Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Radclyffe - Shield of justice


Radclyffe - Shield of justice

Сообщений 141 страница 160 из 176

141

Forêt noire, огромное спасибо за продолжение... Уаттс, кстати, окажется очень хорошим полицейским и другом...

0

142

Forêt noire, спасибо, что не бросаете!  Я уже думала, не дождусь

+1

143

Forêt noire, не пропадайте, пожалуйста!!!

0

144

Глава 20

Кэтрин устало обмякла в кресле и прислушалась к сердитой перебранке, доносящейся из-за двери. Возбуждение последних часов рассеялось, оставив её без сил. Она знала, что Ребекка разозлилась, и понимала или думала, что понимает (насколько это вообще возможно понять человеку со стороны), какое разочарование и бессилие должна была сейчас чувствовать Ребекка. Тот факт, что человек, которого полиция не смогла идентифицировать, неожиданно раскрылся в такой наглой и вызывающей манере, был слишком горьким оскорблением.
А еще Кэтрин понимала, что её невольная вовлеченность в процесс сильно напрягала Ребекку, которая разрывалась между профессиональной обязанностью поддерживать контакт с преступником и личным желанием защитить Кэтрин от него. К тому же Кэтрин не могла сотрудничать со следствием так, как того требовала Ребекка, и это не упрощало ситуацию. Она тревожно уставилась на дверь своего офиса, задумавшись, какие еще трудности принесет возвращение двух детективов. Было ясно, что Ребекка и её коллега по-разному видят, как наилучшим образом решить проблемы. Кэтрин представляла, как нелегко Ребекке сотрудничать с новым партнером практически сразу после смерти Джеффа, в особенности потому, что у Ребекки не было возможности по-настоящему оплакать потерю друга.
«Конечно, у нее никогда не будет времени осмыслить его смерть, пока у нее есть возможность загонять свои чувства в угол, работая по двадцать часов в день», - рассуждала про себя Кэтрин. «Полагаю, она относит меня к той же категории – некто, вызывающий чувства, которых она предпочла бы избежать».

Кэтрин тихонько вздохнула и откинулась на спинку высокого кожаного кресла. Иногда так трудно быть психиатром - нелегко сталкиваться с тем, чего многие люди никогда по-настоящему не видят. Время от времени она мечтала просто жить от момента к моменту, как большинство, не зная и даже не задумываясь, почему она поступает именно так или испытывает те или иные чувства. Хоть бы на пару часов забыться и отвлечься от понимания, какая схватка ей предстоит. От понимания, с которым она едва могла совладать.
Вернувшись в офис, Ребекка обнаружила, что Кэтрин спит. Комната была слабо освещена, на случай, если кто-то наблюдал за ними с улицы. Стояла полная тишина, нарушаемая лишь тихим равномерным дыханием спящей Кэтрин. Ребекка опустилась в кресло напротив неё и вгляделась. Лицо Кэтрин расслабилось во сне, и только намек на морщинки вокруг полных губ выдавал её возраст. Её волосы опускались на плечи мягкими локонами, которые были пронизаны придающим ей изысканности седым. Ребекке она казалась очень красивой. В конце концов, она поднялась и дотронулась до плеча Кэтрин.
- Кэтрин, - нежно окликнула её Ребекка и тихонько улыбнулась, когда Кэтрин открыла глаза. Ее взгляд засиял от удовольствия, когда она увидела Ребекку рядом, несмотря на то, что она заметила напряжение вокруг изящного рта и глубоких глаз. А еще Кэтрин заметила усталость, которой не замечала прежде, даже тогда, когда Ребекка пришла к ней сразу после убийства Джеффа. Она не раздумывая протянула руку и погладила лицо Ребекки.
- Что такое, солнышко? – негромко спросила она.

У Ребекки сердце зашлось от этих слов. Ей очень хотелось рассказать Кэтрин о своих страхах. О том, что Кэтрин, возможно, находится в опасности, о том, что ей непереносима сама мысль о том, что зло может хоть как-то, пусть даже на словах, затронуть Кэтрин и о том, что она не могла нормально действовать при одной только мысли, что Кэтрин может каким-то образом пострадать. Однако, она сдержалась. Уже давно было пора вести себя, как положено копу, а не позволять Кэтрин заботиться о ней снова и снова.

- Мне придется отвезти тебя домой, - спокойно ответила Ребекка. Она слегка повернула голову и поцеловала пальцы Кэтрин, все еще ласкающие её лицо.
Кэтрин поняла, что Ребекка воздвигает барьер между ними, и, несмотря на то, что она понимала это, ей все-таки было обидно. Ей было необходимо знать эту женщину, полностью, не только ту часть, которую Ребекка позволяла миру увидеть. Кэтрин знала её сильные стороны – она замечала их в её теле, чувствовала в её прикосновении, слышала в её словах. Но как насчет страхов и желаний Ребекки? Неужели они навсегда будут закрыты от неё?

Кэтрин кивнула, понимая, что сейчас было не время искать ответы. Ребекка подверглась невероятному эмоциональному потрясению со смертью Джеффа, и расследование истощало её физические и эмоциональные резервы.

- Моя машина здесь, - сказала Кэтрин.
Ребекка отмахнулась.
- Я не позволю тебе самой вести машину. Я отвезу тебя и заберу утром. Свою машину заберешь потом.

Кэтрин хотела было запротестовать, но передумала. Спор им не поможет, а она неожиданно обнаружила, что смертельно устала. Было почти десять вечера, и Кэтрин опять пропустила ужин.

- Перекусим гамбургером по дороге? – спросила она, скованно поднимаясь с кресла.

Ребекка наконец улыбнулась: - У меня есть идея получше – я угощу тебя пиццей.

- Ловлю на слове, - ответила Кэтрин, приобнимая Ребекку за тонкую талию. Ребекка быстро притянула к себе Кэтрин и страстно стиснула в объятиях.
- Мне придется опять уйти, - прошептала Ребекка в волосы Кэтрин. – В этом деле наметился прогресс, и я должна держать руку на пульсе. Мне бы очень хотелось остаться с тобой, но я не могу. Патрульная машина будет проезжать у твоего дома каждые полчаса или примерно так.

Кэтрин отклонилась на руки Ребекки, её светлые зеленые глаза вглядывались в глубокие голубые, которые сейчас были наполнены беспокойством.

- Со мной все будет в порядке, но спасибо, что присматриваешь за мной. Я знаю, сейчас ты делаешь то, что должна, но я беспокоюсь. За три дня ты ни разу нормально не поспала. От тебя будет мало толку, если ты не сможешь нормально соображать.
И тут Ребекка поцеловала её, медленным глубоким поцелуем, который разжег желание в них обеих. Когда она наконец оторвалась, у обеих женщин перехватило дыхание. Ребекка непроизвольно протянула руки к полной груди Кэтрин, ощущая под пальцами мягкий шелк. Она прижалась к Кэтрин, сливаясь своим высоким стройным телом с её нежными изгибами. Кэтрин слегка подалась назад, пока её спина не коснулась края стола, просунула руки под пиджак Ребекки и скользнула по мускулам Ребекки вниз к крепким бедрам. Она застонала, когда пальцы Ребекки сомкнулись на её сосках, и теплота разлилась по всему телу. Руки Ребекки стали настойчивее, одной она задрала юбку Кэтрин, прижимаясь к совершенно лишнему сейчас нижнему белью, другой затеребила пуговицы блузки Кэтрин.
- Дай я закрою дверь, - промурлыкала Кэтрин, возясь с пряжкой ремня Ребекки.
- К черту дверь... У меня пистолет, - ответила Ребекка. Она оторвалась от груди Кэтрин и диковато огляделась по сторонам, а потом без лишних слов подхватила Кэтрин на руки и пронесла пару метров до кушетки. Уложив Кэтрин, она быстро стянула с неё бельё и опустилась на колени.

Прижав лицо к теплоте бедер Кэтрин, Ребекка вдохнула пьянящий аромат женщины. Губами она нашла источник, её снедало желание прикасаться к Кэтрин, пробовать её на вкус, впитывать её каждой клеточкой. Ребекка застонала, когда почувствовала встретившую ее влагу. Она погрузилась в неё, ища саму суть Кэтрин. Ребекка просунула ладони под ягодицы Кэтрин, приподнимая её бедра, притягивая её ближе к себе.
- О, боже, Ребекка, - воскликнула Кэтрин, впиваясь в густые волосы Ребекки. – Как хорошо. О, да – да, вот здесь! О!

Ребекка застонала, чувствуя, как твердеет Кэтрин под её языком. Она просунула руку между бедер Кэтрин, и отыскала вход двумя пальцами. Она вошла, одновременно засасывая трепещущий клитор.
- Да, Ребекка, дай мне кончить...– выдохнула Кэтрин, прерывисто дыша. – О, пожалуйста, дай мне кончить.

Едва услышав эти слова, Ребекка почувствовала внутренние спазмы и поняла, что оргазм близок. Она усилила давление языка и крепче прижала Кэтрин, в то время, как та приподняла бедра ей навстречу.

Ребекка продолжала ласкать пульсирующую плоть губами и языком еще после того, как Кэтрин перестала стонать и расслабилась. Наконец Ребекка приподнялась и вытянулась на диване рядом с Кэтрин, обнимая удовлетворенную женщину. Кэтрин обняла её, прижалась теплыми губами к шее Ребекки.
- Ты прекрасна, - довольно вздохнула Кэтрин. – Я без сил.

Ребекка негромко рассмеялась и еще крепче прижала к себе податливое тело Кэтрин: - Мне так хотелось дотронуться до тебя, я не могла удержаться.

Она посмотрела в лицо Кэтрин:  – Мне так нужно было побыть с тобой вот так. Близко.
- Я знаю, Ребекка, - мягко выговорила Кэтрин. – И я рядом.

Они погрузились в сон, и реальный мир растворился.

+6

145

Forêt noire, с возвращением Вас...

+2

146

Глава 21

Ребекку разбудила назойливая боль в левом боку. Она осторожно повернулась на офисной кушетке и потянулась между собой и Кэтрин, чтобы поудобнее переложить плечевую кобуру. На часах было почти три утра. Голова Ребекки болела, она чувствовала себя выжатым лимоном – никаких эмоций или энергии. Ребекка осознала, что не ела со вчерашнего утра. Она понимала, что голод вкупе с недосыпанием лишает её сил. Усилием воли она заставила себя сесть и спустила ноги на пол.

- Ты куда? – сонно спросила Кэтрин, прижимаясь к спине Ребекки и нежно её поглаживая.
- Неотложные дела, - быстро ответила Ребекка. – Ты можешь провести здесь остаток ночи? Я заеду за тобой утром.

Кэтрин потрясла головой, прогоняя сон.
- У меня здесь в девять утра обход. Можешь приехать в половине седьмого?
- Конечно. Запри за мной дверь и не открывай, пока не услышишь мой голос. И на звонки не отвечай!
- А вдруг он опять позвонит?
- Тогда ему придется подождать. Я не хочу, чтобы кто-то знал, что ты здесь одна, - сердито ответила Ребекка.
- Поняла. Хорошо. - Кэтрин села рядом с Ребеккой и посмотрела ей в глаза. - Я все сделаю, как ты сказала. Пожалуйста, не волнуйся сегодня обо мне.
Лицо Ребекки неожиданно смягчилось, она наклонилась и поцеловала Кэтрин.
- Спасибо. Я знаю, как неприятно, когда тобой командуют...
Кэтрин остановила Ребекку, нежно дотронувшись до её губ.
- Не говори ерунды. В таких делах ты спец, и я полностью полагаюсь на тебя.
Ребекка потянулась за рукой Кэтрин, быстро сжала её и помогла Кэтрин подняться.
- Пойдем, запрешь за мной дверь.

- Будь осторожна, - прошептала Кэтрин, плотно закрывая дверь. Она немного постояла без движения, прислушиваясь к шагам Ребекки в пустом коридоре. Неожиданно комната показалась ей прохладной, Кэтрин сняла плащ с вешалки позади дверей и набросила на плечи. Она волновалась, и знала, что у неё на это есть все основания. Ребекке сейчас угрожала большая опасность, чем ей самой. Кэтрин прекрасно знала, как быстро усталость и стресс могут ослабить рефлексы и мыслительные процессы. Она боролась с беспокойством, понимая, что не может повлиять на поведение Ребекки - что на самом деле, в этих обстоятельствах Ребекка просто не могла поступать иначе. К сожалению, понимание не давало утешения. Кэтрин глубоко вздохнула, туже обернула плащ вокруг плеч, и смирилась с тем, что оставшуюся часть ночи проведет в ожидании на своей офисной кушетке.

***********
Ребекка медленно курсировала по улицам района, в котором была сосредоточена ночная жизнь города. Даже в этот час - самый темный, самый одинокий час ночи - на улицах были люди. Бездомные устраивались в закутках, в подворотнях и на решетках подземки, укрытые обрывками ковров и лохмотьями, держа все свои пожитки здесь же, под рукой, для большей сохранности. Несколько проституток стояли парочками или поодиночке вдоль витрин магазинов, в надежде подцепить еще одного клиента до утра. Но машины продолжали проезжать мимо, лица водителей были скрыты тенями, и там, в тени они прикидывали, не принять ли им дозу лекарства от одиночества..

Ребекка объехала район многоэтажек несколько раз, прежде чем наконец увидела её. Она стояла одна у магазинчика, торгующего эротической литературой. Несмотря на холодную погоду, её длинные ноги были обнажены до середины бедра. Ребекка подъехала к кромке тротуара и опустила стекло со стороны пассажира. Девушка взглянула на подъехавший автомобиль, и её полный надежды взгляд мгновенно сменился разочарованием, как только она узнала Ребекку.

- Вот черт! Да оставь меня в покое! Ты мне бизнес сорвешь!
- Садись в машину, - бросила Ребекка, открывая перед девушкой дверь.
- Неа, ни за что. Я ничего не сделала...
- Мы в машине поговорим, или мне выйти и пройтись по улице с тобой?
- Господи! Только этого мне не хватало! - девушка быстро пересекла дорогу и скользнула на маленькое сиденье машины.
- Ремень пристегни, - велела ей Ребекка, выезжая на дорогу.

Сэнди раздраженно фыркнула: - Если тебя так беспокоит моё благополучие, то просто отвали от меня на хрен. Люди подумают, что я стукачка, и я могу пострадать.
- Что за люди? - невозмутимо спросила Ребекка, глядя на дорогу.
- Просто люди. К тому же, мне нечего тебе сказать. Никто ничего не знает об этих делах с малолетками. А если и знают, то мне не говорят.

Ребекка слегка повернула голову и посмотрела на девушку. Та ответила ей горьким, взрослым взглядом человека, живущего по законам улицы.
- Речь не о детях.
На лице Сэнди на миг промелькнуло удивление, и тут же сменилось выражением равнодушия.
- Тогда чего тебе надо?

Ребекка кивнула.
- Прошлой ночью обнаружили тело проститутки, на Олд Вик. Подросток, примерно лет тринадцати.
Сэнди сделала вид, что новость ей безразлична.
- Ну и...? Обычное дело. Что с ней, передозировка?
Ребекка отрицательно покачала головой: - Похоже, что это сделал её клиент.
Она посмотрела прямо на Сэнди и добавила: - Я не хочу, чтобы это повторилось. Я хочу поймать этого парня, и мне нужна помощь.
Сэнди молча смотрела на свои руки, машинально ковыряя сломанный ноготь.
- А их иногда не разберешь, ты в курсе? Парень может выглядеть таким правильным – и вдруг он просит тебя связать его или хочет нассать тебе в рот. По виду и не скажешь.
Голос Сэнди звучал тускло, она говорила, не поднимая головы.

- Я знаю. Вот поэтому я и говорю тебе быть осторожнее. И передай это другим девушкам. Я не могу рассказать о нем подробнее. Я ничего не знаю.
Сэнди вызывающе посмотрела на Ребекку: - А если бы ты и знала, то разве сказала бы нам? Побоялась бы, что мы спугнем его.
Ребекка пожала плечами: - Возможно.
Она задумалась, насколько это было правдой.
- Попробуй выяснить, может кто-то из девушек видел кого-то странного в последнее время. Вероятно, относительно молодого, ближе к тридцати, возможно, любит анальный секс.
- Фу, - содрогнулась Сэнди. - Большинство девушек на это не соглашаются. Зависит от оплаты. За хорошие деньги некоторые готовы на всё.

- Ладно, смотри, может что-нибудь узнаешь.
- А если я не хочу?
- Тогда я устрою тебе веселую жизнь. Стану навещать тебя через день, открыто. Как будто ты моя новая цыпочка.
Сэнди передернула плечами.
- Просто спросила.
- Ага, - ответила Ребекка и затормозила у обочины. - Иди домой, Сэнди. Сегодня вряд ли еще заработаешь.
Отъезжая, она наблюдала в зеркальце заднего вида как девушка медленно уходила в мрачную ночь.

+5

147

Глава 22

Было уже почти пять утра когда Ребекка вернулась к себе домой. Первым, что приветствовало ее, помимо затхлого запаха, присущего помещениям, в которых подолгу никто не живет, была куча макулатуры, набросанной перед дверью. Ребекка пинком отшвырнула её и прошла прямо на кухню. На кухне она выбросила остатки кофе из кофеварки и налила в неё свежей воды.

В морозильнике она нашла полфунта кофе эспрессо, отмерила зерен на четыре чашки, включила кофеварку и отправилась в ванную. Пиджак и брюки придется отдать в химчистку, они выглядят так, как будто в них спали, подумала Ребекка огорченно. Она положила пистолет на бачок, бросила нижнее белье в переполненную корзинку и включила душ. Ребекка стояла под пульсирующими струями долгое время, прежде чем поднять руки и нанести на волосы шампунь.

Перед её глазами, закрытыми, чтобы защититься от мыльной пены, беспорядочными картинками мелькали воспоминания. Мертвая девушка в гостиничном номере; Джефф, лежащий на боку без движения, только струйка крови стекает за ухо, как в плохих старых фильмах. А потом она подумала о Кэтрин - серьезной во время обсуждения пациента; успокаивающе нежной с измученной телом и душой Ребеккой; раскрепощенной в моменты страсти.

Разум Ребекки бунтовал против здравого смысла и предосторожности. Возможно, Кэтрин угрожает опасность со стороны этого психа. Ребекка хотела изловить его во что бы то ни стало. Она раздраженно закрутила кран и вышла из душа, вздрагивая от прикосновения холодного воздуха комнаты. Ее лицо в зеркале над раковиной казалось помятым от усталости, но глаза были ясными и суровыми, полными решимости. Он сделал ошибку, убив ту проститутку. Теперь у Ребекки появилась тоненькая нить, за которую она могла ухватиться, и она будет следовать за преступником, куда бы это ниточка ни вела, пока не узнает больше, пока все кусочки паззла не сложатся в одно целое.

"Я иду за тобой", прошептала Ребекка в тишину комнаты, "О, да, ублюдок, я иду".

Взбодрившись после душа, Ребекка быстро вела машину по пустым улицам, стараясь успеть до утренних пробок. Медицинский центр, как обычно, кипел деятельностью, и Ребекке пришлось объехать квартал несколько раз, прежде, чем она смогла припарковаться поблизости к офису Кэтрин. Она пробежала по безлюдному коридору, торопясь увидеть любимую. Ребекка постучала в дверь, и взъерошенная, утомленная Кэтрин тотчас встретила ее улыбкой.
- Ты выглядишь чертовски хорошо для человека, который не спал всю ночь, - сказала Кэтрин. У неё отлегло от сердца, когда она заметила, что несмотря на очевидную усталость, Ребекка выглядит довольно бодрой и собранной. Кэтрин схватила Ребекку за руку и втянула в комнату. Поддавшись порыву, она обняла её за талию поцеловала.

– Я так рада, что ты пришла, - вздохнула Кэтрин, не добавляя, каким облегчением было видеть её невредимой.

Ребекка на мгновение нежно обняла Кэтрин, наслаждаясь её близостью. Она чувствовала, что наконец нашла свою пристань, как будто здесь на самом деле было место, где мир имел смысл. Здесь, в объятиях этой женщины, Ребекка чувствовала себя дома.

- Все в порядке? - наконец спросила Ребекка, не размыкая объятий, не желая, чтобы этот момент прошел.

- Бывали у меня ночки и получше, - ответила Кэтрин и опустила голову на плечо Ребекки, – Но вот прямо сейчас утро выглядит весьма неплохо.
Ребекка расплылась в улыбке, поражаясь жизнестойкости Кэтрин, порывисто обняла ее её и отступила.
- Давай-ка я отвезу тебя домой.

Кэтрин согласно кивнула и отошла, чтобы взять портфель и бумаги.

Проезжая уже забитые улицы, Ребекка вернулась мыслями к делу. Она отчаянно пыталась связать все ниточки в единое целое. Где-то была зацепка, какая-то деталь, которую она не заметила или не поняла, на что смотрит, что-то, что свяжет все концы воедино. Кэтрин узнала отрешенный взгляд Ребекки и оставила её в покое наедине с мыслями. Неожиданно, Ребекка нарушила тишину, напугав Кэтрин.

- Как там дела у Джэннет Райан?

- Физически все хорошо, она быстро поправляется. Честно говоря, если бы не её психологическое состояние, я бы уже могла её выписывать. Она всё ещё напугана, и нападение спровоцировало воспоминания, с которыми она пока не может справиться.
- Воспоминания? - переспросила Ребекка.
- Травмирующие события часто вызывают воспоминания о подобных происшествиях в прошлом людей, - ответила Кэтрин, намеренно не говоря прямо о конкретном случае Джанет.
- Подобные происшествия... - повторила Ребекка, - как изнасилование?
- Иногда, - ответила Кэтрин.

На щеке у Ребекки заходил желвак. Кэтрин уже начала узнавать этот жест как проявление гнева. Она знала, что Ребекка продолжит говорить, как только справится со своими чувствами, и ждала.

- Не удивительно, что Джанет не может вспомнить, что с ней произошло, - сказала Ребекка, тщательно скрывая ярость, которую она чувствовала по отношению к жестокости, через которую прошло так много жертв этого маньяка. Она крепче сжала руль, выдавая свое внутреннее смятение. Если она хочет остановить преступника, то должна оставаться объективной. Ей придется воспринимать это как просто еще один рабочий момент.

- Джанет в состоянии будет взглянуть на фоторобот возможного подозреваемого? - спросила она.

Кэтрин тщательно обдумала свой ответ.

- Я не уверена, - правдиво сказала она, - Джанет чувствует, что обязана вспомнить то, что видела. Давление такого рода на самом деле может помешать жертве амнезии вспомнить произошедшее. Мне нужно поговорить с ней, прежде, чем я смогу сделать заключение. Можешь подождать до вечера?
- А разве у меня есть выбор? - спросила Ребекка с явным разочарованием.

- Ребекка, - осторожно начала Кэтрин, - наши интересы здесь не расходятся. Я знаю, что тебе нужно свидетельские показания Джанет и поверь, я не меньше твоего хочу, чтобы этого человека поймали. Просто я не могу ради этого поставить под удар психологическое здоровье Джанет.
- Даже если это означает, что еще одна женщина будет изнасилована и убита?
- Даже так, Ребекка, - тихо ответила Кэтрин.

Ребекка услышала боль в голосе Кэтрин и неожиданно поняла, насколько мучительно тяжело ей далось такое решение.
- Прости меня, - попросила она, потянувшись через сиденье, чтобы сжать руку Кэтрин.
- Ничего. Ты должна использовать все возможности чтобы остановить это сумасшествие. А я должна заботится о людях, которые доверились мне.

"И теперь я тоже вхожу в число этих людей", подумала Ребекка.

Ребекка молча поднялась вслед за Кэтрин по ступенькам ее дома, оглядывая улицу в попытке определить, кто не вписывался в общую картину. Тротуары были переполнены спешащими на работу людьми, но никто не обратил на них особого внимания.

- Дай-ка мне ключ, - сказала Ребекка на верхней ступеньке, и оглядела тяжелую дубовую дверь, проверяя, не пытались ли её открыть. Затем она вошла внутрь и быстро осмотрела комнаты, попутно проверяя окна и внутренний дворик. Убедившись, что все в порядке, она повернулась к Кэтрин.

- Иди переоденься, я подожду.

Кэтрин улыбнулась ей, в очередной раз оценив присутствие этой пылкой, целеустремленной женщины в её жизни. Ей хотелось как-нибудь проникнуть в эту замкнутую душу и утешить её. Вместо этого, она удовольствовалась нежным поцелуем, наградой ей стало мгновенное слияние поджарого тела Ребекки с её телом. По крайней мере Кэтрин знала, что может сблизиться с Ребеккой хотя бы так. С грустью она признала, что на данный момент это все, что она могла сделать.

Ребекка приехала в полицейский участок пару минут после девяти утра и удивилась, найдя Уаттса уже за рабочим столом, со чашечкой горячего кофе и булочкой. Он поднял голову, когда Ребекка устроилась напротив него со своей дозой кофеина.

Уаттс внимательно вгляделся в лицо в лицо Ребекки, не показывая вида, что заметил черные круги под её глазами или следы усталости, отпечатавшиеся на точеных чертах её лица. Он также не стал комментировать легкую дрожь в длинных пальцах, которые держали бумажную чашку с кофе.

- С психологиней все в порядке?

Ребекка заподозрила скрытый смысл в его словах, но Уаттс смотрел на неё привычно безразличным взглядом.

- Да, - она повернулась к куче бумаг на своем столе в попытке избежать разговора.

- Я думаю, самое время обсудить, что мы знаем и выяснить, как мы будем действовать дальше, пока этот урод не оприходовал еще одну девицу.

Ребекка в изумлении уставилась на него. Она наклонилась вперед, опираясь на локти, и тихо сказала: - Уаттс, ты мерзкий ублюдок, и меня не волнует твое мнение. Здесь я командую, и мы будем действовать так, как скажу я.

Уаттс только пожал плечами.
- Не думаю, что капитан будет терпелив, как я. Он требует отчет о ходе дела, чтобы встретиться с журналистами сегодня утром.
- Вот дерьмо, только кучи любопытных журналистов нам не хватало.
Она посмотрела на Уаттса, и у неё возникло чувство, что они наконец-то сошлись в чем-то.
- Художник смог что-то сделать с описанием Бэйли?

Уаттс поморщился: - Это довольно посредственный фоторобот, но я делаю копии и распространяю по всем участкам.

Ребекка в очередной раз удивилась, обнаружив, что Уаттс на самом деле думал о работе. Она резко поднялась.
- Ладно, пошли отсюда.
Уаттс приподнял бровь.
- А как же капитан?
- Мы не можем дать ему отчет, если нас здесь нет. А у журналистов не будет ничего, что могло бы спугнуть нашего парня. Кто знает, какая информация может заставить его затаиться?

Уаттс уклончиво хмыкнул, но поднялся на ноги и последовал за ней, схватив по пути пачку фотокопий.

Как только они отъехали от станции, Уаттс вручил Ребекке полицейский фоторобот. Она мельком взглянула на него и её надежды рухнули, когда она увидела, насколько усредненным вышло изображение.
- То, что надо, - вздохнула она, - это похоже на всех и каждого.
- Да, - согласился Уаттс, - жизнь - боль.

Ребекка не обратила на него внимания, в уме она перебирала возможные варианты действий, пытаясь придумать что-то, что они упустили сделать.

- Парни из убойного отдела не выявили каких-либо нападений или убийств проституток, которые можно было бы связать с нашим делом?

Уаттс вытащил потрепанный блокнот и сделал запись.
- Не знаю, я проверю. Думаю, нам нужно начать опрашивать всех проституток и выяснить, кто что знает.
- Я занимаюсь этим. Оставь пачку этих портретов на заднем сидении. Раздам их на всякий случай.
- Окей, и расскажи им о его мешке со штучками.
- Что ты сказал? - быстро переспросила Ребекка.
- Я говорю о его спортивной сумке. Даже если они не вспомнят его лица, они могут вспомнить его сумку.
- Или её содержимое, - задумчиво сказала Ребекка. - Уаттс, все три жертвы занимались бегом, на всех были шорты для бега. Мертвую проститутку нашли в шортах для бега, которых на ней не было, когда она шла с ним наверх. Возможно, это то, что его заводит.

- Да, слышал я и более странные вещи, ну и что. Ты хочешь добавить в сводку, что женщины не должны носить шорты вне дома?
- Нет, но по крайней мере я пущу слух на улице. Возможно, одна из девиц узнает что-нибудь.
- Мы даже не уверены, что это один и тот же мужчина, - пробурчал Уаттс, - мы не получим результатов ДНК до следующей недели. Может, мы идем по ложному следу.
– А никакого другого следа у нас пока нет... - удрученно ответила Ребекка.

+7

148

Forêt noire, превосходный перевод...

+3

149

есть раздел- переведённые книги ?(имею ввиду другие книги Рэдклиф из серии Честь)

Отредактировано жанна42 (08.02.17 12:16:52)

+1

150

жанна42|0011/7a/32/5051-1486170277.jpg написал(а):

есть раздел- переведённые книги ?(имею ввиду другие книги Рэдклиф из серии Честь)
Отредактировано жанна42 (Сегодня 11:16:52)


Полный каталог выложенных на форуме книг находится здесь:
Полный каталог темных художественных книг.
Насчет серии "Честь" - насколько мне известно, переведены первые 4 книги серии. На форуме они выложены.

+1

151

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Forêt noire, превосходный перевод...

Спасибо)

+1

152

Глава 23

Ребекка оставила Уаттса заниматься одним из других их открытых дел, а сама отыскала детективов, работающих по делу убийства Джеффа. Они были явно загружены работой, но выкроили время, чтобы поделиться информацией с Ребеккой. Новых зацепок в деле не появилось, но по улицам прошел слух, что Джефф и его информатор слишком близко подобрались к влиятельному криминальному барону и, что мужчины были казнены в порядке предупреждения. Предупреждения как для полицейских, так и для тех, кто намеревался с ними сотрудничать.

Ребекка поблагодарила коллег, зная, что они делают всё, что в их силах. Когда она покидала здание, её пейджер зажужжал. Ребекка подумала было не отвечать. Ей вовсе не хотелось услышать, что капитан ожидает её с отчетом. Но что-то заставило её остановиться и перезвонить.

- Уаттс хотел, чтобы мы тебя разыскали, - сообщил диспетчер, когда Ребекка представилась. - Он сказал, что некий доктор получил любопытную посылку сегодня утром. Ты понимаешь, о чем речь?

Ребекка швырнула трубку и оказалась за дверью, прежде чем диспетчер услышал гудки разъединения. Она включила сирену и мигалку, и промчалась на всех парах через город до больницы. Бросив машину на стоянке для машин скорой помощи, Ребекка ворвалась в приемный покой, едва не столкнувшись с женщиной, толкавшей детскую коляску.

- Простите, - пробормотала она, проталкиваясь к лифту. Ей казалось, что они поднимаются на этаж, где находилось отделение психотерапии, целую вечность. Как только лифт остановился, Ребекка увидела Уаттса, облокотившегося на стойку медсестринского поста, он разговаривал с женщиной в белой форме.

- Уаттс! - закричала Ребекка, - Где Кэтрин? Она в порядке?

Уаттс перехватил Ребекку и развернул прочь от любопытных глаз людей, собравшихся около них.
- Да, с ней все в порядке. Я принял вызов, потому что как раз был в участке. Когда я узнал, в чем дело, я решил, что ты хотела бы быть в курсе.

- Да что случилось?
- Твоя подружка докторша довольно сообразительна. Кто-то послал ей дюжину роз, и, так как это не её день рождения, она сообразила, что должна сообщить тебе, прежде чем открыть карточку. Думаю, она поняла, что розы не от тебя.
- Черт побери, Уаттс, просто скажи мне, где она и что вообще происходит.

- Я и рассказываю. Я сейчас жду парней из лаборатории, чтобы отдать им цветы. На карточке написано "Спасибо за прошлую ночь. До скорой встречи."
- О, господи, - Ребекка отвернулась с посуровевшим лицом, - Я должна поговорить с Кэтрин. Мы должны приставить к ней охрану.
- Не думаю, что это хорошая идея. Это может спугнуть его.

Ребекка набросилась на него, вконец потеряв самообладание: - Слушай, Уаттс! Кэтрин Роулингс не будет подсадной уткой, тебе это ясно? Мы будем охранять её, как папу римского, пока не поймаем этого парня.
- Слушай, я понимаю твои чувства...- начал было Уаттс.

– Нет, не понимаешь и никогда не сможешь понять! Больше мы это не обсуждаем.
Ребекка не могла припомнить, когда в последний раз она испытывала подобный страх. В неё стреляли, брызгали слезоточивым газом, на неё нападала уличная шпана, но никогда еще ей не было так страшно. Она знала, что Кэтрин ввязывается в очень опасную игру и она, Ребекка, бессильна предотвратить это. Ребекка стиснула зубы и глубоко вдохнула. Пора взять ситуацию под контроль, решила она. Как выяснилось чуть позже, Кэтрин думала иначе.

***************

- Ребекка, ну попробуй понять! Так много причин, по которым я не могу позволить тебе приставить ко мне охрану! А самая главная причина - я могу выйти на контакт с этим мужчиной. По крайней мере, мы сможем понять, как работает его мозг. Ну, милая, только подумай, как это важно!

Ребекка стояла спиной к комнате, глядела сквозь окно на улицу, а думала о другом. Уаттс оставил их по её требованию, как только стало ясно, что Кэтрин не согласна на охрану. Все доводы Кэтрин были обоснованы, и в любое другое время Ребекка сочла бы логичным поддерживание контакта с этим таинственным психопатом. Но сейчас она не могла с этим согласиться.

- Умом я понимаю, что ты права, - тихо произнесла она. Её голос звучал глухо.
- Как коп, будь я хорошим копом, я должна быть рада тому, что у нас появилась связь с этим парнем...- она умолкла.

Кэтрин подошла к ней, обняла, прижалась щекой к неподатливой спине. Она чувствовала, как напряжены мускулы Ребекки под её руками. Кэтрин понимала, что Ребекка отторгает не её, а уязвимость своего положения, в которое попала из-за связи с Кэтрин. Кэтрин знала, что эта внутренняя борьба будет для Ребекки не последней - конфликт между потребностью Ребекки в абсолютном контроле над эмоциями и нарушением этого контроля, вызванного отношениями с Кэтрин. Кэтрин не намеревалась ни игнорировать эту проблему, ни позволить Ребекке бороться с этим в одиночку. Исход этой борьбы определит, насколько они могут сблизиться, и Кэтрин осознавала, как много это для неё значит.

- Ребекка, твои чувства прекрасно объяснимы, - ласково начала Кэтрин. - Ты беспокоишься о моей безопасности, и это непривычно для тебя, потому что я тебе не безразлична. Между нами связь, черт побери! Мы занимались любовью, мы обменялись частичками себя. Ты не можешь воспринимать меня объективно.
"И, надеюсь, не сможешь оттолкнуть меня, чтобы удовлетворить твое чувство долга."

- Я не должна была позволить этому случиться, - сказала Ребекка, все еще не глядя на Кэтрин. - Это ухудшило мое мышление, и может поставить под угрозу твою безопасность.

- Ну, я-то не сожалею, что все так случилось, - настаивала Кэтрин. Она осознавала, что рискует своими чувствами, признаваясь Ребекке, да и самой себе, насколько важна стала ей эта женщина. Но одна из них должна была сделать первый шаг, чтобы разрушить массивные стены, которые они обе воздвигли вокруг своих сердец.

Ребекка повернулась к ней, и отчаянно сжала Кэтрин в объятиях.

- Я тоже не жалею, - ответила Ребекка, от эмоций её голос срывался. - Я боюсь даже думать о том, насколько ты мне дорога. Я даже не представляю, что мне делать, если с тобой что-то случится.
Её напряженность начала спадать в нежных объятиях Кэтрин, мысли начали проясняться. Она обнимала Кэтрин, а сама думала, как же ее уберечь. Пока другие эмоции затуманивали сознание, прикосновение Кэтрин возвращало ясность мыслей. Она не переставала удивляться и немного опасаться того, как Кэтрин на неё действовала.

- Я так понимаю, мне не удастся уговорить тебя на полицейское сопровождение? - спросила Ребекка, прижимаясь губами ко лбу Кэтрин.
- Нет, не удастся.
- А хотя бы по ночам, дома?
- Только если это будешь ты.

Ребекка отклонилась назад и вгляделась в лицо, которое не переставало волновать её, вбирая в себя её облик - проблески седины на висках, изящные черты лица, белоснежную кожу, влажные озёра зелёных глаз.

- В моём контракте этого нет, - прошептала она, мечтая отбросить все, кроме желания целовать эти нежные губы и забыться в манящей теплоте Кэтрин.

- А могло бы быть, - ответила Кэтрин, губами находя губы Ребекки.

+8

153

Forêt noire, очень жду продолжения...

+2

154

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Forêt noire, очень жду продолжения...

До конца недели, обещаю. Новая работа отнимает все силы) но я не брошу перевод.

+4

155

Класс!

+1

156

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1496679048.jpg написал(а):

Forêt noire, очень жду продолжения...


Очень очень.........

+1

157

книга уже переведена и выходит в СолидБизе...

+2

158

Koveshnikov
Спасибо, поищу

+1

159

ZaKaT|0011/7a/32/5690-1495166715.jpg написал(а):

Спасибо, поищу

ZaKaT
Найдете, сбросьте ссылку в ЛС, если не затруднит.
Спасибо)

+1

160

девушки, она только в очереди стоит... это будет нескоро...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Radclyffe - Shield of justice