Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурсные работы «Малая проза 2016»


Конкурсные работы «Малая проза 2016»

Сообщений 1 страница 20 из 58

1

http://se.uploads.ru/t/Z8qhF.jpg

Предоставляем Вашему вниманию конкурсные работы!
Голосование 2 тура продлится до 5 декабря 2016 года 

Итоги за 1 тур:
W.Light - 15
Regina - 18
felix - 21
lenzz - 22
Ио - 23
Рэнди - 24
Айна - 26
Gray - 29

Работы 2-го тура. Начиная с поста №40

Напоминаем, что работы на второй тур авторы должны были написать юмористический рассказ с использованием главных героев из фильмов или сериалов.

Голосовать можно как за одну, так и за несколько работ сразу в каждой номинации!
Комментарии к работам приветствуются!

http://s6.uploads.ru/t/YbjGa.gif

Отредактировано Вместе (05.11.16 16:58:12)

+3

2

Работа №1

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ БОГОВ

Когда-то в нашей Галактике существовала Планета богов. Там жили такие боги и богини, как бог Неудачи, бог Терпения, бог Сомнения, богиня Целомудрия, богиня Печали, богиня Молчания, богиня Разлуки, богиня Страсти и многие другие боги. Все эти боги появлялись на Земле в зависимости от потребности людей и жили, пока люди в них нуждались и верили.
Однажды случилось непоправимое — мир богов, их родная планета начала очень быстро разрушаться, а боги стали исчезать. Оставшиеся в живых боги собрались на вечерней поляне, чтобы попрощаться друг с другом. До полного исчезновения остались считанные часы.   
- Как же все это печально, - произнесла богиня Печали, уселась на уцелевший валун, подобрав под себя ноги, и тихо заплакала.
- А может все обойдется, они одумаются? Или все же это конец? Может кто-нибудь позовет нас, хотя... - бог Сомнения нервно теребил свою седую бороду, ожидая ободряющего слова хоть кого-то из своих приятелей.
- Смирись, друг мой, - тяжелая рука бога Неудачи с треском легла на плечо бога Сомнения. - Нынче у людей совершенно другая жизнь, не то что прежде. Разве теперь кому-то нужны твои сомнения  да мои неудачи? Сейчас на Земле на все вопросы есть ответы, на все недуги есть лекарства. Глянь-ка на сестрицу Целомудрия! Уж кто-кто, а она там кому в настоящее время нужна?
- Не горячитесь, братцы, - ответил им бог Терпения. - Всему свое время! У нас еще есть время, будем ждать.
Богиня Молчания закивала головой на последние слова и участливо погладила по голове богиню Печали. За спиной послышалось безутешное рыдание. Слезы лились ручьем по прекрасным щекам богини Целомудрия.
Все помрачнели. Воцарилась долгая тишина, никто не желал ее нарушать неосторожным высказыванием. Время, казалось, зависло над пропастью в своем последнем прыжке.
- А давайте устроим праздник! - неожиданно для всех предложила богиня Молчания.
- Ты? Говоришь? Но как? - боги недоуменно уставились на нее.
- Да ладно вам, - хмыкнула, небрежно махнув бледной рукой, богиня Молчания. - Кому оно теперь надо, молчание мое?
Дружеский смех разрядил атмосферу.
- Похолодало. Вечереет, - дернула плечом богиня Разлуки и поправила шаль. - Вот ведь досада. А я так и не познала любви.
Вдруг с места подскочила богиня Страсти, молча подхватила за руки богиню Разлуки и закружила ее в вальсе.   
- Я... Я покажу тебе любовь! Человеческую любовь! Полную страсти! Как жаль, что наше время уже на исходе...
Богиня Разлуки от внезапно нахлынувших чувств вскрикнула и зажмурилась. Что-то нежное, теплое коснулось ее губ. Дыханье затаив, она слушала биение своего сердца. Оказалось, сердце у нее все же было! От изумления открыв глаза, богиня Разлуки поняла, что это нежное и теплое было губами богини Страсти.
- Как же прекрасна любовь! - прошептала богиня Разлуки с глазами, полными слез.
Вокруг все тлело и осыпалось в бездну.
- Прошу, отыщи меня в другом мире, в другой жизни! - успела крикнуть она богине Страсти.
- Обещаю... - послышалось сквозь Вечность, и Мир богов накрыла тьма.

Отредактировано Вместе (05.11.16 16:26:03)

+23

3

Работа №2

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

Авиатор

Жанр: комикс
Рейтинг: 18+

С детства люблю залезать на этот шпиль. Собор святого Йорика в центре Ансити, моего родного города. Отсюда видна паутина улиц, пронизывающая Восточный и Северный районы, Река, несущая свои черные воды в океан, и горная гряда на западе. Я сижу, упершись кедами в узкий козырек шпиля над колокольней. Ветер треплет капюшон толстовки, мешая наслаждаться видом огромной пятнистой луны, висящей над моей головой.
И тогда я останавливаю время. Мир мгновенно замирает и начинает остывать. Исчезают ветер, звуки, воздух становится плотным, и приходит холод. Он появляется как дымка. Как пар изо рта зимой. И очень скоро покрывает инеем здания и дороги. Крыша под моими пальцами становится скользкой, но это ненадолго - пока кожа хранит тепло. Холод проникает под одежду, ставит колом джинсы и рукава. Кеды и руки вмерзают в железо. Только мои глаза не сдаются этой медленной смерти, они вглядываются в темноту города, пока не находят яркую точку у Реки. Факел ненависти. Мое проклятие. Моя плоть, ставшая родным братом.
.........................................................................................................................
Эта история началась с момента нашего рождения. Родители были счастливы, узнав, что ждут близнецов,  да еще и разнополых. Но мама не смогла пережить роды, и наш отец, хирург, проклял себя, решив, что это его вина, что он где-то сделал ошибку и навсегда в ответе за нее. Он остался один, с двуми больными детьми на руках: после рождения оказалось, что у девочки частично поврежден мозг, а у мальчика искалечено тело.
Наша мама работала химиком в компании "Химикон". Незадолго после зачатия в лаборатории произошла утечка какого-то ядовитого вещества. Мама не смогла уйти до аварии, и мы пострадали вместе с ней.
Решение, которое тут же пришло к отцу, казалось простым и гениальным: он тайно провел операцию по пересадке здорового мозга в здоровое тело (к счастью, одинаковый набор генов позволил сделать это без особых осложнений) и вторую такую же операцию, обеспечивающую недолгую жизнь другого ребенка, чтобы отца не заподозрили в убийстве больного новорожденного сына. Невероятно, но мы оба выжили.
Сначал отец оперировал меня. Был момент, когда открылось артериальное кровотечение. И тогда проявилась эта удивительная суперспособность: я бессознательно остановила время, понизила температуру тела, подморозив сосуды, и дала возможность отцу продолжить, правда, как он рассказывал, у него зуб на зуб не попадал, и все вокруг операционного стола было во льду и инее. Моему брату повезло меньше: ему не хватило анестезии, так что сразу после рождения вместо родительского тепла и любви он получил часы боли и проникся ненавистью к миру. А после, когда начал осознавать отличие свое тела от любого другого - возненавидел и себя, и меня за то, что я виновата в его уродстве. Единственной его радостью было то, что он тоже проявил собственную суперспособность: когда я останавливала время, то все живое и неживое, кроме нас, замирало, а тело Мартина проявляло пламя.
Наши детские стычки были очень опасными: в критические моменты я останавливала время, а брат начинал в прямом смысле гореть, сжигая все, к чему прикасался. Почему-то это действовало именно так. Ни в какой другой момент он не управлял своим даром, но так стремился воспользоваться им, что превращал мою жизнь в ад, только чтобы вынудить меня проявить суперспособность.
Мы были подростками, когда в один из таких моментов погиб наш отец. Мартин столкнул его с лестницы, и пока я разбиралась с временем, холодом и гравитацией, он спустился на первый этаж и катался в коляске по комнатам, сжигая все на своем пути. Отца я спасти не смогла - он оказался слишком тяжел для двенадцатилетней меня, а уж о тушении дома и говорить нечего. Все сгорело. Я осталась на улице, босиком, в трениках и футболке, а Мартин исчез.
Все время, пока я жила в приютах, он не появлялся в Ансити. Но последние полгода я чувствую его присутствие в городе. И иногда позволяю себе проверять его местонахождение.
.......................................................................................................................
Я снимаю небольшой чердак на Грин-стрит и работаю журналистом-фрилансером. В детстве часто пользовалась своей суперспособностью, чтобы воровать еду и деньги, но теперь в состоянии заработать себе на кусок хлеба и крышу над головой. Это помогает понять, что жизнь чего-то стоит, что я не просто суперспособный иждивенец. А много мне и не нужно: кровать, ноутбук, бессменный комплект одежды (кеды, джинсы и толстовка с глубоким капюшоном) и кофейня поблизости от дома. В кофейне, куда хожу я, делают не самый вкусный кофе в городе. Но зато здесь работает Джиллиан. 
- Привет, Джилл!
- Привет, Рэйч! Ты не пришла вечером смотреть "Молодых американцев".
- Да. Вчера была очередная годовщина смерти отца.
- Опять лазила на колокольню?
- Ты же меня знаешь.
Джилл - самая красивая девушка в округе. У нее нежная улыбка, чистые голубые глаза и рыжие волосы до плеч. Ни один парень не смотрит на нее без трепета. Но она ни с кем не флиртует. И позволяет себе ходить на прогулки, в клубы и кино только со мной, ведь я - девушка, хоть и одеваюсь как чувак с задворок. Но мое увлечение паркуром меня вроде как полностью оправдывает. Даже ее добрый, но беспокойный папаша, хватающийся за швабру всякий раз, как на горизонте появляется очередной ухажер, доволен, если я поблизости. Думаю, он держит меня за кого-то вроде евнуха в гареме: и девиц не попортит и всегда приглядит. Меня такое положение вещей устраивает, ведь я уже давно безумно, бесконечно и абсолютно влюблена в Джилл.
- Как насчет танцев сегодня вечером? Говорят, в "Ультрафиолет" привезли новый винил.
- Ох, Джилл, - я делаю самое расстроенное лицо, какое могу. - Я бы очень хотела, но... Мне надо до завтра сдать несколько статей...
Она, в отличие от меня, расстраивается по-настоящему.
- Не можешь? И отложить нельзя?
- Нет, - я поджимаю губы.
- Что же я там буду делать совершенно одна?
- Ну, Джилл, ты не будешь одна. И потом, если рядом не будет мелькать мой капюшон, может, парни станут смелее и попробуют познакомиться с тобой?
- Ты же знаешь, в "Ультрафиолете" нет нормальных парней. И вообще нигде нет. Я, по крайней мере, их не встречала.
- Ты знаешь как минимум троих.
- Удиви.
- Бэтмен, Человек-паук, Капитан Америка.
- Бэтмен стар для меня. У Человека-паука есть девушка, а Капитан Америка слишком пафосный.
- Да ладно!
- Именно. Я не хочу, чтобы рядом со мной ходил американский флаг.
- Тебе не угодишь.
- Как и тебе.
- Туше.
Она показывает мне язык и отворачивается к посетителю принять заказ. Я обязательно буду сегодня в "Ультрафиолете", но приду туда в мужском образе, в котором она меня не узнает, и попробую понравиться ей. Может, мы даже сможем потанцевать. Однако нужно быть уверенной, что она точно пойдет туда, даже без меня.
- Джилл, я подумала... Я постараюсь. Не обещаю, но если успею, то обязательно приду.
- Лучше бы тебе прийти. Поскольку мне будет там одиноко и придется разговорить бармена.
- О, кому-то повезет.
- О, сомневаюсь.
Ну, разве это не прекрасное утро? Мой кофе допит, ранние посетители кафе уже создали очередь, так что я, пожалуй, пойду, напишу статью в бездонную копилку американской прессы. В дверях сталкиваюсь с каким-то увальнем в черном балахоне. На мое "извини" он даже не кивнул.
............................................................................................................................
В отличие от загадочного ночного Ансити, дневной Ансити - совершенно обычный город с потоками машин, магазинами, скучающими копами, "белыми воротничками", мамашами с колясками, подстриженными деревьями, гулом, запахами выхлопных газов и кофе с собой. Этот город никого ни к чему не принуждает. Он говорит: "Если хочешь, живи здесь". Только центр, выполненный в стиле европейских городов - площадь с церковью и фонтаном - отличает его от десятков других городов Америки.
Великая американская мечта живет и на этих улицах. Каждый клерк мечтает стать президентом компании, с личным кабинетом на сто двадцатом этаже. Каждая официантка хочет стать актрисой и получить "Оскар", каждый ребенок ищет золотой доллар, всегда возвращающийся к владельцу. Ну, а о чем мечтаю я? Да просто о том, чтобы все оставалось, как есть. Мы с городом отлично понимаем друг друга. Он прокладывает для меня улицы и переулки, а я оставляю на них следы.
Когда моя статья про маленькие города и большую американскую мечту оформляется в моей голове, остается только пойти домой и записать ее. Но тут я слышу крики и вой сирен где-то неподалеку и, повертевшись в поисках направления, бросаюсь на зов о помощи.
Я успеваю подбежать в тот момент, когда толпа под балконом, на краю которого висит ребенок, дружно издала: "А-а-а-х!" - видя как тот расцепил пальцы, не в силах больше держаться. Я мгновенно останавливаю время и прыгаю по ступенькам, чувствуя стремительное падение окружающей температуры. Пробегаю мимо спасателей, застывших между этажами. Их бороды стали белыми от инея. Мои пальцы ноют от холода и, когда я наконец добираюсь до балкона, мороз оглушительно похрустывает тонким пластиком оконных рам. Я перегибаюсь через край, хватаю мальчишку за шиворот, еле согнув непослушную ладонь, и с диким напряжением тяну его наверх. Гравитация, в отсутствие времени, очень неохотно позволяет предметам менять местоположение. Фактически, все что я смогла - это чуть-чуть приподнять его, чтобы перехватить поудобнее, а затем вернула времени ход, и резко втянула парня внутрь. Несколько секунд мы лежим, глядя друг другу в глаза. Мальчик так напуган, что даже не может реветь. Когда я слышу крики спасателей, то прикладываю палец к губам, безмолвно прося не выдавать меня, снова останавливаю время, чтобы пробежать мимо неподвижных фигур, и успеваю выскочить из подъезда как раз в тот момент, когда толпа взрывается овацией, видя, как спасатель поднимает на руки живого мальчика.
О, я не супермен. И нет у меня никакого графика добрых дел. Фактически, мир не нуждается в моей способности. И если чья-то жизнь продолжается, благодаря мне, так это чистое везение и слепой случай.
Я возвращаюсь домой, находясь в каком-то трансе от пережитого, но когда лезу в карман и достаю ключи, вижу, как дрожат мои руки. Я смотрю на них, удивляясь, что могло выдать такую реакцию, но тут включается нос, и я мгновенно все понимаю. Запах гари заставил мое бессознательное актвировать механизмы страха в теле: пот, дрожь, сухость во рту. Перед глазами вмиг проносятся кадры горящего дома, в котором остался отец. Я заставляю себя повернуть ключ в замке, и когда дверь распахивается, понимаю, что все гораздо страшнее, чем хотелось казаться. В комнате все находится на своих местах, лишь на кровати дымится аккуратный отпечаток человеческого тела. Записка, лежащая в изголовье, испещрена до боли знакомыми каракулями: "С моим возвращением, сестренка". Но меня поражает не она, а то, что у горевшего здесь тела, были ноги, в то время как мой брат обладал лишь двумя маленькими не развившимися отростками вместо нижних конечностей.
Он пришел сюда, откуда-то зная, что меня нет. Смог открыть дверь, лег на мою постель... Как он мог знать, что я остановлю время? Или он не знал? Просто решил полежать и, неожиданно для себя, начал гореть? Не вскочил, а продолжал лежать, пока я там... Было ли все подстроено? Сколько вопросов! А из ответов только один. Записка. Итак, он официально вернулся. Что теперь будет?
Я избавилась от матраца и долго проветривала комнату. Достала из глубин стола массивный ключ от нижнего старого дверного замка, которым не пользуюсь снаружи. Обычно я закрываюсь на него только изнутри. Ключ оказался таким неудобным для карманов, что его пришлось повесить на шею.
Со всей этой возней, с мыслями и работой над статьей, которая так и осталась недописанной, я не заметила, как опустились сумерки, и мне пора стало идти на встречу с Джилл. Я открыла шкаф и провела рукой по мягкому рукаву замшевой лётной куртки. Несколько дней назад мне пришли с eBay шлем и очки, так что мой костюм военного летчика времен Первой мировой полностью готов и нуждается в выходе в свет. Я одеваюсь и подрисовываю карандашом тонкие усики и бородку. Из зеркала на меня смотрит настоящий авиатор. Может, слишком юный, слишком невысокий, слишком субтильный, но по-моему довольно симпатичный. И он постарается понравиться Джилл. Как же мне хочется, чтобы он понравился!
...........................................................................................................................
Если вы никогда не были в "Ультрафиолете", это, я вам скажу, зря. Здесь правит стимпанк, и даже пиво в вашу стеклянно-металическую кружку проходит путь через несколько колб и медных трубок, выдающих, временами, струи пары. Здесь в ходу своя валюта, и ваши баксы будут встречены неодобрительным движением металлической брови бармена (половина его лица - латунное произведение искусства). Диджей здесь играет на настоящем виниле, используя ламповые усилители. Самые невероятные костюмы, созданные из механизмов и кожи; лица, которые не найти в офисах; поведение, достойное технической интеллигенции 19 века, с вкраплением хаоса 20 века и снобизма 21-го - все собрано тут, под фиолетово-голубой вывеской.
Я протискиваюсь мимо стоящих вдоль стен парочек и болтающих чуваков, некоторые из них одобрительно кивают моему костюму и поднимают большие пальцы. Джилл сидит спиной к барной стойке и с улыбкой смотрит на прыгающую толпу. Диджей начнет свое волшебство через полчаса, и потом танцпол будет переполнен, а пока пляшут только те, кто не боится устать. Я подхожу ближе и вижу ее восхитительный узкий кожаный корсет, переходящий в длинную пышную юбку. Сверху под ним - широкая белая блузка с безразмерным воротом, почти сползшим с плеча. Голову венчает невысокий цилиндр, и рыжие волосы вокруг полей завиты и взлохмачены. Слава богу, я в огромных очках, и она не видит, как я беззастенчиво пялюсь на нее.
- И как? Ничего не упустил?
А, нет, видит. Делаю голос глубоким.
- Вроде, ничего. Стиль выдержан.
Я сажусь рядом, но не разворачиваюсь, как она, а кладу локти на стойку и подвигаю бармену один драхм, равный стоимости кружки пива. Он кивает и отходит к крану.
- Угостить тебя пивом? - спрашиваю я Джилл. Она делает лицо, выражение которого я знаю миллион лет: "Как же вы, парни, меня достали".
- Слушай, я, вообще-то, жду кое-кого. Моего бойфренда. Он раза в два тяжелее тебя и очень ревнивый.
Я усмехаюсь.
- И в мыслях не было к тебе клеиться. Ты даже не в моем вкусе. Но костюм классный. Я могу просто угостить тебя, а если придет твой друг, скажешь ему, что встретила придурка-одноклассника, и мы выпили за друзей.
Она пару секунд с подозрением смотрит на меня, пытаясь понять, можно ли верить этой нарисованной эспаньолке и тому, что скрыто за стеклами огромных очков, и, приняв решение, кивает.
- Давай.
Я показываю бармену палец, и он подвигает к крану вторую кружку.
Мы сидим, потягиваем, пиво, я молчу, зная, что она сомневается в моем обещании не клеиться к ней. Но в итоге сама первая не выдерживает:
- Так я не в твоем вкусе?
- Нет, извини.
- Да все нормально. Вообще-то, это первый раз, когда я слышу такое от парня. Но это хорошо. Странно, но хорошо. И... Какие девушки в твоем вкусе?
Я еле сдерживаю улыбку.
- Блондинки. Пухленькие. В мини.
- О.
- Вообще-то, я недавно расстался с такой.
- Она тебя бросила?
- Нет, она переехала с семьей в Нью-Йорк.
- Должно быть, тебе тяжело.
- Первое время так и было. А потом... Знаешь, будто что-то умерло во мне. И я не могу сейчас даже думать о новых отношениях.
Определенно, это обо мне говорят: врет, как дышит. Я просто копилка мегабанальных сюжетов.
- Сочувствую.
- Спасибо. Кажется, я слишком разоткровенничался.
- Ну, наверное, каждому из нас хочется иногда поговорить.
- Мне просто не с кем говорить об этом.
Она протягивает мне руку.
- Джилл.
Я жму ее тонкие пальцы.
- Рэй.
Толпа взвывает - за пультом появляется диджей Хром. Он поднимает над головой обложку виниловой пластинки - красная роза на черном фоне. Люди просто орут от восторга.
- Ты танцуешь, Рэй?
- Конечно. Но как же твой парень?
- Похоже, он не придет.
Мы врываемся в центр толпы и позволяем ритму захватить наши тела.
Музыка - это благословение Вселенной. Откуда она возникает, и почему мы так отзывчивы к ней? Глядя на всех этих ребят, танцующих вокруг нас с закрытыми глазами, я представляю, что мы связаны какой-то невидимой паутиной звука. Мы словно превращаемся в единый механизм, работающий без правил, но слаженно и дружелюбно.
Треки сменяют один другой без пауз, танцпол выдохся и поутих, кто-то пошел подержаться за стойку. По моим вискам течет пот, и ужасно хочется снять очки. Джилл тоже устала, но не сдается. Внезапно наступившая тишина оглушает нас, мы буквально хватаемся друг за друга, чтобы не упасть.
И тут нежная медленная музыка поднимается вокруг волнами. Я смотрю на Джилл, она - на меня, и уже потерян момент, когда можно было отдалиться и пойти к столикам. Мы остаемся среди влюбленных и любимых, наши тела сближаются, руки обвивают шею и талию, мы дышим глубоко и взволнованно.
Я видела это в своих снах, я запрещала себе мечтать об этом, но это произошло, и оказалось, что к такому нельзя быть готовой. Ее тело горячее и упругое под моими ладонями, ее дыхание возле моей щеки вызывает дрожь в спине. Я оглушена и очарована. Хорошо, что мои ноги продолжают переступать в такт, они, видно, понимают, что голова им сейчас не помощник. Мы танцуем во времени, в тесном пространстве чужих спин, в голосе, который поет нам о любви, бесконечной как небо. В наших сердцах и мыслях, в нашей крови льется вечная стихия жизни, усиленная взаимным притяжением.
Потом я провожаю ее до дома. Она спрашивает меня:
- Ты не снимешь очки?
- Давай я лучше останусь таким загадочным персонажем, что-то вроде супергероя.
Джилл смеется.
- Как Бэтмен?
- Да, точно, как Бэтмен. Как Человек-паук или Капитан Америка.
- Эта тройка меня сегодня преследует.
- Я разберусь с ними, - я шутя изображаю стойку кунг-фу.
Мы смеемся обе.
- Спасибо, что потанцевал со мной. Хоть я и не в твоем вкусе.
- Правда? Я уж и забыл об этом.
- Можно будет как-нибудь повторить.
- Да, обязательно.
Она ждет, что я назначу ей свидание. О, Джилл, как бы я этого хотела!
- Мне пора.
Она грустно кивает.
- Да, до встречи.
- До встречи, - говорю я, отходя спиной, и отворачиваюсь только когда она скрывается за дверью.
Если кто-то в домах, находящихся на моем пути, не спал в эту ночь, а смотрел в окно, то он мог увидеть летящую тень Авиатора, легко преодолевающего пролеты пожарных лестниц, расстояния между крышами и тонкие парапеты по их краям. Я чувствовала себя так, словно за спиной выросли крылья. Мои руки точно знали за что хвататься, а ноги безошибочно находили упоры. Скорость была бешеная, и я пробежала не меньше пяти кварталов, прежде чем вернуться и скатиться по водосточной трубе к собственному подъезду.
Джилл - вот все, о чем я могу думать. Ее образ спускается ко мне с потолка, когда я лежу без сна на голых досках своей кровати, сунув под голову скомканный балахон. Она накрывает меня рыжим облаком волос, и я жмурюсь от удовольствия. А когда снова открываю глаза, то в окно уже стучится рассвет, и наступает новый день.
.........................................................................................................................
- Эй, Рэйч, привет!
- Привет-привет. Как дела?
- Ты не пришла вчера.
- Прости.
- Да ничего. Я кое с кем познакомилась.
- О, надеюсь, это был парень.
- Да.
- Бармен?
- Нет, даже не близко.
- Как ему удалось добиться твоей благосклонности?
- Он сказал, что я не в его вкусе.
- У парня есть глаза?
- Трудно было разглядеть. Он был одет в летную форму и, знаешь, у него были такие огромные очки.
- Как у авиатора?
- Да.
- Круто.
- Да.
Мы на некоторое время замолкаем. Потом Джилл вздыхает:
- Надеюсь, я увижу его снова.
Я смотрю на нее во все глаза и внутри себя танцую.
- Конечно, увидишь! Он наверняка часто бывает в "Ультрафиолете", а там не так уж много симпатичных девчонок. Да ты интереснее любой из них раз в сто!
- Спасибо, Рэйч, ты настоящий друг. Жаль, что тебя там не было. Он бы понравился тебе.
- Отлично, что меня там не было. Ненавижу быть третьей лишней.
Мы усмехаемся друг другу. Иногда кажется, что некоторые души связаны не только этой жизнью, но и парой-тройкой предыдущих. Откуда берутся люди, которые могут разговарить с нами без слов? Как можно знать человека сто лет, когда тебе всего двадцать? Все кажется таким правильным, как будто мы - два слова в "Скрабл", имеющие одну общую букву.
- Придешь сегодня смотреть "Молодых американцев"?
- Приду.
.......................................................................................................................
Всю неделю по возвращении домой Джилл находит на своем подоконнике ландыши и цветные бумажные самолетики. Не перебарщиваю ли я с романтикой? Иногда кажется, что да. А потом, когда прихожу смотреть очередную серию "Американцев", то вижу эти самолетики на ее столе, и раз она их не выбрасывает, значит, они для нее не просто привет от знакомого парня, а что-то, имеющее ценность. И я продолжаю их складывать.
А в пятницу она читает на крыле очередного самолета одно слово: "Завтра?"
......................................................................................................................
- Рэйч!
Субботнее утро, и я только зашла в кафе. Ее возглас заставляет меня вздрогнуть.
- Рэйч, мы должны сегодня непременно быть в "Ультрафиолете".
- Э-э-э...
- Пожалуйста! Смотри.
Она достает из кармана джинсов самолетик и протягивает мне.
- "Завтра?"
- Завтра - это уже сегодня. Он положил мне его вчера.
- Джилл, - я выдерживаю паузу. - Это свидание.
- Разве? - Она подходит сбоку и смотрит на надпись, как будто впервые ее видит.
- Уверена.
- Боже.
- Все не так страшно. Но подругу лучше оставить дома. Тем более у меня опять работа.
- Что я ему скажу?
- Ну, как насчет: "Привет, рада тебя видеть"?
- Не знаю. Я сказала ему, что у меня есть парень.
- Если спросит, скажешь, что вы расстались. Джилл, ну же, это просто. Не надо ничего выдумывать, не надо стараться быть кем-то другим. Ты интересная, умная, красивая, если он этого не поймет, то он просто не тот, кто тебе нужен.
Она обнимает меня.
- Рэйч, я так люблю тебя.
- И я тебя, - отвечаю я, закрыв глаза.
- Ты лучше всех.
- Может быть, кое-кто претендует на этот статус.
- Нет, - она обнимает крепче, - мы всегда будем самыми близкими подругами.
- Ладно, не возражаю.
Мы расцепляем объятия, и у обеих на глазах блестят слезы, словно мы прощаемся.
- Смотри, что ты наделала, - говорю я. - Сейчас придут посетители, а мы с тобой тут ревем в обнимку.
- Посиди, я сделаю тебе кофе.
Я сажусь за столик у окна и смотрю на просыпающийся город. В субботу все расслаблены и довольны жизнью. Парочки и семьи с детьми идут в Парк, где уже наверняка полно развлечений, мастер-классов, групп, занимающихся цигун на природе. Это последние еще относительно теплые осенние деньки, каждый житель собирает их в копилку памяти перед долгой серой зимой. Как счастливы эти люди! Я бы тоже могла идти там с Джилл, неважно куда, лишь бы в одну и ту же сторону. К сожалению, она обычная гетеросексуальная девушка, не предполагающая, что может нравиться кому-то одного с ней пола. Забавно, но несмотря на свою историю, на операцию в младенчестве, я никогда не мечтала стать мальчиком. Меня воспитывали как девочку, и я люблю свое тело, пусть и не ношу каблуков и юбок. И мое перевоплощение в Рэя - это только для Джилл. Я бы многое отдала, чтобы она предпочла ему Рэйчел.
Я допиваю кофе и иду слоняться по городу. У меня, конечно, нет сегодня никакой работы. И времени до вечера еще целый вагон. И дом мой пуст, и новый матрац на старой кровати лишь подчеркивает эту пустоту.
........................................................................................................................
Вечером в "Ультрафиолете" как всегда людно. Я прихожу рано и занимаю место у бара, внимательно следя за входом. Когда она появляется, я поднимаю руку.
- Привет, Джилл.
- Привет, Рэй.
- Рад, что ты получила мой самолетик.
- У меня целый авиапарк.
- Пользуйся на здоровье.
Она оглядывает танцпол.
- Что сегодня в программе?
- Немного брутальных парней, чуток забавных девчонок, куча хорошей музыки и...мартини.
- Мартини?
- Да, сегодня вечер аристократии. Тебе дали бабочку на входе?
- Да, кажется я сунула ее в корсет.
- Оу.
- Нет, вот она, - Джилл перетягивает резиночку на шее - она надела ее бабочкой назад. - Так лучше?
- Да, теперь сразу понятно, где у тебя лицо. Очень милое, кстати.
- О, спасибо. Но я еще не готова стать блондинкой.
- Я думал, возражения будут насчет "пухленьких".
- Я довольно пухленькая.
- Абсолютно точно - нет.
- Это уже второй комплимент, будь осторожнее.
- Мы на зыбкой почве, да? Давай я отвлекусь, возьму нам мартини, и продолжим погружаться в трясину обаяния и достоинств.
- Ты напоминаешь мне мою лучшую подругу.
- Я похож на девочку?
- Нет, просто у вас одинаковый стиль общения.
- Я не уникален, - вздыхаю я.
- Вы оба уникальны. Мне невероятно повезло.
Мы выпиваем мартини, потом танцуем, потом снова танцуем, но уже медленно, и я вдруг понимаю, что оказалась в патовой ситуации. Мы сближаемся так стремительно, как я не ожидала. Позволяем в открытую флиртовать друг с другом, танцуем вместе весь вечер, а между тем, я не могу ни открыться ей, ни продолжать быть загодочным незнакомцем. Кажется, я просто тупица, раз не смогла хоть чуть-чуть продумать этот вопрос.
- Что-то не так? - спрашивает Джилл, когда мы молча идем к ее дому.
- Нет, все в порядке.
- Ты молчишь. Сложно понять человека, когда не видишь его глаз.
- Мы встретились всего второй раз, я еще не готов снять маску супергероя. Хочется, знаешь...подогреть твое любопытство.
- Если так, то сегодня я не буду просить тебя снять ее.
- Правильно.
Мы подходим к крыльцу, встаем друг напротив друга.
- Что ж...
- Да...
Она улыбается и такая невозможно красивая сейчас, что я не выдерживаю, делаю шаг и целую ее.
Джилл, это может никогда больше не повториться. Запомни меня. Пожалуйста, запомни.
Когда я прерываю поцелуй, она продолжает какое-то время стоять с закрытыми глазами, а потом прощается и уходит.
В отличие от предыдущего раза у меня нет желания нестись как ветер и прыгать с крыши на крышу. Мне хочется лечь и тихонечко умереть от отчаяния. Я отхожу от дома Джилл, и тут за моей спиной насмешливый мужской голос произносит:
- Очень мило. Это было очень-очень мило, сестренка.
Я оборачиваюсь и поднимаю очки на лоб.
Он стоит посреди тротуара, его металлические ноги блестят в свете луны. Тело одето в такой же металлический панцирь, а на голове шлем типа рыцарского и забрало приподнято, так что я могу рассмотреть его лицо.
- Где-то недалеко средневековый костюмированный бал?
- А ты такая же саркастичная, какой была в детстве. Не хочешь поздороваться с любимым братиком?
- Ты прожег мне матрац. Не знаю, смогу ли я любить тебя после этого.
- Это было забавно. Ты испугалась?
- Я удивилась, когда ты вернулся в Ансити. И еще сильнее удивилась, когда ты разыскал мой дом. Чего ты хочешь?
- Разве это не очевидно, Рэйчел? Я так долго шел к тому, чтобы выглядеть как полноценный человек, что теперь не остановлюсь на достигнутом. Я хочу стать сверхчеловеком. Хочу пользоваться своим даром когда захочу, а не когда ты любезно остановишь для меня время. Кстати, спасибо за эти редкие моменты счастья, они очень помогли мне в достижении некоторых моих финансовых целей. Но в последнее время ты перестала это делать, да?
- Не хотелось тебя слишком радовать.
- Как бы то ни было, вот он - момент истины. Я так долго к нему готовился, прокручивал фразы в уме...
- Послушай, - прерываю я его. - Во-первых, я люблю экспромты. Во-вторых, я не буду останавливать время по твоему желанию. И в третьих, мне пора. Я устала и не в настроении. Я рада, что у тебя есть ноги, деньги и жизненные цели. Давай мирно разойдемся и забудем о семейных узах.
Я отворачиваюсь.
- Нет! Ты не уйдешь!
- Что мне помешает? - Спрашиваю я тихо себя и запрыгиваю на мусорный бак ближайшего дома, оттуда - на балкон, потом - выше, выше, пока не оказываюсь на крыше.
Какой-то звук привлекает мое внимание. Я оглядываюсь и вижу, как Мартин летит по воздуху благодаря каким-то техническим приспособлениям в его ногах.
- Ты очень ловкая, Рэйчел.
- Это называет паркур. А ты жульничаешь.
- Ха-ха. Это мое тело! Мое! Каждый день ты крадешь его у меня! Ты моя должница!
Начинается. Опять эти детские обиды.
- Ты убил единственного человека, который мог сделать невозможное. Только наш отец мог вернуть тебе этот долг.
- Да, я был глуп и зол. Надо было подождать, надо было заставить его. Но что сделано, то сделано. Я заставлю тебя отработать каждую секунду моих страданий. Я посажу тебя на цепь, и ты будешь останавливать время, когда я захочу и насколько захочу. Весь мир падет к этим железным ногам. Все будут желать моей благосклонности, моего покровительства, моей любви.
- Знаешь, Мартин, а ты все еще глуп и зол. Я не боюсь тебя. Мне смешны твои угрозы.
Он оскаливается, и в его руке вдруг откуда-то возникает горящий шар. Он кидает его в меня, а когда я уворачиваюсь, то шаров становится больше. Я прыгаю на крышу соседнего дома и бегу, петляя, и перепрыгивая случайные препятствия. Мартин летит следом и забрасывает меня этими огненными снарядами. Когда один попадает в мою траекторию, я останавливаю время, чтобы разминуться с ним, и тут же слышу вопль:
- Да! Да!
Мартин вспыхивает на несколько секунд, а потом время возвращается, и он снова становится обычным.
Я бегу дальше, прыгаю, задыхаюсь, перелажу, снова прыгаю. Мартин то пропадает, то снова возникает справа или слева. Файерболлы летят вокруг и разбиваются под ногами снопами желтых искр.
Мы добираемся до окраин города. Я не знаю, сколько длится эта гонка - час или три. Силы мои на исходе и ладони в ссадинах. Я все чаще останавливаю время, чтобы уворачиваться от шаров, и Мартин то и дело вспыхивает, как рождественская елка.
И в какой-то миг мое тело не выдерживает. Я соскальзываю с перекладины и падаю на спину. Мартин подлетает ко мне, хватает за горло, поднимает и впечатывает в стену.
- Я же сказал. Ты не уйдешь. Я буду преследовать тебя везде. Я уничтожу все, что тебе дорого. Я отберу у тебя ту, кого ты любишь. Я заставлю тебя применить свой дар.
- Гори ты синим пламенем, - отвечаю я и останавливаю время.
.........................................................................................................................
Холод приходит сразу. Сначала он остужает кожу на открытых участках. Схватывает одежду, заставляет стучать зубами. Проникает в ткани тела, пробирает до костей. Мартин горит совсем близко, но его огонь меня не греет. Он отходит на несколько шагов и завороженно смотрит на свои пылающие руки.
- Я особенный. Такой уникальный.
Я еще в детстве наслушалась этих фраз и оказывается совсем не соскучилась по ним.
Холод продолжает проникать повсюду. Лед сковывает губы, ресницы, лицо становится твердым и хрупким. Я еще могу видеть, когда от нестерпимого огня Мартина начинают плавиться его металлические ноги.
- Что? Останови это. Хватит! Остановись немедленно!
В голове мелькает забавная мысль о том, что его ноги, видимо, made in China, раз не выдерживают температуру, но на самом деле никто не знает, сколько сейчас градусов в Мартине. Его пламя уже не желтого, а бело-голубого цвета.
- Прекрати! - визжит он.
Но лед уже покрыл мою роговицу, и холод замораживает мысли, роняя их в вечность, и разбивая на миллиарды ярких точек. Сознание меркнет, я погружаюсь в сон, как в смерть, но на самом пороге перехода, включается что-то ясное, похожее на рассвет, оно отодвигает тьму небытия и медленно начинает возвращать меня к жизни.
.............................................................................................................................
Очнувшись, я вижу черное пятно на том месте, где стоял Мартин. Рассвет, не воображаемый, а самый настоящий, заливает светом город. Моя одежда в грязи, мыщцы ноют и ужасно  хочется есть. На автопилоте я добираюсь до дома, скидываю одежду на кровать и заползаю в душ.
Где-то в глубине меня до сих пор прячется смертельный холод. Сколько бы горячей воды я не лила, она нагревает тело лишь отчасти, и озноб пробирает меня время от времени, напоминая, как близко я подошла к точке невозврата. Но, видимо,  в организме есть какой-то защитный механизм, который включился, когда отступила воля, и удержал меня от близкой смерти.
Я выхожу из душа, завернувшись в полотенце, и - сюрприз - около кровати стоит Джилл, держа в руках мои авиаторские очки. Я замираю от неожиданности.
- Ты забыла закрыть дверь, - тихо говорит она.
- Я объясню, - пытаюсь я сообразить, что сказать.
- Вот, - она поднимает очки выше, - это лучшее объяснение. Кажется, больше нечего добавить. Я только... Даже преположить не могла, что ты способна на...
- Джилл...
- Давай, - она бросает очки к остальной одежде, - не будем это обсуждать. Все, что я хочу, уйти отсюда и забыть, что мы знакомы.
- Нет, нет, Джилл!
Но она уже не слушает меня и выходит из квартиры. Я бросаюсь за ней, на лестничном пролете вспоминаю, что на мне только полотенце и с проклятьями бегу обратно.
..........................................................................................................................
Проходит какое-то время, прежде чем я, лихорадочно одевшись, добегаю до дома Джилл и отчаянно звоню в дверь. Ее отец впускает меня.
- Что случилось? Джиллиан очень расстроена сегодня.
- Кажется, мы нашли повод поругаться.
- А, так это ты виновница? Ну, тогда я спокоен. Какая дружба без разногласий?
Я влетаю по лестнице на второй этаж и без стука захожу в комнату Джилл.
- Что ты здесь делаешь? Я хочу побыть одна.
- Подожди. Я виновата. Я попробую все объяснить.
- О, прошу тебя. Не надо. Дело даже не в нем! Да, он интересный парень, но ты, Рэйч, как ты могла встречаться с ним за моей спиной? Ну, сказала бы прямо, что знаешь его, что влюблена. Я бы поняла. Я бы порадовалась за вас.
О, господи! Она думает, что я встречаюсь с Рэем. К такому сценарию я не была готова. Я стою посреди ее комнаты и открываю рот беззвучно, как рыба.
- Знаешь, мне безразлично, что он там думает и зачем нужен был весь этот маскарад. Мне горько лишь из-за тебя, Рэйч. Мне так больно сейчас, словно ты умерла, и я чувствую ужасную пустоту. Жаль только, что не он вышел первым из душа, что у меня не было возможности увидеть его без тех дурацких очков! Я бы хотела посмотреть в его бесстыжие глаза!
Слезы начинают течь по моим щекам. Я понимаю, что не в состоянии сейчас как-то спасти ситуацию и поэтому сдаюсь.
- Ну так ты прямо сейчас в них смотришь, Джилл. Я...уже давно люблю тебя, и сначала мысль притвориться парнем казалась мне отличной.
- Что такое говоришь?
- Нет никакого Рэя. Это моя одежда. Мои...очки.
Джилл медленно садится на край кровати.
- Мне очень жаль, что эта дурацкая идея пришла пришла мне в голову, - я вытираю рукавом глаза, но слезы продолжают капать на толстовку и пол. - И мне очень жаль, что я так глупо разрушила нашу дружбу. Надеюсь, однажды ты сможешь меня простить. Поверь, я сделала себе гораздо больнее, чем тебе.
Джилл потрясенно молчит.
Я тихо плачу еще некоторое время, потом говорю ей:
- Извини, я должна была все это сказать. Не знаю, стала ли ты думать обо мне еще хуже или нет, но, по крайней мере, сейчас ты знаешь правду. Теперь я уйду.
Она кивает.
Ни слова.
Ни взгляда.
Я разбита, подавлена, опустошена.
Мое лицо выражает столько горя, что отец Джилл даже ничего не спрашивает, выпуская меня за дверь.
...........................................................................................................................
Три дня я только и делаю, что сплю. Есть мне совершенно не хочется, а вот спать - постоянно, ведь во сне я забываю о своей потере. Ночами вылажу из дома, надев свой костюм авиатора, который хотела сначала выкинуть, но потом решила, какая теперь разница, и сижу на церковном шпиле, слушая редкие звуки города. Пару раз я останавливала время, просто на всякий случай, но кругом темно, никаких горящих точек в обозримом пространстве. Видимо, Мартин сжег-таки себя заживо.
И на третью ночь, когда я думаю, что мне делать дальше со своей жизнью, не переехать ли мне в другой город или вообще в другую страну, я вдруг слышу, как кто-то зовет меня снизу. Я опускаю взгляд и вижу фигурку Джилл.
Хватаюсь руками за край козырька, нахожу ногами зубцы каменных украшений колокольни, а потом уже легко и быстро скольжу вниз. Площадь тускло освещена двумя фонарями. Тихо журчит фонтан. Джилл стоит в светлом  платье с накинутом сверху кардиганом. Я подхожу к ней. Она внимательно смотрит на мое лицо, на очки на лбу.
- Тебе лучше без усиков и бородки.
- Как насчет очков? - Спрашиваю я.
- Ты мне как-то сказала, что не нужно стараться быть кем-то другим.
- Во мне столько мудрости, когда это не касается лично меня.
По ее губам скользит еле заметная улыбка.
- Я скучаю по нам.
- Я тоже.
- Почему ты не сказала мне о своих чувствах?
- Как я могла? Ты никогда не давала повода думать, что принимаешь такие вещи.
- Но ведь ты мне даже шанса не дала! Все решила за меня, все запутала. Не только тебе приходится сожалеть о твоей лжи.
- Джилл, пожалуйста, прости меня. Я никогда ни словом, ни делом не причиню тебе зла. Давай попробуем все вернуть и снова стать друзьями.
- Но это невозможно, Рэйч. Ты сказала, что любишь меня. Ты сделала все, чтобы я влюбилась в образ, который ты создала. Я не могу и не хочу возвращаться. Это не просто. Но я тоже люблю тебя. Нам стоит идти дальше и учиться любить друг друга без масок и без обмана.
Я подхожу совсем близко и глажу ее по щеке.
- Так я могу снова поцеловать тебя?
- Ты должна.
И я целую ее. Время вдруг останавливается, но вместо жгучего холода я чувствую жар, разгорающийся в моем теле. А потом Джилл обнимает меня, и ночь, погасив фонари, накрывает нас своим черным покрывалом.
Конец.
Специально для форума "Вместе", октябрь 2016

+27

4

Работа №3

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

Прихрамывая и матерясь, дед вышел на покосившееся крыльцо и смачно сплюнул в кусты ежевики. Третий месяц они  вместе с бабкой, внучкой и прочим зверьем доедали репку. Проклятый корнеплод оказался таким огромным и улежчивым, что даже портиться не хотел. Каша из репы, репа печеная, вареная, пареная... деду иногда снилось, что он и сам превратился в репу. Единственное утешение состояло в том, что он приноровился гнать из сахаристого овоща неплохой самогон.
- Старуха! - прокашлял он. - Че там у нас на завтрак?
- Марципан! - ехидно ответствовала бабка. - Реповый!
- Тьфу ты, пропасть! - выругался дед и, припадая на раненую на империалистической войне ногу, двинулся к амбару…

В доме заворочалась на полатях дочка. Ну, это она бабке и дедке была дочкой, а внучке приходилась родной матерью. Но поскольку в извлечении из земли репки дочка участвовать отказалась из принципиальных соображений, то и в сказку не попала. Сказка у нее была своя, причем в полном соответствии с законами жанра, чем дальше, тем она делалась страшнее.

Дочка поморщилась и потянулась к своему яблоку, то бишь, средству беспроводной связи. Давно прошли те времена, когда для того, чтобы узнать, что происходит в соседних землях, народ пользовался волшебным блюдечком с волшебным же яблочком. Сей гибридный девайс издревле обеспечивал как голосовую, так и видеосвязь, но отличался плохой помехоустойчивостью и периодически начинал показывать то какое-то багровое око  с вертикальным зрачком, то старческие обгорелые руки, сжимающие хрустальный шар. Чтобы заставить его нормально работать, приходилось сулить грохнуть зловредное устройство об пол.
С тех пор много воды утекло, в дедкину деревню давно завезли заморские смердофоны, а название осталось прежним - все ласково звали их “яблочками”.

Впрочем, была на свете одна красна девица, которая была остра на язык, ради красного словца не жалела родного отца, а посему именовала яблочные смердофоны “огрызками”. Жила она в соседней стране, однажды взявшей, да и отвалившейся от царства, в котором проживала семья любителей репки, и объявившей себя страшно сказать - независимой республикой. Проживавшая там красна девица тоже была страшно независимой, и какие черти ее угораздили однажды влюбиться в дедкину дочку, нам доподлинно неизвестно. Сойдемся на том, что обе они - и дочка, и девица, были красивыми, умными, в меру ядовитыми, и обе несли в себе древнее не то благословение, не то проклятье, которо их вместе и свело. Одного полета были птицы, одного поля ягоды, только жили врозь, отчего и тосковали страшно, и проснувшись, первым делом хватались за смердофоны.

Доброе утро, солнышко
Как ты там?

Да никак, доброе утро

Что такое?
Не в настроении снова?

Дык репа эта заколебала
Сил уже нет никаких
Щас маменька снова будет
оладьи из репы на завтрак
жарить и компот варить
Говорила я им что
не надо сажать этот ужас

Милая, ну что ты
Приезжай ко мне
в гости
Никакой репы,
сплошная овсянка
и кофе с молоком

Я не пью с молоком
фугадость

Черт, вообще тут
ключевое слово было
“приезжай”, а не молоко
Я тебя люблю, между прочим
соскучилпсь страшно

между чем ты меня любишь
можно спросить?
М?
каким еще прочим?
кто такой прочий?
Тебе опять поклонницы
пишутво все мессенджеры?

Милая
ну какие поклонницы
?

Ты у меня одна
словно в ночи луна
словно в году весна
словно в печи - репа,
так и хочется написать))

не произноси при мне
это слово!
никогда

какое слово? печь?
ты на диете снова?

НЕТ!!!
Вот разъемся и приеду
к тебе ТОЛСТОЙ
будешь знать

Господи, да приедь
уже
хоть чучелом
хоть тушкой
ятебя два месяца
не видела

Ну ты же знаешь
Драконьи полеты
запретили
а на перекладных
долго
меня в отгул не пустят
на работе

а выходных мало
господи, как же я
без тебя устала

Стихами заговорила)
Давай, я к тебе тогда
У меня две недели
отпуска неиспользованных
могу их кусками взять
А то я взвою скоро от тоски

Самка такая
конечно приезжай

???
надеюсь, это словарь шалит?
чтобы снизить пафосность
момента

)))
ой
прости
САМА ТАКАЯ
я хотела написать
я сама такая
что скоро взвою

Давай вместе?
на луну....
О, я же книжку
надыбала
про оборотней
и вампиров!
там все написано

ты же терпеть
не можешь фэнтези
сама говорила
сколько раз
тебя там не подменили?

Нет)
книжка дурная
до невозможности
но это же бессмертное
творенье этой как ее
госпожи Красноутесовой
в оригинале
Я смеюсь как дитя

Ты мне зубы не заговаривай
своей Рэдклифф
Ты серьезно ко мне собралась?

У меня с тобой все серьезно
вот уже скоро год как
ты не заметила?

Заметила
у меня тоже самое
Когда приедешь?

17-го. На выходные.
Пойдет?

О, это чудесные слава
Слава
Слова

Именно
Согласись уже со словарем
)))

Ему лучше знать

Ага
Ты как обычно, на паровозе?

Ну да, драконы не летают же
А в самодвижущейся повозке
я доеду к тебе в виде
перочинного ножика
не разогнусь потом

Ну нет, ты мне нужна
разогнутая) в форме

Может, лучше без?)

Это чуть позже)
Ох, ну и как теперь дожить
до семнадцатого?

Доживем)
куда денемся
Ладно, я пропаду ненадолго
Люблю тебя
Самка такая)

От самки слышу

Вареньем из репы угостишь?

Ха
Очень смешно
Мама тебе с собой передаст

Эй, я пошутила!
Не надо мне вашего
знаменитого корнеплода
Давай лучше про него
сказку напишем

Точно!
Не все же нам с этой репой
мучиться
пусть все почитают)
Ладно, иди уже
Люблю тебя
люблю-люблю

Ага)
Хорошего дня тебе

Дочка отложила свой яблочный смердофон в сторону и от души улыбнулась. Жизнь немножко налаживалась. Потом усмехнулась, снова потянулась за девайсом, открыла текстовый редактор и быстренько накнопала: “Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая…”
Приехавшая красна девица подвергла сказку цензуре и выкинула из нее все упоминания о дочке. Сказала, нечего тебе там светиться, а то мигом женихи заморские понаедут, отбивайся от них потом. Новоявленное творение выложили в дочкином блоге и мордокниге, а чуть позже им заинтересовались издательства “Берестяная грамота” и “Корнпапир ГмбХ”. Авторские отчисления оказались неожиданно огромными, и в итоге дочка с девицей укатили на ПМЖ за море, живут там и в ус себе не дуют. А всего-то и надо было - сказку про репку написать.

+30

5

Работа №4

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

Я провожала тебя в аэропорт. Лучшую подругу, практически сестру, с которой мы были вместе столько лет.
Нас вместе вели в сад, мы сидели в школе за одной партой и учителя так забавно, с усмешечеой называли нас "мы с Тамарой". И правда, мы были, как ниточка с иголочкой. Если появлялась одна, следом, обязательно была вторая.
Так же вместе мы начали встречаться с какими-то прыщавыми кавалерами тех лет. Вместе рассуждали по поводу потери невинности и кривились, когда это произошло.
Ключевым словом в нашей дружбе было слово вместе.
Ты и я. Изредка, ты, словно бешеная фурия мне что-то доказывала, по поводу очередного моего  кавалера а потом убегала, заявляя, что дружбе-конец.
Следовали два-три дня моих слез в подушку и твой телефонный звонок, с извининениями и смущенным, с хрипотцой голосом,
-ты, это, извини, я перегнула палочку...
А кавалеры отсекались сами собой. Пару раз встреч, а потом меня словно чумную старались обходить стороной. Так же вместе мы закончили школу, получив аттестаты, направили свои стопы к стенам городского университета. Твои родители, совладельцы какой-то фирмы настояли на управленческом образовании. Они могли проплатить твое обучение, в отличии от меня. Я уходила расстроеная, прекрасно осознавая, что передо мной стоит выбор лишь в профессии ближайших бюджетных колледжей.
А на следующий день мне позвонила ты, сказав, что я поступила.
Что ты сделала для этого, для меня до сих пор остается загадкой, а ты, лишь улыбалась мне на этот вопрос.
А потом четыре года университа. И снова мы вместе, теперь уже на скамье. И бесконечные лекции, бесконечные подготовки к зачетам, экзаменам и семинарам. Мы гуляли по библиотекам, смеялись над преподавателями, в душных кабинетах я порой, после бессонных учебных ночей засыпала у тебя на плече.
Часто ты, плюнув на все, срывала меня с занятий и увозила куда-то, когда в горы, когда на озера и давала нам пару дней отдых от суеты мира. Были костер, палатка и мы с тобой в спальнике, прижавшиеся друг к другу, и рассказывающие друг другу планы о будущем.
В одну из таких ночей, мы разговорились о семьях. И я, с наивностью счастливицы рассказывала тебе о том, что у меня, возможно будет муж,пара детей и крепкая семья, с взаимопониманием и взаимовыручкой.
Ты, как -то слегка откашлявшись, с какой-то сердитой хрипотой сказала.
-с моей семьей это будет невозможно. А раз так, лучше я продам себя подороже.
Брак... узаконеная проституция. Так пусть счастливчик платит.. И вот, через пару лут, я провожаю тебя в аэропорт. Мы получили дипломы. И, конечно, следом за этим тебя ждал брак.
Сын второго совладельыа той фирмы, которой владел твой отец. Вполне семейный бизнес, вполне удачная сделка. Ты лишь усмехалась на мой лепет о том, как это здорово.
Заявив с властными интонациями единственного ребенка в семье, что свадьба будет в другом городе и только наедине с женихом, вы начали спешно готовить документы.
И вот, я провожаю тебя в аэропорт. Единственную подругу, с которой я вместе столько лет.искренне желая тебя счастья в семейной жизни и пытаясь заглушить тоску, которая поселилась в душе.
Обнимая, прижимаюсь к тебе так сильно, как только могу, и, на ухо, так, что слышишь только ты, выдыхаю
-не уезжай, я люблю тебя....
Выражение твоего лица не меняется. Ты, лишь ответно выдыхаешь в ответ
-паспорт с собой?
Машу головой в знак согласия.
-давай.
Молча протягиваю ей бардовую книжечку.
Она исчезает минут на двадцать и возвращается ко мне.
-ты летишь с нами. Заявляет она категорично. И со смешком наблюдает, как вытягиваются лица родителей.
Ты меня любишь, и это давно поняла. Этот брак просто необходим, доя вас двоих. Для тебя и того парня, который сейчас с тобой.
Не знаю, чем занимались ваши родители, но у них появились дети, почти ровестники, мальчик и девочка.
Их брак был определен лет с семи. И дети это прекрасно понимали, и пытались выстроить дружеские отношения. Потому что лет с 12 поняли, что крепкой и дружной семьи из них не выйдет. Ведь, забавность ситуации в том, что он, приходил в восторг от мальчиков. А она, как оказалось, все это время терпеливо любила меня, стараясь, чтобы я не узнала о ее маленькой тайне.
Мы спокойно заходим в зал ожидания, а затем в самолет.

+21

6

Работа №5

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

Сказка о том, как Василиса Премудрая, Золушка и Красная Шапочка искали……

- Ну что девочки. В этой сказке нам надо найти себе суженую – заявила Василиса Премудрая.
- Это как? А как же принц?- ответила  Красная шапочка
- Да какой там  принц. Ищем принцесс. Королев. Богинь. К черту тех принцев, они пусть будут в других сказках. В этой будет всё по- нашему  – разбирая книги, произнесла Василиса.
- И то правда – радостно сказала Золушка. -  Как мне мой надоел в той сказке. Неделю я была принцессой, а потом началось, то приготовь, погладь, постирай, пришей, посади розовый куст, собери горох, ты же Золушка или кто. Просто тиран оказался тот принц. А еще говорит -  моя мама делала лучше  бррр…чуть сковородкой его не огрела. Все ищем себе женщин.
- Не знаю. В моей сказке был один мужчина и тот серый волк. Думала, может в этой принц, какой неженатый попадется.
- И что пирожки ему будешь  подносить всю жизнь?
- А чего?  Дорогу я знаю. Хотя ходить туда - сюда не очень- то и охота. Тем более бабушка у меня мужиков- то не жалует. Та волчья шкура у нее под ногами теперь вместо ковра. Говорит хоть на это сгодился серый волчишка.  Хорошо, давайте искать себе женщин. В сказке мы или в фильме ужасов!  А как мы это будем делать?  Ты Васька самая умная, давай придумывай.
-  Вот можно ночью бросить сапог за ворота, куда укажет направление там и суженая будет. Будем кидать?
- Нет. Что это такое сапоги тут кидать. Это не порядок. А вдруг он в грязь упадет чисти  его потом или кто  украдет – отозвалась Золушка.
- Дайте - дайте я швырну в лес сапог! – завопила Красная шапочка.-  Как я щас кину!
- О, Шапка ты и убить сможешь своим замахом.  Волка, какого прикончишь еще, куда его труп девать потом?  Давайте не будем сапоги швырять.  Еще есть  вариант, пойди ночью в баню сказать заговор и просунуть в щель руку  и пощупать, если волосатое что-то то мужик, а если нет,  то женщина.
- В баню ночью??? – испугано сказала Золушка. -  И там волосатая рука…фу… нет, я не пойду. Я очень боюсь. Вдруг  рука как у волка будет. А вдруг это будет вообще не рука…а другое… он же у них не волосатый да. А Вась?
- Откуда мне знать. Ужас какой. Не хочу даже думать про такое. В гадание сказано - рука должна быть.
- Ладно, давайте я пойду в баню – сказала Красная шапочка. – А ее топить  надо? Или так просто?
- Не знаю.  Про это нет ничего, наверное, надо затопить – отозвалась Василиса.
- Так может заодно и помоемся?  Что зря дрова переводить - донеся голос Золушки.- Ух,  давайте девчата я вам такую баньку истоплю, потом накатим холодного пива, посидим, попаримся.
- Ээээ Золушка мы же гадать собрались, а  ты что задумала?  Три голых пьяных женщины в бане ночью. Хотя звучит заманчиво конечно. Но нет -  резко осеклась  Василиса.-  Нам надо гадать. Нужно обязательно в этом году встретить свою судьбу. Так, что тут есть еще. Книга то толстая мы обязательно  что-  то найдем.
Так почитаем, возьмите потроха лягушки, крылья летучей мыши, нет, змеиное жало, улитку, детородный орган петуха,… а него есть да? Что за книга вообще? Совсем не современная. Так зажгите свечу, капайте на ладонь, неет это ведь больно. Фуууу, сдунув пыль с одной из станицы,  Василиса прочитала. Нужно зеркало, свеча, розовая ткань и дольки лимона. Так прочесть вот это и увидеть в зеркале ее. Вот, то, что нужно, думаю, это подойдет. Так Золушка тащи лимон. Шапка, тащи из своего сундука розовую ткань  будем гадать.
Василиса подвинула стол. Разложила ткань на столе, поставила красивое зеркало. Рядом блюдце с лимоном. Зажгла свечу и три девушки уселись вокруг зеркала.
- Как нам сразу всем смотреть?  Или по одной? Как там правильно? Я хочу первая. Я самая тут молодая. Пробуем на мне  – завопила Красная шапочка.
- Хорошо. Хорошо. Держи, читай текст, смотря на свечу и в зеркало, после как прочтешь, закрой глаза на несколько секунд и в зеркале должна появиться твоя суженая.
- Так. Суженая ряженная появись передо мной наряженная. На дороге ожидания пусть сбудется мое желание.
Шапка закрыла глаза и даже не дышала. Все замерили и смотрели на зеркало. Вдруг там появился белый свет, все закружилось, засверкало и сквозь туман стала проявляться  картинка.
- Ну что ты видишь Шапка?
- Вижу лысого ребенка.
- Кого??? – шокировано спросили остальные.
- Ребенка лысого. Толстого. Бежит куда - то. О, еще дети, старые какие - то и  лысые все. Прыгают и поют песенку. Что это такое вообще? Вася, что за гадание. Я буду воспитателем в доме со старыми карликами? Я так и знала,  я обречена. Ну, какая суженая, быть мне нянькой лысых карликов. 
- Да не верещи ты Красная,  ты еще смотри. Может девушка выйдет, смотри внимательно.
- Так лысые дети, которые очень старые к тому же   шапочки одели. У всех разного цвета. Ну, ничего они такие симпатичные.  Зовут что ли кого? Так. О,  вышла девушка
- Вышла? Вышла да? Какая она?  Красивая? Старая. Боже лысая что ли??? – тревожно спросила Золушка.
- Нет. Очень красивая. Кожа белая, белая. И платье такое. Все эти лысые дети вокруг нее столпились. Хотя нет, то не дети, это гномы. Она им песенку поет.
- Так это Белоснежка. В Европе она живет – сказала Василиса. - Точно она.  Это ее семь гномов. Помнишь,  мы новости читали, как ее там бабка хотела убить, а она убежала, а эти  гномы ее спасли. Она сейчас известный ветеринар что ли….
- Точно. Я вспомнила. Какая она чудесная. Неужели, правда моя суженая? Вот только гномы эти. Придется с ними ее делить. Неохота конечно. Но ладно. К бабушке их перевезу. Пусть ее веселят. А мы будет вдвоем жить.
- Ты уже все спланировала, даже будущую жизнь – засмеялась  Золушка. – Какая ты быстрая Красная шапочка. Вы ведь даже не встретились еще.
- А о чем тут думать. Зеркало  вот  все показало. Я согласна. Адреса там нет ее? Хотя у меня шенгена нет. Надо быстрей заказать. Полечу я на встречу любви своей ла- ла –ла – запела Красная Шапочка.
- Ну, все, все. Пошла мечтать. Летать, парить, влюбчивая  ты Шапка как не знаю кто. Насмотрелась? Теперь я дай.
Василиса села напротив зеркала и прочитала заговор. Вдруг что-  то щелкнуло, вспыхнуло,  в зеркале появилась  картинка.
- Так и что это? Ничего не пойму. Пшеница что ли? Или тряпка, какая свисает, откуда - то.  Так. Длинное что то.
- Ноги?
- Нет. Башня,  а из окна, что то свисает. Не пойму что. Белье что ли кто сушит.
- А девушка, девушка  то есть?
- Так нет пока. Так,  проведу по зеркалу… Василиса провела вниз по зеркалу рукой, картинка поехала вверх. Еще  и еще. Так вот. О,  девушка у окна.
- Красивая? Не очень? Не девушка?
- Не разгляжу.  Это коса ее. Такая золотистая, необыкновенная просто.
- Кто же это? Тоже иностранка?
- Видимо да. Грустная  такая. Хочется ее развеселить.  Она смотрит вдаль и слезы в глазах.
Василиса сама чуть не расплакалась. Нежно потрогала экран -  «Эй, эй. Ты кто?»
- Мне кажется, экран не разговаривает. Можно только смотреть. Вспоминай, давай иностранок всех известных.
Василиса  встала, взяла книгу с полки и начала листать. Так, красавица и чудовище, Пакахонтас, Снежная королева, Герда, фея, Гайка, Рапунцель. Точно это Рапунцель. Она заперта в башне, и ее надо вызволить оттуда. У нее самые красивые и длинные волосы в мире.
- Повезло тебе Васька. Такая девушка. Правда столько волос, она их месяц сушит, наверное, а чтобы помыть надо литра два шампуня.
- Ну, Золушка. Вечно ты со своими хозяйственными вопросами. Ты посмотри, какая красивая. Мне надо срочно придумать, как ее спасти, чтобы она была со мной. Это ведь просто квест такой. Всё мы летим в Европу. Мне нужно взять энциклопедии, надо взять лестницу, веревку, нож, карту, компас….
- О, о всё. Ты все это попрешь с собой? Там купим. Ты главное составь план.
Василиса  посмотрела в зеркало провела нежно по нему рукой и прошептал  «Я спасу тебя. Моя злотовласка».
- А я? Давайте мою суженую посмотрим. Я тоже хочу как вы  – заныла Золушка. - Не хочу всю жизнь кастрюли  мыть принцу. Любви хочу!! 
- Давай -  давай. Садись на мое место и читай текст. Еще до рассвета далеко.
Золушка быстро уселась, стала смотреть в зеркало и что -  то шептать.
- Ты читай текст. Что ты там шепчешь.
- А да? Я  свое прошу. Надо все правильно сделать. Судьба же моя решается.
Раздалось гудение, в зеркале все стало мутным, оно затряслось. И раздался визг.
- Я попала. Я попала в него!!!
Золушка подпрыгнула прям. Стала судорожно вглядываться  в зеркало. Что там? ну что там?
Там появилась девушка, больше похожая на мальчишку, которая гордо держала в руке тушку птицы. Она что-то  кричала и улыбалась.
- Это мальчик что ли? – волнительно спросила Золушка. Блин у всех девушки, а у меня мальчишка, не хочу я. Не хочууу………….
- Ты смотри лучше – сказала Василиса. - Голос - то женский был.
Утерев  слезы, Золушка стала смотреть в зеркало.
- Есть грудь? Что- то я не разгляжу? Вася посмотри.
-Тааак. Костюм по мужскому типу  скроен. Но да, грудь есть. Маленькая правда, но есть.
- Точно?
- Да, да смотри . Да и движения  все плавные, гибкие это точно девушка.
Золушка протерла глаза и уставилась в зеркало.
-  Да…точно девушка. Сильная какая. Смотри на дерево полезла. Ты же упадешь глупая, чего тебя туда понесло. Ну, вот кафтан порвала. Надо зашить срочно. И шапку уронила. Куда она полезла – то?
- Голыми руками теперь птицу что ли ловит? Будешь тоже за ней по деревьям лазить да? – засмеялась Красная шапочка. - Повезло тебе.
- Ничего  я не буду. У меня сердце слабое, я лучше ее дома буду ждать. Красивая же да. Такая сильная и быстрая. Как хохочет,  как хохочет. Василиса, а это из какой сказки, где мне искать?
- Так надо подумать. Что - то знакомое,  но не пойму. Она видимо не главная героиня. Там, какое время года то?
- Да вроде зима. Судя по одежде, и снег лежит.
- Снежная королева да? – испугано пробормотала Золушка. – Заморозит меня если что. Льдинкаи  подарит и мучайся с ними, собирай то счастье, то любовь, то что похуже…. .. Ох,ох бедная я, бедная.
- Не ной ты Золушка. Я читаю. Сейчас. Ни какая это, ни Снежная королева. Это другая героиня. Так Герда, Кай, мама, олени…так…О, это девочка-разбойница из сказки Снежная королева. Ух какая просто огонь. Возьми вот книгу и  посмотри.
Василиса протянула книгу Золушке.
-Точно она. Она ведь помогла Герде да?  Между ними точно что - то было. Она, поди, в нее влюблена. Стала бы она просто так помогать.
- Золушка  – строго сказала Василиса. – Перестань придумывать. То было в сказе и давно. Сейчас  видишь она свободна,  и зеркало ее показало. Даже если там было что- то. Герда же ушла к Снежной королеве и вроде там живет у нее. Они счастливы.
- Правда, да? Думаешь, я смогу быть с ней. Она мне нравится да. Она явно не нытик как принц мой. Который -  чуть что «Мама, мама». Она прям воин такая. Ах…
- Ну, все…Золушка улетела. Глаза стали туманные, голос нежным, расплылась в улыбке… втюрилась по самые помидоры. Она кстати тут рядом живет  совсем в Финляндии. Правда, шенген все равно нужен.
- С утра бежим в посольство – заявила  Золушка – Я должна встретить ее. Что я подарю?
- А что еще и подарки надо? – удивленно спросила Шапка.
- Конечно мы же нашли своих суженых. Нам надо быть готовыми и подарить что -то. Я подарю ей новый кафтан, только надо сшить быстрей. Когда там утро?
Василиса и Красная шапочка засмеялись, потушили свечу и повели спать взволнованную Золушку.
- Может ей налить чего, чтобы лучше спала? – хихикая, сказала Красная Шапочка.

+23

7

Работа №6

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

***

Королеву снова подвели. Неужели она так много просит? Всего лишь сердце какой-то девчонки. Но нет, даже самый известный своей кровожадностью охотник не смог выполнить ее поручение. Еще и дуррой попытался выставить, выдав сердце оленя за человеческое.
Женщина сидела перед зеркалом и старательно натирала виски. Гадкая Белоснежка не давала ей покоя. «Всех прекрасней и милей». Чушь собачья! Всех достала, умри поскорей – вот это больше подходило Снежке, по мнению Королевы.
- Стража, – заунывно позвала женщина. – Стража!
- Да, госпожа. – В королевские покои вбежал молоденький паренек в серебряных доспехах.
- Вы нашли ее? – не поворачиваясь, спросила Королева.
- Кого?
Реакция Королевы не заставила себя долго ждать. Женщина резко развернулась и глазами полными ненависти и презрения посмотрела на стражника. Однако уже в следующее мгновение на ее лице появилась ехидная улыбка.
Своей наружностью Королева была весьма привлекательной, и возможно Зеркало, которое предсказало, что Белоснежка затмит ее своей красотой, просто напросто ничего не понимает в истинной красоте.
Она поступью кошки приблизилась к молодому воину и нежно ладонью прикоснулась к его щеке.
- Милый, милый мальчик, - пропела Королева и грустно вздохнула. В следующее мгновение она щелкнула пальцами, стражника окутал синий туман и на его месте остался небольшой осел.
- Жаль, он был таким симпатичным. – Женщина снова села перед зеркалом. – Но таким… ослом, - вздохнула она.
За дверью послышался грохот. Затем кто-то с силой вышиб эту самую дверь, а в нескольких сантиметра от головы Королевы пролетела стрела, воткнувшись в деревянную раму зеркала.
- Что за… - не успела договорить женщина, как кто-то схватил ее за запястья и натянул широкий браслет.
- Так-то лучше, - довольная собой, протянула блондинка. Поправив за спиной колчан для стрел, она бедрами облокотилась о столешницу. – А у вас тут осел, вы видели?
- Ты… да ты… да я тебя… - Королева пыталась подбирать слова. И нет, вовсе неприличные.
- Ага, - спокойно подтвердила девушка. Достав из кармана яблоко, она с удовольствием откусила от него кусок. – Ох, какая я невежливая. Будете? – девушка с самыми искренними намерениями протянула откусанное яблоко Королеве.
Королева встала и без лишних слов произвела в воздухе замысловатый жест рукой, но ничего не произошло. Повторив еще раз и потом еще, она щелкнула пальцами, топнула ногой, моргнула. Однако результат был все тот же. Вернее он отсутствовал.
- Что ты сделала со мной?! И кто ты такая? – наконец потребовала объяснений женщина.
-  Оу, простите. Я подумала, что вы так танцуете, поэтому не стала прерывать вас своими объяснениями. – Девушка бросила огрызок от яблока на стол, за что получила неодобряющий взгляд от Королевы. – Я уберу.. потом, - пристыдилась девушка.
- Мое имя – Елина. Меня Снежка послала. Вернее, она меня заказала. Говорит, вы жутко надоели ей своими головорезами, угрозами. И она решила, сама, так сказать, Вас порешать, - на последнем слове блондинка провела большим пальцем вдоль шеи. – А это браслет, лишающий магии, - девушка указала на правое запястье женщины.
- Где это видано, чтобы жертва посылала за своим убийцей?! – расстроилась Королева. Все спуталось, и теперь без магии и без стражников она оказалась совершенно беззащитной пред этой весьма нескромной особой. Грустно вздохнув, женщина присела за стол и закрыла лицо ладонями.
- С Вами все в порядке? – участливо поинтересовалась блондинка. – Хотя, простите, вы же сейчас умрете…
- Прекратите уже извиняться! – Королева оторвала ладони от лица и раздраженно посмотрела на девушку.
- Изви… то есть, конечно! Так как вы желаете умереть?
- Хм, ты первый раз что ли? – брови Королевы взметнулись вверх.
- Нет, - удивилась вопросу Елина. – Может вы мне понравились, и я вам даю шанс выбрать.
- Ох, дай уже мне яда, пора кончать с этим! – вспыхнула женщина. – Мерзкая Белоснежка! Испортила мне всю жизнь.
Пока Королева причитала по поводу Снежки, Елина копошилась с пробирками. Закончив все приготовления, она схватила женщину за локоть и притянула к себе.
- Ну, - улыбнулась девушка, глядя в полные недоумения карие глаза Королевы.
- Что «ну»? Что вы себе позволяете! Я все еще Королева, - она попыталась вырваться из рук убийцы.
- Яд. У меня на губах яд, - пояснила блондинка. – Один поцелуй и вы канете в безвременье.
Сей факт ввел Королеву в некий ступор. Она пыталась для себя решить – эта Елина просто неадекватная или полнейшая идиотка.
- Ну же, мы теряем время, - поторопила Елина и, свернув губы трубочкой, потянулась к женщине.
Однако вместо поцелуя блондинке досталась королевская пощечина.
- Может я и бессильна сейчас против тебя, но целовать по доброй воле не стану, - отчитала Елину Королева.
- Я это предполагала, - закатила глаза девушка.
Через ряд долгих, тяжких минут и несколько царапин, Королева оказалась привязанной к стулу, а Елина гордо восседала на ее коленях.
- Вот и стоило сопротивляться? Просто поцеловались бы и разошлись. Вы в могилу, я по делам. Неужели вам совсем не хочется? – игриво закончила Елина и начала двигать бедрами на коленях женщины.
Если сказать, что Елина уж совсем не привлекала Королеву, значит соврать. Тело блондинки было сильным, накаченным, белые локоны волос опускались на широкие плечи, а синие, как два озера глаза, завораживали.
- Вы мне противны, - Королева дополнила слова соответствующим выражением лица.
- Жаль, - честно призналась девушка. Со скучающим видом, все еще находясь на коленях Королевы, она начала ковырять разноцветные камушки на ее платье.
- Снежка заплатила вам, чтобы вы еще и поиздевались надо мной?
- Нет. Она мне вообще не платила, - пожала плечами Елина.
- А хочешь, я заплачу тебе столько, сколько ты пожелаешь? – Королева сразу оживилась. – За сердце Белоснежки.
Елина слезла с колен и, обойдя женщину со спины, положила подбородок на ее шею.
- Эх, какая же вы.. кровожадная. Но такая красивая!
- Так ты согласна? – Королева повернула голову в сторону блондинки. Та почувствовала горячие дыхание на своем виске.
Но Елина оказалась не промах, быстро сориентировавшись и повернув голову, она впилась в пухлые губы Королевы. Поняв, что та не пытается сопротивляться, она углубила поцелуй.
Они разрывали связь только для того, чтобы отдышаться и так могло пройти еще много времени, если бы осел, все еще находившийся в покоях Королевы, не дал о себе знать громкими криками.
- Что у тебя в покоях делает осел?
- Это не осел, а стражник, - хитро улыбнулась Королева. – Как только ты снимешь с меня браслет, есть очень большая вероятность, что и ты им станешь.
- Оу… - только и произнесла блондинка.
- Боже! У тебя ведь на губах яд! – женщина откинула голову назад и закрыла глаза. – Мне дурно!
- Успокойся, не было никакого яда, - ухмыльнулась Елина. – Я вообще-то на работу пришла устраиваться. Возьмешь меня к себе в стражники?
Королева открыла глаза и оценивающе посмотрела на блондинку. Одновременно в голову пришло окончательное решение недавнего вопроса – все-таки она полная идиотка! Но очень хорошо целующаяся идиотка.
- Развяжи меня, и мы поговорим, - ласково пропела женщина.
История умалчивает о том, появился ли в покоях Королевы еще один осел или нет. Но поговаривают, что Королева прекратила охоту за Снежкой. Ведь все ее силы: и физические, и моральные уходили на некую Елину, пришедшую как-то раз за сердцем Королевы.

+18

8

Работа №7

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

Принцесса с белыми волосами.  

***
Я, маленькая, лежу в своей детской кроватке. Мама, склонившись ко мне, улыбается:
- О чём ты думаешь, солнышко?
- О принцессе. Где-то живёт принцесса. И я о ней думаю.
- А какая она?
- Она очень добрая, она всем помогает, она смелая и отважная, совсем ничего не боится. Она такая, как в сказке.
- А она живёт в сказочной стране? Её родители – король и королева, да?
- Нет. Она живёт в Советском Союзе и говорит по-русски. Её родители – обычные люди, как вы с папой.
- А как тогда люди понимают, что она принцесса? Она носит корону?
- Нет. Она заколдованная принцесса. Когда она родилась, её заколдовали.
- А в чём заключается колдовство?
- В том, что она не знает, что она принцесса. Она живёт, как обычная девочка. А если бы она знала, что она принцесса, она бы жила по-другому.
- А как бы она жила?
- Она бы ела самую лучшую еду, спала бы на нескольких перинах, у неё бы…ну, у неё хотя бы была волшебная лампа с рыбками, как у меня. Она бы могла попросить у мамы кошку. Потому что принцессе мама разрешает завести кошку. Она же принцесса.
- А ты  - принцесса? 
Я потрогала перину, посмотрела на кошку, свернувшуюся у моих ног и, подумав, ответила:
- Нет, я не принцесса!
- А это почему же? – усмехнулась мама.
- Потому что у той девочки есть самое главное, что должно быть у принцессы.
- А что же у принцессы самое главное?
- Белоснежные волосы, мамочка! Вот она идёт, и её волосы развиваются на ветру, белые, как снег, представляешь, как красиво?
- Так не бывает. Такие волосы бывают только крашеные. А маленьким девочкам не красят волосы. Это вредно.
- Нет, у неё настоящие такие волосы. Она же принцесса! Тогда пусть все спрашивают и удивляются, что они у неё настоящие.
- А другие люди знают, что она принцесса? И не говорят ей об этом, да?
- Другие люди тоже не знают.
- А кто же тогда знает?
- Я знаю. И если я скажу ей об этом, она будет жить, как принцесса.
- А как ты ей об этом скажешь? Ты знаешь, где она живёт?
- Нет.
-Ты знаешь, как её зовут?
- Нет.
- А как ты будешь её искать?
- Я буду внимательно смотреть на всех девочек, вдруг у кого-нибудь из них белые волосы. Я каждый вечер думаю о ней, и говорю ей мысленно, что я буду искать её, пока не найду.
               ***
- Эй, - маленькая девочка обернулась на голос, - ты чего такая белая? Чем тебя накрасили?
- Ничем, - девочка растерянно посмотрела на долговязого парня, - у моих родителей полно забот, чтобы ещё меня красить. Да и у меня тоже. Полы помыть, бельё постирать. Нас же много!
Девочка была маленького роста, но вела себя как взрослая. Не удивительно, ведь все в её семье были старше, и она видела, как они себя ведут. А дел было так много, что играть с ровесниками было совсем некогда. Девочка помогала родителям, хоть и была самой младшей в семье.
- Поторапливайся, чай не принцесса! – услышала девочка голос матери, намного опередившей её. Навстречу матери уже спешила мама долговязого парня.
- Ваша дочь?
- Моя, - женщина вздохнула, грустная от постоянной усталости.
- Какие у неё красивые волосы. Как Вы этого добились?
- Да вот сами не знаем, - женщина опустила глаза от смущения, -  Ночь была снежной, видимо.
Вопрошающая дама рассмеялась:
- Я думала - краска.
-Нет.
Девочка уныло догоняла маму. В её глазах застыли слёзы, которых никто не заметил. «Я видела репродукцию картины  в квартире у знакомых. Где-то есть девочка, с глазами, как на этой картине, похожими на глаза оленёнка, как я хочу её найти!» - думала она.
***
- Когда ты думаешь пойти в школу?  - мама посмотрела на меня в задумчивости.
- Думаю, через пару дней меня выпишут.  Вообще я не хочу возвращаться. Зачем её только со мной посадили!
- Но у неё же белые волосы?
- Ну и что! Это не та девочка!
- Почему не та?
- Та девочка живёт далеко. Я её потом найду, не сейчас.
У меня отчаянно болело горло. В школу мне не хотелось. Вдруг моя кошка, перепрыгивая с кровати на стул, не рассчитала силы и смешно упала на пол. Я захлебнулась чаем.  Я не могла дышать. Из глаз хлынули слёзы, я закашлялась и очень испугалась. На какой-то миг я увидела мою принцессу, прыгающую откуда-то с высоты, одетую в тёплую одежду с намотанным поверх одежды шарфом. Видение возникло и тут же исчезло.
    Мама стояла рядом, вытирая моё лицо влажной салфеткой.
- Испугалась?
-Да.
- О чём ты подумала?
- О ней. Она прыгала откуда-то. Дальше я не успела увидеть, закашлялась.
***
Зима. Сумерки. Маленькая девочка с белыми волосами подошла к высокому забору. «Прыгну» -подумала она и ринулась вниз, целясь приземлиться на высоченный сугроб. Она не заметила торчащую в  заборе толстую железную проволоку. Пара секунд, во время которых она ощутила состояние полёта. Потом удушье. Потом темнота.  Она в руках незнакомой женщины. Шарф зацепился за проволоку на заборе. Девочка потеряла сознание от удушения. Остаток вечера она провела дома. Думая о девочке с глазами как на картине.
***
Я принесла из дома расписанный ручкой пионерский галстук.
- Тебе понравилось? – мама смотрела на меня счастливыми глазами, ведь её дочь перешла в комсомольский возраст.
-Конечно, очень понравилось.
- Теперь в комсомол?
- Не-а, не хочу! – я поморщилась и улыбнулась одновременно. Меня только вот мысль не оставляет, она пошла в комсомол или нет?
- Кто?
- Та девушка. Принцесса, я тебе несколько лет назад рассказывала, помнишь?
- Нет.
- Ну как же! Помнишь, я тогда захлебнулась чаем и девочку видела, как она прыгнула с забора.
- Ты всё ещё считаешь это серьёзным? – в глазах мамы появилась не то растерянность, не то печаль.
- Да.
- Ты всё ещё веришь в принцесс?
-  В каком-то смысле….
***
- Моё сердце колотилось, мне казалось, оно вот-вот выпрыгнет. Дверь в моей комнате закрыта, за окном свадебная кутерьма. Я в белом платье. Надо делать причёску, а я не хочу. Не хочу надевать туфли, не хочу выходить из комнаты. Не хочу замуж. Я не понимала, что со мной.  Я так мечтала об этой свадьбе, так хотела быть женой  парня, который ждал меня у двери подъезда. Я закрыла глаза. Вдруг мне внезапно захотелось плакать. Мне показалось вдруг, что я совсем не здесь, что я  в тёмной комнате, за окном дождь, совсем другой город и я в отчаянии. Потому что у меня нет любимого человека. И никогда не было. Я потрясла головой. Что за мысли? Это явно не мои мысли. Это не я.
***
Маленькая изящная девушка, больше похожая на мальчика-подростка стояла у окна и смотрела на каменную стену ближайшего дома. Она была одинока. У неё не было никого. Никого, кто понимал бы её. Она закрыла глаза. И увидела девушку, с глазами, как на картине. «Её нет!» - подумала девушка с белыми волосами.
***
Я в той же комнате, в которой когда-то стояла моя детская кровать. Только мебель там сейчас расположена по-другому. Мама с загадочной улыбкой смотрит на то, как я стучу  пальцами по клавишам ноутбука. Мой сын год назад закончил школу. Мой брак давно в прошлом. А я…а я влюблена.
- Кому ты так увлечённо пишешь? – спрашивает мама.
- Ей!
- Это кому?
- Помнишь, я рассказывала о принцессе с белыми волосами?
- Конечно, помню. А что?
- Так вот, я нашла её!
- Как ты поняла, что это она?
- Я видела её детские фотографии. Я узнала её. У неё белые волосы.

Отредактировано Вместе (05.11.16 16:55:32)

+27

9

Работа №8

http://s6.uploads.ru/t/ezsj6.png

… глупенькая… это всего лишь рисунки…
Кен придирчиво изучает новый, только что оконченный набросок. Где по улице в сумерках не спеша идет человек. Промозгло кутается в ворот старого плаща и прикрывает лицо широкополой шляпой. Мимо бликами проезжают экипажи и, темнея, в конце улицы сливаются с октябрьской моросью…     
Мраморная лестница, укрытая местами хлопьями тумана, взмывает куда-то вверх. Так далеко и головокружительно, что даже конца её не видно. Струящийся, приглушенный свет напоминает о давно прошедшем сезоне белых ночей. Свежея, чуть уловимый бриз, предсказывает близость утра.
Девушка, больше похожая на парня, сидит на одной из ступеней. Она удивленно и слегка насмешливо смотрит на молодую женщину, что стоит на лестнице чуть ниже и держит в руках все её наброски. Неровную кипу. Пока Кен рисовала последний, она собирала прежние листы, так неосторожно высыпавшиеся из небрежно брошенного рядом рюкзака
- Какие сын и дочь? – снисходительно и очень мягко, как маленькой, улыбнулась Кен, развернула лист к свету – смотри, он здесь один. И только он сам. Случайный, совершенно человек. Господин Никто… - она смотрит в темные глаза Нат, и голос её звучит отстраненно (словно принесенный предутренним бризом) - …. глупенькая…  это всего лишь рисунки…
- Да - Женщина согласно, неуверенно улыбнулась. Она хотела что-то сказать еще, но никак не могла подобрать нужных слов и тонкие пальцы нервно теребят серебряную цепочку. Длинное, белое платье свободно струится к босым ногам. Темные волосы вьются до плеч – но ты ведь видела их! Его детей – сына и дочь в темной, старой гостиной. Ты же видела  гостиную и свечи! Незажженные свечи…
Кен как-то странно хмыкнула. Отложила бумагу и карандаш и, наклонившись, взяла в руки легкое облачко тумана. В считанные секунды она сотворила из него красивый, белый цветок. Поднялась, и, приблизившись на пару шагов, украсила им темные волосы Нат
- Вот видишь – шепнула она, не отводя взгляда – разве такое бывает по-настоящему?
голос, сливаясь со звенящим воздухом, вуалью падает к босым ногам
«ты всего лишь мой сон»
«красивый нереально»
Женщина осторожно тронула пальцами цветок в своих волосах. Прохладные лепестки, такие нежные на ощупь. И туман слишком свеж. Наверное, уже утро
- Нет Кен. Я есть на самом деле. И ты есть, и они – с рассыпавшихся вновь рисунков слетают чьи-то сны. Образ Нат тает с каждым новым лучиком восходящего солнца. Туман оседает росой на ресницах
Кен небрежно стирает эти капли как остатки грез. Собирает уцелевшие листы в рюкзак и, затянув шнурок, закидывает его за плечи. Впереди новый день, новый путь и уверенное восхождение вверх, подальше от этого странного места и сна и, может быть, времени?
«странная»
«да нет, просто сумасшедшая»
«…. Тоже нет. Вполне нормальная. Во сне ведь и не такое возможно»
День сменяется ночью, ночь сменяется днем. А Кен все так же упорно поднимается по своей нескончаемой лестнице в небо, ведя диалоги с тем, кто обычно за правым плечом...
Голография тумана рисует ей свою правильную реальность.
Теоремы доказаны. Аксиомы заучены. Неизвестная давно известна….. СТОП
…. Она долго-долго смотрит на идеально чистый, белый лист. Словно не решаясь нанести первый штрих
«Глупости – это всего лишь бумага» - шепот срывается с искусанных сомнениями губ
«Тогда почему за её поверхностью, как за гранью  видны очертания?»
Сначала едва касаясь, а затем все смелее, увереннее и уже спешно, словно боясь не успеть, она выводит новый рисунок.
Штрихи ложатся ровно и немного нервно. Чужая доселе ночь, проступает отражением в створках распахнутого настежь окна. И луна, выглядывая из-за туч, отражается слабым светом в больших, темных глазах молодой женщины
Глядя в свое звездно-облачное небо, Наташа, улыбаясь, выдыхает в себя эту ночь, слушая далекое дыхание Кен
я вернусь чтоб отдать твои сны и застану тебя
у расстёргнутой форточки. с мятным заваренным чаем.
и запомню как жадно ты небо в себя выдыхаешь.
и считаешь шаги до весны.
я вернусь чтоб сказать что-нибудь. только будет темно.
чтоб за тюлем звенел тонкий август. усталый наверно
я запомню тебя вот такой - беспокойной и нервной
и конечно же - бритвочкой вырезанной из снов.
я вернусь, чтоб коснуться знакомой под пледом руки.
на коленках котёнком свернуться. и слушать как где-то
исчезают последние запахи этого лета
и ты больше не спросишь ни у кого: ну где ты..
и ты больше не..
и я больше не..
и мы больше.

+15

10

Приятного всем чтения!
А авторы могут начать готовить и присылать работы на второй тур. Жанр - Юмористический рассказ с использованием главных героев из фильмов или сериалов.

http://s5.uploads.ru/t/EuniH.png

+1

11

http://s8.uploads.ru/AwEK6.gif

+1

12

Вау!  Талантами земля форумная полнится!

+3

13

ну, девчата!!! нет слов, чтобы выразить свое восхищение))) какие рассказы все, прелесть))) проголосовала за всех сразу, уж простите))) очень трудно выбирать, когда все работы хорошие)) спасибо вам огромное и каждой в отдельности, за возможность прикосновения к вашим Вселенным))))

+1

14

про репу  http://s7.uploads.ru/t/Z0HmO.png

+1

15

Великолепно!  http://s7.uploads.ru/t/3f6Rm.png  Эх, как же тут можно выбрать лучшую работу?! http://arcanumclub.ru/smiles/smile434.gif

+1

16

Улыбнули сказка про репку и про гадания трех сказочных красавиц)))
А вообще все работы замечательные, в очередной раз убеждаюсь, что на нашем форуме море талантов!

+1

17

..необычные работы)
такие разные и такие интересные)
Авторы, вы просто молодцы)
Особенно тронула за душу принцесса с белыми волосами)

+1

18

все рассказы замечательные просто!

+1

19

Реповый марципан сделал мой день ! ))))

http://s7.uploads.ru/t/i7nWB.png

+1

20

Спасибо всем за работы!!! Было интересно читать!
"Принцесса с белыми волосами" выбила слезу, за это отдельное спасибо http://s9.uploads.ru/JS7IE.gif

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурсные работы «Малая проза 2016»