Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)


Разноцветные феи (фэнтези)

Сообщений 1 страница 20 из 189

1

Захотелось с кем-то поделиться… По объему вещь в значительной части готова (и она немаленькая), но нужно еще 7-10 итераций редактирования. Пока выложу пролог и главы 1-2, если хоть кто-то заинтересуется, буду выкладывать дальше. Замечания по стилю и указания на фактические ошибки принимаются с благодарностью, но, пожалуйста, не обижайте моих персонажей, я их всех очень люблю.

Предупреждение от автора:
Все персонажи данной книги, относящиеся к
человеческому роду, и события, происходящие в
населенных людьми мирах, полностью вымышлены.
Сходства и совпадения с реальными людьми - случайны.

Напротив, все персонажи – феи имеют реальные прототипы,
а описание возможностей, культуры и обычаев
фей основаны на фактической информации.

Пролог

Мир 2.14.287
27 июня 2012, 06:20
Россия, Москва, парк Сокольники

Катя

- Сосредоточусь лучше на дыхании. Ритмично. Вдох, выдох. Руки прижаты к корпусу, а главное, не забываем следить за правильной работой ног. Пятку поднимаем высоко, бег легкий и беззвучный, каким он и должен быть.

То, что казалось трудным еще месяц назад, сейчас не доставляет проблем. Главное, она сразу поставила правильную технику, немного тренировок, а теперь утренние пробежки превратились в сплошное удовольствие. Погода прекрасная, самочувствие отличное, вот только настроение – как всегда. Даже ежедневный бег в парке помогает не очень, и, к сожалению, уже не дает достаточно нагрузки на тело, чтобы отвлечь мозги от мрачных мыслей.

Жить, как все, не хочется категорически. А что-то изменить не получается, а главная причина - не понятно, что менять. Вроде и воля есть, и целеустремленность есть, а к чему ее приложить – не понятно. Захотела бросить курить – сделано. Решила заняться бегом – вот уже месяц ни дня не пропускает, каждое утро в Сокольниках. А толку?

Почему простые, нормальные человеческие желания – выучиться, найти интересную работу, сделать карьеру, зарабатывать хорошие деньги, создать семью – вызывают такое непередаваемое омерзение? Институт бросила. Хотя учеба давалась без проблем. Но такое отвращение к этой экономике, к перспективе работать каким-нибудь менеджером, да пусть даже и не каким-нибудь, а самым что ни на есть «топ», а все равно противно… Родители еще не знают, узнают – будет скандал, конечно. Да и сама ведь понимает, что глупость. Тем более на четвертом курсе. Всего-то чуть больше года оставалось потерпеть. Вот тебе и воля…

Теперь вот уже который месяц валяет дурака, читает книжки да сидит в интернете. Хорошо хоть квартира отдельная, досталась от бабки, родители не допекают. С другой стороны плохо. Все время в одиночестве. Хоть бегать начала, а то совсем закисла. И ладно бы ударилась в загул – пьянки, наркота, гулянки. Так ведь нет! Молодая здоровая девица, не курит, не пьет, не трахается – блин, даже дыхание от досады сбилось - ладно, не будем о грустном, личная жизнь это вообще у нас проблема, почти безнадежная. На ровном месте впала в депрессию  и пустила свою жизнь под откос, зачем, почему, и главное, что делать? Никакого понимания.

Если не ясен смысл существования, люди обращаются к Богу. А что делать, если не веришь? Верней, даже не хочется верить в такого бога, в какого верят окружающие? Податься в какую-нибудь экзотическую религию, эзотерику, мистику? Пробовала, почитала кое-чего, только ведь бред и глупости несусветные, и люди, которые в этой среде – какую помощь, какой ценный совет от них можно получить? Им самим помощь нужна - квалифицированного психиатра.

Нет, от людей совета не дождаться. Нормальные и обычные, например родители – ясно, что скажут – восстановись в институте, иди работать, найди себе парня и выходи замуж. И никак им не объяснить, что ей лучше в петлю, чем такая, казалось бы, неплохая перспектива. А искать себе гуру среди психов – тоже безнадежное дело.
Но ведь должно быть что-то свыше? Пусть не Господь всемогущий, но хоть какая-то добрая, мудрая сущность? Хорошо было древним римлянам  – один бог не нравится, не помогает – пойду к другому в храм. А ей куда идти, в кого и во что верить?

Неожиданно ей пришла в голову забавная мысль. А ведь все просто – кто поможет, тому и верить. Только, конечно, не тёмным – еще не хватало, с той стороны помощь принимать. Несоразмерно дорого она обойдется, это сразу ясно – да и просто противно.

- А как ты, интересно, определишь, не зловредный ли демон тебя искушает? – спросила она сама себя и легко ответила – А очень просто. Если будет подстрекать вредить людям, и не важно, как он это будет оправдывать и аргументировать, значит пусть идет нафиг. А если такой путь предложит, который совесть не смущает, то почему бы и нет?

Глупости всякие опять она думает. Кому она нужна со своей «верой», которая вовсе и не вера, если наперед, авансом помощь требует! Однако на душе внезапно стало легко и спокойно, и какой-то странный образ мелькнул на краю сознания – усмешка, подмигивание? Нет, пропало. Показалось.

+6

2

Глава 1.
Мир 2.14.4А2
27 шестой х612, 11:00
Флойрум, Фловэ, министерство безопасности

Генерал Алэкс Кейко

Стрелка часов коснулась одиннадцати и в то же мгновение, как по сигналу, переговорный шарик, покоившийся на изящной подставке, изображавшей двух переплетшихся телами обнаженных девушек, засветился и издал низкий мелодичный звук. Генерал Кейко щелкнул по шарику ногтем, подтверждая прием, и приложил его к уху.

- Его светлость Влэд Мормотто – зазвучал, казалось, прямо в мозгу голос секретаря. Генерал вынул переговорник из уха, слегка сжал его пальцами и, после изменения цвета шарика на зеленый, произнес в него – «Проси» - и встал, чтобы приветствовать гостя.

Высокий, полноватый брюнет - первый секретарь канцелярии его Величества Мормотто - уже заходил в кабинет, как всегда добродушно улыбаясь. Лениво подняв вверх указательный палец в ответ на аналогичное, но гораздо более четкое и формальное приветствие генерала, он скороговоркой произнес:

- Привет, Алэкс, добрый день, генерал Канэро, ну и жарища сегодня, ага? Сейчас бы в бассейн, а потом вздремнуть пару часиков, точно? А у нас тут совещания, заседания, работа, рутина…

Виль Канэро, совсем седой, низенький и сухонький старичок в гражданском костюме, пришедший еще десять минут назад, и, казалось, успевший задремать в своем кресле, открыл неожиданно ясные и бодрые глаза и также приветствовал вновь прибывшего поднятием пальца.

Убедившись, что новый гость также устроился в кресле, Алэкс Кейко вернулся за свой стол, постучал по нему пальцами и произнес – «Если бы все были так пунктуальны как вы, Влэд, мы бы уже могли приступать, но, простите, похоже придется чуть задержаться с началом нашего совещания. Что-то я не вижу нашей четвертой участницы. Иногда женщинам простительно опаздывать, но не когда речь о работе! Особенно раздражает, когда опаздывает та, которой, в отличие от нас, не надо потеть в экипаже, пока он со скоростью улитки ползет по вечно забитым улицам нашей любимой столицы!»

- Да не переживай, Алэкс – по-прежнему добродушно отозвался Влэд - пять минут ничего не решают, уверен, Серебристая сейчас объявится.

Благожелательный тон высокого сановника и его вечная улыбка не обманули генерала. Он слишком хорошо знал его светлость. Хотя формально должность Мормотто не столь уж высока, где-то во второй дюжине самых значимых особ империи, даже обыватели знают – на практике его влияние значительно более велико, и в реальной таблице власти он занимает гораздо более высокую строчку. Скажем, вторую. А учитывая, что императору сейчас нездоровится…

Первый секретарь канцелярии довольно молод, но уже сделал блестящую карьеру и отнюдь не только благодаря происхождению. Подумаешь, герцог. У нас в империи герцогов несколько дюжин. Влэд Мормотто один. Он всем улыбается, никогда не кричит и не ругается, но ничего не забывает и вряд ли прощает, хотя личные эмоции у него всегда на последнем месте. Он легко поймет человека, перешедшего ему дорогу из-за политических интриг, и если потом этот человек окажется на его стороне – не припомнит былых раздор. Но вот некомпетентности, неквалифицированности и лени не потерпит даже от своих лояльнейших сторонников. При всех этих вечных разговорах о бассейне, отдыхе у моря и ночных балах, все знают – график у Мормотто безумный, он работает у себя в канцелярии по четырнадцать часов, а потом на балах, кстати, тоже работает – только иначе. Именно поэтому генералу Кейко было так неудобно за задержку с началом совещания - хотя и не по его вине, но созывал-то эту встречу в узком круг он.

Наконец, переговорный шарик, на который нетерпеливо поглядывал генерал, засветился. Алэкс схватил его, не дожидаясь звука сигнала, и выслушал доклад секретаря. «Проси!» - буркнул он традиционное, однако Влэд Мормотто, также прекрасно знавший министра безопасности империи, уловил в его голосе некое раздражение и даже недоумение, что вряд ли объяснялось лишь незначительным опозданием гостьи.

Дверь открылась и в кабинет министра вошла невысокая девушка. Ее роскошные волосы цвета пшеничного поля доставали до пояса, изящное, но слишком открытое платье скорей годилось для бала, чем для деловой встречи, а глаза желто-оранжевого оттенка, как у совы, смотрели несколько растерянно и смущенно. На вид ей было двадцать с небольшим, что, разумеется, в данном случае не говорило вообще ничего.

- Добрый день, ваша светлость, герцог Мормотто, генерал-аншеф Кейко, генерал Канэро – подняв вверх изящный пальчик, девушка приветствовала мужчин по старшинству их рангов, глядя поочередного на каждого из них. Они ответили тем же  приветственным жестом, Алэкс на правах хозяина ответил за всех: «Добрый день, ваше могущество, Шафрановая Фиона».

- Я безумно извиняюсь за опоздание, герцог, генералы, мне известно, насколько плотный у вас график, но меня поставили в известность о необходимости быть на этой встрече лишь полчаса назад, а телепортация, увы, пока не числится среди моих возможностей.

- Ерунда, не стоит беспокоиться из-за пяти минут – доброжелательно откликнулся герцог, бросив, однако, быстрый вопросительный взгляд на хозяина кабинета. Министр безопасности, также пребывавший в легком недоумении, решил прояснить ситуацию.

- Мы исключительно рады видеть столь обворожительную фею, однако, откровенно говоря, мы рассчитывали, что Серебристая Анири почтит нас своим личным присутствием?
Лицо Фионы сохранило вежливую невозмутимость:

- Я очень сожалею и должна передать вам искренние извинения её могущества, однако наша верховная фея, увы, не сможет присутствовать на этом совещании. Я уполномочена представлять здесь интересы ковена в полном объеме.

Голос феи также остался ровным и выражал ровно столько же вежливого дипломатического извинения, сколь и положено в такой ситуации. Однако все присутствующие, сами опытные дипломаты и неплохие знатоки практической психологии заметили в ее голосе некий странный оттенок  - неуверенности?  недоумения? может быть даже недовольства?

Алэкс Кейко предложил гостье кресло, и, пока она усаживалась, использовал несколько секунд для быстрого анализа ситуации. Направленное им верховной фее Флойрума приглашение было однозначно – исключительно важная, крайне секретная встреча в самом узком кругу, ожидается присутствие первого секретаря канцелярии  - Анири прекрасно понимает – на самом деле это означает, что сказанное будет достойно внимания императора. Это не то формальное заседание, на которое можно прислать заместителя или помощника, речь пойдет о действительно серьезных вещах, требующих решений первых лиц. Тем более что у верховной феи нет заместителей. Формально, у нее вообще нет никакой власти и полномочий, и титул – не более чем дань уважения, но то формально… А что там на самом деле? Людям мало известно о внутренней политике фей, об их иерархии, гораздо меньше, чем хотелось бы Алэксу.

Интересная ситуация. Алэкс окинул взглядом своих гостей. Влэд едва заметно прищурил левый глаз, устремленный на фею. Тоже крайне заинтересован. Виль Канэро совсем взбодрился, глаза смотрят пронзительно, лицо напряжено. Знает что-то, неведомое шефу безопасности? Этого старичка тоже никак нельзя недооценивать - если есть кто-то в этой комнате, более осведомленный о грязных, опасных, страшных тайнах империи и ее врагов, чем Алэкс, так это дряхлый генерал, более двадцати лет возглавляющий военную разведку империи – его тело немощно, но мозги ничуть не заржавели.

- Чтож, раз все в сборе, начнем наше совещание – сказал, наконец, министр безопасности. Глаза присутствующих устремились на него, и он продолжил – «я собрал всех вас здесь, чтобы поговорить – тут Алэкс сделал паузу, чтобы подчеркнуть значение слов, которые последуют – поговорить о войне. По лицам собравшихся пробежала тень эмоций, но никто ничего не сказал - ждали продолжения.

- Безусловно, всем присутствующим известно о крайнем обострении отношений с Боттумом за последние два года, после «возрождения» и захвата власти в Боттуме феей Брианной – эти слова генерал-аншефа были небольшой провокацией. Строго говоря, власть в Боттуме никто не захватывал – на бумаге она по-прежнему принадлежала императору Ксеру Шестому, правящему страной уже не одно десятилетие. Император был жив и здоров, все так же сидел на троне, принимал послов и устраивал церемонии – вот только он больше ничего не решал, и его людей в руководстве уже не было. Все знали, кто на самом деле правит Боттумом – но Алэксу было интересно, как фея отреагирует на такой недипломатичный оборот, когда кошку открыто назвали кошкой. Фиона промолчала.

- Не буду останавливаться на всех инцидентах, имевших место в последнее время – события на границе, неожиданный разрыв торговых связей, участившиеся случаи  нападений на наших граждан, находящихся в Боттуме и, наконец, высылка всего нашего посольства под абсурдным предлогом организации разведывательной деятельности на территории Боттума.

Генерал Канэро едва заметно ухмыльнулся. Старичку, как никому, было прекрасно известно, что предлог отнюдь не был абсурдным. Разумеется, посольство Флойрума в Боттуме, а верней некоторые, очень специальные люди в нем, и впрямь вели разведывательную деятельность. Точно также, как их боттумские коллеги во Флойруме и вообще все дипломатические миссии во всех странах во все времена. Всем это известно и все закрывают на это глаза. Периодически шпионов с дипломатическим иммунитетом «ловят на горячем», тогда правительств обмениваются недружественными нотами и попавшихся неудачников высылают, но поводом для полного разрыва дипломатических отношений это становится только тогда, когда одна из сторон хочет обострения ситуации. Боттум войны хотел, с некоторых пор это было очевидно. Провокации становились явными и грубыми, накачка ненависти к Флойруму в газетах – все более ожесточенной, а военные приготовления – практически неприкрытыми.

- Для наших военных ведомств давно не секрет, что нынешнее руководство Боттума – реальное руководство, я имею в виду – Алэкс снова бросил многозначительный взгляд на Шафрановую фею – полным ходом готовится к войне с нашей страной, вопрос стоит только в сроках. До последнего времени мы считали, что еще минимум год у нас есть.

Виль Канэро при этой фразе скептически скривил губы. Не согласен? Но доклады военной разведки, насколько было известно Алэксу, до последнего времени подтверждали срок, который он только что назвал. Хитрый старик что-то придержал? Но с какой целью? Обдумывая эту гримасу своего старинного коллеги и в некотором роде конкурента, министр безопасности продолжал:

- Однако, последняя полученная моим ведомством информация означает, что мы были чересчур оптимистичны. На одном из последних совещаний со своим штабом Брианна поставила перед военными задачу привести армию к полной готовности к войне за кратчайшие сроки. По новым данным, начало операции планируется на начало одиннадцатого месяца.

Вот и прозвучала фраза, ради которой, собственно, и было созвано это совещание. До начала войны оставалось лишь немногим более трех месяцев. Присутствующие в кабинете министра удержались от бурного выражения эмоций, но чувствовалось, что равнодушными новость их не оставила.

- Насколько достоверная информация? – спросил герцог.

- Пока подтверждена из двух независимых источников. Пытаемся еще перепроверить, но вы знаете, как пострадала в последний год наша агентура… В общем, я лично оцениваю достоверность процентов на восемьдесят. Разумеется, я буду добиваться большей точности и подробностей, но я не мог далее удерживать эту информацию от его Величества, проверяя и перепроверяя. Если это правда, времени у нас совсем мало. Возможно, военная разведка что-то сможет добавить? – Алэкс Кейко бросил взгляд на старика.
Виль Канэро пожевал губы и вымолвил:

– Пока мне нечего сказать. Увы, Алэкс, если это правда, то твои люди на сей раз впереди, а мои все еще переваривают дезу Брианны  о том, что им нужен еще год на военные приготовления. Но если хочешь мое мнение, я всегда подозревал, что древняя стерва нас дурачит, только не с чем было к его Величеству идти – не с моими же старческими бреднями?

Мои люди в своих оценках времени, необходимого Боттуму для развертывания военной машины исходили из реальных, человеческих возможностей. А феи, знаете ли, особенно темные, не слишком склонны принимать человеческие возможности в расчет. Я изучил документы старых времен, почитал, как она воевала раньше… Внезапность, потрясающая стремительность, ошеломляющие неожиданные удары – это всегда был ее стиль. Прав ты, Алекс, нет у нас года, хорошо, если хотя бы три месяца есть.

Глаза Влэда Мормотто превратились в узкие щелочки, и даже всегдашняя улыбка ленивого сибарита покинула лицо: - его Величеству будет доложено о вашей информации, генерал-аншеф Кейко. И ваше мнение, генерал Канэро, его Величество всегда очень ценит. Но кроме этой печальной новости, его Величество будет рад услышать о мерах, которые вы предлагаете в связи с ней предпринять. Военные дела пока оставим для армии. Разумеется, всему нашему генштабу теперь придется бегать в четыре раза быстрей, чтоб поспеть за Брианной, и его Величество позаботится, чтоб они забегали. – В жестком тоне, которым герцог сказал это, читалось «я займусь этим лично».

- Кроме того, его величеству будет интересно услышать, что думает по этому вопросу ковен Флойрума?

Фиона, кажется, слегка растерялась от неожиданного вопроса: - Ээээ, конечно, я доложу об этом прискорбном известии верховной фее. Мы ненавидим войны, но, разумеется, мы не может остаться в стороне, если на нашу страну нападут. Мы будем готовиться, и если начнется война, ковен фей поддержит Флойрум полностью, во всем и до последнего. – После небольшой заминки вначале, последняя фраза Шафрановой феи прозвучала впечатляюще уверенно.

- Я не сомневался в полной лояльности наших фей – герцог вернулся к своему прежнему, вежливому и доброжелательному тону - но что меня интересует, так это возможности нашего ковена в военном противостоянии… Ни генштаб, ни присутствующие здесь генералы от разведок не в состоянии реально оценить могущество наших фей… и фей противника. А соотношение сил на этом фронте будет иметь существенное значение для исхода войны, не так ли? Что я должен доложить его Величеству по этому вопросу?

Фиона на несколько секунд погрузилась в размышления, готовя ответ. Когда она подняла голову и начала говорить, ее глаза внезапно налились желто-оранжевым пламенем, а голос приобрел твердость. Впервые за всю встречу стало ясно, что эта девушка живет на свете не одну и не две дюжины лет.
- Боевой потенциал фей очень трудно измерить. Эмоциональные факторы и  вопросы следования нашему пути, которые я не берусь объяснять людям, могут влиять очень сильно. Даже слабая, неопытная фея в определенной ситуации может оказаться способной на многое – а может оказаться вообще беспомощной. Ковен столицы состоит из почти двух гроссов  (Феи использую двенадцатеричную систему счисления. Гросс – первое трехзначное число двенадцатеричной системы, дюжина дюжин, то есть 144. ) фей, а всего фей в нашей стране более четырех гроссов. В Боттуме по разным причинам намного меньше фей - всего не более полутора гроссов.
Однако наши феи – почти все светлые, и не могут напрямую причинять вред живым существам. В Боттуме ситуация обратная. Темные феи гораздо более… приспособлены для войны.

- Таким образом, в противостоянии фей мы в проигрышной ситуации, несмотря на численное преимущество? – вкрадчивым голосом спросил герцог.

- Нет! Ну, то есть не все так однозначно. Во-первых, феи могут не только сражаться непосредственно. Мы можем и будем лечить, а как мы лечим, вам известно. Если человек жив, нет такой болезни или такой раны, которую не вылечит высшая светлая фея. Даже если его разрубило пополам. Причем вдоль. Вместе с черепом.

- У вас это называется «жив»? Вы сама такое вылечите? – сморгнул генерал Канэро.

- Только если такое произошло прямо на моих глазах. Иначе – необратимо. Но зато если успеть удержать душу, вылечить тело не проблема - человек будет полностью здоров и при необходимости снова пойдет в бой через две дюжины минут.

Это произвело впечатление на всех. Вот так, подумал Кейко. Люди живут вместе с феями тысячи лет, и до сих пор мы не имеем полного представления об их возможностях. Не любят они их афишировать. Действительно, ежедневно десятки людей умирают в больницах, молодых и стариков, и от болезней и от травм. Лечат ли феи? О, конечно, феи лечат, непрерывно, некоторые только этим и занимаются. Но далеко не всех. Не всегда. И, как выясняется, далеко не в полную силу. А вот если война – тогда да? А ведь можно было понять, если почитать старые хроники. Как Алая Гекка шла по полю сражения, а за ней вставали солдаты, утыканные стрелами, изрубленные мечами – и  шли в бой, не трупы, не зомби, нет – живые и мгновенно выздоровевшие люди, все, кто еще не совсем умер, а был лишь тяжело, смертельно ранен – все вставали невредимы. Списывали все это на легенды, на преувеличения, а оно оказывается как раз правда. Конечно, Гекка была не просто высшая, а верховная, и ни чета нынешним верховным, но все равно, масштаб-то вот какой, кто бы знал.

- Мы можем повышать мораль, боевой дух солдат. – Продолжала тем временем Фиона – Еще есть так называемый «вероятностный щит» – тоже очень важная вещь. Когда на стороне нашей армии будет сама удача, притом на уровне, близком к чудесному – это отнюдь не маловажное преимущество, может быть, гораздо более важное, чем боевые руны темных фей. Проще говоря, нашим солдатам будет так везти в сражении, а их боевой дух будет столь высок, что это вполне компенсирует потери, которые нанесут нашей армии темные феи.

Кроме того, на своей земле феи гораздо сильнее, а для светлых также очень важно знать, что они делают безусловно правое дело. Таким образом, если враг нападет на нас, у наших фей будут все преимущества. А уж когда дойдет до контратаки на территорию врага, к этому времени наша армия уже должна получить неоспоримое преимущество и от нас, фей, не будет зависеть столь многое.

- Таким образом, мы должны будем заманить врага вглубь нашей территории, хотя бы на начальном этапе войны, чтобы наши феи могли проявить себя в полную силу? – уточнил герцог.

- Да, именно так.

- Мы учтем это при корректировке наших военных планов. Впрочем, его Величество в любом случае наложил запрет на превентивный удар, хотя кое-кто из военных и отстаивал идею напасть первыми, раз уж война все равно неизбежна. А Брианна понимает, что на нашей земле ей придется нелегко?

- Разумеется.

- И все равно собирается напасть?

Фиона снова замялась, огонь в  глаза погас.

– Видите ли… Брианна - это Брианна. «Фиолетовые крылья». Грозная легенда истории, внезапно ставшая реальностью снова. Она темная верховная. Она была верховной Боттума двести лет назад, вела огромное количество войн, стала угрозой для всего континента, и тогда понадобились усилия пяти верховных, трех светлых и двух темных, чтобы убить ее тело и воспрепятствовать возрождению. При этом две светлых и одна темная погибли, и до сих пор не возродились, то есть скорей всего она убила их безвозвратно. А вот Брианна вернулась. Конечно, ей помогли. Но все равно, сейчас она еще сильней, чем была.

- Но у нас более чем двукратное преимущество в числе фей?

- Это поможет, если речь идет, скажем, о лечении солдат. Но если речь идет о прямом противостоянии – разница в возможностях фей разного опыта, разных рангов слишком огромна. Чтобы победить высшую – нужна высшая, простые феи в любом количестве не смогут причинить ей вреда практически никогда, без разницы, темные они или светлые.

- А чтобы победить верховную, нужна верховная? – продолжил ее мысль Кейко.

- Да, боюсь что так.- Фиона повесила голову. – Не просто верховная, а верховная равных возможностей.

- Хорошо, но у нас ведь есть госпожа Анири, не так ли? – герцог спросил столь мягко, что Кейко стало очевидно – он знает ответ.

Фиона смешалась окончательно. Она долго молчала и потом сказала тихо – Ее могущество Серебристая Анири – светлая верховная. Она.. весьма опытная фея. Сильная. Но Брианна Фиолетовые Крылья совсем в другой категории. Анири не понравится то, что я вам сказала, но я не могу вводить в заблуждение человека, который есть голос и уши нашего императора – у нас нет фей, способных остановить Брианну. Она это знает. Она сама и есть главное оружие, на которое она полагается – а не её армия и не её ковен.

+1

3

Глава 2.
Мир 2.14.287
27 июня 2012, 06:35
Россия, Москва, парк Сокольники

Катя - Катэ

Дорожка, по которой ритмично шлепали ее кроссовки, сделала поворот и взгляду открылся следующий участок. Еще триста метров и будет место, где она обычно позволяла себе небольшую передышку – впрочем, последнее время это перестало быть необходимым. Интересно, показалось? Нет, точно! На скамейке кто-то лежит. Вообще-то эта, дальняя часть парка Сокольники довольно безлюдная, а особенно полседьмого утра – поэтому она и бегала в этом месте и в это время. Вполне можно было бы позволять себе поспать на пару часов больше, торопится-то некуда – но тогда в парке уже появятся люди, а Катя предпочитает бегать в одиночестве. Два-три человека, выгуливающие собак или также занимающиеся утренними пробежками, почти не в счет.

Бродяги в парке ей никогда раньше не попадались - они предпочитают ночевать в других местах, даже в такую теплую погоду. Впрочем, с приближением к скамейке стало ясно, что на ней устроился вовсе не бездомный нищий, а девушка лет восемнадцати – подогнув колени и подложив руку под голову, она лежала на тонком зеленом плаще, шикарные темно-каштановые волосы разметались, отдельные пряди свешивались почти до земли. Просторная темно-зеленая блузка, черные штаны очень странного, непривычного покроя и зеленые сапожки составляли одежду незнакомки и совершенно не вязались с представлением о бродяжке, вынужденной ночевать на улице. Мелькнувшая  мысль о том, что девушка стала жертвой какого-то преступления испарилась, когда приблизившись стало можно рассмотреть совершенно естественную, уютную позу, а главное выражение лица – абсолютно безмятежное лицо человека, которому снится хороший сон. Симпатичная, и очень – подумала бегунья, подходя к скамейке почти вплотную и разглядывая спящую девушку - и в этот момент та открыла глаза.

- Вот я и пропала – эта мысль была такой очевидной и ясной, что не вызвала ни малейших сомнений. Настолько ярких зеленых глаз Кате не доводилось видеть никогда - она даже не думала, что такие вообще бывают.

- Доброе утро – с улыбкой сказала обладательница этих потрясающих глаз, усаживаясь на скамейке и потягиваясь. Странно, но лицо ее совсем не выглядело заспанным, а было свежим, как будто она только что умывалась. Кроме того, почему-то создавалось впечатление, что она всегда просыпается именно так – с улыбкой на лице. Не ответить было невозможно.

- Доброе утро. Не холодно так спать?

- Не-а. Лето же, тепло. И я привычная. – совершенно беззаботно отозвалась зеленоглазка, как будто спать в парке – это самое обычное, нормальное дело. Она бодро вскочила со скамейки, забрала свой плащ и накинула на плечи.

«Привычная». Но она вовсе не выглядела бомжом – прекрасные ухоженные волосы, чистая, явно не дешевая, со вкусом подобранная одежда, хотя и не сказать, что по моде – честно говоря, это вообще какой-то непонятный стиль – но ей идет. Тем временем странная девушка окинула Катю быстрым взглядом и, видимо, пришла к определенным выводам.

- Бегаешь. – это был не вопрос, констатация факта. – Хорошая идея кстати, небольшая пробежечка, в такое прекрасное утро. Пробежимся вместе? – у незнакомки это вышло так естественно, как будто они были старинными подругами.

- С удовольствием – честно говоря, даже если бы эта чудная предложила немного попрыгать с крыши соседней многоэтажки, отказаться было бы сложно. По-крайне мере, на бегу разговаривать не придется, и это хорошо, потому что совершенно нет идей, что сказать. Вот влипла так влипла – в двадцать три года узнать, что любовь с первого взгляда все-таки бывает, это поздно или как?

Ладно, бегать так бегать. Побежим не торопясь, ей в этих сапожках и плаще будет нелегко, да и непривычная она.

Однако, очень скоро выяснилось, что опасения Кати оказались напрасными. Незнакомка бежала легко, свободно, с идеальной техникой и без малейшего напряжения. Катя немного добавила скорости, потом еще немного, уже даже слегка задетая – неужели все эти тренировки ей ничего не дали, если любая совершенно неподготовленная девица бежит не хуже ее? Зеленоглазка не пыталась обогнать ее, но и не отставала. На тропинку, ведущую к выходу из парка, где пробежка обычно заканчивалась, Катя повернула уже слегка взмокнув и запыхавшись. Украдкой она косилась на новую знакомую – та по прежнему не проявляла никаких признаков усталости, а лицо было абсолютно счастливым – видно было, что она неподдельно наслаждается пробежкой. В одном месте она, слегка взвигнув от удовольствия, подпрыгнула и коснулась ветки дерева на приличном расстоянии над тропой. Катя отнюдь не была уверена, что она сама, будучи на несколько сантиметров выше  незнакомки, сможет так подпрыгнуть. Пришлось признать поражение.

- Уф. Ну хватит. – выдохнула Катя, остановившись у выхода из парка. Упершись руками в колени, она пыталась восстановить дыхание – Давно тренируешься?

- Я? – зеленоглазка очень натурально удивилась – Даже и не думала заниматься бегом. Хотя мне понравилось. – Видимо она заметила, что в глазах Кати мелькнуло что-то среднее между недоверием и завистью и перевела разговор на другую тему.

- Кстати, меня зовут Таша.

- Таша? Это ты так Наташа сокращаешь или что?

- Нет. Просто Таша. Это мое полное имя.

- Катя – она выдавила это с неудовольствием. Никогда не любила представляться, не любила свое имя, слишком банальное и простое, на ее взгляд. Впрочем, полную форму, напыщенную императорскую «Екатерину» не любила еще больше.

- Хм. Я, пожалуй, буду звать тебя Катэ, если ты не против.

Катя слегка растерялась. – Да пожалуйста зови, но почему Катэ?

- Не знаю – Таша пожала плечами. – Мне так больше нравится, и привычней.

- Привычней?

- Не обращай внимания. У меня много странностей.

- Я уже заметила. – Катя попыталась вложить в эту короткую реплику свой годовой резерв ехидства, но новая знакомая совершенно не обратила на это внимания.
Тут Катя обратила внимание, что как-то совершенно естественно идет своей привычной дорогой к себе домой, а совершенно удивительная девушка, с которой они только что познакомились, топает рядом с ней, как будто так и надо. Кажется, нужно что-то сказать, но вот что?

- Слушай… тебя, хм, родители не будут разыскивать? Ты дома не ночуешь?

- Не-а. Не будут. У меня родителей нет – ну, то есть я их не помню.

Ну вот, и что тут думать? Все тот же абсолютно беззаботный и обыденный тон, которым говорятся совершенно несуразные вещи: конечно, Таша вполне могла быть сиротой, выросшей в детском доме, но все ее поведение этому совершенно противоречило. Она скорей выглядела человеком, никогда в жизни не встречавшим существенных трудностей или опасностей, дочкой богатенького папы, старательной отгороженной от суровых реальностей жизни – но как с этим сочетается привычка к ночевкам под открытым небом?

Она фантазерка и сочинительница, пришла к заключению Катя, - врет так естественно, что никаким детектором лжи ее не расколешь, не из выгоды, а просто так, для удовольствия, и сама себе верит. Так что совершенно бесполезно пытаться понять, что из того, что она говорит, правда, а что выдумка.

Лучше бы мне от нее скорей отделаться, чересчур она непонятная, странная, и, возможно, даже слегка сдвинутая. Вот только даже думать об этом не получается, а наоборот, мозги занимает единственная мысль – как бы так половчей пригласить ее домой? Блииин, я что, правда влюбилась? В сумасшедшую восемнадцатилетнюю девчонку? К сожалению, ответ  был абсолютно очевиден.

Катя замолчала, не в силах сформулировать дальнейшие вопросы, которых было  чересчур много, чтобы понять, с чего начать. Ташу молчание нисколько не тяготило, она с интересом рассматривала окрестности, хотя, честно говоря, улица Шумкина не отличается особыми достопримечательностями. Казалось, ее занимает все – кошка, с деловым видом скрывшаяся под припаркованной у обочины машиной, синица на ветке, бабочка на стволе дерева – поведение, нормальное для пятилетнего ребенка, но не для взрослой девицы.

- Хочешь ко мне зайти? – внезапно выпалила Катя напрямую (здравый смысл непрерывно орал: «что ты делаешь, идиотка», это изрядно мешало и сбивало с толку), - перекусим что-нибудь…

- Хм. Перекусим? – кажется, эта идея была для Таши совершенно неожиданной – Думаю да, хочу. Однозначно! – закончила она решительно.

- Ну пошли – буркнула Катя. Здравый смысл одержал временную победу над эмоциями, и она уже понимала, что делает глупость, но теперь отказываться от собственного предложения было совсем неловко. А зеленоглазая чудачка выглядела абсолютно спокойной, без тени смущения, как будто познакомится в парке и напросится в гости к совершенно незнакомой девушке для нее – самое нормальное дело. Она не задавала никаких вопросов – ни далеко ли идти, ни с кем Катя живет...

За 5 минут, что остались до ее дома, Катя придумала десяток вопросов и тем для беседы, но все забраковала. Таша тоже по-прежнему не проявляла любопытства.

Зайдя в квартиру, Катя наконец почувствовала себя уверенней. Можешь не разуваться – сказала она слегка запоздало – Таша, очевидно, и не думала снимать свои зеленые сапожки и сразу решительно отправилась обследовать катину квартиру, не дожидаясь, пока хозяйка стянет пыльные кроссовки. Может, и правда детдомовка – подумала Катя с раздражением – такая бесцеремонность, никакого понятия о приличиях! А я ведь только полы мыла. Недавно. Позавчера, кажется? Или в субботу? Или… гм. Ладно, черт с ними, с полами, лето, сухо. И действительно, никаких грязных следов за ташиными сапожками не осталось, хотя с катиных кроссовок песок сыпался во всю. Когда Катя наконец управилась со шнуровкой, Таша уже, видимо, завершила обход всех ее двух комнат и вернулась – Симпатично у тебя тут.

Угу. – А что на это еще ответишь? И да, я обещала покормить эту бродяжку – подумала Катя. Решительно отправившись на кухню, она открыла холодильник и только тут запоздало вспомнила, что планировала зайти в магазин сразу после пробежки. На данный момент содержимое холодильника вполне подошло бы типичному одинокому холостяку-мужчине – среди девственной пустоты морозилки красовалась пачка пельменей.

Таша любопытно заглянула ей через плечо, и Катя поняла, что вопрос – «что бы ты хотела?» будет звучать странно и неактуально.

- Пельмени будешь?

- Безусловно! – Ташин оптимизм оставался непоколебимым.

- Поставив воду закипать, Катя наконец решилась задать вопрос – а ты... ммм.. чем вообще занимаешься? Учишься? Работаешь?

Таша вздохнула.

- Знаешь, Катэ, мне будет немного сложно объяснить тебе как я живу. Я учусь – обязательно, каждый день учусь – но это не значит, что мне нужно ходить в вуз или какой-нибудь техникум. И у меня есть дела, задачи – достаточно важные, которые я должна делать. Я не бездельница! – Таша сказала это с неожиданной горячностью. – Но в привычном тебе смысле я не работаю, у меня нет начальства и офиса, клиентов или зарплаты…

Катя действительно мало что поняла из этой тирады, кроме того, что ее новая подруга – странная. Как будто это не было ясно с самого начала. Но все же, беседа наконец завязалась, это уже прогресс, можно продолжать попытки, хотя сразу чувствуется, что ясности они не прибавят.

- Ну, а если на примере? Ты говоришь, что учишься - что именно ты изучаешь? – Катя уже не надеялась получить вразумительный ответ.

- О, кучу всего! Сейчас мои основные интересы – архитектура, прозаическая литература, скульптура. И языки конечно – языки приходится учить непрерывно…
Такой разброс тем Катю обескуражил. Она схватилась за первую попавшуюся.

- Архитектуру? Ты хочешь стать архитектором?

- Не-а.. – Таша почему-то захихикала – Мне просто нравятся красивые домики. Ну, а если выражаться формально, я изучаю историю архитектуры.
Для бомжа у нее забавные интересы – ехидно прокомментировал Катин внутренний голос. Он Таше явно не поверил.

- Хм. Я в этом мало что понимаю. Можешь что-нибудь рассказать, для примера? – Катя постаралась скрыть недоверие в голосе.

- Ну, как тут расскажешь, это надо показывать. Если хочешь, прогуляемся после завтрака, покажу тебе некоторые из моих любимых зданий в Москве, расскажу о них.

«Нормальный человек сказал бы – если у тебя есть время» - подумала Катя, раскладывая пельмени по тарелкам – «но она, кажется предполагает, что все вокруг такие же как она, без всяких определенных занятий. Впрочем, насчет меня в данный момент это верно».

В процессе еды гипотеза про сироту-детдомовку снова подверглась сомнению.  Таша ела исключительно аккуратно, пользуясь ножом и вилкой с таким изяществом, словно находилась на званном ужине. При этом пельмени исчезали с тарелки с потрясающей быстротой, хотя гостья явно прилагала усилия, чтобы есть медленней – перед тем, как забросить очередной кусочек пельмешки в рот, она делала маленькую паузу, словно прощаясь с ним.

Катя еще не одолела и половины своей порции, а Таша уже сидела перед пустой тарелкой.

- Спасибо. Было очень вкусно. – сказала она с легкой грустью.

«Да уж, готовые магазинные пельмени, куда вкусней!» подумала Катя ехидно и вдруг сообразила – «она же была совсем голодная!»

- Скажи пожалуйста – спросила она внезапно прорезавшимся тоном строгой матери – когда ты ела последний раз?

Таша основательно задумалась над вопросом, что подтвердило Катины худшие подозрения.

- Утром! – Таша наконец вспомнила и явно обрадовалась этому – Вчера утром я ела пирожное! Эклер! Большой и очень вкусный. Вот такой – она расставила пальцы, показывая, каким большим был эклер.

- Одно пирожное за весь день? – в голосе Кати было и недоверие и возмущение. Ни один нормальный взрослый человек, если у него мало денег, не будет тратить их на пирожные. А если у него есть деньги, отнюдь не ограничится сладостями. Так могут поступать только дети, если им кто-то позволит жить самостоятельно.

- Оно было большое! – Таша, кажется, и сама поняла, что это довольно слабый аргумент и добавила – Ты не волнуйся, для меня это нормально, мне совсем не нужно есть так много.

- Ну, это ты так думаешь, - фыркнула Катя. Она уже повторно ставила кипятить воду и ругала себя, что сразу не сообразила сварить всю пачку. Как и ожидалось, не смотря на уверения, что она вовсе не голодная, Таша не отказалась от добавки.

Поев, гостья немедленно потащила Катю гулять.

- Погода отличная! И я же обещала показать тебе домики! – ее энтузиазм был заразителен, а напор – неумолимым.

- Ты не думала, что у меня могут быть дела? – ехидно вопросила Катя под влиянием голоса здравого смысла, уже натягивая кроссовки.

- Дела? А мы что, бездельничать собираемся? – Таша явно удивилась – Спорим, ты не знаешь и половины красивых зданий в своем родном городе. А это важно! Гораздо нужней и интересней скучных лекций по менеджменту и бухучету, на которые тебе все равно не надо – тебя давно отчислили.

Катя ошалела. Если мысль о том, откуда Таше известно, что Москва – ее родина, еще можно было проигнорировать, то последняя фраза просто била наповал.

- Откуда ты знаешь, что я…? – Катя даже не сумела завершить вопрос.

Впрочем, Таша все равно отмахнулась от него как от совершенно несущественного.

- Видно же. – Она махнула рукой, закрывая тему. – Так, что у нас тут есть хорошенького поблизости? Вот, скажем особняк Динга, совсем рядом! А потом пойдем в центр!
Катя послушно поплелась за зеленоглазкой, уже начиная понимать, что в ее жизнь вторглось нечто гораздо большее, чем просто новая знакомая – и даже большее, чем просто влюбленность…

Симпатичный желтый домик с мозаичными вставками, забавными окнами и причудливой жестяной крышей, который оказался особянком Динга, Катя видела и раньше. Как никак, меньше десяти минут ходьбы от ее дома. Однако она понятия не имела, что это оказывается стиль «модерн», что спроектировал его архитектор Калмыков для владельца макаронной фабрики, промышленника Иоганна Динга, и что построен он в 1903 году. А дальше Таша повела ее извилистым маршрутом в сторону центра, периодически выдавая краткий рассказ о примечательных встречных зданиях.

Через два часа ей стало очевидно: Таша знает Москву на уровне не просто коренного жителя, а квалифицированного экскурсовода. Насчет изучения архитектуры она не врала – конечно, у Кати не хватало познаний, чтобы проверить весь тот поток фактов, цифр, имен и исторических баек, который Таша вываливала на нее на протяжении прогулки, но было совершенно очевидно, что экспромтом придумать все это – попросту невозможно. Вдобавок терминология – всякие ризалиты, коринфские капители, рустовка и волюты, - все эти слова, значения которых Катя представляла очень смутно или вообще никак - сыпались из Таши как из мешка, и она в любой момент была готова пояснить  и показать на примере, что они означают.

Если в начале их прогулки лишь редкие исторические здания среди типовой застройки привлекали Ташино внимание, но когда они дошли до Мясницкой, Таша уже не умолкала ни на секунду, комментируя почти каждый дом. Катя неожиданно обнаружила, что ей действительно интересно – как она могла ездить и ходить по Москве на протяжении всей жизни и не знать, кто и когда построил все эти прекрасные дома? И когда Таша успела все это узнать, выучить, запомнить? – последний вопрос она задала вслух.
Ее экскурсовод лишь пожала плечами – Ну, я же говорю, мне это интересно. Читала книжки, в интернете копалась, ничего особенного. Архитектурный институт я не заканчивала, если ты про это. Да, если честно, там и не дают историю в таком объеме. Это уже скорей краеведение – большинство из тех домиков, которые я тебе сегодня показала, вряд ли внесли в архитектуру что-то революционное в плане технологий или методов строительства – они… просто красивые.

- Ты еще говорила, что это – не единственное твое… хм... хобби. В остальных вопросах твои познания на таком же уровне?

- Ну, где-то больше, где-то меньше. - Таша или скромничала, или не хотела распространятся об источниках своих знаний и уклонялась от всех вопросов на эту тему.

Когда ноги Кати начали гудеть, а голова распухла от огромного количества информации, запомнить даже малую часть которой она и не надеялась, Таша неожиданно свернула в неприметную подворотню, прокомментировав это так:

– Ты устала. Думаю, нам не помешает перекусить. Тут есть хороший ресторанчик.

- Тут, наверное, дорого? – нерешительно спросила Катя, разглядывая солидную дверь из натурального дерева.

– Нормально. Зато вкусно. Я приглашаю. Ты меня угостила завтраком - а я тебя угощу обедом – твердо заявила Таша, уверенно открывая дверь.

Рвущийся с языка вопрос – «А деньги-то у тебя есть?» – явно был ужасно неприличным и Катя сумела его удержать, хотя при виде официанта в костюме и галстуке снова оробела. Она не была знатоком московских ресторанов, но примерно представляла себе, что за такими солидными дверями без вывески могут скрываться и по-настоящему дорогие заведения.

Увидев меню, она даже испытала некоторое облегчение. Ресторан не был очень дорогим. Тех денег, что родители выдавали ей на месяц, хватило бы чтобы пообедать здесь вдвоем раза три, а может даже и четыре. Однако той суммы, что она взяла с собой, выходя из дома, хватило бы только на закуску.

Однако Таша, очевидно, была здесь не первый раз и вела себя со своей обычной  беззаботностью. Она вовсе не пыталась напустить на себя солидность – напротив, болтала ногами, комментировала весьма помпезный интерьер заведения в юмористическом духе и хихикала, нисколько не смущаясь ни официантов, ни солидного пожилого дяденьку, который степенно вкушал пищу за угловым столиком.

Когда дело дошло до заказа, Катя попыталась ограничить свой выбор самым дешевым минимумом, однако Таша решительно велела ей не стесняться и рекомендовала, точней навязала, полную программу – с закуской, салатом и десертом. Впрочем, слушая, что она заказывает себе, Катя поняла, что все равно поскромничала. Перечень начинался с блинчиков с икрой (двойную порцию, пожалуйста) и заканчивался четырьмя видами пирожных – однако в этот раз Таша не обошла вниманием и основные блюда, как мясные, так и рыбные. Чтобы съесть все это, потребовалось бы, по Катиным представлениям, не меньше трех здоровых мужиков.

- Кто-то говорил, что ей не нужно много есть – нервно прокомментировала Катя, когда невозмутимый официант удалился с заказом.

- Не нужно. – подтвердила Таша. – Но иногда так хочется вкусно покушать!

- Ты так растолстеешь.

- Не-а - Таша захихикала – Вот уж это мне не грозит. А вот и мои блинчики!

Зеленоглазка снова продемонстрировала и безупречные манеры в обращении со столовыми приборами, и спринтерскую скорость поглощения пищи. Блюда опустошались быстрей, чем их успевали приносить из кухни. Катя тоже отдала должное здешней еде – но ее удовольствие несколько омрачали сомнения в платежеспособности подруги.
Беспокоилась она напрасно. Во-первых, Таша слопала все, что заказала, очистив тарелки полностью, что само по себе слегка выходило за Катины представления о человеческих возможностях. Во-вторых, даже не дала Кате взглянуть на счет – просто выудила из кармана своего плаща небольшую пачку крупных купюр, отделила несколько и вручила официанту. Судя по его благодарному полупоклону, чаевые были более чем приличными.

Когда они вышли из ресторана, Катю наконец прорвало.

– Послушай, Таша. Спасибо тебе за отличный обед и за эту прекрасную экскурсию, но все же, я уже ума не приложу, что о тебе думать! Если ты можешь себе позволить кушать в таких заведениях, почему ночуешь на скамейке в парке? Откуда у тебя вообще деньги, если, как ты говоришь, ты не работаешь в общепринятом смысле? Я могла бы понять, если бы тебя содержали родители, но ты утверждаешь, что сирота! Ты не ходишь в институт и по возрасту, наверное, недавно закончила школу, но твои знания, эрудиция, словарный запас тянут как минимум на высшее образование! Сколько тебе вообще лет? Где ты живешь? Кто ты, в конце концов, такая?

Рыжеволосая красотка, вышедшая из ресторана в прекрасном настроении и довольно поглаживавшая живот, по ходу этой речи слегка приуныла. Когда Катя наконец высказалась, Таша вздохнула и произнесла:

- Да, понимаю, все это выглядит для тебя немного странно. Я бы хотела ответить на все твои вопросы, но я не могу тебе врать. А принять правду в полном объеме ты пока не готова. Видишь ли, я просто фея…

+3

4

Kristi N, мне очень понравилось... очень жду продолжения...

+1

5

Koveshnikov, большое спасибо за позитивный отзыв! Раз кому-то понравилось, продолжаем. Главы 3 и 4.

Глава 3.
Мир 2.14.4А2
27 шестой х612, 11:30
Флойрум, Фловэ, министерство безопасности

Генерал Алэкс Кейко

Влэд Мормотто потер подбородок и, наконец, нарушил тишину, повисшую на пару минут в кабинете министра безопасности после слов Шафрановой феи.

- В общем, все как я и предполагал. Военные штабисты заверяют меня, что наша армия не уступает боттумской – некоторые из них даже уверены, что у нас значительное преимущество – из-за численного превосходства и более высокого уровня подготовки регулярных частей. Дополнительный набор рекрутов идет полным ходом, а после сегодняшних новостей его придется еще увеличить…

Наши феи, как нам сейчас сообщили, в целом также превосходят фей противника числом, и на своей земле вполне в состоянии оказать армии существенную помощь.
Есть еще боттумский флот, который намного сильней нашего – побережье мы потеряем очень быстро, чтобы там не думали на этот счет некоторые наши слишком оптимистичные вояки. Но, учитывая, что наша береговая линия мала, крупные города далеко в центре континента, а поставки с моря для нас не критичны, особой опасности это не несет.

Остается Брианна. Она сильна без всякой меры сама по себе, это стало ясно уже по тому, как быстро и легко она захватила власть в Боттуме. И теперь мы получили подтверждение тому, чего я, прямо скажем, и боялся – нашим феям нечего ей противопоставить. Есть какие-то предложения, что можно предпринять по этому поводу? Высказывайте любые идеи, пусть они выглядят нелепо – будем обсуждать, дорабатывать. Нам надо придумать хоть какой-то план по этому поводу, мы не можем просто игнорировать эту угрозу и уповать на помощь светлых богов.

- В прошлый раз её остановили, объеденившись, несколько верховных фей разных стран. Нельзя ли попробовать и на сей раз нечто подобное? – вопрос Алэекса Кейко был обращен, в первую очередь к Фионе.

- Разумеется, мы уже обсуждали это в своем кругу – ответила фея. – Честно говоря, я сомневаюсь, что нам удастся повторить ту историю. Верховные феи разных государств не слишком любят сотрудничать. И в прошлый раз они объединились только тогда, когда Брианна захватила почти половину континента и стало уже кристально ясно, что ей нужен мир – желательно весь. Кроме того, есть проблемы с… уровнем опыта и возможностей нынешних верховных. В те времена он был намного выше и считалось, что в мире несколько фей уровня Брианны – а в итоге они едва справились с ней все вместе! Сейчас же не только в нашем государстве – на всем континенте нет никого, кто мог бы претендовать на равное могущество.

Повисло подавленное молчание.

- Если не из других государств, то откуда еще мы можем получить помощь? – тихо спросил герцог.

- Боюсь, ниоткуда… - Фиона замолчала. Внезапно создалось впечатление, что ей есть что сказать еще, но она не уверена, что хочет продолжать.

- Ваше могущество, речь идет о судьбе нашей страны – тихо, но очень убедительно сказал герцог. – Пожалуйста, если есть идеи, поделитесь ими. Мы не можем ждать критической ситуации. Когда войска Брианны будут стоять под стенами Фловэ, будет уже поздно.

Фиона молчала. Ее сомнения и колебания отражались на лице слишком явно. Действительно она настолько не уверена или лишь демонстрирует сложность принимаемого ей решения?

- Есть идея. Слабая, почти нелепая, как вы и сказали. Но это лучшее, что я могу вам предложить. Никто не поможет нашей стране, пока им сами не угрожают, и нам неоткуда вызвать подмогу, кроме как… из нашего собственного прошлого.

- Что вы имеет в виду? – герцог оживился и прищурил глаза.

- Вы наверное слышали… Может быть читали старые предания. Иногда, верховные феи, по настоящему сильные… – Фиона сделала паузу, собираясь с мыслями – Они могут делать такие вещи - давать обещания, которые будут исполнены, в любом случае.

- Нечто вроде пророчеств? – Алэкс, как и другие мужчины, выглядел слегка озадаченным.

- Нет, совершенно нет. Просто фея дает слово, что в определенной ситуации она придет и сделает некую вещь. Это безоговорочное обещание. Его нельзя отменить или не выполнить, а исполняя его, фея может сделать то, что даже для нее в другой ситуации было бы абсолютно невозможным – само обещание дает ей силы. Это вершины ритуальной магии, я и сама смутно представляю, как это работает и в каких ситуациях такое слово может быть дано – ну, так я и не верховная.

- Хм. И какое отношение это имеет к нашей ситуации? – герцог прищурился. Кажется, сейчас прозвучит нечто и впрямь любопытное.

- Дело в том, что это обещание не отменяется даже смертью. В наших хрониках известны случаи, когда старые верховные возвращались оттуда, чтобы сдержать свое слово. Срок тоже не имеет значения.

- Как я понимаю, вы рассказываете нам это не просто как любопытную теорию. Вам известно о какой-то фее прошлого, которая давала такое обещание… Скажем, защитить нашу страну в случае угрозы?

- Не совсем так, но близко. Кто-нибудь из вас помнит, кто был верховной феей Флойрума перед Анири?

Мужчины закивали.

- Разумеется, мы помним – несколько наигранно возмутился генерал Канэро, может быть желая немного разрядить ситуацию – не держите нас за полных маразматиков! Конечно, прошло уже тридцать шесть лет и вряд ли моим более молодым коллегам довелось сами общаться с Изумрудной Ташей, но уж слышали-то они про нее наверняка. Ну, а мне и лично видеть доводилось, правда близко не общались – не в тех чинах я тогда был, чтоб самому с верховными феями беседовать…

- Таша была, может быть и сейчас есть - в некотором смысле – самая необычная светлая верховная, которую мне доводилось видеть – задумчиво начала рассказ Фиона – и мужчинам в очередной раз пришлось вспомнить, что феям редко столько лет, на сколько они выглядят.

- Я была тогда совсем неопытной, начинающей феей и она… произвела на меня огромное впечатление. Может быть поэтому я помню некоторые связанные с ней истории, которые другие уже позабыли. В частности, была такая история с баронеттой Шэтто..

- Старинный, знаменитый род – прокоментировал Влэд, в прекрасной памяти которого, среди прочей необходимой информации, содержался и полный генеалогический справочник – всего лишь бароны, но древностью, заслугами, влиянием и богатством поспорит со многими графами.

Шафрановая фея покивала и продолжила – молодая баронетта Диэна Шэтто была некоторое время подругой Таши. Неудивительно, что у нее обнаружились способности –  верховные редко тратят свое время на простых людей. Разумеется, Таша предложила ей пойти по пути феи. Диэна… отказалась.

Виль Канэро поднял брови – Вы точно не рассказываете нам сюжет сентиментального романа? Вот уж не думал, что от такого отказываются – в реальности. Все-таки такие возможности, плюс в перспективе – почти вечная жизнь, бесконечная молодость!

Фиона улыбнулась слегка снисходительно – генерал, вы, как и все люди, видите в первую очередь внешнюю сторону. Путь феи не столь радужный и беззаботный, как может показаться со стороны. Существует много сложностей и ограничений. Познакомившись с этим способом существовать поближе и поняв суть, отказываются, на самом-то деле, многие – последнюю фразу Фиона произнесла задумчиво и как-то печально.

- Диэна придавала большое значение своем роду, его истории. Она была единственной девочкой в семье, ей была ненавистна мысль, что такой древний и славный род закончится на ней . (Во Флойруме дворянские, как и прочие, роды ведутся по женской линии. Мужчины, вступая в брак, принимают фамилию жены. Это отголоски древнего матриархата, когда феи были гораздо ближе к людям и фактически управляли их жизнью.) Кроме того, она просто по-женски очень хотела семью и детей. Если бы она стала феей, об этом пришлось бы забыть. Выбор не был легким, но в итоге она отказалась от своей любви, молодости, бессмертия и могущества в пользу семьи, ребенка и продолжения рода Шэтто. Таша, разумеется, огорчилась, но поняла и не настаивала. Уговаривать в таких случаях вообще не принято, попросту нельзя.

- Обиделась, наверное, верховная – прокомментировал Виль Канэро – характер у нее, как я помню, был абсолютно детский.

Фиона снова улыбнулась, на этот раз очень доброй и искренней улыбкой и даже слегка хихикнула – Что вы. Таша абсолютно не обиделась, совершенно напротив. Именно в тот день, когда Диэнна сообщила ей о своем окончательном выборе и о том, что им лучше расстаться, Таша и дала свое обещание.

- Так – герцог Мормотто подобрался – вот мы и переходим от романтики к сути. Что это было за обещание?

- Сказано было на языке фей, а его иногда практически невозможно адекватно перевести на человеческие языки. Я постараюсь передать возможно ближе к оригиналу, простите, если получится коряво, но точный смысл тут важней красивостей, – Шафрановая фея задумалась, а потом произнесла - «Когда твоему имени и твоей крови потребуется помощь, да взовут ко мне здесь – и любая помощь будет оказана. Пока светит Солнышко». Последняя часть – ритуальная формулировка. Именно она означает, что обещание не отменяемо и будет исполнено любой ценой, в любое время, до скончания мира.

- «Любая помощь», хм. Это ведь можно трактовать довольно широко? – задумчиво спросил герцог.

- Верно. Фактически, Диэна получила то, что у нас называется «право на желание» - то, о чем часто говорится в сказках и легендах, однако в реальности такая возможность  дается феями исключительно редко, и почти никогда - людям.

- Диэнна его не использовала? – этот вопрос задал Алэкс.

- Нет. Она скончалась примерно лет десять-пятнадцать назад, точно не знаю. Тяжелый случай верийской болезни, как раз была очередная эпидемии, необычайно сильная, если вы помните. Фей-лекарей не хватало, поэтому они лечили только детей. Взрослые, как правило, и сами могут справиться с этой болезнью, но Диэна была уже не молода, слабое сердце… Когда родственники поняли, что дело совсем плохо и задействовали свои связи, чтоб им все же прислали фею, было уже поздно.

- Почему же она не воспользовалась обещанием Таши, чтобы излечится? Не верю, что она добровольно отказалась от возможности пожить еще лет двадцать-тридцать, даже если ради этого пришлось бы просить о помощи старую подругу, которую она бросила – пробурчал Виль Канэро.

- В обещаниях есть свои ограничения. Эти ритуалы – они очень сильные, поэтому феи, осознанно или неосознанно, но вынуждены обставлять их условиями. В данном случае условие, помимо личности той, кому оно дано – слово «здесь». «Воззвать» к помощи можно только в том месте, где обещание было дано.

- А где оно было дано?

- На центральной башне фамильного замка Шэтто в горах Мэссоуги.

- Замок Краймар? – вспомнил герцог.

- Именно так.

- Бычий навоз! – выругался Канэро. – прошу прощения, ваше могущество, не удержался.

- Я полностью разделяю ваши эмоции.

- Да уж – пробормотал Мормотто – теперь становится понятно, почему баронесса не воспользовалась обещанием. С некоторых пор попасть туда стало затруднительно.

- Затруднительно! Это сильное преуменьшение, ваша светлость, – все еще ворчал Канэро.

- Ладно – Мормотто глянул на часы – время поджимает. Дорогая фея, раз вы рассказали нам эту историю, значит обещание не потеряло актуальность со смертью баронессы Диэны?

- Вы правы. Не потеряло. Формулировка «твое имя и твоя кровь» означает любого прямого потомка Диэны, носящего фамилию Шэтто. Если мы сумеем найти такого или такую и уговорим его воспользоваться обещанием, данным когда-то верховной феей, на благо своей страны…

- То останется сущая малость - доставить его в замок Краймар и проследить, чтоб он в последний момент не передумал и не использовал обещание, чтобы содрать что-то лично для себя! Например, умение превращать дерьмо в золото, пару тысячелетий беззаботной жизни или еще какой-нибудь столь же бесполезный фокус – саркастически подхватил генерал Канэро.

- Я предупреждала, что идея не слишком переспективная – печально сказала Фиона.

- Но это лучшее, что у нас есть на данный момент – подвел итог герцог. - Увы, господа, я вынужден вас покинуть, через две дюжины минут меня ждут в министерстве финансов, а я не люблю опаздывать. Алэкс, будьте так добры проработать идею уважаемой феи. Было бы хорошо, если бы мы могли порадовать его Величество первыми результатами в этом направлении уже через несколько дней. Не провожайте меня, не тратьте время на пустые церемонии, работы полно. – Махнув указательным пальцем вниз в знак прощания и кивнув присутствующим, Влэд Мормотто торпливо покинул кабинет.

- Если мое присутствие больше не требуется, я тоже пойду – проскрипел Виль Канэро, выбираясь из кресла – надо задать перцу моим олухам. Позор, что Безопасность опередила нас в добывании такой важной информации, как дата начала войны! Постараемся хотя бы добыть тебе независимое подтверждение, Алэкс, чтобы доказать, что военная разведка не зря ест свои лепешки. Распрощавшись, старик тоже удалился.

С уходом двух этих влиятельных гостей Алэкс Кейко наконец почувствовал себя по-хозяйски уверенно в своем кабинете и решительно задержал Фиону, которая уже тоже поднималась с кресла. – А вас, дорогая фея, я попрошу уделить мне еще несколько минут. Как вы понимаете, мы только что получили практически императорский приказ попробовать воплотить вашу идею. Я хотел бы уточнить подробности насчет этого «взывания», но прежде всего позвольте пару личных вопросов.

Во-первых, вы сами-то верите в осуществимость этой затеи? Допустим, потомков мы установим уже сегодня. Шэтто – не бродяги с большой дороги, сведения о них будет не трудно достать. Не сомневаюсь, что уговорить их поучаствовать в спасении родной страны нам удастся. Убеждать мы умеем – жесткий голос Алэкса не оставлял сомнений, что он уверен в возможностях своего министерства в этом вопросе.

- Попасть в замок Краймар – сложно, но и это решаемо. Больше всего меня беспокоит то, что остается вне возможностей моего контроля. Изумрудная фея действительно откликнется на зов? Она же, в конце концов, мертва! Вы уверены, что это не легенды?

- Нам достоверно не известна, что она мертва. В свое время она просто ушла в другой мир.

- Я полагал, у вас это синонимы – проворчал министр безопасности.

- Отнюдь не всегда – усмехнулась фея. – Но, на самом деле, это не имеет значение. Если ритуал будет проведен правильным человеком в нужном месте, Таша придет и выполнит его просьбу, где бы она не находилась. Даже если она за той гранью, которая для  людей непреодолима. Как раз в этом я абсолютно уверена.
Твердый тон Фионы произвел на генерала впечатление.

- Хорошо, тут мне остается положиться на вас. А теперь второй вопрос, более деликатный. Если Таша действительно вернется… Как к этому отнесется наша нынешняя верховная?
Фиона разом потеряла уверенность, опустила глаза и тихо произнесла – у меня есть только один ответ на этот вопрос, генерал-аншеф – я не имею представления. Но она не будет в восторге, это я могу вам гарантировать.

Почему-то я так и думал, - пробормотал Алэкс, – как вы полагаете, раз уж произошло такое странное совпадение, что дела помешали Анири присутствовать на сегодняшней встрече, не будет ли разумным не беспокоить ее излишней информацией о наших планах? Кажется, нам очень повезло, что она послала вместо себя вас, иначе бы мы никогда не узнали об этой возможности – получить помощь «из прошлого», как вы выразились.

- Вы бы точно не узнали – еще тише, почти шепотом сказал Фиона, - и не потому, что Анири захотела бы скрыть эту информацию от его Величества. Она просто сама об этом не помнит, а может и не знала никогда. Я, наверное, единственная фея, которая одновременно имеет и доступ к архивам верховных прежних времен, и желание копаться в прошлом, особенно в том, что касается Изумрудной феи. Пожалуй, только я могла рассказать вам эту историю.

- Удивительно совпадение, что именно вы оказались на нашем совещании – отметил Алэкс.

- Если бы вы были феей, генерал – вы бы знали - никаких совпадений не существует. Определенные поступки и события влекут закономерные следствия. Когда мы не видим их связь, мы называем это случайностью – но связь, на самом деле, есть всегда. Это первое, чему нас учат.

- Как скажете, но давайте оставим фейскую философию. Лучше скажите, почему вы так уверены, что Анири не знакома с этой историей? Доступ к архивам у нее ведь тоже есть?

- Поверьте, генерал – Фиона по-прежнему говорила чересчур тихо, но очень отчетливо - если бы Серебристой Анири было известно об этом обещании предыдущей верховной, никакого замка Краймар, вместе с его центральной башней, давно бы уже не существовало.

+3

6

Глава 4.

Мир 2.14.287
27 июня 2012, 13:40
Россия, Москва, улица Мясницкая

Снова Катя

- Фея, вот как? – здравый смысл Кати наконец отвоевал контроль над ситуацией у ее необъяснимой увлеченности новой подругой. Помогло то, что девушка неожиданно почувствовала себя задетой, и вовсе не сумасбродными фантазиями Таши, а тем, что она оказалась не бесприютной бродяжкой, а самостоятельной, и, по всей видимости, неплохо обеспеченной персоной.

- Ну что ж, в таком случае развлекайся дальше. А я поеду домой. Еще раз спасибо за обед. И не надо меня провожать.

Выпалив это ехидным тоном, Катя резко обернулась и поспешно, опасаясь передумать, заторопилась к метро. Она не обернулась, но почему-то не сомневалась, что Таша так и стоит на пороге ресторана, глядя ей вслед растерянно и задумчиво.

Сожаление о своем поступке настигло Катю уже в метро, но в этот момент она благополучно прогнала его прочь. Закупив по дороге домой целую кучу еды и убив четыре часа на тщательную уборку и приготовление сложносочиненного ужина, чем она утруждала себя крайне редко, девушка пыталась домашними делами заглушить тоску, которая подступала все отчетливей. Привычно села за компьютер, но, пощелкав закладками сайтов, поняла, что не хочет ни смотреть новые серии любимого аниме, ни трепаться на форумах. Задействовав поисковики и википедию, проверила несколько застрявших в голове фактов из того огромного массива краеведческой информации, который вывалила на нее Таша во время сегодняшней прогулки, убедилась в том, что эта фантазерка хоть их не выдумала и заверила себя, что «это ничего не значит, все равно она очевидно психованная, хоть и нахваталась всяких знаний по архитектуре и истории».

Завалилась с книжкой на кровать, но чтение не шло, не доставляло удовольствия, сюжет не поглощал, мысли все время возвращались к Таше. Наконец с облегчением убедилась, что уже половина одиннадцатого, а значит вполне можно лечь спать. Постелила, легла и даже уснула… Лишь для того, чтобы проснуться через час в полном ужасе от мысли – «что я наделала?!».

Краткий сон растворил здравый смысл и все аргументы, которыми она убеждала себя, что правильно поступила, расставшись с удивительной незнакомкой. Осознание громадной и скорей всего непоправимой ошибки заполнило ее целиком.

- Такая была девушка. Веселая, забавная, умная. Непонятная, загадочная, интересная. Добрая, непосредственная. И я сбежала, потому что меня обидели ее фантазии, которые могли быть всего лишь странной шуткой и тот факт, что она, оказывается, вовсе не нуждается в моей помощи и заботе. Не нуждается, но она явно хотела со мной общаться. А я сбежала. Блин!

Катя ворочалась в кровати, вспоминая каштановые волосы, изящную фигурку и, главное, лучистые зеленые глаза, и ей становилось все хреновей. Телефон она не спросила, да что там телефон – даже фамилию не знает. Где Таша живет, и как проводит свое время, когда не шляется по городу и не заваливается в гости к случайным знакомым, осталось невыясненным. Судя по ее непосредственности и непредсказуемости, она из тех крайне редких людей, кто может, проходя мимо вокзала, вдруг принять решение, сесть на первый попавшийся поезд и уехать в незнакомый город – на день, на месяц или навсегда – это уж как получится.

- Тебя тяготили обычные, знакомые люди с их простыми и понятными разговорами и проблемами? Хотелось чего-то чудесного, нового, загадочного, какой-то непредсказуемый поворот в твоей жизни? Чтож, тебе это было дано. И что ты сделала? Смутилась, испугалась, разозлилась – и отказалась от маленького странного чуда. И как его теперь вернуть?

На этом этапе своих мыслей Катя поняла, что плачет.

- Только бы вернуть. Только бы. Пусть будет странно, непонятно, пугающее, некомфортно. Больше никогда-никогда не откажусь, не отвернусь, не убегу. Только бы вернуть. Но как? Неужели такой шанс – один раз в жизни? А чем я заслужила хотя бы этот один? Другие, наверное, и такого не получают…

Единственный вариант, последняя зацепка – утром, как обычно, на пробежку в парк. И может быть, она будет там. Маловероятно, почти невозможно, не живет же Таша на самом деле на скамейке в Сокольниках? Как-никак до сегодняшнего (уже вчерашнего) дня Катя ее никогда там не встречала. Может не встретить и еще двадцать лет, хоть каждый день туда ходи, осознала девушка со всей отчетливостью.

И ведь буду ходить – в ужасе поняла она. Не только потому, что зеленоглазая девушка ужасно понравилась, даже не потому, что влюбилась без ума. А просто – это было оно. То, что она хотела, что просила неизвестно у кого, о чем тосковала, без чего жизнь не имела смысла.

Эта ночь была одной из самых мрачных в Катиной жизни. Время до утра тянулось бесконечно. Заснуть она больше не смогла. Мысли ходили по замкнутому круг. Периодически подступали слезы. Дотянуть до утра удалось с неимоверным трудом. Катя с удовольствием бы отправилась в парк прямо ночью, но почему-то у нее была абсолютная уверенность, что слабый шанс у нее имеется только в одном случае – сделать все точно как вчера, не раньше и, уж конечно, не позже.

Наконец можно было встать, принять душ, еще несколько минут бесцельно бродить по квартире, непрерывно глядя на часы, и выйти из дома ровно в шесть утра, как обычно.

Ноги поневоле бежали гораздо быстрей, чем обычно, она замедляла себя как могла, чтобы добраться до заветной скамейки не раньше, чем вчера. Когда она вывернула из-за поворота, сердце колотилось как безумное и далеко не только от пробежки. И – нет. Скамейка была пуста. Катя перешла на шаг и приблизилась.

- Так я и знала. Безнадежно. Один раз в жизни, и никогда больше у меня не будет ничего такого. Сама все проворонила – мое чудо, мое счастьице.

Слезы полились ручьем, Катя снова перешла на бег, стремясь теперь только к одному - быстрей добраться до дома, никого не встретить, чтоб не увидели ее зареванного лица, лечь, зарыться в подушку и…

Однако, кто-то бежит сзади, шаги легкие, быстрые, стремительно нагоняют. Неужели?

- Доброе утро!

Катя обернулась, еще не веря, но уже зная – второй шанс иногда бывает. И утро действительно стало доброе, и было абсолютно наплевать, как она выглядит с залитым слезами лицом.

- Таша! Я… Ты… Пожалуйста, прости меня. И доброе утро, да.

- Ты не должна передо мной извинятся, Катэ – Таша улыбалась, как и вчера, но смотрела серьезно и сочувственно – Я виновата, я не должна была вываливать на тебя всякие странные вещи так сразу и внезапно, без подготовки.

- Это было просто невежливо с моей стороны, так уходить, после этой прекрасной экскурсии и отличного обеда. Кроме того, я внезапно поняла, что мне с тобой было очень интересно. Я бы хотела с тобой и дальше… дружить - (Обнять? Затащить в постель? Прижать к  себе и никогда не отпускать? – все это говорить было явно преждевременно).

Таша легко, очень доброжелательно усмехнулась и, казалось, поняла даже то, что высказано не было.

- Я не обиделась. Я вообще никогда не обижаюсь. Но, мне кажется, тебе действительно стоило бы извинится, хотя и не передо мной.

- А перед кем? – Катя была в очередной раз сбита с толку. Кажется, с Ташей это неизбежно – чтож, придется привыкать.

- Ну, этого я не знаю.

- Я ничегошеньки не понимаю.

- Я постараюсь объяснить, только ты, уж пожалуйста, не убегай больше, не дослушав.

- Я больше никогда так не поступлю! – Катя заверила со всей возможной горячностью и искренностью. И к черту этот здравый смысл. Будем считать, что он уволен.

- Я не знаю, кто именно откликнулся на твой зов. Но кто-то явно был. Такие вещи  как наша с тобой встреча – они не происходят просто так. И мне бы, кстати, тоже не помешало знать, кому я в очередной раз должна, и не только «спасибо».

- Откликнулся на зов? – Ташины речи как всегда были полны таинственности, но, кажется, в этот раз она была готова объяснять столько, сколько потребуется:

- Перед тем, как мы встретились здесь, первый раз. Ты просила кого-то. Не человека, я имею в виду, а того, кто реально способен помочь в таких делах. Я не знаю кого, не знаю, о чем именно ты просила. Но ответом тебе была наша встреча. Мне хотелось бы знать, как ты его называешь, но это не так важно, если не хочешь, не говори. А вот тебе бы стоило поблагодарить его и извинится за вчерашнее. Так откровенно пренебрегать дарами сущностей, даже если тебе не ясен их смысл – невежливо и неблагодарно. Они этого не любят. Могут быть неприятности.

Катя хотела в очередной раз заявить о своем полном непонимании, как вдруг вспомнила то, что почти забыла. Тот мысленный диалог с самой собой, в котором она и правда просила помощи, как-то изменить ее бесцельную жизнь – и странное, ранее никогда не испытанное краткое ощущение чужого присутствия, доброжелательное подмигивание прямо в ее мозгу. И правда, это было буквально за несколько минут до встречи с Ташей. Но как зеленоглазка может знать, что произошло в ее мыслях? Значит и правда, это было нечто чудесное? И встречах их не спроста?

«Глупости, совпадение, мнительность и  впечатлительность, ты придумываешь задним числом того, чего не было» – попытался снова поднять голову рассудок девушки, но Катя мысленно рявкнула на него – «уволен, я сказала!» Лучше уж полностью сойти с ума, чем снова остаться наедине с этим здравым смыслом и опостылевшой обыденной реальностью.

- Я его никак не называла. Я просто не могла так больше жить, обычно, как все, и попросила о помощи… кого-то – Катя была уверена, что ее речи теперь не менее смутны и загадочны, чем «разъяснения» Таши, однако подруга поняла ее, кажется, совершенно правильно.

- Вообще-то, так не стоит делать. Это по-настоящему опасно. Не известно, кто может отозваться и каким образом он исполнит твое желание. Неужели ты сказки никогда не читала?

- Да я, э… Как-то даже не думала, что это серьезно. Я же не делала никаких ритуалов, не подписывала кровью договоров – это все было только в моих мыслях.

- Все самое важное происходит в наших мыслях. Главное – желание и решение. Все последущие действия, в том числе всякие ритуалы – это лишь их отражение, формальности, нужные только как подтверждение серьезности намерения. В данном случае твое желание было так сильно, что в них не возникло необходимости.

Но теперь беспокоится поздно. Раз тебе послали меня, значит повезло. Тебе отозвался кто-то из не слишком злокозненных. Вопрос только в том, кто. И что ты ему пообещала.

- Да ничего я ему не обещала! – воскликнула Катя. Они с Ташей снова, точно как вчера, бок  о бок неспеша шли к ее дому, но девушка почти не замечала этого, увлеченная безумным диалогом.

- Так не бывает. Задаром они не работают. Вспоминай.

- Ну да, я сказала, верней просто подумала – кто поможет, в того и буду верить. И как я должна теперь верить? Жертвы ему приносить? Молиться день и ночь?
Таша сначала захихикала, а потом вдруг резко посерьезнела.

- Это может оказаться или очень легко, или почти невозможно исполнить. Если ты не обещала ничего про жертвы или молитвы, то должна ты только и именно то, что было обещано – верить.

- И все?

- Да. Но тут возникает вопрос. Ты веришь, что действительно тебе пришла на помощь какая-то добрая сущность, что наша встреча была не случайной? Если так, то автоматически получается, что ты веришь в эту сущность, и твое обещание уже выполнено. А вот если ты склоняешься к мысли, что все это совпадение и выдумки, тебе практически нереально будет заставить себя искренне поверить в обратное, а значит обещание не выполнено и не будет. Это будет очень плохо. На будущее совет - лучше никогда не обещай им таких вещей как вера или… - Таша добавила очень тихо – или любовь.

Катя думала над этим минут пять и потом сказала:

- Верю. Весь мой предыдущий опыт, весь так называемый «здравый смысл» против – но я хочу и буду в это верить.

Таша облегченно вздохнула.

- Ну, тогда осталось выяснить, кто же это все-таки был.

- И как же мы это выясним, если я его никак не звала?

- По твоим ощущениям. Скажи, после этой беседы у тебя не было такого впечатления – весны, свежести, может цветами каким-то пахло или была едва слышная музыка в голове, прекрасная, но какой ты точно никогда раньше не слышала?

Катя снова обдумала вопрос со всей ответственность и ответила неуверенно:

– Нет, кажется ничего такого. Было ощущение какой-то усмешки, подмигивания и возможно... Я тогда не придала значения, не связала со своими мыслями, но кажется вдруг запахло хорошим табаком – не сигаретами, а именно трубочным. Это может что-то значить?

И снова для Таши ситуация в Катиной голове оказалась гораздо понятней, чем для нее самой. Зеленоглазка преисполнилась своего всегдашнего оптимизам и уверенно воскликнула:

- Конечно! Это однозначно он.

- Кто?

- Ну, у него, как и у всех сущностей, огромное количество имен в разных культурах и мирах. Я обычно называю его просто Хозяин Дорог. Он проводник между мирами, отвечает, в частности, за общение и понимание, а вообще у него очень широкая компетенция. Возможно, тебе доводилось слышать о нем под именами Папа Легба или Эшу.

- Это же из вуду? – Катя слегка напугалась. При всем своем скепсисе к христианской религии связываться с божествами вуду, которое у нее асоцировалось с зомби и черной магией, вовсе не хотелось.

- Да не переживай ты так. Во-первых, это всего лишь одно из его имен и отражений и не обязательно во всех аспектах истинное. Во-вторых, вуду вовсе не такая мрачная и злобная религия, как тебе, видимо, представляется.

По своему личному опыту общения с этой сущностью могу сказать, что он, конечно, не самый безобидный персонаж, и обожаемые им шуточки бывают иногда весьма сомнительного свойства – но дело с ним иметь можно. Он держит слово, не пытается извратить твои желания до их противоположности и не будет склонять тебя к тёмным вещам – если только ты сама этого не захочешь. Он не добро и не зло, и не будет сбивать тебя с твоего пути, каким бы он не был – светлым или тёмным.

Катя обдумывала этот пассаж почти всю оставшуюсь дорогу до дома, а потом жалобно произнесла:

- Таш… Я помню, что обещала не пугаться странного, но и ты, кажется, говорила что не хочешь нагружать меня всеми своими чудачествами так сразу?

- Конечно. – Согласилась зеленоглазая «фея». – Договорились. Все самое важное об этом мы уже выяснили, остальное может подождать. Сегодня больше никаких сущностей, никакой метафизики и прочих непоняток. Только все самое обыденное и реальное, то что можно увидеть глазами и, - Таша подмигнула – потрогать.

С этими словами она совершенно недвусмысленно обняла Катю, прижалась к ней бедром и плечом – всего лишь на краткую секунду, но этого было достаточно, чтобы девушка вспыхнула.

А её новая подруга как ни в чем не бывало отстранилась и словно пошла рядом. Казалось, её внимание было полностью поглощено невзрачными одуванчиками на обочине.

До дверей Катиной квартиры девушки хранили молчание. Лишь внутри хозяйка собралась с мыслями в достаточной степени, чтобы продолжить общение, хотя бы на бытовые темы.

- Что ты хочешь на завтрак? – Сегодня ей не придется краснеть за содержимое холодильника - вчерашний поход по магазинам, предпринятый  в первую очередь, чтобы отвлечь мысли, принес побочный результат в виде продуктового изобилия.

Однако в этот раз Таша не проявила к еде большого энтузиазма и отзвалась равнодушно:

- Да я не голодная. Если ты сама будешь есть, то дай мне немного того же самого, что бы это не было.

Катя подумала секунду, выставила на стол два йогурта и принялась делать кофе. Таша в молчании разглядывала магнитики на холодильнике.

- Ты не слишком болтливая. В институте я привыкла, что большинство девчонок обожают потрещать обо всем на свете и ни о чем. Меня это часто раздражало.

- Возможно, я немного отвыкла общаться с людьми – отозвалась Таша задумчиво – и я не люблю лезть к другим с вопросами. Самое важное мне обычно и так понятно. Что касается меня – ты, конечно, спрашивай все что хочешь, но поскольку я тебе обещала на сегодня ограничиваться минимумом странных речей и суждений, не обижайся, если мои ответы будут не полными.

- Ну хорошо. Но что-то ты можешь о себе рассказать? Например, сколько тебе лет, очень простой вопрос, не так ли?

Таша поморщилась. «Простой вопрос» ей явно не понравился. Однако она со вздохом ответила:

- Мне наверное лет девятнадцать. Может двадцать, не больше.

- Как это? Ты не знаешь точно?

- Я не помню.

Катя смотрела ошарашено. Может человек не знать дату своего рождения? Ну, допустим сирота, которого подкинули к детскому дому? Родители неизвестны, документов нет, в детском доме ведь не смогут установить возраст с точностью до дня, если ребенку уже исполнилось несколько месяцев? Интересно, что в таком случае пишут в паспорте? Наверное, пишут наугад, приблизительно. А вот кстати, можно же спросить:

- А что у тебя в паспорте написано?

Таша посмотрела на подружку с грустной улыбкой: 

- Прости, но мне придется опять тебя шокировать. Твои вопросы вынуждают. У меня его никогда не было.

- Ну хорошо, не паспорт, свидетельство о рождении! Хоть какой-то документ!

- Никогда не имела ничего подобного.

- Сейчас ты еще скажешь, что не знаешь своей фамилии – пробормотала Катя полностью растерянно.

- Никогда не понимала этих длинных сложных имен. Меня зовут Таша, более чем достаточно, я считаю. У меня нет ни фамилии, ни отчества. Я понятию не имею, как звали моего папашу.

- Да как же ты живешь без документов!

- А зачем мне они? – кажется, она даже не издевается.

Катя почти минуту не могла ответить, просто от нарастающего изумления. Потом стала перечислять: Купить билет на самолет или поезд! Открыть счет в банке или взять кредит! Телефон мобильный купить, наконец! Я уж не говорю про работу или учебу! Да просто если полиция остановит вдруг, им ты тоже будешь про фей рассказывать?
Таша совершенно не впечатлилась от этого списка, пожала плечами и начала отвечать с конца:

- Никакая полиция и вообще никто меня в жизни не останавливал. Телефона у меня тоже нет. С банками и прочими учреждениями я предпочитаю не связываться. Насчет работы и учебы я тебе уже объясняла – не занималась этим и не планирую. У меня есть другие дела, поинтересней. Что касается поезда и самолета, однажды я тебе покажу, как я путешествую. Ни билеты, ни документы мне вовсе не нужны.

Катя замолкла и пила кофе. «Все-таки, она абсолютно сумасшедшая»,  -удовлетворенно констатировал её здравый смысл, который последнее время уже почти притих и не высовывался – «Вот до чего ты докатилась без меня. Связалась с безумной».

«Фея», видимо, поняла, что сейчас окончательно утратит всякое доверие своей знакомой или еще чего похуже. Поэтому вздохнула и сказала:

- Давай лучше отложим разговоры обо мне на потом. Я понимаю, что тебе любопытно, но дальнейшие расспросы просто приведут к тому же, что и вчера. Ты решишь, что я или морочаю тебе голову с непонятной целью, или сошла с ума, но в любом случае лучше держаться от меня подальше. А мне вовсе не хочется, чтоб ты опять сбежала.

Катя мрачно подумала, что вполне возможно это уже произошло бы, несмотря на все ночные обещания и клятвы, вот только не бежать же ей из собственной квартиры?

- Давай лучше поговорим о тебе. Вполне безопасная тема – продолжала между тем Таша.

Катя слегка оживилась.

- Да, кстати, ты сказала, что тебе не нужно задавать вопросы, потому что самое важное ты знаешь и так. Ну-ка, расскажи, что ты обо мне узнала?

- Только не спрашивай всякие глупости вроде твоей фамилии. Я ее не знаю. Для меня ты Катэ и этого достаточно.

Зато я знаю, что тебе двадцать три года, ты родилась в этой стране и этом городе,  ты единственный ребенок в семье. У тебя нет существенных заболеваний, правда есть наследственная склонность к диабету, но теперь это уже не проблема. У тебя хороший уровень интеллекта, для человека – просто прекрасный, отличная память и сильная воля, но ты не знаешь, куда все это приложить, поскольку не понимаешь цели своей жизни.

Ты довольна рано осознала, что предпочитаешь девушек, и это наложило отпечаток на твои подростковые годы и юность.

Если до этого Катя слушала просто изумленно, то теперь её уши предательски заалели. Таша продолжала невозмутимым тоном:

- К счастью, у тебя хватило ума не пытаться менять себя в угоду окружающим. Ты вскоре поняла, что ценности, которые разделяют люди вокруг тебя – семья, карьера, достаток, известность и уважение общества – для тебя значат или мало, или вовсе ничего. Но никакой альтернативы им для себя ты не придумала.

Ты иногда любишь казаться «крутой» и это тебе обычно удается. Во всяком случае, твои однокурсницы всегда восхищались, как ты жестко и изящно отшиваешь парней, которые пытались к тебе клеиться. Однако на самом деле ты застенчивая и стеснительная, поэтому твой сексуальный опыт очень незначительный.

Катя не перебивала, но чувствовала, что у нее горят уже не только уши, но и щеки и вообще кажется все тело.

Таша задумалась, принюхалась, прищурилась на Катю и продолжила:

– Думаю, не ошибусь, если скажу, что до сих пор у тебя была всего одна подруга. Вы встречались недолго и расстались неудачно. Ты испытывала к ней достаточно сильные чувства, она же так и не посмела признаться даже самой себе, что действительно может хотеть серьезных отношений с другой девушкой. Ей проще было думать, что для вас все это лишь игра. Хотя, если тебе интересно, она до сих пор вспоминает тебя по ночам. Ругает себя за это – в конце концов, она замужняя барышня и ждет ребенка. Но вспоминает.

- Какого черта… - тихо прошептала Катя. Это было уже чересчур. Какие-то данные о ней можно было почерпнуть из слежки, расспросов окружающих и изучения ее страниц в социальных сетях – это если предположить, что Таша ловкая мошенница и с какой-то целью готовилась к их встрече заранее. Часть информации могла быть простой догадкой или всего лишь комплиментами, в которые каждому легко и приятно поверить, вроде «хорошего интеллекта». Но Катя была стопроцентно уверена, что о ее личной жизни не подозревает абсолютно никто, даже родители. Единственным человеком, который знал о ее нестандартных сексуальных вкусах, была та самая подруга, но даже она не знала, что была для Кати первой и последней любовницей. Кроме того, Вика никогда не растрепала бы никому о Катиной ориентации и об их связи, надежность была одним из ее положительных качеств, в которых Катя не сомневалась даже после того, как их короткий роман так печально закончился.
Здравый смысл подавленно молчал. Второй раз за сегодня у него не было объяснений происходящему.

- Извини – сказала Таша – я, кажется, тебя обидела. Я же говорила, что отвыкла общаться с людьми. У фей обсуждение сексуальной жизни не является чем-то неприличным, напротив, это считается вполне безобидной и приятной темой для беседы.

- Я не обиделась. Просто… Я думаю, что каким бы ты не была психологом, ты не можешь узнать все это вот так просто глядя на меня. Я вообще не понимаю, как ты могла узнать обо мне то, что я скрываю абсолютно ото всех. И отлично скрываю, как мне казалось! Похоже, я потихоньку начинаю верить во всю эту ерунду насчет фей…

Таша улыбнулась в ответ на это растерянное и недовольное ворчание.

- Ты поверишь, обязательно и очень скоро.

+2

7

Kristi N, какой интересный роман... спасибо, что продолжаете...

+1

8

В этой части еще много редактировать надо, но все же...

Глава 5.

Мир 2.14.4А2
27 шестой х612, 13:00
Флойрум, Фловэ, министерство безопасности

Генерал Алэкс Кейко
"Сборщик" Лэнда Кинджи

Узнав все необходимые подробности и попрощавшись с Шафрановой феей, шеф министерства безопасности приступил к работе. Первым делом он вызвал секретаря и поручил как можно скорей собрать информацию и подготовить краткую справку обо всех прямых потомках баронессы Диэны Шатто, после чего занялся текущими делами министерства.

Как Алэкс и ожидал, с этими данными не возникло никаких затруднений – разумеется, в министерстве безопасности имелось досье на все заметные фигуры в империи, и в первую очередь, на все дворянские фамилии. Когда через два часа генерал-аншеф возвращался в свой кабинет после рабочей встречи со своими заместителями, секретарь с поклоном протянул ему восемь папок с делами, а сверху лежала та самая краткая обобщающая справка. Алэксу хватило трех минут, чтобы пробежать глазами бумагу и убедится, что выбор у него не велик.

Итак, потомками Диэны были: старшая дочь Мирэнда, нынешняя баронесса Шэтто, х570 года рождения. После трагической гибели четыре года назад мужа, живет затворницей в маленьком доме в отдаленном поместье (больше недели пути от столицы, прикинул генерал) всего с одной служанкой. Не участвует ни в политической, ни в общественной жизни, никого не принимает и практически не общается даже с родными детьми.

- Тяжелый случай, подумал Алэкс, – Похоже, тетка слегка двинулась умом. Конечно, если не будет другого выхода, придется работать с ней, но лучше поискать альтернативу.

Второй и последний ребенок Диэны, сын Клодэд, х574 года рождения, армейский майор, женился на дочери графа Бэннсола. Удачная партия, богатая, влиятельная в столице семья, достойная пара для отпрыска Шэтто. Как это и принято, взял фамилию супруги. На этом дальнейшие подробности его биографии перестали интересовать генерала, и он отложил дело Клодэда Бэннсола в сторону. Туда же спустя минуту отправились три папки с делами детей Клодэда – все они, само собой, носили фамилию Бэннсол.

Оставались три ребенка Мирэнды. Старший, самый любимый ее сын, Виль, был с детства одержим идеей вернуть фамильный замок Краймар. Пять лет назад, в х607, в возрасте девятнадцати лет, тайком от матери собрал группу авантюристов и отправился туда. Пропал без вести со всей своей командой.

- Да уж, понятно, почему баронесса сбрендила. Сперва любимый сын, потом, меньше чем через год, муж. - Дело Виля Шэтто отправилось в стопку к бесполезным.

- Если за пять лет не объявился, точно мертв, думать тут не о чем. Однако, паскудное место этот замок Краймар, как бы нам там и последних отпрысков Шэтто не оставить, - с беспокойством побарабанил пальцами по столу генерал. Ладно, будем решать проблемы по мере появления. Сперва надо найти, кто вообще может воспользоваться обещанием.

Младший сын Мирэнды, Куртэн. Всего семнадцать лет, однако в конце прошлого года уже женился на дочери мелкого дворянина. Пришлось – девушка забеременела. Она была не первой, кого молодой повеса «осчастливил» нежданным подарком, но остальные были из незнатных семей, и ему удавалось отвертеться от свадьбы с помощью денег и всяческих услуг, вроде пристройства родственников на хорошие должности. Генерал припомнил – похождения юного Куртэна Шэтто довольно долго были темой придворных сплетен.

- Конечно. Отец погиб, старший брат пропал, мать-затворница за сынком не следит, приструнить некому. А тот живет в столице сам по себе, бездельничает, денег полно. Все закономерно. Однако развлекаясь с дворянкой он промахнулся, тут откупится не удалось. И конечно, пришлось сменить громкую фамилию Шэтто на каких-то безвестных... Как их там, еще раз? Впрочем, неважно, сменил и сменил. Для нашей цели не годится.

Остается дочь. Хсэни, баронетта Шэтто. х589 года рождения, двадцать три года. Жива, здорова, живет в столице. Известна под псевдонимом Хсэни Доггир. Вот те раз! Это уже интересно.  - Эта особа была генералу знакома прекрасно, он знал, что она из богатой и влиятельной семьи, но как-то никогда не задавался целью узнать, из какой именно.
Алэкс Кейко взял последнее, самое пухлое досье и принялся его бегло просматривать:

- Это нам знакомо, это тоже не удивительно. А вот, тоже примечательный ньюанс из личной жизни. Впрочем, стоило ожидать, из шишек пальмы не родятся, в бабку пошла. Что ж, все сходится.

Генерал-аншеф принял решение: с нее и начнем. Теперь осталось подобрать подходящего сотрудника для этого задания. Вернее, конечно, сотрудницу – это здорово сокращает количество кандидатур, но посылать мужчину на дело, связанное с феями – не лучшее решение.

Снова обращаться к досье не пришлось. Всех своих людей генерал прекрасно помнил и так, хотя только в главном здании министерства работало более трехсот человек. Несколько минут Алэкс перебирал в уме кандидатуры и, наконец, потянулся к переговорному шарику.

Разумеется, Лэнда не была наивной дурочкой, на эту работу идиотов не берут. Поэтому она с самого начала не воображала, будто служба в Безопасности состоит примущественно из слежек, погонь, перестрелок на пистолях и сражений на шпагах. Однако объем писанины, которой пришлось заниматься, все же несколько превзошел ее ожидания. И ведь она числилась не каким-нибудь секретарем или аналитиком. Должность «собирателя информации», на жаргоне просто «сборщика», это самая натуральная оперативная работа, однако не избавляет от бумагомарания: проследить за встречей объектов «Верблюд» и «Шляпа» заняло три дюжины минут, учитывая время выдвижения на позицию (с большим запасом и не напрямую) и возвращения на базу. Благо указанные объекты встречались не где-нибудь в глухом лесу, а на Парадном бульваре, в пяти минутах ходьбы от главного здания министерства. Сама встреча длилась меньше минуты. А вот зафиксировать это рутинное мероприятие надо в пяти исполненных калиграфическим почерком бумагах, и если две из них совсем краткие, то основной отчет выйдет никак не меньше, чем на четыре листа. Одно подробнейшее описание объектов – по листу каждый. Хотя «Верблюда» пасут уже так давно, что только Лэнде приходилось наблюдать за ним не менее дюжины раз за этот год, а «Шляпа», очень похоже, вообще ее внедренный коллега. Впрочем, может и не коллега. А может и не внедренный, а совсем наоборот,  продажный. Знать этого Лэнде абсолютно не положено и никакие гипотезы на этот счет в отчете оказаться не должны. Только факты, хотя фактов тех - по сути, на два предложения – встретились, обменялись конвертами из плотной бумаги, разошлись. Однако требуется, чтобы в отчете были все положенные разделы. Вот и сидит сборщик Лэнда за своим столом уже третий час, старательно выводя аккуратные завитушки букв. Жур Фэлар, ее непосредственный начальник, не терпит клякс и помарок.

Впрочем, несмотря на обилие бумаготворчества, занимающего более половины рабочего времени, и бесконечные нудные совещания и инструктажи – не менее половины от оставшегося, работа Лэнде все же нравилась. Пожалуй, должность в Безопасности - все же наиболее интересное и перспективное из тех занятий, на которые может рассчитывать четвертая дочь из приличной, но не знатной и бедной семьи.

В армии карьера в мирное время делается только дворянами, все остальные могут рассчитывать на какое-то продвижение только на войне – и с неслабым риском. Опасность Лэнду не пугала, а вот перспективы скорой войны она проглядела. Это теперь о возможном столкновении с Боттумом говорят на всех базарах. А четыре года назад, когда закончившая среднее женское училище Лэнда выбирала свой дальнейший путь в жизи, мир на континенте казался прочным и установившимся как минимум на несколько десятителетий.

Бриана опрокинула все прогнозы. Впрочем, сейчас, повзрослев и набравшись некоторого жизненного опыта, Лэнда полагала, что все к лучшему. Мундиры женской кавалерийской бригады, конечно, выглядят весьма привлекательно, но вот желания скакать на вражеские позиции с саблей у нее поубавилось. Получить заряд картечи в живот или попасть под боевую руну группы “Rag Na” - перспектива не из заманчивых. А риска и в Безопасности хватает, особенно если будет война. Но тут шансы на выживание все же в большей степени зависят от умения думать и личной подготовки, чем в хаосе большого сражения, где чистое везение важней любых навыков и способностей.

Да и перспективы роста на ее службе выглядят получше. Говорят, что генерал Кэйко сам сын сапожника и знатность происхождения ценит гораздо меньше, нежели личные качества сотрудников. Еще бы представился случай проявить себя… На слежке за объектом «Верблюд», как ни старайся, карьеру не сделать.

Настойчивые желания имеют обыкновения сбываться, это Лэнда слышала не раз.   О том, что результат осуществления мечты обычно сильно отличается от надежд и планов, ей слышать тоже доводилось, но этот ньюанс она всегда предпочитала пропускать мимо ушей.

Поэтому когда дверь в отдел отворилась, и личный секретарь Алэкса Кейко произнес с порога: - «Лэнда Кинджи! К генерал-аншефу, срочно!» - ее охватил не трепет, а радостное возбуждение. Выговор, разнос или нудная нотация, которыми особенно славился Жур Фэлар – вот честное слово, как будто в школе человек работает, а не оперативный отдел «СВ» министерства безопасности возглавляет! – в данном случае исключались. Генералу отчитывать рядового агента – слишком много чести. Значит вариант может быть только один – задание! Задание, задание! - ликовала про себя Лэнда, поднимаясь по широченным мраморным лестницам старого здания министерства безопасности на самый верх, к кабинету шефа. Она бы и бегом по ним взлетела, не постеснялась бы, но приходилось мерно идти за секретарем генерал-аншефа, человеком не первой молодости и всякую спешки и суету категорически не одобряющему.

Алэкс Кейко посмотрел на появившуюся на пороге его кабинета девушку с одобрением. Четкое уставное приветствие, бодрый доклад – это ладно, службистов, умеющих вытянутся по струнке перед генералом тут хватает, хоть и не армия. Само по себе это не важно, хоть и приятно посмотреть, чего уж там. Но вот под всем этим Алэкс заметил неподдельный энтузиазм, качество уже гораздо более редкое и ценное: «А ведь когда-то я и с таким же азартом брался за любое поручение с одной лишь мыслью – оправдать доверие, проявить себя». Это потом, с опытом, к нему пришло понимание, что в его деле начальства и коллег следует опасаться гораздо больше, чем вражеских агентов, в каждой фразе стал видется подвох, в каждом задании руководства – подстава. Впрочем, работать по принципу – «день прошел тихо и слава богам» Алэкс так и не научился до сих пор. И эта девица, чувствуется, не научится.

- Присаживайся, Лэнда.

- Благодарю, генерал-аншеф.

Кинджи не могла поверить своим глазам. В большом кабинете руководителя всей Безопасности Флойрума, за его столом, вокруг которого можно было усадить дюжину человек, они были наедине. Это означало уже не просто «задание от самого главного шефа», а персональное поручение, что поднимало уровень важности на совершеннно недосягаемый для рядового оперативника уровень.

- Догадываешся, зачем я тебя вызвал?

Юлить и пытаться переиграть генерала  - пустое дело. Отвечать надо прямо и начистоту, решила Лэнда, не скрывая ни мыслей, ни эмоций. Все равно не получится. А откровенность пойдет на плюс.

- Надеюсь, что это задание. Но не уверена, что уже заслужила такой уровень доверия, чтоб получать указания лично от вас.

- Правильно думаешь. По обоим пунктам. Ты хорошо справляешься с текущей работой и прошла все проверки на отлично. Но серьезных дел у тебя пока не было.

Заметив, что девушка с трудом сдержалась, чтобы не возразить начальнику, Алэкс пояснил:

– Серьезными в этой лавочке считаются задания, которые исходят лично от меня. Все остальное – рутиная служба. Даже если при ее выполнении можно погибнуть, это ничего не меняет. Я помню, что в прошлом году ты получила ранение при задержании контрабандистов на Флэсе. Это была опасная операция, но рядовая. Сейчас я хочу поручить тебе намного более важное дело. Задача сама по себе не сложная и не несет почти никакой опасности. Ну, кроме риска провалить операцию, находящаюся на личном контроле императора.

Лэнда затаила дыхание.

Генерал Кэйко меж тем продолжал: уровень секретности – максимальный. Отчитываеться будешь устно и только лично мне. Что тебе известно о замке Краймар?

- Фамильный замок кого-то из высшей знати, на севере Флойрума, в горах Мэссоуги. Последние годы заброшен. В народе ходят слухи, что это место проклято.

Вопрос был слишком неожиданным и Лэнда троекратно прокляла саму себя, что не смогла с ходу вспомнить, какой именно из знатных семейств принадлежит замок. Конечно, вряд ли знание географии дальних провинций на таком уровне является обязательным для «сборщика» столицы, но все равно стыдно.

Следующий вопрос шефа стал еще большим сюпризом:

- Ну и что ты об этом думаешь? В смысле, об этих слухах.

Тут можно было и подумать с полминуты, не выпаливая ответ сразу. Ясно, что генерал экзаменует сотрудницу, и если ответы ему не понравятся, долгожданное задание высшего уровня важности (на контроле императора, офигеть же) вполне может  распрощаться с Лэндой и уйти к другому, более сообразительному оперативнику.

- Слухам я не доверяю. Насколько мне известно, проклятия на неживые предметы, а тем более на территорию не накладываются. У меня совершенно недостаточно информации, но  если вы спросите о моих догадках, я бы предположила, что замок используется нашей службой для каких-то секретных проектов, а слухи распущены специально, чтоб обыватели не лезли куда не надо.

- Остроумная версия - отметил генерал. Если бы я знал об этом сколько ты, сам бы мог предположить нечто в этом роде. К сожалению, в реальности дело обстоит несколько сложней. Но с этим ты ознакомишься сама.

Элекс протянул Лэнду пухлую папку.

- Тут все, что нам известно о замке Краймар. Далее. Хсэни Дрогир знаешь?

Сбивать подчиненных с толку неожиданными вопросами генерал навострился, подумала Лэнда. Но, пожалуй, такой стиль инструктажа мне нравится больше, чем занудство нашего уважаемого майора Фэлара.

- Журналистка?  - припомнила она.

- Верно. И одновременно – восемнадцатая баронетта Шэтто, наследница титула и, кстати, замка Краймар. Твоим заданием будет встретиться с ней и убедить, желательно не прибегая к давлению, отправится в замок Краймар и воспользоваться обещанием, данным бывшей верховной феей Флойрума ее бабке. Если справишься с этим несложным, но важным поручением... Что у нас бывает наградой за хорошо выполненое задание?

- Другое задание, более сложное? – предположила Лэнда со сладким предвкушением.

- Верно. Так вот, если справишься – именно ты будешь сопровождать ее. Ну а если нет… Никаких ужасов, не думай. Я тебя даже не уволю. Продолжишь работу на старом месте, в прежней должности. Вот только лично от меня ты никаких задач не получишь уже никогда, хоть всех контрабандистов Флойрума перелови. Это понятно?

- Абсолютно, генерал-аншеф! – выпалила Лэнда.

- Хорошо. Тогда некоторые детали…

Отредактировано Kristi N (21.10.16 23:23:19)

+2

9

Kristi N, вторая пара намечается... очень жду продолжения...

0

10

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Kristi N, вторая пара намечается... очень жду продолжения...


Такая предсказуемость, это наверное не очень-то хорошо? Но меня почему-то очень порадовала ваша реплика, сижу и улыбаюсь.  8-)  Наверное, просто не могу поверить, что кто-то действительно меня с интересом читает.  :blush:  Большое спасибо за отзывы!

+2

11

Kristi N, ну как можно не заинтересоваться такой прекрасной вещью... а предсказуемость тут только в одном моменте, остальное по-прежнему загадочно-интригующе...

+1

12

Самая сложная глава во всей книге, к которой я возвращаюсь снова и снова и  которую я наверное никогда не напишу так, чтоб она меня устроила.  :(
Но раз есть читатель, значит надо постить дальше, тем более дальше-то написано удовлетворительно, на мой взгляд... Так что,уж как есть....

Глава 6.

Мир 2.14.287
28 июня 2012, 8:00
Россия, Москва, улица Шумкина, квартира Кати

Таша и Катэ

- Слушай, Таш, ты прости, но я все-таки задам еще пару вопросов о тебе, – сказала Катя, съев йогурт и задумчиво размешивая сахар в чашке.

- Они у меня будут чисто практического характера. Все-таки, где ты живешь вот прямо сейчас? Обещаю ничему не удивляться и не шокироваться, даже если ты скажешь, что у тебя домик в лесу на ветке.

Таша, которая уже давным-давно расправилась и с йогуртом, и с чаем, загадочно улыбнулась каким-то своим мыслям.

- Я не люблю долго засиживаться на одном месте, обожаю путешествовать. Я приехала в Москву два дня назад, из Питера - кстати, сумасшедший город, обожаю его. Здесь у меня пока нет постоянного адреса. Свой чемоданчик я оставила в камере хранения на Николаевском вокзале. Первую ночь я провела в Сокольниках, ну это ты знаешь. А вчера, после того как мы расстались – просто гуляла по центру. Я не была в Москве уже довольно давно, здесь так много изменилось!

Катя не сразу сообразила, что «Николаевским» Таша именует Ленинградский вокзал. В остальном ответ был почти нормальным, человеческим – ну, насколько это возможно в случае Таши.

- Ты что, так и не спала всю ночь, бродила Бог весь где? Учитывая, что мы вчера и утром неплохо прошлись? У тебя же наверное ноги отваливаются и спать хочется ужасно!

- Да не волнуйся, спать мне тоже много не нужно, особенно когда тепло. И гулять я могу сутками напролет, я привычная.

Катя скривила губы, демонстрируя недоумение, а потом все же сказала:

- Ну хорошо, допустим. Хотя я лично не вижу связи между температурой воздуха и необходимостью спать. Но какие у тебя дальнейшие планы? Думаешь снять квартиру, комнату? Остановится в гостинице? Или вообще в ближайшие дни отправляешься дальше странствовать?

Девушка очень постаралась, чтобы последний вопрос прозвучал небрежно, между делом, хотя внутренне замерла, ожидая ответа.

Таша задумчиво почесала нос.

- Видишь ли, Катэ, у меня не очень с планированием. Когда я пытаюсь строить планы, все идет кувырком. Так что я уже очень давно забила на эти попытки и живу по наитию, как придется. Я, конечно, могла бы и снять квартиру, и пожить какое-то время в отеле, но у меня сразу по приезду возникло ощущение, что будет вариант гораздо лучше. Поэтому я и не суетилась.

И отправляться дальше я пока не собираюсь, побуду немного в Москве. Видишь ли, мне кажется, ты пока  не готова отправиться со мной в дальнюю дорогу. Тебе нужно сначала адаптироваться к новой ситуации.

Противоречивые чувства охватили Катю, когда она осмыслила сказанное. Ликование среди них сильно преобладало, к неудовольствию не до конца еще задавленного «здравого смысла».

- Я так понимаю, это означает, что ты не против немного пожить у меня?

- Если этот вариант кажется тебе не слишком удобным, поскольку мы только вчера познакомились, я могу и в гостинице поселиться. Вот только мы совершенно зря потратим некоторое количество денег, что конечно ерунда, но они нам с тобой пригодятся для другого. А еще - потеряем кучу времени вместе, что гораздо более обидно.

Катя была одновременно и осчастливлена, и немного смущена.

- Феи всегда такие «деликатные»? – спросила она саркастично.

Однако ответ Таши вышел гораздо более ехидным.

- Только с теми, кто воспитывался в человеческой культуре. Фее мне бы вообще ничего не пришлось объснять, и так ведь ясно, что если нас свел Хозяин Дорог – шансов разбежаться в разные стороны у нас уже абсолютно нет. Ну, то есть сделать-то можно все, что угодно. Но, как говорится – некоторые вещи только один раз.

- Ты серьезно?

- Тебе такие фокусы, возможно, сойдут с рук. Как-никак, ты новичок в этой игре, может он и готов сделать снисхождение на незнание правил, хотя я бы на это не поставила. А вот что касается меня – мы с ним уже слишком давно знакомы, чтобы я питала какие-то иллюзии.

Только, пожалуйста, не подумай, что я всякой таинственной ерундой тебя принуждаю к чему-то. Хочешь, чтоб я пожила в гостинице – не проблема. Предпочитаешь ограничиться дружбой, пока ты не освоишся – я могу быть отличной подругой, тебе будет со мной интересно, обещаю. Вот только не надейся, что я от тебя отстану. Ни за что.

Вот умеет Таша самые простые вещи запутать до невозможности, так что не знаешь, чего и сказать, недовольно подумала Катя. Сказала бы просто: «ты мне жутко понравилась, можно я поживу у тебя?», но нет, надо обязательно приплести к этому сугубо личному делу всяких вудуистских духов.  С другой стороны, кажется, я обещала верить. В том числе в товарища Эшу, персонально. Готова ли я отказаться от этого обещания? При одной мысли об этом по спине у Кати побежали мурашки. Она никогда не отличалась сильной интуицией, но как-то сразу поняла, что это будет ошибкой. Если Таша также чувствует насчет их связи... Получается, получается…

- Я не хочу ограничиваться просто дружбой, – наконец выпалила Катя, покраснев. - Но вопрос о принуждении, выходит, может иметь обоюдострый характер? Скажи честно, я тебе хотя бы немного симпатична или ты связалась со мной из-за своих мистических обязательств?

Таша захихикала и смеялась негромко, но так долго и так искренне, что у Кати сразу полегчало на душе.

- Знаешь, Катэ, может это и прозвучит как похвальба, но я уже давно устроила свою жизнь таким образом, что то, что я должна делать почти всегда совпадает с тем, что мне делать больше всего хочется. И этот случай – совершенно не исключение.

- Это потому, что ты фея? – спросила Таша полушутя. В конце концов, верить в фей она пока не обещала. Ладно еще духи, куда ни шло, солидные господа, признаются многими авторитетными религиями – хотя в основном в негативном смысле. Но феи - это же совсем сказки…

Однако зеленоглазка ответила на удивление серьезно, даже слегка печально

- Нет, к сожалению, феи это тоже умеют далеко не все. Зато могут некоторые люди.

- Тогда… Пойдем перетащим сюда твои вещи?

- Почему бы и нет. Хотя они мне пока не очень-то и нужны.

Однако, выйдя из Катиного подъезда, Таша почему-то направилась в сторону, противоположную Русаковской улице, а местная жительница, возбужденная прошедшим разговором и запутавшаяся в хаосе мыслей, вовсе не обратила на это внимание и опомнилась только тогда, когда они вышли на Сокольнический Вал.

- Таш, тебе не кажется, что мы немного не туда идем? - наконец осторожно заметила Катя. Она не допускала мысли, что подруга попутала направление. Хоть Таша, как выясняется, возможно вовсе и не коренная москвичка, город она знает в совершенстве. Может быть тоже задумалась?

Зеленоглазка заметно смутилась.

- Я надеялась, что заметишь, когда будет уже поздно поворачивать назад. Что ж, придется тебе объяснить. Видишь ли, я по возможности никогда не хожу одной и той же дорогой два раза подряд. Если я иду куда-то, я всегда возвращаюсь не так, как пришла. Можешь считать это причудой, но на самом деле это одно из правил, которые мне нарушать не стоит. А поскольку обратно мы пойдем с чемоданом, то кратчайший путь я приберегла для возвращения. А на вокзал хотела пройти через Проспект Мира и Садовое.

- Но это ж Бог весть какой крюк!

- Да ладно, всего-то часа полтора. Ты куда-то торопишься? Кстати, я там еще не была после приезда, а там куча красивых зданий. Надеюсь, за последние годы хотя бы некоторые из них подреставрировали. Я хочу посмотреть.

- Да я-то не против. Я просто думала, что это ты устала, после бесонной ночи!

- Нисколько.

Так и получилось, что все утро они снова гуляли по городу. Таша по своей привычке комментировала все интересные дома, которые попадались на пути, а Катя, все больше заражаясь архитектурным увлечением новой подруги, впитывала инеформацию и задавала вопросы.

- Не знаю почему, но гражданские постройки Тона мне нравятся намного больше церквей, – щебетала Таша – его самая известная работа, Храм Христа Спасителя, на мой вкус все-же чересчур тяжеловесен. А вот пропорции Николаевского вокзала в Москве мне кажутся идеальными. Обожаю эти неоренессасные окошечки с ажурнымии полуколоннами между ними – очень характреные, кстати, для стиля Константина Андреевича. Обрати также внимание на рисунок капителей – правда, чудесно? Кстати, мы пришли.

Катя даже слегка огорчилась. С Ташей время летело незаметно, а ее оптимизим, жизнерадостность и умение везде находить красоту здорово поднимало настроение. Действительно, с такой подругой не соскучишься, подумала она, опять вспомнив утренний разговор.

- Может быть ты хочешь еще погулять? Пока мы не взяли чемодан, не поздно свернуть куда-нибудь еще – предложила Катя, хотя ее ноги уже гудели. Занятия бегом - само собой, но так подолгу ходить пешком, тем более два дня подряд, она не привыкла.

- Я никогда не против этого, но скоро пойдет дождь. Причем сильный и надого. Не думаю, что тебе понравится гулять под ливнем. Даже я развлекаюсь таким образом только иногда.

- Ты уверена насчет дождя? – Катя с сомнением оглядела безоблачное небо, потом достала телефон и залезла в прогноз погоды.  – Яндекс вот думает, что дождя не будет.

- Возможно я ошибаюсь, - легко согласилась Таша. - Но все же, может пойдем домой?

Заподозрив, что подруга все-таки устала, просто не хочет признаваться, Катя с готовностью согласилась. Они зашли в здание вокзала и направились к камерам хранения.

Катя полагала, что под уменьшительным словом «чемоданчик» скрывается здоровенный саквояж, а может даже и не один. В конце концов, такая симпатичная девушка, которая вдобавок называет себя феей, просто обязана иметь кучу красивой одежды и всякой косметики.

Однако Таша в очередной раз обманула ее ожидания. Она извлекла из автоматической ячейки изящный, но действительно очень компактный кейс. С таким даже в салон самолета пустят.

- И это что, все твои вещи?

Таша пожала плечами:

- Я люблю путешествовать налегке.

- А это все любят, - возразила Катя – да вот только не получается! Столько ведь всего нужно!

- Мне – нет.

Разумеется, после этого Катю охватило любопытство, что именно Таша сочла достаточно необходимым. Похоже, что в этом чемоданчике Катя увидит вовсе не то, что взяла бы в дорогу она сама. Однако проверку пришлось отложить.

Вернувшись в квартиру, Катя неожиданно сообразила:

– Ты же наверное ванну хочешь принять?

Раньше эта мысль совершенно не пришла ей в голову, потому что Таша все время выглядела потрясающе свежей и аккуратной. А теперь вот выяснилось, что она действительно ведет бродячий образ жизни как минимум третий день, и еще не известно, сколько времени до того, в Питере.

Однако мысли «феи» по-прежнему совершенно не совпадали с взглядами Кати. То есть само предложение она  восприняла с огромным энтузиазмом, но совершенно в другом ключе.

-  Отличная идея! Только ванна тут совсем маленькая, я видела. Нам будет неудобно. А вот душ у тебя раскошный. Пошли.

- Я не в этом смысле! – Катя покраснела.

- То есть ты пока не хочешь?

- Ну, я как-то…

- Послушай, Катэ, мне вовсе не нужны способности феи, в которые ты не веришь, чтобы прочесть твои эмоции. Ты хорошо умеешь скрывать свои чувства, но не от меня, нет. И не сейчас. Я все вижу. Ты очень хочешь, но стесняешься. Это чепуха. Пошли уже.

Катя мечтала об этом со вчерашнего дня, практически с того момента, как впервые увидела свою «фею», но непосредственность и натиск подруги оказались слишком неожиданными.

Она уже привыкла к двум Ташиным ипостасям – молчаливо-созерцательной и позитивной, болтающей без умолку, когда дело касается ее излюбленных тем. С третьим вариантом – Таша возбужденная и буквально переполненная сводящей с ума сексуальной энергией - она столкнулась впервые. Пытаясь не обращать внимание на нежные руки, которые шарили по ее телу, и на то, что ее мягко, но настойчиво тянут в сторону ванной комнаты, Катя пыталась потянуть время, чтобы немного опомнится.

- Таш, откуда у тебя в твоем возрасте такая раскованность? Похоже опыта в этом деле у тебя побольше, чем у меня… Или это просто молодое поколение такое бесстыжее?

- Нашлась тоже «старушка» - захихикала Таша, не прекращая, впрочем, попыток стянуть с Кати джинсы. А потом добавила несколько серьезней – Я не всегда такая. Дело в  том, что тебе нравится именно такое поведение партнерши. Вот я и соответствую.

- Но откуда…

- Слушай, хватит уже болтать. Шлепай в душ, или нам придется заниматься любовью прям в коридоре.

Ну все, сдаюсь, констатировала Катя и обняла подругу. Как они оказались в душе, она помнила плохо. Таша плотно прижала ее к кафельной стенке, но одежда каким-то образом все еще была на них, кажется они просто не могли отлепится друг от друга на достаточный срок, чтобы раздеться.

Таша понятнулась к Катиным губам, но внезапно остановилась, как будто что-то вспомнила.

- Я должна предупредить тебя. – дыхание ее было частым и прерывистым – секс с феей может вызвать привыкание. А тебе будет нелегко найти мне замену в этом мире.

- Ты.. Да ты просто маленькая хвастунишка!

- Может и так - Таша улыбнулась и они наконце поцеловались.

А потом… нечто случилось. Когда Катя пришла в себя, они все еще стояли в той же позе. Она не имела понятия, сколько прошло времени. Она испытала что-то, чему в человеческом языке совершенно не было названия. Физически, оргазма не было. Кажется. Хотя она прошла по самому краю. Но зато какой-то эквивалент, затронувший не столько тело, сколько эмоции и саму душу, явно случился.

- Что это было?

- Просто поцелуй.

- Просто поцелуй феи… - прошептала Катя.

+2

13

Глава 7.

Мир 2.14.4А2
28 шестой х612, 09:15
Флойрум, Фловэ, кафе "Гиппогриф"

Сборщик Лэнда Кинджи

На подготовку вербовки генерал дал меньше суток. Так что вчера весь остаток дня Лэнда сперва изучала досье всей семейки Шэтто – с особым тщанием, конечно, объекта «Наживка». (Лэнда всегда думала, что эти дурацкие клички дает какой-то унылый субъект с полным отсутствием фантазии. Когда выяснилось, что глава мистерства любит делать это лично, она немного похихикала про себя).

Затем пришел черед пухлой папки про замок Краймар, которая представлял собой образец странного жанра «документальный роман ужасов в отчетах и докладных записках».

Как и положено хорошему ужаснику, он больше нагнетал тягостную атмоферу и напряжение, нежели давал каакую-то информацию. Относительную ясность внесли только несколько листов в самом конце. Увидев их, Лэнда сперва позавидовала безукоризненному калиграфическому почерку неведомого автора и только спустя несколько секунд сообразила, что это написано не рукой. Фейские документы ей доводилось видеть впервые.

Вечер и половину ночи пришлось носиться по городу, проверяя и освежая данные из досье «Наживки», касающиеся ее текущего места жительства, графика и образа жизни.

Тщательная подготовка не прошла впустую. Через полчаса после того, как Лэнда заняла место с чашкой бодрящего ягодного настоя в небольшом кафе "Гиппогриф" в центре Фловэ, где любили собираться журналисты, там появилась Хсэни. В элегантном платье снова входящего в моду стиля «сокольница», который предпочитали женщины самостоятельные и либеральных взглядов, с белокурыми локонами, уложенными в несложную, но элегантную прическу, баронетта выглядела отлично, хотя и несколько сонной.

Лэнда знала, что вчерашний вечер журналистка допоздна просидела на званом ужине у графа Увэ и это было скорей работой, нежели развлечением. Старые отставные вояки, которые собираются у графа, вряд ли интересная компания для молодой девушки, если только она не хочет поживиться парой слухов или неофициальных комментариев насчет грядущей военной компании.

- Удобно иметь дело с людьми, которые придерживаются определенных привычек  – подумала Лэнда, допивая свой напиток и направлясь в сторону журналистики. Честно говоря, большого опыта вербовок у «сборщицы» пока не было, если не считать нескольких осведомителей среди преступного мира столицы. Там она действовала старым проверенным методомом - сочетанием суровых угроз и мелких денежных поощрений.  С наследницей Шэтто такая тактика явно не годилась, в данном случае Лэнда решила прибегнуть к политике откровенности. Задание представлялось элементарным. Ясно, что Хсэни самой захочется призвать фею, чего уж там. Оперативница не представляла, как может быть по-другому, поэтому мысленно уже вся была во второй части задания – продумывала, как лучше и безопасней пробраться в заброшенный замок и как гарантировать, чтобы Хсэни попросила у Верховной именно то, что требовалось Безопасности.

Однако с самого начала дело пошло не так, как она ожидала.

- Хсени Дрогир? – на самом деле это был не вопрос, - Меня зовут Лэнда. Я из министерства безопасности. Нам нужно поговорить. – сборщица ожидала от журналистки любопытства, заинтересованности; возможно - легкого испуга и настороженности. К агрессивной реакции она оказалсь не готова.

- Отвали! – яростно выпалила блондинка, круто развернулась, прошипела под нос что-то явно оскорбительное и решительно направилась к выходу. Завтракать в компании сотрудницы безопасности она явно не собиралась.

Впрочем, Лэнда, опешив на полсекунды, тоже не могла сдаться так просто. Она в несколько резвых шагов нагнала журналистку.

- Стойте! Нам правдо надо побеседовать, это важно! Поскольку Хсэни явно не собиралась останаливаться, пришлось ухватить ее за длинный рукав платья.

Баронетте пришлось остановится. С неохотой повернувшись с к Лэнде и смотря на нее с откровенным презрением, она прошипела ей в лицо:

- Не буду я стучать, что не понятно? И плевала я на ваши грозные намеки! Я по-моему прошлый раз все сказала очень ясно! Ваше руководство думает, что если мне вместо расфранченного парня прислать смазливую девку, я изменю свою позицию? Оно сильно ошибается, так ему и передайте! – журналистка попыталась высвободить рукав, но безопасница вцепилась намерто.

- Да подожди ты! – Лэнда решила, что после того как ее обозвали «смазливой девкой» и велели отвалить, соблюдать этикет бессмысленно. – Это не имеет отношения к прошлому разу!

Знать бы еще точно, что там было, в «тот» раз, кто и зачем к тебе приходил – раздраженно подумала Лэнда, - в досье такого не было. Генерал-то наверняка в курсе, но решил оставить эту информацию при себе. Такой вот маленький милый сюрприз, полностью в духе нашего ведомства. Впрочем, суть ясна из контекста. Оказывается, девушку пытались вербовать в самом прямом и непосредственном смысле, по политическому профилю, очевидно. Что это меняет для меня прямо сейчас? Да ничего, кроме того, что придется преодолевать враждебность и недоверие, которых я не ожидала.

- Мне все равно. Я не хочу иметь с вашей лавочкой никаких дел. Убирайтесь к своим хозяевам, дамочка.

Это могло бы быть обидно. Подобное обращение к явно незамужней и работающей девушке во Флойруме – прямое оскорбление. Но на работе Лэнда эмоций не испытывала и продолжала гнуть свое:

- Ты изменишь мнение, когда узнаешь, о чем речь. Это не политика. Дело связано с феями.

Стоя у двери и припираясь негромкими, но раздраженными голосами, они явно привлекали всеобщее внимание. Тем более, что народ в "Гиппогрифе" собирался профессионально-любопытный. Хсэни это было явно неприятно. Лэнде тоже. Так топорно она еще не работала.

Заметив, что раздражение журналистки несколько поутихло и в глазах мелькнул первый огонек любопытства, Лэнда поспешила воспользоваться этим.

- Давай уйдем отсюда и поговорим спокойно.  Я выйду первой, будем считать – для твоих здешних друзей - что ты меня успешно отшила. Выходи следом. Только не пытайся сбежать, я же тебя все равно найду, ты понимаешь, но мы потеряем время, а оно очень дорого. Проще тебе выслушать меня, обещаю, ты узнаешь нечто интересное. Это не то, чего ты ожидаешь от нашей службы.

С этими словами Лэнда отпустила наконец рукав платья Хсэни и вышла из кафе,  молясь великому Виктору, чтобы любопытство своенравной журналистки победило подозрительность и неприязнь к Безопасности.

Ее надежды оправдались. Все еще презрительно поджав губы и тщетно разглаживая рукав платья, Хсэни вышла из кафе через несколько минут. Она сама подошла к Лэнде, которая делала вид, что изучает витрину магазина напротив и сказала:

– Хорошо. Поговорим. У тебя есть дюжина минут. Но если речь опять зайдет за старое – я узнаю кто ты такая, в смысле настоящее имя и фамилию. Моих связей на это хватит. И тебе, вот лично тебе сделаю хорошенькую пакость.

- Например какую? - поинтересовалась Лэнда просто для поддержания контакта. На самом деле у нее уже отлегло от сердца. Дальше беседа должна наконец пойти по изначально намеченному плану.

- Придумаю. Вот например, выведу тебя в каком-нибудь глупом фельетоне, не знаю о чем. Но опишу так подробно, чтоб ты засветилась на всю столицу, как недалекая и растяпистая сотрудница вашего «грозного» министерства. Попрошу наших художников даже шарж на тебя нарисовать, смешной, но узнаваемый. Ручаюсь, твое начальство придет в восторг, когда тебе на улицах будут вслед хихикать. Конец твоей карьере.

- Цензура не пропустит.

- За свой счет листок напечатаю и мальчишкам-газетчикам раздам. Замучаетесь изымать.

Обмениваясь такими репликами, девушки зашли в кабачок неподалеку. В отличии от "Гиппогрифа", где народ клубился с самого утра, здесь до обеда была абсолютно пустынно. Хсэни заказала завтрак и уставилась на «сборщицу».

- Ну, я слушаю. У тебя осталось полдюжины минут. Затем мне принесут мой заказа, и я буду есть! Надеюсь ты к этому моменту исчезнешь.

Оперативница только улыбнулась. Объект «Наживка» - уже на крючке. Навряд ли соскочит. Пусть начало разговора и преподнесло Лэнде неприятный сюрприз, дальнейший ход беседы  у нее был продуман.

- Что ты слышала про Изумрудную Ташу? – начала Лэнда с вопроса, в стиле генерала Кэйко.

- Верховная фея была когда-то, лет полсотни назад что-ли. Это-то тут причем?

- И это все, что тебе известно? В твоей семье разве о ней не говорили?

- А должны были?

- Понятненько. Тогда позволь, я расскажу тебе сказочку…

Историю о любви Верховной феи и девушки из знатного рода, их трогательного расставания и могущественного «обещания» Лэнда отрепетировала досконально. Сухие факты, изложенные ей генерал-аншефом, она щедро украсила романтическими подробностями, разумеется полностью выдуманными, откуда бы ей знать, как там все было на самом деле?

Внимательно изучив досье журналистки, она тщательно продумала, какие детали могут найти отклик в ее сердце, заинтересуют и привлекут. Подробно описывала неземную, мистическую красоту Изумрудной Феи (за короткое время, отведенное на подготовку операции, Лэнде удалось найти лишь старую миниатюру не больше ладони размером. Автор явно не блистал талантом, к тому же работа, не имеющая художественной ценности, хранилась небрежно и сильно пострадала от времени. Изучив ее, «сборщица» пришла только к одному выводу – у бывшей верховной феи были два глаза, волосы серо-кошмарного цвета и зубы. Много зубов. Видимо, так художник пытался передать обаятельную улыбку).

Полдюжины минут давно истекли. Завтрак журналистки остывал на столе, она вяло ковыряла его вилкой, поглощенная рассказом. Лэнда считала, что дело фактически сделано.

Напоследок она сыграла в другой тональности. Рассказала про коварную Бриану, угрожающую прекрасной Фловэ, столице цветов, а также миру во всем мире. О стареньком императоре, который не хочет войны, но должен остановить злодейку. О том, как все патриоты Империи отбросили интриги и разногласия и сплотились в едином порыве против Боттума. И как не хватает силам добра и прогресса по-настоящему доброй, по-настоящему сильной феи. И что помочь своей Родине в трудную минуту – обязанность всякого человека и гражданина, каких бы политических взглядов он не придерживался. Тем более ничего противоречащего совести и убеждениям делать не надо.

Но то ли эта часть рассказа получилась послабей, то ли журналистка так привыкла морочить голову другим, что и сама профессионально чувствовал нестыковки в чужих историях, но взгляд Хсэни утратил мечтательность. Впрочем, она внимательно дослушала Лэнду до конца и только потом сказала:

- Это все очень интересно. Но странно, что бабуля сама не призвала Ташу, когда заболела. Да и мать тоже. Она очень не любит фей, но ради того, чтобы вернуть Виля, она пошла бы на все, даже на сделку с Господином Огня. Что-то тут не то. Рассказывай, в чем подвох.

Лэнда рассчитывала сперва добиться от баронетты радостного согласия помогать, а уж потом упоминать про необходимость небольшой поездочки. Но блондинка оказалась проницательной и не спешила связывать себя какими-либо обещаниями, не выяснив все детали. Опасаясь дальше темнить, Лэнда упомянула замок Краймар.

Хсэни побледнела и сглотнула. Несколько секунд она смотрела на Лэнду, словно не верила, что та говорит серьезно, а потом зашипела:

- Ты предлагаешь мне отправиться туда, откуда не вернулся мой брат? Откуда за последние две дюжины лет вообще никто не вернулся? Ты, наверное, просто мало знаешь. Позволь, теперь я расскажу тебе сказку. Только не романтическую, а страшную.

Мой брат Виль, несмотря на молодость, не был легкомысленным дураком. Он прекрасно знал, что замок бросили не просто так, что там стало по-настоящему опасно. Он два года готовился, собирал все сплетни, слухи, каждую крупицу информации. Нашел как старые планы самого замка, так и максимально подробные карты района. Долго подбирал людей.

С ним отправилось восемь человек. Все бывалые, тертые наемники, прекрасные бойцы. Экипировка и вооружение на уровне специальных отрядов имперской армии.

Командовал известный кондотьер Этту Скурци. Опытнейший и удачливый наемник, специалист по разведке, шпионажу и скрытным проникновениям в опасные места. Сорок два года, двенадцать кампаний, ни царапины, ни разу не попадал в плен. На его счету были такие операции, как похищение генерала армии Северян в гражданской войне в Скотии, диверсия на мануфактуре по производству пороха и все в таком духе. Он согласился только при условии, что Виль будет безоговорочно слушаться его командования. Ну, и за огромные деньги, конечно.

Последнее, что о них слышали – они благополучно добрались до трактира в дюжине верст от замка, последнем безопасном месте, где регулярно бывают люди. Там они переночевали и выдвинулись на рассвете. Известен их план, весьма осторожный – они не собирались ехать к замку по заброшенному тракту, не собирались и входить внутрь. На первый день Этту запланировал совершить крюк по лесу вокруг замка, подойти к нему со стороны гор, откуда вряд ли кто-то ждет гостей, осмотреть замок снаружи с приличного расстояния, не показываясь из леса, и вернутся в трактир до темноты. Никого из них никогда больше не видели! – шепот Хсэни, и так зловещий, стал совсем драматичным.

Рассказывать страшилки она умеет, подумала Лэнда, хотя ничего нового для себя пока не узнала.

- И его команда была далеко не первой, кто вот так пропал в замке и его окрестностях. Хотя и одной из последних.

Мать предлагала безумные деньги тому, кто добудет хоть какие-то сведения, что с ними произошло – найдет трупы, личные вещи, места стоянки – хоть что-то! Но после того, как пропал Этту, ни один опытный наемник за дело больше не взялся. На ее предложение откликнулись всего два раза. Первые были, похоже, какие-то совсем отожженые лесные разбойники. Они отчаянно торговались, пытаясь выбить аванс, но мать еще не совсем сошла с ума и не дала им вперед и медяка. Сказала – я вас озолочу, но только когда у вас будут доказательства, что вы хотя бы побывали в том лесу. Ну, они и полезли туда. Видно деньги были нужны позарез, а жизнь не дорога. С предсказуемым исходом – ни слуху, ни духу.

Ну и последним взялся какой-то безумец, не то монах-расстрига, не то вовсе юродивый. У разбойников были хотя бы шпаги, пистоли и арбалеты, и они явно знали не по книгам, что с ними делать. А у этого блаженного была зато теория, что к замку нельзя приближаться с оружием. Он сказал, что пойдет туда один, без оружия, «с Божьей помощью и добрыми намерениями», так он выразился. Этому мать даже дала три золотых, чтоб он купил себе хотя бы припасов в дорогу, новые сапоги и ослика – пешком он  ковылял бы до замка полгода. Будь он не дурак, сбежал бы с авансом, но он, похоже, и впрямь верил в свои бредни, сунулся в лес – ну и пропал, осел, вместе с осликом и своими добрыми намерениям.

И вот ты предлагаешь мне отправиться туда из-за какой-то легенды? Нет, ты меня заинтересовала своей историей, что уж тут говорить. Ты прекрасно знаешь, что я азартная и любопытная. Если бы место было в Фловэ или хотя бы где-то, куда можно попасть, не рискуя сложить голову – я бы согласилась не раздумывая. Но замок Краймар? Нет, извините. Да туда даже феи не суются! Ни темные, ни светлые, а это подтверждает, что любые «намерения» тут абсолютно ни причем.

Лэнда терпеливо выслушала горячий шепот журналистики до самого конца, пока та не выдохлась, а потом уверенно произнесла:

- Ты напрасно думаешь, что нашему министерству не известно, насколько опасно это место. Мы знаем об этих и других исчезновениях, и о том, как все это началось. Мы владеем гораздо более полной информацией о замке Краймар, чем была у твоего брата. Пойми, авантюристам с любым опытом никогда не сравнятся с возможностями империи.

- Что же вы собираетесь предпринять? Хотите послать туда со мной целую армию? – скептически спросила Хсэни.

- Если бы мы считали, что это поможет – руководство вполне могло бы выделить, скажем, тяжелую кавалерийскую бригаду или, даже еще лучше, специальное тактическое подразделение нашего ведомства. Дело находится на личном контроле императора - в нашем распоряжении практически неограниченные силы и средства. Но то, что мы знаем о замке Краймар, подсказывает, что проблема не решается числом клинков и пистолей, такой подход принесет лишь дополнительные потери.

Несмотря на поджатые губы и непреклонное выражение лица, как бы говорящее «Нет, нет и нет, ни за что!» в глазах Хсэни блестело любопытство. Повезло мне, что она журналистка, - подумала Лэнда, - была бы она тихой домохозяйкой с кучей детей, в жизни бы не уговорила, пришлось бы принуждать, а в такой ситуации это ой как плохой метод.

- Так вы знаете, что там творится? Почему пропадают люди?

- Скажем так, представляем, что именно там несет опасность. Мы не знаем, как ее полностью устранить, но нам известно как ее обойти, избежать.

- И это надежная, проверенная информация? – голос Хсэни все еще был полон скепсиса, но Лэнда уже не сомневалась, что сумеет уговорить ее.

- Мы ее не проверяли – призналась Лэнда - До сих пор не было никакой необходимости туда лезть. Но эти знания получены от фей, а на них можно положиться. Феи ошибаются в тысячу раз реже людей.

- Но все же и они бывают неправы. Не хотелось бы погибнуть такой молодой из-за подобной ошибочки. Кстати, если феи знают, как обойти опасности замка, почему они сами там не показываются? Мать обращалась за помощью и к ним тоже, просила вытащить хотя бы тело Виля, если ничего больше нельзя сделать. Они отказались наотрез. Конечно, деньги и власть не имеют на фей такого «магического» влияния, как на людей, но обычно они тоже не отказывают уважаемым семействам империи, если могут помочь.

- Ответ очень простой. Для того, что с некоторых пор сидит в окрестностях замка Краймар, живые существа, в том числе люди – просто еда. А вот феи… Они для этой твари - как шоколадное пирожное. Деликатес.

+1

14

Kristi N, любовная сцена отлично получилась, зря Вы волнуетесь... вообще все профессионально написано... только название бы другое, как-то не звучит...

Отредактировано Koveshnikov (24.10.16 10:45:55)

+2

15

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Kristi N, любовная сцена отлично получилась, зря Вы волнуетесь... вообще все профессионально написано... только название бы другое, как-то не звучит...


Большое спасибо за поддержку. Название рабочее, притом это по сути название не книги, а серии. Там еще история Брианны "до и после" описываемых событий идет отдельным романом, который тоже неспеша пишется.
Насчет "профессионально" вы мне делаете незаслуженный комплимент конечно, очень много косяков не отловлено, как грамматических, орфографических (когда я научусь оформлять прямую речь как положено, интересно?), так и стилистических.
Ну и конечно очень сложно читать большой объем текста с форума, тут и сноски толком не расставить, и абзацы неудобно выделять. Я думаю, если получится, выложить глав с дюжину пока в таком формате, а потом почитаю замечания, поправлю, по возможности, и прикреплю тут эту часть в формате .doc и/или .fb2. Так всем будет проще читать и может я получу больше критики.

Отредактировано Kristi N (24.10.16 11:29:03)

+1

16

Затянуло )
Обожаю фэнтези!!

+2

17

Ошибки есть! Но! Сам сюжет легкий и интересный, что бог с ними с ошибками! Хочется просто читать дальше!!

+2

18

Marinе, Огромное спасибо за доброжелательный отзыв!  :blush:

+2

19

Kristi N
вы только пишите.. )) хочется дальше... ))

+1

20

Kristi N, мелкие описки ничего не значат, если они и существуют... замечательно, что книг будет много... усаживаемся поудобнее...

+2


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Разноцветные феи (фэнтези)