Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Rhinestone/Горный хрусталь by Orange


Rhinestone/Горный хрусталь by Orange

Сообщений 21 страница 39 из 39

21

Orange, потрясающе! Спасибо!

+1

22

Маrusya,
спасибо!) пока трудно сказать. Писательство - процесс довольно спонтанный. С уверенностью можно лишь утверждать, что, если будет у романа хоть один читатель, он найдёт своё завершение.

Valkyrja,
искренне рада, что вам понравилось)

+1

23

Orange|0011/7a/32/3215-1450861309.jpg написал(а):

если будет у романа хоть один читатель, он найдёт своё завершение.

не скромничайте))) у романа уже много поклонников и все ждут продолжения с нетерпением!

+3

24

Я очень жду!) :jumping:

+1

25

Что ж... Прекрасно, когда есть тот, для кого можно писать)

+1

26

Orange
спасибо за Ваш труд))

+1

27

Orange
ООчень интересно, ждём продожение!!

+1

28

Orange, прекрасное произведение! очень жду продолжения!

0

29

Увлекает. Очень качественно. Жаль без конца((

+1

30

Лаюки|0011/7a/32/3725-1463203087.jpg написал(а):

Увлекает. Очень качественно. Жаль без конца((

Какой еще конец? Все только начинается)

Глава 6

“Да что эта Хизер о себе возомнила!” - внутри Сьюзан все клокотало от возмущения. Она вошла в квартиру и с порога швырнула сумку на диван в гостиной. Видимо, она все же устала в свой первый рабочий день, потому что до дивана сумка не  долетела - стукнулась о спинку и брякнулась на пол. изнутри посыпалась всякая мелочь, в том числе и ежедневник фирмы, который подарила Сьюзан Анечка. В голове возник образ Анны: очень кроткая и смышленая девушка, веселая и открытая. “Надо будет попробовать уговорить ее стать моим помощником”, - решила Сьюзан и направилась в душ, так и не подняв сумки и разбросанных вещей с пола.
Свет не по-прежнему не включался, и девушка, которая напрочь забыла о том, что сегодня умывалась при открытой двери, чертыхнулась и решила, что не хочет больше мириться ни с какими неудобствами. Неподалеку от дома она заприметила магазинчик с надписью “Индийские благовония” - там наверняка должны были быть свечи.

Выйдя из ванной, девушка прошла на кухню. В ее новом жилище кухня была совсем крошечной и располагалась рядом с туалетом. Сьюзан никак не могла взять в толк, зачем инженеры спроектировали все именно таким образом.
Кухонный стол стоял у стены, а над ним висел шкафчик. Поначалу Сьюзан казалось ужасной глупостью вешать его прямо над столом, но сейчас она оперлась руками о столешницу и прислонилась головой к гладкой поверхности шкафа. В голове то и дело мелькали воспоминания о первом рабочем дне. Как она ни старалась, образ Хизер никак не выходил из ее головы. “Интересно, сколько ей лет?” Деловой костюм и удобные туфли на невысоком каблуке подсказывали, что ей должно быть далеко за сорок, хотя лицо, которое обрамляли короткие кудрявые волосы, выглядело совсем молодым. Но приковывал к себе внимание ее потрясающий взгляд: глаза кошачье-зеленого цвета казалось, могли просверлить насквозь, но при этом во взгляде читался непревзойденный ум и угадывалась стойкость характера. Хизер смотрела на человека так, будто знала про него все, будто видела всю его сущность, будто понимала все тайные слабости. Ее взгляд подчинял, но одновременно внушал спокойствие - в ней чувствовалась полная уверенность в собственных силах. Сьюзан ругала себя за то, что так долго смотрела на свою новую коллегу, которая поистине обладала природным магнетизмом.
Сама девушка благодаря своей красоте всегда ощущала превосходство над другими, здесь же впервые она смутилась и не знала как реагировать на колкие замечания “железной леди”. Однако, ей еще много предстоит сделать, чтобы зарекомендовать себя в глазах этой стервы. “Боже, о чем я думаю вообще? Час назад я мечтала закатать Хизер в асфальт, а сейчас я мечтаю ей понравиться”.

Ее начала одолевать тоска - новый коллектив принял ее тепло, кроме этой чванливой Хизер, но сразу было понятно, что коллеги заглядывают в рот своему боссу, и если Сьюзан не заслужит доверия Хизер, все с удовольствием будут вытирать о нее ноги. “И зачем я уехала из Америки? Можно было поработать и там. Что меня связывает с этой чужой страной, кроме папы?” Она вспомнила последнюю встречу с Кэтти - как лежала на полу, касаясь подушечками пальцев рассыпанных орехов, и слушала музыку, как вибрации проникали сквозь тело и успокаивали. Сьюзан представила себя лежащей на полу в этой кухне. Здесь надо было бы порядком извернуться, чтобы лечь нормально. Во-первых, учитывая ее рост, это возможно было бы сделать только по диагонали. А во-вторых, голова оказалась бы либо у раковины, под которой находилось помойное ведро, либо - прямо у батареи. Представлять себя и дальше на линолеуме в кухне Сьюзан не захотелось, и забыв о том, зачем она сюда вообще явилась, девушка побрела в комнату, где на полу все еще мирно покоились брошенная сумка и выпавшие из нее вещи. Сьюзан наклонилась,  подобрала ключи, а затем выудила из сумки кошелек, оставив саму сумку лежать на прежнем месте. Удивляясь своей вялости и лени, она направилась в магазин.

На улице было довольно прохладно и падал легкий снег. Прежде чем достигнуть асфальта, снежинки долго кружились в воздухе, будто раздумывая, в каком месте им будет комфортнее приземлиться. Сьюзан перешла дорогу и вскоре увидела нужную вывеску. Рядом с магазинчиком, заехав передним колесом прямо на тротуар, припарковался огромный черный Вольво. Прямо над автомобилем висел знак, указывавший, что и остановка, и стоянка здесь запрещены.

Войдя внутрь, девушка поразилась количеству пребывавшего в магазине народа - все активно что-то брали, рассматривали, галдели, а за небольшим прилавком стояли целых три продавщицы. Сьюзан стала разглядывать ассортимент, но кроме огромного количества склянок с непонятным содержимым так ничего и не обнаружила. Отчаявшись найти посреди всего многообразия нужный ей товар, девушка решилась поинтересоваться у продавщицы:
- Простите, у вас есть свечи?
- Какие вам? - довольно грубо поинтересовалась девушка за прилавком.
- Обычные свечи, чтобы зажечь в ванной.
- Свечами не торгуем! - отрезала та и перевела взгляд на другую покупательницу, набравшую полную охапку баночек с чем-то коричневатым внутри.
Сьюзан удивилась - зачем было спрашивать, какие свечи ей нужны, если их все равно нет? Вдруг она почувствовала на себе чей-то взгляд, а когда обернулась, то с удивлением обнаружила стоявшую среди снующих дам-покупательниц Хизер. Казалось, в первую секунду та решила сделать вид, что не узнала девушку, но в последний момент одумалась и натянула на лицо дежурную улыбку - очень симпатичную, белозубую, возможно, почти искреннюю улыбку. Только вот глаза ее при этом остались холодными.

- Сьюзан, вы уже осваиваете магазины, как я погляжу?
- Да?.. Ну да... - Сьюзан заметно смутилась, - вы знаете что-то случилось с электричеством в моей ванной. И поскольку я даже не знала, к кому обратиться…
- Давайте уйдем с прохода, - Хизер повела рукой влево, а когда Сьюзан не пошевелилась, вежливо, но крепко взяла ее под локоть и отвела в сторонку, к витрине с ароматическими маслами.
- Я не знала, к кому обратиться и решила приобрести свечи…
- Свечи? Прошу прощения, а вы лампочку проверили?
- Что, простите?
- Вы посмотрели, цела ли лампа в светильнике? Возможно, она всего-навсего перегорела, а вы за свечами отправились вместо того, чтобы купить новую.
- Нет, мне не пришла в голову такая мысль. Как глупо, конечно, нужно было сначала проверить… Просто, если честно, я никогда не сталкивалась с подобной проблемой...
Сьюзан вдруг почувствовала себя школьницей, не подготовившей домашнее задание. “Боже, что я несу? Что вообще она обо мне подумает?” - на какой-то ужасный  момент Сьюзан показалось, что все в магазине сейчас уставились на нее и смотрят - кто неодобрительно, а кто сочувственно. Но уже в следующий миг она поняла, что все происходит в ее воображении. Лицо же Хизер не выражало абсолютно ничего: в нем не было ни насмешки, ни презрения, как впрочем не было и интереса или хоть какого-то участия. Это раздражало.

- А ну-ка, подвиньтесь! Встали тут! - давешняя продавщица протиснулась между ними к витрине, бесцеремонно отпихнула Сьюзан в строну, и принялась ковыряться в замке. Ключей у нее была целая связка и кажется, она решила перепробовать их все.
Над Сьюзан нависла какая-то тень, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении толстухой необъятных размеров, одетой в пестрое теплое пончо и прижимавшей к груди поддельную сумку “Луи Витон”. Дама встала практически вплотную к Сьюзан, заколыхалась и недовольным голосом произнесла:
- Девушка, а можно побыстрее? У меня машина припаркована на тротуаре, я не хочу из-за вас штрафы платить!
- Дак я ищу-то, ищу! Видите - не открывается? - продавец повернулась и выронила связку ключей на пол. - Твою же мать! Упали!
- Тогда дайте мне эту лампу с витрины, иначе я сейчас уйду!
Заметно скучавшая Хизер внезапно оживилась, и на лице ее появилась лукавая улыбка. Она шагнула к женщине и звучно и громко, на весь магазин, высказалась :
- И правильно сделаете, если уйдете. Лучше поберегите себя.
В магазине повисла неловкая тишина.
- Женщина! - взвились наперебой продавщицы. - Что вы такое говорите?
- У вас на витрине солевая лампа. И она - розовая. Вы что, не в курсе, что при нагреве розовая соль выделяет повышенное количество радона? Это может быть опасно, даже очень опасно, насколько я могу судить. Будьте любезны, вы могли бы предъявить сертификат соответствия?
- Да вы... вы... я не... - возмущенно забулькала продавщица.
- Вы что себе позволяете? - устремилась ей на помощь вторая. - Какой сертификат, это лампа из самого этого… Варкар... Варанкар... из Индии, короче, вот! Какой еще сертификат?
- Ага, радиацией, значит, торгуете? - взвилась толстуха и опасно махнула сумочкой у самого уха Сьюзан. - Я на вас в Роспотребнадзор напишу!
- Да пожалуйста, пишите, куда хотите, а лампа красивая  и очень полезная - смотрите! - продавец щелкнула выключателем.
- Радиация! - взвизгнула толстуха и ринулась к выходу. Она непременно сбила бы Сьюзан с ног, но Хизер очень ловко дернула девушку на себя.
Народ загудел, кто-то направился к выходу вслед за возмущенной любительницей ламп, кто-то продолжил разглядывать товар, будто ничего и не происходило. Но все же покупателей в магазине осталось значительно меньше.

- Ух ты, я не думала, что вы настолько разбираетесь в соляных лампах! - восхищенно и совершенно искренне воскликнула Сьюзан.
- Я предпочитаю быть полезной там, где могу. Мое инженерное образование иногда пригождается, особенно, если учесть, что теорию с радоном я только что выдумала. Мне очень не понравилось, как себя вела эта продавец, - довольно мягко, без свойственной ей надменности в голосе ответила Хизер. - И вот что, - произнесла она после непродолжительной паузы. - Я попрошу своего водителя к вам заехать и проверить светильник. Завтра утром он везет меня в аэропорт и может перед этим заскочить к вам. В котором часу вы встаете?
- Я планировала подняться около восьми, еще не перестроилась на здешнее время и никак не привыкну…
- Это слишком поздно. Тогда после. Просто дадите ему ключи.
- Но…
- Что?
- Может, я и сама попробую…
- Может. Тогда, если вы все же не справитесь, - по лицу Хизер было понятно, что она не верит в успех мероприятия, - попросите Анечку соединить вас с Димой. Он мастер на все руки и сможет устранить любую проблему.
- Да, хорошо, спасибо.
- Простите, мне надо идти, я тоже оставила машину в неположенном месте. Хорошего вам вечера.
- И вам хорошего вечера, и еще раз спасибо.
Хизер кивнула и стремительно зашагала к выходу. Сьюзан провожала ее взглядом, не в силах отвести глаза…

Резко остановившись, словно налетев на невидимое препятствие, Хизер остановилась перед самой дверью магазина, обернулась, решительно шагнула к Сьюзан и улыбнулась - на этот раз куда более искренней улыбкой.
- Мисс Оуквуд, прошу меня простить, видимо, годы, проведенные в этой стране, совсем  заставили меня позабыть о правилах хорошего тона. Мы с вами не очень-то хорошо начали знакомство, но так каши не сваришь, как говорится в здешней поговорке. Если нам предстоит плотно работать вместе, давайте хотя бы попытаемся перевести наши отношения в разряд конструктивных и взаимно вежливых. И для начала - чем я могу вам помочь?
Сьюзан замерла с раскрытым ртом, только и успев подумать, что выглядит, как Мейзи Уокер, девочка с синдромом Дауна, жившая по соседству с семьей Оуквуд в штате Мэн, когда самой Сьюзан было девять. "Вотэтода, ура, ответьжечтонибудь, - скороговоркой пронеслось у нее в голове. - Черт, ну почему рядом с ней я проявляю самые дурацкие свои качества?" Сьюзан начала злиться - на саму себя, на Хизер, на магазин, пропахший густым и тревожащим запахом благовоний, на долгий день и отсутствие электричества в ванной.
- Вы знаете, Сьюзан, - произнесла Хизер, так и не дождавшись ответа, - сдается мне, что мы с вами и так в силах решить сложившуюся проблему. Пойдемте со мной.
Хизер взяла ошеломленную девушку под руку и повела к выходу. Сьюзан глянула на нее и обомлела - с лица Хизер исчезла холодная маска отстраненного наблюдателя. Сейчас в ее зеленых глазах прыгали чертики, и Хизер выглядела совсем девчонкой.  В темноте ярко мигнули фары “Вольво”. Неправильно припаркованный джип на удивление оказался машиной Хизер. “А она не такая уж и правильная, как кажется на первый взгляд,  - этот поступок никак не вязался с уже сложившимся у Сьюзан представлением о характере начальницы. - Сколько еще тайн хранит в себе эта женщина?”

Из раздумий ее вырвал негромкий голос Хизер, спрашивавший, куда им ехать. Честно говоря, собственный адрес Сьюзан так и не вспомнила, дорогу пришлось показывать жестами. Возле дома Хизер ловко втиснула машину на свободное парковочное место, открыла багажник и, немного покопавшись, выудила что-то из пакета. Что-то оказалось энергосберегающей лампочкой, которую Хизер уже в квартире извлекла из коробочки жестом заправского фокусника и  бодро направилась в сторону ванной, будто уже сто раз бывала здесь в гостях. Пока Сьюзан раздумывала, что предложить своей гостье - ни чая, ни даже обычной воды в доме не было, ведь она так и не успела сходить за покупками - Хизер уже орудовала в ванной.
- Сьюзан, помогите мне, - Хизер выглянула в коридор. Ее волосы растрепались, рукава блузки она закатала, а еще -  расстегнула верхние пуговицы. Сьюзан вдруг поняла, что Хизер выглядит потрясающе сексуально и подумала, что могла бы смотреть на нее еще очень долго. Вечно.
- Да-да, конечно, что я могу сделать?
- Придержите плафон, когда я его сниму. Такое ощущение, что его проектировали наши разработчики - потрясающая конструкция, чтобы с ним справиться, нужно иметь как минимум три руки.
Сьюзан вошла в темную ванную и замерла в ожидании.
- Вот черт, - выругалась Хизер, - не снимается, надо бы подсветить телефоном.
Сьюзан не успела ничего сказать, как Хизер уже соскочила с табуретки. От стремительного движения девушку слегка качнуло, и она буквально оказалась в объятиях подхватившей ее Сьюзан.
- Oh, sorry, - еле слышно произнесла Хизер.
От ее близости стало так хорошо, так приятно, что Сьюзан не смогла сдержать внезапно охвативший ее порыв… Ее губы стали приближаться к лицу Хизер, она не понимала, что делает, но сейчас это было то, чего ей хотелось больше всего на свете…

- Вы че-нить брать-то еще будете?!
- Что? - Сьюзан помотала головой и обнаружила себя стоящей в магазине у витрины с ароматическими маслами. Ей показалось, что от приторного запаха благовоний у нее кружится голова.
- Я спрашиваю, вы че-нибудь брать еще будете? - прокричала та самая продавщица, что отшила ее со свечами. - Нам закрываться скоро. Может, крем возьмете с гинкго билоба? Для вашей сухой кожи будет в самый раз.
"Сухой кожи? Что за чушь, ничего у меня не сухая кожа, я всегда внимательно слежу за своей внешностью. Или нет? Я уже ничего не понимаю..."
- Что ж, я попробую, - обреченно произнесла девушка.
- При покупке двух - третий в подарок.
- Нет, спасибо, достаточно одного.
- Возьмите тогда еще крем для рук на овечьем молоке, и в подарок вам пойдут ароматические палочки.
- Да, хорошо, - голос Сьюзан слабел с каждой произнесенной фразой. Она никак не могла прийти в себя. Это благовония сыграли с ней такую дурацкую шутку?
- Какие вам?
- Что?
- Палки с каким запахом?
- А что вы можете предложить?
Продавщица презрительно уставилась на Сьюзан, а затем хлопнула перед ней на прилавок увесистую коробку, битком набитую разными упаковками. Девушка принялась выбирать и быстро обнаружила, что надписи на коробках повторяются, а самих ароматов не так уж много.
- Возьмите эти, - сунула продавец в пакет с кремом первую попавшуюся пачку палочек, и Сьюзан поняла, что должна ретироваться как можно скорее.
- Большое спасибо.
- Заходите еще.

Сьюзан опомнилась уже у подъезда. Снег повалил сильнее, и тут девушка обнаружила, что не может открыть наружную дверь дома. Предприняв несколько безуспешных попыток, она вконец отчаялась. “Да что же за день сегодня такой? Это хоть мой дом, я ничего не спутала?”
- Что вы там мнетесь? - послышалось из динамика в двери. - Вы к кому?
- Я… я к себе… - сердце Сьюзан бешено заколотилось от неожиданности.
- А чего не звоните, стрелка для кого нарисована?
Девушка перевела взгляд и увидела стрелку над черной кнопкой, под которой было маркером написано: ВЫЗОВ. Она нажала на кнопку, но ничего не произошло, нажала еще раз и еще, более настойчиво. Наконец, что-то хрюкнуло и раздался пронзительный писк. Девушка потянула дверь на себя, та отворилась.
Из окошечка каморки, которую Сьюзан ранее и не замечала, высунулась огромных размеров тетка. Вид у тетки был довольно суровый, и девушка невольно сжалась. Открыв рот, консьержка дыхнула стойким чесночным запахом:
- Вы с какой квартиры?
- Из... тридцать пятой.
- Так, мне надо записать. Как зовут?
- Сьюзан.
- Как?
- Сью-заан.
- А… нерусская что ли? Тогда послезавтра занесешь… занесете мне ксерокопию паспорта, я ваших фамилий  не разберу.
- А это необходимо?
Тетка с возмущением уставилась на девушку:
- Конечно, необходимо. Это вопрос вашей безопасности. Знаешь тут каких хватает?
Девушка молча ждала продолжения.
- Всяких, - многозначительно заявила тетка, почему-то предварительно обернувшись на телевизор.
- Хорошо, а почему послезавтра?
- Михалыч, сменщик мой, ногу сломал. Я через сутки дежурю. Не будет здесь никого.
- Может, я сама сейчас напишу всю необходимую для вас информацию, - предложила Сьюзан и, помедлив, добавила.-  Если позволите.
Такая учтивость, по всей видимости, немного приглушила воинственное настроение консьержки. Она постояла в задумчивости, но затем все же достала из ящика какой-то листок, помещенный в файл, и принялась очень медленно извлекать его своими толстыми пальцами из пластиковой упаковки. Потом еще что-то поискала в ящике, горько вздохнула и отправилась в дальний угол каморки, пошарила там и вернулась с карандашом в руке. Все ее действия происходили, будто в замедленной съемке, и Сьюзан уже сто раз пожалела, что просто не принесла ей паспорт. Тетка перевернула карандаш и стала тереть по листку ластиком, а потом, наконец, протянула его девушке.
- Вот, сюда пиши… пишите свои имя и фамилию - ткнула жирным пальцем консьержка в строчку с номером 35.
Листок был аккуратно разлинован, и девушка заметила, что некоторые надписи выглядели нетронутыми, зато напротив номера ее квартиры бумага была полностью серой. Она аккуратно вывела кириллицей “Сьюзан Фридман”, внезапно решив подписаться фамилией отца, и поинтересовалась:
- Что-то еще заполнить?
- Нет, мне лишнего не надо, - отрезала тетка, резко вырвав из руки Сьюзан листок, а под нос себе пробормотала, - Остальное про вас и так скоро узнается...

Уже ковыряясь ключом в замке, Сьюзан услышала снизу недовольный вздох грузной женщины: “Кругом одни евреи… Господи-Иисусе, куда оно все  катится?

+7

31

Дальше!!!жду с нетерпением!

+1

32

Orange, добрый день!

Давно хотела оставить отзыв об этой дивной истории про Сьюзан и Хизер.
Знаете, вы профессионально заставляете ждать, когда же, наконец, они коснутся сердцами :-). У меня ощущение, что произведение пишется одним из участников событий, хотя скорее всего я ошибаюсь.
Иногда я перечитываю ту или иную главу, и каждый раз удивляюсь - как здорово прописаны детали, характеры, мысли, атмосфера.

Спасибо за ваше творчество, и с нетерпением жду продолжения.

+2

33

Valkyrja, спасибо!
Вы всегда так щедры на комплименты)
Пока неизвестно, к чему вообще пишется это произведение. Известно только, что все идет из души)

+4

34

Лаюки|0011/7a/32/3725-1463203087.jpg написал(а):

Дальше!!!жду с нетерпением!

Непременно)

+1

35

Глава 7

Странный долгий низкий свист, грохот, похожий на сильный раскат грома, толчок швыряет ее на стену коридора, плечо и бедро расцветают болью, но на ногах она почти устояла… Землетрясение?.. Два шага к двери офиса, там ошеломленные люди поднимаются с пола, грузный Марк стоит на четвереньках и мотает головой, его галстук забавно болтается из стороны в сторону, а за высокими, от пола до потолка, окнами с неба падают вниз горящие птицы… нет, это какие-то полыхающие клочья и мусор. И почему-то листы бумаги, целая стая бумаг медленно и плавно кружится за окнами их этажа. В офисе ни дыма, ни огня, иначе сработала бы противопожарная сигнализация. Все смотрят в окно, словно завороженные - Лестер, у которого недавно родился сын, Кейт, снова покрасившая волосы в оттенок сиреневого, Серена, которая терпеть не может, когда ее при знакомстве спрашивают “Серена? Это как Серена Вильямс?”

Хизер понимает, что что-то не так. Нужно бежать, нужно выбираться отсюда! Остальные тем временем приходят в себя, Марк хватает телефон и набирает службу спасения, включает громкую связь. Занято. Он раздраженно тычет в кнопки, и тут оживает система оповещения -  механический голос из динамика выдает монотонное вежливое распоряжение оставаться на своих местах и ожидать дальнейших указаний. Старина Дак, дольше всех проработавший здесь, согласно кивает и говорит, что главное - не паниковать, восемь лет назад, когда приключился тот... неприятный инцидент, большинство людей пострадало не от взрыва, а во время бестолковой эвакуации, когда толпы народа рванулись к выходам и началась давка. Голос продолжает твердить “Просьба оставаться на своих местах”, но Хизер слышит его разве что как фон. Она глядит на часы на стене - 8.54.  В 9.20 у нее назначена встреча в Инвестиционном банке Кантор, на сто третьем этаже, но теперь ее, видимо, придется перенести… Она поворачивает голову и видит как мимо окна на фоне мутной пелены дыма пролетает темный мужской костюм. “Зачем кто-то выбросил в окно костюм?” - мелькает у нее в голове и тут же, следом, приходит осознание, чудовищное понимание того, что это был человек. Господи!
- Ребята, надо уходить отсюда! - подбородок дрожит, но голос остается твердым. - Надо спускаться по лестнице, лифтом пользоваться нельзя. Мама всегда говорила, что в случае пожара лифт превращается в западню.
- Хизер, если и уходить, то быстрее будет подняться на крышу, в прошлый раз людей оттуда эвакуировали вертолетами, - убежденно говорит Дак.
- Алло! - это Марк, наконец, дозванивается в службу спасения. - Да! Да, это семьдесят второй этаж! Да, понимаю, - он кладет трубку. - Сказали оставаться здесь и ждать распоряжений. Пожарные уже едут.
Сотрудники что-то одобрительно бормочут.

Хизер поднимает голову, чтобы посмотреть на датчик противопожарной сигнализации и видит под потолком тонкий слой дыма. Дальше рациональная часть ее мозга отключается и начинают работать инстинкты. Она хватает сумку, с которой сегодня утром пришла с тренировки и спешит к двери. Останавливается, обводит всех взглядом, нажимает дверную ручку и распахивает дверь в пустоту. Срабатывает противопожарная сигнализация, начинает противно верещать сирена. А за дверью обнаруживается тьма. Живая, враждебная тьма, готовая поглотить их всех. Хизер разворачивается, но с этой стороны уже никого и ничего нет, словно ее работа, ее сотрудники - это телевизионная картинка, которую только что выключили. Она зажмуривается, мотает головой, открывает глаза - и видит ту же тьму, но пахнет эта тьма иначе. Что-то мягкое тычется ей в руку, Хизер отдергивает ее - и приходит в себя. Она садится в собственной постели, тянется за мобильным, и тусклые цифры сообщают ей, что сейчас 4.30 утра.

Привидевшийся кошмар настолько реален, что пару минут она просто дышит, пытаясь унять пульсирующую головную боль, потом встает и шлепает на кухню за водой и таблеткой, по дороге снова осознавая себя. Мир потихоньку встает на место, словно кусочки пазла, а дата на мобильном убеждает ее, что сейчас начало ноября, с того дня прошло больше пятнадцати лет, а сама она находится в другой части света. Хизер спотыкается о кошку и окончательно приходит в себя.

Кошка. Вот уже две недели она обитала в квартире, и Хизер до сих пор не могла определиться, хорошо это или нет. Животное оказалось весьма чистоплотной, но своенравной особой. Два дня ее вообще не было видно, хотя Хизер сразу же купила кошке лоток, мисочку и пакет сухого корма, для чего пришлось быстренько съездить в здешний зоомагазинчик, арендовавший часть площади у странного магазина индийских благовоний. Хизер тем вечером даже думала, не почудился ли ей визит животинки, но наутро еда из миски исчезла, так что версию о пушистой галлюцинации пришлось отмести. Где кошка скрывалась, Хизер пока так и не вычислила, потому что с утра до ночи пропадала на работе, пытаясь успеть вести прежние проекты и реанимировать чертову биржу деревьев.

Новенькая Сьюзан вначале произвела на нее не лучшее впечатление - больше всего Хизер не любила в людях беспомощность и нелогичность, а попытка закупить свечи в магазине благовоний вместо того, чтобы первым делом проверить работоспособность светильника, свидетельствовала как раз об этом. “Она бы еще лучину решила зажечь” - ехидно подумала Хизер, стоя тогда в магазине, но озвучивать свои мысли не стала, иначе ей пришлось бы долго объяснять Сьюзан, что такое лучина.  Впрочем, девушка выглядела растерянной, но не бестолковой.
Возможно, она еще  не освоилась на новом месте, поэтому Хизер решила не делать скоропалительных выводов и, дав наказ Диме разобраться с неработающим осветительным прибором в квартире Сьюзан, улетела в командировку и благополучно забыла об инциденте.

Через два дня Дима встречал ее в аэропорту. Поначалу Хизер не замечала его странного поведения, но потом решила поинтересоваться, все ли с ним в порядке - обычно молчаливый и спокойный, как бульдозер, Дима странно ерзал и копошился на своем сиденье, то тяжко вздыхая, то поминутно приглаживая волосы и поглядывая на себя в зеркало заднего вида. А еще от него в буквальном смысле разило туалетной водой.
Заслышав вопрос, водитель оживился и за несколько секунд в лицах живописал, как они со Сьюзан вместе меняли светильник, смонтированный в ванной еще во времена расцвета СССР. Он даже вытащил из-под переднего сиденья и продемонстрировал Хизер мутный овальный плафон матового стекла и проржавевший насквозь патрон с намертво прикипевшим к нему цоколем злосчастной лампочки. Сзади на металлической части светильника красовалась отпечатанная цена - 18 руб 50 коп.

- Вы представляете, это же раньше на всех товарах была написана цена и везде по всей стране такая лампа стоила одинаково! - восхищался Дима.
Хизер как раз представляла. Она давно работала в этой стране и не жалела времени на то, чтобы разобраться, как устроена здешняя жизнь и насколько сильно влияет на нее недавнее прошлое.
Мало того, что одинаковая цена была вопиющим бредом с точки зрения логистики, она еще и в полной мере отражала неповоротливость тогдашней экономики и полное отсутствие в ней института частной собственности, что по мнению Хизер и привело к закономерному краху системы. Но спорить об этом - тем более с Димой - было бесполезно, поскольку время давно расставило все по местам, да и Хизер была не из тех, кто живет прошлым. Поэтому она отозвалась шуткой:
- Погоди еще лет семьдесят и сможешь продать этот светильник как антиквариат.
- Нее, я ее на даче повешу. Патрон заменю и повешу, пусть работает! А потом Сьюзан приглашу. Пусть увидит, что избавилась от антиквариата, причем работающего.
Хизер только головой покачала. Хомячья неспособность людей выбросить что-либо ненужное всегда поражала ее, равно как и желание использовать старую, давно отжившую свое вещь по третьему или пятому кругу. Она поняла, что вот-вот рассердится.
- Выбросил бы ты эту рухлядь от греха подальше и купил новый светильник.
- Нее, выбросить любой дурак сможет, - без задней мысли брякнул Дима.
Хизер вскинула бровь и вопросительно глянула на него.
- То есть нет… ну, то есть да… вот и Сьюзан сказала выбросить, я же ей предлагал этот починить, а она говорит, мол, надо новый, ну я что? я купил, повесил, а потом, когда мы чай с пиццей пили, я ей рассказал, что такой плафон у меня в детстве у родителей висел, в коридоре…
- Чай с пиццей? Странное сочетание, - отметила Хизер, а про себя подумала, что следует предостеречь Сьюзан от излишнего братания с обслужвающим персоналом, тем более, что Дима имел репутацию записного сердцееда и недавно в очередной раз развелся.
- Ой, да это ей кто-то из наших в уши надудел, что в России всех гостей принято поить чаем. Не мог же я отказаться и обидеть красивую девушку, - приосанился Дима.
Красивую девушку?

Хизер вдруг поняла, что стоит у себя на кухне и вместо того, чтобы выпить таблетку от головной боли, прокручивает в голове глупый разговор недельной давности. Красивую девушку… Она проглотила таблетку, глотнула воды и поморщилась от боли в горле. Хоть бы не заболеть… Надо же, заметил красивую девушку, мачо местного разлива! Она побрела по темному коридору назад, в спальню, а мысли все не отпускали ее. Странное дело, она думала не о приснившемся кошмаре, нет, она думала о том, насколько возмутительно живой казалась Сьюзан на ровном сером фоне окружающей действительности. Хизер давно смирилась с тем, что люди и мир вокруг кажутся ей плоскими, далекими и неинтересными.
Пыль и пепел, усыпавшие улицы Манхэттена, невозможно дышать, к ней поворачивается полицейский, и на его сером лице как будто прочерчены дорожки от слез…
Люди интересовали Хизер скорее как функции, как средства для выполнения той или иной программы. Приходившая к ней раз в неделю девушка выполняла функцию “уборка”, ловелас Дима хорошо справлялся с функцией “пассажироперевозка” и “мелкий бытовой ремонт”, технические писатели писали, программисты программировали - но все они при этом оставались объектами, и в глазах Хизер мало чем отличались от компьютеров, автомобилей или консервных ключей. На этом безликом механическом фоне ярко выделялись всего две персоны - приблудившаяся к ней кошка и… Сьюзан. Цветные, объемные и живые - вот какими их видела Хизер. Своевольными. Красивыми.

Она легла, укрылась пледом и постаралась уснуть. Было холодно, пусто и неуютно. Хизер еще немного поворочалась, а потом к ней на кровать вспрыгнула кошка, нахально потопталась в ногах, улеглась во всю длину у нее на груди и заурчала. Хизер провела пальцами по пушистой шерсти, почесала кошку под щекой, и усмехнулась, потому что кошка в ответ включила турборежим. Под яростное мурлыкание Хизер неожиданно крепко уснула, а когда очнулась, то поняла, что все-таки заболела и на работу ей сегодня попасть не светит.

В отсутствие Хизер Сьюзан неожиданно почувствовала себя свободнее, несмотря на то, что с вопросами по проекту биржи деревьев все теперь обращались к ней. Наконец-то она могла принимать решения сама и не чувствовать себя, словно нерадивый студент на растянувшемся  до бесконечности ежедневном экзамене. Может, это и превратилось в паранойю, но она до ужаса боялась поймать на себе испытующий, холодный взгляд Хизер. А как она вскидывала бровь, когда кто-то ошибался или изрекал очевидную глупость! Потом едва заметно морщилась и выдавала ехидный комментарий, над которым смеялись все, в том числе и допустивший промах сотрудник. С ней было весело, интересно и немного страшно работать, потому что Хизер требовала от людей думать быстро, действовать эффективно и терпеть не могла недомолвок и интриг. Собственно, поэтому биржа деревьев и не была ее любимым детищем - в проекте изначально было слишком много политики и пиара, а для того, чтобы он наконец заработал, нужны были финансирование, слаженная работа здешней команды и время. И если первые два фактора сейчас наличествовали, то со временем было плохо, заказчик со своих заоблачных вершин начинал поторапливать, жаждая увидеть результат. Сьюзан уже стала свидетельницей жесткого разговора между Хизер и Ольгой Владимировной, после которого пошла спрашивать у ребят-программистов, что такое “Сивка-Бурка”, потому что Хизер в пылу полемики заявила Ольге, что этой самой Сивкой не является и хрустальный дворец к утру обеспечить не может, как бы господин заказчик ни подпрыгивал.

Белобрысый серверный разработчик Саша Макаров, у которого Сьюзан спросила про непонятную сущность, сначала рассмеялся, потом ответил, что это лошадь, вернее, сказочный всемогущий конь, а на следующий день приволок на работу сборник русских народных сказок и вручил его Сьюзан для ознакомления.
- У младшенькой выпросил, - радостно сообщил он. - Здесь не только Сивка, здесь еще Емеля, Курочка Ряба, Гуси-Лебеди и Финист Ясный Сокол - все, что нужно для понимания загадочной русской души.
Пока что Сьюзан одолела только Сивку-Бурку и сделала вывод - судя по сказке, герою удалось в нужное время оказаться в нужном месте, приложить немного усилий, а дальше он всю жизнь получал с этого дивиденды. Также открытым остался вопрос с хрустальным дворцом - в этой сказке его не оказалось, но Сьюзан решила сначала прочесть весь сборник, а потом уже спрашивать.

Прошло еще два дня, за которые Сьюзан еще глубже вникла в проект, успешно разобралась с десятком технических вопросов и даже пообщалась по скайпу с заказчиком. Небожителем оказался небольшого росточка мужчина в костюме, выглядевший как типичный нью-йоркский адвокат и представившийся Марком Евгеньевичем, впрочем, отчество он тут же предложил опустить.
Отец часто обедал со своими деловыми партнерами, поэтому Сьюзан хорошо представляла себе такой тип людей и знала, как с ними нужно общаться - радушие, благожелательность, готовность ответить на все вопросы, не сказав при этом ни единого лишнего слова, за которое те могли бы зацепиться.
Заказчик тоже почувствовал в ней свою и в конце разговора громогласно заявил - наконец-то он чувствует, что проект оказался в надежных руках и скоро начнет приносить прибыль.
- Зарабатывать на нефти - здорово, но не модно, - доверительно сообщил он. - Никто, конечно, от черного золота отказываться не собирается, но нужно иметь небольшую альтернативу для души, вы понимаете?
- О да, - согласилась Сьюзан с энтузиазмом, которого на самом деле не испытывала. - Тем более, что  деревья - это тоже золото, только зеленое, если можно так сказать…
- Можно сказать? - перебил клиент. - Нужно, нужно сказать! За что я, спрашивается, плачу специалистам по неймингу? Водят меня за нос уже месяц, а вот оно - готовое название для проекта! “Зеленое золото”, а? Звучит! И на европейских языках будет отлично смотреться... - тут он спохватился и подозрительно глянул на Сьюзан. - Только не говорите мне, что вы его уже запатентовали! Сойдемся на фиксированной сумме, я думаю?
- Нет, что вы, только роялти, - пошутила Сьюзан и, заметив, как вытянулось его лицо, быстро добавила, - бог с вами Марк, какая еще фиксированная сумма? Мы можем позволить себе нейминг в рамках развития проекта.
- Мне почему-то кажется, что мы с вами отлично сработаемся, - довольно улыбнулся Марк.

Когда Сьюзан рассказала об этом разговоре Ольге, та коротко кивнула.
- Умница. Давно пора им хоть что-то отдать. С этими клиентами нужно всегда иметь в рукаве какой-то фокус. Пока мы не сделаем более-менее рабочее приложение, нужно их время от времени подкармливать приятными малозначащими штуками, из серии - “мы работаем, мы трудимся в поте лица, а пока что позвольте вручить вам в качестве бонуса этот замечательный воздушный шарик”.
- Ну, в следующий конф-колл я им никаких шариков отдавать не буду, постараюсь выехать на сегодняшних лаврах, а вот дальше нужно будет что-то придумать, - улыбнулась Сьюзан.
- Дальше Хизер выйдет, вот с ней и посоветуйся. Скучно без нее? - спросила Ольга.
И Сьюзан вдруг поняла, что действительно соскучилась по своей начальнице.

Возвращаясь в кабинет, она зашла к дизайнерам и попросила их поторопиться с вариантами макетов - по условиям договора их компания должна была предоставить заказчику три варианта дизайна приложения на выбор. На дизайне можно было протянуть еще несколько недель, а там и сам программный модуль подоспеет - пусть в разломанном и слабо работающем виде, но с ним уже будет веселее.
Дизайнер Леша закивал и сказал, что у них почти все готово, до конца дня макеты будут у нее в почте. Сьюзан поблагодарила его, попросила раскрасить один из вариантов в зеленые тона с бронзовым отливом и пошла к себе.
Вечером, уже собираясь уходить, она сделала то, что хотела сделать со вчерашнего дня - написала Хизер коротенький отчет о проделанной в ее отсутствие работе, упомянула, что, кажется, нечаянно породила новое название проекта, прикрепила к письму присланные Лешей варианты макетов, придирчиво просмотрела текст на предмет ошибок, поставила пару смайликов, подумала, удалила их и двинула курсор по направлению к кнопке “Отправить”.

В этот момент в кабинет заглянула Анечка.
- Вы еще не ушли? Там Дима вас спрашивает.
- Дима? - искренне удивилась Сьюзан.
- Ой, вы же не знаете! Я сегодня Хизер звонила - она там совсем разболелась, лежит с температурой третий день, а к врачу не идет, говорит, ничего страшного. А голос такой охрипший, я ее не сразу узнала даже. Спрашиваю, как вы, не нужно ли чего, а она говорит, что у кошки сухой корм закончился, попросила купить и передать. Странно, я и не знала, что у нее кошка есть, Хизер вроде всегда одна жила, ни разу про кошку не рассказывала. Ну вот, я корм купила, а заодно для Хизер тоже взяла апельсинов килограмм, пару лимонов, йогуртов несколько и попросила Диму передать. А он говорит, мол, вечером завезу и заодно могу Сьюзан домой подбросить, она недалеко живет...

Сьюзан пыталась переварить массив обрушившейся на нее информации. Охрипшая больная Хизер совсем одна в квартире… вернее, с кошкой. С голодной кошкой! Черт, Хизер совсем не производила впечатление любительницы животных. Она и людей-то едва терпела, судя по всему - просто позволяла им находиться рядом с собой. Сьюзан попробовала представить себе Хизер, увлеченно рассказывающую истории о своей домашней любимице - и пожала плечами. Это совершенно не вязалось с образом ее начальницы, ну вот никак не совпадало. Интересно, как зовут ее кошку? Уж не Пушинкой точно. Хизер должна была придумать для нее какое-нибудь необычное имя - Лукреция, Немезида, или как минимум Баст.
Впрочем, черт с ней с кошкой - Хизер больна. Может, нужно предложить ей помощь?
- … так вот я и подумала - Дима это хорошо, но он мужик все-таки. Может, вы с ним к Хизер подниметесь? Ну, глянуть женским глазом, все ли с  ней хорошо и что у нее с едой, а то может нужно купить чего? Или лекарства например? Я бы и сама съездила, но мне ребенка нужно на тренировку отвезти…
- Я? Поехать к Хизер? - запинаясь проговорила Сьюзан. - Я не знаю… а это будет… приемлемо?
- А что тут такого? Тем более вы там недалеко живете, а у Хизер кошка голодная. И вы знаете, Хизер ведь для себя в жизни ничего не попросит, даже если совсем плохо себя будет чувствовать, не тот она человек. Всегда все сама делает, даже на работу на своей машине раньше всегда приезжала, пока Ольга Владимировна в приказном порядке ей не велела служебной машиной пользоваться. Сказала - раз положено, то извольте. И мне велела проследить…

Дорогу к дому Хизер Сьюзан не заметила. Дима что-то беспрестанно бубнил и оглядывался, а ей было весело и немного боязно. Домофон, подъезд, лифт, спина Димы колышется впереди, вот открывается дверь…
- Добрый вечер! - Дима шагает вперед и чуть в сторону, Сьюзан моргает, входя с полутемной площадки в ярко освещенный коридор и натыкается на удивленный взгляд Хизер. Та стоит - в джинсах, теплых носках и сером, почти мужском свитере с высоким воротником - и недоверчиво смотрит на нее.
- Добрый вечер, - отвечает Хизер. - Какой неожиданный сюрприз. Чем обязана?
Сьюзан кажется, что ее взяли и медленно вывернули наизнанку, лишив возможности дышать, соображать и стоять без опоры. Голос, господи, какой у нее голос! А можно сделать так, чтобы Хизер выздоровела, а голос остался? Низкий, хрипловатый, тягучий - это невозможно слышать, от этого голоса хочется растечься лужицей по полу и остаться здесь навсегда. Она опускает глаза вниз и понимает, что место на полу занято - оттуда на нее пронзительно смотрит немигающий зеленый взгляд, на трехцветной мордочке застыло выражение холодной отстраненности и презрения.
- Боже мой, как ваша кошка похожа на вас! - слышит Сьюзан идиотское восклицание и понимает, что эту банальность только что изрекла она сама. Хизер вскидывает бровь и едва заметно морщится.
- Вообще - одно лицо! - согласно гудит Дима и протягивает Хизер объемистые пакеты.
- Ты, кажется, закупил для этого лица сухой корм оптом? В таком случае я могла бы и сама его по интернету заказать, просто у них поставка не меньше мешка, - переключается на него Хизер, а Сьюзан пытается отдышаться и судорожно сообразить, как реабилитироваться за неловкую реплику. На мордочке кошки трехдюймовыми буквами написано: “Даже не пытайся”.
- Нее, здесь вам Анечка апельсины передала и еще еды какой-то, - объясняет Дима, делает шаг к кухне, спохватывается и начинает снимать ботинки. Хизер отбирает у него пакеты и проходит на кухню.
- Спасибо вам и Анечке, я здесь не бедствую, но с кошкой творится что-то неимоверное, ест как не в себя. Я рассчитывала, что корма ей хватит до понедельника, а он сегодня взял и закончился, - усмехается Хизер.
- Значит, похолодает - верная примета, раз на кошку жор напал, - с видом эксперта сообщает Дима.
- Кто напал? - хором спрашивают Сьюзан и Хизер.
Повисает пауза, а потом все начинают смеяться.
- Жор! - отвечает раскрасневшийся от смеха водитель. - Раз жрет, значит, жор напал.
Хизер ставит пакеты на стол, подносит руку к груди и заходится в сухом кашле. Кашляет она нехорошо - тяжело и непродуктивно, как сказала бы мама Сьюзан, до сих пор работающая пульмонологом в медицинском центре Колумбийского университета.
Поэтому Сьюзан стряхивает оцепенение и берет дело в свои руки. Через десять минут Дима отправлен в аптеку за набором лекарств и щелочной минералкой, несколько удивленная Хизер сидит за столом с чашкой чая, а Сьюзан порывается отправиться вслед за Димой, потому что в холодильнике у Хизер, как выяснилось, шаром покати.

- Сьюзан, сядьте, пожалуйста! Если мне понадобится еда, я ее закажу, - в голосе Хизер слышны командные нотки, и в сочетании с хрипотцой это производит неизгладимое впечатление. Сьюзан замирает в коридоре с курткой в руках и подавляет нелепое желание попросить Хизер напеть старую добрую “Summertime”. На деревянных ногах она возвращается в кухню и опускается на стул.
- Лучше расскажите мне, что там с проектом, - с улыбкой просит Хизер.
Сьюзан быстро пересказывает ей содержание своего неотправленного письма, обещает выслать варианты дизайна и неловко умолкает. Говорить становится решительно не о чем. Хизер что-то записывает в планшете, а Сьюзан не находит ничего лучше, чем переключить свое внимание на подошедшую кошку.
- Как ее зовут? - спрашивает она. Когда погруженная в свои записи Хизер не отвечает, Сьюзан протягивает руку, чтобы коснуться ее плеча.
Кошка чуть откидывается назад, делает беззвучный выпад, загоняет когти в ногу Сьюзан чуть пониже колена, проезжается вниз, оставляя глубокую царапину на коже и длинную прореху на чулке, отскакивает и начинает шипеть. Сьюзан тоже шипит, но уже от боли.
Хизер вскакивает с места и рявкает на кошку так, что та мгновенно телепортируется, словно ее выключили. А дальше Сьюзан перестает обращать внимание на боль, потому что растерянная Хизер, не переставая извиняться, приседает у пострадавшей конечности с флаконом “Бетадина” в руках и начинает обрабатывать царапину. Сьюзан смотрит на ее склоненную голову, на открытую полоску шеи между воротником свитера и короткой стрижкой - и прикидывает, не пожертвовать ли кошке вторую ногу.
- Хизер, не беспокойтесь. Все в порядке, - произносит она, и коже на ее ноге делается горячо, но не от “Бетадина”, а от прикосновения тонких пальцев Хизер. - Мне придется попросить у вас что-нибудь, во что я могла бы переодеться… может быть, чулки или какие-нибудь спортивные брюки, но поверьте, в остальном со мной все в порядке.
Хизер поднимает на нее смущенный взгляд.
- Простите еще раз, мне очень неловко, я представления не имею, что на эту кошку нашло. Она до сих пор не проявляла ни малейшей агрессивности. Знаете, честно говоря, так и хочется сказать, что это не моя кошка, - она встает, растерянно разводит руками и выбрасывает окровавленные ватные диски в  мусорное ведро. - Сделать повязку?
- Почему это не ваша кошка? И как ее все-таки зовут? - спрашивает Сьюзан. Черт с ней, с повязкой! Или нет, если хочешь, замотай меня бинтами, как египетскую мумию, только говори со мной.
- Я понятия не имею, как ее зовут. Это кошка моих соседей, они уже два года живут в Италии, а здесь бывают наездами. Кошку они хотели забрать с собой, но она решила остаться здесь. А пару недель назад она решила, что будет жить у меня. Да, если вас волнует вопрос бешенства, то все прививки я ей сделала.
- Спасибо, главное, чтобы она от меня бешенство не подцепила, - осторожно пошутила Сьюзан и облегченно выдохнула, увидев, как Хизер улыбается. - А как это она решила, что будет жить у вас?
- Да вот так, пришла в квартиру и осталась. Не могла же я ее выгнать? Правда, после сегодняшнего инцидента я уже над этим подумываю.
- Не выгоняйте ее, пожалуйста, - Сьюзан коротко коснулась пальцами плеча Хизер, - мне показалось, она вас защищала.
- От вас? - Хизер смерила Сьюзан взглядом. - О, вы, несомненно, очень опасны!
- Как знать? - отозвалась Сьюзан.
- А ну-ка, иди сюда! - скомандовала ее собеседница и выпрямилась.
У Сьюзан перехватило дух, но в следующую секунду она поняла, что Хизер обращалась к кошке. Трехцветная сволочь с независимым видом вошла в кухню и уселась чуть в стороне, вне пределов прямой досягаемости.
Хизер коротко и емко рассказала кошке, что она думает о ее поведении и почему с гостями так поступать нельзя, напоследок щелкнула животное по носу и вышла, прикрыв за собой дверь и пообещав принести Сьюзан пластырь и новые чулки.

Сьюзан проводила ее взглядом, а потом нехорошо посмотрела на кошку.
- Ну, ты, тварь, - нежным, почти елейным голосом проговорила она. - Джек-потрошитель мелкий, иди сюда! - с этими словами она ухватила животное за шкирку и подняла в воздух на вытянутой руке. - Давай с тобой дружить, а? Обеим ведь лучше будет!
Может, у кошки приключился нервный тик, но Сьюзан могла поклясться, что животное ей подмигнуло.

Вернувшаяся Хизер снова присела, чтобы заклеить царапину, но тут запел домофон. Она глянула на Сьюзан, вздохнула, положила пластырь на стол и пошла открывать.
- Отправьте его домой! Пожалуйста, - услышала она за спиной.
- Зачем? А вас кто подвезет? Вы же пострадавшая сторона, вас нужно транспортировать, и Дима с этим справится как нельзя лучше, - Хизер нажала кнопку домофона.
- Я… не хочу ему ничего объяснять. Не хочу показываться в таком виде. На самом деле я не хочу уходить от тебя. Ты только на человека стала похожа… разве можно так сразу уйти! 
- Его мнение для вас так важно? - Хизер встала в коридоре вполоборота к Сьюзан. Лицо ее ничего не выражало, взгляд снова стал холодным.
- Нет. Просто позвольте мне привести себя в порядок и уйти самостоятельно. Моя квартира совсем недалеко, я с удовольствием дойду пешком. А Дима… он хороший парень и светильники вешает виртуозно, но любит поговорить, как мне показалось. Не хочу, чтобы завтра вся компания была в курсе того, что я не поладила с вашей кошкой.
- Они даже не знают, что у меня кошка есть. Какой повод для сплетен! Престарелая директор департамента завела домашнее животное, - усмехнулась Хизер и прикрыла за собой дверь кухни.

О чем они с Димой разговаривали, Сьюзан не слышала, но через две минуты Хизер вернулась с пакетом лекарств и без Димы. 
За это время Сьюзан залепила царапину пластырем, надела новые чулки и привела себя в порядок.
- Нуу, - разочарованно протянула вошедшая Хизер, - зачем вы лишили меня возможности поиграть в медсестру?
- Я сама могу в нее поиграть, - внезапно севшим голосом ответила Сьюзан. - Диагностирую у вас лихорадку, кашель и ммм... ларингит. Рекомендую срочно принять лекарство и уснуть.
На лицо Хизер набежала тень. Уснуть? И снова увидеть бесконечные лестницы, забитые вереницей людей, с каждым пройденным этажом их все больше, они вливаются из боковых проходов и спускаются все медленнее, дым и пыль не дают дышать - тогда она догадывается вытащить из сумки оставшуюся с тренировки бутылку воды, намочить футболку и закрыть лицо… Они уже почти в самом низу, когда здание сотрясает страшный толчок и поток раскаленного пыльного дыма проносится по лестнице снизу вверх, люди падают, хрипят, стонут… А когда она наконец добирается до выхода из этого вертикального ада, до открытого пространства, то бросается бежать - не видя ничего вокруг, не оглядываясь, не помня себя. Она уже метрах в пятистах от здания, когда что-то поднимает ее в воздух и швыряет о землю. Хизер поднимается и замирает, не в силах понять, куда бежать дальше, да и куда можно бежать, если ты угодила в эпицентр фильма-катастрофы - мир становится черно-белым, всюду клубы пыли, в воздухе кружатся бумаги и горелые хлопья, на земле толстый слой бетонной крошки, обломки… чуть дальше на улице лежит перевернутая набок пожарная машина и ее колеса медленно крутятся в воздухе…
Она спаслась тогда - одна из всей их комнаты. Интересно только, зачем? Чтобы закрывать глаза и снова видеть, как на улицы Манхэттена опускается серая пыль? Уснуть - и видеть сны? For in that sleep of death what dreams may come…

Хизер очнулась и поняла, что последние две фразы произнесла вслух. Ну вот, сейчас снова напугаешь собеседницу. Как же надоело все всем объяснять…
- Простите, мне и вправду не по себе. Видите, вот “Гамлета” цитирую, причем на двух языках, - вымученно пошутила она.
- Причем в переводе Пастернака, - серьезно отозвалась Сьюзан и потрясенно замерла, увидев, как Хизер резко поворачивает голову в ее сторону, как оживает ее лицо и на нем чуть ли не впервые за время их знакомства появляется искренний интерес.
- Вы знакомы с творчеством Шекспира? Какая редкость в наше время, - протянула Хизер и пристально, оценивающе посмотрела на нее.
- Вас это удивляет? Я очень люблю Шекспира, с детства мечтала стать актрисой, учила монологи и представляла, как выйду на сцену в 13 лет в роли Джульетты. Жаль только, Шекспира не понимает почти никто. Даже моя… моя девушка, бывшая девушка... она актриса, успешная, к слову сказать, но не понимает… объяснять приходится, а это сводит на нет весь эффект.
- Ну я-то пойму, - неожиданно весело улыбнулась Хизер. - Насчет девушек я не специалист, а Шекспира, надеюсь, пойму. Я из “Гамлета” много кусков помню.
- И про крокодилов помните? Всю жизнь мечтала к слову помянуть эту фразу, и все никак не получалось.
- Вы имеете в виду сцену на кладбище?
"Я знать хочу, на что бы ты решился?
Чего-то там… не помню... Голодал?
Пил уксус? Крокодилов ел? Все это
Могу и я."

- Ох.
Хизер негромко рассмеялась.
- Нужно будет как-нибудь собраться за чашкой кофе и поперебрасываться цитатами. Совсем забыла, как это может быть здорово.
- С удовольствием! - готовно согласилась Сьюзан. - Но это когда вы будете чувствовать себя лучше. А сейчас я все же рекомендовала бы сон, только не тот, шекспировский, когда все умерли, а спокойный, крепкий сон выздоравливающего организма. Вас очень не хватает на работе, все соскучились.
- Серьезно? - усмехнулась Хизер. - Боюсь, вы одна так думаете. Но на работу непременно вернусь.
Сьюзан оделась и уже собралась выходить, когда Хизер окликнула ее:
- Кстати о крокодилах,  - в глазах у нее запрыгали чертики. - See you later, alligator!
- After а while, crocodile! - на автомате ответила Сьюзан словами старой песенки и вывалилась из квартиры размышлять о том, что все это значило. Ей сегодня спокойный крепкий  сон точно не грозил.

+7

36

Дорогой автор!
Вы не представляете, с каким нетерпением я жду каждую новую главу этого чудесного романа :-)
Спасибо большое за ярких персонажей, за детали, за характеры. И спасибо за предвкушение - когда же у Хизер и Сьюзан уже все случится?)))

+2

37

Orange
Присоединяюсь к веренице ожидающих.Спасибо за написанное,мне очень понравилось.

+1

38

Orange, спасибо за продолжение и ждем новую главу)))

0

39

Ну вот.. а дальше? самой теперь придумывать что ли...
Здорово! Мне так нравится ваша история!

Отредактировано Лаюки (18.09.16 18:43:55)

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Rhinestone/Горный хрусталь by Orange