Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Детство. Valkyrja.


Детство. Valkyrja.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дорогие друзья, я решила нарисовать несколько набросков из моего детства. Пусть это будет мой мини-дневник о детстве, где я запечатлею самые яркие моменты.

1. Песня

Так сложилось, что, когда я была маленькая, меня иногда забывали забрать из садика. Родители пили по-черному, день у них сливался с ночью, поэтому - не удивительно. Но я привыкла, и даже не спрашивала у воспитателя – где же моя мама?

Спать я оставалась в группе, одна. А в маленькой сторожке на улице сидел охранник детского сада. Мне не было страшно. Никогда. Кроме одной ночи.

Это был просто дождь. Он яростно барабанил по карнизам, но мне было уютно и спокойно. Все куклы сидели в ряд, я кормила их невсамделишной кашей из кастрюльки, а сама жевала батон - мне оставляла несколько кусков на ночь сердобольная нянечка. Куклы были послушные, дали себя причесать, накормить, и уложить спать.

Стемнело рано, наверное, из-за дождя. Я прошла в спальню, разделась, чуть посидела на кровати, разглядывая чумазые ноги. Глаза слипались, но дождь так славно барабанил. Я смотрела в узкое окно под потолком.

Гром. Глухой и грозный, он резко выдернул меня из наивных сновидений. И в тот момент, когда я открыла глаза, в окно бесцеремонно заглянула синяя молния. Безотчетный страх… Желание защититься и защитить… Детские испуганные глаза. Где моя вера?

Я встала, и натянув покрывало на голову, босиком пошла в игровую. Мне казалось, что куклы, петрушки и мишки тоже испугались. Вместе не так страшно, правда? Собрав все игрушки в огромную охапку, я вернулась в спальню, и бестолково стала укладывать каждую куклу в детскую кроватку. Я торопилась, путалась в одеялах, а куклы смотрели на меня благодарными пластмассовыми глазами.

Странно это было. Я успела об этом подумать. С каждой детской кроватки на меня кто-то смотрел, гроза не унималась, ветки царапали стекло. Я запела. Что-то очень светлое и чистое - про маму и солнце. Зубы стучали, сердце леденело от каждого раската, но я упрямо пела. Маленькая девочка в пустой спальне.

Не могу сказать, что этот случай как-то сильно на меня повлиял, но иногда меня спрашивают – какое у вас самое яркое воспоминание из детства? Я молчу, а в голове крутится песня – про маму и солнце.

Берегите своих детей.

2. Тетка

Когда мне было 8 лет, социальные службы определили меня к родной тетке. Тетка была со своими прибабахами, но по крайней мере не дралась.

Прибабахи, правда, были огого какие, но для социальных служб же главное, что есть жилплощадь, и опекун не состоит на учете в психушке. Честно, я бы точно поставила ее на учет, потому что бывают просто странные люди, а бывают скрытые шизофреники.

У тетки был частный дом на окраине города. Ветхий, как сношенный башмак. И грязный, как уличный кот. В доме было 2 комнаты и кухня. Мебель рассыпалась на глазах, картинки и репродукции на стенах были покрыты толстым слоем пыли. Зеркала засижены мухами, а в подушках кто-то ползал и кусался.

Не потому, что тетка была грязнулей или ленивой. Она как раз работала уборщицей в многоэтажном доме, чистила до блеска шишечки на перилах и драила потолки в лифтах. Своим домом она не занималась из-за патологической жадности. Ей элементарно было жалко тряпок и воды. Разорвать на тряпки старый пододеяльник? Боже упаси, он же пододеяльник, а не тряпки. Разрезать изношенное до дыр платье? Кощунство! Это платье, а не тряпки. А вода – ее же нужно нести из колонки четыреста метров! В железном ведре! Разве можно воду тратить на мытье полов? Ведро, кстати, ей тоже было жалко – оно же когда-нибудь придет в негодность от частого использования.

Ей было жалко света, потому что за него надо платить, ну и сами лампочки – они же долго не прослужат. Поэтому мы сидели в темноте. Уроки я могла учить только при дневном свете. А читать я приспособилась на подоконнике при луне. Она вообще-то ярко светит, быстро привыкаешь.

Ей было жалко телевизора, потому что могут сгореть предохранители. Включали его только по большим праздникам – типа Новый Год, ну и на парад 9 мая.

Тетка не мылась и не красилась по понятным причинам. Даже редко расчесывалась, потому что расческу тоже жалко. Благо, я приехала жить со своей расческой.

Продукты – это отдельная история. Тетка покупала одну морковь, одну луковицу, две картошины, горсть риса (тогда еще были крупы на развес), и варила свой фирменный суп. Суп состоял из целиком сваренных овощей, потому что ножа тоже было жалко – он же может затупиться. Когда бульон с содержимым остывал, тетка доставала овощи, и тыкала их вилкой, чтобы получились кусочки. Единственное, что я могла есть, это хлеб. Ведь его я сама ломала чистыми руками. И мечтала поскорее прийти в школу, потому что в школе кормили за счет государства. Салат, суп, второе, компот и булочка. Если дети не доедали котлеты или булочки, добрая повариха складывала это мне в пакетик, и я несла тетке. Государственных харчей тетке было не жалко.

Это такая небольшая предыстория, чтобы вы поняли, почему тетка от меня быстренько избавилась.

Воскресение. Была противная и грязная зима, но вдруг выпала целая куча снега. Он был такой белый и чистый, что я просто смотрела на него, и не решалась даже потрогать. Когда у тебя серый дом, серая форма, серые тарелки, и серая тетка, поневоле ценишь белое. И тут в голове щелкнуло – мне нужны краски. Срочно. Пока не растаял снег. Я хочу покрасить снег, немедленно.

Краски лежали в секретере. Это социальные службы подарили мне к школе набор, но тетка сказала, что я еще маленькая, чтобы ценить такие чудесные вещи. И закрыла краски в секретере на ключ. Ключ висел на гвоздике в ее комнате, а когда тетка уходила – она брала его с собой. Входить в комнату категорически запрещалось. Наверное, потому, что я могла пол испортить.

Тетка в кухне протирала жирным полотенцем вымытую снегом посуду. Я знала, что потом она будет убирать посуду в высокий шкаф, чтобы я не смогла взять. Для этого ей будет нужна стремянка, и тетка выйдет за ней на улицу. И у меня будет ровно одна минута, чтобы взять ключ, открыть секретер, забрать свои краски, и повесить ключ на место.

Минута длинно растянулось, специально для меня. Я все успела. Краски надежно были спрятаны под свитером, и осталось дождаться, пока тетка уйдет на работу.

И вот оно, детское непосредственное счастье – рисовать красками на снегу. У меня не было кисточек, но я вполне хорошо справлялась и без них. Правда, пальцы быстро замерзли, но это ерунда.

На снегу получилась настоящая радуга. Цвета впитывались и растворялись, получались бледными, но нежными. Я широко рисовала, брызгала, смеялась, и, наверное, именно в тот момент поняла, что каждый человек может сделать свою жизнь любого цвета. Раскрасить ее самыми яркими красками, только желтыми или только зелеными – как захочет.

Мои цвета – это целая радуга, полный спектр. А ваши цвета какие?

3. Балет и шахматы

У нас был необычный интернат. Он был плотно прикреплен к захудалому Дому Культуры, и все дети обязательно чем-то занимались – рисовали, лепили, пели, танцевали, ставили спектакли. Наверное, искусство спасает детские души. Увлечение, стремление, стержень – все это дал мне классический балет.

К слову сказать, в 9 лет я была пухляш. Ну то есть на вид – обычный ребенок, а для балета – пухляш. Меня уговаривали заняться всем, чем угодно, но я уже выбрала – буду настоящей балериной, как Айседора Дункан. Мне про нее книжка понравилась. И картинки.

Конечно, это был не профессиональный балет, но у нас преподавала старенькая заслуженная артистка Мариинского театра – Наталья Илларионовна. Она была удивительно учтива и вежлива с ученицами. Мы не любили ее, потому что интеллигентное отношение к нам шло в разрез с отношением других педагогов в интернате. Дети особенно жестоки с теми, кто хочет им добра.

Но странное дело, когда начинался балетный класс, с нами делалась метаморфоза. Французские мягкие слова, тихое старенькое фортепиано, деревянный пол, теплый станок под руками. И мы превращались в послушных, доверчивых пташек. Наталья Илларионовна не спеша смотрела на каждую девочку, и мы старались для нее. Получить улыбку – вот что было важно. Просто искреннюю улыбку взрослого человека. А если совсем повезет – заслуженную короткую похвалу на французском.

Наталья Илларионовна любила говорить, задумчиво глядя в наши детские души «Il n’y a que deux facons de vivre votre vie. Le premier - comme s’il n’existait pas des miracles ne se produisent pas. Deuxieme - comme si tout est un miracle». Если вам интересно, переведите. Я поняла смысл этой фразы спустя много лет.

Надо мной все смеялись тогда – и взрослые, и дети. Балерина никак не хотела вылупляться из меня, пуанты были малы, а балетные пачки из пыльной костюмерной выглядели комично. Две тощие косички, пузо, коротенькие ноги, и лицо – одухотворенное, сосредоточенное, танцует вместе с телом. Мне не было обидно, пусть ржут сколько хотят, я мечтала на новом году быть елкой. Каждый год какая-нибудь девочка танцевала елку – в зеленой пушистой пачке с блестками по подолу, и со звездочкой на лбу.

Спустя 2 года занятий в классе, нас допустили на сцену. При распределении танцев, я ухватилась за зеленую пачку, и никто не мог меня от нее отодрать. Я с ней спала и ела. И все время повторяла елковые па, которые мгновенно выучила за один урок.

На предновогоднюю генеральную репетицию к нам пришла директор интерната, и благосклонно смотрела номера. До елки. Когда вышла я – старательная и неуклюжая, в зеленой блестящей пачке, на пуантах – у директрисы затряслась голова. От смеха.

Я еще не начала танцевать, стояла последи большого зала, а она смеялась надо мной. Пожалуй, я была озадачена, и внимательно смотрела на пианистку, ожидая музыку про елку. Пианистка почему-то медлила.

Директриса что-то прошептала на ухо Наталье Илларионовне, у той подозрительно блеснули глаза, но она быстро взяла себя в руки, встала, подошла ко мне, обняла за плечи, и повела в раздевалку.

- Видишь ли, моя маленькая бедная девочка…

Я уже все поняла, молча снимала елочную пачку, сжимала зубы и часто моргала, чтобы не выронить обиду. Не реветь же из-за елки. Подумаешь, мечта всей жизни. Ха! Щеки прикусила в кровь.

Наталья Илларионовна что-то говорила - маленькая, сухонькая, она хотела меня успокоить. Но я справилась. Правда, молча. До сих пор стыдно, что я тогда ей ничего не сказала. Я даже приехала сказать спустя много лет, но все равно не успела.

Ну что ж, после Айседоры вторым в списке был мистер Уотсон – книгу об этом шахматисте я нашла у тетки. Мне там картинки понравились – сморщенный думающий уотсоновский лоб. "Надеюсь, что пузо мне не помешает стать великим гроссмейстером" - думала я, задумчиво разглядывая свое нескладное тело.

Кстати, как назло, через пол года я резко вытянулась и похудела, но шахматный мир уже стал моей новой страстью.
И ни за что бы я не променяла круазе и шане на ту секунду, когда в партии ты уже понял, что нет шансов проиграть.

4. Ладони

Первая любовь – когда она бывает осознанной?

Первая любовь для меня - в деталях: случайные прикосновения, ветер в волосах, яблоко пополам, мысли на двоих, страх перейти черту, сомнения и неистовая радость оказаться наедине.

Но нет, нужно по порядку.

В каждом подростковом женском коллективе, как правило, есть два лагеря: крутые девчонки и, извините за жаргон, лохушки. Крутые девчонки – это такие бесстрашные и безбашенные девицы, которые считают любой поступок безнаказанным, а значит – не видят границ дозволенного. Я никогда не могла понять – в чем их правда? В силе? В слове? В чем? А лохушки – это такие забитые серые мышки, а иногда отличницы. Они страстно желают, чтобы от них отстали все на свете, но в тайне думают – вот вырасту, стану богатой и знаменитой, и всем покажу кузькину мать. Их я тоже понять не могла – зачем они прячут глаза? Зачем они дают себя обижать и разбивать носы? Неужели так сложно встать и сказать то, что ты думаешь?

Я утрирую, конечно. Но в моем детстве эти две крайности проявлялись особенно четко. А я лично была всегда посередине. Я не ввязывалась в драки, я не учила жизни слабых, я не бежала от сильных, не боялась ни Бога, ни черта. Я много думала и старалась говорить правду. Я выбирала слова, чтобы невзначай не обидеть, и выбирала слова, чтобы обидеть пронзительно. Эта способность дала мне возможность балансировать.

Очень скоро за мою дружбу развязалась война. Потому что каждая девочка могла прийти ко мне и попросить совет, рассказать о своей нехитрой любви к Петьке, выплеснуть обиду на родителей. И все знали, что я – могила. Ни одна тайна не уйдет дальше меня. Десятки историй до сих пор храню я в памяти, но это – их истории. Девочек, имена которых я уже забыла. Только одно имя как будто высечено – Саша.

Она приходила всегда с цветами или травами. Нет, не дарила их мне, а просто показывала – это лютик, а это подснежник, а это мята. Она не рассказывала никаких житейских секретов, потому что их не было. Она была замкнута, жила в придуманной вселенной "имени Саши". Она была страшная фантазерка, и сочиняла, как по ночам к ней приходят эльфы и гномы. Настоящие! Она рисовала ручкой на листочке в клеточку какие-то карты, где спрятаны сокровища. А иногда приносила обычные дорожные камни, и просто молча на них смотрела. Я честно пыталась постичь ее мир, но он никак не складывался в одну картинку, рассыпался. Наверное, это была какая-то совсем легкая форма аутизма.

Каждый раз она говорила – протяни ладонь и закрой глаза. То цветочек, то травинка, то круглый шарик, то песок, то камни – я отгадывала. А потом на протянутой ладошке я ощутила ее поцелуй. Теплое дыхание, прикосновение волос, нежные губы. Это не было мимолетно. Она не хотела отпускать мою руку, а я не хотела открывать глаза. Впервые мне было так страшно – почему и что во мне отзывается? А ей впервые не было страшно – она делала то, что хотела.

Это стало нашим ритуалом. Мы ждали коротких мгновений после вечернего отбоя, чтобы встретиться на балконе. Нас было не видно в темноте, и не слышно из-за ветра. Господи, как я боялась, что она пойдет дальше. Господи, как я хотела, чтобы она пошла дальше...
Потом Сашу забрали родители, мы даже не успели толком попрощаться. Но это не было грустным расставанием, потому что мы открыли друг другу целый мир нежности. Она как будто показала мне направление, в котором я найду свое счастье. Саша, где бы ты ни была – спасибо.

Сегодня утром мой сын принес 3 обычных придорожных камня и сказал: «Мама, это камни с другой планеты». Я улыбнулась и посмотрела на свои руки.

+15

2

оч. трогательно..

+2

3

Valkyrja,
Вы замечательно пишите. СПАСИБО! http://s2.uploads.ru/gEi24.gif   http://s2.uploads.ru/gEi24.gif   http://s2.uploads.ru/gEi24.gif

+2

4

Я всем сердцем проникаю в Ваши строки. Вы огромный талант!

+3

5

Valkyrja, это моё любимое у тебя)
Давай уже что-нибудь новенькое?)

+2

6

Мари,
так приятно тебя читать и перечитывать. Проживать все эмоции снова. Ты потрясающе пишешь.

+2

7

умка
Облако
Chebig
Ню
Liliya-не цветок

СПАСИБО! Пишу для вас, дорогие мои друзья :-)
http://s6.uploads.ru/t/lsngo.jpg

+2

8

Valkyrja, бесподобно! Прочитала на одном дыхании.
Захотелось детей намыть, накормить, поиграть и побаловать))

Не люблю длинные рассказы из-за недостатка времени. Но Ваши откровения тронули до глубины.
В конце рассказа случились мурашки. Вы молодец в том, что не побоялись так открыться!
Это Вам
http://s3.uploads.ru/YmiCH.jpg

+2

9

Valkyrja
Спасибо.... http://s2.uploads.ru/gEi24.gif   http://s2.uploads.ru/gEi24.gif   http://s2.uploads.ru/gEi24.gif  не могу Вас спокойно читать, затрагиваете весь спектр эмоций...

+1

10

Мириан|0011/7a/32/2078-1446471222.jpg написал(а):

Valkyrja, бесподобно! Прочитала на одном дыхании. Захотелось детей намыть, накормить, поиграть и побаловать))
            Не люблю длинные рассказы из-за недостатка времени. Но Ваши откровения тронули до глубины. В конце рассказа случились мурашки. Вы молодец в том, что не побоялись так открыться! Это Вам


Мириан, добрый день!
Да, про детей правда. Я как про грозу вспоминаю, так сразу бегу мелкого обнимать и целовать, а он думает, что мама сошла с ума)))))))
Открыться - да. Но это не совсем откровения.. Это скорее художественная автобиография.

Конечно, какие-то детали врезались в память, а что-то я уже придумывала. Или мне казалось, что что-то было, а этого не было. Сейчас сложно вспомнить детство.
Но писать было приятно, как будто вытаскиваешь из коробочки не Бог весть какие нелепые детские наивные сокровища, и показываешь вновь обретенному другу. Вот такое ощущение примерно) Спасибо!

Irene|0011/7a/32/2107-1446483145.jpg написал(а):

не могу Вас спокойно читать, затрагиваете весь спектр эмоций...


Ирен, это настолько невероятно и приятно слышать :-) я сама читаю, и каждый раз переживаю.. наверное, где-то можно было смягчить.. Но пусть уже будет как есть :-) Спасибо!

+2

11

щемящая пронзительная грусть в каждой строчке... и красота...

0

12

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

щемящая пронзительная грусть в каждой строчке... и красота...


Спасибо, Koveshnikov.
В этом детстве не осталось грусти)

+1

13

Valkyrja|0011/7a/32/2362-1472917635.jpg написал(а):

3 обычных придорожных камня и сказал: «Мама, это камни с другой планеты


вытерла слезы

представила планету сына из игрушек, любви и детского смеха-планету необычных камней
счастья Вам и Вашей семье)))

+1

14

Спасибо вам за этот рассказ.... самого огромного счастья вам!!!

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Детство. Valkyrja.