. ВИЧ нет.
– Слава богу! – Сэм обняла Тори. – Это замечательно.
– Да.
Эми наконец вышла из кухни, подала Тори пиво и положила на стол салфетки. – Я пожалуй пойду, – сказала она.
– Нет, ты же еще ничего не ела, – ответила ей Сэм.
– Эми, оставайся, пожалуйста, – поддержала ее Тори.
– Ну не знаю. С чем пицца? – улыбаясь, спросила она.
– Ассорти. Выбирай, что понравится. – Тори уселась на пол, и открыла обе коробки. Все взяли по кусочку, издавая довольные звуки, это было первое, что они съели за весь день.
– Я много о Вас слышала, детектив, – сказала Эми с набитым ртом.
– Да? От Сэм? Или какие-то слухи?
Эми ухмыльнулась. – От Саманты тоже, но в основном слухи, – признала она.
– Ну, они вполне правдивы.
– Нет, и ты сама это знаешь, – сказала Сэм. – Даже доктор Петерсон, судебный психолог, спрашивал меня, правда ли, что ты столкнула своего напарника с третьего этажа. А ведь он работает в департаменте.
Тори лишь пожала плечами. – Ну, слухи это такое дело. К тому же у меня нет кучи друзей, которые стали бы доказывать обратное.
– Это правда, что ты подралась с капитаном, который подделал ордер? – спросила Эми.
– Нет, разумеется, нет. Это был лейтенант.
– Ты серьезно? – спросила Сэм. – И как тебя не уволили?
– Меня отстранили на неделю.
– Ты удивительный человек, – пробормотала Сэм. – И это не комплимент.
– Сэм, теперь я изменилась. Мне все говорят, что ты на меня хорошо влияешь. Даже Сайкс сказал, что меня сейчас вполне можно терпеть.
– Да? Он правда так сказал?
– Что меня можно терпеть?
– Нет, что я на тебя хорошо влияю.
– Ну да.
– Надо же. Интересно, что мы будем делать, если ты начнешь нравиться людям?
Тори улыбнулась. – Понятия не имею.
Эми пила пиво, наблюдая, как они смотрят друг на друга. Может быть, они и правда об этом не говорили, но между ними ощущалась какая-то невероятная энергетика, практически осязаемая на химическом уровне. Она снова обратила внимание, насколько все это отличается от того, как Сэм общалась с Робертом. Эми часто проводила с ними время, но ни разу не видела подобного взаимного поддразнивания, которое очевидно очень нравилось им обеим. И Саманта была права, когда Тори вошла, в ней как будто зажглась яркая лампочка.
– Ладно, я все-таки собираюсь домой, – сказала Эми. – Тори, спасибо за пиццу. Было очень приятно, наконец-то, с тобой познакомиться.
– Пожалуйста. Мне тоже приятно.
Сэм проводила Эми до двери и обняла ее. – Спасибо, что побыла со мной сегодня, Эми. Мне действительно это было необходимо. Я очень ценю то, что ты сделала для меня.
– Как насчет завтра?
– Нет, не нужно, со мной все будет в порядке. Тем более, у меня все равно назначена встреча.
– С психологом?
– Да.
Эми показала на Тори, которая ела пиццу. – Она останется, да?
– Да.
– Она ужасно милая, – прошептала Эми.
Сэм покраснела. – Да, я знаю.
– Совсем не такая, как я ее себе представляла. Ну ладно. Позвони мне завтра, хорошо?
– Хорошо. Аккуратнее на дороге. – Сэм закрыла дверь, и вернулась к Тори, которая все еще сидела на полу, прислонившись к дивану и зажав пивную бутылку между ног. Сэм отвела глаза, и устроилась на диване, поближе к Тори.
– Она славная.
– Да, правда.
– О чем вы там шептались?
Сэм снова покраснела. – Она сказала, что ты ужасно милая.
Тори улыбнулась. – Так и сказала?
– Не воображай теперь о себе слишком много.
– Да нет, я и не собиралась. Ну, как ты?
– Когда я об этом не думаю, все в порядке. Мне кажется, это было просто кошмарным сном. – Сэм отвела глаза. – Но я знаю, что это не так.
– У тебя ведь завтра встреча с психологом? Хочешь, отвезу тебя?
– Спасибо, но я думаю, что должна справиться с этим сама. Если я не смогу без страха выходить из дома, пользы от меня будет мало.
Тори кивнула. – Малоун не допустит тебя к работе, пока не убедится, что ты готова.
– Да, знаю. Поэтому хочу поехать одна. Не хочется так долго сидеть дома. К тому же у нас есть дело.
– Да. Кстати, размер обуви с отпечатков совпадает. Седьмой.
– Седьмой? Это даже может быть женщина. Странно, мы ни разу об этом не подумали.
– Нет, это не женщина. Вспомни о том, что мы нашли совпадающую семенную жидкость.
– Да, правда. Извини. Я не подумала.
– Не извиняйся, я и сама успела подумать, что это может быть женщина.
– Погоди. Что там насчет того парня из бара? Он был невысокий.
– Да, но мы не знаем, кто он. Думаю, завтра я пойду туда снова, может быть, он появится.
– Тебе не стоит идти одной.
– Я думаю, может привлечь Сайкса и Рамиреза? Пусть разыгрывают влюбленную пару. Весело будет.
Сэм улыбнулась. – Я бы даже заплатила, чтобы такое увидеть.
Они какое-то время помолчали, потом Тори посмотрела на Саманту. – Устала?
– Да. Люди из сводного разведывательного управления были тут часа полтора. Они такие дотошные, этого у них не отнять. Потом еще и Роберт приходил.
– Да? И что?
– Ничего хорошего, – тихо сказала она. – Он пытался помочь, но… дело кончилось тем, что мы поругались по поводу наших отношений. Он пришел и заявил, что поведет меня ужинать, потому что мне нельзя сидеть дома. Сказал, что я не могу вечно прятаться.
– О боже. Он что, не понимает, что с тобой случилось?
– Знаешь, я не особо уверенна, что понимает. Он спросил, не стало ли мне лучше… как будто у меня грипп или что-то в этом роде.
– Может быть, он просто не может принять то, что произошло, – предположила Тори. – А если не говорить об этом, то этого будто и не было.
– Наверно, ты права.
Тори встала. – Давай уберем все это. Нам обеим надо хорошенько выспаться.
Они положили остатки пиццы в холодильник, потом Тори ушла в душ. Сэм чистила зубы и думала, будет ли Тори сегодня спать с ней, или предпочтет диван? Может быть, Тори было не слишком-то удобно спать с ней? Сэм посмотрела на себя в зеркало, вспоминая, как Тори ее обнимала. Ей очень хотелось, чтобы это повторилось. Но на всякий случай она предложит диван.
Она сидела в гостиной с бокалом вина, когда Тори вышла из ванной, как и в прошлый раз, одетая в шорты с футболкой, и босиком. С бокалами вина, они устроились на диване точно так же, как и вчера, положив ноги на стол.
– Я очень ценю то, что ты остаешься со мной, Тори. Я понимаю, что тебе привычнее одной, – сказала Сэм.
– Мне здесь нравится. Гораздо уютнее, чем у меня дома, и уж тем более в миллион раз лучше, чем в раздевалке в спортзале.
– Почему ты так часто там остаешься? И даже не думай говорить, что ты работаешь допоздна, и это удобнее, чем ехать домой.
– Моя квартира – это просто квартира. Место, где можно поспать. Я не ощущаю ее своим домом. У меня там лишь постель, кресло и телевизор. Вот так.
– Яхта – твой дом.
– Да, точно. Но теперь я каждый раз буду вспоминать о том, что случилось с тобой.
– Что случилось с нами, – поправила Сэм.
– Думаю, нужно будет найти место на другой пристани. Неподалеку есть еще парочка таких же небольших. Я хочу, чтобы ты смогла приезжать туда.
Сэм взяла Тори за руку. – Спасибо. Да, ты права. Мне будет тяжело туда вернуться. По крайней мере, не прямо сейчас. Может быть, через пару недель…
Тори смотрела, как соединились их пальцы. С Сэм все было так просто. Так просто дотрагиваться до нее, так естественно. Она заглянула в ее мягкие зеленые глаза и, в этот самый момент, до нее дошло, что происходит между ними. Все эти поддразнивания, невинные прикосновения, смущение в глазах Сэм… Интересно, о чем она думает? Что чувствует?
– Ляжем спать?
– Ммм…
– Ты хочешь… чтобы я легла здесь на диване? – Она почувствовала, как Сэм крепко сжала ее руку и отпустила.
– Нет. А ты сама как хочешь?
Тори улыбнулась. – Давай-ка посмотрим. Кровать или диван? Да уж, нелегкий выбор, – поддразнила она Сэм.
Сэм встала и потянула Тори за собой. – Кровать.
Тори сняла шорты и забралась под одеяло, пока Сэм выключала лампу. В темноте она почувствовала, как Сэм пододвигается к ней и они почти соприкоснулись. Тори осторожно обняла ее, и Сэм тут же прижалась к ней, обхватив рукой ее талию – так же, как и пошлой ночью.
Сэм задержала дыхание. Тори покрепче обняла ее, и внезапно Cэм почувствовала… как сильно бьется сердце Тори. Ее рука лежала на бедре Тори, и неосознанно она потянулась вверх и просунула ее под футболку Тори. Сэм почувствовала, как Тори задрожала, услышала ее быстрый вздох. Она закрыла глаза, пытаясь побороть чувства, которые уносили ее разум все дальше и дальше. Но Боже, ей так хотелось дотронуться до нее!
Тори боролась с желанием, которое охватило ее, укутало в себя, словно одеяло, и почти душило. Сэм вряд ли облегчала ей задачу. Интересно, она хоть понимает, что делает с телом Тори? Если бы Тори могла мыслить разумно, она бы сразу убрала руку Сэм из-под своей футболки, но теперь сделать это она была не в силах. Рука Сэм была мягкой и теплой, к тому же, с того момента, как к Тори прикасалась женщина, прошло, казалось, несколько тысяч лет. Сейчас ей хотелось лишь одного – перевернуть Сэм, уложить ее на себя, ощутить ее вес… и поцеловать. Тори закрыла глаза. Интересно, как бы она отреагировала? Удивилась бы она? Может быть, разозлилась бы? А может, она бы ощутила желание Тори, и в ней бы вспыхнуло ответное чувство?
Желание? Именно так. Тори ненавидела себя за это. Сейчас это было абсолютно неуместно и даже дико. Сэм только что пережила нападение… ее изнасиловали. Ей нужна защита и спокойствие. И больше ничего. Наконец, Тори взяла руку Сэм, остановив медленные движения, будоражившие ее плоть и вздохнула, пытаясь успокоиться.
– Тори?
– Хмм?
– Спасибо, что снова осталась со мной, – прошептала Сэм.
– Нет проблем.
Сэм закрыла глаза, на секунду прижав Тори к себе поближе. Она снова подумала о том, как хорошо вот так вот спать рядом с Тори. Она подвинулась, устраиваясь поудобнее ниже подбородка Тори, и прижавшись к ее груди. Щекой, она ощутила, как напрягся сосок Тори. Сэм вздрогнула. Так близко… Боже… она могла бы дотронуться до него губами. Сэм застонала.
Я так умру, думала Тори. Она крепко сжала ноги, пытаясь понять, как долго она сможет сдерживаться и не наделать глупостей. Она пыталась не обращать внимания на свои ощущения, на то, что голова Сэм устроилась рядом с ее грудью, на тот тихий стон, который она услышала. Интересно, слышит ли Сэм, как быстро бьется ее сердце?
Как бы Тори отреагировала, если бы я просто взяла и поцеловала ее? Она бы решила, что я сошла с ума? Или, быть может, обрадовалась этому? Но этого Сэм никогда не узнает.
Тори погладила ее по голове. – Спи, – прошептала она.
Сэм кивнула. Это было единственным разумным решением.
Глава тридцать вторая
Не прекращающийся звон разбудил Тори, и она с трудом заставила себя открыть глаза. Они поменяли позу – теперь Тори свернулась калачиком рядом с Сэм, уткнувшись лицом в ее шею. Сэм пошевелилась, переворачиваясь и прижимаясь в объятья Тори. Их руки и ноги переплелись. – Алло, – пробормотала Сэм.
– Саманта, это Сайкс. Извини, что так рано, но мы не смогли найти Хантер. Малоун сказал, что она может быть у тебя.
– Сайкс? – Саманта открыла глаза и встретилась взглядом с Сэм. Губы Сэм оказались всего лишь в нескольких дюймах от губ Тори, и она внезапно обнаружила, что их ноги переплетены, а сама она прижимается к бедру Тори. Телефон выскользнул у нее из рук, когда она, сама не понимая, что делает, инстинктивно прижалась к ней еще сильнее. На секунду она почувствовала ответное движение Тори. Сэм оказалась не в состоянии подавить стон, а потом увидела, как Тори закрывает глаза и обнимает ее, услышав ее тихий стон. Затем Тори потянулась за телефоном, и Сэм отодвинулась от нее, смущенная и не верящая в то, что только что произошло.
Тори прижала телефон к груди, чтобы прочистить горло перед тем как говорить. – Сайкс? Это Хантер.
– Слушай, обнаружили еще одно тело. На этот раз в Северном Далласе. Этот парень считает себя очень смелым, он оставил тело в торговом центре.
– Ясно. Скоро приеду.
– Что случилось? – спросила Сэм. – Еще одна жертва?
– Да. – Тори немного помолчала. – Слушай, извини за то, что случилось… до этого… черт! – буркнула она, отворачиваясь.
Сэм схватила ее за руку. – Перестань. Это была я… и мы обе это знаем. Не знаю… что на меня нашло.
Тори с трудом сглотнула и села. – Мне пора идти.
Сэм тоже поднялась. – Я с тобой.
– Нет, ты останешься дома. – Тори уложила Сэм и накрыла ее одеялом. – Сейчас четыре утра, и тебе лучше остаться здесь и лежать под одеялом, хорошо? Я вернусь, как только мы закончим.
– Нет, не нужно. Все равно у меня встреча в десять. Со мной все будет хорошо.
– Ты уверена?
– Да. А ты будь осторожнее, пожалуйста, – тихо сказала Сэм.
– Обещаю, что буду. Ты позвонишь мне потом? Если меня не будет в отделе, звони на сотовый. Я сегодня куплю новый телефон. – Тори взяла с пола шорты и посмотрела на Сэм. – Ты уверена, что все будет хорошо?
– Конечно. Я должна это сделать.
– Хорошо. Я запру дверь, когда буду уходить.
Сэм долго лежала без сна, когда Тори ушла. В конце концов, она взяла подушку Тори и обняла ее, пытаясь разобраться в своих чувствах, но ответ был только один. Тори многим привлекала ее, но сексуальное влечение, охватывающее ее, грозило потерей контроля над собой. Прошлой ночью, когда Тори обнимала ее, Сэм чувствовала такое желание – ничего подобного она не испытывала ранее. А сегодня утром, когда бедро Тори прижалось к ее центру, и она инстинктивно двинулась навстречу ее ноге, она точно поняла, что такое жгучее желание. Сэм попыталась вспомнить свои ощущения в тот момент, когда у нее был первый секс с Робертом. Хотела ли она его так же сильно? И хотела ли она его вообще? Или просто думала, что так должно быть?
– Боже мой, – прошептала Сэм. Она уже слишком взрослая для того, чтобы узнавать о себе такое. Эми была права. Почему ее раньше никогда не привлекали женщины? Можно бы было сказать, что она просто никогда не думала о том, что может быть лесби, и дружба с женщинами была для нее лишь дружбой. Но ведь была ее университетская подруга Лори, с которой Сэм была почти неразделима. Только ли дружеские чувства она к ней испытывала? Сэм помнила, как ее нисколько не удивило, когда Лори сказала ей, что у нее кое-кто появился, и это была женщина. После этого они некоторое время еще дружили, а позже отдалились друг от друга. А когда она училась в академии, там было несколько лесби, но ни одна не привлекала ее. Или привлекали? По крайней мере, не так, как Тори.
В конце концов, она заснула, прижимая к себе подушку Тори. Все вопросы так и остались без ответа.
***
– О Боже, – прошептала Тори.
– Что? Ты ее знаешь? – спросила Рита.
– Это Джули Барнс, одна из жительниц хостела Беллы. Как и все остальные.
– Как ты думаешь, почему он отрезал ноги только одной из них? – спросила Рита. – Единственное, что повторяется – это то, что он оставляет тела в мусорных баках. Какая-то бессмыслица.
– Ты проверила руки? Она сопротивлялась?
– Да. Я уверена, мы получим образец кожи. Руки и ноги были связаны. Как и у других, на шее синяк.
Тори потерла лицо руками и вздохнула. – Ладно. Скажи Джексону, что я позвоню.
Она подошла к Сайксу, который говорил с одним из уборщиков. – Что-то узнал?
– Ее оставили здесь после трех, потому что в три они убирали мусор. Когда пришли в следующий раз, она уже была здесь. – Он посмотрел на свои записи. – В три сорок пять.
– Значит, либо ему повезло, либо он знал расписание. Интересно, почему здесь, где так много народу?
– Он становится все более дерзким. Кстати, в этот раз не обнаружили следов.
– Знаешь, что я думаю? Я хочу найти того парня, за которым вы с Рамирезом следили в тот раз.
– И как по-твоему мы его найдем? Без Сэм тебе будет сложновато в этом баре. Тебя могут отвлечь все эти женщины.
– Вообще-то, это смешанный клуб, и я думаю, что в этот раз вы с Рамирезом будете притворяться парой.
– Да, теперь ты совсем выжила из ума!
Глава тридцать третья
– Вы выглядите гораздо лучше, детектив, – сказала доктор Макинтайр.
– Да, удивительно, как может помочь пара дней отдыха, – ответила Сэм.
– Заглянув в ваше личное дело, я узнала, что раньше вы работали в отделе нападений и насилия, значит, вы хорошо знакомы с таким видом злодеяний.
– Да, знакома. Но я считаю, что у меня несколько иной случай, доктор. Меня не выбрали как случайную жертву на улице, не изнасиловали на свидании. Я делала свою работу, а эта работа связана с риском.
– Саманта, дело не просто в работе. Вы подверглись изнасилованию.
– Разве это чем-то отличается от того, если бы в меня, например, стреляли? Меня изнасиловали не потому что кому-то хотелось сексуального удовлетворения. Будь я мужчиной, меня бы, наверно, били и истязали. Но так как я женщина, они выбрали это.
– Должна признать, что вы очень спокойно и адекватно к этому относитесь. Но прежде чем разрешить вам вернуться к работе, я должна узнать, как вы держитесь. Вы сможете выйти на улицу и не бояться, что на вас снова нападут? Не будете ли вы держаться чрезмерно агрессивно после случившегося?
Сэм наклонилась вперед. – Вы бы стали задавать мне эти вопросы, если бы я была мужчиной? Или, если бы в меня стреляли? Вы бы беспокоились из-за того, что я не смогу работать на улице из-за того, что в меня стреляли?
– Вы приняли то, что с вами произошло, или вы просто пытаетесь избавиться от этих воспоминаний, притворяясь, что это просто работа? Детектив, вы должны понимать, что сексуальное насилие, это совсем не то же самое, что выстрел.
– Когда меня привязали к кровати, мне было страшно. Я боялась, что не выдержу этого и скажу им имя, которое они хотят услышать, и тогда они меня убьют. Поэтому я просто лежала и молчала, ожидая, что кто-нибудь придет мне на помощь. И помощь пришла. – Саманта встретилась взглядом с доктором Макинтайр. – Я знаю, что меня изнасиловали, доктор. И когда я выписывалась из больницы, мне было страшно оставаться одной. И на следующий день я тоже попросила подругу остаться со мной. Потом я поняла, что не хочу быть одна не потому что боюсь, что кто-то придет и снова сделает мне больно. Мне не хотелось быть одной, потому что я не хотела думать об этом.
– Но… вы думали об этом?
– Постоянно. Я помню каждую деталь того, что происходило. Думаю, я должна злиться, и я злюсь. Но ведь они больше не смогут делать мне ничего плохого, не так ли?
– Нет, не смогут. Вы злитесь из-за того, что их больше нет, и вы не можете им отомстить?
– Нет. Я выжила, они нет.
Глава тридцать четвертая
Тори долго стояла перед дверью, прежде чем постучать. Она нервничала, сама не зная, почему. Вернее, знала, не так ли? Весь день она не могла думать об этом, но сейчас впечатления бурлили в ее голове. Невинные прикосновения, желание Сэм проводить с ней время, ее круглые глаза в гей-барах. Потом та ночь, когда они притворялись парой, их танцы, каким взглядом Сэм смотрела на нее и последние две ночи, то, как Сэм ее обнимала. И, Боже, это утро. Тори закрыла глаза и прислонилась к стене. Сэм явно чувствует то же желание, что и она. Сэм. Натуралка. Тори вздохнула. Вернее, Сэм, которая считала себя натуралкой. Интересно, что она чувствует? Боится ли она этого чувства? Пытается ли с ним бороться?
Да ради Бога, они же напарницы! У них не может ничего быть! А если будет, то Тори потеряет единственного напарника, с которым приятно работать. Единственного напарника, с которым она подружилась. Черт. Сэм ее единственный друг. И если Тори позволит этому случиться, Сэм просто исчезнет из ее жизни. Она переведется в другое отделение, и Тори снова останется одна. Нет, она не может этого позволить.
Тори наконец постучала в дверь.
– Это ты?
Тори не удержала улыбки. – Кто, ты?
Сэм открыла дверь, улыбаясь ей в ответ. – Привет.
Тори протянула ей пакет. – Как насчет китайской еды?
– О да, я умираю от голода, спасибо! – сказала Сэм, впуская Тори.
Тори наблюдала за Сэм, которая направилась на кухню. Она осталась стоять у двери, думая о том, как она вытерпит еще одну ночь в одной постели с Сэм.
Сэм оглянулась. – Что-то не так?
– Нет, все в порядке.
– Ты уверена?
Кивнув, Тори улыбнулась, и наконец, пошла вслед за Сэм.
Сэм вытащила две тарелки и выложила на них еду. – В холодильнике есть вино, – сказала она.
Достав бутылку вина, Тори поставила на стол два бокала. Они сели за стол и сразу приступили к еде.
– Ты сегодня ничего не ела, да? – наконец спросила Сэм.
Тори покачала головой. – А ты?
– Я тоже нет.
– Ну что, ты уверена, что готова вернуться на работу? Прошло ведь всего лишь три дня.
– Уверена. Я с ума сойду, если еще один день просижу в четырех стенах. К тому же, неужели ты действительно думаешь, что сможешь затащить Сайкса в гей-бар?
– Вряд ли.
– Как Белла восприняла новость?
– Плохо. Думаю, она уже готова закрыть хостел. Очень многие девушки уже съезжают оттуда. Но я у нее не была, только поговорила с ней по телефону. Утром нам нужно будет забрать результаты из лаборатории, а потом мы можем съездить в хостел.
Сэм кивнула. – Малоун знает, что я выхожу на работу?
– Да. Он не особенно обрадовался, считает, что еще слишком рано. Я даже думаю, что он звонил доктору Макинтайр.
– Он думает, что я не готова?
– Он просто не хочет, чтобы ты торопилась.
– А ты что думаешь?
– Я бы тоже этого не хотела, но ты лучше всех знаешь, что тебе нужно. Если ты говоришь, что готова, я тебе верю.
– Спасибо.
– За что?
– За то, что не настаиваешь на том, чтобы я сидела дома и даешь мне возможность решать самой. Если я останусь дома еще на пару дней, что хорошего это принесет? Мне придется снова и снова думать об этом, а я этого не хочу. Мне кажется, я должна вернуться к нормальной жизни.
Тори кивнула. – Понимаю. А может быть, все дело в моем эгоизме. Я просто хочу, чтобы ты вернулась, потому что скучаю без тебя на работе.
– Может быть, ты просто устала нянчиться со мной по ночам?
– Вряд ли я сказала бы, что нянчусь с тобой. – Ее глаза стали серьезными, когда она посмотрела на Сэм. – На самом деле, я и вспомнить не могу, когда в последний раз мне так хорошо спалось. Мне кажется, мне самой это было нужно.
Сэм взяла Тори за руку, и их пальцы сразу переплелись. – Можно кое-что тебе сказать?
Тори кивнула, глядя на свою руку, соединенную с рукой Сэм.
– Я никогда не чувствовала себя в такой безопасности, как в эти две ночи, когда ты была рядом со мной. Я спала так, будто в мире вообще нет никаких проблем, только потому, что ты обнимала меня.
Их взгляды держали друг друга через стол, так же как и их руки. Тори пыталась понять, что Сэм видит в ее глазах. Видит ли она ту страсть, которую Тори пытается спрятать? Понимает ли она, что на самом деле, оставаясь с ней на ночь, Тори ведет себя как полнейшая эгоистка?
– Я буду оставаться у тебя столько, сколько тебе будет нужно, Сэм, – тихо проговорила она.
Сэм улыбнулась. – Возможно, тебе придется пожалеть об этом предложении.
Телефонный звонок прервал ответ Тори, и Сэм вышла в гостиную, чтобы ответить: – Алло? – Она посмотрела на Тори. – Роберт, я в порядке. – Слушая его, она покачала головой. – Нет, не одна, со мной Тори.
Тори встала, показывая в сторону ванной. Сэм кивнула ей, и села на диван.
– Нет, завтра я выхожу на работу.
– Завтра? Саманта, это слишком быстро! Я думаю, ты должна отдохнуть, по крайней мере, неделю.
Сэм услышала, как в ванной включилась вода, и представила, обнаженную Тори под душем.
– И что мне делать? Ходить туда-сюда по квартире?
– Тебе необходимо отдохнуть.
– Я уже наотдыхалась. Я в порядке. Ты же сам говорил, что мне нужно выходить куда-то, а не прятаться в квартире.
– Но я не имел в виду работу, Саманта!
Она вздохнула. – Роберт, зачем ты позвонил? Прочитать мне лекцию?
– Хочу узнать, как ты. Ты же обещала мне позвонить.
– Извини.
– Я просто этого не понимаю, Саманта. Почему ты обращаешься за помощью к ней, а не ко мне?
– А почему бы мне не обратиться к ней? Она моя напарница.
– А я твой бойфренд!
– Роберт… нет. Не надо начинать все заново. Только не сейчас.
– Саманта, я не могу этого принять. Пожалуйста, ты должна объяснить мне, что происходит. Ты не можешь просто так разрывать наши отношения, даже не сказав мне почему.
Она сжала переносицу пальцами. – Роберт, я тебе все объяснила. Ты хочешь, чтобы мы поженились и у нас были дети. Я этого не хочу. Тебе нужно найти человека, который хочет того же, что и ты. И мне тоже.
– А почему ты не хочешь выйти замуж и завести детей?
– Просто не хочу. Я не могу сказать, почему. Я просто это чувствую. – Она услышала, что вода прекратила течь, и закрыла глаза. Тори скоро выйдет. – Мне надо идти, Роберт. Пожалуйста, перестань звонить. А через пару недель мы сможем поговорить, хорошо?
– Ты прекрасно знаешь, что я буду звонить, Саманта. Как я уже сказал, я не могу просто взять и выключить свои чувства. Я люблю тебя, Саманта.
– Роберт, зачем ты все усложняешь?
– Потому что любовь, это сложная штука, Саманта.
Саманта бросила трубку на диван. Она никогда и подумать не могла, что Роберт будет так себя вести. Когда она думала об их отношениях, они всегда казались ей правильными и спокойными. Ни ссор, ни споров… ни страсти. Сэм даже сложно было поверить, что он на самом деле ее так сильно любит. Скорее, он был влюблен в саму идею брака.
– Все в порядке?
Сэм обернулась. Тори стояла перед ней с мокрыми волосами. Сегодня на ней были фланелевые боксерские трусы и футболка. Она выглядела… сексуально. Боже, могла ли Сэм подумать, что когда-то она решит, что фланелевые трусы на женщине – это сексуально?
– Ему просто тяжело принять наш разрыв, – сказала она, вставая. – Я тоже хочу сходить в душ, ты не против?
– Конечно, нет. Я уберу со стола.
Сэм выскользнула из джинсов и встала перед зеркалом. Убрав волосы за уши, она критически оглядела себя с ног до головы. Синяки на теле начали бледнеть. Сэм подумала, что она слишком уж худая. И грудь у нее маленькая. Роберт всегда ее поддразнивал из-за этого. Интересно, находит ли Тори ее привлекательной? Сэм готова взорваться каждый раз, когда Тори рядом. Как было бы глупо, если у Тори нет таких чувств. Сэм посмотрела на себя в зеркало. Но они есть. Вряд ли прошлой ночью Сэм могла ошибиться, вряд ли ей померещился этот бешеный стук сердца. И уж, конечно, ей не привиделась утренняя сцена. Однозначно, с Тори происходит то же самое. Они обе борются со своими чувствами, обе пытаются подавить страсть, которая надвигается все ближе и ближе.

+1

9

Сэм поймала в зеркале собственный взгляд. Ей не хотелось с этим бороться. Ей хотелось раскрыть объятия навстречу новому. В глубине души, она знала, что этому суждено случиться. И осознание этого, немного пугало ее. Сэм могла бы отрицать это, могла бы продолжать отношения с Робертом, и лишь гадать, каково бы это было, если бы у нее с Тори что-то случилось. Как Сэм и сказала Эми, Тори ни за что бы не стала брать инициативу в свои руки. И сейчас она в состоянии сохранять дистанцию, держать их отношения на уровне дружбы. Саманта тихо засмеялась. Дружба? Со сколькими своими подругами она держалась за руки или обнималась ночью? Да, дело тут не в дружбе, и если зайдет еще дальше, то инициатором будет Сэм. Точно не Тори.
В конце концов, она зашла в душ и стала тереть себя мочалкой. Интересно, как долго еще она будет ходить в душ по три раза в день? Она умолчала об этом доктору Макинтайр, понимая, что это приведет лишь к очередному визиту к доброму доктору.
Когда Сэм вышла, Тори была в спальне и стелила постель. Их глаза встретились.
– Я подумала, что ты хочешь, чтобы я спала здесь, – робко сказала Тори. – В смысле, если ты хочешь, чтобы я легла на диване, я лягу там.
Сэм улыбнулась. – Ты прекрасно знаешь, что я не хочу, чтобы ты спала на диване.
– Ясно. Просто хотела в этом удостовериться.
Тори забралась под одеяло, понимая, как сильно она нервничает. Вдруг сегодня она не сможет себя контролировать и поддастся своим желаниям? Что тогда? А может быть, Сэм сегодня лучше, и она не захочет спать в объятиях Тори. От этой мысли ей стало больно.
Сэм выключила лампу и легла на спину, так же как Тори. Ей хотелось, чтобы Тори ее обняла, и эта необходимость почти пугала ее. Понимает ли Тори, что она чувствует? Да, точно понимает. Но Сэм заставила себя не двигаться, надеясь на то, что сон ее успокоит. Но сон не приходил.
– Тори?
– Ммм?
Сэм глубоко вздохнула. – Ты обнимешь меня? – прошептала она.
Нерешительность Тори растаяла, как только она услышала эти слова. – Иди ко мне. – Она прижала Сэм к себе и обняла ее. Тори вздрогнула, когда Сэм обняла ее за талию и устроилась поудобнее.
– Спасибо, – прошептала Сэм.
– Ммм. – Было восхитительно ощущать Сэм в своих руках. Тори погладила ее по волосам, убрала их со лба, и чуть не задохнулась, когда рука Сэм оказалась под ее футболкой.
Сэм дрожала, дотрагиваясь до гладкой, мягкой кожи. Было бы так просто поднять руку еще выше. Ей смертельно хотелось узнать, какова грудь Тори на ощупь. Интересно, она такая же мягкая, как ее кожа? Сэм потеряла контроль над собой и скользнула рукой выше, ощущая возвышение груди Тори.
Тори не смогла подавить свой стон, хотя и пыталась. Она взяла руку Сэм, останавливая ее. – Сэм, я умираю, – прошептала она. – Пожалуйста, прекрати.
– Я не могу. – Она подняла голову, ее губы оказались совсем рядом с губами Тори. – Когда ты меня поцелуешь? Ты должна знать, как сильно я хочу, чтобы ты это сделала.
– О, Сэм, не делай этого со мной.
– Я знаю, что ты тоже этого хочешь. Не надо бороться со своими желаниями, Тори.
Их глаза встретились в темноте, они оказались так близко, что вдыхали один и тот же воздух. Тори пыталась подавить свои чувства, она правда пыталась. Но вместо этого она крепче обняла Сэм и, наконец, невзирая на здравый смысл, сдалась и взяла то, что ей предложили. Этот поцелуй сложно было назвать нежным. Сэм открыла рот, с восторгом встречая язык Тори.
Сэм думала, что может просто потерять сознание. Она стонала, ее рука, наконец, преодолела оставшиеся сантиметры до груди Тори, сосок сразу затвердел под ладонью Сэм. Она услышала, как застонала Тори, почувствовала как она прижалась к ней. Потом Тори уложила ее на себя, раздвинула ноги, и Сэм оказалась между ними. Она оторвалась от Тори, тяжело дыша и чувствуя, как Тори держит ее за бедра и крепко притягивает к себе.
– О Боже, – прошептала она. Желание охватило ее тело, и она больше не контролировала себя. Ее бедра двигались в едином ритме с бедрами Тори, и она снова целовала ее. Затем Тори положила руки на лицо Сэм, поцелуй стал более нежным, губы Тори легонько двигались, а потом и вовсе остановились.
– Сэм, мы не можем, – прошептала она.
Сэм застонала. – Я хочу тебя. Боже, я хочу, чтобы ты ко мне прикасалась. Мы можем.
– Нет.
Сэм чуть не расплакалась. Она положила голову на грудь Тори, слушая ее бешеное сердцебиение и резкие вдохи. Все эти годы, подумала она, прошли зря. Прямо здесь и сейчас она обрела то, чего она по-настоящему хотела. То, что ей необходимо.
– Сэм… послушай, – сказала Тори. – Я безумно хочу заняться с тобой любовью. Но ты не готова к этому.
– Я ждала тебя всю свою жизнь, – прошептала Сэм. – Пожалуйста, Тори, не делай этого, не отталкивай меня.
Тори зажмурилась и крепко обняла Сэм. – Дело не в том, что я женщина. Ты не готова не поэтому, ты же знаешь. Я не могу так с тобой поступить.
Сэм уронила голову на грудь Тори. – Я знаю. – Внезапно, сама того не ожидая, Сэм разрыдалась.
– Поговори со мной, пожалуйста, – прошептала Тори ей на ухо. – Расскажи мне, что случилось.
Сэм заплакала еще сильнее. – Они сделали мне больно. Они издевались надо мной.
– Я знаю, милая. – Тори укачивала ее на руках. – Расскажи, что они сделали.
– Я пыталась сопротивляться, Тори, правда. Я кричала и умоляла и плакала. Но они не останавливались… а все остальные просто… смотрели и смеялись. – Сэм плакала так, как не плакала никогда раньше, в голос. – Они не останавливались. Они привязали меня к постели и сняли с меня всю одежду… я была такой беспомощной.
Сердце Тори разрывалось на куски от того, как плакала Сэм. Ее собственные слезы стекали с лица и она сжала Сэм еще крепче.
– Я продолжала надеяться, что ты придешь за мной, – прошептала Сэм. – Я пыталась не думать о том, что они сделали с тобой, о том, как они… сбросили тебя в озеро. Но мне было так страшно. Я боялась, что ты умерла, – простонала она. – И я не могла ничего сделать. Поэтому я просто мысленно закрылась от всего, что со мной делали. Я представила, что я снова на яхте, что снова тепло и солнечно. Ты рыбачишь и выглядишь такой счастливой. Я думала только об этом, и больше не чувствовала их. Меня там не было. Я была с тобой.
– Мне так жаль, – осторожно сказала Тори. – Прости, что меня не было с тобой. Прости, что не нашла тебя раньше.
– Это не твоя вина. И ты была со мной, только ты. Я не думала ни о ком, кроме тебя. Ни о Роберте, ни об Эми. Не знаю откуда, но я знала, что ты придешь за мной.
Теперь расплакалась Тори, и Сэм прижала ее к себе, вытирая слезы с ее лица. – Не плачь, пожалуйста, не плачь. – Сэм хотелось, чтобы Тори никогда больше не плакала. В ее жизни было так много боли и так мало любви. Сэм не могла выносить ее слез.
Они тихо легли рядом, не разрывая объятий, и вскоре заснули, слушая стук сердца друг друга.
Глава тридцать пятая
Тори постучала в дверь, и, ожидая, пока откроют, посмотрела на Сэм. Ее глаза все еще были припухшими, но теперь она выглядела лучше. Прошлая ночь оказалась очень тяжелой, но Тори знала, что Сэм нужно было выпустить это на волю. Она догадывалась, что до того момента Сэм не плакала, не могла по-настоящему принять то, что с ней случилось.
– Ты в порядке?
Сэм улыбнулась. – Ты уже третий раз спрашиваешь. Да, все хорошо. – Она взяла Тори за руку. – Спасибо. И знаешь, мы так и не поговорили… о том, что еще случилось.
– Знаю.
Дверь открылась, и вышла Белла. – Доброе утро, детективы. Пожалуйста, скажите что вы не принесли еще дурных вестей.
– Нет. – Тори показала ей лист бумаги. – У нас ордер. Нам нужно просмотреть все записи о нынешних и прошлых постояльцах.
– Вам не нужен ордер, детектив Хантер. Я бы с радостью позволила вам искать то, что нужно, и без него. Я так же сильно хочу, чтобы это кончилось, как и вы.
– Знаю, просто таковы формальности.
– Заходите. Вы уже знаете, где мой офис.
Тори и Сэм вошли вслед за Беллой. Ранним утром в хостеле было очень тихо – то ли его жительницы еще не проснулись, то ли они провели ночь где-то в другом месте. Белла открыла дверь и пригласила Тори и Сэм войти.
– Я как раз собиралась выпить кофе. Вы будете?
– Было бы неплохо, спасибо, – ответила Сэм.
– Хорошо, сейчас вернусь.
Тори подошла к картотеке и, вытащив один из ящиков, пролистала папки, пока не увидела файл Джули Барнс.
Сэм прошла по комнате, глядя на фотографии на шкафах, на которых Белла была сфотографирована с множеством молодых девушек. На одной из фотографий Сэм узнала Джули Барнс и нахмурилась, вспоминая эту девушку. Она хотела поставить фото на место, как вдруг заметила другое. На фото был молодой мужчина, фотография, наверно, из колледжа. Сэм уставилась на него. – Тори!
– Что?
– Посмотри сюда, – сказала она, показывая фото в рамке Тори.
– Черт, – пробормотала Тори. – Это он.
В коридоре послышались шаги Беллы, и Сэм быстро поставила фотографию на место.
– Ну вот, угощайтесь, – предложила Белла, поставив на стол поднос с тремя чашками кофе.
– Я никогда раньше не замечала, сколько здесь фотографий, Белла. Наверняка у них долгая история.
– Да, за все эти годы множество девушек жили здесь. Я видела, как они взрослеют. Здесь только мои любимицы.
– Тут есть и фотография юноши, – сказала Тори. – Он тоже здесь останавливался?
– А, вы имеете в виду Рикки. Нет, это мой сын.
– Не знала, что у тебя есть дети, – как ни в чем ни бывало ответила Тори, забирая у Сэм чашку кофе.
– Только один сын. – Белла села и улыбнулась, глядя на фотографию. – Когда мне было столько же, сколько вам сейчас, было гораздо сложнее, если ты лесби. Моей семье было очень сложно с этим примириться. Мне было тридцать, и я не знала, что делать. Я решила, что если рожу ребенка, они примут меня и его. Так и произошло, но длилось это недолго, вскоре я встретила женщину, и все снова стало для них неважно, я все еще была лесби. – Она вздохнула. – Зато у меня есть Рики. Он был славным ребенком.
– А где он сейчас? – спросила Сэм.
– Он в колледже, в Оклахоме.
Тори улыбнулась. – Тяжело, наверно, жить в Техасе и иметь сына-оклахомца?
– О, нет, я имею в виду ту Оклахому, что в Техасе. Это я вполне могу пережить.
Тори взглянула на Сэм, потом подошла к картотеке.
– Ну что ж, нам не стоит долго тебя задерживать. Я хочу взять файлы нынешних жительниц с собой, а потом мы пришлем кого-нибудь за остальными.
– Конечно, я помогу вам, в любом случае, детектив Хантер, вы же знаете.
***
– Ее сын? Вы уверены, что это тот парень?
– Абсолютно уверены, лейтенант.
– Тогда может быть, ей все известно, – сказал Малоун.
– Нет, это исключено. Она любит этих девушек, как родных.
– Ладно. Сайкс, свяжись с Оклахомой, узнай, там ли он. Рамирез, позвони в местное отделение, узнай, не было ли у них похожих преступлений. Если это он, то возможно он и раньше совершал подобные деяния.
– Он наверняка живет сейчас здесь, – сказала Тори. – Мы видели его в среду.
– Тогда почему Белла об этом не знает?
– Может, он не хочет, чтобы она знала? – ответила Сэм
– Ты тоже уверена, что это тот парень, которого вы видели?
– Да.
– Ну что ж, это все, что у нас есть. Нужно подключить к этому делу всю команду. Введите Адамса и Дональдсона в курс дела.
Тори собиралась было запротестовать, но Сэм кивнула. – Я займусь этим.
– Хантер, на пару слов, – позвал Малоун Тори, когда они выходили из его кабинета. Она снова села, глядя на него ожидающим взглядом. – Как она? Не слишком рано вышла на работу?
– Ей дали разрешение, Стэн.
– Это я знаю. Я спрашиваю твое мнение.
– С ней все будет хорошо.
Он кивнул. – Ты все так же остаешься с ней?
Тори подумала, потом кивнула.
– Ты хорошо поступаешь, Тори. Это очень правильно, что ты ее защищаешь. Знаешь, в первую неделю я не был уверен, что она вообще справится.
Тори снова кивнула. Если бы он только знал, что происходит между ними.
– Ты присмотришь за ней, да?
– Не беспокойся. Я позабочусь о ней.
Сэм стояла перед Адамсом и Дональдсоном, посвящая их в суть событий, произошедших за последние два месяца, по этому делу. Дональдсон записывал, и даже Адамс, казалось, внимательно слушал. Тори знала, что им всем нравится Сэм. Да и как она могла не нравиться? Сначала они держались от нее подальше только потому, что она была напарницей Тори. Но противиться этой дружелюбной улыбке и этим зеленым глазам было сложно. Видит Бог, Тори старалась. Но прошлой ночью все ее старания пошли прахом.
Она села, и ее взгляд снова упал на Сэм. Она жестикулировала, пока говорила, и Адамс с Дональдсоном увлеченно смотрели на нее. Сегодня Сэм была одета почти так же, как Тори – в джинсы и рубашку с длинными рукавами, правда, вместо кроссовок на ней были ботинки из коричневой кожи, и поверх рубашки Сэм надела блейзер. Сейчас она засунула руки в карманы. Глаза Тори зажглись, когда ткань рубашки Сэм натянулась и подчеркнула ее грудь. Она закрыла глаза, вспоминая, как Сэм прошлой ночью дотрагивалась до нее. Они были так близки.
Утром, они обе вели себя застенчиво, пока одевались, и ни одна не стала обсуждать события предыдущей ночи. Как будто ничего и не было.
– Эй, ты что, замечталась?
Взглянув вверх, Тори увидела зеленые глаза Сэм, о которых только что думала. Они затуманились, и Тори поняла, что Сэм тоже вспоминает прошлую ночь.
– Да, наверно.
Сэм присела рядом, все так же не сводя с нее глаз. – Нам нужно поговорить об этом? – тихо спросила она.
– Нет. Я боюсь об этом говорить, – призналась Тори. – Наверно, я должна извиниться?
Сэм удивленно взглянула на нее. – А ты чувствуешь себя виноватой?
– Нет. – Тори улыбнулась. – А должна?
Сэм наклонилась к ней. – Возможно, извиняться должна я. Я все начала. Это я… хотела заняться с тобой любовью, – прошептала она.
– Я тоже этого хотела, но…
К ним подошел Сайкс. – Вы не поверите! Ричард Грейсон уже два семестра не появлялся в Оклахомском университете. Последний известный его адрес – здесь, в хостеле Беллы.
Малоун вышел из офиса. – Рамирез? Ты что-нибудь узнал?
Тони, говорил по телефону и просто покачал головой.
– Понятно. Хантер, что ты собираешься делать? Будешь допрашивать Беллу Грейсон?
– Нет. У нас ничего нет, он ведь всего лишь наблюдал за Джули в баре.
– К тому же, если Белла что-то знает, она расскажет о допросе сыну, – сказала Сэм.
– Как насчет того, чтобы получить судебный ордер и сделать анализ ДНК? – предположил Сайкс.
– На каком основании? – спросил Малоун. – Нет. Нам нужно найти что-то еще.
– Сегодня среда, стоит пойти в бар, возможно, он снова появится.
Малоун кивнул. – Да. Но в этот раз я хочу, чтобы внутри работали две группы. Сайкс, вы с Рамирезом только что поженились.
– Ни за что. Я этого не сделаю. – Сказал Сайкс. – Я не могу.
– Почему? Половина подразделения итак думает, что ты гей.
Глаза его широко распахнулись. – О чем это вы говорите?
– Я же сказала, все дело в том, как ты одеваешься, – высказалась Саманта.
– А что не так с моей одеждой?
– Она всегда аккуратная, модная, выглаженная, ты ни за что не наденешь что-то, что вышло из моды.
– Ну и что? Если у меня есть вкус – значит, я гей? Мне что, одеваться как Хантер, в джинсы и кроссовки?
– Ты что, лучше оденешься, как лесби, чем как гей? – Улыбаясь, спросила Тори.
– Делайте что хотите. Я не согласен.
– Придется, – сказал Малоун. – Адамс, Дональдсон, вы будете вести наружное наблюдение, из машины.
– Пойдем по отдельности, – начала объяснять Хантер. – Никакого общения, пока будем внутри. Найдем парня, будем за ним следить. Даже, если он пойдет в другой бар, последуем за ним. Нужно узнать, где он живет.
– Если узнаете адрес, я позвоню в прокуратуру и узнаю насчет ордера на обыск. – сказал Малоун.
– Нужно быть там к девяти, – напомнила Тори. – Давайте встретимся здесь не позже восьми.
– Будешь мне за это должна, Хантер, – сказал Сайкс.
– Джон, надень черные брюки и черную рубашку. Так будет больше похоже на то, что ты ищешь партнера, – сказала Сэм. – Мы же не хотим, чтобы парень занервничал, когда ты будешь разглядывать его. Тони, ты не очень-то подходишь на эту роль. Что ты наденешь?
– Я знаю, что надеть, не беспокойся.
– А откуда ты знаешь, как одеваются геи, когда хотят кого-то подцепить? – спросила Тори, когда они остались одни.
Сэм пожала плечами. – Я не так уж невинна, как можно подумать, детектив Хантер.
– Да ну? А что надевают в таких случаях женщины?
Сэм улыбнулась. – Не знаю, мне ведь не нужно кого-то искать. У меня уже есть кое-кто.
Их глаза встретились, и Тори почувствовала, как у нее перехватило дыхание при этих полушутливых словах Сэм.
– Точно.
Сэм встала из-за стола. – Я, пожалуй, поеду домой и переоденусь. А ты?
– Да, я тоже заеду домой, посмотрю, что там осталось из чистых вещей. Я уже не помню, когда в последний раз занималась стиркой.
– Ты всегда можешь постирать вещи у меня дома.
– Угу, я приму это к сведению.
– Ты хочешь поужинать? Или лучше я возьму с собой пару бургеров и принесу сюда?
– Да, так будет лучше. – Тори помолчала, потом нерешительно проговорила. – С тобой все будет хорошо? Может, мне поехать с тобой?
Сэм покачала головой. – Нет, я должна сделать это сама.
– Ладно, тогда встретимся здесь.
– Увидимся. – Сэм повернулась, потом остановилась, снова оглянувшись на Тори. То, что она увидела в ее глазах, заставило сердце Сэм бешено стучать.
Глава тридцать шестая
Тори посмотрела на Сэм, вошедшую в отдел, и ее сердце остановилось. Сэм выглядела потрясающе. Тесные облегающие джинсы, черные ботинки, облегающая рубашка и черный пояс. Взгляд Тори остановился на ее груди, ткань совсем не скрывала соски.
– Ага, ты пялишься, значит, я подхожу, – спокойно сказала Сэм.
Тори покраснела. – Извини. Ты отлично выглядишь.
– Ты тоже. Впрочем, как всегда.
Тори снова покраснела, потом прочистила горло. – Что ты принесла?
– Бургеры, без лука.
– Без лука?
Сэм улыбнулась. – Именно так. – Она подала один бургер Тори и села за стол. – Ребята звонили?
– Еще нет. Я не особо удивлюсь, если Сайкс сбежит, – ответила Тори, с жадностью надкусывая бургер. Сегодня они снова не обедали.
– Он появится. Думаю, глубоко внутри ему это очень даже интересно. Не удивлюсь, если ему захочется подцепить какого-нибудь парня просто, чтобы узнать, получится ли это у него, – сказала Сэм.
– Ты же знаешь, какой он гомофоб. Не думаешь, что он латентный гомосексуалист?
Сэм засмеялась. – Он бы умер, если бы услышал, что ты сейчас сказала!
– А что ты сказала? – спросил Сайкс, который вошел в отдел вместе с Рамирезом.
Тори ахнула. Он выглядел как настоящая гей-икона в черных брюках и черной рубашке. К поясу был аккуратно пристегнут телефон. Сайкс оказался… красивым.
– Ну? – Он развел руки в стороны. – Я подхожу?
– Джон, ты великолепно выглядишь, – сказала Сэм. Потом взглянула на Тони. – Боже, где ты взял эту одежду?
– У моего двоюродного брата, – улыбнулся Тони и подошел поближе. – Понюхайте меня. Он сказал, что я сражу всех наповал.
Сэм и Тори засмеялись. Даже Сайкс немного расслабился.
– Ребята, если сегодня вы пойдете домой не одни, вы оба уволены, – поддразнила их Тори. – Не забывайте, что мы на работе.
– Еще чего, – сказал Джон. – Если кто-то пригласит меня на танец, я могу его и побить.
– Сайкс, тебе нужно сделать вид, что ты там свой. Пожалуйста, не устраивай сцен, – предупредила Тори. – Может, вы с Рамирезом немного потанцуете, а?
– Под быстрые песни, – добавила Сэм, увидев панику на его лице.
– Если вы хоть кому-нибудь расскажете о сегодняшнем вечере, я превращу вашу жизнь в ад, – пригрозил он.
– Как будто ты без того этим не занимаешься, – ответила Тори, и все засмеялись.
– Над чем вы смеетесь? – спросил Дональдсон, входя в комнату.
– Ни над чем, – ответил Сайкс. – А где Адамс?
– Он ждет на улице. Все готовы?
Тори встала, держа в руке фотографию Ричарда Грейсона, которую прислали по факсу из Оклахомского университета.
– Вот он. Пусть Адамс тоже посмотрит на фотографию. Телефоны у всех при себе? Дональдсон, вы припаркуете машину напротив. Мы с Сэм поедем на моем джипе. Сайкс, ты на своей машине.
– Да. – Он посмотрел на Тони. – Ты не против?
– Нет, все нормально.
– Так. Мы с Сэм зайдем внутрь первыми. Вы подождете минут пятнадцать и войдете за нами. Мы постараемся найти столик, а вы садитесь у бара. Помните, никакого контакта, мы просто наблюдаем. Если он придет, то, возможно, не останется надолго. Сомневаюсь, что там будет хоть одна девушка из хостела Беллы, они все очень напуганы. А если никого не будет, он может сразу уйти.
– Если он уйдет, мы должны будем ехать за ним? – спросил Дональдсон.
– Да. А мы будем за вами. Его нельзя потерять. – Она оглядела коллег. – Есть вопросы? Нет? Тогда поехали.
***
Тори и Сэм молча наблюдали за входом. Сэм посмотрела на часы, было почти девять. – Уже скоро, – сказала она.
– Да. – Тори взглянула на нее. – Ты в порядке?
– Да, все хорошо. – Она пожала плечами. – Ну, может, немного нервничаю. Но ты же здесь, мне не о чем беспокоиться.
– Да, я рядом.
– Меня больше волнует, как мы с тобой будем танцевать, – призналась Сэм.
– Почему это?
– Ты отлично знаешь, почему. Они точно что-то заметят.
– Не беспокойся об этом. Мы же работаем. Мы просто притворяемся, – сказала Тори.
– Да? Мы только притворяемся, правда?
Тори взяла Сэм за руку, и их пальцы переплелись. – Это все, что им нужно знать, Сэм. Чтобы ни происходило между нами, это касается только нас.
Сэм кивнула, сжимая ее руку. – Тори, я хотела поблагодарить тебя за прошлую ночь, – тихо сказала она. – Это был первый раз, когда я позволила себе выпустить чувства наружу. Я подавляла их. Говорила всем, что это никак на меня не повлияло, но это неправда.
– Я знаю, милая, – прошептала Тори.
– Я никогда не смогу об этом забыть. Меня изнасиловали.
Тори молчала, не отнимая пальцев.
– Но сегодня мне лучше. Каждый день немного лучше предыдущего, понимаешь?
– Да, я это знаю.
Сэм помолчала, потом продолжила. – Слушай, мы так и не поговорили о том, что еще случилось.
– Да. Но нам не нужно говорить об этом. Это просто… есть.
Сэм кивнула. – Я говорила тебе, что ты лучший напарник в мире?
Тори ухмыльнулась. – Ты это даже выгравировала. Правда, думаю, есть люди, которые с тобой не согласятся.
Сэм дотронулась до браслета Тори. – Я правда так думала тогда. И сейчас думаю.
– Спасибо. Я думаю, что и ты достойна этого титула, – ответила Тори.
– Может быть, мы просто подходим друг другу?
– Может и так. – Тори сжала руку Сэм. – Пойдем, пора внутрь.
Музыка оглушила их сразу же, как открылась дверь, и Сэм взяла Тори за руку. Она не могла не признать, что немного нервничает. Сейчас она впервые оказалась в таком людном месте, с тех пор как… с тех пор как это случилось. Но Сэм знала, что Тори не позволит, чтобы с ней что-то произошло. Они прошли в бар. Народу еще было немного, и они без труда нашли свободный столик.
– Оставайся здесь, – сказала Тори. – Я принесу по пиву.
Сэм кивнула, проводив ее взглядом. Она изучила толпу в поисках знакомых лиц, но никого не обнаружила. Хотя еще рано. Вернулась Тори.
– Здесь Аннет. Она, наверно, рано пришла.
– Где?
– Она была в баре, ее девушка покупала напитки.
– Почему она пришла сюда? Она ведь знает, что происходит.
– Знает. Белла сказала, что поговорила с каждой из них.
– Тогда я не понимаю. Зачем они подвергают себя опасности?
– Она совсем юная, как и все остальные. Сомневаюсь, что они думают, что с ними что-то может случиться. – Тори посмотрела в сторону двери. – Зашли Сайкс с Рамирезом. – Она улыбнулась. – Сайкс выглядит смертельно напуганным.
– Знаю, что это звучит ужасно, но я и правда очень надеюсь, что кто-нибудь к нему подкатит. – Смеясь, сказала Сэм. – Это было бы бесценно.
Тори проследила за ними, пока они шли к бару, потом обернулась к Сэм. – У нас есть немного времени, хочешь потанцевать?
– Потанцевать?
Тори слегка покраснела. – Это исключительно эгоистическая просьба, – тихо призналась она.
– Я очень хочу потанцевать с тобой.
Тори встала и подала Сэм руку. Она повела ее на танцпол, и отпустив руку Сэм, позволила музыке окутать ее. Сэм двигалась вокруг нее, хватаясь за талию Тори, поворачиваясь. Тори улыбалась, ее тело двигалось в унисон с музыкой и с Сэм. На какой-то момент она забыла о деле. Здесь были лишь они вдвоем. Их глаза встретились, в то время когда они двигались и слегка касались друг друга. Музыка поменялась, включили более медленную песню, и Сэм обвила руками шею Тори и Тори притянула ее ближе к себе. Их переполнили воспоминания о прошлой ночи, и тела отозвались желанием.
Сэм поднесла губы к уху Тори. – Мне бы хотелось, чтобы мы сейчас не работали, – прошептала она. – Чтобы все это было по-настоящему.
Тори крепче сжала объятия. – Все по-настоящему.
Они двигались, не отрываясь друг от друга, и Сэм услышала, как Тори стонет. Она закрыла глаза, ее губы прошлись по щеке Тори, пока не нашли ее губы. Это был страстный поцелуй, и Сэм застонала, когда язык Тори проник в нее. Она чуть не упала, и крепче ухватилась за Тори, прижимаясь к ней бедрами.
– О, Боже, Сэм… – прошептала Тори. – Ты не знаешь, как сильно я тебя хочу.
Сэм хотелось не согласиться. Она знала, как Тори её хочет, и даже если ее желание было хотя бы наполовину таким же, как у Сэм, их могла ждать очень долгая ночь. Губы Сэм вернулись к губам Тори, она издала стон, когда руки Тори прошлись по бокам вверх и задержались под грудью.
– Богом клянусь, если ты сейчас до меня дотронешься, я за себя не отвечаю, – предупредила Сэм.
– Не могу остановиться, – проговорила Тори. Она продвинула руку и положила ее на грудь Сэм.
– О Боже, почему мы не одни? – прошептала Сэм, прижимаясь к Тори. Она почувствовала, как руки Тори ласкают ее сосок и застонала, ощущая, как тепло растекается по всему телу. Ее бедра инстинктивно подергивались, двигаясь навстречу Тори. Она ощутила влагу между ног и на какой-то момент потеряла чувство реальности. В темноте танцпола она снова нашла губами губы Тори и жадно поцеловала ее, услышав стон Тори, когда ее язык Сэм скользнул внутрь. Рука на ее груди сжалась, и она подалась вперед, отдавая себя Тори. В этот момент ей хотелось лишь одного, взять эту руку и поместить ее себе между бедер.
Тори, в конце концов, ослабила объятие и убрала руку с груди Сэм, глядя на нее дикими глазами. – Извини. Боже мой, прости меня. – Она осторожно оттолкнула Сэм подальше от себя, пытаясь сосредоточиться. Они же работают!
Сэм глубоко дышала, пытаясь взять контроль над своим желанием, которое пронизывало ее насквозь. – Ты опасная женщина, детектив Хантер, – пробормотала она, глядя через плечо Тори и молясь, что Сайкс и Рамирез не видели их. Как они, вообще, смогут им это объяснить?
Музыка затихла, и ее сменила быстрая мелодия. Тори остановилась, и взяв дрожащую руку Сэм, повела ее обратно к столику. Они уселись, пытаясь по глазам друг друга прочитать мысли.
В конце концов, Тори отвела взгляд. – Я перешла границу. Мне очень жаль.
Сэм облокотилась на стол. – Тори, ты должна знать, как сильно я хочу тебя. Если прошлая ночь тебе ни о чем не сказала, то этот танец точно должен был это показать.
– Сэм… почему?
– Почему?
Тори опустила глаза. Сейчас не время для этого разговора. Они на работе. Но Сэм взяла ее за руку и заставила посмотреть на себя.
– Почему что? – спросила Сэм.
– Почему я? Почему сейчас? Ты долго встречалась с Робертом… и почему теперь?…
Сэм отпустила руку Тори и отвела взгляд. На эти вопросы она и сама не знала ответа.
– Я не знаю, – честно сказала она. – Ты не думаешь, что я сотни раз задавала эти вопросы самой себе? Я не люблю Роберта. И до него у меня не было ничего серьезного. А когда я с тобой… я чувствую все то, чего ждала всю жизнь. И я не знаю, почему, Тори.
– Сэм, только не делай этого, если ты не уверена. Не поступай так со мной.
– Я не хочу причинить тебе боль, Тори. Ни за что и никогда. – Сэм снова взяла Тори за руку. – Пожалуйста, не делай больно мне.
Тори не знала, что ответить. Им нужно было поговорить наедине, но сейчас они не могли себе этого позволить. Она отпустила руку Сэм и взяла пиво, оглядываясь по сторонам. Сайкс и Рамирез все еще сидели в баре, уставившись на целующуюся пару. Тори покачала головой.
– Тори!
– Что?
– Это он.
– Где?
– За твоей спиной, на танцполе.
– Пойдем. – Она встала и повела ее к танцполу. Они растворились в толпе, поворачиваясь, пока не увидели его. Он стоял, прислонившись к стене, и наблюдал за кем-то.
Тори притянула Сэм к себе и прошептала ей на ухо:
– Он наблюдает за Аннет.
Сэм кивнула, отодвигаясь от Тори. Они дождались окончания песни, и вернулись к столику. Ричард Грейсон не сдвинулся с места.
Тори вытащила мобильник, не спуская глаз с парня.
– Сайкс, он здесь.
– Где?
– В дальнем углу, напротив бара. В голубой рубашке. Стоит, прислонившись к стене.
– Вижу.
Тори убрала телефон и посмотрела на Сэм. – Ты в порядке?
– Да, я ничего. Мое тело горит, но все хорошо.
Тори улыбнулась. – Мое тоже.
– Хорошо. Было бы ужасно, если бы я одна оказалась в таком состоянии.
Тори снова откинулась на стуле, скользя глазами по Сэм. Она все еще чувствовала сосок Сэм под своими пальцами. Она облизала высохшие губы, представляя себе, как снимает с нее одежду и губами дотрагивается до груди.
– Детектив, если Вы не прекратите так на меня смотреть, я могу сделать что-то, что смутит нас обеих.
Их глаза встретились, и Сэм чуть не растаяла, увидев огонь в глазах Тори. Она не представляла себе, как они будут справляться с этим всю оставшуюся ночь. В этот момент ей хотелось лишь одного, чтобы руки Тори прикасались к ее телу. И даже если это увидят все вокруг, ей уже было все равно.
– Думаю, нам стоит танцевать только под быстрые мелодии, – улыбаясь, сказала Тори.
– Ты, наверно, права.
Так они и делали, но в основном просто сидели за столиком, разговаривали и наблюдали за Ричардом Грейсоном. Он сошел со своего места лишь один раз, когда быстро сходил в бар. Он ни с кем ни разу не заговорил. Только стоял и наблюдал за Аннет.
– В конце концов, почти в полночь, он вышел из заведения. Сэм сразу позвонила Дональдсону.
– Мы его видим. Он направляется в сторону севера.
– Если сядет в машину, проверьте номер. Мы будем следовать за вами. – Она посмотрела на Сэм. – Иди скажи Сайксу. А я позвоню сержанту Рейнальдсу, чтобы он прислал людей, которые проводят Аннет домой.
***
– Если он не выйдет оттуда, придется послать Сайкса и Рамиреза внутрь, – сказала Тори.
Они припарковали машины в квартале от мужской бани, в которую Грейсон вошел больше часа назад. С тех пор никто его не видел.
– Вообще-то я думаю, что это неплохая идея. Вдруг он видел нас. Тогда он, возможно, вышел через другую дверь.
– Его машина все еще здесь, – сказала Сэм. – Ты правда думаешь, что Сайкс смог бы войти туда? Я только подозреваю, что там происходит… но думаю, представляю это вполне верно.
Тори засмеялась. – Да, ты права. Сайкс пристрелил бы первого, кто дотронулся бы до него в этой бане.
Сэм схватила ее за руку. – Смотри, он выходит.
Тори быстро набрала номер Сайкса.
– Мы его видим, – сказал он. – Слава Богу. Я думал, ты заставишь нас пойти за ним.
– Да, план был таким, Сайкс. Ладно, не потеряйте его. – Тори подождала, пока Грейсон сядет в машину, и выехала на дорогу. Они ехали за ним на расстоянии, пока он не доехал до жилого квартала. На улице больше не было машин. Он подъехал к двухквартирному дому, и Тори проехала мимо, видя в зеркале, как он подходит к двери.
– Отсюда всего два квартала до хостела Беллы, – сказала Сэм.
– Да. Поверить не могу, что он тут живет, а она об этом даже не знает.
– Или ты думаешь, что знает?
– Нет. Она даже не моргнула, когда мы спросили про него. – Тори замедлила ход, наблюдая в зеркало заднего вида за машиной Сайкса. – Почему бы тебе не позвонить Рейнальдсу? Пусть пришлет сюда людей, которые будут следить за Грейсоном ночью.
– Ладно.
Тори припарковала машину, проехав два квартала, и подождала, пока Сайкс проедет за ней, потом набрала его номер. – Вы с Рамирезом можете идти спать, Сайкс. Мы останемся еще минут на десять, пока не приедет подкрепление, чтобы следить за ним ночью.
– Хорошо, Хантер. Было очень приятно поиграть с вами, девочки.
– Жаль, что тебе не удалось никого подцепить, – поддразнила его Тори.
– Ну не знаю. Вообще-то у меня есть теперь пара номеров.
Она засмеялась. – Ладно, до завтра, Джон. – Тори набрала номер Дональдсона. – Вы проверили номера?
– Да, машина принадлежит Белле Грейсон.
– Ясно. Можете ехать домой. Мы узнаем, сможем ли получить ордер. Спасибо, Дональдсон.
Тори прицепила телефон на пояс и посмотрела на Сэм.
– Что сказал Рейнальдс?
– Послал две группы, чтобы следить за ним с обоих концов улицы.
Тори кивнула. – Хорошо. Устала?
– Да.
– Я тоже. – Она выехала на улицу, и они снова проехали мимо дома. Внутри горел свет.
– Одна машина уже подъехала, – сказала она, показывая на патрульную машину, которая остановилась в квартале от них.
Сэм откинулась на сиденье и закрыла глаза. Потом, не глядя, положила руку на бедро Тори. – Ты переночуешь у меня сегодня? – тихо спросила она.
– Ты уверена?
– Да. Уверена. Она повернулась, встретившись с Тори взглядом. – Пожалуйста?
После одного лишь этого слова Тори поняла, что теперь все изменится. Они вместе окажутся в постели Сэм, и больше не будет никаких барьеров. Готова ли к этому Тори? И готова ли к этому Сэм?
Глава тридцать седьмая
Тори закрыла за ними дверь и остановилась на месте, хотя Сэм направилась в гостиную.
– Думаю, мне нужно принять душ, – сказала Сэм. – Я пахну дымом.
– Хорошо. – Тори как будто приросла к полу.
Сэм повернулась и подошла к ней. – Тори, уже поздно, и мы обе устали. – Она взяла ее за руку и улыбнулась. – Не стоит смотреть на меня так испуганно.
– А я смотрю испуганно? – Тори тоже улыбнулась.
– Да. А теперь иди в душ, – сказала Сэм, потянув Тори за собой и подтолкнув ее в сторону ванной.
Раздеваясь, Сэм чуть ли не смеялась. На лице Тори было выражение чистейшего ужаса. Эта красивая сильная женщина боялась заняться с ней любовью. Боялась рискнуть своим сердцем. Сэм поймала в зеркале собственный взгляд. Уверена ли она в том, что хочет этого? Она вспомнила их танец, поцелуи, руку Тори на своей груди. Она провела ладонью по своему соску, почувствовав как он напрягся, и кивнула. Да, уверена. Роберт – да и вообще никто из мужчин – никогда не возбуждали ее так сильно, одним лишь поцелуем. Но с Тори, о Боже, Сэм хотелось забыть о том, что они на публике и продолжать то, что они начали. Ей хотелось, чтобы Тори прикасалась к ней, и ей хотелось этого больше, чем когда-либо чего-либо.
Она натянула на обнаженное тело футболку и, пригладив недосушенные волосы, снова посмотрела в зеркало. Ну, кто теперь боится?
Тори была уже в постели, но не спала. Их глаза встретились, и Сэм на мгновение задержала дыхание, потом подошла к кровати и, выключив лампу, залезла под одеяло, ее обнаженное бедро слегка коснулось бедра Тори.
Тори хотелось бы сказать, что она устала, но кровь гулко стучала у нее в ушах, и она окончательно проснулась. Она повернулась, наблюдая за тем, как быстро вздымается и опускается грудь Сэм, отражая ее собственное дыхание. Она ощущала горячие волны, исходящие от тела Сэм, и влекущие ее. Тори понимала, что было бы разумнее не дотрагиваться до Сэм, но оказалась бессильна остановить свою руку, которая продвинулась между ними и соединилась с пальцами Сэм. Она почувствовала легкое пожатие, после чего Сэм повернулась на бок и посмотрела на Тори.
– Если ты не поцелуешь меня прямо сейчас, я взорвусь прямо здесь, на твоих глазах, – прошептала она. Подняв голову, она приблизилась к губам Тори. – Я хочу, чтобы ты занялась со мной любовью. – Сэм сократила дистанцию между ними, осторожно и нежно поцеловав Тори. Губы мягко скользили по губам, проникновенно и медленно. Сэм закрыла глаза, услышав тихий стон Тори. Потом она почувствовала движение Тори и ощутила ее руку, скользящую вверх по бедру и задержавшуюся на ее ягодицах. Тори притянула ее ближе, так, что их тела соприкоснулись. Сэм не выдержала, и приоткрыла рот, позволив Тори проникнуть внутрь. Она застонала, когда язык Тори медленно исследовал ее рот, и встретила его своим языком. Затем Тори перевернулась и сейчас нависала над Сэм. Одно бедро проскользнуло между ее ног и Сэм раздвинула их пошире, плотно прижимаясь горячим центром к Тори.
– О Боже, – прошептала она, притягивая Тори еще ближе к себе, ощущая ее вес. Тело Сэм, как будто имея свой собственный мозг, старалось прикоснуться к Тори. Ее руки прошлись по спине Тори, ощущая, как мышцы сокращаются под ее пальцами.
Губы Тори вернулись, целуя ее нежно и засасывая нижнюю губу Сэм. – Ты даже не представляешь, как я тебя хочу, – прошептала Тори.
– Очень даже представляю.
– Скажи, если я сделаю тебе больно.
– Ты не сделаешь мне больно.
Тори села, медленно стягивая с Сэм футболку. Она задержала дыхание, обнажив грудь Сэм в сумраке спальни. Сняв с себя майку, Тори дрожащей рукой прикоснулась к ней. Небольшая, но очень чувствительная грудь, тут же отреагировала на это прикосновение, соски Сэм затвердели.
– Ты такая красивая… – выдохнула Тори. Пробежавшись пальцами по груди Сэм, она опустила голову и языком дразняще провела по твердому кончику, прежде чем обхватить сосок губами. Тори дразнила и посасывала его, их стоны смешались.
Тяжело дыша, Сэм откинула голову назад и закрыла глаза. Прикосновения Тори оказались такими нежными. Сначала она боялась, что не будет знать, как реагировать на прикосновения Тори, как касаться ее, когда они займутся любовью в первый раз, но, Боже, сейчас это казалось ей самым естественным занятием в мире – ощущать губы Тори на себе. Сэм запустила руки в короткие волосы Тори, прижимая ее к своей груди, чтобы она не отрывалась от нее. Наконец, она отпустила Тори и, притянув обратно к своим губам, поцеловала ее, запоминая губы Тори своим языком .
Тори вела рукой вниз, вдоль бока Сэм, от ребер к талии, ощущая гладкую горячую плоть. Проскользнув в трусики, она сжала ее ягодицу.
Тори услышала прерывистое дыхание Сэм, и почувствовала, как приподнялись ее бедра. – Если ты хочешь, чтобы я остановилась, просто скажи, – прошептала Тори. – Я не хочу сделать тебе больно, – снова повторила она.
– Я могу сделать больно тебе, если ты остановишься, – ответила Сэм.
Улыбнувшись, Тори стянула с нее трусики. Почувствовав запах Сэм, она с трудом удержалась, чтобы не зарыться головой между ее бедер.
– Сними свои тоже, – попросила Сэм. – Я хочу чувствовать тебя своей кожей.
Сняв с себя остатки одежды, Тори легла на Сэм, устроившись между ее раздвинутых ног.
– Я знала, что будет так, – прошептала Сэм. – Так нежно, так мягко. Я знала, что ты будешь любить меня именно так.
Тори застонала, когда их бедра встретились и задвигались в едином ритме. Она опустила голову и обхватила губами сосок Сэм.
– Боже, я мечтала о том, как твои губы окажутся на мне. Я пыталась представить себе, как это будет, – пробормотала Сэм, прижимая к себе Тори.
– Ты представляла мои губы везде?
– Да, – шепнула Сэм. Она шире раскрыла ноги, почувствовав руку Тори между своих бедер. Нежные пальцы продвигались по ее шелковой плоти, раскрывая складки, чтобы дотронуться до набухшего клитора. Бедра Сэм содрогнулись, и она глухо застонала.
– О, Тори… Боже…
Терпение Тори сошло на нет в тот момент, когда она дотронулась до Сэм и почувствовала насколько та была мокрой, и нетерпеливой. Тори сдвинулась вниз, разводя ноги Сэм, ее язык пришел на смену пальцам, и осторожно вошел в нее. Она услышала прерывистое дыхание Сэм, и почувствовала ее руки в своих волосах. Тори пробовала ее на вкус, ласкала ее языком, и, наконец, обхватив клитор губами, она втянула его в рот.
– Господи, – прошептала Сэм. Она могла представить себе такое лишь в самых смелых мечтах – нежный секс, который потрясал ее сознание. Сжав кулаки и запрокинув голову, она потеряла контроль над своими мыслями и чувствами. Сэм зажмурилась, ощущая как ее тело отвечает Тори, чувствуя как нарастает приближающийся оргазм, до тех пор, пока она уже не смогла сдерживать его и позволила ему взорваться. Ее бедра приподнялись над кроватью, крепче прижимая ее центр к губам Тори. После первого взрыва Тори не остановилась. Она продолжила двигать языком, проникая в нее, прежде чем снова начать описывать круги вокруг клитора. И снова рот накрыл ее плоть, настойчиво всасывая ее. Сэм задрожала и содрогнулась, когда Тори снова довела ее до оргазма. Она вскрикнула и этот крик заставил ее, бездыханную и истощенную, обрушиться на кровать. Отпустив Тори, она пыталась восстановить дыхание.
Тори оставляла легкие поцелуи, двигаясь от живота к груди, проделывая на теле Сэм влажную дорожку.

+1

10

Добравшись до губ Сэм, она остановилась. – Ты в порядке?
– Более чем, – прошептала Сэм, ощутив свой вкус на губах Тори и обнимая ее. – Я знала, что все будет именно так. – Сэм поцеловала Тори, не открывая глаз. – Я безумно хочу прикасаться к тебе, но мне кажется, я и пошевелиться не могу.
Тори легла на спину, притянув к себе Сэм. – Отдохни. У нас еще много времени.
Но Сэм не ответила. Она уже уснула. Тори улыбнулась, убирая волосы с ее лба. Она влюблялась в Сэм, и была не в силах остановить это. Она наклонилась, чтобы быстро поцеловать ее. Сэм обняла ее в полусне, и Тори закрыла глаза.
Что ж, вот каково оно – влюбляться. Это приятно, но в то же время очень страшно.
Глава тридцать восьмая
Открыв глаза, Сэм наблюдала за спящей Тори. Их окружал мягкий утренний рассвет, и Тори была похожа на ребенка – такая невинная и спокойная. Сэм медленно подвинулась, вытягивая ноги. Закрыв глаза, она улыбнулась и позволила себе снова пережить те бесценные моменты, когда они с Тори занимались любовью. Все было именно так, как она ожидала, но в то же время, в миллионы раз лучше. Тори была с ней невероятно нежной, Сэм не могла даже представить, что это возможно. Та сильная, жесткая детектив, которая так напугала ее в первую неделю знакомства, любила ее с такой нежностью.
– Плюшевый мишка, – прошептала Сэм.
Она просунула руку под одеяло и провела ладонью по гладкой коже, пока не достигла груди Тори. Ее рука обхватила грудь, ощущая, как затвердевает сосок под ладонью. Пальцем, она провела вокруг него, пытаясь представить, каково это будет ощутить его во рту. Сэм закрыла глаза. Прошлой ночью Тори любила ее. Сэм же даже не дотронулась до Тори.
Она осторожно стянула с Тори одеяло – та пошевелилась, но не проснулась. Сэм жадно разглядывала идеальную грудь Тори. Скользнув ниже, ее взгляд упал на рану и Сэм мысленно отметила, что пора снимать швы. Сэм наклонилась, осторожно целуя, сейчас уже зажившую, рану. Затем она двинулась выше, приближаясь к груди, о которой она мечтала неделями. Робко, ее язык прошелся вокруг твердого соска и, застонав, она обхватила его губами, нежно всасывая внутрь. Сэм услышала ответный стон Тори, почувствовала как она подалась вперед, и ощутила руки, зарывшиеся в ее волосах. Поместив бедро между ног Тори, она почувствовала, как Тори приподнялась ей на встречу.
Оторвавшись от груди напарницы, Сэм встретила ее глаза, подернутые желанием. После чего, не произнося ни слова, Сэм провела рукой вниз, вдоль тела Тори, слегка задержавшись на бедрах, прежде чем скользнуть между ее ног. Она слышала, как Тори резко хватает воздух, видела как она закрыла глаза, когда пальцы Сэм скользнули в ее влагу. Глаза Сэм закрылись, пока ее пальцы двигались по шелковому теплу.
Тори накрыла руку Сэм своей рукой, держа ее плотно прижатой к себе. – Пожалуйста, войди в меня. – прошептала она, раскрывая свои ноги.
Погружаясь в нее двумя пальцами, Сэм не отрывала взгляда от лица Тори и застонала, почувствовав как сократились мышцы напарницы вокруг пальцев. Так влажно, так тепло… невероятно интимно.
Она закрыла глаза, придвигаясь к Тори, желая поцеловать ее, но в этот самый момент, телефонный звонок заставил Сэм вздрогнуть. – О нет, только не сейчас, – пробормотала она. – Ну пожалуйста…
Со стоном, Тори убрала руку Сэм. – Все в порядке, ответь, – тихо сказала она.
Потянувшись за телефоном, Сэм перегнулась через Тори, и, зажав плечом трубку, вернула руки на Тори. – Алло.
– Кеннеди? Это Малоун.
Сэм села на кровати, отодвинувшись от Тори. – Да, сэр. В чем дело?
– Не могу дозвониться до Хантер. Она у тебя?
– Э-э… да, сэр, она здесь. – Сэм с улыбкой посмотрела на Тори.
– Хорошо. Я связался с прокуратурой. Первым делом, с утра, мы должны получить ордер. Я знаю, что вы поздно легли, но хочу, чтобы вы приехали пораньше. Я созвонился с группами, которые наблюдают за домом. Он никуда не выходил.
– Ясно, сэр. Я передам. Мы приедем сразу, как только сможем. – Отключившись, она бросила трубку на кровать. – Это Малоун. Нам выдадут ордер.
– Хорошо, – тихо ответила Тори и, сев на кровати, провела руками по волосам Сэм. Одеяло прикрывало Сэм лишь до талии и взгляд Тори остановился на выступающей груди. Подняв взгляд, она встретилась с изумрудными глазами Сэм. – Извини.
– За что ты извиняешься?
Тори пожала плечами. Ей казалось, что стоило это сказать. Далеко не часто, ей приходилось просыпаться с кем-то, после ночи любви.
– Я ни о чем не жалею, Тори. – Сэм улыбнулась. – Ну, разве что о том, что сейчас нам пришлось прерваться. – Сэм приблизилась и коснулась губ Тори своими. – Но я не жалею о прошлой ночи. Жаль только, что у нас сейчас нет времени. Мне безумно хочется чувствовать тебя, любить тебя.
– Я просто не знаю, как вести себя… после того, что было, – призналась Тори.
– Все в порядке, Тори. Прошлая ночь касается лишь нас двоих, ведь так?
Тори собиралась было что-то ответить, но снова зазвонил телефон. Сэм взяла трубку и вскоре нахмурилась.
– Роберт, я в порядке, – пробормотала она. Взглянув на Тори, она заметила нерешительность в ее глазах. В следующее мгновение, она наблюдала как Тори скинула одеяло со своего обнаженного тела и вышла из комнаты. Черт.
– Я хотел застать тебя до работы, – сказал он. – Почему бы нам сегодня не поужинать вместе?
Подтянув к себе колени, Сэм закрыла глаза. – Нет, Роберт, сегодня не самый подходящий день. Я вчера работала допоздна. Скорее даже, до сегодняшнего утра.
– Мы могли бы поужинать пораньше, – предложил он.
– Нет, не могли бы. Я очень устала. – Сэм вздохнула. – Пожалуйста, не звони мне, – тихо сказала она. – Через пару недель мы сможем встретиться.
– Саманта, я просто хочу увидеть тебя.
– Хорошо. Через несколько недель.
– Саманта, пожалуйста…
– Нет, Роберт. Мне надо идти. Мы встретимся через две недели, хорошо?
– Нет. Я позвоню тебе на выходных. Мне надо тебя увидеть.
– Делай, что хочешь, – буркнула она и положила трубку. Ей хотелось зайти в ванную к Тори, но времени не было. Саманта поспешила в душ. Они поговорят позже.
***
Громко постучав в дверь, Тори немного подождала, а потом снова постучала.
– Ричард Грейсон? Откройте, это полиция! – крикнула она. Но ответа не последовало. – Ломайте. – Кивнула она двоим полицейским.
С оружием наготове, они вошли в дом. Внутри было тихо. Пожалуй, даже слишком. В гостиной не оказалось никакой мебели, за исключением одинокого стула и стола – ни телевизора, ни стереосистемы. Тори огляделась. Здесь не было никаких фотографий – комната выглядела как номер в мотеле.
– Вы уверены, что это тот дом? – поинтересовался один из полицейских.
– Да, уверены. Снаружи стоит его машина, – тихо ответила Сэм.
– Проверьте все комнаты, – сказала Тори. Они медленно прошли по коридору. Дверь в спальню была приоткрыта, и Тори поддела ее ногой. – Вот черт, – пробормотала она.
На полу лежал одинокий матрас, на нем – кое-как скомканные простыни. В комнате воняло, повсюду валялись упаковки от еды. А стены были увешаны фотографиями молодых девушек. Тори подозвала Сэм, показывая на одну из них. – Рэйчел Андерсон, – проговорила Сэм. – И Джули. А здесь Кристал.
Некоторые из фотографий явно были сделаны на улицах. Другие были копиями фотографий, из папок в офисе Беллы.
– Детектив, взгляните.
Тори обернулась и последовала за офицером Спэйтеном. За дверью висела таблица, в которой было перечислено двадцать два имени. Первой шла Энджи, ее имя было зачеркнуто красным. За ней шла Кристал, потом Рэйчел Андерсон, Сью и Джули Барнс. Аннет была следующей.
– Сэм, звони криминалистам. Все это нужно будет отправить в лабораторию. – Она повернулась к офицеру. – Опечатайте помещение.
– Да, мэм.
– Детективы? Думаю, мы нашли место преступления, – позвал их офицер Тэйт.
Они пошли на его голос и все вместе заглянули в прачечную.
– О Боже, – прошептала Сэм.
В углу стоял кухонный стол, покрытый высохшей кровью. Пол тоже был весь в крови.
– О господи, – пробормотал он. – Это что, ноги?
– Ни к чему не прикасайтесь, – приказала Тори. Она повернулась к смертельно бледной Сэм. – Позвони криминалистам, Сэм, – повторила она, и, вытащив свой телефон, набрала номер Малоуна.
– Его здесь нет. Аннет точно в безопасности?
– Ребята проследили за ней до самого дома ее подружки. Больше она не выходила.
– Пусть ее заберут оттуда. У него здесь… что-то вроде алтаря. Есть список имен. Аннет следующая. Здесь полный кошмар.
– Как он умудрился сбежать? – возмутился Малоун.
– Наверно, ушел пешком. Его машина все еще здесь.
– Ясно. Думаю, пора подключить к делу Беллу Грейсон.
– Да, сейчас мы туда поедем.
Убрав телефон, Тори посмотрела на Сэм. – Ты думаешь о том же, о чем и я?
– Хостел Беллы всего в паре кварталов отсюда, – согласилась Сэм.
***
Тори собиралась было постучать, но Сэм перехватила ее руку. – Может, лучше зайти без стука? – тихо предложила Сэм.
Тори удивленно посмотрела на нее. – Если он здесь, мы же не хотим дать ему шанс убежать, – добавила Сэм.
– У нас же нет ордера, – напомнила ей Тори. – Как мы это объясним?
– Именно сейчас ты решила действовать по правилам?
– Да, действительно, что это я?
Но вламываться необходимости не было, дверь оказалась не заперта. Они тихо прокрались внутрь и, подняв оружие, приблизились к офису Беллы. Дверь была приоткрыта, а внутри горел свет. Тори знаком показала Сэм, встать с другой стороны двери, и резко толкнула дверь.
Белла сидела привязанная к стулу, из уголка рта стекала кровь. Ее глаза безжизненно смотрели прямо на них.
– О Боже, – выдохнула Сэм. Она бы кинулась к Белле, но Тори удержала ее.
– Ей уже ничем не поможешь, – тихо сказала она. – Давай проверим дом.
Сэм побледнела, но кивнула. Продолжая изучать комнату, Тори вытащила телефон и набрала номер.
– Малоун? Пришлите бригаду криминалистов. Белла убита. Мы собираемся проверить дом.
– Дождитесь подкрепления, Хантер.
Сверху послышался скрип досок и мягкий звук шагов.
– Нет времени. Кажется, он все еще здесь.
– Черт подери, Хантер, ты можешь хоть один раз меня послушать?
– Пусть поторопятся, лейтенант. – Она взяла Сэм за руку. – Действуем медленно и осторожно.
Сэм кивнула, и последовала за Тори вверх по лестнице. Старые, деревянные ступеньки скрипели, озвучивая каждый шаг, подниматься бесшумно было невозможно. Тори прижалась к стене, оглядывая лестничную площадку.
– Тсс, – прошипела Сэм. Снова послышались шаги. Тори кивнула и знаком показала ей следовать за собой. Скрип двери эхом отозвался в тишине дома и они снова остановились.
Сэм с трудом сглотнула. Она не могла не признать свой страх. Ее ладони вспотели, а пистолет, казалось, весил целую тонну. Успокаивало ее лишь то, что сегодня, по ее настоятельному требованию, они обе были в бронежилетах.
Теперь они стояли на лестничной площадке, глядя в длинный коридор, в котором было шесть дверей. Не произнося ни слова, Тори легла на пол и принялась по очереди заглядывать под двери. Добравшись до четвертой, она кивнула и встала.
Поднимая один за другим пальцы, Тори досчитала до трех и одним сильным толчком ноги, вышибла дверь. Переводя оружие из стороны в сторону, они оказались в комнате, оглушаемые криками молодой девушки. Забившись в угол, девушка смотрела на них дикими глазами и сжимала в руках бейсбольную биту.
Опустив оружие, Тори вытащила значок. – Мы из полиции, вы в безопасности.
Выпустив биту из рук, девушка попыталась взять себя в руки, ее крики, наконец, стихли и перешли в всхлипывания. Сэм аккуратно обняла ее. Наконец-то, послышался звук приближающихся сирен.
Несколько секунд Тори смотрела на них, удивляясь Сэм, которая способна сострадать абсолютно незнакомому человеку. После чего вышла в коридор и набрала номер.
– Да, это детектив Хантер. Мне нужно поговорить с Шарлоттой Грейсон. Это срочно.
Глава тридцать девятая
– Ты можешь сидеть спокойно?
– Я привыкла делать это сама, – сказала Тори. – Ты сделаешь больно.
– Ой, какие мы капризные! Ты столько не ныла даже, когда тебя подстрелили!
Тори посмотрела в зеркало на Сэм, которая разрезала швы на ее талии. Их следовало снять еще несколько дней назад. Ей еще повезло, что туда не попала инфекция.
– Не понимаю, почему бы тебе не сходить с этим в больницу, – сказала Сэм и вытянула еще одну нить, заставив Тори вздрогнуть. – Извини. Больно?
– Да, – проскрежетала Тори и затаила дыхание, когда Сэм осторожно поцеловала ее шов.
– Так лучше?
Тори улыбнулась. – Знаешь, медсестры так никогда не делают.
– Значит, тебе нужны медсестры получше.
Закончив, Сэм протерла шрам перекисью водорода из аптечки, вновь позаимствованной у сержанта Фиска. Шрам все еще был красным, но, кажется, без воспалений. Она опустила рубашку Тори, с трудом удержавшись от того, чтобы погладить ее гладкую кожу.
– Спасибо. – Тори отступила назад.
– Не за что. А как насчет этих? – спросила она, дотрагиваясь до раны на лбу Тори.
– Нет, тут еще рано.
Они стояли, глядя друг другу в глаза.
– А у тебя… есть планы на сегодняшний вечер? – наконец спросила Тори.
– Планы?
Тори отвела взгляд. – Тебе же утром звонил Роберт.
Ну да, Роберт. Сэм давно ждала, когда Тори заговорит об этом звонке. Сейчас, на лице Тори, проглядывалось выражение нерешительности. Эта сильная женщина иногда была такой уязвимой.
– На самом деле, у меня были планы, – сказала Сэм. – Я планировала пригласить тебя сегодня на ужин, пораньше, и надеялась, что после ужина мы поедем ко мне домой.
– А как же Роберт?
– Причем тут Роберт? – Сэм подошла ближе и взяла ее за руки. – Тори, я бы хотела сказать, что Роберт звонил просто чтобы узнать, как я, но это не так. Он хотел меня увидеть. Но я не хочу с ним встречаться. Я ничего к нему не чувствую. Он в это не верит – поэтому и продолжает звонить.
Тори смотрела ей в глаза, отчаянно пытаясь что-то в них прочитать. – Я не понимаю, чего ты ждешь от меня, – прошептала она.
Сэм закрыла глаза. Вряд ли сейчас подходящее время для этого разговора. И уж тем более, место. – Тори, ты хочешь поговорить об этом здесь? В женском туалете?
– Я просто…
– Я все понимаю. Давай пойдем домой, хорошо? Мы поговорим об этом там?
Домой? Есть ли у Тори дом? Ей начинало казаться, что ее дом – квартира Сэм, и это еще больше пугало. Впервые в жизни ей хотелось чего-то, чего, казалось, у нее никогда не будет.
– Вообще-то я думаю, что останусь здесь. Я… я уже целую вечность не тренировалась, – сказала Тори. – А сегодня мне это просто необходимо.
Сэм попыталась заглянуть ей в глаза, но Тори не смотрела на нее. – Значит, ты хочешь пойти в спортзал?
– Да.
– Ясно. – Сэм отошла на шаг назад, наблюдая за Тори. Она разглядела в ее глазах грусть до того, как Тори успела ее спрятать. – Знаешь что? Ты не пойдешь в спортзал.
Тори посмотрела на нее. – Что?
Сэм приблизилась к ней настолько, что их тела почти соприкоснулись. – Ты поедешь со мной. Я не позволю тебе бежать от этого. Мы обо всем поговорим. – Голос Сэм смягчился. – А потом, я закончу то, что начала этим утром.
– Сэм…
– Не прячься от меня, Тори. Пожалуйста.
– Не делай… мне больно, – прошептала Тори.
– Милая, я не собираюсь делать тебе больно. – Она взяла ее за руку. – Пойдем. Нам нужно побыть наедине.
Глава сороковая
Закрыв дверь, Сэм посмотрела на Тори. Всю дорогу она молчала, и Сэм пыталась понять, о чем она думала. Ясно было одно – Тори не привыкла говорить о своих чувствах, она всегда хранила их внутри. Ну что ж, это должно измениться.
– Ты в душ?
Тори утвердительно кивнула.
Сэм улыбнулась. – Хочешь, примем душ вместе? – Она забрала у Тори сумку и взяла за руку. – Давай же. Не бойся. – Сэм покачала головой. Всего каких-то несколько часов назад, Тори была такой сильной, держала все под контролем, бесстрашно ведя их вверх по лестнице к одному-лишь-Богу-известно чему. А сейчас, она чуть ли не дрожала от страха.
Тори молча стояла, наблюдая, как раздевается Сэм, как одежда, деталь за деталью, спадает с ее тела, и смутно понимала, что почти не дышит.
– Тебе помочь? – спросила Сэм.
– Хмм?
– Помочь раздеться?
– Ой, извини, – пробормотала Тори и быстро раздевшись, вошла вместе с Сэм в душевую кабину. Мыльные руки Сэм дразнили и ласково мыли Тори, которая стояла боясь пошевелиться. Время от времени их взгляды встречались. Тори было страшно, но, очевидного желания в глазах Сэм, оказалось достаточно, чтобы забыть обо всех страхах. Ступив ближе, Тори притянула ее к себе и, наклонившись, медленно и нежно поцеловала. После неторопливого поцелуя Сэм слегка отодвинулась и вложила кусок мыла в руку напарницы.
Тори намыливала грудь Сэм, зачарованно наблюдая за тем, как твердеют ее соски. Она видела, как вздымается и опускается грудь Сэм, как участилось ее дыхание. Рука Тори спустилась ниже, и Сэм застонала, почувствовав движение ее руки, между своих ног. Мыло выпало из рук Тори, какие бы чувства не боролись у нее внутри, страсть победила. Она обхватила бедра Сэм и прижала ее к себе. На этот раз поцелуй сложно было назвать нежным. Два голодных рта боролись за право первенства, и Тори застонала, когда язык Сэм проник в нее. Они целовались, стоя под струями воды, пока им не стало тяжело дышать.
– Возьми меня, – взмолилась Сэм. Все ее тело горело огнем. Она взяла руку Тори и прижала к себе. – Пожалуйста… люби меня прямо сейчас.
Дрожащей рукой Тори выключила воду и, не произнося ни слова, протянула Сэм руку и вывела ее из душа, обернув в большое махровое полотенце. Они вытирали друг друга, постоянно переглядываясь. Сэм сама повела ее в спальню, сама легла на кровать, и потянула Тори за собой. Она застонала, ощутив на себе вес Тори. Их губы снова встретились, на этот раз поцелуй был медленным и чувственным.
Сэм положила руки на грудь Тори, заставляя ее подняться выше и, застонав, обхватила губами ее сосок. Она чувствовала, как бедра Тори обхватывают ее бедро, ощущала ее влагу, когда Тори двигалась на ней.
Тело Тори содрогалось, она готова была взорваться от одних только губ Сэм, ласкающих ее грудь. Она скользила по бедру Сэм, желая большего. Когда рука Сэм нашла ее центр, Тори застонала. Раздвинув пошире ноги, Тори прижала пальцы Сэм к своей разгоряченной плоти, показывая как привести ее к кульминации.
– Нет, – шепнула Сэм.
– Нет? – Тори наклонилась и нашла губами губы напарницы. – Да.
– Нет, не сейчас. Не так. – Она убрала руку, не обращая внимания на протесты Тори и перевернула ее, устроившись между ее ног и снова найдя губами сосок Тори.
– Сэм, пожалуйста, – взмолилась Тори. – Я умру, если ты этого не сделаешь. – Обхватив ягодицы Сэм, она с силой прижала ее к себе, одновременно приподнимая свои бедра навстречу.
– О, Боже… с тобой не так-то просто, – пробормотала Сэм. Ей хотелось доставить Тори удовольствие, но не так. Она прижалась к губам Тори. – Я хочу любить тебя, – прошептала она. – Я хочу узнать, каково это. Почувствовать твой вкус. Хочу прикасаться к тебе губами… хочу, чтобы мой язык оказался в тебе.
Закрыв глаза, Тори глухо застонала. Боже, она парила над пропастью, казалось, хватило бы одного прикосновения к ее центру, чтобы оргазм накрыл ее с головой. Пытка была мучительной и сладкой одновременно. Ее дыхание сбилось, когда она почувствовала язык Сэм, проделывающий влажную дорожку вниз. Никогда в жизни Тори не хотела кого-либо так отчаянно, как сейчас она хотела Сэм.
Сэм не могла справиться с дрожью, она была возбуждена и ей безумно хотелось доставить Тори такое же удовольствие, которое ей самой довелось испытать прошлой ночью. Она раздвинула ноги Тори и позволила инстинкту взять над собой верх, проведя языком по влажной шелковой плоти напарницы. Впервые почувствовав вкус Тори, она застонала. Тори подалась ей на встречу, и Сэм удерживая ее за ягодицы, проникла вглубь нее языком.
– Сэм… Боже.
Язык Сэм ласкал влажную и невероятно шелковистую плоть Тори и, наконец, обосновался поверх набухшего клитора. Втянув его в рот, она услышала крик напарницы, почувствовала как руки Тори обхватили и крепко держат ее голову. Языком она чувствовала пульсацию Тори практически ощущая взрыв, пронзивший тело напарницы, которая сейчас содрогалась под ней. Сэм не хотела останавливаться, ей этого оказалось недостаточно. Она продолжила посасывать клитор, ощущая влагу напарницы на своем лице и почувствовала, как Тори снова отвечает. Ее бедра задвигались быстрее, и, наконец, Тори сотряс второй оргазм.
Сэм, наконец, отпустила ее и уткнулась носом в плоский живот Тори. Никогда раньше она не испытывала ничего более сокровенного и интимного. Закрыв глаза, она почувствовала, как Тори гладит ее по голове. Поцеловав живот напарницы, она подняла голову. Тори открыла глаза и встретила ее взгляд. Сэм нахмурилась, заметив намек на слезы в ее глазах.
– Что-то не так? – Она легла рядом с Тори и дотронулась до ее лица. – Почему ты такая грустная?
– Мне страшно, – призналась Тори.
Заглянув в ее глаза, Сэм все поняла. Тори боялась любить, боялась снова потерять любимого человека.
– О, нет…нет. Не надо, не бойся, – нежно сказала Сэм, запустив пальцы в ее короткие волосы и приглаживая их. Обняв Тори, она прижала ее к себе. – Я ждала этого… мне кажется, всю свою жизнь… чтобы почувствовать эту связь, которую я чувствую с тобой. О, Тори, я смотрю в твои глаза, и вижу в них такую силу, такую страсть… но иногда они полны грусти, – Сэм взяла в руки лицо Тори, заставляя посмотреть на нее. – Но чаще всего… я вижу любовь. И когда ты смотришь на меня, я хочу, чтобы ты видела то же самое. Я хочу, чтобы ты верила мне.
Тори посмотрела на нее, чувствуя, что в глазах собираются слезы и попыталась отвернуться, но Сэм удержала ее. – Милая, нет ничего страшного в том, чтобы плакать.
Тори чувствовала, как боль, скопившаяся в ней за столь долгое время, отпускает ее. Глядя в глаза Сэм, ей хотелось верить ей.
– Почему бы тебе не рассказать мне, что ты чувствуешь?
Тори опустила глаза. – Я не умею… я не знаю, как это делать.
Сэм кивнула. – Хорошо. – Она не станет давить. Было очевидно, что Тори неуютно, и Сэм знала, что так и будет. Но теперь, ей самой стало страшно. А вдруг Тори не готова к этому? Вдруг она этого не хочет?
От внимания Тори не ускользнуло выражение боли на лице Сэм, которую та тут же попыталась спрятать, отвернувшись в сторону.
Тори остановила ее. – Я… чувствую…
– Скажи мне, Тори.
– С тобой я чувствую себя в безопасности. Но в то же время, мне очень страшно, – прошептала она.
Глаза Сэм наполнились нежностью. Тори, ее милая Тори, которая так боится своих чувств. Сэм взяла ее руку, и, поднеся к губам, нежно поцеловала.
– Я не причиню тебе боль, никогда. Ты же знаешь это?
Тори положила голову ей на грудь и сделала то, что не делала с тех пор, как ей было двенадцать. Она расплакалась, зарывшись головой в грудь Сэм, чувствуя, как нежные руки обнимают ее.
Сердце Сэм чуть не выпрыгнуло из груди, когда Тори заплакала. Много лет она была одна, и у нее не было никого, кто бы ее любил. Сэм поняла, что тоже плачет. Эта гордая женщина доверилась ей настолько, что позволила выпустить свои чувства наружу. Сэм крепче сжала ее, обещая себе, что никогда в этой жизни не причинит ей боль, что бы ни случилось.
Прошло еще много времени, прежде чем они смогли выбраться из постели и одеться. Тори открыла вино, и задумчиво сидела за столом, в то время пока Сэм готовила им что-то на ужин. Сэм поглядывала на нее, пытаясь угадать ее мысли.
Оставив на время свое занятие, Сэм подошла к Тори, и легонько поцеловала ее. – Пожалуйста, верь мне.
– Я верю.
Глава сорок первая
– Насколько хорошо вы его знаете?
Шарлотта Грейсон покачала головой. Переводя взгляд с Тори на Сэм, она нервно теребила руки. – Я знала его с рождения, – тихо ответила она. – Мне было всего лишь пятнадцать, когда он появился на свет. Он всегда был тихим мальчиком. – Она подняла на них заплаканные глаза. – Поверить не могу, что он убил свою собственную мать.
Тори ощущала дискомфорт, наблюдая за тем, как Сэм успокаивала Шарлоту, поглаживая ее по руке.
– Мы знаем, что Вам тяжело, мисс Грейсон. Но нам нужно найти его до того, как он снова убьет кого-нибудь.
– Что теперь будет с хостелом? С девочками? Бэлла… жила этим. – расплакалась Шарлотта.
– Девушки разъехались. Некоторые исчезли без следа, некоторые живут у друзей. Мы следим за теми, местонахождение которых нам известно. – Тори села на стул. – В той записке, которую он оставил Белле, он упоминал и Вас. Такое ощущение, что он злится на Вас так же, как и на свою мать. Почему?
Шарлотта покачала головой. – Не знаю. Я редко с ним виделась с тех пор, как он уехал в колледж. Мы с Беллой были больше, чем кузины, мы были подругами, и много времени проводили вместе, и, когда он был младше, с ним не было никаких проблем. Он был… как я уже говорила, тихим и спокойным мальчиком. Они с Беллой не очень-то были близки, хотя казалось бы должны были, ведь их обоих не приняла семья.
– Белла им очень гордилась, – сказала Сэм. – Она как-то даже рассказывала нам о нем.
– Да. Она очень радовалась, когда он поступил в университет. В школе у него всегда были проблемы – однажды его даже исключили. Она ничего не смогла сделать.
– Вы знали, что он гей?
– Гей? Нет, Белла никогда об этом не говорила. Хотя в школе он ни с кем не встречался. На самом деле, я даже не помню, чтобы у него были друзья или подруги.
– Может быть, он стыдился матери и ее хостела? – предположила Сэм.
– Думаю, он ревновал, – сказала Шарлотта. – Белла души не чаяла в девочках.
– У нее были какие-то отношения с кем-то из них?
– Нет, что вы. Они для нее были как родные дети, она сделала бы для них, что угодно.
– Что-то же должно было вызвать такое поведение, – сказала Тори, потирая глаза одной рукой. У них не было ничего. Он просто исчез.
– Может быть, он мог спрятаться у кого-то из родственников? – предположила Сэм.
– Шутите? Ее родители и на порог бы его не пустили.
– Двоюродные братья или сестры?
– Нет, они с ним не общались.
Сэм села и вздохнула, наблюдая за Тори, которая продолжала тереть глаза.
– Ну, ладно. – Наконец, поднялась Тори. – Вам понадобится охрана.
– Мне? Ни за что! – ответила Шарлотта.
– Выбора нет. В записке, он угрожал вас убить.
– Мне все равно. У меня очень много дел, детектив, и я не хочу, чтобы за мной повсюду ходили полицейские.
– Как я уже сказала, выбора нет. Пока мы не найдем его, Шарлотта, мы обязаны обеспечить вашу безопасность. Вы должны понимать это, как никто другой.
Шарлотта улыбнулась. – Ну, если сопровождать меня будете Вы, детектив Хантер, то я согласна.
Тори ухмыльнулась, но покачала головой. – Нет, с Вами будут другие сотрудники. Две смены – на работе и дома.
– А что, если я захочу пойти в бар?
– Тогда мы с детективом Кеннеди пойдем с Вами.
***
– Что вы узнали?
– Ничего.
– Ничего? Вы были там целый час! – закричал Малоун.
– Да, и ничего нового не узнали.
– Хантер, мне звонил мэр. У него куча вопросов!
– Я же не могу щелкнуть пальцами и как по волшебству получить на них ответы.
– Ты читала газеты?
– Я их не читаю, и ты это прекрасно знаешь.
Сэм молча наблюдала за их разговором, как и другие детективы.
– Наше имя втоптано в грязь, Хантер. Шесть смертей!
– Вам не кажется, что я в курсе? Я знаю каждую деталь этих убийств! – закричала Тори. – Что мне сделать?
Вмешался Сайкс. – Лейтенант Малоун, Хантер, успокойтесь! Ваши крики ни к чему не приведут. Мэр может звонить, сколько захочет, а газеты могут писать все, что им заблагорассудится, но мы должны делать свою работу. Ну же. Давайте снова спокойно подумаем, и разберемся с этим делом – так же, как и со всеми остальными.
Сэм спрятала улыбку. Надо же. Когда это они успели превратиться в большую счастливую семью?
– Прости, Хантер, – наконец, сказал Малоун. – Просто на меня давят сверху.
– Да, они пытаются сохранить лицо. А для нас это работа.
– Мы найдем этого ублюдка, лейтенант, – сказал Сайкс. – И если мне нужно будет войти в этот чертов мужской бар, я это сделаю!
В отделении воцарилась тишина, и все посмотрели на Сайкса.
– Что? – Оглянулся он.
– Ты разве не звонил по тем номерам, которые тебе дали тогда ночью? Или звонил?
– Очень смешно, Хантер.
Смеясь, она подошла и игриво потрепала его по щеке.
– Спасибо, Джон.
Заметив как он покраснел, Саманта, улыбнулась и тоже подошла к нему. – Спасибо, что ты сделал это, – тихо сказала она.
Малоун молча смотрел на своих детективов. Они впервые казались настоящей командой. Даже Адамс. Кто бы мог подумать, что такое случится? Он посмотрел на Кеннеди, которая подошла к Тори, и заметил, как она, обменявшись с ней взглядами, быстро погладила ее по спине.
– Черт подери, – пробормотал он. – Кеннеди? Можно тебя на пару слов?
Сэм кивнула ему, потом, на секунду оглянувшись на Тори, вошла в его кабинет и закрыла за собой дверь.
– В чем дело?
– Я просто хотел узнать, как ты.
– Все в порядке.
– Все нормально с… ну, ты понимаешь.
– Да, я в порядке.
– Ты уверена? Я знаю, что Хантер остается с тобой. Как это повлияло на твою личную жизнь? Я же знаю, что у тебя есть молодой человек. Как он к этому относится?
Сэм посмотрела в потолок. И правда, как Роберт к этому относится? Она выбрала самый легкий путь.
– Он все понимает.
– Значит, он не против того, что Тори ночует у тебя?
– Что Вы хотите сказать?
– Ну, ни для кого не секрет, что она… лесби. Я… ну, если бы я был на его месте, не знаю, как бы я к этому отнесся. Не то чтобы я думаю, что она…ну, ты понимаешь.
Сэм улыбнулась, потом засмеялась. Он волновался за поведение Тори, ему даже в голову не пришло, что Сэм могла быть той, кто нарушит границы. – Лейтенант, Вам не о чем беспокоиться. Мы с ней подружились.
– Это хорошо… хорошо, я очень надеялся, что она сможет тебе довериться. Она никого не подпускает к себе близко. – Он откинулся на спинку кресла и улыбнулся. – То, что случилось сегодня, просто невероятно. Сайкс вступился за Хантер. Просто чудеса какие-то.
– Думаю, он начал лучше к ней относиться.
– Да, ты права. – Малоун наклонился вперед. – Но я думаю, ты в ответе за это. Тори изменилась. Она стала более… человечной, если это слово здесь уместно. Ты очень хорошо на нее влияешь, Кеннеди. Надеюсь, ваше партнерство продлится достаточно долго.
– Я тоже на это надеюсь, лейтенант.
***
– Ты в порядке?
Не спуская глаз с дороги, Тори утвердительно кивнула.
– Все немного напряжены, – туманно сказала Сэм.
– Ты думаешь? – улыбнулась Тори.
– Мне просто не верится, что Сайкс это сделал.
– Да, я понимаю о чем ты.
– Тори, лейтенант ничего такого не имел в виду. Ты ни в чем не виновата.
– Я знаю. Как ты и сказала, все просто на взводе.
Не отрывая взгляда от Тори, Сэм откинулась на спинку сидения. Она видела, что какая-то часть Тори винит себя. Интересно, что бы она делала, если бы Сэм не было с ней рядом? Наверняка, она спала бы всего по пару часов в раздевалке. И это дело не давало бы ей покоя, пока Тори не решила бы его – или не сломалась бы сама.
– О чем ты думаешь?
Сэм, наконец, оторвала от нее взгляд и взяла ее за руку. – Если честно, я думала о тебе.
Тори сжала ее пальцы, потом положила руку Сэм себе на колено. – Я в порядке, Сэм. С тобой мне легче… все это пережить.
Сэм кивнула. – Ты так и не спросила, что мне сказал Малоун.
– Точно. Что он тебе сказал?
– Он просто хотел убедиться, что у меня все в порядке. Его немного волнует то, что ты ночуешь у меня.
– Да?
– Хотел удостовериться, что я знаю, что ты лесби и…
– И что я хорошо себя веду?
– Ну, что-то в этом роде.
Тори улыбнулась, но мысли ее были невеселыми. Если Малоун узнает, как далеко зашли их отношения, он немедленно примет меры и положит конец их партнерству. Тори понимала смысл этого правила, но Сэм оказалась единственной из всех напарников, кому она могла полностью доверять – и не только потому, что они стали любовницами. Сэм была умна, и не стала бы рисковать зря. К тому же, с Сэм ей не приходилось постоянно в чем-то соревноваться.
– О чем ты думаешь?
– Я думаю, нам нужно быть предельно осторожными, – ответила Тори.
– В смысле?
– С нашими отношениями. Мне нравится, что ты моя напарница, я не хочу работать с Адамсом. А если Малоун узнает, то так и будет. Или еще хуже, он переведет тебя.
– Только потому что мы с тобой… любовницы?
– Да.
Подумав, Сэм сжала пальцы Тори. – Я не хочу другого напарника.
– Может, сегодня мне не стоит оставаться у тебя? – тихо сказала Тори. – Уверена, что все и так удивляются этому.
Но Сэм покачала головой. – Мы можем уезжать на разных машинах и оставлять оба телефона у кровати – это да. Но я не собираюсь выкраивать удобные моменты, то там то сям, Тори. Боже, я надеюсь, это не то, что ты хочешь. Мне нравится засыпать с тобой, нравится просыпаться с тобой.
Тори коротко взглянула на нее, останавливаясь перед зданием из красного кирпича. Бывшая школа Ричарда Грейсона. Заглушив мотор, она некоторое время молчала.
– Мне очень не нравится скрывать это, Сэм, – прошептала она. – Просто нам стоит быть осторожнее.
– Я могу быть осторожной.
– Ладно, там будет видно. Может быть, совсем скоро ты будешь умолять меня остаться в моей квартире.
– Ты же не веришь в это?
– Я не хочу в это верить.
– Потому что… – Сэм хотелось сказать «потому что я люблю тебя». – Потому что такого никогда не будет, Тори.
Вздохнув, Тори сжала руку Сэм. – Пойдем. Посмотрим, что нам удастся узнать. Может быть, в его личном деле есть что-то интересное.
Звонок прозвучал, как только они вошли. В одну секунду, школьные коридоры наполнились детьми, и им с трудом удалось пробраться к офису директора. Здесь шум был почти таким же оглушающим.
– Чем могу помочь? – спросила секретарша.
Тори показала ей значок. – Мы бы хотели поговорить с директором, если это возможно.
Сэм заглянула в свои записи. – С мистером Дрейфусом. – Она улыбнулась. – Это детектив Хантер, а я – детектив Кеннеди. Мы хотим задать ему несколько вопросов относительно одного бывшего ученика.
– Он вас ждет? – нервничая, спросила она.
– Нет.
– Хорошо, я пойду, узнаю, может ли он вас принять.
После непродолжительного ожидания к ним вышел седовласый мужчина. – Детективы, меня зовут Говард Дрейфус. Чем я могу вам помочь?
Сделав шаг вперед, Сэм пожала его руку. – У нас есть несколько вопросов. Мы можем поговорить в Вашем офисе?
– Конечно, конечно. Сюда пожалуйста.
Войдя в кабинет, Тори прикрыла за собой дверь.
– Я детектив Хантер, это детектив Кеннеди. Мы из отдела по расследованию убийств. У нас ордер на изучение личного дела Ричарда Грейсона, который закончил школу в… – она посмотрела на Сэм.
Сэм улыбнулась, понимая, что Тори прекрасно знает год, но с умным видом заглянула в записи. – В две тысячи первом.
– Понятно. Я могу узнать, в чем дело?
– Мы расследуем убийство. – Тори положила бумаги на стол и села. – У нас мало времени.
– Конечно. – Он поднял трубку телефона. – Стеф, пожалуйста, принеси личное дело Ричарда Грейсона, выпуск две тысячи первого года.
– Вы его знали? – спросила Сэм.
– Да, имя кажется мне знакомым.
– Это даже удивительно – у вас такая большая школа.
– К сожалению, я запоминаю лучших учеников… и худших.
– И что вы можете сказать о Грейсоне?
– От него никогда не было особенных проблем. В классе он всегда вел себя спокойно. Почти ни с кем не общался. Не выполнял домашних заданий и очень редко включался в работу на уроке. До сих пор удивляюсь, как ему вообще удалось закончить школу. Правда, иногда он совершал ужасные вещи. Сначала это были мелочи – разрисовал раздевалку для девочек, запер миссис Стивенс в лаборатории со змеями, выключил музыку во время школьного концерта –все в таком роде.
Стук в дверь прервал его речь, и вошла секретарша.
– Спасибо, Стеф. – Он просмотрел бумаги, прежде чем отдать их Тори. – Грейсон? Это его мать была убита позавчера?
– Да.
– Я видел ее лишь однажды, когда он отравил аквариум в научной лаборатории. Она выглядела очень обеспокоенной, не то, что некоторые родители.
– Знаете ли Вы кого-то – учителей или учеников – кто с ним общался?
Он покачал головой. – Как я и сказал, он почти ни с кем не общался.
– Спасибо, мистер Дрейфус.
– Нет проблем. Если я могу еще чем-то помочь…
Тори остановилась у двери. – Здесь написано, что он отравил рыбу чем-то из шкафа уборщика. Его разоблачил мистер Герреро.
– Да.
– Мы можем с ним поговорить?
– Извините, мистера Герреро с нами больше нет. Его убили тем летом.
– Убили? – Детективы вернулись за стол.
– Да. Его нашли здесь, в здании школы.
– Что произошло? – спросила Сэм.
– Я удивлен, что вы этого не помните. Это убийство наделало много шуму.
– Ему отрезали голову… и оставили в мусорном контейнере, – пробормотала Тори. Этим делом занимались Адамс и Дональдсон, но оно так и повисло нераскрытым.
– Именно так.
– О господи, – прошептала Сэм.
Тори быстро встала.– Спасибо. Вы нам очень помогли.
– Вы же не думаете, что это сделал Ричард?
– Пока еще рано об этом говорить. Мы сообщим вам о ходе расследования.
– Вот черт, – пробормотала Сэм, когда они шли по опустевшему коридору. – Можешь в это поверить?
– Это дело расследовали Адамс и Дональдсон. Надо его поднять.
– Боже, я надеюсь, что они его не просрали.
Тори улыбнулась. – Детектив Кеннеди, ну что за выражения?
– Извини. Но если все это было прямо у них перед носом, и все эти девушки погибли, потому что…
– Сэм, нам сейчас легко так говорить. Мы, может быть, и не лучшие друзья, но они профессионалы своего дела.
– Да, знаю. Ты права.
***
Малоун посмотрел на них, потом снял очки и положил их на стол. – Да, изучите это дело. У Адамса, наверно, инфаркт случится, если это был Грейсон. – Он покачал головой. – Боже, ненавижу такие дни!
– Лейтенант, может быть, будет лучше, если Вы этим займетесь? – предложила Тори.
– Хантер, с каких это пор ты стала такой…
– Лейтенант, дело в том, что сейчас мы все ладим. Мы одна команда. – Вмешалась Сэм.
– Команда? Кто бы мог подумать. – Он потер глаза. – Ладно, я скажу Фиску. Хорошо хоть мы не так загружены делами. Я знаю, что это ваше расследование, но сейчас им должны заниматься все.
– Да, сэр.
Малоун уставился на Тори. Пару месяцев назад она стала бы возмущаться и отказываться от помощи.
– Что?
Он покачал головой. – Ничего. Наверно, вам нужны будут Сайкс и Рамирез.
– Да, сэр, я поговорю с ними. – сказала Сэм.
Они встали, собираясь выйти из комнаты, но Малоун остановил Тори. – Хантер, можно тебя на пару слов?
Она кивнула и осталась ждать.
– Все в порядке?
– Да.
Он откинулся на стуле, глядя на нее. – Я никогда тебя такой не видел.
– Какой?
– Ты знаешь, о чем я, не надо играть со мной в игры.
– Я просто пытаюсь наладить со всеми отношения.
– Почему?
– Почему?
– Тори, я знаю тебя семь лет. В последние два месяца тебя будто подменили. Это из-за Кеннеди?
– Ну да, она на меня хорошо влияет, – расплывчато объяснила Тори.
Он улыбнулся. – Значит, я принял верное решение?
– Что это значит?
– Капитан хотел поставить тебя в пару с Адамсом. Ни для кого не секрет, что они с Дональдсоном с трудом работают вместе.
– Вы сказали, что это не ваша идея – поставить меня в пару с Кеннеди.
– Я солгал.
Она улыбнулась уголком рта. – Да, это было хорошее решение. Адамс был бы уже мертв.
Он засмеялся. – Ты выглядишь… счастливой, Тори. Никогда бы не подумал, что смогу сказать о тебе такое.
Подумав, она кивнула. – Да. Я счастлива.
– Дело в работе или в личной жизни?
Она замерла. – Конечно, в работе.
После продолжительного взгляда он кивнул. – Ясно. Хотя, я надеялся, что это и личное тоже.
Они смотрели друг другу в глаза. – Потому что я хотел бы, чтобы в твоей жизни появился…кто-то, – продолжил он.
Тори пожала плечами. – Правила есть правила.
Он улыбнулся. – С каких это пор ты следуешь правилам?
– Стэн…
– Я же не слепой, Тори. Просто… черт, я думал, у нее есть парень.
– Был, – улыбнулась Тори.
Он ответил ей улыбкой. – Просто будь осторожнее.
– Стэн, я даже не знаю, что сказать.
– С ума сойти, Тори Хантер не знает что сказать. Ну все, выметайся отсюда. У нас полно работы.
– Да, сэр. – У двери она остановилась. – Спасибо за понимание.
Малоун кивнул.
Глава сорок вторая
Было уже поздно, и Сэм устала. Взглянув с сомнением на стакан с кофе, она передумала его пить. Вообще-то, она бы сейчас не отказалась от бокала вина. И этот бокал ей хотелось выпить вместе с Тори на своем диване.
Вернувшись к столу, она обнаружила, что Тори не сдвинулась с места – она все так же, нахмурившись, смотрела в монитор.
– Эй, – тихо позвала ее Сэм.
– Да?
– Тори, уже поздно.
Тори оглядела пустой отдел и с удивлением обнаружила, что часы показывают уже семь. – Извини. Я…
– Не заметила, как прошло время? – Сэм подошла к ней и нежно погладила по плечу, улыбаясь, когда Тори позволила себе тихо простонать. – Ты наверняка проголодалась. Я-то уж точно умираю с голоду.
– Это что, намек?
– Да. – Она заставила Тори подняться. – Пойдем домой, ладно? Сегодня пятница, и ты прекрасно понимаешь, что нам придется провести здесь все выходные.
Тори оглянулась на компьютер. Столько всего еще нужно было сделать. В деле Герреро оказалось столько непонятных мест. Раньше она бы даже и не подумала пойти домой.. Но это было раньше. Тогда у нее не было причин бросать работу. А теперь она понимала, почему все остальные вовремя уходят с работы. Им есть, к кому и куда идти. Тори посмотрела в зеленые глаза Сэм, в глаза, которые столько ей обещали. – Как насчет пиццы?
Взяв сумочку, Сэм улыбнулась. – Я не против, если ее можно съесть на диване.
– Да? И ты собираешься валяться на диване в одиночестве?
– Нет, я планирую свернуться калачиком рядом с теплым уютным телом. – Голос Сэм стал нежным. – Оно принадлежит тебе. А потом, если останутся силы, я собираюсь заняться с тобой сексом.
Тори остановилась. Ее сердце бешено билось в груди. Сэм обернулась у двери, вопросительно посмотрев на нее.
Чем я это заслужила? – думала Тори. Она ни за что бы не поверила, что кто-то вроде Сэм сможет хотеть ее. Но это было так, и это читалось в ее глазах.
– Что такое?
– Нет, ничего, – пожала плечами Тори.
– Уверена?
– Да. Ну, пойдем, нас уже ждет диван.
По дороге они купили пиццу, но, как только за ними закрылась дверь, Сэм, не глядя, положила ее на полку и сразу обняла Тори. Прижавшись лицом к ее шее, она предложила:
– Может, сначала в душ?
– Ммм…
Сэм подняла голову, ведя губами по щеке Тори к ее губам. Их поцелуй был легким и нежным – иначе им пришлось бы забыть о пицце. Сэм оторвалась от Тори, пока желание не охватило ее полностью.
– Душ, – снова сказала она.
Тори поставила пиццу в духовку, чтобы она не остыла, а Сэм решила проверить по дороге автоответчик.
«Привет, это Эми. Просто хочу узнать, как у тебя дела. И меня интересует не только твое здоровье – надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду».
Поймав взгляд Тори, Сэм покраснела.
«И как там твоя привлекательная напарница? Ты ей уже сказала? Хочу знать все подробности!»
Сэм закатила глаза, а Тори хихикнула.
«Перезвони мне».
– Извини, – пробормотала Сэм. Улыбнувшись, Тори направилась в свободную ванную. После гудка раздался голос Роберта, и Тори остановилась.
«Саманта, это я. Мне нужно с тобой поговорить. Я должен тебя увидеть, я так больше не могу. Я люблю тебя, и ты должна это знать. Я хочу жениться на тебе! Пожалуйста, позвони мне, давай поговорим об этом. Ну, пожалуйста?»
Сэм заметила неуверенность на лице Тори, и прокляла про себя Роберта. Почему он не может оставить ее в покое?
– Извини.
Тори пожала плечами. – Ты же ни в чем не виновата. Что ты можешь сделать… если кто-то тебя любит. К тому же вы так долго были вместе. – Тори почувствовала, как в ее душе растет ощущение пустоты. Что она здесь делает? Неужели она поверила, что Сэм нравятся их отношения? Через пару месяцев, а может и недель, Сэм устанет от них, придет в себя, и, в конце концов, позвонит Роберту и скажет ему, что совершила ошибку. И что потом? Тори потеряет единственного друга, единственного важного для нее человека
Сердце Сэм разрывалось на части, глаза Тори сказали ей больше, чем нужно, она подошла ближе, и нежно дотронулась до ее щеки. – Не делай этого, Тори.
– Чего?
– Нельзя постоянно сомневаться в наших отношениях. Я бы очень хотела объяснить тебе, что я чувствую. Мне казалось, всю жизнь я искала что-то, но сама не знала, что. Никто не был мне по-настоящему близок, никто не затрагивал мою душу, и в конце концов, я решила, что никогда уже этого не найду. – Она взяла Тори за руку. – Но ты позволила мне увидеть ту часть тебя, которую… я люблю, Тори. Ты затронула меня, ты расшевелила меня. Я не могу объяснить почему, Тори. То, что я чувствую к тебе – это то, что я всегда представляла… мечтала, как это будет, когда я влюблюсь.
– Сэм, – выдохнула Тори.
– Пожалуйста, не сомневайся в этом. Не сомневайся в моих чувствах. – Она сжала руку Тори. – Потому что в твоих глазах я вижу, что ты чувствуешь ко мне. Тебе не нужно ничего говорить, я все знаю.
Тори почувствовала, как по ее щеке скатилась слеза.
– Я… люблю тебя, Тори. Я чувствую это и знаю это. Пожалуйста, верь мне. Не сопротивляйся чувствам, Тори.
– Сэм, мне так страшно.
– Я знаю, милая, знаю. – Сэм обняла Тори. Внешне она была сильной женщиной, а внутри – слишком ранимой. Крутой полицейский, который не боится пуль, но боится отдать свое сердце. – Обещаю, я не сделаю тебе больно, – прошептала она. – Верь мне, хорошо? – ее губы слегка коснулись губ Тори. – Пожалуйста.
Глава сорок третья
Взглянув в зеркало на свои уставшие глаза, Сэм плеснула себе в лицо холодной водой. Отдохнуть получилось только в воскресенье, и большую часть дня они провели в постели. Сэм дико устала, но это того стоило. Она все еще ощущала руки Тори на своем теле и вздрогнула, вспоминая, как губы Тори снова и снова прикасались к ней, доводя ее до вершин удовольствия. Даже утром, несмотря на то, что они спали всего несколько часов, ее тело отвечало на прикосновения Тори. Сэм улыбнулась своему отражению, удивляясь тому, какой ненасытной женщиной она вдруг стала.
И все эти годы она просто притворялась, просто терпела то, что происходило в постели. А теперь? Сэм улыбнулась. Теперь она знала, что такое безумно влюбиться. И, хотя Тори предпочитала не говорить о своих чувствах, это не имело особенного значения – ее прикосновения, ее взгляд говорили Сэм больше, чем могли бы сказать слова.
Сэм, наконец, оторвалась от зеркала, и, взяв пару полотенец, вытерла лицо. Открыв дверь, она оглядела отдел. Сайкс и Рамирез стояли рядом с Тори, глядя в компьютер и слушая ее. Адамс и Дональдсон находились в офисе Малоуна – наверняка, по поводу старого дела. Адамс разозлился, когда лейтенант взял дело. Все они изучили его, и обнаружили очень много зацепок, которые вели на Грейсона, но Адамс и Дональдсон так и не проверили эту версию. Сначала она разозлилась, но потом Тори напомнила им всем, что сейчас, когда перед ними столько фактов, догадаться гораздо проще.
Зазвонил телефон Тори, и Сэм улыбнулась, когда она, не глядя, взяла трубку. После чего, выражение ее лица изменилось.
– Ты никогда не найдешь меня, сучка полицейская.
Тори ощутила, как по спине побежали мурашки.
– Кто это?
– Ты прекрасно знаешь кто я, – ответил тихий голос.
Схватив Сайкса за руку, Тори заставила его посмотреть ей в глаза. – Рикки? Это ты? Мы давно тебя ищем.
– Когда ты в последний раз видела тетю Шарлотту?
Тори вздрогнула, услышав тихий смех. Открыв пустой документ в компьютере, она быстро набрала:
РАМИРЕЗ: ПРОВЕРЬ, КАК ДЕЛА У ШАРЛОТТЫ ГРЕЙСОН. САЙКС: УЗНАЙ, ОТКУДА ОН ЗВОНИТ.
Прочитав это, Сэм бросилась к офису Малоуна, и без стука открыла дверь. – Лейтенант, нам звонит Грейсон.
– Что? – вскочив, Малоун чуть не опрокинул стул.
Все собрались вокруг Тори. Сэм видела, как она напряжена. – Где ты, Ричард? Давай положим этому конец.
– Слишком поздно, детектив. И будьте осторожнее, я слежу за вами. Я слежу за вами и вашей напарницей. Я знаю, где она живет. – Он бросил трубку, и Тори с трудом вздохнула. Встретившись взглядом с Сэм, она выронила телефон из рук.
– Что происходит, Хантер?
Тори повернулась к Малоуну, потом выжидающе посмотрела на Рамиреза.
– Ничего. Они не отвечают на звонки. – Отрицательно покачал головой Рамирез.
– У нас там только одна группа? – спросил Малоун.
– Да. – Тори посмотрела на Джона. – Сайкс?
Джон озвучил, только что полученный адрес и Тори закрыла глаза.
– О Боже, – воскликнула Сэм, заглянув в папку. – Это адрес Шарлотты Грейсон.
– Значит, он убил ее.
– Что за черт? Она под круглосуточной охраной! – закричал Малоун. – Позвоните им еще раз!
– Они не отвечают, лейтенант, – повторил Рамирез.
– Отправьте туда несколько опергрупп! – Заорал Малоун. – Срочно! – Он взял свой телефон и набрал номер. – Это Малоун. Можно поговорить с капитаном?
***
Тори ехала, время от времени оглядываясь на машину Сайкса и Рамиреза. Сэм держала одну руку у нее на колене.
– Что он сказал? – наконец спросила она.
– Почти ничего.
– Чепуха. Я видела твое лицо. Скажи мне.
Тори с силой сжала руль.
– Он за нами следит. И знает, где ты живешь.
– Что? Зачем ему это?
– Затем, что мы расследуем его дело. К тому же, у него пунктик по поводу лесби.
– И что? Он собирается внести нас в свой список?
– Да, он может. Но этот ублюдок не получит такого шанса, – Тори ударила по тормозам, когда перед ними на дорогу выехала машина. Посигналив, она их пропустила.
– Если ты не сбавишь скорость, ему не придется даже утруждаться, чтобы убить нас.
Тори посмеялась. Да, Сэм умеет спокойно относиться к таким вещам.
– Я серьезно. Что бы ни произошло в доме Шарлотты Грейсон, это уже случилось.
– Знаю. Просто…. Господи, я не хочу обнаружить ее труп. Она была права, мы с тобой должны были взять наблюдение за ней на себя.
– Тори, даже ты не можешь быть везде и сразу.
– Я могла хотя бы попытаться.
Сэм покачала головой. Боже, она любит эту женщину. Такую бесстрашную и сосредоточенную. Ей дико нравилось находиться рядом с ней в моменты, такие как этот.
Около дома они обнаружили пустую полицейскую машину. Тори припарковалась рядом, сразу после нее подъехал Сайкс. Где-то вдалеке слышались сирены – подкрепление.
– Сайкс, давай через заднюю дверь, – крикнула Тори.
Они проследили за тем, как Сайкс и Рамирез исчезли за углом дома, и с оружием наготове, направились к, открытой настежь, парадной двери. Взглянув на Сэм, Тори кивнула и они медленно вошли в холл. Тори нутром чуяла, что внутри никого нет. По крайней мере, ни одной живой души.
Они обнаружили их в гостиной.
– О, Боже, – прошептала Сэм. Тори схватила ее до того, как она успела войти. – Сначала проверим дом, Сэм.
Сэм кивнула, не в силах оторвать взгляда от двух офицеров, лежащих на полу с отрезанными головами. Наконец она отвернулась, и они осмотрели дом – в спальнях было пусто. Обе вздрогнули, когда сзади подошли Сайкс и Рамирез.
– Что-нибудь обнаружили?
– Нет, а вы?
– Все чисто.
– Сэм, позвони Джексону, вызови криминалистов, – ровным голосом сказала Тори. Дождавшись, когда выйдет Сэм, она с силой ударила кулаком по стене.
– Господи, Хантер!
– Черт подери! – закричала она. – Сукин сын!
Сайкс схватил ее за плечо. – Это не твоя вина.
Тори сжала кулаки, но когда вбежала Сэм, постаралась взять себя в руки. – Что случилось? – требовательно спросила Сэм, убирая телефон.
– Ничего.
Увидев дырку в стене, Сэм жестом попросила Сайкса и Рамирез выйти. Оставшись наедине с Тори, она взяла ее за руку. – Хватит, – спокойно сказала она. – Перестань. Твоей вины здесь нет, и ты прекрасно это знаешь. У нас полно работы – убиты два офицера и пропала женщина.
– Прости.
– Ты должна быть сильной, Тори. Мне нужно, чтобы ты была сильной.
– Сэм…. Ты же знаешь, что он убил ее.
– Нет, мы этого не знаем. Мы должны ее найти. – Она погладила Тори по щеке. – А теперь сосредоточься.
– Хорошо.
– Молодец. Знаешь, мне еще нужны твои руки. Не надо больше бить стены. – Она повернулась, не давая Тори ответить, но успев увидеть ее улыбку.
– Сэм.
Сэм оглянулась, и от взгляда Тори у нее перехватило дыхание.
– Сэм, я… я… – Черт. Да просто скажи это, умолял ее внутренний голос. Но у Тори так и не получилось.
Сэм хотелось сказать, что ей не нужны слова. Один только взгляд сразил ее. Интересно, что будет, когда она это скажет? Подойдя ближе, Сэм закрыла глаза и поднесла губы к уху Тори. – Я тоже тебя люблю.
Сэм вышла, и Тори выдохнула. Ее сердце гулко, почти болезненно, стучало в груди.
– Хорошо, теперь сосредоточься, Хантер, – прошептала она и, глубоко вздохнув, вошла в гостиную. Тела все еще не были накрыты, и она отвела взгляд. Одним из них оказался Санчез – тот самый молодой офицер, который всегда так вежливо разговаривал с Сэм.
– Хантер, иди сюда, – позвал ее Сайкс.
Она обошла бригаду криминалистов, кивнув Рите Спенсер, склонившейся над телами.
На стене над столом была надпись, от которой у Тори перехватило дыхание. Книга Бытия
И ниже: Вы нашли остальных? Адамс знает…
– Это еще что такое? – Тори нахмурилась. – Адамс знает? Он играет с нами. Адамс ничего не знает.
– Может быть. Но что-то подобное было и в том деле.
– Без вести пропавшие?
– Я тоже об этом подумал.
– Тори? – Вошла Сэм. – Ее машина в гараже. И мы обнаружили машину Грейсона.
– Отлично. – Тори провела руками по волосам, потом подозвала Рамиреза. – Тони, мы ищем украденную машину. Скорее всего, угнанную сегодня утром.
– Я займусь этим.
Повернувшись к Сэм, Тори с нежностью посмотрела на нее. – Сэм, почему бы тебе не поехать с Джоном? Я останусь здесь еще ненадолго.
– Зачем? Здесь работают криминалисты. Мак обещал поторопиться с отчетом.
– Да, это хорошо. Но я хочу поговорить с Ритой, когда она закончит здесь. А ты поможешь Джону. Я хочу просмотреть старые отчеты по пропавшим без вести.
– Но я могу остаться и помочь тебе. Поговорить с соседями…
– Этим уже занимаются. Ну же, Сэм. Я недолго.
– Ну ладно. Если ты так хочешь.
Выходя, она сжала руку Тори, но Тори видела, что она расстроилась. Ей хотелось позвать ее, обнять и сказать ей, что все будет хорошо, но она воздержалась от этого.
– Ты правда собираешься поговорить со Спенсер или придумала это, чтобы Сэм не оставалась здесь? – полюбопытствовал Сайкс.
Та Тори, которую все знали раньше, в резкой форме объяснила бы ему, что это его не касается. Но с тем человеком было покончено, и Тори лишь пожала плечами. – Одного из офицеров я знала, его фамилия Санчез. Кто второй?
– Роджерс. Первый год работал.
– Вот черт.
– Да, все это очень тяжело. Но ты ни в чем не виновата, Тори.
– Сейчас мне кажется, что виновата.
– Не думай об этом. А вечером вы с Сэм сможете пойти домой… и поговорить об этом.
Тори с удивлением посмотрела на Сайкса.
Он только улыбнулся и пожал плечами. – Я же не слепой, Хантер. Это не так-то просто спрятать.
Не зная, что сказать, Тори промолчала.
Оставшись наедине, она вернулась к стене, пытаясь понять, что означают эти слова. Это подсказка или он пытается их обмануть? И что может знать Адамс?
– Тёрнер? Не забудьте зафиксировать это, – сказала она, показывая на стену.
Фотограф кивнул. – Да, мэм, не волнуйтесь.
Заставив себя войти в гостиную, Тори подождала, пока Рита закончит. Здесь было жутко. Невозможно было представить, как такой щуплый недоносок, как Ричард Грейсон, смог такое сделать с двумя мужчинами.
– У тебя что-то есть или нужно ждать? – спросила она, когда Рита встала.
– Черт подери, Хантер, за все годы работы…
– Да, я знаю.
– Головы были отрезаны после смерти. Других ран нет. Возможно, их чем-то отравили, но пока сказать не могу. Судя по тому, сколько здесь крови, сначала он перерезал им горло.
– Кровь только здесь?
– Нашли следы крови в раковине – там он, должно быть, умывался. Сейчас осматривают ванные, но скорее всего все произошло здесь. Офицеров, очевидно, как-то обезвредили, потом…
– Понятно. Что он использовал?
– Думаю, сначала большой зазубренный нож. И закончил им же – а возможно, использовал ножовку. Пока это лишь предположения.
– Помнишь Рейчел Андерсон? Джексон сказал, что тогда он использовал зазубренный кухонный нож или, возможно, нож для хлеба.
– Да. Мы сравним следы.
– Бригада криминалистов нашла в его доме ножи.
– Не беспокойся, Хантер. Мы все осмотрим. Я помогу Джексону со вскрытием. Как только получим результаты, мы сразу сообщим.
– Хорошо. Спасибо, Рита.
Рита собиралась выйти, но остановилась. – Я тебе не завидую, Хантер.
***

+1

11

– Да это бред какой-то, – сказал Малоун.
– Он сказал, что есть другие.
– Какие другие? У нас больше нет нераскрытых дел, где жертвами были молодые девушки. Черт! И что там с пропавшими без вести? Большинство из них убежали из дома, и мы никогда их не найдем! Пустая трата времени!
Он заходил по комнате, поглядывая на Кеннеди и Сайкса, которые рылись в базе данных.
– Мы зря теряем время, – повторил он.
Рамирез обошел Малоуна и положил бумагу на стол Сайкса. – Сегодня украли две машины в районе хостела Беллы, и одну в миле от дома Шарлотты Грейсон. Прошлой ночью была угнана одна – в шести кварталах от хостела.
– Скорее всего он передвигался пешком. Значит, это одна из двух украденных недалеко от хостела, – сказала Сэм и снова посмотрела на дверь, жалея о том, что Тори здесь нет.
– Хорошо, разошлите ориентировки на все четыре, может, нам повезет. – Малоун повернулся к Сэм. – Где, черт возьми, Хантер?
– Она осталась на месте преступления.
– Она нужна здесь, позвони ей.
– Да, сэр.
– Лейтенант?
– Что еще? – рявкнул он.
– Мне кажется, что вы чересчур нервничаете. У Вас, наверно, давление повысилось, – осторожно сказал Сайкс. – Мы делаем все, что можем.
– Значит, этого недостаточно! Я сегодня все утро говорил то с мэром, то с капитаном, то с шефом полиции. В конце концов, Шарлотта Грейсон работает в прокуратуре!
Все посмотрели на Тори, которая вошла в комнату, взглянув сначала на Сэм, а потом на Малоуна.
– Лейтенант, такое ощущение, что у вас сейчас случится удар. Можно Вас на пару слов?
– Черт, Хантер, где ты была?
Вопросительно подняв бровь, она ничего не ответила, и он отвел взгляд. – Ладно, извини. Пойдем в мой офис.
Закрыв за собой дверь, Тори смотрела, как Малоун забрасывает в рот четыре таблетки антацидов. Лицо у него стало красным, а на лбу виделись капли пота. – Вы в порядке?
– У меня сегодня встреча с начальством. Как ты думаешь, в порядке ли я?
– Они сказали вам о том, что написано на стене?
– Да. Пропавшие без вести? Хантер, ты в своем уме?
– «Есть другие. Адамс знает», – спокойно процитировала Тори. – Единственное, о чем нам известно – это старое дело Адамса. Но я вспомнила другое дело, которым они занимались примерно месяц назад. Дональдсон спрашивал про гей-бары. Там был трансвестит, которого обезглавили.
– Я помню. Расследование ни к чему не привело.
– Именно. А почему?
– На что ты намекаешь, Хантер?
– Это что, просто совпадение, что он был обезглавлен, и Адамс занимался этим делом? Совпадение ли, что Грейсон сделал то же самое с двумя офицерами и написал это?
– Ты думаешь, что он убил и того трансвестита?
– Представьте, что вы – серийный убийца, и вы убиваете, но это убийство не приписывают вам. Это бы вас не разозлило?
– Но он убивал молодых женщин из хостела Беллы, а не трансвеститов, – возразил Малоун.
– А что, если и тех, и других? Мы решили, что он гей – потому что он ходил в гей-бары. В клуб «Вне закона» он, очевидно, ходил, чтобы следить за девушками. Но он ходил и в чисто мужские бары, и мы решили, что он гей, но возможно, это не так. Возможно, он и там искал потенциальных жертв.
– И мы не находили их тел, поэтому нужно искать пропавших без вести?
– Это только теория. К тому же, у нас больше ничего нет.
Малоун, наконец, сел, обхватив голову руками.
– Черт, Хантер, Адамс и так уже вне себя из-за того, что мы подняли его старое дело. А теперь еще одно?
– Да.
Малоун кивнул. – Ты права. У нас есть хотя бы теория. – Он посмотрел на нее. – Ты в порядке?
– Я держусь.
– Знаю, что это тяжело, Хантер, особенно для тебя.
– Да. Но я все-таки не думаю, что он ее уже убил. Вряд ли он этого хочет. Он оставляет подсказки, дает нам шанс.
– Но почему?
– Не знаю, Стэн. – Помолчав, она все-таки решила довериться ему. – Он сказал мне кое-что по телефону. Он наблюдает за нами с Сэм. Сказал, что знает, где она живет. Я думаю, ему нужны мы.
– Господи, Хантер. Ты ей сказала?
– Да.
– Хорошо. Хочешь, поставим охрану у ее дома?
– Нет. Мы уже потеряли одно подразделение. Мы сможем с этим справиться.
– Ничего вы не сможете! – закричал он. – Я не собираюсь рисковать!
– Мы не будем ночевать у Сэм. У меня же есть своя квартира.
– Ты думаешь, он об этом не знает? Хантер, о чем ты только думаешь? Как я могу оставить вас без защиты?
– Возможно, это как раз то, что нужно, чтобы выманить его наружу.
– Ты что, с ума сошла? Он убил девятерых!
– И будет убивать еще, если мы его не остановим! – закричала она.
– Я не позволю вам быть для него наживкой! Можешь спорить, сколько влезет! – прокричал в ответ Малоун.
– Вы что, правда думаете, что я могу поставить жизнь Сэм под угрозу? Я не собираюсь этого делать, но и смысла в том, чтобы перед моим домом дежурили люди, которые сами могут быть в опасности, нет. Мы уже видели, к чему это может привести.
Они смотрели друг на друга, тяжело дыша. В конце концов, он отвел взгляд. – Ладно, Хантер. Я доверю тебе это. Что ты собираешься делать?
– Думаю, все зависит от него. Уверена, что он снова позвонит, наверняка, еще до того, как мы покинем отдел. Мы поедем на неизвестной ему машине. Я живу на четвертом этаже, там только одна дверь – он не сможет войти.
– Может быть, он будет ждать вас. Он же понимает, что вы не поедете теперь к ней.
– Он не знает ничего о моей квартире, Стэн. – Она засунула руки в карманы. – Она даже не записана на мое имя. Когда я вернулась в город, мне не хотелось, чтобы кто-то об этом знал. Луиза купила ее на свое имя, когда я еще училась в Академии. Так что он не может знать. К тому же, в последнее время я почти там не бывала.
– Ты уверена?
– Да. Но я поговорю с Сайксом, возможно, они с Рамирезом согласятся понаблюдать за квартирой Сэм. Просто на всякий случай.
– Хорошо. Но это мне не очень-то нравится.
– Думаешь, мне нравится?
– Нет. Извини. – Он встал. – Ладно, надо посмотреть документы по делу того трансвестита.
***
– Они там кричат друг на друга, – сказал Сайкс.
– Да уж.
– Интересно, что она обнаружила?
– Думаю, скоро узнаем, – ответила Сэм. Она смотрела через стекло на Тори, которая ходила перед столом Малоуна из стороны в сторону. Выглядели они не особо довольными.
– Сэм?
– Что? – Она посмотрела на Сайкса.
– Можно задать тебе личный вопрос?
Удивленно взглянув на него, она все-таки кивнула.
– Как долго вы с Тори… хм… ну, больше чем просто напарницы? – негромко спросил он.
– Что? С чего ты решил?
Он улыбнулся. – Да ладно. Я столько лет знаю Хантер и никогда не видел, чтобы она выходила из себя так, как когда тебя похитили. – Он понизил голос. – Ты любишь ее, да?
Сэм закрыла глаза. Черт.
– Думаю, это… здорово. Я правда так думаю, Сэм.
– Да?
– Да. Тори так изменилась. С тобой она стала такой, какой мы никогда ее не видели. Понимаешь? Она даже стала мне нравиться.
– Она самый удивительный человек из всех, кого я знаю. И да, я люблю ее.
– Если Малоун узнает…
– Я понимаю. Джон, пожалуйста, никому не говори.
– А что насчет… я хочу сказать, у тебя же был парень. Что он об этом думает?
Сэм вздохнула. – Мы расстались еще до того, как у нас с Тори что-то началось.
– Значит, ты… бисексуальна?
Сэм улыбнулась. – Почему мы говорим об этом?
– Я просто хочу кое-что понять.
– Надеюсь, ты не представляешь нас вместе в постели.
Он покраснел, потом засмеялся. – Ну, я же мужчина.
Сэм легко сжала его предплечье. – А я, не бисексуалка.
Он кивнул, и Сэм снова оглянулась на офис лейтенанта, встретившись взглядом с Тори. Ее глаза сразу смягчились, и Сэм, улыбнувшись ей, вернулась к делам.
Глава сорок четвертая
– Ты не против этого решения? – во второй раз спросила Тори, пока вела машину в сторону Оук Клифф.
– Тори, если ты считаешь, что это правильно, я не против. Правда, жаль, что я не смогу переодеться. – Сэм положила руку на колено Тори. – К тому же, мне интересно, где ты живешь.
– Вряд ли это можно назвать домом. Это просто место, где я иногда ночую. Твоя квартира – это, я понимаю, дом. Там тепло и уютно. – Тори было стыдно перед Сэм за свою крохотную квартирку. Она была такой пустой и темной – совсем как ее жизнь до того, как в ней появилась Сэм. И ей не очень-то хотелось, чтобы Сэм увидела это место.
– Нам, наверно, нужно взять по дороге что-нибудь на ужин. – Предположила Сэм.
– Да, точно. В моем холодильнике мышь повесилась.
– Я бы не отказалась от бургера.
– Да? Рядом есть неплохое место с доставкой.
– Хорошо.
Сэм наблюдала за Тори. Она не знала, о чем Тори говорила с Малоуном. Но это может подождать, сейчас им нужно провести время наедине, не думая о деле. По крайней мере, это было нужно Сэм. Она знала, что Тори все еще думает о деле. Весь вечер они просматривали отчеты о без вести пропавших, пытаясь найти тех, кто был нестандартной ориентации. Процесс оказался очень трудоемким, и Сэм была шокирована количеством пропавших без вести в Далласе.
Она отвлеклась от Тори и посмотрела в окно на ветхие здания. Когда она работала в отделе нападений и насилия, она часто бывала здесь. Это была самая бедная часть города. Сэм не могла понять, почему Тори до сих пор живет здесь.
Тори нашла свободное место и припарковала машину. Заглушив мотор, она взглянула на Сэм. – Это здесь.
Нагнувшись, Сэм выглянула в окно и увидела обветшавшее здание. Несколько окон было выбито – вместо них вставили фанеру. Сэм удивилась, как этот дом до сих пор не снесли. – Угу, – пробормотала она.
– Мы можем просто снять где-нибудь комнату, – предложила Тори. Странно, почему она не подумала об этом сразу?
– Нет, все в порядке. – Сэм сжала руку Тори в своей руке. – Почему, Тори?
– Почему? Почему здесь? Почему эта квартира?
– Да.
Тори пожала плечами. Как ей объяснить это Сэм?
– Мы жили здесь три года, когда я была маленькая, – тихо сказала она. – Когда я приехала обратно, я попросила Луизу купить эту квартиру. Здесь было не так ужасно, когда мы тут жили. Даже когда я снова приехала сюда, здание было ветхим, но не настолько. Но это было единственное место, которое казалось мне родным.
– Извини.
– Не надо извиняться. Я понимаю, что глупо иметь такую квартиру. Тем более, я почти в ней не живу.
Сэм поднесла руку Тори к губам и поцеловала ее.
– Нет, это не глупо. Если это правда тебе нужно, в этом нет ничего глупого.
Тори повернулась к Сэм, глядя на ее лицо, освещенное светом фонарей. – Не знаю, нужна ли она мне сейчас, – признала она. – В какой-то момент она была для меня спасительным якорем, но сейчас мне, наверно, больше не нужно это мрачное место.
– Я рада.
– И я должна поблагодарить за это тебя.
Улыбнувшись, Сэм нежно поцеловала ее. – Не за что.
– Пойдем, закажем что-нибудь, я умираю с голоду.
– Я тоже.
***
Среди ночи вдруг зазвонил телефон, и Тори оторвалась от Сэм, чтобы взять свой телефон.
– Хантер, – буркнула она в трубку.
– Это я. Этот чертов ублюдок был здесь, – сказал Сайкс.
Тори села. – У Сэм дома?
– Да. Мы разослали ориентировку на его машину.
– Почему вы не поехали за ним? – возмутилась Тори.
– Думаешь, мы не пытались? Он оказался хитро-мудрым сукиным сыном! Заставил нас ехать за ним до района клубов и там затерялся среди множества машин.
– О, Боже, Сайкс!
– Я знаю. Мы могли схватить его. Но вряд ли бы тебе понравилось, если бы в погоне за ним, мы задавили бы пару десятков пьяных пешеходов.
– Да, ты прав, извини. – Она провела рукой по волосам и вздохнула, почувствовав, как Сэм успокаивающе гладит ее по спине. – Ладно, Сайкс, уже два часа. Иди спать. Может, нам повезет, и его обнаружит дорожная полиция.
– Да. Прости, Тори. Мы немного облажались.
– Ты не виноват, Джон. Завтра будет новый день. Мы найдем его. А сейчас езжай домой.
Она легла обратно, и Сэм сразу ее обняла. Тори легонько поцеловала ее в лоб и прижала к себе.
– Он был там? – наконец, прошептала Сэм.
– Да.
Сэм промолчала. Она лениво дотронулась рукой до груди Тори. Ее сосок ответил на прикосновение, и Сэм нежно погладила его, удовлетворенная уже самой возможностью ощутить рукой грудь Тори. Для чего-то большего они слишком устали, но это прикосновение было приятным. Сэм закрыла глаза и вздохнула, чувствуя, как Тори крепче обнимает ее.
– Он становится более дерзким, – пробормотала Сэм.
Тори кивнула. Так и есть. Интересно, где он прячется, где держит Шарлотту, и вообще – жива ли она? Тори подозревала, что, если бы он убил ее, то уже оставил бы где-нибудь тело. Он бы захотел показать, что он снова выиграл.
– Тори?
– Ммм?
– Ты знаешь, с тобой мне кажется, что я в полной безопасности.
– Надеюсь, что так и есть.
– И я не только о нем, это вообще. Когда я с тобой, моя жизнь кажется… настоящей и полноценной, понимаешь?
– Да.
– Ты тоже это чувствуешь?
Тори задумалась. Как сказать Сэм обо всем, что она чувствует? Как могут слова это выразить?
– Сэм, впервые за свою взрослую жизнь я ощущаю себя счастливой и удовлетворенной. Я больше не чувствую, что постоянно бегу от себя. Я не чувствую необходимости, прятаться от чего-то. С тобой я нашла себя.
– Я невероятно рада, Тори. Когда мы закончим это дело, надеюсь, мы сможем уделить себе немного времени. Мне кажется, нам это нужно. Мне бы хотелось провести несколько дней на яхте, где будем только ты и я. Где мы сможем расслабиться, быть самими собой, спокойно разговаривать… и заниматься любовью. Мне безумно нравится, как ты ко мне прикасаешься. Тори, ты пробуждаешь во мне такие чувства, что я никак не могу тобой насытиться.
Тори закрыла глаза, впитывая в себя слова Сэм. Она не понимала, почему, но Сэм любит ее. Она не будет сомневаться в этом, не будет с этим бороться. Но она все еще не могла произнести слова, которые ей так хотелось сказать Сэм. Она понимала, что любит ее – в своих чувствах Тори была уверена. Раньше она никого не любила и даже не подозревала, что способна на это. И, даже сейчас, ей казалось удивительным, что Сэм смогла найти в ней свет после того, как она провела так много времени во тьме.
– Тори?
– Да?
– Я не собираюсь оставлять тебя. Я понимаю, что ты все еще сомневаешься в наших отношениях, во мне…
– Сэм…
– Сомневаешься, Тори. Но я знаю, как сильно люблю тебя. И когда-то ты тоже это поймешь и поверишь мне.
Тори не знала, что сказать, поэтому притянула Сэм к себе, найдя ее губы.
Глава сорок пятая
– Господи, Дональдсон! Вы поговорили с парой человек в баре, не нашли на месте отпечатков пальцев, и решили, что расследование зашло в тупик? – Тори бросила папку на свой стол и уставилась на Дональдсона.
– А что ты хотела? У нас ничего не было, и никто не хотел с нами разговаривать. Когда убили первую девушку, ты тоже не особенно беспокоилась, – напомнил он ей.
– Но я же не закрыла дело! – Снова взяв папку, она начала изучать отчет судебного эксперта. Убийца использовал зазубренный нож. Она взяла телефон и набрала номер.
– Сара, это Хантер. Мне нужно, чтобы ты кое-что передала Джексону. Пусть сравнит ножевые ранения полицейских с ножевыми ранениями Джейсона Бренсона, трансвестита, который был убит в прошлом месяце. Спенсер делала вскрытие, она указала, что был использован зазубренный нож.
– Рита уже начала этим заниматься.
– О, очень хорошо. Тогда мне нужны результаты.
Рита Спенсер была не из глупых, и всегда делала все очень тщательно. Тори могла бы догадаться, что она запомнила то дело. Она снова взглянула на Дональдсона.
– Нам нужно снова пересмотреть это дело. С кем ушел Бренсон, с кем он разговаривал? Наверняка, кто-то что-то видел. Он часто бывал в этом месте. – Она заглянула в папку. – Тут написано, что единственный, кто вспомнил, что он был там ночью, был бармен. Что он сказал?
– Он ничего не сказал, Хантер. Он заявил, что видел ее там, и что ее звали Лиза. Что мы должны были с этим делать?
– Вам нужно было отбросить свои чертовы предрассудки в сторону и работать над делом! Прекрасно себе представляю вас в этом баре. Наверняка, вы задали пару вопросов, а потом побыстрее смотались из бара! Господи!
– Это был тупик.
– Тупик? Если я поговорю с барменом и он скажет мне хоть что-то, что будет указывать на Грейсона, вы за это заплатите.
– Ты не лейтенант, Хантер, не угрожай мне.
Малоун слушал их разговор, стоя у дверей. Он должен был сразу отдать это дело Хантер. Он знал, что Адамс и Дональдсон почти ничего не сделали. Но у Хантер и так было много дел, к тому же, никто не подозревал, что эти два дела связаны. И все равно, он должен был назначить ее главной в этом расследовании. Но когда убит трансвестит, у которого нет семьи, которая бы настаивала на том, чтобы они нашли убийцу, это все может легко сойти с рук. – Дональдсон?
Они обернулись.
– Все, что говорит по этому поводу Хантер, справедливо. Делай то, что она скажет, и никаких вопросов. У нас девять жертв – или десять, если ваше дело действительно связано с этим. Хантер в ответе за это дело. Всем все ясно?
– Да, сэр, – медленно кивнул он.
Малоун изучил пустое отделение. – А где Адамс?
– Он… он позвонил и сказал, что он у врача.
– Если он пробудет там еще хоть пять минут, то ему лучше понадеяться, что его положат в больницу! Нам нужны все! У нас нет времени на врачей!
– Да, сэр.
– Хантер, нужно поговорить.
Вздохнув, Тори встала из-за стола. Ну что еще?
– Закрой дверь и сядь.
– В чем дело?
– Сводное разведподразделение присоединяется к расследованию.
– С какой стати?
– С такой стати, что убиты два офицера полиции!
– Лейтенант…
Он поднял руку, чтобы остановить ее. – Можешь ворчать, сколько угодно, но решение уже принято. Расследование возглавит Тревис. По крайней мере, с ним мы в состоянии работать.
– С ума сойти! Сводное разведподразделение! Странно, что здесь до сих пор не появился Дженкинс!
– Да. Думаю, он держится на дне после того инцидента с Гомесом. Вчера Тревис звонил по этому поводу, у Дженкинса и Мабри обнаружились очень крупные счета в банке. А мы-то уж думали, что они будут поумнее. Идиоты.
Тори покачала головой. Ее не особо интересовали Дженкинс и Мабри.
– Ладно, это неважно. Кеннеди и Сайкс в Форт-Уорте? Что вы нашли?
– Полгода назад был обнаружен мужчина, гей, его избили, а потом перерезали горло. Тело было оставлено в мусорном баке в трех кварталах от бара. Это дело проходило как преступление на почве гомофобии, подозреваемых не было. Они говорили с детективами, которые работали над этим делом, и отправят их отчет Джексону, чтобы узнать, нет ли совпадений. Может, он использовал тот же нож.
– Хорошо. Как насчет пропавших без вести?
– Есть трое, которые могут быть его жертвами. Девятнадцатилетняя девушка, о пропаже которой, в прошлом году, сообщила ее бабушка, у которой она жила, с тех пор, как ее выгнали из семьи за то, что она оказалась лесби, – произнесла Тори с легкой горечью. – Бабушка сказала, что она часто говорила, что хочет переехать в Калифорнию. Когда она исчезла, было обнаружено, что она направилась именно туда, но дальше ее следы теряются. – Тори пожала плечами. – Кроме этого, двое мужчин пропали в течение недели в прошлом ноябре. Об их пропаже сообщили их любовники. Они никак не были связаны между собой, и не было найдено даже следов. Это дело тоже зашло в тупик.
Малоун кивнул. – А что обнаружил Рамирез?
– Тони в лаборатории. Я хочу, чтобы он осмотрел украденную машину – может быть, найдет какие-то наводки на то, где он прячется.
– Что там с делом Бренсона? Я слышал часть твоего разговора с Дональдсоном.
– Лейтенант, они почти его не расследовали. Почему Вы позволили им сдать его в архив?
– Потому что у них не было никаких зацепок…
– Никаких зацепок? – взорвалась Тори. – В этом я очень сомневаюсь. Они говорили-то только с барменом!
– Это моя вина. Я вообще не должен был поручать им это дело. Мне следовало отдать его тебе, но ты была слишком занята.
– Я собираюсь поговорить с барменом, – может быть, он еще что-то помнит. Черт, все зацепки, которые могли быть тогда, сейчас могут уже исчезнуть. Лейтенант, поверить не могу, что они так сделали. Я считала их профессионалами. Какой-нибудь новичок справился бы с этим лучше.
– Я знаю. Еще раз повторю – это моя вина. Давай просто снова изучим это дело.
– Ладно, я собираюсь в бар, вдруг кто-то что-то вспомнит.
– Ты возьмешь с собой Дональдсона?
– Вы шутите? Да ни за что!
– Ладно. Тревис приедет к трем, постарайся вернуться к этому времени, нужно будет посвятить его в курс дела.
– Да, сэр.
***
«Розовая лагуна» еще была закрыта, но Тори видела, что внутри кто-то есть. Она постучала в дверь и стала ждать.
– Это полиция, – крикнула она, снова застучав по стеклу, – откройте дверь!
Наконец, кто-то подошел, и некоторое время они смотрели друг на друга через стекло. Потом дверь открылась, и выглянул молодой мужчина. – В чем дело?
Она достала свой значок. – Детектив Хантер. – Тори прошла в пустой бар, где пахло пивом и сигаретным дымом. – Мне нужен один из ваших барменов, Марти Стивенс.
– Зачем?
Тори повернулась к нему, пронизывая молодого человека взглядом. – Мне нужно задать ему несколько вопросов? Он здесь?
Молодой человек нервно сглотнул, потом убрал волосы за уши. – Это я, – наконец сказал он.
Расслабившись, Тори улыбнулась. – Отлично. Где мы можем поговорить?
***
– Черт, Сайкс, что случилось с Рамирезом? Эта гораздо симпатичнее!
Джон улыбнулся Сэм извиняющейся улыбкой, потом показал на своего старого друга Дэнни Гарднера.
– Дэнни, это детектив Кеннеди, она моя напарница всего на один день, я все еще работаю с Рамирезом.
– Очень жаль, – Дэнни протянул Саманте руку. – Рад познакомиться. Джон сказал, что вы собираетесь копаться в моем старом деле. Читал о вашем в газетах. Очень рад, что все это происходит в Далласе, а не у нас.
Все трое прошли в комнату для совещаний, и Дэнни подал каждому по папке. – Я сделал копии того, что у нас есть – хотя это очень немного. Убитого видели, когда он выходил из бара примерно в полвторого. Он был один, ни с кем не танцевал и ни с кем не разговаривал. Никто внутри не заметил ничего подозрительного.
Изучая папку, Сэм увидела, что они опросили, по меньшей мере, дюжину посетителей бара, не считая друзей и родственников.
– У него не было никаких врагов, ему никто не угрожал. Казалось, это случайное убийство. Поэтому мы решили, что это убийство на почве гомофобии. Но мы до сих пор не можем с ним разобраться.
– Дело все еще открыто?
– Да, но не сказать, что мы им занимаемся. Нет никаких зацепок.
Сайкс пролистал папку и, найдя отчет судмедэксперта, попытался найти совпадения с их делом. Ведя пальцами по строчкам, он обнаружил, что убийца использовал зазубренный нож. – У вас было что-то похожее после? Или до того?
– Нет, Сайкс. Ты же знаешь, педики в основном тусуются в Далласе. Форт-Уорт для них слишком консервативное место.
Джон почувствовал, как напряглась Сэм, и сжал ее руку под столом. – Дэнни, спасибо, что сделал для нас копии. Не думаю, что ваш судмедэксперт смог пролить на это дело больше света, правда?
– Да нет, она могла бы. Ходят слухи, что это ее очень тронуло – если вы понимаете, о чем я. Она доставала нас этим делом еще много недель, – сказал он. – Но ведь нельзя сказать, что убили лучшего человека на земле, понимаете?
Сэм встала. С каждой секундой ее неприязнь к этому человеку лишь увеличивалась. – Спасибо, детектив Гарднер. Если мы что-то обнаружим, мы обязательно дадим вам знать.
– Нет проблем, мэм.
Поспешив за Самантой, Джон, наконец, поймал ее у выхода.
– Господи, Сайкс! И это твой друг?
– Да ладно, Сэм, успокойся. Он же коп из Форт-Уорта, это вряд ли гей-столица мира.
– Сама не знаю, что мне не нравится. Они намного больше сделали для расследования, чем Адамс и Дональдсон.
– Да. Но теперь для тебя это личное, понимаешь?
Сэм остановилась. Так оно и было.
– Да, Джон, извини. Не знаю, как бы я отреагировала месяц назад. Надеюсь, что так же.
– Можно я тебе кое-что расскажу, Сэм? Стыдно говорить, но раньше я был таким же как Дэнни. Я не понимал этого – мне казалось, что дело не в любви, а только в сексе. Например, Хантер – она чертовски привлекательна. Я мог бы всю жизнь пытаться понять, почему ей хочется быть с женщинами, а не с мужчинами – и, все равно, не смог бы. Но в ту ночь, когда мы были с вами в баре, я видел женщин с женщинами и мужчин с мужчинами, и они смотрели друг на друга по-настоящему любящими глазами. Им нужен был не только извращенный секс. И это открыло мне глаза.
– Джон, мы все – всего лишь люди. Мы не можем решать, в кого нам влюбляться.
Он улыбнулся. – Да, я знаю. А еще я видел, как вы танцевали и… ну, целовались.
Сэм покраснела, вспомнив, как они с Тори прикасались друг к другу.
Засмеявшись, Джон взял Саманту под руку и повел к машине. – Поехали, наведаемся к судмедэксперту.
***
Потягивая колу, Тори изучала молодого человека, который стоял перед ней за барной стойкой и вытирал влажной тряпкой и без того чистую поверхность.
– Значит, Вы помните, что Джейсон Бренсон был здесь в ту ночь, когда его убили. Он был известен под именем Лиза?
– Да, она предпочитала, чтобы ее звали Лизой.
– Понятно. Она пришла сюда одна?
– Да.
Тори заглянула в свои записи. – И ушла тоже одна?
– Да.
– Что происходило, когда она была здесь? Она с кем-нибудь разговаривала?
Марти долго смотрел на нее, а потом облокотился на стойку. – Почему Вы задаете эти вопросы только сейчас? Прошел уже месяц.
– Знаю. Два других детектива… в общем, это дело передали мне.
– Не удивлен. Тот старик чуть не обделался, когда я его увидел.
Тори нахмурилась. – Что Вы хотите сказать?
– Он бывает здесь каждую субботу. Сидит вон там, – жестом показал Марти. – Всегда пьет «Джек Дэниелс».
– Адамс?
– Я не помню, какую фамилию он называл. Здесь он известен как Карл. Он был здесь в ту ночь, когда умерла Лиза.
Тори пораженно смотрела на него. Она готова была истерически засмеяться, но ей удалось сдержаться. – Так. Я все правильно поняла – детектив Адамс, или Карл, приходит сюда каждую субботу, сидит там и пьет «Джек Дэниелс»?
– Да.
– И он… ну, танцует и все такое?
– Да. Ему нравятся блондинки. Лиза была блондинкой, понимаете?
Тори потерла глаза, пытаясь понять, что вообще происходит. – Ладно, вернемся к делу. Они задавали вопросы о Джейсоне, но в отчете нет ничего, кроме того, что Вы знали его как Лизу.
– Ну да, больше они ничего и не спрашивали. Чернокожий хотел еще что-то спросить, но Карл остановил его, и они ушли. С тех пор, Карл здесь больше не появлялся.
– Ладно, поговорим о Лизе. Случалось ли, что ее кто-то оскорблял? Или угрожал?
– Нет. Правда, ее доставал один парень. Он приходил, смотрел, как она танцует, предлагал угостить выпивкой, но она отказывалась с ним общаться.
– Почему?
– Лиза сказала, что этот парень натурал, а ее просто обманывает. Эдакий вертлявый паренек, приходил, одно время, каждые выходные.
– Вы можете его описать?
– Невысокий, выглядит немного странновато. У него были темные волосы…
Тори достала из папки фотографию Грейсона и положила ее на барную стойку.
– Господи, это он!
– После смерти Лизы он бывал здесь?
– Нет, не думаю.
– Ясно. – Тори убрала фотографию. – Марти, Вы нам очень помогли. Если Вы увидите его, позвоните мне, хорошо? – Она протянула ему свою визитку.
– Конечно. Вы думаете, это он?
Тори кивнула. – Его разыскивают по подозрению в совершении похожего убийства.
– Ублюдок.
– Это точно.
***
– Доктор Фергюсон? Я детектив Кеннеди, а это – детектив Сайкс. Мы из отдела по расследованию убийств в Далласе.
Сняв очки в тонкой оправе, изящная женщина показала им на стулья. – Присаживайтесь. Я так понимаю, у вас есть вопросы по старому делу.
– Да. Спасибо, что так быстро согласились с нами встретиться, – сказал Джон. Он обворожительно улыбнулся, но с огорчением заметил, что доктор Фергюсон смотрит на Саманту и почти его не замечает. Он пожал плечами. Видимо, Гарднер был прав. Сайкс замолчал и предоставил право вести разговор Саманте.
– Около шести месяцев назад в мусорном баке было обнаружено тело жестоко избитого Патрика Колли. Полиция решила, что это преступление на почве гомофобии.
Она кивнула. – Да. Вот только словом «избит» вряд ли можно описать то, что произошло с этим мужчиной. Его лицо было так изувечено, что его невозможно было узнать. Его изнасиловали деревянным предметом, пенис и яички были отрезаны, и его ударили ножом двенадцать раз. И, будто этого было недостаточно, ему отрезали голову. – Доктор Фергюсон взглянула на Сэм. – Поэтому, когда полиция назвала это «избит», я оскорбилась. Детектив Гарднер отмахнулся от этого дела – они работали над ним всего неделю, и в газетах об этом не было ни слова.
– Мне очень жаль, доктор Фергюсон, – сказала Сэм. – У нас было похожее дело в Далласе. Надеюсь, вы сможете предоставить нам копию вашего ответа, и наш судмедэксперт изучит ее, на предмет схожих моментов.
– Я хорошо знаю Джексона. Мы одно время работали вместе. Конечно, я помогу вам, чем смогу. Никто не заслуживает того, чтобы умереть такой смертью и быть забытым за одну неделю. Я сразу же отправлю отчет по факсу.
Сэм встала, и, пожимая ей руку, отметила, каким мягким было рукопожатие. – Огромное Вам спасибо, доктор Фергюсон.
– Нет проблем, детектив. Было приятно с Вами познакомиться.
Она все-таки взглянула на Джона, кивнув ему на прощание. Он улыбнулся, потом вышел из офиса вслед за Самантой. – Черт, она холодна, как лед! – тихо сказал он.
– Ты думаешь? Мне кажется, она была рада нам помочь.
Джон засмеялся. – Ты не поняла, да?
– Ты о чем?
– Она разглядывала тебя с того момента, как мы вошли, а на меня даже не взглянула – вот о чем я говорю.
Сэм остановилась. – Нет, что ты. Женщины никогда… не разглядывают меня так.
Джон снова засмеялся. – Боже мой, ты такая наивная. Неудивительно, что ты так поздно поняла, что ты лесби.
– Мне кажется, я должна обидеться, нет? – сказала Саманта.
Джон обнял ее за спину и галантно открыл перед ней дверь. – Нет, думаю, не стоит. Это даже мило – то, что ты такая невинная.
Глава сорок шестая
Услышав, как открывается дверь, Тори взглянула в зеркало и увидела отражение Сэм. Она взяла несколько бумажных полотенец, и, вытирая руки, повернулась, широко улыбаясь. – Привет.
– Привет, – ответила Сэм, подходя к ней ближе. – Я без тебя скучала, – тихо сказала она.
– Правда? С Сайксом не так весело?
– Нет, с ним забавно. Но мне нужна моя напарница.
– Хорошо. Я тоже по тебе скучала.
Сэм легко сжала ее руку. – Пожалуйста, скажи, что мы сегодня можем пойти домой вовремя! Я так хочу побыть с тобой, Тори, – прошептала она.
– Я тоже этого хочу, но не уверена. К нам присоединяется сводное разведывательное подразделение. Мы должны встретиться с ними в три. Нужно собрать всех и снова все тщательно проработать.
– Хорошо. – Тори не знала, стоит ли говорить Сэм об Адамсе. Ей нужно было сказать хоть кому-нибудь! – Я говорила с барменом из «Розовой лагуны» – о Джейсоне Бренсоне, дело которого вели Адамс и Дональдсон.
– И как?
– Он указал на Грейсона. Но есть еще кое-что. Правда, не думаю, что стоит сообщать это всем. Он знает Адамса, и знает его как Карла.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Он сообщил, что Адамс приходит к ним каждую субботу.
– Ты шутишь!
– Нет.
– Значит, Адамс ходит в гей-бар?
– И не просто в гей-бар. В бар для трансвеститов.
– Карл?
Тори пожала плечами. – Если речь идет о личных предпочтениях Адамса, это не наше дело. Но если, это имеет какое-то отношение к делу…
– Ты должна сказать Малоуну, – сказала Сэм. – Слишком много совпадений. Может быть, поэтому он не занялся этим делом, как следовало.
– В этом я уверена. Он просто не хотел, чтобы о нем все узнали. Но тогда-то мы ничего не знали о Грейсоне – даже если бы бармен описал его, это ни к чему не привело бы.
– Все равно, надо сказать Малоуну.
– Да, знаю. Но, черт подери, Адамс? Он же был тут самым главным гомофобом! Поверить не могу.
– Это так странно, Тори. Может быть, то, что написал Грейсон – правда? Может, Адамс знает больше, чем мы?
– Тогда ему не поздоровится.
– Ладно, пойдем, уже полвторого.
В отделении было тихо. Сайкс и Рамирез сосредоточенно уткнулись в свои компьютеры, Джон время от времени что-то бубнил. Дональдсон сидел в одиночестве, бессмысленно постукивая карандашом по столу.
– А где Адамс? – прошептала Сэм.
Тори пожала плечами. – Утром был у врача, но вообще-то, я весь день его не видела.
Малоун вышел из офиса. – Нужно собраться в комнате для совещаний. Люди из сводного разведывательного подразделения будут здесь в три.
– Лейтенант, можно с Вами поговорить? – Тори осмотрелась. – Наедине?
Кивнув, он впустил ее в офис. – Кеннеди, удостоверьтесь, что у нас достаточно копий материалов дела. С Тревисом будут еще два детектива.
– Да, сэр.
Закрыв дверь, Малоун посмотрел на Тори, которая теребила свой серебряный браслет. Раньше он его не видел. Малоун улыбнулся, наверняка, это подарок от Кеннеди.
– В чем дело, Хантер? Есть что-то, о чем ты не хочешь рассказывать команде?
– Да. Возможно, это имеет отношение к делу, но если нет, то я просто копаюсь в чужой личной жизни, а это мне очень не нравится.
– Рассказывай, сейчас нет времени на вежливости.
– Я встречалась с барменом. Он описал Грейсона и узнал его на фотографии.
– Отлично, но ты здесь явно не из-за этого. Выкладывай.
– Адамс ходит в этот бар каждую субботу. Его знают там под именем Карл.
– Что? – Малоун приблизился. – Ты что, издеваешься?
– Нет, сэр. Марти, бармен, сказал, что когда Адамс и Дональдсон пришли и стали задавать вопросы, Адамс очень нервничал. Они ушли, почти ничего не узнав. Он сказал, что Адамс был в баре в ту ночь, когда убили Бренсона, и что Адамс и Бренсон могли иметь контакт.
– Контакт? Что ты хочешь этим сказать?
– Он сказал, что Адамсу… то есть Карлу нравились блондинки, а Лиза была блондинкой.
– Господи, – проговорил он. – Ты же не думаешь, что это Адамс его убил?
– Нет. Но я думаю, у них были какие-то отношения. Нас не касается, чем Адамс занимается в свободное время, но в этом случае он допустил халатность.
Тори тоже наклонилась к нему. – Лейтенант, а что, если они могли бы найти тогда Грейсона? Сколько жизней было бы сохранено?
– Черт. Теперь, раз бармен опознал Грейсона, Тревис и его команда будут изучать это дело с большой дотошностью. Адамсу и Дональдсону попадет. Нам нужно все объяснить Тревису, я не хочу, чтобы вся команда была унижена из-за того, что Адамс облажался.
– Я согласна. Но это будет не слишком красиво.
– Адамс сегодня не появлялся. Я попрошу Дональдсона позвонить ему домой. С Тревисом я поговорю один на один.
– Да, сэр.
Тори была уже у двери, когда Малоун окликнул ее.
– Тори, спасибо тебе, ты отлично поработала. Надеюсь, все это скоро закончится.
***
Тори села рядом с Сэм напротив Сайкса и Рамиреза, которые изучали отчет, который дала им Сэм. Пролистав его до конца, она заметила, что Сэм добавила в него запись о деле из Форт-Уорта. О деле Бренсона ничего не было.
– Детектив Тревис будет здесь через несколько минут. Они собираются помочь нам, но это все еще наше дело. Малоун сказал, что они сделают так, чтобы нам были доступны все ресурсы.
– Понятно, – посмеиваясь, сказал Сайкс.
– У меня есть кое-какие новости, о которых я хочу рассказать, пока не пришли люди из сводного разведывательного подразделения.
– А где Дональдсон и Адамс? – спросил Рамирез. – Они все еще в команде?
– Адамс в самовольной отлучке, – пожимая плечами, ответила Тори. – Дональдсон пытается с ним связаться.
– В самовольной отлучке?
– Слушайте, давайте быстренько с этим разберемся, а когда придет Малоун, обсудим дело. – Тори прочистила горло, потом взглянула на Сэм, получив в ответ улыбку. – Я просмотрела дело Бренсона. Это трансвестит, дело которого вели Адамс и Дональдсон где-то месяц назад. Сегодня я была в баре и поговорила с Марти Стивенсом, барменом. Есть хорошие новости – он помнит, что Грейсон был в ту ночь в баре. Еще он сказал, что Грейсон приставал к Бренсону, который, кстати, был известен под именем Лиза. – Сайкс фыркнул, и она посмотрела на него. – Спасибо, Джон, я знала, что могу рассчитывать на твои смешки.
– Нет, я не поэтому. Просто не могу себе представить, как Адамс допрашивал этого парня.
Тори кивнула. – Примерно об этом я и хотела поговорить. Если вы посмотрите в документы по этому делу, вы увидите, что они опрашивали только бармена, и то задали ему всего несколько вопросов. И все потому, что Адамс постоянно ходил в этот бар.
– Что? Адамс ходил в гей-бар?
– Да, под именем Карл.
Все молча смотрели на нее, потом Сайкс расплылся в улыбке. – С ума сойти.
Кивнув, Тори улыбнулась. В конце концов, все расхохотались.
– На самом деле, не смешно, – сказала Сэм. – Но Господи… Карл?
– И что, он…
– Я не знаю, и даже думать об этом не хочу, – сказала Тори. – Это не наше дело, если это не касается расследования. Так что, давайте поговорим именно о нем. Где скрывается Грейсон? Скорее всего, это убийство – тоже его рук дело, как и убийство в Форт-Уорте. Вопрос в том, как его найти?
В дверь постучали, и вошел Малоун вместе с Тревисом и еще двумя детективами. – Вы все знакомы с детективом Тревисом, а это – Морис и Филдс.
– Хантер, приятно снова Вас видеть, – сказал Тревис. – Кеннеди.
– Здравствуйте, детектив Тревис, – она встала, чтобы пожать им руки, потом представила Сайкса и Рамиреза.
– В первую очередь нужно сказать, что мы будем помогать вам, но это все еще ваше расследование. У нас серийный убийца, и начальство хочет создать временную оперативную группу. Тем не менее, мы не будем привлекать к этому делу еще кого-либо, кроме здесь присутствующих. – Он взглянул на Тори, и она кивнула. – Лейтенант рассказал мне о… о развитии дела. Это, разумеется, повлияло на ход расследования дела Бренсона, но главный для нас вопрос – поиски Грейсона. Служебными нарушениями будет заниматься отдел внутренних преступлений. Итак, Грейсон. В данный момент с ним помощник прокурора, и мы обязаны ее найти. Когда мы найдем Грейсона, живым или мертвым, мы сделаем все остальное. – Он открыл папку и посмотрела на Хантер. – Ну что ж, как мы будем его искать?
– Он выслеживает своих жертв в гей-барах – но теперь уже в других. Можно подумать, что он на какое-то время затаится, тем более, если Шарлотта Грейсон жива. Я считаю, что это так, потому что если бы он убил ее, мы бы уже нашли тело – ему важно показать нам это. Я не психолог, но уверена, что он снова будет убивать. Это ему необходимо. В этом он видит смысл своей жизни.
– На что он живет? – спросила Сэм.
– Хороший вопрос. Насколько нам известно, он нигде не работает.
– У него есть счета в банке? – уточнил Тревис.
– Нет.
– Как насчет его матери?
– Возможно, она давала ему деньги, но она не особенно богата. Сейчас, конечно, все ее счета заморожены.
– Я скажу своим людям проверить его финансовые дела. Должно же быть что-то.
– Хорошо. – Пролистав папку, Тори нашла список гей-баров, которые они проверяли. – На двенадцатой странице есть список возможных целей. Мы устраивали засады в клубе «Вне закона», потому что туда ходили девушки из хостела Беллы. Там мы впервые его заметили. Так же, он бывал в клубе для мужчин «Кирпичный склад». Ну и в «Розовой лагуне». Если мы будем пасти бары, то, очевидно, что это будут заведения для мужчин или смешанные бары.
– Он же знает, что мы его ищем, – сказал Морис. – Вы правда думаете, что он настолько глуп, что отправится теперь в бар в поисках очередной жертвы?
– Да, я так думаю. И сейчас, это все, что у нас есть.
– И он больше не связывался с вами кроме того телефонного звонка?
– Нет. Я думала, что он снова позвонит. Мне кажется, это доставляет ему удовольствие.
Стук в дверь прервал их разговор, и в проеме показался Дональдсон. – Лейтенант?
– Ну что, ты связался с Адамсом?
– Нет, его жена сказала, что он ушел с утра на работу, как обычно.
– А мобильный?
– Не отвечает.
– Черт, – пробормотал Малоун.
– Он может создать нам лишние проблемы, лейтенант, – сказал Тревис. – Думаю, стоит обратиться по этому поводу к вашему капитану.
– Мне бы хотелось сначала самому поговорить с ним. Это… это просто его убьет.
– Так будет в любом случае.
– О чем вы говорите? – спросил Дональдсон. – Что это его убьет?
У Тори зазвонил телефон. Она отошла от стола.
– Хантер, слушаю.
– Детектив? Это Марти… из бара.
– Да. В чем дело, Марти? – Она взглянула на Сэм, потом на Малоуна.
– Карл был здесь. Он пришел в ярость, когда я сказал ему, что Вы спрашивали о Лизе. Он… в общем, после него осталось несколько сломанных столов и стульев. Я боялся, что он меня убьет.
– Ты в порядке, Марти?
– Да, конечно. Сейчас он уже ушел. Менеджер сразу вызвал полицию, но я решил, что нужно дать Вам знать.
– Ты правильно сделал, Марти. Я скоро приеду.
– Хорошо, я буду в баре.
Тори оглядела присутствующих. – Адамс был в «Розовой лагуне». Звонил бармен, с которым я говорила.
– Что произошло?
– Ничего. Он, очевидно, вышел из себя, когда Марти сказал ему, что я его расспрашивала. Разнес бар, потом ушел. Думаю, нам нужно поехать туда и узнать, что происходит. Возможно, нам понадобится подкрепление, – предположила она, глядя на Тревиса.
– О чем вы, черт подери, говорите? – возмутился Дональдсон. – Адамс никак не связан с этим делом!
– Дональдсон, Адамс в бегах, и нам нужно его найти. Он что-то знает.
– Знает о чем? Об этом деле?
Тори беспомощно посмотрела на Малоуна.
– Дональдсон, поговорим в моем офисе. Хантер, вы с Сэм едете в бар. Тревис?
– Мы обеспечим подкрепление, а также изучим финансовые дела Грейсона, может, это что-то даст. Давайте встретимся снова утром.
Тори подошла к Сайксу. – Джон, ты поедешь с нами?
– Конечно. А Тони?
– Думаю, ему стоит остаться здесь с Дональдсоном. Тони, ты не против?
– Хорошо, только держите меня в курсе дел.
Глава сорок седьмая
– Знаете, у меня все это просто в голове не укладывается, – сказал Сайкс, когда они шли в сторону бара. – Адамс? Он ведь уже дедушка!
– Джон, ты давно работаешь в полиции. Наверняка, и не такое видел. – сказала Сэм.
– Ну да, на улицах, может, и видел. Но не в своем отделе. И тем более, Адамс такой консервативный и чопорный. Ничего не понимаю.
– В этом деле вообще сложно что-то понять, – сказала Тори, открывая перед ними дверь. – Марти? Ты тут?
– Я здесь, детектив, – Марти поднялся из-за барной стойки, держа в руках совок и веник. – Просто прибирался.
Все огляделись. На полу лежали разломанные стулья, зеркало рядом с баром покрывали трещины.
– Господи, – пробормотал Джон.
– Марти, это детектив Кеннеди и детектив Сайкс. Расскажи нам, что произошло.
– Хорошо. Может, позвать менеджера?
– Нет, давай сначала поговорим. – Тори подняла упавший стул и села, и Сайкс с Сэм последовали ее примеру. – Во сколько пришел Адамс?
– Карл? Сразу после трех.
– Парадная дверь была открыта?
– Да, мы открываемся в три.
– Здесь был кто-то еще?
– Нет, только я и менеджер.
– Понятно. Рассказывай дальше.
***
– Нет, лейтенант, этого не может быть! Адамс не имеет к этому никакого отношения!
– Дональдсон, я не говорил, что он замешан в этих преступлениях. Но ваше расследование по делу Бренсона было поставлено под угрозу, – Малоун встал и заходил из стороны в сторону. – Тебе не показалось странным то, что Адамс хотел закрыть это дело?
– У нас не было никаких зацепок.
– Вот уж нет! Вы вообще не расследовали это дело! И я тоже в этом виноват. Я позволил вам закрыть дело, не проверив его. Черт подери, Дональдсон, у нас серийный убийца! Мне бы хотелось думать, что мои детективы достаточно профессиональны, чтобы делать свое дело без моего постоянного контроля! – Почувствовав, как в висках пульсирует кровь, Малоун вытащил из ящика стола почти пустой пузырек с таблетками.
– Я просто…
– Следовал его приказам, я знаю. – Малоун сел, разжевывая сразу три таблетки. – Где он, Дональдсон?
– Я не знаю, лейтенант. Мы же не были близки.
Малоун покачал головой. – Бред какой-то. Если мы его не найдем, вся вина будет на тебе, Дональдсон. – Он вздохнул. – На тебе и на мне.
Они оглянулись, услышав стук по стеклу. Малоун жестом пригласил Рамиреза внутрь.
– Сайкс на линии, лейтенант.
– Спасибо. Тони, почему бы тебе не ввести в курс дела Дональдсона? Чем больше людей, тем лучше. – Предложил Малоун, снимая телефонную трубку.
– Да, Сайкс. Что вы узнали?
– Не слишком много. Адамс вышел из себя и разнес половину бара. Менеджер сообщил о нем полиции как о недовольном клиенте. Видимо, бармену Марти нравится Хантер. Он и словом не обмолвился, что знал, что Карл на самом деле полицейский.
– Надеюсь, все пока так и останется. Меньше всего нам сейчас нужно, чтобы это оказалось в газетах. Сайкс, нам необходимо найти Адамса.
– Да, знаю, но мы ничего не узнали. Едем обратно.
Вздохнув, Малоун закинул в рот еще три таблетки, прежде чем снова взяться за трубку. – Это Малоун из отдела по расследованию убийств. Мне нужно поговорить с детективом Тревисом.
***

+1

12

– Слушайте, почему бы нам не заехать за Тони, а потом пойти куда-нибудь выпить? – предложил Сайкс. – Тяжелый сегодня выдался денек.
Тори застали врасплох. Внезапно она поняла, что за все годы, что она работала в полиции, ее никто и никогда не звал выпить после работы. Она не могла произнести ни слова.
Сэм заметила ее смятение, и уже хотела было отклонить приглашение, но Тори, наконец, обрела голос.
– Отличная идея, Джон. Спасибо. Да, думаю, нам это не помешает.
Сэм пыталась спрятать улыбку, но искоса посмотрела на Тори, заметив, что с ее лица исчезло хмурое выражение. Она сделала мысленную заметку поблагодарить Сайкса.
Только Сэм думала, что Дональдсон обидится, если его не позовут, но он все равно отказался, сказав, что жена ждет его к ужину. – Может быть, в другой раз.
– Конечно. – Сайкс удивленно покачал головой. – Ну надо же, мы прямо как одна большая семья. Кеннеди, видишь, что ты сделала?
– Я?
Они выпили чуть больше, чем планировали. О деле говорили мало, и Сэм понимала, что им всем хочется отвлечься, хотя бы на пару часов. Ее удивляло то, как все изменились. Пару месяцев назад Сайкс и Хантер едва могли находиться в одном помещении, а теперь общались так, будто были лучшими друзьями. Сэм никогда не видела, чтобы Тори вела себя настолько открыто с кем-либо. Ей была приятна мысль о том, что Тори, наконец, вышла из того темного царства, в котором существовала так много лет.
Когда они уходили, Сэм отвела Джона в сторону.
– Спасибо тебе. Это была отличная идея. Тори, наконец, открылась тебе.
– Как я уже говорил, она стала другим человеком. И, черт побери, этот человек мне нравится.
Сэм засмеялась. – Да, она умеет произвести впечатление.
Они улыбнулись друг другу. Подошли Тори и Рамирез.
– О чем это вы шептались? – улыбнулась Тори.
– Ни о чем, – быстро ответила Сэм.
– Угу.
– Где вы сегодня будете ночевать? Снова у Тори?
Тори покачала головой. – Нет. Не знаю, что об этом думает Сэм, но я думаю, что это место наводит дикую тоску. Мы снимем комнату.
– Да? Что-нибудь изысканное?
– Изысканное? – Сэм засмеялась. – Вряд ли так можно назвать гостиницу «Даллас».
– Будьте осторожны. Никогда не знаешь, где проявится этот парень. Может, вам, все таки, стоит прислушаться к предложению Малоуна и взять охрану?
– Волнуешься за нас, Сайкс? Черт возьми, тебе никогда не было до меня дела, – поддразнила его Тори.
– Ну уж нет, Хантер, я беспокоюсь о Сэм.
Сэм благодарно сжала его руку. – Спасибо, но мы справимся. Завтра придется побегать.
– Да уж. Ладно, пойдем, Тони. Не будем им мешать, – сказал он, подмигивая Сэм.
Тори, улыбаясь, посмотрела на нее. – Видимо, наши отношения не так-то просто скрыть, да?
Сэм засмеялась и взяла ее за руку. – Да, это правда. Вообще-то мы с Джоном говорили об этом. Он очень славный.
– Да, правда. Удивительно.
Глава сорок восьмая
Тори бросила сумки на постель и тщательно заперла замок, пока Сэм оглядывала комнату. – Здесь мило.
– Да, здесь лучше.
– В твоей квартире не так уж плохо, Тори. По крайней мере, там чисто.
– Это потому, что я никогда там не бываю. Но она темная и пустая.
– Да. Это совсем на тебя не похоже.
– Ты правда так думаешь?
Сэм подошла к Тори и, обняв ее двумя руками, притянула к себе. – Нет. Я не вижу в тебе такой мрачности и угрюмости. Ты для меня сплошь солнечный свет и свежесть.
Тори засмеялась. – Солнечный свет, да?
Сэм стала серьезной, и, погладив Тори по щеке, нежно сказала: – Ты мое солнце. Никогда не забывай об этом.
Сердце Тори чуть не остановилось – с такой любовью смотрела на нее Сэм. Будет так здорово, когда все это кончится, и они смогут проводить больше времени вместе. Тори наклонилась поцеловать Сэм, но тут зазвонил ее телефон. – Как всегда, вовремя, – буркнула Сэм, потянувшись за телефоном. – Это Роберт, – вздохнула она.
Тори отодвинулась, но Сэм прижала ее к себе.
– Лучше я схожу в душ. Ты со мной?
– Однозначно.
Тори удовлетворенно застонала, подставив голову под теплую воду, и закрыла глаза, когда Сэм мыльными руками провела по ее спине, а потом взяла в обе ладони ее грудь. Тори почувствовала, как Сэм, придвинувшись к ней сзади, интимно прижалась. – Я хочу заняться с тобой любовью… – прошептала Сэм ей на ухо.
Тори снова застонала, когда Сэм опустила одну руку ниже, сделав небольшую паузу на животе, сдвинула ее в мокрые завитки. Ноги Тори раздвинулись, и она непроизвольно вздрогнула, когда пальцы Сэм нашли ее.
– Я хочу, чтобы ты кончила для меня, Тори. Прямо здесь.
Тори была не в состоянии сопротивляться. Сэм прижималась к ее ягодицам, и вода стекала по ним обеим теплыми струями. Стараясь подстроиться под ритм, который задавала Сэм, Тори, в конце концов, оперлась руками о стену, чувствуя, как Сэм ласкает ее сзади.
– О, Боже, Тори, – пробормотала Сэм, чувствуя, что ее собственные бедра, будто живут своей жизнью, в то время как она, прижимала свой горячий центр к упругим ягодицам.
Тори тяжело дышала, чувствуя, как ее влага перемешивается с теплой водой, как пальцы Сэм быстро двигаются по ее возбужденному клитору, и ощущая, как Сэм прижимается к ней все сильнее и сильнее. Она зажмурилась и часто задышала, когда ее пронзил оргазм, от которого у нее подогнулись колени. Она повернулась, ее рука немедля потянулась к Сэм, скользя у нее между ног и давая ей то облегчение, которого она так страстно желала. Ее рот накрыл рот Сэм, поймав ее крик, пока ее бедра, наконец, не затихли.
– Я люблю тебя, – шепнула Сэм. – Со мной такого никогда не было, Тори.
– Сэм, – выдохнула Тори, не в состоянии озвучить свои чувства. Каждый раз, когда она слышала, как Сэм произносит эти слова, ее сердце замирало, Тори боялась, что слышит их в последний раз.
– Я знаю, милая, знаю. – Сэм слегка отстранилась, встретив затуманенные глаза Тори. – Я знаю.
Тори лишь кивнула, медленно наклоняясь, чтобы поймать губы Сэм.
– Пойдем в постель.
Они обе устали, но, как только Сэм удобно устроилась рядом с Тори, ее ненасытное желание снова дало о себе знать. Она свободно водила руками по гладкой коже Тори и застонала, когда Тори нашла ее губы.
– Я никак не могу тобой насытиться.
Тори хотела ответить, что это она не может насытиться Сэм, но не успела, язык Сэм проник в ее рот. Она перевернула их, накрывая Сэм своим весом и захватывая ртом ее грудь. Стон Сэм музыкой звучал для ушей Тори, и она просунула руку между ними, в поисках влаги, которую знала, что найдет.
– Пожалуйста… я хочу, чтобы ты сделала это ртом, – прошептала Сэм.
– Да, милая, я тоже этого хочу. – Тори опустилась ниже, лаская языком ее живот. Настойчивые руки Сэм молили ее опуститься еще ниже, и она устроилась между ног напарницы, раздвинув их одной рукой. Но, как только ее рот нашел ее, как только ее язык продвинулся по влажной плоти, как только бедра Сэм приподнялись ей навстречу, зазвонил ее сотовый.
– Господи, – прохрипела Сэм. – Ну почему сейчас?
Тори недовольно застонала, и не глядя взяла трубку.
– Хантер.
– Надеюсь, я не помешал вам, сучки полицейские.
Тори села, показывая Сэм на другой телефон.
– Рики? Это ты? Ты очень не вовремя.
– Я знал. Вы такие же как все… такие же, как она.
– Где ты, Рики? – Тори смотрела, как Сэм набирает номер Сайкса.
– Вам никогда меня не найти.
– Ладно, а где Шарлотта?
– Ее вы тоже не найдете. Но я оставил тебе подарочек, детектив. Это только для тебя.
Тори взглянула на Сэм, которая шептала что-то в телефон. – Не стоило, Рики. Думаю, ты уже достаточно сделал. – Его тихий смех заставил ее вздрогнуть.
– Проверьте переулок рядом с «Кирпичным складом». И еще, не думайте, что вы и завтра сможете спрятаться в гостинице «Даллас».
Бросив свою трубку на кровать, Тори забрала телефон у Сэм. – Сайкс?
– Да, слушаю.
– Переулок рядом с «Кирпичным складом». Встретимся там.
– Понял, еду.
Тори дрожала. Повесив трубку, она обняла Сэм.
– Он знает, что мы здесь, – тихо сказала она. – Нужно быть осторожнее, возможно, он следит за нами.
– Черт. Что он сказал?
– Сказал, что оставил мне подарок в переулке у клуба. И еще, что нам не стоит прятаться здесь завтра.
– Чертов сукин сын! – закричала Сэм, вскакивая с кровати. – Если я увижу этого ублюдка, я сама его пристрелю!
Тори смотрела на нее, не в силах сдержать улыбку, и, наконец, рассмеялась.
– Что?
– Ты просто восхитительна.
Сэм склонила голову набок и внимательно посмотрела на Тори, но тут до нее дошло, что они обе все еще без одежды. Она покраснела. – Господи, ты только посмотри на нас.
– Именно. – Тори потянулась за одеждой. – Поехали, сообщим в отделение по пути.
***
Мигающие огни полицейской машины освещали аллею. Припарковавшись, Тори поискала глазами машину Сайкса.
– Не думаю, что он уже приехал. – сказала Сэм.
– Ну да, он живет в Северном Далласе.
Вытащив свои значки, они подошли к мусорному баку, у которого стояли двое полицейских.
– Что тут у нас? – спросила Тори.
– Мужчина. Он… черт, его обезглавили.
– Ублюдок,– прошептала Сэм.– Вы сообщили об этом?
– Да, мэм. Медицинская экспертиза уже едет.
Услышав резкий выдох Тори, после того как та заглянула в бак, Сэм поспешила к ней и заглянула внутрь.
– О, Боже.
– Господи, Иисусе! – пробормотала Тори.
– Вы его знаете?
Взглянув на офицеров, Тори кивнула.
Нагое тело было залито кровью, живот был распорот – так же, как у Рэйчел Андерсон. Голову аккуратно водрузили на грудь.
– Боже мой, – снова прошептала она, доставая телефон и, наконец, отворачиваясь. – Сэм?
Сэм все еще стояла, уставившись на тело.
– Сэм!
Она, взглянула на Тори полными страха глазами.
– Оградите территорию, – сказала Тори.
Сэм кивнула. – Да… конечно. Нужно оградить.
Тори отошла, когда Сэм начала отдавать офицерам приказы и набрала номер. Прошло пять гудков, прежде чем Малоун взял трубку.
– Лейтенант, это Хантер. Мы обнаружили еще одно тело. – Она слышала, как он встает, как шуршит его одеяло.
– Шарлотты Грейсон?
– Нет, сэр. Думаю, вам нужно приехать. – Она заметила Сайкса, бегущего по переулку. – Это Дженкинс.
– Какого черта?
Тори показала Сайксу на мусорный бак, ища взглядом Сэм. – Да, сэр. Дженкинс. Над ним измывались, как и над всеми другими.
– Бог ты мой!
– Судмедэксперты уже едут. – Она помолчала. – Грейсон звонил мне на сотовый и сказал, что оставил мне здесь подарок. – Тори слышала, как Малоун одевается, как его жена что-то шепчет ему. Она закрыла глаза. Господи, когда все это сумасшествие закончится?
– Откуда у него твой номер?
– Я не знаю, лейтенант.
– Может, он взял его у Шарлотты Грейсон?
– Нет, у нее не было моего номера.
– Проклятье. Ладно. Я позвоню по дороге Тревису. Когда закончите, встретимся в отделении. Кто-нибудь позвонил Сайксу и Рамирезу?
– Сайкс уже здесь.
– Хорошо, давайте держаться вместе. – Он выдержал паузу. – Мне нужно позвонить капитану.
– Да, сэр.
– Хантер? Ты в порядке?
– Нет. Это становиться чересчур личным. – К ней подошел Сайкс. – Встретимся позже, лейтенант.
Она положила трубку, глядя на Сайкса.– Ты в порядке?
– Нет. Джон, он убил его из-за меня.
– О чем ты?
– Ты же знаешь, мы с Дженкинсом никогда не ладили. С тех пор, как я встретила его в том баре…
– В каком баре?
Тори зажмурилась, забыв о том, что они с Сайксом никогда ничем не делились. – Пару лет назад я видела его в баре… с мужчиной. И с тех пор…
– Черт… Дженкинс?
– Да. И каким-то образом Грейсон это знал. Он сказал, что оставил мне подарок.
– Это ничего не значит.
– Он убил его для меня.
– Ерунда. Он просто над тобой издевается, Тори.
– Что? Думаешь, это просто совпадение? – закричала она. – Он случайно убил именно Дженкинса?
Подошла Сэм. – Перестань, – строго сказала она, взяв Тори за руку. – Дженкинс мертв не из-за тебя.
– Сэм, послушай…
– Нет, это ты послушай. Если бы он хотел достать тебя, он бы сделал что-то со мной, Тори. Дженкинса она знал откуда-то еще. Есть какая-то другая связь. А про подарок он сказал, потому что это было еще одно убийство, вот и все.
Тори, наконец, выдохнула, глядя на Сэм и Джона.
– Извиняюсь. Просто…
– Нет проблем, – ответил Сайкс. – Если бы он звонил на мой мобильный, я бы тоже перенервничал.
Они все оглянулись, когда подъехали еще несколько машин. Из фургона, с сумкой в руках, вышла Рита Спенсер.
– Что, Хантер, еще один?
– Да. Еще один.
Глава сорок девятая
– Где он, черт возьми, может прятаться? – Снова спросила Тори, когда они ехали по пустынным улицам.
– В каком-нибудь мотеле?
– Нет. Он удерживает Шарлотту силой, для этого требуется более уединенное место.
– Может, у него есть какие-то знакомые?
– Нет, Сэм. Он одиночка. Живет один и убивает один.
– Да, ты права. Возможно, завтра люди из разведывательного подразделения что-то узнают.
– У него нет ни работы, ни денег, – пробормотала Тори. – И он прячется… где-то, где его никто не увидит.
– Ты же не думаешь, что его прячет Адамс?
Тори покачала головой. – Адамс, возможно, пересек черту, но сомневаюсь, что настолько.
– Может быть, в каком-нибудь заброшенном доме?
Тори пожала плечами. Если это так, то они его никогда не найдут. Она пыталась представить себя на его месте, понять, где она чувствовала бы себя в безопасности. Внезапно она ударила по тормозам, и, нарушая правила дорожного движения, развернула машину.
– Что ты делаешь? – закричала Сэм, хватаясь за приборную доску.
– Я знаю, где он.
– Что?
Тори уже набирала номер Сайкса, одной рукой управляя машиной. – Привет, это я. Ты уже в отделе?
– Только что подъехал. А вы где?
– Мы собираемся кое-что проверить. Будь на связи.
– Куда вы собираетесь, Хантер? Вам нужно подкрепление.
– Если я права, то оно нам не понадобится. Мы только кое-что проверим. Не волнуйся, я не настолько сумасшедшая, чтобы в одиночку производить захват.
– Да уж, так я и поверил.
– Мы позвоним, Джон. Обещаю. – Убрав телефон, она улыбнулась Сэм.
– Куда бы ты пошла, чтобы спрятаться? Туда, где никто не живет, куда никто не приходит… и это место ограждено желтой полицейской пленкой, так что даже вандалы туда не войдут.
– О Господи… хостел?
– Точно.
– Тори, это безумие. В любой момент туда могут придти следователи. Это слишком рискованно.
– Он будет там в полной безопасности, пока дом не продадут. Он ведь вырос там, и знает все потайные места.
– О чем ты?
– Помнишь те двери, Сэм? Комнаты для прислуги – те, что закрыты.
– Вот черт. И ты думаешь…
– Да. Он спокойно сидит там, прямо у нас под носом, так близко, что никто и не подумает его там искать.
Сэм положила руку на бедро Тори. – Мы не должны ехать туда одни. Давай позвоним Джону и вызовем подмогу.
– Мы так и сделаем, но сначала проверим. Возможно, я ошибаюсь, – ответила она, хотя чувствовала, что права. Этот урод, наверняка, там.
Улицы в столь раннее время были свободными. Подъезжая к «Беллз», Тори выключила фары и замедлила ход. На улице стояло несколько машин, но вокруг было тихо. Тори припарковалась в квартале от хостела.
– У меня плохое предчувствие, Тори, – шепнула Сэм.
– Ты тоже это чувствуешь? Он точно там.
– Да.
– По правилам мы сейчас должны вызвать оперативно-тактическую группу и заставить его выйти.
– Но?
– Но я не думаю, что тогда Шарлотта Грейсон останется в живых. – Она снова достала телефон, и Сайкс ответил после первого же гудка.
– Секунду, я дам трубку лейтенанту. По-моему, у него скоро удар случится, – сказал Джон.
– Хантер! Что вы делаете? – возмутился Малоун.
– Проверяем догадку, лейтенант.
– Так проверяйте ее вместе с опергруппой! Вы должны были сначала приехать сюда. Тревис уже здесь. Звонил мэр. Сейчас два часа ночи, но газеты уже обо всем знают! Возвращайтесь немедленно! – потребовал он.
– Мы рядом с «Беллз». Думаю, он прячется внутри.
– Что? Да ты что, совсем из ума выжила? Это же место преступления! Даже такой ненормальный, как он, не станет там оставаться!
– Нет, он не ненормальный. Он умный. Это старый дом, привезенный с плантации, и там есть комнаты, которые много лет стояли закрытыми.
– Вы возвращаетесь в отделение, Хантер, понятно?
– Нет, не думаю. Мы просто проверим, там ли он.
– Черт! – После короткой паузы. – Ладно, посмотрите. Не смейте входить внутрь, пока не приедет подмога, ясно?
– Только не присылайте машины с мигалками и сиренами, лейтенант. Если он там…
– Ясно, мы едем.
– Да, сэр.
– Хорошо. Наконец-то, ты прислушалась к голосу разума. На все есть свой первый раз, Хантер.
Взглянув на Сэм, Тори пожала плечами. – Они едут, но он думает, что из этого ничего не выйдет.
– Хорошо.
Тори сжала ее руку. – Все будет хорошо. А теперь выключи звук в телефоне.
– Зачем?
– Ты же не хочешь, чтобы он зазвонил в неподходящее время?
– Хорошо.
– Отлично. Мы не войдем внутрь, пока не приедет подкрепление. Я всего лишь хочу осмотреться.
Сэм смотрела на нее, и ей очень не нравился холодный взгляд Тори, от которого по спине у нее пробежались мурашки. Но она кивнула. – Хорошо, я тебе доверяю.
Глаза Тори смягчились. – Сэм, обещаю, что я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.
– Вообще-то я больше беспокоюсь о тебе.
– Мы просто осмотримся, – повторила Тори.
Они тихо закрыли машину и растворились в темноте. Сэм шла за Тори. Оказавшись в тени здания, Тори вытащила оружие, и Сэм сделала то же самое. Они стояли в кустах, прислушиваясь к звукам в доме. На их пути оказался старый кирпичный забор, и Тори осторожно и тихо перемахнула через него. – Сэм, давай, – прошептала она.
– Черт, – буркнула Сэм, пытаясь найти опору для ноги. Она с трудом подтянулась наверх, и Тори осторожно спустила ее с забора. В кустах что-то зашелестело, и Тори поднесла ладонь к губам напуганной Сэм.
– Это кошка, – шепнула она.
Выдохнув, Сэм кивнула. Низко пригибаясь к земле, они приблизились к дому. Окна были зашторены. В этой части дома, видимо, была квартира Беллы – здесь была небольшая терраса, но дверь тоже была зашторена. Тори забралась на террасу и повернула ручку двери. Сэм облегченно выдохнула, когда дверь не открылась.
Обе вздрогнули, услышав, исходящий изнутри, звон стекла и сдавленный крик. Потом снова наступила тишина.
– Черт, прошептала Сэм, увидев, как меняется выражение лица Тори. – Нет! Мы будем ждать подкрепления!
– Сэм! Она еще жива.
– Тори… – Но Тори уже побежала обратно к забору. – Черт, – буркнула Сэм, последовав за ней. Она обнаружила Тори, когда та влезала в окно у парадного входа. – Упрямая идиотка…
– Тихо.
– Ты меня просто бесишь! – прошипела Сэм.
– Ладно, тогда оставайся снаружи и стой на стороже.
– Еще чего!
Их разозленные глаза встретились.
– Сэм…
– Что?
– Я люблю тебя.
На мгновение Сэм перестала дышать и оперлась о стену, чтобы удержаться на ногах. Открыв рот, она не смогла произнести ни слова.
– Я… я просто хочу, чтобы ты это знала.
– Тори… черт, ты как-то не вовремя, милая.
Тори пожала плечами. – Я в таких делах новичок, – прошептала она. – Пойдем.
Они сразу направились к офису Беллы. Дверь была закрыта, но не заперта. Петли скрипнули, и снова наступила тишина.
Перед ними оказалось пять других дверей. Которая им нужна? Тори оглянулась на Сэм, но та лишь пожала плечами. Подойдя к первой, Тори повернула ручку. Скрипнув петлями, дверь открылась. Внутри было темно, и маленький фонарик Тори не помог. Длинный коридор казался бесконечным. Сэм не отставала от Тори, примерно через тридцать футов они обнаружили другую дверь. Прижавшись к ней ухом, Тори попыталась что-нибудь услышать.
– Ничего. Надо попробовать другую.
Сэм собиралась было ответить, но вдруг раздался громкий стук в парадную дверь. Они обернулись, удивленно посмотрев друг на друга.
– Грейсон! Впусти меня!
– Это что…
За стеной раздался звук спешащих шагов, и Тори прижала Сэм к стене. Они услышали, как открылась дверь в офис Беллы. Тори быстро вернулась к двери, через которую они вошли.
– Впусти меня!
– Заткнись! Что ты здесь делаешь?
Сэм посмотрела на Тори. – Это Адамс?
– Да. Пошли.
Сердце Сэм стучало так громко, что она почти не понимала, что они кричат. Увидев Тори у двери, она хотела сказать ей, чтобы не выходила, но Тори уже открыла дверь, выставив перед собой пистолет.
Прозвучал выстрел, и Сэм упала на пол. – Тори!
Она встала и, добежав до двери, столкнулась с Ричардом Грейсоном. Он схватил ее, и Сэм почувствовала холодный метал на своей щеке.
– Попалась.
Безумными глазами она стала искать Тори и увидела дуло ее пистолета, направленное на нее и Грейсона.
– Бросай оружие, Грейсон, – спокойно сказала Тори.
– Сучка полицейская, ты же не выстрелишь в меня. Мы оба это знаем. – Он засмеялся. – С тобой будет то же самое, что и с Карлом, – сказал он, кивнув в сторону Адамса, который лежал в луже собственной крови. – А потом мы с ней останемся вдвоем, – пригрозил он.
Сэм зажмурилась, когда он сжал ее крепче.
– И знаешь, что я с ней сделаю? Я буду делать это, как мужчина. Как мужчина! – закричал он. – Как и должно быть!
Сэм задрожала, услышав его слова, и воспоминания о том ужасе, который ей пришлось пережить на заброшенном складе, заполонили ее голову. Нет, она лучше умрет, чем позволит ему прикоснуться к себе!
– Ну уж нет, – чуть ли не шепотом сказала Тори. Она подошла ближе. – Ты до нее и пальцем не дотронешься, маленький извращенец!
– Я держу ситуацию под контролем, а не ты. У меня сила. Видишь, что я сделал с Адамсом? Он был непослушным мальчиком, очень непослушным. – Он засмеялся, перемещаясь по комнате вместе с Сэм. – Он давал мне все, чего я захочу, лишь бы его семья обо всем не узнала. Идиот.
– Перестань, Грейсон. С минуты на минуту приедет подкрепление. С тобой все кончено. Отпусти ее, пока я не вышибла тебе мозги.
У Тори потемнело в глазах, когда он положил палец на спусковой крючок. – Я пристрелю ее так быстро, что ты и моргнуть не успеешь. Так что это ты брось оружие.
Их взгляды сцепились, Тори чувствовала, как стучит у нее в висках от той тьмы, что она увидела. Она посмотрела на Сэм, видя страх в ее глазах.
– Сейчас же!
– Хорошо… хорошо. Успокойся, Грейсон. – Тори опустила оружие. – Смотри, я кладу его на пол. Не трогай ее.
– Нет, Тори. Не надо, пожалуйста, – прошептала Сэм.
– Заткнись! – Грейсон грубо прижал ее к себе, не спуская глаз с Тори, которая положила пистолет на деревянный пол.
Он усмехнулся, отпуская Сэм. – Тупая сучка. – Он поднял пистолет, наводя его на Тори. – Скажи «до свидания».
Сэм закричала, услышав выстрел, и упала на пол, когда Грейсон отскочил к стене, дотрагиваясь до своего окровавленного плеча. Тори схватила с пола пистолет, но он выскользнул из ее мокрых от пота рук. Адамс выстрелил еще раз, но в этот раз не попал. Он отключился. Грейсон поднял пистолет в тот же момент, когда Тори нашла свой. Она выстрелила четыре раза, и каждый выстрел сотрясал его тело, вдавливая его в стену. В конце концов, он повалился на пол.
– Тори?
– Я в порядке, а ты?
– Да.
Взглянув ей в глаза, Тори кивнула. Ее трясло, и пистолет выпал из ее рук. Сэм обняла ее и погладила по лицу.
– Мне было так страшно, что он что-то сделает с тобой, – прошептала Тори.
– Я знаю, милая, знаю. Теперь все позади.
Тори закрыла глаза на секунду, прогоняя старые воспоминания. Когда она их открыла, Сэм все еще была здесь, в ее глазах светилась любовь.
– Ужасный день, – проговорила Тори.
– Да, точно. – Сэм сжала ее руку, услышав звук приближающихся машин и бегущих ног. – Подкрепление.
– Адамс…он жив?
Сэм покачала головой. – Нет.
Тори, наконец, посмотрела на него. Потом появился Сайкс и, склонившись над Адамсом, попытаться нащупать на его шее пульс. Медленно вставая, он встретился взглядом с Тори. – Просто проверяла догадку, да? – улыбнулся Сайкс.
Тори пожала плечами. – Терпеть не могу, когда оказываюсь права.
– Еще бы.
Глава пятидесятая
Сэм лениво повернула голову, привыкая к неожиданно яркому свету. Видимо, она снова заснула под тихий плеск волн. Прикрыв глаза рукой, она поискала взглядом Тори и затаила дыхание. Окруженная солнечным светом, она стояла в одном спортивном лифчике и шортах, и спокойно закидывала удочку, подтягивая ее ближе к яхте.
Будто почувствовав ее взгляд, Тори, улыбнулась и обернулась к ней. – Как спалось?
Сэм села и потянулась. – В третий раз за день спалось отлично, спасибо. – Она подошла к Тори и обняла ее за талию. – Ты рыбачишь весь день. Поймала нам ужин?
Тори засмеялась. – Нет, сегодня слишком жарко для рыбалки. Придется обойтись бургерами.
– А, понятно. – Сэм понимающе кивнула. Рыбалка была просто для отдыха. В их распоряжении было два дня на то, чтобы восстановить силы, два дня, чтобы побыть вдвоем. Впереди предстоят встречи с отделом внутренних расследований, но их это не беспокоило. Детектив Тревис уверил всех, что это только формальность. Просто нужно расставить все точки над “I”, прежде чем закрыть дело. Сэм не хотелось думать об этом, но она не могла забыть лицо Шарлотты Грейсон. Она выглядела такой беспомощной и напуганной, когда они нашли ее прикованной наручниками к кровати, рядом с тремя трупами. Сэм понимала, что Шарлотте понадобится много лет, чтобы справиться с этими переживаниями, если ей вообще это удастся.
Мысли Сэм прервал телефонный звонок, и она нехотя вернулась к своему шезлонгу. Увидев, что это Роберт, первой ее мыслью было – просто не отвечать, чтобы звонок переключился на голосовую почту. Это было бы проще всего, но пора уже положить этому конец. Она постаралась ответить как можно более деловитым тоном. – Кеннеди.
– Саманта?
Она закатила глаза. – Да, Роберт. – Сэм посмотрела на Тори, которая немного напряглась, но больше ничего не говорило о том, что она слушает. Сэм улыбнулась, не сомневаясь в том, что Тори ловит каждое слово.
– Ты в порядке? Я слышал, была стрельба.
– Да, но со мной все хорошо.
– Я волновался. Ты не звонила. Я подумал, может, нам поужинать вместе? – с надеждой в голосе сказал он.
– Нет, Роберт, я не хочу с тобой ужинать. – Она потерла глаза, медленно покачивая головой.
– Но, Саманта… ты…
– Роберт, послушай меня. Все кончено. Почему ты не можешь просто принять это?
– Я люблю тебя. Почему ты не хочешь это принять?
– Роберт, я не хочу причинять тебе боль. Правда, не хочу. – Черт. – Но… в моей жизни кое-кто есть. И я влюблена. Ты не поймешь, но тебе придется это принять.
– О чем ты говоришь?
Сэм посмотрела Тори в глаза.
– Тори… мы с ней, ну… мы…
– Тори? Твоя напарница? Ты же не… О, Боже мой!
– Да.
– Саманта, пожалуйста! Это не может быть серьезно! Ради всего святого, она же лесби!
– Я люблю ее, Роберт. Извини. Я знаю, что ты этого не понимаешь. Но она именно тот человек, с которым я хочу провести всю свою оставшуюся жизнь.
– Я не могу в это поверить! Что, черт побери, происходит?
– Роберт, наши с тобой отношения были далеко не идеальными, и ты это прекрасно знаешь. Я не понимала, почему, пока не встретила Тори. Я и без того долго жила во лжи, и больше я этого делать не собираюсь. Я знаю, кто я, и кого я люблю, – тихо проговорила она, не спуская глаз с Тори. – Ты должен это понять.
– Ты что, хочешь, чтобы я поверил, что ты… гребаная лесби?
Сэм разозлилась. – Знаешь что? Мне все равно, во что ты веришь. Хватит, Роберт, все кончено.
– Но… нет, я не верю в это. Саманта, пожалуйста, приди в себя. Что она с тобой сделала? Ты же не…
Сэм убрала телефон от уха, глядя на него, пока Роберт продолжал свой монолог. Внезапно она бросила телефон за борт, с удовольствием услышав всплеск воды.
Приподняв бровь, Тори удивленно посмотрела на нее, потом вернулась к своему занятию, снова закидывая удочку в озеро.
Сэм чуть не засмеялась над тем, как Тори, изо всех сил, пыталась выглядеть безразличной. Без сомнений, она слушала весь разговор. Сэм подошла к Тори сзади, и обвив ее руками, поцеловала ее в спину. Сейчас ей не хотелось думать ни о Роберте, ни о деле. Это было время для двоих, и сейчас ей хотелось думать только о них с Тори.
Повернувшись в объятиях Сэм, Тори зарылась носом в ее шею. Сэм вздохнула, наслаждаясь ощущениями, в которые она погружалась каждый раз, когда Тори до нее дотрагивалась. Она ощутила знакомое возбуждение, желание, которое разгоралось, даже, от почти невинных прикосновений.
Тори зажмурилась, с сотый раз пытаясь понять, чем же она это заслужила. Эта красивая женщина любила ее и заботилась о ней. Эта женщина, которая принесла в ее жизнь столько радости, по-настоящему, на самом деле ее любила.
– Сэм?
– Да?
– Мы можем заняться любовью? – прошептала Тори. – Мне нужно это… прямо сейчас.
Сэм вздрогнула, ощутив щекочущее прикосновение к своему уху. Она потянулась к губам Тори и нежно поцеловала ее. После событий в «Беллз» Тори была такой молчаливой, смерть Адамса, повлияла на нее значительно сильнее, чем она пыталась это показать. И Сэм знала, что в смерти Адамса она винит себя.
– Мы можем делать это весь день и всю ночь, – прошептала Сэм. – И, все равно, этого будет мало.
Тори взяла руки Сэм и прижала к своей груди. Ее глаза стали серьезными, и Сэм молчала, не до конца понимая, что это значит. – Сэм… я хочу кое-что тебе подарить.
Сэм кивнула. – Хорошо.
– Но сначала ты должна мне кое-что пообещать.
Сэм кивнула еще раз.
– Ты должна быть с ним аккуратной. Оно очень хрупкое, но это подарок, который я не дарила никому и никогда.
Сэм почувствовала, что вот-вот заплачет. В глазах Тори она видела любовь.
– Я хочу подарить тебе… свое сердце, Сэм. Я люблю тебя. Ты для меня как луч света, с тобой все становится лучше – что бы ни происходило. – Тори подняла голову, нежно улыбаясь. – О, Сэм, не плачь, не надо.
– Извини. – Сэм обняла Тори. – Просто… Боже, я так тебя люблю. Иногда мне кажется, что я могу взорваться.
Тори кивнула. – Я знаю… я тоже. Ну что ж, вернемся к моему первому вопросу?
Сэм улыбнулась и повела Тори в каюту. – Да.

+1

13

к каждому замку существует свой ключ...

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Джерри Хилл Следствие ведет Хантер