Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)


Разноцветные феи (фэнтези)

Сообщений 101 страница 120 из 206

101

вы очень большой молодец.
я все новогодние  каникулы не буду открывать вашу книгу.
начинаю кушать кашу, бросаю курить, и не тороплю вас.
даже не знаю, что сложней.

+2

102

Natalyanitan|undefined написал(а):

начинаю кушать кашу, бросаю курить, и не тороплю вас.


Я очень постараюсь, чтоб после праздников вы нашли в этой теме много всего.  8-)  Обещать, к сожалению, не могу, по независящим от меня причинам могут быть перерывы в работе. Поэтому каждый день, пока есть возможность, я стараюсь как можно больше успеть привести в порядок и выложить.

А насчет курения в вам очень сочувствую. Держитесь.

+2

103

Приношу извинение за задержку, очень долго переделывала следущие две главы, никак не могу добиться полного удовлетворения.

+2

104

Глава 31

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 16:20
Флойрум, Фловэ, императорская канцелярия

Лэнда

Во дворце генерала Кейко и Лэнду уже ждали. Многочисленные посты охраны они миновали почти без задержек и в кабинет всесильного герцога Мормотто их пригласили незамедлительно по прибытии.

В уютной комнате, отделанной в приятных темно-зеленых тонах, уже находились три человека. Сам хозяин, которого Лэнда узнала с первого взгляда, хотя раньше никогда не встречала, сидел за огромным столом, спиной к окну.

Полного мужчину среднего возраста с роскошными усами – бригадного генерала Пэттина из центрального штаба – Лэнде доводилось несколько раз мельком видеть до этого. Лишь последний из присутствующих, маленький дряхлый старичок в скромном костюме, остался сборщице неизвестным, но поймав его живой и пристальный взгляд, Лэнда  отчетливо поняла, что, несмотря на безобидную внешность, этот скромный дедушка может быть по-настоящему опасным.

- Добрый вечер, ваша светлость, господа. Приношу извинения за задержку. Мы приехали так быстро, как смогли, - поздоровался министр безопасности, салютуя присутствующим. Лэнда повторила его жест, радуясь, что как сотрудник полувоенного ведомства она может приветствовать всех армейским манером. В своей способности исполнять церемонные поклоны в стиле придворных дам, она очень сомневалась.

-  Здравствуй, Алэкс, присаживайся, - хозяин кабинета указал Кейко на один из удобных диванчиков, - у тебя нет причин извиняться. На самом деле, учитывая, сколько экипажей бывает на центральных улицах в это время дня, я ожидал тебя на полчаса позже. То, что все явились сюда раньше тебя, лишь показывает, насколько мы сгораем от любопытства и желания услышать доклад твоей прекрасной подчиненной.

Герцог доброжелательно улыбался Лэнде. Впрочем, она отметила, что ей сесть не предложили. Это даже к лучшему. Сидеть среди столько влиятельных особ девушке было бы вовсе не по себе. Она отлично доложит и стоя. Досадней было, что Влэд не счел нужным представлять присутствующих - все же ужасно любопытно, кто этот старик с пронзительным взглядом.

- Ну, тогда рассказывай, Лэнда. Я и сам не против услышать все в подробностях, - приказал генерал Кейко.

Агент Кинджи поклонилась герцогу, и, дождавшись его разрешающего кивка, начала доклад.

На обстоятельствах пути до замка Лэнда задерживаться не стала. Навряд ли герцога и генералов интересуют натертые ножки Хсэни, а также меню постоялых дворов и почтовых станций, где они останавливались.

Сборщица кратко описала первую встречу с чудовищем, и более детально – его облик. Судя по тому, что никто не перебивал и не торопил, это было правильным решением. Упоминать о том, что Хсэни забыла свой амулет, Лэнда не стала. Ей не хотелось, чтобы присутствующие решили, что баронетта Шэтто – дурочка. Ведь Хсэни очень умная и образованная. А что иногда бывает чуть-чуть рассеянная – это даже мило. В конце концов, никого из них ведь не съели, так что и говорить тут не о чем.

Зато Лэнда рассказала о находке дневника Этту Скурци и о том, что она отдала его родственнице погибшего члена его команды, так как информации, интересующей Безопасность, в заметках не было.

Никто по-прежнему не комментировал и не задавал вопросов, но слушали ее внимательно.

Лэнда уже переходила к самой важной части, когда дверь, к которой она стояла спиной, внезапно распахнулась. Докладчица была к этому совершенно не готова. Со слов Мормотто она поняла, что все, кто должен присутствовать на совещании, уже в сборе. И переговорный шарик на столе герцога не подавал никаких сигналов. «Ох, и достанется кому-то за то, что так врывается без спроса», - подумала девушка, не оборачиваясь.

На лице Влэда действительно отразилось недовольство, однако оно моментально сменилось удивлением и смущением. Генералы были в самом натуральном шоке. Лишь увидев, как они поспешно вскакивают с диванов и все, даже дряхлый старичок, даже сам его светлость – опускаются на одно колено и преклоняют голову, Лэнда поняла, что дело не ладно.

Она обернулась и увидела пожилого мужчину с коротко постриженными седыми висками в скромном походном мундире  без знаков различия. Это лицо она не могла не узнать. Слишком часто она видела его, когда заказывала себе обед, делала покупки, платила осведомителям, да и просто получала свое жалованье. Древняя традиция чеканить изображение императора на монетах оставляло ему немного шансов оставаться инкогнито. Лэнда обернулась и упала на одно колено так быстро, как успела. Преклоняя голову, она успела заметить, что император – о ужас! - лукаво подмигнул ей.

- Встаньте, господа, - после небольшой паузы, предусмотренной этикетом, велел Хэан. - Нам доложили, что здесь происходит совещание, посвященное возвращению Изумрудной Таши. Мы решили, что Нам это тоже будет интересно. Надеюсь, Мы вам не помешали.

- Что вы, Ваше Величество. Мы всегда счастливы лицезреть вас и почтем ваше присутствие за честь, - ответил герцог. Его слова были полны искреннего уважения, однако взгляд, которым он изучал императора, был, пожалуй, немного чересчур пристальным.

Лэнда совершенно растерялась. Хэана Второго уже несколько лет никто не видел. Поговаривали, что он сильно болен. Некоторые вольнодумцы даже осмеливались утверждать, что император давно скончался, и прохвост Мормотто правит от его имени. Это Лэнде было известно отлично, поскольку пресекать подобные слухи было непосредственной задачей Безопасности. И вот, нате, мнимый покойник заходит в комнату, как ни в чем не бывало, выглядит полностью здоровым, и, кажется, в отличном настроении.

- Да не гляди ты на Нас так обеспокоенно, Влэд! – не выдержал Хэан, - Не видишь - Мы в прекрасной форме. О прибытие Таши Мы уже узнали из первоисточника. А теперь Мы хотим услышать подробности, как это произошло.

На лице герцога отразилось непередаваемое облегчение. Он уступил императору свое кресло. Дождавшись, пока его Величество усядется, все остальные, повинуясь милостивому кивку, снова заняли диваны. Лэнда осталась стоять навытяжку.

- Введите Нас в курс дела, - приказал Хэан.

Герцог Мормотто снова вскочил и лаконично, но очень четко и понятно пересказал все то, что остальным присутствующим уже было известно: о том, как Фиона поведала об обещании Таши, о том, как было принято решение этим воспользоваться, и о предпринятой экспедиции.

- Агенту Лэнда Кинджи  и было поручено это задание. Она как раз докладывала нам о его выполнении и подошла к самой важной части – собственно вызову Таши.

- В таком случае, продолжай с того места, где остановилась, агент, - повелел император. – А вы, господа, не стесняйтесь задавать вопросы, если они у вас будут. Пусть Наше присутствие вас не смущает.

Собравшись с духом, Лэнда продолжила свою историю. Она подробно рассказала о том, как прошел призыв. Подчеркнула мужество Хсэни. Упомянула о том, как безуспешно стреляла в чудовище, а то ведь с генерала Кейко станется припомнить ей эти патроны, которые чуть ли на вес алмазов. Рассказала об обстоятельствах появления Таши и второй феи, Катэ.

И вот тут начался шквал вопросов. Большинство задавал Влэд. Герцога интересовало все. Как именно Изумрудная фея появилась. Как выглядела. Что говорила. Что именно сделала с чудовищем. Применяла ли руны и какие.

Лэнда, которая только успела чуть-чуть расслабиться, снова взмокла, стараясь отвечать быстро, четко, и ни в коем случае не запутаться ни в одной подробности и не осрамиться перед лицом императора. Наконец ей позволили перейти к завершению.

- Значит, баронетта Шэтто попросила Ташу помочь в войне с Брианной. Как именно она это сформулировала? – задал очередной уточняющий вопрос герцог.

Лэнда напряглась, пытаясь вспомнить точные слова Хсэни:

- Она попросила помочь Флойруму в связи с возрождением Брианны. Будут это боевые действия  или мирные переговоры, не уточнялось. Мы решили, что верховной фее видней.

- И что на это ответила Таша?

- Она сказала, что посмотрит, что можно сделать, - честно призналась Лэнда, хотя подозревала, что ответ присутствующим не понравится. Однако тут вмешался император:

- О дальнейших планах Верховной феи Нам известно. Верней, Мы знаем, что она сама еще не приняла решение и полагается на импровизацию. Мы склонны полагать, что в этом вопросе она не нуждается в советах.

Повисла краткая паузу, которую нарушил неопознанный старичок:

- Скажите, агент, а вы не опасались, что баронетта Шэтто попросит у Таши чего-либо другого? Все-таки шанс на исполнение желания от Верховной феи – это такой редкий подарок, от которого очень сложно отказаться.

- Баронетта дала мне слово, что попросит то, что нужно империи. Я была уверена в том, что она человек чести.

- Конечно, конечно, - закивал старик, - но все-таки, такое искушение… Многие «люди чести» не удержались бы. Я полагаю, - вредный дед бросил быстрый взгляд на императора, - что личность того, кому она дала слово, имела не последнее значение. Иными словами, ей не хотелось упасть в ваших глазах. И это было для нее настолько важным, что она смогла устоять перед огромным соблазном.

Лэнда слегка покраснела, ей было не понятно, к чему ведет этот проницательный господин. К счастью, генерал Кейко вступился за свою сотрудницу:

- Это показывает, что агент Кинджи отлично справилась с задачей установить доверительные отношения с баронеттой Шэтто, что и послужило залогом успеха операции.

- Мы согласны с тобой, Алэкс. Агент Кинджи превосходно выполнила поручение, проявив, помимо этого, отвагу, решительность и верность короне. Мы не оставляем подобное без награды, - услышать такое из уст самого императора Лэнда даже и не мечтала.

- Осмелюсь предложить, Ваше Величество, «За Доблесть» второй степени? Опасность для жизни была налицо. Критерии награждения соблюдены.

- Нет, Влэд. У Нас другое мнение. Ты не учел одно важное обстоятельство, - Хэан бросил на верного соратника многозначительный взгляд. Затем Император взял со стола переговорный шарик и очень тихо сказал в него несколько слов. Повисла пауза.

Лэнда стояла ни жива, ни мертва. Что за обстоятельство, о чем вообще речь? Орден «За доблесть» - очень почетный, а заработать вторую степень в мирное время удается немногим. Девушка была бы более чем счастлива таким знаком отличия. Она не тщеславная. Ну, не очень. Но награда помогла бы ей выглядеть не такой недостойной быть подругой высокорожденной баронетты Шэтто.

Не прошло и двух минут, как, склонившись, вошел кто-то из пышно одетых придворных. С нижайшим поклоном подав его величеству какую-то коробочку, он задом, но с проворством, демонстрирующим большую практику, убрался обратно в коридор.

- Итак, агент Кинджи, - император встал из-за стола и подошел к Лэнде, - Мы полагаем тебя достойной Нашего Фамильного ордена «За особые заслуги». Носи с честью и служи Нам и впредь также верно и отважно.

- Жизнь за Империю! – ответила традиционной формулой Лэнда, опускаясь на одно колено, пока император с явным удовольствием прикреплял к ее груди небольшой медальон, отливающий зеленым и золотым (Цвета Флойрума и правящей династии).

- А если вам когда-нибудь наскучит служба в Безопасности, то помните, что военной разведке Флойрума тоже нужны смелые и смекалистые сотрудники, - вкрадчиво прошелестел старикан. Так вот это кто!

- Генерал Канэро! – возмутился Алэкс. – Вот так переманивать моих людей, не стесняясь даже присутствия Его Величества?

- Просто обрисовываю возможную альтернативу, не более того, - усмехнулся легендарный глава военной разведки.

Император с трудом спрятал улыбку.

Лэнда внезапно осознала, что все эти показные церемонии, преклонения колен, подчеркнутое императорское «Мы», всего лишь маскировка для настоящего неподдельного уважения и симпатии, которое испытывают друг к другу все эти люди, слишком давно работающие вместе. Пожалуй, их отношения вполне можно было бы называть теплой дружбой – если бы древние сословные традиции не препятствовали  открытому проявлению подлинных чувств.

Сборщица посочувствовала правителю, который не может расслабиться со своими старыми соратниками - просто посидеть, выпить пива, пошутить, посмеяться. Хотя, кто знает, как они ведут себя, когда остаются одни? Неужели весь этот церемониальный спектакль только ради нее? А как только ее отошлют, император позволит себе говорить по-человечески, расстегнет пуговицу на мундире, а генералы перестанут есть его глазами, как на параде, сядут спокойно и будут травить анекдоты и рассказывать свежие слухи? Что ж, ей никогда этого не узнать. Достаточно того, что ей было позволено увидеть, что символ империи – тоже нормальный, живой, чувствующий и вполне симпатичный человек. Это уже не мало.

* * *

- Надо же, «За особые заслуги». Его так давно никому не давали, - покачал головой Алэкс, когда они уже ехали в его экипаже обратно в министерство.

- Почему, генерал-аншеф? – осмелилась спросить Лэнда.

- Дело в том, что для получения этой награды недостаточно проявить героизм и стойкость. Ее дают только тем, кто оказал услугу императору лично, а не просто послужил всему государству.

- Лично? Но я…

Лэнда осеклась. В общем, не сложно связать появление Таши и внезапное возвращение императора к работе. И они ведь виделись, он прямо сказал об этом. Так вот в чем дело!
Кейко только кивнул, угадав мысли подчиненной по выражению лица и подтверждая ее соображения.

- Смотри, не возгордись.

- Не буду, генерал-аншеф…

- Вернемся к делам. Что тебе удалось узнать про того типа, который вербовал Хсэни?

О, наконец-то. Старые добрые неожиданные вопросы шефа Безопасности. Другой бы забыл про такую мелочь на фоне столь глобальных событий. Но не Алэкс Кейко.
Хорошо, что у нее есть детальный ответ. Лэнда подробно изложила генералу все, что ей стало известно.

- Очень интересно, - потер подбородок Кейко, - ну, значит, у меня есть для тебя следующее задание. Будешь устанавливать этого дворянчика. В министерстве таких нет и не было. Все сотрудники столичного отделения мне известны, вплоть до самых низших чинов.

Так что начнешь с «Гиппогрифа». Это слабая, но почти единственная зацепка. Возможно, он там появлялся не раз. Может быть, кто-то его знает, помнит, или даст хоть какие-то еще намеки, где его можно искать.

- Ясно, господин генерал, - сказала Лэнда без особого восторга. Задание не трудное, рутинное, но шансов на успех тут мало. Что ж поделать, работа не может состоять только из эксклюзивных поручений. Иногда приходится и сор просеивать в поисках жемчужины. Еще бы она там была, в итоге…

- Ты можешь попробовать зайти с другой стороны. Но это сложней. Никому, кроме тебя, я бы такое и не поручил. Но ты ведь обзавелась полезными знакомствами среди фей? Поспрашивай их про эти книги и оружие. Может быть, если мы узнаем, что это за предметы и  где находятся, это даст нам ключ и к тому, кто еще мог ими заинтересоваться и почему.

Опять проклятые феи! Как будто Лэнде мало было проглота, прыгушков и всего прочего. Но, с другой стороны, с мужчинами они, и правда, никогда не будут откровенничать, а у нее чуть-чуть больше шансов. Стать главным в Безопасности специалистом по феям – это очень, очень перспективно…

- Я приложу все усилия, генерал-аншеф!

- Вот завтра и приступай. В штаб-квартире можешь не появляться. Только когда будет, что мне доложить. Майора Фэлара я предупрежу, что ты поступаешь в мое непосредственное подчинение. Тратить твое время на мелких контрабандистов и всяких стукачей мы больше не будем. Можешь считать, что перешла в гвардию, выражаясь в армейских терминах.

* * *

Когда Лэнда добралась до дома Хсэни, солнце уже клонилось к закату. Подумав, сборщица решила, что в этом есть свои плюсы. Наверняка они проболтают изрядно времени. Пока обменяются новостями, будет уже поздно. Так что есть надежда, что журналистка предложит ей остаться переночевать. Это было бы прекрасно. Возвращаться в свою небольшую, а главное - одинокую служебную каморку Лэнде сегодня совершенно не хотелось.

«Скромная квартирка» Хсэни находилась в прекрасном, хотя и несколько запущенном старом особняке, не так уж близко к центру города. Девушка снимала часть здания, не такую уж и маленькую, на взгляд Лэнды, и даже с отдельным входом. Впрочем, по меркам Шэтто это действительно было очень бедное жилье.

Лэнда постучала дверным молоточком. После недолгого ожидания баронетта открыла дверь.

- Рада, что ты зашла. Я ждала тебя, но не очень надеялась, что тебе удаться выбраться. Заранее настроила себя, что ты не придешь, чтоб потом не расстраиваться.

Да не стой на пороге, проходи, устраивайся, где удобно, чувствуй как дома. Дай мне несколько минут, пожалуйста, я закончу свои дела и угощу тебя ужином.

- А что, прислуги у тебя нет, что ты сама двери открываешь?

- Постоянной – нет. Она меня раздражает. Одна из соседок заходит прибираться пару раз в полдюжины дней. Обычно в мое отсутствие. А ем я обычно городе, так что готовить мне не приходится. Сегодня вот пообедала в «Гиппогрифе» и заодно купила тамошних пирогов, всяких разных - с мясом, рыбой, кушумами (сладкий фрукт, по виду похожий на сливу) и яблоками. Так что выберешь, какие понравятся.

Хсэни проводила подругу в небольшую гостиную. Довольно скромная обстановка, никакой особой роскоши. Все стены заставлены шкафами с книгами. У окна - письменный стол, заваленный бумагами. Журналистка кивнула Лэнде на небольшой диванчик:

– Ты присядь пока, я скоро. Уже завершаю.

Она села за стол и принялась что-то быстро писать.

- Что, статью готовишь?

- Пока нет. Это письмо матери. Я решила, что вовсе не хочу рассказывать ей об обстоятельствах смерти Виля, глядя в глаза. Вдобавок, она сбесится, когда узнает, что я была в замке и как я рисковала, хотя все закончилось хорошо. Но сообщить ей надо.

Так что лучше я изложу ей все в письме, а навещу попозже, когда она переварит все эти новости. Вдобавок, у меня сейчас нет времени на такую длительную поездку. Надо работать.

А насчет статьи я пока не уверена, о чем можно писать, а что – не стоит. То, что нам рассказала Фиона, упоминать точно нельзя, мы дали слово. Но даже то, что мы видели сами – это тоже может повредить репутации фей во Флойруме. То, что одна из них стала чудовищем и ела людей… Это будет шок. Может в Боттуме подобное и норма, но у нас к такому не привыкли. Так что я пока в сомнениях.

- А ты не хочешь посоветоваться на этот счет с самими феями? Знакомые у нас есть. Если тебе неудобно обращаться к Фионе, можно попробовать отыскать Ташу. Она хоть и  верховная, но с ней почему-то проще.

- Я думала об этом. Но одной мне идти как-то… не по себе. Сходишь со мной?

- Конечно. Тем более мне тоже надо поговорить с феями.

- О чем? – Удивилась Хсэни. - Я думала, это твое поручение завершилось.

Лэнда колебалась всего пару секунд. Генерал Кейко не говорил в этот раз ничего насчет особого уровня секретности. Конечно, все дела Безопасности – не предмет для болтовни с посторонними. Но Хсэни может оказаться полезной в деле поиска загадочного дворянина, представлявшегося работником безопасности. Может быть, она вспомнит какие-то подробности? Оправдавшись, таким образом, перед самой собой насчет разглашения служебной информации, Лэнда пояснила:

- То задание завершилось, но я получила новое. Это по нему.

- Ты, конечно, не можешь мне рассказать?

- Вообще-то, я собираюсь это сделать, так ты имеешь к нему прямое отношение. Только, - спросила Лэнда шутливо, - надеюсь, я не увижу это завтра на страницах «Голоса Фловэ», если поделюсь с тобой?

- Обещаю, что твои тайны в полной сохранности, - журналистка даже оторвалась от письма и развернулась к гостье. Ей явно стало очень любопытно.

- Мне поручили отыскать того парня, который пытался вербовать тебя.

- Так он все же не из ваших?

- Министр уверяет, что нет. Велел найти его.

- С чего бы такая забота обо мне? Вряд ли он еще раз меня побеспокоит. С тех пор прошло прилично времени.

- Это не только ради тебя, хотя Безопасность тебе прилично задолжала. Есть еще ряд моментов. Во-первых, он и правда может быть боттумским агентом, как ты предположила.  В-вторых, мы очень не любим, когда кто-то действует от нашего имени, не имея на то никакого права. Нужно объяснить ему, что это нехорошо.

- Ага, осталось только его найти. Как ты это планируешь сделать?

- Поспрашиваю в «Гиппогрифе». И поинтересуюсь у фей про эти загадочные предметы, которые он искал. Может, ты предложишь какие-то еще варианты?

- Хм. Тут надо хорошенько подумать. Пока ничего не приходит в голову. Слушай, подожди, я все же закончу это несчастное письмо, ладно?

- Разумеется.

Хсэни снова повернулась к столу, а Лэнда принялась ходить по комнате, рассматривая корешки книг. Это ей скоро наскучило, она подошла к подруге и встала за спинкой ее стула, рассматривая изящную шею блондинки. Это платье, довольно открытое…. Если чуть наклониться…

- Слушай, в этом письме нет ничего тайного. Не от тебя, по крайней мере. Но я все равно не люблю, когда мне заглядывают через плечо - пробормотала баронетта, не прекращая писать.

- Я вовсе не подглядываю в твою переписку. У меня тут есть зрелище намного интересней, - Лэнда принялась аккуратно разминать плечи подружки.

Поскольку Хсэни упорно пыталась работать над письмом, сборщица продолжила. Она наклонилась, подышала журналистке в шею, лизнула щеку, потом нежно прихватила зубами кончик уха.

- Ты невозможная! – не выдержала, наконец, баронетта, откладывая письменные принадлежности. – Неужели сложно немного подождать?

- Практически невозможно. Я весь день о тебе думала, даже в приемной генерала, - призналась Лэнда. - Но ты не отвлекайся, пиши, я же не возражаю.

- Ты издеваешься! Я железная, по-твоему? Как я могу сосредоточиться, когда ты стоишь за спиной, заглядываешь мне в декольте и ласкаешь меня?

Ладно. Я закончу это утром. Все равно уже слишком поздно идти на почтовую станцию отправлять его. Ты сходишь завтра со мной? А потом направимся искать наших фей. Как тебе план?

Лэнда переполнилась восторгом.

- Если он подразумевает, что я ночую у тебя, то лучше и придумать нельзя.

- А разве могло быть по-другому? – удивилась баронетта. - Но первым делом я все-таки должна покормить тебя. Ты хоть нашла время сегодня пообедать?

- Если честно, то нет. Денек выдался нервный.

- Так ты ничего не ела после нашего завтрака с феями?

- Нет, но все равно это может подождать. Пироги из «Гиппогрифа» – это прекрасно, но тут у меня есть еще более вкусный пирожок, - Лэнда попыталась обхватить журналистку за талию, но та решительно убрала ее руки.

- Ну, нет! Никакого тебе секса, пока не поешь. Ты и так уже кусаешься.

- Это сурово. Но хорошо, я согласна. Тебе тоже надо поужинать. Но хотя бы поцелуй я могу получить прямо сейчас?

Хсэни встала со стула и потянулась к губам подруги, но едва их груди соприкоснулись, журналистка ойкнула.

- Эй! Что это у тебя тут такое колючее?

Лэнда не хотела сверкать высокой наградой на улице, это привлекло бы нежелательное внимание. Но просто сунуть орден в карман ей показалось кощунством. Поэтому еще в экипаже у министра она сняла его со своего сюртука и перевесила под него, на блузку (во Флойруме женщины, состоящие на военной и прочей государственной службе (кроме придоворных дам) носят мужскую одежду с незначительными изменениями в покрое. Также часто поступают и другие работающие леди, а также в путешествиях, на охоте и в других случаях, когда платья носить неудобно. Сотрудники министерства безопасности  имеют форменные мундиры, но надевают их только в особых случаях, оперативные сотрудники – вообще лишь несколько раз в году, на торжественные приемы. Вообще местная мода очень разнообразна и содержит элементы нарядов из разных эпох, поскольку феи, путешествуя между мирами, заимствовали оттуда понравившиеся им вещи. Беря с них пример, некоторые предметы одежды вводили в свой обиход и люди).

Хсэни скользнула рукой по груди подруги и обнаружила знак. Разглядев его, она присвистнула:

- Ничего себе! Такого я даже у старых вояк из компании герцога Увэ не видела.

- «Хвастать нехорошо», - подумала Лэнда, но все же не удержалась:

- Мне сегодня вручил его император.

- Сам Хэан?! Высоко ты взлетела… А я его даже не видела толком, только подростком, мельком на каком-то празднестве. Расскажешь мне?

- За ужином. Но сперва – мой поцелуй.

- Ах… Мммм…

- Ты гораздо вкусней пирогов…

- Именно поэтому сначала поедим. А то я опасаюсь, что ты мне откусишь что-нибудь совершенно необходимое.

+3

105

Глава 32

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 18:20
Флойрум, Фловэ

Таша, Катэ и другие феи

Изумрудная вылетела из ковена так стремительно, словно вспомнила про забытый утюг. Таше удалось нагнать ее только метров через триста, и, к сожалению, она оказалось не первой. Рядом с верховной шла Анири, и они о чем-то оживленно беседовали. Катя не понимала ни слова. Блин, вот зараза. И дался ей этот китайский! Где теперь тот Китай, за сколько световых лет и в какую сторону? Бог весть.

Надо было учить фейский, как Таша сразу и предлагала. Но кто же знал? Хорошо хоть лэранго хватило ума подучить, а то бы вообще как корова сейчас ходила и изъяснялась мычанием и жестами.

Катино недовольство объяснялось еще и тем, что девушка все отчетливей осознавала – в этом мире подруга больше не будет нераздельно принадлежать ей. Конечно, Таша ее никогда не разлюбит и не забудет, в этом Сапфировая не сомневалась. Но вот дел, забот и знакомств у нее тут более чем достаточно. Проводить все время только с Катей она просто не сможет.

Вот и сейчас. Придется дать ей возможность поговорить с Анири. Видно, что они не чужие. И не виделись три дюжины лет... Катя неохотно отстала на несколько шагов, давая верховным пообщаться без помех. И тут же у нее самой неожиданно появилась компания.

- Ты подруга Таши? – это спросила  та самая девушка с изумительными черными волосами, с которой Катя сидела рядом.

- Да.

- Ух, клево. Меня зовут Инэс. Я - Антрацитовая.

- Сапфировая Катэ, - это было так непривычно – первый раз представляться фейским именем.

- Ты светлая, разумеется. Странно, что ты не постеснялась сесть рядом с темной. Я очень удивилась, если честно.

На самом деле до Кати это дошло только сейчас. Она совсем иначе представляла себе темных фей. Ничего зловещего или  жестокого в этой девушке она не заметила.

- Ах, вот почему ты одна сидела…

- Ага. Наши светлые считают, что от меня несет тьмой. Морщат носы, как будто это заразно.

Ну, и вот что на это положено говорить? Кате почему-то захотелось утешить новую знакомую. Она же не виновата, что темная. Путь не выбирают, наверное? Или все же? Катя, во всяком случае, ничего такого сознательно не решала.

Что бы сделала в этом случае Таша? Подумав об этом, Катя улыбнулась и учудила такое, чего от себя совершенно не ожидала. Она внезапно остановилась посреди тротуара. Инэс тоже встала, глядя на нее недоуменно. Сапфировая шагнула к ней, наклонилась, почти касаясь носом шеи, и втянула воздух. Странный запах, что-то среднее между нагретым асфальтом и расплавленным металлом. Но скорей приятный, чем нет. И это уж точно не духи, таких ароматов никто делать не станет.

- Я ничего такого не чувствую. Только твой фейский аромат, довольно вкусненький, - вынесла вердикт Катя, обнюхав Инэс и выпрямляясь. Антрацитовая несколько секунд смотрела совершенно потрясенно, а потом вдруг заливисто захохотала.

- Демоны и боги! О да, ты точно подруга Таши. Такая же чудачка. Ты ведь высшая, правда?

- Что? – Катя сперва решила, что лэранго ее подводит. - Нет! Я совсем неопытная фея. Вообще ничего не умею.

- Ага. Только ходить между мирами. Какие мелочи, подумаешь! А это, между прочим, не все высшие могут.

- Меня Таша провела, я не причем.

- Вы все, светлые, так говорите. И чем сильней, тем больше скромности. Одна Анири последнее время заносилась. Я сразу поняла, что это - нехороший знак.

- А почему ты ее не предупредила, если чувствовала, что дело не ладно? – спросила Катя, вспомнив разговор на эту тему между Анири и Ташей

- Смеешься? Кто меня слушать будет? Я темная, в этом ковене я хуже, чем вообще никто.

- Что, здесь больше вообще ни одной такой нет?

- В столичном ковене – нет. В Боттуме – полно. В провинциях Флойрума тоже кое-где есть.  В Кройхе даже глава местного ковена - Свинцовая. А у нас – никого.

- Сочувствую.

- Да нет, - неожиданно засмеялась Инэс, - спасибо тебе на добром слове, но это нормально, на самом-то деле. Для темной феи находится в обстановке отчуждения, недоверия и враждебности – очень даже полезно. Так что я благодарна за такой подарок судьбы. Вот только ночами бывает одиноко. Мне уже надоело все время заниматься этим только самой с собой.

Катя слегка смутилась, и, не зная, что на это сказать, заспешила вслед за Ташей. Верховные успели удалиться на приличное расстояние. Однако от Инэс теперь было не так-то легко избавиться. Антрацитовую одолело любопытство:

- Катэ, а Таша тебе разрешает себя ласкать? Или только сама?

Катя стоически пыталась не краснеть. «У фей это считается нормальной светской беседой. Надо терпеть».

- Разрешает, конечно.

- Ух. Что, и пальчики позволяет себе засовывать?

- Угу. «Ох. Куда меня заведет это разговор? И ведь это не только темные такие бесстыжие!»

- Классно! Я тебе так завидую! Она такая обаяшка. Я как ее увидела, сразу вся намокла.

- «Ну что, что мне делать с этой развратницей?! Она откровенно признается мне, как хочет мою девушку, и притом с таким невинным видом, будто делает мне комплимент! Съездить по морде? Она даже не поймет, за что. Да и мне нельзя причинять никому вред. А вот ей - как раз очень даже можно. Ответит какой-нибудь боевой магией, будет потом меня Таша склеивать по кусочкам, как сборную модель самолетика... Может она специально меня на это провоцирует? Да нет, не похоже. Явно же считает, что все нормально, обычная дружеская беседа. Или она намекает, что не откажется от приглашения в нашу постель? Вот уж фак ей! Хотя, она этого как раз и добивается…» Катя отчетливо осознала, почему ругаться человеческой матерщиной у фей не принято. С такими созданиями это попросту неэффективно. «Тогда… Ведро снега ей на голову!» О, вот это уже намного лучше. Даже на душе легче стало.

Кажется, до Инэс помаленьку дошло, что новая знакомая не то, чтобы очень наслаждается беседой.

- Слушай, ты что, ревнуешь?

- Есть немного. «Врать мне тоже нельзя. Ну, будем считать, что это было «немного». Я же ей, в конце-то концов, ничем так и не засветила?»

- Хм. Извини тогда. Просто на светлых это вовсе не похоже.

- Я воспитывалась в другом мире. Там иные традиции.

- Ясно. Сказала бы сразу, я бы заткнулась. Со мной можно запросто, не боятся оскорбить мои чувства. Я же не светлая, страдать от этого не буду. Мне и лед – что вода.

Катя подумала, какой русский аналог можно подобрать к этой поговорке и захихикала.

- Да ничего. Мне надо осваиваться с местными обычаями. «С каких это пор я стала такая терпеливая? Если подумать, я и правда почти не обиделась. Видимо, с тех самых пор, как сделалась феей...»

В этот момент они вышли, следуя за Ташей, на центральную площадь Фловэ. Огромное покрытое брусчаткой прямоугольное пространство, явно служившее для парадов и прочих торжественных мероприятий, чем-то неуловимо напомнило Кате Красную площадь в Москве. С одной стороны, вместо Кремля, возвышалась не сильно уступавшая ему размерами громада императорского дворца. Напротив – еще одно большое и пышное здание, вероятно какие-то министерства. В одном из торцов возвышалось более компактное и изящное строение, вероятно культового назначения. О местной религии Кате пока ничего не было известно, кроме неоднократно упоминавшихся богов - во множественном числе. Открытая часть площади переходила в Парадный бульвар – главную улицу столицы.

Гостья из другого мира как-то сразу без подсказок поняла, что именно здесь находиться «сердце» Фловэ. Людей тут было не так много, как на Красной или Дворцовой площади в столь приятный теплый денек, но все же изрядно. Прогуливающиеся пары в разнообразных, порой поражающих пышностью и роскошью одеяниях; какая-то организованная группа в скромных дорожных одеждах - возможно, паломники; спешащие по своим делам придворные и служащие – все они с интересом оглядывались на небольшую компанию фей, собравшихся вокруг Изумрудной.

Таша с улыбкой развела руками, как будто совершая заплыв брассом. Феи понятливо расступились, образовывая вокруг нее небольшой круг. Помимо Анири и Инэс тут было еще несколько незнакомых Кате девушек. Одна с оранжевыми глазами и волосами цвета спелой пшеницы, другая - высокая, русая, с длинной косой и еще одна – та самая смешливая рыжулька, которая привлекла внимание в ковене наличием сразу двух подруг. Сюда она, правда, пришла в одиночку.

- «Интересно, как Таша собирается танцевать без своего реквизита? Или в нем не всегда есть необходимость?» - подумала Сапфировая, глядя с нежностью, как ее подруга застыла посреди площади, расставив руки и глядя ввысь.

- Это будет танец весны. Кто хочет – помогайте, - сказала Изумрудная негромко, не отрывая глаз от неба. Глубоко вздохнула и начала – как всегда неожиданно.
На этот раз Катя была готова к тому, что должно произойти, но это помогло только в одном – она удержалась на ногах. В остальном шок от внезапной, прекрасной, оглушающей, идущей и снаружи и изнутри неземной музыки и был по-прежнему ошеломляющим.

Очень скоро стало понятно, почему здесь Таша не нуждается ни в каких приспособлениях. В этом мире они были просто лишним.

После первых же движений Изумрудная подпрыгнула на несколько метров, да так и осталась в воздухе, изгибаясь, кувыркаясь и выплетая ногами сложные фигуры.

Люди, находившиеся на площади, замерли в остолбенении. Во Флойруме Таша не считала необходимым скрываться под невидимостью. Катя почувствовала, как ее накрывает волной эйфории, беспричинного ощущения свободы, веселья и абсолютного счастья. Она невольно начала покачивать бедрами и делать танцевальные движения, тоже самое делали и остальные феи. Внезапно Анири вышла из круга и пошла в танце по узкой дуге вокруг Таши. Она сбросила свою длинную блестящую мантию и осталась в короткой юбочке и тонкой тунике. С ее вступлением музыка слегка изменилась, как будто обогатилась инструментами. К бесшабашной и жизнеутверждающей мелодии добавилась торжественная и праздничная нота.

Почти тут же к пляске присоединилась Инэс. Ее движения были причудливыми даже на фоне других фей – еще более резкие, частые и порывистые. В ансамбль вплелась веселая, но одновременно и грозная партия. Безоблачное небо стало неведомо откуда заволакивать тяжелыми черными тучами.

Но самое главное нельзя было увидеть глазами. С присоединением к танцу каждой новой феи эмоциональный накал нарастал. Катя больше не могла это выдерживать. Она почти не осознавала себя, не помнила, когда сбросила свою курточку, оставаясь в майке и джинсах, и как вошла в круг.  Внезапно она поняла, что тоже танцует, и движения, которым она никогда не училась и даже, наверное, не видела, выходят так легко и естественно, как будто она репетировала их с детства.

* * *

Хэан Второй сидел за массивным столом и разбирал огромную гору бумаг, быстро пробегая их глазами, коротко черкая резолюции и раскладывая по разным кучкам.
Герцог Мормотто прохаживался по комнате и давал необходимые пояснения.

- Что там у нас происходит, Влэд? – уже некоторое время в кабинет с улицы проникала громкая, радостная музыка. Приятно, но отвлекает от работы. А теперь еще внезапно и гром ударил.

Герцог подошел к окну, выходящему на центральную площадь, и замер.

- Взгляните, Ваше Величество. Я думаю, это стоит минутки Вашего внимания. Феи танцуют.

- Ну-ка, глянем, - император проворно выбрался из-за стола и подошел к соратнику.

Небо затянуло тяжелыми тучами. В отдалении сверкали яркие, кустистые молнии. Не обращая никакого внимания на это, на площади кружились феи. Они подпрыгивали, буквально взлетая, дергали ногами и извивались в воздухе, образовывали разные фигуры, хватаясь за руки, переплетались друг с другом и тут же разлетались в разные стороны. Хэан невольно улыбнулся. Ощущение счастья исходило от фей почти зримой, материальной волной.

- Боги… Пляска фей... Сколько мы этого не видели?

- Лет двадцать, Ваше Величество. Да нет, больше. Пожалуй, с тех пор как Таша ушла. Я не помню, чтобы Анири устраивала танец. Во всяком случае, не во Фловэ.

- Отлично, просто прекрасно. Это то, что нам нужно. Можешь забыть про свою мигрень, Влэд.

- Вы думаете, сир?

- Я знаю. Ты просто был тогда слишком молод, а я-то хорошо помню, что бывает после такого танца. Отступают болезни. Прикованные к кровати старики и инвалиды встают. Урожаи бьют все рекорды. Преступность падает до минимальных значений. Наши художники, музыканты и скульпторы скоро порадуют нас новыми выдающимися творениями.
Когда Таша была нашей Верховной, она танцевала не реже раза в полдюжины лет. Именно тогда Фловэ прозвали столицей цветов. Я так рад, что я дожил до возвращения всего этого.

* * *

Это было потрясающе, пожалуй, даже лучше секса. Катя, наконец, поняла, в чем ее предназначение, увидела смысл и цель своего существования. Это напомнило ее таким глубоким счастьем, которого она никогда не испытывала. А ведь были еще и другие феи – она чувствовала их эмоции, исходящий от них позитив, силу и жизнерадостность – у каждой свой, не похожий на других цвет, но общее предназначение – делать мир лучше, счастливей, совершенней. Переливалась серебром Анири, черной звездой сияла Инэс, брызгали радостью и восторгом другие девушки, и над всем этим, окатывая их всех волнами изумрудного тепла, парила Таша.

Внезапно грянул дождь, такой мощный и сильный, что все феи моментально вымокли, как будто оказались под водопадом. Но это нисколько не уменьшило их радость. Этот весенний ливень тоже был нужен, он стал органичной частью танца.

А вот людям, с разинутыми ртами наблюдавшим за потрясающим зрелищем, пришлось разбегаться в поисках укрытий. Впрочем, у фей был еще один, главный зритель. Сапфировая чувствовала пристальное, благожелательное, любопытное внимание, которое было абсолютно нечеловеческим. Это был сам город. Ему явно нравилось происходящее.

Танец кончился. Все феи оказались на земле, мокрые, с растрепанными волосами, разгоряченные и довольные. Разноцветные глаза сверкали и переливались еще ярче, чем обычно.

-  Отлично вышло, - с улыбкой прокомментировала Таша, - спасибо вам всем. Вы такие чудесные.

- Надеюсь, я ничего вам не испортила? – спросила Инэс. - Я, честно, не хотела влезать, но удержаться было абсолютно невозможно.

- Нет, конечно! Все прошло прекрасно. Грозу я не планировала, но в итоге она тоже пошла на пользу. Смотри!

Дождь кончился. Тучи исчезли также внезапно, как появились. Снова сияло солнце и в его лучах все здания виделись чистыми, посвежевшими, словно вновь покрашенными. Мелкий мусор, пыль, сухие листочки – все куда-то исчезло. Листва на деревьях посвежела. Цветы, которые в этом городе и так были на каждом шагу, расцвели еще пышней.

- Ну что же. Приятно было напоследок оказаться полезной этому миру, - сказала Анири. Она еще помолодела и выглядела уже почти такой же беззаботной и оптимистичной, как Таша, - А теперь мне пора идти. Я это чувствую. Не прощаюсь с вами. Мы обязательно еще увидимся. Сложно будет не встретиться – ведь у нас впереди вечность. Удачи!

С этими словами Серебристая отмахнула изящным пальчиком вниз и встряхнула головой. Ее мокрые, растрепавшиеся во время пляски волосы сами собой сложились в ее обычную, потрясающе сложную и красивую прическу. С улыбкой на губах, легкой походкой бывшая верховная удалилась в сторону императорского сада.

Другие феи, приятно возбужденные после танца, тоже распрощались. На площади остались только Таша, Катя и Инэс. Антрацитовая фея уже собиралась откланяться, но верховная остановила ее.

- Погоди. Пойдем с нами в ковен. У меня есть для тебя подарочек.

- Почему именно для меня? Разве остальные девочки не заслужили?

- Это не вопрос каких-то заслуг. Я вовсе не собираюсь отблагодарить тебя этим за участие в танце. То было наградой само по себе. И ты обязательно получишь гонорар от самого главного зрителя – от Фловэ. Как и каждая из нас.

А я – у меня просто есть кое-какие вещички, которыми может воспользоваться только темная. Валяются уже очень давно. Все не было подходящей кандидатуры. А тебе они, я думаю, пригодятся.

Заинтригованные феи отправились с Изумрудной обратно. К счастью, Инэс не стала приставать к Таше с неприличными вопросами. Вряд ли постеснялась. Скорей, ее мысли были полностью поглощены обещанными подарками.

* * *

В ковене верховная уверенно повела их лестницами и переходами куда-то вниз и налево. Вскоре девушки пришли в огромную, состоящую из множества соединяющихся  залов, библиотеку. Высокие потолки, прекрасные статуи, тщательно украшенные колонны и, конечно, бесчисленное количество массивных шкафов, набитых книгами. Стояла полная тишина. Ни одной феи не было видно.

Таша принялась бродить по залам, переходя из одного в другой. Кажется, она слегка позабыла дорогу. Это было не удивительно. Комнат было не меньше нескольких дюжин, и все довольно похожие - отличались лишь скульптуры между книжными стеллажами. Планировка тоже была довольно запутанной. Все это вполне заслуживало названия библиотечный лабиринт.

- Все переделали, все перестроили, – бормотала под нос Таша, но без всякого недовольства, скорей с одобрением.

Кате скоро начало казаться, что они ходят по кругу. Инэс тоже недоумевала, но молчала.

Наконец, в одном из залов, где они уже определенно несколько раз побывали, Таша остановилась:

- Да вот же оно! Как я проглядела?

Изумрудная остановилась на одной из мраморных плиток пола, лишь едва-едва отличающейся оттенком от всех прочих. Катя не нашла бы ее ни за какую награду.

Таша встала точно в центре и сделала несколько странных танцевальных па -  поворот, притоп левой ногой, хлопок руками над головой, снова поворот, невысокий прыжок.

Один из громадных, тяжелых даже на вид шкафов с книгами совершенно бесшумно отъехал в сторону, открывая секретный проход.

- Ух. Так вот он, вход в тайную библиотеку верховных, - воскликнула Инэс, - а я его столько искала! Да многие пробовали. Анири не запрещала, только усмехалась. Говорила – кто найдет, тот и достоин туда лазить. Насколько я знаю, никому не повезло.

Честно говоря, не ожидала такой банальности, как отодвигающийся шкаф. Но все равно я просветила «истинным зрением» все стены. Там не было пустот или скрытых проходов!

- Конечно, не было. А теперь вот есть, - «объяснила» Таша. - Идемте.

По винтовой лестнице они спустились еще ниже.

Под одной библиотекой находилась другая, весьма похожая. Пожалуй, она не уступала верхней размерами.

Здесь Таша снова принялась кружить по залам. Сапфировая и Антрацитовая следовали за ней, с любопытством разглядывая книжные корешки. Что такого во всей этой куче книг, что верховные сочли необходимым скрыть их от глаз обычных фей?

Обложки украшали руны, так что названия оставались для Кати полной загадкой. Но в одном месте она резко притормозила. Была лишь одна фраза, написание которой фейскими символами она на всякий случай выучила. Это было имя ее подруги. И именно оно красовалось на обложке: «Изумрудная Таша». И еще ряд значков.

- Любимая, погоди! – закричала Катя подруге, которая успела уйти далеко вперед. - Тут твое имя!

Таша вернулась и посмотрела на пухлый зеленый томик без всякого интереса.

- А. Один из моих ранних опытов.

- Это твое? Ты никогда мне не говорила, что писала книги!

- Я тебе еще много о чем не успела рассказать. Я не первый день живу на свете, как тебе известно. Всякое успела попробовать. Я написала восемь или десять книжек, точно не помню.

- Ого! И где их печатали?

- Нигде. Я написала их для самой себя. Каждая в одном экземпляре, больше и не надо. Понятия не имею, где остальные тома. Наверное, где-то здесь. В какой-то момент я решила, что нечего им занимать место в верхней библиотеке, и отнесла сюда, к прочему хламу.

- А о чем там написано?

- Да так, ничего особо интересного. Всякие притчи, истории. Советы для начинающих фей, неумело замаскированные под развлекательное чтиво.

- Почему они оказались здесь? Это же очень полезные вещи! – возмутилась Инэс.

- На самом деле, нет. По книгам ничему не научишь, я это давно знаю. Если фея (или человек) не готов к каким-то знаниям, то разжуй ему хоть дюжину раз, он все равно не поймет. Зато потом, когда у нее будет достаточно силы и опыта, любая случайно брошенная фраза, мимолетное наблюдение, воспоминание – все что угодно может послужить триггером к пониманию. Вот тогда она осознает, про что ей толковали. Но не раньше.

Так что единственная, кто получил пользу от этих книг – я сама. Когда объясняешь другим, начинаешь по-настоящему понимать предмет. Пойдемте уже. Я привела вас сюда вовсе не за этим.

- Уже идем, - кивнула Катя и с усилием вытащила тяжелый томик с полки, - а это я заберу. Я тоже заслужила подарок.

Таша вздохнула:

- Я же тебе только что объяснила, любовь моя…

- Я знаю, знаю, - прервала ее Сапфировая, - мне это не пойдет на пользу. Я тупая, как бревно, и ничего не пойму из твоих многомудрых сказаний. Вдобавок, я пока не умею читать по-фейски. Но эта твоя книга.  Мне этого достаточно, чтобы я не оставила ее здесь, куда раз в полсотни лет заходят.

- Тебе же даже положить ее некуда! Так и потащишь?

- Так и потащу, - упрямо подтвердила Катя, прижимая книгу к груди. – А когда-нибудь я приду сюда и все остальные тоже отыщу.

Таша пожала плечами:

- Ну, как хочешь. Но не сейчас.

И она решительно направилась дальше.

Феи бродили по тайной библиотеке еще с дюжину минут. В одном месте верховная остановилась, запустила руку куда-то вглубь шкафа и из-за первого ряда книг вытащила спрятанный том – большого формата толстую книгу в багровом переплете. А следом за ней – еще одну, на этот раз темно-серебряную. На корешках этих фолиантов не было никаких надписей, а на обложке каждой было всего по одной крупно написанной руне.

- На, держи. Это тебе. – Таша протянула книги Антрацитовой.

- Боги и демоны… Книги рун Хозяина Дорог и Господина Пламени! Это то, что мне так необходимо! Все говорят, что у меня есть сила, серьезный талант, но мне не хватает знаний.

Получать их путем медитации, узнавать во снах от духов – так долго и сложно… Лоа не дают ничего бесплатно, за каждую руну они потребуют множество услуг, а если говорить о Хозяине Огня – это будут весьма кровавые поручения. Я не могу по-настоящему работать на него во Флойруме, а значит и сильных рун мне не видать.

А ты преподносишь мне полные темные собрания! Откуда они у тебя? Я не верю, что это твои.

- Конечно, нет. Это книги Алой Гекки. Она отдала мне их, когда… В общем, отдала. И велела передать той, кто будет достойной. Я думаю, ты подойдешь.

- Я не могу выразить свою благодарность. Но я никогда этого не забуду. Темные тоже умеют быть признательными не хуже светлых.

Таша смущенно отмахнулась:

- Брось. Для меня от них нет проку. Также как для Катэ и других светлых. Они и так лежат тут уже слишком долго.

Инэс не утерпела и открыла красную книгу. Начала листать сначала, но прикинула толщину фолианта и сразу перевернула на самые последние страницы. Катя заглянула с любопытством и тут же отшатнулась.

Всю последнюю страницу занимала огромная, потрясающе сложная руна, разветвленная и хвостатая. Несмотря на эйдетическую память, Сапфировая знала, что никогда в жизни не сможет вспомнить увиденное в деталях. Дело было даже не в запутанности рисунка. Он просто не был предназначен для нее. Кате было по-настоящему неприятно, физически дурно на него глядеть. 

А вот Инэс впилась в руну взглядом, долго любовалась ей, а потом с сожаление выдохнула:

- Никогда не смогу это показать.

Таша фыркнула.

- Конечно нет. Еще бы. Это Rag-Na-Rok. Он же Армагеддон. Уничтожитель миров. Последняя руна. Верховная. Его никто не сможет применить.

- И Брианна?

- Даже сотня Брианн вместе. Тут дело не в силе, не в опыте и не сложности. Просто Rag-Na-Rok запрещен, заблокирован, забанен к применению. В любом мире, знаешь ли, не только люди и феи живут. Есть создания намного серьезней. Они никогда не дадут схлопнуть его просто так. Так что совершенный, законченный Армагеддон абсолютно никому недоступен.

- А несовершенный?

- Мне известен один случай, когда была применена неполная форма, - сказала Таша печально. - Это произошло не в этом мире. Я не хочу вспоминать.

- А та планета уцелела? – никак не могла угомониться Инэс.

- Да. И довольно об этом. – В голосе Таши прозвучало такое суровое, совершенно нетипичное для нее предупреждение, что даже Антрацитовая решила оставить тему. Она перелистнула одну страницу к началу.

От руны, нарисованной здесь, тоже веяло ужасом, но не настолько сильно. Даже Катя смогла разглядеть ее без особых эмоций.

- Rag-Na-Blade. Черный меч, пронзающий все. Убийца бессмертных. Еще одна верховная руна, - пояснила Таша равнодушно.

- Бессмертных?

- Ага. С его помощь можно убить дракона, фею, демона, лоа.

- Даже духа? У них же вовсе нет физического тела!

- Лезвию тьмы это безразлично.

Отредактировано Kristi N (03.01.17 19:23:27)

+3

106

Люблю фантастику ))
Вновь в удовольствие прочитанные главы )

+2

107

Marinе|0011/7a/32/3320-1480930684.jpg написал(а):

Люблю фантастику ))
Вновь в удовольствие прочитанные главы )


Marinе, спасибо большое за отзыв. Я когда выкладываю "свежеотделанную" главу всегда переживаю, мне почему-то часто кажется, что она не удалась, слабей предыдущих и вообще не то. Потом через неделю-две начинает восприниматься нормально.

+2

108

Kristi N
Как автор вы всегда будете испытывать волнение.
Мне как читателю не привередлевому, любящему легкий слог и несколько сюжетных линий, читать вас 'вкусно'

+2

109

Kristi N, Вам нужно перенимать у Таши уверенность в себе... все великолепно, а Вы себя терроризируете... хотя кто бы говорил... у меня так же со стихами...

Отредактировано Koveshnikov (04.01.17 13:42:36)

+2

110

Глава 33

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 19:05
Боттум, Мэних, ресторация «Граф и дюк»

Брианна и Мэган

- Ледяной дождь! – Фиолетовая фея, которая только что с аппетитом жевала сочную отбивную, внезапно скривилась так, будто сломала зуб.

- Что случилось, Бри?

- Ты что, опять ничего не чувствуешь?

- Ну, нечто я ощущаю, но не знаю, что это значит. Какой-то беспричинный восторг, эйфория и веселье. Но все это как будто идет извне и доносится издалека.

- Восторг! Веселье! – передразнила Брианна подругу, но потом сменила гнев на милость. – Ну, хоть что-то ты заметила.

Вот так, чтоб ты знала, ощущается светлый танец. Наша новая гостья резво взялась за дело. Уже добралась до Фловэ и вовсю чудесит. И она там не одна. Половина ковена помогает. Даже какая-то темная затесалась.

- А нам-то какое до этого дело? – беспечно поинтересовалась Мэган.

- Ох. Ну ты и бестолковая у меня, разбойница. Это же, помимо всего прочего, хорошая защита, и не только Фловэ, а всего Флойрума. Причинить им вред становится намного сложней. Нечто вроде «вероятностного щита», но в масштабе всей державы.

- Можно подумать, тебя это остановит.

- Меня – нет. А моей армии и нашим феям может серьезно помешать. Главное, это теперь уже не отменить. Даже если я убью всех участниц танца, это ровным счетом ничего не изменит. Он будет действовать еще несколько лет, только эффект будет понемногу слабеть. Нет, с этим нужно срочно разбираться. Кто знает, что они еще учудят.

Брианна задумчиво помассировала пальцы левой руки с двумя массивными перстнями и приняла решение:

- Доедай, и пойдем в ковен. Мне нужна полная информация о происходящем. Я не могу принимать решения, ориентируясь только на свои ощущения.

- Если ты собираешься призывать его, я лучше пойду, прогуляюсь. Желательно – в другой город, подальше отсюда. Прошлого раза мне хватило с головой! – решительно возразила Кобальтовая.

- Трусишка! – фыркнула Брианна. - Как ты собираешься чему-то научиться, если ты опасаешься любого нового опыта? Не дрейфь. Сегодня я не буду звать Властелина Пламени. За знаниями лучше обращаться к другим. У него, скажем так, очень односторонние источники.

Так что не забудь захватить бутылку хорошего рома. Самого лучшего, какой здесь можно купить. И, ради всех богов, молчи. У тебя исключительный талант ляпнуть нечто совершенно  невпопад. А с духами такие вещи заканчиваются большими неприятностями.

* * *

В ковене Мэниха феи направились в самый низ. В подвалах располагались небольшие, но со вкусом отделанные комнаты – святилища лоа. Конечно, духа можно призвать где угодно. Но делать это в специально предназначенных помещениях – намного проще. И потусторонние визитеры ценят такое уважение.

Мэган облегченно выдохнула, когда Брианна решительно прошла мимо тяжелой арочной двери красного металла, с литыми накладками в виде языков пламени, и отворила более скромную темно-серую дверцу.

Святилище Эшу представляло собой квадратную комнату примерно десять на десять шагов. Каменные стены были украшены барельефами, изображающими длинные процессии людей, несущих в больших корзинах и на блюдах различные подношения – зерно, кукурузные початки, кофейные зерна, жареных кур, торты и пирожные, а также громадные бутыли с ромом и коньяком. На противоположной от двери стене находился большой, подсвеченный изнутри витраж цветного стекла, изображавший темнокожего старика в широкополой соломенной шляпе. Перед ним стоял небольшой алтарь. Кроме этого, в комнате находилось несколько кресел из темного ресси с подлокотниками в виде собачьих голов. Этим меблировка и исчерпывалась.

Брианна забрала у подруги бутылку рома и водрузила ее на алтарь. Никаких других приготовлений она совершать не стала. Для непосвященных ритуал вызова духа – довольно сложное мероприятие. Основная проблема заключается не в том, чтобы он отозвался на призыв – это обычно не составляет труда. Большинство предосторожностей призвано обезопасить призывающего.

Верховная фея имела достаточный опыт общения с потусторонними сущностями, чтобы пренебрегать некоторыми правилами техники безопасности. Вдобавок кольцо на пальце гарантировало ей определенный уровень расположения. Поэтому Фиолетовая просто положила руку на алтарь, произнесла тихо:

- Папа Легба… - и тут же резко обернулась.

Лоа уже стоял за ее спиной с таким видом, будто это он вызвал фей и давно поджидал их. Высокий чернокожий старик с бородкой, он был одет в безупречный фрак, белоснежную рубашку, длинный плащ и черную шляпу, на сей раз – не соломенную. В уголке рта – неизменная трубка. Очки в золотой оправе придавали ему интеллигентный и безобидный вид, однако Брианна нисколько не обольщалась. Этот дух был одним из наиболее опасных.

Эшу прошествовал к алтарю, небрежно прихватил с него бутылку и открыл ее легким щелчком пальцев по стеклу. Отхлебнув прямо из горлышка и одобрительно кивнув, он уселся в одно из кресел.

- Приветствую тебя, Хозяин Дорог, Властелин Всего, что лежит между, разделяет и соединяет; Господин Мертвых и Посредник между Мирам. – Брианна склонилась в уважительном поклоне, тоже самое сделала Мэган.

- Привет, Фиолетовая, - небрежно отозвался лоа. - Давненько ты ко мне не обращалась. Я уже решил, что теперь ты работаешь исключительно с моим кузеном.

- Нет никого, кто сравниться с тобой во всеведении. А сегодня мне нужна информация,- пояснила Брианна.

- Ну что ж. У тебя в активе достаточно выполненных поручений. Да и угощение,  как всегда, - Эшу снова отхлебнул из бутыли, - вполне достойное. Ты можешь рассчитывать на полчаса моего времени. Задавай вопросы, я отвечу.

- Сегодня ты удивительно щедр, - Брианне не удалось полностью убрать из голоса подозрительные нотки.

- Мои старые, лояльные клиенты заслуживают некоторых привилегий. Я и люблю работать с феями. Они хотя бы знают, как вести дела. Люди все время пытаюсь не исполнить обещания, обмануть… Меня! Это забавляет только первое время. И самая неприятная из их дурных привычек – они вечно умирают в неподходящий момент. Я, конечно, могу получить по своим счетам даже с покойников. Но это уже совсем не то.

- Я воспользуюсь двадцатью минутами, - решила Брианна, - Мэг, засеки время. Нужно оставить что-то на экстренный случай.

- Ты можешь не беспокоиться. Людям я редко оказываю услуги в кредит. Но ты – дело другое, можешь рассчитывать на это в любое время.

- Ага, только проценты у тебя больно грабительские, куда там ростовщикам, - пробурчала фея, припомнив последний случай, когда ей пришлось просить Эшу о такого рода одолжении. Тем временем, Мэган извлекла из ящичка под алтарем небольшие песочные часы, перевернула и поставила на видное место.

- Мне нужна информация о том, что происходит последние два дня во Флойруме. Все, что имеет отношение к появлению там новой сильной феи, - изложила свою просьбу Фиолетовая, устраиваясь в кресле напротив Эшу. Мэган заняла еще одно, чуть в стороне.

- Во Флойруме? О, там творится много интересного, - лоа начал отвечать столь быстро и охотно, что Брианна сразу заподозрила подвох. – Баронетта Шэтто, известная также под псевдонимом Хсэни Доггир, только что испытала четыре оргазма в течение одного часа. Волшебное Дерево в саду ковена Фловэ твердо решило в следующем году вырастить  на своих ветвях доселе неизвестные в вашем мире фрукты, называемые апельсинами. Призовая свинья по кличке Хвинэ принесла сегодня рекордный приплод в тридцать шесть поросят. Вчера зажиточный крестьянин Симэн Збишек повстречал на Северном тракте огромных скачущих чудовищ и так перепугался, что начисто излечился от заикания, которое мучило его с малолетства.

Брианна слушала, стиснув зубы и проклиная себя за неточную формулировку. Духи не врут, поэтому вся эта гора никчемной информации наверняка взаправду имела отношение к приходу новой феи, вот только весьма косвенное. Фиолетовая слишком давно не обращалась к Эшу и забыла, что он никогда не упустит случая поиздеваться над заказчиком, если тот допустит ошибку в вопросе. Господин Огня, с которым Брианна общалась обычно, при всех его недостатках, такой привычки не имел.

Перебивать могущественного духа фея не посмела. Ничего, он обязательно сделает перерыв, чтобы затянуться из трубки или глотнуть рому, вот тогда она уточнит свой вопрос.

Хозяин Дорог действительно прервал свое повествование, чтобы промочить горло. Однако поперед Брианны вылезла Мэган, очевидно позабывшая о настоятельной просьбе молчать:

- А чего это Збишек раньше не вылечился? У них же там светлых фей завались?

Дух лукаво прищурился. Конечно, он имел право не отвечать на вопросы Кобальтовой феи, его клиенткой была не она. Но если есть возможность потянуть время, почему бы и нет?

- Видишь ли, господин Симэн Збишек, хоть и не беден, отличается редкой скупостью. Ему было жаль платить феям - они берут немало.

Брианна не выдержала, глядя, как сыплется песок в часах. Она потеряла уже около четверти оплаченного тяжелым трудом времени и пока не узнала ничего полезного. Ее вежливость и терпение закончились.

- К ледяным демонам этого Збишека и всю его родню! – возвопила Фиолетовая. Она лихорадочно шарила глазами по святилищу, но ничего подходящего ей на глаза не попалось. Тогда Брианна материализовала первый пришедший на ум предмет – огромную расшитую розами подушку. Не самое убойное оружие, но в руках темной верховной угрозу представляет все, что угодно. Фиолетовая запустила подушкой в подругу с такой силой, что Мэган сдуло вместе с тяжелым сиденьем, перевернуло в воздухе и впечатало в стену комнаты в положении вниз головой, сверху придавив опрокинутым креслом.

А Брианна продолжила уже спокойным тоном:

- Меня интересуют только феи, верховные и высшие. То, что может помешать моим планам по завоеванию Флойрума. И то, что им способствует.

Эшу вздохнул. Формулировка была далека от идеала и все еще оставляла простор для  фантазии. Но если Брианна не узнает на этой встрече вовсе ничего нужного, пожалуй, больше она к нему не обратиться. Шуткам над постоянными контрагентами нужно знать меру, а то растеряешь всю клиентуру. Пожалуй, пора перейти к делам.

- Вчера во Флойрум вернулась Изумрудная Таша, бывшая верховной феей до Серебристой Анири. Ты хочешь знать об обстоятельствах ее появления?

- Только то, что имеет непосредственное отношение к моим планам.

- Ее призвали, чтобы помешать тебе завоевать Флойрум. Она дала соответствующее обещание.

- И как она собирается это сделать?

- Это не известно, – дух равнодушно пыхнул трубкой.

- Тебе не известно?!

- Я не могу знать того, чего она еще даже сама не решила.

Брианна недовольно скривила губы. Раньше она и сама действовала по большей части  импульсивно. Но столетия непрерывных войн приучили ее к тщательному стратегическому планированию.  Армия, состоящая из множества людей – это сложный механизм, в работе которого не обойтись без точных расчетов,  координации и надлежащей подготовки. Во всем этом верховная весьма преуспела. Сейчас наибольшей сложностью для нее стало противостоять оппоненту, которые действует интуитивно, по наитию.

- А что сталось с Анири после явления этой Таши?

- Серебристая, после участия в сегодняшнем танце, покинула этот мир. Ближайшее время она здесь не появится.

Брианна стоило бы обрадоваться – одним сильным противником меньше. Но она, скорей, испытала сожаление, что Анири от нее ускользнула.

- Кто еще из фей, кроме Таши, потенциально способен мне помешать? – «Людей-то точно можно в расчет не брать».

- Сапфировая Катэ, подруга Таши. Шафрановая Фиона, высшая светлая. Антрацитовая Инэс, темная.

- Отлично. Этих надо будет убить. Прочих можно и оставить.

Эшу только загадочно улыбнулся. Когда имеешь дело с сущностью, которая располагает практически неограниченной информацией, самое сложное - задавать верные вопросы.

- Ташу, теоретически, можно убить?

- Да.

- Мне это по силам?

- Вполне.

- В чем может быть сложность?

- В том, что тебе не захочется этого делать.

Теперь настал черед скептически улыбаться Брианне.

- В чем Таша сильна?

- Ее специализации – лечение; любовь и красота; вероятностная магия.

- Хм. Это все не опасно. Какой вред она теоретически может мне причинить?

- Никакого. Она не будет этого делать.

- Звучит слишком просто. Хорошо, как мне лучше выманить ее из Фловэ?

- Никак. Тебе не надо ее выманивать. Она сама хочет с тобой встретиться. Скоро жди ее в Боттуме.

- Еще того лучше, - Брианна потерла ладони.

- Твое время подходит к концу. Песок почти пересыпался. Или ты собираешься использовать резервные десять минут?

- Нет уж. Я узнала все основное, что хотела. Благодарю. – Брианна встала с кресла и поклонилась.

- Кстати, - вспомнила фея, оборачиваясь от двери. - А у тебя нет для меня никаких заданий? Тебе самому ничего не надо?

- Мне никогда ничего не нужно. Но я – посредник. Я иногда передаю просьбы одних – другим.

- И получаешь с этого свой процент, могу спорить.

- Моя прибыль с этого – ваша вера. Пока в меня верят, я существую. Если у меня большая паства, то и возможности велики. Так что да, я очень заинтересован в этом своем «проценте».

У меня есть одна работенка. Вряд ли она подходит для тебя. Но если хочешь – попробуй.

- Что за задание?

- В этот мир проник демон. Поручение заключается в том, чтоб навсегда пресечь его вредоносную деятельность.

- Настоящее имя демона известно?

Эшу удивленно приподнял бровь.

- Разумеется. Его зовут Зен-фин Ан Ур Куурат.

- Тогда это очень просто. Я призову его и без лишних слов уничтожу. Применю Rag-Na-Blade, как только он появится. У меня есть опыт с этой братией. Они сильны только в болтовне. Если не дать ему раскрыть пасть, все элементарно. Какой его ранг?

- Пятый.

- У него нет шансов. Считай, что дело - в твоей шляпе.

- Не все так легко. Есть условия. Ему нельзя причинять вред и изгонять из этого мира. Такие обещания дал заказчик. Поскольку мы действуем по его поручению, мы ими тоже связаны.

Брианна уставилась на Хозяина Дорог озадаченно:

- Что, вообще никак его не обидеть что ли? Замуровать в толщу скалы - не вариант?

- Нет, не пойдет. Никакого вреда - в понимании светлых фей.

- Твой клиент – кретин. Призвать сюда демона и вдобавок надавать ему таких привилегий!  Тогда я не знаю, что делать. Я еще подумаю, конечно. Но, пожалуй, это и впрямь не по моей части, раз убивать нельзя.

- Думай. Но имей в виду, я дам это задание и другим. Кто выполнит, тот и получит мою благодарность.

Отредактировано Kristi N (06.01.17 18:48:35)

+2

111

Глава 34

Мир 2.14.4А2
14 седьмой х612, 09:20
Флойрум, ковен Фловэ

Таша и Катэ

Катя проснулась на громадной мягкой кровати и несколько минут лежала, в блаженном спокойствии глядя на розоватый потолок, расписанный цветочным узором.

Девушка прекрасно помнила, что она находится в чужом, незнакомом мире, в ковене фей, которые до сих пор оставались для нее загадочными и слегка пугающими созданиями. Несмотря на все это, Катя чувствовала себя уютно и беззаботно, как дома. Рядом тихо посапывала Таша, и этого было вполне достаточно для счастья и безмятежности. «Получается, мой дом теперь всегда будет там, где моя любовь? Наверное, так».

Вчера, после библиотеки, с делами было покончено. Таша и Катя поужинали в ковене. Другие феи деликатно оставили их наедине. Большая часть еды была незнакомой, но очень вкусной, а вся посуда являла собой настоящие произведения искусства.

После этого девушки направились в свои покои. Оказалось, что в огромном здании ковена полно незанятых помещений и любая фея, местная или странствующая, может всегда заселиться в любую свободную комнату.

Таша выбрала для них просторный зал в розовых и оранжевых тонах. Катя пошутила насчет привилегий верховной феи, но понимания не встретила. Оказалось, это одно из самых скромных жилых помещений в здании, как по размерам, так и по отделке.

Впрочем, настоящая роскошь ждала Катю при попытке помыться перед сном. Вместо ванной комнаты обнаружилась громадная купальня, еще больше спальни, с мраморным бассейном, душем не хуже настоящего водопада, а также фонтанчиком в виде очень красивой и совершенной неприличной скульптуры, изображающей четырех пышнотелых дев в весьма занятной позиции, – и все это им на двоих.

Поскольку Таша очень скоро присоединилась к подруге в бассейне, гигиенические процедуры затянулись и превратились в нечто совершенно другое. Между прочим, Катя совершенно случайно выяснила, что может теперь очень долго находиться под водой без всякой необходимости дышать.

Переместившись в кровать и основательно испытав ее тоже, девушки уснули уже после полуночи.

- Доброе утро, соня! – веселый голос Таши оторвал Катю от приятных воспоминаний о вчерашнем вечере.

- Я проснулась раньше тебя, и я же еще и соня? Доброе утро!

- Я в шесть утра уже не спала. Мне стало скучно, я легонько потормошила тебя, но ты заявила, что «тебе сегодня ко второй паре», перевернулась на другой бок и снова заснула. Я решила, что раз так, то можно и мне еще подремать.

- Ты все это придумала! – воскликнула Катя, набрасываясь на Ташу и начиная щекотать ее.

- Я никогда не вру! – возразила Таша, отбиваясь и хихикая.

- Ага, но при этом очень умело всех водишь за нос. Это все феи навострились обманывать окружающих, не говоря прямой лжи? Или у тебя просто особый талант в  этой области?

- Что ты, до темных мне далеко.

- Вот, кстати, о темных, - Катя прекратила дурачиться и села на постели.- Ты уверена, что поступила правильно, отдав эти зловещие книги Инэс?

- Ага, - Таша явно не находила тему заслуживающей обсуждения. Она начала подкрадываться к пятке Кати с коварными намерениями, но девушка убрала ногу, демонстрируя, что настроена говорить серьезно.

- Ага? И все? Послушай, эта фея совершенно не скрывает, что она отнюдь не безобидная. Если она угробит кого-нибудь, используя те руны, которые ты ей вручила, - а они, как я понимаю, вполне тянут на оружие массового поражения, - ты не будешь ощущать вину?

- Нет, не буду. А почему я должна? Это ее выбор и ее путь.

- Но ты дала ей эти возможности!

- Так было нужно. Меня просила об этом Гекка, это во-первых. Повелитель Огня предложил тоже самое, во-вторых. На моем пути нечасто выпадает возможность оказать ему услугу, не делая ничего плохого.

- В таком случае, может, стоит задуматься, так ли это было безобидно?

- Думать тут нечего. Я поступила верно.

- Пффф! Ты непробиваемая! Иногда ты такая скромняшка, а иногда бываешь самоуверенной, как какой-нибудь султан.

- Катэ, - Таша тоже села на кровати и посмотрела на подругу серьезно, - умение принимать правильные решения – в жизни феи абсолютно необходимо! Я не человек, я просто не могу позволить себе ошибку, пойми. Я зашла по пути уже так далеко, что цена будет слишком большой. Если я поступлю неверно – я просто умру. И это в лучшем случае. Но, как видишь, мне удается выживать уже достаточно долгое время. Это потому, что я научилась действовать правильно.

- Но ведь нельзя никогда не ошибаться!

Таша пожала плечами:

- Можно. Вот смотри. Как ты принимаешь решения?

- Ну... Я использую разум. Оцениваю информацию, просчитываю последствия, делаю предположения и прихожу к определенному выводу… Но исходная информация может быть ложной, моя оценка – ошибочной, а расчет – неточным! Я же не совершенство!

- Я тоже - нет. Но это не имеет отношения к рассматриваемому вопросу. Начнем с того, что ты заблуждаешься. Ни ты, ни другие люди (а ты пока мыслишь как человек в этом вопросе) никогда не принимают серьезные решения, руководствуясь логикой.

- Что?

- Именно так. Вы действуете на основании своих желаний и чувств. Не вдаваясь в  их анализ. Разум играет только вспомогательную роль на не самом важном этапе.
Сначала возникает желание. Ну, допустим, самое банальное для человека: «Хочу много денег, чтобы позволить себе то или это». Вопрос «почему я это хочу?» обычно  никогда не ставится.

И только когда задача уже обрисована, в дело включается рассудок и логика. Начинается просчет вариантов, как можно получить эти дополнительные средства оптимальным путем. Больше работать? Это можно, но ведь так лень! Украсть – это страшно и стыдно. А так ли мне нужны эти деньги, в конце-то концов? Вот так рассуждает человек. Как мы видим, ключевые моменты в принятии решения – это желания и чувства. Тяга к наслаждениям и лень, стыд и страх, тщеславие и милосердие, чувство долга и прочие. Эмоций много, они могут быть позитивными и негативными, одобряемыми или осуждаемыми обществом, но человек не задает вопрос, откуда они приходят и почему в одном случае желание сделать доброе дело побуждают его отдать нищему последнюю десятку, а в другом – корысть и гнев толкают на преступление. Иногда эти противоположные поступки совершает одно и то же лицо, вот что самое забавное.

Катя задумалась:

- Твой стиль мышления всегда ставит меня в тупик. А как тогда принимать верные решения?

- Я объясню на примере. Недавно тебе пришлось сделать непростой и очень важный выбор. И ты сделала это моментально, ничего не просчитывая и не взвешивая. Догадываешься, о чем я?

- Э?

- Я имею в виду тот момент, когда ты решила пойти со мной в этот мир.

- Ох!

- Да-да. Чем ты руководствовалась? Явно не логикой.

- Я… Просто я  люблю тебя. Я не могла с тобой расстаться.

- Вот именно. И да, я тебя тоже обожаю. Речь о том, что твоя любовь победила эмоции, которые побуждали тебя остаться, например, страх перед неизвестностью.

- Но это был правильный выбор?

- Еще бы. Знаешь почему? Потому что ты действовала, руководствуясь любовью.

Ни людям, ни феям не дано обладать безупречной исходной информацией и предвидеть с гарантией, к чему приведут их поступки. Поэтому я никогда ничего не рассчитываю. Я просто прикидываю – если к одному решению меня толкает доброта, милосердие, сострадание, желание сделать кому-то приятное, и, особенно, любовь, – я всегда выбираю именно это. Если в другую сторону меня тянет страх, гнев, зависть, корысть и другие подобные ощущения – я не могу туда идти. Как бы ни были сильны эти чувства, каким бы логичным не казалось поддаться им только один разок – я не имею права этого делать.

Не так важно, к каким последствиям приведет мое решение, но если я сделала его, исходя из правильных чувств – оно не будет ошибкой.

Возвращаясь к случаю с Инэс – я исходила из сострадания к ней и потребности помочь, а также из любви к Гекке и желания сдержать данное ей слово. Страх перед возможными печальными последствиями и недоверие к тому, как Инэс распорядиться подарком – это негативные, непозволительные на моем пути эмоции. Я не могла поддаться им. Теперь ты поняла?

- Ты хочешь сказать, что решение, принятое из добрых намерений, не может быть ошибочным?

- Почти так. Только не намерений, а чувств и желаний. Это важное различие. Можно собираться осчастливить весь мир, но хотеть при этом власти и славы. Результат – понятен.

И все сказанное верно только для нас. Темным приходится руководствоваться гневом, бедняжкам. Я бы так не смогла. Именно поэтому я и светлая.

- Да ну брось! Я не согласна! Я могу тебе тысячу примеров привести, когда люди, действуя из исключительно благих побуждений, творили страшные вещи!

- Приведи хоть один.

- Например, инквизиторы, которые сжигали людей во имя любви к доброму, всемилостивому Господу!

Таша посмотрела весьма удивленно:

- Ты что, правда думаешь, что они исходили в своих поступках именно из этого, а не из желания помучить других людей, ощутить свое превосходство над ними и, кстати, присвоить их материальные блага? Я ведь веду речь не о том, чем они оправдывали свои действия, в том числе перед самими собой. Я об истинных, глубинных мотивах.

- Ну-у… - Катя задумалась, - тут ты, наверное, права. Но все равно, можно привести и другие примеры! Только что-то в голову ничего не идет. Ты меня совсем сбила, как обычно.

- Ты подумай. Если захочешь, мы еще вернемся к этому вопросу. А пока пошли, прогуляемся по ковену. Тут есть, что посмотреть. И, кстати, неплохо бы позавтракать!

* * *

После еды Таша и Катя решили заняться делами. Сапфировая попросила подругу срочно начать учить ее фейскому языку. Изумрудная с радостью согласилась. Ища подходящее место для занятий, девушки забрели в рабочие покои верховной.

Кабинет Анири оказался просторной комнатой с огромным арочным окном. Белоснежный потолок и светло-бежевые стены были украшены цветочным орнаментом, который Катя уже научилась определять как «фейский стиль» - слабо рельефный, неброский, но очень тонкой работы и нигде не повторяющийся рисунок, его можно разглядывать часами, все время находя новые детали и нюансы. Однако еще больше внимания привлекал пол – полупрозрачный, переливающийся всеми оттенками оранжевого, с  алыми прожилками, немного похожий на огромный кусок янтаря. Впечатление усиливали мелкие и крупные пузырьки, застывшие в его толще. Впрочем, застывшие ли? Кате показалось, что они медленно колеблются там, внутри – хотя по ощущения поверхность была совершенно твердой.

Обстановка состояла из скромной, без всяких украшений мебели, казавшейся выточенной из слоновой кости, но Катя уже знала, что это ресси – очень распространенный местный материал. Большой стол был абсолютно чист, шкафы вдоль одной из стен – напротив, перегружены книгами и бумагами. Кресло у стола и небольшой диванчик, возможно - для посетителей, завершали меблировку.

Таша немедленно по-хозяйски плюхнулась в кресло, однако усидела в нем не более минуты, а потом направилась изучать книжные шкафы. Катя, предоставленная самой себе, уселась на карточки и с интересом разглядывала необычное напольное  покрытие. Алые прожилки в нем пульсировали, а пузырьки - определенно перемещались, и, кажется, даже отзывались на движения людей наверху. Постукивая пальцем, Катя пыталась подманить один из них ближе к поверхности, когда в дверь постучали.

- Заходите! – жизнерадостно возгласила Таша, и Катя тут же смущенно распрямилась, чтобы не быть застигнутой в неуместном интересе к вещам, которые здесь наверняка считаются самыми обычными. «Все же до Ташиной непосредственности мне еще далеко», - подумала Сапфировая.

Дверь открылась и комнату зашла девушка лет восемнадцати. Каким-то образом с первого взгляда на неё даже Кате стало ясно – эта молодость не от переизбытка силы, и вошедшей именно столько лет, на сколько она и выглядит.

- Приветствую вас, ваше верховное могущество, Изумрудная Таша! – девушка склонила голову перед Ташей, которая удивленно приподняла брови.

- И вас, ваше могущество, очаровательная фея, к сожалению не знаю имени, также приветствую! – такой же поклон, только чуть скромней, достался опешившей Кате.

- Меня зовут Коралловая Эльси, и я работаю… работала секретарем ее верховного могущества Серебристой Анири.

- Секретарем? – Таша удивилась еще больше.

- Именно так. И поскольку меня пока никто не освободил от моих обязанностей, я сочла необходимым продолжать выполнять их, пока ваше могущество не распорядится иначе. В частности, сегодня я должна представить вам регулярные отчеты от наших региональных ковенов – Эльси протянула Таше пачку каллиграфическим почерком исписанных листков.

Таша посмотрела на бумаги с опаской, но все-таки взяла. – И что это за доклады такие? – поинтересовалась она грустно.

- Регулярные отчеты о состоянии дел – сколько принято новых фей, замеченные необычные явления, наблюдения за колебаниями глобального коэффициента и тому подобное, всего дюжина пунктов по вопроснику, составленному ее могуществом Анири лично. Высшие феи, возглавляющие региональные ковены, должны нам их предоставлять не реже чем раз в три дюжины дней.

По мере объяснений Таша смотрела на листки с возрастающим ужасом, как будто ей сообщили, что это смертные приговоры, которые она обязана подписать. Наконец она осторожно, как нечто колючее или кусачее, положила стопку бумаг на стол и отодвинула подальше от себя.

- И что же, феи из всех провинций их вам присылают?

Эльси явно смутилась и даже несколько оробела. Наконец со вздохом призналась, – увы, не все. Мне так и не удалось убедить Свинцовую Гэлли в важности этого поручения. Прошлый раз госпожа Анири была очень недовольна и велела серьезно поговорить с ней, но что я могу сделать? Госпожа Гэлли старше, то есть, я хотела сказать, опытней меня примерно в шесть дюжин раз, и… Вы же понимаете… Она темная. Она продолжает говорить, что у нее «нет времени на такую ерунду», хотя если бы она хоть слегка сократила количество оргий, которые непрерывно устраивает в своем ковене, время написать пару листков в нее бы, безусловно, нашлось, – с некоторой обидой объяснила Эльси.

Таша вздохнула и прошлась по комнате.

- А все остальные феи пишут?

- Остальные - да. Хотя, честно говоря, часто задерживают, но я им все время напоминаю, так что на этот  раз все представили в срок.

- И как же Анири их убедила заниматься этой писаниной?

- Она их попросила.

Таша закатила глаза к потолку:

- И так как они все светлые, кроме Гэлли, они не смогли ей отказать. Разумеется.

- Вот Катэ, посмотри, – сказала Изумрудная грустно – до чего тут у нас дошло. Феи пишут феям доклады. По вопроснику, представляешь? Заискивают перед вышестоящими, отчитывают подчиненных за невыполнение поручений, ябедничают друг на друга. Тебе это ничего не напоминает?

- У людей это норма, – сказала Катя. Она не очень понимала причин Ташиного огорчения. Она хорошо изучила подругу и знала – грустно опущенные уголки губ и трогательные брови домиком означают у нее максимальную степень проявления недовольства и соответствуют тому, что у большинства людей и темных было бы самым настоящим гневом.

Конечно, феи - чудесные существа и регулярные отчеты как-то не очень сочетаются, но работа-то должна делаться, или как Таша это себе представляет?

- Вот именно, у людей! Все эти человеческие игры – иерархия, упорядоченность, бюрократия – они на самом деле очень затягивают и обладают большой привлекательностью, даже для фей. И я тебе объясню, почему. Они дают иллюзию того, что у тебя все под контролем. Анири, как опытная верховная, конечно, прекрасно понимала, что когда имеешь дело с чудесами, под контролем не бывает ничего, никогда, ни у кого. Но в душе, видимо, так и не смогла принять, что это на самом деле вовсе не плохо, а наоборот. Вот и заигралась во все эти человеческие игрушки. Плюс власть – это и ответственность, и искушение, двойное испытание, которое почти никому не по силам - не только из людей. Говорят, - Таша понизила голос, - что оно оказалось чересчур даже для некоторых богов.

Эльси тихо стояла в уголке у двери и, кажется, собиралась заплакать. Таша тем временем продолжала:

- Нам, феям, заниматься этим особенно опасно. Да и зачем? Разве мне нужны какие-то бумажки, чтобы знать, сколько фей в городах нашей страны и какой они силы? Мне достаточно закрыть глаза и я увижу их всех, как звезды в ясную ночь – какие-то светятся сильней, какие-то слабей, и ярче всех, кстати, на нашем небосклоне сияет созвездие Гэлли! Анири тоже могла бы так, если бы хотела. Но она предпочла своим впечатлениям подписанные листочки и графики. Еще бы, они выглядят так успокаивающее, сразу видно, что работа ведется и имеется прогресс.

Вот только, – голос Таши стал зловещим, – заканчивается это всегда одинаково. И за примерами далеко ходить не надо. В твоем, Катэ, мире, тоже когда-то были феи, хотя они называли себя по-другому. Их было меньше, чем здесь, и магия там давалась сложней, но это были настоящие волшебницы и всамделишные чудеса.

А потом у людей зародилась наука. И земные ведьмы решили, что вовсе неплохо и им будет перенять некоторые прогрессивные достижения. Они принялись записывать свои опыты. Потом делиться записями. Затем – учить друг друга, как лучше действовать. Обосновывать и формализовать. Вырабатывать методологию и терминологию. Оптимизировать заклинания. И все те приемы и практики, которые человеческую науку привели к высотам, ведьм погубили. Магия вместо искусства стала ремеслом, личное чутье подменилось следованием сухим догмам, и очень скоро вместо настоящих чудес остались ритуалы – выверенные, отточенные, обоснованные – и работающие все хуже и хуже. Через какой-то гросс лет то, что раньше совершалось одним лишь желанием, стало требовать безукоризненно вычерченной пентаграммы, двух дюжин редких ингредиентов и сосредоточенных многочасовых усилий нескольких ведьм. А еще через некоторое время и вовсе перестало действовать.

Таша рассказывала негромким, почти спокойным голосом, в котором, однако, таилась бездна эмоций. Катя слушала, пораженная. Эльси совсем замерла и беззвучно плакала, крупные слезы катились по ее щекам, но она, кажется, не решалась даже утереть их.

- Самое опасное в потере магических способностей – вместе с возможностями пропадают и воспоминания о них. Вполне логично – знание это сила, память - это знание, они связаны неразделимо. И однажды вы просыпаетесь – и уже не знаете, кто вы и зачем. Вы открываете старые, потертые книги, уже не помня, что сами написали их. Вы пытаетесь применить хоть что-то из описанного, но ничего не выходит. Да разве оно работало хоть когда-то? Вы не помните этого. Магия – все это древние легенды, а скорей всего – попросту сказки. Чудес не бывает, заключаете вы. А чудеса никуда не делись, они по-прежнему тут. Вы просто перестали быть чудесными!

Таша позволила себе лишь немного повысить голос на последней фразе, но выплеснула эмоции, взмахнув рукой так резко, что порыв воздуха сбросил со стола листки с отчетами, они взмыли в воздух и принялись бешено летать по комнате. Не сразу Катя поняла, что это не бумажки, а огромная туча крупных белых бабочек беспорядочно мечется в кабинете, стукаясь в стекла, садясь на предметы и путаясь в волосах фей. «Ой!» воскликнули все девушки почти одновременно. Катя замерла, опасаясь неосторожным движением повредить хрупких насекомых, а Таша пробралась к окну (Катя не сомневалась, что она ухитрилась не наступить ни на одну из бабочек, хотя это и представлялось невыполнимой задачей), распахнула его настежь и выкрикнула:

– Летите!

Белоснежные созданья снежной лавиной рухнули наружу. Комната очистилась практически мгновенно. Последняя бабочка с неохотой покинула свой насест на носу у Кати и выпорхнула вслед за сородичами.

Сапфировая облегченно вздохнула. Забавное происшествием развеяло гнетущее впечатление, оставленное выступлением Таши.

- Ну и зачем надо было превращать отчеты в бабочек? – спросила она Ташу, улыбаясь. – Мы и так все поняли.

- Да я не собиралась, оно само получилось. – Таша пожала плечами.

- Это ведь иллюзия, правда? – робко спросила Эльси. Она перестала плакать, но голос все еще был тонкий и прерывистый.

- Почему иллюзия?  По-моему, самые натуральные бабочки, – Таша больше удивилась этому вопросу, чем самому происшествию.

- Ага, обычные капустницы. Только крупней, – согласилась Катя.

- В этом мире капустниц нет, – задумчиво сообщила Изумрудная, глядя в окно.

- Теперь будут! – Катя подошла к ней и тоже выглянула в сад. Белые крылышки порхали повсюду. – По-моему, их вполне достаточно для образования полноценной популяции, так что они здесь теперь расплодятся. Вот тебе, Таша, местные фермеры «спасибо» то скажут!

- Мои бабочки не будут вредить полезным культурам, – заявила верховная фея убежденно. - Их гусеницы будут кушать что-нибудь такое… чего я не люблю.

- Ага, репейник например, – иронично предложила подруга.

- Не, его тоже не надо, он цветет красиво. Впрочем, они сами разберутся, – заключила Таша со своим всегдашним оптимизмом.

- Но как же так? Это же невозможно, настоящие размножающиеся бабочки! Живое нельзя получить из неживого, четвертое базовое правило магии, – Эльси была так потрясена, что даже забыла про свое огорчение и робость перед верховной феей.

Таша неуверенно почесала нос.

– Да, действительно. Вроде как считается, что невозможно.  Что-то там писали про неосуществимость одушевления. И не припомню, чтоб раньше такое делали.... Ну, все когда-нибудь случается впервые, - Изумрудная явно относилась ко всяким «фундаментальным законам магии» весьма легкомысленно.

Тут Таша, наконец, заметила заплаканное личико Коралловой феи, подошла к ней и нежно провела рукой по щеке. Следы слез и покраснение вокруг глаз моментально исчезли.

- Ну а ты чего огорчилась, малышка? Можно подумать, я злюсь на тебя. Я вообще никогда не сержусь, тем более, что ты тут главная пострадавшая. Тебя сбили с пути и с толку, да еще и запугали, что совсем уже никуда не годится. Тебе стоит отдохнуть. Я вижу, что ты изо всех сил старалась быть отличной секретаршей, вот только мне никакая помощница вовсе не нужна, еще чего не хватало! Так что возьми подружку и отправься куда-нибудь путешествовать, мой тебе совет. Девушка-то у тебя есть? Чую, что есть. Ну и отлично. Ты, конечно, вовсе не обязана следовать моим рекомендациям, но, кажется, тебя так приучили действовать по чужим указаниям, что теперь без них ты так и будешь пребывать в растерянности.

- Но, госпожа Таша, - Эльси даже нашла в себе силы возразить Верховной, – как же я могу уехать, сейчас? Ее могущество Анири говорила, что скоро будет война с Боттумом, каждая фея будет на счету. Я, конечно, не очень много могу, но… - слабый голосок неуверенно оборвался.

Таша ласково обняла ее.

- Ты такая гиперответственная. Это прекрасное качество для человеческого работника, но не самое удачное – для феи. Постарайся выработать в себе немного… эээ… раздолбайства, в нашем деле это необходимо. И не беспокойся ни о чем. Никакой войны, разумеется, не будет, об этом я позабочусь.

+3

112

Чо-то она какая-то чересчур здоровенная, эта книга получается. 550 тыс знаков без пробелов, и это пока примерно половина.  :confused:

Отредактировано Kristi N (05.01.17 22:25:21)

+1

113

Кристин, хорошей книги много не бывает...

+2

114

И снова вынуждена приносить извинения за большой перерыв, не подумайте, что я заленилась и охладела к этой работе.
Просто у меня тут очень тяжелый момент в следущей главе, не сложный, а именно тяжелый. Не по главной сюжетной линии, там-то все давно понятно до самого конца. А вот эти параллельные сюжеты, которые будут нужны в основном для потенциальных следующих томов, привели меня к проблемному эпизоду. Про который надо рассказать, но страшновато.

+2

115

Кристин, кот терпеливо сидит в засаде...

+2

116

Глава 35

Частный мир без номера
Время – второй полдень.
Новый дом Лахара.

Лахар и Алая

- Интересно, - произнес аналитик вежливым, нейтральным тоном, когда молчание затянулось, чтобы побудить Алую продолжать.

Работодательница Лахара угрюмо разглядывала свои длинные, тонкие пальцы. Ее хорошее настроение исчезло, сменившись привычной мрачностью.

- Я давно заметила за людьми тенденцию к самоуничтожению, – выдавила, наконец, девушка после тяжелой паузы. – Что я тогда не поняла -  то, что это в основном не их вина. В то время у меня не было возможности провести сопоставление нескольких миров, и я решила, что всему виной неудачное стечение обстоятельств, коснувшееся только Земли, и направившее развитие местного человечества в неверное русло.

Я совершила большую ошибку, не сумев отделить… личные мотивы, которые повлияли на мое решение. И в итоге сыграла на руку тем силам, которым я сейчас пытаюсь противостоять.

- Послушай. Даже мы с тианом вместе не можем реконструировать картину случившегося по твоим туманным намекам. Если ты, и вправду, хочешь, что я что-нибудь понял, а не мучился ближайшие дни от мрачных предположений, постарайся выражаться чуточку ясней, - Лахар пытался говорить спокойно и логично. Он прекрасно видел, настолько тяжела для Алой затронутая тема. Но он не может работать, не обладая хотя бы базовой информацией. Чем раньше они преодолеют это барьер, тем будет лучше.

- Я расскажу тебе все, что помню. Правда, очень сильно опасаюсь, что после этого ты не захочешь иметь со мной никаких дел. Я еще никому не рассказывала об этом, хотя прошло уже очень много лет. Не уверена, что ты сумеешь подыскать мне оправдание. Даже я сама его не нашла. А ты ведь человек.

- А ты нет?

- Я – фея. Была раньше. Теперь уже сама не знаю, что я такое.

- Это мне ничего не объясняет. Даже само слово мне незнакомо.

- В вашем мире феи бывают очень редко, поэтому ты о них не слышал. Но давай вернемся к этому вопросу попозже. Я только собралась с силами рассказать тебе самый неприятный кусок правды обо мне, если я не сделаю это сейчас, потом будет еще сложней.

- Хорошо, я слушаю.

Мир 2.14.287
1344 год от Р.Х., точная дата неизвестна, три часа после рассвета
Юго-Восточная Азия, Сукотаи, недалеко от столицы

Алая

По берегу небольшого, сильно заросшего пруда расхаживала взад и вперед девушка в красном балахоне. Ее порывистые, резкие движения выдавали возбуждение и даже недовольство. Непослушная прядь ярко розовых волос периодически падала на лицо, тогда она морщилась и отбрасывала ее назад левой рукой. Правая была занята большой, грозного вида косой, которой девушка опасно жестикулировала, подчеркивая свои слова.

- Так ты хочешь узнать новости или нет?

- Хочу. Но только хорошие.

Та, что дала ответ, была немного похоже на красноволосую внешне – такая же молодая и симпатичная, но полная противоположность - по своему настроению. Она сидела под большим тисом, скрестив ноги, и ее зеленые глаза излучали блаженство и умиротворение.

Одежда второй девушки была гораздо более причудливой. Широкая юбка из белой ткани была украшена многочисленными колечками, шариками и фигурными металлическими накладками. Грудь охватывала полоса серебристой ткани, поддерживаемая двумя широкими лентами, обвивающими шею.  Живот и плечи оставались открытыми, демонстрируя нежную кожу без всяких следов загара, зато  предплечья украшали повязки с белыми перьями и аппликации из кожи. Наибольшее внимание привлекал сложный головной убор, представлявший собой странную смесь шлема и  высокой короны.

Вся эта одежда, похожая на наряд принцессы, казалась совершенно непрактичной и неудобной здесь, на лесной поляне, вдали от всяких следов цивилизации, но зеленоглазка не проявляла никакого дискомфорта. На траве перед ней стояла большая чаша, откуда девушка аккуратно таскала крупные сушеные финики.

- Приятного у меня для тебя мало. В Византии продолжается гражданская война. В Константинополе – новая волна погромов и поджогов. Армии сербов, сельджуков, болгар, ну и латинская коалиция, разумеется – все разоряют бедную страну, пользуясь хаосом. Победа, вероятно, все же будет за Иоанном Кантакузином, но обойдется ему чересчур дорого. Думаю, это государство обречено.

- Это было ясно еще гросс лет назад, – вздохнула зеленоглазка, отправляя в рот очередной финик.

- Эдвардианская война тоже в самом разгаре. Четыре года назад англичане в битве при Слейсе полностью разбили французский флот. И дело этим не кончится. Эдуард Третий готовит высадку на континент. Новый виток конфликта неизбежен. Все это – еще очень надолго.

- Я же просила тебя не портить мне настроение.

- А я не понимаю, как ты ухитряешься игнорировать то, что происходит в мире, - Алая раздраженно махнула косой. - Да что говорить о Европе, если тебя даже то, что творится под носом, не интересует. А между тем бирманцы опять зашевелились. Уже в следующем году они снова могут оказать здесь, и уж, конечно, не затем, чтобы кормить всех финиками!

- Мы не можем ничего изменить, так какой смысл переживать? Если здесь станет неспокойно, я просто отправлюсь на острова, там вроде бы все тихо,  – потерла нос ее собеседница.

- Мы можем многое. Вопрос только в том, чего мы хотим.

Зеленоглазка насторожилась.

- Слушай, не торопись рубить с плеча. Нужно тщательно изучить, куда движется человечество, и все обдумать, прежде чем…

- Я думаю над всем этим уже восемьсот лет, с тех пор как пал Рим! – взорвалась красноволосая. Коса описала в воздухе широкий яростный круг. - Я наблюдаю за людьми столетия, пока ты сидишь здесь и ешь фрукты! Все что я вижу, это разрушения и трупы. Пожары, пытки, изнасилования, бесполезные убийства. Корысть, борьба за власть, вероломство и самый банальный садизм. Тупость и жестокость, ничего больше. Я уже по горло сыта всем этим!

- Так прекрати скакать по порталам, чтобы посещать выжженные города и поля сражений. Поживи немного тут со мной, хотя бы пару дюжин лет, успокойся, расслабься, отвлекись. Мне не нравится твой настрой последнее время. Я беспокоюсь за тебя, любовь моя…

- Я не могу, как ты, спокойно сидеть на заднице, пока люди губят свою собственную цивилизацию. Пока я знаю, что сотни и тысячи гибнут в мучениях каждый день, во всех краях этого мира. Я видела слишком много изувеченных трупов, чтоб я хоть когда-нибудь смогла это забыть!

- Люди все же потихоньку меняются к лучшему.

- НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ! – Алая закричала так, что с ближайших деревьев вспорхнули вспугнутые птицы. – Ты можешь тешить себя этой иллюзией только потому, что упорно избегаешь смотреть на темную сторону реальности. На самом деле они режут, мучают и насилуют друг друга, как и тысячи лет назад. Все, что совершенствуется – это способы массовых убийств, и изобретаются новые пытки и казни, как будто им мало старых.

- Может быть, надо дать им больше времени? – неуверенно пробормотала зеленоглазая.

- Да?! Если мы дадим им еще несколько столетий, они просто изобретут такие орудия убийства, которые сравнятся по смертоносности с нашими самыми ужасными рунами. Они просто уничтожат весь этот шарик со всеми его обитателями, выясняя, чей Бог самый добрый и чьи традиции - наиболее достойны.

- Ну, пока до этого еще далеко. Стоит подождать. Возможно, прогресс культуры и нравов просто немного запаздывает.

- Я не собираюсь больше ждать. Я и так слишком долго ограничивалась локальными вмешательствами. Пора изменить ситуацию радикально.

Зеленоглазка обеспокоилась до такой степени, что отставила чашу, в которой почти не осталось фруктов, встала и подошла к Алой:

- Пожалуйста, любовь моя… Что ты задумала? У меня очень нехорошее предчувствие. Я прошу, не делай этого, чем бы оно ни было!

- Я должна. Это мой путь. Иногда огонь можно потушить только встречным пламенем. В этом мире только я могу это сделать. Я остановлю все их войны одним ударом. А потом - мы начнем все сначала. Вместе, как всегда.

- Не надо! – зеленоглазая почти плакала.

Алая внезапно стала очень нежной и заговорила другим тоном, ласково и проникновенно, обхватила подругу за плечи:

- Надо, мой цветочек. Это было очень трудное решение, но я приняла его и не отступлю. Тебе, конечно, нельзя в этом участвовать и даже присутствовать. Ты слишком светлая и добрая. Я прошу тебя только об одном – не вмешивайся, что бы ни случилось, до самого конца. Ты обещаешь мне?

- Это ошибка

- Пожалуйста, поклянись мне не вмешиваться. Пожалуйста. Если ты любишь меня.

- Хорошо. Я обещаю, - зеленоглазка всхлипнула.

* * *

- Я ее не послушала, - мрачно сказала Алая. - Я была опытней. И я не сомневалась, что права. Мне стоило бы знать, что такая уверенность никогда не доводит до добра.

- И что же ты сделала? – спросил аналитик. Он чувствовал, что не хочет услышать ответ. Но он должен был знать.

- Я ушла в пустыню Гоби. И применила… очень мощное заклинание. Самое сильное из известных мне. Я планировала полностью уничтожить человеческую цивилизацию, по крайней мере, в Европе – армии и города, власти и церкви, всю организацию, всю их структуру, построенную на насилии, корысти и обмане. Должны были уцелеть только небольшие, изолированные сельские общины. Именно с них я собиралась начать возрождение и строительство нового, более гуманного мира. При этом я хотела сохранить максимум культурных ценностей, поэтому катаклизмы, такие как землетрясения, потопы и извержения вулканов, мне не подходили.

Я спустила на людей Черную Смерть.

* * *

Молчание затянулось надолго. За прошедшие дни Лахар изучил историю Земли вполне достаточно, чтобы не уточнять подробности. Около шестидесяти миллионов погибших. Неоднократно возвращавшийся кошмар, омрачивший несколько столетий и сделавший Средние века такими, какими мы их знаем. Но ведь европейские государства  не погибли?

- Хуже всего, - сдавленным голосом продолжила, отвечая его мыслям, Алая, - что все эти жертвы были напрасны. Мне не удалось достичь задуманного. Человеческая природа и культура на континенте не изменилась. Напротив, я лишь принесла людям еще больше страха, подозрительности, уныния  и злобы. Войны продолжались, становясь все масштабней.

Возможно, мое вмешательство немного замедлило прогресс, а может быть наоборот – ускорило. Я даже это не могу просчитать. Ты, наверное, сможешь, но это не так уж важно. В любом случае, я не изменила ничего существенного. Если бы мне удалось предотвратить Мировые войны, если бы не появилось Тамерлана и Наполеона, баланс смертей сошелся бы в мою пользу… Если бы сейчас Земле не угрожала гибель в атомном пламени, возможно, я могла бы оправдать себя. Но у меня ничего не вышло.
И не могло. Жаль, что я поняла это слишком поздно.

О чем ты думаешь?

- Разве ты не можешь узнать это напрямую из моего разума?

- Нет. Это запрещено. Чтение чужих мыслей – первый шаг на пути к вмешательству в свободу воли. Я сделала слишком много ошибок, чтобы добавлять еще и эту.

- Я думаю о том, как хорошо, что я не Решающий. И мне не нужно брать на себя ответственность за чьи-либо жизни и судьбы. Эта ноша, которую ты приняла, кажется мне совершенно непосильной.

- Ты мне сочувствуешь?! После того, что я тебе рассказала?

Лахар развел руками:

– Получается, так. Ты ведь не могла оставить все, как было?

- Не могла. Я должна была найти другой способ. Но не нашла.

- Ну что же, значит, теперь мы будем искать вместе.

Алая смотрела на него пораженно. Лахар понял без подсказок со стороны тиана, что сумел завоевать доверие этого странного создания, такого могущественного – и такого несчастного.

- На самом деле, у меня есть идея, - сказала Алая, - но с тех пор я больше не доверю себе.

- Если речь снова идет о массовых убийствах, забудь, - решительно сказал аналитик, - всегда есть альтернативные варианты.

- Нет. Ничего столь жуткого. Но по масштабу – пожалуй, даже больше.

- Это не успокаивает.

- Вот поэтому я не буду действовать в соответствии со своим планом, а попрошу тебя разработать твой. Если наши идеи совпадут – вот тогда да, мы займемся реализацией. А может быть, ты предложишь что-то получше.

- Я не Решающий! – в ужасе выдохнул Лахар. Ни при каких обстоятельствах он не готов принять на себя ответственность за судьбы мира, а может и не одного. Этот груз не для человеческих плеч.

- Не переживай. Решение снова приму я. Просто постарайся предложить мне варианты получше тех, что были у меня прошлый раз.

- Вот в этом ты можешь на меня положиться. Это моя профессия.

Но прости мое любопытство. Если ты хорошо изучила меня, то должна понимать, что я не всегда могу с ним совладать. Ты расскажешь мне, чем закончилась эта история?

- Ты можешь прочитать об этом в интернете.

- Нет, я имею в виду, для тебя лично?

Алая равнодушно пожала плечами:

- Ошибки такого масштаба всегда заканчиваются одинаково. Я умерла. Если бы точной - меня сожгли на костре.

Аналитик вспомнил свои собственные, все еще чересчур свежие, ощущения от пребывания в горящем здании и не смог скрыть болезненную гримасу.

- Не думал, что тебе это может повредить. Как я недавно заметил, ты ходила в пламени без всяких проблем.

- Ты прав, огонь для меня безопасен. Как и все остальное. Так было и до того случая, и после. Но в тот раз – я не хотела, не могла сопротивляться разрушению своего тела – и своей личности тоже. Физически мне не было больно, но та ошибка, что я совершила, заставляла меня страдать гораздо сильней. И это продолжается до сих пор.

Я потеряла память о всей моей предыдущей жизни – а я знаю, что это была очень долгая история… И наверняка в ней было место и для радости, веселья, любви – но я ничего этого не помню. Я даже не знаю свое настоящее имя! Сохранились только самые мучительные воспоминания – этот последний разговор с моей подругой, и то, что я сделала потом.  Это все.

Я почти забыла, как это случилось, что я умерла. Еще несколько столетий после этого и вовсе исчезли. Кажется, в это время меня не было ни в одном из миров. Я вернулась к осознанию только недавно. И первое, что вспомнила – это то, что я  наделала.

- Я не представляю, как ты живешь с таким бременем.

- Я сама этого не знаю, - мрачно ухмыльнулась Алая, - не буду притворяться - это совершенно невыносимо. Но я должна продолжать свое существование и попытки исправить то, что я совершила. Даже если я знаю, что не получу искупление, никогда не смогу больше радоваться и быть счастливой – я все равно обязана жить. Это самое главное правило. Так меня научили, когда-то очень давно. Я не помню, кто и при каких обстоятельствах, но я чувствую, что не имею права пренебрегать этим уроком – даже если я нарушила все остальные законы.

- А что стало с той, другой девушкой?

- Ах, она жива, - при мысли о подруге лицо Алой стало нежным и лирическим. Почти человеческим. – Но ей пришлось нелегко. В мою магию она не вмешалась, как и обещала. На самом деле, у нее бы и не хватило силы остановить меня. Зато она закрыла от чумы большую часть Индии, Южную Азию и Японию – все, что смогла. Но с ней что-то произошло, что-то плохое… Я точно не помню, но уверена, что это тоже моя вина. Моя ошибка бросила тень и на нее… Я сделала ее несчастной, и это мучит меня едва ли не больше, чем все эти напрасные смерти. Она думает, что я умерла насовсем. А я никогда не посмею снова появиться перед ней, но всегда буду любить ее.

- Как ее имя? Или ты не помнишь?

- Как раз вот это я помню. Ее зовут Таша.

+3

117

Глава 36

Мир 2.14.4А2
15 седьмой х612, 14:00
Флойрум, ковен Фловэ

Таша и Катэ

- Тебя что-то беспокоит, любовь моя. Причем уже второй день подряд. Почему ты не хочешь со мной поделиться?

Этот вопрос был задан Ташей во время обеда. Утро четвертого дня пребывания в новом для Кати мире девушка провела, изучая фейский язык. Изумрудная оставила ее в ковене и отправилась по каким-то загадочным делам, так что Сапфировой пришлось в одиночку сидеть над учебниками, которых в здешней библиотеке хватало. Конечно, все местные курсы были предназначены для тех, кто уже знает лэранго – в этом мире никому не приходило в голову, что самый распространенный всеобщий язык может быть кому-то неведом.

Однако, не самое лучшее настроение Кати объяснялось вовсе не тем, что у нее в голове образовалась полная каша из двух языков – один вовсе новый, а другой – освоенный лишь более-менее. И даже не тем, что подруга решительно уклонилась от ответа на вопрос, куда ходила, по своей привычке ловко переведя разговор на другую тему. Сапфировая вполне признавала за Верховной право на собственную жизнь и некоторые тайны (только небольшие!)

- Не хочу тебя огорчать, - вздохнула Катя, - помочь ты все равно не сможешь, так какой смысл еще и тебе беспокоится о том, что мы не можем изменить?

- Уверяю тебя, что переживать я уж точно не буду, - заверила Таша, намазывая хлеб толстым слоем ароматного меда. У фей это кушанье водилось в больших количествах и огромном разнообразии сортов, некоторые – с совершенно неожиданным вкусом.  Катя подозревала, что собирают все это вовсе не привычные для нее пчелки, но спрашивать пока не решилась, чтобы не портить аппетит, если окажется, что это нечто кошмарное.

-  А вот помочь я, может быть, все-таки смогу. Так что выкладывай!

- Я все время вспоминаю о моих бедных родителях. Они ведь будут ужасно переживать. Не подумай, что я сожалею о своем решении. Даже если я их вовсе никогда больше не увижу – это очень печально, но все равно я поступила верно. Мое будущее – с тобой. Но мне стыдно, что я стану причиной их страданий. Пока они еще, может, и не сильно волнуются. Мне случалось и раньше пару дней не отвечать на звонки. Мама сердилась, но привыкла к моей безответственности. В конце концов, я ведь могу потерять телефон или поехать за границу, как собиралась, а звонить в роуминге – накладно. Но если я не подам никаких признаков жизни в течение недели – будет паника. Они начнут искать меня, и, конечно, не найдут никаких следов. Страшно подумать, как они это переживут.

Таша привычным движением помассировала кончик носа, измазав его при этом медом, комично сморщилась, вытерлась салфеткой и только после этого ответила беззаботно:

- Ну, значит надо послать им весточку, вот и все.

- А можно? Я тут поболтала с девочками - в смысле, с феями - они мне рассказали, что ходить между мирами – это Бог весть как сложно, могут это только самые крутые верховные, и то не часто, и это каждый раз стоит им много сил. Есть исключение – Сиреневая Рэри, но она такая одна и никто понятия не имеет, где ее сейчас искать – даже в каком мире. Так что я поняла, что на Землю нам вернуться ближайшее время не светит. Тем более, что у тебя тут еще куча важных дел. А сбегать туда-сюда, как в ларек за хлебом, точно не выйдет.

- Ой, ты больше слушай здешних болтушек. Они тебе нарассказывают: то сложно, это невозможно… Хоть в данном случае они и правы, отчасти. Ни мне, ни тебе вернуться пока не получится. Но это не значит, что нельзя передать сообщение.

- А как?

- Да элементарно. Есть кое-кто, для кого вовсе не существует никаких границ. И ты с ним знакома. Вполне можно обратиться с крошечной просьбой.

Катя непонимающее глядела на подругу пару минут. Изумрудная продолжала поглощать бутерброды. Наконец Сапфировая сообразила и воскликнула в ужасе:

- Просить лоа навестить моих родителей?!

- Зачем же сразу «навестить»? Просто отправить сообщение с твоего телефона, который остался смирно лежать на диване у тебя в комнате: «Ма, я улетела с подругой в теплые края, как и собиралась. Звонить отсюда невозможно, прости. Как буду дома, сразу сообщу. Не волнуйся, у меня все отлично». Вот и все. Ни слова неправды, заметь. Утешит это твоих?

Катя задумалась:

- Не очень надолго, но все же это гораздо лучше, чем вовсе ничего, - девушка сразу повеселела. - Только каким образом мне попросить Эшу об этой услуге? И ты говорила, что сущности ничего не делают просто так. Какой платы он потребует?

- Обычно мы выполняем для духов определенную работу. И платить приходится вперед. Впрочем, феям они готовы помогать и в кредит, так как мы твердо держим свое слово. Но тебе еще рано залезать в такие долги. Ты пока не знаешь, на какие поручения можно подписываться, а каких тебе нужно избегать, как огня.

К счастью, у меня есть кое-что в активе. Даже с учетом того, что именно Хозяин Дорог послал мне тебя, и он обязательно включит это в счет.

- Спасибо, Таша! Если получится это провернуть, у меня сразу будет легче на душе.

- Очень даже получится! – оптимистично заверила Изумрудная. – Сейчас доедим и отправимся, чего тянуть.

- А куда мы пойдем? Я думала, можно обратиться к лоа откуда угодно?

- Это верно. Но призывать духа может быть небезопасно. Не напрягайся так. Для нас-то угрозы нет в любом случае, а вот окружающие могут пострадать. В случае Эшу это маловероятно, но я предпочитаю не оставлять никакого места таким случайностям. Так что лучше отправится из города на природу.

* * *

Столица Флойрума – древний, очень красивый и весьма немаленький город, с учетом эпохи – просто огромный. Феям потребовалось больше двух часов, чтобы выбраться из черты Фловэ на большой пыльный тракт.

Прогулка в обществе Таши была для Кати, как всегда, увлекательной и познавательной. Как и в Москве, и в Питере, Изумрудная знала тут каждый дом, разбиралась в местных архитектурных стилях и зодчих и с удовольствием устроила для подруги небольшую экскурсию.

Только выйдя из города, девушки вновь вернулись к обсуждению предстоящей встречи. Сапфировая немного нервничала.

- То есть, ты хочешь сказать, что это будет не как прошлый раз, когда все произошло у меня в сознании? Мы увидим духа во плоти? Ты же упоминала, что у  них нет физического тела?

- Оно им не нужно на постоянной основе, но они могут создавать его по желанию. В основном, для нашего удобства. Или своего удовольствия. Мы называем это «материальной проекцией», но на самом деле, это точно такое же тело, как твое и мое. Оно может есть, пить и даже заниматься сексом.

- И что, находились… любители?

- В некоторых культурах такие ритуалы практикуют. Впрочем, я не знаю, взаправду ли духи нисходят до этих развлечений, или просто жрецы (и жрицы) перебарщивают с определенными грибочками. Лично я  не советую тебе строить Эшу глазки.

-  Вот уж не собиралась! – Катя возмутилась, но тут же обнаружила, что Таша над ней с серьезным видом пошутила  и теперь довольно хихикает.

- Так вот для чего ты заставила меня тащить все это, - Сапфировая потрясла корзинкой, в которую Таша еще в ковене положила сверток с местными пирожными, кстати, удивительно вкусными, и большую оплетенную бутылку. - А я-то удивилась, с каких пор ты стала настолько предусмотрительной, что запасаешься продуктами в дорогу.

- Да, это угощения от нас. Я не придаю значения ритуалам, но эта часть - просто вежливость, ей нельзя пренебрегать.

- Есть еще какие-то правила, которые следует соблюдать при вызове духа?

Верховная пожала плечами:

- Только самые обычные и естественные. Быть вежливой. Не боятся. Не обещать того, в чем не уверена. Думать, что говоришь. Особенно осторожной быть со своими желаниями. Не обижаться на шутки – у них странное чувство юмора.

- Еще более ненормальное, чем у тебя?

- О, да! Ну, и не врать, конечно.

- То есть совсем-совсем или как обычно? – подмигнула Катя.

- Недоговаривать и использовать расплывчатые формулировки - можно. Но имей в виду – сущности умеют играть словами намного лучше нас. Не следует провоцировать  их продемонстрировать, насколько хорошо они это могут.

- Ясно. А Хозяин Дорог не обидится, что его беспокоят с такой просьбой, поработать почтальоном? Он может счесть это ерундой.

- Такие эмоции, как привязанность и забота, сущностям не свойственны, но они уважают эти чувства в людях. Он поймет, что для тебя это и правда важно. К тому же нам в любом случае уже давно стоило встретиться с ним и поблагодарить.

- Это правда. Мне страшно подумать, как бы я жила сейчас, если бы у меня не было тебя. Ни смысла, ни цели, ни… Ой!

Этот возглас вырвался у девушки, когда Таша без всякого предупреждения  вдруг подхватила подругу и оторвала от земли.

Несколько секунд Катя оторопело смотрела на Изумрудную, которая удерживала ее на руках без малейшего напряжения. Сапфировая уже знала, что Таша намного сильней, чем можно предположить по ее небольшому росту и изящному телосложению. Если во время их постельных забав фее вздумывалось прижать подругу к кровати, вырваться не было совершенно никакой возможности. Впрочем, Таша всегда чувствовала, когда Катя брыкается понарошку, а когда вправду хочет сменить позу и сама захватить контроль, и всегда позволяла ей это.

- Что случилось? – наконец озадаченно спросила Катя, глядя в зеленые глаза подруги.

Таша также внимательно изучила ее лицо, вздохнула, отнесла девушку на несколько шагов в сторону, нежно поцеловала и лишь затем поставила на землю.

- Ты такая невнимательная, любовь моя. Смотри. – Фея вернулась к тому месту, где их путь прервался столь странным образом, и показала крупную пушистую желтую с синим гусеницу, которая деловито переползала дорогу поперек.

- Погляди, какая яркая красавица. А ты на нее чуть не наступила, - сказала Таша с мягкой укоризной. – Ты же не хотела причинить ей вред?

- Конечно, нет! Я ее просто не заметила. Увлеклась разговором.

- Нам нельзя быть такими безалаберными и губить маленьких беззащитных созданий. Да любых, если уж на то пошло. Не важно, сознательно это произошло или случайно, последствия будут неприятными. Не говоря уж, что просто жалко.

Катя виновато развела руками:

- Буду теперь всегда смотреть под ноги. Хотя за тобой, кстати, я этого не замечала. Ты все время вертишь головой по сторонам и на дорогу вовсе не глядишь.

- А мне не нужно. Я и не глядя чувствую все живые существа, начиная от самой мелкой мошки, в радиусе нескольких метров – Изумрудная присела на корточки перед виновницей переполоха и положила ладонь на ее пути. Подозрительно ощупав препятствие, гусеница нашла его безопасным и забралась к Таше на руку.

- Впрочем, гусеничка тоже виновата. Если вот так беззаботно ползать через дорогу, тебя обязательно кто-нибудь раздавит! – с точно таким же огорченным укором, с каким она только что выговаривала подруге, Таша обратилась к пушистой путешественнице, поднеся ладонь к лицу.

Гусеница приподняла переднюю часть тела и помахивала в воздухе грудными ножками, как будто слушала.

- Таш, ты и правда думаешь, что она тебя понимает? – спросила Катя осторожно. Месяц назад разговоры с насекомыми она могла бы охарактеризовать только как чудачества, и это еще в самом  лучшем случае. Теперь девушка уже ни в чем не была  уверена. Если даже отдельные деревья, как выяснилось, вполне способны к настоящему общению…

- Не думаю, что она поняла из моих слов больше, чем обычно извлекаешь из моих лекций ты, - со вздохом сообщила Изумрудная и отправилась в луга, унося гусеницу с тракта в безопасность.

- Таша! Ты невозможная, я тебе уже говорила? – Катя не знала, смеяться ей над шутками подруги или сделать вид, что обиделась. - Не сравнивай меня с гусеницей!

- Почему? Ты тоже очень красивая! – сделала «комплимент» фея.

- Сдаюсь. Твоя язвительность сегодня – это нечто. Я не знаю, как тебе остроумно ответить на это.

- Не обращай внимания, любовь моя. Это я разминаюсь перед встречей с Эшу. Он ценит иронию.

- Спорим, сравнение с гусеницей ему тоже не польстит?

- Тут ты меня уела, Катэ. Не буду спорить. Не хочется проверять.

Потом Таша еще пару минут уговаривала гусеницу перебраться на какой-то листик. Капризное существо уютно свернулось колечком на ладони спасительницы и не хотело покидать ее. В конечном итоге фея просто бережно стряхнула сопротивляющуюся гусеницу на крупный лопух:

- Вот, сиди тут и кушай. Я знаю, ты это любишь. Закукливайся тоже прямо здесь, не ходи больше никуда, ладно? – С такими наставлениями фея рассталась, наконец, с подопечной и девушки смогли продолжить путь.

* * *

Сам вызов лоа оказался на удивление простым и быстрым. Найдя подходящую полянку подальше от дороги, Таша устроила нечто вроде пикника – распаковала корзинку, расстелила плащ и поставила на нем тарелочку со сладостями и бутылку.

Катя с сомнением наблюдала за этими приготовлениями с расстояния в несколько шагов. Ей казалось, что к такому ответственному делу стоило бы подойти как-то посерьезней – может быть, начертить несколько пентаграмм, зажечь свечи? Также неплохо бы посвятить несколько часов углубленной медитации. И, конечно, все это следует производить в мрачном подземелье, а не на жизнерадостной полянке, залитой солнечным светом, под пересвист птичек. Увы, Изумрудная совершенно не собиралась утруждать себя ради того, чтобы соответствовать Катиным представлениям о «правильной магии».

Закончив подготовку, Таша удовлетворенно оглядела дело своих рук, весело подмигнула подруге и радостно возгласила:

- Хозяин Дорог! Приходи! У нас есть пирожные!

Катя не удержалась и хихикнула. Ей ответил легкий смешок из-за спины.

- Привет, Изумрудная. Мне доводилось наблюдать самые причудливые ритуалы, созданные, чтобы привлечь мое внимание. Но так как ты – это не делает никто!

Высокий чернокожий старик в белоснежном смокинге, светлой шляпе и с трубкой в уголке рта неспешно прошествовал по поляне и непринужденно сел прямо на траву, скрестив ноги.

Катя смотрела потрясенно. Так вот он какой, тот, кому она обязана всеми чудесами последнего месяца. Надо признать, выглядит впечатляюще, а самое главное – это исходящее от него, почти зримое, ощущение могущества и мудрости, а также легкий бодрящий запах опасности.

Девушка совершенно непроизвольно склонилась в глубоком поклоне, не зная, что сказать.

- Привет и тебе, Сапфировая, - подмигнул ей дух, открывая бутылку, - Хм. Неплохая отрава. Ты никогда не скупилась на угощение, Изумрудная. Жаль, что ты так давно не обращалась ко мне. Ты что, всерьез обиделась на мою последнюю маленькую шутку?

Таша уселась напротив духа и взяла пирожное. У нее был странное выражение лица, как будто она и рада видеть Эшу, и одновременно недовольна.

- Я никогда не обижаюсь. Но если быть откровенной – а как с тобой по другому? – смешно мне не было. Я так и не поняла юмора ситуации.

- Да ты испортила мне всю хохму, - сказал лоа укоризненно, - весело должно было быть, если бы ты начала разгонять моих собачек. Светлая фея кидается боевыми рунами – я хотел на это посмотреть, это нечастое зрелище даже для бессмертных! А ты не стала.

- Я не могу причинять вред живым существам, ты же знаешь.

- Ну, мои псы не сильно живые. И уж точно - не существа.

Таша пожала плечами.

- Все равно. Я не могла и не хотела вредить даже призрачным гончим.

Катя не выдержала.

- Простите, но не могли бы вы рассказать мне, что это все же была за штука? – жалобно спросила она.

Эшу охотно пустился в объяснения:

- Твоя подружка решительно отвергла одно из моих предложений. Не то, чтобы я всерьез рассерчал, но все же решил ее немного проучить и заодно позабавиться. Натравил на нее дикую охоту - свору моих призрачных псов. Не думал, что они доставят ей серьезные неудобства. Конечно, их нельзя ни во что превращать, как это обычно делают светлые, так как они и сами прекрасно меняют свой облик. В другие миры от них не сбежишь – для них также не существует границ, как и для меня самого.  И невидимость против них не работает – они выслеживают добычу пользуясь нюхом, который не имеет ничего общего с банальными запахами.

Материальное оружие на них тоже не действует, но достаточно несложных боевых рун, чтобы развеять их призрачные тела и вернуть стаю ко мне в руку. Но Изумрудная не стала их применять. Вышло вовсе не смешно.

- Как же ты с ними справилась? – с любопытством спросила Катя подругу. Ее  нисколько не удивило, что Таша поражает своей непредсказуемостью даже лоа.

- Никак, - вздохнула Изумрудная, - я пыталась их успокоить, но ничего не вышло. Они созданы для охоты. У них нет других чувств, к которым можно обратиться. Так что я просто умерла.

- Что?!

- Ну, не всерьез. Только самую капельку. Бросила свое тело и ушла. Потом сделала новое. Несложная, но хлопотная процедура. Требует концентрации. Чуть-чуть отвлечешься, и нос уползает на затылок.

Катя таращилась на подругу потрясенно и молчала. Таша продолжила:

- Я же тебя объясняла, еще в самом начале. Феи – переходный тип между существами и сущностями. Физическое тело значит для нас не так мало, как для Эшу и его родичей. Но и нет много, как для людей. Его уничтожение для нас вовсе не смертельно. По-настоящему убить фею - гораздо сложней.

- Но все-таки, ты на меня надулась, - пробурчал Хозяин Дорог, - и не призывала несколько дюжин лет.

- После этой истории я до сих пор не могу заставить себя по-настоящему полюбить собак, - пожаловалась Таша. - А это не дело. Я фея весны. Все живые существа должны быть мне симпатичны – и отвечать взаимностью!

- Ты снимаешь любую фобию одним взглядом, - возразил Эшу. - Неужели вылечить себя саму настолько сложней?

- У меня нет страха перед псами. Но и любви к ним больше нет.

- Ну, - пробурчал дух, - надеюсь, ты не ждешь от меня извинений?

- Нет, конечно, - к Таше вернулось оптимистичное настроение, она даже тихонько рассмеялась, - Зачем же ждать, если я их уже получила? Благодарю тебя, Властелин Перекрестков, за твой чудесный подарок!

Фея встала и низко, без всякого ерничества, поклонилась.

Катя сообразила, что этим «подарком» и одновременно знаком примирения от своенравного лоа стала она сама, и присоединилась к благодарностям:

- Я тоже тебе очень признательна, Хозяин Дорог!

«Этот дух, конечно, совершенно кошмарный. Гораздо опасней, чем я думала. Но он познакомил нас с Ташей. Это искупает все».

Эшу ухмыльнулся, затягиваясь из своей неизменной трубки:

- Я не Санта-Клаус. Вы обе заплатили за это. Ты, - дух указал трубкой на Катю, - дала обещание. И сдержала его. Твоя вера, восхищение, и даже страх передо мной – о, эти эмоции кое-что стоят. Надеюсь, мы еще поработаем с тобой в будущем.

Ну, а у тебя, Изумрудная, на счету было достаточно заслуг передо мной. Я ничего не забываю.

- Надеюсь, там еще что-нибудь осталось, у меня на балансе? – спросила Таша с улыбкой. - Я как раз собиралась попросить тебя о маленьком одолжении.

Эшу глубоко затянулся, что-то прикидывая. Кате было ужасно интересно, какие именно поручения для этого мрачного типа выполняла ее любимая и по какому загадочному курсу он сводит свой мистический приход и расход.

- Я исполню еще пару небольших просьб, прежде чем твой лимит моего расположения будет исчерпан. - С неохотой сообщил лоа после раздумья.

- Отлично! Вот одна из них: надо послать сообщение родителям Катэ с ее телефона, оставшегося в ее родном мире, - и Таша продиктовала текст.

Катя затаила дыхание, но вопреки ее опасению Эшу не удивился и не возмутился. Вероятно, его просили и о гораздо более странных вещах, сообразила девушка.

- Это Сапфировой нужно, - таким было единственное его замечание. - И она могла бы заплатить и сама.

- Нет, - твердо возразила Таша. – Ей еще рано. Платить буду я.

- Хорошо, - Хозяин Дорог равнодушно махнул рукой. – Сделано.

- Так просто? – не удержалась от изумленного восклицания Катя, поймала предостерегающий взгляд подруги и поспешила исправиться:

- Я не ставлю под сомнения твои слова, Господин Границ и Перекрестков, но поражена твоим могуществом. Прости.

Духи читают в сердцах, поэтому их сложно купить притворной лестью, но на искреннее восхищение они также падки, как и все остальные.

Слова девушки пришлись лоа по вкусу.

- Обращайся в любое время, Сапфировая! И слишком-то уж меня не бойся. Особенности фейских путей мне известны. Я не попрошу того, что приведет тебя к погибели. Разбрасываться такими перспективными клиентами было бы нерационально.

Катя предпочла не отвечать, только в очередной раз поклонилась. Это заверение вовсе не развеяло ее сомнения. Раз Таша считает, что ей пока еще опасно напрямую обращаться к сущностям, значит, так оно и есть.

- Какие-нибудь еще просьбы?

- Нет, благодарю. Я предпочту оставить одно одолжение про запас. А у тебя нет какой-нибудь работы?

- Есть. И как раз по твоей части. Демон. Зен-фин Ан Ур Куурат. Исполнитель желаний пятого ранга. Призван в это мир.  Нужно обезвредить, не причиняя ему зла и не изгоняя. Как тебе такая работенка? Я высоко оценю выполнение этого поручения.

Катя заволновалась. Предложенное Эшу задание выглядело очевидно невыполнимым. А вот Таша, напротив, явно обрадовалась.

- Исполнитель желаний? Супер! Редко выпадает такая халява. Я берусь за это дельце.

- Не сомневался в этом, - усмехнулся Хозяин Дорог. – Что ж, пирожные кончились, а вино я заберу с собой.

Напоследок один вопрос. Все-таки, почему ты призвала меня? Твою пустячную просьбу могла выполнить и Госпожа Луны, и Хозяйка Весны, и даже Повелительница Кошек. И мне известно, что тебе гораздо проще работать с любой из них. Тем более после этого досадного недоразумения с гончими. Почему я?

- Я должна была выразить признательность за встречу с Катэ.

Эшу нахмурился, и в его голосе впервые за разговор прозвучала нотка угрозы.

- Осторожней, Изумрудная! Ты не соврала, но прошла по краю лжи. Назови мне истинную причину.

Таша вздохнула, несколько секунд разглядывала перстни на своих тонких пальцах и в итоге смущенно призналась:

- Да я просто соскучилась по тебе. Конечно, ты ужасный. И та подлянка, что ты мне устроил – это дурной тон, как не крути. Не ожидала от тебя такого!

Но все равно, я испытываю к тебе слишком большую симпатию, чтобы отказаться от общения из-за подобной мелочи. У меня не так много друзей.

Эшу только развел руками, посмотрел на Катю и сказал, обращаясь исключительно к ней:

- Она такая одна. Береги ее.

И исчез.

+3

118

Кристин, вот и вторая любовь Таши объявилась... надеюсь, она не разлучит их с Катэ...

+2

119

Спасибо за отзыв, Koveshnikov

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

надеюсь, она не разлучит их с Катэ...


Не хочу спойлерить, но что не разлучит - это я могу вам твердо обещать.

+2

120

Кристин, я чувствовал своим кошачьим чутьем... в конце концов, обе бывшие по большому счету предали Ташу...

Отредактировано Koveshnikov (16.01.17 20:53:06)

+2


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)