Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Ничего личного


Ничего личного

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

- Будешь уходить, не забудь громко хлопнуть дверью.
- Зачем?
- Обычно так ставят точки.
- А ты постой хотя бы немного у окна, провожая меня взглядом.
- Зачем?
- Как будто тебе не все равно, так обычно бывает в идеале.

Горячий кофе. Я уже сбилась, какая по счету чашка. Подтаявшее мороженое. Планшет. Телефон. И ключи. С забавным брелоком в виде чертика, играющего на гитаре.

Официантка местного кафе автоматически, проходя мимо моего столика, заменяет пустую кофейную чашку полной. Спасибо…

Впрочем… я знаю, почему она так делает и… мне сейчас не до этого. Не до времени, не до осени, не до официантки и не до чего иного, в общем-то…
Я просто жду тебя.

…сколько себя помню, с самого детства, на вопрос «кем хочешь стать?» я всегда выбирала странноватые для маленькой девочки профессии летчика, космонавта, на худой конец водителя рефрижератора – огромной машины со странными надписями на английском языке. И что бы как Викин папа приезжать с заморскими подарками, а мне бы все радовались до сумасшествия.
Мой папа только смеялся, на этот наивный детский лепет. Сам он был инженером. Огромных машин не водил, зато очень здорово играл на гитаре для мамы и для меня – его маленького бесенка. Работа его представляла государственную тайну. А в свободное от тайной работы время  и плохую погоду, папа читал что-нибудь очень умное из нашей домашней библиотеки или предлагал мне партию в шахматы. В хорошую мы с ним гуляли «до горизонта и обратно»
Мама работала в том же НИИ переводчиком, тайн не любила, впрочем, как и шахматы.  Снисходительно улыбалась на нас с папой, учила меня красиво заплетать в косы мои вечно спутанные русые локоны и печь яблочную шарлотку. Книги она предпочитала на родном языке Льюиса Кэрролла.

В нашей семье, как и во дворе, среди друзей я всегда была главным возмутителем спокойствия и генератором новых, безумных идей – клады, индейцы, пираты, гонки по мокрой, после дождя, глине…
Не знаю, сколько бы это еще продолжалось и чем бы, в конце концов, закончилось, но родители моих друзей все же вздохнули спокойнее, когда мама за руку отвела меня в «танцевальную» школу в группу самой строгой и требовательной Инны Владиславовны.
Их выступление – выступление небольшой группы её учениц, я – дикий, восьмилетний Маугли, увидела на праздновании Дня города. И буквально «заболела» этим собственным «открытием», «откровением». Словно музыка – невидимые волны её, внезапно обрели для меня видимую, физическую форму в легких и точных движениях танцовщиц… в такт, в ритм, в распев… И мне до безумия сильно захотелось непременно стать «живой музыкой», как они. Оживить своим движением невидимые, звуковые волны…

Москва – это другая история.
Я никогда особо не мечтала о Москве, как это делала, к примеру, каждая вторая девочка нашей школы, обязательно стремящаяся после выпускного поступать в ГИТИС или ВГИК или иные варианты. Мне очень нравился наш небольшой и уютный город. Мой район, дом и дворик. Здесь все знакомо, привычно, обжито.  Но все решилось само собой в тот момент, когда я узнала, что на хореографов в нашем городке никто не учит. Что вообще большего мне здесь уже никто не сможет дать. А жить без танца, отказаться от золотой мечты достичь совершенства, мне не представлялось возможным. Поэтому я решилась – вместе с Викой, дочерью того самого дальнобойщика и по совместительству моей лучшей подругой, сдав экзамены, мы отправились поступать в Московский Государственный Университет Культуры и Искусства.

Москва радушно встречала толпы будущих абитуриентов умными глазами преподавателей, цепкими глазами квартиросдатчиков и равнодушными взглядами таких же вчерашних приезжих. Мы в числе прочих прибыли на Курский вокзал, затем плутали взглядами по разноцветной схеме метро и, не разобравшись, решили подземку оставить на более поздний случай. Потом ехали и глазели по сторонам, узнавая в старинных высотках кадры из не менее старинного фильма про Москву, что слезам не верит. На первые несколько дней разместились у Викиных очень далеких родственников. Странных людей, живущих в странном доме под снос.
Я поступила сразу и без особых проблем. Вика?
Не будем о грустном. Хотя её родителям за их совместный каприз-обучение придется платить не один год.
Впрочем, поймав эйфорию от наступившей свободы и взрослости, мы, разумеется, об этом не задумывались. Мы знакомились с соседками по общежитию. Такими же иногородними первокурсницами с горящими от возбуждения глазами. Устраивались. Входили в курс дела и экстерном проходили курс молодого бойца.
Первые полгода пролетели абсолютно незаметно. В пестрой суете, в безумном и непривычном ритме «москоу неве слип». В водопадах новых, захватывающих впечатлений и событий. Это, конечно, безумно отвлекало, но я старалась. Я более чем прилежно училась. Посещала все дополнительные занятия. Уставала, и была невозможно счастлива, не смотря на все трудности и сложности.  Привыкала жить не дома и в большом городе. Признаться, самым большим испытанием стала невозможность хоть на время, хоть на час (не говоря уж на ночь) остаться одной в своей комнате. Мое личное пространство все время нарушалось чьим-то присутствием. Пусть и дружеским, но все же, далеко не всегда желанным. Вежливость не позволяла прервать на полуслове новых подруг, тоннами выдающих информацию о встречах-взглядах-влюблялках. Сострадательность наказывала вечной сырой жилеткой от слез тех же самых не совсем удачливых искательниц столичных женихов. В общем, что бы хоть где-то иметь свой укромный уголок, который никто не видит, и никто в него соответственно не влезет даже по неосторожности – я начала вести дневник. Не интернетовский, нет. А самый настоящий – бумажный в переплете с рисунками от руки и фотками. Эта моя маленькая тайна отныне была всегда со мной, как маленькая, потайная комната, в которую я пряталась с головой, когда мне становилось грустно или волнительно или радостно или просто хотелось помолчать и побыть одной.
Итак, первые, как я уже обмолвилась - первые полгода пролетели на одном дыхании. Близился к концу наш самый первый во всех отношениях семестр. Не за горами сессия. А вместе с ними приближались и новогодние праздники с маленькими каникулами. И я, сходя с ума от ответственности, днем и ночью готовилась к тому и другому. Хотелось непременно ответить на отлично на первых в моей жизни экзаменах такого класса. Порадовать родителей успехами. Увидеть сдержанную и оттого еще более ценную улыбку одобрения  моей первой и самой главной преподавательницы…
В это же самое время, девчонки из нашей комнаты с Викой во главе, помимо сдачи сессии строили грандиозные планы о том, как остаться в Москве на новогодние праздники и каникулы. Как, где и в каком составе будут отмечать. Тем более, что почти все из них уже обзавелись бойфрендами, а некоторые и двумя сразу и теперь предстоял нелегкий выбор – «няшечка» или «лапочка»?
Впрочем, эту мою иронию можно, наверное, легко объяснить (и объясняли, обсуждая между собой) простой, человеческой завистью. Потому что у меня лично никаких отношений ни с одним из претендентов, на тот момент  не сложилось.
Не то, что бы мне не нравился никто, нет, конечно, нравились и очень. Просто «lets do it qick» не устраивал меня, а необходимость букетно - конфетного, видимо их. Плюс моя маниакальная помешанность на занятиях. Когда помимо основных, нужно успеть еще на пару дополнительных и оттренировать после новые движения, пластику, растяжку. В общем, никто не хотел ждать бесконечно или поступиться собственными принципами и желаниями. Об этот камень преткновения разбивались вдребезги все попытки завязать более тесные отношения. И разбегались мы в разные стороны без сожалений и обид.
Декабрь, тем временем перевалил за пятнадцатое. Я считала дни до отъезда, понимая, впервые в жизни, насколько сильно соскучилась по дому, родителям, кошке и своей уютнейшей комнате. Даже билет на электричку купила заранее. За самое раннее время, насколько только было возможно. Вика разрывалась между занятиями, женихами и объяснениями родителям, почему она не сможет приехать домой на каникулах. Девчонки, наперебой рассказывали о том, в каком салоне и какую будут делать прическу, стрижку, маникюр или макияж. Что наденут, что закажут или, где затусят. Признаться – я немного завидовала им и очень удивилась, когда в этой предпраздничной, пред-сессионной, пред-отъездной суете мы все-таки встретились с ним глазами. С милым, немного нерешительным мальчиком, что приходил иногда вместе со своим другом к нашему общежитию.
«Привет» - наверное, от испуга или автоматически, сказал он и захлопал пушистыми ресничками
«Привет» - почувствовав, как «ёкнуло» сердце, ответила я и почти остановилась. Мой гениальный, первый пришедший в голову вопрос – «как дела?», был, пожалуй, равен по гениальности его - «Ты здесь живешь?». Поэтому оба нервно – смущенно рассмеялись.
«Да, я здесь» - ответила я после. – «А ты?» - Мы не спеша пошли вдвоем дальше
«Я не в общаге» - почему-то еще больше смутился он. Тогда я думала, что они с друзьями скидываются и снимают квартиру, многие второкурсники и те, что постарше так делают.
«А вообще, ты откуда?» - он немного выше меня. У него светло-русые волосы, серо-голубые глаза и очень приятный голос.
«Из Владимира» - ответила я, и, заметив в этот момент бегущую в нашу сторону, жутко взволнованную Вику, как-то забыла всё, что хотела спросить его в ответ. На ней просто не было лица. Он, как и я, понял – поговорить нам теперь не удастся и нашел выход
«Как тебя найти в контакте?» - заговорщицким полушепотом спросил он и посмотрел таким милым-милым взглядом – «боюсь, сейчас твоя подруга тебя утащит…»
Я написала свое имя на его протянутой ладони. Он сжал руку и счастливо улыбнулся…
Сережка действительно нашел меня в тот же вечер в социальной сети. Признаться, я очень ждала его, хотя и старалась делать вид, что все как обычно и ничего меня не волнует. Кстати, что именно нужно было Вике, что именно взволновало её, я так и не поняла. Схватив меня за руку и втащив в вестибюль общаги под аккомпанемент сбивчивых, громких и путанных объяснений, она тут же сбежала прочь. А я отправилась на наш этаж, задумав спрятаться в своем дневнике или лучше в конспектах, что бы никому в голову не пришло заговаривать со мной. А из под стола, тихонько обновлять в смартфоне страничку контакта.
Так начались наши с Сережкой отношения.
Впрочем, я опять забегаю вперед. На тот момент это был еще  просто интерес. Очень живой, нетерпеливый.
Мы общались с Серегой ночи напролет, пока я окончательно не засыпала с телефоном в руках, а по утрам я просыпалась от его смс с пожеланием доброго дня. Весь день мы так же посылали друг другу фотки и комменты о происходящем в реальном времени. Вскоре мне действительно стало казаться, что Серега постоянно где-то рядом, только руку протяни. Но реально до моего отъезда мы успели встретиться лишь два раза. Первый почти весь день гуляли по огромному ТРК сидели в кино, и кафе, выбирали подарки для моих папы и мамы. А второй раз он примчался проводить меня на электричку…
Нужно ли говорить, как мне не хотелось уезжать от него в тот день!!!
И как я в душе разрывалась между - хочу, не хочу и надо!!!
…в тот же вечер мы впервые поцеловались…

Всю дорогу после я провела как во сне, только и думала о том, какие приятные у него губы. Вспоминала и тысячу раз переживала вновь непривычные, сильные ощущения. Словно заново видела взгляд полуприкрытых глаз…

Мама и папа встречали поезд на перроне, а я смотрела на них сквозь вполовину заледеневшее окно и думала о том, что впервые в жизни мы  пережили такую долгую разлуку – почти шесть месяцев.
Так, наверное, взрослеют?
Я очень-очень любила вас, мама и папа. Пока вы не убили меня, вместе с той любовью.
Но это будет позже…

На новый год вся семья (или, вернее, родня?), как обычно собрались за городом у бабушки.
Мои бабушка с дедом и их старший сын с семьей живут в большом, старинном доме. Которому уже лет двести, наверное. Древнее, купеческое, кирпичное строение с «девичьими светелками» на втором этаже и жуткими кладовыми-казематами в подземном. Разумеется, дом пережил оооочень капитальный ремонт. Во время которого все привидения, если они и были до, наверняка перебрались в иное, более спокойное место жительства. Но я, если честно, все равно до сих пор побаиваюсь этот дом и долго-долго не могу уснуть, когда случается быть там в гостях.
Зато Новый год в нем выглядит самой настоящей-пренастоящей сказкой! И сидя в огромной гостиной, глядя на елку, печь, сводчатый потолок как-то само - собой начинает вериться в машину времени или Деда Мороза.
Я писала Сережке обо всем, что происходит. Кидала фотки. Он отвечал мне, что в этом году ему безумно скучно там, где обычно было весело – без меня он не хочет идти на вечеринку, и останется дома. Будет незримо присутствовать рядом со мной. Есть мандарины и бабушкины пироги…

Я скучала по нему.
Мне очень хотелось рассказать о нем маме и папе, но я, измучившись сомнениями в конце концов, так и не решилась.
Несколько дней каникул пролетели почти незаметно и одновременно медленно, словно вечность. Я уезжала вновь со смешанным настроением, где с одной стороны предчувствие и жажда чего-то нового, сногсшибательного, грандиозного и прекрасного. А с другой невыносимое чувство тоски по тому, что уже никогда не вернется назад и не станет прежним – я сама. Та самая девочка со смешными «хвостиками» которую мама однажды отвела в танцевальную школу, которую папа учил играть в шахматы, которая на всех школьных переменах была главным организатором игр или шалостей.
Та девочка отныне и навсегда теперь осталась в прошлом.

В будущем же, как ту Алису, меня ждали сплошные сюрпризы и открытия.

Первый случился сразу по приезду – Сережка встречал меня на вокзале с красивым букетом роз. Да только он перепутал время прибытия и так замерз, бедненький, в ожидании поезда, что стал походить на искусную ледяную статую с почти фиолетовыми губами, инеем на ресницах и хрустальным взглядом.
Срочно, срочно спасать!!! Позабыв обо всем на свете, я торопила это чудо домой. Отогреваться. Пить горячий чай и укутываться в одеяла. Он почти не сопротивлялся, только шептал мне о том, как не хватает ему моего тепла в пустой и одинокой квартире. Как же долго он ждал, и не решался предложить мне переезд. «Вдруг ты обидишься, вдруг неправильно поймешь»
У них с мамой двухкомнатная в районе метро Перово. Но сам Сережка давно живет один – мама работает в фармацевтической компании и по полгода проводит в командировках в Швейцарии. 
«но это не важно – главное, что мы с тобой наконец-то встретились» - отогреваясь и обнимая меня, несмело шептал он. - «ты просто не представляешь, как все это время мне одиноко было без тебя» «как я ждал и надеялся» «я…. больше не отпущу тебя никуда, никогда» - и я сама не заметила, как преступила грань, после которой уже не остановиться…
…мне просто очень хотелось его согреть… растопить своими чувствами его душу…
Я же не знала, что души у Сережи, как раз и нет…

Есть прибыльное дело – записывать порно-ролики в собственной квартире.
С моим участием, к примеру, так и называется «В первый раз».
И девушка на экране верит в любовь. Шепчет что-то сладкое и ванильно-наивное. Старается для своего мальчика. Мальчик-Сережа тоже старается. Он знает, где и под каким углом расположены камеры и успешно играет на них. Раздевает, укладывает девушку так, чтобы ни одно движение не пропало. В полумраке комнаты  светится кожей обнаженное тело. Мои движения слегка стеснительны, а вздохи натурально-откровенны. Их сопровождают наикрупнейшие планы, запечатлевшие самый настоящий первый секс в жизни недотроги.

Карту памяти я нашла случайно – он обронил её, торопясь с утра на важную, секретную встречу.
«Ну, милый, сейчас я узнаю все твои секреты» - мило улыбалась, вставляя в смартфон…

…в этой квартире побывали многие. Парни, девушки. По трое, по двое. Знакомые и не очень.
Вот, к примеру, соседки из моей общежитской комнаты весело проводят время в компании и поодиночке. Вот Вика – звезда стиля «глубокая глотка»
А вот она же советует Сереге заняться мной. Как лучше подойти, чтобы не послала всерьез и надолго…

Я не выдерживаю и крушу все, что попадается под руку – ноутбук, зеркала, светильники…

Я режу вены, но появляется он, соседи, кто-то еще

Дальше?

Я не очень помню.

Кажется…. Я умерла.

Что-то бело-фиолетовое мелькает перед глазами. Кадры моей бестолковой и не сложившейся жизни?
«Девушка! Девушка! Что с вами?! Глаза открыть можете?! Видите меня?!» - усталая женщина врач из скорой помощи
«Да, к сожалению, я вас вижу» «Нет, я жива и почти ничего не болит, кроме того места, где была душа» «Да и там не болит уже почти» «Там просто не чему больше болеть»
Две маршрутки столкнулись на перекрестке. Пострадал сильно первый водитель – у него остановилось сердце прямо на ходу. Лучше бы у меня – на этом кресле прямо в новости, давай…
Вика злорадно смеялась, узнав обо всем, что произошло до и после
«А ты что думала? Этот стесняшка так просто влюбится и все такое?» «Ты своих книжонок на английском перечитала?» «Проснись! Такие, как Сережа любят только себя, а ты ему нужна была для другого»
«Вика!!!» - вновь ощущая горечь предательства на языке, отказывалась еще верить в очевидное я – «не может быть! Ты знала! Ты ему меня просто продала!»
Она насмешливо склоняет голову – «ну, разумеется!» «только не надо корчить невинность и все такое!» «ой ненавидит она меня, презирает! Страшнооо!»
…я хотела её убить. И я могла это сделать. Это действительно страшно

Страшно оказаться один на один с бесконечно-холодным, жестоким миром.
- О! посмотрите на эту униженную и оскорбленную! – хихикают бывшие мои подруги – соседки по комнате, звезды подпольного порно-сериала – она, прям, такая одна, принцесса выискалась! Нет уж, будешь как все! и вообще будь проще….
Против этого «как все» протестовало всё мое сознание
«Нет!!!» - мысленно я кричала в ответ -  «Я не такая, как вы!» «Бабье племя, Евино отродье»
Дружбы у вас действительно не бывает. Есть партизанская война. Завуалированная под улыбки, доброжелательность, изредка сочувствие. Лицемерки! Вы все трусливы и лживы… я не такая, как вы. Из другой глины
И потому наша война пролегла не прикрытой линией фронта. По ту сторону которой -

Девки злорадствуют.
Жизнь в общежитии просто невыносима
Сессия едва далась
Больше я не выдержу здесь!

Нужно искать жилье.
Это единственный выход в данной моей ситуации
Я не могу бросить все и тупо вернуться домой!
Я люблю свое дело, танец! Я лучше всех их вместе взятых! Именно поэтому Вика, эта бездарность, никогда больше не остановится. Зависть главное её чувство

Мама и папа тоже мне не помогут – снять отдельную комнату, даже за МКАДом непозволительная роскошь. Они считают, что я просто слишком капризна. Не умею идти на компромисс или справляться с трудностями. «Нельзя настолько яро противопоставлять себя обществу. Нужно уметь находить друзей»

Нужно искать работу!!!

Деньги – единственное, что спасет меня.

Любую работу, хоть в детском саду горшки убирать, лишь бы не находиться под одной крышей с этими грязными предательницами

Продавец на часы
Курьер
Разносчик пиццы и роллов
Распространитель листовок и прочих рекламных материалов
Посудомойщица
Официантка
Танцовщица ночного клуба
НЕ ПУТАТЬ, ПОЖАЛУЙСТА, С ПРОСТИТУТКОЙ!!!
Как и со стриптизершей
Гоу-гоу (англ. go-go) — стиль танца, предназначенного для развлечения посетителей дискотек и других развлекательных мероприятий – скажет вам любая справочная служба. Я же занимаюсь этим не в дискотеке, а в неплохом (по московским меркам) ночном клубе. После всех перепробованных и перечисленных выше способов заработка, этот наиболее приглянулся зарплатой.
Танцую исключительно в одежде самые сложные из всех возможных партий.
Вопреки стереотипам - ни с кем не сплю.
Выхожу три раза в неделю и получаю деньги после смены за выход, плюс чаевые. Которые ни с кем не делю. Верить мне на слово никого не принуждаю. Мне, собственно, вообще пофигу, что вы обо мне думаете. Моя бабушка, сказала, что я солнышко…
Танец мой – это мое искусство. Жизнь моя и проклятье.
Я люблю танец.
Я ненавижу людей.
Танец – моя стихия и мой, отличный от вашего мир.
Я буду жить и сгорать на этом узеньком клочке тверди, завораживать вас орнаментом движений, невозможной и нереальной легкостью странных фигур, ритмом биения моего сердца – так удав танцует смерть бандерлогам. вы же будете лишь смотреть, открыв рот или щуря глаза, мне без разницы, если вы заплатили. Мы по разные стороны рампы. Вам никогда не понять моих па, мне, по большому счету плевать на вас. Я – Алина Devil – продавец похоти, уничтожитель душ

Эта мантра помогала мне не сойти с ума и чувствовать себя личностью в мире предательства, алчности и разврата.
Странно, но сессия в этот  раз дается куда проще и легче. Видимо – соотносительно моих истинных проблем, учеба оказалась наименее трудной во всех отношениях.
С Викой при встрече я не разговариваю и вообще не обращаю на неё внимания. Несколько раз она пыталась меня достать в общежитии. Но только я уже не та глупенькая и доверчивая её школьная подружка.
Хорошо бы мои  папа и мама тоже, перестали бы ей верить. 
Правда, не многим хуже, что они все еще верят мне – а у меня типа всё нормально. Счастливые фото на странице в контакте. Комменты отключены. Сообщения принимаются только от редких избранных. Добавляющиеся в френды, автоматом падают в подписчики. Да, да, Сережа – именно там место всем твоим фейкам.

Я – железная леди. Вам – меня не сломать!

Время летит незаметно. Словно на одном дыхании - дни, недели, месяцы. Всё цветной каруселью. На грани возможного, грани реальности, грани моего собственного о_сознания.

Но бывают дни, подобные пятке античного Ахиллеса. Дни, когда в самой глухой броне проскальзывает микроскопическая трещинка и уже спустя мгновение туда хлещет ревущий и неуправляемый поток, жаждущий уничтожить тебя и то живое, что еще есть в твоей душе.
Тот день не заладился с самого утра. Проспала. На улице попала под дождь. Спутала аудитории и потратила кучу лишнего времени на что-то не нужное.
Время, в моем случае, это золото. Время мне нужно всегда и всегда его не хватает.
Бежала на смену в клуб - встретила по пути сладкую парочку.
Сережа плюс Вика
«Здравствуй» - а взгляд жадный, липкий
«Здравствуй» - я поправляю наушники
«Ты классно выглядишь…»
«Знаю» - хотелось ответить, но пожимаю плечами – «спасибо»
«Что? Убегаешь?»
«Да, извини, я реально спешу»
«Но занятия уже…»
«Я на работу. Сережа, не рада была тебя видеть. Давай пока. Маме привет!» - кусаю губы, отворачиваюсь и сбегаю, как можно быстрее. Я не заплачу. Нет. Ни от досады, ни от обиды, ни от чего иного. Я даже не ненавижу тебя. Или вас. Вы оба с Викой противны, мерзки, омерзительны

Злость помогает. Дает энергию, но и выматывает одновременно. Словно сжигает меня изнутри
Чтобы не думать о тех, кто этого не достоин и не сбиваться с ритма, мысленно спасаюсь пересчетом.
Поднимаю себя словно в последний бой - мой выход, музыка, танец, отдых, перезагрузка.
«От головы что-нибудь?» - Коллега из Томска шарит в куртке, достает из внутреннего треугольные пилюли. – «Странные? Это польские. Помогает на раз»
выход, вдох, выдох…

и

…я словно только что, впервые за долгое время открыла глаза…услышала музыку и огляделась…
…мир вдруг изменился…
Мир неожиданно, как-то весь подобрел…
Музыка, ночь зазвучали совсем иначе. Громче и глубже. Стихийнее. Ближе. Словно я и есть они. В их сознании бьется мой пульс. В мое перетекает  их легкость, гибкость и пустота. Извивается не только танец – время, пространство, вселенная. Я извиваю его или её как хочу движением тела
Странно, но…
пока внезапная встреча, не пронзает меня, словно стилетом, холодным и острым взглядом. Я танцую удар, взрыв и смерть – медленную, красивую. Незнакомка высокомерно-удивленно выгибает линию-бровь. Её взгляд не принимает жертв. Он жаждет жизни. Движений стремительных, точных – отточенных.
Я эти движения знаю. И приняв её взгляд, словно вызов, я пишу своим телом красноречивый ответ.
Стильная девушка. Этакий кибер-гот в черном и ультрафиолетовом. С ней еще трое или четверо. Это случайные люди (люди ли?)
На посетителей смотреть нельзя. Во всяком случае, в глаза – это как с нечистью. Тогда и она (нечисть) к тебе не прицепится. Сегодня, в Ахиллесов-день я словно оступилась -  отступила от собственного принципа и теперь беда разрастается снежным комом. Как под гипнозом я возвращалась вновь и вновь к поблескивающим ультрафиолетом, черным глазам 
«Я здесь гипноз! Я здесь закон!» - словно кричала ей движением танца, выводя в осязаемом пространстве огненные руны
«Так…я и не спорю» - девушка улыбалась в ответ ледяной кибер-улыбкой – «Я просто знаю, что это не так» «не со мной, во всяком случае»
«Да?» - чувствуя, как буквально горит моя кровь в пронизанной моими нервами ночи, кричала я. Она беззвучно смеялась – музыка сердца вселенной глушила все прочие звуки
«Хочешь попробовать или поспорить?» «Что именно «да»?»
Электрический шок – сердце мое бьется в нечеловеческом ритме. Источник разрядов – её ладони. Она горячо касается в танце ими и на каждый контакт мое тело отвечает коротким замыканием… но я не помню, как оказалась лицом к лицу с незнакомкой в ином, абсолютно, клубе… впрочем… не все ли равно теперь? Здесь так хорошо – её глаза слишком рядом, видят душу насквозь - здесь я почему-то всех люблю, я готова обнять весь мир  и прижимаюсь к ней, в венах моих огонь повелительно требует этого. Требует её рук, её губ и дыхания, что б непременно под кожу, так глубоко
Только свобода – но я не могу взлететь! Что-то мешает мне, держит, не отпускает и я… сейчас взорвусь вместе с этой вселенной к чертям… я… никогда еще не была так легка…свободна…и счастлива…

До сих пор нашу с Полиной первую встречу помню урывками. До сих пор эти отрывки мучительно натуральны и словно яд начинают баламутить сознание, едва лишь дам им волю вспомниться.

Я проснулась на следующий день, когда солнце вовсю шпарило в приоткрытое окно.
Надо мной висел незнакомый и явно не общаговский потолок. Подо мной – чужая, широкая и приятная кровать. Дальше исследовать окружающий мир не хотелось, и я уснула вновь.
В этот раз мне снились странные танцы…вереница дней…
…кто-то осторожно, но настойчиво постучал в дверь. Я открыла глаза – сон моментально исчез.
Комната. Скорее квадратная. Чистая. Кровать громоздится на высокой металлической конструкции – так вот почему потолок показался мне невзаправдешно - близким. Под кроватью нечто вроде кабинета со стеклянной стенкой из мониторов, стеклянно-металлическим столом… дальше уголок вполне обычной нано (из-за размеров) кухни, совмещенной с прихожей. В противоположном углу душевая кабина и, видимо то, куда страшно и страстно вдруг захотелось.
Не обращая внимания на стук. Я осторожно села на кровати – боялась задеть головой потолок, но обошлось.
Я поняла, что  голая абсолютно. Однако визуальный осмотр и прислушивание к внутреннему самочувствию ясно и в один голос клялись – ничего у тебя не болит, ничего не нарушено, все наоборот, совершенно нормально.
Странно.
Вещи мои – костюм для танцев go-go был найден сразу под лестницей. Изрядно потрепанный, он висел на перекладине, по всей вероятности, служившей хозяину (или хозяйке) вешалкой для одежды.
«Привет» - бросился в глаза белый лист, явно ждущий меня на краешке кухонного стола. Если только можно так назвать нечто среднее между столом и приделанной к стене полкой.
«Привет» «Не дождалась, прости, твоего пробуждения и просто будить такую красоту не решилась. Надеюсь, ты никуда не опаздываешь?»
«Скоро буду. Полина»
Значит, все-таки, девушка – с каким-то странным и непонятным чувством, мысленно заключила я. Что именно должно было последовать после подобного заключения, я не знаю. Я отправилась в душ. Потому что спешить, ровным счетом теперь не куда и невозможно. Потому, что последний раз в нормальном душе я была уже давно, еще у Сережи дома…
Последняя мысль грозилась окончательно испортить настроение и я спешно шагнула к кабинке из матового стекла.

После душа, мир показался прекраснее ровно в сто тысяч раз. Одевать мою грязную «концертную» одежду не захотелось, поэтому я облачилась в красивую простыню. А еще нашла маленький холодильник, в нем нашла несколько замороженных «на черный день» видимо, бургеров. На тумбочке микроволновку и электрический чайник…

К тому моменту, когда появилась Полина день, видимо уже давно склонился к закату. Я мирно спала в обнимку с толстым, глянцевым журналом. Скучно и непонятно повествующем о новых технологиях в сфере био- и прочего программирования.
Когда я открыла глаза, Полина сидела рядом, на самом краешке кровати и глядела на меня. Сегодня её улыбка вовсе не была ледяной. Скорее наоборот – душевной, располагающей. Её глаза, сегодня,  излучали не жуткий ультрафиолет, а тепло каре-зеленого взгляда.
«Доброе утро» - она кивнула на глянцевый кошмар в моих руках – «интересуешься?»
Я медленно села, прикрываясь простынкой
«Как ты себя чувствуешь?» - её глаза внимательно следили за моими неуклюжими спросонку движениями.
Я пожала плечами – вроде нормально, все на месте, включая душу
«И, это хорошо!» - заключила она – «вижу, что с душем ты разобралась. За это особое спасибо. Страшно не люблю запахи прошедшей тусни и позавчерашних клубов» - следом за ней я спустилась с кровати. На территории кабинета горел ночник, светились все мониторы видами земли из космоса
«Я купила поесть. Правда не знала, что именно ты предпочитаешь» - из белого пакета с логотипом местного кафе стали появляться небольшие, прямоугольные контейнеры – «поэтому, сегодня ужин во имя дружбы народов – япония, мексика и италия» «угощайся»
Я, признаться, чувствовала себя неловко по многим причинам. Во-первых я не очень хорошо помнила всех подробностей нашего с Полиной, знакомства. Во-вторых, то, что мне вспоминалось…. Смелости тоже не добавляло, скорее стыда, и, в-третьих – Поля явно из тех странных девочек, которые предпочитают именно девочек. И опыта общения с подобными особями у меня еще не было.
Промурлыкав «спасибо» я выбрала контейнер с салатом
«На здоровье» - она еще раз улыбнулась. Прошла к окну, широко распахнула одну из створок. На фоне почти ночного неба маячками горят огни Останкинской телебашни. С улицы потянуло свежестью. Я села на подоконник напротив Поли
«Я почти не помню вчера» - честно и тихо призналась ей. Она перевела взгляд с кончика башни на кончик моего носа
«Почти?» - в её улыбке лукавство соперничало с иронией
«Мне…» - я не решалась – «мне, прости, так неловко»
Она кивнула – «действительно странно… нда…» -  её глаза были такие искренние, но подвох за этой искренностью – я чувствовала его – «а точно неловко?... а то мне показалось, что тебе было не неловко, а очень даже…» - её глаза смеялись
«Ты издеваешься?» - я попыталась «пригвоздить» её взглядом, но слишком много вчера было затрачено сил, слишком сонная и расслабленная я сейчас, слишком не такая она вообще… в общем, не получилось!
«Нет» - честно и просто ответила она
«Да» - непонятно к  чему,  выпалила я и добавила, как мне казалось очень важную деталь - «Прости. Я не такая!»
Она опять согласно склонила голову с тем же самым искренним выражением полуправды, полуиронии – «о да, это все подлый экстази, знаю»
Я, наверное, выглядела крайне несчастной. Все слова враз пропали, оставив мне лично только молчание и усталость. Я не знаю правил твоей игры и сил на экспромт у меня сегодня явно недостаточно.
«Уззбагойззя» - улыбнулась, пожалела меня она – «все было просто обалденно красиво – как в твоем танце.  И, к сожалению, теперь осталось всего лишь прошлым» «не бойся, я никому не расскажу про тебя»  «если хочешь, сейчас я могу вызвать тебе такси. Если не хочешь, можешь остаться до завтра»
Её улыбка излучала искренность и доброе, такое тепло. Я же мгновенно четко и детально представила нашу общагу, соседок брррр
«Да, сегодня поздно уже… лучше до-завтра» -  выбрала второй вариант
«Гуд айдиа» - согласилась с ним Поля  и вновь мечтательно прищурилась на наступающую ночь и город в огнях.
Странная девушка – думала я, исподволь глядя в её спокойное, приятное лицо.
Вдвоем мы сидели на подоконнике
Я ведь её совершенно не понимаю (таких, как она), но общаться мне с ней  легко. Хотя и немного не по себе.
«Я пару часиков поработаю» - негромко произнесла она, и предупредила – «не отвлекай меня, пожалуйста. ОК?»
«Конечно, конечно!» - пообещала я и не удержалась – «а чем ты занимаешься?»
Она уже поднялась и переместилась в сторону «кабинета»
Земля, глядящая на нас с восьми (кажется) мониторов, делала комнату и наше в ней присутствие, эпизодом фантастического кино
«Я программист» - негромко обронила она, села в свое «штурманское» кресло и, вспомнив кое о чем, досадно наморщила носик. - «Лапусь, будь другом, подай мне, пожалуйста, там во внутреннем кармане ветровки, электронная сигарета»
Пока я искала обозначенную вещь, мониторы заполнились тайными программистскими символами
«Спасибо» - заполучив желаемое, автоматически наградила меня официально-холодной улыбкой Поля – «теперь можешь хоть революции устраивать. Главное меня не трогай»
…воистину счастлив тот, кто имеет возможность заниматься любимым делом!
«Хорошо. Конечно. Не буду» - искренне пообещала я, некоторое время еще по подглядывала за священнодействием, а затем с удовольствием вновь вернулась в кровать. Моя мечта выспаться, кажется, начала сегодня сбываться.  И огни Останкинской телебашни светили мне о том же самом.

…тепло. чуткие, нежные, мягкие и до мельчайших деталей внимательные руки, изучали мое тело. чертили замысловатые вензеля, уступая на время очередь влажным губам, или действуя с ними заодно - покоряли, приручали, обессиливали и одновременно заставляли сердце биться быстрее...
Приняв явь за сон, я сознанием не сразу поняла, что происходит. В отличие от тела, что к моменту истины уже находилось в полном и безоговорочном подчинении чужому, неправильному желанию.
- Я… - слабость не давала воли пошевелиться, сбежать или хотя бы отстраниться - ты…
Тс-с – шепнула Полина, заметив испуг в моих полусонных еще глазах. Её дыхание пощекотало ушко и бесстыжей истомой отдалось где-то в пояснице. – Ты, так красива… - голос вкрадчивый проникал в подсознание - ты – сплошной соблазн… ты, бессовестная провокация. Я - всего лишь слабость, но… так сильно хочу тебя…
…я не нашла в себе сил и смысла сказать «нет». я сдалась…
Осознанно трезво. Несмело и нетерпеливо
боюсь, если я стану описывать то, что происходило потом, мой скромный дневник нескромно превратится в пособие по лесбийскому сексу или еще точнее, в справочник «тысяча и один способ сделать девушку супер-мега-счастливой».  Причем счастье будет настолько ярким и неистовым, что она забудет в эти минуты все-превсе на свете и в первую очередь тесные рамки приличия.
…надеюсь…я не разбудила соседей… – хочется пить и я жадно хватаю глоток остывшего чая
Нет – в самое ушко шепчет она, и предательские мурашки вновь оккупируют мою кожу с ног до головы – ты всего лишь разбудила солнце, но у нас есть еще два часа на поспать
И эти два часа, к сожалению, кончились так же стремительно, как и начались

«Поль, можно спросить тебя?» - я поднимаюсь на локте и смотрю на неё сверху вниз, она сонно щурит глаза. Солнечные зайцы весело скачут по шелку смятой кровати
«верней, попросить» - уточняю я на её – «все что хочешь»
«всего лишь майку, какую-нибудь и джинсики или шорты» - изображаю блондинку, хлопая ресничками – «до своих вещей пока доберусь. Не в этих же страшных по улице мне идти. а завтра верну или сегодня же…»

Душ, фен, макияж, кофе, чай

Её одежда идет мне. Полька смеется. В её взлохмаченных, коротких волосах блестят капельки воды после душа. И я понимаю, что словно укушенная вампиром, никогда теперь не буду прежней.
Белая майка, драные джинсы.
Кусаю губы…
Она надевает ролики, я беру её старенький рюкзак и складываю туда свои вещи вместе с тайной прошедших суток. Мысли прячу в карманы.
- Аль? – она смотрит в глаза
- Все хорошо – вру или не вру, абсолютно не понимая, так ли
- Ор лайт – кивает Полина собственным вариантом англицкого ол-райт
И мне так до смерти не хочется покидать её дом ((((((((

«ты в этом клубе постоянно?»
Идем вдвоем до метро ВДНХ.
Вернее – я иду, она катится на роликах
«Нет, конечно. Временно. Я учусь. Я вообще то сейчас на сессии» «да и не лучший вариант, буду искать другую подработку»
«Ты здорово танцуешь!» - в её глазах искреннее признание и восхищение – «мэйби… ммм… помощник инструктора по фитнесу?» «или нечто вроде того?»
«Не знаю» - пожимаю плечами – «я просто, как-то не думала об этом» «не успеваю»
Она улыбается – «времени нет?»
«Абсолютно» - улыбаюсь в ответ – «представляешь, у меня сегодня первый настоящий выходной за последние…» - вспоминаю и, подсчитывая, ужасаюсь на ходу – «почти четыре месяца!»
Она кивает, кусает губы, а я чувствую непреодолимое желание идти вот так дальше, болтать ни о чем. «Это же надо было после всех неудач так загнать себя в камеру-одиночку. Невидимую, но самую глухую и крепкую»
«То есть, помимо института где-то еще?»
«Учусь? Да!» «В частной танцевальной» «там сейчас есть возможность освоить новый, абсолютно, стиль» «почти воздушная акробатика. Танец на полотнах»
«Как это?!»
«Это сложнее, чем шест, более травмоопасно, но… выглядит просто фантастично!»
«Да ты маньяк!» - смеемся…

С моих слов она набирает мой номер сотового, забытого еще вчера в раздевалке клуба вместе с остальными вещами, чтобы оставить пропущенный.
Я обещаю перезвонить позже, и договориться о том, где удобнее будет встретиться, что бы вернуть рюкзак ей и прочее
«Всенепременно, солнышко!» - в её глазах искры легкого, летнего счастья. Мы расстаемся и разбегаемся и… разбиваемся?
Нет – рассыпаемся на элементарные частицы, ибо нет ничего объективного, есть лишь наши представления о реальности. В данном случае, моя реальность сплошной хаос чувств, желаний и обязанностей с нелепыми правилами.
С совершенно неземной и счастливой улыбкой я шагаю сквозь начало лета, столицу и её многомиллионных гостей. О том, что со мною творится, я подумаю завтра, а сегодня хочется еще немного продлить наркотическое воздействие эйфории просто от жизни от момента происходящего «здесь и сейчас»

Странный тогда был момент. Мир оставался прежним, но изменился до неузнаваемости. Стал полноцветнее, полночувственнее, красочней, ярче, острее на вкус. 
Будто прожив половину жизни в каморке, обнаруживаешь потайную дверцу за старой циновкой с рисованным сводом правил и вопреки этим самым правилам отворяешь дверь  - а там целый дворец в твоем распоряжении. Залы, фонтаны, лестницы, арки…

В болоте нашей общаги – жабы-соседки во главе с вернувшейся из неудачного псевдолюбовного похождения подругой детства Викторией, встречают меня жадными взглядами голодных рептилий. Прячу дворец и дверь в потайной параллельный мир под циновку ресниц
Здесь, в этом мире, счастливой мне быть нельзя, невозможно и более того – противопоказано. Потому делаю постный вид, ставлю телефон на зарядку и закапываюсь в конспекты  - завтра очередной тест и я не могу не сдать его или сдать на средний бал - я не доставлю им подобного удовольствия!

Утро-день-вечер-ночь-утро-день-вечер-ночь-утро…

«Поооль!!!» - кричу и машу руками, а она не слышит. Она несется прочь на своих роликах и все, что мне остается, лишь смотреть вслед – «Поооль!!»
Мой навязчивый сон.
Я просыпаюсь раньше будильника. Лежу с закрытыми глазами и успокаиваю дыхание.
Хочется плакать.
Где-то над головой слышатся голоса участников вечного зомби-шоу дом-некст. Девки смотрят их сутками.
06-00 и спать бы, но точно знаю, что уже не усну. Душно – они боятся сквозняков, поэтому окна плотно заперты.
Они не боятся курить пачками свои вонючие сигареты на лестнице и, возвращаясь, приносить в душную комнату запах выкуренного.
Я поднимаюсь, натягиваю тренировочный костюм, кроссовки. Беру телефон и наушники и покидаю их мир. Пусть он разложится поскорее до углеродов или чего там еще. Будет шанс к моему возвращению возродиться в более удачный вариант.

Я выхожу на пробежку – но не люблю бегать. Поэтому просто иду быстрым шагом по привычному маршруту - к набережной, вдоль и через два проспекта обратно.
Утро неслышно вползает в полнеба.
Вечный город то ли устало зевает, то ли еще трет глаза просыпаясь. В любом случае Moscow never sleeps
И я, похоже, теперь тоже привыкла почти не спать.
А интересно, останется ли эта привычка со мной и дальше, когда обратно вернусь? И… вернусь ли я когда-нибудь обратно?

Скоро сессия кончится.  Мои ждут меня домой на каникулы. Они еще не знают ни про Серегу, ни про работу, ни про меня, совсем иную, нежели прежде.

Я их люблю, но почему-то в этот раз, вовсе не хочется возвращаться.
Но, почему?
Почему?
Что со мной?...

«Спишь ты, по ходу, мать!» - смеется Полька, я поднимаю глаза. Она, как есть – джинсы, ветровка, ролики и удивленно-издевательски изогнутая бровь – «ничего так, пробежка! душевная»
«Ой!... и правда, ты!» - тру глаза я. За последние несколько дней, она снилась мне раз н-дцать. И иногда в весьма пикантных снах… Но сейчас, вроде, реальная – не плод моего полусонного воображения. А губы сами растягиваются в улыбку – «привет!»
«Привет-привет» - улыбается она и дразнится – «как мобильник? Нашла свой?»
«Нашла» - с момента нашей единственной, первой и последней встречи прошло уже больше недели. – «только эсэмески с пропущенными там не было. Мой телефон разряжен был, когда ты звонила. Поэтому я так и не смогла перезвонить…а ты почему не набрала меня еще?»
Она уклончиво улыбается
«Правда» - продолжаю я - «Я даже приезжала один раз, но тебя дома не было»
«Да перестань» - почти серьезно отвечает она, ей неприятны мои оправдания, а я не знаю, что говорить. Вместе мы не спеша идем дальше.
«Странно, что ты именно здесь и в такое время» - я невольно озвучиваю мысль. Поля катится рядом
«Почему?» - пожимает плечами она – «здесь, недалеко живет коллега папиного брата. Он обещал мне обновленный учебник, а в любое другое время, кроме утра ему не удобно»
Я киваю, мысленно стараясь собраться с мыслями и сформулировать главный (основной, жизненно наиважнейший вопрос)
Занятая этими своими переживаниями я тогда не заметила, совершенно, что и сама Полина аналогично ломала голову над той же самой проблемой. Разница только лишь в наших с ней целях
«Поль» «Я извиняюсь… прости, но ты одна ведь живешь?» - слова мне давались с трудом, а не сказать их я тоже уже не могла – сейчас или никогда
«Ты весьма наблюдательна» - следует язвительный ответ – «с какой целью интересуешься?»
На мою цель, она еще более странно улыбается
«Нда?» «Ты серьезно?» «Девочка, ты хоть немного себе представляешь, о чем вообще речь?»
Честно и откровенно заявляю, что
«Немного, как раз, и представляю, но это вовсе не важно, по сравнению с тем, как, где и с кем я живу сейчас!»
«Поверь, глупенькая. Это очень неполный вариант минимального твоего «немного» - в её глазах искреннее сожаление. Впрочем, я никогда не умела правильно прочесть даже малую толику странности в её взглядах
«Ты не куришь, а это уже не мало!» - выпалила я, первое, честное, что пришло на ум
Поля рассмеялась. Сотовый в её кармане звонил уже не в первый раз за все время нашего разговора. И не первый раз она сбрасывает очередной звонок.
«Понимаешь, я и работу искала, для того, что бы были деньги на снять жилье. Но тут, как раз сначала Линда из Нью-Йорка с мастер-классами прилетала на несколько дней. Потом, наконец-то я нашла профессионального тренера по полотнам, потом…»
«Опять мастер классы» - хмыкает Поля – «понятно. Маньяк своего дела»
Я пожимаю плечами, всем своим видом показывая – «так и есть, ничего со мной не поделаешь, маньячище»
«Хорошо» - согласилась она – «я понимаю тебя. Понимаю когда нет сил оторваться…» «Переезжай. Но, ненадолго. Я, пожалуй, сама найду тебе комнату» «Мне это проще, думаю»
Я согласно – счастливо кивала и готова была даже признаться в неземной, человеческой почти любви. Она хитро прищурилась
«А в ответ»  «Я, разумеется, потребую твою душу»

«Ну, разумеется…» - В моем кафе (за половину прошедшего дня, я сроднилась с ним), местный офисный планктон, тот, что с утра закупался выпечкой к бизнес-завтраку, теперь стягивается к бизнес-обеду.
Половинка жизни моей за их рабочие пол денька.

Я переехала к ней в тот же день. Если не сказать в ту же минуту.
Вместе с Полиной мы поднялись в мою комнату в общежитии. Под напряженно-недоуменными взглядами жаб и их перешептывание собрали вещи и  молча покинули душное болото прошлой жизни.
Только на грани отчаяния совершаются самые безумные и самые главные поступки нашей жизни.
О том, что ждало меня впереди, в тот момент я никак не догадывалась и не могла догадываться
Я просто летела вперед на крыльях солнечного дня, лета, свободы и предвкушения чего-то нового….

«Привет мамуль и папуль!»
Пишу я, спустя две недели «обновленной» жизни
«Сессия полным ходом, осталось совсем немного, но основное уже позади! И это здорово!
Я у вас  молодец  можете мною гордиться, без ложной скромности 
Я очень по вам скучаю. Скоро увидимся!
Вот только ненадолго. Я устроилась на работу и больше четырех выходных за один раз взять не смогу.
Как вы там? Как бабушка и наш фамильный сад? Как все-все-все? передавайте приветы!
А в моей жизни… произошло несколько важных событий. О которых расскажу по приезду. Но не волнуйтесь и не переживайте раньше времени и Бога ради, не верьте моей лучшей, школьной подруге Вике – она ужасная лгунья.
Скоро увидимся!
Ваша Алинка-чудинка»

Отправив мейл, я подняла глаза на строгий, космический профиль Останкинской башни. Отныне, она моя постоянная, молчаливая компаньонка. В обоюдном молчании мы наслаждаемся июньским вечером, закатом и тишиной.
Все познается в сравнении. Когда то наказанием для маленькой Алины было просидеть день в своей комнате. После общежития это стало бы для меня наградой. Как никогда, там, в общаге я научилась ценить свободу и неприкосновенность личного пространства!
…надеюсь Полинке я не создаю неудобств – прилетает запоздалая мысль. Пробегаю взглядом по пустой комнате и вновь возвращаюсь к вечернему небу.
…странная, она, Полинка. Не такая, как все. Интересная – с ней всегда есть о чем поговорить – она умеет рассказывать, она умеет внимательно слушать. У неё специфическое чувство юмора, заразительный смех, приятная улыбка.
С ней можно с удовольствием помолчать.
Мысленно она вечно пропадает где-то в своем виртуальном мире. На этот глядит с огромной долей иронии.
Скрывает какую-то тайну из прошлого, в настоящем предельно открыта, честна, а то, что я не всегда могу её правильно понять – это просто не совпадение кодировок.
Улыбаюсь.
Признаться… первые несколько дней я была абсолютно уверена в том, что она непременно воспользуется ситуацией в своих личных…гм… целях.
Разумеется, я не смогла бы ей отказать. И я морально готовилась.
Но очень странно – время идет, а ничего подобного не происходит. Ни каких-либо намеков на интим, поползновений или требований. Мы просто живем рядом, словно соседи.
Я, почему-то думала, все будет иначе…

…видимся мы лишь по утрам, когда я собираюсь в институт, а она поднимается из-за компьютера, за которым, судя по всему, отсиживает целую ночь, и с удивлением взирает после на электронные часы, показывающие время по Москве и по Гринвичу
Мы пьем вместе кофе, обсуждаем «вчера», мои танцы и расстаемся «до-завтра»

Полина еще больший чем я, маньяк своего дела. Приходит поздно, когда я вижу уже десятый сон. Кодит - так она называет свой рабочий/творческий процесс – ночь напролет и отсыпается днем. А вечером шатается по краю крыш, встречает и провожает закат…

Так что единственную кровать мы с ней занимаем по очереди…

О себе Поля не любит рассказывать. Отвечает односложно или отмалчивается. Не торопится пускать меня в свой странный и загадочный мир. Да и моим не интересуется. Чего не скажешь о Виктории сотоварищи! Вот уже кто все локти обгрыз себе и друг другу, пытаясь доискаться до деталей наших неформатных отношений с «этой, которая»
Отношений, которых, впрочем, никогда не было и не будет…
…потому, что я не такая.

И хватит на сегодня лирики!

Я перемещаюсь за стол. С головой погружаюсь в конспекты, что бы отвлечься, но получаю престранный эффект – сон наяву с открытыми глазами. В нем приходит истина –  лирическое настроение лишь следствие. Причина психоза в ином. Если точнее – в иной. В Полине, а ты боишься себе в этой причине признаться. Признайся, что еще чуть-чуть и сама воспользуешься ситуацией в личных (прости господи, интимных) целях…

Закрываю глаза веками, ушки руками. И скорее чувствую, чем слышу, как открывается и закрывается входная дверь.

Поля сегодня вернулась «слишком рано вечером, чем обычно» – если такое время/сочетание  уместно и вообще существует.

На мое «привет» ответила внимательным взглядом, пробирающим до самого исходника в сознании  и с леденящей душу улыбкой, сообщила – «сегодня гуляем»

«Нда?» - я, признаться, удивилась – «неожиданно!»
Она же, рассуждая об этом на смешанном, странном, сленге-сочетании русских и английских фраз, открыла шкаф.
«Тебе сегодня соответствует, и ты сегодня соответствуешь – вот этому персу…» - единственное, что я поняла из всего прозвучавшего монолога. Из недр шкафа, тем временем, в наш вечерний свет явились два черных то ли платья, то ли костюма
Отказаться я не могу - долг не оплачен. Но все же...
«Поль» - попыталась было запротестовать я, сообразив, что под словом «гуляем» она подразумевает именно это самое – физическое шатание где-то вне дома
«Я сейчас работаю над новым проектом, и так устала, что просто дохлая… я тренируюсь сутками… сегодня вот только решила придти домой чуть раньше, что бы немного отдохнуть…» - но очень скоро поняла, что меня не просто «не слышат», но и намеренно не слушают. Она деловито перебирает одежду. Я взяла её за плечо…
Полька сильнее меня и я даже не успела сообразить, как и что именно произошло, когда оказалась плотно прижатой к стенке.
«Я же предупреждала тебя» - голос её зазвучал негромко и ядовито, как неизвестная науке кислота, обжег мое сознание и слух – «предупреждала… смелая… или глупая, моя девочка» - что-то неуловимо в ней изменилось. Она вновь стала холодным циником – как тогда, при нашей первой встрече в ночном клубе, где я танцевала go-go. – «пришло время платить за спокойствие, м?»
Кровь, показалось, буквально закипела во мне. Странно так – непривычно, неожиданно, дико. Ударила в виски, до головокружения и прокатилась волной по всему телу, сознанию.
«Боже! А сколько пафоса!» - скривила губы совершенно незнакомая мне Алина. Моим голосом, но с чужими (чуждыми) нотками (произношением? Выражением?).
Полька хищно улыбнулась в ответ, прошептала
- Ну, наконец-то. А то я уж думала, не дождусь твоего истинного лица
…неожиданно для меня самой, мы целовались жадно, взахлеб, словно обе только и ждали этого  микроскопического повода…
«нет!!!!» – мысленно кричала я, осознавая происходящее урывками и не в силах оторваться от её таких нежных и безумно приятных губ - … я не такая, как ты…
Кислород катастрофически кончался в легких и даже, наверное, в воздухе. Оттого дыхание наше, одно на двоих стало жарким и словно пульс, сумасшедшим.
Да! – прокатилось по венам, по коже, по всей вселенной моей медным гулом – да… я скучала все это время по ней… по тебе! по твоим наглым, чутким рукам!...

…и я прячу лицо. Прикрывая ладонью, склоняюсь над дневником, что бы сейчас никто  из случайного/праздного любопытства не смог заметить излишнего блеска глаз или ставшего диким, моего собственного взгляда.

Страсть… именно так я впервые познала вкус этого чувства. Временами безумия, временами холодного, наиточнейшего, словно в танце, расчета.
Я опустила глаза, кожей чувствуя, тяжелый, тягучий взгляд девушки. Оксюморон из обжигающего жара-холода незаметно проник под кожу, и импульсы достигли мозга, который уже был готов к потере реальности.
Я закрыла глаза, сдаваясь во власть её губ.
Из открытого окна подул легкий ветер и дополнил ощущение полета. Грани предельного и беспредельного, земного и неземного, реального и нереального стали не важны. Мы во вселенной одни и этого достаточно нашей памяти, чтобы начать заново разведывать уже так знакомую дорогу к обнажённому телу, расстёгивая пуговицы....
Мы молчали. Слушая, словно странную музыку, шорохи движения пальцев и падающей одежды, сводящие с ума каждой секундой. Нейроны, казалось, работают на износ, потому что так чувствовать сейчас зашкаливающие потоки желания становилось более, чем невозможным.
Холодное стекло стола, приятно остудило кожу моей обнаженной спины. Полина склонилась надо мной, чувствуя пульсацию вен на висках.
Наши поцелуи дошли до беспредельной откровенности, бешеные перегонки пульса и сердца заглушили все прочие звуки.
- Смотри на меня – шепчет Поля.
С трудом я открываю глаза. Она же стремительно врывается и взрывается в моем сознании. Считывает - как медленно расширяются мои зрачки и цвет глаз уже незаметен. На самом дне их омута – потолок, потом её же бешеный взгляд вкупе с холодной улыбкой…
Распределяя силу и размеренность движений, безжалостно погружает в зависимость эмоций ощущением глубины и присутствия. От медленно-нежного до грубо-быстрого, и тогда выдох сменяется звуком, глаза широко открываются - виден полёт от поверхности стола до граней безумства фантазии. Опьянёно-откровенные друг с другом, мы достигаем самых глубоких потоков желаний. По мышцам и телам проходит возбуждающий ток, заставляющий замедлиться, закатить глаза и выдохнуть друг друга с криком… 

В тот вечер чувство реальности было настолько опьяняюще ярким, что я всерьез опасалась сойти с ума. Это странно развеселило Полину, весьма и весьма искушенную в подобных интимно-душевных играх девушку.
«Ты мне нужна». - По деловому, после всех жарких стонов, звучат её слова. – «Так же, как я тебе, но ничего личного» «exclusively to business»
Её взгляд честен и искренен. В её глазах оттенки всех известных и неизвестным мне пока чувств.
Ничего личного.
Именно так! – именно то, что необходимо в условиях полной душевной перезагрузки

Мы ничего не должны друг другу. Нет необходимости прятаться или играть. Мы с ней такие, какие есть и просто взаимовыгодны

Я ничего не могу поделать с мечтательной улыбкой

После секса, мир кажется слаще и легче. И мое странное отражение в зеркале уже не так удивленно хлопает ресницами, над невероятно глубоким взглядом карих(!) глаз. Это линзы изменили мой природный голубой, на непривычный чайный.
Дальше – костюм: белая майка, черная, кожаная жилетка на молнии и кожаные бриджи, поверх них кожаная "юбка" с карманом. Сзади прикреплен кожаный шлейф почти до пола. На ногах достаточно тяжелые ботинки. За поясом черные перчатки (Поля сказала «пригодятся»). На левом плече она повязала мне красную ленточку.
- Как мило! – не удержалась я - Я назначаюсь дежурной?
Поля в ответ лишь едва улыбнулась уголками губ.
Хороший принцип – игнорировать вопрос, если по каким-то причинам (например, просто лень) не хочет или не может ответить.
В её глазах ярко-красные языки пламени от зрачка расходятся к угольно-черному кругу.
Хаос отливающих платиной волос тщательно уложен – удлиненная челка и виски обрамляют овал лица, заходя за линию бровей и спадая на глаза. Пряди на затылке «художественно» торчат во все стороны.
Её костюму позавидовал бы, наверное, сам Оскар Уайльд. Лаконичный черный плащ из мягкой кожи, с высоким воротом-стоечкой, коротким рукавом, который, в свою очередь, одет на чёрную футболку, черные брюки.
Обуви позавидовал бы, наверное, Универсальный солдат - сапоги с множеством ремешков и заклёпок, при помощи которых легко фиксируется сила затяжки.
Её движениям… я удивилась в который раз, но в этот решила все же выяснить
«Ты, мне кажется, тоже немало уделяла времени танцам» - мои слова звучат одновременно вопросом и утверждением
«Ну…» - улыбается Поля, критично оглядывая свое отражение в высоком зеркале – «можно, определенно и так сказать»
Её взгляд цепко скользит по всем деталям моих - одежды, обуви, прически, макияжа
«Я занималась фехтованием» - сдается, спустя многоминутное препирательство на мою настойчивость – «почти семь лет»
Ночь и такси ждут нас на улицах города.
«Фехтованием?!»
Мы стоим лицом к лицу над ночным городом. Небо чистое, ясное, почти фиолетовое с яркой, от любопытства, Луной.
«Да. На рапирах» - негромко улыбается Поля – «Влюбилась в соседку в тринадцать лет, а она любила лишь этот спорт»
«Слушай сейчас и запоминай» - её пальцы коснулись моих губ, не давая сказать ни слова. – «Ты ничего не знаешь и в этом, вся твоя сила», «Ты просто танцуешь, как тогда, в ночном клубе – ты их гипноз, твои движения закон их жизни и чувств», «Я – твоя тень» «Я всегда рядом и мне нужно лишь пару секунд на то, о чем тебе знать пока рано» «Договор скреплять кровью не обязательно» «можешь просто кивнуть в знак согласия»

I agree. I accept. I am signing the agreement. Последний пункт мысленно.
Я не успела спросить, правда, зачем же подобный маскарад…
И мы выходим из дома.

«И еще мой совет/пожелание… – полушепотом произносит Поля уже в машине - держаться в рамках. Ничего личного, но ты приехала со мной – уедешь с кем-то другим, я убью тебя. Просто так, из приличия»
«Замечательно!» - свет проезжающих мимо машин в моих глазах светится вызовом. Она холодно улыбается, а Луна, в своем небесном кинотеатре устраивается поудобнее – видимо о планах на сегодняшнюю ночь она осведомлена гораздо полнее, чем я.

Таксист доставил нас до пустынного переулка, получил свои деньги и торопливо поспешил ретироваться.
Мне, признаться, здесь тоже было не по себе – ночь, темно, свет лишь откуда-то сверху отражением о стены высоток в узком тупике-переулке.
Не хватает еще парочки вурдалаков, до времени маскирующихся под бомжей.

Поля нажала на кнопку звонка у едва заметной в темноте стены, черной двери. Почти мгновенно бесшумно отворилась и светлом проеме её нарисовался амбал. Ему Поля протянула два черно-фиолетовых флаера и страж-амбал отступил прочь. Второй охранник, что встретил нас в «тамбуре», протянул два браслета с часами в стиле стим-панк.
- Надевай – распорядилась Полина – и не снимай ни при каких обстоятельствах - она помогла мне справиться с застежкой. Дальнейшему нашему пути больше ничто не препятствовало. А потом случилась первая странность этого вечера. Ну, если все остальное, начиная с момента Полинкиного возвращения домой по умолчанию считать естественным! Как только я шагнула из «тамбура» и моих глаз коснулся рассеянный свет – все, что было вокруг само здание, ночь, мир, вселенная, мое сознание завибрировало. Короткий, жуткий миг, за которым вновь привычный мир в ощущениях…. Остановиться мне не дала Полина, она потянула меня за руку, увлекая за собой – после все объясню.

- Хорошо. - Дальше, пока мы спускались по каменной лестнице, я уловила обычный запах ночного клуба. Звуки музыки в стиле дип-хаус сняли напряжение. И вовсе успокоилась за столиком, над пустынным, пока еще танцполом.
«Посиди здесь» - шепнула она – «Я подумаю, пока, чем тебя угостить» - и пропала в стороне бара.
Я успела лишь вежливо улыбнуться.
От других прочих, виденных мною клубов, этот отличался разве что публикой – все, так или иначе, придерживаются определенного стиля. Кибер-панк или готик-панк или, может быть его еще иначе величают (стиль). Признаться, я не настолько сильна в нюансах многочисленных ответвлений и субкультур. Но выглядит очень интересно, в определенном смысле красиво, хотя и немного жутковатого – словно находишься в альтернативном мире умных машин и победивших все человеческое технологий.

«Глубина, глубина, я не твой…» - вспомнилась мантра странного героя из не менее странного романа
Пока я разглядывала непривычную публику, Полина принесла коктейли и села рядом. Её глаза слабо отсвечивают красным в рассеянном полумраке клуба. Её движения легки и отточены. На её губах все та же вежливо-ледяная улыбка и еще я с какой-то мстительной гордостью думаю о том, что жаркие взгляды двух модных девушек из-за соседнего столика вовсе не растопят того льда… или, во всяком случае, не сегодня
«Как тебе?» - шепчет Поля. Она уже рядом. Протягивает мне бокал 
«Спасибо» «Интересно» - честно отвечаю я. Над танцполом почти как настоящая простирается вселенная бесконечно глубоко черная с мириадами звезд и двумя или тремя разноцветными лунами – очень красиво… и странно – «словно они настоящие»
Она улыбается
«А может быть, так и есть?» - она скажет больше, я это чувствую. Просто тянет момент. Просто это тоже своего рода игра, в которой я увязла по самые ушки - «про виртуальную реальность слышала?»
Я пробую коктейль. Он приятен на вкус. Много приятнее, чем я ожидала с самого начала
«Слышала» - улыбаюсь
«Ну вот» «А теперь есть возможность увидеть» - словно радушный, гостеприимный хозяин, она широко разводит руки в стороны – «Это мой странный мир и сегодня он твой»
Луны реальны, величественны. Мы сидим на вершине скалы, сразу за танцполом обрыв в неизвестность
Я улыбаюсь, кусая себя за кончик языка и, тем самым спасаю нас обеих от нового приступа насмешек по поводу пафосности происходящего. Весь мир театр…
«Или 3-D игра» - она улыбается.
Смущаюсь – «Я последние слова произнесла вслух?»
«Нет, они слишком явно читались в твоих глазах»
«Хм… мне… должно быть стыдно?»
«нет. Тебе должно быть интересно»
«…даже очень»
«а стыдно, наверное, должно быть мне»
«почему?»
«потому, что я еще не достаточный циник, чтобы всерьез считать согласие на все-что-угодно данное тобой в минуту отчаяния именно согласием на вседозволенность. И в то же время, я не смогла не воспользоваться им, обещанием»
Я смеюсь – крокодиловы слезы
Она тепло улыбается – ей нравится мой юмор и отношение к жизни, к происходящему
«Все что ты видишь – это действительно Игра» «Нет, не весь мир и не в философском смысле, а в самом прямом, настоящем» «Клуб – реальная, физическая декорация» «Присутствующие, тоже не глюки, а вполне телесны и делятся на три категории. Первая, их большинство – ничего не подозревающие тусовщики. Самые обычные Пети, Маши, Кати. Это био-статисты. От них не зависит ничего, ровным счетом. Они здесь просто… для красоты»
Я огляделась. Народ постепенно прибывает. Био-статисты, пришедшие весело провести время, заполняют своими телами физическую декорацию клуба.
«Вторая часть, самая малочисленная – это НИПы или НЕпись. Не Игровые Персонажи. Некоторые бармены, дилеры, проводники или охранники. Они лишь средство для создания игровой атмосферы. Мотивируют игроков совершать те или иные действия и являются основным источником информации об игровом мире и сюжете игры. И знаешь… я все чаще думаю о том, что они это реально сложные, гениальные программы, одетые в голографическую оболочку» «Хотя, не все»
«Третья часть – Игроки» - темное, мерцающее пламя в её глазах смотрится истинным и настоящим. Чуть поодаль прошел парень, в чьих глазах спряталась синяя бездна. Поля согласно кивнула
«Линзы, в нашем случае, это гораздо больше, чем кусочек силикона, способный менять цвет твоих глаз» «Это твой пропуск, твоя регистрация в игре – помнишь вибрацию на входе?» «Линзы – это эквивалент костюму, шлему и прочим наворотам» «Линзы плюс эти часы, плюс специальный коктейль»
Мне становится не по себе – значит, я в Игре?
Оглядываюсь – ничего сверхъестественного не наблюдается, все вроде как обычно
«А так, сразу и не заметишь» - поясняет Поля – «Разница в том, что простому смертному вход на другие уровни закрыт. Без линз они его просто не видят» «Как не видят и специальные знаки. К примеру» - Она вынимает соломинку из коктейля и пишет светящейся влагой на антрацитовой плоскости стола несколько символов
«Это мое имя в Игре. Запомни его на всякий случай»
По зданию клуба и сквозь всех присутствующих прокатывается беззвучная и необъяснимая волна. Я успеваю заметить стремительные взгляды нескольких Игроков
«Если ты чувствуешь её, значит все идет как надо» «После третьей начнется финальный этап игры сезона»  - голос Полины снова серьезен и холоден.
Сюжет, в общих словах, довольно прост. Найти все артефакты, соединить их в ключ и открыв сейф, забрать свой маленький приз.
Здание полностью принадлежит Организатору и имеет пять надземных этажей и два подземных, сам клуб располагается только на первом и минус первом – артефакты везде.
Игроки могут объединяться в команды или играть друг против друга. В любом из этих случаев куча проблем. Объединение, равно дележ. Игра в одиночку – путь против всех
Я?....

+3

2

…я не помню ответа Поли. Скорее всего по причине того, что это было нечто расплывчатое и очень умное. Просто в тот момент в игре всеобщей она вела игру свою собственную. И, разумеется, не считала нужным посвящать в её детали и тонкости никого, даже собственноручно созданного НИПа. Моя миссия заключалась в ином, нежели поиск артефактов…

«Не уходи никуда с этого уровня» - глядя в глаза, тихо и напряженно шептала Полина – «Потому, что во-первых, это реально опасно, а во-вторых, ты нужна будешь мне именно здесь» «Твой выход в самом финале» «Не подведи»

…к нашему столику подсели её знакомые. Их странный сленг мне абсолютно непонятен, осталось лишь доверять мимике и интуиции – так, наверное, чувствуют себя глухие.
Я на миг закрыла глаза.

«Поль?» - Луны над головой проплывают величественно и бесшумно…
Вместо Полины компания незнакомцев.
«Вау! Она разговаривает!» - воскликнул ближайший ко мне чувак, остальные заоглядывались. Ни одного знакомого лица. Саунд обрушился звуковой агрессией. Пустынный пару минут назад танцпол, теперь напоминает разъяренный океан из колышущихся рук и голов

«Это сколько же времени прошло?» «Не знаю, что за химию мне Поля подсунула в виде коктейля, но, накрывает она здорово!» - Я поднимаюсь, словно во сне, пытаюсь сообразить, где здесь может прятаться дамская комната.
«А интересно – если все происходящее вокруг виртуально, то где я реально сейчас нахожусь? и как мой визит в туалет будет выглядеть там?» - здравая мысль почти вогнала меня в панику
«Вдруг мне только кажется, что я иду и спускаюсь по лестнице, а на самом деле сижу там за столиком над танцполом. Это ж кошмар!»
От панических мыслей отвлекло любопытство – полупрозрачный, полувидимый дверной проем в кирпичной стене глухого коридора ведущего к удобствам и несколько символов, нацарапанных рядом.
«Вот о чем говорила Полина!!» - догадалась я. Наблюдение подтвердило – этот проем не видит ни кто, кроме меня – «значит все правильно – мир остается миром. Просто у меня теперь больше способностей. Или возможностей. Или… черт его знает, чего еще!»

Приближаюсь, заглядываю – темно.
«Она сказала сидеть на этом уровне» - ухожу прочь, стараясь не оглядываться на «тайный лаз». Но полупрозрачный вход манит и зовет неизвестностью, избранностью, элитарностью

Антироль Белого кролика сыграли три лысых мальчика, которые без всякой виртуальности, явно страдают манией величия и вседозволенности. Причем величина их мании, по моему была прямо пропорциональна величине IQ всех троих вместе взятых. И если Алиса рванула за Кроликом, то я чесанула от чересчур перевозбужденных детей макдональдса и кока-колы.

И оказалась в полумраке коридора параллельного.
Преследователи недоуменно таращились в видимую им глухую стену. Наверное, с такими же лицами люди первобытные изучали бы кубик Рубика.
«Обломались?!»
Оставив несчастных, я огляделась – Поля просила и предостерегала никуда не ходить – нудит Здравый смысл
«Так я никуда и не пойду, лишь добегу до следующего выхода» - резонно рассудила, глядя, как залипли айфоно-владельцы напротив входа – назад мне все равно сейчас пути нет. Не сидеть же здесь теперь неизвестно сколько времени.
«А интересно, они не комплексуют, из-за того, что телефоны умнее их на несколько уровней сразу?» - Не спеша шагаю по пустынному коридору. Слышу далекие раскаты музыки, обрывки многоголосия. Настроение закрепилось между отметками «exellent» и «просто супер». Наверное, поэтому не сразу обратила внимание на изменившийся цвет освещения – из сиреневого он незаметно стал темно-красным. Звуки музыки трансформировались в глухой стук, напоминающий биение сердца, а где-то позади из жуткого мрака коридора стал нарастать  гул. Глухой и явно не предвещающий ни чего хорошего. Ожидание этого неизвестного и невидимого «ничего», обернулось для меня паникой. Внезапным приливом подавляющей тревоги и холодного, липкого страха. Мое сердце  запрыгало в груди так, что стало трудно дышать. Меня затрясло, а сознание, плавно, как по рельсам тронулось в путь.
Не знаю, чем бы наваждение кончилось, не уцепись я глазами за едва мерцающую в темноте надпись – Полькино имя в Игре. 
…самое страшное – это наш собственный страх, это представление наше же о нашем же страхе. Паника их проводник.
Выдох-вдох
Это Игра
Это все как во дворе не взаправду, а понарошку.

Гул исчез – просто тихо теперь, полумрак и набор голографических символов, оставленных мне Полиной.
«Знала ведь, что я не усижу на одном месте. Обязательно влезу куда-нибудь из любопытства!»
Её смайл весело-ехидно улыбается в половину высоты стены, зовет стрелкой в строго определенном направлении. Я шагнула к нему, и земля расступилась под ногами, гостеприимно приглашая новичка в преисподнюю…

Уровень два

«Ты молодец» - подавая мне руку и помогая подняться, произнес парень с синей бездной в глазах – «новичок и так сразу прошла первый уровень «Паническую атаку». На нем срубаются многие. Как ты догадалась, что всё иллюзия?»
Я пожала плечами – «не знаю. Просто интуиция» - не рассказывать же первому встречному незнакомцу о «записках на полях», оставляемых Полинкой для меня и видимых исключительно мне и ей.
Оглядываюсь.
Вокруг снова узкие коридоры, глухие кирпичные стены и тишина. – «А ты игрок или нип?» - возвращаюсь к парню внимательным взглядом. Он выше меня на целую голову. У него «рваная» стрижка с хаосом на затылке и удлиненной челкой. Темные волосы, как и глаза, отливают синевой. Он отлично сложен. Носит длинный черный плащ с серебряными наплечниками, черные сапоги и черные брюки. Еще, мне показалось, что за спиной его меч…
- Нип?! - заливисто расхохотался парень, протянул мне руку - Я Иван, будем знакомы?
- Алина - на ощупь его ладонь показалась настоящей… а следующее его замечание поставило в тупик
- Ты похожа на Тину Лоркхат! Точно! Вот кого ты мне напоминаешь!
Не зная, как реагировать на незнакомое имя, я пожала плечами
- Возможно. – В компьютерных играх, я разбираюсь, как зебра в кокосах. То есть, абсолютно никак, но и выглядеть глупо не хочется!
- Особенно, если твою юбку заменить на шорты… - продолжал Иван
- Лучше скажи, куда нам двигаться дальше. Великий Гейтсби – я постаралась направить поток его красноречия в нужное русло, но последнее замечание вызвало скорее новый поток смеха
- Хорошо. Я буду Гейтсби – весело согласился парень и указал вперед – нам туда.
Я оглянулась назад
- Откуда знаешь? – прищурилась в темноту – а может туда? или вон, налево и за угол?
- Неа – уверенно ответил он – оттуда я пришел. Там лазейка, через которую можно миновать ловушку с «Панической атакой». Новички еще не знают её. А налево, за углом просто тупик и головоломка, не имеющая решения. Даже наша оборотень Пол-Эйсид, которая во всем ищет подвох, обходит её мимо.
- Оборотень? – иду вслед за Иваном, и кажется, понимаю, кого он имеет ввиду
- Ну да – подтверждает парень – или она адепт черной магии. Я еще не разобрался окончательно.
«Я тоже» - мысленно соглашаюсь с ним, а впереди уже маячит новая загадка. 

Вернее – новый перекресток. Еще вернее – перекресток перед высокими, двустворчатыми, плотно закрытыми дверьми. По обеим сторонам которых, прикрепленные к стене, горят факелы. Но копоти нет. Наверное, они очередная иллюзия, как и два жутких, каменных демона, тенями угадывающиеся чуть дальше.
А вот сквозняк настоящий. И тихое, едва слышное дыхание с «дьявольской» стены!
«Поля ведь предостерегала - сидеть на своем уровне. Никуда не ходить, это опасно» - запоздало вспоминаю я, спешно пытаясь понять – «что же мне делать дальше?»
Иван останавливается впереди. Прислушивается. Сейчас он наверняка достанет меч из-за спины и с криком «Бонзай» рванет в бой с нечистью непонятного происхождения…
«Это вряд ли» - светится на стене очередное, язвительное послание от Полины – «Он войдет в храм тихо и чисто, он это умеет. Не думай, что ваша встреча случайна. Следуй пока за ним. Не забывай заглядывать в сундуки и «сохраняться», как он покажет. И пожалуйста, будь осторожна»
«ПыСы. Я скажу, где и когда можно будет свободно выйти, а пока – наслаждайся :D»

- Алин! – позвал за собой Иван. Пока я читала Полинкину «записку» он без шума и пыли открыл оббитые железом двери. За ними виднеется странное помещение с высоченным куполом и готическими люстрами.
- Иду – поспешила за Иваном я. В этот же самый миг, на мое движение среагировали каменные демоны. Они стремительно сорвались со стены. Метя острыми, металлическими пиками, полетели к нам, со свистом рассекая воздух.
Признаться, я испугалась так, что даже крик застыл не родившись. Только мысль – бежать! Бежать! Бежать!
Над головой зазвенела сталь, посыпались искры. Меч и копья оказались самыми настоящими. И камни, что крошась, посыпались мне на голову и жаркое, словно печь, дыхание каменных демонов.
«Это не Игра! Это кошмар какой-то!» - отказывался верить в происходящее здравый смысл, а ноги несли вперед.
Заскочив в раскрытые двери, я зашарила взглядом – куда бежать и прятаться дальше. За спиной послышался скрежет – Иван едва успел протиснуться, как двери захлопнулись с медным гулом. Каменный грохот стих. Пыль постепенно осела на пол, стены и нашу одежду. Молча, мы с Иваном переглянулись и двинулись дальше. Только теперь я не испытывала иллюзий по поводу невиртуальности происходящего.

В одном из сундуков, стоящих у выхода из Храма Демонов, мы нашли карту. Иван наметил кратчайший, до бирюзовой отметки, путь. Я посомневалась (для видимости), но согласилась. Он Игрок – ему виднее.
Дальше довольно долго шли глухими коридорами, в которых время от времени прямо из стен выскакивали кровожадные монстры и нападали на нас. Ужасно вонючие существа зверо-человеко-подобного вида с реально живыми глазами. Их реально убивал Иван. Мы оставляли смердящие трупы и шли дальше.
Не знаю, чем бы все закончилось, будь я одна. Наверное, меня бы съели и останки моего тела без вести пропали бы в подземном, каменном лабиринте
Вообще, пережив первый шок, я перестала задуматься о происходящем, пообещав себе, во-первых вернуться к подобным размышлениям позже. И, во-вторых, все сменялось слишком напряженно и быстро, что бы тратить хоть одну секунду на одну лишнюю мысль.

Сначала раздался гул, затем затрясло абсолютно всё – стены, пол, потолок, нас, а потом, разорвав в хлам кладку стены и плиты пола, хлынул поток ледяной воды. Закручиваясь воронкой, он с ревом полетел вниз, пожирая все на своем пути, подбирался к нам.
Меч Ивана здесь бесполезен, как и его физическая сила. Здесь нам нужны сейчас опыт, хитрость, смекалка…
Опыт? - В тот момент я таки разглядела Полькин знак. Пригляделась и поняла – он указывает на едва заметную под потоками воды  покореженную арматуру, торчащую из полуразрушенной стены.
– Вот наш единственный путь!
Иван удивленно уставился на меня – ты с ума сошла?
- Нет – примериваясь взглядом, я твердо намеревалась сделать первый шаг
- Стой – он схватил меня за руку – я не пущу тебя! Я найду другой способ
Ненавижу, когда ко мне прикасаются без моего на то согласия. Тем более, когда меня хватают за руки!
- Нет здесь другого! – резко отталкиваю его. Поток воды ревет так, что нам приходится громко орать – я точно знаю!
- Откуда? – он смотрит в упор – ты ж в Игре полный ноль
Я подхожу к краю обрыва. Передо мной свирепо закручивается гигантская воронка. От воды веет холодным ветром. Позади наростает шум второго приближающегося потока — еще несколько минут и он хлынет из того коридора, по которому мы с Иваном пришли сюда и смоет нас.
- Чувствую – читает Иван по губам. Я совершаю первый прыжок и что есть силы, цепляюсь за арматуру. Поток ледяной воды окатывает с головы до ног. Но я держусь. Нахожу, куда поставить ногу и одновременно быстро и осторожно перебираюсь на другую сторону. Туда, где виден свет в конце тоннеля.
«Ну, Поля! Ну, погоди!» - мысленно кричу, понимая, что она, возможно, не при чем, возможно, будет самым главным виновником, если меня смоет потоком в этот гигантский унитаз…
Как оказалась на сухой и твердой поверхности, я не помню. Мне просто очень хотелось жить.
Следом за мной, тот же путь преодолел Иван неверующий. Как и я, он вымок полностью. Был зол и смотрел с недоверием.
- Я здесь случайно – стараюсь не стучать зубами от холода очень громко -  тебе не наврежу ничем. И не скажу больше ни чего. Если хочешь – дальше иди один.
- Доведу тебя до Кристалла, а там делай, что хочешь – рассудил он по своему.
Я не стала спорить. Мы снова двинулись вперед.

Здесь коридоры шире и напоминают жуткие тоннели секретных химических лабораторий.
Здесь нас атаковали зомби, а позже странные существа из пластика и проводов, которые били током и обжигали лазерами.  Иван, как водится, быстро разбросал противников в разные стороны и, на всякий случай оглянулся, иду ли я следом. Я не отставала.
Наконец мы подошли к грандиозному сооружению, похожему на гигантский кристалл цвета морской волны, висящий в невесомости, в этаком каменном гроте, где вверху и внизу простерлась темная бесконечность.
Только он мог обозначаться на карте бирюзовым ромбом!
У края пропасти, нам открылся прозрачный, стеклянный мост. 
- Ну, конечно – прошептала я, чувствуя, как от усталости и осознания высоты, начинает кружится голова, а желудок сворачивается в комок.
- Погоди – остановил меня Иван. С другой стороны к нам подходят еще три игрока – два парня и девушка. Один из них поздоровался с Иваном, как старый знакомый. Причем назвал последнего Заком
- Локки – представил его новоявленный Зак
- А, Тина Лоркхат! – я вновь услышала свое странное определение и согласилась с ним. Как ни крути, а этим мальчикам по всей вероятности виднее.
Другие двое были мрачны и молчаливы. Причем, мне показалось, что парень «двоится» у меня в глазах.
Не опасаясь больше попортить макияж, ибо после купания в ледяном, техногенном водопаде ему нечем уже навредить, я протерла глаза.
- Да гимпы – обронил Локки, поглядывая куда-то в сторону. Шаги, доносящиеся оттуда, свидетельствовали о приближении людей.
Я решила воспользоваться передышкой с пользой
- В смысле? – тихо спросила  Ивана-Зака. – Гимп – это нип?
- Нуб это! – с привычной иронией, отозвался сердитый голос Полины (в сердце моем при этом запрыгали радостные, озорные чертики) – ну, чего стоите? Забирайте вот еще одного. Тащите их в Кристалл и нафиг, что бы я их здесь больше не видела! - Шагая от противоположного хода, Поля толкает перед собой еще одну двоящуюся тень. – Всего их трое было?
- А фиг знает – пожимает плечами Локки, вопрос явно адресован к нему – понапокупают билетов, нажрутся химии и туда же! Спасибо за помощь, Пол! Эй, Камон говорю! – На слово «камон» люди-тени вяло среагировали, зашагали в предлагаемом направлении. Локки вместе с Иваном-Заком  повели «нубов» по прозрачному мосту в Кристалл, а Поля взяла меня за руку и заговорщицки улыбнулась – а ты чего? не бойся, здесь совсем не высоко. Пара десятков световых лет, не больше.

«Да, действительно, чего там…» - Я улыбнулась ей в ответ, и смело шагнула вперед. Рядом с Полинкой мне не страшно. Мост позволяет идти вдвоем.
- Кто такая Тина Лоркхат? – спрашиваю, снова пользуясь случаем
- Ты – просто отвечает она, улыбается – перс один, ну очень схож с тобой характером. Только не танцует, правда.
Я согласно киваю. Гляжу вперед - с каждым нашим шагом Кристалл становится ближе – ближе идеально ровные, холодные грани цвета морской волны, строгие, неприступные, лучащиеся светом изнутри и из-за этого света кажущиеся невесомыми, призрачными.
Оптический обман?
Намереваясь задать очередной вопрос, я оглядываюсь на Полину и забываю даже собственное имя, ибо то, что вижу теперь вокруг - потрясает грандиозностью и невероятностью. 
Нет ни темноты, ни бездны – есть бесконечный мир высотных зданий – строгих, как готические замки, построенные из кирпича или камня, странных из пластика, вычурных из металла и стекла, и вообще невообразимых конструкций, связанных между собой бесконечными мостами и  переходами.
Между зданиями, мерцающими огнями окон или неоновыми фасадами, потоками волнообразного света переливаются магистрали и линии надземного метро.
Над фантастическим мегаполисом – открытый космос с миллиардами звезд и полусферами Лун.
Под ним земли не видно – мы где-то между. 
Я сжимаю Полинкину ладонь и шепчу - не может быть – понимая, что этого действительно НЕ МОЖЕТ БЫТЬ
- Добро пожаловать в Oxygen city – негромко произносит она, привычно окрашивая происходящее в оттенки иронии
- Спасибо – не нашлась я больше, что ответить. Легкий ветер коснулся её волос. В её кошачьих глазах тихо мерцает темно-красное пламя
- Нравится? – Поля следит за каждым моим движением, взглядом, эмоцией. Зачем-то ей очень нужно знать мои ощущения и мысли
- Не то слово! – шепчу я в ответ – это не может просто «понравиться»! Это потрясает, взрывает и переворачивает все моё сознание! Спасибо! – я обнимаю Полину. Она сдержанно обнимает меня. Под холодным светом линз, в её глазах я вижу человеческое тепло и участие.
И есть нечто большее, чем даже этот грандиозный город-мир, созданный истинным гением. Невозможно выразить всеми словами любых, земных цивилизаций – и это нечто я чувствовала там, стоя рядом с ней в самом центре мироздания.

Внутри Кристалла находится помещение, состоящее из большой, общей комнаты, с большим, круглым столом посредине, широкими диванами у стен и несколькими туалетными комнатками. Все здесь мебель, стены, пол - светлое и какое-то мягкое и словно висит в воздухе.
На диванах, вокруг стола, расположились Локки, Иван, трое парней и девушка. Перед ними стоят контейнеры с едой и одноразовые стаканы с напитками.
За ними, на одной из стен раскинулась огромная, трехмерная карта Игры. На другой – не очень понятные часы. Отсчитывающие, по всей вероятности, не привычное планетарное, а оставшееся время до окончания финальной игры.
- А где еще трое? – садясь на предложенное мне Иваном место, спрашиваю я. Понимаю – «смертельно устала и абсолютно не ориентируюсь больше ни в земном пространстве, ни в земном времени»
- Их настиг большой Гамовер – ответил за Ваньку Локки (он исподволь внимательно следит за мной и Полиной). Кто-то улыбнулся, кто-то не обратил внимания. Поля поставила передо мной два контейнера, высокий стакан с трубочкой и вручила одноразовую ложку
- Спасибо – озадаченно поблагодарила я, мысленно усмехнулась – «а теперь завтрак космонавта!» «или ужин?»
- Интересно, а сколько времени сейчас в обычном мире? – невольно озвучила последнюю мысль. Девушка, из незнакомой мне компании, перевела своим парням вопрос на английский. Иван прикинул в уме
- Я думаю, ранее утро
Поля садится напротив, между двух незнакомых мне парней, приступает к своему завтрако-ужину. Втроем они негромко обсуждают что-то по английски. Я вижу – исподволь Иван прислушивается к их диалогу, но мешает девушка
- Глори – представляется она громко, протягивает руку. Жму чужую ладонь, а Полина, сдерживает смешок, после моего - Тина Лоркхат
- О, еа! – кивает Глори, продолжает с ужасным акцентом - Первый раз? Я тебя раньше не видела
- Да – подтверждаю. Ловлю едва слышное и совсем непонятное слово от Локки «читер», понимаю, что отключаюсь.
«Локки наверняка привяжется – наставляла перед входом в Кристалл Полина – не обращай на него внимания. У него своя грусть. В Кристалле нужно поесть и поспать. Последнее особенно тебе рекомендую. По стандартному времени ты уже сутки здесь. С непривычки можешь не рассчитать и свалиться без сил в самое неподходящее, а завтра ты очень-очень мне нужна. Понимаешь?
Я кивнула
– Я очень на тебя рассчитываю – продолжила Полина. – Когда поспишь, спускайся на лифте, он в Кристалле, разберешься, не сложный, на первый уровень и жди. В определенное время зазвучит та музыка, что я включала тебе и просила запомнить
Я вновь согласно киваю
- Значит твой выход. Шест там есть. Надеюсь, твой танец сработает.
Я отрицательно качаю головой – есть кое-что лучше – тихо, чтобы никто не услышал, шепчу ей – но мне нужна будет маленькая помощь
- Ты сумасшедшая – уверенно произносит она, внимательно выслушав предложенный мною план
-  Я хочу этого больше всего на свете! – горячо подтверждаю и смотрю прямо в красное пламя её глаз – это единственный шанс! Этого больше не повторится ведь никогда!
- Хорошо – помолчав, согласилась она. – Тогда тем более обязательный отдых. Курс я проложу тебе. После сна выйдешь и просто нажмешь вот эту кнопку на своих «часах» - показала она. – Знаки расставлю. Не ошибешься. И… я на тебя очень рассчитываю…»
«Я не подведу» - мысленно, горячо обещаю, засыпая на мягком диване, в самом странном из виденных мною когда-либо мест и чувствую теплый, как одеяло, твой взгляд. 

Я чувствую движение и полет. Вокруг меня лабиринтом вызмеиваются хитросплетения информационных потоков – вверху земля, снизу – небо. Раскинув руки, я в него падаю. Между пальцами струится ветер…
- Происшествие на Площади Холодных Газов – холодно сообщает электронный голос.  Мое сознание отфутболивает стремительно пролетевший мимо дрон, черный и обтекаемый. Я пропадаю в другой эфир
- Давление в Главном Несущем – передает информацию искусственный интеллект
- Внимание, крысы! – загорается стоп-огнями третий
- Подать метан в Синий квартал – командует четвертый
- Хоспаде… приснится ж такое – я сажусь, протираю глаза. В мутном экране нового дня вижу струящийся свет внутри Кристалла и кривую усмешку Локки, протягивающего высокий бокал. – Аргон со льдом? Не желаете?
Проснувшись окончательно, я поднимаюсь, иду в кристальную уборную, всерьез опасаясь невесомости и того, что вода в душе будет падать вверх.
Слава Энштейну, гравитация пока на своем, привычном месте. Мыло мылится, зубная паста имеет освежающий вкус.
За столом «завтрак». Сегодня людно человек десять. Громко обсуждают ход и прогнозы Финала, успехи и поражения, прочие планы. 
- Зак один пошел – понимаю, что речь идет об Иване – нот гуд, но Эйсид не сделает
- У него артефакт
- У пати Неро два артефакта
- Остальные сами знаете у кого! – мрачно вставляет кто-то
- У Вакки был – встревает другой голос – да сплыл теперь
- Эйс? – осведомляется первый
- Да. В честном бою…
Я жую странную еду, похожую на мюсли, кашу и хлопья одновременно и складываю в голове картинку на основе «расшифрованных» данных из диалога.
Игрок Эйсид очень хочет победы. Он собрал (или отобрал) почти все артефакты. Остались теперь – один у Зака-Ивана, который решил так же идти к финалу в одиночку и два у небольшой компании.
В первом случае народ в большинстве ставит на поединок и предвкушает зрелище – поединки между игроками много интереснее и более непредсказуемы.
Во втором случае, скорее всего торг, но, не исключены и другие варианты.
- Если Эйс что-то нужно, она просто идет и берет это – говорит парень с длинными, серебристыми волосами – Эйсид самый беспредельный чар
- Справедливый. – Возражает брюнет в черном
- Отмороженный – кривится «серебровласый»
- Скажешь это, когда она в следующий раз примет твой «хелп» и потеряет свое время на спасение твоей, никчемной жизни - вставляет неизвестно откуда взявшийся Локки
- Много не потеряет! Она же создала этот город. Она знает здесь все мгновенные переходы.
- Организатор многое изменил!
- Суть осталась!
- Читы запрещены! – против Локки стоят уже трое
- Читов нет здесь – негромко произносит парень.
«Серебряный» усмехается в лицо Локки и неожиданно указывает на меня – тогда что она здесь делает? Кто она?
«Беги, Тина! Беги!» - проносится в голове. Я несусь прочь. За спиной слышен угрожающий топот. И снова коридоры, переходы, монстры и лифты

Не успевая даже подумать «верно, или нет», я следую за стрелками-подсказками, оставленными мне Полиной. Проваливаюсь до самых жутких трущоб, затем стремительно возношусь к звездному небу. Пробираюсь через полутемный чердак небоскреба и вижу танцпол Кибер-клуба с высоты пяти этажей. Вижу темные, металлические конструкции. К ним можно прицепить канаты и шелковое полотно, каким-то чудом, доставленное к самому краю площадки.
- Ты не чар, ты её клон – произносит Локки. Он стоит чуть поодаль, против света, поэтому виден лишь сумрачными очертаниями. Его не должно быть здесь и сейчас. Но мне некогда разбираться с этой загадкой и его настроением. Я креплю полотно к металлическим тросам
- Она доверяет тебе, - продолжает непонятные речи парень - как себе, раз отдала Финал. Вангую, в этот раз она переиграет Организатора. Но, если только ты успеешь вовремя и справишься с чем-то нереальным. - Он подходит ближе. – И так ли ей нужны его деньги? -  Теперь я вижу его глаза – так странно – глаза обычного, живого человека. Он выглядит более не настоящим, чем фантастический мир вокруг.
- Она пришла уничтожить Игру? Свое творение…
В это время пульт перестает слушаться диджея – миксует сам и бьет током руки парня.
Я слышу музыкальный переход, узнаю условный знак
Пора
Не сводя взгляда с Локки, делаю шаг назад и, как в замедленной съемке, лечу спиной вниз к танцполу. Мощный свет прожекторов фиксирует каждый миллиметр моего свободного падения. Весь клуб, вся Игра, Вселенная – на миг замерли в недоумении.
Над самыми головами людей я ухожу в маятник. Шелковое полотно обжигает руки, но не удержаться сейчас значит не только смерть. Значит - подвести того, кто доверяет мне, верит в меня. И я делаю невозможное. Чувствуя невыносимое счастье от того, что МОГУ СОВЕРШИТЬ НЕВОЗМОЖНОЕ
То, что никогда больше не повторится.

Лазерный свет жадно обнимает мою фигуру в танце-полете скользящую по шелковой широкой ленте. Зал подо мной кипит неуправляемым океаном.
Трюк недостаточно оттренирован, но… картинка идеальна.
Вздох облегчения и восхищения издает мегаполис.
Организаторы обалдело молчат – на 3D карте загорается победитель, собравший все артефакты в срок, разгадавший головоломку и вскрывший тайник
Я останавливаюсь, выбрав идеальную высоту, и начинаю персональное шоу
Ап ребята – мне нужны ваши руки – делаем раzzz

…после вдвоем с ней мы встречали земной рассвет на крыше высотного здания. Сидя на вентиляционных трубах, наслаждались ветром и утром, а несколько, непонятно откуда взявшихся папарацци фотографировали нашу странную пару для своих сенсационных репортажей.
Позади них стояла незнакомая девушка. Я не успела толком разглядеть её. Лишь запомнила длинные, черные волосы.
«Ты молодец!» -  жарко шептала Поля, обнимая меня за плечи. – «Ты смогла! Ты почувствовала!» - Целовала мои обожженные ладони, а я подставляла лицо первым солнечным и была счастливой, усталой и пьяной от настоящей жизни.

«Мама и папа, привет! Простите, что не смогла навестить вас в эти выходные, просто случилось кое-что непредвиденное. Но обещаю, что следующие четыре моих законных мы обязательно проведем вместе! Очень люблю вас и еще больше скучаю. До скорой встречи. Ваша дочка Алина»

Весь следующий день – оставшийся мой последний выходной мы гуляли  с Полиной по Москве. Наслаждались земным реалом. Тратили вчерашний выигрыш, покупая все, что взбредет только в голову.  Ели мороженое. Катались на роликах. Успели попасть на какой-то концерт в Зеленом театре и сбежать от дождя…
посидеть в кафе и осчастливить официантку с грустными глазами чаевыми, равными её же месячной заработной плате…
а потом снова бежать или ехать или катиться…
…вернуться домой, забраться в кровать и сдаться без боя в тягучий и яростный плен древнейших божеств, божеств страсти и нежности…
…уснуть без сил на её плече, и слышать тихое её дыхание в ответ. Легкое, безмятежное и безумно далекое от всех глупых проблем и поступков. Сережа, Вика, её подруги – все они где-то там – далеко-далеко внизу. Микроскопичны и не важны. А мы плывем вдвоем над человеческим миром. Мои слезы она превращает в звезды. Об этих звездах люди слагают легенды. Духи легенд живут среди людей...

«мне нужно срочно бежать, прости» - шепчет Полина, легко-легко касается губами виска. Я еще в полусне и бормочу тихо/честно – «не уходи… я не хочу, что бы ты уходила…»
«Я ненадолго, лапа, спи…» - пропадаешь вместе с теплом, а на смену вам в моей душе поселяется испуг - «я не хочу, что бы ты уходила?!!»  «и после этого будешь утверждать «ничего личного»?!!»

Сидя в её кровати, я слушала тишину. Смотрела в синюю даль, распростершуюся над городскими крышами. Куталась в простыню, что хранила едва уловимый Полинкин запах и начала понимать – что нужно/необходимо бежать со всех ног, со скоростью света, сломя голову и непременно кануть в неизвестность - пока я еще могу сказать - «не такая»
Пока я еще могу заставить себя бежать…

/ в тишине щелкнул дверной замок. Квартира прикусила язык. Она не виновата. Ведь она не живая. Она не могла удержать….
Тишина
          не может сказать тебе «все хорошо»… ты медленно прошла вдоль – идеальный порядок – ни пылинки больше не напоминает о моем, мимолетном присутствии….

Открываешь окно, смотришь вдаль – символ стойкости башня, прямая, как хорда и гордая… глупая /

После душа Полька нагишом шастает по квартире, слушает музыку, разогревает свой ужин и запускает новенький файл – восемь мониторов взрываются и в мельчайших подробностях воспроизводят рождение новой вселенной, отчетливо напоминающей луны Кибер-клуба. Легкая и стремительная фигура в танце летит между звезд.
«Каждому свое» - грустно улыбаешься ты и отправляешь видео в сеть. Тебе оно больше ни к чему. Ты просто хотела сделать сюрприз одной своей знакомой.
Часть записи с клубных камер наблюдения, обработанная в трехмерном редакторе разлетается по человеческим интернетам.

----------------------------

За окном поезда мелькают березы. Синее небо. Солнечный день.
Я еду к маме и папе. В вагоне редкие пассажиры, все почти спят. Я среди них как шпион пялюсь в окно и жмурюсь на яркое солнце.
Долгожданные каникулы. Долгожданная свобода.
Я теперь помощник тренера в приличном фитнесс центре с приличной (взрослой) зарплатой. Как ни странно, но помогло урвать такую ценную вакансию мое до сумасшествия смелое выступление в Кибер-Клубе. Кто-то выложил кадры импровизированного дебюта в сеть. Получилась весьма неплохая реклама моим  умениям…
…там же, при центре живу. Есть возможность снимать у них мааааленькую комнатку…

Я поднимаю глаза и смотрю в окно – там электричка из прошлого несет прошлую меня во времени и пространстве. И между нами обеими, я и я, с каждой секундой ширится пропасть возможностей альтернативной истории. Каждое мгновение своей жизни мы совершаем выбор. Меняем свою судьбу

«Мама! Привет!»
Я обнимаю до странности чужую женщину, все еще внешне хранящую родные и знакомые с детства черты лица, походку, голос
«здравствуй» - негромко, сухо отвечает она – «с приездом»
«Да, спасибо» - с глупой улыбкой я пытаюсь сообразить - «Мама? Что-то не так?»
«мы тебя ждали» - официально кивает она – «И ты, наконец-то, изволила» «Едем домой. Дома ждет разговор»

*????
«Так, значит, Вика нам рассказала правду?!» - мамины глаза округляются в ужасе, негодовании и отвращении – «ты, наша дочь, связалась с кем-то…. с не…не человеком даже» - она не может найти подходящего слова, а слова Вики озвучить сейчас просто не решается
«Какую правду?» - совсем как Полина я поднимаю бровь – «какую из правд? их у неё очень много. На все случаи жизни своя найдется»
«Ты не живешь в общежитии!» - грохочет первый выстрел
«Да, мама, я ушла» – мы сидим в моей комнате на кровати. Рядом в раскрытой, недоразобранной сумке шарится Мурзик. Серо-полосатый чертенок с пушистым хвостом. «И ты так просто об этом говоришь?!» - мама прикрывает губы ладошкой и качает головой – «Алечка, я не могу, не хочу, не сумею в это поверить!,,,»
«Да во что верить то, мама?!» - искренне взрываюсь я – «в то, что они не дают мне житья? В то, что Вика проститутка, Серега её сутенер и в свою компанию они хотели еще меня заполучить!» «В то, что мне просто противно…»
«В то, что ты стала извращенкой!» «Что танцуешь стриптиз, как последняя шлюха!» «Что якшаешься с девкой!» «с девкой…!!!» - выпалила она и сама же испугалась прозвучавшего
Я удивленно хлопаю ресницами
«Я чего….?»
Мама не выдерживает моего искренне-непонимающего взгляда
«Нет, подожди» - главное теперь не сдаваться – «это с чего вдруг такие… такое…?»
«Вика всем говорит!» - отвечает мне с вызовом, словно кидает песком в глаза - «Весь интернет в её – этой девки и твоих фотографиях!», «Что за маскарад вы устроили там на крыше? Как вас туда занесло? Откуда на тебе эти пошлые тряпки и… - вы обнимаетесь с ней! Вы целуетесь!!!» - голос мамы срывается в истерический визг, это ужасно - «Все соседи уже пальцами в нас показывают!» «Что нам с твоим отцом прикажешь делать?!» «Вот хорошо ж ты уехала учиться!» «Больше из дома никуда ни ногой!»
Что ей сказать?! Как объяснить?!
«Мам!!!» «Ты сумасшедшая?!!!» - я беру её лицо в свои ладони и ловлю взгляд – «я подтверждаю лишь то, что я работаю. Что учусь. Самостоятельно снимаю комнату и ничего ни у кого не прошу» «Что до всего остального – это Игра! Это был Финал виртуальной Игры!»
Отец стоит в дверях моей комнаты. Я не сразу заметила, как он вошел. Лишь по глазам вижу – не верит. Презирает
«Я не понимаю, зачем нужно собирать всякую грязь» - горько констатирую правду -  «И почему вы не можете верить мне? Верить в меня? Любить, черт возьми меня просто, потому, что я ваша дочь?» «Неужели есть что-то важнее этого факта?»

Но нет ответа.
Лишь долговременный, дотошный до мельчайших деталей допрос. После которого внутренний мир мой мертв весь и чист идеально

«Мы не простили тебя, Алина» - строго выносит вердикт за себя и за папу мама, но, помолчав смягчается. -  «Но у тебя есть шанс подумать и выбрать. Либо ты остаешься и исправляешь всеобщее мнение о себе. Либо можешь не возвращаться обратно»
«Не может быть!!!» - отказываюсь верить словам, ушам и логике вместе взятым - «Это же танец, хореография – это моя мечта и моя жизнь!» «Из-за дурацких слов завидущей девахи вы намерены отказаться от собственной дочери?»
«Ты нам не дочь, если можешь поступать так! Мы тебя этим всем мерзостям не учили!»
Легкая фигура летит в танце среди лун – над ней звездное небо, под ней бушующий океан поднятых рук.  Её движения грациозны и стремительно прекрасны… «да, мама… этим «мерзостям» вы меня не учили!» «им я научилась сама, посещая мастер-классы признанных звезд или тренеров по хореографии, танцам, акробатике и отрабатывая после на память миллион раз новые движения». «это они меня научили, их мастерством я хочу владеть в совершенстве» «но с каких пор мастерство стало считаться мерзостью?»
Каждую секунду своей жизни мы совершаем выбор. Мой же ответ на данный вопрос неоправданно затянулся.
Мама и папа ждали, почти не разговаривая со мной. Они словно стали бояться меня или испытывать неловкость, будто в присутствии чужого, постороннего человека

Выбор, который я не могу совершить

Человеческое одиночество – так я впервые почувствовала его холодную душу. Его ледяное дыханье.
Его бесстрастный голос, звучащий в бессоннице - говорящий о том, что нет никакой дружбы, есть лишь предательство, выгода. Что нет любви, есть только подлость. Что нет родных – кому довериться можно бы без оглядки, просто на том основании, что вы частицы друг друга.
Есть лишь ты и они. А у них есть лишь собственное представление о том, какой ты должна быть. Если иная – значит – чужая. Значит просто убить.
С каждым новым вдохом, сердце бьется больнее, пока не разлетится вовсе. С каждой слезинкой я становлюсь взрослее. С каждой минутой наступающего серого утра – циничнее. Дождь за окном хлещет разочарованием.

А она неожиданно привезла с собой радугу!

Полька явилась спустя несколько дней моих навек затянувшихся выходных.

«Отставить сопли» - бросила в личку в контакте – «через полчаса на вашем «главном» вокзале» «и это… не удивляйся там очень…»

Словно завороженная я перечитывала в миллионный раз электронные буквы лаконичного послания.

«Полька!!!» - беззвучно рвалось сердце на части – «что же ты делаешь?»

Не знаю, кому из нас она все же назначила встречу, но солнце примчалось первым. Заблестело в лужах, мокром асфальте и распростерло такие душные объятия, что стало трудно дышать.
«Привет!» - едва хватило мне воздуха
«Здравствуй» - Поля полусонно, после вагона, щурила очи, а я глядела на неё во все глазищи. Удивительно женственная, хрупкая девушка в легком, голубом платье. – Ты???
Мы не виделись с того самого утра, когда после игры она меня полусонную целовала на прощание, обещая скоро вернуться, а до её прихода я просто сбежала, исчезла…
«Что, не похожа?» - в её глазах прежняя ирония и озорные, как у ребенка, искры – «я и сама слегка в шоке! Но как-то же нужно тебя выручать»
Я не знала, что сказать ей. Я чувствовала себя безумно виноватой за мой молчаливый побег
«Ты про родителей?» - шепчу я – «но… как ты узнала?»
Она пожимает плечами
«Хакнула, ненарошно, сервер Господень» «и как посыпались – мысли, фразы, события»
Ты отвела глаза, и я поняла – умираю. Я умираю без тебя

…мне так хотелось обнять тебя… но, я не могла, не смела даже взять просто за руку…

«Спасибо» - только и хватило сил прошептать

А после ехали в такси. Поля глазела по сторонам. Я же без умолку трещала о городе, улицах, его истории и своих личных, детско-юношеских историях, связанных с каждым кирпичиком, каждого дома в старинном городе. О том, что по традиции почти каждые выходные мы проводим у бабушки за городом.

«Мам, пап, знакомьтесь!» - милая девушка в синеньком платьице кланяется, улыбается. Здесь, в «дикой природе» Владимирской области, она кажется/видится всем француженкой.
«Очень приятно» «Бабушка, дедушка, дядя и тетя…» - Полина сама того не замечая, становится душой компании. Её живая, характерная речь, её смех, её острые шутки и смелые рассуждения – все это вкупе растопило бы даже лед Антарктиды, а что уж там говорить о сердцах моих дорогих родственников. Через час тесного общения они уже любят её горячо и искренне и конечно же хотят знать больше
Да – она москвичка. Да – в черте каком поколении. Работает? – в «Google» Образование? – ой ли так это важно? - я знаю то, что ничего не знаю…
«А другие не знают и этого» - смеется папа, заканчивая фразу – все же его любимая поговорка
Спорт? – ролики
«Я слышал, ваш самый главный, тот, кто основал этот Гугл, имеет русские корни и тоже на работу на роликах ездит» - оживляется дядя
«Да и в шортах» - вставляет тетя.
Я смотрю в небо – оно отражается синью в моих глазах, солнцем в её взгляде, лишь мимолетно, касающемся меня
«Полька! Как хорошо и как ужасно то, что ты приехала!!!»

ты сама то хоть знаешь?

Ты меня спасла. После встречи с тобой такой папа и мама не смогли больше верить всем сплетням Вики. Тем более, что и главный аргумент её/их – фотографии в интернете рассыпался в прах – «это постановка. Современное кибер-искусство. Это нормально» - отвечает Поля, и вы ей верите

Ты спасла меня…. Но уже не смотрела в глаза на обратном пути. Когда мама и папа проводив нас до вагона, попрощались и помахали вслед. Ты занялась работой – чтением кракозябр с экрана ультрабука. Ледяная учтивость.
«Тебе удобно?»
«Да»
«Что-нибудь нужно? Чай или…?»
«Нет, ничего, спасибо»
Я сидела рядом и осторожно молчала. Слишком много ясностей теснилось в моем взрослеющем сознании, разбиваясь о ледяное условие нашей «дружбы» - ничего личного.
Ведь в поддержку именно этого принципа я сбежала, а ты отпустила/позволила мне сбежать
Ведь с самого начала нашего случайного знакомства было понятно – ничего личного
Ведь мы слишком разные…
ведьмы
и, в конце концов - одного пола, племени!…
а это уже как раз до нельзя крепко объединяет
мы…
не совладав с дорогой, мыслями, временем я сама не заметила, как уснула на твоем плече. Ты отложила бук, укрыла меня своей ветровкой и прижалась губами к волосам…

------------------------

Мне снился почти настоящий сон про жизнь без тебя – встречи, работа, танец… письма домой и молчаливые вечера… когда смотришь в темнеющее над городом небо и словно видишь в нем твое далекое отражение. Небо у нас, как ни крути эту землю, все же одно на двоих… даже виртуальное…
по возвращении в Москву, мы с тобою простились в метро.
В вечной бестолково/деловитой толпе станции Комсомольская
Там, в пыльной лепнине сводчатого потолка остались скупые «спасибо, пока и пиши»
Радостное – «Привет!» - бесшабашное -  «Помнишь меня?» «Я Иван… Зак… Игра.. Кибер-клуб»
«Да» - растерянно киваю старому, случайному знакомому, а ты шагаешь в раскрывшиеся двери метропоезда
«Эта твоя сумка?» «Давай я тебе помогу» - он легко подхватывает мою сумку. Двери твоей электрички с шумом смыкаются, отсекая безумную мысль в моей голове – броситься следом, вцепиться в твои плечи и смотреть, смотреть в глаза… – «куда нести?»
Ванька забавный, добрый парень. Я закрываю глаза и прячу слезы в его жилетке...

Знаешь! Он так ни разу после и не спросил, почему я тогда разревелась! Просто был рядом, просто общались, просто!…. Как-то само собой все сложилось в наши с ним постоянные отношения…

Зай…

Знаешь. А вы коллеги, в каком-то смысле – он просто тоже программист и заканчивает последний курс политеха. Он сказал, что работа в Google – это мечта и счастливый билет одновременно. Он живет в Люберцах, но приезжает ко мне почти каждый день.

Мне интересно с ним и спокойно.
Он очень умный, веселый, не жадный.
Он, наверное, честный.
Я не знаю, как точнее, расшифровать это слово – не подлый (наверное).

Иногда мы гуляем, иногда сидим в кафе или ходим в кино, иногда закрываемся от всех в моей маленькой комнатке…
…но, ни ты, ни он не узнаете никогда, о чем я думаю в такие моменты! Чьи руки вспоминаю и, кусая губы, чье боюсь выдать имя…

«Доченька, здравствуй!
Как ты там? Как твои танцы? Твой молодой человек?
Знаешь, нам с отцом до сих пор не по себе от того вранья Виктории. Как мы могли вообще ей поверить? Есть лишь одно оправдание – мы слишком любим тебя и слишком за тебя переживаем и хотим, что бы ты непременно была счастлива»

«Мама, спасибо. Здравствуй : )
Я счастлива. Все хорошо. Готовлюсь к началу нового учебного года. Занимаюсь любимым делом. А Ванька передает вам привет»

«Доченька, ты представляешь – Вика беременна! Хотела скрыть, но в консультации наши знакомые… ужас и ужас – она сама не знает отца будущего ребенка!»

«Мамочка, мне все равно»

«Доченька. Мы гордимся тобой. Не забывай, пожалуйста…

Да. Что я дочь своих родителей.

Смотрю в окно. Вечереет. Ты не пришла.


…а знаешь. Не так давно мы с Ванькой посетили одну старинную квартиру в районе Смоленской набережной.
Я даже сказала бы – странную.
Ей, наверное, уже лет двести, но мне кажется, что за все два века мебель в ней ни разу не передвигали. Не ходили по квартире чужие люди. Не меняли ни расположения массивных книжных шкафов, тесно забитых разнообразной литературой. Ни громоздкого, кожаного дивана, ни полированного и, наверное, безумно тяжелого овального стола, что находится посредине гостиной.
Одновременно с антиквариатом в квартире живут и другие, более поздние вещи. К примеру – фото патлатых парней из мифических «шестидесятых», миниатюрные точные копии самолетов восьмидесятых, грамоты и медали за первое место, гордо висящие на стене и совсем уже сегодняшние – кондиционер, компьютер, сотовые телефоны…
Хозяин квартиры - крепкий мужчина лет сорока или около. Лысый, очень загорелый, своеобразный. Что-то в его образе напомнило мне Морфиуса из Матрицы. Бывший преподаватель Ванькиного политеха, пригласил его обсудить возможную вакансию, а я попала просто за компанию.
«Здравствуйте, проходите, не удивляйтесь. Мы с Сонечкой редко бываем дома, так что я сам не всегда помню, что и где здесь находится» - по ходу счел нужным объяснить он. – «За родовым поместьем присматривает моя сестра. Анна…» - представил женщину, встретившую нас в гостиной
«Очень приятно» - улыбнулся Иван, а я растерянно глядела на взрослую и непривычно спокойную тебя.
«Очень… да…»
Твоя мама сдержанно улыбнулась. - «Здравствуй, Алина», «Проходите, я приготовлю чай»
«Как скоро вернется Софья?» - уточняя, она вполоборота остановилась на пороге комнаты
«Пару минут» - отозвался твой дядя профессор.
Я закрыла глаза

Полька!!! Ну почему я никогда не чувствовала себя настолько странно?!

Пока они обсуждали будущее Ивана, я «путешествовала» взглядом по комнате.

…а твои фотки там повсюду. Не удивительно – ведь ты родилась именно в этой странной квартире. Дядя твой в то время работал в Индии. Папа твой действительно был самым настоящим летчиком-испытателем. Был еще дедушка – преподаватель физики. Маленькая Полинка любила сидеть у него на коленях.
Твой отец однажды не вернулся из полета. Твоя мама вышла замуж за его друга, когда тебе было тринадцать, но ты не торопилась переезжать в новостройку в ЮВАО и вовсе не желала менять свою школу. Ты осталась жить в квартире, принадлежащей после смерти деда твоему дяде. Но, по духу, скорее твоей собственной. Эта квартира все еще дышит именно тобой. Твоими мечтами, планами, радостями и грустью. Странной совместимостью, двух  абсолютно несовместимых занятий – программированием и фехтованием.

И Она до сих пор там с тобой на фотографиях…
Симпатичная девочка с черными кучеряшками, мокрыми после дождя. Почти взрослая девушка с прицельным взглядом, рапирой и медалью. Глядящая на меня отстраненно молодая женщина…
«Здравствуйте» - она красива, спокойна и холодна, как вселенная.
- Софья – представляет твой дядя свою жену. – Иван, Алина
- Здравствуй – она внимательно смотрит в глаза. Её вопрос ставит меня в тупик - Ты от Полины?
Я почему-то теряю голос и лишь отрицательно качаю головой.
- Она с Иваном – роняет твой дядя – мы как раз сейчас обсуждает с ним ту вакансию, о которой я тебе говорил
София кивает, но её задумчивый взгляд все еще не оставляет меня
- Просто…. Я помню её. – Она говорит так, будто меня здесь нет – Потрясающий танец, из-за которого Полька оставила нам Игру. – Соня холодно улыбнулась мне в глаза – И я долго пыталась понять. Человек ты или программа.
Я опешила – Я? Программа?
Твой дядя явно занервничал
- Сейчас вижу – чел. – продолжила она -  И подумала, тогда - может быть, Эйсид послала её с условиями.
- Мы все немного потерялись в виртуальной реальности – постарался оправдать шуткой её тон твой дядя – А твой танец, Алина, действительно был невероятный. И сразил всех
- Вы тоже были среди игроков? – я никак не могла сложить в голове верную картинку
- Нет - снисходительно отвечает Софья – мы всего лишь Организаторы, а Полина хотела, что называется, утереть нос нам обоим
- Всё, что ты видела и узнала, как «Игру» - твой дядя решил внести окончательную ясность – Лабиринт, Мегаполис, Кристаллы и многое другое. Создала Полина. Она прописала его полностью от и до.
- До - это был просто «Мир», Оxygen city - вставила свое пояснение Софья – «Игру» сделали мы.
- И, разумеется, предложили ей равное участие в проекте. – Продолжил он - Но она отказалась и пообещала «Игру» уничтожить. – Я мельком посмотрела на Ивана. Он в немом удивлении был похож на человека, которому на голову свалился план Творца и остается только удивленно шептать 
- Разве, возможно?
Дядя уверенно подтверждает
- Да. Заработать максимальную карму. Выйти в финал в одиночку, и там в этот самый момент ввести код унинсталла. Программа «Игра» самоудалилась бы из памяти всех участников
В повисшей паузе, пока мы все представляли на деле, как бы это выглядело, только Иван присвистнул
- Ничего себе! Апокалипсис
Твой дядя кивнул
- Да. Поля была там, и у неё было достаточно времени, решимости. Ей абсолютно никто не мог бы помешать. Но, она просто передумала. Она хорошая девочка.
- Еще расскажи, как ты первый открыл для неё мир Бейсика и все такое – «пропела» Соня. Я словно очнулась от её голоса.
А знаешь, она очень сексуальная, эта твоя «первая любовь». С ней невозможно просто находиться рядом. Её энергия подавляет, выворачивает на изнанку и одновременно окрыляет. – Поля давно не девочка. Она – Эйсид. Жестокий и справедливый чар. Тина – Софья вновь указала на меня (словно я не человек) – для неё рисковала своей жизнью, реальной, земной. В ответ Эйс не стала убивать Игру. Потому, что с ней, она убила бы Танец.
Теперь все смотрели на меня, а я хлопала ресницами.
- Не морочьте девочке голову – твоя мама поставила поднос с чайником и чашками на стол – зря она вмешалась в слишком вашу странную и опасную историю… или Поля её вмешала
- Нет, нет! - поспешила я опровергнуть последнее предположение – она, скорее, спасла меня. Мы с ней вообще случайно встретились
- Глупости! - профессоры люди странные и твой дядя не исключение – глупости! Я всегда говорю – нет случайностей, не бывает и просто не может быть!
- Поля тоже так говорит! - у меня почему-то все вышло с вызовом
Соня теребит кончики своих длинных, черных волос. Твоя мама руководит чаепитием, Ванька обнимает меня за талию и шепчет – «Да ты героиня!»…
…а я во всем здесь вижу тебя. Твое присутствие. Прошлое, без настоящего и чувствую где-то внутри зарождение катастрофы

Параллельные не пересекаются.

Ты любила её.
Ты влюбилась в неё лет в тринадцать – в восемнадцатилетнюю соседку-спортсменку. Такую странную, красивую, целеустремленную и необычную.
Ты освоила её спорт, что бы стать ближе и говорить на одном языке – она, пыталась освоить языки программирования, что бы лучше понять твоего дядю – младшего брата твоего отца. Учителя физики и информатики и, наверное, очень даже интересного в то время мужчину. Девочки-подростки в личном плане Софью не интересовали. Как и позже её не интересовали повзрослевшие девушки, даже фехтовальщицы, даже кандидатки в сборную, даже программистки, Даже гений, создавший и подаривший ей целый город в виртуальном пространстве.…
и ты ушла, когда они радостно узаконили свои официальные и неофициальные отношения.

и жила по закону мести, по принципу «ничего личного» пока в это личное не впечаталась я со всего размаха…
Случайная встреча, игры в отчаяние, игры на грани фола. Безумная танцовщица, запутавшаяся в своих чувствах, родительской морали и нежности твоих рук…

нет, я не льщу себе, Поль.

Ты хотела разрушить Игру, а Жизнь создала Нас.

Вожделея и одновременно презирая танцовщицу go-go, тысячи глаз растащили и растеряли никчемными сувенирами мою веру

Увидев в моем танце душу, ты вернула ему и мне смысл жить дальше

Жизнь – это Игра. Игра – отныне наш с тобой мир. Общий. Виртуальный.

В реальном ты выключаешь свет, закрываешь дверь. Отдаешь ключ новой квартирной хозяйке и едешь в аэропорт. Этот уровень пройден. Тебя ждет следующий

Подожди! - Кричу во все глаза, глядя в это чертово окно. – Возьми меня с собой! Слышишь?!

Вместо ответа, я вижу Ивана - высокий парень в темном плаще уверенно шагает по улице, его подошвы жжет осень листьями.

To be continued – пишу в дневнике. Заворачиваю тетрадь в конверт и, указав лишь твое имя в Игре, отдаю официантке. 

Пока ничья.

+8


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Ничего личного