Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Робин Александер. Квитанция № 1207.


Робин Александер. Квитанция № 1207.

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Глава 8.

Шон позволила себе проехать через калитку позади дома Джилл. Она сидела в машине, задаваясь вопросом, а что, если она была слишком самонадеянной. Она не сказала Джилл, что придет. Внезапно в ее голову пришла весьма тревожная мысль. А что, если Джилл с кем-то встречается, вдруг она приедет сюда с кем-то? Шон в панике оглянулась назад, готовясь к поспешному бегству, но ворота вдруг открылись, и она оказалась, как олень, пойманный в ловушку фар.

Джилл остановила машину рядом с ней и выскочила из автомобиля, широко улыбаясь.

- Какой приятный сюрприз, а я думала, что проведу эту ночь одна, как полная дура!

- Я принесла тебе елку. Она маленькая, но я подумала, что у тебя должна быть хотя бы она, чтобы встретить Рождество. Она живая, так что ты сможешь наслаждаться ею круглый год.

Челюсть Джилл отвисла, когда Шон вытащила из багажника автомобиля миниатюрный кипарисовик с хвоей, как у елки.

- Она восхитительна и будет отлично смотреться на столе рядом с дверями на балкон, - сказала Джилл и быстро поцеловала Шон в губы. - Спасибо, - она вцепилась в руку Шон. - Пойдем внутрь.

Шон была рада, что Джилл, казалось, не интересовало, почему она здесь оказалась.

- Теперь я понимаю, что мне следовало бы сначала позвонить, но я хотела сделать тебе сюрприз.

Открывая дверь, Джилл оглянулась через плечо.

- Можешь удивлять меня в любое время. Ты ведь сможешь ненадолго остаться?

- Так долго, как ты захочешь.

- Что ты обычно делаешь на Рождество? - спросила Джилл, поднимаясь по узкой лестнице впереди Шон.

- Я сплю, потом радую себя на завтрак чем-то действительно вредным для здоровья. Затем следуют несколько часов валяния на диване, где я ем нездоровую пищу и наверстываю упущенное на работе. Что обычно делаешь ты?

- С тех пор как умер папа, я каждое Рождественское утро "болею", хотя, говоря по правде, это мое оправдание, чтобы не идти к матери. В остальном, почти то же, что и ты.

Как только они оказались в квартире, Шон пошла прямо к столу, про который говорила Джилл, и поставила на него деревце.

- Что думаешь?

- Оно восхитительно, спасибо тебе большое, - Джилл поджала губы, разглядывая его. - Теперь я жалею, что выбросила все свои елочные украшения. Ты знаешь, как сделать гирлянду из попкорна?

- Я никогда не делала этого, но смогу у тебя пройти курс обучения.

- Ладно, ты иди в кладовку и найти попкорн, а я собираюсь раздобыть иголку и нитки, - Джилл повернулась, чтобы уйти, но затем обернулась. - Ты голодна?

- Я бы поела.

- Пицца?

Шон усмехнулась.

- Я могу есть ее в любое время.

Джилл вытащила телефон из кармана.

- Они у меня на быстром наборе.

В кладовке Шон нашла попкорн и взвизгнула от восторга. Она включила плиту и установила металлическую кастрюлю на горелку. Когда Джилл вернулась через несколько минут, ее просто трясло от предвкушения.

- Я люблю "шляпу Чародея"! Давай посмотрим, как она растет.

Джилл прислонилась к столешнице и посмотрела на Шон.

- Ты совершенно не в курсе того, что внутри тебя живет ребенок, не так ли?

- Абсолютно, - сказала Шон, совершенно по-детски разглядывая, как из кастрюли поднимается что-то очень похоже на "шляпу Чародея", в которой прыгал попкорн. - Иногда ты просто должна дать этому ребенку свободу и позволить погулять. Я думаю, что попкорн готов, - Шон выключила плиту и сняла с нее кастрюлю. - Мы сможем съесть его прямо из шляпы? 

- Мы должны сначала сделать гирлянду, помнишь? К нам уже едет пицца, - Джилл взяла нож из ящика и протянула его Шон. - Ударь чародея по голове, это поможет ему остыть.

Шон с хирургической точностью прорезала фольгу шляпы.

- Прости, Чародей, - она достала кусочек попкорна и протянула его Джилл. - Закуска, - она боязливо посмотрела на Джилл. - Тебя беспокоит то, что я сказала тебе прошлой ночью?

- Нет, я думаю, что это абсолютно нормально, что ты ботаник, - Джилл усмехнулась. - Вовсе нет, дорогая. Как я уже сказала, я польщена.
Шон положила нож и поцеловала Джилл.

- Мне хотелось бы, чтобы я не ждала так долго и уже давно пригласила тебя, потому что ты - нечто особенное.

Джилл мечтательно уставилась на нее.

- Это так похоже на маг... ию, - выражение ее лица изменилось, и она на мгновение пришла в замешательство, прежде чем покачать головой. - Я пойду вниз, пиццу доставят с минуты на минуту. Джонни ждал моего звонка, потому что я делаю одно и то же каждый год под Рождество. Налей нам немного вина или что бы ты хотела выпить.

Шон была ошеломлена, когда Джилл развернулась и буквально выбежала из кухни. Она нашла бутылку, которую Джилл открыла накануне вечером, и после недолгих поисков бокалов, она налила в них вино. До сих пор озадаченная поведением Джилл, Шон побрела в гостиную и посмотрела на вещи Джилл, расставленные на полке. Она увидела изумительно красивую вазу и подняла ее. Присмотревшись, она поняла, что держит в руках урну.

- Ох, здесь старик, мертвец! Без обид, мистер Сирси. Я собираюсь поставить вас обратно на полку, прежде чем рассыплю ваш прах по ковру. Извините, что побеспокоила.

Шон поставила урну туда же, где взяла, и заметила клочок бумаги, торчащий из-под кота, отлитого из черного стекла. Слово "желание" привлекло ее внимание, и любопытство взяло верх над ней. Она подняла кота и прочитала: "Квитанция № 1207 принадлежит, эй, желанию твоего сердца". Рассматривая надпись на листке, Шон нахмурила брови. Все квитанции, выписанные Джилл, она никогда не выбрасывала и хранила их в ящике, где складывала все вещи, которые ей хотелось сохранить. Последняя квитанция была под № 1207. Она знала почерк Джилл, и это написала не она.

- Квитанция № 1207 принадлежит, эй, желанию твоего сердца, - произнесла Шон, услышав в своей голове голос Тео.

*******

- Это невозможно, - прошептала Джилл и прижала пальцы к виску. - Я не верю в вуду, в волшебство, в Санта Клауса или пасхального кролика, и я чертовски уверена, что Тео не способна на сотворение заклинания.

Но глядя на витрину магазина Тео, она чувствовала себя так, как будто находилась в мире грез. Обычно требовалось время, чтобы женщина по-настоящему заинтересовала ее. И если бы ей сказали, что к ней уже почти год ходит возможно скрывающийся грабитель банков, это должно было как минимум смутить Джилл и заставить задуматься, но этого не произошло.

- Она не идеальна, прекрати говорить это сама себе, Джилл, - ее глаза округлились, и она прикрыла рукой рот, пытаясь удержать слова Тео, льющиеся из нее, - "эй, желание твоего сердца находится у тебя наверху, почему ты прячешься здесь, дура?"

Джилл указала пальцем на магазин Тео.

- Прекрати! Это сила внушения. Я как будто оказалась здесь в каких-то "Играх разума".

"Ты ничего не выиграешь, прячась здесь от этой женщины. Той, которую ты ждала годами и которая лежит на твоем диване, но ты слишком упряма, чтобы принять это, глупая. Детка, отпусти вчерашний день".

Джилл закрыла глаза и зажала голову руками, пытаясь прогнать голос Тео из головы. Стук в дверь почти до смерти напугал ее.

- Ты в порядке? - спросил Джонни, когда Джилл открыла дверь.

- Да, я только что поняла, что забыла кошелек наверху. Заходи, я сейчас вернусь.

- Нет, нет, - сказал Джонни и схватил ее руку. Он протянул ей коробку. - Счастливого Рождества.

- Ах, Джонни, ты не обязан делать это.

- Дурочка, ты заказываешь у меня пиццу в течение многих лет, пришло время получить одну бесплатно. Теперь неси, эй, свою светящуюся в темноте белую задницу наверх и укрась елку, эй, с той женщиной.

Джилл моргнула.

- Что ты только что сказал?

Джонни прищурился на секунду.

- Я сказал, что это за счет заведения. Ты точно в порядке?

- Я... Я в порядке, - Джилл беспокойно улыбнулась. - Это был долгий день. Спасибо тебе за все, ты очень милый.

- Ты считаешь меня милым, но та, что лежит на твоем диване, эй, слаще и острее, чем маринованный перец, дура, - челюсть Джилл опала, когда она вновь посмотрела на Джонни.

- Тогда спокойной ночи... ты уверена, что ты…

- Да, - сказала Джилл, хрипло рассмеявшись. - Мои носовые пазухи переполнены, я чувствую себя так, будто у меня вата в ушах.

Джонни кивнул, ступая на тротуар.

- Все, с кем я говорил, жалуются на это. Это все дожди виноваты. С Рождеством, Джилл.

- Тебя и твоих близких тоже, Джонни.

Джилл закрыла дверь, а когда Джонни ушел, уставилась на вывеску Тео. - Мари, это ты меня разыгрываешь? - спросила она, надеясь, что умершая тетя Тео не ответит ей. - Мне срочно нужна куриная нога.

*******

- Ты уверенная в себе женщина, - сказала Шон, глядя на свое отражение в кухонном окне Джилл. - Когда она вернется, деликатно спроси ее о листке бумаги. Если она заволнуется по поводу того, что ты покопалась в ее вещах, ты... ну, ты же не совсем покопалась. Листок лежит на полке, любой может увидеть его. Или... ты могла бы спросить ее об этом позже.

Шон отвернулась к раковине и попытался выглядеть расслабленной, когда услышала, как Джилл проходит через дверь.

- Я решила налить вина, это нормально?

- Это здорово, - Джилл поставила пиццу на стол, подошла к Шон и обхватила ее лицо обеими руками. - Ты реальный человек, вот что мне в тебе нравится. Вот почему ты кажешься такой волшебной для меня, - продолжая удерживать лицо Шон, она зажмурила глаза. - Ты ведь настоящая, правда, не моя мечта? Потому что мне кажется, что я схожу с ума.

- Это ты - моя мечта, - сказала Шон с улыбкой. Она взяла руку Джилл, притянула ее еще поближе к себе и поцеловала. - Вот что реальность.

- Да, это так, - Джилл улыбнулась. - Я только что услышала, как урчит твой желудок, давай поедим.

Они поставили пиццу, попкорн и вино на журнальный столик в гостиной, и Джилл включила телевизор. Она полистала каналы, пока не нашла тот, на котором без остановок показывали Рождественские фильмы. Шон подняла вверх большой палец, основательно пережевывая кусочек пиццы.

- Я люблю Гринча, но в детстве ненавидела Рудольфа. И до сих пор не люблю его.

- Что ты имеешь против оленя суперзвезды? - спросила Джилл.

- Ничего не имею против него, я просто ненавидела, как другой олень и Санта относились к нему в этом мультфильме. Я думаю, Юкон Корнелиус должен был позаботиться о том, чтобы Санта был более сердечен, - Шон, говоря это, помахивала пиццей. - Это шоу заявило всем, что, если ты отличается от стада, они избегают тебя, твоя семья стыдится тебя. Санта был ханжой. В конце концов, он любил Рудольфа только за то, что тот был полезен ему. Рудольф должен был копытами бросить ему снег в лицо и сказать: "Да пошел ты, бородатый урод", но он этого не сделал. Рудольф занимался доставкой игрушек, потому что он был самым большим оленем.

Джилл указала куском пиццы на Шон.

- Да, и тот эльф, который делал игрушки, он тоже был придурком, к тому же он был так жесток к тому эльфу, который хотел стать стоматологом. Эльфы тоже нуждаются в стоматологической помощи. Никто не сможет сказать мне, что ни один из них никогда не страдал от зубной боли. Ты права, этот мультик прославлял дискриминацию, - она покачала головой. - Я даже не могу подойти к игрушкам неудачника, потому что меня сошлют на остров.

- Правильно, - сказала Шон, кивнув головой и задумчиво улыбаясь. - Мы с братом между днем Благодарения и Рождеством были самыми хорошо ведущими себя детьми. Мама говорила нам, что за нами присматривают эльфы, они обязательно увидят, кто непослушен, а кто хорош. Мы пытались поспорить с ней, но она говорила: "Эльфы заступили в патруль, маленький засранец, если они поймают вас и узнают, что вы ведете себя, как пара гиен, вы тотчас отправитесь добывать уголь". Иногда она утверждала, что один из них смотрит в окно, и я не думаю, что она притворялась, - Шон пожала плечами. - Большую часть времени она была пьяной в хлам. Ее лучшей подругой стала бутылка водки. Как-то раз она так упилась, что неправильно подписала подарки. Мой брат получил куклу, а я самосвал, но я не хотела его отдавать, - она посмотрела на елку. - Что же мы повесим на нем, кроме попкорна?

- У меня есть маленький череп, Тео дала мне его. Я собиралась подарить его брату на Рождество, но, когда я подняла его вверх, у него загорелись глаза. Я думаю, из него получится хорошая макушка для елки.

Шон кивнула с улыбкой.

- О, да, это Новый Орлеан, это может стать нашим стилем, - Шон закатила глаза. - Прости, я имела в виду, твоим стилем.

- Нашим, - исправила Джилл. - Мы сделаем это вместе. Ты должна знать, что это, вероятно, один из лучших праздников, которые были у меня в последнее время. Спасибо.

- У меня тоже.

*******

Из телевизора гремела Рождественская музыка, а Джилл и Шон стояли в стороне и любовались украшенным деревцем. Глаза черепа сияли и после того, как Шон кухонным ножом сделала отверстие в его нижней части, он стал прекрасной макушкой. Гирлянда из попкорна была обмотана вокруг елки, а украшения состояли из сережек в форме флорентийской лилии, брелока, в виде аллигатора, и бусинок Марди Гра.

Шон подняла бокал.

- Идеально!

- Уже полночь, теперь мы можем расслабиться и дать отдохнуть нашим ногам. Счастливого Рождества!

Шон притянула Джилл поближе к себе и трогательно поцеловала.

- С Рождеством тебя!

Отредактировано Кроха (25.06.16 20:07:05)

+1

22

Глава 9.

Джилл проснулась с затекшей шеей незадолго до рассвета и обнаружила под собой теплое тело. Телевизор все еще был включен. Они долго смотрели фильмы, и Джилл не могла вспомнить, как заснула. Поскольку она использовала Шон в качестве кровати, то предположила, что Шон заснула первой. 

- Не трогайте мои ноги... я ненавижу это... не того... либо... ладно... просто так... - бормотала Шон, когда Джилл осторожно выползала из-под нее.

Она накрыла Шон одеялом и посмотрела, как та перевернулась на бок, а потом Джилл сбежала вниз по лестнице в магазин. Она решила поработать над браслетом, но поняла, что он не подходит Шон. Ее новым проектом стали серебряные часы кулон. Джилл выбрала цепочку, которая, как она чувствовала, лучше дополнит его, и положила в бархатную сумочку. Ей оставалось только прокрасться наверх и завернуть подарок.

- Ты знаешь, что работать в Рождество незаконно?

Джилл резко обернулась и засунула сумочку в задний карман.

- Я не... я просто пришла проверить кое-что. Как насчет завтрака?

- Да, - сказала Шон с улыбкой. Джилл подошла и взяла ее за руку.

- Яйца, бекон, блины? Это Рождество, ведь именно так мы должны пускать пыль в глаза.

- Я обожаю твою логику. Обеспечь меня продуктами, и я испеку блинчики.

- Ладно, тогда я сделаю яичницу с беконом, - сказала Джилл и повела Шон наверх.

- Может быть, нам и Рождественский ужин следовало бы самим приготовить? - спросила Шон, зевая. - Я думаю, что это было бы весело.

- Да, только у меня нет ничего традиционного, но я уверена, что вместе мы сможем сообразить кое-что.
Шон последовала за Джилл на кухню.

- После завтрака я забегу домой, чтобы принять душ, а заодно совершить набег на свою кладовую и холодильник. Не хотела бы ты пойти со мной?

- Да, определенно. Я бы хотела посмотреть на твой дом, - Джилл достала из кладовой блинную муку, миску и приготовила все, что будет необходимо Шон для того, чтобы сделать тесто. - Я понимаю, что должна извиниться перед тобой за твое похищение прошлой ночью, но я не чувствую себя виноватой в этом.

- Вот и отлично, тогда я не буду чувствовать себя виноватой за то, что воспользовалась твоей зубной щеткой?

Джилл нахмурила брови.

- Ты сделала это?

- Нет, - улыбнувшись, ответила Шон. - Но соблазн был, тем более, это ты виновата в том, что в моем рту так паршиво.

Джилл подняла палец вверх.

- Это пицца виновата, я тут совершенно не при чем. У меня есть другая щетка. Она в ящике рядом с раковиной, и она твоя.

Перемешивая воду с мукой, Шон посмотрела на Джилл.

- Зубная щетка - это очень серьезное предложение.

- Слишком рано?

- Не для меня.

Джилл улыбнулась.

- Но никаких носков, Добби. Добби был домашним эльфом в фильме о Гарри Поттере, он мог освободиться от хозяина только тогда, когда его хозяин подарит ему настоящую одежду, - пояснила она, и брови Шон взметнулись вверх.

- Ты смотрела фильм про Гарри Поттера! - воскликнула Шон и на радостях разлила немного теста по столешнице. - У меня есть все фильмы о нем и книги тоже, - она понизила голос. - У меня есть заколдованная шляпа.

- Что? - резко произнесла Джилл. - У меня есть волшебная палочка!

Шон склонила голову.

- Ой, мы обе такие дурочки, и это так круто!

- Я принесу свою палочку, - сказала Джилл, выбегая из комнаты.

Шон выудила из кармана пузырек и на мгновение уставилась на него.

- Это неправильно? - произнесла она шепотом. - У нее есть чертова палочка! Хрен с ним, я сделаю это для нас обеих, - она сорвала пробку с флакона и высыпала все содержимое в тесто, но вина за это лишила ее радости. Насколько это было справедливо - колдовать на Джилл? Шон удивилась.

Она очень осторожно пыталась достать то, что насыпала, но любовный элексир Тео уже впитался в тесто. Шон собралась было вылить его, но вспомнила, что использовала последнюю смесь в коробке. Она чуть в штаны не наложила с перепугу, когда Джилл прибежала на кухню, нацепив очки Гарри Поттера и размахивая палочкой.

Шон облизнула губы.

- Я знаю, что это неправильно, и чувствую себя ужасно, говоря это, но ты только что стала намного горячее.

*******

В квартире Шон пахло сосной. Она была не украшена к Рождеству,   исключение составляла небольшая сосновая ветка, установленная в середине кухонного стола и украшенная ватой и серебряными колокольчиками с красными бантами. Пока Шон принимала душ, Джилл, как предполагалось, должна была покопаться на кухне в поисках того, что они могли бы добавить к своему праздничному ужину. Вместо этого она бродила вокруг, разглядывая вещи Шон.

Судя по содержанию кладовой, Шон любила арахисовое и миндальное масло, сладкие каши и хлеб. Поиски в морозильной камере закончились весьма результативно - Джилл нашла корнуэльскую курицу. Это, конечно, не индейка, но она лежала близко, и до нее можно было добраться. Джилл положила ее в раковину размораживаться и увидела стикер - крошечное сомбреро, снятое наверняка с бутылки текилы. Она ткнула в него пальцем и поняла - стикер был пластиковым.

- Ну да, ты же у нас защитник природы, - сказала она, прежде чем войти в гостиную.

Телевизора не было. Диван был кожаный, темно-коричневый. Стоящее рядом кресло не соответствовало ему, по мнению Джилл по крайней мере, она провела рукой по бордовой ткани. Можно было легко догадаться, что Шон проводила в нем много времени. Рядом на столе лежал ноутбук, вместе с нераспечатанной почтой и очками для чтения. Но что действительно привлекло внимание Джилл - фотография мужчины с маленькой девочкой, сидящей у него на коленях, ее голову покрывали светло-каштановые волосы.

- А, это ты, как мило, - сказала Джилл, глядя в светло-голубые глаза ребенка. Девочка была одета в пижаму-комбинезон со снежинками, в руках у нее было печенье.

- Это мой дед, - сказала Шон. Она стояла завернутая в халат с мокрыми волосами и прислонилась к дверному косяку.

- Он симпатичный парень, но ты была совершенно очаровательна.

Шон улыбнулась.

- Мне в детстве не разрешали есть сладости. Сахар сводил меня с ума. Когда я оказывалась у него дома, дедушка всегда давал мне по крайней мере одно печенье и убеждался, что я его съедала. Моя бабушка щелкнула эту фотку, она тоже баловала меня. Проходи, посмотри на лоскутное одеяло, она сшила его для меня.

Шон уже показала Джилл почти всю квартиру, но не спальню. Джилл последовала за ней, желая увидеть самые сокровенные уголки в доме. Здесь повсюду пахло Шон, свежестью и чистотой. У изголовья постели стоял ряд черных кубиков, внутри которых расположились памятные подарки - волшебная шляпа Хогвартса, кувшин монет и плюшевый кот, который выглядел так, как будто его погрызла собака. В одном из кубиков стояли книги.

Джилл провела рукой поверх одеяла.

- Она сделала его из твоей старой одежды, не так ли? Я вижу пижаму-комбинезон, в которую ты одета на фото.

- Это была ее последняя работа, - со вздохом сказала Шон. Она умерла от инсульта восемь лет назад, спустя несколько месяцев у дедушки случился сердечный приступ. Все говорили, что он последовал за ней так быстро, потому что не мог жить без нее. Это в теории, конечно, но мне хотелось бы в это верить. Хотя, вероятнее всего, это произошло из-за его чрезмерной любви к бурбону, сигарам и лунным пирогам. Шон взяла шляпу из куба и надела ее на голову Джилл.

- Какому дому ты принадлежишь?

- Сырная слойка, - ответила Джилл грубоватым голосом.

Шон серьезно посмотрела на нее.

- Ты знаешь, как трудно найти кого-то, кто обладал бы чувством юмора и не боялся показать свою глупость?

Джилл кивнула.

- Я очень хорошо знаю это.

- Тогда смотри, как тебе повезло, ты нашла меня?

- Я просто собираюсь стоять здесь и смотреть, как долго ты сможешь сохранять серьезное лицо, сказав то, что сказала, даже при том, что это правда, - произнесла Джилл с улыбкой.

- Я буду думать о подоходном налоге, это очень эффективно, - Шон плотно сжала губы, пряча усмешку, которая пыталась пробиться сквозь них. - Я переоденусь, это займет всего минуту, - сказала она, зашла в ванную и закрыла дверь.

Джилл сняла шляпку и положила ее обратно в кубик.

- Что за история случилась с котом?

- Его жевали.

Джилл печально посмотрела на кота. Судя по тому, насколько он был изжеван, она решила, что кот принадлежал любимому питомцу, которого уже нет.

- У вас была собака?

- Когда я росла, у нас было две кошки.

- Это они так растерзали бедного Чуи?

- Нет, это сделала я, - Шон открыла дверь ванной, одетая в джинсы и свитер. - В подростковом возрасте я все время жевала кота, пока дантист не понял, что у меня проблемы с зубами, - она подошла к комоду, открыла ящик и достала оттуда фотографию. - Мне было пятнадцать, когда был сделан этот снимок.

Джилл рассмеялась, глядя на фото. Шон спала на диване, одно изжеванное ухо находилось у нее во рту.

- Говори правду, ты все еще грызешь его?

- Нет, я сейчас большая девочка. У меня есть ночная капа, чтобы сохранить зубы от повреждения. Что ты нашла в моей кухне?

- Твою одержимость арахисовым и миндальным маслом.

Шон скривилась.

- Я давно не была в продуктовом магазине. Ты предпочла бы пойти куда-нибудь на традиционный ужин?

- Нет, мне нравится твоя идея приготовления ужина, а чистка кладовой - это отдельное удовольствие.

- У меня есть консервированная ветчина, которую несколько лет назад мне подарила моя пожилая соседка, но мне не хватило духу выбросить ее.

Джилл вздрогнула.

- Ладно, вот только... нет.

- Хорошо, я использую ее как ограничитель двери в прачечной.

*******

Запах приготовляемой еды заполнил квартиру Джилл. Они с Шон хорошо поработали вместе в этой небольшой кухне, и всякий раз, когда сталкивались друг с другом лицом к лицу, они обменивались поцелуями. Воспользовавшись тем, что Шон ушла в ванную, Джилл достала из кармана свой собственный флакон с зельем Тео, и, секунду поколебавшись, вывалила все это в запеченную фасоль.

- Чем это может нам навредить? - спрашивала она, глядя, как впитывается смесь. - Это вопрос с подвохом, поскольку его дала Тео. Наверное, нас будет пучить... или еще хуже.

Джилл тяжко вздохнула, открывая пакет с крошечными шоколадными батончиками. Сняв обертки, она разложила их на тарелке в форме елки, все время чувствуя себя виноватой за то, что бросила зелье в фасоль. Она не готова была признать, что такие вещи, как волшебный порошок, вообще существовали. Но если есть хоть какой-то шанс, что зелье Тео было настоящим, тогда их любовь настоящей не будет. А если у заклинания есть срок годности, то что с ними будет, когда этот срок пройдет?

- Мы закончили? - спросила Шон, открывая духовку и разглядывая курицу, а потом увидела конфеты. Она схватила батончик, изображающий подставку у елки, и собиралась закинуть его в рот.

- Не смей! - Джилл, смеясь, схватила Шон за руку. - Никакого десерта перед едой!

Шон сморщила лицо.

- Кто придумал это правило?

- Вот, черт возьми, ты права! - Джилл тоже схватила один из батончиков и сунула его в рот. - Я думаю, что мы готовы положить еду на сервировочные тарелки.

Они обе работали очень быстро, и вскоре стол был накрыт. В центре стола стояла тарелка с корнуэльской курицей в окружении чаш с печеными бобами, картофельным пюре, соусом, рулетами с начинкой, которые они достали из коробки, и банки с клюквенным соусом - Джилл успела схватить ее в уже закрывающемся магазине на углу.

Шон выдвинула для Джилл стул.

- Спасибо за доставленное удовольствие. Я так давно в этот день не ела домашнюю еду.

Джилл смотрела на Шон, как та занимает место рядом с ней.

- Спасибо за то, что вернула мне Рождественское веселье.

Они наполнили тарелки едой, но Джилл никак не могла оторвать глаз от запеченных бобов. Когда Шон зачерпнула их вилкой и поднесла ко рту, верхняя губа Джилл покрылась бисеринками пота.

- Не ешь их! - вскрикнула она и ударила по вилке в руках Шон. Фасоль рассыпалась на ее коленях.

- Это семейная традиция Сирси или еще что-то? - спокойно спросила Шон. - Когда настанет моя очередь, я хотела бы проделать это с картофельным пюре.

- Я должна тебе кое в чем признаться, - Джилл застонала и ущипнула кожу на лбу. - Тео дала мне какой-то сумасшедший порошок.

Она сказала, что ты навсегда будешь моей, если я накормлю тебя им. Там, наверное, ничего, кроме муки нет, но я все равно чувствую себя виноватой.

- О! - произнесла Шон, медленно опуская вилку вниз. - Если ты веришь, что там только мука, тогда зачем ты мне все это рассказала?
Джилл покачала головой и отвела взгляд.

- Просто на всякий случай, если это не так. Шон, мне так хорошо, что ты здесь, это кажется таким естественным. Осмелившись сходить на свидание, я всегда делаю так, как будто покупаю машину. Обычно после того, как я проведу время с женщиной, я как будто разбираю ее на части, обдумывая все, что мне нравится в ней, а что нет. В тебе я не могу найти того, что мне бы не нравилось. В тебе есть все, что я надеялась найти, и это кажется настолько глупым - признаваться тебе в любви и так быстро, но я чувствую это. Если порошок нечто большее, чем мука, и, если у нас все получится, я никогда не узнаю, было ли это настоящим.

- Ты думаешь, что я могу оказаться желанием твоего сердца?

Джилл медленно встретилась со взглядом Шон.

- Я чувствую, что это так.

- Я увидела бумажку под стеклянным котом и узнала номер своей квитанции. Это Тео написала?

- Да, но она видела, твою…

- Когда? Это случилось прежде, чем я пригласила тебя или после?

- Прежде.

Шон пристально взглянула на Джилл.

- Так ты поэтому согласилась пойти со мной на свидание?

- Это не имело абсолютно ничего общего со свиданием. Я и прежде восхищалась тобой, но ты никогда не заигрывала со мной, поэтому я предположила, что ты занята.

- Я каждый раз, когда приходила, спрашивала, как проходит твой день. Это была моя версия флирта, - сказала Шон. Взяв вилку, она наполнила ее фасолью и сунула в рот. - Тео мне тоже подарила флакончик, и я положила его содержимое в наши блины.

- Как же мы сможем быть уверены, что это сработало? То, что происходит между нами - это реально?

- Я верю в любовь и волшебство. А еще у нас есть магия, я знаю, что между нами будет любовь, - Шон подхватила своей вилкой бобы и поднесла их к губам Джилл. - За нас!

Джилл знала, что оказалась в беде, потому что не думала дважды, открывая рот.

Наведя порядок после Рождественского ужина, Шон сказала: - Я должна принести кое-что из машины, скоро вернусь, - она выскочила за дверь прежде, чем Джилл смогла ответить. Шон достала из багажника тщательно завернутый подарок и побежала обратно, перепрыгивая через две ступеньки. Джилл выглядела потрясенной, когда Шон вошла с огромной коробкой, зажатой у нее под рукой, и поставила ее на журнальный столик.

- Что это? - спросила Джилл, выглядя немного нервно.

- Открой и узнаешь, потому что это твое.

- Шон, это большая коробка.

- Ага, - сказала Шон, не в силах устоять на месте. - Разорви ее!

Джилл села на диван и глубоко вздохнула, прежде чем начать рвать бумагу.

- Это поезд! Это чертов поезд!

- Я верю, что за всю нашу жизнь мы встретим вместе не одно Рождество, и надеюсь, что на всех на них я увижу вот это выражение твоего лица, - сказала Шон, садясь рядом с Джилл.

- Мой подарок не настолько эффектен, как твой, но в нем есть смысл, - Джилл встала и, взяв с книжной полки небольшую коробочку, положила ее в руки Шон.

Шон открыла ее, пока Джилл занимала место рядом с ней. Она уставилась на серебряные часы кулон, лежащие на ее ладони. Знание того, что это было создано руками Джилл, делало подарок невероятно особенным.

- Мне нравятся они.

- Я собиралась добавить трещину на стекло в память о причине нашей встречи, но поняла, что это будет выглядеть так, как будто они сломаны или поцарапаны. Поэтому я придумала новую идею. В году двенадцать месяцев, так же, как двенадцать часов. На цифру один я поставила бриллиант, это будет соответствовать январю, когда я впервые увидела тебя.

- Ты ошибаешься, это гораздо более захватывающе, чем поезд, - сказала Шон, прежде чем поцеловать Джилл. - Я всегда буду ценить это. Надень их на меня.

Шон положила кулон в руку Джилл и повернулась, убирая волосы. Кожу на ее шее повсюду, где прикасалась Джилл, покалывало. Она прикрыла глаза, наслаждаясь прикосновениями. - Готова ли ты собрать поезд?

Ответ от Джилл пришел шепотом.

- Пока нет.

- Я не могу развернуться. Если я сделаю так, боюсь, что постараюсь продвинуться дальше, чем ты готова пойти, - Шон взяла в руку кулон, лежащий на груди. - Я желала тебя с того дня, когда впервые увидела.

Джилл провела пальцем вниз по спине Шон, потом подошла к ней еще ближе.

- Что заставляет тебя думать, что я не готова пойти куда угодно, если ты пойдешь со мной?

Пытаясь в спешке добраться до постели, они уронили половину украшений со своей елки. Череп с макушки докатился до спальни и горящими глазами смотрел, как свитер, футболка и лифчик Шон отправились в полет.

- Подожди, подожди, подожди, - попросила Джилл, выпутывая себя из рук Шон и делая шаг назад.

- Передумала? - спросила Шон, скрещивая руки на груди.

- Нет, я просто хочу посмотреть на тебя в этот момент, - Джилл закусила нижнюю губу, двигаясь вокруг Шон. - Ух ты!

Шон рассмеялась и схватила Джилл за руку.

- Ты заставляешь меня стесняться, - сказала она и, повалив ее на кровать, поползла по ней вверх.

- У тебя нет повода быть... - Джилл застонала, когда одно из бедер Шон устроились между ее ног.

Губы Джилл были нежными и упругими, ее ладони горели на обнаженных плечах Шон, когда она сжимала их. Расстегивая рубашку Джилл, Шон с наслаждением целовала обнажающуюся кожу. Она упивалась каждым содроганием, каждым вздохом, которым Джилл отвечала на ее знаки внимания.

- Мне нравится, что у твоего бюстгальтера застежка спереди, - прошептала Шон, освобождая грудь Джилл. - Как красиво!

Глаза Джилл закрылись, когда язык Шон подразнил ее сосок, а едва ее губы сомкнулись над ним, она издала тихий стон. Шон ласкала ее медленно, постепенно разжигая пламя внутри. Джилл чувствовала любовь Шон в каждом поцелуе, в каждом движении и ей хотелось ответить взаимностью.

Расстегнутые джинсы Джилл легко соскользнули с ее бедер. Она слегка изогнулась, и они упали на пол. Джилл повернулась и села на край кровати.

- Иди сюда, - сказала она со знойной улыбкой и без тени смущения посмотрела в глаза Шон, когда та расстегнула свои джинсы и сдвинула их вниз по бедрам.

Шон плотно сжала зубы вместе, когда Джилл притянула ее поближе и, поцеловав живот, пробежалась пальцами вверх по внутренней стороне ее бедер.

- О Шон! - выдохнула Джилл напротив ее кожи, когда добралась до того места, к которому стремилась, и почувствовала там влагу.
Ее имя, произнесенное губами Джилл и пальцы Джилл, исследовавшие потаенные места Шон, послали дрожь вниз по позвоночнику. Ее ноги напряглись, когда Джилл медленно вошла в нее. 

- Пока нет, - прошептала Шон и легонько отодвинулась назад.

- Я хочу тебя прямо сейчас, - Джилл засунула смоченный палец в рот и закрыла глаза, пока Шон снимала свое нижнее белье.

Шон широко раздвинула ноги Джилл и опустилась между ними. Ее вид и вкус отпечатались в мозгу Шон, и она потерялась в ее жаре и влажности. Джилл не стеснялась показать то, чего она хотела, и это безумно возбуждало Шон.

- Поласкай себя, пока делаешь это со мной, Шон. Вот о чем я буду думать, - попросила она, задыхаясь. - Я все еще чувствую твой вкус на своих губах. Но не позволяй себе кончить.

Шон была на грани, попав под шквал ощущений от своих собственных пальцев у себя между ног, от Джилл, лежавшей под ее губами, и ее слов, разрывающих на части своей нежностью. Она хотела медленно привести Джилл к высшей точке блаженства, но ее собственное тело не позволило ей. Руки Джилл проникли в ее волосы, направляя и давая понять, где именно она хотела получить больше внимания.

Когда Шон уже не смогла контролировать свои бедра, она обхватывала ноги Джилл мокрыми пальцами. Понимание того, как возбуждена Шон, заставило сделать Джилл последний шаг к освобождению. Ее спина прогнулась над кроватью, и волны восхитительного удовольствия завладели ею.

- О! Ты уже, я в беде! - простонала скрипучим голосом Шон, а Джилл потянула ее вверх и заставила лечь на спину. Ее лицо зависло недалеко от лица Шон, а рука двинулась к ней между ног. Рука Шон снова потянулась к Джилл. - Давай вместе... я уже близко.

- Я не могу одновременно контак… да! - выдохнула Джилл, когда Шон обхватила ее сзади. Она прижалась к бедру и заскользила по нему, одновременно лаская Шон.

- Не закрывай глаза, - Шон задрожала от прикосновений Джилл. - Просто...

Джилл с трудом сглотнула, глядя на Шон. Это нарушило ее концентрацию и приостановило еще один оргазм, который вновь нарастал в ней. Ее пальцы обхватили клитор Шон, и она ахнула, когда та застонала. Взгляд Шон на мгновение потерял фокус, затем ее глаза закрылись, и она откинула голову назад. Ее крик свел на нет всю выдержку Джилл.

*******

Шон с жадностью выпила стакан воды, который вручила ей Джилл, и со вздохом упала на спинку кровати. Возможно, это случилось потому, что у них обеих давно не было секса, но Шон обнаружила - Джилл столь же ненасытна, как и она. Они делали перерывы, собираясь пойти спать, но потом опять возвращались к приятному занятию.

- Как думаешь, в порошке Тео не было какого-нибудь возбудителя?

- Нет, милая, я думаю, что это мы такие, - Джилл провела пальцем вдоль челюсти Шон. - Я могла бы очень легко снова овладеть тобой, - она поджала губы и опустила голову. - За чем ты заходила к ней?

- За уверенностью в себе. Я хотела получить возможность пригласить тебя.

Джилл нахмурила брови.

- Она заставила тебя что-то съесть или выпить?

- Нет, она сыпала порошок на мою голову, шлепала по лицу пером, а я все это время повторяла: "Я уверенная в себе женщина". А потом в спешке сбежала, потому что то, что она насыпала мне на голову превратило мои волосы в цемент.

- Это сработало?

Шон улыбнулась.

- Да, сработало.

- Я завтра спрошу у нее, какой на самом деле порошок мы съели.

Шон потянула Джилл в свои руки и поцеловала в макушку.

- Мои чувства не изменились. Я уверена, что они станут еще сильнее.

Отредактировано Кроха (25.06.16 20:07:48)

+2

23

Глава 10.

Во время встречи за обедом Вера подперла рукой подбородок и с улыбкой уставилась на Шон.

- Ты выглядишь счастливой.

- Я потрясающе провела эти два дня. На Рождество я принесла Джилл елку, и с тех пор мы были неразлучны. Она точно такая, как моя мечта, она и есть моя мечта. 

- Просто не торопись…

- Я не могу... я не хочу, - Шон скрестила руки. - Мое сердце радостно бьется от одной лишь только мысли о ней.

- Если бы я оказалась в такой же ситуации, какой совет ты могла бы дать мне?

Шон покачала головой.

- Я не хочу этого делать. Пожалуйста, не спускай меня обратно на землю. Я знаю, что она именно та женщина, в которую я собираюсь влюбиться, - она улыбнулась. - Кроме того, нам помогает магия вуду. 

- Что? Ты действительно наложила на нее заклятие старухи? - спросила Вера, смеясь, а затем взяла хлебную палочку из корзины, стоящей между ними, и впилась в нее зубами.

Шон тоже усмехнулась.

- Нет, она дала мне какой-то порошок, чтобы я подсыпала его в еду Джилл. Он должен сделать ее моей навсегда.

Вера жевала улыбаясь, но потом перестала. Она с трудом проглотила прожеванное.

- Ты серьезно?

- Да, он был в янтарном флакончике с пробкой наверху, все это выглядело очень магически.

- Ты положила ей это в еду? - практически закричала Вера.

Шон огляделась, а потом кивнула.

- Я положила его в тесто для блинчиков, которые мы обе съели.

- Ладно, ладно... - Вера указала на Шон хлебной палочкой. - И ты не видишь в этом ничего плохого?

Шон подхватила вилку и ткнула ею в салат.

- И да, и нет… ты знаешь, скорее, нет.

- Ой, девушка, ты совершенно повернута на том, что ты хочешь. Лично я не верю в зелье, никто не знает, что вы двое проглотили в свой организм. Ты могла отравить женщину, в которую, ты думаешь, могла бы влюбиться, не говоря уже о себе.

- Я не думаю, что Тео могла дать мне то, что будет представлять опасность для кого-то из нас.

- Веришь ли ты в любовное зелье?

Шон поджала губы и задумалась.

- Я хочу верить в него.

- Давай поговорим просто ради разговора и представим - то, что дала тебе Тео, было реальным. Твои дела с Джилл идут отлично - и это замечательно, но что, если в ней действительно прячется сука? Что, если все те вещи, которые так не нравились тебе в твоих бывших, в ней будут в десять раз хуже, а твое так называемое зелье привязало тебя к ней на всю жизнь?

- Мы говорим в переносном смысле или буквально?

Вера шлепнула хлебной палочкой по столу.

- Шон, ты же умная женщина, не валяй дурака!

Шон все это стало раздражать. Джилл выразила аналогичную обеспокоенность. Ей самой было все равно, что это был за порошок, то, что она испытывала к Джилл, было реально.

- Ну... весь этот разговор сам по себе идиотский. Ты не веришь в зелье, это превращает наше обсуждение в чистую теорию.

- Ладно, давай прекратим, это действительно глупо. А что, если он превратит ее… и тебя тоже... в похотливых зверей, которые не могут прекратить делать это?

Лицо Шон осветила дерзкая улыбка.

- Я совершенно не против.

Вера пожала плечами.

- Да, я бы тоже согласилась. Мне нужно сходить к Тео.

*******

"Эй, дружище, ты рогат?
Пришло время исправлять.
Приходи, Тео посмотрит", - прочитала Рене, стоя возле окна. Когда Джилл захихикала, она закружилась вокруг нее. - Ты напеваешь. Ты вышла из магазина и принесла действительно очень хороший кофе со взбитыми сливками, - Рене прищурилась. - В последний раз ты сделала так, когда у тебя был секс!

- Я занималась им несколько часов. Это было самое удивительное Рождество.

- О! - сказала Рене, вздохнув, и мечтательно закатила глаза. - Ты влюбилась!

- Ну, пока еще нет, но могу, - Джилл улыбнулась клиенту, вошедшему через дверь. В то время пока Рене обслуживала его, Джилл смотрела на часы Шон. Ее голова была забита мыслями о ней, и это вызвало головокружение. Она была совершенно сражена. Появление Шон в ее жизни произошло, как по волшебству. Она чувствовала, как будто какая-то внешняя сила поспособствовала этому. Часы выпали из ее рук на рабочую площадку, и она вспомнила про порошок, который подсыпала в еду. После тяжелых ударов судьбы у нее осталось совсем мало веры, особенно в зелья, порошки и способности Тео, но она снова начинала верить в любовь.

- Рене, мне прямо сейчас нужно поговорить кое о чем с Тео, - сообщила Джилл, положив часы в ящик стола и заперев его. - Я скоро вернусь.

Рене кивнула, продолжая помогать клиенту.

Джилл перебежала через дорогу и, войдя в магазин Тео, нашла его пустым и тихим.

- Тео?

Приглушенный крик донесся до ее уха, и она направилась прямиком в ту сторону.

- Где ты?

- На складе. Ох, слава Богу!

Джилл последовала на звук голоса Тео и увидела, что та лежит внизу лестницы, в окружении картонных коробок, разбросанных на полу.

- Что случилось? - спросила она, опускаясь на колени рядом с ней.

- Мари! Она толкнула меня вниз по лестнице. Я лежу здесь уже в течение часа.

- Ох, Тео, - печально сказала Джилл и резко вздохнула. - Твоя нога вывернута назад!

- Вот почему я до сих пор лежу на полу!

Джилл вытащила телефон из кармана.

- Я позову на помощь, не двигайся.

Тео нахмурилась.

- Это была шутка, да?

Джилл не ответила ей, пока не поговаривала с оператором 911.

- Они уже едут. Я не должна даже пытаться переместить тебя. Тебе больно? Почему ты не позвонила мне?

- Пока могу дышать, я в порядке, но я еще не изобрела заклинание, которое заставило бы мой телефон прилететь сюда с прилавка, дурочка.

Джилл сняла куртку и прикрыла ею Тео.

- Меня подташнивает от мысли, что ты лежала здесь все это время одна, - сказала она, глядя на вывернутую ногу Тео. - Меня сейчас вырвет.

- Детка, если ты сделаешь это на меня, тогда я точно сделаю так, что на твоем лбу, эй, вырастут рога. Найди мусорный бак!

Джилл села на пол.

- Я собираюсь уделить немного внимания своему дыханию. Это заставит мою тошноту успокоиться.

Тео смотрела на Джилл, как та закрыла глаза и прижала пальцы к вискам.

- Ты когда-нибудь ломала кость?

- Руку, когда мне было десять лет, и челюсть, когда мне было двадцать четыре.

- Как дерьмово! Это было очень больно? - спросила Тео и попыталась изобразить улыбку. Глаза Джилл оставались закрытыми.

- Только тот, кто перенес подобное, поймет тебя.

- Ты не очень хороша в выборе женщин, не так ли?

Джилл моргнула и посмотрела на Тео.

- Я полный ноль в этом вопросе, - она вскинула руки и позволила им упасть на колени. - И вот я завела себе еще одну. Какого черта я делаю?

- Квитанция № 1207 выбрала тебя, детка.

Джилл подскочила, когда кто-то открыл входную дверь и объявил, что он член спасательной команды.

- Должно быть, они были возле кафе. Сюда, - крикнула она.

*******

Джилл держала Тео за руку, пока парамедики упаковывали ее для транспортировки. Когда они шинировали ее голени и стопы, Тео кричала, а по щекам Джилл катились крупные слезы. Тео тоже пролила несколько собственных слезинок, но это не остановило ее от угроз.

- Мальчик! Если ты не сделаешь мои ноги такими, какими они были, я сделаю так, что твои орехи будут похожи на орехи кария пекана!
(Прим. Кария пекан - ореховое дерево. Плоды похожи на грецкие орехи, но гораздо мельче).

Джилл улыбнулась фельдшеру.

- Рог, который она подарила мне, ушел через день или два, а в действительности это была всего лишь небольшая шишка.

Прибежала весьма испуганная Рене.

- Что происходит?

- Тео упала, - объяснила Джилл.

- Бред сивой кобылы! Мари толкнула меня вниз по лестнице, - заскрипела зубами Тео с гримасой боли на лице.

Медик, которого только что оскорбила Тео, прекратил делать то, что он делал, и посмотрел на нее с тревогой.

- Мэм, я думал, вы сказали, что упали с лестницы. Кто-то толкнул вас?

- Моя тетка толкнула меня, - прошуршала Тео.

Фельдшер повернулся к своему напарнику.

- Мы должны сообщить о нападении.

- Есть только одна проблема, Мари мертва, - Джилл улыбнулась. - Полиции потребуется чертовски много времени, чтобы надеть на нее наручники.

- Вы пытаетесь сказать мне, что здесь наверху есть мертвая женщина? - спросил медик, схватив рацию со своего бедра.

- О, она здесь повсюду, - добавила Рене. - Вот почему Тео приходится носить куриную ногу. Она очень злой дух.

- Призрак, - медленно произнес медик, кивнув головой. - Все ясно.

- Не кладите ее в психушку, она не сумасшедшая, - с тревогой попросила Джилл.

Тео сжала ее руку.

- Теперь послушай меня, глупый ребенок. Мои ключи лежат в ящике рядом с журналом. Мне нужно, чтобы ты закрыла здесь дверь. Рене, принеси мою сумочку, детка, она вон в том кабинете, - Тео улыбнулась, когда Джилл поцеловала ее в щеку. - Со мной все будет просто отлично, не волнуйся. - Следующий комментарий был направлен к парамедикам. - Вы собираетесь сегодня отвезти в больницу мою разбитую задницу или как?

Джилл последовала за медиками, несшими носилки через магазин.

- Мне кому-то нужно позвонить? Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?

- Нет, детка, просто запри мой магазин до того, пока какой-нибудь дурак не пришел сюда и не взял то, от чего на его жопе вырастет хвост. Мальчик! Почему бы тебе не быть поосторожнее с каждой чертовой вещью здесь? Можешь порадоваться, что привязал меня к этой штуке, иначе бы я сжала твою, эй, головку!

Джилл и Рене посмотрели, как санитары загрузили Тео в машину скорой помощи. Джилл вздохнула и, подойдя к кассе, заперла ее.

- Бедная Тео.

- Мы должны написать что-то на ее доске для объявлений, - сказала Рене, вытаскивая доску из окна. - Что-то такое же сумасшедшее, как это делает она.

Джилл на мгновение задумалась.

- Куриная нога - полная фигня,
Подвела, зараза, лишив хвоста меня.

- Нога сделала свою работу. Тео не умерла, так ведь? Придумай что-нибудь получше.

- Я немножко тут сломалась,
Но ты дождись меня,
А если захочешь мне изменить,
Снадобье где-то еще закупить,
То можешь подагру себе получить.

- Это похоже на Тео, - сказала Рене, кивнув головой.

- Просто напиши, что закрыто из-за болезни и скоро откроется вновь.

*******

Шон с рюкзаком, перекинутым через плечо, постучала в дверь позади ювелирного магазина. Джилл открыла ее и улыбнулась, но вместо того, чтобы зайти, Шон просто уставилась на нее.

- Ты примерзла к земле? - со смехом спросила Джилл.

- Я весь день ждала этого момента, - сказала Шон и, наклонившись, поцеловала ее. - Я скучала по тебе.

- Что с нами происходит? - мечтательно спросила Джилл.

- Что бы это ни было, я наслаждаюсь этим.

Джилл взяла Шон за руку и втащила ее внутрь.

- Тео сегодня упала и сломала лодыжку. Я пошла к ней, чтобы расспросить про порошок и обнаружила ее на полу. У нее сегодня днем была операция. О Шон, ты бы видела это, ее нога была вывернута в другую сторону. Понятия не имею, как исправляется что-то подобное. Я позвонила в больницу, и они связались с ее дочерью по телефону. Ей, должно быть, на ногу поставят штифты и пластины.

- Мне так жаль.

- Ей еще очень повезло, - сказала Джилл, открывая дверь в свою квартиру. - У нее много синяков, но сломана была только лодыжка. Я думаю, что ее куриная нога в тот день взяла выходной.

Шон сняла туфли и поставила их у двери.

- Что?

- Ну, та нога, которую она носит на шее. Предполагается, что она защищает ее от Мари - умершей тетки, преследующей ее, но сегодня защита не сработала. Тео могла погибнуть от такого падения.

Шон обняла совершенно расстроенную Джилл и крепко прижала к себе.

- Я знаю, то, что ты нашла Тео, очень расстроило тебя. Есть еще что-то, что тебя беспокоит?

Джилл закрыла глаза и пригрелась в объятиях Шон. Она почти забыла, как они помогают успокоиться после проведенного в печали дня.

- Этим утром после нашего волшебного времени, проведенного вместе, я как будто вернулась к реальности. Талисман Тео не защитил ее, и я переживала, что порошок... я такая глупая.

- Нет, ты не глупая, - Шон уткнулась носом в шею Джилл. - Я сегодня тоже общалась с подобными страхами, но, когда пришла сюда, и ты, открыв дверь, подарила мне взгляд "Я так рада видеть тебя" - слушай, я тут же поняла, что все мои переживания - это пустая трата времени.

- Я так рада увидеть тебя и оказаться в твоих объятиях, - Джилл отстранилась и посмотрела на Шон. - На ужин я приготовила лазанью. Мне так хочется накормить тебя, помассировать твою спину, услышать все о твоем сегодняшнем дне. Я хочу делать это каждую ночь.

Шон подняла ее руку и поцеловала.

- Я сделаю все для того, чтобы твое желание сбылось.

*******

Магазин Тео оставался закрытым в течение нескольких дней, но в воскресенье в окне появилось объявление, заявившее об открытии. Шон вышла на балкон с чашкой кофе и увидела, как две женщины вошли в магазин.

- Джилл! Магазин Тео открыт!

Грязное белье, которое Джилл несла в ванную комнату, оказалось на полу в гостиной.

- Давай за мной!

Они обе быстро обулись и понеслись вниз по лестнице. Пробежав через ювелирный магазин, Шон потопталась на месте, пока Джилл запирала дверь. Вместе забежав в магазин вуду, они ожидали увидеть Тео, но совершенно другая женщина пробивала в кассе чеки на покупки. Как только клиенты разошлись, Джилл и Шон подошли к ней вплотную.

- Я Джилл, более известная, как дурочка, а это Шон. Мы пришли с противоположной стороны улицы и надеялись сегодня увидеть здесь Тео.

- Мама под домашним арестом. Я Шэрон, мы говорили с тобой по телефону, - сказала она с улыбкой. - Спасибо, что пришла ей на помощь.

Джилл пожала протянутую руку.

- И спасибо за новости. Так она прикована к постели?

- Девушки, мы едва можем удержать ее в доме. Моя сестра Кэндис сейчас на дежурстве. Мама пытается добраться до костылей и улизнуть, вот почему нам пришлось поставить на них колокольчики. Мох никогда не вырастет на этой женщине. Если бы она смогла сбежать, она давно бы оказалась здесь. А какое у нее плохое настроение, ух! Она заставила поволноваться нас всех, даже внуков.

Джилл улыбнулась.

- Ну, похоже, что она действительно пришла в норму, за исключением ограничения в движении.

Шэрон кивнула, взяла листок бумаги и написала адрес.

- Если вы наберетесь храбрости, можете нанести ей визит. Ее наверняка порадует ваша компания, - она протянула бумажку Джилл. - Она много говорила о маленькой дурочке. Тео дает прозвища только тем, кого любит.

- Мы точно придем, - сообщила Джилл, взглянув на Шон.

*******

- Это не болото, - сказала Джилл, проезжая мимо ухоженных домов в хорошем районе. - Тео сказала Рене, что живет на болоте, и аллигаторы охраняют ее дом.

Шон указала на один из дворов.

- Вон там аллигатор. Правда, он сделан из цемента. Возможно, именно он охраняет тот дом, который мы ищем. Пруд с карпами можно посчитать за болото?

- Видимо, по мнению Тео, так оно и есть, - Джилл повернула на подъездную дорожку и заглушила двигатель автомобиля. - Я возьму пирожные, а ты прихвати цветы.

- Я чувствую, как между нами встает вопрос недоверия, - сказала Шон, стряхивая с себя мелкие крошки. - Это были бесплатные птифуры. Там в коробке их еще дюжина.

Джилл смахнула крошки с подбородка Шон.

- Да, твое нытье в пекарне окупилось, и ты получила четыре бесплатных пирожных.

- Одно я скормила тебе.

- Ты самый симпатичный маленький поросенок, которого я когда-либо видела.

- Я собираюсь принять твои слова за комплимент, - сообщила Шон со смехом и вручила Джилл коробку с птифурами.

Они вышли из машины, и Джилл заметила маленького мальчика, сидящего на крыльце в окружении пластмассовых солдатиков. Когда они приблизились, она улыбнулась ему.

- Тео - это твоя бабушка?

- Если вы что-то продаете, я попрошу вас уйти, - сказал он.

- Все в порядке, - произнесла женщина, открывая дверь с сеткой. - Сынок, это слишком круто даже для тебя - сидеть на холодном цементном полу.

- Мне тепло, мама, я постелил для себя одеяло.

Женщина улыбнулась Джилл и Шон.

- Я Кэндис, и я знаю, кто вы. Шэрон позвонила мне и сообщила, что вы приедете, - ее глаза широко распахнулись, и она прошептала: - Я так благодарна вам. Мамочка не в восторге от того, что ей приходится оставаться дома, но наш папа дал нам с Шэрон строгие указания - убедиться в том, что она останется на месте. Мне думается, что ваша компания скрасит ее день. Я не сказала ей, что вы приедете, мне хотелось, чтобы это было сюрпризом.

- Мы ненадолго. Я уверена, что она нуждается в покое, - сказала Джилл.

- Ох, милая, вы можете остаться так долго, как захотите. Вы отвлечете ее, позволяя мне передохнуть, - Кэндис потрепала Далтона по голове. - Я вернусь сюда через минуту. Оставайся на крыльце, понял меня?

Далтон кивнул.

- Я буду здесь.

Шон ожидала, что дом Тео будет похож на ее магазин, но в нем не оказалось ни черепов, ни пузырьков с зельем, ни мешочков с припарками. Вместо этого стены в прихожей украшали фотографии ее детей, и все они свидетельствовали в пользу Тео. Обстановка была хорошей, елочные игрушки еще не убраны, придавая дому радостное настроение.

- Мама, - сообщила Кэндис, входя в логово колдуньи. - У тебя компания.

Тео, Джилл и Шон потрясенно уставились друг на друга. Тео была одета в пару серых спортивных брюк и в темно-зеленый свитер. Ее волосы были распущены и уложены. Без дикого ситцевого платья и тюрбана она выглядела, как и все остальные. Выражение ее лица на секунду просветлело, а потом превратилось в гримасу.

- Кэндис, я говорила тебе, что не хочу видеть в своем доме каких-либо клиентов!

- Выйди из образа, мамочка, эти люди - твои друзья. Посмотри на подарки, которые они принесли тебе. Прояви уважение, - Кэндис улыбнулась Шон, забирая у нее цветы. - Я пойду поставлю их в воду и сделаю кофе.

- Из образа? - сказала Джилл, приподняв брови.

Тео выглядела полностью павшей духом.

- Пожалуйста, простите мне мои манеры. Я действительно рада вас видеть. Чувствуйте себя, как дома, - она улыбнулась, глядя, как Джилл и Шон усаживались на диванчик. - Вы обе выглядите счастливыми. Я думаю, что сейчас у вас уже было несколько свиданий.

- Ты не колдунья вуду, правда? - спросила Шон.

- Моя мать действительно была ею. Она обладала даром целительства и, как правило, работала с множеством тех людей, которые не могли позволить себе роскошь, чтобы обратиться к врачу. К моему сожалению, я так и не смогла освоить эту способность.

Джилл кивнула.

- Значит это действительно простая сила убеждения.

- У меня остались рецепты бальзамов моей мамочки, которые она использовала для лечения, - Тео вздохнула. - Мой магазин необычен для туристов, но у меня есть и немного собственной власти над людьми. Вы обе видели, что, когда я надеваю наряд, я говорю иначе. Я уверена, что какая-то часть вас считала, что я настоящая. Сила убеждения - это так просто и так мощно. Посмотрите на себя. Вы явно пара.

- Мы пара, - ответила Джилл, взяв Шон за руку. - Значит порошок состоял... из чего?

- Немного муки, соли и желания старухи видеть вас счастливыми. Все остальное вы сделали сами, - Тео подняла палец вверх. - В первый день, когда я пришла в ваш магазин, я увидела вас вдвоем и почувствовала напряженность между вами. Я знала, что необходимо было только немного подтолкнуть вас друг к другу, - Тео указала на Шон. - У тебя уже была уверенность, тебе просто необходимо было напомнить об этом. И, Джилл, детка, тебе нужно было напомнить, что ты достойна быть любимой. Прежде чем судить меня слишком строго, учтите, что психотерапевтам люди платят гораздо больше денег, чем беру я, чтобы сделать то же самое.

Шон прищурила глаза.

- Я собираюсь обдумать немного последнюю часть вашего заявления.

- Это как в "Волшебнике из страны Оз", - смущенно произнесла Джилл.

- Идеальная парочка! Вы обе твердолобые.

Джилл покачала головой.

- Я... Я никак не могу все это усвоить в своей голове. Твое лицо - это единственное, что я признаю. Ты ни разу не называла меня придурком или дурочкой, - ее плечи поникли. - Я немного скучаю по этому.

- Дай ей немного времени, и ты получишь многое из всего этого, - сказала Кэндис, входя в комнату с подносом.

- А ты могла бы и помолчать, лучше налей мне чашечку кофе, - сказала Тео, строго посмотрев на Кэндис.

- Это для Джилл и Шон. Кофеин делает тебя слишком активной, и тебя становится сложнее контролировать.

- Именно поэтому мне нужно вернуться в мой чертов магазин! Я скоро отлежу себе задницу на этом месте, если ты не прекратишь обращаться со мной, как с инвалидом. "Ты не должна ничего делать, ты не должна даже вставать поссать, иначе твое давление поднимется!"

Шон всплеснула руками, широко улыбнувшись.

- Тео вернулась!

- Дамы, угощайтесь, вот сливки и сахар, - сказала Кэндис и указала на две чашки, стоявшие на подносе. - Мне нужно выйти и проверить моего мальчика, в нем так много от его бабушки.

Тео с тоской посмотрела на чашку, в которую Джилл добавила по ложке сливок и сахара.

- Это именно так, как я делаю себе, - печально сказала она.

- Прикрой меня, Шон, - Джилл взяла чашку и протянула ее Тео. - Это наименьшее, что я могу сделать для тебя, потому что все твои манипуляции позволили мне поймать самую горячую женщину.

- И мне тоже, - сказала Шон с улыбкой, поднимая свою чашку.

- Но, когда ты поправишься, эй, я буду грызть твою задницу за то, что ты разыграла меня. Старая мелкая пердунья!

Тео рассмеялась.

- Из твоих уст это звучит совершенно нелепо.

Джилл опустилась на колени возле дивана и осмотрела ногу Тео, приподнятую на подушке.
- Как ты себя чувствуешь?

- Первую пару дней у меня болело все с головы до ног. Моя лодыжка пульсирует время от времени и сейчас, но это уже не так больно, как я боялась, что будет.

- Как куриная нога перенесла все это?

Тео сделал глоток кофе и вытащила ногу из-под свитера.

- Я думаю, что мешочек, который ты подарила мне, помог защитить ее.

- Ты все еще носишь эту штуку? - растерянно спросила Джилл.

- Она будет висеть на моей шее до тех пор, пока я не умру, а потом я оставлю ее Кэндис, потому что этот ребенок действует на каждый мой последний нерв, который у меня еще остался.

- Они будут хорошо сочетаться с кофе, - сказала Шон, открывая коробку с пирожными и устанавливая ее на стол рядом с Тео.

Тео, вздохнув, полезла в коробку.

- О, я чувствую восторг!

Джилл все еще смотрела на мешочек, лежавший на животе Тео.

- Так это настоящий талисман.

- Мм-хм, - сказала Тео и закатила глаза, укусив птифур. - Мари, тоже настоящая, и я не сумасшедшая. Кэндис и Шэрон видели ее. Она постоянно пристает к моему мужу. Он говорит, что, когда спит, она тянет его за цепочку.

Когда Тео протянула Шон коробку, она радостно полезла за пирожным, а затем сказала: - Парень, с которым я работаю, разговаривает со своей мертвой собакой. Один из ребят потерял нож, который он просто обожал и с которым работал в теплице. Карл сообщил ему то, что сказал Матти - нож лежит в сточной канаве, и даже подсказал ему, на каком примерно участке он расположен. Именно там они и нашли его.

- Возможно, Карл заметил нож и просто хотел, чтобы все считали, будто он разговаривает с мертвым псом, - сказала Джилл с оттенком подозрительности.

Шон пожала плечами.

- А я верю рассказу о собаке. Мне бы хотелось думать, что наши близкие всегда рядом с нами и просто ищут случая, чтобы поговорить.

Тео коснулась щеки Джилл.

- Ты поймала себе романтика. Она изменит весь твой мир, если ты позволишь ей.
Джилл посмотрела на Шон с улыбкой.

- Она уже сделала это.

*******

- Ты действительно веришь в призраков? - спросила Джилл, когда везла их обратно к своему дому.

- Мне нравится держать разум открытым. Это помогает моему экстрасенсорному видению, и прямо сейчас я получаю одно из сообщений, - Шон прижала основание ладони к своему лбу и закрыла глаза. - Я вижу, как ты опускаешься на одно колено и делаешь мне предложение... я выгляжу, как королева красоты, которую только что короновали. Мы сбегаем, чтобы пожениться... ты заставляешь меня перелезть через балкон, потому что это какая-то безумная традиция. Я падаю на тебя, но здесь наступает счастливый конец, закат, голуби, короче, все по полной программе - божественная энчилада.
(Прим. Энчилада - блинчик с острой мясной начинкой).

Джилл на секунду отвела взгляд от дороги.

- Есть только одна проблема в твоем видении. Я бы никогда сама не перелезла через свой балкон и гораздо меньше шансов на то, что заставлю сделать это тебя. Ты сказала, что там, в наше будущем, была энчилада?

Шон кивнула.

- Я бы поела.

Эпилог
За два дня до Рождества в следующем году...

Когда Джилл остановила поезд рядом со своим стулом, Шон нагнулась и ухватила горсть фисташек. Она плотно зажала глаза, когда паровозик издал пронзительный свист.

- Дорогая, этот звук добирается вплоть до моего позвоночника и коробит спинной мозг.

- Извини, детка. Когда ты собираешься закончить свой отчет?

- Ответ тот же, что я дала тебе пять минут назад.

Джилл вздохнула и положила голову на спинку дивана.

- Я могу просто сказать тебе, что ты сексуально выглядишь в этих очках для чтения?

- Спасибо, милая.

- Я буду вести себя потише.

- Сомневаюсь, - прошептала Шон, продолжая набирать текст. Она вздрогнула, когда зазвонил телефон, а потом постаралась не обращать внимания на разговор Джилл.

- Она все еще работает, - сообщила Джилл, приложив к ответу длинный вздох страдания. - Надя уже дома? Нет, мы не будем одеваться одинаково, ты с ума сошла? Ну, Рене, вы же все там взрослые женщины.

- Детка, пожалуйста, пройди в другую комнату, - раздраженно сказала Шон.

- Меня сослали, - продолжила Джилл, вставая с дивана и отправляясь в спальню.

Шон, однако, до сих пор могла слышать ее разговор.

- Я окунула их семь раз, потому что Тео любит именно так, и приготовила полную кастрюлю шоколадно-ореховых пирожных. Это любимая Шон... нет, мы будем там в восемь, даже если мне придется тащить ее... я могу сказать тебе, что это не сработает. Она смотрела, как я танцую обнаженной, а после того, как перестала смеяться, уснула... нет, ты не поедешь в карете с нами, это наш юбилей... нет, я ничего не буду делать на той лавке, ты знаешь, сколько задниц сидело на ней?

Шон улыбнулась, нажимая на клавишу ноутбука и сохраняя отчет, над которым работала. Прошедший год был показательным. Джилл оказалась не той женщиной, которую Шон придумала в своей голове. Их мнения не всегда совпадали. Она была требовательна в их доме, и когда Шон бросала свои ключи на кухонный стол, Джилл всегда рычала и незамедлительно вешала их на крючок. Они спорили из-за стирального порошка и пятен на посуде. Но Шон быстро признала, что Джилл была самой близкой к совершенству из всех, с кем она когда-либо встречалась.

Рядом с огромной елкой, которую украсила Джилл, поскольку Рождество теперь стало ее любимым праздником, стояла та елочка, которую Шон подарила ей в прошлом году. На ее макушку по-прежнему был надет череп со свежим комплектом батареек, его красные глаза ярко горели. Подарки были сложены рядом с дверью, ожидая, чтобы их отнесли к Тео для семейного торжества. У Шон на кулоне появился новый бриллиант в ознаменование их первой совместной годовщины. Джилл получила новые трассы для паровозика, чтобы он смог ездить теперь по всей квартире, но настоящий подарок она получит в Рождественское утро, когда Шон планировала опуститься на одно колено и надеть кольцо на ее палец.

- Прошлой ночью эта штука снова оказалась на моей подушке. Я повернулась, и она прилипла к моему лицу, - сердито сообщила Джилл, входя в комнату и размахивая ночной капой Шон. - Я ополоснула ее и сунула обратно в твой рот, но каким-то образом тебе удалось оставить ее внутри наволочки. Детка, когда вы встаешь утром, неужели ты не понимаешь, что она пропала?

Шон пристально посмотрела на нее.

- Я люблю тебя, Джилл.

- Ты ведь не заговариваешь мне зубы? - спросила Джилл, приподняв брови.

- Нет, я никогда не была такой счастливой. Мне просто подумалось, что ты должна знать об этом.

Джилл бросила ночную капу на ноутбук и села на колени Шон.

- Я тоже люблю тебя, квитанция № 1207. Ты желание моего сердца, и всегда будешь им.

- А ты мое, - ответила Шон, поцеловав ее. - Я пойду и оденусь.

Брови Джилл взметнулись вверх.

- В рождественский свитер, который я купила тебе?

- Детка, я так рада, что ты опять любишь Рождество, но не могла бы ты перестать украшать меня?

- Ой, да ладно, на нем есть олень, нос которого мигает.

Шон встала, подняв на руках Джилл.

- Я обещаю, что обязательно надену его позже, когда мы останемся наедине.

- Один свитер? - спросила Джилл с улыбкой.

- Все, что угодно, - Шон посадила Джилл на диван. - Поиграй с поездом, пока я быстренько приму душ.

Пока Шон шла в спальню, Джилл разглядывала ее задницу и счастливо вздыхала. Затем ее взгляд сместился на елку. Самое одинокое время года для нее перестало быть таковым. Ее больше не раздражали украшения и праздничные торжества. Присутствие Шон избавило ее от холода. Теперь Джилл было тепло как внутри, так и снаружи.

Она встала и подошла к рамке со стеклом, полоска бумаги, лежащая внутри нее, гласила: "Квитанция № 1207 принадлежит, эй, желанию твоего сердца".

- Ты была права, Тео, - смеясь, сказала Джилл и начала раздеваться.

Глаза Шон широко распахнулись, когда занавеска отодвинулась, и к ней зашла Джилл.

- Детка, похоже, мы опоздаем.

- Я должна сказать, что мне очень жаль, но я не жалею об этом, - Джилл обвила руками шею Шон. - У меня есть подарок для тебя, который нужно открыть прямо сейчас.

- О! Я уже знаю, что это такое!

Их радостный смех звонким эхом разлетелся по всей квартире.

Конец.

Отредактировано Кроха (26.06.16 08:31:36)

+3

24

огромное спасибо за новую чудесную работу!!!

Отредактировано Koveshnikov (02.07.16 18:19:21)

0

25

Да, да , да! Пам-парам! Мое утро началось с вашего перевода. И улыбки)))) спасибо!  Будем ждать еще ваших работ)))

+1

26

Спасибо за хорошее настроение!

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Робин Александер. Квитанция № 1207.