Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Клуб КНИГОманов » Алана Инош "Ты": читаем и обсуждаем ВМЕСТЕ


Алана Инош "Ты": читаем и обсуждаем ВМЕСТЕ

Сообщений 21 страница 40 из 72

1

http://s7.uploads.ru/t/jPFSy.png

На нашем форуме: Алана Инош "Ты"

Скачать в формате FB2    http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Скачать в формате TXT    http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Скачать в формате docx    http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

ТЕМНАЯ книга в нашем читальном зале.
Приглашаем всех желающих присоединиться к чтению и обсуждению этой замечательной книги
.

+1

21

Алана Инош
Спасибо, Солнышко!  http://s2.uploads.ru/t/aUprV.png

0

22

Lyolya, привет, Оль)
Мур)

+2

23

Доброго времени суток. Только закрыла книгу. А внутри предчувствие чуда и желания жить, и та светлая грусть, которая бывает если понравишься книга закончилась. А за окном желтеют тополя. Читала книгу два раза и оба раза она перевернула душу, всколыхнув воспоминания и чувства, заставив задуматься, но об этом не здесь... идя вслед за автором по пластам времени плачешь и радуешься вмести с ним и в конце хочется сказать спасибо за маленькую жизнь прожитую вмести с ним.

+1

24

Nylka, здравствуйте)

Nylka|0011/7a/32/2876-1443610096.png написал(а):

предчувствие чуда и желания жить

Вот это и есть самое главное) Вы это поймали и почувствовали)

0

25

Алана Инош
Спасибо. Наверное это самые приятные слова читателю от любимого автора)))

0

26

Глубоко и пронзительно.. очень лично.. с первых строк. Читаю. Не знаю буду ли обсуждать. Надеюсь тоже почувствовать желание жить - пока реву.  Рвет душу с первых аккордов.
Спасибо автору - это мое знакомство с вами.

0

27

Fox, здравствуйте)

Fox|0011/7a/32/1649-1431412599.jpg написал(а):

пока реву

*подала упаковку платочков*

Автору тоже довелось проливать слёзы. Но сквозь их пелену я вижу свет. Ловлю его и иду к нему. И если читатель "поймает" его вместе со мной, то

Fox|0011/7a/32/1649-1431412599.jpg написал(а):

желание жить

должно появиться)
Спасибо, что читаете и пропускаете через свою душу.

0

28

Читаю и уже боюсь(( неизбежен печальный конец.
Книга очень нравится

0

29

Pitch Black|0011/7a/32/2386-1433286309.jpg написал(а):

Читаю и уже боюсь(( неизбежен печальный конец.
Книга очень нравится


Здравствуйте)
Ну, конец не так уж беспросветен на самом деле)

0

30

Прочитала.Эмоционально очень сложная вещь. Самое трудное абстрагироваться от того,что произведение автобиографическое и автор даже чуточку знаком *смелое заявление)*,от этого все жизненные перепитии Лёни становятся как-то выпуклее и острее воспринимаются,понимаешь,не выдумка,а быль и явь.Операции,болезни,смерти - всё пережито автором.Но!Ведь есть ещё и любовь,есть хорошие люди вокруг и это обнадеживает.Спасибо за этот луч света!
Счастья в любви и в творчестве.

0

31

bagatelle|0011/7a/32/1339-1398491364.png написал(а):

Спасибо за этот луч света!

Рада, что Вы его уловили и почувствовали сердцем его тепло)
Спасибище) Вам тоже всего самого светлого!

0

32

Алана Инош|0011/7a/32/2745-1440833234.jpg написал(а):

Рада, что Вы его уловили и почувствовали сердцем его тепло)
Спасибище) Вам тоже всего самого светлого!


Невозможно почувствовать то,чего нет,а ваше произведение светлое.Как сказала Эля о Лёне:рядом с тобой тепло *не ручаюсь за точночть слов,извините.* И это тепло и внутренний свет очень ощущается.
Спасибо за пожелание)

0

33

Мне радостно, что эта книга оказалась первой в списке обсуждений.
Я люблю перечитывать "Ты". Мне нравится чистый слог, потрясающие образы и описания, сюжет, и прожитая в "Ты" жизнь. Это такая теплая грусть, окутывающее, щемящее чувство. Я помню, читала первый раз на фанфиках, нашла благодаря чьему-то профилю, и несколько часов не отрываясь проживала чужую жизнь. Смеялась, плакала, жалела, сердилась, надеялась...
Многим своим знакомым рекомендую это произведение, как крадущее душу.
Но ведь мнения по поводу "Ты" разные. Положительных, конечно, большинство. Что говорить, описана жизнь, судить сложно и даже как-то неудобно. Однако, помимо слога, образов, сюжета, не раз обсуждалось, какие же отношения для героини оказались более значимыми, какие чувства были сильнее, тему родительско-детских отношений, в том числе и через призму отношений героини с Александрой.  Обсуждали и характер героини, её закрытость, ипохондричность, не всем понятный эпизод с бомжами, идеализацию образа Саши, акцент на внимание окружающих женщин. И каждый раз дебаты, рвущиеся наружу мнения, рассуждения. Немногие произведения оставляют такой отпечаток и желание думать и обсуждать.
Столько пластов в этом произведении, столько поводов для размышлений, что хочется еще раз поблагодарить Алану Инош за возможность прикоснуться к другой жизни, почувствовать, увидеть. Это прекрасно.

+1

34

Ню, здравствуйте)
Благодарю Вас за отклик.

"Ты" - непростая книга и для самого автора. Трудность - в неоднозначности положения, в которое автор сам себя ставит самим её существованием.  Авторскую жизнь и авторскую личность (за маской литературной героини) обсуждать действительно трудно и порой неловко. Хотя некоторым бывает интересно покопаться в распахнутой настежь душе) Подёргать за ниточки, нажать, ткнуть. Эта книга сплетена из живых нервов: тронь небрежно - и заболит. Удивляюсь, как они вконец не истрепались за всё то время, пока книгу читают и обсуждают))

Были моменты, когда мне хотелось положить всё это на "полку". Закрыть для себя эту тему. Но пока у книги есть читатели, покоя автору не будет)) Что написано пером, как говорится... Я рада, что многим книга дала пищу для размышлений, для какого-то переосмысления и переоценки ценностей. Каждый воспринимает её по-своему и видит что-то своё, близкое ему. А если что-то не понимает - домысливает, достраивает в соответствии с собственной "душевной матрицей". Тысяча читателей - и тысяча разных образов текста (и автора). Какой из них истинный - не знает никто. Даже сам автор.

Жизнь - странная, страшная, прекрасная. Многоликая. От неё и мороз по коже, и слёзы восхищения. Её трудно удержать в руках и уместить в душе. Так и книгу эту мне самой трудно "брать в руки", потому что она жжёт. Она никогда не отболит, не утихнет. Это "мгновенный снимок" отрезка жизни с его мировоззрением, авторским самоощущением. От многого автор ушёл, многое переоценил, из многого "вырос". Кое-что и осталось - а именно, любовь. К дорогому человеку, к жизни. К людям.

И я рада, если читатель почувствует эту любовь. Это самый важный компонент всего на свете. И этой книги - тоже.

Спасибо всем, кто читает и думает.

+2

35

Грустная и светлая сказка. Вместившая в себя реальность и художественную обработку.
Спасибо Вам Алана Инош http://s2.uploads.ru/t/FdgmC.png

0

36

Маrusya, художественного - только самый минимум)
И вам спасибо.

0

37

Если кому-то ещё интересно) К сборнику "Симфония света".

Февраль, виноград и белки

Февраль... Достать чернил и плакать? Нет, достать виноград и есть.

Боль мне представляется чёрным спрутом, клюв которого впивается в сердце. Февральский спрут – холодный, как снег, с морозными щупальцами. Он утащил меня в больничную палату, примотал своими конечностями к койке и присосался, чтобы пить кровь из сердца.

И тут вошёл воин в белых одеждах. Его сверкающий меч вонзился в студенистое тело чудовища, и оно, пустив чернильное облако, уплыло. У воина – суровое, волевое лицо, тёмные брови и аккуратная короткая стрижка, серебряная паутинка на висках. Халат и брюки со стрелками, а в розовых мочках ушей – крошечные золотые серёжки-гвоздики. Мне хочется расправить, разгладить эти озабоченные морщинки между бровями, но рукой не достать, и я пытаюсь дотянуться улыбкой. Не смотрит на меня, пишет. Заполнять историю болезни – это, конечно, очень важное дело, и его нужно выполнять с очень серьёзным, хмурым и непроницаемым лицом. Пока обезболивающее действует, надо попытаться выудить с этих губ улыбку.

– Доктор...

– Да?

«Воин» вскидывает голубовато-серые, прохладные глаза. Всё моё тело сейчас – как куча пыльных тряпок, слабое и безвольное, но в груди у него – шкатулочка с улыбками. Спрут ковырялся в замочке, но открыть не смог, и ему ничего не досталось. А вот моему рыцарю-спасителю я сама подарю одну из них. Улыбка вырывается солнечным зайчиком, пляшет по моим волосам, скачет по стенам, как сумасшедшая белка, падает в вазу с цветами и выползает, мокрая и ошалевшая, на тумбочку. И история болезни, и ручка, и телефон летят на пол, «воин» смущённо собирает всё.

– Да, слушаю вас...

Я снова улыбаюсь, и ручка опять падает, закатившись под кровать. Мой рыцарь хмурится.

– Да что ты будешь делать...

– Доктор, а часы посещений когда? – Ну, надо же что-то спросить.

Победитель спрута, достав ручку, опять пытается писать, но то ли паста кончилась, то ли пыль попала на шарик... «Ну расправь же брови», – молю я и выпускаю ещё одну обитательницу шкатулочки в груди. Она бубенчиком звенит по одеялу, прыгает в карман халата.

– С шестнадцати до девятнадцати.

Нет, я добьюсь своего, я прогоню эти морщинки. Мне скоро снова будет больно, чертовки больно, но рыцарь должен побеждать спрута с улыбкой. Его тонкие пальцы пробегают по коротким волосам, теребят серёжку, горло издаёт «гм-кхм».

– А если мне принесут ноутбук – можно? – У шалуний из шкатулочки должно быть официальное прикрытие, это оно и есть.

– Гм... Да, пожалуйста.

Доктор немногословна. У неё что-то не получилось написать, ручка забарахлила, но морщинки исчезли, брови расправились.

– Спасибо. – Ну, и ещё одну дикую белку вдогонку: пусть запрыгнет доктору на плечо.

– Да собственно... не за что. – Снова пальцы – по волосам, спина расправилась, и уже плевать на ручку, которая не пишет. Вместо неё из другого кармана появился карандаш.

Вопросы лечения маршируют строгими рядами: первый полк, второй полк, третий... Спрут – огромный, как гора, но они вооружены копьями-шприцами, гранатами-таблетками, снарядами-ампулами. Я слушаю и киваю, доктор встаёт.

– Форточку прикрыть? Вас не продует?

– Нет, тут тепло. Даже душно. – И ещё одного улыбательного пушистика-попрыгунчика доктору под халат.

Выходя из палаты, она натыкается на дверь, смеётся.

– Да что со мной такое сегодня... Не выспалась, что ли?

Вот так-то лучше. Щит улыбки окован золотом и ослепителен, как зеркало. Красные глаза спрута в нём отразятся, и монстр окаменеет, как Медуза Горгона.

Боль вернётся, но не сейчас. Сейчас меня защищают крылья Ангела. Обеспокоенные, грозные серые глаза готовы испепелить спрута, да что там – сжечь всю нечисть, которая посмеет ко мне приблизиться. С их обладательницей лучше не шутить.

– Ну, как ты тут? – На плечах – тоже халат, и чем-то Ангел с доктором похожи. Стрелками на брюках, стрижкой, сединой. У Ангела, правда, серебра больше.

– Нормально, Саш... Я винограда хочу. Сладкого, крупного. Розового.

Слёзы почему-то текут по щекам: кажется, я выпустила всех жительниц шкатулочки, и больше там никого не осталось. Под рёбрами пусто и уныло.

– О господи... – Родные пальцы вытирают мне щёки. – Принесу я тебе его, Алёнушка, ну, не реви только... Хочешь, прямо сейчас сгоняю?

– Сейчас не надо... Завтра. Поцелуй меня...

Быстрые, крепкие чмоки в губы – один за другим. Палата – одиночная, как комфортная камера: тень от жалюзи – словно решётка. Но зато никто не глазеет на нас.

– Всё будет хорошо, Алёнушка.

Я знаю. Эти крылья не дадут пылинке сесть на меня, а если надо, слетают за виноградом в Испанию. Обычно я – Лёня, а Алёнушка – когда заболею. Форточка закрывается:

– Продует ещё...

– Саш, тут душновато.

– Ничего, жар костей не ломит. Хуже будет, если простынешь. Ещё этого тебе не хватало.

Хмурятся и мои любимые брови, их тоже срочно надо расправить, но шкатулочка опустела. Я всё истратила на доктора: просто беспричинно хотелось, чтобы человек улыбнулся. Почему-то я уверена: хороший человек. Когда она улыбается, лицо совсем другое – светлое, симпатичное.

Ночь. Улица. Фонарь. Палата. И спрута тень ко мне плывёт... Я могу многое, но не всё. С этим зверем мне не справиться сейчас самой, придётся звать на помощь. Доктор, наверно, уже ушла домой.

Сердце – белка в колесе. Лапки бегут, колесо крутится, набирая обороты, и воздух улетучивается из-под белого потолка. Ловлю его ртом, как рыба, только его слишком мало – тёплого, душного. Но мне бы и такого хоть чуть-чуть. Я – кит, выброшенный на сушу, меня сейчас раздавит тяжестью собственного тела.

Нет, мой рыцарь-спаситель сегодня – на дежурстве. Собранный, решительный, беспощадный к спруту. Не до улыбок: надо прогонять врага – аритмию и достать белку из колеса, чтоб отдохнула немножко. Иглы-мечи пронзают тело спрута, а кислород – как базука. Бабах – и чудовище сносит огненной струёй. В вены вливается тишина. Красивые, но усталые, действительно не выспавшиеся глаза. Что они тут видят? Стонущих пациентов, боль, страдания, недуги. Никакой радости. В шкатулочке бешеных белок не осталось, но всё-таки есть одна – последняя. Из колеса.

– Простите, доктор. Я больше так не буду. Отдыхайте.

Сосредоточенные морщинки расправились, рыцарское забрало поднялось, губы дрогнули в ответ. У белки всё получилось, и она может распластаться на пушистом пузике, загнанно дыша.

Утро оскалилось акульими зубами сосулек, серая застиранная простыня неба пахнет хлором. А надо мной склонился рыцарь – победитель спрутов. Его дежурство закончилось.

– Ну, как вы тут, улыбчивая вы наша? Больше не будете хулиганить?

– Нормально, доктор. Я буду хорошо себя вести.

А с её плеч на одеяло прыгает мой беличий зоопарк – сыплется, как из рога изобилия, с писком и визгом, с клоунскими ужимками. Сразу в палате становится светло и весело, сумасшедшая круговерть солнечных зайчиков ослепляет, а шкатулочка в груди наполняется золотым сиянием.

На сизовато-розовой кожице огромных виноградин мерцают капельки воды, хромовым блеском охватывают часы родную руку. Серые глаза – не такие, как это небо, в них – сталь с тёплой волшбой, выкованная с любовью.

– Ну что? Совсем плохо? – Тихий, расстроенный голос. Ангел уже знает, что тут было ночью.

Опять хмурится, надо срочно выпускать скорую беличью помощь. Всю сразу, потому что одной пушистой хулиганке тут не справиться, нужна целая армия. Я открываю шкатулочку.

– Ну... Повоевали ночью немножко, но наше дело – правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Голос Левитана у меня, конечно, не получается, но белки делают своё дело: губы дрожат, строгие складочки разглаживаются, и вот она – моя суровая, собранная и деловая, стальная леди, которой посреди «боевого» дня вручили яркую коробочку с волшебным подарком. И она растаяла, моя красивая серебряная Снегурочка, и стала просто Сашей – родной, домашней, с любящими глазами.

– Вояка ты мой. – Её смешок – прозрачный звон капели с крыш. Лоб прижимается к моему. – Виноград хочешь?

– Давай.

Её губы подносят мне ягодку, прохлада и сладость струится в рот, а потом мягко ложится тепло поцелуя.

– Всё будет хорошо.

И это правда.

29 октября 2015 г

© Copyright: Алана Инош

+6

38

Алана Инош|0011/7a/32/2745-1440833234.jpg написал(а):

Если кому-то ещё интересно)

Интересно все,что Вы пишите)))Даже не сомневайтесь.
Поправляйтесь,не болейте больше пожалуйста,не расстраивайте ни Ангела,ни нас,почитателей Вашего таланта)))http://s6.uploads.ru/t/5ZGfA.jpg

0

39

Robin, и Вам крепкого здоровья)
Сейчас всё хорошо) Это было давно, в феврале прошлого года)

Рада, что не теряете интереса) Очень приятно.

+1

40

Алана Инош, согласна с предыдущим оратором. После прочтения ваших произведений многая литература становится пресной и невкусной на слог. Вы приучили нас к хорошему)))

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Клуб КНИГОманов » Алана Инош "Ты": читаем и обсуждаем ВМЕСТЕ