Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Radclyffe - Shield of justice


Radclyffe - Shield of justice

Сообщений 121 страница 140 из 143

121

Forêt noire, как я рад снова Вас видеть!!!
"Кэтрин поглаживала
напряжеННые мышцы спины
Ребекки, чувствуя, как они
расслабляются" (описка)

+1

122

Forêt noire, а сколько всего будет глав?

0

123

Koveshnikov|0011/7a/32/2512-1439194984.jpg написал(а):

Forêt noire, а сколько всего будет глав?

32)))

+1

124

Глава тринадцать

Ребекка медленно объезжала район, в котором сосредоточилась ночная жизнь города, район, где собирались проститутки и мужчины, ищущие их компании, торговцы наркотой, бомжи, и прочие отбросы общества. Проститутки в едва прикрывающих их юбчонках и откровенных топиках стояли, прислонившись к стенам, или неторопливо прогуливались по замусоренным улицам. Многих Ребекка знала в лицо, многих знала по имени. Она не горела желанием арестовывать их – они были не более виновны, чем голодный человек, ворующий еду.

Когда жители близлежащих благополучных районов жаловались, что нежелательная активность вторгалась на их территорию, копы заметали несколько девиц, прекрасно сознавая, что пройдет немного времени, прежде чем они вернутся на свое место на улице. Все знали, что это было бесполезным занятием. Ребекка предпочитала приглядывать за девицами, отмечая новые лица, особенно юные, в надежде достучаться до некоторых, помочь им, прежде чем улица становилась их образом жизни. Иногда ей удавалось сделать это.

Она остановилась перед баром, над которым ярко светилась неоновая вывеска :  «Живые девушки - голые девушки»
Ребекка спросила себя, ни ей ли одной эта вывеска казалась глупой. Её интерес вызвал не бар, а тощая блондинка перед ним. Невысокая, примерно метр шестьдесят ростом, на лице толстый слой косметики, длина юбки ничего не оставляла воображению. Обесцвеченные волосы девушки были подстрижены как у панка, болтая с другими женщинами, она поглядывала на проезжающие мимо машины.

Заметив Ребекку, выходящую из машины, она нахмурилась.
- Привет, Сэнди, – негромко приветствовала её Ребекка, подходя ближе.
Женщины, стоявшие рядом, начали по-быстрому расходиться.
- Господи, Фрай, - прошипела девица, нервно оглядываясь. – Ты что творишь? Ко мне же ни один клиент на этой улице сегодня ночью не подойдет!
- Ну так хоть выспишься, - ответила ей Ребекка, вставая спиной к бару и наблюдая за улицей. Она была одна, и ни для кого не было секретом, что она - коп.
- Мне нужно поговорить с тобой.

- И  всё? – неприязненно спросила Сэнди. Она не доверяла копам, слишком уж часто им требовалось больше, чем просто информация.
Ребекка спокойно встретила злой взгляд девушки, -  Пока что это всё, что требуется.
- Выбора-то у меня все равно нет.
- Вот именно.
- Мы не можем поговорить внутри? Ты мне весь бизнес портишь.

Ребекка кивнула и проследовала за девушкой в затемненный бар, они сели за столик, стоящий далеко от небольшой сцены, где какая-то женщина вымученно исполняла стриптиз для немногочисленных посетителей.
Сэнди подала знак, чтобы им принесли напитки. Ребекка положила двадцатку на стол.

- Ну, так что ты хочешь узнать, детектив? -  скучающе спросила Сэнди.
- Два копа были убиты позавчера. Что ты слышала об этом?
Сэнди потягивала напиток и невозмутимо поглядывала на Ребекку. Сэнди, в общем-то, неплохо к ней относилась. В действительности, Ребекка была одним из немногих копов, кто не досаждал работающим девушкам. Однажды она даже отпустила Сэнди после облавы, вместо того, чтобы отвезти в участок и оформить привод.

Но, несмотря ни на что, Сэнди не хотела, чтобы Ребекка считала её своим осведомителем. И репутации Сэнди повредила бы информация, что она на дружеской ноге с копами.

Что-то необычное проскальзывало сегодня в высокой светловолосой полицейской. Она выглядела более человечной, как будто бы у неё были чувства. Теряешь хватку, девочка, надо же – сентиментальный коп!

- Не происходит ничего, о чем бы я слышала, – наконец произнесла Сэнди, и она не солгала. Конечно, они все слышали об этом происшествии. Когда что-то в этом роде происходило, вся мощь полиции обрушивалась на них, будто бы они были источником всех проблем города. Возможно, эта полицейская была первой из многих.

- А как насчет торговли несовершеннолетними? Никаких новых лиц в городе?
Сэнди с отвращением хмыкнула. Она ненавидела педофилов и продавцов детской порнографии так же сильно, как торговцев дурью. Как и большинство её подруг, она держалась от них подальше.

- После последней крупной облавы полгода назад все тихо. Я слыхала, новое заведение может открыться где-то в гламурном районе, но только не здесь.
- А кто хозяин? – спросила Ребекка, пряча за безразличным тоном свое удивление. Она лично была активно вовлечена в уничтожение полудюжины компаний, поставляющих детей для разного рода развлечений, в той самой охватившей весь город облаве, о которой упомянула Сэнди. Если бизнес закрутился по новой, значит за этим стояли большие деньги. Не на эту ли информацию напал Кармайкл?

-  Никто не знает. И это чистая правда. Немало людей хотело бы узнать в чем тут дело.
- Даа, - пробормотала Ребекка. – Где замешаны дети - там деньги.
Ребекка посмотрела на молодую женщину, сидевшую перед ней. Жизнь закалила и сделала её циничной. Ребекка уже ничего не могла сделать, чтобы изменить ее жизнь. Но она еще могла изменить к лучшему жизни нескольких совсем юных детей. Она отодвинула кресло, встала и оставила на столе рядом со сдачей еще одну двадцатку.
- Спасибо Сэнди. Держи ухо востро - я еще вернусь.
- Эй Фрай. – Крикнула Сэнди ей вслед. – А кто были те копы?
- Просто копы.

Отредактировано Forêt noire (23.08.16 00:52:07)

+1

125

Forêt noire, спасибо огромное! Очень надеюсь, что Вы дойдете до конца!  вот еще описки нашел:
1.голодНый
человек, ворующий еду
2.ТеряЕЕшь хватку, девочка,
надо же – сентиментальный
коп!
3.Карлмайкл или Кармайкл?

0

126

Глава 14

Солнце уже взошло, а Ребекка все еще находилась на улице. Она перехватила завтрак в круглосуточной кафешке, прежде чем заехать к себе, чтобы принять душ и переодеться. Пробок на дороге не было и, ведя машину, Ребекка позволила себе отвлечься. Воспоминания о прошедшей ночи нахлынули на неё. Одна только мысль о звуке голоса Кэтрин волновала Ребекку. Её пылкий, страстный образ сводил Ребекку с ума. Ничего более приятного и волнующего с ней до сих пор не приключалось.

Отношения с Кэтрин превосходили все мечты Ребекки, и это даже пугало её. Ребекка увидела полицейский участок, с облегчением вздохнула и влетела на парковку так, что шины завизжали. Работа была верным способом отвлечься от мыслей о Кэтрин Роулингс.
Было ещё слишком рано для дневной смены, и Ребекка прошла незамеченной сквозь безлюдный участок. Открыв дверь в дежурку, она удивилась, увидев Уаттса за рабочим столом. На столе перед ним лежала недоеденная половинка пиццы. Она не могла бы поклясться, но ей показалось, что на нем была тот же костюм, что и позавчера. Кроме него в дежурке больше никого не было.
Уаттс едва взглянул на Ребекку и, пробормотав приветствие, потянулся за куском уже остывшей пиццы.
- Я уже собирался звонить тебе, Фрай, - буркнул он с набитым ртом.
- Что может быть срочного в полшестого утра? – спросила Ребекка, хотя на самом деле её не интересовало, о чем хотел поговорить Уаттс. Ей было невыносимо больно видеть его в кресле Джеффа. Она обратила внимание на стопку папок на краю стола – их открытые дела. Неужели Уаттс действительно работал?
- Я думал, тебя заинтересует утренняя газета, - сказал Уаттс и перебросил свежий выпуск на стол Ребекки. Он снова начал есть холодную пиццу, на лице не читалось никаких эмоций.
- Что за черт! – взорвалась Ребекка, едва взглянув на заголовок газеты.
«Найден свидетель изнасилования на Риверсайд!»
Ребекка уставилась на Уаттса в изумлении, но тот только мрачно кивнул.
- Читай. Это интересно.
Натянутым, сердитым голосом, Ребекка начала читать вслух:
«Наш источник известил нас, что свидетельница жестокого изнасилования студентки на Риверсайд, совершенного на прошлой неделе, возможно, обнаружена». Под заголовком шло драматизированное описание двух предыдущих нападений, и последний параграф заставил Ребекку сжать кулаки в отчаянии.
«Доктор Роулингс, известный практикующий при университете психиатр, отказалась прокомментировать ситуацию, однако, наш источник подтвердил, что  доктор вовлечена в лечение пациентки – свидетельницы преступления. Имя пациентки пока остается сокрытым, как и личность насильника.» Статья заканчивалась обвинением полиции в укрывании фактов от публики.
- О, господи, - выругалась Ребекка, отбрасывая газету в сторону. – Не могу поверить, что этот сукин сын втянул в это Кэтрин! С тем же успехом он мог упомянуть и Дженет Райан. Необходимо сегодня же усилить в больнице охрану. Кэтрин не хотела, чтобы мы приставляли охранника к Дженет, но теперь этого не избежать.
Подобная деятельность средств информации только вставляла палки в колеса работы полиции. Она провоцировала недоверие общественности, и, как в этом случае, затрудняла продвижение расследования. Все это могло вынудить насильника изменить своим привычкам или затаиться на время, оставляя полицию ни с чем. Возможно, теперь он постарается заставить умолкнуть Дженет Райан, тем более, что сейчас он знал, где она находится.
- Похоже, кое-кто проболтался, - с неприязнью заметил Уаттс, - Возможно, докторша.
- Исключено, - прямо сказала Ребекка, уверенная, что Кэтрин никогда не подставила бы Дженет под удар.
- Ей известно столько же, сколько и нам, - Уаттс продолжил, будто бы не слыша слов Ребекки. Он поковырял папки с делами, лежащими перед ним. – Каждый раз, когда ты болтала с девчонкой, Дженет, докторша была с вами.
- Я говорю тебе, Уаттс – она здесь не при чем. Оставь её в покое! – рявкнула Ребекка. Её терпение иссякло, и усталость укутывала её, словно покрывало. – Иди, отыщи этого придурка из газеты и вытряси из него дурь, до утреннего отчета, - она медленно поднялась. – Я еду домой.
Уаттс не был убежден, но не решился и дальше её провоцировать. Он оставил дальнейшие расспросы.

Отредактировано Forêt noire (23.08.16 01:05:00)

+2

127

Forêt noire, спасибо за новый кусочек! только ДжЭнет как-то не звучит???

0

128

Глава 15

Кэтрин допила вторую чашку кофе и взглянула на настенные часы в кафетерии. Было пятнадцать минут восьмого. Усталые врачи-стажеры и студенты начинали собираться группками и обсуждать события ночи и планы на день.

Кэтрин была одной из немногочисленных сотрудников, находящихся здесь в этот час. По-настоящему больница начинала работать только в половине девятого, когда открывалась поликлиника.

У Кэтрин была особая причина прийти так рано – она намеревалась перехватить шефиню отделения психиатрии, Хэйзел Холкомб, прежде чем перенасыщенная дневная программа сделает ту недоступной. Ровно в семь тридцать Кэтрин увидела знакомый силуэт в очереди.

На подносе Хэйзел несла кофе и сдобную булочку - свой обычный завтрак в течении всех пятнадцати лет, что Кэтрин знала её. Хэйзел было почти шестьдесят, но её возраст выдавали лишь седеющие волосы и слегка погрузневшее тело. Её походка оставалась такой же стремительной, а взгляд столь же проницательным, как и в молодости.

На лице Хэйзел Холкомб отразилось легкое изумление, когда она заметила Кэтрин, которая призывно махала ей с другой стороны кафетерия.
- Я полагаю, эта встреча - не просто приятное совпадение? - спросила она, усаживаясь напротив коллеги.

Кэтрин покраснела. Она давно собиралась позвонить Хэйзел, просто, чтобы поболтать, или, возможно, пообедать вместе. Вот только ей никак не удавалось выкроить для этого время в своем расписании.

Кэтрин и Хэйзел дружили со времен, когда Кэтрин была стажером, а Хэйзел - её куратором. Кэтрин очень ценила мнение Хэйзел, пожалуй, больше, чем мнение кого-либо еще. Хэйзел умела помочь разобраться с проблемой, не выказывая при этом осуждения. А еще, она была достаточно мудра, чтобы не лезть с советом, пока пациент или друг не были готовы его принять.

- Нет, - ответила Кэтрин, - это не совпадение. У меня проблема по работе, и я хотела бы обсудить её с тобой. Ничего, что я мешаю тебе завтракать?
Кэтрин знала, что время завтрака было у Хэйзел единственным временем, принадлежавшим только ей самой.

- Твое общество мне всегда приятно, Кэтрин. - ответила шефиня отделения психиатрии. - Расскажи о своей проблеме.
Кэтрин рассказала, каким образом Джанет Райан была замешана в недавнем нападении и об её последующей амнезии.

- Я не уверена, должна ли я давить на нее, заставляя вспомнить, - объяснила Кэтрин. - Конечно, очень важно выяснить, что именно она увидела. Полицейское расследование зависит от её показаний. С другой стороны, в первую очередь я должна заботится о психическом здоровье Джанет. Она сама - жертва насилия. В детстве брат часто насиловал ее. Я уверена, что шок от увиденного пробудил в ней старые кошмары.
- Она была потрясена настолько, что потеряла память? - спросила Хэйзел, макая булочку в дымящийся кофе.
Кэтрин пожала плечами.
- Побои, которым она подверглась, тоже могли послужить причиной амнезии. Но она начала вспоминать свое раннее детство. Эпизоды насилия, которые были уже забыты. Я уверена, все это - результат того, что она увидела изнасилование.
- Должно быть, она в очень неустойчивом состоянии прямо сейчас. - прокомментировала Хэйзел.
- Конечно. Она занимается индивидуально со мной, а также, какое-то время, в группе. Она идет на поправку. С тем, что она пережила, невозможно справиться за раз.

Хэйзел слегка отодвинулась от стола и сидела, спокойно глядя на Кэтрин Роулингс. Кэтрин была самой одаренной студенткой из тех, кого ей приходилось обучать, а сейчас она была самым квалифицированным психиатром из всех сотрудников. Хэйзел надеялась, что после её ухода на пенсию, Кэтрин займет её пост главы отделения психиатрии.

Кэтрин была и чутким психотерапевтом, и успешным теоретиком. Хэйзел знала, что в то время, как Кэтрин спрашивала её совета, чаще всего она просто искала подтверждения своему решению.

- Как ты думаешь, что случится с Джанет, если память о последних событиях вдруг вернется к ней, прежде, чем она будет готова? – наконец спросила Хэйзел.

Кэтрин подумала, прежде, чем ответить.
- Я не уверена... Возможно, она справится с этим. У неё участливая партнерша, готовая поддержать её, а еще она хорошо прогрессировала, разрешив проблему своей вины – точнее, её отсутствия, - в насилии, которому она подвергалась в детстве.

Подумав, Кэтрин добавила с сомнением: - Однако, есть вероятность, что она сочтет свою неспособность остановить изнасилование, как отражение того, что она считала своей виной в неспособности защитить себя от брата. Это может повредить ей.

- Вот ты и получила ответ, не правда ли? – заметила Хэйзел, - Она вспомнит, когда это будет безопасно для неё.

Кэтрин почувствовала облегчение, как всегда, когда Хэйзел ухватывала суть какой-нибудь профессиональной дилеммы и сводила все к простейшей форме.

Естественно, её первая обязанность – благополучие пациента, независимо от риска упустить насильника. Если существовала опасность навредить психическому здоровью Джанет, Кэтрин обязана была проявить осторожность.
- Конечно. Ты права. – тихо сказала Кэтрин. – Боюсь, я упустила из виду мои приоритеты.

Хэйзел угадала это выражение самообличения, исказившее изящные черты Кэтрин, на секунду затмившее её лицо сомнением.
«Ох уж мне этот всегдашний перфекционизм», – подумала Хэйзел.

- Не суди себя так строго, Кейти, - мягко произнесла Хэйзел, называя ту уменьшительным именем, которое знали немногие, - Это непростое дело. А полицейские? Они заставляют тебя надавить на Джанет?
- Нет, нет, - быстро ответила Кэтрин. – Ребекка прекрасно повела себя с Джанет.

Хэйзел мгновенно уловила перемену в интонации Кэтрин, но не стала заострять на этом внимание. Однако, Кэтрин слегка покраснела и поторопилась объяснить : - Ребекка Фрай – детектив, расследующий дело об изнасиловании. Она очень хорошо обращается с Джанет. Конечно, она расстроена, что дело не продвигается, но согласилась поступать с Джанет так, как я сочту правильным.

- Звучит необычно для полицейской, - сухо заметила Хэйзел. Она не привыкла к полицейским, которые проявляли бы такт и щепетильность при получении информации.
- Ребекка необычная. Она офицер полиции до кончиков ногтей, и все-таки, чувствительная и нежная женщина. Не думаю, что она все это легко переживает.

Пока Кэтрин говорила, она вспомнила усталую женщину, которая искала утешения в её объятиях всего несколько часов назад, и её тело отозвалось теплом. Хэйзел слишком хорошо знала Кэтрин, чтобы ничего не заметить.
- Насколько серьёзно у тебя с этой... этой полицейской? – спросила она многозначительно.

Кэтрин спокойно встретила взгляд Хэйзел, но её глаза выдавали неуверенность. Она глубоко вздохнула и покачала головой : - О, Хэйзел, хотела бы я ответить на этот вопрос. Я едва знакома с ней, это правда, но мои чувства к ней так сильны! Работа ожесточила её, и поэтому она эмоционально зажата. Еще она скрывает и свой страх, и свою нежность, и свою доброту, чтобы сохранить свой баланс.
Кэтрин развела руки в редком для неё жесте беспомощности, - Боюсь, я ею серьезно увлеклась.

Хэйзел не удивилась. Она являлась, возможно, единственным человеком, который лучше всех знал Кэтрин. Она наблюдала, как та избегает потенциальных отношений. Кэтрин не удовлетворяли случайные знакомства, связи секса ради, она искала более глубоких отношений и постоянно разачаровывалась. Хэйзел знала, что прошло несколько лет с тех пор, как Кэтрин серьёзно встречалась с кем-то, и что её придирчивость коренилась в потере веры в любовь.

Несмотря на все образование Кэтрин, и её знание жизни, в душе она оставалась безнадежным романтиком. Хэйзел боялась, Кэтрин может никогда не получить того, чего желало её сердце.
- Ну, - наконец сказала Хэйзел, - Мне кажется, теперь я лучше понимаю твою дилемму.
Взмахом руки она прервала попытку Кэтрин что-то сказать.
- Я ни на секунду не сомневаюсь в профессионализме твоего суждения, или в твоей способности защитить пациентку. Но вряд ли влюбленный человек может ясно рассуждать.

Кэтрин залилась краской и опустила глаза.
- Ты считаешь, я веду себя глупо? – тихо спросила она.
Хэйзел потянулась через стол и мягко тронула руку Кэтрин.
- Вовсе нет, - ответила она, - Это нормально и правильно, давно было пора.

- Все еще может пойти не так, - впервые Кэтрин озвучила свои страхи. – Я чувствую, она боится обжечься. Я не уверена, что она вообще способна распознать свои чувства ко мне, или вообще к чему-либо.
- В этом она не одинока, Кейти, - грустно сказала Хэйзел. – Но она затронула тебя, как никто другой за все эти годы. Я сомневаюсь, что это могло бы произойти, если бы она ничего не чувствовала. Положись на время, и позаботься о себе.

Кэтрин благодарно улыбнулась и распрямила плечи. Отодвигаясь от стола, она объявила : - Мне пора на обход.
Они вышли вместе, в дружеском безмолвии. Встреча, как обычно, придала им сил.

+3

129

Forêt noire, спасибо за чудесное продолжение!

+1

130

Forêt noire, спасибо за чудесное продолжение!

+1

131

Глава 16

Ребекка въехала на больничную парковку незадолго до одиннадцати утра и пошла уже знакомой дорогой к отделению психиатрии. Ей нужна была информация от Кэтрин, и она безуспешно пыталась отделить свои личные чувства от профессиональных обязательств. Она не могла не признать, что её сердце забилось быстрее, и все внутри неё затрепетало в предвосхищении встречи с Кэтрин.

Несмотря на то, что Ребекка чувствовала себя смертельно уставшей, и еще не отошла от смерти Джеффа, воспоминание о теле Кэтрин, прижимавшемся к ней, заряжало её энергией. Она вышла из лифта и ступила в тихий коридор стационара, стараясь выглядеть официально.
На посту медсестер над стопкой металлических складных медицинских карт склонилась женщина. Она была занята проверкой карт предписаний. Когда Ребекка приблизилась, женщина взглянула на неё и улыбнулась.
- Сожалею, - сказала она, - но посещения разрешены только с часу дня.

Ребекка вытянула тонкую черную кожаную книжечку из кармана и предъявила удостоверение.
- Я ищу доктора Роулингс, - объяснила Ребекка. - Она здесь?

Привлекательная темноволосая женщина оказалась медсестрой по имени Руфь Мердок, о чем гласил бейджик у нее на груди. Она взглянула на часы и ответила: - Доктор должна быть сейчас с интернами. В конце коридора есть комната для совещаний. Не хотите ли подождать там?
Ребекка кивнула: - Окей. Я найду, - добавила она, и жестом попросила медсестру не вставать.
В комнате для совещаний ничего интересного не было, и Ребекка задумалась над событиями прошедшей недели, надеясь обнаружить что-то, что могло бы дать направление розыску. Что-то беспокоило её, нечто увиденное или услышанное ею, что могло быть важным, но она никак не могла ухватить это.

Это чувство не было ей незнакомым. Она подозревала, что все хорошие сыщики обладали им – размытые впечатления, которые в конце концов обретали форму и складывались в четкую картинку. Это чувство было тем самым ключом, который помогал сложить части головоломки вместе.

Она была хорошо знакома с процессом и знала, что его невозможно ускорить. Со временем её подсознание уловит ускользающий фрагмент головоломки и позволит ему всплыть на поверхность. И вот тогда, как она надеялась, она нападет на след разыскиваемого мужчины.
Дверь отворилась, и вошла Кэтрин.
- Ты не похожа на женщину, которая не спала полночи, - отметила она, усаживаясь за небольшой стол для заседаний. Теплота её улыбки и интимный взгляд ласкали Ребекку, словно прикосновение.
Щеки Ребекки вспыхнули и, несмотря на свое решение оставаться безучастной, она на секунду отвела взгляд.

- Это не имеет отношения к прошлой ночи, - начала Ребекка, её голос прозвучал жестче, чем она хотела бы.
Кэтрин внимательно взглянула на неё: - То есть, это официальный визит?
- Мне необходимо узнать о репортере, с которым ты разговаривала.

- О каком еще репортере? – недоуменно спросила Кэтрин.
- Ты уже видела утренний выпуск газеты?
- Нет.
- Сегодня в газете была напечатана статья, в которой говорилось, что у нас есть свидетель насилия, - Ребекка не смогла сдержать гнева в голосе.

- О боже, - сказала Кэтрин, - ну, конечно же. Здесь был какой-то молодой человек вчера, он задавал вопросы...- Кэтрин прервалась и взволновано посмотрела на Ребекку: - Ты думаешь, это я сказала ему?
- А ты говорила?
- Нет, но он и так знал, что полиция занимается делом Джанет. Ребекка, уверяю тебя, я ничего ему не говорила.

Ребекка торопливо схватила и сжала руку Кэтрин: - Я верю тебе. Как ты думаешь, кто мог бы рассказать ему?
Лицо Кэтрин выдавало её растерянность.
- Наверное, около дюжины людей могло. Больница - не самое уединенное место на свете. Люди любят истории, и все эти драмы льют воду на мельницу сплетен. Это мог быть кто угодно!

- Боюсь, так и есть. Сейчас мы мало что можем с этим поделать. Но, в этом свете, то, что видела Джанет, представляет для нас еще большую ценность. Ты поможешь мне с этим?

Мгновение Кэтрин молчала, приводя мысли в порядок. Ей было больно видеть напряженное, усталое лицо Ребекки. Кэтрин так хотелось помочь ей. Но у нее были более важные обязательства, гораздо более глубокие, чем её всё растущее чувство к женщине, сидевшей сейчас перед нею.
- Ребекка, я сделаю все, что в моих силах. Я встречаюсь с Джанет и Барбарой сегодня вечером. Если я что-нибудь выясню, немедленно сообщу тебе.
- Возможно, полицейскому психиатру придется допросить Джанет, Кэтрин, - тихо сказала Ребекка.

Она увидела, как Кэтрин напряглась, и испугалась, что та могла обидеться. Она не желала этого, ни в профессиональном, ни в личном плане.
- Возможно, - добавила она, - он сможет заметить нечто, что ты могла упустить.
- Конечно, - натянуто ответила Кэтрин, - я же не судебный психиатр.

Ребекка раздраженно покачала головой: - Я вовсе не хочу сказать, что ты некомпетентна, Кэтрин! И все же, он прошел подготовку в расследовании уголовных дел.
- А я смогу присутствовать на допросе? – поинтересовалась Кэтрин.

Ребекка быстро приняла решение: - Почему бы и нет? Это может помочь Джанет.
- Я от этого не в восторге, Ребекка, но я понимаю, что это необходимо.
- Спасибо, - мягко сказала Ребекка, только сейчас понимая, как она была напугана мыслью, что Кэтрин может разозлиться на неё.

- Мне нужно кое-что еще от тебя, - продолжила она.
Кэтрин не смогла сдержать смешок. Эта женщина неутомима!
- Кое-что еще?
- Что ты знаешь о серийных насильниках? То, как себя ведет этот, как-то не вяжется с тем, к чему я привыкла.

Кэтрин кивнула.
- Такой тип последовательного серийного насильника довольно необычен. Большинство изнасилований происходит между знакомыми или в определенной обстановке – групповые изнасилования, в барах или на вечеринках. И, конечно же, повторяющиеся изнасилования детей взрослыми насильниками, в основном членами семьи. Тип изнасилования, который мы наблюдаем сейчас, является социопатической деятельностью, преступление имеет в своей основе некую глубоко укоренившуюся психопатологию.
– Какую, например?
- О, да какую угодно. Низкую самооценку, приписываемую, зачастую ошибочно, властной женской фигуре - доминирующей матери, неудавшиеся отношения с женщиной - злость на чувство бессилия или отсутствие контроля, неспособность управлять событиями вокруг него. Насильник часто чувствует себя жертвой социальных или личных несправедливостей и выражает это гневом, направленным против женщин. Это редко бывает на чисто сексуальной почве, но, конечно же, секс приравнивается к власти, особенно в нашей культуре. Так что, изнасилования представляют собой попытку контролировать события, чтобы получить превосходство над предполагаемым преследователем.

- А нельзя ли найти что-то общее, какой-то рисунок в этих атаках? - спросила Ребекка, делая заметки, в то время, как она слушала.
- Трудно сказать. У него нет видимых ритуалов. Насколько мне известно, единственное сходство – это местоположение, а также тот факт, что все жертвы делали утренние пробежки.

- Есть еще кое-что, - сказала Ребекка, - все жертвы были содомизированы - не было проникновение во влагалище.
Кэтрин приподняла бровь, переваривая новую информацию.
- Ну, я могла бы теоретизировать, конечно, но я сомневаюсь, что это тебе поможет.
- Давай. Никогда не знаешь, что именно может помочь.

- Возможно, что насильник может использовать только этот способ - боязнь вагинального полового акта, страх потерять свой пенис - это не так уж непривычно среди сексуально дезадаптированных мужчин. Существует также возможность того, что он претворяет в жизнь фантазию, в которой умаляется женственность жертвы.

Ребекка перестала писать и посмотрела на Ребекку.
- Ты имеешь в виду гомосексуальные фантазии?
- Возможно.
- Потрясающе, - расстроенно сказала Ребекка. - Это, безусловно, «улучшит» мнение общественности насчет геев.

- Не похоже, чтобы он был осознанно гомосексуален, Ребекка. Гораздо более вероятно, что он подавляет гомосексуальное мышление - но, как я уже сказала, я только теоретизирую.
Ребекка со щелчком захлопнула блокнот и расстроенно потерла лицо.
- Мне остается только ждать его следующего действия, что означает, ждать, когда он нападет на еще одну женщину.
- Как насчет наблюдения за местностью?
- Мы пытаемся, - фыркнула Ребекка, -но довольно таки трудно прикрыть тридцать километров речного побережья парочкой полицейских.

- Хотела бы я быть более полезной тебе.
- Ты можешь. Ты могла бы выяснить, что именно видела Джанет той ночью.
Кэтрин промолчала, её разрывало между противоречивыми чувствами. В конце концов, она поднялась. Ей хотелось остаться, но она знала, что должна уйти.
- Я бы хотела снова увидеть тебя, Ребекка, - наконец сказала она. - Не здесь и не по работе. Я хочу быть с тобой там, где можно отдохнуть и поговорить. Где я могу дотронуться до тебя.

Ребекка стремительно повернулась к Кэтрин и схватила в объятия, крепко прижимая и целуя её. Она провела руками вдоль спины Кэтрин, с трепетом лаская каждый изгиб. Когда Ребекка оторвалась от Кэтрин, ее сердце неистово колотилось.

- Я мечтала сделать это с того момента, как ты вошла в комнату, - прерывисто сказала она. Она нежно дотронулась до лица Кэтрин и выскользнула из комнаты.

Кэтрин осознавала, что Ребекка снова успешно избежала её намека на близость между ними. А еще она осознавала, как приятно ей было ощущать на себе прикосновения Ребекки.

+3

132

Forêt noire, спасибо, что продолжаете этот чудесный перевод!!!

+1

133

Глава 17

Не успела кабина больничного лифта достигнуть первого этажа, как пейджер Ребекки запищал. Ребекка протиснулась сквозь мешанину из инвалидных колясок, пожилых пациентов, которые шаркали, держась за металлические ручки ходунков ЗПТ и растерянных посетителей, нашла общественный телефон и позвонила в участок.

- Фрай на линии, - объявила она в телефон.
Она увернулась от промчавшегося мимо подростка и нетерпеливо ждала, пока её не соединят.

- Уаттс слушает, - прогудел усталый мужской голос.
- Что ты хотел, Уаттс? – рявкнула Ребекка, не скрывая неприязни к своему новому напарнику.
- Ночная смена получила вызов – портье в одной из гостиниц в районе Дельроя обнаружил мертвую проститутку в одной из комнат наверху.

Ребекка ждала продолжения, но слышала только тихое жужжание телефонной линии.
- Уаттс, - устало сказала она, - у нас нет времени выслеживать неизвестного парня, который прибил шлюху. Оставь это отделу убийств.

- Ну да, - сказал Уаттс, - наверное, ты права. Шлюха была еще ребенком, тринадцать, говорят.
Ребекка измученно выдохнула.
- Черт! Я-то надеялась, что мы прикрыли эту лавочку.
- Кое-что интересное в этом случае. Коронер в предварительном рапорте указал, что похоже на то, что девчонку сначала избили до полусмерти, а потом содомизировали. Анализ спермы показал нулевую группу.
- Господи! – воскликнула Ребекка, - почему ты сразу не сказал, что это может быть связано с нашим случаем! Говори адрес – встретимся там.

Ребекка знала это место. Отель «Королевский наместник». Когда-то это была приличная гостиница, которая давала приют долгосрочным постояльцам и туристам. С упадком района, и наплывом наркоманов, проституток и торговцев наркотиками, все, кто мог это себе позволить, переехали. Теперь отель служил прибежищем проституток и их клиентов, нариков, ожидающих следующей дозы, и одиноких алкашей, наскребших достаточно денег, чтобы оплатить ночь на тонком матрасе.

Несмотря на час пик и пробки, Ребекка без труда проехала на другой конец города. Уаттс ждал перед четырехэтажным зданием, вид у него был безучастный и скучающий. Его помятый костюм, чересчур натянутый на пивном животе, раньше был дорогим, но сейчас выдавал небрежность и безразличие, выраженные и в самом мужчине.

Ребекка знала, что когда-то Уаттс считался хорошим детективом, но многое явно изменилось с той поры. Он с макушки до пяток выглядел выдохшимся ветераном, тянущим время, оставшееся до пенсии. Ребекке не хотелось связываться с этим неудачником.
Ничего не говоря, она подошла к нему, и они вошли через двойные двери отеля в сырой, плохо освещенный вестибюль. Потрепанные кресла стояли тут и там на ковре неопределенного цвета. Россыпь старых журналов покрывала исцарапанный журнальный столик. Позади этой зоны ожидания находилась небольшая стойка, на которую облокотился дежурный, равнодушно наблюдавший за полицейскими. Кроме него, в вестибюле была только пожилая женщина, которая слегка похрапывала, откинушись на диванчик у стены.

Дежурный сходу угадал в них копов и только наблюдал за ними, не говоря ни слова. Они подошли к стойке, Уаттс предъявил свой именной жетон и облокотился на прожженную сигаретами поверхность стойки.

- Вы – Бэйли? – прямо спросил он дежурного.
- Да, это я, - ответил мужчина. От него несло алкоголем и не было похоже, чтобы он брился в последние несколько дней.
- Это вы обнаружили тело? – продолжал Уаттс, даже не думая представлять Ребекку.
Ее это задело, но она решила не поднимать шума и позволить Уаттсу вести этот разговор.

- Да, - ответил дежурный, - я её нашел.
Уаттс покивал: - В рапорте говорится, что вы позвонили утром, в восемнадцать минут четвертого.
- Возможно. Я не смотрел на часы.
- Почему вы дежурите сейчас? Где дневная смена?
Мужчина посмотрел на Уаттса безо всякого выражения.
- Я и работаю в дневной смене.

Уаттас на мгновение умолк. Его лицо выдавало его удивление.
- Работаете в дневной смене? Тогда как вы оказались здесь в середине ночи? Вы и в ночную смену работаете?

На лице дежурного отразилось смятение, и он бысто огляделся. Ребекке показалось, что он пытается сбежать, и она тихонько шагнула влево, чтобы загородить откидную дверку, ведущую в узкий проход между почтовыми ящиками и стойкой.

Она медленно расстегнула свой пиджак, чтобы иметь возможность достать свой пистолет. Ребекка не была уверена, что задумал Уаттс, но он наверняка знал, что делает. Не мешало бы и её ввести в курс дела заранее.
Уаттс наблюдал за дежурным, его лицо все еще выражало недоумение.
- Похоже, у вас есть и другая работа здесь?
- Что вы имеете в виду? – нервно спросил худой, седеющий мужчина.
- Возможно, сами поставляете девочек?

На это предположение мужчина испуганно фыркнул и отступил от стойки.
- Не-а, еще чего. Я не сутенер... клянусь. Я просто...- говорил он, запинаясь, пока остальные молчали.
- Вы только что? – спросил Уаттс.
- Ничего.
Уаттс повернулся к Ребекке и вопросительно поднял бровь: - Что вы думаете, детектив Фрай? Разве не считается преступлением в этом штате находить клиентов для проституток? Возможно, мистеру Бэйли придется прокатиться с нами в центр.

Ребекка подыграла ему. Она согласно кивнула и ответила: - Вы правы, детектив Уаттс. Мистер Бэйли совершенно определенно нарушил закон.

Бэйли протестующе вскрикнул, слова торопливо посыпались у него изо рта:
- Эй, погодите-ка! Я никому не ищу никаких клиентов. Девчонка оставалась наверху слишком долго, и я поднялся взглянуть, в чем дело. А она там – лежит на постели в чем мать родила, только шорты вокруг щиколоток. Да она уже холодная была, я прямо от дверей заметил. Вот я и вызвал копов – разве это не мой гражданский долг?

Его взгляд метался между обоими полицейскими, ожидая одобрения. Они безразлично смотрели на него.

Ребекка шагнула ближе к стойке и тихо спросила: - Почему вы наблюдали за девочкой, мистер Бэйли?
Мистер Бэйли замялся и переступил с ноги на ногу. Было заметно, что он принял решение, он медленно заговорил: - Мне приплачивают чуток, чтобы я приглядывал за девушками. Ну, знаете, чтобы проверить, сколько у них было клиентов, не утаивают ли они деньги от своих сутенеров. Я не делаю ничего такого, просто слежу за оборотом, так сказать.

- Кто платит вам, мистер Бэйли? – спросила Ребекка, держась между Бэйли и Уаттсом.
Значит, они разыгрывали добрый коп-злой коп рутину. Она только желала, чтобы Уаттс предупредил ее заранее.

- Вы не можете арестовать меня за то, что я наблюдал за проститутками – это не преступление!
Уаттс придвинулся ближе к Ребекке.
- Преступление, если вы соучастник, а вы соучастник, Бэйли.
Бэйли вздрогнул, но промолчал.
- С кем она поднялась, мистер Бэйли? – неожиданно спросила Ребекка.
- Я не видел, - пришел быстрый ответ.

Ребекка повернулась к Уаттсу.
- Возможно, мистеру Бэйли будет легче вспомнить в участке. Как ты думаешь, Уаттс?
Уаттс изобразил задумчивость, его бровь изогнулась в сомнении.
- Ну, похоже, ты права, Фрай. Конечно, тогда нам придется писать все эти рапорты и, возможно, пропустить Бэйли через компьютер. Ты же знаешь, сколько времени забирают эти компьютерные проверки. – Уаттс вздохнул, всем своим видом показывая, как ему неприятна сама эта мысль.
Бэйли смотрел на них, едва дыша. Наконец, их молчание побудило его говорить.
- Послушайте. Я не обращаю внимания на клиентов – они постоянно то приходят, то уходят, дюжинами. На эту девчонку, Патти, был спрос, понимаете? Свежее мясо всегда привлекает клиентов. Она подымалась по этой лестнице по десять раз за день.

Ребекку передернуло, но она сдержалась, стараясь не представлять юную девушку, страдающую под телами бесчисленных мужчин. Она продолжала молчаливо смотреть на бледное лицо Бэйли.

- Этот последний парень... – я заметил его мельком, когда они проходили мимо меня. Молодой, как я помню. Я даже задумался, с чего бы молодому чуваку платить за это дело. – Бэйлис пожал плечами, - кто знает? Может, он был девственником.

- Вы видели его раньше? – спросила Ребекка, поощряя раздумья Бэйли.
- Не-а. Думаю, я бы запомнил его, будь он постоянным клиентом.
- Вам что-нибудь показалось странным в этом парне? – спросил Уаттс.
Бэйли видимо задумался над вопросом, но его лицо оставалось бесстрастным. Возможно, он слишком погряз в атмосфере безнравственности, чтобы замечать детали.

- Да нет, не думаю, - медленно ответил он. Неожиданно, его лицо просветлело, как если бы его озарило. – Я помню, у него была сумка, одна из этих спортивных сумок.- Бэйли задумчиво хихикнул. – Может, он носил в ней эти шорты.

- Что за шорты? – подтолкнула его Ребекка, глядя на Уаттса. Уаттс покачал головой, он не имел понятия, о чем говорил Бэйли.
- Да вы знаете, - сказал Бэйли, - эти шортики, которые были на девчонке. Когда они шли на верх, их на ней не было.

Ребекка почувствовала нарастающее возбуждение. – Что было на ней надето?
- Такая маленькая кожаная юбка и это... как их называют? Топик?
- А её вещи были в комнате, когда вы её нашли?
Бэйли покачал головой: - Не заметил, да я и не проверял.

Ребекка знала, что эту информацию они смогут проверить в рапорте полицейского, ответившего на вызов. Она решила, что на данный момент они узнали достаточно от мистера Бэйли. Она обьяснила, что ему придется встретиться с полицейским художником для создания фоторобота мужчины, с которым в последний раз видели Патти. Несмотря на его возражения и утверждения, что он не разглядел того парня, он согласился встретить их в участке позже этим днем. После того, как он решил, что они «забыли» об его участии в бизнесе с проститутками, он был готов сотрудничать.
Ребекка и Уаттс прошлись по месту преступления, не надеясь обнаружить что-либо. Железная кровать стояла посередине комнаты с серыми стенами, когда-то бывшими белыми. Матрас был тонкий и запятнанный. На обшарпанном полу не было ковров, и единственная занавеска загораживала заброшенное здание через дорогу. С потолка из разбитого абажура свисала одинокая лампочка. Комната была пустой и заброшенной, в точности как люди, использующие её для своих торопливых совокуплений. Суровая атмосфера комнаты действовала на нервы, и, после быстрого осмотра, полицейские покинули комнату, ни один из них не промолвил и слова.

Снаружи Ребекка повернулась к Уаттсу, в то время, как он пытался зажечь сигарету. Спички у него почему-то все время тухли.

- Неплохо сработано с Бэйли, Уаттс, - сказала Ребекка. Его вопросы были по делу, и они хорошо поработали вместе.
Наконец Уаттс зажег сигарету и глубоко затянулся. Он направился к машине, никак не показывая, что услышал её.
- Думаю, нам придется поспрашивать проституток в округе, - заметил он, открывая дверь своего побитого зеленого «Доджа»-седана. Выясним, что за клиент, которому нравятся девочки в спортивных шортиках.

Ребекка согласно кивнула, думая о том же. Возможно, это совпадение, но пока это их единственная зацепка. Безусловно, это было лучше, чем просто сидеть и ждать следующего нападения насильника.

- Я тут знаю кое-кого, давай я этим займусь, - предложила Ребекка.
Уаттс пожал плечами: - Не возражаю. А сейчас я собираюсь пообедать.
Он не пригласил её с собой, и Ребекка не предложила пойти вместе. Они договорились встретиться позже в участке, посмотреть, что Бэйли и полицейский художник сотворят вместе. Возможно, они получат прорыв в деле.

+2

134

Простите великодушно - переезжала из одной страны в другую, поэтому такая задержка с переводом.

+1

135

Forêt noire, крутой переезд))) огромное спасибо, что продолжаете!!! я просто молюсь за каждую новую главу...

+1

136

Спасибо за продолжение,главное - вы продолжаете. Переезд в другую страну -this is so interesting.

+2

137

скорее бы продолжение...

+1

138

Глава 18

В девятом часу вечера Кэтрин падала от усталости. Она провела день, принимая частных пациентов. Кэтрин любила свою работу, но временами от неё требовались особые усилия, чтобы оставаться внимательной и сконцентрированной во время приема. Она была хорошим психологом и всегда находила время для своих пациентов, но в такие дни, как сегодня, она была рада, когда последний пациент наконец уходил.
Кэтрин запихивала пачку медицинских карт в свой портфель, когда телефон зазвонил. Она уставилась на него, жалея, что не может просто проигнорировать звонок. Её секретарша уже ушла. Диспетчер ответит на звонок через пару гудков. Вдруг Кэтрин в голову пришла мысль, что это может звонить Ребекка, и она схватила трубку.

- Алло, - с надеждой сказала Кэтрин.
- Доктор Роулингс? – прозвучал мягкий мужской голос.
- Да, - ответила Кэтрин, пряча разочарование.
- Она получше себя чувствует? – продолжил мужской голос.
Кэтрин нахмурилась, она ничего не поняла.
- Простите... кто это? Я не понимаю, о ком вы говорите.
- Вы знаете о ком, доктор, - сказал мужчина хрипловато, - Девушка, которая видела меня в парке. Та, что видела, как я трахаю другую.
Кэтрин медленно глубоко вдохнула и спокойно заговорила, несмотря на то, что её сердце бешено колотилось.
- Я рада, что вы позвонили, - сказала она. - Как мне к вам обращаться?
Раздался тихий смешок.
- Вы знаете, я не могу вам этого сказать. Меня ищут, знаете ли. Хотя, они слишком тупы, чтобы найти меня.
- Почему вы так думаете?
- У них нет воображения. – Еще один тихий смешок. – У вас есть воображение, доктор Роулингс?
- Думаю, да, - ответила Кэтрин.
- Сможете представить себя лежащей на земле, лицом в траву, с огромным членом в своей заднице?
Тон его голоса был небрежен, чуть ли не безразличен, будто он спрашивал, не хотелось бы ей прогуляться по парку.

- Это то, что вы представляете сейчас? – спросила его Кэтрин.
- Этого я вам не скажу, доктор, - ответил мужчина, и впервые за разговор его голос прозвучал дерзко. – Я никому не могу этого сказать, понимаете? Но вы сами увидите. Когда я это опять сделаю, вы увидите.
- Что вы собираетесь сделать сделать? – спросила Кэтрин.
В ответ она услышала щелчок разъединения.
- Черт, - пробормотала Кэтрин и обмякла, опираясь на стол. Её начала бить дрожь, и Кэтрин поняла, насколько сильно её потряс этот звонок.
Ее разум, та его часть, которая делала Кэтрин профессионалом, была весьма заинтересована, но лично ей был отвратителен этот мягкий, холодный голос, дотянувшийся до неё, словно нежеланная ласка. Существовал лишь один голос, который она жаждала услышать прямо сейчас.

+2

139

Forêt noire, спасибо за продолжение! жаль, короткое такое...

+1

140

глава 19

- Эй, Фрай, - окликнул Ребекку ночной дежурный по отделению через комнату ... – Тебе тут звонок.

Ребекка нахмурилась и отмахнулась. Она и Уаттс ждали, что с минуты на минуту Бэйли закончит работать с полицейским художником, и Ребекке не терпелось взглянуть на лицо подозреваемого.

Дежурный полицейский пожал плечами: - Леди говорит, что это срочно.
Ребекка в раздражении пересекла практически пустую комнату и схватилась за трубку.
- Фрай, - коротко бросила она.
- Ребекка, это Кэтрин. Я бы не стала звонить, но...
- Глупости, - быстро прервала её Ребекка, замечая, что обычно спокойный голос Кэтрин звучит как-то странно– Что случилось?
- Твой подозреваемый – насильник – только что позвонил мне. То есть, я думаю, что это был он, - ответила Кэтрин на удивление тусклым голосом. Прямо в этот момент она чувствовала себя такой отстраненной от всего.

У Ребекки перехватило дыхание, она ощутила всплеск злости. Этот безымянный, безликий человек зашел слишком далеко. Он задел важного для Ребекки человека.

- Ты где?
- В своем кабинете.
- Я хочу, чтобы ты заперла дверь кабинета. Отойди от окна и жди меня. Никому не открывай дверь. Я буду у тебя через десять минут.

- Ребекка, со мной все в порядке, - сказала Кэтрин, по её голосу стало ясно, что обычное самообладание вернулось к ней.
- Я знаю. Просто сделай, как я прошу.
- Конечно, сделаю.

Ребекка торопливо пересекла кабинет, схватила куртку и уже на выходе была перехвачена Уаттсом.
- Куда это ты направилась? – спросил тот безразлично, вставая между ней и дверью.

Ребекка уставилась на него, пытаясь принять решение. Она знала, что должна была рассказать ему о возможном контакте с подозреваемым, но ей хотелось увидеться с Кэтрин наедине, чтобы убедиться, что с той все в порядке. Ребекка хранила молчание, а Уаттс разглядывал её, безо всякого выражение на лице.

Глубоко вдохнув, Ребекка сказала: - Возможно, у нас был телефонный контакт с нашим парнем. Похоже, что он только что звонил Кэтрин Роулингс. Сейчас я еду туда.

Уаттс приподнял брови и присвистнул: - Становится горячо, а? Лучше мне поехать с тобой.
Ребекка понимала, что, несмотря на все её желание поехать одной, она не сможет помешать Уаттсу последовать за ней. Чертова работа иногда действовала ей на нервы!
- Тогда поехали, - решительно сказала она, горя желанием увидеть Кэтрин.

Когда Ребекка стучала в дверь медицинского кабинета, окликая Кэтрин, она бессознательно затаила дыхание, пока не услышала, как отпирается замок. Дверь отворилась и вышла Кэтрин, она выглядела бледной, но собранной. Она резко остановилась, увидев Уаттса позади Ребекки, их взгляды встретились.

- Спасибо, что приехали, детектив, - тихо сказала Кэтрин.
Ребекке хотелось схватить её в объятия, хоть на мгновение дотронуться до неё. Вместо этого, она легко кивнула и проследовала за Кэтрин в комнату ожидания. Она представила Уаттса и предложила сесть и выслушать историю Кэтрин.

Кэтрин подробно пересказала телефонный разговор. Она обладала великолепной памятью, натренированной годами часовых сессий с пациентами. Оба Уаттс и Ребекка записывали ее рассказ.

Ребекка окаменела, когда Кэтрин беспристрастно описала сексуальные аллюзии звонившего. Она никогда еще не испытывала такой злости, несмотря на её частые встречи с извращениями и злом. В этот раз опасность угрожала Кэтрин. Когда Кэтрин закончила говорить, Ребекка оставалась безмолвной, она пытаясь обуздать свои эмоции.
Она слегка вздрогнула, когда Уаттс спросил: - Вы узнали этот голос, доктор?
Ребекка успела забыть, что он тоже был здесь.

Кэтрин покачала головой, с легким удивлением: - Нет, - ответила она, - конечно, нет.

Кэтрин задумчиво вглядывалась в невыразительное лицо человека, сидящего рядом с Ребеккой. Она угадывала острый ум, спрятанный за внешней незаинтересованностью. Ей было любопытно, как работали его мысли. Неосознанно, она оценивала события с профессиональной точки зрения, объективно, как будто все происходило не с ней, а с каким-то другим человеком.

- Я бы узнала голос. Я уверена. Он был обычный, и вместе с тем, очень интимный. – Она не заметила, как поёжилась Ребекка от её слов.
Если Уаттс и заметил, вида он не подал.

- Он пытается наладить контакт. Ему нужен человек, с которым можно поделиться пережитым, - рассуждала Кэтрин вслух.
- Что ты имеешь в виду? – спросила Ребекка, стараясь говорить ровным голосом. Гореть ему в аду за то, что вовлек в это дело Кэтрин.

Ребекка не хотела прерывать ход рассуждений Кэтрин своей реакцией. Она подавила ярость, мешавшую ей воспринимать происходящее объективно, и попыталась смотреть на Кэтрин, как на критический компонент, которым она стала в этом случае. Несмотря на это, она не могла отделаться от чувства легкой тошноты, из-за чего ей было трудно глотать. Уаттс спокойно поглядывал на неё, не показывая, что заметил напряжение в её голосе или осанке.
- Он доволен собой, - говорила Кэтрин, она взглянула в сторону Ребекки. Её взгляд стал рассеянным, в то время, как формировалась её мысль – Он совершил что-то значительное, понимаете, и утвердил себя, показав свою силу – это его маленькая победа. И он хочет, чтобы кто-то признал это.
- А зачем звонить вам? – спросил Уаттс.
Кэтрин пожала плечами: - Я не знаю.

- Кэтрин, - торопливо начала говорить Ребекка, - это очень важно. Ты уверена, что это не пациент – кто-то, кого ты знаешь?
Кэтрин отрицательно покачала головой: - Среди моих пациентов не так много мужчин. Я бы узнала, уверена.
- Может, имеет смысл просмотреть медкарты всех мужчин, которых вы лечили, скажем, в течение последних пяти лет, - сказал Уаттс, - возможно, мы найдем что-то, что подстегнет вашу память.

Кэтрин возмущенно выпрямилась на стуле.
- Исключено, детектив. Это даже не обсуждается.
- Послушайте, доктор, - прервал её Уаттс, - этот парень, чтобы поболтать, выбрал вас из всех людей в этом городе. Он позвонил вам, чтобы поделиться интимными подробностями своего последнего траханья. Ну, я бы не назвал это совпадением. Похоже, у вас есть что-то общее, а?
- Прекрати, Уаттс, - приказала Ребекка, стараясь оставаться спокойной. Прямолинейные вопросы Уаттса к Кэтрин привели Ребекку в ярость и, если бы её не сдерживало присутствие Кэтрин, она бы велела Уаттсу заткнуть его гребаную пасть. Она еле сдерживалась, чтобы не накинуться на Уаттса.
- Если доктор Роулингс говорит, что это не её пациент, значит, так и есть.

Уаттс откинулся на спинку кресла, он выглядел совершенно спокойно: - Ладно, как скажешь.
- Я перепроверю дела пациентов, детектив, - предложила Кэтрин. – Если я замечу какую-либо связь с этим делом, я попробую разобраться.
- Не вздумай! – не выдержала Ребекка. – Ты не должна вступать в контакт с кем-либо, кто может быть вовлечен в это дело! Ради бога, Кэтрин, этот человек – маньяк! Он уже убил двух женщин, и третья тоже может умереть!

-Ну, не знаю, Фрай, - задумчиво произнес Уаттс. – Может, это и неплохая идея. Возможно, доктор сможет отыскать что-то для нас. У нас же ни черта нет сейчас.
- Забудь об этом, Уаттс, - ответила Ребекка ледяным голосом. Она взглянула на Кэтрин, и её голубые глаза потемнели от плохо скрываемой ярости и страха.
- Обещай мне, Кэтрин, - выпалила она, не обращая внимания на сидящего рядом Уаттса.
Кэтрин приводила в отчаяние боль в глазах Ребекки, ее очень беспокоила конфликтная для Ребекки ситуация, возникшая из-за того, что Кэтрин оказалась втянута в это дело. Последнее, чего хотела Кэтрин, так это усложнять и без того невыразимо тяжелую работу Ребекки.

- Хорошо, обещаю, - быстро ответила Кэтрин. Ей было приятно увидеть, что Ребекка слегка расслабилась.

- Нам нужно поставить твой телефон на прослушку, - сказала Ребекка, вновь начиная ясно мыслить. - А еще я приставлю к тебе полицейского.
Кэтрин глубоко вдохнула, она ненавидело то, что ей пришлось произнести: - Я не могу позволить тебе сделать это, Ребекка.
Ребекка удивленно оторвалась от записной книжки. Уаттс, казалось, почти забавлялся ситуацией.
- В чем дело?! - взорвалась Ребекка.

- Я не могу позволить, чтобы моя линия прослушивалась. Это вторжение в личную жизнь моих пациентов. И вид полицейского в комнате ожидания может быть неприятен некоторым из пациентов. Я не могу позволить этого. - Кэтрин старалась говорить очень мягко.

- Кэтрин, - начала Ребекка, тон голоса выдавал её раздражение. Это было уже слишком. Ребекка была сыта по горло этими разговорами о профессиональной этике – особенно сейчас, когда Кэтрин угрожала опасность. Соблюдение врачебной тайны – это понятно, но это уже переходило все границы. Ребекке нужно было не только защитить Кэтрин, но также получить доступ к этому парню, если он опять позвонит. Однако, прежде чем она смогла заговорить, Уаттс прервал её.
- Послушайте, доктор, а может, сделаем так, - предложил он: - подключим к вашему телефону магнитофон, и если наш парень позвонит, вы его запишете. И мы поставим кого-нибудь наблюдать за вашим офисом с улицы из машины.

Кэтрин немного подумала. – Магнитофон еще куда ни шло, но я не могу позволить следить за моими пациентами.
- Да провались все к чертям! – рявкнула Ребекка.
- Окей, пока все, - произнес Уаттс, шлепнув себя по бедру. Он повернулся к Ребекке, лицо его ничего не выражало. – Можно тебя на минутку, Фрай?
Он поднялся и решительно зашагал к двери, заставив разозленную Ребекку за ним.

- Какого черта ты творишь здесь, Уаттс? – заорала она, как только дверь за ними закрылась. – Не ты решаешь, как вести это расследование. Я здесь командую, и я говорю, как будет проходить наблюдение.
Она придвинула свое лицо почти вплотную к его и еле сдерживалась, чтобы не ударить кулаком в это уже и так изувеченное лицо.
Уаттс невозмутимо достал из кармана пиджака сигарету, зажег её, глубоко затянулся и медленно выдохнул.
- Думается мне, эта докторша упрямая женщина. Если мы хотим от неё чего-то добиться, мы должны действовать медленно и осторожно, как девственница на первом свидании.
- Господи, - пробормотала Ребекка. – Давно я не встречала такого говнюка, как ты. Если ты вообразил, что я позволю тебе использовать Кэтрин как подсадную утку, то ты даже глупее, чем я думала.
Ребекке становилось все труднее соображать, и она никак не могла сконцентрироваться.

За последние три дня она спала всего несколько часов. Джефф погиб, а сейчас какой-то подонок проскользнул в её мир и затронул женщину, которую она она что, бога ради? Женщину, которой она позволила себя обнимать, когда её сердце было разбито? Женщину, чьё тело подарило ей утешение и несколько часов спокойствия? Боже, что она наделала? Как она позволила этом случиться сейчас, в разгар расследования? Она привалилась к стене и оцепенело уставилась на Уаттса, который продолжал довольно попыхивать сигаретой.

- Извини, Уаттс, - наконец произнесла Ребекка, - Ты прав. Мы ничего не можем с ней поделать, магнитофонная запись лучше, чем ничего. Хотя, скорее всего, мы не сможем использовать её как улику.
- Это будет неважно, если мы поймаем парня. У нас есть его ДНК из спермы.

Ребекка бессловесно смотрела на него. Он был прав. Опять.
- Посмотрим, может ли доктор Роулингс сообщить нам что-то еще, - устало сказала она. Она чувствовала себя беспомощной и, необъяснимо, побежденной.

Уаттс отвернулся и сказал: - Вот ты этим и займись. Там не так много работы осталось, а с меня на сегодня хватит.
Он зашагал прочь, оставляя Ребекку смотреть ему вслед.

+4


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Radclyffe - Shield of justice