Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » о Литературе » Стихонастроение продолжается - 11.


Стихонастроение продолжается - 11.

Сообщений 721 страница 740 из 962

721

Бывают минуты
Молчанья глухого,
Когда пропадают
И ноты, и слово.
Когда толстой ватой
Обмотаны струны,
Молчат и запевы,
И сказы, и руны.
Стучи — не стучи,
Лишь рука заболит.
За дверью закрытой
Молчанье кричит.
(с)

+6

722

Очень странно, но дьявол ходит к психологу
говорит помогите пожалуйста мне так холодно
умоляет вылечите мою рогатую голову
я не чёрт уже, а чёрте что - ни к селу
ни к городу

гражданин психолог, ад ведь натурально замёрз
там теперь из самых страшных зверей - снежный барс
там теперь ледяная пустыня на сотни вёрст -
опустевший Марс

эти люди с ледяными душами ходят стаями
я огнём на них дышал но они не таяли
а смеялись, сказав что с рожденья живут во льду
и что какой им ад, они и так в себе как в аду

дьявол вертится на кушетке, всё измазав сажей
говорит я их сам боюсь, да они ведь даже не стужа
а статичный холод, пустой и жуткий, зима на пляже
просто тишина и до дна заледеневшая лужа

я был нужен в аду, но клянусь - я теперь не нужен

я не знаю, как мой напарник Бог проглядел эту жуть
но я видел их, и теперь вот у вас тут лежу
по ночам мне снятся ледяные люди и снег в глазницах
с замороженным безразличием на синюшных лицах

я клянусь вам - они глядят на меня в упор без дрожи
и твердят, мол возможно ли что-то ужаснее, чем их льдинность?
гражданин психолог, я не вернусь туда, и никто не сможет

кажется ад утратил былую
необходимость?!

                                                                (с) ананасова

+1

723

Асадов Эдуард

Ты далеко сегодня от меня 
И пишешь о любви своей бездонной 
И о тоске-разлучнице бессонной, 
Точь-в-точь все то же, что пишу и я. 

Ах, как мы часто слышим разговоры, 
Что без разлуки счастья не сберечь. 
Не будь разлук, так не было б и встреч, 
А были б только споры да раздоры. 

Конечно, это мудро, может статься. 
И все-таки, не знаю почему, 
Мне хочется, наперекор всему, 
Сказать тебе: — Давай не разлучаться! 

Я думаю, что ты меня поймешь: 
К плечу плечо — и ни тоски, ни стужи! 
А если и поссоримся — ну что ж, 
Разлука все равно намного хуже!

+4

724

а лето уходит ни с кем не прощаясь..красиво
уходит звездою упавшей..целуя ладони..
а нам оставляет дождей криминальное чтиво
всё золото майя и осень в кленовой короне..

и где тебя больше не будет отныне  вчерашней
где след на песке остывает рисунком оплывшим
ты знаешь что в ту же волну не войдёшь уже дважды
и что ни один кто вошёл не становится-бывшим

мы тоже уйдём чтоб однажды к себе же вернуться..
бросая в фонтаны монеты оранжевых листьев..
исчезни любимая вместе со мною в бермудском..
не надо писать облакам эти странные письма..

А клавиши влажных ступеней всё выше и выше..
и кажется выцвело солнце уснувшее в дюнах..
но с каждым рассветом ты мне всё роднее и ближе
на вдох..на касание губ..до последнего дюйма

+4

725

Осень коснется зимы невзначай
Желтым листом - запоздалой грустинкой.
В белом сугробе не выпитый чай
Льдинкой зеленой, тонкою льдинкой.

Ветер тихонько смешает листы
С белыми хлопьями первого снега,
И прибавляя к коктейлю «Мечты»,
В чудную быль превратит твою небыль.

Запахом мяты окутает снег
Мысли и чувства. Тонкостью смысла
Сердце наполнит, и верой в успех,
В чудо, которое, верь мне, случится.

Лучиком лунным, намеченный путь
В белом сугробе тропинкой укажет.
«Смело иди, и о бедах забудь,
Счастье там ждет обязательно» - скажет

Зимняя осень - не выпитый чай.
Он еще теплый, пусть даже с чаинкой,
Чашку возьми, просто так, невзначай
В руки, согрей эту тонкую льдинку.

© Dolce

+3

726

Шампанского закажи нам,
А то тяжело дышать,
Тело это машина,
В которой сидит душа.
Сначала водить опасно,
И бабушка не велит,
Но ты получаешь паспорт,
Как дедовы Жигули.
В судьбе твоей подростковой
Случается перелом –
Ты в этой машине скован,
Ведь ты не Ален Делон,
На улице дразнят странно,
Родня говорит – не верь:
"Ты едешь не в рестораны,
А в правильный универ!"
.
Ты едешь, куда деваться,
Пусть дразнят – не в первый раз,
Но лет в девятнадцать – двадцать
Твой кузов меняет класс,
И форму, и руль, и фары –
Теперь это новый Форд,
И ты выбираешь пару,
Чтоб ей предложить комфорт
Ночной придорожной страсти
Своих лошадиных сил,
Но ты не король на трассе,
А так, эконом-такси.
Ты в форме, оперативно
Решаешь, звонишь, спешишь,
И вот, ты уже в спортивной
Машине. Каков престиж!
.
Ты модный, ты эпатажный,
В тебе молодой мотор,
Пока не хватает стажа,
Но чувствуется задор.
Ты принц, у тебя невеста,
В корсете, в чулках, в фате.
И вдруг – не хватает места
Для няньки и двух детей.
.
И вновь – переходный возраст,
И вновь ты – не эталон,
И снова метаморфозы
Растет на глазах салон,
Меняются габариты,
Не выехать из ворот,
Ходовка слегка разбита,
Вписаться бы в поворот.
Как было легко на Порше,
Но эта пора ушла –
Сначала меняешь поршень,
Потом промываешь шланг...
И ты бы купил новее,
Но тут же не магазин.
Смеется зубная фея:
"Давай, не буксуй, вези!"
.
Вдруг – лампочка на панели,
И глохнет мотор в груди.
И лучик в конце тоннеля –
Приехали,
.
выходи.
.
Выходит душа наружу
И хлопает дверцей. Хлоп.
Теперь ей уже не нужно
Телесное барахло.
Сломалась внутри пружина
И снова ты окрылен.
.
Шампанского закажи нам,
Сегодня – не за рулем.

+1

727

Я иду к тебе, холодильник,
Как к любовнику, поздно ночью,
Лишь бы только не разбудили
Мы с тобой ненасытных прочих.
.
Лопнул образ анорексички,
Я рискую стать пуританкой:
Втихаря заплету косички
И сосиску макну в сметанку.
.
Всё равно уже переспали,
Значит - баста, раскрепощенка,
Оближу сексуально палец
И сосиску макну в сгущёнку.
.
Заведенная до предела!
Где второй круассан с корицей?
Ты сегодня имеешь дело
С настоящей ночною жрицей.
.
От любви никакой отдачи,
Только мнительность и тревога...
Ты прости меня, спящий мачо,
Что не стану обложкой "Вога"!

+3

728

И женщина с черными, как земля, волосами -
она столько лет знакома со мною -
совсем не тревожась, живет себе с нами
меж утренним светом и вечернею тьмою.

Среди  железа и  деревьев с горячей листвою,
среди стен и птичьих  гортанных криков,
среди подземных русл с подводной травою,
среди своих снов и своих фриков.

Она ходит на стадионы и на базары
пряча в куртке своей телефон и флягу.
Я готов устраивать городские пожары,
чтоб она оценила  мою отвагу.

Я готов блокировать власть городскую,
и в портвейн превращать озерную воду,
чтоб она, вспоминая что я существую,
писала мне письма про жизнь и погоду.

Я готов устраивать на ее улице забастовки,
чтобы ближе быть к ее нежности  и злости лютой,
чтобы слушать, как она врет неловко,
про то, с кем спит и кого она любит.

Я придумаю новые буквы и знаки препинания,
я убью поэтов всех устарелых,
чтоб она забыла свои прежние знания,
чтобы  слушала тишину и во тьму смотрела.

Или в  небо, зеленое  после холодных буден.
И в дожде пусть потонут памяти бредни.
Пусть забудет про все,
и меня пусть забудет,
но меня пусть забудет последним.

(с) Он

Отредактировано Белый Океан (17.11.16 09:25:37)

+3

729

Я боюсь говорить о личном, -
Лучше вовсе о нём не думать…
Тут с утра ноябрём подуло:
Катаклизмы теперь обычны…

И душа, зверь отнюдь не гордый,
Навидавшись всего и много,
Притрусит к твоему порогу,
В снег уткнётся замерзшей мордой.

Станет слушать, как хнычет осень,
Как метель расстилает простынь…
Всё до дури банально просто -
Это зиму справляют осы.

И свернувшись комочком боли,
Прошепчу сквозь колючий ветер:
«Будь счастливей меня на свете!..»
Губит зверя безбрежность воли…
(с)

+4

730

Все меньше листьев у календаря,
Все больше грусти просится в тетрадь...
ПодкрАлась середина ноября -
И значит, до зимы - рукой подать...

Листаю середину ноября -
Незолотую, с комплексом вины...
И чувствую, и знаю - всё не зря...
Всего сто дней осталось до весны...
©

+4

731

Ты не ушла...я это знаю,
Ты спряталась в душе моей
И там привольно обитаешь,
И в грезах не считаешь дней...
Зима нам не страшна с тобою,
Разлуки призрак не томит,
Ведь ты же навсегда со мною,
Душа моя тебя хранит.
Как сокровенность жизни всей,
Как истину, что всех дороже,
Ты к сердцу ближе, там теплей
И в ясный день, и в непогожий.
Не доберутся холода,
Не заскрипит под утро иней,
И снега не найти следа,
Хоть мир...недружелюбно-зимний.
Мне на душе спокойно так,
Пусть, даже, грусть неумолима,
Пусть в небесах потерян знак...
Я с Осенью...моей любимой.
Там в бархат красится закат,
Листвою устлан пол в беседках
И я тебе безумно рад,
И красоте на тонких ветках.
Твоя рука в моей руке,
Глаза в глаза...не надышаться,
Садится солнце вдалеке
И в красках хочется купаться.
И волшебством твоим пленен,
Я счастлив, ты всегда со мною,
Желаний сладких перезвон,
От мира спрятанный душою.
В тиши задумчивых аллей,
Царит покой осенних красок,
Мерцают звезды, спит ручей,
Душа в твоих объятьях ласок...
© Copyright: Струминский Маркиян

+4

732

В антикварной лавке крытой пылью,
Со старинным скарбом, с образами,
Я купила ангела без крыльев
С грустными, печальными глазами.
Под дождём, что обнимает плечи,
Лёгкой и привычною походкой,
Я спешу своей судьбе навстречу,
Прижимая радостно находку.
Ангел мой, фарфоровое чудо,
Не грусти, я склею все осколки,
За плечами снова крылья будут,
Подари улыбку, смех свой звонкий.
Нам с тобой не будет одиноко,
Боль пройдёт, я трещинки закрашу.
В прошлой жизни грусти было много,
Всё теперь срастётся в судьбах наших.
(с)

+4

733

Все женщины по вкусу, как вино,
Бывают терпкие, игристые, сухие,
Бывает, медом тают на губах,
Бывают горькие, бывают никакие.

Прозрачные бывают, как стекло,
Бывают мутные, не сразу разобраться,
Такую только пригубишь, и все,
На утро не захочешь похмеляться.

Имеет каждая свой тонкий аромат,
Его ты различишь только в постели,
А с виду одинаковые все,
Но это все не так на самом деле.

Все женщины имеют разный вкус,
Благословен, кто это понимает,
Вы только не мешайте два в одном,
Гурман от этого лишь только потеряет.

Не надо женщину пить залпом из горла,
В бокал налейте, мелкими глотками,
И наслаждайтесь с ночи до утра,
С утра до ночи, это впечатляет.

Есть женщины, как доброе  вино,
Пьянят, дурманят и уводят в дали,
И если начал пить, то пей до дна,
Назло судьбе, разлукам и печали.

*****

+5

734

Люди уходят тихо, почти неслышно. Просто кому-то ты перестал быть ближним, просто кому-то стал ты излишне важным, чтобы к тебе привыкнуть, и потерять однажды. Люди уходят. То от скандальной пыли, то от того, что когда-то они любили... То от того, что так важно им до сих пор. Люди уходят, как будто другим в укор, словно сказать пытаются, как не надо.

Только у каждого - свой показатель правды, индекс терпения, степень "пошло все к черту...", свой человечек в памяти перечеркнут... Так что не видят. Не знают чужих ошибок.
А за закрытой дверью тихо стучат часы. В каждом из вновь ушедших - встроенные весы. Боль перевесила снова запас улыбок.

Люди уходят. Медленно по ступеням, снова с седьмого на первый. Опять на дно. Думать о прошлом, скучать и цедить вино, мысленно каяться, падая на колени... Это так глупо, что надо бы перестать, вдруг задержаться, пусть даже у самой двери, вспомнить, что было - и снова себе поверить. Взвесить все трезво - и только потом решать.

Люди уходят. Тихо. Почти неслышно. Просто кому-то ты перестал быть ближним, просто кому-то стал ты излишне важным, чтобы к тебе привыкнуть, и потерять однажды... В каждом печать незаконченной им войны. Люди уходят, чтоб возвращаться в сны.
© Анна Кулик

+3

735

Я без тебя... Не то, чтобы не могу.
Просто такого - не пожелать врагу,
это когда согнули тебя в дугу -
девочка-лапочка - "не-подходи-опасно".
Это когда по сердцу - разрядом ток,
оно бьется как-то неправильно, между строк,
словно каждое слово - последний рывок, глоток -
невозможный, нелепый... и чаще всего - напрасный.

Это как будто воткнули в тебя иглу,
и она проникает под кожу, все дальше вглубь,
так что проще свернуться калачиком на полу,
чтоб забыть на минуту, где у тебя болит.
От нее никак не избавиться, не извлечь.
Она дрожью бьется где-то в районе плеч,
в сердце - и вовсе врывается, будто смерч -
не спасают ни но-шпа, ни звон молитв.
Это как будто ты - самый большой магнит,
меня тянет невольно, нанизывает на нить...
Только ты ведь холодный и твердый - ведь ты - гранит,
я едва успеваю не врезаться на бегу...

Ну а так все в порядке - улыбка, осанка, смех -
это вполне безобидный, невинный блеф.
Я, возможно, здесь даже кажусь вам счастливей всех.
Только я без тебя... А впрочем - могу. Могу.

© Copyright: Анна Кулик, 2012

+2

736

Это одна из десятка простых историй, только до боли мне близок её сюжет.

плещется где-то внутри беспокойным морем город, в котором меня (по несчастью) нет. плещется, бьётся о скалы худого тела, пенится в венах, струится по ним, шумит. боже, как сильно уехать бы я хотела в город, который отчаянно сердцу мил. держит меня он, ночами подолгу снится, и неприкаянно рвётся туда душа.

я разбиваюсь на маленькие частицы, просто представив твой вечно спешащий шаг, нервную чуть, но решительную походку и искривлённый в печальной улыбке рот. образ твой в мыслях отчётливо-явно соткан и никогда не исчезнет, не пропадёт. как бы хотелось мне  снова просто с тебя не сводить восхищённых глаз. знаешь, наверно, я всё бы отдать готова, лишь бы с тобою быть рядом всегда могла, только судьба против нас восстаёт упорно. душит разлука, печалью в душе скрипя.

плещется морем, бушует проклятым штормом город,
в котором я встретила бы
тебя...

                                                                                          (с) эскапада

+3

737

Ты пишешь письма иногда,
И на «странице» оставляешь.
Там про «пустые поезда»,
И жизнь, которую не знаешь.

Про паруса и запах моря,
О том, какие облака.
И о мечте, что часто спорит,
С твоей душой, наверняка.

И обязательно про счастье,
Что даришь, только не себе.
Ты с прошлым пробуешь прощаться.
Идешь наперекор судьбе.

Невозмутима, как обычно.
И где-то, в целом, ты права.
Но мыслей свод, категоричных,
«Отводит» в сторону слова.

За этим миром просто бездна.
За каждым словом - пустота.
И что в них есть – все бесполезно.
Ведь это просто суета…

Ты пишешь письма иногда,
Их на «странице» размещаешь.
Там все прекрасно, как всегда,
И ты, конечно, это знаешь.

Там есть и истина и сказка.
И безнадежности ответ.
Но все они, лишь только маска.
Под «уплывающий» рассвет.
©

+4

738

Эдуард Асадов

Трусиха

Шар луны под звездным абажуром
Озарял уснувший городок.
Шли, смеясь, по набережной хмурой
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

Видно, распалясь от разговора,
Парень, между прочим, рассказал,
Как однажды в бурю ради спора
Он морской залив переплывал,

Как боролся с дьявольским теченьем,
Как швыряла молнии гроза.
И она смотрела с восхищеньем
В смелые, горячие глаза...

А потом, вздохнув, сказала тихо:
- Я бы там от страха умерла.
Знаешь, я ужасная трусиха,
Ни за что б в грозу не поплыла!

Парень улыбнулся снисходительно,
Притянул девчонку не спеша
И сказал:- Ты просто восхитительна,
Ах ты, воробьиная душа!

Подбородок пальцем ей приподнял
И поцеловал. Качался мост,
Ветер пел... И для нее сегодня
Мир был сплошь из музыки и звезд!

Так в ночи по набережной хмурой
Шли вдвоем сквозь спящий городок
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

А когда, пройдя полоску света,
В тень акаций дремлющих вошли,
Два плечистых темных силуэта
Выросли вдруг как из-под земли.

Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
Путь закрыт, и никаких гвоздей!
Кольца, серьги, часики, деньжонки -
Все, что есть,- на бочку, и живей!

А второй, пуская дым в усы,
Наблюдал, как, от волненья бурый,
Парень со спортивною фигурой
Стал спеша отстегивать часы.

И, довольный, видимо, успехом,
Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
Что надулась?! - И берет со смехом
Натянул девчонке на глаза.

Дальше было все как взрыв гранаты:
Девушка беретик сорвала
И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
Как огнем детину обожгла.

- Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
Голос рвется, яростен и звонок:
- Нож в кармане? Мне плевать на нож!

За убийство - стенка ожидает.
Ну, а коль от раны упаду,
То запомни: выживу, узнаю!
Где б ты ни был, все равно найду!

И глаза в глаза взглянула твердо.
Тот смешался:- Ладно... тише, гром...-
А второй промямлил:- Ну их к черту! -
И фигуры скрылись за углом.

Лунный диск, на млечную дорогу
Выбравшись, шагал наискосок
И смотрел задумчиво и строго
Сверху вниз на спящий городок,

Где без слов по набережной хмурой
Шли, чуть слышно гравием шурша,
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - слабая натура,
"Трус" и "воробьиная душа".

+3

739

Она не напишет и не позвонит,
Не гордая, просто устала быть первой.
Ни слова не скажет, а сердце кричит,
И жизнь обстоятельством учит быть стервой.
Ревнует ужасно, но ревность в руках,
И боль вынимает из тела ей душу.
Устала надеяться, верить мечтам,
Закончились слезы, оставив лишь сушу.
Придется оставить, придется забыть,
Из рук выпадают недавние фото,
И то, что случилось нельзя изменить,
Но все же ей этого очень охота.
Исчез интерес и пропал аппетит,
Упала звезда, но нет больше желаний.
Прекрасно тому, у кого не болит,
И в сердце нет ран от прямых попаданий.
Она не напишет и не позвонит.
Научится жить, как свободная птица.
О чувствах своих теперь не говорит,
Боясь, что когда-то все вновь повторится.
(С)

+4

740

Любимым мы прощаем всё:
Вранье и гадкие поступки,
Ночёвки, неизвестно где,
И холодности промежутки,
И слово грубое, и флирт
С соседкой, что была подругой,
Не обустроенный свой быт,
И, что важнее, пиво с другом,
И то, что нет звонков средь ночи,
И в отношеньях выше стены,
Предательство про между прочим,
И мимолётные измены...
Любимым мы прощаем всё,
И многого не замечаем.
А нелюбимым не простим
Немытой кружки из-под чая.

+3


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » о Литературе » Стихонастроение продолжается - 11.