Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Катя Горемычко. Valkyrja


Катя Горемычко. Valkyrja

Сообщений 1 страница 20 из 81

1

"Катя Горемычко"
Автор Valkyrja

Все персонажи выдуманы, любые совпадения случайны.

1.

Катя стояла перед входом в кофейню и ждала солнце. Она каждый день ждала солнце в 6.30 утра на Невском проспекте, если небо было чистое. Рассветные лучи строго следовали маршруту, постепенно заливая всю улицу ярким светом, и девушка всякий раз изо всех сил сдерживалась, чтобы не побежать навстречу. Вот вспыхнули купола на Спасе, вот заискрился стеклянный шарик "зингера" на крыше... Еще немного, и солнышко перейдет на Катину сторону. Минута... Две... Катя вытянула ладошку, чтобы пальцы первыми почувствовали слабое неуверенное тепло питерского рассвета. С закрытыми глазами особенно чувствительно тепло охватывало колени, руки, плечи... И вот оно - щекотное прикосновение солнца к Катиному носу - девушка крепко зажмурилась, и даже тихонько засмеялась от счастья.
Самое время открыть двери маленькой кофейни. Самое время дарить людям ароматную бодрость в картонном стаканчике на вынос.

- Каааатенька, здравствуй, моя хорошая, - раздалось из подсобки, когда девушка вошла. - Ты сегодня пораньше? Или это я медленно убираю?
Уборщицу звали Зайтуна Алимжановна, но так как никто категорически не мог выговорить витиеватое имя, уборщицу звали просто Зая. Зая говорила всегда нараспев, и голос у нее был жалостливый.
- Доброе утро, Заечка. Сегодня такое утро! Такое утро! Невский огнем пылает, вот какое солнце! И кто придумал рассвет всего один раз в сутки? Я бы придумала, чтобы каждые пол часа можно было наблюдать рождение мира! - Катя деловито одела фартук, завязала веревочкой буйные кудряшки, тщательно вымыла руки.
- Фантазерка ты, Катюшка! Хоть и большая уже, а все фантазерка. Реалистом надо быть, понимаешь? Тогда и мужика себе найдешь достойного. Вот я! Четвертый раз вышла замуж, вот какая счастливая! А все потому, что не придумываю чепухи, - Зая дородно выплыла из подсобки, на ходу снимая резиновые перчатки. Под перчатками были золотые кольца. На каждом пальце по кольцу. Зая любила приходить на работу нарядной и сверкать украшениями, как новогодняя елка.

Катя нахмурилась. Она не любила разговоры про достойных мужиков, и уж тем более не видела счастья в четырех замужествах. Только бы Зая не попросила кофейку, и не устроилась за стойкой с разглагольствованием, какая Катя разнесчастная, под стать своей фамилии - Горемычко.
Но на Катино счастье, у Заи сегодня была вторая уборщицкая работа, поэтому спустя ровно две минуты за Заей захлопнулась дверь.

"Треньк" - первый посетитель. Какой-то важный дядька с портфелем. Торопится и внимательно смотрит, как машина варит кофе. Черный без сахара.
"Треньк" - второй посетитель. Молоденькая девушка с тубусом - наверное, художница. Или студентка из архитектурного. Латте.
Паренек в рубашке и волнуется. На собеседование идет, сразу видно. Двойной эспрессо.
Дамочка в очках и в перчатках. Начальница, наверное. Капуччино.

И Миша. Миша приходит каждое утро примерно в восемь. Он работает в книжном магазине на Фонтанке, и давным-давно влюблен в Катю.

- Здравствуй, - говорит он, и густо краснеет.
- Доброе утро, Мишенька, как вчера встреча с писателем прошла?
- Хорошо прошла. Писатель вредный, правда, попался. Стул просил соломенный.
- Ну что ж вы не подготовились? - засмеялась Катя. - Тебе как обычно?
- Да, как обычно, и добавь вот этих, беленьких... - Мишенька смутился, так как совсем забыл, как называются эти маленькие зефирки. Вчера повторял-повторял, а сегодня забыл.
- Чего добавить?
- Ну этих, маршамелов! - Миша совсем стушевался, а Катя никак не помогала.
- Чего-чего?
- Да как же их! Мармалешов! - Миша от отчаянья даже вспотел.
Катя засмеялась в голос - ей очень нравилось, что Миша ее любит своей утонченной книжной безответной любовью. Мише тоже нравилось, что любовь безответна, а то пришлось бы маме рассказать. Мама была авторитетной, и никаких Кать в Мишиной жизни бы не потерпела.

Красиво оформленный стаканчик горячего шоколада с маршмеллоу оказалась на стойке, и разговаривать стало решительно не о чем.
- До завтра, Катя.
- До завтра, Миша.

Треньк. Треньк. Треньк...
Время подбиралось к заветной цифре десять. Катя уже немного волновалась, распустила кудрявые волосы и покусала губы. Она тихо всерьез молила небо, чтобы к десяти не образовалась очередь, иначе не удастся поговорить с Ней. Перекинуться хоть парой фраз. Внимательно посмотреть на Нее, и вновь запомнить каждую деталь на весь оставшийся день.

Без трех минут.
Треньк.

2.

Это волшебство происходит каждое утро, кроме выходных. Отворяется дверь, нежным звуком отзывается колокольчик, и входит Она. В этот момент Катя рождается второй раз за день. Она безумно ждет этого момента, и в то же время необъяснимо боится. Боится, что десять утра наступит, а Она не придет. Заболеет, выберет другую кофейню, изменит маршрут… Мысли об этом заставляют Катю сжимать зубы от волнения. Но вот уже два месяца Она вновь и вновь возвращается.
Это самонадеянно давало надежду. Кате нравилось думать, что Она приходит сюда именно из-за нее, из-за Кати. Ну или, на худой конец, из-за лучшего в мире кофе в картонном стаканчике.

У Нее подмышкой торчат газеты. Почему-то газеты всегда на разных языках. То немецкий, то французский, а то и вообще иероглифы. Катя всегда пыталась, вывернув вверх тормашками голову, прочитать хотя бы слово, но все никак не удавалось. Это добавляло таинственности Ее образу, и какую-то загадку. Полиглот? Вундеркинд? Переводчик с десяти языков?

Если честно, Катя даже знать об этом не хотела. Ее вполне устраивали собственные фантазии. Ей представлялось, что Она – очень молодой профессор. Кабинет, библиотека, собственное видение мира "за рамками". И что в свободное от профессорских дел время Она сочиняет хокку на японском.
Или иной раз Кате приходило в голову, что Она – шпионка из какого-нибудь жутко секретного заморского предприятия, и газеты ей нужны, чтобы узнавать новости из всех стран. Парики, пароли, явки, карты, деньги, два ствола. Жутко романтично, хоть и глупо.

Сегодня на Ней была светло-голубая свободная рубашка с глубоким вырезом. Что там внизу – брюки или юбка, Катя не успела заметить. Растерялась от привычного волнения. Так предсказуемо.... Девушка изо всех сил старалась не смотреть в вырез Ее рубашки, но глаза сами, сами! Прозрачная кожа, сеточка голубых вен, мягкие, очень женственные ключицы… Дальше смотреть уже не было никаких сил, поэтому Катя схватила тряпку и рьяно начала вытирать никелированные полосочки на стойке.

Девушка-загадка мельком улыбнулась. Она наблюдала с интересом, как девчушка за стойкой мечется туда-сюда, роняет стаканчики, ставит на место, опять роняет… Наконец, Катя угомонилась и подняла глаза.

- Доброе утро! – голос у девушки-загадки был тоже волшебный, мягкий и очень чистый.
- Доброе утро… - Катя хотела, чтобы ее «доброе утро» прозвучало немного небрежно, очень независимо и уверенно. А прозвучало блекло, как если бы говорил робот-пылесос.
- Можно американо с теплым молоком, большой стакан? – чуть рассеянно проговорила девушка-загадка, доставая телефон. Ей пришло сообщение, и она торопилась прочитать. На Катю больше не смотрела.

Катя тщательно выбрала стаканчик – большой, без вмятин, с идеальными краями. Налила в кувшинчик свежее молоко, поставила на горячую круглую штуку. Включила кнопку приготовления большой порции американо. Все это она делала в пол-оборота, и у нее даже глаза устали коситься на девушку-загадку. Каре, темные волосы, немного взъерошены ветром… Маленькие ушки с синими бусинками сережек-гвоздиков, живые карие глаза, высокий лоб, прихотливый, немного капризный изгиб губ, родинка на правой щеке, безупречная линия шеи… На большом пальце тоненькое серебряное кольцо. Катя тихонько вздохнула. И чтобы дыхание перевести, и чтобы вобрать в себя цветочные и лимонные нотки Ее парфюма.

К сожалению, кофе приготовился. Дальше тянуть было нелепо.
- Пожалуйста, возьмите кофе. Сто двадцать рублей.

Девушка, не отрывая взгляда от телефона, протянула карту, через несколько мгновений набрала пин-код, взяла стаканчик, невнятно попрощалась и стремительно вышла.

Катя тут же придумала, что на светофоре Она откроет крышечку, вдохнет аромат свежезаваренного кофе, улыбнется мысленно ей, смешной девчушке за стойкой, которая так чудесно готовит американо. А потом вернется и предложит закрыть кофейню и пойти прогуляться… А потом они случайно коснутся сердцами… А потом… Это была очень привычная для Кати картинка-мечта. Обычно ей не удавалось додумать до старости, но не очень-то и хотелось.

Треньк. Толпа студентов с филосовского…. На всех – четыре эспрессо, и разбавить водой на 7 порций…

Грустная жизнь продолжается. В двенадцать - первый перерыв. Самое время напомнить себе, что такие как Катя не привлекают девушек-загадок-шпионок-ученых. Зеркало – лучший друг, психолог и советчик. Катя с заранее готовым скептическим выражением лица повернулась к зеркальной стене…

3.

Когда Кате исполнилось шестнадцать лет, она решила, что пора бы срочно влюбиться. Все подружки уже имели за плечами хоть какую-то любовную историю, а у девушки на горизонте все никак не мелькало даже какое-никакое подобие принца. Нет, были мальчишки, которые дергали ее за короткие косички и даже угощали мороженым, но на принцев они никак не тянули – то маленькие и прыщавые неудачники, то наоборот большие и хулиганистые громилы. Стыдно сказать, но Катя даже не целовалась в свои шестнадцать. Она тщательно этот факт скрывала, и вместе с подружками увлеченно со знанием дела обсуждала, кто как это делает.

Событие, которое перевернуло Катину планету, произошло летом между десятым и одиннадцатым классом. Она подрядилась в волонтеры по уходу за слабовидящими людьми, и все лето провела в специальном оздоровительном пансионате, помогая отдыхающим передвигаться и жить полноценной жизнью. Работа была тяжелая – и морально, и физически. Но это лето научило Катю по-настоящему ВИДЕТЬ мир. Видеть и рассказывать: как ползет смешная лохматая гусеница по ветке, как роса дрожит в лепестках пионов, как стремительно падает с неба птица, торопясь в гнездо. Катя научилась сдерживать слезы, когда рассказывала все это детям, которые никогда не увидят ярких лучей солнца… Всем волонтерам выдавали повязки на глаза, чтобы в свободное время почувствовать себя в одной тарелке со слепыми.

Так вышло, что одна из Катиных подопечных с самого начала как-то очень тепло и стремительно привязалась к ней. Подопечную звали Соня, она была ровесницей Кати, и абсолютно непоправимо была незрячей. Соня ходила за Катей хвостиком, больше молчала и часто-часто дотрагивалась, когда Катя на пять минут замолкала.

В их последний вечер в пансионате Соня горько плакала, прижимая Катины ладони к сердцу. Они не говорили. Не о чем было говорить. До отбоя оставалось семь минут, и девушки крепко обнялись на прощание. Катя чувствовала горячие слезы на своей шее, сжимала хрупкую фигурку, гладила острые лопатки. А потом неожиданно для себя откинула голову, закрыла глаза и дотронулась пальцами до Сониного лица. Она хотела запомнить это лицо также, как Соня запомнила ее – не просто образ, а осязаемый образ. Глаза, брови, маленький носик, скулы, губы… Внутри что-то перевернулось… На пальцах - дыхание… Соня замерла. Очевидно ждала Катю. Тот поцелуй длился вечность. Они изучали друг друга в прикосновении, в общем смятении, в новизне и открытии. Они пили друг друга в этом поцелуе, и было совершенно невозможно разъединиться….

Это было так давно… И до сих пор Катя помнила, как сбилось дыхание тогда, как колотилось сердце, как впервые она почувствовала настоящее пронизывающее желание. Необъяснимая горячая волна накатывала каждый раз, когда девушка мысленно возвращалась в тот свой первый поцелуй. Именно тогда Катя поняла, что она принцесса иной крови. И никакие принцы, будь они хоть с целой конюшней белых лошадей, ей не нужны.
Но надо сказать, что справедливости ради, она пыталась быть как все. Даже переспала с каким-то придурком на вечеринке у подруги. Потом долго отмокала в ванной и таращила в стену глаза – неужели об этом написано столько дифирамбов? Секс – это отвратительно. Больно и непонятно. Потом, может, будет и не больно, но понятнее для Кати точно не станет.

И вот появилась девушка-загадка. Девушка-мечта. Как бы Катя сама хотела стать такой мечтой для кого-то… Но сейчас, трезво оценивая свою невзрачную внешность в зеркале напротив, Катя мысленно смеялась над собой. Итак, ее личный обряд – придирчивая оценка. Уши – неприлично большие, нос – катастрофически круглый, глаза – кукольно распахнутые и слишком наивные, губы – по-детски пухлые. Скулы отсутствуют. Вместо них - щеки. Простые неинтересные щеки. Шея – короткая, грудь – слов нет – найти бы ее. Единственное, что заслуживало внимания – густые кудрявые пшеничные волосы чуть ниже плеч. Иногда Катя думала, что такие шикарные волосы достались ей по ошибке, и тайно девушка опасалась, что когда-нибудь ей придется расплачиваться с небом за эти волосы. Глупость конечно, но ей даже снилось, как кто-то требует их вернуть.

Катя тщательно перечисляла свои недостатки, и чтобы точно ничего не забыть, загибала пальцы. Должно было быть семь недостатков и одно достоинство. Все сошлось. Одному Богу известно, почему девушка в упор не видела чудесные ямочки на щечках, озорной огонек в глазах, летящие брови, как крылья той самой птицы, чистый гладкий лоб, белоснежные ровные зубки….

Треньк. Катя вымученно улыбнулась и повернулась к только что вошедшей знакомой старушке.

- Ах, как же вы хороша, милочка! Загляденье! – жизнерадостно пропела старушка и принялась выбирать топпинги для кофе-маккиато. Бабулька была продвинутым ценителем кофе, а также самым дерзким экспериментатором вкусов в Катиной кофейне.

4.

На самом деле кофейня принадлежала Гришке, Катиному однокласснику. Гришка славился своей предприимчивостью с самого детства: в шесть лет на родительских квартирниках он дорого продавал за настоящие деньги билеты на свои концерты, и в качестве концерта пол минуты завывал «ааааааааа, в Африке горы вот такой вышины», а вторые пол минуты танцевал вприсядку. Взрослые тети и дяди деньги просили вернуть потом, но не тут-то было. Гришка уже успевал затолкать их в потрясающей красоты копилку, которую можно было только разбить, чтобы достать купюры и монеты. В восемь лет он заполнял дневники всему классу на всю четверть, и тоже неплохо зарабатывал. В десять – продавал в жару ледяную воду с лимоном в маленьких стаканчиках, стоя у колонки.

И чем дальше, тем затейливее были его выдумки. Как-то он нашел на помойке патефон. Старый, сломанный, никому не нужный патефон. Складывая оригинальным узором щепочки, Гришка методично починил корпус, покрасил золотистой краской трубу-динамик, разыскал на блошином рынке иглу в квадратной коробочке, и когда патефон обрел вторую жизнь, продал его стареньким зажиточным евреям за немыслимые деньги. На эти немыслимые деньги купил подержанный велосипед. Золотая краска и тут пригодилась – велосипед из подержанного и видавшего виды вдруг превратился в ультрасовременный скоростной транспорт с маленькой функциональной корзиночкой на передней дуге золотого цвета. Велик ушел дочке тех же евреев за баснословные деньги, на которые был куплен допотопный ИЖ – мотоцикл… И так далее… так далее… В восемнадцать лет у Гришки была уже крутая спортивная иномарка с такими наворотами, что позавидовал бы сам Шумахер.

К двадцати годам Гриша и сам бы не сосчитал количество открытых им ИП и ЧП, в том числе была куплена и та маленькая кофейня, где работала Катя. Сам Гришка жил теперь заграницей, а Катя исправно вела бизнес. Вся выручка делилась на три части: Катины 15% от общего оборота, далее аренда, закупки, уборщица и налоги, а остаток - Гришке на счет. Сначала Катя придумывала какие-то креативные идеи – яркое название, стиль в духе Прованс, столики на улице… Но Гриша сказал:

- Катюш, вот смотри – булочная почему называется булочной?
- Потому что там продаются булки.
- Точно не мясо?
- Точно, это же булочная!
- Ну и кофейня – просто кофейня, потому что там продается кофе, - мягко завершил спор умный Гришка.

На том и порешили. Европейский сдержанный дизайн и «просто кофейня». Катя зарабатывала достаточно, чтобы снимать небольшую квартирку на Васильевском острове, раз в год ездить на море и откладывать на миникупер, о котором она мечтала. Накопления все никак не приближались к заветной цифре, а кредиты Катя не любила. Так и жила. Полученное зачем-то филологическое образование Катя никак не могла применить на практике, да и слабо представляла себя в профессии, связанной со словом.

Катя любила свою работу. Ей нравились и постоянные посетители, и туристы, и просто заглянувшие от нечего делать люди. Ей просто нравились люди – счастливые, несчастные, брюзжащие, смеющиеся – всякие. В каждый стаканчик кофе Катя вкладывала крошечную частичку своей души, и ей казалось, что мир становится светлее, посетители улыбчивее, а жизнь ярче.
Да и нынешняя старушка, которая после долгих раздумий решила, что сегодня она будет латте с мятным сиропом, тоже нравилась.

- Милочка, давай-ка мятный сироп сегодня!
- А мятный сироп в чай обычно добавляют, - немного удивилась Катя.
- А я особенная, понимаешь?, - бабуля закокетничала и оглянулась на зеркало, поправляя шляпку.
Катя развеселилась. Вот же как бывает – старушенция и в свои восемьдесят так искренне радуется жизни, а Катя даже с девушкой-загадкой поговорить не может…
И тут Кате пришла в голову мысль. Мысль была очень смелая, и стоило ее хорошенько обдумать, но сегодня вдруг захотелось порывов.

Когда бабуля ушла, Катя взяла три стаканчика разных размеров – ведь неизвестно, что завтра выберет девушка-загадка, - и на каждом аккуратно написала свой номер телефона разноцветными фломастерами. Получилось очень радужно…. Катя немного подумала, и обвела цифры ярче. Катя еще не знала, осмелится ли она завтра налить туда кофе, и сердечко зашлось от волнения в пляске, но помечтать до завтра об этом определенно можно…
Треньк…

5.

На следующий день все пошло наперекосяк. Небо заволокло серыми громоздкими тучами, и никакого солнца Катя не увидела. Зая заболела, и вместо того, чтобы открыть кафе в семь утра, девушка сама мыла полы и зеркала. Постоянные посетители дергали ручку двери, удивленно заглядывали через окно в темноту кофейни, недоуменно вздыхали и уходили. Даже Мишенька сегодня не пришел, и от этого было грустно. Разлюбил, наверное.

На улице уныло моросил дождь. Прохожие чертыхаясь перепрыгивали через лужи, спешили на работу, раздраженно трясли зонтами на троллейбусной остановке, и Катя подумала, что вряд ли Она сегодня придет – кому нужен кофе в картонном стаканчике в такую погоду? От этой мысли и вовсе захотелось расплакаться. Катя всю ночь судорожно решала - дать свой номер или не дать? Так ничего и не решив, примчалась на работу, а теперь вот и выбор делать не нужно. Девушка даже не распустила волосы, не покусала губы в преддверии десяти утра, а упрямо качалась на стуле с книгой в руках. Внутри бушевала горькая досада на этот никому не нужный дождь, поэтому сосредоточится на любовной книжной истории никак не удавалось.

И вдруг открылась дверь, нежно задев колокольчик.

- Доброе утро! – мягкий, чистый голос мгновенно утопил в радости Катино сердце. – А можно выпить кофе здесь, у вас, а не на вынос? - девушка-загадка вошла, и вместе с ней в Катино унылое утро ворвалась надежда, нерешительность, волнение и даже счастье!  "Да что ж со мной такое творится!" - упиваясь нежностью, думала Катя, глядя, как девушка не может справиться с зонтом и смешно шевелит губами, про себя произнося какие-то ругательства к несчастной защелке.

Предполагалось, что посетителям, которые хотят пить кофе в заведении, нужна стеклянная чашка, а не картонный стаканчик. Вопрос с номером телефона решился сам собой, но Катя не расстроилась - ведь девушка будет пить кофе именно здесь, и минут десять можно будет на нее любоваться, и если повезет, то даже и поговорить!

- Пожалуйста, капуччино.

Голос девушки-загадки сегодня был как будто с оттенком грусти и одиночества. Она расположилась за стойкой, достала телефон, проверила что-то на экране и задумалась. Катя варила кофе и привычно косилась глазами. Свитер крупной вязки с бомбошками, деревянный браслет, заострившиеся скулы и печальные глаза. И вдруг Катя решила немедленно развеять эту печаль, пусть даже самыми глупыми на свете разговорами…

- Ужасная погода, правда?, - получилось немного заискивающе.
- Что? Да, пожалуй, да.
- Гораздо лучше, когда солнце, правда?, - Катя вложила в голос участите.
- Правда.
"Да что ж она за сухарь-то такой!" - Катя вдруг разозлилась, и от этого стала чуть смелее.
- Вы где-то неподалеку работаете?

Девушка-загадка подняла глаза и впервые осмысленно посмотрела на Катю. Смотрела серьезно и внимательно секунд десять, и за это время Катя успела миллион раз пожалеть, что сегодня не подкрасила глаза, не одела янтарные сережки, не покусала губы и не взлохматила волосы, чтобы они казались пышнее. Она просто захлебнулась во взгляде - спокойном, внимательном, но явно оценивающем. В то же время в этих глазах плясали чертята или маленькие золотые искорки, готовые выплеснуться наружу и спалить до тла все вокруг.

- Еще пока не работаю. У меня тоже кофейня, и она откроется через месяц.
- Будем конкурентами? – улыбнулась Катя, и краска залила ее лицо от собственной смелости.

В кофейне было тихо, лишь жужжала кофе-машина, проводя внутреннюю очистку. Но именно в этот момент что-то происходило в воздухе. Какое-то узнавание и интерес. Это было практически осязаемо. Эта пауза, наполненная важным смыслом... Катя медленно вытерла руки о полотенце, бережно поставила перед девушкой-загадкой чашку кофе на блюдце, щипчиками достала два маленьких зеленых пряничка из стеклянной банки и пристроила их рядом с чашкой. В качестве сюрприза.

- Спасибо.
- А где будет ваша кофейня?, - Катя осмелилась продолжить разговор.
- На Караванной, рядом с цирком. Это будет настоящее французское кафе, с утренними круассанами и ежевичным вареньем. Но в кофейне главное – кофе, правда? Мы как раз ищем талантливого бариста. У вас, случайно, нет знакомых?, - девушка-загадка смотрела Катя прямо в глаза, гипнотизируя ее, как Каа бандерлогов.

Катя судорожно вцепилась в полотенце. Нет у нее никаких таких знакомых, есть только она сама, и она бы вприпрыжку, вприпрыжку! Прямо сейчас понеслась бы на Караванную! Бежала бы по лужам! Нет, летела бы над крышами! Но она же не может здесь все бросить? Или может? Вместо ответа она нелогично спросила:

- Давно хотела спросить - а зачем вам газеты на иностранных языках?

Девушка улыбнулась Катиной наблюдательности.

- Газеты для оформления туалетной комнаты. Я каждый день захожу в отель Реддисон, и беру вчерашние газеты, которые печатают для иностранцев. Не все подряд, конечно, а только те, что не касаются политики. Это вместо обоев на стены, понимаете? Дизайнерское решение такое.

Катя кивнула. Она вдруг представила, что видит девушку-загадку весь день в роли управляющей. Представила, как бок о бок с ней считает кассу, как невзначай прикасается к руке... Как заботливо спрашивает - может, кофе? Представила, что ничто не помешает ей любоваться дивными формами и наслаждаться мелодичным смехом. И даже, возможно, получить похвалу!
Катя уже открыла рот, чтобы спросить – подошла бы она на должность бариста? Но девушка-загадка опередила:

- Меня зовут Женя, вот моя визитка. Если вдруг надумаете поменять работу, звоните. Я с удовольствием вас возьму.

6.

- Гриш, ну Гриш, ну прости, давай я сама найду замену?
- Кать, если тебе так срочно, то просто закрой кофейню до моего приезда и все.
- Гриш, как же так? У нас столько постоянных посетителей! Как это – закрыть? Нет, это невозможно, приезжай поскорей, а? Сам прособеседуешь кандидатов, сам расскажешь про финансы и прочее, и все будет работать как прежде! Гриш, ну совесть не позволяет закрыть, как ты не понимаешь?
- До какого месяца внесена аренда?
- До января. Не можем же мы простаивать все это время!
- Тогда оставайся до января. В январе приеду.
- Я… не могу… Мне нужно уйти сейчас. Мне очень нужно…
- Да что за срочность такая, Кать? Ну я не знаю...давай поднимем тебе процент, и все будет замечательно!
- Ты не понимаешь… Мне надо уйти. Сейчас. Гриш. Прости.
- Любовь, что ли?
- Гриш.
- Все, я понял, понял. Прособеседуй сама кандидатов, выбери достойного, контролируй раз в неделю на первых порах. Любовь – святое.
- Спасибо, спасибо, спасибо, Гриш! Не обижаешься?

Катя выдохнула. Она знала, что Гришке в общем-то все равно - работает кофейня или нет, главное, чтобы его не привлекали решать проблемы.
А теперь самое важное, волнующее и невероятное - позвонить Жене. Катя держала в руке визитку уже минут двадцать, и все удивлялась - ну какая же она трусиха невероятная! Тряслись колени и даже подбородок, как будто ей предстояло сейчас сдать сверхсложный экзамен. Женя. Евгения.... Это имя Катя перекатывала от головы к сердцу и обратно, трепетно восхищаясь тому, какое оно особенное и чудесное. Кате вообще все происходящее казалось волшебством.

Нужно просто набрать номер и сказать, что она согласна. Это не сложно. Это не так уж сложно. Но вот что дальше? Вдруг она окажется недостойна? Вдруг она окажется бестолковой? Вдруг не справится? Разочарует? "Нет, так нельзя, нельзя! - ругала себя шепотом Катя. - Нужно набраться смелости, быть уверенным профессионалом, небрежным голосом разговаривать, набивать себе цену и вообще – это я нужна Жене! Где она еще найдет такого высококлассного бариста?"
Катя кисло улыбнулась своим бравым мыслям. Нужно решаться.

Трубку взяла какая-то тетка. Голос жесткий, властный, почти лающий.
- Алло! Слушаю!
Катя опешила от неожиданности. Мгновенно отлегло от сердца.
- Здравствуйте, а можно Евгению?
- А вы кто?
- Я работаю в кофейне на Невском, и Евгения сказала, что, если я захочу работать у нее, можно позвонить по этому номеру. Меня зовут Катя. Катя Горемычко.
- Господи… Жеееееек, Жечкааааа? - заорала тетка, - звонит какая-то фря с Невского и просится на работу! Ты ее приглашала?? Что?? Девушка, вы приходите к нам в любое время на собеседование. Тут ремонт, дрели, Содом и Гоморра, по телефону ничего не решить. Караванная, дом один. Слышите?

Катя с недоумением смотрела на экран телефона. Жечка? Как можно так называть эту чудесную, волшебную, небесную фею? Жечка??? Катя прямо возненавидела эту тетку всей душой! Кто бы она ни была - мама, партнер, повар - пусть будет кто угодно, но она мерзкая и противная.

Итак, новые джинсы, красная рубашка, кулон под горло с кошкой, взъерошенные волосы, коралловая помада и аромат пачули. Катя сто раз посмотрелось в утлое зеркальце на дверце шкафа перед выходом. Ее цель - выглядеть независимо, свободно и уверенно. Вести себя также... Желательно... Но, конечно, Катино сердце билось, как бешенное, гулко отбивая ритм шагов всю дорогу от метро до Караванной. Какая уж тут уверенность?

Катя стояла на пороге - темный тихий зал, лишь за стеклом, где кухня, раздавались чьи-то голоса.

- Эй? Здрасьте? Я Катя! Катя Горемычко! Есть кто?

На кухне что-то звякало, кто-то кого-то отчитывал, и Катя никак не решалась туда войти. Заведение было оформлено очень просто, но стильно – бледно-красные фонари, деревянная стойка, светлые подоконники, приятный бежевый ламинат, маленькие круглые столики, и пахнет строительной пылью - сразу чувствуется, что ремонт и отделка еще не окончены. Катя зашла за барную стойку. Новенькая, профессиональная машина AROMA SE 400 для приготовления эспрессо смотрела на Катю крайне благосклонно, весело отсвечивая никелированными ручками и даже подмигивая зеленой лампочкой. Рядом стоял закрытый пакет зерен Лаваццо стопроцентной арабики средней степени обжарки - совершенство аромата и вкуса.

Катя, не очень понимая, что делает, включила машину, проверила контейнер с водой, разорвала пакет, насыпала крупные, блестящие зерна в специальную емкость, автоматически настроила программу на рестретто, подставила крошечную чашечку и заслушалась – как тихо и ненавящево машина варила итальянскую порцию свежего, густого, ароматного кофе.

- О, уже приступили? – резкий давешний теткин голос выдернул Катю из священнодействия.
- Простите, не знаю, что на меня нашло… Здравствуйте, я - Катя. Я вам звонила.
- Ааааа, помню-помню. Я Камилла, - и дама протянула руку.

Перед Катей стояла большая женщина в тесноватом облегающем брючном костюме темно-синего цвета. Ее можно было назвать красивой, если бы не горькие морщинки вокруг губ, хотя на вид ей было около тридцати. Светлые, какие-то стальные глаза, белокурые волосы, ниспадающие волнами на плечи, элегантные бусы – скорее всего, натуральный жемчуг, миниатюрная коричневая сумочка в виде чемоданчика с известными всему миру вензелями. Шикарная женщина, но в то же время она производила неуловимо-нелепое впечатление.

Катя улыбнулась, почувствовав почему-то странное превосходство молодости, и уверенно устроилась на барном стуле.
- Камилла, мне очень приятно. Я сварила рестретто, хотите попробовать? Надеюсь, он не слишком крепкий.
- Боже, неужели я дожила до того времени, что мне в моей же кофейне предлагают кофе! Вы не представляете, как я рада, что все работы по открытию кофейни идут к завершению!
- Ой, а я думала, что кофейня принадлежит Евгении!, - прозвучало несколько беспардонно, но слова же обратно не поймать.
- О, нет! Мы партнеры в равных долях. У вас будет два начальника! – женщина засмеялась. А потом вдруг стала серьезной, наклонилась к Катиному уху и почти шепотом произнесла: – Но мы – одно целое! Понимаете, о чем я?

Катя мгновенно вспыхнула. Одно целое? Значит ли это.... Судя по интимности сообщения, именно это и значит.

- Пожалуй, понимаю, - в горле пересохло и язык прилип к гортани.
- Вас это не смущает?
Катю это ужасно смущало, поэтому ответ прозвучал резковато:
- Это же не имеет отношения к моей зарплате, верно? Поэтому – нет, не смущает.
Камилла помолчала.
- А ты не лыком шита, я смотрю. – Женщина похлопала Катю по плечу. – Думаю, что мы договоримся. Ждем тебя на работу первого августа к девяти утра.
- Почему к девяти? С семи обычно самый поток офисных служащих. Давайте я приду к семи?
- Что ж, тебе виднее, – равнодушно произнесла Камилла и, печатая шаг, снова ушла на кухню, где тут же вновь принялась кого-то отчитывать.

Катя перевела дыхание, неспешно подошла к входной двери, неуверенно достала из рюкзака дверной колокольчик, встала на цыпочки и продела его в случайный удобный крючок над дверью. Скоро здесь будет ее пространство.
Одно целое?? Катя передернула плечами и подмигнула самой себе в отражении витрины. Пожалуй, пришло время поспорить с небом.

7.

Ожидание всегда маятно. Минуты складываются с часы, и никак, ну никак не хотят поторопиться. Конечно, последние события закружили Катю в водовороте времени, но это не спасало от ожидания. Девушка разместила объявление, провела несколько собеседований на свою должность, остановилась на двух кандидатах, и все не могла решить – кто же из этих двоих более достоин? Было пора начинать обучение, так как до выхода на Караванную оставалась всего неделя. Ведь важно не кофе научить варить. Важно научить ненавязчивому участию, умению слушать, подбодрить, тепло улыбнуться, вложить в стаканчик кофе капельку хорошего настроения. Кате было жаль оставлять свое гнездышко, но раз она решила кардинально поменять свою жизнь и идти за мечтой – чего уж жалеть?

Кате нравилось думать, что теперь она идет за мечтой. Если бы Камилла ей понравилась, то, пожалуй, она бы отступилась сразу от мыслей о Жене. Катя вообще всегда считала, что разбить чьи-то отношения она не способна, но сейчас она упрямо вспоминала печальные Женины глаза, ее молчаливую задумчивость. Разве такие глаза у счастливого человека?

Сегодня было воскресенье, единственный выходной день. Обычно в этот день Катя ходила в магазин за продуктами, готовила на всю неделю кастрюлю супа и жарила котлетки, прибирала старенькую съёмную квартиру, а вечером смотрела интересный приключенческий фильм или читала. Но сегодня, проснувшись почему-то в семь утра, Катя уже третий час маялась – пыталась вновь заснуть, но безуспешно; затем пробовала читать смешную книжку про девочку Манюню из сборника Наринэ Абгарян; потом прямо босиком и в пижаме прошлепала на кухню, и зачем-то стала чистить старый железный чайник. Бросив это занятие на полдороги, она скатала в трубочку половички в коридоре, чтобы вынести на улицу и вытряхнуть. В итоге просто села на табуретку в прихожей и опять задумалась.

Если честно, ей было страшно. Страшно до озноба между лопатками - влезать в чью-то жизнь, но избавиться от наваждения не было сил. Катя никак не могла решить – то ли впервые в жизни ей примерить роль охотницы, то ли оставаться блеклой застенчивой мышкой, и если ей уготовано счастье в лице Жени, то так или иначе это счастье ее найдет. Само счастье представлялось Кате большим радужным пузырем, внутри которого они вдвоем. В этом пузыре приходится все время тесно-тесно прижиматься друг к другу, чтобы случайно не коснуться дрожащей стенки, а то пузырь ведь может лопнуть! Дальше крепких объятий Катя тоже пыталась думать, но у нее не было никакого опыта с девушками, и что именно думать про «это», она не знала. Очень не хотелось примерять на себя те жуткие пошлые сцены из интернет-роликов, которые она как-то из любопытства решила посмотреть. Но восхитительное, ноющее, почти болезненное чувство внизу живота никак не отпускало, и Катя принимала его за доказательство своей внезапной влюбленности.

Жутко замерзли ноги на холодном полу. Надо найти теплые носки, поменять пижаму на уютную домашнюю одежду. Нужно, наконец, встряхнуться и заняться делами, а то так можно до скончания веков просидеть в прихожей, думая о том, чего вообще может не быть. Вместо всего этого Катя, не вставая с табуретки, зачем-то причесалась, затянула тугой хвост резинкой и осталась сидеть, глядя в одну точку.

В куртке пискнул телефон сигналом сообщения в ватсап. Катя удивилась, поскольку в ватсапе она ни с кем не общалась, только иногда с Гришкой по деловым вопросам. Открыв окошечко сообщений, Катя, затаив дыхание, прочитала:

«Привет, это Женя. Извини, что в выходной, но нам нужна помощь в кофейне. Привезли еще одну кофе-машину, а также посуду для бара. Нужно все рассортировать, проверить подключение и сделать заказ на зерна. Можешь приехать?»

Телефон чуть не выпал из рук. Может ли она приехать??? Да она готова прямо так, в пижаме, лететь на Караванную!

«Привет. Да. Я сейчас.»
«Спасибо, жду.»

Катя бросила телефон, вскочила, больно ударившись головой о вешалку. Зачем-то побрызгалась духами, потом сообразила, что нужно бы принять душ, бестолково стала напяливать узкие джинсы, прыгая на одной ноге. Потом опять вспомнила про душ, и чуть не упала, ринувшись в ванную. Сердечко вытанцовывало тарантеллу, в голове стучали молоточки, а уши заливала краска. Она увидит Женю! Увидит сегодня! Очень скоро! Ну как здесь успокоиться и не быть идиоткой? Как???

8.

- Это кофейня, а не рюмочная! Ты знаешь, сколько стоит лицензия на продажу алкоголя? А еще гос.пошлина за хранение! Камилла, мы итак погрязли в долгах перед родителями! Я не собираюсь просить еще! Да и зачем тебе алкоголь? Ты что, хочешь пиво в кофейне разливать? Или водку по сто грамм?
- Ну Женюююююсик, успокойся! Почему сразу пиво или водку? Коньяк в кофе, порто или Амаретто желающим, ну и хорошее сухое вино в бокалах для дам, а виски для мужчин. Это же привлечет дополнительных клиентов и быстро окупится. Разве нет?
- Коньяк в кофе – это моветон. Для разнообразия вкусов кофе существуют топпинги, и на них лицензия не нужна. Камилл, послушай... Закусывать все это безобразие они чем будут? Круассанами? Мы же не собираемся подавать закуски и горячее… Или…Уже собираемся?
- Женя, Женечка, женааа…. – пропела Камилла, - мы будем делать все, что нравится клиентам. Ясно? – в голосе женщины появились стальные нотки. – Формат кафе будет меняться под российские реалии. И вообще, что плохого в алкоголе?
- По тебе и видно, что ты не прочь и на работе накатить, Камилл. Может, обратимся к психологу? У тебя и дня не проходит без порции виски. И конспирация твоя не помогает в виде картонных стаканчиков, якобы с кофе. Я все чувствую. Ты же меня целуешь…
- Ох, подумаешь! Глоточек виски для хорошего настроения еще никому не помешал! Я же не надираюсь в стельку, милая. В этом дурдоме с ремонтом и тупыми инстанциями только это и спасает.
- Камилла, алкоголя здесь не будет. Если ты решишь этот вопрос единолично, я выйду из доли. Ясно?

Раздались твердые шаги, из кухни появилась Женя и наотмашь захлопнула за собой дверь.

Катя стояла посреди кофейни, став невольным свидетелем этой некрасивой сцены. Она во все глаза смотрела на Женю, которая прислонилась к стене и что-то бормотала, не замечая Катю. Наконец, она подняла глаза. Катя виновато улыбнулась:

- Привет.
- Привет, Кать. Спасибо, что пришла, - Женя помолчала, собираясь с мыслями. - Вон стоят коробки с посудой, разбери, пожалуйста. Там чашки, блюдца, десертные тарелки и приборы. Сама реши, куда что разместить, там все шкафчики пустые. И заказы нужно сделать. Посчитай примерный расход зерен на один месяц, сахар, корица, молоко, карамель, шоколад и прочее. Составь список, а я все закажу. – Женя старалась говорить очень ровно, но губы у нее кривились, а руки дрожали.

Катя не выдержала. Она вдруг быстро подошла к Жене, заглянула ей в глаза, и пока та не успела понять что-либо, крепко обняла ее за плечи. Эти несколько секунд были для Кати вечностью – она как будто забрала все напряжение, успела ощутить нежный аромат, успела обжечься, услышать биение сердца. Ей было плевать, что в любой момент может выйти из кухни Камилла и что-то там такое подумать. Катя просто от всего сердца хотела помочь справиться Жене, и, кажется, у нее получилось.

Женя отстранилась и улыбнулась:
- Спасибо. Не стоило.
- Извини. Все в порядке?
- Да. Займешься коробками?

Катя была уверена, что тут же перебьёт всю посуду от волнения, но она пришла помочь, а значит, нужно собраться. Через два часа все дела были завершены, и все это время Катя не выпускала Женю из поля зрения, не переставая впитывать и наслаждаться присутствием рядом. Камилла, раздраженная, уехала, на прощание вскользь поцеловав Женю и небрежно кивнув Кате. В воздухе витало облегчение, смешанное с удовольствием от возможности побыть наедине, пусть и в работе.
В кофейне было тихо, лишь чуть слышно играло радио «Питер FM», создавая настроение. Катя уселась за барную стоку писать заказ, а Женя вымеряла размер рамок для картин на стены – забиралась на табуретку, прикидывала расстояние, делала пометки в блокноте. Девушки молчали, но это было комфортное молчание. Пару раз Катя ощутила на себе внимательный взгляд Жени, но не смела повернуться и посмотреть на нее.

- Катя, я собираюсь домой, ты как? Закончила?
Катя давно закончила, но продолжала делать вид, что что-то вычеркивает и пишет заново.
- Да. Жень. Вообще я готова в любое время помочь. Ты звони.
- А как же твоя кофейня?
- Там все в порядке. Я нашла кандидатов, осталось обучить.
- Катя, а можно вопрос?
- Можно.
- Почему ты согласилась?

«Только из-за тебя. Только потому, что я хочу быть рядом каждый день», - кажется, эти слова высветились бегущей строкой на Катином лбу, а вслух она сказала:

- Я просто устала быть одна, - что, в общем-то, тоже было чистой правдой.

Продолжение следует

Отредактировано Valkyrja (19.09.16 17:36:44)

+37

2

Valkyrja...спасибо...
Жду продолжения...

+2

3

Dia, привет! Спасибо, что заглянула :-) Рада тебе!
Продолжение скоро!

+2

4

Valkyrja
У вас получается создавать потрясающе красивые и точные образы. Ваше повествование заставляет видеть, чувствовать и сопереживать.
Спасибо, что пишете. И все еще надеюсь когда нибудь прочесть роман, вышедший из под вашего пера. Уверенна, он поистине будет достоин золотого фонда.

+2

5

Аа..вот так.. треньк... а дальше?)
Так хотелось отвлечься от написания скрипта по холодным звокам... а тут раз и все!

Valkyrja
Погрузила в мир горячего шоколада...ммм ))

+2

6

Вот после этих Треньк! и начинается волшебство. Или сумашествие.  Или трагедия. Или комедия. Или всё вместе :-).

Отредактировано Эффект бабочки (18.07.16 14:17:29)

+4

7

Marusya, добрый день!
Ну в золотой фонд попасть - это высший пилотаж :-) Я буду писать... А там посмотрим :-)
Спасибо за высокую оценку.

Marinе, привет :-) рада, что читаешь :-)
Постараюсь не затягивать с продолжением.

Эффект бабочки|0011/7a/32/2384-1441281601.gif написал(а):

Вот после этих Треньк! и начинается волшебство. Или сумашествие.  Или трагедия. Или комедия. Или всё вместе


В моем случае точно все вместе)) И в конце волшебное "вместе" :-)

+1

8

Жду продолжения!!!Вы-Талант!!!!так ярко пишете, художественно, читать Вас одно удовольствие!..))

+2

9

Я Такая Одна, спасибо, читайте, я буду очень рада :-)

Друзья, я добавила вторую часть :-)

+2

10

Стало приятно и тепло на душе) спасибо вам Валькирия за эмоции)

+2

11

Valkyrja, привет!  :flag:
Прочитала с удовольствием! Спасибо! :flirt:
Теперь с нетерпением жду продолжения!  :nope:

+2

12

Valkyrja
Добрый день!!!
Замечательное начало новой истории о зарождающихся чувствах между женщинами.
Обожаю читать, когда у героини  происходит период первых , неуверенным ,
но таких сладких и трепетных внутренних волнений к другой персоне.
С интересом буду ждать, как ваша муза, через ваш писательский талант,
опишет продолжение истории. А описание рассвета и зарождения нового дня,
под аромат кофе - завораживает. Спасибо. http://s2.uploads.ru/1EjvD.gif

+2

13

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1466972137.jpg написал(а):

Продолжение следует

йо-майо, Мари)))

буду ждать, когда закончите))) как всегда, начало очень "вкусное!")))спасибо)))

+2

14

лемур|0011/7a/32/4059-1468238148.jpg написал(а):

Стало приятно и тепло на душе) спасибо вам Валькирия за эмоции)


Лемур, добро пожаловать в мой мир :-) Спасибо за теплые слова.

Loran|0011/7a/32/2257-1463085959.jpg написал(а):

Valkyrja, привет!   Прочитала с удовольствием! Спасибо!  Теперь с нетерпением жду продолжения!


Приветик, Лоран)) Я постараюсь поскорее) спасибо большое!!!  http://s7.uploads.ru/t/Hj73y.png 

рижанка, здравствуйте :-) Рада вас видеть в новой истории!

рижанка|0011/7a/32/3797-1462707401.jpg написал(а):

Обожаю читать, когда у героини  происходит период первых , неуверенным ,но таких сладких и трепетных внутренних волнений к другой персоне.

А я обожаю про это писать) сама в предвкушении возможностей)
Спасибо, рижанка, мне очень приятно :-)

PeppiDL|0011/7a/32/348-1453034350.jpg написал(а):

как всегда, начало очень "вкусное!")))спасибо)))

Ташечка, спасиииибо) Вы ж вроде частями не читаете? Будете ждать, когда завершу?

+1

15

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1466972137.jpg написал(а):

Будете ждать, когда завершу?

ага, потому и написала

PeppiDL|0011/7a/32/348-1453034350.jpg написал(а):

йо-майо, Мари)))

белым не увидела, думала, что это все)))

+2

16

Valkyrja
Вас когда читаешь, начинаешь не то, что в образы вживаться, но лично я даже почувствовала запах и вкус кофе.
Начиная от

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1466972137.jpg написал(а):

Черный без сахара

до

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1466972137.jpg написал(а):

четыре эспрессо, и разбавить водой на 7 порций

)) Хотя, кофе и не пью совсем)
Спасибо и с нетерпением жду продолжения  http://savepic.ru/7881090m.gif

+2

17

Валькирия,замечательное начало! Я уже подвисла и жду продолжения.
А где 2 часть?

+2

18

Sonya, знаете, я когда пишу, сама чувствую и аромат кофе, и рисую живые картинки. В этом весь мой интерес в повествовании.
От вас особенно приятно слышать теплые слова, спасибо большое :-)

Лаюки, добро пожаловать)) рада вам)
Вторая часть под первой))

Друзья, разместила третью часть

+2

19

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1466972137.jpg написал(а):

Друзья, разместила третью часть

Эх, только размахнулась почитать, а часть уже и закончилась.  :huh:
Нет, чтобы как некоторые, дождаться сразу все части и одним махом прочитать. Но нет, не могу удержаться от соблазна  :dontknow:
Valkyrja, спасибо! Жду продолжения!  :flirt:

+2

20

Loran|0011/7a/32/2257-1463085959.jpg написал(а):

Эх, только размахнулась почитать, а часть уже и закончилась


Лоран, а новая часть готова :-) Я так рада, что ты заглядываешь :-)
Ты не представляешь, как важна для любого автора поддержка!
Спасибо тебе :-)

Друзья, добавлена четвертая часть

+3


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Катя Горемычко. Valkyrja