Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Нюсля (Ню) Ты в моем офисе


Нюсля (Ню) Ты в моем офисе

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Описание:
В отдел персонала приходит новая начальница - Елена Загорская, которая оказывается очень жесткой и требовательной. Сотрудницы, не привыкшие к столь суровому обращению, обдумывают план по "уничтожению врага". Загорская же начинает интересоваться одной из своих подчинённых. Вскоре выясняется, что взаимоотношения в этом маленьком коллективе куда более глубокие и неоднозначные, чем кажется на первый взгляд.

Жанры: Фемслэш (юри), Юмор, Драма, Детектив, Повседневность
Предупреждения: Смерть персонажа

Новая начальница.
Это утро понедельника начиналось как обычно. Маринка красила ногти ярко-розовым лаком и слушала радио, энергично покачивая головой в ритм музыки. Аля сосредоточенно уткнулась в ноутбук, водрузив на голову большие наушники, полностью изолирующие её от сигналов из внешнего мира. Женя болталась где-то в районе приёмной, пытаясь "случайно столкнуться" с симпатичным коллегой из юридического отдела. Кристина ругалась по телефону с кем-то из кандидатов, а Зоя проводила ревизию, перекладывая документы из папки в папку.

Отдел персонала компании "Корона-сервис" стоял на пороге глобальных перемен. К десяти утра должна была приехать новая начальница - Загорская Елена Сергеевна. Её наняли взамен ушедшей в декрет Нины Павловны Птичник, которую девочки за глаза называли "Шпала". Это была амёбного вида женщина, с унылым выражением лица, которая никогда не интересовалась делами отдела. Раз в месяц она собирала девочек у себя в кабинете, чтобы спросить, сколько сотрудников было нанято, сколько уволено и почему. Всё остальное время она проводила в своем кабинете, перебирая неведомые бумажки и подписывая приносимые к ней документы. Новость о её беременности стала громом среди ясного неба - настолько невероятной казалась сотрудницам возможность соития этой странной женщины с кем-либо. Но, вопреки язвительным шуткам на тему подкладываемых Ниной Павловной под платье подушек, живот продолжал расти, и в положенные тридцать недель "шпала" уплыла в декретный отпуск. А ещё через две недели руководство спустило сверху информацию о том, что в самое ближайшее время к работе приступит новый начальник отдела.

- Вот оно, начало новой жизни, - мечтательно протянула вернувшаяся в кабинет Женя. Сегодня на ней было кремового цвета платье с безумным изумрудным поясом на талии. Женя отличалась не самым хорошим вкусом и частенько удивляла коллег странными нарядами. Должность секретаря отдела в "Короне-сервис" стала её первой работой после окончания педагогического ВУЗа. На вопрос, почему она не пошла работать по специальности, Женя обычно мистически улыбалась и говорила, что разочаровалась в системе образования.
- Что, юристика своего сцапала? - спросила Зоя из-под кипы бумаг.
- Не-ет, юристика сцапать пока не удалось! Но я работаю над этим, - улыбнулась девушка, проходя к своему столу. - Скоро приедет новый босс. Реформы грядут, - она подняла указательный палец вверх и погрозила сидящим коллегам.
- Может, тогда закончится этот балаган, - недовольно огрызнулась темноволосая Кристина, яростно стуча по клавишам.
- Что ты опять бухтишь?! Вечно всем недовольна! И вроде до климакса тебе еще далеко... - отозвалась с другого конца кабинета Маринка.
- Ты бы лучше окно открыла! Навоняла своим лаком так, что дышать нечем! - Зоя демонстративно поморщилась. Она устроилась на работу в компанию одной из первых. Придя на должность кадровика, Зоя сразу зарекомендовала себя как обстоятельная и ответственная сотрудница. Порядка в документах стало на порядок больше (да простят мне читатели каламбур). Правда, частенько Зоя ворчала по поводу и без, чем быстро заслужила звание брюзги. Жила она с сыном в коммунальной квартире и мечтала купить собственное жилье.

- Так, тихо, я сотруднику звоню! - шикнула Кристина. - Семен, доброе утро, это Кристина, компания "Корона-сервис". Вы сегодня должны были на работу выйти... Что? Почему? А, мама заболела... Ну да, мама, это конечно важно... А голос у вас, как будто вы пьяный... Я вас оскорбила? Нет! Всего вам доброго, Семен! - трубка с грохотом опустилась на рычаг. - Ну вы подумайте, а! Мама у него заболела! Смотри, как бы печень у тебя не заболела!
Девочки весело загоготали над язвительным тоном Кристины. У неё был самый трудный участок в отделе - это подбор неквалифицированного персонала. Вакансий было много, людей тоже, и частенько из-за её стола слышался тихий мат, переходящий не то в рык, не то в стон безысходности. Она работала на этом участке уже третий год и каждый месяц грозилась уволиться, но каждый раз оставалась, когда Птичник выписывала ей премию.

Неожиданно дверь кабинета распахнулась, и на пороге появилась высокая светловолосая женщина. Волнистые волосы до плеч, строгий деловой костюм, черные туфли на тонкой шпильке. Пристальный взгляд серо-голубых глаз оглядел новых подчиненных, словно сканируя.

- Доброе утро, коллеги. Меня зовут Загорская Елена Сергеевна. Я - новый руководитель отдела персонала.
- Доброе, - нестройно ответили девушки, переглядываясь. Одна Аля за своими наушниками не проявила должного внимания, попросту не заметив Елену Сергеевну. Женя написала ей в аське: "она уже здесь!", пытаясь привлечь внимание. Через пару секунд Аля невозмутимо сняла наушники и повернула коротко стриженую голову в сторону нового босса. Эта девушка всегда отличалась собственным мнением по всем вопросам, очень спокойным мерным голосом, а также пирсингом в носу и бровях. Аля работала старшим менеджером и большую часть её рабочего времени занимали отчеты, табели, ведомости и счета, коих было бесконечно много. Она редко участвовала в разговорах девушек на тему шмоток и косметики, зато могла посоветовать дельного компьютерного мастера или продвинутую модель смартфона. На работе она почти всегда слушала музыку. Это помогало ей сосредоточиться.

- Спасибо за внимание, - с едва заметной иронией заметила Загорская, глядя на Алю. Затем она перевела взгляд на остальных. - Думаю, мне понадобится три часа, чтобы разобраться с тем, что мне оставила ваша предыдущая начальница. А ровно в час дня я жду всех вас на совещание в своем кабинете. Разумеется, с отчетами о вашей работе за последний месяц.
- Но мы в час всегда на обед уходим! - отчаянно возмутилась Маринка, одергивая розовую рюшу на плече.
- Значит, пообедаете позже, - отчеканила Загорская и быстрой твердой походкой двинулась к своему кабинету.

Когда за ней закрылась дверь, уровень шепота в отделе превысил допустимые нормы.
- Вот крыса, а?! - Маринку аж перекосило от злости. - Позже, видишь ли, пообедаете! Еще и отчёт ей готовь! А в ж*пу тебя не поцеловать?! Ишь, пришла тут, начальница!
Маринка была самой эмоциональной девушкой в отделе. Она постоянно со всеми спорила, выясняла отношения, сплетничала, а один раз даже подралась с бухгалтершей из-за одинаковых туфель. Платья Маринки едва доходили ей до колен, а туфли всегда были на огромном каблуке. Она раздавала советы по стилю и красоте направо и налево, и, будь у неё больше связей, обязательно пролезла бы на программу "Снимите это немедленно". Её муж был профессиональным боксёром, а дочь миниатюрной копией своей "модной" мамы.
- Ммм, да уж, как-то жестковато для первого знакомства, - поморщилась Женя, - но, может, она еще переменит свое отношение. Просто она пытается себя должным образом поставить, чтобы её уважали.
- Уважали?! Шутишь, что ли?! Она такая мерзкая! - Маринка сверкнула глазами в сторону кабинета Загорской.
- Ну, шпала тоже была не сахар, привыкли же мы к ней, - примирительно сказала Зоя. - Зато, может, при ней порядок будет. Да, Кристин?
- Не знаю, отстань! Я занята, у меня смена вечерняя горит! Закрывать надо!
- Шпала до нас не докапывалась, - резонно заметила Женя.
- А что в отчете-то писать?! - раздраженно и обеспокоено воскликнула Зоя.
И только Аля молча надела наушники и уткнулась в монитор.

Совещание.
В кабинете начальства было непривычно холодно. Предыдущий руководитель - Птичник, была очень теплокровной, поэтому никогда не открывала окна. Елена Сергеевна же, напротив, устроила морозный "бодрячок", от которого Женя то и дело поеживалась, одергивая подол платья, как будто это могло согреть её.
Зоя наоборот была весьма рада:
- Ну наконец-то! Хоть продохнуть можно! - довольно сказала она, глядя на девочек. Тема открытых окон была постоянным камнем преткновения в отделе персонала. Зоя, как самая прохладолюбивая, всегда оставалась в меньшинстве и сейчас радовалась тому, что в отделе появился её единомышленник.
Кристина, мрачно уткнувшись в свой отчет, что-то бубнила, чиркая ручкой по уже напечатанным листам. Маринка, демонстрируя полное равнодушие к происходящему, копалась в айфоне, а Аля по-прежнему сидела на своем рабочем месте в наушниках, так и не присоединившись к начинающемуся собранию.
И только когда Загорская попросила Маринку закрыть дверь кабинета, Аля встала со своего рабочего места и, взяв из принтера распечатанный листок с отчетом, вошла и села рядом с коллегами.
Загорская, даже не взглянув в её сторону, начала говорить:
- Ну что ж, начнем. Вы - кадровик? - спросила она, обращаясь к Зое. - Передайте сюда Ваш отчет, - та молча протянула немного помятый листочек, на котором в три строчки было выведено "сентябрь 2014. Принято - 9 человек. Уволено - 3 человека".
- Это что? - спросила Загорская ледяным голосом.
- Отчет. Вы же сами просили... - непонимающе и испуганно заговорила Зоя.
- Я не страдаю провалами в памяти. Я спрашиваю, что вот это? - Елена Сергеевна потрясла Зоиным листком. В кабинете повисла неловкая пауза, которую нарушила Маринка, решившая вступиться за коллегу:
- Нина Павловна всегда такой отчет просила! - почти с претензией высказалась она.
Лицо Загорской по-прежнему оставалось непроницаемым. Она повернула голову к говорящей и произнесла:
- А Вы, насколько мне известно, менеджер по подбору. Будьте любезны Ваш отчет, - Маринка почти швырнула листок на стол нового, но уже такого ненавистного руководителя. Елена Сергеевна смотрела в отчет буквально несколько секунд:
- Вы пишете, что провели сорок одно собеседование.
- Да.
- Сколько вакансий Вы закрыли?
- Две.
- Сколько вакансий требовалось закрыть?
- Девять.
- Какой вывод из этого следует?
- Э-э-э... какой?
- Что эффективность Вашей работы крайне низкая.
Маринкино лицо перекосилось от злости:
- Да что вы понимаете?! Вы первый день работаете здесь и не знаете всей кухни! А я тут уже год, я все знаю изнутри! На рынке нет избытка кандидатов, а всякий ширпотреб мы не приглашаем на работу! - свою речь Маринка закончила почти с гордостью.
- И тем не менее, Вы тратите свое рабочее время на интервью с тридцатью девятью людьми, которые в итоге нам не подходят. Значит ли это, что Вы недобросовестно работаете с резюме этих кандидатов? Или, может, Вы не уделяете необходимого внимания телефонной беседе перед личной встречей?
- У меня нет времени на долгие телефонные беседы! Работы много! У нас для этого есть секретарь!
- При этом Вы трижды выходили из кабинета, разговаривая по личному телефону. И потратили двадцать минут рабочего времени на выяснение цвета белья у некой Алины.
Маринка густо покраснела. Она действительно трепалась по телефону с подружкой, которая планировала охмурить одного паренька и делилась с Маринкой своими шагами к достижению этой цели.
Загорская протянула руку, чтобы взять отчет у сидящей рядом Кристины, лицо которой было перекошено паникой и злобой.
- Это уже что-то, - кивнула Елена Сергеевна, пробегая глазами бумаги, - Здесь всё более-менее подробно. У Вас многозадачный участок, Кристина Леонидовна.
- Да, - кивнула девушка, и лицо её смягчилось. - Нина Павловна меня очень ценила.
- Не сомневаюсь. Только на премию в этом месяце не рассчитывайте.
Брови Кристины взметнулись вверх:
- В таком случае, - надменно изрекла она, - я буду вынуждена написать заявление об увольнении.
- Это Ваше право, - согласилась Загорская, - Только, насколько мне известно, у Вас два кредита. А еще мне известно, что зарплата, которую Вы получаете здесь, даже без учета премии, существенно выше рынка. Поэтому, уходя, Вы рискуете своей платежеспособностью.
Кристина молча смотрела на свои руки, не поднимая взгляд на Елену Сергеевну.
Женя, протягивая отчет, смущенно улыбнулась:
- Ну, я всего лишь секретарь, но я постаралась описать всё, что я делала в этом месяце...
Загорская подняла на нее глаза:
- В Вашей фразе я слышу пренебрежение к своей должности. Вы уверены, что Вам интересна эта работа?
- Я... Мне... Ну конечно интересно, иначе бы я не работала здесь! - воскликнула Женя, краснея.
- Люди работают по разным причинам, и интерес далеко не единственная. К слову сказать, я просила Вас отобразить в отчете результат Вашей деятельности, а не процесс. Вам следует внимательнее слушать указания.
Наконец, Загорская принялась за изучение Алиного отчета.
- Это меня устраивает... Слава Богу, с аналитикой у старшего менеджера всё неплохо. Свои корректировки я пришлю Вам по электронной почте, - на этой фразе все с облегчением вздохнули, надеясь как можно быстрее закончить эту совещательную пытку, но Елена Сергеевна подняла вверх ладонь, призывая всех оставаться на местах.
- Я бы хотела сообщить, что с сегодняшнего дня в отделе вводятся новые правила, которые обязательны к исполнению. Я требую от Вас соблюдения дресс-кода. Вы - лицо компании, и мне совершенно непонятно, почему Вы позволяете себе надевать... такие платья, - взгляд босса упал на Женю. Она стыдливо потупилась.
- Второе. Все личные разговоры будьте добры вести в обеденное время. Так у вас будет больше возможностей для надлежащего исполнения своих обязанностей. Третье. В ближайшие дни я пересмотрю систему мотивации и систему оценки вашей эффективности. Мне недостаточно двух закрытых вакансий в месяц. Проблему с нехваткой времени, - Загорская выразительно посмотрела на Маринку, - мы решим. Также как и проблему с избытком свободного времени, - теперь "под прицел" её ледяных глаз попала Зоя.
- И четвертое. Я требую, чтобы на работе вы работали. А не слушали музыку.
- Музыка помогает мне сосредоточиться, - возразила Аля.
- Ваша коммуникация с отделом нарушена, Алевтина Алексеевна. Да, - сказала Елена Сергеевна через паузу, - когда я говорила про дресс-код, пирсинг тоже имелся в виду. На этом всё. Спасибо.

Девушки поднялись со своих мест и поспешили к выходу. Произошедшее за сорок минут впечатлило их не на шутку, и обед казался спасательным кругом.

- Я попрошу Вас задержаться, - обратилась Загорская к одной из сотрудниц.

***
POV Загорская

Я против служебных романов... я против служебных романов... Но, чёрт возьми, как же ты хороша!

Загорская, тебе такой типаж обычно не нравится, в чем дело?! - внутренний монолог продолжался в моей голове с самого утра. Ты была первой, кого я увидела, и мне стоило больших усилий оторвать взгляд от твоего необычного красивого лица. Когда мы столкнулись глазами, я почувствовала себя неловко, как будто меня уличили в чём-то непристойном. Однако умение опустить забрало помогло мне внешне остаться непроницаемой.
И вот мы одни в кабинете. Глядя на твои тонкие запястья, я ощутила щемящее чувство нежности и желание обладать тобой...
- Все в порядке?
- Вы хотите меня уволить? - спрашиваешь ты, сжимая в руках карандаш.
Я вглядываюсь в твое напряженное лицо:
- Едва ли. А Вы уже были готовы смириться с роком судьбы?
- И ни на кого стучать я не буду! - почти выкрикиваешь ты, морща маленький носик и выпучивая глаза. Я не выдерживаю и смеюсь, ловя твой недоуменный взгляд:
- Ваше мужество похвально, хотя и неуместно, - ты кажешься нахохлившимся птенцом. Я наблюдаю, как ты ерзаешь на стуле в ожидании. Но я и сама не знаю, зачем позвала тебя. Так мы играем в гляделки некоторое время. Мне кажется, в моих глазах читается неприкрытый интерес, и он обескураживает тебя. Наконец ты нарушаешь молчание:
- Елена Сергеевна, можно я пойду? У меня много работы.
Я молча встаю и прохожу вокруг стола к большому панорамному окну с видом на набережные:
- Конечно, идите. И приятного Вам аппетита.
- Спасибо, - отвечаешь ты и выскальзываешь из кабинета.
Как выжить врага?

Следующие несколько недель отдел персонала компании переживал постоянные потрясения от нововведений, которые продвигала в компании Загорская.
- Да она охренела вообще! - шипела Маринка, которую после провального отчета Загорская каждый день вызывала к себе в кабинет с тем, чтобы та отчиталась о результатах за день.
- Смотри-ка, на работе работать заставляют, - съязвила Кристина, довольная тем, что теперь Маринка не бездельничает, как раньше. Однако самой Кристине тоже доставалось: Загорская безжалостно прессовала её, если та не закрывала комплектацию бригад на сто процентов. Пару раз Кристина даже срывалась и рыдала в туалете, куда к ней с валерианкой бегала Женя.
Саму Женю Загорская вообще предложила уволить, после того, как та сказала звонящему "Алло".
- Кажется, Вам должны быть известны элементарные правила делового этикета? - надменно спросила она. После этого Женя боялась даже снимать трубку, когда начальница находилась рядом.
Зоя, казалось, страдала меньше всех, так как её работа была связана в основном с документами. Однако Елена Сергеевна придиралась к каждой мелочи, заставляя девушку переделывать всё, что по её мнению не соответствовало правилам.
Аля по-прежнему существовала особнячком. Загорская почти не обращалась к ней, что вызывало недоуменную реакцию коллег, с ехидством обсуждавших, почему это их суровая и злобная начальница игнорирует старшего менеджера. Конечно, нельзя не сказать, что работу свою Аля выполняла скрупулёзно. Однако, если придраться, ошибки и недочёты можно найти везде. И девочки гадали, почему Загорская не поступает с Алей так же, как с ними.

Однажды, когда Аля ушла на обед, в отделе снова возник разговор на эту тему.
- Может, наша Алька-то ей того, ну... - подмигнула девочкам Маринка. По отделу давно ходили слухи о сексуальной ориентации старшего менеджера.
- Да ну, ерунда! Я слышала, Загорская с генеральным спит! - отозвалась с другого конца кабинета Зоя.
- Понятно, почему он её держит, такую грымзу... - Маринка недовольно поморщилась и, закинув ноги на стол, уткнулась в книгу.
- Марин, ну ты что?! - с отвращением спросила Кристина. - Как быдло какое-то!
- У меня обед, я отдыхаю душой и телом! Отвали, Кристик! - сверкнула взглядом Маринка.
Неожиданно зазвонил телефон. Кристина схватила трубку:
- Да, здравствуйте! Кто не вышел?! Почему?! Да что ж это такое опять! А где секретарша-то наша?! - злобно спросила она, закончив разговор.
- Где, где? Небось, опять вокруг юристика трётся, - хихикнула Маринка.
- Да не светит ей ничего, она даже одеваться нормально не умеет, - сказала Зоя, подписывая стопку актов.
- А то ты звезда пленительного счастья! Прям такой сногсшибательный вкус у тебя! - заметила Маринка язвительно, кивая на длинную несуразную юбку, превращающую Зою из девушки в тётку.
- Нашлась тут специалист по стилю! - вспылила Зоя на Маринкин выпад.

Тут в кабинет зашла Женя. Лицо у неё было расстроенное.
- Ты где ходишь, тут звонки идут! - обратилась к ней Зоя, но, заметив выражение лица девушки, смутилась. - Случилось что-то?
- Витя мне сказал, что я назойлива-а-я-я, - вдруг зарыдала Женя, падая на стул.
- Началось в колхозе утро! - всплеснула руками Зоя, вскакивая из-за стола, - Кристина, где валерьянка-то? Ты не всю еще выжрала?
Маринка как будто удивлённо оторвалась от книги и поглядела на Женю:
- Ты чего из-за мужика-то плачешь?! Да наплюй на него! Мало ли таких! Назойливая, ишь ты! Пошёл он лесом!
Женя только тихо всхлипывала, дрожащими руками держа стакан с водой, заботливо поднесенный ей Зоей.

И тут на пороге возникла Загорская.
- Что здесь происходит? - строго спросила она, взглянув на плачущую Женю, и её холодный глубокий голос прозвучал в кабинете как сигнал тревоги.
- Ничего, Елена Сергеевна, так, женские дела, - суетливо пробормотала Зоя, подпихивая Жене салфетку. Та взяла её и громко высморкалась. Загорская поморщилась и двинулась к своему кабинету:
- Семёнова, я в очередной раз ставлю под сомнение Вашу профпригодность, - дверь захлопнулась, а Женя разразилась новым приступом рыданий.
- Ну какая же всё-таки сука, а?! - Маринка хлопнула ладонью по столу. - Всех хочет выжить, всю душу измотает! - и тут же замолчала, испуганно озираясь на кабинет, в котором находилась Загорская.
- Как бы её выжить отсюда, а?! - шепотом продолжила она.
- А как ты это сделаешь, она с геном мутит, тебя быстрее уволят, - Зоя с сомнением покачала головой. Женя вытерла слёзы и пододвинула стул поближе к Маринкиному столу:
- А, может, правда, есть какой-то способ, чтобы она... работать с нами не захотела больше? Чтобы ушла...
- Ну ждите, дадут вам какую-нибудь Птичник опять, - буркнула Кристина.
- Ага, говори-говори. Птичник тебе хотя бы премию платила, а эта только дрючит!

В этот момент в кабинет вошла Аля и ни слова не говоря прошла на своё рабочее место.
Маринка сверкнула глазами в её сторону, дождалась, пока та привычно наденет наушники (снимала их Аля только в присутствии Загорской), и продолжила:
- Когда она по отчётам меня спрашивает, все время в окно смотрит, может, у неё в жизни что-то не так?
- Ну, она живой человек, должны ведь быть у нее слабости? - кивнула Женя. - Может, она влюблена в кого-нибудь!
- Ага, в генерального! - прыснула Зоя, зажимая рот ладонью.
- И как это поможет нам её выжить?! - сердито прервала их Маринка.
- Господи, какие вы дурные, просто слов нет, - Кристина закатила глаза к потолку. - Да не получится у вас ничего!
- Сиди, сиди, держи свой зад в тепле и сухости! - огрызнулась Маринка, - Надо её саботировать! Чтобы начальство пришло и спросило, что здесь происходит?! А мы бы как на духу все выпалили! Мол, строит, давит, развиваться не дает!
- Это не поможет, - раздался тихий голос за их спинами. Девушки испуганно обернулись. Аля аккуратно положила наушники на стол и повернулась к ним.
- Почему ты так думаешь? - спросила Зоя.
- А вам это не очевидно? Всё, что продвигает сейчас Лена, делается с благословения генерального. Любая попытка пойти войной обернется против вас.
- Прости, ты сказала «Лена»? - с улыбкой спросила Женя.
- Елена Сергеевна.
- Лена... ахахаха… Я же говорила, девочки, наша Алевтина что-то мутит! - Маринка громко засмеялась. Зоя и Женя поддержали её, и только Кристина злобно зашипела в их сторону:
- Да заткнитесь вы уже!
Аля осталась бесстрастной, и только Женя заметила, как немного покраснели щеки старшего менеджера.
- Если Вы хотите, чтобы она ушла, придумайте то, что коснётся её лично, - Аля замолчала и снова надела наушники.
- А что может касаться её лично? Мы ведь о ней ничего не знаем, - пожала плечами Женя.
- Напугать её, может? Пусть покажет, что тоже человек, - предположила Зоя.
- Напугать? Типа подложить ей паука или мышь? - недоуменно спросила Марина.
- Даже не знаю... всё это как-то глупо, - заметила Зоя, обернувшись к Але. Но та уже была поглощена работой.
- Мой дядька - арахнолог. Могу попросить в аренду какого-нибудь птицееда пожирнее, - предложила Кристина.
- Серьезно? А чего это ты вдруг? - Маринка посмотрела на коллегу в упор.
- Ну... мне она тоже... не очень...
- Ладно, решено! Начинаем с паука. Потом, может, удастся что-то поумнее из нашей, - Маринка показала глазами в сторону Али, - вытащить. Кристин, звони дядьке!
- Ой, девочки, что-то будет! - взволновано прошептала Женя.

Байрон.
Через пару дней утро в отделе персонала началось куда оживлённее, чем обычно. Девочки заняли свои места, однако сосредоточиться на работе никому не удавалось. Все перешёптывались и переглядывались, нервно хихикая.
В кабинете Загорской, прямо на стопке документов, сидел огромный волосатый паук-птицеед Жора. Дядя Кристины с большим сомнением отдавал любимца, небезосновательно переживая за его здоровье. Путём невероятных усилий Кристина убедила его в том, что обеспечит сохранность паука, даже если ей при этом придётся лечь под пули. И вот теперь Жорик восседал на приказах и актах, даже не предполагая, что ему уготовано судьбой, а девушки подпрыгивали в ожидании.
Наконец дверь отворилась, и появилась Елена Сергеевна:
- Доброе утро, - сказала она.
- Доброе, - отозвался отдел, усиленно делая вид, что страшно занят.
- Зой, а что там у нас с оформлением Петровой-то? Все нормально? - деловито обратилась Маринка к коллеге.
- Да, да. Завтра в пенсионный поеду, - отозвалась Зоя.
Женя склонилась над клавиатурой, сосредоточено печатая. Кристина принялась звонить начальнику смены. Елена Сергеевна была едва удостоена внимания, хотя обычно в тот период, пока Загорская находилась в отделе, с неё не спускали взгляд.
Она невозмутимо прошла вдоль столов сотрудников и скрылась за дверью своего кабинета. Щёлкнула выключателем. Привычным движением сняла темно-синее пальто, скинула его на диван, и уже хотела было включить ноутбук, как вдруг её взгляд упал на Жору, замершего на её столе. В кабинете было довольно прохладно, и паук не двигался.
Загорская сглотнула.

***

Кристина вышла из кабинета Загорской и развела руками:
- Жора на месте, правда, уполз на край стола. Где банка-то?
- Хорошо, что она его не убила, а то дядька бы поимел тебя за этого паука, - резонно заметила Маринка.
- Да я вообще не поняла, никакой реакции, вышла как ни в чем не бывало! - разочаровано воскликнула Зоя.
- Может, она не боится пауков? - предположила Женя.
- Эх, наверное! Надо было мышь! - Маринка разочаровано хлопнула ладонью по столу.
- Я думаю, она ушла, потому что испугалась, - вдруг включилась в разговор Аля.
- Да ну, она вышла как обычно. Придиралась как всегда, указания раздавала, - возразила Зоя.
Аля пожала плечами. Женя растеряно поглядела на коллег. Все были удивлены и раздосадованы отсутствием реакции у начальницы.
- Так что, наш план провалился?
- Погодите, может, она к генеральному пошла на нас жаловаться, - Кристина спрятала банку с пауком под свой стол.
- Ой, как ты его в руки-то берешь?! Гадость! - поморщилась Маринка.
- По мне так, гадость - это карликовое подобие собаки, которое живет у тебя дома, - резко ответила Кристина.
- Нормальная собака, отвали вообще! Что мы делать-то теперь будем?
- Да, с пауком провал, надо что-то еще придумать, - кивнула Зоя.
- Давайте, коллеги, мозговой штурм, - с едва заметной иронией вставила Аля.
- Мы так поняли, ты её лучше знаешь, подскажи, - обратилась к Але Кристина.
- М-м-м... нет, - Аля снова надела наушники.
- Но как же? – Женя, широко распахнув глаза, развела руками. Аля подмигнула ей и отвернулась к монитору.
- И что делать?
- Нам нужен новый план, - заключила Маринка.

***
POV Загорская.

Руки предательски дрожали. Размазывая по лицу тушь, я уже сорок минут сидела в кабинке туалета.
Мне не хотелось возвращаться в кабинет и видеть лица своих подчиненных, придумавших этот, вероятно, весёлый, по их мнению, розыгрыш. Паук... Хуже и представить нельзя... С самого детства это был мой самый большой кошмар. Даже маленький дохлый паучок вызывал у меня продолжительную истерику. Тогда отец отвез меня к именитому психотерапевту. Бесконтрольный страх в какой-то степени удалось снять, но избавиться от него до конца так и не получилось.
Когда я увидела на своём столе мерзкую волосатую тварь, я едва не закричала от ужаса. Как мне удалось сдержаться, известно одному Богу. Забившись в угол, минут десять я собиралась с силами и уговаривала себя выйти из кабинета. И сделать это так, чтобы не позволить отделу заметить хоть малейший признак волнения. Стараясь не смотреть в сторону стола, я поднялась и приблизилась к двери. Здесь мне потребовалось еще минут семь, чтобы настроить себя, что все хорошо. Выйдя из кабинета, я думала только о том, чтобы быстрее оказаться подальше от отвратительного существа с длинными лапами и огромным брюхом.
Но как? Даже она не знала, что я настолько боюсь пауков. Что это? Совпадение?
Анализировать произошедшее удавалось с трудом. Ком в горле не отступал, слёзы душили меня. Всхлипывая, я прислонилась головой к двери кабинки.
Неожиданно дверь туалета отворилась. Послышались шаги и голос. Это был твой голос. Ты разговаривала по телефону. Зажав рот рукой, я вслушивалась в твои слова.
- Да, конечно, принеси только коробку... Нет, я не могу. Я же работаю, в конце концов, Мить! Завтра давай, да... Ага... - кажется, я выдала себя, потому что ты вдруг замолчала, словно прислушиваясь.
- Я перезвоню.
Мне хотелось сжаться в комок, чтоб только ты не обнаружила меня здесь в таком состоянии. Загорская - ведьма. Но ты заметила мое присутствие и осторожно постучала в дверь кабинки.
- Вам плохо? Эй?
Я промолчала. Через пару секунд я услышала, как ты вошла в соседнюю кабинку и снова повторила свой вопрос:
- Вам плохо? Нужна помощь?
Твой голос звучал в моей голове, как голос из параллельной вселенной. Я молчала, обхватив голову руками.
- Я же слышала, что вы плакали.
Тишина. Уходи. Уходи отсюда.
- Ладно, не хотите, как хотите. Я только хотела помочь, - твой голос замер.
Не знаю, что ведало мной в тот момент, но я щёлкнула замком, и дверь открылась.

- Елена Сергеевна?! - фактически вопль ужаса вырвался из тебя. - Вы плачете?!
- Действительно странно, - хмуро заметила я, поднимая голову.
- Нет, я просто... мы... мы думали, что вы и не испугались вовсе... Что ушли на совещание...
- Как видишь, вы ошибались.
Твое лицо помрачнело. Казалось, ты не знала, чью сторону тебе принимать. Коллег, по всей видимости решивших испытать меня на прочность, или плачущей в туалете начальницы с арахнофобией.
- Можешь идти и рассказать всем, что ваша шутка удалась, - кивнула я в сторону выхода.
- Нет, - ты посмотрела мне прямо в глаза. Я сглотнула, вздрогнув от мысли о нашей близости. Потом представила, какой у меня сейчас видок и усмехнулась.
Подошла к умывальнику и посмотрела на себя в зеркало: тушь до самого подбородка, распухший красный нос, отекшие веки...
Ты не уходила, все также молча глядя на меня.
Подставив ладони под холодную струю воды, я ополоснула лицо. Это немного отрезвило меня. Повернувшись к тебе, я спросила:
- Почему же ты не уходишь?
Ты поджала губы и строго сказала:
- Я не думала, что у вас есть чувства.
"О, еще какие," - пронеслось у меня в голове.
- Отчего же? - спросила я, подходя к тебе ближе. Твое лицо оказалось прямо напротив моего.
- Таких как Вы люди называют стервами и суками, - ты взглянула на меня исподлобья.
- Действительно? Какая неожиданность, - саркастически усмехнулась я, - только вот я не вижу причинно-следственной связи между тем, как меня называют люди и моими чувствами.
Ты покраснела, видимо пытаясь подобрать слова. А меня вдруг накрыло необъяснимое спокойствие.
- Я видела у тебя на столе книгу Байрона.
- Да, я читаю в свободное время.
- И много у тебя свободного времени? - нарочито строго спросила я, впрочем, не прекращая улыбаться.
- Нет, не то что бы... - замялась ты.
- Когда появится, приходи обсудить Чайльд-Гарольда.
И ты улыбнулась мне. Быть может, первый раз за всё время.

Добрый вечер
Отдел персонала так и не понял, почему за ситуацией с пауком не последовало продолжения. Все ожидали скандала, истерики, вызова "на ковер", в общем, хоть чего-то, демонстрирующего человеческий облик начальницы. Елена Сергеевна вела себя как обычно, разве что задач стала давать больше и жестче требовала их исполнения.
Уже несколько дней девушки даже не пытались заговаривать на тему нового плана - так они были загружены работой.
- Марин, а Марин... Что делать-то дальше будем? - в один из дней спросила Зоя.
- Ничего я делать не буду, - сердито процедила Маринка. - У меня работы по горло!
- Да уж, такими темпами мы уволимся быстрее, - покачала головой Женя.
- Может, она этого и добивается? - задумалась Зоя. - Хочет новую команду набрать?
- Будь уверена, нас бы уже здесь не было, - резонно заметила Аля. В последнее время она все чаще снимала наушники, находясь в кабинете.
- А чего ж ей тогда неймется? Генеральный плохо старается? - съехидничала Зоя. Аля поморщилась, но промолчала.
- И чего мы все это затевали, раз так быстро сдались, - проворчала Зоя.
- Дай хоть выдохнуть! Это у тебя бумажки перекладывать основная задача! А у нас посерьезнее будет! - огрызнулась Маринка.
- Действительно, - присоединилась к Марине Кристина.
- Знаете что, девочки! Кадровое делопроизводство - это очень важная вещь! Посмотрю я на вас, если я уволюсь!
- Что ты переживаешь, найдут другую зануду! - хмыкнула Маринка.
Зоя покраснела от злости, однако продолжения спора не последовало. Папка с документами с грохотом опустилась на стол и подверглась методичной ревизии.
В кабинете Загорской было тихо.

POV Загорская

Настроение моё могло быть куда лучше, если бы коммерческий директор Сергей Павлович показал мне справку о том, что не состоит на учёте в психоневрологическом диспансере. А иначе мне всё время казалось, что я нахожусь на клиническом разборе. Все договоренности достигались путем значительных усилий и требовали от меня ну просто невероятного хладнокровия и выдержки. Артем (тот самый генеральный директор - прим.автора) смотрел на странности Сергея сквозь пальцы, чем невероятно меня бесил, потому что сам он мои идеи благословлял моментально, а вот вопросы согласования бюджета, в которые он почему-то предпочитал не вмешиваться, разбирались до абсурда долго.
В свободные минуты я выходила из кабинета и пугала подчинённых. За время работы с бывшей начальницей девушки привыкли к расслабленному и неспешному темпу, и я со всей свойственной мне жесткостью строила их. Работа отдела персонала многое определяла в компании, а это значит, что сам отдел должен быть единым организмом с чётко определенными целями и достижимыми результатами. К тому же, я могла наблюдать за тобой...

Через несколько дней ты постучалась ко мне в кабинет. На часах было восемнадцать тридцать пять, и твои коллеги уже давно покинули офис. В руках у тебя была та самая книга.
- Елена Сергеевна, у меня появилось свободное время, - констатировала ты с таким серьезным выражением лица, что я не сдержала улыбки.
- Присаживайся. Может, какао? - незаметный переход на "ты" как будто не удивил тебя. В глазах читались одновременно сомнение и любопытство.
- Нет, спасибо, - ты походила на школьницу, пришедшую на пересдачу.
- Как хочешь, - я пожала плечами. - А с зефиркой?
Твои брови взметнулись вверх, как бы спрашивая: "Что, серьезно?!"
Я преспокойно заварила себе ароматный напиток, плюхнула сверху маршмеллоу и уселась напротив тебя:
- Чем обязана?
Конечно, на самом деле я понимала, что ты пришла поговорить о поэме Байрона. Вернее сказать, Байрон стал поводом удовлетворить твой интерес в отношении меня.
Ты помахала книгой:
- Вы говорили, что хотели бы поговорить о Чайльд-Гарольде.
- Ммм, - протянула я, поставив какао на стол, - да.
- Вы действительно считаете это произведение достойным внимания? - в твоем голосе звучит недоверие.
- Ты как будто спрашиваешь "а читала ли ты его вообще", - усмехнулась я, с удовольствием отмечая, как ты покраснела.
- Ну... в наше время Байрон не очень-то в почёте...
- Тогда по какой причине, по-твоему, я предложила его обсудить?
Ты на секунду задумалась:
- Может, Вы хотите сблизиться с Вашими подчинёнными, чтобы завоевать их доверие.
Сблизиться... Ммм… Да. Меня вдруг охватил азарт. Откинувшись в кресле, я сощурилась и посмотрела на тебя:
- Ни в землях, где бродил я пилигримом,
Где несравненны чары красоты,
Ни в том, что сердцу горестно любимым
Осталось от несбывшейся мечты,
Нет образа прекраснее, чем ты.

Твоё выражение лица менялось просто восхитительно. Я увидела в красивых твоих глазах страх, восторг и интерес.
Следующие полтора часа мы увлеченно обсуждали тему байронического лирического героя и романтизма в литературе. Надо заметить, ты оказалась жуткой спорщицей! Мне было очень интересно с тобой дискутировать, потому что в университете я писала диплом о творчестве Байрона. А ты так смешно гневалась на новые аргументы, которые я приводила. В конце концов, ты не выдержала:
- Да откуда же Вы можете всё это знать?!
Я улыбнулась и подмигнула тебе:
- Может, все-таки какао?
- Да, - в бессилье согласилась ты. - С зефиркой.

Приглашение
В эту пятницу утро у всех началось по-разному.

Зоя стояла у старого трюмо и красила губы ярко-красной помадой. Сегодня у неё было что-то вроде свидания. Давно она не думала о себе... Улыбнувшись своему отражению, она взъерошила волосы и поправила рукав блузки.
Её восьмилетний сын Алеша, морща сонное лицо, прошлепал босыми ногами в ванную. Зоя прикрикнула на него:
- Давай быстрее, в школу опоздаешь! И сколько раз можно говорить, чтоб ты тапки надевал!
Алёша виновато посмотрел на мать и вернулся за шлепанцами. Поглядел на мать, потом спросил:
- А что ты накрасилась так ярко? Нового папу пойдешь искать?
Когда Лёша был совсем маленький и спрашивал, где папа, Зоя часто говорила ему, что отец ушел, но она обязательно найдет для них нового папу.
- Никого я искать не иду! - покраснела Зоя и подтолкнула сына в плечо. - Давай, Лёша, побыстрее, опять же опоздаешь, Зинаида Петровна будет звонить! Если будет еще хоть одно опоздание, отберу PSP!
- Ну ма-а-ам... - заканючил мальчик обижено.
- И не мамкай, собирайся давай! Я уехала, дойдешь до школы - позвони.
Зоя неловко чмокнула сына в макушку и поспешила на работу. Настроение у неё было приподнятое - она снова чувствовала себя привлекательной.

***
Ногу свело в самую неподходящую минуту. Момент оргазма получился смазанным, и Маринка вынуждена была уехать на работу неудовлетворенной, проклиная на чём счет стоит мужа Кирилла, нехватку времени, работу, государство и судьбу, так несправедливо обошедшуюся с ней сегодня.
- Ну ты представляешь! - жаловалась она Алине по телефону. - Сначала Жерар нассал на коврик, сволочь такая! Я все отмывала, пока Кирилл не увидел, а то он у меня, сама знаешь... Потом Алиса истерику закатила, что в школу не пойдет, еле уговорила её с няней пойти, новую куклу пообещала Monster High... В общем, думала, хоть потрахаемся нормально, и тут не повезло!
Пассажиры маршрутки начали оглядываться. Маринка, заметив неприязненный взгляд одной дамы, огрызнулась:
- Что смотришь?! Слова "трахаться" не слышала никогда?!
Женщина налилась краской и отвернулась, а Маринка продолжила жаловаться подруге на свою нелёгкую жизнь.

***
Аля курила, глядя в окно и крутя в руках мобильный телефон. Она впервые допустила мысль, что, возможно, лучшим вариантом для неё будет увольнение...

***

Кристину разбудил звонок от начальника смены:
- Не вышло четверо сегодня. Как хочешь закрывай, звони, кому там можно, у меня работа встала!
- Аргх... - только и смогла ответить Кристина. Ну надо же было, а?! А такой сон прекрасный снился...
Зевая и потягиваясь, девушка перешагнула через спящего у её кровати лохматого пса и поспешила к компьютеру - работа для неё начиналась сегодня из дома.
- Ма-ам! - позвала Кристина. - Погуляй сегодня с Рексом, а? Я не успеваю!
Дверь отворилась, и на пороге появилась седая пожилая женщина. Лицо её было худым и бледным. Она с беспокойством посмотрела на дочь:
- Опять работа?
- Да.
- Может, уволишься? - женщина подошла и осторожно положила ладони на плечи Кристины. - Жалко мне тебя, неблагодарная эта работа. Все нервы тебе измотала! Все пашешь, пашешь, работаешь на износ! На себя времени не остаётся... Из-за меня всё... - голос женщины дрогнул, она заплакала. Кристина повернулась к матери, встала перед ней, взяла за руки:
- Мам, ну что ты? Перестань плакать, Бога ради! Все же хорошо, мы сыты, обуты, одеты, лекарства у тебя есть, на процедуры хватает... Рекс вон, и тот с сахарной косточкой! - на этой фразе лицо женщины просветлело. - Главное, что мы друг у друга есть, ну? - Кристина обняла мать и погладила её по спине. К горлу девушки подкатил комок.
Рекс подскочил и, подбежав к ним, завертелся у ног.
- Погуляешь с ним, да? - сглотнув слезы, шепнула Кристина.
- Конечно, доченька.

***

Сегодня звёзды сошлись таким невероятным образом, что дома с утра никого не оказалось, и Женя беспрепятственно смогла проникнуть в ванную. Коммунальная квартира неизбежно накладывала свой отпечаток на быт. Громко исполняя песни, девушка потратила незабываемые двадцать (а не пять, как обычно) минут на принятие душа.
Женя жила с отчимом. Они занимали две соседние комнаты. В остальных трех жили семья с маленьким ребенком, пенсионерка и странный мужчина, появлявшийся в квартире от силы раз в полгода.
Уложив волнистые каштановые волосы, девушка открыла шкаф и выудила оттуда белую блузку в разноцветный горох. Следом была извлечена полосатая коричневая юбка.
- По-моему очень симпатично, - решила Женя, крутясь перед зеркалом. Потом достала из ящика комода красную брошь и нацепила на блузку.
- Во всех ты, душенька, нарядах хороша! - продекламировала девушка и сделала реверанс. Потом заторопилась - времени оставалось совсем немного.
Стоя в переполненном автобусе, Женя мечтала о любви: о поддержке в трудную минуту, о тёплых объятьях и ласковых словах, о совместных ужинах и походах в театр, об общих интересах, песнях, книгах. О защищенности и счастье...
На выходе из автобуса Женю толкнули. Она не успела удержаться и упала на мужчину, который стоял на ступеньку ниже:
- Е* твою мать, ты ох*ела что ли, бл*дь такая! Под ноги смотри! - заорал он, грубо сталкивая её. Девушка пошатнулась и сползла на асфальт:
- Я же не специально!
- Да пошла ты!
Женя едва сдержала слёзы. Неуклюже поднявшись, она принялась отряхивать пальто. Какая-то дама подала Жене упавший шарф. Юбка девушки оказалась забрызгана грязью, на колготках поползла "стрелка". А ведь день начинался так хорошо...

***
POV Загорская.

Вот уже несколько недель мы с тобой периодически обменивались мнениями относительно литературных новинок и классики. Ты оказалась на удивление начитанной, что, признаться, интриговало и подогревало мой интерес к тебе еще больше. Не со всеми мнениями я была до конца согласна, а порой твоя эмоциональная и слегка высокомерная уверенность в собственной правоте выводили меня из себя. Тогда я безжалостно давила тебя аргументами. Ты моего прессинга не выдерживала и убегала под каким-либо предлогом. Но всегда возвращалась. И это радовало меня. Я частенько ловила себя на мысли, что мои стены рушатся перед тобой, и мне хотелось приблизиться к тебе еще больше.

***
- Чертова сучка со своей аттестацией! - шипела Маринка.
- Слушай, ну об этом предупреждали сразу, - укоризненно заметила Кристина, - Ты не можешь сказать, что была не в курсе дела.
- От того, что я в курсе, мое отношение к этой постоянной мозго*бле не меняется! Что-то я сомневаюсь, что ген. директор её трахает! Не может удовлетворенная женщина быть такой злючей!
- То-то я гляжу, ты такая добрая в последнее время, - заржала Зоя, и смех подхватили остальные.
- Но факт остается фактом, - отсмеявшись, сказала Кристина. - Скоро нас ждет проверка. И итогом этой проверки, как я слышала, должно стать увольнение тех, кто не соответствует своей должности.
- Ой, - пискнула Женя, - ну это точно я.
- Брось уже себя принижать! Нормальный из тебя секретарь, поменьше за мужиками бегай, да внимания побольше - цены тебе не будет! - назидательно сказала Маринка.
- Не бегаю я уже ни за кем! - обиделась Женя.
- Это сейчас. А месяц назад?
- Можно подумать, ты никогда не влюблялась!
- Нет. Влюблялись только в меня, - Маринка сощурилась и приподняла бровь. - Всегда.
- Мы помним, ты у нас секс-бомба, - закивала Зоя, изображая "утиные" губы, - только неудовлетворенная почему-то.
- Я тебе сейчас дыроколом двину!
Женя заметила, как по лицу Али, сосредоточенно смотревшей в монитор, скользнула улыбка.

***
POV Загорская

Ты снова задержалась на работе. На часах было уже почти семь вечера, когда ты торопливо забежала в кабинет, чтобы отдать мне документы:
- Елена Сергеевна, подпишите, пожалуйста!
- Почему такие вопросы не решаются в течение дня?
- Я не успела, - начала оправдываться ты. - Сегодня было много работы.
- А до завтра эти бумаги не подождали бы?
- Мне так спокойнее.
Я улыбнулась тебе:
-Боишься, что уволю тебя?
Обожаю смотреть на твое лицо, охваченное массой разных эмоций. Сейчас ты в несколько секунд пережила злость на меня, страх, и тут же преисполнилась достоинством.
- Нет.
- У тебя почти получилось, - я продолжала улыбаться. Пауза немного затянулась. Я поднялась из кресла:
- Что ж, пора на выход. Ты идешь?
Ты тут же встрепенулась:
- Да, сейчас, сейчас, только в туалет сбегаю!
Я не спеша выключила ноутбук, надела плащ и выключила свет в кабинете. В огромных панорамных окнах сверкал огнями город. Я засмотрелась на эту безумно красивую иллюминацию.
- Я готова, - раздался твой голос за спиной.
Мы вышли в коридор и направились к лифту. Ты молчала, глядя прямо перед собой, и я рискнула сделать еще один шаг:
- Предлагаю очередную литературную дискуссию провести за ужином.
- Спасибо, Елена Сергеевна, - ты виновато взглянула на меня. - Я не голодна.
Но твой живот предательски выдал себя громким и переливчатым урчанием. Глядя на твое смущенное лицо, я вопросительно подняла бровь.
- У меня нет лишних денег.
- Вот уж не думала, что плачу подчиненным недостаточно.
- Нет, просто я... Мне нужно было их потратить...
- Что ты скажешь, если я тебя угощу?
- Нет, нет, что Вы!
- А почему? Ты расскажешь мне о своих новых литературных находках. Брось, считай это компенсацией за прошлый проигранный спор.
Говоря это, я потихоньку тянула к ресторану неподалеку.
- Проигранный?! - вспыхнула ты. - Да ведь мы так и не пришли к однозначному ответу!
И я поняла, что выиграла этот раунд.

+2

2

Я тебе нравлюсь?
В ресторане почти не было народу. Мы расположились за столиком у окна, и я предложила заказать вино. Уговорить тебя на бокал оказалось довольно трудно.
- Это что, принципиальная позиция? - спросила я, наблюдая, как ты пытаешься справиться с раздражением, комкая в руках салфетку.
- Да. Я против алкоголя, - морщась сказала ты.
- Закажем сок или чай? Выбери. Если хочешь, я тоже могу отказаться от вина. Устроим безалкогольный вечер.
Ты благодарно улыбнулась. Подошел официант.
- Что ты будешь?
- Яблочный сок.
- Пожалуйста, моккачино и яблочный сок. А еда?
Судорожно уткнувшись в меню, ты, похоже, пыталась найти что-то недорогое. Я не могла перенести, что моя спутница чувствует себя неловко, поэтому спросила:
- Любишь рыбу?
- Да.
- Тогда предлагаю подкопченное филе лосося на картофельном пюре с соусом из икры. М? Проверенный вариант.
-Звучит очень аппетитно, - кивнула ты смущенно. Я передала официанту меню и снова повернулась к тебе.
- Ну-у-у... Продолжай, ты там что-то доказывала мне у входа про Льюиса Кэрролла и его "Алису".
- Вы знаете, что по одной из версий его считают Джеком Потрошителем?
- Знаю. Но я нисколько не согласна с этим, - я покачала головой.
- Почему? Ведь исследователи пишут о том, что Кэрролл рассказывал в своем дневнике о каком-то грехе, а после смерти писателя, семья уничтожила эти записи. Может, именно в этом он признавался там?
- Это полный абсурд. Ты книгу Уиллиса-то читала? С тем, какие он подбирает предложения, можно "Войну и мир" заново переписать.
- Но... Ведь Кэрролл действительно любил ребусы, почему бы ему не использовать анаграммы в "Алисе"? - нахмурилась ты, сосредоточенно соображая, какие еще аргументы привести.
- Может быть, ты помнишь о том, что Потрошителя считали человеком сведущим в анатомии? - спросила я ласково. - Конечно, Кэрролл был, мягко говоря, со странностями. Но я не думаю, что он развлекал себя расчлененкой. Он же эстет был. Любитель девичьих прелестей.
- Ну, а как же грех, который он носил в себе всю жизнь? И жил он как раз в том районе... - ты с надеждой взглянула на меня.
Я в очередной раз столкнулась с тем, как в тебе одновременно с образованностью и живым умом, встречаются наивность и глупость. Но в то же время ты была искренней со мной. Не изображала, не строила из себя - тебе действительно было интересно говорить об этом.
Я хитро улыбнулась и взглянула на тебя:
- Ну? Кончились аргументы? Всё-таки ты порой такие глупости говоришь.
- Я?!
- Угу. Ты.
- Знаете, Елена Сергеевна, злых людей никто не любит!
- А я злая?
- Вы? Вы - недолюбленная! Вот! - на этой фразе я развеселилась не на шутку. Положив подбородок на сплетенные пальцы, я обратилась к тебе:
- Так интересно, расскажи еще о моих детских травмах.
Твое лицо покрылось пятнами, глаза были опущены, губы сжаты. Я протянула к тебе руку, но в этот момент официант принес нам заказ.
- Приятного аппетита!
- Спасибо.
-Эй, - обратилась я к тебе, осторожно касаясь твоей ладони, лежащей на столе. - Хватит так серьезно относиться ко всему. Неужели я действительно кажусь тебе такой злючкой? Мы ведь не на работе.
Ты посмотрела на меня, потом на мои пальцы, лежащие рядом с твоими, и вздохнула:
- Я не всегда понимаю, шутите Вы или говорите всерьез. На работе Вы ведете себя, как диктатор, это совершенно невыносимо! И я не могу привыкнуть к тому, что Вы излишне прямолинейны.
- Хочешь, буду поднимать табличку? Типа "Сарказм" или "Начинай плакать"? - засмеялась я, и, к моему величайшему облегчению, ты засмеялась тоже.
- Предлагаю уже приступить к еде, - я придвинула ближе тарелку с горячим.
- Я на самом деле очень голодна! - откликнулась ты и с энтузиазмом принялась за еду.

Мы вышли из ресторана около десяти вечера. На улице было довольно ветрено, шел мокрый снег. Подняв повыше воротник, я поежилась и обернулась в твою сторону:
- Давай я подвезу тебя?
- Нет, нет. Я доеду на автобусе.
- Пойдём, машина моя за углом припаркована на стоянке, - я взяла тебя под руку. Ты подчинилась и пошла за мной. Мокрый снег попадал за воротник, делая шарф неприятно мокрым.
Очутившись в машине, я вздохнула с облегчением. Ты аккуратно открыла дверь и села на сидение рядом с водителем. Поежившись стянула шапку и распустила восхитительные каштановые волосы.
- Сейчас согреемся, - сказала я, поворачивая ключ зажигания.
Через несколько минут мы уже ехали в сторону твоего дома. Некоторое время мы обе молчали.
- Не люблю Ваську, - поделилась я, выруливая на Средний проспект.
- Почему? Это такой кусочек старого Петербурга.
- По мне так, кусочек старого Петербурга - это Петроградка...
- Ну не знаю, - с сомнением сказала ты, - Вопрос, наверное, индивидуальный.
- Да уж, - согласилась я и спросила, - номер дома напомни.
- Тридцать два.
Я припарковалась, выключила зажигание и вышла из машины, пока ты надевала шапку. Холодный ветер пронизывал насквозь... Еще и этот мокрый снег. Хоть я и родилась зимой, а холод не переношу на дух...
Мы шли по темному двору к твоей парадной.
- Хотела задать вопрос...
- М? - откликнулась я.
- Я тебе нравлюсь? - вдруг спросила ты тихо. Я остановилась. Сердце пропустило удар. Вон оно чё, Михалыч...
- Да, - просто ответила я. Ты остановилась у подъезда и посмотрела на меня, нахмурившись и закусив губу:
- Серьезно?
- Абсолютно, - шагнув, я оказалась в опасной близости к твоим губам и прошептала - Скажи еще раз...
- Что? - сглотнула ты.
- Скажи "тебе"...
- Тебе...
Я чуть наклонилась, и твои губы скользнули рядом с моими. Дальше я провалилась в крутящуюся черную дыру. Замерев на месте, я стояла, ощущая твое теплое дыхание. Ты словно обмякла, не делая никаких движений, и я боялась, что через секунду-две всё оборвётся. Но неожиданно почувствовала твои руки на своих плечах. Я обняла тебя и, прижав к двери парадной, жадно поцеловала. Почувствовав, как твой горячий язык откликнулся на мои прикосновения, я ощутила почти экстаз. Настойчиво, до дрожи в руках и головокружения...

Неожиданно раздался писк домофона, и мы отскочили друг от друга, словно ужаленные. Ты тяжело дышала и не отрываясь смотрела на меня. Я улыбнулась и стерла с губ размазавшуюся помаду.
- Мне пора, - прошептала ты. - До завтра, Лена.
- До завтра...

Кто прошлое помянет
POV Загорская
Ночью я проваливалась в поверхностный липкий сон и много раз просыпалась. Кошмары не оставляли меня: ты в платье Алисы из страны Чудес рассказываешь всем в компании, что мы целовались. Все в шоке, генеральный увольняет меня со скандалом. Моя репутация испорчена. А ты стоишь и смеешься мне в лицо, размахивая учебником литературы.
Утром я не без испуга встретилась с собой в зеркале и долго не могла посмотреть себе в глаза.
Загорская, у тебя никогда не было проблем с тем, чтобы добиться понравившуюся женщину. Хотя, собственно, сейчас их тоже нет... Есть проблема в том, что эта женщина, очевидно, раньше такого опыта не имела... И неизвестно, она ради эксперимента всё это затеяла или...
"А ты, Лена, зачем ты всё это затеяла?" - спросила я, поднимая глаза. И не смогла дать себе однозначного ответа...

***
- Совещание через двадцать минут. Кто опоздает - уволю! - прогремела Загорская, на ходу снимая плащ и пролетая в свой кабинет.
- Чегой-то она опоздала? - задумчиво спросила Кристина.
- Генерального ублажала, небось, натянул её из-за аттестации, - хмыкнула Маринка, - я слышала, что проблемы в одном из отделов возникли, у юристов...
- Да нет у них проблем, вчера только говорили, - возразила Зоя.
- С кем говорили? - сощурилась Маринка.
- Да с ребятами... из отдела...
- Слышишь, Женьчик, Зойка тебя подвинет, юристика уведет! - хихикнула Маринка.
Женя покраснела и опустила глаза к клавиатуре. Зоя возмутилась:
- Не лезь ты не в свое дело, слышишь?!
- А чего ты ребенка обижаешь? Она так хотела Витеньку соблазнить, а тут ты со своими двумя титьми... Конечно, парень не устоял!
- Да с чего ты взяла это?! - воскликнула Зоя с досадой.
- Действительно, Марина, откуда ты знаешь? - спросила Женя. - Ну даже если это и так, то мне все равно.
- Ага, все равно ей, ну да, - с иронией протянула Маринка, доставая пилочку из первого ящика. Потом подкрасила губы.
- Как на свидание прям, - фыркнула Кристина.
- Ну а как же! К боссу как на праздник, - заржала та, поправляя бюст.
Аля прикрыла лицо ладонью. Теперь она следила за разговорами в отделе куда более внимательно.

***
- Вопрос стоит серьезный, - Загорская мерила шагами пол в кабинете. - Кто не пройдет - будет уволен. Кто не захочет по собственному, будет уволен по соглашению. Откатов не ждите. Артем Леонидович настроен весьма радикально. Поэтому предлагаю всем познакомиться со своими должностными инструкциями настолько близко, - в этот момент Елена Сергеевна наклонилась к Маринке и сказала ей прямо в ухо, - насколько возможно.
Маринка поежилась и со злостью посмотрела на начальницу. Но та уже села в свое кресло и продолжила:
- Аттестация нашего отдела начнется в понедельник. Напоминаю, что асессоры приедут внешние.
- Уже в понедельник?! - растеряно воскликнула Женя.
- Семёнова, - вздохнула Загорская, - я опасаюсь за Вашу способность сохранить за собой свое рабочее место.
- Но почему нас так поздно предупредили?
- Может, надо было еще и список вопросов с вариантами ответов для вас подготовить?
- Нет...
- Слава Богу.
Кристина, до сих пор молчавшая, подняла руку и уточнила:
- Елена Сергеевна, сколько это будет длиться по времени?
- Не беспокойтесь, Кристина, интервью проводятся индивидуально, разом весь отдел не опустеет. Так что Ваши коллеги в случае форс-мажора решат возникшие проблемы, - Загорская обвела остальных взглядом, - ведь так?
- Своей работы полно! - нахохлившись, пробурчала Маринка.
- Семёнова, ответственной за участок Кристины на те два часа, что её водители и упаковщики проведут без её надзора, становитесь Вы. Найдите в себе силы освоить новые обязанности. Вам это полезно. Коллеги, совещание окончено. Останьтесь, Алевтина Алексеевна.

Девушки поспешили выйти, то и дело оглядываясь на Алю, которая сидела поджав губы. Когда дверь закрылась, Елена Сергеевна повернулась к девушке:

- Алевтина Алексеевна, с Вами отдельная ситуация. Сегодня с утра я обнаружила на своем столе вот это, - Загорская подняла вверх лист:
- Имейте в виду, я не подпишу его.
- В самом деле? - с вызовом спросила Аля, и немного привстала с места.
- В этом можете не сомневаться. Вы слишком ценный специалист, такими кадрами не разбрасываются.
- Я могу перестать ходить на работу, - ответила Аля, сложив руки на груди.
- Можете. С записью в трудовой об увольнении за прогул. С моими красочными рекомендациями в деловых кругах Петербурга.
- Никто не поверит, что Вы держали у себя сотрудника, который Вас не устраивал.
- Я тебя не нанимала.
- Это в "Короне" нет.
Загорская глубоко вздохнула, и взгляд её стал другим:
- В чем дело?
- Сама угадаешь? - Аля закинула ногу на ногу и подняла глаза на Загорскую.
- Все же было нормально, я тебя не трогаю, ты меня. Какие проблемы?
- Проблемы начались с тех пор, как ты переступила порог этой компании. Ты думаешь, я не вижу, как ты на неё смотришь? - Аля говорила спокойно, слегка дожимая интонацию, но было видно, как она волнуется.
- Аля, мы расстались почти три года назад. И я, кстати, была рада, когда узнала, что ты тоже работаешь здесь.
- Рада? - Аля издала нервный смешок. - После всего, что было? Тебе не кажется, что играть чувствами других людей не очень-то красиво и честно?
- Ты про свои чувства говоришь?
- Нет. Про её. Мои ты давно уже растоптала.
- Кто тебе сказал, что я играю? - вдруг вспылила Загорская и вскочила со своего кресла. - Кто тебе сказал?!
Аля тоже встала. Несколько секунд женщины в напряжении смотрели друг на друга.
- Люди не меняются, Лена.
- Не вздумай ничего ей говорить! - грозно сказала Загорская.
- До такой низости мне еще далеко. Это ты у нас идешь по головам, - с болью в голосе сказала Аля.
Загорская вздохнула. Потом тяжело опустилась на стул, рядом с девушкой:
- Послушай, прости меня. Я понимаю, что тебе может быть больно. Но меня к ней действительно тянет. Это какое-то наваждение, это не просто так...
- Не сомневаюсь, - Аля отвернула лицо и посмотрела в сторону. - Не сомневаюсь.
- Я не хочу, чтобы ты увольнялась. Я ценю тебя как работника, и ты это знаешь.
- Знаю, - Аля встала и отошла к окну.
Загорская с тревогой смотрела ей в спину:
- С кем ты теперь?
- Одна.
- Но мне говорили, что ты с Мазуриной закрутила...
- Лена, прекрати, ради Бога! Ни к чему эти жалостливые разговоры. Я сильная и независимая женщина. Как там в социальных сетях... - Аля болезненно поморщилась.
- Алькин, ну ты чего, - Загорская подошла и осторожно положила руки на плечи девушки. - Я в самом деле жалею, что так повела себя с тобой. Ну прости. Я понимаю, что это было подло.
- Хорошо, что понимаешь, - вздохнула Аля, отходя к выходу из кабинета, подальше от болезненно знакомых рук. - Мне пора готовиться к аттестации, Лена.
Загорская с грустью проводила взглядом бывшую девушку.
"А действительно ли я изменилась?" - подумала она и второй раз за этот день не смогла ответить себе честно.

Дача.
POV Загорская
После того, как Аля покинула мой кабинет, я заметила, как ты весь день с подозрением на меня косилась, и мне показалось, в твоем взгляде я уловила непонимание и даже ревность.
В обед ты принесла мне какие-то бумажки на подпись. Вошла, положила на стол и не проронила ни слова.
Я улыбнулась тебе:
- Какие у тебя планы на выходные?
Ты опустила глаза и ответила:
- Какая разница?
- Что-то случилось? - спросила я, стараясь скрыть волнение.
- То, что произошло вчера... Это было ошибкой, - тихо сказала ты, расправляя складки на платье. - У меня вообще раньше такого никогда не было. Мне только мальчики нравятся...
Я подскочила как ужаленная и быстрыми шагами подошла к тебе:
- Мальчики? - прошептала я, гневно полыхая глазами. - Какие к чёрту мальчики, ты о чём?! - я буквально уронила тебя на стол, впиваясь в твои губы. Этот неконтролируемый порыв заставил меня забыть, что за дверью кабинета находятся четыре моих подчиненных, одна из которых является бывшей девушкой. Я крепко прижала тебя к себе, через ткань ощущая горячее тело. Чёрт возьми... Моя рука скользнула под подол твоего платья. Ты слабо охнула и прикусила мне губу.
- Елена Сергеевна...
- Опять на "вы", - прорычала я тебе в ухо, чуть усиливая нажим.
- Лена... Лена, пожалуйста... - твоё срывающееся дыхание доводило меня до исступления... Но спустя несколько секунд ты оттолкнула меня и спрыгнула со стола:
- Я не такая, чтоб Вы знали!
Я устало улыбнулась:
- Не такая, это какая? Послушай... Мы взрослые люди, тебе не пятнадцать, мне, слава Богу, тоже. И если между нами возникла симпатия, то почему бы просто не дать ей выплеснуться?
- Ага, - обиженно прошептала ты, - а потом Вы меня используете и бросите...
Меня передернуло:
- С чего ты это взяла? - спросила я, подходя и беря твое лицо в свои руки. - С чего ты взяла, что я решила тебя использовать?
- А как начальники обычно с подчиненными поступают...
- Ф-ф-ф... - выдохнула я воздух, - я тебя сейчас стукну. И ты станешь нежно-фиолетовой. В крапинку, - ты непонимающе взглянула на меня.
- Ты порой ведешь себя, как ребенок. И мыслишь так же. К чему этот максимализм? К чему обобщения? Ты считаешь, я не способна найти себе женщину для развлечения? Настолько, что вынуждена выбирать из своих подчиненных? Или тебе кажется, что я со всеми веду себя так, как с тобой? - я взглянула тебе в глаза в упор.
Ты покраснела и отвела взгляд. Я заставила тебя снова повернуться ко мне:
- Ответь.
- Я... Я не знаю... Мне страшно...
Я обняла тебя и тут же почувствовала, как твои руки сжимают меня в кольцо. Мне хотелось шептать тебе всякий нежный бред... За дверью послышался шум.
- Мне пора, - спохватилась ты.
- Поехали со мной сегодня на дачу? В Токсово, это недалеко. Я познакомлю тебя с моей бабушкой,
- Я... - замялась ты. - Меня не отпустят...
- Не отпустят? - недоверчиво поморщилась я.
- Ну... Ладно, я попробую договориться... Когда мы вернемся?
- А когда надо?
- В субботу.
- Как скажешь, малыш, - кивнула я. - Тогда в семь на углу Большой Морской.
- Я хотела заехать домой, взять вещи.
- Они тебе не понадобятся, - ответила я и тут же осеклась, увидев твой взгляд, - Я имею в виду, там достаточно вещей, мы найдем тебе что-нибудь.
- Хорошо.

***
Добирались мы около полутора часов. Это довольно быстро, с учетом пятничных вечерних пробок. Было уже глубоко темно, когда моя машина затормозила у ворот. Наша дача находилась на окраине одной из улиц, у самой опушки леса. В свое время мой отец отхватил участок в двадцать соток, и они с мамой начали его обустраивать. В итоге на нём появился небольшой двухэтажный дом, сарай, два колодца на разных концах участка и маленькая баня. Большую часть занимал огород, с огромными грядками картошки, несколькими теплицами с помидорами и огурцами, раскидистыми яблонями, ароматной облепихой и горячо любимыми мной грядками с самой сладкой в мире клубникой. Я с самого детства бывала на даче регулярно по выходным и на каникулах и очень её любила. Сидя на втором этаже в своей маленькой комнате, я глазела в окно и рисовала выдуманные миры, представляя себя сказочной принцессой.
Мы выбрались на морозный воздух. Пока ты осматривалась, я выгрузила пакеты с продуктами и двинулась к дому.
На крыльцо вышла бабушка, в цветастой шали:
- Ленка, ты, чай, опять не одна?!
- Да, бабуль, это моя подруга.
- Вот матка-то твоя где согрешила, шо ты по бабам специалистка?! - всплеснула руками бабушка и помахала тебе:
- Да ты проходи, проходи, чаго стоишь столбом?! Сейчас борщичку согрею, небось, жрать хотите, с работы, - с этими словами бабуля скрылась в доме.
Ты испуганно глянула на меня, а потом на дверь, видимо, размышляя, стоит ли после такого гостеприимства вообще заходить.
- Да ты не бойся, это она только с виду такая боевая, а на самом деле добрейшая душа, - поддержала я тебя.
- А зовут её как?
- Мария Степановна.
- Ленка, ты мне диску привезла?! - раздалось из глубин дома. - Я тут с Михалной поспорила, что Хуан этот, патлатый который, Лауре изменяет!
- Привезла, бабуль, привезла, - отозвалась я.
- Что за диска? - спросила ты, поднимаясь со мной, - ДВД?
- Ага, - улыбнулась я. - Сериалы смотрит.

Мы прошли на маленькую полутемную кухоньку, в которой на круглом столе громоздились коробки с лекарствами и пакетики с конфетами. На печке уже разогревалась желтая кастрюлька с ароматным борщом.
- Хлеб нарежь, - деловито приказала тебе бабуля.
Ты кивнула и неловко взялась за нож. Бабушка пару минут наблюдала за тобой, а потом изрекла:
- Лен, ну что она у тебя какая-то несуразная, а? Хлеб режет по-буржуйски.
Ты покраснела и отдала мне нож. Я указала тебе на диван:
- Посиди, отдохни.
Бабушка доверительно мне сообщила:
- Не, Ленка, Алька-то мне больше по нраву была, пошустрее она.
Я замерла с ножом в руке. Ты ничего не знала про нас с Алей. Я покосилась в твою сторону и сказала бабушке:
- Ну бабуль, с Алей мы давно расстались.
Бабушка поставила на стол тарелки с дымящимся борщом:
- Сметану будете? А чеснок? А, не, вы ж миловаться будете, - сама себе ответила она на вопрос.
Я натянуто засмеялась. Ситуация вышла глупой.
Мы сели за стол и принялись за еду. Бабушка деловито командовала процессом, успевая смотреть в телевизор, где показывали очередное ток-шоу.
- На второй пойдете? - спросила бабуля после ужина. - Я там только белье перестелила.
Я кивнула. Бабушка позвала тебя:
- Пойдем, покажу комнату, пока Ленка посуду помоет, - это была традиция. Когда я приезжала на дачу, я могла ничего не делать, но посуду мыть должна была всегда.

Когда спустя пятнадцать минут я поднялась наверх, я увидела, как ты сидишь у окна за тем самым столом, за которым я в детстве рисовала свои картинки.
Ты обернулась и спросила слишком спокойным и нарочито равнодушным тоном:
- Ничего не хочешь мне рассказать?
- Ты про нас с Алей? - вздохнула я.
- Угу.
- Мы встречались.
Твоё лицо снова отразило фейерверк разнообразных эмоций:
- Ты уже успела повстречаться с ней?! И после этого ты говоришь, что не ищешь женщину среди своих подчиненных?! У тебя что, хобби такое?! - ты даже вскочила.
- Сядь, пожалуйста, послушай, мой маленький псих, - я протянула к тебе руки, но ты оттолкнула меня:
- Это было лет пять назад. Я тогда была руководителем отдела персонала в небольшой компании, занимающейся поставками холодильного оборудования. Аля пришла на должность менеджера. Я на первом же собеседовании поняла, что просто рабочими отношениями мы не ограничимся. Так и случилось. Очень скоро мы стали жить вместе и часто сюда приезжали... После смерти родителей... - на этой фразе я сглотнула и на секунду замерла, - после их смерти бабушка стала единственной... Она знала всё, про всех моих женщин... Все слезы, всё проходило перед её глазами... Она на самом деле самый близкий мне человек... - мне пришлось взять паузу, чтобы унять волнение и дрожь в голосе. - В общем, с Алей мы прожили вместе два года и разошлись.
- А почему? - вдруг прервала ты мой монолог, наклонившись ко мне.
- Я предложила расстаться. Поняла, что не могу быть с ней до конца жизни. Она слишком тяжелый человек.
Ты вскинула брови в удивлении:
- Аля? Мне всегда казалось, что она на самом деле очень хорошая!
- Она хорошая. Но тяжелая. Жесткая.
- А ты нет? - буркнула ты.
- Я? Я выработала тактику общения с окружающими в рамках моей работы. Но разве ты можешь упрекнуть меня в том, что, общаясь с тобой, я позволяю себе что-то из ряда вон?
-Нет, - покачала ты головой.
- Аля ревнива, обстоятельна, местами занудна и до невозможности принципиальна. На этой почве у нас случалась масса скандалов... Да, у нас был хороший секс, но... Ну, в общем, вот так.
- А здесь вы как встретились?
- Случайно. Она тогда уволилась почти сразу, и я около полутора лет ничего о ней не слышала. А когда узнала, что она здесь работает, заволновалась, но... Она отличный специалист.
- Понятно, - ответила ты и перебралась со стула на кровать рядом со мной.
- Слушай, ты обещала дать мне пижаму.
- А, да, конечно! - я вышла из оцепенения и полезла в шкаф.
- Хочешь, вот красненькие штанишки? - подмигнула я тебе.
- Давай!
Ты подошла ко мне и взяла вещи. Мои пальцы задержались на твоей руке.
-Лен... - проговорила ты, - никак не привыкну называть тебя только по имени...
Я улыбнулась и шагнула к тебе. Пара секунд и я снова пробую на вкус твои губы. Мы медленно перемещаемся от шкафа к кровати...
У меня срывает крышу, я буквально упиваюсь тобой. Никакие вещи уже не нужны, пусть летят к черту! Ты задыхаешься, не желая отрываться от моих губ. Раскрасневшаяся и трепетная, ты отзываешься на прикосновения, прогибая спину. Когда я слышу твой тихий стон, я готова взорваться от переполняющих эмоций! Боже! Задрав твою кофточку, я касаюсь вожделенной груди, и ты тут же покрываешься мурашками. Целую твою ключицу и шепчу:
- Девочка моя...
Громкий и неожиданный звонок мобильного моментально разрушил все чары происходящего.
- Это мой! - пискнула ты и, одергивая кофту, соскочила с кровати. Я разочарованно откинулась на подушку.
- Алло! Алло, Митя, привет! Что случилось?! Не могу сейчас, занята! Что? Где нашли?.. Да что ж за месяц такой... Куда? А, поняла... Вывозить надо, да... Позвоню Михеевой, вдруг у нее есть место! Ладно, слушай, мне до города где-то час, если сейчас выйду, буду к одиннадцати. Успеем? Я позвоню тогда!
С каждым твоим словом я всё больше не понимала, что происходит.
- Что случилось? - спросила я, когда ты положила трубку.
- Мне надо ехать, Лена, прости, пожалуйста, дело срочное.
- Да какое дело-то?! - непонимающе откликнулась я, вставая с кровати. Ты уже надевала свитер.
- Щенки... в канаве нашли четырех щенков. Они мокрые, грязные, переохлаждение. Их алкоголик приютил на несколько часов, но надо забирать, передержку искать, лекарства опять... - ты вздохнула, но твое лицо тут же сделалось решительным.
- Щенки?! - я не могла поверить. - А завтра их никак не забрать?
- Говорю же, этот мужик только на два часа взял, за бутылку, обещали забрать их... Ты извини меня, ты очень мне нравишься, но щенки...
Я горько усмехнулась. На щенков меня еще не меняли.
- Я отвезу тебя, доктор Айболит, - кивнула я.
- Нет, не надо, я сама, на электричке доеду.
Я, сощурившись, злобно посмотрела на тебя:
- Я сказала, что тебя отвезу. Моя девушка не будет одна болтаться по ночам по садоводству и не будет одна заходить в квартиру к алкоголикам...
- Да у меня отец алкоголик, я знаю, как с ними общаться, - бодро ответила ты.
- Ты в своем уме, красавица? Давай, поехали.
И мы поехали за щенками.

Щенки.
Бабушка ничуть не удивилась, увидев, как ты галопом сбегаешь по лестнице, а я, спотыкаясь, несусь за тобой.
- Молодое дело, шустрые какие! - воскликнула она, улыбаясь.
- Бабуль, нам нужно уехать, срочные дела, - ответила я, запыхаясь.
- Шо это на ночь глядя за дела, Ленка? Чем дома, на кровати не дела?! Шо вы вечно эхстриму ищете?!
- Да нет, там помочь надо...
- Помочь? - бабушка с подозрением воззрилась на то, как ты со скоростью света надеваешь сапоги.
- Спасибо Вам, - обратилась ты к ней. - Борщ был очень вкусный!
- Ага, вкусный, - хитро улыбнулась бабушка. - Я сначала подумала, шо вы до горшка бежите.
Мы засмеялись.
- Я позвоню, - сказала я, поцеловав морщинистую теплую щеку.

На улице крупными хлопьями валил снег, мерцающий в свете оранжевых фонарей. От такой красоты не хотелось отводить глаз.
Как только мы сели в машину, ты достала старенький мобильный телефон и принялась звонить. Я молча повернула ключ зажигания.
- Алло! Аня, привет! Аня, возьми щенков! Ну что значит нет у тебя места?! Только Жульку пристроили, посади их хоть в коридоре, а?! Ну ты же знаешь, мне некуда! - ты сбросила звонок и зарыдала:
- Ну что ж такое! Бедные щеночки-и-и-и...
Я удивленно покосилась на тебя и с нескрываемым скепсисом спросила:
- Эй, ты чего, родная?
Но ты проигнорировала меня. Пару минут твои плечи сотрясались, но потом всхлипы постепенно стихли. Ты шмыгнула носом и размазала по лицу тушь.
- Хороша, ничего не скажешь, - усмехнулась я и кивнула на бардачок, - возьми там платки.
Пока ты приводила себя в порядок, я пыталась представить, что ты чувствуешь, потому что совершенно не понимала твою истерику и такую патологическую жалостливость.
- Лена, что делать, а?
- Прости, но я не понимаю, почему ты так расстраиваешься. На улице столько бездомных животных, всем не поможешь.
Твои глаза вспыхнули гневом:
- О! - грозно заговорила ты. - Этот пресловутый аргумент! Что ж, когда будешь проходить мимо умирающего человека, проходи, всем ведь не поможешь!
Я покосилась на тебя, но благоразумно промолчала.
- Ты понимаешь, что никто, никто им не может помочь, кроме нас?! Меня мама в детстве ругала, что я таскаю котов, щенят... А я все несла... Один раз я принесла домой котика, а на утро он пропал. Мама сказала, что отдала его хорошей тёте, но когда мы шли в детский садик, я увидела его лежащим... - ты снова зарыдала, - его раздавил автомобиль...
Я вздохнула и стала тормозить. Остановившись у обочины, я отстегнула ремень безопасности и обняла тебя:
- Ты моя добрая, хорошая девочка, - бормотала я, гладя тебя по голове, - ты молодец, умница, все правильно, все хорошо. Но пойми, ты не можешь сделать больше, чем ты можешь. Не всегда получается, как хочется, - ты уткнулась в мое плечо. - Я уверена, что все пристроенные тобой кошечки и собачки благодарны тебе за то, что ты подарила им сытую жизнь.
Ты посмотрела на меня благодарными красными от слез глазами. Я поцеловала твой мокрый нос:
- Ну? Успокойся, нам нужно ехать, вызволять твоих щенков из алкогольного притона.
Ты торопливо достала очередную салфетку и грустно проговорила:
- Только вот я теперь не знаю, куда их везти... Ко мне нельзя, отец выкинет... Анька, блин, не хочет... И куда...
Я обреченно вздохнула, понимая, что выбора у меня не остается:
- Ну, видимо, ко мне.
Твое лицо просияло, и ты бросилась обнимать меня так, что я резко крутанула руль влево, едва не вылетев на встречку:
- Эй, полегче! А то мы не доедем, и алкоголик выкинет твоих щенков на мороз.
- Не говори так! - надулась ты.
- Ох ты, батюшки. Ну извини, добрая душа.
- Надо водки купить, - вдруг сказала ты.
- Зачем?!
- Петру Савельевичу за то, что приютил.

***
В подъезде было темно и пахло мочой. Поднявшись на второй этаж, ты позвонила в дверь. Из глубины квартиры послышались шаги и прокуренный мужской голос произнес:
- Наконец-то, а то они уже задолбали скулить! - дверь распахнулась, и на пороге возник невысокий лысый мужик в растянутых трениках и майке. Во рту у него была папироса. Все совершенно банально. Настолько, что захотелось сплюнуть.
Ты протиснулась внутрь и прошла вглубь коридора. Я поспешила за тобой. В квартире почти не было света, и я споткнулась о порожек. Мужик посмотрел мне вслед и зацокал языком:
- Ай, какая ляля ко мне в гости-то зашла! Задница какая, уух!
Я повернулась к нему, чтобы ответить, но тут ты вернулась с коробкой, из которой раздавалось пищание.
- Смотри, какие красивые.
Я осторожно открыла край коробки и увидела четырех маленьких щенков. Обычные дворняги, светлого окраса, с черными подпалинами и мокрыми носами. Они копошились, пытаясь выбраться и жалобно скулили. Ты бережно поставила коробку на пол и обратилась к алкашу:
- Вы кормили их? Митя молоко должен был принести.
- Я? Да не успел я, - развел руками мужик. - Гости пришли, пока то да сё, - он подмигнул мне. Я с отвращением отвернулась.
- Они кушать хотят, - с тревогой проговорила ты. - Где молоко?
- Поехали, дома покормим, - поспешила я вмешаться.
- Да? Ладно, хорошо. Павел Савельевич, вот водка, - ты достала из сумки "Русский стандарт".
Мужик взял бутылку и с видом оценщика осмотрел её:
- Ничего водочка-то. Спасибо.
- Вам спасибо, что приютили малышей!
- Дык, - захорохорился алкоголик.
- Нам пора, - прошипела я и потянула тебя прочь из этого вонючего грязного места.
- Вы заходите еще, - крикнул он вслед. - Посидим, водочки дерябнем!
- Нет уж, спасибо, - поморщилась я, хватая коробку и подталкивая тебя к выходу.
- Спасибо, Павел Савельевич! - прокричала ты напоследок.
Дверь захлопнулась.

***

Я достала с антресолей старое шерстяное одеяло, и мы постелили его в углу гостиной. Ты взяла полиэтиленовый пакет и положила на него полотенце:
- Это пока пеленки не купим.
- Пеленки? - в ужасе спросила я.
- Ну да. Щеночки писают на пеленки.
- А гулять?
- Ну, Лен, ты смешная такая. Им же месяц всего, рано еще!
- А-а-а, - растеряно протянула я.
Пока ты варила щенкам манку, я сидела в гостиной на полу и смотрела, как пушистая мелочь нападает на мои тапочки.
- Эх вы, бестолковые собаки, - ласково сказала я, гладя одного по спине.
- Лена, - вдруг раздался голос из-за спины, - Я вспомнила, что сначала их надо помыть.
И мы полночи мыли щенков. Потом измызганные и мокрые с головы до ног, кормили их манкой. Это был незабываемый опыт... Когда в районе шести утра, намытые и наетые бутузы наконец уснули, мы сели на кухне пить чай.
- Какое счастье, что завтра суббота, - констатировала я, промахиваясь ложкой мимо чашки.
- Да, завтра отвезу их к ветеринару, - бодро откликнулась ты.
- Ты хотела сказать, отвезем, я так полагаю, - грустно заметила я.
- Да нет, Лен, ты мне ничего не должна. Я тебе очень благодарна, что ты приютила их. Как найду передержку, сразу перевезу их. И корм куплю, и всё, что надо, ты не волнуйся!
- Так вот куда у тебя деньги-то уходят...
- Ну... - ты виновато улыбнулась.
- Ладно, пойдем спать, завтра разберемся с кормами и врачами. А то у меня вместо головы колокол.

***

Я проснулась около двенадцати часов и услышала, что на кухне работает телевизор. Войдя, я пару минут наблюдала, как ты готовишь и пританцовываешь под какой-то старый клип.
- Доброе утро, - сказала я.
- Доброе! - ты расплылась в улыбке.
- Как щенки?
- Отлично. Они, правда, немножко нашкодили, но я убрала.
- Нашкодили?! - я понеслась в комнату, мысленно представляя разбросанные цветочные горшки, поцарапанную и обгрызенную мебель и огромные лужи на моем прекрасном ковре...
Что ж, насчет луж я угадала. Белый ковер местами приобрел нежно-желтый, я бы даже сказала, лимонный оттенок и источал тонкий, но хорошо узнаваемый аромат.
- Ах вы, поганцы! - возмутилась я.
- Лен, я все замыла, с Ванишем для ковров, оно скоро высохнет и не будет так заметно!
Я обреченно села перед щенками, которые сбились в кучу на одеяле:
- Знаете, почему вы здесь? - спросила я, глядя на их глупые мордашки, - Потому что девушка на кухне мне очень нравится. Но я не позволю вам портить мой ковер, ребята. Так дело не пойдет.
Один из щенков, смешно переставляя лапы, доковылял до меня, радостно виляя хвостом.
- Что, бандит, ты главный ссыкун? - спросила я, беря его на руки и склоняя над ним лицо. Мой нос тут же оказался укушен.
- Ай! Жук ты навозный! - возмутилась я и с азартом почесала щенку пузико. Он смешно развалился на моих коленях.
- Идем завтракать, - позвала ты, заглядывая в комнату. - Я вижу, вы подружились.
- Я согласна это терпеть, только если ты будешь жить со мной, - сказала я, а потом подумала, что, наверное, это прозвучало слишком резко.
Но ты никак не отреагировала, молча уйдя на кухню.

После завтрака мы отправились к ветеринару, и я с удивлением обнаружила, что ценник на его услуги ничуть не меньше, чем на услуги врача человеческого.
- Пять тысяч за три укола и осмотр ушей, что за ерунда?! - возмущалась я всю обратную дорогу, пока ты, сидя на заднем сидении нянчилась с щенками.
- Лен, ну ты что? Там ведь и осмотр, и анализы, и от паразитов обработали, от блох. Посмотрели ушки, вкололи поддерживающую сыворотку.
- У тебя после того, как всех вылечишь, на еду-то остается? - с иронией поинтересовалась я.
- Ну конечно остается, я экономлю.
- Вижу я, как ты экономишь. Экономистка, блин.

Вернувшись, ты первым делом бросилась кормить скулящих бутузов. Как-то очень уж неожиданно в моей квартире появилось сразу четыре животных и одна девушка. Я ходила из комнаты в комнату, не зная, куда податься. В конце концов, я уселась в спальне с какой-то книжкой и попыталась отвлечься от происходящего. Мне было просто необходимо собраться с мыслями.

Твои теплые ладони опустились мне на плечи. Я осторожно взяла одну и поцеловала.
- Покормила?
- Да. Теперь тихий час.
- Слава Богу, - с нескрываемым облегчением ответила я, откладывая книгу в сторону и вставая.
- Вчера мы остановились на одном моменте, - игриво шепнула я, притягивая тебя к себе.
- М-м-м... - улыбнулась ты и потянулась ко мне губами.
Закрывая глаза, я подумала о том, как далеко я смогу зайти в отношениях с тобой. Ведь я до последнего сомневалась, что это больше, чем просто симпатия... Но что-то говорило мне, что я вляпалась по самые уши... И, как ни странно было это признавать, мне это нравилось.

***
Ты лежала, откинувшись на подушке, и тяжело дышала. Каштановые волосы разметались, на лице блуждала блаженная улыбка.
- Я не думала, что это может быть так... так здорово...
- Сочту за комплимент, - улыбнулась я, глядя на тебя.
- А... Тебе было хорошо? - смущаясь спросила ты. - Я имею в виду, я ведь совсем ничего не умею...
- О-о-о, прекрати, всё ты умеешь! - я поцеловала твое плечо.
Ты обняла меня, тесно прижимаясь. Мои руки заскользили по твоим бедрам. Я прорычала тебе на ухо что-то нечленораздельное и уже собралась переходить в наступление, но тут вдруг внизу раздался обиженный писк.
- Ой! - воскликнула ты и наклонилась посмотреть, что произошло. Это оказался один из щенков. Ты взяла его и, прижав к себе, села на кровати.
- Щенки второй раз за сутки обламывают мне секс, - обиженно заметила я.
- Это Джек, он, наверное, проснулся и решил нас проведать, - засмеялась ты.
- Да-а-а? - обратилась я к щенку, хватая его за пухлую лапку. - Проведать решил, маленький бессовестный колобок! Помешал мне изнасиловать красивую тётю.
- Прям изнасиловать, - снова засмеялась ты.
Я смотрела на твои румяные щеки, распущенные по плечам волосы. На красивое тело, укутанное в белое одеяло. На щенка, сидящего у тебя на руках. На твою ласковую улыбку. И думала, что счастье, оказывается, может скрываться за такими простыми моментами...

Аттестация
Как я ни уговаривала тебя остаться со мной еще и в воскресенье, мне, несмотря на все моё красноречие, это не удалось.
- Лен, извини, но мне надо ехать. Отец очень злится, когда я не ночую дома.
- Слушай, тебе ведь двадцать четыре года?! - я вопросительно посмотрела на тебя.
Ты с обидой повернулась ко мне:
- Лен, я так всю жизнь живу! Почему ты думаешь, что одно твое слово может резко всё изменить?!
- А я и не думаю. Переезжай ко мне, - предложила я.
- Я не могу, - тихо ответила ты, прижимая ладони к груди.
Я развела руками:
- Как скажешь.

***
За неделю до очной встречи с представителями центра оценки, вся компания проходила первый этап - тестирование. Сотрудникам было предложено в онлайн режиме заполнить несколько опросников. Для этого по десять человек загоняли в конференц-зал и сажали за ноутбуки.
- Что?! Да тут считать надо! - возмутилась Маринка.
- Марин, заткнись уже! - прикрикнула Зоя в ответ.
- Сама заткнись, блин!
Напряжение нарастало. В тишине слышалось клацанье мышек и щелканье клавиш, иногда сопровождающиеся чертыханиями Маринки. Аля довольно быстро управилась с тестированием и ушла на обед. Вторыми были главбух и её подчиненная. Потом закончили Кристина и Зоя. За ними отдел рекламы. Маринка и Женя задержались дольше всех. Еще несколько дней не утихали обсуждения по поводу хитрых повторяющихся вопросов, страхов о своей судьбе и споров о том, что же на самом деле были призваны оценить эти тесты. Через два дня после первого тестирования, было второе, посвященное уже должностным инструкциям и профессиональным вопросам. Этот этап вызвал намного меньше сопротивления, потому что начальники отделов постарались донести до сотрудников все риски, и те смогли худо-бедно подготовиться.

Наконец, спустя неделю, все вышли на третий круг и страшно боялись, потому что генеральный четко дал понять - если не пройдете по компетенциям, давай, до свидания!
Понедельник в компании "Корона-Сервис" начался со срочных совещаний начальников отдела со своими подчиненными. К десяти утра ждали ассессоров. Топы суетливо бегали, сталкиваясь лбами в коридоре - каждый боялся, что его отдел не пройдет аттестацию и будет сокращен или того хуже - расформирован.
Загорская никаких совещаний не проводила. Единственное, что она сказала, придя с утра на работу, было: "Желаю удачи".
- Ага, желает она, - прошипела Маринка, глядя на захлопывающуюся дверь, - Небось, только и думает, как бы всех уволить!
- Марин, ну хватит уже, а? - возмутилась Кристина. - Сколько можно ядом плеваться?
- А что это ты добренькая такая стала? Думаешь, все легко пройдешь? - съехидничала Маринка, глядя на Кристину.
- Да ничего я не думаю. Работать надо - вот и всё.
- А я не хочу работать, - мечтательно протянула Женя. - Вот бы можно было дома сидеть и получать деньги.
- Больничный возьми, - хмыкнула Зоя.
- Ну, у меня же стаж маленький, я ничего не получу.
- Тогда желания точнее формулируй.
- А когда начнется-то всё? - спустя пару минут поинтересовалась Женя.
- В одиннадцать что ли.
- Что-то я волнуюсь...

***
POV Загорская
После того, как закончился третий этап, мы две недели ждали результатов аттестации. Первыми пришли отчеты по топам, и наш генеральный весьма предметно беседовал с каждым, не оставляя живого места. Я с честью выдержала экзекуцию. Выпросив у Артема отчет, я сильно смеялась над определением "может испытывать затруднения при принятии излишне жесткого, непопулярного решения". Из руководящего состава заявление предложили написать двоим - начальнику тендерного отдела и директору по маркетингу. Через некоторое время было организовано общее собрание, на котором мы получили обратную связь от ассессоров по своим отделам. Протягивая мне стопку отчётов, девушка пояснила:
- Тот, что помечен красным, показал неудовлетворительные результаты. Остальные так или иначе вписались в систему компетенций и показали профессиональный уровень, средний или выше.
Я взглянула на лист, там значилось: "не рекомендуется".

***
После обеда Зоя ушла в бухгалтерию, выяснять вопрос по беременной сотруднице, а Маринка как всегда незаметно улизнула из кабинета под каким-то не запоминающимся предлогом.

- А беседовать-то с нами будут? - обратилась Кристина к Але и Жене.
- Я так поняла, завтра-послезавтра, - ответила Женя. - Им же время нужно результаты обсудить... Ох, я боюсь, ошибок, наверное, наделала!
Аля казалась совершенно спокойной и даже равнодушной. Поэтому, когда в кабинет влетела Маринка с безумными глазами, она даже не шелохнулась.
- Девки-и! - громко зашептала Маринка. - Вы не поверите! Зойка-то наша с Витенькой встречается!
- С чего ты взяла? - удивилась Кристина.
- Иду я по второму этажу, там, где кладовка с хозяйственным хламом, заворачиваю за угол, а там они! Стоят, сосутся, чуть ли не трахаются уже!
- И ты испортила людям праздник?
- Нет, я быстренько назад пошла, рассказать же! Вот Зойка устроилась?! Парню двадцать семь, симпатичный, зарплата хорошая, машина иномарка, грех не воспользоваться! Эх, Женька, жалко тебя, конечно! Упустила такого кандидата!
Женя поморщилась и обиженно сказала:
- Да хватит уже меня сватать за него! Даже обидно! Ну встречаются и встречаются! Мне-то что!
Маринка снисходительно улыбнулась:
- Ну конечно, да, понимаю... Не расстраивайся, найдешь и получше!
- Марин, ты бы поработала уже, - заметила Кристина.
- Да ну! Какая теперь работа, когда тут такое!

В кабинет вошла Зоя. Она действительно была слегка раскрасневшаяся и на ходу поправляла воротничок блузки.
- Как дела? - поинтересовалась Маринка с гаденькой улыбкой.
- Нормально, Сидоренко будем по среднему платить, других вариантов нет, - ответила Зоя как ни в чем не бывало.
- Я не про Сидоренко. Я про вас с Витюней.
Зоя вспыхнула, и краска густо залила её щеки.
- Так вот, что ты так прихорашиваешься в последнее время, а я-то всё думала! - ухмыльнулась Маринка. - Ну расскажи, как ты его охмурила? Вон, Женьку научи, она, бедняга, расстроилась.
Зоя с ненавистью взглянула на Женю. Та поспешила откреститься:
- Нет, нет! Ничего я не расстроилась! Мне давно уже всё равно!
- Ну... Так расскажи, давно вы?.. - Маринка подмигнула.
- Не твое дело! - грубо ответила Зоя.

В этот момент в отдел вернулась Загорская. Она молча оглядела подчиненных и прошла в свой кабинет. Уже у двери она обернулась и обратилась к одной из сотрудниц:
- Зайдите ко мне через десять минут.

А так ли это легко?
Загорская переплела пальцы и внимательно посмотрела на вошедшую:
- Присаживайтесь.
На лице девушки отразились страх и злоба.
- Как Вы знаете, на этой неделе мы получили результаты аттестации, - спокойным размеренным голосом продолжила Елена Сергеевна.
- Да, и что?
- Ваши результаты оказались неудовлетворительными.
- Почему это?
- Если вкратце: нежелание брать ответственность за результат своих действий, пренебрежение и недобросовестное исполнение обязанностей, повышенная конфликтность...
- Да как Вы?! Вы специально это сделали! - Маринка подорвалась со стула, едва не кинувшись на Загорскую.
- Конфликтность на лицо, - констатировала начальница.
- Это нечестно! Я всё делаю не хуже других! Вон Зойка на работе с мужиками трахается, и ничего! Ей можно?!
- Так, - вдруг жестко сказала Загорская, вставая, - давай отбросим деловой этикет. Ты понимаешь, что ты реально херово работаешь?! Вокруг тебя бесконечные сплетни, ссоры и ругань! Ты постоянно красишь ногти, по полдня отсутствуешь на рабочем месте, бесконечно пи*дишь по телефону и обсуждаешь всех окружающих, не заботясь о том, кто это может услышать! Ты - в конец охреневшая баба! И, признаюсь, я бы уволила тебя сразу, но гендиректор попросил подождать до аттестации.
Глаза Маринки налились кровью. Она стояла, сжав кулаки, и тряслась в бессильной злобе:
- Да я... Я... - задыхалась она, глядя на Загорскую. - Вы не имеет права! Это незаконно!
- Если ты хочешь быть уволенной по закону, то могу предложить увольнение по пункту пятому - «Неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание». Напоминаю, что у тебя дисциплинарных взысканий достаточно. Одними твоими объяснительными за опоздания можно печь месяц топить.
Женщины пристально смотрели друг на друга.
- Хорошо... - опустошенно выдохнула Маринка. - Я напишу по собственному желанию.
- Пиши, - Загорская положила перед Маринкой ручку и листок.
Маринка дрожащей рукой написала заявление и передала его Загорской. Та поставила на листе размашистую подпись и кивнула на дверь:
- Пусть Зоя подготовит документы.
Маринка молча встала и медленно пошла в сторону выхода. На пороге она обернулась:
- Я всё равно найду работу! Вот увидите, я не такая дура, какой Вы меня считаете!
- Я считаю, что ты некомпетентна, - покачала головой Загорская, - и с моей точки зрения, тебе вообще не стоит работать в сфере персонала.
Маринка молча вышла, хлопнув дверью.

***
- Как так, Марин?! - непонимающе спросила Зоя, кажется, пятый раз за несколько минут.
Маринка сидела в кресле и рыдала, пытаясь параллельно собирать вещи. Коллеги столпились вокруг неё, и даже Аля, несмотря на весь свой скептицизм, сняла наушники и повернулась в её сторону, чтобы послушать, что произошло.
- Она сказала, и-и-к!.. Сказала, что я некомпетентна... конфликтна и вообще-е-е-е... - Маринка захлебывалась в рыданиях.
Женя погладила девушку по спине и протянула ей платок:
- Ну не плачь, Мариночка, не плачь! Найдешь лучше работу, значит!
Кристина с сомнением посмотрела на Марину:
- Я тебя не раз предупреждала. Чего ты хотела-то?
Маринка обиженно посмотрела на девушку и отвернулась:
- Ничего, - процедила она. - Ничего я от вас не хотела! Не отдел, а унылое говно! Какое счастье, что я здесь больше не работаю! Начальница стерва, а вы... вы! Одна лесбиянка, сидит всё время, молчит, тихо сама с собой! Вторая ходит, как мышь серая, а сама мальчика молодого трахает, чтобы с коммуналки съехать! - услышав эти слова, Зоя закусила губу и с ненавистью уставилась на Маринку, а та продолжила. - Третья на бабках помешана, спишь, наверное, с баксами под подушкой! А ты, - обратилась она к испуганно глядящей на неё Жене, - ты просто дура какая-то! Не от мира сего, витаешь вечно где-то в облаках! И шмотки у тебя стрёмные!
Девочки молчали. Маринка скинула в сумку со стола свои вещи и пулей ринулась к выходу:
- Я вас всех презираю! Это не жизнь тут у вас, а существование! Оставайтесь в этом говне дальше!
- Всегда мечтала иметь мужа-боксёра, - презрительно сказала Кристина и отвернулась к монитору.

Больше в офис Марина не вернулась. Трудовую ей высылали по почте.

***
POV Загорская.

До Нового года оставалось чуть меньше месяца. Три щенка с твоей помощью уже обрели дом, а вот один никак не мог пристроиться. Это был тот самый Джек, которого я называла жуком, пузом, наглой мордой и мистером "писаюгдехочу". За два прошедших месяца он заметно подрос, вытянулся. Каждый раз, завидев меня, он с радостным лаем начинал носиться по квартире, уничтожая всё на своём пути.
Пару раз я готова была выкинуть его с пятого этажа, потому что он сожрал туфли за тысячу баксов и изгрыз ножку у раритетного стула. В эти моменты я звонила тебе и, проклиная тот день, когда я согласилась поехать за этими собаками, требовала, чтобы ты нашла ему хозяев немедленно. Ты начинала успокаивать меня, обещая, что вот-вот, уже почти, есть потенциальные люди... Но все это прекращалось в тот момент, когда я переставала предъявлять претензии.
Сегодня ты приехала поздно. Запыхавшись, ты сняла шапку и неловко меня обняла:
- Прости, я не могла приехать раньше. Проблемы возникли...
- Опять? - грустно поморщилась я, уже зная, что твой отец - большой любитель выпить, и ты испытываешь из-за этого постоянные трудности, потому что вынуждена давать ему деньги на водку и выслушивать пьяные скандалы.
- Да, - отмахнулась ты. - Как всегда.
В прихожую выехал Джек. Именно выехал, потому что поскользнулся на ламинате и остаток дороги провел лежа на толстом пузе, растопырив лапы. Ты радостно улыбнулась и взяла его на руки:
- Какой ты стал тяжелый! - собак радостно облизал твое лицо. Я брезгливо поморщилась:
- Найдется ему уже дом или нет? Моя домработница скоро уволится.
- Мне кажется, ты его уже полюбила. Может, оставишь его себе?
- Э, не-е-т, мы так не договаривались. Что он будет делать, когда я в командировке?

Это было в субботу. Мы сидели на кухне, пили чай и говорили о том, что происходит сейчас в мире, в искусстве и в нашей жизни.
- Я хочу понять, чего ты ждешь от всего этого? - спросила я, обводя рукой воображаемое пространство.
- Ты о чём?
- О наших отношениях, по всей видимости, - во мне болезненно отозвалось твоё как будто слегка пренебрежительное "ты о чём". Хотя я понимала, что ты могла просто не уловить контекст моего вопроса.
В последнее время я перестала себя узнавать. Никогда я не цеплялась за человека так, как это произошло у меня с тобой. Я стала обдумывать совершенно невероятные вещи, как, например, чем накормить тебя на ужин или как снять тебе квартиру, чтобы ты не мучилась с отцом-алкоголиком. Я бредила какими-то безумными фантазиями о Голландии или Швейцарии, куда мы могли бы отправиться вместе. Планировала отпуск, с оглядкой на твои планы. Прикидывала, где мы могли бы отметить Новый Год.
- О, - воскликнула ты и взяла меня за руку, - мне очень комфортно с тобой, Лена.
- Это всё? - кажется, мой напор был излишним. Ты отвела глаза и посмотрела в окно:
- Пожалуйста, не нужно давить на меня. Я... Я до сих пор не могу понять, что произошло. Всё это кажется мне сном. Я действительно... действительно влюблена... - твой голос превратился в шепот. - И ты, и мы... Мне хочется привыкнуть к этой странной роли, - ты улыбнулась мне. - Быть твоей девушкой не так уж и просто.
Я выдохнула. Ты хотя бы обозначила свое место в моей жизни.
- Ты опять не останешься на ночь? - безо всякой надежды спросила я.
- Я решила остаться до воскресенья, - хитро прищурилась ты.
- Как же ты договорилась с "главным штабом"? - поинтересовалась я с недоверием.
- А, никак. Оставила записку, что меня не будет. Ты права. Я уже взрослая девочка.
Я с благодарностью сжала твою руку и спросила:
- Еще чаю?

Прага
POV Загорская
Это стоило мне невероятных усилий, но на новогодние каникулы мы полетели в Прагу. Я несколько дней висела в интернете, выискивая подходящий отель и вынося мозг администраторам, заплатила баснословные деньги за изготовление документов в срочном порядке, а также пыталась оперативно забронировать билеты на самолет. Когда я показала их тебе, ты ни на минуту не могла поверить, что это правда. Рассматривала свой заграничный паспорт (которого у тебя до сих пор не было), читала наши фамилии на билетах, недоверчиво смотрела на меня... А потом счастливо засмеялась...

Прага встретила нас снегопадом, яркими огнями и сказочными улочками старого центра.
Мы бродили по Староместской площади, споря и выискивая в архитектурных ансамблях барокко и готику. Разглядывали пражские куранты, гуляли по Карлову мосту, где тебя предложил нарисовать седой улыбчивый художник. Пока он творил, я не отрываясь смотрела на твое лицо и сходила с ума от того, что неожиданно для самой себя попала словно в другую реальность ... Внутри меня бушевали эмоции! Ты постоянно смеялась, и я чувствовала на душе покой и умиротворение. Что-то такое...из давно забытого детства, когда можно было не тревожиться ни о чем...
Я могла держать тебя за руку в пушистой варежке, дергать помпон на твоей смешной шапке, обнимать тебя и целовать в тёплые пьянящие губы...

Пока ты смотрела варианты экскурсий, я договаривалась с администратором отеля об украшении номера.
Вечером, когда мы вернулись, ты увидела, что наши апартаменты украшены розами и розовыми лепестками. Кровать с балдахином была застелена белоснежным шёлковым бельём. Тепло мерцая горели свечи, создавая уют и романтический настрой. В ведерке на столе охлаждалось шампанское, рядом стояло блюдо с разнообразными фруктами и закусками. Всё это было ужасно банально, но...
- Лена-а! - ахнула ты, закрывая ладонью рот, - У меня такого никогда не было!
- У меня тоже, - усмехнулась я тихо.
А потом был тёплый игривый вечер, разговоры ни о чем и потонувший в нежности секс... Твои руки, губы, и дурацкое зелёное платье, которое я порвала, когда расстегивала молнию. Какое счастье Какая жалость... Жадно хватая твои губы, я растворялась в тебе, совершенно не отдавая себе отчета в том, что со мной происходит.

На пятый день нашего маленького новогоднего отпуска, мы поехали в Пражский град и пропали там на целый день.
Площади и дворы казались бесконечными, со всех сторон то и дело выныривали новые постройки и здания, к которым ты тут же мчалась посмотреть и сфотографировать на память.
- Ух ты-ы-ы! - завопила ты, увидев огромный собор (собор Св. Вита - прим. автора) - Ты посмотри, какая восхитительная красота! Это же просто невероятно!
- Достойный образец готической архитектуры, - согласилась я, ласково глядя на тебя.
- Лена, сфотографируй меня, пожалуйста!
Щёлк, щёлк. Твое лицо осталось в памяти фотоаппарата на фоне величественного католического собора.
Ты захотела зайти внутрь, и мы двинулись искать вход.
Какой-то ребенок пробежал мимо тебя и, споткнувшись, чуть не упал. Ты подхватила его у самой земли, поставила на ноги и потрепала по голове. Я заметила, как улыбнулась тебе мать мальчика.
- Слушай, - спросила я, - Почему ты не пошла работать с детьми? Мне кажется, у тебя бы отлично получилось!
Твое лицо вдруг сделалось задумчивым.
- Я не хотела бы говорить об этом, Лена...
- Но почему?
- Я... Когда у нас была практика на пятом курсе, я преподавала литературу старшеклассникам в одной из гимназий на Ваське...
Я видела, как ты напряглась, как задергались твои губы и поспешила обнять тебя за плечи. Вздохнув, ты продолжила:
- Так вот там был один мальчик...Витя Катков. Он был ужасно дерзкий, хам. У него отец был бандит. Ему учителя всё с рук спускали... А я молодая была (на этом месте я улыбнулась) и о-очень принципиальная, - ты снова замолчала.
- Я поставила ему двойку по литературе, за сочинение. Но он написал, ты понимаешь, он написал "Говно это ваш Маяковский, плевать я на него хотел!" - я закрыла глаза, представив, как ты злилась, когда читала эту работу.
- И ты поэтому не осталась преподавать? - улыбнулась я тебе, понимая, впрочем, какой последует ответ.
-Нет, - помотала ты головой, - Не поэтому. Просто он сказал при всём классе, что я гнида и жить мне осталось недолго..., - твои глаза наполнились слезами. Я остановилась, увлекая тебя в тень, подальше от входа и скопления туристов.
- Меня избили через два дня в подворотне вечером...ногами в живот. Я теряла сознание от боли, а когда очнулась, услышала его голос: " это тебе не урок литературы, сука, это жизнь".
Я схватила тебя за руки:
- Ты пошла в милицию?! Пошла снимать побои?!
- Да... Только его отец всё проплатил, и он остался на свободе... Посадили только одного из их банды на два года... - ты посмотрела вверх, словно пытаясь сделать так, чтобы слёзы закатились обратно, - А ещё... - сказала ты хриплым сдавленным голосом, - у меня теперь не может быть детей... Эти ублюдки лишили меня возможности быть матерью... Понимаешь?! - твои рыдания стали громче. Я крепко обняла тебя и прижала к себе, словно укачивая:
- Тише, я здесь, я с тобой. Тише, не плачь...
Это был наш последний день в Праге.

***
Январь пролетел незаметно. Джек превратился из пухлого бутуза в угловатого щенка-подростка, и ты планировала в скором времени начать приучать его к улице.

На место истеричной Марины была принята тихая и неприметная Катя. Она исправно выполняла свою работу, мило улыбалась и никогда не повышала голос.

Ты приезжала ко мне на выходные, а иногда я подвозила тебя домой после работы. Увы, возможности познакомиться с твоим отцом у меня не было, хотя я мечтала плюнуть ему в рожу, глядя на твоё состояние каждый раз во время и после его запоев.

Одним холодным днём я в одиночестве обедала в тихом вегетарианском кафе, куда иногда заходила отдохнуть от офисной суеты.
Заказав излюбленный Табуле, я уставилась вглубь зала, глядя сквозь пространство. Но мое уединение нарушила Аля - остановившись напротив. Оглядев её с ног до головы, я остановила взгляд на знакомой сережке в брови.
- Не возражаешь? - кивнула она мне.
Я пожала плечами:
- Пожалуйста.
- Лена, я хочу поговорить.
- Мне казалось, мы уже обо всём поговорили, разве нет?
- Я... - она выглядела растеряно, я бы даже сказала, немного подавленно, - Лена, я прошу тебя вернуться.
- Что?! - опешила я.
- Это все попахивает бредом, я понимаю. Но...
- Аля, ты в курсе, что у меня отношения?
- Да, конечно, я в курсе. Этого не увидит только слепой. У тебя такие глаза, когда ты смотришь на неё... Я готова порвать в клочья, когда вижу твой взгляд, - произнесла ты, - На меня ты так никогда не смотрела.
Я вздохнула:
- Я тебя так не любила. Прости.
Тебя передёрнуло словно от боли.
- Жестоко.
- Зато правдиво. Аль, пойми, даже если бы это была не она... Между нами всё кончено, я никогда не возобновила бы наши отношения... Они изжили себя, понимаешь?
- Что в ней такого особенного? Я понимаю, меня можно назвать женственной с большим натягом, но... неужели в ней есть что-то, что так тебя зацепило? Так привлекло?
- Да. Есть. Она гораздо глубже, чем ты думаешь. Чем думаете все вы, - оскалилась я.
- Я поняла, - сказала Аля, вставая, - Но знай. Мои двери для тебя открыты. Я жду тебя всегда.
Когда принесли мой салат, я с отвращением посмотрела на него и констатировала, что есть мне расхотелось.

Что случилось после?
POV Загорская
В один из мартовских дней я готовилась к выступлению на международной конференции. Времени оставалось совсем немного, и мне предстояло отшлифовать презентацию, а также довести до совершенства сам доклад. В связи с этим я была на работе уже в восемь утра. Полностью погрузившись в процесс, я не заметила, как пролетело время, и когда ты вошла ко мне в кабинет, я была страшно удивлена тем, что уже десятый час.
- Доброе утро, Елена Сергеевна, - сказала ты тихо.
- Привет, - улыбнулась я и подняла на тебя глаза. Улыбка тут же сползла с моего лица. Ты стояла передо мной в черных очках.
- В чем дело?
- Ни в чем. Просто конъюнктивит, красный глаз такой, некрасиво. Я решила сегодня в очках походить. Можно?
- Конъюнктивит? - недоверчиво повторила я, и сердце тревожно ёкнуло. - Сними очки, пожалуйста.
- Не надо, - попятилась ты.
- Ты меня пугаешь, - сказала я чуть дрогнувшим голосом и встала из-за стола.
- Лена, все нормально, правда, не надо, - заговорила ты быстрым и сбивчивым голосом.
Я взяла тебя за руки и притянула к себе. Провела ладонью по щеке, отвела назад прядь волос. Ты взяла мою ладонь и слегка сжала её.
- Он не специально...
Я сняла с тебя очки и увидела огромный багровый синяк у тебя под глазом. Меня даже затрясло от ярости:
- Это что?! Кто?!
- Лена, тише, пожалуйста, не кричи! - умоляющим тоном попросила ты.
- Кто это сделал?! - зашипела я, хватая тебя за запястья, - Отец?! Или... Аля?! - перед глазами мелькали вспышки.
- Какая Аля?! Ты о чем?! - недоуменно воскликнула ты. - Это отец... Напился опять, кричать начал, что я шлюха, что он знает, где меня носит в выходные... А потом как ударит в лицо... - ты всхлипнула. - Он в последние месяцы больше стал пить, чаще... Сегодня с утра протрезвел, прощения просил... На коленях ползал, - сказала ты с жалостью и отвращением и опустила глаза.
- Послушай, - моё лицо сделалось жестким и непроницаемым. - Ты сегодня же переезжаешь ко мне. Я не позволю ему больше истязать тебя. Ты не можешь больше жить в страхе и унижении! Ты... Ты слишком дорога мне, я не могу поверить, что до сих пор не забрала тебя из этого ада... - я обняла тебя за плечи и сжала зубы, подумав, о скольких подобных случаях ты мне не рассказала.
- Он бил тебя раньше?
Ты болезненно улыбнулась:
- Нет... Он... Он только толкался иногда... Ну, несильно... Я один раз только головой ударилась...
Я едва не закричала от гнева и страха за тебя:
- Твой отец сядет в тюрьму! Я об этом позабочусь!
Ты вскинула голову и испуганно взглянула на меня:
- Лена, нет! Пожалуйста!
- Нет? Нет?! Сколько лет он тебя бьет? Сколько ты терпишь эти издевательства?! И что это за отец, который истязает собственного ребенка?!
- Он не родной отец... Он отчим... но воспитывает меня с трёх лет... Пока мама была жива, он нормальный был... Только последние три года запил...
Меня внезапно накрыла очередная вспышка отчаяния:
- Скажи... - хрипло спросила я, пытаясь проглотить вставший в горле комок, - Тот страшный синяк на спине... Ты тогда сказала, что упала на лестнице... Это он сделал?
Ты молча кивнула.
Я сдержала себя и, взяв тебя за подбородок, сказала, как можно спокойнее:
- Я никому не позволю тебя обидеть, - и все-таки не сдержалась. - Ни одна мразь больше не коснется тебя, я клянусь! Я размозжу ему башку! Поедем сегодня вечером!
- Лена, Леночка, миленькая! - со страхом заговорила ты, хватая меня за руки, - Пожалуйста, не надо, я прошу тебя! Давай, я завтра с утра, он в утреннюю смену уйдет, соберу свои вещи и приеду! Точнее сумку на работу привезу. У меня вещей немного! А вечером к тебе!
- Я заеду за тобой с утра и заберу вместе с вещами, - заявила я.
- Лен, у тебя конференция, ты не успеешь, - тихо заметила ты.
Я чертыхнулась. Действительно, проклятая конференция начиналась с самого утра, и я, как один из организаторов, должна была быть там как можно раньше.
- Давай сегодня поедем?
- Нет, нет, не надо... Он может психануть, я лучше сама завтра, потихоньку.
- Ладно, - нехотя согласилась я. - Но напиши мне, как приедешь на работу, хорошо?
- Конечно, - с облегчением улыбнулась ты и потянулась ко мне губами.

***
Конференция прошла довольно успешно. Я много говорила, много перемещалась между участниками, общалась с ними, пытаясь вовлечь в процесс. Когда в начале первого я достала из кармана телефон, то увидела твой пропущенный вызов.
"Слава Богу!" - подумала я.
Сев в машину, я набрала твой номер - ты не ответила. "Занята, деловая моя" улыбнулась я про себя и выехала в сторону офиса. В дороге я думала о том, как сегодня вечером мы с тобой заедем в магазин и купим продуктов на ужин. А еще какую-нибудь вкусняшку Джеку... Как пойдем с ним гулять в сквер у дома, как будем смотреть фильм, закутавшись в один на двоих плед... Как твои тёплые руки мягко обнимут меня...
Первое, что я увидела, войдя в отдел, было твое пустующее кресло и выключенный компьютер.
- Где Семёнова? - обратилась я к Зое.
- Елена Сергеевна, а её нет, - взволнованно ответила та, - Я уже на мобильный раз сто звонила!
- Так звоните на домашний! Это вообще-то прогул! - излишне резко ответила я и ринулась в свой кабинет. У меня тряслись руки, сердце колотилось, едва не выпрыгивая из груди! Где ты?! Что с тобой?! Почему ты не на работе?! Я еще раз набрала твой номер, в надежде услышать знакомый голос, но ты не отвечала. Я судорожно начала тыкать в кнопки ноутбука, чтобы найти в базе твой домашний телефон, как вдруг услышала крик за дверью...

***
Загорская выбежала из кабинета, уже не скрывая волнения. Зоя, прижимая к груди трубку, прошептала бесцветными губами:
- Женю убили... отчим зарезал... пять ножевых... - Зоя всхлипнула, голос её дрожал. - Соседка ответила... сказала, слышала ругань, вроде Женя куда-то переезжать собралась, вещи собрала, а он пьяный был с утра уже, орать на неё начал, что она потаскуха... А потом крики страшные, и они её нашли всю в крови... Скорая не успела, она сразу почти...

Из коридора было видно, как бледнея вскакивает с места и тут же оседает в кресло Аля, как медленно сползает по косяку двери Загорская с остекленевшими безумными глазами. Лицо её искажается страшной мучительной гримасой. Сначала тихо, а потом громче, она воет, обхватив колени руками.
Еще через несколько минут в отделе воцаряется страшная тишина.

***
На кладбище было ветрено. Моросил холодный мартовский дождь. У свежей могилы, усыпанной цветами, стояло две женщины. Одна - высокая, светловолосая, в черном стёганом пальто. Лицо её было осунувшимся и серым. Глаза, припухшие от постоянных слез, глядели сквозь серое надгробие, на котором были выбито: Семёнова Евгения Сергеевна 12.10.1989 - 15.03.2014.
Она держала на поводке молодого пса с вытянутой рыжей мордой, который беспокойно перетаптывался и скулил.
Рядом с ней стояла невысокая девушка с короткой стрижкой в черном дафлкоте. Она держала в руках охапку белых хризантем. Аккуратно положив цветы на могилу, она отошла за спину Загорской.
Та словно не замечала никого вокруг. Она наклонилась к надгробию и с тоской посмотрела на Женю, смотревшую на неё с фотографии. Едва касаясь, она провела пальцами по снимку и прошептала:
- Девочка моя...
Джек снова заскулил. Загорская потрепала его по холке и сказала:
- Попрощайся со своей второй мамой, Джек. Ты стал последним счастливцем, кого спасло её доброе сердце...
Пес словно понял, о чем говорит хозяйка. Он обошел могилу, улегся у изголовья и, тяжело вздохнув, закрыл глаза.
- Нам пора, - раздался голос за спиной. Аля положила руку на плечо Загорской.
- Да, пойдем, - кивнула Загорская.

По центральной дороге кладбища в сторону выхода медленно шли две женские фигуры. Серый туман наплывал, скрывая под собой надгробия и кресты. Дождь неприятно бил в лицо.
Дойдя до выхода, женщины попрощались, и каждая пошла своей дорогой.

+8

3

Как это печально...

+1

4

...какой жестокий конец... Все в духе нашей  реальной "культуры". С раннего возраста, когда слышала подобные сценарии - "Нет... Он... Он только толкался иногда... Ну, несильно... Я один раз только головой ударилась...Лена, все нормально, правда, не надо, - заговорила ты быстрым и сбивчивым голосом.- Он не специально...
в школе, колледже,работе..., понимаю отчетливо ясно, что все это психологически в целом как  в обществе, так и мозгах женщин, что все нормально это и хорошо даже.

+2

5

четырехлапые  морковки самые сознательные.
я про животных..если чо)

Отредактировано умка (18.09.15 18:17:18)

+3

6

Хорошая работа . Конец расстроил. Спасибо!

+2

7

Сильно, приятно удивлена детективным жанром.  Женю не угадала пока недочитала до конца.  Спасибо Вам.

+2

8

Мне нравится всё творчество Ню)
Жаль очень Женю,жаль до нежелания поверить,до соблазна дочитать вновь до середины и оставить,чтобы не знать.Как-будто не знать.В описании была указана смерть персонажа,поэтому она была ожидаема.И на самом деле очень реальна.К сожалению.

+2

9

Ну что ты скажешь! Я на крыльях летала, пока читала! И такой конец! Я же влюбилась в них уже! Правда! Ну как же так?
Потрясающе! Спасибо Вам!

+2

10

Ню, это мое самое любимое из Ваших произведений...

+1

11

Очень понравилось, очень. Прочитала с огромным удовольствием и на одном дыхании. Испытала полнейший эффект присутствия в этом офисе. Не могу поверить в смерть Жени. Жаль ее безумно.

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Нюсля (Ню) Ты в моем офисе