Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » С. Энн Гарднер "Роман о любви"


С. Энн Гарднер "Роман о любви"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Роман о любви
  С. Энн Гарднер.
  Перевод lena57, Gray.

                                                        Глава первая                           
- Ты не можешь говорить это серьезно? - возмущенно сказала Блейн, разгневанно глядя на пожилого мужчину.
- Я очень серьезен, - ответил он. Артур Астон-Карлайл вдруг стал выглядеть очень уставшим. Он сел за свой стол и махнул ей, приглашая сесть на один из стульев, стоящих рядом с ним.
- Мама знает? - Блейн решила попробовать другой аргумент.
- Мы с Эбигейл разговаривали прошлой ночью, - печально сказал он. - Она знает, что я хочу сделать.
- Артур... как ты можешь быть уверен? - Блейн знала и любила его достаточно долго, чтобы понимать, не было никакой возможности удержать этого человека от того, что он собирался сделать, и он знал -  когда она называла его Артуром, то пыталась думать рационально, не позволяя эмоциям мешать ей.
- Уверен? - он не понял ее вопроса.
- Что эта женщина - действительно твое дитя, - пояснила Блейн.
- Я знаю.
- Тогда почему...? - она замолчала.
- Почему я не признал свою собственную дочь?
- Ну да, Артур, почему ты не сделал этого? - Блейн встала и принялась шагать по комнате, пытаясь взять под контроль свой гнев.
- Я был молод...
- Чушь! - Блейн подошла и ударила по столу кулаком. - Господи, ты оставил их в разгар гражданской войны! - она смотрела прямо в глаза человека, которого до этого дня очень уважала. - Ты просто ушел, оставив их одних на произвол судьбы?
- Ты мне никогда спуску не давала! - с гордостью сказал Артур. Она внезапно обмякла и вновь присела на один из стульев перед его столом.
- Откуда ты знаешь, что она захочет встретиться с тобой?
- Потому что я хочу встретиться с ней, - надменно произнес он. Блейн посмотрела вверх и на мгновение улыбнулась, прежде чем вновь стать серьезной.
- Господи, папа, ты просто один сплошной сюрприз!
- Я всегда мог рассчитывать на тебя, Блейн. Вот почему мне нужна ты, чтобы сделать это.
- Что заставляет тебя думать, что...? - она была явно в замешательстве от всего этого, и вдруг что-то, сродни пониманию, появилось на ее лице. Нет! Она не могла поверить в то, что только что произошло с ней. - Она не знает об этом, не так ли? - Блейн снова встала.
- Нет, она не знает, - Артур даже ни разу не моргнул. Блейн провела ладонями по волосам, потом снова взглянула на него.
- Ты думаешь, что она отвернется от тебя. Твоя дочь, я имею в виду. Что заставляет тебя думать, что она не сделает со мной то же самое?
- Потому что никто никогда не мог сказать тебе "нет", - улыбнулся Артур.
- Нет, это то, что тебе самому придется сделать, Артур. Нет! - Блейн почувствовала, как от гнева у нее перехватило дыхание. - Я не могу поверить во все это!
- Я умираю, Блейн.
Она в шоке уставилась на него. Не похоже было, что Артур мог просто так сказать такое. Она должна была понять с самого начала, что у нее не будет никакого выбора.
- О чем ты говоришь?
- У меня рак поджелудочной железы, я умираю. Мне хотелось бы все сделать правильно. Я хотел бы, чтобы ты сделала это для меня.
- Будь ты проклят, Артур! Будь ты проклят! - закричала Блейн и, схватив папку, пулей вылетела из библиотеки.
Артур откинулся на спинку стула и закрыл глаза. Он никогда не сомневался, что Блейн сделает это за него. Однако он сожалел о том, что ему пришлось рассказать ей о своей болезни таким образом. Открыв глаза, он посмотрел на дверь и снова пожалел о том, что все так вышло.
Артур Астон-Карлайл женился на Эбигейл Энбервиль тридцать три года назад. Два года спустя у них родилась дочь, которую назвали Дианой. Диана росла полной противоположностью Блейн. Блейн всегда была ответственной, а Диана - нет. Блейн была выдающейся спортсменкой и отличницей. Диана едва переползала из класса в класс. У Дианы, казалось, четко проглядывало только одно желание - приятно провести время. Блейн всегда оберегала свою сестру, а Диана использовала эту любовь - Блейн не раз вытаскивала ее из проблем, которые та сама же и создавала.
Блейн едва исполнилось четыре, когда он женился на Эбигейл. Ее брату Чарльзу, которого все они называли Чейз, как раз исполнилось семь. Артур любил их, как своих собственных. Но Блейн он всегда отдавал предпочтение из-за ее жизненной силы и желания преуспеть, и она в ответ заставила его гордиться ей. Она была увлечена всем, однако никак не могла найти кого-то, с кем могла бы разделить свою жизнь. Она всегда слишком занята, и спустя некоторое время даже Эбигейл отметила, что она думает, будто Блейн просто не способна отдать кому-то свое сердце целиком.
У Чейза, похоже, в ближайшем будущем тоже едва ли появится желание остепениться. Тут и там ходили слухи о его любовных приключениях, и просто удивительно, что никто не появился на свет в результате этих подвигов. Ему было уже под сорок, и его, по большому счету, совершенно не волновало ближайшее будущее. Он был счастлив просто так тратить деньги и перелетать из одного горячего приключения в другое. Правда состояла в том, что Чейз был разочарованием. Он обижал и разочаровывал свою мать бесчисленное количество раз, и как бы сильно Артур не любил его, он решил, что Чейзу придется задуматься о своем будущем.
Чейз не проявлял никаких признаков успокоения, и Диана следовала по его стопам. Он надеялся, что Блейн остепенится и подарит ему внуков, но этого не произошло. Эбигейл была права, просто Блейн, казалось, была совсем не заинтересована в личной жизни. Ей, казалось, не нужен был никто, а он не мог не признать, что ему хотелось увидеть своих потомков прежде, чем он умрет.
Он не думал о Хелене Аграмонте много лет. Когда ему сказали о болезни, он вдруг понял, что у него есть еще один ребенок, которого он никогда не видел и может уже никогда не увидеть. Для него вдруг стало очень важно найти Хелену.
Несколько месяцев назад он попросил своих адвокатов навести справки. Три дня назад ему позвонили. Хелена вышла замуж за местного плейбоя - Умберто Сотомайора, и вырастила их дочь, как ребенка своего мужа. Дочь. У него была дочь. Он вспомнил, что когда-то получал фотографии, на которых она была ребенком. Теперь она взрослая и, должно быть, стала красивой женщиной. У нее были мамины блестящие волосы, но уже тогда она была похожа на него цветом кожи и глаз.
Габриэлла Мэтисон – так теперь звали его дочь, была красивой женщиной. У нее были волосы роскошного черного цвета, а густые темные ресницы обрамляли глаза беспокойного синего цвета - глаза, так похожие на его собственные. Она была очень красивой женщиной. В ней было так много от Хелены. У него на душе стало тепло. Хелена подарила ему ребенка, и Артур в очередной раз почувствовал сожаление и угрызение совести.
Габриэлла была замужем, и у нее было двое детей. Когда он увидел фотографии своих внуков, он точно знал, что должен с ней встретиться. Он любил Хелену, но был слишком молод и слишком высокомерен, чтобы подумать еще о чем-то, кроме тогдашних собственных желаний. Артур знал, что его родители никогда не примут в семью девушку родом с острова в Карибском море. Хелене не нужны были его деньги, хотя его семья была невероятно богатой. Хелена была красива и добра. Она поверила его словам о любви и обещаниям о будущем. Когда он ушел от нее, то знал, что это разобьет ей сердце. Блейн была права - он просто ушел и оставил ее справляться со всем самой. Когда гражданская война на Кубе обострилась, он пытался навести справки, но спустя какое-то время даже не пытался узнать еще хоть что-нибудь. Он просто перевернул страницу и выкинул ее из своих мыслей. "Он должен был остаться и жениться на ней", - подумал он. Все могло быть по-другому, если б он остался. Даже в этой мысли он распознал собственный эгоизм.
Артур вынужден был признать, что он любил Эбигейл. Она была из хорошей семьи, поэтому оказалась прекрасным дополнением к его родословной. Родители были довольны его выбором жены и, в свою очередь, дали ему щедрый доход. Когда он встретил ее, Эбигейл была молодой вдовой. Ее муж Брайан погиб в автокатастрофе годом ранее. Несколько лет он играл роль верного мужа. Когда Диана родилась, он был по-настоящему счастлив. Потом прошли годы, а дети стали таким разочарованием. Так или иначе, его разочаровывали все, кроме Блейн. Она была гораздо более его ребенком, чем остальные, но в ней было что-то, что он никогда не мог полностью понять и что мешало ему. Она была блестящей и гордой, но в ней был какой-то изъян. Красота Блейн привлекала к себе внимание. Люди поворачивали головы, когда она входила в комнату, но никто еще никогда не привлек ее внимания. Блейн любила его, он знал это. Но она не нуждалась или не хотела разделить с кем-то свою жизнь.
Однажды он уже пытался заговорить с ней о ее личной жизни. Единственное, с чем он вышел из этого разговора, - каждый должен заниматься своим делом. Артур вспомнил, как он смеялся. Блейн должна была быть его ребенком. Блейн должна была... быть его сыном, которого он всегда хотел. Она была решительной и отстраненной. Она управляла своей жизнью и никогда не отказывалась от курса, который установила сама для себя. Сейчас, помимо своих собственных капиталовложений, - она управляла и большинством его предприятий. Она была безжалостна и верна ему. Там, где он никогда бы не доверил Чейзу или даже собственной дочери Диане хоть часть своих полномочий, он полностью доверял Блейн.
"Блейн была настолько же его дочерью, как и дочерью Эбигейл", - мысленно сказал он себе. Он воспитал ее. Она была так же упряма и самоуверенна, как и он, и за это была особенно близка его сердцу. Она была слишком похожа на него, и он вдруг понял, что так печалило его. Подобно ему, ей придется сделать множество ошибок. Он только надеялся, что в конце своей жизни она не будет настолько же исполнена сожалений.

*****
Блейн сидела за своим столом. Она сидела там уже несколько часов. Артур умирал. И теперь ей нужно было уговорить совершенно незнакомого человека согласиться встретиться с ним. Она встала и подошла к огромному окну. Ее офис находился на двадцать пятом этаже Астон-Карлайл Билдинг. Артур был ханжой, эгоцентричным сукиным сыном и единственным отцом, которого она когда-либо знала. С тех пор, как она помнит себя, он всегда был рядом. Столько раз она говорила себе, что однажды сможет по-настоящему поговорить с ним о своей жизни. Блейн всегда думала, что будет еще и завтрашний день, и вот он внезапно наступил, но Артур так никогда по-настоящему ее и не узнает.
Блейн вернулась к своему столу и села. Затем открыла папку, лежащую перед ней. Она внимательно прочитала отчет и прошлась по всей документации, которую предоставили адвокаты. Не хватало только теста ДНК, все остальные признаки показывали, что Габриэлла Мэтисон действительно была дочерью Артура. Все даты и факты указывали на это. Блейн провела пальцами по волосам. Она почувствовала опустошенность и, откинувшись назад, позволила своей голове лечь на спинку стула.
- Черт бы тебя побрал, Артур! Будь ты проклят! Ты знал, что мне придется сделать это за тебя, старик, - сказала Блейн с грустной улыбкой. - Слишком уж ты привык получать все, что захочешь.
Затем она дочитала остальной отчет об Габриэлле Мэтисон. Та вышла замуж за Джозефа Мэтисона, когда ей было двадцать. Три года спустя родилась ее дочь Хелена, а еще через два года она родила сына по имени Кристофер. Джозеф Мэтисон был видным адвокатом, а она была домохозяйкой. Несколько лет назад Габриэлла поступила в колледж и закончила его по специальности "История искусств". Она была скульптором. Блейн на мгновение откинулась на спинку стула. Это как-то удивило ее. Дочь Артура была художником. Габриэлла была скульптором.
Блейн открыла желтые конверты и вытащила фотографии, которые предоставили адвокаты. Она увидела несколько фотографий детей, которые, очевидно, были сняты тайно. Потом еще одну, на которой, как она думала, был Джозеф Мэтисон. Перевернув фото, она увидела, что там действительно написано его имя. Потом она увидела лицо Габриэллы. Блейн смотрела на фотографию и какое-то время молчала.
- Она выглядит, как скульптор, - вслух сказала Блейн.
- И что же делает человека похожим на скульптора?
Блейн подняла глаза и увидела, как ее мать входит в комнату.
- Мама, я не знала, что ты...
- Я знала, что ты будешь здесь.  Он говорил с тобой? – грустно спросила Эбигейл.
- Да, - Блейн казалась смущенной.
Эбигейл мгновение смотрела на свою дочь. Блейн всегда удивляла ее. "Сейчас ей неловко за меня", - вдруг поняла Эбигейл.
- Все в порядке, Блейн. Могу ли я увидеть фото? - спросила она, протягивая руку Блейн. Та дала ей фото Габриэллы.
- Она очень красивая, - грустно сказала Эбигейл. - У тебя есть фотографии ее матери?
Блейн посмотрела на оставшиеся фотографии и протянула матери другую фотографию.
- Да! - это было все, что сказала она, и отдала фотографии обратно.
- Он хочет, чтобы я привезла эту женщину, Габриэллу Мэтисон, встретиться с ним, - объяснила Блейн и снова села. Она забрала фотографии у матери и посмотрела на нее.
- Мы говорили об этом прошлой ночью. Что ты думаешь об этом, Блейн? Возможно ли это?
- Мама, не достает теста ДНК.
- Блейн, что тебе подсказывает твой аналитический ум? - Эбигейл не стала деликатничать.
- Я бы сказала, что все указывает на то, что она дочь Артура, - без обиняков ответила Блейн. Эбигейл закрыла глаза.
- Прости, мама. Я не знаю, чему ты удивляешься. Артур всегда был... я удивлена, что этого не произошло раньше, - холодно сказала Блейн.
- Я должна развестись с ним.
- Не будь смешной. Давай не будем об этом снова, мама. Давай пропустим эту драму и сразу приступим к делу, ладно? Ты прекрасно знаешь, что не собираешься разводиться с ним. Это ведь правда? - Блейн раздражало высокомерие своей матери. После каждой ссоры между ней и Артуром она всегда говорит одно и то же.
- Это - правда? Что у него рак поджелудочной железы? - Блейн ждала ответа, казалось, всю жизнь. - Мама?
- Да, это правда, - Эбигейл присела и сразу стала выглядеть постаревшей. - Я люблю его, ты же знаешь.
- Я знаю, мама.
- Ты… Ты думаешь, он знает это? - глаза Эбигейл начали наполняться слезами. - Я часто задаюсь вопросом - знает ли он?
- Я уверена, что он знает, мама, - Блейн попыталась успокоить ее.
- Его было трудно любить. Я никогда по-настоящему не знала, о чем он думает, и сомневаюсь, что он когда-либо узнает, что я вышла за него замуж, потому что действительно любила его.
Блейн была удивлена такой исповедью. Она никогда не видела свою мать в таком состоянии. Сейчас это было допустимо. Артур умирал. Ее мать была здесь и говорила такие вещи, которые она никогда не ожидала от нее услышать. И да, она была удивлена. Мать любила Артура. Почему это так сильно удивляло ее? Почему ее должно удивлять, что ее мать любила его?
- Никто никогда не думал, что я сделала это по любви. Они все думали, что я вышла замуж за него из-за денег.
Блейн, не говоря ни слова, посмотрела на нее.
- Он был так красив. Я влюбилась в него с первого взгляда, - Эбигейл мечтательно улыбнулась. – В нашу первую ночь вместе он во сне произнес ее имя, - слезы потекли по ее лицу. Блейн осталась стоять на прежнем месте.
- Это разбило мне сердце. Я никогда ни слова не сказала ему об этом. Еще тогда я знала, что он любил кого-то другого. Но ты же не можешь полюбить или разлюбить кого-то по своей воле? - Эбигейл жалобно посмотрела на нее. Блейн не знала, что сказать. Ее мать все эти годы знала обо всем. Понимание того, каким образом она узнала об этом, причиняло ей боль.
- Прости, мама.
- И теперь он умирает. Что я буду делать без него? - Эбигейл посмотрела в глаза дочери. - Девушка очень красивая.
- Да, она очень красивая.
*****
Блейн подошла к входной двери и позвонила в дверной звонок. Мгновение спустя дверь открылась, и перед ней оказалась Габриэлла. "Фотографии не воздали ей должного", - это была первая мысль, которая пришла Блейн в голову. Она на мгновение уставилась на женщину перед тем, как начать активно вытаскивать себя из забытья.
- Да? Может я могу помочь вам?
- Меня зовут Блейн Энбервиль. Мне нужно с вами поговорить, - откровенно сказала она. Габриэлла заметила, что женщина, стоявшая перед ней, была невероятно красива. Она была безукоризненно одета, и Габриэлла разглядела черный лимузин, припаркованный у ее дома.
- А кто вы такая? - Габриэлла улыбнулась, немного заинтригованная происходящим.
- Меня зовут Блейн...
Габриэлла рассмеялась. Блейн увидела, как красивое лицо озарила улыбка, и все, что она могла сделать, - это снова уставиться на нее. "Такой прекрасный звук", - подумала Блейн, тоже слегка улыбнувшись.
- Это я уже слышала... - игриво сказала Габриэлла.
- Я представляю здесь Артура Астон-Карлайла, - быстро сказала Блейн, в первый раз в своей жизни чувствуя себя довольно неловко. Габриэлла улыбнулась явно чем-то взволнованной женщине.  Почему-то та вела себя так, как ее малолетняя дочь, когда делала что-то озорное. Она решила сжалиться над прекрасной незнакомкой.
- Прости, но я не знаю, кто это. Ты уверена, что постучала в правильный дом?
- Ты Габриэлла Мэтисон. Я пришла в нужный дом и нашла нужного мне человека, - Блейн мысленно отругала себя за то, что позволила красивой женской улыбке вывести ее из себя. - Как я уже сказала, миссис Мэтисон, я представляю здесь Артура Астон-Карлайла - вашего отца.
Улыбка исчезла с прекрасного лица женщины, стоящей рядом с ней, и внезапно Блейн почувствовала холод.
- Я думаю, вы обратились не к тому человеку. Моего отца зовут Умберто Сотомайор.
- Нет, миссис Мэтисон, это не так, - настаивала Блейн. - Я знаю, это вероятно не лучший способ узнать обо всем, но время от... - Блейн заметила, что женщина, стоящая перед ней, начала быстро бледнеть.
- Я все это смогу объяснить, если ты дашь мне несколько минут, - Блейн шагнула поближе к Габриэлле, заглядывая ей в глаза. Растерянность, которую она видела в голубых глазах, смутила ее, потому что причиной этой растерянности была она сама.
- У тебя глаза твоего отца, - нежно сказала Блейн ни с того ни с сего. - У него тот же самый оттенок синего.
Габриэлла вдруг сделала шаг назад, и Блейн вошла. Она сделала несколько шагов внутрь, потом повернулась к Габриэлле, которая все еще стояла у двери в оцепенении. Та смотрела прямо на нее, и Блейн опешила, когда увидела боль в ее глазах и то, как они начали наполняться слезами.
- Мои глаза...?
- Да, у тебя его глаза, - мягко сказала Блейн. Так или иначе, она знала, что попала этими словами в точку. Блейн увидела в ее глазах боль. Она хотела поскорее выполнить свою задачу и слишком поспешила. Абсолютно счастливая женщина открыла эту дверь, и та же женщина теперь казалась невероятно жалкой.
Габриэлла прошла мимо нее и, взяв телефон, начала набирать номер. Блейн подошла к ней сзади и забрала у нее трубку. Габриэлла повернулась к ней, а слезы уже бежали по ее лицу.
- Отдай ее мне! - потребовала она.
Блейн повесила трубку: - Позволь мне сначала поговорить с тобой.
- Нет, мне нужно поговорить с моей матерью.
- Я не думаю, что это такая уж хорошая идея, - настаивала Блейн.
- Да что ты говоришь! - сейчас голос Габриэллы прозвучал сердито. Блейн сделала шаг назад - она позволит событиям развиваться своим чередом.  Габриэлла взяла трубку и набрала номер. Все это время она смотрела в сторону Блейн.
- Мама… мама, мне нужно с тобой поговорить. Мне нужно спросить у тебя кое-что... Нет, я в порядке, - Габриэлла сделала глубокий вдох, не прерывая зрительного контакта с Блейн. - Кто такой Артур Астон-Карлайл?
Блейн видела, как это произошло. Она увидела момент, когда это произошло. Все было ясно отражено в глазах Габриэллы, и она была той, кто привез ей эти новости. Блейн видела, как прямо перед ней красивое женское сердце разорвалось на миллион кусочков.
Не сказав ни слова, Габриэлла медленно положила трубку. Она задрожала, и Блейн медленно подошла к ней. И тогда она сделала то, что обе женщины позже будут вспоминать и задаваться вопросом - как же это произошло? Блейн обняла ее, и Габриэлла вдруг расплакалась, крепко прижавшись к обхватившим ее теплым рукам.     
- Мои глаза... всегда мои глаза, - плача приговаривала Габриэлла. Ее тело сотрясалось в рыданиях, и Блейн все крепче сжимала ее. Габриэлла всем телом прижималась к ней, безутешно цепляясь за Блэйн и оплакивая старую боль, которая была вытащена на свет божий и безжалостно разоблачена. Блейн нежно гладила мягкие волосы и слегка целовала голову женщины. Ее руки еще крепче притягивали Габриэллу к себе. В этот момент для Блейн весь мир, казалось, был заключен в мягкости тела, находящегося в ее объятиях.
Габриэлла хотела, чтобы окружающий мир раздвинулся и поглотил ее целиком. Ее глаза! Ее глаза всегда были предметом насмешки и сплетен. С тех пор, как она себя помнит, эта тема всегда звучала во время ссор между ее родителями. Ее отец умер десять лет назад, и в конце его жизни они были очень близки. Она дорожила памятью о тех последних месяцах и ненавидела свои голубые глаза, о которых каждый человек считал нужным упомянуть. Когда она была ребенком и ее родители приходили на родительские собрания, школьные учителя всегда разглядывали их глаза. Через некоторое время отец просто перестал приходить в школу. Он начал смотреть на нее по-другому, но никогда не сказал ей ни слова по этому поводу. Он любил ее... она была его ребенком, но Габриэлла всегда чувствовала расстояние между ними, вопрос о ее глазах навсегда остался в его сознании.
- Он, наверное, знал. Моему отцу, должно быть, было известно это, - Габриэлла всхлипнула и зарылась поглубже в теплые объятия, которые по-прежнему окружали ее.
- Шшш... все в порядке. Тссс... - приговаривала Блейн, ласково поглаживая ее спину.
Габриэлла наслаждалась этими сильными руками, обхватившими ее тело. Прошло так много времени с тех пор, когда она в последний раз чувствовала надежную защиту в чьих-то руках. Только когда-то давно в объятьях отца она была в такой же безопасности, как сейчас, и она отдалась своим эмоциям, в выходе которых так отчаянно нуждалась в данный момент. Она оперлась на Блейн и заплакала еще сильнее. Отец оставил ее так давно. Ее муж Джозеф уже давным-давно даже не пытался окружить ее такой безопасностью. Габриэлла прильнула к своей защитнице, которая так крепко держала ее. Спустя некоторое время все, что она способна была почувствовать, - тепло, разгорающееся в теле, прижатом к ней. Она прижалась к этому теплу, неосознанно стремясь к нему поближе. Мир наполнился ощущением сильных рук и нежной ласки, она подняла свое лицо вверх... и встретилась с губами, которые накрыли ее собственные губы. Она закрыла глаза, и пустота, которая всегда была внутри нее, внезапно заполнилась. Габриэлла так давно внутри себя чувствовала всепоглощающий холод, что теперь, прижавшись к горячему телу напротив, она почувствовала, что ее тело наполнилось теплом, которого она искала всю свою жизнь.
Блейн не понимала, как это случилось. В одно мгновение она целовала мягкие темные локоны волос, а затем губы Габриэллы оказались возле ее губ, и так естественно слились с ее губами. Не было никаких раздумий, никаких помыслов. Внезапно ее тщательно упорядоченная жизнь рухнула, и впервые ее это совершенно не волновало. Блейн не думала, она не взвешивала свои действия или варианты, как делала это на каждом шагу и каждом действии всю свою жизнь. Что-то внутри нее, долго спящее, проснулось, и эмоции – это было все, что имело сейчас значение.
Страсть была единственным чувством, которое, казалось, управляло ими, и было неважно, где они находились, и не имело значения, кем они были. Они больше собой не руководили. Проснувшееся желание нельзя было отрицать. Их руки скользили по их телам, а губы с голодной жадностью вкушали друг друга. Не было никаких ожиданий, никаких вопросов. Каждая из них не могла больше сопротивляться своему желанию, казалось, они не могли жить без дыхания друг друга.
Руки Блейн, живя собственной жизнью, расстегнули блузку Габриэллы, и прежде чем та поняла, что случилось, губы Блейн с жадностью накинулись на ее грудь. Голова Габриэллы откинулась назад, сдаваясь порыву чувств, и стон вырвался из ее губ.
Громко хлопнула дверца машины. Сквозь путаные мысли в голове Блейн что-то щелкнуло, и она быстро отстранилась, но не отвела глаз от женщины, которая заставила ее потерять весь свой хваленый контроль. Габриэлла тихонько вскрикнула, пытаясь вернуть Блейн обратно.
- Там кто-то приехал, - сказала Блейн, пытаясь отдышаться. Крепко держа Габриэллу за руку, она сделала несколько длинных шагов к двери и заперла ее прежде, чем ручка повернулась. Этот поступок дал им минуту, в которой они обе так нуждались.
Когда Габриэлла попыталась застегнуть блузку, ее руки задрожали. Блейн оттолкнула ее руки в сторону и быстро застегнула блузку. Затем она еще раз посмотрела в голубые глаза и увидела в них, как они отстраняются друг от друга. Она резко прижала к себе Габриэллу и еще раз глубоко и жадно поцеловала ее в губы. Обе женщины просто смотрели друг на друга, спрашивая, ожидая, пытаясь угадать... до тех пор, пока стук в дверь не вырвал их из странного забытья.
Тогда Блейн сделала несколько шагов в сторону и стала ждать, пока все еще непришедшая в себя Габриэлла откроет дверь. Габриэлла просто смотрела на нее, и через мгновение Блейн вдруг показалось, что та осознала всю чудовищность только что произошедшего.
Стук становился все громче.
- Вам лучше открыть дверь, миссис Мэтисон, - холодно сказала она.
Это было все, в чем нуждалась Габриэлла. Когда она почувствовала ледяной холод от айсберга, стоящего перед ней, ее кровь, которая минуту назад, казалось, закипит, внезапно остыла. Габриэлла повернулась и открыла дверь. С очень расстроенным видом в дом вошла ее мать и сразу же заметила еще одну женщину. Она быстро поняла, что именно эта женщина сообщила ее дочери последние новости. Хелена не знала - какую часть и какой именно правды узнала дочь, поэтому она решила подождать и послушать, что та скажет.
- Мама... - руки Габриэллы начали дрожать. У нее не было сил посмотреть на свою мать, а еще ей вдруг захотелось спрятаться от Блейн. Что только что произошло? Похоже, что вся ее жизнь изменилась навсегда. И она уже никогда больше не будет прежней.
- Что случилось, Лейла? - тихо спросила Хелена. Она с любовью использовала ласкательное имя дочери. Габриэлла подняла на нее глаза, наполненные болью и слезами.
- Мама... скажи мне. Я хочу, чтобы ты мне все рассказала, - умоляла Габриэлла. У Хелены на глаза навернулись слезы. Габриэлла покачала головой и, обхватив себя руками, отвернулась и сделала несколько шагов прочь от матери.
- Это правда, мама? Это правда? - Габриэлла ждала. Когда Хелена посмотрела на нее, она уже знала ответ.
- Лейла...
- Папа знал?
- Нет.
Габриэлла подошла к дивану и села. Блейн спросила себя: "Как ей, вообще, пришло в голову заварить эту кашу"… - и она наконец призналась сама себе, что никогда не задумывалась об этом. Она просто делала холодные расчеты. Она никогда не учитывала свои собственные эмоции, но в дальнейшем ей придется иметь с ними дело. Возможно, что именно в этом была вся проблема. Поскольку Хелена Сотомайор сейчас обращалась к ней, Блейн пришлось собрать всю свою выдержку.
- Вы, вы сообщили моей дочери эту новость?
- Я представляю Артура Астон-Карлайла. Да, это я сказала ей. Он послал меня, чтобы я привезла ее к нему, - Блейн подумала, что должна просто поставить всех перед фактом и посмотреть, что из этого получится. Она всегда была способна разобраться с последствиями подобного шага.
- Привезти ее к нему? – возмущенно спросила Хелена.
- Мой отец умирает. Он хочет встретиться с ней до своей кончины, - Блейн увидела на лице пожилой женщины потрясение от такой новости. "Интересно", - подумала Блейн про себя. Габриэлла встала и в полном ужасе уставилась на Блейн.
- Твой отец? - Габриэлла выглядела так, как будто ее сейчас стошнит. - Мама... 
Хелена немедленно подошла к дочери и помогла ей присесть. Габриэлла потеряла сознание.
- Лейла? - Хелена выглядела так, словно тоже собирается упасть на пол.
- Она упала в обморок. Пожалуйста, принесите мокрое полотенце и немного холодной воды, чтобы напоить ее, - Блейн взяла ситуацию под контроль. Хелена посмотрела на дочь, которая, казалось, находилась между сознанием и бессознательностью.
- У нее шок. Пожалуйста, принесите воды, миссис Сотомайор. Я останусь с ней, - добавила Блейн, садясь на диван рядом с Габриэллой. Хелена встала на дрожащие ноги и вышла из комнаты.
Блейн притянула к себе Габриэллу, находящуюся в полусознательном состоянии. Она нежно ласкала лицо женщины, лежащей у нее на руках. Веки Габриэллы дрогнули и открылись. Их глаза вновь уставились друг на друга.
- Нет... - воскликнула Габриэлла и отстранилась от Блейн. - Ты знала? И ты... - Габриэллу, казалось, убивал смысл последней новости. "Если все это правда, Блейн - моя единокровная сестра! - она снова побледнела. - Боже мой! Боже мой!"
- Тебе уже лучше? - вежливо спросила ее Блейн, полностью игнорируя обвинение, - Артур женился на моей матери, когда мне было четыре года.
Габриэлла потянулась дрожащей рукой к виску, пытаясь отдышаться. В этот момент Хелена вошла в комнату с полотенцем и стаканом воды. Блейн встала и забрала их у нее.
- Вот, выпей это, - она приложила стакан к губам Габриэллы, затем поставила его и нежно протерла ее лицо влажным полотенцем. - Я знаю, что этот... день был полон сюрпризов, - Блейн заметила, как лицо Габриэллы слегка дрогнуло. - Как я уже сказала, Артур умирает и хочет встретиться с тобой. Вот и все.
Хелена посмотрела на свою дочь и не нашла в себе сил что-либо сказать. Габриэлла смотрела на мать, и во взгляде ее роились тысячи вопросов. 
- Лейла... – тихо сказала переполненная чувствами Хелена, глядя на свою дочь, сидящую напротив.
- Артур бросил твою мать. Он оставил ее, и у нее не было особого выбора. Просто недавно он узнал, что умирает, и хочет встретиться с тобой - со своей дочерью, - Блейн выложила всю правду. Не было смысла играть с истиной. И поступая так, она решила, что скорее всего сможет помочь Хелене объяснить дочери свои поступки.
- Он был высокомерным молодым человеком, который думал только о себе и, совершив ужасную ошибку...  сожалеет об этом. Он хочет встретиться с тобой, и я нахожусь здесь для того, чтобы отвезти тебя к нему, - тихо сказала Блейн. Хелена присела и до сих пор молчала. Габриэлла посмотрела в сторону своей матери, которая, казалось, была очень расстроена.
- Мама?
- Прости, Лейла. Мне так жаль, - прошептала Хелена, закрывая лицо. - Я не хотела, чтобы ты когда-либо узнала об этом.
- Артур рассказал мне, как ужасно он поступил с вами. Простите, миссис Сотомайор, - сказала Блейн извиняющимся тоном. - Я оставила свою мать тоже в слезах.
Габриэлла снова посмотрела в сторону Блейн и вдруг встала.  - Нет.
- Что - нет? - не поняла Блейн.
- Я не собираюсь ехать к нему, - сказала Габриэлла и, столкнувшись взглядом с Блейн, набралась смелости возразить ей.
- Нет.
- Ты расстроена сейчас. Я вернусь завтра...
- Разве ты не слышала, что я сказала! Нет! - закричала Габриэлла. Хелена встала и пошла к дочери.
- Убирайся! - потребовала Габриэлла. Блейн тоже поднялась и посмотрела в ее глаза. Внезапно она улыбнулась.
- Я еще вернусь. И ты не сможешь сказать мне "нет"... снова, - Блейн позволила прозвучать в своих словах двойному смыслу. Когда она увидела в глазах Габриэллы шок от осознания сказанных ею слов, она поняла, что победила. 
*****
Несколькими часами позднее Блейн вошла в свой пентхаус в Бостоне и прямиком направилась в кабинет. Ей необходимо было подготовиться к деловому ужину. Она заказала частный самолет из Принстона, Нью-Джерси, в Бостон, Массачусетс. У Блейн, кроме встречи с Габриэллой Мэтисон, был запланирован целый список других встреч. Она учитывала возможность того, что с Габриэллой могут возникнуть кое-какие проблемы, однако ее совершенно обескуражила собственная реакция на нее. Никогда, даже в самых смелых мечтах, она не могла представить себе то, что произошло между ними. Она все еще не могла заставить себя поверить в это. Блейн позвонила в свой офис и поручила секретарю перенести все свои встречи на ближайшие несколько дней. Завтра утром первым делом она вылетит обратно в Принстон. Габриэлла Мэтисон стала вдруг ее самым важным делом.

*****
Дети уже спали, когда Габриэлла позвонила, чтобы поговорить с Джозефом. Он был в командировке и должен был вернуться только через несколько дней. Вопросы, заданные им, были обычны. Если они не ссорились, то всегда казались вежливыми незнакомцами. Она ничего не рассказала ему о том, что произошло сегодня. "В конце концов, - сказала она себе, - это были семейные дела". И в этот момент она поняла, что их браку пришел конец. Он медленно, но верно умер.
Габриэлла потрясенно бродила в темном доме. Она вспомнила, что в самом начале их семейной жизни она так много себя вложила в создание этого дома. Каким же разочарованием оказался ее брак! Она сразу должна была понять это. Практически с первого дня их брака между ними что-то начало медленно распадаться. Было похоже на то, что началось это с того момента, когда она отдалась Джозефу, - что-то внутри нее стало отвергать его. Это не было что-то, на что она могла бы указать пальцем, но оно находилось внутри нее и росло, и росло до тех пор, пока она не начала задыхаться.
Оглядываясь назад, она поняла, что приписала Джозефу такие качества, которыми он никогда не обладал. Она всегда видела в нем больше, чем у него было. С чувством огромной печали Габриэлле пришлось признать это. По правде говоря, она больше любила его любовь, чем самого Джозефа. Они оба были так молоды. Он был красив и общителен. Сначала Джозеф был внимательным и романтичным, пока не начал понемногу отдаляться от нее.
После первых двух лет семейной жизни она начала замечать охлаждение между ними. Они медленно, но верно начали жить каждый своей жизнью. В течение следующего года они два раза расходились. Она уходила от него, а он звонил ее родителям, которые в свою очередь советовали ей вернуться к мужу. В конце концов она признавала свою ошибку и возвращалась. В последний раз она поняла, что не уйдет от него снова, пока не будет окончательно уверена в этом.  Одно только то, что эта мысль пришла ей в голову, должно было сделать ситуацию более ясной.
Столько раз после этого она хотела уйти от него, но так и не смогла. "Так лучше для детей, она оставалась с ним ради них", - говорила она себе. Дети были причиной того, что она ровным счетом ничего не меняла. Ее отец убеждал ее снова и снова. "Детям нужен отец, Лейла. Не лишай их отца. Джозеф - хороший муж для тебя. Он хорошо обеспечивает вас". В конце концов она всегда уступала. Но сейчас она поняла, что осталась только из-за чувства вины перед своим отцом. Возможно ли, что он видел ее ситуацию своими глазами? Рассуждал ли он так же об отношениях с ее матерью? Знал ли он правду о ней?
Измученный воспоминаниями разум Габриэллы завопил. Она отправилась в свою студию - там она найдет покой. Она всегда изливала свою страсть в искусство и лепила со всеми теми эмоциями, которые переполняли ее и которые ей необходимо было как-то выплеснуть. Рядом с ней никогда не было человека, с которым можно было бы поделиться тем, что находилось глубоко внутри нее, она всегда все хранила в себе.  Только во время работы Габриэлла жила и любила. В скульптурных глинянных формах была заключена ее жизнь и обещание грядущего.
Один из критиков сказал как-то, что ее творения были созданы из чего-то грубого и такого чувственного, что просто просились родиться. После его высказываний ее работы стали цениться гораздо выше. Поэтому, естественно, что Габриэлла зашла в свою студию и начала разминать глину, обдумывая новую работу. Ее руки начали жить своей собственной жизнью, и глина вдруг ожила.

*****
- Как все прошло? - спросил голос в телефонной трубке.
- Здравствуй, и тебе тоже доброго вечера, Артур, - насмешливо ответила Блейн.
- Как все прошло, Блейн?
- А чего ты ожидал? Она не очень-то обрадовалась, и это понятно, - она села на кровать.
- Она приедет? - он попытался скрыть свое волнение. Блейн глубоко вдохнула.
- Она сказала, что не хочет иметь с тобой ничего общего, Артур. Вот так сейчас обстоят дела, - Блейн пробежалась ладонью по волосам. - Завтра я вернусь туда, чтобы снова обсудить с ней это.
- Блейн, я… Я хотел бы увидеть ее перед… - между ними повисла тишина.
- Мне кажется, что я плохо справилась со всем этим, Артур… возможно...
- Если кто-то и сможет сделать это, то только ты, - ободряюще сказал Артур.
- Мы… слегка поссорились. Возможно, Чейз или Диана смогут лучше поговорить с...
- Нет, только ты. Блейн, ты можешь бедуина в пустыне заставить купить песок, - весело сказал Артур.
- Артур, просто… это не простое дело - она твоя дочь, - Блейн пыталась оправдать свое нежелание заниматься этим.
- Разыграй семейную карту. Из ее документов я вижу, что она трепетно относится к семейным ценностям. Обрати внимание на то, что она в той семье единственный ребенок. Возможно, ей захочется познакомиться с братом и сестрами.
- Артур, я не знаю...
- Посоветуй ей, как сестра…
- Я ей не сестра!
Артур помолчал мгновение. Блейн удивила его своим заявлением. Она обычно всегда контролирует ситуацию, и такая вспышка эмоций была чем-то необычным для нее.
- Ты настолько же моя дочь, как она и Диана, Блейн.
Блейн молчала. Как она могла сказать ему, что верит его словам, если мысли о Габриэлле...
- Блейн...?
- Завтра я попробую снова, Артур.
- Хорошо, я знал, что могу рассчитывать на тебя. Ну, держи меня в курсе дела, спокойной ночи, Блейн.
- Спокойной ночи, папа, - сказала Блейн, пытаясь успокоить его волнение. Артур был для нее отцом. Она была в долгу перед ним за это. Каким-то образом она должна заставить Габриэллу приехать к нему.
После завершения звонка Блейн села и просто смотрела перед собой. Что на нее нашло, почему она поцеловала Габриэллу? Она всегда была так осторожна, скрывая то, кем и чем она была. Как она могла вот так запросто совершить такой безответственный поступок? И вот теперь ей придется вернуться и каким-то образом заставить эту женщину приехать и встретиться с тем, кто буквально бросил ее. Артур умирал, и он просил, чтобы она сделала это.
Ооо!
Блейн убеждала себя, что в прошлом ей неоднократно встречались люди, которые не хотели смотреть на ситуацию так, как нужно было ей, и она всегда знала, как с ними бороться. Она заставит Габриэллу Мэтисон посмотреть на дело так, как его видела она. У каждого есть слабое место - Блейн узнала это от Артура, и всегда находила это место. Но сейчас все было по-другому. Габриэлла была дочерью Артура. И желает она это признавать или нет, но она тоже целовала Блейн. Почему? Почему она сделала что-то настолько же безумное, как и Блейн?
Ни одной из них не удалось хорошо отдохнуть той ночью, и когда им все же удавалось заснуть, услужливая память снова и снова навязчиво подсовывала им воспоминания о том поцелуе.

*****

Габриэлла проснулась поздно, поэтому ее утро началось с суматохи. Дети опоздали на школьный автобус, так что ей пришлось отвезти их в школу. Когда она вошла в дом, зазвонил телефон. Она побежала, чтобы успеть поднять трубку, но к тому времени в ней уже стояла тишина.
- Дерьмо! - она вернулась и закрыла входную дверь. Телефон начал звонить снова.
- Алло?
- Лейла?
- Да, мама.
- Где ты была?
- Дети опоздали на автобус, и я отвозила их в школу.
- У тебя все в порядке?
- Я… У меня все хорошо, мама, - Габриэлла пыталась контролировать свои эмоции.
- Может быть ты приедешь ко мне на обед?
- Нет… я начала новую работу и мне… эмм, мне нужно поработать над ней, - Габриэлле необходимо было побыть одной.
- Ладно, Лейла, тогда я позвоню тебе позже, - с грустью сказала Хелена.
- Мама… - в дверь позвонили, и Габриэлла подошла к ней, продолжая разговаривать с матерью по беспроводному телефону.
- Мама, мне просто нужно подумать... - она открыла дверь и столкнулась нос к носу с Блейн. Рот Габриэллы открылся от удивления. Она практически сразу смогла почувствовать, как зачастил ее пульс. Габриэлла услышала, что мать зовет ее по имени снова и снова.
- Лейла? Лейла? С тобой все в порядке?
Блейн прошла в дом мимо нее.
- Эмм… да, мама, у меня все хорошо. Я позвоню тебе позже, - Габриэлла отключила телефон и повернулась к Блейн, оставив входную дверь открытой.
- Пожалуйста, уходите, нам больше нечего обсуждать. Я никуда не поеду!
Блейн быстро повернулась и сразу же оказалась перед ней. Она протянула руку, и Габриэлла громко ахнула, почувствовав, что ее толкают к двери. Видимо Блейн собиралась закрыть дверь, но теперь они стояли очень близко друг к другу. Их лица разделяли едва ли три дюйма. Блейн глубоко задышала. Те эмоции, которые выходили из-под контроля каждый раз, когда она оказывалась рядом Габриэллой, снова всплыли в ней со скоростью несущегося поезда. Она посмотрела вниз на губы Габриэллы, а затем снова в ее глаза.
Габриэлле хотелось что-то сказать, но она ничего не смогла произнести, хотя слегка приоткрыла рот. В ее ушах гремела тяжелая барабанная дробь, которая грозила захлестнуть ее. Блейн начала склоняться над ней, и тогда в руках Габриэллы зазвонил телефон.
- Твой телефон… - тихо сказала Блейн.
Габриэлла смотрела на нее ничего не понимающими глазами. Телефон продолжал звонить, и Блейн наклонилась, чтобы поцеловать ее.
- Нет… - сказала Габриэлла, и Блейн остановилась. Их губы были так близко, что почти соприкасались. Стон вырвался из губ Габриэллы, и Блейн с жадностью накрыла их своими губами.
И снова это было похоже на огненный шар, который, казалось, хотел уничтожить их. Когда их тела начали таять в руках друг друга, все связные мысли покинули их головы. Тела соприкоснулись в первобытной жажде соединиться друг с другом. Губы Блейн скользнули вниз по шее Габриэллы, и та застонала. Но как только она почувствовала, что чужие руки начинают снимать ее блузку, она оттолкнула их.
- Нет! - сказала Габриэлла и навалилась на дверь, чтобы не упасть. Блейн стояла перед ней, пытаясь отдышаться. Она так посмотрела на Габриэллу, как будто та только что предала ее каким-то образом. Габриэлла в свою очередь уставилась на нее, как будто она была единственной, что должен был начать извиняться. На какой-то краткий миг она увидела возмущение предательством, явно написанное в глазах Блейн, которые сейчас снова были холодными и пристально смотрели на нее. Страсть, охватившая их, теперь ушла, и Габриэлла могла физически почувствовать холод, вновь исходящий от Блейн. Повернувшись к ней спиной, Блейн прошла дальше в дом.
- Твоя мама сможет присмотреть за детьми, или я должна найти кого-то, кто сделает это? - спросила Блейн так, как будто только что ничего не произошло между ними, и повернулась лицом к Габриэлле. Та посмотрела на нее в недоумении.
- Я никуда с тобой не поеду! - проговорила она, проходя мимо Блейн.
- Почему ты споришь со мной? - прямо спросила Блейн. Габриэлла обернулась.
- Ты что, глухая? Я сказала, что не собираюсь ехать с тобой! Не собираюсь! Не поеду!
Блейн стояла на своем.
- Собирайся, - сказала она без намека на уговоры. - У меня на сегодняшний вечер назначена встреча в Бостоне, и мне нужно поторопиться.
- А я вот думаю, что ты полоумная. Я… не... поеду… понимаешь? - медленно и усмехаясь произнесла Габриэлла. Блейн в два прыжка оказалась перед ней и, схватив ее за волосы одной рукой, другой грубо притянула к себе.
- Я очень старалась поступать правильно… не спорь со мной, леди, я могу пережевать и выплюнуть тебя прежде, чем ты поймешь, что случилось. Давай шевели задницей! Мы уходим, - сквозь зубы произнесла Блейн.
- Да пошла ты!
Блейн страстно поцеловала ее и разорвала блузку спереди. Она выпустила Габриэллу из объятий, и та упала спиной на диван, в ужасе уставившись на нее.
- Убирайся отсюда!
Блейн снова схватила и окончательно порвала ее блузку. Когда Габриэлла попыталась вцепиться в волосы Блейн, она поняла, что прижата к дивану и не может пошевелиться.
- Собирайся или я *тут был мат* тебя, понятно? - прошипела Блейн ей в лицо так близко, что Габриэлла увидела искры гнева в ее глазах.
- Слезь с меня! ...оставь меня, - жалобно просила Габриэлла, поскольку ее нервы начали сдавать.
- Скажешь мне еще раз“нет"... скажешь еще раз… и я *тут был мат* тебя, а потом все равно увезу с собой, - прошипела Блейн, нагоняя ужас на Габриэллу.
- Слезь с меня, пожалуйста! - всхлипнула Габриэлла, пытаясь столкнуть Блейн со своего тела.
- "Да" или "нет”, дорогая, отвечай сейчас или через 10 секунд мне будет все равно, что ты скажешь!
- Да, я поеду с тобой. Просто отвали от меня, - быстро сказала Габриэлла. Блейн посмотрела в ее глаза и медленно отпустила. Она протянула Габриэлле руку, чтобы помочь ей встать. Та решила не обращать внимания на протянутую руку и встала сама.
- Если ты вздумаешь отказаться от нашей сделки, не советую. Тебе не захочется иметь со мной дело, когда я злюсь, - пригрозила Блейн. Габриэлла посмотрела на нее, пытаясь понять, - верить этой угрозе или нет. На чью помощь она сможет рассчитывать, если попытается пойти против кого-то такого, как Блейн? Правда была в том, что надеяться было не на кого. Джозеф был далеко. А ее мать...
- Я надеюсь, что ты не втянешь в это свою мать, - сказала ей Блейн, как будто знала, о чем она думает. Габриэлла отвернулась и, обняв себя руками, чтобы прикрыть наготу, сделала несколько шагов прочь от Блейн.
- Я не хочу его видеть, - сказала она и заплакала. - Он отказался от меня.
Блейн посмотрела на ее спину и на мгновение почувствовала, что ей так хочется подойти и утешить ее, но она быстро прогнала эту мысль. Она вздернула подбородок и успешно встала над ситуацией.
- Позвони своей маме. Я думаю, что будет лучше, если дети останутся с тем, кого они знают. А твой муж… ты сможешь позвонить ему позже, - холодно сказала Блейн. Габриэлла подняла на нее взгляд. По ее щекам струились слезы.
- Неудивительно, что мой отец захотел увидеть меня … - с отвращением сказала Габриэлла.
В глазах Блейн появился вопрос.
- В смысле?
- Если он находится в окружении таких, как ты… неудивительно, что он ищет иголку в стоге сена, - Габриэлла собиралась своим заявлением побольнее ударить Блейн и получила огромное удовольствие, когда увидела в ее глазах согласие с оскорблением.
- Ты совершенно права. Никто из нас не стал таким, каким хотел нас видеть Артур, - сказала Блейн, даже не моргнув глазом. - Мы все оказались недостаточно хороши.

+1

2

Глава вторая.

Через два часа они добрались до частного самолета. Вылетев из небольшого аэропорта в Принстоне, менее, чем через час, они должны были прибыть в Бостон. Блейн посмотрела на Габриэллу, которая за последний час не сказала ей ни слова.
- Если я почувствую, что ты не можешь справиться со своей новой семьей, я отвезу тебя обратно домой, - вдруг сказала Блейн. Габриэлла повернулась к ней и удивленно посмотрела в ее глаза. В этот момент Блейн увидела в них все страхи, которые та пыталась спрятать. Габриэлла на секунду отвернулась, а затем, посмотрела вниз, на свои руки, и произнесла:
- Почему он захотел увидеть меня?
- Потому что он не может больше скрываться от правды. У него не осталось времени, - сказала Блейн и глянула в окно. Они еще только готовились взлететь, а она уже не могла дождаться, когда покинет самолет, в который только что вошла.
- Я не понимаю, - сказала Габриэлла, глядя на профиль Блейн. Та ничего не ответила. - Ты это серьезно сказала? - тихо спросила Габриэлла. Сейчас Блейн оглянулась на нее.
- О чем?
- Ты действительно сделаешь то, что сказала, - отвезешь меня обратно? - спросила Габриэлла, затаив дыхание. Блейн мгновение молча смотрела на нее.
- Да.
Габриэлла снова опустила глаза на свои руки.
- Будет неприятно?
- Да, скорее всего так. Чейз, вероятно, будет агрессивным, а Диана может отреагировать гораздо хуже, чем это сделала я, - холодно ответила Блейн. Габриэлла испуганно подняла взгляд.
- Чем ты?
- Она упрямая и самоуверенная. Но нет, совсем не такая, как я, - если такой ответ тебя удовлетворит. Я смогу с ними справиться, - сказала Блейн, глядя Габриэлле прямо в глаза.
- С ними...?
- Чейз - мой брат. Диана - твоя сестра и моя, - уточнила Блейн. - Чейз, скорее всего, будет обижаться, а Диана ко всему относится враждебно.
Габриэлла опять посмотрела на свои руки.
- А ваша мать?
- А наша мама будет делать то, что скажу я.
Габриэлла снова посмотрела на Блейн.
- Она должна ненавидеть меня.
- Возможно, но она будет делать вид, что все хорошо, и подыгрывать мне, - успокоила ее Блейн.
- Да, я вижу, что людям трудно сказать тебе "нет", - с оттенком гнева сказала Габриэлла.
- Они довольно быстро понимают, что лучше не пробовать.
Глаза Габриэллы с вызовом посмотрели на нее.
- Я ловлю тебя на данном мне слове.
- Я сама дала его тебе и сдержу, -  ответила Блейн с улыбкой, которая предназначалась для того, чтобы напугать Габриэллу, и она выполнила свое предназначение.
- Я полагаю, так и будет. Поэтому нет никакой необходимости повторять спектакль, который ты передо мной разыграла.
Блейн удивленно посмотрела на нее. Габриэлла не отвела взгляда, дожидаясь ответа.
- Как пожелаешь.
- Договорились.
*****
В Бостоне Блейн и Габриэлла остановились в отеле “Харбор”. Габриэлла оглядывалась и любовалась паркетными полами, мебелью в викторианском стиле и восточные коврами, застилавшими пол. Они заняли один из люксов, окна которого выходили на город, а не во внутренний двор. Как только Габриэлла зашла в свою комнату, Блейн тут же начала звонить по телефону.
Спустя несколько минут Габриэлла привела себя в порядок и, выйдя в общую гостиную, обнаружила, что Блейн все еще говорит по телефону. Она обошла комнату и, подойдя к окну, полюбовалась ночным городом. Ей нравились старинные здания, а гостиница с ее кирпичными и гранитными стенами, была образцом старинной архитектуры. В гостиной имелись все современные удобства, которые необходимы были Блейн для работы, - порты передачи данных и высокоскоростной доступ в Интернет, но все это было спрятано внутри старинной обстановки. Наконец она села и стала ждать, когда Блейн закончит разговор.
- Нет, позвони Арманду и скажи ему, что мы хотим арендовать его танкеры, - Блейн заметила Габриэллу и жестом пригласила ее сесть рядом. - Да, Пол, но не дороже двух миллионов. Перезвони мне на мобильный, у меня деловой ужин. Ладно, пока.
Габриэлла встала, а Блейн осталась сидеть. Она внимательно осмотрела Габриэллу, и было очевидно для них обеих, что ей понравилось то, что она увидела.
- Ты еще долго? К которому часу сегодня вечером я должна быть готова, чтобы выехать вовремя? - нервно спросила Габриэлла.
- Мы не поедем сегодня вечером. Не знаю, как долго продлится моя встреча. Я говорила с администратором отеля, они к завтрашнему утру подготовят машину и отвезут нас.
- Как далеко нам ехать?
- Ох… меньше часа, - Блейн догадалась, каким будет следующий вопрос.
- Почему тогда мы не едем сегодня?
- Потому что я устала. И вернусь поздно. К тому же будет лучше, если мы приедем завтра утром.
- Лучше для кого? Для тебя?
- Нет, для тебя! - рявкнула Блейн и встала. - Чейз с Дианой, наверняка, уже поджидают тебя. Когда я уезжала, мама была расстроена, а она становится совершенно непредсказуемой, когда чувствует угрозу. Артур - сколько бы он ни думал, что может справиться с ними, но это ему не по зубам.  У меня назначена встреча, и я устала. Я могла бы отправить тебя вперед одну, но не сделаю так. Я сказала, что буду стараться… - Блейн досадливо замолчала. Габриэлла смотрела, как она подходит к окну и смотрит на город. Зазвонил телефон. Блейн на мгновение закрыла глаза, затем открыла их и подошла к нему, чтобы поднять трубку.
- Привет.
- Блейн, я так ничего и не услышал от тебя. Затем я получил сообщение, что ты остановилась в отеле Харбор, - уныло произнес Артур.
- Да, мы появились здесь примерно час назад, - сказала Блейн и посмотрела на Габриэллу. - Со мной здесь Габриэлла.
- Она там? В отеле с тобой?
- Да, мы должны прибыть к вам завтра поздним утром, - Блейн продолжала смотреть на Габриэллу.
- Я знал, что ты приведешь ее ко мне, Блейн. Я знал, что ты сможешь, - радостно сказал Артур. - Спасибо, Блейн. Спасибо, что делаешь это для меня.
Блейн молчала. Артур был явно очень взволнован, и она боялась сама поддаться чувствам. Артур умирал. Ее отец умирал.
- Я... - Блейн на мгновение посмотрела вниз, на ее глаза начали наворачиваться слезы. - Мы обе будем у вас утром.
- Спасибо, Блейн.
- Спокойной ночи, отец.
- Спокойной ночи, Блейн.
Она положила трубку и повернулась спиной к Габриэлле.
- Ты любишь его, да? - удивленно спросила Габриэлла. Блейн выпрямила плечи и повернулась к ней.
- Да, я способна на чувства, миссис Мэтисон. Если Вы уколете меня, то побежит кровь, - с сарказмом ответила Блейн.
- Я не это имела ввиду, - тихо ответила Габриэлла.
- Что же тогда Вы имели ввиду?
- Я просто подумала, что.... - Габриэлла опустила взгляд.
- Вы просто думали, что такая сука, как я, не способна на чувства, да? Ну, я много чего могу чувствовать,  и Вы, очевидно, знаете это… или Вы хотите, чтобы я напомнила Вам? - грозно сказала Блейн. Габриэлла подняла взгляд.
- Он знает?
- Что знает? - теперь Блейн была не столько зла, сколько сбита с толку.
- О тебе!
- Какого хрена ты несешь?
- Он не знает, да?
Блейн вдруг поняла, что та имела ввиду, и на ее лице появилась растерянность.
- Значит, он не знает, - Габриэлле показалось, что она может одержать победу над Блейн. - А что бы он сказал, если бы узнал, как ты обошлась со мной?
- А что бы он сказал, если бы узнал, что тебе это понравилось? - быстро ответила Блейн.
- Ты напала на меня!
- Настучишь ему, и я тоже не промолчу, -  холодно сказала Блейн.
- Тебе нечего рассказывать.
- Возможно, что кто-то поверит тебе, а кто-то может и не поверить! Поверит ли тебе твой муж? Поверят ли твои дети? А твоя мать поверит тебе? Я могу быть очень убедительной! - промурлыкала Блейн, наслаждаясь игрой. Испуганная Габриэлла уставилась на нее. - Не пытайся играть со мной в эту игру. Тебе ни за что не победить. А теперь иди спать, мы уедем рано утром. Ужин можно заказать через обслуживание номеров. Я вернусь, когда закончится встреча. И даже не вздумай улететь обратно, моя голубка, потому что при попытке сбежать с корабля, я приду за тобой и поверь мне… ты не захочешь этого, - Блейн сделала шаг вперед, а Габриэлла - шаг назад. - Ну, я вижу, что понимаешь, - улыбнувшись, сказала она, - ложись спать.
Блейн подошла к ней и поцеловала в щеку.
- Спокойной ночи, маленькая сестренка!
Габриэлла посмотрела вверх и встретилась с глазами Блейн, обнаружив там ненависть, которая пряталась за вежливыми словами.
- Ты мне не сестра! - сказала Габриэлла, пытаясь обуздать свои нервы.
- Боюсь, что так, - ответила Блейн, склоняясь к ней. - А если бы и была, это ничего бы не изменило!
Габриэлла потрясенно посмотрела на нее. Увидев ее реакцию, Блейн громко рассмеялась.
- Ты отвратительна! - сказала Габриэлла и шагнула ближе, чтобы ударить ее.
Блейн перехватила поднятую руку и выглядела при этом так, как будто сама собиралась нанести удар.
- Не зли меня, маленькая сестренка! Не зли! - грозно сказала Блейн. Затем она выпустила руку Габриэллы и вышла, оставив ее одну в комнате.
*****
Всю поездку до Куинси они не разговаривали друг с другом. Блейн читала газету или говорила по телефону. Габриэлла даже не попыталась завести с ней разговор. У Куинси была богатая история, он мог похвастаться ухоженными газонами и живописной береговой линией. Блейн заметила интерес Габриэллы.
- Здесь произошло много исторических событий. Куинси называют городом президентов. Второй и шестой президенты США - Джон Адамс и его сын Джон Куинси Адамс - родились здесь. Я могу устроить для тебя экскурсию, если захочешь? - Блейн не стала дожидаться ответа и продолжила читать газету.
- Это может быть познавательно. Спасибо, - Габриэлла видела, что Блейн кивнула, подтверждая, что слышала ее, но больше ничего не сказала. Лимузин свернул на подъездную дорожку. Когда они выехали из-за рощицы деревьев, вдали показался дом. Габриэлла глубоко вдохнула, и Блейн, посмотрев вверх, улыбнулась, а затем вновь уставилась в газету.
Дом был, по меньшей мере, впечатляющим - с колоннами, с ухоженной живой изгородью и цветущими клумбами. Когда машина остановилась, Блейн, не дожидаясь шофера, открыла дверь и вышла. Затем она повернулась и протянула руку Габриэлле. Та лишь на мгновение подняла глаза и подала ей руку. Как только она вышла из машины, входная дверь открылась, и рядом с мужчиной, одетым во фрак, появилась элегантно одетая женщина с золотистыми волосами. Она показалась ей знакомой, и Габриэлла, посмотрев в сторону Блейн, увидела сходство.
- Да, это моя мама, - сказала Блейн, все еще держа ее за руку. - Пошли.
- Здравствуйте, я Эбигейл Астон-Карлайл, - сказала Эбигейл, протягивая руку Габриэлле. Обе женщины пожали друг другу руки.
- Здравствуйте, я Габриэлла Мэтисон.
- Да, моя дорогая, я знаю, кто ты, - говоря это, Эбигейл попыталась улыбнуться. Габриэлла почувствовала себя неловко и опустила взгляд. Блейн тут же оказалась рядом с ней, и рука Габриэллы вновь оказалась в ее руке.
- Пойдем в дом, - сказала она, уводя Габриэллу от матери. Проходя мимо мажордома, она сказала: - Генри, наши сумки в машине.
Когда они вошли в холл дома, Габриэлла не могла не удивиться. Она огляделась по сторонам и заметила подлинники картин Моне и Тинторето. На одной из стен она увидела полотно Рембрандта. Здесь же стояли скульптуры, которые, по ее мнению, должны были находиться в музее. Стены были покрыты роскошными бежевыми арабскими обоями и восхитительной коллекцией старинных вещей.
- Блейн...
Блейн повернулась в сторону подходящего к ней пожилого мужчины, который не сводил взгляда с Габриэллы. Блейн развернулась и представила его ей.
- Это Артур...
Габриэлла пожала ему руку и не смогла отвести своего взгляда от его глаз, из-за которых у нее вечно возникали проблемы.
- У тебя мои глаза, - улыбнувшись, сказал Артур.
- Да, - внезапно Габриэлла выдернула от него свою руку и отвернулась.
- Я вижу, ты не очень-то рада этому, - высказал очевидное Артур.
- Эти глаза стали невидимой стеной между мной и моим отцом, - сказала Габриэлла с оттенком обиды. Артур посмотрел в сторону Блейн, и не увидел в ней никакого сострадания, хотя и ожидал этого.
- Он плохо обращался с тобой?
- Он был моим отцом и любил меня, - уверенно проговорила Габриэлла. Артур выпрямился и замолчал. В их разговор вмешалась Блейн.
- Аааа… вот еще один член семьи. Проходи, Габриэлла, позволь представить тебе нашу сестру Диану, - сказала она и, взяв ее за руку, подвела к Диане, которая стояла, наблюдая за знакомством. Когда они приблизились, Блейн бросила на нее предупреждающий взгляд.
- Диана, это Габриэлла Мэтисон - наша сестра, - Блейн улыбнулась, заметив недовольный взгляд Габриэллы.
Габриэлла кивнула головой. - Привет.
Диана посмотрела на нее и, проигнорировав приветствие, прокомментировала.
- Я полагаю, что это может оказаться правдой. Твои глаза такого же цвета, как и у отца. Хотя я вряд ли могу поверить в ее происхождение, основываясь на такой мелочи, как эта.
- Диана, играй по правилам, - сказала в шутку Блейн, но в ее словах снова прозвучало предупреждение.
- Я не претендую на то, чтобы стать чьей-то дочерью. У меня не было желания оказаться здесь, - защищаясь сказала Габриэлла.
- Тогда почему ты здесь? - прямо спросила Диана. - Возможно в этом виноваты деньги, которые мой отец может оставить тебе?
Габриэлла в недоумении уставилась на нее.
- Да что с вами такое?   
- О боже, в наших туманах появилась святая! - пошутила Диана.
- Диана! - прозвучал грозный голос Блейн.
- А знаешь, ты права - мне нет никакой необходимости оставаться здесь, - сказала она и повернулась к Блейн. - Я сделала то, о чем ты просила меня. Я приехала сюда, а теперь хочу домой.
Блейн посмотрела на нее и через мгновение сказала: - Диана расстроена так же, как и ты, - Блейн повернулась к Диане и продолжила говорить, - однако она ведет себя гораздо хуже, чем обычно!
Затем Габриэлла обратилась к Диане: - Мне ничего не надо. Я жалею, что вообще узнала о вас. А сейчас я просто хочу вернуться домой, пожалуйста, - последняя часть ее слов предназначалась Блейн.  Блейн повернулась к ней и хотела что-то сказать, но увидела слезы, готовые пролиться из глаз Габриэллы. Она взяла ее за руку и повела из холла в библиотеку, расположенную неподалеку.
- Прости за Диану, - тихо сказала Блейн. Габриэлла шла впереди нее, а затем повернулась, и Блейн увидела слезы, бегущие по щекам.
- Послушай, я просто хочу вернуться. Все это было сплошной ошибкой. Ты обещала отвезти меня домой, - взмолилась она, подойдя к Блейн.
Та нежно взяла ее руки в свои и хотела что-то сказать, но дверь открылась, и вошел Артур. Габриэлла отвернулась от него и стала утирать слезы. Он озабоченно посмотрел на Блейн.Та отвела взгляд.
- Габриэлла… я так много хочу сказать... - он умолк.
Габриэлла повернулась к нему.
- Я не хочу этого слышать! Я не хочу вас знать! Я вас ненавижу! - она впала в истерику.
- Габриэлла! - заступилась за него Блейн.
- Нет, позволь ей, Блейн. Она имеет право злиться, - Артур подошел на шаг ближе.
- Это так великодушно с вашей стороны! - с издевкой сказала Габриэлла.
- Прости, - печально ответил Артур.
- Вы всегда стояли между моим отцом и мной, - она опять заплакала. - Вы всегда были там. Каждый раз, когда он смотрел на меня, я видела боль в его глазах. Я видела, как останавливалось его сердце после каждого комментария о моих глазах. И я, предполагается, должна быть счастлива из-за этого? - Габриэлла уже открыто плакала, обхватив свое тело руками. - Как я могу перестать ненавидеть вас? Вы отобрали у меня моего отца, - всхлипнула она. - Он знал правду, - Габриэлла повернулась, отчаянно ища утешения, - но так или иначе, он любил меня.
Внезапно руки Блейн обняли ее. Блейн крепко удерживала ее, а Габриэлла рыдая смотрела в сторону Артура, который сел и выглядел очень жалко.
- Теперь я потеряла его навсегда, - Габриэлла снова заплакала и уткнулась лицом в грудь Блейн.
- Нет, это не так. Он любил тебя. Не потому, что ему приходилось, а потому, что он хотел этого, - попыталась утешить ее Блейн. Габриэлла отстранилась от нее.
- Ты не можешь знать, каково это было. Люди не прекращали говорить даже тогда, когда я входила в комнату, - Габриэлла снова начала злиться. - Я всегда была предметом обсуждений. И мой отец… я ненавижу свои глаза, - Габриэлла, совершенно измученная, села, а затем глубоко вздохнула.
- Я просто хочу узнать тебя, - тихо сказал Артур. Габриэлла быстро взглянула на него.
- Ну а я не хочу вас знать!
Артур ничего не ответил.
- Я приехала. Теперь я могу отправиться обратно? - с сарказмом спросила Габриэлла. Артур выглядел растерянно и посмотрел в сторону Блейн.
- Я угрожала ей, - пояснила Блейн.
- Ты - что? - Артур вскочил в негодовании.
- Я говорила, что я не тот человек для этого… я... - Блейн замолчала.
- Блейн? - Артур ждал ответа.
- Я свое дело сделала, - с нажимом сказала Блейн.
- Блейн!
- Разве это не все, что имеет значение? Ты научил меня этому, отец, - холодно ответила она, настаивая на своем и не желая отступать. Габриэлла хотела что-то сказать, но в комнату вошла Эбигейл Астон-Карлайл и закрыла за собой дверь.
- Что-то не так? -  спросила она, переводя взгляд с Блейн на Артура.
- Нет, ничего, - Артур перестал смотреть на Блейн, и она, казалось, вздохнула с облегчением.
- Габриэлла, моя дорогая, я велела Генри отнести ваш багаж в одну из комнат в восточном крыле. Она полна солнца, а из ее окна прекрасный вид. Комната Блейн будет рядом с вами, - сказала Эбигейл, слегка улыбаясь. Габриэлла посмотрела на свои колени.
- Я не думаю, что...
- Это прекрасно, мама. Значит я буду рядом, - произнесла Блейн, перебивая Габриэллу. Обе женщины молча переглянулись. Артур заметил их взгляды и заволновался - ему не понравилась мысль, что Блейн запугала молодую женщину.
- Габриэлла, возможно ты предпочла бы комнату в другой части дома? - Артур ждал ответа.
- Что-то не так? - Эбигейл перевела взгляд с Блейн на Артура.
- Она остановится в восточном крыле, - настаивала Блейн. Артур повернулся к ней, и взгляд его был явно сердитым. Габриэлла внезапно встала.
- Нет никакой необходимости готовить для меня комнату - я не собираюсь оставаться здесь.
Все три пары глаз теперь смотрели на нее. Блейн подошла к ней и посмотрела в глаза, затем нежно взяла ее руку в свои ладони. Она начала говорить так тихо, что только Габриэлла могла слышать ее.
- У тебя есть отец, который хочет познакомиться с тобой, а еще есть сестра, которая может и не признается в этом, но она тоже нуждается в тебе. Отдохни, проведи с ними немного времени и дай им возможность узнать тебя. По крайней мере, дай шанс Диане. Бог знает, что я никогда не была в состоянии помочь ей, - Блейн терпеливо ждала ответа. Габриэлла опустила взгляд. Ее глаза вдруг увидали свою руку в руках Блейн, и ее чуть не заворожило монотонное движение большого пальца Блейн, ласкающего ее ладонь.
- Вы с Дианой родня по крови, - после таких слов Габриэлла снова посмотрела на Блейн. - Подари ей надежду. Кроме твоей матери, она все, что у тебя есть, - она часть тебя.
Габриэлла кажется была потрясена этими словами и кивнула.
- Только ненадолго.
-Вот и ладно, - улыбнувшись, сказала Блейн.
- В один прекрасный день ты перехитришь саму себя, - серьезно сказала ей Габриэлла. Блейн слегка улыбнулась.
- Ты так думаешь, маленькая сестренка?
Габриэлла выгнулась бровь и покачала головой.
- Ладно, но я останусь только на несколько дней. Договорились?
Губы Блейн растянулись в легкой улыбке.
- Договорились. Теперь позволь мне показать твою комнату, - Блейн повела Габриэллу мимо Эбигейл и Артура, который был весьма удивлен и впечатлен. Он только что видел Блейн в ее лучших проявлениях. Ей не только удалось уговорить Габриэллу остаться, но было также очевидно, что она нашла способ общения с женщиной, которая, казалось, ненавидела ее в один момент и искала утешения в следующий. Как обычно, Блейн не переставала изумлять его. Габриэлла вдруг остановилась перед Эбигейл.
- Спасибо за комнату, я уверена, что она прекрасна.
Эбигейл была немного удивлена таким серьезным выражением на лице молодой женщины.
- Тебе действительно рады здесь, моя дорогая, - улыбнулась ей в ответ Эбигейл. Блейн положила руку на спину Габриэллы и вывела ее из комнаты.

*****
- Ты казался расстроенным, когда я вошла.
- Блейн иногда заходит слишком далеко, - сказал Артур, отойдя от жены и усевшись в кресло лицом к ней.
- В Блейн слишком много от тебя, - грустно сказала Эбигейл, тоже усаживаясь в кресло, стоящее напротив кресла мужа.
- Она запугала девочку, чтобы заставить ее приехать сюда.
- А чего ты ожидал, Артур?
Артур удивленно поднял голову.
- Я не ожидал, что она будет угрожать моей дочери! - сказал он и внезапно встал.
- Они кажется понимают друг друга, - Эбигейл заметила, что именно смутило его.
- Как ни странно.
- Тебе не приходило в голову, что Блейн и остальные дети, могут почувствовать угрозу от Габриэллы?
- Почему?
- Артур, у тебя такой острый ум, но иногда ты бываешь таким тупым, - Эбигейл увидела, какое недовольство вызвали ее слова.
- Ну, если я разочарован ими, то это их собственная вина!
- Я знаю, Чейз и Диана разочаровали тебя. Я также знаю, что и Блейн в некотором смысле тоже расстроила тебя - не хочет остепениться и завести детей. Но они любят тебя Артур, а твое разочарование так очевидно, - уныло сказала Эбигейл.
- В каком смысле?
- В том смысле, что слишком быстрая замена любимчика болезненна, - глаза Эбигейл наполнились слезами. Артур молча уставился на нее. - Почувствовать себя кем-то второсортным - очень больно, Артур, - теперь слезы бежали вниз по прекрасном лицу Эбигейл Астон-Карлайл. Артур отвел взгляд. Правду не всегда легко принять. - До недавнего времени Блейн была зеницей твоего ока, а теперь она не только должна смириться с новостью, что скоро потеряет своего отца, но и окажется отвергнутой им.
Артур повернулся к ней.
- Я люблю всех своих детей! - убежденно заявил он.
- Я знаю, что любишь. Просто помни, что они тоже должны знать об этом, - сказала Эбигейл и вышла из комнаты.

*****
- Она здесь? - спросил Чейз, выходя на застекленную террасу.
- Здесь, - ответила Диана, глядя в сад.
- Ну, и что ты думаешь? - спросил он, садясь рядом с ней.
- Как будто я что-то знаю! - Диана встала и вышла с террасы.
- Господи! Что с тобой!
Чейз последовал за ней, и пока они шли, сказал: - Диана, поговори со мной.
- С чего бы? - она вдруг замолчала и посмотрела на него. - Почему ты вдруг забеспокоился?
Чейз выглядел сбитым с толку.
- Прекрати хоть раз вести себя, как сумасшедшая, и поговори со мной.
Диана заглянула в его лицо.
- Ты хоть раз порадовался тому, что я родилась, Чейз?
Он моргнул несколько раз, удивившись вопросу.
- Да, конечно, - ответил он беспечно и легко.
- Не думаю, что хоть когда-то это заметила, - сказала Диана, и слезы потекли по ее лицу. Внезапно Чейз потерял дар речи. Диана ушла, и на этот раз он не пошел за ней.

*****
- Прекрасный вид, - Габриэлла посмотрела в окно.
- Да, - тихо сказала Блейн, глядя на женщину, стоящую всего в нескольких футах от нее.
- Ты всегда жила здесь?
- Я не живу здесь, - уточнила Блейн. Габриэлла повернулась к ней лицом.
- Но твоя мама сказала...
- Когда я остаюсь здесь, то занимаю комнату в этом крыле.
- Ох...
Блейн слегка улыбнулась.
- У меня есть квартира в Бостоне, где я останавливаюсь, но дом для меня - это мой дом в Кейп-Код.
- Но мы в Бостоне ночевали в отеле… - растерялась Габриэлла.
- Я не думаю, что тебе бы понравилась идея приехать ко мне, - сказала Блейн, смешно приподняв брови. Габриэлла улыбнулась и покачала головой.
- Почему ты не рассказала своей семье?
- А что я должна была им рассказать? - Блейн выглядела сбитой с толку.
- О себе, - сказала Габриэлла, сев на кровать, и с надеждой посмотрела на Блейн.
- А что насчет меня?
- О твоем образе жизни, Блейн.
Лицо Блейн стало мрачным.
- Нечего рассказывать. А что насчет тебя? - отбивалась от нее Блейн.
- Блейн, я никогда не… - Габриэлла нервно посмотрела в сторону.
- Что заставляет тебя думать, что у меня это было?
Габриэлла растерянно посмотрела на нее.
- Ты собираешься мне сказать, что я первая женщина, которую ты поцеловала? - ехидно спросила Габриэлла.
- Да, ты права, - уверенно сказала Блейн. Сейчас Габриэлла понимала ее еще меньше.
- А что насчет тебя, маленькая сестренка? - тихо спросила Блейн. - Ты когда-нибудь до меня целовалась с женщиной?
- Я не целовала тебя, - возразила Габриэлла.
- Да неужели?
- Нет.
Их глаза встретились, не желая признавать факты. Блейн сделала шаг вперед, и рука Габриэллы потянулась к стойке кровати. Блейн усмехнулась.
- Мы договорились, - вдруг сказала Габриэлла. Блейн замерла.
- Я признаю, что мне понравилось целовать тебя. Мне понравилось прикасаться к тебе. Почему ты не можешь признать это? Мы обе можем наслаждаться.
- Потому что мне нет никакого дела до этого, Блейн. Потому что я не собираюсь погружаться в такого типа отношения. Потому что я замужем. Я могу назвать тебе миллион этих “потому что”... - Габриэлла поднялась с кровати и снова подошла к окну. Она не хотела думать об отклике своего тела на прикосновения Блейн, поэтому закрыла глаза и попыталась помешать своим чувствам реагировать на нее и вспоминать.
Габриэлла почувствовала жар, исходящий от тела Блейн прежде, чем поняла, что ее обнимают. Для нее не стало неожиданностью, когда руки Блейн вдруг притянули Габриэллу к себе. Голова откинулась назад, и почти мгновенно губы Блейн оказались  на ее шее.
- Блейн… мы же договорились, - Габриэлла застонала. Блейн плотнее прижалась к ней, ее губы двинулись к уху Габриэллы, и та почувствовала, как будто  оказалась в огне.
- Ох… - застонала Габриэлла, поскольку ее тело само начало разворачиваться. Почти сразу же губы Блейн жадно припали к ее губам, умоляя о продолжении. Руки Блейн еще крепче сжали ее и Габриэлла почувствовала, как тает в руках Блейн.
Раздался стук в дверь, и они обе отскочили в стороны, глядя друг на друга глазами, наполненными страстью. Стук повторился.
- Войдите, - внезапно сказала Габриэлла, поправляя одежду. 
Артур вошел и посмотрел сначала на Блейн, а потом на Габриэллу и снова на Блейн. Он сразу заметил их нервозность. Блейн пробежалась пальцами по волосам и смотрела куда угодно, но только не на него. И Габриэлла выглядела раскрасневшейся и немного взволнованной.
- Комната… если тебе не нравится... - сказал он, запинаясь.
- Нет, эмм… она красивая, - ответила Габриэлла, оглядываясь по сторонам, однако тут же быстро отвела взгляд от Блейн. Артур снова оглядел их обеих.
- Все в порядке? Или Блейн снова угрожала тебе?
Глаза Блейн уставились на него.
- Естественно, у меня был самый лучший учитель! - Блейн обрушила на него еле сдерживаемую агрессию.
- Не заходи слишком далеко, Блейн! - пригрозил он.
- Или что ты сделаешь? - оборвала она его.
- Она не сделала ничего плохого, - пришла на ее защиту Габриэлла и сделала шаг в сторону Блейн.
- Когда я вошел… - он замолчал и посмотрел сначала на Габриэллу, а потом на Блейн. - Прости, Блейн.
- Не извиняйся, Артур. Ты был совершенно прав, - она прошла мимо него и покинула комнату.
- Блейн... - окликнул он ее, но она не обратила внимания на его слова и не вернулась. Затем Артур повернулся к Габриэлле.
- Я просто хотел убедиться, что тебе нравится комната, - он уже собирался выйти и был очень удивлен, когда прозвучал вопрос.
- Почему вы никогда не пытались встретиться со мной?
Артур повернулся к ней лицом.
- Я… Я всегда думал, что смогу сделать это позже, - сказал он, запинаясь. - У меня нет убедительной причины, Габриэлла.
Она обвиняюще посмотрела на него.
- Вы любили мою мать?
- Да, любил, - ответил он тихо. - Я хотел бы… - он отвел взгляд.
- Что хотели бы?
- Я хотел бы, чтобы все было по-другому.
- Как по-другому? Вы бы не соблазнили ее, бросив беременной, или вы бы попытались стать мне отцом? -  Габриэлла даже не пыталась смягчить удар.
- По-другому, это значит, я остался бы с ней и стал тебе отцом, - с грустью признался Артур. Габриэллу удивило это признание.  - Я пока оставлю тебя в покое. Эбигейл запланировала специальный обед для тебя. Увидимся в час внизу, - затем он оставил ее. Ей было о чем подумать. 
*****
Блейн из своей спальни вышла на террасу. Она привалилась к стене рядом с застекленной дверью и закрыла глаза. “Почему все так изменилось?” - спрашивала она себя снова и снова. Блейн злилась и на Артура, и на себя. Конечно же, он был прав, расспрашивая ее. Она два раза практически напала на Габриэллу. Больше всего она сердилась за то, что из-за него оказалась в таком положении, а на себя была зла, потому что потеряла контроль не только над ситуацией, но и над собой.
Раньше ей никто не был нужен. Перед ней всегда стояла цель, которой надо было достичь, или сделка, которую необходимо закрыть. Агрессивный и независимый дух Блейн всегда заставлял ее стремиться еще раз превзойти кого-то. У нее никогда не было недостатка в ком-то для сопровождения или романтического увлечения, но отношения? Она давно знала, что ей нравятся женщины, но никогда не было той - по-настоящему единственной, ради которой она могла бы рискнуть раскрыть себя, соблазнив ее. Вторая половинка? Вот уж о чем Блейн никогда не думала и в чем никогда не нуждалась. Она была самодостаточной личностью. И теперь оказалось, что за несколько дней весь ее мир пошатнулся.
Во-первых, Артур, ее отец… умирал. А во-вторых, она должна была не только привезти ему Габриэллу, но и сделать это в рекордные сроки, потому что время играло не на их стороне. Как, по его мнению, она могла заставить Габриэллу приехать? В этот момент она просто злилась на него за то, что он поставил ее в такое положение. Блейн должна была признать, что она не только причинила Габриэлле боль, не только холодно и расчетливо манипулировала ей, но она попыталась...
- Господи! - она с отвращением взъерошила свои волосы. “Я практически изнасиловала ее в гостиной”, - подумала Блейн. А еще она поняла - никто и никогда не заставлял ее почувствовать то, что она чувствовала во время поцелуя с Габриэллой или от прикосновений к ней. В то время, когда полуголая Габриэлла лежала под ней, она вдруг поняла, что такое страсть. Если бы она совсем ненамного дольше задержалась там, ничто не смогло бы остановить ее от… от...?
Блейн сделал глубокий вдох и вновь закрыла глаза. Ей не нравилось то, что происходило с ней. Ей это вообще не нравилось. Внезапно из размышлений ее выдернул голос, прозвучавший рядом.
- Ты в порядке? - спросила Диана. Блейн посмотрела на нее, а затем отвела взгляд. - Да.
- Что ты думаешь о ней?
Блейн помолчала минутку, прежде чем ответить.
- Она не то, чего я ожидала.
- Лучше или хуже? - усомнилась Диана.
- Другая.
- Ты не собираешься помогать мне? - Диана собиралась уйти, когда Блейн внезапно схватила ее за руку.
- Подожди, прости меня. Я просто... - она замолчала и выпустила руку Дианы. Блейн сделала несколько шагов в сторону перил. - Дай ей шанс, Диана.
- Шанс на что?
Блейн повернулась к ней лицом.
- Я всегда была слишком занята. Прости, что я не… - она снова отвернулась. Диана подождала. Блейн еще никогда не выглядела такой неуверенной, и это заинтриговало и обеспокоило ее.
- Я думаю, что если ты позволишь ей войти в свою жизнь, она всегда будет с тобой, - наконец сказала Блейн.
- Она тебе нравится, да?
Блейн сделала несколько шагов, и ее пальцы снова пробежались по волосам.
- Давай просто скажем, что на нее много чего свалилось… и это все, что я знаю! - она вдруг рассердилась.
- Я не понимаю тебя.
- Я тоже не понимаю себя.
- Так ты думаешь, что я должна дать шанс нашей сестре?
- Она мне не сестра! - Блейн сказала это жестче, чем хотела. Она повернулась к Диане. - Поговори с ней, Диана. Вы с ней одной крови. Она же твоя сестра!
- Как и ты, Блейн, - обвиняюще ответила Диана. Блейн посмотрела на нее.
- Я действительно паршиво справляюсь?
- Ты ужасна!
- Она не такая, Диана. Просто дай ей возможность.
Диана еще мгновение посмотрела на нее, а затем оставила в одиночестве на террасе.
*****
За несколько минут до часу дня Габриэлла отправилась на обед. Спускаясь по лестнице, она была озадачена, обнаружив очень привлекательного мужчину, смотревшего на нее. Когда она добралась до нижней ступеньки, он с очаровательной улыбкой на лице протянул ей руку.
- Здравствуй, я Чейз.
Разглядывая его лицо, Габриэлла пожала ему руку. Сходство с Блейн было просто невероятным.
- Прости, я не должна была глазеть на тебя, - сказала Габриэлла, возвращая ему улыбку.
- Ничего страшного, на меня часто так смотрят. Мы с Блейн очень похожи.
- Размечтался, - сказала Блейн, спускаясь по лестнице. - Я определенно выгляжу намного лучше.
- Зато у меня есть правильное оборудование, - поддразнил ее Чейз, но Габриэлла заметила, что глаза его остались холодными.
- Некоторым из нас оно не нужно, - Блейн вцепилась в свою добычу. - А некоторые из вас не знают, как им пользоваться.
Блейн встала рядом с Габриэллой, мгновение разглядывая ее.
- Готова отобедать?
- Да, - улыбнулась Габриэлла.
- Разрешите? - Чейз предложил ей руку. Блейн напряглась, когда Габриэлла взяла предложенную Чейзом руку.
*****

Им подали салат из охлажденных омаров на тарелках, по форме напоминавших ракушки. Габриэлла оглядела сидевших за столом и заметила, насколько комфортно они все чувствовали себя в той роскоши, которая окружала их. Салат из омара был очень вкусным, а отлично охлажденное белое вино - божественным. Габриэлла заметила, что единственным человеком, который не пытался вовлечь ее в разговор, была Блейн, которая, задумчиво сидела на другом конце стола.
- Значит у вас двое детей? - спросила Диана.
- Да...
- Где их отец?
- Джозеф, мой муж, сейчас находится в деловой поездке в Чикаго.
Она посмотрела в сторону Блейн, которая, нахмурившись, отвернулась.
- Ты художник, - очаровательно улыбнулся Чейз.
- Я скульптор.
- Хороший? - бестактно спросила Диана.
- Ну…
- Не скромничай, Габриэлла, -  с гордостью сказал Артур, затем повернулся к остальным. - Несколько ее скульптур выставлены в галереях Нью-Йорка.
Габриэлла оглянулась на него. Он снова посмотрел на нее и, улыбнувшись, сказал: - Она очень талантлива.
- Я уверен, что так и есть, - грубо сказал Чейз, а потом невинно улыбнулся.
- Чейз! -  наконец заговорила Блейн. Ему ни на минуту не удалось обмануть ее.
- Что?
- Прекратите, вы - оба! - вмешался Артур. Эбигейл воспользовалась этой возможностью и задала свой вопрос.
- Здесь, в Куинси, много интересного. Возможно тебе, Габриэлла, захотелось бы увидеть что-то. Ты раньше уже бывала в Массачусетсе?
- Да, один раз.
- О, действительно? - улыбнулась Эбигейл.
- Да, я приезжала в Гарвард.
- Ты пробовала поступить туда?
- Меня приняли, - ответила Габриэлла, опустив взгляд.
- И ты не пошла учиться? - опять любопытствуя, поинтересовалась Диана.
- Нет, я не получила стипендию, - даже после всех прошедших лет Габриэлла не могла скрыть разочарование, что университет прошел мимо нее. Она до сих пор помнила, как горды были ее мать и отец. И она всегда будет помнить тот день, когда узнала, что деньги для оплаты ее учебы будут недоступны.
Когда Артур заметил разочарование на лице своей дочери, он перестал есть.
- Блейн училась в Гарварде, - прервала затянувшееся молчание Диана. Габриэлла посмотрела вверх и встретилась глазами с Блейн, с нежностью смотревшими на нее.
- А потом она закончила Гарвардскую юридическую школу, - добавила Диана. - К тому же она главный редактор юридического журнала.
- Блейн никогда не знала, где ей остановиться, - пошутил Чейз.
- По крайней мере она закончила его, Чейз! - выкрикнула ему Диана.
- Да, кто бы говорил! - ответил он с ухмылкой.
- Дети! - сделала им замечание Эбигейл.
- Блейн, ты останешься здесь хотя бы на несколько дней? - перевел разговор на другую тему Артур.
- Блейн останется без работы? - поддразнил ее Чейз.
- Блейн? Ты останешься? - Диана выжидающе посмотрела в сторону своей старшей сестры.
- Оставьте ее в покое. Блейн очень занята, - оборвала их Эбигейл.
- Габриэлла, а давай-ка я покажу тебе окрестность вокруг Куинси? - предложил Чейз. Габриэлла собиралась ответить ему, но прозвучал резкий ответ Блейн.
- У нас с Габриэллой уже есть планы на сегодня, Чейз, - тотчас ответила она и, повернувшись к Диане, добавила: - И да, Диана, я планирую остаться, - затем она посмотрела на Габриэллу. - Ты готова, Габриэлла?
Та моргнула и кивнула. - Да.
- Тогда давай пойдем. Мама, обед, как всегда, был великолепен, - сказала Блейн, вставая из-за стола.
- Да, большое спасибо вам за обед. Все было замечательно, - произнесла Габриэлла, медленно поднимаясь в замешательстве и немного злясь на поведение Блейн. Артур знал, что сделала Блейн. Было очевидно, что Габриэлла смирилась, но Блейн была не права, настолько запугивая ее. Он должен поговорить с ней. Возможно Эбигейл была права, тогда это объяснило бы резкое поведение Блейн в последнее время.
- Приятного вам времяпровождения. Мы ждем вас на ужин, - затем Артур повернулся к Блейн. - Мы ужинаем, как обычно, в восемь вечера.
- Я помню, папа! - возмущенно ответила она.
- Тогда идите и хорошо проведите время.
Блейн обошла стол и, властно положив руку на спину Габриэллы, вывела ее из столовой.
*****
Как только они вышли, Габриэлла тут же показала свое недовольство. Она направилась к лестнице, но Блейн схватила ее за руку и развернула.
- И куда это ты направилась?
- Кое-что мы должны прояснить прямо здесь! Ты мне не хозяйка! Я не позволю тебе изводить меня, поняла? - Габриэлла уперла руки в бедра - она была вне себя от злости. Блейн казалась невозмутимой.
- Так куда ты направилась?
- Я собираюсь подняться наверх и взять свой кошелек.
- Он тебе больше не понадобится. Ну, давай же, двигайся, - Блейн схватила ее за руку и снова остановилась, когда Габриэлла выдернула руку.
- Нет!
Блейн хотела уже снова взять ее за руку, но остановилась, услышав, что дверь открылась, и к ним вышел Артур.
- Я думал, что вы собрались на экскурсию?
- Я только возьму свой кошелек, - сказала Габриэлла и демонстративно посмотрела на Блейн.
- Ладно, поторопись, принеси его, - Блейн знала, когда нужно отступить. Артур улыбался, глядя на Габриэллу, поднимающуюся по лестнице. Он вовремя повернулся и заметил, что Блейн тоже смотрит на нее.
- Я бы хотел поговорить с тобой, когда вы вернетесь.
Блейн повернулась к нему лицом.
- Хорошо.
- Куда ты повезешь ее? - Артур пытался восстановить мир между ними. Ему не нравилась отчужденность, которая, казалось, появилась между ними.
- В Национальный Исторический музей Адамс, оружейную палату Куинси, Церковь Бетани, в первую Объединенную Приходскую Церковь и склеп Адамсов, после этого мы посмотрим то, что она будет рада увидеть. Если появится возможность, мне бы хотелось показать ей музей.
- Отличный маршрут, - Артур продолжил попытки завязать разговор с дочерью. - Ты навела порядок в деле Арманда?
- Да, он сможет получить свои два миллиона за танкеры.
- Но Бетанкур никогда не согласится на это! - произнес он, глядя прямо на нее.
- Я ужинаю с ним на следующей неделе, - сухо ответила она. Артур сурово уставился на нее. - Это было частью договора, - ответила она, не моргнув глазом. Теперь во взгляде Артура появилась  ярость.
- Это так ты ведешь бизнес в моей компании?
- Какого черта ты несешь?
- Я никогда не хотел эту сделку настолько, чтобы потворствовать тому, что ты сделала или планируешь сделать, - сказал Артур с отвращением. Блейн внезапно побледнела. Габриэлла была на верху лестницы и слышала последний комментарий Артура. Лицо Блейн стало холодным, как мрамор.
- Да кто ты такой, чтобы говорить мне о морали! - голос Блейн звучал хрипло и холодно, как сталь, и столь же смертоносно. - Как, ты думаешь, я удерживаю ее здесь, если не путем угроз и запугивания? Вот чему ты научил меня!
Артур был в ярости.
- Я твое творение, отец. Я такая же, как и ты. Точно с такой же моралью и настолько же развратна...
Рука Артура настолько сильно хлестнула дочь, что она пошатнулась и отступила назад. Габриэлла съежилась от этого звука. Он в ужасе смотрел на то, что сделал. Из губы Блейн начала сочиться кровь. Она уставилась на него в диком гневе от его обвинений.
- Я не продаю себя! Моя репутация в мире бизнеса не подлежит сомнению. Вместе с тем, сама я оказалась весьма неразборчива в средствах. Я знаю, тебе не нравится то, что ты видишь во мне прямо сейчас. Возможно именно это ты сам ненавидишь в себе, - Блейн видела, что сказанные ею слова его задели. - Но не расстраивайся, папа, к тому времени, когда я окажусь в твоем возрасте, я смогу превзойти даже тебя, -  ядовито закончила Блейн.
Артур был ошарашен тем, что она сказала.
- Прости, мне не стоило говорить этого. Твое поведение всегда было...
Блейн прервала его.
- Нет, не извиняйся. Я делала почти все для победы, кроме того, чтобы продавать себя. Что касается личных отношений… здесь у меня полный провал, как и у тебя. Я никогда не выйду замуж только для того, чтобы порадовать тебя. Я не буду жить во лжи, даже ради тебя, папа. Но в отличии от тебя, когда я найду человека, который разбудит мои чувства, я не убегу от него, - кипела Блейн.
- Что на тебя нашло? Ты вышла из-под контроля! - Артур уставился на нее.
- Возможно, но в отличие от тебя, мое поведение вызывает у меня отвращение, - Блейн очень хотелось побольней ужалить его словами. - Так что не расстраивайся, папа, - язвительно сказала Блейн, вытирая кровь с губы тыльной стороной ладони. - Я заслужила эту пощечину. Эти последние несколько дней я действительно была твоей дочерью, - сказала Блейн таким ледяным голосом, что Артур сделал шаг назад.
Габриэлла вышла из укрытия, в котором стояла неподвижно. Она спустилась по лестнице, и глаза Блейн сразу посмотрели в ее сторону. Габриэлла застала ее врасплох и смогла разглядеть в этих глазах боль и обиду. Взглянув на нее и не говоря ни слова, Габриэлла прошла мимо Артура и подошла к Блейн. Она сунула руку в сумку и, достав платок, осторожно вытерла кровь с губы Блейн, все время пристально глядя в ее глаза. Затем Блейн поймала ее руку и удерживая прислонила к виску. Габриэлла погладила синяк, уже появившийся на красивом лице.
- Ну… мы купим тебе мороженое. Любой вкус, какой захочешь, - ласково сказала Габриэлла. Блейн удивилась, и улыбка медленно расползлась по ее лицу.
- Любой вкус?
Габриэлла кивнула.
- Любой вкус, - затем она взяла ее за руку и повела в сторону. Артур остался стоять, как вкопанный. Его снова заставили смутиться и онеметь взаимоотношения Блейн и Габриэллы. “Если бы я не знал тебя лучше…” - он не позволил своей мысли продолжиться.
Молчание и безразличие Габриэллы были понятны - она дала знать, что думает о нем. К Блейн, однако, она проявила невероятную нежность. Ягненок увел волка, и волку Блейн пришлось покорно смириться и последовать за ней. Артуру не понравилось то, что в данный момент происходило в его голове. Ему не понравилась ни одна из его мыслей.
Бок о бок они подошли к гаражу. Блейн открыла боковую дверь, и они вошли внутрь. Рот Габриэллы открылся, пока она разглядывала ряд машин, выстроившихся перед ней. Они прошли мимо черного Rolls Royce, красного Jaguar ХК8 Кабриолет и голубого Рowder Porsche. Затем Блейн остановилась перед машиной, которую Габриэлла не узнала.
- Эта моя. Я держу ее здесь, - она открыла пассажирскую дверь, и Габриэлла села. Она осмотрелась и восхитилась лакированным деревом и мягкостью кожи. Приборная панель была наполнена различными видами приборов и кнопок… она была уверена, что машина может летать. Она излучала силу и власть. И Габриэлла мысленно согласилась с тем, что машина подходила своей владелице. Блейн села на водительское сиденье и улыбнулась к ней.
- Тебе она нравится?
- Это удивительно красивая машина. Что это такое?
- Это Bentley Arnage Т - их самый мощный автомобиль в истории, - взволнованно сказала она.
- Я вижу, что ты действительно любишь ее. Никогда бы не подумала, что у тебя спортивный автомобиль.
Блейн повернулась к ней с растерянным взглядом.
- Что ты имеешь в виду?
- Этот автомобиль… он выглядит… может быть, как ты. Очень консервативен снаружи, но неожиданно удивляет изнутри.
Блейн улыбнулась.
- Я неожиданна, да?
- Я никогда не знала никого, похожего на тебя, Блейн, - язвительно улыбнувшись, сказала Габриэлла.
- Если подумать хорошенько, то это можно принять за комплимент, - Блейн повернула ключ, и двигатель взревел. Двери гаража автоматически открылись.

+1

3

Глава третья.
Они ехали уже в течение нескольких минут, когда Габриэлла заметила серьезное лицо Блейн. Женщина рядом с ней явно находилась в глубокой задумчивости.
- Тебе тоже нелегко пришлась, да, - вдруг спросила Габриэлла. Блейн взглянула на нее, а затем посмотрела обратно на дорогу и больше уже не отрывала от нее взгляда. Она, казалось, размышляла -  следует ей отвечать на вопрос или нет.
- Лучше бы мы с тобой никогда не встретились! - вдруг сказала Блейн, по-прежнему глядя на дорогу перед собой. Габриэлла опустила взгляд на свои руки и промолчала. Тишина начала раздражать Блейн. Она не смогла удержаться от желания взглянуть на Габриэллу и, позволив себе это, увидела слезы, стекающие по ее лицу. Габриэлла отвернулась и смотрела в окно. Блейн свернула на обочину и, выключив двигатель, повернулась к Габриэлле.
- Все вышло неправильно, - извиняющимся тоном произнесла она.
- Я понимаю, о чем ты, -  грустно ответила Габриэлла, все еще не глядя на нее.
- Мне очень жаль, - выговорила Блейн и положила ладонь поверх ее рук. Габриэлла повернулась, и теперь Блейн разглядела влагу на ее лице.
- Правда? - тихонько спросила Габриэлла.
- Да, - сказала Блейн и опустила взгляд на их сомкнутые руки. - Мне не нравится такое положение дел. Я не хочу причинять тебе боль. Я хочу… - Блейн вдруг замолчала и, взглянув на Габриэллу, быстро отвернулась.
- Чего ты хочешь? - тихо спросила Габриэлла. Блейн пристально посмотрела на нее и на этот раз, когда заговорила, не отвела глаз.
- Я хочу тебя так, как никогда ничего не желала в своей жизни, - страстно сказала Блейн. - Я даже не понимаю, чего именно хочу, но знаю… я так отчаянно жажду этого, Габриэлла, что чувствую, будто тону, - обреченно закончила она. Габриэлла выдернула свою руку, и выражение лица Блейн сразу же изменилось, а тело напряглось. Не говоря ни слова, она завела машину и выехала обратно на дорогу.
- Не сработало, да? - пошутила Блейн после нескольких минут молчания. Габриэлла повернулась к ней с недоверчивым выражением лица.
- Эй, будь умницей! Ты мне нравишься! Я хочу... Ну, ты знаешь, чего я хочу. Когда я в таком состоянии, я могу чего угодно наговорить.  Без обид, ладно? - продолжила Блейн, все время улыбаясь. - Ой! Тебе будет интересно взглянуть вон туда, - она указала на здание через дорогу от них. - Это музей Куинси.
Габриэлла посмотрела в сторону музея и последовала примеру Блейн. Все было лучше, чем молчание, которое возникло между ними минуту назад.
- Давай остановимся сначала здесь, -  сказала Блейн и, развернув машину в нужном направлении, въехала на парковку.
- Блейн, - позвала Габриэлла, снова посмотрев на нее. Та поставила машину на ручник и оглянулась. - И больше никаких игр, ладно?
- Ладно, больше никаких признаний в любви, - улыбнувшись, сказала Блейн. - Но я не обещаю, что не буду пытаться затащить тебя в постель, - нахально заявила она. Габриэлла не могла поверить, что ее только что обманули и вышла из машины.
На глаза Блейн вдруг отразилась вселенская грусть. Она тяжело вздохнула и выбралась из машины с улыбкой на лице, прикрыв ею, словно накидкой то, что таилось в глубине. Никогда больше она не позволит своим чувствам проявиться открыто.
*****
День прошел достаточно хорошо. Они побывали во многих исторических местах, которые можно было найти в небольшом городке Куинси, штат Массачусетс. Блейн была внимательна и вежлива, но держалась на расстоянии. Габриэлле было совершенно не в чем ее упрекнуть, и все-таки она не могла понять, почему вежливость Блейн сейчас так беспокоила ее. Они вместе пообедали в небольшой закусочной недалеко от океана, беседуя об увлеченности Габриэллы искусством и ее предстоящей выставке. Блейн задала много вопросов, но все же сумела обойти стороной опасные темы.
- Как зовут твоих детей? - неожиданно спросила Блейн.
- Хелена и Кристофер, - улыбнувшись, сказала Габриэлла. - Элли тринадцать лет, а Кристоферу одиннадцать.
- Элли?
- Это ее прозвище, я зову ее Элли.
- Не знаю почему, но я думала, что они младше. Как давно ты замужем?
Габриэлла посмотрела на нее всего мгновение, а затем ответила: - Шестнадцать лет.
- Это долгий срок - быть замужем за тем, кого не любишь, - сказала Блейн, глядя на чашку кофе, стоящую перед ней.
- С чего ты взяла, что я не люблю своего мужа?
Блейн посмотрела вверх и на мгновение замолчала, пытаясь поймать взгляд Габриэллы.
- Когда ты в последний раз разговаривала с ним?
- Две ночи назад, - ответила Габриэлла, словно оправдываясь.
- Он знает, что ты здесь?
- Нет, я позвоню ему вечером, чтобы объяснить все.
- Я вижу, - Блейн снова посмотрела вниз на свою чашку.
- Ты видишь - что?
Блейн снова подняла взгляд и с вызовом ответила Габриэлле: - Ты получила новость, которая потрясла всю твою жизнь, и ничего ему не сказала. Он даже не знает, что ты здесь. И ты никогда бы не ответила на мой поцелуй, если бы любила его. Интрижки на стороне - не в твоем вкусе.
Блейн ждала ответа, по выражению глаз Габриэллы понимая, что задела за живое. Молчание между ними становилось все напряженнее. Габриэлла первой отвела взгляд.
- Мы должны вернуться, - вдруг сказала Блейн. - Нам нужно подготовиться к ужину, и Артур хотел поговорить со мной. Или ты хочешь заказать десерт или что-то еще?
- Нет, я готова. Пойдем, - сказала Габриэлла, поднимаясь. Блейн расплатилась, и они поехали обратно домой. В тишине.
*****
- Привет!
- Здравствуй, мама, как Элли и Крис? - поинтересовалась Габриэлла.
- Они только что закончили ужинать. В сообщении от Джозефа есть номер телефона, по которому ты можешь связаться с ним сегодня вечером. Ты ничего ему не сообщила, да? - Хелена знала ответ, но все равно спросила.
- Нет, не рассказала. Я позвоню ему сегодня вечером - попозже.
- Ты....?
- Да, я видела его, - сразу ответила Габриэлла. Наступил момент неловкого молчания.
- С тобой все в порядке, Лейла? - беспокоясь спросила Хелена.
- Я... Я совсем запуталась, мама. В одну минуту он кажется очень внимательным, а в другую делает нечто совершенно ужасающее.
- Он обидел тебя? - голос Хелены стал заботливо сердитым.
- Нет, он был очень добр ко мне. Блейн, однако, была…
- Блейн?
-У них не все дома! У каждого свои тараканы. Я познакомилась с остальными членами семьи. Какая ужасная семейка! - в этих словах Габриэлла выразила все свое раздражение.
- А Артур?
Габриэлла сразу заметила беспокойство в вопросе матери, и это почему-то удивило ее.
- А что насчет него? - в ее голосе чувствовалось раздражение.
- Как он… рак и...
Габриэлла с минуту ничего не могла сказать. “Не могло же быть правдой то, что мать по-прежнему беспокоилась об этом человеке”, - подумала она. Эта мысль возмутила ее. А как насчет ее отца? Она продолжала любить Артура, даже выйдя замуж за ее отца?
- Он не показался мне больным. Не дай бог, если это уловка… тогда я этого так не оставлю, мама, -  Габриэлла замолчала.
- Лейла, делай то, что подсказывает тебе твое сердце, но помни, позже у тебя может не оказаться еще одной возможности. Хорошо подумай об этом, дочка.
- Да, мама, я подумаю.
Прежде чем пойти в душ и подготовиться к ужину, Габриэлла по очереди поговорила с каждым из своих детей.
*****
Блейн постучала в дверь библиотеки и осталась ждать ответа. Она вошла только тогда, когда услышала, как Артур сказал: - Войдите.
- Почему ты стучишь? Ты всегда заходила без приглашения? - спросил Артур, продолжая сидеть за столом.
- Я думаю, что будет лучше, если мы будем соблюдать правила, пока не разберемся во всем, - без обиняков сказала Блейн. Артур немного помолчал, а затем встал и обошел вокруг стола. Он указал ей на кресло рядом с тем, которое выбрал для себя. Она села и скрестила ноги. Тогда он тоже сел.
- Блейн, я знаю, что последние несколько дней были трудными.
- Да.
- Твоя мать объяснила мне, что я очень плохо справился со всем. И я должен признаться, что согласен с ней. Я не должен был... - Артуру постепенно становилось все более неуютно. - Я никогда не должен был бить тебя. Прости.
Блейн молчала.
- По крайней мере, у тебя нет синяка.
Блейн слегка улыбнулась и посмотрела вниз. Она провела добрые полчаса за нанесением тонального крема, чтобы скрыть поврежденную щеку.
- Нет, синяка нет, - наконец сказала она.
- Хорошо.
Затем Артур встал и начал ходить по комнате.
- Вы с Габриэллой хорошо провели время на экскурсии?
- Да.
- Как долго ты пробудешь здесь?
- Так долго, как решит она.
Артур перестал расхаживать и внимательно посмотрел на дочь.
- Почему это решает она?
- Потому что я обещала отвезти ее домой, если ей потребуется защита.
- От кого? - возмущенно спросил Артур.
- От вас. От всех вас, - Блейн встала и посмотрела ему прямо в глаза.
- Значит ты, как я посмотрю, стала ее защитником. А кто защитит ее от тебя?
Глаза Блейн стали темными и угрожающими.
- Никто не сможет защитить ее от меня, даже ты!
Артур посмотрел на нее так, как будто видел впервые.
- Ты не простишь мне мою нескромность?
- Нескромность? А она у тебя есть?
Артур в раздумье уставился на Блейн.
- Если бы я не знал тебя так хорошо, я бы сказал, что ты… - он внезапно умолк. Блейн увидела его мысли, явно написанные на лице, и побледнела. Внезапно они оба поняли, что между ними пролегла пропасть.  Артур смотрел на нее, не веря своим глазам и не смея вымолвить ни слова. Блейн снова села, продолжая смотреть на него.
- Я хочу услышать это от тебя, -  неожиданно сказал Артур.
- В этом есть необходимость?
- Да, я думаю, что есть, -  он подождал и, прекрасно понимая, что нет никакой надежды, все еще надеялся, что ненавистные слова никогда не покинут ее губ.
- Мне нечего сказать. Леди это не интересует, - холодно сказала Блейн. Она не могла смотреть в его лицо, но почти почувствовала появившееся на нем потрясение от ее слов. Ей надо было все отрицать, но слова вдруг вышли сами. Блейн встала, подошла к окну и посмотрела наружу.
- Она не хочет меня, - тихо сказала Блейн, не заботясь о том, как ее слова будут поняты. Артур в ужасе посмотрел на дочь. Он просто смотрел на нее, и миллион мыслей вертелись в голове. “Должно быть, именно это было причиной того, что ее личная жизнь была закрыта для обсуждений”, - подумал он. И даже если Блейн нравились женщины, а не мужчины, то почему она выбрала Габриэллу? Почему его дочь?
Понимание смысла этих двух вопросов сильно огорчило его.  Он сел думая, что ноги не выдержат его вес, и вдруг заметил, что она до сих пор так и не сдвинулась с места. Лицо Блейн источало такую печаль, какой он никогда в своей жизни не видел, и это испугало его. Он не понимал ее выбора, но не мог не заметить боль, появившуюся на лице своей дочери. Артур любил ее, и ему было больно видеть Блейн в таком состоянии.  Она тоже его дочь. Но так не могло продолжаться. Он не мог и не хотел позволять ей и дальше идти по этому пути.
- Блейн, ты что?
Она повернулась к нему лицом, и он удивился, обнаружив в ее глазах невыплаканные слезы.
- Блейн, ты должна превозмочь это.
Ее голова опустилась вниз, и она посмотрела на свои ладони, а затем снова отвернулась к окну.
- Считай, что уже сделано, - услышал он ее тихий голос.

*****
Во время ужина Блейн не приняла участия ни в одном из разговоров. Если кто-то ее о чем-то спрашивал, она коротко отвечала на него. Артур продолжал смотреть в сторону Блейн, ожидая, что та выйдет из своей задумчивости, и был разочарован, когда этого не произошло.
- Блейн, как насчет партии в шахматы? - предложила Диана. Блейн продолжала ковырять несъеденный десерт, не обращая ни на кого внимания. - Блейн!
- Что? - она раздраженно посмотрела на Диану. Все сидящие за столом уставились на нее.
- Я спросила тебя - не хочешь ли сыграть после ужина в шахматы? - повторила Диана.
- Нет, у меня есть документы, с которыми нужно разобраться, - сказала Блейн и внезапно встала. - Прошу меня извинить. Мама, ужин, как всегда, был великолепен.
- Но ты же почти ничего не съела, моя дорогая. Ты себя хорошо чувствуешь?
- Да, все хорошо, - ответила она и, покидая комнату, даже не посмотрела в сторону Габриэллы. Габриэлла, как и Артур, на протяжении всего ужина смотрела на Блейн. Она была разочарована тем, что та уходя не взглянула на нее. Артур обернулся и заметил угрюмый взгляд Габриэллы.
- Мы будем пить кофе в китайском салоне?
- Да, конечно, Артур, если ты так хочешь, - Эбигейл улыбнулась.
- Тогда пойдемте туда? - Артур встал, и остальные последовали за ним.
Разговор принял достаточно общий характер, поэтому вероятность ссоры была устранена. Габриэлла вдруг поняла, что присутствие Блейн рядом с ней было тем, что она раньше воспринимала, как должное. В отсутствие Блейн, конечно же, Диана сделала попытку познакомиться поближе.
- Когда состоится твоя выставка? - спросила Диана, садясь рядом с Габриэллой.
- Весной. Мы начнем в середине апреля.
- Сколько работ будет на выставке?
- От пятнадцати до двадцати.
- Почему такая неопределенность? - Диана, казалось, была искренне заинтересована, что порадовало Габриэллу.
- Ну, у меня есть десять завершенных работ, и прямо сейчас я работаю еще над двумя. Три я заберу с другой выставки, чтобы показать на этой. И отчасти все будет зависеть от моего вдохновения, - Габриэлла улыбнулась Диане.
- Хммм… - Диана кивнула и улыбнулась в ответ. - Я хотела бы посетить ее, если ты не против.
Габриэлла была удивлена, но это ей польстило.
- Да, мне тоже хотелось бы этого. Я прослежу, чтобы ты получила приглашение.
- Отлично!
- Да, присылай его, моя дорогая. Я уверена, что мы все хотели бы принять в этом участие, - кивнула Эбигейл.
- Да, - подтвердил Артур. Затем он заметил задумчивое выражение на лице Габриэллы. - Это же нормально? Мы не помешаем тебе?
- Я подумаю об этом. Мне не хотелось бы расстраивать маму, - комментарий Габриэллы предназначался Артуру. Эбигейл отвернулась, явно огорченная тем, что знала причину такого расстройства.
- Я так понимаю, твоя мама будет с тобой, - сказал Артур и посмотрел на чашку с кофе.
- Моя мама всегда была со мной! - ответила Габриэлла, и Артур резко поднял голову вверх и встретился с ее пристальным взглядом. Она обвиняла его, и он понимал, что ему нечем защищаться. В комнате вдруг повисла гнетущая тишина.
- Она что, такая кисейная барышня? - ехидно спросил Чейз.
- Чейз! - одернул его Артур.
- Хорошо отец, но при расставании всегда виноваты оба, ты же знаешь это.
- Мы всегда можем рассчитывать на твою тупость, Чейз, -  с отвращением сказала Диана, поглядывая на мать.
- Ну, это же правда! Она стала причиной того, что он ушел. Ее мать тоже отвечает за это! - выпалил Чейз с привычной легкомысленностью. Эбигейл закрыла глаза и отвела взгляд в сторону. Габриэлла внезапно встала.
- Ты прав, Чейз, виноваты оба, но моя мать не покинула меня. Она виновата, что встречалась с ним. И да - она солгала. Она обманула многих, но сделала это, чтобы защитить меня!
- Да, конечно же, это оправдывает ее! -  Чейз вцепился в нее и не собирался отпускать.
- Чейз, уймись! - Артур встал. Эбигейл прикрыла лицо ладонью, облокотившись на ручку кресла, в котором сидела.
- Нет, это не оправдывает того, что она лгала мне. Это не оправдывает ее ложь моему отцу, - слезы медленно катились из глаз Габриэллы. - Она пошла против всего, во что верует, только ради меня. Она любила меня достаточно для того, чтобы сделать все, что угодно, лишь бы уберечь меня.
- Чейз, не будь такой задницей! - вдруг сказала Диана.
- Пожалуйста, Чейз, - умоляла Эбигейл, глядя на сына. Артур злился, но ничего не сказал. Чейз сел и замолчал. В комнате лишь на мгновение стало тихо.
- Прошу меня извинить, - сказала Габриэлла и покинула комнату.
- Чейз, иногда ты можешь быть настоящей дыркой в заднице! - выплюнула Диана.
Эбигейл встала и тоже покинула комнату.  Когда Чейз и Диана вышли вслед за Эбигейл, Артур лишь проводил их взглядом.
*****
Услышав стук, Блейн посмотрела на дверь.
- Входите.
Она удивилась, увидев Габриэллу. Блейн встала, заметив слезы на ее лице.
- Я хочу уехать прямо сейчас.
- Что случилось?
- Ты обещала мне быть рядом, а тебя не было! Я не хочу знать их! Я просто хочу вернуться домой. Ты не сможешь остановить меня! Пожалуйста, Блейн, отвези меня домой!
Блейн обошла вокруг стола и подошла к Габриэлле.
- Если ты не отвезешь меня, я уеду сама!
- Габриэлла, подожди! -  Блейн схватила ее за руку.
- Отпусти! - она попыталась выдернуть свою руку из рук Блейн, но та держала ее очень крепко.
- Успокойся! Что случилось? - Блейн притянула ее поближе к себе.
- Я просто хочу уехать, - Габриэлла всхлипнула. Блейн обняла ее. Та лишь на секунду попыталась отстраниться, но Блейн крепко держала ее, и она разрыдалась.
- Тебя там не было! - плача упрекала Габриэлла.
- Прости, - Блейн целовала ее волосы и крепко прижимала к себе. - Теперь все в порядке. Я больше не оставлю тебя одну.
Блейн нежно целовала ее голову и лицо. Габриэлла развернулась и посмотрела вверх. Блейн мягко поцеловала ее губы.
- Прости, ты никогда больше не останешься одна. Я обещаю, - она осторожно ласкала лицо Габриэллы.
- Блейн, пожалуйста...
- Тссс… - она снова поцеловала Габриэллу, а потом затянула ее поглубже в свои объятия.

Артур вошел без приглашения. Они обе повернулись к нему, все еще держась друг за друга. Габриэлла выпустила Блейн и сделала шаг назад. Он переводил взгляд от одной к другой.
- Блейн, мне нужно поговорить с Габриэллой с глазу на глаз. Затем я хотел бы поговорить с тобой, - Артур не оставил ей возможности для спора. Блейн почувствовала себя школьницей, пойманной за нарушением распорядка и отосланной подальше, чтобы позже получить заслуженное наказание. Она посмотрела в сторону Габриэллы, а затем обратно на Артура.
- Нет.
- Нет?
- Нет.
Артур был явно зол.
- Я хочу поговорить с Габриэллой, оставь нас, Блейн!
- Нет.
- Очень хорошо. Тогда не могла бы ты сейчас поговорить со мной? - Артур едва мог контролировать свой гнев. Она ему не повиновалась. Она не повиновалась ему, и он был зол. Он конкретно велел ей держаться подальше от Габриэллы.
Блейн вдруг почувствовала в своей руке руку Габриэллы. Она посмотрела вниз, а затем вверх на ее лицо и была очень удивлена тем, что увидела там.
- Блейн? - нетерпеливо сказал Артур.
- Все в порядке. Иди. Мы еще поговорим, обещаю, - мягко сказала Блейн и ободряюще улыбнулась ей. Своим поступком Габриэлла решила судьбу Блейн. Сейчас отступать ей было некуда. Она готова была и к лучшему, и к худшему. Габриэлла ушла, оставив их одних. Мгновение Артур стоял молча.
- Что тут происходило, когда я вошел! - выразил он свой гнев.
- Ты увидел то, что создал сам. Что случилось там? Что вы там устроили? - огрызнулась Блейн.
- Чейз, как всегда, проявил себя, - ответил Артур.
- Почему ты не проконтролировал ситуацию? - обвиняюще спросила Блейн. Артур ничего не сказал и просто смотрел на нее.
- Что? - сказала она, отходя от него. - Чего ты от меня-то ждешь?
- Я хочу, чтобы ты держалась подальше от моей дочери!
Даже при том, что физического контакта не последовало, Блейн почувствовала удар. Она молча стояла, пытаясь встретиться взглядом с человеком, которого хорошо знала. Артур отвел глаза и, подойдя к стулу, сел на него.
- Я не отвечаю за то, что все вы тут делаете. И не могу помешать ей приходить ко мне, Артур, - Блейн пригладила ладонями свои волосы и сказала: - Мне ненавистно все это.
Она отвернулась, и теперь Артур поднял на нее свой взгляд.
- Ты всегда была такой? - неожиданно спросил он.
- Ты имеешь в виду, всегда ли я любила женщин?
- Да, я об этом, - неловко произнес он.
- Я никогда особо не задумывалась, - небрежно ответила она.
- Если ты никогда не задумывалась об этом, тогда почему она? Почему сейчас! - он взволнованно встал. - Я умираю, Блейн, почему сейчас?
- Почему Хелена Аграмонте? Почему она, когда ты знал, что не должен был делать этого? - спросила Блейн, а потом отвела печальный взгляд. - Я не знаю - почему. Это просто случилось.
- Значит, уйди, - настаивал Артур, вставая.
- Как ты? - Блейн тоже встала с места.
- Ну хорошо, ладно! Да, как я!
- Я не могу, - Блейн растеряла весь свой гнев и повторила. - Я не могу.
- Тогда я хочу, чтобы ты уехала отсюда.
Блейн посмотрела на него, и в ее глазах появилась боль.
- Так будет лучше, Блейн.
- Это так легко для тебя - прогнать меня?
Артур отвел взгляд.
- Так будет лучше, Блейн.
- Для тебя?
Он непреклонно смотрел ей в глаза.
- Да, для меня.
- Нет.
- Нет? Да, что с тобой такое?
- Я обещала, что буду рядом с ней, пока она не уедет. Я не нарушу обещания. Не выйдет! - настаивала на своем Блейн.
- Ты мне тоже обещала кое-что, Блейн.
- Что ты хочешь от меня, Артур? Я люблю ее, черт побери! - она закрыла лицо руками. Величие слов, сорвавшихся с ее губ, поразило ее саму.
- Да вы едва знакомы! Это извращение, Блейн!
Блейн помолчала, затем подняла глаза и просто посмотрела на него.
- Ты видишь меня такой, папа? Сейчас я стала противна тебе? А чем же я отличаюсь от прежней? Думаешь, если бы я могла изменить в себе это, я бы не сделала так? - Блейн ждала ответа, но знала, что его не будет. - Я не знаю, как остановить это.
Артур отвернулся от нее и обошел стул, на котором сидел. Блейн глубоко вдохнула. “Я люблю ее. О боже, я люблю ее!” -  думала она снова и снова, и ее глаза отчаянно метались по комнате.
- Блейн, возможно, это психическое расстройство, или что-то подобное.
Она посмотрела на него, не веря в то, что только что услышала.
- Психическое расстройство?
- Да, может быть психотерапевт в состоянии помочь тебе, Блейн, - сказал он с надеждой. Она опустила взгляд, а затем отвернулась и подошла к окну. На улице по-прежнему было светло. Все осталось на своих местах, хотя весь ее мир перевернулся.
- У меня нет никакого психического расстройства, отец. И я не думаю, что они изобрели лекарство от любви. Ты должен это знать, - печально сказала она.
- Это неправильно, что ты воспользовалась Габриэллой.
Она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.
- Что?
- Не трогай ее, Блейн. У нее своя жизнь. Она нужна Диане. У нее есть муж, Блейн!
- Она его не любит!
- А тебя она любит?
Блейн промолчала. Он понял, что попал в нужную точку и продолжил добивать ее.
- А что насчет ее детей и матери? Хелена старомодна. Дети поймут ее, Блейн? Даже если тебе удастся соблазнить Габриэллу… она сможет уйти от своей матери и детей, чтобы быть с тобой?
Блейн встретилась с его взглядом, и у нее на глаза навернулись слезы.
- Я люблю ее, папа, - правда этих слов принесла боль. Слова, которые она думала, что никогда никому не произнесет, ударили по ней.
- Если ты любишь ее - отпусти, - добавил Артур.
Слезы теперь свободно текли по лицу Блейн. Артур никогда не видел ее такой, и внезапно ее уязвимость коснулась его сердца.
- Так будет лучше, Блейн, - мягко сказал он, и в этот момент Артур уже понял, что убедил ее. Она кивнула, слезы продолжали капать с ее лица. Блейн посмотрела вниз, затем подняла свой взгляд вверх и снова встретилась с глазами отца. Артур быстро отвел взгляд.
- Тогда все в порядке. Со временем ты поймешь, что поступила правильно.
Прежде чем оставить ее одну в библиотеке, он посмотрел в сторону дочери еще раз, и снова его сердце сжалось от боли. Блейн сдержит свое слово - он знал это. Артур также понял, что они никогда больше не будут столь же близки, как прежде.
*****
- Здравствуй, Джозеф.
- Габриэлла? Где ты?
- В штате Массачусетс.
- Что происходит? - он не скрывал своего гнева в голосе.
- Меньше недели назад я получила довольно грустные новости, - сказала она и поняла, что с тех пор прошла, казалось, целая вечность. Столько всего случилось за такой короткий промежуток времени.
- Как ты могла просто взять и не сказать мне об этом?
- Прости, Джозеф. Я просто не подумала.
- Да, способность думать - не самая сильная твоя черта.
-Да, полагаю, что так, - Габриэлла почувствовала опустошенность.
- Я буду дома в четверг. Мы закончили раньше, чем ожидалось. Помни, что мы в субботу обедаем с Меткафсами. Ты вернешься к тому времени? - было похоже, что он спешил.
- Эммм.... Да, я должна вернуться, - Габриэлла вдруг осознала напряжение прошедшего дня.
- Хорошо, увидимся в субботу, не позже.
Прежде чем она смогла еще что-то сказать, он повесил трубку. Ей пришла в голову мысль, что они всегда именно таким образом говорили по телефону. Ни одного из них на самом деле больше не интересовали проблемы другого. Они действовали по привычке, как того требовали супружеские обязательства. Обычное чувство обеспокоенности начало наваливаться на нее. В это время она всегда уходила в студию. Габриэлла подумала о том, что надо бы найти Блейн, но вместо этого решила пойти погулять. Ей нужно было двигаться, чтобы сохранить ясность в мыслях.
*****
Габриэлла гуляла по парку возле дома. Уже начинало темнеть, но окружающую ее растительность все еще можно было разглядеть, и запах был замечательным. Она наклонилась, чтобы полюбоваться цветком, и услышала чьи-то шаги. Габриэлла обернулась и увидела Артура, приближающегося к ней. Она выпрямилась, почти напрягаясь от того, что придется остаться с ним наедине.
- Это китайские лилии, - он указал на цветы, которыми она восхищалась минутой ранее. Габриэлла посмотрела в их сторону, затем отвела взгляд.
- Прости меня за все, - Артур ждал ее следующего шага. Габриэлла посмотрела на него и ничего не сказала. Не сговариваясь, словно по какому-то внутреннему побуждению, они зашагали рядом.
- У тебя прекрасная семья, - вдруг сказал он. Поскольку Габриэлла ничего не ответила, они пошли дальше. - Я хотел бы встретиться с внуками, Габриэлла, - негромко сказал он. - Я не прошу прощения, потому что знаю, -  только время, возможно, могло бы помирить нас с тобой. К сожалению, время - это единственное, чего у меня нет. Я ничего не скажу им. Мне просто хотелось бы увидеться с ними хоть раз, прежде чем я умру. Пожалуйста, подари мне эту возможность, - слова Артура звучали искренне, и она кивнула ему, соглашаясь.
- Спасибо, Габриэлла, - сказал он, по-настоящему тронутый ее великодушием.
- Я думаю, мне пора вернуться в дом, - вдруг сказала она.
- Я разговаривал с Блейн.
Габриэлла повернулась к нему. - И?
- Она больше не будет командовать тобой.
- Я сама могу о себе позаботиться. Мне бы не хотелось, чтобы вы решали мои проблемы вместо меня, -  сердито сказала Габриэлла.
- Блейн иногда… слишком агрессивна.
- По крайней мере она знает, чего хочет, и борется за это.
- Тебя восхищает это качество? - Артур с любопытством разглядывал свою дочь. Он не ожидал, что Габриэлла станет защищать Блейн или оправдывать ее.
- Да.
- Ты похожа на нее?
- Нет, я не такая, как она, - печально сказала Габриэлла. - А хотелось бы.
- Габриэлла?
- Это был длинный день. Спокойной ночи, - она не спеша пошла прочь от него.
- Спокойной ночи, - сказал Артур, наблюдая, как она уходит обратно в дом.
*****
Блейн подошла к двери Габриэллы и собиралась постучать, но внезапно, казалось, передумала. Сделав шаг назад, она уже собиралась уйти, но голос, прозвучавший сзади, остановил ее.
- Ищешь неприятностей, да?
Блейн обернулась и увидела, как Габриэлла приближается к ней с легкой улыбкой.
- Боишься меня? - поддразнила ее Габриэлла.
- Да, - Блейн улыбнулась в ответ. - Ты слишком грозный противник, - подыграла она.
- Понятно!
- Что тебе понятно?
- Я всемогуща! - Габриэлла наслаждалась игрой.
- Ты так думаешь? - рассмеялась Блейн.
- Да, я в этом уверена, - сказала Габриэлла и встала прямо перед ней. Блейн не смогла бы отвернуться, даже если бы и захотела. Ее глаза с интересом разглядывали стоящую перед ней женщину. Она собиралась обойти Габриэллу, но та вдруг почувствовала, что в глазах Блейн что-то изменилось. Габриэлла почувствовала отчуждение Блейн еще до того, как та шагнула назад.
- Я уступаю тебе дорогу. Ты выиграла, -  Блейн энергично помахала ей рукой, но они обе знали, что она фактически сбегала, испугавшись. Габриэлла решила сменить тему.
- Ты искала меня?
Блейн была вынуждена еще раз заглянуть в ее глаза. - Да, - она молча стояла, разглядывая лицо Габриэллы.
- В саду я поговорила с Артуром.
Блейн моргнула и вышла из транса, в котором находилась.
- С тобой все в порядке? - она беспокойно посмотрела в глаза Габриэллы.
- Как ни странно - да, - она опустила взгляд. - Он спросил, может ли увидеть детей перед... - она умолкла, затем подняла взгляд и увидела боль, заполнившую глаза Блейн.
- Ты сказала “Да”, - грустно произнесла Блейн.
- Да, я так и сделала. Ты, наверно, думаешь, что я сошла с ума, - сказала Габриэлла, и у нее вырвался нервный смешок.
- Нет, я думаю... - затем она отвела взгляд.
- Что думаешь?
Блейн снова посмотрела на нее.
- Я думаю, что ты очень щедрый человек.
Габриэлла смотрела на нее, ожидая слов, которые так и не прозвучали. Блейн уже не пыталась бороться за нее, она отстранилась, и Габриэлла почувствовала это.
- С тобой все в порядке? - на этот раз спросила Габриэлла.
- Конечно, почему бы и нет? - ответила Блейн и, засмеявшись, сделала несколько шагов прочь от Габриэллы.
- Я чувствую…
- Ты чувствуешь? - серьезно спросила Блейн.
- Я не могу объяснить этого, - заволновалась Габриэлла.
- Не волнуйся. Я не оставлю тебя одну. Я буду рядом с тобой до тех пор, пока не отвезу домой, - тихо сказала Блейн, не в состоянии отвести взгляда от глаз, которые умоляли ее ответить на незаданные вопросы.
- Артур сказал тебе что-то? - прощупывала почву Габриэлла.
- Мы с Артуром поговорили, и оба пришли к соглашению, - Блейн внезапно отвела взгляд.
- Вы двое приняли это решение за меня? - на лице Габриэллы отчетливо проступил гнев.
- Габриэлла, уже поздно. Мы можем поговорить об этом утром, - Блейн собиралась уйти, но рука Габриэллы легла на ее ладонь. Блейн посмотрела вниз на руку, державшую ее, а потом перевела взгляд на лицо Габриэллы.
- Завтра. Мы можем поговорить завтра.
- Нет, я хочу поговорить сейчас, - настаивала Габриэлла, открывая дверь своей спальни.
- Нет, - еле слышно прошептала Блейн, но Габриэлла уже затащила ее в комнату. Закрыв за собой дверь, она повернулась лицом к Блейн. Та сделала шаг назад, затем повернулась и отошла еще дальше.
- Что же ты хочешь обсудить? - спросила Блейн, не в состоянии скрыть чувства, отражавшиеся в ее глазах.
- Что случилось? - спросила ее Габриэлла, подходя к ней все ближе и ближе.
- Ничего, - Блейн сделала еще один шаг назад, а затем обернулась, чтобы посмотреть в окно, расположенное рядом с ней.
- Там темно. И ничего не видно.
- У меня хорошее зрение, - нервно рассмеявшись, сказала Блейн.
Габриэлла смотрела на нее, не веря в то, что видела. Блейн невероятно нервничала и, казалось, хотела сбежать. Сбежать от чего? Блейн не смогла вытерпеть нависшее молчание и раздраженно повернулась, чтобы закончить разговор и поскорее уйти.
- Ты хотела поговорить.
Габриэлла сейчас стояла прямо перед ней. Бежать было некуда.
- Ты дрожишь, - мягко сказала Габриэлла.
- Я? - ответ Блейн был едва слышен. Она глаз не могла отвести от стоявшей перед ней женщиной. Габриэлла нежно погладила рукой поврежденную щеку. Блейн закрыла глаза и поддалась ласке.
- Все еще болит?
Глаза Блейн слегка приоткрылись.
- Теперь - нет.
- Блейн, - это было единственное, что успела сказать Габриэлла, прежде чем коснуться губами синяка на щеке. Руки Блейн обрели свою собственную жизнь. Они рванулись, чтобы обнять Габриэллу, но тут же бессильно опустились.
- Так лучше? - хрипло спросила Габриэлла. Блейн едва могла дышать, все ее чувства были заполнены Габриэллой. Она плотно зажмурилась и снова открыла глаза, с застывшем в них выражением глубокого отчаяния. Габриэлла подвинулась к ней поближе и снова поцеловала в щеку, на этот раз рядом с губами.
- А так лучше?
Блейн молчала. Она испытывала головокружение и смущение. Ее сознание помутилось, и у нее не было сил оттолкнуть Габриэллу прочь. Все тело напряглось и затрепетало от чувств, которых она никогда прежде не испытывала. Блейн чувствовала, как ее тело вздрагивает от предвкушения удовольствия, пытаясь преодолеть нерешительность, чтобы просто сдаться, положить конец мучениям и отдаться тому всепоглощающему голоду, который внезапно завладел ей.
- Габриэлла, - простонала она, и ее дыхание стало прерывистым и быстрым. Габриэлла сделала шаг назад, но руки Блейн крепко прижали ее к себе.  Прежде чем она поняла, что делает, ее губы оказались на шее, а руки блуждали по всему телу, которым она так жаждала обладать.
- Блейн, нет, подожди, - Габриэлла попыталась оттолкнуть ее.
Блейн уже не могла остановиться, она должна была избавить себя от стука в ушах. Ее натянутые нервы и томление плоти, все ее тело было наполнено страданиями от неутолимого желания прикоснуться, почувствовать и попробовать женщину, находящуюся в ее руках. Она разорвала блузку Габриэллы, и ее губы нашли сосок.
- Аааа... - Габриэлла взялась за волосы Блейн и пыталась оттянуть от себя прочь. - Остановись!
Блейн оставила ее грудь и, ухватив за волосы, крепко поцеловала. Она смогла ощутить вкус крови у себя во рту, и ей это понравилось.
- Нет! - Габриэлла сильно толкнула ее.
Блейн стояла перед ней ошеломленная и растерянная. Она смотрела на перепачканные кровью губы Габриэллы, и ее зрачки расширились от ужаса. Ее взгляд поднялся к расширившимся от ужаса глазам Габриэллы и она отступила назад. Непреодолимое чувство паники настигло Блейн, ей стало трудно дышать. Одну руку она прижала к груди, другой попыталась дотянуться до стены. Комната вокруг начала кружиться, и все, что она смогла сделать, - это попытаться дышать глубже, но воздух, казалось, не проходил в ее легкие.
- Блейн? - Габриэлла вдруг оказалась над ней. Ее глаза были полны страха. Обхватив Блейн руками, Габриэлла крепко прижала ее к себе, и они обе опустились на пол.
- Все в порядке, дыши. Дыши, расслабься и дыши.
Скоро Блейн начала дышать легче, ни на мгновение не сводя глаз с Габриэллы.
Габриэлла все еще могла видеть остатки паники в ее глазах. Она прижала Блейн поближе к себе и начала ласкать ее, приговаривая слова успокоения и заверения о том, что все будет хорошо. “Что же это за женщина, почему же она так действует на меня”, - думала Габриэлла. В одну минуту Блейн была хрупкой, как ребенок, в следующую - уже терзала ее. А теперь ее глаза отражали такую слабость, что у Габриэллы сердце зашлось. 
- Все в порядке, - сказала Габриэлла, тихонько поглаживая волосы, а затем поцеловала в лоб. Она услышала стон Блейн, и ее глаза встретились с глазами женщины, лежащей у нее на руках. Она увидела, что в них снова появился страх. - Ты меня напугала, - честно сказала Габриэлла.
- Я… - она снова глубоко вздохнула. - Помоги мне подняться и выпусти меня отсюда, - Блейн попыталась встать, но обнаружила, что ноги ее не слушаются. Слезы наполнили глаза. - Мое тело предает меня! - раздраженно воскликнула она.
- Блейн…
- Помоги мне встать! Мне нужно уйти, - Блейн попробовала еще раз, и Габриэлла помогла ей встать на ноги.
- Блейн...
Блейн не хотела смотреть ей в глаза.
- Мне очень жаль. Прости, - она отпустила Габриэллу, пытаясь уйти.
- С тобой все в порядке?
Затем она повернулась, чтобы снова посмотреть на Габриэллу.
- Нет, не в порядке! Мне нужно идти. Прости. Я не должна была этого делать! Я хочу тебя! Это то, что ты хотела услышать? Я хочу тебя! - не смогла сдержать слез Блейн. - Я недостаточно сильна и не могу выдержать этого! Что-то не так со мной! - Блейн плакала, пытаясь вытереть слезы тыльной стороной ладони. Она посмотрела на Габриэллу, которая по-прежнему стояла всего лишь в дюйме от ее.
- Освободи меня от моего обещания, - тихо попросила Блейн.
- Ты напугала меня, - только и сказала Габриэлла в ответ.
- Отпусти меня, Габриэлла, - сказала Блейн шепотом. Это была почти молитва. Блейн просила о гораздо большем.
Габриэлла посмотрела на нее и поняла, что слова, сказанные в машине в тот день, были искренними. Осознание этого затронуло ее больше, чем она готова была признать. В глазах Блейн плескались переполняющие ее чувства.
- Я не могу, - сказала Габриэлла и была не в состоянии поверить в то, что только что сказала. - Я тоже боюсь.
Блейн едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Габриэлла подошла к ней и обняла, уткнувшись лицом в шею.
- Я боюсь.
Руки Блейн медленно поднялись и, прижавшись к ней, она вдохнула запах ее волос.
- Ты нужна мне.
Габриэлла посмотрела вверх, и на этот раз губы Блейн были мягкими и теплыми. Руки поднялись вверх и притянули Блейн поближе к себе. Их ладони медленно двигались по телам друг друга. Ласки были мягкими и нежными. Вещь за вещью они сняли друг с друга одежду, когда обе оказались полностью обнаженными, Блейн отстранилась и посмотрела на тело женщины, которой была не в силах сопротивляться. Когда ее взгляд вернулся к глазам Габриэллы, она знала, что никогда не сможет отпустить ее.
Их губы встретились, а тела слились воедино. Их желание росло, и прикосновения стали смелее. Каким-то образом они оказались на кровати. Блейн чувствовала, как тело Габриэллаы движется под ней, как она запрокидывает голову, когда первые волны удовольствия прокатились по ее телу. А потом время, казалось, замерло, превратившись в сплошное наслаждение, Габриэлла перевернула Блейн, и оба тела снова слились воедино. И не осталось больше ни вопросов, ни сомнений, они обе отдались возможности удовлетворить то, что было сильнее их обеих. Не зная, как это произошло, все еще чувствуя прячущийся внутри страх и поджидая его, они плотно прижались телами друг к другу и именно так  и заснули. Когда первые лучи утреннего солнца коснулись их, они по-прежнему пребывали в объятиях друг друга, а их тела все еще соприкасались, жаждая слиться. 
*****
Глухой и далекий стук выдернул Габриэллу из крепкого сна.
Она открыла глаза и вдруг поняла, что кто-то стучится в дверь. Повернув голову, Габриэлла наткнулась на взгляд Блейн. Она посмотрела вниз, увидела их переплетенные тела, и вспомнила все, что произошло прошлой ночью. события прошедшей ночи вдруг заполнили ее разум.
- Габриэлла? - стук не утихал. - Это я, Диана.
Габриэлла в ужасе посмотрела на Блейн. Та приложила палец к ее губам и прошептала: - Скажи ей, что ты только вышла из душа и еще не одета, но встретишься с ней внизу немного позже.
Она кивнула и сделала так, как предложила Блейн.
- Ладно, тогда увидимся внизу, - отозвалась  Диана, и ее шаги затихли.
Блейн повернулась, чтобы посмотреть на Габриэллу, но та все еще смотрела на дверь.
- Доброе утро, - улыбнувшись, сказала она и крепко прижала ее к себе, обхватив руками вокруг талии.
Габриэлла повернулась и попыталась отстраниться.
- Что случилось? - Блейн села рядом с ней. Габриэлла по-прежнему не смотрела на нее.
- Не волнуйся, дорогая. Диана поймет, - говоря это, Блейн наклонилась и попыталась поцеловать Габриэллу, но та оттолкнула ее и села, а затем опустила ноги на пол.
- Я не собираюсь объясняться с ней, - резко сказала она, а затем, когда между ними повисла тишина, повернулась к Блейн. Их взгляды встретились, и та поняла, что случилось что-то неладное.
- Быстро объясни мне, что происходит, прежде чем я не поняла что-то неправильно, - тревожно попросила Блейн.
Габриэлла встала, нашла халат и надела его. Затем повернулась к Блейн и вдруг отвела взгляд, не в силах смотреть на женщину, лежащую перед ней, и которую всего минуту назад она держала в своих объятиях. Ей вдруг стало неловко смотреть на обнаженную Блейн в постели, где они только что лежали вместе.
- Я не знаю, чего ты ждала, - сказала Габриэлла, отводя взгляд от обвиняющих глаз Блейн.
- Не делай этого, Габриэлла, - тихо сказала Блейн.
- Прости, но я не знаю, чего ты ожидаешь от меня, - Габриэлла так и не решилась взглянуть на нее. Блейн встала и подошла поближе.
- Одевайся! - Габриэлла отвернулась от нее. Блейн замерла от холода в ее словах и на мгновение была не в состоянии двигаться. Затем со всем достоинством, которое смогла изобразить, начала подбирать свою одежду и одеваться. Габриэлла так и не посмотрела в ее сторону.
- Ты дочь своего отца, в конце концов. Добро пожаловать в семью, сестренка, - сказала Блейн и прикрыла за собой дверь.
Габриэлла закрыла глаза, обхватила себя руками, рухнула на пол и разревелась.
Блейн влетела в свою спальню, захлопнула за собой дверь, сделала несколько шагов и начала яростно срывать с себя одежду, затем так же неожиданно заплакала навзрыд, крепко обнимая себя руками. Рыдания сотрясали все ее измученное тело.

+1

4

Глава четвертая.

Час спустя Габриэлла спустилась вниз в поисках Дианы.
- Приветик!
Габриэлла обернулась и столкнулась лицом к лицу с Чейзом.
*****
Блейн вдруг почувствовала руки, обнимающие ее, и пыталась отстраниться, но в итоге сдалась - ей нужно было, чтобы ее обнимали. Диана крепко держала ее. Ни за что в своей жизни она не могла бы подумать, что когда-нибудь сможет увидеть Блейн настолько уязвимой и растерянной. Ее старшая сестра была воплощением силы и контроля - всегда. Диана пришла наверх, разыскивая Габриэллу, но обнаружила, что ее нет в комнате. Проходя мимо двери в комнату Блейн, она остановилась. Ей показалось, что она услышала плач. Диана вошла и увидела то, что никогда не смогла бы себе представить, а теперь не сможет позабыть. Полураздетая Блейн скорчилась на полу, обхватив колени руками.
- Что случилось? - нежно спросила Диана, крепко обняв свою сестру. - Все хорошо. Все будет в порядке.
Блейн от этого заплакала только сильнее.
*****
- Не меня ищешь? - спросил Чейз, улыбаясь своей лучшей улыбкой.
- Умм, нет, но я рада тебя видеть, - дружески ответила Габриэлла. - Ты не видел Диану? Она хотела со мной поговорить, а я сказала, что встречу ее здесь.
- Она была здесь. Я думаю, она пошла наверх, чтобы поговорить с Блейн.
Чейз заметил, что Габриэлла на мгновение занервничала, затем легко улыбнулась и пошла в направлении библиотеки. Он провожал ее взглядом до тех пор, пока она не вошла туда, а в его голове закрутились мысли. “Здесь что-то происходит, и я собираюсь выяснить, что это такое. Если она думает, что может просто прийти сюда и отнять часть денег, которые должны достаться нам, то ее ждет сюрприз”. Чейз пошел искать мать. Она поможет ему. Конечно же, ей не понравится смотреть на то, как незаконнорожденная дочь Артура хоть что-то отнимает у ее детей.
*****
Артур поднял взгляд, увидев входящую в библиотеку Габриэллу.
- Ой, простите! Я просто хотела взять книгу.
- Нет-нет, моя дорогая, заходи, - он жестом пригласил ее не останавливаться. - Я рад, что ты решила остаться. Пожалуйста, поговори со мной немного.
Габриэлла присела на стоящий рядом с ним стул.
- Вы сказали, что я могу задать вам любые вопросы.
- Да, конечно, - он тоже сел и стал ждать.
- Почему именно сейчас? Я имею в виду, я знаю, что вы больны, но почему сейчас?
- Когда ты умираешь, то больше не можешь лгать самому себе, - печально сказал Артур.
- Лгать самому себе? Я не понимаю.
- Когда у тебя нет надежды, что завтрашний день обязательно наступит, твоя жизнь может превратиться в… Я думаю, что наконец увидел себя. И самой строгой моей судьей оказалась Блейн, - он улыбнулся и отвел взгляд. - Даже сейчас она не позволила бы мне уйти без наказания за те поступки, что я совершил. И она права. Вот в чем разница между ней и мной, - Артур на мгновение умолк, прежде чем снова посмотрел на Габриэллу.
- И что же такого особенного есть в Блейн, из-за чего она не дает вам спуску?
- Ее честь.
- Честь?
- Я много думал об этом в последнее время. Я был подлецом в том, что касалось твоей матери, - откровенно сказал Артур.
- Подлецом? Это то, что вы думаете о себе? - Габриэлла встала и повернулась к нему спиной. - Вы обещали ей вечную любовь, а когда она забеременела от вас, вы бросили ее. Вы были подлецом? Это минимум из того, кем вы были, - закончив свои обвинения, Габриэлла повернулась к нему. От стыда он уставился в пол.
- Ты говоришь, как Блейн.
- Что? - Габриэлла на мгновение растерялась.
- Ничего. Ты совершенно права. Я не думал ни о ней, ни о вас всех, - Артур смотрел на нее, не моргая.
- Как вы могли причинить ей такую боль? Даже сейчас… она хотела знать, как… - Габриэлла присела на стул, явно расстроенная. - Моя мама самая добрая, самая любящая женщина из всех, кого я знаю.
Артур сел снова. Хелена все еще думала о нем. Он закрыл глаза и откинулся на спинку.
- Она меня ненавидит?
Габриэлла подняла голову и посмотрела на него. Теперь и он смотрел в глаза дочери.
- Это так? Она ненавидит меня?
- У моей мамы нет ненависти ни к кому, - Артур встал и, подойдя к окну, остановился к ней спиной, но Габриэлла увидела боль, появившуюся в его глазах.  - Как вы могли причинить ей такую боль? - уже спокойнее спросила она.
- Я любил ее… Я хочу, чтобы ты знала это. Она - лучшее, что когда-либо случилось в моей жизни... Я… хотел бы, чтобы все произошло иначе, Габриэлла. Прости, - грустно закончил он. - Ты никогда не узнаешь, как я сожалею об этом.
- Возможно, я не единственная, перед кем вы должны извиниться.
Артур обернулся и посмотрел на дочь.
- Она встретится со мной?
- Ну, у вас же есть необходимое для этого оружие, не так ли? - с сарказмом произнесла Габриэлла.  Артур в недоумении ждал пояснений.
- Отправьте Блейн, - она вышла из библиотеки, позволяя ему задуматься над тем, что только что сказала, но уходя смогла понять - последние слова попали именно туда, куда следовало, и ему больно. Она злилась и внушила себе, что имеет на это право. Все, что он дал ей, - душевную боль. И она не собиралась жалеть его только потому, что он умирал.
Габриэлла закрыла дверь библиотеки, и вдруг эта мысль поразила ее. Отец… ее отец умирал! Но разве это имело для нее хоть какое-то значение? Да, это так! Теперь она запуталась еще больше, и это очень взволновало ее. Она подняла свои глаза и встретилась взглядом с глазами, полными злобы и обвинений. На секунду Габриэлла оказалась заморожена на месте холодом, который увидела во взгляде Блейн. И так же неожиданно эти глаза отвернулись от нее. Блейн прошла в сторону столовой, делая вид, что не заметила ее. Диана, шедшая сзади, на мгновение остановилась, когда увидела этот обмен взглядами. Она дождалась, пока Блейн не зашла в комнату, где был сервирован завтрак, и подошла к Габриэлле.
- Все хорошо?
Габриэлла сначала посмотрела на свои руки, а потом на Диану.
- Да, спасибо.
- Вы с Блейн опять поссорились?
- Нет, я не знаю… Блейн… - Габриэлла замолчала.
- На самом деле она хорошая, просто иногда кажется немного странной. Помимо новостей об отце… я думаю, с ней что-то происходит. Так что не будь слишком зла на нее. Она действительно очень порядочная. Блейн - это Блейн. Я думаю, мы злимся на нее только потому, что она все время такая правильная… но когда я оказываюсь в беде, Блейн - единственная, кому я звоню, - честно сказала Диана.
Габриэлла отвела взгляд.
- Я думаю, я просто сама виновата. У меня никогда никого не было... - она замолчала.
- Ну, теперь-то ты не одна? - Диана улыбнулась и, взяв Габриэллу под руку, потянула ее в сторону столовой. - У тебя есть теперь как минимум одна сестра.
Габриэлла посмотрела на Диану и ласково улыбнулась ей.
- Да, у меня есть сестра!
*****
В течение следующих двух дней Блейн с Габриэллой старались держаться подальше друг от друга, и их отчужденность не осталось незамеченной. Чейз, в частности, казался самым счастливым и хватался за любую возможность, чтобы побыть рядом с Габриэллой.
Габриэлла упомянула за завтраком, что уедет рано утром, и это позволило Блейн начать дышать легче, чем в последние два дня.
- Почему ты должна уехать так быстро? - спросила явно разочарованная Диана.
- Я слишком долго была вдали от дома, но надеюсь, что ты очень скоро приедешь к нам, -  улыбнувшись, сказала Габриэлла и положила свою ладонь на руку Дианы.
- Да, я хочу встретиться со своей племянницей и племянником, - взволнованно ответила Диана. Габриэлла повернулась к Артуру.
- Я поговорю со своими детьми… тогда позвоню вам.
Артур улыбнулся и кивнул.
- Ну, я надеюсь, что тоже приглашен встретиться с тобой еще раз, -  промолвил Чейз своим самым чарующим голосом.
- Конечно, Чейз, - сердечно ответила ему Габриэлла. Эбигейл, как и Артур, не могла не заметить, что Блейн была единственной, кто, казалось, не обращал никакого внимания на их разговор.
- Когда-нибудь я тоже хотела бы встретиться с ними, моя дорогая, - искренне произнесла Эбигейл.
- Да, я тоже хотела бы этого, - честно сказала Габриэлла. Последние двое суток Эбигейл была так добра к ней, поэтому ответ не был простой вежливостью, он исходил из тех искренних чувств, которые наполняли ее.
- Значит ли это, что и ты тоже покидаешь нас, Блейн? - спросила Диана, переключая внимание на старшую сестру.
- Да, я слишком долго была вдали от офиса. Я прошу у всех вас прощения, но мне нужно сделать несколько звонков, - она встала и вышла из комнаты.
*****
Блейн позвонила в свой офис и сообщила, что появится в нем, скорее всего, завтра. Затем они с секретарем в телефонном режиме прошлись по кое-каким документам, и когда стук в дверь оторвал ее от дел, она раздраженно ответила:
- Войдите!
Габриэлла медленно вошла и закрыла за собой дверь.
Блейн на мгновение встретилась с ее глазами, прежде чем продолжить разговор по телефону.
- Мэтт, можешь подождать минутку? - затем она прикрыла трубку ладонью и раздраженно сказала Габриэлле, которая все еще стояла у двери. - Чего ты хочешь?
Блейн даже не потрудилась скрыть свое недовольство тем, что ей помешали.
- Я хотела… мне нужно поговорить с тобой, прежде чем…
Блейн отняла ладонь от телефона.
- Мэтт, я тебе перезвоню, - затем она повесила трубку и властно посмотрела на Габриэллу из-за своего стола.
- Я… - Габриэлле было трудно говорить.
- Я не могу потратить на тебя весь день. Есть что-то, что я могу сделать для тебя?
- Да, ты можешь выйти сюда и перестать делать мою жизнь труднее, чем она уже есть, - сказала Габриэлла и задрожала.
Блейн немного подождала, затем встала и медленно подошла к нервничающей женщине, стоящей всего в нескольких футах от нее. Она говорила себе снова и снова, что у Габриэллы больше нет шанса вновь разрушить ее душу, и все же, подходя к ней, она делала именно то, о чем та просила ее. К чему она шла? Блейн стояла всего в нескольких дюймах от Габриэллы, все еще борясь с собой и пытаясь удержать дистанцию. Вдруг она увидела слезы, появившиеся в глазах Габриэллы, и, когда та бросилась в ее объятия, она сопротивлялась всего лишь мгновение, а затем ее руки медленно поднялись и плотно прижали Габлиэллу к себе. Через мгновение Блейн оттолкнула Габриэллу, судорожно пытаясь найти оправдание своему безумию, которое, она знала, обязательно наступит. 
- Нет… - тихо сказала Блейн скорее самой себе, чем Габриэлле. “Бесполезно бороться со своим телом”, - убеждала она себя, но все еще отчаянно пыталась. Слезы медленно стекали по лицу Габриэллы, и когда ее губы приблизились и простонали "Блейн..."-  никакого сопротивления Блейн уже не оказывала. Да и какое сопротивление она вообще могла оказать на эту мольбу. Губы Блейн быстро приняли предложенное приглашение. Она совсем не была уверена в том, чей стон услышала, - снова Габриэллы или же свой собственный.
Но тут прозвучал еще один стук в дверь. Блейн отстранилась прежде, чем дверь открылась. Диана вошла и увидела, как они смотрят друг от друга. Блейн отвернулась и пошла к столу, а Габриэлла начала вытирать лицо.
- Вы опять ссоритесь? - в отчаянии спросила их обеих Диана. Блейн все еще стояла спиной к ней, а затем облокотилась на свой стол.
- Диана, пожалуйста, не сейчас, - дрожащим голосом проговорила она. Диана посмотрела в ее сторону, заметив дрожь в голосе Блейн. - Диана, мне нужна минутка, чтобы поговорить с Габриэллой, - мягко сказала Блейн, пытаясь отдышаться. - Пожалуйста, оставь нас на несколько минут, пожалуйста.
Диана посмотрела на Габриэллу. Было очевидно даже для нее, что здесь творилось нечто неладное. Габриэлла действительно плакала, она все еще могла заметить слезы в ее глазах и то, как дрожали ее руки.
- Габриэлла, с тобой все в порядке?
- Ради бога! - Блейн повернулась, теперь вся переполненная гневом. - С ней все отлично! Диана, пожалуйста, оставь нас на минутку, ладно!
- Я никуда не уйду, пока не узнаю, из-за чего вы двое ругаетесь. Так что даже не пытайся наезжать на меня! Это не сработает со мной, старшая сестра! - сказала Диана и уперла руки в бедра.
- Диана, мы не ссоримся. Пожалуйста, мне нужно поговорить с Блейн, - мягко сказала Габриэлла.
- Что происходит с вами двумя? - раздраженно спросила Диана. - Почему вы не можете поладить... Габриэлла, почему ты плачешь?
- Диана! Пожалуйста, оставь нас на несколько минут. Пожалуйста! - Блейн повернулась и посмотрела на нее.
- Блейн, я...
- Диана, пожалуйста, все в порядке, - успокаивающе сказала Габриэлла. Диана переводила взгляд с одной на другую.
- Диана! - Блейн начала терять терпение.
- Ладно, ладно.
Она вышла, оставив дверь открытой.
- Закрой чертову дверь, Диана! - закричала Блейн. Дверь сразу же закрылась. Затем она пристально посмотрела на Габриэллу, но сейчас между ними было вполне приличное расстояние. И именно Габриэлла подошла и прижала ее к себе.
- Не сердись больше, пожалуйста, - взмолилась она.
- Габриэлла, это ошибка...
Затем Габриэлла поцеловала ее, прекрасно зная, что против физического слияния ни одна из них не могла устоять. И Блейн ответила ей, потому что тоже знала это. Руки Блейн ласкали ее тело, а губы спустились вниз по шее.
- Габриэлла… О боже, Габриэлла!
Зазвонил телефон, и тут же кто-то снова постучал в дверь.
- Черт! - зарычала Блейн. Пока дверь открывалась, она потянулась к телефону. На этот раз вошедшим была не Диана, а Артур. Габриэлла отвернулась, а Блейн начала говорить в трубку: - Мэтт? Я сказала, что… - она начала слушать говорившего.
Артур подошел к Габриэлле, которая, казалось, вовсе не хотела встречаться с ним взглядом. Он был достаточно опытен, чтобы точно знать, что что-то произошло между ними. А что именно, он узнает прямо сейчас.
- Габриэлла, дорогая, мне нужно поговорить с Блейн. Мне нужно поговорить с ней наедине.
Блейн посмотрела в глаза Габриэллы, все еще вслушиваясь в телефонную трубку.
- Мэтт, запланируй встречу с ними на следующую неделю и позвони в лондонский офис. А еще я хочу их участия в этом. Я перезвоню тебе в течение часа. Отличная работа, Мэтт, - она повесила трубку. - Артур, мы с Габриэллой кое-чем заняты тут.
- Звонил твой муж, он хотел поговорить с тобой о вашем званном ужине, назначенным на завтра, - сказал Артур Габриэлле, но он знал, каким тяжелейшим ударом это заявление отразится на лице Блейн. Она повернулась к ним спиной, а Габриэлла вышла из комнаты, не сказав ни слова.
Блейн плотно закрыла глаза. ”Я такая дура, - подумала она. - У нее есть муж… к которому она сбежит. А я стою здесь, как…”
- Блейн, - Артур ждал, когда она повернется к нему. Не дождавшись этого, он снова позвал ее по имени: - Блейн!
- Что! - раздраженно ответила она и повернулась.
- Держись от нее подальше!
- Я не… она та, которая… она замужем, как ты и сказал, Артур, - заикаясь ответила Блейн и, обойдя стол, села. - Мне нужно позвонить в офис. Есть что-нибудь еще, что ты хотел бы обсудить со мной?
- Я... Нет, за исключением того, что я хотел бы узнать, захочешь ли ты выбраться в это воскресенье со мной на лодке, - спросил Артур. Они всегда вместе ходили на лодке, по крайней мере каждый раз, когда она посещала этот дом. Их любовь к парусному спорту была тем, что они всегда делили на двоих, и он очень надеялся, что даже такие неудобные обстоятельства не помешают им.
 
- Нет, во вторник я должна быть в Лос-Анджелесе, и я абсолютно не готова для встречи, которую мы запланировали в Лондоне, - сказала она и подняла трубку.
- Все в порядке. Возможно когда-нибудь после, - Артур вышел, оставив ее работе. Он потерял Блейн - и знал это. Как ему удалось упустить контроль над всем?
- Артур? Все в порядке? - спросила его Эбигейл, когда он вышел из библиотеки.
- Да, да, моя дорогая.

Спустя два часа Блейн вышла из библиотеки в сад. Ей необходимо было найти что-то, что помогло бы продержаться. Почему она вдруг потеряла контроль над собой? У Блейн Саманты Энбервиль всегда был собственный самодостаточный мир. Она любила людей, но никогда особо в них не нуждалась. А теперь появился кто-то из ниоткуда и каким-то образом в считанные часы лишил ее этого. И если бы она была честна сама с собой, Блейн призналась бы, что оказалась под влиянием Габриэллы сразу после того момента, как они дышали одним воздухом во время первого поцелуя. И осознание того, что это значит для нее больше, чем все остальное в ее жизни, породило дрожь в теле. Ее мир оказался зависим от другого человека, а она не хотела, чтобы это было так.
Блейн шла в тишине, думая и сожалея о каждом шаге, который предприняла с тех пор, как встретила Габриэллу Мэтисон. Вдруг она поняла, что слышит чьи-то голоса и неохотно пошла по направлению к ним. Блейн обнаружила Чейза и Габриэллу, сидевших на ближайшей скамье. Она не могла точно расслышать слова, но когда увидела, как Габриэлла быстро поднялась, а Чейз схватил ее за руку и притянул к себе, ничто больше не имело значения. Блейн ощутила, как незнакомый жар охватил ее тело, и гнев поглотил все ее чувства.
“Почему я должна что-то делать?” - задала она себе молчаливый вопрос. Это работало до тех пор, пока она не поняла, что Габриэллу совершенно не радует внимание, которым Чейз, по-видимому, намеревался одарить ее. Когда Габриэлла оттолкнула его, а он не отпустил ее, выдержка Блейн закончилась, а ноги понесли ее вперед я быстрее, чем это было необходимо.
Чейз ощутил ее удар раньше, чем увидел, как она подошла. Он тяжело приземлился на спину, а Блейн схватила Габриэллу и прижала ее к себе так, чтобы она не упала.
- С тобой все в порядке? - спросила Блейн, заглядывая в ее глаза. - Он сделал тебе больно?
Прежде чем Габриэлла смогла ответить, Чейз небрежно выпалил: - Ах, так вот оно как, да? Теперь это совершенно очевидно! - вставая с земли, сказал он и начал отряхивать пыль и грязь с одежды.
- Заткнись, Чейз! - угрожала Блейн.
- Или что ты сделаешь? Набросишься на меня снова? Я так не думаю. Когда я возьмусь за тебя, ты будешь той, кто окажется на земле, больная гребаная лесбиянка!
Блейн собиралась снова врезать ему, но Габриэлла удержала ее.
- Не позволяй ему спровоцировать тебя. Оставь ли его, Блейн, пожалуйста! Оставь его!
- Прикрываешься своей подружкой? -  надсмехался он над ней.
Габриэлла не смогла удержать ее, и Блейн бросилась на Чейза. Они оба упали на землю. Она успела сильно ударить его по лицу, прежде чем он оттолкнул ее. Блейн тяжело приземлилась на спину и на мгновение воздух, казалось, покинул ее легкие.
- Чейз! Нет! - вскрикнула Габриэлла. Чейз неожиданно навалился на Блейн и чуть не ударил ее. Его кулак остановился в воздухе, когда он услышал за своей спиной гневный голос Артура.
- Не смей бить ее! - потребовал Артур. Чейз обернулся, и в этот момент Блейн сильно толкнула его в грудь.
- Сукин сын!
Артур оттащил ее от Чейза, а Габриэлла подошла и обхватила ее руками.
- Перестань! - сказала она.
- Чейз, иди в дом! Я поговорю с тобой позже! - Артур не оставил ему возможности для выбора. Чейз посмотрел на Блейн.
- Больная сука!
- Чейз! Уходи! - настаивал Артур. Пока он смотрел на спину уходящего Чейза, Габриэлла все свое внимание направила на Блейн.
- С тобой все в порядке? Он обидел тебя? - она ласково гладила ее лицо. Блейн отстранилась. Она ненавидела себя за то, что только что сделала, - вела себя как животное. Из-за женщины! Пробежавшись ладонями по волосам, она подошла к скамейке и села.
- Блейн? - Габриэлла села рядом и снова прикоснулась к ней. Блейн слегка отодвинулась.
- Оставь меня в покое, - тихо сказала она и закрыла глаза, пытаясь успокоиться.
- Он сделал тебе больно? - снова спросила Габриэлла.
- Нет, - наконец ответила Блейн. Ее глаза открылись и посмотрели на Габриэллу. Они просто сидели и смотрели друг на друга, а Артур разглядывал сцену, которая разворачивалась перед ним. Рука Габриэллы опять прикоснулась к Блейн, и на этот раз она не остановила ее. Глаза закрылись, а Габриэлла продолжила нежно ласкать ее лицо. Внезапно Блейн встала и посмотрела на женщину, сидящую на скамейке.
- Мне пора...
- Я провожу ее домой, - наконец заговорил Артур. Блейн посмотрела в его сторону так, как будто внезапно вспомнила, что он тоже был здесь. Затем снова посмотрела на Габриэллу. Она собиралась что-то сказать ей, а затем передумала и не оглядываясь пошла прочь. Габриэлла смотрела, как в очередной раз между ними растет пропасть.
- Что случилось? - Артур вернул ее в реальность. Габриэлла повернулась к нему.
- Чейз… он пытался приставать ко мне, а я не хотела этого. Блейн, должно быть, увидела и остановила его. Они… я думала, что он по-настоящему причинит ей боль, - Габриэлла отвела взгляд.
- Я поговорю с Чейзом, не волнуйся. С тобой все в порядке? - Артур сделал несколько шагов к ней.
- Да… Нет, я… все вроде бы… - Габриэлла замолчала.
- В последнее время тебе пришлось многое пережить. Это понятно. Да и поведение Блейн весьма способствовало этому.
- Почему вы автоматически предполагаете, что это она во всем виновата? - гневно прозвучал голос Габриэллы.
Артур удивил ее, сказав: - Потому что она слишком похожа на меня.
- Но она - не вы!
- Ты конечно же права. Возможно я не хочу, чтобы она сделала те же самые ошибки, - наконец признался Артур.
- Она сказала, что вы говорили обо мне. О чем именно? - Габриэлла хотела точно знать, что обсуждалось между ними, и это была прекрасная возможность.
- Я сказал ей, чтобы она держалась от тебя подальше. Блейн… Блейн прямо сейчас совсем запуталась, - расплывчато сказал Артур.
- Запуталась?
- Да, она испытывает чувства, которые не должна испытывать, - Артур посмотрел на свою дочь.
- Какие чувства?
- К тебе, - Артур казался смущенным.
- Гнев - это понятно.
- Это не гнев.
- Тогда что?
- Неуместные чувства.
- Это она вам так сказала? - Габриэлла встала.
- Все было не совсем так.
- Тогда как это было?
- Габриэлла, я не думаю, что...
- Вы начали это. Что она вам сказала? - сейчас Габриэлла была очень зла. Она чувствовала себя преданной Блейн и была в ярости от наглости человека, стоящего перед ней, за его вмешательство и принятие решений о ее жизни.
- Габриэлла, это не то, что я думаю...
- Вы начали это! Вы думаете, что имеете право вмешиваться в мою жизнь? Совершенно очевидно, что вы уже сделали это! Мне не нужно, чтобы вы совались в мою жизнь! Я привыкла сама присматривать за собой! - Габриэлла была в ярости.
- Блейн не имела права давить на тебя. Она четко сказала мне, что ты не приветствовала ее приставания, но она может быть очень настойчива, - попытался объяснить Артур.
- Да как вы смеете предполагать, что я сама не могу постоять за себя! У меня есть новости для вас - я обходилась без вашей защиты всю свою жизнь! Теперь уже слишком поздно, отец. Теперь, я не нуждаюсь в вас! - глаза Габриэллы бросали ему вызов.
- Я просто хотел защитить тебя... - тихо сказал Артур.
- Что заставляет вас думать, что я хочу защищаться!

Глаза Артура быстро поднялись навстречу взгляду дочери. Очевидно он ошибся, неправильно поняв все признаки. Габриэлла - не жертва, оказалось, что она была соучастником. Он оказался неправ, как обычно предположив, что это Блейн была обидчиком, и в какой-то степени, возможно, так и было, но сейчас, глядя на свою дочь, все стало слишком ясно для него. Габриэлла приняла в этом самое активное участие. Она была даже больше его дочерью, чем могла осознавать. А Блейн... “Именно Блейн окажется той, кому причинят боль”.
- Я думаю, пришло время отправляться домой, - вдруг сказала Габриэлла и ушла, оставив Артура в одиночестве в саду с осознанием открывшейся правды. Он сел на скамейку и выглядел теперь совсем старым. Невероятная грусть проявилась на его лице. Теперь он знал, что произойдет. Он точно знал, что случится.
*****
Габриэлла покинула их в тот же вечер. Такси подъехало к дому, и ее сумки были уложены в багажник. Подойдя к двери, которую таксист держал открытой для нее, она внезапно остановилась и, повернувшись, встретилась с парой глаз. Задержавшись на мгновение, она развернулась и села в машину.
Артур стоял у входной двери и, оглянувшись, увидел Блейн, стоящую у окна. Именно на нее смотрела Габриэлла, прежде чем сесть в такси. Она даже не удосужилась бросить взгляд в сторону Артура, чтобы попрощаться.
*****
- Вивиан? - Габриэлла открыла дверь пошире, позволяя войти двоюродной сестре.
- Привет, - сказала Вивиан, проходя мимо.
- У нас на сегодня планы? - спросила Габриэлла, затворяя дверь и следуя за кузиной в гостиную.
- Нет, - ответила та и села. Габриэлла присела на другом конце дивана, на котором расположилась ее кузина.
- Что ж, приятно видеть тебя, Вив.
- Как все прошло? И почему ты мне ничего не сказала? - Вивиан ждала ответа. - И когда ты собиралась рассказать мне об этом? С тех пор, как ты вернулась, уже двое суток прошло.
- И что?
- Тетя Хелена была не в себе.
Габриэлла взъерошила пальцами свои волосы.
- У меня было много… там были… я так запуталась, Вив, - наконец сказала Габриэлла и присела рядом с сестрой.
- Она мне все рассказала, Габриэлла… прости. Я думаю, мама до сих пор в шоке.
Габриэлла кивнула.
- Как он? - спросила Вивиан, положив ноги под себя и поворачиваясь лицом к Габриэлле.
- Я не знаю… ты не можешь узнать что-то о ком-то за пару… - Габриэлла не закончила предложение. Блейн вдруг заполнила все ее мысли. Она встала и подошла к окну. - Я имею в виду… ты не можешь принять судьбоносные решения… - она снова раздраженно запустила пальцы в волосы и повернулась к кузине; на ее лице отразились все страхи и неуверенность, которые она чувствовала внутри себя.
- О Вив, я встретила кое-кого.
Вивиан дважды удивленно моргнула, затем встала с дивана.
- Ты - что? Подожди! Подожди! Ты имеешь в виду...?
Габриэлла начала нервно расхаживать по комнате.
- О Вив, у меня на душе сейчас такой беспорядок! Я никогда не думала… в смысле, я… - она с трудом справлялась со своими чувствами.
- Святое дерьмо, - завороженно произнесла Вивиан и заметила, что ее обычно спокойная кузина нервно ерзала. - Габриэлла?
Габриэлла повернулась к ней. Вивиан с удивлением наблюдала, как на ее глаза навернулись слезы, и выглядела она при этом такой несчастной и потерянной. Она сразу же подошла к сестре и обняла ее.
- Боже, Габриэлла, ты пугаешь меня, - сказала Вивиан и крепче прижала ее к себе. Спустя некоторое время они обе сели. Габриэлла избегала взгляда Вивиан, но та положила руки на ее плечи.
- Поговори со мной. Мы с тобой всегда доверяли друг другу. Помнишь, когда я срезалась на математике в средней школе и мама узнала об этом?
Габриэлла поглядела на нее с улыбкой, и слезы наполнили ее глаза. Вивиан сжала ладони, поощряя ее говорить.
- Ох, милая, все будет хорошо, расскажи мне, - уговаривала Вивиан. Габриэлла вдруг встала.
- Нет, не будет. Никогда ничего уже не будет хорошо.
Вивиан попробовала другой подход.
- Ну, мы же не всегда можем контролировать наши чувства, Габриэлла. Почему бы тебе не рассказать мне об этом.
- Я не могу… - Габриэлла обняла себя руками, будто защищаясь.
- Ты не единственная женщина, которая завела интрижку. Случается, - настаивала Вивиан. - Это не то, что женщина планирует специально, это просто случается.
Габриэлла промолчала.
- Послушай, если это так важно… господи! Разведись со своим мужем. Я в любом случае
думаю, что он полный придурок.
Габриэлла по-прежнему молчала.
- Это больше, чем интрижка, не так ли? - осторожно спросила Вивиан. Габриэлла посмотрела на нее, и слезы снова потекли по ее лицу.
- Ох, Габриэлла, - Вивиан поняла, что на самом деле все было очень серьезно. Что-то действительно пошло не так.
- Я не смогла остановить это, Вивиан. Это было сильнее меня, - Габриэлла прикрыла рот рукой, чтобы удержать рвущиеся рыдания. - Боже мой, что же мне теперь делать?
Вивиан встала и снова попыталась утешить свою двоюродную сестру.
- Тогда может быть хорошо, что это случилось?
- Нет! - Габриэлла снова заволновалась и сделала несколько шагов прочь от нее.
- На твои чувства не ответили?
Габриэлла покачала головой.
- Значит ты можешь позволить себе это. Развод, конечно же, будет нелегким, но...
- Я не могу!
- Почему бы и нет? Если ты так сильно хочешь его, а он хочет тебя!
- Все не так просто, - едва слышным голосом прошептала Габриэлла.
- Я знаю, в чем проблема, дорогая. Дети поймут тебя. У тебя такие замечательные дети!
- О Боже! - Габриэлла снова прикрыла рот.
- Он женат? - Вивиан боялась спрашивать.
- Нет.
- Он хочет отношений с тобой? - Вивиан не могла понять причины ее отказа и продолжила искать ответы. Габриэлла кивнула.
- Я бы хотела задержаться в этих объятиях на всю оставшуюся жизнь, - она закрыла глаза, снова роняя слезы. - Я никогда никого не хотела так… - несчастно проговорила Габриэлла.
- Если он хочет, ты - тоже, Габриэлла, то почему бы и нет?
- Не он, Вивиан! - Габриэлла повернулась и посмотрела ей прямо в глаза.
- Я не понимаю. Ты сказала, что...
- Блейн - это падчерица Артура...
- Я не понимаю… - Вивиан пришла в замешательство. Затем внезапно Габриэлла поняла, что смысл произнесенных слов наконец-то дошел до нее. Габриэлла присела, избегая взгляда кузины. Вивиан села рядом с ней. Эта новость на мгновение застигла ее врасплох, и она замолчала. Тогда Габриэлла снова посмотрела в ее сторону. Вивиан покачала головой.
- Ты говоришь, что она чувствует то же самое? - нежно спросила она. Габриэлла кивнула, все еще глядя вниз.
- Ты сказала, что у тебя был роман… ты имеешь в виду, ты... - Вивиан замолчала не зная, как именно поставить вопрос. Габриэлла вдруг встала и снова подошла к окну. Она стояла и смотрела на улицу.
“Где ты, Блейн?” - Габриэлла закрыла глаза и, откинув голову назад, сказала: - Да, я спала с ней.
*****
- Убирайся с глаз моих! - кричал Артур во всю мощь своих легких.
- Отец… - Чейз пытался сыграть на чувстве семейной привязанности Артура.
- Я твой отец только тогда, когда тебе это удобно, - Артур отошел от него в сторону, и Чейз в раздражении ответил: - Я признаю, что это плохой поступок. Сколько раз я еще могу просить прощения!
Удивление появилось на лице Артура. - Плохой поступок?
- Да, плохой поступок. Я признаю это, папа.
- Чейз, ты приставал к моей дочери и, когда я появился, ты готов был ударить свою сестру Блейн! Это более, чем плохой поступок, - рассуждал Артур, ходя по комнате. - Пришло время вырасти, Чейз.
- Отец...
Артур повернулся к нему лицом, затем остановился и посмотрел на сына.
- Я не буду всегда рядом с тобой, чтобы вытаскивать из неприятностей, Чейз, - Артур чувствовал себя усталым, да и выглядел так же.
- Я могу помогать Блейн в компании.
Артур посмотрел на Чейза, удивленный только что услышанным, и это удивление отразилось на его лице.
- Я знаю, что должен взять ответственность за свою жизнь. Я ничего особо плохого не сделал, но всю ночь напролет думал о том, как сильно разочаровал тебя, отец. Я хочу попробовать, - умолял Чейз. Артур знал, что это был, скорее всего, один из способов Чейза выкрутиться, но он все же надеялся, что слова сына на самом деле означали то, что он только что сказал. Артур развернулся и, направившись к стулу возле камина, сел, чтобы подумать. Чейз подошел к нему и встал рядом.
- Я не подведу тебя на этот раз, отец.
- Ладно, Чейз. Я поговорю с Блейн, -  наконец сказал Артур. Чейз улыбнулся.
- Ты не пожалеешь об этом. Я обещаю.
- Все в порядке, мой мальчик. Все в порядке, - голос Артура звучал уставшим. Его голова откинулась на спинку стула, а Чейз вышел из комнаты.
*****
- Блейн?
- Говори быстрее, Диана, я ухожу, - нетерпеливо произнесла Блейн в трубку.
- Я даже не знала, что ты уехала.
- Прости… Я должна была сказать тебе. У меня есть дело, о котором нужно немедленно позаботиться. Собственно говоря, я уже почти на пути в аэропорт.
- Куда ты летишь? - продолжила разговор Диана.
- В Лондон, - ответила Блейн, просматривая бумаги на своем столе.
- Я могу встретиться с тобой там? - с надеждой спросила Диана.
- Что? - Блейн подняла взгляд от бумаг.
- Ну, я подумала, что могу встретить тебя там. Есть много того, о чем я хочу с тобой поговорить. Ты единственная, с кем можно поговорить об этом.
- Диана, что-то случилось? - быстро спросила Блейн.
- Нет, я имею в виду… ну, я не могу говорить об этом с папой или мамой. И Чейз… ну, ты сама знаешь, какой Чейз.
- О чем речь? - Блейн посмотрела на часы. Она опаздывала и все же чувствовала себя виноватой в том, что придется прервать разговор с Дианой.
- О Габриэлле...
- О боже… мы можем... я имею в виду… Я опаздываю, Диана. Так что насчет Габриэллы? - голос Блейн прозвучал более резко, чем ей хотелось бы.
- Эй, я думала, что вы двое помирились! - выпалила Диана.
- Мы… мы и не ссорились. Это… так что насчет Габриэллы, Диана? - Блейн запустила пальцы в волосы. “Как я могу это сделать? Я не могу этого сделать!” - решимость Блейн, казалось, быстро исчезала.
- Диана, я не могу заниматься этим в данный момент. Пожалуйста, дай мне немного времени, ладно?
Диана смогла услышать неуверенность в голосе Блейн и не понимала - почему. Ее снова наполнило чувство ужаса.
- Блейн? Ты в порядке?
Блейн закрыла глаза.
- Ты всегда можешь поговорить со мной, ты же знаешь это. Ты не должна быть все время сильной, - тихо сказала Диана. Глаза Блейн остались закрытыми.
- Я не могу...
- Ладно.
- Диана… это не так… - Блейн пыталась что-то сказать, а потом просто замолчала.
- Поговорим, когда ты будешь готова.
- Спасибо.
- Итак? До встречи в Лондоне? - с надеждой в голосе спросила Диана.
- Да, - улыбнулась Блейн. - Увидимся в Лондоне.
*****
Габриэлла сочла разговор со своей двоюродной сестрой невероятно изнуряющим. Вивиан, очевидно, была совершенно удивлена. Они договорились снова встретиться на следующий день. Было почти облегчением для них обеих, когда Вивиан вспомнила, что у нее запланирован обед с подругой.
Габриэлла зашла в студию и открыла скульптуру, с которой начала работать еще перед отъездом. Она намочила глину и стала лепить, не замечая, как летело время. Все ее мысли были полностью сосредоточены на скульптуре перед ней. Каждым движением она вкладывала в материал часть себя, и сама удивилась, когда наконец заметила, чем стало то, что начали творить ее руки, казалось, целую вечность назад. Глина словно ожила и теперь, глядя на нее, Габриэлла ощущала неодолимое желание.
- Кто она? - произнес мужской голос из-за спины. Габриэлла ахнула и обернулась.
- Боже, ты напугал меня! - сказала она мужу, глубоко дышала.
- Прости. Кто она? - снова спросил он. Габриэлла повернулась лицом к изображению, которое даже в таком виде притягивало ее.
- Никто, ты знаешь... - она накрыла работу тканью, лежащей рядом с ней, и снова повернулась к нему. - Почему ты дома так рано? - поинтересовалась она, посмотрев на настенные часы.
- Я подумал, что мы с тобой должны поговорить, - сказал он, подвигая себе стул.
- Поговорить?
- Ну, тебя не было дома целую неделю. После возвращения ты сама не своя. Я хочу знать, что происходит.
- Я не могу. Дети… - сказала Габриэлла, вставая.
- Я позвонил твоей матери. Она заберет их вместо тебя. Я сказал ей, что увезу их позже, - настаивал он.
- Ты всегда обо всем позаботишься, - Габриэлла не могла сдержать обиды в голосе.
- Я люблю, чтобы все было учтено. Да. Наш ужин оказался полной катастрофой. Все было так, как если бы тебя там совсем не было. Что происходит?
Она подошла к мойке и начала мыть руки над раковиной.
- Я отправилась в Массачусетс, чтобы встретиться со своим отцом, - она повернулась и села в нескольких футах от него. - Все сложно.
- Это очевидно. Я думаю, ты должна объяснить мне, не так ли?
Она встала, начала расхаживать и резко остановилась. Повернувшись, Габриэлла посмотрела в сторону мужа. Ее глаза разглядывали его, пытаясь найти что-то. А затем она с грустью отвела взгляд. “И почему этим не смог стать ты?” - подумала она, закрывая глаза.
- Я дочь Артура Астон-Карлайла, -  грустно сказала она и еще раз посмотрела в его сторону. “Скажи хоть что-нибудь, утешь меня… Обними и скажи мне, что все будет хорошо, - подумала она про себя и ждала. - Возьми меня в свои руки и займись со мной любовью. Заставь меня забыть ее”.
- Ты шутишь, - недоуменно сказал Джозеф. - Судоходная кампания Артур Астон-Карлайл?
Габриэлла кивнула.
- Вау! - восторженно сказал он, встал и прошел мимо нее. Увидев то, что он сделал, Габриэлла закрыла глаза.
“Блейн!” - кричала ее душа.
*****
Блейн после разговора с Дианой повесила трубку и села за письменный стол. “Габриэлла... - подумала она, отклонив голову назад и закрыв глаза. - Предательница! Как ты могла оставить меня в таком виде? Будь ты проклята! Будь ты проклята!” Блейн почувствовала невероятную боль в груди и глубоко вдохнула. Она почти смогла услышать, как Габриэлла звала ее по имени.
- Я не хочу этого! Я не хочу этого! - она быстро встала и, взяв портфель, вышла из кабинета.
*****
- Я не понимаю. Как? Я имею в виду...
- Моя мать познакомилась с ним еще на Кубе, - ответила Габриэлла, опустив взгляд. Она чувствовала себя уставшей и не очень-то хотела прямо сейчас вдаваться во все подробности, а еще она знала, что выбора у нее не было. Джозеф не уймется до тех пор, пока не узнает все.
- Почему ты мне не рассказала об этом?
- Все произошло так быстро. Ты был в отъезде. Я.... Я до сих пор еще ни в чем не уверена, Джозеф, - она замолчала.
- Так ты его дочь или нет?
- Господи! Да оставь ты меня в покое! - Габриэлла принялась расхаживать. - Я так запуталась, я просто не знаю, за что браться - голова идет кругом. Остановись! Просто перестань, ладно?
- Габриэлла, успокойся, - сказал он, подойдя к ней ближе. - Давай не будем торопиться.
- Почему ты не слушаешь? - печально спросила она. Джозефа, казалось, смутили ее слова, и она продолжила. - Почему ты не можешь понять, что мне действительно нужно? Почему ты не видишь, что со мной происходит? -  слезы катились по ее лицу. Он был совершенно захвачен врасплох ее эмоциональной вспышкой.
- Я... Я не понимаю. Конечно, я понимаю тебя. Послушай, мы можем не говорить о этом прямо сейчас, если ты не хочешь.
Он подошел к ней, и она с таким отчаянием вошла в его объятия, что это напугало его. В поисках того единения, в котором она так отчаянно нуждалась, Габриэлла уткнулась лицом в его грудь.
- Обними меня, Джозеф… пожалуйста, обними меня! Я так потеряна. Пожалуйста… Обними меня!
Его руки обхватили ее и сжали покрепче. Ее лицо наклонилось, а губы искали его рот. Она жадно встретились с его губами, открыто предлагая свою страсть, и, когда те не дали ей того, в чем она так отчаянно нуждалась, она оттолкнула его от себя.
- А что, черт возьми, теперь-то? - он пытался дотянуться до нее, но она начала плакать еще сильнее. - Что происходит, Габриэлла?
- Оставь меня в покое, Джозеф, пожалуйста! Просто оставь меня в покое! - умоляла она, повернувшись к нему спиной.
- Это не может так продолжаться! - рассердился он. - Ты сама пришла ко мне, а затем сама же пытаешься оттолкнуть меня. Мы почти никогда не занимаемся сексом. Я все еще хочу тебя, Габриэлла! - сказал он то, чего давно не говорил ей.
- Прости, - тихо произнесла она.
- Я поеду и заберу детей у твоей матери. Должен ли я привести что-нибудь на ужин? - разговор, как всегда в случае отказа, вернулся к обычной жизни. Она спокойно кивнула. Он вышел из студии и оставил ее одну. Внезапно от все еще неутоленного желания и стыда за это боль скрутила ее, и она, согнувшись пополам, упала на пол.
- Блейн... Блейн… - воскликнула она.
*****
Блейн откинулась назад и позволила голове упасть на спинку сиденья. Отъезд в Лондон даст ей расстояние, к которому она так отчаянно стремилась. Она закрыла глаза, и это помогло ей сдержать слова, которые очень хотелось сказать. Она приподнялась и, выглянув в окно, увидела, что расстояние до земли растет. И вдруг она больше не смогла помешать себе прошептать то слово, которое ее сердце неустанно повторяло снова и снова.
- Габриэлла, - она сказала это тихо и благоговейно, позволяя себя насладиться им.
Блейн включила музыку в наушниках, пытаясь изменить ход своих мыслей, но была поймана в плен звучавшей мелодией, и вместо того, чтобы отключить разум, начала прислушиваться. Мелодия была старой и любимой. Она поймала себя на том, что слова этой песни прикасались прямо к ее душе.
Yesterday. The Beatles.
... Вчера все мои проблемы казались такими далекими.
А сейчас кажется, что они со мной навсегда.
О, я верю в то, что было вчера.
И вдруг... Я даже не тень того, кем был.
Как будто туча зависла надо мной.
Да уж, день стал вчерашним так внезапно.
Я не знаю, почему она ушла, она не сказала. 
Может быть я сказал что-то не так.
О, я так хочу вернуться во вчерашний день.
Вчера...  в любовь было так легко играть.
А теперь я не знаю, где спрятаться.
О, я так верю в то, что было вчера.
Я не знаю, почему она ушла, она не сказала.
Может быть я сказал что-то не так.
И теперь я так хочу вернуться во вчерашний день…
Вчера… в любовь было так легко играть.
А теперь я не знаю, где спрятаться.
О, я верю в то, что было вчера.
"Габриэлла..." - ее глаза наполнились невыплаканными слезами. Ей было все равно, что кто-то может увидеть ее, и она позволила им скатиться по ее щекам.  Она выключила музыку, закрыла глаза и попыталась обрести утешение в темноте.
*****
Хелена вытащила старую коробку, которую спрятала много лет тому назад. Она открыла ее и позволила себе заглянуть внутрь. Там лежали старые, пожелтевшие с течением времени, фотографии и письма, перевязанные розовой лентой. Открыв книгу стихов Хосе Анхель Буэса, она мягко прикоснулась к высушенному цветку, лежащему внутри. Слезы навернулись на ее глаза, когда она вспомнила все его обещания, -  все нарушенные обещания.
*****
- Мама, ты говорила со своим адвокатом? - Чейз нарушил уединение Эбигейл. Она все еще радостно смотрела в сад. У нее было так много воспоминаний об этом доме. Здесь выросли их дети… Они с Артуром большую часть своей супружеской жизни провели вместе и здесь. Сейчас ей были нужны хорошие воспоминания о тех днях. Она нуждалась в чем-то прекрасном, потому что печаль наполняла ее каждый раз, когда она вспоминала, что Артур скоро уйдет.
- Почему, Чейз? - она повернулась к сыну лицом. - Тебе не кажется, что было бы разумно... Я имею в виду, что отец сейчас не в самом хорошем состоянии. И кто знает, на что он может решиться, - Эбигейл посмотрела на сына, не веря в случившееся. - Твой отец не собирается обманывать тебя, Чейз. Осмелюсь сказать, что если он и выделит часть денег на содержание Габриэллы и ее детей, то о тебе, безусловно, тоже хорошо позаботятся. И к тому же, дорогой, у тебя есть собственные деньги, которые оставил тебе твой родной отец, - Эбигейл попыталась успокоить его.
- Как ты можешь позволить этому произойти? Я не понимаю тебя, мама. Ты просто позволишь его ублюдку блуждать по нашему дому!
- Чейз! Твой отец умирает… пожалуйста, постарайся помнить об этом, - сказала она, ее глаза наполнились слезами, и она вышла из комнаты, явно растерянная. Чейз посмотрел, как его мать вышла, и присел в глубокой задумчивости. Видимо он был единственным, для кого этого имело значения. Он вспомнил, какой мягкой была Габриэлла, когда он обнял ее. И кто бы знал, что могло бы произойти, если бы Блейн не сунула свой нос туда, куда не следовало. Она всегда была лучше его - быстрее, умнее, у нее было все, что желал он, даже Габриэлла. Были ли они вместе? Да, Блейн, вероятно, уже побывала в постели Габриэллы. Мысль об этом всегда приводила его в бешенство. Она постоянно опережала его. Но на этот раз победителем будет он независимо от того, чего это будет ему стоить.
*****
- Ты, должно быть, шутишь! - Блейн не могла поверить в то, что слышала. - Ты не можешь искренне верить, что я могу согласиться на это.
- Блейн, я хочу попытаться уладить как можно больше проблем. По крайней мере, он проявил хоть какое-то желание, - настаивал Артур. Она в недоумении покачала головой и села за свой стол.
- Артур… - она попробовала другой подход. - Что я могу доверить ему, чтобы нанести минимально возможный ущерб?
- Блейн, я хочу его в главный офис. Сделай его своим вице-президентом. Дай ему реальный шанс.
- Нет!
Артур решил сейчас не настаивать на своем. В последнее время он все делал неправильно, а сейчас Блейн была очень обеспокоена, поэтому он решил соблюдать осторожность.
- Почему бы нам не поговорить об этом, когда ты вернешься, - сказал он. Блейн сделала глубокий вдох и взъерошила ладонями свои волосы.
- Ладно, ладно.
- Диана сказала мне, что встретится с тобой там, - Артур переменил тему.
- Да-да, мы собираемся провести вместе немного времени. По крайней мере, это была ее идея, - Блейн тихо засмеялась.
- Почему ты смеешься? - с любопытством спросил Артур.
- В последний раз, когда мы с Дианой пытались сделать это, мы оказались в зоопарке, и ты помнишь, что случилось тогда, - засмеялась она. Артур тоже засмеялся. Прошло так много времени с тех пор, как он слышал ее смех, и в этот момент он осознал, как сильно Блейн изменилась за эти годы.
- Да, я помню. Диана решила, что она хочет поближе посмотреть на обезьянок, и вы в конце концов оказались в пруду, - напомнил ей Артур.
- Она была под моей ответственностью. Я должна была вытащить ее оттуда, - Блейн рассмеялсь при этом воспоминании. “Диана всегда была... когда я потеряла связь с ней”, - вдруг подумала она, и смех умер в ней. Артур понял, казалось, все ее эмоции, и в тот же момент осознал, что она увидела свое одиночество, которое постепенно завладело ей.
- Хорошо, на этот раз я обещаю - никаких зоопарков.
- Держи свою сестру подальше от неприятностей, - сказал ей Артур.
- С Дианой я не могу дать никаких обещаний, - отстраненно ответила она.
- Блейн...
- Да, папа?
- Я всегда был так горд за тебя, - вдруг произнес он. - Ты всегда превосходила все мои ожидания. Я… Я хотел, чтобы ты знала это.
Блейн почувствовала комок в горле и пыталась обуздать эмоции, захватившие ее.
- Я люблю тебя, Блейн, - он тоже не мог контролировать чувства, звучавшие в голосе.
- Я… Я люблю тебя, папа, - нежно ответила она.
- Сегодня отличная парусная погода, - сказал он и махнул рукой в сторону океана, который на тысячи миль разделил их. - Когда ты вернешься, мы пойдем на наше место. Ты очень любила ходить туда, когда была ребенком.
Она смогла увидеть улыбку на его лице, даже не видя его самого, и тоже улыбнулась.
- Ну, это было нетрудно после того, как ты рассказал мне все эти сказки про сирен и Одиссея.
- Да, - рассмеялся он. - Тогда до встречи!
- Да, до встречи.
Артур повесил трубку и снова улыбнулся. Блейн была таким красивым ребенком, когда он женился на Эбигейл. Она была яркой и полной жизни. Он вспомнил все те случаи, когда они отправлялись на яхте. Постепенно эти походы стали тем, что они делили только между собой наряду с любовью к истории и увлечением мифологией. Она была любящим ребенком, любознательной фантазеркой. Ее было так легко любить. Постепенно он начал готовить ее к тому, что однажды ей придется занять его место. Со своего балкона Артур смотрел на океан и жалел, что не научил ее и чему-то другому. Он гордился ей. И не смог бы гордиться больше, даже если бы она была его родной дочерью.
Внезапно он понял, что зря затеял встречу с Габриэллой. Артур наконец-то увидел в этом свой эгоизм. Чего именно он ожидал? Он только хотел успокоить свою совесть и позаботиться об Хелене и Габриэлле, но в результате не только обидел их, но и смертельно ранил Блейн. В этом он тоже узнал свое высокомерие. Он опять подумал только о себе, как сделал это много лет тому назад. Не понимая желаний Блейн, он четко видел ее боль. Блейн была в состоянии скрыть свои чувства от всего мира, но ему всегда удавалось прочитать их по ее глазам. Она была его ребенком. Блейн была настоящей любовью его сердца, а он бездумно уничтожил ее. В этот момент глаза Артура наполнились слезами. Он в очередной раз разбил сердце той, кого действительно любил. Даже сейчас он понимал, что она сбежала в Лондон для того, чтобы увеличить расстояние между собой и Габриэллой. Что же он наделал? И все же он знал, что должен был заставить ее понять, - так будет лучше.
Прежде чем его время закончится, ему хотелось бы сделать для Блейн еще одну вещь - по крайней мере он постарается научить ее, как обрести душевный покой. Океан был его исповедником, и в нем он нашел хоть какое-то утешение. В его безбрежности он обрел ощущение целостности. Когда Блейн вернется, он даст ей это. Если нет ничего другого, он постарается отдать ей хоть это.
*****
Это утро невероятно измотало ее. В течение последних двух месяцев Чейз работал в качестве одного из ее вице-президентов, и Блейн была рада признать, что никаких крупных катастроф из этого не вышло. Артур проходил сеанс химиотерапии, и казалось, что его состояние стало лучше, чем ожидалось. Ее мать обманывала себя тем, что он поправится, а они все позволяли ей надеяться на это, хотя прекрасно знали, что таким был ее способ борьбы с неизбежным.
Блейн была так занята, что у нее не оставалось времени для себя и для того, чтобы признать факты несостоятельности своего настоящего и полное равнодушие к будущему. Блейн была словно очень компетентная машина, которая всегда сосредоточена на деле. Ее аналитический ум впитывал все, как губка, и выдавал результаты в виде логического или математического уравнения. Эмоциям в ее жизни просто не осталось места. Она работала лучше, когда ничего не чувствовала, и в последнее время казалось, что в ней не осталось никаких обид.
Диана ворвалась в ее офис, и она строго посмотрела на нее. Блейн говорила по телефону с заграницей и жестом пригласила Диану сесть. Диана оглядела офис и стала вежливо ждать. Сорок минут спустя, Блейн, наконец, закончила свой разговор и повернулась к сестре.
- Мы договаривались о встрече? - отрывисто спросила Блейн.
- Мне нужно договариваться? - защищаясь сказала Диана. Блейн хотела что-то сказать, но передумала.
- Все в порядке. Диана, прости… я просто имела в виду...
- Ты имела в виду - как я смею прерывать тебя! - Диана была явно расстроена. Блейн собиралась поспорить с ней, а потом просто улыбнулась.
- Да, - ее улыбка стала шире. - Прости. Ты права. Я была груба. Могу ли я помочь тебе в чем-то?
Диана снисходительно улыбнулась сестре.
- Так-то лучше. Нет, мне ничего не надо. Я просто пришла поздороваться и надеялась пригласить тебя на обед...
Телефон прервал их.
- Я жду звонка… дай мне минуту, ладно?
Диана кивнула.
- Блейн Энбервиль.
- Блейн...
Она замерла и почти перестала дышать.
- Я… Я здесь, в Бостоне. Мне нужно увидеть тебя, - голос Габриэллы, казалось, проникал в каждую клеточку ее тела. Она закрыла глаза, пытаясь остановить такую реакцию.
- Нееет… - это было все, что она смогла произнести.
Диана немедленно заметила такое поведение Блейн.
- Я остановилась в отеле Копли… я буду здесь только до утра. Блейн… приезжай, пожалуйста, - мягко умоляла ее Габриэлла.
- Нееет… - Блейн открыла глаза и, как только они обрели способность видеть и обнаружили Диану, ее тело выпрямилось. - Простите, но это невозможно, до свидания, - ответила она и повесила трубку.
- Ты в порядке? - Диана внимательно осмотрела ее лицо. Блейн была очень бледной.
- Да… - она посмотрела вниз на документы. - Прости, Диана… но я не смогу сегодня пообедать с тобой, я занята, - сейчас она выглядела так, как будто уже больше контролировала себя.
- Ты плохо выглядишь. Ты точно в порядке?
- Диана, я в порядке. Просто очень занята, - она вздрогнула, перебирая бумаги. - Может, мы завтра пообедаем вместе, если ты все еще будешь в городе.
Диана улыбнулась.
- На самом деле, это даже лучше. Тогда завтра в обед, ладно?
- Да, прекрасно! Где? - Блейн открыла записную книжку, чтобы добавить обед в свое расписание.
- Как насчет Sadrine's Bistro?
- Отлично, я буду ждать тебя там в час, - Блейн сделала заметку в расписании и полностью затуманенным взглядом отчаянно посмотрела в лицо Дианы. Та счастливо вскочила.
- Здорово! Ну, тогда я позволю тебе вернуться к делам.
Блейн улыбнулась сестре и кивнула. Эта улыбка исчезла сразу, как только за Дианой закрылась дверь. “Габриэлла здесь... - ее голова беспомощно откинулась на спинку стула. - Боже… пожалуйста”, - Блейн в мольбе закрыла глаза.
*****
В тот вечер Блейн шла по ковровому покрытию коридора. Она остановилась перед дверью и на мгновение опустила глаза. Закрыв их, она вдохнула и снова открыла, говоря себе в очередной раз, что не собирается поддаваться этому… и тут увидела свою руку, которая поднялась и постучала. Что-то внутри нее разрывалось, потому что она одновременно почувствовала и боль поражения, и восторг.
Дверь распахнулась. Ни та ни другая так и не узнали, кто из них сделал первый шаг по направлению к другой. Они одновременно выдохнули, потрясенные глубиной испытываемых чувств и желания, от которого так долго убегали. Ни одна из них не хотела, чтобы этот момент закончился. Не проронив ни слова, их губы отчаянно встретились. Блейн двинулась вперед и толкнула дверь, закрывая ее за собой.
- Блейн… Блейн, - снова и снова повторяла Габриэлла, пока губы Блейн спускались вниз по ее шее.
Внезапно Блейн отодвинула ее на расстояние вытянутой руки. Она разглядывала лицо Габриэллы. Ей хотелось запомнить каждую мелочь на лице женщины, образ которой преследовал ее каждую минуту, каждый день и каждую ночь. Она хотела выжечь на память этот облик навсегда в своем мозгу и в своей душе. Другая рука медленно поднялась и слегка прикоснулась к лицу.
От боли, которую Габриэлла увидела в глазах, смотревших на нее, слезы навернулись на ее глаза.
- Я настоящая... Я здесь и люблю тебя. Пожалуйста… пожалуйста, позволь мне любить тебя, - нежно умоляла ее Габриэлла, а слезы уже просто текли по ее лицу. - Скажи, что ты все еще хочешь меня, пожалуйста...
Блейн закрыла глаза и у нее вырвался стон, когда она коснулась губ Габриэллы.
- Хочу тебя? - боль была слышна в каждом слове Блейн, когда она, говоря эти слова, прикасалась к губам Габриэллы. - Я никогда не переставала желать тебя... Габриэлла, я умираю без тебя, - затем ее губы жадно накрыли губы Габриэллы.
Больше слова были не нужны... прикосновения и ласки говорили гораздо больше, чем могли сказать слова. Их любовные касания были страстными в один момент и медленными неспешными в следующий. Это было единение с чем-то гораздо более глубоким. Оно было значительно большим, чем слияние плоти. Это было слияние души и тела. Их потребность друг в друге оказалась настолько велика, что не осталось границ в выражении их чувств, просьб и требований. Желание чувствовать друг друга имело для них первостепенное значение среди всего того, что могло или уже было сказано раньше. На пике страсти они обе закричали и вместе оказались у самого края наслаждения. Ни одна из женщин не хотела выпускать из своих объятий другую.
Начало нового дня они встречали, обнявшись под белоснежными простынями. Их дыхание было ровным, но обе знали, что рассвет возвратит суровую и жестокую реальность дня. Ночь защищала их в своей колыбели, а свет наверняка принесет всю неприглядность правды, с которой они не хотели сталкиваться.  Они прижались друг другу, ничего не говоря и не желая отказываться от магии, которая связала и удерживала их друг с другом. Габриэлла закрыла глаза и прижала Блейн к себе покрепче. Блейн была тем, в чем она нуждалась, чего хотела и чего у нее никогда не могло быть.
Блейн смотрела в потолок, а руки потянули любимую поближе к себе. Она наклонилась и поцеловала голову Габриэллы, а на глазах появились слезы. “Сегодня Габриэлла снова со мной“, - подумала Блейн, а завтрашний мир пока еще был далеко. Если бы она была честна сама с собой, то призналась бы, что с момента телефонного разговора она знала, что придет сюда. Блейн знала, что утро принесет упреки и слова, которые могут задеть и причинить боль. Желая получить отпущение грехов и своей вины, они неизбежно разорвут душу друг друга в клочья.
Но на данный момент ничто из этого не имело значения. Прямо здесь, прямо сейчас ничто не имело хоть какого-то значения для каждой из них. Единственное, что было важным, - этот момент, эти часы… эти драгоценные украденные часы. В которые они снова познали радость единения. И пусть это длилось всего несколько часов, но они были счастливы.

+1

5

Глава пятая
Блейн медленно открыла глаза. Она улыбнулась, убедившись при свете дня, что женщина, всю ночь наполнявшая ее счастьем, сегодня утром все еще лежала в ее руках. Руки Блейн сжали Габриэллу и притянули ее еще ближе к себе, а глаза зажмурились в ожидании привычной боли.
Каждое утро Блейн просыпалась с улыбкой. Ее ночи были наполнены снами о женщине, которая завладела ее некогда холодным и аналитическим умом, и каждое утро она была вынуждена вновь сталкиваться с реальностью своего одиночества, как будто жестокий утренний свет издевался над ней. Свет уничтожил ночную тьму и ясно дал ей понять, что единение, которое она чувствовала в своих снах, существовало только в ее снах. Свет приносил ей жестокость одиночества. Но в это утро все было иначе...
Габриэлла прижалась к Блейн, как будто почувствовала, что возлюбленной необходимо тепло ее тела. Веки, затрепетав, открылись, и ее глаза встретились с обеспокоенным взглядом. Блейн не смогла скрыть свои эмоции. Совершенно неконтролируемые чувства в полной мере отразились в выразительных глазах. Ее губы уже готовы были начать говорить, но Габриэлла ласками заставила их замолчать. Руки нежно и чувственно скользнули по лицу Блейн, а губы потянулись губам, которые звали ее.
Блейн позволила себе не думать. Для нее больше ничто не имело значения. Ей больше не нужны были ответы, и вопросы тоже могли подождать. Правда реальности ничего не значила для нее; она все понимала, но отчаянно стремилась только к тому, чтобы удовлетворить постоянно растущий голод по близости с женщиной, лежащей на ее руках. Ее желание единения с Габриэллой было бесспорно и непреодолимо. Их слияние не стоило ничего. Оно значило все.
Поэтому вместо того, чтобы играть в “вопросы и ответы”, они с безумством обреченных пытались заглушить ту невероятную тоску, которая грозила одолеть их обеих. Гораздо позже они лежали в тишине, держась друг за друга, обе насыщенные, наслаждались теплом объятий и нежностью прикосновений. “Все остальное пустяки, - снова и снова говорила себе Блейн. - Все остальное не важно”.
Звонок телефона ворвался в их хрупкий покой, и словно вор украл что-то бесценное. Габриэлла потянулась, чтобы ответить на него.
- Нет, - тихий голос Блейн умолял ее. Повернувшись к ней, Габриэлла увидела слезы, заполнившие глаза лежащей рядом с ней женщины и почувствовала боль в своей груди. “Наш покой нарушен”, - сказали их глаза друг другу. Габриэлла скользнула в объятия Блейн, крепко прижимаясь к ней и не сдерживая слез, текущих по ее лицу.
- Блейн… - начала Габриэлла, но не решилась продолжить.
- Не… - снова тихонько прошептала Блейн, вцепившись в нее еще крепче. - Не сейчас… позже.
Подняв голову, Габриэлла встретилась с глазами, полными слез. Блейн снова попросила: - Позже.
Габриэлла кивнула и нежно поцеловала ее в губы. В этот момент телефон зазвонил снова. Он то умолкал, то звонил снова на протяжении всего следующего получаса. Наконец руки Блейн отпустили ее.
- Похоже, мир не оставил нам никаких... - сказала Блейн, принимая неизбежное. Габриэлла выпрямилась и взяла трубку телефона.
- Привет.
- Почему ты не отвечаешь? Я звоню тебе по крайней мере двадцать минут. В отеле сказали, что ты в своем номере, - сердито сказал Джозеф.
- Я принимала душ, - быстро сказала Габриэлла. - Почему ты звонишь?
- Разве мне нужна причина, чтобы позвонить тебе, Габриэлла?
- Обычно - да.
На мгновение между ними повисла тишина, и Джозеф продолжил разговор в примирительном тоне.
- Пожалуй, - признал он. - Мы все собрались.
- Информация о рейсе не изменилась?
Блейн села на другой стороне кровати, спиной к Габриэлле.
- Да, мы все подтвердили.
- Хорошо, тогда вечером встретимся в аэропорту и продолжим путь оттуда.
- Хорошо. Элли здесь и хочет с тобой поговорить.
- Ладно, отдай ей трубку, - Габриэлла пробежалась пальцами по волосам и подтянула простыню, чтобы прикрыть груди. Это движение не осталось незамеченным Блейн. Простыня превратилась в стену между ними, которая казалась настолько же реальной, как и мир, уже приготовившийся разлучить их.
- Мама?
- Привет, Эль, как ты, дорогая?
- Хорошо. Мне обязательно ехать с ними?
- Да, Элли.
- Почему?
- Элли, пожалуйста...
- Папа говорит, что я должна вести себя то так, то эдак. А я не хочу! - пожаловалась девочка и мать заметила недовольство, которое в последнее время все чаще проявлялось в ее голосе.
- Элли, просто будь собой, - тихо произнесла Габриэлла.
- Но папа...
- Папа неправ. Просто будь собой, Элли, - успокоила дочь Габриэлла. - Ты прекрасная молодая девушка, просто будь собой, дорогая.
Блейн встала и подошла к окну. Габриэлла смотрела, как та, обнаженная, стояла там, молча глядя на улицу.
- Элли, отдай трубочку папе.
- Ладно, мам, увидимся позже.
- Я люблю тебя, милая.
- Я тоже люблю тебя, мам. Вот папочка.
- Привет, - сказал Джозеф, вернувшись к телефону.
- Джозеф, она нервничает. Ей тяжело от своей неуверенности в себе. Просто позволь им быть самими собой, хорошо? - сердито сказала Габриэлла.
- Я всего лишь попросил ее вести себя хорошо, - сказал он, защищаясь.
- Просто не дави на нее, хорошо? Я встречу вас всех сегодня вечером.
-Хорошо.
Габриэлла повесила трубку и мгновение просто тихо сидела, спиной к Блейн.
- Как твоя семья? - нарушила тишину Блейн.
- Элли и ее отец похоже спорят из-за всего, - ответила Габриэлла. Обе женщины по-прежнему не двигались. Блейн сделала глубокий вдох и решилась.
- Почему ты приехала? - спросила Блейн, повернувшись лицом к Габриэлле. Та повернулась к ней, по-прежнему сидя на кровати.
- Потому что мне это было столь же необходимо, как и тебе, если не больше, - сказала она, и ее глаза наполнились слезами, которые грозили пролиться в любую минуту. Блейн быстро пошла к Габриэлле и, опустившись на колени, вцепилась в ее руки с таким отчаянием, что это напугало ее. Габриэлла уставилась на свои руки.
- Останься со мной, - нежно умоляла ее Блейн. - Пожалуйста… на коленях… Я умоляю тебя… пожалуйста, пожалуйста, останься со мной... - она замолчала, едва сдерживая рыдание. Взгляд Габриэллы сразу устремился вверх и сквозь слезы, катившиеся по лицу Блейн, она увидела боль в глазах, которые так горячо любила.
- Останься со мной… останься со мной, - в очередной раз просила Блейн, не в силах скрыть отчаяние в своем голосе и ожидая ответа. Рука Габриэллы принялась ласкать прекрасное лицо женщины, которая стояла перед ней на коленях. Что она могла сказать ей? Как она могла объяснить ей?
- Я не могу… - слова Габриэллы насквозь пронзили сердце Блейн. Она заметно вздрогнула и шумно выдохнула. Этот выдох Блейн для ушей Габриэллы прозвучал, как удар грома. В тот момент она уже знала, что разбила любившее и молившее ее остаться сердце, которое всего мгновение назад держала в руках.
- Блейн… - начала говорить Габриэлла, когда та встала и отошла от нее подальше, на сколько это было возможно. - Блейн, я не могу...
- Нет необходимости что-то говорить. Слова теперь лишние. “Нет” было вполне достаточно, - Блейн сказала это и повернулась к ней спиной.
- Я хотела бы...
- Черта с два! - Блейн резко развернулась к ней. - Ты получила, что хотела. Я трахала тебя, а ты смогла трахнуть меня, - Блейн начала собирать свою одежду.
- Все было совсем не так… -  начала тихо говорить Габриэлла.
- Не так! - Блейн снова повернулась к ней.
- Ты знаешь, что это не так, - произнесла Габриэлла, встречаясь с ней глазами.
- Тогда что это было? Любовь? Ты позвала меня приехать и трахнуть тебя в гостиничном номере, а теперь сбегаешь к своим детям и… к твоему мужу! - зарычала Блейн и потянулась к простыне. Габриэлла встала и поплотнее завернулась в эту простыню. Блейн подошла к ней и сдернула ее.
- Стыдно за свою наготу? Ты не стеснялась ее вчера вечером и сегодня утром, когда мы трахались!
- Прекрати, Блейн, пожалуйста, - взмолилась Габриэлла, и слезы снова начали наполнять ее глаза.
- Прекратить? Разве не это ты должна было сказать прошлым вечером? - Блейн сделала глубокий вдох и отпустила женщину, которая теперь рыдала перед ней. - Ладно, ладно...
Блейн быстро оделась и уже собиралась было уйти, но на мгновение остановилась перед дверью, не решаясь повернуться лицом к Габриэлле и зная, что не может просто так уйти от нее. У нее не осталось ни стыда, ни гордости, она знала лишь, что ей больно. Она закрыла глаза и произнесла слова, которые хотела озвучить ее душа, и прокляла себя за это.
- Позвонишь?
- Да, - тихо ответила Габриэлла. Блейн так и не обернулась. Закрыв глаза, она снова почувствовала боль, в сжавшемся от ответа сердце, и вышла из комнаты. В коридоре Блейн достала из кармана очки и надела их. Теперь ее глаза были закрыты от всего мира. Она вошла в лифт.
Пока лифт спускался в холл, женщина, стоявшая облокотившись в углу, восхищалась темноволосой красавицей в солнцезащитных очках. Она отметила, как та вошла в лифт, гордо и уверенно ступая, как будто готовясь показать себя всему миру. Эффект, который производила Блейн своей внешностью, был вызван сочетанием красоты и высокомерия, присущими тем немногим, которые действительно правили миром и знали об этом. Женщина моргнула от удивления, когда образ Блейн Энбервиль, возникший в ее голове, разбился вдребезги, потому что она увидела слезы, сбежавшие из-под завесы солнцезащитных очков и скатывающиеся вниз по красивой щеке.
Блейн оставила незнакомку, наполненной удивлением и любопытством. ”Это не могла быть Блейн  Энбервиль. Это не могла быть та холодная женщина, о которой мне рассказывали. И еще - она должна стать моей”. Тара покачала головой и вновь посмотрела вверх, чтобы увидеть, как красавица исчезает из гостиницы. ”Я с нетерпением жду встречи с тобой, Блейн, сейчас  даже больше, чем когда-либо раньше. Твоя слеза заинтриговала меня. Возможно, эта поездка в Бостон будет чем-то большим, чем я надеялась”. Тара улыбнулась про себя и вышла из отеля. Пришло время делать покупки. Ведь она только что нашла нечто, что разбудило ее, и она должна выбрать правильный наряд, чтобы начать играть в эту игру.
*****
Диана взволнованно ждала, специально появившись в ресторане пораньше. Ее лицо озарила широкая улыбка, когда она встала и обняла сестру.
- Я так рада, что мы смогли сделать это, - сказала Диана, отпуская Габриэллу, и они обе сели.
- Приятно встретиться с тобой, Диана. Это замечательное место, - ответила ей Габриэлла, с восхищением оглядываясь вокруг.
- Sandriene - замечательное место. Я всегда, когда нахожусь в Бостоне, захожу сюда на обед.  Раймонд - прекрасный повар. Ты должна попробовать его знаменитые Flammekeuche, -  с энтузиазмом проговорила Диана.
- Флэм… что? - Габриэлла рассмеялась.
- Flammekeuche - это что-то вроде пиццы с беконом, луком и большим количеством сливок.
- Звучит замечательно. Знакома ли ты с шеф-поваром? - Габриэлла рассмеялась. - Ты говоришь, как фанат.
Диана присоединилась к ее смеху.
- Да, Раймонд - лакомый кусочек. Он открыл ресторан несколько лет назад.  Sandriene теперь является одним из маленьких сокровищ большого Бостона.
- Мне нравится декор, - сказала Габриэлла, оглянувшись вокруг. - Голубой сланец и подвесная плитка прекрасны, Диана. Спасибо, что пригласила меня.
- Я рада, что ты пришла, - произнесла Диана, положив свою руку на руку сестры, и улыбнулась. В этот момент появилась официантка и они заказали белое Каберне-Совиньон. Официантка пошла, чтобы принести вино, а Диана бросила взгляд на кого-то позади Габриэллы. Она помахала рукой, приглашая к их столу.
- Это мой сюрприз, - сказала Диана и, когда она встала, Габриэлла повернулась, чтобы лицом к лицу встретиться с Блейн, которая смотрела на нее безжизненными глазами.
Блейн вошла в ресторан и огляделась. Она на мгновение замерла, заметив свою сестру. Вторая женщина за тем же столом сидела к ней спиной, но она узнала бы Габриэллу где угодно. Осознавая и признавая это, она почувствовала боль. Сделав глубокий вдох, она шагнула в сторону Дианы с улыбкой на лице. Однако вся ее решимость закончилась, когда Габриэлла обернулась, и Блейн увидела испуг в этих прекрасных голубых глазах.
- Привет, Габриэлла, - вежливо поздоровалась Блейн и протянула руку. Габриэлла молча вложила свою руку в ладонь Блейн.
- Да, ладно, вам двоим! Обнимитесь, мы все здесь сестры!
Блейн продолжала держать Габриэллу за руку. Габриэлла встала и, как будто в трансе, вошла в руки Блейн. Она плотно закрыла глаза и позволила своему телу растаять в объятиях женщины, с которой провела всю ночь. Блейн разорвала объятия и отстранилась.
- Привет сестренка, - мягко сказала она. Диана улыбнулась. Габриэлла не отрываясь смотрела в лицо Блейн и хотела что-то сказать, но та отошла, чтобы сесть рядом с ней. Габриэлла глубоко вздохнула и повернулась с улыбкой на лице.
- Мы только что заказали немного вина.
- Я не могу, у меня встреча после обеда, - сообщила Блейн.
- Ладно, мы думали заказать… - начала говорить Диана.
- Flammekeuche? - произнесла Блейн, глядя в меню. Диана снисходительно улыбнулась.
- Да, ты запомнила.
- Конечно, - сказала Блейн, взглянув на нее поверх меню.  - Ты заказываешь его каждый раз, когда мы встречаемся здесь во время обеда.
Официантка принесла вино и взяла заказ на обед от трех женщин. Габриэлла за это время едва ли произнесла хоть несколько слов.
- Когда приезжают Джозеф и дети? - спросила Диана. Блейн сразу подняла голову. Она ждала ответа, затаив дыхание.
- Ах… они прибывают в 6:30 сегодня вечером, - ответила Габриэлла, не смея взглянуть в направлении Блейн.
- Я не могу дождаться, когда увижу их. Блейн, ты будешь просто в восторге от Элли и Кристофера, -  сказала Диана, наконец посмотрев в сторону Блейн. Она с удивлением заметила выражение ее лица.
- Блейн? - спросила Диана, глядя, как она смотрела на Габриэллу. Та перевела взгляд на скатерть. И Диана опять не понимала, что происходит.
- Зачем они приезжают сюда? - спросила Блейн у Дианы, полностью игнорируя Габриэллу. Диана смотрела то на Блейн, то на Габриэллу, понимая их все меньше и меньше.
- Зачем? - снова спросила Блейн.
- Они едут, чтобы встретиться с папой, Блейн, - ответила Диана. Блейн посмотрела в ее сторону, а потом обратно на Габриэллу, которая подняла голову, и встретилась с напугавшим ее взглядом, полным неверия, боли и холода. Диане совершенно не понравилось то, что она видела.
- Я… - начала говорить Габриэлла, а потом снова перевела взгляд на скатерть.
- Я думаю, это очень мило, Габриэлла, и вы сделаете это для папы, - вставила Диана.
Блейн некоторое время продолжала недоверчиво смотреть на нее, а потом вдруг принялась разглядывать стакан воды, стоящий перед ней. Диана заметила ее неуверенность и что-то еще, что пока не смогла определить, глядя на это подобие Блейн, сидящее перед ней. Ее сестра побледнела, а Габриэлла выглядела так, как будто собиралась удрать в любой момент.
- Я думала, что вы, ребята, понравились друг другу, - печально сказала Диана. Блейн и Габриэлла промолчали.
- Мне хотелось бы, чтобы обе мои сестры любили друг друга, - еще печальнее пробормотала Диана. - Я буду нуждаться в вас обеих, когда папа... - она замолчала. Блейн и Габриэлла посмотрели в сторону Дианы. Блейн положила свою ладонь на руку сестры.
- Ты не будешь одинока, Диана.
- Я знаю, - Диана посмотрела на нее глазами, полными слез. - Я люблю вас обеих. Я просто хочу, чтобы вы помнили, что мы семья.
Блейн кивнула. Габриэлла улыбнулась и провела ладонью вдоль руки своей сестры.
- Да, дорогая, - успокаивающе сказала Габриэлла. Блейн с такой тоской посмотрела на нее. Габриэлла перевела взгляд на Диану, но та успела заметить, как немного раньше Блейн выпустила ее руку и выпрямилась.
- Ну вот и наш обед, - Блейн подарила официантке ослепительную улыбку. Все три сестры играли в “вежливость” на протяжении всего обеда. Диана казалась вполне счастливой. Когда они уже заканчивали обедать, возник неизбежный вопрос.
- Ты приедешь домой сегодня вечером или завтра? - невинно спросила Диана у Блейн.Та посмотрела на сестру и заметила тень тревоги, пробежавшую по лицу Габриэллы.
- Не думаю. Я должна кое-что наверстать в делах, отложенных вчера, - усмехнувшись, ответила Блейн.
- Но Блейн, разве ты не можешь их перенести? - настаивала Диана. 
- Как я могу сделать что-то, если я даже не знала об этом, Диана, - голос Блейн звучал весьма раздраженно.
- Я думала, что папа… - Диана растерянно замолчала. Блейн обвиняюще посмотрела в сторону Габриэллы, не скрывая своей обиды.
- Я уверена, что он собирался сказать тебе об этом, - настаивала Диана.
- Возможно, я не поняла что-то, - просто ответила Блейн и снова начала есть. ”Да, верно. Ничто не ускользает от Артура. Блин, в этом все дело, - Блейн посмотрела на Габриэллу. - Я ненавижу тебя за то, что ты поставила меня в такое положение. Я ненавижу себя больше, потому что позволила тебе сделать это. Я не хочу любить тебя. Я не хочу любить тебя!” Блейн снова уставилась на еду, поскольку мысли постоянно вторгались в ее разум и не давали успокоиться.
- Ну, ты же можешь попробовать приехать хоть ненадолго? - больше всего на свете Диана хотела, чтобы Блейн и Габриэлла поладили. Она просто не понимала, почему они не могли оставить в прошлом что бы там ни было, что стало стеной между ними.
- Нет, к сожалению, я так не думаю, - сказала Блейн, подняв глаза и пытаясь улыбнуться.
- Это нормально, Блейн занята. Возможно в другой раз, -  промолвила наконец Габриэлла, помогая ей.
- Да, в другой раз, Габриэлла. Когда ты снова приедешь в Бостон? - спросила Блейн с натянутой улыбкой, и они обе с Габриэллой знали, о чем она спрашивала.
- В ближайшее время. Я обещаю, - сказала Габриэлла и посмотрела вниз на свой обед.
- Я не забуду об этом, - серьезно добавила Блейн. Диана переводила взгляд с одной на другую. Габриэлла посмотрела вверх и кивнула.
- Да, скоро. Я обещаю.
Блейн повернулась и улыбнулась так, что Диана обрадовалась, а Габриэлла вернулась к своему обеду. Диана отчаянно хотела понять, что с ними обеими происходит. В ссоре Габриэллы и Блейн вообще не было никакого смысла. И Блейн, несомненно, совершенно сама не своя в эти дни. Блейн изменилась. Диана на мгновение взглянула на сестру. Да, что-то изменилось в Блейн, она казалась какой-то грустной. Она стала такой после того дня, когда Диана нашла ее плачущей на полу в спальне. А затем она увидела проблески этой грусти и в Лондоне. Взгляд Блейн теперь всегда был настороженным, но случайно заглянув в ее глаза, Диана была озадачена невероятной печалью, поселившейся в этих выразительных глазах.
В Лондоне она на самом деле пыталась поговорить с Блейн, но безрезультатно. Блейн просто молчала, и Диана интуитивно догадывалась, что что-то внутри нее умирало. Возможно, это было из-за новости, что их отец был при смерти, или даже потрясением от того, что она узнала о существовании Габриэллы, но почему-то Диана не верила, что причина была в этом. Да, это удивило их всех, но что-то еще происходило внутри Блейн, что повлекло за собой такие негативные последствия.
Блейн наконец попрощалась и покинула ресторан. Габриэлла и Диана договорились встретиться в доме после того, как она заберет свою семью в аэропорту.
“Блейн и Габриэлла, казалось, бежали друг от друга”, - подумала про себя Диана. Перед уходом из Sandrine она задержалась и поздоровалась с Рэймондом.
Диана не собиралась сдаваться в том, чтобы заставить двух сестер поладить между собой. За это короткое время она полюбила Габриэллу и ее детей. И она признала, что Блейн была права. Всякий раз, когда она звонила своей сестре, Габриэлла находила время, чтобы поговорить с ней. Это понравилось ей, и она стала нуждаться в этом. Диана также понимала, что чем ближе она становилась к Габриэлле, тем больше увеличивалось расстояние между ней и Блейн.
*****

Блейн прошла в свой офис молча, ни сказав секретарю ни слова. Карла - ее личный секретарь вошла за ней и закрыла дверь.
- Ваш посетительница, которой назначено на три часа, уже здесь.
Блейн повернулась к ней и посмотрела на заметки, сделанные в рабочем ежедневнике.
- Тара Монтгомери, правильно?
- Да, она представляет здесь AMAG. Я положила на ваш стол документы по этому делу и заметки, что вы сделали для этой встречи. Еще что-то, прежде чем я приглашу ее?
- Просто дай мне несколько минут, Карла, - сказала Блейн и, сняв пиджак, стала просматривать заметки.
- Да, мисс Энбервиль, - Карла вышла, закрыв за собой дверь.
Несколько минут спустя раздался тихий стук в дверь, и Карла впустила Тару Монтгомери. Блейн подошла к женщине и протянула ей руку.
- Пожалуйста, приходите, мисс Монтгомери. Здравствуйте. Я...
- Вы Блейн Энбервиль, - сказала Тара со светлой улыбкой, когда Блейн взяла ее руку и пожала. - Приятно встретиться с вами, уверяю вас.
Блейн улыбнулась и указала на стул перед своим столом. Тара оглядела офис.
- Почему бы нам не присесть вместо этого на диван. Это сделает нашу встречу более… уютной, разве вы не согласны? - очаровательно спросила Тара.
Блейн была удивлена, но улыбнулась и кивнула головой.
- Если вам так хочется.
Тара присела и скрестила ноги. Она улыбнулась, когда поймала взгляд Блейн, брошенный на них.
- Теперь давайте поговорим о делах, мисс Энбервиль, - тихо сказала Тара и снова улыбнулась Блейн обезоруживающей улыбкой.
Блейн не могла поверить, что и думать, увидев это. Женщина открыто флиртовала с ней.
- Да, конечно, мисс Монтгомери. Мы хотим, чтобы...
- Пожалуйста, называйте меня Тара, - сказала она и положила руку на ногу Блейн.
- Если вам нравится.
- Мне очень нравится. Могу ли я пригласить вас на ужин, мисс Энбервиль?
*****

Чейз подумал, что круг людей, присутствующих на ужине просто ужасен. Джозеф был явно рад оказаться здесь - он не переставал пытаться заинтересовать и произвести впечатление на Артура в том или ином вопросе. Диана по-дружески разговаривала с Габриэллой, а их мать казалась достаточно счастливой в эти дни. Девочка по имени Элли была задумчивой, а мальчик Кристофер безостановочно пытался говорить с ним.
- У меня больше нет других дядей, - сказал Кристофер Чейзу.
Чейз посмотрел на него, пытаясь контролировать свою очевидную неприязнь.
- Да ну, в настоящее время у тебя есть один, не так ли?
- А у вас есть другие племянники?
- Нет.
- Кристофер, ты любишь лошадей? - спросил Артур у своего внука, который вдруг улыбнулся до ушей и кивнул.
- Если ваши родители не будут против, может быть мы сможем завтра покататься верхом. Хотел бы ты этого?
- Да, дедушка, это было бы удивительно.
Артур и Эбигейл рассмеялись над энтузиазмом мальчика.
- Как насчет тебя, Хелена?
- Меня зовут Элли!
Внимание всех присутствующих переключилось на капризного ребенка.
- Прости, Элли, - примирительно сказал Артур.
- Элли, извинись немедленно! - настаивал Джозеф.
- Почему? - огрызнулась девочка. - Я не хотела приезжать сюда.
- Элли! - Джозеф встал.
- Джозеф, оставь ее в покое, - сердито сказала Габриэлла.
- Все в порядке. Элли имеет право требовать, чтобы ее называли ее именем, - попытался вмешаться Артур.
- Элли, извинись немедленно! - настаивал Джозеф. Элли, казалось, еще больше расстроилась. Она не хотела такого внимания к себе. Каждый смотрел на нее. Она встала и выбежала из комнаты.
- Ты никогда не знаешь, когда остановиться! - обвиняющим тоном сказала Габриэлла Джозефу и последовала за своей дочерью. Джозеф сел, и все разговоры за обеденным столом стихли.
*****

Блейн подъезжала к дому, когда кто-то выбежал на дорогу перед ее автомобилем.
- Боже мой! - она резко остановилась и уставилась на девочку, застывшую от страха перед машиной.
Блейн вылезла и, схватив девочку, резко развернула ее лицом к себе.
- Что же ты делаешь? - Блейн затряслась от страха и Элли тоже.
- Элли! Боже мой, Элли! - Габриэлла все видела и побежала к ним.
Блейн посмотрела на ребенка в своих руках, разглядывая ее, как будто что-то необычное. Она выпустила девочку, как только Габриэлла добежала до них. Та взяла Элли на руки.
- Боже мой, Элли, о чем ты думала, - Габриэлла дрожала от страха, крепко держа свою дочь.
Блейн уставилась на мать и ребенка. Это был ребенок Габриэллы. Она на мгновение встретилась с ее глазами, прежде чем вернуться к машине и сесть в нее.
Габриэлла и Элла вернулись обратно в дом, а Блейн отвела свою Arnage T в гараж.
Выйдя из автомобиля, она посмотрела на свои руки и заметила, что они все еще дрожали. Затем она засунула их в карманы и пошла к дому.
*****
Когда Блейн наконец вошла в дом, все сидели в большой комнате и пили кофе. Артур удивленно посмотрел на нее и улыбнулся Диане.
- Блейн, - сказала Диана и, подойдя к сестре, обняла и поцеловала ее. Чейз улыбнулся и подошел к хрустальному графинчику, который только что принесли, чтобы налить себе из него. Джозеф уставился на вошедшую женщину с восхищением и узнаванием в глазах.
- Я так рада, что ты приехала, Блейн, - сказала Диана, подводя сестру к Габриэлле и Джозефу. - Проходи и познакомься с семьей Габриэллы.
Габриэлла казалась бледной, а Элли задумчиво сидела в углу. Ей не понравилась леди, которая трясла ее на улице после того, как почти наехала на нее.
- Блейн, это Джозеф - муж Габриэллы, - представила их друг другу Диана. Джозеф протянул ей свою руку. Блейн протянула ему свою.
- Здравствуйте, - вежливо сказала Блейн.
- Это удовольствие для меня. Я должен признать, что сходство поразительное, Габриэлла, - сказал он, повернувшись к жене.
- Простите? - сказала Блейн, ее рука до сих пор была в руках Джозефа. Он снова повернулся к ней, все еще не выпуская ее руку.
- У моей жены в студии есть ваш бюст.
Блейн освободила руку и посмотрела на Габриэллу, которая не отвела своих глаз. Наконец разорвав эту связь, она улыбнулась и посмотрела в сторону мужа. Диана вмешалась в попытке затормозить неловкое молчание, установившееся между ними.
- Ну, наверняка, когда ты закончишь работу, то позволишь нам увидеть ее! Я не думаю, что видела бюст, когда была в вашем доме, - усомнилась Диана.
- Габриэлла очень скрытна в своей работе. Я думаю, что мне удалось одним глазком посмотреть только потому, что застал ее однажды врасплох, - сказал Джозеф и посмотрел на жену. Подошел Артур.
- Блейн, как замечательно, что ты смогла приехать.
Блейн повернулась в сторону Артура, и он тут же увидел, что она сердита на него.
- Здравствуй, папа, - вежливо поздоровалась она.
- Ну, хорошо - хорошо, вся семья собралась вместе, - сказал Чейз, наливая себе еще один стаканчик. - Это будет очень интересный уик-энд. Ты так не думаешь, Блейн? - съязвил Чейз.
- Чейз, я вижу, что ты все такая же свинья, как и всегда, - бросила ему вызов Блейн.
- А где ты сегодня будешь ночевать, Блейн? - ядовито спросил Чейз.
- Ладно, вы двое, не начинайте, - сказала Эбигейл, взяв Чейза за руку. - О чем ты говоришь?
- Чейз! - вмешался Артур.
- Ты по-прежнему обижаешься, что я настучала по твоей заднице, Чейз? - поиздевалась над ним Блейн.
- Хватит, вам двоим! - прикрикнул Артур, пытаясь сохранить контроль над ситуацией.
Джозеф переводил взгляд с одного на другого, ничего не понимая. Диана заметила, как Габриэлла побледнела, и взяла ее за руки, чтобы остановить их дрожь.
- Чейз, веди себя прилично, - умоляла его Эбигейл.
- Да, мама, - сказал он, подарив ей очаровательную улыбку. - Блейн уже большая девочка, правда?
- И гораздо более успешная, чем ты, - Блейн не могла сдержаться.
- Чейз! Ни слова! Блейн этого достаточно. Вы действительно хотите заниматься этим здесь и сейчас? - напомнил ей Артур.
Блейн оглянулась и увидела лицо девочки и мальчика, с любопытством смотревших на нее. Она покачала головой и, отойдя в сторону хрустального графина, налила себе выпить.
- Хорошо, - сказал Артур, глубоко вздохнув. - Вы должны простить этих двоих, Джозеф.
Джозеф улыбнулся Артуру.
- Я понимаю их, Артур, мы с братом такие же. Мы никогда не прекращаем борьбу, - добавил Джозеф и улыбнулся. Блейн отвернулась от него с улыбкой отвращения. Габриэлла не преминула заметить это.
- Блейн, иди к нам и познакомься с детьми, - сказала Диана и взяла сестру за руку. - Что, черт возьми, происходит между тобой и Чейзом в последние дни? - спросила она шепотом, пока они шли в сторону Кристофера.
- Это Кристофер, - с улыбкой сказала Диана. Блейн улыбнулась и положила руку на плечи маленького красавца.
- Да, это я.
- Ты гораздо выше, чем я себе представляла, - сказала Блейн. Мальчик гордо улыбнулся.
- Мы с дедушкой завтра поедем верхом, - сказал Кристофер, и волнение проявилось в его голосе.
- Он так сказал? А ты хороший наездник, молодой человек? - Блейн наслаждалась, разговаривая с маленьким мальчиком. Диана ушла, чтобы не мешать их очень оживленному разговору. Она также заметила, что Габриэлла постоянно оборачивается и каждый раз смотрит в сторону Блейн.
Элли все еще сидела отдельно от всех. Габриэлла подошла к дочери.
- Ты не хочешь пойти спать, милая? Ты уверена, что тебе не больно?
- Я в порядке, - ответила Элли, хмурясь в сторону Блейн. - Кто она, мама?
Габриэлла посмотрела на Блейн, которая сейчас разговаривала с Эбигейл и Кристофером.
- Она дочь Эбигейл и сестра Дианы.
- Значит и твоя сестра тоже?
- Нет, - тихо ответила Габриэлла, все еще глядя на Блейн. Элли посмотрела на мать.
- Я увидела ее бюст в твоей студии.
Габриэлла улыбнулась и посмотрела на дочь.
- Неужели?
- На самом деле она выглядит другой. Ты сделала ее взгляд… я не знаю, она кажется другой.
Габриэлла тайно улыбнулась про себя и снова посмотрела в сторону Блейн. На этот раз ее взгляд встретился с парой глаз, тоже смотрящих на нее. Лишь мгновение - секунду или две - они просто смотрели друг на друга, купаясь в воспоминаниях.
- Элли, а ты поедешь завтра верхом, а? - слова Чейза, произнесенные рядом с ней, нарушили связь с Блейн, и Габриэлла перевела взгляд на Чейза и дочь.
- Думаю, что - да.
- Тогда я должен завтра подобрать для тебя особенного пони, - очаровывающе сказал Чейз.
Вечер продолжился до тех пор, пока наконец Габриэлла не извинилась и ушла, чтобы уложить детей в постель. Другие взрослые остались в гостиной пить кофе и напитки.
*****
Блейн только легла в кровать, когда услышала тихий стук в свою дверь. Она нахмурилась, думая, что это пришел Чейз для очередной насмешки. Она дернула дверь, открывая ее.
- Чего ты хочешь?
Она замолчала, когда увидела, что это Габриэлла стоит перед ней. Габриэлла прошла мимо нее. Блейн закрыла дверь и в недоумении повернулась к ней.
- Как ты думаешь, что ты делаешь?
- Я не знаю. Зачем ты приехала сюда? - спросила Габриэлла и обернулась.
- Как ты могла привезти его сюда? - недоуменно спросила Блейн, подойдя ближе. - Как ты могла привезти его? - требовала ответа Блейн. Она чувствовала, что ее предали и это было слышно в ее словах.
- Я… я обещала Артуру, что он сможет увидеть детей, - запинаясь сказала Габриэлла. Ее глаза умоляли Блейн понять ее.
- Ты привезла его сюда! - с отвращением выплевывала слова Блейн.
- Я хочу тебя!
- Я не могу поверить, что позволила этому случиться! - Блейн отвернулась от нее и взъерошила ладонями волосы. Вдруг она почувствовала себя усталой и побитой. Закрыв глаза, она хотела только одного - чтобы земля разверзлась и поглотила ее целиком.
- Я хочу тебя. Я не люблю его, - настаивала Габриэлла, потянувшись к Блейн.
- Но ты пойдешь к нему! - Блейн обернулась и зарычала на нее. - Иди к нему!
- Прямо сейчас я здесь, - сказала Габриэлла, сокращая расстояние между ними. - Я здесь, с тобой!
Блейн оттолкнула ее.
- Конечно, как раз настолько, чтобы успокоить меня и вернуться обратно в его постель! - Блейн на мгновение закрыла свое лицо и почувствовала, как отчаяние наполняет ее. - Я не могу этого сделать! Я не могу!
- Блейн...
Блейн повернулась к ней и увидела, как Габриэлла распахнула халат, и он упал на пол.
- Я твоя, моя дорогая! Я здесь, и я вся твоя!
Габриэлла подошла к ней, но Блейн покачала головой. - Нет…
- Я принадлежу тебе, Блейн. Я принадлежу тебе! - прошептала Габриэлла и прижалась к ней, а ее руки приласкали лицо Блейн. - Я принадлежу тебе!
Губы Блейн задрожали, когда она почувствовала, как ладонь Габриэллы легла ей на затылок и потянула ее к своим губам. В момент соединения их губ Блейн закрыла глаза. Ее руки поднялись и крепко прижали Габриэллу к себе.
*****
Рано утром Габриэлла покинула комнату Блейн. Она закрыла за собой дверь, пробежалась пальцами по волосам и, поправив одежду, пошла по коридору в свою комнату.
Диана проснулась с головной болью и пошла вниз на кухню за стаканом теплого молока. На обратном пути в свою комнату она увидела, как Габриэлла вышла из комнаты Блейн, но не стала ее окликать. На мгновенье Диана застыла на месте и не понимая, что происходит. Блейн, очевидно, была у себя, поэтому она подошла к двери и позволила себе зайти без стука. Она хотела убедиться, что ее сестры опять не поругались.
- Я знала, что ты вернешься, - сказала Блейн из ванной. Дверь была приоткрыта. - Иди и прими душ со мной, я обещаю быть хорошей, - обнаженная Блейн вышла из ванной со знойной улыбкой на лице, которая исчезла в ту же минуту, как только она столкнулась лицом к лицу с Дианой. Обе женщины внимательно смотрели друг на друга, будучи не в состоянии произнести ни единого слова.
Диана вдруг растерялась и быстро вышла из комнаты, чтобы не смотреть в глаза Блейн. Блейн стояла, застыв у двери, не в состоянии дышать.
*****

“Боже мой! Боже мой!” - снова и снова повторяла про себя Диана. Она зашла в свою комнату и закрыла за собой дверь. Глубоко вздохнув, она навалилась на стену. Диана должна была почувствовать что-то твердое позади себя, потому что была совсем не уверена в том, что не рухнет на пол. ”Я, должно быть, неправильно поняла. Я просто неправильно поняла все это”, - убеждала она сама себя.
Она потрясла головой, пытаясь развеять то, что она знала было правдой.
“Боже мой!”
Диана подошла к кровати и села, в полнейшем потрясении глядя прямо перед собой.
“Блэйн и Габриэлла…” - и снова потрясла головой.
Она вдруг встала и начала ходить взад-вперед.
“Боже мой!”
*****

Диана спустилась к завтраку, размышляя, как она собирается встретиться с ними обеими. Она вошла в столовую и увидела, что почти все накладывали себе завтрак.
- Доброе утро, дорогая, -  сказала ее мать, и Диана улыбнулась в ответ.
Она посмотрела по сторонам и заметила, что Блейн еще не спустилась на завтрак. Габриэлла помогала Кристоферу положить яичницу на поднос и, посмотрев в ее сторону, улыбнулась, а затем снова повернулась к сыну.
В этот момент вошла Блейн. Диана подошла к буфету и начала наполнять тарелку.
- Доброе утро, Диана, - сказала Габриэлла и подошла налить себе немного апельсинового сока, который стоял рядом с сестрой. Диана молчала и не отвечала ей.
- Ты в порядке? - спросила Габриэлла, и беспокойство проявилось в ее голосе. Диана смотрела на нее, заглядывая в лицо.
- Я плохо спала сегодня, - вдруг сказала Диана. - А как насчет тебя?
Габриэлла выглядела растерянной.
- Я спала очень хорошо.
- Неужели?
- Да.
- Диана, - произнесла Блейн позади нее.
- Я видела тебя этим утром, - сказала Диана, все еще глядя на Габриэллу и не обращая внимания на Блейн.
- Диана, - настаивала Блейн.
- Я не понимаю, - продолжила Габриэлла, переводя взгляд с Дианы на Блейн.
- Я видел тебя, - это было все, что продолжала говорить Диана.
- Диана, позволь мне поговорить с тобой, - Блейн попыталась сменить тему разговора. - Диана, пожалуйста, не здесь, - настаивала Блейн.
- Я видела, как ты уходила из комнаты Блейн этим утром, -  Диана увидела на лице Габриэллы подтверждение своих мыслей.
- Я… Да, я пошла поговорить с Блейн рано утром, - вдруг произнесла Габриэлла.
- Жаль, что ты не смогла остаться с ней в душе, - выпалила Диана. Габриэлла побледнела. Блейн умоляла свою сестру.
- Диана, - умоляющим тоном сказала Блейн, -  это не то, что ты думаешь, пожалуйста, не здесь.
Диана посмотрела вокруг и кивнула. Она отошла от них, села за стол и начала разговаривать с Элли. Блейн стояла перед Габриэллой, защищая ее от других и делая вид, как будто она с ней разговаривает.
- Я поговорю с ней, - тихо сказала Блейн, пытаясь придать Габриэлле мужества, чтобы та не потеряла голову.
- Как? Как она… - изумленно пробормотала Габриэлла.
- Она вошла сразу после того, как ты ушла, и я кое-что сказала ей из ванной...  думая, что это ты, и вышла голой, -  Блейн на мгновение опустила взгляд. Габриэлла в этот момент посмотрела на нее.
- Это не твоя вина.
Блейн подняла голову, и ее глаза выражали все боль, которую она боялась озвучить.
- Это была не твоя вина. Мы что-нибудь придумаем, - жалобно сказала Габриэлла. Она чувствовала себя виноватой перед Блейн и не собиралась перекладывать на нее свою вину.
- После завтрака я попытаюсь увезти ее подальше от всех. Диана всегда стремится действовать, когда находится в замешательстве, - сказала Блейн и на мгновение задержала на Габриэлле свой взгляд. - Мне нужно знать, что ты будешь здесь, если...
- Никаких “если”… мы должны это исправить, - нервно ответила Габриэлла. - Джозеф отберет у меня моих детей, Блейн! Поэтому не может быть никаких "если"!
- Не может, да? - грустно сказала Блейн, подошла и села рядом с Дианой. Мало что было сказано за завтраком любой из трех женщин. Габриэлла смотрела на Диану, а Блейн выглядела подавленной и старалась не смотреть на нее. Когда завтрак закончился, Габриэлла заметила, что Диана и Блейн вышли вместе. Она сделала глубокий вдох и задышала легче.
*****

- Я думала, что знаю тебя, - прошептала Диана, продолжая обрывать лепестки с цветка, только что сорванного в саду.
- Ты знаешь меня, - грустно сказала Блейн.
Диана посмотрела вверх, чтобы поймать взгляд сестры.
- Почему же ты раньше не сказала мне?
Блейн сделала несколько шагов в сторону и пробежалась пальцами по волосам, а затем села на скамейку, стоящую рядом.
- Сказать тебе, что Габриэлла и я... Это не совсем то, что … - Блейн просто замолчала.
- Да, это и еще тот факт, что тебя явно интересуют женщины, - сказала Диана и села рядом с ней. - Почему ты не доверяешь мне? Я знаю, что я не совсем то, что ты хотела бы от сестры, но я бы сохранила твою тайну, Блейн.
Блейн повернулась к Диане и увидела боль в ее глазах.
- Ты единственная сестра, которую я хотела бы иметь. А не рассказала потому, что нечего было рассказывать, -  Блейн сделала глубокий вдох. - Я имею в виду, я… Да, меня привлекали женщины и в прошлом, но ничего из этого так и не вышло, - Блейн нервно встала. - С Габриэллой произошло нечто, с чем я просто не смогла...
- Ты просто не смогла? Это она сделала?
- Нет! - Блейн повернулась к сестре. - Я имею в виду, я та, которая… - Блейн просто не могла найти нужных слов. Диана терпеливо ждала.
- Я не смогла держаться от нее подальше, - сказала Блейн и опустила голову. - Я не дала ей возможности подумать и не думаю, что дала ей шанс остановиться и сделать глубокий вдох. Она нужна мне, Диана.
Диана смотрела на свою, обычно все контролирующую сестру, а видела то, что увидела в тот день, когда нашла Блейн рыдающей на полу своей спальни. Диана прочитала явное отчаяние в поведении Блейн и смогла услышать это в ее голосе.
- Тот день! - вдруг сказала Диана.
Блейн смотрела на нее теперь с полными слез глазами.
- В тот день, когда ты была так расстроена и я нашла тебя… в тот день ты и она?
Блейн кивнула.
- Я люблю ее, Диана. Мне нужно так много сил, чтобы остановить себя, но у меня их нет. Все, что ей нужно сделать - это позвонить, и я прибегу, - стыдясь сказала Блейн.
- Любит ли она тебя?
- Я не знаю. Она говорит, что любит. Я надеюсь, что она любит, - высказала Блейн свою неуверенность, которая измучила ее душу. - Я не думаю, что она на самом деле знает это.
- Блейн, ты должна уйти от этого. Все это не может закончиться хорошо, ты должна понять, - взывала Диана к ее рассудку, который Блейн не хотела слышать или распознавать.
- Я не могу, - тихо сказала Блейн, сдаваясь, и встала. - Ты сохранишь наш секрет? - Блейн смотрела на сестру и терпеливо ждала ответа.
Диана теперь смотрела на Блейн совсем по-другому. Она увидела невероятное напряжение в обычно уверенном в себе облике. А еще она увидела в глазах Блейн переживание и необходимость в понимании. Блейн всегда была рядом с ней несмотря ни на что. Диана не могла просто так бросить ее сейчас.
Она кивнула, и Блейн заметно расслабилась.
- Спасибо.
*****

Блейн вернулась в дом, и взгляд Габриэллы тут же остановился на ней. Блейн кивнула, а Габриэлла улыбнулась и повернулась, чтобы продолжить разговор с Эбигейл. Диана заметила весь этот молчаливый разговор и увидела свою сестру, медленно выходящей из комнаты. Блейн шла так, как будто весь мир лежал у нее на плечах, и Диана нахмурилась.
Она подошла к Габриэлле, когда увидела, что Эбигейл ушла поговорить с Джозефом и Элли.
- Мне не нравится то, что ты делаешь, - прямо сказала Диана. Габриэлла положила ногу на ногу.
- Это не твоя забота, Диана. Мы с Блейн обе взрослые.
- Ты в конечном итоге разрушишь ее, а она не помешает тебе в этом, потому что любит тебя, - сердито сказала Диана.
- Я ее тоже очень люблю. И не хочу причинить боль, - настаивала Габриэлла.
- Ты? Ты любишь ее, Габриэлла?
- Да, люблю, - подтвердила она.
- Тогда оставь ее в покое.
- Я не могу, - тихо сказала Габриэлла, опустив глаза. Диана сделала глубокий вдох.
- Люди думают, что только потому, что Блейн так уверена в себе и настолько умна, у нее нет чувств, которые можно задеть. Когда она училась в школе, она всегда была отличницей, в колледже тоже преуспевала во всем. Ее ум всегда отделял ее от людей. Все они видели в ней высокоразвитую машину, которая может блестяще решать любые задачи, и, как правило, она делала это, не проявляя своих чувств. Но я видела ее разочарования, когда она не могла достичь пределов, которые сама же и установила для себя. Это я пробиралась к ней в комнату и видела, как она засыпает, обессилев от рыданий, - Диана посмотрела на Габриэллу и увидела, как слезы появились в ее глазах. А затем она сказала то, что, она точно знала, нанесет последний удар. - И я держала ее на руках, когда она рыдала в тот день, когда ты была здесь в последний раз. Что ты сказала ей в тот день, Габриэлла? Ты просто использовала ее и ушла?
Губы Габриэллы задрожали, и Диана поняла, что именно так все и случилось.
- Ты единственный человек, который на самом деле может причинить ей боль, я вижу это, - Диана попыталась обратиться к женщине, которая, как она считала, будет ее сестрой. - Ты добралась до ее души.  Блейн - лучшая из нас. Она лучше, чем мы все вместе взятые. Она - это нечто прекрасное и благородное, таких, как она, больше нет. Ты, очевидно, извлечешь что-нибудь особо ценное из того, что сделаешь ее своей любовницей. Ты оставишь своего мужа ради нее, Габриэлла? Или ты просто будешь держать ее рядом, как свою шлюху? - Диана увидела потрясение в глазах Габриэллы. - Не убивай ее душу, она никогда не оправится от этого.
Габриэлла сделала шаг назад, чтобы оказаться подальше от Дианы. Она прикрыла рот в ужасе от честности слов, сказанных ей. Диана озвучила всю правду и все, что она могла сделать, это сбежать. Она даже не могла злиться, потому что в конечном итоге ей все равно пришлось бы признать, что Диана была полностью права. Она использовала Блейн, совершенно не задумываясь над этим. Единственное, что она знала, - ей нужна была Блейн. Внезапно она почувствовала себя запертой в этой комнате, и сбежала точно таким же образом, как Блейн несколькими минутами ранее.
*****

Габриэлла интуитивно знала, где будет находиться Блейн. Она открыла дверь в библиотеку и увидела, что женщина, которую она искала, в глубокой задумчивости стояла у окна и смотрела на лужайку. Габриэлла подошла к ней сзади и, положив руки на талию Блейн, притянула ее к себе, глубоко вздохнув.  Тело Блейн сразу же узнало ее, и она позволила себе просто откинуться назад и почувствовать женщину, которую так любила окутывать своими объятиями.
- Мне было так необходимо почувствовать твои руки вокруг меня, любовь моя, - сказала Блейн, затаив дыхание. Закинув руки за спину, она обняла Габриэллу.
- Габриэлла, я так люблю тебя. Боже, как же я люблю тебя!
Габриэлла поцеловала щеку Блейн.
- Как и я люблю тебя.
- Что же мы будем делать? Я не могу отпустить тебя, - отчаяние появилось в голосе Блейн.
- Мы должны быть осторожны. Никто ничего не должен заподозрить.
Блейн вдруг обернулась и вгляделась лицо Габриэллы.
- Как ты думаешь, сколько мы сможем скрывать это? - спросила она в недоумении.
- Никто не должен узнать, Блейн. Я не могу потерять своих детей. Ты знаешь это, - настаивала Габриэлла.
- Я не хочу этого. Но ты должна понять, что это... этого недостаточно. Как часто мы будем видеть друг друга - раз в неделю? В месяц? Два месяца?
- Я не знаю, - Габриэлла повернулась к ней спиной.
- Разве ты не хочешь меня видеть? - Блейн сама понимала, как жалко звучат ее слова. Габриэлла снова повернулась к ней лицом.
- Ты знаешь, что хочу. Наверняка ты знаешь, что я чувствую к тебе? Я люблю тебя! Я люблю и хочу тебя!
- Но недостаточно для того, чтобы остаться со мной, - сердито сказала Блейн.
- Я хочу быть с тобой, но не могу.
- Можешь ли ты честно сказать мне, что этого будет достаточно для тебя? - Блейн ждала ответа.
- В настоящее время так и должно быть.
- В настоящее время?
- Да, сейчас.
- И когда это изменится?
- Я не знаю, - раздраженно ответила Габриэлла.
- Что я для тебя, Габриэлла?
- Что ты имеешь в виду?
- Кто я?
- Ты та, кого я люблю.
- Я та, кого ты трахаешь, - холодно заявила Блейн.
- Да, точно, та - кого я трахаю! - в ту же минуту, как были сказаны эти слова, она пожалела об этом.
Блейн покинула комнату прежде, чем Габриэлла смогла вымолвить хоть слово.
- Нет, ты любовь моя! - прошептала Габриэлла и разрыдалась всерьез.
*****

Артур видел, как Блейн выбежала из библиотеки, как будто сам дьявол преследовал ее. Он повернул в сторону библиотеки и вошел внутрь, уже догадываясь, что Габриэлла будет там.
Он вошел и увидел, что она плакала. Артур подошел к ней и осторожно коснулся плеча. Она повернулась к нему все в слезах, которые текли по ее прекрасному лицу. Понимание и грусть, которые она видела в его глазах, было больше, чем она могла вынести, и стены, которые держали под контролем ее эмоции рухнули.
Габриэлла упала в его объятья и горько плакала до тех пор, пока он крепко держал ее. Артур гладил ее по волосам, пытаясь утешить. Это был первый раз, когда он обнимал и утешал свою дочь.
- Почему она не видит, что я нуждаюсь в ней так же сильно, как она нуждается во мне, - всхлипывала Габриэлла на плече отца.
Артур застыл на мгновение и понял, что, должно быть, произошло.
- Скорее всего Блейн смотрит на проблемы иногда слишком прямолинейно. Она не видит препятствий, и сама прокладывает путь, - печально сказал он. Габриэлла отстранилась от него, медленно обнимая себя руками. Артур смотрел, как она сделала несколько шагов в сторону, глядя прямо перед собой.
- Она не понимает, что того, чего мы хотим, просто не может быть, - в словах Габриэллы прозвучала грусть, которая подавляла ее душу. Он просто слушал, не высказывая своих мыслей по данному вопросу. Это был первый раз, когда его дочь обратилась к нему.
- Я обидела ее. Я сказала ей такие гадкие слова, - Габриэлла прикрыла рот рукой, чтобы унять рвущиеся рыдания. - Боже, я причинила ей такую боль! - она закрыла лицо. Артур подошел к ней и обнял, а она повернулась и уткнулась лицом в его грудь.
- Как я могла причинить ей такую боль? - плакала Габриэлла.
*****

Элли искала для себя тихое местечко. Ей не понравилось находиться в этом доме рядом со всеми этими людьми. Они не любили ее, и она не любила их. Только тетя Диана показалась ей достаточно милой и не такой сумасшедшей, как Чейз. Человек, который был ее дедом, казался неплохим, но она просто не очень хорошо его знала. А у Блейн Энбервиль - она была уверена - вообще не все дома. После того, как та почти сбила ее, она еще и напугала ее до полусмерти.
Элли забрела в гаражи позади дома. Она увидела несколько автомобилей, названия которых она не знала, но больше всего ее внимание привлек отреставрированный Харлей Дэвидсон, стоящий в одном из углов гаража. Рядом стояло еще несколько других мотоциклов, но от Харлея она просто потеряла дар речи. Элли обошла вокруг него, любуясь большой машиной. Это был самый впечатляющий байк, который она когда-либо видела. Ее рука поднялась, чтобы прикоснуться к нему.
- Не тронь! - крикнула Блейн.
Элли испуганно отскочила и сразу убрала руку. Она повернулась к Блейн и увидела гневный взгляд, направленный в ее сторону. Она тут же сделала шаг назад.
- Прости… - Элли собиралась уйти, но Блейн положила руку на ее плечо. Элли повернулась к Блейн, почтительно опустив свой взгляд.
- Посмотри на меня, - распорядилась Блейн гораздо более мягким тоном, чем ранее. Девочка подняла голову, демонстрируя на лице вызывающе хмурый взгляд. Блейн улыбнулась.
- Вот так-то лучше, никогда никому не позволяй запугивать себя.
Блейн повернулась и зашагала прочь, оставив ребенка сбитым с толку и с любопытством во взгляде.   
- Я не люблю тебя! - закричала Элли.
Блейн остановилась и обернулась.
- Это твое право, - она повернулась, чтобы снова уйти. И уже по дороге сказала: - Я собираюсь примерно через час выехать на Харлее. Если твоя мама разрешит, я прокачу тебя, и ты сможешь сама увидеть, как он работает.
Блейн не стала дожидаться ответа и продолжила идти, но улыбка появилась на ее лице. Элли наблюдала за ней, не понимая, то ли она хотела, чтобы та нравилась ей, то ли нет. На мгновение она задумалась - стоит ли ей покататься на Харлее с Блейн Энбервиль или все же нет. Девочка с восхищением посмотрела в сторону байка, сомневаясь лишь мгновение, затем бросилась бежать, чтобы получить разрешение у своей мамы.
*****

- Мама! -закричала Элли, войдя в дом. Габриэлла вышла из библиотеки, разыскивая взглядом свою дочь.
- Элли? С тобой все в порядке? - спросила Габриэлла, удерживая дочь за плечо. Элли пыталась восстановить дыхание.
- Мама...
- Дорогая, сделай глубокий вдох… ты в порядке?
- Мама, можно я поеду на прогулку за город на байке? Пожалуйста, мама… пожалуйста! -  умоляла Элли свою мать.
- Элли, что ты несешь?
Артур вышел из библиотеки и усмехнулся, глядя на возбужденную внучку.
- Пожалуйста, мама… пожалуйста! - настаивала Элли.
- Элла, что ты несешь?
- Я думаю, что она говорит о байке Блейн, да? - Артур присоединился к ним, спрашивая внучку.
- Да, он невероятен! Она говорит, что если ты разрешишь, она меня прокатит на нем. Пожалуйста, мама, пожалуйста! - снова начала просить Элли, глядя на мать и дергая ее за руку.
- Что ты имеешь в виду, говоря про байк? - подозрительно спросила Габриэлла. - Это мотоцикл?
Элли закивала головой с широкой улыбкой на лице.
- Пожалуйста, мама, ну, пожалуйста!
- Элли, я так не думаю. Это небезопасно, - Габриэлла возненавидела себя за то, что отказала дочери в удовольствии, написанном на ее лице. Элли в эти дни редко выражала такую заинтересованность хоть в чем-то. Девочка сразу же стала выглядеть несчастной. В этот момент Блейн появилась на лестнице. Габриэлла подняла глаза, разглядывая неторопливо идущую Блейн, одетую в обтягивающие черные кожаные штаны и куртку. Она казалась такой дикой и неукротимой, что Габриэлла на мгновение забыла сказать самой себе о необходимости скрывать то, что была бы не прочь сделать с женщиной, которая спускается по лестнице. Блейн тоже не сводила с нее взгляда.
Элли с сожалением посмотрела в сторону лестницы. Блейн подошла к их небольшой группе.
- Мой отец может подтвердить вам, что я никогда не попадала в аварию на мотоцикле.
Элли перевела свой взгляд с Блейн на мать.
- Пожалуйста, мама!
- Нет!
Элли бросилась бежать.
- Элли! Элли, подожди! - Габриэлла пошла за своей дочерью.
- Я не хотела... - сказала Блейн, глядя в след Габриэлле.
- Габриэлла просто защищает свою дочь. Ребенок очень замкнут, - добавил Артур.
- Она просто боится, - ответила ему Блейн, переставая смотреть на мать и ребенка.
- Чего она боится? - с любопытством посмотрел Артур на Блейн.
- Всего, ей тринадцать, - Блейн снова смотрела на дверь, которая скрыла от нее Элли и Габриэллу.
- Блейн...?
Блейн повернулась к отцу. - Да?
- С тобой все в порядке? - Артур прикоснулся к руке своей дочери. Блейн посмотрела на его руку, а затем снова встретилась с ним взглядом.
- А что такое - все в порядке?
- Блейн...
- Нет... - сказала Блейн и вышла из дома.
*****

- Элли? - Габриэлла медленно подошла к дочери.
- Я никуда не вписываюсь... - всхлипнула Элли. - Я хочу вернуться домой.
- Элли... иди ко мне, малышка, - Габриэлла потянулась к дочери. Девочка отвернулась, а затем неожиданно упала в материнские объятия и зарыдала еще сильнее.
- Элли, - Габриэлла погладила волосы дочери и нежно поцеловала ее в голову. В этот момент рев мотоцикла отвлек на себя внимание Габриэллы. Блейн выехала из гаража и остановилась, глядя в ее сторону. Габриэлла улыбнулась и подняла лицо дочери.
- Иди… но слушай то, что скажет тебе Блейн.
Лицо Элли мгновенно наполнилось радостью. Она поцеловала мать и побежала к Блейн. Та слезла с мотоцикла и помогла Элли надеть шлем. Затем она помогла ребенку сесть позади нее. Перед тем, как завести двигатель, Блейн на мгновение посмотрела в сторону Габриэллы, затем байк зарычал и вывез двух своих всадников на подъездную дорожку.
*****

- Это хороший байк, - сказала Элли Блейн, садясь рядом с ней на траву. Они остановились отдохнуть после того, как катались около часа.
- Спасибо. Он тебе нравится, да?
- Да, он потрясающий, - взволнованно сказала Элли. Блейн не могла не улыбнуться, глядя на волнение, исходящее от девочки, сидящей перед ней.
- В какой класс ты пойдешь? - спросила Блейн, глядя в сторону горизонта. Элли сделала глубокий вдох и, отвернувшись от Блейн, посмотрела вперед.
- Осенью я стану старшеклассницей.
Блейн снова посмотрела на девочку, затем снова на горизонт.
- Страшно?
Прежде чем дать стандартный ответ, Элли посмотрела на Блейн и внезапно поняла, что это действительно интересует ее. Она не надсмехалась над ней и не смотрела свысока, как делали большинство людей, когда она разговаривала с ними.
- Да, - тихо ответила Элли, глядя вниз на землю у своих ног.
- Ты можешь сказать своей маме, что не хочешь идти туда, и она поймет, - тоже тихо сказала Блейн и повернулась, чтобы посмотреть на Элли.
- Мой отец будет злиться. Он обо всем уже договорился, - Элли встала и, сделав несколько шагов в сторону, повернулась спиной к Блейн. - Они постоянно ругаются. Я не хочу, чтобы они ругались еще и из-за меня.
- Прости.
Элли кивнула.
- Моя мама любит тебя.
Теперь пришла очередь Блейн смотреть на землю, когда Элли повернулась к ней лицом.
- Я видела твой бюст, - Элли ждала, пока взгляд Блейн поднимется, чтобы встретиться с ее глазами.
- Да?
- Да... именно поэтому я знаю, что она любит тебя, - серьезно сказала Элли.
Блейн отвернула голову в сторону.
- Я тоже пошла в среднюю школу, когда мне было тринадцать.
- Ты ненавидела ее? - спросила Элли.
- Да, - Блейн пнула камень, лежащий у ее ноги, и быстро поднялась. - Почему ты боишься ее?
- Я никого не буду знать там. Все дети будут смеяться надо мной.
Блейн посмотрела печальным взглядом в сторону девочки. Она слишком хорошо знала, как тяжело быть другим.
- Поговори со своей мамой, - снова нежно сказала Блейн. - Она поймет.
- Может быть.
- Давай возвращаться, пока твоя мама не подумала, что я похитила тебя.
Элли глянула в сторону Блейн, и они обе рассмеялись.
*****

- Ты разрешила ей - что? - Джозеф не мог поверить своим ушам.
- Блейн позаботится о ней.
- Да что с тобой происходит? Мы всегда думали, что мотоциклы опасны. Я не могу поверить, что ты позволила ей это, - Джозеф ушел от нее в бешенстве.
Габриэлла присела на скамейку. Почему она позволила ей это? Потому что Элли казалась такой счастливой и радостной, какой не была уже долгое время. Она отчаянно хотела добиться взаимного понимания со своей дочерью. Уже прошло так много времени с тех пор, когда она понимала, в чем нуждалась девочка. Она потеряла связь с Элли и знала это. Джозеф был слишком слеп, чтобы признать очевидное. Элли была невероятно умна, но именно тогда, когда вокруг было так много любопытного и удивительного, Элли казалась грустной и подавленной.
- Мама, мы с дедушкой собираемся поехать на рыбалку, пойдешь с нами?
Габриэлла вдруг заметила рядом Кристофера и улыбнулась.
- Прости, милый, я прослушала тебя.
- Хочешь поехать на рыбалку с дедушкой и мной?
Габриэлла улыбнулась и посмотрела на Артура, который вдруг показался ей бледным.
- Ты себя хорошо чувствуешь? - вставая спросила Габриэлла.
- Да, все будет в порядке. Я собираюсь на рыбалку с внуком.
Габриэлла увидела печаль, скрытую за улыбкой. Он хотел провести как можно больше времени с внуками, насколько это было возможно. Время было единственным, чего у него не было. Она печально кивнула.
- Не гуляйте слишком долго.
Артур улыбнулся и кивнул.
- Давай, Кристофер. Я рассказывал тебе про форель, которую я поймал в твоем возрасте?
- Какого размера она была?
Габриэлла печально улыбнулась, глядя на то, как они уходят прочь.
*****

- Я не знаю, как вы двое собираетесь это провернуть, - насмешливо сказал Чейз, подойдя к ней в саду. Габриэлла посмотрела в небо и в отчаянии снова опустила голову, прежде чем повернуться к нему.
- О чем ты говоришь, Чейз?
- О тебе и моей сестре, - сказал он и откусил яблоко. Чейз казался расслабленным и красивым, как всегда. Габриэлле никогда не понять - как он может так бесчувственно говорить такие жестокие вещи и при этом умудряется выглядеть так, как будто это всего лишь легкая беседа. Его потрясающее сходство с Блейн всегда обезоруживало Габриэллу, когда они оказывались рядом. Но на этом их сходство и заканчивалось.
- Я до сих пор не знаю, о чем ты говоришь.
- Ладно, продолжай играть в свои маленькие игры. Я просто надеюсь, что буду рядом, когда все это с шумом раскроется, - громко рассмеялся Чейз.
- Чейз, ты хорошо себя ведешь? - вдруг спросила Диана, остановившаяся рядом с ними.
- Я? - недоверчиво спросил он. - Ты имеешь в виду нашу старшую и младшую сестренку, не так ли?
- Чейз, ты снова ведешь себя, как свинья.
- Прекрасно, можешь смотреть в другую сторону, если хочешь, - Чейз отошел от них.
- С тобой все в порядке? - спросила Диана у Габриэллы.
- Чейз единственный, по кому я не буду скучать, когда уеду отсюда.
- Это не то, что я имела ввиду, - Диана присела на скамейку. - Я люблю вас обеих, ты же знаешь это.
Габриэлла улыбнулась и присела рядом с сестрой.
- Знаю, - она точно знала, что имела в виду Диана.
- Что ты собираешься делать?
- Я не знаю, - Габриэлла хотела еще что-то сказать, как вдруг услышала рев мотоцикла, подъезжающего к дому. - Блейн и Элли вернулись, - сказала Габриэлла и встала.
- Габриэлла? - Диана протянула к сестре руку.
- Да?
В тот момент к ним подошел Джозеф. Диана выпустила руку своей сестры.
- Я думаю, что Джозеф злится.
Габриэлла повернулась к мужу, когда Элли и Блейн подошли к ней с Дианой.
*****

- Элли, зайди в дом, - велел ей отец. Элли посмотрела на Блейн, и та кивнула. Затем она посмотрела в сторону своей матери, которая ласково погладила ее лицо и улыбнулась ей.
- Иди милая. Ты сможешь позже рассказать мне все о вашей поездке.
Элли пошла в сторону дома.
- Я не хочу, чтобы моя дочь ездила на мотоцикле, - сердито сказал Джозеф Блейн, и ее лицо стало холодным, как сталь.
- Джозеф, это я дала ей разрешение, - вмешалась Габриэлла.
- Ты допустила ошибку. Я не хочу, чтобы Элли ездила на мотоцикле!
Диане захотелось исчезнуть. Она еще более разнервничалась, когда увидела выражение на лице Блейн.
- Ты не можешь единолично принимать все решения, когда речь идет о детях. Элли на самом деле была очень счастлива. Разве ты не заметил? Когда в последний раз она казалась такой же счастливой, Джозеф?
- Да какая разница? А если бы она погибла?
Звук пощечины поверг всех в шок.
- Не смей говорить этого! Никогда не говори так! - закричала Габриэлла. Джозеф уставился на нее, как будто она потеряла рассудок.
- Да что с тобой происходит в последнее время?
- Не смей произносить, что мой ребенок умрет. Не смей никогда так говорить! - Габриэлла начала плакать всерьез. Джозеф уставился на нее в недоумении.
- Я не это имел ввиду. Я...
- Я люблю ее! Я никогда намеренно не подвергла бы ее опасности, - Габриэлла повернулась к нему спиной и продолжала плакать.
- Я знаю, что.... Я не хотел… - Джозеф, казалось, искренне сожалел. Блейн посмотрела на них и поняла, что здесь обсуждается нечто большее, чем простая прогулка Элли с ней. Джозеф попытался обнять свою жену, но Габриэлла отстранилась от него.
- Не надо!
- Габриэлла, я сказал, что прошу прощения, - он снова попытался приблизиться к ней. Блейн смотрела на них, не понимая, что происходит.
- Не трогай меня!
Джозеф вдруг опустил руки. Он глубоко вздохнул и тихо заговорил с ней.
- Я никогда не винил тебя. Клянусь, я никогда не винил тебя.
Габриэлла отвела взгляд.
- Я слишком любил ее. В этом не было ничьей вины, - грустно сказал Джозеф и ушел. Блейн вопросительно посмотрела на Диану и увидела то же самое выражение в ее глазах. Габриэлла подняла на Блейн полные слез глаза. Блейн мгновение смотрела на нее, а затем ушла прочь. Она не собиралась давать Габриэлле шанс снова сделать ей больно, даже если и могла бы помочь ей. Габриэлла закрыла глаза, и слезы побежали по ее щекам.
- Ей больно! - тихо сказала Диана, пытаясь утешить свою сестру, которая казалась еще более расстроенной, глядя на то, как Блейн уходит от нее.
- Да, я знаю. Я сделала ей больно, - Габриэлла вдруг повернулась и тоже пошла в сторону дома.
*****
Ужин был торжественным. Элли переводила взгляд со своего отца на мать, которая едва разговаривала. Кристофер был единственным, кто говорил взахлеб о своих приключениях во время рыбалки с дедом.
- Я хотел бы, чтобы вы все остались здесь подольше, - сказал Артур Габриэлле.
- У детей школа.
Джозеф собирался еще что-то сказать, когда Габриэлла добавила: - К тому же я запланировала встречи в галерее для моей предстоящей выставки.
Блейн подняла взгляд, но ничего не сказала.
- Ты дашь мне знать - когда и где? - спросила Диана у сестры. Она хотела, чтобы Габриэлла знала, несмотря на то что она не одобряла ее отношений с Блейн, они все равно были сестрами. Габриэлла улыбнулась и кивнула Диане.
- Вы с Блейн завтра идете на лодке? - спросила Эбигейл своего мужа. - Возможно, кто-то еще захотел бы пойти с вами.
Элли сразу посмотрела вверх.
- Мама?
Габриэлла снисходительно улыбнулась дочери и кивнула.
- Почему бы тебе не пойти с ней. Я останусь с Кристофером, - Джозеф повернулся к Артуру, чтобы объяснить. - У Кристофера морская болезнь.
- У меня тоже морская болезнь... Я подожду вас здесь - на земле, - рассмеялась Диана. Артур тоже засмеялся, вспомнив последний раз, когда он брал Диану на лодку, и плачевный исход этого похода.
- В какое время мы выходим? - взволнованно спросила Элли.
- Мы отплываем в девять утра. Ты раньше уже ходила на лодке? - Артур был рад, что наконец-то смог вовлечь в разговор свою внучку.
- Нет, никогда. Мы далеко поедем?
- Мы с Блейн обычно ходим к ближайшему острову. На это уходит почти весь день, - Артур был доволен. Он повернулся к своей дочери и удивил как Габриэллу, так и Блейн.
- Пойдем с нами, Габриэлла.
- Да, дорогая, почему бы тебе не пойти, - уговаривал ее Джозеф.
- Возможно, она просто не любит парусный спорт, - отрывисто и грубо произнесла Блейн, выглядя при этом так, как будто хотела поспорить с Габриэллой. Она знала, что раздражает этим Джозефа, но ей было все равно, -  она хотела как можно больше увеличить расстояние между Габриэллой и собой.
- Да, и почему бы не пойти, - сказал Чейз, наслаждаясь ее дискомфортом.
- Пожалуйста, мама… пойдем с нами, - тихо попросила Элли. Габриэлла посмотрела на Блейн, а затем улыбнулась Элли и кивнула. После того, как кофе был подан, Блейн извинилась, сказав, что должна позвонить.

+1

6

Глава шестая
Габриэлла уложила детей в постель и переодевалась, когда Джозеф подошел к ней сзади и попытался схватить ее в свои объятия. Она уклонилась от него.
- Пожалуйста, не надо, - сказала она, запахивая полы своего халата.
- Мы должны поговорить об этом, - мягко сказал Джозеф.
- Нам не о чем говорить, - ответила она и начала волноваться. Он слишком хорошо знал признаки ее нервного срыва. Врач сказал, что им потребуется время. Но прошел уже год, а ничего так и не изменилось, и в последние несколько месяцев все стало только хуже. 
- Я думаю, мы должны вместе пойти к психологу, - вдруг сказал Джозеф.
- Зачем...
Он на мгновение замер, уставившись на нее, а затем ответил ей.
- Потому что брак подразумевает секс с мужем.
Она повернулась и посмотрела в его лицо.
- Любишь ли ты меня, Джозеф?
- Как ты можешь спрашивать об этом?
- Ты меня любишь?
Он посмотрел на нее и, сделав несколько шагов назад, снова посмотрел на нее.
- Да, я люблю тебя.
- Я не думаю, что ты любишь меня, - печально сказала она ему.
- У нас были плохие времена, но все пары проходят через это, но, да Габриэлла, я люблю тебя очень сильно. Мне жаль, если ты когда-либо усомнилась в этом, - сказал он, сделав шаг к ней. Габриэлла повернулась к нему спиной.
- Прости, Джозеф, - сказала она, направляясь к двери.
- А ты когда-нибудь любила меня?
*****
Она обернулась и грустно посмотрела на него.
- Да, давным-давно, когда мы были двумя глупыми детьми, - слезы побежали из ее глаз. - Я любила тебя, но однажды ты сделал мне больно... я думала, это ты единственный... но ты не был им. Ты говорил мне правильные вещи, но на самом деле все оказалось неправильным.
- Так что пошло не так? Что изменилось?
- Мы изменились, - печально сказала Габриэлла. - Мы оказались ошибкой. Я ждала от тебя слишком многого, а ты смог дать мне слишком мало.
- Я сожалею о стольких вещах. Мы можем еще раз попробовать начать все снова? - Джозеф начал подходить ближе. - Я могу стать тем человеком, которого ты полюбила когда-то.
- Я не могу быть с тобой, - Габриэлла нервно задышала. - Я не могу.
- Можем же мы, по крайней мере, попробовать консультации? Я думаю, что если мы поймем, что случилось с нашим ребенком, мы сможем разрешить это.
- Тут ничего решить, Джозеф, мой ребенок умер!
- Это был несчастный случай!
- Мне не следовало ездить. Я была... - она прикусила губу, а слезы скатились по ее лицу.
- Ты что? - спросил он. Это был первый раз, когда она заговорила о той ночи.
- Я знала, что ты был с ней. Я поехала тебя искать. С меня было достаточно, - она обеими руками взъерошила свои волосы. Он в ужасе уставился на нее.
- Я не была осторожна. Я должна была просто уйти от тебя. Вместо этого я мчалась, как маньяк, и убила своего ребенка, - слезы текли по ее лицу, но сейчас она смотрела прямо на него. - Как мне смириться с этим? Как я могу?
Джозеф стоял, застыв на месте. Он даже не подозревал, что она знала правду, и это помешало ему увидеть настоящую причину той боли, которую он замечал снова и снова. Эта измена была самой большой ошибкой в его жизни, и только теперь он осознал, что она, вероятно, стоила ему жены. И, совершенно определенно, это стоило им их ребенка.
- Мы можем исправить…
- Нет способа исправить это. Это не может быть исправлено. Я не люблю тебя. Я не хочу, чтобы кто-нибудь еще пострадал, Джозеф. Мне нужно немного покоя. Я хочу закрыть глаза и заснуть без снов. Я хочу новую жизнь…
- Без меня… - договорил он за нее.
- Да.
Она покинула комнату, оставив его молча смотреть на дверь.
Габриэлла вышла в коридор, чувствуя себя совершенно пустой, и в то же время ее охватило огромное облегчение. Это был конец, она наконец-то высказала все. Габриэлла знала, где ей хотелось быть. Как Блейн отреагирует на ее приход к ней? Она решила рискнуть и использовать свой шанс. Единственный раз за все эти дни, когда она чувствовала умиротворение, она находилась в руках Блейн.
*****
Габриэлла вошла в комнату Блейн без стука. Правда была в том, что она не хотела особо рисковать и быть отвергнутой. Она с удивлением обнаружила, что комната была пуста. Габриэлла немного посидела на кровати, потом встала и прошлась по комнате. Вдруг она заметила то, до чего раньше ей не было дела. Фотографии на письменном столе были единственными личными вещами, которые нашли ее глаза.
Габриэлла подошла ближе и заметила, как аккуратно и по порядку они были расставлены. Это были фотографии ее побед. “Блейн выглядит очень серьезной и немного неуклюжей”, - подумала она. На всех снимках она была с наградами. Габриэлла оглядела комнату и отметила безликость всего, что окружало ее. Это было место, где она спала, оно не было ее домом. Что сказала ей Блейн? Это было место, где она останавливалась, когда оказывалась в этом доме, а ее домом был дом на берегу моря.
Габриэлла легла и закрыла глаза, пытаясь представить себе настоящий дом Блейн, и заснула. Несколькими часами позже громкий стук разбудил ее. Она села, потирая глаза, и столкнулась лицом к лицу с очень злой женщиной, смотревшей на нее от двери.
- Убирайся! - рявкнула Блейн Габриэлле и ушла в ванную.
Спустя несколько минут Блейн вышла, одетой в халат, и резко остановилась, когда увидела, что Габриэлла все еще была там.
- Я слишком устала, чтобы трахать тебя, уходи Габриэлла.
- Блейн… - ее глаза умоляли о понимании.
- Разве у тебя нет стыда? - с отвращением спросила Блейн.
- Нет, когда дело касается тебя. Я люблю тебя, - сказала Габриэлла, вставая.
- Ты не знаешь, что такое любовь. Позаботься лучше о своей дочери, которая несчастна, и оставь меня в покое.
- А что с Элли? - спросила Габриэлла с очевидным беспокойством на лице.
- Она до смерти боится старшей школы. Ей всего тринадцать лет, почему ты насильно толкаешь ее туда?
- Я не знала… я думала… - Габриэлла казалась полностью погруженной в свои мысли.
- Ты думала? Попробуй в следующий раз просто спросить у нее, - сердито сказала Блейн. - Ты понятия не имеешь, насколько пугает ее мир, лежащий сейчас прямо перед ней.
Габриэлла выглядела растерянно и неловко. Именно в этот момент она поняла, что была настолько поглощена своей жизнью, что не видела, какой несчастной была Элли. Ее глаза начали наполняться слезами, когда она поняла, насколько подвела свою дочь.
Блейн сказала себе, что не собирается снова попадаться на удочку этих глаз. Она направилась к двери и открыла ее.
- Убирайся!
- Я не хочу уходить. Пожалуйста, иди сюда!
Блейн захлопнула дверь и мгновенно оказалась перед Габриэллой. Она схватила ее за волосы и, оттянув ее голову назад, грубо прижала ее тело к себе.
- Это то, чего ты хочешь?
Габриэлла попыталась отстраниться.
- Нет, ты не этого хочешь, - Блейн притянул ее голову к себе и захватила ее губы. - Но это то, чего ты заслуживаешь.
Габриэлла почувствовала в ее дыхании запах спиртного.
- Прекрати, ты пьяна.
Затем Блейн оттолкнула ее так сильно, что Габриэлла врезалась в стену и в страхе посмотрела на нее.
-Да, я пьяна. Я пьяна от своей собственной крови. Только так я могу устоять против тебя!
- Что ты имеешь в виду?
- Я? Ты открыла мне глаза, сестренка. Я обнаружила, что мне нравятся очень многие вещи, - она развратно улыбнулась. - С тобой я начала свое образование… - сказав это, она снова подошла к Габриэлле. - Хочешь, я покажу тебе, чему я научилась сегодня?
Габриэлла уставилась на нее в замешательство.
- Что ты узнала сегодня?
- А ты думала, я буду ждать тебя вечно? - издевалась над ней Блейн. Габриэлла вдруг поняла, о чем она говорит, и потрясение отразилось на ее лице.
- Нет, - тихо произнесла она и покачала головой. Ей не хотелось знать, она не хотела слышать, что кто-то касался тела Блейн, целовал ее, обнимал, одна лишь мысль об этом разрывала ее на куски. Блейн улыбнулась и кивнула. Она была рада, что Габриэлле было больно. Почему она одна должна страдать?
- Понюхай меня... ты можешь обнаружить на мне запах другой женщины, маленькая сестренка? Можешь ли ты представить, как она касалась меня, когда я ее трахала?
- Нет! - Габриэлла оттолкнула от себя Блейн, но тут же попав в ее крепкие объятия, попыталась ударить ее снова и снова.
- Я собираюсь дать тебе то, за чем ты пришла! - зарычала Блейн и начала грубо целовать ее, пока не почувствовала вкус крови во рту. Руки Блейн были грубыми и требовательными.
- Я люблю тебя! Я люблю тебя! - плакала Габриэлла и продолжала бороться с Блейн до тех пор, пока не начала отчаянно цепляться за нее, а тело не содрогнулось от плача. - О боже, как же я люблю тебя!
Блейн потянула ее за одежду, пытаясь злиться. Она не хотела любить Габриэллу. Любить ее было еще больнее, чем дышать. Лихорадочная жажда, которую пробуждала в ней Габриэлла, убивала ее.  Она не хотела слышать рыдания женщины, которую любила, это разрывало ее на куски.
- Я люблю тебя… - голос Габриэллы разбивал ей сердце.
Наконец, она втянула Габриэллу в тесные объятия, и они обе упали на пол рядом с кроватью. Блейн сжимала ее с такой свирепостью, что у нее самой потекли слезы. Она больше не могла и не хотела продолжать бороться с Габриэллой.
Габриэлла повернула голову и встретила взгляд, который очаровал и пленил ее с самого первого момента их встречи, произошедшей, казалось, целую жизнь назад. Блейн хотела что-то сказать, но Габриэлла поцеловала ее прежде, чем та смогла это сделать. Габриэлла целовала ее безудержно, не обращая внимание на льющиеся из глаз слезы. Она плакала и отдавала всю свою любовь Блейн. Это были слезы печали, желания, радости, страсти и понимания того, что неважно, какой была Блейн, она нуждалась в ней, чтобы выжить.
Они занимались любовью медленно и, смешивая слезы с ласками, обе взлетали на неведомые ранее вершины. Их страстное начало сменилось трепетной нежностью, в которой они без остатка отдавали себя друг другу.  Совместно пережитая боль распахнула все давно запертые между ними двери. Крепость их объятий лишь подчеркивала, как остро и отчаянно обе нуждались друг в друге.
Гораздо позже, они лежали на кровати, молча обнимая одна другую. Блейн почти почувствовала момент, когда Габриэлла заплакала вновь. Она прижала женщину покрепче к себе и прошептала ей на ухо: - Я не спала с ней.
- Слава богу! - Габриэлла издала громкий всхлип, который говорил о боли, которую испытывала ее душа. Она уткнулась лицом в шею Блейн, и ее тело затряслось от плача. Блейн целовала ей лицо и шею, а та в отчаянии цеплялась за нее.  Габриэлла даже представить себе не могла, как глубоко ее может ранить одна только мысль о том, что Блейн отдалась другой. - Слава богу! - прошептала Габриэлла, слегка целуя ее губы.
Блейн слизнула слезы Габриэллы, и ее глаза больше ничего не скрывали от женщины, лежащей в ее руках.
- Да и как я смогла бы? Ты так глубоко внутри меня, что никто никогда не сможет занять твое место, разве ты не знаешь об этом? То, что я чувствую к тебе, это сильнее, чем любовь, - сказала Блейн и страстно поцеловала Габриэллу, крепко-крепко удерживая ее за волосы.
*****
- Блейн! Блейн! - Блейн села, и дверь распахнулась.     
Она сидела в шоке, гляда на свою мать, которая, казалось, застыла перед ними. Габриэлла выпрямилась и схватилась за простыню, чтобы прикрыться и отвернуться от Эбигейл. Весь мир, казалось, рухнул вокруг них, когда и Джозеф вошел в спальню.
- Габриэлла? - недоуменно произнес он, разглядывая ужасающую сцену, открывшуюся перед ним. Габриэлла легла на бок, закрывая лицо, и начала дрожать. Блейн внезапно ожила.
- Убирайтесь! Всем вон отсюда! - она вскочила, а ее мать прикрыла рот, глядя на ее наготу, а Джозеф, казалось, обезумел. - Сейчас же!
- Габриэлла! - Джозеф пошел вглубь комнаты. Габриэлла приподнялась, прикрывая грудь простыней, которая стала ее щитом.
- Пожалуйста, выйди, я…
- Это то, что ты.... - Джозеф смотрел то на жену, то на Блейн. Блейн открыла шкаф и, вытащив оттуда шелковый халат, надела его, по-прежнему не глядя в сторону матери. Эбигейл все еще не сказала ни слова.
- Это не место для разговоров, - сказала Блейн, пытаясь контролировать ситуацию.
- Мама... Мама? - Элли и Кристофер вошли и уставились на взрослых.
- О боже, нет, нет! - Габриэлла начала плакать.
- Пожалуйста, Джозеф! Не сейчас, пожалуйста! - тихо сказала Блейн, глядя на его детей. Он посмотрел на нее с убийственным блеском в глазах и, плюнув на свою жену, схватил детей и потянул их за собой. Габриэлла закрыла лицо и зарыдала, упав обратно в кровать.
- Блейн... - тихо сказала Эбигейл. Блейн повернулась к матери и хотела что-то сказать, но Эбигейл прервала ее.
- Твой отец мертв.
*****
Все произошло слишком быстро. В течение следующих нескольких дней все они ходили сами по себе, как зомби, каждый в своем собственном мире. Артур был похоронен двумя днями позже. Его похороны широко освещались в прессе, и было отмечено, что очередь из автомобилей на кладбищенской процессии была такой длинной, какой не удостаивался ни один из сыновей Куинси.
Блейн, как и ожидалось, позаботилась обо всем, и единственное, что видели посторонние - это, единый фронт горюющих родственников.  Когда Артура опускали в землю, они все стояли бок о бок у его могилы. Чейз поддерживал Эбигейл, которая открыто плакала. В этот момент Блейн посмотрела в сторону Габриэллы. Две пары глаз, лишенные каких бы то ни было эмоций, задержались друг на друге  всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы передать то, что ждет их впереди.
Поминальная служба, как и ожидалось, прошла в поместье пышно и величественно, как требовалось и предполагалось для людей их социального статуса. Габриэлла и Блейн так и не поговорили друг с другом.
На следующий день после похорон Джозеф и его семьи собрали свои чемоданы, и лимузин отвез их в аэропорт.
Диана увела совершенно расстроенную Эбигейл в ее комнату, а Блейн проводила нескольких членов семьи, которые останавливались на похороны в поместье.
Чейз просто оставался в стороне и ждал своего часа. “Теперь нужно затаиться и подождать, пока все благополучно разрешится”, -  сказал он себе. Завещание будет прочитано только через несколько недель, а сейчас Блейн все еще всем заправляет.
*****
- Блейн? - Диана вышла на балкон. Она медленно подошла к сестре. Блейн, казалось, не услышала ее. Диана печально посмотрела на свою сестру. Возможно, она больше, чем кто-либо, понимала - насколько ей больно.
- Да, Диана… - сказала Блейн, не поворачиваясь.
- Я думала, что ты не слышала меня, - Диана подошла к ней и оперлась на перила балкона рядом с ней. Блейн ничего не ответила и продолжила смотреть в ночь.
- Мама наконец-то уснула. Мне жаль, что я не смогла помочь тебе с остальными гостями.
- Все в порядке, сейчас уже все закончилось, - мягко ответила Блейн.
- Блейн, почему она ушла?
Блейн повернулась, и Диана увидела в ее глазах разбитое сердце. Блейн вернулась в дом, не проронив ни звука.  Диана с грустью посмотрела ей вслед.
*****
- Лейла?
Габриэлла обернулась и улыбнулась глядя, как ее мать вошла в студию.
- Здравствуй, мама. Что привело тебя сюда? - сказала она, не вставая со стула, на котором сидела, пока работала с куском гипса.
- Я просто хотела убедиться, что с тобой все в порядке.
- Со мной все в порядке.
- Правда? - ее мать подвинула другой стул и села рядом с дочерью, разглядывая работу, над который работала Габриэлла.
- Да.
- Ты все еще сердишься на меня? - спросила ее мать, стыдливо посмотрев на дочь.
- Нет… - Габриэлла положила инструмент и взяла в свои руки ладони матери. - Я никогда не злилась на тебя, мама.
- Тогда что с тобой?
- Что?
- Прошли недели, а ты все еще не здесь. Ты так и не вернулась, - с отчаянием сказала ее мать.
- Мама, о чем ты говоришь? - снисходительно спросила Габриэлла.
- Ты изменилась.
- Время меняет всех нас, мама, - грустно произнесла Габриэлла, но улыбнулась.
- Все гораздо хуже. Я даже заметила это в твоей работе, - ее мать обвела взглядом студию и сказала: - Твоя печаль пронизывает все вокруг.
Габриэлла отвела взгляд.
- Нет, все в порядке мама. Я просто устала, вот и все.
- Как дела с Джозефом?
- Нормально, все в порядке, -  Габриэлла снова взялась за инструмент.
- Почему бы тебе не оставить его?
Габриэлла снова повернулась лицом к матери и потрясенно посмотрела на нее.
- Почему ты так говоришь?
- Потому что ты ходишь, как мертвая. Я хочу увидеть свою дочь. Если быть здесь с ним, значит... мы никогда не хотели для тебя такого. Я знаю, что папа и я… но не такой ценой, - на глаза Хелены навернулись слезы. - Мы хотели, чтобы ты была счастлива. Он хорошо обеспечивал тебя. Я хотела тебе...
- Мама… - тихо сказала Габриэлла, взяв мать за руки. - Я осталась с Джозефом, потому что хотела этого. Никто не заставлял меня делать это.
- Все, что я хотела для тебя когда-либо, чтобы у тебя была хорошая жизнь. Я хотела, чтобы ты была счастлива и познала, что такое любовь.
- Я знаю, что такое любовь, мама, - печально произнесла Габриэлла. После таких слов, сказанных дочерью, Хелена высвободилась из ее объятий и внимательно посмотрела в глаза дочери.
- Это не Джозеф, не так ли? - это был вопрос, но ее мать уже знала ответ, когда глаза ее дочери вдруг стали грустнее.
- Конечно же, это он, - Габриэлла отвернулась слишком быстро.
- Ты влюбилась, - уверенно заявила Хелена.
- Мама, не надо… - Габриэлла отошла от матери, обнимая себя руками.
- Лейла...
- Нет! Я не могу говорить об этом с тобой! Я недостаточно сильна для этого! - отчаянно произнесла Габриэлла. - Пожалуйста… оставь меня в покое.
Хелена смотрела на дочь и увидела боль в ее лице. Она знала все эти признаки слишком хорошо, и ее очень глубоко ранило, что ее ребенок должен чувствовать ту же боль, что чувствовала она всю свою жизнь.
- Любит ли он тебя?
Габриэлла закрыла глаза, и слезы потекли по ее лицу. Ее тело начали сотрясать рыдания, которые становились все громче. Хелена тут же оказалась рядом с ней и сразу же обняла ее.
- Oh mi nina. No llores mi nina,* - уговаривала Хелена своего ребенка не плакать, плача вместе с нею. 
* - Ох, моя девочка. Не плачь, моя девочка. - исп.
Она всегда молилась, чтобы ее дочь смогла найти свою любовь. Когда Габриэлла привезла Джозефа домой, она могла сказать, что ее выбор порадовал отца. Габриэлла обожала его, а он хотел, чтобы у нее было надежное будущее. Она сама в то время думала, что, возможно, это было и к лучшему. Но когда прошли годы, она увидела измения, которые медленно происходили с Габриэллой. Она была сама собой только тогда, когда работала в студии или общалась с детьми.
Теперь Хелена поняла, насколько сильная любовь жила в сердце ее дочери. Она знала своего ребенка. И ей отлично были знакомы эти признаки. И то, что она увидела, разбило ей сердце.
- Кто он? - тихо спросила Хелена. Габриэлла вдруг отстранилась от нее.
- Я не могу, мама, не могу!
- Любит ли он тебя?
- Пожалуйста… - умоляла Габриэлла.
- Позволь мне помочь тебе.
- Ты не сможешь мне помочь! Никто не сможет мне помочь, - раздраженно сказала Габриэлла. - Никто не поймет!
- Лейла, меня не волнует, если ты захочешь начать новую жизнь с этим человеком. Я помогу тебе. Да и какая разница, если люди не поймут?
- Все не так просто… - грустно сказала Габриэлла и села, глядя в сторону.
- Я знаю, что не просто. Но люди сейчас могут разводиться. Дети любят тебя. Я люблю тебя. Джозефу придется смириться с этим. Я помогу тебе, Лейла, - мать положила свои руки поверх рук дочери.
- Ты, мама? - спросила Габриэлла и посмотрела вверх полными слез глазами. - Я так не думаю.
Хелена выглядела озадаченной.
- Почему ты так говоришь?
Габриэлла посмотрела на мать, всем сердцем желая поверить, что эти слова были правдой, но она знала, что этого просто никогда не могло быть.
- Хелена, - улыбаясь сказал Джозеф от двери. - Какой приятный сюрприз. Ты останешься на ужин?
Обе женщины оглянулись, когда Джозеф вошел в студию. Габриэлла сразу повернулась к скульптуре.
- Здравствуй, Джозеф, - вежливо произнесла Хелена. Он подошел к Габриэлле и легонько поцеловал ее в щеку.
- Как продвигается работа, милая?
- Сегодня гораздо быстрее.
- Хорошо, хорошо.
Хелена посмотрела на дочь, а затем на зятя. Она прожила всю свою жизнь, позволяя другим диктовать, что ей делать. У Габриэллы должен быть выбор. Она посмотрит, что можно сделать.
- Джозеф, ты можешь оставить нас на несколько минут. Мне нужно поговорить со своей дочерью.
Джозеф посмотрел на нее и, кивнув, удивительно спокойно покинул их. Хелена наблюдала, как он вышел из студии, и закрыла за ним дверь. Затем она повернулась к дочери и сделала глубокий вдох. Габриэлла по-прежнему стояла спиной к ней.
- Он хороший человек, но он не для тебя, - категорически заявила Хелена. Габриэлла закрыла глаза. Ей больше не хотелось слышать ни единого слова.
- Скажи мне, почему ты сидишь здесь и не борешься за то, чего ты хочешь? Ты хочешь закончить, как я?
Габриэлла повернулась лицом к ней.
- Да, ты меня правильно услышала, - разозлилась Хелена. - Твой отец тоже был хорошим человеком, но я не любила его. Мне жаль, что тебе приходится слышать это, но это правда, - теперь из глаз Хелены тоже потекли слезы. - Я была влюблена в другого мужчину. Всегда была.
Габриэлла, увидев боль, которую испытывала ее мать, заплакала уже открыто. Она всегда знала, что та жила в большой печали, но никогда не понимала, почему.
- Я не хочу этого для тебя, -  плакала Хелена. - Потому что ты похожа на меня. Он будет с тобой всю твою оставшуюся жизнь.
- Мама… пожалуйста, не надо!
- Я должна. Я не позволю этому случиться и с тобой тоже!
- Да ты не понимаешь!
- Тогда объясни мне! - от отчаяния вскрикнула Хелена.
- Я влюблена в женщину! - в отчаянии закричала Габриэлла. Увидев шок на лице матери, она отвела взгляд и отвернулась. Она не могла смотреть ей в глаза. Наступившая тишина длилась, казалось, целую вечность. Затем Габриэлла наконец-то заговорила.
- Это просто случилось. Я смотрю на нее и я… - грустно сказала Габриэлла. - Никто не поймет, даже ты.
- Кто она? - резко спросила Хелена. - Я знаю ее?
- Ты однажды видела ее.
- Блейн Энбервиль, - вдруг произнесла Хелена. Габриэлла повернулась снова и увидела выражение неверия на лице своей матери.
- Теперь ты понимаешь, мама?
Хелена снова посмотрела на дочь.
- Она что, соблазнила тебя?
- Нет… я хотела ее так же сильно, как она хотела меня, - честно сказала Габриэлла. - И это я от нее ушла. Она любила меня, а я просто ушла, - Габриэлла договорила, и слезы снова потекли по ее лицу. Хелена посмотрела на своего ребенка, подошла к ней и снова взяла за руки.
- Мама, это так больно! Это так больно! - Габриэлла плакала, а руки матери сжимали ее ладони.
*****

- Чейз, а где твоя сестра? - спросила Эбигейл у своего сына, подходя к нему в саду.
- Она где-то здесь. Ты чувствуешь себя лучше, мама?
Эбигейл была безутешна в течение последних нескольких недель, но в то утро она вышла и хотела уладить некоторые дела в своем доме.
- Да, спасибо, - сказала Эбигейл, и ее глаза стали влажными. - Я скучаю по нему.
- Я знаю, мама. Мы все скучаем, - произнес Чейз, глядя в сторону. Он по-своему любил Артура и должен был признать, что старику никогда не надоедало пытаться хоть что-то сделать из него, как он выражался.
- Чейз, мы все сейчас нужны друг другу. Я не хочу потерять никого из вас.
Чейз посмотрел в сторону матери.
- Мама...
- Вас у меня трое, Чейз. И у вас троих есть только вы.
Чейз уставился на нее, ничего не понимая.
- Сколько бы вы не ссорились, Блейн и Диана всегда будут частью тебя. Они несут это в своей крови и в конце концов ты всегда сможешь рассчитывать на них. Запомни это, мой сын. Всегда помни об этом, - Эбигейл ушла, оставив его задуматься над ее словами.
*****
- Где она, Диана?
Диана улыбнулась своей матери.
- Где твоя сестра?
- Все в порядке, мама?
- Все будет в порядке, как только я разберусь с некоторыми вещами, - с досадой сказала Эбигейл.
- Мама...
- Где она?
- Блейн возле пруда.
Эбигейл оставила ее и отправилась искать Блейн.
- Мама, у нее наступили тяжелые времена… - беспокоясь сказала Диана. Эбигейл оглянулась и кивнула, прежде чем снова отправиться в путь.
- Нам всем пришлось нелегко в последнее время, - пробормотала Эбигейл себе под нос. Она собиралась разобраться с Блейн и обстоятельствами, в которых нашла ее с Габриэллой. Надо было собрать и вернуть жизнь в прежнее русло. Они должны были сделать это или вся их жизнь развалится. Она почувствовала ауру смерти вокруг себя и боялась этого.
*****
Прошло четыре недели с тех пор, как умер Артур, а боль от его потери продолжала расти внутри нее. Он всегда знал ее лучше ее самой, и было больно принять, что она никогда уже не сможет заставить его понять себя и стереть с его лица взгляд неодобрения.  У нее был осунувшийся из-за отсутствия аппетита вид, и чувствовала она себя вялой и опустошенной. Блейн к тому же полностью игнорировала свой бизнес. Ее это просто-напросто не волновало. Габриэлла ушла, и ей всегда будет не хватать ее. Блейн знала это точно так же, как знала, что в ее жизни никогда больше не появится подобная красота. Она несла свою печаль глубоко внутри себя. Только когда оставалась одна, как сейчас, она позволяла ей подняться на поверхность и совершить акт милосердия, подарив ей облегчающие душу слезы.
Блейн села и, прислонившись спиной к дереву, посмотрела на пруд. Они с Артуром часто приходили сюда, когда она была ребенком. Боже, как же она скучала по нему, и как много разочарований принесла ему в конце.
Она отклонила голову назад и, когда подул легкий ветер, почти смогла заставить себя почувствовать на своих губах легкие поцелуи Габриэллы. Глубокий стон вырвался из нее, наполненный таким огромным горем, что она подумала, будто умрет в тот же миг. Блейн всхлипнула, не прикрывая своего лица, и подняла глаза к небу.
Эбигейл застыла на месте и в ужасе смотрела на нее. Она никогда не думала, что сможет увидеть в своем ребенке такую боль. Вся злость внутри нее исчезла, когда она столкнулась с невероятной печалью, открывшейся перед ней. Сегодня утром она получила очень интересный звонок от Гарри Бэнкрофта. Он волновался, что деловые вопросы никто не решал, а Блейн была практически недоступна в течение недели. Это все перестало иметь значение сейчас, когда Эбигейл застыла в шоке. Она наблюдала, как безутешно плакала Блейн. Она плакала, словно была ранена или умирала.  Той сильной женщины, которую знала Эбигейл, теперь в ее дочери просто не было. Перед ней была молодая женщина, которая кричала от того, что ее сердце разрывалось от горя.
- Почему ты не убила меня? - умоляла Блейн между рыданиями. - Почему ты оставила меня, Габриэлла? - слезы бесконтрольно текли по ее лицу. - Я люблю тебя!
Последние слова разбили сердце Эбигейл сразу, как только она услышала их. Оставив дочь, она ушла собирать осколки своего разбитого сердца и пока шла домой, обдумала многое. И тогда, сделав глубокий вдох, она пообещала себе, что сделает все, что сможет. Таково было наследие Артура. И вдруг ей подумалось, что это слишком тяжелая ноша для нее.
*****
Эбигейл так и не поговорила с Блейн в тот день и даже не пыталась обсудить с ней Габриэллу. Завещание было зачитано и, как и ожидалось, не обошлось без сюрпризов. Артур, как оказалось, не поменял его, и все досталось в основном Эбигейл, за исключением нескольких подарков надежным и верным сотрудникам. При этом было четко оговорено, что Блейн всегда будет иметь большинство голосующих акций в компании. Таким образом, Блейн был оставлен контроль над всей фирмой.
Диана равнодушно пожала плечами и Чейз, казалось, тоже был доволен. Он собрался и на всю зиму снова уехал развлекаться на Ривьеру. Диана, однако, оставалась недалеко от дома и поближе к Блейн. Эбигейл просто смотрела на все это и ждала. Ей хотелось верить, что Блейн снова станет сама собой.
Недели превратились в месяцы и подобие прежней Блейн появилось снова. Эбигейл вдохнула с облегчением. Ее семье удалось пережить все это. Все выглядело так, как будто Габриэллы и ее матери никогда не существовало. С этими мыслями Эбигейл было легче дышать. Она готовилась к праздникам и по обыкновению хоть ненадолго ожидала своих детей домой. Диана вернулась первой.
- Привет, мама, - она подошла и поцеловала мать в щеку.
- Привет, дорогая! - сказала Эбигейл и повесила на елку еще одну игрушку.
- Чейз уже прилетел из Монте-Карло?
- Вчера вечером, - улыбнувшись, сказала Эбигейл.
- А Блейн? - тихо спросила Диана.
- Она опаздывает, но будет здесь после обеда, - ответила Эбигейл, продолжая украшать елку.
- Я давно не видела ее. Ты когда говорила с ней? - поинтересовалась Диана, садясь неподалеку от матери.
- Ты же знаешь, какая Блейн. Она очень занята в эти дни, и у нее на самом деле нет времени, чтобы часто звонить.
Диана нахмурилась от легкомыслия, с которым ее мать относилась к этому. Знала ли она о Блейн и Габриэлле? Диана была не уверена в этом. В последний раз, когда она на самом деле видела Блейн, та выглядела и говорила, как незнакомка.
- Ну, я думаю, мы увидим, что происходит с ней, когда сегодня вечером она приедет сюда.
*****
Блейн так и не приехала наряжать елку. Она позвонила домой и сообщила, что задерживается в офисе, но обещала приехать. Не могла только точно сказать - когда. Она попросила всех пойти спать, потому что в конечном итоге все же приедет, и они проведут Рождество вместе.
Блейн вошла в тихий дом и, пройдя вдоль большого зала, увидела украшенную елку. Она постояла перед ней мгновение и поняла, что елка выглядела совершенно так же каждый год. За исключением того, что это будет первый год без отца. Она грустно улыбнулась, вспомнив о том, как Артур любил раздавать утром подарки. И, как всегда, хорошие воспоминания тут же сменялись теми, которые преследовали ее каждый раз, когда она закрыла глаза. По крайней мере в течение дня она могла заполнить свое время работой, но ночью неизбежно снова и снова к ней приходили одинаковые сны.
Она тихо прошла в сторону библиотеки. Ей вдруг пришло в голову, что это была ее самая любимая комната в этом доме. Столько всего жизненно важного произошло здесь. Здесь она вела долгие беседы с отцом и в том же самом помещении она любила и овладевала Габриэллой. Она почувствовала силу, которая возникла в ней от простых воспоминаний, и закрыла глаза, пытаясь отгородиться от жизни. Потому что жить было слишком больно, а просто существовать гораздо легче.
Она намеренно не приехала сюда раньше. Она не понимала, как вообще будет общаться со всеми. Прошли месяцы с тех пор, как она приезжала сюда в гости. Дом, сад - все выглядело точно так же. Даже елку нарядили, как в старые времена. Но жизнь была совсем не такой, какой бы ей хотелось. Если пришлось бы загадать желание, что бы она загадала? Что она хочет на Рождество?
Это было легко. Она хотела бы повторить один единственный час, снова и снова, всю свою оставшуюся жизнь. Она медленно пошла в сторону окна и посмотрела наружу. Сколько раз она стояла на том же месте на протяжении многих лет, искала и не находила ответов на то, чего она хотела бы для себя? К сожалению, сейчас все было по-другому. Единственного, чего она хотела, у нее никогда не будет.
Она посмотрела вниз и, увидев графин с бордо, налила себе большую порцию вина. Посмотрев на него мгновение, она поднесла его к губам. Перед тем, как начать пить, она подняла бокал вверх и тихо отсалютовала своим страданиям.
- С Рождеством, моя дорогая, - слезы тихо текли по ее лицу, когда она выпила все содержимое бокала. Блейн вновь налила янтарную жидкость, наполняя бокал до краев. Затем она подняла его и направилась вверх по лестнице к своей спальне.
Она не заметила темную фигуру, которая стояла в темноте и хранила молчание.
*****
Хелена поспешила открыть дверь, чтобы остановить настойчивый стук. Перед ней стояла элегантная женщина.
- Я могу вам помочь? - вежливо спросила Хелена.
- Да, я надеюсь, что можете. Меня зовут Эбигейл Астон-Карлайл.
*****
Хелена стояла удивленная, обе женщины искали на лицах друг друга хоть какой-то знак. В конце концов обе поняли, что между ними не было ничего, кроме прошлого.
- Можно войти? - тихо спросила Эбигейл.
- Да, пожалуйста, - Хелена шагнула в сторону, пропуская ее. Та медленно вошла в небольшую, но уютную гостиную. Она увидела фотографии на стенах и кофейном столике. Хелена наблюдала, как жена Артура разглядывала снимки, которые составляли ее жизнь. Эбигейл остановилась перед фото молодой Габриэллы, сидящей верхом на пони. Солнце освещало маленькую девочку так, что ее голубые глаза казались такими же, как у ее отца. Эбигейл взяла фотографию и грустно улыбнулась.
- Артур любил лошадей… - ей не удалось сдержать печаль в голосе.
- Да...
Эбигейл закрыла глаза, услышав эти слова, и повернулась, чтобы посмотреть на женщину, всегда стоявшую между ней и мужчиной, которого она любила.
- Не желаете присесть? - сказала Хелена, указав на соседний диван.
- Да, спасибо, - затем она поставила фотографию Габриэллы, подошла к дивану и села.
- Могу я предложить вам что-нибудь выпить?
- Нет-нет, спасибо, - отказалась Эбигейл и опустила взгляд на пол, когда Хелена присела в кресло напротив нее. - Он никогда не переставал любить вас, - сказала Эбигейл и, подняв глаза, встретилась с удивленным взглядом Хелены. - Даже в конце. Его последние слова были о вас, - слезы побежали по щекам Эбигейл, когда она увидела, какая боль отразилась на лице Хелены.
- Я… - Хелена отвела взгляд. Она не хотела знать об этом. Какой от этого прок?
- Он проснулся, схватился за грудь и умер с вашим именем на устах.
Хелена повернулась в сторону женщины, сидящей перед ней сейчас и разделяющей ее боль.
- Он умер, сказав ваше имя...
- Прости… - это было все, что смогла сказать Хелена. Затем Эбигейл встала, подошла к окну и посмотрела на улицу.
- Я здесь потому, что это должно закончиться.
- Я не понимаю, - растерянно сказала Хелена.
- Я думаю, что понимаете. Я не хочу этого для своей дочки. И я не думаю, что вы хотите этого для своей, - прямо сказала Эбигейл и повернулась лицом к Хелене. Как только она увидела ее лицо, она поняла, что была права.
- Я не знаю, о чем вы говорите, - сказала Хелена, пытаясь скрыть свою растущую нервозность.
- Блейн - исключительная женщина. Она из тех людей, которые на самом деле добры и прекрасны. И она медленно умирает от любви. Я все эти месяцы держалась в стороне… Но больше не буду.
- Я не понимаю! -взволнованно сказала Хелена.
- Да ну? - Эбигейл повернулась и оказалась прямо перед ней. - Я видела их вместе. Это достаточно понятно для вас?
- Я не хочу слышать об этом, - Хелена быстро встала. - Прошу вас покинуть мой дом.
- Я знаю, что это трудно. Я пыталась позабыть об этом и просто игнорировать, но реальность такова, что моя дочь в большой печали, и я знаю, что ваша тоже, - Эбигейл обратилась к женщине, стоящей перед ней, чей облик выглядел суровым и непреклонным.
- У Габриэллы все просто отлично. Я сожалею, - сказала Хелена, направляясь к входной двери, чтобы выпроводить Эбигейл.
- Я не хотела, чтобы моя дочь стала лесбиянкой, - эти слова заставили Хелену остановиться и повернуться. Ее взгляд погрустнел, когда она увидела, как ее собственная боль отражается в глазах Эбигейл. - Я не хочу такой жизни для нее.
Хелена остановилась и отвела взгляд.
- Блейн всегда была нашей опорой. Она сильная и гордая, она все те клише, которые применялись в мое время. Моя дочь - лучшая из всех нас. Даже Артур не смог это изменить.
Теперь Хелена смотрела на нее в замешательстве. Эбигейл глубоко вздохнула.
- Он по-своему любил всех детей, но хотел сделать их такими, какими видел в своих мечтах. Чейз просто восстал, поняв, что не сможет соответствовать, и решил ничего не делать со своей жизнью. Диана - в значительной степени то же самое, она всегда шла туда, куда смотрели ее глаза, и даже не пыталась научиться хоть чему-то. Блейн была той, кто преуспела во всем и занимала все его внимание. Он души в ней не чаял, и она его обожала. Блейн была всем, что он хотел, за исключением одного.
Хелена терпеливо ждала. Это опечалило ее, потому что Артур на самом деле был человеком, который не заслуживал, чтобы его так много любили.
- Блейн не хотела выходить замуж. Она так и не смогла найти кого-то и подарить ему внуков, которым он так хотел оставить все свое наследие. Они бесконечно спорили об этом, но она никогда не сдавалась. И, конечно же, часть его была горда, что она была настолько сильна в своих убеждениях, - печально закончила Эбигейл.
- Он был щедр с Элли и Кристофером, - просто сказала Хелена и снова села.
- Артур так и не изменил свое завещание, - без обиняков ответила Эбигейл. Хелена в замешательстве посмотрела на нее.
- Даже в конце жизни он не перестал быть эгоистичным, зацикленным только на себе человеком, каким он всегда был. Я любила его, но это правда.
- Но целевые фонды для Элли и Кристофера…
- Я была там, когда читали завещание. А целевые фонды, если они и появились, то они пришли от Блейн. Он оставил ей контроль над всем, - Эбигейл присела, а вдруг стала выглядеть устало. - Блейн пьет, что совершенно не свойственно ей. Моя дочь погружена в такую невероятную грусть, что на самом деле пугает меня, - Эбигейл посмотрела на Хелену глазами, полными слез. Та отвела взгляд. Она не хотела слышать этого, и часть ее возмущалась поведением своей дочери.
- Если с ней что-то случится, Габриэлла уже никогда не будет знать покоя.
- Это угроза? - сердито спросила Хелена и повернулась к Эбигейл.
- Нет… - печально продолжала Эбигейл. - Я видела их… я видела, как их тянуло друг к другу. И должна была понять все, потому что так было с самого начала. Между ними было особенное взаимопонимание. Я знаю, что Артур узнал об этом и потребовал от Блейн держаться подальше. Это тоже очень сильно подкосило ее. Она потеряла отца и единственного человека, которого полюбила, в один и тот же день, - Эбигейл посмотрела вверх, и слезы потекли по ее лицу.
- Время… это может пройти, это не… - начала говорить Хелена.
- Если что-нибудь случится с Блейн, Габриэлла никогда не простит себя. Я видела их вместе… именно поэтому я знаю.
Хелена встала и обняла себя за плечи. Она не знала, что делать или что думать. Ее Лейла действительно такая? Сможет ли она посмотреть за пределы своих предрассудков и принять это? Она просто не была уверена, что сможет.
- На Рождество моя дочь была тенью женщины, которую я знала. В то время, по крайней мере, она все еще была в мире живых. Это первый Сочельник, когда ее не было с нами. Ее брат на самом деле ждал ее. Он пришел в мою комнату в ту ночь... я никогда не видела, чтобы Чейз так беспокоился о ней. В ту ночь это было так. Блейн всегда была нашей опорой… - Эбигейл принялась хватать ртом воздух, потому что слезы снова начали одолевать ее. - С тех пор она избегает нас всех.
Эбигейл села, достала носовой платок из сумочки и начала вытирать слезы.
- Два месяца назад она просто перестала ходить в офис и улетела в свой дом в Кейп-код. Это было два месяца назад. Я была зла, мы все были такими злыми… злыми и растерянными. У меня плохое предчувствие, и несколько дней назад я поехала к ней. То, что я нашла там, привело меня сюда, к тебе… -  Эбигайл заплакала навзрыд и ее тело начало трясти. Хелена подошла к ней и села рядом.
- Я увидела незнакомку. Худую и изможденную, я не думаю, что она даже поняла, что я была там. Она просто смотрит в океан. Мне страшно.
Хелена встала. - Прости.
Эбигейл тоже поднялась, слишком разочарованная тем, что не смогла прикоснуться к сердцу Хелены.
- Наследие Артура состоит из одних только боли и печали. Мы должны прекратить это, -  умоляла Эбигейл. Хелена подошла к двери, и на этот раз Эбигейл последовала за ней. Перед тем, как полностью выйти из дома, она вручила Хелене визитку.
- Мы все еще можем что-то изменить. Я думаю, что вы любите свою Габриэллу очень сильно. Счастлива ли она? Посмотрите на нее, действительно посмотрите на нее, а затем позвоните мне. Пока не стало слишком поздно для вас, для меня и для них. Они все еще могут обрести свое счастье.
Хелена взяла карточку и стояла у двери до тех пор, пока лимузин не исчез за углом.
*****
Габриэлла смотрела на кусок мрамора, стоящий перед ней и никак не могла сосредоточиться. Утешение, которое она получала от своей работы, медленно, но верно каждый день становилось все слабее. Она закрыла глаза и прижалась лбом к прохладному камню, и, как всегда, видение прекрасного лица затопило ее разум.
- Блейн... - сказала она тихо. - Где ты? Сегодня я чувствую тебя так близко к себе. Ты думаешь обо мне? Блейн… - ее глаза оставались закрытыми, и слезы потекли по лицу.
Элли стояла у двери вместе с бабушкой и слышала все слова своей матери. Они все думали, что она была всего лишь ребенком, но многое сейчас стало иметь для нее смысл. Она увидела, как слезы потекли по лицу ее мамы, и подошла к ней. Габриэлла посмотрела на дочь и протянула ей руки. Обняв своего ребенка, Габриэлла горько заплакала.
- Не плачь, мамочка. Не плачь, все будет хорошо, - Элли нежно гладила волосы своей матери, пытаясь успокоить ее. Хелена тихонько стояла возле двери. Габриэлла не замечала их до тех пор, пока Элли не подошла к ней.
- Я знаю, детка. Просто сегодня твоей маме немного грустно. Со мной все в порядке, не волнуйся, ладно? - сказала Габриэлла, держась за своего ребенка. Ее дети делали ее жизнь терпимой. Потребность в Блейн заполонила всю ее жизнь, да так, что она с трудом могла дышать.
- Abuela здесь, - сказала Элли, глядя на бабушку. Перед тем, как повернуться в сторону матери, Габриэлла быстро вытерла лицо.
- Привет, мама, - она улыбнулась, встала и подошла, чтобы поцеловать маму в щеку. - Ты останешься на обед?
- Это было бы хорошо.
*****
- Спасибо, что пришла, Блейн, - сказал Нейл, подходя к ней. - Она отказалась говорить с кем-либо еще, кроме тебя.
Нейл Тедеско был одним из самых компетентных ее вице-президентов. Он звонил ей и продолжал звать до тех пор, пока она, наконец, не согласилась приехать.
- Да, это очевидно, - ехидно промолвила Блейн и, обойдя стол, села. - В чем проблема?
- Все шло гладко, пока не пришло время подписать контракты. Она с самого начала настаивала на встрече с тобой. Ничто не могло помешать ей. Прости, Блейн, я знаю, ты не хотела, чтобы тебя беспокоили, но другого пути не было. Я перепробовал все, - раздраженно закончил Нейл. Она взмахнула рукой, как будто внезапно устала от всего этого.
- Прекрасно, когда она будет здесь?
- Она уже здесь. Ты хочешь, чтобы я привел ее сюда, или предпочла бы встретиться с ней в зале заседаний?
- Здесь… приведи ее сюда, Нейл, - Блейн откинулась в кресле и закрыла глаза.
Нейл казался неуверенным в себе и не двинулся с места. Он мог бы сказать, что Блейн немного похудела и выглядела довольно бледно. Что случилось с некогда энергичным и сильным человеком, которого он знал, как Блейн Энбервиль? Он видел ее первый раз за почти шесть месяцев, в течение которых она просто не показывалась здесь. Видя ее сейчас, он понял, что происходило что-то очень неправильное. Женщина, сидящая сейчас перед ним, казалась хрупкой и уязвимой. Жизненная сила, которую она всегда излучала, сейчас попросту отсутствовала в ней. Когда Блейн наконец-то заметила, что он все еще стоит на прежнем месте, она открыла глаза и посмотрела на него.
- Ну? Пойди и приведи ее. Я не собираюсь сидеть здесь весь день, Нейл.
Казалось, в тот момент он очнулся и оставил ее. Она была очень раздражительна и знала об этом. Ей не хотелось быть здесь. Ответственность, подотчетность, респектабельность… это были слова, которые принадлежали той, кем она была так долго. Блейн не была уверена, почему она вообще пришла сюда. Компания могла существовать и без нее, она знала это. Кроме того, у нее были… у всех у них было достаточно денег, чтобы прожить несколько жизней. Какое это имеет значение, если одну из сделок они потеряют, или две, или три? Ее больше это не волновало. Все, чего она хотела, - остаться наедине со своими воспоминаниями и своим отвращением к тому, кем она стала и почему позволила себе стать такой.
В то утро, когда Нейл позвонил, он был гораздо настойчивее, чем раньше. Прошло, казалось, так много… так много рассветов, ночей и дней; и чем больше их делалось, тем сильнее манил ее океан. Это ее даже как-то напугало. Не то, чтобы она так уж сильно боялась смерти или мысли о том, что наконец-то ее жажда и одиночество закончатся…. Но вот само понимание того, что она действительно так сильно хотела этого, потрясло ее. Зов Нейла был как призыв вернуться на берег…  он бросил ей спасательный круг, с которым можно было вернуться обратно, если только ей захочется протянуть руку и взяться за него.
А сейчас она сидела в своем старом кресле и осматривала вещи, стоящие вокруг, которые когда-то очень многое значили для нее. Свидетельства ее триумфа висели на стенах вокруг нее. И теперь, когда ее голова снова поникла в печали, переполнившей ее душу, дверь кабинета распахнулась.
Блейн не слышала, как дверь сначала открылась, а затем закрылась. Она подняла голову с закрытыми глазами и откинулась на спину. “Это была ошибка, - сказала она себе. - Когда встреча закончится, я вернусь на мыс”. Наконец-то все канет в… прошлое, потому что даже осколки и обломки причиняли ей невыносимую боль.
- Прости, я не знала, что ты больна, - нежный голос заставил ее голову подняться и открыть глаза. Блейн с холодной отстраненность уставилась на женщину, стоящую перед ней.
- Пожалуйста, садись.
Ее губы растянулись в вежливую улыбку, а глаза смотрели вперед грозно и сурово.
- Правда, Блейн. Прости.
Блейн кивнула и стала ждать. Когда Тара ничего не сказала, она встала и направилась в сторону большого панорамного окна и остановившись, посмотрела на город Бостон. "Как высоко мы находимся. Отсюда мир кажется таким маленьким". Тара смотрела на нее с восхищением.
- Почему ты избегала этой встречи?
Блейн грустно улыбнулась, по-прежнему глядя в окно, и тихо сказала: - Я не избегаю тебя, Тара. Мне просто не хочется быть здесь.
Тара встала и подошла к ней.
- Вся эта сделка заключалась из-за тебя.
- Я знаю, - призналась Блейн.
- Довольно самоуверенно, не так ли? - игриво сказала Тара.
- Нет, мне просто надоело играть в эти игры, - Блейн повернулась к ней. Они обе посмотрели друг на друга, не говоря ни слова.
- Я не хочу больше играть, Тара. Я сказала тебе это ночью в клубе Куинси, - Блейн отвела свой взгляд в сторону и взъерошила пальцами волосы. - Это хорошая сделка. Если ты хочешь ее - подписывай контракты. Если не хочешь - не подписывай.
- Она настолько глубоко засела внутри тебя, что ты перестала походить на живую? - ядовито сказала Тара. - Господи, посмотри на себя! Ты выглядишь, как дерьмо!
Блейн молчала.
- Боже мой... ты так сильно ее любишь? - недоверчиво спросила Тара.
- Госпожа Монтгомери, моя личная жизнь тут ни при чем. Насколько я помню, в темном клубе Куинси мы с вами разделили танец и поцелуй, и это все, - сердито сказала Блейн. - А теперь говорите, будете ли вы подписывать этот договор или нет?
- Я хочу тебя. Я хочу узнать тебя, - вдруг прошептала Тара. - Мне бы очень хотелось, чтобы и ты узнала меня. Я тебя не обижу.
Блейн отвела взгляд, и глаза Тары начали наполняться слезами.
- Вы совершенно правы, Мисс Монтгомери. Я едва знаю вас, а вы едва знаете меня. И вам не стоит меня узнавать, Мисс Монтгомери, я уверяю.
- Я знаю о тебе больше, чем ты можешь себе представить. Просто так получилось, что я вошла в твою жизнь слишком поздно, - Тара сделала шаг поближе. - Я влюбилась в тот момент, когда увидела тебя в Копли.
Блейн улыбнулась и вдруг рассмеялась.
- О чем вы говорите? Мы не встречались в Копли, Мисс Монтгомери, вы спутали меня с главным героем воображаемого любовного романа.
- Я приехала в Бостон, чтобы встретиться с тобой. Я жила в Копли. Тогда ты была там… Блейн Энбервиль… рядом со мной в лифте. Я узнала тебя по фотографии, которую видела однажды в “Фортуне”. И захотела тебя прямо тогда. Вообще-то я собиралась заговорить с тобой в том лифте, но увидела слезы, скатывающиеся по твоему лицу.
Глаза Блейн нашли ее лицо и увидели правду в ее словах. Она хорошо помнила тот день.
- В этот момент все и случилось. Когда ты вышла из лифта, я почувствовала потерю и уже знала правду. Я люблю тебя, Блейн. Нет никакой игры, это моя правда, - Тара закончила и теперь слезы потекли и по ее лицу. - Я знаю, что ты полюбишь меня… я знаю, что смогу сделать тебя счастливой. Я бы хотела, по крайней мере, попросить шанс, чтобы попробовать.
- Тара… - Блейн посмотрела вниз, не находя слов.
- Я смогу заставить тебя позабыть ее, - раздосадовано произнесла Тара. Блейн печально посмотрела на нее.
- Никто не сможет занять ее место. Она забрала всю меня. Прости, - Блейн пошла прочь.
- Пожалуйста, дай мне шанс, - Тара схватила ее за руку и развернула. - Всего один шанс!
- Прощай, Тара, - Блейн вышла, оставив ее стоять посреди офиса. Как только Блейн вышла из кабинета, Нейл вошел туда неуверенный в том, что он там встретит.
- Мисс Монтгомери? - сказал он и подошел к ней. - Все в порядке?
Тара вытерла лицо и повернулась к нему с яркой улыбкой.
- Да, все хорошо, мистер Тедеско. Где эти контракты?
- Вот они, мисс Монтгомери, - Нейл вдруг улыбнулся и, подойдя к столу, протянул ей ручку, чтобы подписать бумаги.
- Спасибо, - мягко улыбнулась она. Тара подписала все четыре экземпляра и выпрямилась.
- Ну, кажется, это начало нашего совместного бизнеса.
- Спасибо. Я отправлю копии вашему адвокату, - Нейл пожал ей руку и улыбнулся про себя, глядя на то, как она уходит.
Как только Тара Монтгомери отвернулась от него, ее улыбка тут же исчезла, а грусть вновь заполнила ее глаза. Каждый, сделанный ею шаг, казался более болезненным. Она знала, что с каждым шагом оказывалась все дальше и дальше от своей любви.
- Я опоздала, любовь моя. Я опоздала.
*****
Габриэлла подошла к Джозефу и молча встала рядом с ним. Они оба смотрели на сад - молчали и ждали.
- Джозеф… - начала говорить Габриэлла через несколько минут.
- Я знаю, - ответил он, низко склонив голову.
- Прости.
Он кивнул.
- Дети...
- С детьми все будет в порядке, - он выпрямился и снова посмотрел в сад. - Они похожи на тебя. Они сильные.
- Я хотела, чтобы это было навсегда, - сказала Габриэлла, а слезы текли по ее лицу.
- Я знаю, - они оба молча стояли рядом друг с другом. - Ты собираешься к ней?
- Нет.
Джозеф удивленно повернулся.
- Просто между нами слишком большой океан. Мама… - Габриэлла затихла и посмотрела вниз.
- Хелена знает?
- Я сказала ей.
- Мы могли бы попробовать, Габриэлла, - с надеждой произнес Джозеф.
- Я так больше не могу, Джозеф. Прости. Я знаю, что причиняю тебе боль.
- Я уеду сегодня вечером, - сказал он и оставил ее, стоящей на террасе. Габриэлла позволила пролиться своим слезам. Эта часть ее жизни закончилась.
*****
Диана жила дома уже несколько недель и сумела держать свою мать все время занятой. Она попыталась дозвониться до Блейн, но трубку так никто и не поднял.
- Мама, позвонил Джек, и у него есть лишний билет в филармонию. Почему бы тебе не пойти с нами?
- Нет, дорогая, вы идете. Я просто собираюсь пораньше лечь спать.
- Мама… я беспокоюсь о тебе, - нежно сказала Диана, подходя к Эбигейл.
- Я беспокоюсь о твоей сестре. Я была у нее несколько дней назад. Она выглядит ужасно. Она просто чахнет, и я не могу остановить это.
- Мама...
Звон телефона прервал их разговор, и Эбигейл взяла трубку.
- Здравствуйте.
На ее лице было написано удивление, и по мере того, как она слушала, ее удивление постепенно превратилось в улыбку.
*****
- Лейла.
Габриэлла медленно повернулась, а затем улыбнулась, подходя к своей матери.
- Мама, я не знала, что ты здесь.
- Я пришла пообщаться с внуками.
Габриэлла с любопытством посмотрела на нее.
- Я уже поговорила с Элли. Она просто невероятная молодая женщина.
Габриэлла улыбнулась.
- Она так быстро растет, мама. Иногда мне жаль, что я не смогу навсегда удержать мою маленькую девочку рядом с собой.
- Я знаю. Но, если ты их любишь, Лейла, то должна отпустить.
Габриэлла поискала взглядом лицо своей матери. Хелена взяла дочь за руку и проводила ее до маленького диванчика у стены студии, которая была обращена к саду. Когда они сели рядом, Хелена взяла руки дочери в свои ладони и подержала их.
- Родители всегда хотят для своих детей только лучшего.
- Да, мама.
- Но иногда даже самые лучшие наши пожелания - это совсем не то, что они хотят для себя, - Хелена внимательно посмотрела в ее испуганные глаза. - Я всегда так много хотела для тебя.
Габриэлла улыбнулась.
- Когда ты родилась, и они положили тебя в мои объятия, я снова поверила в чудеса, Лейла. С этого момента я пообещала себе, что тебе не придется пройти через все те вещи, которые я… - Хелена посмотрела вниз, затем вверх и снова продолжала. - Я хотела, чтобы тебя любили, а ты любила в ответ. Я хотела, чтобы ты познала радость семьи и детей.
- Мама… - глаза Габриэллы начали заполняться слезами. - Я обещала тебе, что я не…
- Ты обещала мне, что не пойдешь к ней, - Хелена озвучила невысказанные слова, которые так долго стояли препятствием между ними. Габриэлла молчала, глядя на свои руки, которые удерживала ее мать. Хелена улыбнулась, и ее глаза тоже наполнились слезами.
- Ты больше, чем я заслуживаю. Ты всегда заставляла меня гордиться тобой, Лейла, - Хелена отпустила одну руку дочери и погладила ее по мокрой щеке. - Ты такая красивая и внутри, и снаружи. У тебя столько талантов. Твой отец был так горд за тебя. Он с такой гордостью говорил: “Моя прекрасная дочь - художник”.  Хелена еще раз глубоко вздохнула. - Ты не такая, как он!
После того, как Хелена сказала эти слова, Габриэлла точно знала, что ее мать имела в виду. Габриэлла громко всхлипнула, наклонилась вперед и упала в объятия матери.
- Ты моя дочь. И ты дочь Умберто Сотомайора, - Хелена плакала вместе с дочкой, продолжая говорить и крепко держась за нее. - Твой отец так любил тебя, Лейла, - затем Хелена отстранилась от дочери и с любовью начала вытирать ее лицо. - Просто мы оба хотели, чтобы ты была счастлива.
Слезы Габриэллы продолжали падать.
- Я думаю, что пришло и мое время отпустить тебя.
Габриэлла посмотрела на нее, совсем не уверенная в том, что та пыталась ей сказать.
- Я не понимаю?
- Ты поймешь, моя Лейла. Обязательно поймешь.
*****

Было еще только начало октября, а ветер с Атлантики веял холодом, предвещая погоду на ближайшее будущее. Блейн стояла на высоком рифе, ни о чем не думая, ни чувствуя холода Арктики. Дни и ночи больше ничего не значили для нее. Она спала, когда приказывало ее тело, и ела, когда чувствовала, что тело подводит ее, что в последнее время, казалось, случалось все чаще. Она просто перестала даже пытаться врать самой себе. Это было место, где она хотела, чтобы все остановилось. Стоя на верхней части рифа, она ждала. Ждала так, как ждала уже столько других раз, - закрыв глаза и мечтая. Мечтая о том, чего у нее никогда не будет. Она отклонила голову назад и улыбнулась. Все опять становилось таким реальным. Она могла слышать голоса и чувствовать радость. Блейн была готова закрыть глаза и взлететь в воздух, совершить прыжок в мир, который она создала в своих мечтах, мир, в котором была счастлива. Мир, где ее любили.
-Габриэлла... - позвала она с тоской и лаской в дующий ветер.
- Я здесь, моя дорогая.
- Я не могу больше ждать, - грустно ответила Блейн и сделала шаг поближе к краю. - Я хочу быть с тобой.
- Обернись и будь со мной, моя любовь.
Габриэлла стояла всего в нескольких футах от Блейн. Она вдруг осознала надвигающуюся опасность, и ее сердце словно перестало биться.
- Я настоящая, Блейн, и я люблю тебя. Пожалуйста, моя дорогая, ты так сильно нужна мне. Развернись и подойди ко мне.
Блейн неуверено покачнулась и открыла глаза. Она медленно повернулась, и ее глаза наполнились видением, стоящим перед ней, которое можно было рассмотреть даже сквозь слезы, застилающие ее глаза.
- Ты на самом деле здесь? Или ты очередной кошмар, пришедший мучать меня?
Габриэлла протянула руку.
- Подойди ко мне и позволь мне показать.
Блейн вдруг заметила движение у дома и увидела, как ее мать и Хелена помогали детям и Диане доставать чемоданы из машины.
- Я здесь, если ты все еще хочешь меня, - сказала ей Габриэлла.
Блейн снова посмотрела на нее, а затем снова в сторону дома. В этот момент Эбигейл и Хелена смотрели на них и ждали. Блейн повернулась, чтобы посмотреть на Габриэллу еще раз.
- Я люблю тебя, Блейн Саманта Энбервиль. И надеюсь, что у тебя достаточно места в доме, потому что в нем будет полно народу, - Габриэлла улыбнулась, а слезы продолжали падать.
- Габриэлла? - Блейн внезапно осознала, что это был не сон. Она преодолела расстояние между ними и потянула Габриэллу в свои объятия. - Габриэлла... Габриэлла, - плача продолжала повторять она, и ее тело затряслось от рыданий.
- Отныне и навек, моя дорогая. Вместе отныне и навек.
Конец

+3

7

Я буду первая)))
Интересный сюжет.
Отличная работа переводчиков.
И еще раз спасибо за возможность сопереживать героям и приятно провести время.

Отредактировано K.Simon (13.01.16 20:23:17)

+1

8

героини Гарднер любят - так любят...

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » С. Энн Гарднер "Роман о любви"