Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)


Разноцветные феи (фэнтези)

Сообщений 61 страница 80 из 171

61

Глава 22

Мир 2.14.287
4 июля 2012, 12:20
Россия, Москва, улица Шумкина, квартира Кати

Таша и Катэ

За последние дни Катина новая, удивительная жизнь потихоньку начала становится для девушки привычной. Таша по-прежнему непрерывно преподносила подруге разнообразные сюрпризы, но Катя, а верней Катэ, как она все чаще называла в мыслях саму себя, уже не впадала в панику и смятение при встрече с тем, что раньше казалось ей невозможным, а воспринимала очередное чудо с веселым любопытством и радостью.

У фей не было определенного распорядка дня, все зависело от погоды и настроения, но основные занятия оставались прежними – Катя учила лэранго и китайский, Таша – японский и итальянский, а также много времени проводила в интернете, в основном составляя и уточняя свои бесконечные таблицы примечательных зданий в разных странах и городах – тех, которые Изумрудная уже видела, и только намеченные к посещению.

В хорошую погоду они много гуляли в Москве и Питере, длинные летние дни предоставляли для этого массу светлого времени. Катя начала понимать, что тратить больше пяти-шести часов в день на сон, когда в мире столько интересного – это просто преступление против самой себя. Теперь этого времени ей вполне хватало, чтобы выспаться. Питались девушки тоже один-два раза в сутки, но зато очень плотно и вкусно – чаще всего в каком-нибудь ресторане, но иногда на Катю нападало настроение покормить подругу и самой приготовить что-нибудь интересное. Удивительно, но даже самые сложные, экзотические блюда, рецепты которых она находила в сети и которые раньше никогда не пробовала готовить, с первой же попытки получались у девушки неожиданно удачно.

И конечно, они очень много любили друг друга.

На четвертый день изучения лэранго Катя уже вполне могла читать простенькие адаптированные тексты, которые составляла для нее Таша, и поддержать разговор на некоторые базовые темы. Она освоила разные варианты приветствий, прощаний и обиходных выражения. Также первоочередными в изучении Изумрудная посчитала словечки, описывающие постельные развлечения. По сравнению с русским и английским, в лэранго в этой области было гораздо больше разнообразной лексики, но Таша уверила подругу, что это лишь жалкая доля от того, что существует на этот счет в фейском. У фей существовало несколько тысяч слов, описывающих разные нюансы женской анатомии и того, что две девушки могут проделать друг с другом к взаимному удовольствию. Например, было не менее дюжины терминов, обозначающих разновидности поцелуя, и это только в губы.

При этом все эти слова считались абсолютно приличными. Матерились феи совершенно по-другому. Наиболее непристойным ругательством у них было безобидное слово зима. Таша недовольно морщилась, даже когда слышала это слово в русской речи, и категорически отказалась обучать Катю его фейскому аналогу: «гадостей успеешь еще нахвататься и без меня!». В лэранго такое слово попросту отсутствовало, за неимением в том мире самого явления. Теперь, когда Катя знала, как именно действуют на фей низкие температуры, такой выбор обсцентной лексики начинал казаться ей абсолютно логичным.

По мере изучения языка попутно узнавались и некоторые факты о мире, в котором Таша провела долгие годы перед возвращением на Землю. География и политическое устройство Катю не особо заинтересовали, хотя она запомнила названия нескольких наиболее крупных государств и уяснила, что уровень технологического развития в том мире соответствует началу XVIII века на Земле, но лишь очень приблизительно. Военное дело, например, изрядно отставало, поскольку светлые феи не одобряли войны, а темные, напротив, обладали такими боевыми возможностями, что вооружение людей на этом технологическом этапе в сравнении с ними выглядело чересчур жалко и не имело стимула для развития.

В области медицины, наоборот, знания находились на очень хорошем уровне. И в этом опять же была заслуга светлых.

Сам факт наличия в том мире значительного числа фей и их открытое существование вместе с людьми очень заинтересовал Катю. Сегодня, когда девушка получила от подруги очередную порцию лэранго для изучения, посвященную как раз этой теме и содержавших такие слова, как «ковен», «темная», «светлая», «руна» и тому подобные, как раз представился удачный повод поговорить об этом.

- Таша, расскажи мне, пожалуйста, еще про фей. Они что, правда все… хм… Ну, такие как мы?

- Нет, конечно, все разные, - Изумрудная демонстративно отказывалась понимать, о чем речь.

- Я имею в виду… все лесби?

- Пойми, Катэ, для нас это не извращение, даже не вариант нормы, а просто единственный возможный способ. В нашем виде нет мужских особей, я же тебе уже объясняла. А межвидовой секс, как не крути, ненормальное явление по любым меркам.

Тебя, как и многих, сбивает с толку, что мы обычно выглядим как люди и большинство из нас были ими раньше. Но мы – не они, мы - совсем другое. 

- И как тамошнее человечество воспринимает это?

- Люди бы не были самими собой, если бы часть из них не относилась к нам с ненавистью, презрением или страхом. Но в том мире у них был много времени, чтобы притерпеться – мы были рядом на протяжении всей их истории.

В конце концов, что они могут поделать? Устроить феям геноцид, у них, как здесь выражаются, кишка тонка. Да и не привыкли они обходиться без нашей медицины, без чудесных приспособлений, которые в значительной мере компенсируют неразвитость тамошней техники, без нашего вклада в культуру.

- Ладно, с людьми все ясно. Я догадываюсь, что они не слишком сильно отличаются во всех мирах. Меня больше занимают феи. Какое у вас... у нас, общественное устройство? Есть семьи, кланы? Как устроено руководство и управление?

- Семья – форма социальной организации, направленная в первую очередь на рождение и воспитание детей. Мы, как ты уже знаешь, вынуждены поддерживать свою численность другими методами. Так что семей в человеческом смысле, как представителей нескольких поколений, у нас нет. Есть сложившееся пары, очень стабильные, вот, в принципе, и все.

А основная форма объединения – ковен. Сложно объяснить, что это такое. Нечто большее, чем просто клуб, но меньшее, чем община. Для феи вовсе не обязательно быть членом какого-либо ковена. Но большинство из нас все же поддерживает какие-то отношения с соплеменницами, хотя бы изредка.

У нас нет строгой иерархии или руководства. У каждой феи – свой путь, поэтому вмешиваться в чужие дела у нас не принято и даже нельзя. Иногда мы обмениваемся опытом, но чужие знания редко оказываются по-настоящему полезными, я тебе уже объясняла, почему.

В ковенах принято выделять высших и верховных фей, обладающих несколько большим опытом и возможностями, чем остальные. Ну, и определенным авторитетом, особенно в делах с людьми. Если тебя интересует мое мнение, все это чепуха. Кто что может – личное дело каждой из нас. Нечего устраивать из этого какие-то разделения по «цвету штанов». Глупая человеческая привычка. Никогда ее не одобряла.

- Могу поспорить, что ты там считалась высшей, - заметила Катя.

- Что ты, - возразила Таша с улыбкой, - вовсе нет. Я не так уж много могу. К тому же я всегда старалась уклониться от всякой общественной активности. Я единоличница и эгоистка.

Катя покачала головой весьма недоверчиво:

- Я думаю, ты, как всегда, скромничаешь и наговариваешь на себя. Ну да ладно, все равно тебе не расколешь. Смотри, дождь вроде кончился. Пойдем, погуляем?

- Я как раз хотела тебе это предложить. Ты с шести утра занимаешься. Не перегибай палку, отдыхать тоже надо.

- Мне интересно учить языки. К тому же, я почему-то чувствую, что это довольно важно для меня, именно сейчас. Но ты права, мы можем продолжить нашу практику и по дороге.  Мне почему-то все меньше хочется сидеть в четырех стенах последнее время. Странно, раньше я вообще не любила выходить из дома, только заставляла себя отправляться на пробежки и по магазинам, а в остальное время не отрывалась от книжек и компьютера.

- Ты меняешься. Все феи любят много бывать на природе. Да и пусть даже и в городах - главное под открытым небом и лучами солнышка. А ты еще удивлялась, почему я иногда сплю на скамейке в парке, когда мне доступна любая гостиница. Но со временем ты тоже будешь находить в этом определенную прелесть.

- Не знаю, не знаю…. К такому я пока не готова. Тем более что я уже не представляю, как это - спать без тебя. А если мы ляжем вместе, значит, мы непременно окажемся голышом и обнявшись. И меня повергает в ужас даже мысль пойти на такое в каком-то месте, где бывают посторонние. Нет, я помню, помню, что нас никто не увидит. Но все равно!

Изумрудная только захихикала:

- Ладно, ты идешь или нет? Я уже давно готова! Сколько можно крутиться перед зеркалом? Все равно кроме меня любоваться тобой никто не будет, просто не заметит!

- Да у меня как-то непривычно лицо выглядит. Не пойму, что не так. С тенями я переборщила, что ли? – Катя пока не оставила привычку слегка подкрашиваться, выходя из дома, хотя подруга и уверяла ее, что на ее вкус – это пустая трата времени, она любит Катин естественный облик. Сама Изумрудная вообще не пользовалась никакой косметикой, но при этом всегда выглядела так, будто легкий, но очень искусный макияж у нее все-таки есть.

- Ха! Я все ждала, когда же ты заметишь. Твои глазки, любовь моя!

- Ой! – только после этой подсказки девушка, наконец, поняла, что смущает ее непривычный цвет собственных глаз. Темная шатенка, Катя обладала глазами серо-стального, с небольшим голубым отливом цвета. Все знакомые находили это весьма привлекательным, но сама она полагала такой оттенок чересчур скучным и банальным. Однако сейчас из зеркала на нее смотрела девушка с радужками глубокого, насыщенного синего цвета.

- Что это значит, Таша?

- У тебя уже появился свой цвет. Глаза выдают его раньше всего. Изменения начались пару дней назад, но шли так плавно, что ты ничего не замечала. Я-то сразу заприметила!
Сейчас, пожалуй, я уже смогу даже определить твой точный оттенок. Ну-ка, повернись ко мне! – Несколько минут Изумрудная вглядывалась в глаза подруги, и потом вынесла вердикт:

- Да, это совершенно ясно. Твой цвет – Сапфировый. Среди фей ты будешь называться Сапфировая Катэ. Нравится?

- Ух, не знаю. Наверное. Так не привычно… На самом деле, важно, чтоб мои новые глаза нравились тебе.

- Я их обожаю. Хотя старый вариант тоже был хорош, но этот больше подходит к твоему характеру. А вообще я буду любить тебя в любом облике.

* * *

В этот раз Изумрудная повела подругу по широкой дуге в юго-западную часть Москвы. Они прошли по улице Образцова, затем по Лесной и Малой Грузинской, где полюбовались на изумительной красоты католический костел. По дороге Катя упражнялась в лэранго, но и просто приятной болтовне нашлось время.

- Меня слегка беспокоит, как мы будем жить зи… ну, в смысле, в тот сезон, который ты не любишь, - призналась девушка, - в Москве тебе явно будет не место. Где ты вообще обычно проводишь это время?

- Теплые европейские страны – Италия, Испания, Португалия, а также юг Франции вполне подойдут. Кстати, там огромное количество совершенно потрясающих домиков, особенно в Италии! Я посвятила им изрядно времени, но все еще не видела и половины того, что стоит посмотреть. Южная Америка – другой хороший вариант. Рио – прекрасный город, я его обожаю. В Буэнос-Айрес, Сан-Паулу и Монтевидео тоже есть, на что полюбоваться.

- В Южной Америке высокая преступность, я слышала?

- Ой, Катэ, о чем ты! Нас это вовсе не касается. Человеческие проблемы, забудь о них.

Еще есть Южная Азия, Австралия – все это подходящие мне места на это время года. В общем, решать тебе. Интересное мы найдем везде, уж это я тебе обещаю!

- Да я и не сомневалась. Мне тоже, в принципе, все равно, я же нигде еще не была. И самое главное, чтоб мы были вместе, остальное уже вторично. Я просто все думаю, как мне решить проблему с родителями - как обосновать свой отъезд на полгода за границу, да еще и не врать при этом!

- Что-нибудь придумала?

- В том-то и дело, что нет. Пока единственный реальный вариант - вообще им ничего про это не говорить. Но тогда у нас должна быть возможность в любой момент вернуться домой. Понимаешь, к чему я веду?

- Угу, - кивнула Таша, - ты намекаешь, что мне надо доделывать портальную сетку.

- Не тебе, а нам. То есть ставить порталы я, конечно, не умею, но тебе больше не придется одной мерять километры по трассе. Будем шагать вместе, прям как сейчас! Предлагаю заняться этим в самое ближайшее время, пока тепло.

Таша потерла кончик носа, что означало у нее глубокие размышления.

- Дело, конечно, нужное. Я сама давно мечтаю связать порталы России и Европы, а там и до Азии дело дойдет. Просто для человека такие длительные пешие переходы, какие нам предстоят - весьма утомительны. А ты – не Федор Конюхов. Мне бы не хотелось тебя мучить. Ты считаешь, что уже готова к этому?

-  Пока не попробуешь, не узнаешь, - пожала плечами Катя, - но в тот раз, когда мы шлялись по Питеру с восьми вечера и до самого утра, я совершенно не устала. А тогда у меня еще не было сапфировых глаз!

-О да, я помню, что когда мы вернулись домой, у тебя осталось еще предостаточно энергии, чтобы не давать мне спать до полудня, - с ухмылкой пробормотала фея.

Сегодня девушки тоже не спешили домой. Пройдя насквозь всю Пресню, они вышли к Московскому Деловому Центру посмотреть на строительство сумасшедших небоскребов. Таша довольно скептически отзывалась о современной архитектуре по сравнению с шедеврами минувших эпох, но некоторые из этих гигантов все же заслужили у нее снисходительное одобрение. Перекусили в Афимолле, перешли реку по закрытому мосту и двинулись на юг по Кутузовскому проспекту. За разговорами время летело незаметно. Еще через несколько часов Катя совершенно перестала понимать, где они находятся, даже приблизительно. Эту часть Москвы девушка знала совсем плохо. Она потянулась за своим смартфоном, чтобы глянуть карту в навигаторе, и не нашла его.

- Таша! Я, кажется, телефон потеряла… И ты после этого еще будешь говорить, что с феями не случаются досадные случайности!

- Ничего не потеряла, ты просто забыла его. Я прекрасно помню, что он остался лежать на кухонном столе, когда мы выходили.

- И ты мне не сказала?!

- Зачем? – Таша пожала плечами, - я подумала, что ты просто решила оставить его дома. На самом деле, от этой штуковины мало толку. Все равно кроме мамы тебе почти никто не звонит. А с ней ты сегодня утром уже разговаривала.

- Ты не понимаешь, дело не в звонках. Там навигатор, и фотоаппарат, и интернет, если вдруг надо что-то посмотреть в сети. Да даже просто часы! Я ненавижу, когда что-то болтается у меня на запястье, поэтому давно привыкла смотреть время в телефоне. А теперь я понятия не имею, который сейчас час! Как ты обходишь без всего этого?

Изумрудная прищурилась на закатное солнышко и сказала:

- Спокойно обхожусь. Сейчас примерно двадцать пять минут девятого. Через часик уже стемнеет. Тут не Питер, ночи все же подлинней, хоть и июль.

- И где мы, ты, разумеется, тоже прекрасно знаешь?

- Конечно! Это Нахимовский проспект. Мы сделали немаленький полукруг и сейчас направляемся на восток. Ты что, не помнишь, как мы проходили мимо МГУ? Кстати, в том районе у меня есть портал, так что если ты чувствуешь приближение усталости, не поздно туда вернуться. Еще проще - сесть на метро. Только скажи, я тебя отведу к ближайшей станции.

- Нет, я пока вовсе не устала. Хочу гулять и гулять, ночь напролет! Я просто не знаю, куда тут можно пойти дальше.

- Если продолжим идти прямо, скоро придем в Коломенское. Там неплохо, очень даже славное место для прогулок. Или можем свернуть налево и пойти в сторону дома через центр. Выбирай.

- Пойдем пока в Коломенское, а там посмотрим.

Девушки продолжали шляться по городу далеко за полночь. Катя наслаждалась чудесной теплой погодой,  ночной Москвой, где можно отыскать красивые уголки даже в насквозь современных районах – а Таша знала их все наперечет, и, конечно, обществом подруги, которая могла рассказывать бесконечные истории на любую тему, но также умела и внимательно выслушать. Они прошли все Коломенское по набережной и шли уже где-то в районе Борисовских прудов, когда их внезапно грубо прервали.

Катя уже полностью привыкла, что с Ташей они не заметны для людей, поэтому на окружающих можно не обращать никакого внимание. Тем большим был ее шок, когда на безлюдной улочке перед феями внезапно выскочила из кустов встрепанная невысокая девица. Из ее кулака выщелкнулось лезвие выкидного ножа.

- Ну-ка, курицы, давайте деньги, - прошипела налетчица, пытаясь принять грозный вид.

Катя совсем растерялась. Вообще-то, одинокая гопница вовсе не выглядела такой уж страшной. Фактически, она была на пару лет младше Кати и почти на полголовы ниже ее. Дешевая «выкидушка» длиной с женскую ладонь также не казалась таким уж опасным оружием. Катя никогда не занималась боевыми искусствами, но сложена была достаточно спортивно. Парню она бы врезала ногой по яйцам. Девке, пожалуй, стоит метить повыше, в живот, прикинула девушка, однако в этот момент совершенно некстати вспомнила, что Таша ей говорила о недопустимости причинять вред живым существам, даже в порядке самообороны. Впрочем, Изумрудная также утверждала, что пока феи соблюдают правила,  они в полной безопасности. Ну и где эта защита? Катя бросила на подругу озадаченный взгляд, а Таша, казалось, совершенно не испугалась и даже не удивилась. Она рассматривала грабительницу с улыбкой, а потом сказала абсолютную правду, как обычно:

- А у меня нету ни копейки, - это прозвучало так убедительно, что даже налетчица ей сразу поверила.

- Тогда ты давай! – обратилась она уже прямо к Кате.

У Сапфировой деньги были. Она пронзила Ташу взглядом, требующим помощи.

Изумрудная легкомысленным тоном посоветовала:

- Да отдай ты ей, а?

Недовольная и растерянная Катя полезла в сумочку за кошельком, вытащила из него небольшую пачку купюр – все, что там было, и сунула наглой девке. Та с жадностью схватила деньги и явно обрадовалась немаленькому улову, но не угомонилась.

- Так, телефоны давайте! Быстро!

- У меня нету, - Таша почти хихикала.

Катя не находила в ситуации ничего забавного.

- А я свой дома сегодня забыла, - мрачно выдала она чистую правду, и сунула под нос грабительнице открытую сумку, в которой, кроме опустевшего кошелька, болтались лишь ключи от квартиры и пачка бумажных салфеток.

Убедившись, что поживится тут больше нечем, проклятая бандитка уже собиралась оставить их в покое, но напоследок окинула взглядом, в поисках еще чего-нибудь ценного. Ее взгляд упал на Ташины перстни.

- Во! Цацки эти тоже давай.

- Это не драгоценности. Ты не сможешь их продать, - мягко, урезонивающим тоном сказал Изумрудная, вытягивая руки и давая возможность рассмотреть свои пальцы.

Фея, как всегда, не соврала. Символы заключенных Ташей контрактов с духами, изготовленные из материалов, в нашем мире вообще не известных, редкостью и ценностью превосходили обычные ювелирные украшения в той же степени, в какой  полотна Леонардо превосходят детсадовские рисунки. И реализовать их было, разумеется, совершенно невозможно. Не один эксперт ломбарда или ювелир просто не смог бы определить, что это за вещи и из чего они.

Непонятно, сделала ли Таша что-то со своими перстнями или всему виной был неверный свет фонарей, но бесценные сокровища казались сейчас лишь странными дешевыми безделушками. Камни не мерцали глубоким притягивающим блеском, а их огромный размер и странная форма только подкрепляли уверенность, что это просто стекляшки. Оправы вообще казались пластмассовыми.

Лицо грабительницы вытянулось в разочаровании, но отступать так просто она не хотела.

- Ну и дешевка… Хотя вот этот - давай, это-то наверняка серебро! Она ткнула в безымянный палец, на котором Таша носила кольцо Хозяйки Луны.

Изумрудная впервые слегка задумалась, потом кивнула, скорей своим мыслям, нежели отвечая на требование девицы, свинтила перстень с пальца и протянула грабительнице. Та, наконец удовлетворенная, проворно юркнула обратно в кусты. Было слышно, как она хрустит ветками, убегая с места преступления.

Катю трясло. Несколько минут она пыталась взять себя  в руки, а потом, убедившись, что преступница не вернется, напустилась на подругу.

- Таша! А я тебе верила! Ты убедила меня, что с тобой я полной безопасности!

- Конечно, любовь моя, так и есть, - Изумрудная вела себя совершенно беспечно, как будто ничего особенного не случилось, - что заставило тебя усомниться в этом?

- Что? – Катя была ошарашена реакцией Таши едва ли не больше, чем нападением, - как что? Нас только что ограбили, если ты не заметила!

- Действительно, довольно необычное и интересное происшествие, - отметила фея.

- И это все, что ты можешь сказать?

- Я не совсем понимаю, почему ты так переживаешь, Катэ. Можно подумать, что тебе пришлось месяц вкалывать на заводе, чтобы заработать эти деньги. Ты что, уже забыла, как они нам достались? Легко пришло – так же и ушло. Придет и еще. Было бы, о чем переживать.

- Да, но… - Катя была сбита с толку. Она привыкла, что Таша легкомысленна в финансовых вопросах, но не настолько же!

- Кстати, это были последние наши деньги? – спросила Изумрудная без особенной обеспокоенности.

- Нет. У нас дома еще осталось две с половиной тысячи евро плюс то, что мне в воскресенье привезла мама. Я взяла с собой только те, что мы разменяли прошлый раз, за вычетом несколько наших обедов. Но все равно, там еще оставалось достаточно, чтоб нам жить неделю, даже питаясь в лучших ресторанах! А для кого-то, не такого удачливого, как ты, это и правда месячный заработок!

- Ну, похоже, этой девчонке деньги слегка нужней, чем нам. Не думаю, что она вышла на большую дорогу только в погоне за адреналином. Женщины вообще очень редко идут на насильственные преступления, а тут – подумать только, настоящее вооруженное ограбление!

- Ты говоришь об этом с таким восхищением, как будто не мы стали его жертвам!

- Жертвами? Но нам не было причинено никакого вреда.

- Как это?! Даже если не считать деньги, как насчет морального ущерба? Я здорово перепугалась, между прочим!

- Ох, любовь моя, ты это вовсе напрасно. Нам же абсолютно ничего не грозило.

Спокойный и беззаботный тон подруги несколько успокоил Катю, хотя посмотреть на ситуацию с Ташиной точки зрения у нее пока не получалось. Несколько минут девушка молчала, а потом выпалила язвительно:

- Да уж, теперь я понимаю, почему тебе никто не может причинить вреда. Ты ведь отказываешься считать вредом то, что под этим подразумевают нормальные люди. «На Транае нет преступности, потому что ограбления не считаются преступлением!»

Таша в ответ лишь захихикала, показывая, что тоже читала эту повесть Шекли.

- Что с нами должно было случиться, чтобы ты признала, что дела пошли не так? – продолжала Катя запальчиво, - нас должны были искалечить? Изнасиловать? Убить?

Изумрудная снова почесала носик.

- Вообще-то, смерть тоже не всегда зло. Все зависит от обстоятельств. Одно дело, если это результат крупной ошибки. Тогда последствия могут быть и правда неприятными. Но иногда гибель и возрождение даже идет на пользу. Поверь мне, я говорю на личном опыте. Очень, знаешь ли, освежает.

Что ответить на такое заявление, Катя и вовсе не имела понятия.

- Мне расхотелось гулять. Пойдем домой, - буркнула она.

- Я догадалась, - вздохнула Таша, - к сожалению, метро уже закрыто. Но тут неподалеку, только реку перейти, у меня есть портал. Сейчас шагнем в Сокольники  и будем почти дома. Только уж прости, нам опять придется форсировать тот злополучный забор.

- На фоне того, что только что случилось, это уже сущие мелочи, - пробормотала Катя, все еще хмурая и расстроенная. Но жизнерадостность подруги постепенно выправляли ее настроение. Рядом с Ташей просто невозможно было долго переживать.

- Тебе, любимая, стоит научиться видеть в таких происшествиях в первую очередь забавную сторону. Ну, или хотя бы интересную. На самом деле, это ведь тоже было настоящее чудо, хотя его и не назовешь добрым. Эта девушка увидела нас, хотя мы прятались «под капюшоном», а она была настроена против нас откровенно враждебно. Мало того, она увидела мои перстни! Даже ты не замечала их в первый день. Это просто невероятно. При этом она – обычный человек, это совершенно точно. Очень, очень загадочный случай. Я почти уверена, что у него будет какое-то продолжение.

- Надеюсь только, что если мы встретимся еще раз, она не зарежет нас своим глупым ножом. Что бы там не говорила, я пока не настроена «освежаться» в могилке.

- Ой, какие чушики. Неужели ты думаешь, что я бы позволила ей причинить тебе какой-то реальный вред? Ты, правда, считаешь, что я не могу защитить тебя?

- Ну, я не могу спорить с тем, что ты можешь много чудесного. Порталы были последней каплей. После них отрицать, что ты фея, было бы уже просто тупостью. Но ты же светлая, как ты будешь отбиваться? Если твоя невидимость вдруг не сработает - как только что случилось - что ты еще можешь сделать для нашей защиты?

- В этом мире все дается нелегко. Но поверь, чтобы защитить свою любовь, я даже здесь могу свернуть пару гор. Просто ситуация не требовала серьезных мер. Ты первая осудила бы меня, если бы я превратила эту девчонку в воробья только потому, что ей отчаянно понадобились деньги.  Я даже подозреваю, что если бы я поступила так, ты бы стала меня побаиваться. А это то, чего я хочу меньше всего на свете.

- Почему именно в воробья? Я думала, в таких случаях обычно превращают в  жабу, - попыталась пошутить Катя, но Изумрудная лишь пожала плечами:

- Тоже можно. На самом деле, это все равно. Но она не показалась мне похожей на жабу. А вот на воробьишку – да. Такая же маленькая, встрепанная и нахальная.

- Ты правда это можешь? – Катя остановилась и пристально посмотрела на подругу.

- В этом мире пока не пробовала. Но ради тебя – смогу, можешь не сомневаться.

- А как же твои правила непричинения вреда?

- А причем тут это? Ты думаешь, что быть птичкой хуже, чем человеком?  Уверяю тебя, это не так. По-крайней мере, о деньгах ей бы точно после этого не пришлось беспокоиться.

- Ох. Я никогда не привыкну к твоей фейской логике.

* * *

Девушки уже подходили к дому и Катя практически полностью успокоилась, но одна мысль все равно не давала ей покоя.

- Ну, хорошо, Бог с ними, с деньгами. Ты, как всегда, права, мы не обеднеем от потери этой суммы. Мои растрепанные чувства ты уже тоже почти залечила. Я почти не сомневаюсь, что завтра я тоже буду вспоминать эту историю, как забавный анекдот. Двух фей ограбила дерзкая птушница, мне уже смешно. Но есть еще одна деталь. Она забрала твой перстень! А это, как я поняла из твоих объяснений, очень непростая вещь, которую в магазине не купишь. Что ты собираешься предпринять по этому поводу?

- Ох, Катэ. Ты все еще такая наивная в некоторых вещах, я даже умиляюсь. Дело же вовсе не в кольце, а в том, кто его носит. Сейчас придем домой, я тебе все покажу.

Кстати, ты обратила внимание, как все удачно получилось с твоим телефоном? Это как раз пример фейского везения. Если бы ты не забыла его дома, его бы у нас тоже отняли, а вот это было бы и правда немного жаль. Купить новый не сложно, но там есть милые фотографии, которые мы делали вместе – не хотелось бы их потерять. Надо будет утащить их на мой ноут. Магия – само собой, но резервное копирование тоже не помешает.

Девушки подняли в квартиру. Заперев дверь и скинув кроссовки, Катя направилась в комнату, позевывая.

- В конечном счете, все же неплохо прогулялись, - протянула она, уже полностью расслабившись после нелепого инцидента, - что это ты ищешь?

Таша, тщательно оглядывавшая их спальню, как будто видит ее первый раз, неопределенно покрутила пальцами в воздухе, - мне нужно что-нибудь такое, белое… О! Вот это подойдет!

Взгляд Изумрудной остановился на Кате, а верней, на ее беленькой маечке. Она проворно принялась вытаскивать ее из джинс.

- Эй? Ты что это задумала? – Катя была вовсе не против таких развлечений. На самом деле хороший секс - это то, что ей было сейчас нужно, чтобы окончательно привести нервы в порядок. Однако у Таши, пока что, было на уме не это. Вытащив край майки на свет, фея нашла на обратной стороне какую-то нитку и принялась тянуть за нее с энтузиазмом игривой собаки, вцепившейся в палку.

- Хватит портить мою одежду! Ты ее так совсем распустишь!

- Тебе жалко мне одной ниточки? – Изумрудная вытянула примерно с метр обычной белой нитки, а потом резким движением оборвала ее.

- Вот и все. А теперь… - Ее взгляд снова заскользил по комнате, - ну, допустим, вот это.

На полке шкафа фея нашла маленькую синенькую пуговку, когда-то давно отвалившуюся от одной из не самых любимых Катиных блузок. Связав обе своих находки,  Таша принялась наматывать нитку на безымянный палец. В итоге получилось жалкое подобие колечка, которое могла бы смастерить пятилетняя девочка, в жизни не видавшая нормальных игрушек. Особенно дико и чуждо эта штука смотрелась среди остальных перстней Таши, которые в ярком электрическом свете снова заиграли всеми своими красками.

- Ты так и будешь теперь ходить? – с удивлением спросила Катя.

- Только до завтра. Утром увидишь, что будет, - подмигнула ей фея.

+2

62

Глава 23

Мир 2.14.4А2
12 седьмой х612, 05:20
Флойрум, горы Мэссоуги

Лэнда и Хсэни

Дальнейший путь по северному тракту в горы Мэссоуги совершенно не предоставил Лэнде возможности проявить такие замечательные качества, как отвага, решительность и прекрасное владение огнестрельным и холодным оружием. Вместо этого ей пришлось демонстрировать терпение (чтобы не обращать внимания на неизбежный в пути мелкий дискомфорт и капризы спутницы), исполнительность (не забывать регулярно отправлять генералу Кейко отчеты), а также общительность и чувство юмора, чтобы не разрушить доверие объекта «Наживка».

Впрочем, прилагать для этого особых усилий не пришлось. Девушки подружились вполне естественным образом. Лэнда все чаще ловила себя на мысли, что испытывает к подопечной симпатию, совершенно выходящую за рамки служебных обязанностей. Хуже всего было то, что из досье журналистки она не только узнала о ее сексуальных предпочтениях, но также почерпнула информацию о том, что в настоящий момент баронетта свободна от романтических привязанностей. А излюбленный Хсэни тип партнерш «удивительным» образом совпадал с внешностью Лэнды. Генерал Кейко отнесся к подбору агента для этого задания со всей серьезностью. Иногда сдерживаться становилось сложновато, тем более что Хсэни вовсе не чуждалась легкого флирта. Сборщице приходилось напоминать себе, что она на задании, и сводить небезопасные разговоры в шутку.

В остальном дорога не составила большого труда, не грозила опасностями и не подарила существенных развлечений. Небольшое нарушение графика в начале пути из-за недомогания Хсэни, а также мощный ливень с грозой, продолжавшийся двое суток, которые пришлось перовести на очередной почтовой станции, вылились в то, что путь занял одиннадцать дней вместо запланированной недели – задержка вполне допустимая.

Однако основная фаза задания только начиналась.

* * *

Они вышли с постоялого двора с рассветом. Лошадей пришлось оставить там – у них-то амулетов не было. Хотя Фиона и уверяла, что чудовище одинаково активно как ночью, так и при солнечном свете, задерживаться у проклятого замка в темноте решительно не хотелось. Дюжину верст по хорошей дороге вполне можно было легко преодолеть за два с половиной – три часа, что оставляло более чем достаточно времени для проведения ритуала и возвращения засветло. Вопрос был в том, осталась ли еще дорога. Когда-то это был вполне нормальный, широкий и наезженный тракт, однако с тех пор прошло двадцать два года. Хозяин постоялого двора уверял, что дорога вполне пригодна и для пеших, и для конных, и даже для телег, однако доверия его словам быть не могло, ибо сам он никогда в сторону замка не ходил: «дамы, я не самоубийца». Опирался он на сплетни своих постояльцев, многие из которых уверяли, что ходили до полдороги, до самого замка или даже побывали в нем.

Проведя вчера весь вечер за выслушиванием ужасных, забавных, хвастливых, скучных и трагических историй «походов к замку», которые трактирщик насобирал за долгие годы и с охотой пересказывал своим гостям, Хсэни и Лэнда пришли только к одному заключению – никто из рассказчиков у замка не был и источник опасности не видел, поскольку ни одна из версий, при всем их разнообразии и причудливости, нисколько не напоминала то, что им поведала Фиона. Напрашивался неутешительный вывод – никто из тех, кто действительно ходил к замку и встретил чудовище, своими впечатлениями поделится уже не смог. Кроме фей.

Хсэни, непривычная к ранним пробуждениям, отчаянно зевала, ежилась и жаловалась, что вода, которую ей подали для утреннего туалета, была зверски холодной. Лэнда была собранной и настороженной. Она три раза спросила Хсэни, не забыла ли та амулет. В конце концов, журналистка вспылила и потребовала не держать ее за полную дуру. Свой собственный желтый камешек Лэнда украдкой проверяла каждые полчаса, не в силах отделаться от глупого ощущения, что обязательно его потеряет.

Первые полтора часа прошли спокойно. Девушки бодрым шагом топали по дороге. Разумеется, трактирщик ошибался – на телеге тут было не проехать. Тракт изрядно порос высокой травой и кое-где даже небольшими деревьями. Если у самого постоялого двора выглядело так, будто им изредка, но пользуются, то здесь, на удалении в пяток верст, казалось, что по нему годами не ступала нога человека. Впрочем, идти было можно. Местность вокруг вовсе не выглядела зловещей. Ярко светило солнце, щебетали птахи, дорогу непрерывно перебегали непуганые белки, которые водились тут в совершенно сумасшедших количествах.

Впрочем, Лэнда отметила про себя, что ни одно живое существо крупней белки им не попалось. Не было даже гумли (широко распространенная в лесах Флойрума и Боттума пестрая птица размером с курицу, но вполне способная к полету.  Традиционный объект охоты в этих государствах), хотя такие смешанные леса – их излюбленное место обитания. Все это неприятно совпадало со словами Шафрановой феи и наводило агента службы безопасности на нехорошие мысли. Хсэни же, кажется, совсем расслабилась.

Мирная идиллия закончилась внезапно, когда до замка оставалось, по прикидкам Лэнды, меньше часа пути. Дорога, к этому моменту уже окончательно превратившаяся в едва заметную тропку, по которой можно было идти только друг за другом, выбралась на пригорок и Хсэни, шедшая первой, обернулась к Лэнде и внезапно застыла столбом. С трудом не впечатавшись в блондинку, Лэнда с трудом удержалась от крепкого выражения и то только потому, что сразу почувствовала – дело серьезное.

- Что? – коротко выдохнула она.

- Оно! – также едва слышно ответила Хсэни и резво опустилась на корточки. Она не визжала и не заикалась, но паники в ее голосе было достаточно на два-три кораблекрушения и еще пару небольших пожаров.

Всю дорогу Лэнда уверяла себя, что готова к встрече с чудовищем, верит в амулет и нисколько не боится. Даже твердила себе, что монстра они обязательно увидят и это к лучшему - будет интересно, познавательно и нисколько не опасно. Оказалось, что готовым  к этому быть нельзя.

Слушая Фиону, Лэнда представляла себе, что чудовище огромно и ужасно. Возможно, как гигантский тигр. Или бык. Или помесь тигра с быком. Рога, клыки, все в таком духе. Однако перед реальностью фантазии меркли. Первым делом, существо было даже не страшным, а невозможным. Девушки заметили его с расстояния в пару верст, а то и больше. Оно парило над лесом. Огромная голова темно-коричневого цвета казалась размером с дилижанс вместе с шестеркой лошадей. Впрочем, вполне возможно она была еще больше – точно определить дистанцию, а следственно и истинные размеры не получалось. Тела не было. Зато огромные глаза и пасть было отлично видно даже с такого расстояния. Голова была повернута в их сторону.

Лэнда инстинктивно присела вслед за Хсэни и произнесла:

- Спокойно, оно нас не видит.

Хсэни издала некий странный звук, который только при большом оптимизме можно было счесть подтверждением.

Лэнда постаралась наполнить голос максимумом спокойствия и уверенности:

- Продолжаем движение к замку.

Это было очень разумно вовсе не потому, что отвечало первоначальному плану, а потому, что голова появилась сбоку и несколько позади от девушек. Отрезает путь назад – мелькнула неприятная мысль, но вслух высказать такое Лэнда себе, разумеется, не позволила, вместо этого решительно сказала:

- Встали и двигаем к замку. В темпе. Ну!

И первая встала во весь рост, поднимая Хсэни за плечи.

Журналистка не сопротивлялась, подгонять ее тоже не пришлось. Фактически, она с места взяла такой темп, что Лэнде пришлось догнать ее и прошипеть:

– Не беги, выдохнешься скоро. Просто иди. Быстро.

Первую часть указания Хсэни оказалось выполнить сложней, чем последнюю. Тем не менее, скорость она слегка сбавила. Замок с пригорка тоже было уже отчетливо видно. Пожалуй, это было единственной хорошей новостью.

- Под ноги смотри! Не оборачивайся! – скомандовала брюнетка, и тут же обернулась сама. Голова приближалась. Глаза по-прежнему смотрели четко в их сторону. В этот раз Лэнда не стала предлагать Хсэни сбавить скорость.

Несколько минут, казавшихся вечностью, девушки бежали по тропе. Лес стал редеть и мельчать. Очевидно, раньше здесь все было расчищено, чтобы обитатели замка могли издалека заметить приближение врагов.

«Я не боюсь, не боюсь, не боюсь!» - твердила себе Лэнда. Мысленно, конечно, чтобы не сбивать дыхание. Когда лес вокруг окончательно сменился молодой порослью и кустарником, а до стен крепости осталось не более двух верст, Лэнда позволила себе еще раз обернуться и не удержалась от сдавленного ругательства.

Чудовище приблизилось раза в три и шло над лесом прямо к ним. Теперь стало заметно, что от головы все-таки отходит шея, но тонюсенькая. Было совершенно непонятно, каким образом она удерживает такую здоровенную башку на весу. Туловище по-прежнему видно не было, если оно и имелось, то скрывалось где-то в лесу, передвигаясь по нему с совершенно невозможной скоростью.

- Оно не может нас видеть! – простонала Лэнда. Это было еще не отчаяние, но близко. Было очевидно, что гонку к замку они проигрывают. Хсэни тоже притормозила и обернулась на голос. Когда она увидела, как приблизился монстр, журналистка застыла в ужасе. Она покраснела, тяжело дышала и явно не смогла бы поддерживать прежний темп бега, даже если бы это имело смысл.

Лэнда обняла ее, чувствуя, как бешено бьется сердце Хсэни, и пытаясь успокоить ее и себя. Глядя на приближающееся чудовище, она старалась подавить панику и что-то придумать. Отвлечь монстра, чтобы позволить Хсэни добежать до замка? Может сработать. Наверное, это именно то, что она обязана сделать в такой ситуации. Зараза, как обидно умирать такой молодой! Но почему же не работают амулеты?

В этот момент голова остановилась. Девушки замерли, прижавшись друг к другу. Казалось, чудовище пребывало в нерешительности. Голова медленно повернулась налево. Потом в другую сторону. Снова посмотрела на них. Развернулась. Сделала широкий круг и медленно, слишком медленно начала удалятся куда-то в сторону гор.

Лэнда и Хсэни одновременно выдохнули, обоим казалось, что вот так, обнявшись и не дыша, они пробыли несколько часов. Еще некоторое время они стояли, переводя дух после бега и наблюдая за монстром, который двигался прочь.

- Ладно, к замку! – наконец скомандовала Лэнда. Кажется, опасность миновала, но по какой причине чудовище сбилось со следа?

Журналистка неуверенно отлипла от брюнетки и потрусила было в сторону замку, но в ту же секунду голова снова развернулась в их сторону. До Лэнды дошло.

- Хсэни! – прошипела она. – Ну-ка покажи мне свой амулет!

Даже в этой ситуации строптивая журналистка продемонстрировала на лице максимальное негодование, но сил спорить у нее уже не было и она полезла за шиворот, чтобы вытащить цепочку с камнем. Впрочем, агент безопасности уже знала, что увидит, верней, чего не увидит.

- Ты! – к этому следовало прибавить множество прилагательных и существительных, в равной мере оскорбительных и справедливых, но вот времени на это абсолютно не было. Да и дыхание восстановилось вовсе недостаточно для долгих монологов. Вместо этого Лэнда рванула ворот куртки, вытаскивая свой собственный амулет. Сдернув его с шеи, она обмотала цепочку вокруг запястья и схватила блондинку за руку, так чтобы желтый камешек оказался между их ладонями.

Они побежали к замку. Чудовище следовало за ними, но без прежней прыти и энтузиазма, вяло, неуверенно и часто останавливаясь. Когда его туловище, тоже непропорционально маленькое для такой огромной головы, всего лишь размером с хорошего лося, еще только выходило из подлеска, авантюристки уже добежали до бывших ворот замка.

Самих ворот на месте не было. Прогнившие деревянные створки валялись на земле. По-прежнему держась за руки, они вбежали в мрачный, скупо освещенный узкими бойницам темный коридор и тут остановились, тяжело дыша. Фиона была права. Чудовищу в замок хода не было по очень простой и банальной причине. Несмотря на то, что главный вход был вполне достаточного размера, чтобы по ширине поместилась карета, а по высоте - проехал всадник с плюмажем, голова монстра сюда явно никак не пролезала.

Едва отдышавшись, журналистка первым делом попыталась оправдаться.

- Когда мылась! Утром, когда мылась, я его сняла, думала, вдруг от воды испортится. И надеть, наверное, забыла, не понимаю как. Но я была уверена, что он на мне! Спросонок, наверное, показалось. Я всю ночь этот амулет во сне видела. Как я его теряю, забываю, и снова нахожу и надеваю. Вот и спутала сон с явью. Нельзя было так рано меня будить!

- А проверить? – ехидно ответила Лэнда, - я же тебя спрашивала, ты мне что ответила?

Хсэни сконфуженно вздохнула:

- Да я уверена была, что он на мне. Не хотелось лишний раз проверять, показывать самой себе свой страх. Фиона же сказала, что бояться нельзя. Вот я и решила не проверять лишний раз.

- М-да. Сейчас бы ты этой твари объясняла, если бы я не сообразила. Из желудка. Если он у нее есть. Ротик, впрочем, есть точно. Не маленький. Нам бы обеим хватило.

- Не напоминай, пожалуйста. Меня и так трясет.

- Ладно, пошли потихоньку искать проход в центральную башню. Я тоже виновата. Надо было не слушать тебя, а самой проверить. Хоть силком залезть тебе в декольте, но убедится обязательно. Знала же, что штатским нельзя доверять в таких делах. Эх!

Так, ворча, Лэнда отправилась обследовать замок. Пристыженная Хсэни тенью следовала за ней. В замке было мрачно, неуютно и, может быть, даже зловеще. Свет слабо пробивался через разбитые окна. Повсюду были раскиданы брошенные предметы, всякая обычная домашняя утварь. Ценностей не наблюдалось – вывезли. В одном из залов были следы кострища. Кто-то жег мебель прямо посреди комнаты. Здесь явно побывали уже после того, как баронесса Хсэни со своей свитой спешно покинула Краймар.
Но никаких особых ужасов вроде скелетов в картинных позах или надписей кровью на стенах девушкам не попалось. Обычное заброшенное помещение. Впрочем, Лэнду и Хсэни после знакомства с главным развлекательным аттракционом здешних краев уже вряд ли впечатлили бы и скелеты.

Одна из комнат выглядела более обжитой, чем остальные. В ней сохранился относительный порядок, стояла целая мебель, а пыль и мусор явно убирали гораздо поздней, чем в других местах, но все равно несколько лет назад. На столе в центре комнаты, точно посередине, чтобы привлечь внимание, лежала толстая книжка в кожаном переплете.

Лэнда взяла ее и открыла, не обращая внимания на предостерегающий шепот Хсэни:

– Не трогай! Вдруг это проклятый гримуар!

Сотрудница безопасности в заколдованные книги не верила. Страницы покоробились от влаги, которая проникала в комнату с туманами, через разбитые окна. Рукописные строки расплылись, но прочитать было можно. Человек писал крупно, четким и разборчивым, уверенным подчерком.

Лэнда прочитала несколько строк, вздохнула, кивнула, как будто нашла подтверждение своим мыслям, перевернула несколько страниц, нашла окончание записей, снова недолго читала и захлопнула книжку.

- Ну, что там? – любопытно спросила Хсэни, пытавшаяся читать через плечо, но из такой позиции не сумевшая разобрать неровные строки.

- Все предсказуемо - пожала плечами брюнетка, – заметки Этту Скурци. Я так и думала, что уж если кто и добрался до замка, то это он. Его спутников слопали еще по дороге сюда. А он дошел, каким-то чудом. Небось всех подставил монстру, чтоб самому уцелеть.

Тут Лэнда запоздало вспомнила, что среди этих «всех» был родной братик журналистки, но извиняться было поздно, так что она закончила:

- Впрочем, не сильно ему это помогло.

- А что с ним сталось? Там написано?

- Да и так ясно. Отсиживался тут какое-то время. А потом кушать захотел, и вышел. С понятным итогом.

- Ох!

Обе девушки вспомнили, что и им самим в скором времени придется покинуть Краймар и каким-то образом возвращаться в безопасную местность. Эта мысль не грела. Впрочем, у них была в запасе пара козырей, которых не нашлось у наемника, которому изменила верная спутница-удача. Во-первых, вполне рабочий амулет, хоть и один на двоих. Во-вторых, право зова к верховной фее, которая если уж и не разберется с чудовищем, то наверняка вытащит их отсюда.

- Дай почитать! – взмолилась Хсэни.  - Вдруг там про моего брата! Мать точно захочет знать о его последних минутах!

- Некогда. Тут свету мало, и все расплылось, сложно разобрать. Потом расшифруешь, почитаешь, да хоть в газете опубликуй. А сейчас надо лестницу в центральную башню искать. Не думаю, что в этих заметках есть что-то важное для нас. Я там только одно полезное наблюдение увидела – проглот (это он так называет эту милую зверушку) чует добычу на своей территории сразу, но не показывается, позволяет зайти далеко вглубь, и только потом атакует, отрезая обратный путь. Именно поэтому спасшихся нет. Впрочем, мы это уже и сами испытали.

- Да уж – Хсэни ненадолго, всего лишь на минуточку позволила себе помечтать, как в «Голосе Фловэ» на первой странице появится огромный заголовок: «Тайна замка Краймар раскрыта наследницей Шэтто! Посмертная исповедь знаменитого кондотьера!». И главное, все честно, не нарушая договор с Фионой – ведь она не будет рассказывать то, что узнала от феи, а только то, что видела своими глазами и что написано в заметках Скурци. Ради этого стоило побегать от чудовища! Журналистка припомнила громадную голову и несколько засомневалась в последнем утверждении.

«В любом случае, я сделала это не ради дешевой славы, а ради долга перед Родиной» – мысленно похвалила саму себя Хсэни и побежала за Лэндой, которая успела углубиться куда-то в неосвещенный коридор и глухо ворчала оттуда:

- Темно, как в желудке этой самой твари! Факел что ли сделать, только из чего?

+4

63

Kristi N ! Как на мой взгляд, ничего не нужно переделывать,рубить на куски, вырезать- урезать-укорачивать!А лекции Таши  - вообще шедевр и один из самых интересных фрагментов вашей книги! Кстати - последние главы стали короче и меня это не радует,мне больше по душе более продолжительное погружение в эти миры и процессы фейского обучения . Выкладывайте ффсё как есть!!!  :idea:

+4

64

Kristi N!) Я в приятное шоке) такое пропустил..прочитал все на одном дыхании..Всегда думал,что все феи злые))..спасибо за Светлых))

+3

65

Абсолем|0011/7a/32/2256-1429732265.jpg написал(а):

Kristi N!) Я в приятное шоке) такое пропустил..прочитал все на одном дыхании..Всегда думал,что все феи злые))..спасибо за Светлых))

Спасибо большое за доброжелательный отзыв! Вы меня захвалите, девочки и мальчики, я так, пожалуй, возгоржусь. А мне это категорически нельзя, я ведь тоже в светлую сторону стараюсь ползти  :blush:  Не стесняйтесь критиковать, наверняка многое можно улучшить. Обещаю воспринимать конструктивно, не обижаться и сильно не плакать :)

И вы ничего не пропустили, все еще только начинается :)

+2

66

24-я глава вышла рекордной по числу знаков, слишком много хвостиков надо было завязать.
Можно бы разбить ее на две, но мне хотелось, чтоб часть состояла из двух дюжин глав.

+2

67

Глава 24

Мир 2.14.287
12 июля 2012, 12:00
Россия, Москва, улица Шумкина, квартира Кати

Таша и Катэ

Неделя с момента странного ограбления прошла у Кати под знаком лэранго.  Девушка занималась так, словно готовилась к важнейшему в своей жизни экзамену, до которого остались считанные дни. Китайский был пока отложен, как и остальные хобби. Дома Катя непрерывно отрабатывала чтение и письмо, на прогулке – разговорную речь. Заметив любой объект, название которого она еще не знала, будь то предмет мебели, часть человеческого тела, растение или животное, Катя требовательно указывала на него пальцем. Изумрудная незамедлительно называла соответствующее слово, Сапфировая произносила его следом за ней и запоминала. Повторений обычно не требовалось, память у молодой феи уже приближалась к идеалу. Теперь она понимала, каким образом Таша не задумываясь, безошибочно выдает информацию по всем архитектурным сооружениям, более того, Катя уже начинало казаться, что эйдетическая память  - это дело настолько нормальное и естественное, что по-другому и быть не может.

Таша не до конца понимала, почему подруга вдруг с таким упорством вцепилась в изучение языка, за который сначала вовсе не хотела браться, и от которого в ближайшее время не предвиделось никакой практической пользы. Однако объяснение Кати: «я чувствую, что сейчас мне это нужно» Изумрудную полностью удовлетворило. Между собой на бытовые темы девушки теперь в основном общались на языке другого мира. Только когда речь заходила о каких-то сложных материях, Катя переходила на русский.

Девушке нравилось, что у них с подругой есть свой, секретный язык, который в этом мире никто больше не знает, быстрый и зримый прогресс в учебе приятно грел, а самое главное – она и правда ощущала необъяснимую, но настойчивую потребность в этих занятиях.

В остальном жизнь текла умеренно чудесно, без особых потрясений.  Или же Катя просто привыкла спокойно воспринимать то, что раньше бы лишило ее сна?

Например, кольцо Хозяйки Тайного Знания. Уже на следующее утро после досадного инцидента с грабежом, вместо нелепой  безделушки из нитки и пуговицы на пальце Таши снова, как ни в чем не бывало, красовался массивный перстень с прекрасным голубым камнем, ограненным в форме девятиконечной звезды. На вопрос Кати, как это возможно, Изумрудная дала довольно невразумительный ответ:

- Я придала ему надлежащую форму во сне. В мире, где чудесить попроще, я бы могла создать его и вовсе из ничего, прямо на твоих глазах. Но здесь, на Земле, все так сложно! Пришлось взять основу из материального мира. Впрочем, так даже лучше. Мне очень нравится, что обе вещи, которые я использовала при создании этого перстня, связаны с тобой, любовь моя.

- Значит, ты могла сделать это кольцо любым, каким тебе хотелось?

- Нет-нет, как раз тут форма и цвета имеют важное ритуальное значение. Чтобы я могла призвать соответствующую сущность с помощью этого перстня, он должен выглядеть точно определенным образом.

- А как ты узнала, как именно? Я имею в виду, в первый раз?

- Хозяйка Луны сама показала мне. В этом и заключается знак ее расположения. Также и с остальными духами.

- О. А я думала они просто дали их тебе.

- Сущности редко имеют дело с материальными предметами. Я сделала все эти кольца сама. И в основе иногда бывали не менее смешные вещи. Знаешь, как у меня появилось мое первое магическое колечко, символ моей крестной? – Таша коснулось желтого кольца с зеленым камнем, - Я просто нашла на дороге одуванчик. Кто-то сорвал его и тут же выбросил. А он был такой красивый… Мне стало его жалко, я подобрала, но не знала, куда деть. И завязала вокруг пальца. А потом легла подремать. Во сне мне явилась Хозяйка Весны, и показала прекрасное кольцо с ее руной… А утром я проснулась, и оно уже было у меня на пальце вместо цветка…

Катя смотрела на подругу с умилением.

- Только тебе могло прийти в голову так сильно пожалеть какой-то одуванчик, которых на любой обочине сотни.

Таша вздохнула.

- Людей на каждой городской улице тоже не мало, но почему-то свою жизнь они обычно ценят гораздо больше. Нет, я понимаю, что они вынуждены все время убивать растения и животных ради пропитания, чтобы строить дома, шить одежду и обувь, и для других жизненно важных целей. Этот мир, как и многие другие, устроен таким не очень приятным способом, и тут мало что можно поделать.  Но все равно, уничтожать другие живые существа просто так, ради развлечения или украшать их трупами свои дома – это за пределами моего понимания. Я никогда в жизни не покупала срезанных цветов и не представляю, как это могут делать другие.

Впрочем, раньше бывало и похуже. Лет двести-триста назад сложно было встретить богатый дом, который бы не был «украшен» охотничьими трофеями – головами и шкурами медведей, оленей и прочих бедных зверей. К счастью, сейчас этот обычай уже вышел из моды и, пожалуй, вызывает отвращение не только у фей. Надеюсь, однажды люди, наконец, поймут, что если уж им хочется наслаждаться красотой цветка, то единственный хороший вариант – это посадить его в саду или в горшочке на окне… А эта ужасная традиция дарить букеты также уйдет в прошлое.

* * *

Еще одно необычное происшествие, где Кате удалось повидать свою подругу «в деле», произошло пару дней назад. Во время прогулки по Москве они забрели довольно далеко от дома, и когда пришло время возвращаться, подходящего портала поблизости не оказалось. Между тем, собирался дождь. Феи решили просто и банально воспользоваться общественным транспортом и заскочили в очень удачно (как всегда у Таши) подъехавший автобус. Там они забились в уголок, прижались друг к другу, и, пользуясь своей неприметностью, предались невинным ласкам.

В какой-то момент Катя заметила, что внимание подруги отвлеклось куда-то в сторону. Таша внезапно стала собранной, сконцентрированной и даже настороженной, что было для нее совсем нетипичным. Проследив за ее взглядом, подруга увидела довольно грустную, но вовсе не такую уж редкую картину. Маленькая, сгорбленная и очень усталая старушка крепко держала за руку высокого парня лет семнадцати. Это ему полагалось бы поддержать свою пожилую спутницу - вероятно бабушку, но он явно был на это не способен. Первый же взгляд на его лицо выдавал истину – это несчастный, очевидно, был не в состоянии позаботиться даже о самом себе. На его лице было странное, полностью опустошенное выражение, характерное для людей с тяжелыми психическими расстройствами. Глаза смотрели куда-то внутрь себя. Он безвольно следовал за бабулей и застыл посреди прохода, не пытаясь даже занять какое-то более удобное место в салоне. Мужчина средних лет оторвал взгляд от газеты, и, сообразив, в чем дело, поспешно уступил место. Пожилая женщина поблагодарила, но не села сама, а усадила инвалида. Поправила ему воротник рубашки. Он воспринимал все ее действия с безвольной покорностью, как кукла.

Катя отвела глаза. Не слишком приятное зрелище, что уж тут говорить. Да и нехорошо пялиться на чужую беду. Даже если старушка не может их видеть. Однако Таша о таких правилах приличия явно не слышала. Она впилась в парня взглядом, как будто на его спине показывали новый блокбастер.

Проехав всего две остановки, старушка повела своего подопечного к выходу.

- Выходим, Катэ! – отрывисто скомандовала Таша. Ее поведение было совершенно нетипичным – куда делась всегдашняя безмятежность и легкомыслие?

- Что случилось, любимая? Нам еще ехать и ехать.

- Придется чуть задержаться.

Девушки вышли. Невидимые, они следовали за женщиной с парнем. Те свернули на узенькую дорожку, которая вела от автобусной остановки к группе пятиэтажек. Таша прибавила шаг и обогнала медленно ковыляющую несчастную пару на пару сотен метров, а потом сказала:

- Можешь мне помочь, Катэ?

- Конечно, но…

- Отвлеки эту даму. Я должна поработать с ее сыном.

- Поработать?

- Ты что, не видишь, он нуждается в лечении.

- Да какое тут может быть лечение, он же явно даун! Это генетическое заболевание, Таш, ничего не поделаешь.

- Нет-нет, это не монголизм (устаревшее название синдрома Дауна), ты все напутала. Двадцать первая пара у него в порядке. Тут какая-то другая хромосомная аберрация, вероятно… - Таша пробормотала несколько непонятных Кате слов, похоже на фейском, - Ты права в том, что это, действительно, очень  тяжелый случай аутизма. Безусловно, врожденный. Как раз мой профиль. Все будет хорошо. Только займи его мать, пожалуйста, чтоб не мешала.

- Мать? Я думала, это бабка.

- Нет. Она его мама. Сделаешь?

- И как же я ее отвлеку?!

- Поговори с ней. Мне нужно всего минут пять-десять. Мели чего хочешь. Только не завирайся. Пошли.

Таша решительно развернулась навстречу матери с сыном и сделала уже знакомое движение у шеи, сбрасывая невидимость.

При ближайшем рассмотрении Катя обнаружила, что женщина действительно моложе, чем ей показалось сначала. Вряд ли ей было больше шестидесяти. Переживания и тяготы состарили ее.

Изумрудная решительно приступила к делу.

- Здравствуйте! – начала она тем решительным, не допускающим возражений тоном, каким говорят полицейские, спасатели, врачи скорой помощи и прочие люди, которые привыкли к тому, что выполняют важную и нужную работу, а поэтому все остальные граждане просто обязаны оказывать им содействие, или, как минимум, не мешать, - я хочу помочь вашему сыну. Пожалуйста, уделите мне несколько минут.

- Да чем вы ему поможете? – Опешила от такого напора женщина, но Таша, после этого вступления, уже не обращала на нее никакого внимания. Она подошла вплотную к парню, который безучастно застыл посреди тропинки, не проявляя ни малейшего интереса к происходящему, положила руки ему на шею, заставляя наклониться к ней, прижалась лбом к его лбу и закрыла глаза.

- Что она делает? - встревожилась женщина, - кто вы такие вообще?

- Не волнуйтесь, пожалуйста, - залепетала Катя, - эта девушка - очень хороший специалист. «Ну, во всяком случае, она решила, что справится. А феи не врут».

- Она врач? Тогда она должна видеть, что это неизлечимо. Я уж к каким только докторам не ходила, за эти годы! И к экстрасенсам, и к целителям, и к колдуньям. Все бесполезно!

- Ну дайте ей попробовать, что вы теряете? Вреда она ему точно не причинит. «Вот уж в этом я уверена. Таша в прямом смысле мухи не обидит».

Катя явственно чувствовала, как пожилую женщину охватывают различные эмоции. То разгоралась безумная, беспочвенная надежда. Тут же сменялась подозрительностью, настороженностью, когда на ум женщине приходили телевизионные истории о мошенниках и цыганках, которые не против обобрать доверчивых простаков, нажиться на чужой беде, даже самой страшной. На смену страху приходило унылое равнодушие, безнадежность и обреченность.

Сапфировая фея подхватывала эти эмоциональные качели в каждой фазе и короткими фразами направляла их в нужное русло, не давая женщине совершить какие-то радикальные поступки.

В глазах вспыхивает надежда? Поддержать, укрепить!

- Мне доводилось видеть, как она буквально творила чудеса. «Ну, правда же! Хотя, я еще не видела, чтоб она кого-то лечила…». Просто дайте шанс.

На лице появляется отчуждение, недоверие? Ой, плохо. Еще кричать начнет, пожалуй. Надо как-то успокоить.

- Мы не мошенницы, поверьте. «Да, это прозвучало слабо. Можно подумать, все преступники этого не говорят». Нам от вас вовсе ничего не нужно. Мы просто хотим помочь.

Настороженность сменяет апатия? Ну, это не плохо. Нам ведь просто нужно время.

- Подождите немножко, ладно? Все будет хорошо. «Или не будет. Блин, Таша, ты там скоро? Я уже не справляюсь».

Кате показалось, что прошла вечность, на самом деле Изумрудная управилась даже быстрей обещанных пяти минут.

Она оторвалась от молодого человека, убрала руки и развернулась к подруге. Глаза ее сверкали и переливались зеленью, как всегда после удачного чуда.

- Ну, вот и все! – К Таше моментально вернулась ее прежняя беззаботность, - Мы пойдем. Всего хорошего.

- Мам? – подал недоуменный, любопытный голос парень, - А кто эта тетя?

Женщина обернулась к нему:

- Сынок? Как… Как ты себя чувствуешь?

- Не наю, мам. Странно… Все изменилось ..

- Он не говорил… - прошептала старушка, не в силах поверить, - Почти никогда… Знал все слова, понимал речь. Но мне не удавалось добить от него ни одной полной фразы… Максимум кивал, мотал головой или угукал. И то редко…

Даже Катя видела изменения. Глаза парня изменились, в них появилась заинтересованность, любопытство, эмоции. Лицо перестало напоминать восковую маску. Из движений исчезла скованность и вялость.

- Что вы сделали?! Вы волшебница!  А это… не исчезнет? – женщина встревожено ухватила Ташу, которая уже собиралась удалиться, за рукав плаща

- Изменения стабильные. Но вам еще предстоит с ним много хлопот. Он будет вести себя как ребенок, примерно шести-восьми лет. Непосредственность, подвижность, жажда знаний. Впрочем, он быстро нагонит отставание. У него хороший потенциал. А теперь нам надо идти, извините.

Таша высвободилась из рук женщины и решительно зашагала прочь. Катя поспешила за ней. Девушки уже удалились на полсотни метров, когда их снова догнала запыхавшаяся женщина.

- Я вас даже не поблагодарила! И вообще не знаю, как можно отблагодарить за такое. Вот, возьмите, хотя бы! – она совала в ладонь Таши несколько тысячных купюр, - Тут мало, но это все, что у меня есть. Я как раз пенсию ездила снимать с книжки.

Таша взяла деньги, секунду подумала, отделила часть и вернула обратно. 

- Я не могу взять все. Вам надо на что-то жить. А за остальное – спасибо.

- Да нет, это вам огромное спасибо!

- Не благодарите меня. Поблагодарите лучше того, у кого вы просили сегодня помощи. И обязательно сделайте то, что вы ему пообещали. Всего хорошего, - Таша оставила растерянную даму, которая даже казалась моложе от радости и удивления.

Отойдя на несколько шагов, Изумрудная решительно накинула невидимый капюшон.

- Уф. С родствениками всегда больше хлопот, чем с самими больными. Кстати, спасибо тебе, Катэ. Ты молодец. Ловко ее заговорила.

- Да брось, - девушка смутилась от похвалы, - это такая ерунда, по сравнению с тем, что сделала ты. Как можно вылечить врожденные, генетически обусловленные отклонения?

- Если ты ждешь от меня подробный ответ и инструкции, которые ты при случае сможешь повторить, то не надейся. Лечение – моя основная специальность, причем именно ментальных заболеваний. Но это был непростой случай даже для меня. Конечно, я не могла исправить хромосомы в каждой клетке его организма. Не на Земле, во всяком случае.
Но устранить последствия вполне реально. Я подправила гормональный баланс, скомпенсировала недоразвитые органы. Ну и еще кое-что по мелочи – я недостаточно владею русскими медицинскими терминами, чтобы объяснить. Если бы ты знала фейский, я бы описала тебе, что именно сделала, более детально.

Исправлять физическое тело человека как раз довольно тривиально. Сложней был привести сюда его душу. Видишь ли, она была в нашем мире лишь небольшой частью. Характерно для таких заболеваний. К счастью, это именно то, что получается у меня лучше всего.

- А я когда-нибудь смогу так?

- Если честно, душевные заболевания -  вряд ли. Это довольно узкая область, мало кто в ней силен, даже среди фей. Покровительство Хозяйки Весны в данном случае  - обязательное условие.

Но я думаю, что ты скоро сможешь освоить лечение простых случаев. Скажем, открытый перелом голени, локтевой кости или что-нибудь аналогичное.

- Ты считаешь это легким делом?

Таша кивнула.

- Для начинающих фей проще всего лечить последствия открытых, хорошо различимых при осмотре травм, но без повреждения сложных и важных внутренних органов, таких как почки, печень, сердце, легкие. Сращивать мягкие ткани вообще настолько просто, что там и думать не о чем. Кости и сосуды - немного трудней, и с этого у нас обычно начинают обучение фей-лекарей.

Катя задумалась, осмысливая услышанное. Только уже на подходе к дому она вернулась к этой теме.

- Таш, у меня еще один вопрос к тебе по сегодняшней истории. Даже два. Первый –  раз ты такой прекрасный лекарь, ты не думаешь, что тебе стоило бы использовать свой талант почаще? Ведь есть столько людей, нуждающихся в помощи…

Изумрудная фея удивилась:

- Я использую его по несколько дюжин раз ежедневно и пару раз - еженощно. Ты считаешь, что этого мало?

- Что? Но я никогда ничего такого не видела, до сегодняшнего дня!

- А что именно ты хотела увидеть? Как я мысленно рисую лечебную руну на теле человека, у которого что-то не в порядке, когда мы гуляем? Это отнимает несколько секунд и со стороны не видно. Ну, то есть тебе не заметно, пока - если бы у тебя было больше опыта, ты бы почувствовала применение магии.
Вот сегодняшний случай был исключительно тяжелый. Тут даже я не могла справиться без прямого контакта с пациентом. Только поэтому ты заметила, как я работаю, и даже приняла участие.

А где я брожу во снах, ты вообще знать никак не можешь. А именно там я предпочитаю лечить наиболее сложные заболевания и критические травмы – людей, которые находятся в коме, лежат в реанимации. В физическом теле мне было бы непросто пройти в такие места даже под невидимостью, да это и ни к чему. Во сне работать гораздо удобней.
Катя в очередной раза была ошарашена. Вот так думаешь, что знаешь о подруге все, почти не выпускаешь ее из виду, а оказывается, она совершенно спокойно продолжает вести свою параллельную магическую жизнь, и не считает нужным об этом даже упоминать. Сапфировая могла бы слегка обидеться, если бы не понимала теперь очень хорошо, чем это не скрытность, а крайняя скромность Таши – вынужденная, как необходимое условие для настоящих чудес.

- Я поняла… Ну, тогда второй вопрос. Зачем ты взяла у этой несчастной тетки деньги? Ты ей здорово помогла, я не спорю, но разве искреннего «спасибо» нам было недостаточно? Можно подумать, мы не проживаем без этих нескольких тысяч. Нам с тобой случается потратить  больше за один обед! А это семья явно очень бедная, для них это серьезная сумма. Я с трудом представляю, как они доживут до следующей пенсии на те крохи, что ты им «милостиво» оставила.

- Выкрутятся, займут, - беззаботно ответила Таша, - есть службы социальной помощи, в конце концов, и такие семьи у них на особом учете. С голоду в наше время, в этой части света, люди, слава богам, уже не умирают. А вот если бы я не взяла предложенный мне от чистого сердца гонорар, последствия могли бы быть для них гораздо хуже. Да и для меня тоже.

- Опять какое-то правило?

- Именно так. Я обязана принимать благодарность за свою работу, будь то от людей, от сущностей или от городов, даже если не чувствую в ней нужды. Если я этого не сделаю, я обесцениваю свой труд и его результаты. Сложно объяснить, но со временем ты это сама почувствуешь.

* * *

Катя вспоминала все эти необычные истории последней недели, хозяйничая на кухне. Несмотря на то, что поддержание порядка в доме с появлением Таши сильно упростилось, так как вся пыль куда-то девалась сама собой, посуду все-таки приходилось мыть как обычно.

Внезапно девушка услышала голос подруги из комнаты. Изумрудная звала ее, и что-то в ее тоне заставило Катю бросить все и бежать со всех ног, даже не смыв с рук мыльную пену.

Влетев в комнату, Сапфировая сразу поняла, что что-то не так. Таша, которую она оставила мирно ковыряться в интернете, теперь сидела на кровати, поджав ноги и нахохлившись. Первый раз за всю историю их знакомства Изумрудная выглядела так, словно не совсем хорошо себя чувствует. Кате показалось, что ее тошнит. Что может приключиться с феей? Они же не болеют? Девушка встревожилась не на шутку:

- Таша! Что с тобой случилось? Тебе плохо?

- Катэ… - голос феи был очень тихим, - Мне нужно уходить в другой мир, прямо сейчас. Меня призывают. Я дала слово. Я не могу остаться. Ты пойдешь со мной?
Катя раздумывала всего пару секунд. Ее мир, все, что она знает. Родители, родственники, друзья и приятели. Это с одной стороны. С другой – Таша. Если бы у нее была пара лет на размышления, решение было бы тем же самым.

- Я тебя не оставлю! Что мне надо делать?

- Ничего. Все произойдет само. Просто обними меня крепче и ничего не бойся, - услышав ответ подруги, Таша мигом повеселела и оправилась. Оказалось, что все, что ее так болезненно встревожило – это возможность расставания с любимой.

Катя запрыгнула к Таше на кровать и прижалась так крепко, как только могла. Ждать не пришлось, все произошло очень быстро. Девушка думала, что переход между мирами будет выглядеть примерно так, как уже ставшее привычным путешествие между городами – откроется какая-то невидимая дверь или что-то в этом роде.

Но в этот раз все произошло по-другому. Мир вокруг начала таять, колебаться, терять стабильность, как бывает, когда просыпаешься ото сна. Только что все казалось таким плотным, достоверным, реальным – и вот уже ты понимаешь, что все вокруг было лишь иллюзией. Но самое главное, тело Таши в ее объятиях по-прежнему оставалось плотным, живым и надежным. Катя не испугалась, но все же ей стало немного не по себе. Она только на секундочку закрыла глаза, а когда распахнула их вновь, то увидела голубое небо и яркое солнце. И они куда-то падали.

Мир 2.14.4А2
12 седьмой х612, 12:00
Флойрум, горы Мэссоуги, замок Краймар

Лэнда и Хсэни

Прошло полчаса, прежде чем авантюристкам удалось найти лестницу на второй этаж, впрочем, большую часть они потратили на поиск огнива и подходящего материала на факел. Еще через дюжину минут обнаружился проход на третий этаж. Винтовая лестница на центральную башню отыскалась сразу, но вот подниматься по ней было весьма утомительно.

Наконец они приблизились к дверному отверстию, в которое падал яркий солнечный свет. Проход выводил на площадку на крыше башни. Сама дверь была выбита, как и все остальные двери, которые попадались им на пути. Кто и когда это сделал, оставалось неприятной загадкой.

Девушки встали в дверном проеме.

- Оно же сюда не достанет, верно? – нервно спросила Хсэни, оглядывая обширную площадку, огороженную невысокой каменной стенкой с зубцами, из безопасного коридора.

- Хм. Наверное нет. А ты не можешь призвать Ташу прям отсюда? – спросила Лэнда. Конечно, площадка башни была в несколько раз выше самых высоких деревьев, над которыми они наблюдали голову чудовища, но все же рисковать не хотелось.

- Нет. Я должна встать вот там – ответила Лэнда – показывая на ничем не примечательный кусок пола шагах в тридцати от двери, у края площадки.

- Откуда ты знаешь?

Хсэни удивилась вопросу. Потом задумалась. Наконец сказала:

- Понятия не имею. Но уверена, что так надо. Просто чувствую.

Настал черед задуматься Лэнде.

- Ладно. В таких вещах ощущениям стоит верить. Наверное. Возьми амулет.

- А ты?

- А я туда не пойду. Останусь тут. Если что, я тебя прикрою – Лэнда скользнула рукой под куртку и вытащила небольшой, но очень серьезно выглядящий пистоль.

Хсэни посмотрела на оружие скептически:

– Ты думаешь напугать эту тварюгу, проглота, этой игрушкой? При том, что его боевые руны не берут?

- Напротив, я не собираюсь его пугать. И тем более не надеюсь серьезно ранить. Это – просто чтобы выстрелами отвлечь на меня внимание и дать тебя время убежать. Если что. Но вообще-то, оно сюда просто не достанет. И у тебя будет амулет. Так что не трусь.

- Все это звучит прекрасно, – сказала Хсэни голосом, полным скепсиса, - но Фиона же предупредила – я не смогу взывать с амулетом. Мне придется его снять.

- Снимешь и положишь рядом, прям у ног, только чтобы не касаться. Если появится проглот, ты схватишь камень за секунду и драпанешь сюда. А я в него постреляю, чтоб ему было о чем подумать. Если ты заметила, это чудовище довольно тупое и неуклюжее.

- Я заметила как раз обратное. Оно очень шустрое и хитрое.

- Ты собираешься спорить со мной до заката? Или мы все-таки сделаем это дело?

Хсэни несколько раз глубоко вздохнула, собираясь с духом, и сказала другим тоном:

– Ладно, давай амулет. Но стой тут, не высовывайся. Без амулета оно тебя в два счета схарчит. Ваша Безопасность меня тогда сгноит в застенках.

- Помнишь, что должна сказать?

- Помню, помню, ты же меня всю дорогу проверяла!

Лэнда хотела сказать что-нибудь язвительное насчет блондинок, которые амулеты во сне надевают и которым никакие проверки не лишние, но передумала и ограничилась коротким:

- Будь осторожна.

- Ага. Ну, я пошла.

Сжав в кулаке амулет, журналистка сделала маленький шаг от двери. Потом еще и еще один, непрерывно вертя головой в разные стороны. Лэнда и сама смотрела по сторонам, высунувшись из дверного проема.

Хсэни благополучно добралась до намеченного места, еще поозиралась, наконец с явной неохотой положила амулет у ног, выпрямилась и тут же снова рыбкой метнулась к камню. Лэнда ошиблась. Тварь действительно была хитрой и весьма проворной. Оказалось, она затаилась прямо под стеной башни. Тонкая, с руку толщиной шея растягивалась на невероятную длину, а огромная голова двигалась как будто совершенно независимо от нее, со стремительностью кобры. Она взмыла над зубцами башни в неуловимо короткое мгновение и оказалась прямо между Хсэни и Лэндой. Между Хсэни и дверью. Вблизи она оказалась еще больше, почти перегородив собой всю немаленькую площадку башни. Поспешный, но неловкий бросок баронетты за амулетом оказался роковым. Наклоняясь, она случайно толкнула камень ногой и он, крутясь, полетел по площадке куда-то прям под нависавшую над башней голову чудовища. Хсэни завизжала.

Лэнде не раз доводилось читать и слышать от более опытных агентов, что иногда, в критической ситуации, время как будто замедляется. Сама она никогда не испытывала подобного. До этой минуты.

Чудовищная покрытая коричневой шкурой голова проглота ворочалась между девушками, выбирая, с какой начать. Один карий глаз внимательно следил за брюнеткой, другой за блондинкой. Неизвестно, какая из них понравилась проглоту больше, но тупицей монстр не был и смекнул, что одной из жертв достаточно сделать пару шагов назад вглубь коридора, чтобы оказаться в недосягаемости, зато другая абсолютно беззащитна. Чудовище не стало гнаться за двумя зайцами, а выбрало одну, зато гарантированную жертву. Пасть начала разворачиваться в сторону Хсэни.

- ВЗЫВАЙ! – Заорала Лэнда. Потом подняла пистолет и спокойно, точно на учениях, всадила две пули подряд в чудовище, целясь прямо в карий глаз. Промахнуться было невозможно, но монстр не дрогнул, следов попаданий на бархатной шкуре не появилось, и глаз даже не моргнул. Голова почти развернулась к журналистке.

- «Успею отпрыгнуть? Возможно. Неважно. Надо отвлечь. Давай» – Лэнда сделала два больших шага вперед, еще раз заорала что-то, сама не понимая что, возможно ругательство, и аккуратно положила еще две пули, точно в глаз, почти в упор. Глаз удивленно прижмурился, и голова начала разворачиваться пастью в сторону более назойливой добычи.

В этот момент Хсэни, наконец, очнулась и закричала тонким, срывающимся голосом, скороговоркой:

- Я, ТА, ЧТО НОСИТ КРОВЬ, КОТОРОЙ БЫЛО ОБЕЩАНО!
- Я, ТА, В ЧЬИХ ЖИЛАХ ИМЯ, КОТОРОМУ БЫЛО ОБЕЩАНО!
- Я, СТОЯЩАЯ В ТОМ МЕСТЕ, ГДЕ БЫЛО ОБЕЩАНО!
ВЗЫВАЮ К ТЕБЕ, ВЕРХОВНАЯ!
ТАША, ПРИДИ МНЕ НА ПОМОЩЬ!

- «Голова почти развернулась. Шаг назад. Если рванет на меня, надо прыгать прям задом назад. Скачусь с лесенки, кости сломаю, но увернусь. Наверное. Еще два патрона. Раз и два. Это были последние. Конечно, она все слова перепутала, дурочка. Так я и думала. Но Фиона сказала: главное – чувства. Эмоций тут хватало».

Все это Лэнда успела подумать за короткую секунду, пока гигантская пасть распахивалась, заслоняя солнце и небо. А потом захлопнулась. Вхолостую. Удивленно.

Без всякого шума, знамений или предварительной подготовки в нескольких локтях над башней появилась девушка. Нет, две девушки. Они упали на площадку и от удара раскатились в разные стороны. Проглот удивленно озирался, изучая изменившуюся обстановку. Количество добычи двукратно увеличилось. Выбор осложнился.

Голова твари внимательно изучила прибывших, потянулась было к одной из них, крепкой коротко стриженной шатенке, которая замерла лежа на боку. Начала распахиваться пасть, но потом чудовище передумало и уже уверенно повернулось к девушке в зеленой одежде, с темными каштановыми волосами. Та успела принять сидячее положение и с любопытством, без всякого испуга наблюдала, как на нее надвигается распахнутый зев с несколькими рядами блестящих белых зубов, каждый размером с туловище взрослого мужчины.

Хсэни и Лэнда застыли, не имея представления, что еще тут можно сделать. В этот момент фея спокойно произнесла:

- Ты уверена, что тебе идет этот прикид, Лэлет?

Пронзительный нечеловеческий визг и сильный хлопок раздались одновременно. Монстр исчез. На руках Таши оказалась полностью обнаженная темнокожая девушка с длинными волосами цвета молочного шоколада. Она хныкала и постанывала. Таша укачивала ее, как младенца.

Хсэни и Лэнда неуверенно сделали к ним несколько шагов. Коротко стриженая брюнетка поднималась с пола, потирая колено, и по ее лицу было заметно, что она понимает в происходящем еще меньше, чем они.

Это продолжалось несколько минут. Наконец темнокожая девушка успокоилась и открыла глаза.

- Таша?!

- Лэлет – голос Изумрудной феи был сочувственным и успокаивающим.

- Что за зима тут происходит? Ты вообще откуда? Я думала, ты ушла в другой мир?

- Я вернулась.

- Разве в твоих привычках возвращаться так скоро?

- Меня призвали. И не так уж и скоро. Три дюжины лет прошло.

- Да? Ни л-льда не помню. Вся память отмерзла. Я думала, максимум дюжина.

- Хватит материться, ты мне девушек испортишь.

- Ммм?

В этот момента та, которую назвали Лэлет, кажется, впервые заметила остальных присутствующих. Удивительным гибким и плавным движением она встала из объятий Таши и осмотрелась. На свою наготу она не обращала внимания.

Таша тоже поднялась на ноги.

- Это моя подруга. Сапфировая Катэ. А это… Хм. Вероятно, те, кто меня призвали.

- Лэнда Кинджи. Министерство Безопасности Флойрум, – представилась брюнетка.

- Хсэни Доггир, баронесса Шэтто, – журналистка почему-то предпочла умолчать о своей профессии, зато подчеркнула титул, которым обычно не козыряла – ну, это-то ясно почему, имеет непосредственное отношение к делу.

- Шоколадная Лэлет, – бросила девица, которая была чудовищем, небрежно извлекая из воздуха изящный бежевый плащ и закутываясь в него.

Катя шумно выдохнула. Она была знакома с Ташей уже целых две недели, и, казалось бы, привыкла к разным странностям, необычным явлениям и даже откровенным чудесам. Но все, что она испытала и узнала до этого, даже вместе взятое, не попирало границы здравого смысла так явно и демонстративно, как то, что случилось за последние десять минут.

Однако выяснилось, что гостья из другого мира была не единственной здесь, кто ничего не понимал. Местные пребывали в таком же недоумении.

- Все-таки, неплохо было бы узнать, что за морозная зима тут творится? – ворчливо сообщила Лэлет, игнорируя призыв Таши не ругаться, - похоже, я совершила какую-то ледяную ошибку. Иначе с чего у меня провалы в памяти.

- Ты права. И я примерно представляю, что случилось. Но мне кажется, что подробности тебе лучше выяснить самостоятельно.

Лэлет ненадолго задумалась, потом кивнула.

- Ладно. Ты права, как обычно. В любом случае, хорошо, что ты вернулась. И, кажется, я должна сказать тебе спасибо. Хотя еще не знаю за что, но разберусь. Увидимся позже, девочки. – Шоколадная фея небрежно махнула указательным пальцем собравшимся и удалилась в сторону лестницы.

Оставшаяся компания несколько минут молчала. Никто не знал с чего начать, кроме Таши, которая, как обычно, находила молчание очень комфортным, поскольку извлекала из него не меньше информации, чем из беседы.

В конце концов, Изумрудная решила возобновить диалог.

- И почему ради этого надо было вызывать меня? Больше фей в этом мире уже не осталось?

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Отредактировано Kristi N (22.12.16 10:49:35)

+3

68

Kristi N, пишите, пожалуйста, побыстрее... и побольше...

+2

69

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Kristi N, пишите, пожалуйста, побыстрее... и побольше...


Да у меня основа имеется, я просто очень много и долго редактирую и переделываю, извините.
И, дорогие мои друзья, тут не такой маленький объем, как кажется. Первая часть - почти 400 тысяч знаков без пробелов. Около 10 а.л. Это уже объем небольшого романа в мягком переплете :)
Я планировала взять небольшую паузу чтобы еще раз подредактировать всю первую часть и выложить, как общеала, в форматах более удобных для чтения. Мне не нравится, как здесь сноски выглядят. Ну, раз читатели требуют, постараюсь продолжать вторую часть параллельно с этой работой.

Вот вам пока малюсенький кусочек для затравки аппетита.

Отредактировано Kristi N (22.12.16 14:13:51)

+2

70

ЧАСТЬ 2

Пролог

Мир 2.14.4А2
12 седьмой х612, 12:22
Флойрум, ковен Фловэ

Серебристая Анири

Верховная фея Флойрума сидела за своим безукоризненно чистым рабочим столом в просторном кабинете с огромным арочным окном. За распахнутыми створками окна открывался прекрасный вид на большой сад с гигантскими деревьями, жившими здесь дольше, чем любая из современных фей.

Изящная рука фея с аккуратными перламутровыми ногтями (не маникюр, в их естественный цвет) скользила над тонким, гладким листком ресси, раскатанным тоньше газетной бумаги, но очень плотным и прочным. Под ее пальцами без всяких пишущих приспособлений появлялись ровные ряды сложных значков – фейские руны. Анири слегка улыбалась. Ей нравилось работать. Это успокаивало.

Внезапно довольное выражение исчезло с лица Серебристой. В воздухе что-то изменилось. Неожиданно запахло свежестью и молодой листвой, хотя в этом месяце во Фловэ почти все деревья уже готовятся ко второму в этом году плодоношению.

«Показалось», - подумала Анири, не отрываясь от документа.

«Ты знаешь, что нет» - грустно пробормотал внутренний голос.

- Мне. Просто. Показалось! – строго сказала Анири вслух, прекратив писать. Она - Верховная фея Флойрума. Реальность в этой части континента обязана вести себя так, как ей нравится. Или пусть пеняет на себя.

Внутренний голос испуганно заткнулся.

«Так-то лучше» – Серебристая вернулась к работе.

Флойрум, особняк Фионы

Фиона и Тина

Шафрановая фея и ее подруга готовились к чаепитию в скромной гостиной, единственным украшением которой служила большая картина из другого мира. На столе, как всегда, было сложно отыскать свободное место из-за бесчисленных вазочек, тарелочек и корзинок с печеньями, конфетами и пирожными.

Лазурная Тина, выглядевшая на полдюжины лет старше Фионы, на самом деле на тридцать лет уступала ей в опыте. Впрочем, непосредственности и беззаботности ей было не занимать. Сейчас она нетерпеливо вертелась на стуле и хихикала, пока Шафрановая торжественно разливала чай из роскошного фарфорового чайничка, украшенного объемными и разноцветными рельефами с цветами и животными.

Внезапно рука Фионы дрогнула, и темная струйка брызнула мимо чашки. Тина тут же перестала смеяться. Она очень хорошо знала – феи не бывают неуклюжими и неловкими. Во всяком случае, этого не происходит просто так.

- Что случилась, мое чудо? – озабоченно спросила Лазурная.

Высшая фея улыбнулась:

- Ты ничего не почувствовала?

- Вроде нет. А должна была?

- Наверное, нет. Тебе это пока рановато, - Шафрановая, как ни в чем не бывало, закончила разливать чай. Пятно на скатерти бесследно растворилось под ее пристальным взглядом. Фиона плюхнулась в кресло и довольно захрустела печеньем:

- Мне кажется, наконец, случилось то, что должно было. Я ждала этого, сама приложила руку, чтоб это поскорей произошло. Но все равно чуть-чуть неожиданно.

- Перестань говорить загадками! Я же так от любопытства умру!

- Я пока не могу тебе объяснить, любовь моя. Я до конца не уверена. Боюсь сглазить. Но если я не ошиблась, ты скоро сама все увидишь. Тебе понравится.

Флойрум, провинция Кройх, местный ковен

Свинцовая Гэлли

Высшая темная фея, бессчетное количество лет возглавлявшая ковен провинции Кройх, всегда находила свое высокое положение чрезвычайно удобным. У него, определено, были свои преимущества.

В данный конкретный момент положение это заключалось в том, что ее голова покоилась на животе одной прекрасной феи, а еще две уютно устроились по боками Гэлли.  Девушки пребывали в сладкой полудреме.

Внезапно Свинцовая зашевелилась и глубоко, шумно вздохнула.

- Что-то не так, королева? – лениво пробормотала одна из ее любовниц, потираясь щекой о грудь Гэлли.

Высшая долго молчала, казалось, снова заснув, а потом ответила невпопад, как у нее часто бывало:

- Вы знаете такую поговорку:  «одна Верховная - чудо, две Верховных – война, три Верховных – смерть»?

Феи недоуменно зашевелились. Ответила та, что выглядела самой молодой. Разумеется, из всей этой компании именно она была с Гэлли дольше всех:

- Первый раз слышу. Звучит зловеще, но глуповато. С чего бы вдруг это было так?

- Это очень старое выражение, - пояснила Свинцовая, - тогда все феи этого мира еще считали себя единым целым, мы не делили себя на национальные ковены. Государства людей были только для них самих. Феи не считали себя связанными с ними. И тогда у нас могла быть только одна Верховная, на весь мир. Если появлялась вторая, претендовавшая на это звание…

- Даже если она была светлая? – недоуменно спросила одна из девушек.

- Тогда их было совсем мало. Да и оттенки их были такие, что нынешние наши светлые, скорей отнесли бы их к темным. Во всяком случае, они всегда умели найти приемлемое оправдание, чтобы отправить соперницу танцевать с духами. Веселое было время, - Гэлли вздохнула с ностальгией.

- Ну, сейчас в этой части континента две Верховных, и, похоже, война действительно неизбежна. Может быть, в этой поговорке есть какой-то смысл. Но почему ты вспомнила это сейчас?

Гэлли опять высказалась довольно непонятно:

- Не знаю, какая масть в итоге окажется козырной, зеленая или фиолетовая. Но серебряная карта бита при любом раскладе. Я должна бы ей посочувствовать. Хорошо, что я темная, мне необязательно этим утруждаться.

Снова повисло молчание. Чувствовалось, что к дальнейшим объяснениям глава ковена не расположена. Вместо этого она потянулась и произнесла:

- Ну что, еще раунд? Или сначала пойдем, пообедаем?

Боттум, Мэних, министерство войны

Брианна и Мэган

За большим овальным столом в малом зале совещаний расположилось более двадцати человек. Почти все они носили военную форму. Пышные погоны и блюдца  орденов,  покрывавшие их грудь чуть ли не сплошным панцирем, указывали, что здесь собрались все высшие чины армии и флота.

Место в кресле во главе стола занимала Брианна. Огромная карта за ее спиной отражала текущий этап стратегического планирования предстоящей кампании. Фиолетовые стрелки указывали направления ударов. Красные зубчатые линии изображали предполагаемые рубежи обороны противника. Верховная фея не поворачивалась к карте, но по мере того, как она объясняла присутствующим свои планы, на карте сами собой появлялись дополнительные значки и пометки, стрелки двигались и меняли направление. Мэган прикинула, каким образом подруга делает это. Наверное, довольно несложно, даже повторить получится. Но требует высочайшей концентрации, а это так лениво!

Кобальтовая раскачивалась на стуле чуть позади Брианны, шагах в трех от стола, как бы подчеркивая, что не имеет отношения к происходящему. Боги и демоны, какая же скука! Несколько дней назад Брианна с чего-то решила, что ее спутница жизни должна принимать большее участие в государственных делах. Теперь поваляться в постели до полудня Мэган не удавалось. Верховная таскала ее на все ключевые совещания, заседания и переговоры.

Кобальтовая поневоле запоминала все происходящее - абсолютную память-то то никуда не денешь. Но интерес к проблемам империи у нее от этого не появился. Сейчас она развлекалась тем, что мысленно расстегивала мелкие пуговки на спине Брианны, представляя, как черное платье подруги будет медленно сползать по ее безукоризненной коже. Главное тут – не заиграться и ненароком не материализовать свои мысли.

Пару дней назад, на особенно скучном заседании в министерстве финансов, посвященном военному бюджету, Мэган немного увлеклась и одежда Фиолетовой упала с Верховной в разгар занудного перечисления необходимого количества подвод с фуражом и продовольствием, подлежащих отправке на разные участки будущего фронта. Брианна разозлилась почти по-настоящему. Она прервала совещание, утащила подругу в спальню и наказала ее. Очень сурово. Мэган ужасно понравилось. Не говоря о том, что выражение лиц надутых вельмож и чиновников составляло теперь одно из ее любимых, бесценных воспоминаний, которые будут радовать ее до конца жизни.

Может быть, все же стоит рискнуть и повторить тот инцидент?  Со вздохом Кобальтовая отказалась от этой завлекательной мысли. Брианна любит военные дела намного больше всех остальных государственных вопросов и придает им максимальное значение. Срыв этой встречи она вовсе не оценит. Не  хотелось бы лишиться головы. Конечно, Брианна потом приделает ее на место. Но это, пожалуй, не тот опыт, который будет приятно вспомнить.

Фиолетовая, тем временем, вещала, обращаясь к одному из суровых мужчин за столом:

- Новые разведданные, генерал Гисс, заставляют нас пересмотреть план, который генштаб разработал для ваших подразделений в прошлом месяце. Не исключено, что на вашем участке мы встретим сопротивление значительно больше ожидавшегося. Поэтому я приняла решение придать вам дополнительно семнадцатую кавалерийскую бригаду и формируемый сейчас тридцать второй рекрутский пехотный полк.

Генерал закивал с большим удовлетворением.

- Я пошла на это, потому что темп продвижения вашего фланга западной армии имеет решающее значение. Если вы позволите остановить, задержать себя, то наша основная ударная группировка, лишившись прикрытия с ключевого направления Фиррион – Кройх, рискует оказаться в котле. Этого допустить нельзя. Поэтому, игнорируйте локальные очаги сопротивления и сосредоточьтесь на взятии мостов через Крихспук. Если вам удастся захватить их неповрежденными, будет просто отлично. Я это высоко оценю. Одновременно…. одновременно…

Брианна сбилась и потеряла мысль. Одна из стрелок на карте непредсказуемо вильнула в сторону и выскочила за край. Генералы недоуменно переглянулись.

- Минутку, - Фиолетовая приостановила совещание поднятием ладони, повернулась к Мэган и заговорила с ней на фейском:

- Что ты почувствовала?

- Да ничего особенного. Так, странное ощущение какое-то было и сразу ушло.

- Плохо. Совсем не учишься.

- Да что случилось-то?

- В наш мир только что пришла фея. Светлая. Сильная.

- Рэри, небось, опять. Вечно она шляется туда-сюда, а ты подскакиваешь.

- Нет, - помотала головой Брианна, - не в этот раз. Эта гостья намного серьезней. И совсем другого цвета. Что-то зеленое.

- Может, ты и направление взяла? - с уважением спросила Мэган. Получить такую информацию из невнятных ощущений – признак очень опытной феи.

- Флойрум, но не столица. Где-то на севере. Не нравится мне это.

- Чем нам может помещать очередная светлая?

Брианна покачала головой:

- Ты просто не видела по-настоящему сильных светлых. Ладно, я продолжу, а то мои генералы всполошились. И перестань, наконец, меня мысленно раздевать. Думаешь, я не чувствую? Отвлекает!

Отредактировано Kristi N (22.12.16 15:19:39)

+3

71

Kristi N, спасибо Вам...

+2

72

Kristi N|0011/7a/32/1620-1409157665.jpg написал(а):

Ну, раз читатели требуют, постараюсь продолжать вторую часть параллельно с этой работой.

требуем, требуем.
хоть и понимаем, что вы нас балуете.

спасибо, и легкого пера.

+3

73

мы бессовестно ненасытные...

+2

74

Дамы и господа)) проявите терпение))))), давайте дадим Автору отдышаться))))

+3

75

Глава 25.

Мир 2.14.4А2
12 седьмой х612, 12:30
Флойрум, горы Мэссоуги, замок Краймар

Таша и компания

Чуть-чуть очухавшись после всех ужасов и чудес, баронетта, наконец, вспомнила правила этикета. Она склонилась в изящном церемонном приветствии. Лэнда не смогла бы повторить такое даже под страхом казни.

- Ваше Высокомогущество, Изумрудная… - начала она, но бывшая верховная забавно сморщила нос и прервала ее:

- Давайте без этой ерунды, девочки. Я уже от этого отвыкла и не собираюсь привыкать заново! Просто - Таша. И можно на ты, я ведь младше вас всех.

Хсэни знала про особенности фейского возраста. Но все равно, мысль о том, что именно вот эта невысокая девчонка крутила роман с ее бабкой еще до рождения матери, укладывалась в ее голове с большим напряжением.

- Эм. Ладно, Таша. Так вот.  На самом деле, я призвала вас… тебя вовсе не ради этого монстра.

Лэнда напряглась. Наступал еще один критический момент в ходе операции. Журналистка пообещала, что попросит у Изумрудной именно то, о чем они условились. Но люди – не духи и не феи, их клятвам верить нельзя. Они могут вполне искренне говорить одно, а сделать, под влиянием момента, совершенно противоположное. Если Хсэни взбредет в голову, что сейчас она может исполнить месту своего детства…

- Это просто досадная случайность, что нас чуть не съели. А приехали мы сюда, чтобы попросить тебя помочь Флойруму. Надвигается война. Брианна Фиолетовые Крылья возродилась.

- Брианна, хм, интересно, - Изумрудная втянула воздух, как будто рассчитывала унюхать следы пребывания темной верховной прямо здесь, - и, конечно, она сразу взялась за старое. Вот неугомонная!

В голосе Таши было восхищение, которого Хсэни и Лэнда вовсе не испытывали.

- Хорошо. Я посмотрю, что тут можно сделать, - сказала Изумрудная довольно легкомысленно, - кажется, нам в любом случае придется здесь слегка задержаться. Мне что-то уже не нравится, как в этом мире обстоят дела.

Вот, например, что за дурацкая история с Лэлет? Бедная девочка сбилась с пути и запуталась в воплощениях. Неужели некому было помочь ей целых две дюжины лет? Это же так несложно! Достаточно было напомнить ей ее собственное имя, и она сразу пришла в разум. А вы тут чем занимались? Стреляли в нее, какими-то камнями кидались…

Таша подобрала амулет, изготовленный Фионой, и принялась изучать его со скептическим выражением лица, - кто вам все это посоветовал? Что за странные идеи? – голос Изумрудной был полон мягкой укоризны.

Хсэни и Лэнда опешили от таких обвинений.

- Да мы понятия не имели, что это и есть Шоколадная Лэлет! И никто этого не знал! Мы думали, она погибла, как и все остальные, кто здесь появлялся! А получается, это именно она тут народ жрала? Моего родного брата съела, между прочим! – возмутилась журналистка.

- Да, это ужасно, - огорченно покачала головой Таша, - ей будет очень нелегко, когда она все это вспомнит. Настоящая трагедия… Очень жаль, такая талантливая девочка.

Все три девушки вытаращились на Изумрудную в изумлении, даже Катя, которая понимала быстрый и эмоциональный разговор на лэранго лишь с пятого на десятое.

- А судьба ее жертв вас не печалит? – спросила Лэнда хмуро. Нет, она знала, что феи все с большим прибабахом, а верховные особенно. Но все же от светлой она ожидала большей доброты и сострадания. А получается, на людей ей вообще чихать, и моральные терзания другой феи ее беспокоят гораздо сильней, чем несколько десятков погибших весьма неприятной смертью?

- Ах, это тоже прискорбно, конечно. Но гибель – вовсе не плохая участь по сравнению с такими серьезными ошибками. Умереть и возродиться для новой, лучшей жизни – это одно. А несколько столетий мучиться под бременем вины и нести последствия совершенного – гораздо тяжелей. Можете мне поверить в этом вопросе. Мне доводилось испытать и  то, и другое, так что я знаю, что говорю.

- Люди-то не возрождаются!

- Когда как, - пожала плечами Таша, - все индивидуально. Кто-то воплощается здесь же, кто-то в другом мире. И не обязательно опять человеком… Просто те, кто сейчас считают себя людьми, обычно не помнят предыдущие жизни. Силы маловато.

Но никакие души не умирают навсегда. И память, рано или поздно, все равно возвращается. Ничего не проходит впустую. Чтобы понимать все это, даже не надо верить в  каких-то богов. Это базовые законы вселенной. Информация не может исчезнуть бесследно точно так же, как энергия не пропадает в никуда.  Неужели я должна объяснять такие азы? Я думала, уж в этом мире все грамотные люди об этом осведомлены!

* * *

Задерживаться в замке никому не хотелось. Возможно, со временем семья Шэтто и обживет свои фамильные владения вновь, но вряд ли это будет скоро. Слишком тягостные воспоминания связаны с этим местом. Хсэни была уверена, что лично она предпочла бы продать Краймар и прилегающие земли и никогда здесь больше не появляться. Но, это пока не ее дело. Возможно, мать решит иначе. Журналистке предстояло рассказать Мирэнде Шэтто весьма неприятную историю. Хорошо, что этот тяжелый разговор состоится еще не сейчас.

Вся компания пришла к выводу, что надо поскорей добраться в столицу. Хсэни не терпелось вернуться домой, в свою маленькую уютную квартирку в центре Фловэ, погрузится в работу и забыть всю эту поездку, как страшный сон. Свой долг перед Родиной она выполнила сполна. Иметь дальнейшие дела с феями ей расхотелось надолго. У чудесных созданий оказались слишком большие зубы.

Лэнда спешила на доклад к министру. Сборщица повеселела. В конце концов, это не ее брат погиб в пасти спятившей темной. Да и было это давно, так что нет резона лить слезы.

Сложное и необычное задание высшей степени важности выполнено на отлично. Первый, самый трудный шаг на пути к блестящей карьере сделан. Возможно, когда-нибудь кресло всесильного главы Безопасности будет ее? Ну а что, нельзя исключать такое. Алэкс Кейко тоже начинал с самых низов и пробился на вершину исключительно собственным трудом, плюс определенное везение, конечно.

Таша тоже решила для начала посетить Фловэ. Она непрерывно нюхала воздух и все больше мрачнела. Один раз она даже грустно покачала головой и пробормотала:

- Эх, что ты наделала, Анири…

- Да Серебристая тут вообще не появлялась! – возразила журналистка. - У замка были другие феи. Конечно, очень странно, что ни одна из них не поняла, что чудовище и есть
Лэлет…

Изумрудная в ответ на это лишь сокрушенно вздохнула, но пояснять ничего не стала.

Одной Кате было совершенно все равно, куда отправляться. Она просто старалась держаться поближе к свой любимой. Девушка пребывала как будто во сне и где-то подсознательно была уверена, что вся эта удивительная  история с путешествием в другой мир закончится также стремительно и неожиданно, как и началась. Можно сказать, что она была в легком шоке, насколько это возможно для феи.

- Вы можете открыть портал прям во Фловэ? - спросила Лэнда. Она пока так и не привыкла обращаться к Таше на ты.

- Отсюда? Нет. Я обещала Диэне не ставить порталы на ее территории. Ей это не нравилось.

- Бабушка умерла, - осторожно сообщила Хсэни.

- Да, я давно знаю. Почувствовала сразу, - фея опять печально вздохнула.- Но это ничего не меняет. Слово есть слово. Зато сразу за границей владений Шэтто у меня стоит стационарный портал, через который я к ней и бегала.

- Но до окраины наших земель больше четырех дюжин верст! Тут вся земля в округе принадлежит нашей семье, это же центр наших исконных владений! – Хсэни помрачнела. Из-за дурацких фейских заморочек им теперь придется пешком идти обратно в трактир, там забирать лошадей, на которых они приехали…. Кстати, их там всего две. Где достать еще? В общем, обратная дорога затягивалась. А она так рассчитывала, что с  верховной все станет просто!

- О, это мелочи. Сейчас все решим. Прокатимся с ветерком, заодно и развеемся! – беззаботно откликнулась Таша. – Подождите меня пару минут.

Девушки присели у обочины дороги. Они изучали друг друга, но не знали, о чем говорить. Катя, вдобавок, была не совсем уверена в своем лэранго, хотя слегка привыкнув к произношению новых знакомых, она теперь понимала их довольно неплохо.

Таша ушла куда-то в поля, но очень скоро вернулась. На ее ладони смирно сидели рядышком два крупных зеленых кузнечика. Впрочем, присмотревшись, Катя поняла, что это какие-то другие, похожие на первый взгляд насекомые. У них были мощные ноги, странной формы голова с короткими усиками, большие фасетчатые глаза, и гладкая спинка. Крыльев не было вовсе.

- Прыгушки… - растерянно прокомментировала Лэнда. - Зачем они вам?

Этого слова Катя не знала, но догадалась о его значении по корню, происходящему от известного ей глагола «прыгать».

- Ну, не сложно понять, а? – Таша подмигнула. – Она вышла на дорогу, подняла ладонь на уровень лица, надула щеки и мощно подула на прыгушек. Насекомые спрыгнули с ее руки. В полете они мгновенно увеличились в размерах. Перед пораженными девушками теперь стояли два существа, каждое побольше лошади и даже верблюда, хотя все же существенно меньше слона.

- На них мы и поедем! – довольно констатировала Изумрудная.

Судя по ошарашенному виду местных, такие вот преображения вовсе не являлись характерной особенностью этих животных, дело было в Ташиной магии.

- А с нашими кузнечиками ты так тоже можешь? – спросила Катя.

- Если их притащить сюда, вполне. Но не на Земле. Там такие фокусы мне не по силам. Этот мир – в нем намного проще чудесить! Эх, как же я по всему этому скучала! – Таша довольно потянулась и прижмурилась на солнце.

Сапфировая изумленно выдохнула. Если все то, что ее подруга вытворяла в России, было лишь малой толикой того, что она может здесь… Ох. Очевидно, их жизнь ближайшее время обещает быть чересчур интересной. Катя не была уверена, что она к этому готова. Но, кажется, ее мнения никто не спрашивал.

Таша, тем временем, щелкнула пальцами и чудовища, в которых превратились безобидные букашки, послушно присели, давая возможность влезть им на спины.

- Ну, что стоим? Залезайте! – скомандовала фея.

- Может мы лучше это… пешочком пока? У нас тут лошади есть неподалеку, - сглотнула Хсэни.

- Чушики, чушики! Не выдумывайте. Скакать на прыгушках очень весело. И быстро. Будем у портала за два-три часа. Давайте, я вас подсажу.

Лэнда стиснула зубы. Она не опозорит Безопасность. Сборщица решительно подошла к прыгушку и залезла ему на спину. Сидеть оказалось неожиданно удобно. Из спины торчали странные хитиновые выступы, на которые можно было довольно удобно поставить ноги и держаться руками.

Хсэни кое-как пристроилась у нее за спиной. Ей «рукояток», за которые можно было ухватиться, не досталось, поэтому журналистке пришлось крепко обхватить Лэнду.
Таша направилась к переднему прыгушку и лихо заскочила на него, как будто ездила на таких тварях всю жизнь. Катя с опаской залезла сзади и вцепилась в подругу.

- ИЕЕЕЕЕ! – Закричала фея, - ПОЕХАЛИ!

И проклятая тварь прыгнула. Катя завизжала.

Земные кузнечики прыгают в длину на расстояние, в двадцать раз превышающее их размеры. Создания этого мира им не уступали. Ускорение вбило Катю в спину насекомого. Земля резко ушла вниз. Девушке никогда не приходилось катапультироваться из подбитого самолета, но это должно было быть очень похоже. Пара секунд, а «набор высоты» прекратился. Ускорение сменилось невесомостью, и Катя судорожно вцепилась в спину подруги. А Таша, вместо того, чтобы крепко держаться руками, размахивала ими в воздухе и вопила от восторга. Сапфировая была не в состоянии разделить ее радость. Желудок болтался где-то в районе горла.

«Фей не тошнит, фей не укачивает!» - повторяла Катя про себя. Сзади тоже раздавались истошные вопли. По-видимому, второй прыгушек последовал за лидером, и его наездницам это вовсе не понравилось. Обернуться Катя не рискнула. У нее хватало своих проблем.

Снижение было ничем не лучше взлета, а посадка - такой жесткой, что у девушки вышибло дух. А прыгушек и не думал давать им передышку и тут же рванул в небо снова. Безумный аттракцион продолжался.

- Правда, здорово? – Таша обернулась к подруге с выражением такого искреннего счастья на лице, что Катя не рискнула огорчить ее честным ответом. Впрочем, девушка все равно не могла вымолвить ничего членораздельного, не рискуя прикусить язык от постоянных рывков и ударов о «седло». Так что она ограничилась тем, что закатила глаза и вцепилась в Ташу еще крепче. Изумрудная, очевидно, приняла это за выражение восторга. Иногда ее хваленая эмпатия отказывала самым издевательским образом.

Через дюжину минут Катя немного притерпелась к этому кошмарному способу путешествий. На горизонтальной траектории прыжка, которая длилась секунд двадцать, было еще терпимо – то есть, просто ужасно страшно, когда мимо скользили вершины деревьев. Однако набор высоты и приземление сопровождались убийственными ускорениями. Девушка была уверена, что у нее все внутренности сбились в котлету. О состоянии пятой точки не хотелось даже думать. При каждом приземлении и старте девушка как будто получала хороший шлепок под зад лопатой. Оставалось надеяться, что когда все это закончится, Изумрудная сумеет ее вылечить. Если, конечно, Катя доживет до конца поездки.

После одного из прыжков прямо перед носом их «лошади» оказалась телега, запряженная обычными конями. С облучка ошарашено пялился толстый русый дядька. Рассмотреть первого встречного в этом мире аборигена  мужского пола Катя не успела. Прыгушек сиганул опять. Телега мгновенно осталась где-то внизу, под брюхом и далеко позади.

Кажется, прошло несколько ужасных тысячелетий, прежде чем Таша повернулась к подруге и огорченно сказала:

- Придется сделать привал. Прыгушки устали.

Катя только кинула. Она уже была не в состоянии даже обрадоваться. Когда насекомое, наконец, остановилось неподвижно, она мешком сползла с его бока и на подкашивающихся ногах побрела к обочине.

Хсэни чувствовала себя еще хуже. Сделав несколько шагов, она упала лицом в траву и замерла, вцепившись в землю, такую восхитительно твердую и неподвижную. Сборщица держалась немного лучше. Несмотря на лицо серого цвета, она сохранила способность членораздельно выражаться, чем активно пользовалась. В словаре Кати такие слова не значились, но об их смысле она догадывалась.

А Таша хлопотала вокруг чертовых кузнечиков. Она гладила их по кошмарным мордам и шептала им что-то благодарное. Потом она подула каждому из них в нос, уменьшив до обычных размеров. Бережно собрав прыгушков с дороги, фея отнесла их далеко в луг и пустила пастись на сочной травке.

Только после этого Изумрудная вернулась к девушкам и с недоумением принялась разглядывать своих спутниц, лежавших и сидевших на траве с измученными лицами.

- Таша! Ты не могла заколдовать какую-нибудь стрекозу, а? Та бы хоть летела прямо, без этих ужасных подскоков! – мрачно пошутила Катя. Сапфировая оправилась быстрей, чем остальные - все-таки фея.

Однако Изумрудная задумалась над предложением всерьез. На ее лице появилась мечтательное выражение.

- Слушай, какая блестящая идея! Я никогда не пробовала, но должно получиться! В следующий раз так и поступим.

- …. …. феи! - прокомментировала Лэнда. Большая часть слов опять осталась Кате непонятной. Ее такому не учили.

Хсэни выразилась ясней. С трудом оторвав голову от земли, она выдавила:

- Это без меня! Я больше никогда в жизни даже на лошадь не сяду! Только пешком. А лучше – ползком. - С этими словами журналистка снова ткнулась носом в землю.

* * *

Через пару часов девушки достаточно пришли в себя, чтобы обдумать дальнейшие планы. Темнело. До портала оставалось около шести верст, но преодолевать их уже никто, кроме Таши, был не в силах. Решили остановиться на ночлег прямо здесь, а завтра продолжить путь. Пешком!

Лэнда и Хсэни развели костер. Никаких припасов ни у кого с собой не было, впрочем, есть после адской скачки вовсе не хотелось.

Таша с Катей сидели обнявший и о чем-то шушукались на неизвестном языке. Потом они встали.

- Мы будем неподалеку. Если что понадобится – зовите. Спокойной ночи. – Сказала Изумрудная, а Сапфировая просто дружелюбно кивнула.

Феи удалились во тьму. Скоро оттуда раздалось шуршание и тихие смешки. Громкий звук влажного поцелуя. Шорох. Снова смешок. Шепот. Короткий стон. Еще один.

Хсэни слушала эту возню несколько минут, кривя губы, потом не удержалась и прошипела:

– Вот бесстыжие феи!

Лэнда фыркнула:

- Я читала твое досье, не забывай. Не пытайся демонстрировать, что тебя это шокирует или бесит.

- Меня это нисколько не шокирует. Я просто завидую! – откровенно выпалила Хсэни.

Лэнда несколько минут молча смотрела на огонь, потом сказала странным тоном:

– Ну, если ты так настроена… Мы ведь не обязаны сидеть и сторожить всю ночь, правда? Феи, даже когда они так заняты, вполне в состоянии обеспечить защиту. Ни разбойники, ни дикие звери к нам не сунутся. Можем расстелить наши плащи и устроиться прям тут, у костра.

Когда до Хсэни дошел смысл сказанного, она слегка покраснела.

– Интересное предложение от агента безопасности на службе…

- А я уже не при исполнении. Моя задача заключалась в том, чтобы доставить тебя в замок Краймар, проследить, чтоб ты вызвала Изумрудную фею и попросила ее помочь в войне с Брианной. Оказать тебе при этом всякое содействие и обеспечить твою безопасность. Я это сделала, на этом моя миссия кончилась.

Я не обязана следить дальше ни за тобой, ни за Ташей, а тем более указывать ей, что и как ей делать – хороша бы я была, если бы я попыталась командовать верховной феей! Мое начальство часто дает задания на грани невозможного – но не настолько абсурдно невыполнимые. Конечно, я еще должна вернуться и доложить, но по дороге назад, я, можно сказать, в отпуске. Но если тебя смущает, что я агент безопасности…

Хсэни встала, обошла костер и подошла к Лэнде, опустилась на колени рядом с ней, приблизила свое лицо к ее почти вплотную и прошептала:

- Хочешь честно? Меня это заводит! Всегда мечтала трахнуть эту вашу безопасность!

Лэнда захихикала, обвивая руки вокруг ее шеи:

– Что, всю целиком?

- Ну, пока что только тебя!

- О, значит сегодня ночью мне придется работать за все министерство. Какая ответственная задача! Но, думаю, я справлюсь!

+3

76

Вопрос к читателям:
Есть ли кто-то из второстепенных персонажей, который вам симпатичен и о котором бы хотелось услышать побольше? Второстепенный, то есть не Катя, не Таша, и не Брианна. Этой троицы впереди будет много в любом случае.

+2

77

Kristi N, про Хсэни и Лэнду было бы интересно узнать продолжение...

+3

78

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Kristi N, про Хсэни и Лэнду было бы интересно узнать продолжение...


Koveshnikov, спасибо за отзыв. Постараюсь учесть ваше пожелание.  ^^

+2

79

Kristi N|0011/7a/32/1620-1409157665.jpg написал(а):

Koveshnikov, спасибо за отзыв. Постараюсь учесть ваше пожелание.

Согласна. Девушки интересные.
А еще о той с красными волосами.
И о том что с Шоколадной приключилось. И как так вышло что на долю шаэто две феи выпало ))
И еще вопрос тема описания ласк намеренно упущена?)

4 часа на отрываясь. Вы невозможно занимательно пишите. Мое вообрсжение в восторге от возможности рисовать картинки ))

+3

80

Marinе|0011/7a/32/3320-1480930684.jpg написал(а):

А еще о той с красными волосами.
И о том что с Шоколадной приключилось. И как так вышло что на долю шаэто две феи выпало ))
И еще вопрос тема описания ласк намеренно упущена?)


Алая будет обязательно. Лэлет - ну, отчасти. Я особо не планировала вдаваться в ее историю, хотя мне все это уже известно, но слишком уводит в сторону от основного сюжета. Ну, раз интерес есть, постараюсь это осветить. Там все это больше связано с сюжетом второй книги.

А насчет ласк - таки да, преднамерено опущено.
Это же все-таки не эротическая книга. Ну, почти  :blush:  На самом деле, у меня самой фейское отношение к этому вопросу, то есть я не считаю эротику чем-то неподобающим и сама всегда принимаю сексуальные сцены как приятный бонус. Если хорошо написаны. Но я вовсе не уверена, как это воспримут читатели. Не хотелось бы, чтобы кому-то показалось пошлым и из-за этого оттолкнуло от книги. Поэтому, приходится себя все время бить по рукам и останавливаться. В последней (на сгеодня) главе и особенно в прологе ко второй части, пожалуй, уже даже перебор пошел. Ну, я не виновата, что у Гэлли такие привычки  :blush:  Там, на самом деле, этот маленький эпизод был сперва гораздо детальней расписан, но я решила, что это уже чересчур будет и не уместно.

Огромное спасибо вам за одобрение и поддержку!

Отредактировано Kristi N (25.12.16 21:49:27)

+2


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)