Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)


Разноцветные феи (фэнтези)

Сообщений 81 страница 100 из 127

81

Kristi N, зачем это по рукам себя бить?)качественно прописанные эротические сцены всегда в  почете)).Прикольные лошадки вышли)).. и про стрекозу не забудьте)).

+4

82

Kristi N
А можно две редакции для фей и не фей )))

+2

83

Кристин, не мешайте себе писать, как идет... у Вас все правильно идет... а Вы портите книгу своей цензурой...

+3

84

Цензура нужна. В том числе и авторская.
Только порой страшно вам помещать и с нампченного пути своими мыслями сбить..

Поэтому тихонечко ждем продолжения.
Просто пишите и дарите нам свой фантазийный мир!

+3

85

Спасибо всем за ваши мысли и мнения. Не переживайте, сбить меня сложно. То, что я считаю нужным и важным сказать, в любом случае будет написано, даже если это никому не понравится :)
Но в вещах не ключевых я очень даже готова выслушать советы и пожелания. То, что иногда называют "фансервис" , я лично считаю неплохой вещью,  ^^ если это не идет в разрез с основным сюжетом и духом произведения. В общем, я не обещаю все учесть, но я, как минимум, обдумываю все предложения.

Сегодня выложу две главы, первая из них, может быть, немного нудная, как и сам ее герой, вы уж простите. Надеюсь, вторая вам это компенсирует :)

+2

86

Глава 26

Частный мир без номера
Время – закат Большого.
Какой-то пляж.

Лахар и Алая

Лахар поднялся на ноги, отряхнул песок с брюк и последовал за загадочной незнакомкой с красными волосами. Через пару десятков шагов она наклонилась, чтобы подобрать с земли свое ужасное оружие, которое валялось, небрежно брошенное там, где песчанный пляж переходил в странный лес.

Аналитик поежился, когда увидел предмет, которым ему отсекли голову, и тут же мысленно выругал себя. Подобные рефлекторные реакции не позволительны для разумного человека. Он уже пришел к выводу, что опасность в данный момент находится на минимальном уровне. Воскрешать его, чтобы тут же снова убить, когда он согласился на нее работать,  было совершенно нелогичным. Алая явно руководствовалась в своей деятельности вполне разумными мотивами, пусть и не всегда понятными на первый взгляд. Что же тогда вздрагивать?

Преодолеть иррациональную фобию помогут знания. Задавать вопросы, кажется, не запрещалось.

- Расскажи, что это за коса?

- Это не коса. Это оружие называется «секира Балрога».

Лахару казалось, что секира выглядит абсолютно иначе. Однако, существу, которое так лихо умеет обращаться с этой штукой, видней.

- А кто такой Балрог?

- Демон третьего ранга. Был.

- И что с ним сталось?

- Мне понадобилось его оружие.

Алая отвечала скупо и мрачным тоном, но какую-то информацию все же выдавала и заткнуться пока не приказывала. Большой плюс по сравнению с многими Решающими, которых Лахару доводилось знать. Этим надо пользоваться.

- Как называется этот мир?

- Никак, - пожала плечами новая начальница Лахара, - я называю его просто «дом». А больше про него никому не известно.

- Хм. А эта местность имеет какое-то название?

- Я не любительница присваивать имена. Впрочем, я назвала местные солнышки. Пожалуй, это и все, что здесь имеет собственное имя.

- Интересно. И как же они называются?

- Вот то, - Алая махнула «секирой Балрога» в сторону огромного малинового солнца, которое, все же, явно стремилось закатиться за горизонт, - Большое. А другое – Маленькое.

- Потрясающе. Логично, просто, а главное – оригинально, – пробормотал аналитик и удостоился хмурого, недружелюбного взгляда.

- Не нравится – назови лучше. Только избавь меня от этой чепухи, ладно? Лучше скажи, что ты думаешь об этом мире? Мне кажется, у тебя было достаточно времени, чтобы собрать информацию. 

Проверка. Ну что ж. Тиан произвел предварительный анализ. Сам Лахар тоже пришел к кое-каким выводам. Ему есть, что сказать.

- Ты любишь одиночество, правда? Я имею в виду, тут ведь не только людей нет. Тут и животных не видно. Ни одной птицы не пролетело. И такая тишина - только ветви деревьев шумят. Я городской человек, но даже я знаю, что в нормальном лесу так не бывает.

Лахар с любопытством рассматривал окружающее. Очень странный лес. Крупные мощные деревья, гладкие стволы, как будто вовсе без коры. Интересные ветки. Листва мелкая, очень разветвленная. Да и не листья это вовсе, пожалуй. Травы нет. Много разного мха и кое-где торчат странные палки с шишками на концах. Почему-то все это ассоциируется с болотом, хотя почва твердая. Лахар никогда специально не интересовался палеоботаникой, но кое-какие данные об этом в тиане имелись. Информации вполне достаточно для обоснованного заключения.

- Эта планета находится на ранней стадии развития. Растительность очень примитивная, а животные, кажется, еще и вовсе не вышли на сушу.

Предполагаю, что исторический период здесь примерно соответствует среднему девону. До появления местной разумной жизни еще триста – четыреста миллионов лет. Я имею в виду, наших - одна Четырехкрылая знает, сколько тут длятся годы.

- Весьма недурно, - Алая одобрительно кинула, - все твои выводы верны. Мне даже нечего добавить. А ведь это совершенно не твоя область знаний.

- Ты права, я никогда не занимался ботаникой и палеонтологией. Моя специализация, как и большинства наших Анализирующих – социальные отношения.

- Мне это известно. Именно поэтому я тебя и выбрала.

- Но какая может быть социология и политика в мире, где нет людей и вообще разумных?

- Это просто спокойная база, где нас ничто не отвлечет и не потревожит. А изучать ты будешь совсем другой мир. Верней, несколько.

* * *

Алая привела своего нового сотрудника к небольшому домику, затерянному в лесу. Увидев его, Лахар испытал недоумение и даже некоторое недовольство. Всего один ярус, на что это похоже? Даже последние бедняки так не живут. А уж такое могущественное существо в своем собственном мире явно могло бы сотворить жилье поуютней.

Однако внутри он сразу изменил свое мнение. Нет, тут не было каких-то подземных этажей или чудесным образом свернутых пространств. Внутри его новое обиталище было нисколько не просторней, чем казалось снаружи. Однако планировка была очень практичной и удобной. Дверь вела в большую, светлую комнату. Посередине – красивый стол и два кресла. Очевидно, предполагалось, что именно здесь будут собираться для рабочих совещаний все, то есть оба, обитателя этого мира. Платяной шкаф. Еще один большой комод. Лахар заглянул в оба. В первом висел небольшой ассортимент одежды на разную погоду. Все – вполне в его вкусе и наверняка – по размеру. Немного, но он никогда не был особым модником. К тому же, перед кем тут красоваться?

Второй шкаф разделялся на два отделения. В одном из них хранились чашки, тарелки и прочая кухонная утварь. В другом – стояло несколько блюд с различной снедью, прозрачные графины с напитками. Лахар с удовольствием втянул носом аромат печеных яиц змеи шурх – его любимое лакомство.

- Ешь когда захочешь, сейчас или потом, - объяснила Алая, - в этом шкафу ничего никогда не портится. Но на столе забывать остатки не советую – стухнет, как ей и положено. Новая еда будет постепенно появляться  здесь же, на этой полке. Твои привычные блюда, и для разнообразия - кушанья из других миров. Пробуй, выбирай что понравится. Если захочешь чего-то конкретного – просто скажи вслух. На следующий день увидишь это здесь, в шкафу.

- Удобно, - прокомментировал Лахар.

- Все сделано, что минимально отвлекать тебя от работы бытовой ерундой. Грязную посуду ставь туда же, она исчезнет, появится новая, чистая. Ладно,  это все мелочи. Пошли в твой кабинет.

Рабочее место Лахару понравилось с первого взгляда. Небольшая уютная комнатка, удивительно напоминавшая его покои в башне Четырехкрылой. Ничего лишнего. Большое панорамное окно открывало вид на лес. Плотные шторы позволяли, при желании, отгородиться от света. По углам – подставки с крупными, витыми свечами.

- Кокоро, твой любимый запах, - подтвердила его догадку Алая. - Кстати, тебе известно, что от него со временем глохнут?

- Все «тяжелые» ароматы имеют побочные эффекты, - пожал плечами Лахар, - но это же не запах из группы запретных, значит они не так уж опасны. Даже при ежедневном употреблении кокоро падение слуха более чем на двадцать процентов наблюдалось лишь  у одной трети реципиентов, и то, при условии регулярного вдыхании аромата на протяжении более чем…

- Хорошо, хорошо! Не грузи меня этой чертовой статистикой! Я просто хотела сказать, что тебе это в любом случае не грозит, так что нюхай, сколько влезет. Я знаю, что тебе это нужно, что башка лучше соображала.

Новые свечи будешь брать в шкафу в гостиной. Они там появятся по мере надобности.

Как тебе клиния? Я знаю, ты предпочитаешь работать лежа.

- Отлично, - честно признался Лахар, - выглядит очень удобной.

- Она такая и есть, можешь мне поверить.

- Благодарю, рабочее место выглядит привычно и продуманно. У меня только один вопрос. Что это за стекло на потолке над клинией?

- Это экран. Именно там будут появляться данные, которые тебе нужны. Обитатели того мира, к изучению которого ты приступаешь, разработали собственные устройства для хранения, обработки и обмена информацией. Они отдаленно похожи на твой тиан, только не такие портативные. Я долго думала, как привычным для тебя образом наладить твою работу с этими устройствами. Видишь ли, у них все данные появляются на таких вот экранах, в визуальном, и нередко - еще и звуковом формате. А управление осуществляется через специальные устройства. Чтобы тебе не пришлось изучать их, я наладила связь между твоим тианом и их компьютером. Так что команды ты будешь отдавать через кристалл, привычным тебе образом.

Лахар нахмурился, видя такое технологическое несовершенство:

– Хм. Зачем все это, не проще ли было просто скачать всю информацию в мой тиан?

- А ты не хмыкай так скептически. Да, их компьютеры уступают вашим тианам в удобстве пользования и миниатюризации. Прямой мысленный интерфейс они пока не создали, но, признаем честно, вы бы тоже не разработали ничего подобного без помощи ваших богов.

Зато их машины намного превосходят ваши кристаллы в вычислительной мощности. А главное, что все они соединены в единую сеть. И этот, который я притащила сюда для тебя – тоже. Было не так-то легко наладить подключение к другому миру, но я справилась. Так что ты можешь получить доступ к постоянно изменяющей информации, в реальном времени.

Лахар замер, осмысливая концепцию. Тианы умели работать друг с другом, обмениваясь информацией по узконаправленному лучу, но лишь на небольшом расстоянии и недолго. Представить себе несколько десятков, а может быть сотен тианов, соединенных в постоянно действующую сеть… Это открывало совершенно новые возможности. Приходилось признать, что кое в чем неведомые иномиряне обошли монахов Великой Дюжины.

- И сколько же таких... компьютеров в этой сети?

- Понятия не имею. Миллионы? Десятки миллионов? Скорей всего, уже сотни. Ну, если тебе интересно, ты найдешь эту цифру там – Алая кинула на экран, - Среди всего прочего.

- ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ?

- Ну, я же обещала тебе доступ к объему информации, который ты не можешь представить?

- Да, и я подумал, что ты преувеличила. Оказалось, нет. Такое я действительно не мог вообразить. Итак, - Лахар потер руки в предвкушении, - какие будут задачи?

- Пока осваивайся с этой системой и знакомься с их миром. Первое задание будет  простым. Мне нужен твой прогноз, сколько тот мир еще просуществует. И какова наиболее вероятная причина его гибели.

Аналитик лишь слегка поднял бровь:

- Под гибелью подразумевается полное уничтожение?

- В том числе. Более точный критерий - прекращение существования цивилизации в глобальном, общемировом масштабе, и вымирание более девяноста девяти процентов разумных особей.

- Внешние или внутренние факторы риска?

- И те и другие, но сосредоточься на внутренних. Я думаю, дюжину дней тебе хватит не первоначальную оценку? Когда будут результаты или если возникнут вопросы, просто позови меня. Вслух. Но постарайся не дергать по ерунде. Ты угадал правильно, я очень люблю и ценю одиночество,  - с этими словами Алая исчезла.

Оттягивая сладкий миг погружения в работу, Лахар еще раз обошел свои новые владения, обнаружив малозаметную дверь в приятную купальню с бассейном черного мрамора. Такой роскоши у него не было даже в Ни-Иссоне. Аналитик подкрепился печеными змеиными яйцами, чтоб потом лишний раз не отрываться, задернул шторы, зажег свечи и с довольным вздохом устроился на клинии:

- Итак, приступим.

* * *

Лахар затруднялся сказать, сколько прошло дней на той планете, где он пребывал физически. Большое и Маленькое сменяли друг друга на небосводе по странному графику, зачастую они наблюдались одновременно. Вычислить закономерности было не сложно, но Лахару не хватало времени на наблюдения за светилами. Все его мысли были в том мире, информация из которого лилась к нему широким потоком через компьютер и тиан. По тому времени он и жил, благо количество часов в сутках и их примерная продолжительность не отличались от привычного аналитику.

Через неделю тамошнего времени Лахар решил, что пора обсудить полученные данные и выводы, к которым он пришел.

- Алая? – позвал он негромко. Начальница появилась практически моментально, материализовавшись в одном из кресел гостиной, напротив Лахара. Казалось, все это время она ждала этого мига. Ее облик нисколько не изменился с момента последней встречи, правда, секиру Балрога она с собой не прихватила. Это внушало надежду, что, независимо от результатов беседы, отрубать голову ему на этот раз не будут.

- Привет! – бросила красноволосая и потянулась к вазе с конфетами. Лахар и сам за последние дни пристрастился к этим сладким коричневым штучкам. Ему казалось, что они помогают думать не хуже кокоро. Вроде бы, у Алой сегодня неплохое настроение.

- У тебя уже есть, что сказать по заданию? Или появились вопросы?

Лахар, разумеется, неплохо продумал свой доклад. Самое неприятное он решил изложить первым делом:

- Я пришел к выводу, что поставленная задача не может быть разрешена доступными средствами.

Алая не выглядела удивленной или расстроенной.

- Интересно, почему? Объяснишь?

- Разумеется. Я проанализировал общественное устройство и историю мира «Земля». Исходя из имеющейся информации,  гибель существующей в данный момент цивилизации в течение следующего столетия представляется весьма вероятной.

Прогноз только лишь по одному фактору риска - «мировая война между ведущими державами с тотальным применением оружия массового уничтожения» оставляет тому миру очень мало шансов. Более сорока двух процентов на то, что такое событие произойдет уже в 2014 году по местному летоисчислению, еще шестьдесят процентов на то, что это случится в 2026. Далее высчитать точные даты становится сложней. В целом шансы уничтожения Земли в результате ядерной войны в течение следующих пятидесяти лет составляют девяносто шесть и семь десятых процента.

Алая не казалась хоть сколько-то огорченной:

- Ну, вот он и искомый ответ, не так ли? Почему же задача не разрешима?

- Потому что, применяя данный подход ретроспективно, мы находим, что более чем пятидесятипроцентная вероятность глобального атомного конфликта существовала также в 2006, 1994 и 1962 годах, причем в последнем случае катастрофа была фактически неизбежной, вероятность мирного урегулирования составляла тогда лишь около двух процентов.

Оценивая также более ранние события, например такие, как возможность получения Германией ядерного оружия до 1945 года, я пришел к выводу, что  человеческая цивилизация в том мире должна была погибнуть уже в прошлом столетии. Однако мы видим, что этого не произошло.

Единственный вывод, объясняющий произошедшее – в события на Земле регулярно вмешивается недокументированный фактор. Не имея информации о природе этого воздействия, я не могу спрогнозировать, будет ли он действовать и дальше и с какой эффективностью.

Алая улыбнулась:

- Отличная работа. С тестовым заданием ты справился прекрасно. А теперь я тебе кое-что объясню про этот неведомый людям фактор. Есть силы, заинтересованные в уничтожении мира Земля и еще нескольких. А есть те, кто их защищает.

- Я ожидал чего-то в этом роде. И больше всего меня сейчас занимает вопрос: какую позицию в этом противостоянии занимаешь ты?

Девушка с красными волосами вздохнула. Ее довольное настроение внезапно исчезло:

- Так получилось, что мне довелось поиграть за обе стороны.

+3

87

Глава 27.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 6:15
Флойрум, северный тракт

Таша и компания

Феи проснулись рано. Одевшись, Таша подошла к прогоревшему костру. Катя, зевая, последовала за ней. Рядом с кострищем обнаружился многослойный бутерброд из плаща, Лэнды, Хсэни, и еще одного плаща в качестве подстилки.

- Интересно, у нас с тобой тоже такой довольный вид, когда мы спим обнявшись?  - поинтересовалась Сапфировая.

- Вероятно, да, - хихикнула Таша.

- Ну, по крайней мере, я тебя вот так не придавливаю сверху. Цени!

- Это тебе так кажется! – возразила Изумрудная, - ты тоже обожаешь положить на меня сначала голень, затем бедро, а потом и целиком залезть. И все это – не просыпаясь! Хорошо, что я прочная. А еще, во сне ты часто пытаешься запихать меня куда-то себе под мышку, хотя я вовсе не такая маленькая, чтоб там поместиться!

- Вот это уж явно клевета! – возмутилась Катя, - а еще говорят, что феи не врут!

- Не шуми. Девочек разбудишь. А им не помешает еще поспать. Денек вчера у них был нелегкий. И они люди, им требуется больше времени для отдыха.

Феи отошли в сторонку и уселись на травке ждать пробуждения спутниц.

- Кстати, Таша, я так вчера и не поняла до конца, что это за история со словом, которое ты дала? И почему тебе вдруг так приспичило лететь в этот мир и решать здешние проблемы. Какая-то Брианна, война.. Я думала, тебе нет особого дела до человеческих разборок?

- В том  и беда, что это не чисто людские дела. Брианна – фея. Темная верховная. Обожает воевать. Захватила власть в соседней стране, и сейчас собирается двигаться дальше. В первую очередь сюда, во Флойрум. Вот меня и вызвали на помощь. А я дала слово, так что придется что-то придумывать.

- А почему именно тебя? Я думала, тут полно фей. А ты даже не высшая. Что ты можешь сделать против верховной?

- Ну, посмотрим. Глядишь, что-нибудь и смогу, - Таша ловко уклонилась от ответа и тут же перевела разговор на другое:

- Диэна Шэтто, бабушка этой белокурой девчонки, была моей подругой. Одной из тех двоих, про которых я тебе говорила. Когда мы расставались, я поклялась, что помогу ей, если понадобится. Но я знала, что она сама никогда не призовет меня – она была слишком упертая, почти как ты. И вдобавок еще и гордая. Ты хоть этим не страдаешь. Поэтому я сделала так, чтобы к моей помощи могли обратиться ее потомки. Только женского пола, конечно. У мужиков могут быть очень странные идеи насчет желаний, которые я выполнять вовсе не собиралась.

- Подожди, подожди. Ты сказала, что обе твоих любовницы умерли. А теперь получается, вы просто расстались?

- Я сказала правду - Диэна умерла. Хотя также верно то, что мы расстались до этого.  Она, видишь ли, не хотела становиться феей. Ей нужна была нормальная, признаваемая в человеческом обществе семья, и дети. Я не могла ей этого дать, - грустно пояснила Таша, - поэтому она велела мне оставить ее в покое. Я огорчилась и ушла на Землю. Мне не хотелось видеть, как она будет стареть и в итоге умрет.

- Да уж, - хмуро проговорила Катя, - я удержусь от желания сказать, что я думаю по поводу этой Диэны, только из уважения к твоим чувствам. Но если ты ее так любила, неужели ты не могла ее как-то остановить?

- Каким образом?

- Ну, не знаю. Гипноз, внушение, наверняка ведь ты можешь что-то в этом духе?

- Катэ! Никогда даже не думай об этом! Такие вещи категорически запрещены, не только мне, а вообще всем. Влиять на чужой разум – это самая-самая большая ошибка, которую ты только можешь сделать. Для темных фей зачастую допустимы убийства, угрозы, принуждение – но напрямую вмешиваться в процесс принятия решения нельзя и им. Последствия будут такие, что мало не покажется. Пара тысячелетий в роли дождевого червя - и можешь еще считать, что легко отделалась.

Да что там феи! Демоны, лоа, драконы, боги, даже сам Создатель – свободу воли разумных существ уважают все. Это единственное, на что нельзя посягать никому. Путь каждый выбирает сам. Запомни это, пожалуйста.

- Ладно, не горячись. Я и сама почувствовала, что ляпнула что-то не то. Но хорошо, что ты мне это разъяснила в такой категоричной форме. Буду знать теперь.

Девушки помолчали.

- Таша! Я кушать хочу, - внезапно заявила Катя, - мы уже почти сутки не ели!

Изумрудная  вздохнула.

- Ну, где я тебе еду возьму? Потерпишь до Фловэ? До портала осталось немного.

- Шесть километров? На голодный желудок это очень даже немало! И девочки сейчас проснутся, тоже голодные. Неужели ты ничего не можешь сделать?

- Вообще-то, могу. Но я уже разучилась. Да и не люблю я такую грубую магию. Ну, ладно, попробуем.

Таша мрачно уставилась на траву перед собой, потом повела ладонью и на полянке появился огромный расписанный подсолнухами палехский поднос, а на нем две чашки кофе - одно с молоком, другое без, два стакана с каким-то пахнущим ягодами напитком, большой йогурт, четыре вареных яйца, бутерброды с красной икрой и колбасой, а также  большая тарелка с каким-то желтыми корявыми палочками, отдаленно похожими на картофель фри.

Ух ты! – восхитилась Катя, - а потом осторожно спросила:

- Это все настоящее или иллюзия?

- По большому счету, все на свете иллюзия. Той или иной степени достоверности. Но с практической точки зрения, все это такое же реальное, как твой нос. Ешь, не бойся.

Катю не надо было уговаривать. Она схватила в одну руку бутерброд с икрой, в другую чашку с кофе, и очень жалела, что у нее нет еще и третьей руки, чтобы прихватить яичко или  йогурт. У нее были сильные подозрения, что на аппетитные ароматы сейчас прибежит много желающих. Девушка не ошиблась.

Буквально через пару минут к подносу походкой зомби приковыляла заспанная Хсэни. Кажется, до конца открыть глаза для журналистки была проблемой, и она шла в основном по запаху. Только сев рядом с феями и отхлебнув ягодный напиток, журналистка, кажется, наконец, пришла в сознание:

- Ой, настойка прям как в «Гиппогрифе». И мои любимые сырные феники! Откуда тут все это? Да, и доброе утро всем!

- Кто сказал феники? – от костра послышался возглас Лэнды, и через несколько мгновений появилась и она сама.

- Я носок потеряла, - пожаловалась сборщица в ответ на дружное «доброе утро!». Впрочем, боль этой тяжкой утраты не помешала ей набрать полную горсть феников.

- Я не брала, - отреклась Хсэни, - наверняка наши феи похитили его для каких-то зловещих ритуалов!

- Угу, и мой бедный носочек превратится во что-то еще более кошмарное, чем вчерашние прыгушки. Отдавайте лучше по-хорошему! С Безопасностью лучше не ссорится!

- Ты уронила его в костер, вот и все, – вынесла вердикт Таша, - я видела в золе остатки чего-то похожего. Я даже решила, что ты бросила его туда специально, чтобы запах отпугнул опасных хищников.

Катя и Хсэни захихикали. Лэнда угрюмо перевела взгляд на подругу:

– Значит, это твоя вина. Вовсе не обязательно было вчера раскидывать мою одежду!

- Сама-то! – возмутилась баронетта, - Знаешь, где я нашла свои трусики? На каком-то кусте! И я подозреваю, что пыль с него никто никогда не смахивал. А тебе известно, сколько стоит мое белье? Я, пожалуй, выставлю счет императору за эти издержки, которые я понесла, выполняя задание Безопасности!

Так, дурачась и обмениваясь подколками, девушки позавтракали. Катя с некоторой опаской попробовала феники и нашла их весьма съедобными. Местные, со своей стороны, по достоинству оценили икру и докторскую колбасу. В этом мире такого не было. Единственным универсальным продуктом, знакомым всем, оказались куриные яйца.

После плотного завтрака прогулка до портала далась легко. В этом мире Таша не испытала никаких затруднений, чтобы открыть проход для четырех персон, двое из которых были людьми. Катя прошла через магическую дверь с уверенностью опытной путешественницы. Хсэни заробела, но Лэнда схватила ее за руку и утянула вслед за феями.

Компания оказалась среди деревьев и аккуратных клумб. Невдалеке виднелись какие-то красивые здания.

- Где мы? – поинтересовалась Хсэни, оглядываясь.

- Не узнаешь? Это же Центральный Императорский сад! Вон в ту сторону – выход на Парадный бульвар. Ну, я побежала на доклад? – Лэнде явно не терпелось похвалиться успехами перед шефом.

- А я, пожалуй, домой, отсыпаться. Я столько пережила. И сегодня ночью мне так толком и не дали поспать! Кстати, - Лэнда слегка смутилась, но все же закончила, - может ты заглянешь ко мне, после того, как разберешься с делами? Расскажешь, что тебе разрешат…

- Ну, если меня не припашут на очередное срочное дело… - с сомнением пробормотала сборщица. - Но если даже меня завалят по уши, я все равно обязательно к тебе выберусь, только, может, не сразу.

Оглянувшись на фей, которые и не подумали деликатно отворачиваться, и, решив, что этих можно не стесняться, Лэнда чмокнула зардевшуюся журналистку в губы и торопливо зашагала в сторону Парадного бульвара.

Баронетта распрощалась с Ташей и Катей, отмахнув указательным пальцем вниз, и побрела ловить экипаж. Верховой езды, пеших странствий и, особенно, прыгушков, ей за эти дни хватило с лихвой.

- Симпатичная парочка, - прокомментировала Катя, глядя вслед новым знакомым, - Они мне понравились. То есть не в этом смысле, ты не подумай…

- Можешь не объяснять. Во-первых, я всегда знаю, что ты чувствуешь. Во-вторых,  такая эмоция, как ревность, мне абсолютно чужда. Имей это в виду. Если тебе когда-нибудь кого-нибудь очень захочется, я тебе заранее разрешаю.

- Ух, Таша. Я даже не знаю, мне восхищаться твоим бескорыстием или обижаться?

- А это с чего бы?

- Ну, такое отсутствие ревности даже смахивает на равнодушие…

- Пффф! Я просто твердо знаю, что мы с тобой связаны навечно, Катэ. И у меня нет сомнений в твоей любви. Мне не нужно в нее верить – я просто ее чувствую, каждый миг. На этом фоне беспокоится из-за каких-то мелких развлечений – просто несерьезно.

- Ну, не знаю… Мне не нужен никто, кроме тебя. И я лично не готова тебя ни с кем делить, даже если это мимолетная интрижка. Ты уж тоже имей это в виду, пожалуйста.

- Не беспокойся. Я никогда не огорчу тебя.

- Не сомневалась насчет этого. Ну, а мы куда направимся?

- Мы? Нам пока не нужно никуда идти. Подождем здесь. Те, кому надо, сами придут. Вот тут за деревом, я помню, была отличная скамеечка. Ага, она все еще на месте, это приятно. Вот тут и посидим, полюбуемся на цветочки. Наша гостья сильно не задержится.

- А кого мы ждем?

- Нынешнюю верховную фею.

* * *

В этот раз весенний ветер не просто прошелестел где-то вдалеке. Он ворвался в кабинет Анири и бесцеремонно разметал бумаги. Он пел, смеялся и шалил.

- Да что же это такое?! – Серебристая с досадой хлопнула ладонью по столу, - Это все-таки ты!

Ну вот как так можно. Сперва она уходит, мимоходом попрощавшись, и без предупреждения взваливает все на тебя – дела, ответственность, бремя власти. А потом точно также неожиданно возвращается. И что она думает? Что ее тут ждут? Что без нее никто не мог обойтись, все эти годы? Нет, ну и бесцеремонность! Ничего, Анири найдет, что ей сказать!

Конечно, драться они не будут. Это смешно подумать. Светлые не сражаются, тем более за власть… Это был бы полный абсурд. Но уг-лик все-таки стоит захватить. Просто для солидности. Чтобы напомнить, кто здесь верховная фея. А кто приперся незваный, непонятно зачем.

Анири взяла из угла свой уг-лик – массивный, выше человеческого роста  серебряный посох с крупным розовым камнем в навершии. Посмотрела в зеркало, поправила сложную прическу и осталась удовлетворена увиденным. Она выглядела уверенной, строгой и решительной, как и подобает верховной.

Шествуя по коридору ковена, Серебристая то и дело ловила на себе взгляды фей – любопытные, озадаченные, смущенные. Конечно, даже последняя нювка почувствовала что-то. Такая сила и так близко! А все более-менее опытные сестры поняли, что это значит. Именно поэтому лучше поговорить как можно быстрей. Объясниться еще до того, как она придет сюда и начнет мутить воду и сбивать всех с толку. О, Анири слишком хорошо знает ее. Достаточно дня, чтобы она устроила тут такой переполох, потом за дюжину лет не разгребешь последствия. Весь механизм, система, налаженный порядок – все пойдет кувырком. Нет, этого допустить нельзя.

* * *

Ждать, и правда, пришлось совсем недолго. Кате показалось, что прошло минут пятнадцать, и на уютную полянку, со всех сторон окруженную деревьями, где они с Ташей устроились на скамейке, вошла высокая, статная, шикарно одетая женщина с серебристыми волосами, уложенными в высокую прическу, скрепленную диадемой. На вид ей было около сорока. Властная походка, строгий взгляд, огромный сверкающий посох, роскошные серьги в ушах - все выдавало особу очень высокого статуса. От нее ощутимо веяло могуществом.

Верховная шагнула к Таше, глядя прямо на нее. Катя не удостоилась даже мимолетного взгляда. Сапфировой стало как-то не по себе. Не похоже, чтобы эта фея была настроена дружелюбно.

- Изумрудная Таша! Приветствую тебя в моем городе…  – начала Серебристая продуманную речь и вдруг осеклась.

Таша смотрела на нее в натуральном ужасе. Ее губы дрожали, щеки побледнели, а глаза были полны страха, печали и… сострадания.

- Анири, - прошептала Изумрудная, - Что… - голос отказал ей, и она начала снова. - Что ты с собой сделала?

- В смысле? – Вот так всегда. Таша умеет первой же фразой сбить с мысли и с толку. Но все же, почему она так напугана? Ведь не может она впасть в трепет при виде могущества верховной? Как не крути, на нее это никак не похоже.

- «Ты знаешь, что она имеет в виду. Ты всегда знала, но не хотела понимать. Но теперь тебе придется открыть на это глаза». - Это прошептал внутренний голос.

- Ты выглядишь как… герцогиня какая-нибудь. Или глава крупной фирмы… Или банкирша, извини, пожалуйста. Как ты дошла до этого?

Серебристая смотрела, еще не понимая, хотя предательский холодок уже побежал по спине. Сама Таша абсолютно не изменилась за все эти годы. Все такая же маленькая и непоседливая, в ней не было ни капли солидности и властности, только свежесть, и любопытство, и молодость… На секунду Анири увидела себя ее глазами: напыщенную стареющую тетку, тешащую себя иллюзиями былой славы.

Глаза Серебристой распахнулись в ужасе. Она осознала.

- О Боги…

Катя в изумлении смотрела, как блестящая дама уронила посох и закрыла лицо руками. Таша подбежала к ней и обняла.

- Я сбилась с пути, да? – прошептала Анири.

- Прости, - развела руками Изумрудная. Дальнейших объяснений не требовалось.

Серебристая уткнулась Таше в плечо и зарыдала.

- Ты ушла! А я не знала, что делать! Я была не готова! Я хотела как лучше, все на меня смотрели, все надеялись. Я должна была быть сильной, ради них! И у меня получалось. Мне казалось, что все идет хорошо… Они меня слушались - и феи, и люди. Все поступали, как я говорю. Что я сделала не так?

Изумрудная гладила Анири по голове, утешая.

- Ничего. Все наладится. Не бывает ничего непоправимого. Ты разберешься, где ошиблась. Все вернется.

Я только удивляюсь, почему тебе никто не сказал. Ты так застроила, запугала свой ковен, что они просто боялись тебя. А может быть, считали, что ты лучше знаешь, как надо. Но хотя бы одна должна, обязана была тебя предупредить. Та, с которой ты делишь постель. Почему же она тебе не сказала?

Анири подняла голову и произнесла, стараясь сохранить достоинство:

- Последние три дюжины лет я сплю одна.

Таша не смогла на это ничего ответить, лишь покачала головой еще более сокрушенно. Анири снова заплакала.

+3

88

Кристин, это Ваша первая книга?... есть ли у Вас страницы на творчески ресурсах?...

+2

89

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Кристин, это Ваша первая книга?... есть ли у Вас страницы на творчески ресурсах?...


Koveshnikov, я с подросткового возраста пыталась что-то писать, но все это были отдельные главы и эпизоды, мне никогда не хватало умения и терпения выстроить более-менее сносный сюжет. По-хорошему, надо наверное с рассказов начинать, но малыми формами я вообще не владею, мне сложно раскрыть характер на небольшом объеме, а характеры - это для меня самое главное.

Ну, и я чувствовала, что это все графомания, а сказать мне по большому счету нечего, поэтому не прикладывала серьезных усилий. Никто эти опыты не видел, и это к счастью. :)

"Феи" - первая связная, продуманная вещь, я уже лет пять над ней работаю и вот впервые почувствовала, что, возможно, оставлять ее "в столе" будет неверно. И может быть, кому-то это будет интересно. Получив тут несколько очень добрых отзывов, я теперь полна оптимизма и твердо намеренна эту книгу доделать и отшлифовать полностью. Я сама вижу кучу грубых стилистических ошибок, постепенно их исправляю, но нахожу новые, даже там, где уже десять редакций было :(
Мне бы не помешали советы опытного редактора, но где же взять его? Придется самой разбираться. Может быть, с опытом дело наладится.

На ресурсах меня нигде нет, и я не готова "фей" нигде помещать . Все-таки тема тут очень даже раскрыта, а мне не хочется читать негативные отзывы гомофобов :) На этом форуме эта штучка по-крайне мере пришлась к месту, мне кажется. Так что пока меня не забанят, буду тут выкладывать :)

Отредактировано Kristi N (27.12.16 12:09:05)

+3

90

Kristi N
Вы молодец!

+3

91

Marinе спасибо, буду стараться :)

+2

92

Кристин, Вы - ФЕЯ!!!

+3

93

спасибо за новые главы. охота иногда потерпеть, не читать несколько дней, чтобы накопилось, а потом кааааак сесть, и наслаждаться.
но не получается. интересно же.
да, вы молодец.
и еще раз спасибо.

+3

94

Глава 28.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 14:00
Флойрум, горы Мэссоуги, замок Краймар

Шоколадная Лэлет

Глубоко в пещерах под дурной славы замком Краймар высшая темная фея сидела, развалясь, в роскошном кресле и медленно, смакуя, потягивала красное вино из бокала на высокой ножке. Ее тяжелый, неприязненный взгляд был устремлен в центр подземной залы.

Там стояла небольшая клетка из толстых прутьев синего металла. Каждый прут оплетала плотная, затейливая вязь рун. Внутри, устроившись по-турецки, сидел высокий сухощавый мужчина неопределенного возраста, в скромном черном сюртуке, который носят приказчики и мелкие торговцы.

Профессия этого создания имела отдаленное сходство с почтенным ремеслом купца. Он тоже занимался бизнесом, но очень специфическим. И, разумеется, человеком не был. Выжить двадцать два года без еды и воды, запертым в маленькой клетке, где  невозможно ни выпрямиться в полный рост, ни вытянуть ноги, представителю человеческой расы было бы затруднительно. Мужчина, однако, не выказывал никаких признаков страданий или дискомфорта.

- Итак, ты обманул меня.

- Напротив, - голос мужчины был вежливым, сухим и спокойным, - я выполнил все условия в точности. Можешь перечитать наше соглашение, если твоя память пострадала. – Его тон слегка изменился, на мгновение наполнившись ядовитой издевкой, но она тут же исчезла.

- По-другому не могло и быть, и тебе это прекрасно известно. Мы всегда соблюдаем букву договора. Отступить от него для меня – просто физически невыполнимо. Не говоря о том, что это подорвало бы нашу репутацию. А наш Хозяин очень, очень заботится о ней. Теперь твоя очередь выполнять свою часть соглашения.

- Я сдержу слово, - мрачно сообщила Шоколадная, - если ты сумеешь доказать мне, что не нарушил уговор. По соглашению, ты обязался оказывать мне консультационные услуги, связанные с его исполнением. Вот и работай, объясняйся.

Пока что я вижу это так: ты свел меня с ума, и я сбилась с пути. Почти две дюжины лет я убивала и ела, - при этих словах фею перекосило, - людей, которые не сделали мне ничего плохого. Семья, которой я обещала защиту, была вынуждена бежать из этого места. Старший сын погиб, и в этом моя вина. Разве это то, о чем мы договорились?!

- Разберем условия соглашения, - уверенным баритоном начал ее собеседник, как будто выступая в зале суда.

- Ты требовала предоставить тебе дополнительную магическую силу, которая поставила бы тебя  вровень с верховными феями. Особенно были отмечены способности в сфере боевой, портальной, артефакторной и трансформационной магии. Все это тебе было предоставлено в полном объеме. Во всех этих специальностях ты получила возможности, сопоставимые с наиболее сильными феями в этом мире: боевую магию на уровне Брианны Фиолетовые Крылья, телепортационную – не хуже Сиреневой Рэри, магию артефактов – как у Серебристой Анири, и, наконец, трансформационную, равную способностям Шафрановой Фионы.

Отдельно отмечу, что две из этих фей не признаются в качестве верховных, так что я имел полное право, в соответствии с буквой соглашения, наделить тебя более скромными способностями, в точности как у верховных. Но я трактовал договор в твою пользу, в качестве бонуса для столь уважаемой клиентки, и дал тебе максимальные возможности, как у самых лучших специалисток в каждой конкретной области. И где же благодарность?

- Ага, бонуса, как же! Ты просто не хотел, чтоб меня обезвредили! Но где упоминалось, что я при этом утрачу разум? Такого пункта нет!

- Твой интеллектуальный уровень и способность адекватно оценивать окружающее не были предметом соглашения, - пожал плечами демон.

- Вот именно! Предполагалось, что они останутся неизменными!

- Ну-ну, так не бывает. Чем-то всегда приходится расплачиваться, сила не берется ниоткуда. Если ты хотела избежать этого, надо было внести специальную оговорку.

- Я и внесла. Вот, - Лэлет потрясала в воздухе пачкой листов ресси, густо исписанных рунами. - Пункт 64.01: «Демон» обязуется не причинять «Фее» никакого вреда до, в ходе и  после исполнения основной части настоящего договора, без ограничения срока.

Сторона «Демон» - это ты, Зен-фин Ан Ур Куурат, «фея» - это я, Шоколадная Лэлет. Смотри вводную часть, главу два, «определения и принятая терминология».

- О, да, все верно. Однако понятие вреда мы тоже оговорили специально. Там же, во вводной части, - демон прикрыл глаза и процитировал: «под термином «вред» в настоящем соглашении понимается тот смысл, который вкладывают в это слово все или большинство светлых фей данного мира».

Лэлет стиснула зубы от злости. Формулировку предложила она и считала крайне удачной. Ведь светлые феи – самые добрые, абсолютно безобидные создания. У людей, даже тех, которые искренне считают себя «хорошими» и строго придерживаются норм морали, существует масса случаев, когда становятся допустимыми и убийства, и прочее насилие. Но у светлых фей исключений не бывает! Шоколадная решила, что этот пункт в такой редакции обеспечивает ей абсолютную защиту и удивилась, что демон так легко согласился с ним. Впрочем, он вообще ни с чем не спорил.

Лэлет забыла, что для светлых человек, фея и любая былинка, по сути, равнозначны. И они не видят никакой беды в том, чтобы превращать одно в другое. Этим демон и воспользовался.

- Допустим, - процедила Шоколадная неохотно, - но мы еще условились, что никому в замке Краймар также не будет причинен вред в ходе или в результате исполнения соглашения. Виль Шэтто был съеден. Это, уж, безусловно, тот еще вред, тут ты не отвертишься!

- Он не был в замке в момент гибели. Внутри замка ни одно живое существо не пострадало никаким образом.

- Он был членом семьи хозяйки!

- Ну и что? Я разве обещал обеспечить безопасность и благополучие всей их родни и свиты везде и всюду, до скончания времен? Может ты мне и смерть Мирэнды Шэтто в вину хочешь записать? Нет-нет, не выйдет. В договоре четко написано – «в замке Краймар». Предлог «в» означает «внутри». Посмотри любой словарь.

- Уууу зима! Ну ты и морозная сволочь.

- Я просто хорошо выполняю свою работу.

- Это любимая отговорка всех мерзавцев. Почти никто не признается, что ему просто нравится пытать, расстреливать и вешать.

- Кроме темных фей. Вы-то обычно ссылаетесь на особенности своего пути.

Удар попал в точку. Шоколадной понадобилась пара минут, чтобы восстановить спокойствие, после чего она продолжила, почти дружелюбно:

- Ну, хорошо, меня ты успешно провел, признаю. Не удивительно. У тебя, небось, бесконечные тысячелетия практики за спиной. Но чего ты добился? Двадцать два года просидеть в этой клетке, в полном одиночестве. Тебе что, понравилось?

- Вообще-то, я рассчитывал, что тебя убьют раньше, - признался Зен-фин, - договор прекращается со смертью одной из сторон, и другой контрагент признается свободным от всех обязательств. Кто же знал, что тебе просто позволят столько лет бандитствовать и жрать всех подряд?

Но так тоже вышло неплохо. Тут, конечно, было не слишком-то весело. Но по сравнению с теми местами, где я нахожусь обычно, эта мрачная сырая пещера, эта тесная клетка – просто курорт. А теперь ты меня освободишь. Ты обещала. И я останусь в этом прекрасном, чудесном мире. Так что дело того стоило.

Тебе также незаслуженно повезло. Обычно те, кто вступает в коммерческие отношения с нашей фирмой, так легко не отделываются. Но фейская удача – все-таки очень мощная штука. Тебе вернули разум, память и привычный облик. А силы, которые ты получила по нашему договору, остались при тебе. Теперь ты одна из самых крутых фей в этом мире. Возможно, вообще самая могучая. Я бы, на твоем месте, только радовался.

- Тебе не понять. Я сбилась с пути и буду нести тяжелые последствия очень, очень долго. Никакие магические возможности мне это не компенсируют. Но ты прав в том, что я сама виновата. Надо было тебя сразу убить.

Зен-фин усмехнулся:

- Тогда бы у тебя не получилось. Силенок бы не хватило. А теперь ты связана договором. Ты обязана отпустить меня на свободу, позволить остаться в этом мире и не причинять вреда. Да-да, в том самом смысле. И можешь даже не пытаться превратить меня в какую-нибудь улитку, я все равно сохраню рассудок и расколдуюсь обратно. Я подготовился на этот случай.

- Я еще найду на тебя управу, - мрачно пообещала Шоколадная, поднимаясь с кресла.

- Ищи.

- Ладно. Слово есть слово. Ты свободен, - с неохотой произнесла Лэлет, не видя больше никаких возможностей оттягивать исполнение своего обещания.

Руны на прутьях клетки потускнели, и синий металл тут же рассыпался прахом. Демон встал, с наслаждением потянулся и исчез.

- Ну и натворила я дел, - сокрушенно констатировала Лэлет. - Ладно, раскаяние – самое бесполезное занятие, от него никому не лучше. Об ошибках не надо жалеть, их надо признавать. И исправлять. Займемся этим.

Фея решительно вышла из пещеры.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 14:00
Флойрум, Фловэ, министерство безопасности

Лэнда

Бодро взбегая по лестницам огромного здания Безопасности наверх, к кабинету министра, Лэнда едва удерживалась, чтобы не насвистывать вслух веселую мелодию. И дело было не только в успешном выполнении задания. Сегодняшняя ночь тоже очень способствовала замечательному настроению. У сборщицы слишком давно никого не было. А Хсэни, все же, такая класная. И, похоже, вовсе не против продолжить отношения. Можно надеяться, что следующую ночь тоже не придется спать одной. Отличная перспектива.

Лэнда решительно преодолела несколько постов охраны и ворвалась прямо в  приемную генерала. Сегодня здесь не было никого, кроме неизменного секретаря. Тот, очевидно, был в курсе, что у агента Кинджи задание особой важности, поэтому не задал никаких вопросов. Ответив на приветствие, он сразу потянулся к переговорному шарику, что-то пошептал в него, выслушал ответ и сказал Лэнде:

- Ожидайте, агент. Его превосходительство примет вас очень скоро.

Девушка устроилась на диванчике. Следовало еще раз продумать несколько вариантов доклада – краткий, если у шефа не найдется достаточно времени, и полный – на случай, если у него будет настроение выслушать подробности. Кроме того, надо постараться предугадать коварные и неожиданные вопросы, которые Алэкс Кейко так любит, чтоб не тупить с ответами и показать себя в самом лучшем свете. Однако, вместо всего этого, мысли сборщицы снова невольно вернулись к недавней спутнице.

Ах, Хсэни. Ласковая и язвительная, иногда трогательно неуклюжая, а иногда собранная, смелая и решительная. Веселая, умная и такая симпатичная. Наследница древнейшего рода, и при этом открытая, полностью лишенная высокомерия и чванности. И в постели с ней тоже не соскучишься.

Чем больше Лэнда вспоминала подругу, тем больше ее сердце наполнялось нежностью. Кажется, это не просто рядовое мимолетное приключение. Надо признать – она влюбилась по-настоящему.

- Агент Кинджи!

Ой, кажется, ее уже второй раз вызывают!  Вот это замечталась! – Сборщица подхватилась с диванчика и метнулась в кабинет, откуда выходили несколько знакомых сотрудников, в том числе ее непосредственный шеф, Жур Фэлар. Начальник оперативного отдела метнул на подчиненную заинтересованный взгляд. Безусловно, ему очень любопытно, что это за дело такое, по которому какая-то рядовая сборщица докладывает напрямую генерал-аншефу. Лэнда уважительно приветствовала руководство, а сама мысленно показала боссу язык.

Есть шанс, что занудство господина Фэлара ей больше не грозит. И не исключено, что не за горами тот день, когда уже она будет отдавать нынешнему шефу указания. Впрочем, возноситься раньше времени не стоит. Одно удачно выполненное поручение, пусть и самое ответственное, еще не делают карьеры. Надо настроиться на дальнейшую серьезную работу, чтобы не профукать достигнутый результат.

- Генерал-аншеф, собиратель Лэнда Кинджи с докладом.

- Привет, Лэнда, - неформальный и дружелюбный тон генерала был хорошим знаком. - Судя по тому, как ты быстро вернулась в столицу, и по твоему сияющему лицу, задание выполнено. Докладывай, но очень кратко. Только ключевые моменты.

Сборища подавила легкое разочарование. Жаль, что генерал не предложил присесть и не настроен слушать подробности. Похвалиться-то есть чем. Ну, возможно, он сейчас слишком занят? Не стоит думать, что весь мир крутится вокруг нее, даже если ее задание на контроле у императора.

- Так точно, генерал-аншеф, задание выполнено, потерь нет. Хсэни успешно призвала Изумрудную Ташу и попросила ее помочь в войне с Брианной. Верховная фея согласилась. Именно благодаря ей мы так быстро вернулись. Вместе с Ташей прибыла еще одна высшая светлая фея, Сапфировая Катэ. «На самом деле, я не знаю, высшая она или нет. Но подруга Таши – наверное, не первая попавшаяся. И раз она прошла между мирами – это уже означает серьезный уровень, если я хоть что-то понимаю в фейских делах». Параллельно была решена проблема замка Краймар. Чудовище оказалось темной феей, Лэлет. По какой-то причине она сошла с ума, но Таша ее излечила.

- Так, стоп, - Алэкс поднял руку – я услышал довольно. Только один вопрос. Оружие не потеряла?

- Никак нет! – сдержанно возмутилась Лэнда, протягивая генералу пистолет рукоятью вперед. - Правда, я была вынуждена использовать шесть патронов.

- Неважно, неважно, - пробормотал Кейко, пряча боевой артефакт в ящик стола.

- Подожди в приемной. Никуда не уходи. Можешь пока начинать писать подробный доклад. Режим секретности понижаю до стандартного. Раз Таша уже пришла, теперь этот факт не утаишь.

- Так точно! – Лэнда четко отсалютовала пальцем вниз и выкатилась из кабинета, слегка расстроенная. Сотрудники Безопасности не склонны к сантиментам, но девушка все же надеялась, что хотя бы пару скупых слов похвалы ее работа заслуживала.

Толком приступить к докладу Лэнда не успела. Она записала только первые несколько фраз, как Алэкс Кейко вышел из кабинета и позвал ее с собой. Спустившись вниз, в каретный двор, генерал сел в скромный экипаж с гербами Безопасности на дверях. Рядом выводили оседланных коней четверо кавалеристов сопровождения. Для Лэнды лошадь не вывели. Она не сразу смекнула, что ей предлагается сесть вместе с министром. Оробев, девушка юркнула в карету и скромно устроилась напротив шефа.

- Не задаешь никаких вопросов? – одобрительно усмехнулся Алэкс. – Что же, я сам поясню. Мы едем во дворец, в канцелярию Его Величества. Твой доклад изъявил желание выслушать первый секретарь, его светлость герцог Мормотто.

Сердце Лэнды замерло. Вот это превосходило ее самые смелые надежды. Круче была бы только аудиенция у самого императора. Генерал-аншеф тем временем продолжал:

- Там будет еще несколько высокопоставленных персон. Не робей и слишком не расшаркивайся. Говори уважительно, но без подобострастия, его светлость этого не любит. В общем, веди себя также, как со мной. Докладывай подробно, все полностью, без изъятий. У Безопасности нет секретов от императора и тех, кто будет на этом совещании.

- Так точно, генерал-аншеф. Мне все ясно. – Несмотря на ободряющие слова министра, Лэнда почувствовала, что взмокла от волнения.

Отредактировано Kristi N (27.12.16 23:49:26)

+3

95

Глава 29.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 14:20
Флойрум, Фловэ, Центральный Императорский сад

Таша, Катэ, Анири

- Это моя вина, прости. Ты была такой беззаботной, смешливой, жизнерадостной девочкой. Легкой. Я была уверена, что ты справишься… - У Таши и самой на глазах были слезы.

Анири плакала горько и безутешно. Катя чувствовала себя неловко. Она отвернулась в сторону и разглядывала клумбы с дивными, неизвестными ей цветами, надеясь, что тягостная сцена скоро закончится.

Наконец, Серебристая взяла себя в руки. Она оторвалась от плеча Таши, провела рукой по лицу, убирая следы слез и сказала:

- Ладно. Надо действовать дальше. Жизнь продолжается. Первое правило, да? Так ты меня учила? – она попыталась улыбнуться.

- Конечно, – Таша тоже мигом повеселела. – Ничто никогда не заканчивается. Пока светит Солнышко.

Анири, наконец, заметила Катю.

- Это моя новая подружка, Сапфировая Катэ. Классная, правда? – Таша похвалилась так, словно девушка была ее плюшевой игрушкой, но Катя не обиделась. В словах  и глазах феи было слишком много нежности и неподдельной любви.

- Привет, Катэ. Прости, что тебе пришлось стать свидетельницей этого позорища, - утратив высокомерие и отчужденность, Анири оказалась вполне приятной, мягкой и доброжелательной женщиной. И, кажется, даже слегка помолодела.

- Здравствуйте… - неуверенно пробормотала Катя, не зная, как себя вести с Верховной феей. Если честно, она совсем запуталась. С человеческой точки зрения, Серебристая фея в момент ее первого появления отвечала всем представлениям о могучей волшебнице. Но потом все так резко изменилось…

- Пойдем в  ковен? Девочки будут рады тебя видеть. Я соберу их и расскажу обо всем. Откровенно говоря, я счастлива, что теперь не я отвечаю за все. Как будто гора с плеча упала. И чего я так вцепилась в эту должность? Ведь я никогда не хотела быть Верховной. Я теперь сама не понимаю себя.

- Ты иди, собери их, а мы подойдем чуть позже. Сперва мне надо нанести еще визит. Ты знаешь, что я не очень-то соблюдаю этикет, но есть, в конце концов, обыкновенная вежливость. Когда можно, ей не стоит пренебрегать. Люди это ценят.

Анири понимающе покивала:

- Зайди, конечно. Но ты знаешь, он совсем плох. Я пыталась помочь, но получилось слабо. Вовсе ничего не вышло, скажу честно. Это совсем не моя стихия. А последнее время он и вовсе не хотел меня видеть.

- Разберемся, - Таша отмахнулась со своей всегдашней беззаботностью и оптимизмом.

Серебристая фея подобрала с земли свой уг-лик и направилась к выходу из парка. Теперь она не шествовала, торжественно постукивая посохом, а грустно брела, ухватит магический предмет за середину, как простую палку.

Изумрудная и Сапфировая проводили ее взглядами.

- Я понимаю все меньше и меньше, - пожаловалась Катя. - Это же была самая сильная фея этой страны? Почему она пришла с такой миной, будто хотела тебя испепелить? А потом сразу скисла и расплакалась? И что она там бормотала, будто ты ее учила чему-то?

- Потом, любовь моя, все потом. Сейчас нам надо навестить императора.

- ИМПЕРАТОРА?

- Ну, мне стоит представиться и сообщить, что я вернулась. Просто вежливость, ничего больше. Нехорошо, если такую новость он узнает из докладов.

Катя только смотрела на подругу, выпучив глаза. Таша, которая на Земле полностью избегала всяких контактов с людьми (за исключением тех, кто продает или подает еду), а от разговоров о политике равнодушно  отмахивалась, мол «я ничего в ней не понимаю и мне это не интересно», в этом мире совершенно изменилась. Кажется, здесь она была намного более социально активной. Но все же, они вот так просто припрутся к самому императору?

- Ты уверена, что он готов тебя принять? Раз уж он даже собственную Верховную не хотел видеть? Наверное, стоит записаться на аудиенцию, или как тут это делается?

- Чушики! У меня нет времени на бюрократию. Пойдем!

Таша решительно направилась в тот угол сада, в котором они изначально появились. Катя смекнула, что именно тут у нее стоит та загадочная дверь, которую фея называла «стационарным порталом» и могла без особых усилий открывать в другие такие же места.

Вопреки привычкам Изумрудной, в этот раз портал вел не на природу. Феи очутились в длинной, широкой анфиладе покоев, украшенных и обставленных с потрясающей роскошью. Кате сразу вспомнился Петергоф, где они недавно побывали. Как и в Петродворце, куда они проникли под невидимостью в закрытый для посещений день, поскольку Таша хотела показать подруге замечательные интерьеры без всяких помех со стороны толп туристов, здесь было также абсолютно пустынно. Дворец казался вымершим.

Изумрудная огляделась и уверенно направилась налево, решительно распахивая одну за другой огромные двухстворчатые двери и переходя из одной потрясающей залы в другую. Катя робко следовала за ней.

- И что, Императора никто не охраняет? При том, что война намечается? Про террористов и диверсантов тут что, не слыхали?

- Слыхали, к сожалению, - вздохнула Таша, - и стерегут его будь здоров. Просто мы вышли уже за основными постами стражи и сановной братии, которая отшивает жаждущих аудиенции. Это уже внутренние, личные покои.

- И что, любая фея может вот так пройти прям внутрь? Хреновая охрана, я тебе скажу. Есть ведь и темные!

- Нет-нет. Анири поставила  вокруг всего дворца защиту, препятствующую телепортации. И это – как раз ее специальность, в этом она сильна, как никто. А у стражников – амулеты истинного зрения, пробивающие нашу неприметность. Так что зайти сюда очень непросто.

- А как же ты?

- А у меня есть допуск.

За восьмой или десятой по счету дверью (Катя сбилась со счета), они, наконец, увидели людей. Проход дальше охраняла пара стражников в пышных, явно архаичных даже для этого мира парадных доспехах. Поставив алебарды к стене, они сидели на полу и азартно кидали кости.

Появление визитеров без всякого предупреждения от внешних постов стало для них полным сюрпризом, но ребята среагировали с похвальной быстротой. Подхватив свои алебарды, они мигом заняли торжественные позы у дверей императорских покоев. Когда феи приблизились на расстояние пяти шагов, старший охранник, высокий усач, торжественным голос провозгласил:

- Его Величество не изволит принимать!

Алебарды скрестились, загораживая проход. Катя с трудом удержалась от хихиканья. Слишком все это напоминало сцену из исторического фильма. Но охрана явно принимала свою работу всерьез. И помимо церемониального оружия, у каждого на поясе виднелись уже вполне современные, для этого мира, пистоли.

- Ну, меня-то он примет, - легкомысленно возразила Таша. – Я имею право входить без доклада в любое время.

Младший из стражников нахмурился. Он, конечно, понял, что перед ним феи. Но  что с того? Фей в столице много. И вот именно этой рыжеволосой девчонки он ни в каких особых списках явно не припоминал.

Зато старший вгляделся пристально, удивленно поднял брови, а затем явно растерялся.

- Ммм… Госпожа Таша, - начал он смущенно, - мне известно, что вы, и правда, обладаете этой привилегией. Но дело в том, что за время вашего отсутствия у нас многое изменилось. Император вообще никого не принимает. Ему… - охранник понизил голос, - ему нездоровится. Вам лучше побеседовать с его светлостью герцогом Мормотто. Он введет вас в курс дела.

Но Таша не собиралась отступать так просто:

- Его Величество болен? Тогда тем более мой долг его осмотреть и помочь. Странно, что этого не было сделано ранее.

Теперь смешались оба охранника. На лице старшего метались противоречивые эмоции. Он оказался в затруднительной ситуации, не зная, как не пустить фею, не разглашая ей истинную причину отказа.

Наконец младший охранник не выдержал вопросительного и все более нетерпеливого взгляда Таши и выдал государственную тайну:

- Ваше могущество… Его Величество очень болен. Феи не могут ему помочь. Его болезнь… Носит не телесный характер.

- Я так и поняла. Это как раз по моей части. Так что не мешайте, пожалуйста.

С этими словами Таша пригнулась и непринужденно проскользнула под скрещенными алебардами, приотворила щелку в дверях и ужом скользнула в императорскую опочивальню.

На лицах стражников отразился священный ужас, но врываться следом за феей и силой выволакивать ее обратно они не решились. Вместо этого они обратили умоляющие взоры на Катю.

Сапфировая решила не шокировать их еще больше и подождать в коридоре. Она вовсе не горела желанием предстать перед очами императора, который, вдобавок, похоже, слегка съехал крышей.

- Не переживайте, - успокоила она парней, - душевные заболевания – и правда ее специальность. Я видела, как она их лечит. Несколько минут, и Его Величество будет в полном порядке. Просто не вмешивайтесь. Все будет хорошо. «Что-то мне это напоминает. Почему мне всегда достается эта роль – утешать и отвлекать окружающих, пока Таша работает с больным?»

* * *

В огромной спальне было темно, плотные шторы – задернуты. Изумрудная замерла, давая глазам привыкнуть ко полумраку.

- Влэд, это ты опять? – раздался слабый, наполненный мукой голос. – Я же просил тебя не приходить! Не сегодня!

- Нет, Ваше Величество. Это я. – Таша пошла на голос. Приблизившись к кровати, она разглядела сидевшего на ней встрепанного старика в пижаме.

- Таша? – император глядел изумленно. Его исчерченное глубокими морщинами, истощенное лицо носило черты страдания, но говорил он вполне вразумительно: - И, конечно, ты нисколько не изменилась. А я… Посмотри, во что я превратился… Уже далеко не тот лихой офицер, с которым ты танцевала на балу… Сколько лет назад это было?

- Время не имеет значения. Я рада, что вы помните. Я уж подумала, что дело совсем плохо, а теперь вижу, что вы почти в порядке.

- О нет, вовсе не в порядке. Я, и правда, совсем болен.  Никто не может помочь. Феи... Они пытались… Но я все равно рад тебя видеть. – Хэан Второй выдавил жалкую улыбку.

- А теперь попытаюсь я, – строго сказала Таша, решительно шагнула к императору, наклонилась и прижалась головой к его лбу.

На несколько минут комната погрузилась в полную тишину.

Затем Изумрудная поднялась на ноги и весело произнесла:

- Ну вот, не так уж и сложно. Крестная меня не оставляет.

Фея прошла к окну и распахнула шторы. Солнечный свет залил комнату. Хэан Второй поднял взгляд. Испуганный старик исчез. На фею смотрел пожилой, но еще крепкий, уверенный в себе мужчина. Он поднял руку и принялся говорить. Его тон был вежливым, но в нем слышалась такая властность, что не было сомнений – это повелитель Империи.

- Подожди меня в зеленом кабинете. И пошли мне Жиля, я хочу одеться. Хотя нет, к демонам его. Сам справлюсь. Просто погоди пять минут, я к тебе выйду. Надо поговорить.

- Повинуюсь, Ваше Величество, - Изумрудная совершила изящный поклон.

- И не паясничай. Тут тебе не цирк. - Император говорил сурово, но в голосе сквозила нотка юмора.

- Ну, что я не так–то сделала?

- Не знаю. Но все эти церемонии в твоем исполнении... Внешне все безупречно, но почему-то не покидает чувство, что ты издеваешься. - Хэан подошел к огромному, на полкомнаты платяному шкафу, решительно скинул пижамную рубаху и вытащил вешалку с мундиром.

Таша только хихикнула.

- Исчезни уже. Мне надо штаны переодеть. А моя императорская задница уже не так прекрасна, чтобы я демонстрировал ее молодым девицами.
Изумрудная выскользнула в боковую дверку, от которой отпрянул сухонький, но еще очень бодрый старикашка.

- Подслушивал. – сказала фея добродушно.

- А как же! – не смущаясь, подтвердил слуга. - Это моя работа, всегда быть наготове, если понадоблюсь. Вы не представляете, госпожа Таша, как я рад.

- Представляю, Жиль. Я чувствую эмоции. Так что можешь не утруждаться изъявлять благодарность. Лучше принеси нам чайку. И пирожных побольше. Надеюсь, сласти во дворце делать не разучились?

- Никак нет. Сейчас все будет, - старичок резво убежал в какую-то маленькую, неприметную дверку. Помимо парадной анфилады, во дворце была масса служебных помещений и переходов, по которым и сновала прислуга. Именно поэтому  торжественные залы казались такими безжизненными.

Поднос с чаем и закусками принесли за минуту до появления императора.

В скромном повседневном мундире без орденов Хэан все равно выглядел весьма солидно. Он успел причесаться и сбрить щетину, и сейчас казался абсолютно здоровым и крепким.

Таша вскочила со стула при виде повелителя Флойрума, но он жестом усадил ее обратно.

- Завязывай с церемониями. Тебе это не к лицу. – Император решительно взял изящную фарфоровую чашечку и залпом осушил ее, а потом принялся за маленькие  бутерброды на фигурных палочках, забрасывая их в рот один за другим. Фея не отставала.

- Ужасно проголодался, - пояснил Хэан, - последние месяцы совсем не было аппетита. Жилю приходилось умолять меня, чтоб я хоть что-то ел.

- Как это началось, Ваше Величество?

- А, долгая история. Тянется много лет. Честно говоря, я немного потерялся во времени. Какой сейчас год, шестьсот двенадцатый?

- Именно так, седьмой месяц.

- Ну, хоть год я не перепутал. Значит, это было восемь лет назад. Обычные торжества на юбилей коронации. Я должен был выступать. Толпа народу, цветы, украшения, музыка – все как обычно.

И какой-то идиот решил устроить на меня покушение. Кинул бомбу. Ну, и почти попал. Она упала в двух шагах от меня, в гуще народу. Взорвалась почти сразу, никто не успел ничего сделать.

Но на мне были амулеты, Анири делала. Всего я таскаю их три штуки. Один от недоброжелательного внимания. Этот на выступлениях приходилось снимать. Ведь естественно, что в такой толпе найдется определенная часть, и немалая, которая меня недолюбливает. Будет нехорошо, если они меня не увидят и не услышат, тогда как люди, стоящие тут же, рядом, но настроенные ко мне благожелательно, меня вполне заметят. Пойдут пересуды и разговоры, что император не настоящий, а просто фейская иллюзия, вдобавок халтурная, действует не на всех. Так что этот амулет я не надел, и бомбист меня  очень даже увидел.

Зато два других оберега сработали на отлично. «Вероятностный щит» не позволил осколкам попасть в меня, они просвистели рядом и поразили кучу народу вокруг. Трех стражников и пятерых зевак, пытавшихся посмотреть на меня поближе, разорвало буквально в  клочья. Хотя они стояли от бомбы дальше меня. А меня просто сбило с ног взрывной волной. Ни один осколок меня не задел, как по волшебству. Впрочем, это чудо и было, спасибо Анири.

Всего покалечило почти три дюжины человек, в том числе детишек. Но на торжестве была куча фей, так что всех, кто не умер мгновенно, удалось спасти и полностью вылечить, слава богам.

Бомбиста поймали. Студент столичного университета. Утверждал, что действует в одиночку, во имя свободы, равенства, и долой тирана. Ну, в общем, обычное дело. У Безопасности были очень большие сомнения, что все так просто. Придурок учился на философском факультете. Где он достал порох и откуда почерпнул знания, как сделать такую мощную бомбу? Кто-то ему подсказал и помог. Но он так никого и не сдал. Высокий суд вынес приговор – четвертование. В нашем уголовном уложении и вариантов нет на такой вопиющий случай, только самая суровая казнь… Я заменил на повешение. Думал пожизненно отправить на рудники, но как вспоминал изувеченные трупы людей, которые пришли на праздник… Не смог простить. Да и Влэд не советовал миловать: утверждал, что мягкость в данном случае не оценят. Приводил исторические примеры. Убедительно.

И вот с тех пор людские толпы стали меня пугать. Охрану усилили, Анири еще поработала над моими амулетами, так что мне лично ничего не грозило. Но я все равно стал нервничать, если вокруг было больше дюжины человек. Задыхался, кололо сердце, кружилась голова, выступать не мог. Так что пришлось императора народу больше не показывать.

Дальше – хуже. Со временем мне стало неуютно уже на совещаниях во дворце, где присутствует всего-то десяток человек, и все проверены от и до. Я уже не боялся покушения. Просто мне было тяжело общаться с людьми.

Я еще вполне эффективно работал, но все больше предпочитал вести дела в письменной форме. Читал доклады и сводки, подписывал указы и распоряжения. Принимал только избранный круг, и все реже и реже.

Последние годы стало совсем плохо. Я уже боялся почти всех. Натуральная паника. Я понимал, что это безумие, что я действую не логично, не обоснованно. Но поделать ничего не мог. Анири пыталась меня лечить, но лучше не стало. Напротив, я стал опасаться и фей тоже. Единственные люди, с кем я еще как-то мог общаться, это Влэд Мормотто и Жиль. В них я почему-то никогда не сомневался и моя паранойя на них не срабатывала.

Но управлять страной я уже не мог совсем. Я полчаса сидел перед любым дежурным докладом, не решаясь заглянуть в него – вдруг там какая-то ужасная новость? Я перебивал Влэда, когда он пытался ввести меня в курс дел, затыкал уши, особенно когда речь шла о действительно серьезных и неприятных вещах, например о предстоящей войне. Велел ему принимать все решения самостоятельно. Он командовал моим именем, а я полностью устранился от дел.

Я знал, что так продолжаться не может. Восемь дней назад я подготовил указ об отречении в пользу Влэда – первый и последний за много месяцев документ, который я составил полностью самостоятельно, а не просто подписал, зажмурившись.

Но герцог отказался наотрез. Он разорвал бумагу и почти накричал на меня, хотя до того не позволял ни малейшей непочтительности. Я спрятался от него под одеяло. Тогда он опомнился, встал на колени и со слезами умолял меня потерпеть еще немного, хотя бы месяц. Я не видел в этом смысла – ведь ситуация становилась только хуже. Но у меня не было воли спорить. Теперь мне понятно, на что он надеялся.

Таша выслушала историю, не перебивая и не задавая вопросов, и лишь теперь, позволив Хэану выговориться, дала краткое заключение:

- М-да, на первый взгляд похоже на очень тяжелый посттравматический синдром. Но у вас, ваше Величество, не то воспитание, не та закалка, и не та наследственность, чтобы вас было так просто сломать. Я чувствую тут что-то более серьезное…

- Ладно, это может подождать. Главное, сейчас я снова в порядке. Спасибо тебе. Если почувствую, что болезнь возвращается – сразу позову тебя. И довольно об этом. У нас есть более существенные проблемы. Например, война.

- Меня призвали, чтобы помочь Флойруму с этой напастью. Так что это теперь – моя забота. Я думаю, войны удастся избежать. Надо только как-то утихомирить Брианну.

- Легко сказать! Она ведь очень могущественная фея?

- Угу, - Таша кивнула, - если говорить о боевой магии, я знала лишь одну, что была сильней.

- И что ты думаешь предпринять?

- Пока не знаю, Ваше Величество, - Таша пожала плечами, - с планированием у меня плохо. Импровизация – вот моя сильная сторона.

- Ну, желаю тебе удачи. А теперь извини. Мне надо работать. Страшно подумать, что за бардак воцарился в империи, пока я прятался в спальне. Влэд – отличный администратор, но без короны его воспринимают недостаточно серьезно. Особенно представители древних родов, которые и мне-то нередко смеют перечить. Так что надо срочно наводить порядок.

- Я вам тоже желаю удачи, Ваше Величество.

+3

96

Кристин, как я люблю это Ваше "чушики"...

+2

97

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Кристин, как я люблю это Ваше "чушики"...


Они не мои :) Таша их кое у кого уперла, там честно объясняется :) Но ее характеру это словечко действительно очень подходит.
Спасибо  :blush:

+1

98

теперь и я их упер... а Ташу просто обожаю...

+2

99

Интересные словечки - как бонус от автора.

Сегодня объясняла дочери что такое чушики )) случайно сказала на какие-то ее слова )))

+2

100

Глава 30.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 15:00
Боттум, Мэних, Ковен Мэниха

Брианна и Мэган

- Слушай, Бри… - Мэган давно хотел завести этот разговор, но все время не решалась подступиться к нему. Что ж, кажется, более подходящего момента не найти. Сегодня Фиолетовая внезапно и необъяснимо сделала перерыв в делах и посвятила весь день подруге. С утра они гуляли по столице без всякой особой цели, затем неторопливо и вкусно поели в одном из любимых ресторанов Мэган, а затем вернулись в ковен и залезли в купальню. После пары часов секса сперва под душем, больше напоминавшем солидных размеров водопад, а затем в огромном бассейне, феи расслабленно лежали на подогретых мраморных плитах. Брианна совсем разнежилась. Мэган давно не доводилось видеть подругу в столь благодушном настроении.

- Что, моя разбойница? – этого ласкового прозвища Кобальтовая тоже уже давно не удостаивалась. Оно всегда будило у Мэган приятные воспоминания о том дне, когда она впервые познакомилась с Верховной. Когда девушка, обреченная на смерть, нашла свою любовь и стала феей, а умирать вместо нее пришлось другим. Именно тогда Мэган впервые увидела Брианну в бою и узнала, за что та получила свое прозвище.

В тот день, когда они занимались любовью на залитом кровью полу, Брианна, еще не зная имени той, кого спасла и кому сама была обязана воскрешением, впервые назвала ее «разбойницей». Хотя Мэган вовсе не занималась грабежами на большой дороге. До знакомства с феей она была революционеркой, а это, все-таки, немного другое. (Подробно история возрождения Брианны и ее знакомства с Мэган рассказывается во второй книге серии.)

- Во Флойруме ледяная туча светлых фей. Что ты планируешь делать с ними после победы?

- А что с ними можно делать? – удивилась Брианна. - Они будут лечить наших солдат, конечно. После войны останется много инвалидов. А побираться на костылях - это вовсе не та участь, которую заслужили мои храбрые воины. Да и для экономики страны это серьезный удар. Так что всех, кто выживет, надо будет быстренько привести в форму. У нас, как ты знаешь, фей-лекарей - единицы. Особенно хороших. Зато во Флойруме их завались. Признаюсь, я очень рассчитываю на этот ресурс.

Мэган вздохнула с облечением. Конечно, Брианна очень практичная. Но она еще и темная верховная. Тут можно ждать всего.

- То есть ты не планируешь отправлять их танцевать с духами?

- Что? Нет, конечно, что за глупости. Я убью верховную, может быть двух-трех высших, вполне возможно – нескольких наглых темных, - это перечисление явно доставило Брианне удовольствие. - Губить всех остальных, особенно светлых, нет никакого смысла и толку.

- То есть ты уверена, что они сдадутся?

- Естественно! А что им останется? Местные феи, как ты помнишь, признали мое главенство на раз-два, стоило мне показать крылышки.

- Ты все равно кое-кого прикончила.

- А, это были старые счеты, - беззаботно отозвалась Брианна, - а во Флойруме у меня нет ни к кому ничего личного. Ту их Верховную, которая приложила свои руны к моей смерти в снежном 383 году, я еще тогда успела раскатать в блинчик. А я убиваю качественно, она не вернется.

Новому поколению фей опасаться нечего. Все, кто успеют вовремя сдаться, отлично впишутся в мой ковен.

- Там что, вообще никого нет с опытом больше двухсот?

- Есть, почему же. Но они не входят в ковены Флойрума и им нет дела до человеческих войн. Они не будут сражаться со мной, и я к ним тоже не полезу. Со временем феям надоедает возиться с людьми – у них вечно все повторяется, они никогда ничему не учатся. Да и как им это сделать, с такой смехотворной продолжительностью жизни? Все по-настоящему важные вещи не выучишь из книг, только на собственном опыте, а у них времени не хватает.

В общем, большинство фей, которые помнят истории четвертого века, сейчас уже отошли от людских дел.

- А ты?

- Я – приятное исключение. И я недавно возродилась. Это бодрит и возвращает интерес к жизни во всех ее проявлениях. Впрочем, там есть такая Свинцовая Гэлли. Мы с ней когда-то… Хм. Тебе лучше не знать подробностей.

- Я первый раз про нее слышу, и уже ненавижу. Очень надеюсь, что она войдет в число «наглых темных», которых ты распылишь.

Брианна засмеялась.

- Я бы на твоем месте на это особо не надеялась. Гэлли очень опытная высшая. Что-что, а выживать она научилась. Не уверена, что даже я смогу ее как следует убить. Да и не хочу, если честно. Мне свойственная некоторая сентиментальность.

- Отвратительное качество.

- Ну-ну, не дуйся. Ведь именно оно не дает мне прикончить тебя. Ты сто раз заслужила. За один тот фокус с моим стриптизом тебя убить мало было. Ну вот, ты улыбаешься, разбойница – это все к слову о наглых темных.

- Я не могу сдержаться, слишком приятные воспоминания, - вздохнула Мэган и, помолчав, добавила. - Вдобавок, я рада, что ты не планируешь истреблять всех фей Флойрума. Я, признаюсь, опасалась подобного. И меня это мучило. Людей мне не особо жаль. Феи – другое дело.

- Убивать людей слишком просто. Не скажу, что совсем не интересно, но развлечение ниже среднего. По-настоящему стоящее дело – только убивать потенциально бессмертные существа, - Брианна повторяла слово «убивать» с большим удовольствием, предпочитая  его любым эвфеменизмам. Ей очень нравилось, как оно звучит.

Улыбка исчезла с лица Мэган. Кобальтовая вздохнула:

- Знаешь, каждая фея – это чудо. Тебе не кажется, что со смертью любой из нас мир становится бедней? Я ведь пошутила насчет этой Гэлли. Я жутко ревнивая, ты знаешь. Но все равно, я не хочу даже ее смерти.

- Ты права. Окончательная  смерть каждой феи, каждого дракона – невосполнимая утрата для всей вселенной.

- Но тебе эта мысль не особенно мешает…

- Вовсе не мешает. Знаешь почему?

- Нет. Этого я не могу понять.

- Потому что, каждый раз, когда я убиваю магическое, бессмертное существо, я сама становлюсь еще более чудесной. И дело не только в могуществе или каких-то дополнительных силах, которые я получаю с этого, хотя это тоже важно. Но есть еще совсем другое. Я как бы живу за них. Это одновременно и огромная ответственность перед миром, и постоянное наслаждение, которому нет равных. Я не могу объяснить, тебе нужно пройти через это самой, чтобы понять.

- Если следовать этой логике, однажды ты захочешь убить вообще всех обитателей этого мира. Чтобы стать максимально чудесной.

- О да, это верный путь в темные боги. К сожалению, он не для меня.

- Почему?

- Мой цвет недостаточно черный. Во мне есть любовь.

Мир 2.14.4А2
13 седьмой х612, 16:15
Флойрум, Фловэ, Ковен Фловэ

Таша и Катэ

- Ну, Таша, это было по-настоящему долго! – возмущалась Катя по дороге из дворца. - Я уже начала волноваться. Хорошо, что  какой-то старичок взял за труд выглянуть к нам и сообщить, что Его Императорское Величество чувствует себя намного лучше и дает тебе аудиенцию. А то стражники так нервничали, что я уже не знала, упадут они в обморок или изрубят меня своими алебардами, чтобы как-то оправдаться за то, что они тебя пропустили.

- В тебе пропадает талант сказителя, любовь моя. Ты рассказываешь какие-то невероятные небылицы. Никто бы тебя никогда пальцем не тронул. И это я послала Жиля предупредить тебя и охрану.

- Спасибо и на этом. Но ты бросила меня одну, в чужом мире, на целых три часа!

- Всего на два, Катэ.

- Неважно. Все равно, это было ужасно. Я соскучилась! Знаешь, ведь если подумать, с того момента как мы… стали близки, я так надолго с тобой еще не расставалась.

- Да уж, два часа. Действительно, трагическая разлука. Ну, прости, любовь моя. Я не могла прерывать императора, когда ему надо было выговориться. Меня не слишком смущает тот факт, что он тут самый главный босс, как ты любишь выражаться. Но он мой пациент, и вот это действительно важно. Я должна была убедиться, что он в норме.

- Да ладно, Таш, не извиняйся, я же все понимаю. На самом деле неприятными был только десяток минут, когда мы не знали, что происходит. Потом я неплохо провела время. Стражу сменили, и они пригласили меня к ним в кордегардию, чтоб я не торчала перед императорской дверью. Меня вкусно угостили, я попрактиковала лэранго, узнала множество фактов об этом мире и выиграла четыре серебряных монеты в кости. Кстати, это много?

- Не так, чтобы очень. Два-три обеда на двоих, в хороших столичных заведениях.

- Ты все меряешь в обедах! – захихикала Катя, - Но вообще-то, мне теперь неловко, что я обыграла бедных стражников. Я-то думала это сущие копейки, так, просто для интереса, а оказывается – приличная сумма.

- Да они сами виноваты. Вот уж глупыши, додумались, играть в азартные игры с феей. Нам же всегда везет! Ладно бы еще какая-нибудь сложная местная игра, твое незнакомство с правилами могло бы их спасти. Но в кости! У них не было шансов.

- Мне теперь совсем стыдно.

- Не переживай, у них хорошее жалованье. Ты их не разорила. Более важно, как ты себя после этого чувствуешь?

Катя удивилась и встревожилась.

- Отлично, как всегда. А что? Меня там могли отравить?

- Что за нелепые ужасы все время лезут тебе в голову? Во-первых, отравить фею, даже такую неопытную, как ты – это надо очень постараться. Если еда не прожигает дырку в скатерти, а ложка не растворяется в напитке, можешь есть и пить смело. Всякая ерунда вроде цианистого калия тебе больше не страшна. Во-вторых, разумеется, никому здесь в голову не придет причинить вред фее, моей спутнице. А если даже и появится такая странная идея, ее реализации обязательно что-то помешает. Верней не что-то, а твой вероятностный щит.

- А он у меня уже есть?

- Да. Не сбивай меня, пожалуйста. Я хотела спросить, ты не чувствуешь никакого дискомфорта в связи с тем, что выиграла в кости? Ощущение неправильности?

Катя серьезно задумалась, а потом сказала:

- Ты знаешь, нет. Мне было самую каплю стыдно, что я их обыграла, пользуясь фейскими возможностями. Но когда ты сказала, что это не последние их деньги, все встало на место. Даже наоборот, я почему-то чувствую позитив по этому поводу. И не из жадности, поверь.

- Понятненько, - кинула Изумрудная фея своим мыслям.

- А мне нет. Что ты имела в виду? Объясняй мне хоть иногда, пожалуйста!

- Да я только этим и занимаюсь, - притворно вздохнула Изумрудная. - Видишь ли, мне-то нельзя играть в азартные игры, делать ставки и так далее. Верней, выигрывать мне запрещено. Есть только одно исключение – я могу без неприятных последствий для себя обыграть заведомого мошенника, который живет обманом, например профессионального карточного шулера.

Но, видимо, вот тут у нас с тобой начинаются небольшие различия. Это нормально – нет двух полностью одинаковых фей.

На тебя данное правило не распространяется. Ты можешь свободно применять свое магическое везение, чтобы иметь средства к существованию.  Возможно, даже должна это иногда делать.

- Ты уверена? Может, я просто не чую, что сделала плохо?

- Нет-нет. Если бы ты нарушила свое персональное правило, ты испытывала бы весьма сильный дискомфорт. Ты достаточно прошла по пути, чтобы чувствовать, что можно, а что нельзя. Раз у тебя ощущение, что все в порядке, значит, так оно и есть.

Я думаю, это потому, что твоя основная покровительница – Хозяйка Луны, Повелительница Тайного Знания. А она не жалует идиотов. Видимо, она считает, что каждый, кто сел играть с феей, вполне заслужил расставание с деньгами.

- Стой! Как Хозяйка Луны? Я думала, мой крестный, как ты выражаешься, это - Эшу, Хозяин Дорог? Он ведь нас познакомил, и благодаря ему я вся теперь по уши в чудесах.

- И он тоже, - кивнула Таша, - но все же, ты не светло-серая и не серебристая, ты Сапфировая, а это ее цвет.

- Но…

- Так. Прости, любимая, но к этой занимательной беседе нам придется вернуться позднее. Мы пришли.

Здание ковена Фловэ больше всего напоминало огромную вазу майсенского фарфора: округлое, пышное, белоснежное, и украшенное бесчисленными цветными фигурками – от огромных, в десятки локтей, статуй, до крошечных декоративных элементов – цветов, птичек, бабочек и прочей милой мелюзги.

В отличие от прочих зданий, которые стояли достаточно тесно, как и положено в столице, обиталище фей, хоть и находилось в самом центре города, было окружено просторным садом. Территорию обозначала изящная ограда, на вид – чисто декоративная. Но кто их знает, этих фей. У Кати возникло стойкое ощущение, что перелезать этот низенький забор совершенно небезопасно, особенно - с недобрыми намерениями.

Таша уверенно прошла в большую арку с настежь распахнутыми воротами. Здесь никакой охраны не было. Дорожка из белых кирпичиков, таких чистых, словно их буквально минуту назад вымыли с мылом, вытерли и отполировали, вела к парадной двери здания, но Изумрудная почему-то не пошла туда, а свернула в сад.

- Нам разве не внутрь? – удивилась Катя.

- Внутрь, но чуть позже. Я хочу кое с кем поздороваться.

Несколько минут прогулки по саду, и они вышли к огромному дереву. На Земле Катя таких не видела. Чтобы обхватить ствол, понадобилось бы не меньше дюжины человек. Крона возвышалась над крышей ковена. Дерево явно было очень старым, но вовсе не дряхлым.

- Здравствуй, милое Деревце! – с нежностью сказала Таша, подходя к стволу, - Я так по тебе соскучилась…

Фея погладила кору. Катя знала, что подруга любит деревья, а к некоторым отдельным экземплярам испытывает особую привязанность. В Москве и Санкт-Петербурге, как, вероятно, и в других городах, у Таши были любимые сосны, ели, дубы, березы, лиственницы, которые она называла по именам и прозвищам, здоровалась, никогда не упускала случая потрогать ствол или погладить листья. Катя всегда относилась к этому как к безобидному чудачеству, но сейчас она впервые ощутила желание сделать тоже самое.

Таша, тем временем, обняла ствол, насколько хватало рук и прижалась к нему щекой. Катя обошла дерево вокруг, поражаясь его размерами и красотой, не удержалась и приложила ладонь к стволу. Кора была теплой и бархатистой. Девушка закрыла глаза, ей стало уютно и приятно. Неожиданно здесь, в чужом мире, в городе, где она почти никого не знала, она почувствовала себя дома. Дерево пульсировало под рукой, как будто разговаривало с феей на каком-то древнем, певучем языке, и Кате показалось, что она понимает, о чем речь.

Из сладкого транса девушку вывели голоса.

- Да уж, ты умеешь выбирать подруг.

- Мне просто повезло. Если бы что-то зависело от моего выбора, прошлый раз не был бы таким…

- Диэна тоже была очень талантливая. Я не понимаю, почему с ней так получилось.

- Я знаю. Это моя вина. Извини, не хочу говорить об этом. Это один из немногих случаев, когда ничего уже не поправишь. Для нее. У меня-то, как видишь, теперь все отлично.

Катя отлипла от дерева. Когда она успела прижаться к нему всем телом? Обернувшись, Сапфировая увидела Ташу и Анири, которые рассматривали ее с улыбками.

- Что это за дерево такое чудесное?

Ей ответила Таша:

- Это - Дерево. Самое первое во Фловэ. Во Флойруме. Вероятно, самое старое в этом мире.

- Оно прекрасное… И вовсе не выглядит таким уж старым. Конечно, оно очень большое, но оно полно жизни.

- Еще бы! О нем тут заботится столько фей! Или оно заботится о нас… Тут сложно сказать.

- Мне казалось, что оно говорило со мной. Хотя я не могу объяснить, о чем. Но я что-то поняла, очень важное.

- Ты сделала большой шаг по пути. Я очень рада. Все феи испытывают к Дереву особые чувства, но оно принимает не каждую.

- Со мной оно уже давно не разговаривает, - грустно сказала Анири, - хотя раньше я часами стояла тут с ним в обнимку…

Ну ладно, Дерево никуда не убежит. И всегда будет радо с тобой пообщаться, раз уж у вас наладились отношения. А вот феи могут и разбежаться. Они там уже изнывают от нетерпения, не привыкли ждать. Так что нам надо идти.

И они направились в ковен. Внутри здания тоже было, на что посмотреть. От входа шел очень длинный и широкий белоснежный коридор. Стен, полы, потолок – все было украшено очень тонким орнаментом, напомнившим Кате узоры на Ташиной одежде – такой же скромный, неброский, но если присмотреться – очень изящный рисунок. Кроме этого, по левой стене шли высокие витражные окна, наводившие мысли о готических соборах, а противоположную - украшали портреты.

На каждом была изображена молодая прекрасная девушка. Волосы всех цветов, разнообразные наряды. Одна, суровая брюнетка, была изображена в доспехах. Другая, с алыми волосами – в длинном красном плаще и с огромной косой в руках. Третья позировала вовсе без всякой одежды, но выглядела так невинно и одновременно торжественно, что ее нагота казалась роскошным парадным платьем.

-  Тут все верховные феи Флойрума, - пояснила Кате Анири. Фея с серебристыми волосами взяла на себя роль гида, а Таша вовсю дурачилась. Проходя мимо каждого портрета, она задорно подмигивала, и Катя могла поклясться, что портреты отвечают ей тем же! Только у самого последнего изображения этот ритуал нарушился. Таша скорчила портрету невообразимую комичную гримасу, но изображенная на нем девушка в зеленой блузке и черных штанах, с темно-каштановыми волосами и пронзительными изумрудными глазами ей не ответила. Она продолжала смотреть вдаль с таким знакомым мечтательным и отрешенным выражением.

- А кто-то меня уверял, что ты не была высшей, - мягко упрекнула подругу Катя. Мозаика в ее голове, наконец, сложилась. Если бы не привычка верить Таше, она бы давно догадалась!

- Ни денечка не была! – своим честным-пречестным тоном подтвердила Изумрудная. - Я только пришла в этом мир, как эти экзальтированные глупышки сразу сделали меня верховной.

Они вошли в просторный светлый зал. У Кати перехватило дыхание. Нет, обстановка была довольно привычной, чем-то напоминая аудиторию в университете. Такие же ряды скамеек, разве что покрасивей и поудобней, небольшое возвышение перед ними, наподобие сцены, стол на нем – типичная обстановка для лекций, заседаний и собраний.

Но вот публика обычной не была. Здесь было несколько десятков девушек, на вид  - от восемнадцати до тридцати с небольшим лет. Разноцветные волосы, глаза всех невообразимых оттенков, в каждой своя, яркая индивидуальность. И все – чудесны. Феи.

Кроме того, сразу бросалось в глаза то, как они разместились по залу. Большинство группировались парочками, причем державшимися друг с другом слишком близко и тесно. Одна очень молодая смешливая девица с короткими ярко-рыжими волосами наслаждалась обществом сразу двух спутниц, прижавшихся к ней с обеих сторон. Лишь немногие сидели поодиночке.

- Присядь там, - шепнула Таша подруге, нежным шлепком придавая ей направление в сторону скамеек, и прошла вслед за Анири «в президиум».

Катя скептически фыркнула. «Партсобрание какое-то, честное слово. Сейчас мы заслушаем доклад верховной феи. Бурными и продолжительными аплодисментами, переходящими в овации, трудящиеся приветствуют…». Впрочем, подобные мероприятия девушка видела только в исторической хронике. И, зная Ташу, так скучно будет навряд ли.

Свободных мест в зале хватало, но Кате не хотелось забираться далеко, поэтому она плюхнулась на первое попавшееся, рядом с эффектной девушкой с длинными  черными, необычно блестящими волосами. Брюнетка покосилась на Сапфировую удивленно, но ничего не сказала.

Теперь Кате показалось, что она снова на лекции в институте. Только вот она не знает, какой сейчас предмет. Спросить соседку? Может, у нее есть конспекты?

Нет, Таша права, фантазия стала совершенно неуправляемой. С этим надо что-то делать.

В этот момент на сцену вышла и заговорила Анири. Ее приятный, сильный голос легко, без всякого микрофона долетал до всех уголков зала.

- Приветствую вас, девушки. Я собрала вас, чтобы сообщить несколько новостей. Во-первых, я должна перед вами извиниться. Я потеряла свой путь и сбила с толку вас всех. Простите меня!

Серебристая говорила просто, без всякого высокомерия и позы. Чувствовалось, что она и правда сожалеет. За несколько часов, прошедших с дневной встречи в парке, она, казалось, помолодела лет на пять. Феи в зале тихонько зашушукались. Анири продолжала:

- Я больше не могу быть Верховной. Я не справилась и подвела ковен. В ближайшие дни я уйду в другой мир, чтобы попытаться снова найти себя. Это решено. Возражения и уговоры не принимаются. Мне очень жаль оставлять вас в такое сложное время, когда Флойрум на грани войны, но, надеюсь, вы поймете – таков мой путь. И, к счастью, мне есть на кого вас оставить. Это вторая новость. К нам вернулась Изумрудная Таша. Теперь она поведет вас дальше. У меня все.

Анири глубоко поклонилась, ушла со сцены и села в зал. Шум среди фей нарастал. Кажется, они привыкли к гораздо более длинным и пафосным речам со стороны бывшей верховной.

Таша, стоявшая где-то в уголке сцены так скромно, что ее каким-то образом не замечал никто даже из фей, вышла на середину и уселась на край стола. Несколько секунд она беззаботно болтала ногами, разглядывая собравшихся. Под ее взглядом девушки притихли, хотя никакой строгости или укора в нем вовсе не было, только любопытство и доброжелательность. Видимо, им было просто очень интересно, что скажет новая старая Верховная.

Таша почесала нос и начала негромко, без всяких предисловий:

- Если вы думаете, что я, и правда, буду вас куда-то вести, давать вам какие-то указания и наставления – я вас разочарую. Каждая из вас – чудо сама по себе. Пытаться учить вас – только портить. Я не делала этого раньше и не собираюсь впредь.

Есть несколько вещей, которые нужно сделать. И, похоже, за это сейчас не готов взяться никто, кроме меня. Я ими займусь. Но после того, как они будут сделаны, я с чистой совестью пойду дальше своей дорогой.

Вам вовсе не нужны никакие верховные. Но если вы так привыкли, что не можете обойтись без этого, можете уже начинать выбирать себе новую козу, которая будет бежать впереди стада с колокольчиком на шее. Мне эта роль смертельно надоела еще прошлый раз, так что не надейтесь, что меня хватит надолго.

В зале стояла тишина. Голос Таши был очень мягким, но слова – достаточно жесткими. Феи явно не ожидали такого.

Изумрудная спрыгнула со стола, подошла к краю сцены и сказала совсем другим, веселым тоном:

- И хватит делать тут умные и сосредоточенные лица! Наша задача – наслаждаться жизнью! Быть счастливыми, каждый миг. Веселитесь! Развлекайтесь! Любите друг друга! Это мой первый и последний вам совет.

И кстати, я очень рада вас снова видеть. Я вас всех обожаю, знайте это.

А теперь, я иду в город танцевать! Кто хочет, пойдемте со мной. Будет весело!

Таша соскочила со сцены и вприпрыжку направилась к выходу. Катя тут же рванула за ней. Еще несколько фей увязались следом.

Отредактировано Kristi N (30.12.16 04:10:17)

+2


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)