Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Робин Александер - Почти мертва


Робин Александер - Почти мертва

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Робин Александер
ПОЧТИ МЕРТВА
Перевод: Эмма
rxwp.ru
Слоан Хокинс обманула смерть, выскользнув из её ледяных объятий. Только тогда она поняла, что жила лишь наполовину. Теперь она понимает, что для того, чтобы жить по-настоящему полной жизнью, она должна обрушить стены, возведённые ею самой для самозащиты. Слоан готова это сделать и впустить любовь в свою жизнь, но неожиданно сталкивается с новым препятствием…
Коррин Вернер (Джейд) также прожила всю свою жизнь, отгородившись от окружающих стенами эмоциональной крепости. Познакомившись со Слоан Хокинс, Джейд начинает надеяться, что та может отличаться от других. В своих самых диких мечтах она не могла вообразить, насколько…
P.S.: Переведено Эммой для любимого сайта RXWP.RU :)
Самой сладкой из Роз.
Пролог
“Я вижу её! Её толстовка зацепилась за что-то”.
Страх сковал Деб плотной коркой льда, почти такой же холодной, как снег, на котором она лежала. Её руки, державшие Миранду за лодыжки, окоченели даже в перчатках. Мышцы спины и пресса дрогнули, когда Деб подняла голову, чтобы окинуть взглядом ужасающее зрелище. Это была её идея, её вина.
В конце прошлого года она приняла решение “сбросить” пятьдесят фунтов, и приступила к активным действиям. Наматывая бесконечные километры на беговой дорожке и вызывая рвоту после каждого приема пищи, она представляла себя в облегающем лыжном костюме. Костюме, который подчеркнёт с таким трудом заработанное тело и скроет растяжки. Но в Солнечной Флориде никто не носил лыжные костюмы, так и родилась идея для зимних каникул. Они предпочли Западную Вирджинию Колорадо, поскольку ни одна из её подруг не умела кататься на лыжах, и они не хотели опозориться на глазах у тысяч любителей горнолыжного спорта.
Деб допускала, что, возможно, Миранда виновата не меньше неё. Ведь это Миранде принадлежала идея прогуляться по лесу недалеко от хижины. А Лонна захотела свернуть с тропы и пойти по следам животных, которых они надеялись увидеть и, если повезёт, сфотографировать.
Пока Деб, последнее звено в цепочке из четырех женщин, прокручивала в голове каждое решение, совокупность которых привела их всех к этой точке, она наблюдала, как Лонна изо всех сил пыталась вытянуть Слоан из трещины во льду. Марти ушла за помощью, и казалось, что с её ухода прошло уже несколько часов. Деб вздрогнула, подумав, как долго Слоан пробыла в ледяной воде.
“Отпусти меня”, – сказала Миранда, освобождая свой ботинок из слабого захвата Деб.
“Что ты делаешь?” – зубы Деб стучали так сильно, что она едва смогла выговорить вопрос и прикусила при этом язык. Миранда оглянулась через плечо, начиная осторожно ползти по льду. “Я собираюсь помочь Лонне. Сама она не сможет вытащить Слоан”.
“Ты с ума сошла? Мы все можем провалиться в полынью, и кто тогда нам поможет?” – закричала Деб.
Миранда поползла дальше, не ответив ей. Деб на животе подползла к Энджел, следующей женщине в цепочке, и схватила её за лодыжки.
Лёд стонал и скрипел, пока Миранда и Лонна лихорадочно работали, пытаясь освободить свою подругу. Деб увидела, как тёмная голова Слоан появилась в поле зрения, и ахнула, когда посмотрела на её лицо – синеватое, непривычно бледное, почти нечеловеческое. Безжизненные глаза смотрели сквозь неё, и Деб услышала беспомощные восклицания своих подруг. Это её вина, только её вина.
“Они идут! Помощь идет!” – закричала Марти, пробираясь со всей возможной скоростью сквозь снег. Слезы облегчения потекли по лицу Деб, когда она разглядела позади незнакомца с оранжевым чемоданчиком в руках. Вдалеке завыли сирены, но посмотрев на лицо Слоан, Деб подумала, что всё уже может быть напрасно.
Глава 1
“Она лесбиянка. Держу пари на мою следующую зарплату”, – сказала Миранда, пока мы смотрели, как новый тренер оздоровительного центра Панасеи продефилировала через зал.
“У неё походка дайка. Гетеросексуальные женщины так не ходят. И прозвище это подтверждает, оно у неё лесбийское”.
“На самом деле, Джейд звучит скорее как прозвище стриптизерши. – Я слышала, она получила прозвище из-за цвета ее глаз (прим.пер.: Jade – нефрит, англ.), но по мне, так они были больше похожи на изумрудные. – Она заработала бы намного больше денег, танцуя у шеста, чем пытаясь кнутом привести нас всех в форму”.
“Бьюсь об заклад, она слишком высокомерна, – продолжала Миранда, игнорируя моё замечание. – Все, кто находятся сейчас здесь, наблюдают за ней. И она это знает”.
Миранда была права. Вместе с нами все находящиеся в зале открыто оценивали её или разглядывали тайком, когда она не могла заметить.
“Она выше половины мужчин здесь. – Миранда вытерла лицо полотенцем, пристально глядя на Джейд. – И, наверное, думает, что она само совершенство”.
“Так и есть. – Я улыбнулась, когда Миранда сердито посмотрела в мою сторону. – Я однажды видела её идеальные зубы, когда она слегка улыбнулась. Не часто она это делает. Безупречная кожа без намёка на целлюлит, блестящие длинные тёмные волосы – она само совершенство”.
Миранда снова обратила своё внимание на нового тренера, когда Джейд продемонстрировала идеальный выпад: “Посмотри на эти мускулы. Она, наверное, работает над своим телом постоянно. Мы ходим сюда почти год, и ни одна из нас так не выглядит”.
“Говори за себя. – Я напрягла руку. – Мои мускулы выглядят как грозное оружие”.
“Если сравнивать с ней, твои похожи на водяные пистолеты, апотомус* хвастунитус”.
“Мне кажется, ты ревнуешь”. – Я увернулась от шлепка и засмеялась.
“Конечно, да. Я замужем, а это не совместимо с похотью, поэтому единственное, что мне остаётся – это скулить. – Миранда покачала головой. – Ты бы видела Марти, когда мы были здесь. Она так пялилась на тренершу, что забыла, как переставлять ноги на беговой дорожке. И отлетела в зеркало прежде, чем поняла, что происходит”.
“Марти была здесь с тобой? Это что-то новенькое!”
Миранда кивнула: “Она хотела посмотреть на новенькую. Некоторые её коллеги говорили о ней”.
“Держу пари, она так же пускала слюни, как и все мы,” - сказала я с ухмылкой.
“Лучше бы это было не так. Если мне нельзя, то ей тем более”.
Я повесила своё полотенце на шею: “Нет ничего плохого в том, что супруги увлекаются кем-то, если при этом они честны друг с другом и их намерения не идут дальше, чем просто посмотреть”.
“Слоан Хокинс, иногда ты говоришь, как мужчина. – Миранда кинула в меня полотенцем. – Пора убираться отсюда. Я обещала Марти пиццу на ужин. Мне нужно домой, где я сведу на нет всю тяжелую работу, что мы здесь сегодня проделали”.
“Ты иди. – Я встала и потянулась. – У меня на обед была пицца, так что я хочу пробежать ещё милю”.
Миранда покачала головой и сказала: “О, маленький игрок, эта задачка тебе не по зубам. Лучше забудь об этом”, – она в последний раз взглянула на Джейд и повернулась ко мне. - Расскажешь мне, как она тебя отшила, завтра за завтраком”.
У меня не было намерения поиграть с Джейд или ещё с кем-то, но я не собиралась признаваться в этом Миранде. Я не была готова признать, что уже месяц не ходила на свидания. Даже намёк на изменения в моих привычках дал бы Миранде и нашим подругам повод суетиться вокруг меня. Я была благодарна им за заботу, но с момента несчастного случая я устала от постоянных: “С тобой всё в порядке?” или “Ты не хочешь поговорить об этом?” На самом деле, всё было не в порядке, и я, конечно же, не хотела об этом говорить.
Я устала быть под микроскопом. С той минуты, как я очнулась в больнице, все хотели знать, каково это быть мёртвой. Я понятия не имею. Я не видела света в конце туннеля и не слышала голосов умерших близких, зовущих меня. Помню только, что очнулась будто после крепкого сна в окружении ошарашенных подруг. И хотя у меня не было никаких предсмертных видений из иного мира, я покидала больницу с чувством, скорее даже знанием, что эта жизнь лишь подготовка к другому более возвышенному существованию.
“Я сейчас потеряю сознание или меня стошнит,” – услышала я женский голос сквозь шум беговой дорожки.
Я посмотрела в зеркало и увидела весь тренажёрный зал как на ладони. Говорила женщина, замершая в положении выпада. Она смущенно посмотрела на Джейд и сказала: “Я, кажется, застряла”. Джейд протянула ей руку, и женщина медленно выпрямилась. “Думаю, мои ягодицы сейчас взорвутся,” – громко прошептала она. Я прикусила щёку изнутри, пытаясь справится со смехом, пока наблюдала, как владелица взорванной задницы хромает к раздевалке.
Я снова оглядела себя в зеркале и с грустью отметила, что я уже не та женщина, какой была в двадцать или даже в тридцать с небольшим. Нездоровая пища и выпивка на ночь в течение многих лет давали о себе знать, и с этим надо было срочно что-то делать. Я начала бегать по двум причинам: первая заключалась в том, что я хотела избавиться от жировой складки на талии. Вторая и, вероятно, самая главная причина была в том, что я не торопилась возвращаться в пустой дом, где нужно было себя чем-то занимать, пока не настанет время ложиться спать.
“Знаешь, если разнообразить программу тренировки, то достигнешь больших результатов, – произнёс кто-то. Я обернулась и увидела Само Совершенство рядом с беговой дорожкой, на которой я заканчивала тренировку ходьбой. – Я вижу тебя здесь, по крайней мере, три раза в неделю, и ты всегда выполняешь одну и ту же программу”.
“Думаю, я человек привычки”. – Я выключила машину и спрыгнула.
“Я Коррин Вернер, но все зовут меня просто Джейд”. – Она протянула руку, и я смущённо посмотрела на неё.
“Я… гермафоб**, пожалуйста, не принимайте это на свой счёт”.
Она подарила мне одну из тех полуулыбок, что и всем остальным в тренажерном зале, и кивнула: “Я понимаю”.
“Я привыкла бегать по своему району или по пляжу. Но моей лучшей подруге партнёрша подарила членство в этом клубе, когда она начала набирать вес в области живота. Она рыжая. Ты, наверное, уже видела её. – Джейд кивнула. – Я пошла за компанию, и, наверное, я действительно не слишком много сил вложила в эти тренировки”.
Я пожала плечами, когда Джейд посмотрела на меня с сомнением, будто не веря, что я сделала что-то большее, чем просто сидение на диване.
Она сложила руки на груди: “Раз уж ты каждый месяц платишь членский взнос, не думаешь ли ты, что должна получить то, за что платишь?”
Её поза и то, как она излагала свою мысль, заставили меня встать в оборону. Я чувствовала, как она говорила: “Присоединяйся к программе или проваливай”.
Я тоже скрестила руки: “Что ты предлагаешь? Может быть, свои услуги в качестве тренера?”
“Нет, что ты! Я собиралась предложить написать для тебя план тренировки в зависимости от того, какие цели ты преследуешь. – Она пожала плечами. – Это всё, что я могу предложить. Мой график уже расписан”.
Я была уверена, что её график был заполнен людьми, которые хотели выглядеть так же, как она, или же быть с нею.
“Сколько это будет мне стоить?”
Джейд прищурила глаза: “Ровным счётом ничего, это одна из привилегий членства. Никто не рассказал тебе об этом, когда ты вступила в клуб?”
Мне захотелось спросить, рассказывал ли ей кто-нибудь, что она должна быть любезна с клиентами. Её расположение ко мне распространялось волнами, и мне захотелось ему соответствовать: “Так, вероятно, и было, но, как я уже сказала, я не слишком много сил вложила в тренировки. Я просто составила компанию Миранде”.
Она стояла, склонив голову набок и скрестив руки за спиной: “Ну, я надеюсь, что ты подумаешь над моим предложением. И скажи своей подруге Миранде, что я буду рада написать план тренировок и для неё”.
“Я подумаю. – Я перекинула своё полотенце через плечо. – Было приятно познакомиться,” – развернувшись, я пошла прочь.
“Я бываю здесь до девяти каждый будний вечер,” – крикнула мне вслед Джейд.
“Я знаю”, – бросила я через плечо, продолжая идти.
_______________________________________
* - Apotomus – род подсемейства жужелиц.
** - Гермофобия – страх перед возможностью заразиться микробами при контакте с другим человеком или предметом. Поэтому у гермофобов появляется боязнь идти на контакт с другими (в том числе, здороваться за руку) – они воспринимают его исключительно с точки зрения опасности заражения.
*******
Следующим утром я открыла свой магазин, который состоял чуть ли не из одного кассового аппарата, и подперла стулом дверь. Март в штате Флорида может быть непредсказуемым. На неделю или две пришла весна, на деревьях и кустарниках набухли почки, а затем вновь похолодало. Сегодня весна витала в воздухе, и я позволила теплу и ароматам цветенья заполнить мой магазин.
Жители северных штатов, на зимнее время переезжающие в южные штаты, помогали мне продержаться на плаву во время межсезонья. Лето приносило с собой совершенно новых клиентов – тех, кто арендовал пляжные домики для отдыха на побережье залива. Это было как раз то, что нужно. Мой магазин был рогом изобилия для декора в пляжном стиле. В нём не было дешёвой ерунды, продающейся на каждом шагу, типа пепельниц из ракушек и футболок. На это в Панасеи действительно почти не было спроса, хотя небольшое количество всё же было выложено на прилавках минимаркетов. Я продавала гравюры и плетеную мебель, крабовые ловушки, все те вещи, на которые можно посмотреть и вспомнить мир, открывшийся для вас на берегу залива.
Вдоль шоссе 98 раскинулась сеть небольших городков – Крофордвилл, Медарт, Панасея и Ошлокани-Бей, и человек, не знакомый с местностью, даже не замечал, как из одного попадал в другой. По мне, так лучше не бывает – небольшие городишки, жизнь на пляже, скрытом стеной дубов и сосен. А в случае необходимости за полчаса я могла добраться до Таллахасси.
“В твоём магазине слишком много пыли и пыльцы”.
Я выглянула из-за прилавка, где вплетала одну из красивейших ракушек, что я нашла на пляже, в ожерелье, и улыбнулась вошедшей Миранде: “Больше некого спасать этим утром?”
“На самом деле, я только что с вызова по поводу боли в животе, первого за это утро. – Миранда поморщилась. – Её вырвало на мои ботинки. Ещё нет десяти часов, а я уже в запасном халате”.
Я сморщила нос и отошла на безопасное расстояние.
“Я уже приняла душ, дурочка”.
Я огляделась вокруг: “Где твой напарник?”
Миранда улыбнулась: “Отсыпается после похмелья в отделении. Снова поругался с подружкой и утопил свой гнев в бутылке водки. Излишне говорить, что все вопросы по поводу желудка нашей пациентки отражались на нём. Кажется, за все годы работы парамедиком я никогда не видела человека такого зелёного оттенка”. – Она облокотилась о прилавок и повертела в руках одно из уже готовых ожерелий. – “Так как всё прошло с Джейд прошлой ночью?”
Я сосредоточила своё внимание на проекте: “Она предложила написать план тренировки для нас. По её словам, мы не дождёмся результатов, если продолжим каждый раз делать одни и те же упражнения”.
“Итак, ты сделала первый шаг”.
“Да, и она такая же высокомерная, как ты и думала. – Я посмотрела на Миранду и усмехнулась. – Ты не сможешь прожить мою жизнь вместе со мной”.
“Чёрт! Марти будет так разочарована. Я сказала ей, что ты творишь чудеса. Теряешь хватку, маленький игрок. Было время, когда перед твоим обаянием никто не мог устоять. Одно радует, она крепкий орешек даже для тебя”.
Я рассмеялась: “Да, малышка получила отставку, но она сможет повторить свою попытку в другой раз”.
“Да ты просто Казанова в юбке! Ты не устаёшь от этого?”
Я покачала головой и продолжила плести: “Если бы я успокоилась, я не смогла бы развлекать тебя рассказами о моих подвигах”.
Миранда потянула за свободный конец ожерелья, над которым я работала: “Я серьёзно. Ты никогда не задумывалась о том, чтобы с кем-то разделить свою жизнь, свои секреты?”
Я вздохнула и откинулась на стуле: “Это что один из тех разговоров? – Все мои подруги имели пару. И только я была исключением. – Иногда я задаюсь вопросом, действительно ли вы все хотите, чтобы я успокоилась и была счастлива, или же я просто представляю угрозу для вашего “мира женатиков”. Вас всех беспокоит, что, может быть, одна из вас может соблазниться тем образом жизни, который я веду”.
“Это полная ерунда”.
“Ты права, извини”.
“Тебе тридцать восемь, и это резонный вопрос. – Миранда не смотрела на меня. Вместо этого она ковыряла ногтем кусок прозрачной пленки, наклеенной на стеклянную поверхность прилавка. – Почему ты так боишься обязательств? В чём дело?”
“Понятия не имею, – ответила я правдиво. – Я не зацикливаюсь на этом”.
“Инстинкт самосохранения. Он удерживает нас от многих мыслей и поступков, не так ли?”
Я наклонила голову, рассматривая Миранду. “Ты говоришь, как психоаналитик”.
Она постучала по прилавку большим пальцем и отклонилась назад, глядя на меня: “Потому что я хожу к психотерапевту. Я начала после того, как мы вернулись из отпуска. После тебя…” – она отвернулась, скрывая смущение, явно написанное у неё на лице.
Её откровение меня ошеломило. “Зачем?”
Миранда сложила руки и уставилась на что-то на стене.
“Я жутко замёрзла там. Я … не смогла сделать тебе искусственное дыхание… Просто забыла, как это делается. – Она судорожно вздохнула. – Когда мы достали тебя из воды, и я увидела твоё лицо, в моей голове была абсолютная пустота”.
Я чувствовала себя отрешённо, словно Миранда говорила об одном из своих пациентов. Моё единственное воспоминание было, как я очнулась в больнице.
“Ну, ты была в шоке. Так что это в порядке вещей, верно?”
Глаза Миранды были полны слёз, когда она, наконец, посмотрела на меня.
“Ты моя лучшая подруга, почти сестра, и я не смогла спасти тебя. Какой-то незнакомец начал оказывать тебе первую помощь, а я не смогла. Несмотря на все годы обучения и опыта я была бесполезна”.
“Эй…”
“И ты не говоришь об этом, – сердито сказала Миранда, вытирая глаза рукавом. – Мы могли говорить обо всем. Я потеряла эту связь с тобой”.
“Я ничего не помню. Я не…”
“Конечно, это изменило тебя, каким-то образом повлияло. – Миранда сжала кулаки и перестала стучать ими по прилавку. – Ты была мертва, пульса не было. Нельзя вернуться с того света без каких-либо последствий”.
Весь воздух из моих лёгких куда-то испарился. Я не могла говорить. Впервые после нашего возвращения из Западной Вирджинии я не могла игнорировать боль на лице Миранды. Я не могла придумать ложь, как делала бессчётное число раз с момента несчастного случая. Я сидела молча, а Миранда смотрела на меня, ожидая.
“Доброе утро, – сказала женщина, просунув голову в дверь. – У вас здесь всё в порядке?”
“Ах, да, – я слабо улыбнулась. – Водитель скорой помощи у входа моя подруга и просто зашла меня навестить, – я указала на Миранду, которая делала всё возможное, чтобы улыбнуться. – Входите и осмотритесь вокруг. Если у вас будут какие-либо вопросы, дайте мне знать”.
Я посмотрела на Миранду, когда клиентка исчезла среди рядов полок. “Мы поговорим об этом позже, обещаю”.
Миранда снова попыталась улыбнуться. “Я приду завтра после смены. И принесу завтрак”.
*******
Я не могла уснуть в ту ночь. Когда я закрывала глаза, я видела страдания на лице Миранды, и меня преследовало чувство вины. Я знала, что она борется изо всех сил. Я чувствовала это, когда мы были вместе. Она много раз пыталась поговорить об этом дне, но я всегда меняла тему, никогда не учитывая, что ей это может быть нужно, чтобы облегчить душу.
Мы не были теми нежными подружками, которые часто обнимаются или кладут руку на плечо, если одной из нас не было действительно больно. Марти рассказала мне, что до того, как я очнулась в больнице, Миранда чуть не выплакала все глаза, лёжа рядом со мной и держа меня за руку. Только любовь я видела от неё после того, как, придя в себя, пожала её руку. За это я была ей благодарна.
Если бы контакт был больше, чем это мимолетное прикосновение рук, я бы увидела и почувствовала, свидетелем чего она стала в тот день. Я мельком увидела картинку от других, когда они обнимали или касались меня. Их глазами на краткий миг я увидела своё безжизненное тело, распростёртое на льду.
Глава 2
Я не открыла магазин в обычное время. Вместо этого я поставила на дверь табличку с указанием, что магазин откроется в полдень. Миранда увидит её и поймёт, что нужно обойти вокруг и зайти в дом. Я знала, что предстоящий разговор будет эмоциональным, а для меня не характерно было выставлять эмоции напоказ. Ещё в юности я научилась скрывать свои чувства. Повзрослев, я овладела этим искусством в совершенстве. Я провела большую часть моей жизни под маской стоицизма.
Был только один человек, который видел меня насквозь, и я наблюдала, как она поднимается на крыльцо и заходит внутрь, как она всегда это делала.
“Я принесла пончики и шоколадное молоко. Мы отработаем их сегодня вечером в спортзале, не волнуйся”. – Миранда прошла мимо дивана, на котором я сидела с чашкой кофе, и направилась на кухню. Она вернулась через минуту с двумя стаканами и рулоном бумажных полотенец.
“Как прошла смена?” – спросила я, наблюдая за тем, как она разливает молоко.
“К счастью, тихо. – Миранда вытерла руки о штаны. – У нас было в общей сложности три вызова и все до десяти вечера. Я отдохнула и готова вечером пойти на тренажеры, чтобы отработать калории, к которым неизбежно приводит такой завтрак”.
Она засунула руку в карман рубашки и вытащила стопку фотографий.
“Я хотела отдать тебе их вчера”.
Я взяла фотографии и стала рассматривать их, пока не дошла до одной, на которой Миранда и я сидели бок о бок на столе. Волосы Миранды были ярко-рыжие и стояли ёжиком в отличие от моих каштановых волос до плеч, её глаза были ярко-синими, а мои - тёмными. Её кожа светлая, а моя оливковая. Было очевидно, что между нами нет кровного родства, но как бы то ни было, мы были сёстрами.
“Я поставлю эту в рамку”. – Я взяла её из стопки и положила на журнальный столик.
Она улыбнулась: “Я свою тоже поставила”.
Я отставила кофе в сторону и взяла свой стакан молока. Выпив половину, я вспомнила детство. Первый раз мы разделили шоколадное молоко в день нашего знакомства. Нам было по двенадцать, и моя тётя только что переехала в новый квартал. Тётя Джудит не была особенно довольна своим новым жилищем. Её двухкомнатная квартира была недостаточно большой для неё и двух детей, которых она никак не ожидала. Дом был больше и давал нам ещё одну спальню, но он был не в том районе, который бы она выбрала, если бы у неё была возможность. “Я всегда думала, что я буду двигаться вверх, а не вниз,” – пожаловалась она.
Они с мамой никогда не были близки, но после смерти моей матери, она была единственным вариантом. Наш отец давно нас бросил, и никто не знал, где его найти. Джудит не было комфортно в роли матери, и она часто проводила вечера в своей спальне, закрывшись там после обеда. Мой брат Колин, который был старше меня на пять лет, не задержался в этом доме надолго. Когда ему исполнилось восемнадцать, он пошел в армию, оставив меня наедине с тётей, которая не могла дождаться, когда же она сможет выкинуть меня из гнезда и вернуть назад свою жизнь.
Сесилия Донахью, мать Миранды, приняла меня как свою собственную дочь, хотя и не на законных основаниях. Я проводила больше времени в доме Донахью, чем с Джудит, особенно после того, как ушёл Колин. Мама Донахью, как я называла её тогда, за эти годы стала просто мамой. Она и Миранда прошли со мной через каждое достижение и разочарование, и, если бы не их любовь и признание, я уверена, что не дожила бы до взрослого возраста.
“Поговори со мной”, – начала Миранда без предисловий.
Я почувствовала, как у меня пересохло во рту. Мне потребовалось некоторое время, чтобы произнести: “Это действительно повлияло на меня”.
“Плохие сны? Или ты стала больше задумываться о смерти?”
“Нет”.
Я попыталась изобразить улыбку, но мышцы моего лица отказывались повиноваться. Я всегда доверяла Миранде мои самые сокровенные тайны, но это … заставило меня сомневаться в своём здравом уме. Миранда будет уважать мое желание сохранить всё сказанное между нами, я знала это. Она даёт советы без суда, но …
“Просто расскажи мне”.
Я посмотрела в её ясные голубые глаза и прикусила нижнюю губу. “После этого инцидента, – начала я голосом, который звучал монотонно даже для моих ушей, – у меня остался странный побочный эффект”.
Пончики и молочный шоколад были мгновенно забыты, Миранда застыла на краешке сиденья в ожидании.
“Я провела некоторые исследования. Это на самом деле не так уж необычно для людей, переживших клиническую смерть. Одни возвращаются с разного рода странностями, а другие при этом не приобретают вообще ничего. Я думаю…”
“Заканчивай с прелюдией и переходи к делу,” – нетерпеливо сказала Миранда.
Я подняла руку и посмотрела на неё. “Если я прикоснусь к тебе, я увижу … некоторые вещи”.
Брови Миранды взлетели вверх. “Что за вещи?”
“После нашего возвращения домой из Западной Вирджинии … Я познакомилась с женщиной в интернете”.
Миранда закатила на это глаза. Я познакомилась с большинством женщин, с которыми встречалась, в сети.
“Мы встретились в ресторане в Таллахасси, и всё шло замечательно, пока я не коснулась её руки во время разговора. И тогда я оказалась в её машине, почувствовала руль под своими руками и её разочарование, что она снова поздно попадёт домой из-за пробок на дорогах. – Я рассмеялась. Это звучало так странно, когда я рассказывала об этом. Мне самой было тяжело в это поверить. – Я словно оказалась в её теле, когда она вошла домой. Джинсы или юбка, голубой или серый? И тогда я услышала голос, который показался мне знакомым. Её муж был на кухне, и когда она поцеловала его, я почувствовала его щетину. Ложь так легко слетела с моих губ: “Я иду с девчонками, помнишь? Не жди меня”. – Я посмотрела на ошеломлённую Миранду, которая не произнесла ни слова. – Я никогда не забуду её лица, когда я встала, бросила на стол несколько купюр и молча ушла из ресторана”.
Миранда откашлялась. “Это был единичный случай или были и другие?”
Я кивнула. “Деб, она обняла меня, когда я вышла из больницы. Я почувствовала лёд под её животом, её замёрзшие руки, держащие твои ботинки. Шок, спутанность сознания. Это было настолько сильно, что мне пришлось отстраниться от неё. Мне кажется, она подумала, что я виню её в случившемся”.
Миранда громко выдохнула и откинулась на спинку стула. “Это продолжается уже два месяца, и ты не сказала мне ни слова”.
“Я думала, что схожу с ума. Мне нужно было время, чтобы справиться с этим самостоятельно, прежде чем я могла бы рассказать об этом тебе”.
“Я знала, что ты что-то скрываешь от меня. Я почувствовала, будто между нами выросла стена. – Миранда кивнула, как будто всё начинало обретать смысл. – Остальные тоже заметили. Ты никогда не была особенно ласковой, но в последнее время ты стала уклоняться от общения с нами. Марти заметила, как ты ловко избегаешь объятий. Мы все решили, что из-за всего случившегося ты ходишь по краю пропасти, и выражение чувств может привести к эмоциональному взрыву”.
“Вы потратили много времени на разговоры обо мне”.
“Потому что мы беспокоимся о тебе, – многозначительно сказала Миранда. – Не путай это со сплетнями за твоей спиной. Мы просто пытались тебя понять. Ты бы сделала то же самое, сама знаешь”.
Я кивнула. “Я не хочу, чтобы они знали, даже Марти”.
Миранда посмотрела на меня, прищурив глаза. Прошло несколько минут, прежде чем она заговорила: “Ты думаешь, это справедливо? Они не знают о твоих способностях. Если ты коснёшься их, это будет вторжением в их частную жизнь. Твои близкие друзья должны, по крайней мере, иметь возможность сделать выбор, хотят ли они, чтобы их секреты стали тебе известны”.
Настала моя очередь посмотреть на Миранду. Я прокрутила в голове каждое сказанное ею слово, пытаясь понять, что она сказала и что имела ввиду.
“Ты не веришь мне. Ты думаешь, я использую это как предлог, чтобы избежать общения, пока я разбираюсь с предполагаемым “краем пропасти”.
Миранда бросила на меня прищуренный взгляд, который она использовала, когда начинала обороняться, а затем улыбнулась. “Если ты не хочешь с чем-то иметь дело, ты это исключаешь. Ты упаковываешь это в коробку и хранишь в самых дальних тайниках своего разума,” – она склонила голову на бок. – Я и не думала, что ты можешь намеренно лгать мне, хотя..”.
“Я не лгу”.
Миранда встала и присоединилась ко мне на диване, протянув свою руку.
“Дотронься до меня”.
Я смотрела на неё, изучая тонкие линии её ладони, пытаясь выиграть время, потому что я знала, что увижу. Это было больше, чем желание ей что-то доказать, я чувствовала, что должна это сделать. Она достаточно пережила в тот день, и ей пришлось обратиться за помощью к профессионалу. Моя лучшая подруга, моя сестра нуждалась в моём понимании так же, как я нуждалась в её, так что я взяла её за руку.
Животный ужас охватил меня. Лонна сражалась изо всех сил. Я слышала, как она кряхтит, борясь с зелёным куском ткани. Мои онемевшие от холода голые руки почти не чувствовали сапоги, в которые я вцепилась насмерть. Я дрожала, но не от холода и влажности, проникающих под одежду, а от возможности потери настолько глубокой, что мне становилось физически плохо.
Лонна совсем не продвинулась вперед. У неё не хватало сил вытащить из воды намокшее тело. Я молилась, чтобы лёд выдержал, освобождая ботинок из беспомощных рук Деб и начиная ползти. Когда я достигла отверстия во льду, я увидела тёмные волосы, прилипшие к посиневшему лицу. Глаза были широко распахнуты, а рот беспомощно раскрыт. Я почувствовала, как мои руки, погружаясь в ледяную воду, ухватили что-то, за что я могла зацепиться. Безжизненное тело ощущалось тяжёлой грудой льда, пока мы с трудом вытягивали его, и только чистый адреналин придал нам сил, которых у нас не было.
Глазами Миранды я посмотрела на себя, едва узнавая. В голове не было ни одной мысли.
Охнув, я выпустила её руку и быстро стала пересказывать всё, что я видела и чувствовала, как будто рассказывала сон и боялась его забыть. Миранда моргнула на шквал информации. Я видела, как побелело её лицо, расширились глаза. Её нижняя губа задрожала, когда я описывала в деталях свои чувства, свой страх.
Когда я закончила говорить, мы сидели тихо, пока слёзы текли по её щекам. Я хотела заплакать. Впервые в моей жизни я хотела выпустить эмоции, которые бились в моей груди, но не могла. Вместо этого я уставилась в пол, и картинки того, что я видела, мелькали у меня в голове.
“О, Боже мой”. Миранда откинулась на диван и закрыла лицо руками.
Я позволила ей плакать, боясь прикоснуться к ней. Боясь, что ещё я могу увидеть.
“Я хотела бы утешить тебя… но…”
“Я знаю”, – сказала Миранда сквозь слезы.
Я грустно улыбнулась. “Я размышляла о том, чем это для меня обернётся. Можешь представить, на что будет похож секс? Полный телесный контакт, и я вижу видео из жизни другого человека. Из-за этого у меня больше никогда не будет оргазма”.
“Ох, – произнесла Миранда. – Это по-настоящему мешает, да?”
“Да, – мои плечи опустились. – Мне придётся либо стать отшельницей, либо постоянно лгать, чтобы скрыть то, чем я стала”.
“Может, тебе стоит попробовать носить перчатки,” – спросила Миранда уже более похожим на себя голосом.
“Может быть, перчатки сварщика или что-то, столь же толстое”. Я всерьёз рассматривала этот вопрос.
“Может, ты сможешь научиться контролировать это. Тебе всегда хорошо удавалось блокировать неприятные вещи. Это может сработать”.
“Я понимаю, почему тебе потребовался психоаналитик. – Я посмотрела на неё и быстро отвернулась. – Если бы это случилось с тобой, я бы всё испортила”.
Миранда протяжно вздохнула. “Ничто никогда не пугало меня так сильно. – Она протянула руку, чтобы коснуться меня, но позволила руке упасть на колени. – Ты всё мне рассказала? Ты не покидала тела, когда была … там”.
“Я видела ангелов. На них были шляпы Krispy Kreme*, и когда они хлопали крыльями, появлялись горячие пончики. – Я ударила по одному из принесённых Мирандой пончиков. – В отличие от этих, они были сделаны не из камня”.
Миранда откинула голову и рассмеялась. “Ты такая сволочь. Я люблю тебя”.
_______________________________
* - Krispy Kreme - компания, которая производит пончики и прочую выпечку.
*******
Тренажерный зал был полон, и мы с Мирандой ждали, когда освободятся жимы для ног. Мы стояли бок о бок, стараясь при этом не задеть друг друга.
“Ты бы не хотела коснуться С.С. и узнать все её секреты? Наверное, её жизнь состоит сплошь из сексуальных авантюр, – хмыкнула Миранда. – Это было бы похоже на интерактивный порно. – Она понизила голос. – Возможно, так ты бы достигла оргазма”.
С.С. было прозвищем, которое мы придумали для Джейд – Само Совершенство. Она работала с одним из клиентов в другой половине зала, и на ней не было ничего, кроме пары чёрных шорт из спандекса и соответствующего спортивного бюстгальтера. Я наблюдала, как её мускулы перекатываются под совершенной загорелой кожей, и испытывала при этом похоть пополам с завистью. Мои руки покрывал красивый загар, но мышцы не выдерживали сравнения с мускулами Джейд. Ее живот, похожий на стиральную доску, можно было увидеть только в рекламных роликах о диетах и тренажёрах.
“Спасибо, что терпишь мои шутки,” – серьёзно сказала Миранда. – Мы провели весь день, пытаясь преодолеть… это, и мне просто нужно выпустить пар. Ты же знаешь, что я никому ни о чём не расскажу”.
“О, разумеется. Я занимаюсь этим уже два месяца, так что возможность посмеяться над этим – что-то новенькое”.
Миранда молчала, пока мы не завершили наш первый подход жима ногами. Я лежала на животе рядом с ней и наблюдала, как Джейд демонстрирует возможности эллиптического тренажёра женщине, которая уже выглядела уставшей.
“Так что ты думаешь? Принять нам её предложение о плане тренировок для нас?” – спросила Миранда между выдохами.
“Думаю, нам это не повредит. К тому же мы получим то, за что платим. Но тебе придётся самой спросить её за нас обеих. Моя гордость не позволит мне согласиться”.
Мы закончили тренировку и слонялись по залу, пока Джейд завершала занятие со своим клиентом. Миранда, не теряя времени, подошла к ней. Я стоял в стороне и наблюдала за их разговором, пока Миранда жестом не позвала меня за собой. Джейд привела нас в крошечный офис, который едва вмещал стол и два стула. Я осталась стоять в углу, а Миранда присела на стул.
“Вы должны заполнить анкеты. – Джейд порылась в столе и достала два синих бланка. – Слоан, возьми мой стул, а я найду другой, пока вы отвечаете на вопросы”.
Она молча оставила нас, и я осторожно заняла её место, не позволяя себе откинуться назад и оставить следы пота на её кресле. Я проставила галочки, указав, над какими участками тела я хотела бы поработать, потом указала, сколько времени я готова этому уделить. Заколебались мы, лишь дойдя до вопросов о диете.
“Думаешь, мы должны указать, сколько на самом деле употребляем нездоровой пищи? Она может предложить диету”. От одной этой мысли Миранда побледнела.
“Неужели мы приходим сюда, чтобы успокоить Марти, или же мы действительно хотим держать себя в форме?”
Миранда подумала. “Я действительно хотела бы избавиться от живота. – Она поморщилась. – Значит, всё-таки, диета”.
“Мы по-прежнему сможет есть пиццу и пончики, – сказала я, пытаясь успокоить нас обеих. – Просто не как часто. Мы и правда не слишком себя ограничивали”.
Миранда согласилась.
“Хорошо, послушаем, что она скажет”.
“Так ты говоришь, быть честной”. Миранда снова поморщилась и сосредоточилась на анкете.
Джейд вернулась в офис минут через пять после того, как мы закончили заполнять анкеты. Она поставила ещё один стул рядом с Мирандой и присела. Я наблюдала, как она взяла анкету Миранды и стала её читать с бесстрастным выражением лица. Затем она подхватила мою и тщательно изучила её, после чего положила себе на колени вместе с анкетой Миранды.
“Давайте сначала поговорим о диете,” – сказала она, глядя на нас.
Я услышала, как Миранда застонала.
“Чтобы достичь тех результатов, что вы перечислили в анкетах, необходимо контролировать размер порций и, конечно, изменить рацион питания. – Она посмотрела на Миранду, как мне показалось, с состраданием. – Сразу видно, что ты сладкоежка”.
“Ты абсолютно права,” – призналась Миранда, краснея.
“Я полагаю, работая парамедиком, трудно придерживаться диеты. Ты несёшься на вызов среди ночи, а затем утоляешь голод там, где ещё открыто. – Джейд склонила голову на бок. – Наверное, совершаешь набеги на автомат со сладкими батончиками, а после возвращаешься на станцию и сразу спать”.
“Бинго”, – кивнула Миранда.
“Ты не думала о том, чтобы брать с собой на работу полезные закуски? Что-то, чтобы пожевать во время перекуса?”
“Мы и понятия не имели, что существуют полезные закуски,” – сказала я, обратив на себя внимание Джейд. Я пожала плечами. – Хорошо, фрукты, но после них не возникает чувство насыщения”.
“Я согласна, но фрукты – хорошая замена шоколадок. Я дам вам список закусок, которые тоже неплохо утоляют голод, но не содержат столько сахара. – Она снова посмотрела на Миранду. – Ты готова попробовать?”
“Да,” – кивнула Миранда.
Теперь Джейд обратила своё внимание на меня. “Ты, скорее всего, привыкла не есть в течение дня. – Она опустила взгляд на мою анкету. – Наверное, весь день занята на работе, поэтому под вечер настолько голодна, что съедаешь всё, что найдёшь в холодильнике, или заказываешь пиццу. Часто переедаешь, чтобы наверстать упущенное днём”.
“Бинго”. – Миранда ткнула в меня пальцем. – Она попала в точку”.
“Я могу написать план питания, – продолжила Джейд. – Вы обе будете делать по нему покупки, и, если здоровое питание войдёт у вас в привычку, то вы увидите результаты, которых ждёте, – она снова посмотрела на бумаги на коленях. – Я также напишу план упражнений, направленных на те области, над которыми вы хотите поработать. Если вы не знакомы с каким-либо из тренажёров, я или любой из тренеров будут рады помочь вам разобраться”.
Мы с Мирандой согласно кивнули.
“Установите для себя несколько целей. Я могу помочь вам в этом, или вы можете сделать это самостоятельно, но я думаю, будет гораздо легче, если будет к чему стремиться. – Она посмотрела на Миранду. – Как я уже сказала Слоан, мой график расписан, но я могу сделать некоторые перестановки, если вам потребуется дополнительная помощь. Или могу порекомендовать других тренеров, у которых есть окна в расписании, если вы захотите пойти по этому пути”.
“Мы будем работать по плану, который ты составишь, – сказала я, прежде чем Миранда успела открыть рот. – Если мы не увидим результатов, то подумаем о том, чтобы прибегнуть к помощи тренера”. Я посмотрела на Миранду, и она подняла большой палец вверх.
“Отлично”. – Джейд встала, и мы с Мирандой последовали её примеру. Она пожала руку Миранды, но убрала её, когда повернулась ко мне. – Я помню, гермофоб”. Она убрала руки за спину и подарила мне полуулыбку.
Я кивнула: “Спасибо, что нашла для нас время, Джейд”.
Мы с Мирандой пошли по коридору, держа все комментарии при себе, пока не окажемся на улице. Путь до дома был не такой уж долгий, но я не успела сходить в туалет перед встречей с Джейд, и решила, что не могу ждать.
“Мне нужно в дамскую комнату,” – сказала я Миранде, повернулась на одних пятках и врезалась в Джейд. Мы налетели на стену, и она обняла меня за талию, чтобы поддержать. Контакт был неожиданным и кратким, но это не остановило вспышку мыслей и чувств, охвативших меня.
Я отступила на дрожащих ногах. “Извини. Я не знала, что ты сзади”.
“Ничего страшного. – Джейд оттолкнулась от стены. – С тобой всё в порядке?” – спросила она, оглядывая меня.
“Я в порядке, извини ещё раз”.
Я почти побежала в уборную. Уединившись в кабинке, я зависла над унитазом. Сейчас я действительно чувствовала себя гермофобом.
Глазами Джейд я увидела дорогу передо мной. Я не узнала это место и была почти уверена, что она тоже этого не знала. Появившееся на миг изображение ни о чём мне не сказало, но чувства, которые оно вызвало, заставили меня ощутить дискомфорт. Она не хотела быть там. Страх и отвращение болезненно переплетались в ней. Ничего из этого не имело для меня никакого смысла, но я знала одно – Джейд была несчастна.
*******
“Так что же ты увидела, когда врезалась в неё?” – спросила Миранда, когда я присоединилась к ней на стоянке.
“Просто быстрая вспышка, как она ехала в чьей-то машине. Она, похоже, не была этому рада”.
“Вероятно, это одно из тех свиданий, которых достаточно в жизни каждой из нас. Она встретилась с кем-то, ей не понравилось и хотелось убраться оттуда подальше”.
“Наверно,” – сказала я, кивнув.
Обычно мы желали друг другу спокойной ночи ударом кулака о кулак. По привычке Миранда подняла кулак, потом неловко спрятала руку за спину.
“Я пытаюсь привыкнуть к этому. Мои мысли летят со скоростью девяносто миль в час с тех пор, как ты сказала мне, – она сжала руки в карманах своих спортивных штанов. – Чувство неловкости исчезнет со временем. Мы пройдём через это … как и прежде вместе”.
Я хотела обнять ее. Возможно, еще одним побочным продуктом моего околосмертного опыта было возникшее безумное желание дарить и получать ласку, а теперь, по иронии судьбы, я не могла этого сделать.
“Спасибо. – Я открыла дверь своей машины и улыбнулась ей. – Поцелуй Марти за меня, ладно?”
Миранда посмотрела на меня с любопытством, прежде чем сказать: “Обязательно”.
Глава 3
Через несколько дней Джейд подготовила диеты и планы тренировок для нас с Мирандой. Тем же вечером после тренажёрного зала я покорно пошла в продуктовый магазин и купила провизию по списку. Я была приятно удивлена, что в списке не было крыла летучей мыши или глаза тритона, как я ожидала. В основном там были мясо и овощи, которые я любила, но была слишком ленива, чтобы тратить время на их готовку. Придётся всё менять, и я уже почти свыклась с этой мыслью.
Было уже поздно, когда я вернулась домой, так что мне пришлось довольствоваться индейкой на пшеничном тосте с маринованным огурчиком вместо приправ. Я запила всё стаканом воды, приняла душ и отправилась в постель. Я думала, что привыкла к одиночеству. В окружении подруг, которые нашли свою вторую половинку, я часто ощущала пустоту. Стараясь обуздать это чувство, я возвращалась домой и выходила в интернет. После этого, как правило, на выходные у меня намечалось свидание с кем-то, кто мог занять моё время, а иногда и разделить со мной постель. В эту ночь я опять лежала, уставившись в потолок, и чувствовала одиночество, знакомое, как подушка под головой. Но в отличие от подушки, оно не приносило мне покоя.
Марти и Миранда были вместе уже шесть лет. Деб и Энджел три года, Лонна и Пейдж только что отпраздновали свою первую годовщину.
Миранда, Деб и Лонна были моими подругами, и я видела, как каждая из них влюбилась и стала частью пары. Я наблюдала, как любовницы приходят и уходят, но сейчас всё было совсем иначе. Они остепенились и выглядели довольными и счастливыми.
Я никогда не задавалась вопросом, почему я не последовала примеру подруг. Я твердила и себе, и им, что это просто не моё. Миранда лучше других знала, что это не так, хотя я не признавалась в этом никому, даже себе. Мне было страшно. Моя мать, брат и, в конечном итоге, тётя оставили меня. Даже мама Донахью покинула меня, когда умерла от осложнений диабета. Я боялась вкладывать свои душу и сердце в кого-либо, кроме Миранды. Хотя, в случае с нею у меня не было выбора. Она долгое время прокладывала тропинку к моему сердцу. Но доверять, надеяться…это было слишком страшно для меня. Слишком высока цена, чтобы её заплатить.
*******
Я позавтракала в соответствии с планом питания Джейд и пошла открывать магазин. Я чувствовала себя свежей и энергичной, готовой встретить новый день, оставив ночное одиночество далеко позади. Я хотела поскорее заняться другим ожерельем, когда две женщины вошли в мой магазин. Они были среднего возраста и выглядели состоятельно. Возможно, это была парочка жительниц севера Флориды, которая искала несколько вещичек для украшения своего “зимнего гнёздышка”. Я встретила их с улыбкой и произнесла свою обычную фразу: “Осмотритесь вокруг и дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится”.
Одна из женщин подошла к прилавку, где я работала. “Сколько стоят кресла в стиле адирондак*?”
“Эти по семьдесят пять. Если вы про те, которые окрашены, то они по сто. Купите два и получите двадцать процентов скидки”.
Женщина, обвешанная браслетами, обернулась на подругу, которая кивнула.
“Мы, скорее всего, возьмём два покрашенных, но я вернусь во второй половине дня, когда муж придёт с рыбалки. Мы заедем на грузовике”.
Я кивнула с улыбкой.
“Вы поможете их погрузить? У мужа больная спина”.
“Да, мэм, конечно”.
Её взгляд переместился на витрину с ожерельями, кропотливо сплетёнными мною из лучших раковин, какие я смогла найти. Уголки её рта опустились: “Дешёвка”.
И я мысленно произнесла: “Идиотка!”.
Она удалилась, разглядывая другие вещи, потом позвала меня откуда-то из задней части магазина. Когда я нашла их, они с подругой любовались винтажной доской для серфинга, висящей слишком высоко, чтобы они могли достать.
“Она будет идеально смотреться на стене террасы. Вы можете снять её для нас? Я бы хотела посмотреть поближе”.
“Конечно”. Я взяла скамеечку, достала доску и держала, пока они её рассматривали.
“Она настоящая или это имитация старины?”
“Она настоящая…” – внезапно воздух покинул мои лёгкие, когда женщина положила руку мне на плечо, чтобы задать ещё один вопрос.
Я оказалась в офисе, и рядом сидел мужчина в белом халате. Он нежно взял меня за руку: “Я знаю, последний сеанс химиотерапии дался вам очень нелегко…”
Я почувствовала её грусть, беспокойство за мужа и детей. Она заговорила, и мне показалось, что я сама произношу эти слова: “Не в этот раз. Я собираюсь прожить свои последние дни, делая то, что мне нравится, а не лёжа в постели или склонившись над унитазом. Когда боль станет слишком сильной, вы мне поможете?”
Контакт разрушился, когда она отпустила меня.
“Мисс, вы в порядке?”
Я так долго молча смотрела на неё, что женщины обменялись нервными взглядами. “Извините, – сказала я, тряхнув головой. – У меня столько всего в голове, что я потеряла мысль. – Мои руки дрожали, когда я посмотрела на доску. Если бы она просто сказала мне, что умирает, я бы испытала сострадание. Но то, что я увидела и пережила в момент нашего соприкосновения, разрывало мне сердце. – Я бы хотела, чтобы вы взяли её… если хотите. Бесплатно”.
Женщины снова переглянулись.
“Она досталась мне почти даром. – Это было ложью! – И раз вы покупаете стулья, я буду рада добавить её в качестве бонуса. Она идеально подойдёт для террасы”.
“Что ж, спасибо,” – сказала женщина, все еще потрясённо глядя на меня.
“Я положу её за прилавком и, когда вы вернетесь за стульями, я помогу вам всё погрузить”. Я ушла прежде, чем распла?чусь.
______________________________
* - Адирондак – американский стиль оформления интерьера, возникший в середине XIX века, в котором используются только натуральные материалы, причем их текстура мастерски подчеркивается. Получил своё название от массива Адирондак, входящего в горную систему Аппалачи. Самый известный предмет мебели адирондак – это классический, низкий стул, возле которого, как правило, ставится подставка для ног.
*******
“Ты, наконец, продала доску. – Миранда вошла в магазин и посмотрела на пустое место на стене. – Спорим, ты потеряла на этом деньги”.
Я опустила взгляд: “Так и есть”.
“Сколько? Всё так плохо? У тебя в одном месте засвербело?”
Я рассмеялась над её выбором слов: “Я подарила её”.
“Что? – у Миранды отвисла челюсть. – Я много лет умоляла тебя продать мне эту доску за ту сумму, что ты за неё заплатила”.
“Я знаю. – Я посмотрела на неё с грустью. – Она прикоснулась ко мне”.
Миранда прекратила стенать. Её лицо вытянулось. “Что ты увидела?”
“Она смертельно больна. Рак, наверно”. Я вздрогнула, когда воспоминания снова промелькнули в моей голове.
Миранда сглотнула и причмокнула губами. “Ясно. Может быть… тебе действительно надеть сварочные перчатки и, возможно, броню”.
Я потёрла лицо. “Может, мне стоит нанять кого-нибудь для работы в магазине на полный рабочий день, а самой оставаться дома”.
Миранда посмотрела на меня и сказала с сарказмом: “Ты не можешь себе этого позволить, особенно теперь, когда раздаёшь своё барахло просто так”.
“Что же мне делать? – хрипло спросила я. – Я не смогу всегда избегать контактов с людьми, если только не спрячусь от их общества”.
“Это даже не обсуждается. Я имею в виду, что не позволю тебе этого сделать. – Миранда протянула руку, чтобы дотронуться до моей руки, и заколебалась. Я наблюдала, как до неё постепенно доходит, насколько безнадёжным становилось моё положение. – Мы должны всё об этом выяснить”.
“И как же мы будем это делать?”
Я надеялась, что у неё получится лучше, чем у меня за последние два месяца.
“Потренируешься на мне. Давай встретимся после закрытия магазина и посмотрим, что можно сделать”.
Миранда провела один из двух выходных, помогая мне в магазине и взяв на себя нескольких клиентов. После того, как мы загрузили стулья адирондак в грузовичок клиента, туда же отправилась и моя доска для серфинга. Миранда дважды обняла растерявшуюся женщину и один раз её мужа. Мы вернулись домой, и я на скорую руку приготовила ужин согласно плану Джейд. Я не спрашивала, не возражает ли Марти, что ей приходится возвращаться в пустой дом. Она привыкла делить Миранду со мной.
Я не была воодушевлена так, как Миранда, но к концу ужина и у меня появилась призрачная надежда. Может быть, я смогу это контролировать, по крайней мере, достаточно, чтобы терпеть краткое прикосновение, а возможно, и объятие. Я наблюдала, как Миранда сунула в рот последний ломтик огурца и, собрав со стола пустую посуду, отнесла её в раковину. Когда она вернулась, то была сама собранность.
“Я думаю, ты должна прикоснуться ко мне на минутку и дать себе привыкнуть к этому. Затем очистить мысли и снова вскользь коснуться меня, пока не научишься контролировать свой разум”.
“Хорошо”.
Я наблюдала, как она положила руку на стол передо мной. Я перевела взгляд на её лицо, и её глаза сказали мне: “Ну, давай же!” Не имело значения, дотронусь ли я кончиками пальцев или всей рукой, в ту секунду, как моя кожа соприкоснулась с её, видение началось.
В теле Миранды я одиноко стояла у могилы мамы Донахью. Толпа людей незаметно исчезла, оставив меня смотреть на последнее, что я буду вспоминать о матери. Рыдания вырвались из моей груди, пока летний ветерок ласкал мою кожу, а запах цветов заполнял мои чувства.
Я знала, что она была больна. Я знала, что она умирает, и думала, что была к этому готова. Но этот день всё-таки застал меня врасплох. Нельзя подготовиться к потере родителя, особенно, когда вы всю свою жизнь были только вдвоём. Я оглянулась через плечо … и там стояла Я.
Увидеть себя глазами Миранды было шоком для меня. Я выглядела такой маленькой, стоя там в своём черном костюме, засовывая руки в карманы только для того, чтобы снова вытащить их через несколько секунд. Но на моём лице была та же боль, что разрывала Миранду изнутри, и она это знала. Миранда подошла туда, где я стояла, и обняла меня. Я почувствовала, каково это – держать меня в объятиях… такое странное ощущение. Наверное, самым потрясающим, что я почерпнула из видения, были чувства Миранды. Во время этого объятия мы обе признали, что только мы есть друг у друга.
“Не знаю, смогу ли я сделать это”. Я откинулась на спинку стула, чувствуя себя как в день похорон.
“Что ты видела?”
“Тебя на похоронах мамы. Помнишь, когда мы были одни у могилы, и ты меня обняла?”
Миранда кивнула и отвела глаза. Её мать умерла почти восемь лет назад, но она до сих пор не могла говорить о ней без слёз.
“Значит, ты видела меня на кладбище”.
“Нет, не только видела. Я была тобой. Я чувствовала всё, что чувствовала ты тогда. Я думаю, что это несомненный минус во всём этом. Я в твоём теле. Я чувствую и вижу всё это, как если бы мы были одним человеком”. Я поскребла руку, не потому, что она чесалась, а потому, что мне надо было что-то сделать.
“Я вспомнила, как мы собирали стеклянные бутылки и сдавали их, чтобы купить сигареты, – ухмыльнулась Миранда. – Насколько я помню, тебя стошнило после первой затяжки”.
Я улыбнулась этому воспоминанию, но мой разум был сосредоточен на другом: “Знаешь, что странно? Когда я впервые коснулась тебя, я почувствовала твоё волнение из-за того, что мы придумали, потом все переключилось, как во сне. Я чувствую твои эмоции сейчас и те, которые были у тебя на кладбище тогда”.
Миранда пристально смотрела на меня, явно не слыша ни слова. “Дотронься до меня снова, но на этот раз сосредоточься на воспоминании о том, как мы курим. Я тоже буду думать о нём”.
Я сделала, как она просила, и вскоре почувствовала жжение в груди и тошноту в желудке, когда я в теле Миранды вдохнула дым. На вкус он был противный, но я была полна решимости выглядеть круто. Смотря глазами Миранды, я увидела саму себя с сигаретой. Моё лицо исказилось, но я попыталась снова затянуться. Тогда меня вырвало. Я чувствовала веселье Миранды, чувствовала рокот смеха в моей груди и тошноту в животе.
“Ты совсем больная, тупица. Почему ты не сказала мне, что это тебя стошнило?”
Миранда с удивлением посмотрела, как я провела языком по губам, на которых всё ещё оставался привкус сигарет.
“Видишь, ты можешь это контролировать. Ты выбрала воспоминание, и ты смогла к нему вернуться. – Миранда ударила рукой по столу. – Первый эксперимент удался. Теперь часть вторая. Ещё раз до меня дотронься, и всё, что приходит тебе на ум, отбрасывай. Сначала сделай это быстро”.
Я снова коснулась её руки и увидела себя на больничной койке. Я знала, что со мной всё будет в порядке, но мне нужно… Мне нужно быть рядом и недостаточно просто держать за руку. Я чувствовала, как мои колени вжимаются в матрас…
“Ты не остановилась”. Миранда убрала руку.
“Я ничего не могу с собой поделать. Это так странно, когда я смотрю на себя”.
Миранда положила руку обратно: “Постарайся”.
Я положила мою руку поверх её и снова увидела себя на больничной койке. Я закрыла глаза, пытаясь отбросить образ прочь, и у меня почти получилось, когда я представляла моё любимое место на пляже. Но чувства никуда не делись. В голове звучала мольба: “Пожалуйста, не оставляй меня. Пожалуйста, никогда не бросай меня”.
Я сердито оттолкнулась от стола: “Ничего не выходит. Я так облажалась!”
Миранда наблюдала за моими хождениями взад-вперед, а затем тихо произнесла: “С первого раза ничего не получится. Нужно тренироваться”.
“Я не хочу больше тренироваться. – Я походила ещё немного и, наконец, успокоилась. – Не сегодня. Хватит, пожалуйста”.
“Мне всё равно нужно домой”. Миранда встала и потянулась, потом протянула кулак. Я посмотрела на него прежде, чем ударить его своим.
На мгновение я ощутила её разочарование во мне.

+1

2

Глава 4
“Ненавижу выпады. – проворчала Миранда рядом со мной. – Вокруг столько оборудования, а мы пыхтим на корточках, как курица, пытающаяся снести яйцо. И от белка, который она заставляет нас есть, мне хочется пукать двадцать четыре часа семь дней в неделю”.
“Как я рада за Марти”.
“Если я ударю, сама будешь в этом виновата”. – снова хмыкнула Миранда, и я испугалась, что она сдержит обещание.
“Хорошо выглядите, дамы, – сказала Джейд, проходя мимо. – Держите спину прямо”.
“Отвали, С.С.,” – пробурчала Миранда под нос.
“Не удивлюсь, если она тоже делает выпады. И сколько же она должна была сделать, чтобы заполучить такие бёдра?” Я наблюдала, как перекатываются под кожей её мышцы во время движения, и в этом было больше зависти, чем похоти.
“Она, наверное, делает все виды этих дурацких упражнений. – Миранда со стоном выпрямилась, когда мы достигли стены. – Очевидно, она мазохистка и получает удовольствие от боли. А может она садистка, и ей нравится делать больно нам”.
“Заткнись,” – сказала я, когда я увидела, что Джейд повернула голову в нашу сторону.
“Я думаю, вы сегодня попотели больше, чем обычно”, – сказала она с этой кривой усмешкой, что приоткрывала зубы, но никогда не достигала глаз.
“Значит, мы делаем всё правильно”.
Я посмотрела на Миранду, которая проворчала: “Ты должна, по крайней мере, поставить нам “пятёрку” за старание”.
“Вы её заслужили. – Джейд положила руки на бёдра. – Предлагаю вам принять ванну с солью Эпсома* для расслабления мышц”.
“Выбраться из ванной будет проблематично. – Миранда потерла поясницу, потом шею. Она ткнула пальцем в мою сторону. – В отличие от меня, у неё никого нет, чтобы вытащить её, а я не в форме, чтобы бежать и помогать ей вылезти”.
Джейд снова усмехнулась. “Ну, всегда можно позвать пожарных” – сказала она, уходя прочь.
Миранда посмотрела ей вслед. “Знаешь, мне она показалась действительно милой, когда предложила нам составить наши планы. Но чем больше я её узнаю, тем больше думаю, что эта стерва имеет зуб на нас”.
Я был склонна согласиться. Пообщавшись с кем-то, я видела его насквозь, но Джейд была для меня загадкой.
То она была дерзкой, почти грубой, то дружелюбной, заботливой, то снова становилась полной задницей.
Несколько раз я ловила на нас её взгляд во время тренировки. Она кивнула, когда наши глаза встретились. А потом я неожиданно поймала себя на мысли, которая меня поразила. Я на самом деле начала думать о том, чтобы коснуться её. Может быть, случайное столкновение? Но его было бы недостаточно, чтобы увидеть, что происходит у неё в голове. То, о чём я думала, было равносильно вынюхиванию под дверями её офиса или подслушиванию личных телефонных разговоров. Я наказала себя, сосредоточившись на своей добровольной пытке.
Но вскоре представился шанс осуществить мои мысли, и я позорно им воспользовалась. Как будто в замедленной съёмке, я увидела, как мужчина поворачивается с одной из этих стальных гантелей. Джейд была сосредоточена на клиенте, и они столкнулись. Гантеля упала ей на ноги. Один из тренеров немедленно оказался рядом, осторожно снимая туфлю с её ноги, пока Джейд раскачивалась взад и вперед, пытаясь утихомирить боль. Я подошла к ней и положила руку ей на плечо.
Правую верхнюю часть моей ступни пронзила настолько сильная боль, что мои колени подогнулись, и я оказалась на корточках позади неё. Когда образы оформились, боль отступила, и я забрала у неё нечто, что она никогда бы не предложила незнакомке вроде меня. Связь между нами разрушилась, когда двое её коллег подняли её на руки и унесли прочь. Я осталась сидеть, стыдясь того, что натворила, и раздавленная тем, что увидела.
Миранда появилась передо мной, когда я поднялась на ноги.
“Я всё видела, – прошептала она. – Что ты делаешь?”
Я вытерла пот с лица обеими руками, чтобы скрыть мой позор. Я не могла смотреть на Миранду, поэтому повернулась и вышла из зала.
Она поймала меня прежде, чем я успела сесть в машину, и положила руку на дверь. “Я спросила тебя, что ты делаешь,” – сказала она спокойно.
“Я не знаю. – Я повернулась и посмотрела через её плечо, по-прежнему не в силах встретиться с ней взглядом. – Мне было любопытно. Ее поведение – это своего рода попытка держать всех подальше, правильно?”
Миранда кивнула. “Да, она такая странная”.
“Все время, что мы занимались, я продолжала думать о ней. И чем больше я думала, тем больше мне хотелось знать. – Я пожала плечами. – Я не думала о последствиях. Я увидела шанс и воспользовалась им”.
“Может быть, это еще один аспект контроля. Мы должны сконцентрироваться на твоих тренировках”.
Я содрогнулась от образов и чувств. “Я больше не хочу этого. Я не хочу оттачивать мастерство. Я хочу уничтожить это”.
Даже не прикасаясь к Миранде, я знала, о чём она думает. Для этого мне нужно умереть, снова.
“Что она тебе показала?”
Я нахмурилась и покачала головой. “Я не думаю, что могу этим поделиться, даже с тобой. Я не должна была этого увидеть. Я украла кое-что у неё и не считаю себя вправе раскрывать это”.
“Должно быть, всё совсем плохо. – Миранда сделала шаг назад. – Она ведь никого не убила?”
“Ничего подобного”. Я протянула кулак, и Миранда встретила его своим. Я почувствовала неуёмное любопытство, сдерживаемое личными этическими нормами, которых мне явно не хватает.
По дороге домой я вытащила свой Ipod, выбрала самую громкую, яростную музыку и выкрутила ручку громкости до упора. Я пересчитала все светофоры и уличные фонари, чтобы занять свой ум и блокировать образы, которые я увидела и почувствовала. Но когда я легла спать этой ночью, они пришли ко мне.
Я была в теле Джейд, смотрела её глазами, чувствовала то же, что и она, и я ненавидела это, наверное, не меньше, чем она.
“Я думала, мы достигли взаимопонимания, Дуэйн”.
Я не могла видеть мужчину, с которым разговаривала Джейд, так как её взгляд был сосредоточен на дороге перед нею. Она была напугана, зла и сбита с толку.
“Я тоже так думал”. Его тон был дерзким и пренебрежительным, и что бы они не обсуждали, ему не нужно было время на раздумья. Он продолжал гнать машину на той же бешеной скорости. За окном мелькал тёмный ландшафт.
“Мне нужна эта работа”.
“Сегодня мы не работодатель и работник, а просто два взрослых человека, которые хотят хорошо провести время”.
Джейд резко повернула голову, позволяя мне рассмотреть его. Он был приятной внешности, а развитые мускулы его рук подчеркивала рубашка без рукавов. Джейд опустила глаза на свой спортивный костюм. Она не была одета для вечеринки в городе, и она всерьёз сомневалась, что Дуэйн имел в виду ужин.
“Предполагалось, что ты отвезёшь меня домой, а не куда-то ещё”.
“Давай закажем выпить и поговорим. У нас никогда не получается сделать это на работе,” – уговаривал он её. Это, вероятно, срабатывало с молоденькими девушками, очарованными его внешностью. Некоторых интересовало внимание босса с точки зрения личной выгоды. Дуэйн явно не привык к мягким отказам.
“Я хочу, чтобы ты развернулся и отвез меня домой. Пожалуйста”. Джейд удалось остаться спокойной, но я могла слышать и чувствовать отчаяние в её “пожалуйста”.
“Ты лесбиянка?” – спросил он, не сбавляя скорости.
Я почувствовала, как Джейд взялась за ручку двери. “Ты не … привлекаешь меня, Дуэйн, и я хочу домой сейчас же”. Волна паники начала подниматься в нас обеих. Она повернулась и посмотрела на проносящиеся за окном тёмные дома, пытаясь оценить, насколько сильно пострадает, если попробует выпрыгнуть. Если она откроет дверь, этого может оказаться достаточно, чтобы показать ему серьёзность её намерений. А ещё это может отвлечь его и заставить сбросить скорость, что позволит ей сбежать. Я почувствовала, как Джейд опустила вниз другую руку и отстегнула ремень безопасности. Когда раздался предупреждающий сигнал, она открыла дверь. Дуэйн ударил по тормозам и резко свернул на обочину.
“Ты с ума сошла?” – кричал он, но Джейд не оглядывалась назад. Она выскочила из машины и почти провалилась в канаву. Я почувствовала, как грязь засасывает её туфли.
“Считай это заявлением об увольнении”. – Джейд двинулась прочь от машины. Она услышала, как хлопнула дверь, взревел двигатель, и Дуэйн исчез без лишних слов.
Слезы бежали по её лицу. Я почувствовала, как она сердито смахнула их рукой. Мысли, что крутились у неё в голове, были словно мои собственные. Пора переезжать. Больше ни пенни не вложу в эту груду металлолома, называемую машиной. Придётся потратить свои сбережения на что-то другое. Другой город, новое начало. Я королева новых начинай.
Впереди её ожидали самые мрачные перспективы. Она всегда знала это, но никогда всерьёз не задумывалась. Так как она не закончила среднюю школу, то умела делать только одно. Ей придётся найти другой спортзал. Может быть, на этот раз босс окажется приличным.
Уже почти светало, когда мне, наконец, удалось заснуть.
___________________________
- Соль Эпсома (английская соль) – сульфат магния; средство для выведения токсинов из организма, облегчения мышечной и суставной боли. Основным компонентом соли является биодоступный магний, который эффективно помогает мышцам расслабляться.
Глава 5
Кейли, девочка-подросток, которая работала у меня неполный рабочий день, была в восторге, когда я позвонила ей в пятницу вечером и предложила поработать в выходные. Обычно она приходила на полдня в субботу и воскресенье, но мне нужен был перерыв. Она знала, что нужно меня вызвать, если не будет справляться, а в противном случае – оставить меня в покое.
Я наплевала на диету и пропустила завтрак. С чашкой кофе в руке я уселась на диван и уставилась в окно, за которым кипела жизнь, размышляя и жалея себя. На самом деле, мне было обидно и за всех остальных. До недавнего времени я думала о своих собственных проблемах – закончились продукты, счета за электричество выросли больше, чем ожидалось, в спальне не работал выключатель, и так без конца. Мелочи, конечно, но неприятно. Теперь я была посвящена в чужие проблемы и горести, и они были намного больше моих… до сих пор.
Скрежет ключа в замочной скважине напугал меня. Я была так поглощена своими мыслями, что не заметила подходящую к дому Миранду. Она вошла как к себе домой и улыбнулась мне.
“Доброе утро”, – бодро сказала она.
Я хмыкнула в ответ.
Миранда проскользнула мимо меня на кухню. Я услышала звон, когда кофейник встретился с её чашкой. Ложка упала на стол, а затем вернулась Миранда. Она уселась в кресло напротив меня с выражением лица, умоляющим меня сделать нечто большее, чем ворчать.
“Я в депрессии”. Я отхлебнула остывший кофе и поставила чашку на стол перед собой.
“По поводу?”
“Все, к кому я прикоснулась, вызывают грусть. Женщина с раком, Джейд с её проблемами, ты… – Я не стала заканчивать, она и так знала. – Я чувствую, что весь мир страдает, но мы продолжаем прятаться за фальшивыми улыбками”.
Миранда задумалась на минуту. Глубоко сосредоточившись на чём-то, она, как всегда, потерла переносицу указательным пальцем. Я наблюдала за каждым движением, пока она смотрела на мою чашку. “Я не грустная, – сказала она через минуту или две. – Я признаю, что была очень обеспокоена случившимся с тобой, но теперь, когда мы можем говорить об этом, мне, вероятно, больше не нужен психотерапевт. – Она подняла голову. – Я возвращаюсь мыслями к несчастному случаю, но на меня это уже не действует так сильно, как раньше”.
Я пожала плечами. “И?”
Миранда снова потерла переносицу. “Ты когда-нибудь обжигалась о плиту?”
Я кивнула.
“И каждый раз, идя на кухню, ты вспоминаешь об этом, может, всего на мгновение. Боль – лучший учитель, который оставляет неизгладимое впечатление”.
Я задумалась на несколько секунд. “Не все мои воспоминания являются болезненными. Есть действительно замечательные, и одно из них о том, как мама разрешила нам оставить котенка, которого мы нашли”.
Миранда улыбнулась. “Я тоже помню это. – Она снова начала тереть переносицу и посмотрела на меня. – Я думаю, здесь дело во времени. Ты прикоснулась ко мне, когда я боролась с последствиями несчастного случая. Ты коснулась женщины, которой только что сообщили, что она умирает, а Джейд… ну, об этом знаешь только ты, – она щелкнула пальцами. – Тебе нужно дотронуться до кого-нибудь, кто несомненно счастлив”.
“Я коснулась тебя. Ты говорила, что тебе не было грустно”.
“Нет, нет, нам нужен новый кандидат. Кто-то, у кого нет с тобой общего прошлого, – ухмыльнулась Миранда. – Одевайся, мы идём в магазин”.
*******
Мои волосы были ещё мокрые после душа, когда мы вошли через чёрный вход в мой магазин. Кейли, вооружившись стеклоочистителем “Виндекс”, натирала стеклянную поверхность прилавка. Она лучезарно улыбнулась. “Доброе утро”, – жизнерадостно произнесла она.
“Была занята?”
Миранда обошла прилавок.
“Пока было только два посетителя”.
Кейли вернулась к полировке, занявшись особенно жирным пятном.
Миранда взглядом подбодрила меня, пока я стояла и пыталась вспомнить, зачем я здесь. Я зашла за прилавок. “Я действительно ценю, как ты тут со всем управляешься”. Я положила руку на плечо Кейли.
Миранда, должно быть, тоже что-то сказала, потому что со стороны я слышала их разговор в то время, как образы заполнили мой разум. У Кейли был калькулятор, и она яростно стучала по кнопкам. Общий доход семь тысяч четыреста долларов и несколько центов. Я почувствовала жжение в моих руках, когда она захлопала в ладоши и подпрыгнула на стуле. Она посмотрела на машину на экране её компьютера. Я почувствовала её волнение. Ещё пара сотен долларов, и её мечта осуществится. Мысленно она уже ехала вдоль побережья, ветер развевал её светлые волосы, ревела музыка, а рядом сидела её собака. Это наполняло её таким восторгом, что я чувствовала, как он бурлит в моей груди.
Я почувствовал улыбку на моём лице, когда отступила назад и прервала связь. Глаза Миранды передавали её волнение. Ещё один успешный эксперимент, и она не могла дождаться подробностей.
“Если тебе что-нибудь понадобится, Кейли, просто позвони мне. Я буду недалеко от дома большую часть дня”.
“Ну, это не совсем так. – Миранда посмотрела на нас обеих. – Спарки должен пройти медосмотр, и ты знаешь, Марти со мной не пойдет”.
Я сложила руки на груди. “Так вот почему ты предложила мне принять душ? Только так я в полной мере смогу насладиться вонью Спарки?”
“А что случилось со Спарки?” – спросила Кейли.
“Он не очень любит ходить к ветеринару,” – сказала Миранда.
“Что случилось со Спарки? В нём шестьдесят фунтов тревожного беспокойства для начала. Добавь поездку к ветеринару, и это усугубит всё в миллион раз. – Я боялась поездок со Спарки. Марти поступила мудро, отказавшись. – Он не пойдёт в здание. Мы должны будем вытащить его и дотащить до двери, затем он будет рычать на всех и огрызаться на врача, пока на него не наденут намордник”.
“О”. Кейли выглядела очень счастливой, что ей не нужно принимать в этом участия.
*******
“Так что же случилось с Кейли?” – спросила Миранда.
Я повернулась, чтобы посмотреть на неё, но вместо голубых глаз я встретила карие, а дыхание, что достигло моего лица, было действительно ужасно. Миранда нежно подтолкнула Спарки, и он вернулся на своё место у окна позади водительского сиденья. Он высунул голову из полуоткрытого окна, и его язык развевался на ветру, хлопая его по морде и оставляя на стекле слюнявые следы.
“Она планирует купить автомобиль и уже почти накопила на него. Я так остро ощущала её восторг. – Я вздохнула. – Это было такое большое чувство”.
“Я поняла, что это было что-то прекрасное по выражению твоего лица. – Миранда ударила кулаком по рулю в такт музыке по радио. – Значит, всё-таки, всё зависит от времени. Ты не можешь опускать руки из-за тех первых впечатлений. Есть и светлая сторона”.
Светлая сторона. Если бы я была одна, то до сих пор не знала бы этого. Да, это было здорово испытать абсолютное блаженство через кого-то другого, но именно в этом и заключалась проблема.
Радость или нет, я всё ещё была вуайеристом, невольным участником. Я хотела прикоснуться и почувствовать тепло и мягкость чужой кожи, а не их самые светлые и самые тёмные чувства.
Миранда пыталась быть оптимистичной ради меня. Решила сосредоточиться на положительных моментах, прорабатывая вопрос, как добиться того, чтобы я снова смогла жить нормальной жизнью.
Но для меня, я знала, нормальной жизни уже не будет. Я чувствовала, как всё сильнее соскальзываю в пропасть, очень одинокую пропасть.
Низкое рычание раздалось с заднего сиденья, когда мы свернули к стоянке ветклиники. Я обернулась на Спарки, и он посмотрел на меня как на предательницу.
“Извини, мальчик. Просто смирись, и всё это скоро закончится”.
Он не выглядел убежденным в этом. На самом деле, он выглядел так, будто хотел отгрызть мне голову. Я быстро выбралась из машины.
Миранде пришлось лезть на заднее сиденье, чтобы закрепить поводок на его ошейнике, потому что Спарки забился в противоположном углу у задней двери.
“Давай, мальчик,” – проворчала Миранда, натягивая поводок.
Спарки удалось зацепиться за ткань сидения, но Миранда с силой схватила его за шиворот и вытащила из машины. Первое препятствие было преодолено, второе будет посложнее.
Мы двигались через стоянку за Спарки, который обоссал всё, на что смог задрать ногу – приятное развлечение для всех нас. Но потом появилась дверь, и препятствие номер два встало перед нами в полный рост. Я открыла её и шагнула внутрь, пока Миранда брала на руки Спарки. Все четыре лапы упёрлись в дверной косяк. Я сняла одну лапу и перешла к следующей только для того, чтобы первая лапа снова вцепилась в облицовку.
Я была слишком занята, чтобы задаться вопросом, что произойдёт, если я дотронусь до животного. Я засунула две лапы себе подмышку и схватила за две другие, пока Миранда толкала. Все это время меня атаковали эмоции без намёка на мысли – нервозность, страх, гнев и растерянность. Именно в этот момент я пожелала, чтобы этот дар или проклятие, или чем он там был, работал в обе стороны. Я хотела положить руку на Спарки и дать ему понять, что всё в порядке. К сожалению, передача была односторонней, поэтому я была вся поцарапана и покрыта вонючей собачьей шерстью.
Миранда нашла самый дальний угол, где она могла стоять и позволить Спарки расхаживать туда-сюда. Я отметилась в регистратуре. Женщина, очевидно, уже знакомая со Спарки, поморщилась. Я присела отдохнуть перед препятствием номер три – дверью в кабинет. Собаки всех пород выглядели так же ужасно, как и Спарки. Кошки вели себя приличнее. Они иногда мяукали из переносок, некоторые из них сидели на коленях своих владельцев, наблюдая за всем вокруг с настороженным безразличием.
“Какой породы ваша собака?” – спросила дама рядом со мной.
Я быстро уточнила: “Это не мой пёс. Он принадлежит моей лучшей подруге. Я просто пришла помочь. – Я посмотрела на Спарки и задумалась, какой он породы. Какая-то разновидность пастушьих пород, судя по прядям шерсти. Возможно, помесь ирландского сеттера с рыжиной в окрасе. Но его морда ставила меня в тупик. Я повернулась и посмотрела на женщину. – Жаркие споры по этому вопросу продолжаются до сих пор, но я думаю, он помесь почти всего. Возможно, даже осла”.
Женщина кивнула, словно удовлетворившись моим ответом. Она погладила маленького черного пуделя на коленях, который с ужасом смотрел на дверь служебного помещения. Мы с пуделем одновременно подняли глаза, когда открылась входная дверь. Мне потребовалась секунда, чтобы узнать Джейд, вошедшую в комнату с измождённой кошкой на руках. Её уличная одежда ни капли не умаляла достоинств её великолепного тела. Желтая облегающая футболка подчеркивала руки, а цветастые пляжные шорты демонстрировали стройную пару ног. Её волосы свободно рассыпались по спине, и я любовалась блеском локонов насыщенного каштанового цвета, пока она регистрировалась.
Администратор говорил гораздо громче Джейд, объясняя, что кошка должна быть в переноске или на поводке. Видимо, Джейд не знала об этом и, взяв у администратора поводок, неловко застегнула его на кошачьей шее. Она повернулась и оглядела помещение, очевидно испытывая неудобство от всеобщего внимания, и мне показалось, что она первый раз в ветклинике. Я помахала ей и увидела, как на её лице отразилось облегчение.
Она подошла и заняла место рядом со мной.
“Я не знала, что ты кошатница,” – сказала я, когда она устроилась рядом и погладила кошку, которая неподвижно сидела у неё на коленях.
“Я и не была ею, по крайней мере, ещё два дня назад”.
Она опустила глаза на ободранное животного, у которого местами не хватало шерсти. У кота не было кончика правого уха, а нос пересекали глубокие царапины. Черная как уголь шерсть скрывала все другие возможные повреждения.
“Я нашла этого парня на парковке у дома. Я погладила его один раз, и он, кажется, проникся ко мне. – Она странно на меня посмотрела. – У меня раньше никогда не было домашних животных. Я даже не знаю, как ухаживать за ним”.
Женщина, сидящая напротив нас с переноской на коленях, заговорила: “Доктор Гэри, вероятно, сможет сказать вам, сколько ему лет и сделать ему необходимые прививки. Если он ещё не кастрирован, вы можете подумать об этом. Потому что коты склонны гулять, – женщина понизила голос, – и метить”.
При слове “метить” мы с Джейд обменялись удивлёнными взглядами.
Женщина откашлялась: “Они отмечают свою территорию, разбрызгивая мочу на мебель и вещи, как это делает собака, когда поднимает ногу”.
Я кивнула, а Джейд посмотрела с отвращением.
Я услышала, как кто-то кашлянул, и посмотрела на Миранду. Она что-то показывала руками. Я вопросительно подняла брови, а она закатила глаза и повторила свои жесты руками ещё раз. Наконец, она произнесла тихо сквозь зубы: “Асни ё ата”.
“Что?” – переспросила я одними губами.
“Коснись её кота”.
Миранда не собиралась говорить это так громко и стала пунцово-красной, когда все в зале обернулись к ней.
Это прозвучало странно, но я знала, что она имела в виду. Хотя лучше было бы сказать “погладь кота”.
Я робко улыбнулась Джейд. “Можно его погладить?”
Джейд помахала Миранде, впервые заметив её, и сказала: “Конечно”.
Шерсть кота была немного жирной наощупь. Он, наверное, прятался под капотами машин недалеко от дома Джейд. Как и в случае со Спарки я не видела картинки и не слышала мыслей, но меня с головой накрыли эмоции – от растерянности и страха до необычайного любопытства.
“Он кажется милым,” – сказала я, не в силах думать ни о чем другом.
Миранда подняла брови и слегка кивнула, желая знать, почувствовала ли я что-нибудь. Я пожала плечами и оглядела людей в комнате. Абсолютно все смотрели на нас с недоумением. Как будто мы с Мирандой никогда до этого не видели кошку и сейчас делали для себя открытие.
Я посмотрела на Джейд. “Как твоя нога?”
Она поморщилась. “Вся чёрно-синяя. Гиря упала прямо на край ноги и содрала кожу. Я думаю, мне повезло, что ничего не сломано, но больно, – она понизила голос, – просто чертовски”.
“Спарки Донахью”.
“О, Боже”. Я встала и приготовилась к бою. Услышав своё имя, Спарки попятился и попытался спрятаться за ноги Миранды. Поводок уже полностью опутал её ноги, прежде чем я успела пересечь разделявшее нас пространство. Миранда пыталась выпутаться, поворачиваясь по кругу, но Спарки активно ей в этом мешал. Наконец, она стянула поводок вниз, как будто снимала брюки.
Спарки скалил зубы и шипел как змея, пока она тащила его к двери, затем снова повторилась история с лапами. У меня не было времени войти через дверь первой, так что, в конечном итоге, я пролезла под одной из лап Спарки. Я слышала смешки и хихиканье со стороны окружающих, наблюдавших это представление. Опять мы играли в напёрстки с лапами Спарки – передвинуть одну, затем другую лапу и снова вернуться к первой.
“Иногда мне кажется, что он сороконожка”, – сказала я женщине, которая пыталась помочь и не быть при этом покусанной. Всё это время Миранда с кряхтением заталкивала Спарки в кабинет. Доктор Гэри и его помощник ждали с намордником, и это был ещё один поединок.
Когда ему измеряли температуру, Спарки издал рычание, которое четко дало понять, что он не оценил этого вмешательства. Я стояла в углу, пока Миранда беседовала с доктором. Каждое предложение перемежалось рычанием, которым Спарки, вероятно, пытался оскорбить противников.
У Спарки взяли анализы и сделали пару прививок, что его действительно взбесило. Доктор Гэри с ассистентом покинули кабинет прежде, чем Миранда сняла намордник. Спарки был достаточно умён, чтобы не кусать руку, которая его кормила, но это не относилось ко мне. Продолжая держаться на безопасном расстоянии, я медленно следовала за Мирандой. Когда мы вернулись в зал ожидания, Джейд стояла в кассу. Миранда вручила мне свой кошелек и позволила Спарки утащить её за дверь. Я встала в очередь за Джейд.
“С ним всё будет в порядке?” – я кивнула в сторону кота.
“Да, они думают, что он мелковат для своего возраста. У него взяли анализы, и, несмотря на внешний вид, со здоровьем у него, кажется, всё хорошо. – Джейд почесала кота за ухом. – Я договорилась о его кастрации на следующей неделе”.
“Как его зовут?”
Джейд посмотрела на меня, потом снова на кота. “Я не знаю”.
“Ну, на мой взгляд он выглядит крутым парнем. Может быть, назовёшь его Спайком или … Адским котом?”
Джейд сморщила нос на моё предложение. “Крутой парень, – сказала она. – Парень, мне это нравится. Он будет Парнем.”
Я наблюдала, как она оплатила счет, а затем отошла в сторону, пока я оплачивала счёт Миранды. Я была почти уверена, что она сорвётся с места, как только дело будет сделано, но этого не произошло. Мы вышли вместе, и я заметила Миранду на пустыре рядом со зданием, где Спарки, казалось, уже успел помочиться на каждую травинку.
“Так как дела с диетой?” – спросила Джейд, медленно идя рядом со мной.
“Я ходила в магазин за покупками после того, как ты дала мне список, и даже попробовала несколько рецептов из раздаточного материала”. Я, конечно, не стала говорить ей, что пропустила завтрак в это утро, и в тонусе меня держала лишь чашка кофе.
“Питаться правильно не так легко. Слишком много быстрой и жирной пищи в нашем распоряжении, но, если придерживаться плана, будет сжигаться больше энергии, и тренировки станут легче”.
Я взглянула на чётко очерченные руки Джейд. “Ты, наверное, очень дисциплинированна. Я не знаю, смогу ли я когда-нибудь хотя бы приблизиться к тому уровню физической подготовки, которого достигла ты”.
Джейд покачала головой, и на мгновение мне показалось, что она согласилась с тем, что мне никогда не сравняться с нею в спортивных достижениях. “Не сто?ит использовать меня в качестве эталона. Хотя я тяжело работала над своей физической формой, всё, что ты видишь, всего лишь ложная реклама”.
Я почти остановилась. “Как это?”
“Генетика, – просто сказала Джейд. – Мои родителя были высокие и стройные, хотя ни один из них особо не следил за рационом питания”.
Джейд прислонилась к старому пикапу, который, как я предположила, принадлежал ей. “Мы все совершенно разные. Люди смотрят на меня и думают, что если они будут правильно питаться и хорошенько потрудятся в спортзале, то будут иметь такое же тело. Это существенно улучшит их самочувствие и здоровье, но не все будут выглядеть, как я. – Джейд прочистила горло. – Прозвучало высокомерно, но я не это имела в виду. Мне просто… повезло, и я зарабатываю на этом деньги”.
“Я… разочарована”.
Джейд усмехнулась, хотя на её лице не было никакой радости. “Если это тебя утешит, ты в хорошей форме. Ты не сильно высокая, но выше среднего. Я думаю… пять футов восемь дюймов?”
Я кивнула.
“Лишнего веса совсем немного. Плюс у тебя хороший мышечный тонус, так что, думаю, ты будешь довольна результатами. – Она посмотрела на Миранду. – Ей придётся труднее. Не знаешь, в её семье были проблемы с лишним весом?”
“Она никогда не знала отца, но её мама была довольно крупного телосложения”.
Джейд посмотрела на меня. “Рано или поздно наступит момент, когда она увидит изменения в тебе, но не увидит их в себе. Это может отбить всякую охоту продолжать. Тебе придётся очень постараться, чтобы поддержать её. – Джейд странно улыбнулась. – Как я заметила, вы, кажется, очень близки. Я не думаю, что это станет проблемой, но я хочу, чтобы ты знала, чего ожидать”.
Хотя улыбка её была фальшивой, когда она упомянула о поддержке, я почувствовала, что она завидует близости между Мирандой и мной, как мы завидуем её физической форме. Мне больше не хотелось разговаривать о тренировках или диете. Я хотела знать всё о Джейд. Хотела, чтобы она доверилась мне, а я могла оказать ей поддержку, в которой она, как мне думалось, очень нуждалась. Это было не похоже на меня. До недавнего времени меня действительно не волновали чувства других людей. У них были свои друзья и семьи, чтобы волноваться о них, а у меня свои. По сути я совсем не знала Джейд, но я хотела быть… её подругой.
“Ну и как же ты стала гуру фитнеса?” – спросила я.
Джейд закатила глаза на мой выбор слов. “Я не считаю себя гуру. – Она открыла пассажирскую дверь и положила кота на сиденье. Оказавшись внутри, Парень свернулся в клубок. Она тихо закрыла дверь и снова прислонилась к грузовичку. – Моим первым местом работы был фитнес-центр. В основном я помогала в солярии. Я была уборщицей, на самом деле. Нам разрешали пользоваться бассейном и оборудованием после закрытия. Мне понравилось плавать, так что я всегда задерживалась после работы. Один из тренеров познакомил меня с миром тяжелой атлетики, и вскоре моё тело стало меняться. Мой босс заметил перемены и записал меня на несколько курсов по фитнесу и питанию. После этого меня назначили тренером. – Джейд пожала плечами. – Были недовольные, я слышала, некоторые из тренеров говорили, что этим местом я обязана своей внешности. Кто-то сказал, что я ходячая реклама, и поэтому меня повысили”.
Я слышала боль в её голосе, когда она это говорила. “Но ты ведь не поверила этому, правда?”
Джейд отвела глаза. “Нет, поверила. – Она посмотрела на меня с непроницаемым выражением лица. – Я многому научилась, и я отличный тренер, но работа у меня есть только благодаря моей внешности. Ты бы хотела заниматься под руководством кого-то с большим животом или широкими бёдрами?”
В этом она была права. Мне было необходимо увидеть конечный результат тяжёлого труда прежде, чем самой взяться за дело.
Не дожидаясь моего ответа, Джейд продолжала: “Когда я беседую с потенциальными клиентами, им действительно не важен мой опыт. Это расстраивает, потому что я чувствую… “
Я могла бы поклясться, что она не собиралась рассказывать мне так много, как рассказала. Лицо её раскраснелось, и она опустила глаза на ключи в руке.
“Для меня… важно, чтобы ты закончила фразу”.
Я засунула руки в карманы и сжала кулаки, боясь, что она этого не сделает.
“Почему?”
Я покраснела. “Потому что я недооценивала тебя, и правда из твоих уст поставила бы меня на место”.
Она посмотрела на меня с выражением то ли гнева, то ли удивления на лице.
“Ты думала, что у меня нет никаких забот? Что я не знаю отбоя от поклонников, и, может быть, дома меня даже ждёт идеальный партнер, не так ли?”
Мысленно я была готова признать, что она права, как вдруг меня осенило. В том, что она сказала, было два ключевых момента: она была одна, и она использовала слово “партнёр”. Гетеросексуалки так не говорят. Она приняла мою неловкую улыбку как признание вины.
“Закончи предложение, пожалуйста”.
Джейд вздохнула. “Я чувствую себя проституткой, продающей своё тело за деньги”.
“Мне очень жаль. – Я подняла руку, когда она открыла рот. – Мне жаль, что ты именно так воспринимаешь это, и я сожалею, что судила о тебе по внешности”.
После этого мы замолчали. Я смотрел на неё, а она на меня. Я понятия не имела, что за мысли бродили в её голове, но я не собиралась прикасаться к ней, чтобы выяснить это. Правда могла ранить, и я чувствовала себя совершенно беззащитной. Было страшно довериться кому-то. Наверное, поэтому я никогда этого не делала.
Дружба просто произошла. Я не прикладывала для этого никаких усилий, но вдруг поняла, что хочу добиться расположения этой женщины.
“Ты простишь меня?” – спросила я.
На мгновение она задумалась над моим вопросом, а затем мягко спросила: “Почему тебя это заботит?”
Я не знала, что ответить. Я уставилась в землю и крепче сжала кулаки в карманах.
“Я действительно не знаю, –честно сказала я. – Это просто … важно почему-то, чтобы ты меня простила”.
“Но ты же не знаешь, осуждаю я тебя или нет. А что если бы у меня создалось превратное впечатление о тебе? Ты бы меня простила?”
“Ты меня осуждаешь?”
Я посмотрела на неё.
“Да, я думала, что ты… одна из тех женщин, которые используют тренажерный зал как место для случайных знакомств. Что на самом деле тебя интересует не работа над собой, а лишь поиски “свежего мяса”.
Её слова ударили меня как обухом по голове. Да, я хотела обратиться за поддержкой к Миранде, но ведь это именно то, что я делала – просто искала следующую женщину, чтобы сходить на свидание и свалить, когда всё станет слишком … сложно.
“И что ты думаешь обо мне сейчас?”
Джейд посмотрела на дорогу. “Ну, соблазнительница из тебя паршивая, потому что ты, насколько я заметила, так и не открыла счёт”.
“Ты имеешь ввиду именно то, как это прозвучало?”
Джейд покачала головой и впервые улыбнулась настоящей улыбкой, которая открывала все её зубы и вызывала морщинки вокруг глаз. Я поразилась преображению её лица.
“Это была шутка. И да, я прощаю тебя. А ты меня простишь за то, что я считала тебя игроком?”
“Нет, потому что ты была отчасти права. Я флиртовала в тренажерном зале”.
Глаза Джейд сузились. “Ты сказала, была. В прошедшем времени. Ты встретила кого-то, кто приручил тебя?” Фальшивая улыбка вернулась.
“Нет … Я … гм … я умерла”.
Рот Джейд дернулся, и правая сторона немного приподнялась. Когда я не рассмеялась, её губы превратились в тонкую линию, а во взгляде появилась настороженность.
“Кажется, это называется клинической смертью. Я была в Западной Вирджинии с подругами и вышла на пруд, который как мне казалось, насквозь промёрз. – Я пожала плечами. – Я сама родом из Флориды, так что не слишком в этом разбираюсь. Так или иначе, лёд проломился, и им потребовалось некоторое время, чтобы вытащить меня. Как Миранда и другие подсчитали, я была мертва чуть меньше двадцати минут”.
“Мне кажется, или она говорит об этом невзначай?” – спросила Миранда, подходя. Спарки обнюхал мои ноги, а затем двинулся к Джейд.
Джейд посмотрела на неё и снова на меня. Я опять пожала плечами. “Я думаю, со стороны так может показаться. Но вероятно, я всё ещё пытаюсь справиться со случившимся. Это изменило меня”.
Я видела, как Джейд сглотнула, пытаясь осознать всё это.
“Ну, я рада, что всё хорошо закончилось,” – сказала она смущенно.
“Я тоже, – согласилась Миранда. – Мы должны отвезти Спарки домой. Мне кажется, он оторвал мне плечо”.
Джейд поняла это как намёк. “Приятно было поболтать. Увидимся в спортзале”, – сказала она многообещающе и забралась в свой пикап.
Когда мы загрузили Спарки в машину и выехали на дорогу, Миранда посмотрела на меня. “У тебя есть, что рассказать, так что начинай”.
Глава 6
Гром разбудил меня в воскресенье утром. Я включила в спальне телевизор и несколько минут смотрела местную погоду, прежде чем попытаться позвонить Кейли. Вызов был переадресован на голосовую почту, где я оставила сообщение о том, что она может не приходить, никакой торговли сегодня не будет в любом случае. Я попросила перезвонить мне, когда она прослушает сообщение. Она перезвонила через пять минут с телефона магазина. Поскольку она уже была там, день был её.
На завтрак я съела что-то с низким содержанием сахара и высоким содержанием клетчатки и выпила чашку кофе. Я провалялась перед телевизором почти до полудня. На обед я сделала сэндвичи с индейкой и захватила один для Кейли, так как она не сможет выйти в такую погоду.
Кейли вычистила и вымыла весь магазин; когда я вошла, пахло дезинфицирующим средством. Помимо этого, она использовала спокойное время, чтобы заняться перестановкой на складе. Я присвистнула, когда увидела всё, что она успела сделать. “Ты молодец, Кейли,” – сказала я с улыбкой.
Она зарделась от похвалы. “Я подумала, раз уж я всё равно буду здесь, то тоже должна что-то сделать”.
Её глаза расширились, когда она заметила сэндвичи на прилавке. “Один из них для меня?”
“Ага. Я надеюсь, тебе нравятся “СанЧипс”* , я за здоровое питание. – мне показалось, что нравятся, потому что она затолкала в рот два прежде, чем я добралась до прилавка. – Ты работаешь у меня уже два года, не так ли?”
Она кивнула, и её хвост шлёпнул её по шее.
“Ты приходила в любое время, когда бы я ни попросила, и всегда трудилась не покладая рук. Я думаю, ты заслужила премию”.
Я не могла не улыбнуться. Кейли замерла с набитым ртом, вдруг перестав жевать.
Затем с усилием проглотила. “Спасибо!”
“Что ты сделаешь с дополнительными баксами?” Я была уверена, что ей хотелось знать, сколько это будет, но она была слишком вежлива, чтобы спросить.
“Я коплю на машину, так что все деньги пойдут в этот фонд”.
“Ты учла страховку?”
“Да, мэм”.
“Сколько не хватает в твоём фонде?”
“Около двух сотен долларов”.
Я знала, что она ответила честно, потому что видела ее подсчёты, когда коснулась её накануне. “Итак, пятьсот долларов позволят тебе купить автомобиль, страховку, топливо и, возможно, заплатить за мнение независимого механика о том, является ли этот автомобиль хорошей покупкой?”
Глаза Кейли стали совсем круглыми. “Да, мэм”, – сказала она медленно.
“Тогда сюрприз, это и есть сумма твоего бонуса”.
Она обогнула прилавок, визжа так, что крошки полетели из её рта, и прыгнула на меня прежде, чем я успела её остановить. Мой разум соприкоснулся с её даже раньше, чем я успела подумать о том, чтобы остановить это.
День был солнечный, и я слышала, как над головой хлопают на ветру яркие растяжки, которые продавцы подержанных автомобилей используют для привлечения внимания. Фольксваген Жук имел несколько царапин и вмятин, но обивка выглядела хорошей, и к тому же он был любимого цвета Кейли – синего. Я услышала, как она молится про себя: “Пожалуйста, Боже, не дай никому купить его раньше меня”. Я почувствовала тепло капота, когда она положила на него свою руку и произнесла: “Ты моя. Я скоро к тебе вернусь”.
“Ты в порядке?” – она посмотрела на меня с заботой, написанной у неё на лбу.
“Всё нормально, просто поперхнулась крошкой от волнения. – я откашлялась для убедительности. – Хочешь, я заплачу тебе сегодня?”
Она выглядела так, будто собиралась заплакать. “Да, мэм, это было бы здорово”.
“Тогда я сделаю это при двух условиях. – Её брови поднялись, когда она кивнула, соглашаясь на все мои условия ещё до того, как я их произнесла. – Прекрати называть меня “мэм”, это заставляет меня чувствовать себя старой, и обещай, что покажешь машину механику, прежде чем расстанешься с деньгами”.
“Обещаю. Мой папа знает кое-кого”. Она захлопала в ладоши и завизжала.
“Твой папа пойдёт с тобой покупать автомобиль?”
“Да, мэ… да, пойдёт. У меня три сестры, и каждая из нас должна сама купить свою первую машину. Папа говорит, что так мы будем больше беречь свой автомобиль. Он такой строгий по поводу денег, но он ходил вместе с каждой из моих сестёр и помогал с покупкой”.
Мне показалось, будто она снова собирается меня обнять, поэтому я соскользнула с табурета и схватила свой сэндвич. “Я пойду в свой офис и выпишу чек”.
“Ладно, – сказала она с сияющей улыбкой. – Огромное спасибо, Слоан”.
Может быть, она не могла усидеть на месте или была полна решимости показать свою признательность, но девочка перемыла половину окон в магазине к тому времени, как я вернулась. “Мне нужно вернуться домой, поэтому я оставлю чек прямо здесь, на прилавке, – крикнула я ей. – Положи его в свой кошелек, как освободишься. Окна выглядят великолепно, спасибо”.
Я была счастлива разделить с нею радость и получить её объятия, но знала, что будет неправильно позволить ей коснуться меня, не зная, что я могла сделать. Кроме того, Миранда и я уже использовали её в своём эксперименте, и я чувствовала себя немного виноватой.
Я плюхнулась на диван и переключала каналы телевизора в поисках чего-нибудь интересного. Мой телефон зазвонил через несколько минут во время кинофильма. Я схватила его, ожидая, что это будет Миранда, но номер был мне не знаком. Готовая в пух и прах разнести телефонного коммивояжёра, я ответила.
“Э-э, Слоан?”
“Да,” – сказала я уже нормальным тоном.
“Это Джейд из спортзала”.
Мне показалось забавным, что она чувствовала необходимость уточнять, кто она такая, как будто миллион Джейд бегают по Панасеи. “Эй, Джейд, что случилось?”
“Э-э … на улице паршиво, и я решила пойти в кино. Я … не хочу идти одна. Составишь компанию? “
“Конечно. Что ты хочешь посмотреть и во сколько начало?”
“Мне всё равно, я понятия не имею”. Она усмехнулась.
“Хорошо, ты хочешь встретиться у меня и посмотреть кино на компьютере? Или я могу забрать тебя, и мы посмотрим фильм у тебя? В Таллахасси есть несколько кинотеатров, так что у нас есть выбор”.
“Я в спортзале. Если хочешь заехать за мной и пойти в кино, то выходи”.
“Дай мне время принять душ и минут через сорок пять я буду там”.
“Хорошо, увидимся”.
Я вскочила с дивана и побежала в ванную. Я приняла душ, оделась и вышла из дома в рекордные сроки. И только оказавшись за рулём, я подумала о том, что я делаю. Я ненавидела кинотеатры. Там никогда не было ничего, что я хотела бы увидеть достаточно сильно, что не могла дождаться выхода на видео. Я был избалована моим DVD-плеером. Я могла смотреть фильмы лёжа в любимой заношенной до дыр одежде и в любой момент, когда мне было необходимо, приостановить воспроизведение. Тем не менее, я выбралась из дома в штормовую погоду, чтобы посидеть в переполненном театре и посмотреть … что-то.
Всё из-за Джейд. Я хотела быть с ней. И, возможно, причины уже были не те, что два месяца назад. Теперь я просто была заинтригована другим человеком и хотела узнать его поближе. По крайней мере, так я себе сказала. Правда же заключалась в том, что она была мне очень симпатична и меня влекло к ней, но с этим я ничего не могла поделать. В любом случае, это было не свидание. Она предлагала дружбу, и я была готова принять её.
Приехав в спортзал, я прошла через коридор к последнему офису (каморке, на самом деле) и обнаружила там Джейд, уткнувшуюся в ноутбук. Она развернула его экраном ко мне. “Комедия, мелодрама или триллер. Что выбираешь?”
Я просмотрела афишу и заметила комедию, анонс которой я видела. “Как насчёт чего-нибудь смешного?”
“Мне подходит. Во сколько начало? “
Я посмотрела на часы. “В четыре. Я думаю, мы успеем, если ты позволишь мне вести машину. – Я улыбнулась, когда Джейд склонила голову набок. – Я знаю все ходы и выходы, и штурман из меня хреновый”.
“Думаю, тогда ты за рулём”.
Джейд пришлось отрегулировать сиденье, прежде чем она смогла даже залезть в мой “Мустанг”. Когда я посмотрела на неё, она, казалось, ехала на заднем сиденье – настолько далеко была её голова.
“Эта машина не может похвастаться большим запасом места для ног, не так ли?” – произнесла я извиняющимся тоном.
“Отличная машина”.
Джейд наклонилась, глядя на приборную панель, и почти задела меня. Я замерла, надеясь, что контакта не произошло. Мелькнула мысль, что, если она случайно коснётся моей руки или погладит её, пока я за рулём, неизвестно, где мы окажемся в конечном итоге. Я прислонилась к двери, надеясь, что она подумает, что я сделала это, чтобы выглядеть круто.
“Я так понимаю, тебе нравятся “Мустанги”?
“Мне нравятся мускулистые автомобили**”. Джейд оглянулась на заднем сиденье, где она в настоящее время и сидела. “Мне очень нравится этот ретро-стиль”.
“Какая машина у тебя?”
“Дерьмовый пикап”.
“Это какая-то иностранная модель, верно?”
Джейд усмехнулась моей шутке. “Американец, Форд”.
“Я помню, ты прислонилась к ней у ветклиники. Наверное, тебе намного проще садиться в неё и выбираться наружу. Не возражаешь, если я спрошу, какой у тебя рост?”
“Шесть футов два дюйма. Хотела бы я быть ростом с тебя. Для меня покупка одежды становится настоящей проблемой”.
“Ты родом из Флориды?” – спросила я, обращая внимание на лёгкий акцент.
“Я выросла в Бойсе, штат Айдахо, но жила я во многих местах. Мне нравится здешний климат. Этот город мог бы стать моим домом”.
“Так ты армейский отпрыск?”
“Нет. – Джейд повернулась к окну, и я поняла, что затронула тему, на которую она не хочет говорить. – На что это было похоже?” – спросила она вдруг.
“Что?”
Она метнула взгляд в мою сторону, потом посмотрела на дорогу. “То, что произошло с тобой… если ты не возражаешь, что я спрашиваю”.
“Я ничего не видела, если ты об этом. А если и видела, то ничего не помню. Вроде как, когда ты просыпаешься после глубокого сна и знаешь, что видела сон, но ничего не приходит на ум. – Я постучала по рулю пальцем. – Никто, кажется, не верит мне. Они все думают, что я не хочу говорить об этом”.
“Ты всегда держишь всё в себе?”
Я пожала плечами и громко выдохнула. “Я почти всё рассказываю Миранде, но не остальным моим подругам. Они все свободны говорить о вещах, которые их волнуют, но я предпочитаю держать свои мысли при себе. Я полагаю, это личное”.
“Это имеет смысл. – Джейд снова вернулась к виду за окном. – Будет ли вторжением в твою частную жизнь, если я спрошу, как авария повлияла на тебя? Ты можешь не отвечать, если это слишком личное, но с тех пор, как ты сказала, мне было любопытно”.
Мне тоже было любопытно. Меня интересовала она. Настолько, что я прикоснулась к ней и вторглась в её личную жизнь, но я не могла быть полностью честной. Может быть, в один прекрасный день смогу, но не раньше, чем разберусь со своими мыслями и установлю некое подобие контроля над ситуацией.
“Есть некоторые вещи, которые я не могу обсуждать, вещи, которые всё ещё слишком свежи в моей памяти, и мне нужно время, чтобы … справиться с ними, прежде чем я смогу облечь их в слова. Этот опыт заставил меня взглянуть на жизнь по-другому. Я думаю, это всё. И, хотя я не видела света в конце туннеля или потрясающих видений, я вернулась со знанием, что жизнь после смерти существует”.
Краем глаза я видела, что Джейд смотрит на меня с непроницаемым выражением лица. Она не сказала ни слова. Это заставляло меня нервничать.
Я выдохнула и продолжила: “Я вернулась… с новыми желаниями”.
“Например?” – мягко спросила она.
Я пожалела о своих словах, но что-то мне подсказывало, если я не буду честна сейчас, всё будет потеряно. Я не была уверена в том, что это означало.
“Я никогда не была любвеобильной, но сейчас … я не могу без этого. Я проводила время со многими женщинами, но ничего к ним не чувствовала. Когда их привязанность ко мне становилась очевидной, я бросала их и бежала в другую сторону. Я хочу чувствовать связь, и я говорю не о сексе. Я хочу взаимодействия, отношений с людьми”.
“Так ты действительно игрок. – Джейд сложила руки на груди. – Ты играешь, пока не встретила подходящего человека, или это просто охотничий азарт?”
“Нет, – я закусила губу, жалея, что мы уже были у кинотеатра, где разговор сам собой бы прекратился. – Я боюсь, что мне будет больно. Боюсь, что буду счастлива, и это счастье у меня заберут”.
Я не могла поверить, что призналась ей. Был только один человек, перед которым я обнажала свою душу, потому что Миранда часто знала меня лучше, чем я сама. Может быть, потому, что я почувствовала, как боль пронизывает всё существо Джейд. Может быть, я знала, что она поймёт.
“Я всё время смотрю на пары и удивляюсь, как это работает, особенно у пожилых, которые прожили вместе всю жизнь. Интересно, это действительно любовь или они так сильно нуждаются друг в друге потому, что не могут жить самостоятельно”.
“Всего понемногу, наверное. Их чувства так сильны, что они уже не могут друг без друга”.
“Страшно, да?” – она сказала это так тихо, что я еле услышала её.
Я въехала на стоянку и заглушила двигатель. “Да, страшно”.
___________________________
* - Sun Chips – цельнозерновые чипсы, изготовленные из шести злаков, включая кукурузу, пшеницу, овес, коричневый рис, гречиху и киноа, содержат только натуральные ингредиенты.
** - Muscle cars (англ. мускулистые автомобили) – класс автомобилей, существовавший в США в середине 1960-х – середине 1970-х годов. «Muscle Car – это среднеразмерный, направленный на достижение максимальных скоростных характеристик автомобиль, оснащенный большим двигателем типа V8, и продаваемый по доступной цене.
*******
Я слышала, как Джейд усмехается, но я никогда не слышала, как она искренне смеётся. Она упала в кресло, сотрясаясь от смеха. Думаю, глядя на неё, я смеялась даже больше, чем над фильмом. Пока мы сидели там, я поняла, что, возможно, стала свидетелем того, что другие видят редко или не видят вовсе.
Пытаясь разместить ноги, она так сильно вжалась в кресло, что дальше было уже некуда. Хоть я и была ниже ростом, я тоже ёрзала, устраиваясь поудобнее, пока её нога не соприкоснулась с моей. Образы, более яркие, чем в фильме, возникли перед моими глазами, и я не смогла оторваться.
Я почувствовала ветерок на моей обнажённой коже, тепло простыни, наброшенной на ноги, прохладу изголовья за моей спиной. Женщина прикрыла грудь лифчиком и потянулась за рубашкой. “Почему я никогда не видела твой дом?” – спросила я и услышала голос Джейд:
Голубые глаза глядели на нас. “Ты знаешь, это непросто. Моя бывшая любит всё усложнять. Она появляется без предупреждения и сходит с ума, если застаёт тебя”.
Джейд знала, что это ложь. Знала уже давно, но надеялась, что со временем всё изменится. У них был роман. И всё это время Джейд успокаивала свою совесть, принимая эту ложь. “Лорен, когда-нибудь наступит время, когда мы будем вести себя, как нормальные пары? Обедать дома, смотреть кино?”
Лорен улыбнулась. “Ты бы хотела этого, вместо того, на что мы потратили полдня?”
Джейд устала, я чувствовала это. “Я имею ввиду, будем ли мы когда-нибудь действительно вместе? Где эта связь?”
“Не дави на меня, – умоляюще сказала Лорен. – Я зашиваюсь на работе, а моя бывшая сводит меня с ума. Сейчас я не могу строить какие-либо долгосрочные планы”. Джейд наблюдала, как она собрала свои вещи. “Я позвоню тебе”. Её каблуки процокали по полу, и дверь закрылась.
Джейд глубоко вздохнула. Лорен позвонит, когда будет готова к свиданию, но Джейд не ответит.
Джейд передвинулась, и я моргнула, когда экран кинотеатра снова возник перед моими глазами. Я чувствовала себя использованной и злилась скорее на себя, чем на чувства Лорен-Джейд, намертво вцепившиеся в меня. Я больше не могла смеяться над экранными выходками. Повернувшись на сиденье, я оказалась почти спиной к Джейд, избегая контакта. Она использовала эту возможность, чтобы завладеть подлокотником, и неважно, насколько сильно я вжималась в противоположную сторону моего кресла, мы снова соприкоснулись.
Её поцелуй был грубым. Женщина, находящаяся сверху, так сильно вжималась в Джейд, что я почувствовала, как мой позвоночник вдавливается в деревянный пол, на котором они лежали. Джейд прервала поцелуй, и мы ахнули. “Стоп”, – затаив дыхание, сказала она.
Женщина, которая двигалась вдоль её шеи, осыпая её укусами и поцелуями, приподнялась на руках и глубоко заглянула мне в глаза. “Зачем?”
Джейд молча смотрела в карие озёра, и мириады мыслей кружились у неё в голове. Мой мозг пытался осмыслить этот хоровод. Я услышала знакомый мужской голос, прозвучавший в голове Джейд: “Хлоя и её друзья поспорили, кто первый затащит её в кровать”. Я слышала и чувствовала, что Джейд хотела бы никогда не слышать этого разговора. Я чувствовала, как она хочет отношений и грустит от осознания того, что эти краткие интрижки были всем, что она когда-нибудь получит, всем, чего она была достойна.
“Пошли в постель, пол меня просто убивает”.
Хлоя встала и протянула руку Джейд. Я чувствовала отвращение к себе и печаль, пронизывающие Джейд. Процесс возбуждения займёт гораздо больше времени. Она надеялась, что Хлоя не заметит.
Джейд снова переместилась и прервала связь, и что-то мокрое ударилось о мою руку. Я медленно подняла её к лицу. Оно было влажным от слёз. Я подавила рыдание и закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. Видения и чувства, сопутствующие им, были гораздо ярче, интенсивнее, чем всё, что я испытывала раньше. Когда я вернулась к просмотру фильма, он показался мне скучным в сравнении с ними.
Я набралась смелости и посмотрела на Джейд. Она больше не смеялась над фильмом. Ссутулившись на сидении, она смотрела вниз, не глядя на экран. Палец был прижат к виску, и я могла точно сказать, что она была не здесь, а глубоко в своих мыслях. Она снова переживает эти воспоминания прямо сейчас, подумала я. Вот почему они так интенсивны. Глядя на её профиль, я видела то, что почувствовала – печаль, глубокую неослабевающую печаль.
Мы были так похожи. Я была слишком напугана, чтобы впустить любовь в свою жизнь, а Джейд чувствовала себя недостойной любви. Если бы любая из нас встретила настоящую любовь, мы бы никогда не признали этого, потому что обе были не в состоянии принять её.
Когда фильм закончился, мы встали и присоединись к толпе. В фойе я мельком увидела своё отражение в стеклянной раме постера к фильму. Выглядела я паршиво. Никто бы не догадался, что я только что смотрела комедию. Мои глаза покраснели, а лицо выглядело опухшим и усталым.
Джейд, которая оказалась впереди, остановилась и дождалась меня. Я уловила удивление в её глазах, когда она увидела моё лицо. Она открыла дверь и придержала её для меня. Я пробормотала “спасибо” и продолжила идти. Она догнала меня, и мы молча направились к машине.
“Ты в порядке?” – спросила она, как только мы оказались внутри.
“Всё хорошо”. Без труда придумав оправдание, я сказала, что у меня аллергическая реакция на резкие духи. Два месяца назад я, наверное, забыла бы об этом, как только ложь скатилась с моего языка, но желание быть честной с ней ошеломило меня. Я почувствовала, как мои глаза снова начинают гореть.
“Эй”.
Краем глаза я увидела, как её рука двигается навстречу мне. Я отпрянула, вжимаясь плечами в дверь. Джейд отдёрнула руку.
“Я знаю, у тебя гермофобия, но ты считаешь меня грязной?”
Последняя часть вопроса была так сильно сдобрена эмоциями, что я сразу же разозлилась на себя.
“Нет, нет, я не думаю, что ты грязная. – я с трудом глубоко вздохнула. – На меня многое обрушилось. Есть вещи, которые … разрывают меня изнутри. Когда ты прикасаешься ко мне, эмоции захлёстывают меня, словно приливная волна, и я потом несколько дней прихожу в себя”.
Она молчала, пока я включала зажигание и выруливала со стоянки. Первоначально я планировала пригласить Джейд на ужин, но сейчас мне нужно было отвезти её обратно к её машине и спрятаться за закрытыми дверями. Я хотела обнять её и сказать, что она достойна любви и счастья. Но я не могла, и в первый раз в моей жизни я чувствовала, что это действительно имело значение.
“Ты знаешь, плакать – это нормально, – сказала она через несколько минут. – Ты можешь положиться на меня”.
Джейд не спрашивала меня, что случилось. Она просто предлагала свою поддержку. Я снова почувствовала злость на себя, на кого-то или что-то, ставшего причиной моего несчастья. Может быть, это была расплата за те сердца, что я разбила в погоне за удовлетворением моих эгоистических желаний, но тогда наказание было слишком суровым. Я была не единственной, кто играл с эмоциями других людей. По крайней мере, моими оправданиями были страх и уязвимость.
Многие делали это из спортивного интереса или ради развлечения.
“Хочешь, я расскажу тебе что-то смешное? Это может отвлечь тебя на некоторое время”.
Я взглянула на неё и улыбнулась. “Да, мне бы этого хотелось”.
“Вчера вечером Парень запрыгнул на кровать и приземлился мне прямо на грудь. – она посмотрела на меня. – Ты когда-нибудь просыпалась, не понимая, где ты, даже если ты находилась в своей постели?”
“Да, много раз”.
“Я спала так крепко, и, когда что-то ударилось об меня, я не вспомнила, что у меня есть кот. Я вскочила и закричала на пределе моих лёгких”. Она начала смеяться.
“Бедный Парень был похож на персонажа мультика. Он подпрыгнул в воздух, распластав все четыре лапы, и заорал так же громко, как я, но на тон выше”.
Во мне поднималась волна смеха. Мысленная картинка, хотя и смешная, в действительности не была катализатором. Я хотела над чем-нибудь посмеяться. Это позволяло почувствовать себя лучше и ослабить напряжение внутри.
“Немного успокоившись, я отправилась на поиски Парня. Мне было его жалко. У меня высокие потолки на кухне, так что образуется своего рода насест над шкафами, и он там прятался”.
“Ты, без сомнения, напугала его до полусмерти,” – сказала я со смехом.
“Только из-за этого я тщательно проверила свою кровать. Я думаю, что страх, возможно, забрал одну или две из его девяти жизней”.
Я посмотрела в её сторону. “Спасибо тебе. Это здорово помогло”.
Джейд кивнула. “Иногда нам просто нужно над чем-то посмеяться”.
*******
Джейд не шутила, что грузовик у неё дерьмовый. Днём стоянка была забита битком, но к тому времени, как мы вернулись к спортзалу, её старый Форд был там единственным. Думаю, он сошёл с конвейера в начале девяностых. Дверь громко скрипнула, когда она открыла её. Он завёлся с первой попытки, но я выезжала за Джейд со стоянки в клубах чёрного дыма.
Позже, когда я лежала в постели, все мои мысли были о Джейд. Два месяца назад я бы преследовала её, используя всё своё очарование, чтобы заполучить её в свою постель. Я не знаю, как можно смотреть на неё и не чувствовать влечения. У неё было всё – прекрасное лицо, восхитительные волосы и сногсшибательное тело, при одном взгляде на которое становилось жарко. Если бы я не заглянула ей в душу, я бы никогда не узнала, что она была такой самокритичной. Она держалась с уверенностью, которая опровергала всё то, что происходило внутри неё. Но теперь я знала, что она была просто нежной душой, жаждущей признания и любви, как и все остальные, как и я.
Я думаю, никто никогда не удосуживался посмотреть сквозь броню, может быть, Джейд сама не позволяла этого сделать. Возможно, она бы не позволила и мне, но я получила представление о том, кто она и что из себя представляет. Для меня это делало её гораздо привлекательнее, чем её внешность. Я смотрела на неё другими глазами, когда она садилась в машину той ночью. Всё было при ней, и она не имела об этом ни малейшего представления.

+2

3

Глава 7
“Что ты сделала?” Миранда, подбоченившись, стояла с другой стороны от прилавка.
“Это не было свиданием. Она просто не хотела идти в кино одна”.
“Пока ты не разберёшься с этой штукой, ты просто искушаешь судьбу, заводя новых друзей. – Миранда сузила глаза. – И не говори мне, что ты не запрыгнешь на С.С., если она даст тебе хоть полшанса”.
Сначала меня смутило использование прозвища, но потом я решила, что это было правильно. Джейд была самим совершенством, по крайней мере, в моих глазах. “Ты забыла? Я ни на кого не могу запрыгнуть”.
Миранда покачала головой. “Я не забыла, но я не удивлюсь, если ты иногда об этом забываешь. Между вами есть взаимное притяжение, Слоан. Сейчас, возможно, ты ей просто симпатична. Если ты будешь продолжать проводить с ней время, она может решить, что влюблена в тебя. И что ты тогда будешь делать?”
У меня не было на это ответа. “Я не знаю. Я просто живу одним днём, не строя никаких планов,” – раздраженно сказала я.
Миранда смягчила свой тон. “Я беспокоюсь за вас обеих. Я не слишком хорошо её знаю, но не хочу, чтобы любой из вас было больно”.
“Я тоже”.
“Так давай проанализируем это”. Миранда обошла прилавок и села на табурет рядом со мной.
“Я не хочу ничего анализировать”.
Миранда молча ждала, пока я посмотрю на неё. “Я знаю, что не хочешь, но думаю, что должна. К сожалению, ты больше не можешь жить сегодняшним днём. Ты должна думать о будущем. Поэтому скажи мне честно, как ты к ней относишься?”
Я задумчиво жевала нижнюю губу, раскачивая ногой туда-сюда. “Я не сгораю от вожделения. Я не трачу время, придумывая, как её соблазнить. Я просто наслаждаюсь её обществом. Она действительно необыкновенный человек. Чем больше я узнаю о ней, тем больше хочу знать”.
“Дерьмо”, – тихо произнесла Миранда.
“Позволь мне спросить тебя кое о чём, – Миранда склонила голову набок. – Когда ты впервые встретила Пейдж, ты чувствовала к ней тоже самое? – она подняла руку, не давая мне ответить. – Подумай об этом немного”.
Подруга Лонны была последним пополнением нашей группы. Когда мы впервые встретились, я, естественно, испытывала к ней интерес, но с Джейд … всё было совершенно по-другому. “Дерьмо. Меня просто тянет к ней, не могу объяснить, почему”.
Миранда печально покачала головой. “Ты никогда не влюблялась. Ты не знаешь этого чувства, будто стоишь на краю пропасти прямо перед падением. Вот, что ты испытываешь”.
“Слишком рано, тебе так не кажется?” – спросила я, сохраняя надежду, но зная при этом, что она права.
“У чувств нет расписания. – Миранда посмотрела на свои туфли. – Тебе нужно время, чтобы разобраться со своим даром, прежде чем ваши отношения с ней начнут развиваться. Ты должна отступить”.
“Дар! Это не дар. Это наказание! Крах всех надежд. – я вскочила с табурета, и он с грохотом упал на пол. – Дар – это то, что ты можешь использовать, чтобы получить что-то хорошее”.
Я обогнула прилавок и ногой пнула стену. Миранда позволила мне бушевать, пока я не взяла себя в руки.
“Это прозвучит банально, – сказала она решительно. – Но если ты будешь продолжать смотреть на это таким образом, то так оно и будет. Перестань бежать от того, что является частью тебя, и возьми его за яйца. Научись этим пользоваться. Овладей этим, заставь работать на тебя, а не против”.
“Да ладно, яйца? Фу”.
Миранда усмехнулась и указала на меня. “Не пытайся заставить меня смеяться. Ты знаешь, что я права. Если бы мама была здесь, она бы уже вбила в твою голову толику здравого смысла”.
Она была права. Мама Донахью влепила бы мне подзатыльник.
“Дай мне время, чтобы приспособиться”.
“Нет. Ты ходишь по замкнутому кругу, как делала это последние два месяца. Ты должна вернуться к нормальной жизни. Ты перестанешь избегать наших друзей. Сегодня Марти готовит свои знаменитые креветки, все будут. И ты тоже”.
Я покачала головой. “Что, если кто-то из них дотронется до меня?”
“Ты не задавала себе этого вопроса, когда проводила время с Джейд, и ты не будешь использовать это в качестве оправдания со мной. Конечно, вероятность того, что ты прикоснёшься к кому-нибудь, очень высока. Но я буду там с тобой. Попробуй, Слоан, постарайся контролировать это”.
“Контролировать это, ну конечно”.
*******
Миранда бродила вокруг, пока я закрывала магазин. Я была уверена, она делала это, чтобы убедиться, что я не пойду на попятную. Когда мы вошли, я увидела во внутреннем дворике Марти, сыплющую приправу в котел. Её светлые волосы были собраны в хвост, но отдельные выбившиеся прядки уже завивались от пара, поднимающегося из котла. Мы с Мирандой топали как стадо быков, Марти вся была изящество и грациозность. Она подняла глаза, когда услышала, как мы шумим на кухне, смешивая напитки, и махнула рукой.
“Я сказала ей не обнимать тебя, – тихо сказала Миранда. – На самом деле, я сказала всем, чтобы не обнимали тебя. Они думают, что сейчас ты эмоционально неустойчива, и капля нежности заставит тебя разрыдаться, а мы все знаем, как ты это ненавидишь”.
“Ну, спасибо”. Я закатила глаза.
“Есть идеи получше?” Миранда, подбоченившись, смотрела на меня.
“Нет, все закончились”.
“Ну, привет, незнакомка”. Деб прошла на кухню. Ни Миранда, ни я не слышали, как они с Энджел вошли. Деб смотрела на меня с широкой улыбкой.
“Ты похудела. Выглядишь отлично”.
Я только начала свою диету и программу упражнений и знала, что с последней нашей встречи набрала два фунта, но в любом случае я приняла комплимент. В отличие от меня, Деб похудела. Причёска с удлинёнными прядями у подбородка подчёркивала, насколько резким на самом деле стало её лицо.
Она осветлила свои каштановые волосы, и это заставило тени под глазами выглядеть темнее. Я оглянулась вокруг в поисках тех, кто так же поражён изменениями во внешности Деб, но никто, казалось, не был так ошеломлён, как я. Опять же, они видели её чаще, чем я, и, возможно, для них изменение было постепенным.
Перекинув через плечо светлый хвост, заплетённый в косу, Энджел достала пиво из холодильника и предложила одно Деб. Та отмахнулась и вместо этого схватила бутылку воды. Голубые глаза Энджел блеснули, когда она глотнула пива и спросила: “Как проходят тренировки?”
“Кошмар, от которого нет спасения”. Миранда чокнулась своим стаканом об мой.
Энджел и Деб рассмеялись. “Миранда рассказала нам, что адская тренерша написала для вас программу упражнений, – сказала Деб. – Со слов Миранды, она выглядит как Аттила Завоеватель в спандексе”.
“Бывают дни, когда я готова с этим согласиться,” – сказала я со смехом.
Марти вошла на кухню и обняла Миранду за плечи. “Как только Лонна и Пейдж присоединятся к нам, я начну варить креветки. Они обе едут прямо с работы, поэтому скоро должны быть здесь. – Марти снова обратила на меня всё своё внимание. – Чем ты занималась в последнее время?”
“Работала, работала и ещё раз работала. – я вытащила из кармана ожерелье. – Это тебе. Взамен того, что ты потеряла в отпуске”. Небольшая яркая раковина крепилась к коричневому плетеному ремешку из кожи.
“О, какое же оно красивое”. Глаза Марти сверкнули, когда она взяла ожерелье из моей руки. Я была благодарна, что мы не вступили в контакт, потому что Миранда непременно потребовала бы рассказать ей всё, что я увидела.
“Я помогу”. Миранда взяла ожерелье и застегнула его на шее Марти.
“Его длина идеальна. – Марти прижала пальцы к украшению и улыбнулась. – Спасибо, Слоан”.
“Всегда пожалуйста. Я рада, что тебе нравится”.
“Мы уже здесь. Пожалуйста, не говорите, что вы начали без нас, – крикнула Лонна, входя через переднюю дверь. Через несколько секунд они с Пейдж уже были на кухне. Лонна положила руку на свой табельный пистолет. – Я застрелю любого, кто посягнул на первую картошку. Я поклялась хранить и защищать, но за картошку я могу убить”.
Марти подняла руки вверх. “Спокойно, Барни Файф*, я даже не поставила креветки на огонь, но теперь, когда ты здесь, я это сделаю”.
“Эй, Слоан, рада тебя видеть”, – взволнованно сказала Лонна.
Пейдж, более тихая из пары, помахала рукой: “Привет, Слоан”.
“Я тоже рада всех вас видеть”. Я махнула рукой и почувствовала себя глупо. Мои подруги собрались по одну сторону бара, явно соблюдая дистанцию, и вели себя со мной так осторожно, словно я была прокаженной.
“Давайте выйдем во внутренний дворик, – сказала Миранда. – Там сегодня просто замечательно”.
Мы подхватили напитки и направились к задней двери. Я думала, что была замыкающей, но кто-то положил руку мне на плечо. Я была в ювелирном магазине и смотрела на кольцо, трепеща от волнения. Моё сердце переполняла любовь к Пейдж, и я не могла дождаться, когда надену это кольцо ей на палец и попрошу её быть моей, пока смерть не разлучит нас.
Связь прервалась. Шатаясь, словно в тумане, я прислонилась к дверному косяку.
“Ты в порядке?” – Лонна положила свою руку на мою, и я снова погрузилась в видения.
Я доставала кольцо из тайника. Оно сверкало, когда я открыла коробочку, и меня переполняло радостное возбуждение. Кредитный лимит на моей карте был исчерпан, но это стоило каждого потраченного пенни.
Я моргнула, и Лонна, которая была на голову выше, удивлённо усмехнулась: “Ты всё так же неуклюжа?”
Я чересчур радостно рассмеялась. “Да, боюсь, что это никогда не изменится”. Я чуть было не поздравила её. Выйдя во внутренний дворик, я ещё раз посмотрела на руку Пейдж. Кольца нет, значит предложение ещё не сделано.
“Так что все делают в эти выходные? – спросила Деб. – Я думаю, было бы неплохо организовать пикник на пляже”.
“Миранда не работает, правда, детка?” – спросила Марти.
Миранда кивнула и посмотрела на меня. “Думаю, ты тоже можешь поручить свой магазин заботам Кейли в эту субботу?”
“Не знаю. Я должна спросить,” – сказала я, садясь. Спарки подбежал ко мне поздороваться; видимо, моя помощь в поездке к ветеринару была забыта.
“Нас не будет”. – произнесла Лонна, встав за стулом Пейдж.
“Да?” – удивилась Пейдж, посмотрев на Лонну.
“Нет, дорогая, мы едем в Провинстаун”.
Лонна рассмеялась, когда Пейдж прыгнула в её объятия. “Это сюрприз, – сказала Лонна с любовью в глазах, гладя светлые волосы Пейдж. – Я знаю, тебе всегда хотелось побывать там. Правда, это всего на четыре дня”.
Мне хотелось себя пожалеть, пока я сидела и смотрела, как они обнимаются. Они смотрели друг на друга, как будто полностью забыли обо всех вокруг. Хотела бы я знать, каково это быть настолько очарованными и обожающими друг друга.
“Как здорово, – сказала Энджел с улыбкой. – Сделайте кучу фотографии”.
Пейдж развернулась в объятиях Лонны. Она вся сияла, пока даже не подозревая, что вернётся из Провинстауна замужней женщиной.
Я ела креветки, пока мне не показалось, что я вот-вот лопну. Когда я, наконец, остановилась и откинулась на спинку стула, то почувствовала себя раздувшейся и уставшей. Все остальные, казалось, ощущали то же самое. Мы все посмотрели друг на друга и рассмеялись.
“Почему мы делаем это с собой? – со стоном спросила Лонна. Она бросила на Пейдж косой взгляд. – И почему кто-то не остановил меня, когда я дорвалась до четвертой картошки?”
“Я думаю, наш план по соблюдению умеренности в еде с треском провалился. – Миранда бросила салфетку на стол. – Джейд будет достаточно один раз взглянуть на нас завтра вечером, чтобы понять, что сегодня мы объедались. Она даже не наш тренер, но может заставить меня чувствовать себя земляным червяком, если я не выкладываюсь на сто процентов”.
“О, да, она властная женщина, – ухмыльнулась Лонна. – Мы все о ней слышали. Один из парней в отделе тренируется у неё, так он говорит, что она просто королева стерв”.
Во мне возникла потребность защитить Джейд, но прежде, чем я смогла произнести хоть слово, Миранда подпрыгнула. “Не совсем, – сказала она, положив одну руку на спинку стула Марти. – Она требовательна и заставляет всего себя отдавать тренировкам. Но она делает именно то, что должен делать тренер, и именно поэтому мы со Слоан НЕ занимаемся у неё”.
“Ерунда, – сказала Лонна с усмешкой. – В списке её клиентов нет ни единого окна. В ту минуту, как она ступила на пол этого тренажерного зала, ее карточка была заполнена. Она горячая штучка, и все её хотят. И это не имеет ничего общего с её мастерством”.
Лонна подтвердила всё, что Джейд говорила в тот день в офисе ветеринара. Она была умна, чтобы зарабатывать на своей внешности, но её безумно огорчало, что её считали стервой, потому что она хорошо делала то, за что ей платили. Я раздражённо покачала головой. “Это возвращает нас к тому, о чём женщины говорят годами. Если у тебя сильный характер и ты компетентна в своём деле, значит, ты – стерва, но если речь идёт о мужчине, то он просто жёсткий”.
“Вот почему я не возражаю, когда меня называют стервой, – сказала Деб. – Конечно, если они совершают ошибку, говоря мне это в лицо, я показываю им, какой на самом деле стервой я могу быть”.
Лонна покачала головой. “Меня это бесит, независимо от подтекста. Я ни в коем разе не рассматриваю это как комплимент. Я даже не люблю, когда так говорят играючи. Это звучит как: “Ты жесткая и сильная, но в действительности ты просто сварливая баба”. Но я работаю в основном с мужчинами, так что, полагаю, я более чувствительна к этому”.
Я не хотела поднимать эти темы в нашей беседе; это заставляло мою кровь кипеть. И я устала от запаха креветок на моих руках. Я встала, свернула газету с очистками и отнесла в мусор. На кухне я нашла лимон и стала тереть им руки, чтобы избавиться от запаха. Вошла Деб, и мы обменялись лёгкими улыбками.
“Всё нормально, Слоан?” – спросила она, подходя к раковине.
“Я в порядке”.
Пока мы отмывались, Деб оперлась ногой о раковину рядом со мной и взяла лимон из моей руки.
Я стояла перед зеркалом в полный рост, глядя на отражение Деб. Она повернулась боком и провела рукой по плоскому животу. Я почувствовала, какое удовольствие доставляет ей ощущение и сам вид своего нового тела. На работе кто-то назвал её “тощей”, и она была в восторге. Я хотела закрыть глаза, когда она начала стаскивать с себя топ, чтобы переодеться, но не могла. Деб по-прежнему смотрела на себя в зеркало. Её ребра выпирали, а грудина обозначилась слишком резко.
“Ещё несколько фунтов,” – пронеслось в её мыслях, а заодно и в моих. Мы услышали движение где-то в доме, и она быстро натянула другой топ. Энджел была в ярости, когда нашла все слабительные. Она не очень любила вызывать рвоту, но сейчас это получалось у неё довольно сносно. Теперь, когда она запирала дверь ванной, она могла делать это тайком. Ещё несколько фунтов.
Меня трясло, когда Деб пошла вытирать руки. Я взглянула на неё и впервые заметила, как она одета. Сколько я её знала, она отличалась довольно крупной комплекцией, поэтому всегда носила вещи свободного покроя, скрывая свой вес. Она по-прежнему делала это, но сейчас она скрывала стремительную потерю веса.
“Вы наелись?” – спросила Миранда, входя на кухню.
“Да, – дрожащим голосом ответила я. – И безумно устала. Я думаю, пора собираться домой”.
“Я зайду утром. До среды я не работаю”. Миранда взяла кусочек лимона и начала тереть руки.
“Ты в порядке?”
Деб повернулась и посмотрела на меня. Я улыбнулась ей, затем снова посмотрела на Миранду. “Всё прекрасно”.
Миранда проводила меня до задней двери, где меня так глупо повело, и я со всеми попрощалась. После этого она пошла за мной к машине.
“У тебя действительно странное выражение лица”. Она наклонилась, заглянув ко мне в окно.
“Я кое-что видела сегодня вечером”. Я заглянула в её синие глаза и задумалась над тем, что я могу ей рассказать.
“Тебя мучают сомнения, должна ли ты мне рассказывать об этом?”
Я кивнула.
“Ну, тогда тебе нужно всё взвесить – пойдёт ли кому-нибудь на пользу, если я узнаю то, что знаешь ты? Потому что я понимаю твоё нежелание вторгаться в чью-то частную жизнь. Я жду уважения от тебя, так что, я думаю, я должна уважать право других на секреты”.
“Дай мне время подумать об этом”.
“Все в порядке”. Миранда отступила, и я тронулась с места.
Я действительно не думала, что засну после этого. Громкая музыка и подсчёты по пути домой подвели меня. Я не могла избавиться от навязчивых мыслей, и у меня не было другого выбора, как сосредоточиться на них.
__________________________
* - Бернард «Барни» Милтон Файф — персонаж Американской телевизионной программы «Энди Гриффит Шоу» — заместитель шерифа в вымышленном южном городке Мэйберри, Северная Каролина.
Глава 8
“Она счастлива”.
“Но она убивает себя, Слоан. – Миранда постучала пальцами по прилавку. – Энджел просила больше не делать комплименты Деб по поводу её похудения. Я пыталась узнать, почему, но вошла Деб, и она закрылась”.
“Это действительно укрепило её уверенность в себе. Как мы будем противостоять этому, не оттолкнув и не сломав её?”
Миранда сложила руки на груди. “Деб просто чертовски упряма. Она не примет наши слова всерьёз. Энджел явно в курсе проблемы, судя по её просьбе, но я сомневаюсь, что она знает, как с этим справиться”.
“Теперь нас трое”.
“Она была очень худая?” – спросила Миранда.
“Да. Как я поняла из её мыслей, Энджел нашла слабительные, которые она принимает. Поэтому теперь она вызывает у себя рвоту”.
“Боже, я хочу похудеть, но я бы никогда не дошла до такой крайности. – Миранда направила на меня указательный палец. – Держу пари, это началось, когда тот парень на работе назвал её жирной задницей. Это действительно её задело. В таком случае, она занимается этим уже довольно давно”.
“Должны ли мы поговорить об этом с Энджел? Может, сказать ей, что мы заметили, что Деб стала слишком худой”.
Миранда обошла прилавок и села. “Она выглядела так хорошо, когда мы ездили на отдых. Бьюсь об заклад, мы сделали только хуже, когда развивали тему о том, сколько она сбросила. – Миранда потерла нос. – Да, нам всё-таки следует поговорить с Энджел”.
Я предложила это, но мне эта идея не нравилась. Если Энджел уйдёт в оборону, впереди нас ждёт ещё более масштабное сражение. “А что, если нам просто поговорить с Деб? Мы давно дружим, может быть, она нас услышит?”.
*******
Поступив крайне непредусмотрительно, мы зациклились на плане “А”. Мы попробовали мягкий подход: сказали Деб, что она выглядит замечательно, но, возможно, уже пора остановиться. Сперва она бойко отрицала своё истощение, но Миранда давила, желая знать, как быстро Деб продолжает терять вес.
“Я на диете и слежу за тем, что ем. Я считаю калории, прежде чем что-то попадёт ко мне в рот”. Деб посмотрела на нас, и я точно могла сказать, что она начинает злиться.
“Сколько ты сейчас весишь? – спросила Миранда. – Если ты не возражаешь, что я спрашиваю об этом”.
Губы Деб сложились, как ей, очевидно, казалось, в улыбку, но больше было похоже на усмешку. “Я возражаю, это оскорбительно”.
“Мы друзья, Деб. Слоан и я тоже соблюдаем диету. Я бы без проблем сказала тебе, сколько вешу, если бы сбросила несколько фунтов”.
“Если бы мы вели непринуждённую беседу, то, полагаю, я была бы не против. Но вы пришли ко мне без приглашения и начали задавать конкретные вопросы о моей диете и весе. Я нахожу это странным”.
“Мы просто обеспокоены, – сказала я. – Ты очень сильно похудела, и мы хотели убедиться, что ты не больна”.
“Я не больна”, – защищаясь, сказала Деб.
“Хорошо, это снимает груз с моей души”. Я улыбнулась, но Деб не ответила мне тем же.
“Ты так странно смотрела на меня тем вечером на кухне. Что это было?” – спросила Деб, поднимая бровь.
“Я заметила, какими тонкими стали твои руки, когда ты засучила рукава, чтобы их вымыть”.
“И почему длинные рукава? В последнее время стояла тёплая погода. Мы все были в шортах, а ты всё ещё одеваешься, будто зима”, – сказала Миранда.
Я знала, что она играет в хорошего и плохого полицейского, но я не думала, что это сработает с Деб.
“Что за отношение, Миранда? – Деб всё больше раздражалась. – Ты завидуешь? Я худею, а ты нет? “
“Конечно, нет”, – почти выплюнула Миранда. – Суть в том, что ты чертовски тощая, Деб. Что бы ты ни делала, нужно это прекратить”.
Ситуация выходила из-под контроля.
“Брось задаваться и учить, что я могу и не могу, Миранда Донахью”.
Рифма показалась мне забавной, и я фыркнула. Они обе посмотрели на меня. “В рифму не могу, Миранда Донахью”. Я пожала плечами, когда они не смогли понять юмора.
“У тебя бывают приступы обжорства с последующим “очищением”? – спросила Миранда многозначительно.
“Пошла ты! Это Энджел тебе сказала?” Деб вскочила на ноги.
Я тоже вскочила. “Погоди-ка, Энджел ничего не говорила. – Я оглянулась, бросая гневные взгляды на Миранду. – Миранда просто задала вопрос. Мы считаем, что имеем на это право”.
“Можете считать так снаружи. Убирайтесь к чёрту из моего дома!”
“Деб, пожалуйста,” – попросила я, надеясь, что доводы рассудка возобладают. Дверь хлопнула перед моим носом, лишая всяких шансов на это.
“Что там произошло?” – сердито спросила я, когда мы с Мирандой сели в мою машину.
“Ничего не вышло. Я пыталась вывести её из себя, чтобы она ошиблась и призналась в том, что делает”.
Я сжала виски. “Не могу поверить, что ты вот так прямо спросила её про обжорство и “очищение”.
“Ну а как я должна была это сделать? – сердито сказала Миранда. – С Деб иногда приходится идти на риск. Может быть, теперь, когда она знает, что мы обо всём догадались, она перестанет это делать”.
“Я думаю, мы обе знаем, что всё не так просто. Пусть она немного остынет и, возможно, мы сможем переубедить её”.
Миранда потёрла лицо. “Я думаю, пикник на пляже отменяется”.
Я почти протянула руку, чтобы похлопать её по руке, но остановилась на полпути. “Давай пока оставим всё, как есть”.
Миранда фыркнула, а затем громко вздохнула. “Давай пойдём в тренажерный зал. Мне нужно сбросить напряжение. Как думаешь, ты сможешь находиться рядом с Джейд?”
Я кивнула. “На работе она занимается только работой. Я думаю, что смогу придерживаться своей стороны спортзала”.
*******
Когда мы приехали, мне захотелось проверить, не полнолуние ли сегодня, потому что мир, казалось, сошёл с ума. Миранда была измучена стычкой с Деб, и Джейд была ненамного лучше. Мы встретили её в коридоре, когда шли в раздевалку, чтобы переодеться. “Привет, Джейд,” – бодро сказала я.
Её глаза были холодны, когда она посмотрела на нас. “Привет,” – сказала она, продолжая идти.
“Похоже, её сегодня тоже клоп укусил за задницу”. Миранда оглянулась через плечо, наблюдая, как Джейд сердито протопала в спортзал.
Я пыталась сосредоточиться на растяжке, но не могла заставить себя отвести взгляд от зеркала, в котором видела Джейд, разговаривающую, как я предположила, с новенькой в спортзале.
В отличие от нас с Мирандой, выглядевших, будто купили свои тренировочные костюмы в секонд-хенде, эта женщина была одета во всё совершенно новое. Везде был росчерк логотипа “Найк”, начиная от туфель и заканчивая носками. На рубашке и шортах также красовалась эмблема. Её лицо было при макияже, на губах красовалась, как я любила называть этот цвет, развратная красная помада. Большинство людей снимало свои драгоценности на время занятий, но не эта женщина. Она была одета с бо?льшим шиком, чем большинство актрис на красной ковровой дорожке.
Богатство и привилегии буквально сочились из её пор, и я задавалась вопросом, почему она предпочла эту захолустную дыру высококлассным спортивным залам в Таллахасси.
Я чувствовала укол неприязни каждый раз, когда она в разговоре придвигалась ближе к Джейд. Джейд отступала на шаг, а женщина подходила на шаг ближе. Когда Джейд стала показывать, как пользоваться оборудованием, женщина наблюдала за ней с лёгкой улыбкой на лице. Мне не нужно было дотрагиваться до неё, чтобы понять, что по-настоящему её интересовало не то, что машины могут сделать для неё, а скорее изгибы и движения тела Джейд. Когда настал ее черёд попробовать, она, казалось, приложила не слишком много усилий. Недовольство на лице Джейд было сродни тому, с каким она смотрела на меня, когда думала, что я была игроком.
“Давай, время для проклятых выпадов”. Миранда приняла исходное положение и смотрел на меня, пока я не сделала то же самое.
Я увидела, что Джейд за нами наблюдает. Новенькая рядом с ней проследила за направлением её взгляда, и наши глаза встретились. Моя неприязнь к ней выросла, когда по её глазам я поняла, что она не увидела достойной противницы. Она смотрела на нас с Мирандой как на досадную помеху, которую не собиралась терпеть. Она положила руку на плечо Джейд, заставляя её отвести взгляд.
Я ревновала. Не только потому, что эта женщина завладела её вниманием, но и потому, что она могла делать то, что я всегда считала само собой разумеющимися. Она могла дотрагиваться, не волнуясь о том, что врывается в чужое сознание. Она могла наслаждаться простотой прикосновения, теплотой и мягкостью чужой кожи. От этого я приходила в ярость.
“Тебе не будет от этого никакой пользы”.
Я оглянулась на Миранду. Она стояла с грустным выражением лица, уперев руки в бёдра.
“Ты даже не можешь сосредоточиться, так тебя тянет к ней. Может, нам стоит купить оборудование и тренироваться дома”.
“Ты сказала, что я должна перестать прятаться и вернуться к обычной жизни”. На самом деле, я знала, что она имела ввиду, и от этого мне стало тоскливо. Мне придётся отступиться от Джейд. Я должна вернуться к обычной жизни, какой она была до появления Джейд в Панасее.
Миранда сузила глаза. “Ты знаешь, что я имела в виду”.
Как бы я ни пыталась, игнорировать Джейд я не могла. Только я погружалась в то, что делала, как она проходила мимо, или я слышала её голос и отвлекалась снова. Мы ушли прежде, чем я сделала половину упражнений программы.
*******
Миранда сидела за моим кухонным столом, поглаживая переносицу. Я молчала, потому что знала, что она глубоко задумалась, пытаясь решить головоломку, в которую превратилась моя жизнь. Я сидела рядом, подперев подбородок рукой, и ждала, пока она обратит на меня внимание.
“Когда ты вступаешь с кем-то в контакт, видение начинается сразу, и ты чувствуешь то же, что и они, верно?”
“Да, как будто я в их теле”.
“Ладно, как насчёт того, чтобы прикоснуться ко мне, но сосредоточиться на том, что ты чувствуешь? Постарайся почувствовать мою кожу, сосредоточься на этом”.
Она протянула руку, и я секунду колебалась, прежде чем положить свою поверх.
Миранда хотела спать. Слова на странице начали расплываться. Она посмотрела на Марти, лежащую в ванне. Глаза той были закрыты, но её лоб пересекала морщинка, свидетельствующая о том, что она не упустила ни слова из прочитанного Мирандой.
Связь прервалась, когда Миранда убрала руку.
“Ты понимаешь, что только что позволила мне увидеть свою жену голой?”
Миранда нахмурилась и покраснела. “Ты не должна была этого видеть”.
“Ты читала ей в ванной, это так мило”.
“Марти изучает работу новой компьютерной системы. Она засыпает каждый раз, когда пытается почитать инструкцию, поэтому я стараюсь помочь. – Миранда снова протянула руку. – Почувствуй мою кожу, мозоли на руках. Сосредоточься на этом”.
Рука Миранды лежала ладонью вверх. Я видела её кожу, тонкие линии на руках, бледные мозоли и пыталась представить себе, что почувствую, когда они окажутся под моими пальцами.
Сосредоточившись на этих мыслях, я легко прикоснулась к руке Миранды. Видение чуть было не возникло, но я мысленно оттолкнула его. В моем воображении образы были размыты, как видео, поставленное на паузу. Я смотрела на ладонь Миранды, сосредоточившись исключительно на ощущениях. Чувства Миранды бурлили во мне. Те, что я не могла остановить: любопытство, надежду и где-то в глубине души беспокойство за Деб.
В этот раз я сама прервала связь и усмехнулась. “Я остановила это. Я не вторглась в твой разум. Хотя я и чувствовала твои эмоции”.
Миранда подскочила на стуле. “Ты чувствовала мою кожу?”
“Да, – сказала я, заражаясь её энтузиазмом. – Было похоже, будто я заставляла оба полушария моего мозга работать в унисон. Я видела твою руку и чувствовала это”.
Миранда дважды погладила переносицу, пока смотрела на меня. “Ты ненавидела математику и во время уроков постоянно витала в облаках. Признайся, ты помнишь?”
“Да, а ещё я помню, что мама была в бешенстве, когда я получила кол в первом же семестре старшей школы”.
“Верно. Тогда ты заставила себя собраться. Тебе пришлось научиться слушать и сосредотачиваться. Я думаю, сейчас тебе нужно сделать тоже самое, – она стукнула руками по столу. – Ты сможешь это сделать. Просто тебе нужно попрактиковаться”.
Я хлопнула в ладоши и уставилась в потолок. Я увидела свет в конце туннеля, из которого уже и не думала выбраться.
“Посмотри на меня, – сказала Миранда, привлекая моё внимание. – Ты можешь использовать эту сумасшедшую способность. У тебя будет всё это, просто придётся потрудиться. Думай об этом, как об инструменте, который можно использовать по мере необходимости, и положить в коробку, когда он не нужен”.
Эта аналогия мне понравилась.
“Мы будем практиковаться вместе столько, сколько потребуется, – она усмехнулась. – В любом случае, я провожу с тобой большую часть времени. И я счастлива быть твоим подопытным кроликом”.
Я смотрела на неё, и любовь переполняла моё сердце. Она была мне ближе родного брата, с которым мы виделись только по праздникам и изредка обменивались имейлами или открытками. “Я хотела бы обнять тебя”.
Миранда выглядела удивленной и одновременно обрадованной моим заявлением.
“Сделай это. Попытайся сосредоточиться на своих ощущениях, но, даже если ты окажешься в моей голове, мне всё равно. Я доверяю тебе, и нет ничего, что я хотела бы скрыть от тебя”.
Минуту мы стояли и неловко смотрели друг на друга. Мы спали в одной постели, одна из нас принимала душ, пока другая пользовалась туалетом, но, когда дело дошло до выражения чувств, мы словно наткнулись на невидимый барьер. Я знаю, что в этом была моя вина. Миранда была такой открытой, а я всегда воздерживалась от проявления чувств. Она понимала меня и никогда не давила, зная, что я также её люблю.
Я сделала шаг и увидела, как она распахнула руки. Я почувствовала, как она заключила меня в крепкие объятия и прижала к себе. В моём сознании возникли образы, но я усилием воли выбросила их из головы. Она шептала: “Я люблю тебя”, снова и снова, и я чувствовала это – только любовь в чистом, самом невинном её виде.
Я потеряла себя в её объятиях и на секунду забыла, что нужно бороться. Видение началось прежде, чем я смогла остановить его. Я знала, что это был день, когда мы перестали быть просто подругами и стали сёстрами. Я чувствовала солнце на своём лице – лице Миранды – и ощущала шероховатость веревки в руках. Я балансировала на ветке, цепляясь за неё босыми ногами, как птица когтями. Я почувствовала, как напряглись мышцы живота и рук, когда я оттолкнулась. Испытывая одновременно восхищение и страх, я взлетала высоко и свободно. Внезапно я почувствовала, что мои руки соскальзывают, меня охватил ужас, а потом я рухнула на землю. Мою лодыжку охватила сильнейшая боль, которая то стихала, то возвращалась с новой силой с каждым ударом моего сердца.
Глазами Миранды я посмотрела на себя. Беспокойство и страх были написаны на моём детском лице, пока я продиралась сквозь колючки.
“Кажется, я сломала ногу”, – спокойно сказала Миранда, но я почувствовала, сколько усилий ей потребовалось, чтобы произнести эти слова, и в глубине моей груди зародились рыдания.
Я видела себя, встающую на колени, и почувствовала прикосновение своей руки к коленке Миранды. “Всё в порядке, я понесу тебя,” – услышала я свой голос.
“Всё будет хорошо, не плачь”. Мой голос был полон сострадания.
Я чувствовала, как Миранда произносит: “Я слишком тяжелая, сходи за мамой”.
Я увидела, как я сама качаю головой. “Я не оставлю тебя здесь одну, – моё лицо было искажено страхом. – Я не оставлю тебя”.
Я почувствовала понимание в мыслях Миранды. Она любит меня, она меня не подведёт. Нежная связь, сформировавшаяся между нами и сохранившаяся до сих пор, зародилась в тот жаркий летний день.
Миранда отступила и прервала контакт. Она ткнула в меня пальцем.
“Ты вторглась в мои мысли. Практика, практика, прак… – она остановилась, когда увидела выражение моего лица. – Что? Что ты видела? Снова что-то грустное?”
Не в силах говорить я покачала головой.
Миранда скривилась. “Ты выглядишь расстроенной. Я хочу снова обнять тебя, но не думаю, что это хорошая идея”.
“Всё не так плохо, – мой голос походил на карканье. – Я видела… день… когда ты поняла, что я люблю тебя, а ты любишь меня. День, когда мы стали сёстрами”.
Я почти видела, как вращаются колёсики в голове Миранды. “Какой именно день ты видела?” – она подняла руки, увидев моё разочарование. – Слоан, их было так много”.
“В тот день мы сделали тарзанку, и ты сломала лодыжку”.
“В тот день ты была моей героиней”. Миранда задумчиво улыбнулась.
“Ну…” – я сунула руки в карманы. – Сегодня ты – моя героиня”.
Глава 9
Обычно я пропускала занятия в оздоровительном клубе в те дни, когда у Миранды были смены, но … Я хотела увидеть Джейд. Я знала, что Миранда была права. Мне нужно избегать Джейд, пока я не научусь себя контролировать. Я уговаривала себя, что в тренажёрном зале у нас не будет времени побыть наедине, и я могла бы просто понаблюдать за ней издалека. Не было и намёка на то, что я влюблена, ведь я едва знала Джейд. Но Миранда заявила, что началом любви становится простое любопытство, вышедшее из-под контроля.
Я не обратила внимания на кульбит, который совершило моё сердце, когда я вошла и увидела её. На ней были чёрные шорты со светоотражающим кантом по краям. Черная майка плотно облегала её тело. Она стояла ко мне спиной, когда я начала разминку, и я довольствовалась редкими взглядами в её сторону. Простое нахождение с нею в одной и той же комнате заставляло меня чувствовать что-то, чего я не могла для себя определить.
Я посмотрела в зеркало и поймала её взгляд, обращённый на меня. Что-то происходило между нами. Она улыбнулась настоящей улыбкой, преобразившей её лицо, а не той дежурной улыбкой, которую использовала на работе. Я поймала себя на том, что усмехаюсь, пока ОНА не вошла в комнату.
На мисс Бриллиантовые побрякушки была светло-голубая рубашка, подходящая к её шортам. Полоски по верхнему краю её носков соответствовали всему ансамблю. Она подошла вплотную и положила руку на плечо Джейд, и всё, что происходило между нами, сразу же прекратилось.
Я начала поднимать штангу, как бодибилдер. Я кряхтела и пыхтела вместе с мужчинами рядом, хотя у них вес был значительно больше. Я презирала новенькую и нуждалась в сбросе злой энергии, которая возникла во мне при одном взгляде на неё. В действительности я никогда не знала ревности; это чувство было мне чуждо, и я ненавидела его. Мне был ненавистен сам факт, что какая-то вертихвостка может заставить меня почувствовать это, как будто имеет надо мной власть.
Я снова нашла взглядом Джейд. Та заставила стерву в голубом делать выпады. Я наблюдала, как она сделала один проход по залу и запротестовала. Джейд, кажется, начала с неё спорить. Я видела, как на скулах Джейд заиграли желваки, когда она сильно сжала челюсти. Женщина улыбалась и что-то говорила, что не оказывало никакого влияния на гнев Джейд. Это заставило меня улыбнуться.
Я заметила, что, как правило, Джейд проводила час с каждым клиентом. Обычно после того, как она заканчивала с ними, они выглядели как после ожесточённого сражения, краснолицые и тяжело дышащие. Но эта женщина нет. Вместо того, чтобы судорожно глотать воду и еле волочить ноги к выходу, как все остальные, она болталась вокруг, наблюдая, как Джейд работала с следующей своей жертвой.
Это был поворотный момент для меня. Я избегала прикосновений, но я хотела прикоснуться к этой женщине. Я была практически уверена, что у неё на уме, но не могла успокоиться, пока не удостоверюсь в этом. Я размышляла, не предложить ли ей руку для рукопожатия, но передумала, потому что это наделало бы дыр в моей лжи о гермофобии. Последняя идея была более правдоподобной. Я могу споткнуться и упасть на неё. И сделаю это по дороге к раздевалке.
Раздался звук столкновения. Я изобразила, будто споткнулась о собственную ногу, и направила своё падение на неё.
Сначала меня атаковали её чувства – похоть, желание, жажда обладания. На этот раз я не сопротивлялась видениям. Она сидела на веранде, сложив руки на столе. Я почувствовала прохладу ложки, с которой она играла и, наконец, положила рядом с чашкой. Её взгляд остановился на читающем “Вашингтон Пост” пожилом человеке, который выглядел удивительно знакомым. “Я занимаюсь с персональным тренером. У неё удивительное тело”.
Мужчина опустил вниз один угол газеты и улыбнулся. Она была довольна; как я поняла потом, это была своеобразная игра между ними. Копание в её голове было похоже на работу с картотекой: я прошерстила всё, что смогла найти. На самом деле, она не была ни лесбиянкой, ни даже бисексуалкой. Но её невероятно заводило то, что он толкал её на подвиги. Она приводила множество женщин в свою постель, а он тайком подглядывал за новой любовницей.
“Она строит из себя недотрогу, но я её сломаю, – газета не двигалась, и она продолжила. – Тебе понравится наблюдать за мной в её объятиях. Видеть, как её сексуальные губы блуждают по моему телу”. Газета сдвинулась, и я поняла, что откуда-то знаю этого человека.
Я углубилась в её мысли и нашла его имя. Роберт Прайст был опытным юристом, которого недавно избрали сенатором во Флориде. Она была его игрушкой, которую он прятал в пляжном домике в малоизвестном городке Аллигатор Пойнт.
Никто не знал Жаклин Марлоу, но всё изменится, думала она. Несколько лет она хорошо играла свою роль и заслужила его доверие. Вскоре она позволит деталям их романа просочиться в прессу, и каждый захочет узнать историю любовницы человека, положившего глаз на президентское кресло. То, что это погубит его карьеру, не имело для неё никакого значения. Он был лжецом и мошенником, и это даже хорошо, что придётся наступить ему на шею, чтобы подняться к славе. А Джейд была для неё всего лишь игрушкой.
Она грубо оттолкнула меня и прервала связь. “Что с тобой?” – спросила она сердито.
“Я споткнулась. – я продолжала сидеть на коленях, упираясь руками в пол. – От этого у меня перехватило дыхание”.
В её глазах не возникло и тени сострадания, а скорее отвращение из-за физического контакта с такими, как я.
Сильные руки подхватили меня и легко, как тряпичную куклу, подняли. Мне не нужно было оглядываться, чтобы узнать, что это Джейд. Я боролась за сохранение умственной холодности к ощущениям её восхитительно крепких рук, но мой недавно приобретенный навык не стал преградой для сильных чувств и образов, вызванных её прикосновением.
“График моих занятий уже забит под завязку, – спорила Джейд. – На самом деле в этот раз их больше, чем обычно”.
“Она платит двойную цену за занятия, – сказал её босс. – Разве тебе не льстит, что кто-то хочет работать только с тобой?”
“Мы оба знаем, это не потому, что она хочет привести себя в форму. Она не делает и половины того, что я ей говорю. Чем бы она ни руководствовалась, моя репутация тренера здесь явно не при чём”, – с жаром сказала Джейд.
“Она твоя, займись ею”.
Джейд отпустила меня, когда я твёрдо встала на ноги. Я встретилась глазами с Жаклин.
“Ты в порядке?” –спросила Джейд, заставляя меня посмотреть на неё.
Я оглянулась на Жаклин и увидела на её лице ярость из-за того, что её игнорируют.
“Я в порядке, спасибо”. Я ушла, не сказав ни слова. Я покинула зал, не заходя в раздевалку за своей сумкой. Ярость росла во мне, и это меня пугало. Враждебность, которую я почувствовала в Жаклин, потрясла меня. Я никогда ни на кого не поднимала руку в гневе, но для неё я была готова сделать исключение.
*******
В ду?ше я с остервенением тёрла себя мочалкой, чтобы добраться до всех микробов, которые могли попасть на меня после контакта с таким презренным существом, как Жаклин. Ещё больше меня злило, что я с одинаковым рвением мыла те места на моих руках, где Джейд дотронулась до меня. Эти прикосновения я хотела оставить на своей коже.
Я была слишком взбешена, чтобы поесть и лечь спать. Я плюхнулась на диван и уставилась в телевизор, пытаясь выкинуть из головы всё, что я увидела, и задаваясь вопросом, что мне теперь делать с этими знаниями. Я сидела так около часа, когда услышала мягкий стук в дверь. Я знала, что это не Миранда; она бы просто вошла. Поэтому я выглянула в окно и с удивлением увидела на крыльце взволнованную Джейд с моей спортивной сумкой в руках. Я открыла дверь и посмотрела на неё.
“Э-э … эй. – она подняла сумку. – Ты забыла это. Я могла бы просто сохранить её до следующего раза… но я хотела убедиться, что ты в порядке”.
“Как ты меня нашла?” Я сделала шаг назад, впуская её внутрь.
“Твой кошелёк был внутри, и это вторая причина, по которой я принесла твою сумку. Я подумала, что он, возможно, тебе понадобится”.
“Спасибо. Хочешь немного воды или сока?” – сказала я, продвигаясь вглубь комнаты и увлекая её за собой.
“Воды, если можно. Спасибо”.
Она последовала за мной на кухню. Я наблюдала за ней, когда полезла в холодильник за бутылкой. Она с любопытством оглядывалась по сторонам.
“Спасибо,” – сказала она, кивнув, когда я протянула ей воду.
“Хочешь присесть?”
Её взгляд метнулся к часам, и она нахмурилась. “Уже довольно поздно. Ты уверена, что я не помешаю?”
“Я пока не собираюсь ложиться спать”. Она странно посмотрела на меня, и я предположила, что это было вызвано моим тоном.
Она последовала за мной в гостиную, где я с ногами забралась в кресло. Джейд устроилась на диване и открыла воду. Я наблюдала, как она выпила половину, прежде чем снова закрыть бутылку крышкой.
“Спасибо за помощь после моего несчастного случая”.
Джейд пожала плечами. “Ты не двигалась. Я испугалась, что ты действительно пострадала”.
“Она настоящая стерва”. Слова слишком быстро соскочили с моего языка, но я обнаружила, что не чувствую никакой вины.
Было невозможно понять выражение лица Джейд. Я не была уверена, злость это или грусть.
“Я привыкла к таким, как она. Она вписывается в одну из двух категорий. Одна – это те, кто приходит на фитнес, другая – те, кто приходит кого-нибудь снять. Она, конечно, в последней. – Джейд снова пожала плечами. – Если хочешь завести интрижку с кем-то, обладающим подтянутым телом, оздоровительный клуб является идеальной базой для съёма. – она улыбнулась мне. – Но ты сама всё об этом знаешь”.
Я ненавидела, что в своё время Джейд относила меня к той же категории, что и Жаклин, и я не улыбнулась ей в ответ. Я знала ответ на свой следующий вопрос, но я в любом случае хотела услышать, что скажет Джейд. “Почему ты согласилась с ней заниматься?”
“У меня не было выбора. – её тон был горьким. – Она доплатила, чтобы увидеть меня в качестве своего тренера, и мой босс согласился на это. – она сжала бутылку в руке. – Я много работала, планируя все занятия с клиентами в течение недели, чтобы освободить выходные”. – говорила Джейд, при этом неистово жестикулируя. – Я работаю по двенадцать часов в день, и, если я не смогу передать одного из моих клиентов другому тренеру, мне придётся выходить на полдня по субботам”.
Опять же, я знала, каков будет ответ Джейд, но мне хотелось увидеть выражение её лица. “Тогда почему она заполучила тебя в тренеры, если она просто хочет перепихнуться?”
Джейд смутилась. “Она спрашивает меня каждый раз, когда приходит в тренажерный зал. Я не думаю, что ей часто отвечали отказом, и, наверное, она видит в этом некий вызов”.
“Ты можешь обвинить её в домогательстве?”
Джейд сделала глоток из бутылки. “Нет, если я хочу сохранить свою работу. Деньги решают всё в этом мире, Слоан. Я уверена, ты об этом знаешь”.
“Хорошо, а если ты уволишься и уведёшь за собой своих клиентов?”
“И где мы будем заниматься? Я не могу позволить себе открыть свой собственный тренажерный зал”. Она говорила так, словно эта идея не один раз приходила ей в голову.
“Ты когда-нибудь думала о том, чтобы заняться чем-нибудь другим?”
Моё сердце упало, когда её плечи опустились. “Я больше ничего не умею”.
“Ты могла бы вернуться в школу, научиться новой профессии”.
Джейд подарила мне фальшивую улыбку. “Ты прослушала ту часть, где я говорила, что работаю по двенадцать часов в день? Я не могу позволить себе потерять доход. Я должна оплачивать счета”.
Я прикусила щёку. “Хочешь услышать забавную историю? Может быть, развеешься?”
Она кивнула, и слабая настоящая улыбка украсила её лицо.
“У нас с Мирандой есть подруга, которая, как мы считаем, страдает расстройством пищевого поведения. Мы поспорили с ней об этом, и она выгнала нас из своего дома”.
“Это … не очень забавно”, – сказала Джейд с гримасой.
“Да, не очень. Но что есть, то есть”.
“У тебя здесь очень мило”. Она оглядела комнату, и её взгляд остановился на фотографии нас с Мирандой на отдыхе. Я вставила её в рамку и поставила на полке над телевизором.
“Это было снято прямо перед тем, как я вышла на лёд”.
Джейд посмотрела на меня. “Ты говоришь об этом так небрежно”.
“Я думаю, меня это не сильно трогает, потому что я не помню весь тот ужас. Сейчас мне приходится иметь дело с последствиями”. Я закусила губу, зная, что не должна была делать последнего признания.
“Ты расскажешь мне об этом когда-нибудь?”
Я не могла встретиться с ней взглядом. “Может быть, хотя, если бы ты узнала, то, возможно, захотела бы никогда об этом не знать”.
“Что там может быть такого плохого?” Я слышала искреннее любопытство в её голосе.
“Ты когда-нибудь читала об околосмертном опыте, или, как его ещё называют, ОСО? Об этом много материалов в Интернете”.
Она покачала головой. “У меня дома нет компьютера, а пользоваться интернетом на работе в личных целях не рекомендуется”.
Думаю, я задала вопрос, чтобы оценить её реакцию. Я полагала, что, возможно, после моего первого признания она провела некоторые изыскания. Мне хотелось знать, приняла ли она всерьёз заявления некоторых переживших ОСО о бо?льшей, чем у прочих, чувствительности к свету и звуку, о повышенной интуиции, хотя похожих на меня, кажется, не было.
“Я чувствую себя странно, а иногда мне кажется, что я выступаю в цирке”.
Она улыбнулась. “У меня тоже бывают такие дни”.
“Я уверена этом,” – сказала я, кивнув.
“Мне нужно идти. – Джейд резко встала. – Парень, наверное, проголодался”.
Я так сильно хотела к ней прикоснуться. Просто немного погладить, чтобы дать ей знать, что мне не всё равно. Я сосредоточилась на руке Джейд, на том, каково это будет – ощущать её под своей ладонью. Она шла впереди меня. Я протянула руку и коснулась её плеча. Я почувствовал тепло под моей ладонью, ткань её рубашки и быстро отдёрнула руку, когда мои мысли стремительно полетели. Она повернулась и посмотрела на меня с удивлением. “Передай Парню привет от меня”.
“Обязательно,” – сказала она с улыбкой.
Я провожала её взглядом, пока тоненькие ниточки чувств, полученных от неё, нашли своё место глубоко “под ложечкой”. Она мне нравилась, очень.

+1

4

Глава 10
Я увидела входящую в магазин Миранду. Вместо пончиков и шоколадного молока она поставила на прилавок два йогурта и сок. На меня вдруг накатило. Мне было необходимо признаться в содеянном.
“Вчера я ходила в оздоровительный клуб и встретила там Джейд, я дотронулась до её новой клиентки. Та просто дьявольски порочна. Я забыла там свою сумку, Джейд принесла её мне домой, и мы поговорили”.
Миранда только ошарашенно моргала. Когда поток информации достиг её мозга, она хлопнула себя по лбу. “Боже мой, ты совсем слетела с катушек!”
“Я знаю, знаю,” – воскликнула я, танцуя по кругу и надеясь, что она рассмеётся и забудет разозлиться. Этого не произошло. Я перестала танцевать и попыталась изобразить раскаяние.
Миранда обошла прилавок, открыла свой йогурт и указала на меня ложкой. “Расскажи мне всё, что ты делала с той минуты, как вышла из магазина. Поделись подробностями своего видения, если думаешь, что можно”.
С малейшими подробностями я рассказала ей все. Иногда она закашливалась, поперхнувшись йогуртом или соком. Когда я закончила, она сидела, потирая переносицу. “Не могу поверить, ещё немного и ты окажешься прямо в эпицентре скандала”.
Я ещё не думала о сенаторе Прайсте и Жаклин Марлоу. На мой взгляд, они оба были с гнильцой, и что бы они ни делали друг с другом… это их проблема. Я просто не хотела, чтобы Джейд стала частью этого. Миранда была потрясена моими откровениями, особенно тем, что я почувствовала, когда на прощание прикоснулась к Джейд. Не больше.
“Я говорила тебе, что ты ей нравишься. – Миранда снова махнула ложкой. – И что ты теперь собираешься с этим делать?”
“Я думала, возможно … я могу рассказать ей правду”.
Миранда уставилась на меня. Пластиковая ложка, которой она постукивала по ноге, со звоном упала на пол. Она яростно начала тереть переносицу. “Ты так ей доверяешь?”
“Я хочу ей доверять”.
Голос Миранды был низким и спокойным. “Ты уверена, что Джейд никому не расскажет о тебе?”
Сердцем я чувствовала, что она сохранит мою тайну. Я медленно кивнула.
Миранда вздохнула. “А вот теперь самое трудное. Как думаешь, как она отреагирует, когда узнает, что ты копалась в её голове и посвящена в её самые сокровенные мысли и воспоминания?”
На месте Джейд я была бы в ярости. Я, скорее всего, не поверила ей, как бы она ни пыталась всё объяснить. “Чёрт”.
“Чертовски верно. – Миранда поглядела на меня с жалостью. – Ты сама должна решать, кому ты хочешь всё рассказать. Я просто хочу, чтобы ты была готова к последствиям”.
Я положила руки на бёдра. “Выкручусь как-нибудь. Если я не скажу ей, то не буду иметь возможности сблизиться с ней. Если скажу, то, скорее всего, не смогу к ней и близко подойти”.
“Ты можешь рассмотреть и третий вариант, – произнесла Миранда с несчастным видом, – Ты можешь забыть про Джейд и встретить кого-то ещё, с кем, возможно, смогла бы быть честной с самого начала”.
“Я не хочу этого. Мне кажется, что из всех людей на планете только она смогла бы понять… и простить меня”.
“Ты уверена? Что ты о ней знаешь?”
Мне нелегко было ответить на этот вопрос. В довершение всего, зазвонил мой мобильный телефон, и когда я ответила, оказалось, что это Джейд.
“Привет, Слоан, у меня к тебе огромная просьба, и, если ты не сможешь мне помочь, не волнуйся. Я придумаю что-нибудь ещё”.
Я переглянулась с Мирандой. “Что случилось?”
“Я сегодня отвезла Парня на стерилизацию, и его нужно будет забрать около шести. У меня не получится уйти отсюда вовремя, как я надеялась, – она колебалась всего минуту. – Может, ты смогла бы забрать его ради меня?”
Ответ должен был быть положительным, несмотря на наши с Мирандой рассуждения. “Конечно”.
“Я уже всё оплатила. Все, что тебе нужно сделать, это просто забрать его”.
“Ему, наверное, будет не очень комфортно в тренажёрном зале. Хочешь, я возьму ключи от твоей квартиры и отвезу его туда?”
На несколько секунд в трубке воцарилась тишина. “Гм… нет. Ты не будешь возражать, если я заберу его у тебя дома?”
Я не спросила, почему. По какой-то причине я знала, что не должна этого делать.
“Хорошо, я отвезу его домой, а ты сможешь зайти за ним, когда освободишься”.
В её голосе явственно слышалось облегчение: “Спасибо. Ты даже не представляешь, насколько я ценю это. Увидимся вечером”.
Я захлопнула телефон и смущённо посмотрела на Миранду. Её плечи опустились, когда она вздохнула.
*******
Я открыла переноску, когда вернулась домой, чтобы Парень при желании мог выйти. Он, похоже, не собирался этого делать. Я поставила миску с водой и миску с кошачьим кормом, которым меня снабдили в ветклинике. Администратор была настолько любезна, что дала мне картонную коробку на случай, если Парню потребуется туалет ещё до прибытия Джейд. Видимо, она не вспомнила, что я помогала доставить и Спарки, или просто в тот раз не хотела помочь.
Я приготовила себе ужин и поела перед телевизором. Я даже оставила немного Джейд и держала еду на подогреве, если вдруг она будет голодна. В противном случае завтра это станет моим обедом. Джейд приехала чуть позже девяти.
Парень вышел ей навстречу, и я откинулась на спинку стула, с улыбкой наблюдая за их воссоединением. Джейд села на пол на индийский манер, а Парень заполз ей на колени, тыкаясь мордой ей в лицо. Она смеялась, как ребенок, и упивалась кошачьей любовью.
“Огромное спасибо, Слоан. У меня скрутило живот, когда я поняла, что не смогу уйти с работы. Мне была ненавистна сама идея о том, чтобы оставить его там на ночь с мыслями о том, почему я его бросила”.
“Я была счастлива сделать это, и я счастлива, что ты меня об этом попросила. Ты хочешь есть?”
Джейд подняла глаза и улыбнулась. “Я всегда хочу есть”.
“Ну, тебе повезло, потому что я приготовила одну из тех низкокалорийных запеканок, которая была в твоём раздаточном материале, – я встала и потянулась. – Что ты будешь пить? Молоко, воду или сок?”
“Молоко. Могу я тебе чем-то помочь?”
“Неа. Наслаждайся общением со своим котом, пока я накрою на стол”.
Я наложила горку еды на тарелку Джейд, затем налила ей стакан молока. Мне было приятно сделать это для неё. Кроме мамы Донахью и Миранды я никогда ни для кого не готовила. Это заставило меня почувствовать себя одомашненной. Странное чувство, но я решила, что оно мне нравится.
“Ты поешь вместе со мной?” – спросила Джейд, входя на кухню.
“Нет, я уже ужинала, но я составлю тебе компанию”. Я поставила свою тарелку и стакан на стол и налила себе сока. Джейд не притронулась к еде, пока я не села. Тогда она набросилась на еду, как будто не ела несколько дней.
“Я должна тебе ужин. – Она вытерла рот салфеткой. – Тебе нравится китайская кухня?”
“Обожаю её”. Отчасти это было ложью. Я не очень любила китайскую еду, потому что не могла понять, из чего, черт возьми, было приготовлено большинство блюд.
“Поужинаешь со мной в субботу вечером?”
Я не смогла удержаться от улыбки, расплывающейся по моему лицу. “Да”.
Она немного покраснела и вернулась к еде. После ужина Джейд настояла на том, чтобы помыть посуду. Мы шутливо подтрунивали друг над другом, пока она вытирала вымытое и убирала в шкафчик. Я хотела, чтобы вечер не заканчивался и была несколько разочарована, когда она сказала: “Я лучше пойду. Нам обеим рано вставать”.
Я наблюдала, как Джейд поместила Парня в переноску и поставила её у двери. Она выпрямилась и улыбнулась. Моё прикосновение той ночью, должно быть, что-то изменило в развитии наших отношений. Она воспользовалась им как разрешением обойти мой гермофобный барьер и крепко меня обняла.
Перед моими глазами замелькали женские образы. С каждым новым лицом крепло подавляющее чувство, что каждая из этих женщин её просто использовала. Я чувствовала смирение Джейд с тем, что при её образе жизни она достойна лишь мимолётной привязанности. А потом я увидела и почувствовала её волнение и надежду, что со мной всё может быть иначе. Когда она отпустила меня, я попятилась назад и упала на диван. Шокированная моим поведением, она протянула руку, чтобы дотронуться до меня.
“Не надо”, – чуть не закричала я и спряталась за спинку дивана, чтобы избежать прикосновения. Опустошение на её лице разрывало мне сердце.
“Прости меня”, – произнесла она в замешательстве, резко повернулась, рывком распахнула дверь и наклонилась за переноской.
“Джейд, подожди! – Я дёрнулась в её сторону, но внезапно остановилась. – Пожалуйста, дай мне всё объяснить”.
Она медленно выпрямилась, и я увидела, что её лицо искажено страданием. “Что со мной не так?”
“Ничего, абсолютно ничего. Но кое-что не так со мной, и я должна тебе об этом рассказать. Пожалуйста, присядь и выслушай меня”.
Она закрыла дверь и медленно повернулась. Я вернулась к стулу и села.
“Пожалуйста, присядь … Я думаю, тебе это понадобится”.
Она присела на краешек дивана и упёрлась руками по обе стороны от себя, как будто была готова соскользнуть с края бассейна, но вода была слишком холодной.
“Слоан, ты … больна? У тебя что-то неизле…”
“Я не больна”.
Я увидела, что Джейд слегка расслабилась при этих словах. Она даже не взглянула на меня, и я с силой сжимала руки в кулаки, пока не поняла, как это больно.
“Я не знаю, как это объяснить, и насколько правдоподобно это прозвучит, но клянусь, я не собираюсь тебе лгать”.
Она кивнула и стала ждать продолжения.
“Ты знаешь, что после несчастного случая я изо всех сил старалась справиться с его последствиями, ты спрашивала меня об этом”.
Она снова кивнула, и я заметила, что Джейд на пару сантиметров сдвинулась от края дивана, устраиваясь поудобнее. Она готовилась к долгому рассказу.
“Когда я касаюсь кого-то … я кое-что вижу. – Она метнула на меня быстрый взгляд и сразу отвела. – И ещё чувствую. Я вижу … чужие воспоминания и эмоции и ощущаю их как свои собственные”. Я молча ждала её реакции.
“Как у Стивена Кинга, где парень видел будущее, когда дотрагивался до людей?” – голос у неё был холодным и отчуждённым.
“Вроде того, но я вижу воспоминания и чувствую эмоции. Я не вижу будущего”.
Она выглядела разочарованной. “Ты обещала мне не врать, – сказала она с упрёком. – Я ошиблась в тебе? Ты натуралка?”
“Нет, – сказала я в замешательстве. – Конечно, нет”.
“Тогда почему тебе так неприятны мои прикосновения? – Она встала. – Подожди, не говори. Я не хочу знать”. В её голосе не было гнева, только покорность судьбе.
“Я видела ночь, когда твой босс пытался заставить тебя выпить с ним… или заняться чем-то другим. Я чувствовала, как твои туфли засосало в грязь. Как ты вытирала гневные слёзы, возвращаясь домой пешком”.
Джейд замерла. Её глаза были огромными, как блюдца. И несмотря на то, что мои слова её шокировали, я знала, что она пытается понять, откуда мне всё это может быть известно.
“Я видела … твой разговор с Лорен. Знаю, что ты чувствовала, когда решила не звонить ей больше. Ты знала, что она рассматривает ваши отношения лишь как интрижку, но верила в её ложь так долго, как могла. Сейчас, когда ты обняла меня, я видела лица женщин, о которых ты подумала, и ощутила твоё чувство, что тебя используют, и твою … надежду, что я могу быть другой. Я…”
“Стой! – раздался крик. Она сделала глубокий вдох и подняла руку. – Просто остановись на минуту”.
Я не могла. “Джейд, вот почему я не касаюсь тебя. Почему я избегаю твоих прикосновений. Мне казалось, что я вторгаюсь в твою личную жизнь”.
“Я просила тебя остановиться, – её голос дрожал. Она снова медленно села на край дивана. Она не хотела этого показывать, но ноги, кажется, её подводили. – Когда тот парень уронил гирю мне на ногу… ты ко мне прикоснулась, – её пальцы постукивали по ноге в такт её мыслям. Моё сердце едва билось. – Всё это время… ты знала”.
“Прости меня. Я…”
“За что? – сердито спросила она. – За то, что видела, какая я на самом деле жалкая?”
Из её глаз потекли слёзы.
Я встала и направилась к ней, желая до боли сжать её в объятиях. Когда она поняла, что я собираюсь сделать, её глаза округлились, и она вскочила. “Снова собираешься ко мне прикоснуться? Разве ты недостаточно уже видела? – её голос сорвался. – Поэтому ты даже собиралась со мной куда-нибудь пойти?”
Я замерла, безвольно опустив руки. “Ты мне очень нравишься. Я хочу узнать тебя поближе”.
Джейд покачала головой, словно пытаясь проснуться от кошмарного сна. “Как ты могла?” – спросила она уязвлённо.
“Я не буду использовать тебя, как другие. Я…” Она ахнула, тяжесть всего этого, казалось, обрушилась на неё. Она попятилась, споткнулась о переноску и налетела на дверной косяк. Я двинулась к ней.
“Стой! – она выставила вперёд руки, выпрямляясь. – Не прикасайся ко мне снова, – она схватила переноску. – Я не хочу тебя больше видеть. Если ты снова появишься в тренажёрном зале, я уволюсь”.
Я смотрела, как она пронеслась вниз по дорожке с Парнем наперевес, взобралась в свой грузовик и унеслась прочь. За несколько минут я разбила вдребезги её надежды, а она растоптала мои.
Глава 11
На следующий день я не стала открывать магазин. Я знала, люди увидят табличку “закрыто” и, возможно, вернутся позже. Мне было всё равно. То просыпаясь, то снова ненадолго засыпая, я валялась в постели в состоянии полной опустошённости. Я даже не представляла, что может быть так больно, и знала, Джейд тоже страдает. Если Миранда была права, и то, что я чувствовала, было зарождением любви, то я не могла понять, зачем люди сознательно ищут её.
Я только начала погружаться в милосердный сон, когда услышала, что открылась дверь спальни. Не говоря ни слова, Миранда залезла ко мне в постель, тщательно сохраняя дистанцию между нами. “Ты рассказала ей,” – сказала она тихо.
“Она ненавидит меня. – мой голос был совершенно лишён эмоций. – Сказала, что не хочет меня больше видеть. Обещала бросить тренажерный зал, если я туда вернусь”.
“Мне так жаль, Слоан”.
“Сейчас я не хочу слышать ничего типа возьми себя в руки”.
“Я бы так никогда не сказала, – прозвучал в темноте голос Миранды. Я с трудом различала её силуэт. – Тебе нужно время, чтобы пережить это”.
“Почему ты доверяешь Марти?”
Миранда молчала минуту или две. “Потому что не могу по-другому”.
Сама идея казалась мне чуждой. Мне было проще доверить кому-то вытащить меня из горящего здания или снять с края утёса, чем доверить свои чувства. Я понятия не имела, как Миранда может настолько доверять Марти, чтобы показывать ей свои слабости, раскрывать сокровенные тайны и верить, что они будут одобрены и сохранены. Миранда была единственной, кому я доверяла, но Джейд я хотела довериться совсем по-другому.
“Она там страдает из-за меня. А я не знаю номера её телефона. Она звонила мне только из тренажёрного зала, и я понятия не имею, где она живет. Я даже не могу пойти к ней и попросить прощения. – я проглотила комок в горле. – Она беглянка. Она призналась, что часто переезжала. Каждый раз, когда становится больно, она снимается с места и отправляется дальше. Что, если она сбежит, Миранда? Я знаю, что никогда не увижу её снова”.
Миранда ничего не сказала. Я знала, что она не могла. Если быть честной, она должна была бы сказать: “Отпусти её”. Но я не могла.
“Я хотела бы обнять тебя,” – сказала Миранда. Она была достаточно близко, чтобы я ощущала её дыхание на моём лице.
“Я тоже этого хочу. Но я слишком слаба, чтобы бороться, и мы обе знаем, что произойдет”.
“Ну и что? Затеряйся ненадолго в моих воспоминаниях. Может быть, это поможет тебе уснуть. Ты уже знаешь все мои истории”.
Я положила голову на плечо Миранды, и, оказавшись в её объятиях, стала жить её жизнью. Я чувствовала, как глубоко она мне сочувствует, пока её воспоминания разворачивались перед моими глазами.
*******
Прошла неделя, и я со слезами на глазах умоляла Миранду сходить в тренажёрный зал и убедиться, что Джейд по-прежнему там. Миранды не было почти час.
“Она всё ещё там. – я смотрела на неё в ожидании продолжения. – Она плохо выглядит и под глазами у неё тёмные круги. Если тебе от этого станет лучше, то она выглядит так же плохо, как ты”.
“Она с тобой говорила?”
“Нет, – Миранда отвернулась. – Когда я только вошла, кажется, она искала тебя. Думаю, она перестала на меня пялиться только тогда, когда поняла, что я пришла одна”.
“Думаешь, это хороший знак? Может быть, она хотела меня видеть?”
Миранда плюхнулась на диван и закинула ноги на стол. “Я не знаю. Может быть, она хотела тебя увидеть, а может быть, была готова удрать, если бы это произошло”.
Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но вместо этого только вздохнула.
“Ты хотела попросить меня поговорить с ней?”
“Да,” – сказала я раздражённо.
“Я думала об этом сегодня, но не было никакой возможности сделать это наедине”.
“Обычно она уходит с работы около девяти. Ездит на синем потрепанном пикапе марки Форд”.
Миранда застонала и посмотрела на часы.
“Если у тебя есть печенье или что-нибудь сладкое, я это сделаю”.
Шесть печенюшек “Oreo”* спустя Миранда вышла за дверь, злясь, что они у меня были, и я их прятала. В ожидании я меряла квартиру шагами. Прошло уже тридцать минут, а её до сих пор не было. Я считала это хорошим знаком.
Прошел час, что было даже лучше, но ожидание сводило меня с ума. Я заметила фары на улице и распахнула дверь только для того, чтобы увидеть проезжающую мимо незнакомую машину. Я продолжила слоняться по квартире. С момента ухода Миранды прошло два часа, и я подумывала об отправке смс-сообщения. Решив подождать ещё полчаса, я услышала, как хлопнула дверь автомобиля.
Я стояла в дверях, когда Миранда поднялась по ступенькам. “Ты говорила с ней?”
Я отступила внутрь, заметив красные заплаканные глаза Миранды.
“Сядь, Слоан,” – мрачно сказала она.
“Я не думаю, что я смогу”.
“Пожалуйста. – Миранда указала на диван, и я неохотно села. Она устроилась на другом краю. – Эта девушка выплакала все глаза у меня на плече. Она выглядит так же жалко, как и ты”.
Я с трудом сглотнула.
“Она призналась, что действительно любит тебя. Она надеялась узнать тебя получше и думала, что из этого может получиться что-нибудь хорошее”.
Я улыбнулась и почувствовала такое облегчение, что мне показалось, я расплакалась бы снова, если бы могла. Затем я поняла, что Миранда говорит в прошедшем времени.
“Мне пришлось поклясться на могиле моей матери, что ты ничего не рассказала мне о ней из того, что видела в своих видениях, прежде чем она согласилась поговорить со мной. Я думаю, это немного увеличило степень её доверия ко мне. – Миранда вытерла руки о свои тренировочные штаны. – Сейчас она пытается справиться с потрясением после всего сказанного тобой. Мы много говорили об этом. Думаю, ей стало немного легче, когда она узнала, как тяжело это далось тебе. Что эта способность не была чем-то, что досталось тебе легко”.
“Ты рассказала ей, что мне было плохо после этих видений?”
“Рассказала, и не один раз. – Миранда посмотрела на меня. – Она чувствует себя ужасно уязвимой. Ты видела то, в чём она никогда никому не призналась бы. Она не вдаваться в детали, но я поняла, что её прошлое было весьма болезненным”.
Воспоминания Джейд промелькнули в моих мыслях на быстрой перемотке вперед. “Да, у неё был тяжёлый период”.
“Ей … нужно немного времени. – Миранда слабо улыбнулась. – Я не хочу тебя обнадёживать. Она сказала, что мы скоро снова поговорим”.
“Имея ввиду тебя и её, но не меня”.
Миранда потянулась ко мне, но остановилась. “Да. Но это только начало. Она не сбежала, и это говорит о том, что в конце концов она может дать тебе шанс, поэтому так важно сейчас продолжать твои умственные тренировки”.
Я решила ухватиться за этот проблеск надежды. “Хорошо, тогда иди домой и отдохни. Завтра нас ждёт трудный день”.
______________________________
* - Oreo – печенье, состоящее из двух шоколадных дисков и сладкой кремовой начинки между ними. В США данную продукцию выпускает кондитерская компания Nabisco.
Глава 12
Конечно, Джейд и я больше не встречались. Мы с Мирандой провели несколько недель, работая над моими способностями. Были и хорошие дни, и плохие. В плохие я уставала и не могла сосредоточиться. Я чувствовала себя как на американских горках – то вверх, то вниз. В день, когда Миранда пришла в магазин с хорошей новостью, всё было особенно плохо, но то, что она сказала, заставило меня воспарить.
“Джейд говорит, что ты можешь вернуться к тренировкам в зале, если хочешь”.
Я была так взволнована, что едва могла говорить.
“Полегче, Спарки Младший, это не значит, что вы продолжите с того места, на котором остановились. Она имела ввиду, что не будет тебе препятствовать. Но пока она ещё не готова говорить с тобой”.
Это было только начало, и даже больше, чем я надеялась. “Я оставлю её в покое. Она сможет подойти ко мне, если захочет… когда будет готова”.
“Хорошо, – сказала Миранда с кивком. – Марти говорила с Деб. Она дала ей время, чтобы успокоиться”.
Я подняла бровь.
“Она до сих пор злится на нас. Марти напомнила ей о том, как сильно мы любим её, и она немного остыла после этого. – Миранда улыбнулась. – Марти в таких вещах особенно хороша. Я думаю, нам нужно было заслать её к Деб с самого начала. Она не спрашивала Деб о весе, а просто позволила ей выговориться. И она думает, что сможет постепенно убедить Деб открыться ей. Так что, мы всё-таки устроим Лонне и Пейдж вечеринку-сюрприз, пока всё немного наладилось”.
Лонна и Пейдж вернулись из Провинстауна законными супругами. Я сделала вид, что просто шокирована этой новостью, как и все остальные. Марти хотела организовать для них слэш-вечеринку, но из-за напряжённых отношений между мной, Мирандой и Деб пришлось всё отложить на некоторое время. В отличие от Джейд, Деб не была готова находиться с нами в одной комнате.
“Она вернётся,” – сказала я.
Миранда кивнула, проведя указательным пальцем вниз по переносице. В нашей беседе с Деб она была активнее и настойчивее, и думаю, теперь взвалила на себя весь груз вины за нашу с ней размолвку. “Так мы пойдем в спортзал сегодня в шесть?”
“Да, и я обещаю хорошо себя вести”. Я подняла руку, словно давая клятву.
“Ладно, встретимся там. Не входи без меня”.
“А ты куда?” – спросила я, удивляясь, что она не собирается остаться со мной.
Миранда улыбнулась. “У меня встреча за обедом с Марти. Мы не часто виделись в последнее время. – она указала на меня пальцем, когда мои плечи виновато опустились. – И прекрати себя винить. Она понимает, что я нужна тебе”.
“Что ты сказала ей?”
“Что ты всё ещё пытаешься оправиться после несчастного случая. И ты знаешь, что это не ложь”.
Последнее уточнение подсказало мне, что она чувствует, что, возможно, не до конца честна с Марти. “Я думаю, что … мы должны сказать ей правду. Я слишком близко и думаю, что она должна знать. Мы можем случайно соприкоснуться”.
Тело Миранды расслабилось, как будто она ждала этих слов. Хранить мой секрет от всех, особенно от своей партнёрши, было слишком тяжело. “Это твоё решение”.
“Может быть, сегодня после тренажерного зала вместе поедем к тебе домой?”
“Конечно. – Миранды улыбнулась в тридцать два зуба. – Я должна бежать. Увидимся в шесть”.
*******
Я сидела на стоянке, глядя на пикап Джейд и чувствуя себя при этом совершенно не в своей тарелке. Я не знала, как повлияет на меня новая встреча с Джейд. Я была готова, что она будет меня игнорировать. А потом ещё и Марти. Моё решение всё ей рассказать не давало мне покоя. Я предложила это Миранде не под влиянием момента. Произнеся эти слова, я сразу взялась за их осуществление, потому что боялась, что если дам себе время подумать, то растеряю всё своё мужество.
Автомобиль Миранды остановился рядом с моим, и я испустила долгий вздох, прежде чем выйти. “Ты в порядке?” – спросила она в ту минуту, как открыла дверь.
“Нет, но я готова как никогда”.
Мы вошли в спортзал и бросили наши сумки в раздевалке. Пока мы шли по коридору, у меня было ощущение, будто я собираюсь выйти на сцену. Моё выступление будет хорошим. Я знала, что не смогу спрятаться за маской стоицизма, и позволила своим настоящим чувствам отражаться на моём лице. Это само по себе приводило меня в ужас.
У меня перехватило дыхание, когда я вошла в зал. Джейд стояла ко мне спиной, опустив голову, и толкала вниз ноги какого-то бедолаги, выполнявшего подъёмы. Я едва слышала её счёт сквозь грохот переполненного зала.
“Так как тебя здесь не было какое-то время, то тебе сегодня обязательно нужно сделать разминку,” – напомнила мне Миранда.
Я начала с работы над ногами, стараясь не отрывать глаз от мата. Но помимо моей воли мой взгляд скользнул к зеркалу, где встретился с Джейд. Она нахмурилась и медленно мне кивнула. Я совершенно потеряла контроль над лицевыми мышцами. Я понятия не имела, на что сейчас было похоже выражение моего лица, но я одними губами произнесла “спасибо”, и Джейд снова кивнула. Она здесь работала; и другого выбора, кроме как быть здесь, у неё не было, зато у меня был. То, что она позволила мне вернуться, много значило.
Пришло время упражнений для нижней части тела, и после кардио-тренировки мы с Мирандой перешли к жимам ногами. Я проделала очень неплохую работу, почти не глядя на Джейд, но постоянно чувствуя на себе её взгляд. Я лежала на животе, поднимая утяжелители почти до своих ягодиц. Они казались тяжелее, чем раньше, но я решила, что раз меня не было некоторое время, то нужно увеличить нагрузку.
Я не сразу поняла, что не проверила вес. До меня дошло, что причина моих неприятностей в том, что я поднимаю слишком большой вес. Эта мысль пронеслась в моей голове, когда я почувствовала острую тянущую боль в задней части правого бедра. Я застонала, а может быть, вскрикнула и скатилась на пол.
Я корчилась от боли, когда Миранда присела рядом. “Что случилось?”
“Я думаю, я что-то потянула,” – прохрипела я, стараясь не дышать.
Тогда я услышала голос Джейд. “Не трогайте ее. Она не любит, когда к ней прикасаются”.
Я подняла глаза и увидела, как она раскинула руки, не позволяя другим тренерам ко мне приблизиться. Люди вокруг смотрели на Джейд с Мирандой как на двух бездушных идиоток, которые не торопятся мне помочь. “Она права, позвольте мне просто отдышаться,” – сказала я сквозь стиснутые зубы.
“Слоан, попытайся растянуть эту ногу, – сказала Джейд, и в её голосе я услышала напряжение. – Потяни её назад к своему плечу”.
Было так больно, что я едва могла поднять ногу. Миранда схватила меня за лодыжку и аккуратно подтолкнула. Облегчение охватило меня так неожиданно, что видения остались где-то на краю сознания. Я уловила только беспокойство и сочувствие.
Я посмотрела на Джейд и увидела растерянность на её лице. Миранда касалась меня, и, я уверена, это приводило Джейд в недоумение. Она расслабила брови и слегка склонила голову на бок. Что-то, чего я не смогла понять, промелькнуло на её лице. Её глаза встретились с моими. “Стало легче?”
“Да, – вытолкнула я из себя. – Но кажется, если она отпустит ногу, то снова накатит”.
“Ты должна встать. Миранда, медленно опусти её ногу и попробуй помочь ей подняться,” – сказала Джейд.
Когда Миранда отпустила меня, я почувствовала, что мышцы снова сводит, и, задыхаясь, перевернулась на живот. Она обхватила меня за плечи и попыталась поднять. Я так спешила встать, что моя левая нога поскользнулась. Я не смогла сдержать вскрик, переходящий в рыдания.
Миранда выпустила меня, и я почувствовала две пары рук, подхватывающих меня. Боль была настолько сильной, что по-прежнему оставалась на переднем плане моего измученного сознания. Эмоции атаковали меня с обеих сторон. Справа от меня были сострадание и сопереживание. Я знала, что это Миранда. Слева то же самое, но с оттенком страха и понимания, что не может остаться в стороне, когда мне больно. И я знала, что это была Джейд.
Они довели меня до стены, где я оперлась руками и выпрямила ноги. Я почувствовала, как исчезают их прикосновения, и возвращаются мои эмоции. “Спасибо вам обеим,” – прохрипела я. Не заботясь, что кто-нибудь может услышать, я сказала: “Я знаю, вы рисковали, чтобы помочь мне”.
Голос Джейд дрожал. “Иди домой и займись ногой. Приложи лёд и подними как можно выше, ладно?”
Миранда проводила меня к своей машине и помогла забраться внутрь. Мой автомобиль пришлось оставить, так как с одной ногой я не смогла бы использовать сцепление. “Останешься на ночь у меня. Ты ведь всё равно собиралась к нам. А твою машину заберём утром”.
Я с силой упёрлась ногами в пол, чтобы держать мышцы ноги под контролем. Миранда села на водительское сиденье и медленно тронулась с места.
“Я не могла проникнуть в твоей разум. Боль была настолько сильной, что я бы не смогла этого сделать, даже если бы захотела”.
“Джейд тоже прикасалась к тебе. С ней было то же самое?”
“Да, но я чувствовала ваши эмоции. Я чувствовала симпатию с обеих сторон”.
“Это что-то. – пальцы Миранды отбивали ритм на рулевом колесе. – Интересно, сильное возбуждение будет иметь тот же эффект,” – сказала она с улыбкой.
“Она прикоснулась ко мне, зная, что может случиться, но она всё равно это сделала, потому что мне было больно”.
Улыбка сползла с лица Миранды. “Она могла попросить кого-нибудь из тренеров помочь тебе, но она этого не сделала. Она была готова пожертвовать неприкосновенностью своей личной жизни ради тебя”.
Ни одна из нас больше не произнесла ни слова вплоть до самого дома. В отличие от Миранды, я имела представление, с чем Джейд столкнулась в жизни и как сильно хотела сохранить это в тайне. Она заботилась обо мне достаточно, чтобы помочь, когда я нуждалась в ней, и это было всё, что мне нужно было знать.
*******
Я лежала на диване Миранды с задранной вверх ногой и пакетом со льдом, привязанным к бедру, пока Миранда рассказывала Марти о нашем невесёлом приключении.
“Ах, бедняжка”. Марти протянула руку, чтобы погладить меня по волосам.
Миранда перехватила её руку. “Не делай этого”.
Марти, вероятно, помнила бредовую историю, которую Миранда всем рассказала, но сейчас она была возмущена.
“Мне нужно поговорить с тобой, Марти, – начала я. Она заняла место в поле моего зрения, вся превратившись во внимание. – Речь пойдёт о том несчастном случае, и я хочу, чтобы всё, что я расскажу, осталось между нами”.
“Это само собой разумеется, дорогая. Без твоего разрешения я никогда и никому не расскажу того, что мы будем обсуждать”.
“Ну, у тебя может возникнуть такое искушение, потому что это сногсшибательно. Что?” – спросила Миранда, когда я посмотрела на неё.
“Что-то во мне изменилось, когда я очнулась… когда я касаюсь людей, я вижу их воспоминания, как будто сама их проживаю. – Марти посмотрела на Миранду, как будто ждала, что та в любой момент рассмеётся, а затем перевела взгляд обратно на меня. – Я не прикалываюсь”.
“Тогда прикоснись ко мне”. Она смотрела на меня с тем же неверующим выражением лица, что и Миранда, когда я ей всё рассказала, и она так же протянула мне руку. Я обернулась на Миранду.
“Сделай это, – кивнула Миранда. – По-другому она не поверит”.
Я взяла Марти за руку. Я сидела за своим столом, глядя на экран компьютера. Меня охватывали приступы отчаяния. Я чувствовала угрозу, потому что мои коллеги схватывали всё гораздо быстрей меня. Я взяла в рот карандаш и с отвращением выплюнула кусочек ластика, который нечаянно откусила. Мне нужен комфорт, так что я открыла правый ящик стола и шарила там, пока не нашла батончик “Милки Вэй”, спрятанный под стопкой конвертов.
Связь прервалась, когда Марти убрала руку. Она смотрела на меня выжидающе, а по лицу её скользила усмешка, пока я рассказывала, что только что видела и чувствовала.
“Это довольно необычная шутка, – сказал Марти, глядя на нас. – Кто из моих коллег помог тебе с этим?” Её тон был немного язвительным.
“Коснись её снова, – сказала Миранда, глядя на Марти. – Дай ей ещё один шанс”.
Марти вздохнула и снова протянула руку. В момент, когда я коснулась её, я почувствовала обиду, потому что она всё ещё была уверена, что это шутка. Сначала я почувствовала её напряжение из-за новой программы и её способности к обучению. Я расслабилась и проникла глубже. У меня как будто был пульт в руке, и я меняла программы на телевизоре в поисках чего-то личного, но не относящегося к Миранде.
Я узнала маму Марти. Она сидела в кресле, вытирая глаза платком, и выглядела такой молодой. Марти смотрела на часть своих ног, не скрытых сорочкой. Одноразовая пелёнка, которой была накрыта кушетка, собралась гармошкой в её руках, когда она сжала кулак. Я слышала голос другой женщины, но улавливала лишь обрывки разговора. Я поняла, что это всё, что Марти была в состоянии услышать, пока её мысли мчались наперегонки. “Внематочная беременность, повреждение маточных труб, снова забеременеть будет трудно”. Она испытывала одновременно и облегчение, и грусть.
Марти снова разорвала связь и встала. “Если вы двое закончили издеваться надо мной, то я собираюсь начать ужин”.
“Подожди. – Миранда посмотрела на меня. – Скажи ей, что ты видела”.
Я покачала головой. Миранда никогда не говорила мне, что Марти была беременна. Может быть, она не знает.
“Скажи ей,” – умоляла Миранда.
“Да, скажи мне,” – сказала Марти, положив руку на бедро.
“Ты потеряла ребёнка,” – выпалила я.
Рука Марти соскользнула с бедра и безвольно повисла вдоль тела. “Что ты сказала?”
Миранда вскочила с дивана, устремив глаза на Марти.
Всё пошло совсем не так, и я хотела вернуть всё обратно. “Мне очень жаль”.
“Когда ты была беременна?” – потребовала Миранда.
Марти гневно смотрела на меня. “Ты мне скажи,” – произнесла она вызывающе.
“Твоя мама выглядела очень молодой, поэтому, думаю, что в школе. Врач была женщиной, но ты не смотрела на неё, так что я не вижу её лица. Она сказала, что беременность была внематочной, и был нанесен ущерб… возможно, в будущем будут проблемы с зачатием”.
Пока я говорила, рот Марти всё шире открывался от изумления. Она так потрясённо смотрела на меня, что я почувствовала почти непреодолимое желание вскочить и убежать, несмотря на пульсирующую боль в ноге и всё остальное.
“Почему ты не рассказывала мне об этом?” – спросила Миранда немного спокойнее.
Марти медленно повернула голову в сторону Миранды. “Мне было пятнадцать, и я была слишком любопытна, что приносило мне больше вреда, чем пользы. – её тон был мечтательным, когда она заговорила. – Никто не знал, кроме меня, мамы и моего врача”.
“Я не должна была говорить этого – сказала я, чувствуя себя ужасно. – Но… ты не поверила бы мне, если бы я рассказала о чём-то, что все остальные уже знали. Мне очень жаль, Марти. Мне нужно было позволить тебе верить, что мы просто пошутили”.
“Слоан… – Марти сделала шаг назад и села. – Так это правда?”
Я кивнула, пока она пыталась это осознать. “Я не могу это контролировать… но я стараюсь. Миранда пытается мне помочь. Но если кто-то прикасается ко мне, я не всегда могу остановиться и не увидеть чьих-то сокровенных тайн”.
“Вот почему мы пошли к Деб. Слоан увидела, что она страдает расстройством пищевого поведения, когда они столкнулись на кухне”, – сказала Миранда, словно отложив откровение о беременности на потом.
“Ты… – Марти потёрла лоб. – Это и есть настоящая причина, по которой мы не могли прикасаться к тебе?”
“Я не хотела вторгаться в ваши мысли. Я должна соблюдать дистанцию ради вашей личной жизни и моей вменяемости”.
Марти прикрыла рот руками и откинулась на спинку стула. Её мысли сменяли друг друга с бешеной скоростью.
Мы ещё долго разговаривали. Ужин был забыт, но ни одна из нас не была голодна. Я знала, что им нужно побыть наедине, так что я сказала, что устала. Когда я неловко встала, ко мне подошла Марти. Было ясно, что она собирается обнять меня, но я её остановила. “Мы не можем, – сказала я печально. – Я пока не до конца освоила блокирование видений и боюсь, что сейчас этого не стоит делать”.
Руки Марти безвольно повисли. “Мне очень жаль”.
Я улыбнулась. “Однажды я буду в состоянии принять твои объятия. Прибереги их для меня”.
Она послала мне воздушный поцелуй. “Обязательно”.
Глава 13
Следующим вечером мы с Мирандой пропустили поход в оздоровительный клуб: ей и Марти нужно было побыть вдвоём. В ночь после этого Миранда работала, поэтому мы опять не пошли. Я хотела увидеть Джейд, но знала, что лучше не ходить в спортзал одной. Оставшись без присмотра, я не найду ничего, кроме неприятностей, поэтому я ждала своего ангела-хранителя.
Я не знала, как вести себя с Джейд, когда мы вошли в зал, так что я поймала её взгляд и просто кивнула ей, как обычно. В тренажёрном зале было не слишком многолюдно из-за надвигающейся грозы. Поэтому я лучше, чем всегда, слышала её. Я слушала, как она считает и говорит слова одобрения. Мне нравился звук её голоса, и я надеялась снова услышать его в разговоре со мной.
Миранда была необычайно тихой, и я спросила её, всё ли в порядке дома.
“Мы много говорили по душам после твоего визита, – сказала она. – Это не так уж и плохо, так что не думаю, что ты разрушила мой брак. Как бы там ни было, это было нам полезно. Мы разговаривали как раньше, в наш первый год вместе. Наверное, я не понимала, как сильно мы погрязли в обыденности. – она широко улыбнулась, показывая мне все зубы. – И секс был просто фантастическим. Я еле жива”.
“Я за тебя рада”. Это действительно было так, но небольшой укол ревности отчётливо почувствовался где-то глубоко внутри. Наверное, это была зависть. Я обернулась на Джейд и задалась вопросом, сможем ли мы когда-нибудь также разговаривать.
Мы с Мирандой разделились, когда перешли к тренажёрам. Я сделала перерыв, чтобы глотнуть воды, и отошла в угол. Джейд направилась в мою сторону, и я приободрилась.
“Как ты себя чувствуешь?” Она подошла и сложила руки на груди.
“Лучше. Спасибо за твою помощь тем вечером”.
Она пожала плечами. “Это часть моей работы”.
“Ты дотронулась до меня, – сказала я, понизив голос, – зная о последствиях. Я бы сказала, что это уже больше, чем работа. Я ничего не видела. Мне было слишком больно,” – добавила я, зная, что она хотела об этом спросить.
“Я не знаю, как тебе это объяснить… рядом с тобой я чувствую себя абсолютно обнажённой,” – произнесла она, не глядя на меня.
“Тебе станет легче, если я сниму свою одежду?”
“Нет” Она даже не улыбнулась моей попытке пошутить.
“Прости, Джейд, я могу только представить, как неуютно ты себя чувствуешь рядом со мной. Я заранее об этом сожалею”.
“Я знаю, ты не смогла удержаться от любопытства. Я пыталась поставить себя на твоё место, и, наверное, я поступила бы точно так же. – она вздохнула. – Но от этого не легче”.
Меня беспокоило, что она не смотрела на меня, пока мы говорили. “У меня есть мысль. Почему бы нам не поговорить по телефону? Если ты этого хочешь, конечно. Я расскажу тебе обо всём, что ты захочешь узнать”.
Пока она размышляла об этом, вошёл её следующий клиент. “Мне нужно идти, но… Я позвоню тебе”.
“Хорошо,” – сказала я ей вслед.
*******
Мы с Мирандой возобновили наши тренировки. Я стала для неё настоящим подопытным кроликом, и она пробовала на мне всё, что могла придумать. Один раз она напугала меня до чёртиков, выскочив из-за угла и заорав. Я была так потрясена, что и не поняла, когда она схватила меня за руки. В другой раз она ущипнула меня за руку повыше локтя. Я был так сосредоточена на болезненном ощущении, что не заметила, как она прижалась своей ногой к моей. Потом настала очередь щекотки. Миранда загнала меня в угол, заставляя визжать и кричать, когда неожиданно вошёл клиент.
Во время обеденных перерывов она заставляла меня закрывать глаза и сосредотачиваться на чём-то, а потом прикасалась ко мне. Я была в состоянии прекратить видения, пока оставалась сосредоточенной. Через неделю Миранда вошла и дотронулась до меня, пока я работала, и я с восторгом поняла, что отторжение чужих мыслей входит у меня в привычку.
Однажды вечером я присоединилась к ним с Марти за ужином, и пока я ела, Марти положила ладонь на мою руку. Я сосредоточилась на вкусе и текстуре еды и смогла не потерять концентрации. Мы с Мирандой решили, что рубеж преодолён. Окрылённая своим успехом, я собиралась готовиться ко сну, как около половины десятого зазвонил телефон. Моё сердце ёкнуло, когда я услышала голос Джейд.
“Извини, что так поздно. Может лучше перезвонить тебе в выходные?”, – сказала она, когда я взяла трубку.
Я ответила честно. “Если бы ты позвонила в четыре утра, я всё равно была бы счастлива тебя слышать”.
“Почему?”
“Потому что это даёт мне надежду”.
Она молчала, и я слышала в трубке мяуканье Парня и шорох насыпаемого в миску корма. “Как ты собираешься использовать свои способности?”
Я опешила от вопроса. “Я никогда не думала о том, чтобы их использовать. Большую часть времени я провожу, пытаясь их обуздать”.
“Думаю, некоторые воспользовались бы шансом обогатиться. В плохих руках это может стать мощным орудием шантажа”.
Я вспомнила Жаклин Марлоу и то, насколько грязной я себя почувствовала, побывав у неё в голове. “Я человек со своими слабостями и недостатками, но могу честно сказать, что такая мысль никогда не приходила мне в голову. Это скорее помеха, чем дополнительный бонус”.
“Как скоро после несчастного случая ты поняла, что у тебя есть… ЭТО?”
Я чувствовала себя, как будто даю интервью, и мои ответы имеют крайне важное значение. “Думаю, я заметила это, когда моя подруга Деб обняла меня. Я подумала, что я не в себе из-за того, что мне давали в больнице. Но это продолжало происходить, и я поняла, что на самом деле вижу некоторые вещи… вещи из наших общих воспоминаний, но глазами моих подруг”.
“Миранда сказала, что тебе понадобилось два месяца, чтобы довериться ей. Наверное, тяжело было справляться с этим в одиночку”.
“Так и было. Я думала, что схожу с ума. За всю жизнь я не чувствовала себя более изолированной. Моё детство должно было подготовить меня к этому, но мне было так… одиноко”.
Снова воцарилась тишина. “Думаю, я хотела бы послушать о твоём детстве … если ты хочешь мне об этом рассказать”.
“Джейд, ты знаешь, что я получила от тебя. Я думаю, это справедливо, что ты будешь спрашивать обо всём, что захочешь узнать”.
“Звучит, как будто ты намеренно что-то украла у меня. Так ты это воспринимаешь?”
“Да, именно так. Я не хотела видеть то, что увидела,” – я поморщилась. – “Но … я это сделала”.
“Поэтому ты хочешь со мной поговорить? Чувствуешь свою вину?”
“Нет,” – сразу сказала я.
“Расскажи мне о своём детстве, если не возражаешь”.
Я бессвязно рассказывала о смерти моей матери, о том, как мы с братом застряли у тёти, которая явно нас не хотела. Я старалась не жаловаться и не напрашиваться на сочувствие. Джейд было не привыкать к одиночеству; я почувствовала это, когда мы соприкасались. Я просто хотела, чтобы она поняла, что благодаря моему прошлому у нас есть что-то общее. Хотя она не издала ни звука, я была уверена, что она внимательно слушает. Когда я закончила говорить, то услышала душераздирающее мяуканье Парня. “Он в порядке?”
“Он жалуется на что-то”. Я услышал шаги Джейд, а затем: “О … фу”.
“Он заболел?”
“Нет, но я могу. Одна из моих клиенток – любительница кошек, так что она рассказывает мне о них. Она говорит, что кошки любят дарить подарки, и, кажется, я только что получила первый”.
Я продолжала слышать вопли Парня. “Я боюсь спрашивать”.
“Это ящерица, а может быть, её часть. Она, наверное, попала в дом через открытое окно. Я думаю, он предлагает мне подойти и попробовать кусочек”.
“Ну, это мило… в некоторой степени”.
Джейд рассмеялась. “Как ты думаешь, он обидится, если я её утоплю?”
“Может быть, ты должна сделать вид, что ты её ешь”.
В голосе Джейд звучало отвращение. “Надеюсь, ты не обидишься, если в будущем я не буду спрашивать твоего мнения в подобных вопросах”. Она поставила точку, спустив воду в унитазе.
“Тут я полностью некомпетентна, что, наверное, сейчас достаточно очевидно”.
“Расскажи мне, чем ты занимаешься. Что у тебя за магазин?”
Кажется, она снова успокоилась, и, думаю, Парень был рядом, потому что я слышала его мурлыканье.
Я рассказала ей о магазине и его ассортименте. “Мне нравится идея, что люди могут привезти домой что-то, что будет напоминать им о море”.
“Мне нравится пляж, но он не такой, как я ожидала, когда представляла Флориду. Вода действительно мутная и грязная,” – сказала Джейд.
“Значит, ты была в Аллигатор-Пойнт”.
“Да, и боялась зайти в воду”.
“Недалеко от того места в залив впадает речка, которая делает воду довольно-таки пугающей на вид. Но если проехать Аллигатор-Пойнт и продолжить двигаться по шоссе, то можно добраться до пляжей, которые ты искала. Одно из моих любимых мест для купания – остров Сент-Джордж”.
“Я разведывала местность вокруг, но боюсь слишком удаляться. Мой грузовичок не сильно надёжен”.
Идея возникла моментально. “Я могла бы взять тебя как-нибудь с собой. Я хорошо знаю местность и люблю путешествовать вдоль побережья.”
“Если обещаешь держать свои руки при себе”.
Мне хотелось рассмеяться, но вдруг я поняла, что это не шутка. “Я не дотронусь до тебя без твоего разрешения”.
Она затихла на секунду. “Как думаешь, ты когда-нибудь сможешь это контролировать?”
“Если бы ты спросила меня об этом несколько недель назад, я бы сказала нет. Но Миранда почти каждый день со мной работает, и я учусь. Большую часть времени у меня такое чувство, будто мой мозг раскалывается пополам. Но сегодня я ужинала с Мирандой и ее партнершей, Марти. Марти коснулась меня за едой, и я остановила себя прежде, чем оказалась у неё в голове. Блокировать видения при контакте с кем-то постепенно становится инстинктом”.
“В ту ночь, когда ты раскрыла мне свой секрет, ты сказала, что чувствуешь эмоции. Этим ты тоже научилась управлять?”
Я сглотнула в надежде, что мой ответ не отбросит нас назад. “Нет, их я не могу контролировать. Это можно сравнить с электричеством, они просто текут. Кого бы я ни касалась, его чувства становятся моими. – я сделала глубокий вдох и смело продолжила. – Вечером в тренажёрном зале, когда я потянула мышцу, я чувствовала сострадание и страх”.
“Хм…”
Мой ладони вспотели. Вытерев их о рубашку, я ждала.
“Думаю, что для тебя рукопожатие – это палка о двух концах. На твоём месте я бы, наверное, придерживалась версии о гермофобии”.
“Это что… была попытка пошутить?”
Джейд захихикала. “Я работаю в субботу до полудня. Ты свободна?”
“Буду, как только позвоню Кейли. Она мне помогает время от времени”.
“Хорошо”.
Небольшой выдох после “хорошо” сказал то, чего не сказала Джейд: “Я дам тебе ещё один шанс”.
“Отлично, тогда я заеду за тобой в полдень”.

+1

5

Глава 14
“Я ужасно за тебя переживаю, – сказала Миранда, когда я рассказала ей о своих планах на выходные. – У тебя появился шанс. Постарайся не облажаться”.
“Я постоянно себе это повторяю”.
Я наклонилась поправить вырезанных из коряги дельфинов, когда Миранда больно ущипнула меня за задницу. “Вот дерьмо! Чёрт побери, Миранда!”
Она улыбнулась и метнула взгляд на свою ладонь на моей руке. “Сосредоточься, не позволяй этому произойти”.
“Ладно, я думаю, мы справились с потрясением и моей руганью, так что можешь перестать мучить меня”.
Она сцепила пальцы вместе и поклонилась в пояс. “Я думаю, ты готова к своему первому испытанию, Кузнечик”.
“Да, я уверена, что всё будет хорошо, если Джейд тоже ударит меня в челюсть”. Вернувшись к работе, я краем глаза увидела, как Миранда подняла лодочное весло. “Если ты меня этим ударишь, клянусь, я переломаю всё в этом магазине о твою голову”.
Миранда выглядела разочарованной, ставя весло на место. “Итак, ты всё ещё чувствуешь чужие эмоции, но можешь блокировать чужие воспоминания”.
Я с опаской наблюдала, как она перемещается по проходу. “Всё верно”.
“Что ты будешь делать, если обстановка между вами накалится, и Джейд позволит тебе сделать что-то по-настоящему безумное, например, взять её за руку? Собираешься ли ты её честно предупредить, что ты будешь ощущать её эмоции?”
“Мне кажется, что держаться за руки несколько преждевременно, ты так не думаешь? И я уже рассказала ей об эмоциях. По-моему, это не сильно её смутило. Но учитывая нашу историю, не думаю, что она позволит прикоснуться к ней в ближайшее время”.
“Слоан, ты ей нравишься, а она нравится тебе. Такие отношения просто обязаны получить физическое продолжение. Давайте поэкспериментируем. Держи меня за руку, пока ты работаешь”.
“Я не собираюсь держать тебя за руку. Я чуть не потеряла клиента в тот день, когда у тебя был фестиваль щекотки”.
“Если кто-то войдёт, мы перестанем. – Миранда протянула руку. – Я серьёзно, держи”.
“Нет, – я развернулась и пошла прочь. Она встретила меня в следующем проходе. – Ты не сможешь потренироваться на ней. Возьми мою чёртову руку”.
Я раздражённо взяла её за руку. Мы стояли, сцепив руки и глядя друг на друга. “Я чувствую себя ужасно глупо, и у тебя липкие пальцы”.
“Ах!” – Миранда подняла палец свободной руки. – Видишь, это работает. Ты сосредоточена на том, как глупо себя чувствуешь. Теперь, если ты возьмёшь Джейд за руку, ты сможешь сосредоточиться на ощущении, как это здорово прикоснуться к ней”.
Мои губы дёрнулись в усмешке. “Ты права. Ты заноза в заднице, но ты права, и я люблю тебя за это”. Я крепко сжала её руку в своей, упиваясь её теплом.
*******
В субботу утром я вскочила с постели как ребёнок в Рождество. Я пела в душе, а потом оделась с молниеносной скоростью. Я представляла нас с Джейд, летящих по шоссе с развевающимися на ветру волосами, и не могла ждать. Нацепив на голову солнцезащитные очки и повесив на плечо сумку, полную полотенец и защитных кремов, я посмотрела на часы – было только десять. “Вот, чёрт”. Я понятия не имела, чем заняться в ближайшие два часа.
*******
Ровно в полдень я въехала на стоянку тренажерного зала и стала ждать. Джейд появилась спустя пять минут, одетая в майку и красные пляжные шорты.
Она улыбалась во весь рот, как и я.
“Люблю эту машину,” – сказала она, залезая внутрь.
“Я дам тебе порулить, если хочешь, но тогда ты поменяешь своё мнение”.
Она немного подумала и отказалась.
Мы опустили стёкла вниз, и тёплый ветерок наполнил машину. Перекрикивая шум, Джейд рассказывала мне о своём утре и последнем подарке Парня – недоеденной моли на её кровати. Но когда мы начали спускаться вниз к побережью, она успокоилась.
Я несколько раз взглянула в её сторону, но ее взгляд был прикован к воде за моим окном. Время от времени она комментировала то, что видела: прыгающую рыбу или корягу на песчаной отмели. И она улыбалась искренней улыбкой, преобразившей её лицо и дающей мне уверенность, что она действительно получала удовольствие от этой поездки.
Мы с Мирандой часто совершали такие поездки, и несмотря на нашу близость, она не получала от этого столько удовольствия, сколько я. От красоты воды, скрывающейся за рощами деревьев только для того, чтобы вновь появиться во всём великолепии, у нас обеих перехватывало дыхание. Это всё ради Джейд. Я с большим удовольствием наблюдала за ней: как удивлённо расширялись её глаза, или как она вскрикнула, заметив дельфина.
Я опустилась пониже на сидении, чтобы не загораживать ей обзор на то, что всегда было для меня драгоценным чудом. Как волна, надвигающаяся на пляж, меня захлестнуло понимание. Я не планировала свой следующий шаг и не задумывалась, чем закончится день. Я с удовольствием использовала каждую секунду, каждый взгляд и наслаждалась блаженством единения с Джейд, которая разделила со мной то, что нам обеим нравилось.
“Может, остановимся где-нибудь здесь, на отмели?” – спросила она.
“Хм, впереди есть старый отель. Мы можем воспользоваться его парковкой и вернуться немного назад пешком”.
“Не возражаешь, если мы так и сделаем?” – Джейд смотрела через моё окно.
“Вовсе нет”, – сказала я с усмешкой. Я оглянулась на Джейд: её взгляд был устремлён на меня, и выглядела она довольной и очень счастливой.
Я припарковалась, и мы направились в сторону пляжа через заросли кустарника. Больше всего на этом участке дороги я ценила, что Дорожный департамент счёл нужным оставить заросли. Это оставляло чувство дикости и необузданности данной местности, так и ждущей своих исследователей. Узкая полоса пляжа постепенно расширялась, и мы сняли обувь, чтобы чувствовать песок под ногами. Джейд как ребенок промчалась мимо меня к замеченной ею отмели.
Местами песчаная отмель была подтоплена почти на фут, и Джейд перебиралась вброд, чтобы добраться до той или иной ракушки.
“Правила пляжа гласят, что ты можешь оставить себе ракушку, если в ней никто не живёт”. Пока Джейд вопросительно смотрела на меня, из раковины показалась клешня и коснулась её пальца. Я рассмеялась, когда она подпрыгнула и бросила ракушку в воду. “Это был отшельник. Он просто сказал тебе “привет”.
“Я думаю, это было больше похоже на “руки прочь от моего дома”. Мы с Джейд наблюдали, как рак выпустил наружу свои ноги и засеменил ими прочь, унося раковину подальше. “Они больно щипаются?”
Я нагнулась и снова подняла ракушку, и рак тут же исчез внутри. “Нет, но крупные раки могут. Если будешь держать этого парня тихо, он выйдет обратно”. В доказательство моих слов вскоре снаружи появились морда и клешни.
“Думаешь, он заработал сотрясение мозга или что-то подобное, когда я бросила его?” – спросила Джейд, морща нос.
“Нет, он попал в воду. Ему, наверное, больше достаётся, когда его крутит волнами”.
“Почему ты думаешь, что это парень?” – спросила Джейд.
“Посмотри на его раковину. – я указала на ракушку. – Женщина ни за что не согласится надеть это, и она, конечно, не будет носить белое до Пасхи”.
Джейд улыбнулась и сморщила носик в ответ на мою глупую шутку.
Позже Джейд тщательно обследовала всю песчаную косу и набрала больше ракушек, чем мы обе могли унести, поэтому мы вернулись к машине и сложили их в багажник. Думаю, к концу дня, они будут вонять как мертвая русалка.
Мы пропустили дорогу к острову Сент-Джордж, но я уговорила Джейд вернуться и исследовать его. Я хотела показать ей Апалачиколу, причудливый приморский городок с полосой магазинов и ресторанов. Когда мы вылезали из машины, стая чаек пролетела над головой, напомнив нам, что мы всё ещё недалеко от воды. “Ты, наверное, уже проголодалась,” – спросила я идущую рядом Джейд.
“Я всегда голодна, помнишь?”
“Хорошо, я знаю одно местечко”.
Я привела её в ресторан и попросила посадить нас на балконе. Я наблюдал за Джейд, пока она читала меню. Я никогда не видела её такой расслабленной. Она с улыбкой посмотрела на что-то за перилами, затем глотнула чай и вернулась к меню. Мы обе остановились на супе из морепродуктов и салатах.
“Так ты действительно ешь то же, что порекомендовала нам с Мирандой,” – сказала я, когда удалился официант.
“Наверно, по привычке”.
“Ты когда-нибудь нарушаешь эту привычку?”
Джейд склонила голову на бок. “Мне кажется, ты собираешься предложить что-то плохое”.
“Недалеко есть магазинчик, в котором продают приготовленные при тебе газированные напитки. Там делают чудесный “Рутбир”* с мороженым”.
“Ну, технически, я не твой тренер. Но даже если бы и была, то сказала бы, что время от времени можно и “Рутбир” с мороженым”.
Я улыбнулась. “Тогда оставь место для десерта”.
Внимание Джейд целиком сосредоточилось на мне. “Спасибо за то, что толкнула меня на эту авантюру. Не могу вспомнить, когда в последний раз мне было так весело. Я кручусь как белка в колесе: дом, работа, магазин и опять сначала”.
“Как я тебя понимаю! Я стараюсь совершать такие поездки хотя бы раз в месяц”.
“Ах, так вот как ты создавала романтическую обстановку своим женщинам”. Джейд подняла бровь.
“Ты находишь это романтичным?” – спросила я, боясь, что ступаю по тонкому льду, и это не было игрой слов.
“Очень, – кивнула Джейд. – Ужин и фильм не идут ни в какое сравнение”.
“Боюсь тебя разочаровать, но я приезжаю … одна”.
Джейд усмехнулась. “Ты врёшь”.
Я погрозила ей пальцем. “Я дала тебе слово этого не делать. Я совершаю эти поездки одна и делаю это довольно часто”.
“Ладно, ты не приводила сюда ВСЕХ своих женщин”.
Я покачала головой. “Единственная женщина, кроме тебя, которая составляла мне компанию в этих поездках, это Миранда”.
“Что же я сделала, чтобы заслужить такое особенное отношение к себе?” – беспечно спросила она.
“Не думаю, что ты мне поверишь, если я скажу, что ты мне действительно очень нравишься”. Я встретила её взгляд.
Выражение её лица стало серьёзным. “Что именно тебе во мне нравится?”
“Ты отзывчивая и заботливая несмотря на то, что не слишком часто испытывала эти чувства по отношению к себе. – я сделала паузу, надеясь, что не сказала лишнего, но она внимательно слушала. – Я не могу объяснить, почему меня так тянет к тебе, но дело не только в твоей внешности. В тебе есть что-то особенное, и я хочу узнать больше”.
Джейд открыла было рот, чтобы что-то сказать, когда появился официант с нашими салатами. Я пыталась оценить её настроение, но выражение её лица было непроницаемым. Несколько минут мы ели в полной тишине, прежде чем она возобновила разговор.
“Ты мне тоже нравишься, Слоан. У нас было непростое начало, и я благодарна Миранде, что она вмешалась и многое мне объяснила. – она выглядела смущённой. – Я могла бы позволить тебе самой объясниться, но тем вечером, когда ты мне рассказала о своих способностях, мне казалось, что я вот-вот рассыплюсь на мелкие осколки”.
“Давай заключим сделку?” – я отложила свою вилку. Джейд вопросительно посмотрела на меня. – С этого момента мы перестанем пытаться понять, почему мы друг другу нравимся, и просто примем это как факт?”
“Договорились”. Она протянула вилку, и я, подняв свою, постучала по её вилке.
“Это так же здорово, как клятва на мизинчиках,” – сказала я со смехом.
________________________________
* - Рутбир (пиво из корнеплодов) – газированный напиток из корнеплодов с добавлением сахара, мускатного масла, аниса, экстракта американского лавра и др.
*******
Мы брели вниз по улице, рассматривая витрины. У Джейд был намётан глаз на всё необычное, и если бы она могла, то уже затащила бы меня в здание, похожее на старый склад. Вместо этого она махнула мне следовать за её размашистыми шагами. Когда мы вошли в здание, то обе испустили глубокий вздох.
“Здесь так здорово, – сказала я. – Никогда раньше тут не была”.
Здесь было всё, что могло быть на лодках или кораблях.
Джейд водила рукой по старой морской карте, когда я подошла.
“Ты случайно не знаешь, как это читать?”
“Нет, а ты?”
“Неа, но смотрится это действительно круто”.
“Посмотри на это. – Джейд достала из коробки флаг. – Их там сотни с разных лодок и кораблей, и они выглядят изношенными. Наверное, их действительно раньше использовали. – она провела пальцами по ткани. – Ты можешь представить себе все места, в которых они побывали?”
“Посмотри на это. – я указала на табличку, которая гласила “Леди Коррин”. – Я думаю, её взяли с настоящего судна. Держу пари, она будет отлично смотреться у тебя дома”.
Джейд на мгновение задержала на ней взгляд. “Так звали мою бабушку. Меня назвали в её честь,” – мечтательно произнесла она.
“Ты хотела бы такую?”
Джейд с улыбкой покачала головой. “Нет, это просто желание, а не необходимость”.
Она ушла, а я взяла табличку и сунула её под мышку. Мы разделились, когда она углубилась внутрь магазина, разглядывая раковины в задней его части. Я наведалась в кассу, расплатилась за табличку и попросила служащего придержать её для меня, пока я осматриваюсь вокруг.
Мы встретились снова у прилавка, заваленного рыболовными сетями. “Тебе они нравятся?” – спросила я.
“Да, я могла бы повесить сеть в углу моей гостиной и расположить на ней все мои ракушки”.
“У меня их тонны в моём магазине. Я заказала их, когда только открылась, и, думаю, за это время продала не больше десятка. Я буду счастлива дать тебе столько, сколько ты захочешь”.
“Я куплю парочку. Мне хочется увидеть твой магазин, и это даст мне повод зайти”.
“Тебе не нужен повод,” – тихо сказала я ей вслед.
*******
“Что ты купила?” – спросила она, когда мы вышли.
“Не могу сказать, это секрет. – я улыбнулась, когда она нахмурилась. – Может, позволю тебе взглянуть после “Рутбира” с мороженым”.
Мы неторопливо брели к магазину с газированными напитками… ладно, я брела. Джейд металась от одной витрины к другой, стараясь ничего не упустить. Когда мы добрались до магазина, который искали, я придержала дверь, и Джейд, ухмыльнувшись, вошла. Она рассмотрела все старые конфеты и игрушки, по всему пробежавшись пальцами.
“Как на картинах Нормана Роквелла”*.
“Создаётся впечатление, будто мы перенеслись назад в прошлое, по крайней мере, пока не оказались в задней части магазина, где сувениры”.
Было довольно многолюдно, поэтому мы взяли по газировке и направились дальше. Мы сделали два круга прежде, чем решили направиться к острову Сент-Джордж. На этот раз Джейд приняла моё предложение и села за руль. Она издала вопль, когда я предложила ей поддать газу, что она и сделала.
“Как думаешь, это совпадение, что вы с Мирандой обе оказались лесбиянками?” – спросила она, когда мы снова летели по шоссе.
“На самом деле, нет. Я думаю, мы признали друг в друге родственную душу, когда встретились и подружились. – я покачала головой и рассмеялась воспоминаниям. – Мне хватило одного взгляда на её обрезанные шорты и футбольную майку, чтобы понять, что с ней будет весело”.
“Между вами когда-нибудь были романтические отношения?”
“О, нет, мы стали сёстрами, и подобная мысль никогда не приходила нам в голову. Я думаю, она первой осознала свою сексуальную ориентацию. Миранда склонна к самоанализу. В один прекрасный день мы поняли, что мы в одной команде, когда признались, что обе неравнодушны к Эбигейл Ройс, главной школьной бунтарке. Я думаю, нам тогда было около пятнадцати”.
Я воспользовалась возможностью понаблюдать за Джейд, пока она вела, делая вид, что смотрю в её окно. За рулём она выглядела круче меня, хотя и испытывала некоторые трудности с размещением своих ног. “А сколько тебе было лет, когда ты осознала свою сущность?”
“Я училась классе в пятом, наверное. Я была такой высокой, и девушки всегда пытались залезть на меня, как на дерево. И в один прекрасный день я поняла, что мне это действительно нравится”.
Джейд встряхнула головой, и её волосы взметнулись вокруг лица. “После этого всё и началось, я думаю”.
“Сколько тебе было, когда ты в первый раз поцеловалась?” – продолжила я давить. Джейд любила задавать вопросы, но, казалось, не слишком любила сама на них отвечать. Сначала я предположила, что это относится только ко мне, а потом задалась вопросом, не поступает ли она со всеми так же.
“Семнадцать”. Она воздержалась от дальнейших комментариев и ни о чём больше меня не спросила, поэтому я решила помолчать и просто наслаждаться поездкой. Так продолжалось, пока мы не въехали на длинный мост, ведущий к острову. Наконец, она снова заговорила: “Сколько лет было тебе?”
Вопрос застал меня врасплох, поскольку наш разговор был прерван.
“Мне было пятнадцать, и Эбигейл Ройс научила меня целоваться. Было круто, правда, на некоторое время это стало яблоком раздора между Мирандой и мной, но мы это преодолели. – я воспользовалась возможностью и задала ещё один вопрос. – Как твои родители справились с известием о твоей ориентации? Приняли или стараются лишний раз не затрагивать эту тему?”
Глаза Джейд не отрывались от дороги. “Они мертвы”, – сказала она без эмоций.
“Мне очень жаль”.
Я ждала, чтобы она сказала мне, что это была авария или авиакатастрофа, что-то, что забрало их обоих в одно и то же время, но она не сказала ни слова. Я предложила сесть за руль, чтобы она могла посмотреть остров. Было странно, что она не упомянула о родителях, когда я рассказывала ей о смерти своей матери. Я подумала, что это могло случиться совсем недавно и обсуждать это было слишком болезненно.
“Я не могу представить себе жизнь в таком месте, как это, – сказала Джейд, разглядывая пляжные домики, которые мы проезжали. – Думаю, это похоже на жизнь в раю”.
“Я фантазирую об этом, когда приезжаю сюда, но пока Панасея – единственное, на что я могу рассчитывать”.
Я подъехала к воротам государственного парка, занимавшего один конец острова, и заплатила за въезд. Я оглянулась на Джейд, когда мы продолжили движение. “Ты любишь ночевать в палатках?”
“Нет, – Джейд покачала головой и посмотрела в своё окно. – Было время, когда я делала это слишком часто, и перегорела”.
“Я спросила, потому что здесь есть палаточный лагерь, и мы могли бы его посмотреть, если тебе интересно”. Она покачала головой, не отрывая глаз от сменяющихся за окном песчаных дюн.
К счастью, вода была еще холодновата, поэтому народу было немного. Когда мы подъехали, у спуска к пляжу было припарковано только полдюжины машин.
“Хочешь взглянуть на пляж?”
“Да,” – сказала Джейд с энтузиазмом.
Я открыла багажник и схватила пластиковую сумку на случай, если Джейд найдёт ещё ракушки. В багажнике уже стоял неповторимый запах. Подозреваю, что мы могли прихватить обитаемую раковину, но ни одна из них не двигалась. Я надеялась, что существо уже отдало концы, когда мы подобрали ракушку. Я кашлянула и захлопнула багажник, мысленно добавив “Febreze”** в свой список покупок.
“Именно так я представляла себе Флориду”, – сказала Джейд, когда вода появилась в поле зрения.
Ярко светило солнце, волны разбивались о песчаный берег, и я чувствовала себя лёгкой как пёрышко, спускаясь вместе с Джейд по деревянному мосту.
“Вода у Ключей*** намного красивее, но это так…”
“Успокаивает и бодрит одновременно, – сказала Джейд. – Волшебно”.
Я улыбнулась. “Точно, – мы спустились к кромке воды и позволили ей плескаться у самых лодыжек. – Я захватила полотенца на случай, если ты отважишься зайти в воду. Хотя для меня все ещё слишком холодно”.
“Не возражаешь, если мы просто погуляем?”
“И ты сможешь пособирать ракушки?” – сказала я с усмешкой.
“Может быть, всего несколько… – сказала она, пожав плечами, – сотен”.
“Тогда нам нужно больше сумок, может быть, даже тачка”.
“Сейчас я тебя пощажу. – она наклонилась и подобрала две. – Но в следующий раз бери тачку”.
“Ах! Ты сказала в следующий раз. Значит ли это, что мы сможем повторить эту поездку?”
Она закинула ракушки в сумку. “Если моя компания тебе не надоест”.
Я восприняла это как хороший знак.
Мы так увлеклись сбором ракушек и осмотром достопримечательностей, что ни одна из нас не обратила внимания на то, как далеко мы ушли, пока Джейд не заметила, что дощатый настил выглядит лишь точкой на горизонте.
“Я думаю, нам пора возвращаться, – сказала она с разочарованием в голосе. – Становится поздно. Я видела предупреждение, что парк закрывается в тёмное время суток”.
“Всё в порядке. Мы успеем вернуться засветло, плюс увидим шоу”.
Она вопросительно посмотрела на меня.
“Мы сможем насладиться закатом”.
Она посмотрела на меня долгим взглядом и улыбнулась. “Ещё раз спасибо за то, что разделила это со мной”.
Я чувствовала, как сладкий аромат Джейд смешивается с запахом моря. Он окутывал меня словно объятия. Мы не держались за руки по пути назад. И поцелуя на сон грядущий скорее всего тоже не будет, но сейчас мне было вполне достаточно стоять рядом с улыбающейся Джейд, озарённой лучами заходящего солнца. Между нами существовала связь, и она была приятнее и увлекательнее, чем всё, что было в моей жизни раньше.
_______________________________
* - Норман Роквелл — один из культовых американских художников и иллюстраторов XX века. Герои его работ — самые обычные люди, занятые повседневными заботами, в которых так легко узнать и себя. Яркие, живые и ироничные образы нарисованы почти с фотографической точностью.
** - Febreze - производитель спреев и других средств для уничтожения неприятных запахов.
*** - Флорида-кис (Florida Keys) – цепь коралловых островов и рифов. В русскоязычном Интернете их часто называют Ключи Флориды.
Глава 15
Мои фары осветили пикап Джейд. Мне была ненавистна сама мысль о расставании. Мы могли бы всю ночь сидеть на этой парковке и смотреть на звезды, не обменявшись ни словом, и я была бы в восторге.
“Слоан, – тихо сказала Джейд. – Ты … считаешь это свиданием?”
“Мне бы хотелось так думать, но, если дружба – это всё, что ты можешь мне предложить, я приму это”.
Улыбка мелькнула в уголках её рта, затем выражение лица снова стало серьёзным. “Ты правда думаешь, что сможешь … прикоснуться без…”
“Я проделала долгий путь и чувствую уверенность, что прямо сейчас могу коснуться твоей руки и при этом не потерять контроль, и со временем ты тоже научишься доверять мне. Я готова ждать столько, сколько потребуется”.
Она опустила взгляд на свою руку, лежащую на коленях. Я задержала дыхание, когда она медленно подняла её. Она смотрела мне в глаза, когда я повторила жест. Наши руки находились на расстоянии дыхания, и я чувствовала тепло её ладони.
Если бы год назад кто-то сказал мне, что я буду сидеть в своей машине и ждать, когда женщина просто коснётся меня рукой, я бы рассмеялась. Но в тот момент я больше всего на свете хотела почувствовать её руку на своей. Джейд медленно позволила своей ладони упереться в мою. Я улыбнулась, почувствовав, как её пальцы обхватывают тыльную сторону моей ладони. Некоторое время мы просто сидели, глядя друг на друга, пока она не отпустила меня.
“Спасибо,” – сказала я со вздохом.
“На чём ты сосредоточилась, чтобы занять свой ум?”
“На твоих глазах и мягкости твоей кожи”.
Она вылезла из машины и наклонилась к окну. “Я думаю, что… это было слаще, чем поцелуй”.
А потом она исчезла.
*******
“Я думала, ты не хотела держать меня за руку”.
“Я люблю тебя, но ты права”. Крепко сжимая её руку в своей, я тащила Миранду за собой, пока мы пополняли мои полки.
“Я не могу поверить, что она настолько тебе доверяет, чтобы дотронуться до тебя на первом свидании,” – серьёзно сказала Миранда.
Я выпрямилась и улыбнулась. “Это звучит так… старомодно”.
“Но это колоссальный шаг вперёд для вас с Джейд, – Миранда почесала шею свободной рукой. – Я целый день задавалась вопросом, на что это было бы похоже, если бы у Марти были твои способности. С тех пор, как ты рассказала ей свой секрет, мы были действительно откровенны друг с другом. Интересно, если бы она могла делать то, что делаешь ты, что бы она смогла вытащить из моей головы и что об этом подумала. Она бы разочаровалась во мне, зная, что я жульничала на экзамене по технике неотложной помощи?”
“Ты это сделала?”
Миранда медленно кивнула. “Кто-то дал мне старую копию письменной части теста, и я использовала её в качестве шпаргалки. Это жульничество”.
“Ну, это ведь был не сам тест”.
“Рассуждай как хочешь, но в своём сердце я считаю это обманом”.
Я покачала головой. “На протяжении всего курса у тебя были прекрасные результаты. Ты могла бы пройти этот тест с закрытыми глазами”.
Миранда подняла свободную руку и опустила ее. “Элементарный страх. В любом случае, я считаю, что тебе придётся быть очень осторожной, чтобы завоевать доверие Джейд. Из того, что ты рассказала мне о вашем свидании, выходит, она сделала большой шаг”.
“Да, – сказала я, кивнув. – Она сказала, что это было слаще поцелуя. Так и было. Обычно, на втором свидании я уже оказывалась в постели. Я потеряла то чувство восторга от ощущения её руки в моей, – я шагнула в сторону подсобного помещения, и Миранда упёрлась ногами. Я обернулась, когда она не сдвинулась с места. – Что?”
“Не думаю, что когда-либо видела тебя такой. Это прозвучит банально, но ты как будто светишься”.
“Теперь ты меня смущаешь”. Я тряхнула рукой, пытаясь освободиться, но Миранда крепче сжала хватку.
“Ты такая милая,” – сказала она со смехом.
“Не стесняйся, продолжай издеваться”.
Она потянула свой телефон из кармана. “Я собираюсь сделать снимок”.
“Отпусти меня”. Я повернула руку, рывком её освобождая, и бросилась наутёк.
Миранда преследовала меня через весь магазин с криками: “Не шевелись!”.
Смеясь, как сумасшедшая, я столкнулась лицом к лицу с Джейд. Она перевела взгляд с меня на Миранду, которая всё ещё смотрела на неё через видоискатель. “Попозируй для меня, маленький неразлучник. Ты знаешь, что хочешь … э-э, привет, Джейд”.
“Привет, Миранда, – сказала она с весёлой улыбкой. – Я не помешала обучению?”
“Нет, она готовится к выпуску, и я хотела сделать её фотографию”.
Я засунула руки в задние карманы джинсов, чтобы противостоять соблазну прикоснуться к ней. “На самом деле, ты просто спасла меня. Как тебе удалось сбежать из спортзала?”
“Один из моих клиентов не пришёл, так что у меня образовался короткий перерыв на обед. Я хотела купить пару этих рыболовных сетей для моих ракушек”.
“О, они здесь, пойдём посмотрим, – она прошла за мной к полке, и я вытащила несколько штук. – Некоторые цветные, а другие нет. Те, на мой взгляд, выглядят более реалистичными”.
“Эй,” – сказала Миранда, заставляя меня и Джейд посмотреть на неё. Я услышала звук затвора камеры её телефона, когда она сделала фотографию. “Я пришлю вам копию, – я бросила на Миранду свирепый взгляд, и она развернулась и пошла в сторону прилавка. – Такая милая картинка”.
Джейд оглянулась на меня, и я закатила глаза. “Она сумасшедшая. Это одна из причин, почему я её люблю”.
Джейд рассмеялась и указала на одну из сетей в моих руках. “Я думаю, мне нравятся те, что без цвета. Я возьму две, но я за них заплачу”.
Я понизила голос, чтобы Миранда не услышала и воздержалась от комментариев. “Раз уж мы встречаемся, это мой подарок”.
“Если ты так к этому относишься, я хочу то плетёное кресло в углу,” – тихо сказала Джейд с улыбкой.
“Оно твоё. Я попрошу Миранду загрузить его в багажник твоего грузовика”.
“Я пошутила”.
“Ты должна сказать, что хочешь подходящий диван, – крикнула Миранда. – Но грузить его придётся всем троим”.
Джейд громко рассмеялась. “Только сети, и я загружу их сама”.
“Я знаю, что ты всегда голодна. Хочешь пройтись и перекусить?” – спросила я.
“Я не могу, – Джейд посмотрела на часы. – Я бы с удовольствием, но не могу задерживаться”.
“Как насчет еды на вынос? Она два дня заставляла меня есть запеканку, которая была в её холодильнике. Я хочу от неё избавиться. Слава Богу, завтра я возвращаюсь на работу,” – крикнула Миранда снова.
Я наклонилась ближе к Джейд, но не прикоснулась к ней. “Я бы не поступила так с тобой”.
“Ты достала меня, Слоан,” – сказала Миранда.
“Да заткнись ты уже, – я снова посмотрела на Джейд. – Утром я сделала свежий салат из курицы. Две бездомные кошки доели остатки запеканки. Хочешь сэндвич, чтобы съесть его по пути назад?”
“Если ты настаиваешь”.
“Конечно, настаиваю”. Не было ничего естественнее, чем протянуть ей руку. Когда она заколебалась, я поняла, что натворила. Я попыталась отдёрнуть руку, когда она её схватила. “Спасибо за доверие,” – сказала я с улыбкой, и она улыбнулась мне в ответ.
Когда мы завернули за угол, Миранда даже рот открыла от изумления и хлопнула в ладоши. “О, ты сегодня действительно выпускница”.
“Пошли, у меня есть куриный салат,” – сказала я ей с улыбкой. Она отставала от нас всего на шаг.
Я отправила Джейд на работу с сэндвичем, чипсами и бутылкой воды. Она была в восторге, и я тоже.
“Не могу поверить, что ты держала её за руку, и она это позволяла!” – воскликнула Миранда.
“Я тоже”.
Мы прыгали по кухне как двое малышей, которым только что объявили, что их везут в Диснейленд.
Миранда потёрла лицо обеими руками. “Это стоило того, что ты всё утро держала меня за руку. Теперь следующий шаг – поцелуй”.
“Я не буду целовать тебя, не волнуйся”.
“Ну, давай, – Миранда выпятила губы, подходя ко мне. – Это же в научных целях”.
Я бросилась наутёк.
*******
Груз в магазин прибыл с опозданием, и к тому времени, как мы всё перетаскали в подсобное помещение, идти в тренажёрный зал было уже слишком поздно. Хотя я и видела Джейд во время обеда, я была разочарована. Миранда сжалилась надо мной и предложила сходить в любом случае, но я знала, что её ждёт Марти, да и я была голодна.
Я купила пару стейков, которые собиралась приготовить на гриле для нас с Мирандой. Пока я стояла у раскрытого холодильника, в голову пришла идея. Я послала Джейд сообщение, что буду ждать её, если она захочет зайти на ужин. Ожидая её ответа, я пообещала себе неделю истязаний в тренажерном зале за такой поздний ужин, если она согласится. Она согласилась.
Она приехала в половине десятого с бутылкой красного вина, зажатой под мышкой. Когда я открыла дверь, она подняла бутылку: “Думаю, раз уж мы нарушаем диету, то нужно делать это со вкусом. Кроме того, красное вино всегда считалось полезным для здоровья”. Пока я клала стейки на гриль, она открыла бутылку и разлила вино.
Мы сидели во внутреннем дворике и наслаждались вечером. “Ты хоть раз выпивала после несчастного случая?” – спросила она.
Я задумалась на минуту. “Один раз у Миранды. Это самое большее, что я могла себе позволить. Тебя это беспокоит?”
“Нет. Мне просто интересно, как это может на тебя повлиять”.
“Ну, если я продолжу пить на пустой желудок, мы скоро узнаем. Моя подруга работает в полиции. Чтобы держать меня в узде, она сможет расстаться с парой наручников”.
Она улыбнулась и покачала головой. “Это не обязательно, – минута прошла в молчании. – В любом случае, у меня есть парочка в грузовике”.
Джейд запрокинула голову и рассмеялась, когда я вытаращила глаза. “Тебя так легко провести”.
“Ты такая же испорченная, как Миранда. В следующий раз буду держать ухо востро, – я встала и перевернула стейки, а затем снова заняла своё место рядом с ней. – Какие телешоу тебе нравятся? Или ты смотришь всё подряд, когда у тебя есть время?”
“У меня нет телевизора. А если бы и был, у меня бы всё равно не было возможности даже включить его”.
“Чем ты занимаешься в свободное время?”
Джейд протянула длинные ноги. “Я много читаю. Меня очаровывает история, я обожаю тайны и интриги”.
“Мама, точнее мама Донахью, была заядлой читательницей. Я получила свой первый читательский билет от неё. Когда она взяла нас с Мирандой с собой, мы пахли как две мокрые псины, потому что строили дом на дереве. Я до сих пор помню, как выбирала свою первую книгу, и её неповторимый библиотечный запах”.
“Ты никогда не делала этого со своей настоящей мамой?” – осторожно спросила Джейд.
“Нет, она была матерью-одиночкой и поэтому постоянно работала, чтобы заботиться о нас с братом. Хотя субботние вечера принадлежали нам. Она брала нас в кино. Мы проносили с собой легкие закуски, потому что не могли позволить себе купить их в кинотеатре”. Я замолчала на мгновение, думая о маме. Те киновечера были всем, что я могла вспомнить. “Мой брат был старше меня и всегда противился тому, что ему приходилось смотреть детские фильмы”.
“Что с ним случилось?”
“Мы просто отдалились друг от друга. Долгое время он служил в армии, потом просто путешествовал, –я покачала головой. – Я понятия не имею, чем он зарабатывает на жизнь. Иногда он просто появляется. Так я и получила автомобиль. Он купил его, поддавшись порыву, но быстро осознал, что даже подержанная машина ему не по карману. Я взяла на себя его кредитные обязательства, а он сел в автобус и уехал, не сказав куда, –я посмотрела на Джейд. – У тебя есть братья и сёстры?”
“Нет, я была единственным ребенком в семье”.
“Наверно, для тебя было трудно потерять родителей,” – сказала я, надеясь, что не расстроила её.
Она долго смотрела на свои ноги. “Да, и может быть однажды, я расскажу тебе об этом”.
Я поняла это как намёк держаться подальше от этой темы, пока она не будет готова.
“Как Парень?”
Она тряхнула головой, убирая упавшие на глаза волосы. “Он открыл для себя упругий ограничитель двери. Прошлой ночью около трех он играл мне музыку”.
“Как любезно с его стороны поделиться своим творчеством”.
“Я сказала ему то же самое, правда, другими словами и запустив в него подушкой. Второй раз я проснулась в пять, и мы пили кофе,” – сказала она с улыбкой.
“Я полагаю, он предпочитает побольше сливок”.
“Нет, чёрный. Я вышла из душа и нашла его уткнувшегося мордой в мою чашку”.
Я рассмеялась, собираясь с духом. “Марти разговаривала с нашей подругой Деб. С той самой, что вышвырнула нас из своего дома. Она согласилась поужинать с нами завтра вечером у Миранды. Мы соберёмся около восьми. Хочешь пойти со мной, если сможешь уйти пораньше?” Я начала путаться в словах, уверенная, что она скажет нет. “Ничего особенного, просто гамбургеры. Если ты не можешь, я пойму. Я не хочу создавать тебе проблем…”
“Ты слишком много болтаешь, когда нервничаешь”.
“Извини”.
“Да”.
Я прищурилась. “Ты согласилась принять мои извинения или пойти вместе со мной?”
С бесстрастным выражением лица она сказала: “Ты поймёшь это завтра вечером в семь сорок пять”.
Я улыбнулась, поднимаясь, чтобы проверить стейки.
*******
“Ты уверена, что это нормально?” Джейд протянула ноги и положила их на кофейный столик, копируя мою позу.
Прожевав кусок мяса, я кивнула. “А ты разве так не делаешь?”
“У меня нет кофейного столика. И телевизора тоже нет, так что в этом нет смысла”.
“Кстати говоря, – я взяла пульт, – хочешь посмотреть?”
Она покачала головой и улыбнулась. “Нет, я хочу, чтобы ты рассказала мне о своих подругах”.
Я бросила пульт на диван. “Ну, есть Миранда и её спутница Марти, девушка Деб Энджел. Есть ещё Лонна и Пейдж, но их там завтра не будет. Мы планируем устроить для них вечеринку, потому что они недавно тайком поженились”.
Джейд подцепила вилкой салат. “Я с нетерпением жду встречи с ними. Им, вероятно, есть что рассказать”.
“И все они знали меня до несчастного случая. Я больше не та женщина, так что будь готова к тому, что они буду трепаться, потому что они будут это делать по любому поводу”.
“Я думаю, будет интересно послушать о прежней Слоан. Будут ли фотографии?” – спросила она со злой усмешкой.
“О, пожалуйста, не надо. У Миранды горы альбомов. Это не самое приятное зрелище”. Я поёжилась при этой мысли.
Джейд сделала глоток вина. “Тебе не о чем беспокоиться. Мне нравится новая Слоан. Не могу себе представить, что они могли бы мне сказать или показать, чтобы это изменилось”.
Я почувствовала, как жар поднимается по моей шее. Её слова взволновали меня. Я продолжала есть с улыбкой.
*******
После того, как посуда была убрана, Джейд собралась уходить. Мне так хотелось попросить её остаться. Просто спать рядом с нею, даже не касаясь, было бы мечтой. Когда мы были врозь, я постоянно думала о ней, а когда мы были вместе, я не хотела, чтобы это заканчивалось.
“Спасибо за ужин”. Она неловко стояла в дверях и, как и я, не знала, как завершить наш вечер.
“Могу ли я тебя обнять?” – спросила я.
Она наклонила голову и улыбнулась. “Ты можешь?”
“Я обещаю отстраниться, если не смогу себя контролировать”. Это заявление имело двойной смысл, потому что, однажды обняв её, я не была уверена, что смогу отпустить. Она усмехнулась, а затем снова стала серьёзной. “Я доверяю тебе, – она сглотнула, и её голос прозвучал хрипло. – Не многим людям я могла это сказать”. Она раскрыла объятия, и я бросилась в них.
Её тело идеально подходило к моему и было таким тёплым и мягким. Я закрыла глаза и выбросила все мысли из головы, сосредоточившись на том, что чувствую.
“О чём тебе сказали мои эмоции?” – нервно спросила она.
“Это смелый вопрос с твоей стороны. Не знаю, хватило бы у меня мужества задать его, если бы я была на твоём месте, – я крепче обняла её за талию. – Ты чувствуешь … радость, тепло … как будто твоё место именно здесь”. Мне хотелось плакать, потому что именно это я и чувствовала.
“Ты чувствуешь то же самое?” Она нежно оттолкнула меня и заглянула в мои глаза. Я не могла говорить и знала, что она видит слёзы в уголках моих глаз. Я кивнула.
Она притянула меня обратно и задержала в своих объятиях. Я почувствовала её нежелание отпустить меня. “Я с нетерпением жду завтрашнего вечера”, – она попятилась и открыла дверь.
Я смотрела ей вслед с грустной улыбкой. Наконец, я поняла, что тогда Миранда говорила о пропасти. Я была на краю, и я знала, она тоже. И в этот момент я признала, что получила необыкновенный дар … во всех смыслах.
Глава 16
В семь пятьдесят Джейд вышла из спортзала в тёмно-зеленой футболке и коричневых шортах карго. Выглядела она просто великолепно. Тёмно-зеленый подчёркивал цвет её глаз. Когда она села в машину, я минуту или две просто пялилась на неё.
“Что?” – спросила она, когда я не тронулась с места.
“Ты сногсшибательна”.
“То же самое я подумала про тебя. Просто иногда я забываю сказать вслух то, что думаю. Она окинула взглядом мои шорты и футболку. “Ты сегодня восхитительна, но знаешь, когда я нахожу тебя особенно привлекательной?”
Я покачала головой.
Она усмехнулась. “Когда ты только что закончила тренировку, и твои волосы в беспорядке торчат вокруг твоего лица, завиваясь колечками. А твоё лицо раскраснелось… – её голос стал тише, когда она отвернулась. – Это так сексуально”.
“Итак, сегодня мы прокатимся с ветерком, – сказала я, заводя двигатель и опуская окна. – Тебе удалось повысить температуру в машине градусов на сто”.
Я покидала стоянку под звуки смеха Джейд, и моё сердце бешено колотилось в восхитительном ритме.
*******
Деб и Энджел должны были приехать не раньше половины девятого. Как и планировалось, мы с Джейд прибыли раньше, чтобы обсудить, как выразилась Марти, “чего не говорить Деб”. Марти и Джейд поладили с первой же минуты. Кроме всего прочего, Марти всегда так влияла на людей. Она была настолько открыта и дружелюбна, что все попадали под её очарование, и Джейд не стала исключением.
Мы собрались в гостиной и немного поговорили о всяких пустяках, после чего Миранда перешла к делу. “Слоан, Марти и я обсуждали кое-что, и мы хотели бы узнать твоё мнение, – она посмотрела на Джейд. – Мне жаль, что твой первый визит к нам может быть напряжённым. Слоан говорит, что рассказала тебе о ситуации с Деб. Мы не сплетничаем о ней. Мы беспокоимся и хотим помочь”.
Джейд кивнула. “Я понимаю”.
Миранда посмотрела на меня. “Мы с Марти думаем, что ты должна прикоснуться к Энджел. Я думаю, это лучший способ выяснить, что она знает, не оскорбив её и не усугубив ситуацию”.
Я не была к этому готова. “Я не знаю”. Я посмотрела на Джейд, задаваясь вопросом, что она думает по этому поводу.
“Слоан, это дар, – сказала Миранда. – Я знаю, ты так не думаешь, но ты можешь использовать его, чтобы помочь кому-то, кто тебе небезразличен. Мы не хотим знать, что ты увидишь, но, если ты сможешь выяснить отношение Энджел к этой ситуации, мы будем знать, есть ли у нас союзник”.
“Деб яростно всё отрицает, – сказала Марти. – Она не позволит даже приблизиться к обсуждению этого вопроса. Мы в тупике, и я не знаю, что можно сделать”.
У нас не было возможности продолжить разговор. Раздался стук в дверь, и мы услышали голос Деб: “Привет, а вот и мы”.
Марти встала и тепло поприветствовала их объятиями. Взгляд Деб скользнул к Миранде, и я наблюдала, как они пристально посмотрели друг на друга, прежде чем крепко обняться. Это означало, что Деб простила. Мы с Джейд встали, и я обошла журнальный столик, надеясь воздвигнуть барьер между мной и Деб. Я представила её Джейд, и они коротко обнялись. Деб сделала шаг ко мне. Я знала, что она собиралась меня обнять, и я приняла решение за долю секунды.
Её глазами я увидела, как она надевает несколько слоёв одежды, чтобы скрыть ещё большую, чем в прошлый раз, когда я заглянула в её мысли, потерю веса. Она надеялась, что мы не заметим, что ужин не будет тяжёлым. Она надеялась, что Энджел не слышала ее в нижней ванной после ужина, когда она натянула другую рубашку.
Когда она отпустила меня, я улыбнулась и отошла назад. Повернувшись, я сделала два шага в сторону Энджел и крепко её обняла. Она лежала на боку, обнимая Деб, пока та спала. Кончиками пальцев она чувствовала, как сильно выпирает у Деб тазовая косточка. Это ощущение вызывало у меня отвращение. Прошла целая вечность с тех пор, как они занимались любовью, думала Энджел. Она тихо вздохнула, спрашивая себя, что делать с тайными привычками Деб. Что она могла сказать?
Выдержат ли их отношения её предательство, если она кому-нибудь доверится?
Когда Энджел отпустила меня, я изобразила приступ кашля и проскользнула в ванную, чтобы прийти в себя. Я смотрела на себя в зеркало и удивлялась, как я могла обладать такой информацией и ничего не предпринять. Я просто не знаю, что предпринять.
“С тобой всё в порядке?” – мягко спросила Джейд, когда я вернулась в комнату.
Деб и Энджел помогали Миранде на кухне готовить напитки. Джейд и Марти обеспокоенно смотрели на меня. Я покачала головой. “Нет. Не в порядке”.
Марти приложила руку к груди и громко выдохнула прежде, чем присоединиться к остальным на кухне.
Джейд подошла и встала прямо передо мной, закрывая меня ото всех, если они вдруг вернутся. “Пойди в ванную и умой лицо прохладной водой. Оно очень покраснело, – она очень медленно протянула руку, давая мне время подготовиться к её прикосновению, и погладила по щеке. – Пока будешь там, сделай несколько глубоких вдохов и выдохов. Попробуй выкинуть все мысли из головы, а то по тебе сразу видно, что ты расстроена”.
“Пойдем со мной”.
Джейд посмотрела через плечо. “В ванную?”
“Если я всё ещё буду красная, когда мы выйдем, они подумают, что мы целовались или ещё что-то. Они будут поддразнивать меня, и Деб с Энджел не заподозрят, что что-то не так”. Я повернулась, и Джейд последовала за мной. Когда она закрыла дверь, я прислонилась к раковине и сложила руки на груди.
“Джейд, я не могу рассказать, что я видела, но всё хуже, чем мы думали”.
С выражением глубокого сострадания на лице Джейд медленно протянула руку и погладила меня по волосам. “Иногда мы должны прятать наши чувства. Помести их в коробку и засунь её пока подальше. А сейчас вспомни что-нибудь хорошее и сосредоточься на этом, – лёгкая улыбка появилась на её лице. – На твоём месте я бы остановилась на нашем дне на побережье”.
Я не могла не улыбнуться.
“Где они держат мочалки?”
Я указала на шкаф позади неё. Джейд открыла его, взяла одну из мочалок, намочила и слегка отжала, прежде чем приложить к моей щеке. “Это просто игра, Слоан. Иди туда и сыграй свою роль”.
Она приложила компресс ко второй моей щеке, а я задавалась вопросом, как часто она выходит из ситуации подобным образом и почему.
*******
Мы действительно стали объектом подшучиваний, когда присоединились к остальным, и Джейд включилась в игру, позволяя мне расслабиться. “Мы … гм … оплатим ущерб, нанесённый вашей ванной комнате. Я надеюсь, у вас их две. Если нет, то задумайтесь о том, чтобы принять душ на заправке вниз по улице, – она посмотрела на меня с лукавой улыбкой. – Я понятия не имела, что ты такая гибкая”.
“О, – Энджел указала на Джейд, – она прекрасно впишется в нашу компанию. Так что, держись за неё, Слоан”.
Я подмигнула Джейд. “Я так и планирую”.
За ужином мы планировали вечеринку. Проводить её решили у Марти и Миранды, так как их дом был самым большим. Деб вызвалась разослать приглашения и обеспечить половину спиртных напитков. Миранда, Марти и я должны были позаботиться о еде и украшениях. Мы выбрали дату в соответствии с графиком работы Лонны, и наш сюрприз получил путёвку в жизнь.
“Итак, Джейд, как вы со Слоан познакомились?” – спросила Энджел, как будто бы ещё не знала этого.
“Я персональный тренер в тренажёрном зале. Слоан и Миранда не являются моими клиентками, но я всё равно стараюсь подстегнуть их для достижения желаемых результатов”.
“Вот именно подстегнуть, – сказала Миранда со стоном. – Она разработала для нас убийственный комплекс упражнений. А про диету я вообще молчу”.
“Ну, Слоан не выглядит сильно измученной, – сказала Деб с улыбкой. – Может быть, она мазохистка”.
“Всё не так плохо, как звучит из уст Миранды. Она просто слишком себя жалеет”.
Миранда скомкала салфетку и бросила её в меня. “Ладно, г-жа Ногу Свело, так держать”.
“О, у меня тоже бывают судороги, – сказала Деб. – Особенно, когда я бегу, это так мучительно”.
“Основным способом предотвращения судорог является правильное питание и употребление достаточного количества воды. Белок особенно важен для тех, кто занимается спортом или тяжёлым физическим трудом, – сказала Джейд. – Я советую своим клиентам выпивать не меньше шестнадцати унций воды или спортивного напитка с низким содержанием сахара перед тренировкой”. Джейд положила руку на спинку моего стула. “В зависимости от того, как люди занимаются, я могу сказать, следуют ли они плану питания. Если они падают на мат в первые же десять минут, я знаю, что они не подпитали свои тела”.
“Что за план питания?” – спросила Деб.
“Уменьшать количество сахара, потому что он обманывает организм на короткое время, но не обеспечивает питания, в котором нуждаются мышцы. Курица и рыба являются основой, но в умеренных количествах позволяется и говядина. Фасоли можно есть столько, сколько хочется, но это может сопровождаться некоторыми неудобствами, – сказала она с усмешкой. – Шпинат и брокколи тоже неплохо, но они опять же способствуют газообразованию, следовательно, может возникнуть конфуз”.
Я посмотрела на Миранду и рассмеялась. Кроме столовых приборов ей уже нечего было бросать. Марти на всякий случай отодвинула её вилку.
“Я буду рада поделиться с тобой планом, если захочешь,” – сказала Джейд, глядя на Деб.
“Я действительно ценю это”. Деб метнула взгляд на Миранду, и я почувствовала, как напряглись мышцы моего живота.
Марти быстро сменила тему. “Кто-нибудь придумал, что мы будем дарить Лонне и Пейдж в качестве свадебных подарков? Я имею в виду, у нас не получится следовать стандартам. Они уже живут вместе, так что предметы домашнего обихода отпадают”.
“Секс-игрушки,” – произнесли мы с Мирандой в унисон и рассмеялись.
“Это действительно хорошая идея, – сказала Деб с усмешкой. – Мы могли бы здорово повеселиться”.
Марти методично перелистнула страницу в своей записной книжке. “Итак, какие ещё есть идеи? Мы не можем все появиться со страпонами”.
Я покраснела и покосилась на Джейд. Она улыбалась мне в ответ, казалось бы, наслаждаясь моим смущением.
“О! Я выбираю страпон, – сказала Деб, посмотрев на Энджел. – Ты же справишься с дилдо, не так ли, детка?”
Хор “охов” раздался за столом, когда одна из тёмных бровей Энджел поднялась.
Марти ручкой указала на Деб. “Сегодня ты спишь на диване!”
“Я как-то видела сексуальный полицейский мундир. Действительно соблазнительный,” – сказала Миранда. – Я выбираю его”.
“А где именно ты его видела?” – спросила Марти, глядя на неё.
Миранда беспечно пожала плечами. “В магазине у Слоан”.
Все, включая Джейд, посмотрели на меня. Я подняла руки. “Чушь собачья”.
“На самом деле, я видела его в журнале на станции, – Миранда подмигнула мне. – А ты что принесёшь?”
“Не знаю”.
Все за столом загоготали. “Не изображай из себя пуританку перед своей новой девушкой, – сказала Деб со смехом. – Мы все знаем твою репутацию”.
“А вот об этом поподробнее, пожалуйста,” – сказала Джейд с улыбкой.
“Я принесу вибраторы и смазку, – громко сказала я, прежде чем кто-либо смог прокомментировать. – И это значит, что разговор окончен”.
*******
“Не возражаешь, если ты поведёшь” – спросила я Джейд, пока мы шли к машине.
“Можно повизжать шинами?” Она взяла ключи и похлопала глазами.
“Не в этом районе. Но ты можешь сжечь всю резину, если захочешь, когда мы выедем на шоссе”.
Нам было весело, пока мы не оказались внутри моего автомобиля. Я опустилась в кресло и вздохнула.
“Ты молодец, Слоан. Я очень горжусь, что ты так хорошо справляешься”.
Я обеими руками взъерошила волосы. “Это большая проблема с Деб, и я понятия не имею, с чего начать”.
“Ты права, – сказала Джейд. – Я понятия не имею, что ты сегодня видела, но я вижу, какой эффект это на тебя оказало. Я предлагаю вам с Мирандой посетить психотерапевта, специализирующегося на расстройствах пищевого поведения”. Джейд посмотрела на меня. “Если вы сможете убедить Энджел пойти с вами, будет ещё лучше. Пусть профессионал подскажет вам, каким должен быть ваш следующий шаг”.
“Ладно, завтра я поговорю об этом с Мирандой. Мы придумаем, как поговорить об этом с Энджел, и, если она не пойдет с нами, мы сделаем это сами”.
Джейд доехала до главной автомагистрали и остановилась. “Ты устала?”
“Нет, но мне не нужно вставать так рано, как тебе”.
Вместо того, чтобы повернуть направо в сторону дома, она свернула налево. “Хочу кое-что тебе показать. Так как ты живёшь здесь всю свою жизнь, ты, наверное, там уже бывала. “
Я понятия не имела, куда мы едем, но я была не против.
“Как я уже говорила, я не слишком хорошо изучила местность, но однажды вечером, когда мне нужно было проветриться, я нашла это место”. Она свернула с шоссе, и я улыбнулась.
“Я точно знаю, куда ты меня везёшь”. Дорога закончилась небольшой парковкой на берегу залива в паре ярдов от воды. Там не было никаких огней, но я услышала мягкий плеск волн о берег, когда она заглушила двигатель.
Джейд глубоко вдохнула, а затем с удовольствием выдохнула. “Просто послушай это”.
“Давай выйдем и посидим на капоте. Ночь такая ясная, может быть, нам повезёт, и мы увидим падающую звезду”. Джейд немного колебалась, но, когда я залезла на капот и прислонилась спиной к лобовому стеклу, она сделала то же самое, хотя и более осторожно. Тепло двигателя грело мои ноги, заставляя ощущать себя в уютном гнёздышке. Когда Джейд оказалась рядом, я почувствовала, как все мои заботы уносит лёгкий бриз. В ночном небе над головой сверкало что-то около миллиарда звёзд. Я закинула руки за голову и решила наслаждаться моментом. “Это была блестящая идея”.
“Я рада, что ты не возражаешь”. Джейд казалась такой же счастливой, как и я.
“Расскажи мне что-нибудь о себе. Всё, что угодно”. Я посмотрела на неё.
Она задумалась на мгновение. “Когда я была маленькой, мы переехали в дом за городом, и там рядом было целое поле цветов, доходящие до талии. Я гуляла по нему и притворялась, что это океан. Я опускалась на колени и представляла, что смотрю на заросли кораллов, как те, что видела по телевизору, – она рассмеялась. – Детское воображение безгранично. Думаю, что теперь, если бы я шла через это поле, я бы думала только о насекомых и досаждающих сорняках. Я, вероятно, вообще не пошла бы через него”. Она посмотрела на меня. “Твоя очередь. Расскажи мне о детских воспоминаниях”.
“Я сделала себе самое крутое убежище в зарослях глицинии. Невозможно было сказать, сколько им было лет. Это были действительно лианы, но за ними никто не ухаживал, и они росли сами по себе посреди двора. Я взяла кусок фанеры и бросила его в самую середину. Потом я залезла на неё, и пока лежала, я была полностью скрыта. Это было моё секретное место, пока я не заметила Колина, который пытался что-то строгать из куска древесины. Никем не замеченная я спустилась вниз и собрала горсть камней. Я попала в него раза четыре, прежде чем он увидел меня”.
Джейд рассмеялась. “Сколько лет тебе было?”
“Наверно, около семи. Колину не разрешали иметь карманный нож, пока ему не исполнится пятнадцать лет, и он умудрился обменять на ножик свой бинокль. Я пригрозила об этом рассказать, если он не оставит меня в покое. Судя по всему, моя угроза не возымела должного эффекта. Он хотел надрать мне задницу, но был слишком велик, чтобы пролезть сквозь эти лианы. Закончилось тем, что я полдня просидела там, пока мама не позвала нас обедать”.
“Так ты была непослушным ребёнком?”
“Очень, хотя большинство моих проказ было направлено на моего брата. Бедный мальчик, не удивительно, что он не слишком стремится поддерживать связь. После встречи с Мирандой я обрела новую цель, но она была такой же скверной, как и я. Я быстро поняла, что у неё гораздо больше опыта. Бьюсь об заклад, ты была не такой. Ты, вероятно, была ангелочком”.
Вздох Джейд унёс ветер. “Я уверена, что бывало всякое, но это старо как мир”.
“Ты не выглядишь такой уж старой”.
“Ты пытаешься заставить меня признаться, сколько мне лет?” Джейд усмехнулась, но ничего не сказала.
“Хочешь услышать, как я пою? Это действительно ужасно. Собаки воют, когда слышат моё пение, а птицы падают с неба. Бьюсь об заклад, я не успею закончить первый куплет песни в стиле кантри моего собственного сочинения, как ты прокричишь свой возраст”.
“Тридцать шесть. Я поверю тебе на слово. И ты по-прежнему озорница”.
Прохладный ветерок подул с воды, и я вздрогнула. “Ты замёрзла?”
“Да, становится холодно, да и поздно уже, наверное. Ты готова?” Она положила ключи мне на бедро.
“Я знаю, что нам пора”, – с сожалением сказала я. Я спрыгнула и с удивлением услышала, как туфли Джейд шаркнули позади меня по асфальту.
Я собиралась повернуться и спросить, хочет ли она сесть за руль, когда услышала, как она сказала, “Я хочу поцеловать тебя”.
Я медленно повернулась. В темноте я видела лишь её очертания. “Ты только что сказала, что хочешь…”
“Поцеловать тебя, да”.
Моё сердце бешено заколотилось. “Мне не хотелось бы разрушать романтику и непринуждённость момента, но, – я открыла дверцу машины и спряталась за ней, – я не знаю, что со мной произойдёт в результате полного контакта тел и поцелуя. Я имею в виду, что хотела бы, но боюсь всё испортить … Я, наверное, не смогу думать ни о чём другом, потому что я слишком долго этого хотела…”
“Ты действительно много болтаешь, когда нервничаешь”. Джейд придвинулась ближе и положила руки на дверную раму.
“Мне очень жаль, ничего не могу с собой поделать. Я мечтала об этом с того дня, как ты коснулась моей руки и подарила надежду, что я могла бы испытать … нечто большее”. Я снова вздрогнула, но на этот раз не от прохладного вечернего бриза.
Очень медленно она протянула руку и погладила тыльную сторону моей ладони. “Не извиняйся. Это значит, что ты заботливая, и я должна была признать это раньше, – она облизала губы. – Мне нравится, что у нас всё происходит медленно. Я думаю, что слишком часто двое в конечном итоге оказываются в постели и лишь потом понимают, что между ними нет ничего, кроме физического влечения”.
Я с трудом сглотнула. “Я по-прежнему хочу этого поцелуя. Можешь дать мне секунду, чтобы просто … закрыть глаза и сосредоточиться?”
“Да, даю тебе целых две”.
Я закрыла глаза и сосредоточилась на стуке в ушах. Моё сердце забилось в предвкушении, когда я почувствовала легчайшее прикосновение к своим губам.
Она немного отстранилась и снова встретилась с моими губами. Я хотела покрепче прижаться к ней, ощутить её тело, но в этом поцелуе было столько чувственности. Единственное, что я могла физически ощущать, кроме двери, в которую вцепилась мёртвой хваткой, это мягкость её губ и ласки её язычка. Это был самый сладкий и самый жаркий поцелуй в моей жизни, и я горела как в огне.
“Медленно это здорово, правда?” – произнесла я с нервным смешком, когда она отстранилась. Её эмоции эхом проносились у меня в голове – радость, волнение, желание.
“Я только что тоже так подумала”. Джейд сделала два неловких шага назад, зацепившись ногой за ногу. Она исчезла в темноте, и я услышала звук открывающейся пассажирской двери. Я села в машину и посмотрела на неё. Лицо Джейд с одной стороны, выражало замешательство, а с другой – радостное удивление. Мой взгляд проследил, как по её шее поднимается румянец и распространяется дальше на скулы. “Ничего себе,” – было всё, что она сказала.
“Да”.
На обратном пути я выжимала из “Мустанга” всё, на что он был способен. Схватившись за ручку двери, Джейд посмотрела на меня. “Ты куда-то торопишься?”
“Да, потому что, когда мы доберёмся до спортзала, я снова буду тебя целовать”.

+1

6

Глава 17
На следующее утро, когда зазвонил будильник, я проснулась с улыбкой. Я прижала пальцы к губам, наслаждаясь воспоминаниями о поцелуях Джейд.
Перегнувшись через центральную консоль, разделявшую нас как барьер, я запустила руки в её волосы и притянула её так близко, как смогла. Мы обе тяжело дышали, как двое подростков, впервые оставшихся наедине. Не знаю, сколько прошло времени, но окна успели запотеть. Моё сердце сладко ныло от прежде не испытанного одиночества, пока я смотрела, как она забирается в свой старый грузовичок. Я провела пальцами по губам: на ощупь они были припухшими и обветренными. “Так вот что значит сразить наповал,” – вслух сказала я в темноте.
*******
Около десяти в магазин вошла Миранда, в униформе и с шипящей рацией на бедре. С мрачным выражением лица она произнесла: “Доброе утро”.
Все легкомысленные мысли о событиях вчерашнего вечера как будто были сметены бульдозером.
“Марти сказала, что ты дерьмово выглядела после того, как коснулась Деб и Энджел”. Миранда облокотилась о прилавок и с опаской посмотрела на меня.
“Наш разговор не оказал на Деб никакого влияния. Она больше сосредоточена на попытках спрятать снижение веса. Она по-прежнему думает, что ей нужно сбросить несколько фунтов. Думаю, Энджел готова к разговору с нами, но действовать нужно мягко”.
“А что потом? – устало спросила Миранда. – Всем скопом на неё набросимся? Деб не такой человек, чтобы измениться из-за этого. Она прогонит нас всех, и Энджел в том числе”.
“Джейд предложила посетить врача, который специализируется на расстройствах пищевого поведения. Может быть, он или она сможет подсказать нам, что делать дальше”.
Миранда потерла переносицу, раздумывая над моими словами. “Я могу кое с кем поговорить в больнице. Думаю, мне порекомендуют, к кому обратиться”.
“Как думаешь, Марти готова поговорить с Энджел? Она обладает особым подходом, к которому Энджел может быть более восприимчива”.
Миранда кивнула. “Хороший план. Я поговорю с ней об этом”.
Я ткнула её в руку. “Не смотри так озабоченно. По крайней мере, у нас появился какой-то план”.
Миранда слегка улыбнулась. “Джейд неплохо справилась с нашей бандой вчера вечером”.
“Да, это так, – я почувствовала, что краснею, и Миранда вопросительно подняла бровь. – Она поцеловала меня”.
“Без шуток?” Лицо Миранды озарила широкая улыбка.
“Это было одно из самых великолепных ощущений, – я тряхнула головой, рассеивая охватившую меня мечтательность. – Я никогда ни к кому не испытывала ничего подобного. Я задаюсь вопросом, что она делает, когда мы не вместе, и я с удивлением обнаружила, что всё время придумываю способы увидеться с нею. Она просто такая … непохожая на других”.
“На самом деле, – Миранда серьёзно посмотрела на меня, – это ты ото всех отличаешься. Ты изменилась и открыла для себя нечто большее, чем случайная интрижка. Я так рада за тебя”.
“Без тебя это было бы невозможно. Спасибо”.
Миранда улыбнулась. “Я все ещё проживаю твою жизнь вместе с тобой, хотя сейчас речь идёт не о твоих подвигах, а о твоём счастье”.
“Ты уже счастлива. Возможно, мне когда-нибудь доведётся испытать то, что у тебя уже есть”.
Пронзительный сигнал, раздавшийся из рации на бедре Миранды, заставил нас подпрыгнуть. “Я должна идти. Удачи сегодня в клубе здоровья. Мы обе знаем, что ты пойдёшь туда без меня”.
*******
В шесть я закрыла магазин. Я переоделась в тренировочный костюм и съела кусок цыпленка для обеспечения организма энергией. Я не могла дождаться встречи с Джейд. Даже если мы ничего не делали, а просто смотрели друг на друга через зал, я была в восторге. Одно её присутствие делало меня счастливой. Но весь мой радужный настрой испарился, стоило мне войти и увидеть Жаклин.
Она больше не казалась мне наивной простушкой. Её присутствие было подобно чёрной дыре, поглотившей всю радость в зале за время моей разминки. Она едва вспотела. Джейд стояла, скрестив руки на груди, пока Жаклин без особого энтузиазма работала с гантелями. В отличие от остальных клиентов Джейд, работавших молча и лишь время от времени издававших случайный стон, Жаклин болтала без умолку. Я улавливала обрывки её речи, и, хотя она утверждала, что была в деловой командировке, это звучало, как будто она шлялась по барам.
Джейд посмотрела в зеркало и поймала мой взгляд. Она кивнула, и я уловила только намёк на улыбку.
“Так или иначе, – громко сказала Жаклин, привлекая к себе внимание Джейд, – я никуда не собираюсь в ближайшее время. Может…” Её голос снова стал тише, и я увидела, как Джейд отрицательно покачала головой, а Жаклин бросила на неё возмущённый взгляд.
Я почувствовала, как во мне поднимается волна враждебности. Возник соблазн уйти и тем самым избавиться от присутствия этой женщины, но я не могла позволить Джейд страдать в одиночку. Я точно знала, что именно предложила Жаклин, поэтому мысленно успокаивала себя. Посмотри на язык тела Джейд. Она полностью закрыта. Обрати внимание на выражение её лица. На тебя она так не смотрит. И прошлой ночью это тебя она целовала, задыхаясь от нехватки кислорода. Никто не заметил, как дерзко и уверенно я улыбнулась.
Когда время Жаклин вышло, она не спеша побрела прочь, наблюдая за Джейд в зеркало. Джейд посмотрела на меня, и моё сердце воспарило. Она давала указания по разминке следующей клиентке, прежде чем взяться за неё всерьёз.
“Я подумала, – начала я с улыбкой, – в эти выходные ожидается хорошая погода. Мы могли взять с собой обед и отправиться на Сент-Джордж. Я, как и обещала, захвачу тачку”.
“Я думала о том же, – сказала Джейд, наблюдая за клиенткой. – Мы могли бы провести весь день на пляже, а вечером я бы приготовила тебе ужин. Как насчет воскресенья?”
Я хотела субботу и воскресенье. Она посмотрела на меня, будто читая мои мысли.
“Я должна работать в субботу. К тому времени, как я освобожусь, пройдёт уже больше половины дня”.
“Наверно, после такого долгого дня ты будешь голодна. Я могу состряпать для тебя что-нибудь, а ты расслабишься”.
Джейд улыбнулась, и это не была её дежурная улыбка. “Я закончу около трех”.
“Тогда это свидание. Теперь возвращайся к работе, пока искушение поцеловать тебя не оказалось сильнее, и я не поставила нас обеих в неловкое положение”.
Джейд помедлила секунду и улыбнулась, прежде чем уйти.
Я закончила тренировку и отдыхала в углу с бутылкой воды, наблюдая за Джейд. Она висела на двух параллельных брусьях и подтягивала вверх колени, демонстрируя упражнение клиентке. Мышцы рук и живота Джейд напрягались, когда она поднимала ноги. Она всё время продолжала говорить без малейшего напряжения в голосе. Я была зачарована. Я мысленно блуждала по её плоскому животу и груди, гадая, каково это целовать нежную кожу и чувствовать губами твёрдые мышцы.
“Где ты?” – мягко спросила Джейд.
Я подпрыгнула, когда поняла, что она стоит рядом со мной. “Я просто… размышляла, когда я смогу сделать это упражнение на брусьях так же легко, как ты”.
Джейд склонила голову на бок. “Хм, я знаю, как выглядит женщина, испытывающая желание”.
“Бьюсь об заклад, что знаешь,” – сказала я, встречаясь с нею взглядом.
“Вопрос в том, знаешь ли ты? – она улыбнулась. – Я думаю, что нет, или ты уже разглядела бы его в моих глазах”. Уходя, она обернулась и подмигнула мне.
Как же долго ждать выходных!
*******
Следующим утром, едва я открыла магазин, Миранда уже была у моих дверей. Она держала пакет с двумя йогуртами и бутылкой яблочного сока для меня и апельсинового – для неё. “Ходила вчера в спортзал?” – спросила она с порога.
“Да, у нас свидание в выходные”. Я торопливо вернулась к прилавку, стремясь заняться своим следующим шедевром – ожерельем из ракушек для Джейд.
Миранда взяла стул и открыла свой йогурт. “Когда ты говоришь выходные, ты имеешь в виду одну ночь или весь уикэнд?”
“В субботу она должна работать, но вечером мы вместе ужинаем, а воскресенье мы собираемся провести на острове Сент-Джордж, – я нанизала ракушку на кусок темно-зеленого шнура и начала плести косу. – Не могу дождаться”.
“Итак … вы поцеловались. Эти выходные могут привести к…”
Я медленно подняла голову от своего творения. “Я не строю никаких предположений. Всему своё время”.
“А ты к этому готова?” – спросила Миранда, отправляя ложку йогурта в рот.
“О, я готова”, – сказала я с рычанием, которое заставило нас обеих рассмеяться.
“Ты знаешь, о чём я”.
Я вернулась к работе над ожерельем. “Когда мы целовались, я не могла ни на чём сосредоточиться, но я чувствовала лёгкость. Не могу представить, что буду не в состоянии контролировать видения, если они выйдут за рамки”.
“Секс подразумевает полный контакт. Ты будешь ощущать каждый дюйм её тела. Это станет самым большим испытанием”.
Я вздрогнула, когда нарисованная Мирандой картинка промелькнула у меня в голове.
“А потом, ведь есть ещё и её эмоции, – Миранда внезапно замолкла и уставилась в пространство. “Что, если она будет сожалеть о сделанном шаге или не получит удовлетворения?”
Миранда успешно раззадорила меня, а затем, даже пальцем не пошевелив, опрокинула мне на голову ушат ледяной воды. “Иногда я тебя ненавижу так же сильно, как и люблю”.
Она пожала плечами и вернулась к еде. “Это была просто мысль”.
“Спасибо, что поделилась. Теперь я буду сомневаться в своих способностях. И, наверно, не смогу расслабиться, даже если от этого будет зависеть моя жизнь”.
“Держу пари, она отлично целуется,” – махнула Миранда ложкой.
В мои планы не входил ещё один круг на американских горках. “Заткнись”.
Миранда усмехнулась. “Итак, либо она действительно любит пляж так же, как и ты, либо ей на него наплевать, и она готова отправиться в любое место, чтобы быть с тобой”.
“Я надеюсь на оба варианта”.
“Ой! Я разговаривала с одним доктором в больнице, и она дала мне имя человека, которому нужно позвонить. Это диетолог, который сможет порекомендовать хорошего психотерапевта. Марти сегодня собиралась поговорить с Энджел и выяснить, пойдёт ли она с нами”.
“Отлично, но будь готова, что мы пойдём с тобой вдвоём, если Энджел струсит. Она боится разрушить их с Деб отношения. Возможно, она не захочет собственноручно всё испортить”.
“Для меня это дико. Если бы это касалось Марти, я бы пошла на всё, чтобы ей было хорошо”.
“У вас с Марти совершенно другие отношения. Деб не хватает уверенности, поэтому она сразу бросается в оборону. Мне кажется, Энджел сейчас приходится ходить по тонкому льду”.
“Она, безусловно, защищает свои методы борьбы с лишним весом. Ты видела, как презрительно она мне ухмылялась тем вечером, когда они с Джейд разговаривали о диетах? Мне пришлось прикусить губу. Мне показалось, что она предупреждала, чтобы я не смела ничего рассказывать”.
Упоминание имени Джейд заставило меня улыбнуться, и мои мысли обратились к ней. Я задумалась, чем она сейчас занимается, и понравится ли ей ожерелье, которое я для неё делаю.
“Тебя ведь даже нет сейчас со мною в комнате, ведь так?”
Я посмотрела на Миранду. “Извини, покинула тебя на секунду”.
“Да, – сказала Миранда с усмешкой, – исчезнув в мире чудес Джейд, без сомнения”.
“Этот пляжный домик, который ты арендовала для вашего юбилея в прошлом году, дорого тебе обошёлся?”
“О, маленькая шалунья, – сказала Миранда с усмешкой. – Их снимают на неделю. Ты так надолго собираешься закрыть магазин?” Миранда бросила пустой контейнер из-под йогурта в мусорное ведро. “Я могла бы заменить тебя, когда я выходная, а Кейли возьмёт на себя субботу и воскресенье”.
“Спасибо, это очень мило с твоей стороны, – сказала я с улыбкой. – Здесь всего лишь двадцать минут езды. Я могла бы продолжать приходить на работу. Джейд, скорее всего, не сможет исчезнуть на такой длительный срок. Но мы могли бы проводить наши вечера и выходные там”.
“Сейчас не сезон для пляжного отдыха. Я получаю много писем со специальными предложениями. Уверена, тебе предложат хорошую скидку, если я позвоню”. Миранда откашлялась. “Это означает ночевать вместе, – сказала она серьёзно. – Ты готова к этому?”
“Там ведь две спальни, верно?”
Миранда фыркнула. “Ты действительно думаешь, что вы разойдётесь по своим углам, когда придёт время ложиться?”
“Мы могли бы,” – сказала я, чувствуя, как вспыхнуло моё лицо. “Она сказала, что рада, что мы не торопимся, – я покачала головой. – Я просто хочу быть с ней. И ничего больше”.
Миранда улыбнулась мне такой тёплой мечтательной улыбкой, что сразу стало понятно, что думает она о чём-то приятном. “Подвинься и дай мне воспользоваться твоим компьютером”.
Глава 18
Джейд выглядела уставшей, когда днём в субботу появилась на моём пороге. Это было как раз после половины четвёртого, а я собиралась приготовить ужин к шести. Поэтому я уговорила её полежать на диване и посмотреть фильм. Мы были где-то на середине “Отверженного”, когда я, мельком взглянув в её сторону, заметила, что она спит.
Я наблюдала, как её грудная клетка поднимается и опускается в ровном ритме. Её руки лежали на животе и слегка подёргивались, когда она глубже погружалась в сон.
Наслаждаясь маленьким праздником, я перевела взгляд на длинные, чётко очерченные ноги. Я раньше не замечала бледную линию от плохо зажившего двухдюймового шрама чуть выше правого колена.
Следующими я изучала её руки. Я не могла себе представить, как эти длинные пальцы печатают на клавиатуре. Джейд вся была сила и энергия. Она не выглядела как человек, способный заниматься административной или какой-либо другой работой, требующей усидчивости в течение длительного времени. Кожа её рук выглядела мягкой, но я знала, что если я проведу по ней пальцами, то даже сейчас в расслабленном состоянии почувствую под ней твердость мышц. Я избегала взглядом её лица, оставляя его на потом, как последний кусочек торта с глазурью. Её рот был слегка приоткрыт, и я улыбнулась, вспомнив прикосновение к своим губам её тёплых, полных и невероятно мягких губ. Её лицо в своей сонной безмятежности было прекрасно.
Пока я сидела и разглядывала её, я поняла, что делало Джейд такой прекрасной. За маской внешней отчуждённости она постепенно позволила мне разглядеть прекрасную душу. Я заглянула в её мысли и чувства, и несмотря на всю боль в её прошлом, в ней не было ни намека на горечь или злобу.
Просто желание быть любимой и желанной, а также страстное стремление дарить любовь и обожание.
В своих поисках она выбирала не тех людей, и на секунду я удивилась, почему она выбрала меня. Была ли это попытка разрушить шаблон, или она подсознательно тянется к таким женщинам, какой я была раньше? Несмотря на это я была полна решимости стать такой, какой она захочет, потому что чувствовала, что моё сердце принадлежит ей.
*******
“Как долго я была в отключке?” Джейд вошла на кухню позади меня.
Я отвлеклась от нарезания салата и улыбнулась, увидев её с торчащими во все стороны волосами. “Почти два часа. Тебе, наверно, это действительно было нужно, потому что моя кушетка не слишком удобная”.
“Мне так жаль”. Джейд потёрла лицо.
“Не стоит. Я рада, что здесь ты себя чувствуешь комфортно”.
“Тебе что-нибудь помочь? Я могу дорезать те помидоры, если хочешь”.
Я покачала головой. “Нет, я уже пожарила тилапию с овощами”.
“Я могу приготовить напитки, – Джейд потянулась мимо меня и вытащила два стакана из шкафа. – Чего ты хочешь?”
“Чай безо льда”.
“Безо льда?” Джейд открыла холодильник и достала кувшин.
“Он достаточно прохладный. Лёд просто тает и портит вкус”.
“Чай несладкий?” – спросила Джейд, разливая чай.
“Гм … нет”.
“Ха! Ты сахарная наркоманка, – Джейд погрозила мне пальцем. – Бьюсь об заклад, если заглянуть в твою кладовую, там обнаружатся сладости”.
Она сделала глоток из моего стакана и сморщилась: “О, Боже, здесь столько сахара, что глаза на лоб вылезают”. Она поставила стакан и направилась к кладовой.
Я выронила нож и метнулась вокруг стола, чтобы остановить её. “Это не безопасно. Не ходи туда”.
“Что мне помешает – пекарёнок Пиллсбери*?” Усмехнулась Джейд.
“Он и киблер-эльфы**. Держись подальше ради своего же блага”.
Глаза Джейд расширились. “Слоан!”
Я подняла палец. “Послушай, эти печенья были там до того, как я села на диету. Я не выбросила их на случай чрезвычайной ситуации. Я теряю дюймы и ношу шорты, в которые не могла влезть многие годы”.
“О, в самом деле? – вызывающим тоном произнесла Джейд. – Подними рубашку и покажи мне свой живот”.
В отличие от Джейд и других женщин в тренажёрном зале мой тренировочный костюм состоял не только из спортивного бюстгальтера и шорт, так что она не могла оценить улучшения моих форм.
“Покажи мне живот”. Джейд приближалась ко мне с усмешкой.
“Там был жирок, когда я начала над ним работать, но сейчас всё намного лучше, уверяю тебя”. Я отступила, когда она подошла ближе.
“Итак, позволь мне увидеть его”.
Я сделала ещё один шаг назад. “Гм, нет”. Я повернулась и побежала.
Джейд со смехом преследовала меня по гостиной. Я стояла с одной стороны дивана, а она с другой. “Ты скрываешь уродливую татуировку?” Она дразнила, раскачиваясь из стороны в сторону и заставляя меня делать то же самое.
“Не-а, не татуировку”.
“У тебя выпуклый пупок?” Джейд метнулась к одному концу дивана в то время, как я побежала к другому.
“Нет, у меня нормальный пупок, и он безупречен”. Я не удержалась от хихиканья.
Джейд вернулась назад, заставляя меня снова двигаться к передней части дивана. Её глаза блеснули озорством, пока она смотрела, как я пытаюсь спастись бегством.
“Рыба сгорит”.
Джейд положила руки на бёдра. “Ты такая плохая лгунья. Ты уже сказала мне, что выключила рыбу с овощами”.
“О, да, конечно”.
“Он волосатый? Поэтому ты его прячешь?” – спросила она, гримасничая.
“Это не так, – с негодованием сказала я. – Хотя он бледный. Я ещё не загорала”.
Джейд в мгновение ока оказалась на спинке дивана, после чего легко перемахнула через журнальный столик. Она поймала меня за рубашку прежде, чем я смогла уйти.
“Ладно, – сказала я со смехом, – вот он”. Я повернулась и задрала рубашку вверх почти до лифчика.
Оглядывая меня, Джейд улыбалась от уха до уха. Она протянула руку. “Могу я прикоснуться?”
“Да, но будь осторожна, мышцы твёрдые как камень”. Я почувствовала, как мышцы, которые у меня действительно были, затрепетали под её прикосновениями. Она провела руками вниз к центру моего живота. Я сразу же ощутила её эмоции. Удовлетворение от твёрдости, которую она ощутила руками, быстро уступило место возбуждению, совпадавшему с моим. А потом она отступила назад.
“Ты действительно упорно трудилась,” – сказала она профессиональным тоном, который использовала в тренажёрном зале.
“Хочешь проверить всё остальное?” – спросила я, подбодренная её пламенным взглядом.
На секунду Джейд опешила, а затем улыбнулась. “Да, в конечном итоге я так и сделаю”.
“Надеюсь, что не разочарую тебя,” – бросила я через плечо, возвращаясь на кухню.
Я слышала, как она что-то пробормотала и шумно выдохнула.
Когда мы сели есть, то улыбались как две школьницы, имеющие общий секрет. “Очень вкусно, – сказала Джейд, откусив рыбу, и продолжила, подмигнув мне – Надеюсь не разочаровать тебя, когда буду для тебя готовить”.
“Я не сомневаюсь в твоих способностях,” – пылко сказала я. Джейд покраснела и отвела взгляд. “Я тут размышляла кое о чём, и хотела узнать, что ты об этом думаешь”.
Она выжидательно смотрела на меня, вытирая рот салфеткой.
“Миранда снимала пляжный домик в Аллигатор-Пойнт в прошлом году. Она думает, что сможет убедить владельца сделать мне хорошую скидку, – моё сердце растаяло, когда я увидела волнение на лице Джейд. – Мы могли бы снять его на неделю, и это бы не помешало нам работать днём. Это всего лишь в двадцати минутах езды. Но мы могли бы провести наши ночи и выходные…”
“Сколько бы это не стоило, я заплачу”.
“Это значит да?” – спросила я со смехом.
“Да, да, да! Я могу забронировать или дать тебе свою кредитку”. Джейд практически подпрыгивала вверх и вниз на своём сиденье.
“Я приглашаю”. Я откусила рыбу и поняла, что в азарте забыла про голод.
Джейд покачала головой и отложила вилку. “Мы везде разъезжаем на твоей машине, а в последнее время ты меня ещё и кормишь. Так что я приглашаю”.
“Тогда я покупаю продукты. По рукам?”
Джейд сузила глаза. “Я подумаю об этом. Когда мы сможем сделать заказ?”
“Я могу позвонить Миранде после обеда, если хочешь”.
“Да”. Джейд кивнула и вернулась к еде.
__________________________________
* - “Пекаренок Пиллсбери” - рекламный персонаж (товарный знак) мукодельной компании “Пиллсбери” [Pillsbury Company], используемый с 1965: улыбающийся подмастерье пекаря в поварском колпаке.
** - Компания Киблер (Keebler Company) – производитель печенья и крекеров, второй по величине выпускаемой продукции в США.-Киблеры – мультяшные киблер-эльфы – входят в число самых известных персонажей, рекламирующих продукцию компании Киблер.
*******
К концу вечера мы сделали заказ на следующую неделю. Пляжный домик должен был стать нашим в три часа в субботу. Мы с восторгом планировали, что возьмём с собой и какие блюда будем готовить.
“Я так не хочу оставлять тебя, – сказала Джейд, когда начало темнеть. – Но если мы хотим выехать завтра пораньше, то мне, пожалуй, пора”.
“Я так рада, что ты дала мне второй шанс”.
Она улыбнулась, вставая, и протянула мне руку. Я приняла её, и Джейд подняла меня с дивана без особых усилий. “И я так рада, что ты не сдалась”.
Она была счастлива. Я чувствовала, как её радость течет сквозь меня, пока мы шли к двери. “Так я заеду за тобой около семи?” – спросила я ещё раз, пока она стояла, прислонившись к двери.
“Я написала свой адрес на бумажке. Она рядом с твоим компьютером. Если заблудишься, просто позвони, – она сжала мою руку. – Мне нужно соблюдать дистанцию между нами, чтобы поцеловать тебя на ночь?”
“Я думаю, что буду очень сосредоточена на том, что чувствую,” – сказала я с улыбкой.
Джейд крепко притянула меня к себе. Лёгкий вздох вырвался у меня, пока она смотрела мне в глаза, прежде чем накрыть мои губы своими. Поцелуй поначалу был нежным и сладким, но, когда её желание встретилось с моим, они объединились в белое бушующее пламя, которое началось в низу моего живота и распространилось по мне, как лесной пожар. Джейд застонала, когда я запустила руки в её волосы и сильнее прижала её к двери. Я остановилась, едва не вжав своё бедро между её ног.
Она громко застонала, когда я оторвалась от неё. “Я и не знала, что пытка может быть такой сладкой”. Она моргнула пару раз, глядя на меня. “Ты в порядке? Это было не слишком?”
“Я не в порядке, – лицо Джейд вытянулось, когда эти слова слетели с моих уст. – Я ничего не вижу, но дело не в этом. Я просто хотела сказать, что твои поцелуи выворачивают меня наизнанку”.
Озабоченность Джейд сменилась широкой улыбкой. “Целуя тебя, я чувствую то же самое. Увидимся утром”.
“Я жду этого с нетерпением”, – сказала я, когда она открыла дверь и бодрым шагом пересекла крыльцо.
********
Я где-то с час ворочалась, прежде чем встала и налила себе бокал вина в надежде, что это поможет расслабиться. К мыслям о Джейд, заполнявшим мой разум, примешивалось волнение из-за времени, что мы проведём вместе. Когда она держала меня в объятиях этим вечером, её чувства повторяли мои: волнение, возбуждение, радость и надежда.
Я не припомню, чтобы так же сильно хотела кого-нибудь, как хотела её. Я хотела быть причиной её смеха. Я хотела поддерживать её, когда дела шли не самым лучшим образом. Я хотела … мой разум начинал понимать, что со мной происходит, хотя моё сердце уже знало. Я упала с обрыва, на самом деле, я спрыгнула.
Забыв о возможном разочаровании и какой-либо страховке, я вскочила, решив насладиться падением.
*******
Как будто издалека я услышала сработавший будильник. Я зарылась поглубже в тепло, желая, чтобы кто-нибудь выключил его, но он продолжал вопить, пока я не открыла один глаз. Пустой бокал стоял на журнальном столике передо мной, и моё лицо прилипло к коже дивана. Я села и оглядела комнату, осознавая, где нахожусь. Я была приятно возбуждена, когда вскочила и направилась в душ.
Я не стала сушить волосы. Вместо этого я пропустила их через отверстие сзади моей любимой бейсболки и схватила свои вещи. Кейли светилась и щебетала, когда я заскочила в магазин.
“Всё под контролем, босс. Проведите этот день с удовольствием”.
“Это Фольксваген Жук я видела на стоянке?”
Она кивнула с улыбкой. “Она вся моя”.
“Поздравляю, дорогая, – сказала я, пожимая её руку. – Сотовый при мне. Звони, если тебе что-нибудь понадобится”.
“Миранда уже позвонила мне и сказала не беспокоить вас, даже если в магазине случится пожар. Я должна позвонить ей”.
“Я люблю эту женщину!” Смеясь, я вернулась домой забрать кое-что забытое, а затем направилась к Джейд.
*******
Квартира, где она жила, находилась не в трущобах, но и не в самом благополучном районе. Джейд выглядела немного нервной, когда пригласила меня в дом и подарила быстрый поцелуй. Когда я вошла в дверь, меня встретил Парень, который тёрся о мои ноги, пока я ласкала его.
“Хочешь кофе?” – спросила Джейд, направляясь на кухню.
“Это было бы здорово. Утром у меня не было на него времени”.
Я огляделась по сторонам в её полупустой гостиной. Кушетка, которую она использовала и как диван, была единственным предметом мебели. Кроме рыболовной сети, висящей в углу, на стенах не было ничего. Дверь её спальни была открыта, и, заглянув внутрь, я увидела только двуспальную кровать, а рядом стол с лампой. На мой взгляд, это выглядело как дом человека, который хотел иметь возможность быстро собраться и сорваться с места.
Угол с рыболовной сетью был единственным, что указывало на личность обитателя. Под сетью была небольшая полка, где Джейд пристроила свои раковины. Я залезла в сумку, вытащила табличку, которую купила в магазине в Апалачиколе, и поставила её на полку. Я услышала, как у Джейд перехватило дыхание, когда она вошла в комнату.
“Тебе нравится?” – спросила я, когда она протянула мне чашку.
“Очень, – она посмотрела на меня и улыбнулась. – Так вот что ты купила в тот день и не призналась”.
Я пожала плечами. “Шансы найти что-нибудь ещё с твоим настоящим именем невелики. Я не могла упустить этот”.
Она наклонилась и снова меня поцеловала. “Спасибо”. Она вздохнула и посмотрела вокруг. “Здесь не слишком много от меня. И мне на самом деле неловко из-за этого. Вот почему я просила тебя отвезти Парня домой в тот день, когда ты его забирала”.
Моим первым побуждением было оправдать её. Сказать что-то вроде “ну, ты здесь не часто бываешь”, но я хотела услышать, что она собирается сказать, поэтому выжидательно посмотрела на неё.
“Я говорила тебе, что часто переезжаю, – она протянула руку, приглашая сесть, а затем присоединилась ко мне на кушетке. – У меня вошло в привычку не накапливать много вещей. Так просто легче их упаковывать”.
“Но ты сказала, что тебе здесь понравилось настолько, что ты даже стала подумывать о том, чтобы пустить здесь корни”. Я пыталась сдержать панику в голосе и с отвращением понимала, что облажалась.
Она взяла меня за руку и кивнула в сторону угла, где хранились её раковины. “Это мой первый корень. Не стоит так волноваться”.
Я улыбнулась, когда облегчение от её слов, правдивость которых я почувствовала в её прикосновении, захлестнуло меня. “Быстрей допивай свой кофе. Я хочу найти сегодня достаточно ракушек, чтобы пустить два или три корня”.
Джейд засмеялась и покачала головой. “Ракушки не корень. Это память, связанная с ними”.
“Ой, этим ты заслужила поцелуй”. Я наклонилась с намерением быстро прикоснуться к её губам, но всё пошло не по плану. Пару минут спустя мы, задыхаясь, отстранились друг от друга. “Нам лучше допить кофе по дороге,” – сказала я, вставая.
*******
Мы проехали старую школу с вопящими из колонок на окне “Beach Boys”. Пересекая залив Ошлокани, мы обе улыбались. Что-то увиденное в воде заставило моё сердце биться быстрее, и по выражению лица Джейд я поняла, что она чувствовала то же самое.
Я указала на дорогу слева: “Аллигатор-Пойнт вниз по дороге, помнишь?”
“Эй, мы можем заехать туда на секунду и посмотреть, где собираемся остановиться?”
Я сделала разворот на 180 градусов, который заставил Мустанг вильнуть задом. Мы смеялись, пока Джейд не заметила знак, предупреждающий о медведях. “Здесь есть медведи?”
“Да, чёрные медведи. Время от времени один из них слетает с катушек от копания в человеческом мусоре, и его забирают эксперты по охране дикой природы. Они выпускают мишку на волю подальше в дебрях. Животным не идёт на пользу человеческая еда”.
Надеясь, что нахожусь на верном пути, я свернула налево в переулок, когда дорога повернула направо. Я видела карту всего один раз, но Миранда дала очень подробные указания. “Если ехать по Траут-роад, нужное нам место будет по правой стороне”. Мы проехали Тарпон и Групер, прежде чем Джейд указала на нужный нам знак. Я повернула на небольшую асфальтированную дорожку. В конце на высоких опорах стоял белый дом с голубой полосой вокруг.
“Какое милое место, – Джейд вытянула шею, чтобы получше всё разглядеть. – Я хотела бы, чтобы мы остались здесь на этой неделе, а не на следующей”.
“Я тоже. Но с другой стороны, у нас есть то, чего можно с нетерпением ждать, пока мы работаем”.
Джейд посмотрела на меня. “У меня уже есть то, чего я с нетерпением жду каждый день – это ты”.
“Ой, ты заработала ещё один поцелуй, но здесь ты его не получишь. Не хочу, чтобы нас застукали целующимися на этой дороге”.
Она рассмеялась. “Тогда поторапливайся, а я пока буду собирать коллекцию”.
Я вернулась на дорогу, и мы рассматривали встречающиеся по пути дома. Некоторые из них были сгруппированы вместе, но большинство из них были разбросаны далеко друг от друга.
“Хотела бы я когда-нибудь приобрести один их них. Хотя с коммерческой точки зрения вода здесь не особенно хороша из-за речного ила. Я думаю, что больше всего мне понравилось одиночество”.
Джейд на мгновение задумалась. “Ты могла бы назвать его Одиночество Слоан”.
“Мне нравится, как это звучит”. Я хотела сказать, что, когда я куплю дом, он станет нашим, и она сможет назвать его так, как захочет.
*******
В этот раз на острове Сент-Джордж было гораздо более многолюдно, чем в наше первое посещение, поэтому нам пришлось прогуляться пешком в поисках более уединённого места. Мы расстелили покрывало и прижали его переносным холодильником и нашими сандалиями. Джейд огляделась вокруг, прежде чем стащить с себя футболку и остаться в спортивном бюстгальтере, похожем на один из тех, что она носила на работе. Она не сделала попытки снять шорты, и я даже обрадовалась, что она не собирается расхаживать вокруг в бикини. Не думаю, что моё сердце выдержало бы это, и я, наверное, упала бы в обморок или утонула в прибое.
Я стянула с себя футболку и начала распылять на тело солнцезащитный спрей. Джейд опустила очки и посмотрела на верх моего купальника. “А у этого топа есть соответствующий низ?”
“Конечно, но я никогда не надену его на публике. Я слишком скромна, да и фигура у меня не слишком идеальная”.
“С фигурой у тебя всё в порядке. Если честно, когда я в первый раз увидела тебя в тренажёрном зале, я подумала, что ты совершенна”.
“Тогда зачем этот убийственный комплекс упражнений?” Я села рядом с ней.
“В своей анкете ты описала, какое хочешь тело, поэтому я написала программу для достижения этих результатов. Как тренер я думаю, что все должны быть в хорошей форме, но ты и раньше выглядела превосходно, – она подняла руку. – Это не значит, что сейчас ты не выглядишь великолепно”.
“Отлично выкрутилась, – я подняла с покрывала флакон. – Солнцезащитный спрей?”
“Да, пожалуйста”.
Джейд протянула руку за флаконом, но я нажала на распылитель и насладилась визгом, сопровождавшим её скачки, когда брызги достигли кожи. “Это было подло, – сказала она, пытаясь сохранить серьёзное выражение лица. – Так что опасайся возмездия”.
Я устроилась на покрывале. “Ты это заслужила. Просто я не могу вспомнить, чем”.
Каждый солнечный день портит хотя бы одно облако, а наш был испорчен сразу двумя – загорелыми, пьяными и отвратительными. Мы с Джейд загорали около часа, когда мимо нас прошли двое парней. Один свистнул, и Джейд подняла голову и посмотрела в их сторону. Более громогласный из парней хмыкнул и сказал: “Твои родители должны тобой гордиться. Ты такая горячая цыпочка”.
Я села и указала вниз на пляж. “Не слишком трезвые гетеросексуальные девушки в ту сторону”. Я плюхнулась назад и продолжила загорать.
“Придурок”, – добавила Джейд.
“Ага, и этот придурок завтра будет плакаться своей мамочке. Думаю, что никогда не видела вареного рака такого же красного оттенка”.
Джейд оглянулась на меня, ноздри её раздувались, а глаза были широко раскрыты от гнева. Я впервые увидела мимолётное проявление её темперамента, и он оказался взрывным. “Как кому-то могло прийти на ум сказать что-то подобное? Неужели он думал, что получит положительный ответ?”
Я прикрыла глаза рукой. “Он, наверное, уже использовал этот способ знакомства, и какой-нибудь подвыпившей девушке это показалось милым”.
Она оглянулась на двоих, медленно бредущих по пляжу. “Придурок”, – сказала она снова.
“Хочешь перекусить или пособирать ракушки?” – спросила я, надеясь остудить её.
“Сначала ракушки, потом еда”. Джейд встала и предложила мне руку.
Я почувствовала струящуюся по ней ярость и задалась вопросом, избила бы она этого парня, если бы он сказал больше. Ей, конечно, очень этого хотелось.
“Я забыла захватить тачку, так что полегче, – я подняла пакет. – Хотя, я взяла много таких пакетов”.
Джейд вымученно улыбнулась и взяла пакет. Сейчас она выглядела так же, как в тренажерном зале, когда её улыбка выражала не то, что она имела в виду на самом деле. Пока мы шли, она немного успокоилась, а затем увлеклась поисками плоского морского ежа. Её энтузиазм оказался заразителен, и вскоре мой пакет была так же полон, как и её. “Это как “шалость или угощение”* на пляже, – сказала я. – Разве ты не делала этого, когда была ребёнком?”
“Не совсем, – Джейд покачала головой, – мы всегда жили в провинции, поэтому хождение от двери к двери было затруднительным. Моя бабушка жила с нами. Мне было двенадцать, когда она умерла, – тон Джейд был задумчивым. – Она возила меня на осенние фестивали. Я могла объедаться хот-догами и сахарной ватой, пока мне не становилось плохо”.
“Мне бы хотелось увидеть твои детские фотографии”.
“Их нет, – она отвела взгляд. – Они были уничтожены”.
“Пожар или что-то вроде этого? Это случилось с твоими родителями?”
Джейд ненадолго задумалась, уставившись на песок. Не поднимая глаз, она спросила: “Что ты видела, когда заглянула в мой разум?”
“Я видела твой разговор с боссом о Жаклин, но об этом я уже рассказывала”.
Джейд продолжала смотреть на землю. “Однажды я расскажу тебе о своих родителях. Но я не готова говорить об этом прямо сейчас”. В её тоне не было ни гнева, ни пренебрежения, только грусть.
“Прости, что давлю на тебя. Мне просто было любопытно”.
“Всё нормально. Давай поедим”.
*******
Обычно Джейд была ненасытна в еде, но в этот раз ей потребовалось много времени, чтобы доесть сэндвич. Мы болтали, но время от времени мне казалось, что она находится за миллион миль отсюда, и я пожалела, что спросила её о родителях и испортила весь день. Вечером мы собрали вещи и направились к машине. Джейд снова оживилась, когда разговор зашёл о пляжном домике.
“Я попробую продлить свои выходные, если удастся уговорить кого-то из тренеров подменить меня. Если всё получится, ты закроешь магазин?” – спросила Джейд, когда мы загрузили машину.
Я обдумала предложение Миранды поработать на меня. Кейли сможет приходить после школы, да и Миранда обещала помочь. “Возможно, я смогу что-нибудь придумать, если ты заранее меня предупредишь”.
“Ладно, я поговорю с ними в понедельник. Посмотрим, что из этого выйдет”.
Джейд предложила вести по дороге домой, и я позволила ей сесть за руль. Я чувствовала себя вымотанной долгим пребыванием на солнце. “Что ты скажешь по поводу китайской пищи или барбекю, чтобы тебе не пришлось готовить? Я совсем без сил и держу пари, ты тоже”.
“Барбекю звучит отлично. Я всегда смогу покорить тебя своими кулинарными талантами в домике на пляже”.
Мы остановились у местной забегаловки по пути в Панасею и решили поесть там, так как большинство посетителей были одеты так же, как мы. Порция рёбрышек с гарниром между нами выглядела так, будто ею можно было заесть всё горе в мире.
“Я могу сказать, что встречи с тобой начинают делать мою работу над собой гораздо труднее, – сказала Джейд. – За последние пару недель я съела больше, чем за предыдущий месяц”.
Я приложила свою салфетку к уголку её рта. “Ты не должна волноваться. Я обеспечу тебе физическую нагрузку”. Я имела в виду наши прочёсывания пляжа, но, заметив блеск её глаз, не стала себя поправлять.
“А ты … ты встречаешься ещё с кем-нибудь, кроме меня?”
“Джейд, я так очарована тобой, что больше ни на кого не могу смотреть. Ты не думаешь, что между нами происходит нечто особенное?”
“Да. Значит, можно сказать, что мы вместе?”
Я кивнула и улыбнулась. “Как бы ты это не называла, мы встречаемся”.
Она коснулась моей руки, и я почувствовала абсолютное блаженство.
______________________________
* - Шалость или угощение – традиционная детская игра, согласно которой на праздник Хэллоуин дети стучатся в двери и требуют угощения (угрожая подшутить над хозяином дома в случае отказа).
Глава 19
“Вы серьёзно?”
Миранда смотрела то на меня, то на Марти. Мне казалось, она сейчас заплачет.
Марти потянулась и взяла её за руку. “Это просьба Энджел, детка”.
“Я была в жизни Деб задолго до того, как появилась Энджел”. Миранда сердито смотрела на нас с покрасневшим от гнева лицом.
Я чувствовала себя ужасно из-за ситуации с Мирандой. Марти поговорила с Энджел и дала ей имя диетолога, которого посоветовал Миранде один из её друзей – врач скорой помощи. Энджел одна сходила на консультацию. Она уже пыталась достучаться до Деб, и, когда это не удалось, попросила помощи у меня и Марти. Миранду же она считала “слишком склонной к противостоянию и слишком похожей на Деб”.
“Я говорю это со всей любовью, – продолжила Марти, – но иногда ты прёшь, как бульдозер. Очень привлекательный бульдозер”.
“Так вы считаете, что я слишком напориста”. Миранда сложила руки на груди.
“Для меня ты просто замечательная подруга, именно такая, какая мне нужна, – сказала я. – Но давай начистоту, вы с Деб всегда спорили и соревновались. Она скажет что-то, что зажжёт твой гнев, и борьба продолжится”.
Миранда нехотя согласилась. “Во сколько она будет здесь?” – спросила она со смирением.
Марти посмотрела на часы. “Минут через тридцать, а затем мы пойдем навестить Деб”.
Меня чуть не стошнило от этой мысли. Я бы хотела, чтобы это я раздражала Деб, тогда я была бы освобождена от встречи.
Миранда кивнула и встала. “Я иду в тренажёрный зал, но хочу увидеть вас обеих, когда вы вернётесь”.
*******
Энджел выглядела осунувшейся. Как только Марти обняла её, она сразу же расплакалась. “Я со страху весь день страдаю от расстройства желудка, – она посмотрела на меня и Марти. – Возможно, вечером мне придётся остаться ночевать у одной из вас”.
“Давай не будем настраиваться на негатив,” – сказала Марти, присаживаясь рядом с ней.
“Что посоветовал психотерапевт?” – спросила я. Я слишком нервничала, чтобы сидеть вместе с ними, поэтому осталась стоять.
“Не вступать в конфронтацию, – Энджел провела дрожащей рукой по волосам. – Вот почему я подумала, что привлекать к этому Миранду было бы не очень хорошей идеей. Надеюсь, что я не обидела её, – она посмотрела на Марти, которая легко улыбнулась. – Ещё она советовала не делать этого в общественном месте, уважая частную жизни Деб. Мы должны быть позитивными и понимающими и поощрять её обратиться за помощью. Это сработает только, если идея будет исходить от неё”.
“А если это не поможет?” – спросила я.
Я увидела, как слеза скатилась по лицу Энджел. “Доктор долго готовил меня к этому. В конечном счёте, это будет выбор Деб. Может наступить время, когда мне придётся отступить… всем нам, на самом деле, – Энджел шмыгнула носом, принимая платок из рук Марти. – Наше попустительство принимает различные формы. Я не осознавала, что делаю это, закрывая глаза на некоторые вещи и веря отговоркам”. Она вытерла глаза и печально посмотрела на нас.
“Возможно, придётся прибегнуть к более агрессивным мерам, если мы не сможем заставить её задуматься о лечении. Но сейчас я не хочу даже рассматривать такой вариант”.
“Что ты уже говорила ей?” – спросила Марти.
“Что она чрезмерно худа, и я думаю, что её увлечение диетой становится опасным. Мы ужасно поссорились, когда я нашла все слабительные, которыми она запасалась, поэтому я испугалась вступать в открытое противостояние… в этом конкретном вопросе”.
Марти посмотрела на меня. “Поэтому мы будем действовать нежно, но убедительно. Никакого противостояния, никаких осуждающих взглядов”.
Я кивнула, и мы приступили к выполнению нашей непростой задачи.
*******
Деб выглядела удивлённой, когда увидела нас позади Энджел, но удивление во взгляде быстро сменилось отвращением, и я поняла, что наша затея не приведёт ни к чему хорошему. Я пропустила Марти вперёд. Энджел направилась прямо к Деб и бросилась ей на шею, но взгляд Деб встретился с моими, и я почувствовала, что мои внутренности превращаются в желе.
Энджел взяла её за руку. “Марти и Слоан хотели зайти и проведать тебя”. Деб позволила Энджел войти в своё логово, но не предложила присесть.
Мы с Марти обменялись взглядами, когда садились, но ни одна из нас не выглядела расслабленной. “Тебе кажется, что мы сговорились против тебя?” – мягко спросила Марти.
Деб перевела свой взгляд на Энджел. “А разве это не так?”
“Деб, ты прекрасная женщина. Мы всегда любили тебя, и всегда будем любить. И поскольку мы тебя любим, нас беспокоит, что с тобой происходит в физическом плане, – Марти сложила руки и положила их на колени. – Ты потеряла слишком большой вес за очень короткий промежуток времени”.
“Ну и что? – Деб встала позади стула. – Кое-что я вернула обратно”.
“Я понимаю твоё желание похудеть, – сказала я. – Мы просто… – всё это внезапно показалось мне настолько глупым. Мы много лет были подругами, и все мы пытались подойти к этому беспристрастно. – Это такая чушь, правда?”
Я не смогла удержаться от улыбки. Марти и Энджел смотрели на меня, подняв брови.
“Мы всегда были подругами. Давай прекратим нести этот бред и будем честными друг с другом. Я боюсь, что ты уже не в состоянии это контролировать. Итак, Деб, не кажется ли тебе, что ты держишь тигра за хвост?” – спросила я осторожно.
Я смотрела в её глаза и ждала. Она улыбнулась и покачала головой. “Это моё дело, Слоан. Позволь мне самой с этим справиться”.
“А ты сможешь сделать это без нашей помощи?”
“Мне не нужна помощь, я сама справлюсь. Я не собираюсь отправляться в клинику или обращаться к психиатру. Я не больна, как вы все думаете”. Деб двинулась вокруг стула, подняв плечи. Я сжала подлокотник, готовясь к скорому взрыву. Она наклонилась, и мы оказались лицом к лицу. “Посмотри мне в глаза, когда я говорю, что я не страдаю булимией или анорексией”.
Мои руки по собственной воле легли на её руки, мой разум оказался в плену её мыслей. Глазами Деб я увидела окруживших её детей, которые дразнили её и смеялись. “Дебби-самосвал, Дебби-самосвал. Берегись, крупногабаритный груз”. Я почувствовала её стыд, смущение и боль. Потом видение сменилось другим, и я узнала мужчину, с которым она работала. “Если бы ты для разнообразия оторвала свой толстый зад и что-нибудь с собой сделала, ты бы стала вполовину менее жалкой, чем сейчас. Как можно было довести себя до подобного состояния?”
Видение сменилось следующим. Я была в магазине одежды, глядя на все то, что она могла бы носить, если бы у неё был двенадцатый или даже четырнадцатый размер . Я услышала, как она удивляется, когда это она стала настолько большой. Как она решила расстаться с лишним весом и снова стать человеком. А потом мы оказались в её ванной, и я почувствовала, как её пальцы скользнули в горло.
“Тебя сейчас стошнит?” – спросила Деб, отстраняясь.
Я схватилась за живот и закашлялась, ощутив привкус желчи в горле. Я посмотрела на Деб. “Я понимаю. Я знаю, ты думала, что это единственный выход”.
Деб посмотрела на Марти и Энджел. Глаза Марти были широко раскрыты, и я пояснила: “Я должна быть честна с нею”. Марти испуганно посмотрела на меня и почти незаметно покачала головой, но я не собиралась отступать, уверенная в правильности своего решения.
Меня снова одолел сильный кашель, доходящий до рвотных позывов, пока воспоминания о видении медленно оставляли меня. Рядом со мной появилась Энджел со стаканом в руке, и я с жадностью начала глотать воду, пока всё не прошло. Когда я посмотрела на Деб, она, наконец, села на край стула и пристально посмотрела на меня. “Я знаю, что над тобой смеялись всю твою жизнь. Дети дразнили тебя Дебби-самосвал. Мужчина, с которым ты работаешь, называл тебя…”
“Что ты только что сказала?” – потрясённо спросила Деб.
“Я была там. Я видела, как дети дразнили тебя”.
“Я выросла в Монтане. Ты никак не могла там оказаться, Слоан. Ты копалась в моём грязном белье? Расспрашивала моих родных?” Её лицо покраснело.
“Нет. Я … видела это в твоей голове”.
“Видела в моей голове? – голос Деб повышался с каждым словом. Она покачала головой. – Похоже, не у одной меня здесь проблемы. Ты совсем свихнулась! – она посмотрела на Марти. – Ты слышала, что она только что сказала?”
Марти кивнула. “Это правда. Что-то случилось с ней в Западной Вирджинии. Я бы никогда не поверила, если бы она не рассказала мне о секрете, который знали только я и моя мама”.
Минуту Деб безмолвно смотрела на Марти. Когда она заговорила снова, то выглядела спокойной, но тон её был ледяным. “Так вы сговорились”.
“Это не шутка. Я бы никогда так с тобой не поступила, Деб”.
“Тогда возьми меня за руку, – она встала и сунула мне свою руку. – Возьми меня за руку и скажи, о чём я думаю”. Её лицо исказила презрительная усмешка.
Я протяжно вздохнула. Я была готова увидеть недоверие в глазах тех, кому открыла свой секрет. С этим я ничего не могла поделать. Но было немного обидно, что моим друзьям, знавшим меня как облупленную, необходимо было испытать меня, чтобы поверить. “Хорошо”. Я сдвинулась на край стула, и, глядя Деб в глаза, взяла её за руку.
Мои волосы прилипли к шее. Пухлыми ручонками я держала за шею плюшевого кота, наблюдая, как сестра Деб готовится к выпускному вечеру. Мать освобождала от бигудей её длинные блестящие белокурые волосы. “Ты такая красивая, Таня,” – сказала она. Стоя позади своей стройной сестры, Деб поймала в зеркале своё отражение. С круглым лицом, полным веснушек, она была полной противоположностью своей родной старшей сестре. Я слышала её мысли: “Я никогда не буду такой же красивой, как она”.
Её мать повернулась и посмотрела на меня. “Не принесёшь из ванной лак для волос, детка?”
“Шевели своими толстыми ляжками, Дебора. Я и так уже опаздываю” – крикнула ей вслед сестра.
Глазами Деб я увидела стакан с красным “Кул-Эйдом”*, который она перед этим оставила на столе. Я чувствовала прохладу стекла в одной руке и лак для волос в другой. Я знала, что случится в следующий момент, ещё до того, как это произошло, потому что эта дикая идея пронеслась в мыслях Деб. Она сделала вид, что споткнулась, когда её мать потянулась за лаком, и я увидела, как красная жидкость покрыла низ платья. Крик Тани эхом раздавался в моей голове, когда я выпустила руку Деб.
Я посмотрела на неё и сказала: “Таня готовилась к выпускному, и ты думала, что никогда не будешь такой же красивой, как она. Потом твоя сестра бросила что-то оскорбительное, ты сделала вид, что споткнулась и намеренно вылила красный “Кул-Эйд” ей на платье”.
Деб вскочила с исказившимся лицом. По её глазам я поняла, что она поверила. Она медленно попятилась, глядя на меня, словно я была каким-то монстром.
“Теперь ты знаешь правду обо мне, а я знаю о тебе, – тихо сказала я. – Мы друзья, мы вместе боремся с нашими демонами. Я пыталась справиться с этим в одиночку, но мне пришлось искать поддержки у Миранды. Она не позволила мне ото всех закрыться, за что я ей безмерно благодарна. Надеюсь, однажды ты оглянешься назад и почувствуешь то же самое по отношению к нам”.
Деб скрестила руки на груди и покачала головой. “Ты лгунья”. Она повернулась и, указав пальцем на Энджел, прошипела: “Ты ходила к моей матери? Я никогда тебе этого не прощу”. А потом она выбежала из комнаты, оставив нас троих смотреть ей вслед.
“Что вы наделали? – несчастно проговорила Энджел. – Как вы могли связаться с её семьёй за моей спиной?”
“Я клянусь, мы этого не делали”. Я беспомощно посмотрела на Марти, которая была ошеломлена не меньше меня.
“Мы действительно этого не делали”. Марти потянулась к Энджел, но та отпрянула от неё.
Она встала и приложила дрожащую руку к губам. “Изо всего этого вы, возможно, уже потеряли подругу, но я долгое время строила наши отношения с Деб. Неужели вы не понимаете, что вы сделали со мной… с нами?”
“Энджел, пожалуйста…”
“Нет, – сказала она, качая головой. – Просто уходите. Я разберусь с этим сама”. Она развернулась и ушла в комнату для гостей. Я беспомощно наблюдала, как она закрыла за собой дверь.
“Пойдём, – Марти встала и провела рукой по ее волосам. – Давай, Слоан”.
Я медленно встала и последовал за ней к двери.
“Мне так жаль,” – сказала я, когда мы оказались на дороге. Я посмотрела на Марти, вытиравшую слёзы тыльной стороной ладони. Я сделала неверный шаг и всё испортила.
*******
“О чем ты думала?”
“Полегче, Миранда”. Марти положила свою руку на её и посмотрела на меня. Выражение ее лица было смесью сострадания и раздражения. Я глубже вжалась в кресло.
“Мне нужно было проигнорировать Энджел и пойти с вами, – указав на меня, она оглянулась на Марти. – Она как заряженное оружие. Кто-то должен держать приклад”.
“Огромное спасибо, – гнев захлестнул меня, – у меня есть собственное мнение. Я не какой-то причудливый инструмент, который вы можете использовать, когда вам вздумается!”
“Это не то, что я имела в виду, – Миранда смягчила свой тон. – Я просто знаю, о чём ты думаешь, и до того, как ты влипнешь в историю, я могу…”
“Это именно то, что ты имела в виду. Ты это подтверждаешь каждым следующим словом, так что заткнись”.
“Хорошо, – Марти подняла руки, призывая нас обеих замолчать. – Мы не можем ещё и друг от друга отвернуться, – она взяла Миранду за руку. – Слоан сделала то, что считала наилучшим в данный момент. Это ни к чему не привело. Она попыталась, но, к сожалению, неудачно”.
Миранда посмотрела на меня. “Прости меня,” сказала она, потянувшись к моей руке.
Я отстранилась, не желая подвергаться воздействию её эмоций. “Я не могу больше терпеть чьи-то чувства. Мне своих достаточно, – я встала и схватила свои ключи. – Мне просто нужно немного времени”. Марти окликнула меня, но я не обратила внимания. Оказавшись в безопасности своей машины и отъехав от дома, чтобы никто не мог увидеть или услышать меня, я испустила гневный вопль, но слёзы не пришли.
Я покачала головой, удивляясь ироничности всего происходящего. Из всех моих знакомых я была единственной, кто не слишком любил иметь дело с эмоциями. Даже Деб могла быть сочувствующим слушателем, когда одной из нас необходимо было выговориться. Я всегда уклонялась от этого, зная, что мне нечего предложить, потому что до недавнего времени я не могла себе позволить что-нибудь чувствовать.
Но с этой новой… способностью словно открылись шлюзы, и все чётко организованные чувства хлынули свободным потоком, соперничая между собой за моё внимание. Добавить к этому чувства всех окружающих – и я потерялась в этом мире безграничного … дерьма.
___________________________
* - “Кул-Эйд” (Kool-Aid) – товарный знак растворимого порошка для приготовления фруктовых прохладительных напитков.
Глава 20
Когда на следующее утро Миранда вошла в мой магазин, она была полна раскаяния. “Ты не заслужила всего того, что я наговорила тебе вчера вечером, – сказала она, облокотившись на мой прилавок. – Мне так жаль”.
“Мне ещё больше жаль, что я всё так испортила с Деб, – я посмотрела на ожерелье, которое пыталась сплести для Джейд, и поняла, что оно выглядело как нагромождение узлов. Я отбросила его в сторону и сложила руки на груди. – Я думала, что это единственный способ достучаться до неё”.
“На твоём месте я бы сделала то же самое, – Миранда подняла ожерелье и начала распутывать беспорядок, в который оно превратилось моими усилиями. – Вчера вечером я злилась на то, что была исключена из компании, и сорвалась на тебе. Слоан, ты ничего не испортила. Это с самого начала была почти тупиковая ситуация”.
“И я сделал всё только хуже, – я подняла руку, не давая Миранде вставить ни слова. – Теперь Энджел сердится на меня – на нас – потому что думает, что мы разговаривали с семьей Деб за её спиной. Можно подумать, всё сразу прояснится, если мы все перестанем что-то скрывать. И знаешь, что хуже всего? – Миранда посмотрела на меня. – Я понимаю, через что прошла Деб. Она страдала от избыточного веса всю жизнь, и ничто ей не помогало, но это… В первый раз всё прошло нормально, и теперь она сама себя убивает. Джейд имеет идеальное тело, и, хотя оно часть её профессии, это работает против неё. Мы истязаем себя в спортзале, чтобы выглядеть и чувствовать себя лучше. Но ни одна из нас не является по-настоящему довольной своей внешностью, потому что мы делаем это для окружающих”.
“Это объясняет неутихающий спрос на пластическую хирургию,” – сказала Миранда, пожав плечами.
“Плохо то, что теперь я сочувствую Деб. Она просто хочет быть нормальной по её представлениям, и я это понимаю. Я могу скрыть свои способности, но она не может скрыть свой вес, – я покачала головой. – Разве это не ирония судьбы: она хочет похудеть и носить тот же размер, что и я, а я хочу иметь отношения, какие у неё уже есть с Энджел?”
“И всё же, ты двигаешься в верном направлении, – Миранда положила некогда испорченное ожерелье Джейд на прилавок. – Когда Джейд смотрит на тебя, в её глазах светятся звёзды, и то же самое я могу сказать о тебе”.
Я впервые за утро улыбнулась, подумав о Джейд и о том, как мне повезло. “Это смешно, но, когда я смотрю на неё, я больше не вижу этого хорошо сложенного тела или прекрасного лица. Я вижу то, что у неё внутри, и это переворачивает весь мой мир, – моя улыбка увяла. – Я бы не дала ей ни малейшего шанса, если бы она не выглядела так, как выглядит. Я бы никогда не узнала женщину, которой она является на самом деле. Что это говорит обо мне?”
“Я бы сказала, что ты учишься не судить по внешности, и ради этого тебе чуть не пришлось умереть”.
“Что же ты нашла во мне? Я была такой поверхностной. Как ты меня терпела?”
Миранда печально улыбнулась. “Глупый вопрос. Мы выросли вместе, и я всегда видела в тебе человека, которого ты сейчас только начинаешь узнавать. Ты никогда не давала себе шанса. Под всей этой самодостаточностью скрывалась женщина, которой ты на самом деле являешься, и ты, наконец, позволила ей выйти наружу”.
“Да уж, она убивает меня своими чувствами. Иногда она настоящая заноза в заднице”.
Миранда захихикала. “Хорошо”.

+1

7

Глава 21
Из-за вмешательства в ситуацию с Деб и рабочего графика Джейд мы не часто видели друг друга на этой неделе. Поэтому, когда старый грузовичок Джейд остановился у свай пляжного домика, нас ждало сладкое воссоединение. Я ожидала, что она быстро поцелует меня и бросится рассматривать жильё, ставшее нашим на следующую неделю, но Джейд меня удивила. Она заключила меня в объятия и целовала, пока я не начала задыхаться. “Я скучала по тебе, – она попыталась убрать с моих глаз волосы, постоянно сдуваемые порывами ветра. – Я ждала этой возможности провести с тобой время больше, чем чего-либо на свете”.
“Я тоже, – я держала ключ поднятым вверх. – Только ты, я и пляж”.
Джейд усмехнулась и выхватила ключ у меня из рук. Она стремительно поднялась по лестнице, оставив меня смеяться позади. Я медленно поднималась вверх в то время, как её чувства вихрем кружились внутри меня – привязанность, возбуждение, блаженство.
Когда я вошла, она оглянулась через плечо, стоя у раздвижных стеклянных дверей в задней части дома. За Джейд открывался вид на воду. Мой разум сделал мысленный снимок. Если бы кто-то был способен заглянуть ко мне в голову, то сначала увидел его и почувствовал тепло, окутавшее меня с ног до головы.
“Ты уже заглянула в спальни?” – спросила я, обнимая её за талию.
“Нет, я ждала тебя”. Я чувствовала её любопытство, нервозность, её боязнь, что всё слишком быстро зашло так далеко.
Я поцеловала её в плечо и крепче прижала к себе. “Я хотела бы спать с тобой в одной постели, – я почувствовала, как она расслабилась. – Что бы ни произошло, это случится, когда мы обе будем этого хотеть. Я хочу, чтобы ты знала, что я привезла тебя сюда не в надежде заняться сексом. Я просто хочу побыть с тобой”.
“Я тоже”. Я почувствовала, как правдивость её слов пронзает меня насквозь.
“Давай разберём вещи и начнём наслаждаться этим местом”. Я чуть сильнее стиснула её в объятиях и отпустила. Мы бросились вниз по лестнице, и Джейд дала мне сто очков вперёд. Я наблюдала, как напрягаются мышцы её обнажённых рук, пока я вешала ей на руки пакет за пакетом. “Тебе будет слишком тяжело неси это”.
“Дай мне ещё два, и я пойду”. Я выкопала самые лёгкие, какие только смогла найти, и пристроила их ей на руки. Она закатила глаза и без усилий направилась вверх по лестнице.
Кажется, нам потребовалось раз сорок сходить туда-обратно, чтобы разгрузить продукты и наши вещи. Я чувствовала, будто пробежала марафон, когда убрала провизию в кладовую, а Джейд загрузила скоропортящиеся продукты в холодильник. Она начала открывать ящики и шкафы.
“Здесь есть все удобства, – она прошла мимо бара, отделяющего кухню от гостиной. – Спутниковое телевидение, видеомагнитофон, DVD-плеер и куча лесбийских фильмов и книг”.
“Это место принадлежит и эксплуатируется лесбиянками, – сказал я, выходя из кладовой. – Со слов Миранды я поняла, что эти домики арендуют преимущественно такие, как мы”.
Джейд провела пальцами по статуэтке сидящей на книжной полке русалки. “Мне она очень нравится”.
Я сделала мысленную заметку приобрести одну в следующий раз, когда буду делать свой заказ на поставку. Это будет отличным подарком, напоминающим ей о неделе, которую мы собирались разделить. “Давай выберем комнату”. Джейд последовала за мной, когда я открыла ближнюю к кухне дверь. На фоне белоснежного покрывала под стать стенам ярким акцентом была висящая на стене в изголовье кровати русалка. Насыщенность цвета деревянной тумбочки и точно такого же комода контрастировали с яркостью помещения. Джейд прошла по красочному ковру в ногах кровати и открыла жалюзи.
“Здорово, что здесь раздвижные стеклянные двери. Если не закрывать их на ночь, мы сможем спать под шум волн,” – взволнованно сказала она.
Одна и та же идея поразила нас одновременно, и мы помчались на другую сторону дома, чтобы посмотреть вторую спальню. Эта была оформлена так же и тоже имела раздвижные стеклянные двери, которые открывались на веранду. “Ну и задачка!” – драматично воскликнула я.
Джейд распахнула двери и позволила океанскому бризу наполнить комнату. “Давай использовать обе. Начнём в той, а завтра вечером переночуем в этой. Та, в которой окажется более удобная кровать, победит”.
“Мне нравится твоя логика. А теперь давай посмотрим на пляж”.
Мы обе восторженно взвизгнули, пройдя через крытую веранду и оказавшись на террасе. Следом за Джейд я преодолела два лестничных пролёта до деревянной дорожки, ведущей к песку. Она взяла меня за руку, когда мы подошли к кромке воды, позволив волнам плескаться у наших ног.
“Это блаженство, – с улыбкой сказала Джейд, глядя на воду, а потом повернулась ко мне. – Огромное тебе спасибо, что сделала это возможным”.
“Правильнее было бы сказать, что МЫ сделали это возможным”.
“Вместе мы хорошо поработали , – Джейд посмотрела на меня и вздохнула. – Я проголодалась”.
“Послушай, – серьёзно сказала я. – Так как у нас каникулы, может, в диете тоже сделаем перерыв? Я не предлагаю устраивать праздник обжорства, но, возможно, мы могли бы себе позволить немного лишнего?”
Бровь Джейд взметнулась вверх. “Интересный выбор слов. У тебя на кухне припрятано что-то сладенькое?”
“Только если ты считаешь сладеньким наполнитель в мороженом”.
“Ты купила мороженое?”
Я пожала плечами. “И вафельные рожки? для него”.
Она упёрла руки в бёдра и сузила глаза. “Всё должно быть в меру, но…”
“Мы могли бы съесть его сейчас, – взволнованно сказала я. – Потому что, если ждать до ужина, то будет поздно”.
“Интересная логика”.
Я бросилась к лестнице. Джейд что-то крикнула, но я не обратила внимания, перемахивая сразу через две ступеньки. Когда я уже преодолевала второй лестничный пролёт, Джейд была лишь на середине первого, сгибаясь пополам от смеха. К тому моменту, как она меня догнала, я уже добралась до кладовой и рывком распахнула дверь. Когда я вышла с двумя вафельными рожками, она рукой опиралась на дверь морозильника. “И ничего ведущего к ожирению на ужин, согласна?” – сказала она, тяжело дыша после нашей безумной гонки.
“Я думала о мексиканской кухне. Гуакамоле с чипсами и фахитас”.
Джейд прикоснулась запястьем ко лбу. “Находиться рядом с тобой – значит раз за разом подвергаться искушению”.
Я обошла Джейд и нашла в одном из ящиков ложку для мороженого. “Мы побегаем по пляжу и сбросим все калории”.
“Я хочу два шарика”, – сказала Джейд, доставая из морозильника ведёрко с мороженым.
“Вот молодец!”
Мы вышли с мороженым на террасу и наблюдали за скользящими по воде пеликанами. Время от времени одна из нас указывала на краба или птицу на пляже. Несколько человек прошли мимо в поисках ракушек, а, может быть, просто гуляя. Они помахали нам, и мы ответили тем же.
“Ты когда-нибудь замечала, что люди намного дружелюбнее в таких местах, как это? – спросила Джейд. – Если бы в городе кто-то прошел мимо нас на стоянке или в магазине, мы бы не поздоровались”.
“Я думаю, мы понимаем, что наслаждаемся одними и теми же вещами. Мол, “Здравствуйте, мы с вами нашли рай, не правда ли?”
Джейд рассмеялась. “Думаю, да, – она шлёпнула себя по руке. – Комары тоже нашли наш рай”.
“Я заметила, что на пляже их больше. Думаю, они живут в выброшенных на берег водорослях. На месте комаров я бы тоже здесь жила. И я определенно была бы не прочь укусить тебя или просто прокатиться у тебя на плече”.
“Вау, твоя романтичность так и рвётся наружу, – Джейд приложила руку к щеке. – Я сейчас лишусь чувств”.
Я усмехнулась. “Когда мы впервые встретились, я думала, что у тебя вообще нет чувства юмора”.
“На работе я должна держать лицо, – сказала Джейд. – Это бизнес, детка. Кстати о делах, когда мы начнём готовить?”
Я засунула в рот последний кусочек мороженого и медленно прожевала его, наслаждаясь сладким вкусом. “Полагаю, ты не считаешь это едой?”
“Это? – она показала последний кусок вафельного рожка, который тут же съела. – Не тянет даже на закуску”.
“Тогда нам лучше побыстрей заняться ужином и накормить этого дикого зверя, прежде чем он совсем разъярится и разнесёт всё тут в пух и прах”.
*******
Мы таскали свежий гуакамоле, пока Джейд резала болгарский перец и лук, а я готовила мясо для гриля. Этим утром, прежде чем собирать вещи, я замариновала его. Так что стейк просто обязан был получиться нежным. “Не против, если я открою бутылку вина? Это полезно для здоровья”.
“Уже открыла, пока ты спускалась вниз, чтобы разжечь гриль”. Она указала на кухонный стол, где в ожидании стояли бутылка и два бокала.
“Коррин Вернер, да ты просто ангел!”
Она удивлённо улыбнулась моему комментарию. “Надеюсь, что это так”.
Украв у неё быстрый поцелуй, я спустилась к грилю и положила мясо на решётку. Прохладный ветерок дул с воды, и аромат специй заполнил мои чувства. “Как же мне повезло!” – вслух сказала я. Менее месяца назад мне казалось, что моя жизнь кончена, и в некотором смысле, так и было. А сейчас вместо пустоты я ощущала сладость надежды и счастья. Я отказалась от поисков негативных сторон, от всех этих “а что, если”, хотя в глубине души понимала, что счастье быстротечно.
Пока Джейд медленно спускалась по лестнице, мой взгляд был прикован к паре длинных красивые ног. В одной руке она держала что-то, завёрнутое в фольгу, а в другой – бокал вина. Ветер развевал её волосы вокруг лица. Она была прекрасна, и что-то в том, как она смотрела на меня, заставляло слабеть мои колени. Она смотрела только на меня, и мне хотелось прикоснуться к ней, чтобы подтвердить свои надежды и подозрения. Мне стало интересно, видела ли она в моих глазах то же, что я в её – счастье, доверие, желание и пробуждение любви.
Она положила фольгу на решётку гриля. “Я подумала, что лук и перец станут вкуснее, если их приготовить с мясом. А ещё, что мы могли бы разделить это”.
Она поднесла бокал к моим губам, и я сделала глоток. Ощущая привкус вина на своих губах, я подалась вперёд и поцеловала её. Если бы мне снова и снова пришлось переживать один и тот же момент моей жизни, я была уверена, что выбрала бы этот, потому что никогда не чувствовала себя счастливее.
*******
“Могу я тебе кое-что сказать?” – произнесла Джейд, когда мы уже поужинали на веранде.
Я посмотрела на неё с надеждой.
“Я немного пьяна”.
Я моргнула, когда до меня дошёл смысл сказанного. Я понятия не имела, что она собирается сказать, но этого, конечно же, не ожидала. Думаю, окружающая обстановка навела меня на мысль, что это будет что-то проникновенное и романтичное. Солнце садилось, и небо было окрашено в фиолетовые тона с проблесками оранжевого. В отражении наших бокалов танцевало пламя свечи, стоящей в центре стола. Где-то вдалеке кричали чайки. И слова “Эй, я напилась” никак не вписывались в окружающую атмосферу.
“Ты серьёзно?” Я посмотрела на её бокал, пытаясь вспомнить, сколько она выпила.
Она кивнула. “Я не пила алкоголь, наверное, уже лет пять или шесть”.
Её мрачный тон привёл меня в замешательство. Возможно, у неё были проблемы с алкоголем, и моя склонность к искушению заставила её сорваться с катушек.
“Есть причина, по которой ты не пьёшь?”
Глядя на меня, она на мгновение нахмурилась, а затем широко распахнула глаза. “О нет. Я просто не пью, – она пожала плечами. – Очевидно, у меня непереносимость алкоголя”.
“Тогда всё в порядке, – сказала я с облегчением. – Нет ничего плохого в том, чтобы быть немного… навеселе”.
Она отвела взгляд и посмотрела на воду. “Я не хочу быть … навеселе в наш первый раз вместе. Если это то, что ты планировала … Я имею в виду, я не хочу, чтобы ты думала, что я отвергну тебя, если… – она бросила салфетку на стол. – Мне жаль. Я знаю, что должна была сразу об этом подумать”.
“Ты переняла мою привычку много болтать, когда нервничаешь, – я протянула руку и провела кончиком пальца по её щеке. – Не извиняйся. Я бы никогда не смогла на тебя разозлиться за что-то подобное. Если уж на то пошло, я думаю, это очень мило, что ты не хочешь быть под кайфом. В моей жизни было слишком много женщин, которые напивались в хлам, прежде чем лечь со мной в постель”.
Она взяла мою руку и поцеловал тыльную сторону ладони. “Спасибо”.
“Я собираюсь убрать со стола. Почему бы тебе пока не устроиться поудобней на диване, и мы вместе посмотрим фильм?”
“Неа, я помогу”. Джейд неожиданно встала и взяла свою тарелку. Я последовала за ней, тихонько усмехаясь её неуверенной зигзагообразной походке.
“О, как бы мне хотелось, чтобы твои клиентки могли увидеть тебя сейчас”.
Она обернулась через плечо, ставя тарелку в раковину. “Если ты заснимешь это на телефон, я… – она закусила губу. – Не имею представления. Я сейчас немного туго соображаю”. Она вытерла лицо и вдруг согнулась пополам в приступе пьяного хихиканья. “Я раньше никогда не напивалась”.
“Никогда? Ты хочешь сказать, что ни разу не напивалась вдрызг? – я подошла ближе, чтобы сполоснуть свою тарелку. – Мне кажется, ты лжёшь”.
“Я… Я думаю… нет, никогда, – она погрозила мне пальцем. – Видишь, ты опять меня искушаешь”.
“Ну, тогда тебе сто?ит выпить ещё. Я хотела бы увидеть, как ты в первый раз напьёшься”.
Её выражение стало серьёзным. “Мой папа был алкоголиком. Это внушило мне стойкое отвращение к спиртному, – Джейд покачала головой, пытаясь избавиться от мыслей. – Какой фильм мы смотрим?”
Я затолкала пробку в бутылку и отставила её в сторону. “Ты выбираешь”. Вытирая со стола, я наблюдала, как она неуверенно передвигается по гостиной и выбирает диск.
“Этот!” Она подняла коробку.
Я надеялась, что в выбранном ею фильме будет не слишком много постельных сцен. Вино притупило мои запреты, но я не была в настроении для холодного душа. Я подошла и взяла коробку из её рук. “Рокки и Бульвинкль? Идеально”.
Мы лежали головами друг к другу на разных концах L-образного дивана. Джейд дотянулась и взяла меня за руку. Она уснула прежде, чем Борис Баденов придумал свой первый дьявольский план в отношении лося и белки.
Глава 22
Я проснулась внезапно и в полном одиночестве. Сев на диване, я прислушалась, задаваясь вопросом, встала ли Джейд ночью, чтобы уйти спать в одну из кроватей?
Я потянулась и зевнула, потом на цыпочках обошла весь дом. Джейд нигде не было. Умывшись, я вышла на крыльцо. На горизонте маячили тёмные облака. Я надеялась, что вижу самый “хвост” грозового фронта, который прошёл мимо.
“Доброе утро”.
На пляже я увидела махавшую мне Джейд. Подойдя ближе, я заметила, что она насквозь мокрая.
“Ты плавала или вспотела?”
Она выглядела довольной собой. “Я пробежала всю дорогу до национального парка и обратно. Можем повторить, если ты хочешь присоединиться”.
“О, нет, – сказала я со смехом. – Тренировки во второй половине дня, а прямо сейчас – время кофе”.
“Тогда пей его побыстрей, если хочешь немного поваляться на солнце, – Джейд вбежала вверх по лестнице. – По прогнозу ожидается дождь”.
“Ты уже успела побегать и посмотреть телевизор? Сколько сейчас времени?”
Она посмотрела на часы. “Уже девять, и ты спишь как убитая”.
Я потерла затёкшую шею. “Тебя не мучает похмелье?”
“С утра немного болела голова, но после пары таблеток тайленола и двух бутылок воды я почувствовала себя лучше, – она улыбнулась. – Пробежка явно пошла мне на пользу”.
“Ты ненормальная, – я развернулась и пошла обратно в дом в сопровождении Джейд. – Красивая, но совершенно ненормальная. Я заварю кофе и переоденусь в купальник”.
“Наверно, сначала мне сто?ит принять душ”. Джейд оттянула мокрую майку.
“Зачем? Просто используй побольше солнцезащитного средства и репеллента”. Когда она стянула с себя майку, я чуть не рассыпала кофе, который в этот момент отмеряла. Я видела её в шортах и спортивном бюстгальтере чаще, чем могла рассчитывать, но от этого зрелища у меня всё ещё перехватывало дыхание.
“Дельная мысль. Пойду пока просто ополоснусь”.
Я смотрела ей вслед, жалея, что вместо спрея не купила солнцезащитный крем, который нужно было бы втирать.
*******
“Вот это жизнь!” Джейд вытянулась на шезлонге. Её кожа блестела на солнце, когда она наклонилась и вытащила бутылку воды из ведёрка со льдом. Наши лежаки стояли рядом, так что мы могли вместе слушать мой айпод: один наушник был в её ухе, другой – в моём. “Мне нравится голос этой женщины. Кто это?”
“Брэнди Карлайл. Одна из моих любимых певиц”.
“У неё такой хриплый и волнующий голос, – сказала Джейд. – Кажется, она чувствует то, о чём поёт”.
Мои глаза были закрыты, в моём ухе пела Брэнди, солнце припекало кожу, и что-то настолько неожиданно ударилось о мой живот, что я чуть не описалась. Я резко подскочила, и кусок льда приземлился прямо на мой лежак. Я посмотрела на невинно выглядевшую Джейд, которая прятала глаза за солнцезащитными очками. “Так вот как это будет”.
“Что? – Джейд выдернула из уха наушник. –Извини, я тебя не слышала”.
“Я сказала, что пора обедать. У нас есть сэндвичи с морскими водорослями. Ты их когда-нибудь пробовала?” Я нагнулась и подцепила комок водорослей. Полчище комаров с таким остервенением набросилось на мою руку, что я чуть с ней не рассталась.
“Слоан, если ЭТО прикоснётся ко мне, я буду в бешенстве, – Джейд поспешно вскочила со своего шезлонга. –Ты понятия не имеешь, кто там может жить”.
“Может быть, краб, а может, дитёныш тормоз-несского чудовища, но все они будут счастливы поселиться в твоих трусиках”. Я бросилась догонять эту неженку, с криками бегущую по пляжу. Я смеялась так сильно, что едва поспевала за ней. Её имидж крутой девчонки был полностью разрушен. “Вернись и веди себя как взрослая женщина”.
У самой кромки воды Джейд позволила себя догнать. Я действительно не собиралась касаться её водорослями, но она споткнулась и упала, а я присоединилась к ней. Комок разлагающейся тины приземлился на её плечо, и она, запаниковав, стала бешено размахивать руками и ногами. Мои извинения между приступами безудержного хохота звучали как-то неискренне. Битва продолжалась.
Джейд схватила меня за лодыжку и потащила к воде.
“Нет … Джейд, я не захожу туда, где не видно дна”.
Я извивалась, пытаясь вырваться из её захвата. Когда моя пятая точка встретилась с водой, я почувствовала адский холод. Я обхватила Джейд за ногу и попыталась свалить её, пока она не затащила меня глубже. Когда это не сработало, я схватила пригоршню мокрого песка и попыталась запихнуть его ей в трусы. Она потеряла равновесие и упала на колени. Мы обе истерически смеялись, пытаясь засунуть песок друг другу в купальники.
Посмотрев через моё плечо, Джейд замолчала. Продолжая смеяться, я проследила за её взглядом и увидела на пляже Жаклин со скрещенными на груди руками. Ее негодование было очевидно. “Я точно помню, ты сказала, что не встречаешься со своими клиентками”.
Я посмотрела на Джейд, не зная, должна ли я сказать, что я не её клиентка. Но что мне действительно хотелось сделать, так это сказать Жаклин, что это совсем не её дело. Ошеломленное выражение Джейд медленно сменилось маской безразличия. “Как правило, нет. Если бы я честно призналась, что увлечена кем-то, это бы что-то изменило?”
Жаклин многозначительно посмотрела на меня. “Нет, не изменило бы”.
“Что ты здесь делаешь?” – спросила я, почувствовав, как гнев захлестнул меня.
“Я здесь живу, – Жаклин посмотрела на Джейд. – Увидимся в понедельник”.
“На самом деле, ты встретишься с Джимом. Меня не будет в понедельник, – сказала Джейд. – Тебе он понравится. Он одинок и встречается со многими своими клиентками”.
Жаклин мимолётно мне улыбнулась и снова посмотрела на Джейд. “Значит, увидимся во вторник”.
Я не стала ждать, пока Жаклин отойдёт подальше, чтобы произнести “надменная стерва”.
Джейд усмехнулась, убирая пучок водорослей с моей груди. “Она просто завидует. Не каждой удаётся найти на пляже жемчужину”.
“О, это было очень мило, но мне кажется, ты говоришь так, чтобы избежать горсти песка, засунутой в твою попку”.
Джейд только открыла рот, чтобы возразить, как первая капля ударила её прямо в лоб. Мы обе вскочили и побежали к лежакам. Дождь уже вовсю поливал, когда я схватила айпод, а Джейд полотенца. При помощи шланга мы смыли с себя песок, замерзая под порывами ветра и дождя.
“Для начала надо принять душ, – сказала Джейд, стуча зубами, когда мы вбежали на крыльцо.
“У нас две ванные. Если поторопиться, нам обеим хватит горячей воды”. Мы разошлись по разным ванным комнатам. Вымывшись, я хотела постоять под горячими струями, но отказалась от этой идеи, боясь, что истрачу всю горячую воду.
Пока я расчёсывала спутанные волосы, раскат грома сотряс домик. Казалось, он вибрировал при каждом ударе. Я посмотрел на свет, гадая, на долго ли его хватит. Ответ на свой вопрос я получила мгновением позже. Оборачиваясь полотенцем, я проклинала тот факт, что выбрала не ту ванную, которая соседствовала с комнатой, в которой находилась наша одежда.
Дверь в ванную Джейд была закрыта, так что я чувствовала себя в безопасности, пробираясь в комнату в полотенце, едва прикрывающем мою пятую точку. Джейд лежала на животе, до талии накрывшись простынёй. Она наблюдала за разгулом стихии, сотрясающей дом. “Я надеялась, что ты придёшь,” – произнесла она, и её голос был едва слышен на фоне грозы.
Жар пронёсся по моему телу, как вспышка молнии снаружи, разбудив и воспламенив все нервные окончания. Я с трудом сглотнула, медленно подходя к кровати. Она не шевельнулась, когда я сбросила полотенце и улеглась рядом. Лёжа на своей стороне кровати, я протянула руку, чтобы коснуться её кожи. Моя рука зависла в воздухе, пока я мысленно готовила себя.
Это не будет похоже ни на что раньше, когда чувства другого человека не имели для меня значения. Моей целью было доставить и получить удовольствие, но это никогда не затрагивало моё сердце. То, что происходило сейчас, ощущалось как огромный шаг вперёд. Этот момент, этот поступок изменит абсолютно всё. Я тихо выдохнула и провела пальцами по гладкой как шёлк коже.
Я надеялась потерять себя, сосредоточив ум и тело на ощущениях, но этого не произошло. Моё тело реагировало на испытываемое Джейд наслаждение от моих прикосновений, но мой мозг настаивал на своей собственной связи. Я быстро моргнула, когда на периферии моего сознания возникли образы. Моё желание сбивало с толку и удручало меня. Разум, тело и душа требовали полного единения. Мягкий стон сорвался с моих губ, когда я поняла, что не в силах возвести барьер между моим сознанием и мыслями Джейд.
Когда я перестала сопротивляться, эмоции Джейд нахлынули на меня – страх и желание, потребность и неуверенность. Но преобладала над всеми этими чувствами сильнейшая и нежнейшая привязанность. Я чувствовала, что она так же, как и я, не решается дать название происходящему. Я впитывала её чувства, позволяя им переплетаться с моими. Образы на краю моего сознания померкли и отступили в то время, как я ласкала её спину. Мышцы двигались под теплой бархатистой кожей.
Джейд перевернулась на спину. Закинув руку за голову, она заглянула мне в глаза в поисках того, что я почерпнула из прикосновений.
“Я сердцем чувствую, что это начало чего-то бесконечного, – сказала я тихо. Я взяла её руку и прижала к своей груди. – Ты не можешь почувствовать, что я испытываю, так что я должна рассказать, показать тебе, а это никогда не было моей сильной стороной. Если ты доверишься мне, я никогда не подведу тебя, никогда тебя не отпущу. Не двигайся, – сказала я, когда её рука шевельнулась и обхватила мою шею. Я провела рукой между её грудями и вниз по животу. – Я просто хочу на мгновение прикоснуться к тебе”.
Она расслабилась, но мышцы её живота подрагивали под моими пальцами. Я прижала ладонь к выпирающей тазовой косточке, затем скользнула по шелковистому бедру. В этот момент в моих чувствах стали преобладать возбуждение и страстное желание.
Джейд пристально смотрела мне в глаза, когда моя рука медленно двигалась вверх по внутренней стороне её бедра. Чем выше я продвигалась, тем жарче становилась её кожа. Она перехватила мою руку, когда я была уже почти у цели. Легко улыбнувшись, Джейд перевернулась, прижав меня к кровати.
“Что ты чувствуешь, когда прикасаешься ко мне?” Она посмотрела мне в глаза.
“Гладкую кожу, упругие мышцы, – начала я с усмешкой, а потом продолжила серьёзно: “Обожание”.
“Я обожаю тебя”, – сказала она, прежде чем поцеловать меня.
В одно мгновение меня атаковало сразу множество ощущений: мягкость её губ, настойчивость её языка, жар её кожи, медленное движение её бёдер, прижатых к моим, и страсть, смешавшуюся с моей и доводящую до головокружения. Задыхаясь, я прервала поцелуй и уткнулась лицом в шею Джейд, легко прикусив и поцеловав сладко пахнущую кожу. Движение бедер стало более настойчивым, и Джейд с новой силой впилась в мои губы.
В этот момент в голове Джейд не осталось ни единой связанной мысли, а разум осознавал только ощущения. Её страх бесследно исчез, и она всей душой стремилась к единению, более глубокому, чем просто секс. Я думала, что мне будет трудно заниматься любовью с моими новыми способностями, но благодаря им всё было настолько интенсивным.
Я ощущала всю Джейд без остатка, её разум и тело.
Я чувствовала напряжение мышц её живота, прижатого к моему. Она попыталась отстраниться, но я крепче обхватила её ногами и прошептала ей на ухо: “Не останавливайся”. Она застонала и уткнулась лицом в мою шею. Руками я ощущала железную твёрдость мышц её спины. Всё моё тело затрепетало от возбуждения, когда я почувствовала приближение её оргазма. Она остановилась, и я почувствовала, как дыхание с дрожью вырывается из неё. Разум Джейд снова воссоединился с телом, и я почувствовала, что таю от силы её привязанности ко мне.
Моё тело по собственной воле отвечало на её поцелуи и ласки, но мой разум боролся за доминирование, вновь пытаясь обработать каждую эмоцию и ощущение. Язык и зубы Джейд на моём соске заставили меня ахнуть, и на секунду я велела мозгу заткнуться, но, когда она начала спускаться ниже, я запустила пальцы в её волосы.
“Что случилось?” – в глазах Джейд отражались разочарование и страх, которые я ощущала, прикасаясь к ней.
“Мне нужно… – я испустила долгий вздох и перевернула её на спину. – Мне нужно прикасаться к тебе чуть дольше”.
“Мы не должны этого делать, если ты не готова, – Джейд посмотрела мне в глаза. –Я серьёзно”.
Я языком провела вверх по её груди, с большим удовольствием услышав её резкий вдох. “Я готова, – сказал я прежде, чем нежно прикусить зубами её сосок. – Просто мой разум не выключается достаточно надолго, чтобы я могла расслабиться и наслаждаться. Отвлеки меня, поговори со мной”.
“Как насчет музыки? Никогда не была хороша в этих пошлостях типа я…Ооох”. Глаза Джейд широко распахнулись, когда я засунула ногу между её ног.
Я не смогла сдержать ухмылку. “Так ты говорила?”
“Я хи … Я хохочу, когда пытаюсь грязно выражаться”.
Я поместила обе свои ноги между её и наблюдала, как её глаза при этом закрылись. “Я думаю, секс по телефону не обсуждается, – появившаяся на её губах лёгкая улыбка исчезла, когда я начала медленно тереться об неё. – Итак, скажи мне, чем бы ты хотела заняться завтра”.
“Этим”.
“А поточнее”. Целуя и мягко покусывая, я спускалась по её груди к животу.
“Ну, – начала она, задыхаясь. – Я хотела бы пособирать ракушки и… Ох, твою мать!” Тело Джейд выгнулось дугой, когда мой язык заскользил ниже, пройдясь между её бёдер.
“Мне казалось, ты не умеешь грязно выражаться”. Не дождавшись ответа, я продолжила свой путь вниз по её бедру к колену. Её возбуждение по силе соответствовало моему, и их смешение в моей голове заставляло сердце бешено колотиться. Прокладывая дорожку поцелуев вверх по другому бедру, я наблюдала, как быстро опадает и вздымается её грудь.
“Не дразни меня,” – произнесла она хрипло и схватила меня за волосы. Я слышала, как она прошептала моё имя, когда мой язык скользнул внутрь неё. Ощущения и вкус Джейд на моих губах вытеснили все сознательные мысли из моей головы. Впервые после больницы мой разум был совершенно пуст, и моё тело взяло бразды правления в свои руки. Я всё никак не могла насытиться. Я поглощала её, пока она, гортанно прокричав моё имя, не оттолкнула меня.
Я не поняла, что со мной происходит, пока не ударилась спиной о кровать. Джейд оказалась сверху, одной рукой удерживая мои руки над головой, и я почувствовала, как её пальцы скользнули в меня.
“Трахни меня, Джейд, заставь меня почувствовать это”.
Я ни о чём не думала, сосредоточившись на движениях её пальцев внутри меня. Всё моё тело купалось в ощущениях. Я что-то бессвязно лепетала. Она чуть сильнее навалилась на меня своим весом, когда вынула пальцы, слегка задев мой клитор. Сил хватило только на то, чтобы выдохнуть её имя, но она знала, чего я хотела и в чём нуждалась, и дала мне это.
Мне хотелось изогнуться дугой, но Джейд удерживала меня в нужном ей положении. Ещё не утихли отголоски потрясающего оргазма, а она уже начала работать над следующим. “Я не могу так быстро”.
“Можешь. Я не буду торопиться”.
Я не хотела медленно, но и в таком интенсивном темпе я тоже не могла продолжать. Я не могла пошевелиться или вырваться из её рук. На долю секунды я испугалась своей беспомощности, но страх превратился в нечто другое, когда я поняла, что она не сделает мне больно и отпустит, стоит её только попросить… а этого я делать не собиралась. С каждым медленным движением приближался миг освобождения. “Верь мне,” – прошептала она, прижавшись к моей груди так, что я едва могла дышать. Оргазм был просто ослепительным.
“Ты снова на земле?” Джейд полулежала, приподнявшись на локте, и довольно улыбалась.
“Не уверена … частично, да… наверно”.
“Нам нужна вода, – сказала она, поднимаясь с кровати. – Не могу позволить тебе умереть от обезвоживания до того, как мы на самом деле начнём”.
Я смотрела ей вслед, думая, что определённо вылетела из лиги.
Глава 23
Я проснулась в пустой постели. Уловив запах кофе, я с удовольствием потянулась. Я всегда с гордостью считала себя энергичной любовницей, но Джейд меня в этом переплюнула. Я была уверена, что накануне вечером получила гораздо бо?льшую нагрузку, чем когда-либо в тренажерном зале, да и было это намного приятнее. Я встала и натянула шорты и футболку. Джейд сидела с книгой на крыльце, так что я почистила зубы, налила себе кофе и присоединилась к ней.
“Доброе утро”, – сказала она, когда я наклонилась поцеловать её. Вместо этого она взяла свою чашку и сделала глоток, чем вызвала мои сомнения. Я села, подумав, что она, видимо, не успела почистить зубы и не хотела дышать на меня.
Закрыв книгу, она положила её на стол и уставилась на воду с мрачным выражением лица. Моё сердце сжалось. Наверняка, дело было не в сожалении. Ночью я чувствовала каждую её эмоцию. До того, как мы задремали, она была довольна и счастлива.
“Что-то не так?”
Она не смотрела в мою сторону. “Ты обещала всегда говорить правду, верно?”
“Да”.
“Ты не… мы довольно много были в тесном контакте прошлой ночью, – она громко выдохнула и закусила губу. – Ты не заглядывала в мою голову?”
Ошеломленная вопросом, я не сразу нашлась, что ответить, но на место удивлению пришло негодование. “Я дала тебе слово, что сознательно этого не сделаю”.
Джейд покачала головой. “Я не говорю, что ты могла бы сделать это нарочно. Я хочу знать, сказала бы ты мне, если бы это произошло случайно”.
Я откинулась на спинку кресла. “Нет, я ничего не видела, и да, я бы сказала тебе, если бы это произошло. Я бы разорвала контакт между нами независимо от того, чем бы мы в этот момент занимались”.
Ни одна из нас не произнесла ни слова. Вместо этого мы сидели там, уставившись на залив, и пили кофе. Прошлая ночь была волшебной. И я даже представить не могла, что мы подобным образом начнём этот день. Это сбивало меня с толку и злило.
“Я представляю, что общение со мной является настоящим испытанием для твоего доверия. Я уверена, что в глубине моего подсознания спрятано немало воспоминаний, и я бы себя неуютно чувствовала с кем-то, кто мог бы заглядывать в них, так что я пытаюсь поставить себя на твоё место. Я уважаю твою личную жизнь”. Я закусила губу и потерла лоб. В интонациях моего голоса прорывался гнев, который я не могла обуздать.
“Есть много вещей, о которых я хочу тебе рассказать, но я сделаю это в своё время, – она посмотрела на меня. – Я никогда никого не убивала и не причиняла кому-либо вред, меня никогда не арестовывали, не было ничего в этом духе. Это просто очень личное для меня… и я об этом никому не рассказывала”.
Мой гнев начал угасать. Я улыбнулась, когда вспомнила, что спросила меня Миранда, когда я в первый раз заглянула в разум Джейд. Она была рада услышать, что Джейд не совершала убийства. “Я готова сколько угодно ждать, пока ты мне сама всё расскажешь”.
“Спасибо”.
Я наблюдала, как пара плавников время от времени появлялась над водой и снова исчезала под ней. Дельфины подходили достаточно близко к поверхности воды, чтобы можно было разглядеть их головы. Джейд тоже не отрывала от них глаз, но ничего не говорила. Я не могла понять её настроения. Если уж на то пошло, я ждала, что совместно проведённая ночь сделает нас ближе, а не воздвигнет между нами стену. У меня возникло сильное желание остаться в одиночестве, лелея задетые чувства.
“Хочешь пробежаться?” – спросила Джейд.
“Э-э, нет, – я изобразила улыбку и взглянула на неё. – Слишком рано для меня, но ты иди. Захватишь с собой мой айпод?”
“Нет, спасибо, – сказала она, вставая. – Я ненадолго”.
Я смотрела ей вслед, чувствуя пустоту. Она начала движение в том направлении, куда накануне ушла Жаклин, но развернулась и побежала в другую сторону. Я выдохнула, считая это хорошим знаком. Я обещала никогда не совать свой нос в её мысли, но в данный момент мне бы очень хотелось знать, что является причиной её странного поведения.
Ночью она добровольно отдавала мне всю себя без остатка, но этим утром она была абсолютно чужой. Складывалось ощущение, что она намеренно пытается саботировать то, что мы начали. Мои чувства находились в состоянии войны с тем, что как я думала, я знаю. Она хотела меня так же сильно, как и я её, а может мне так только казалось.
Я вошла в дом и села на диван, прокручивая наш разговор. Думаю, у неё были основания для беспокойства. Мы гораздо дольше находились в тесном физическом контакте за те несколько часов, чем за всё время с момента нашей встречи. Опять же, этим утром она не позволила себя поцеловать, поэтому она должна была чувствовать … что она не хочет меня знать. Я уронила голову на руки и застонала. По иронии судьбы впервые за всю жизнь мне хотелось проснуться с кем-то, но, видимо, она не разделяла моих чувств.
Я нашла свой сотовый и набрала Миранду, но вызов переключился на голосовую почту. Она была на смене и, вероятно, работала на вызове. “Привет, просто проверка связи. Перезвоню тебе позже,” – я захлопнула телефон и направилась в душ.
*******
Спустя час Джейд поднялась по лестнице. Её волосы были такими же мокрыми, как и её одежда. “Видимо, чертовски классная вышла пробежка”, – сказала я.
Она сложила руки над головой и стала расхаживать взад и вперед, пока её дыхание не замедлилось. “Я очень сожалею о том, что произошло утром, – она покачала головой. – Не знаю, что на меня нашло. Иногда мне кажется, то ты слишком хороша, чтобы быть правдой”.
Я прищурилась, так как мне приходилось смотреть на неё против солнца. “То же самое я думаю о тебе”.
Либо Джейд сильно нервничала, либо причиной её возбуждения был бурлящий в крови адреналин. Она сделала три круга по террасе. “Я хотела бы принять душ и заново начать этот день, – она обеими руками вытерла пот с лица. – Ты не против?”
“Мне бы тоже этого хотелось”.
Она слегка улыбнулась и прошла мимо меня. “Я скоро вернусь”.
Я снова разглядывала поверхность воды, ощущая беспокойство. Несмотря на то, что Джейд извинилась, я ещё чувствовала себя задетой, и рана была пока слишком свежа. Хотя я и пыталась это отрицать, но из глубин моего подсознания подкралась мысль, что, возможно, мы не так уж идеально подходим друг другу, как я надеялась. Я попыталась каждому чувству дать логическое объяснение, а затем разложить их по воображаемым ящикам и запихнуть подальше.
Она боялась отдать кому-то своё сердце. Это я хорошо понимала. Ящик номер один готов. Мало того, что она должна доверять мне свои чувства, она должна ещё и верить, что я не буду вторгаться в её самые сокровенные мысли. Это было вполне логично. Я закрыла крышку второго ящика. Я переместилась на диван и всё ещё боролась с ящиком номер три, когда пятнадцать минут спустя вернулась Джейд.
Она наклонилась и очень медленно и нежно меня поцеловала. Я почувствовала не только ту же нежную привязанность, но и постепенно отступающий страх. И отголоски чего-то ещё, находящегося за пределами моего понимания.
“Могу я задать тебе очень личный вопрос? – спросила я, когда она заняла место рядом со мной. Её челюсть напряглась, когда она кивнула. – Я никогда не спрашивала тебя о том, что было до меня. Ты когда-нибудь влюблялась?”
Джейд опустила взгляд на свои сложенные на коленях руки. “Ты не поверишь, если я скажу, что не знаю”.
“А ты проверь”.
Она повернулась ко мне лицом, сосредоточив взгляд на чём-то за моим плечом. “Тренер, о которой я тебе рассказывала, та, что вовлекла меня в мир фитнеса … Я была сильно ею увлечена. Меня всегда привлекали девушки, но я в первый раз почувствовала желание чего-то физического, – Джейд моргнула и слегка улыбнулась. – Думаю, она это знала и держала меня на расстоянии. Мне было всего семнадцать, ей – двадцать восемь. Вечером накануне моего восемнадцатилетия она пригласила меня на ужин, а после него поцеловала меня”.
“Это был твой первый поцелуй?” – спросила я, когда она затихла.
Джейд посмотрела на меня и кивнула. “Она сказала: ‘Это все, что я когда-либо смогу предложить тебе, просто поцелуй на день рождения’. Моя голова кружилась, когда она обняла меня, объясняя, что я слишком молода для неё, и она не воспользуется моей юностью, – Джейд посмотрела на свои руки. – После этого она начала меня избегать. Это разбило мне сердце, но со временем я поняла, что она так поступила из уважения ко мне. Она легко могла бы мной воспользоваться, но не сделала этого. Поэтому она всегда будет занимать особое место в моем сердце”.
“И больше ни от одной женщины ты не чувствовала подобного отношения?”
Улыбнувшись, Джейд пожала плечами. “Когда выставляешь своё тело на всеобщее обозрение, то привлекаешь совсем не тех, кто ищет любви и уважения. Некоторое время я этим пользовалась, теряя себя в бессмысленном сексе. В какой-то момент я решила, что хочу большего, но я продолжала встречаться с тем же типом женщин в надежде найти что-то другое. Этого так и не произошло, и в один прекрасный день я сдалась, – она встретила мой взгляд. – А потом появилась ты”.
Я улыбнулась, но, когда она отвела взгляд, я почувствовала, как улыбка сползает с моего лица. Если бы я встретила её пару месяцев назад, я была бы именно такой женщиной, от которых она устала.
“Время решает всё, Слоан, – Джейд повернулась ко мне. – Тебе так не кажется?”
Я кивнула.
“Время от времени тебе не кажется, что это всего лишь прекрасный сон, и он неизбежно закончится, и … Я имею в виду, ни одна из нас не безупречна … но я думаю, мы можем поработать над этим”.
“Так … ты тоже испугалась?”
Она кивнула. “Я утратила контроль. Я пыталась всё хорошенько обдумать, но моё сердце, – она улыбнулась, – всё решило за меня”.
Крышка третьего ящика закрылась, и он благополучно отправился за двумя предыдущими до лучших времён. Тоже улыбнувшись, я сказала: “Я точно знаю, что ты имеешь в виду, – я встала. – Подожди здесь, я сейчас вернусь”. Войдя в спальню, я рылась в чемодане, пока не нашла то, что искала. Из всех сделанных мною ожерелий это было моей лучшей работой, но я продолжала считать, что Джейд заслуживает гораздо большего. Зажав его в руке, я вернулась в гостиную и села.
“Я сделала это для тебя, но, пожалуйста, не чувствуй себя обязанной носить его, если оно тебе не нравится”. Глаза Джейд расширились, когда она опустила взгляд на мой сжатый кулак.
“Ты всегда можешь повесить его на зеркало заднего вида, или…”
Джейд приложила палец к моим губам. “Если ты нашла время, чтобы сделать это для меня, значит, это что-то особенное. Разожми руку”.
Усмехнувшись, я разжала пальцы, открыв ожерелье её взору. Я выбрала небольшую раковину брюхоногого моллюска меньше дюйма в длину, которая была будто распилена пополам, раскрывая внутреннюю структуру ракушки. Само ожерелье представляло собой плоское плетение, расходящееся в обе стороны от ракушки, соединённое серебряной застежкой. “Я нашла ракушки в первую нашу поездку на остров Сент-Джордж. Я подумала, раз ты любишь пляж так же сильно, как я, тебе бы захотелось иметь…”
Губы Джейд соединились с моими в сладком и нежном поцелуе, передающем ощущение абсолютного счастья.
“Ты не представляешь, как много это для меня значит”. Её пальцы с благоговением ощупали сначала раковину, потом само плетение.
“После этого поцелуя, – задыхаясь, сказала я, – уверена, что представляю”.
Она повернулась и подняла волосы. “Надень его мне”.
Я сделала, как она просила, и был вознаграждена широкой улыбкой, когда она повернулась ко мне лицом.
Джейд протянула руку и провела пальцем вниз по моей руке, оставляя за собой след из мурашек. “Скажи мне, что я чувствую прямо сейчас”.
Я закрыла глаза и притворилась, что концентрируюсь. Мне не нужно было прикасаться к ней, чтобы узнать, что она чувствует, потому что это было видно по её глазам.
“Влюблённость, – сказала я с улыбкой, – сильную влюблённость”.
“А ещё?” Она приблизилась. Я чувствовала её дыхание у своего уха, и оно заставляло меня трепетать.
Сквозь меня заструилось желание, превосходящее по силе моё собственное. Мои глаза оставались закрытыми. Я закусила губу. “Невероятное подключение”. Она толкнула меня на диван, накрыв мой рот своими губами. Я почувствовала тепло и давление её тела, вкус её поцелуя и поток эмоций, от которого на мои глаза навернулись слёзы. Она была по-настоящему открыта для меня, и это удивляло её так же сильно. Я чувствовала, что она доверяет мне и в моих объятиях ощущает себя в безопасности.
Своими прикосновениями я пыталась передать всё то, что она для меня значит. Я целовала её лицо и волосы и ласкала её тело, как будто они были величайшим сокровищем, и я действительно в это верила. Поцеловав её в шею, я услышал вздох и ощутила её радость быть по-настоящему желанной, нужной, и, хотя я и не сказала этого, любимой.
Уткнувшись ей в шею, я прошептала: “Ты рождаешь во мне так много чувств. Никогда не думала, что стану частью чего-то подобного. Разумно ли будет сказать, что ты могла бы быть моей второй половинкой?”
Я услышала и одновременно почувствовала мягкий смех Джейд. “Разумно, – выражение её лица было удивлённым, когда, приподнявшись на локтях, она заметила слёзы, скопившиеся в уголках моих глаз. – Не могу поверить, что я, наконец, нашла тебя. Я чувствую, что искала тебя всю свою жизнь”. Она покрывала моё лицо мягкими поцелуями, и когда, наконец, её губы встретились с моими, я почувствовала себя любимой.
В тот день мы не пошли на пляж и так и не потрудились одеться.
Глава 24
Я проснулась за час до будильника. Голова Джейд лежала на моём плече, а её руки и ноги тесно переплелись с моими. Мне нужно было в уборную, но Джейд так сладко спала, что я не захотела её беспокоить. Я закрыла глаза и пожелала взывающему ко мне мочевому пузырю вернуться ко сну. Я погрузилась в яркий сон … по крайней мере, я думала, что это был сон.
Я не могла дышать, не могла кричать.
Держащие меня руки причиняли боль, но физическая боль была ничем по сравнению с агонией моей души. Предательство ранило меня так глубоко, что я не хотела делать следующий вдох, но сделала. Мой выдох сопровождался рваным хрипом. Этот звук помог мне вырваться из пелены, но я не могла остановить крики, рвущиеся из меня.
“Слоан, – Джейд потянулась ко мне. Она была так похожа на него, что я кинулась удирать, брыкаясь ногами, пока не упала на пол. – Тебе приснился кошмар”. Она поднялась и села на кровати, глядя на меня, свернувшуюся в клубок. “Милая”, – сказала она, протягивая ко мне руку, но не решаясь дотронуться.
Я не спала. Я чувствовала, как в мою кожу впивается песок, принесённый нами с пляжа. Я видела свой чемодан на полу. Я знала, где я нахожусь, но продолжала чувствовать, будто произошло искривление времени, в результате которого я из одной комнаты попала в другую. И я всё ещё чувствовала запах пота на моей коже. Я не могла контролировать слова, рождающиеся где-то глубоко внутри меня. “Почему? Что со мной не так?”
Джейд покачала головой, растерянно хмуря брови. “С тобой ничего не случилось, Слоан. Тебе просто приснился плохой сон”. Она снова потянулась ко мне.
Я встала на четвереньки и поползла назад. У неё были его глаза.
“Почему он сделал это со мной? – рыдала я. – Почему она не поверила мне?”
“Кто?” Джейд выглядела так же ужасно, как я себя чувствовала.
Страх, предательство и растерянность захлестнули меня с новой силой. “Папа,” – шёпотом выдохнула я.
Лицо Джейд побледнело и вытянулось. Её рука дрожала, когда она прижала пальцы к подбородку. “Ты видела…” Она закрыла лицо руками.
Это не было кошмаром. Откровение подействовало на меня, как удар бейсбольной битой. Мой желудок взбунтовался. Я заползла в ванную и склонилась над унитазом. Я страдала физически и эмоционально. Мой разум одна за другой атаковали сильнейшие эмоции – отвращение к себе, недоумение, ненависть. Пока они без устали сменяли друг друга, я не могла понять, принадлежат ли они Джейд или мне. Я забилась между ванной и унитазом, раскачиваясь взад и вперед в отчаянной попытке прекратить бесконечную агонию.
*******
Что-то тёплое нежно прикоснулось к моей лодыжке, мягкий женский голос позвал меня: “Слоан, проснись, милая, это я”. Я открыла глаза и дернулась от прикосновения. “Это Миранда, Слоан, проснись, – облегчение затопило меня, когда я бросила взгляд снизу вверх. Медленно я подняла голову и всмотрелась в знакомое лицо. – Ты должна встать, чтобы мы могли тебя одеть”. Я обернулась полотенцем, которым она меня накрыла, и приняла протянутую руку.
Миранда привела меня обратно в спальню, усадила на кровать и начала рыться в моей сумке. Я опустила взгляд на свои запястья, ожидая увидеть синяки, и расплакалась. Миранда положила мои вещи на кровать и опустилась на колени передо мной. “Она обидела тебя?”
Я затрясла головой. “Не она, он!” Я огляделась вокруг, боясь, что кто-нибудь может нас подслушать.
Замешательство омрачило её черты. “Кто?”
“Отец Джейд, – получилось шёпотом. – Я видела … Я чувствовала, что он сделал с ней”. Я посмотрела вокруг. “Где она?”
“Её здесь нет, – успокаивающе сказала Миранда. – Давай-ка тебя оденем”.
“Я … хочу, чтобы ты вышла из комнаты”.
Миранда встала и как-то странно на меня посмотрела. “Я видела тебя голой миллиарды раз”.
“Мне нужно, чтобы ты ушла,” – сказал я, стуча зубами.
“Хорошо, – она подняла руки вверх и отступила. – Я буду снаружи”.
Я дождалась, пока она закроет дверь, и быстро натянула на себя одежду, боясь, что она войдёт и увидит мою наготу. “Мне нужно домой”.
Миранда странно на меня посмотрела, когда я, пошатываясь, вошла в гостиную.
“Я поставила кофе, – она подошла и попыталась взять мою руку, но я отстранилась и опустилась в кресло за столом. Она села напротив меня. – Что случилось?”
“Где она?”
Миранда покачала головой. “Я не знаю. Она была в истерике, когда позвонила и попросила приехать как можно быстрее. Это всё, что я смогла понять”. Слёзы снова полились из моих глаз, и Миранда неуверенно выдохнула: “Что случилось?”
“Я спала … Я думала, что сплю … может быть, просто слишком реальный сон, но я видела – чувствовала – что он делал с ней. Я была там с ней”. Моя челюсть дрожала так сильно, что я едва могла говорить.
Лицо Миранды покраснело. “Она подвергалась насилию?”
Одно только слово вызывало во мне отвращение, от которого скрутило живот. Я кивнула. “Больше я сказать не могу”.
Миранда кивнула и молча потёрла переносицу. “Ты чувствовала её боль, её эмоции?”
“Да”.
“Мы должны её найти”. Миранда ударила рукой по столу, заставив меня подпрыгнуть. “Извини”, – сказала она и глубоко вздохнула.
“Я не могу пойти с тобой”.
Миранда выглядела ошеломлённой. “Почему?”
“Я просто не могу сделать этого сейчас”. Я уже не всхлипывала, а рыдала навзрыд. Обойдя стол, Миранда обняла меня и прижимала к себе, пока я не успокоилась. Я схватила её за лацканы на рубашке. “Сделай это для меня. Найди её, убедись, что она в порядке. Мне просто нужно немного времени”.
“Давай я позову Марти побыть с тобой? Мне не нравится идея оставлять тебя в одиночестве”.
Сейчас я не могла терпеть чьё-либо общество. Мне хотелось спрятаться. “Нет, я пойду домой”.
“Я провожу тебя, а потом найду Джейд, хорошо?”
*******
Моя комната была тёмной и знакомой. Я лежала в постели, глядя в темноту, пытаясь забыть и само видение, и сопровождающие его чувства. Я была там, когда она засыпала в слезах, глядя на пустую кровать напротив. Раньше её занимала бабушка, с которой Джейд чувствовала себя в безопасности. Вцепившиеся в одеяло руки были такими маленькими. Я чувствовала её страх, боль от недоверия собственной матери. Даже взрослой женщине это было не под силу. Не представляю, как Джейд тогда справилась.
Её родители не были мертвы, как Джейд заявила, хотя они и умерли для неё. Я вспомнила, как её глазами смотрела на дом, погруженный во тьму, когда она убежала в ночь, чтобы больше никогда туда не возвращаться. Я чувствовала пронизывающий зимний холод, когда она пряталась в палатке в надежде, что её никогда не найдут. Я видела сострадание в глазах незнакомца, предложившего ребёнку работу. Я чувствовала, как её живот скрутило узлами, и слышала её горячие молитвы, пока она смотрела, как он читает её резюме, в котором бо?льшая часть информации была липой.
Я была в её теле, когда она ела холодные консервы. Когда она принимала душ в спортзале, надеясь, что никто не заметит, что она делает это каждое утро перед открытием и каждый вечер после закрытия. Я была там, когда она наскребла достаточно денег, чтобы позволить себе снять квартиру, напоминающую крысиную нору. Я чувствовала, какими потными были её ладони, когда она заполняла заявление на смену фамилии с Хатчинс на Вернер.
Я чувствовала, что ей не хватает самоуважения. Я была в её мыслях, когда она спрашивала себя, в чём она провинилась, что её отец делает с ней то, что он делает. Я была там, когда она задумалась, что можно сделать, чтобы это прекратить. Я ощутила её беспомощность, когда она нашла в себе мужество признаться матери в том, что с ней происходило.
“Ты лжешь,” – её мать дрожащими руками налила себе выпить из бутылки, которую Джейд не должна была трогать.
“Мама”.
“Нет, Коррин!” – её мать ударила рукой по столу. – Прекрати сейчас же! – она гневно указала на неё. – Ты никогда не заговоришь об этом снова ни со мной, ни с кем-либо другим. Тебе это ясно?”
Я была так зла. Я сидела и молотила подушку кулаками, скрежеща зубами с такой силой, что мне показалось, они сейчас сломаются. Как могла она – они – делать это с ребёнком? Я испытывала отвращение и бешеный гнев на её отца за то, что он сделал, но где-то в глубине души вскипала яростная ненависть к её матери. Она знала и не сделала ничего, чтобы остановить это.
Я никогда не задумывалась об убийстве, но я хотела приложить руку к смерти этих людей. Я хотела причинить им боль. Я хотела заставить их испытать то, что испытала я, что Джейд испытывала в течение долгих лет. Но Джейд была другой. Она больше не чувствовала ненависти. Она мысленно убила своих родителей, но я не могла. И за это … я на неё злилась.

+1

8

Глава 25
“Вставай”. Миранда открыла жалюзи, наполнив комнату светом.
Я натянула на голову одеяло и крепко сжала глаза.
“Сейчас ты встанешь, примешь душ и поешь. Ты два дня не выходила из этой комнаты”. Миранда схватила одеяло и сдёрнула его с кровати.
“Убирайся! – я кричала на пределе моих легких. – Убирайся к чёрту и оставь меня в покое”.
“Разве ты не хочешь узнать про Джейд? Тебе всё равно?” – голос Миранды был пронизан гневом и обидой.
Я покрепче свернулась в клубок, зажимая уши руками.
Она схватила меня за ногу и дёрнула. “Вставай, Слоан!”
“Сволочь!” Я стала брыкаться и кричать, но Миранду это не смутило. Она бросилась на кровать и, накрыв меня своим телом, ждала, пока я не замерла. Ухом я ощущала её горячее дыхание.
“Я не дам тебе уйти. Я не позволю тебе сдаться, – слёзы Миранды капали мне на лицо. – Я знаю, тебе больно и хочется убежать, но ты должна с этим справиться ради себя и ради Джейд. Я не отпущу тебя. Я буду здесь и помогу тебе, как ты всегда помогала мне”. Мы оставались в этом положении, пока мне не стало слишком тяжело от её веса.
*******
Я усердно тёрла в ду?ше свою кожу, пытаясь стереть из памяти его прикосновения и запах. Я провела там много времени, позволяя горячей воде струится по моему телу в надежде, что она смоет мою безумную ярость. Хотя, на самом деле я не хотела, чтобы это произошло, потому что под яростью пряталась такая острая боль, с которой бы я просто не справилась.
“Вот, – Миранда просунула полотенце за занавеску, когда услышала, что я отключила воду. – Я отвернусь, пока ты обтираешься и одеваешься, но я не уйду”.
Она ходила за мной по пятам словно тень с тех пор, как я выползла из постели. Она не произнесла ни слова, пока я ела тост и пила молоко. Она ждала. Терпеливо ждала, пока я поем и приму душ, чтобы задать вопросы, на которые я не хотела отвечать.
Одевшись, я прошмыгнула мимо неё и опустилась на диван. Она последовала за мной и села рядом. “Я понимаю. Я понимаю, через что ты проходишь”.
“Ты ни черта не знаешь. Тебя там не было. Не меньше часа я жила жизнью Джейд. Я была… изнасилована вместе с ней. У неё была целая жизнь, чтобы справиться с этим. А у меня всего пару дней, так что дай мне грёбаный перерыв”.
“Тебе нужна помощь, – мягко сказала Миранда. – Тебе нужно с кем-то поговорить”.
“И что я скажу? Что у меня есть дар, который позволяет мне переживать самые болезненные периоды жизни человека? Меня сразу упекут в психушку”.
“Ты можешь сказать, что это тебя насиловали, – спокойно сказала Миранда. – Я полагаю, что лечение будет…”
“Я не признаюсь в этом! Я не собираюсь сидеть в каком-то офисе и позволять совершенно незнакомому человеку копаться у меня в голове. Это просто жалко”.
Глаза Миранды наполнились болью, которую я не могла игнорировать. “Я делала это, и я не чувствую себя жалкой, – её глаза сузились. – Ты намеренно пытаешься задеть меня, чтобы целиком погрузиться в свою боль”.
“Да, – кивнула я. – Я зла, и я хочу, чтобы так и оставалось. Это единственное, на что я сейчас способна. Я не могу думать. Я могу только злиться”.
Склонив голову на бок, Миранда посмотрела на меня. “Злиться на кого?”
“Разве это не очевидно?”
“Да, верно, но я не думаю, что ты это осознаёшь, – Миранда вдохнула поглубже. – Это на Джейд ты злишься”.
“Нет”. Это была ложь, и мы обе это знали, но произнести это вслух означало, что с этим надо будет что-то делать, а я не была к этому готова.
Миранда покачала головой. “Я многого не понимаю, но ты лжёшь и мне, и себе”.
“Я не могу встретиться с ней прямо сейчас. Она очень похожа на своего отца. Это делает всё слишком реальным”.
“Ей очень больно. Она много лет хранила этот секрет, так никому и не рассказав. Хоть и не нарочно, но ты заставила её снова столкнуться со старыми демонами. Единственный человек, который действительно может понять её и посочувствовать, это ты. Если она тебе небезразлична, ты должна взять себя в руки и быть рядом с ней”.
“Она призналась в этом тебе?”
Миранда кивнула с мрачным выражением лица. “То, что делал её отец, отрицание всего её матерью … я не испытала этого, как ты, но меня это тоже ранило. Отрешённость, с которой она рассказывала об этом, оставила в моём сердце шрам на всю жизнь, – я отвернулась, не в силах выдержать взгляд Миранды. – Ты должна поговорить об этом. Выпустить всё, что ты держишь в себе, – Миранда прочистила горло. – Она сказала, что ты можешь поговорить со мной. Она знает, что тебе это нужно”.
“Не сейчас”. Я обхватила себя руками, как будто пытаясь сдержать всё внутри. То, что я произнесу вслух, станет реальностью. А я на данный момент хотела рассматривать всё это как очень плохой сон.
Миранда со вздохом встала. “Я собираюсь открыть твой магазин. Кейли придёт после школы, а я буду открывать его, когда смогу”.
“Спасибо, я действительно ценю это”.
“Эй, – я обернулась и посмотрела на Миранду, прислонившуюся к кухонной двери. – Я знаю, тебе нужно время, чтобы погоревать и справиться с этим, но, когда ты соберёшься с мыслями, вспомни, что есть замечательная женщина, которая нуждается в тебя”.
Я лежала на диване, зная, что она больше меня не видит, и тихо плакала. Одна часть меня страдала из-за того, что я испытала, другая – из-за того, что пришлось пережить Джейд.
Глава 26
В конце концов я вернулась к работе, поняв, что в моём убежище нет ничего, кроме боли. Миранда приходила каждый день, но не проводила со мной всё своё время, как обычно. Сейчас со мной было не очень весело, но это было не единственной причиной. Миранда посвящала часть своего времени и Джейд. Она была как бы продолжение меня. Это утешало и одновременно заставляло меня испытывать стыд, потому что она делала то, что должна была сделать я, но не сделала.
Из пучины жалости к себе меня вытащила не Миранда, а Деб. Она объявилась однажды вечером, когда я уже собиралась запереть магазин. Я не видела её с нашей неудачной попытки поговорить и предположила, что она ищет возможность отыграться. Она молча вошла, и я закрыла за ней дверь. “Хочешь зайти в дом и чего-нибудь выпить?” – спросила я.
“Да,” – кивнула она.
Я налила нам по бокалу вина. Мы сидели за кухонным столом, и, думаю, обе ждали, кто же из нас заговорит. Она первой устала от этой игры.
“Жалеть саму себя – довольно неблагодарное занятие, не так ли? – я посмотрела на неё, гадая, о себе она говорит или обо мне. Деб выпрямилась и посмотрела на меня, подняв подбородок. – Я начала лечение. Первые несколько сеансов были посвящены прощению. Простить тебя, Энджел, Миранду, себя, – её тёмные глаза сузились. – Я ещё далека от цели, но я стараюсь научиться”.
“Замечательно”.
“Ты тоже можешь научиться, – хладнокровно сказала она. – Прошло больше недели – вполне достаточно, чтобы справиться с этим. Теперь пришло время действовать”.
Я всё ещё не понимала, о ком она говорит. “Мне жаль, если я обидела тебя…”
“Я говорю не о себе. Я говорю о Джейд”.
Гнев охватил меня как лесной пожар. “Миранда рассказала тебе?”
“Нет, Джейд,– взгляд Деб был жёстким. – Миранда позвала меня с её разрешения. И хотя я не испытала того, что выпало на долю Джейд, но я борюсь со своими собственными проблемами. Мы поделились друг с другом, и, по крайней мере, мне стало легче, – она наклонилась достаточно близко, чтобы я почувствовала её дыхание на своём лице. – Иногда просто нужно понять,что ты не единственная, у кого есть проблемы”.
Родившиеся в моём мозгу отговорки попытались пробиться наружу сквозь плотно сжатые губы. Я могу справиться с этим сама. Мне не нужна помощь. Оставь меня в покое и дай мне справиться с этим по-своему. Но я не могла сказать этого Деб, потому что она уже говорила мне то же самое, и я знала, что она бросит мне в лицо те же слова о несостоятельности этих доводов, что и я ей. Я продолжала молчать.
“Чтобы выжить, я учусь признавать это, но Джейд? Она единственная в своём роде. Я окружена друзьями и любящей половинкой. Джейд же пришлось полагаться только на себя, – Деб ударила рукой по столу, когда я отвернулась. – Чёрт возьми, не смей отмахиваться от этого, Слоан. Она удивительная женщина, которая заслуживает гораздо большего, чем ты ей дала, – она указала на меня дрожащим пальцем. – Миранда предупредила, что ты злишься, да я и сама это вижу. Ты можешь злиться на её родителей, но не на неё”.
Я знала, что мои оправдания звучат жалко, но это всё, что у меня было. “Как она могла сидеть сложа руки и позволить, чтобы всё сошло им с рук? Почему она не предъявила обвинений? Её отец мог продолжать делать это с другими детьми, – мой голос надломился. – Почему она больше не злится?”
С Деб трудно было иметь дело. От неё не приходилось ожидать мягкости и проявления эмоций. “Не будь идиоткой. Ты знаешь, что после всех этих лет было бы очень трудно доказать то, что произошло. Ты бы хотела стоять на трибуне и давать показания, если всё это случилось так давно? Смотреть в бесстрастные лица, рассказывая о худшем времени в твоей жизни, и надеяться, что тебе поверят? – она снова указала на меня пальцем. – Можешь не отвечать, потому что мы обе знаем, что ты бы струсила”.
Я стиснула зубы, зная, что моё лицо сейчас выражает смертельную ярость, но Деб не отступила. “Ты просила время, чтобы справиться с этим по-своему, и оно у тебя было. Как ты смеешь требовать, чтобы Джейд реагировала так, как по-твоему она должна! Как ты смеешь судить её!”
Если бы Деб ударила меня, это и в половину не было бы так больно, как услышать правду. Вся моя злость и враждебность растворились в боли, до поры до времени погребённой под горячими углями ненависти. Я исторгла вопль, выпускающий всю боль наружу, и разрыдалась, позволяя страданиям словно лаве вытекать из меня. Деб притянула меня к себе и долго-долго, как мне показалось всю ночь, укачивала в своих объятиях.
*******
“Ты боишься,” – сказала Деб, когда я успокоилась. Мы сидели на полу в кухне, прислонившись к стене.
Мой голос был хриплым. “Я в отчаянии и не знаю, что с этим делать. Я не знаю, хватит ли у меня сил”.
Деб вытянула руку и достала со стола мой бокал.”Пей,” – сказала она, потянувшись за своим. Я сделала глоток вина и сморщилась, когда оно обожгло моё воспалённое горло. “Никому из нас не хватит сил справиться со всем в одиночку, – она покачала головой и рассмеялась.– Я ненавижу это признавать, но мне нужна помощь, мне нужна ты, Энджел и даже чёртова Миранда, – она ткнула мне в ногу. – Ты нужна нам также, как и Джейд”.
“Я понятия не имею, как всё исправить”.
“Ты нет. Время и любовь лечит всё, по крайней мере, так мне сказали. Джейд нужно увидеть твои слёзы, а тебе позволить ей выплакаться, – Деб сделала большой глоток из своего бокала. – Она теряет веру в тебя, Слоан. Эта женщина привыкла со всем справляться сама. Твоё молчание для неё равносильно отказу, и она готовится двигаться дальше”.
Глава 27
Я ждала на стоянке, пока Джейд выйдет с работы, и понятия не имела, что сказать. Я хотела просто обнять её и умолять о прощении. Когда двери спортзала открылись, моё сердце колотилось в груди подобно раскатам грома над головой. Я держалась за дверь автомобиля, когда увидела выходящих вместе Джейд и Жаклин. Жаклин что-то говорила и улыбалась. Лицо Джейд было неподвижным, как камень. Мои пальцы непроизвольно разжались и соскользнули с дверной ручки, когда Джейд прошла мимо своего грузовика и залезла в “Инфинити” Жаклин.
Я наблюдала, как машина проехала мимо. Джейд сидела на пассажирском сиденье и смотрела в противоположное от меня окно. Ближе ко мне находилась Жаклин, которая выглядела по-настоящему головокружительно. Я опустилась на сиденье и сжала переносицу. Я знала, что делает Джейд, потому что сама много раз поступала точно так же. На какое-то время она забудет обо всём в объятиях этой женщины. Но полученное утешение будет недолгим, и на утро она почувствует себя ещё ужаснее, чем накануне вечером.
Я рванула на шоссе, оставляя позади брызги гравия. “Мустанг” разгонялся, послушный моим командам. “Инфинити” меня опережала, и я нарушила все скоростные ограничения, чтобы наверстать упущенное время. Я имела смутное представление о том, где живёт Жаклин, но не знала, в каком доме. Свернув с шоссе 98, я лишь успела заметить габаритные огни “Инфинити”, прежде чем они скрылись за поворотом. Жаклин не теряла времени.
На дорогу передо мной выехал автомобиль. Я не могла его обогнать, пока по встречной полосе двигались ещё две машины. Когда полоса освободилась, я ударила по педали газа, и “Мустанг”меня не подвёл. Стрелка тахометра ушла в красную зону, когда я сменила передачу, проклиная себя за то, что упустила “Инфинити” из виду. Свернув на улицу с ограничением скорости в тридцать пять миль в час, я сбросила скорость до сорока пяти, пытаясь рассмотреть впереди белую машину. Я нашла её и устремилась следом.
Жаклин и Джейд остановились у первой ступени лестницы, когда я притормозила позади “Инфинити”.
У меня не было заготовленной речи. Я понятия не имела, что сказать, но моё сердце знало, и я доверилась ему. В приглушённом свете фонаря Джейд посмотрела на меня. Я чувствовала её взгляд, но именно Жаклин задала очевидный вопрос: “Зачем ты здесь?”
“Джейд, – я сжала перила, глядя, как она запрокинула голову, подставляя лицо дождю. – Мне очень жаль”.
“Уходи отсюда, – сказала Жаклин. – Это частная собственность и…”
Я посмотрела на Жаклин. “Я знаю, кто тебя там ждёт, – свет с крыльца освещал меня, как прожектор на сцене. – Я знаю, кто ты, и знаю, что вы вдвоём делаете. Если хочешь сохранить свой драгоценный секрет, тихо поднимись по лестнице и закрой за собой дверь”.
С минуту Жаклин молча смотрела на меня. Я не могла видеть её лица, но знала, что на нём написано удивление. Она бросила один взгляд на Джейд, которая продолжала смотреть на небо, и ушла прочь.
Я отошла на два шага, выйдя из круга света. “Джейд, я знаю, иногда ты чувствовала себя недостойной меня, недостойной любви, но ты не знаешь, насколько недостойной тебя я себя чувствовала, по-прежнему чувствую. Я никогда не встречала никого столь необыкновенного и знаю, что уже не встречу, – она не смотрела на меня, держа голову поднятой вверх и позволяя дождю омывать её лицо. – Я сделала именно то, чего обещала никогда не делать: я подвела тебя”.
Джейд не двигалась и не произносила ни слова. Я раздражённо смахнула с лица смешивающиеся с дождём слёзы. “Я не нарочно вторглась в твой разум. Я думала, что сплю. Но я увидела, и, да поможет нам Бог, я почувствовала, через что тебе пришлось пройти. Я знаю, ты собиралась рассказать мне об этом в своё время, и ты, вероятно, возмущена, но я уверена, что никогда бы не осознала произошедшее в полной мере, если бы сама не пережила этого”. Я проглотила застрявший в горле ком. До этого момента я по-настоящему не понимала, что означают сила и храбрость. У меня в груди всё сжалось, когда меня осенило: “Я не достойна тебя, Джейд. Ты нужна мне, я хочу тебя… люблю тебя, но…”
От стыда мне хотелось провалиться сквозь землю. “Я подвела тебя. Мне так жаль, – внезапно мне показалось, что я пытаюсь приподнять с одной стороны очень тяжёлый ящик, вес которого слишком велик, чтобы я могла унести его в одиночку. Я почувствовала, что проиграла, и повернулась, чтобы уйти. Я громко выдохнула, когда дождь пошёл сильнее. – Я отвезу тебя обратно к тренажерному залу, если хочешь”.
Я развернулась и направилась к своей машине. Моя рука занемела, когда я взялась за ручку. Почувствовав прикосновение к другой руке, я обернулась и увидела Джейд.
Без единого слова она взяла мою руку и приложила к своей груди. Её глаза умоляли меня принять последний секрет. Я почувствовала прощение, надежду и, прежде всего, любовь.
“Отвезёшь меня… домой?”
Если бы она не прикасалась сейчас ко мне, я бы ничего не поняла. Она не просила меня подбросить её до своей квартиры или даже до моего дома; она просила забрать её навсегда.
“Да, отвезу и никогда больше не позволю тебе уйти”.
Эпилог
“Посмотри на это”.
Миранда пультом указала на телевизор. Музыка снаружи заглушала слова репортёра, но мне не нужно было его слышать, чтобы понять, что случилось. На экране появилось изображение сенатора Прайста, а рядом с ним – фотография Жаклин, машину которой окружали представители СМИ. Она воспользовалась своим шансом.
Вечеринка была в самом разгаре, и её почётные гости – Лонна и Пейдж – просто сияли, глядя друг на друга. Я наблюдала за ними через окно кухни, потягивая свой напиток.
Существует множество форм любви, и я думаю, иногда мы склонны принимать их как должное.
Любовь между родителем и ребёнком проявляется в нежности и заботе о малыше на пути его роста и взросления. Мне сложно об этом судить, так как у меня не было своих детей. Меня любила женщина, которая не произвела меня на свет, но при этом я обожала и уважала её. Она была моей безопасной гаванью, моей каменной стеной.
Есть любовь между друзьями. Я была благословлена ею, даже слишком. Мы препирались и боролись друг с другом, мы любили и теряли вместе, но те нежные чувства, что остались между нами, были прекрасны сами по себе.
И потом, есть любовь романтическая, которая заставляет сердце парить и наливаться тяжестью, но она является и самой захватывающей из всех.
Я посмотрела на Марти, которая, почистив креветку, сунула её Джейд в рот. Не прекращая жевать, Джейд оглянулась на меня, и я почувствовала, что моему сердцу стало тесно в груди. Любовь буквально распирала меня изнутри, и я не удержалась от улыбки.
Наша поездка в закат не была лёгкой. Нам пришлось обсудить множество тягостных и неприятных вещей,чтобы суметь оставить их позади. Я знала все её секреты, а она – мои, но я не знала Джейд. Каждый день меня ждало новое открытие, иногда хорошее… иногда не очень. Уверена, она могла то же самое сказать и обо мне. Но несмотря ни на что узы между нами с каждым днём становились всё крепче, и когда опускалась тьма, мы лишь сильнее прижимались друг к другу, пока снова не вставало солнце, и мы начинали новый день, вместе.
Мне не нужно было совать свой нос в её мысли, чтобы понять, что другая никогда не сможет занять моего места.

+2

9

Дюдюка Барбидокская|0011/7a/32/1735-1446739541.jpg написал(а):

“Может быть, краб, а может, дитёныш тормоз-несского чудовища, но все они будут счастливы поселиться в твоих трусиках”.


Это же надо ж было так усовершенствовать текст ;)

+1

10

Отличное начало. Очень захватывает и интригует. Но где-то посередине я заскучала. А в конце вообще все скомкано. Дочитала до конца, чтобы узнать чем же закончилась история. Жаль потраченного времени.

Отредактировано K.Simon (14.02.16 19:08:11)

+1

11

все-таки дар помог героиням...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Робин Александер - Почти мертва