Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклифф ЧЕСТЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО


Рэдклифф ЧЕСТЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

перевод: Tender

http://s1.uploads.ru/i/zOZBf.jpg

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Глава первая

– Я не хочу этим заниматься.
– У тебя нет выбора.
– При всем уважении к вам, сэр, я старший агент, и у меня есть право говорить то, что я думаю о моих заданиях.
Он молча разглядывал ее. Она похудела за то время, которое прошло с момента последней их встречи, и взгляд ее темных глаз стал жестким. Она смотрела на него с плохо скрываемым вызовом, гнев был готов выплеснуться наружу. На его столе лежала папка с ее личным делом. Безупречный послужной список, пример для подражания. Но одни лишь факты, никаких подробностей, которых никто не знал и вряд ли когда-нибудь узнает. Ведь она никогда не рассказывала о себе, да и никто особенно ее не расспрашивал. От нее требовалось одно – делать свое дело при любых обстоятельствах, а он как раз следил, чтобы все так и было.
– Комитет по вопросам безопасности выбрал тебя. Члены комитета считают тебя лучшим кандидатом на эту должность, и их решение не обсуждается.
– Черт возьми, да тут же просто надо быть нянькой! Любой новичок с этим справится, – процедила она сквозь зубы. Она рисковала нарушить субординацию. Она это понимала, но ей было наплевать. Уже ничто и никто были не способны причинить ей боль. Разве что похоронить ее вот на такой гребаной работе, как та, что ей предлагали. Ей нужно было настоящее дело, которое позволило бы выплеснуть всю накопившуюся в ней энергию и измучить так, чтобы у нее не оставалось сил думать и вспоминать.
– Все дело в ранении? Они думают, что я не готова к активной службе? – спросила она.
– А ты готова?
– Абсолютно. Я прошла реабилитацию и получила допуск от психологов.
– Хорошо, рад слышать. Приступишь к работе завтра. Полагаю, ты ознакомишься с отчетами нынешнего коммандера до отъезда в Нью-Йорк.
– Черт, Стюарт! Ты же знаешь, я этого не заслуживаю!
– Ничего личного, агент Робертс. Свободна.
Заместитель директора секретной службы Стюарт Карлайл смотрел вслед уходящей высокой, подтянутой Робертс, напряженной от ярости. Он не сомневался, что на новой должности она будет стараться по полной программе, она всегда выкладывалась на все сто. Интересно только, как она выплеснет всю свою злость…
***
– Седьмая кабина свободна, – сказал ей начальник тира.
Кивнув в ответ, она взяла наушники и из маленького кабинета пошла по длинному коридору, вдоль которого находились отдельные стрелковые кабины. Робертс была одета в серую футболку и синие спортивные штаны. Перед походом в тир она два часа провела в спортзале, и футболка на спине вся промокла от пота. В маленькой сумке с собой у нее был служебный пистолет и патроны. Глядя прямо перед собой, она ворвалась в узкую стеклянную кабину.
В кабине был пульт, позволявший выбирать тип мишени и устанавливать расстояние до нее. Робертс начала со средней стандартной фигуры и в легком темпе отстреляла всю обойму, держа пистолет то на уровне груди, то на уровне головы. По мере того, как она ритмично нажимала на курок, ее сознание медленно освобождалось от эмоций, и, наконец, она стала чувствовать лишь отдачу от пистолета и мерный стук собственного пульса. Перестав злиться по поводу нового назначения, которое представлялось ей незаслуженным понижением в должности, Робертс передвинула мишень на 15 метров дальше. Теперь требовалось еще больше концентрации для точной стрельбы. Она стала стрелять быстрее, и сжимавшее ее сердце чувство потери и тоски стало слабеть. К тому моменту, когда она выбрала самую мелкую мишень на самом дальнем расстоянии, Робертс уже не чувствовала ничего.
***
Свежая после душа, раздетая, Кэмерон прошла по ковру, устилавшему пол в гостиной, к барной стойке. Квартира, в которой она жила, находилась на 21 – м этаже, и в ней были окна от пола до потолка, откуда открывался вид на ночное небо Вашингтона. От этой красоты захватывало дух. Кэмерон налила себе виски в тяжелый хрустальный стакан и облокотилась на стойку, разглядывая огни города вперемешку со звездами. Когда-то эта пронизывающая красота не оставляла ее равнодушной. Не раз она расслаблялась после напряженного дня, глядя на это пространство мерцающего света, обретая равновесие. Как раз ночным небом она часто любовалась перед тем, как лечь в постель, но в ту пору она была не одна…
Услышав стук в дверь, Кэм взяла со спинки стула серый шелковый халат. Через пять часов ей предстояло лететь в Нью-Йорк, и в восемь утра ее ждала встреча с новой командой. Еще ей нужно было ознакомиться с досье, которое уже доставил курьер. У нее было мало времени, и она подозревала, что ей вряд ли удастся заснуть.
Кэмерон пошла открывать дверь, успев бросить взгляд на часы. Час ночи. Ее посетительница была, как всегда, пунктуальна. Она открыла дверь. На пороге стояла блондинка лет тридцати пяти в бежевом льняном костюме и коричневых туфлях на низком каблуке. В вырезе шелковой блузке виднелась красивая округлость груди. Женщина улыбнулась ей знакомой улыбкой, элегантным жестом убрав с лица прядь волос.
– Привет.
– Здравствуй. Выпьешь что-нибудь?
– Все зависит от того, хочешь ли ты поговорить сегодня, – сказала блондинка, снимая пиджак и аккуратно пристраивая его на спинке кресла, стоявшего перед окном.
– У меня мало времени.
– Тогда я выпью в другой раз, – мягко ответила гостья. – Садись на диван.
Кэмерон направилась к дивану и по пути выключила свет. Комната погрузилась в темноту, в которой были видны лишь тени, возникавшие в лунном свете. Она пила виски и смотрела на звезды. Она уже была здесь раньше, но не так. Она едва заметила, как женщина развязала пояс и распахнула ее халат, но от первого легкого прикосновения она невольно вздрогнула. Постепенно прикосновения к ее упругому животу и бедрам стали сильнее и настойчивее, требуя ее внимания. Кэм подалась навстречу женщине, ставшей на колени перед ней, и почти болезненно напряглась, когда теплые губы коснулись ее между ног. Язык женщины ласкал ее медленно и умело, помогая избавиться от терзавших ее образов, спасая от мучительных мыслей через граничившее с болью наслаждение. Кэмерон застонала, откинув голову на спинку дивана и позволяя нарастающему напряжению завоевывать ее изнутри, уносить за пределы воспоминаний. В ее ушах раздавалось громкое биение сердца, она дышала шумно, тяжело, почти всхлипывая. Кэмерон постаралась сдержать пронзающую ее восхитительную пульсацию внизу живота, но не смогла. Когда оргазм накрыл ее, ускользнув из-под контроля, она положила руку на мягкие волосы блондинки, из нее вырвался стон. Дрожащая, беспомощная, несколько мгновений Кэмерон находилась в блаженном забытьи.
***
Робертс проводила блондинку до двери. В руке у нее был запечатанный конверт, который она положила на столик в прихожей.
– Меня не будет какое-то время. Я не знаю, насколько уезжаю.
– Мы еще увидимся?
– Не знаю.
Блондинка внимательно посмотрела на высокую темноволосую незнакомку, с которой она встречалась множество раз по ночам – в этой квартире, в элегантных гостиничных номерах, которые могли находиться где угодно или вообще словно выпадали из пространства и времени. Она не знала почти ничего о жизни этой женщины, кроме того, о чем могло рассказать ее тело. Блондинка прекрасно знала ее мускулистые стройные ноги и еще не заживший красный шрам на бедре. Она знала чувствительные точки, прикосновения к которым заставляли женщину задыхаться от возбуждения. Ей было интересно, чье имя кричала про себя эта женщина в момент оргазма. Она никогда не пыталась ничего выяснять, да и не хотела ничего знать. Странно, но при этом ей захотелось оставить этой женщине что-то на память о себе.
Нарушая все правила, блондинка тихо сказала:
– Меня зовут Клэр.
– Клэр, – повторила шепотом темноглазая незнакомка, ее взгляд при этом остался непроницаемым. Она впервые поцеловала блондинку. Это было мимолетное нежное прикосновение губ в знак знакомства, а, возможно, прощания. Потом, тоже против правил, она сказала:
– А меня зовут Кэмерон.
Дверь закрылась, окончательно и бесповоротно разделив двух женщин. И лишь воспоминание об этом поцелуе напоминало о том, что было между ними.
Глава вторая
В шесть часов утра агент Секретной службы американского правительства Кэмерон Робертс села в маленький самолет, который должен был доставить ее в Нью-Йорк. Она прицепила бэдж со своим именем и должностью на карман своего темно-синего габардинового костюма. С собой она взяла лишь небольшой чемодан со сменой одежды и ноутбук. Все остальные ее вещи должны были прибыть отдельным рейсом. Их должны были доставить в ее новую квартиру в пятизвездочном отеле Gramercy Park Hotel. Кэм спала четыре часа без всяких снов и проснулась отдохнувшей и готовой к работе. Да, новое назначение ей все еще не нравилось. Но это была работа, которую было необходимо сделать, и лишь это имело теперь значение.
Самолет был полупустой. Лишь несколько правительственных сотрудников собиралось лететь в Нью-Йорк в это субботнее раннее утро. Робертс села в кресло, рядом с которым через проход сидел крупный блондин, на бэдже которого жирным шрифтом было написано «ФБР». Она заметила, как он читал информацию на ее бэдже. Агенты женского пола уже не были редкостью, но Кэм неизменно привлекала к себе внимание. Впрочем, она уже привыкла к этому.
– Отдел расследований? – поинтересовался блондин, когда самолет стал набирать скорость на взлетной полосе.
Кэмерон по привычке чуть не ответила утвердительно, но быстро одернула себя. Покачав головой, она ответила:
– Отдел охраны.
– Важная птица?
– А разве не все они важные птицы?
Он не был уверен в том, что это шутка, поэтому подавил смешок. А еще говорят, что у агентов ФБР нет чувства юмора!
Кэмерон открыла ноутбук, слегка повернув экран к себе так, чтобы не было видно соседу. Тот понял намек и раскрыл газету. Она ввела пароль.
Кэм зашла в базу данных сотрудников секретной службы США и пробежалась по характеристикам членов своей новой команды. Ничего необычного. Четверо мужчин и четыре женщины, плюс она сама. У каждого за плечами больше пяти лет реальной, некабинетной работы. Все получили образование в колледже, почти все прошли подготовку в секретной службе, кроме тех, кто пришел по военным каналам или особенным путем. Все, в том числе сама Робертс, могли оказать расширенную первую медицинскую помощь и были отличными стрелками. Двое мужчин и одна из женщин состояли в браке. В команде был один латиноамериканец и два афроамериканца, остальные были белыми. Она запомнила лица и имена и вышла из базы.
Введя защищенный пароль, Робертс открыла зашифрованный файл, который она загрузила в компьютер вечером.
Отчет секретного агента Дэниэла Райана, 26 декабря, 21.30
Объект: Блэр Джейн Пауэлл.
Дата рождения: 31 декабря 1972
Место проживания: 10021, Нью-Йорк, Грамерси-парк, 310
Телефон: 212 – 295 – 0566
Семейное положение: Не замужем.
Образование: Специальная школа в Вашингтоне, Институт изящных искусств в Париже.
Профессия: Художник.
Бизнес-агент: Диана Бликер.
Кодовое имя: Цапля.
Физические данные: Белая, рост 173 см, вес 54 кг.
Блондинка, глаза голубые.
Особые приметы: двухсантиметровый шрам над правой бровью, татуировка на плече в виде пурпурно-синего лабриса размером 3 см.
Заболевания: Здорова.
Аллергии нет.
Близкие люди: См. прикрепленный отчет.
Половые связи: В настоящий момент определенного объекта нет.
Резюме: Стандартное 24 – часовое посменное наблюдение. Расписание объекта чаще всего нечеткое, изменения трудно предугадать. Общение с объектом: Коммандер общается лично с объектом только по просьбе объекта. Личные связи с объектом не разрешены.
В этом отчете был минимум информации. Кэмерон пыталась угадать, что же ее предшественник не рискнул написать здесь. Что ж, вскоре она это выяснит. Прежний коммандер должен был встретить ее в аэропорту.
Робертс пила кофе. Из своего портфеля она вытащила тонкую папку с грифом «Только для личного пользования», в которой содержались сведения о последнем любовном романе Цапли. Она внимательно прочитала отчет, выражение ее лица при этом ничуть не изменилось. В отчете говорилось о том, что президентская дочка завела роман с женой французского посла. По очевидным причинам, это дело держалось в тайне, хотя в секретной службе уже не один год ходили слухи о сексуальных предпочтениях Блэр Пауэлл. Подобные слухи должны были оставаться слухами – и в этом тоже заключалась работа Кэм. А если объект откажется от сотрудничества, работать станет вдвойне труднее.
На мгновение Кэм задумалась о том, не было ли ее назначение на должность главы охраны мисс Пауэлл случайно связано с ее собственной сексуальной ориентацией. Разумеется, об этом не говорилось в ее личном деле, но считалось, что у госслужащих не могло быть секретов от начальства. Кэм была осторожна в своей личной жизни, но, конечно, не до паранойи. А после того, что произошло год назад, вряд ли у нее остались какие-то тайны от начальства. Слухи о ней в любом случае ничем не подкреплялись, да ей было и все равно.
При выходе из самолета Кэмерон засунула документы с подробностями личной жизни Блэр Пауэлл в измельчитель бумаги.
***
– Простите, что приходится сдавать дела вот так, на бегу. Но я улетаю следующим рейсом, – сказал Дэниэл Райан, когда они уселись в кафе аэропорта.
– Ничего страшного, – сказала нейтральным тоном Кэм.
– У Мака Филипса, который будет вашим помощником, есть планы квартиры, маршруты эвакуации и информация о больницах. С этими материалами вы можете ознакомиться сразу. С Полицейским управлением Нью-Йорка будете связываться через лейтенанта Марсию Лэндерс, кроме того, она специалист по спасению заложников. Обычно Лэндерс поддерживает связь с командиром полицейских патрулей лейтенантом Чаком Тайэром, если Цапля выступает или посещает какие-то мероприятия в качестве дочери президента. Оба хорошие профессионалы. В других случаях мы прикрываем Цаплю своими силами.
– Ясно, – спокойно заметила Кэм. Все, что только что изложил ей Райан, вполне мог рассказать ей любой член команды охраны. Она ждала, когда он перейдет к самому главному.
Они рассматривали друг друга. Робертс слыла порядочным и прямым человеком, соблюдавшим все правила и требования секретной службы. В противном случае она бы просто не получила эту работу. Она соответствовала своему имиджу. Темные волосы были прекрасно подстрижены: короткие аккуратные виски, сзади длиной по шею. На ее брючном костюме не было ни одной складочки; безупречно подогнанный, костюм отлично сидел на подтянутой женщине. Она была само спокойствие, не проявляла ни малейшей нервозности, пока оценивала его своим внимательным взглядом серых глаз. По имеющейся информации, Робертс служила в отделе расследований уже 12 лет. Почему ее перевели в отдел охраны, было не понятно. Кроме этого, о ней было неизвестно ничего. Райан не смог найти никого, у кого были бы сведения личного характера. Он встретился с Робертс взглядом и решился.
– Можем мы поговорить неофициально? – спросил он.
– Начинайте, – ответила Кэм.
– Просыпаясь на протяжении последних шести месяцев, я каждый день думал о том, кого же я так достал, что он подогнал мне эту работу, – сказал Райан, покачав головой. – Цаплю практически невозможно охранять, потому что она не хочет, чтобы мы были рядом с ней. Одиннадцать лет она практиковалась в запутывании следов и ускользала от охраны. Можно даже сказать, что она унижала нас. Она как доктор Джекил и доктор Хайд. На публичных мероприятиях она ведет себя прекрасно, сотрудничает и даже проявляет дружелюбие. Но когда доходит до ее личных дел, то тут она делает все возможное, чтобы превратить нашу работу в ад. Она не желает обсуждать свое расписание ни с кем, кроме коммандера. Так что поздравляю. А потом она меняет свои планы без предупреждения. У нас почти всегда не остается времени, чтобы скорректировать размещение автомобилей или оборудования, поэтому нам приходится отслеживать ее пешком, а это сущий кошмар в Нью-Йорке. Она категорически отказывается носить микрофон и любой другой отслеживающий передатчик, даже если это прямая инструкция президента.
Райан протянул Кэм две фотографии.
– Вот, полюбуйтесь, – сказал он.
Робертс положила снимки рядом и стала изучать их. Первая фотография была официальной. На ней Блэр Паэулл была запечатлена на открытии Библиотеки Рейгана ранее этим годом. Уверенная, с чувством собственного достоинства, она располагала к себе. Светлые волосы были убраны назад и заколоты серебряной заколкой у основания шеи. Безупречный легкий макияж, который лишь подчеркивал природное изящество ее четких черт и гладкой кожи. Дизайнерское платье облегало стройное тело Блэр, оттеняя как ее спортивное телосложение, так и едва уловимую мягкость и нежность. Одним словом, эта женщина была прекрасна.
На втором снимке дочь президента была в обычной обстановке. Она не знала, что ее фотографируют. Зернистость пленки говорила о том, что фотография была сделана через телеобъектив. Тем не менее, было вполне можно рассмотреть детали. Женщина на снимке была одета в облегающие полинявшие джинсы и белую хлопчатобумажную майку. Лифчика на ней не было, и сквозь тонкую материю виднелась упругая красивая грудь. Одежда сексуально подчеркивала длинные ноги, подтянутый торс и проработанные мышцы. Немного вьющиеся светлые волосы, доходившие до шеи, были не собраны и выглядели так, словно вместо расчески по ним провели рукой. Блэр была без макияжа, да он ей был и не нужен. Она излучала энергию, которая чувствовалась даже на снимке плохого качества. В ней была сексуальность дикой кошки, и выглядела она столь же опасной. Она почти ничем не напоминала сдержанную, изящную женщину с первой фотографии.
Кэм молча вернула снимки Райану. Она ждала его комментариев.
– Ее никто не узнает, когда она в таком виде, да и то для этого требуется пара минут. Вот как раз в этот момент она может раствориться в толпе, войти незамеченной в ресторан или спокойно сесть в такси. Поэтому мы так легко теряем ее. Никто не показывает на нее пальцем, никто не бежит к ней взять автограф.
– Но вы-то и ваши оперативники знаете, как она выглядит, – заметила Кэм. – Вы же можете найти ее. – Это было очевидно, и Кэм гадала, когда же Райан перейдет к реальной проблеме.
Он кивнул в знак согласия.
– Конечно, можем. Чаще всего и находим. Но дело в том, что мы должны оберегать вдобавок ее личную жизнь и репутацию. – Бровь Кэм слегка изогнулась в ответ на эти слова, но Райан это проигнорировал. У Блэр Пауэлл не было никакой частной жизни. Они оба знали, что прежде всего им нужно было сделать все, чтобы образ президента оставался незапятнанным. Любой скандал, связанный с его дочерью, бросал на него тень как на отца и, в конечном счете, портил его репутацию в целом.
Выдохнув, Райан перешел к самому главному.
– Она лесбиянка. И в некоторых ситуациях эта информация может выйти наружу, стоит только нам привлечь внимание к Цапле. Она прекрасно это знает и пользуется этим.
– Как это происходит?
– Она часто бывает в гей-барах. Я не могу оставлять там своих агентов, даже если они работают под прикрытием. Никогда не угадаешь, в какой из баров она отправится. К тому же я не хочу, чтобы там все знали – вот входит Блэр Пауэлл! Она знакомится с женщинами, причем в тот момент мы никак не можем идентифицировать их. Мы не в состоянии узнать, куда они могут направиться, не можем направить туда агентов заранее. Мы вечно отстаем, лишь моля бога о том, что она не попадет в какую-нибудь переделку, прежде чем мы прибудем на место.
– Она неразборчива в связях? – ровным тоном спросила Кэм.
– У нее получается с женщинами лучше, чем у меня, – сказал Райан в отчаянии. – У нее нет постоянной партнерши. Черт, лучше уж была бы! Тогда, может, нам удалось бы отслеживать ее. Не то что бы она спит с кем попало, но и без секса долго не может.
– Что вы пытаетесь мне сказать, агент Райан? – спросила Кэмерон, устав от намеков. – Кроме того, что у нас есть не желающий сотрудничать важный объект с весьма проблемным образом жизни?
– Она разъяренное животное в клетке, а вы – новый надсмотрщик. Она пытается улизнуть из-под охраны вот уже много лет, и когда ей это удастся, кто-нибудь пострадает.
Кэмерон кивнула в знак согласия. Блэр Пауэлл жила под наблюдением с тех пор, как ее отец два срока был вице-президентом, а до этого – губернатором Нью-Йорка. Теперь, когда он стал президентом, ей оставалось, как минимум, еще больше трех лет находиться под более пристальным присмотром. Блэр была пленницей лишь своего имени, и Кэмерон понимала, что вряд ли кто-то стал терпеть эту ситуацию долго. Дело ухудшалось тем, что дочери президента приходилось скрывать свою сексуальную ориентацию. Если бы Кэм могла себе позволить роскошь сопереживать Первой дочери, то она бы почувствовала, в какой затруднительной ситуации та оказалась. Но личное счастье Блэр Пауэлл было не ее заботой, и Кэм не могла тратить время или терять объективность, думая об этом.
– Возможно, кто-то действительно пострадает. Но я намерена проследить, чтобы это была не она, – сказала Кэмерон.
Глава третья
– Агент Робертс? – обратился к Кэм похожий на Брэда Питта красавчик, когда она вышла из лифта на восьмом этаже особняка, окна которого выходили на южную часть Грамерси-парка. Он протянул ей руку с обезоруживающей улыбкой. – Я Мак Филипс. Остальные на командном пункте, мы называем его 'Орлиное гнездо'. Добро пожаловать.
Она пожала Филипсу руку, улыбнувшись названию командного пункта.
– Да, я Кэмерон Робертс. Что у нас на утро?
Она прошла с Маком в просторное помещение, разделенное на рабочие кабинки и станции с оборудованием перегородками высотой по плечо. Центр наблюдения занимал весь этаж и находился прямо под пентхаусом, где жила Блэр Пауэлл. В дальнем углу штаба располагалась небольшая комната для совещаний, отделенная стеклянной перегородкой. Там уже сидели остальные члены команды. По пути туда Филипс сверился с распечаткой, которая была у него в руке.
– Вы встречаетесь с Цаплей в 11 утра в ее пентхаусе, – сказал Мак. Он заметил промелькнувшее на лице Кэм легкое недоумение и пожал плечами. – Она не станет говорить ни с кем из нас. Она говорит, что когда ей нужно обсудить ее планы, это будет сделано лишь один раз и только с коммандером.
– Это ее право, – сказала Кэм. По дороге в комнату для совещаний она заметила большое количество видеомониторов, многокассетных магнитофонов, компьютеров и огромную электронную карту Нью-Йорка, на которой с точностью до минуты отражалось местонахождение полицейских патрульных машин. Такое же оборудование использовалось для наблюдения за Белым домом и его окрестностями, и по той же причине. Президент был уязвим через своих близких. Чтобы не демонстрировать эту уязвимость, семья президента должна была вести настолько нормальную жизнь, насколько это было возможно, а не находиться все время в сопровождении вооруженных охранников. Поэтому их охрану следовало осуществлять на расстоянии, со всей возможной незаметностью. Видимость свободы была уловкой, которую все они договорились сохранить навечно. Все, кроме Блэр Пауэлл, как это становилось ясно.
– Всем доброе утро, – энергично приветствовала Кэм команду, которая сидела за длинным столом. Она посмотрела в глаза каждому, после чего сказала: – У вас есть один час, чтобы рассказать мне все, что я должна знать об этой работе, а также то, чего, по-вашему, я знать не должна. Давайте начнем.
К концу следующего часа, в течение которого Кэм слушала, задавала вопросы, отдавала приказы, ее агенты почувствовали, что правила игры изменились. Все члены команды серьезно относились к своим обязанностям ради своей будущей карьеры или по иным причинам, и каждый из них находился в таком же отчаянии, как и их прежний коммандер. К этой неудовлетворенности добавлялось еще и то, что они не любили Блэр Пауэлл, хотя никто об этом не говорил вслух, даже между собой. За те шесть месяцев, которые прошли с момента вступления Эндрю Пауэлла в должность президента, поведение его дочери, не желавшей сотрудничать с охраной, исподволь подорвало уверенность оперативников в себе. Проведя час на совещании с Кэмерон Робертс, они почувствовали прилив оптимизма впервые за много недель.
***
– Итак, я подведу итоги, – сказала Кэмерон. С этими словами она встала с места и подошла к окну, выходившему на крошечный частный сквер в центре Грамерси-парка. За окном пожилая женщина открывала ворота, которые вели туда. Кэмерон говорила, наблюдая за женщиной. Она стояла спиной к остальным, но ее было прекрасно слышно.
– Мисс Пауэлл недовольна нашим вторжением в свою жизнь, ее задевает то, что мы постоянно присутствуем в ее личной и общественной жизни. Очевидно, что наблюдение за ее личными отношениями и интимными связями ее возмущает. И я не могу винить ее за это.
Кэм обернулась к агентам и слегка пожала плечами:
– Тот факт, что мисс Пауэлл не одобряет наше присутствие рядом с собой, не имеет никакого значения. Наша задача состоит в том, чтобы она могла нормально жить в условиях максимально безопасных, насколько это возможно. Не важно, где она находится и что она делает. Она решила превратить это в игру. Мы тоже должны играть – и одержать победу. Мы не станем опускать руки и кричать 'так нечестно!', если она вдруг решит изменить правила. У нас нет второго шанса. Вряд ли можно рассчитывать на то, что она поможет нам выиграть. Мы должны сделать это ради самих себя.
Слегка улыбнувшись, Кэм села на свое место. Теперь она поняла хотя бы одну причину своего назначения.
– Помните, она не хочет сотрудничать. Не ждите, что она будет улыбаться и здороваться с вами. Не надейтесь на то, что она облегчит вашу работу. Она ясно дала понять, что не хочет видеть нас рядом с собой. Поэтому не стоит ждать от нее приглашения. Мы перейдем от защитного наблюдения к разведывательной тактике. Если она не хочет вас видеть, нужно сделать так, чтобы ей стало труднее от вас оторваться. Если нужно идти за ней по пятам, обеспечивая ее охрану, значит, вы должны не выделяться там, куда она идет. Вам придется чаще всего работать под прикрытием.
Кэм посмотрела на каждого из своих оперативников, представляя, какими их видит Блэр Пауэлл. Сплошные умники, безупречные, приличные. Да их за версту видно – как слона в посудной лавке.
– За исключением тех моментов, когда мисс Паэулл принимает участие в официальных мероприятиях, больше никаких костюмов, галстуков и юбок. Обычная повседневная одежда, предпочтительно подходящая для тех мест, где она часто бывает.
Кэм увидела, что кое-кто напрягся от этих слов, но невозмутимо продолжила. Пора было перестать ходить по кругу и начать действовать.
– Что касается мужчин, то я думаю, что для начала вам будет полезно немного отрастить волосы и перестать быть похожими на туристов или полицейских.
Кэм допила кофе и собрала свои бумаги.
– Еще неплохо провести небольшое исследование. Мне нужно краткое описание всех гей-баров и ресторанов в Нью-Йорке. Часы работы, характер публики, особенности дорожного движения рядом с заведением, ну и тому подобное. Начните с тех мест, где она бывает наверняка. Я хочу получить этот отчет до конца дня. Когда будете хорошо знать свой объект, дамы и господа, тогда и сможете выиграть.
Когда Кэм стала выходить из конференц-зала, все немного расслабились. Но на пороге она развернулась.
– Кстати, Мак, а она знает о камерах видеонаблюдения в своей квартире?
Мак с удивлением воззрился на Кэм. Как ей удалось заметить эти камеры, ведь она лишь один раз быстро прошлась мимо мониторов?
– Вряд ли, – тихо ответил он. Если бы она знала об этих микрокамерах, вмонтированных в потолок, вряд ли бы разгуливала голой по квартире.
– Отключите их, – ровным тоном велела Кэм. – Оставьте камеры в лифте, на выходах из здания, пожарных лестницах и в гараже. Под мою ответственность.
С этими словами она вышла из комнаты, оставив агентов размышлять о том, как у кого-то хватает смелости нарушить прямой приказ начальника аппарата президента.
***
Ровно в 11 часов утра Кэм поднялась в пентхаус и вышла из лифта в маленький холл, упиравшийся в дубовую дверь, отделанную деревянными панелями вокруг. На стенах рядом с лифтом были дорогие тисненые обои кремового цвета, создававшие теплую и чувственную атмосферу. Кэм нажала кнопку звонка рядом с дверью.
Спустя несколько мгновений Блэр Пауэлл открыла дверь. Волосы у нее были влажные после душа, немного растрепаны и не собраны. На ней был голубой шелковый халат, не доходивший до колен. Дальше открывались голые ноги, и Кэм поняла, что под тонким халатом на Блэр больше ничего не было. В вырезе виднелась грудь. В воздухе витал легкий аромат жасмина. Кэм резко ощутила необычайно сильную чувственность, исходившую от Блэр, которую впервые она почувствовала при виде фотографии, показанной ей прежним коммандером. Кэм старалась удерживать свой взгляд на одном уровне и не бегать глазами.
– Мисс Пауэлл, я агент Робертс. Я вернусь, когда вы будете готовы, – сказала Кэм нейтральным тоном. – Просто позвоните в командный центр…
– Позже не получится, – прервала ее Блэр, оценивая внешний вид нового коммандера. Это было что-то новенькое. Положенный по должности костюм был подогнан лучше, чем у других. Плечевая кобура была незаметна. Короткая модная стрижка немножко под мужскую. Под распахнутым двубортным пиджаком виднелась отличного качества белая льняная рубашка, под которой угадывалась красивая грудь и стройная талия. Под брюками скрывались мускулистые бедра. Блэр нашла Кэм потрясающе привлекательной и похожей на активную лесбиянку. Либо она была безупречной натуралкой, либо – действительно лесбиянкой, которой было наплевать, что об этом знают, причем скорее всего второе. Блэр была заинтригована.
– Прямо сейчас или на следующей неделе, – добавила Блэр, наслаждаясь своим контролем над ситуацией. Новый коммандер вряд ли мог себе позволить ждать даже несколько часов до обсуждения распорядка дня.
– Сейчас будет прекрасно, – любезно согласилась Кэм. Она не собиралась меряться силами по пустякам. Ей не было нужды самоутверждаться таким способом.
Блэр отступила назад, приглашая Кэм войти в просторную квартиру без перегородок и с высоким потолком. Блэр улыбнулась, когда Кэм осторожно прошла мимо нее, стараясь не задеть. Ну конечно, мы на службе, подумала она про себя.
– У вас есть имя, агент Робертс? – поинтересовалась Блэр, направляясь в зону кухни. Стойка для завтрака с высокими стульями отделяла кухню от большой гостиной. Блэр наклонилась, чтобы достать чашки с полки, прекрасно зная, что халат распахнется.
– Кэмерон, – ответила Кэм, сохраняя обычное выражение лица и спокойный тон. Она обратила внимание на поразительное совершенство тела Блэр, и мелькнувшие перед ее взглядом гладкие груди с розовыми сосками намертво отпечатались у нее в мозгу. Ее дразнили, это было ясно как день, но Кэм не понимала зачем.
Блэр, между тем, медленно выпрямилась и посмотрела на Кэм, ожидая увидеть на ее лице какую-нибудь реакцию. Но красивое лицо агента Робертс осталось непроницаемым.
– Кэмерон, – с хрипотцой в голосе повторила Блэр. – Как мило. Можете звать меня Блэр.
Кэм невозмутимо гнула свою линию.
– Я постараюсь не отнять у вас слишком много времени, мисс Пауэлл. После того как мы обсудим ваши планы на неделю, я оставлю вас.
Блэр уставилась на Кэм, голубые глаза засверкали от гнева.
– Не демонстрируйте снисходительность, агент Робертс. Мы обе хорошо знаем, что вы вовсе не оставите меня в покое и не предоставите самой себе.
Кэм кивнула в знак согласия.
– Простите, я не это имела в виду. Разумеется, этого сделать я не могу. Но в моих силах сделать свое присутствие и присутствие моих людей в вашей жизни как можно менее назойливым.
Этот компромиссный подход изрядно удивил Блэр. Подобная тактика со стороны охраны была в новинку. Обычно ее пытались запугать, обещая нажаловаться на нее отцу, будто на непослушную школьницу. Или же ей обещали личную жизнь, хотя на самом деле все туже затягивали сеть вокруг нее. У Блэр не было никаких причин верить очередному агенту, несмотря на искренность в серых глазах Кэм. Блэр обошла кухонный стол и с чашками кофе приблизилась к Кэм. Она поставила чашки на стойку, нарочно посильнее задев Кэм своим телом.
Кэм не дернулась в ответ, хотя и ощутила прикосновение груди Блэр к своей руке, а также тепло, исходившее от голой ноги девушки. Ее раздосадовало непроизвольное возбуждение, нахлынувшее от этих ощущений. Она знает о видеокамерах! Неловкое положение, в котором оказывался коммандер, могло сыграть ей на руку, или же это был просто один из приемов в игре. В любом случае, Кэм стало жаль Дэниэля Райана. Блэр Пауэлл была чертовски соблазнительной женщиной, и если эти игры ей еще не наскучили, мда, могли возникнуть проблемы. Откуда ей было знать, что, несмотря на рефлекторное возбуждение, которое ей удалось пробудить, в остальном Кэм была абсолютно невосприимчивой к сексуальному соблазнению.
Блэр специально прижалась к коммандеру еще сильнее, и Кэм, в свою очередь, позволила этому прикосновению продлиться достаточно долго для того, чтобы дать собеседнице понять, что намек ей ясен, но она на него не реагирует. За последние полгода Кэм часто приходилось отказывать привлекательным женщинам. Поэтому она отступила назад и вытащила из внутреннего кармана пиджака компьютерную распечатку, которую ей дал Мак.
– Обсудим расписание? – мягко напомнила Кэм.
Блэр посмотрела Кэм в глаза, ее лицо заливала краска. Ей только что дали от ворот поворот, тонко, но весьма недвусмысленно. Отказ со стороны женщины стал для Блэр новым и неприятным опытом. Она никогда не вела себя столь провокационно с Дэниэлом Райаном, хотя всегда чувствовала его дискомфорт, когда они оставались наедине. Блэр знала, как она на него действует. Невозмутимость и отстраненность, с которой держалась Кэм, вызывали у Блэр желание вывести ее из себя, нарушить этот абсолютный самоконтроль. Если уж ей и приходится сидеть в клетке, то она должна быть тем человеком, который контролирует ситуацию.
– Да, давайте закончим с этим, – раздраженно фыркнула Блэр, беря чашку с кофе и отправляясь в гостиную.
Кэм пошла за ней, обратив внимание на просторную рабочую зону, выделенную в дальнем углу квартиры. Там стояли мольберты с натянутым холстом, и везде лежали картины и рисунки, на них падали солнечные лучи. Даже судя по тому, что ей удалось мельком увидеть, Кэм поняла, что репутация Блэр как хорошего художника была заслуженной. Кэм села на кожаный диван напротив Блэр, которая расположилась на другом диване. Блэр сидела, поджав ноги, в окружении подушек. Мимоходом Кэм отметила, насколько красивее была девушка в те неосознанные моменты, когда она не старалась использовать свою мощную сексуальность в качестве оружия. В следующее мгновение сознание Кэм вернулось к работе.
– У меня записано следующее: открытие галереи завтра, обед в Белом доме и участие в параде в честь Дня благодарения вместе с мэром Нью-Йорка на следующий день, – зачитала Кэм с распечатки. Она посмотрела на Блэр, ожидая подтверждения.
– Тяжелая неделька, – пробормотала Блэр. – Вроде бы все верно, – добавила она.
Кэм внимательно посмотрела на Блэр. Как, должно быть, она ненавидит это вмешательство, но с этим ничего поделать нельзя. Тот факт, что Блэр Пауэлл не сама выбрала себе такую жизнь – в конце концов не она же была президентом – не имел значения. И самое трудное было впереди.
– Как насчет ваших личных планов? – спросила Кэм, не отрывая взгляда от лица Блэр. Ей не хотелось извиняться за то, что ей полагалось делать по службе. Кэм хотела дать четко понять, что не собиралась компрометировать себя как руководителя службы охраны или подвергать угрозе безопасность Блэр из-за того, что девушке в принципе не нравилась сложившаяся ситуация.
– У меня нет личных планов, – быстро ответила Блэр.
Кэм откинулась на диван, положив расписание рядом, и, слегка улыбнувшись, сказала:
– Мне необходимо знать все, что вы собираетесь делать: планы на ужин, посиделки с друзьями и все такое. Если вы еще не определились с планами, то вы должны сообщить мне о них, когда все решите. Все, что вам нужно, – это связаться с командным пунктом…
– Я все это знаю, агент Робертс, – с раздражением перебила ее Блэр.
– Да, но вся эта процедура вам явно не по душе.
– А вам бы самой понравилось?
– Дело не в этом. Вы дочь американского президента. И не мне вам объяснять, что это значит. Пожалуйста, позвольте нам делать нашу работу, и я обещаю, что мы будем настолько незаметны, насколько это возможно.
– Вы что, ждете, что я вам скажу, когда и с кем буду спать? – напрямик спросила Блэр.
– Мне нужно знать не столько, что именно вы делаете, сколько, где вы собираетесь это делать, – ровно ответила Кэм. Она понимала, что Блэр хочет заставить ее отступить, но сейчас она не могла дать слабину. – Лучше всего будет, если вы заранее предупредите нас, что планируете провести ночь в другом месте, а не здесь.
– А что если я не буду знать, где проведу ночь?
– Тогда я буду импровизировать.
– Вы намного более откровенны по сравнению со своими предшественниками. Не боитесь, что я нажалуюсь на вас, и вы кончите тем, что будете охранять какого-нибудь второразрядного иностранного дипломата, пока он будет осматривать Капитолий? – с сарказмом спросила Блэр. Но в действительности Кэм вызвала у нее уважение, хотя, разумеется, Блэр этого не показала. Новый коммандер был сделан из того же теста, что и она сама. Кэм было невозможно шокировать и запугать. Неплохая замена, но с ней придется труднее, чем с остальными.
Кэм рассмеялась.
– Мисс Пауэлл, кое-кто счел бы это назначение куда более приятным! – сказала она.
– По сравнению с охраной меня?
Кэм встала, не желая поддаваться на провокацию.
– Было приятно познакомиться, мисс Пауэлл. Пожалуйста, звоните мне в любое время, когда решите что-нибудь со мной обсудить. Мне бы хотелось ежедневно уточнять ваши передвижения. Сообщите на командный пункт, когда вам будет удобно встретиться со мной в следующий раз.
– О да, конечно, – ответила Блэр с усмешкой. По ее тону было ясно, что эта просьба для нее ровным счетом ничего не значила. После ухода Кэм она осталась сидеть на диване, размышляя о том, каким привлекательным могло оказаться изящное и стройное тело нового коммандера при других обстоятельствах.
Глава четвертая
Мак Филипс смотрел, как его новый босс входит в командный центр. Его бровь слегка изогнулась, пока он внимательно оценивал агента Робертс. Она казалась задумчивой, но без малейшего признака плохо замаскированного дискомфорта, который старался скрыть Райан после каждой встречи с Цаплей. Впрочем, Мак и не ждал, что Робертс выдаст свои чувства. Он не мог вспомнить, когда в последний раз сталкивался с таким непробиваемым человеком. Мак подозревал, что теперь их деятельность будет выстраиваться по принципу служебной необходимости. Он обнаружил, что ему по душе негласное уважение, с которым Робертс отнеслась к Цапле. Новый коммандер четко дал понять, что они сюда не развлекаться пришли, а защищать Блэр Пауэлл при любых обстоятельствах, и это тоже понравилось Маку. Он устал от витавшей в воздухе неудовлетворенности и критики, которые сопровождали их работу изо дня в день на протяжении вот уже нескольких месяцев. Если Робертс сможет изменить ситуацию, он пойдет за ней в огонь и в воду.
– Что-нибудь незапланированное? – спросил Мак у Робертс, когда та присоединилась к нему.
– Пока нет. Официальные мероприятия она подтвердила. На открытии галереи завтра я буду внутри здания с двумя оперативниками. Еще двое должны сидеть в машине снаружи. Так что вторая и ночная смена выйдут на дополнительное дежурство.
– Хорошо, – сказал Мак, делая себе пометку.
– Мы можем воспользоваться разработкой наших коллег из Белого дома по охране торжественного ужина в честь Нового года. Пусть одна команда останется здесь, чтобы встретить ее с самолета по возвращению с парада. Все это стандартные вещи, и в будущем ты сам сможешь составлять график дежурств. Но обязательно сообщай мне, кто когда дежурит.
– Я запомнил, – сказал Мак, гадая, когда же Робертс перейдет к настоящей проблеме.
– Мисс Пауэлл не сообщила мне о своих личных планах, и поэтому нам остается лишь ориентироваться по ходу дела. Я не хочу, чтобы она ускользнула от нас, особенно сейчас. У меня такое чувство, что она будет проверять нашу команду на вшивость. Она наверняка что-нибудь предпримет. Держите у входа машину наготове, если она вдруг возьмет такси. Кроме того, кто-то должен быть готов отправиться за ней пешком, желательно женщина. Если она пойдет в гей-бар, то проще будет отправить туда агента-женщину.
– Ну, с этим нам хронически не везет, – отметил Мак. – В половине случаев мы теряем ее в дороге.
Кэм стояла, разминая затекшие плечи.
– Этого больше допускать нельзя. Я иду домой. Отправь мне на пейджер сообщение сразу, когда она выйдет из квартиры.
– До какого часа отправлять сообщения? – спросил Мак, готовясь делать очередную пометку у себя в блокноте.
– В любое время, – решительно сказала Кэм. – Если она не у себя в квартире, то я хочу знать об этом.
– Да, мэм, – твердо ответил Мак. Он посмотрел, как она обвела взглядом комнату, убеждаясь в том, что все в порядке, перед тем как уйти. У Мака было такое чувство, что Цаплю ждет большой сюрприз, и он с нетерпением ждал, как будут развиваться события.
***
Оказавшись в своей новой квартире, Кэм разделась прямо на ходу и сразу пошла в душ. Ей не терпелось смыть с себя перелет и первый день на новой работе, не только помыться, но и освободить голову. Холодный душ освежил ее, но не прогнал тревогу, оставшуюся после встречи с Блэр Пауэлл.
Не то чтобы ее задела явно конфликтная манера поведения девушки. Кэм злилась на себя за непрошенную физическую реакцию, которую пробудила в ней Блэр. Она чувствовала настойчивую пульсацию возбуждения еще долгое время после того, как вышла из квартиры Блэр. Хотя это возбуждение и было непроизвольным, у Кэм было такое чувство, будто ее предало собственное тело. Раздраженно мотнув головой, она натянула шорты и футболку. Ну и как, спрашивается, она будет контролировать свою нервную систему! К тому же здесь, в Нью-Йорке, у нее не было возможности спокойно снять напряжение. Придется тупо бегать, чтобы избавиться от остатков возбуждения…
***

+1

2

Блэр Пауэлл смотрела в окно на оживленные улицы. Она проследила взглядом, как Кэм проворно сбежала вниз по ступенькам из своего дома и побежала по направлению к Центральному парку. Очень быстро ее поглотила толпа. Когда Блэр потянулась за телефоном, перед ее глазами еще стоял образ стройной фигуры агента Робертс. Она подумала, что агенты в командном пункте могут услышать ее разговор, но теперь ей было все равно. Блэр по памяти набрала номер.
– Привет, – сказала она в трубку с улыбкой в голосе. – Ты что, работаешь по субботам?.. Точно! Ты все еще пытаешься стать самым молодым заместителем директора!.. Ну конечно, мне нужна твоя помощь!.. Пробей мне Кэмерон Робертс. С ней могут быть сложности. Она из секретной службы… Да, знаю-знаю, чем ты рискуешь! Просто найди мне всю информацию, какую сможешь… И позвони как только что-нибудь найдешь, ладно? Да-да-да, я знаю, что у тебя в долгу… Ну уж нет, не в этой жизни!
Положив трубку, Блэр заколебалась, а не позвонить ли вниз, чтобы предупредить их. Впрочем, пусть все будет как всегда. Она накинула темно-коричневый кожаный пиджак и вышла из квартиры.
***
Пейджер, прикрепленный к поясу, запищал в тот момент, когда Кэм закончила первый круг вокруг Резервуара в Центральном парке. Из маленькой сумки, которая тоже висела на поясе, Кэм достала мобильный телефон и молниеносно набрала номер.
– Робертс.
– Цапля вышла из дома.
– Вы знаете, куда она направляется?
– Нет, мэм.
– Вы следите за ней?
– Пока да. Она идет пешком, и она в пределах видимости.
– Хорошо. Не пытайтесь вступать с ней в контакт. Просто следуйте за ней. Я буду через двадцать минут. Филдинг?
– Да, мэм.
– Передайте им, чтобы не упустили ее.
– Да, мэм.
Боже, ну пожалуйста, сделай так, чтобы мы не облажались в первый же день, думал агент Джон Филдинг, передавая распоряжения своего шефа двум агентам, следовавшим за Блэр.
***
– Где она? – без предисловий спросила Кэм.
– В спортзале в Сохо, – ответил Филдинг с явным облегчением.
– Получили визуальное подтверждение?
– Да, мэм. Агент Паула Штарк внутри.
Кэм расслабилась.
– Хорошо. Я приму душ и переоденусь. Если она куда-нибудь уйдет оттуда до моего возвращения, сразу звоните.
Спустя двадцать минут Кэм уже была у спортзала и наблюдала за входом. В «форде» цвета синий металлик, который стоял по диагонали от ее, сидели двое агентов и тоже наблюдали за входом в спортзал. Вряд ли они знали о ее присутствии. Кэм, впрочем, не хотела следить за ними. Она вполне доверяла своим агентам по части обычного наблюдения. Она пришла сюда потому, что ей хотелось понять Блэр Пауэлл. Кэм хотела знать, что она ест, по каким магазинам ходит, где развлекается и как проводит вечера. Лишь получив представление об этом, она сможет почувствовать, что способна защитить Блэр.
Через четыре часа пробелы начали постепенно заполняться. Издалека Кэм наблюдала, как Блэр пообедала с какой-то темноволосой женщиной с неместной внешностью в итальянском ресторанчике в западном районе Гринвич-Виллидж. Оттуда они прогулялись пешком несколько кварталов и зашли в гей-бар выпить. По дороге Блэр и ее спутница разглядывали уличные витрины, заглянули в книжный, купили в киоске эспрессо. Теперь они сидели в баре, и там был один из агентов. Кэм в общем-то было все равно, заметила его Блэр или нет. Их присутствие в любом случае можно ожидать. Кэм велела агенту просто наблюдать с расстояния и не вмешиваться. Кэм подумала, а не закончить ли ей с наблюдением и не отправиться ли домой. Было похоже, что это обычный вечер для Блэр Паэулл, и команда, которая должна была тенью следовать за ней, держала ситуацию под контролем. Кэм уже хотела достать рацию и связаться с командным постом, как вдруг увидела, что спутница Блэр быстро вышла из бара и стала ловить такси. Кэм мгновенно напряглась.
– Янг, это Робертс. Цапля у вас в поле зрения?
– Нет. Она пошла в туалет.
Кэм переключилась на другой канал и велела Штарк отправиться вслед за Блэр.
– Слушаюсь, – ответила Штарк, выходя из машины, припаркованной рядом с баром.
Спустя несколько томительных мгновений Кэм услышала в наушнике голос Штарк:
– Ее здесь нет.
– Еще раз проверьте весь бар. Если ее там нет, начинайте прочесывать окрестности. Она идет пешком, по крайней мере, пока.
Отдавая приказ Штарк, Кэм связалась с командным центром по мобильному.
– Филдинг, мне нужны адреса всех гей-баров в радиусе двадцати кварталов отсюда, начинай с самых известных.
Кэм ждала, пока компьютер выдаст ей нужную информацию, и оценивала ситуацию. Блэр нарочно от них улизнула, что, в общем-то, было несложно сделать, учитывая, что ее охраняли все же не как преступницу. Предполагалось, что Блэр – дружелюбно настроенный объект, требующий охраны. Теперь, когда она находилась вне их защиты, возникала потенциальная угроза похищения или получения задокументированных свидетельств компрометирующего поведения в целях шантажа. Единственное, что их спасало, – это то, что в Блэр было нелегко узнать дочь президента. Да, им предстояла долгая напряженная ночь.
– Я составил список для вас, шеф, – сказал Филдинг, выйдя на связь.
– Диктуй, – сказала Кэм. Неподалеку от места, откуда сбежала Блэр, находилось шесть заведений, куда она могла отправиться.
– Скажи Мак Филипсу, пусть координирует агентов. Я пошла проверять первый пункт в списке.
– Понял. Удачи, – сказал Филдинг, вздыхая.
Ладно, начнем, пробормотала про себя Кэм. Она закрыла машину и отправилась по вечно многолюдным улицам Гринвич-Виллидж. Спустя час она входила в третье заведение в списке. На входе одетый в кожу вышибала поставил ей на ладонь печать с на редкость аляповатым черепом и скрещенными костями под ним. Кэм была в каком-то грязном квартале рядом с Хьюстон-стрит. Клуб находился в просторном помещении и был едва освещен вмонтированными в потолок красными лампами. В клубе было выделено несколько зон: два бара, танцполы и несколько более мелких зон где-то в глубине помещения. Вход только для женщин. В целом, «кожаный» бар, но не только для своих. Кэм купила себе пива и стала прохаживаться по переполненному главному залу, постепенно переходя к более мелким зонам. Кэм смотрела везде, заметив, что чем глубже она продвигалась, тем откровенней становилась сексуальная активность. В какой-то момент ей пришлось прижаться к стене, чтобы пропустить двух женщин, шаривших руками под одеждой друг друга. Присутствие людей, наблюдавших за их ласками, их ничуть не смущало.
Оказавшись в полутемном баре в конце длинного коридора, Кэм увидела Блэр. Она стояла, опершись спиной на барную стойку. Кэм отвернулась и укрылась за группой из нескольких женщин. Шепотом она сообщила о своем местонахождении и передала инструкции другим агентам, а потом вновь перевела взгляд на Блэр Пауэлл. К дочери президента уже прижималась какая-то женщина. Незнакомка шептала что-то страстное на ухо Блэр. Но Блэр смотрела сквозь нее на толпу на маленьком танцполе и не реагировала.
Кэм бесстрастно наблюдала за женщинами. Блэр выглядела далекой, словно блуждала мыслями где-то далеко. Затянутая в кожаную одежду женщина явно пыталась вызвать у Блэр более живой интерес. Она наклонилась и поцеловала Блэр в шею, проведя рукой по внутренней стороне бедра девушки. Незнакомка уже была готова положить руку Блэр между ног, но в последний момент та схватила ее за кисть и оттолкнула. За все это время на лице Блэр практически ничего не отразилось.
Кэм стало ясно, что Блэр здесь никто не узнал, ну или никому до этого не было дела. Присутствующие были озабочены тем, как получить сексуальное удовольствие, или какие-нибудь другие острые ощущения. Кэм было нужно убедиться, что Блэр так и останется неузнанной, но как это было сделать наверняка, она не знала. Если она попытается вытащить Блэр отсюда против ее воли, то это точно привлечет к ней внимание, так что это был не лучший способ действий. Тем временем, Кэм пришлось заставить себя смотреть на происходящее. Это оказалось труднее, чем она предполагала.
Между тем, женщина, приставшая к Блэр, не унималась и продолжала домогаться. В конце концов, она прижала Блэр к бару, поставила руки по обе стороны от нее и стала тереться о ногу Блэр. Блэр отвернулась, когда женщина вновь стала целовать ее в шею. Теперь ее рука уже залезла под рубашку Блэр и мяла грудь. Похоже, Блэр не особенно трогало все это, а вот ее пылкая партнерша была явно в экстазе. Она стала тереться о ногу Блэр еще сильнее, движения стали резкими, напряженными. Кэм не сомневалась, что женщина собиралась достичь оргазма прямо здесь, в баре.
Блэр чувствовала возбуждение женщины через одежду и слышала слабые стоны, с которыми та прижималась к ее ноге. Блэр не собиралась позволить ей зайти столь далеко, пока случайно не встретилась взглядом с Кэмерон Робертс. Блэр просто остолбенела. Робертс стояла у противоположной стены. Она была в джинсах, белой хлопковой рубашке и ботинках. Она смотрелась в этом месте совершенно естественно и явно была одной из самых сексуальных женщин в баре. Блэр пришла в ярость оттого, что агент секретной службы вызвал у нее симпатию. Еще больше ее злило то, что Кэм пришла сюда только за тем, чтобы следить за ней. Ну что ж, пусть смотрит, в сердцах подумала Блэр. Продолжая смотреть на Кэм, она обхватила ягодицы женщины руками и стиснула их, насаживая ее на свою ногу.
– Давай, детка, – прошептала Блэр на ухо женщине, задвигав ногой. – Ты же хочешь этого?
– О да, – ответила тяжело дышавшая женщина, уткнувшись ей в шею. – О черт, мне надо кончить! – Она зашла так далеко, что все, чего она могла желать сейчас, – это неуловимого и расплавляющего облегчения, которое нес с собой оргазм. – О боже, да…
Кэм не отрывала взгляда от представления, которое разворачивалось у нее на глазах. Когда партнерша Блэр в этой постановке стала содрогаться от оргазма, повиснув на ней, лицо Кэм не выдало никаких эмоций, как и лицо Блэр. Может, Кэм бы и смутилась, став свидетелем такого секса, имей он хоть каплю интимности. Да, представление вышло эротичным. Кэм знала, что у нее в штанах мокро, но физическое возбуждение не проникло в ее сознание. За этой сценой наблюдала не только она, хотя интерес других был другого рода.
Когда женщина немного успокоилась, Блэр выбралась из ее объятий, схватила свою выпивку со стойки и ринулась в толпу. Она не оглянулась посмотреть, как женщина свалилась на стойку, хватая ртом воздух. Не обратила она и внимания на одобрительные комментарии, которые отпускали окружающие. Блэр не торопясь шла прямо к Кэм.
– Понравилось шоу, агент Робертс? – спросила Блэр, подойдя к Кэм. Под давлением толпы она почти вплотную приблизилась к агенту. В слабом красном освещении Блэр видела тонкую пленку пота на коже Кэм.
Когда Кэм посмотрела в глаза Блэр, по выражению ее лица было непонятно, что она чувствует.
– Вас ждет машина, когда соберетесь уходить, – только и сказала Кэм. Ей не хотелось анализировать личную жизнь Блэр Пауэлл. Вероятно, ей придется наблюдать за этим, если Блэр продолжит устраивать публичный секс, но становиться участником процесса от Кэм не требовалось.
– А что если я решу пойти домой пешком?
– Как пожелаете, – был ответ Кэм.
– Я пока не уверена в том, что развлеклась достаточно, – подчеркнуто сказала Блэр.
Кэм лишь пожала плечами, сказав:
– Машина будет ждать вас независимо от того, как долго вы здесь пробудете.
– Вы тоже останетесь?
– Да.
Блэр потягивала «манхэттен», это была единственная порция алкоголя за весь вечер. Хотя ей и нравилось ходить по краю, дурой она не была. Блэр пыталась оценить эмоции агента по выражению лица и голосу Робертс, но поняла, что это было невозможно. Кэмерон стояла расслабившись и прислонившись к стене с бесстрастным выражением лица и разговаривала дружелюбным тоном. Со стороны могло показаться, что они только что познакомились, как это обычно происходит в баре. Кроме Блэр, никто не знал, что все было не так. И хотя агент Робертс дала понять, что у нее есть некоторый выбор в отношении остатка вечера, в действительности ее свобода исчезла в тот момент, когда они ее нашли. Блэр поставила стакан на ближайший столик.
– Только вам не удастся обставить дело так, будто это мой выбор, – сказала она с горечью. – Я еду домой.
Кэм вышла вслед за Блэр на улицу, держась от нее на расстоянии, и как только она увидела, что девушка села в машину с двумя агентами, до смерти уставшая она отправилась домой.
По дороге она старалась избавиться от засевшего в голове образа незнакомой женщины, расплавившейся от страсти в холодных объятиях Блэр Пауэлл.
Глава пятая
Мак с удивлением посмотрел на Кэмерон, когда она появилась в командном центре в семь утра в воскресенье. Как явствовало из вчерашнего отчета, именно Робертс отследила Цаплю. Что любопытно, отчета о наблюдении внутри бара не было. Должно быть, Робертс отрапортовала самой себе. Мак кивнул ей в знак приветствия, пока она наливала кофе, а потом присоединилась к нему за большой главной рабочей станцией.
– Ты давно занимаешься этим делом, Мак? – спросила Кэм как бы между делом.
– С начала президентского срока, – ответил он.
– И что, ситуация выходила из-под контроля все это время?
Мак на секунду задержал дыхание, обдумывая, не навредит ли кому-нибудь его ответ. Решив, что нет, он сказал:
– На самом деле, все еще хуже. Вчера вечером мы хотя бы нашли ее. Раз шесть и даже целый один уикенд мы вообще не знали, где она была.
– Боже мой, – пробормотала Кэм. – И как вам удавалось утаивать это?
Мак пожал плечами.
– Цапля не глупа. Она знает, что нам придется трезвонить во все колокола, если она исчезнет совсем, так что она звонила каждые несколько часов с платных телефонов и говорила, что с ней все в порядке. А мы носились как придурки все это время, пытаясь найти ее.
– Никаких последствий?
– Цапля имеет большое влияние на своего отца. Поэтому если уж и жаловаться на нее ему, то нужно иметь для этого очень серьезные основания, или придется искать новую работу. К тому же он, видимо, не считает маленькую поездку слишком серьезным происшествием.
– А я вот считаю, – ровным тоном сказала Кэм. – И раз уж мы не дождемся никакой помощи сверху, нам нужно быть с ней начеку, но не стоять у нее на пути. Скорее всего, она сбежит, если мы будем давить на нее.
– Думаю, все поняли идею, – сказал Мак.
– Проверь, что так и есть.
– Да, мэм.
***
В три часа дня Блэр вышла из дома и села на заднее сидение неприметной черной машины, которая ждала ее у тротуара. Кэмерон Робертс уже была там. На открытие галереи Блэр надела простое черное платье, говорившее о ее вкусе и элегантности. Тонкие бретельки подчеркивали проработанные мышцы плеч и рук, а вот выреза на платье почти не было. О присутствии Блэр на открытии галереи было объявлено заранее, поэтому вполне естественно, что она была в сопровождении агентов. Блэр заметила, что для открытия галереи Кэм выбрала серый шелковый костюм и модную однотонную рубашку, которая очень шла ей. Этот госслужащий явно одевался не в магазинах готовой одежды в отличие от большинства других, подумала Блэр.
Среди гостей ожидались известные коллекционеры живописи и множество художников. У Кэм были фотографии всех, кто был включен в список гостей. Для посещения мероприятия требовалось предъявить специальное приглашение. Но все равно публичное мероприятие, о котором было объявлено заранее, представляло самую опасную ситуацию для Блэр. По меньшей мере, около здания будет толпа любопытных. Кэм намеревалась быть в галерее вместе с двумя агентами. Вторая команда должна была находиться снаружи в машине.
– Здравствуйте, мисс Пауэлл, – сказала Кэм, когда машина тронулась.
– Агент Робертс, вот мы и снова встретились. Сегодня вы будете моей спутницей? – вкрадчиво спросила Блэр.
– Я собиралась зайти вместе с вами в галерею. Если меня начнут быстро узнавать, это будет не очень хорошо. В таких случаях я предпочитаю, чтобы нас не узнали обеих.
Блэр рассмеялась с ноткой горечи.
– В таких случаях – это как вчера ночью, да? Когда можно попасть в неловкое положение?
– В таких случаях – это когда вам нужно, чтобы вы были настолько одни, насколько это возможно, – спокойно поправила ее Кэм.
Блэр с удивлением посмотрела на Кэм.
– Вы что, хотите, чтобы я думала, будто вам не все равно?
Кэм слегка пожала плечами, улыбнувшись уголком рта.
– Чем счастливее вы, тем счастливее буду я, – сказала она.
Блэр снова рассмеялась, но на этот раз от всей души.
– Ну что ж, по крайней мере, вы честны со мной, хотя я точно не знаю, как далеко вы уедете с таким подходом.
– Это единственная карта, с которой мне приходится играть, – сказала Кэм всерьез.
Блэр хладнокровно посмотрела на Кэм.
– У вас определенно новый подход. Я привыкла к насильственным методам в духе 'веди себя как следует или будет то-то и то-то'. Еще никто не пытался дать понять, вот, мол, я робкий и застенчивый такой, и я здесь для того, чтобы всего лишь за тобой присматривать. Вы что, рассчитываете на то, что я куплюсь на это и открою вам… душу?
В словах Блэр явно сквозила насмешка, а ее взгляд, беззастенчиво скользивший по телу Кэм, практически не оставлял сомнений в ее намерениях. Блэр подвинулась к Кэм, и теперь почти касалась ее гладкого мускулистого бедра, обтянутого тканью брюк.
Кэм улыбнулась, сохраняя невозмутимость. Неважно, насколько привлекательной была Блэр Пауэлл – а она была невероятно привлекательна – Кэм не собиралась допускать перехода их отношений в другую плоскость.
– Если я смогу делать свою работу и при этом не мешать вам, я буду так и поступать. Насколько это в моих силах, я прослежу, чтобы все было именно так. Конечно, будут ситуации, когда это будет невозможно. Заранее прошу у вас прощения за это.
– Но вы ведь не отступите от правил – даже в качестве поблажки? – мягко спросила Блэр, в ее голосе слышался явный подтекст.
– Нет, – ровно ответила Кэм. Она немного наклонила голову, прислушиваясь к голосу в микрофоне, вставленном в ухо. У нее запрашивали их местонахождение. Подняв голову, она успела заметить удивление в глазах Блэр, которое тут же сменилось высокомерием, которое говорило о том, что тема закрыта.
– Мы почти приехали, – сообщила ей Кэм. – Один из агентов проводит вас в галерею.
– Я знаю правила, – фыркнула в ответ Блэр. Ее раздражала невозмутимость Робертс. Может, она ошибалась, и Робертс в конце концов была натуралкой? Но как она смотрела на нее в баре! Боже, она была так сексуальна и абсолютно вписывалась в обстановку. Блэр так завелась оттого, что Кэм смотрела на нее, пока одетая в кожу незнакомка терлась о ее тело. Взгляд Кэм возбудил Блэр гораздо сильнее, чем женщина, стремившаяся получить оргазм с ее помощью. Блэр хотела, чтобы Кэм потеряла равновесие, как вчера ночью. Пока же ей не удавалось лишить агента невозмутимости и хладнокровия. Блэр подумала, что если ей не удастся каким-то образом вывести Кэм из равновесия, то ей будет очень трудно ускользнуть от Робертс и ее сторожевых псов.
– Желаю хорошо провести время, – мирно сказала Кэм, когда Блэр стала выходить из лимузина. Блэр не удостоила ее ответом.
***
Диана с чувством обняла Блэр и тихо прошептала ей на ухо:
– Привет, дорогая. Я звонила тебе вчера, но тебя не было. Выходила поразвлечься?
Блэр едва заметно пожала плечами, памятуя о журналистах:
– Ну так, ненадолго.
Они ушли от толпы к маленькому бару, где предлагали стандартные в этих случаях вино и сыр. Блэр улыбалась всем – и знакомым, и незнакомым людям. Она так поднаторела в этом, что уже и не обращала внимания, кому она улыбается.
– Ну и как, удачный был вечер? – попыталась прозондировать почву Диана с едва различимым любопытством в голосе. Блэр и Диана были знакомы много лет, еще со школы Чоат. Подростками они какое-то время были любовницами. Потом не один раз Диана хотела, чтобы они ими и оставались. Временами при взгляде на Блэр у нее перехватывало дыхание от внезапного желания. Блэр была красива, талантлива и эмоционально холодна. Как раз подобные трудные преграды Диана ценила в женщинах. Когда она смотрела на хладнокровную сдержанную женщину, то едва могла вспомнить энергичную, страстную и открытую девчонку, с которой она открыла для себя любовь и неограниченное сексуальное удовольствие. Та Блэр безвозвратно исчезла.
Блэр криво усмехнулась.
– Как посмотреть. Она явно получила удовольствие от меня.
– А ты от нее? – надавила Диана, прекрасно зная, что Блэр редко позволяла своим случайным подругам доставлять удовольствие себе. Это была одна из причин, по которой Блэр все еще не оставляла Диану равнодушной. Диана продавала уникальные и изящные предметы искусства. И точно так же она страстно желала обладать чем-то исключительным, особенным, чего не было у других. Диана хотела быть единственной, кто высечет крик страсти из этих прекрасных губ, кто разрушит безмолвную обособленность Блэр.
В голубых глазах Блэр сверкнуло предупреждение. Были такие вещи, о которых она не хотела говорить даже со своей давней подругой.
– Она получила то, что хотела, и осталась удовлетворенной.
«Она да, а ты?»– подумала Диана, но благоразумно промолчала. Она обвела взглядом помещение, довольная тем, что было много гостей. Живопись Блэр вызывала неизменный интерес. Отчасти это внимание было обусловлено, разумеется, тем, что она была дочерью президента, но все-таки в большей мере все дело было в ее явном таланте. Коллекционеры начали покупать ее работы, тем самым признавая их ценность. На этот раз выставка была не персональной, однако Блэр была одним из ведущих художников, представленных на ней.
– А где твой новый Призрак? – поинтересовалась Блэр.
– Прямо напротив тебя. Она только что вошла, – ответила Блэр. Кэмерон мимоходом посмотрела в их сторону, не выдавая свою заинтересованность. Она была профессионалом. Блэр отлично знала, что Кэмерон смотрит только на нее. Она также понимала, что она была лишь очередным заданием для красивого агента, объектом, который нужно передвигать, сдерживать и контролировать, словно на огромной шахматной доске. Хотя Блэр и была королевой, она была лишена власти. Ей указывали пешки, и она ненавидела это. Особенно когда за ней присматривала женщина столь привлекательная, что Блэр скручивало от желания каждый раз, когда она видела ее. От этого ей еще больше хотелось сбежать от глубокого взгляда серых глаз Кэм.
– О-боже-мой, – пробормотала Диана, проследив за взглядом Блэр. Одним быстрым взглядом она оценила стройную фигуру и андрогинность Кэм. – Как она соблазнительна!
Намек в голосе Дианы вызвал у Блэр раздражение, а от собственного приступа собственнических инстинктов она пришла в ярость.
– Да уж, только если ей не платят, чтобы она следила за тобой, – выпалила она.
– А я почти готова заплатить за это, – парировала Диана, не обращая внимания на злость Блэр. Она никогда не позволяла, чтобы дружба мешала ей получить удовольствие от женщины. И если Блэр тоже была заинтересована в Кэм, то это лишь делало вызов еще более серьезным. О, над этой придется попотеть, подумала Диана про Кэм. Ее окружал почти ощутимый барьер, своим равнодушием она словно заявляла: хотите – смотрите, мне все равно. А Диана обожала ставить на колени таких недоступных женщин.
– Тебе надо пообщаться с людьми, дорогая, – посоветовала Диана, отправляясь по направлению к Кэм. – И мне тоже, если я хочу что-нибудь продать.
Блэр смотрела, как ее подруга, гибкая симпатичная блондинка, смешалась с толпой, думая, как быстро она охмурит агента Робертс. Она нахмурилась при мысли о том, что ей не все равно, и обернулась с улыбкой к директору Музея современного искусства, приветствуя его по имени и не подавая виду, что ее снедает тревога.
***
– Какая жалость, что вы не можете сполна насладиться искусством, – воркующим тоном сказала Диана, подходя к Кэм. – О, смотреть на Блэр, конечно, тоже приятно, я не спорю. Я Диана Бликер, агент Блэр.
– Здравствуйте, – вежливо кивнула Кэм, прекрасно зная имя этой искушенной женщины. – Мне все же удалось немного посмотреть на картины.
– Вам что-нибудь понравилось? – спросила Диана дразнящим тоном. Она не видела причин для того, чтобы быть робкой. Она уже давно прошла этот этап. Она мягко коснулась ногой бедра Кэм. Выглядело это так, словно получилось само собой в толпе людей. Но они обе знали, что это было не так.
Кэм почувствовала прикосновение и тепло тела Дианы, которое оказалось так близко. Опусти она взгляд, она бы увидела груди женщины в низком вырезе ее черного платья. Но Кэм не посмотрела вниз. Вместо этого она посмотрела туда, где стояла Блэр, разговаривая с каким-то молодым человеком из разряда «пробивающих-себе-дорогу-молодых-дарований», о чем говорил его помятый твидовый пиджак и взъерошенная борода. Разговаривая с Дианой, Кэм не отрывала взгляда от Блэр.
– На самом деле да. Там у вас есть серия набросков обнаженной натуры, висит на стене справа. Уголь, бумага. Это ведь ее рисунки, не так ли?
Диана с удивлением рассматривала Кэм. Вряд ли многие обратили внимание на небольшого размера рисунки среди целого множества больших картин, написанных маслом, и прочих работ.
– Это рисунки Шейлы Блейк, – осторожно сказала Диана.
– Ага, – ответила Кэм с легкой улыбкой. – Манера письма мисс Блейк весьма напоминает почерк мисс Пауэлл, и про светотень можно сказать то же самое. Ну конечно же, я уверена в том, что у дочери президента нет причин рисовать обнаженных женщин. Эти рисунки продаются?
– Да, – ответила Диана, заинтригованная и покоренная Кэм.
– Имя покупателя остается неизвестным?
– Как захочет покупатель. Поскольку я агент, покупатель становится моим клиентом.
– Покупатель желает остаться анонимным, – ровным голосом объявила Кэм, отходя немного в сторону, чтобы не терять Блэр из вида.
У Дианы перехватило дыхание, когда Кэм нечаянно коснулась плечом ее груди. Диана почувствовала, что сосок болезненно набух, зная, что его видно сквозь платье. Как же можно было так возбудиться от человека, который практически тебя игнорирует?
– Я гарантирую анонимность, – ухитрилась сказать Кэм хриплым голосом.
– Спасибо.
– Нужно обсудить цену, – сказала Диана. В конце концов, она была бизнесменом.
– В этом нет необходимости.
– Быть может, тогда вы позволите мне пригласить вас на ланч, чтобы обсудить детали?
Кэм впервые встретилась с взглядом Дианы, прочтя в нем приглашение.
– Да, ланч – это хорошо, я позвоню.
– Да, звоните.

+1

3

Глава шестая
– Проснулась?
– Ну так, более или менее. Но не думаю, что тебя это слишком обрадует.
Со вздохом Блэр натянула на себя халат и потащилась на кухню за кофе.
– Ну давай, рассказывай.
– От нее будет не так-то легко ускользнуть. Двенадцать лет в разведывательном подразделении. Отслеживала наркотики колумбийского производства, которые покупались за фальшивые доллары. В общем, преступники дурачили преступников. Судя по всему, у нее все очень хорошо получалось.
Блэр наблюдала, как кофе капает в кофеварочный кувшин, быстро складывая одно и с другим.
– И что это вдруг ее из разведки перевели в подразделение охраны? Что ты не договариваешь?
– Ну, в информации о ней есть существенные пробелы. В официальных документах говорится о том, что в прошлом году она участвовала в неудачной операции, которую, как потом выяснилось, проводило параллельно несколько ведомств. Секретная служба наблюдала за базой, где производились наркотики, на окраине Вашингтона. Ясное дело, что тут не обошлось без Бюро по борьбе с незаконным оборотом алкоголя, табачных изделий, оружия и взрывчатых веществ, потому что чуваки из бюро думали, что эти плохие парни не только делают фальшивые деньги, но и незаконно торгуют оружием. А ко всему прочему, вашингтонское Управление по борьбе с наркотиками без ведома ФБР внедрило к этим парням своего агента. Каким-то макаром колумбийцы смекнули, что дело нечисто, нашли этого агента – им оказалась женщина – и убили ее в перестрелке. Кэмерон Робертс пыталась предупредить ее и вытащить оттуда за пару минут до того, как там началось полное светопреставление.
У Блэр свело живот.
– Ее ранили?
– Да, в бедро. Но это еще не все.
– Что еще?
Человек на том конце провода заколебался. Даже у дружбы есть свои границы.
– Блэр, у Робертс безупречная репутация.
– Я не собираюсь ее портить, – огрызнулась Блэр.
– Ходят слухи, их, правда, немного, и никто ничего не подтвердит наверняка. Ее любят коллеги… –
– Ну ладно! Я все поняла. Ты не хочешь говорить мне, но все-таки скажешь. Потому что если не скажешь, уж я постараюсь сделать так, чтобы ты не стал помощником директора.
– Блэр!
– Да я шучу, пора бы тебе уже знать это после стольких лет нашего знакомства. Расскажи мне о ней, Эй-Джей. Ведь она контролирует мою жизнь!
– Очень секретные источники говорят, что та погибшая женщина, которую внедрили к колумбийцам, была ее любовницей.
– Господи! – выдохнула Блэр.
– Это обстоятельство, возможно, объясняет смену подразделений. Такая штука может запросто закрыть дорогу к работе оперативника.
Блэр представила собранную женщину с ясным взглядом, которая с легкостью отыскала ее в баре два дня назад. Никто из агентов не мог ее найти после того, как она сбегала от них. Ну или даже не пытался.
– Не думаю, что она лишилась каких-то перспектив. Она собранна и холодна, как лед.
– Угу, это подойдет.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Есть еще один слушок. Но он так глубоко зарыт, что я не уверен до конца, что это поговаривают именно о ней.
Блэр уселась на краешек стула за стойкой для завтрака, забыв про кофе.
– Ну и?
– Ты когда-нибудь слышала о глубоко законспирированной эскорт-службе, которая обслуживает верхи?
– Ты имеешь в виду организацию, которая обеспечивает любого рода компанию – мальчиков, девочек или тех и других – для сенаторов и прочих сановников, в том числе, возможно, и для моего отца?
– Я ничего не знаю о твоем отце!
– Для меня это не имеет значения. Он оставил меня одну, это волнует меня больше всего. Ну и какое отношение все это имеет к Робертс? Она что, пыталась прикрыть эту лавочку?
– Ммм… Возможно, она сама пользуется их услугами.
Блэр сначала задохнулась, потом язвительно рассмеялась.
– Твои источники однозначно не видели Кэмерон Робертс. Поверь мне, ей нет нужды платить за секс!!
– Может, она так хочет.
– Чего-чего?
– Никаких привязанностей – а, значит, нечего терять.
– Ах да, я же забыла, что ты у нас психолог, – сухо заметила Блэр. Она наконец глотнула кофе. – В общем так, ты хочешь мне сказать, что у моего нового надсмотрщика нет никаких слабостей, которые я могла бы использовать, чтобы мне чуть-чуть легче дышалось, так?
– Во всяком случае, я их не нашел.
Блэр аккуратно положила трубку, беспокойство боролось в ней с любопытством. У всех есть секреты, и у каждого есть свои слабости, даже у нее. Просто ей везло, и ее слабости оставались тайной для остальных. Видимо, так же получалось и у Кэмерон Робертс.
***
Стук в дверь раздался ровно в 11 утра. Блэр открыла, зная, кто к ней пришел.
– Как всегда пунктуальны, агент Робертс? – спросила она, уходя обратно в комнату и давая Кэм возможность последовать за ней. Пока Блэр шла, она убрала назад свои светлые волосы при помощи черной повязки. Не обращая внимания на Кэм, Блэр собирала простую спортивную сумку, бросая туда спортивные штаны и прочие вещи.
– Я подумала, мы могли бы обсудить вашу поездку в Вашингтон и встречу Нового года, – сказал Кэм, присаживаясь на диван.
– Да что тут обсуждать, – пренебрежительно сказала Блэр. – Вы проводите меня в аэропорт, другая команда заберет меня в Национальном аэропорту Рейгана и доставит в Белый дом, где я буду строить из себя примерную девочку, позировать фотографам и праздновать тот факт, что мне удалось выжить еще один год, – с этими словами Блэр посмотрела на Кэм и пожала плечами. – Если что, я скажу вам, вы же будете там.
– Мне бы хотелось знать о ваших передвижениях заранее, чтобы я могла проинструктировать своих людей. Быть может, запланируем отъезд на три часа в среду?
Блэр наконец прямо посмотрела на Кэм.
– Я привыкла сама планировать свое расписание.
– Вот поэтому я здесь, – ровно ответила Кэм.
– Вы занимаетесь спаррингом, агент Робертс? – неожиданно спросила Блэр.
– Вы имеете в виду рукопашный бой?
– Я имею в виду карате.
Кэм заколебалась, не понимая, куда это может привести. Блэр Пауэлл ничего не говорила просто так.
– Ну не совсем. Я не занималась спаррингом специально…
– Давайте обсудим наши планы насчет поездки после того, как позанимаемся в спортзале. Я как раз собираюсь туда. Можете взять мою одежду.
Кэм уставилась на Блэр. Это была плохая идея. Ее наняли, чтобы защищать ее, не для того чтобы облегчать ей социализацию. Кэм не заботило, как на это могли посмотреть другие, она волновалась насчет сохранения профессиональной дистанции. Блэр и без того было трудно держать в узде, и личные отношения могли лишь ухудшить дело.
Пытаясь задержать Блэр, Кэм сказала:
– Если вы собираетесь на улицу, мне нужно предупредить своих людей…
Но Блэр не дала ей договорить. Она схватила свою сумку и направилась к двери, задев Кэм. – Так, я пошла. Вы идете или нет?
У Кэм не было выбора. Либо она пойдет с Блэр, либо Блэр уйдет из здания в одиночестве, и ей останется лишь надеяться на то, что кому-нибудь из агентов удастся отследить ее, прежде чем она растворится в уличной толпе. Кэм поспешила за Блэр, на ходу включая передатчик.
– Мак, ты там? – энергично зашептала она.
– Да, босс, – тут же отозвался Мак.
– Цапля выходит. Пусть кто-нибудь будет в машине.
– Вас понял. Вы с ней?
– Да, но я хочу получить подкрепление и убедиться в том, что все наготове. – Кэм подставила плечо между дверями лифта как раз в тот момент, когда они начали закрываться. Блэр прислонилась к стене, наблюдая за Кэм. Похоже, она развлекалась. Кэм выключила передатчик, пристегнула его обратно к поясу и внимательно посмотрела на Блэр. Кэм была скорее встревожена, чем разозлена, но выражение ее лица было, как обычно, нейтральным.
– Вам ведь это не нравится? – утвердительно спросила Блэр.
– Не нравится что? – ровным тоном уточнила Кэм.
– Не контролировать ситуацию и не знать, что произойдет в следующий момент.
– Если вы говорите о моей работе, то вы правы. Моя работа в том и заключается, чтобы быть в курсе всего и контролировать ситуацию. За это мне и платят.
Блэр разглядывала Кэм, но она не могла ничего понять, ибо лицо Кэм не выражало ничего, а тон был спокойным. Двери лифта открылись, и Блэр увидела двух агентов, которые ждали их у лифта. Блэр в нетерпении закачала головой.
– Скажите им, чтобы оставили нас одних, – неожиданно попросила она. В ее голосе прозвучало что-то похожее на отчаяние.
– Спортзал на Седьмой авеню? – спросила Кэм в ответ.
– Да.
Кэм вытащила передатчик и сказала:
– Мы пойдем пешком в Сохо. Следуйте за нами на машине.
Кэм и Блэр вышли на улицу навстречу свежему и ясному утру. Два агента прошли мимо них и сели в машину, стоявшую на обочине. Машина медленно следовала за ними, пока они шли в спортзал.
Блэр посмотрела на Кэм, которая шла рядом с ней, постоянно сканируя взглядом улицу впереди и машины, проезжавшие рядом.
– Так вы серьезно хотите меня защищать? – спросила Блэр у Кэм.
– Конечно.
– Почему?
– Потому что вы нуждаетесь в защите и потому что меня об этом попросили.
– И что, вы на самом деле броситесь под пулю, спасая мою жизнь? – насмешливо спросила Блэр. На лице Кэм дрогнул мускул, а ее серые глаза потемнели.
– Да, – коротко ответила она. Она посмотрела Блэр прямо в глаза, ища в них какой-то намек. Кэм не сомневалась, что Блэр затеяла этот разговор неспроста. Блэр смотрела на нее с вызовом и не менее пристально.
– У вас уже есть подобный опыт, не так ли? – запустила Блэр пробный шар. В конце концов, быстрый вздох, сделанный Кэм, и то, что она немного сбилась с шага, вознаградили Блэр: она поняла, что ее вопрос достиг цели. И у Робертс есть слабое место, с ликованием подумала Блэр. Когда Кэм не нашлась с ответом, Блэр надавила еще сильнее.
– Ну вы же знаете, все это записывается.
– Тогда вы знаете все, что можно об этом знать, – натянуто ответила Кэм. Она изо всех сил старалась не вспоминать лицо Джанет.
– Да?
– Вы же сами сказали, что все записано.
Блэр рассмеялась:
– Мы обе знаем, насколько точны такие записи, да, агент Робертс?
***
Они отправились не в приличный спортклуб, где Блэр занималась йогой и аэробикой. Блэр быстро прошла мимо этого спортклуба и свернула в соседний переулок. Кэм лишь тяжело вздохнула про себя, когда Блэр схватила ее за руку и повела к узким замусоренным ступеням, которые вели в большой зал на третьем этаже старого многоквартирного дома.
В зале преобладали мужчины. К потолку на цепях были подвешены изношенные боксерские груши, и мужчины в порванных футболках или вообще с голым торсом вовсю молотили по ним. По углам стояли скамейки для поднимания тяжестей, где потели мускулистые тяжеловесы. В центре зала на возвышении находились два боксерских ринга. На одном из них двое мужиков всерьез колошматили друг друга. Кэм могла поспорить, что в зале было человек шесть уголовников, которые могли знать, кем на самом деле была Блэр.
– Вы были здесь раньше? – – спросила Кэм, обходя мужчин и следуя за Блэр вглубь помещения.
– Я хожу сюда три раза в неделю вот уже полтора года.
Кэм пришла в ярость. Никто не сказал ей об этом месте. У нее не было информации о тех, кто посещал этот спортзал, и ни малейшего представления о планировке здания – она не могла обеспечить эффективную защиту Блэр. Какого черта они проглядели это место?!
Прочитав мысли Кэм, Блэр сказала:
– Они не знают.
– Как такое возможно?!
Блэр улыбнулась спонтанной и обезоруживающей улыбкой. Впрочем, разозленная Кэм этого не заметила.
– Охрана думает, что я хожу к своему врачу, его кабинет прямо за углом.
– Задняя дверь?
– Угу.
Кэм даже не спросила, зачем Блэр так делала, она и так знала почему. Говорить ей об опасности было бессмысленно. Блэр явно больше заботила ее свобода, а не безопасность. И не мудрено, когда последние пятнадцать лет за ней постоянно кто-то маячил тенью. Кэм хотела изменить ситуацию.
– Мы пришли, – объявила Блэр, задергивая штору, отделявшую раздевалку, которая по размерам была не больше гардеробной. За хлюпкой перегородкой виднелась душевая кабина и унитаз. Блэр бросила сумку и одним быстрым движением стянула футболку. Она застала Кэм врасплох и понимающе рассмеялась, когда взгляд Кэм скользнул по ее груди, прежде чем Робертс быстро отвела глаза.
– Можете взять штаны и футболку у меня в сумке. Там их полно, – сказал Блэр, продолжая переодеваться. Она беззастенчиво рассматривала Кэм, когда та стала раздеваться. Блэр знала, что Кэм чувствовала, что ее разглядывают, но виду не подавала. Тело Кэм оказалось таким, как и ожидала Блэр, – стройным, с очерченными мускулами, напоминавшим туго скрученную спираль, готовую в любой миг распрямиться и начать действовать. Блэр представила, как мышцы Кэм дрожат от желания, как она теряет свой стальной контроль. Образ получился настолько ярким, что от резкого всплеска желания Блэр чуть не задохнулась. Если Кэм и слышала этот вздох, то не показала этого. Не спеша она потянулась за штанами.
Блэр посмотрела на шрам сантиметров 25 длиной на внутренней стороне правого бедра Кэм. Шрам зажил не до конца, и краснота еще не сошла. Когда Кэм надела штаны, Блэр спросила:
– С вашей ногой все в порядке?
– Да.
Кэм надела футболку с надписью «Спортзал Эрни». Она посмотрела на Блэр, которая стояла рядом и разглядывала ее. На дочери президента была футболка без рукавов, нижний край которой был оторван сантиметров на пять пониже ее крепких высоких грудей, и мешковатые штаны. Гладкая кожа, подтянутые руки и ноги, стройная талия. В пупке маленькое золотое колечко. Непокорные волосы выбились из-под ленты и обрамляли ее лицо. В голубых глазах Блэр читалась неприкрытая чувственность. Она была прекрасным диким животным.
– Я так понимаю, это и есть спортзал Эрни? – сухо заметила Кэмерон, не поддаваясь на явное соблазнение. Время, когда столь многообещающее тело, как тело Блэр, могло заинтересовать ее, прошло. Цена обладания была слишком велика.
– Да, это спортзал Эрни, – подтвердила Блэр, отодвигая занавеску. Ее не смутил отпор Кэм. Она бы даже разочаровалась, окажись это легким делом. Но Блэр беспокоило, что ее собственное тело явно задрожало от предвкушения. Желание означало слабость. Как раз чужими слабостями и пользовалась Блэр, избегая их сама. И без того было столько способов, которыми другие люди ее контролировали. Хотя бы не этим.
***
Голова Кэм дернулась назад от удара в челюсть.
– Уверены, что не хотите надеть шлем? – прокричала Блэр со смехом в голосе. Она легко передвигалась по рингу, держа руки в перчатках на уровне груди. Кэм, на которой не было ни перчаток, ни другой защиты, посмотрела на Блэр.
– Нет, спасибо, – сказала она, с уважением оценивая размах ног противника. Когда Блэр ударила снова, Кэм отошла с траектории удара и блокировала его предплечьем. Кэм была готова к последующему удару кулаком и справилась с ним. Она снова отступила немного назад, пытаясь оценить тактику Блэр. Подвижная и гибкая, Блэр проворно перемещалась по рингу. Она была кикбоксером, и ноги были ее оружием. А Кэм готовили для уличных боев. Блэр атаковала без передышки, умело нанося смешанные и двойные удары ногами и руками. Некоторые из них попали в цель, хотя и не могли нанести реального вреда, даже если бы Блэр била в полную силу.
Кэм отклонялась, отбивалась и перенаправляла удары противника. Ее учили обездвиживать и нейтрализовывать, а эта техника не подходила для спарринга. Кэм понимала, что долго так не продержится, потому что Блэр вполне могла врезать ей как следует ногой. Когда Блэр в очередной раз замахнулась ногой, целясь в голову Кэм, та быстро переместилась к Блэр так близко, что удар потерял свою силу. Кэм схватила Блэр за ногу, а другой рукой – за плечо, и сделала подсечку. Блэр грохнулась на мат, а Кэм прижала ее сверху.
– Ах ты зараза! – пробормотала Блэр, попытавшись освободиться. Когда Кэм надавила посильнее на ее плечо, Блэр перестала дергаться. Ей не причинили вреда, но эффективно обездвижили.
– Если постучите по мату, я отпущу вас, – шепнула Кэм на ухо Блэр. – Но вы должны обещать, что не накинетесь на меня после этого, – это закон войны.
Блэр рассмеялась и постучала по мату. Перевернувшись на спину, она увидела, что Кэм стоит на коленях рядом с ней, на лице полуулыбка.
– Вы в порядке? – спросила Кэм.
– Просто супер. Я так полагаю, вы снова сделаете это, если мы продолжим?
– Я же вам говорила, что не занимаюсь спаррингом, – сказала Кэм, пока они обе поднимались на ноги. – Вы бы размазали меня.
– Я так не думаю, – мягко сказала Блэр, снимая перчатки. – Покажете мне этот прием?
Блэр обвела взглядом ринг, поняв, что вокруг собралась довольно приличная толпа, глазевшая на них. Ей подумалось, что сейчас не самое лучше время для урока, особенно учитывая то, что здесь у нее не было своих людей. Кэм не могла следить за всеми, кто был вокруг. Блэр проследила за взглядом Кэм, и ее улыбка тут же исчезла, сменившись раздражением.
– Они не знают, кто я, – ровным голосом сказала Блэр.
Кэм уловила недовольство в ее взгляде и слегка покачала головой:
– Вы не знаете этого наверняка.
– Я знаю, я всегда знаю, – настойчиво сказала Блэр. Глубоко вдохнув, она прошептала «пожалуйста».
Кэм еще раз обвела взглядом людей, окруживших ринг.
– Ну хорошо.
Она несколько раз медленно показала прием, а Блэр внимательно следила за ее движениями. Потом Кэм ударила Блэр ногой в голову, готовая отвести удар сама, если Блэр не справится с захватом. Но Блэр справилась, и Кэм упала на мат под одобрительные крики зрителей. Кэм лежала на спине, Блэр была сверху, прижимая шею Кэм своим предплечьем. Блэр просунула колено между ног Кэм и наклонилась прямо к ее лицу, губами почти касаясь Кэм.
– Если ты не постучишь по мату, я могу сделать тебе намного приятнее, – прошептала Блэр.
Кэм задохнулась, когда Блэр потерлась бедром у нее между ног. На мгновение исчезло все вокруг, и Кэм чувствовала лишь охвативший ее огонь желания. Она подавила стон, помотала головой, чтобы очистить мысли, и одним рывком сбросила Блэр с себя. Кэм быстро встала на ноги и тут же вышла с ринга.
– Она тебе не по зубам, да, детка? – добродушно сказал Кэм какой-то здоровяк.
– Да уж, вы правы, – без напряжения в голосе ответила Кэм. Она дождалась, когда Блэр тоже сойдет с ринга, и пошла за ней в раздевалку.
– Мне нужно в душ, – объявила Блэр, стаскивая одежду. Кэм с трудом подавляла остатки непрошенного желания.
– Я подожду снаружи.
– Чего вы боитесь, агент Робертс? – беззлобно поддела Блэр. Она стояла перед Кэм совсем без одежды. – Я почувствовала вас, вы знаете о чем я.
– Не торопитесь, я подожду, – ответила Кэм ровным голосом, выходя из раздевалки. Смех Блэр звучал у нее в ушах, а дрожь в теле напоминала о ее слабости.
Глава седьмая
Кэм вошла в офис и хлопнула дверью так сильно, что зазвенело стеклянное ограждение. Вокруг стола сидело шестеро агентов, все уставились на свои авторучки. Кэм встала в торец стола. Она тяжело дышала и с трудом сдерживала гнев.
– Кто из вас работает здесь больше шести месяцев? – отрывисто спросила она наконец. Какое-то мгновение стояла тишина, потом Мак прокашлялся и сказал:
– Все, мэм.
– Значит, все, – повторила Кэм, переводя взгляд с одного оперативника на другого.
– Да, мэм, – подтвердил Мак.
– Очевидно, что ни один из вас не справляется с этим заданием и недостоин его. Блэр Пауэлл – дочь американского президента – плохо охранялась на протяжении нескольких месяцев. И ни один из вас не сообщил об этом. Даже если я бы могла закрыть глаза на вашу безответственность – чего я не сделаю – ваше замалчивание потенциальной угрозы национальной безопасности нельзя оправдать ничем. Если бы ее похитили, это стало бы прямой угрозой президенту, – выговорилась Кэм. Положив обе руки на стол, она наклонилась вперед и четко сказала:
– Я хочу, чтобы в течение часа каждый из вас написал заявление на перевод в другое место.
Когда Кэм направилась к двери, Паула Штарк резко встала с места.
– Коммандер!
– Да?
– Я не хочу переводиться в другое место, я хочу работать здесь.
– Да? С чего бы это?
Штарк сделала глубокий вдох.
– Потому что это моя обязанность и потому что я могу делать то, что не могут другие. Уже несколько месяцев я хожу за ней по гей-барам. И меня там признали. Я могу пройти туда, куда не пустят большинство других. Если вам нужен тайный агент, то он перед вами.
Кэм молча смотрела на Штарк.
Паула не отвела взгляд.
– Мне следовало написать отчет раньше. Мы теряли ее из вида регулярно. И всегда это происходит из-за того, что она не информирует нас о своих передвижениях, или меняет маршрут, или намеренно вводит нас в заблуждение. Все мы в отчаянии, хотя это и не оправдание.
– Да, так и есть. Это не оправдание всей этой ситуации, в которой все вы оказались. Мисс Пауэлл, конечно, не подарок, но вы поклялись защищать ее. Если вы не способны на это, то вам здесь не место. Я не хочу, чтобы в этой команде оставался хоть кто-то, кто не хочет здесь работать. – Кэм обвела взглядом группу. – Я прослежу, чтобы для тех, кто решит перевестись сейчас, не было никаких плохих последствий. Но я обещаю, что отправлю вас в посольство куда-нибудь в Сомали, если вы провалите мое дело.
Через час Мак постучал в дверь кабинета Кэм.
– Коммандер?
Кэм рассматривала его мальчишеское симпатичное лицо. В голубых глазах Мака была серьезность.
– Ты остаешься или уходишь, Мак?
– Остаюсь, если захотите. Два человека хотят перевестись, они заполняют бумаги. Простите, что облажался. Если вы не доверяете мне…
Кэм остановила его, подняв руку.
– Мне нужен хороший координатор, Мак. Наш объект не хочет с нами сотрудничать, и с этим ничего не поделаешь. Нам нужно научиться подстраиваться под ситуацию, чтобы суметь в один миг перебросить людей и машины и поменять маршрут. А мне придется быть при ней неотлучно до тех пор, пока она не поймет, что мы не сдадимся.
Кэм увидела недоверие на лице Мака, которое он постарался скрыть. Она рассмеялась, напряжение, которое не отпускало ее после спортзала, наконец, исчезло, и плечи расслабились.
– Да, понимаю, я грежу наяву. В основном, ты будешь здесь, когда мы будем в Нью-Йорке, или в коммуникационном центре, когда мы будем за пределами города. Остаешься?
– Да, – широко улыбнувшись, ответил Мак.
– Отлично. Теперь найди мне замену тем двум, которые уходят. И сначала просмотри личные дела новичков сам, а потом уже передай мне. И еще, Мак. Мы оба знаем, в чем проблема. При малейшем намеке на гомофобию никого не брать. То, как живет Блэр Пауэлл, не наше дело, и отношение к ее личной жизни не должно сказываться на нашей работе. Я хочу, чтобы ты четко это понимал.
– Да, мэм. Я все понимаю.
– Хорошо. Сбор в семь часов, будем обсуждать поездку в Вашингтон.
Когда Мак вышел из кабинета, Кэм откинулась в кресле и закрыла глаза. Ей не хотелось думать о том, как она отреагировала на явную сексуальную провокацию Блэр в спортзале, но она должна была это сделать. Она не могла позволить себе отвлекаться, а отрицать то, как на нее действовала Блэр, было невозможно. К счастью, реакция была чисто физической. Они уезжали в Вашингтон на два дня, а уж там Кэм могла удовлетворить настойчивые потребности своего тела.
***
Кэм села в самолет последней. Салон был маленький, Блэр сидела в одиночестве ближе к хвосту. Трое агентов сидели прямо у кабины пилота. Кивнув им, Кэм пошла дальше и села напротив Блэр. Она вытянула ноги и вытащила из портфеля пачку бумаг.
– У вас есть планы на вечер, агент Робертс? – спросила Блэр. Ей нравилось, как выглядела Кэм в хлопчатобумажных брюках цвета хаки, такого же цвета пиджаке и футболке. Эта одежда была ближе к повседневной, чем официальной. Еще больше Кэм восхищала Блэр лишь в обтягивающих выцветших джинсах, которые она носила вне работы. Блэр очень хорошо помнила, как отлично смотрелась Кэм в этих джинсах. На самом деле, каждый раз, когда Блэр вспоминала ту ночь в баре, ей хотелось лишь одного – залезть в эти джинсы. Однако пока это казалось невозможным.
Кэм улыбнулась и покачала головой.
– Никаких планов. С днем рождения, между прочим.
Блэр слегка покраснела, а потом напомнила себе о том, что агент Робертс просто пыталась быть с ней вежливой, как и большинство людей в ее жизни. Наклонившись вперед и понизив голос, она сказала:
– Что ж, спасибо. Я так полагаю, поздравительного поцелуя не будет?
Кэм посмотрела на Блэр, подумала, как же она красива, и вернулась к своим бумагам.
– Нет.
До конца полета они больше не разговаривали.
Кэм проводила Блэр по подъездной дороге к частному входу в Белый дом. Она остановилась у двери, которую открыл перед Блэр охранник.
– Увидимся утром, мисс Пауэлл, – попрощалась Кэм. Дверь захлопнулась, дочь президента ничего не ответила. Теперь ответственность за нее несла охрана Белого дома, вплоть до ее отбытия на следующий день. Кэм предвкушала свой выходной и приятный вечер.
Глава восьмая
Кэм растянулась на диване с бокалом выпивки в руке и смотрела на машины, которые ехали по Пенсильвания-авеню. С ее этажа виднелся вдалеке Белый дом. Мельком Кэм подумала, как там Блэр, но потом отбросила эти мысли. По крайней мере, сегодня ей не нужно волноваться за Блэр. Кэм взяла телефон и набрала номер по памяти.
– Это номер 38913, – сказала она после того, как ей ответил женский голос. – Я хочу подтвердить свою заявку на этот вечер. – Кэм подождала несколько секунд, пока на том конце провода проверяли ее клиентский номер. – Да, в 11 часов…, – она заколебалась, услышав звук своего бипера. – Одну минуту, – сказала она в трубку, проверяя номер. Звонили из Белого дома. – Я перезвоню. Возможно, встреча перенесется на более позднее время. Да, держите эту заявку для меня, я оплачу всю ночь. Спасибо.
Кэм позвонила по другой линии, подключив шифровальное устройство.
– Робертс, – сухо сказала она, когда там взяли телефон.
– Коммандер? Это Мак. Простите за беспокойство, но я подумал, что вы захотите узнать об этом.
– Мак? – удивленно переспросила Кэм. – Что ты здесь делаешь? Что вообще происходит?
– Я не должен быть здесь. Но она пропала, коммандер. Они потеряли ее час назад. Местный коммандер не захотел, чтобы об этом стало известно, но потом мне тайно позвонил приятель и все рассказал.
– Черт побери, – выругалась Кэм. – Кто еще в курсе?
– Только местная команда охраны. Они не имеют понятия, где ее искать.
Она поняла намек.
– Ну ладно. Так, наших людей мы задействовать не можем, ведь предполагается, что мы ничего не знаем. Есть несколько мест, которые я могу проверить. Слушай, Мак, здесь есть один клуб, он постоянно меняет адрес, кочует по всему городу. Очень модный, адрес знают только свои. Найди мне его. Перезвоню через час.
Кэм прервала начавшиеся протесты Мака.
– Понятия не имею как, но ты найдешь мне этот адрес, я уверена.
Через два часа Мак перезвонил ей и сообщил адрес клуба. Клуб находился на складе, Кэм приехала туда ближе к полуночи. Перед этим она обошла все гей-бары, которые знала, и еще несколько, адреса которых назвал ей Мак. Это была новогодняя ночь. В барах клуба было полно бурно веселившихся мужчин и женщин разной степени опьянения и раздетости. Блэр было не видно. Можно было лишь надеяться на то, что она где-то развлекалась с очередной подружкой.
В клубе все оказалось еще хуже, чем думала Кэм. Толпа народу, все толкаются, под тусклыми лампочками на потолке клубится сигаретный дым, воздух буквально пропитан сексом и алкоголем. Кэм шла дальше, осматривая полутемное помещение в надежде на то, что любая блондинка окажется Блэр.
Блэр видела, что Кэм приближается к ней. Она стояла прислонившись к стене в узком коридоре, который вел в отдельные комнаты и ниши, которые использовались для быстрого бурного секса. Блэр рассматривала молодую крепкую девушку в черных кожаных штанах. Она стояла у барной стойки, пытаясь произвести впечатление на своих друзей. Блэр подумала, что с этим экземпляром было бы поразвлечься. Ей всегда доставляло удовольствие унижать бучей, и она могла бы поспорить сама с собой, что эту деваху она заставила бы умолять. Блэр уже подумывала приступить к делу, как вдруг случайно увидела Кэм. Кэм была на голову выше большинства женщин. Она двигалась сквозь толпу, как элегантная лодка, рассекавшая волны. В легкой куртке, темного цвета рубашке-поло, своих фирменных линялых джинсах и ботинках, она могла показаться обычной, но на самом деле она была самой сексуальной женщиной среди присутствующих. Кэм шла уверенно и грациозно. Гибкая и сильная, настоящий охотник, выслеживающий свою добычу. У Блэр было лишь одно преимущество – темнота в коридоре. Когда Кэм подошла совсем близко, у Блэр заколотилось сердце. На этот раз тот, за кем охотились, сам станет охотником.
Кэм вошла в арку, которая вела в коридор, где стояла Блэр, как раз в тот момент, когда часы стали бить двенадцать. Вокруг нее толпились люди в поисках того самого одного-единственного и неповторимого партнера, с которым хочется встретить новый год. Блэр схватила Кэм за руку и прижала к стене, надавив на нее своим телом и обняв за талию. Кэм просто опешила. Мягкие груди Блэр прижались к ее груди, а на своей шее Кэм почувствовала горячее дыхание Блэр. Блэр вдвинула свое бедро между ног Кэм. Вот именно так женщина не прикасалась к Кэм уже год, и ее тело содрогнулось от разбуженных ощущений. Она задержала дыхание, когда резкое желание буквально пронзило ее. Кэм завелась мгновенно, кровь прилила к низу живота.
– С Новым годом, коммандер! – шепнула ей на ухо Блэр, схватив ее голову и притягивая к себе для поцелуя. Кэм задохнулась от неожиданности, когда Блэр прижалась к ней, а со всех сторон на них еще надавила и толпа.
Кэм застонала, когда настойчивый язык Блэр проник к ней в рот. После этого охвативший ее пожар стал еще сильнее. Кэм поцеловала Блэр в ответ, она ничего не могла с собой поделать. На мгновение она забыла, кем она была и где находилась. Кэм чувствовала лишь пульсацию в своей голове и болезненное напряжение внизу живота. Она вот-вот могла кончить. Блэр залезла рукой между ног Кэм.
– О господи! – выдохнула Кэм, оторвавшись от Блэр так резко, что ее голова ударилась о стену. Ноги у нее дрожали. Кэм схватила Блэр за руку и стала оттаскивать от себя. – Нет, черт возьми! Хватит!
– Ты что с ума сошла?! – воскликнула Блэр, в ее голосе чувствовалось не меньшее желание. – Да ты так завелась, что я чувствую это даже сквозь твои джинсы! Ты почти кончила – дай я сделаю это, ты же хочешь, я знаю!
Как раз этого мгновения Кэм было достаточно, чтобы обрести контроль. Она отошла от Блэр на шаг, теперь они уже не прижимались друг к другу.
– Я хочу забрать вас отсюда.
Глаза Блэр угрожающе засверкали. Она чуть не унизилась! Огонь, который она почувствовала в теле Кэм, возбудил и ее, и она могла кончить. Она до сих пор дрожала от возбуждения.
– Да пошли вы, агент Робертс!
Блэр собралась уйти, но Кэм взяла ее за руку.
– Мисс Пауэлл, пожалуйста!
– Оставьте меня в покое. Никто не знает, что я здесь.
– Я знаю.
– Тогда сделайте вид, что не знаете, – отрезала Блэр, стараясь улизнуть от Кэм в толпу. Но она не могла быстро двигаться из-за большого количества людей, поэтому Кэм держалась прямо позади нее.
– Я не могу, – решительно сказала Кэм.
Блэр повернулась к ней лицом, вся напряженная от ярости.
– Тогда делайте свою работу, но не путайтесь у меня под ногами!
Кэм кивнула, соглашаясь на эту маленькую уступку. Она позволила Блэр идти впереди, от всей души желая, чтобы ей удалось связаться с Маком и попросить у него поддержку. Все, что она могла сейчас делать, – это держаться вблизи Блэр, до тех пор пока она, наконец, не устроится где-нибудь на ночь. Тогда Кэм могла позвонить и передать ее другой команде.
В два часа ночи Кэм позвонила Маку из отеля Франклина.
– Мак?
– Да, коммандер. Пожалуйста, скажите, что вы нашли ее!
– Пошли двух наших людей, не из охраны Белого дома, к отелю Франклина, пусть дежурят у отеля. Я их дождусь. Она в номере 1302, думаю, она пробудет там всю ночь. Еще мне нужен кто-то в номере напротив ее номера, я сняла его. И машина внизу чтобы была. И да, Мак, держи все в секрете, ради бога. Если пресса пронюхает про ее побег, то они сюда нагрянут.
– Есть какая-нибудь информация о том, с кем она? – поколебавшись, спросил Мак.
– Нет, – отрывисто сказала Кэм. Ну разве что можно было сказать, что это молодая, офигительно красивая девушка, похожая на парня. Когда Блэр подошла к ней и многообещающе поцеловала, сказав, что она уходит, и пригласила девушку с собой, та не колебалась ни секунды.
Кэм шла за ними несколько кварталов до отеля на довольно приличном расстоянии, стараясь держаться в тени каждый раз, когда Блэр останавливалась, чтобы приласкать свою подружку в кожаных штанах. Блэр ни разу не посмотрела в сторону Кэм, хотя наверняка знала, что Кэм идет за ними и все видит. Если Блэр хотела позлить Кэм этими ласками, то ей это удалось, хотя не совсем по той причине, которую предполагала Блэр. Кэм была в ярости от того, какой опасности Блэр подвергала себя, подобрав в клубе незнакомку, и позвав ее в отель недалеко от Белого дома. Это было настолько опасно, что Кэм устала бы перечислять все аргументы! Блэр была красивой, яркой и талантливой девушкой. Ей не было нужды растрачивать себя вот на такие одноразовые похождения. Это было физически опасно. С точки зрения политики, это было вообще самоубийство. К тому же такими приключениями Блэр сознательно разрушала саму себя. Из-за этих мыслей Кэм в какой-то момент уже была готова разогнать эту парочку, но потом напомнила себе, что у Блэр было право делать то, что она делала, и что любая попытка помешать ей сделала бы ее еще более безрассудной. Последнее, что видела Кэм, – как Блэр прижала свою подружку к двери номера, целуя ее и пытаясь вставить карточку в дверной замок. Блэр целовала девушку так страстно, что этот поцелуй отозвался в теле Кэм. Наконец, дверь открылась, и парочка исчезла в номере.
– Босс, вы еще там? – голос Мака прервал воспоминания Кэм.
– Да, – отрезала она, не сумев до конца успокоиться.
– Через пять минут они будут.
– Хорошо.
***
Кэм все еще кипела внутри, когда вышла из лифта в холл перед своей квартирой. Она остановилась в удивлении, увидев, как ждавшая ее статная блондинка отложила книгу и улыбнулась ей.
– Бог мой! – воскликнула Кэм. – Я не хотела, чтобы ты ждала меня тут в коридоре!
Ее гостья убрала книгу в стильную кожаную сумку.
– Я знаю. Но мой вечер был уже спланирован, к тому же здесь достаточно безопасно. Я понимаю, что самонадеянна, но я могу уйти, если захочешь. Впрочем, ты заказала всю ночь.
– Нет, я не хочу, – сказала Кэм, открывая дверь. – Заходи. – Она включила свет и повернулась к женщине, которая зашла в квартиру за ней. – Прости, я…
– Не извиняйся, – прервала ее блондинка, легко погладив Кэм по щеке. Она чувствовала эту дрожь, этот жар. Она знала эти признаки.
– По-моему, тебе нужно немного внимания, – хриплым голосом прошептала блондинка. Не дожидаясь ответа, она мягко прижала Кэм к двери и расстегнула пуговицы на ее джинсах. Она услышала вздох Кэм и поняла, что не ошиблась. Опершись одной рукой на стену, другой рукой блондинка ласкала Кэм.
Закрыв глаза, Кэм схватилась за ручку двери, чтобы не упасть. Ее мучило возбуждение, и с того самого момента, как Блэр схватила ее за руку, она не могла успокоиться. Первые же прикосновения блондинки свели Кэм с ума.
– О боже, – застонала она, молясь про себя, как бы устоять на ногах. Ласки блондинки были уверенными, властными, безостановочными, и Кэм слышала свои стоны. Она оперлась на стену, напряглась, чтобы не дать прорваться нараставшему внутри нее давлению, но ее ноги продолжали искать руку блондинки.
– Я больше не могу, – выдохнула Кэм, до боли стиснув зубы. Она закричала, когда оргазм пронесся через все ее тело, голова моталась из стороны в сторону, пока Кэм содрогалась в экстазе. Когда все кончилось, Кэм с удивлением обнаружила, что все-таки стоит на ногах.
– Господи, я не хотела, чтобы все случилось так быстро, – хватая ртом воздух, призналась она.
– Не думаю, что это зависело от тебя, – мягко рассмеявшись, сказала гостья, проходя вглубь комнаты, чтобы дать Кэм возможность прийти в себя. Это возбуждение, конечно, не имело к ней отношения, как, скорее всего, в большинстве случаев, подумала блондинка.
– Может, ты выпьешь со мной сейчас? – сухо спросила Кэм, с трудом справляясь с пуговицами на штанах. У нее дрожали руки.
– С превеликим удовольствием, – ответила блондинка с улыбкой.
Кэм пошла к бару и налила им обеим. Потом они уселись на диване лицом к огромным окнам от пола до потолка. Несколько минут они молча сидели почти в полной темноте, каждая погрузилась в свои мысли.
– Ммм… тебе не надоело, что от меня нет отдачи? – наконец спросила Кэм. Не услышав ответа, Кэм тихо добавила: – Прости, это не мое дело.
– Нет, все в порядке, – успокоила ее гостья. – Я не жду отдачи, а в большинстве случаев просто не хочу ее.
Теперь замолчала Кэм. Все это время, что они встречались, они никогда не говорили о личном. У Кэм не было желания расспрашивать блондинку. И она понятия не имела, почему вдруг сейчас задала этот вопрос.
– Ты должна знать, что это мой выбор, и о том, что со мной плохо обращаются, речи совершенно не идет, – добавила женщина.
Кэм кивнула, она знала, как работает эта система, вплоть до того, как часто сотрудники эскорт-службы были должны проходить диспансеризацию. Но Кэм не знала, кем были эти люди и что они чувствовали. И она, и ее гостья хранили в тайне свои имена и свои секреты. Можно сказать, что между ними существовала деловое соглашение, цивилизованное такое соглашение, и до последнего времени этот механизм работал.
– Ну иногда тебе бы хотелось, чтобы процесс был обоюдным? – спросила Кэм.
– Тебя я бы точно не выбросила из постели, – мягко ответила собеседница, замаскировав смехом свое признание.
– Я не прошу об этом, я не могу, я не должна…, – Кэм не хватало слов. Как объяснить, что она не чувствовала желание обладать женщиной, сама мысль об этом пугала ее. Быть такой близкой с человеком – и потом потерять его. Кэм постаралась прогнать застарелую боль.
Блондинка остановила ее, положив руку на бедро Кэм.
– Мне не нужно, чтобы ты занималась со мной любовью. Я готова делать все, что поможет тебе почувствовать себя лучше. И мне это понравится. Очень понравится. Именно так, как мы это сделаем.
Кэм кивнула в ответ, поставив стакан на стол. Она встала и протянула блондинке руку.
– Пойдем в спальню, – сказала она, надеясь наконец уснуть.

+1

4

Глава девятая
Мак смотрел, как его босс и дочь президента садятся в самолет. Обстановка, похоже, хорошенько накалилась. Блэр с размаху уселась в кресло в хвосте. Кэм села на первое сиденье в салоне, откинулась в кресле и закрыла глаза. Мак подозревал, что ей не довелось поспать этой ночью. Да никто из них толком не спал. Половина команды работала, хотя вообще-то у них был выходной. Блэр не вернулась в Белый дом раньше восьми утра, поэтому им было труднее провести ее мимо журналистов, скрыв, что ее не было на месте все это время. Блэр была похожа на человека, который развлекался всю ночь напролет.
Кэм позвонили, как только Блэр вышла из номера в отеле. Она встретила Блэр у бокового входа в Белый дом. Кэм выглядела не лучше Блэр, хотя и была столь же безупречна, как всегда. Они не поздоровались при встрече. Кэм повела Блэр через служебный вход и дальше, по лабиринту служебных коридоров туда, где находились жилые помещения. Поездка в аэропорт спустя час назад прошла в таком же холодном молчании.
Когда спустя сорок минут после взлета самолет приземлился в Нью-Йорке, Кэм проводила Блэр в машину, которая уже ждала их, и села рядом с ней на заднее сидение. Через час Блэр должна была встретиться с мэром. Вместе им предстояло вести парад в честь наступления Нового года.
– Куда ехать, мисс Пауэлл? – прохладно спросила Кэм. Из-за исчезновения Блэр и ее позднего возвращения в Белый дом им пришлось менять все расписание. Кэм не имела понятия о планах Блэр и злилась из-за этого.
На этот раз Блэр была сговорчивой.
– Мне нужно домой, переодеться.
Кэм кивнула, сказала водителю и агентам во второй машине куда ехать и откинулась на сидение. Она подавила свой гнев. Кэм не хотела доставить Блэр удовольствие, дав понять, насколько взволновала ее то, что произошло между ними в баре. Несколько часов, что она провела с блондинкой, удовлетворили ее тело, но не смогли стереть воспоминания ни о губах Блэр, которые прикасались к ее губам, ни о требовательных руках Блэр, которые обещали так много. Кэм не нравилось то, что она чувствует. Припухшие губы Блэр лишь напоминали Кэм о том, что Блэр по полной программе получила то, что она хотела, от незнакомки. Не будь дурой, подумала с отвращением Кэм. Когда Блэр на взводе, она найдет с кем заняться делом. А ты лишь оказалась у нее под рукой в баре!
***
Когда они подъехали к дому Блэр, Кэм попросила у Мака принести кофе, а сама осталась ждать в лимузине. Она закрыла глаза и ни о чем не думала. Когда дверь машины открылась, Кэм посмотрела на Блэр Паэулл, которая села напротив нее, и отвела взгляд. Сидевшая напротив нее женщина была совсем не похожа на ту Блэр, которую Кэм отыскала в гейском клубе вчера ночью. Та Блэр была дикой и неукротимой. Она была хищницей, получавшей то, что она хотела, потому что ей невозможно было противостоять. Ее красота была сродни красоте диких животных, и Кэм чувствовала силу этой красоты, хотя и сопротивлялась. А эта Блэр была элегантной и утонченной и совсем не походила на ту, которой она была накануне. Но она по-прежнему была столь же неприступна.
Дикий голод в глазах Блэр сменился леденящим спокойствием. За этим ледяным взглядом голубых глаз ничего было невозможно прочесть. Приталенное пальто на Блэр было расстегнуто. Под ним был облегающий костюм. Пиджак тоже был расстегнут, открывая взгляду тонкую шелковую кофточку. Юбка немного задралась, когда Блэр положила нога на ногу. Блэр показалась Кэм столь же привлекательной в этом одеянии, как и прошлой ночью. Кэм не чувствовала себя в безопасности, зная, как быстро бьется ее сердце.
Защищаясь, Кэм решила сосредоточиться на работе. Подобные мероприятия были одними из самых опасных для Блэр, потому что она была на виду у огромной толпы людей. Когда они прибыли на место, где Блэр с мэром должны были приветствовать участников парада, Кэм встретила начальник охраны мэра. Это была рыжеволосая женщина с серьезным взглядом, на вид немного за сорок.
– Я Мардж Пирс, – сказала она, протянув Кэм руку и обводя ее откровенным оценивающим взглядом.
Кивнув, Кэм ответила крепким рукопожатием.
– Кэмерон Робертс.
Кэм осмотрела трибуну, где должна была сидеть Блэр. Она слегка нахмурилась, обнаружив, что задняя часть трибуны была открыта с боков, где стояли грузовики и фургоны со звуковым и видеооборудованием. Подойти оттуда к платформе мог любой желающий, поэтому Кэм велела Маку поставить за сцену несколько человек из их команды. Пирс заметила этот маневр и быстро направила двух своих ребят к агентам секретной службы.
Блэр забавлялась, наблюдая, как два командира охраны исподтишка проверяют друг друга, словно пара крупных собак, попавших на общую территорию. Блэр подозревала, что Мардж Пирс была лесбиянкой, и, увидев, как Пирс смотрит на Кэмерон, Блэр укрепилась в своих подозрениях. На мгновение она ощутила приступ ревности. Без сомнения, Робертс была одной из самых выдающихся женщин, которых Блэр доводилось встречать, и Блэр была уверена, что внимания Кэм добивалось множество женщин. Поймав себя на мысли о том, что ее это волнует, Блэр пришла в неописуемую ярость. Она повернулась к агентам спиной и стала разговаривать с мэром и его спутниками. Блэр не собиралась позволить Кэмерон Робертс занимать ее мысли больше, чем следовало.
Блэр заставила себя не думать о том, что каждый раз, когда она заставляла кричать свою молодую подружку вчера, какая-то ее часть хотела, чтобы это Робертс кричала и плавилась от ее ласк. Блэр остро чувствовала, что тело, которое лежало под ней, было не тем худым поджарым телом Кэм, которое она увидела в раздевалке в спортзале и к которому она прижималась короткое мгновение в баре. От желания, которое Блэр почувствовала в теле Кэм, прижавшись к ней, у Блэр захватило дух. Не важно, признала это Робертс или нет, но Блэр знала, насколько сильным было ее желание. Тот короткий резкий вздох, который услышала Блэр, просунув свою ногу между ног Кэм, возбудил ее настолько, насколько не удавалось еще никому за очень долгое время. Даже когда Блэр просто вспоминала об этом, она возбуждалась.
Блэр не могла не заметить, что с ней происходит. С юных лет она оказалась на виду у всех. Она улыбалась, когда от нее требовалось, она делала комментарии, которых от нее ждали, и всегда она была любезной и презентабельной. К тому же Блэр была на редкость фотогенична. При любом освещении ее лицо на фотографии казалось столь четким и красивым, словно было высечено на греческой монете. Она была дочерью президента и заметной женщиной, поэтому ее часто просили проводить различные мероприятия. И она соглашалась на это, потому что была вынуждена и потому что заботилась об имидже своего отца. Но каждое такое появление на публике не проходило бесследно. Блэр замечала, что во время подобных мероприятий мужчины откровенно пялятся на нее, почти не стараясь скрывать свое вожделение. Она не потерпела бы такого при других обстоятельствах. Случись это на улице, где вероятность узнать ее была меньше, она бы четко дала понять, что это внимание ей до лампочки. Но тут ей приходилось играть по всем правилам, хотя это было против ее воли. Эта ситуация лишь унижала Блэр в ее собственных глазах и разжигало ее злость. Лишь по ночам, когда она снимала маску, которую носила на публике, и пыталась урвать от жизни то малое, что было ей позволено, только тогда она чувствовала себя самой собой. По какой-то непонятной причине сейчас Блэр ясно ощущала присутствие Кэм у себя за спиной. Присутствие Робертс напоминало Блэр, кем она была. Но мысль о том, что Кэмерон хотя бы отчасти знает правду о ней, сделало парад для Блэр более терпимым.
Блэр не смогла расслабиться вплоть до того момента, когда все закончилось и они сели в лимузин и поехали домой. Кэмерон сидела напротив нее и молчала. Но это было не то тяжелое неловкое молчание, которое висело между ними по дороге из аэропорта. Теперь молчание было даже приятным и расслабляющим. Блэр была вынуждена признать, что чувствовала себя в безопасности. Несмотря на долгие годы, на протяжении которых она появлялась на публике, она не переставала ощущать себя уязвимой. А в Кэмерон Робертс было что-то такое, что позволяло Блэр на какое-то время забыть, что на нее устремлены миллионы глаз. Не то чтобы десятки предшественников Робертс безответственно относились к своей работе. Блэр просто знала, что для них это была работа и ничего больше, и собственно она их не слишком волновала. А вот если Робертс сосредотачивалась на тебе, то ты знал, что она позаботится о тебе и не упустит из виду, что одновременно и притягивало, и раздражало.
– Поднимемся наверх, агент Робертс, – сказала Блэр, когда лимузин остановился перед домом. – Мы можем обсудить расписание на следующую неделю.
Кэмерон удалось скрыть свое удивление от этого приглашения.
– Хорошо, – сказала она, открывая дверь и выходя из машины. Она быстро осмотрела улицу и затем протянула руку Блэр. Это был автоматический жест, Кэм протянула руку не подумав. Блэр поколебалась лишь мгновение и взяла руку Кэм. Рука оказалась прохладной и твердой. Блэр не обратила внимания на легкое покалывание в своих пальцах от прикосновения Кэм.
Остальные агенты проводили их к частному лифту, который поднимался к пентхаузу Блэр. Они ушли во второй лифт в контрольной комнате, он находился этажом ниже. Когда Блэр и Кэм поднялись наверх и дверь лифта открылась, Кэм вышла из лифта первой и автоматически оглядела пространство перед дверью квартиры Блэр, после чего в один миг выхватила из кобуры пистолет. Кэм резко повернулась к Блэр, уже выходившей из лифта вслед за ней. Кэм схватила ее за талию и насильно втолкнула обратно в лифт.
– Держитесь позади меня, – приказала Кэм, хлопнув по кнопке, чтобы лифт пошел вниз. – Мак! – поспешно сказала Кэм в микрофон. – Оцепить здание. Направь одну команду, чтобы встретить нас у лифта. Необходимо эвакуировать Цаплю.
– Что происходит? – спросила с тревогой Блэр.
Кэм подняла руку, призывая Блэр помолчать, и продолжила разговаривать со своим главным помощником.
– Рядом с дверью квартиры Цапли какой-то пакет. Вызови саперов.
Дверь лифта раскрылась, и четверо агентов окружили их. Кэм шла прямо впереди Блэр, прикрывая ее собой. Агенты быстро провели напуганную Блэр через вестибюль к ожидавшей их на улице машины. Спустя несколько секунд машина уже неслась прочь от дома Блэр.
– Выведите гражданских из здания, – приказала Кэм, слушая через микрофон то, что происходило на командном пункте. – Задержите их для допроса. Я хочу получить список всех, кто побывал в здании за последние недели. Я позвоню, когда мы приедем в безопасное место.
Безопасное место оказалось огромным номером на верхнем этаже одного из самых престижных нью-йоркских отелей. Как только они вошли туда, Кэм сразу связалась с Маком. Тем временем, Блэр молча мерила шагами гостиную. Стоило Кэм закончить разговор с Маком, как Блэр тут же обрушилась на нее.
– А может наконец расскажете мне, что, черт возьми, происходит?!
– Кто-то оставил вам подарок. До тех пор пока мы не узнаем, что там и кто оставил этот пакет, находиться дома вам небезопасно.
– И что, вы думаете, что я останусь здесь? – скептически спросила Блэр.
– У меня нет времени спорить с вами. Сейчас имеет значение ваша безопасность, а не ваш комфорт. Когда мне сообщат, что там и как кому-то удалось попасть в пентхаус, минуя камеры видеонаблюдения, я скажу вам, когда вы сможете вернуться домой. Нам нужно переоборудовать всю систему охраны и к тому же тщательно проверить вашу квартиру.
– А как насчет моих работ? – спросила Блэр. Она не могла до конца избавиться от дрожи в голосе. – Все мои работы находятся в моем лофте. Он защищен от огня, но не от толпы небрежных агентов, которые будут обшаривать мою квартиру!
Кэм вспомнила целые горы готовых холстов и незаконченных рисунков, которые занимали половину квартиры Блэр. Кэм понимала, что все это было не восстановить в случае утраты, и эти работы, вполне возможно, были бесценны. В глазах Блэр она прочла не беспокойство по поводу материальных утрат, а страх потерять свои творения. Потерять свои картины для художника означало примерно то же самое, как для обычных людей – потерять часть тела.
Кэм кивнула.
– Я все понимаю. Я скажу Маку, чтобы он всем объяснил быть осторожными в вашей квартире. Нам придется осмотреть все. Спрятать можно что угодно где угодно. Если кому-то удалось проникнуть сквозь охрану и оставить что-то рядом с вашей дверью, то мы вынуждены предположить, что он мог попасть и в вашу квартиру. Мне жаль. Это все, что я могу сделать.
Блэр посмотрела в глаза Кэм и в глубине ее темно-серых глаз увидела искренность и понимание.
– Спасибо, – прошептала Блэр.
– Как только ситуация снова будет под контролем, я попрошу привезти вашу одежду. Хотите что-нибудь еще?
Блэр саркастически рассмеялась.
– Может, другое лицо? Можете сделать так, чтобы кто-нибудь подарил мне день анонимности?
– А как насчет пиццы и пива?
Блэр улыбнулась против воли.
– Если это все, на что вы способны, агент Робертс, то вы совершенно не умеете устраивать свидания. Но, учитывая, как ограничены наши возможности, я соглашусь и на это.
Глава десятая
Лишь спустя шесть часов Кэм убедилась, что непосредственной угрозы в здании, где жила Блэр, не было. В обычном коричневом пакете, оставленном перед дверью Блэр, не было никакой бомбы. Собаки, которых привели в квартиру, не проявили беспокойства и ничего не нашли. Шестеро агентов обыскали лофт и не обнаружили следов проникновения.
Мак ехал к ним, он вез вещи и продукты на несколько дней. Кэм прикинула, сколько времени уйдет на то, чтобы сменить все замки в здании, перепроверить весь обслуживающий персонал и жильцов других квартир, а также проверить всех посетителей, побывавших в здании за последнюю неделю. Она еще не сказала Блэр, сколько времени ей придется пробыть вне дома, и не горела желанием сделать это. Пока они не узнали, как вообще могло произойти такое, Кэм не могла выпустить Блэр отсюда. Она собиралась остаться здесь, по меньшей мере, еще несколько дней. В номере было две спальни, большая гостиная, бар и широкоэкранный телевизор. Тесновато, конечно, но потерпеть можно.
Кэм услышала стук в дверь. Она быстро пересекла комнату и расстегнула плечевую кобуру под пиджаком. Услышав голос Мака за дверью, Кэм расслабилась.
– Ну, что нового? – сразу же спросила у него Кэм.
Мак протянул Кэм посылку размером с обувную коробку.
– Я принес это. Саперы и криминалисты уже с этим поработали.
– Прекрасно. – Кэм махнула рукой, приглашая Мака сесть с ней за стол в гостиной. Блэр появилась в двери одной из спален как раз в том момент, когда Кэм открыла посылку. Кэм подняла голову, и их взгляды встретились. В глазах девушки Кэм прочла вопрос, который та не осмелилась задать вслух.
– Составьте нам компанию, пожалуйста, – мирно пригласила Кэм Блэр.
Мак бросил удивленный взгляд в ее сторону. Кэм спокойно встретила его взгляд, но ничего не сказала. Когда Блэр присела справа от Кэм, Робертс внимательно осматривала пакет снаружи. На пакете стояло лишь имя Блэр, написанное печатными буквами черным маркером. Это был обычный упаковочный пакет, заклеенный скотчем. Повсюду на пакете и внутри него были остатки дактилоскопического порошка. Кэм аккуратно отлепила скотч и раскрыла пакет. Там была картонная коробка. Кэм сняла с коробки крышку и вытащила оттуда единственный листок бумаги. Она посмотрела на него на секунду, а затем положила листок на стол, чтобы Блэр и Мак могли прочесть то, что было напечатано на бумаге.
Ты так прекрасна.
Зачем ты растрачиваешь себя на тех, кто не ценит тебя по достоинству?
Я могу понять, какая ты редкость и насколько драгоценна.
Я могу простить тебе твои грехи.
Я наблюдаю за тобой.
Я жду, когда ты подашь мне знак.
– Господи-ты-боже-мой! – выдохнула Блэр.
– Проследи, чтобы Тейлор вернул это в лабораторию, пусть там исследуют бумагу, – спокойно сказала Кэм. – Нам необходимо фотографировать всех, кто появляется перед зданием. Я хочу увидеть всех, кто возникает рядом с домом по нескольку раз, мне нужны фотографии всех подозрительных личностей, ошивающихся рядом, и всех, кто хоть немного выпадает из обстановки.
– Это маньяк, да? – спросила Блэр, втайне надеясь на другой ответ.
– Боюсь, что так, – все-таки сказала Кэм. Это было хуже всего, что можно было представить. Такие люди непредсказуемы, их трудно вычислить, и часто бывает, что до этого они не привлекались к уголовной ответственности. Куда бы ни пошла Блэр, она будет под угрозой. Работа Кэм только что сделалась в десятки раз труднее, а, учитывая, что Блэр не хотела идти им навстречу, перспективы были вообще беспросветными.
– Когда я смогу поехать домой?
– По меньшей мере, через неделю, – честно ответила Кэм.
– Да вы шутите что ли! – с недоверием сказала Блэр.
Кэм сухо рассмеялась.
– Хотела бы.
– Мне связаться с аппаратом президента, коммандер? – спросил Мак.
Кэм вздохнула.
– Я сама. Но перед этим я хочу просмотреть видеозаписи. Ты принес их?
– Пожалуйста, не делайте этого, – настойчиво попросила Блэр.
– Мне придется сделать это, и вы должны это знать, – сказала Кэм.
– Нельзя немного подождать? Если вы сообщите об этом в Белый дом, завтра об этом раструбят все газеты. И мне уже не будет покоя.
Кэм посмотрела в глаза Блэр. Во взгляде девушке была почти мольба.
– Дашь нам минуту? – спросила Кэм у Мака.
Тот хотел было запротестовать, но потом все же вышел в коридор.
– Все это очень серьезно. Я не могу держать это в тайне от своего руководства, – сказала Кэм.
Блэр недоверчиво рассмеялась.
– Только не говорите мне, что боитесь наказания.
– Дело не в этом. Если ситуация ухудшится, мне может потребоваться помощь. Я не хочу подвергать риску вашу безопасность, оберегая вашу независимость.
– Речь идет не о моей независимости, а о моей личной жизни, и я не хочу чтобы о ней говорили в новостях по телевизору! – парировала Блэр.
– Вас что, правда волнуют новости?
– Может, и не новости. Но в конце концов всегда получается полный кошмар.
Кэм покачала головой.
– Даже если бы это и было возможно, я бы так не сделала. Вас и без того трудно охранять, я вам просто-напросто не доверяю.
– А если бы могли? Если я пообещаю вам делать все, как надо? Можно мне тогда в обмен на это несколько дней?
Кэм подошла к окнам, выходившим на Центральный парк. По идее, решение было простым. Протокол требовал, чтобы при первых признаках любой угрозы жизни она усилила меры безопасности. Не уведомляя о происшедшем своих начальников, Кэм сильно рисковала. С другой стороны, впервые Блэр Пауэлл намекнула на возможность сотрудничества. А Кэм очень нуждалась в этом, чтобы хоть как-то удержать ситуацию под контролем. В соглашении с Блэр был тактический смысл, к тому же, по крайней мере, сейчас у Кэм было достаточно ресурсов, чтобы обеспечить Блэр необходимую безопасность. С высоты 20 – го этажа Кэм смотрела, как по дорожкам парка бежит запряженная в коляску лошадь. Блэр хранила молчание, но Кэм спиной чувствовала ее взгляд. Больше того – Кэм помнила взгляд Блэр. Блэр была уязвима, а сейчас вдобавок и напугана. Кэм убедила себя, что эта мысль не повлияла на ее решение.
– Пока я сохраню все в тайне, при условии, что не будет дальнейших угроз. Как только этот человек вновь выйдет на контакт, мне придется посоветоваться с руководством.
Блэр заметно расслабилась.
– Договорились. Спасибо.
Кэм отвернулась от окна. Она стояла, засунув руки в карманы, одним плечом прислонившись к стене. Ее взгляд был устремлен на Блэр. Всю ночь Кэм гонялась за ней, а потом отгоняла призрак Блэр при помощи секса. Кэм устала, а впереди была еще куча работы.
– У вас есть какие-нибудь предположения о том, кто бы это мог быть? – спросила она у Блэр.
– Откуда мне знать? – ощетинившись, парировала удивленная Блэр.
– Быть может, кто-то подходил к вам в спортзале, галерее, ну или в баре?
– Никто ко мне не подходил.
– Или кто-нибудь, с кем вы провели ночь?
Блэр в упор посмотрела на Кэм, ее лицо было бесстрастным.
– Большинство женщин, с которыми я провожу ночь, понятия не имеют, кто я такая. Если они и знают что-то обо мне, то только как об Эллисон.
– Девичья фамилия вашей матери, – констатировала Кэм. – А как насчет их имен? Можете составить для меня список, дать какие-нибудь адреса?
– Ну только если вам помогут всякие словечки вроде 'детка, моя сладкая и солнышко', – ледяным тоном заметила Блэр.
– Как насчет тех, с кем вы видитесь более или менее регулярно?
– Таких у меня нет, – наотрез сказала Блэр.
Кэм провела рукой по волосам и невольно вздохнула. Она надеялась найти хоть какую-нибудь зацепку в сексуальных связях Блэр. Если Блэр вообще не знала этого человека, поймать его – или ее – им удастся лишь по чистому везению.
– Ну ладно. Когда Мак вернется, мне нужно, чтобы вы вместе с нами просмотрели записи с камер наблюдения. Возможно, вы узнаете кого-нибудь среди тех, кто входил и выходил из здания.
Блэр кивнула. У нее было такое чувство, будто она не спала двое суток, а, глядя на Кэмерон, Блэр понимала, что Робертс тоже была вымотана. Обычно безупречный костюм Кэм был помят, и под глазами у нее были темные круги. Блэр ощутила внезапное желание отвести растрепавшиеся пряди волос со лба Блэр. А еще сильнее ей вдруг захотелось снять с Кэм пиджак и проводить ее к дивану. В следующий момент она представила, как расстегивает на Кэм рубашку. Блэр дернулась, стараясь выкинуть эти образы из головы.
– Я немного посплю, раз уж мне придется не спать всю ночь, – отрывисто сказала Блэр.
Кэм проводила Блэр взглядом, когда та с напряженной спиной прошла по комнате к своей спальне и захлопнула за собой дверь. Кэм устало присела на диван, позволив себе немного отдохнуть перед длинной ночью. Незаметно для себя Кэм отключилась и проснулась, услышав стук в дверь и движение в комнате. Кэм открыла глаза и увидела, что Блэр собирается открыть дверь.
Метнувшись через всю комнату, Кэм схватила Блэр за руку, резко сказав, что откроет дверь сама.
Блэр с удивлением посмотрела на Кэм. Агент Робертс уже успела вынуть пистолет из кобуры, и вид у нее был очень сосредоточенный. Лишь теперь Блэр поняла, насколько все было серьезно. Поняла она и то, что Кэмерон Робертс была абсолютно серьезна, когда говорила, что защищает ее. Блэр вспомнила воспаленный шрам на бедре Кэм – свидетельство того, что она действительно была готова рисковать собой, чтобы защитить другого человека. У Блэр все сжалось внутри, когда она представила, как Кэм лежит на земле, раненая, и на секунду она заколебалась.
– Пожалуйста, отойдите и встаньте позади меня, – настойчиво велела Кэм. Вытянув руку с пистолетом вперед и нацелившись на дверь, она спросила: – Кто там?
– Штарк и Мак, – услышали они голос Мака.
Кэм приоткрыла дверь на ширину дверной цепочки и высунулась в освещенный коридор. Перед дверью стояли Мак и Штарк. Кэм опустила пистолет и открыла дверь пошире, чтобы впустить их. После того как они прошли в номер, Кэм быстро оглядела коридор, засунула служебный пистолет обратно в кобуру и закрыла дверь.
– Принесли записи?
– Записи и ужин, – ответил Мак, разбирая пакеты. Он посмотрел на босса, зная, что она, должна быть, устала и проголодалась. Дочь президента тоже смотрела на коммандера. Мак не мог точно сказать, что именно было в этом взгляде, но, кажется, что-то похожее на влечение и неуверенность. Было еще что-то, напомнившее Маку взгляд мужчины на женщину. Впервые ему довелось увидеть столь явное сексуальное притяжение одной женщины к другой. На мгновение он задумался, а знала ли Кэмерон, как смотрит на нее Блэр Пауэлл, да и понимала ли сама Блэр, каким взглядом она смотрит на коммандера.
– Итак, разбираем еду и начинаем смотреть записи. Мисс Паэулл, боюсь, мне придется попросить вас составить нам компанию. Это весьма скучное и нудное занятие, но, возможно, вы кого-нибудь все-таки узнаете, – сказала Кэм.
– Ну конечно, – ответила Блэр на редкость послушным голосом. – Между прочим, кто-то обещал мне пиво, – добавила она.
Кэм подняла бровь и посмотрела на Мака.
– Мак?
– Сейчас все будет, – ответил ее помощник, потянувшись за телефоном, чтобы заказать пиво в номер.
Через три часа коробки с пиццей опустели, шесть бутылок «Короны» были выпиты, и рассвет был не за горами. Они просмотрели записи за предыдущие три дня и не заметили ничего странного. Все было как обычно. С утра агенты должны были начать опрашивать весь обслуживающий персонал дома, в котором жила Блэр, а также тех жильцов, кто заказывал что-то на дом.
– Давайте передохнем, – сказала Кэм со вздохом. – Мак, Штарк, езжайте в офис и проинструктируйте остальных насчет того, какую информацию нам надо получить в ходе опросов. Я останусь здесь с мисс Пауэлл. Встретимся в полдень.
Когда агенты ушли, Кэм повернулась к Блэр.
– Вам надо отдохнуть. А потом мне будет нужно, чтобы вы вспомнили все за последние несколько недель, что может показаться необычным.
– Хорошо.
Блэр остановилась у двери своей спальни и обернулась к Кэм.
– Вам бы тоже не мешало отдохнуть, – тихо сказала она.
Кэм слегка улыбнулась.
– Именно об этом я и думаю. – Она бросила неожиданно теплый взгляд на Блэр. – Я понимаю, вам трудно. Просто потерпите меня несколько дней, а потом, надеюсь, мы вернемся к нормальной жизни.
– К нормальной жизни? – переспросила Блэр с грустью в голосе. – Я не знаю, что это такое, коммандер…
Кэм продолжала задумчиво смотреть в сторону спальни уже после того, как Блэр закрыла за собой дверь. Кэм почувствовала одиночество Блэр, которое неожиданно оказалось так похоже на ее собственное. Она отбросила эту мысль в сторону и растянулась на диване, наконец поддавшись усталости.
Спустя какое-то время Кэм проснулась и обнаружила, что была накрыта легким покрывалом. В первую секунду Кэм не поняла, где она. Шторы были задернуты, в комнате было темно, в тишине слышалось лишь чье-то дыхание. Через пару мгновений Кэм смогла различить фигуру в кресле.
– Не спится? – спросила Кэм в темноту.
– Угу, мне всегда трудно заснуть в чужой постели, – подтвердила Блэр. – Может, поэтому я никогда в них и не сплю, – насмешливо добавила она.
– Оставьте дверь в спальню открытой и попробуйте снова, – предложила Кэм. – Иногда нужно лишь слышать чье-то дыхание, чтобы спокойно заснуть.
Блэр опешила. Она ничего такого не имела в виду, и этот ласковый ответ застал ее врасплох. Она не могла припомнить, когда в последний раз позволяла кому-то подойти к ней так близко. Блэр испугалась и прибегла к своей испытанной защите.
– Я думаю, будет лучше, если вы присоединитесь ко мне в спальне. Гарантирую, что, по крайней мере, одна из нас в конце концов уснет.
Кэм поднялась и села, положив руки на спинку дивана. Она посмотрела туда, где в темноте виднелось лицо Блэр.
– Не получится.
Кэм сказала эти слова спокойно, тоном, в котором, возможно, даже сквозило сожаление. Но этот отказ причинил Блэр острую боль. В глубине души Блэр понимала, что сделала Кэм серьезное предложение.
– Вчера ночью, похоже, все получилось, – с сарказмом заметила Блэр.
– Чистой воды физиология, – мягко ответила Кэм.
– Физиология?! Вот как это, значит, теперь называется, – фыркнула Блэр. – Ты была возбуждена и готова. Можешь отрицать это, если от этого тебе легче, но я знаю, что я почувствовала.
– Я ничего не отрицаю. Я лишь говорю, что между нами ничего не может быть.
Блэр встала с кресла и подошла к дивану. Наклонившись, она поставила руки по обе стороны от Кэм. Их лица почти соприкасались.
– Расслабьтесь, коммандер. Я же не прошу вас жениться на мне. Зачем притворяться, будто вы не хотите, чтобы я прикоснулась к вам?
Кэм не двигалась. Воздух вокруг них был пропитан сексом. От тела Блэр исходил жар, и от легкого запаха возбуждения у Кэм буквально забурлила кровь. Она была уверена, что ее реакция не укрылась от Блэр. Кэм не могла усмирить ни бешеное биение своего сердца, ни участившееся дыхание.
– Мисс Пауэлл, я не хочу, чтобы вы прикасались ко мне.
– Могу вас уверить, – прошептала Блэр, наклонившись к Кэм еще ближе, – что я ничуть не уступаю любой профессионалке, услугами которой вы могли пользоваться для удовлетворения своих потребностей.
– Все, что мне от вас нужно, – это ваше сотрудничество в течение нескольких дней, – ответила Кэм ровным голосом. Она удивилась быстроте и точности информации, полученной Блэр. Впрочем, Кэм ни капли не смутилась. Разница между сексом, которым Блэр наслаждалась с незнакомками, и тем, что получала Кэм на условиях анонимности и секретности, была невелика.
По голосу Кэм Блэр поняла, что Робертс не уступит. Еще ни одна женщина, которую Блэр хотела с такой силой, не отказывала ей. Но больше всего ее бесило то, что она чувствовала желание Кэм. В Кэмерон Робертс воплотилось все, что не могла себе позволить Блэр, – независимость, самостоятельность и свобода. И осознание этого еще больше заставляло Блэр хотеть подчинить Робертс себе. В этот напряженный момент Блэр хотела, чтобы выдержка оставила Кэм и чтобы Робертс оказалась в ее руках. Блэр медленно выпрямилась.
– Если будете долго держать меня взаперти, я за себя не отвечаю, – пообещала она.
По голосу Блэр Кэм поняла, что та признает поражение. Кэм тихо рассмеялась.
– Обещаю сделать ваше пребывание здесь настолько коротким и безболезненным, насколько возможно. Уверена, вам будет можно доверять независимо от того, сколько все это продлится.
Не будьте так уверены, агент Робертс, подумала Блэр про себя. Если мне придется находиться рядом с вами двадцать четыре часа в сутки, лично я не уверена, что смогу доверять самой себе.
Глава одиннадцатая
Блэр нахмурилась, видя как ее горе-партнер по картам Паула Штарк опять делает неверный ход. Если ее ждет еще одна тупая карточная партия, то она может не выдержать и пристрелить эту Штарк, позаимствовав пистолет у Мака, подумала Блэр. Она не выходила из номера вот уже три дня. Они только что перекусили китайской едой, и Кэмерон уехала на встречу с другими агентами, оставив Блэр с Маком, Штарк и Тэйлором. Блэр остро чувствовала ее отсутствие. Когда Кэм была рядом, воздух, казалось, был наэлектризован. Услышав стук в дверь, Блэр с облегчением посмотрела на дверь.
– Сыграете, агент Робертс? – спросила Блэр у Кэмерон, когда та присоединилась к ним за столом.
Кэм вопросительно изогнула бровь.
– Играете на деньги?
Блэр рассмеялась.
– Если бы мы играли на деньги, боюсь, у меня уже были бы большие проблемы.
– Тогда я играю. Двое на двое?
Паула Штарк встала из-за стола.
– Пожалуйста, садитесь вместо меня. У меня никогда не получалось хорошо играть в карты, и к тому же мне в любом случае пора возвращаться в командный центр.
Кэм села по диагонали от Блэр. И они стали играть так, словно играли вместе уже много лет. Каждый раз, когда Кэм делала ход, у нее было такое чувство, что Блэр точно знала, что она задумала. Это чувство одновременно и тревожило, и кружило голову. Вскоре Мак и Тейлор стали жаловаться, что Кэм и Блэр наверняка обмениваются какими-нибудь тайными сигналами. Женщины так оторвались от них в счете, что в конце концов мужчины сдались.
– Вы отличный партнер, коммандер, – мягко сказала Блэр. – Я должна была догадаться. Уверена, что вы столь же хороши во всем.
Блэр говорила интимным тоном, и ее намек не укрылся от внимания Мака. А вот его босс, похоже, остался равнодушен. Кэм встала и потянулась. Она была без пиджака, и из-за ремней от плечевой кобуры рубашка обтянула ее грудь. Мак заметил, как взгляд Блэр скользнул по формам Кэм.
Если Кэм и обратила внимание на слова Блэр, а также на ее оценивающий взгляд, то она не подала виду. Она ничего не сказала и обернулась к Маку и Тейлору.
– Почему бы вам не сделать перерыв на несколько часов? Пусть кто-нибудь из ночной смены придет ближе к полуночи. А пока я справлюсь сама.
После того как мужчины ушли, Кэм уселась в гостиной и стала работать с дневными отчетами. Блэр села напротив нее на диван, прихватив с собой альбом для рисования. Свет в комнате был приглушен, и лицо Кэм было частично в тени.
– Не возражаете? – спросила Блэр, начав рисовать.
Кэм оторвалась от документов и с легкой улыбкой посмотрела на Блэр.
– Нет.
– А большинство возражает, – заметила Блэр, не отрываясь от рисунка.
Она рисовала прекрасный прямой нос, глубоко посаженные темные глаза и четкие скулы Кэм по памяти. Это лицо привлекло внимание Блэр с первого раза и с тех пор не оставляло ее равнодушной. Лицо Кэм было создано для того, чтобы его рисовали. К несчастью для Блэр, чем больше она смотрела на Кэм, тем более волнующей ее находила. В Кэм было все, что привлекало Блэр в женщинах, и то, как Кэм на нее действовала, беспокоило Блэр. Она поймала себя на том, что, просыпаясь по утрам, хочет поскорее услышать голос Кэм, что ищет ее взглядом. Присутствие Кэм смущало Блэр, но в то же время действовало на нее ободряюще. Блэр пыталась списать свои чувства на привлекательность Кэм: ведь это было естественно, что ее влекло к симпатичной женщине. Блэр предпочитала не обращать внимания на учащавшийся пульс и очевидное желание, охватывавшее ее каждый раз в присутствии Блэр.
– На самом деле я к этому привыкла, – сказала Кэм.
– Правда? – спросила Кэм, подняв голову от рисунка.
– Моя мать художница.
Блэр серьезным взглядом посмотрела на Кэм.
– А я ее знаю?
– Возможно, – мягко сказала Кэм. – Ее зовут Марсия Кэсселс.
У Блэр перехватило дыхания.
– Вы не шутите?!
Кэм покачала головой.
– Ну…, – на мгновение Блэр лишилась дара речи. – Тогда мне, наверное, должно быть стыдно показывать вам свои работы. Марсия Кэсселс просто бесподобна.
– Да, так и есть. Судя по тем немногим вашим работам, которые мне довелось увидеть, то же самое можно сказать и о вас. Конечно, я видела лишь картины моей матери и ее друзей, так что я не большой знаток.
– Тогда вы видели лучшее, – не задумываясь сказала Блэр. – Вы выросли в Италии?
На лице Кэм промелькнула тень.
– Да, до двенадцати лет я жила там. После этого я переехала в Штаты.
– Я что-то слышала про ее мужа…, – без задней мысли начала Блэр.
– Мой отец был послом США в Италии. Его убили террористы, когда мне было одиннадцать. Подложили в машину взрывное устройство, – сказала Кэм.
– О боже, простите. Я забыла, – извинилась Блэр, искренне переживая за Кэм. В детстве она часто боялась, что с ее отцом что-нибудь случится, потому что вокруг постоянно была вооруженная охрана. О собственной безопасности Блэр никогда не задумывалась. Иначе ей пришлось бы признать, что мешающие ей жить меры безопасности в действительности были необходимы. – Должно быть, для вас это было просто ужасно.
Кэм посмотрела вдаль, вспоминая.
– Хуже всего в этой ситуации пришлось моей матери. Они были так близки, так любили друг друга, что его гибель почти убила ее. Если бы не ее творчество, не знаю, выжила бы она вообще.
– Она больше не вышла замуж? – тихо спросила Блэр.
– Нет. Не думаю, что кто-нибудь смог бы заменить ей его. К счастью, искусство – это ее жизнь. Она много путешествует, и у нее много друзей.
– Вы такая же, как она? – смело спросила Блэр. Она не могла перестать думать о слухах насчет гибели любовницы Кэм. На мгновение она почувствовала ревность, но тут же отругала себя за глупость.
Кэм снова быстро улыбнулась.
– Нет, я же не художник.
– Что вы хотите сказать?
– Моя мать – это непостижимое сочетание сильной страсти, легко сменяющих друг друга эмоций и нестандартного видения мира.
– Вот так вы представляете себе художников?
Кэм перевела взгляд на Блэр.
– Да. Мне кажется, что они очень хрупкие люди, способные очень глубоко чувствовать. С ними трудно жить, но каждый момент узнавания такого человека стоит того, чтобы быть с ним.
Слова Кэм поразили Блэр своей глубиной, и она прочувствовала их сердцем. Эти слова грозили пошатнуть основания ее мира. Она хотела, чтобы Кэм питала эти чувства к ней, и еще ничего в жизни Блэр не хотелось с такой силой. Это было невозможно, и это было страшно. Такая потребность сделает ее слабой и поставит под угрозу ту небольшую независимость, что у нее еще оставалась. Блэр разрывалась между желанием убежать и физически острой привлекательностью Кэм, которая заключалась не только в сексуальности. Блэр оторвала взгляд от выразительного лица Кэм.
– Я не могу рисовать, когда вы разговариваете, – сказала она чересчур резко и вновь сосредоточилась на рисунке.
Кэм смотрела, как искусная рука Блэр скользит по бумаге, и думала о том, как Блэр похожа на ее мать. Она была красивая, талантливая – и вместе с тем, это было эмоциональное минное поле. То она была вне себя от гнева, то само воплощение раскрепощенной сексуальности, а в следующее мгновение резко уходила в себя. Блэр сидела поджав ноги и наклонившись над рисунком, словно защищая его от посторонних глаз. Волосы были не собраны, и кудри растрепались вокруг лица. Кэм отогнала мысль о том, что кто-то может причинить Блэр боль. В конце концов, это была ее обязанность не допустить этого.
Кэм вернулась к чтению, уверенная в том, что ее внезапное желание провести руками по кудрям Блэр было вызвано лишь их разговором, и неотразимая красота девушки тут ни при чем.
***
Приняв душ, в семь утра Кэм вышла из своей спальни. На другой стороне гостиной стояли Блэр и Паула Штарк. Они были так увлечены разговором, что не заметили Кэм. Кэм не слышала, о чем они говорят, но рука Блэр лежала на предплечье Штарк, и Блэр пристально смотрела на агента. Казалось, Штарк пыталась отойти, но Блэр ловко прижала ее к небольшому бару. Кэм уже приходилось наблюдать подобный процесс соблазнения. Она не могла понять, что разозлило ее больше, – явно внимание Блэр к другой женщине, или тот факт, что Паула Штарк, похоже, была очарована Блэр. Любые романтические отношения между агентами и людьми, которых они охраняли, были строжайше запрещены. Это была не просто формальность, но и тактическая необходимость. В опасной ситуации оперативник не может сохранять объективность, если он вовлечен в личные, особенно интимные, отношения с человеком, которого он должен защищать.
Паула Штарк проскользнула мимо Блэр, когда раздался стук в дверь. Кэм автоматически встала между Блэр и дверью, прикрывая ее, пока не убедилась, что пришел Тейлор. Они были в этой гостинице уже четыре дня, и Кэм предстояло принять решение.
– Нам нужно поговорить, – сказала она Блэр.
Блэр с подозрением посмотрела на Кэм, поняв, что Робертс, должно быть, видела ее с Паулой. Раньше она мало думала о Пауле Штарк, хотя и знала, что та сопровождает ее в барах последние шесть месяцев. Штарк была привлекательной девушкой, но Блэр в действительности не интересовалась ей. Возможно, потому что догадывалась, что Штарк не была лесбиянкой. А Блэр с юного возраста уяснила, что с натуралками лучше не связываться. Но, проведя четыре дня в трехкомнатном номере, рядом с женщиной по имени Кэм, которая могла без малейшего усилия завести ее и точно с такой же легкостью отвергнуть, Блэр решила со скуки попытаться соблазнить эту хорошенькую и свеженькую Штарк.
– Судя по всему, пакет к вашей двери положил один из уборщиков, работающих в здании. Какой-то мальчишка дал ему десять долларов за это. Скорее всего, наш преследователь использовал мальчика как передаточное звено, чтобы самому остаться неузнанным. И мы не сможем установить его личность.
– Так я могу поехать домой? – спросила Блэр. У нее были смешанные чувства. Ей до смерти надоело сидеть в этом номере, где вокруг постоянно были какие-то люди, и не было возможности поработать. И в то же время Кэм почти всегда была рядом. Когда ей нужно было поспать, ее место занимало несколько других агентов. Блэр привыкла к ее присутствию. Кэм была рядом, когда она просыпалась и когда ложилась спать. А днем они разговаривали, читали и просто молчали вместе. Так близко Блэр ни с кем не была со школы.
– Да, но думаю, лучше всего вам сейчас куда-нибудь уехать за пределы города.
– Мы с Дианой как-то говорили, что неплохо было бы покататься на лыжах. Наверно, сейчас самое подходящее время. Я позвоню ей и организую все на эти выходные.
Кэм кивнула в знак согласия.
– Да, идея хорошая. Правда, эти выходные, пожалуй, слишком скоро, потому что мне нужно проработать детали охраны.
– Вы можете сделать это в самолете, – сказала Блэр с ноткой раздражения в голосе. Она не привыкла менять свои планы или откладывать их, чтобы подстроиться к своей службе охраны.
– Могу я напомнить вам о нашем соглашении? – спокойно сказала Кэм.
– По-моему, мы договаривались о том, что я не буду бегать от ваших агентов, – подчеркнуто сказала Блэр.
– На самом деле, я думала, что вы согласились сотрудничать с нами, ну и не бегать от нас тоже, – ответила Кэм.
Блэр заметила быструю улыбку, осветившую прекрасные черты лица Кэм, и невольно рассмеялась сама.
– В следующий раз надо будет все записать, – пробормотала она. – Как насчет того, чтобы обсудить детали сегодня за ужином?
Кэм кивнула, понимая, что Блэр обошла ее, но продемонстрировала готовность к сотрудничеству.
– Хорошо, – сказала Кэм. Она уже развернулась уходить, но потом добавила: – Для нескольких моих людей это первое серьезное задание. Им не пойдет на пользу, если мне придется перевести их на другую службу.
– И почему же вам вдруг придется это сделать? – с подозрением спросила Блэр.
– Если кто-нибудь из них скомпрометирует свою объективность, скажем, 'дружбой' с вами, к примеру.
– А за себя не боитесь? – сердито сказала Блэр. Что за дело было Робертс, с кем она проводит время, если это никому не мешало. Ну даже если бы и мешало, что с того? Блэр ненавидела, когда ей диктуют условия!
– Ну я ведь не новичок, мисс Пауэлл, – ровным голосом ответила Кэм и ушла.
Блэр смотрела ей в след, кипя от злости. Если она захочет переспать с Паулой Штарк прямо в вестибюле отеля – она это сделает, черт возьми! Может, Кэмерон Робертс и контролирует себя, но она никогда не будет контролировать то, что относится к ее, Блэр, жизни.
***
Они не виделись до вечера. В полседьмого в дверь квартиры Блэр позвонили.
– Давайте прогуляемся «, – вместо приветствия сказала Блэр. Как обычно, Кэм прекрасно выглядела в спортивном пиджаке цвета хаки и полинявших джинсах.
– Хорошо, – согласилась Кэм. Она вошла за Блэр в лифт, обратив внимание на то, что волосы Блэр были распущены и уложены, а шелковый пиджак и брюки с широкими штанинами подчеркивали ее стройность.

+1

5

Блэр шла грациозно и уверенно, и Кэм знала, что это потому, что Блэр идет ужинать не как дочь президента, а как обычная 25 – летняя женщина. На мгновение Кэм пожалела о своей работе в качестве коммандера. Как бы ей хотелось просто наслаждаться ужином в компании с красивой женщиной. Но она не могла. Даже если Блэр могла забыть или пытаться забыть кто она с помощью алкоголя и непрекращающихся сексуальных подвигов, Кэмерон этого забыть не могла. Неважно, какой себя Блэр показывала внешнему миру, Кэм знала, что она была сложной, многослойной личностью, которую она поклялась защищать. И все же она предвкушала этот ужин с таким чувством, которое не посещало ее уже давно.
Когда лифт остановился и двери открылись, Блэр положила руку на предплечье Кэм.
– Я не хочу, чтобы остальные пошли с нами, – настойчиво сказала она. Почти незнакомые люди постоянно наблюдали за ней. Поэтому пусть несколько часов, но ей хотелось провести их без надзора и просто пообедать с женщиной.
– Я знаю, что не хотите, – тихо ответила Кэм, – и знаю почему. Но мы не можем пойти одни. Не сейчас, особенно так скоро после появления этой посылки. Я скажу им держаться на расстоянии.
– Это не то.
– Я знаю, что не то. Поверьте мне, если бы я могла что-то изменить, я бы изменила.
Блэр провела рукой по рукаву пиджака Кэмерон, на миг коснувшись пальцами тыльной стороны ее ладони. В голосе Кэм она почувствовала искренность.
– Спасибо, – сказала Блэр.
Кэмерон шепнула несколько слов в микрофон, вышла из лифта и подала Блэр руку. Она не была уверена в том, что это хорошая идея, но у нее было такое чувство, что не пойди она Блэр на уступку, она могла потерять все шансы на сотрудничество с ее стороны. На самом деле Кэм не хотелось больше держать Блэр в клетке. Ведь это продолжалось не только последние четыре дня, а последние пятнадцать лет.
Когда они вышли на улицу и вдохнули свежий и холодный воздух раннего вечера, Кэм поняла, как ей хотелось доставить Блэр эти мгновения удовольствия. У Кэм перехватило дыхание от удивления, когда Блэр взяла ее за руку, потому что за ними наблюдали, по крайней мере, три агента.
– Я не думала, что вы боитесь слухов, коммандер, – поддразнила ее Блэр.
– Я опасаюсь не слухов, а вашего отца, – сухо ответила Кэм.
Агенты рассредоточились за ними в толпе, держась на расстоянии трех метров. Они переглянулись друг с другом, не понимая, что так рассмешило Блэр Пауэлл.
***
– Думаю, это можно устроить, – сказала Кэм, откинувшись на спинку стула. Она с удовольствием отдыхала после неторопливого и спокойного ужина в небольшом ресторане на Четвертой стрит в Вест-Вилладж. Они с Блэр сидели за столиком на двоих перед большим камином. Сначала Блэр предложила столик перед широким окном, но Кэм вежливо отвергла этот вариант, предложив сесть туда, где Блэр была не столь на виду. Кэм потягивала эспрессо, Блэр допивала коньяк.
Блэр тихо рассмеялась. Впервые ее не раздражало то, что ей пришлось обсудить свои планы с начальником ее охраны. Даже она была должна признать, что опасения Кэм не были безосновательными.
– Я рада, что вы согласились, – сказала Блэр. Она не спеша пила крепкий коньяк и изучала Кэм. Два часа они говорили об искусстве, обсуждали европейские города, которые понравились им больше всего, а также сравнивали различные боевые искусства. Они не говорили о политике, о преследователе Блэр и о личной жизни. Их ужин был очень похож на первое свидание, наполненное предвкушением узнавания нового человека. Блэр не позволяла реальности разрушить эту иллюзию. Она сама себя не узнавала. Наконец, она поняла, что исчез постоянный ее спутник – еле сдерживаемый гнев. Это было уже пугающим признаком. Если она позволит себе привыкнуть к этому чувству, то пустота и разочарование жизнью разрушат ее. Она чувствовала, что Кэм смотрит на нее. Кэмерон могла смотреть так, будто кроме них вокруг больше никого не было. Ее взгляд был ощутим, как прикосновение, и Блэр почувствовала, как у нее покалывает кожу от изучающего взгляда Кэм. Ей с трудом удалось заговорить обычным голосом.
– Я поговорила с Дианой. Она с нетерпением ждет поездки.
– Утром я сразу займусь организацией, – пообещала Кэм.
– Диана сказала, что вы виделись сегодня, – сказала Блэр между делом. На самом деле она испытала совсем другие эмоции, когда Диана небрежно заметила, что у нее был ланч с Кэмерон.
– Да, у нас было небольшое дело.
– Не сомневаюсь, – саркастически сказала Блэр. Она прекрасно знала, какое дело было на уме Дианы. Также ей было хорошо известно, какой тип женщин привлекает ее подругу, и за эти долгие годы они часто соперничали за одну и ту же женщину. В юности это было весело, и проблем никогда не возникало. Но на этот раз Блэр было совсем невесело. Она злилась на себя за то, что выдала свое раздражение. Она не отрывала взгляда от темной жидкости в своем бокале, боясь, как бы Кэмерон не догадалась о ее чувствах.
Кэм отлично понимала, зачем Диана рассказала Блэр об их ланче. Очаровательная арт-дилер ясно дала понять о своем интересе. Эта откровенная попытка соблазнения не задела Кэм, но ей почему-то не хотелось, чтобы Блэр подумала, будто ее так легко соблазнить.
– Порой сигара – это просто сигара, – сказала Кэм.
– Не могу поверить, что вы это сказали! – рассмеялась Блэр. Ей стало смешно, и злость улетучилась.
Кэм рассмеялась вместе с ней, подумав, как светится лицо Блэр, когда девушка была в расслабленном состоянии.
– Я сама не могу поверить. Но для этого случая фраза очень подходит, – сказала Кэм.
– Обещаю не говорить ей, – сказала Блэр, улыбаясь.
Кэм благодарно кивнула головой:
– Спасибо.
Когда они вышли из ресторана на улицу, на мгновение Блэр забыла, что за ними идут трое агентов секретной службы. Это был один из редких январских вечеров, когда над Нью-Йорком были видны звезды. Еда в ресторане была замечательной, а компания, в которой ужинала Блэр, – еще лучше. Она резко остановилась.
– Наверно, я не смогу уговорить вас сходить в бар? – спросила она у Кэм.
Кэмерон глубоко вдохнула морозный воздух. Она хорошо понимала, почему Блэр приглашала ее в бар. Кэм отказывалась признавать собственные желания.
– Я не могу сопровождать вас в бар. Но если вы ходите пойти, я отдам указания сопровождающим агентам, – сказала Кэм.
– Вы же были не против поужинать со мной, – подчеркнула Блэр. Она продолжала стоять на месте, не заботясь о том, что другие пешеходы были вынуждены обходить ее.
– Это было по делу, – ответила Кэм.
– Да неужели? – парировала Блэр.
Кэм ясно понимала, что ужин выходил за определение делового. Они могли бы обсудить предстоящую поездку на горнолыжный курорт и утром. Она воспользовалась этим предлогом, чтобы поужинать с Блэр. Кэм перешла на опасную территорию, и она знала это. Она не могла позволить ситуации зайти еще дальше. Естественно, она не могла пойти с Блэр в гей-бар, это уж точно было бы похоже на свидание. Но в то же время Кэм не имела ни малейшего желания искать сексуальных приключений на пару с Блэр. Смотреть, как Блэр находит случайных подружек на ночь, Кэм явно не нравилось.
– Я не могу, простите. Так мне уведомить агентов, чтобы они остались с вами?
– Нет, спасибо, – язвительно сказала Блэр. – Когда я иду развлекаться, мне не нужна их компания.
Кэм подумала, что заслужила это.
– Тогда, быть может, я провожу вас домой?
– Да, – со вздохом согласилась Блэр. – Только ради бога, скажите им, чтобы держались от нас подальше! С вами я в полной безопасности.
Кэм кивнула, прошептав инструкции в микрофон. Она понимала, что в этом смысле с Блэр будет по-прежнему трудно. Кэм была благодарна за то, что ей не нужно было волноваться, где будет Блэр хотя бы в эту ночь. И вместе с тем Кэм понимала, что ей не нужно было переживать и о том, с кем могла Блэр провести это время.
Глава двенадцатая
Через пять дней они сели в частный самолет, который должен был доставить их в Колорадо. Они намеревались остановиться в небольшой деревенской гостинице, не слишком известной среди туристов. Там было меньше народа, и там было проще осуществлять охрану Блэр. Гостиница находилась в довольно уединенном месте, и там не было всех тех возможностей, столь популярных на лыжных курортах Колорадо. Не было ночных развлечений и всего остального в этом роде. Зато там можно было отлично покататься на различной сложности трассах. Блэр была умелой лыжницей и наслаждалась спусками с лесистых склонов. Но если для нее это было отдыхом, то для Кэм и ее агентов это было чем угодно, только не каникулами.
Кэм только уселась в свое кресло и собиралась открыть Washington Chronicle, как кто-то присел рядом.
– Похоже, это место свободно, – произнес знакомый голос.
Кэм подняла голову и посмотрела на Диану Бликер.
– Здесь нет зарезервированных мест.
Диана улыбнулась.
– Тогда я присяду здесь, не возражаете?
– Нисколько, – ответила Кэм, складывая газету. – Какими бы ни были новости, они могут подождать.
Диана потянулась за пристяжным ремнем и слегка провела рукой по бедру Кэм. В ее прикосновении чувствовалось едва уловимое возбуждение, но Кэм не отстранилась. В конце концов, они же взрослые люди. Диана могла принять отказ, но она ненавидела, когда ее посылы оставались без внимания.
– Вы катаетесь на лыжах, коммандер?
– Катаюсь.
– Наша Блэр просто мастер в этом деле, вы знаете?
– Я не удивляюсь, она очень талантлива, – сказала Кэм.
Диана пристально посмотрела на нее, пытаясь найти в ее словах скрытый смысл, но, как всегда, лицо Кэм было непроницаемо. Диана не могла вспомнить, чтобы ей встречался человек с таким самообладанием. В то же время холодной Робертс было назвать нельзя. Она излучала энергию и, казалось, все делала сосредоточенно и с чувством. На самом деле Кэм была самим обещанием. Обещанием страсти и накала эмоций, который Диана так хотела испытать. Это было нечто большее, чем физическое влечение, хотя Кэмерон, была невероятно соблазнительна со своим стройным мускулистым телом. Но еще ей была присуща грандиозная уверенность в себе. Могло ли что-нибудь в принципе поколебать ее выдержку?
Пристегивая ремень, Диана прислонилась к плечу Кэм.
– Да, у Блэр масса скрытых талантов. И в то же время она не старается скрыть некоторые свои интересы. Я уверена, что вы уже заметили.
Кэм не собиралась обсуждать Блэр Пауэлл с Дианой Бликер или кем-нибудь еще.
– Как дела в галерее? – спросила Кэм.
– Так, понятно. Блэр мы не обсуждаем. На самом деле мне это подходит, потому что гораздо больше я заинтересована в вас.
Кэм рассмеялась при виде настойчивости Дианы. Трудно сердиться на человека, который столь откровенно заявляет о своих намерениях. В другом месте, в другое время Кэм не стала бы сопротивляться. Но ее прошлое и странное обособленное настоящее не давали ей откликнуться на предложение Дианы. Близкая связь в любом виде была за пределами возможностей Кэм.
– Боюсь, я разочарую вас, – предупредила Кэм.
– О, я очень в этом сомневаюсь.
– Я, конечно, польщена…, – начала Кэм.
– Да бросьте вы, коммандер, – рассмеялась Диана. – Не нужно объяснять мне те многие причины, по которым, как вам кажется, вы не можете. Я довольно терпелива, и мне нравится ждать. Иначе какое удовольствие выигрывать?
Кэм покачала головой, улыбаясь непростой, уверенной в себе женщине, сидевшей рядом с ней.
– Тогда я не скажу больше ничего.
Диана взяла своими длинными изящными пальцами кисть Кэм и мягко пожала ее, прежде чем медленно убрать пальцы.
– Ну и хорошо. Это ни к чему.
Во время взлета Диана и Кэм сидели, откинувшись в своих креслах. Через ряд за ними сидела Блэр и изучающе смотрела на обеих женщин. Тактика Дианы была ей прекрасно известна. Блэр знала Диану с юности и была свидетельницей многих ее побед. Впервые для Блэр имело значение, добьется ли Диана успеха. Воспоминание о руке Диане, лежащей на руке Кэм, будило в Блэр такие чувства, которые было трудно игнорировать. Блэр была ненавистна мысль о том, что Диана прикасалась к Кэм, но еще больнее было думать о том, что Кэмерон могла ответить на это нежностью. Инстинктивно Блэр чувствовала, что Кэмерон Робертс не станет просто так крутить роман. Но Блэр не догадывалась, насколько этот фактор контролировал жизнь Кэмерон.
***
У дверей гостиницы прибывшую группу встретила высокая симпатичная женщина за сорок. Несмотря на зиму, она была загорелой, а ее подтянутая фигура говорила об активном образе жизни. Она тепло встретила гостей и проводила их в холл в сельском стиле, где перед большим камином из камня стояли удобные диваны и кресла. Верхние лампы были вмонтированы в открытые деревянные балки под потолком и мягко освещали помещение.
– Я Хелен Крейг, – представилась женщина, протягивая руку Кэм. – Оставьте ваши вещи здесь, пока мы не распределим вас по комнатам. Потом ваши сумки занесут в ваши номера.
Она перевела взгляд с Кэмерон на Блэр Пауэлл, стоявшую справа от Кэм. Разумеется, Хелен узнала ее и понимала, что Блэр приехала со специальным сопровождением. Без тени робости Хелен протянула руку Блэр.
– Я очень рада, что вы приехали сюда, мисс Пауэлл. У нас отличные трассы.
Блэр улыбнулась, ей понравилось, что Хелен не стала притворяться и с искренней теплотой встретила их.
– Как раз это я и хотела услышать. Хочу попасть туда поскорее.
Хелен кивнула.
– Все начинает работать в полшестого утра. После того, как вы разместитесь и перекусите, я покажу вам карты спусков, и вы сможете спланировать ваше катание на завтра.
Я надеялась прокатиться пару раз сегодня, – сказала Блэр.
– Через полтора часа уже стемнеет. Если вам не терпится, то можете прокатиться по одной из более коротких трасс.
Блэр взяла свою сумку.
– Покажите место, где я могу переодеться.
Хелен заметила внезапное напряжение, охватившее спутников Блэр. Но ей показалось, что Блэр Пауэлл тут главная, и если ей хотелось кататься на лыжах, то она это сделает.
– Пойдемте за мной.
Когда Блэр ушла за Хелен, Кэмерон повернулась к остальным.
– Итак, внимание все. Мак, ты займешься комнатами. Убедись, чтобы кто-нибудь был по обе стороны от номера Цапли и через коридор. Предпочтительно, чтобы все разместились на одном этаже. Штарк, Тейлор, вы выясните, по какой трассе она поедет. Возьмите с собой аптечку первой помощи. Я пойду переоденусь и поеду с ней.
На мгновение Кэм абсолютно забыла о Диане Бликер. Как обычно, Блэр не задумывалась о том, как сложно обеспечивать ее охрану, и они вновь оказались в трудной ситуации. У них не было времени для надлежащего осмотра территории, и они понятия не имели, кто мог нарисоваться на трассе, по которой будет спускаться Блэр. Кэм вздрогнула от прикосновения к своей руке.
– Я подумала, что вы уже привыкли к ее поведению, коммандер, – сказала Диана мягко. – Насколько я ее знаю, она все время отказывается принять тот факт, что она не может себе позволить вести себя так, как остальные люди. Она всегда хотела быть обычным человеком.
Кэмерон кивнула, вспоминая собственное детство и каково это было – расти среди друзей папы-дипломата и известной мамы-художницы. Девочкой она смотрела, как дети идут в школу, из окон лимузина, который возил ее практически всегда. Кэм жаждала принадлежать к обычным неизвестным людям на улице, но понимала, что это было невозможно. Она знала печаль, рождавшуюся от ощущения того, что ты не такой как все, и одиночество, появлявшееся из-за изоляции, как бы ни старались родители создать видимость обычной жизни.
Диана заметила, как в темных глазах Кэм промелькнули чувства, и поразилась глубине сострадания и понимания, которые она увидела во взгляде Кэм. То, что почувствовала при этом Диана, напугало ее. Она уже давно перестала хотеть получить от женщин что-либо большее, кроме секса. Но Кэм была другой. Ее отстраненность почти завораживала, ее секретность так и манила к себе. Она заставляла хотеть узнать себя, при этом не приглашая в свой внутренний мир. Диана подумала, что будь у нее хоть капля здравого смысла, она бы попыталась установить расстояние между собой и Кэм, вместо того чтобы гоняться за неуловимым коммандером и своей подругой-бунтаркой.
***
– Боже, это было здорово! – воскликнула Блэр, стряхивая снег с ботинок и сбрасывая куртку. Она прошла к небольшому бару в углу холла гостиницы. – Мне бокал красного вина, – сказала она бармену. Повернувшись к Диане и Кэмерон, она спросила: – А вы что будете?
– Мне мартини, – попросила Диана.
– Мне только кофе, – сказал Кэмерон.
– Невероятная трасса, правда? – продолжала восторгаться Блэр. Она откинула голову назад и потрясла ее, чтобы волосы свободно рассыпались. Ее глаза сверкали, щеки порозовели от холодного воздуха.
– Да уж, реклама не соврала, – заметила Кэм. Она каталась на лыжах с трех лет, но все равно, ей пришлось приложить все усилия, чтобы удержаться наравне с Блэр. Та была не просто умелой лыжницей, она еще была и бесстрашна. Несмотря на то, что видимость уже была плохая, Блэр неслась по незнакомой трассе, забыв обо всем. Диана, которая тоже очень хорошо каталась на лыжах, ехала чуть ли не в километре позади них, она спускалась мастерски, но более осторожно. Кэмерон выставила агентов вверху и внизу трассы, они поддерживали с ней постоянную связь по рации, однако Кэм была единственной, кто находился в непосредственной близости от Блэр. Несмотря на то, что риски на этом уединенном лыжном курорте были невелики, Кэм не хотела терять Блэр из вида. Лет десять она не закладывала таких виражей на трассе. Кэм знала, что утром у нее будут болеть все мышцы. Но удовольствие на лице Блэр стоило того, чтобы потерпеть. Блэр просто светилась от счастья, и Кэм увидела ее такой, какой, возможно, она была бы при других обстоятельствах. Кэм еще никогда не видела свою подопечную такой радостной и легкой. Блэр была не просто прекрасна, она была умопомрачительна.
Кэм отвела взгляд от Блэр, аккуратно поставила чашку из-под кофе на барную стойку.
– Думаю, мне пора в душ, – сказала она. Отвернувшись в сторону, она тихо передала инструкции по микрофону, пристегнутому к одежде. Почти мгновенно в дверном проеме появился коренастый рыжеволосый мужчина. Удовлетворившись тем, что ее сменщик был поблизости, Кэм спокойно ушла.
Диана посмотрела вслед Робертс, задумавшись о том, знала ли Кэм, что ее темные глаза могут выдать ее. Диана заметила, как Кэм смотрела на Блэр, и удовольствие, промелькнувшее и быстро исчезнувшее во взгляде коммандера, было неприятно очевидным. Какую же силу нужно иметь, чтобы так себе контролировать, подумала Диана. И зачем это было нужно…
Глава тринадцатая
В шестом часу утра Блэр вошла на кухню через открывавшуюся в обе стороны дверь и вдохнула запах кофе. Она увидела, что за большим поцарапанным деревянным столом сидит Хелен, пьет горячий кофе и разгадывает кроссворд. Хелен улыбнулась девушке и махнула рукой в сторону кофеварки.
– Спасибо, – промурлыкала Блэр и пошла за чашкой. Налив себе кофе, она села за стол с Хелен.
Владелица гостиницы посмотрела на девушку и спросила:
– А где ваши друзья?
Блэр скорчила лицо, продолжая дуть на горячий кофе, чтобы остыл быстрее.
– Наверняка один из них стоит за задней дверью, а второй сидит в столовой.
– Звучит не слишком весело, – заметила Хелен.
Блэр внимательно посмотрела на Хелен. На лице женщины была написана лишь настоящая искренность. Девушка позволила себе слегка улыбнуться.
– Ну, я могла бы соврать, сказав, что уже привыкла. Да, я привыкла к этому, конечно, но так и не научилась не обращать на это внимания. Это меня раздражает.
– Могу представить. С другой стороны, догадываюсь, что полностью предоставить вас самой себе в принципе невозможно.
– Это точно, – сказала со смехом Блэр.
Хелен откинулась на спинку стула, рассматривая потрясающе красивую молодую женщину, сидевшую напротив нее. Это была не та утонченная особа с продуманным до мелочей имиджем, которую можно было увидеть по телевизору или на страницах журналов. Сейчас перед Хелен была женщина во всей своей природной красоте, без косметики, с распущенными волосами, в линялых джинсах и растянутой спортивной футболке с длинными рукавами, под которой легко угадывалось очертание груди. В этой женщине Хелен никогда бы не узнала дочь президента. Но и не обратить внимания на внешность Блэр было нельзя.
– Могу я полюбопытствовать, почему вы остановились именно здесь? – спросила Хелен.
– У вас останавливаются мои друзья, Сара Хьюз Уитли и Энн Перри.
Хелен слегка приподняла бровь, припоминая красивую пару, которая приезжала кататься чуть раньше.
– Это одни из самых моих любимых гостей, – призналась хозяйка лыжного курорта.
Блэр встретилась с женщиной взглядом и порадовалась, что собеседница не отвела глаза.
– Я их очень люблю, – сказала девушка.
– Я тоже, – ответила Хелен. – Вам не нужно волноваться насчет конфиденциальности, мисс Пауэлл. Моя задача заключается лишь в том, чтобы обеспечить моим гостям хорошую трассу и приватность. Я надеюсь на то, что за эти семь дней вы получите прекрасное катание на лыжах. А ваша личная жизнь – это не моя забота.
Блэр рассмеялась.
– Ну что ж, тогда вы, наверное, единственный человек в Штатах, который может так сказать.
Женщина рассмеялась вместе с ней.
– Думаю, вы правы.
***
Через час в гостиную пришла Кэм. Она подошла к столу, где всегда наготове стоял большой термос, и налила себе кофе. С удовольствием потягивая горячий напиток, Кэм развернулась и встретилась взглядом с Хелен Крейг. Женщина молча смотрела на нее, слегка улыбаясь. Робертс кивнула и уселась в одно из больших кожаных кресел, стоявших перед камином. Спустя мгновение Хелен присоединилась к ней тоже с чашкой кофе.
– Она уже катается, – сообщила Хелен.
– Да, я знаю.
– Я была в этом уверена. Должно быть, ей тяжело приходится.
Кэм работала в своей сфере слишком долго, чтобы угодить в ловушку задушевной беседы с незнакомым человеком. Особенно если в разговоре шла речь о таком важном объекте, как дочь президента. Но в словах ее собеседницы чувствовала такая неподдельная искренность, что Кэм неожиданно расслабилась и сказала:
– Кажется, да.
Да, Хелен Крейг не приходилось наблюдать отношения, складывающиеся между такой женщиной, как Блэр, и теми, кто охранял ее. Зато Хелен много раз становилась свидетельницей притяжения, возникавшего между двумя женщинами. У нее была возможность понаблюдать за тем, как вели себя отстраненный агент секретной службы и президентская дочка за ужином вчера вечером и потом после ужина в гостиной, где установилось непростое перемирие. Блэр Пауэлл почти не отводила глаз от высокого и худого коммандера, да и ее подруга Диана, по-видимому, была покорена. А вот объект их пристального внимания вела себя очень сдержанно и мало чем выдавала себя. Но Хелен внимательно за ней понаблюдала и обнаружила, что, когда все остальные увлеклись беседой, темноволосая женщина с серыми глазами смотрела на дочь президента таким острым взглядом, что он мог, наверное, оставить отметины на коже. Хелен знала этот взгляд: обычно так смотрят женщины, убежденные в том, что они хорошо знают свое сердце и свои мысли. Так смотрят женщины, которые не хотят признавать свои истинные чувства.
– Ей должно быть очень одиноко. Может, ей нужен друг, – тихо произнесла Хелен.
Кэм со вздохом поставила чашку на кофейный столик. Она подошла к камину, следя взглядом за горящими поленьями.
– У нее есть друзья. Ей нужна свобода. А этого ей не может дать никто.
– Свободы можно достичь многими способами.
Когда Кэм оглянулась, она обнаружила, что была одна.
***
– Вам нельзя разрешать Пауле играть в карты. Она играет просто ужасно и не представляет, какая опасность ей угрожает. Если бы она была моим партнером в карточной игре, я бы ее убила, – разглагольствовала Блэр, присоединившись к Кэм на широкой гостиничной террасе. Вечер выдался морозным, от холодного воздуха покалывала кожу. На темном небе ярко сверкали звезды. Их было так много, что Блэр показалось, будто она стоит у самого края небес. Их дыхание оставляло облачка белого пара в воздухе. Но Блэр не мерзла. Она весь вечер ждала возможности побыть наедине с шефом своей охраны. И вот они были вдвоем, сердце Блэр застучало быстрее, а внутри все ходило ходуном от возбуждения, которое она пыталась не замечать.
– Агент секретной службы не обязан уметь играть в карты, – серьезным тоном сказала Кэм, улыбаясь одними уголками рта.
– Да уж, – сказала Блэр, подходя к Кэм так близко, что коснулась ее плеча. Она удивилась тому, что Робертс не отодвинулась. – Но я уверена, что агенты секретной службы должны иметь много талантов.
Кэм повернулась и серьезно посмотрела на девушку.
– Мисс Пауэлл, я понимаю, как все это тяжело для вас…
– Не думаю, что понимаете, – прервала ее Блэр и положила руку в перчатке на плечо Кэм. – Чертовски неудобно искать способ затащить в постель начальника охраны, не спровоцировав при этом скандал национального масштаба.
– Ну, может, стоит задуматься, а надо ли это делать.
– Может, и стоит, но мне это неинтересно. Все, что меня интересует, – это вы.
Кэм немного отодвинулась. Блэр Пауэлл явно была самой привлекательной женщиной из всех, что ей встречались. Больше того, она была так трогательно уязвима, когда выходила из образа. Как бы Кэм хотелось найти способ облегчить эту боль. Но она не могла позволить, чтобы ее симпатии помешали работе. Кэм напомнила себе, что эта прекрасная соблазнительница на самом деле хотела использовать ее для того, чтобы разбить оковы своей невидимой темницы. Понимая это, Кэмерон не стала придавать значения тому, что у нее заколотилось сердце и прилила кровь к низу живота.
– Боюсь, вы неверно меня поняли. Меня волнует исключительно ваша физическая безопасность и больше ничего, – сказала Кэм.
Эти слова резанули Блэр до глубины души. Хотя она произнесла свое предложение легким и дразнящим тоном, на самом деле ее намерения в отношении к Кэм были абсолютно серьезны. Уже много лет она не делала предложение женщине, потому что действительно ее хотела. Этот отказ причинил девушке сильную боль. Разозлившись, она быстро пошла к двери, бросив напоследок язвительно:
– Не принимайте плотские желания за симпатию, коммандер! Вы мне интересны, как вы когда-то сказали сами, исключительно в физиологическом смысле.
Кэмерон смотрела ей в след, безуспешно борясь с разочарованием. Да, она знала, что для Блэр она была лишь призом, который хотелось выиграть, но все равно эти слова ранили ее.
***
Стук в дверь мгновенно вывел Кэм из глубокого сна и привел ее в состояние боевой готовности. Она схватила пистолет с прикроватного столика. На часах было без пятнадцати пять утра. Кэм посмотрела в дверной глазок и чертыхнулась про себя при виде стоявшего за дверью человека. Она приоткрыла дверь и прошептала:
– Что такое, Штарк?
Побелевшая Паула Штарк уставилась на босса. Тяжело сглотнув и облизав сухие губы, подчиненная Кэм сказала:
– Мне нужно поговорить с вами, коммандер?
– Это не может подождать до утра?
– Нет, мэм.
Кэм открыла дверь, впуская Штарк, а потом положила пистолет в кобуру на столе. Кэм включила ночник и проводила Штарк к креслу у окна, затем села напротив и вопросительно посмотрела на девушку. Кэм показалось, что Штарк вот-вот расплачется.
– Меня нужно перевести в другое место, – решительно заявила Штарк.
– Есть ли какая-то причина, по которой ты вдруг почувствовала, что меня надо разбудить посреди ночи и сообщить мне это? – резко спросила Кэмерон. У нее было плохое предчувствие. Похоже, она догадывалась, о чем будет этот разговор.
– Мне нужно было рассказать вам об этом прямо сейчас, чтобы уехать утром.
Кэм со вздохом откинулась в кресле. Она резко потерла лицо обеими руками, после чего пристально посмотрела на бледную молодую женщину.
– Ну ты расскажешь наконец, что произошло?
– Наверное, я больше не смогу выполнять свою работу.
– Две недели назад ты говорила совсем другое.
Впервые за все время Паула Штарк посмотрела на Кэм. Ее плечи напряглись, когда она сказала:
– Тогда я с ней не спала.
У Кэм было такое чувство, будто ее ударили в живот. Она стиснула зубы, чтобы не выругаться вслух. Робертс резко вскочила с места, отошла в другой конец комнаты, а потом так быстро развернулась, что Штарк вздрогнула от неожиданности.
– Ты что, с ума сошла? – прошипела Кэм, едва сдерживаясь. В глубине души она понимала, что ведет себя неправильно, но ее охватила такая злость и что-то очень похожее на ревность.
– Я не знала, что все так получится! Просто она… я не знаю…, – Штарк поняла руки в порыве беспомощности. – Она предложила, а я не сумела отказать.
– Господи, – процедила Кэмерон. Да перестанет ли Блэр когда-нибудь создавать хаос вокруг себя? Вот пожалуйста, теперь она может разрушить карьеру очень даже способной Штарк. – Что ты сейчас к ней чувствуешь?
Штарк с удивлением посмотрела на своего босса, словно этот вопрос раньше не приходил ей в голову.
– Я не знаю.
– Ты влюблена в нее? – спокойно спросила Кэм. Почему-то эти слова дались ей тяжело.
– Не думаю, – смущенно ответила Штарк. – Это был… просто секс.
– Да уж, в этом можно не сомневаться, – пробормотала Кэм. Ей не хотелось думать о том, как эти двое занимались сексом, но было так трудно выбросить эти образы из мыслей. Кэм покачала головой, заставляя себя вернуться к насущным вопросам. – Мне бы очень хотелось закрыть на это глаза, но я не могу. Даже если у тебя нет к ней каких-то чувств, все равно я не могу доверять твоей объективности. Вдруг твои взаимоотношения с ней повлияют на твои действия. Для нее это может быть опасно – точно так же, как и для тебя, – сказала Кэм.
Штарк смотрела прямо на свои сложенные вместе руки, которые они положила на стол. На лице девушки было написано неприкрытое страдание.
– Я знаю. Последние три часа я только об этом и думаю. После того как я ушла из ее комнаты, я мучительно думаю, что мне делать.
– Почему ты мне рассказала?
Штарк в изумлении посмотрела на начальницу.
– Потому что узнай вы об этом не от меня, доверие ко мне было бы подорвано окончательно и бесповоротно. Я совершила ошибку, но безответственной меня не назовешь.
Кэм посмотрела на подчиненную с уважением. Штарк не отвела взгляд, пока босс пристально смотрел на нее.
– Ты можешь мне поклясться, что между тобой и мисс Пауэлл нет романтической привязанности? – наконец спросила Кэм.
– Да, мэм, клянусь!
– Вы можете вернуться на свой пост, агент Штарк. Если вдруг я увижу, что твои оценки или действия так или иначе ошибочны, я тебя сразу переведу с этого задания, невзирая на последствия для твоей карьеры, – объявила Кэм.
Штарк встала почти по стойке «смирно».
– Да, мэм, я все поняла, мэм. Спасибо вам огромное.
Кэм кивнула, внезапно она почувствовала усталость. После ухода Штарк Кэм растянулась на кровати и уставилась в потолок. В конце концов, она закрыла глаза и попыталась прогнать образ обнаженной Блэр Пауэлл, обхватившей ногами смутную фигуру Паулы Штарк.
Глава четырнадцатая
– Не возражаете, если я присоединюсь к вам?
– Как хотите.
От внимания Блэр не ускользнула напряженность в голосе Кэм и холодный гнев в ее глазах.
– Я так понимаю, вы уже знаете, что ночью у меня были гости.
– Да, мне это известно.
Почему-то Блэр не получила удовольствия от того, что ее равнодушный начальник охраны узнал, что не был незаменимым, особенно в ее, Блэр, постели. На самом деле всю эту бессонную ночь ее мучила незнакомая тревога. Впервые за всю свою жизнь Блэр сожалела о том, что делает. Она жалела о том, что женщина, лежавшая с ней рядом, ничего для нее не значила. Жалела о том, что все время, пока занималась любовью с Паулой Штарк, она хотела целовать и ласкать другое тело. Жалела о том, что ничего не чувствовала, когда уставшая и беззащитная девушка лежала в ее объятиях. Жалела, что соблазнила ее и затащила в свою постель.
Кэм стиснула зубы, отчаянно пытаясь сдержаться. Она не знала, кто разозлил ее больше: Паула Штарк, которая не подумала, что делает, или Блэр Пауэлл, которой было все равно с кем спать. Пока Кэм смотрела на Блэр, она заставляла себя не думать о том, как эти мягкие чувственные губы прикасаются к ее губам. Ей довелось почувствовать всю прелесть объятий Блэр, и она не могла стереть эти воспоминания.
Блэр резко отодвинула стул и встала, не притронувшись к завтраку. Она посмотрела прямо в глаза Кэм, в ее взгляде было что-то близкое к раскаянию, но голос прозвучал резко:
Если это хоть как-то повлияет на ваше представление об этике, на самом деле это была не ее идея. И я закончила с ней. Это больше не повторится.
Не дождавшись ответа, дочь президента развернулась и ушла, даже не посмотрев на Паулу Штарк.
Кэмерон смотрела, как явно разозленная Блэр поспешно уходит из столовой. Кэм пыталась собраться, зная, что гнев лишь мешает ей трезво оценивать ситуацию и работать. Двое агентов тихо вышли из комнаты и на расстоянии последовали за Блэр. Кэмерон была уверена, что они будут готовы, если дочь президента вдруг решит выйти из гостиницы.
***
Через полчаса Кэмерон взяла свои лыжи и вышла навстречу восхитительному утру, которое бывает только в Колорадо. Воздух был свеж, а солнце так слепило глаза своим белым светом, что Кэм тут же натянула защитные очки. По сообщениям от своих агентов она знала, что Блэр каталась на длинной и сложной трассе. К тому моменту когда Кэмерон достигла вершины горы, Блэр начала второй спуск по горному склону. Кэм поехала следом, держась лишь на небольшом расстоянии от девушки, чтобы позволить ей свободно маневрировать на склоне. Кэм была рада, что едет за Блэр и может смотреть за ней. И лишь на мгновение Кэм позволила себе удивиться при виде какой-то темной фигуры, внезапно появившейся из-за деревьев и направившейся прямо к Блэр Пауэлл.
Кэмерон не позволяла себе ощущать страх. Он лишь тормозил рефлексы и мешал принимать верные решения. В ту секунду, когда она потянулась за пистолетом, Кэм увидела, как Блэр падает от врезавшегося в нее человека. На мгновение Кэм застыла от чувства дежавю, от которого ее чуть не затошнило. Внутри все сжалось от нахлынувшей паники. В который раз Кэм вновь увидела, как падает Джанет, и на груди у нее расплывается красное пятно, но она тут же заставила себя не думать об этом. Человек, столкнувшийся с Блэр, от удара при столкновении отлетел в сторону и теперь пытался выбраться из снега.
Кэм затормозила рядом с Блэр и отстегнула лыжи еще до того как остановилась. Она сразу легла поверх распростертого тела Блэр, наставив пистолет на человека неподалеку. Другой рукой она вытащила из-за ремня рацию и хрипло крикнула:
– Боевая готовность, боевая готовность!
Пока Кэм лежала сверху, прикрывая собой Блэр, из-за деревьев появились четверо агентов с пистолетами в руках. Они кричали нападавшему, чтобы он лег. Через несколько секунд они окружили его. Убедившись в том, что Блэр ничего больше не угрожает, Кэм связалась с коммуникационным центром в гостинице и запросила транспорт и медиков. Кэм встала с Блэр, вернула пистолет в кобуру и сняла перчатки.
Блэр лежала на спине с закрытыми глазами. Кэмерон быстро проверила ее пульс, он был быстрым и ровным, но Блэр, похоже, была без сознания. Слегка дрожавшими руками Кэмерон расстегнула куртку Блэр и стала ощупывать ее на предмет ранения. У нападавшего мог быть нож или ледоруб, которым он мог ткнуть Блэр во время столкновения. Кэм совершала действия автоматически, по инструкции, в то время как ее сознание боролось с подступившим ужасом.
Господи, пожалуйста, пусть с ней все будет в порядке.
Кэмерон просунула руку под свитер Блэр, крови не было. Ее пальцы скользнули по плоскому животу и попытались проверить, все ли было в порядке со спиной девушки.
– Что вы делаете? – прошептала Блэр с затуманенным взором.
Кэмерон посмотрела на нее с явным облегчением.
– Просто лежите и не двигайтесь. Все в порядке, вы в безопасности.
– Я, конечно, хотела, чтобы вы это сделали, но несколько в другой обстановке, – слабым голосом призналась Блэр с неуверенной улыбкой. Она стала подниматься и поморщилась от сильнейшей боли в затылке. Обессиленная, она вновь легла на снег. – Что, черт возьми, случилось?
Кэмерон застегнула куртку Блэр и стала снимать свою, потому что увидела, что девушка начинает дрожать.
– Я пока не знаю, – хмуро ответила Кэм. – Как вы себя чувствуете? – Кэм накрыла своей курткой Блэр.
Блэр осторожно пошевелила руками и ногами. Взгляд стал проясняться, и в целом она была в порядке, за исключением невероятной головной боли.
– Я в порядке.
– Мы вытащим вас отсюда через минуту, – ласково сказала Кэмерон. Он достала рацию и рявкнула: – Где эвакуатор, черт подери? – Через пару секунд Мак ответил ей.
– Вертолет задерживается из-за плохой видимости. Мы выслали 'скорую помощь', и еще через пару минут к вам прибудут снегоходы.
Кэмерон все это не нравилось, сплошная небрежность. Им должны были сообщить, что вертолеты временно не летают. Но сейчас она ничего не могла сделать.
– Все ясно, – ответила она Маку.
Блэр с неожиданной силой схватила Кэм за руку.
– Я не хочу в больницу. Журналисты сразу обо всем узнают. Отец сейчас в Азии, и нет нужды его беспокоить.
Кэмерон не собиралась ничего обсуждать с Блэр. Ее агенты уже тащили подозреваемого в гостиницу. Она сама допросит его, как только позаботится о Блэр. Кэм решила, что это была попытка покушения на жизнь Блэр, а что еще она могла подумать. Время, когда она уважала желания Блэр, прошло. Теперь Кэм не могла пойти на компромисс.
Блэр увидела, как у Кэм заходили желваки на лице, и поняла, что спорить было бесполезно.
– По крайне мере, дайте мне позвонить ему и сказать, что я в порядке, прежде чем это будет в новостях.
Кэмерон кивнула в знак согласия.
***
Шесть часов спустя Кэмерон осторожно вошла в палату Блэр, кивком головы поприветствовав сидевших рядом с дверью агентов. Кэм помедлила, пытаясь разглядеть, не спит ли девушка.
– Заходите, – услышала она.
Кэмерон приблизилась к постели и посмотрела на бледное лицо Блэр.
– Разбудила?
– Нет. Я как раз планировала свой побег отсюда.
Кэм рассмеялась с ноткой сарказма.
– И почему я думаю, что все так и было.
Легкая улыбка тронула полные губы Блэр. В ее глазах засветилась юношеская радость, которую она не чувствовала уже много лет.
– Может быть, потому что вы начинаете привыкать к моим проделкам.
Кэмерон присела на стул, стоявший рядом с кроватью, и наклонилась поближе к Блэр.
– Я очень сомневаюсь, что когда-нибудь выучу все ваши фокусы, – мягко сказала она.
– А могли бы, если бы дали мне возможность научить вас, – прошептала Блэр.
Теперь улыбнулась Кэмерон. Она не хотела замечать, как остро переживает беззащитность Блэр, и понимает, что сейчас не время меряться силами. Кэм посмотрела на руку Блэр, неподвижно лежавшую на тонком больничном покрывале. Она вспомнила, с каким изяществом эта рука двигалась по бумаге, рисуя ее портрет с удивительным пониманием. Еще никому, кроме матери Кэм, не удавалось передать ее черты с такой точностью. Без задней мысли Кэмерон мягко накрыла тонкие пальцы девушки своей рукой. Она хотела ободрить Блэр, но вместо этого получила ободрение сама.
Там, на горном склоне, какое-то время Кэм казалось, что Блэр ранена. Страх, обрушившийся на нее от этой мысли, был вызван не только опасениями за девушку как за человека, которого Кэм охраняла. Ей была невыносима сама мысль о том, что Блэр могла пострадать, и Кэм не осмеливалась анализировать причины этих ощущений.
Кэм прокашлялась и постаралась не замечать внезапное покалывание в своих пальцах, переплетенных с пальцами Блэр.
– Нападавшим оказался 16 – летний парнишка, который решил проехать через участок с деревьями. Он выехал с соседней трассы. Этого не должно было произойти, но так вышло, что никто не следил именно за этим участком трассы. Он понятия не имел в кого врезался и, думаю, не подозревает об этом до сих пор.
– Так значит, сейчас я в безопасности? – спросила Блэр с едва заметной ноткой горечи.
Кэм кивнула в ответ.
– Нам удалось сдержать шумиху, поэтому думаю, что новостей на эту тему будет немного.
Блэр благодарно вздохнула.
– Спасибо. Я хочу выбраться отсюда ближе к вечеру и вернуться в гостиницу.
– И почему я опять не удивляюсь? – с уступкой в голосе сказала Кэм. – Я позволила себе поговорить с вашими врачами. Они считают, что если головная боль прошла, то вас можно отпустить.
– Хорошо, а то здесь я чувствую себя как в аквариуме.
Кэмерон встала, подавляя отчаянное желание убрать волосы со щеки Блэр.
– Я пойду распоряжусь.
Она дошла почти до двери, когда Блэр тихо сказала:
– Спасибо, что защищали меня сегодня.
Девушка до сих пор чувствовала неожиданное спокойствие, охватившее ее в объятиях Кэм, когда они лежали на снегу.
Кэмерон вцепилась в дверную ручку с такой силой, что побелели пальцы. Ее вновь пронзил отчаянный ужас, охвативший ее при виде падения Блэр. Она не могла позволить себе переживать такой страх. Она не могла позволить себе чувствовать вообще что-либо по отношению к Блэр. Резче, чем следовало, она сказала:
– Я лишь выполняла свою работу, мисс Пауэлл.
С этими словами Кэм ушла, и Блэр снова осталась в одиночестве.
Глава пятнадцатая
– Как голова? – спросила Кэм, садясь в кресло рядом с Блэр.
– Жить буду, – ответила Блэр необычно приглушенным голосом. На самом деле как только самолет набирал высоту, Блэр начинало тошнить, и она опасалась потерять контроль над собой. К счастью, небо было безоблачным, и самолет несся в Нью-Йорк в условиях очень низкой турбулентности. Иначе она бы точно опозорилась.
Кэм заметила, что лицо Блэр побелело, а обычно кристальные голубые глаза затуманились болью. Кэм наклонилась к Блэр, хотя другие агенты и Диана сидели за 10 рядов впереди них. Они разговаривали или дремали, так что можно было сказать, что коммандер и дочь президента сидели в одиночестве. Но Кэм все равно не хотела, чтобы их разговор кто-то услышал.
– Геройствовать тут ни к чему. Почему бы вам не выпить пару таблеток обезболивающего и попытаться отдохнуть, – предложила Кэм.
Блэр стала качать головой, но тут же бросила эту затею, потому что малейшее движение провоцировало тошноту.
– Поверьте, коммандер, я не строю из себя героя. Проблема в том, что от этих таблеток меня тошнит еще больше.
Кэм тихонько рассмеялась и подняла разделявший их сиденья подлокотник. Она вытянула руку вдоль спинок сидений и предложила Блэр свое плечо.
– Просто попробуйте сидеть с закрытыми глазами до конца полета. Похоже, только от этого будет хоть какая-то польза. Поверьте мне, я была в вашем состоянии не раз и не два. Тут могут помочь либо таблетки, либо сон.
Интуитивно Блэр понимала, что предложение Кэм было вызвано сочувствием, а не какой-то особенной симпатией к ней. Но в тот момент ей как раз нужно было то, что предлагала ей Кэм, – простое человеческое тепло и поддержка. Блэр положила голову на плечо к Кэм и позволила себе расслабиться. Ей казалось, что она не сможет уснуть, но, может, хотя бы боль станет меньше, подумала она.
Кэм осторожно вытянула ноги и откинулась в кресле. Через пару минут по ритмичному дыханию Блэр она поняла, что девушка заснула. От слабого гудения двигателей и тепла тела Блэр Кэм погрузилась в такое умиротворенное состояние, которого с ней давно не бывало. Она смотрела в иллюминатор и ни о чем не думала. В эти драгоценные часы полета присутствие Блэр – все, что было нужно коммандеру. Задремав, Кэм прислонилась щекой к душистым мягким волосам Блэр.
***
Когда самолет приземлился, Кэм и Блэр проснулись одновременно. Ни одна из них не двигалась. Пока они спали, рука Кэм переместилась со спинки сиденья и теперь лежала под грудью Блэр, которая, в свою очередь, положила руку на талию Кэм. Блэр лежала в объятиях своего начальника охраны, ее голова находилась под подбородком Кэм. Они обнимали друг друга так органично, словно делали это далеко не в первый раз.
Когда их спутники стали вставать из кресел и потягиваться, Кэм убрала руку с тела Блэр, поймав себя на мысли, что ей не хотелось этого делать.
– Мисс Пауэлл, нам нужно собираться.
Со вздохом Блэр села в кресле и пригладила руками волосы. Она почти не удивилась, заметив, что ее головная боль прошла.
– Да, конечно.
Она бросила взгляд на Кэмерон и поразилась, увидев, как на этом красивом лице промелькнуло что-то похожее на сожаление. Но сразу вернулась профессиональная непроницаемая маска, и Кэм просто улыбнулась в знак согласия.
Кэм пошла к своим агентам обсудить поездку до дома Блэр. На освободившееся рядом с девушкой место села Диана.
– Похоже, вам было очень уютно вместе, – иронично заметила она.
– Отстань, Диана, – тихо сказала Блэр.
Диана прикусила язык и не стала продолжать иронизировать. Что-то в голосе подруги подсказало ей, что этого делать не стоило. На самом деле они и правда очень хорошо смотрелись вдвоем. Слишком хорошо. Словно вот так обнимали друг друга уже тысячу раз. Диана покачала головой и не стала предупреждать Блэр. Почему-то ей показалось, что Блэр все равно ее не услышит.
***
Кэм поставила бумажный стаканчик с кофе на стол и посмотрела на Мака, вопросительно изогнув бровь.
– И что, она все еще у себя?
– Угу, три дня подряд, – сказал Мак, качая головой.
Кэмерон не до конца понимала происходящее, но точно знала, что ей все это не нравилось. С тех пор как они приземлились в аэропорту Джона Кеннеди, Блэр была не в себе. Она передала, что собирается работать в студии и что ежедневные встречи с коммандером не понадобятся. Кэм не протестовала, чувствуя, что ее попытки настаивать на встречах будут дальнейшим вторжением в жизнь Блэр. Но все же атмосфера в командном центре напоминала затишье перед бурей. Все ждали, что Блэр нарушит свое уединение в любой момент и устроит им еще одну развеселую погоню. Кэм почти хотела, чтоб так и было. Внезапное изменение поведения Блэр ее нервировало.
– Лучше уж знакомый враг, – пробормотала Кэм про себя. Она взяла кофе и пошла в свой маленький кабинет, отгороженный стеклом. Мак посмотрел ей вслед, думая о том, что не только Блэр Пауэлл вела себя как-то странно.
На следующей неделе все повторилось. Агенты заступали на смену и коротали время за чтением и тихими разговорами, и все гадали, когда же грянет взрыв. Кэм старалась проводить в командном центре как можно меньше времени. Она бегала, ходила в спортзал, читала в своей квартире. Она приказала тотчас известить ее при первых признаках того, что Блэр собирается выйти из дома. Вечером восьмого дня этот звонок, наконец, раздался.
– Она только что села в такси, едет в центр, – сообщил ей Мак.
– Черт, – выругалась Кэм. – Ну как вы допустили это?
Даже по телефону чувствовалось, как Маку было тяжело.
– Мы ничего не могли сделать, разве что физически остановить ее. Она просто вышла из здания и поймала такси. Нам еще повезло, что была машина наготове, чтобы сразу поехать за ней .
Кэм вздохнула с некоторым облегчением.
– Она в поле зрения?
– Секунду.
Кэм ходила туда-сюда по своей гостиной, сжимая сотовый в руке. Хотя тот человек, который оставил письмо перед дверью Блэр, больше не напоминал о себе, все же Кэм опасалась, что они были не единственными, кто следил за дочерью президента. В любой момент, пока Блэр была без сопровождения, Кэм волновалась за ее безопасность.
– Она только что вошла в бар, – сообщил ей Мак.
– Название и адрес.
– Бар называется 'Рандеву', – сказал Мак и спустя пару секунд назвал и адрес бара.
– Я еду туда.
Не прошло и пятнадцати минут, как Кэм вошла в бар, ища взглядом Блэр на уже переполненном танцполе и за разбросанными вокруг столиками. Был субботний вечер, близилась полночь, так что бар был забит под завязку. Тусклое освещение, воздух пропитан дымом, видно плохо. Она стала пробираться сквозь толпу по периметру бара, рассчитывая отыскать Блэр где-нибудь в этой полутьме. Наконец, Кэм увидела ее. Блэр разговаривала с какой-то девушкой с впечатляющими татуировками, покрывавшими ее плечи.
Девушка явно качалась, и белая обтягивающая майка подчеркивала ее мускулистый торс, а низкие джинсы на болтах – не менее мускулистые ноги. Когда Кэм их увидела, девушка как раз поглаживала обнаженную руку Блэр, с каждым движением приближаясь к груди. Кэм стиснула зубы и попыталась спокойно наблюдать за происходящим. Блэр прижалась к девушке, и Кэм тут же вспомнила, как однажды Блэр точно так же вжалась в нее и требовательно поцеловала. Кэм сразу почувствовала возбуждение, низ живота налился тяжестью.
Господи, да что такое с тобой?! Кэмерон заставила себя не обращать внимания на пульсацию в животе. Но все же она отвела взгляд, когда Блэр взяла одной рукой лицо девушки и стала медленно лизать его с другой стороны и в конце концов проникла языком в рот. Вот тут Кэм призналась себе, что не может делать то, зачем она пришла сюда. Вне себя от ярости, она резко заговорила в микрофон на шее.
– Я хочу, чтобы первая команда была здесь немедленно и взяла на себя наблюдение.
Кэм резко повернулась спиной, когда девушки стали страстно целоваться, а их руки самозабвенно исследовать тела друг друга. Как только Кэм увидела, что ее люди входят в бар, она прорвалась сквозь толпу и вышла на улицу. Быстрым шагом она подошла к своей машине и связалась со штабом.
– Мак, следующие двенадцать часов ты вместо меня. В случае крайней необходимости напиши мне на пейджер. Во всех остальных случаях меня нет.
Кэм не стала дожидаться ответа и поехала прямиком в аэропорт Кеннеди. Пока она ждала вылета, она связалась с Вашингтоном и организовала себе встречу, способную выдворить Блэр из ее мыслей. Это была последняя надежда Кэм.
Глава шестнадцатая
– Боже, я не могу, – хрипло выдохнула Кэм. – Прости, я просто не могу.
Блондинка приподняла голову и пристально посмотрела на Кэм.
– Но твое тело говорит совсем другое, – она легла щекой на бедро Кэм, рукой лаская ее между ног. – К тому же я еще не закончила.
Кэм запустила пальцы в волосы женщины и легонько потянула.
– Иди ко мне, ложись рядом, – прошептала она.
Клэр легла рядом с Кэм, положив голову ей на плечо, а руку – на живот. Кэм чуть-чуть подвинулась, поцеловав женщину в лоб.
– Позволь мне заняться с тобой любовью, – тихо сказала она. Впервые за все время их знакомства Кэм предложила это.
– Я сюда не для этого пришла. Мне не нужно этого от тебя.
– Зато мне нужно, – настаивала Кэм. – После всего, что было, я хочу хоть что-то дать тебе взамен.
Клэр кивнула, услышав в словах Кэм то, что не было произнесено вслух. Она поняла, что Кэм хочет не просто отблагодарить ее, а попрощаться. За много лет Клэр не раз прощалась с клиентами. Но это прощание ей будет тяжело пережить.
– Просто обними меня, – попросила Клэр. – Это все, что мне нужно.
Кэм слишком устала, чтобы протестовать. Она прижала Клэр к себе, закрыла глаза и попыталась ни о чем не думать и не испытывать злость и замешательство при мысли о том, что Блэр занимается любовью с очередной незнакомкой. Кэм старалась закрыть глаза на ревность, понимая, что на самом деле безумно ревнует. Она пыталась не думать о том, что хочет, чтобы Блэр ласкала именно ее.
Клэр легонько гладила разгоряченную кожу Кэм, проводя пальцами по ребрам и бедрам, по груди и по мускулистому животу. Постепенно Кэм расслабилась от этих прикосновений.
В конце концов, Кэм перестала думать, потому что ее тело стало реагировать на ласки Клэр. Кожу стало покалывать, мышцы ног напряглись, бедра стали двигаться, а лоно опять увлажнилось. На этот раз она позволила себе роскошь просто получить удовольствие. Ощущения затопили сознание, осталась лишь пульсация между ног. Кэм застонала и приподнялась, молча приглашая руку Клэр ниже. Она выдохнула, когда два пальца сомкнулись вокруг ее клитора, поглаживая его медленно, с напором, от основания до кончика. Кэм почувствовала свою влагу на бедрах, и когда Клэр в очередной раз коснулась ее влажного клитора, она снова застонала.
– Боже, я хочу кончить, – задыхаясь, пробормотала Кэм.
Клэр слегка улыбнулась, ее пальцы скользнули внутрь, она стала вынимать и погружать их в устойчивом ритме, совпадавшем с безотчетными движениями тела Кэм. Она почувствовала, как нарастает напряжение, как к нежной плоти под ее пальцами прилила кровь.
Кэм судорожно схватила простыню левой рукой, правой прижимая к себе Клэр. Она уткнулась в волосы Клэр, зажмурилась и позволила себе отдаться неизбежному. Но когда внутри нее все сжалось и из глубины души вырвался хриплый крик, перед ее внутренним взором промелькнуло лицо Блэр Пауэлл.
***
За триста миль от Кэм Блэр стояла в маленькой квартирке на четвертом этаже какого-то дома в Гринвич-Виллидж. Она рассеянно изучала одежду, висевшую не вешалке в углу крошечной спальни, и, казалось, совсем позабыла о девушке, которая привела ее сюда.
– У тебя неплохая коллекция галстуков, – объявила Блэр, проводя пальцами по шелковым галстукам, наброшенным на крюк на конце вешалки. По-прежнему не смотря на девушку, она добавила: – Давай-ка посмотрим, как можно их использовать. Почему бы тебе не раздеться и не лечь лицом на кровать?
Девушка-буч удивленно уставилась. Светлые волосы до плеч, обтягивающая белая футболка, немаленькая грудь и изящная фигура, конечно, не обязательно значили, что Блэр была фэм, но все же. Девушке не нравилось отказываться от ведущей роли, но она была заинтригована и даже возбуждена командными нотками в голосе незнакомки. Сохраняя безразличный вид, темноволосая девушка сняла джинсы и майку, ботинки, носки, стянула трусы. Голая, охваченная неуверенностью, она легла на кровать, уткнувшись лицом в подушку.
Блэр подошла к кровати и привязала одним из галстуков руку девушки к кровати под матрасом, а затем быстро сделала то же самое со второй рукой и лодыжками девушки. Обездвижив ее, Блэр убрала подушку.
– Не хочу, чтобы ты задохнулась. Но глаза не открывай!»
Блэр зажгла несколько свечей, которые она заметила на подоконнике, и поставила их на прикроватный столик. В мерцающем свете свечей она стала рассматривать тело девушки. Она была прекрасна. Гладкая молодая кожа, красивые мышцы, блестящие короткие волосы, которые немного курчавились на шее. Четкий профиль и самонадеянность. Превосходный образец сексуального молодого буча. Но Блэр невольно сравнивала это сочное тело с длинным худым телом Кэм. Она хотела забыть притягательную зрелость элегантных черт Кэм, приглушенную сексуальность во взгляде ее темно-серых глаз, мягкость ее губ, которые так и манили к себе. Все эти несколько дней, сидя безвылазно дома и погрузившись в работу, Блэр пыталась стереть воспоминания об объятиях Кэм, но безуспешно. Оставалось лишь единственное средство, способное прогнать мысли о Кэм, – наполнить себя ощущениями от другой женщины.
Не раздеваясь, Блэр легла поверх девушки. Она стала гладить ее руки и целовать шею, посасывать мочку уха. Словно издалека Блэр услышала сдавленный стон, когда она прикусила кожу на щеке девушки, а потом сразу же поцеловала это место. Девушка отчаянно пыталась поймать губы Блэр и поцеловать ее. Но Блэр не давалась. Она провела рукой по плечам своей пленницы, по спине и бокам, по упругим ягодицам. Блэр переместилась ниже и раздвинула половинки, а потом провела пальцем между.
– Не надо, пожалуйста, – с испугом попросила девушка.
– Тише, я не причиню тебе вреда, – мягко сказала Блэр.
Она наклонилась и лизнула нежную и чувствительную плоть. Тугая дырочка сжалась, когда Блэр надавила на нее языком и стала нежно ласкать сверху. Потом ее язык переместился дальше, и Блэр наконец попробовала на вкус пьянящие соки своей любовницы, которая текла от желания. Она лизнула набухшие от возбуждения складки, потом обвела языком возбужденный клитор и стала дразнящими движениями ласкать девушку.
– Господи, я так хочу кончить, – выдохнула девушка.
– Уже скоро, – пробормотала Блэр. Она растворилась в ощущениях: дурманившие голову запахи, невероятно нежная плоть под языком, столь желанный жар и влага. Перед ней лежала женщина, женщина в самой ее сути, которая была заложена в каждое существо женского пола. Блэр вжалась сильнее между ног девушки, забывая обо всем и чувствуя нарастающий оргазм. Блэр вытянулась на кровати, обхватила руками девушку за талию, в бешеном темпе продолжая работать губами и языком. Когда тело девушки содрогнулось, раздались стоны и сдавленные рыдания, Блэр зажмурилась что есть силы, стремясь погрузиться в этот невероятный миг единения. Но даже принимая губами чужой оргазм, Блэр не перестала хотеть, чтобы это Кэмерон Робертс сдалась под ее ласками.
***
Кэмерон перевернулась на кровати, пытаясь нашарить рукой трубку телефона, который стоял на тумбочке. На часах было 4.45 утра. В первую секунду она не поняла, где находится и сколько на самом деле времени. Рядом никого не было, но постель еще хранила тепло той, что лежала рядом с Кэм совсем недавно. Телефон все звонил и звонил, глаза Кэм привыкли к темноте, и она поняла, что лежит в своей спальне в вашингтонской квартире. Когда она взяла трубку, то вспомнила свой перелет из Нью-Йорка и неистовые попытки забыть образ Блэр Пауэлл в объятиях другой женщины.
– Робертс, – рыкнула она в трубку, пытаясь отбросить неприятные мысли.
– Это Мак, коммандер. Простите, что беспокою, но я подумал, что вы захотите знать…
Кэм резко села на постели, ее сознание тут же прояснилось, зато сердце пустилось в бешеный галоп.
– Цапля? Она в безопасности?
– Да, мэм, с ней все в порядке, – поспешил заверить ее Мак. – Мы держим ее под наблюдением и точно знаем, где она находится. Но мы получили еще одну весточку от Ухажера. – Так они стали называть человека, который оставил послание у двери квартиры Блэр.
– И что там? – спросила Кэм. Она уже выпрыгнула из кровати и искала свою одежду, разбросанную по квартире. Одеваясь, она заметила сложенный листок бумаги на туалетном столике и сунула его в карман брюк. Одну туфлю она уже нашла и теперь заглядывала под кровать в поисках второй.
– Фотографии, – угрюмо сообщил Мак. – Очень хороший снимок, на котором запечатлена Цапля в тот момент, когда она выходила вчера из квартиры.
– Сукин сын. Значит, он следит за зданием, причем откуда-то вблизи. Откуда они взялись, эти фотографии? – Разговаривая с Маком, Кэм торопливо застегивала рубашку и засовывала узкий кожаный ремень в брюки.
– Штарк заметила папку из манильской бумаги, прислоненную к почтовым ящикам в вестибюле здания. На ней стояло имя Цапли.
Кэм внезапно застыла на месте посередине комнаты, с туфлей в одной руке, с сотовым телефоном в другой, удерживая трубку обычного телефона плечом. Она ощутила прилив бурной радости.
– Ну тогда мы возьмем его! По всему вестибюлю и на входе висят видеокамеры. Они должны были засечь его. Пусть в командный центр принесут все записи для просмотра. Еще проверь номера всех автомобилей, припаркованных вокруг парка, и обзвони компании, предоставляющие услуги такси, и составь список тех, кто недавно заказывал такси в квартал, где находится дом Цапли. Я вылетаю ближайшим рейсом. Собери всех, и дневную, и ночную смену. Встречаемся в 7 утра.
– Да, мэм, – подтвердил Мак.
– И еще, Мак, – попросила Кэм, понизив голос. – Доставь Цаплю обратно в ее квартиру.
Мак немного замешкался с ответом. Он прокашлялся, обдумывая свои слова. Он не понимал почему, но ему было неприятно сообщать шефу информацию о местонахождении Блэр.
– Эээ, коммандер, сейчас Цапля находится в компании с женщиной, чья личность не установлена. Она почти наверняка не знает, кто такая Цапля. Если мы насильно повезем ее домой, то нам не удастся гарантировать ее анонимность.
Перед глазами Кэмерон промелькнуло лицо девушки, которую Блэр ласкала в баре. Ну разумеется, Блэр отправилась к ней. И почему нет? Она как раз была из тех, охота на кого доставляла Блэр удовольствие.
– Тогда пусть ее посадят в машину сразу же, как только она выйдет на улицу. И последнее, Мак. Если кто-нибудь упустит ее, то лишится работы.
– Обещаю, что привезу ее обратно как можно быстрее. – Отключившись, Мак про себя горячо взмолился, чтобы ему удалось выполнить свое обещание.
Глава семнадцатая
Без одной минуты семь Кэм вошла в командный центр и села во главе стола, за которым уже собрались все остальные агенты. Несмотря на то, что она почти не спала, начальник охраны выглядела сосредоточенной и готовой к действиям. Без лишних предисловий она сразу потребовала озвучить результаты анализа фотографии.
Джереми Финч, невысокий и полноватый агент в очках, прокашлялся и взял слово. По части компьютеров ему не было равных.
– Мы проанализировали возможную высоту и угол наклона, с которого был сделан снимок, исходя из теней на фотографии и времени суток. Скорее всего, фотографию сделали из одного из зданий напротив дома Цапли за Грамерси-парком. – После этих слов агент Финч уткнулся взглядом в стол.
– Ну тогда у нас масса вариантов, агент Финч, – сказала Кэмерон, посмотрев на него в упор, но сдержавшись от следующего язвительного замечания. Не его вина, что у них было так мало улик.
Финч кивнул с несчастным видом. Как и все присутствовавшие здесь агенты, он дорожил своей работой в этой команде и был предан своему харизматичному и требовательному коммандеру.
– Да, мэм, я понимаю. Зато по снимку можно предположить, что этот человек, скорее всего, занял какую-ту определенную позицию, а не приехал на машине. Поэтому, возможно, у нас больше шансов обнаружить его, раз уж он находится в одном каком-то месте.
Кэмерон кивнула.
– Ты прав. Нам нужен список всех жильцов каждого здания по обе стороны от парка, а не только напротив этого здания. Придется проверить риэлторов, комендантов зданий, а также все компании, которые могут снимать квартиру для своих сотрудников. Возможно, подозреваемый находится там лишь в определенные часы, когда этого требуют дела.

+1

6

– Мы уже нашли людей, которые приступят к сбору информации как раз с началом рабочего дня, – заметил Мак.
Они еще обсудили способы, которые помогли бы им сузить список людей, у которых была возможность попасть в соседние здания. Наконец, Кэмерон обвела взглядом всех агентов, посмотрев каждому в глаза.
– Я знаю, что вы чувствуете, и считаю, что вы лучше из всех, кто может защитить ее и покончить с этим делом. Однако такие ситуации часто принимают политическую окраску, и с этим, пожалуй, мы ничего не сможем поделать. Если все так и получится, я жду от вас тесного сотрудничества с любой структурой, которая вмешается в наше расследование. Помните, самое главное – это безопасность Цапли. Места для эгоизма или карьерных ходов здесь нет.
Кэмерон продолжала пристально смотреть на агентов, чувствуя, что все внимательно ее слушают.
– Как только мисс Пауэлл вернется домой, доложите мне. Я встречусь с ней и изложу ситуацию. Это все.
Она вышла из командного центра и покинула здание, больше не заговорив ни с кем. Кэмерон прошла через парк, вошла в свою квартиру, разделась тут же на пороге и прямиком отправилась в душ. Кэм включила на полный напор холодную воду и встала под ледяной душ, чтобы прогнать усталость из тела и мыслей. Она была вне себя. Она была в бешенстве оттого, что кто-то посмел угрожать Блэр лишь по той простой причине, что она была той, кем была. Кэм злилась на себя за то, что позволила своим чувствам взять верх над служебными обязанностями. Ей было невыносимо осознавать, что сама мысль о том, что Блэр может пострадать, приводила ее в ужас.
Через два часа по телефону ей сообщили, что Блэр вернулась к себе в пентхаус. В это время Блэр сидела у окна, уже одетая. На ней была накрахмаленная белая рубашка, черные шелковые брюки и темно-серый шелковый пиджак. Она сидела и ждала звонка, необычно спокойная внутри. Впервые за несколько последних недель она чувствовала себя как никогда уверенной.
***
– Что за спешка? – спросила Блэр резче, чем хотела. Только она вышла из душа, как ей сообщили, что начальник охраны уже на пути к ее квартире. – Сейчас не самое подходящее время. Разве мы не можем обсудить все позже?
Блэр не видела Кэмерон целых десять дней с тех пор, как они возвратились с лыжного курорта. Она с головой ушла в работу, часами рисовала без остановки, выплескивая на полотна злость, тоску и томившееся в ней желание. Когда, наконец, эти эмоции исчерпали себя, Блэр оторвалась от мольберта и почувствовала, что стены квартиры давят на нее. Образ Кэмерон все еще преследовал ее. Забыть, как ей было приятно в объятиях Кэм тогда в самолете, было еще труднее, чем бороться с непреодолимым сексуальным влечением к ней. Свои сексуальные позывы она еще могла контролировать и даже игнорировать их, если это было необходимо. Но таких чувств, которые вызывала у нее Кэмерон Робертс, Блэр не помнила со времен своей невинной юности, когда она еще верила в любовь. И эти чувства пугали ее сильнее всего на свете.
Блэр мельком заметила, что ее обычно невозмутимый начальник охраны выглядел напряженным. Взгляд Кэм был бесконечно усталым. У Блэр внутри все сжалось.
– Что случилось? – спросила она тихо.
– Мы получили очередное послание от вашего преследователя, – ровным тоном начала Кэм. – Он оставил фотографию. Фотографию, которая дает ясно понять, что он следит за вами. Возможно, он просто хочет нам показать, что он рядом, то есть это просто выпендреж. Но нельзя исключать того, что его действия активизируются. И должна признать, что скорее второе.
Блэр глубоко вздохнула.
– И что вы теперь собираетесь делать?
– Я сочла нужным сначала сообщить вам. Чуть позже я полечу в Вашингтон на встречу с руководителем администрации президента и со своими непосредственными начальниками. Я полагаю, что будет сформирована специальная группа для поимки этого человека.
Блэр промолчала и повернулась к окнам, которые выходили на парк. Она чувствовала себя словно в клетке.
– Что это значит для меня?
Кэмерон видела, как напряглась спина девушки, и уловила легкую дрожь в ее голосе, которую Блэр попыталась скрыть. На мгновение Кэм захотелось крепко обнять Блэр и успокоить ее. Вместо этого она заставила себя сказать:
– Я предполагаю, что вас увезут из города до тех пор, пока этот человек не будет пойман.
Блэр резко развернулась, ее голубые глаза потемнели от ярости.
– Вы хотите сказать, что они запрут меня где-нибудь и будут неотступно охранять 24 часа в сутки, и при этом моя собственная жизнь ничего не будет значить?!
– Наоборот! Как раз потому, что ваша жизнь слишком важна, чтобы ей рисковать!
– Вранье! – выпалила Блэр. – Единственное, что всех вас заботит, – так это репутация американского правительства!
Блэр метнулась на другой конец комнаты, за небольшой выступ стены, отделявший спальню от остального пространства квартиры. Кэмерон пошла за ней. Блэр в спешке швыряла одежду в небольшой чемодан.
– Вы понимаете, что вы делаете? – спросила Кэмерон с убийственной серьезностью в голосе.
Блэр даже не потрудилась посмотреть на Робертс в ответ. Она побросала джинсы и белье в чемодан, взяла с туалетного столика бумажник и ключи.
– Лично я убираюсь отсюда. Не думаю, что вы рискнете останавливать меня силой. Вряд ли моему отцу понравится, если меня скрутит один из агентов его же секретной службы. – С этими словами девушка потянулась к чемодану. И просто опешила, когда Кэмерон вдруг схватила ее за плечи, останавливая на ходу.
– А теперь послушайте меня! Мне наплевать, что подумает ваш отец! Мне даже наплевать, что там себе думаете вы! Но вы шагу не сделаете из этой квартиры.
На мгновение в Кэмерон воплотились сразу все, кто не давал Блэр свободно дышать все эти годы, заставляя ее проживать жизнь, которую она не выбирала. Жизнь, которая так сложилась для нее из-за политических амбиций отца. Блэр размахнулась, собираясь залепить Кэм пощечину. Но ей хотелось ударить не эту женщину, которая всего лишь действительно пыталась охранять ее, но всех тех людей, которые вмешивались в ее жизнь, игнорируя ее желания.
Кэмерон перехватила руку Блэр. Она не на шутку разозлилась на девушку. Но не потому, что та хотела ударить ее, а потому что упрямо отказывалась признавать, что она была в опасности. Страх Кэмерон за Блэр внезапно трансформировался в неконтролируемое желание. Она притянула к себе девушку и поцеловала ее. Кэм целовала ее жестко, удерживая руки Блэр вдоль ее тела и мощно вжимаясь в нее всем своим телом. В первое мгновение Блэр была слишком поражена, чтобы реагировать, но в любом случае она не сопротивлялась. Почувствовав, что Кэмерон целует ее, Блэр ответила на поцелуй, и их языки переплелись. Она крепко обняла Кэм за талию, ее ноги сжали бедро коммандера.
Кэм задыхалась, разум был готов совсем покинуть ее. Она так отчаянно хотела Блэр, что ее тело вырвалось из-под контроля. Кэм застонала и наклонилась, чтобы поцеловать Блэр в шею. Блэр подалась ей телом навстречу и откинула голову назад, подставляя свою шею словно под жертвенный нож.
– О боже, Кэмерон, пожалуйста, дотронься до меня, – взмолилась, задыхаясь, Блэр.
Голос Блэр проник в затуманенное сознание Кэм, и ее просто парализовало, когда до нее дошло, что происходит.
Господи, что я делаю!
Кэм перестала лихорадочно ласкать девушку, но не разорвала объятий. Она обняла Блэр еще крепче и прижалась губами к ее уху.
– Прости, прости, прости меня, – горячо прошептала Кэм. Ее тело дрожало от возбуждения.
– Нет! – вскрикнула Блэр, чуть не задохнувшись. – Не останавливайся. Только не останавливайся!
– Я должна, – пробормотала Кэмерон с болью в голосе. – Я должна. – С ней не могло повториться то, что уже было, нет. Она не могла чувствовать так сильно, она не хотела этих всепоглощающих чувств, она не хотела быть такой уязвимой. Она не прикасалась к другой женщине с подлинной страстью с того самого утра, когда они с Джанет занимались любовью последний раз. А спустя несколько часов она держала свою женщину в руках и смотрела, как она умирает. Кэм поклялась себе, что больше никогда не будет так остро любить, чтобы потом не сходить с ума от невыносимой потери.
Блэр неуверенно отстранилась от нее, поправила дрожащими руками волосы. В ее глазах была страсть и боль оттого, что Кэм ее отвергла.
– Ну конечно же вы не можете. Это же не входит в ваши должностные обязанности, да, коммандер? Вы не можете чувствовать ко мне вообще ничего, потому что это против вашего долга. Так ведь?
Кэм постаралась, чтобы ее голос прозвучал спокойно.
– На встрече в Вашингтоне я попрошу отставки с этой должности. Что бы вы ни думали обо мне, я не подвергну опасности вашу безопасность. Я не могу исполнять свои обязанности просто потому, что не могу думать о вас как об очередной работе.
Кэм повернулась, чтобы уйти.
– Постойте!
Какая-то беспомощность, сквозившая в голосе Блэр, заставила Кэм остановиться.
– Сегодня в три часа я должна присутствовать на открытии нового детского отделения в городской больнице. Можно отложить Вашингтон на немного? Это отделение создавалось несколько месяцев, и там есть дети… которых уже может не быть там позже.
Кэм медленно кивнула.
– Я полечу в Вашингтон сразу после этого.
***
В полтретьего Кэм зашла за Блэр. Она осталась в тех же черных брюках, что и утром, сменила рубашку и надела белый пиджак вместо серого. Блэр открыла дверь, встретившись взглядом с Кэмерон.
– Ты пойдешь туда со мной? – спросила Блэр, необычно для себя демонстрируя свою беззащитность.
– Я не отойду от тебя ни на шаг, – тихо ответила Кэм.
На Блэр было черное облегающее платье, шею украшала нитка серых жемчужных бус. Благодаря туфлям на низких каблуках она почти сравнялась с Кэм. Вместе они смотрелись потрясающе. Когда Блэр подошла к Кэм, та нежно коснулась ее руки и сказала:
– Все будет в порядке.
Когда они вдвоем вышли из лифта, к ним присоединились еще трое агентов, и все вместе они пошли по вестибюлю к выходу из здания. Мак уже подогнал лимузин к дверям, задняя дверца была открыта. Яркое полуденное солнце за большими стеклянными дверями светило прямо им в глаза. Штарк и Джонсон вышли первыми. За ними шла Кэм и третий агент, Блэр между ними. Кэм машинально подняла глаза, прищурившись от солнца, и быстро оглядела здания напротив парка. Кэм скорее почувствовала, чем увидела какое-то движение где-то на крыше одного из домов.
Инстинкты никогда не подводили Кэмерон Робертс. Это была единственная вещь в ее жизни, в которой она никогда не сомневалась и подчинялась ей. Кэм тут же заслонила Блэр собой и толкнула ее под навес над входом. Блэр выглядела скорее растерянной, чем испуганной.
Наверно, я споткнулась, подумала Кэм, потому что она вдруг упала на колени на тротуар, и ей почему-то стало трудно дышать. Какофония звуков оглушила ее, потому что все агенты неожиданно заорали в свои микрофоны.
Красный код, красный код… Черт-черт-черт!
– Уведите ее внутрь, – приказала Кэм, но вместо этого смогла лишь еле слышно прошептать, а изо рта у нее потекла струйка крови. В правой руке она уже держала пистолет, но поднять руку не могла. С трудом она повернула голову, но перед глазами почему-то все плыло.
Кэм успела разглядеть, как Блэр окружили агенты и почти насильно потащили ее обратно в здание. Казалось, что Блэр сопротивлялась и что-то кричала, ее рука тянулась к Кэм.
Она в безопасности.
Сознание Кэм прояснилось, и она расслабилась, поддавшись странной усталости, которая охватила ее. Она медленно перевалилась на спину, разжала руку, выпуская пистолет, который с негромким стуком упал на асфальт. Кэм смотрела в самое голубое небо, которое ей когда-либо доводилось видеть, потом спокойно закрыла глаза, и ее сердце перестало биться.
Глава восемнадцатая
Кто-то вдалеке прокричал ее имя, это был агонизирующий, животный вопль, полный боли. Потом – пустота.
– Нужна еще одна капельница…Вот черт! Не могу измерить давление… Опять колите прямо в сердце… Придется ломать грудную клетку… Есть синусовый ритм! Черт, а пульса так и нет… Держите зажим… Опять ничего… Перелейте еще крови… Давай, давай!.. Нормальный синусовый ритм… Да скажи ты им, пусть уже едут быстрее!..
Кэм не запомнила, как ее везли в больницу на «скорой», как бешено откачивали в реанимации целых сорок минут, прежде чем отвезти в операционную. После операции первые несколько дней она находилась под наркозом в палате интенсивной терапии. Кислород поступал через специальную трубку, вставленную в трахею, а через другие трубки, торчавшие из груди Кэм, выводилась лишняя кровь и тканевая жидкость. Она была подключена к аппарату искусственного дыхания, не могла ни двигаться, ни разговаривать. Иногда она что-то все же чувствовала, какие-то звуки, свет и чьи-то прикосновения. И до нее постоянно доносился нежный голос, ласковые слова, в которых не было особого смысла, но которые почему-то успокаивали. Боль не отпускала Кэм ни на мгновение.
– Больно…, – порой шептала она.
– Я знаю, родная, знаю… Дайте же ей что-нибудь, ради бога!»
– Кэмерон, ты поправишься. Держись… пожалуйста, держись. Ты мне так нужна!
Голос был такой знакомый, но лицо Кэм разглядеть не смогла. Однажды, когда она вдруг открыла глаза, то увидела склонившееся над ней заплаканное лицо Блэр. Но ведь Блэр не могло быть здесь. Когда Кэм в следующий раз очнулась, она увидела, что рядом с ней была лишь медсестра.
Кэм слышала отрывки разговоров и отчаянно пыталась понять, что с ней происходит. Но этого ей не удавалось, потому что сознание то и дело проваливалось в какую-то пропасть, и реальность безнадежно ускользала от нее.
– Давайте я отвезу вас домой. Вам нужно отдохнуть, – донесся до Кэм мужской голос.
– Нет, не сейчас. Они сказали, что лишь через сутки будут уверены…
– Пожалуйста, это ей не поможет…, – мужчина уговаривал кого-то с ласковой настойчивостью.
– Зато мне поможет.
Кэм чувствовала, как ее трогают. Ее переворачивали, укрывали, купали. Но больше всего ей помогала чья-то мягкая рука, которая держала ее за руку, казалось, целыми часами. Когда Кэм удавалось усилием воли сжимать эти пальцы, она всегда слышала нежные слова, в которых звучала любовь и поддержка.
– Кто… ты?..
– Все хорошо, любимая, ничего не говори.
– Останься…
– Я здесь, я с тобой.
***
Кэм неподвижно лежала с закрытыми глазами, оценивая ситуацию. Почти все трубки, которые, как она помнила, раньше торчали из нее, были убраны. В комнате стало гораздо тише, и Кэм догадалась, что ее куда-то перевезли из интенсивной терапии. Кто-то медленно погладил ее по голове. Она открыла глаза и сфокусировала взгляд на женщине рядом. Кэм удивилась, почему свет, лившийся из окна, был таким ярким.
– Здравствуй, милая.
Кэмерон коснулась пальцев, которые нежно гладили ее по щеке. Она удивилась и даже порядком испугалась, поняв, как трудно ей было сделать это простое движение. Кэм надеялась, что она не выглядит столь слабой, какой она себя чувствовала.
– Привет, мама, – сказала она.
Внезапно Кэм все вспомнила, и паника охватила ее.
– Блэр Пауэлл! С ней все в порядке? Она была ранена?
Кэм попыталась сесть и поняла, что не может поднять тело с постели. Боль, преследовавшая ее все эти дни, внезапно сконцентрировалась и заполыхала в груди.
– О-о-о, – невольно выдохнула Кэм, без сил падая обратно на подушки.
– Лежи спокойно, Кэмерон, – строго велела ей мать. – С мисс Пауэлл все нормально. Она не пострадала. На самом деле ты единственная, кто… – Женщина на секунду запнулась и, выровняв голос, продолжила: – Ты единственная, кто был ранен.
Кэм ненадолго прикрыла глаза, истощенная попыткой сесть. Несмотря на усталость и боль, она чувствовала себя довольной и умиротворенной. Ее тут же стало клонить в сон, но ей обязательно было нужно знать, и она спросила у матери:
– Кто дежурит? Кто присматривает за ней?
– Я так полагаю, этот джентльмен по имени Макинтош, или что-то вроде того.
Успокоившись, Кэм слабо кивнула. Мак не позволит, чтобы с Блэр что-нибудь случилось. С этой мыслью Кэм уснула.
***
Марсия Кэсселс смотрела на свою спящую дочь. Она подумала о другой девушке, которая провела столько бессонных часов рядом с постелью Кэм, держа ее за руку, гладя по голове, шепча ласковые слова. Марсия понимала, что эти тяжелые томительные часы, пока Кэм боролась за жизнь, стали для ее дочери легче благодаря присутствию этой девушки.
Художница задумалась, осознавали ли эти двое всю глубину существовавшей между ними связи, которую можно было оценить, пожалуй, лишь со стороны. Она знала свою дочь достаточно хорошо, чтобы прийти к выводу о том, что Кэм не позволила бы завязаться этим отношениям из чувства долга. Но мать догадалась, что, несмотря на все барьеры, между ними возникло что-то очень серьезное.
Марсия вышла в коридор к платному телефону и набрала номер, который ей записали на клочке бумаги.
– Это Марсия Кэсселс, – сказала она, когда на том конце провода ответил мужской голос. Ей велели немного подождать, после чего в трубке раздался тревожный женский голос.
– Да? Она..?
– Она пришла в себя. Конечно, очень слаба, но в остальном, кажется, с ней более или менее все в порядке.
На несколько секунд в трубке повисло молчание, потом Блэр слегка дрожащим голосом сказала:
– Огромное спасибо, что позвонили мне.
Поколебавшись, Марсия добавила:
– Она сразу же спросила про вас.
Блэр резко выдохнула. Боже, как же я хотела быть там, когда Кэм проснется! Когда стало ясно, что жизнь Робертс в безопасности, Белый дом и секретная служба стали невыносимо давить на нее с тем, чтобы перевести в надежное место до завершения расследования. Блэр не хотела оставлять Кэм, но она не могла бороться против всех в одиночку. Даже Мак мягко сказал ей, что Кэмерон наверняка бы хотела, чтобы она уехала. Когда он напомнил ей, что Кэм чуть не погибла, как раз защищая ее, Блэр наконец сдалась. Но уезжать от Кэмерон – это было самое трудное в ее жизни. Блэр чувствовала себя так, будто оставляет свое сердце с Кэм.
– Вы могли бы сказать… сказать ей… что я ее…, – Блэр смутилась. Кэмерон никогда не поверит ей.
– Мне кажется, вам самим нужно сказать ей это, когда наступит время, – осторожно сказала Марсия.
– Да, конечно, – быстро ответила Блэр, взяв эмоции под контроль. Она еще раз поблагодарила мать Кэмерон и положила трубку. Она знала, что такое время, когда она сможет разделить с Кэм то, что переполняло ее душу, не наступит никогда.
Глава девятнадцатая
– Ну и как она отреагировала? – поинтересовался Мак.
Замдиректора секретной службы Стюарт Карлайл изучающее посмотрел на молодого человека, прикидывая, насколько он может быть с ним откровенен. На лице Мака было написано искреннее беспокойство и, может быть, нечто большее, похожее на симпатию и сопереживание.
– Она отреагировала спокойно, не спорила, не сопротивлялась.
– Мда, – протянул Мак.
– Да, меня тоже это беспокоит.
Стюарт не смог угадать по лицу Кэм, как она восприняла его слова о том, что она больше не будет охранять Блэр Пауэлл, когда выздоровеет. Ее лицо ничего не выражало, лишь, как показалось Карлайлу, у нее на миг потемнели глаза.
– Врачи решили, что я не смогу полностью восстановиться? – спросила она наконец.
Стюарт смотрел в окно. Он искал подходящие слова и хотел, чтобы у него был другой ответ для Кэм. Он сам не понял причины, но это было не его решение. Кэмерон Робертс стала настоящим героем, о ней говорили по всей секретной службе, сам президент публично выразил ей благодарность. Она не колеблясь сделала то, о чем каждый из них в глубине души задавался вопросом – а смог бы я так? Она была готова погибнуть, выполняя свой долг. Лучше нее было не найти. Поэтому то, что Карлайл должен был ей сообщить, было лишено всякого смысла.
– Врачи сказали, что ты будешь в полном порядке. Это Блэр Пауэлл попросила, чтобы тебя убрали с должности начальника ее охраны.
Кэмерон вцепилась одной рукой больничную простыню, но так и осталась лежать, не двигаясь.
– Понятно, – сказала она безжизненным голосом. Она надеялась, что… Все твои надежды теперь ничего не значат. Ты ошибалась.
Ее начальник попытался сгладить ситуацию и стал уверять Кэм, что, когда она совсем поправится, ее забросают предложениями. Да после того, что ты сделала, ты можешь почивать на лаврах до пенсии и жить себе где-нибудь на необитаемом острове, убеждал ее Карлайл. Кэм не спорила с ним, но он понял, что она его просто не слушает. Он чувствовал себя обманщиком, но он сделал то, что должен был сделать. После его ухода Кэмерон уставилась взглядом куда-то вдаль, лицо застыло, тело было неподвижным, казалось, она почти не дышит.
– Ну, она справится. Она всегда справляется, – с грустью сказал Карлайл.
А вот Мак не был в этом так уверен.
***
Спустя девять месяцев Кэмерон полностью выздоровела и вернулась к работе. Было такое чувство, словно ничего с ней и не случилось. Она завершила реабилитацию, прошла психиатрическую комиссию и получила допуск к работе. И теперь Кэм обсуждала со Стюартом Карлайлом свое новое назначение. Ее вернули в отдел расследований, где она в полной мере могла проявить все свои способности.
Снова кабинет начальника, снова они говорят о ее назначении, просто дежавю. Только на самом деле все изменилось, и она стала другой. Кэм чувствовала себя как никогда одинокой. Однажды, разбирая свои вещи после больницы, она наткнулась на записку, которую в последнюю их встречу ей оставила Клэр. Казалось, это было целую вечность назад.
«У меня такое чувство, что мы с тобой не увидимся какое-то время. Я буду скучать по тебе – больше, чем ты думаешь. Если тебе что-нибудь понадобится – все, что угодно, – позвони мне. К.»
Кэм так и не позвонила ей.
Она заставила себя сосредоточиться на том, что говорил Стюарт. Он излагал ей план операции по борьбе с подделкой и отмыванием денег, которой должна была заняться ее команда. Кэм сказала, что все агенты, включенные в ее команду, ее устраивали. Ее оперативные функции будут ограничены, хотя она и была полностью к ним готова. Когда Кэм заикнулась об этом, Стюарт дал ясно понять, что не хочет, чтобы она шла хоть на какой-нибудь риск.
– Схватить пулю дважды во время выполнения операции – это слишком для одного агента, – сухо заметил он. – Ты, конечно, герой, но ты создашь нам дурную славу.
– Боже упаси, – ответила Кэм с абсолютно серьезным лицом.
– В общем, просто держись подальше от линии огня, – жестко подытожил Стюарт. Он посмотрел на документы, разложенные у него на столе, давая понять, что их встреча закончилась. И он очень удивился, услышав вопрос Кэм.
– Как там Мак, справляется? – тихо спросила она.
Карлайлу почти удалось скрыть свое удивление. За все это время Кэм впервые хоть как-то упомянула свое предыдущее задание. Несколько секунд Стюарт думал о вопросах безопасности, а потом решил, что Кэмерон заслуживает ответа.
– Никаких крупных проблем с охраной, если ты об этом. Он очень сдержан в своих отчетах, но я догадываюсь, что объект продолжает вставлять им палки в колеса при малейшей возможности. – Стюарт вдруг пристально посмотрел на Робертс. – Знаешь что, а я ведь могу напрямую собрать информацию о том, что там происходит. У тебя есть примерно неделя до вступления в новую должность. Почему бы тебе не проведать Мака и не разузнать, как там все обстоит на самом деле?
Кэм напряглась, было видно, что ей неприятно.
– Я не собираюсь шпионить за другим агентом. Мак сам прекрасно со всем справится, и я уверена, если вы с ним поговорите, он расскажет вам все, что вы хотите знать.
– Я не сомневаюсь в способностях Мака. Но и за дурака меня держать не надо. Я прекрасно знаю, что он сглаживает подробности в своих отчетах, чтобы выгородить Блэр Пауэлл. Ты же помнишь, тот парень, который пытался ее убить, до сих пор на свободе, но мы не можем держать ее взаперти. Так что ей действительно угрожает опасность, причем в любой момент. И любая информация может нам помочь. Если не хочешь поговорить с Маком, поговори с ней.
Кэмерон резко встала с места.
– Это исключено, – бросила она и пошла к двери кабинета.
– Робертс, – сказал Карлайл убийственно ласковым тоном, означавшим, что он абсолютно серьезен. – Не вынуждай меня пользоваться служебным положением. Просто найди способ сделать это. Даю тебе пять дней. А потом жду тебя с отчетом.
Кэм промолчала в ответ. Она боялась, что у нее задрожит голос.
Глава двадцатая
Въезжая в тоннель Линкольна, ведущий на Манхэттен, Кэм напомнила себе, что приехала в Нью-Йорк лишь за тем, чтобы побывать на открытии выставки своей матери. Это была первая выставка Марсии на Восточном побережье за много лет, и Кэм знала, что матери понравится, если она будет там. Кэм не собиралась заходить в командный центр и уж точно не хотела встречаться с Блэр Пауэлл. Она повторяла себе это каждые несколько минут, когда в ее сознании всплывали образы, от которых, как ей казалось, ей удалось избавиться. Блэр в накуренном баре, волосы растрепаны, в глазах ничем не сдерживаемый сексуальный голод. Блэр, элегантная и холодная, приветствует участников парада. Воспоминания о Блэр будили в Кэм тоску и безудержное желание. Кэм заставила себя сконцентрироваться на дороге, где было очень плотное движение, благодарная за то, что хоть что-то может отвлечь ее от никогда не исчезавшей тоски по Блэр.
Кэм подъехала к «Плазе»и отдала ключи от машины служащему отеля, чтобы он припарковался. Она оставила багаж, чтобы его принесли в ее номер в пентхаусе. Кэм остановилась здесь за свой, а не за служебный счет, поэтому у нее не было нужды отчитываться в расходах. Пожалуй, впервые за всю сознательную жизнь ей не нужно было ни перед кем отчитываться. Она переходила с одной должности на другую и, несмотря на приказ Стюарта, не собиралась ничего делать на благо родины в течение следующих семи дней.

+1

7

Кэм расписалась в журнале регистрации и отправилась к себе в номер. Она сразу же пошла в душ, чтобы смыть дорожную пыль. До открытия выставки было полтора часа. Кэм стояла голая перед зеркалом в ванной, приглаживая взлохмаченные волосы.
Она окинула себя бесстрастным взглядом. Все те же короткие гладкие волосы, разве что на висках прибавилось седины. Несмотря на то, что выздоравливала она долго, благодаря усиленным физическим нагрузкам ей удалось сохранить мышечную массу и силу. Она была в отличной форме. Только на груди остались шрамы от хирургических разрезов и многочисленных трубок, которые были необходимы для вентиляции легких. Кэм беспристрастно смотрела на свое отражение, на мгновение задумавшись, какой бы ее увидел другой человек. Но тут же отбросила эту мысль. Что толку было гадать.
Пока Кэм одевалась, ее мысли витали где-то далеко. Выходя из номера, она не посмотрелась в зеркало, уверенная в том, что ее черный шелковый пиджак и брюки прекрасно сидели на ней, что туфли были начищены до блеска, а французские манжеты накрахмаленной рубашки были идеальной длины. Когда такси привезло Кэм по нужному адресу, она знала, что пришла точно вовремя. Все в ее жизни было так, как должно было быть, – предсказуемо, упорядоченно и под контролем.
***
Как Кэм и ожидала, в галерее было уже полно народу, когда она вошла туда. Шумная толпа переговаривавшихся между собой критиков, художников и журналистов заполнила оба этажа галереи. Кэм взяла бокал вина с подноса проходившего мимо официанта и стала медленно обходить выставку, останавливаясь у каждого нового полотна. Давненько она не видела столько работ матери, собранных в одном месте, а самые последние ее картины до этого Кэм не видела вообще. Стиль Марсии был заметен в каждой работе, он не изменился, но Кэм с удивлением обнаружила, что в своей сути живопись матери стала спокойнее, в ней уже не была столь заметна боль, терзавшая художницу в первые годы после гибели мужа.
В конце концов Кэм услышала материнский голос, который было нельзя спутать ни с каким другим, и направилась в ее сторону. Мать была такая же высокая, как сама Кэм, поэтому ее было видно, несмотря на толпившихся вокруг людей. Марсия казалась расслабленной, хотя ее взгляд выдавал радостное возбуждение. Кэм знала это наверняка, потому что мать говорила о том, что любила больше всего на свете, – о своем творчестве.
Когда Кэм почти подошла к группе окружавших Марсию людей, она вдруг остановилась как вкопанная, сердце чуть не выскочило из груди. Рядом с ее матерью стояла Блэр. Кэм почувствовала себя так, словно кто-то со всей силы ударил ее и лишил возможности дышать. Какое-то время она ничего не соображала. Все чувства к Блэр, которые она старалась убить в себе, снова нахлынули на нее. Сердце у нее стучало как бешеное, а руки начали дрожать. Блэр посмотрела в ее сторону, и их взгляды встретились. Рот Блэр приоткрылся от изумления, глаза распахнулись, а щеки слегка порозовели. Она невольно шагнула вперед, словно собиралась броситься навстречу Кэм, но потом остановилась в неуверенности. Время текло.
Как ни странно, но именно Блэр первой пришла в себя. Она пробралась сквозь толпу и остановилась перед Кэм. Наклонив голову и с грустью улыбнувшись, она спокойно спросила:
– Как дела, коммандер?
Кэм, наконец, обрела голос и ответила, собравшись с силами:
– Нормально, мисс Пауэлл.
Блэр внимательно разглядывала ее. Физически Кэм действительно выглядела отлично. Все так же сногсшибательно. Но ее взгляд был непривычно тусклым, а в голосе звучала пустота, словно из нее ушло что-то жизненно важное.
Бессознательно Блэр прикоснулась к руке Кэм и поразилась, почувствовав, что рука дрожит.
– Вы уверены, что все в порядке? – спросила Блэр, не в силах скрыть тревогу.
Кэм резко кивнула, пытаясь спрятать бушевавшие в ней эмоции.
– Вы застали меня врасплох. Я не заметила здесь агентов.
– Как всегда наблюдательны, коммандер. Они сидят в машине через дорогу от галереи. – Видя, как Кэм нахмурилась, девушка быстро добавила. – Я в безопасности. – Она заулыбалась сильнее, убеждая Кэм, что все посетители выставки прошли тщательную предварительную проверку.
Наконец, Кэм тоже улыбнулась и начала расслабляться.
– Простите. Я уже не вправе спрашивать об этих вещах. Приятно было видеть вас снова, мисс Пауэлл. – Кэм уже собралась уходить. Ей нужно было срочно сбежать от этих пронизывающих голубых глаз и обжегшего ее прикосновения Блэр.
– Постой, Кэм, – в порыве сказала Блэр. Когда Кэм повернулась к ней с вопросительным взглядом, она добавила: – Я хотела поблагодарить тебя… Конечно, простое спасибо здесь не подходит, но… все равно спасибо.
– Не нужно благодарностей. Я бы не вынесла, случись что-нибудь с тобой, – без малейших раздумий сказала Кэм.
Блэр схватила ее за руку, и их пальцы сразу же переплелись сами собой.
– Почему ты думаешь, что я чувствую иначе?! – Блэр чуть не задохнулась от волнения. – Я так испугалась за тебя. Разве ты не понимаешь, я тебя лю…
– Мне нужно идти, – в отчаянии прервала ее Кэм. Все баррикады, которые она так тщательно возводила вокруг своего сердца, рушились. Все выстроенные ей стены задрожали под напором этих простых слов. Кэм чувствовала себя беззащитной, уязвимой и ошеломленной до глубины души.
– Нет, это я пойду. Ты же пришла к своей матери. Я знаю, она с нетерпением ждет тебя. – Блэр безуспешно пыталась скрыть горькое разочарование. Она поняла, что не сможет находиться рядом с Блэр и чувствовать эту дистанцию между ними. Это было настоящим ударом. – Была рада вас видеть, коммандер. Пожалуйста, знайте, я вас никогда не забуду.
С этими словами Блэр ушла.
***
Марсия расцеловала свою дочь в обе щеки, потом схватила ее за руки и отодвинула назад, любуясь Кэм.
– Я так рада, что ты пришла, Кэмерон. Я знаю, ты не слишком жалуешь подобные мероприятия.
Кэм попыталась улыбнуться, она еще не оправилась от неожиданной встречи с Блэр.
– Прости, что давно не бывала на твоих выставках. Я так счастлива за тебя.
По взгляду дочери Марсия догадалась, что в душе Кэм бушует настоящая буря, и быстро оглядела галерею. Блэр нигде не было видно. Поколебавшись, она ласково сказала:
– Я знаю, что Блэр тоже надеялась тебя здесь увидеть.
Кэм сглотнула и тихо призналась:
– Мы только что с ней разговаривали.
Марсия помолчала, чувствуя, что Кэм с трудом пытается вернуть себе самообладание. По какому-то наитию художница продолжила:
– Уверена, что никто не удосужился сказать тебе, Кэмерон, но Блэр не отходила от тебя почти двое суток после того, как тебя ранили. Она наотрез отказывалась уйти, пока врачи не убедили нас, что ты в безопасности.
Кэм чуть не задохнулась от удивления и ненадолго прикрыла глаза.
– Так это была она, – прошептала Робертс.
– Да, – просто сказала Марсия.
Кэм с чувством посмотрела на мать, на душе у нее вдруг стало так легко. Она улыбалась, в глазах появился блеск, которого не было уже больше года.
– Спасибо, мама, большое тебе спасибо!
Марсия не успела ничего ответить, так быстро Кэм развернулась и поспешила сквозь толпу к выходу из галереи.
Глава двадцать первая
– Мне нужно ее увидеть, Мак, – сказала Кэм гораздо спокойнее, чем чувствовала себя на самом деле. – Я уже оставила ей кучу сообщений, но все без толку.
Мак даже и не думал скрывать от Кэм информацию о местонахождении Блэр.
– Она в центре. Мы знаем точно, где она, но в данный момент с ней не очень удобно контактировать.
Кэм прекрасно поняла, что Мак имел в виду.
– Так значит она в каком-то баре. – Кэм глубоко вдохнула, пытаясь не обращать внимания на то, как у нее опустилось все внутри. – Или она уже кого-то встретила и ушла с ней?
– Нет, не ушла, – Мак поспешил внести ясность. – Она еще в баре. – Мак подумал, что это не он должен сказать Кэм о том, что Блэр впервые за много месяцев отправилась в бар, да и вообще, похоже, забросила свои ночные похождения.
– Я буду тебе очень благодарна, если ты скажешь, в каком она баре, – спокойно объявила Кэм.
– Она в 'Хадсон Армз', – сказал Мак. – Штарк тоже там. – Это было одно из самых злачных мест в районе.
Кэм подумала, что Мак специально сказал ей про Штарк, беспокоясь о ее репутации.
– Спасибо, Мак. – Ей было абсолютно все равно, кто что подумает.
***
Через полчаса Кэм уже была в баре и аккуратно осматривала помещение. Было за полночь, к тому же ночь с пятницы на субботу, в баре было полно женщин всех возрастов, одетых преимущественно в джинсу и кожу. Сначала Кэм увидела Штарк. Та тоже ее узнала, но не подала виду. Лишь легонько приподняла бровь.
А Штарк молодец, учится, подумала Кэм с одобрением. Она перестала осматривать лица и включила все свои чувства. Кэм ощутила жар множества тел, случайно задевавших ее, и пропитавший воздух запах алкоголя, парфюма и секса. Внутренним слухом Кэм услышала шум охоты, которая велась вокруг. И она скорее почувствовала, чем увидела в толпе ту самую охотницу, которая была ей нужна.
Отливавшие рыжиной светлые волосы, прекрасное загорелое тело и пронизывающий взгляд. Блэр оценивала потенциальных любовниц, а потом отбрасывала их кандидатуры. Наконец, ее взгляд упал на худую темноволосую девушку, похожую на воина, в облегающих синих джинсах и черной футболке без рукавов. Молодая красотка, должно быть, заметила оценивающий взгляд Блэр, потому что она посмотрела на нее в ответ и автоматически подвинулась ближе. Кэм увидела достаточно. Она точно знала, что сейчас произойдет и с какой скоростью Блэр овладеет своим трофеем.
Ну уж нет, не в этот раз.
Кэм быстро направилась к парочке. Она подошла к ним как раз в тот момент, когда незнакомка уже протянула руку, чтобы дотронуться до щеки Блэр.
Кэмерон схватила ее за руку, крепко сжав кисть девушки, но не причинив ей боли.
– Прости, но она несвободна.
Та попыталась покрасоваться и, глядя в лицо Кэм, с ухмылкой заявила:
– Да что ты говоришь? И с каких это пор?
– С этих самых пор, – ответила Кэм тихим стальным голосом.
Должно быть, в поведении Кэм чувствовалась нешуточная угроза, потому что девушка, поколебавшись секунду, оставила Блэр и растворилась в толпе.
– Ну спасибо. Ты только что сорвала мне свидание, – сказала Блэр вместо приветствия. В глубине души она была просто в шоке от появления Кэм в баре и еще больше от ее действий, которые Блэр не могла себе объяснить. И ко всему прочему в теле бывшего начальника ее охраны чувствовалось такое сильное напряжение, что его было невозможно не заметить. Не знай Блэр коммандера получше, она бы решила, что Кэм просто распирает от возбуждения.
– В мои планы не входило испортить тебе вечер, – возразила Кэмерон.
У Блэр перехватило дыхание, но она все-таки ухитрилась спокойно спросить:
– Правда что ли? И что же было в твоих планах?
Кэмерон взяла ее за руку и потянула за собой.
– Пойдем со мной.
Блэр заколебалась, она была настолько шокирована происходящим, что просто растерялась.
– Нет, постой… мы не можем. Штарк же здесь.
Кэм невозмутимо посмотрела на нее.
– Ну что ж, ты не в первый раз уйдешь из бара с женщиной.
Эти слова были сказаны нейтральным, но все же недобрым тоном. Кэм не видела смысла притворяться и вести себя так, словно они обе не знали, как это у Блэр происходило раньше.
– Это так, но она впервые увидит, как я ухожу с тобой, – сказала Блэр.
Лицо Кэм смягчилось, и она нежно сжала пальцы Блэр.
– Не думай об этом. Лично мне все равно. Пожалуйста… – Она снова потянула девушку за собой, ведя ее к выходу.
Как ни странно, но Блэр не нашла в себе сил сопротивляться Кэмерон. Возможно, потому, что совсем этого не хотела.
***
Покорная Блэр пошла в темноте к машине Кэм и молча села рядом с ней. Потом все так же молча они вошли в отель и наконец оказались в номере Кэм. Блэр подняла глаза на Кэмерон.
– Я не знаю, зачем я здесь, – тихо сказала она.
Кэмерон остановилась и повернулась к девушке, они стояли вплотную друг к другу.
– Разве не знаешь?
Блэр задержала дыхание, остро чувствуя жар, полыхавший в глазах Кэм. Ее собственное сердце было готово выскочить из груди, она хотела Кэм каждой клеткой своего тела.
– Не знаю. – Все обычные колкие фразы вдруг вылетели из ее головы. Блэр никогда еще такого не чувствовала. Неожиданно она оказалась в ситуации, которая была срежиссированна не ей самой, и выступала в незнакомой роли, которую не представляла как играть. Она могла рассчитывать только на инстинкты и лишь повиноваться своим чувствам. – Я могу только надеяться, – добавила Блэр.
Эти искренние слова сделали ее такой беззащитной и трогательной.
Кэм быстро сняла пиджак и бросила его на диван. Она рванулась к Блэр и обняла ее.
– Мне нужно сказать тебе словами, что я хочу тебя? Разве слова могут что-нибудь добавить к этому? – Прошептав это, Кэм схватила девушку за ягодицы, притянула к себе и стала агрессивно, по-собственнически, целовать ее. Ошибиться здесь было невозможно.
Сказать, что Блэр была удивлена, значит не сказать ничего. Она провела не одну бессонную ночь, стараясь не думать о том, как она хочет эту неуловимую женщину. Бесчисленное множество раз она пыталась избавиться от неистребимого желания, лаская саму себя. Но даже ее собственные руки и проверенные ласки не могли унять этого томления по Кэм. Реальные объятия и поцелуи Кэм настолько превзошли ее мечты, что Блэр с трудом справлялась с наплывом чувств. Что-то в глубине ее души беспощадно плавилось, и эта раскаленная лава эмоций растекалась по всему ее телу. Блэр схватилась за плечи Кэм, неуверенная в том, что сможет устоять на ногах. Губы Блэр открылись под мощным напором поцелуев, и язык Кэм тут же проник к ней в рот. Она укусила Кэм так, что та замычала. Они бешено целовались взасос, когда Кэм выдернула блузку из джинсов Блэр и провела руками по голому телу. Блэр застонала, когда Кэм стиснула ее грудь, а потом сжала соски своими сильными пальцами. Внезапно в ней проснулся страх, который стал бороться с желанием. Никто не прикасался к ней так долгие годы. Да она и не хотела, чтобы кто-то так касался ее. Блэр была готова полностью потерять контроль над собой, но какая-то часть ее сумела взбунтоваться.
– Нет, – выдохнула Блэр, отрываясь от губ Кэм.
Но Кэмерон не собиралась останавливаться. Она наклонила голову и прикусила нежную кожу на шее девушки. Кэм зарычала, втиснув бедро между ног Блэр.
– Я так давно тебя хочу! – прошептала она Блэр прямо в ухо, легонько покусывая и облизывая его. – Пожалуйста…
Мозг Блэр уже отключился, потому что с каждой секундой она приближалась к оргазму. Она смутно осознавала, что ритмично трется о мускулистую ногу Кэм. Сокрушительное по своей силе давление нарастало у нее между ног, и она всхлипнула, задрожав от начавшейся внутри пульсации.
– О нет! – выдохнула Блэр. Теперь ее голос звучал совсем по-другому. – Я сейчас кончу…
Из груди Кэмерон вырвался торжествующий смех вперемешку со всхлипом. Она подняла Блэр, заставляя девушку обхватить ее ногами за талию. Обнимая дрожавшую Блэр, Кэм поспешила в спальню.
– Держись, – настойчиво прошептала Кэм. – Потерпи сколько сможешь, я хочу сначала попробовать тебя.
Блэр с трудом сфокусировалась на лице Кэм, когда та положила ее на постель. Блэр стала расстегивать джинсы, пока Кэм срывала с себя одежду. Раздевшись, Блэр схватила Кэм и резко притянула ее к себе, снова обхватив ногами ее бедро. Девушка с силой прикусила плечо Кэм, продолжая отчаянно скользить вдоль ее ноги.
– Вряд ли я смогу, – задыхаясь, призналась Блэр, впиваясь пальцами в спину Кэм. – Я так хочу кончить, боже, я больше не могу!..
Кэм уперлась руками в кровать и одним махом переместилась вниз. Она ни о чем не думала. Ей просто мучительно хотелось ласкать Блэр. Так давно с ней этого не было, так давно. Кэм просунула руки под ягодицы Блэр и приподняла ее. Блэр закинула ноги ей на плечи. Кэм стала ласкать ее языком, впитывая ее желание, удовлетворяя ее потребность. Клитор Блэр запульсировал у нее во рту, и Кэм поняла, что Блэр сразу пришла к финалу. Блэр кричала в экстазе, но Кэм не остановилась. Она продолжила ласки, язык двигался резче, быстрее, и вот Блэр снова стала влажной. Кэм была неутомима. Ее не волновало ничего. Ей лишь хотелось насытиться Блэр и наконец удовлетворить терзавший ее голод. Очень скоро Блэр задрожала, ее руки вцепились в волосы Кэмерон.
– О боже, как же хорошо…, застонала она, содрогаясь от оргазма.
После того как Блэр успокоилась, Кэмерон еще долго лежала на ее бедре. Она прислушивалась к дыханию девушки, пока успокаивался ее собственный пульс. Глаза Кэм закрылись, и она уснула, невероятно довольная и полностью удовлетворенная.
Глава двадцать вторая
Кэм проснулась, Блэр тихонько гладила ее по голове. В комнате было темно, но за окном уже немного посветлело, близилось утро. Простынь сбилась вокруг тела Кэм. Она все еще лежала на Блэр.
– Не замерзла? – спросила она у девушки, ложась рядом с ней и подтянув за собой простынь. Она обняла Блэр за плечи.
– Нет, – прошептала Блэр, повернувшись к Кэм и положив голову ей на плечо. Они замолчали, нерешительно прижались друг к другу, остро чувствуя взаимную неуверенность.
– Не помню, когда в последний раз я так занималась любовью, – наконец сказала Блэр.
Кэм точно помнила, когда у нее такое было. Они с Джанет занимались любовью как обычно, словно в будущем их ждал еще не один секс. Тем ранним утром, два года назад, Кэм не подозревала, что любила Джанет в последний раз.
– Со мной тоже такого не было очень давно, – просто сказала Кэм. Ей не хотелось ворошить прошлое. Теперь с ней была эта совершенно особенная женщина, разбудившая в ней желание, которое долгое время было очень глубоко похоронено из-за боли и чувства вины.
Если у Блэр и возникли какие-то вопросы о прошлом Кэм, то она их не задала. Все, что им нужно было знать друг о друге, началось с того самого утра, когда Кэм впервые появилась в квартире Блэр, властная, непреклонная, уверенная в себе. Воспоминание об их первой встрече пробудило в Блэр желание, и она наклонилась, чтобы нежно поцеловать гладкую кожу под правым соском Кэм. Потом она легонько прикусила грудь, и Кэм сразу застонала. Блэр не стала долго ждать и взяла в рот сосок, лаская его языком и чуть-чуть покусывая. От этих ласк Кэм слегка выгнула тело, приподняв бедра. Блэр стала двигаться ниже, целуя и нежно кусая кожу Кэм. Она добралась до плоского живота и облизала пупок. Кэм запустила руки в волосы Блэр, призывая ее спуститься ниже, но девушка сопротивлялась, растягивая удовольствие и стремясь полностью завладеть Кэм. Блэр провела рукой по внутренней стороне бедер, но пока не коснулась того места, откуда исходил жар.
– Господи, – выдохнула Кэм, – ты хочешь, чтобы я умоляла тебя?!
Блэр легла грудью между ног Кэм. Ее соски чувствовали теплую влагу, которой истекала женщина.
– Ну в целом, так все и задумывалось.
Кэм постаралась еще сильнее прижаться к дразнящим твердым соскам Блэр. Она застонала, задыхаясь.
– Дотронься до меня, поласкай меня хоть немного…
Блэр надавила большим пальцем на сфинктер. Она не стала проникать внутрь, просто ласкала колечко мышц.
Кэм вжалась затылком в подушки и стиснула зубы. Она хотела, чтобы это наслаждение продолжалось, но не была уверена в том, что сможет его выдержать.
– Ты меня убиваешь, клянусь богом…
Блэр улыбнулась, а потом прикоснулась языком к основанию клитора.
– О, ты у меня так легко не отделаешься, коммандер, – хрипло прошептала она. В ответ Кэм только всхлипнула.
Блэр не спеша вылизала все набухшие складочки и пальцами скользнула внутрь. Мышцы Кэм сразу сжали ее пальцы, клитор напрягся еще больше.
– Давай же, ну пожалуйста! – отчаянно умоляла Кэм.
Блэр очень хотела насладиться каждым этим мигом, но стала терять контроль над собой. Она хотела этой близости так долго, а реальность настолько превзошла ее ожидания. В голове пульсировала кровь, бедра сами собой сжимались и разжимались. Когда Блэр прикоснулась губами к клитору Кэм, она сама ощутила неконтролируемый приступ возбуждения в ответ. Блэр ни разу не кончала без непосредственной стимуляции, но сейчас вдруг поняла, что была очень даже близка к оргазму уже потому, что ласкала Кэмерон. Блэр зажмурилась и постаралась сосредоточиться на ритме Кэм.
Внезапно Кэмерон развернулась и легла головой на живот Блэр. Их тела слились в единое целое, они ласкали друг друга синхронно, их губы и руки двигались, повинуясь инстинкту, и их сердца бились в унисон. Кэм стала кончать, когда Блэр начала лизать ее в одном темпе. Кэм застонала, втянула в себя клитор Блэр и стала сосать его. У нее перехватило дыхание. Она вцепилась в ягодицы Блэр и вжала ее в свое лицо еще сильнее, стараясь удержать их вместе, пока ее собственное тело разрывалось от оргазма. Словно издалека Кэм услышала протяжный стон и догадалась, что Блэр тоже унесло на волнах их страсти.
***
Когда они проснулись второй раз, было уже позднее утро.
– Странно, что Мак еще не нашел тебя, – с ленцой в голосе заметила Кэмерон.
– Он не столь хорош, как ты, – констатировала Блэр.
– Наверно, нужно ему позвонить.
– Зачем? Штарк видела, что я ушла с тобой.
– Я помню, но, быть может, они не знают, что ты до сих пор со мной и что причин для паники нет.
Блэр немного подумала, потом встала, пошла в другую комнату и позвонила в командный центр, попутно заказав завтрак в номер. Возвращаясь в спальню, Блэр остановилась в дверях и посмотрела на Кэмерон, полулежавшую на подушках и прикрытую простыней до пояса. У Блэр перехватило дыхание от мысли о том, как же она хочет эту женщину.
– Ты надолго здесь? – спросила Блэр как бы мимоходом.
– Официально? Еще четыре дня. Я получила новое назначение, и мне нужно вернуться в Вашингтон, чтобы приступить к работе.
Блэр попыталась скрыть разочарование. А чего ты ждала, подумала она про себя.
Кэмерон внимательно посмотрела на девушку, но по выражению ее лица не смогла понять, о чем она думает.
– А неофициально меня отправили сюда, чтобы понаблюдать за тобой.
Хотя Блэр и рассмеялась, в ее голосе прозвучало раздражение, когда она сказала:
– Что же, твои методы явно нетрадиционны.
– Я сказала, что не стану этого делать, – прояснила ситуацию Кэм.
Блэр села на край кровати, положив руку на бедро Кэм.
– Почему?
Кэм взяла руку Блэр, поднесла ее к своим губам и перецеловала все пальцы.
– Потому что Мак – хороший парень, и я знаю, что он справится. – Кэм перевернула руку и прижалась губами к ладони Блэр. – Кроме того, я уважаю тебя и прекрасно знаю, что приватной жизни у тебя и так практически нет.
– Но ты же пришла вчера в бар, – тихо заметила Блэр.
Кэм кивнула, схватив Блэр и притянув ее к себе.
– Так это было не по службе. Это было личное.
Блэр закрыла глаза, испугавшись того, как ей хотелось услышать эти слова.
– Насколько личное?
Кэм обняла ее покрепче и прижалась щекой к макушке Блэр. Хриплым голосом она тихо ответила:
– Такое личное, что больше некуда.
Глава двадцать третья
Позавтракав, они приняли душ и оделись. Блэр позаимствовала одежду у Кэм.
– И что дальше? – спросила Блэр неожиданно неуверенным голосом.
У Кэм были варианты ответа на этот вопрос, но она решила, что лучше всего будет сказать правду. Она прямо встретила вопросительный взгляд Блэр.
– Через несколько дней я вернусь в Вашингтон. Ты по-прежнему останешься дочерью президента. Похоже, пока немного можно сказать о том, что же будет дальше.
Кэм взяла Блэр за руку, когда та стала протестовать.
– Я хочу видеть тебя снова. Но если я не буду начальником твоей охраны, любые отношения между нами станут очевидными и вызовут подозрения.
– Я не хочу, чтобы ты меня охраняла, – решительно сказала Блэр.
Кэм прислонилась к дверному косяку, засунув руки в карманы. Она спокойно смотрела на Блэр.
– Да, это ты ясно дала понять. Но ведь это отличное прикрытие!
У Блэр засверкали глаза.
– Прикрытие?! Ты что, хочешь, чтобы я подвергла твою жизнь опасности только ради того, чтобы никто не узнал, что я лесбиянка?!
Брови Кэм поднялись от удивления.
– Подвергла мою жизнь опасности?! Да это одна случайность на миллион!
– Ну конечно! Ты что, не знаешь, что он до сих пор ходит где-то рядом! А если не он, так кто-нибудь другой!
Кэм поежилась.
– Ты не можешь позволить этой ситуации управлять твоей жизнью. Просто нужно быть осторожной, и чтобы вокруг тебя были надежные люди.
– Надежные люди – да. Но не ты. Я не собираюсь допускать, чтобы ты защищала меня, рискуя своей жизнью.
– Но именно это я и делаю, Блэр, – мягко сказала Кэм.
– Пусть это будет не со мной, – ответила Блэр, вспомнив окровавленное тело Кэм, лежавшее на тротуаре. Уже мягче она повторила: – Не со мной.
Кэм заметила боль, промелькнувшую в глазах девушки. Теперь она знала, что Блэр провела все эти первые часы в больнице рядом с ней. Кэм быстро подошла к Блэр и обняла ее.
– Эй, все позади. Я в порядке.
Блэр жестко поцеловала ее. В поцелуе была и страсть, и облегчение.
– Вот и я хочу, чтобы ты оставалась в порядке.
Кэм отодвинулась, ласково улыбаясь.
– Ну тогда, похоже, что у нас проблемы, мисс Пауэлл. Если я не могу охранять тебя, под каким еще предлогом я могу быть с тобой?
Блэр глубоко вдохнула и пошла на самый большой риск в своей жизни.
– Как насчет того, что ты меня любишь?
Кэм замерла на месте, ее руки обнимали Блэр за талию. Она подумала о своей карьере, о репутации Блэр, об имидже президента. И потом нежно поцеловала Блэр в лоб и прошептала:
– Что ж, значит так.
Блэр, которая все это время не дышала, наконец выдохнула и прислонилась щекой к плечу Кэм.
– Поскольку это чувство взаимно, я бы сказала, что у нас есть план, коммандер.
Кэм рассмеялась, она просто парила от счастья.
– То, что мы хоть в чем-то согласились, меня просто пугает, – пробормотала она.
Блэр укусила ее так, что Кэм подпрыгнула.
– Не хочу, чтобы ты к этому привыкла, – поддразнила девушка.
Кэм потянула Блэр обратно в постель.
– О, может и привыкну – лет эдак через сто.

Конец

+2

8

этой серии Рэдклифф более других повезло с переводом...

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклифф ЧЕСТЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО