Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Стихонастроение продолжается - 8.


Стихонастроение продолжается - 8.

Сообщений 541 страница 560 из 1000

541

Альфред де Мюссе. Декабрьская ночь

     Однажды, в детстве, после школы,
     я в нашей зале невеселой
     один читал на склоне дня;
     вошел и сел со мною рядом
     ребенок в черном, с кротким взглядом,
     как брат, похожий на меня.

     Склонясь, печальный и прекрасный,
     к свече, пылающей неясно,
     он в книгу стал глядеть со мной;
     к моей руке челом прижался
     и до рассвета так остался -
     в мечтах, с улыбкою немой.

     В мое пятнадцатое лето
     по вереску в дубраве где-то
     однажды брел я наугад;
     прошел и сел в тени древесной
     весь в черном юноша безвестный,
     похожий на меня, как брат.

     Я у него спросил дорогу;
     держал он лютню и немного
     шиповника в пучок связал;
     с очаровательным приветом,
     слегка оборотясь, букетом
     на ближний холм он показал.

     Во дни слепой сердечной жажды
     я у огня рыдал однажды,
     измену первую кляня;
     поближе к трепетному свету
     сел кто-то, в черное одетый,
     как брат, похожий на меня.

     Дышал он сумрачной тоскою;
     он твердь указывал рукою,
     в другой руке блестел кинжал,
     он знал мои глухие думы,
     но испустил лишь вздох угрюмый
     и, как видение, пропал.

     Во дни, когда, гуляка вольный,
     подняв бокал, под гул застольный,
     любому тосту был я рад,-
     одетый в черное, нежданно,
     сел рядом собутыльник странный,
     похожий на меня, как брат...

     Он плащ стряхнул, на тощем теле
     лохмотья пурпура висели,
     и был он в миртовом венке,-
     символ бесплодья, он склонился;
     мы чокнулись, бокал разбился
     в моей трепещущей руке.

     А год спустя, порой ночною,
     лежал недвижно предо мною
     отец мой, вечностью объят;
     у ложа смертного покорно
     сел сирота в одежде черной,
     похожий на меня, как брат.

     Глядел он влажными очами,
     увит терновыми шипами,
     как ангел, нежен и уныл;
     и лютня на земле лежала,
     и в грудь вошел клинок кинжала,
     и пурпур цвета крови был.

     Его запомнил я так ясно,
     что после в жизни я всечасно,
     повсюду - узнавал его;
     поистине то - призрак странный,
     друг пасмурный и безымянный,
     не демон и не божество.

     Когда же, не стерпев страданья,
     задумав дальние скитанья,
     чтоб смерть найти иль вновь расцвесть,
     я вышел из родного края,
     нетерпеливо настигая
     надежды призрачную весть,-

     на склонах Пизы, в Апеннинах,
     на Рейне, в Кельне, и в долинах
     пологих Ниццы, и тиши
     дворцов Флоренции священной,
     в шале, стареющих смиренно
     в альпийской горестной глуши,

     и в Генуе, в садах лимонных,
     в Вевэ, меж яблоней зеленых,
     и в атлантическом порту,
     и в Лидо, на траве могильной,
     где Адриатика бессильно
     лобзает хладную плиту,-

     повсюду, где, среди простора,
     оставил сердце я и взоры,
     терзаясь раной роковой;
     повсюду, где хандра хромая,
     на посмеянье выставляя,
     меня тащила за собой;

     повсюду, где, тоской суровой
     тоскуя по отчизне новой,
     я шел за тенью снов моих;
     повсюду, где, пожив так мало,
     я видел все, что сердце знало,-
     все ту же ложь личин людских;

     повсюду, где в пустыне пыльной
     я, словно женщина, бессильно
     рыдал, закрывшись рукавом;
     повсюду, где в лесу тернистом
     душа цеплялась шелковистым,
     легко теряемым руном;

     повсюду, где дрема долила,
     повсюду, где звала могила,
     повсюду, где коснулся я
     земли,- садился при дороге,
     весь в черном, человек убогий,
     как брат, похожий на меня.

     Откройся мне, ты, знающий все дали,
        все колеи моих дорог!
     Так скорбен ты, что я могу едва ли
        в тебе признать мой злобный рок.
     В твоей улыбке кротости так много,
        так сердобольно слезы льешь...
     Когда ты здесь, любовно чую Бога;
        твоей тоске близка моя тревога,
     на образ дружбы ты похож.

     Но кто же ты? Не ангел, Богом данный,
        руководитель душ людских.
     Вот мучусь я, но ты - и это странно! -
        молчишь при виде слез моих.
     Я двадцать лет знаком с твоею властью,
        неведомое существо,
     меня жалеешь, но твое участье
     не греет; улыбаешься, но счастья
        не разделяешь моего.

     Сегодня вновь явился ты ко сроку;
        лилась ночная темнота,
     крылом в окно бил ветер одиноко,
        моя печаль была пуста:
     но там остался отпечаток томный,
        еще лобзанья жар тая;
     и думал я о страсти вероломной,
        и медленно, подобно ткани темной,
     рвалась на части жизнь моя.

     Собрал я письма, прядь волос - обломки
        любви недавней,- все собрал;
     и голос прошлого, не в меру громкий,
        пустые клятвы повторял.
     Прелестный прах, не смея с ним расстаться,
        я гладил, трепетен и тих.
     Плачь, сердце, плачь! Слезами напитаться
     поторопись! Ведь завтра, может статься,
        ты не узнаешь слез своих.

     Я завернул остатки счастья эти
        в обрывок бурого сукна.
     Среди недолговечного на свете,
        пожалуй, прядь волос вечна.
     Как бы в подводный сумрак погруженный,
        я глубь забвения пытал;
     мой лог терялся в этой тьме бездонной,
     я над моей любовью погребенной,
        над бледным счастием рыдал.

     И вот уже сургуч я выбрал черный,
        чтоб запечатать нежный клад,
     еще не веря, в скорби непокорной,
        что я отдам его назад.
     Ты слабая, надменная, слепая,
        былого не сорвешь с себя!
     О Господи, зачем же ложь такая?
     Как страстно задыхалась ты, рыдая,
        зачем рыдала - не любя?

     Да, ты грустишь, томишься, но меж нами -
        преграда прихоти твоей.
     Ну что ж, прощай! Ты будешь со слезами
        считать часы пустых ночей.
     Уйди, уйди! В холодный сон гордыни
        твоя душа погружена...
     Моя же не стареет и не стынет,
     и кроме горя, узнанного ныне,
        немало мук вместит она.

     Уйди, уйди! Не все от полновластной
        природы получила ты,
     увы, дитя, ты хочешь быть прекрасной -
        что красота без доброты?
     Пускай судьба тебя уносит мимо,
        моей души ты не взяла...
     Развей золу любви неповторимой...
     Как я любил, и как непостижимо,
        что ты любила и ушла!

     Но вдруг в ночи как будто тень мелькнула,
        затрепетала по стене,
     по занавеске медленно скользнула
        и села на постель ко мне.
     О, кто ты, образ бледный и печальный,
        одетый в черное двойник?
     Чего ты ищешь здесь, паломник дальний?
     Иль это сон, иль в глубине зеркальной
        я отражением возник?

     О, кто ты, спутник юности обманной,
        упорный, призрачный ходок?
     Зачем тебя я вижу постоянно
        средь мрака, где мой путь пролег?
     О, соглядатай скорби и заботы!
        За что ты, горестная тень,
     осуждена считать все повороты
     моей стези? О, кто ты, брат мой, кто ты,
        являющийся в черный день?

     Друг, мы - дети единого лона.
     Я не ангел, к тебе благосклонный,
     я не злая судьбина людей.
     Я иду за любимыми следом, ,
     но, увы, мне их выбор неведом,
     мне чужда суета их путей.

     Я не Бог и не демон крылатый;
     но ты дал мне название брата,
     и название это верней.
     Где ты будешь, там буду я рядом
     до последнего дня - когда сяду
     я на камень могилы твоей.

     Небо сердце твое мне вручило.
     Я хочу, чтоб ко мне приходила
     без боязни кручина твоя.
     Я с тобой не расстанусь. Но помни,
     прикоснуться к тебе не дано мне:
     о мой друг, одиночество я.
(перевод В. Набокова)

+1

542

Если я приду сегодня,
Значит этого хотела!
Взвесив ровно "за" и "против",
Ближе души. Ближе тело.

Ближе руки, плечи, губы...
И погашен свет в окне,
Ты меня вслепую губишь,
До мурашек по спине...

Что со мной такое это?
Я всегда к тебе хочу!
И за гранью этой боли,
Твое имя я шепчу...

До рассветных первых бликов,
Будем мы с тобой близки,
Ты меня проводишь тихо,
Вниз по лестнице шаги...

Обо мне тебе напомнит,
След помады на бокале,
И случайно на футболке
След духов своих оставлю....
(с)

+1

543

Брызги звезд на небе синем,
И луны печать большая.
Этой ночью маски скинем
И друг друга мы узнаем.

Мы одни. К чему же маски?
Распахнем смелее души,
Выпустим на волю ласки,
Язык тела будем слушать.

Обнаженными сердцами
Мы сольемся в танце страсти.
Только жажда между нами,
Только нежность в нашей власти!

Разгорится в глазах пламя,
Темноту пронзая светом.
Только искры между нами.
Мы одни на всю планету!

И ванильными губами,
Ощущая бархат кожи,
Мы откроем между нами
Мир, в котором все возможно!

Брызги звезд на небе синем,
И луны печать большая.
Эту землю мы покинем,
В небеса от ласк взлетая!
(с)

+2

544

К чему копить ничтожные обиды,
Им не давать исчезнуть без следа,
Их помнить, не показывая виду
И даже улыбаясь иногда?

Они мелки, но путь их страшно долог,
И с ними лучший праздник нехорош.
Они - как злой блуждающий осколок:
Болит внутри, а где - не разберешь.

Вот почему я их сметаю на пол,
Пускай не все, но большую их часть.
Осколок только кожу оцарапал,
А мог бы в сердце самое попасть.
Константин Ваншенкин

+2

545

Моё таинственное завтра
Стоит под вязом за окном...
Загадочные шепчет мантры,
Пока я грежу сладким сном.

Чем удивит оно - кто знает,
Какой сюрприз преподнесёт...
Нагрянет, гневно проклиная,
Или от новых бед спасёт.

Оставит сердце тлеть на углях
Или позволит страстью жить...
Покой мой будет караулить
Иль раны в сердце ворошить.

На сцене старого театра
Какой сценарий мне прочтёт -
Моё таинственное завтра,
Что за окном под вязом ждёт.
(с)

+1

546

Я очень рада, что ты, где-то, есть...
Мой виртуальный друг...из Интернета...
И я могу тебе стихи " прочесть "...
Ты не осудишь грешного поэта...
Тебе могу сказать я обо всём...
Мы, словно, два попутчика случайных
В одном купе...с тобой вдвоём
Поделимся и счастьем, и печалью...
И, если долго нет тебя в сетИ
Моё сердечко так тревожно бьётся...
Ты не пугай, моргни мне...не молчи...
Пусть хоть минутка для меня найдётся...
Дружочек мой, за всё благодарю...
За теплоту души и за советы...
Всё...вечер...я опять к тебе спешу...
И нажимаю кнопки...
Здравствуй! Где ты?
(с)

+1

547

Виртуальный друг скажу, привет!
Как твои успехи, как дела?
Хорошо ,что существует Интернет,
Рада ,что с тобой меня судьба свела!

Заходи, ко мне ты чаще, заходи
Что ты будешь: кофе или чай?
Обо всём с тобой поговорим
Разделю с тобой твою я грусть – печаль.

Радостью с тобою поделюсь
Станет она больше в много раз,
Между нами расстояние, пусть!
Не мешает нам оно сейчас.
(с)

+2

548

У меня в руках волшебный карандашик,
Сделан грифель у него из позитива,
Настроение я ваше  разукрашу
В семь цветов безумно ярких и красивых:

Красный - будет очень сочный и клубничный,
А оранжевый, как солнца глаз, блестящий,
Желтый - нежен, как луна, чтоб в жизни личной
День и ночь огни светились сладких счастий,

Поле радости раскинет цвет зеленый,
Голубой и синий – страсти океаны,
Фиолетовый покажет, как влюбленный
Взгляд мечтаний извергает твой фонтаны.

До небес тебе на радуге качаться,
Щекотали облаков чтобы кудряшки,
И дурачась, как в ребячестве, смеяться!
А вокруг пусть расцветают улыбашки!
(с)

+1

549

Этот вечер решал —
не в любовники выйти ль нам?—
темно,
никто не увидит нас.
Я наклонился действительно,
и действительно
я,
наклонясь,
сказал ей,
как добрый родитель:
«Страсти крут обрыв —
будьте добры,
отойдите.
Отойдите,
будьте добры».
В.Маяковский

Молнию метнула глазами:
Я видела -
с тобой другая.
Ты самый низкий,
ты подлый самый... -
И пошла,
и пошла,
и пошла, ругая.
Я ученый малый, милая,
громыханья оставьте ваши,
Если молния меня не убила -
то гром мне,
ей-богу, не страшен.

0

550

Сергей Островой

"А любовь остается жить..."

Океаны ломают сушу.
Ураганы сгибают небо.
Исчезают земные царства,
А любовь остаётся жить.
Погибают седые звёзды.
Серый мамонт вмерзает в скалы.
Острова умирают в море,
А любовь остаётся жить.
Топчут войны живую зелень.
Пушки бьют по живому солнцу.
Днём и ночью горят дороги,
А любовь остаётся жить.
Я к тому это всё, что, если
Ты увидишь как плачут звёзды,
Пушки бьют по живому солнцу,
Ураганы ломают твердь, –
Есть на свете сильное чудо:
Рафаэль написал Мадонну,
Незапятнанный след зачатья
На прекрасном её лице.
Значит, день не боится ночи.
Значит, сад не боится ветра.
Горы рушатся. Небо меркнет,
А любовь остаётся жить.

0

551

тебе нет места в моём доме,
на моей кухне, в моей гостиной.
и даже в писке «слегказнакомых»,
только если в «разлюбимых».
тебе нет места в моём доме,
в моих привычках, в моих мыслях,
и уж, конечно, в моём телефоне.
тебе нет места…
в моей жизни.

0

552

Вам расскажу про женщину одну,
Которая безумно любит жизнь…
И несмотря на сложную судьбу,
Не потеряла в ней свой оптимизм…

Она живет, а люди шепчут в след:
«Легко по жизни ей дается всё»…
Прищурив глаз, смеется им в ответ:
«Да я везунчик просто на земле»…

Зачем им знать, что тяжело бывало,
Рыдать навзрыд хотелось ей порой…
Сердце часто холодом сжимало,
И поникали крылья за спиной…

Упрямо, как она с колен вставала,
Как гордо поднимала она взгляд…
Как смело ветер перемен встречала,
С готовностью свою судьбу принять…

И пусть считают, что легко всё в жизни,
И видят лишь смешливые глаза…
И пусть никто не догадается…
Что просто духом сильная она…

+1

553

Я замалю за нас словечко
Прошу, о , Боже одного
Нужна она и днем и ночью
Что свыше послана была.
Не отнимай, итак, горю в аду
Услышь слезливые мольбы
Я так хочу быть с той, которой душу отдала
Не отнимай ее опять, я в рясу облачусь
И в молчание верном найду покой.

0

554

Жизнь, расчерченная на полосы —
Чередуются свет и тень…
Свежий ветер ерошит волосы,
Прогоняя хандру и лень.

Счастье – хрупкое, скоротечное…
Впрочем, может и надо так —
Чтобы радость чистосердечную
Приносил нам любой пустяк:

Солнца луч из-за туч пробившийся…
Первый дождичек по весне…
Или сон, вдруг однажды сбывшийся…
Или первый пушистый снег…

Свежий ветер ерошит волосы
Мысли путая всё сильней…
Жизнь-художник рисует полосы
Многоцветной палитрой дней!
(с)

+1

555

Мне мама всё дала на свете,
Тепло, и ласку, и любовь.
Всегда давала мне советы,
Когда не знал я нужных слов.
Она глаза на мир открыла,
И показала в жизни путь.
Всегда так искренно любила,
И разгоняла горе, грусть.
Когда я плакал, утешала,
Когда мне было тяжело.
Всегда ты нежно обнимала,
Я чувствовал твоё тепло.
Я счастлив, что ты есть, родная,
Ты лучше всех, ценней всего.
Моё ты счастье, дорогая,
Не нужно больше ничего.
Когда есть мама, жизнь прекрасна,
Она ведь ангел на земле.
Она как лучик солнца ясный,
Она как звёзды в небе все.
Друзья, вы матерей цените,
Ведь рядом будут не всегда.
Любите их, и дорожите,
Не забывайте никогда!

Дмитрий Веремчук

+3

556

Не понимай, а чувствуй: Я – вода...
И утекаю с легкостью сквозь пальцы.
Но так хочу, чтоб попросил остаться
И стать твоей стихией навсегда!

Ты только дай поверить всей душой
Что я желанна и необходима -
И я отдам тебе тепло Гольфстрима,
Замкну круговорот воды собой.

Я без тебя - оковы изо льда!
Я – зеркало, пока я без движенья...
Смотри в меня! Отдай мне отраженье!
Не понимай, а чувствуй: Я – вода...
(с)

+2

557

Не задержала. Не молила.
Собрав в себе остатки сил,
На все четыре отпустила,
Кто в расставании спешил...

Я знала то, что будет трудно...
И буду долго забывать,
Терять себя по серым будням,
Шаги по комнатам считать..

И билось сердце быстро-быстро...
Сдавала лишь в ладонях дрожь,
Я отпускала, то что близко,
Себе вонзая в спину нож.

Не задержала. Не молила...
И вслед не крикнула: " Постой!"
Себя одну во всем винила,
Ты слишком глупый выбор мой...

Свела на нет пути к возврату,
И научилась не прощать!
Любовь - предательством распята!
А боль - нет смысла возвращать...
(с)

+1

558

Ее любили за глаза и речи.
Глаза ее - озера, речи - мед.
Носила брошь с латинским "Время лечит"
И перстень с итальянским "Все пройдет".
И всем она была довольна вроде,
И вслед потерям говорила "Пусть",
И одевалась по последней моде,
И из Сафо читала наизусть.
И как-то где-то находила силы
Отправить мысль в безудержный полет,
И корабли в озерах глаз топила,
И источала с уст янтарный мед...
А дома в шаль закутывала плечи
Или к вискам прикладывала лед.
И не хотела знать, что время лечит,
Не соглашалась с тем, что все пройдет...
(с)

+1

559

Почти приблизились к финалу,
Еще чуть-чуть и отболит.
Я клею пластырями раны,
И по-живому режу нить.

Нет, не боюсь. Бояться поздно,
Прошла я эти рубежи!
Жалеть и плакать - несерьезно,
И толку болью дорожить?

Горчат корицей твои губы,
В глазах играет бирюза,
Эта любовь - нам сниться будет,
В осенней дымке ноября.

Еще  я прошлому подвластна,
Манит желанием момент,
Мы дочитали свою сказку,
Пора прощаться...Happy end.
(с)

+2

560

Мы живём с повязками, на глазах закрытых...
Прячемся под масками, из железа слитых.
Мы от скуки маемся, мы вслепую судим...
Не любя, встречаемся - не встречаясь, любим.

Мы молчим из гордости, говорим - из мести...
Мы обходим пропасти и дурные вести.
Мы как дети, прячемся, мы как звери, злимся...
Не любя встречаемся, а любить... боимся.

А полюбим - скроемся за семью замками...
Мы висим на волосе - и не знаем сами ...
Позабыв про сказки, ждём чудес немалых...
Мы живём с повязками - кто бы развязал их?
(с)

Отредактировано Елена107 (16.03.16 15:11:36)

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Стихонастроение продолжается - 8.