Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклифф Вопрос доверия


Рэдклифф Вопрос доверия

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

ВОПРОС ДОВЕРИЯ

Глава первая
«Слоан-Секьюрити».
«Я застряла в жуткой пробке на 76 – м шоссе. Клиент уже на месте?»
Джейсон взглянул на человека, которому было назначено на девять утра. Клиент сохранял олимпийское спокойствие. «Ага», – ответил он.
Хотя в сложившейся ситуации правильнее было бы сказать «о-о». Его босс не любил сюрпризов, и в обязанности Джейсона, в том числе входило предотвращать какие-либо неожиданности. Похоже, на сей раз он боссу не поможет.
«Черт, – сказала со вздохом Слоан, в очередной раз пытаясь втиснуться между машинами на скоростной автомагистрали, которая перестала быть скоростной вот уже лет двадцать. – Я ничего не могу поделать. Предложи ему пончик или еще что-нибудь». После этого она отключилась, бросила мобильник на пассажирское сиденье своего «бокстера» рядом с потертым кожаным портфелем и попыталась высмотреть, где же кончался длиннющий ряд почти не двигавшихся машин перед ней. Это все из-за того, что я не вернулась домой ночевать.
Но ведь ужинали они поздно, а ее спутница была столь очаровательна, и приглашение остаться на ночь было так красноречиво. Проект близился к завершению, все системы были налажены и находились в рабочем состоянии, поэтому Слоан не увидела никаких причин, которые могли бы помешать совместить маленькое удовольствие с работой. Не то что бы это было в ее правилах, но и уж совсем необычным для нее поступком это было назвать нельзя. И хозяйка оказалась весьма гостеприимной, подумала Слоан с улыбкой. К сожалению, она не планировала раннюю рабочую встречу, а рассчитывала попасть домой, принять душ и переодеться, прежде чем ехать в свой офис в центре города. В работе на самого себя была масса преимуществ, не последним из которых была возможность распоряжаться своим временем по собственному усмотрению. Тем не менее, когда Слоан проверила поступившие для нее сообщения с телефона в спальне Дианы, бодрый тенор Джейсона уведомил ее, что ее ждет незапланированная встреча. Выругавшись сквозь зубы, Слоан привела себя в порядок в просторной ванной Дианы, натянула свежую футболку, которую ей одолжила хозяйка, и помчалась в офис.
Зарычав и быстро развернув руль, Слоан объехала вставший намертво автобус. Она не любила опаздывать. Клиент, на встречу с которым она спешила, попросил о срочной встрече. Притом, что ее расписание было забито на недели вперед, Джейсон предупредил ее, что этот случай был исключением. У него не было времени даже послать факс на ее ноутбук с краткой информацией, которую он обычно готовил для Слоан перед каждой встречей с новым клиентом.
«Крутая компания, мощные связи, а деньги не проблема», – вот что он сказал Слоан нетерпящим возражений тоном. Она полностью доверяла мнению Джейсона. Именно поэтому он занимался всей административной работой, связанной с ее бизнесом, за исключением того, что она делала уже сама. Он заботился обо всех деталях проектов и иногда помогал ей непосредственно на месте. Он был неплохим компьютерщиком, поэтому им не нужен был большой персонал. Они зарабатывали деньги благодаря талантам Слоан, а любую дополнительную помощь всегда можно было привлечь со стороны.
«Ты захочешь поработать с этим клиентом», – заверил ее Джейсон.
*
Услышав громко хлопнувшую дверь, Майкл Лэсситер оторвалась от чтения деловых новостей в New York Times, и увидела ворвавшуюся в офис черноволосую женщину, одетую в кожаную куртку, ослепительно белую футболку и голубые джинсы. Отлично сложена, рост где-то метр семьдесят пять, ни грамма лишнего веса и, пожалуй, на пару лет младше, чем я со своими тридцатью тремя, прикинула Майкл.
Стройный блондин, сидевший за широким столом из орехового дерева, оторвался от монитора и посмотрел на возникший в офисе сгусток энергии. На его красивом лице было написано легкое неодобрение, сквозь которое проступала скрытая нежность.
«Прости», – сказала ему вошедшая женщина, поворачиваясь в сторону клиента. При виде Майкл она на мгновение смутилась, но тут же шагнула к ней навстречу, протянув руку: «Госпожа Лэсситер? Извините за то, что вам пришлось ждать. Я Джей-Ти Слоан».
Неожиданно мягкий низкий голос, пронзительный взгляд темно-фиолетовых глаз, совершенные черты этого поразительного лица привели Майкл в состояние растерянности. Но уже через пару секунд она пришла в себя и встала с места, машинально расправив складочки на шелковой темно-синей юбке. «Не беспокойтесь, госпожа Слоан».
«Просто Слоан», – ответила Слоан, широко улыбнувшись. Эта ее улыбка и ямочки на щеках растопили не одно сердце. Впрочем, Майкл Лэсситер против этих чар, видимо, устояла. Взгляд ее сверкающих голубых глаз ничуть не потеплел, а на прекрасном лице не дрогнул ни один мускул.
«Пройдемте в мой кабинет, там нам будет удобнее», – сказала Слоан, указав на двустворчатую дверь в дальней части комнаты. Потом она бросила взгляд на Джейсона, который смотрел на них с нескрываемым любопытством. «Принесешь нам кофе?», – спросила она тоном, в котором было мало от просьбы.
Джейсон вздохнул и пошел к кофеварке ставить свежий кофе. Откуда ему было знать, что Майкл – это женщина?! Все, что он успел, – это лишь проверить данные компании. Для более серьезного сбора информации, который он обычно проводил, времени не оставалось.
В соседней комнате Слоан уселась за свой антикварный стол из дуба, который она десять лет назад вывезла из дома родителей. Сначала этот стол побывал в ее вашингтонском офисе, потом хранился на складе, когда она исчезла на несколько месяцев, и, наконец, занял свое место здесь, в ее главном офисе, который находился на верхнем этаже здания в так называемом Старом городе. Потенциальная клиентка расположилась в кожаном крутящемся кресле, стоявшем напротив стола Слоан. Слоан краем глаза посмотрела в раскрытую папку, которую Джейсон положил ей на стол утром. В папке лежала таблица, в которой содержалась основная информация по новому клиенту: имя, адрес компании, причина, по которой клиент изначально обратился к ним. В конце таблицы было предусмотрено место для заметок, куда Джейсон обычно вносил необычные сведения или выделял самое важное. На этот раз Джейсон просто напечатал: «Гендиректор Майкл Лэсситер». И нигде в файле не упоминалось о том, что Майкл Лэсситер – это женщина. Не то что бы это напрягало Слоан, но она предпочитала иметь максимально полную информацию перед встречей с возможным будущим клиентом. Информация – это сила, и Слоан сама решала, будет ли она заниматься тем или иным делом или нет. Еще одно преимущество работы на себя. Она могла выбирать проекты по своему желанию и при этом ни перед кем не отчитывалась.
Слоан оторвалась от изучения файла и обнаружила, что ее в открытую разглядывает сидящая напротив женщина в безукоризненно сшитом костюме. Не отдавая себе отчета, Слоан стала рассматривать собеседницу в ответ. Под двубортным пиджаком виднелась белая блузка, вполне модная и подобранная со вкусом. Взгляд Слоан переместился на руки Майкл, которые свободно лежали у нее на коленях. Обручального кольца нет. Да вообще никаких колец. Из украшений на Майкл были лишь изящные золотые серьги с жемчугом. Благородный металл прекрасно гармонировал с природным золотистым цветом безупречно уложенных волос, доходивших Майкл до плеч, а серые жемчужины подчеркивали гладкую белую кожу ее шеи. Слоан перевела взгляд чуть выше, и их глаза встретились. По выражению лица Майкл Лэсситер можно было судить о том, что такое разглядывание было для нее не в новинку.
«Простите за опоздание», – Слоан вдруг обнаружила, что повторяется. Она уже не раз имела дело с представителями компаний, хотя чаще всего это были мужчины. Агрессивные, самоуверенные, стремившиеся всегда добиваться преимущества. На Слоан было нелегко произвести впечатление, и еще труднее было ее запугать. Сейчас не был ни тот, ни другой случай, но и сказать, что она чувствовала себя абсолютно комфортно, Слоан не могла. Женщина была прекрасна, словно ценнейшее произведение искусства, выставленное в музее, – отделенное от зрителей бархатными канатами и пуленепробиваемым стеклом. А рядом стояла неброская, но официальная табличка с надписью «Руками не трогать».
«Все в порядке, всякое бывает», – ответила Майкл, легонько пожав плечами.
Но уж не с вами, могу поклясться.
Нарушая странную гипнотическую тишину, возникшую между ними, Слоан взяла блокнот желтой линованной бумаги из стопки таких же, лежавших справа от нее на столе, и авторучку. «Расскажите мне, что вам конкретно нужно?»
Майкл Лэсситер скупо улыбнулась одними губами и ответила: «А я думала, это вы мне расскажете, что мне нужно».
«Хорошо. Тогда, быть может, вы посвятите меня в предысторию? Догадываюсь, что это каким-то образом связано с вашей компанией».
Впервые за все время встречи клиентка почувствовала дискомфорт. В ее глазах промелькнуло что-то похожее на боль. Майкл Лэсситер чуть-чуть выпрямилась в своем кресле и посмотрела прямо в фиолетовые глаза Слоан.
«Возможно, вам уже известно, что примерно шесть лет назад мы с моим мужем создали компанию» Лэсситер-Дизайнс «. То, что мы запускали как пробный проект, оказалось довольно удачным начинанием, и стало пользоваться спросом по мере развития современных технологий. Наша компания быстро расширяется в последние три года. Сейчас в ней работает несколько сот человек, и у нас есть филиалы в Нью-Йорке, Чикаго и Вашингтоне».
Да, и при нынешних темпах роста вы вполне можете попасть в число пятисот самых успешных компаний страны. Об этом ей сообщил Джейсон, также подобрав рекламные проспекты и финансовые отчеты компании. Лэсситеры были головным мозгом своей фирмы. Они угадывали будущие тенденции, а потом убеждали других финансировать и реализовывать свои идеи. Успех компании зависел от точности и мастерства их конструкторского видения.
«Продолжайте», – попросила Слоан, делая заметки.
«Могу ли я рассчитывать на конфиденциальность нашей беседы?»– поинтересовалась Майкл.
Слоан медленно подняла голову, впервые заметив легкие признаки напряжения в собеседнице: слишком прямо та сидела в кресле, очаровательный подбородок был слегка напряжен, а вокруг ее пытливых голубых глаз лежала слабая тень усталости. «Я вам не адвокат, госпожа Лэсситер, и не священник. Однако мой бизнес строится на полной конфиденциальности. Если в конце нашего разговора мы придем к выводу о том, что наши цели не совпадают, то, что вы мне расскажите, будет намертво забыто».
Теперь пришел черед Майкл тщательно перебирать в уме информацию, которую она знала о Слоан. Разумеется, репутация Слоан была ей известна. Все отзывы других клиентов «Слоан – Секьюрити»и рекомендации различных официальных учреждений были положительными. Майкл пристально посмотрела на собеседницу, обратив внимание на ее невозмутимость и внимательный взгляд. Слоан заслужила репутацию необычайно эффективного, изобретательного и высококлассного специалиста. Еще ее называли безжалостной и склонной к соперничеству, и Майкл не сомневалась в том, что Слоан действительно могла обеспечить необходимый уровень технических услуг. Вопрос был лишь в том, можно было ли ей доверять.
Личную информацию о главе «Слоан-Секьюрити» добыть оказалось куда сложнее. О прошлом Слоан не было известно вообще, и даже те, кто был с ней довольно хорошо знаком, не знали о ней ничего до ее появления в городе несколько лет назад. Слухи ходили разные: кто-то считал ее агентом ЦРУ под прикрытием, а кто-то – преступником, занимающимся темными делами. В 29 лет она стала лидирующим специалистом в своей области. А у Майкл было такое чувство, что ей понадобится самый лучший профессионал.
Тишина нарастала, женщины внимательно смотрели друг на друга. Фиолетовый и голубой, пламя и лед – каждая из них искала что-то во взгляде другой. Наконец, Майкл заговорила: «Об этом пока никто не знает и не узнает еще какое-то время. Я ухожу от мужа, и мы перестаем быть деловыми партнерами».
Слоан никак не отреагировала. Ей были не интересны социальные или политические последствия этой новости, хотя они могли быть серьезными. Куда важнее оказывалось то, что возможные неурядицы в такой крупной компании, как «Лэсситер энд Лэсситер», могли затронуть финансовый рынок. Если инвесторы узнают о реорганизации на столь высоком уровне, то котировки акций компании будут нещадно колебаться. Стань эта информация достоянием общественности до завершения процесса реструктуризации, это может серьезно повлиять на будущее, как самой компании, так и ее акционеров. Поэтому Слоан не удивилась опасениям Майкл относительно возможной утечки информации. То, что Слоан сейчас услышала, не нуждалось в комментариях. Важность этого признания была и без того ясна. Тем не менее, у Слоан было такое чувство, что Майкл сказала не все. Она едва кивнула, продолжая смотреть на Майкл.
Майкл слегка улыбнулась, прекрасно понимая, что Слоан ждала, когда же она назовет подлинную причину своих тревог. Она подозревала, что менее опытный человек, возможно, не стал бы копать дальше. По крайней мере, большинство мужчин на этом точно бы остановились. Но Майкл видела, что Слоан интуитивно чувствовала, что в деле есть нечто большее. Майкл подумала, что в этом случае ей придется быть осторожнее, иначе у нее не останется никаких секретов.
«Причины, по которой мне необходимо держать эту информацию в тайне, очевидны. Но ваши услуги, – ровно продолжила Майкл, – требуются мне потому, что я опасаюсь, что мой муж попытается установить контроль над компанией любыми доступными ему средствами».
Слоан бросила ручку на блокнот и откинулась на спинку своего кожаного крутящегося кресла. Она соединила пальцы в форме пирамиды на уровне груди и на мгновение задумалась. После чего стала спокойно рассуждать: «Вот как я себе это представляю. В настоящий момент вы являетесь генеральным директором одной из крупнейших в стране и одной из самых быстроразвивающихся компаний, продвигающих конструктурско – технологические разработки. Ваш муж, – здесь Слоан помедлила, задумавшись, – главный операционный директор, если можно так выразиться». Получив от Майкл утвердительный кивок, Слоан продолжила: «Вы собираетесь с ним развестись и предполагаете, что он попытается сохранить контроль над компанией за собой. Я вам нужна для того, чтобы обеспечить безопасность ваших внутренних систем и защиту ваших операций от проникновения. И вы хотите, чтобы я все это проделала, не вызывая подозрений относительно планируемого вами переворота?».
Майкл изобразила улыбку, в ее голубых глазах застыла тревога. «Я бы не назвала это переворотом, госпожа Слоан, – сказала она с ноткой раздражения в голосе. – Идея создания этой компании принадлежала мне, и изначально компания финансировалась из моих личных средств. У меня всегда лучше получалось изобретать, чем управлять. Но видение проекта, я думаю, было полностью моим. Талант моего мужа проявился в подборе персонала и организации. Могу вас заверить, что я не планирую ничего противозаконного и даже ничего коварного. Я собираюсь защитить свою компанию от нападения, которого я ожидаю в ту самую минуту, когда мои адвокаты свяжутся с моим мужем».
Слоан наклонилась вперед и снова взяла в руку ручку. «Какие у нас сроки?»– спросила она.
Майкл пожала плечами. «Думаю, это во многом будет зависеть от вас. Я не хочу ничего начинать до тех пор, пока не буду уверена в том, что текущие проекты и будущие разработки в безопасности. До этого момента я намерена поддерживать статус-кво».
Услышав эти слова, Слоан изучающе посмотрела на собранную, невозмутимую женщину, сидевшую напротив нее. Несмотря на мелкие признаки внутреннего напряжения, она прекрасно себя контролировала. Внешне спокойная, она, казалось, не имела никакого отношения к готовой разразиться войне в финансовом мире. Такое противоречие внешнего и внутреннего могло привести к катастрофическим последствиям, и примеров тому было множество. Тот факт, что она была замужем за человеком, с которым у нее назревал масштабный конфликт, казалось, совсем не волновал ее. Слоан на мгновение задумалась, продолжала ли Майкл Лэсситер интимную жизнь с мужем, и сразу напомнила себе, что это уж точно было не ее дело. Тем не менее, она успела подумать, что тогда эта женщина шла на своего рода сделку ради сохранения компании за собой. Слоан пришло в голову, что это похоже на проституцию и слишком унизительно для столь, без сомнения, совершенной особы. Здесь Слоан все же заставила себя вернуться к насущным проблемам.
«Вы должны придумать мне легенду, объясняющую, почему я провожу так много времени в вашем центральном офисе. Филиалы вашей компании мне тоже необходимо будет посетить. Мне нужно будет встретиться с вашими системными администраторами, а также получить неограниченный доступ ко всем уровням программных приложений и данных».
После этих слов Майкл Лэсситер, похоже, позволила себе чуть-чуть расслабиться, едва слышный вздох сорвался с ее губ. «Это означает, что вы беретесь за мое дело?»
Слоан пожала плечами. «Мы еще не обсудили условия моей работы и гонорар».
Майкл встала и протянула Слоан свою тонкую, изящную руку. Слоан тоже поднялась с кресла и молча пожала ее. «Эти детали для меня уже не имеют значения. Все, что мне нужно, – это ваша осторожность и ваш талант», – сказала Майкл.
«С этим проблем нет, могу вас заверить», – ответила Слоан. Рука, которую она держала в своей, была необыкновенно твердой, и Слоан почувствовала легкое нежелание отпускать ее. Когда она все-таки сделала это, Майкл Лэсситер развернулась и вышла из кабинета, не сказав больше ни слова.
*
Джейсон возник в проеме двери, оперся одной ногой о косяк, руки скрестил на груди. Его сшитые на заказ брюки, однотонная рубашка и галстук в сочетании с начищенными до блеска кожаными туфлями просто кричали о том, какой он преуспевающий денди. «Должен ли я поинтересоваться, где ты была вчера вечером?»
Слоан оторвалась от отчета, который она заканчивала. «Думаю, не стоит».
Она потерла лицо руками, впервые осознав, что устала. И дело было не только в том, что она не выспалась. Обычно секс действовал на нее расслабляюще. К сожалению, за удовольствие приходилось расплачиваться. Диана Карсон дала Слоан понять, что не прочь видеться с ней почаще. Идея сама по себе неплохая, но только Слоан не понравилась настойчивость в голосе любовницы. Ей придется убедиться в том, что правила игры были прописаны четко, прежде чем не начались ненужные сложности.
Джейсон, которому явно дали понять, что для расспросов сейчас не подходящее время, безуспешно пытался скрыть свое недовольство. «По крайней мере, мы получили новый контракт сегодня утром?»
«Да, мы получили, – скупо ответила Слоан, о чем тут же пожалела, увидев обиду в глазах Джейсона. – Слушай, прости, – добавила она со вздохом. – Я мало спала сегодня».
«И что, я в этом виноват?»– Джейсон завалился в кресло, в котором раньше сидела Майкл Лэсситер. При виде убийственного взгляда Слоан он решил сменить тему для разговора. «Итак, расскажи мне о Снежной Королеве».
Слоан посмотрела на него так, что усомниться в ее членовредительских намерениях было никак невозможно. Но когда Джейсон скорчился и беззвучно взмолился «пожалуйста», прижав руки к сердцу, Слоан рассмеялась.
«Мне с ней работать, Джейсон, а не на свидания ходить!»
«Я тебя умоляю, можно подумать, здесь есть большая разница!»– парировал Джейсон.
Слоан покачала головой, продолжая улыбаться. «Время от времени я и так встречаюсь с одной из клиенток, неофициально, так сказать. Это не имеет никакого отношения к бизнесу. Кроме того, уверяю тебя, с этой номер не пройдет».
Джейсон подумал, действительно ли Слоан сказала это с легким сожалением, или ему это почудилось, но благоразумно решил промолчать. Вместо этого он шутливо спросил: «И почему же не пройдет?»
«Во-первых – и это самое главное – она натуралка», – ответила Слоан тоном, не допускающим дальнейшего обсуждения. Может, она и слыла человеком, у которого от женщин отбоя не было и который был не склонен к длительным отношениям, у нее тоже были свои правила. Не связываться с натуралками было одним из них.
«Ну, все течет, все изменяется», – заметил Джейсон.
«Не тот случай».
Джейсон понял, что, по крайней мере, на данный момент тема была закрыта. Он знал, что если продолжит расспросы, то Слоан, скорее всего, потеряет свое знаменитое самообладание. Ему уже не раз доставалось, поэтому провоцировать ее Джейсону не хотелось. Поэтому он решил спросить ее о другом: «Так ты придешь завтра вечером?»
«Конечно, приду!»– твердо пообещала Слоан. Ей нравились представления Джейсона, правда, ей до сих пор не верилось, что эта страстная сексуальная соблазнительница, в которую Джейсон превращался на сцене, действительно была мужчиной, которого она вычислила несколько лет назад в коридорах Министерства юстиции в Вашингтоне. Тогда он выглядел вполне традиционно. Слоан частенько задумывалась, кем же был Джейсон по сути – Джейсоном или Жасмин. Ей нравился и тот, и другая, и Слоан вынуждена была признать, что чувствовала легкую сексуальную провокацию, когда Жасмин флиртовала с ней. Мало того, что Джейсон работал на нее; ситуация становилась еще запутанней от того, что он был гетеросексуальным мужчиной.
«Отлично, – сказал Джейсон, поднимаясь и тщательно поправляя безупречные стрелки на брюках, – потому что Жасмин купила себе новое платье». Он подмигнул Слоан, и на мгновение его красивое лицо приняло облик Жасмин. «Я уверен, тебе оно понравится».
Слоан снова рассмеялась. «Почему бы тебе не поиграть в моего помощника для разнообразия?»
Джейсон ушел, ничего не ответив, а Слоан задумчиво посмотрела ему вслед, размышляя о своей встрече с Майкл Лэсситер. Предложенная ей работа не была чересчур сложной. Теперь, когда все ведущие корпорации и большинство мелких фирм были зависимы от компьютерных систем, взломы систем и кражи программ стали обычным делом. Большинство людей, у которых были установлены подобные системы, не знали о них практически ничего, а те, кто знали, редко заботились об их защите. Слоан предвидела необходимость создания сетевых средств защиты задолго до того, как эта необходимость была признана. Когда стало известно, с какой легкостью можно взломать систему и изменить содержащиеся в ней данные, специалисты по компьютерной безопасности стали пользоваться огромным спросом. Слоан угадала эту тенденцию, и ее опыт помог ей стать настоящим профессионалом в этой сфере.
Что интриговало и беспокоило Слоан в наметившемся деле – это ее наниматель. Майкл Лэсситер поразила ее как человек, способный жить с последствиями своих решений. Правда, раз или два Слоан показалось, что она видела промелькнувший страх в глазах этой удивительной женщины. И Слоан не понимала, почему это ее тревожило.
Глава вторая
Майкл развернулась в кресле, чтобы посмотреть в окно с 21 – го этажа, на котором располагался ее офис. Вечер пятницы, восьмой час. Уже темнело. Находившиеся в центре города офисы компаний выходили окнами на широкую реку, разделявшую Пенсильванию и Нью-Джерси. Если бы Майкл захотела, то могла бы рассмотреть, как жители пригородов спешили через мосты домой. Но Майкл смотрела в никуда, задумавшись о чем-то своем.
Обычно ее посещали идеи, которые потом воплощал кто-то другой. Она приходила в восторг от концепций, возможностей, обдумывания новых шагов в эволюции взаимодействия людей и технологий. Но сейчас она не могла предвидеть будущее, по крайней мере, то будущее, которое ей представлялось. До последнего времени у нее не было причин жаловаться на собственную жизнь. Ее занимала лишь работа и те усилия, которые они вместе с Джереми предпринимали для воплощения их общей мечты в жизнь. Майкл познакомилась с Джереми Лэсситером почти пятнадцать лет назад, когда она только поступила в Кембриджский институт проектирования, а он уже был искушенным аспирантом Массачусетского технологического института. В ту пору Майкл едва исполнилось семнадцать, опыта общения у нее не было никакого, несмотря на привилегированное воспитание. Своим интеллектом она отпугивала большинство мальчиков-сверстников. Но когда они с Джереми встретились на занятиях по теории проектирования, Джереми оценил ее идеи и поддержал Майкл. Они часами разговаривали, мечтали и в конце концов превратили свои мечты в реальность. Их последующая свадьба казалась естественной. Майкл никогда не приходило в голову, что их отношениям недоставало страсти и романтики. Она не осознавала свою потребность в этих вещах. Возможно, она так бы и продолжала не обращать внимания на эти приступы острого одиночества, которые доставляли ей почти физическую боль, не узнай она о романе Джереми с молодой девушкой-дизайнером, работавшей в их компании. Майкл не столько переживала, сколько была сбита с толку. Она не считала себя особенно изобретательной по части любовных игр, но она никогда не отказывала Джереми. Хотя секс с мужем оставлял ее равнодушной, это не вызывало у Майкл беспокойства. Однако, очевидно, Джереми требовалось что-то еще. Майкл подумала, что могла бы просто закрыть глаза на его интрижку, но коль скоро ей стало об этом известно, сама мысль продолжать фальшивые отношения была ей противна. Кроме того, Майкл была уверена, что в конечном счете Джереми попытается усилить свой контроль над компанией. И ей нужно было быть готовой к этому.
Майкл откинулась на рельефную спинку своего черного кожаного кресла. Она была одна в этом безупречном, стильном кабинете, фотография которого удостоилась центрального разворота в престижном журнале Architectural Digest. Впрочем, многолетний успех не вскружил Майкл голову. Она не видела окружающие ее предметы, не загляделась на красивый закат. Она закрыла глаза, и перед ее взором предстало лицо Джей-Ти Слоан. Сила, надежность, нотка агрессии – Слоан была самим воплощением уверенности. Майкл вздохнула. Она надеялась, что не ошиблась в женщине, которую наняла вчера. Ей понадобится помощь.
«Я ухожу. Программу заседания, которое намечено на понедельник, я отправила в Проектный отдел», – мягкий голос, прозвучавший за спиной Майкл, прервал ее раздумья.
Майкл развернулась в кресле и устало улыбнулась брюнетке, стоявшей в дверном проеме. «Да, хорошо. Спасибо».
Личная секретарша Майкл изучающе посмотрела на свою начальницу. «Вы выглядите усталой. Почему бы вам не пойти домой?»
«Я скоро пойду», – солгала Майкл, оценив заботу в голосе секретарши. Зачем мне туда идти? Джереми, наверное, нет, а если бы он и был там, то видеть его я не хочу. Лучше отдохнуть здесь.
Майкл вдруг почувствовала себя одинокой, как никогда прежде. Не из-за рухнувшего брака, а из-за того, что у них с Джереми никогда не было подлинной близости. Она заставила себя улыбнуться и помахать секретарше на прощанье, после чего выключила в кабинете свет и закрыла глаза.
*
«Черт, прошу прощения!»– воскликнула Слоан, увидев, как Майкл Лэсситер щурится в полном недоумении. Слоан сразу приглушила свет, который она включила на полную мощность, когда вошла в кабинет. Было девять часов вечера, и она не ожидала, что к этому времени в офисе кто-то еще остался. Уж тем более не гендиректор компании, в одиночестве сидевший в темном кабинете. Слоан не могла не заметить, что следы усталости на лице Майкл теперь стали заметнее. Под глазами лежали тени, и выпрямилась она в кресле с явным усилием.
«Все в порядке», – сказала Майкл. Она терла глаза, отчаянно пытаясь сориентироваться. Так, за окном темно. Значит, скоро ночь. Она села прямо, поправила волосы обеими руками. «Что вы здесь делаете?»
Слоан улыбнулась своей фирменной улыбкой одним уголком рта, ответив: «Работаю. Вы же сами сказали, что я могу провести быструю проверку систем, когда я сегодня днем звонила, помните?»
«Я не думала, что вы имели в виду сегодняшний вечер, – сказала Майкл сухо, обретя полный контроль над собой. – Что вы делаете у меня в кабинете?»
Слоан оперлась затянутым в джинсы бедром на подлокотник дорогой кожаной кушетки и обвела взглядом кабинет. Перед диваном стоял низкий стеклянный кофейный столик, а сбоку от него располагались другие предметы мебели цвета сливочного масла. Прямо напротив дивана Майкл Лэсситер сидела за большим письменным столом с двумя тумбами, на котором стояли цифровые табло, клавиатуры и плоские мониторы. Майкл выглядела одновременно холено и стильно в шелковых брюках цвета зеленого океана и туфлях на низком каблуке из светлой кожи. Ее светлые волосы были лишь чуть-чуть взлохмачены после того, как Майкл поправила их руками. Временная дезориентация уступила место спокойствию, но какое-то мгновение перед этим она выглядела беззащитной и очень молодой.
Слоан быстро отвела взгляд от Майкл, не обращая внимания на легкое влечение, которое она почувствовала к гендиректору. Кабинет был очень просторным, с окнами по трем сторонам, с небольшой нишей слева, где находилась маленькая кухня и бар. По правой стороне располагался впечатляющий рабочий терминал с несколькими компьютерами, видеоаппаратурой и чертежными досками. Круто. Главный офис, ничего не скажешь.
Слоан вдруг поняла, что Майкл ждет объяснений. «Ваши компьютеры. Я не смогу эффективно выявить взломы, если не проверю ваши компьютеры. Отсюда растут ноги, фигурально выражаясь».
Слоан опять ухмыльнулась, и Майкл с неудовольствием обнаружила, что улыбается ей в ответ. «Ну конечно». Она встала с кресла, собрала свои бумаги в небольшой портфель, добавив: «Тогда вам понадобятся пароли».
«Нет, не понадобятся».
Майкл в упор посмотрела на Слоан. «Никто не знает мой пароль. Даже моя секретарша».
«Как часто вы его меняете?»– спросила Слоан мягко, направляясь к терминалу.
Майкл пожала плечами. «Понятия не имею. Каждый раз, когда система предлагает мне это сделать».
Слоан уселась в кожаное кресло, пощелкала несколько секунд клавиатурой и мышью, после чего 19 – дюймовый плоский монитор ожил. Слоан продолжила смотреть файлы, что-то бормоча про себя. «Информация практически никогда не уничтожается полностью и сохраняется слоями. Немного напоминает археологию: нужно лишь знать, где копать».
«Чудесно, – прокомментировала Майкл кислым тоном. – Хорошо, что Джереми не слишком интересуется всеми этими деталями».
Слоан посмотрела на сидевшую за столом блондинку, в очередной раз подумав, как же чертовски хороша она была, даже с этими следами стресса, которые сегодня оставили еще более глубокие тени под ее глазами. «Да ему и не надо. Он может нанять кого-нибудь».
«Да. Как я вас», – Майкл постаралась не выдать своего беспокойства. Ей не нравилась мысль о борьбе с Джереми или о серьезном конфликте, который мог начаться между ними до того, как они разделят свой бизнес. Но Майкл хотела защитить свою компанию. Это все, что у нее было в жизни.
«Надо радоваться тому, что вы наняли меня первой», – пошутила Слоан. Потом она нахмурилась, увидев что-то на экране компьютера. Кликнула куда-то мышкой несколько раз, откинулась в кресле и снова посмотрела на Майкл. «Здесь хранится большая часть ваших разработок?»
«Здесь и на моем ноутбуке дома. Я синхронизирую файлы, когда вхожу в систему. Руководители филиалов получают краткие сведения о будущих проектах, но без подробных деталей. Я разрабатываю их самостоятельно». Как почти все в моей жизни, подумала Майкл про себя. Она была замкнутым ребенком, неуклюжим подростком, малообщительной студенткой, пока не появился Джереми, который нашел время выслушать ее. За последние пятнадцать лет она так или иначе повзрослела и перестала нуждаться в самоутверждении. А когда этот момент наступил, их с Джереми уже мало что связывало. Внешняя оболочка супружеской жизни, а теперь и она треснула по швам. Внезапно до Майкл дошел низкий голос Слоан. «Что? Извините, я задумалась».
«Я говорила о том, что нам нужно быстро достать для вас карточку с микрочипом, благодаря которой доступ к этой части системы будете иметь только вы».
Майкл подняла бровь. «Что это за штука?»
Слоан не отрывалась от монитора, продолжая просматривать файлы. Это она обожала. Настоящая охота. Возбуждение от захватывающего поиска глубоко запрятанных секретов. Кое-кто, относившийся к ней не слишком доброжелательно, поговаривал, что именно этот процесс привлекал Слоан и в отношениях с женщинами. Охота. Но общественное мнение Слоан не заботило.
«Идентификационная карта со встроенным микрочипом. В Европе они широко распространены, – рассеянно пояснила Слоан, продумывая стратегию работы. – Их используют практически везде, как мы пользуемся кредитками. В таких карточках содержится электронная информация о пользователе, и посредством пин-кода при помощи этой карточки можно проводить безопасные операции».
«Я слышала об этом, – сказала Майкл, следя за работой Слоан. – Но какое отношение это имеет к моему компьютеру?»
«В некоторых компаниях используются прототипы компьютеров, в которых предусмотрены слоты для карт со встроенными микросхемами. Эти карточки позволяют идентифицировать пользователя, а для остальных компьютер блокируется».
«Прототипы? Как же вы их достанете?»
Слоан молча порылась в своей сумке и вытащила оттуда диск. Лишь загрузив программу, позволяющую отслеживать попытки взлома системы, она посмотрела на Майкл и ответила: «У меня свои способы». В ее глазах сверкнул озорной огонек.
«Законные, я полагаю?»
«О, разумеется!»– на этот раз Слоан улыбнулась.
Майкл была просто очарована. Этой новой для нее сферой, этой женщиной. И то, и другое было для нее загадкой, и она хотела узнать больше. «Как вы к этому пришли?»
Слоан пожала плечами. «Интернет – это пока непаханое поле, и мы катастрофически не готовы к встрече с ним. Всемирная сеть быстро становится основой коммуникаций, торговли и даже культуры. Она открыта для всех, там нет законов, нет правил, нет способов, обеспечивающих выполнение каких-то правовых элементов, и нет средств, позволяющих установить или предотвратить преступление. Я увидела возможности, и у меня был опыт». Слоан запнулась, осознав, что говорит вещи, которые она редко с кем обсуждала. С Майкл Лэсситер было легко говорить, к тому же она была привлекательной женщиной. Вот черт. Плохо, очень плохо! Слоан замолчала и сконцентрировалась на мониторе.
Глава третья
Слоан потянулась и посмотрела на часы, с удивлением обнаружив, что они молча просидели больше часа, каждая за своей работой. Она посмотрела на Майкл, не заметив задумчивой улыбки на лице гендиректора и не зная, что Майкл наблюдала за ней последние пятнадцать минут.
«На сегодня все?»– спросила Майкл.
Слоан утвердительно кивнула.
«Так вы киберкоп?»– поинтересовалась Майкл. Ей было ужасно любопытно и по – настоящему интересно.
Слоан хрипло рассмеялась, вспомнив, как когда-то, в другой жизни, ее так называли снисходительные коллеги. «Едва ли. Я специалист по компьютерной безопасности. Вообще – то, я скорее человек, помешанный на компьютерах, только без очков».
Кем бы ты себя не называла, ты все равно другая, подумала Майкл. Уже давно она так ни с кем с интересом не разговаривала, причем речь не шла ни о продажах, ни о разработках, ни о каком-либо другом аспекте ее работы. Пожалуй, со времен их знакомства с Джереми, когда они могли полночи говорить друг с другом, выдумывая мир, который сейчас становился реальностью.
«В роли компьютерного ботаника я вас совсем не представляю», – рассмеялась Майкл.
Слоан засмеялась вместе с ней. «Видели бы вы меня лет в двенадцать».
«Вы всегда хотели этим заниматься?»
После этого вопроса Слоан немедленно захотелось сменить тему. Она ни с кем не обсуждала свое прошлое, даже с друзьями, которых у нее было немного. Слоан посмотрела Майкл прямо в глаза, готовясь уйти от ответа, и вдруг увидела во взгляде женщины то, чего не встречала уже долгое время. Простой интерес, без намека или претензий. Часто, когда женщины расспрашивали о личной жизни Слоан, это служило прелюдией соблазнения. Слоан научилась обходить личные моменты стороной, в противном случае она могла оказаться в невыгодной ситуации. Однако Майкл, похоже, задала свой вопрос исключительно по-дружески, и Слоан отбросила привычную защиту. Ей не было нужды защищаться от Майкл Лэсситер, потому что между ними ничего не намечалось. Никакой опасности ждать не приходилось.
«Я увлеклась компьютерами задолго до большинства своих сверстников, и мне легко давалась компьютерная грамота. Довольно скоро я уже забиралась в такие места, куда лезть, наверное, не следовало, но возможности меня пьянили. Одно потянуло за собой другое».
«Это у нас с вами общее», – заметила Майкл.
Слоан посмотрела на нее с удивлением. «Что именно?»
«Ранняя увлеченность чем-то таким, чего другие люди понять не могут, – на ее лице появилось отрешенное выражение, и Майкл задумчиво продолжила, – ты становишься обособленным, и от этого может быть тяжело».
«Да».
Их взгляды встретились, и Майкл поняла, что Слоан многого не сказала. Майкл была уверена, что Слоан тщательно подбирает слова. В ее низком голосе звучала резкая нотка, выдававшая боль. Майкл задумалась, пережила ли Слоан ту же самую изоляцию и одиночество, которую испытывала она до встречи с Джереми. Внезапно Майкл осознала: то, что она принимала за партнерство, на самом деле, по всей видимости, было лишь зависимостью. Она посмотрела на Джереми словно другими глазами. Теперь он показался ей далеким, расчетливым, чужим.
Слоан заметила печаль, мелькнувшую в выразительных глазах Майкл. «Вы ужинали?»– повинуясь какому-то непонятному внутреннему порыву неожиданно спросила Слоан.
Майкл уставилась на нее в недоумении. Вопрос застал ее врасплох и заставил осознать, что она действительно была голодна. Не меньше удивило ее и то, что этот вопрос задала Слоан. Она не производила впечатления человека, который легко идет на сближение, да и Майкл, собственно, тоже.
«Нет», – осторожно ответила Майкл, гадая, куда клонит Слоан.
Слоан помедлила, не понимая, в общем-то, почему она это делает. Может, потому, что у них обеих, похоже, была трудная пора в прошлом. Слоан пожала плечами. Она же просто проявляет дружелюбность, ведь так? «Я собираюсь на одно шоу в Старом городе. Друг будет выступать, а еда там сносная. Составите мне компанию?»
В голове Майкл раздался предупреждающий звонок, но на фоне мысли о предстоящей долгой ночи поход на какое-то представление казался вполне безобидным развлечением. «Почему бы нет?»
Действительно, почему бы и нет.
*

0

2

Пока они добиралась до места, Майкл раз десять чуть было не отказалась от этой затеи. К несчастью, она согласилась ехать на машине Слоан, что в тот момент казалось вполне здравым решением. Тогда она не подумала, что не сможет быстро уйти, если вечер обернется катастрофой. Она сидела на переднем сидении двухдверного спортивного автомобиля Слоан и смотрела в окно на оживленные городские улицы. Было почти одиннадцать вечера, и эта апрельская пятничная ночь выдалась не по сезону теплой. Поэтому по улицам гуляло необычно много людей, наслаждавшихся хорошей погодой. Майкл поняла, что редко выбиралась в город в такое время, если не считать возвращения из офиса домой. Да и то по дороге домой ее голова была занята поиском ответов на вопросы, которыми большинство людей не задавалось. В этом было одно из ее преимуществ – в способности видеть как задачу, так и способы ее решения на стадии проектирования. Было бы неплохо, чтобы эта способность распространялась и на ее личную жизнь, подумала Майкл.
Рядом с ней за рулем сидела Слоан, сосредоточенная на дороге. Она умело вела машину, действуя энергично, но осмотрительно, и была полностью поглощена маневрированием на узких, заполненных людьми улицах. Майкл с удивлением обнаружила, что не чувствует дискомфорта, совершая этот нехарактерный для себя поступок. Она редко с кем общалась помимо необходимых деловых встреч, и когда им с Джереми нужно было появиться на каком-нибудь развлекательном мероприятии, делала это с большой неохотой. Она не чувствовала себя комфортно, когда ей приходилось завязывать обычные разговоры с почти незнакомыми людьми. Майкл попыталась вспомнить, когда в последний раз они с Джереми выходили куда-то вдвоем, и не смогла. Она не понимала, как она позволила себя втянуть в эту странную вылазку в город.
«Вам не нужно оставаться, если вам что-то не понравится», – сказала Слоан, словно читая ее мысли.
Майкл в упор посмотрела на Слоан, изучая черты ее лица в мерцающем свете уличных фонарей и проезжавших мимо машин, ненадолго освещавшем лицо Слоан, прежде чем оно вновь скрывалось в темноте салона. В этих коротких вспышках света Майкл рассмотрела волевой подбородок, четко вылепленные скулы и красивый прямой нос. Она не могла видеть глаза Слоан, но ей этого было и не нужно. Темно-фиолетовый цвет этих глаз уже отпечатался в ее памяти. Майкл напомнила себе, что провела с этой женщиной уже несколько часов, и их беседа была достаточно откровенной. И вместо неловкости Майкл ощущала удивительную легкость.
«Я могу о себе позаботиться, госпожа Слоан. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне».
«Просто Слоан, – снова попросила ее спутница, – и давайте, может быть, перейдем на ты?» Она ненадолго перевела взгляд на Майкл, после чего вернулась к дороге. «Я нисколько не сомневаюсь в том, что ты полностью способна позаботиться о себе. Я лишь имела в виду, что, возможно, ты не привыкла к подобного рода развлечениям».
Майкл думала, что ее ждет какой-нибудь концерт, скажем, что-нибудь джазовое, ну или бар с пианистом. «А что именно делает твой друг?»
Слоан усмехнулась, продолжая маневрировать на парковочной площадке. Она выключила двигатель и повернулась лицом к Майкл. Без всякого умысла Слоан забросила свою правую руку на спинку пассажирского сидения. Салон двухместного «бокстера» был не слишком просторным, и пальцы Слоан случайно задели правое плечо Майкл. «Это шоу трансвеститов».
Майкл подскочила – больше от внезапного прикосновения, чем от неожиданного ответа. Она сглотнула и сказала ровным тоном: «Конечно, шоу трансвеститов. Я так и думала».
Слоан рассмеялась, оценив самоконтроль своей спутницы. Она отстегнула ремень безопасности и открыла дверь. «Пойдем. У меня зарезервирован столик прямо у сцены».
Майкл ждала на тротуаре, пока Слоан обойдет машину и присоединится к ней. При взгляде на эту неоспоримо красивую женщину Майкл подумала, боже мой, что она делает!
Глава четвертая
Гримерку за сценой делили все исполнители. Жасмин сидела перед окруженным со всех сторон лампами зеркалом за длинным столом, тянувшимся вдоль всей стены. Она закончила наносить тушь и потянулась за блеском для губ, чтобы подчеркнуть темно-красную помаду, которую она выбрала для сегодняшнего представления. Тонкой кисточкой Жасмин осторожно нанесла блеск на верхнюю губу, а затем проверила, как лежит тональный крем на лице. Она перевела взгляд, услышав, как в гримерку вошел еще один из участников шоу. Статная брюнетка в прекрасно сидевшем красном платье уселась в кресло рядом с Жасмин и изучила свое отражение в зеркале. Убедившись, что все в порядке, она повернулась лицом к Жасмин.
«Ты бы посмотрел, с кем пришла Слоан», – сказала брюнетка подчеркнуто будничным тоном.
Жасмин повернулась к ней, подняв бровь в изумлении. «Правда? Слоан ничего не говорила о том, что приведет с собой кого-то».
«В общем, она сидит за своим столиком, а рядом с ней – потрясающая блондинка».
«Натуральная блондинка? – повторила Жасмин, чувствуя слабую тревогу. – Сорок четвертый размер? Элегантна, как Ингрид Бергман, и сексуальна, как Шэрон Стоун? Это она?»
Кристал встала, разгладила несуществующие складки на своем платье, еще раз посмотрелась в зеркало, поправляя дорогой накладной бюст, и изобразила губами легкий поцелуй. «Должно быть, она».
Жасмин ненадолго прикрыла глаза, пробормотав: «Вот черт!»
«Опять проблемы с гулякой-боссом?»
Жасмин взяла черное облегающее платье, надела его через голову и разгладила вниз по телу, напомнив себе о том, что это не ее проблема и ее не касается. «Слоан в порядке, – протянула она. – Я просто хочу, чтобы она уже нашла себе кого-нибудь постоянного».
Жасмин тщательно пристроила недешевый парик поверх тонкой шапочки, прикрывавшей ее собственные белокурые волосы. Так было бы лучше для бизнеса, для моих нервов и для нее самой. Особенно для нее.
Кристал рассмеялась. «Слоан? О, не думаю. Дорогая, она не из тех, кто женится».
Вслед за Кристал Жасмин вышла из ярко освещенной гримерки и направилась к закрытой занавесом сцене. Она-то знала Слоан гораздо лучше, но не собиралась выдавать чужие тайны.
*
Майкл подвинула свой стул поближе к круглому столику, чтобы ее реже задевали суетившиеся официанты и прибывавшие в спешке опоздавшие зрители. Она исподволь оглядывала заведение. Толпа народу и шумно. Постоянные посетители искрились такой заразительной энергией, что она заулыбалась. В зале царила атмосфера вечеринки, и вместе с тем Майкл чувствовала себя расслабленно, несмотря на непривычную для нее обстановку.
«Выпьешь что-нибудь? – прокричала Слоан, наклонившись к Майкл. Она поставила тарелку с неожиданно аппетитными сэндвичами в центр маленького столика.
«Можно вина?»– прокричала Майкл в ответ. Майкл могла поспорить, что возможности клуба, какими бы они ни были, эксплуатировались по полной программе и даже больше. Зайди сюда начальник пожарной охраны, все бы вмиг оказались на улице.
Слоан скорчила мину. «Вино я здесь не пробовала. Скорее всего, оно не особо приличное».
«Тогда как насчет водки с тоником?»
Слоан кивнула. «Это безопаснее», – сказала она, вливаясь в толпу.
Майкл смотрела, как Слоан без усилий идет сквозь шумную толпу людей, двигаясь с изяществом, окруженная легкой аурой уверенности, которая говорила о том, что Слоан привыкла, что перед ней расступаются. Оставшись в одиночестве, без отвлекающей харизматической личности Слоан, Майкл вновь задумалась о том, что она делает. Она не знала эту женщину, никогда не бывала в местах, подобных этому клубу, и боялась сказать что-нибудь такое, что поставило бы ее в неловкое положение. Но, несмотря на эти страхи, Майкл чувствовала и всплеск возбуждения. Месяцами она не бывала нигде, за исключением офиса, если ей не приходилось ездить в другие города по делам. Это мероприятие выбивалось из ее налаженной жизни и было ей необходимо, как глоток свежего воздуха.
«Привет, я Сара, – сказала, обращаясь к Майкл, стройная рыжеволосая девушка в коричневых хлопчатобумажных брюках и легком белом свитере с высоким горлом. Она взяла стул и присела к столику, за которым уже и без того было тесно. Увидев озадаченный взгляд Майкл, она добавила:» Я подруга Слоан «.
Майкл протянула руку, чтобы поздороваться: «Майкл Лэсситер».
Сара внимательно ее осмотрела, отметив про себя отличную стрижку, легкий, но безупречный макияж и дорогущий сшитый на заказ костюм, хотя он и выглядел в стиле casual. «Если вы трансвестит, то лучший из всех, что я встречала».
Майкл уставилась на Сару, безуспешно пытаясь найти хотя бы отдаленно подходящий ответ.
«Госпожа Лэсситер – мой деловой партнер, Сара», – ровно сказала Слоан, уместившись на оставшемся свободном стуле и поставив на стол напитки для себя и Майкл. Посмотрев на Майкл, Слоан постаралась скрыть свое изумление: на прекрасном лице гендиректора читались легкие признаки серьезного шока. «Сара – доктор восточной медицины, Майкл».
Это объясняло легкий запах специй, окружавший Сару, и сдержанное выражение ее гладкого, ровного лица, которое Майкл неожиданно нашла очень приветливым. Впрочем, это не объясняло, почему она была здесь или откуда она знала Слоан. Но искать здравый смысл во всем происходящем было бесполезно. «Я вижу».
Сара рассмеялась и коснулась руки Майкл. «Слоан никогда не перестанет шифроваться, даже когда ей этого не нужно. Мы познакомились много лет назад, когда работали в Таиланде. Я осталась там и стала учиться. Мы лишь недавно встретились после моего возвращения в Штаты».
Майкл кивнула, словно бы эти слова Сары все прояснили. Она заметила, как взгляд Слоан на мгновение потемнел от неприятных воспоминаний, но не спросила, в чем дело.
«Потом Слоан пригласила меня на представление Жасмин, и с тех пор я стараюсь не пропускать ни одного ее шоу, – добавила Сара, словно не обращая внимания на сердитый взгляд Слоан. – Вы ее когда-нибудь видели?»
«Еще нет», – ответила Майкл. Она не видела смысла говорить, что она еще ни разу в жизни не видела столько женщин, которые на самом деле могли быть вовсе не женщинами, и понять это было невозможно. К счастью для нее, свет в клубе погас, что предвещало начало шоу и избавило Майкл от дальнейших объяснений.
А потом представление настолько захватило ее, что стало не до разговоров.
Глава пятая
Майкл не могла припомнить, когда еще получала такое удовольствие. Она не могла до конца понять, что понравилось ей больше: костюмы, музыка или на самом деле талантливые исполнители. К ее удивлению, голоса участников шоу оказались просто чудесными. На протяжении всего представления Майкл чувствовала присутствие Слоан позади себя. Слоан мягко смеялась над шутками, энергично аплодировала каждому исполнителю и в перерывах наклонялась к Майкл, рассказывая ей что-нибудь из истории этого кабаре. На какое-то время она исчезла, после чего вернулась с новым напитком для Майкл, поставив бокал перед ней с теплой улыбкой. Слоан была тактична, внимательна и невероятно очаровательна. Майкл никогда не встречала кого-то, похожего на нее.
Когда в клубе зажегся свет, Майкл обнаружила, что сидит вплотную к Слоан за крошечным столиком. Вокруг было по-прежнему шумно: посетители отрывались еще активнее по мере продолжения вечера. Чтобы хотя бы как-то слышать друг друга, Майкл и Слоан пришлось почти стукнуться лбами.
«И что ты думаешь об этом?»– спросила Слоан, ее глаза светились от удовольствия.
«Это было прекрасно! – с чувством ответила Майкл. – Они просто замечательно пели, и на них было так приятно смотреть. Костюмы великолепны. Они напоминают мне» Райских птичек «».
Слоан рассмеялась и кивнула Майкл. «Надо не забыть сказать об этом Жасмин. Ей будет приятно».
При упоминании имени Жасмин Сара наклонилась к ним и вступила в беседу. «У Жасмин чудный голос, правда?»– сказала она скорее утвердительно.
Майкл кивнула в ответ, а Слоан внимательно посмотрела на Сару, уловив нотку восхищения в голосе девушки. Лицо Сары порозовело от удовольствия, глаза светились от возбуждения, и энергия, казалось, просто распирала ее. И Слоан догадывалась, почему. Слоан заметила, что девушка не пропустила ни одного шоу Жасмин после того, как она впервые привела Сару на представление. Не могла Слоан не заметить и того, что Сара не отрывала взгляда от Жасмин, когда та была на сцене или сидела с ними за одним столиком после шоу. Слоан знала, что Жасмин никогда не показывалась в таком виде за пределами клуба, и не была уверена, что Сара правильно все поймет в этой истории. Слоан сохранила свои догадки при себе, ибо не в ее правилах было вмешиваться в личные отношения других людей, особенно ее друзей. Она лишь сказала: «Жасмин просто фантастическая».
В этот момент предмет их разговора появился из коридора за сценой, осторожно прокладывая себе путь между людей и беспорядочно расставленных столиков. Когда Жасмин подошла к ним, Слоан галантно встала и предложила ей стул. В знак благодарности Жасмин быстро поцеловала ее в губы. Слоан усмехнулась, стирая пальцем легкий след помады, оставшийся на ее губах.
«Я так рада, что все вы остались на шоу», – сказала Жасмин, присаживаясь на стул. Она скрестила ноги, и поднявшийся край платья обнажил стройные гладкие ноги в прозрачных чулках. На ногах у нее были красные атласные туфли на шпильках. «Похоже, вы хорошо проводите время, и я не хочу ничего пропустить!»
«Мы говорили о том, какое восхитительное было шоу», – сказала Сара, полностью поглощенная Жасмин.
Даже в тусклом от сигаретного дыма освещении Слоан увидела, что от этих слов Жасмин покраснела. Вслед за Сарой Майкл выразила свое восхищение. Слоан была рада, что Майкл понравилось шоу. Она до сих пор не могла прийти в себя от своего порыва пригласить Майкл сюда. Обычно она так не делала: не приглашала практически незнакомых людей, особенно замужних натуралок, развлечься с ней в городе. Просто когда они с Майкл поздним пятничным вечером сидели в этом холодном, с большим количеством окон кабинете на высоком этаже, у Слоан появилось такое чувство, что Майкл Лэсситер очень одинока. Почему это должно ее, Слоан, волновать – это был уже другой вопрос, и на него ей не слишком хотелось отвечать. То, что она очень хорошо чувствовала руку Майкл рядом со своей, лежавшей на тесном столике, тоже беспокоило Слоан. Она посмотрела на свои часы, увидев, что шел уже второй час ночи.
Почувствовав что-то вроде облегчения, Слоан сказала Майкл: «Уже поздно. Как ты хочешь – чтобы я отвезла тебя обратно в офис или, может, подбросить тебя домой?» Тут Слоан поняла, что ее слова могут быть восприняты как приглашение к чему-то более интимному. Она быстро поправилась: «Я имею в виду, что могу отвезти тебя, куда скажешь, если ты не хочешь вести машину сама».
Майкл слегка улыбнулась, притворившись, что не заметила дискомфорта Слоан. «На самом деле сегодня я приехала в центр на электричке. Поэтому сейчас мне понадобится такси».
«Вот еще, – сказала Слоан твердо. – Я отвезу тебя домой. Это совсем не трудно. Ты готова?»
Майкл посмотрела на Сару и Жасмин, которые что-то увлеченно обсуждали. При этом рука Сары ненавязчиво лежала на предплечье Жасмин. Большинство завсегдатаев уже потянулись на выход, и с долей сожаления Майкл поняла, что вечер подошел к концу. «Да, готова», – сказала она, быстро поднимаясь со стула.
Они попрощались с Сарой и Жасмин, которые лишь рассеянно помахали им руками в ответ, не прерывая оживленной беседы. Слоан улыбнулась при взгляде на своих друзей и легонько взяла Майкл за руку, чтобы провести ее сквозь толпу к выходу.
«Похоже, они хорошие друзья», – заметила мимоходом Майкл, когда они со Слоан вышли на улицу. Она все еще держала Слоан за руку, и эта рука была удивительно сильной, гладкой и теплой. И это мягкое, уверенное прикосновение было приятным.
«Они только недавно познакомились, – сказала Слоан, – но, как видно, сразу поладили друг с другом». Она ни с кем не обсуждала связь между Джейсоном и Жасмин, и хотя Слоан предполагала, что Майкл могла бы это понять, она все же сменила тему. «Я очень рада, что тебе понравилось».
С этими словами она отпустила пальцы Майкл, сняла «порше»с сигнализации и открыла дверь для своей спутницы.
«О, мне правда понравилось», – ответила Майкл, садясь на переднее сиденье и пристегиваясь. Она посмотрела на Слоан, которая заводила машину: «Спасибо, что пригласила меня».
На мгновение Слоан почувствовала себя неудобно, прекрасно памятуя о том, что Майкл только что наняла ее, и что она совсем не знала этого человека. Находясь наедине с женщиной, Слоан обычно чувствовала себя более уверенно. Но сегодня все было иначе. Майкл Лэсситер была не из тех, с кем можно было просто развлечься. Слоан подозревала, что Майкл даже не знала правил игры. Она посмотрела на Майкл, в который раз поразившись ее спокойной элегантности и собранности. Слоан сказала с усмешкой: «Извини, если вечер застал тебя врасплох».
«Вовсе нет, – рассмеялась Майкл. – Как только я узнала, что большинство присутствовавших в клубе красавиц были мужчинами, а красивые мужчины на самом деле были женщинами, мне стало куда проще».
«Впервые слышу такое объяснение, но, пожалуй, оно вполне подходит». Слоан посмотрела на Майкл и добавила без раздумий: «Ты была там исключением. Ты очень красивая и уж точно не мужчина».
Майкл застыла, ее бросило в жар от комплимента Слоан. Если Джереми и называл ее красивой, то явно не таким тоном. Какая-то нотка чувственности прозвучала в словах Слоан. Майкл посмотрела на блики лунного света, игравшие на лице Слоан, и вдруг осознала, что просто красивой назвать эту женщину недостаточно. Она не выглядела как мужчина, но в то же время слово «красивая» было слишком мягким для описания ее привлекательности. Слоан была стройной и мускулистой, но черты ее лица были четко очерчены, чтобы и они безошибочно выдавали в ней женщину. Майкл поняла, что откровенно рассматривает Слоан, и отвела взгляд в сторону.
«Спасибо», – сказала она мягко, не зная, что еще добавить.
«Порше» летел по ночным улицам. Майкл и Слоан ощущали присутствие друг друга, и никто из них не чувствовал желания нарушить тишину. Когда Слоан остановилась на круглой парковке перед большим каменным особняком в одном из старейших и богатых кварталов города, Майкл неожиданно почувствовала разочарование. Она посмотрела на знакомое здание и поняла, каким холодным и безликим оно выглядело. В отдельных окнах горел свет: благодаря электронному таймеру лампочки загорались и гасли через неравные промежутки времени. Это создавало ощущение того, что в доме жили, хотя в действительности Майкл и Джереми редко бывали здесь одновременно. Часто они находились в противоположных частях страны по делам компании, решая стратегические или маркетинговые вопросы. Целыми днями дом пустовал, или же они ненадолго появлялись в нем в разное время. Они редко спали вместе, и Майкл с облегчением увидела, что «феррари» Джереми не было на парковке. По какой-то неясной причине ей не хотелось ложиться с ним в постель этой ночью.
Слоан обошла свой «порше» спереди и открыла пассажирскую дверь. Когда Майкл вышла из машины, Слоан сказала: «Я собиралась поработать у тебя в кабинете утром. Ты могла бы предупредить охрану, чтобы они были готовы к моему появлению?»
«Не беспокойся об этом. Я буду там. Просто скажи охранникам, чтобы они позвонили мне для подтверждения, когда придешь».
Стараясь не обращать внимания на легкую волну удовольствия, пробежавшую по ее телу после этих слов, Слоан просто кивнула. «Тогда спокойной ночи, госпожа Лэсситер», – сказала она тихо, в ее голосе прорезалась странная хрипотца. Слоан сопротивлялась сильному желанию коснуться пальцами щеки Майкл.
Майкл замешкалась на мгновение, едва заметно наклонившись к Слоан под влиянием спокойного притяжения, чувствовавшегося в ее голосе. Наконец, она просто улыбнулась и ушла. Слоан села обратно в машину, но не тронулась с места, пока массивная входная дверь дома не закрылась за Майкл Лэсситер. Но даже после этого прощальная улыбка Майкл не шла у нее из головы.
Глава шестая
В девять утра Слоан шла по ярко освещенному главному коридору компании Майкл, куда выходили двери рабочих кабинетов, конференц-залов и комнат отдыха. Коридор заканчивался на восточной стороне здания угловым кабинетом Майкл, который занимал немалую часть пространства. Слоан удивилась, увидев, что во внешнем офисе перед кабинетом Майкл кто-то работает. Какая-то женщина стояла спиной к Слоан за большим подковообразным столом, сортируя документы в картотеке.
«Простите, – обратилась к ней Слоан, подумав, что это была секретарша Майкл, – госпожа Лэсситер меня ждет».
Женщина обернулась и при виде Слоан негромко вскрикнула от удивления. Глаза женщины расширились, а ее привлекательное лицо слегка покраснело. «Боже мой, Слоан! Что ты здесь делаешь?»
«Привет, Энжела, – спокойно ответила Слоан, скрыв свое удивление под маской невозмутимости. – Работаю. Странно, что ты этого не знала».
Слоан точно не знала, что именно о ней сообщила Майкл Лэсситер сотрудникам компании. «Я и не знала, что ты здесь работаешь», – сказала она Энжеле.
Та пожала плечами, горько улыбнувшись. «Учитывая, что мы с тобой не общались почти два с половиной года, не удивительно. Конечно, тебя никогда не интересовали подробности моей личной жизни. Насколько я помню, твои интересы были ограничены вполне конкретными вещами».
Слоан подумала, что, возможно, заслуживает этого упрека, если вспомнить, что она довольно резко порвала с Энжелой Страйкер. Они познакомились на каком-то местном политическом мероприятии и после этого встречались несколько раз. Но Энжела хотела, чтобы она была единственной, чего Слоан никак не могла ей гарантировать. Слоан подумала, что лучше всего будет быстро разорвать эту связь, пока обе они не пожалели об этом знакомстве. Тем не менее, сейчас Слоан промолчала в ответ на обвинения Энжелы. С течением времени она поняла, что пытаться оправдывать свои действия там, где речь шла об уязвленном самолюбии и разбитых мечтах, было бесполезно. Проще было оставить впечатление, что ей было все равно.
«Так что, она меня ждет?»– спросила Слоан, мотнув головой в сторону закрытой двери позади Энжелы.
Лицо Энжелы слегка исказилось от гнева, но она быстро взяла себя в руки. «Не знаю. Сейчас проверю».
Спустя минуту Слоан снова оказалась в роскошном кабинете наедине с Майкл Лэсситер, одетой в бежевые брюки и темно-коричневый кашемировый свитер с V-образным вырезом. Слоан старалась не обращать внимания на то, что под тонким свитером у Майкл ничего не было.
«Привет», – поздоровалась Слоан.
«Доброе утро», – улыбнулась Майкл.
Слоан положила свой портфель рядом с компьютерным терминалом, а потом посмотрела на Майкл. «Ты давно здесь?»– спросила она у гендиректора.
Майкл отвела взгляд. «Уже какое-то время. Не могла заснуть вчера».
«Прости», – сказала Слоан. Ей самой с трудом удалось заснуть ночью. Она бесцельно бродила по своей квартире-лофту. Свет она не включала, лишь луна светила в окна. Слоан обнаружила, что ей некуда деть распиравшую ее энергию. Она продолжала вспоминать прошедший вечер, и как она отвозила Майкл домой. Давненько она не проводила столько времени с женщиной, которая не стремилась ее соблазнить. Да и вообще с Майкл все было по-другому. Что-то витало в воздухе между ними, от чего у Слоан шли мурашки, но это было не вожделение. Не банальное влечение, пробужденное феромонами, к которому она привыкла. Может, все дело было в том, что Майкл Лэсситер просто-напросто ей нравилась. И Слоан было неприятно при мысли о том, что эта сдержанная женщина была ночью одна и мучилась бессонницей и тревогами. Слоан распрямила плечи и выдохнула. «Что ж, давай-ка я сяду за работу и, может, успокою тебя немного хотя бы насчет этой проблемы».
«Есть свежий кофе», – предложила Майкл.
«Спасибо, я налью себе через минутку», – пробормотала Слоан рассеянно, уже усевшись за центральный компьютер и быстро набивая команды.
Майкл полюбовалась Слоан пару секунд, ей нравилась предельная сосредоточенность на лице компьютерного специалиста. Вдобавок она подумала, как раскованно и по-домашнему Слоан выглядела в своих полинявших джинсах и белой рубашке со слегка потрепанными манжетами. Потертые коричневые ботинки прекрасно подходили к джинсам и рубашке и завершали портрет этой женщины, которая ничего не стремилась сказать своим внешним видом. Никаких понтовых костюмов. Майкл задумалась, догадывалась ли Слоан о том, насколько привлекательна была излучаемая ей уверенность. Тут Майкл встала, подошла к кофеварке, налила кофе в две керамических кружки и отнесла одну из них Слоан.
«Черный нормально?»– спросила она, ставя кружку с кофе справа от Слоан.
«Что?»– спросила Слоан, не отрываясь от монитора. Потом аромат отличного кофе французской обжарки все же привлек ее внимание, и она посмотрела снизу вверх на Майкл. «Ты вовсе не должна приносить мне кофе, – сказала она с обаятельной усмешкой, – но спасибо».
Майкл улыбнулась: «Это самое меньшее, что я могу сделать для тебя в благодарность за вчерашний вечер».
Слоан развернулась в кресле лицом к Майкл, взгляд ее фиолетовых глаз посерьезнел. «Не нужно благодарить меня. Я наслаждалась каждым мгновением».
Майкл покраснела. Она не понимала, почему эти слова Слоан доставили ей такое удовольствие. «Я лучше дам тебе поработать», – сказала она мягко, уходя от стола, за которым сидела Слоан.
Лишь спустя несколько минут Слоан смогла сконцентрироваться на диагностике, которую проводила, но и после этого она отчетливо осознавала присутствие Майкл, которая делала какие-то наброски за своей чертежной доской. От этого невидимого подводного течения у Слоан опять пошли мурашки по коже. Она изо всех сил старалась не обращать на это внимания.
«Так, так, так», – сказала Слоан себе под нос спустя несколько минут.
Майкл оторвалась от своей работы, заметив, что Слоан слегка нахмурилась. «Что там?»
Слоан подняла вверх руку, призывая Майкл проявить терпение, пока она внимательно читала информацию в нескольких окошках, открытых у нее на экране. «Вчера вечером я поставила здесь второй уровень защиты к уже имевшейся в системе сетевой защите. Я просто хотела посмотреть, будет ли какая-нибудь активность. Судя по всему, кто-то пытался пролезть через черный ход».
Майкл отложила карандаш, повернулась на своем высоком стуле и внимательно посмотрела на Слоан. «Что-то серьезное?»– спросила она.
Слоан пожала плечами. «Не обязательно. Тысячи людей по всему свету постоянно пытаются взломать чужие системы – просто шутки ради. Они запускают программы, которые ищут открытые сети, не важно, частные или корпоративные. В момент обнаружения такой сети запускается программа-разведчик. Она открывает файлы системы и позволяет хакеру ознакомиться с их содержимым. Я так полагаю, все компьютеры вашей компании объединены между собой, как в центральном офисе, так и между филиалами».
«Да, по крайней мере, в большинстве отделов, имеющих отношение к маркетингу и проектированию, – подтвердила Майкл. – Мы проводим так много конференций между различными подразделениями, особенно когда к одной разработке привлекается несколько заводов, поэтому мы решили создать свою компьютерную сеть. Доступ к ней имеют лишь финансовые и кадровые отделы, по крайней мере, в центральном офисе, но, честно говоря, я никогда не задумывалась о том, насколько хорошо эта система охраняется».
«Забудь, я этим займусь», – Слоан откинулась на спинку кресла и потерла лицо обеими руками. Ей хотелось выпить еще одну чашку кофе, но не хотелось просить об этом Майкл. Она и без того была удивлена, когда Майкл принесла ей кофе. Она не привыкла, чтобы о ней заботились таким образом.
«Возможно, вы облегчили себе работу, создав сеть, – добавила Слоан, – но в то же время это сделало вашу систему более уязвимой. Что ты скажешь о домашних компьютерах? Сколько примерно человек могут зайти в сеть компании через свои личные машины?»
Этот вопрос рассмешил Майкл. «О боже, я не знаю! Может, несколько сотен. Сначала у нас не было своей сети. Но число компьютеров росло, и нам нужно было поддерживать контакт друг с другом, поэтому мы объединили все компьютеры в одну сеть. Ее никогда не проверяли целиком. Не видели необходимости». Майкл встала со стула и подошла к рабочему месту Слоан, взяв пустую кружку из-под кофе. В маленькой нише, где стояла дорогостоящая французская кофе-машина, Майкл налила им еще по одной чашке кофе и затем вернулась к Слоан, встав слева от нее. Она поставила на стол чашку с кофе и посмотрела на экран компьютера. «Можешь сказать, кто это?»
«Спустя какое-то время, может быть», – ответила Слоан и с благодарностью взяла кофе. «Спасибо», – сказала она тихо.
«Боюсь, если я предприму слишком откровенную попытку заблокировать другим, особенно Джереми, доступ к системе, это вызовет у него подозрения, – стала размышлять вслух Майкл. – Я же не хочу ничего предпринимать, пока ты не обезопасишь все мои важные данные».
Слоан кивнула, понимая, что решать вопрос об обеспечении безопасности нужно было с учетом общей ситуации, в которой находилась Майкл. «Прости, не хочу совать нос в твои дела, но, как ты считаешь, что может сделать твой муж?»
Майкл оперлась бедром на угол широкого стола, на котором стояло множество электронной аппаратуры. Она вздохнула, голубые глаза полны тревоги. «Я не знаю», – ответила она.
Слоан, смутившись, посмотрела на нее. Неужели Майкл не могла предположить, на что будет способен ее муж, когда она уйдет от него? Неужели она так плохо его знала, или он ее? Внезапно Слоан забеспокоилась о другом. «Твой муж когда-нибудь, – она запнулась, затем мягко продолжила, – применял силу?»
Какое-то мгновение Майкл выглядела неуверенной, потом порозовела. «Нет, никогда. Он может вспылить, хотя чаще всего, когда он злится, он становится холоднее и еще более замкнутым. Мне кажется, он считает, что отгородиться – вот самое худшее для меня наказание».
В голосе Майкл чувствовалась боль и смущение, и Слоан подумала, что ее муж действительно знал, как ранить ее. Слоан ощутила презрение к этому человеку. «Прости, мне не следовало спрашивать тебя об этом».
Майкл мягко положила руку на плечо Слоан со словами: «Ничего страшного. Это больше ничего для меня не значит».
Слоан кивнула и повернулась к компьютеру. Ей нужно было заняться тем, для чего ее наняли, и перестать беспокоиться о личной жизни Майкл Лэсситер. И не ее это было дело – заботиться о том, как прогнать страдание, заметное во взгляде Майкл, или развеять печаль, которая так часто сквозила в ее голосе. «Я поработаю здесь и, возможно, дам тебе ответы».
Майкл молча сидела, догадываясь, что Слоан дала ей понять, что вся ушла в работу. Она немного удивилась тому, что от невнимания Слоан ей стало больно. Слоан так и не посмотрела на нее больше, и Майкл тихонько отошла. Они больше не разговаривали, лишь попрощались.
Глава седьмая
После ухода Слоан Майкл собрала документы и диски с материалами, над которыми она собиралась поработать дома, и сложила их в свой портфель. Закрывая дверь в кабинет, она с удивлением обнаружила, что Энжела все еще сидит за столом в приемной. «Почему вы еще здесь?»
«Вчера вечером Фостер прислал отчет по телекоммуникационному проекту. Я подумала, что вы захотите, чтобы подборка документов по проекту первым делом была отправлена в маркетинговый отдел в понедельник, поэтому я решила начать с ними работать. Я уже все подобрала, и скоро можно будет печатать».
Майкл улыбнулась, с мягкой укоризной покачав головой. «Вы знаете, я не требую от вас работать по субботам во второй половине дня, если только речь не идет об исключительной необходимости». Майкл посмотрела на свои часы и добавила: «А сейчас уже явно перевалило за полдень. Я ценю ваши усилия, и, вы правы, эти документы мне понадобятся. Но они могут подождать до вашего прихода на работу утром в понедельник».
«Я уже собираюсь», – сказала Энжела с благодарностью. Вечером у нее было свидание, а ей еще нужно было сделать кучу вещей до того, как за ней заедет Карен. Она наклонила голову и внимательно посмотрела на Майкл. Ее босс выглядела усталой и еще, как ни странно, грустной. «У вас все в порядке?»– спросила Энжела у Майкл.
Майкл немного напряглась, ей не нравилось говорить о себе. Хотя Энжела вот уже три года работала ее личной секретаршей и неплохо знала ее, да и остальных сотрудников компании, друзьями они не стали. Майкл доверяла Энжеле, но не делилась с ней секретами. «Да, конечно. У меня все нормально», – ответила она.
Энжела остановилась на этом формальном ответе, зная, что дальнейшие расспросы бесполезны. Поэтому она ловко перевела разговор на другую тему, которая ее очень интересовала. «Кстати, я заметила, что у вас новый компьютерный консультант. Мейфилд что, увольняется?»
Майкл замешкалась, пытаясь решить, как же лучше объяснить появление Слоан в офисе. Она вполне доверяла Энжеле, но ей показалось, что это будет не слишком честно – нагружать секретаршу информацией, которую ей придется скрывать. Энжела редко работала с Джереми напрямую, но они, разумеется, довольно часто контактировали, так что Энжела могла оказаться в щекотливой ситуации.
«Нет, Мейфилд никуда не собирается, – сказала Майкл обычным тоном, имея в виду их штатного системного администратора. – Слоан просто выполняет специальную работу лично для меня».
«Да уж, в этом сильная сторона Слоан. Она прямо-таки специалист по личной работе», – фыркнула Энжела.
Майкл в некотором замешательстве посмотрела на Энжелу: «Простите?» Секретарша лишь покачала головой. Порой Майкл была такой наивной. «Джей-Ти Слоан бесподобный специалист во всех смыслах, – сказала Энжела, не пытаясь скрыть горечь в голосе. – Ей нравится сочетать работу с удовольствием, если вы понимаете, о чем я, и женщины – это ее специальность. Хотя, насколько я могу судить, с вами у нее вряд ли что-то получится».
Майкл почувствовала, что отчего-то краснеет. Она знала, что Слоан лесбиянка, но не придала этому никакого значения вчера вечером. Возможно, она поспешила, приняв приглашение Слоан в кабаре, хотя Майкл серьезно сомневалась в том, что Джей-Ти Слоан обратит на нее внимание в том самом смысле. Приглашение Слоан показалось вполне безобидным и вылилось в один из самых приятных вечеров, который случился у Майкл за довольно долгое время.
«Я полагаю, госпожа Слоан вряд ли проявит ко мне какой-либо интерес в этом отношении», – сказала Майкл тоном, закрывающим тему.
Энжела так и уставилась на босса, не понимая, как так могло случиться, что Майкл действительно не осознавала свою привлекательность. Мало того, что она была сногсшибательно красива. Вдобавок Майкл была умной, цельной и доброй. Редкое сочетание для успешной бизнес-леди. Энжела несколько месяцев боролась со своим влечением к Майкл. Она понимала, что ничего не добьется, причем не только потому, что ее харизматичный босс была замужем, но и потому, что Майкл Лэсситер, похоже, не подозревала о том интересе, который могла вызывать у окружающих. Энжела не раз наблюдала тщетные попытки мужчин – и даже нескольких женщин – закрутить с Майкл служебный роман. Но та просто-напросто не видела этих попыток. Она всегда была слишком занята какой-нибудь очередной идеей.
«Со Слоан возможно все. Просто не принимайте всерьез ее слова и поступки, и с вами все будет в порядке», – посоветовала Энжела, собирая свои вещи перед уходом.
«Спасибо, – сказала Майкл сухо. – Я это запомню».
Она решительно стерла из памяти воспоминания о голосе Слоан и постаралась выбросить из головы быстро сменявшие друг друга образы с этим незаурядным профилем, вычерченным в лунном свете. Майкл заставила себя сосредоточиться на своем последнем проекте: неосознанное бегство в работу стало для нее привычным делом за многие годы. Она и не понимала, насколько гулкие отзвуки ее шагов в пустом коридоре отражали разрастающуюся пустоту, царившую в ее жизни.
*
«Мне нужно, чтобы ты нашел для меня кое-какую информацию», – попросила Слоан, медленно двигаясь в послеполуденной городской пробке.
«Да? И о ком же?»– спросил Джейсон, с которым она разговаривала по телефону.
«Я хочу знать все, что можно найти о Майкл Лэсситер, ее семье и Джереми Лэсситере».
«Какие-то проблемы с этим проектом?»– поинтересовался явно удивленный Джейсон. Это была нетипичная просьба, особенно при работе Слоан с частными компаниями. К тому же, несмотря на то, что Слоан слыла плейбоем, для нее необычно было ходить на свидания с клиенткой, по крайней мере, до завершения работы. Она изрядно удивила Джейсона, появившись в кабаре с Майкл. Конечно, оставалась вероятность того, что он неправильно оценил взгляды, которые бросала Слоан на Майкл тем вечером, и она была вовсе не увлечена новой клиенткой.
«Да пока нет. Просто у меня такое чувство, что наступит момент, когда мне понадобится вся возможная информация об этих Лэсситерах», – сказала Слоан. Она не видела причин объяснять Джейсону свое беспокойство, поскольку она не могла толком объяснить его себе. Она просто не могла рассчитывать на то, что Джереми Лэсситер сдастся без боя. Информация нередко становилась мощным оружием в таких столкновениях, и если она могла помочь Майкл Лэсситер, то она поможет. Слоан сказала себе, что это была просто хорошо оплачиваемая работа и ничего больше. Уж конечно, ничего личного.
«Где ты?»– со вздохом спросил Джейсон.
«Еду в тренажерку, – ответила Слоан. – Только что закончила первичное сканирование системы компании Лэсситер».
«Слоан, дорогуша, сегодня суббота. Готов поспорить, у тебя есть планы на вечер, да?»
Слоан нахмурилась. У нее действительно были планы, но по какой-то причине она не особенно горела желанием претворять их в жизнь. «Я ужинаю с Дианой Карсон», – призналась она.
«Ага. Ну, у меня, пожалуй, тоже есть планы. И я не собирался убить весь вечер на перетряхивание чужого грязного виртуального белья».
Слоан рассмеялась. «Отлично. Можешь сделать это в понедельник утром». Джейсон обреченно вздохнул.
«Что мы вообще ищем? Мне понадобится просить о помощи наших товарищей?»– спросил он.
«Не думаю, что понадобится помощь. Ничего секретного вроде бы нет. Я лишь хочу, чтобы ты нашел все, что можно, об обоих Лэсситерах, до и после их брака, личную и профессиональную информацию».
Джейсон уловил скрытое беспокойство в ее голосе и, став неожиданно серьезным, спросил еще раз: «Точно нет проблем?»
«Нет», – скупо проронила Слоан. Они с Майкл даже не поговорили толком те последние часы, что она провела у Майкл в кабинете. Когда Слоан собралась уходить, на самом деле ей этого не хотелось. И она не могла объяснить, почему. Она с трудом удержалась, чтобы не спросить Майкл о ее планах на выходные.
В раздражении Слоан провела рукой по волосам, зашипев на какого-то придурка, пытавшегося ее подрезать, и продолжила: «Я всего-навсего хочу знать, с чем конкретно имею дело, Джейсон. Неужели я прошу слишком многого?»
«О нет, что ты, – сказал Джейсон театральным голосом с ноткой сарказма. – Я ваш покорный слуга, моя всемогущая повелительница».
Слоан рассмеялась, несмотря на свою тревогу. «Просто сделай это для меня, Джейсон».
«Ваше желание для меня закон, – пошутил он, добавив после секундного замешательства, – между прочим, звонила Сара и просила тебя перезвонить».
«Да? Она сказала, в чем дело?»
«Нет, – сказал смущенно Джейсон. – Мы мало поговорили».
Слоан была просто поражена, насколько быстро и легко сдружились Жасмин и Сара. Однако Джейсон, по всей видимости, чувствовал себя неловко и неуверенно, когда Сара звонила или заходила в офис.
«Ладно, хорошо, спасибо. Я позвоню ей, когда вернусь домой из спортзала».
«Постарайся никого не обидеть и не разбивать сердец до конца выходных, ладно?»– сказал он полушутя.
«Так и быть, договорились», – пробормотала она, пересекая три полосы под дикий вой гудков и выразительные жесты раздраженных водителей. Как будто все время дело было в ней одной.
*
«К тебе бы надо прикрепить сигнальное устройство», – услышала Слоан приятный женский голос.
Слоан подняла голову и поверх штанги увидела лицо Сары, которая, наклонившись, смотрела на нее с легкой улыбкой.
«Да уж, – буркнула Слоан, поднимая штангу в очередной раз. – Мне уже говорили об этом. Как ты нашла меня?»
Сара подставила по два пальца с каждой стороны под перекладину штанги, уперлась в пол и стала повторять движения вместе со Слоан, готовясь принять на себя больше веса, если та начнет уставать. «Я позвонила в офис еще раз, и Джейсон сказал мне, что ты поехала сюда. Если хочешь реально выложиться, мы могли бы устроить спарринг, только скажи».
Слоан моргнула от пота, застилавшего ей глаза. Она энергично поднимала железо вот уже сорок минут, и ее мышцы начали гудеть от усталости. Но ей так и не удалось избавиться от чувства тревоги, не покидавшего ее с тех пор, как она попрощалась с Майкл. Поэтому идея хорошей схватки пришлась Слоан по душе. Она положила штангу на стойку и смахнула с лица пот тыльной стороной руки. «А я-то думала, что ты стала вся такая миролюбивая со своей восточной медициной, йогой и всем прочим», – поддела она Сару.
В глазах Сары сверкнул огонек вызова. «Полагаю, что процесс надирания тебе задницы можно считать разновидностью медитации, Слоан».
Слоан рывком поднялась со скамьи. «Ну давай, вперед, учитель Сара», – шутливо сказала она.
Спустя десять минут они стояли лицом к лицу в примыкавшей к тренажерному залу студии. Обменявшись поклонами, они встали в боевую стойку. И Слоан внезапно вспомнила жаркие влажные джунгли Таиланда, многолюдные шумные улицы Бангкока и себя – молодого наивного агента, которым она была десять лет назад. Назначение в Таиланд было ее первым заданием за границей после того, как она стала работать в Министерстве юстиции сразу после окончания колледжа. Попав в Таиланд, Слоан то тосковала по дому, то испытывала бурю эмоций от новых впечатлений. Их с Сарой потянуло друг к другу, потому что они обе были американками и ровесницами. Специальностью Слоан были коммуникации, по крайней мере, так было написано в ее документах. Слоан создавала компьютерные сети для союзников американского правительства в Юго-Восточной Азии и вдобавок к этому тайно помогала проникать в системы местных правительств и компаний, которыми интересовались Соединенные Штаты. Слоан и Сара быстро сдружились и почти все свое свободное время проводили вместе. В конце концов они стали заниматься боевыми искусствами в одной школе, и духовная связь, возникшая между ними, была крепче уз крови. В какой-то момент Слоан была вынуждена уйти со службы под гнетом подозрений, и они с Сарой расстались. Но несмотря на несколько лет разлуки, их связь ничуть не ослабела. Слоан доверяла Саре больше всех на свете.
Экскурс в прошлое стоил Слоан хорошего пропущенного удара в челюсть и последовавшего за ним быстрого удара ногой с разворота. К счастью, с рефлексами у Слоан было все в порядке, и она ухитрилась упасть, не ударившись о пол затылком. Через мгновение она уже была на ногах, легонько потряхивая головой и хмурясь от восторженного смеха Сары.
«Теряешь форму, Слоан, – добродушно подколола ее Сара. – Это все из-за твоей сидячей работы».
«Тебе просто повезло», – фыркнула Слоан. Она сгруппировалась, пристально следя за быстрыми, как молния, руками и ногами Сары, и, сделав ложный хук левой, ударила Сару коленом в живот. Та тихо, но резко выдохнула. Удовлетворенная Слоан ухмыльнулась.
Они дрались почти полчаса, пока обе не вымокли от пота и не стали заметно задыхаться. По обоюдному согласию они разошлись в стороны, поклонились друг другу и упали на пол.

0

3

«Боже, как же мне это было нужно!»– призналась Слоан после того, как смогла перевести дух.
Лежа на спине, Сара повернула голову и изучающе посмотрела на Слоан. «Что-то стряслось?»
Слоан пожала плечами. Она даже не хотела пытаться объяснить происходящее, потому что сама не хотела знать, в чем именно дело. «Наверно, напряжение. Слишком много сижу за компьютерами, ты же сама сказала».
«Ну да, ну да. Ври да не завирайся. Я видела, как ты работала сутками напролет, и все проходило без всяких последствий».
«Тогда я была моложе», – сказала Слоан с горечью в голосе.
Сара знала, что Слоан было трудно говорить о прошлом, даже сейчас, спустя столько времени, поэтому она не стала давить на нее. Вместо этого Сара с неожиданной нерешительностью медленно произнесла: «Я хочу попросить у тебя совета».
Слоан немного переместилась, чтобы посмотреть Саре в глаза. «О чем ты?»
Сара слегка покраснела, но продолжила ровным голосом: «Я хочу пригласить Джейсона на свидание».
На мгновение Слоан лишилась дара речи. «Я и не знала, что он тебе нравится», – наконец нашлась она. Немного поразмыслив, Слоан пришла к выводу о том, что это открытие не было уж слишком большой неожиданностью. В последнее время Сара стала намного чаще звонить в офис или бывать там. И, конечно же, все эти вечера в кабаре, когда на сцену выходила Жасмин. И все-таки Слоан была удивлена.
«А почему бы и нет? Он такой красивый и умный, к тому же у него фантастическое тело», – сказала Сара, словно защищаясь.
Слоан не видела ни малейшего смысла в том, чтобы притворяться, будто они обе не знают, в чем была загвоздка. «А как насчет Жасмин?»
Сара усмехнулась, ее глаза заблестели. «Я обожаю Жасмин. Но ты же меня знаешь, Слоан, в этом смысле женщины меня никогда не интересовали».
Слоан не смогла удержаться от смеха. В течение первых месяцев их знакомства в Таиланде она отчаянно пыталась затащить Сару в постель. Для этого были все условия: у них были общие интересы, схожая работа, к тому же они были за тысячи километров от дома. Наконец, перепив как-то вечером пива, Слоан храбро наклонилась над столиком в одном из полутемных бангкокских баров и поцеловала Сару в губы.
Сара ответила на поцелуй, затем уселась обратно на стул и с серьезным видом посмотрела на Слоан. «Несколько месяцев я изнывала от любопытства, как это – целоваться с тобой. Ты чертовски хорошо целуешься, Слоан. Я тебя очень люблю, но я всего лишь одна из тех девчонок, которые питают слабость к этому смешному мужскому достоинству. Надеюсь, ты понимаешь, ничего личного».
И Слоан не обиделась.
«Слоан?»– голос Сары вернул Слоан в настоящее. Похоже, память возвращала ее туда, где бывать ей не слишком хотелось. «Черт, Сара, терпеть не могу встревать в эти вещи! Ты одна из моих близких подруг, а Джейсон не просто работает на меня, этот паршивец мне очень дорог».
«Я знаю, поэтому мне и хотелось поговорить с тобой».
Слоан со вздохом спросила: «У тебя давно никого не было?»
В зеленых глазах Слоан мелькнула боль. «Уже четыре года. Он работал атташе в бангкокском посольстве. Я думала, между нами было нечто особенное. Но я ошибалась».
«Прости», – пробормотала Слоан. Она знала, что Сара не склонна к легким отношениям, и ей была невыносима мысль о том, что кто-то причинил ей страдания. Слоан понимала и то, что Джейсон – та еще головная боль, потому что в нем жила Жасмин. Порой при мысли о том, как уживались друг с другом Джейсон и Жасмин, у Слона шла кругом голова, но она уже почти привыкла к этому ощущению. Можно было представить, какое свидание с ним могло выйти.
«Джейсон сам должен сказать тебе, как обстоят дела с ним, с Жасмин и со всем остальным. В свою очередь, я могу тебе сказать лишь то, что, по-моему, он ни разу не ходил на свидание с женщиной, которая знала о существовании Жасмин. Теоретически, у тебя нет шансов».
Сара помолчала, вспоминая, какое удовольствие она получила от представления Жасмин накануне вечером. В глубине души ее очень волновало и возбуждало то, что Жасмин была частью Джейсона. И анализировать это ей было не нужно. Это чувство просто было. «Он трансвестит. Выступления в кабаре – это не просто так, я это знаю. В каждом из нас уживаются разные личности, в сексуальном и психологическом плане, которые проявляются различным образом. В Джейсоне есть что-то такое, что он может лучше всего выразить через образ Жасмин. Я не до конца это понимаю, но меня это не беспокоит», – сказала Сара. «Я просто хотела, чтобы ты была в курсе, прежде чем я на что-то решусь», – добавила она со вздохом.
Кивнув, Слоан села. Потом взяла полотенце, а другое бросила Саре. Она энергично вытерла лицо и промокнула волосы, тоже мокрые от пота. «Не могу подобрать другой кандидатуры для него лучше тебя», – в конце концов сказала Слоан. Она улыбалась и была искренна.
Сара улыбнулась в ответ. «Раз уж зашел разговор, что у тебя с Майкл?»
Слоан так и застыла. «Между Майкл Лэсситер и мной абсолютно ничего нет», – сухо сказала она.
«Ладно, – сказала спокойно Сара. – Значит, мне показалось».
Сара сочла, что будет благоразумней не говорить Слоан о том, что она и Майкл исподволь изучали друг друга на протяжении всего вечера, думая, что это незаметно со стороны. От внимания Сары не ускользнуло то, что Слоан была как никогда обаятельна и трогательно предупредительна с Майкл. Было очевидно и то, что Майкл Лэсситер, которой было крайне интересно происходящее вокруг, словно загоралась каждый раз, когда Слоан наклонялась к ней, чтобы заговорить.
Глава восьмая
Было лишь начало седьмого утра, и Слоан рассчитывала, что в течение нескольких часов офис компании «Лэсситер энд Лэсситер» еще будет пустовать. Она предпочитала работать до и после рабочих смен в компании, потому что в этом случае ей никто не мешал, и она могла спокойно работать в одиночестве. Большую часть недели она потратила на модернизацию главной компьютерной системы компании, и на этот раз решила еще раз посидеть за компьютером Майкл. Слоан с удивлением оторвалась от монитора, услышав, как открывается дверь в кабинет. Безотчетная улыбка, осветившая ее лицо при виде Майкл, сразу сменилась тревогой, когда Слоан разглядела вошедшую женщину. Она быстро встала из-за компьютера и сделала несколько шагов навстречу Майкл, ее сердце бешено забилось. Майкл вошла в кабинет и в нерешительности остановилась, увидев, что она была не одна. Она выглядела так, словно не спала несколько дней. Без макияжа ее лицо было бледным, под глазами пролегли глубокие тени. Даже через всю комнату Слоан увидела, как измучена Майкл. Одевалась она явно в спешке, ее костюм цвета хаки был помят, что не соответствовало ее безупречному вкусу.
«Прости, не думала, что здесь кто-то будет», – сказала Майкл хриплым от усталости голосом. Она слабо улыбнулась, опершись рукой о диван.
Слоан видела, что Майкл дрожит, и с трудом удержалась от того, чтобы не подбежать к ней. Всей душой Слоан хотелось прикоснуться к Майкл и убедиться, что с ней все в порядке. Слоан была близка к панике настолько, что ей стало физически плохо. С напряжением в голосе она спросила: «С тобой все в порядке?»
Майкл выглядела так, словно она только что очнулась от сна и пока не до конца уверилась в том, что окончательно проснулась. Она нерешительно села на кожаный диван, положив руки на колени, и в замешательстве обвела взглядом кабинет. Слоан подошла к Майкл и села на колени перед ней. Медленно, стараясь не напугать женщину, Слоан взяла ее за руку.
«Майкл»? – спросила она очень осторожно. На шее Майкл забилась жилка, выдавая ее усилие успокоиться в тот момент, когда все ее существо разрывалось от страха. «Ты в порядке? Ты можешь мне объяснить, что произошло?»
Майкл провела слегка трясущейся рукой по волосам и сосредоточила взгляд на Слоан. Взгляд ее голубых глаз медленно прояснился, и ей даже удалось улыбнуться. «Прости. Это так на меня не похоже. Я мало спала и, кажется, не собралась как следует на работу. Я правда в порядке. Спасибо за беспокойство, но у меня все нормально».
Это была явная ложь. Эти слова вызвали у Слоан уважение, но она не могла купиться на них. Слишком много возможностей пронеслось у нее в голове. Не последним было предположение о том, что муж Майкл был как-то причастен к ее теперешнему состоянию. Слоан гнала неприятные догадки прочь, потому что сама мысль о том, что кто-то мог причинить Майкл боль, была для нее физически непереносимой. «Что случилось ночью?»
«Боюсь, я серьезно тебе помешала», – медленно произнесла Майкл. Ее взгляд стал пустым, и Слоан поняла, что ее унесли какие-то воспоминания.
«Майкл?»– вновь позвала Слоан, пытаясь вернуть Майкл обратно.
Внезапно Майкл вскочила с дивана и в возбуждении стала метаться туда-сюда около своего стола. Она посмотрела на Слоан и обвела взглядом кабинет, словно оказалась здесь впервые. «Он хочет все это, понимаешь. Я догадывалась, что он устроит мне нечто подобное, но не думала, что все окажется настолько плохо. Ему нужно не только это место – это меня не волнует. Дело не просто в этой комнате, не в этом здании, – в порыве говорила Майкл. – Ему подавай идеи, разработки, надежды и мечты, на воплощение которых я потратила пол своей жизни. Дело не во мне и не в деньгах. Он хочет получить созданные мною вещи, самое лучшее, что есть во мне. Его не волнует, что я от него ухожу, потому что он хочет забрать самое важное для меня».
Она остановилась так же резко, как начала мерить шагами свой кабинет. Замерла посередине комнаты, вновь потеряв ориентацию во времени и пространстве, и тусклым монотонным голосом начала рассказывать о случившемся, словно это произошло не с ней, а с кем-то другим. Слоан стиснула руки в карманах, пытаясь успокоиться и не обращать внимания на необъяснимую ярость, пульсировавшую у нее в голове. Боже, если он тронул ее хоть пальцем…
Майкл рассказала, что уже спала, когда муж вернулся домой. Было это где-то около полуночи. Она не ожидала его прихода, и проснулась от света, загоревшегося в коридоре. В следующее мгновение он уже вошел в комнату, сразу заполнив собой пространство. По мере рассказа воспоминания становились все резче и острее, каждое слово больно отдавалось в сознании Майкл. Она снова была там, в своей спальне.
«Не спишь?»– спросил он.
«Как видишь, – ответила она. – Я думала, ты еще в Лос-Анджелесе».
Он бросил плащ на стул и начал раздеваться. «Я закончил раньше, чем рассчитывал, и чертовски устал от гостиничных номеров. Хочу спать в своей постели».
Он подошел к кровати в одних трусах. В неясном свете, попадавшем в спальню с улицы, Майкл увидела его взгляд. Ее сердце так и упало. Она поняла, чего он хочет, хотя и не видела этого взгляда уже несколько месяцев. Раньше она просто не задумывалась о сексе между ними. Секс с мужем был просто элементом ее семейной жизни, который со временем превратился в привычку. Майкл редко думала о сексе до того, как она занималась им с мужем, и не раздумывала о нем после. Быть может, все дело было в том, что она решила уйти от него, но внезапно Майкл с отчетливой ясностью поняла, что не может спать с Джереми. Она встала с постели и взяла халат со стоявшего рядом стула. В явном изумлении муж уставился на нее с противоположной стороны кровати.
«Куда это ты?»– спросил он.
«Буду спать в комнате для гостей».
«Что?!»– выдохнул он в полном удивлении. Прежде она никогда не отказывала ему в удовольствии.
«Я собиралась сказать тебе после твоего возвращения из поездки, потому что не хотела объясняться по телефону. Я хочу развестись».
Он смотрел на нее с раскрытым ртом, казалось, целую вечность, лицо застыло. Затем тело его напряглось, но Майкл не могла понять – то ли от гнева, то ли от шока. Когда, наконец, Джереми обрел голос, то заговорил ровным, сдержанным и убийственно холодным тоном.
«Мы можем еще что-то обсудить, или это решение окончательно?»
«Я уверена», – сказала она твердо.
Он кивнул в ответ и пошел прочь от кровати. Надел брюки, взял из шкафа свежую рубашку. Она следила за ним взглядом в ожидании чего-то, понимая, что она не имеет ни малейшего представления о том, что он может сделать. Как странно – наблюдать за началом конца их брака и чувствовать, что твой муж – совершенно чужой тебе человека. Почему она раньше этого не понимала? Как могла она не замечать этого целых десять лет? У них был секс, но их отношения были лишены близости. Почему раньше это для нее ничего не значило?
Одевшись, он подошел к окнам, которые выходили в сад за их домом. В лунном свете его профиль казался высеченным из камня. От его слов веяло зимней стужей. Джереми ясно дал ей понять, что она может развестись с ним, если ей этого так хочется, но он будет бороться за управление компанией, несмотря на юридические соглашения, заключенные между ними. Не повышая голоса, он с холодной точностью перечислил, на что он может пойти в том случае, если Майкл предпримет попытку борьбы с ним.
Почти все время, пока Джереми говорил, Майкл хранила молчание. Ее удивило не то, что он сказал ей, а то, как все это было сказано. Он говорил с ней так, словно она значила для него настолько мало, что он даже не задумался о том, что ранит ее. Казалось, он не считал ее живым человеком, и Майкл поняла, что она, возможно, уже давно ничего для него не значила. Но эта мысль, как ни странно, не причинила ей боли.
Тем не менее, когда муж закончил излагать свой ультиматум, Майкл всю трясло: не от услышанных только что слов, а от осознания того, что она провела пятнадцать лет своей жизни рядом с человеком, которого она не любила, и который не любил ее. Их отношения, завязавшиеся на почве взаимной необходимости, медленно выродились, и в конечном итоге их стала связывать лишь общая фамилия. Майкл во всей полноте осознала, насколько одинока она была, и поразилась тому, как она не замечала этого раньше.
Она оборвала свой рассказ и уставилась на Слоан, на лице написаны гнев и растерянность одновременно. «Он заявил, что не собирается уходить из дома, а я поняла, что не могу оставаться там ни минуты дольше. Он даже не потрудился спросить, есть ли у меня кто-то. Наверное, знал, что у меня никого нет и быть не может, – Майкл с отвращением покачала головой. – К тому времени, как я собрала вещи и нашла гостиницу, было уже почти шесть утра. Я ничего лучше не придумала, как пойти сюда, – она засмеялась резким смехом. – Пожалуй, это единственное хорошо знакомое мне место».
Майкл обошла вокруг своего стола и без сил упала в кресло. Когда она откинула голову на спинку и закрыла глаза, от острого желания хоть как-то утешить ее у Слоан стеснило грудь так, что стало трудно дышать. Она боролась с мучительным желанием ласково разгладить морщинки между бровей Майкл, упорно игнорируя гул, нараставший у нее внутри. Нет – нет-нет. Даже не думай.
«Я сварю тебе кофе», – сказала Слоан, когда почувствовала себя в силах говорить, не выпуская на волю безудержные гормоны.
Майкл с нетерпением покачала головой, но все же улыбнулась с благодарностью, сказав: «Нет. Возвращайся к работе, Слоан. Я в порядке. Просто вдруг поняла, что вся моя жизнь оказалась какой-то пустой шарадой, а я этого даже не замечала». Она потерла лицо руками и добавила: «Боже, как жалко я выгляжу. Прости».
Слоан до боли стиснула зубы, принуждая себя стоять на месте. Она невыносимо хотела прикоснуться к Майкл.
Это нужно тебе, а ей, может быть, совсем нет.
Слоан отчаянно пыталась подыскать слова, способные облегчить ужасную боль, которую она видела в глазах Майкл. «Ничего подобного, тебе просто больно. Это нормально».
Майкл внимательно посмотрела на Слоан, выражение ее лица смягчилось. «Это не то, что ты думаешь, Слоан. Я не оплакиваю свой рухнувший брак. Я просто дико злюсь из-за того, что испортила себе жизнь, даже не заметив этого. Как я могла жить все это время такой странной жизнью и не понимать этого?»
Слоан подошла к ней, перед этим твердо уверившись в том, что держит собственные эмоции под контролем. Она нежно взяла руки Майкл в свои и пристально посмотрела ей в глаза, молясь о том, чтобы ее слова дошли до Майкл, вопреки боли и сомнениям в себе, которые ее сейчас терзали.
«Ничего странного в этом нет! Ты достигла потрясающих вещей в своей жизни, и ты не первая, кто ошибся в отношениях. Нужно быть очень смелой, чтобы вот так пойти на разговор с мужем и уйти от него. Не казни себя», – сказала Слоан с чувством.
Господи, как она прекрасна, и даже не подозревает об этом!
Не в силах сдержать себя, Слоан подняла руку и убрала прядь волос с лица Майкл. Ее рука дрожала, и она не понимала почему. Она провела большим пальцем по щеке Майкл, страстно желая облегчить боль в ее душе.
«Не будь чересчур строга к себе», – снова прошептала она.
Майкл утонула в глубоких фиолетовых глазах Слоан. Она почти не слышала слов, которые ей говорили, но чувствовала заботу, стоявшую за ними. Майкл понятия не имела, почему ей было так хорошо от прикосновений Слоан, но чувствовала, что ей становится легче. «Спасибо», – тихо сказала она.
Они оказались так близко друг к другу, что, наклони Слоан голову чуть-чуть вперед, их губы могли встретиться. Ей так хотелось поцеловать Майкл – больше, чем любую другую женщину за все время, что она могла вспомнить. От этого неукротимого желания Слоан чувствовала боль в груди и такую глубинную потребность, которую она уже не надеялась когда-нибудь ощутить вновь. В глазах Майкл было столько невинности и доброты, что все, что хотелось Слоан, – это позаботиться о том, чтобы они не пропали. Эти чувства так напугали Слоан, что она резко дернулась назад. Слоан прижала руки к телу и стиснула кулаки так, что заныли пальцы. У нее перехватило горло, и она сомневалась в том, что способна говорить. На трясущихся ногах Слоан сделала еще один шаг назад, болезненно сглотнула и, наконец, произнесла: «Не нужно благодарить меня. Ты и правда потрясающе смелая».
После этих слов Слоан схватила свою куртку, что-то пробормотала о делах в своем офисе и стремительно ушла, оставив Майкл смотреть ей в след и заставив ее ощутить странное чувство утраты.
Добравшись до спортзала, Слоан обмотала руки и стала что есть силы дубасить тяжелую боксерскую грушу. Она наносила удары до тех пор, пока больше не смогла поднять руки. Наконец, она опустилась на пол, прижав залитое потом лицо к жесткому покрытию пола и вцепившись в него руками с отчаянием преданного любовника.
Глава девятая
В следующий раз они встретились спустя неделю. Слоан больше общалась с Мейфилдом, системным администратором, а Майкл постоянно была занята деловыми встречами и совещаниями по планированию или работала в своем кабинете. Все же они мельком встречались, и Слоан с облегчением увидела, что к середине недели Майкл, по всей видимости, пришла в себя. Тени под глазами исчезли, взгляд прояснился. Слоан чувствовала, что Майкл все еще была напряжена, но уже не была такой беззащитной, как тем утром после разговора с Джереми. Они работали каждая над своим делом, и это не способствовало частым встречам. Слоан обнаружила, что ей трудно сосредоточиться на работе, если рядом была Майкл. Обычно когда она садилась за компьютер, окружающий мир переставал для нее существовать. Как ни досадно, но приходилось признать, что в те несколько раз, когда они были вместе, Слоан прислушивалась к тому, что делает Майкл. Или поворачивала голову так, чтобы проследить взглядом, как Майкл наклоняется над чертежной доской или разговаривает по телефону. Ей нельзя было отвлекаться, только не сейчас, когда наступил решающий момент в процессе замены старой системы на более новую, усовершенствованную и более безопасную, которую разработала она сама.
Около восьми часов вечера в среду Майкл вышла из своего кабинета и направилась по коридору в отгороженную секцию, где работала Слоан. «Можешь зайти ко мне в кабинет на минутку?»– спокойно попросила Майкл.
Она не могла не заметить, что Слоан избегает ее. Единственное объяснение этому, которое смогла найти Майкл, была та сцена у нее в кабинете после того, как она все сказала Джереми. Ей до сих пор было стыдно от того, как она расклеилась. Но, как ни крути, ей нужно было знать, как обстоят дела у Слоан, потому что ситуация с Джереми ухудшалась на глазах. Но Майкл было трудно признаться самой себе в том, что она скучает по общению с компьютерным специалистом. К тому же ей не хватало улыбки и юмора Слоан.
Слоан подняла голову, услышав голос Майкл. Она вновь поразилась классической красоте этой женщины. Сердце забилось быстрее, и Слоан ощутила быстрый прилив возбуждения, такой же непроизвольный, как биение ее пульса. Отмахиваясь от этих эмоций, она кивнула Майкл со словами: «Да, разумеется. Сейчас приду».
«Отлично, – улыбнулась Майкл, неожиданно почувствовав себя гораздо лучше, чем за последние дни. – Я заказала китайскую еду, а мне всегда приносят больше, чем я могу осилить в одиночку».
Спустя несколько минут Слоан вошла в кабинет Майкл, закрыла за собой дверь и посмотрела на гендиректора, вопросительно изогнув свою изящную темную бровь. Она не смогла удержаться от довольной улыбки. Майкл выглядела просто ослепительно в темно – зеленом костюме, который подчеркивал прекрасную линию ее стройных бедер. Слоан понимала, что откровенно пялится, и очень надеялась, что Майкл не заметит эту вспышку животного вожделения.
Майкл стояла перед своим рабочим местом, опершись одной ногой на край стола и положив обе руки на полированную деревянную столешницу позади себя. Она улыбалась, и от этой сверкающей улыбки по венам Слоан пробежал огонь.
«Ну и как у нас дела?»– поинтересовалась Майкл, не замечая того, что происходило со Слоан. Она махнула рукой в сторону картонных коробок с едой, расставленных на стеклянном столике, который стоял перед кожаными диванами. Здесь же лежали деревянные палочки в бумажных обертках, набор бумажных тарелок и салфетки. «Действуй. У прислуги сегодня выходной», – шутливо сказала Майкл, обращаясь к Слоан.
Слоан стала накладывать себе еду, с облегчением отвлекшись, хотя бы ненадолго, от мыслей о теле Майкл Лэсситер. «На самом деле, все идет довольно неплохо. У тебя хороший сисадмин. Правда, он быстро просечет, что я установила программу обнаружения, которая напрямую связана с сервером».
Теперь пришел черед Майкл вопросительно поднимать бровь, и Слоан рассмеялась.
«Это служебная программа, позволяющая отслеживать данные, проходящие через объединенные в одну сеть компьютеры. Потом эту информацию можно проанализировать и узнать о попытках взломов. Моя задача заключается в том, чтобы залатать дыры в вашей системе и в то же время обеспечить доступ в нее тем, кому он необходим. Из природного любопытства Мейфилд интересуется изменениями, которые я вношу в систему, но не думаю, что у него возникли какие-то подозрения. Ему можно доверять?»
Майкл пожала плечами. «Без понятия. Уверена, что сотрудники разделятся довольно быстро, когда всем станет известно о нашем с Джереми разводе. Мне кажется, большинство тех, кто занимается разработками, останется со мной. А вот что касается менеджеров, тот тут сложно предугадать. Возможно, прежде всего они будут решать для себя, кто из нас успешнее справится с управлением компании. И вот здесь могут быть проблемы. Тот факт, что я женщина, пожалуй, оттолкнет от меня кого-то из них. Я надеюсь, что мне удастся сохранить все в тайне еще какое-то время, до тех пор, пока мой адвокат подготовит для Джереми договор об условиях его ухода из компании. Может, он все же польстится на деньги и изменит свои намерения. Кроме того, у нас два крупных проекта, которые близятся к завершению: один для правительства, другой – частный заказ. Если мне удастся завершить эти проекты в срок и без проблем, это серьезно укрепит мои позиции. Мне нужно показать, что я умею руководить всей компанией, а не только проектными отделами».
Слоан кивнула, подумав, что это был хороший план, если Джереми действительно удовольствуется деньгами. Она не сомневалась, что у Майкл получится управлять компанией. «Мне нужно будет съездить в ваш филиал в Нью-Йорке в ближайшее время. Похоже, там самое слабое звено в системе. Мне понадобится пробыть там несколько дней, чтобы все проверить. Джейсон отслеживает ай-пи адреса, получаемые благодаря программе, которую я установила на ваш персональный компьютер. Возможно, там ничего страшного, но проверить никогда не помешает».
Майкл вздохнула и рассеянно убрала за ухо локон со своей щеки. Слоан следила, как тонкие пальцы Майкл утонченным движением поправили золотистую прядь волос, завороженная изяществом этого маленького жеста. Должно быть, Майкл заметила это откровенное разглядывание, потому что она немного покраснела. Слоан быстро отвела взгляд.
Господи, Слоан, соберись! Нельзя пялиться на нее таким голодным взглядом!
«Я понемногу схожу с ума в отеле», – призналась Майкл. Уйдя из дома, она сняла номер люкс в отеле «Four Seasons». Она была не требовательной. С ней был ее компьютер, значит, она могла работать, а большую часть своего гардероба она увезла сразу. Но вот вечера, которые ей приходилось проводить в одиночестве, начинали изматывать ее. Это было странно, потому что к одиночеству она, казалось, давно привыкла, и обычно оно не волновало Майкл. Но сейчас она не могла успокоиться и найти себе места. Впервые она осознала, что одинока, и продолжала вспоминать тот вечер, который она провела со Слоан в кабаре. Ей было так легко и интересно тогда. Она почувствовала себя такой свободной. Майкл поняла, что ей не хватает этих ощущений.
Слоан ничего не сказала, изо всех сил стараясь думать о Майкл Лэсситер лишь в профессиональном плане. Она не хотела представлять, как они ужинают в ресторане «Монте-Карло», или гуляют у реки лунной ночью, или пьют коньяк поздно вечером в номере Майкл. И уж точно ей не хотелось думать о том, как она наклоняется к Майкл и целует ее… Именно эта мысль не давала Слоан покоя, как минимум, последние десять минут. Она откинулась на спинку дивана, стараясь разрушить это заклятье. Но тщетно.
«Интересно, выступает Жасмин в кабаре в эту пятницу?»– импульсивно спросила Майкл. Должно быть, она задала этот вопрос, вспомнив о том, какой счастливой она была те несколько часов в кабаре, а не потому, что благодаря Слоан ее обуревали столь сильные эмоции. И не из-за того, что от недолгого прикосновения длинных пальцев Слоан у нее побежали мурашки.
«На самом деле нет», – мягко ответила Слоан, чувствуя, как тяжело дался Майкл этот вопрос. Разочарование, мелькнувшее во взгляде Майкл, заставило Слоан потерять остатки здравого смысла. «Вместе с другими танцорами из кабаре она выступает на ежегодном благотворительном концерте в поддержку борьбы со СПИДом в центре Франклина. Джейсон, Сара и я пойдем туда. Хочешь с нами?»
«О, наверное, нет. Очень мило с твоей стороны пригласить меня, но уверена, что у тебя уже другие планы», – сказала Майкл, памятуя о предупреждении Энжелы о том, какой большой популярностью пользуется Слоан у женщин.
Слоан застенчиво улыбнулась. Вряд ли нужно было рассказывать Майкл Лэсситер, что ее отправили на все четыре стороны после того, как она сказала, что не заинтересована в серьезных отношениях. Момент был очень не подходящий, но в прошлую субботу Слоан кое-как ухитрилась объяснить Диане, почему она не хочет с ней спать. Сложнее было объяснить это нежелание самой себе. Слоан даже не пришло в голову, что это могло быть как-то связано с мыслями о Майкл, преследовавшими ее весь вечер, который она провела с Дианой.
«Вообще-то у меня зарезервирован целый столик, и там полно места. Нас будет четверо до тех пор, пока Джейсон не уйдет на сцену».
Майкл вспомнила молодого красавчика, которого она встретила в офисе Слоан. «Джейсон будет выступать?» Внезапно Майкл вспомнила сверкающие голубые глаза Жасмин и ее изящные, но сильные черты лица. Два образа слились воедино, и Майкл ахнула от удивления: «О боже, Джейсон и Жасмин!..»
Слоан рассмеялась: «Правда поразительно?»
«Невероятно. Как вы познакомились?»– спросила Майкл без всякой задней мысли.
И вновь Слоан ощутила все такую же острую боль. Но ей удалось справиться с этим, и, осторожно подбирая слова, она стала рассказывать: «В начале 1990 – х мы оба работали в Вашингтоне. Однажды я увидела Жасмин в каком-то баре. Она выглядела очень сексуально в черных кожаных штанах и короткой майке, и на нее заглядывались. Я пригласила ее потанцевать».
Но Слоан не поняла, почему Жасмин отказала ей, когда она предложила пойти в более уединенное место. Слоан до сих пор помнила, как она завелась после всего лишь одного танца с Жасмин. Слоан откашлялась и продолжила: «Мне показалось странным, что Жасмин, похоже, оставалась совершенно равнодушной к женщинам, проявлявшим к ней неприкрытый интерес. Пару дней спустя я наткнулась на этого парня в коридоре на работе. У него были самые красивые глаза, а при виде меня он покраснел. И я все поняла».
«И что же ты сделала?»– спросила Майкл, взяв одно из печений с предсказаниями. Услышанный рассказ взволновал ее. Образ Слоан, танцующей с Жасмин, неожиданно подействовал на нее возбуждающе.
«Сначала я очень разозлилась, – ответила Слоан. – На мгновение я предположила, что это тайный агент, собирающий компромат на госслужащих».
Майкл хотела было рассмеяться, но, посмотрев на лицо Слоан, поняла, что та говорила абсолютно серьезно. «А такое бывает?»
«Ну, уже редко, но раньше такое случалось сплошь и рядом. А в Вашингтоне вообще все параноики. Но я танцевала с ним, и поняла, что он не притворялся. Он оказался лучшим трансвеститом из всех, что мне встречались. То, как он двигался, говорил и, черт побери, чувствовал, – все было потрясающим! Жасмин самая что ни на есть настоящая. Никакому агенту было не под силу так сыграть. Я развернулась, пошла за ним и затащила его в мужской туалет. И спросила, что, твою мать, вообще происходит?»
Слоан сочувственно улыбнулась, вспоминая, как побледнел Джейсон и как отчаянно оглядывался по сторонам в поисках помощи. Должно быть, он и впрямь подумал, что она собирается набить ему морду. Слоан вспомнила, как ей стало противно, когда она поняла, что Джейсон совсем не ожидал, что кто-то может причинить ему боль. Она отошла от него, засунула руки в карманы и смерила его взглядом. Джейсон был одет в костюм от «Brooks Brothers», начищенные до блеска кожаные туфли, а его галстук был завязан безупречным виндзорским узлом. Тогда она сказала: «Ты нравился мне гораздо больше в тех кожаных штанах».
«Ты мне тоже больше понравилась в той одежде, – мягко сказала он. – На самом деле там был не я, а Жасмин. Я не хотел соблазнять тебя, понимаешь. Думал, что потанцуем и все».
Слоан помнила, как тихо сказал эти слова Джейсон, с легким сожалением в голосе. Она поняла, что он хотел сказать ей. Не ясно было, почему он решил, что ей можно доверять, но он доверился ей. Она посмотрела на Майкл и продолжила.
«Он объяснил мне, что натурал. Вот почему он не выступал в гейских барах. Он не хотел снимать мужчин и боялся, что в случае отказа могут быть проблемы. А в лесбийском баре Жасмин чувствовала себя отлично и всегда могла сказать» нет «, если к ней кто-то клеился».
«Боже-боже, как ему, должно быть трудно, – пробормотала Майкл. – Было бы куда проще, будь он геем».
Слоан удивило, насколько быстро Майкл уловила проблему Джейсона. Он мог ходить на свидания с обычными женщинами, но только как им было объяснить существование Жасмин? Когда он одевался в женское платье и превращался в Жасмин, его было не отличить от женщины, но привлекать мужчин Джейсон не хотел. Кому бы он ни понравился, его могли отвергнуть, узнав о его втором «я».
«Да, ему нелегко», – согласилась Слоан. Она не думала, что это ее дело – сообщать Майкл о том, что в пятницу вечером у Сары и Джейсона будет первое свидание. Слоан была уверена, что Сара справится с ситуацией, но вот сможет ли это сделать Джейсон? Он слишком привык прятаться и ждать отказа. Слоан сомневалась в том, что он распознает подлинное чувство, когда обретет его. «Итак, Сара, Джейсон, Жасмин и я – все мы будет там. Пожалуйста, составь нам компанию. Мне очень этого хочется».
Майкл утвердительно кивнула, соглашаясь. Она поняла, что желание пойти со Слоан на представление было самым сильным из всех, что она чувствовала за очень долгое время. Майкл вытащила маленький листочек бумаги из черствого печенья и прочла:
«Вы обретете счастье там, где ожидаете меньше всего».
Улыбнувшись, Майкл сказала: «Да, с удовольствием».
Глава десятая
Ровно в восемь вечера в пятницу в номер Майкл постучали. Открыв дверь, она на мгновение лишилась дара речи. Перед ней стояла Слоан, выглядевшая настоящим франтом в светло – сером смокинге и плиссированной белой рубашке с французскими манжетами. Завершали наряд широкий синий пояс и белый галстук-бабочка.
«Ты выглядишь… великолепно», – сказала, наконец, Майкл, рассмеявшись при виде легкого поклона Слоан.
Слоан тоже пыталась найти слова, завороженная красотой Майкл, стройную фигуру которой облегало черное шелковое платье. Тонкие бретели подчеркивали соблазнительное декольте с низким вырезом. Тонкий материал почти скрывал грудь Майкл, но этого все же было достаточно, чтобы Слоан почувствовала жар внизу живота. Во рту у нее внезапно пересохло. Она понимала, что откровенно разглядывает Майкл, потому что молчание между ними затягивалось, но ей не удавалось перевести дух. Наконец, она посмотрела в глаза Майкл. Голубой и фиолетовый смешались, и женщины улыбнулись друг другу.
«Ты прекрасна», – прошептала Слоан, понимая, что этих слов абсолютно недостаточно, чтобы передать ее восхищение.
Польщенная Майкл слегка покраснела. И почему от комплимента Слоан сердце у нее забилось быстрее?
«Спасибо, – сказала Майкл, беря Слоан за руку и втягивая ее в номер. – Я сейчас буду готова. Мне лишь нужно собрать сумочку».
Слоан остановилась у двери, наблюдая, как Майкл ходит по комнате, изящная и уверенная, как всегда. Слоан напомнила себе, что это все-таки не свидание и что они идут на вечер как друзья, и что нужно постараться не разглядывать тело Майкл. Ее неспособность контролировать свои нервные импульсы, когда она оказывалась рядом с Майкл Лэсситер, становилась обременительной и, мягко говоря, физически неудобной. К сожалению, даже когда она не смотрела на тело Майкл, это не помогало, потому что одного взгляда на лицо этой женщины было достаточно, чтобы выбить ее из равновесия. И дело было не только в классических чертах лица Майкл, в ее совершенной коже и невозможно прекрасных голубых глазах. Нежность, сквозившая в ее взгляде, и доброта, звучавшая в ее голосе, действовали успокаивающе на душевные раны Слоан, заставляя ее верить в чудеса.
«Слоан?»– спросила Майкл. Ее удивило, что Слоан в нерешительности замялась у двери и не стала проходить в комнату. Неуверенность была ей совсем не свойственна. «Тебе что-нибудь нужно?»
Слоан покачала головой. Если бы ты только знала. Быстро, чтобы скрыть возбужденное состояние, она ответила: «Прости. Нет, ничего не нужно. Я в порядке».
Майкл подозревала, что это не совсем так, но лишь кивнула в ответ. Она перекинула легкую куртку через локоть и плотно закрыла дверь номера после того, как они вышли. Она собиралась чудесно провести время со своими новыми друзьями. Пока они шли к лифту, Майкл искоса поглядывала на Слоан, пораженная ее четким профилем и грацией пантеры. Она вновь подумала, насколько привлекательной была Слоан, отличавшаяся опасной красотой, свойственной лишь диким животным. В зоопарке ей всегда хотелось просунуть руки сквозь клетку, в которой томился леопард, чтобы ощутить, как перекатываются мышцы под шерстью поджарого хищника. От этого зрелища у нее всегда слегка захватывало дух. То же самое она испытывала и при взгляде на Слоан. Ни один человек в жизни – ни мужчина, ни женщина – не приковывали к себе внимание Майкл так, как это удавалось делать Слоан. Быть с ней рядом, разговаривать, есть китайскую еду в пустынном офисе – от всех этих простых, казалось бы, вещей Майкл испытывала легкое волнение. А когда Слоан смотрела на нее своим пристальным взором, Майкл чувствовала себя так, словно она была для Слоан единственной и самой важной.
От этой мысли у Майкл перехватило дыхание. Она вдруг поняла, что невольно думает о предстоящем вечере почти как о свидании. Ее насмешила собственная глупость. Женщины никогда не привлекали ее прежде. Но даже если и так, вокруг Слоан наверняка было полным-полно красоток, из которых она могла выбирать себе подруг. Ну ты и дура, подумала Майкл про себя.

0

4

«Майкл? – спросила Слоан с легкой обеспокоенностью в голосе. – С тобой все в порядке?»
Майкл очнулась от своих мыслей, обнаружив, что они стоят у тротуара, а Слоан держит открытой дверь своего «порше» со слегка озадаченным видом.
«Да, все хорошо», – Майкл улыбнулась и скользнула на пассажирское сиденье родстера, не заметив, что у нее пошли мурашки по руке – там, где ее случайно коснулись пальцы Слоан.
Пока они ехали, Майкл смотрела в окно на оживленные по-пятничному улицы города. Мужчины и женщины в элегантных вечерних нарядах спешили в театр. На обочинах тусовались подростки с разнообразным пирсингом и татуировками, одетые в самую немыслимую одежду. И на все происходящее с любопытством глазели туристы. Постоянно встречались пары, державшиеся за руки, головы склонены друг к другу. Они смеялись и разговаривали тем неповторимым образом, которым могут общаться между собой лишь любовники. Майкл внезапно ощутила укол зависти. Ей, никогда раньше не задумавшейся об этом, захотелось пережить эту особенную связь с другим человеческим существом, которую невозможно до конца определить, но которая столь близка каждому, что поэты, писатели и музыканты всех времен пытались выразить ее. В глубине души Майкл ощутила боль, которую ее острый ум был не в силах унять.
«Сара и Джейсон, они встречаются?»– спросила она резко у Слоан, пытаясь хоть как-то позабыть о внутренней пустоте, вдруг обрушившейся на нее.
Слоан чуть-чуть помолчала, вспоминая, в каком волнении Сара объявила ей о том, что пригласила Джейсона на свидание. Слоан мысленно воспроизвела их разговор, прикидывая, как отвечать на вопрос Майкл. Перед спаррингом Сара стояла рядом с ней в раздевалке и с трудом сдерживала возбуждение, рассказывая Слоан подробности.
«Сначала он пытался отказаться под предлогом выступления Жасмин, но я-то прекрасно знала, что перед шоу будет двухчасовой обед и всякие торжественные речи. Думаю, ему стало неловко, когда я сказала ему об этом». Глаза Сары загорелись весельем при этих воспоминаниях.
«Вот почему в тот день Джейсон был таким нервным, – заметила Слоан. – Каждый раз, когда я с ним заговаривала, он подскакивал как ужаленный. Похоже, он даже пролил кофе. Для мистера Совершенство это было весьма странно».
Сара помрачнела, и Слоан тут же пожалела, что рассказала ей об этом.
«С чего он так нервничает, Слоан?! Мы так хорошо с ним ладим, и он знает, что я знаю о Жасмин».
Слоан припомнила, что постаралась замять ответ на это вопрос. Она стала натягивать спортивные штаны и надевать перчатки, притворившись, что не заметила застывшую на месте Сару. Черт, они оба были ее друзьями, и Слоан не знала, как себя вести.
«Он действительно мне нравится, Слоан, – тихо прошептала Сара. – Я чувствую это впервые за очень долгое время».
Вот черт! Слоан со вздохом выпрямилась и посмотрела свой подруге прямо в глаза. «Помнишь, я тебе как-то сказала, что Джейсон ни разу не ходил на свидание с женщиной, которая знала бы о Жасмин. На самом деле это не совсем так. Он встречался с секретаршей из Минюста примерно в то время, когда я… увольнялась. Там все было серьезно, они даже поговаривали о свадьбе. В конце концов, он рассказал ей о Жасмин, и она была в полном шоке. Дело дошло до того, что она накатала жалобу, обвиняя Джейсона в своеобразном сексуальном домогательстве. Эта женщина утверждала, что он, воспользовавшись своим служебным положением – а он был старше по должности – обманным образом вовлек ее в нетрадиционные отношения».
«Господи», – выдохнула Сара, не веря услышанному.
«Да. Это был полный абсурд. Но этот случай просто убил Джейсона. Я слышала слухи – от тех, кто не был занят перемыванием костей мне. Я разыскала его, и мы решили, что нам обоим пришла пора исчезнуть. Мы ушли с работы и через полгода создали свой бизнес».
Сара кивнула и сказала: «Мне всегда было интересно, как вы в конечном счете оказались вместе. Так много всего случилось, пока меня здесь не было». Ей не нужно было добавлять, что Слоан никогда не рассказывала подробностей и, возможно, не расскажет их никогда.
Слоан отвела взгляд, ее глаза на мгновение потемнели. «Да нечего рассказывать».
Сара прекрасно знала, что это не правда, но не стала допытываться. Слоан расскажет остальное, когда будет к этому готова, а если не сможет, значит, так оно должно и быть. В принципе, Саре и не нужно было слышать это от Слоан, потому что она и без того знала, что слухи, которые добрались даже до Таиланда, были враньем. Сара не стала давить на Слоан, и та с благодарностью закончила разговор.
Слоан очнулась от воспоминаний и посмотрела на Майкл, которая терпеливо ждала ее ответа. Она пожала плечами. «Я не могу точно сказать, да или нет. Сегодня у них свидание, и я знаю, что Сара проявляет большой интерес к Джейсону. Я подозреваю, что все будет зависеть от того, будет ли Джейсон готов ей доверять», – сказала Слоан.
Майкл в задумчивости кивнула: «Доверять и без того не всегда просто, а уж Джейсону это во сто крат труднее».
«Да», – со вздохом согласилась с ней Слоан, останавливая машину перед широким входом в роскошный павильон. Она бросила взгляд в сторону Майкл, заметив легкий приступ тоски, охватившей ее. Не отдавая себе отчет, Слоан взяла Майкл за руку и легонько потянула к себе, чтобы их взгляды встретились. Теперь их разделяло лишь крошечное расстояние, и ни одна из них не обратила внимания на молодого человека в короткой красной куртке, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу у водительской дверцы в ожидании момента, когда ему позволят отогнать машину на стоянку.
Глядя прямо в глаза Майкл, Слоан сказала глубоким и твердым голосом: «Если между ними что-то возможно, Сара сможет помочь этому расцвести. У нее настоящий талант в этом смысле. А сейчас я поведу тебя внутрь, и пусть все гадают, как это мне удалось заполучить самую красивую среди присутствующих женщину за свой столик».
От этих слов Майкл покраснела, подумав, что не только Сара умела говорить нужные вещи. Словно солнце после долгой холодной зимы, лицо Майкл осветила улыбка, проникшая Слоан прямо в сердце.
«Раз уж и я могу сказать то же самое про тебя, то давай уже пойдем внутрь и покрасуемся как следует», – сказала Майкл, стискивая руку Слоан.
Сначала Слоан уставилась на Майкл, а потом довольно рассмеялась: «Это предложение, от которого невозможно отказаться!»
Когда они поднимались по широкой мраморной лестнице в зал для приемов, Майкл безотчетно и естественно взяла Слоан под руку. Если Майкл и почувствовала, как Слоан слегка дернулась от неожиданности и как задрожали ее мускулы от этого прикосновения, то она не подала вида.
Глава одиннадцатая
Когда они вошли в огромный зал, он был уже почти полон. Роскошные люстры с лампами в виде свечей висели над десятками столиков, расставленных перед сценой. Элегантно одетые мужчины и женщины прохаживались по залу, приветствуя друзей или знакомясь друг с другом. В первую очередь это был благотворительный вечер, доход от которого распределялся среди множества городских учреждений, имевших отношение к лечению СПИДа. Однако это было важное событие и для многих представителей политических кругов, искавших здесь союзников. Среди женщин многие были одеты в смокинги, равно как и в платья от известных модельеров. Мужчины в подавляющем большинстве были в смокингах, хотя порой среди них попадались любители «кожаной культуры», одетые по всей форме и явно выделявшиеся на общем фоне. Не будь в зале так много женщин, прохаживавшихся под ручку, и мужчин, обнимавших друг друга за талию, это мероприятие могло сойти за традиционный сбор средств.
Джейсон и Сара уже сидели за столиком почти у самой сцены, который зарезервировала Слоан. Джейсон как всегда выглядел красавчиком с обложки GQ в своем черном смокинге. Сара была одета в простое платье в приятной сине-зеленой гамме, подчеркивавшей ее бледную кожу и изумрудные глаза. Они с восторгом встретили Слоан и Майкл.
«Боже, тут просто здорово», – сказала Сара. Оглядев зал, она добавила: «Невероятно, как много людей пришли сюда в поддержку борьбы со СПИДом».
Сара посмотрела на Слоан и Майкл, мельком отметив, до чего же они прекрасно смотрелись вместе, но потом напомнив себе, что они вовсе не были парой. Но между ними явно чувствовалась без труда возникшая связь. Правда, заметна эта связь была лишь Саре, они же ее совсем не замечали. Слоан с видимым удовольствием смотрела, как Майкл садилась на стул рядом с Джейсоном, а Майкл, в свою очередь, улыбалась Слоан нежной улыбкой. Не будь это Майкл, можно было бы подумать, что она хочет соблазнить Слоан. Но в исполнении Майкл это была действительно искренняя и очаровательная улыбка без всякого подтекста. Сара поразилась, увидев, что Слоан покраснела. Пожалуй, такое с ее невозмутимой подругой было впервые.
Сара почувствовала, что Джейсон, сидевший около нее, очень волновался, хотя и тщательно это скрывал. Она тихо спросила у него: «Ты нервничаешь из-за представления?»
Джейсон издал смешок, но его взгляд остался напряженным. «Жасмин-то спокойна», – ответил он с долей сарказма.
Сара посмотрела на него, затем прикоснулась к его руке, поняв, что он хотел ей сказать. «Джейсон, тебе абсолютно не нужно волноваться из-за меня. Мы можем просто поцеловаться на первом свидании, только и всего».
Ласковая улыбка Сары успокоила Джейсона даже больше, чем ее слова, хотя слова тоже помогли. Он подумал, что она самая привлекательная женщина из всех, что он видел. Джейсон не мог понять, почему он так волновался из-за нее. Сара была умной, сексуальной и доброй. Ему нравилось, как она смеется и как смотрит на него своим приглашающим взглядом. К тому же она знала про Жасмин. А потом Джейсон понял, что хочет поцеловать ее, и это желание напугало его больше, чем он мог себе представить. Сможет ли Сара действительно принять или хотя бы понять, насколько много для него значила Жасмин?
Джейсон отвел взгляд от теплых и доброжелательных глаз Сары. Сначала он не видел ничего, лишь общую массу людей за столиками, но потом его взгляд, наконец, сфокусировался на Слоан. Он всегда считал ее неотразимой, но сегодня она выглядела особенно привлекательно. Ее волнистые черные волосы, доходившие до шеи, были убраны с висков назад, а пара прядей щегольски свисала со лба. Отлично сидевший на ней смокинг подчеркивал стройную фигуру Слоан, и Джейсон вспомнил о том, как он впервые увидел ее. Она стояла, облокотившись на барную стойку в переполненном клубе, – потрясающая, самоуверенная и чертовски сексуальная в своих облегающих кожаных штанах и белой рубахе, расстегнутой так, что виднелась маленькая высокая грудь. Жасмин тоже была особенно хороша в тот вечер, и Слоан быстро ее заприметила. Быть может, ему не нужно было идти с ней танцевать, но Жасмин очень захотелось побывать в ее объятиях и почувствовать, что это такое. Их тела слились в танце, словно два кусочка сложной мозаики. Они были почти одного роста, и поэтому Жасмин смогла с легкостью прижаться щекой к плечу Слоан. К концу танца они оба тяжело задышали, и Слоан дала понять, чего хочет. Низким хриплым голосом она предложила Жасмин поехать к ней домой.
И в этот момент чудесная фантазия разлетелась вдребезги. Жасмин вовсе не хотелось ехать к Слоан домой. Хотя Слоан просто излучала сексуальную энергетику, Жасмин ей отказала, а Джейсон рассчитывал на то, что больше никогда не увидит Слоан. Когда они случайно встретились на работе, он пришел в ужас от ее гнева. Но когда Слоан в конце концов поняла, что он не собирался ее обманывать, она просто приняла тот факт, что Жасмин была самостоятельной и осознанной частью Джейсона. Впервые ему так повезло. Слоан позволила ему надеяться на то, что когда-нибудь кто-то, узнав его секрет, примет его таким, как есть.
Теперь Джейсон сидел напротив Слоан и продолжал восхищаться ею, понимая, что искорка желания, которую она до сих пор в нем пробуждала, была просто одним из чувств, которые он к ней питал. В тот день, когда Слоан разыскала его в Минюсте и предложила выход, она спасла его карьеру и не дала ему сойти с ума, а, может, и распрощаться с жизнью.
Джейсон подпрыгнул от неожиданности, когда Слоан, наклонившись к нему, тихонько спросила: «Ну что, как ты?»
«Нормально», – ответил он, быстро покраснев. Бог мой, ну почему всем обязательно знать, что происходит?! Джейсон с благодарностью отметил, что Майкл, казалось, не следила за ним. Она была явно очарована разнообразным и колоритным сообществом, в котором оказалась. Зато когда она не смотрела по сторонам, ее внимание было приковано к Слоан. Да она слишком наивна для искушенной Слоан!
Джейсону было трудно справиться со всеми нахлынувшими на него эмоциями, поэтому он тихо попросил Сару: «Прогуляешься со мной немного, пока я не ушел на сцену?»
«Конечно», – сказала она с улыбкой.
Джейсон улыбнулся ей в ответ, неожиданно почувствовав облегчение и удовольствие. Похоже, Сара была единственной его опорой в стремительно меняющихся условиях. Поддаваясь импульсу, Джейсон взял ее за руку, и они влились в толпу.
Майкл посмотрела им вслед, а потом повернулась к Слоан. «Кажется, Джейсон нервничает. Это было бы даже мило с его стороны, если бы я не подозревала, что на самом деле он жутко напуган. Бедняга».
Слоан изучающе посмотрела на Майкл. Отстраненная красота и в то же время теплота, которая чувствовалась в глубине ее глаз и тембре ее голоса. Поразительный контраст. «Ты очень проницательна», – сказала Слоан.
«Неужели? – спросила Майкл чуть дразнящим тоном. – Тогда права ли я, предполагая, что ты тоже чуточку нервничаешь?»
Слоан была поражена интуицией и прямотой Майкл. Она не привыкла к тому, чтобы ее столь хорошо понимали окружающие. Это и обрадовало, и встревожило ее. Очень соблазнительно – чтобы тебя понимали, знали изнутри. Но тогда ты можешь потерять бдительность и стать уязвимым. Это Слоан уже проходила, и повторения ей хотелось меньше всего. «Нервничаю? Возможно, – все же ответила она с легким наклоном головы. – Но я не боюсь».
«Мне кажется, практически никто не может заставить тебя нервничать, и ничто не способно тебя испугать», – сказала Майкл со всей серьезностью.
Взгляд Слоан потемнел. «Меня нельзя назвать непобедимой и даже особенно смелой», – сказала она. Она посмотрела Майкл прямо в глаза, позабыв свою клятву не делать этого. Стремление быть осторожной также было забыто. «Ты таишь в себе угрозу, но самую приятную», – прошептала она.
Майкл наклонилась ближе. Ее так заворожил пристальный взгляд Слоан, что она перестала воспринимать окружающий мир. Все отступило на задний план, кроме этих глубоких фиолетовых глаз, столь же соблазнительных, как голос сирены, влекущий моряков к скалам. «Почему ты так решила?»– тоже шепотом спросила она у Слоан.
«Твоя красота захватывает воображение, а твоя доброта успокаивает душу», – сумела произнести Слоан, хотя от внезапно нахлынувшего желания у нее перехватило дыхание. Голова шла кругом, а тело пылало от жара. Слоан едва сдержала стон. Неровно дыша, она прошептала: «Ты так прекрасна – во всех смыслах».
Майкл еще на один шаг приблизилась к бездне, даже не подозревая об опасности. «Если так, то ты первая, кто говорит мне об этом».
«Значит, вокруг тебя были одни идиоты», – пробормотала Слоан, протянув руку, чтобы провести по щеке Майкл. Ее пальцы дрожали. Майкл наклонилась вперед, чтобы принять эту ласку, ее губы приоткрылись, лицо пылало. Ее расширенные, бездонные зрачки манили Слоан раствориться в них. В это мгновение Майкл показалась ей такой беззащитной, что Слоан отдернулась с почти слышным вздохом. Боже всемогущий, что я делаю?!
В этот момент к столику вернулась Сара. Присаживаясь на свое место, она объявила: «Жасмин одевается и готовится выходить на сцену. Я хотела остаться и посмотреть, но она не разрешила».
Казалось, ее никто не услышал. Сара внимательно посмотрела сначала на одну, потом на другую женщину, внезапно осознав странную тишину, повисшую вокруг Слоан и Майкл. «С вами все нормально?»– спросила она тихо.
Майкл первая пришла в себя. Она улыбнулась со словами «да, конечно», но улыбка вышла неуверенной.
Почему-то Сара ей не поверила, но выражение, которое было написано на лице Слоан, убедило ее в том, что лучше воздержаться от расспросов. А Сара никогда не дразнила животных.
Глава двенадцатая
Обстановка за их столиком сразу разрядилась, как только началось шоу. Такие представления всегда вызывали интерес, но труппа, в которой выступала Жасмин, пользовалась особой популярностью. Отчасти их популярность объяснялась тщательно продуманными и разнообразными костюмами, которые варьировались от пышных с низким вырезом платьев до пола, украшенных перьями и блестками, до стильных вечерних нарядов, которым мог бы позавидовать любой исполнитель, выступавший где-нибудь в Лас-Вегасе. Запоминающиеся сценические костюмы сочетались с популярными мелодиями и песнями, которые использовались труппой, а также с непревзойденным мастерством исполнения. Кто – то из участников кабаре специализировался на отдельных образах, например, Шер, Бетти Мидлер или Селион Дион, и это приводило публику в восторг. Однако у Жасмин не было никакого образа. Она исполняла лирические композиции Билли Холидея и пела всерьез – без всякого смеха и слишком вычурных нарядов. В образе Жасмин не было ничего лишнего, лишь талант, прекрасный голос и превосходные ноги. Зрители ее обожали.
Майкл было трудно поверить, что выступавшие на сцене женщины были в действительности мужчинами. Они двигались абсолютно естественно в облегающих платьях и в туфлях на шпильках. Их лица были гладкими, поэтому макияж лежал на них безупречно, а накладная грудь смотрелась как настоящая. Майкл с особым интересом следила за Жасмин, пытаясь отыскать в ней черты Джейсона. Перевоплощение было просто поразительным. Дело было даже не во внешних вещах: другом цвете волос, женственном наряде, искусно наложенной помаде и подводке для глаз. Суть была в том, как двигалась Жасмин – уверенной и соблазнительной походкой, в ее хриплом голосе, которым она сказала в зал «привет», в ее взгляде, который говорил о том, что ей известно, как она горяча.
«Боже, как она сексуальна», – сказала Майкл, ни к кому конкретно не обращаясь.
Слоан с удивлением посмотрела на нее, а Сара улыбнулась.
«О да, и она знает об этом!»– воскликнула Сара с явной гордостью.
«Насколько я помню, ты не интересуешься женщинами», – добродушно пробурчала Слоан.
Сара подняла бровь и рассмеялась: «Ты что, ревнуешь?»
Майкл не оставила этот комментарий без внимания. Она подумала, что раз Саре нравился Джейсон, значит, она была натуралкой. Но она ведь была и со Слоан, и это означало, что между ними что-то могло быть. Майкл не знала, что там было точно, но в одном была уверена: мысль о том, что Сара могла нравиться Слоан, ее совсем не порадовала. Причем она не могла объяснить себе, почему.
«Что тут ревновать, – сказала Слоан. – Я не в состоянии соревноваться с Жасмин, как ни крути. Я не способна носить такие платья, не умею петь и просто навернусь на таких высоченных каблуках».
«К тому же надо брать в расчет Джейсона, – заметила Сара, внезапно став серьезной. – Я обожаю чувство юмора и безудержность Жасмин, но больше всего меня интригует то, что Джейсон тоже где-то там. Я правда хотела сегодня посмотреть, как он переодевается, чтобы увидеть, как Джейсон превращается в Жасмин».
«Не думаю, что он когда-нибудь позволит тебе это, – предположила Слоан. – Он любит перевоплощаться в одиночестве».
«Должно быть, это очень пугает его – настолько открыться кому-то», – согласилась со Слоан Майкл.
Сара помолчала, обдумывая услышанное. «Не думала, что он так испугается моего присутствия, – сказала она, покачав головой. – Похоже, я не слишком проницательна и явно не чувствую всех этих тонкостей, хотя мне казалось, что я все понимаю».
«Я уверена, что Джейсон лишь хочет убедиться в твоей реакции, – сказала мягко Майкл, видя, как терзается Сара. – Если ты ему дорога, он наверняка ужасно мучается, не зная до конца, можешь ли ты принять ту его часть, которая проявляется в Жасмин».
Слоан молча уставилась на Майкл, в упор не понимая, как она так быстро проникла в суть дела. Она проследила взглядом, как Майкл наклонилась вперед, взяла Сару за руку и ласково прошептала ей: «Не отчаивайся. Я больше чем уверена, что Джейсону нужно, чтобы ты продолжала расспрашивать его. Лишь когда он будет полностью доверять тебе, он подпустит тебя ближе».
Теплый взгляд Майкл смягчил черты ее лица, превратив в почти неземное существо. Если до этого Слоан изнемогала от желания, то теперь ее охватили куда более опасные эмоции. При виде доброты и сочувствия, которые шли из самого сердца Майкл, Слоан страстно захотелось ощутить их применительно к себе. Майкл была прекрасна не только телом, но и душой, и ее доброта согрела Слоан изнутри.
Она резко отвела взгляд от Майкл, чтобы развеять чары. Слоан не могла припомнить, чтобы какая-нибудь другая женщина так действовала на нее, и она была абсолютно уверена, что ни к чему хорошему это не приведет. В жизни Майкл Лэсситер наступил переломный момент, и Слоан не могла просто затащить ее в постель и позабыть на следующий день. К тому же Майкл никак не дала понять, что это вообще возможно, так что говорить было не о чем. Слоан скривилась от разочарования и с облегчением увидела приближающуюся к столику Жасмин. Ей нужно было отвлечься от Майкл, и Жасмин отлично для этого подходила.
«Вечеринка вот-вот начнется!»– объявила запыхавшаяся Жасмин. Она махнула рукой в направлении сцены, где готовился начать играть оркестр, а рабочие расчищали место для танцев. Жасмин была одета в красное облегающее платье, в котором она выступала. Она выглядела столь же элегантно, как завзятая леди на балу.
«Дивное платье», – сказала Сара вместо приветствия.
Жасмин уселась между Слоан и Сарой, улыбнувшись с некоторой робостью и поблагодарив Сару без своего обычного кокетства. «Я приглядела это платье в витрине маленького бутика однажды во время обеда и сразу поняла, что оно просто создано для меня», – сказала Жасмин.
Сара на секунду задумалась, кто же все-таки купил это платье – Джейсон или Жасмин, но решила, что этот вопрос лучше задать позже, когда Жасмин к ней привыкнет. «Ну, ты не ошиблась», – просто сказала Сара.
Жасмин снова улыбнулась, чуть-чуть покраснев, и повернулась поприветствовать Майкл и Слоан. Вчетвером они болтали и обсуждали присутствующих до тех пор, пока не заиграл оркестр.
При звуках музыки Жасмин вдруг вскочила со стула, схватив Слоан за руку. «Пойдем, детка, потанцуем», – предложила она.
На мгновение Слоан неожиданно для себя растерялась, но потом беспомощно пожала плечами и позволила Жасмин увлечь себя на танцпол. Майкл и Сара посмотрели им вслед, после чего переглянулись и заулыбались.
«Бедная Слоан, – сказала со смехом Сара. – Жасмин просто обожает дразнить ее. Насколько я могу судить, лишь у Жасмин получается застать Слоан врасплох. Если бы я не знала Слоан, то подумала бы, что она возбудилась!»
«Мне кажется, это потому, что Слоан находит Жасмин привлекательной. И я ее прекрасно понимаю», – внезапно догадалась Майкл. Она припомнила историю знакомства Слоан и Жасмин и поняла, что их связывала долгая и гораздо более близкая дружба, чем ей казалось прежде. Слоан призналась, что изначально почувствовала влечение к Жасмин, но Майкл подумала, что, узнав о Джейсоне, Слоан перестала чувствовать интерес к Жасмин. Но теперь, видя Жасмин воочию, Майкл осознала, что все не обязательно было именно так. Жасмин была соблазнительна, обворожительна и женственна, так почему бы Слоан было не поддаться ее ухаживаниям?
Теперь удивилась Сара. «Ты права. Как я раньше этого не понимала», – сказала она, уважительно посмотрев на Майкл.
Майкл улыбнулась. «Для меня это все внове, поэтому я смотрю на все словно со стороны, без предвзятого мнения. Слоан ведь лесбиянка, а Жасмин – сексуальная женщина. Следовательно…», – засмеялась Майкл, изображая поднятыми вверх руками жест капитуляции.
«Тебя это заботит? Я имею в виду, реакция Слоан на Жасмин?»– спросила Сара. Ей очень хотелось знать, что происходит между Майкл и Слоан.
Майкл смущенно рассмеялась, подумав, что Сара читает ее мысли. Когда она увидела, как Жасмин взяла Слоан за руку и с такой легкостью повела ее танцевать, на какое-то мгновение она ощутила ревность. Жасмин была очень привлекательна, и они отлично смотрелись вместе. Даже когда Майкл напомнила себе о том, что Жасмин не была той, кем казалась, по крайней мере, полностью, это не помогло ей избавиться от легкого чувства зависти при виде Жасмин, танцующей в объятиях Слоан. Майкл покачала головой, понимая, что Сара ждет от нее ответа, и в то же время осознавая, что ее ощущения наводили на какие-то странные мысли. «Кто нравится Слоан – это не мое дело, – постаралась она сказать самым беззаботным тоном. – А вот волнует ли тебя, что Жасмин и Слоан, в общем, интересуют друг друга – или как там еще».
Сара задумалась. «На самом деле мне кажется, что Слоан нравится Джейсону, но он всегда знал, что из этого ничего не выйдет, ведь он мужчина. В то же время Жасмин может свободно и беззастенчиво флиртовать со Слоан, что она и делает при любой возможности». Сара усмехнулась, поняв, как должно быть, абсурдно звучат ее слова, но все же храбро продолжила: «Думаю, что я немного ревную, потому что в отличие от Слоан я бы не прочь затащить Джейсона в постель».
«А как на счет Жасмин? С ней тебе тоже хотелось бы переспать?»– сорвался вопрос у Майкл, прежде чем она поняла, что, возможно, переступает границы дозволенного. «Извини, должно быть, это очень личное», – поспешила добавить она.
«Ничего страшного, – сказала Сара, качая головой. – Не волнуйся. Я уже задавала себе этот вопрос. Вообще женщины меня не заводят, ну, разве что Слоан немного…».
«Господи, да разве найдется хоть один человек, кого она не заводит?!»– вырвалось у Майкл, о чем она тут же пожалела, покраснев не на шутку.
Сара сделала вид, что не заметила, как смутилась Майкл, и продолжила: «Но мы со Слоан решили этот вопрос уже давным-давно. Потом я познакомилась с Джейсоном, и он мне понравился с первого взгляда. Я еще тогда подумала, что у него самая лучшая задница на свете». При этих воспоминаниях Сара заулыбалась. Она стояла в приемной «Слоан – Секьюрити»и с открытым от удивления ртом слушала, как Джейсон читал Слоан нотацию насчет того, что нужно не опаздывать на встречи, назначенные на вторую половину дня. Кроме того, он угрожал применить физическую силу, если она не закончит отчет для кого-то там к следующему утру. Сара думала, что после такого Слоан разотрет его в порошок, но та лишь пробурчала что-то вроде «ладно»и ушла восвояси. Джейсон подмигнул Саре, его невозможно голубые глаза сверкнули от восторга, а Сара почувствовала нетипичный для этого времени суток прилив возбуждения.
«Сара?»– обратилась к ней Майкл после затянувшегося молчания и отсутствующего взгляда на лице Сары.
Сара вздрогнула и застенчиво улыбнулась. «О, прости. Как бы там ни было, потом я встретила Жасмин в клубе, и она мне тоже понравилась. Она была такая забавная и не заботилась о правилах приличия. Когда я узнала, что Жасмин – это Джейсон, то, конечно, была поражена. Чем дольше я наблюдала за ними, тем больше думала о них как о двух разных людях, хотя и связанных между собой. Поэтому когда я думаю о Жасмин, – Сара запнулась, но потом все же озвучила Майкл мысли, которых она избегала сама, – когда я представляю себе, как раздеваю Жасмин и под платьем нахожу Джейсона, эти фантазии действуют на меня очень возбуждающе».
Майкл лишь покачала головой и заметила: «Да, после такого обычные отношения кажутся довольно пресными!»
Сара посмотрела на Майкл и улыбнулась, поняв, что та имела в виду именно то, что сказала. «Боже, как прекрасно найти кого-то, кто это понимает! Я и не знала, как можно говорить об этом, не боясь показаться слишком странной».
«За последние несколько недель я поняла, что далеко не все, что я знала о жизни и о себе, оказалось правдой, – сказала Майкл со вздохом сожаления. – А меньше всего я знала о том, что значит быть с другим человеком. И почему и как это происходит».
«Мне кажется, что это правда, что можно влюбиться, когда меньше всего этого ожидаешь, причем в того человека, о котором бы никогда не подумала», – сказала тихо Сара. В голосе Майкл она услышала боль.
«Думаю, так и есть», – сказала Майкл, наблюдая за танцем Слоан и Жасмин. Забавно. Они так хорошо смотрелись вместе, но это была лишь иллюзия. С ее жизнью тоже была полная путаница. Неужели и у них с Джереми все было точно так же – сплошной иллюзией?
Глава тринадцатая
Слоан пыталась держать Жасмин на расстоянии, правой рукой слегка придерживая ее чуть пониже спины, где начиналась весьма аппетитная маленькая попка. Другой рукой Слоан прижимала ладонь Жасмин, которая на удивление оказалась лишь чуть меньше ее собственной, к своей груди. На танцполе было довольно много самых разнообразных пар, но Слоан не думала, что Жасмин может к ней так сильно прижиматься из-за тесноты.
«Жасмин», – попросила тихо Слоан.
Жасмин запрокинула голову и с невинной улыбкой поинтересовалась: «Да?»
«Ты пытаешься испортить мою репутацию?»– спросила Слоан, уверенно ведя свою партнершу между других танцующих пар. Она была умелым танцором и привыкла вести. Жасмин, в свою очередь, с легкостью следовала за Слоан и медленно терлась об нее бедрами. Жасмин была чуть ближе к Слоан, чем ей подобало, но именно там, где ей хотелось быть.
«О чем это ты? Испортить твою репутацию?»– рассмеялась Жасмин, еще удобнее пристраиваясь к стройному телу Слоан. Она чуть-чуть повращала бедрами, но этого оказалось достаточно, чтобы мускулы Слоан напряглись. Низким голосом Жасмин продолжила: «По-моему, это невозможно».
Слоан прекрасно чувствовала тепло, которое исходило от Жасмин, прижавшейся к ее груди, животу и бедрам. Но Слоан не забывала и о том, что скрывалось под этим тонким шелковым платьем, а это было не совсем то, что могло удовлетворить ее фантазии. Впрочем, ее нервная система не совсем справлялась с этим противоречием. Ее физическое естество, средоточие ее сексуальности, находившееся за пределами рационального контроля, – эта часть Слоан видела и чувствовала в своих объятиях женщину.
В Жасмин не было и тени мужского начала. Она была мягкой и гладкой во всех нужных местах, изгибы ее тела в точности повторяли женскую фигуру. Жасмин полностью подходила Слоан, и, кроме того, ей было отлично известно, как нужно было двигаться, чтобы прикоснуться ко всем чувствительным точкам Слоан и воспламенить ее страсть. Слоан понимала, что ее сердце стучит слишком громко, и Жасмин наверняка это знала. К тому же от возбуждения у нее начали дрожать ноги.
«Черт возьми, Жасмин, – выругалась Слоан сквозь зубы. – Здесь не место для такой демонстрации». Слоан посмотрела в сторону их столика, откуда, слегка забавляясь, наблюдали за ними Майкл и Сара. Слоан поняла, что краснеет. Неожиданно она почувствовала себя неловко, надеясь, что Майкл не догадается о причинах этого.
Наконец, Жасмин сжалилась над ней и чуть-чуть отодвинулась. Ей нравилось играть со Слоан, и обычно та не возражала. Но сегодня Жасмин чувствовала не только слабое желание Слоан, но и ее дискомфорт. Жасмин не только наслаждалась пьянящим ощущением от своей способности завести эту красивую и недосягаемую темноволосую Ромео. Она знала, где нужно было остановиться, чтобы ситуация не вышла из-под контроля для одной из них. Слоан не была единственной, чье сердце начинало биться чаще или в ком зарождалось желание от напора Жасмин. Безусловно, это все было очень приятно, но их дружба была куда важнее. Одна ночь, даже один час, проведенный вместе, пусть и восхитительный час – а Жасмин не сомневалась, что секс со Слоан превзойдет все самые смелые ее фантазии – не стоил последствий. У них не могло быть отношений, не говоря уже о совместной жизни. Поддайся они физическому влечению – и это могло бы разрушить все, что было между ними. Ставки были слишком высоки. Кроме того, бросив взгляд на Майкл и Сару, которые продолжали наблюдать за ними, Жасмин вдруг поняла, что есть и другая причина. Сара улыбалась ей.
Вдобавок Сара подмигнула, и давний барьер в душе Джейсона дал крохотную трещину. Похоже, Сара абсолютно понимала, что нужно было чувствовать Жасмин. Никому прежде этого не удавалось. Чувства вдруг переполнили Жасмин, и она испугалась до смерти. Она подумала, что может привыкнуть к этим бесподобным ощущениям, а потом начнет мечтать. Надежда и мечты – словно наркотик для одинокого сердца, позволяющие верить, что счастье возможно. Отчаяние, которое несли с собой неоправдавшиеся надежды, было поистине разрушительным.
Насколько Жасмин хотелось, чтобы Сара узнала ее, настолько она противилась самой мысли о том, чтобы отбросить свой защитный кокон. Однажды она уже сделала это, и вся ее жизнь пошла прахом. Если она подпустит еще одну женщину к себе, а ее потом отвергнут, то она больше не выдержит. Гнев и страх боролись в душе Жасмин с желанием поверить в то, что с Сарой все будет иначе. Старые раны еще саднили, память о том, как ее отвергли и унизили, до сих пор была свежа, и Жасмин захотелось выплеснуть свою боль. Слоан была под рукой, и Жасмин выпалила с ходу: «Да что с тобой, Слоан? Боишься, что Майкл увидит, что ты не можешь себя контролировать? Она наверняка это уже знает. Должно быть, ты уже переспала с ней».
Слоан моментально напряглась, на лице заходили желваки от ярости. «Майкл здесь абсолютно ни при чем, Жасмин. Это между мной и тобой, а еще дело в том, что тебе, похоже, просто нравится делать пустые авансы».
Жасмин разорвала объятия Слоан, ее раздражение быстро сменилось болью. «Я никогда тебе ничего не предлагала, Слоан. Может, тебе в это и трудно поверить, но секс на одну ночь – это по твоей части, а не по моей», – сказала с горечью Жасмин.
Жасмин развернулась и с гордо поднятой головой пошла к столику, покачивая бедрами. Слоан посмотрела ей в след, проклиная себя на чем свет стоит. Вины Жасмин тут не было, Слоан ведь отлично знала, что она лишь играет. Такое случалось уже не первый раз. Слоан не сдержалась, безумно разозлившись от предположения Жасмин, что она уже успела переспать с Майкл, как порой это бывало с другими женщинами. При этом она обычно не задумывалась о последствиях. Слоан не делала никаких обещаний и ничего не планировала заранее. Если так получалось, что она и ее знакомая вдруг чувствовали, что неплохо бы продолжить их беседу в постели, то что здесь было плохого? Они были взрослыми людьми, а о чем-нибудь серьезном речи даже не шло. Зачем отказывать себе в маленьком и обоюдном удовольствии?
Слоан посмотрела на профиль Майкл. Она наклонилась к Саре, чтобы что-то сказать ей, и при этом свободно прикоснулась к руке Сары. Слоан знала, что она никогда бы не затащила Майкл в койку на одну ночь. Она сглотнула и огляделась по сторонам, пытаясь рассеять чарующее обаяние красоты этой женщины, которая невероятно притягивала к себе. С ней одной ночи ни за что не хватит, и в этом-то и крылась проблема. Уже много лет Слоан не хотела ничего, что длилось бы дольше одной ночи.
Вот черт. Слоан поглубже вдохнула и двинулась к столику, чтобы принести Жасмин заслуженные извинения. Она уже почти дошла, как вдруг ее остановил знакомый голос.
«Теперь я понимаю, почему ты не пошла со мной на этот скромный вечер», – громко сказала высокая симпатичная брюнетка, привлекая внимание не только друзей Слоан, но и всех остальных, кто находился поблизости.
«Привет, Диана», – спокойно ответила Слоан с каменным выражением лица. Она действительно планировала пойти на это мероприятие вместе с Дианой Карсон. Но потом передумала, когда стало очевидно, что Диана начинает воспринимать их как пару. В последний раз они ужинали вместе две недели назад, и Слоан с трудом вывернулась из неловкой ситуации. Диана ожидала, что после совместного ужина Слоан проведет ночь у нее, и Слоан не могла винить ее за это. Диана была весьма привлекательной, умной женщиной, и им было хорошо вместе. К тому же они спали всего неделю назад.
Но под конец Слоан неожиданно для себя поняла, что почему-то не хочет оставаться у Дианы на ночь. Правда, у Дианы были совсем другие планы. Как только они зашли в ее квартиру, она начала страстно целовать Слоан и торопливо расстегивать ремень на ее брюках, не переставая тереться при этом грудью о Слоан. Напряженные соски Дианы, которые Слоан чувствовала сквозь свою рубашку, пробуждали в ней желание. Ей было хорошо – отрицать это было нельзя. Но хотя вожделение уже проникло в кровь Слоан, а ее руки потянулись к груди Дианы, ее разум вдруг запротестовал.
«Подожди», – выдохнула она, пытаясь отойти в сторону.
«Ты что», – пробормотала Диана. Ее пальцы скользнули под пояс брюк Слоан. В голосе Дианы прорезалась хрипотца, а глаза затуманились от желания. «Детка, ты такая горячая, а я уже готова».
Слоан пыталась не обращать внимания на то, как пульсирует ее плоть от прикосновений Дианы. Еще чуть ниже – и она не сможет остановиться. Слоан взяла Диану за руку, удерживая ее от дальнейших движений.
«Я не могу, прости».
Разочарование на лице Дианы быстро сменилось болью и гневом. Она отдернулась от Слоан так резко, что та чуть не потеряла равновесие.

0

5

«Проваливай», – объявила Диана. Слоан с тайной радостью повиновалась. На мгновение ей показалось, что Диана залепит ей пощечину. Вот так они расстались.
В тот вечер Диана удержалась от пощечины, потому что была трезвой и сохранила самообладание. Однако на этот раз она была в изрядном подпитии. «Ах ты стерва», – сказала она, с размаху ударив Слоан по щеке.
Слоан почти удалось увернуться, но все же ей досталось: она почувствовала соленый привкус крови во рту. Слоан прижала руки к телу и отрицательно покачала головой Саре, краем глаза увидев, что она начинает вставать со стула.
«Где твой столик, Диана?»– спросила Слоан, видя, что Диана не может твердо стоять на ногах.
«Я пришла одна, – резко ответила Диана. – Моя девушка предпочла другую на этот вечер». При этом она выразительно посмотрела в сторону Майкл.
Слоан шагнула к Диане и взяла ее под руку, помогая удержаться на ногах. «Присядь-ка».
Диана попыталась выдернуть руку, но от этой попытки чуть не упала. В конечном итоге она вцепилась в рубашку бывшей любовницы. Слоан поняла, что Диана была куда более пьяной, чем ей показалось вначале. У нее не было выбора: она не могла отправить Диану домой одну на такси в таком состоянии.
Слоан подвела уже не сопротивлявшуюся Диану к столику и тихо сказала Майкл: «Я извиняюсь, но мне нужно проводить госпожу Карсон домой. Не возражаешь, если Сара отвезет тебя обратно в отель?»
Майкл поймала хладнокровный взгляд Слоан и не смогла прочесть его. На нее смотрели глаза незнакомки. «Конечно, нет. Пожалуйста, поезжай», – спокойно ответила она.
Слоан попрощалась с Жасмин и Сарой, обхватила Диану Карсон за талию и пошла к выходу. Почти все присутствовавшие провожали эту пару взглядом, а кое-кто уже обсуждал последнее любовное приключение небезызвестной Джей-Ти Слоан.
Майкл Лэсситер тоже смотрела им вслед. Она не произнесла ни слова, но крепко задумалась о том, что их связывало.
Глава четырнадцатая
На какое-то мгновение после ухода Слоан над столиком, за которым остались Жасмин, Сара и Майкл, воцарилась тишина. Потом Жасмин, воздержавшись от своих обычных ужимок, – что было для нее редкостью – мягко сказала: «Что ж, Слоан прекрасно уладила проблему».
Майкл и Сара в недоумении посмотрели на нее.
«Пьяная Диана Карсон вот-вот свалилась бы с ног, выставив себя на посмешище. Она опозорилась бы на виду у самых влиятельных представителей города, причем я не имею в виду лишь гей-комьюнити. Здесь сегодня собралось довольно много сильных мира сего, и Слоан просто спасла Диану от позора».
«Кто она?»– вырвалось у Майкл, прежде чем она смогла остановиться.
Сара вопросительно изогнула бровь, глядя в сторону Жасмин. Ей самой было интересно. Она уже много лет не видела Слоан с какой-нибудь подружкой. Впрочем, во взгляде Слоан, устремленном на Диану, не было ничего похожего на любовную привязанность. «Бывшая?»
Жасмин деликатно пожала плечами. «Похоже на то. Диана, видимо, подумала, что значит для Слоан нечто большее. Впрочем, Слоан чаще всего производит именно такой эффект на своих женщин. Одна ночь с ней – и они уже хотят выйти за нее замуж». Жасмин со вздохом встала из-за стола. Праздничная атмосфера, в которой прошел вечер, явно исчезла. «Думаю, мне пора. Выпущу ненадолго Джейсона».
Сара посмотрела вслед уходящей переодеваться Жасмин, потом перевела взгляд на Майкл. «Ты в порядке?»
«Конечно, – сказала Майкл слишком поспешно. – Просто любопытно».
«М-м-м, – согласилась с ней Сара. – Слоан умеет пробуждать интерес к своей персоне». Внимательно посмотрев на Майкл, Сара всерьез сказала: «Послушай, Майкл. На самом деле Слоан ничуть не похожа на повесу, какой ее считают. Да, меня не было рядом с ней последние годы, но я очень хорошо ее знала, когда она была моложе, а люди не меняются настолько радикально. Возможно, она и избегает серьезных отношений, но у нее есть для этого веские причины».
Майкл задумалась о том, что хотела сказать ей Сара и зачем. Ведь отношения Джей-Ти Слоан с другими женщинами ее никак не касались. Несмотря на то, что ей, безусловно, нравилось бывать в компании Слоан, и что, как подозревала Майкл, это удовольствие было взаимным, она не строила никаких иллюзий и не думала, что между ними возможно нечто большее. Ей нужно было спасать компанию и уладить проблему с разводом. Меньше всего сейчас ей нужен был кризис сексуальной самоидентификации и связь с женщиной, которая явно не хотела никаких отношений.
Майкл вздохнула и стала собираться. «Уверена, что ты права. Я поймаю такси. Попрощайся от меня с…».
Сара схватила ее за запястье. «Ты что! Мы тебя отвезем. Уверена, Джейсон сейчас придет».
«Не думаю, что мое присутствие на вашем первом свидании будет уместным, Сара! – сказала со смехом Майкл. – Я спокойно доберусь сама».
«Ну уж нет! – запротестовала Сара. – Отвезти тебя для нас не проблема. Кроме того, я не хочу испытывать судьбу. Сегодня все прошло довольно хорошо, учитывая, что они оба были здесь. Джейсон и Жасмин, я имею в виду. Но Джейсон явно не готов для чего-то большего, и, честно признаться, я тоже».
Майкл замерла на месте, взгляд стал тревожным. «А ты в порядке?»
Сара улыбнулась дрогнувшей улыбкой. «Это не так просто, как я думала. Когда я смотрела за танцем Жасмин и Слоан, я почти позабыла про Джейсона. Жасмин настолько реальна, понимаешь, о чем я? Не знаю, как я себя буду чувствовать, окажись мы наедине».
«Мне кажется, ты поймешь это лишь тогда, когда это произойдет. Может быть, в интимной обстановке Джейсон почувствует себя лучше всего», – предположила Майкл с задумчивым видом. Она тоже заворожено следила за Слоан и Жасмин на танцполе, но все ее мысли были лишь о Слоан. Как она держала Жасмин – с какой уверенностью. Их тела прекрасно подходили друг другу, и на мгновение Майкл представила себя в объятиях Слоан. И эта мысль не только не показалась ей странной, напротив, она была естественной.
Майкл резко встала, прогоняя эти фантазии. «Попрощайся с Джейсоном за меня, пожалуйста. Мне правда нужно идти».
С этими словами Майкл ушла, озадачив Сару своим выражением лица. Сара подумала, что Майкл почему-то вдруг стала растерянной и немного опечаленной.
*
«Диана, с добром утром. Диа-ааа-на, – мягко позвала Слоан, легонько потряхивая спящую женщину за плечо. – Подъем».
Диана Карсон что-то пробурчала, поудобнее устраиваясь на теплом кожаном сидении в машине Слоан.
Слоан вышла из машины и, обойдя ее спереди, открыла дверь со стороны пассажирского сидения. Наклонившись в салон, она одной рукой обхватила Диану за талию, а другую просунула ей под колени. Слоан приподняла Диану с сидения и поставила на тротуар. «Вот и хорошо, – сказала она, обнимая Диану. – Пара шагов, пара лестничных пролетов, потом лифт – и все, слава богу. Сущие пустяки!».
Диана с трудом тащилась вслед за Слоан, и ей становилось все тревожней. «Где это мы?»– спросила неуверенно она.
«У тебя дома», – сообщила Слоан, нажимая кнопку вызова лифта. Она помогла Диане зайти в лифт и убрала руку с ее талии. Когда Диана покачнулась и чуть не упала, Слоан снова обняла ее и уже не отпускала до тех пор, пока они не оказались в спальне у Дианы, где Слоан опустила ее на кровать.
«Ты в порядке?», – спросила Слоан, отступая на несколько шагов назад.
Диана обхватила голову руками, заморгала и сморщилась от боли. «Более или менее. Я отключилась у тебя в машине, и никак не приду в себя. Который час?»
Слоан бросила взгляд на часы, стоявшие на тумбочке рядом с кроватью. «Начало первого».
«Спасибо, что привезла меня домой», – устало сказала Диана. Она попыталась встать с постели, но у нее внезапно закружилась голова, и она зашаталась. «Вот черт».
Слоан без всякого раздумья подхватила ее, и уже в следующее мгновение Диана была в ее надежных объятиях. Она сцепила руки на затылке Слоан и поцеловала ее. Поцелуй застал Слоан врасплох. А рука Дианы меж тем уже скользила по ее бедру, приближаясь к ширинке брюк.
«Хм, – пробурчала Слоан, отодвигаясь от Дианы и одновременно перехватывая ее за руку. – Прекрати!»
Диана укусила Слоан за шею, причем сильнее, чем могла бы это сделать, будучи трезвой. «Тебе же хорошо», – прошептала она, поднимая другую руку чуть выше.
Да, Слоан действительно было хорошо, но это вряд ли имело сейчас значение. Не в ее правилах было заниматься сексом с пьяной женщиной, даже если ей и правда хотелось переспать с ней. И хотя ловкие пальцы между ее ног прекрасно делали свою работу, Слоан не хотелось секса с Дианой Карсон.
«Так. Ты явно способна улечься в постель без посторонней помощи», – сказала Слоан с резким выдохом. Она мягко, но настойчиво усадила Диану на кровать. «Все, я пошла». Слоан развернулась и слегка нетвердой походкой направилась прочь из спальни. Ее тело протестовало против такого обращения, но Слоан стоически с этим боролась.
«Уж не думаешь ли ты, что та блондинка даст тебе то, что тебе нужно?»– в сердцах бросила ей вслед Диана.
Слоан ничего не сказала. Они обе знали ответ на этот вопрос. Она тихо вышла из квартиры, спустилась на лифте на первый этаж и медленно пошла через дорогу к своей машине. Села за руль, откинулась на сидение и закрыла глаза. Когда в голове перестало пульсировать, а спазм в животе прошел, Слоан достала мобильный телефон.
*
Майкл завязала пояс на светло-сером шелковом халате, который она на себя накинула, и поспешила к двери. Посмотрев в глазок, она распахнула дверь и вопросительно посмотрела на гостью.
«Прости, что так поздно», – начала Слоан, слегка пожимая плечами, словно не до конца осознавая, куда она пришла. Впрочем, так оно и было. Единственное, что Слоан знала наверняка, – так это то, что она не могла вернуться домой, не повидав Майкл. «Я позвонила Саре, и она сказала, что ты не осталась с ними…».
«Я поймала такси», – прервала ее Майкл.
Слоан вздохнула и еще раз попыталась попросить прощения.
«Ты уже извинилась», – сказала Майкл с ласковой улыбкой на лице. Она потянула Слоан за рукав пиджака и сказала: «Пойдем в комнату».
Слоан двинулась вслед за Майкл, но потом вдруг остановилась посреди элегантного, но безликого гостиничного номера, оглядываясь вокруг, будто не понимая, где она очутилась. Она провела рукой по волосам, взлохматив свою шевелюру. «Черт, даже не знаю, зачем я приехала». Слоан посмотрела на Майкл, терпеливо наблюдавшую за ней. «Ты злишься?»– спросила вдруг Слоан у Майкл.
Этот вопрос удивил Майкл. С чего бы ей злиться? Разве у нее есть на это какое-то право? Она развернулась и направилась к одному из двух диванов, между которыми на восточном ковре стоял большой кофейный столик со стеклянным верхом. Пока Майкл шла, она обдумывала ответ на вопрос. Подойдя к дивану, она села с краю, подобрала под себя ноги, прикрыв колени халатом, и жестом пригласила Слоан присоединиться к ней.
Слоан с размаху села на мягкие диванные подушки, откинула голову на спинку дивана и повернулась лицом к Майкл. Она не собиралась задавать этот вопрос, но внезапно ответ на него стал для нее очень важным.
«Нет, не злюсь», – ответила, наконец, Майкл. Она тщательно подбирала слова, пытаясь разобраться в вихре эмоций, которые она испытала прошедшим вечером. «Скорее, я была разочарована. Я так хорошо провела время, и мне стало не хватать тебя, когда ты ушла».
Когда она произносила эти слова, Майкл осознала, насколько они были правдой. После ухода Слоан очарование вечера рассеялось, уступив место обычной действительности. Сверкавшие огни утратили свое сияние, а витавшее в воздухе волшебство исчезло. У Майкл вырвался дрожащий смех при мысли о собственной глупости. «Это произошло не по твоей вине».
«Нет, по моей, но мне нужно было отвезти ее. Она не могла в таком состоянии нормально добраться до дома», – запротестовала Слоан.
«Да что ты? – сухо сказала Майкл, подняв бровь. – Видно, ей было не настолько плохо, раз уж она смогла укусить тебя».
Слоан тут же выпрямилась и хватилась рукой за шею, где до сих пор немного саднило. «Господи!» Слоан посмотрела на Майкл, чье лицо было совершенно непроницаемым. «Этому есть простое объяснение! Ты веришь мне?»
«Не нужно никаких объяснений», – ответила Майкл, вставая с дивана и расправляя халат. Она немного повозилась с поясом, потом посмотрела в глаза Слоан, которая тоже встала с места. Майкл подумалось, что Слоан была невозможно прекрасна, когда вот так стояла перед ней в ожидании прощения. В бессилии Майкл покачала головой. «И извиняться тоже не надо. Я нормально добралась домой. Я не твоя женщина, и ты не несешь за меня ответственность. Пожалуйста, забудь об этом».
Для Слоан вдруг стало жизненно важно убедить Майкл в том, что между ней и Дианой ничего не было. Она приблизилась на шаг к Майкл и сказала угрюмым от напряжения тоном: «Я знаю, что не должна ничего объяснять. Но мне этого хочется». Она положила свои руки на руки Майкл, почувствовав, что та задрожала. В голубых глазах Майкл Слоан прочла легкую неуверенность и еще что-то такое, что напоминало желание.
«Вот черт», – пробормотала Слоан, наклоняясь все ближе к Майкл. Теперь она видела перед собой лишь белую кожу и полные влажные губы. Это было просто потрясающе – увидеть что-то столь знакомое совершенно по-новому. У Майкл, вне всякого сомнения, были самые мягкие, теплые и сладкие губы на свете… Господитыбожемой!
Слоан полностью растворилась в нахлынувших на нее ощущениях. Она чувствовала весенний запах Майкл, недавно принимавшей душ. Тело Майкл, прикрытое лишь тонким шелком, таяло под руками Слоан, разгораясь от ее прикосновений. Послышался стон. Слоан смутно подумала, что стонала, должно быть, она сама. Майкл запустила пальцы в ее волосы и легонько оттягивала их, что безумно возбуждало Слоан. Она чуть зашаталась и потянула Майкл обратно к дивану.
«И что потом?»– вдруг услышала Слоан противный голос, вырвавшийся откуда-то из глубины ее души. Хочешь уложить ее на диван в каком-то гостиничном номере и задрать ей халат? Браво, Слоан. Просто отлично.
Слоан с огромным трудом оторвалась от губ Майкл – на это у нее ушли все силы. Глаза Майкл были почти закрыты, губы сразу припухли от поцелуя, грудь быстро вздымалась, касаясь груди Слоан. Их ноги переплелись, и Слоан чувствовала жар, исходивший от тела Майкл. Ее руки беспрерывно скользили по ягодицам Майкл, и Слоан мучительно хотелось резко прижать Майкл к своей ноге. Она возбудилась на все сто. Желание болезненно пульсировало в теле Слоан, и она была готова взорваться… но она не могла так поступить, только не с этой женщиной.
«Майкл», – выдохнула Слоан, пытаясь удержаться от того, чтобы запустить свою руку под распахнувшийся на груди Майкл халат. При виде обнаженной груди Майкл Слоан чуть было не лишилась остатков самоконтроля.
«Ш-ш-ш-ш», – прошептала Майкл, прижавшись к Слоан так близко, что между ними не осталось ничего, кроме давних страхов и тайных желаний. Ей хотелось, чтобы Слоан поцеловала ее снова. Подарила ей этот дивный, восхитительный поцелуй еще раз. Впервые в жизни Майкл поддалась чувствам и не слышала голоса рассудка. Ее переполняла лишь невероятная свобода и уверенность, которую ей дарили объятия Слоан. Она чувствовать это всегда. «Просто сделай это снова», – попросила шепотом Майкл.
Слоан продолжала обнимать Майкл, но не наклонилась для поцелуя. Она разглядывала Майкл, видя ее неприкрытое и страстное желание, и в тот момент четко осознала, что Майкл была именно такой: она никогда не притворялась и никогда не обманывала. Чистейшая душа. Слоан не заслуживала такого доверия, да и не была готова к нему.
«Мы обе пожалеем об этом утром», – постаралась сказать Слоан как можно легче, хотя слова ей сейчас вообще давались с трудом. Она почувствовала, как Майкл напряглась в ее руках.
«Ты так думаешь? – спросила Майкл тихо. В ее груди разрасталась холодная боль. – Ты бы пожалела?»
Слоан отступила на шаг назад, разомкнув объятия. Собрала всю волю в кулак. «Да. И ты тоже, когда бы задумалась об этом. Извини, что поставила тебя в неловкое положение. Прости, я ни о чем не думала».
Майкл издала слабый смешок. «Я точно знаю, что я бы не пожалела. Наверное, мне нужно поблагодарить тебя за проявленное благоразумие». Майкл туго запахнула халат, неожиданно задрожав. «Ты меня извинишь? Уже поздно, а я в таком состоянии».
Слоан со страшной силой хотелось утешить ее. Она причинила Майкл боль, но это были цветочки по сравнению с настоящей катастрофой, которая могла бы произойти. Слоан засунула руки в карманы, опасаясь, что все-таки не сдержится и снова прикоснется к Майкл. «Не провожай меня. Майкл, прости».
Майкл смотрела, как Слоан уходит и бесшумно закрывает за собой дверь. Она прислушалась, пытаясь уловить отзвуки ее шагов в коридоре, но ничего не услышала. В комнате повисла мертвая тишина. Майкл погасила свет. В темноте она прошла в спальню, и лишь оказавшись под одеялом и в полном одиночестве, позволила себе расплакаться.
Глава пятнадцатая
В 6.45 утра в понедельник утром в кабинете Майкл раздался телефонный звонок. Она рассеянно повернула голову в сторону телефона, едва оторвав взгляд от колонок цифр, с которыми она работала. Обычно она не отвечала на телефонные звонки, поступавшие к ней в кабинет, но было еще слишком рано, и Энжела, в чьи обязанности это входило, еще не пришла.
«Лэсситер», – взяв трубку, отрывисто сказала Майкл.
«Майкл, это Слоан», – услышала Майкл теперь уже знакомый голос.
Майкл сделала резкий вдох, отложила папку, которую держала в руках, и уставилась на дверь кабинета, словно Слоан могла вот-вот войти. Ее сердце забилось от ожидания увидеть Слоан, хотя она и отругала себя за это. Прошло уже почти полтора суток с тех пор, как Слоан ушла из ее номера, и почти все это время Майкл старалась заставить себя не думать о том, что между ними произошло. Раньше работа помогала ей отвлечься практически от всего. Стоило ей взять в руки альбом для рисования или набросать что-то на каком-нибудь конверте, или откинуться в кресле с закрытыми глазами, как воображение тут же уносило ее. У Майкл был очень гибкий ум, но в то же время он подчинялся жесткой дисциплине. Она буквально жила своими мыслями, и они неизменно спасали ее от волнений, неуверенности и страха.
Но на этот раз испытанное средство не помогло. Неподвластные мысли проносились у Майкл в голове, словно кадры старой кинопленки на ускоренной перемотке. Ей не удавалось сконцентрироваться и перестать думать о поцелуе Слоан. Да, у нее было мало сексуального опыта. По сути дела, кроме Джереми у нее никого и не было. Но, тем не менее, Майкл хорошо представляла себе, что испытывают люди во время секса. Эмоции, которые она пережила в объятиях Слоан, намного превосходили все, что ей было известно, и то, что она могла вообразить. Этот простой поцелуй, воспламенивший каждую клеточку ее тела, поставил Майкл в полный тупик. Она не могла передать словами, как объятия Слоан подействовали на нее. Эта легкая дрожь, нараставшая в Майкл изнутри, грозила разорвать ее – так ей было хорошо. Словно после затянувшейся на целую неделю пасмурной и дождливой погоды на небе вдруг показалось солнце. Этот первый короткий проблеск солнечного света вдруг заставлял тебя почувствовать, что ты живой, и что вот до этого самого мгновения ты не жил, не дышал полной грудью, а просто существовал. Теперь Майкл понимала разницу. Ей было страшно подумать, что все эти ощущения в ней пробудил единственный поцелуй Слоан.
«Майкл?»– позвала Слоан в ответ на тишину, повисшую в телефонной трубке.
«Я здесь, – ответила Майкл чуть резче, чем хотела. – Прости, я работала».
«Тогда извини, что отвлекаю тебя, – сказала Слоан несколько натянуто. – На самом деле я собиралась оставить тебе сообщение. Не ожидала, что ты окажешься в офисе». Слоан не хотелось говорить с Майкл. Еще меньше она была готова видеть ее. Поэтому она и избрала этот довольно трусливый способ, решив оставить сообщение на автоответчике. Ей не хотелось признаваться самой себе в том, что ее просто убил собственный промах в номере Майкл. Уже много лет она так не теряла контроля над собой, и это потрясло Слоан. В горле у нее внезапно пересохло. Откашлявшись, она продолжила. «Я хотела, чтобы ты знала, что я еду в твой нью-йоркский офис, чтобы проверить на месте, как там обстоят дела. Думаю, что здесь все в порядке, и ты в безопасности – в пределах разумного. Я не могу сделать большего, пока не проверю филиалы. А вот после этого у меня появится возможность быстро внести изменения в систему, если, конечно, все обойдется без неожиданностей».
Майкл молчала. После того, как Слоан сообщила о своем отъезде в Нью-Йорк, Майкл уже не слушала ее. Ей было нечего сказать. Лишь один вопрос вертелся у нее в голове: уезжала ли Слоан из-за того, что случилось между ними. Но этот вопрос задать вслух Майкл не могла. Слоан ясно дала ей понять, что считает ошибкой эпизод в номере и не хочет повторения подобного. Если Слоан стремилась установить между ними дистанцию, то было понятно почему. Майкл не видела никакого смысла в том, чтобы ставить себя в дурацкое положение, или добиваться того, что могло заставить их обеих чувствовать себя еще более неловко.
«Звучит разумно. Я позвоню в Нью-Йорк часов в девять и предупрежу о твоем приезде. Сказать Энжеле, чтобы она зарезервировала тебе номер в гостинице где-нибудь поблизости?»– сказала Майкл.
«Спасибо, не надо, – ответила Слоан. – Джейсон позаботится обо всем. А вот твой звонок тамошнему менеджеру действительно поможет, только не говори слишком много о том, что я там буду делать. Лучше я сама на месте сориентируюсь, кому что говорить при необходимости, особенно если учесть, что кто-то из них может занять сторону Джереми, если в компании произойдет раскол».
«Да, ты права, конечно, – согласилась Майкл, не замечая, как ее кольнула тревога при упоминании имени Джереми. – На самом деле я мало с кем знакома из нью-йоркского филиала лично, разве что из конструкторского отдела. Вот их я в большинстве своем подбирала сама. Тем не менее, наверное, действительно будет лучше не вводить их в курс дела. Ты будешь звонить и держать меня в курсе?»
«Само собой. А если у тебя будут какие-то проблемы или тебе вдруг что-то понадобится, просто позвони Джейсону».
После этого они обе замолчали, прислушиваясь к дыханию друг друга, словно не желая нарушить эту связь и в то же время не зная, что еще сказать. В конце концов, пробормотав ничего не значащее «пока», они закончили разговор. Майкл вернулась к работе, отчаянно надеясь на то, что ей удастся отвлечься от мыслей о Слоан, образ которой не хотел исчезать у нее из головы.
А Слоан в это время собирала небольшой чемодан, готовясь к поездке в Нью-Йорк. Она окинула взглядом свою квартиру. Прежде ей только нравилось, что она здесь одна, но теперь пространство наполнилось одиночеством. Голос Майкл снова взволновал Слоан, и ее тело напряглось от желания. Она до сих пор чувствовала на своих губах поцелуй Майкл, а руки хранили память о теле Майкл, которое они обнимали. Слоан страстно хотелось большего, и она боялась, что речь шла не только о теле Майкл. Если все было бы лишь в чувственном удовольствии, может, она бы и не засомневалась. Неослабевающее желание, которое вызывала в ней Майкл, было не самой большой проблемой. Гораздо больше Слоан волновало то, что ей просто хотелось лечь рядом с Майкл и расслабиться. Она так устала, а обещание покоя, который несла в себе Майкл, было слишком заманчивым.
Слоан закончила собирать чемодан, заперла двустворчатую входную дверь на тяжелый металлический замок и попросила у небес дорогу без пробок до самого Нью-Йорка. Быть может, быстрая езда поможет позабыть ей ласковую и открытую улыбку на лице Майкл. Теперь ей придется привыкать к этой жажде, которая поселилась в ней. Это напрягало. Но гораздо хуже было то, что это чувство ужасно пугало Слоан.
*
Наконец, Майкл удалось сосредоточиться на работе и на какое-то время забыть голос Слоан, ее фантастические прикосновения и этот неотразимый профиль, преследовавший ее. Внезапно заработавшая селекторная связь заставила ее вздрогнуть. «Майкл, простите…», – услышала она.
В это мгновение дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник Джереми, за спиной которого маячила Энжела. Майкл развернулась на своем высоком стуле, на котором она сидела за чертежной доской, и воззрилась на мужа, не выпуская из левой руки карандаш.
«Простите, он не дал мне возможности предупредить вас», – сообщила явно расстроенная секретарша.
«Все в порядке, Энжела, – спокойно сказала Майкл. – Просто закрой дверь и не соединяй меня ни с кем».
Энжела с тревогой посмотрела из-за спины Джереми на спокойное, лишенное какого-либо выражения лицо Майкл и медленно закрыла за собой дверь. Энжеле это все не нравилось, но что она могла поделать. А не вызвать ли охрану, мелькнула у нее мысль. Было во взгляде Джереми Лэсситера нечто такое, что испугало ее. Если бы не опасение поставить Майкл в неловкое положение, Энжела непременно попросила бы охранника подняться в кабинет.
Майкл осталась сидеть, храня молчание. Джереми сделал несколько шагов вперед, руки прижаты к телу. На лице у него заходили желваки. Когда он заговорил, по голосу стало ясно, что он с трудом пытается сдержать злость.
«Утром я встретился со своими адвокатами и ознакомился с твоим предложением», – резко объявил он. Слово «предложение» он произнес таким тоном, будто Майкл нанесла ему непростительное оскорбление. «Надеюсь, это была шутка», – добавил Джереми.
Майкл поднялась со стула и осталась стоять рядом с чертежной доской, одной рукой опираясь на нее. Ее лицо ничего не выражало, но руки тряслись. «Джереми, на самом деле я потратила довольно много времени, обсуждая ситуацию с моими адвокатами и несколькими бизнес-консультантами. То соглашение, которое мы тебе предложили, предполагает неплохую компенсацию за твой уход из компании, а также право на покупку акций компании по льготной цене. Ты будешь прекрасно обеспечен, пока компания продолжит процветать, и вдобавок получишь очень хорошие деньги прямо сейчас».
Адвокаты Майкл заверили ее, что предоставление Джереми права на покупку акций по льготной цене будет разумным способом компенсировать ему потерю потенциальной прибыли компании в будущем. Кроме того, юристы говорили, что денежная компенсация за увольнение Джереми была слишком щедрой, но Майкл настояла на своем, надеясь, что муж клюнет на это. Тем не менее, она совсем не удивилась, узнав, что Джереми этим не удовлетворился. Не в его духе было соглашаться на какое-либо предложение, которое исходило не от него. Адвокаты предупреждали Майкл о том, что Джереми, возможно, отвергнет ее первоначальное предложение, и что переговоры могут затянуться на какое-то время. Но она не собиралась обсуждать с ним детали соглашения лично. Пусть этим занимаются юристы.
Джереми скривился и подошел еще ближе к Майкл. «На первый взгляд, твое предложение может показаться щедрым, но я-то отлично знаю, что потенциал компании зависит от будущих проектов, а твои условия предполагают, что они полностью остаются в твоей собственности».
Майкл слегка пожала плечами и спокойно ответила: «Проекты в любом случае всегда принадлежали мне, Джереми, и тебе это известно».
«Да, но я их раскручивал».
Майкл кивнула, пытаясь угадать ход мыслей мужа. «Да, я это понимаю, и мои адвокаты это учли».
«Я не дам тебе сделать это», – сказал Джереми низким и твердым голосом. Он подошел к Майкл и опустил руки по обе стороны от нее, схватившись за металлический край чертежной доски. Майкл оказалась в ловушке. Джереми почти касался ее своим телом. Одни лишь его размеры были устрашающими, но Майкл больше пугал плохо сдерживаемый гнев, написанный на его лице. Каждое слово Джереми словно вонзалось в нее. «Без меня ты бы ничего не добилась. Когда мы встретились, ты была наивная, неискушенная, эмоционально неразвитая девчонка. Ты не имела ни малейшего понятия о жизни, не говоря уже о бизнесе. Если бы я не носился с тобой и не оберегал твое хрупкое» эго «, у тебя бы ничего не вышло», – заявил Джереми.
Майкл пришла в ужас от этой неприкрытой злости и презрения, которыми Джереми окатил ее. Она лишилась дара речи. А Джереми продолжил, словно так и думал, что она безропотно снесет его оскорбления.
«С тем, что ты хочешь развода, я могу смириться, и, поверь мне, безо всякого труда. Наш брак был удобным для бизнеса, но, уж конечно, в нем не было ничего исключительного по части секса. Я всегда понимал, что ты холодна в постели, и будь ты хоть чуть-чуть поактивней, я бы, может, и не пошел на сторону».
Майкл стояла в полном оцепенении. Оскорбления Джереми лишь подтвердили то, что она начала постепенно понимать за последние недели. Она совершенно не знала этого человека, хотя и прожила с ним целых десять лет. А если она не знала его, значит, она не знала и себя, и это было намного хуже всего, что мог сказать ей Джереми сейчас. Майкл было очень больно, но эта боль была ей уже знакома.
«Мне жаль, что все так вышло, – сказала она тихо. – Я понимаю, что в этом есть и моя вина. Прости за то, что я не смогла дать тебе…».
Джереми оборвал ее нетерпеливым жестом, словно это не имело для него значения. «Я тебя предупредил, Майкл. Я рассчитываю на поддержку многих акционеров. А среди них немало тех, кто проголосует за то, чтобы я сменил тебя на посту директора. Я не уйду и при необходимости уговорю членов правления вынести тебе вотум недоверия, и тогда уже тебе придется подыскивать себе новую работу».
С этими словами Джереми пошел к выходу. Взявшись за ручку двери, он обернулся и посмотрел на Майкл полным ярости взглядом. «Может, ты и способна рождать идеи, зато ты не можешь ничего с ними делать. И никогда этого не умела. Ты как компьютер. Будь в тебе больше от женщины, может, ничего этого не случилось бы».
Джереми удалось обрести контроль над собой, и, по крайней мере, он не хлопнул дверью, покидая кабинет Майкл. Но его гнев словно окутал Майкл облаком. Она серьезно отнеслась к угрозам мужа, зная, что Джереми всегда выполнял свои обещания. Она пока не до конца понимала, что именно он собирался предпринять, но была уверена в том, что атака с его стороны не заставит себя долго ждать. Сейчас она была очень уязвима, и Майкл знала это. Если он вынудит совет директоров выбирать между ними, то очень возможно, что выбор будет не в ее пользу. Да, компания базировалась прежде всего на ее, Майкл, изобретательности и интеллекте, не говоря уже о вложенных ей средствах, но все это было заменимо. Если произойдет нечто такое, что будет свидетельствовать о ее неспособности управлять компанией, она наверняка потеряет свою ценность в глазах акционеров.
Майкл походила по комнате, стараясь не обращать внимания на дрожь во всем теле. Она села за стол и уронила лицо на руки. Она отчаянно пыталась придумать, что же ей делать дальше, и захотела, чтобы рядом с ней был кто-то, на кого можно было положиться. Тут Майкл сразу вспомнила о Слоан. Как странно – никому она сейчас не могла доверять больше, чем этой женщине, с которой она познакомилась всего несколько недель назад. Почему-то это недолгое знакомство затронуло ее душу больше, чем все годы, прожитые с Джереми. Разглядывая телефон, Майкл пыталась убедить себя в том, что ей была нужна лишь моральная поддержка Слоан, а не ее объятия.
Глава шестнадцатая
Слоан продолжала размышлять о том, правильно ли она поступила с Майкл, когда ее раздумья прервал телефонный звонок.
«Слоан».
«Это Майкл Лэсситер».
Слоан выпрямилась, опираясь на спинку гостиничной кровати, на которой она лежала, тщетно пытаясь читать. Электронные часы на тумбочке показывали без двадцати восемь вечера. «Майкл! Что-нибудь случилось?»
«Прости, что беспокою тебя, но мне кажется, это важно», – сказала Майкл с несвойственной ей нерешительностью. Перед тем как позвонить Слоан, она несколько часов обдумывала ситуацию. Но ее тревога лишь усилилась. Наконец, она решилась позвонить и все рассказать. К тому же ей просто хотелось услышать голос Слоан. Но это ее и смущало. Ее опасения по поводу Джереми были вполне обоснованы, но Майкл все равно сопротивлялась желанию позвонить Слоан в таком состоянии, когда ее бросало из стороны в сторону. Разговор с Джереми напугал ее по нескольким причинам. Во-первых, его угрозы выжать ее из компании были очень серьезны, и она знала, что у Джереми хватит решимости и беспощадности сделать это. Но еще хуже были его оскорбления. Майкл признала, что прежде не осознавала свою причастность к краху их отношений, и лишь сейчас поняла, насколько она была изолирована всю свою жизнь. Но самую сильную боль Майкл причинила та легкость, с которой Джереми поставил ни во что всю их совместную жизнь. Этот разгром больно ударил по самооценке Майкл.
И все же она не спешила со звонком. Сначала она подготовила черновики нескольких новых предложений, которые она могла бы представить в совете директоров на тот случай, если Джереми спровоцирует голосование раньше, чем она закончит текущие проекты. Майкл хотелось верить, что она способна полностью продемонстрировать свою способность стать во главе компании. Ей не хотелось звонить Слоан лишь для того, чтобы она успокоила ее страхи и боль. Когда Майкл более или менее обрела контроль над собой, она набрала номер.
Майкл набрала в грудь побольше воздуха, настраиваясь на то, чтобы ограничить этот разговор лишь вопросами профессионального характера. «Прости еще раз, что беспокою, но мне показалось, ты должна знать о том, что произошло здесь».
Слоан, конечно, заметила молчание Майкл и почти физически почувствовала ее внутреннюю борьбу. Удивление, охватившее ее сначала от звонка Майкл – особенно учитывая тот случай в номере – быстро сменилось тревогой. Что-то явно было не так. Слоан тут же подумала о Джереми, и уже прочно поселившийся в ней страх того, что он может что-то сделать Майкл, заполнил ее целиком. Она заставила себя успокоиться. «Майкл, – сказала она мягко, – я рада твоему звонку. Так здорово слышать твой голос. Просто расскажи мне, что случилось. Все в порядке».
Ободрение, прозвучавшее в голосе Слоан, сразу вселило в Майкл уверенность, и она расслабилась. «Ко мне сегодня приходил Джереми. Ему явно не понравилось соглашение, подготовленное моими адвокатами. Он сообщил, что будет противостоять мне практически любыми средствами. В том числе он попытается подорвать мои позиции в компании и доверие ко мне со стороны совета директоров. Я не представляю, что конкретно он собирается делать, но, похоже, ситуация обостряется довольно быстро. Не знаю, изменится ли что-то в этой связи с твоей работой, но я подумала, что ты должна знать об этом».
Сердце Майкл колотилось. Теперь идея позвонить Слоан казалась ей глупой, ведь у нее не было ничего конкретного, Но, вспомнив холодную ярость во взгляде Джереми, она задрожала. Ее рука вцепилась в телефонную трубку с такой силой, что побелели пальцы.
Слоан в основном вслушивалась в голос Майкл. Уловив ее страх, Слоан поняла, что было что-то еще, о чем умолчала Майкл. Ее голос чуть-чуть дрожал, а ее сдержанный рассказ выдавал, что ей не хотелось выглядеть слишком эмоционально.
Спокойно, как Слоан только смогла, хотя ее пульс уже зашкаливал, она спросила: «Ты в порядке?» Ее волновала лишь безопасность Майкл. Все остальное могло подождать.
«Да. Разговор был просто ужасный, но это только слова, – поспешила ответить Майкл. – Пожалуйста, не волнуйся. Я в порядке».
За сотню миль от нее Майкл кивнула, испытывая огромное желание быть рядом с Майкл и увидеть ее лицо, чтобы убедиться в том, насколько Майкл была «в порядке». Вместо этого Слоан потерла переносицу, пытаясь сосредоточиться на насущных вопросах. Но еще больше она старалась успокоить тревогу, снежным комом нараставшую у нее в груди. Ей была ненавистна сама мысль о том, что Майкл напугана и расстроена, а когда Слоан представила себе, каким мог быть ее разговор с мужем, она чуть не задохнулась от гнева. Теперь ей пришлось глубоко вдохнуть и взять под контроль эмоции. Наконец, она сказала: «Я поработала с местными компьютерщиками, и мы довольно много успели. Не думаю, что здесь много проблем. Пожалуй, я все закончу через несколько дней. Что-то останется несделанным, но это я уже могу доработать по телефону. Мне нужно посидеть с тобой и объяснить, как использовать новые программы шифрования. Но это подождет до начала следующей недели».
Майкл вздохнула, почувствовав себя лучше. «Спасибо, Слоан. Быть может, мне не нужно было звонить тебе, но я заканчиваю два крупных проекта, и к понедельнику и вторнику мне необходимо подготовить окончательные варианты презентаций. На самом деле это первые проекты, которые я сделала практически без участия Джереми. Он так много ездил по другим делам, что мы просто работали без него. Очень важно, чтобы все прошло без проблем. Это позволит мне укрепить позиции не только в качестве разработчика, но и человека, способного довести продукт до финальной стадии».
«Понимаю, – сказала Слоан. – Если я что-нибудь могу для тебя сделать, даже если ты просто захочешь поговорить, пожалуйста, звони мне. Возможно, я буду здесь завтра днем, но Джейсон всегда сможет отыскать меня, если я буду где-то в другом месте».
Майкл засмеялась, почувствовав облегчение. И она должна была признать, что была просто счастлива поговорить со Слоан. «Я проведу большую часть этих выходных здесь, в офисе, и думаю, что мне больше не придется беспокоить тебя. Впрочем, я была рада слышать твой голос», – добавила Майкл. Она помедлила, словно хотела сказать что-то еще. Потом она ласково попрощалась: «Спокойной ночи, Слоан».
Это был конец разговора, поняла Слоан, но она оценила теплоту в голосе Майкл. «Спокойной ночи, Майкл», – прошептала она в ответ.
*
Когда телефон зазвонил вновь, Слоан уже спала. Она буркнула в трубку «алло»и посмотрела на часы. Первый час ночи. Она села на кровати, тут же почувствовав тревогу, потому что телефонный звонок в такое время мог предвещать лишь неприятности.
«Слоан? Это Джейсон».
«Что такое, Джейсон? Что стряслось?»– спросила она, пытаясь сдержать беспокойство. Что – то случилось, и у Слоан было такое чувство, что с Майкл. От этой мысли пульс у нее мгновенно участился.
«Я получил сообщение от Майкл. В ее офисе творится черт знает что».
К этому моменту Слоан уже вскочила, включила свет и швырнула чемодан на кровать. Разговаривая с Джейсоном, она выдвинула ящики комода, достала оттуда свою одежду и побросала ее в чемодан. «С ней все в порядке?»
В первую секунду Джейсон не понял вопроса. Разве он не сказал ей, в чем была проблема? Потом до него дошло, что Слоан спрашивала о физическом состоянии Майкл, и поторопился ответить: «Она в порядке. То есть она совсем не в порядке, она чуть с ума не сошла, но физически с ней все нормально».
«Джейсон, давай уже говори, что там происходит, а не ходи вокруг да около», – рявкнула Слоан в трубку, стягивая с себя спортивные штаны, в которых она спала, и хватая джинсы, висевшие на спинке стула. Слоан зажала телефон между плечом и подбородком и натянула джинсы прямо на голое тело, а сверху надела чистую белую футболку. В туфли она залезла тоже без носков и стала оглядываться в поисках своей кожаной куртки.
«Поздно вечером Майкл работала над каким-то важным проектом, и вдруг в ее компьютере все полетело. Стали исчезать данные, она не могла открыть программы, и в конце концов у нее грохнулся жесткий диск».
Слоан замерла на мгновение, ей стало нехорошо. «Ты поговорил с ней?»
«Да я чудом вообще получил ее сообщение, – признался Джейсон в полном отчаянии. – Когда тебя нет в городе, все телефонные звонки, поступающие в офис, переводятся на мой домашний телефон, а я проверил автоответчик, когда вернулся домой…ээээ… после свидания. Я сразу позвонил ей, но, похоже, я тут бессилен. У меня дурное предчувствие».
Слоан с грохотом захлопнула крышку чемодана, засунула бумажник в задний карман джинсов и схватила пластиковый ключ от номера со стола. Быстро оглядев комнату, она убедилась, что ничего не забыла. «У меня тоже плохое предчувствие. Не верю я в совпадения. Ты мне понадобишься, как только я доберусь до города. И, Джейсон, возьми с собой все необходимое. Подозреваю, что у нас будет длинный уикенд».
Глава семнадцатая
«Привет».
«Привет. Мне так стыдно, что пришлось тебя вот так выдергивать оттуда», – начала Майкл. Она стояла, держась за дверь, и смотрела, как в кабинет входит Слоан. Было три часа утра, и Майкл подумала, что она наверняка выглядела ужасно, но вот Слоан была просто восхитительна. При виде Слоан Майкл ощутила колоссальное облегчение, и одновременно у нее замерло сердце. Но разбираться в этих ощущениях сейчас она была не в силах.
«Забудь об этом», – ответила Слоан, качая головой и усмехаясь одним уголком рта. Она бросила чемодан на диван и сняла куртку. Слоан не заметила, каким оценивающим взглядом Майкл посмотрела на ее обтягивающую белую футболку, а потом на ее ноги. Слоан сразу рванулась к компьютерному терминалу. «Все в порядке. Это моя работа, и ты платишь мне за это. Очевидно, что я что-то упустила, а, значит, я и должна все исправить», – сказала она, посмотрев на часы. Двадцать минут четвертого. «А где Джейсон?»
Майкл подошла к кофе-машине и налила им кофе. «Он в кабинете Мейфилда, проверяет там что-то в главной системе. Он пришел где-то час назад. В последний раз, когда я его видела, он выразительно чертыхался про себя».
Слоан оценила попытку Майкл снять напряжение. Было видно, как ей досталось. В уголках глаз прорезались морщинки, лицо было бледным и изможденным. Майкл сняла свой пиджак и была в одной тонкой шелковой блузке, заправленной в брюки. Несмотря на ее измученный вид, Слоан подумала, как же она прекрасна.
Майкл повернулась с двумя чашками кофе в руках и увидела, что Слоан разглядывает ее. На мгновение она позабыла о катастрофе, угрожавшей ей, и видела лишь этот восторженный взгляд в фиолетовых глазах Слоан. Майкл покраснела, но улыбнулась в ответ. «Мне кажется, тебе лучше сказать Джейсону, что ты уже здесь, потому что он выглядел таким же встревоженным, как и я».
Слоан шагнула к Майкл, чтобы взять у нее кружку с кофе, и кивнула в ответ. «Да, я схожу к нему. Но потом вернусь сюда и проверю твои машины. Пока я этого не сделаю, я не пойму, что происходит. Ты можешь рассказать мне точно, что произошло?»
С тяжелым вздохом Майкл села на один из диванов, забросив обтянутые чулками ноги на край стеклянного кофейного столика. Она провела рукой по волосам, убрав несколько золотистых прядей с лица. Ровным голосом, в котором уже слышалась безысходность, она начала рассказывать. «Я работала в одной из графических программ, заканчивая готовить проект к запланированной на вторник презентации. До этого я проверила почту от нескольких моих проектировщиков. Думаю, эти письма были еще открыты. Сначала изменился экран: на нем начали пропадать отдельные пиксели, а цвета стали бледнеть. Я перезагрузилась, и все вроде бы наладилось, зато зависла программа. Это редко, но случается. Обычно как раз, когда у меня что-то важное, – рассмеялась безжизненным смехом Майкл. – Я пыталась делать что-то еще, но тщетно. Потом стали исчезать файлы, и, наконец, отказал жесткий диск. Когда я перепробовала все, что знала, то поняла, что случилось что-то очень серьезное. Тогда я позвонила к вам в офис и оставила сообщение».
«Почему ты не позвонила мне в Нью-Йорк?»– спросила мягко Слоан.
Майкл отвела взгляд. «Потому что ты была в Нью-Йорке». Она не стала говорить, что она уже звонила Слоан, когда ей понадобилась помощь, и при мысли о втором звонке она испугалась. Хотя Майкл и не хотела признаваться себе, но она думала о Слоан практически все время. Порой ей просто хотелось услышать голос Слоан, в другой раз требовался ее совет, а иногда Майкл вспоминала, как Слоан ее обнимала. Она закусила губу и замолчала.
Слоан оставила все как есть. Она видела, насколько расстроена Майкл, и понимала, что сейчас не время для расспросов. «Что-нибудь странное происходило с твоей системой в последние недели?»
Майкл подумала и вспомнила кое-что, что теперь показалось ей странным. Пока она рассказывала, Слоан села рядом и положила одну ногу щиколоткой на колено другой. Она наклонилась вперед, вслушиваясь в слова Майкл и быстро обдумывая варианты. Наконец, Майкл остановилась и беспомощно пожала плечами.
«У меня недостаточно знаний, чтобы различить обычные глюки и что-то действительно серьезное!»– воскликнула она. Она была измучена, встревожена и эмоционально доведена до предела. Майкл едва сдерживалась, чтобы не расплакаться.
«Я не собираюсь говорить тебе, что все нормально, – тихо сказала Слоан. – Ты слишком умна, чтобы поверить в это. Я тоже обеспокоена, но такие вещи случаются, и порой решение проблемы может быть относительно простым. Сейчас самое главное – сузить возможные варианты и понять, где именно рухнула система. Когда мы выясним причину, то, я надеюсь, сможем восстановить твой жесткий диск и самые важные файлы. В любом случае шифровальная программа, которую мы поставили на твой личный компьютер, должна была защитить информацию. Возможно, все сохранилось, и лишь временно недоступно».
Майкл не пыталась притворяться, что ей все до конца понятно, но уверенность в голосе Слоан пробудила в ней надежду. «Не хочу давить на тебя еще больше, но у меня сдача важнейших проектов в понедельник и вторник. Может, мне удастся отложить презентацию на полсуток или сутки, но не больше. В противном случае станет известно, что у меня проблемы. Если я не сдам все в срок, боюсь, Джереми попытается поставить вопрос ребром, и я скорее всего проиграю».
Слоан мрачно кивнула, ее неприязнь к мужу Майкл усилилась еще больше. Скорее всего, без него здесь не обошлось. Больше он повредить Майкл не мог, если только физически. К сожалению, доказать попытку вредительства в компьютерной области было очень сложно, к тому же сейчас было намного важнее выяснить и устранить причину неполадок.
«Майкл, дедлайны – моя специальность. Мы с Джейсоном не уйдем отсюда, пока все не уладим. Пока не могу сказать тебе, сколько на это уйдет времени, но если понадобится, я позвоню кому нужно, и попрошу помощи. Мы все сделаем, обещаю».
Майкл взяла руку Слоан в свою и слегка стиснула ее. Когда их пальцы переплелись, это было так естественно. Майкл посмотрела в глаза Слоан и увидела там теплоту, вселявшую в нее уверенность. Впервые за последние дни она почувствовала себя в безопасности.
«Я верю тебе, Слоан», – тихо сказала Майкл. Она понимала, что не только ее карьера оказалась в руках Слоан. Она сама медленно сдавалась этой темноволосой женщине с фиолетовыми глазами и нежными объятиями.
*
Слоан отыскала Джейсона в кабинете сисадмина. Он сидел в кресле перед монитором, делая для себя какие-то заметки в блокноте.
«Думаешь, вирус?»– спросила Слоан сразу, как только вошла.
Он посмотрел на нее через плечо, в голубых глазах застыла тревога. «А ты так не думаешь?»
Несмотря на то, что Джейсону совсем не удалось поспать этой ночью, он выглядел свежим и безупречным, как всегда. Он был одет в брюки и темно-синюю рубашку поло, подчеркивавшую его мускулистые руки и плечи. Слоан почти бессознательно отметила про себя, как он был красив, прежде чем вернулась к насущным проблемам.
Она оперлась ногой о край длинного стола и мрачно кивнула. «Вот этого я и боюсь. Если это и впрямь так, то бьюсь об заклад, что это полиморфный вирус, который висит в системе, медленно внедряясь в нее. Еще хуже то, что он может быть неприметным. Возможно, его подсадили какое-то время назад и удаленно привели в действие только сейчас. Учитывая, что система работает непрерывно и ей пользуется куча народа, вирус теперь может быть где угодно. Нам нужно будет проверить все резервные копии, как следует почистить систему и убедиться в том, что важные файлы не повреждены окончательно».
Джейсон уже вернулся к своей работе, но его лицо окаменело от гнева. «Я тебе могу сказать уже сейчас, это эта штука, возможно, защищена, потому что твои программы распознают большинство вирусов, которые могут попасть из Интернета. Поэтому мне кажется, что этот вирус был введен в систему намеренно. И я собираюсь выяснить, как это было сделано».
Слоан выпрямилась, подошла к Джейсону и положила руку ему на плечо. «Сначала самое важное, Джейсон. Нам нужно вернуть Майкл ее файлы. У нее сдача проектов. Когда мы разберемся с этим, после начнем копать глубже. Надеюсь, нам удастся разобраться, с чего это все началось».
«Понял», – сказал Джейсон.
«И… Джейсон, – добавила Слоан, – спасибо, что так быстро откликнулся».
Джейсон снова повернулся и с удивлением воззрился на Слоан. «Это война, Слоан. Кто-то нанес удар нашему клиенту прямо у нас под носом. К тому же мне нравится Майкл. Она этого не заслуживает».
Слоан улыбнулась при упоминании имени Майкл, но в ее глазах мерцал темный огонь. «Да, не заслуживает. Но все же прости, что сорвала твои планы».
Джейсон покраснел и посмотрел поверх Слоан. «Ты еще больше будешь извиняться, когда узнаешь, что у меня было свидание с Сарой», – признался он.
«О нет, – шутливо взмолилась Слоан. – Не вмешивай меня, пожалуйста. Саре дай только повод поколотить меня в спарринге».
Джейсон ухмыльнулся, но было видно, что его что-то гнетет. Наконец, он тихо спросил у Слоан: «Ты ведь давно ее знаешь?»
Этот вопрос застал Слоан врасплох. Они с Джейсоном были знакомы уже давно, но почти никогда не обсуждали личную жизнь, разве что он мог упрекнуть ее за ее часто менявшихся партнерш. Если Джейсон завел серьезный разговор, значит, для него это было очень важно. Слоан бросила взгляд на часы, понимая, как много им еще предстоит сделать. Но несколько минут она могла уделить Джейсону. Она снова прислонилась к столу и сказала: «Да, я знаю Сару очень давно. Думаю, что она единственный, кроме тебя, человек, кому я могу полностью доверять».
Джейсон бросил на Слоан быстрый взгляд. На этот раз удивлен был он. Слоан никогда прежде не говорила чего-то подобного. На самом деле она вообще крайне мало говорила о нем, Джейсоне. Он научился доверять ей, потому что она всегда относилась к нему с уважением и была честна. Порой действия Слоан были красноречивей, чем ее слова. «Я никогда не встречал такой, как она, – мягко сказал Джейсон. – Похоже, ее совсем не отталкивает тот факт, что я… трансвестит».

0

6

Слоан изогнула бровь. «Знаешь, Джейсон, я никогда не думала о тебе в таком ключе. Наверное, с технической точки зрения ты действительно трансвестит, но Жасмин – это нечто большее, чем одежда и макияж. Она – другая часть тебя, и порой я даже забываю, что она – это ты, а ты – это она, ну или что-то в этом роде», – закончила Слоан со смехом. Было чертовски трудно описать, как именно она воспринимала Джейсона и Жасмин, но ей было ясно, что их было двое. Речь о психическом расстройстве здесь не шла, потому что Джейсон прекрасно осознавал существование Жасмин, но и Жасмин, совершенно точно, была отдельной личностью.
Джейсон пожал плечами и тоже улыбнулся. «Думаешь, я не пытался объяснить это самому себе? Один-единственный раз, когда я попробовал рассказать об этом кому-то еще, все кончилось печально. Впрочем, ты это знаешь, – добавил он с горечью. – Но Саре мне это объяснять не нужно. Похоже, ей просто не нужны мои объяснения».
«Так в чем проблема?»– спросила Слоан.
«Я боюсь, что ее отношение изменится, когда она узнает меня получше».
«То есть ты хочешь сказать, что она может изменить свое мнение, когда ты позволишь ей понять, насколько много в тебе занимает Жасмин, и тебя это пугает?»
Джейсон кивнул. «Видеть, как Жасмин выступает на сцене пару раз в месяц – это одно. А вот понять, что Жасмин в той или иной степени присутствует во мне всегда – это совсем другое».
Слоан несколько минут поразмыслила об этом, поняв, что она никогда не думала о Жасмин за пределами кабаре. Она и не догадывалась, что, возможно, Джейсон перевоплощался в Жасмин где-нибудь дома. Это было очень личное, и Слоан не могла спросить у него об этом. «Мне кажется, что если между тобой и Сарой возникнут серьезные чувства, то тебе придется показать ей Жасмин в других ситуациях. Может быть, это неплохая идея – позволить Жасмин и Саре провести друг с другом время вне кабаре».
Слоан показалось, что при этих словах Джейсон смертельно побледнел. Но когда он поднял на нее глаза, в них читалась надежда.
«Думаешь, это поможет?»
Слоан пожала плечами, собираясь уходить. «Честно говоря, не знаю, но я доверяю Саре. Думаю, и ты можешь ей довериться».
С этими словами она ушла, потому что торопилась вернуться к Майкл. Хотя работы впереди было непочатый край, Слоан была рада, что у нее появился повод оказаться здесь. Ей просто хотелось быть с Майкл в одной комнате.
Глава восемнадцатая
«Тебе нужен перерыв», – спокойно констатировала Майкл, обращаясь к Слоан. Она подошла сзади к сидевшей за компьютером Слоан и взглянула на монитор, где ей было мало что понятно. Совершенно не думая, Майкл мягко опустила руки на плечи Слоан и стала нежно разминать затекшие мышцы, наслаждаясь их упругостью и силой.
Слоан со стоном откинулась назад, ее голова почти касалась живота Майкл. Слоан прикрыла глаза, ощущая тепло, исходившее от тела Майкл. Ее прикосновения одновременно и успокаивали, и возбуждали. Слоан трудно было сдерживать нараставшее желание. Она знала, что дыхание у нее резко участилось, а руки, лежавшие на бедрах, слегка задрожали. Слоан напомнила себе о работе, которую ей нужно было сделать, но в ее голосе прорезалась хрипотца, когда она пробормотала: «Боже, как же хорошо! Который час?»
«Скоро полдень. Ты не вставала с места почти девять часов». Майкл вгляделась в лицо Слоан, ухватившись за возможность рассмотреть ее, расслабленную, с закрытыми глазами и не подозревавшую об этом. Господи, да с нее только портреты писать! Майкл ощутила почти непреодолимое желание провести пальцами по темной брови Слоан и по ее щеке. Она прикоснулась к шее Слоан и почувствовала, что та напряглась. Ты слишком далеко зашла, подумала Майкл, ты не можешь этого сделать. Она заставила себя отступить на шаг назад, опустив руки.
Слоан отчаянно потерла лицо руками, выпрямилась, стараясь не обращать внимания на разочарование, охватившее ее после того, как Майкл отпустила ее. Слоан начала привыкать к пульсации безответного желания, которое она чувствовала всякий раз, оказываясь рядом с этой женщиной. По крайней мере, в данный момент у нее была срочная работа, отвлекавшая ее от Майкл.
«Сейчас решающий момент, когда все вот-вот станет ясно, – сказала Слоан. Несмотря на усталость, она начинала чувствовать тот самый азарт, который предвещал прорыв. Еще пара часов, и, думаю, я смогу все уладить. А вот потом можно будет немного передохнуть».
«Как насчет перекусить?»– спросила Майкл.
«Еще одна чашка кофе бы не помешала», – призналась Слоан.
Майкл нахмурилась. Она не знала, как будут развиваться события, когда Слоан появилась в ее офисе посреди ночи. Сначала Майкл безумно обрадовалась и в то же время очень волновалась насчет своей работы и приближающихся сроков презентации. Но теперь она начинала беспокоиться о Слоан.
«Слоан, – начала осторожно Майкл, – если я не сдам проекты в срок, то это не конец света. Я смогу…».
Слоан резко развернулась в кресле, уставившись на Майкл в крайнем изумлении. «Ты шутишь?! Еще десять-двенадцать часов, и система будет работать у нас лучше, чем раньше. Когда мы вычислим вирус и начнем проверку, я сменю и защиту».
Майкл в ужасе посмотрела на Слоан, воскликнув: «Двенадцать часов!»
«Она способна и на большее», – раздался вдруг веселый голос.
Майкл и Слоан обернулись.
«Черт возьми, я видела, как она целыми днями сидела на одном кофе и фаст-фуде. То, что происходит сейчас, – это так, разминка», – продолжила Сара с улыбкой. Подойдя к Слоан, она слегка поцеловала ее в губы в знак приветствия. «Привет, Майкл», – добавила она, нежно касаясь ее руки.
«Какими судьбами?»– полюбопытствовала, усмехаясь, Слоан.
«Мне позвонил Джейсон и сообщил, что наш столь долгожданный ужин и танцы откладываются, потому что у вас тут какой-то кризис. Я не захотела пропустить веселье».
«Значит, веселье», – пробормотала Майкл. У нее было такое чувство, будто она, как Алиса, провалилась в кроличью нору. Эти двое, похоже, и впрямь находили происходящее забавным.
«К тому же я принесла рогалики, сливочный сыр и всякие шоколадные штуки, которые не дадут тебе уснуть», – добавила Сара.
Слоан застонала. «Тащи их сюда! Я не могу встать, мне нужно работать».
Сара заметила, как обеспокоено нахмурилась Майкл, и потянула ее за собой. Майкл еще раз с тревогой посмотрела на затылок Слоан и пошла вслед за Сарой к диванам, где на кофейном столике уже лежали несколько пакетов, которые принесла с собой гостья.
Наклонившись к Майкл, Сара сказала: «Дай ей еще часок, ну или парочку. После этого мы заставим ее остановиться и немного поспать. Я только что убедила Джейсона прилечь на кушетку в коридоре. У него уже глаза вываливались из орбит. А как ты? Спала?»
Пока Сара говорила, она накладывала на тарелку еду для Слоан.
«Немного, – призналась Майкл. – Так, задремала здесь на диване. Пыталась работать, но не смогла сосредоточиться. Чувствую себя абсолютно бесполезной».
Сара сочувственно пожала плечами. «Могу себе представить. Но эти двое знают, что делают. Они обожают все это. Так что все будет в порядке. Слоан нет равных».
Майкл посмотрела вслед Саре, которая понесла еду Слоан, поблагодарившей ее сначала бормотаньем, а потом ослепительной улыбкой. Ей нет равных? подумала Майкл. Да, она действительно лучшая.
Сара обернулась как раз вовремя, чтобы поймать задумчивое выражение на лице Майкл, разглядывавшей Слоан. И Сара знала, что это значит. Она подумала, догадывается ли Слоан о том, что Майкл влюбилась в нее, и хватит ли у нее ума принять это чувство.
*
«Я чувствую себя каким-то предателем, прохлаждающимся без дела, пока они там работают изо всех сил», – сказала Майкл, с наслаждением вдыхая свежий воздух. В начале мая во второй половине дня еще было прохладно, но весеннее солнце, чьи яркие лучи проникали повсюду, уже пригревало.
«Не волнуйся. Да если бы не такие напряженные моменты, они бы оба умерли со скуки. Мне кажется, порой им не хватает быстрого ритма и драматичности, которые были у них в Вашингтоне».
Они шли по направлению к квартире Сары, которая находилась в районе, застроенном особняками и историческими памятниками. Между ними пролегали узкие улочки, где часто можно было встретить старинную булыжную мостовую. Сара любезно предложила Майкл принять у нее душ и переодеться, поскольку та не покидала офис вот уже целые сутки.
Майкл хотелось расспросить Сару о прошлом Слоан, ведь они обе явно обходили эту тему стороной. Майкл хотела знать, что за человек была Джей-Ти Слоан. Она чувствовала доброту, преданность и силу Слоан, и все это привлекало ее, но ей хотелось знать, почему Слоан так не любила говорить о прошлом, и откуда взялась эта затаенная боль, порой мелькавшая в ее взгляде. От этого Майкл чувствовала желание обнять Слоан и сделать для нее нечто большее. Но она не могла спрашивать о таких вещах, понимая, что эти секреты принадлежали Слоан, и лишь она могла ими делиться. «Прости, что нарушила твои планы», – сказала Майкл Саре.
«Да брось ты. В любом случае, это был явно не последний раз, когда что-то нарушает наши с Джейсоном планы. Я лишь надеюсь, что когда-нибудь у нас все получится».
Майкл посмотрела на Сару с легким удивлением. «У тебя и правда к нему серьезное чувство?»
Сара кивнула. «Да, так и есть. Я и не думала, что это когда-нибудь случится со мной снова, но вот, пожалуйста. Мы собирались провести вечер вместе, и, мне кажется, мы оба понимали, что это значит, что мы проведем вместе и ночь. Должна сказать, что если мы не сделаем что-нибудь в ближайшее время, я просто взорвусь».
«Тогда мне будет жаль вдвойне, – мягко рассмеялась Майкл. – Мне кажется, я раньше ничего подобного не испытывала».
Сара внимательно посмотрела на Майкл и переспросила: «Раньше?»
Майкл покраснела, внезапно осознав, что проговорилась. Ее первым побуждением было сразу опровергнуть свои слова как ничего не значащий комментарий, но после этого она тут же поняла, что, пожалуй, впервые в ее жизни появился человек, которому она могла доверять.
«Я никогда не чувствовала подобного, я имею в виду того, что ты чувствуешь к Джейсону. Влечение… желание», – добавила Майкл, надеясь, что ее сильное смущение не слишком бросается в глаза.
«А твой муж?»– мягко спросила Сара.
Майкл покачала головой. «В первую очередь Джереми был для меня другом, потом – деловым партнером, ну и где-то между этим моим мужем. У меня не было друзей, потому что я слишком отличалась от сверстников. И в лице Джереми пришло какое-то спасение. Мне казалось, он понимал, что было важно для меня, и разделял со мной то, что я любила. Но наш брак нельзя назвать единением сердец. Это было интеллектуальное партнерство. Для меня никогда не значил много…, – запнулась Майкл, подбирая слова, – секс с Джереми».
«Секс, – рассмеялась Сара. – Есть ли на свете что-нибудь еще более иррациональное и меньше всего поддающееся объяснению, чем секс? Причин для любви множество, но вот как возникает влюбленность – это для меня загадка. Лучшее, на что мы можем надеяться, – что влюбимся в человека, которого сможем продолжить любить». Саре вспомнились ее последние отношения, и она печально добавила: «И порой мы ничего не можем сделать – лишь влюбиться и ждать краха».
«Тебе страшно?»– тихо спросила Майкл. Ей вдруг очень захотелось узнать ответ на этот вопрос.
Сара почувствовала, как важен был ответ для Майкл, и импульсивно взяла ее за руку. «Немного. Я стараюсь не думать слишком много о том, что может случиться. Трудно не задумываться об этом, но ведь все равно никогда не угадаешь. Поэтому я пытаюсь наслаждаться тем, насколько живой я себя ощущаю, когда смотрю на Джейсона или представляю, как мне было бы хорошо с ним в постели».
Они подошли к каменному крыльцу, которое вело к одному из таунхаусов, и, словно сговорившись, сели на ступеньки, откинувшись назад и повернувшись лицом к небу. Наступил один из тех драгоценных моментов, когда внешний мир словно отходит на второй план, уличные звуки приглушаются и остается лишь чарующий и дарующий покой солнечный свет. Такие мгновения просто созданы для признаний.
«У меня, похоже, проблемы со Слоан, – сообщила Майкл, вглядываясь в белые пушистые облака, плывущие в ослепительно голубом небе. – Не могу перестать думать о ней».
«М-м-м, я заметила, – сказала Сара, нежась на солнце. – Могу поспорить, у нее та же самая проблема с тобой».
Полным разочарования голосом Майкл резко сказала: «Нет, что ты. Я ей не интересна».
Сара повернула голову, не понимая, откуда у Майкл взялась такая уверенность. «Что случилось?»
Майкл покраснела, но решительно продолжила. «В прошлые выходные, в моем номере, мы… как бы это сказать…, – она беспомощно пожала плечами, проведя левой рукой по своим уже растрепанным волосам. – Она поцеловала меня, но потом дала понять, что это была ошибка».
«Ага, – кивнула Сара, внезапно все понимая. – Не удивительно».
Майкл повернулась к ней, в глазах застыл вопрос. «О чем ты?»
«Майкл, Слоан нужно о многом тебе рассказать. Тебе необходимо знать об этом, чтобы лучше узнать ее. Она моя самая давняя подруга, и я ее очень люблю. Она самый сильный и самый честный человек из всех, что я встречала. Но в то же время она самая упрямая. Уже долгое время Слоан бежит прочь от некоторых вещей, и пока она не остановится, она не сможет подпустить кого-то близко к себе».
Майкл не совсем поняла, что именно Сара пыталась донести до нее, но что-то она, без сомнения, уловила. Бывали моменты, когда она и Слоан были так близки, но в следующее мгновение Слоан убегала. Майкл не знала, почему так происходило, но очень хотела узнать.
«Тебя волнует, что она женщина?»– ровно спросила Сара.
«Вообще должно было бы», – задумчиво ответила Майкл. Она тут же вспомнила Слоан. При мысли об этой женщине в полинявших голубых джинсах, обтягивающей белой футболке и потертых коричневых ботинках Майкл ощутила жар внизу живота. «Я думаю, что она великолепна. На самом деле, если я не перестану мечтать о ее прикосновениях, то я, наверное, взорвусь», – с натянутым смешком призналась Майкл, прекрасно понимая, что она чувствовала.
Сара расхохоталась, а спустя мгновение к ней присоединилась и Майкл. Они сидели рядом друг с другом, соприкасаясь плечами, и обе думали о том, как хорошо они поговорили. И Саре, и Майкл хотелось верить, что их мечты сбудутся.
Глава девятнадцатая
Когда Майкл вернулась к себе в кабинет около пяти вечера, то обнаружила Слоан на диване. Она лежала на спине с закрытыми глазами, нога свисала с края дивана, одна рука устроилась на бедре, а другая лежала сбоку ладонью вверх. Майкл понимала, что должна развернуться и уйти и дать Слоан отдохнуть, но не могла отвести взгляд от спящей женщины. Каждая клеточка тела и лица Слоан казалась ей чудесным открытием, драгоценностью, которой хотелось любоваться бесконечно. Майкл прежде никогда не замечала, насколько чувственно может вздыматься женская грудь под обычной футболкой или как соблазнительно могут выглядеть длинные, стройные ноги в потертых джинсах. Ей так захотелось прикоснуться к плоскому животу и изгибу бедер Слоан. Майкл подошла к дивану и подняла руку, словно готовясь к нежному прикосновению. У нее перехватило дыхание от предвкушения. Но в этот момент Майкл вдруг поняла, что ей нужно бежать без оглядки, потому что в любую секунду она могла совершить нечто такое, что потом заставило бы ее стыдиться.
Но прежде чем Майкл успела отойти от дивана, глаза Слоан вдруг открылись, и она поймала взгляд Майкл. Мерцающие фиолетовые искры растворились в голубом пламени. Слоан села, а Майкл наклонилась: их влекла друг к другу сила, которой они не могли противостоять. Пока их губы двигались навстречу, Майкл услышала резкий вздох, почти стон, вырвавшийся у Слоан. В этот миг она вспомнила слова, которые Слоан сказала всего неделю назад: мы обе пожалеем об этом завтра.
«Слоан, – прошептала Майкл таким низким от желания голосом, что она не узнала саму себя, – пожалуйста, скажи, что я могу тебя поцеловать, пожалуйста. Мне кажется, я не смогу остановиться».
Слоан моргнула, стряхивая с себя остатки сна, и упала обратно на диван. «Черт, Майкл, я не знаю!»
Они смотрели друг на друга, тяжело дыша, раскрасневшись и дрожа от напряжения.
Майкл закрыла глаза, прижала руки к телу. Она не могла смотреть на Слоан, не касаясь ее. Она была ошеломлена и немного напугана тем, что она чуть не сделала. Майкл понимала, что никого в жизни не хотела так сильно – так невыносимо, что она едва осознавала свои действия. Это было ей не свойственно, но в то же время Майкл еще никогда не чувствовала себя такой живой. Она опустилась в стоявшее рядом с диваном кресло, бессильно уронив руки на колени. «Похоже, мы это уже проходили, – сказала она дрожащим голосом. – Но на этот раз виновата я одна. Прости».
Может быть, Слоан тронуло отчаяние и сожаление, отчетливо прозвучавшие в голосе Майкл, а, может, все дело было в том, что она захотела Майкл в то самое мгновение, когда увидела ее впервые. Так или иначе, она не выдержала. Слоан вскочила с дивана, упала на колени перед креслом, в котором сидела Майкл, и поцеловала ее. Глубоко, страстно, уверенно. Она целовала Майкл так, как хотела поцеловать уже много-много дней, как мечтала долгими ночами, так, как это должно было произойти. Слоан задрожала от мягкого прикосновения губ и языка Майкл. Она вцепилась руками в подлокотники кресла, зная, что если она прикоснется к Майкл, то забудет обо всем на свете. Сердце у Слоан уже и без того колотилось как сумасшедшее, а голова шла кругом. Стоявший в ушах гул грозил опрокинуть все доводы рассудка. Всем своим существом Слоан хотела дотронуться до Майкл и с наслаждением заставить это тело таять от ее прикосновений.
Слоан так вцепилась в кресло, что у нее свело пальцы. Она не могла сделать это сейчас, не здесь, не так. Это был просто поцелуй. Ей как раз был нужен лишь единственный поцелуй, один этот поцелуй, чтобы приглушить огонь желания, который горел в ней постоянно. Слоан едва могла дышать, ей хотелось Майкл до боли. Когда она больше не смогла выносить нежную сладость этих губ и сдерживать наполнившее низ живота и проникшее в позвоночник желание, Слоан оторвалась от Майкл.
«Что ж, – выдохнула Майкл с затуманенным взором, – это было здорово».
«Да уж», – кое-как улыбнулась Слоан. Ей никак не удавалось сосредоточиться.
Они обе не двигались, чтобы не нарушить возникшее между ними притяжение. Слоан наклонилась, продолжая стоять на коленях, ее руки окружали Майкл. Пальцы Майкл медленно потянулись к запястью Слоан, а та развернула руку ладонью вверх. И вот Майкл провела пальцами по ладони Слоан, и этого оказалось достаточно, чтобы у Слоан все сжалось внутри. Когда пальцы Майкл продолжили двигаться вверх по руке Слоан, потом дотронулись до ее шеи и плеча, и когда, наконец, Майкл положила ладонь ей на грудь, Слоан пришлось стиснуть зубы, чтобы не застонать. Она с ужасом подумала, что могла кончить уже от этого.
Майкл видела, что происходит со Слоан. Она была просто загипнотизирована ощущением мышц Слоан под своими пальцами и мягкой округлостью ее груди. Пальцы Майкл нечаянно скользнули по уже напрягшемуся соску Слоан.
Слоан охнула. Внизу живота у нее запульсировало. Она вот-вот сдастся.
«Майкл, остановись!»– воскликнула Слоан.
Майкл застыла на месте. О нет, только не снова.
Будь Майкл больше уверена в видимых признаках и меньше задета недавним отказом Слоан, она бы сделала то, что требовали все ее инстинкты. Она обхватила бы лицо Слоан руками и поцеловала бы ее со всей страстью, накопившейся в ней за пятнадцать лет одиночества. Она по-хозяйски провела бы рукой по этому плоскому животу и дошла бы до эпицентра фонтанирующего желания Слоан. А потом, наконец, сполна удовлетворила бы голод, терзавший их обеих. Хотя Майкл и заставила себя опустить руки, она видела, как хочет ее Слоан. Она почти чувствовала на вкус ее желание.
«Господи, да что такое? – взмолилась Майкл. – Слоан! Скажи, в чем дело!»
«Пожалуйста, Майкл, – настойчиво прошептала Слоан, – я не могу. Ты меня убиваешь! Просто… дай мне пару секунд». Когда трясущиеся ноги послушались ее, Слоан заставила себя встать, сделала шаг назад, засунув руки в карманы, чтобы скрыть, как они дрожат. «Прости. Прости меня».
«Тебя всегда так трудно соблазнить»? – тихо спросила Майкл. У нее тоже тряслись руки.
«Боже, Майкл, ты можешь соблазнить меня одной своей улыбкой! На самом деле ты уже соблазнила меня своей улыбкой в тот день, когда мы познакомились. С тех пор я все время думаю о тебе!»
«Тогда в чем же дело?»– не отступала Майкл. Она была растеряна и задета.
Слоан видела, как ей больно, и ненавидела себя за то, что заставляет Майкл страдать. «Господи, да я почти кончила, когда ты поцеловала меня!»– выпалила Слоан, не подумав.
Втайне польщенная, Майкл, тем не менее, яростно воскликнула: «Мне что, должно быть от этого легче?!»
«Да! То есть нет, черт, я не знаю!»– вскрикнула Слоан с искаженным от отчаяния лицом. Она обвела рукой вокруг и добавила: «Я должна здесь работать, а не укладывать тебя в постель!»
Майкл не заметила гнев, прозвучавший в голосе Слоан. Но она поняла, что причина была не в ней. «Но ведь дело не в этом?»
Слоан молчала. Ей нужно было проветрить голову и хоть как-то осмыслить то, что случилось. Ей нужно было поговорить обо всем с Майкл. Черт, что я могу ей сказать?! Что напугана до смерти?
«Просто дай мне несколько часов, чтобы я смогла закончить работу, а потом мы поговорим», – наконец сказала Слоан. Дай мне отсрочку, только не прикасайся ко мне сейчас, иначе я пропала.
«Договорились», – устало кивнула Майкл. Ее до сих пор трясло от осознания того, как сильно она хотела Слоан. Она и не думала, что с ней это возможно. Ей мучительно хотелось добавить – если только ты не убежишь – но у нее не хватило духа. У нее не было права. Все, что ей оставалось, – поверить, что Слоан вернется к ней.
«Пойду, отыщу Джейсона и проверю, как он там продвигается с восстановлением данных. Это может занять какое-то время», – нерешительно сказала Слоан. Ей не хотелось уходить от Майкл.
«Я понимаю», – сказала Майкл, хотя ей была невыносима мысль о том, что Слоан куда-то уйдет.
Когда Слоан вернулась спустя всего пару минут, Майкл с удивлением подняла на нее взгляд, оторвавшись от работы. «Ты нашла его?»
«Не совсем», – ответила Слоан со странным выражением на лице.
Она пыталась мысленно освободиться от только что увиденного. Слоан обнаружила Сару и Джейсона на диване в комнате для отдыха. Они ее не заметили. Рука Сары лежала на ширинке брюк Джейсона и в любой момент могла расстегнуть ее. Хотя Слоан и понравилась их находчивость, у нее не было ни малейшего желания становиться свидетелем интимной сцены между ее друзьями. И она поспешила уйти.
«Он был… занят».
Майкл с круглыми глазами посмотрела на Слоан, догадавшись, что та имела в виду. «Да что же это такое? Может, что-то в воздухе витает?»
«Точно», – уныло сказала Слоан, про себя вспомнив латинскую крылатую фразу «лови момент». Она посмотрела на компьютер. Мда.
*
Около десяти вечера Слоан объявила: «Думаю, я почти закончила». Она откинулась на спинку стула и потянулась. «При любом раскладе ты сможешь снова работать уже завтра утром. Кое-что еще осталось, но этим займется Джейсон».
«А вот сейчас, – сказала Майкл со своего места, – меня уже ничего не волнует, даже если эта чертова система никогда не заработает. Тебе нужно отдохнуть. Немедленно».
Слоан кивнула в знак согласия. Она порядком устала, но успешное завершение дела придало ей бодрости.
«Позволь угостить тебя ужином», – предложила Майкл, не желая упускать удобный случай. Стремление Слоан работать до победного конца вызывало у нее уважение, но Майкл не могла забыть случившееся между ними несколько часов назад. Ее до сих пор трясло внутри. «Ты заслужила сполна», – добавила она.
«Мне нужно принять душ и переодеться, – сказала Слоан. – Не против, если мы сначала заскочим ко мне?»
«Мы можем ехать куда угодно, лишь бы подальше отсюда», – ответила Майкл.
Поездка в машине Слоан до ее квартиры прошла в приятном молчании. Майкл с удивлением узнала, что Слоан принадлежало целое здание в районе, где раньше находились промышленные предприятия. Лишь в последние годы эта застройка вызвала к себе повышенный интерес, и ее стали переделывать в модные рестораны и пользовавшиеся огромным спросом лофты. Дом Слоан находился в маленьком переулке, сохранившем большую часть своего старинного обаяния. Здесь уцелела старая мостовая, столбы для привязывания лошадей и тротуары, выложенные сделанным вручную кирпичом. На первом этаже находился гараж, откуда при помощи лестницы и старого грузового лифта можно было подняться на верхние этажи. Жилая зона располагалась на самом верхнем этаже. Когда Слоан открыла двойные двери и пропустила Майкл вперед, та ахнула от восторга.
«Боже, как здесь здорово!»– воскликнула Майкл. Это была одна огромная комната с высокими потолками. Различные зоны отделялись мебелью и коврами. Окна были от пола до потолка. Отсюда открывался панорамный вид на порт и реку, пересекавшую весь город. Огни, мерцавшие на парусниках и прогулочных катерах, отражались от гладкой поверхности воды.
«Спасибо, – сказала Слоан. – Мне нужно в душ и переодеться. На кухне есть пиво, вино и газированная вода. Действуй».
«Слоан, а что если мы закажем пиццу и останемся здесь? У тебя здесь такой шикарный вид. К тому же мне не хочется сейчас выходить в людное место», – предложила, сама от себя не ожидая, Майкл.
Майкл выглядела такой юной и очаровательной, что у Слоан сжалось сердце. Она вновь почувствовала острый прилив желания. Сглотнув, Слоан сделала несколько шагов назад и сказала: «Без проблем. На кухне около телефона висит меню доставки. Заказывай все, что тебе понравится, мне все подойдет».
Слоан чуть ли не бегом рванулась в ванную. Майкл задумчиво посмотрела ей вслед. Ей было непонятно, что могло вызвать вспышку страха в выразительных глазах Слоан. Что бы там ни было, Майкл не собиралась отступать до тех пор, пока не получит ответы на свои вопросы.
Глава двадцатая
Из ванны Слоан вышла босиком, в чистой рубашке и джинсах. Волосы у нее были мокрые после душа. Майкл как раз открывала коробку с пиццей, которую она положила на стол в зоне гостиной. Она взглянула на Слоан с улыбкой и сказала: «Ты как раз вовремя».
«Боже, как вкусно пахнет!»– воскликнула Слоан, с восторгом усаживаясь на край длинного кожаного дивана, стоявшего напротив окон. «Я и не догадывалась, что так проголодалась».
Майкл протянула ей тарелку с пиццей, села рядом с ней на диван, и они накинулись на еду. Майкл налила им вина. Ни одна из них не заговорила до тех пор, пока пицца не была съедена почти полностью.
«Как же хорошо», – сказала, наконец, довольная Слоан, откидываясь на спинку дивана.
«Я помню, что обещала тебе ужин, и я совсем не имела в виду пиццу», – сказала со смехом Майкл. «Но сегодня я едва ли одета для выхода в город», – добавила она, показывая жестом на одежду, позаимствованную у Сары.
«А я думаю, что ты выглядишь потрясающе», – сказала с чувством Слоан. Хотя джинсы и блузка Сары были немного великоваты Майкл, все же она выглядела прекрасно. «К тому же твоя компания с лихвой компенсирует отсутствие изысканной ресторанной обстановки».
Майкл покраснела и отвела взгляд, а потом мягко спросила: «Ты так обаятельна с любой женщиной?»
Слоан изумленно воззрилась на нее. «Майкл! Ты что, не понимаешь, что ты так красива и сексуальна, что сердце замирает?»
Майкл посмотрела Слоан в глаза и, не отрывая взгляда, спросила: «Тогда в чем дело? Чего мне недостает? Может, я чего-то не делаю или не говорю?»
«Дело не в тебе», – горячо сказала Слоан.
В глазах Майкл застыли неверие и боль, но она промолчала.
«Прости, – сказала с горечью Слоан. – Ты тут вообще ни при чем».
Она рывком встала с дивана и подошла к окну, оставаясь спиной к Майкл. Она не видела перед собой ни порт, ни огни, мерцавшие, словно звезды, упавшие на землю. Слоан вся ушла в воспоминания. Ее переполняли разнообразные звуки и виды столицы, засевшие в ее памяти. Казалось, все было вчера. Боль была до сих пор свежа. Наконец, Слоан обернулась, облокотилась на оконную раму и заговорила.
«Когда моя командировка в Таиланд закончилась, я вернулась в Вашингтон и попала в Минюст. На тот момент я была гораздо опытнее по сравнению с большинством по части расследования преступлений в сфере компьютерных технологий. Я довольно быстро продвигалась по карьерной лестнице, несмотря на свою молодость, и вскоре возглавила новое подразделение, аналог отдела внутренних расследований в полицейском управлении. Я проверяла нашу собственную компьютерную систему безопасности на предмет утечек информации. Я подчинялась напрямую прокурору, который курировал дела, связанные с компьютерными преступлениями. Помимо прочего, он имел право возбуждать дела против сотрудников правительственных учреждений. О моем подразделении было мало что известно широкой общественности. Если бы эпизоды, связанные с утечкой информации на правительственном уровне, предавались огласке, это не укрепило бы доверие к администрации. По той же самой причине судебный процесс по этой статье происходил очень быстро. Поскольку это была довольно новая область, случаи чрезмерного наказания были нередки. Прокуроры зачастую сначала выносили обвинительные приговоры, а уж потом разбирались».
Слоан вернулась к дивану и налила себе еще вина. Она еле сдерживала волнение, но все же села рядом с Майкл. Какое-то время Слоан смотрела на бокал, который она бесцельно крутила своими длинными пальцами. Черт, она так давно сознательно не думала об этом! Но от этого было не легче.
«А потом я влюбилась в прокурора, – резко сказала Слоан. – Она была старше меня на двенадцать лет и одержима карьерой. Думаю, уже тогда она метила в генпрокуроры. Поэтому она панически боялась, что кто-нибудь узнает о наших отношениях. Но я была молода и довольно наивна и смирилась с этим. Она говорила, что любит меня, и я ей верила».
Слоан залпом выпила вино и аккуратно поставила бокал на стеклянный столик рядом с коробкой из-под пиццы. Потом она посмотрела на Майкл, пытаясь определить ее реакцию. Взгляд Майкл был полон сочувствия и теплоты, которые подкупили Слоан с самого начала.
«Не то что бы я была совсем неопытна. У меня были романы, правда, ничего серьезного. И я глупо верила в любовь. Делала все, что она хотела. На самом деле на публике она показывала, что у нее длительные отношения с каким-то прокурором-мужчиной, и время от времени она появлялась с ним на официальных мероприятиях. Говорила, что никогда не спала с ним, но разве теперь узнаешь. Но тогда я верила ей во всем».
Слоан с горечью улыбнулась, бросив на Майкл извиняющийся взгляд. «Прости. Все это звучит как банальная история об отношениях с плохим концом. Я не хотела заставлять тебя выслушивать такое».
«Нет, – сказала Майкл быстро и твердо. – Я хочу знать. Пожалуйста».
Слоан кивнула и собралась с силами для продолжения рассказа. «Мы были вместе почти два года. В последние полгода я занималась расследованием, связанным с одним из подразделений Агентства национальной безопасности, которое подчинялось Объединенному комитету начальников штабов. Там было много секретной информации, а также сейфы, где хранились коды для запуска ракет. Все это было записано на нескольких жестких дисках. На самом деле мои люди не имели к ним доступа, зато мы пытались выяснить, у кого этот доступ был. Короче говоря, в ходе проверки независимые эксперты обнаружили нехватку двух дисков, и когда эта информация просочилась в прессу, понадобился козел отпущения. Моя любовница прекрасно знала, что я тут ни при чем, но мое имя легче всего было использовать. Она с кем-то договорилась, может быть, с сенатором одной из влиятельных подкомиссий. Он пообещал продвинуть ее вверх в обмен на то, чтобы Агентство нацбезопасности осталось чистым. Она предложила им меня как часть сделки».
Слоан пожала плечами. «Все, конец. Я ей верила, но она предпочла карьерный взлет за мой счет».
Майкл задумчиво изучала Слоан. Она слышала боль в голосе Слоан, и ей было больно вместе с ней. Но было еще что-то, кроме этой боли от разбившейся любви. В глубине глаз Слоан притаилась горечь, не имевшая к этому отношения.
«Расскажи мне все», – мягко попросила Майкл.
Слоан дернулась от неожиданности и уставилась на Майкл. После недолгих раздумий она продолжила: «Они заявились в мой кабинет в Минюсте посреди дня и вывели меня оттуда в наручниках. Об этом стало известно журналистам. Они дожидались, когда полиция выведет меня из здания. Телевизионные камеры, куча народу, все кричат. А я не понимала, что происходит». От этих воспоминаний Слоан скривилась, словно от боли. «Она допустила, чтобы я прошла через все это. Но этим должна была заниматься внутренняя комиссия, ведь мне даже не предъявили никаких обвинений. Задержали меня днем в пятницу, и все отложилось до понедельника. Я проторчала в городской тюрьме все выходные. Хуже ничего не придумать – полицейский в тюрьме. Это был ужасный уикенд».
Майкл пыталась сдержать нахлынувший на нее ужас. «Они били тебя?»
«Нет, – быстро ответила Слоан. – Так, потолкали немного, но ничего серьезного. Гораздо хуже было чувствовать унижение оттого, что с тобой обращаются как с животным. Мне пришлось раздеться догола для обыска. Человеческое лицо теряешь в тюрьме очень быстро. Правосудие не миндальничает с подозреваемыми и подсудимыми».
«Мне так жаль», – прошептала Майкл.
Слоан не видела смысла рассказывать ей о том, что она почувствовала, осознав, что женщина, которую она любила, которой верила всей душой, так безжалостно предала ее. Еще хуже, пожалуй, было то, что за эти бесконечно тянувшиеся 72 часа, проведенные в тюрьме, Слоан перестала доверять самой себе и утратила чувство собственного достоинства. Ведь отчасти в случившемся была виновата она сама. Слоан позволяла своей любовнице отрицать ее существование и лгать ей. Мучительный стыд терзал Слоан, и теперь она не доверяла даже себе.
«В понедельник утром мой адвокат переговорил с руководством министерства, и стало ясно, что им нечего предъявить мне. Они извинились, внесли поправки в мое личное дело и предложили мне перевод на другую должность. Но уволилась я лишь спустя несколько недель, уже после того, как узнала, что Джейсону предъявили обвинение в сексуальном домогательстве. Мы ушли вместе, а через полгода начали свой бизнес здесь».
«И после нее у тебя не было никаких серьезных отношений?»
Покачав головой, Слоан ответила, что нет. Она даже вообразить себе не могла, что можно стать такой уязвимой снова. Любовь могла принести так много боли, и Слоан была не в состоянии заплатить эту высокую цену еще раз.
Майкл молчала, думая о том, продолжает ли Слоан любить ту женщину. Это объяснило бы все ее легкие увлечения и ее стойкое неприятие серьезных отношений. Но Майкл ничего не спросила. Она боялась услышать от Слоан, что это правда и что она действительно до сих пор любит свою прокуроршу.
Молчание нарушила Слоан. «Хочешь, отвезу тебя в отель?»
«Нет, – тихо сказала Майкл. – Я хочу, чтобы ты отвела меня в спальню».
«Майкл, не думаю…», – начала Слоан.
«Постой, Слоан, – прервала ее Майкл. Не нужно ничего объяснять и давать какие-то обещания. Я прекрасно понимаю, о чем прошу. Я весь день схожу с ума. Мне нужно почувствовать тебя. Сегодня, прямо сейчас. То, что будет завтра, – это уже другая история. Пожалуйста».
С этими словами Майкл встала перед Слоан. Слоан тоже поднялась с дивана и положила руки на талию Майкл. Она нежно обняла Майкл, чувствуя легкий трепет в ее стройном теле. С тихим вздохом Майкл опустила голову на плечо Слоан, а Слоан зарылась лицом в волосы Майкл, вдыхая легкий весенний аромат, который запомнился ей с той ночи в отеле.
«Господи, как я хочу тебя, – хрипло прошептала Слоан. – Я так хочу тебя».
Майкл поцеловала Слоан в шею. «Да».
Глава двадцать первая
Слоан взяла Майкл за руку и повела ее в спальню. В окна светила луна. Они остановились у кровати, лица засеребрились в лунном свете. Воздух вокруг был неподвижен и полон ожиданий. Слоан не отрывала взгляда от глаз Майкл, трясущимися руками медленно расстегивая пуговицы на ее блузке. Когда Слоан распахнула блузку, то услышала резкий вздох Майкл.
«Ты боишься?»– шепотом спросила Слоан, понимая, как все это было внове для Майкл. Для нее тоже все было по-новому, но в другом смысле. С Майкл все было по-особенному.
«Нисколько», – ответила Майкл с улыбкой. «А ты?»
Слоан слабо улыбнулась уголком рта. «Ужасно боюсь».
Майкл прикоснулась ладонью к лицу Слоан и нежно провела пальцами по ее щеке. «Пожалуйста, не останавливайся», – попросила она.
Слоан не могла вспомнить, когда еще она хотела женщину с такой силой. Желание почти парализовало ее, и Слоан обуял страх. Она боялась, что будет действовать слишком быстро, боялась взорваться и напугать Майкл, боялась, что ей не удастся насладиться каждой драгоценной секундой. Она хотела, чтобы каждый миг этой сцены намертво врезался в ее память, догадываясь, что, возможно, это будет лучшее воспоминание в ее жизни. Слоан с восторгом наблюдала, как глаза Майкл расширяются от желания, когда она провела пальцами сначала по ее ключице, а потом стала спускаться к груди. Вздохи Майкл и легкая дрожь в ее теле заставляли бурлить кровь в жилах Слоан. Она тяжело задышала.
«У тебя просто волшебные руки», – пробормотала Майкл. Ей казалось, что она плавится от каждого нежного прикосновения Слоан. Она положила руку на талию Слоан, с радостью позволяя раздеть себя. Их разделяли считанные сантиметры, но им обеим хотелось прижаться друг к другу что есть силы. Время словно остановилось: секунды растягивались в часы, наполненные чудом. Каждое ощущение было удивительным, неповторимым и единственным, но в то же время напоминало возвращение домой. Майкл никогда в жизни не чувствовала такого возбуждения.
«Ты так прекрасна», – сказала Слоан, ее голос дрожал. Ей приходилось сдерживать себя. Все, что она видела перед собой, – это глаза и губы Майкл. Все исчезло. Остался лишь полыхающий внизу живота жар, пульсирующие удары в голове и острая боль в груди. Все с той же осторожностью руки Слоан скользнули под блузку Майкл. Словно снимая покрывало с бесценного сокровища, Слоан спустила легкий материал с плеч Майкл, и блузка упала на пол. И только потом взгляд Слоан переместился ниже.
«О боже», – выдохнула Слоан. Никогда ей не доводилось видеть такой красоты. Полные груди Майкл и уже твердые соски выглядели потрясающе в лунном свете. Белая кожа Майкл была покрыта крошечными каплями пота, что делало ее еще соблазнительнее. «Ты бесподобна», – прошептала Слоан, не решаясь дотронуться до Майкл.
Майкл взяла Слоан за руки и притянула к себе. «Я сейчас умру», – взмолилась она. Майкл покачнулась, когда руки Слоан сомкнулись вокруг ее груди, приподнимая ее и легонько сжимая соски. Майкл застонала, ее глаза закрылись.
«Майкл, открой глаза», – прерывающимся шепотом попросила Слоан. Она жаждала видеть все.
Усилием воли Майкл открыла глаза и посмотрела на Слоан. Слоан была наполнена такой силой и решимостью, что казалось, будто все ее существо сосредоточилось на Майкл. Майкл никогда не чувствовала себя объектом столь всеобъемлющего желания. «В твоих руках я становлюсь ужасно слабой, я так хочу тебя», – судорожно сказала Майкл.
Слоан одной рукой расстегнула джинсы Майкл, сама оставаясь полностью одетой. Она стянула джинсы вниз и поддержала Майкл, пока та выходила из них. Прижимая Майкл к себе, Слоан гладила ее по спине и ягодицам, не переставая целовать ее в губы и шею. Эту женщину Слоан хотела впитать в себя всю без остатка, насытить свой голод ощущениями, которые ей дарила Майкл.
«Я сейчас упаду», – в отчаянии призналась Майкл. Она ухватилась за плечи Слоан, но ее все равно трясло. Она не была уверена, что сможет долго выносить это острое возбуждение. «Мне нужно лечь, но ты должна прикасаться ко мне».
Слоан зарылась лицом в ложбинку между грудей Майкл, закрыла глаза и просто с наслаждением вдыхала запах Майкл. Потом она провела языком по соску. Майкл ахнула и дернулась в руках Слоан. Слоан уверенно держала Майкл за бедра и вела их, будто в медленном танце.
«Я хочу, чтобы это было медленно, – прошептала Слоан. – Мне нужно, чтобы было медленно. Я хочу, чтобы эта ночь длилась бесконечно».
«Мне кажется, я долго не выдержу», – ответила Майкл. У нее кружилась голова, и, казалось, вся кровь молотом пульсировала между ног. Никогда ее не охватывало такое непреодолимое желание, и никогда так не хотелось, чтобы к ней прикасались. «Я скоро взорвусь, если ты что-нибудь не сделаешь».
У Слоан вырвался смех победителя, и она нежно подтолкнула Майкл к постели. Усадив Майкл на край кровати, сама Слоан опустилась перед ней на колени. Она обхватила грудь Майкл руками и стала целовать и покусывать то одну, то другую грудь, руководствуясь лишь вскриками Майкл. Майкл запустила руки в волосы Слоан, прижимая ее к себе.
«Слоан, Слоан, Слоан», – стонала Майкл, изогнувшись от удовольствия. Она расстегнула рубашку Слоан, чтобы поскорее дотронуться до ее обнаженного тела. Майкл задохнулась от уже знакомого ощущения гладкой и нежной кожи, под которой перекатывались упругие мускулы. Это фантастическое сочетание нежности и силы внушало Майкл благоговение. Словно сквозь пелену, она услышала стон Слоан.
Слоан встала, уложила Майкл на кровать, а сама легла рядом, облокотившись на руку, чтобы видеть тело Майкл во всем великолепии. Слоан безостановочно гладила руками и целовала языком все открывшиеся ей изгибы и впадинки. Казалось бы, чем еще могло удивить ее женское тело, но тем не менее, Слоан чувствовала себя первооткрывателем. Она не могла насытиться Майкл и была бы счастлива просто ласкать ее, если бы не стоны Майкл, нараставшие с каждым ее, Слоан, прикосновением. Майкл сходила с ума от наслаждения, но сделала попытку расстегнуть джинсы Слоан и проникнуть внутрь. От ощущения промокшего материала возбуждение Майкл усилилось еще больше.
«Осторожно, еще не время», – с трудом предупредила Слоан, убегая от рук Майкл.
Майкл схватила Слоан за руку, ее зрачки расширились до невероятных размеров, превратившись в глубокие озера расплавленной страсти. Она притянула руку Слоан к себе между ног, закричав от первого легкого прикосновения пальцев Слоан к ее клитору.
Слоан дернулась с глухим стоном. Ощущение теплой, влажной Майкл было настолько острым, что у нее почти перестало биться сердце. Это простое доказательство желания Майкл стало для Слоан самым ценным на свете. Слоан хотелось лишь одного – довести Майкл до вершины удовольствия. Она начала нежно касаться вокруг набухшей плоти Майкл.
«Внутрь! Пожалуйста, внутрь!»– умоляла Майкл, вцепившись в плечи Слоан. Каждая мышца в ее теле напряглась в преддверии мощнейшей разрядки.

0

7

Слоан наклонилась к лицу Майкл, глаза закрыты, дыхание сбилось. Одной рукой она обняла Майкл за спину и прижала к себе, а другой проникла в нее и тут же вытащила палец, но лишь затем, чтобы добавить сначала еще один, а потом и третий, заполняя Майкл целиком. Потом Слоан прекратила двигаться, чтобы позволить Майкл вести их к оргазму.
Майкл страстно целовала Слоан, направляя ее и заставляя постепенно убыстрять темп. Слоан хотелось проникнуть в Майкл со всей силой, но она сдерживала себя, подчиняясь Майкл и стискивая зубы от разрывавшего ее саму желания. Все это было для Майкл, и она сделает все так, как хочет Майкл.
«Я уже почти», – горячо застонала Майкл, в бешеном порыве насаживаясь на пальцы Слоан. «Поласкай… меня… сверху!»
«Уже скоро, любимая», – пробормотала Слоан, заметив, как напряглись мышцы Майкл перед финальным аккордом. Зная, что Майкл вот-вот дойдет до оргазма, Слоан провела тыльной стороной руки по ее клитору. Почувствовав, что Майкл перестала дышать и замерла, Слоан резко провела по клитору пальцем…
Майкл закричала и до синяков вцепилась в Слоан. Ее тело сотрясалось от наслаждения.
«О боже, Майкл!»– простонала Слоан, полностью растворившись в ощущениях. Ты слишком прекрасна, это просто невыносимо.
У Майкл просто не было слов. Она где-то парила, перестав воспринимать окружающий мир и постепенно затихая. Как долго она находилась в этом состоянии, Майкл не поняла, но в конце концов снова ощутила свое тело. Она почувствовала, как легкие заполняет воздух, а сердце бешено гонит кровь. Впервые в жизни Майкл чувствовала себя настолько живой и полностью удовлетворенной. Она отпустила Слоан и упала на подушки. С трудом открыла глаза и увидела лицо Слоан, которое выражало нежность, удивление и что-то еще. Первобытная необузданность мелькнула в ее затуманенных страстью глазах.
«Ты так прекрасна», – хрипло сказала Слоан.
Майкл услышала неутоленную страсть в ее голосе и почувствовала, как задрожала Слоан. При виде этого едва сдерживаемого желания Майкл внезапно захотела Слоан так, как не хотела никого и ничего в жизни.
«Снимай одежду! Живо!»– выдохнула Майкл.
Неожиданное и столь несомненное вожделение, прорезавшееся в голосе Майкл, лишило Слоан остатков ее потрясающего самоконтроля. Она сорвала с себя рубашку и подняла бедра, пока Майкл стаскивала с нее тесные джинсы.
«Скажи, что мне делать, – заторопилась Майкл. – Скажи, как ты хочешь!» Руки Майкл ласкали спину, грудь, живот Слоан, стараясь почувствовать ее тело целиком.
«Просто дотронься до меня, – простонала Слоан, – и я кончу. Боже, я так близко!»
Пальцы Майкл лишь несколько раз прикоснулись к клитору Слоан, и все было кончено: Слоан унеслась за пределы реальности. «Черт, Майкл!»– закричала она.
Майкл держала Слоан в своих руках, такую обессилевшую и прекрасную. Майкл подумала, что никакой азарт соперничества в бизнесе не сравнится с этим. От осознания собственной способности дарить наслаждение к горлу Майкл подступили слезы благодарности и удивления. «Слоан, – прошептала она, словно в молитве, – о Слоан».
Слоан вздохнула, немного успокоившись, и положила голову на плечо Майкл. «Боже, как же хорошо», – пробормотала она.
«Ага, – рассмеялась Майкл нежным счастливым смехом, убирая влажные от пота пряди с лица Слоан. – Ты в порядке?»
«М-м-м-м», – промычала Слоан в ответ, героически пытаясь хоть как-то взбодриться. Ты же не заснешь прямо на ней. Она приподнялась, опершись на локоть, и улыбнулась, глядя на Майкл с легким изумлением. «Я больше, чем в порядке. Я просто отлично. А ты?»
В глазах Майкл искрилась улыбка. «Мне еще никогда не было так хорошо».
«Я рада, – прошептала Слоан, легонько целуя ее. – Ты устала?»
«Могу заснуть», – призналась Майкл, внезапно осознав, что уже поздно. Она не знала, что будет утром. Все, чего ей хотелось, – это чтобы эта ночь не кончалась. «Но я не хочу», – добавила она.
Слоан усмехнулась – медленно и чуть-чуть опасно – и снова поцеловала Майкл. «Ну вот и хорошо!»
Глава двадцать вторая
В 10.45 на следующее утро Майкл оторвалась от чертежной доски в своем кабинете, услышав деликатный стук в дверь. «Входите», – крикнула она.
Дверь распахнулась, и из-за нее выглянула Сара. «Привет! – поздоровалась она с широкой улыбкой на лице. – Ты держишься?»
Майкл откинулась на стуле и вздохнула. «Да вроде бы. Мне нужно сделать еще целую кучу вещей перед завтрашней встречей, но, по крайней мере, сейчас все работает». Она смотрела, как Сара пересекает комнату и усаживается на диван.
«Слава богу, – сказала Сара. – Я только что разговаривала с Джейсоном, и он сказал, что все вроде бы нормально. Порой уходит уйма времени, чтобы исправить такие вещи, но тебе, похоже, повезло».
«Знаю, – согласилась Майкл, присаживаясь рядом с Сарой. – И еще я знаю, как обязана Джейсону и Слоан. Они были просто потрясающи».
«Да что ты, они просто делали работу, которую обожают. Не думай, что ты напрягла их. Напротив, они получили сложную и интересную задачу и вдоволь наигрались. Даже странно, что они спали этой ночью». Правда, Сара не стала говорить, что, как она заметила, Майкл и Слоан отсутствовали в одно и то же время. Не призналась она и в том, что Джейсон провел львиную долю вечера с ней.
«Ты видела Слоан сегодня?»– спросила Майкл у Сары, стараясь придать своему голосу непринужденность. Но ее сердце забилось быстрее уже только оттого, что она произнесла вслух это имя. Она рассталась со Слоан совсем недавно, но Майкл казалось, что прошла уже целая вечность.
«Она в центре связи с Джейсоном, смотрит, как идет последняя проверка системы и все ли в порядке. Тебе она нужна?»– без задней мысли поинтересовалась Сара.
Майкл чуть не рассмеялась, услышав этот вопрос. Нужна ли она мне? О да, это самое подходящее слово!..
Она не могла перестать думать о том, что было лишь несколько часов назад, до того, как она очнулась от легкого полусна. Почувствовав Слоан рядом, Майкл на миг опешила, но тут же вспомнила эту невероятную ночь во всех красках. От этих мыслей она мгновенно возбудилась. Майкл не знала, что ей делать с этими абсолютно новыми для нее ощущениями. Открыв глаза, она увидела, что Слоан тихо лежит рядом с ней и смотрит на нее таким взглядом, от которого тает сердце. Майкл помнила все, что они говорили друг другу, и все эмоции, которые она пережила за эту ночь.
«Прости, я уснула», – прошептала она.
Слоан нежно улыбнулась. «Думаю, это неизбежно случается со всеми, кто не спал всю ночь, да еще при этом занимался любовью».
Майкл покраснела – отчасти оттого, что все было для нее так внове, а еще потому, что ей хотелось заняться любовью снова, причем прямо сейчас. Она спросила у Слоан, спала ли она.
Слоан покачала головой и ответила: «Нет. Не хотела упускать ни одной секунды рядом с тобой».
«Не могу понять – что прекрасней, твои слова или прикосновения», – прошептала Майкл, прижимаясь к Слоан, уже готовой поцеловать ее. Если чуть раньше возбуждение, которое испытывала Майкл, казалось ей головокружительно сильным, то сейчас, от нежности Слоан, ее желание обострилось еще больше. В поцелуе Майкл сквозило удивление, благодарность и даже простая признательность за то, что Слоан так ласково и осторожно любила ее всю ночь. Майкл не могла вообразить себе более нежного и чуткого любовника, чем Слоан.
«Я так благодарна тебе за эту ночь», – пробормотала Майкл, неосознанно прижимаясь грудью к Слоан и забрасывая на нее ногу.
Слоан на мгновение перестала целовать ее и сказала: «Майкл, пожалуйста, не нужно меня благодарить. Эта ночь была для меня особенной, а ты прекрасна».
Их поцелуй становился более страстным, а руки все настойчивее ласкали друг друга. Слоан легла сверху Майкл и терлась о ее бедра. Потом Слоан приподнялась на локтях, чтобы заглянуть Майкл в лицо. Хриплым от желания голосом она призналась: «Майкл, я так хочу тебя. Похоже, мне было мало».
Руководствуясь инстинктом, Майкл обхватила Слоан за бедра и притянула ее к своей ноге, наблюдая с изумлением, как Слоан выгнулась и застонала. Майкл прижала Слоан к себе еще крепче, и Слоан заскользила по ней в естественном, как дыхание, ритме. Одной рукой Майкл держала Слоан за бедра, а другой ласкала ее грудь, растворившись в этом бесподобном сочетании мягкой кожи и твердых мышц.
Слоан стала двигаться быстрее и мощнее. Она снова приподнялась на руках, чтобы поймать взгляд Майкл. Ее голос был так напряжен, словно каждое слово давалось ей с трудом. От этого напряжения и близости у Майкл перехватило дыхание.
«Майкл, я сейчас кончу», – сказала Слоан с затуманенным взглядом.
Эти слова пробудили в душе Майкл невиданный экстаз. Она обхватила бедра Слоан еще сильнее и рванула их на себя. Глаза Слоан закрылись, руки напряглись, и она, вскрикнув, с силой зажала между ног бедро Майкл.
Майкл не дыша наслаждалась безграничным удивлением, написанным на лице Слоан. Она смутно осознавала свое желание, пульсировавшее внизу живота, но ничто не могло сравниться с тем, как выглядела в ту минуту Слоан.
Наконец, Слоан подняла голову, ее руки расслабились, и она опустилась на Майкл, дрожащая, такая ослабевшая, что у Майкл разрывалось сердце. Майкл обняла ее, гладила ее по влажным волосам, шее и спине, внезапно ощущая яростное желание защищать эту женщину. В этот миг она поняла, что значит – хотеть кого-то больше жизни. Нуждаться в ком-то всем своим существом.
Нужна ли ей Слоан, раздавался в голове Майкл вопрос Сары. О да, очень нужна.
«Майкл?»
Майкл дернулась от неожиданности, вернувшись в реальность. Сара смотрела на нее озадаченно и слегка встревоженно.
«С тобой все в порядке?»– участливо спросила Сара у Майкл.
Майкл неуверенно рассмеялась и провела рукой по волосам. «Боже, понятия не имею. В последние дни я вообще не понимаю, что со мной происходит и что я делаю», – призналась она.
Сара изучающе посмотрела на нее, подумав, что, хотя Майкл и выглядела уставшей, она не поэтому вдруг так отключилась. Было в ней что-то еще, нечто переполнявшее ее изнутри. И тут Сара припомнила свой вопрос. Слоан!
«Это из-за Слоан, да?»
«Да, из-за Слоан и меня. Из-за меня тоже».
«Что случилось?»– немедленно спросила Сара. Она подумала, что если Слоан чем-то обидела Майкл, то она убьет ее. Майкл была слишком добра и невинна, чтобы Слоан обращалась с ней так, как с большинством своих женщин. Не то что бы Слоан была равнодушной к своим подругам, но Сара знала, что Слоан старательно избегала любой эмоциональной привязанности. А Майкл заслуживала намного большего.
«Она ничего не сделала, – быстро ответила Майкл, расслышав беспокойство в голосе Сары. – Просто так много всего поменялось для меня за последнее время».
«Ты что, переспала с ней?»– осенило вдруг Сару. Она поняла, что Майкл ведет себя как по уши влюбленная женщина.
Майкл зарделась, но все же утвердительно кивнула.
Сара застонала: «О боже, думаю, не стоит тебя спрашивать, как это было».
Майкл рассмеялась и покраснела еще сильнее. «Нет, это просто бессмысленно. У меня нет слов, чтобы описать это».
«Мда. Значит, все еще хуже, чем я думала», – задумчиво сказала Сара.
«Сара, – начала Майкл, сразу став серьезной, – Слоан здесь ни при чем. На самом деле, если бы я не прижала ее к стенке, она сделала бы все, чтобы этого избежать. Но я ее безумно захотела».
Сара подумала, что Майкл не понимала, какое огромное значение имели только что сказанные ею слова. Если Слоан действительно избегала секса с Майкл, это могло означать лишь одно – у нее были серьезные чувства. Сара не могла представить, как Слоан будет вести себя с женщиной, которая была ей не безразлична. Но Сара догадывалась, что это будет далеко не просто.
«И ты в порядке? – снова спросила Сара. – Я имею в виду, после того, как переспала с ней?»
«В порядке ли я? – задумчиво переспросила Майкл. – Да, думаю, в полном порядке. Это был потрясающий опыт. Я испытала такое, что мне не доводилось чувствовать еще ни разу в жизни. Я не могу перестать ни думать о ней, ни хотеть ее. Я понятия не имею, что это значит для меня, или что это значит для нее».
«Не мне давать тебе советы, – тихо сказала Сара, вспомнив, как она удивилась, когда прошлым вечером Джейсон прошептал ей» еще рано «. – Я знаю, что в глубине души Слоан очень хороший и благородный человек. Я люблю ее и доверю ей свою жизнь. Будь с ней терпелива, Майкл. Возможно, ей тоже непросто в этой ситуации».
Майкл припомнила, как посмотрела на нее Слоан, когда они расставались утром в ее кабинете. На мгновение ей показалось, что Слоан собиралась что-то сказать, а ее взгляд был полон желания. Но Слоан молча погладила Майкл по щеке и нежно поцеловала ее на прощание. Лишь потом прошептала: «Что бы ни случилось, я всегда буду помнить эту ночь».
Майкл лишь слабо кивнула в ответ, испугавшись, что так Слоан хотела с ней попрощаться.
Глава двадцать третья
Слоан отыскала Джейсона в центре связи. Джейсон сидел практически в той же позе, в которой она оставила его сутки назад. Похоже, он принял душ и переоделся. Джейсону по – прежнему удавалось выглядеть свежо, хотя вряд ли он выспался. Сара не стала допытываться, где он провел ночь.
«Ну что, все в порядке?»– спросила она, пересекая комнату и притягивая стул к Джейсону.
«Насколько это возможно; разве что не поставили устройства, реагирующие на голос и отпечатки пальцев», – пробормотал он в ответ, не открываясь от монитора.
Слоан посмотрела на него с интересом. «А что, у нас они есть?»
«У нас – нет, а вот в Пентагоне – есть», – ухмыльнулся Джейсон.
Слоан тоже улыбнулась. «Похоже, у нас остались там друзья?»
Джейсон повернулся и посмотрел на Слоан суровым взглядом. «Да, остались, и мне кажется, мы должны постараться их сохранить. Пытаться тырить для них игрушки уровня национальной безопасности, может, и не лучший способ, но ведь эти приятели рано или поздно могут нам понадобиться».
Слоан со вздохом кивнула, соглашаясь с Джейсоном. «Пожалуй, ты прав. Я сказала Майкл, что она может начать работать. Ей нужно подготовиться к завтрашней сдаче проекта».
«Все будет нормально. Я как раз делаю финальную проверку системы. Думаю, все чисто, насколько возможно. Я все еще пытаюсь понять, откуда взялся вирус, но это не должно помешать ей работать. Я сделал себе копии, чтобы заняться анализом у нас в офисе».
«Все равно, ты тут проверь все еще раз завтра и послезавтра, чтобы у нее не возникло проблем. И скажи ей, что тебе можно звонить днем и ночью, если вдруг что-то случится». Слоан подумала, что немного расслабиться можно будет лишь после того, как Майкл без всяких досадных происшествий представит свои проекты. Хотя доказательств у нее не было и, вероятно, так и не появится, Слоан была уверена, что за попыткой обрушить систему стоит муж Майкл. И она опасалась, как бы он не предпринял еще одну попытку.
Джейсон все же перевел взгляд с экрана на Слоан, посмотрев на нее изучающе. «А почему тебе не позвонить ей? Это по твоей части – устранение неполадок. После этих выходных я буду просто счастлив вернуться обратно в офис. Ничего не имею против помощи тебе в экстренных случаях, но для моей личной жизни лучше, когда я просто работаю в офисе».
Лицо Слоан было непроницаемым, а ее фиолетовые глаза потемнели. «Просто сделай это, Джейсон, пожалуйста», – попросила Слоан таким тоном, которому невозможно было противостоять. Слоан не знала, что она теперь будет делать, если вообще будет, с Майкл. Она и не мечтала о такой ночи с ней и понятия не имела, какой будет реакция Майкл. Слоан научилась бороться с одиночеством при помощи ощущения кого-то рядом с ней в постели, но никогда не думала, что кто-нибудь сможет так ее зацепить. Ей и так было неплохо, потому что ей не хотелось стать жертвой привязанности к другому человеку еще раз. Но Майкл… с ней все было иначе. Она была такой искренней и открытой и ничуть не притворялась. Слоан захотелось заботиться о ней еще до того, как она осознала это. Майкл запала ей в душу, прежде чем она могла этому воспротивиться. И теперь Слоан страстно хотела быть с Майкл. Она невольно вздрогнула и попыталась выбросить мысли о Майкл из своей головы. «Я ухожу, а ты все закончишь», – сказала она Джейсону.
Джейсон хотел продолжить разговор, но, посмотрев на Слоан, передумал. Обычно он не стесняясь читал ей мораль насчет ее образа жизни, который он находил несколько аморальным. Он знал ее прошлое, равно как и она его. Их обоих предали близкие люди и к тому же опозорили на работе. Они почти не говорили об этом между собой, но Джейсон как никто другой знал, что такие раны не заживают очень долго. Что бы ни было между Слоан и Майкл, у него было такое чувство, что там было все гораздо серьезнее, чем Слоан хотела признать. Джейсон догадался, что страдания, которые пришлось вынести Слоан в прошлом, напомнили о себе в полной мере. В ее глазах мелькнула прежняя боль.
До недавнего времени Джейсон был бы солидарен с нежеланием Слоан решиться на серьезные отношения и вновь рискнуть. Но встреча с Сарой в корне изменило его мнение. Сара позволяла ему постепенно привыкнуть к мысли о том, что можно было чувствовать себя в безопасности, даже раскрывая свои самые важные секреты. Хотя прошлой ночью он был еще не готов к сексу с ней и боялся, что Сара воспримет это как отказ, она поняла даже это. Уходя из его квартиры, Сара оставила для него записку на ключах от машины. «Спроси у Жасмин, пойдет ли она со мной на танцы в пятницу», – написала Сара.
Джейсон учился доверять благодаря необычайной чуткости Сары. И теперь ему уже не казалось таким невозможным то же самое для Слоан. Наблюдая за ними с Майкл в течение последних недель, Джейсон заметил, что Слоан полностью преображалась рядом с Майкл. Она становилась нежной и беззащитной, какой Джейсон не видел ее никогда. Было похоже, что Майкл, сама того не осознавая, пробудила в душе Слоан те стороны ее натуры, которые она старательно прятала ото всех, даже от себя самой.
«Слоан?»– позвал Джейсон.
Слоан уже была у двери. Она обернулась и вопросительно посмотрела на него.
«Майкл удивится, почему ты не звонишь», – сказал он. Джейсону хотелось хотя бы попытаться заставить ее передумать. Одиночество – безжалостный приятель. Он знал это по собственному опыту.
Слоан в недоумении воззрилась на него, пытаясь понять, вдруг каким-то шестым чувством Джейсон догадался понять, насколько это важно. Слоан волновала не ситуация в компании, а проведенная с Майкл ночь. «Я знаю, Джейсон. Но, может быть, так будет лучше», – тихо сказала она.
*
Когда за пять минут Слоан ухитрилась пропустить два удара в челюсть и один удар ногой, попавший прямо ей по заднице, Сара вышла из зоны боя, опустила руки и в упор посмотрела на противника.
«Может, скажешь, где ты витаешь мыслями?»
Слоан потрясла головой, медленно вставая на ноги. «Нигде. Давай продолжим».
Теперь покачала головой Сара. «Слоан, ты прекрасно знаешь, что я ни за что не упущу возможность надрать тебе задницу, но в этом мало удовольствия, когда ты беззащитна. Что с тобой?»
Первым импульсом Слоан было все отрицать. Ей не хотелось думать о чем бы то ни было и уж тем более объяснять Саре, что у нее творилось в душе. Сара была чертовски внимательной и настойчивой, и ей было опасно начинать рассказывать о происходящем. Стоит ей заметить хотя бы малейшую нестыковку или недомолвку, как она начнет методично докапываться до истины, пока не вытрясет из тебя все секреты. Хотя Сара всегда была добра и обычно оказывала Слоан поддержку, в которой та нуждалась, на этой раз Слоан не хотела услышать от Сары то, что ей пришлось бы сказать.
«Если не хочешь драться, давай хотя бы мышцы покачаем», – буркнула Слоан, направившись в сторону двери, которая вела в тренажерный зал. Но к ее удивлению Сара осторожно взяла ее за руку и удержала на месте. Слоан со вздохом обернулась и посмотрела на подругу. Во взгляде Сары она увидела любовь и ободрение.
«Колись, Слоан. Я же вижу, что что-то происходит, и, кажется, даже знаю, что именно. Сегодня уже среда, а ты еще не появлялась в офисе. Джейсон сказал мне сегодня, что тебя там не было с воскресенья. Не хочешь рассказать мне, в чем дело?»
«Да не особенно. Но разве у меня есть выбор?»– ответила Слоан резче, чем хотела.
«Выбор есть всегда, но порой ты слишком упряма, чтобы его видеть», – заметила Сара с легкой улыбкой.
Слоан снова вздохнула и пошла к матам, сваленным в кучу у стены. Сара уселась рядом с ней и терпеливо ждала.
«Да ничего серьезного, как ты себе придумала, не случилось, – выдавила наконец Слоан. – Мы всю весну работали как проклятые, да еще этот контракт с Майкл. В общем, мне просто нужна небольшая передышка». Даже странно, что я произнесла имя Майкл без запинки, подумала Слоан, потому что каждый раз, когда она думала об этой женщине, у нее заходилось сердце, а когда она произносила ее имя вслух, то комок вставал в горле. На самом деле почти все эти три дня она только и делала, что пыталась не думать о Майкл. Впрочем, безуспешно. Как минимум, раз десять за час она смотрела на часы и думала, что сейчас делает Майкл. На встрече ли она, и как вообще проходят ее презентации, и не сделал ли Джереми еще какую-нибудь гадость. По меньшей мере пару раз в час она хваталась за телефон и хотела звонить Джейсону, чтобы узнать, как дела. Каждый раз она клала трубку на место, понимая, что если она сделает хотя бы один шаг в направлении Майкл, то не сможет остановиться. А она не была уверена в том, что это хорошая идея. Проблема заключалась в том, что сейчас Слоан вообще не была ни в чем уверена, и это напрягало ее так же, как незнание того, что происходит в жизни Майкл. Она провела рукой по волосам и закрыла глаза.
«Ну-ну, – охотно согласилась Майкл, решая не комментировать очевидное страдальческое выражение на лице Слоан. – Значит, передышка. Я бы купилась на это, если бы речь шла о ком угодно, только не о тебе. На моей памяти ты ни разу не отдыхала добровольно. Все-таки дело в Майкл?»
«По большей части да», – со вздохом призналась Слоан.
«Слушай, Слоан, я не хочу влезать в твою личную жизнь, но ты и Майкл мне очень дороги. Ты одна из самых близких моих друзей, и я уже долгое время люблю тебя. С Майкл мы знакомы всего ничего, но она моментально располагает к себе, и о ней хочется заботиться. Когда знакомишься с человеком за короткое время, особенно в критической ситуации, ты можешь узнать его гораздо лучше, чем тех людей, с которыми ты знакома много лет. Если тебе станет от этого легче, то могу тебе сказать, что уже знаю о том, что ты переспала с ней».
Слоан метнула на Сару быстрый взгляд. «Это Майкл тебе рассказала?»
«Да ей не нужно было ничего говорить, – ответила Сара с легким смешком. – У нее на лице было написано, что с ней случилось что-то очень-очень важное. Ну я и догадалась. Ты ей явно небезразлична, Слоан, и у меня большие подозрения, что и она тебе тоже».
«В этом-то все и дело! Она не похожа на тех, с кем мне доводилось спать. У нее вообще нет опыта, и я боюсь…»– тут Слоан запнулась, потому что ответа на этот вопрос она старательно избегала. Чего же я боюсь на самом деле?
Сара нежно провела своей ногой по ноге Слоан. «Да, она неопытна, но отнюдь не наивна. Она невероятно умная и успешная, и вообще она вела себя более чем достойно в ситуации, когда большинство бы потеряли самообладание. Ей удалось противостоять угрозам мужа, и она продолжает делать то, что должна, а вдобавок ей приходится разбираться в чувствах к тебе. Это просто высший пилотаж. И зря ты подозреваешь, будто она не понимает, что происходит».
Слоан молчала, и Сара спокойно продолжила: «Не придумывай ничего за нее, Слоан. Я понимаю, как тебе трудно доверять ей. Мне тоже было тяжело доверять, хотя на мою голову и не обрушивалось такого ужасного предательства, как на твою. Но неужели ты собираешься провести всю свою оставшуюся жизнь, периодически трахаясь с женщинами, на которых тебе в общем-то наплевать?»
Слоан в гневе посмотрела на Сару, она была готова взорваться и собиралась возразить подруге, когда вдруг поняла, что все сказанное было правдой.
«Некоторые люди просто не созданы для отношений, – ровно сказала Слоан. – Меня в моей жизни все устраивает».
Сара кивнула и сказала: «Может, ты и права, но я так не думаю, Слоан. Я хорошо тебя знаю. Знаю, какой нежной и любящей ты можешь быть. Если бы не так, Майкл бы не влюбилась в тебя».
Слоан в шоке уставилась на Сару. «Это она тебе сказала?»
Сара встала с матов и протянула Слоан руку. «Это мне так кажется, а вообще тебе нужно спросить у нее. Джейсон звонил ей несколько раз за последние два дня и спрашивал, все ли у нее в порядке. А я пригласила ее пойти со мной и Жасмин в пятницу на танцы. Я решила, что если собираюсь доказать Джейсону, что без ума от него, то мне придется доказать это и Жасмин. Мы идем в» Шанс «. Ты знаешь, где это, и если хочешь получить ответ на этот вопрос, то почему бы тебе не прийти туда и не задать его Майкл?»
Слоан молча пошла за Сарой в тренажерный зал, размышляя о цене мечты и страсти.
Глава двадцать четвертая
Слоан сидела в своей машине напротив «Шанса»и смотрела на улицу. Уже двадцать минут она решала, идти ей в клуб или нет. Она знала, в чем ее проблема, и не особо собой гордилась. Если она пойдет в клуб, то увидит там Майкл. Им придется разговаривать. Но это было невозможно без признания того, что между ними произошло. А признав это, она будет вынуждена посмотреть в лицо своим чувствам. Здесь и была загвоздка. Каждый раз, когда Слоан пыталась дать название тому, что она чувствовала к Майкл, ее охватывал смертельный ужас. Она все понимала, но контролировать эти эмоции была не в силах.
Майкл была совсем не похожа на Элис. Да, они обе добились успеха, отличались умом и работоспособностью, но это все, что могло их объединить. Элис была слишком сложной и холодной натурой, Майкл же была невероятно открытой и удивительно чуткой. Она привлекла внимание Слоан с первого взгляда, а вскоре покорила ее душу и тело.
И все же Слоан панически боялась. Мысль о любви страшила ее, хотя в эти последние дни ей было так плохо без Майкл, что это не могло сравниться даже с двумя днями в тюрьме. Но ее сознание не забыло причиненную Элис боль, и сейчас Слоан сидела полностью раздавленная. Больше всего на свете ей хотелось увидеть Майкл, но в то же время она панически боялась, что в тот самый миг, когда она посмотрит на эту женщину, она окончательно поймет, что в ней было все ее счастье.
В конечном счете, за Слоан все решили слова, которые она услышала от Джейсона. Он словно мимоходом сказал, что у Сары и Жасмин сегодня свидание, когда Слоан попросила его подготовить полугодовые финансовые отчеты.
«Да, я знаю», – сказала Слоан. Стараясь не слишком демонстрировать свой интерес, она спросила: «Разве Майкл не идет с вами?»
«Кажется, идет, – таинственным тоном сообщил он. – И я надеюсь, что на этих выходных мне не придется заниматься чем-то, хотя бы отдаленно напоминающим работу».
Слоан с трудом удержалась от дальнейших расспросов о Майкл. «Что ты думаешь о свидании Сары и Жасмин?»
Немного помолчав, Джейсон тихо ответил: «Мне немного страшно. Но я очень хочу попытаться. Сара особенная, и вряд ли мне еще встретится кто-нибудь такой, как она. Я не могу позволить себе не доверять ей».
Слоан невидящим взором смотрела на улицу, понимая, что Майкл тоже была особенной. В глубине души Слоан знала, что потом будет жалеть до конца жизни, что не воспользовалась этим шансом. Она тоже не могла себе позволить не рискнуть.
Когда Слоан вышла из машины, то услышала, как ее кто-то окликнул. Она перешла улицу, оглядываясь по сторонам, и наконец увидела Диану Карсон, которая ждала ее у входа в клуб. Слоан направилась к ней, кивая в знак приветствия.
«Привет, Диана. Как поживаешь?»
Диана слегка улыбнулась и пожала плечами. «Лучше, чем в момент нашей последней встречи. По-прежнему в поисках, но, по крайней мере, без дурацких происшествий. Я должна перед тобой извиниться».
Слоан покачала головой. «Не нужно извинений. Я тоже не очень красиво себя вела. Легко думать, будто не несешь ответственности за чувства других людей, но это лишь удобная уловка. Прости за то, что так все вышло».
Диана с любопытством разглядывала Слоан, удивляясь задумчивым ноткам, звучавшим в ее голосе. Было бы намного легче выбросить Джей-Ти Слоан из головы, если бы она не стояла здесь, такая умопомрачительно красивая и сексуальная в своих черных джинсах и белой рубашке, неуязвимая для любовных ловушек. «Значит ли это, что будет еще одна попытка?»– ненавязчиво спросила Диана, кладя свою руку на руку Слоан и тем самым намекая, что вопрос был задан серьезно. «Никаких условий, обещаю».
«Мне кажется, это не слишком хорошая идея», – ответила Слоан, осознавая, что она уже никогда не сможет вернуться к простым романам. Как ни старалась она установить границы, люди страдали из-за нее, и отчасти в этом была и ее вина. К тому же Слоан понимала, что никогда не испытает ничего подобного тому, что у нее было с Майкл. Майкл пробудила в ее душе потребность глубоко чувствовать, и после их ночи все остальное было бы пустым. Слоан открыла дверь перед Дианой и спросила: «Впрочем, может, я все же угощу тебя в память о прошлом?»
Диана улыбнулась, признавая свое поражение. Взяв Слоан за руку, она сказала: «Я сейчас почти не пью, но приму твое предложение, спасибо».
*
Майкл видела, как они вошли в клуб. Увидев Слоан впервые за шесть дней, она сначала обмерла от восторга. Но Слоан была с Дианой Карсон, и у Майкл упало сердце. Теперь понятно, почему Слоан не звонила все это время. Поначалу при каждом телефонном звонке Майкл невольно замирала и вспоминала прикосновения Слоан. Время шло, Слоан все не звонила, и восторг Майкл сменился растерянностью, а потом болью. Она старалась занять свои мысли последней подготовкой к презентациям, и на какое-то время ей удалось не обращать внимания на убийственное разочарование, которое росло в ней. Но чем ближе был конец недели, тем больше Майкл думала о Слоан. К душевным мучениям прибавились и физические, о которых раньше Майкл знала. Ее тело терзал невыносимый голод. Майкл так хотелось видеть Слоан, слышать ее голос, чувствовать ее прикосновения. Ей приходилось сдерживать себя, чтобы не позвонить Слоан и не спросить прямо, что значило ее молчание.
Майкл посмотрела на Слоан с Дианой и напомнила себе, что чуть ли не выпросила ту ночь у Слоан. Она заверила Слоан, что отдает себе отчет в происходящем, и дала понять, что ей хватит одной ночи. Боже, как это было глупо! Одна ночь со Слоан была словно что капля дождя, пролившаяся над пустыней. Сладкая пытка, которой невозможно насытиться.
Майкл отвернулась. Она не могла смотреть, как эта роскошная брюнетка прижалась к Слоан в толпе у барной стойки, положив одну руку ей на талию, а другой беря коктейль.
Майкл вглядывалась в людей на танцполе, отчаянно пытаясь отыскать среди них Сару. Ей нужно было непременно найти ее и сказать, что все это было огромной ошибкой. Она не могла здесь больше оставаться, только не так, когда Слоан была совсем рядом, а она не могла контролировать свои эмоции. Предложение Сары присоединиться к ним с Жасмин выглядело таким безобидным. Сара сказала, что Майкл будет полезно отвлечься от офиса и отеля. Сара даже намекнула, что будет благодарна Майкл за то, что она составит ей компанию во время первого свидания с Жасмин. Майкл даже и не подозревала, что вид обнимающихся, целующихся и танцующих друг с другом женщин причинит ей такую боль, но все было именно так. Даже от первых робких прикосновений, которыми обменялись Сара и Жасмин, Майкл стало горько. Она, конечно, была очень рада за них, но в то же время остро осознала свое непреодолимое желание быть со Слоан. Быть может, ей удалось бы справиться с этой болью, если бы Слоан в конце концов не появилась. Теперь Майкл боялась расплакаться.
Слоан отвернулась от барной стойки и с пивом в руке стала рассматривать толпу на танцполе. Она никуда не ходила после того, как познакомилась с Майкл, и вдруг поняла, что ей стали неинтересны эти приевшиеся ритуалы ухаживания. То, что раньше казалось ей важным, утратило всякий смысл. Слоан не могла удержаться от мысли о том, что все ее увлечения были лишь способом отгородиться от засевшего в ее душе отчаяния, бегством от жившей внутри нее боли. Вот что она любила в Майкл среди прочего, так это ее способность встретить разочарование лицом к лицу, каким бы горьким оно ни было, а не бежать от него.
Господи! Что я говорю! Люблю в Майкл?!
«Ты что-то сказала?»– прокричала Диана сквозь стоявший вокруг шум.
Слоан очнулась от своих раздумий. «Нет, ничего».
Слоан вновь посмотрела по сторонам и различила знакомую фигуру. Стройная, длинноногая, откровенно соблазнительная в короткой кожаной юбке и черном обтягивающем топе, Жасмин танцевала с той же чувственной грацией, которая привлекла Слоан много лет назад в таком же прокуренном клубе. Внезапно она поняла, почему Жасмин удалось одурачить ее во время их знакомства. Когда Жасмин была не на сцене, она выглядела несколько иначе. Макияж отличался от того, которым она пользовалась для выступлений. Да и одежда была более привычной. Поэтому сейчас Жасмин выглядела потрясающе женственной. С легкой завистью Слоан смотрела, как танцуют Жасмин и Сара. Они не отрывали взгляд друг от друга, а их тела соблазнительно извивались под быструю музыку. На Саре были джинсы и обтягивающая хлопчатобумажная футболка. При взгляде на них любой бы решил, что она в этой паре буч. Слоан слегка улыбнулась, подумав, насколько ошибочны могут быть оценки по внешнему виду. Очень часто истину нельзя узнать, ее можно лишь прочувствовать.
Слоан начала искать взглядом Майкл и увидела, как та идет к выходу. Слоан не могла сказать наверняка, но ей показалось, что Майкл плачет. «Извини», – бросила она Диане и поставила пиво на стойку. Слоан бросилась в толпу вдогонку за Майкл.
Выбежав из клуба, она в спешке огляделась по сторонам и увидела удаляющуюся фигуру Майкл. «Майкл!»– крикнула Слоан, начиная бежать. Она быстро подбежала к Майкл и взяла ее за локоть. «Майкл», – сказала она нежно. От близости к Майкл у Слоан стиснуло грудь. Боже, какая она была красивая!
Майкл обернулась, быстро смахнула слезы с лица. «Привет», – сказала она тихо.
«Привет», – поздоровалась Слоан, во рту у нее пересохло. Она вглядывалась в лицо Майкл, заметив боль, которую Майкл пыталась скрыть. «Что такое?»– ласково спросила Слоан, беря Майкл за руку. У Слоан разрывалось сердце оттого, что Майкл страдала.
«Ничего, – с грустной улыбкой ответила Майкл. – Мне что-то стало нехорошо. Последние недели были такими тяжелыми».
«Да целые последние месяцы были тяжелыми», – согласилась Слоан, погружаясь в глаза Майкл. Они стояли посреди тротуара, освещенные бледным светом уличных фонарей, но Слоан не замечала людей вокруг. «Но и хорошее тоже было», – добавила Слоан.
Майкл усилием воли пыталась сконцентрироваться на словах Слоан. Она была загипнотизирована близостью этой женщины и ее волнующим запахом. Сердце у Майкл гулко стучало оттого, что Слоан держала ее за руку. Майкл смотрела, как Слоан говорит, и представляла, как эти губы целуют ее тело. Майкл помнила эти поцелуи и снова жаждала их. «Что ты имеешь в виду?»– спросила она, удивившись, как тяжело ей дались слова.
Слоан знала, что Майкл ждет от нее ответа, и понимала почему. До сих пор лишь Майкл признавалась в своих чувствах и своих желаниях. Она рисковала встретить отказ и бросила вызов условностям. Теперь настал черед Слоан проявить такую же храбрость и рискнуть – ради Майкл.
«Ты случилась со мной, – прошептала Слоан, подходя ближе к Майкл. – Ты ворвалась в мою жизнь и украла мое сердце».
«Слоан, – прошептала Майкл хриплым от желания голосом, – о Слоан».
И тогда Слоан поцеловала ее долгим и нежным поцелуем. Они осторожно исследовали друг друга, но старались держаться на расстоянии, словно обе понимали, что если прижмутся друг к другу, то окончательно забудут, где они находились.
«Дайте пройти», – одобрительно крикнул кто-то из группы женщин, направлявшихся в клуб. Слоан наконец смогла оторваться от Майкл, и Майкл робко ей улыбнулась.
«Похоже, на нас все пялятся», – заметила Майкл, но не сдвинулась с места.
«М-м-м-м», – согласилась Слоан. Все, что ей хотелось, – поцеловать Майкл снова. Ни у кого на свете не было таких вкусных губ.
«Ты могла бы пригласить меня к себе полюбоваться видом из твоего лофта, – предложила Майкл, проводя пальцами по щеке Слоан. Слоан слегка задрожала, и Майкл почувствовала это зарождавшееся желание.» Скажи да. Быстрее!»
«О боже, конечно, да», – выдохнула Слоан, хватая Майкл за руку и ведя ее к своей машине.
«Сара будет думать, куда я пропала», – объявила с беспокойством Майкл, торопясь успевать за Слоан.
«Не волнуйся, – успокоила ее Слоан, нашаривая ключи в кармане. – Сегодня она будет слишком занята, чтобы о чем-то беспокоиться».
Майкл промолчала. Она просто скользнула на сиденье, положила руку на бедро Слоан и наклонилась поцеловать ее в шею. «Как и я», – шепнула она.
Глава двадцать пятая
«Слоан?»
Слоан посмотрела на Майкл, стоявшую в дверях. Майкл выглядела неуверенной и очень беззащитной. У Слоан сжалось сердце. Ей захотелось подойти к Майкл и целовать ее до тех пор, пока страх навсегда не уйдет из этих прекрасных глаз. «Что такое?»– мягко спросила Слоан.
Майкл всматривалась в лицо Слоан и видела доброту и нежность. Воспоминание о ласковых прикосновениях Слоан придало Майкл храбрости, и она спросила: «Что это значит? То, что мы с тобой здесь?» Помедлив, она добавила: «Не думаю, что смогу забыть тебя после этого».
Слоан замерла на месте, собираясь с силами, чтобы признать правду. «Это значит, что мы…», – запнулась она, все еще терзаемая прежними страхами. Она решительно отогнала неприятные воспоминания и вызвала в памяти Майкл в своих объятиях. «Это означает, что я хочу тебя, Майкл. Что ты нужна мне. Это значит, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы никогда не причинить тебе боль». Слоан сглотнула и приблизилась к женщине, покорившей ее сердце. «Это значит, что я люблю тебя больше, чем ты можешь представить».
Губы Майкл тронула робкая улыбка, а на глаза навернулись слезы. Она преодолела разделявшее их пространство и обняла Слоан за талию, положив ей голову на плечо. «И как тебе всегда удается находить верные слова?»
Слоан заключила Майкл в свои объятия, одной рукой ласково поглаживая ее по волосам, и немного нервно рассмеялась. «Почему-то когда я рядом с тобой, то легко могу говорить о своих чувствах. Даже когда они пугают меня до смерти, я не могу противостоять им». Она поцеловала Майкл в макушку, а потом рукой нежно приподняла ее подбородок, глядя прямо в эти пронзительно голубые глаза.
«Я люблю тебя, Майкл Лэсситер. Очень сильно люблю».
Майкл снова улыбнулась, на этой раз полноценной радостной улыбкой, озарившей ее лицо надеждой и счастьем. Она легонько поцеловала Слоан и тихо повторила за ней: «Я люблю тебя, Джей-Ти Слоан. Очень сильно люблю».
Слова стали не нужны. Объятий было достаточно, чтобы обе почувствовали искренность друг друга. Майкл прижалась к Слоан, скользя руками по ее плечам, груди, спине. Они поцеловались, и Слоан вытащила край блузки из-за пояса юбки Майкл, пробежав руками по мягкой коже. Не прекращая поцелуя, Слоан сняла с Майкл лифчик и с жадностью стала ласкать ее грудь. Майкл немного отступила назад и стала расстегивать джинсы Слоан. Она гладила живот Слоан, наслаждаясь дрожавшими под ее пальцами мускулами, и отчаянно стягивала с нее джинсы. Их тела переплелись, охваченные огнем желания. Поцелуи становились ненасытнее, а прикосновения – требовательнее.
Слоан оторвалась от Майкл, задыхаясь и чувствуя, что у нее все свело внутри от возбуждения и что она едва стоит на ногах. Они стояли посреди ее гостиной полуголые, одежда беспорядочно валялась на полу. Слоан держала Майкл, и у нее тряслись руки. Майкл раскраснелась, ее голубые глаза затуманились от страсти, и она застонала, когда губы Слоан оторвались от ее губ.
«Нет!»– запротестовала Майкл.
«Майкл! – простонала Слоан, когда рука Майкл скользнула ей в джинсы. Колени Слоан подогнулись, и она чуть не упала.» Майкл, стой! Нам нужно в спальню, иначе мы окажемся здесь на полу!»
Майкл была охвачена огнем. Все, чего она жаждала, – чувствовать и пробовать Слоан, насыщая голод, который не покидал ее всю жизнь. «Быстрее! Я безумно хочу тебя», – выдохнула Майкл.
Они спотыкаясь ринулись в спальню, не размыкая объятий и освобождая друг друга от остатков одежды, и рухнули на кровать. Они с силой вжимались друг в друга, целовали, ласкали, но, казалось, им этого было мало, чтобы слиться воедино. Спальня наполнилась стонами, а воздух пропитался страстью.
«Я больше не могу!»– простонала Майкл, проникая рукой между ног Слоан и чувствуя жар и влажность. Она глубоко вошла в Слоан и тут же вынула пальцы, чтобы помучить ее легкими и дразнящими ласками. Слоан пыталась лечь на Майкл: ей больше хотелось доставить удовольствие ей, чем получить его самой. Но Майкл остановила ее с силой, о которой Слоан не подозревала.
«Нет», – пробормотала Майкл, вновь проскальзывая пальцами внутрь Слоан. – Нет, я хочу тебя. Я хочу тебя. Доверься мне «. Слоан прочла в ее глазах бескрайнее и самозабвенное желание.
Сдаваясь, Слоан легла на спину, ее давняя боль, наконец, отступила. «Да», – прошептала она со сдавленным криком. Майкл уже целовала ее в шею, слегка покусывая кожу. Потом ее губы опустились ниже, к груди, ребрам Слоан, и вжались в низ живота. Слоан гладила Майкл по волосам, по щеке, приподнимая бедра в молчаливом согласии. Она ждала прикосновения, которое освободит ее от прошлого. Дыхание у Слоан перехватило, кровь грозила вскипеть.
Майкл на мгновение замерла, охваченная благоговейным восхищением, когда Слоан выгнулась и напряглась, приближаясь к оргазму. Майкл с благодарностью закрыла глаза и своими губами, языком и руками, крепко обхватившими бедра Слоан, показала, как сильно она любит ее. А когда Слоан взорвалась с громким стоном и все барьеры в ее душе рухнули окончательно, Майкл продолжила ласкать ее, ощущая непередаваемую гармонию.
*
Слоан проснулась в темноте. Лишь уличные фонари отбрасывали бледные мерцающие тени на постель. Голова Майкл лежала у нее на плече, а рука Слоан покоилась на мягкой груди Майкл. Даже в темноте волосы Майкл отливали золотом, превращая ее в спящего ангела. Слоан пробежалась пальцами по шелковым прядям, размышляя о чудесах и втором шансе. Она поняла, что, несмотря на всю силу первой любви, которую она чувствовала к Элис, никогда между ними не было такой близости. Может, ей нужно было на время разучиться любить, чтобы обрести эту способность вновь. Слоан неосознанно вздохнула и притянула Майкл к себе.
Майкл тихо лежала, прислушиваясь к ровному биению сердца Слоан и наслаждаясь ее ласками. Когда Слоан вздохнула второй раз, Майкл спросила: «Что тебя тревожит?»
«Я тебя разбудила?»– пробормотала Слоан, целуя Майкл в ухо.
«Нет», – ответила Майкл, прижимаясь к Слоан еще ближе и положив ей руку на живот. Она улыбнулась, почувствовав, как напряглись мышцы от ее прикосновения. «И не уходи от ответа».
Слоан усмехнулась про себя. «Я просто думала о том, что чуть не упустила тебя. Из-за своего упрямства я не понимала – то, что много лет назад казалось мне любовью, никогда ей не было».
Майкл легла на Слоан, приподнялась на локтях и посмотрела ей в глаза. «Не думай так. Ты была юной и неискушенной, и ты не можешь винить себя за это. Мы вместе, и это главное, все остальное не важно».
«Люблю тебя», – прошептала Слоан. Ей нравилось, как звучат эти слова.
«Вот и отлично, – ответила Майкл, прижимаясь бедрами к Слоан. – Потому что я тоже люблю тебя».
На этот раз они занимались любовью медленнее, но с не меньшей страстью. Когда поцелуев стало не хватать, они легли на бок, обмениваясь неспешными ласками и не переставая смотреть друг другу в глаза. Обе утопали во влажности друг друга. Приближаясь к пику наслаждения, Майкл рванулась навстречу Слоан, пытаясь вобрать ее в себя целиком. «Я скоро».
«Да…», – простонала Слоан, тоже предчувствуя готовый обрушиться на нее оргазм. Стиснув зубы, она пыталась удержаться на краю наслаждения.
Майкл начала дрожать, закрыв глаза и прикусив нижнюю губу. И вдруг ее глаза открылись, а бедра резко сжались вокруг руки Слоан. «О господи!»– закричала Майкл до того, как лишилась голоса от пронзившего ее блаженства.
От оргазма Майкл Слоан кончила сама. Она не могла вымолвить ни слова, лишь приглушенно стонала.
Майкл наконец обрела способность говорить и прошептала: «Со мной еще никогда не было такого».
Слоан смахнула со своего лица слезы и ответила: «Со мной тоже».
Майкл вздохнула и уткнулась лицом в ямку у шеи Слоан, прижимаясь к ней всем телом. «Так это же хорошо, правда?»
«О да, – пробормотала засыпающая Слоан, – это просто прекрасно».
Глава двадцать шестая
Когда они проснулись снова, по-прежнему не размыкая объятий, уже наступил день. C неприкрытым удовольствием Слоан медленно улыбнулась Майкл и сказала «доброе утро».
«Доброе утро», – ответила Майкл, с удивлением понимая, что с ней происходит то, о чем она даже не отваживалась мечтать. Слыша теплоту в словах Слоан и ощущая их тела, прижатые друг к другу, Майкл осознала, что это лучше любой мечты. «Существует ли какой-нибудь особый ритуал после совместно проведенной ночи, о котором мне нужно узнать?»
Слоан заулыбалась еще шире. «Так-так-так. Можно вместе принять душ, продолжить интимное знакомство и уже потом заняться делами. А можно по-быстрому позавтракать, вернуться в постель и только после этого, может быть – я сказала может быть – принять душ и одеться».
Майкл ухмыльнулась. «Звучит прекрасно. Но, мне кажется, нам все же придется сначала позавтракать, а потом заняться всем остальным, потому что я умираю от голода».
«Думаю, это можно устроить», – пообещала Слоан, нежно целуя Майкл и наслаждаясь тем, что они проснулись вместе. Какое это удовольствие, Слоан уже успела позабыть.
Они только собирались встать, как зазвонил телефон. Слоан посмотрела на него, раздумывая, стоит ли брать трубку. Ничего важнее этого утра с Майкл быть не могло. Но ей не хотелось, чтобы телефон зазвонил в еще более неподходящий момент, поэтому она взяла трубку, подумав, что лучше уж сейчас, чем потом.
«Слоан».

0

8

«А, Слоан, – услышала она в трубке знакомый голос Сары. – Я не помешала?»
«Вообще-то да», – ответила Слоан, прижимая к себе Майкл.
Сара довольно рассмеялась и сказала: «Я так и думала. Я видела, как ты пришла вчера в клуб, а потом вы с Майкл исчезли. Я надеялась, что это что-нибудь да значит».
«О да, это определенно что-то значит», – пробормотала Слоан, рассматривая губы Майкл. Полные, чуть-чуть припухшие от ночных поцелуев… Слоан тут же вспомнила, как эти губы целовали ее кожу, и сердце у нее так и замерло. Она отвела взгляд от Майкл, потому что не была уверена, что сможет говорить, глядя на нее.
«О-о, пойдут разговоры!»– поддразнила Сара свою подругу.
«Жасмин выглядела вчера просто сногсшибательно», – Слоан ухитрилась поддеть Сару в ответ. Она была готова поспорить, что прошлая ночь была необыкновенной не только для них с Майкл.
Теперь замолчала Сара. Спустя какое-то время она с хрипотцой ответила: «Да, она была потрясающа. Прекрасна до самого конца».
Сара вспоминала первые мгновения после того, как они остались наедине с Жасмин в ее спальне. Как робко и неуверенно они прижались друг к другу дрожащими телами. Было непонятно, кто из них нервничает больше. Жасмин сняла короткий парик из черных волос, и Сара провела рукой по золотистым волосам, которые скрывались под ним, восхищаясь быстрым переходом от полной женственности к андрогинности. Когда она забралась к Жасмин под майку, чтобы снять лифчик, на мгновение Сара подумала, что Жасмин остановит ее: напрягшиеся мускулы и резкий вздох выдали ее страх.
«Все хорошо», – прошептала Сара, легонько пробегаясь языком по шее Жасмин. В это время она сняла с Жасмин топ и лифчик. В слабом свете ночника обнажившаяся гладкая грудь мерцала от пота, и андрогинность обернулась мужественностью. Сара обвела пальцами мускулы на груди и руках, и Джейсона бросило в дрожь.
Сара едва заметила, как нежные руки сняли с нее блузку. Их обнаженные до пояса тела прижались друг к другу. Она увидела их отражение в зеркале: женская грудь прижата к мужской, но только она джинсах, а он – в юбке и чулках. Сара забралась под юбку к Джейсону и обхватила рукой его член в тонких трусиках. У нее подогнулись колени, а Джейсон застонал и вжался в ее руку.
Когда они занялись любовью, Сара чувствовала, как сильно и глубоко двигался в ней Джейсон, но смотрела она при этом в нежные глаза Жасмин. Она страстно отвечала на ласки обоих.
«Джейсон, знаешь, тоже был хорош», – пробормотала наконец Сара в трубку.
Слоан расслышала нежность и удивление в голосе Сары и от души порадовалась за своих друзей. «Я рада, Сара, правда, очень рада. Джейсон особенный, как и ты», – сказала Слоан.
«Спасибо, Слоан. Ты настоящий друг».
«Слушай, друг, – добродушно сказала Слоан, улыбаясь Майкл, – я вообще-то занята».
«О да, конечно. Я позвонила, чтобы удовлетворить свое любопытство, – сказала Сара, рассмеявшись. – Передай ей от меня привет».
Слоан быстро поцеловала Майкл и пообещала Саре, что передаст.
Положив трубку, Слоан поцеловала Майкл еще раз и встала с кровати. «Сара передает тебе привет. Наверно, тебе придется накинуть на себя что-нибудь, а то я себе не доверяю, когда ты без одежды».
Майкл ухмыльнулась и пошла в ванную с довольным выражением лица. Слоан нашла чистые штаны и футболку для Майкл и оделась сама. Они по очереди приняли душ и встретились на кухне, чтобы уже вместе проверить содержимое холодильника.
«Может, омлет?»– спросила Слоан. Холодильник был почти пустой, и это напомнило ей о том, как давно здесь не ночевала женщина. Она всегда контролировала свои эмоции, занимаясь сексом, и ее ночи любви никогда не были наполнены такой естественностью и близостью. Теперь Слоан было странно, как она могла довольствоваться такими лишенными чувств интрижками. Майкл напомнила ей о том, что это такое – ощущать глубинную потребность и получать подлинное удовлетворение.
Майкл подошла к Слоан со спины, обняла ее за талию и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать гладкую кожу у основания шеи. Заглянув через плечо Слоан в холодильник, Майкл сказала: «М-м-м, омлет – звучит прекрасно. А там не апельсиновый ли сок случайно?»
Слоан задрожала от простой ласки Майкл и постаралась не обращать внимания на быстрый всплеск желания внизу живота. Она вытащила из холодильника продукты и положила их на стол. «Точно, апельсиновый сок. А еще, кажется, был сыр с плесенью и грибы».
Им удалось приготовить завтрак и почти не прикоснуться друг другу за все это время. Словно по молчаливому согласию они сидели рядом за столом и читали газету, которую Слоан принесла из почтового ящика. В одной руке у Слоан была чашка с кофе, другой она слегка касалась бедра Майкл. Левая рука Майкл лежала поверх руки Слоан, а правой она переворачивала страницы газеты. Майкл вдруг осознала, что ей еще никогда не было так хорошо в ее жизни. Простой утренний ритуал вызывал в ней такой восторг и был таким уместным и таким новым для нее. Они сидели в приятном молчании, и Майкл чувствовала, как сильно у нее бьется сердце, а в глубине ее существа по-прежнему тлеет желание. Наконец, она призналась самой себе, что не может сконцентрироваться на чтении. Ведь рядом была Слоан. И для Майкл существовала лишь она одна. Жар ее тела и ее чудесный запах пробуждали в Майкл все тайные инстинкты.
«Слоан?»– тихо позвала Майкл.
«Да?»– ответила Слоан, чувствуя, как рука Майкл легонько сжала ее, и от этого ее желание усилилось еще больше.
«Это нормально, что я хочу тебя 24 часа в сутки?»
Слоан развернулась к Майкл и погладила ее по щеке. «Надеюсь, что да, потому что у меня то же самое», – шепотом сказала она; от нахлынувшего вновь возбуждения у нее пересохло во рту.
Майкл обняла Слоан за талию и рассмеялась. Она поцеловала ее, слегка прикусив нижнюю губу Слоан. После этого Майкл встала со стула, подошла к Слоан, провела по ее бедру рукой и скользнула под ее футболку, нежно лаская ее спину и живот. Слоан чуть не застонала от удовольствия.
«Коль с нами все нормально, давай займемся делом», – пробормотала Майкл, потянув Слоан в спальню.
*
Когда на следующее утро Слоан вошла к себе в офис, Джейсон поприветствовал ее понимающей ухмылкой. Она остановилась у двери и, подняв брови, посмотрела на него с кривой усмешкой.
«Что?»– спросила она, защищаясь.
«Как выходные?»– сладким голосом поинтересовался он.
Слоан пристально посмотрела на него и нашлась: «Наверное, как и твои. Просто шикарно».
Джейсон покраснел и даже немного смутился. «О, мои выходные прошли очень даже хорошо. Спасибо».
Слоан развернулась и направилась в свой кабинет, по пути заметив: «Тогда ты должен быть готов к труду и обороне. Может, я все-таки получу от тебя полугодовой финансовый отчет».
Она закрыла за собой дверь прежде, чем до нее долетел его язвительный ответ. В течение следующих нескольких часов Слоан занималась бумагами, просматривала счета и обдумывала, в каком порядке займется последними заказами. Телефон зазвонил в тот момент, когда Слоан изучала запрос местного полицейского участка на проверку системы. Обычно для таких вещей не нанимали частных специалистов. Возможно, там были внутренние проблемы. На мгновение Слоан задумалась о том, чего ей стоил последний раз, когда она оказалась втянута в правительственные интриги. Но она с удивлением заметила, что эти воспоминания уже не ранили ее так, как прежде. Продолжая осознавать эту мысль, Слоан взяла трубку и машинально сказала: «Слоан».
«Слоан, это Майкл».
Слоан быстро закрыла все папки с бумагами и села прямо, уловив страх в голосе Майкл. «Что случилось?»
Майкл тяжело вздохнула и стала рассказывать: «Я только что узнала о том, что совет директоров соберется через три дня, чтобы проверить финансовую отчетность за этот год и якобы утвердить проекты на следующий год. Я больше чем уверена, что это Джереми постарался, поскольку такие вещи обсуждаются обычно ближе к концу года. Но здесь я вряд ли могу что-то изменить. Мне следовало бы ожидать нечто подобного, но я надеялась, что у меня будет больше времени. Сдача проектов на прошлой неделе прошла хорошо, и если бы я могла отложить совет директоров, то, думаю, у меня было бы больше шансов убедить их в моей компетентности». Она снова вздохнула и добавила: «Конечно, Джереми тоже это понимает, поэтому он и поспешил устроить заседание».
Слоан смачно выругалась про себя, но ответила Майкл спокойным голосом: «Из всего, что ты мне рассказала, можно судить, что с твоей финансовой отчетностью все нормально, к тому же презентация удалась. Даже, несмотря на этот скорый совет директоров, у тебя все будет в порядке».
«В принципе, я это понимаю и, наверное, даже верю в это. Просто мне бы хотелось знать, что именно он задумал».
«Может, это и удастся», – пробормотала Слоан себе под нос.
«Я не хочу, чтобы ты рисковала из-за моих проблем. Но я благодарна за предложение», – сказала Майкл твердым голосом.
«Не волнуйся, я все сделаю аккуратно, без всяких последствий, – заверила ее Слоан, уже обдумывая возможности для получения информации. – Мне жаль, что все так вышло, Майкл. Мне кажется, твои адвокаты предложили ему более чем справедливое соглашение. Возможно, он так злится из-за того, что ты уходишь от него».
Майкл пожала плечами. «Может быть, конечно. Но уйти от него мне надо было давным – давно». Она замолчала, вспоминая выходные, которые провела у Слоан. Майкл вспомнила и то, как этим утром Слоан наклонилась к ней в машине и погладила ее по щеке перед тем, как она вышла и отправилась на работу. У Слоан был такой взгляд, будто она, Майкл, была для нее какой-то драгоценностью, и Майкл надеялась, что это ощущение не пройдет никогда. «Я люблю тебя», – сказала она в трубку.
Слоан улыбнулась, мгновенно возбудившись от хрипотцы в голосе Майкл. «Я тоже тебя люблю».
«Есть возможность забрать тебя поужинать сегодня? У меня такое чувство, что, когда я с тобой, то забываю обо всех проблемах», – сказала Майкл.
«Более чем есть. Ты можешь на это рассчитывать, – уверенно сказала Слоан. – Постарайся не слишком волноваться обо всем этом. В любом случае, до совета директоров еще несколько дней».
«Постараюсь», – пообещала Майкл. Учитывая, что она постоянно думала о Слоан, возможно, это будет не так уж и трудно. «Тогда до встречи», – добавила она.
«Я буду ждать тебя», – сказала Слоан.
После разговора с Майкл Слоан сразу набрала Джейсона и начала без подготовки: «Пора найти всю информацию на Джереми Лэсситера. Он развязал войну с Майкл, и если мы можем что-нибудь откопать против него и помочь ей, то сейчас самое время».
«Я уже занялся этим», – ответил Джейсон. Он не собирался рассказывать Слоан, как много времени он потратил на знакомство с файлами компании «Лэсситер энд Лэсситер», когда они восстанавливали систему после атаки вируса. Не за чем ей было и говорить о том, с какой легкостью он вычислил личные пароли Джереми Лэсситера.
«Поторопись. У Майкл мало времени».
«Не беспокойся. Я работаю над этим».
«Отлично», – сказала Слоан и положила трубку. Она уткнулась взглядом в стол, пытаясь успокоиться. Как же ее злил этот Джереми Лэсситер.
Глава двадцать седьмая
«Знаешь, на самом деле мне уже все равно», – сказала Майкл, медленно проводя рукой по ребрам Слоан. Полуприкрытые простыней, они нежились после любви. Недоеденный ужин остался в гостиной.
Слоан потянулась и поудобнее обняла Майкл рукой за плечи. «Тебе все равно что?»
«Что там затевает Джереми», – пробормотала Майкл. Было куда интереснее следить, как поднимается и опускается грудь Слоан при каждом вздохе. Как ее кожа остается слегка покрасневшей после их страстных ласк, и как в ее собственном теле где-то продолжает пульсировать слабое желание. «Нет ничего важнее этого», – объявила Майкл.
Слоан поцеловала ее в макушку и сказала одновременно с удовольствием и беспокойством: «Я понимаю. Ты тоже значишь для меня больше, чем что-либо. Но это твоя работа, Майкл. Это огромная часть твоей жизни. И мы не позволим забрать эту часть тебя».
Майкл приподнялась и легла на Слоан. Ноги Слоан сами раскрылись, чтобы принять бедро Майкл. Опершись на локти, Майкл взяла в свои руки лицо Слоан.
«Если бы вдруг мы не смогли выйти отсюда, я бы не пожалела об этом», – уверенно прошептала Майкл.
Слоан и не сомневалась в этом, потому что ей тоже этого страстно хотелось. Быть лишь с Майкл. Но завтрашний день неизбежно наступит, и в конце концов им придется вернуться в мир.
«Я все улажу», – тихо сказала Слоан, забывая про свое стремление быть рациональной, когда она прикоснулась к гладкой спине Майкл и спустилась ниже, к твердым ягодицам. Слоан почувствовала, как желание растет в ней и заполняет ее целиком, и застонала.
Майкл усмехнулась, все мысли о Джереми и бизнесе сразу вылетели у нее из головы. Ничто не возбуждало ее так, как вид Слоан, сдававшейся под напором желания. При мысли о том, что она способна заставить Слоан утратить контроль над собой, у Майкл захватывало дух. Она подумала, что, даря наслаждение Слоан, она получала даже больше удовлетворения, чем растворяясь в оргазме сама, хотя ничто и никто не могли удовлетворить ее так, как удовлетворяла Слоан.
«Да», – прошептала Майкл, наклоняясь, чтобы взять в рот сосок Слоан, и лаская руками ее тело. Потом она закрыла глаза и окончательно растворилась в их страсти, напоследок еще раз пробормотав: «Да, мы все уладим».
*
Раздраженный Джереми подошел к столу Энжелы и резким тоном спросил: «Что такого не могло подождать два дня? Я что, посыльный, чтобы по первому зову являться в кабинет своей жены?»
Энжела постаралась сдержать улыбку. Ей редко приходилось видеть, как Джереми Лэсситер выходил из себя. Она потянулась к селекторной связи, чтобы сообщить Майкл о приходе Джереми, но тот опередил ее, пробормотав: «Не трудитесь, я не собираюсь ждать».
Джереми рванул на себя дверь и вошел в кабинет, пронизывая взглядом Майкл, сидевшую за столом. Сделав несколько шагов, Джереми нерешительно остановился, переводя взгляд с Майкл на женщину, расслабленно прислонившуюся к столу. Чтобы вернуть себе самообладание, Джереми бросился в атаку.
«Что происходит? Ты хотела меня видеть, и я решил, что это будет только между нами», – заявил Джереми. Мотнув головой в сторону Слоан, он спросил: «Кто это?»
Майкл встала с кресла и обошла стол, встав в метре от Слоан. Она посмотрела на Джереми, почувствовав его гнев и почти ненависть, и в очередной раз подумала, как она могла чувствовать себя с ним в безопасности. Отогнав эти мысли, она сосредоточилась на происходящем. «Это Джей-Ти Слоан, глава компании, обеспечивающей компьютерную безопасность. Я попросила ее проверить нашу систему. Похоже, у нас были не только слабые места, делавшие нас уязвимыми перед внешним проникновением. Есть и внутренняя проблема».
Джереми выглядел растерянным. «Ты из-за этого позвала меня? Из-за каких-то компьютерных глюков?»
«Не совсем, господин Лэсситер», – спокойно объявила Слоан. Она засунула руки в карманы, потому что не хотела показывать ему, что они сжаты в кулаки. Она знала, что ей нужно думать о деле, но ей было трудно концентрироваться при мысли о том, что этот идиот был с Майкл рядом столько лет и не понял, как ему повезло. Слоан хотелось как следует отделать его, но она могла сделать это лишь на его собственном поле. Поэтому она продолжила ровным тоном: «Судя по всему, в течение трех последних финансовых лет имело место значительное перераспределение основных средств. В такой крупной компании, как эта, конечно, трудно отследить все расходы, оплату и авансы, которые производятся различными подразделениями».
Глаза Джереми сузились, но на лице пока не дрогнул ни один мускул. «Этим занимается финансовый отдел. Уверен, они могут прояснить все неясные моменты», – сказал он. Выразительно посмотрев на свои часы, он добавил: «У меня назначены встречи. Мне нужно просмотреть предложения, которые будут обсуждаться на совете директоров». Он подчеркнуто обращался к Майкл.
Когда он повернулся, собираясь уходить, Майкл ответила: «Мне кажется, информация, которой располагает Слоан, будет для тебя интереснее любых предложений, которые ты готовишь для совета директоров». Больше Майкл ничего не сказала, но Джереми остановился и медленно вернулся к ним. В этот момент Майкл поняла, что все, что сказала ей Слоан утром, было правдой. Во взгляде Джереми мелькнула паника. Как она могла так ошибаться в нем, недоумевала Майкл. Ей оставалось лишь верить, что за эти годы они оба изменились, и Джереми перестал быть тем человеком, которого, как ей казалось, она когда – то полюбила. На лице Майкл не отразилось ничего, и она холодно посмотрела на Джереми, ожидая, когда заговорит Слоан. «Пусть Слоан изложит детали», – объявила Майкл.
«У меня есть документальные подтверждения ваших оффшорных счетов, господин Лэсситер, – протокольным тоном сказала Слоан, указывая рукой на большую стопку папок, лежавшую на столе. – Также я располагаю копиями банковских счетов, которые подтверждают происходивший время от времени отток средств из компании. В принципе, такие небольшие нарушения не удивительны и, возможно, прошли бы незамеченными. Однако, учитывая их регулярность, а также большие суммы на ваших личных счетах, все становится ясно». Ей не нужно было говорить, что он несколько лет переводил часть прибыли со счетов компании на свои счета.
«Да это смешно! – рявкнул Джереми. – Такую информацию невозможно получить легальным путем. Вы просто шантажируете меня».
«Напротив, – ровно сказала Слоан. – Контракт, который я заключаю со своими заказчиками, предусматривает предоставление доступа ко всей информации, содержащейся в вашей системе. Это необходимое условие для той работы, для которой меня нанимают. Вся собранная мной информация была получена в рамках заключенного договора». Слоан понимала, что она, конечно, несколько притягивает правду за уши. Джейсон воспользовался системой компании «Лэсситер энд Лэсситер» для получения информации через такие каналы, которые, пожалуй, уже выходили за рамки стандартного контракта. Но факт оставался фактом: Слоан получила нужную информацию и могла использовать ее так, как это потребуется.
Майкл не дала Джереми протестовать дальше. «Мне не нужны деньги, Джереми, – твердо сказала она. – Убытки касаются меня лично, поскольку обязательства перед акционерами выполнялись полностью. Я не хочу обсуждать наши разногласия публично, не хочу и таскать тебя по судам за то, что ты воровал прибыль, которую я и так бы с тобой разделила, попроси ты. С другой стороны, учитывая, сколько тебе удалось получить нелегальным путем за эти годы, я не вижу больше никаких финансовых обязательств перед тобой. Я велела своим адвокатам убрать пункт в соглашении, предусматривающий денежную компенсацию за твой уход из компании. Мне кажется, это более чем справедливо».
У Джереми заходили желваки от еле сдерживаемой злости. Он переводил взгляд с Майкл на Слоан, понимая, что у него нет выбора. Он не мог допустить, чтобы его тайные махинации выплыли наружу, хотя он мог бы попытаться доказать, что они не были противозаконными, учитывая, что финансовые средства находились в их общей с Майкл собственности. Но в любом случае его репутация непоправимо пострадает, и новые инвесторы не будут ему доверять. Ему не оставалось ничего другого, как признать это небольшое поражение ради перспектив.
«Пусть твои адвокаты свяжутся с моими», – сказал он холодно Майкл.
«И ты отменишь незапланированный совет директоров и не станешь выдвигать свои предложения?»– мирно поинтересовалась Майкл.
«Да», – отрывисто сказал Джереми.
«Я хочу, чтобы ты подписал все подготовленные моими адвокатами документы к концу сегодняшнего дня», – мягко добавила Майкл.
«Ты их получишь», – бросил он, распахивая дверь и выходя из кабинета.
Майкл смотрела ему вслед, чувствуя, как с уходом Джереми завершилась целая глава в ее жизни. Она повернулась к женщине, которая отныне будет центром ее новой жизни, и нежно улыбнулась Слоан, сказав «спасибо».
Слоан покачала головой, подошла к Майкл и обняла ее за талию: «Не нужно меня благодарить. Я люблю тебя, и если тебе что-то нужно, я всегда готова помочь». После этого Слоан рассмеялась. «Впрочем, мы с тобой должны Джейсону. Он наверняка всю ночь выискивал счета Джереми».
Майкл кивнула, закинула руки на плечи Слоан и прижалась к ней. Она поцеловала Слоан в шею и откинулась назад, пока их глаза не встретились. «Ты абсолютно права. Очень скоро мы сводим Джейсона и Сару поужинать. Но это будет не раньше, чем через несколько дней. А пока я собираюсь заняться с тобой личными делами».
Тихонько фыркнув от смеха, Слоан глубоко поцеловала Майкл, застонавшую от внезапного удовольствия. Оторвавшись от губ Майкл, Слоан дразнящим тоном спросила: «Так пойдет?»
«Очень даже, – прошептала Майкл. – Можешь мне поверить».
Слоан знала, что она может верить Майкл. Это главное, что ей было нужно.

0

9

О-о! Очередное мое удовольствие так быстро закончилось!!!!!!!!!! Блин, блин, блин...! Да,да и да - мне нравится читать эти книги! ... Любовные романы... ну и что - зато я чувствую себя после них на небесах...

0

10

Оленька, да читайте Вы в удовольствие))) Я посмотрю, что еще выложить)

с уважением

0

11

dhope
http://www.kolobok.us/smiles/standart/thank_you.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/kiss.gif

0

12

Так уж получилось, что это первый мой прочитанный рассказ по темной тематике. И я просто в восторге  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_in_love.gif  Как же он мне понравился. Перестала в метро спать и запоем читала, абстрагировавшись полностью от окружающего мира.
dhope
Большущее Вам спасибо  http://www.kolobok.us/smiles/standart/thank_you.gif

0

13

JuMalaya, рад, что не только Оленьке нравится) Не за что, читайте на здоровье)

с уважением

0

14

dhope
Оленька уже вцепилась в новые строки - в Сару Уотерс... !!!!!!!!! ... блаженствую... ))))))))))))))

0

15

Спасибо, Ди, приятно провела время за чтением))) Вы мой герой-библиотекарь))))

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклифф Вопрос доверия