Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурс рассказов «Эротик-фол»


Конкурс рассказов «Эротик-фол»

Сообщений 1 страница 20 из 75

1

Итак, этот день настал!
Впечатлительным предлагаю выпить валерьянки, легко возбудимым убедиться, что в душе не отключили холодную воду, а всем остальным приятного чтения)))


Не забываем голосовать за понравившиеся работы и писать отзывы. Авторам будет очень приятно!
Лучшие работы попадут в сборник "Белые медведи"


Вашему вниманию представляются конкурсные работы «Эротик-фол»

http://s7.uploads.ru/t/GTANc.jpg

0

2

Работа №1

Попутчица

http://s8.uploads.ru/fwUJx.jpg

Рейс Москва-Чикаго был запланирован и вылетал по расписанию - дождливым октябрьским вечером, ровно в 21:00. Аэропорт гудел вновь прибывшими и улетающими пассажирами. Кто-то кого-то встречал, провожал или просто ждал. Всюду мелькали лица и в суматохе Ире уже не терпелось поскорее оказаться в кабине аэробуса, завернуться в плед и одолеть очередной роман С.Кинга. Или посмотреть фильм. Долгие перелёты хоть и выматывали, но зато быстро перемещали из точки А в точку Б. Это был частично деловой визит и потому она воспринимала эту поездку как часть работы - карьерный рост, которого так долго добивалась.

Никто не провожал нашу героиню - родители жили далеко, а других близких, в том числе семьи, у неё не было в большой Москве. Стоя в очереди на регистрацию, Ира с интересом наблюдала за другими пассажирами её рейса. Вот молодая парочка - явно едут на отдых. А эти двое друзей - на вид американцы - наверно домой. Может студенты? Незаметно подошла её очередь. Получив на руки посадочные талоны, девушка уже собралась уходить, но не заметив, споткнулась о чей-то багаж.

-"Извините.." - сказала Ира, опустив виновато глаза. Перед ней стояла высокая, симпатичная брюнетка с большими и добрыми карими глазами.
-"Ничего. Это Вы извините! Поставила посреди прохода.." - улыбнулась брюнетка, поднимая с пола опрокинутый чемодан.

Во избежание дальнейшего позора, Ира пулей понеслась к контролю ручной клади при этом впадая в панику: "Только бы она не сидела рядом со мной! Я с ума сойду! Надо же так опозориться!".

Пройдя контроль и определив, где находятся ворота, Ира скоротала время в кафе, время от времени оглядываясь по сторонам в поисках симпатичной незнакомки. К её огромному облегчению, брюнетки и след простыл. "Ну всё, пересидеть перелёт, а в Чикаго то мы вряд ли столкнёмся" - расслабившись, подумала довольная Ира. Купив на кассе бутылку воды и радостно предвкушая скорый взлёт, она резко развернувшись, собралась шагать к воротам. Но на пути возникла неожиданная преграда - возникла настолько неожиданно, что стаканчик с кофе был опрокинут на пол и частично на его владелицу. Вы угадали - это была та самая брюнетка!

-"О Боже, простите меня!" - Ира залилась краской. Второй раз за день! Её бросило в дрожь.
-"А Вы ловкая девушка! Ничего, всё обошлось" - рассмеялась брюнетка. -"Будьте осторожны..".

Ира уловила её взгляд и покраснела ещё больше. На этот раз ей стало не по себе. Девушка была действительно очень красива - перед такими у неё всегда подкашивались коленки. Промямлив что-то непонятное, она проскользнула мимо незнакомки и быстро зашагала в сторону ворот. Там как раз объявили посадку. Спасение было близко!

Отстояв в очереди и добравшись наконец до обозначенного на билете места, Ира с облегчением упала в кресло. Она сидела посередине, но не у прохода, а зажатая между двумя другими местами. Соседние места ещё пустовали. Вскоре прибыла первая соседка - пожилая женщина-американка. Ира поздоровалась с ней и продолжила изучать систему развлечений на борту - встроенный в подголовник кресла спереди цифровой экран. Выбор фильмов был неплохим - она даже выбрала пару интересных.

Салон самолёта тем временем медленно заполнялся пассажирами, посадка подходила к концу. "Вот и славно, другое место рядом со мной пустое, хоть смогу спокойно вытянуться и подремать" - подумала она мечтательно. Приятная усталость одолела Иру, и она закрыла глаза, представляя, как пойдёт в свой любимый темный бар в Чикаго с подругами. Как они оторвутся там по полной, а потом продолжат веселиться в квартире.

-"Надеюсь, там хорошо!" - услышала она над самым ухом ласковый голос.
-"Что, простите?"- Ира распахнула глаза и увидела симпатичную брюнетку на соседнем кресле. Сердце мгновенно ушло в пятки.
-"То место, где вы были мысленно. Надеюсь, там хорошо. У Вас был такой расслабленный, спокойный вид". - Брюнетка жгла её взглядом, уголки губ весело поднимались при каждом её слове.
-"Да, Вы правы" - только и смогла выдавить девушка. -"Чёрт, что же это такое?Может попросить стюардессу пересадить меня? Хоть куда, хоть в проход? Как я отсижу рядом с НЕЙ весь рейс???". 

Паника медленно овладевала Ирой. Между тем, брюнетка чувствовала себя прекрасно, распаковывала кое-какие вещи и, кажется, не замечала свою попутчицу.

-"Ладно"- подумала Ира, "Надо успокоиться. Не съест она меня в конце концов. Как нибудь переживу эти бесконечные часы". Думать то было легко, а вот тело никак не хотело слушаться. Сердце всё так же бешено билось, в ушах стоял звон. Бросало то в жар, то в холод. Руки похолодели.

От размышлений девушку оторвал весёлый голос капитана.
-"Дорогие пассажиры, мы готовы к взлёту."

Дальше последовал стандартный набор инструкций по безопасности. Всё это отвлекло Иру от мыслей, хоть и ненадолго.
Когда первый шок прошёл, она решила максимально занять себя и стараться не обращать внимание на красотку в соседнем кресле. Частично ей это удавалось - брюнетка почти сразу открыла книгу, а Ира выбрала себе фильм. Первые пару часов пролетели незаметно. Затем стюардессы стали разносить еду, потом убирать. Вскоре почти все пассажиры у окон закрыли ставни и в самолёте стало темно. Многие задремали. Ира всё ещё досматривала фильм, когда её соседка убрала книгу и, укутавшись в одеяло, тоже задремала.

Фильм давно кончился, но Ира не торопилась ставить новый. Возникла дилемма - незнакомка была в глубоком сне и незаметно для себя нашла удобное положение у нее на плече. Сказать, что данное положение дел её слегка волновало - это ничего не сказать. Неожиданно, в Ире проснулось целое море чувств - и нежность, и забота, и желание защитить. Но было ещё и другое - огромное желание поцеловать эту девушку! Запах её волос сводил с ума. В животе у Иры разыгралось нешуточное буйство. Трудно было сохранять спокойствие и полную неподвижность - особенно когда она почувствовала, как начинает щемить между ног. С одной стороны ей хотелось, чтобы незнакомка поскорее проснулась. С другой - не хотелось совсем. Так могло бы продолжаться вечно. "Я могла бы полюбить эту девушку"-подумала Ира. И снова покраснела от одной мысли, как сильно хочет снять с неё всю одежду - прямо тут!

Она мысленно прикасалась к своей новой знакомой, гладила её плечо, шею, запускала пальцы в пряди волос. И была так близко, что можно было легко прикоснуться губами к её шёлковым волосам. Казалось, девушка так крепко спала, что  даже бы не заметила. Сердце Иры вновь бешено забилось, когда тишину нарушило объявление капитана о возможной турбулентности. Она почти подпрыгнула на месте от неожиданности. Девушка, сладко спящая на её плече, тоже проснулась и одарила Иру милым сонным взглядом. Прошло ещё мгновение, прежде чем она поняла, что спала на плече незнакомого человека. Однако, она не подала вида, что что-то не так, а лишь устроилась поудобнее и пристегнулась ремнём безопасности.

Как и обещал капитан, самолёт попал в зону турбулентности. Временами кабину слегка подбрасывало. Ира была спокойна - она часто летала и привыкла к подобным вещам. А вот её соседка, кажется, немного испугалась. Когда самолёт в очередной раз качнуло, она со вздохом вцепилась в перекладину между сидениями, не обратив внимания на то, что там уже была Ирина рука. Видимо, её нисколько не смущало, что она вторглась в личное пространство другого человека. Девушки так и сидели - рука одной поверх другой. Когда тряска поутихла, и пассажиры успокоились, Ира ждала, что рука вот-вот покинет своё место. Однако, брюнетка не торопилась убирать свою руку. Вместо этого она, не глядя на девушку, сказала:

-"С детства боюсь тряски в самолётах. Вроде умом понимаешь, что ничего страшного, а всё-равно страшно каждый раз".

Ира ничего не ответила, а лишь перевернула руку ладонью вверх и крепко сжала её руку .  Так девушки просидели, рука в руке, со сплетёнными пальцами, несколько минут, не произнеся ни слова. Всё это время по спине Иры бегали мурашки. Она была готова поклясться, что между руками проходят волны электричества. Брюнетка тоже замерла и с интересом косилась на Иру. Волна тепла прокатила по всему телу, и вновь защемило внизу, на этот раз сильнее. Еле сдержавшись, чтоб откровенно не заёрзать, она быстро забрала руку и сделала вид, что копается в рюкзаке у ног.

Подняв наконец голову, она увидела, что соседки нет на месте. Это был отличный момент сбегать в уборную, возможно единственный, учитывая её щекотливое положение. Быстренько встав и потянувшись, Ира зашагала в сторону туалетов. Справив нужду и выходя из кабинки, она решила ещё немного размяться - тело сильно затекло. Соседнее место всё ещё пустовало. -"Интересно, где она?"-подумала Ира, прогуливаясь по проходу до туалета в очередной раз.
Тут одна из дверей резко открылась. В крохотном помещении стояла сексуальная брюнетка. Её глаза блестели. Далее всё проходило как в замедленном действии. Поскольку в проходе никого не было, не было и свидетелей. Брюнетка, не выходя из туалета, протянула к Ире руку и мягко затащила её в туалет. За спиной с щелчком закрылась дверь. Это была ловушка! Она попала, как наивный мышонок, прямо в когти хищника! Но какими приятными были эти когти! Как страстно целовали её горячие губы незнакомки! Умирая от страсти, она полетела над бездной. От незнакомки пахло росой во время рассвета. Перед глазами всё поплыло цветами радуги. Брюнетка развернула Иру спиной к себе и страстно целовала её шею, а её руки изучали Иринино податливое тело. Секунды длились, словно часы - медленно и мучительно, весь мир словно застыл в ожидании. Брюнетка не торопилась, растягивала удовольствие. Её тонкие, чуткие руки изучали каждый квадратный сантиметр и мучительно дразня и без того горящую от страсти Иру. Наша героиня и не заметила, как с неё исчезла футболка, а за ней и лифчик. Брюнетка ласкала её грудь, прижимаясь своей к Ириной спине. На ней не было лифчика, а соски были твёрдые - Ира чувствовала их лопатками даже сквозь материал блузки. Не в силах больше сопротивляться, она взяла незнакомку за руку и медленно направила её туда, где ей больше всего хотелось ласки. Свободной рукой она уже успела расстегнуть ширинку джинсов. Всё произошло в доли секунды - казалось, оргазм пришёл от одного лишь прикосновения. Ира взлетела ввысь, паря над землёй и наблюдая за происходящим с верхних слоёв атмосферы. Вокруг было тихо, словно в вакууме. Ещё момент, и она пулей вернулась обратно в своё тело. Брюнетка, широко улыбаясь, поцеловала её в губы и быстро открыв дверь, вышла из туалета.

Ира села, глубоко дыша и переводя дух. Что это было? Как такое произошло? Всё ещё находясь в шоковом состоянии, Ира быстро натянула футболку (забыв про лифчик) и вернулась на своё место. Как ни странно, она не испытывала больше чувства неудобства, стыда и прочей ерунды. Ей было хорошо - как будто гора упала с плеч. Она широко улыбалась. Затем,  надев наушники, включила любимую музыку и до конца рейса провела в мечтательной полудрёме. Они не обменялись с брюнеткой ни словом.

Самолёт приземлился и настало время забирать багаж. Ира встретилась глазами с девушкой и на секунду ей показалось, что та хочет ей что-то сказать. Но в следующий момент незнакомка уже двигалась по проходу, в сторону выхода.

-"Ну и ладно"-подумала Ира. -"Значит не судьба".

Выходя из терминала, она сразу заметила свою давнюю подругу, встречавшую её у ворот. Как же она была рада вновь встретиться. Обнявшись, девушки пошли в сторону выхода. На секунду Ире показалось, что она увидела кого-то в толпе. Она быстро оглянулась - и да, ей не показалось - та самая брюнетка стояла с немного озадаченным видом и как будто искала кого-то. -"Может её подвезти ?"-мелькнула мысль. Но через секунду к незнакомке уже подошла какая-то женщина, а ещё через мгновение они уже целовались.

-"Самолётный роман" - подумала с улыбкой Ира и поспешила вслед за подругой к парковке аэропорта.

Отредактировано Вместе (07.04.16 18:30:55)

+23

3

Работа №2

Примечание автора: сразу предупреждаю, эротики мало. А так хотелось…
____________________________________________________________________________________
«Ах, ну какой может быть безумный секс, когда мы уже 9 лет живем вместе…» - лениво думала Изольда, ковыряя ножницами дырку в рабочем столе…
Секс у них с Дуней был, конечно, как таковой. Номинальный. Раз в месяц где-то. Но что-то совсем без фейерверка в последнее время. Ну секс и секс. Без фантазии. Они так хорошо знали друг друга, что хватало пяти минут, чтобы взлететь обеим. Ну плюс четыре минуты на поцелуйчики.
«Нужно ли с этим что-то делать? Или и так сойдет?» - все размышляла Изольда… «Может, нужно удивить чем-то? Мммм… намазаться медом? Нарядиться в красную шапочку? Купить БДСМ-кляп? Как вообще люди вносят разнообразие в это дело?»
Изольда не очень-то любила проявлять инициативу, ей неплохо жилось и без нее. Но в данный конкретный момент что-то ей подсказывало, что нужно предпринять суперменское действие. «Хм.. А может, заказать суши, лечь на столе и разложить сушины на стратегические места? Или нет… Лучше я куплю корсет и чулки и прямо без трусов буду шастать по квартире! Эммм, без трусов не гигиенично как-то….» У Изольды было много разных комплексов в копилке.. Как от них избавиться?
«Так, решено! Все будет традиционно. То есть концептуально! Свечи, шампанское, ванная, клубника и шум ветра в колонках!» - Изольда аж подпрыгнула от такого легкого решения головоломки!
Опустим, что в гипермаркете была огромная очередь. Пока Изольда стояла в этой очереди, все успели разглядеть в ее корзине свечи, шампанское, клубнику, колбасу и туалетную бумагу. Романтика романтикой, а завтрак с колбасой и другие нужды никто не отменял. Кассир спросила – не нужны ли презервативы? Изольда чуть не спросила – а что это? Смешно получилось…
Дома гулял сквозняк. «Так, надо убрать посуду, пропылесосить, желательно вымыть полы, принять душ, сделать прическу, неплохо бы до блеска начистить ванную, расставить свечи, найти приличное белье, шампанское в морозилку, скачать музыку… Черт, на все про все – час времени»… Изольда еще десять минут разглядывала в зеркале прыщ, потом зачем-то щипала брови, ну а потом, как скоростной истребитель, взялась за романтик…
- Эй, курочка, я дома!!!! – Дуня всегда оповещала весь дом своим криком, что она наконец, дома! – Ой, а что, у нас генеральная уборка? Доместесом пахнет! Ты где, индюшечка моя???
- Дунь, не заглядывай в ванную, а? У меня сюрприз.
- Ой, ты ремонт затеяла что-ли? Классс!!! Кафель поменяем? Надоел зелененький, хочу терракот! Ща! – Дуня, не снимая сапог, села на пол в прихожей и оперативно загрузила на телефоне сайт со строительными материалами. – Вооо, офигенный кафель в греческом стиле терракотового цвета! Мне дико нравится! Ну и что, что дороговато, можно же в рассрочку? Заказывать???
- Что? Какой кафель, Дунь? – Изольда высунулась из ванной. Изольдины кудряшки торчали во все стороны, на лбу и на ключицах блестел пот, домашний сарафан был расстегнут на груди, в руке была супергубка из «Магазина на диване». Вид воинственный.
Дуня засмотрелась… Они давно были вместе… Они так прилипли друг к другу. Они стали совсем похожи. Они не ссорились и не мирились. Они слышали мысли друг друга… Когда-то давно они методично били тарелки в припадках ревности. А сейчас… И тарелки жалко, и ревновать как-то глупо. Или не глупо? Дуня вдруг забеспокоилась…. А вдруг у Изольды на ее любимом темном форуме есть тайные поклонницы? Она же красивая, молодая, талантливая женщина. И пишет, и рисует, и крестиком вышивает… такую кто угодно может полюбить…
Дуне срочно захотелось предъявить личные права на Изольду. Прямо немедленно, пока та не успела наглухо застегнуть пуговки на сарафане….
- Курочка? Ну-ка выходи-ка…
- Да погоди ты, у меня тут романтик. Так, смотри, план такой…
- Да какой план, лягушенок? Иди ко мне.
- А как же свечи и шампанское? – Изольда засопела…
- Свечи оставим на День Рождения. А шампанское пригодится, когда к Толику на новоселье пойдем. Кстати, ты колбасу купила?
- А то! Останкинскую, твою любимую!
- Отлично! А туалетную бумагу?
- Ну да. По акции - было шесть рулонов по цене четырех, представляешь? Прям повезло.
- Это точно! А ужин будет?
- Клубника только…. Слушай, а может, пельменей сварим? Со сметанкой, с укропчиком? Мммм, так жрать охота!
- Ага, давай воду ставь, а я быстренько показания счетчика сниму, завтра утром надо заплатить…
……Вечер получился сказочный. Двое. Кухня. Пельмени. Чай с сухарями с изюмом. Изольда рассказала, как на рабочем столе дыру проковыряла, а Дуня хрюкала от смеха. Потом стали кафель вместе смотреть – это ж выбрать надо, дело серьезное! Покурили на балкончике.. Завели будильник на семь. Как всегда…
Привычно сплелись руки.
Родные губы искали родные губы.
Дышали в унисон.
Взбирались по спирали.
Стояли на краю.
Летели по очереди.
Тыкались носами.
Шептали что-то про курочку и хрюнделя.
Близко-близко.
Четыре минуты на поцелуйчики, потом Дуня засыпает. Устает в мастерской…. Все, как обычно. И это дорогого стоит"

+49

4

Работа №3

Напряжены сто сотен нерв.
Кровь стынет в жилах.
Сердце бешено стучит,
Нагоняя темп.
Молчание прерывает стон.
Твое желание вырвалось наружу.
Губы соединились вновь,
Нам сейчас никто не нужен.
Пламя страсти охватило нас,
Мысли помутнели.
Покорившись похотью твоей,
Жажда мучает сильнее.
Твои колена оголены.
Моя рука скользит все выше.
Мы на пределе глубины.
Я слышу как-ты дышишь.
Зрачки горят от возбуждения.
Вдыхаю сладкий аромат
Твоего девственного тела.
Ты объявляешь Ультимат.
Курок нажат. Раздался выстрел.
В объятья падаешь ко мне.
Возьмем тайм -аут с кружкой кофе,
А дальше развлекаться будем на столе.

+14

5

Работа №4

ТОЧКА ПЛАВЛЕНИЯ

Нет, климат все-таки изменился. Середина августа, а город плавится в сумасшедшей жаре, ледяной воды не достать ни за какие деньги, холодильники просто не успевают ее охлаждать.

Я спускаюсь на станцию метро - душно, все распаренные и полумертвые, люди еле ползут, я обгоняю пузатого дядьку в шортах и майке - и замираю на полушаге, потому что рядом с колонной расположились они... ноги.  Нет, даже не так - НОГИ. Это что-то потрясающее и неописуемое, если где-то на небесах и существуют идеальные ноги, то сегодня они спустились на грешную землю, и мы имеем честь их лицезреть. Они бесконечны, мне в голову лезет какая-то дурная американская комедия, где камера ехала по ногам красотки вверх, вверх и вверх минуты две, а ноги не заканчивались. Только здесь это наяву, и я понимаю, что если провести по ним взглядом снизу вверх, то с меня точно свалится шляпа, которой на мне на самом деле, конечно, нет.

И главное, что выше ног может просто ничего не быть, они прекрасны сами по себе, они - единственное светлое пятно на этой станции, все остальное несущественно и неинтересно. Да, снизу на НОГАХ сандалии со шнуровкой на воооотаком каблуке, а сверху НОГИ кокетливо прикрыты высоко обрезанными джинсовыми шортиками. Еще выше болтается замшевая коричневая сумка с бахромой, жилетка на голое тело и длинные черные волнистые волосы, увенчанные шляпой без тульи. Лица девушки не видно, да оно и не важно совсем.

Я ловлю себя на том, что хоть и стремлюсь мимо, но делаю это крайне медленно, и голова у меня, как гироскоп, сохраняет неизменное положение в пространстве. "Нечего пялиться!"  - мысленно рявкаю я и все-таки продвигаюсь дальше. В этот момент у меня тренькает телефон, и я зависаю над пришедшей смс-кой - “Ты не туда смотришь”. Что ты хотела этим сказать? 

Ехать мне недалеко, выхожу на третьей станции и топаю к эскалатору. И тут понимаю, что Иисус любит меня - потому что на эскалаторе никого, и только десятью ступеньками выше - они. НОГИ.

А потом до меня доходит, что смотреть нужно не только на них, нет, главное действо разворачивается как раз на соседнем эскалаторе. С теми, кто едет вниз. Боже, какие лица! Это неописуемо, это прекрасно, это истинное наслаждение, это круче, чем созерцать обладательницу НОГ. Я сразу понимаю, почему говорят, что в публичных домах возможность подглядывать за тем, кто уже подглядывает, продают по двойной цене.

У людей стекленеют глаза. Выпячиваются челюсти. Поджимаются губы. Сворачиваются шеи.

А тут еще эскалатор заканчивается, и НОГИ делают шаг вперед. И еще, и еще, покачиваясь на каблуках. Бахрома на сумке  взлетает в такт шагам, волосы развеваются, девушка идет к выходу со станции, оставляя за собой шлейф тонкого, но насыщенного аромата. Черт, как же он называется?

Дяденька, торгующий батарейками на лотке у стеклянных дверей, и заспанного вида милиционер неподвижно замирают в неудобных позах, мент багровеет. Навстречу девушке идет бабулька, останавливается на миг, отворачивает голову в сторону и, как в паршивой книжке,  смачно плюет - "Тьфу!"

Я смеюсь чуть ли не в голос, иду следом и молюсь, чтобы этот спектакль не заканчивался. И он длится еще какое-то время - встречные женщины отводят взгляды, мужики наоборот - но ценнее всего самый первый момент, когда люди замечают это чудо - у них на мгновение делаются абсолютно пустые лица, на которых ничего не написано, словно они не могут решить, как им реагировать - выругаться или восхититься.

Потом девушка сворачивает к встроенному в стену магазинчику с косметикой, а  я прохожу дальше, напоследок мазнув взглядом по ее плечам под жилеткой - плечи тоже хороши, но ноги круче.

В следующий момент я обнаруживаю себя перед табачным киоском и понимаю, что мне хочется закурить. Смешно, я уже не помню себя с сигаретой, это было даже не в прошлой, а в позапрошлой жизни, но вот поди ж ты… До сих пор нравится, когда пальцы пахнут табаком, до сих пор иногда стреляю сигаретку, катаю в ладонях, разламываю и вдыхаю запах сырого табака. Правоверные курильщики казнили бы меня за такое расточительство.

Надо двигаться дальше.
В древние времена в ад спускались, а я поднимаюсь по ступенькам и попадаю прямо в пекло. Это как удар под дых, в метро было душно и влажно, а здесь великая сушь и марево над асфальтом, если не поберечься, то можно испариться, истаять, взлететь в безоблачное небо...

Я в темпе устремляюсь к парковке - моя машинка наверняка тоже превратилась в филиал ада, но кондиционер может сделать из него хотя бы чистилище. Щелчок дверцы, нагревшаяся обивка сиденья обжигает даже через брюки, и этот запах, запах - дышать совершенно невозможно, я смотрю прямо перед собой и боковым зрением вижу, как дрожат мои руки на руле, главное - не повернуть голову, нельзя, не смотри туда... поздно! - острые колени, сумка с бахромой, джинсовая жилетка на голое тело, мне нечем дышать, мне больше не нужно дышать, ты запускаешь руку в волосы и стаскиваешь этот кудлатый парик вместе с идиотской шляпой, на какое-то мгновение задерживаешь его в воздухе и забрасываешь на заднее сиденье, черт, никогда не любила блондинок, ну надо же было так вляпаться... На мое лицо наползает кривая, совершенно похабная усмешка, двое идиотов в тонкой жестянке посреди плывущего сквозь лето города, и твоя ладонь на моем бедре обжигает сильнее солнца.

- Как называются твои духи, снова забыла? - каркаю я.

- Какая разница? Третий год запомнить не можешь, - ты запрокидываешь голову, влажный проблеск зубов, ямочка на щеке… - Ну вот что мне с тобой делать?

- Я уж и не знаю.

- Зато я  знаю. Поехали!

Много позже, уже ночью, ты просыпаешься и сонным голосом бормочешь:

- А почему у нас в коридоре свет горит?

- Это я на тебя смотрю. Это чтобы лучше видеть тебя, девочка.

- Хорошо… - в полумраке твоего лица не видно, но я слышу, что ты улыбаешься. - Да, в следующий раз твоя очередь меня удивлять, - ты стучишь меня пальцем по спине. - И я хочу видеть тебя в юбке.

- Чегооо?! - взвиваюсь я, матрас начинает колыхаться. - Какая еще юбка? Смилуйся, государыня рыбка, у меня и юбки-то нет ни одной! Ты  же знаешь, я их вообще не ношу!

- Ты до меня много чего не делала - это раз. И я, если ты заметила, тоже не любитель шастать по городу в совершенно непотребном виде.

- О да, заметила, - смеюсь я. - Своим прекрасно-непотребным видом ты всего навсего парализовала  работу общественного транспорта, ну и пару десятков человек пришлось водой отливать. И черт меня дернул тогда брякнуть, что чем дольше мы друг друга знаем, тем сложнее друг друга удивить!

Ты приподнимаешься на локте.

- С тобой - вообще ничего сложного. Давай, теперь ты меня удиви. Хочу юбку. Понятно?

- Как пожелаешь, государыня рыбка. Будет тебе новое корыт… юбка, то есть.

Я слышу твой смех, я смеюсь в ответ и судорожно припоминаю, нет ли у меня знакомой монашки-схимницы, чтобы одолжить соответствующий наряд, включая дерюжную юбку в пол, растоптанные башмаки и клобук с черепушками. Заодно можно и пожертвований насобирать. Но это будет уже в сентябре, потому как на нынешней жаре в таком прикиде можно только в обморок грохнуться.  Так что пока придется удивлять друг друга подручными средствами.

А потом я притягиваю тебя к себе и жадно целую, мой язык проникает к тебе в рот, и я не просто горю - я плавлюсь. Найдена точка плавления для моего тела. Для этого всего лишь надо было провести сорок минут на несусветной жаре и полюбоваться своей девочкой вместе со случайными прохожими. Если бы я была металлом, то очевидно, не самым дорогим и не особо популярным, потому что он плавился бы только при наличии тебя, а ты уж точно была бы платиной. Тут мои губы начинают расплываться в улыбке. “Что?..” - не отрываясь от меня, шепчешь ты. Я не отвечаю и лишь еще более жадно впиваюсь в твои уста. Я представляю, как надеваю одну из твоих юбок и непременно - высокие каблуки, как плыву сквозь знойное марево и стараюсь вилять бедрами, как ты смотришь на меня и движешься следом. И мы идем в нескольких метрах друг от друга, но все равно вместе, ибо идем к одному и тому же - слиться, сплавиться воедино и улететь. И плевать, если весь город смотрит. У меня с ним разные точки плавления, а с тобой - одна.

+33

6

Работа №5

Я приглашаю тебя.

Комната в стиле 18 века, будуар в бордово золотых тонах. Бархат и золото. Посередине огромная кровать с белоснежными простынями и множеством больших подушек с рюшами. Свечи в длинных подсвечниках оплавились и застыли тяжелыми каплями. Некоторые из них горят, отдавая свет стенам и предмета. Потрескивает огонь в камине. Полумрак. Или полусвет. Терпкий запах ванили и лаванды, воска и  сажи. И еще каких - то неизвестных ароматов.
............................

Тебя за руку привела служанка. Ты в повязке на глазах – это было условием  и ты на него согласилась. Еще на тебе легкий кружевной пеньюар нежно голубого цвета, от чего кажется пушистым и мягким.

Я беру тебя за руку, ты немного дрожишь. Врятли это от холода – в комнате тепло от огня. Но и бояться тебе нечего. Ничего плохого тебя не ждет. Я легонько провожу рукой по твоей щеке и ты прижимаешься к моей горячей ладони. Да, да, милая, все хорошо, ты в надежных руках.
Теперь в комнате мы совсем одни. Я медленно и осторожно подвожу тебя к кровати и очень медленно начинаю развязывать твои шнурочки на пеньюаре. Мои пальчики иногда касаются тебя, хотя я это делаю не намеренно, скорее случайно. Но я чувствую, как твое тело реагирует на мои прикосновения.

И вот, все что возможно развязано и я медленно раскрываю твой покров. Как же ты красива! Горошины твоих окружностей с вызовом торчат, живот мерно приподнимается и опускается при дыхании. Я снимаю с твоих плеч пеньюар, тихонечко его стягивая вниз к твоим ногам. Где - то на пол пути я его отпускаю и он, скользя по всей длине тела, падает к твоим ногам.
Твои губы чуть приоткрываются, ты учащенно дышишь и тонешь в своих ощущениях, а мне сегодня только это и надо.

Я бережно поворачиваю тебя лицом к кровати и помогаю взобраться на эти мягкие и свежие простыни. И вот ты уже лежишь передо мной на животе совершенно обнаженная и беззащитная. Ты очень красивая и я откровенно любуюсь тобой, закусывая губу. Я бы хотела... но стоп! Сегодня все будет иначе.

Снимаю с себя и свою одежду. Она лишняя в нашем общении сегодня. Я подхожу к столику у кровати и беру флакон с маслом, приближаюсь к тебе. Я немножко наливаю масло себе на ладони, разогреваю его и касаюсь твоих пальчиков на ногах. Ты слегка вздрагиваешь. Я же сажусь поудобнее и начинаю массаж. Уделяю внимание каждому, массирую его, надавливаю, протягиваю между своими пальчиками. Затем я таким же образом обхаживаю пальчики на другой ножке.

Затем я массирую твои стопы. мне кажется или ты постанываешь?. я удовлетворенно улыбаюсь на это. Теперь я планирую переместиться на твои икры. Для этого мне надо сесть удобнее и взбираюсь на кровать и сажусь между твоих чуть разведенных мной же ног. Я сгибаю одну ножку в колене, кладу ее на свое плечо и легкими скользящими движениями массирую икру. То же самое, через некоторое время я проделываю и с другой ножкой.

Мои руки перемещаются все выше и выше и вот я уже массирую твои бедра. Сначала с внешней стороны, потом и с внутренней. Твоя кожа на глазах покрывается мурашками и я лицезрея это, снова улыбаюсь.

Потом я сажусь сверху на тебя, на бедра. Как приятно ощущать тебя кожей, ты такая теплая. Я хочу... но не сегодня.
И вот мои руки накрывают твои ягодицы, я уделяю им особое внимание. Подливаю еще масла на руки и массирую круговыми движениями, иногда надавливая сильнее, иногда поглаживая и проходя одними кончиками пальцев. Я предполагаю, что происходит с тобой, потому что вижу, как твои руки сжимаются в кулаки. Да, милая, я могла бы прервать наш невинный массаж и переступить сладкую черту, но не сегодня.

Наконец - то я покидаю твои притягательные выпуклости и достигаю твоей поясницы. Мне самой нестерпимо хочется целовать тебя, но я сдерживаю свое желание. Сегодня только массаж. Мои пальчики аккуратно и нежно массируют твою талию сзади. Мне кажется или ты урчишь от удовольствия как кошка?
Я продолжаю наше таинство. Мои пальчики поднимаются вверх по позвоночнику, круговыми и поглаживающими движениями, то нажимая, то слегка касаясь твоей кожи.
Наливаю еще немного масла на ладони и вот, твои плечи и руки тоже в моей власти. Я продолжаю полу массаж, полу поглаживание, полу исследование твоего тела. Под конец этого таинства я массирую каждый пальчик на твоих руках. Кажется, ты уже спишь. Твое дыхание мерное, тело расслабленно. Это очень хорошо.

Я заканчиваю свой массаж легким поцелуем в основании шеи сзади и легко покидаю твое тело. Перед уходом я накрываю тебя почти невесомым покрывалом и ухожу, шепнув несколько слов служанке.

Через несколько часов мы встретимся на балу в честь коронации принца. Я буду наблюдать за тобой. Как ты двигаешься, как смотришь по сторонам и пытаешься в толпе дам угадать меня. Но ты не угадаешь. Так надо до поры до времени. А сейчас мы будем объединены с тобой в этом зале нашим путешествием и знанием о нем. Ты и не подозреваешь на сколько ты рядом сейчас со мной, но ты чувствуешь это...

.....................

За месяц до этого вечера, я встретила тебя на очередном скучном балу. Мы встретились глазами, но ты не обратила на это своего внимания. Меня же пронзила молния, предчувствие, интуитивное знание, что ты та самая, кто будет со мной. Та, которая сможет вынести ожидание - приятное, наполненное чувствами и ощущениями. Мне нравится все делать медленно и основательно, особенно в любви. Именно в таком процессе глубина погружения наиболее сильная. А это очень важно в отношениях между двумя. Постепенность, наполненность и глубина.

Ты - та самая. Поэтому я послала к тебе своего друга виконта, чтобы он передал мое предложение. Я не могла знать согласишься ли ты на него, но когда мне доложили, что ты прибыла в мой дом, с повязкой на глазах, я все поняла - ты решилась. Улыбка тронула мои губы и мое сердце наполнилось радостью и сладким предвкушением.

+15

7

Работа №6

Проекция мечты

Меня закачало. Горло скрутило спазмом, и навряд ли я могла сейчас подать хоть сколько-нибудь различимый глас. Навернулись слезы, в носу щипало, будто туда прыснули чем-то едким. Руки тряслись - в них лежала записка, содержание которой и явилось нынешней причиной моего состояния. Клочок бумаги из твоей тетрадки с рецептами. Ты прикрепила ее на холодильник, не удосужившись даже позвонить или написать сообщение, или хоть каким-то более современным способом сообщить мне следующее: Я ухожу. Я устала понимать, что творится в твоей голове. Единственное, о чем я тебя прошу: никогда не пиши мне и не звони – мне будет очень трудно хранить молчание с тобой. И спасибо тебе за то, что когда-то сделала меня счастливой. Я
Черт. Только вчера ты пыталась дознаться, что я скрываю, где пропадаю по вечерам. Я невразумительно мычала и пыталась отшутиться, что тебя заводило еще сильнее. Черт. Не могла же я рассказать тебе, что все это – ради тебя и твоего дня рождения, что мне захотелось поздравить тебя как-то по-особенному, чтобы запомнилось на всю жизнь.
У меня был совершенно шикарный план. Я представляла его в мельчайших подробностях, вплоть до того, как ветер будет трепать твои волосы, как ты будешь улыбаться и щуриться на солнце, и мерзнуть – ты же такая мерзлячка у меня. Как мне казалось, из моей задумки мог выйти неплохой сценарий для жутко романтичного, со слезами и соплями, фильма. Я упросила Вовку подговорить своего друга с «О-два-радио» позвонить тебе и задать несколько вопросов. В случае правильных ответов (а я бы уж постаралась, чтобы они были правильными) ты выиграешь приз в лице бесплатного полета на воздушном шаре. Халявный приз за пару  математических задачек – это ведь почти что конь, которому в зубы не смотрят, поэтому ничего не будет странного в том, что полет нужно будет осуществить именно в счастливый день твоего рождения.
Потом несколько дней я буду ходить с совершенно невинным лицом и пытаюсь не лопнуть от желания все тебе разболтать. И вот наступит день моей славы. Мы погрузимся в воздушный шар, я подам сигнал, нас отвяжут, и тут ты поймешь, что мы здесь совсем одни. Конечно, ты жутко испугаешься, и я с тобой за компанию, высота начнет неумолимо расти, а я тебя обниму. Потом невзначай приподниму полог, а там уже окажется шампанское и все такое. А рядом, на горизонте вдруг медленно воспарит в воздух другой шар сердечком, на котором будет написано: «С Днем рождения!» Думаю, ты быстро поймешь, что все здесь неспроста, и начнешь улыбаться своей хитрой многообещающей улыбкой. Тут я упаду на колени, произнесу самые главные слова и подарю кольцо.
План казался мне верхом гениальности, но требовал определенной подготовки. Во-первых, шаром надо было научиться управлять. Во-вторых, Вовка отнекивался и говорил, что можно просто подарить полет на воздушном шаре и нечего огород городить – пришлось сильно постараться и чуть ли не продаться ему в рабство до конца жизни, чтобы убедить его в целесообразности моих действий. Как он мог не понять, что это должен был быть сюрприз – абсолютный и полнейший сюрприз? Чтобы ты ни на секунду не могла догадаться, что я все подстроила.
Черт. Среди всей этой круговерти: везде все успеть и сделать как нельзя лучше, я практически перестала слышать тебя. Для кого вообще устраивался этот праздник?
Кидаюсь на диван в полном бессилии. Тут кровь начинает пульсировать в голове еще сильней –  вспоминаю, что отправила тебе смску: Я купила пиццу, как ты любишь. В свете последних событий мое сообщение выглядело апогеем проявления распоследней тупости. Ты ушла, а я пытаюсь вернуть тебя лепешкой теста с наваленными сверху кусочками мяса и грибов – да, ты же именно так и любишь. «Держи себя в руках, - приказала я себе. – Ничего не пиши ей больше». Ловлю себя на мысли, что в голове намеренно не называю тебя по имени. Самое прекрасное имя на свете, буквы которого ласкают мой слух – две согласных и две гласных. Сколько раз я произносила твое имя - и всякий раз по-разному. Нараспев, когда звала тебя из соседней комнаты. Коротко и хлестко, когда сердилась. Задыхающимся, срывающимся голосом, когда ты…
Я не знала, что мне делать и куда звонить. Можно было бы предупредить Вовку, что его помощь уже не требуется. Ткнуть в телефонном справочнике его имя, и как ни в чем не бывало сообщить, что я напрасно бегала как заведенная этот последний месяц. Изо рта вырвался какой-то писк – я сейчас и слова путного из себя не выдавлю.
Отчаяние накатилось с большей силой, и я представила, как дам обед молчания на всю жизнь. Как было бы здорово больше не произнести ни слова. Ходишь – молчишь, думаешь – молчишь, смотришь на людей – молчишь. И только глаза – говорят. Мысль о пребывании в немом состоянии настолько поглотила меня, что я не заметила шуршания ключа. Только когда полоска света показалась с лестничной площадки, я встрепенулась. На пороге стояла ты, какая-то похудевшая и осунувшаяся:
- Я встретила Вовку, он мне все рассказал, - поведала ты каким-то безжизненным голосом и еле слышно добавила, - прости меня.
Я молча смотрю на тебя и понимаю, что вместе с тобой вернулся свет в мою душу, что секунду назад его не было, а вот сейчас он снова есть. Радостные человечки начинают бешено танцевать в голове, но в ответ мозг выдает совершенно другую реакцию. Наконец-то я начинаю плакать, рыдания раздирают меня, а слезы исторгаются каким-то неистовым потоком. Со мной случается истерика, и я падаю на пол, пытаясь съежиться до состояния клубка. Сначала ты ошарашенно смотришь на меня, а затем пытаешься поднять с пола. Я сейчас – зажатая до предела пружина. Сама не понимаю, чего так завелась, но остановиться никак не могу, а рыдания никак не отступают. В голове рефреном одна и та же мысль: «Все пропало. Ты все знаешь. Мой план не удался».
Не знаю, сколько это продолжалось, но в какой-то момент я притянула тебя к себе, сорвала с себя футболку и с силой вытерла заплаканное лицо. Ты  лежала на ковре и смотрела на меня с еще большим изумлением. Я уткнулась носом в тебя где-то в районе подмышки и стала вдыхать любимый запах. Мне хотелось дышать тобой, чувствовать твой аромат беспрестанно - смогу ли я вообще когда-нибудь тобой надышаться? Ты не успела снять даже куртки поэтому я с силой сорвала ее, то же самое произошло с твоей водолазкой. Я приподняла тебя и расстегнула лифчик. Ты лежала предо мною – божественно красивая и немного испуганная. А я, наверное, была похожа на зверя, которого держали в клетке, и вдруг выпустили. Он вернулся на волю, но не знает, должен ли ступать осторожно или начать резвиться вовсю. Такой ты не видела меня никогда, да и я сама себя – тоже.
Открытыми ладонями я провожу вверх по твоим рукам, и медленно начинаю гладить тебя от шеи к низу живота, не касаясь груди. Ты чуть расслабилась, подалась вперед и стала дышать чаще. Мои руки легли тебе на грудь, я стараюсь не трогать соски и долго вожу пальцами вокруг. Наконец, я наклоняюсь к тебе. Мои губы - на расстоянии миллиметра от твоего правого соска, вижу, как ты напряглась и жаждешь продолжения. Мой язык сделал полный круг – и, кажется, из нас обеих вырвались стоны. Еще и еще. Я целую и целую твою грудь, при этом мои руки неистово блуждают по твоему телу. Ты пыталась потрогать меня, но я резко тебя остановила. Мне хотелось насладиться тобой сполна.
Джинсы и трусики были сорваны с тебя почти мгновенно и отправились в дальний угол, а я стала гладить твои ноги. Ладони все ближе и ближе подбирались к твоему лону, мои движения становились все более напористыми и откровенными – мне жутко нравилось это наслаждение. Обхватив тебя руками, я притянула тебя поближе к себе – наши груди соприкоснулись, и тепло стало разливаться по всему телу. Мне так нравится держать тебя в руках. Твое тело – холодное и податливое. Я держу тебя в руках – мое сокровище. Я улыбаюсь, глядя на тебя, легко чмокаю в губы и подбираюсь к уху, чтобы его покусать. Я смотрю на тебя и никак не могу насмотреться. Сейчас трудно что-то прочитать в  твоих глазах – они затуманены, а лицо лишено осмысленного выражения. Ты шепчешь мое имя - твои уста расплываются в улыбке. Я не могу больше терпеть, я бережно кладу тебя на пол, а сама припадаю к твоему лону, провожу вверх языком, потом так же – самым кончиком, а потом опять широко. Я слышу твои стоны, и это добавляет уверенности моим действиям. Пью тебя и не могу напиться. Сегодня твой вкус особенно ярок. И чем больше я тебя ласкаю, тем больше мне хочется. Ты вспыхиваешь и горишь, дрожь то и дело охватывает твое тело. Ты просишь войти в тебя, но я не знаю, хочу ли торопиться. Мой клитор набух и пульсирует, и я чувствую, что вот-вот могу взорваться. Я медленно вхожу в тебя. Моя девочка. Неимоверная нежность охватывает меня всю. Ты моя. Горячая, страстная и застенчивая. Моя. Не отрывая губ, я начинаю двигаться в тебе. Другая рука тянется к твоей груди и с силой сжимает сосок. Я хочу слышать тебя, хочу слышать твои стоны. Кончи для меня, кончи. Моя девочка. Неужели ты не видишь, как в каждом моем движении – ты, как в каждом моем объятии – ты, в каждом моем вздохе – ты. Я дышу тобой, я живу тобой. Еще и еще, я покрываю тебя поцелуями и двигаюсь в тебе. Быстрее, медленнее. Руками ты то хватаешься за ковер, то запускаешь пальцы мне в волосы. «Да, - кричишь ты, - да, милая, я сейчас. Я сейчас». Ближе. Еще. Ты выгибаешь спину и громко, крича и хватая ртом воздух, кончаешь. Мокрая и почти без сил я заползаю на тебя и падаю, припадая губами к твоей шее. Моя рука скользит вниз, а ты вздрагиваешь и сжимаешь ножки. Я улыбаюсь. Отдохни, моя девочка. Я пока придумаю план, как возьму тебя снова.
- На склад привезли тонну клубники, в которой 99% воды. Наутро клубника подсохла, и воды в ней стало 98%. Сколько сейчас весит клубника? - спрашиваешь ты меня, еще неровно дыша.
До меня медленно доходит, что это одна из тех задачек, что должны были задать тебе с радио. В душе появляется надежда: а вдруг тебе известно не все.
- Ты решила проверить, как я сейчас соображаю? - кусая твою нижнюю губу, интересуюсь я.
- Да нет. Сегодня с радио звонили – задачки загадывали. Я приз выиграла.
- Какой? – мой язык проникает в твой рот.
- Не скажу, – невнятно произносишь ты. - Будет тебе сюрприз на мой день рождения.
Наконец, я долго и страстно тебя целую. Нежно, глубоко. Губами, языком ласкаю твои уста. Сознание напрочь покидает меня - я плыву, мне безумно хорошо. Но вдруг ты отстраняешься, и игривость пропадает с твоего лица,  убираешь мою руку, садишься:
- Почему ты не сказала, где пропадаешь так часто?
- А где я пропадаю?
- Где? Вовка сказал, что ты занимаешься физикой с его братом. Почему ты не сказала мне?
- Я хотела накопить тебе на подарок, - говорю я, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не ринуться танцевать.
- Да ладно тебе. Будто ты не знаешь, что с Вовки денег еще полгода не стрясешь.
Чтобы не засмеяться, я начинаю кусать тебя за плечико.
- Так сколько клубники? – спрашиваешь ты.
- Погоди, мне надо составить пропорцию, - я укладываю тебя обратно на пол, а сама вожу языком по твоему животу, будто проводя вычисления. – Сколько было? – скольжу языком вокруг соска. – Тонна клубники? – поцелуями прокладываю на тебе тропинки. – Значит, сейчас стало... пятьсот килограмм, - выдаю я, делая засос чуть левее и ниже пупка.
- Молодец! – улыбаешься ты.
«Конечно, молодец», - думаю я, продвигаясь ниже. В голове уже созрел новый план. И я реализую его прямо сейчас. Вот только переверну тебя на живот.

+37

8

Работа №7

Личное дело Али К.

Пролог.
Але К. 35 лет, большинство из которых оно провела хаживая привычным маршрутом – дом-работа-детский сад - магазин -дом. Утра тоже все друг на друга похожи: будильник – халат-тапочки-чайник шумит, закипая – дочь вставать не хочет, все куксится, утренние капризы…Мама иногда заходит всегда с одной и той же песней – «А вот была бы у меня дочь нормальная, сейчас бы муж на машине подбросил…»
Аля вздыхает: «Мам, у тебя, когда пенсия?  Давай хоть тысчонку подброшу?»
Аля идет по улице, слегка пиная пожелтевшие листья и поглядывая на небо – будет дождь, не будет, зонтик опять, конечно, забыла… «Блин, - думает Аля, - ведь только середина октября, а осень уже совсем чувствуется…Всё, прощайте туфли, одеваем сапоги».
Аля останавливается в привычном месте между 24 и 26 домом, там еще бабушки местных котов кормят, закуривает и улыбается. В глубине Алиной души живет маленькая тайна, от которой Але всегда тепло.  Тайну зовут Юлей.
Эпизод 1.
Среда, три часа дня.
Аля спешит с работы – удалось вырваться пораньше, по дороге набирает выученный наизусть давно номер: «Я соскучилась, приходи!»
«Неее,  сегодня никак, я на учебе до шести как минимум…» - голос тихий, приглушенный, видимо, на лекции застала.
«А в пятницу?»
«Тоже вряд ли. Не, ну честно, ты ж знаешь, когда могу – я только за. Пока, а то на меня и так уже преподша косится»
Аля вздыхает и нажимает отбой.
Эпизод 2.
Четверг, три часа дня.
«Ты уже дома? - голос у Юли спокойный, наигранно-деловой.
«Ну, вообще-то пока нет, на подходе, так сказать, - Аля смотрит на номер дома, мимо которого сейчас идет, - вот мимо 34 прохожу».
«Иди уж быстрей,- смеется Юля, - я тут к тебе покурить зашла, по дороге просто было».
Аля кидает телефон в сумку и уже через четыре минуты врывается в калитку родного дворика. Юля сидит на садовом пластмассовом кресле и играет с огромным Алиным котом. «Сигареткой не угостишь? – Юля чуть- чуть похрипывает, опять простыла, а все от того, что курит на улице, дурная привычка. «Конечно, но может не стоит, и так ведь хрипишь…» - Аля судорожно ищет в сумке ключ, как всегда на самом дне завалился. Наконец находит -  и вот она, долгожданная теплота родного дома. Место, где можно уединится и наконец-то обняться. Даже видеть Юлю Але так приятно, что она уже сейчас готова отдаться, вот так – не снимая платья, в тесном коридорчике. Юля скидывает куртку, прижимает Алю к стене, ладони – на Алиных ладонях, ресницы чуть прикрыты, и целует, целует, целует…
Аля чувствует, что давно уже горящее внизу тепло сейчас вырвется наружу, взорвется – разлетится миллиардом крошечных горячих светлячков, и хочет-хочет этого…
…Всё!
«Как ты, однако, быстро», -улыбается Юля, удерживая Алю, продолжая прижимая к стене, глядит – глаза в глаза, сама возбужденная, сердце бьётся (Аля чувствует это так отчетливо!) словно сбежавший от охотника заяц. Маленький такой зайчишка.
«Это я по тебе сильно соскучилась, -в ответ улыбается Аля, продолжая чувствовать Юлиного маленького зайчишку.
«Да, кстати, ты же еще вчера говорила, что не сможешь прийти, учебу отменили?»
«А я соскучилась! - смеется Юля – Ладно, спасибо за сигаретку, побежала я обратно!»
«То есть как – обратно? Ты разве спешишь?»
«Да я просто с третьей пары сбежала, - смеется Юля. – Мне ж тут всего три остановки ехать, от депо до твоего дома. Ну, пока!»
И не оборачиваясь, спешит к калитке. Сумка на плече, шаг быстр и решителен.
Аля смотрит ей вслед, счастливая от этой нечаянной радости, опустошенная, легкая, светлая.
Эпизод 3.
Пятница, четыре часа дня.
Пятничный день всегда проходит легко – ожидание выходных словно сокращает его, облегчает что ли, делает чуть-чуть несерьезным. Ожидание праздника – это уже почти сам праздник, не так ли. А иногда и куда приятней.
Аля ведет урок русского языка, шестой по счету. Аля немного устала, но пятница же, пятница – это придает сил, даже вдохновение появляется.
Относительная тишина урока прерывается громким звонком телефона. У Али мелодия вызова – ее любимая Сургановская «Увидимся скоро». «Привет, ты не занята? - Юлин голос приглушен (на занятиях ведь наверняка) - Ты сегодня, когда освобождаешься? Я – уже»
Аля вспоминает расписание, отвечает: «Еще, наверное, часок» и начинает уже отсчитывать, как всегда в таком случае, кажущиеся бесконечными минуты, минуты, минуты…
 
И снова – теплота, уединенность, радостный первый за сегодняшний вечер поцелуй. Юля, скидывает куртку, говорит коротко: «Я в душ!» «Я б тоже, наверное, сходила, - улыбается Аля, ставя чайник, - но тебе уступаю». «Значит, уступаешь? – смеется Юля. –Это хорошо. Только далеко не уходи! А то мне это надо это… спинку потереть…»
Сменившая постылый деловой костюм на любимый халатик, Аля несколько минут слушает шум воды из душа, обжигается, прихлебывая горячий, только что заваренный чай, курит в форточку, наблюдая за едва различимой струйкой сигаретного дыма… «Как же похолодало, однако, - мысли Али невесомы, несерьезны, легки, как дым сигареты, - пора уже и шерстяные одеяла доставать…»
Аля вздрагивает от такого неожиданного в ее личной внутренней тишине раздавшегося голоса: «Ну, Аль, где ты там? Ты же обещала…» Аля заглядывает в душ, с самым серьезным видом берет свою маленькую сиреневую мочалку, проводит по смуглой слегка сутуловатой, такой родной спине, захватывает грудь, обводит мыльной пеной вокруг, оставляет белые горки на ареолах, на сосочках – и дальше, дальше вниз – по животу с все еще виднеющимися с прошлого лета шрамами от тяжелой операции – скользит рукой вниз… «Иди ко мне! – Юлин голос, приглушен струей воды,  - я хочу тебя!» Она почти втаскивает Алю в душевую кабину, прижимает к стене, быстро-быстро расстегивает одну пуговицу за другой, разводит мокрые, тяжелые от воды, полы халата и целует, целует страстно глаза, щеки, губы, шею, ключицы, грудь –куда там губы попадут еще? Все мокрое, теплое, розовое от горячей воды.  Юля опускается на колени, слегка вжимается лицом в Алино лоно, берет губами горячий бугорок, проводит языком сначала вверх, потом сочный поцелуй – и вокруг, вокруг, доводя Аля до очередного, все более отчетливого стона; проникает языком глубже. Аля вскрикивает – громко, отчетливо, ярко – и кончает, прижимая мокрую Юлькину голову к себе, к маленькой пульсирующей звезде внутри себя, своего опустошённого долгожданным оргазмом тела.

Эпизод 10.
Переписка в популярной соц. сети.  Где-то в середине ноября.
Ю.:
-Привет!! Ты как?
А.:
-У меня все хорошо. Устала только сегодня немного. Ты как?
Ю.:
-Норм. Вот сейчас доела и буду пытаться лекцию учить. Ты ж знаешь, у меня в конце ноября экзамен по ….
А.:
-Я уверена, что ты сдашь. В случае чего - звони.
Ю.:
-Завтра встретимся?
А.:
-Прости, но у меня после работы дела. Ну, ненадолго, конечно, но чуть-чуть буду занята…
Ю.:
-Что за дела? Почему я не в курсе?
А.:
-Я не хотела тебе говорить…
Ю.:
-ЧТО ты мне не хотела говорить?
А.:
-Мне нужно в поликлинику. Результат анализа узнать.
Уже через минуту звонок резко нарушает ночную тишину Алиной кухни.
«Что случилось?! – Юля говорит резко. –Почему мне сразу не рассказала?»
«Я не хотела беспокоить. У меня давно грудь болела. Вот решила УЗИ сделать. Надо после уроков пойти»
«Где встречаемся?! – Юля голосом, не терпящим возражений.
«Я буду в четыре возле входа в …» - Аля называет номер поликлиники.
Эпизод 11.
Аля подходит к своей поликлинике тяжелым шагом, с тяжелым сердцем. Что-то необъяснимое, чужое, гадкое словно поселилось внутри нее и прижимает к земле, само опускает Алин взгляд к земле, делает руки ледяными. Открывает массивную дверь – словно отодвигает привратника всех советских учреждений – и сталкивается с Юлей. От неожиданности вздрагивает, в глазах немой вопрос. «Да, я это, я, -Юля подхватывает Алю под руку. – Нам в какой кабинет?»
«В четырнадцатый, это на втором этаже, Аля перехватывает Юлину руку поудобнее.
 
Возле 14 кабинета – никого. Аля натягивает бахилы, стучит. Сердце холодно, руки чуть дрожат, взгляд неподвижно застыл на настенном плакате. Что-то о женском здоровье…Аля закрывает дверь и присаживается на стул в кабинете, на самый краешек, говорит»: Моя фамилия – К.»

Еще через десять минут она выходит, присаживается рядом, устало кладет голову на маленькое Юлино плечо. Смотрит в пол почти немигающими глазами, пальцы мнут краешек мед.карты. «Ну, как, подтвердилось, о чем думала?!» «Надо дальше обследоваться, - тихо отвечает Аля, - пока три узла слева и два справа, один уже достаточно застарелый. Кажется, так.» Она протягивает Юли карточку, та читает близоруким взглядом так серьезно, слово она саамый главный специалист по фиброзно-кистозной мастопатии.
«Пойдем домой! Ты похожа на дохлого голубя» - говорит Юля, протягивая руку. Все будет хорошо. Вот увидишь»
Эпизод 12.
Аля ставит чайник, вытаскивает из холодильника соус, салат, пирожные – делать, делать что угодно, лишь бы согреться, изгнать из себя внутренний мороз, сковывающий пальцы, не дающий поднять глаза.
Юля лежит на диване в зале, сама замерзла так, что джинсы не сняла; одеяло натянуто почти на подбородок, смотрит на Алю – молча, внимательно, следит за каждым ее неспешным-нервным движение, не выдерживает: «Иди ко мне! Оставь ты этот соус!»
Аля, не в силах возражать, подходит, приседает на край и падает на кровать, влекомая Юлей к себе, под одеяло –в свое тепло, молодое, так часто без -башенное, бесшабашное, терпкое, пахнущее мужской туалетной водой – с нотами мускатного ореха, мокрой древесины, немножко ладана…
Секс, как всегда у Юли – неожиданно, немного резко, страстно, глубоко – как Аля любит. Юля притягивает Алю к себе – прямо под одеялом, как лежали, скользит теплой уже ладонью вниз под колготками, оттягивает тыльной стороной ладони трусики, входит сразу двумя теплыми пальцами, потом глубже. Еще глубже. Аля вскрикивает, коротко стонет, зажимает губы, делает движения навстречу Юле, - словно насаживается на нее, на ее горячие пальцы. Внутренний холод постепенно уходит, Аля прижимается к Юле все теснее, теснее, -  делись же со мной своим летом, своим безумным жаром, пожалуйста! – и кончает, сжимая внутри себя мокрые горячие Юлины пальцы – и разжимая – и откидываясь в изнеможении на подушку, ловя на себе самую прекрасную из всех улыбок.
Эпизод 17.
Аля ведет урок литературы в 11 классе, изредка посматривая в окно. На улице – декабрь, хмурый, бесснежный, холодный. Ветки березы за окном, голые, мокрые, стучат в окно, словно просятся в тепло школы.
- Напомните, что такое парцелляция? – голос Игоря П. с задней парты.
-Представь себе сложное, большое по объему произведение, отвечает Аля, - а потом его разделили на несколько частей, с какой-либо целью, например, показать ход мыслей персонажа, значимость каждого его поступка...И не только, конечно, для этого. Вот, например. Мы шли по холодному зимнему городу. Вместе. Я оглянулась. Ее – нет.
Эпизод 23.
Аля ждет.
Эпизод 37.
Воскресенье у Али – единственный полноценный выходной. Обычно в первой половине она сидит в инете и общается с многочисленными виртуальными друзьями. Судьбы мнимо-близких далеких проходят сквозь Алю, неглубоко затрагивая ее. Хотя, конечно, есть и приятные исключения.
Звонок. Юля.
«Привет! – голос как-то через чур бодр для утра воскресенья. – Ты не занята?»
«Ну, в общем-то нет, - отвечает Аля, - хочешь увидеться? Почему так давно не звонила?»
«Ну, ты же знаешь, у меня это…учеба…Я как бы по делу.»
«?»
«Ты мне денег не займешь? - голос чуть-чуть виноватый, как и положено в таких случаях. - Мне б хоть рублей пятьсот-тысячу, ты же знаешь, я отдам!»
Але почти смешно. История с займом повторяется уже не в первый раз. Долг Юля пока не вернула.
«Хорошо, займу немного, приезжай!»
«Ну, тогда я пошла одеваться!»

Через час Юля врывается в прихожую, пахнущая морозом и немного сигаретами. Скидывает куртку, с порога целует улыбающуюся Алю.
«Ты есть будешь? - у меня голубцы еще горячие».
«Ты же знаешь, я капусту не ем, - Аля точно уверена, что впервые слышит об этом. – Хотя, впрочем, давай!»
Аля распелёнывает голубцы – мясо Юле, капустные пеленки – себе, наблюдает за выражением Юлиного лица.
«Мы так давно не виделись. И ты трубку не брала. Как ты? – Аля понимает, что не должна интересоваться, это лишнее, давно уже ведь договорились – не пара мы, просто друзья, - но не может удержаться.
«Да вроде все норм (любимое Юлино словечко). Не познакомилась ни с кем?»
«Я в поиске, - Аля ни может насмотреться в огромные, еще больше увеличенные стеклами очков, Юлины голубые глаза.
«Ну, на сегодня предлагаю считать поиск временно приостановленным» - Юля тянется к Але, опускается на пол перед ней, кладет голову ей на колени, ластиться, как молодой тигренок, залезает к Але под майку, слегка сжимает одновременно обе груди, утопает в них лицом, целует сосочки…
«Вот сама не знаю, почему так получается, но ты меня заводишь, -смеется Юля, - давай разочек, я так хочу тебя!»
Она увлекает Алю за собой в Алину спальню, опрокидывает, стягивает спортивные брюки вместе с трусиками, опускается на нее всем телом –грудь – в грудь, целует – долгим влажным поцелуем, спускается вниз, проникает языком в заветную дырочку, глубже, глубже, глубже! Меняет язык на пальцы, сначала два, потом три, все, как Аля любит.
Не доведя до оргазма, быстро поднимается, подкладывает под спину Али подушку, слегка отодвигает, сгибая в колене правую ногу Али, ложится сверху,  – лоно в лоно, двигается так быстро, почти яростно, словно именно это – самый последний в жизни оргазм. Другого больше не будет. Никогда.
Они кончают почти одновременно, тяжело дышащие, влажные от пота, опустошенные.
Еще минут десять – легкие ласки, разговоры ни о чем…Господи, вот она невыносимая легкость бытия!
«Пойдем, покурим», -предлагает Юля.
Несколько минут они курят, выпуская легкий дым в форточку синхронно, морозный ветер освежает лицо, как же хорошо…
«Я хочу еще!» - требовательно говорит Юля, - давай поменяемся!»
Она без всякого стеснения ложится на стол – спиной вверх, пяточки на краю стола, ноги согнуты в коленях – «Трахни меня! Я так хочу этого!»
Аля наклоняется – сама возбужденная от такой откровенности – входит сначала медленно, затем все убыстряя и убыстряя темп…три пальца, четыре. Юля стонет, просит еще, кухня наполнена этой внезапной страстью настолько, что, кажется, подожги сейчас какой-нибудь неведомый злодей воздух, - вспыхнет, загорится, как костер в засушливом августе.
«Ляг на меня, – прости Юля, - ляг!»
Аля ложится на нее всем телом, ощущая жар желанного, давно и верно любимого…Юля кончает, содрогаясь всем телом, словно ток пустили по всему телу…
«Тебе хорошо?» - тихо спрашивает Аля.
«Очень!» -признается Юля.
«Ненаглядная моя, -шепчет Аля, -ты моя ненаглядная…»
Эпизод 41.
Конец февраля, пятница, где-то около полуночи.
Аля сидит в гостях у лучшей подруги Лены уже шестой час. Хоть и работают вместе, а что обсудить всегда найдется. В кухне тепло, дети спят, на столе уже почти пустая бутылка коньяка.
Аля смотрит пропущенные звонки – не звонила ли Юля. Нет. Опять – нет.
Угадывая настроение старой подруги с полу движения, Лена говорит: «Может, хватит уже страдать? Мне эта Юля никогда не нравилась, ни долг ни разу не отдала, только брать и может…а вот чтобы тебе дать – не дождешься!»
Аля смотрит в черное окно, вспоминает, как тепло было днем,  думает: «Вот и весна через пару дней. А там и лето. Надо этим летом непременно на море выбраться. Дней так на десять, не меньше.»
Отвечает Лене: «А это мое личное дело». И улыбается.

+20

9

Работа №8

Соседка

       Пригородная электричка «Москва-Серпухов», не снижая скорости, несется мимо неприметных полустанков.
       «Ты меня любишь.. лепишь, творишь, малюешь...» вертится у меня на языке строчка из любимой песни. Отросшая за месяц челка, нависает на лицо и мотается в такт раскачивающего вагона. Я изнываю от жары.
       На часах только 8.30, но солнце палит безщадно..   
       Благообразный старичок, сидящий напротив, возит по стеклу пиджаком, старательно подпирает его плечиком – но закрыться от прямых солнечных лучей не удается.
       Запах пота и отсутствие свежего воздуха нагоняют на меня тоску. Деревянная лавка жестка. Я полирую ее  задом, в надежде отыскать позу поудобней.
      - Не вертись, - теряет терпение мать, - Слушайся там тетю Зину ..  с Игорем и Валерочкой не балуйтесь..
      - Ладно, - коротко соглашаюсь я и отворачиваюсь к окну.
Ныряющий между кронами деревьев солнечный луч, режет мне по глазам,  я морщусь и чихаю.
       - Простыла что ль? – беспокоится мать.
       - Нет,- трясу головой, - Щекотно ..
        Мне пятнадцать. Я еду на дачу. И я… в ПРЕДКУШЕНИИ! С прошлого лета там поселился сильнейший, для меня, «магнит» – белокурая соседка Раечка.  Сорокалетняя красавица, с чуть раскосыми, карими глазами, своим появлением  произвела фурор в садоводческом товариществе. Истачаемые ею феромоны, каким-то образом, повлияли и на меня.
         Все прошлое лето, томимая непонятными желаниями, я пролежала на раскладушке в зарослях бузины, отслеживая каждый шаг восхитительной соседки.  Столь скандальный интерес, как мне казалось, был никем не замечен. Десятилетние племяши тети Зины – Игорь и Валерочка, лишившись в играх своего предводителя - днями скучали, ковыряясь у калитки, в песке. Взрослые же, не обращали на меня внимания, полагая, что я взрослею и с мальчиками мне не интересно. И лишь Раечка, фланируя мимо моего «поста», каждый раз чему-то улыбалась и опускала взгляд.
        Это лето и мое пребывание в пионерском лагере «Красная Гвоздика», на многое открыли мне глаза. Ночные перешептывания с белобрысой Надькой,  жаркие  поцелуйчики с воспитателем Женькой – дали понять, что  мой интерес к соседке не так уж и безобиден.  Я изменилась физически - «вытянулась» и «налилась», как выразилась мать, и перестала походить на замученного цыпленка.
       - Ноги  собери, - прервал мои размышления, шепот матери.
        Бросив взгляд на свои растопыренные коленки,  я непонимающе посмотрела на мать, потом на сидящего, напротив, старичка. Привалившись к окошку и прикрывшись пиджачком, тот бессовестно пялился мне между моих ног.
        - Хороша погодка, – прошамкал  он, сообразив, что «застукан» - С утра солнышко.
           Мать не успела возмутиться. Объявление машиниста - «остановка, Шарапова охота», сорвало нас с насиженных мест и швырнуло к выходу.
                                                                 +++
          Шесть соток тети Зининой «дачи» прячутся  за невысоким облупленным штакетником. Узкий земельный участок, заросший буйными кустами бузины и шиповника, вытянут чулком. У границы с соседним участком мелькает загорелая мужская спина и  слышится стук прибиваемых досок.. Тут же, на садовой дорожке,  топчется тетя Зина, объемистая шестидесятилетняя дама. Под не запахнутым халатом у нее выглядывает сатиновый купальник.
         -  Набивай ровней, - командует тетя Зина мужской «спине» – Переделать заставлю, добьешься..
         Мужская «спина», что-то возражает..
         Вялые перебранка заканчивается со скрипом калитки. Запахивая на ходу халат, тетя Зина спешит нам навстречу.
        - Наконец-то – восклицает она, - Представляешь, Анют.. скотина.. весь штакетник к соседям лицом.... к себе - жопой .
        - Ладно, - устало отмахивается мать и  здоровается со «скотиной», - Здравствуй, Петрович.
        Вспотевший Иван Петрович, радостно оборачивается:
        -  Привет, девки!  Аааа … и Маруська тут!
        - Поздоровайся с дядь Ваней, -  подсказывает  мать.
        - Здрасьте, - выдавливаю я, и, опустив голову, спешу за матерью, к домику.
        - Застеснялась! Cмотрите  ка? - удивляется  мне в спину, Петрович.
                                                          +++
         - Полный дебил – констатирует тетя Зина, освобождая от продуктов рюкзак,  - Как увидит ее, слюни пускает... А «эта» туда-сюда.. в купальнике.
           Я уже поняла, что под «эта» имеется ввиду -  соседка. Из окна кухоньки, где мы наполняем холодильник, видна распахнутая дверь ее террасы. И мое ухо улавливает, доносящуюся оттуда, ритмичную музыку.
         «Здесь.. здесь.. здесь» бурлит во мне кровь и горлом рвется сердце.
         - Шашлычки, - довольно протягивает тетя Зина, заталкивая последний брикет мяса в морозилку, - Вечерком замутим, а?
         - Давай, - соглашается мать,- И салатики сделаем.
         - А можем, позвать и «эту» с мужем? – задумчиво размышляет тетя Зина. - Соседи ж.
         Мать пожимает плечами:
         - А что? С соседями дружить нужно.
         - Бабуль, - заглядывает на кухню Валерочка, - Там, тетя Рая с дядей Володей на реку идут, - Можно с ними?
         - А дома вам не сидится? – язвит тетя Зина, -  Не знаю, - и с надеждой смотрит на меня, - А ты, Марусь? Сходи.. Последишь за моими.
          - Конечно, пойдет, -  соглашается за меня мать, -   Чего сидеть то..
                                                        +++
       … Я лежу на песке и сквозь дремоту, слушаю, как бьются о берег набегающие волны. Если закрыть глаза и хорошо пофантазировать – можно представить берег теплого моря (где никогда я не была) и много белых, белых чаек..
         - Здесь же по грудь, не бойтесь! – врывается в мою фантазию голос Володи. Весело  поднимая шумные брызги, он плещется в небольшом плёсе, огражденном от «большой» воды камышом. Игорек и Валерочка, на кого и рассчитаны уговоры, не поддаются – им речная вода кажется слишком прохладной. Они в нерешительности  топчутся у берега, смеясь и подталкивая друг друга к воде.
         Потеряв терпение, Володя выскакивает из воды и, зажав двух визжащих пацанов под мышками,резво тащит их в воду.
         - Аккуратней, Володечка, - кричит вдогонку супругу Раечка, - Не утопи.
         Но, опасения соседки, напрасны. Окунувшиеся в воду мальчишки, уже адаптировались и усердно работают конечностями, оставляя на воде белые полосы из брызг.
         Раечка жмурится от солнца. Ее светлые волосы распущены и слегка развиваются от ветра. Легкий льняной халатик, ладно обтягивает фигурку.
         Сбросив халатик в траву, Раечка остается в одном эластичном купальнике, ярко бирюзового цвета.  Я не могу оторвать от нее взгляд.
         Словно почувствовав,  она оборачивается.
       - Искупаемся? – улыбаясь, спрашивает меня.
         Вспомнив о своем сатиновом комплекте, я возражаю:
         - Холодно…
        - Тогда закаляйся, - фыркает Раечка и мелкими шажочками спускается к реке.
    …. Часом позже, уютно устроившись на горячем песке, мы загораем. Рядом с Раечкой, накрывшись белым полотенцем, пристроились мокрые мальчишки. Взъерошенными воробьями они жмутся друг к другу, пытаясь поскорей согреться. Невдалеке, прыгает на одной ножке Володя - смешно наклонив голову, он старается высвободить залитое водой ухо.
      - А ты не купаешься? – интересуется он.
       Я густо краснею:
      - Купаюсь.
      - Так, беги… Скоро уходим!
      Смущаясь, я стягиваю с себя шорты, футболку, и, со вздохом, поправляю на себе сатиновый комплект. Этот линялый купальник, сшила мне мать в преддверии лета. Я торопливо иду к воде, чувствуя, как Раечкин взгляд прожигает мне спину. Кажется, что она смеется.. не может не смеяться. Но мне все равно. Войдя в воду по грудь, я уверено плыву кролем… потом,  перевернувшись на спину, дрейфую  цветастой «звездой» у берега..
       Возвращаюсь слегка продрогшая.
        - А ты подросла, - улыбается Раечка, внимательно разглядывая меня, - Вот встретила бы где - не узнала...
       Я, молча, пожимаю плечами, и, отвернувшись, натягиваю шорты на мокрый купальник:
       - Домой надо..
                                                               +++
       «Все могут, короли..» - разрывается старенький кассетник, голосом Пугачевой, - «..все могут короли..»    Притоптывая и прихлопывая, тетя Зина и мать, вертятся в подобии танца..
        - Ох, девки, - перекрикивает Пугачеву, пьяненькая тетя Зина, -  может еще по стопарику?
       Встрепенувшийся Петрович, подхватывает початую бутылку белого и степенно разливает по пластмассовым стаканчикам. Осушив свой стаканчик, мать вдруг просит:
        - Сыграй нам, Вань.
        Петрович кладет потрепанную трехрядку  на колени и растягивает малиновые меха. Мать с тетей Зиной  затягивают: «Ой, цветет калина..»
         Помешивая в металлической кружке горячий чай, я  ловлю  пристальный  Раечкин взгляд.  Примостившись с противоположного края стола, она  мелкими глотками допивает  вино из пластмассового стаканчика. С минуту понаблюдав за мной,  Раечка улыбается и шутливо приподнимает свой пустой стаканчик. Подыгрывая, я  подхватываю свою кружку с чаем и тоже приподнимаю.. Пальцы ожигаются  и  емкость срывается вниз. Раечка прыскает со смеха.
         За аккордами «народной»,  вдруг следуют хриплые звуки танго.
         - Володечка, потанцуем?- наклоняется к нему тетя Зина.
         Володя  морщится, но отодвинув тарелку с гарниром,  поднимается из-за стола.
      ....Их танец кажется странным, а пара – смешной.  Резкие повороты  чередуются цепочкой шагов.. ступни ног неестественно выворачиваются, а полусогнутые в коленях ноги  сбиваются с такта...
        Очищая оранжевый апельсин, Раечка задумчиво поглядывает на танцующих:
       - Марусь, ты не танцуешь?
        - Неа, - зарделась я.
        Разломав апельсин на дольки, одну - Раечка кладет себе в рот:
        - Вау, вкусняшка.. Пробуй..
         Перегнувшись через стол, она протягивает мне дольку, весело предупреждая, - Только губами!     
         Покорно наклонившись, я всасываю апельсинку в рот, и  слышу за спиной голос матери:
       -  Ты, спать собираешься?
      Ее лицо в красных пятнах, глаза пьяненько поблескивают.
       - Не хочется, - бормочу, питая надежду, что про меня забудут.
        Но мать тянет из-за стола:
        - Со взрослыми нечего.. в зале постелила..
        Кинув прощальный взгляд на разрумянившуюся Раечку,  я покорно тащусь за матерью.
                                                                 +++
      ….Духота перегретого за день «зала» и скрежет бузины о стекло, не дают мне заснуть.. Я прижимаюсь к влажной подушке,  и прокручиваю в голове события прошедшего дня -  речка.. Раечка в купальнике.. ароматная  апельсинка..
         Мне вдруг становится ясно, что день не закончится, пока я не переговорю с соседкой откровенно…
          Натянув на голое тело тесноватые шорты и любимую футболку  с профилем Че Гевары, я решительно выхожу во двор.
          Слабый, мутно-желтый свет от висящей над крыльцом лампочки, с трудом пробивается сквозь зеленые заросли. Белая садовая дорожка змейкой тянется через сад..
          Прихватив пару кирпичей, и обойдя недостроенный  Петровичем забор, я подкрадываюсь  к соседскому домику...
         Здесь все окна распахнуты. С чердака разносится мощнейший храп.
         Привстав на кирпичи, я заглядываю в темный оконный проем. Посреди небольшой комнаты маячит стул, у дальней стены  -  широкая кровать,  где под простыней прорисовываются очертания тела, а на подушке разметались светлые волосы.
         Томимая желанием и любопытством, я подтягиваюсь на руках и резким движением перебрасываю ногу во внутрь. Слышится треск рвущейся ткани. Мое  тело,  по инерции, переваливается через проем и, мешком, валится на пол.
          Испуганное  «кто?».. возня…  и  комнату озаряет яркая вспышка света.
         В тонкой сорочке, поправляя спадающую лямку, Раечка всматривается в «причину»  своего пробуждения.
         - Ты что?  - тревожно спрашивает она меня.
        Мой язык отказывается подчиняться, я мычу: 
   
        - Ммыыыы.
         - Господи, ударилась? –  глаза Раечка в ужасе округляются .
          Приблизившись и наклонившись надо мной, она начинает лихорадочно ощупывать мою голову и руки.
         -Так, что? – переспрашивает она.
          Я хлопаю ресницами и цежу:
          - В гости пришла.
          Раечка вздыхает и белозубо улыбается:
          - Давно не виделись! - потом подумав, добавляет - Топай домой.
          -. Штаны,- развожу я руками.
           На лице Раечки недоумение:
          - Что штаны? Господи, а по-человечески объяснишь? ..Обернись, - просит она.
          Сгорая от стыда и унижения, я поворачиваюсь к ней растерзанным задом. Слышу сдавленный смешок, и, короткое:
         - Снимай.
           Вынув из трюмо банку с нитками,  Раечка неторопливо подбирает нужный  мне цвет…
         Пару минут спустя, прикрывшись простынью, я расслабленно сижу на  кровати,вместе с Раечкой.
          Персиковый  плафон ночника отражается во всех трех зеркалах трюмо.. Комната тонет в желто-оранжевом свете.  Затаясь,  я любуюсь профилем Раечки. Ее закушенной губой.. движениями, стягивающими прореху… художественными  стежками.. От духоты и прилагаемых усилий, на Раечкином  носике выступили капли пота. Хочется коснуться их пальчиком и смахнуть.. А еще поцеловать,  эти капельки и аккуратный носик.. Я благодарю бога, что на чердаке, не стихает Володичкин храп.. Как хорошо, думается мне, жить в этой комнате..просыпаться и засыпать с Раечкой..загорать,  танцевать танго… Что ей Володечка?  Зачем? ..
          - Надевай, - прерывает мои размышления Раечка, - Почти новые!
           Повертев в руках «отремонтированную» продукцию и на секунду замявшись - я решительно скидываю простынь и сверкая голым задом, начинаю натягивать шорты, на глазах у остолбеневшей Раечки...
          Меня трясет.. ноги путаются в штанинах.. застежка-молния заедает.. С трудом натянув шорты и застегнувшись по всем правилам, я поднимаю на Раечку глаза..
            Мы стоим рядом.. Ее бледное лицо кажется совсем белым, оно осунулось, но .. темные глаза мерцают.
           Пальцами она касается моих волос, нежно проводит по щеке. Движения ее мягки и неторопливы… Мое сердце сладко и смешно трепещет.  Прикосновения шероховатых Раечкиных губ успокаивают меня и снимают ложную стыдливость. Я доверчиво льну к ней, как дочь к матери.. Приобняв, Раечка покрывает мои щеки, губы, шею порывистыми поцелуями. Светлые кольца ее волос, подрагивают и щекочут мне лицо.. руки сжимают все крепче и крепче.. .
        - Милая, – шепчет Раечка мне в самое ухо, - Детка..
        Я закрываю глаза, чувствуя, как земля  уходит из-под ног. Раечка языком проводит по моим губам, требовательно проникает им в рот… В поисках опоры, я всем телом вжимаюсь в Раечку и обнимаю ее, ... сотрясаясь судорогой освобождения.
         Очарование заканчивается мгновенно – Раечка, вздрогнув, резко хлопает меня по лбу.   
        - Брысь, - хрипит она, - И через дверь..
         Отвернувшись, принимается суетливо собирать в коробочку, рассыпанные на столе катушки ниток.. Ее оголенные плечи, усыпанные конопушками, подрагивают.. Хочется подойти, прижаться, расцеловать эти рябенькие пятнышки.. Но, что-то подсказывает - нельзя... Потоптавшись, я шмыгаю в дверной проем и осторожно прикрываю за собой дверь.
                                                              Эпилог
       Я не знала, что это было мое последнее лето на даче, что больше никогда сюда не вернусь, не увижу Раечку.  Глупая ссора родственников вычеркнула меня из дачной жизни, на долгие годы. Я закончила институт, вышла замуж, развелась.. Жизнь закружилась в бесконечном пьянящем водовороте.
      Раечка вспоминалась редко, с нежностью и  легкой грустью..  В трудных ситуациях – снилась:  тихо гладила по щеке,  улыбалась… Окрыленная ее лаской, я обещала вернуться..
       Только недавно узнала, что Раечки больше нет –  ее сбила электричка, в том же 85-м..  Нет и ее супруга Володи… А на их участке, пустовавшем долгие годы, теперь обустроились и живут другие люди..
       Не вернулась, не увиделись…     
       Прости меня, Раечка – моя жизнь, моя любовь..
апрель 2016 г.

+27

10

Работа №9

Давай

…Давай, Моя Сладенькая…стони, стони, Моя Девочка…дыши, дыши, пока мои зубки держат Тебя за ушко…давай…
Это произошло случайно, как случается всякий непредвиденный секс любящих людей. Надо видать было зайти Ей ко мне, чтобы смыть пыль прошедшего дня. И как было мне не юркнуть в приоткрытую дверь ванны, из которой лились ароматы, зовущие вдохнуть с Неё. Вся моя одежда мгновенно упала на пол, при виде бегущих струй по Её манящему телу…
Руки потянулись к бархатной попке, гладя, лаская…ладошки прижимались к мягонькой, лаская по кругу…вниз по бедрам…спеша снова вверх…к спинке…стоя внизу, притягиваю к себе, утыкаясь носиком где-то в поясницу…и вожу какие-то узоры язычком по Её спинке…
Забираюсь в ванну, ближе, ближе к себе, это желанное тело…Она спинкой ко мне, а Её грудь в моих ладонях…глажу большими пальцами эти пушистые комочки, целуя в шейку…хорошо ли Тебе, Заечка?...Ты неопределенно киваешь от нахлынувших ощущений, ловя мой поцелуй в шейку…хочешь развернуться ко мне, а я не даю…нагло прижимаю Тебя к стеночке, и снова глажу попку, опускаясь вниз, разводя тихонько ногой Твои ножки…хочу Тебя…медленно…
Тебе стало немного холодно и мы переместились под душ, струи которого лились на нас сверху…Ты смотришь мне в глаза, а меня так тянет целовать Твой Сладенький ротик…касаться язычком…теплые струи текут по Тебе, и ловя их ртом с Твоих сосочков, беря их зубками облизываю…между грудями, поднимаясь вверх и покусывая шейку…Ты гладишь мои плечи, не успевая перехватывать дыхание…не забывай, Родная дышать…
Целуя мягко шейку, рукой опускаюсь к животику, но мне хочется ниже…вопросительно смотрю в глазки, такой притягательной силы…глажу по бедру, лаская ниже, поднимая ножку на бардюр ванной…не бойся, не бойся, Нежная, не упадем…
Дрожа от возбуждения лижу язычком низ животика, почти там, глажу попку…легко пробегаюсь по губкам, Ты поддаешься вперед, и тогда жадными губами целую бугорочек, вслед беря его язычком…кончиком язычка играюсь с ним, полизывая вверх…Ты дрожишь…Твоя дрожь отдается во мне, и сильнее прижимая Тебя за попку к себе, скольжу язычком по губкам…к пещерке…мне так хочется лизать и лизать эту нежнейшую плоть…Твои вцепившиеся руки в мои волосы…медленно кружу пальчиками у Твоей пещерки, лаская язычком бугорочек…как приятна эта дрожь…вздохи…стоны…одной рукой придержав Тебя за попку, неожиданно вхожу двумя пальчиками и замираю, ощущаю внутри пульсацию и жар…а потом…потом двигаюсь быстрее и быстрее под Твои не то стоны, не то всхлипы с мольбой…покусывая бедра…сжимая горяченькую попку от струй воды и не только… «Моя Девочка, двигайся, двигайся, Моя Хорошая…делай, делай так…еще…еще…» от этих слов у меня мутится в глазах, стараюсь предугадать Твои движения, но мы с Тобой и так движемся одновремено…поставив ножку на мое плечо, Ты стонешь…Твоя влага течет по моей руке, а пульсирующий бугорочек так горяч под моим язычком… мои движения все ускоряются, пальчики скользят по стеночкам Твоей пещерки…отрываюсь ротиком от Тебя не прекращая движения «кончай, давай, Прекрасная…»…
О, Твоя месть была сильна – подняв меня с колен, почти вдавливая в стену собой, ласкаешь…целуешь шейку…а я задыхаюсь, прошу, прошу…умоляю…и Ты кусаешь мое ушко…Давай, Моя, Сладенькая…

+11

11

Работа №10

Внезапная встреча

Лиза ехала в электричке в пригород. Сдав последний экзамен в университете, она  решила побродить по парку, увидеть озеро, только что оттаявшее и теперь смотрящее в  небо своей зеркально голубой гладью.  Она любила парк с его сероватыми деревьями, кружевной дымкой окутывающими небо.  Она помнила запах этих деревьев по весне, когда на них раскрывались почки, маня обещанием свежей весенней зелени. Вся их небольшая группа почти целиком состояла из отличников и поэтому они попросились сдать экзамены пораньше, чтобы потом отдохнуть, а защищаться уже летом, вместе со всеми.  Преподаватели с удовольствием пошли им навстречу, тем более, что весна обещала быть тёплой и ясной. Лиза мечтала о том, как через некоторое время  она выйдет из электрички и отправится в лес, за которым её воображение уже мечтательно рисовало ей манящую голубизну озера.  Электричка поминутно останавливалась, представляя взору девушки всё новые пейзажи – один красивее другого.  Засмотревшись в окно на одной из остановок, она не заметила, как  на сидении напротив неё оказалась девушка. Возможно, Лиза бы и не обратила никакого внимания на незнакомку, если бы не бросившееся ей в глаза невероятное совпадение: у девушки была точно такая же куртка, как и у неё.  Куртку Лизе прислали родственники, живущие в Америке. Она была кожаной, с красивой блестящей молнией и великолепной вышивкой – красующимися по обе стороны от молнии драконами, смотрящими друг на друга.  Лиза пригляделась к девушке повнимательнее  и нашла это сходство не единственным, что их объединяло. У попутчицы были такого же цвета глаза – прозрачные светло-зелёные. «Откуда у неё такая же куртка?» - всё время мысленно переспрашивала девушка саму себя, как будто бы это что-то могло прояснить. Но это ничего не проясняло. Девушка же тем временем открыла небольшой  чёрный дипломат, положила на него лист бумаги и принялась что-то быстро записывать карандашом.  Лиза чуть заметно улыбнулась. Теперь она могла более пристально рассмотреть свою случайную спутницу. Из-под капюшона куртки выбивались шелковистые светлые волосы, совершенно прямые – о, вечная зависть кудрявой Лизы – и гладкие.  Зелёные глаза были опушены золотистыми ресницами, покрытыми чуть заметными искорками блеска – на удивление девушки наперекор моде попутчица не стала красить ресницы чёрной тушью.  Веки украшали коричневые стрелки, а губы были покрыты блеском нежно-персикового цвета.  Девушка  тряхнула головой, сделала порывистое движение пальцами, убрав мешающие волосы и  внезапно глотнула воздух. Едва уловимое движение губ девушки обдало Лизу жаром. Она совершенно не ожидала…она думала вообще о другом…она…Возникло странное столкновение ощущений. Ей вдруг захотелось бежать…и захотелось смотреть на неё не отрывая глаз…ещё и ещё…Светоловолосая девушка на миг задумалась и перестав писать, положила новый лист бумаги поверх прошлого. Теперь она рисовала. А мысли Лизы, к тому моменту не сдвинувшейся с места, овладевали ею всё больше. У неё пересохло во рту и сердце забилось так, что она опасалась, что сидящая напротив девушка непременно это увидит прямо через куртку. Но деваться было некуда. Впереди ещё 20 минут до её остановки…20 минут…впрочем  - а когда выходить девушке? Тут Лиза поймала себя на мысли, что, наоборот, вопреки нахлынувшему на неё смущению…а может быть, благодаря ему…она не хочет отпускать девушку из электрички…из этого дня…из своей жизни… «Что со мной?» - Лиза испугалась ещё больше.  И вдруг произошло неожиданное: медленно, словно  кино, девушка встала, подошла к Лизе вплотную .  Она поцеловала её в губы очень осторожно, как бы спрашивая: можно ли? А затем, медленно начала расстёгивать молнию на её  куртке .  Оглянувшись, Лиза увидела, что электричка пуста. Пусто также водительское место, а электричка едет сама и вокруг давно уже прозрачный серый лес. Ярко светит солнце, становится жарко, а тело ощущает прикосновения ладоней, которые за несколько минут стали такими родными.  Девушка  трется о её щеки своими, как кошка  и продолжает её раздевать.  Она спокойна, уверена и раскована одновременно – Лизе ничего не нужно делать, только позволить её прикосновениям быть. Впрочем – «позволить» - странное слово, поскольку если бы попутчица сейчас остановила движения, Лиза умоляла бы её продолжить. Но она не останавливалась. Она смотрела на неё и улыбалась.  «Да» - чуть слышно произнесла Лиза. Девушка продолжала.  Она раздевала её, скользя прохладными руками по её горячему телу. Её длинные пальцы касались сосков.  Потом она прижалась плотнее и стала целовать их попеременно.  Её поцелуи спускались всё ниже, покрывая рёбра, живот…Лиза сбросила сковывающие её джинсы, трусики и только успев постелить на сидение красивую вышитую салфетку, села на неё уже полностью обнажённой.  «Иди ко мне!» - прошептала светловолосая девушка и вошла прохладными пальцами в жаркую плоть Лизы. У неё потемнело в глазах…она начала задыхаться….пальцы девушки настойчиво двигались внутри, с каждым движением усиливая наслаждение….Внезапно по её телу разлилось острое ощущение счастья, несказанно радуя каждую её клеточку и немного пугая.
   Лиза очнулась от прикосновения к её руке. «Девушка, с Вами всё в порядке? – вопрошал чей-то нежный голос.  Машинально Лиза оглядела своё тело. Она была полностью одета, всё в ту же чёрную куртку, чёрные джинсы и чёрные ботинки.  Но одно оставалось неизменным: на неё действительно смотрела девушка из сна и действительно держала её за руку. И сейчас девушка из сна пыталась достучаться до не до конца ещё проснувшейся глубины её сознания и узнать…не стало ли ей плохо. А ей стало хорошо. Отчего снова захотелось убежать.  Лиза огляделась. В электричке действительно никого не было. Водитель при этом, как и положено, сидел на своём месте – где же ему ещё быть. «Простите, что я так …бестактно… - девушка была смущена и слова подбирала явно с трудом, - просто это конечная остановка. Вам точно не требуется помощь?». Лиза смотрела на неё и улыбалась. Вдруг неожиданно для самой себя спросила: «А Вы зачем едете в парк?» и подумала про себя, что сейчас она, наверное, бестактнее в сотню раз.  «А я там живу  -улыбнувшись ответила девушка, явно обрадованная, что с Лизой всё в порядке.  Я приехала из Америки, чтобы написать книгу. Героиня моей книги живёт в России. Простите, я не спросила у Вас разрешения, я нарисовала Вас, Вы очень похожи на героиню моего романа, как я её представляю. Там есть серый дом из камня. В нём я и поселилась.». Они и сами не заметили, как вышли из остановившейся электрички и тут же взялись за руки. И тут Лиза к удивлению своему обнаружила, что не просто знает этот дом, стоящий в парке, но и мечтала однажды попасть в него, очутиться внутри. И вот они уже шли по лестнице, ведущей сразу же со двора на второй этаж здания.  Несколько минут – и Лиза как будто бы снова оказалась в продолжении сна. Они сидела с потрясающе красивой девушкой в потрясающе красивом доме, они пили зелёный чай с сахарным печеньем, и Лиза была абсолютно счастлива. Два часа прошли незаметно и вот уже Лиза торопливо одевала куртку в прихожей. Они улыбнулись друг другу и одновременно произнесли: «Не перепутаем?».  И одновременно же ответили сами: «Будет повод вернуться!».  На прощание девушка поцеловала Лизе руку. А потом обняв её, легко скользнула своей щекой по её щеке, так ласково, по-кошачьи.  Да-да, это было именно ТО  прикосновение!
                                          (07.04.2016)

+15

12

Работа №11

Кекс или краля от Балды

Утро выдалось бурным... Необходимо было все продумать и приготовить идеально - ведь вечером приедет жена.
После быстрого похода в магазин, оставалось только подготовить пиццу, начикать салат и засыпать все ингредиенты по списку в хлебопечку для выпекания кекса. Да, кекс, как она любит - с курагой и корицей.
А эти новые бокалы для "игристого"? Да, ей понравятся.
А мне ведь еще нужно помочь своему другу Лешке Балдакову - обещала ему встретить в аэропорту какую-то кралю... Но я успею, все успею.
Еще раз осмотрев квартиру на предмет чистоты и порядка, быстро оделась, взяла свой рюкзачок и пошла к машине.
По дороге в аэропорт все мысли были только о том, ничего ли я не забыла в своих приготовлениях? Вроде все успела - "игристое" охлаждается, салат тоже, пицца в духовке - только включи и приготовится, кекс в хлебопечке на отсроченном таймере. Блин, а правильно ли я подобрала время? Да, Оля, правильно. Когда жена приедет - кекс будет готов.
Приехав в аэропорт, вся в своих мыслях, вдруг понимаю, что даже не знаю имени этой крали и как она выглядит.
Балдаков, как обычно, вне зоны доступа...
Оля, чего делать будем? Достаю из рюкзака ежедневник и старательно так, пожирнее, пишу приветствие.
Стою такая с открытым ежедневником на фоне красивых и отпечатанных приветствий других встречающих.
Оспади, и тут мое тело ошпарило жаром и по спине прошлись льдинки одновременно - эта женщина, с черными, немного вьющимися волосами и стервозным взглядом смотрит прямо на меня не отрывая глаз... В замедленной съемке подходит ко мне шаг за шагом.
Оспади, нет, только пройди мимо, пожалуйста, только пройди мимо, толькопройдимимо... Я знала, что не в почете у тебя, Господи! Спасибо хоть за то, что отговорил меня одеть сапоги на каблуках...!
Она остановилась напротив меня, серые и наглые глаза смотрели то в мои глаза, то на открытый ежедневник.
- От Балды?! Отличное приветствие! - пропела она с ехидной ухмылкой и сделала вопросительный взгляд.
- Вы и есть та краля, которую я должна встретить? - вырвалось у меня.
- Ага. Поможете мне с чемоданом? Он меня не красит и не подходит к моему пальто!!!
- Нуу, хорошооо. - сквозь зубы ответила я, - Только пойдемте быстрее, мне не терпится довезти вас с ветерком. У меня еще свои дела сегодня.
Подойдя к машине, она стала садится на заднее сиденье, чему я несказанно обрадовалась.
Заведя машину, пристягнулась, достала сигарету и закурила.
- Вы могли бы не курить в машине?, громко так услышала я голос с заднего сиденья.
У меня чуть сигарета не упала от шока. Мало того, что я ее чемодан тащила, так она еще и в моей машине курить мне запрещает.
- Если я не буду курить в своей машине, тогда вы никуда со мной не поедите. С удовольствием закажу вам такси.
- Курите, только не дымите на меня.
- Алиллуя!!! Можно, да?!!! Спасибо, что разрешили!
Минут 15 мы ехали спокойно.
Как только я включила музыку, то почувствовала сильный удар в плечо и от этого удара рефлекторно дернула руль так, что чуть не врезалась справа в другую машину.
- Вы совсем обалдели что ли? Я за рулем! Что вы себе позволяете? Какого вообще... Вы кто такая?! Мы чуть в аварию не попали!!! Ахринели, блин!
- Вообще-то мое имя Юлия. - тихо сказала она.
- Да мне все равно кто вы там - Юлия, Клавдия или краля от Балды!!!
- Мне нужно будет заехать по одному адресу, мы будем все равно ехать мимо.- извиняющимся тоном пропела краля.
- Ну вы вообще!!! Надеюсь, это минутное дело?
- Если вы поднимитесь со мной, то да.
Мы подъехали к подъезду многоэтажного дома. я еще не успела припарковаться, как она открыла дверь и собиралась выйти.
- Закройте дверь. Я еще не припарковалась.
Так еще никто и никогда не хлопал дверью моей "крошки"...
Если бы я умела краснеть, то была бы вся бордовая от того гнева, который собрался во мне.
Зайдя в лифт, я поняла, что нажимать кнопку она не собирается.
- На какой этаж ехать изволите? - сквозь зубы спросила я.
- На 25.
- Тут только 21.
- Я же сказала на 15.
- Оспади, дай мне терпения и немедленно. - почти прокричала я.
Она смотрела на меня не отрывая взгляда, а потом вдруг начала колотить кулаками в грудь и кричать, - Да кто ты такая вообще и откуда взялась?! Почему, скажи, почему я так хочу прикоснуться к тебе?!
Меня накрыло поцелуем. Я даже не хотела сопротивляться, а только позволять ей делать все, что она захочет.
Двери лифта открылись и мы поползли по стенам на лестничную площадку не отрываясь от поцелуев.
Мы уже расстегнули все что смогли зацепить шаловливые руки.
- Сними с меня пальто - прохрипела она, продолжая наращивать поцелуи.
- Я не могу. Отпусти руки с моей шеи, тогда получится - мои руки тем временем ласкали ее грудь.
- Я не могу. Я упаду. Я стою на одной ноге. - целуя мою шею, лепетала она.
- Я тебя держу, отпускай.
Она опустила руки и пальто само упало на пол.
- Ооо,чулки. Как предприимчево. - сказала я и продолжила свое путешествие по ее телу.
- Хватит уже болтать. - на одном выдохе произнесла она.
Мы ехали молча. Я не курила и не включала музыку. Она немного дремала - такая красивая и умиротворенная... Я не могла наглядеться на нее  в зеркало заднего вида.
Подъехав к подъезду, я спокойно припарковалась и достала чемодан. Мы молча зашли в подъезд и она нажала кнопку в лифте, улыбаясь открытой и теплой улыбкой.
- Боже, любимая, запах кекса на всю квартиру!!! Я ведь заслужила сегодня этот кекс? Амм, жена!?
- Да, любимая, и не только кекс! Еще новые бокалы для "игристого", которые разбило твое пальто в прошлый раз!!!
- В этот раз никто и ничто не пострадало!
- Как знать, My Belle!

+15

13

Работа №12

Желание

Хочу тебя..хочу в тебя..проникнуть, ворваться, впиться губами в твое тело.Почувствовать как пульсирует под пальцами и губами жаркая,влажная плоть,выводя этой пульсацией какой то первобытно-звериный ритм..Что может быть прекраснее двух обнаженных  ,сплетенных вместе женских тел?Я хочу раствориться в твоем теле до последней капли,до последнего выдоха.Хочу сплестись с тобой в тугой,упругий клубок, чтобы непонятно было,где чья рука-нога-плечо-шея..в этот момент  это будет единое,неразделимое целое.Хочу обвиться  вокруг тебя как лиана.Хочу ощущать всем телом как бешено  стучит твое сердце и несется по венам и артериям горячая кровь похожая на кипящую  лаву..Хочу почувствовать твой солено-терпкий вкус на своих губах и напиться вдоволь из этого священного источника, чтобы через некоторое время вновь испытать ту же  неутолимую жажду.Хочу слышать твои стоны и жаркий шепот, превращающийся в  невнятный лепет от моих ласк..еще..еще..еще...Хочу учить тебя наслаждению..медленно.. солено-сладко..потом быстрее и быстрее,пока тело окончательно не подчинится этим  могучим инстинктам,древним как сама жизнь, и разум полностью не отключится,отдавая тело во власть ослепительному цунами наслаждения..и пальцы мои зальет  теплым  соленым прибоем..  и мы станем единым целым. Хочу тебя..

+14

14

Работа №13

Я стою перед твоей дверью.
Прошло восемь лет. Ровно восемь,  с тех пор, как я навсегда исчезла из твоей жизни. Просто собрала вещи и ушла. Помню,  в то утро ты проспала и суетливо металась по квартире в поисках подходящей одежды для встречи с важным клиентом. А я лежала, закрыв глаза, и ждала, пока ты уйдешь.  У меня всё было уже готово. Сумка с необходимым. Билет на самолет. Новая сим-карта. 
Спустя шесть часов я была уже за тысячи километров от тебя, в другом городе. Не оставив ни записки, ни следа пребывания в твоей квартире. Словно это был сон длиною в пять лет, который неожиданно оборвался.
Я знаю, что ты искала меня. Однажды ко мне в квартиру пришел милиционер и пытался поговорить. Удивительно, но после того, как я сказала, что не хочу, чтобы меня нашли, он сразу ушел, не сказав ни слова.
И вот, спустя восемь долгих лет я у твоего порога. Ты живешь в том же доме на тихой улочке рядом с центром.  Окна твоего дома выходят во двор, и прежде чем подняться, я долго смотрю на них, пытаясь разглядеть хоть что-то сквозь тонкие голубые  занавески.
У меня не хватает мужества позвонить в звонок. Я дрожу, словно на улице минус двадцать, и на мне тонкая ветровка.
Присев рядом с твоей дверью я долго раскачиваюсь вперед-назад,  глядя в пространство.  Восемь лет.
Наконец у меня появляются силы встать. Я нажимаю кнопку звонка, и отхожу, зажмуриваясь, как будто ожидая  удара.
Из глубины квартиры слышатся мелкие торопливые шаги. Я знаю, твой муж сейчас на работе, а ребенок в детском саду… Муж. Ребенок. Все как будто в чертовой параллельной реальности.  Но, к сожалению, все по-настоящему.
- Кто там, - слышу я твой высокий беспокойный голос из-за двери. Я вздыхаю, пытаясь произнести хоть звук, но  горло предательски сдавило, и я боюсь разрыдаться в эту же секунду.
Дверь открывается. Ты стоишь на пороге. Немного постаревшая, бледная.  Теперь у тебя длинные волосы, собранные в пучок на макушке.  А глаза те же… Большие, голубые, как у куклы.
У твоей дочки такие же. Я знаю.
Увидев меня, ты отшатываешься и зажимаешь рот рукой. Я вижу, как наполняются слезами твои глаза.
- Ира, - шепчешь ты дрожащим голосом. Слезы льются из твоих глаз, но в одну минуту лицо твое искажается гримасой. Ты смеешься громко и долго, а я не решаюсь подойти к тебе, чтобы успокоить.
-И-и-ира, Ирка-а, о боже, Ирка-а, - кричишь ты, надрывно хохоча и обнимая себя руками. Я судорожно сглатываю. Мне больно смотреть на тебя.
Наконец у меня хватает храбрости зайти в прихожую и закрыть входную дверь.
- Эля, привет, - только и могу выдавить я из себя.
- Привет, - отвечаешь ты с развязной улыбкой, - Как дела? Обедать будешь? Я тут восемь лет назад пришла домой  с работы, а тебя нет. Ну, ничего, думаю, подожду, ушла куда-нибудь. Приготовила суп с клецками. Звоню, а телефон недоступен. Потом увидела, что и вещей нет.  Ну,  тут я и поняла, -ты  театрально разводишь руками, - Что всё. А ты вот она, пришла.  Значит, я зря волновалась. Сегодня, кстати, на обед суп с клецками.
От твоего ядовитого безжалостного тона мне хочется уменьшиться и рассыпаться у тебя на глазах.
Я смотрю на тебя, боясь отвести взгляд. Ты кусаешь губы и морщишься, очевидно, ожидая от меня ответа. Тишина между нами разрушает стены.
- Ну что ты молчишь?! Скажи хоть что-нибудь! Дура! – кричишь ты мне в лицо и кидаешься на стену, - Где ты была?! Почему ни разу не позвонила! Я искала тебя несколько лет!  Я ждала, что  ты вернешься! – медленно сползая по стене, ты заходишься в рыданиях. Я, не в силах больше сдерживаться , бросаюсь к тебе, падаю на колени и шепчу:
- Эля, Элечка, родная, хорошая моя, родная… Прости меня, Эля, прости… - я ловлю твои руки, за которыми ты прячешь лицо, и пытаюсь посмотреть тебе в глаза, - Мне нет оправдания, нет! Я не достойна, чтобы ты меня ждала, чтобы страдала из-за меня!
- Страдала?! Страдала?! Что ты знаешь о страдании?! – злобно шипишь ты, срываясь на крик- Что ты знаешь о том, как больно резать вены поперек и еще больнее очнуться в больнице и осознавать, что тебя спасли! Что ты знаешь о том, чтобы жить с нелюбимым человеком, и каждый раз представлять на его месте тебя?!
Ты плачешь. Я смотрю на тебя и плачу тоже.
Осторожно обхватив твою голову ладонями, я упираюсь лбом в твой лоб.
-Эля, я…я… - твои теплые сухие губы касаются уголка моих губ. Я вздрагиваю, словно удар электрического тока проходит сквозь меня. Повернув голову, я прижимаюсь к твоему рту, заставляя его приоткрыться. Наши языки сталкиваются, и тихий стон вырывается из твоей груди. Ты вцепляешься в мою рубашку пальцами, царапая кожу сквозь неё.  Я веду языком по твоей шее к ключице, чувствуя знакомый сладковатый запах твоей кожи. Ты дрожишь под моими руками, покрываясь сотнями мурашек.
-Эля, - продолжаю бормотать я, спуская с твоих плеч халат. Твоя грудь после родов немного потеряла форму, соски потемнели, но она все так же прекрасна. Я осторожно касаюсь губами соска, обводя его ореолу. Он моментально твердеет у меня во рту. Ммм, какой нежной и сладкой ягодой кажется он мне. Ты откидываешь голову, вздрагивая.
- Хочу тебя, - хрипло шепчешь ты,  хватая мою руку и направляя её вниз, к своим бедрам. Я глажу тебя пальцами по тонкой ткани белья, ощущая жар. Руки скользят знакомым до каждой родинки маршрутом, лаская нежную кожу. Ты подаешься вперед, двигаясь навстречу моим пальцам. Отодвинув полоску ткани, я осторожно касаюсь тебя ладонью и опускаюсь ниже. Целую твои бедра, лобок, чувствуя, как легко колются отрастающие волоски. Еще чуть-чуть и солоноватый вкус твоей смазки на моих губах заставит мою голову кружиться.
- Ира, - тихо стонешь ты, двигаясь навстречу моему языку, - Пожалуйста, Ира…
Никогда еще старый пол  твоей прихожей не был таким ложем любви. Отчаянной и нежной страсти. Ложем обиды и прощения. И прощания. Потому что я знаю, что снова уйду и теперь уже навсегда. Но пока ты дрожишь в моих руках, задыхаясь от наслаждения, я останавливаю время, чтобы быть в тебе снова и снова.
***

+21

15

Не забываем голосовать за понравившиеся работы и писать отзывы. Авторам будет очень приятно!
Вечер сегодня будет жарким)))

0

16

Сколько у нас творцов...почитаем.

0

17

Вместе|0011/7a/32/482-1440601102.png написал(а):

Вечер сегодня будет жарким)))

И не только сегодня!
Удовольствие придется растянуть на несколько вечерков, чтобы не торопиться в чтении. Конечно, начала с первого рассказа, с путешествия на другой континент))
Интересно и интригующе  http://s7.uploads.ru/t/XcyOK.png

0

18

Вместе|0011/7a/32/482-1440601102.png написал(а):

Не забываем голосовать за понравившиеся работы

А можно ставить плюсик всем? Я прочитала первых восемь работ. Они все очень понравились.
Правда, есть у меня уже пару фаворитов)
Голоса как будут считаться: по плюсикам или по комментариям, кто, кого особо выделил?
Тут мне не очень понятно. Плюсики пока никому не ставила. Боюсь израсходовать. Я - как в шоу "Голос"))

0

19

Sonya, ставьте всем, кто понравился.
Вам плюсиков жалко что ли?

Считаю, что все авторы молодцы и бесспорно талантливы!

0

20

Все молодцы и умнички, начиталась...аж жарко стало...
Всем плюсики поставила))

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурс рассказов «Эротик-фол»