Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Юлия Алфёрова "Восход Луны"


Юлия Алфёрова "Восход Луны"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Юлия Алфёрова "Восход Луны"

А хочешь, я выучусь шить?
А может, и вышивать?
А хочешь, я выучусь жить,
и будем жить-поживать?

          Вероника Долина

  Глава 1

   Шумел дождь, стучал по крыше, капли спрыгивали с карниза, медленно, преодолевая сопротивление, скатывались по стеклу, и растворялись на мокром асфальте…
   … Я сидела за столиком в кафе, и смотрела вслед падающей с неба воде. Передо мной стояла чашка с начинающим остывать кофе, тарелка с салатом из шампиньонов, лука, сыра и копчёной курицы, и блюдечко с двумя кусочками кекса с изюмом. Я смотрела вслед падающей с неба воде, и, хотя сидела лицом к входу, не заметила, как в кафе зашли дведевушки. Я заметила их только тогда, когда ко мне подошёл официант, и, извинившись, попросил посадить их ко мне за столик, так как по случаю дождливой погоды, в кафе не было свободных мест. Я оторвала взгляд от изогнутых линий на стекле, подняла голову и тут же узнала их: это были мои ученицы – Ксюша Романова и Юля Яковлева из 11-А. Ксюша была невысокого роста, довольно плотная, и при округлом курносом лице, обладала абсолютно чёрными вьющимися волосами до лопаток и карими глазами. Юля была обладательницей коротких русых волос, овального лица с правильными чертами, серо-голубыми глазами, и стройной, но не худенькой фигуры, ростом она была чуть выше подруги.
   – Здравствуйте, Ирина Владимировна! – сказала Ксюша, – представляете, мы пошли с Юлькой в кино, а про погоду вообще не подумали, выходим – а тут просто стена, ну мы и бегом, быстрее прятаться!
   – Здравствуйте, девушки, присаживайтесь.
   – Здравствуйте, – сказала Юля.
   – Вы не очень промокли, не простудитесь?
   – Да нет, мы же не мармеладные, – улыбнулась Ксюша.
   Юля в это время изучала меню. Я вела в их классе только месяц, и ещё не знала характеров всех учеников. Ксюша и Юля не слишком выделялись на общем фоне, сидели на четвёртой парте первого ряда, на уроки ходили исправно, не пропускали.
   – Что-нибудь выбрали? – спросила я у Юли.
   – Да, – односложно ответила она.
   – Официант! – позвала я.
   – Пожалуйста, два кофе «экспрессе» и два салата «Ночь», – сказала Юля.
   – Могу я вам порекомендовать ещё окрошку, которую здесь готовят по настоящему домашнему рецепту, мясо по-охотничьи с гарниром и пирожные «Неаполь»? Всё низкокалорийное, но очень вкусное, впрочем, вам о фигуре можно не беспокоиться. – спросила я.
   Юля кивнула, а Ксюша опять улыбнулась:
   – Ну, вы нам льстите.
   – Принесите, пожалуйста, всего по три порции, – сказала я официанту, – кофе и пирожные в конце.
   – А на какой фильм ходили?
   – «Огневой штурм», – ответила Ксюша.
   – Боевик?
   – Скорее фантастика с элементами боевика… так, ничего особенного.
   Принесли заказ. На какое-то время разговор прервался.
   – А вообще часто в кино ходите?
   – Да не так чтобы очень, просто Юлька уговорила, там Марлен Лиз играет… Юль, ничего что я сказала?
   – Да нет, Лиз мне очень нравится, талантливая актриса, – наконец вступила в разговор Юля.
   Марлен Лиз была французской актрисой, блондинкой с лицом ангела и плавными изгибами фигуры.
   – А какие фильмы предпочитаете?
   – Ну, комедии, фантастику, да всякие, в принципе, я только мыло не люблю, – ответила Ксюша.
   Я решила, что и дальше задавать одни вопросительные предложения было бы неудобным, поэтому сказала:
   – Я тоже люблю комедии, ещё документальное, историческое кино, только серьёзное, а не малобюджетные фильмы, где Египет снимают на Каспийском море. А вот фантастикаменя никогда не привлекала, мне всегда казалось, что в реальной жизни гораздо больше интересного, чем в вымышленном мире.
   – Ещё Достоевский говорил: «Никогда не выдумывайте ни фабулы, ни интриг. Берите то, что даёт сама жизнь. Жизнь куда богаче всех наших выдумок», – промолвила Юля.
   Я взглянула на неё:
   – Тебе нравится Достоевский?
   – Я читала «Бесы», «Идиот», ну и «Преступление», естественно. Очень глубокие книги, но к чему ещё говорить, когда уже написаны тысячи рецензий, и лучше, чем в них, уже не скажешь. Имеет значение лишь то, как эти книги повлияли лично на тебя…

   Зазвонил телефон.
   – Прошу меня извинить, – да, Оля? Что, подъезжаешь? А почему так рано, вроде ещё минут сорок?… Ага… понятно… Ну жди меня, я скоро, пока.
   – Ещё раз прошу меня извинить, мне нужно встретить подругу, она сегодня приезжает, а из-за непогоды поезд пустили по другой ветке, вот он пришёл раньше, нужно бежать… Официант, принесите, пожалуйста, счёт.
   Я подождала, пока принесут синюю книжку, посмотрела на цифры, вложила несколько купюр и отдала обратно официанту, – сдачу оставьте на чай.
   – Так, девушки, всё, покидаю вас.
   Встала, взяла со спинки стула сумочку, быстро оправила пальто и ушла.

   Я бросила в кипящую воду очищенные клубни картофеля, прикрыла кастрюлю крышкой, обернулась и посмотрела на Ольгу:
   – Ну вот, скоро сварится, и ещё у меня есть селёдка и настоящий зелёный лук! Надеюсь, что твои вкусы не изменились?
   – Да нет, – ответила Оля и улыбнулась.
   Я села рядом с ней:
   – Оля… как я ждала тебя… ну почему ты так долго, ты ведь обещала приехать ещё месяц назад?
   – Извини, пришлось задержаться, сама понимаешь, – она встала и с наслаждением потянулась, – ну ладно, думаю, важные разговоры лучше вести на голодный желудок, – она обернулась и в упор посмотрела на меня, – я беременна.
   – Правда? Ну это… это же здорово… от Стаса?
   – Да, от него.
   Я притянула её к себе, обхватила руками талию, прижалась головой к животу:
   – Оля, Олечка, милая моя… Как же мне было плохо без тебя…
   – И я выхожу замуж.
   В первый момент я просто не поняла смысла произнесённой ей фразы. Отстранилась, посмотрела на неё:
   – Что?
   – Я выхожу замуж.
   – Как замуж?
   – Так. В ЗАГСе.
   – За кого?
   – За Стаса.
   – Но почему? Так быстро, так неожиданно…
   – Ну, неожиданно это только для тебя, а для себя я давно уже решила, что если Стас сделает мне предложение, то я соглашусь на него.
   – Но зачем? Зачем тебе это?
   – Зачем? А ты что, сама не понимаешь?
   – Нет.
   – И что, даже идей никаких нет?
   – Нет… хотя погоди… ты любишь его, так? Ответь, любишь?
   Она рассмеялась и снова села:
   – Господи, ну какая любовь, о чём ты говоришь! Я выхожу за него, потому что хочу, чтобы у моего ребёнка была нормальная семья! НОРМАЛЬНАЯ, понимаешь? В которой есть папа и есть мама! И чтобы ему никто в след не кричал, что его мать лесбиянка!
   – Ты и не лесбиянка.
   Она усмехнулась:
   – Надеюсь.
   – Подожди, а как же Анечка?
   – А что Анечка? Он её и видел-то в последний раз два месяца назад, а встречался он с ней всего неделю, и то, только чтобы меня позлить.
   – Это он тебе сказал?
   – Да.
   – И ты что, ему веришь?
   – Да.
   – Оля, очнись! Да они все так говорят!
   – Я верю ему, потому что он отец моего будущего ребёнка, понимаешь ты это? Хотя, куда тебе…
   На некоторое время я замолчала. Потом произнесла:
   – А как же я?
   – А что ты? Ты обеспечена, дай бог каждому, тебе не нужно заботиться о завтрашнем дне. А вот обо мне кто-нибудь подумал? А что если через пару лет ты бросишь меня? И я останусь одна, с ребёнком, без мужа, без денег, без жилья. Что я тогда буду делать?
   Я тихо ответила:
   – Но ведь ты знаешь, что я никогда так не поступлю.
   Она отвернулась, посмотрела в окно, опустила взгляд на свои пальцы, а затем снова подняла голову и резко выдохнула:
   – Не знаю! Пойми, Ир, я ничего не знаю! За себя-то не всегда бываешь уверена, а уж за другого человека…
   Она встала:
   – Ладно… вот и поговорили, я, пожалуй, пойду.
   – Погоди, как пойдёшь? Ты же только приехала. Поешь, отдохни…
   – Нет, спасибо, я не голодна и не устала, думаю, так будет лучше.
   – Но ведь поезд только в семь?
   – Ничего, я на вокзале подожду или по городу прогуляюсь, должна же я знать, где моя любимая подружка обосновалась.
   – А билет? Ведь билетов может не быть?
   Оля вышла в прихожую и начала одеваться.
   – У меня уже есть.
   – То есть ты и об этом уже позаботилась?
   Ответом мне была сработавшая дверная защёлка.
   И шипела, плескалась, заливала огонь на конфорке белая пена.
   Глава 2
   Думаю, пришло время познакомить читателей с героиней нашего романа, то бишь, с вашей покорной слугой. Правда, сведения будут достаточно краткими, практически биографическими. Зовут меня Ирина Владимировна Хрусталёва, закончила МИРЭА – московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики – по специальности "информационные системы и технологии". Прожив первые два десятка лет своей жизни в обычной московской семье, в двадцать один год я волей судьбы оказалась богатой наследницей. Родной брат моего прадеда во время Великой Отечественной войны попал в немецкий плен. После победы, он, справедливо рассудив, что после гитлеровских концлагерей его ждут лагеря сталинские, решил лучше не рисковать и остаться в побеждённой Германии, откуда он в скором времени перебрался в США. Там он открыл своёдело, которое неожиданно оказалось очень прибыльным, и быстро пошёл в гору. Он женился, но детей почему-то не завёл, поэтому, когда после смерти жены задумался о завещании (а его состояние к этому времени составляло несколько миллиардов американских рублей), сам разыскал своих родственников, оставшихся в далёкой России. Даже несмотря на то, что наследство поделилось на несколько частей, на моём банковском счету оказалась сумма, позволяющая не думать о хлебе насущном как минимум следующие лет 20 – 30… Уехать из загазованной столицы мне хотелось уже давно, останавливало одно – мысль о зарплате, в провинции в любом случае не заработаешь таких денег какв Москве. Но теперь подобного рода вопросы отпадали сами собой.
   Ольга была моей однокурсницей. Я была влюблена в неё чуть не с того самого дня, когда впервые увидела её в университетской аудитории, но, естественно, не взаимно. Практически всё время обучения она встречалась с молодым человеком, который учился на курс старше, и об их романе, по-моему, знал весь факультет. В середине её четвёртого курса они неожиданно для всех разбежались, а через некоторое время она стала встречаться со Стасом, который тогда работал охранником в каком-то компьютерном магазине. Где-то через год она переселилась из общаги в его холостяцкую двухкомнатную квартиру. И вот спустя более чем два года, в начале мая, они неожиданно очень крупно поссорились так, что Ольга ушла из дома среди ночи в одной лёгкой курточке. Три дня она жила у подруги, благо её муж-дальнобойщик был в то время в рейсе. Ольга планировала снять комнату, но до зарплаты оставалась ещё неделя, а занять было не у кого – с подругой они работали в одной и той же фирме. На четвёртый день она решила навестить Стаса, чтобы забрать оставшиеся у него вещи, и в квартирке, которую за более чем два года привыкла считать своим домом, на кровати, где Стас так часто признавался ей в любви, она застаёт его в недвусмысленной позиции со своей же знакомой, Анечкой. Ещё два дня она жила у той же подруги, а в субботу вернулся муж последней и устроил драгоценной супруге грандиозный скандал касательно того, что он две недели в дороге свету белого не видит, а теперь нормально с любимой женой дома отдохнуть не может. Ольга, благодаря отличной звукопроводности московских многоэтажек, находясь в гостиной, прекрасно слышала их разборки на кухне и, пока супруги выясняли отношения, тихо оделась в прихожей и ушла, благо из всех вещей у неё была только одна сумочка, которую она успела прихватить, сбегая от уже бывшего бойфренда. Отойдя на безопасное (на случай поисков) расстояние, Ольга устроилась на первой же остановке на скамейке и там у неё созрел диковатый план добраться до ближайшего вокзала (благо деньги на проезд в общественном транспорте у неё были) и провести там оставшиеся выходные, а в понедельник занять на работе у кого-нибудь денег, купить газету и звонить по всем номерам подряд в надежде снять комнату где-нибудь не очень далеко от работы.
   Теперь представьте, я, возвращаясь из гостей около одиннадцати вечера, стою на светофоре, от нечего делать смотрю по сторонам и вдруг замечаю смутно знакомую фигурку на автобусной остановке. Приглядываюсь и узнаю Ольгу, о которой за два года после окончания университета и думать-то забыла. Естественно, останавливаюсь, выхожу, узнаю, что там, да как.
   Так мы и стали с ней жить. С середины июля она начала поговаривать о том, что хочет ребёнка, и в качестве потенциального отца предлагала кандидатуру Стаса. Мне было несколько странно, что она так быстро его простила, но тогда я была готова поддержать любое её начинание. Единственное, именно тогда мне стало особенно тошно в отравленном воздухе столичной агломерации, и я поняла, что откладывать побег на волю более нельзя. Разгреблась кое-как с текущими делами, а попросту говоря, плюнула на всё это и уехала, устроилась на работу преподавателем физики в средней школе. Я предлагала Ольге сделать выбор: уехать со мной сейчас; остаться пока в Москве и приехать позже, когда она выйдет в декретный отпуск: ведь ей всё равно пришлось бы на некоторое время оставить работу, а растить ребёнка хотя бы в первые годы жизни лучше не в окружении выхлопных газов, а в более благоприятных экологических условиях или же вообще не покидать столицу, а я могла бы иногда навещать её. Оля обещала подумать и сообщить мне своё решение, когда вопрос с её беременностью решится окончательно. Уезжая, я понимала, что моё присутствие в данной ситуации, было бы, мягко говоря, не желательным…

   Хорошо, что было воскресенье. Я сходила в ближайший супермаркет и вернулась с пятилитровой «бутылочкой» пива. С ней и плей-листом на компьютере я и скоротала оставшийся вечер…

   Счастье, что в понедельник мне было к третьему уроку. Но хотя я и провалялась в кровати до 9 утра, это меня не спасло. Голова ужасно раскалывалась, во рту поселилась пустыня Сахара, тошнило и мутило, да и на ногах я держалась не совсем твёрдо (точнее говоря, передвигалась по траектории, более всего напоминающей циклоиду и то при достаточно сильном приближении). Подмывало позвонить в школу и сказать, что заболела (почти так ведь и было), останавливало одно – нельзя давать слабину, неизвестно, сколько ещё таких вечеров предстоит пережить в будущем, а валяться в постели каждый раз – недопустимая роскошь, пей – а дело разумей, уговаривая себя таким образом, я кое-как оделась, с трудом умылась, влила в себя пол-чайника и пол-флакончика освежителя рта, от чего мне опять стало плохо, снова выпила воды, минут через пять всё-таки продышалась и отправилась, наконец, в школу.

   Чёрт его теперь знает, зачем меня потянуло подойти к школьному расписанию. Куда идти, я знала, кабинет у меня был свой, расписание занятий лежало под стеклом на столе, да и, честно говоря, меня в самую последнюю очередь интересовало, какой конкретно класс должен прийти ко мне сейчас на урок. Так или иначе, я стояла и разглядывала буковки, которые совершенно никаким образом не хотели складываться у меня в голове в слова.
   – Деточка, – раздался сзади меня голос, – деточка, прочитайте, что в объявлении написано.
   Я посмотрела через плечо и увидела старичка немного ниже меня ростом, хотя сама не доставала и до метра шестидесяти. Старичок подошёл ближе и повторил:
   – Прочитайте, если не сложно, а то я очки в кабинете забыл, – и до меня донёсся отчётливо слышимый и узнаваемый запах алкоголя, от чего содержащаяся внутри меня жидкость в какой уже раз чуть было не выплеснулась наружу. Тем не менее, я послушно (на осознаваемые действия сил просто не хватило) повернулась обратно и прочитала:
   – Вечер «Золотая осень» состоится 20 октября (пятница) в 17:00 – концерт в актовом зале…
   – Достаточно, достаточно – сказал старичок, – я думал, вдруг что-то важное, – а вы, я вижу, вчера праздновали что-то? Хороший повод был?
   – Хороший… – пробормотала я, соображая, что освежитель рта можно спокойно выкидывать в помойку, – Просто отличный, помолвку отмечала…
   – Да вы на мятную пахучку вашу не грешите, – усмехнулся старичок, будто угадав мои мысли, – а повод и правда отличный… я вот тоже отмечаю… 457-ю годовщину взятия войсками Ивана Грозного Казани и, соответственно, присоединение Казанского ханства к Московии.
   При этих словах в моих измученных отнюдь не нарзаном мозгах, наконец, забрезжил свет и я нашлась спросить:
   – Погодите… вы ведь наш историк… Сергей Петрович, кажется…
   – Совершенно верно. А вы наш новый преподаватель физики, Ирина…
   – Владимировна, когда Тимофей Иванович, наш директор, меня представлял, вы ещё стояли слева от него, – вспомнила я, – к сожалению, нам не случилось больше нигде пересечься…
   – Ну, это не страшно, думаю, у нас ещё будет время, кстати говоря, если и у вас и у меня есть отличный повод, почему бы нам не отметить их? У меня есть коньяк отличного качества.
   – Замечательная идея, – горячо поддержала я, – но у меня сейчас урок у… – блин, у кого же у меня урок? Хотя какая разница? – в общем, у меня сейчас урок…
   – Да у меня тоже, никто сейчас и не предлагает. У вас сколько уроков? Шесть?
   – Вроде, да…
   – Вот и отлично, у меня тоже, вы после шестого урока подходите ко мне, кабинет 70… Кстати, думаю, вам будет интересно узнать, что в этот день 53 года назад в Нью-Йорке был продемонстрирован первый в мире атомный будильник, 35 лет назад произошёл ядерный взрыв «Кристалл» мощностью 1,7 килотонны, а в 2000 году учёные из американской правительственной организации создали новый сверхтвёрдый материал, по твёрдости уступающий только алмазу…

0

2

Глава 3
   В очень скором времени мне пришлось признать, что историком он был от Бога. По-моему, он знал все даты за весь период существования Земли. Ну а как же, русскому человеку, да праздник не отметить? Тем более, если он в день не один. Учил меня пить на работе. Давал подробную классификацию работающих в школе выпивох:

   Перед первым уроком заливают глаза только самые пропащие алкаши и пьяницы, которые не могут ни поработать с пользой, ни день культурно провести, ни родине долг отдать.

   Перед вторым уроком закладывают за воротник люди слабовольные, ибо выдержки у них хватает только на один урок, то есть не хватает даже на час, а в нашем тонком деле, требующем точного расчёта, такая нетерпеливость не только недопустима, но даже опасна.

   В первую большую перемену принимают на грудь братки настоящие, так как и поработать успели, теперь и отдохнуть себе позволить могут.

   Во вторую большую перемену заправляют баки люди чрезвычайно уравновешенные, так как это золотая середина рабочего дня.

   Перед пятым уроком опрокидывают стопку-другую магистры нашего дела – у этих чрезвычайно отважных людей выдержки хватает на целых четыре сумасшедших урока.

   Перед шестым уроком наступает время гроссмейстеров – просто китов бухалова, настоящих гигантов мысли и отцов русской демократии, которые с честью отводят все положенные им уроки и уж только в самом конце заслуженно позволяют себе немного расслабиться.

   Ну а после шестого урока (в случае, если он был последним) начинают пить только зануды, скучные люди, не способные понять всю прелесть и получить удовольствие от экстрима употребления алкоголя в течении рабочего дня.

   Естественно, тут же отмечал мой Учитель, лишь не многие придерживаются строго распорядка выпивания, да и странным это кажется в деле сугубо индивидуальном, и, казалось бы, прямо противоположным дисциплинарному режиму работу, но это, – тут он хитро усмехался, – это лишь на первый взгляд, так как стоит лишь вспомнить первый закон марксизма о единстве и борьбе противоположенностей как двигателе исторического прогресса, как тут же становится абсолютно ясно и понятно, что такое нарушение распорядка характерно лишь для новичков, только недавно вступивших на стезю нашего благородного дела. А в случае матёрых и стреляных воробьёв в преобладающем большинстве случаев можно заметить строгую схему, по которой с большой долей вероятности можно судить о характере исследуемого нами киряльщика.
   Конечно же, как и в любом правиле, здесь существуют исключения – например, поправить здоровье после вчерашней весёлой гулянки перед первым уроком – святое дело, как для новичка, так и для гроссмейстера.
   – Подождите, профессор, – останавливала я его, – а как же насчёт преподавателей высшей школы, ведь в вузах одна пара равна двум урокам, что же, все те, кто начинает пить после третьей пары – самые настоящие задуны?
   – И много у вас было тех, кто пьёт только после третьей пары? – хитро щурился он на меня.
   Я задумывалась, а он продолжал.
   – Ну, во сколько заканчивается третья пара?
   – Полвторого… без пятнадцати два…
   – Ну, вот… как же ещё назвать человека, который, солнце в зените, а он только удосужился до стакана добраться. Правда, – тут он задумывался, – для преподавателей вузов следует сделать скидку – им можно пить, начиная с шести утра и даже не останавливаясь с прошедшей ночи, – студенты всё-таки сколько крови отсасывают, да и за негативное влияние на подрастающее поколение им, счастливчикам, можно не опасаться, не то, что нам, горемыкам…
   Себя профессор справедливо причислял к гроссмейстерам и ревностно отстаивал право называться этим почётным званием…

   В пятницу меня в коридоре отловил директор:
   – Ирина Владимировна, как раз хотел с вами поговорить
   – Внимательно вас слушаю, Тимофей Иванович.
   – Вы ведь в курсе, что Лариса Михайловна с понедельника уходит в декрет?
   – Да, что-то подобное я слышала…
   – Ну вот, а у неё классное руководство в 11-А, и нам, кроме вас, совершенно некому его передать…
   – Да?… И что, совершенно некому?
   – Представьте себе, все учителя заняты, завучи не имеют права вести классное руководство, так что остаётесь только вы. Как, возьмётесь?
   – А у меня есть выбор?
   – Всё-то вы понимаете… Давайте-ка, после уроков зайдите ко мне, я вам всё подробно объясню.

   11-А был у меня шестым уроком. Тяпнув на перемене 100 грамм коньяка, после звонка я всех посадила и сказала:
   – Как, я надеюсь, вы уже знаете, ваш классный руководитель, Лариса Михайловна, уходит в декрет, и сейчас выяснилось, что заменять её буду я. Так что в понедельник в 8 утра я жду вас здесь на классный час, и там я вас всё поподробнее расскажу.

   Суббота… При ближайшем рассмотрении причудливый узор из стрелок часов сложился, а точнее, разложился в 8 часов и 2 минуты, правда, непонятно чего, утра или вечера. Обнаружила себя лежащей на коврике у кухонного стола в соседстве с наполовину пустой бутылкой коньяка… два добрых глотка, долг выполнен, можно опять ложиться на уютный коврик:
   – Оля… Олечка… сука, ах какая же ты сука… бросила меня… Оля… Олечка, милая моя… приди, ну, пожалуйста, мне так плохо без тебя… – шептали в пьяном угаре непослушные губы…

   Понедельник. Классный час.
   – Всем здравствуйте. Так, ну знакомиться нам не надо, правда, напомните мне, кто староста? Игорь? Хорошо. Тут мне сказали, наш класс должен приготовить номер к вечеру «Золотая осень»… Я не знаю, вы уже что-нибудь готовите?
   Ребята покачали головами.
   – Ну вот… вечер двадцатого октября, сегодня уже девятое, у нас меньше двух недель… Я просто всю эту художественную самодеятельность со школы терпеть не могу, но делать что-то надо… Ну, девчонки, давайте поактивнее, кто сможет организовать?
   Все опустили взгляд.
   – Значит так, всем, кто будет принимать участие в вечере, ставлю по пятёрке по физике.
   Класс радостно загудел.
   – А по одной? – раздался вдруг голос.
   – Конечно, по одной. Или ты хочешь, чтобы я тебе за то, что ты на сцену вышел, потоптался пять минут и стишок прочитал, сразу пять в полугодии поставила?
   – А можно?
   – Конечно, можно. Сейчас я тебе дам задания по ЕГЭ, если ты их все правильно решишь, я тебе без вопросов сразу и в году отлично нарисую.
   Глава 4
   На прошлой неделе написали самостоятельную, во вторник я раздала работы и сказала, что всех, кто желает переписать, жду в пятницу после шестого урока. Переписывать я разрешала на все оценки, включая пятёрки, в журнал ставила наибольшую, поэтому в пятницу у меня собралось больше половины класса. Посадив всех, я раздала карточки с заданиями, и с честно выполненным долгом ушла пить водку к Петровичу – сегодня я купила «Белугу», в конце концов, надо поддерживать и наше производство. Насчёт детишек думала – сами разберутся, дадут им отличники списать – хорошо, нет – и не мои проблемы, отличников тоже уважать надо…
   Продегустировали мы с Петровичем водочку – и впрямь не врут, действительно, отличное качество, но тут прошло 45 минут, седьмой урок закончился, прозвенел звонок, и я, как и обещала, вернулась в класс. Оказалось, что некоторые ребята уже сдали работы, другие стали послушно класть листочки с ответами на мой стол. Осталось три человека, которые попросили порешать ещё, на что я сказала:
   – Не… ну вы смотрите, как вам удобнее… охота тут ещё париться – пожалуйста, я в школе часов до пяти буду, так что на здоровье… я в 70-м, будете уходить – ключ мне занесите…
   Ребята послушно закивали головами.
   Когда и к началу девятого урока (такого, конечно, нет, но учится вторая смена) ключ мне никто не принёс, я забеспокоилась. Попрощалась с Петровичем.
   – А ещё осталось… – щёлкнул он по горлышку.
   – Да полноте, завтра допьём… Пойду, проверю, что-то гаврики мои совсем заучились…
   Одиноко сидевшая в классе девушка обернулась на звук открывающейся двери и я узнала её – Юля Яковлева. Я улыбнулась:
   – Ну, а ты чего? Бросили тебя?
   – Да нет… У Ксюхи тренировка, а мне всё равно спешить некуда – я ключи дома забыла, теперь только ждать остаётся, пока отец к шести придёт.
   – А на работу к нему ты не можешь зайти?
   – Да он работает на другом конце города, проезжу дольше, да теперь уже недолго осталось…
   – А мама?
   – У неё ночное дежурство, утром придёт.
   – Она врач?
   – Хирург…
   – Ну, чего у тебя тут?
   – Да что-то не получается…
   Я села за парту рядом с ней. Просмотрела листочек – ошибка стала ясна сразу – в формуле, и оттуда потянулась дальше. Я исправила пару строчек и скоро получился ответ.
   – Что ж тебе никто не помог?
   – Да я как-то никого не просила…
   – А вот это правильно… вот это по-нашему… молодец… – я встала, – так, на что ты у меня переписываешь?
   – На четыре…
   – Ну, думаю, на четыре ты мне уже час назад нарешала… Так что всё… вы свободны, мадам, – я взяла листочек и положила сверху на стопку самостоятельных работ.
   Юля медленно начала собирать вещи в портфель. Я посмотрела на часы – десять минут пятого.
   – А тебе до дома долго идти?
   – Да нет, минут десять, он тут рядом.
   – Отец, говоришь, к шести придёт?
   – Ну, да… это если пробок не будет, а так он иногда только полседьмого, в семь…
   – Что же ты делать будешь?
   – Да ничего, погуляю, или на лестничной клетке посижу…
   – Ты голодная, наверное?
   – Да нет… не очень…
   – Слушай, а давай чай попьём? А то Сергей Петрович уже ушёл, а одной мне не хочется…
   – Ну не знаю… а вам что, домой не надо?
   – Да нет… что там делать? Телик посмотреть я всегда успею… Всё, я ставлю чайник…

   Электрочайник весело зафырчал уже через семь минут. Я достала из ящика стола пачку земляничного печенья, пакет круассанов, выложила всё это на блюдечко и поставила на парту. Потом положила в две чашки по пакетику чая и залила крутым кипятком.
   – Я, правда, не знаю, ты чай горячий или тёплый пьёшь? Но, извини, разбавлять всё равно нечем, так что…
   – Нет, нет, спасибо, мне очень нравится…
   На несколько секунд установилось молчание.
   – А отец у тебя кем работает?
   – Он автомеханик, очень классный… так что если у вас какие-нибудь проблемы с машиной, вы обращайтесь, давайте я вам его рабочий телефон дам… вы, пожалуйста, не подумайте ничего плохого, просто я знаю, как трудно хорошего мастера найти, другие только бешеные деньги сдерут, а ничего не сделают…
   – Спасибо тебе, конечно, но у меня нет машины… А мама… она хирург по какой специальности?
   – Нейрохирург, тоже отличный специалист, лучше всех в отделении…так что, если что…
   – Тьфу, тьфу, тьфу, – перебила я её, – нет уж, спасибо, лучше мне к твоей маме не обращаться…
   Мы посмеялись. Опять помолчали.
   – Ирина Владимировна…
   – Да?
   – А вас что, тоже дома не ждут?
   – Ну что значит тоже? У тебя вот отец скоро придёт, а у меня…
   Чашки опустели.
   – Давай ещё?
   – Нет, нет, спасибо, я, пожалуй, пойду.
   – Ну, тогда и я тоже, сейчас только чашки сполосну… подождёшь меня?
   – Да я вымою… вы собирайтесь…

   Я подождала перед школой, пока она оделась в раздевалке, и мы вместе пошли к воротам в ограждении по периметру школы.
   – Знаешь, – сказала я, – когда я была в классе седьмом, моя классная руководительница с другими учителями на большой перемене всегда пили чай в нашем кабинете, и мне всегда хотелось, чтобы она позвала меня и угостила чем-нибудь… как же так, думала, я же такая умная, прилежная ученица, всё знаю, неужели я не заслуживаю какой-нибудь печенюшки… А потом всё это как-то прошло, и мы ещё много раз пили чай и с ней, и с другими учителями, и не только на праздники, но и просто так, например, после генеральной уборки…
   Так, за разговорами (точнее, за моим монологом) мы дошли до ворот.
   – Ну, тебе куда?
   – Мне налево, а вам?
   – А мне прямо, так что пока.
   – До свиданья!
   Не оборачиваясь, я пошла домой.
   Глава 5
   Вечером в компании с родной сестрой той бутылки, которую мы так классно распили днём, я анализировала свои чувства… Конечно же, я ни на йоту не сомневалась, какого именно плана интерес питаю к Юле. Что уж тут гимназистку из себя строить, когда и так уже тысячи раз всё передумано и переговорено… про себя… Хотя многие гимназистки – те ещё штучки, мне ещё десять раз фору дадут…
   Вообще говоря, я прекрасно знала, по какому плану обычно развивались сценарии всех моих влюблённостей. Как правило, этого человека я знала, и знала довольно давно, как минимум полгода. В это время шёл, конечно, какой-то латентный интерес, не до конца осознаваемый мной самой, где-то на уровне фона (обычно, последние месяца два-три). Потом происходил вдруг какой-то переворот, наступал такой миг, когда я чётко говорила себе: «Да, в этого человека я влюблюсь». Я всегда могла сказать день, а если постараться, то и припомнить время (плюс-минус полчаса), когда я приняла это решение (по крайней мере, в период влюблённости, потом, конечно, подзабывалось). Всё, дальше роман развивался по законам классики жанра (невзаимная любовь). Правда, был один случай, когда я поняла, что влюблюсь в человека в самый же первый день, через сорок минут после того, как впервые его увидела, но всегда, всегда сначала было осознанное, и моё, МОЁ решение, а потом уже всё остальное… Так было и в этот раз. Конечно, я знала, когда зародился этот интерес. В тот день в кафе, когда они зашли туда, как промокшие котята, а я побежала встречать Ольку… суку-Ольку, которая меня бросила… И так ведь было уже не раз – конец одного чувства становился тут же началом другого, иногда, как в этот раз, они совпадали с точностью до одних суток, а иногда даже до нескольких часов, и шли сразу непосредственно одно за другим…
   Я в пятом классе… У меня преподаватель русского языка и литературы – женщина лет тридцати пяти. Она ходила к остановке той же дорогой через парк, что и я, и так получалось, что иногда я шла сразу после неё, шагах в двадцати. Она носила белое, с чёрными вкраплениями, обтягивающее пальто, и мой взгляд концентрировался на её чуть выступающей пятой точке. Конечно, это было латентное, практически не осознаваемое мной чувство. Пишу «практически», потому что кое-что я уже тогда знала и понимала, не могла не понимать. Да что там говорить, если я с семи лет занималась онанизмом, а с девяти мечтала о девушках – прекрасных принцессах, живущих в подводном царстве в больших раковинах… я открываю их и занимаюсь с девушками сексом, причём как мужчина. А затем мне попалась статья в научном журнале, что существует так называемая детская гомосексуальность, которая проявляется как раз в семь-девять лет. Не помню, что там говорилось насчёт того, нормально это или нет, зато хорошо помню, как днём в мае мы ехали на машине (Жигули, четвёрка, цвета морской волны) на дачу и на просёлочной дороге я решила про себя – если мне нравятся девушки, значит, я лесбиянка. Мне девять лет и я понимаю, что я лесбиянка. Это решение не вызвало во мне никакого внутреннего протеста. Вернёмся в пятый класс. С учительницей сразу начался конфликт (по-моему, односторонний, то есть с моей стороны, как тоже не раз бывало в дальнейшем) – что-то она придиралась к моим сочинениям. Мне всегда трудно первой сказать человеку «здравствуйте», так было и тогда. Я проходила по улице мимо неё и не могла поздороваться. Знаю, что она это замечала, но никак не реагировала. И вот однажды (это было сразу после поездки нашей параллели в цирк вместе с ней) я поздоровалась с ней на улице и она мне ответила! Помню, я тогда была просто счастлива. Вскоре всё наладилось. Уже в шестом классе по русскому и литературе у меня было круглое отлично и меня даже освободили от годового экзамена по русскому, хотя в пятом классе во всех четвертях было четыре. На такой же волне успеха прошёл седьмой класс. Наступил восьмой. Среда, 8 сентября. Мы в кабинете ИЗО на четвёртом этаже, этот кабинет расположен выше всех школе. Она отдаёт мне журнал и говорит, что завтра её не будет, и что надо что-то сделать… Я спешу, поэтому не слушаю, хватаю журнал и бегу вниз, забывая попрощаться… Это был последний раз, когда я видела её в школе… Буквально через час я еду на трамвае записываться в кружок, где я встречу свою первую любовь, которую впервые увижу уже сегодня… Конец декабря. Мы нашим кружком (точнее клубом) работаем на новогодних ёлках во Дворце Творчества Детей и Молодёжи (где клуб и находится), я играю крыску Лариску у Шапокляк. Среди мельтешащего в хороводе народа замечаю её…
   – Ира, ты что тут делаешь?
   – Да я тут работаю…
   Вижу её дочку – полноватую девочку, мою ровесницу… Что ещё можно сказать…
   После представления бешусь как ненормальная, играем с девчонками в коридоре с попрыгунчиком… Нам раздали новогодние наборы конфет – зарплату… именно в тот вечер появился первый интерес к человеку, который стал моей первой любовью. Правда, чётко я осознала это ещё через полгода. Однажды в июне на даче я сказала себе: «Мне четырнадцать лет и знаю, что такое любовь – это когда больше всего на свете ты хочешь быть вместе с любимым человеком».

   У меня, конечно, и раньше были увлечения, которым не суждено было перерасти во влюблённость. Определялось это количеством времени в неделю, проведённым вместе с объектом моего интереса. Так, если количество времени в неделю в момент зарождения интереса было строго больше двух единиц (уроков, пар, часов) в неделю, затем на протяжении двух-трёх месяцев не менялось, потом на временной промежуток в два, два с половиной месяца (обычно, это было время каникул) резко падало до нуля и потом снова шло вверх, но уже не поднималось выше одной единицы в неделю, то вероятность того, что у меня к этому человеку возникнут более чем дружеские чувства, была очень велика.
   Я решила заняться элементарными арифметическими подсчётами: в одиннадцатом классе у меня два урока в неделю, следовательно, всё вроде бы нормально, я спасена, можно ни о чём не беспокоиться, как тут же схватилась за голову – я же теперь у них классный руководитель, а это означает добавление целых сорока минут классного часа в понедельник. Но мудрое школьное руководство, дабы не заставлять детишек сидеть по понедельникам на час дольше, сделало длительность всех уроков в понедельник по сорок минут, следовательно, классный час можно считать полноценной временной единицей, и в неделю тогда получается… получается… стойте, стойте, это же что-то не то получается…
   А получалось всё предельно просто: 2+1=3… 3!!!!!
   Да, следовало признать – я влюбилась в свою ученицу. Хотя влюбилась – это громко сказано, в один день такие дела не делаются, но предпосылки к этому есть, и ещё какие! Но ведь я и раньше предполагала, да что там предполагала, да я с пятнадцати лет мечтала о романе со своей ученицей. Но одно дело – фантазии, другое – общение с живым реальным человеком. И что теперь делать? Уволиться? Я, конечно, могу, но так как я предполагала, что могу влюбиться, следовательно, знала, на что шла. И что я в таком случае предполагала делать? Что предполагала… Да нихрена я не предполагала, только отмахивалась, да отбрыкивать. В любом случае если я перейду в другую школу, то никтоне может гарантировать, что там такой истории не произойдёт. Следовательно, нужно либо завязывать с профессией преподавателя, либо… А что, собственно, «либо»? Знала, на что шла? Знала. И даже хотела, чтобы это произошло, не так ли? Так. Ну значит, что хотела, то и получила, ко мне какие вопросы? Давай теперь сама со всем этим и разбирайся…
   Будем рассуждать логически. Ни одна из моих влюблённостей не была взаимной (та же Ольга стала встречаться со мной только после того, как разругалась со своим Стасом, и я тут подвернулась под руку). И ничто не даёт права предполагать, что в этом случае меня ждёт исключение. Значит, если я влюбилась Юлю, то она будет равнодушна ко мне. И это плюс. Огромный плюс. Это многое упрощает. Следующее, что мне нужно сделать – ограничить наши контакты. Если нет возможности сделать это физически, то нужно постараться хотя бы психологически – не смотреть в её сторону, говорить только по делу и вообще по возможности обращать на неё как можно меньше внимания.
   Вообще, странно, что я так быстро в неё влюбилась. Обычно между двумя моими влюблённостями проходит как минимум полгода. И это нисколько не противоречит тому, что я говорила насчёт совпадения их конца и начала по времени. Это всегда было только зарождение интереса, влюблённость приходила намного позже. Хотя, тут же поправила себя я, ведь и сейчас всё точно так же, то, что я чувствую – это просто интерес.

0

3

Но раньше этот процесс происходил неосознанно и анализировался лишь постфактум.
   Глава 6
   Кстати, раз уж зашёл разговор, 10 правил «Как не разочароваться в любви»:
   1)Никогда не влюбляйтесь.
   2)Если вас очень тянет влюбиться, срочно запишитесь на приём психиатру, возможно, не всё ещё потеряно и вас ещё можно спасти.
   3)Если справка от психиатра подтверждает ваше психическое здоровье, выучите таблицу интегралов или неправильных глаголов или займитесь разведение бабочек, короче,займитесь чем-то более полезным.
   4)Если уж вас угораздило влюбиться, а объект ваших чувств не отвечает вам взаимностью, возблагодарите Небеса за это великое чудо.
   5)Если вас угораздило влюбиться, и вам кажется, что объект вашей страсти испытывает к вам взаимную симпатию, срочно смените очки, линзы, шоры (нужное подчеркнуть).
   6)Если со зрением у вас всё в порядке, а вам всё ещё кажется, что к вам испытывают взаимное чувство, срочно запишитесь на приём к окулисту.
   7)Если кто-то признаётся вам в любви и выражает желание соединить с вами судьбу, прожить долго и счастливо и умереть в один день, срочно уточните:
   а) Сколько денег хранится у вас на банковских счетах и депозитах (особенно заграничных);
   б) Каким количеством полезных связей вы обладаете;
   в) Какую ещё пользу вы можете принести обществу в целом и вашему воздыхателю в отдельности;
   г) Задайте вопросы под буквами а) – в) вашим родителям и прочим родственникам. Не мешало бы заодно узнать долю причитающегося вам наследства (разумеется, если оно есть) и условия вступления в его права. Если же они отказываются отвечать, и вообще, всячески тянут с завещанием, вежливо напомните, что вопрос с наследством может решиться и без их непосредственного участия.
   8)Если сумма всех денег вашей родни (включая ваши) в пределе стремится к нулю, количество полезных связей – величина бесконечно малая, а польза для общества и государства – строго отрицательная, а вам всё ещё не перестают признаваться в любви, срочно тащите этого экземпляра к психиатру, возможно, ещё не всё потеряно и его ещё можно спасти.
   9)Если же и в этот раз справка от психиатра подтверждает полное психическое здоровье пациента, подумайте о том, чтобы собрать консилиум врачей для проверки профессиональной пригодности и психического здоровья вашего психиатра.
   10)Если же и консилиум врачей со стопроцентной вероятностью подтвердил, что ваш психиатр здоров и все поставленные им диагнозы правильны, срочно бегите от вашего поклонника, иначе через двадцать лет вы можете обнаружить себя в аду пятиметровой кухни однокомнатной хрущёвки вместе с ним же, но уже брюхатым и потёртым молью, его мамашей, тремя детьми и больной собакой, за которой некому будет ухаживать.

   Вообще, любовь всегда не у дел. Она зла, когда любите вы, но не любят вас. Она не нужна, когда любят вас, но не любите вы. И она смешна, когда любят друг друга другие люди. Людям всегда непонятно, как другие могут испытывать иные чем у них чувства по отношению к одним и тем же предметам. А непонятное всегда вызывает страх, и смех – как защитную реакцию. И если люди ещё как-то могут понять чувства, подобные которым испытывали, и примириться с отношениями, в аналогичные которым вступали, то чувства, которых они не ощущали, и отношения, в которых они не могут себя представить, могут вызывать у них только одно чувство – ненависть, находящую выход в злобе и смехе. Вообще, влюблённый человек всегда смешон и жалок. Любимый человек – его ахиллесова пята, ведь он может сделать с тем, кто его любит, всё, что угодно.
   Глава 7
   Юля подошла ко мне после урока.
   – Ирина Владимировна… я вот хотела спросить…
   – Да?
   – А вы в нашем университете учились?
   – Нет… в МИРЭА… а что?
   – Да нет, это я так… а МИРЭА это?…
   – Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики, специальность – информационные системы и технологии. Что тебя ещё интересует?
   – Да нет, нет… я просто спросила…
   – Юля, а ты куда собираешься поступать?
   – Да я не знаю… ещё не думала…
   – Вот это зря, уже середина октября, нужно начинать готовиться, а то не успеешь, одиннадцатый класс быстро пролетит.
   – Да, конечно, я понимаю…
   Ну чего вот начала девочку грузить? Хотя правильно, лучше почитаю нотации, пусть видит во мне строгую училку.
   – Ну а хотя бы какое направление тебя интересует?
   – Да я пока не могу решить…
   – Ну, по крайней мере, не физика?
   – Да нет…
   – Ну и хорошо.
   На её лице выразилась крайняя степень удивления:
   – Почему?
   – Что почему?
   – Почему хорошо?
   – Ну зачем такой красивой девушке физика, – Дура! Ох, дура! Нафига я ей делаю комплименты?! – нечего голову всякой ерундой, типа формул, законов скучных и непонятных, забивать. Пока молодая, нужно развлекаться! – С этими словами я сняла со спинки стула сумочку и вышла из класса.
   …Напиваясь, что одна, что в компании с Сергеем Петровичем, кого я пыталась забыть, от кого скрыться? От Юли? От Оли…

   Директор опять отловил в коридоре (похоже, это был его излюбленный приёмчик доставания сотрудников):
   – Ирина Владимировна, уже октябрь…
   – Да, я успела заметить.
   – Нужно начинать факультатив у старших классов, пора готовить их к ЕГЭ.
   – Но это ведь только у одиннадцатого класса?
   – Почему, и у десятого тоже.
   – А им зачем? Они всё равно за два года всё забудут.
   – А механику и молекулярку вы что, заново в одиннадцатом будете проходить? Так вам на электричество с оптикой времени не хватит.
   – Как раз и повторили бы.
   – И как вы себе это представляете? На уроке рассказываете им закон Ома, а на факультативе Бойля-Мариотта? И вообще, это не обсуждается. В десятом классе ученики распределяются по профилям, и значит, мы обязаны предоставить им дополнительные занятия по тем предметам, которые они намерены изучать углублённо. Учащиеся уже определились, каждый выбрал по три факультатива. Да у меня математики начинают их с девятого класса проводить, за свой счёт, между прочим, а вы с десятого ленитесь? Всё, мы ставим вам дополнительные два часа в неделю, так что извольте обеспечить желающих учебным процессом.

   Факультативы пришлось поставить на седьмой урок (хорошо, что не на восьмой). Но мне, в общем-то, было всё равно – в школе я всё равно задерживалась чуть ли не до пяти, помешать пить с Петровичем мне не смогла бы и атомная война, а на всё остальное было плевать. С ребятами мы скомпоновались и общими усилиями пришли к консенсусу проводить факультатив у десятого класса в среду, а у одиннадцатого – в пятницу, сразу после их урока. В прошлую пятницу всех предупредила, что жду желающих через неделю. Рассчитывала, что придёт с полдюжины мальчишек, собирающихся поступать в политех, и, может, пара девчонок-отличниц. Войдя в класс в начале седьмого урока, была удивлена – остались, как я и предполагала, пять пацанов, а из прекрасного пола только двое – Ксюша и Юля.
   – Что, определилась с направлением? – улыбнулась я последней.
   – Да вот, решила попробовать… вдруг что-нибудь получится?
   – А подружка? Куда поступать будет?
   – На физкультурный.
   – Так уверенно – сразу видно, что человек знает, чего хочет от жизни.
   – Ксюша – кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию, – сказала Юля.
   – Ну, я думаю, спортсменам тоже физика не помешает? – улыбнулась я.
   – Только мне полтретьего на тренировку надо будет идти.
   – Без проблем, как будет пора, просто вставай и уходи. Так, – обратилась я ко всем, – давайте начнём занятие, – мальчишки оторвались от мобильных телефонов и обернулись ко мне, – раз уж тут собрались люди, которым действительно нужна физика, я тоже не буду халявничать, и постараюсь вас чему-нибудь научить. Начинать факультативмы будем после звонка на седьмой урок, т.е. в 13:55, и заканчивать в три часа, таким образом, длительность занятия составит один час и пять минут, но думаю, что пять минут как раз уйдут на всякие хождения… но если хотите, давайте заканчивать без пяти три… как хотите?
   Пацаны начали бормотать что-то невразумительное, а Юля сказала:
   – Да нет, давайте в три… лучше побольше позанимаемся…
   – Ну что, все согласны? Заканчиваем в три?
   Все закивали головами.
   – Хорошо, с этим разобрались… так, конечно же, основное, что мы будем делать – это решать задачи, готовиться к ЕГЭ… если хотите, можем иногда проводить опыты – количество часов вашего курса не позволяет вместить весь объём лабораторных работ, а там есть очень интересные… Ну, чего вы так приуныли? – обратилась я к явно заскучавшим ребятам, – не бойтесь, ничего страшного делать не заставлю, будем только собирать схемы и снимать показания, без всяких выводов – сама их терпеть не могу… Но это, опять же, по вашему желанию, я вам буду предлагать, и если вы согласны – я всё подготавливаю и через неделю мы проводим лабораторную, если нет – просто решаем задачи. Я вам буду давать задания из ЕГЭ, под всеми буквами – А, В и С. Но если кому-то С не нужно, вы мне сразу скажите, зачем я вас буду лишней информацией загружать. Да, и по всем вопросам не стесняйтесь обращаться ко мне, я понимаю, что у вас у всех есть репетиторы – без этого сейчас никак, ну вот если вам задают какую-нибудь сложную задачу, которую у вас не получается решить – приносите, будем думать вместе, другим, я думаю, тоже будет интересно… Вопросы есть?
   Ребята покачали головами.
   – Ну, тогда давайте приступим к практической части факультатива…

   Я честно пыталась выполнять своё решение как можно меньше пересекаться с Юлей. Вообще ограничила перемещение по школе траекторией от моего кабинета до кабинета истории. Для этого мне нужно было подняться на этаж выше и пройти прямо по коридору метров двадцать. Ходила я по этому пути начиная с перемены между пятым и шестым уроком, а до этого старалась вообще не вылезать из кабинета – только в столовую и по срочным делам. Но стала вдруг замечать, что как только пойду к историку, по пути всё время встречаю Юлю, обычно, на третьем этаже. Как хороший классный руководитель, положила под стекло на столе рядом с моим расписанием расписание моего класса. Иногда, конечно, да – у них там кабинеты иностранного прямо по коридору (кстати, посмотреть в журнале, какой язык она изучает). Но, хоть убей, не понимаю, что ей делать на третьем этаже, если у них предыдущий урок был на втором, а следующий будет на первом, причём оба – на другой стороне (школа разделена на две части находящимися в центре раздевалками, спортивными и актовым залами соответственно на первом, втором и третьем этажах). Гуляет она там, что ли? Или в туалете курит? У нас как раз на третьем этаже женский туалет весь прокуренный вдрызг. Дежурных, разумеется, заставляют следить, даже на уроках, но что могут какие-нибудь девятиклассники одиннадцатому классу сделать. Только если дежурного учителя позовут – тот, конечно, по шее даст, но кому нарываться захочется? Ну а свои же, из параллели – те уж точно не заложат. Хотя Юля вроде не курит, по крайней мере от неё не пахнет… но запах это такой показатель… ненадёжный… В конце концов, какое мне-то дело? Я со своей стороны всё делаю… а остальное от меня уже не зависит…

   Однажды выходя от Сергея Петровича в середине седьмого урока, увидела в коридоре одиноко стоящую у окна Юлю. Весело сказала:
   – Привет!
   – Здравствуйте.
   – И что мы тут делаем?
   – Да так… стою…
   – Опять ключи забыла?
   – Да нет… ключи на месте… просто что-то домой идти не хочется.
   – Бывает! – ответила я и пошла вниз на факультатив к десятому классу.
   Глава 8
   Думаю, у читателя давно мог возникнуть законный вопрос – какого чёрта нас с Петровичем за все наши алкогольные подвиги до сих пор не вытолкали взашей из школы и вообще не предпринимали по отношению к нам никаких административных мер. На самом деле у этого кажущегося противоречия, как всегда и бывает, есть совершенно тривиальное решение. Дело в том, что Петрович работает в нашей школе уже больше тридцати лет, из которых пьёт последние лет двадцать. Поэтому к его алкоголизму все давно привыкли, воспринимали в порядке вещей и вообще перестали обращать на него какое-либо внимание. Конечно, если бы я, придя с улицы, как оно и было, начала пить на работе, то вылетела бы, если и не в два счёта, то, по крайней мере сразу, как только подыскали бы на моё место нового человека. И никакие мои экивоки на Петровича мне бы не помогли, а наоборот, усугубили бы ситуацию, потому что он – свой, а я – чужая, и обсуждать членов семьи мне, мягко говоря, не по чину. А так все знали, что Петрович меня плохому не научит и я у него под присмотром. Кроме того, все были в курсе, что до шестого урока Петрович – ни капли, а значит, никаких сюрпризов ждать не приходится, ну а в конце рабочего дня расслабиться – не грех, а для русского человека, можно сказать, жизненная необходимость.

   Распределились так – неделю угощаю я, неделю он. Я покупала только качественные напитки. Поначалу он стеснялся – говорил, что сам не может покупать такое дорогое спиртное. На что я резонно заметила, что так как в литровом эквиваленте мы приобретаем одинаковое количество, то всё остальное значения не имеет. Объяснила, что с финансами у меня проблем нет, но больше распространяться на эту тему не хочу. А дорогой алкоголь покупаю просто потому, что хочу успеть попробовать как можно больше, хотя считаю, что некоторые наши относительно недорогие напитки ничуть не уступают в качестве заграничным, стоящим бешенные бабки (так оно и есть). И вообще, я хочу, чтобы мои друзья принимали меня такой, какая я есть, независимо как от количества наличествующих у меня денег, так и от их отсутствия. После чего я возмущённо вскочила истремительно выбежала из кабинета, еле успев убрать в сумочку схваченную второпях со стола бутылку шведского «Абсолюта». Он пришёл ко мне через полчаса с нарезкойдорогущего финского сервелата из ближайшего к школе супермаркета.

   Кстати, если вы думаете, что мы, историк с физиком, сидя в компании с бутылочкой беленькой, анализировали судьбы государств, рассуждали о высоких исторических предназначениях народов, раздумывали о геополитической обстановке на планете, то вынуждена вас разочаровать. В основном наши разговоры носили сугубо бытовой, можно даже сказать, прикладной характер.
   – … у меня вот вчера кошка заболела, – посетовал Петрович, закусив маринованным огурцом, которые каждую осень закрывала его жена – знатная умелица. В доме у них царила идеальная гармония. Поняв лет пятнадцать тому назад, что от выпивки его не отвадить, она отстала от него, удовлетворившись тем, что во хмелю он не буен, и предоставила возможность жить по собственному уразумению.
   – А что с ней?
   – Да простудилась, похоже – чихает, нос весь в соплях и горячий…
   – Ну это не страшно… А зовут как?
   – Мурка… я вот её Муськой зову…
   – А лет сколько?
   – Да, поди ж ты, уже шестой год пошёл или седьмой… окотилась вот недавно, в мае, в конце… Ириш, а у вас дома есть кто-нибудь?
   – Да нет… я же недавно переехала, не успела ещё никого завести…
   – А к кошкам как относитесь?
   – Да я их просто обожаю, самые мои любимые создания!
   – А кошечку завести не хотите, или вам лучше котика?
   – Мне бы лучше котика – не хочу с котятами возиться… а у вас есть?
   – А как же… одна девочка и два мальчика – серенький и чёрно-белый… было больше – двоих уже пристроили, заходите как-нибудь, сами и выберите…
   – Хорошо, приду… – задумалась я, водя указательным пальцем по ободку граненого стакана, – вот смотрите, как получается, вроде боремся за эмансипацию, за уравнение женщин с мужчинами, а на деле всё равно кота выбираем…
   – Но ведь кошка не может контролировать свои половые инстинкты, а женщина – может, да ещё как!
   – Всё равно, если работающая женщина, к примеру, выходит замуж, появляется почти стопроцентная вероятность того, что в течение последующих пяти лет она забеременеет, захочет рожать ребёнка и уйдёт в декрет на несколько лет…
   – С одной стороны, вы, конечно, правы, но с другой – если женщины перестанут рожать, то лет через пятьдесят работать и вовсе будет некому, да и не для кого, а если совсем не брать их на работу – элементарно не хватит рабочих рук, причём на всех уровнях, вплоть до высших постов в управлении государства…
   Немного помолчали.
   – Кстати, вот что ещё хотел сказать… ученица ваша, Юля Яковлева, третье занятие у меня уже прогуляла, хотя я посмотрел в журнале – на предыдущих уроках она была, дая её и сам в школе видел…
   – А раньше за ней такого не наблюдалось?
   – Да нет, я у них с пятого класса веду, и всегда она была хорошей ученицей…
   – А у вас с ней никакого конфликта нет?
   – Да нет… я бы сам первым рассказал… Может, ляпнул что-нибудь на уроке, да и забыл, а девочка на свой счёт приняла и обиделась? По крайней мере, на последнем уроке, на котором она присутствовала, я с ней вообще не разговаривал – это точно помню…
   Глава 9
   Юлю я задержала после шестого урока во вторник.
   – Юля, ты почему прогуляла три урока истории?
   Молчание.
   – Завтра на урок тоже не пойдёшь?
   То же самое.
   – Значит, так: если завтра напротив твоей фамилии Сергей Петрович поставит «н» – вызываю в школу родителей.
   – А если я заболею?
   – Тогда принесёшь справку из поликлиники, но для этого тебе нужно будет как минимум три дня дома проваляться – по себе знаю.
   – Юль, – сменила я тон, – ну расскажи, что у вас произошло? Пойми, мы же не звери тут, чтобы над вами издеваться, и не в армии, чтобы всё время муштровать. Ну если уже произошёл конфликт, лучше разобраться в нём, чем молча ходить и страдать. А как я могу что-то сделать, если ты ничего не говоришь, а Сергей Петрович уверяет, что никакого конфликта не помнит, и я склонна ему верить, потому что иначе он не завёл бы разговора на эту тему.
   Юля помолчала, затем промолвила:
   – Хорошо… я скажу вам… только сначала ответьте мне на один вопрос.
   – Ну… смотря что за вопрос…
   – Так ответите? Только честно.
   Я выдохнула.
   – Всё. Хватит с меня загадок – давай, задавай свой вопрос.
   – Какие у вас отношения с Сергеем Петровичем?
   – Уфф… ничего себе вопросик… даже не знаю, что сказать…
   – И всё-таки?
   – Мы с ним коллеги, вообще-то, вас, оболтусов, светлому и вечному учим.
   – Это понятно. Я про другое… Он вам нравится?
   – Конечно, нравится. Он хороший учитель, прекрасный педагог…
   – Я имею в виду, как мужчина?
   – Стоп, девушка. Разговор у нас, конечно, давно уже завернул не в ту степь, но я отвечу. Если я с кем-то вместе пью… кофе, это ещё не значит, что этот человек мне интересен как сексуальный партнёр. Я иногда и с чайником кофе пью… Я ответила на твой вопрос?
   – Да.
   – Теперь ответь ты на мой: тебе-то что в этом за интерес?
   – Ну… просто… Сергей Петрович… в общем… он мне нравится…
   – А ты в курсе, что у него есть жена?
   – Да.
   – И что они вместе уже более двадцати пяти лет и абсолютно счастливы друг с другом?
   – В курсе, конечно… Вы поймите, я не собираюсь разрушать их семью, я ведь и сама прекрасно понимаю, что шансов у меня никаких… я к жене его и не ревную совсем… но вот когда появились вы и начали… тесно с ним общаться…
   – А давно он тебе нравится?
   – С десятого класса…
   – Я тебя понимаю. Но объясни ещё такой момент: если ты ревнуешь его ко мне, почему ты начала прогуливать его уроки, а не мои?
   – Ну как… чтобы никто ничего не подумал… если бы я физику стала прогуливать, все бы сразу догадались… а так… ну прогуляла я историю, ну и что?
   – Ну это… хочешь, я с ним поговорю?
   – Нет, нет, что вы, не надо! И, пожалуйста, не говорите никому о том, что я вам сейчас рассказала, – Юля схватила портфель и вылетела из класса.
   В том, что она мне поведала я, если и усомнилась, то где-то в глубине души, и не придала этому значения.

0

4

То, что он вёл у них с пятого класса, а она влюбилась в него в десятом, было совершенно нормальным – мне самой с девятого класса нравился преподаватель, который до этого вёл у нас уже три года. Это я, дурёха, опять придумала себе историю…

   Размышления о любви.

   В сериале «Студенты» преподаватель философии говорит, что у любви есть две ипостаси: эгоизм и благородство. Если ты хочешь, чтобы любимый человек был с тобой – типичнейший эгоизм. А вот если бы ты хотел, чтобы он был счастлив, независимо от того, с тобой он или без тебя – это было бы благородно.

   Я думаю, что любовь благородна. Всегда. Она бывает эгоистичной только в одном случае – если это любовь к самому себе. Но во всём, что касается другого человека, называй это как угодно – притяжение, страсть, мания. Но не любовь.

   Благородство любви заключается не в том, чтобы пытаться дать её тому, кто в ней нуждается, а в том, чтобы суметь отказаться от неё к тому, кому она не нужна.

   Принципиальное отличие мужчин от женщин состоит в том, что первые, как правило, трахают вторых. Остальные отличия либо находятся в прямой зависимости от этого, либо не существенны.

   Сидели с Петровичем в его кабинете, попивали водочку.
   – Сергей Петрович, что бы вы стали делать, если бы в вас влюбилась ученица?
   – А в вас что, влюбилась ученица?
   Я даже закашлялась.
   – Нет, с чего вы взяли?!
   – Ну как… когда задают вопросы, начинающиеся со слов: «Как бы ты поступил в случае, если…», как правило, это означает, что спрашивающего данная тема интересует по отношению к нему самому.
   – Даже если это и так, не кажется ли вам более логичным предположить, что в меня в таком случае влюбился ученик, но уж никак не ученица?
   – Да в такую девушку…
   – Что?…
   – Нет, ничего.
   – Ладно. И всё же, если отвлечься от того, что кого и зачем интересует, как бы вы ответили на мой вопрос?
   – Что бы я стал делать, если бы в меня влюбилась ученица?
   – Именно.
   – Ира, я женат.
   – Ну, – криво улыбнулась я, – насколько я знаю, многих мужчин это не останавливает.
   – Видите ли, я вообще не вижу смысла в этом вопросе, потому что последний раз в меня влюблялась ученица сорок лет назад, мне тогда было семнадцать, и это была моя одноклассница…
   Я захохотала, отдышавшись, спросила:
   – Не может быть, чтобы за тридцать лет работы в школе в вас не влюбилась ни одна девушка. Просто вы об этом не знали.
   – Вполне возможно. Но если я об этом не знал, то это были не мои проблемы.
   Глава 10
   Субботнее утро. Около двенадцати. Солнечный сухой день. Парк, укрытый ковром из жёлтой листвы, чистые, выметенные дорожки. На сцене под открытым небом играет оркестр. Я в сером блестящем плаще. Иду в ближайший небольшой супермаркет купить что-нибудь к чаю. На дорожке, под углом прилегающей к той, по которой иду я, небольшая фигурка в чёрной спортивной курточке, чёрных же обтягивающих штанах, кроссовках и матерчатой сумкой на плече. Машет мне рукой, улыбается:
   – Ирина Владимировна!
   – Юля! – обрадовалась я, – ты откуда?
   – С тренировки! – она кивнула на сумку, – сегодня немного пораньше закончили.
   – С какой?
   – Шейпинг.
   – Часто ходишь?
   – Как получится, ну раза три в неделю стараюсь. А вы чем-нибудь занимаетесь?
   Я улыбнулась:
   – А что, уже пора?
   – Многие девушки считают, что заниматься спортом стоит только ради фигуры, но это типичная ошибка. На самом деле занятия спортом укрепляют здоровье, увеличиваются жизненные силы, даже настроение после тренировки улучшается.
   – Я вот и смотрю, ты сегодня какая-то… весёлая.
   – Ирина Владимировна, а вы не очень торопитесь?
   – Да нет, вот в магазин собралась…
   – А пойдёмте танцевать? – она кивнула на видневшуюся из-за кустов крышу сцены.
   Народу на танцевальной площадке в этот час было мало. Пара бабушек, два-три дедка сидели на скамейках. Никто не танцевал. Юля бросила на ближайшую скамейку сумку и уверенно вывела меня на середину площадки…
   … Когда мы вдоволь нахохотались и напрыгались под музыку восьмидесятых, конец мелодии был отмечен аплодисментами по отношению к нам. За это время одной бабульке всё-таки удалось вытащить на сцену своего муженька, а две другие, поняв, что со стариками каши не сваришь, так же, как и мы, зажигали вдвоём.
   Подошло время медленного вальса. Мою правую руку Юля взяла в свою левую, а правую положила мне на талию, мне ничего не оставалось, кроме как левую руку положить на её плечо. Вела меня она очень уверенно, со знанием дела.
   – Ого, ты ещё и танцами занимаешься?
   – К выпускному балу готовлюсь. А в группе одни девчонки, и мне почему-то всегда достаётся мужская партия.
   – У тебя неплохо получается.
   – Мерси.
   Танец закончился. Я смутилась.
   – Пойдём отсюда?
   Мы вернулись на дорожку, где встретились.
   – Ну, мне пора, – сказала я.
   – Да, конечно, спасибо вам.
   – Тебе спасибо. Пока.
   – До свиданья.
   Не оборачиваясь, я быстро пошла к магазину.

   Следующий день я провела в компании с литровой бутылкой водки.
   – Нет, нет, – говорила я себе, – помнишь, о чём мы с тобой договаривались? Ты вообще не должна обращать на неё внимания, вообще никакого, только, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО, деловые отношения, не выходящие за рамки учебного процесса. А вместо этого что? Вальс с ней танцуешь?
   – Но почему? – тихо пыталась возмутиться я, – ну кому от этого станет хуже, если у нас с ней что-то и будет? Ей, мне, может, школе? Не смешите меня…
   – Ты можешь испортить девочке жизнь!…
   – Чего? Если она лесби, то хоть она с сотней парней переспит, натуралкой не станет. И наоборот, если она гетеро, то на меня она и не поведётся. И вообще, тебе вот не отвечали взаимностью, и что, тебе лучше от этого было? Ну, ответь, лучше?
   – Хуже…
   – Вот именно. А если её первый опыт будет позитивным, то она уверится в своих силах…
   – Она и так в них уверена. А отношения между учителем и учеником запрещены этическим кодексом твоей профессии.
   – Только этот запрет то и дело нарушается…
   – Ну давай, давай… После следующего урока попроси её остаться доску вымыть, а сама запри дверь и завали её на свой стол!
   – Доску у нас дежурный, вообще-то, моет, и не факт, что дежурной будет именно она. Кроме того, дежурят у нас по двое, так что не получается.
   – Ну ничё, придумаешь чё-нибудь, с твоими-то мозгами.
   – Да пошла ты…
   – А если серьёзно, то она влюблена в Сергея Петровича.
   – Да. Вот.
   И только откуда-то из ниоткуда отчётливо раздался голос:
   – Но ведь мы обе знаем, что это не так…

   В понедельник на классном часе старалась на неё не смотреть. После уроков она пришла убирать кабинет (всё-таки она дежурила).
   – Ирина Владимировна, у вас ничего не случилось?
   – Нет, а почему у меня что-то должно было случиться?
   – Просто мне кажется, вы сегодня очень грустная.
   – Со мной всё в порядке. А ты что, одна дежуришь?
   – Да Ксюхе сегодня сразу после уроков к стоматологу надо. Можно, я одна? Я качественно уберу, вы не сомневайтесь.
   – На здоровье, – отрезала я и взяла со спинки стула сумочку, – ключи занесёшь в кабинет истории.

   Ночь.
   – И что это было?
   – Ничего.
   – Но ты ведь хотела…
   – Это ты хотела. А я хотела, чтобы от меня отвязались.
   – А всё так удачно складывалось… Дважды такое не повторяется.
   – Ну и отлично, – произнесла я и провалилась в сон без сновидений.
   Глава 11
   Пришла зима и укрыла город белым мягким покрывалом. Как и всегда, с её приходом улеглись страсти, в том числе и в межличностных отношениях. Да и нет, наверное, смыслав подробностях описывать историю наших с Юлей отношений, она была похожа на все истории влюблённых, да, влюблённых, ибо теперь я точно знаю, что моё чувство к ней было взаимно. Но это теперь, а тогда…
   … Было, конечно же, всё было. Уроки и перемены, факультативы и классные часы. Она оставалась после уроков, уточняла непонятные места, исправно посещала дополнительные занятия. Всё чаще я стала замечать её вместе с мальчиком из её класса, Игорем Касьяновым. Что ж, если у них отношения, я только за. Дошло даже до того, что однажды на уроке я ему за ответ у доски, еле тянувший на тройку с минусом, поставила четыре. Почему? Может, потому же, почему Юля якобы прогуливала вместо моих уроков уроки истории. Готовилась, конечно, к занятиям в их классе: маникюрчик, причёсочка каждое утро (женщина я, в конце концов, или кто?). Но в середине декабря решила – всё, хватит с меня, итак эта лавстори уж слишком затянулась, пару раз заявилась на работу с немытой головой и синими от вчерашней пьянки мешками под глазами. Надолго меня, естественно, не хватило, и уже через неделю всё пошло своим чередом. Примерно в то же время Юля сказала мне, что будет сдавать ЕГЭ по физике.
   – Зачем? – удивилась я.
   – Собираюсь поступать на физический факультет.
   – Знаешь ли, не очень умно, выбирая будущую специальность, руководствоваться чувствами. Влюблённостей у тебя в жизни будет ещё много, а профессия, возможно, одна на всю жизнь, ну или, в крайнем случае, на ближайшие пять лет, смотри, как бы потом не затошнило.
   – А… почему вы решили, что я… руководствуюсь чувствами?
   – Ну… Игорь вот стал последнее время факультатив посещать, он, наверное, тоже будет туда документы подавать?
   – Нет, Игорь после окончания собирается на экономический.
   – Так ему разве физика для поступления нужна?
   – Нет. Там математику, русский и общество принимают.
   – Тогда зачем он на факультатив ходит?
   – Ну как… вместе со мной.
   – Так у вас отношения?
   Юля посмотрела мне в глаза.
   – Да, у нас отношения.
   – Ну и хорошо.

   26ноября отмечали юбилей Тимофея Ивановича – пятьдесят пять лет. У Сергея Петровича приболела супруга, да он и сам был не большой любитель коллективных застолий, короче, он, поздравив директора и принеся ему свои извинения, решил пропустить мероприятие. А за мной всё застолье ухаживал наш математик, Илья Львович, крупный высокий мужчина лет тридцати пяти, несколько лет назад, как я знала, разведённый с женой. Он травил анекдоты, рассказывал весёлые истории из своей студенческой и армейскойжизни, а в конце вечера попросил разрешения проводить меня до дома. Никаких вольностей я ему не позволяла и на чашечку кофе не оставила, но он, видимо, воспринял это как сигнал к дальнейшим действиям. И полилось: якобы нечаянные встречи в коридоре, подсаживание ко мне во время собраний, заведение в учительской разговоров на псевдообщеинтересные темы. Однажды он попросил меня помочь решить несколько задач, присланных в контрольной работе. Оказалось, он получал сейчас второе высшее образование – учился заочно в нашем техническом университете. За неделю я спокойно довела их до ума, а когда отдала, он попросил объяснить решение, поэтому мы остались с ним в пятницу после моего факультатива. Мы довольно долго проразбирались с заданиями, и часа через полтора я предложила поставить чайник, на что он, естественно, ответил полным согласием. За чаем (спиртного я ему не налила, ещё чего) он снова принялся веселить меня, и под конец очередной байки, когда я, давясь от смеха, пыталась произнести: «Ну а прапор-то что ему в ответ?», открылась дверь и на пороге появилась Юля. На её лице отразилась крайняя степень удивления. Я улыбнулась, помахала рукой, и крикнула:
   – Привет, Юль!
   Она вдруг стала серьёзной.
   – Здравствуйте.
   – Ты чего?
   – Я забыла спортивную форму, – она медленно прошла через класс, и, действительно, сняла с крючка на своей парте зелёный пакет, затем также медленно, ни слова не говоря, вышла из кабинета и осторожно закрыла дверь. На несколько минут установилось молчание.
   – Ну так вот, – решился продолжить Илья Львович, – а прапор…
   – Думаю, на сегодня хватит, Илья Львович, – перебила я его, – с задачами мы с вами разобрались, давайте теперь по домам. Мне уже пора, да и вам, я думаю, тоже.

   Илья Львович в их классе не вёл. Поэтому Юле ничего не оставалось, как начать забивать на мои занятия. Делала она это нагло, говоря юридическим языком, с особой жестокостью. Выглядело это так: утром я встречаю её в коридоре, она меня прекрасно видит, но со мной не здоровается, и вообще всячески делает вид, что меня здесь нет, и затем на урок ко мне не приходит.
   В пятницу Илья Львович пригласил меня на концерт Сергея Трофимова, у которого были гастроли в нашем городе. Я широко улыбнулась.
   – Илья Львович, дорогой, поверьте, я и вас люблю, и Трофима очень люблю, и с удовольствием согласилась бы сходить с вами на концерт, только вот, к моему глубочайшему сожалению, именно сегодня мы с мужем собрались навестить его родителей.
   – Так вы замужем?
   – А вы не знали? Моё личное дело находится в отделе кадров, сходите полюбопытствуйте, девушки там милые, обходительные, купите им коробочку конфет, грамм на триста,и, думаю, вам они не откажут, – посоветовала я и практически вытолкнула его из кабинета.
   Исходя из всего этого, чтобы не вызывать подозрений, в понедельник я решила надеть обручальное кольцо. На классный час Юля опять не пришла, потому после уроков я отловила её в коридоре и чуть ли не силком затащила в свой кабинет.
   – Давай поговорим.
   Она ничего не ответила.
   – Почему тебя не было сегодня на классном часу?
   Молчание.
   – Значит так, если не будешь сейчас со мной разговаривать, я веду тебя к директору, и уже ему ты будешь объяснять не только то, по какой причине ты пропустила занятия, но и почему у тебя конфликт со своим классным руководителем, то бишь, со мной. А Тимофей Иванович у нас мужчина серьёзный, с тобой долго нянькаться не будет, он тебядаже слушать не станет, у него один ответ – вызвать в школу родителей, и вот уж с ними он будет разговаривать долго и подробно. Ну так как, мы идём к директору?
   – Нет.
   – Что «нет»?
   – Не надо к директору.
   – Значит, будем сотрудничать со следствием?
   – Да.
   – Итак, повторяю вопрос: почему тебя не было сегодня на классном часу?
   – Я проспала.
   – А неделю назад?
   – Тоже.
   – Почему пропустила урок в пятницу?
   – Мне нужно было к стоматологу.
   – А стоматолог принимает только во время моих уроков?
   – Запись была только на половину второго и на восемь часов вечера. Идти со мной вечером некому, а одну родители меня не отпускают.
   – Допустим. А во вторник? Я посмотрела в журнале, ты была и на втором уроке и на четвёртом.
   – У меня болел живот.
   – А потом резко прошёл?
   – Я сходила в аптеку, купила таблетки, выпила, мне стало лучше, и я пошла на историю.
   – А меня предупредить было нельзя? Я всё-таки твой классный руководитель.
   – Я забыла.
   – А завтра?
   – Что «завтра»?
   – Ну завтра у тебя снова стоматолог? Или бабушка приезжает? Или котёнка надо будет срочно к ветеринару? Ты уж лучше мне сразу скажи, ведь, как я понимаю, завтра ты комне снова не собираешься.
   Юля молчала.
   – А теперь давай серьёзно. Мне почему-то кажется, что всё это связано с тем случаем, когда ты вернулась за формой и увидела, как мы пьём чай с Ильёй Львовичем.
   Юля пожала плечами:
   – Не знаю, мне так не кажется.
   – А я вот просто уверена в этом. И теперь ты снова будешь убеждать меня в том, что ревновала Илью Львовича ко мне и в знак протеста решила прогуливать мои занятия?
   – Я же сказала: я не знаю.
   – Только как же Сергей Петрович? Ты ведь раньше его ко мне ревновала. И ведь у тебя, насколько я знаю, отношения с Игорем?
   Юля опустила голову.
   – Хотя, вообще говоря, в этом ты права. Любить надо одного, встречаться с другим, замуж выходить за того, у кого денег больше – это залог успешного будущего современной женщины.
   Тут до меня дошло, что Юля смотрит не на пол, как мне вначале показалось, а на мои пальцы, в которых я от волнения крутила ручку.
   – Вы замужем?
   – Да, я замужем. Надеюсь, это ещё раз успокоит твои подозрения относительно наших с Ильёй Львовичем отношений.
   Юля развернулась и, опять не прощаясь, вышла из кабинета.
   Глава 12
   Думаю, пришла пора кое-что объяснить. Дело в том, что я действительно замужем, мой супруг сейчас живёт и работает в Москве, но, честно говоря, в подробностях мне о нёммало что известно. Было это так. На четвёртом курсе экономику предприятий у нас вела женщина, в которую я была влюблена с третьего курса. А в середине учебного года, в феврале, она вышла замуж, причём так, что на её свадьбе гулял весь педагогический состав факультета. Естественно, я была обижена на весь мир и в первую очередь на себя саму. Мой будущий муж, а в то время просто мой однокурсник (он учился в другой группе и на другой специальности), нуждался в московской прописке, чтобы устроиться на работу и таким образом зацепиться в Москве. Он и предложил мне оформить с ним брак, с помощью коего он получал вожделенную регистрацию, а я возможность отомстить всем, ранее зацепившим моё сердце. От своих родных я не пожелала скрыть реальные мотивы моего замужества, никаких розовых слюней не распускала, и все они, разумеется, принялись дружно меня уговаривать не решать всё сгоряча и не портить себе жизнь. Кроме одного. Юрия Сергеевича Выгодского. Родного брата моего отца, а моего, соответственно, дяди, юриста по профессии и классного специалиста по семейным делам. Именно он, узнав о предстоящем торжестве, и потащил нас к нотариусу составлять брачный договор, которым мы установили, что имущество, приобретенное в браке каждым из нас, является его личной собственностью, которой он в праве владеть, пользоваться и распоряжаться по собственному усмотрению. А также убедил меня составить завещание, по которому я лишила своего супруга права на наследство. Именно благодаря этому я, став обеспеченной женщиной, могла тратить столько, сколько посчитаю нужным, не задумываясь о том, что будет после расторжения брака. Как впоследствии выяснилось, дядя потащил меня к нотариусу отнюдь не с кондачка. Мой двоюродный прадед, от которого нам и досталось столь сказочное богатство, прежде чем составлять завещание, навел справки о своих будущих наследниках и вышел на Юрия Сергеевича. Именно с ним они провернули классную схему обхода американского законодательства, которое дерёт огромные налоги на наследство. Сначала они перевели деньги в швейцарские банки, которые берут вообще смехотворные деньги, а потом вовсе сделалитак, что старик отписал нам все свои счета, правда, распоряжаться ими мы могли только после его смерти. Находясь за океаном, он, как вы понимаете, ничем не рисковал…

   Далее всё потекло по прежнему алгоритму. В пятницу 11-А написал физический диктант, разумеется, без Юли, в конце занятия я напомнила всем, что на следующем уроке мы пишем четвертную контрольную работу, а после звонка подозвала Ксюшу и попросила её передать своей подруге, что если та не придёт на контрольную без уважительной причины, я просто не смогу поставить ей полугодовую оценку, и она будет долго, очень долго приходить и подробно сдавать мне каждую тему, которую она пропустила.
   В следующий вторник, зайдя в кабинет после звонка, я увидела Юлю, сидящую на своей четвертой парте первого ряда. Посадив всех и отметив отсутствующих (оказалось, что присутствуют все), я поднялась из-за стола и сказала:
   – Что ж, приятно, очень приятно видеть вас здесь в добром здравии, желающих, можно даже сказать, вожделеющих писать контрольную работу, а то некоторые даже дорогу сюда забыли. Как я уже говорила, у каждого будет свой вариант, в каждом из которых пять задач: две на законы постоянного тока и три на магнитную индукцию. Задачи в каждом варианте разные, я их лично все прорешала, и такого, что условие одно, а только цифирки разные, не будет, – после этого я прошла по классу и раздала всем карточки с заданиями, – ну а я, – произнесла я, вернувшись к доске, – пожалуй, пойду. А то, знаете, как бывает, живёт человек в городе, дышит выхлопными газами, курит, а потом выезжает куда-нибудь на природу, и тут у него как начинается – и голова кружится, и тошнит, и мутит – от непривычки к кислороду. Так и у некоторых из вас, отвыкнувших от присутствия вашего преподавателя физики, вдруг живот заболит, ну или там, – я усмехнулась, – зуб. А мне потом отвечай за вас. Поэтому я лучше пойду, от греха подальше. Как закончите, тетради положите на мой стол, кабинет оставьте открытым.
   После чего я, собственно, и вышла из кабинета.

   После уроков ко мне зашла Юля.
   – Можно?
   – Заходи.
   – Ирина Владимировна, я зашла извиниться.
   – Извиниться за что?
   – За то, что прогуливала ваши уроки.
   – А почему ты прогуливала?
   Юля молчала.
   – Ты можешь мне объяснить, почему ты не посещала занятия?
   Молчание.
   – Ну не просто же так? Себе ты как-то ведь объясняла, почему не ходишь. Ты прилежная ученица и не стала бы просто так прогуливать занятия. Почему ты не хочешь мне объяснить причину, по которой отсутствовала?
   – Потому что вы не поймёте.
   – Я не понимаю только в одном случае – когда мне ничего не говорят.
   Ответа не было.
   – Значит, так. Пока я не услышу объяснение твоих прогулов, я отказываюсь принимать твои извинения. И делай что угодно, можешь даже не ходить на мои уроки – контрольную ты написала и оценку за полугодие я тебе поставлю. А у меня нет никакого желания преподавать людям, считающим меня тупым и бездушным механизмом, – после этого я взяла ручку и начала заполнять классный журнал. Юля продолжала стоять около меня. Оформив одну страницу, я обернулась к ней:
   – Что-то ещё? Я же сказала: я тебя больше не задерживаю.
   – Вы мне нравитесь.
   – Что?
   – Вы мне нравитесь.
   – Если я нравлюсь тебе как педагог, почему же ты так себя ведёшь?
   Юля улыбнулась.
   – Ирина Владимировна, вы, конечно, мне очень нравитесь как педагог, но ещё больше вы мне нравитесь как женщина.
   – Ты серьёзно?
   Юля не ответила.
   На некоторое время установилось молчание. Затем я произнесла:
   – Юля, ты тоже мне нравишься.
   – Вы смеётесь надо мной, да?
   – Нет, не смеюсь.
   – А… ну в смысле, как прилежная ученица?
   – Как молодая и красивая девушка.
   – Вы… вы правду сейчас говорите?
   – Правду.
   – Но… ведь вы замужем.
   – У меня фиктивный брак. Моему будущему супругу нужна была московская прописка, чтобы устроиться на работу, а у меня была очередная депрессия по поводу того, что женщина, которую я любила больше года, вышла замуж, причём так, что на её свадьбе гулял весь факультет. Сейчас мой муж живёт и работает в Москве, последний раз я его видела полтора года назад на встрече выпускников, и больше о его судьбе мне ничего не известно.
   – А Илья Львович?
   – Чтобы отшить его, я и надела так расстроившее тебя обручальное кольцо. Встречный вопрос: а как же твои отношения с Игорем Касьяновым?
   – У нас ничего нет. И не было. Мне кажется, я ему нравлюсь, но я… я к нему ничего не чувствую.

0

5

На несколько минут разговор замер. Наконец я решилась продолжить:
   – Юля… Даже если на самом деле это и так, и мы в действительности… неравнодушны друг другу, ты же понимаешь, между нами ничего не может быть, абсолютно ничего.
   – Но почему?
   – Потому что ты моя ученица, я твой учитель, и любые личные отношения запрещены этическим кодексом моей профессии.
   – Но почему? Кому от этого станет лучше?
   – Никому. Пусть даже от этого всем станет хуже, всё равно мы не имеем на это право, я не имею право. Если бы я ещё была мужчиной, это бы можно было, пусть не простить, но понять… да, понять можно было бы… А так… это невозможно понять… и если будет скандал, а скандал, конечно, будет, и ещё какой, меня вышвырнут из школы, и не просто вышвырнут, мне запретят заниматься преподавательской деятельностью, а это… нет, ну, разумеется, это стоило бы сделать, и я, когда устраивалась на работу, да что там, и раньше, задолго до этого, я знала, на что шла…
   Юля рассмеялась.
   – Господи, Ирина Владимировна, какая же вы…
   – Что? Слабая, да? Да, я очень слабая, ты вообще зря связалась со мной.
   Она приблизила ко мне своё лицо и устремила взор прямо мне в глаза.
   – Нет, вы не слабая. Просто вы всегда хотите быть правильной, кристальной, что ли, а ведь так не бывает…
   – Хм, кристальной… Ты видела хоть одного правильного учителя, который бы водку на уроках пил?
   – Это не важно. Вы перед собой стараетесь быть правильной, перед один раз и навсегда установленными нормами, которые другим, возможно, кажутся совсем непонятными, а ведь это сложнее всего…
   – То, о чём ты говоришь – это совесть, а она есть у каждого.
   – Да, но у каждого она – своя…
   Я потрясла головой.
   – Что-то мы совсем не в ту степь забрели. Иди, Юль, иди с миром, а мне нужно подумать, хорошенько подумать…
   Глава 13
   В пятницу я выставила в журнал оценки за контрольную работу. Юля написала её на отлично, у неё была лучшая работа в классе, у меня вообще сложилось такое ощущение, что она всё то время, что забивала на мои уроки, только и делала, что задачки дома решала. После факультатива я как можно мягче обратилась к ней:
   – Юлечка, тебе нужно будет написать физический диктант, ты ведь его пропустила. Давай приходи ко мне в понедельник после шестого урока, тогда ко вторнику я его уже проверю и поставлю оценку в журнал. Тебе удобно в понедельник?
   – Да, удобно.
   – Ну и отлично. Нужно будет дать определение десяти терминам, все их ты найдёшь в конце второй главы учебника.

   В понедельник после уроков, как и договаривались, Юля заглянула ко мне.
   – Можно?
   – Заходи. Диктант писать?
   – Ага.
   – Так, садись, – Юля села за первую парту, я положила перед ней карточку – держи, здесь десять определений, – я сняла со спинки своего стула сумочку, – я буду где-точерез полчаса.
   – Как… вы что, уходите?
   – У меня совещание у директора. А ты что-то имеешь против?
   – Нет… А если я списывать буду?
   Я улыбнулась:
   – Ну так списывай, что ж с тобой делать-то?
   С этими словами я покинула кабинет, оставив Юлю в одиночестве.
   Тимофей Иванович, видимо, решил проявить милосердие к и без того вымотавшимся учителям, потому отпустил нас уже через двадцать минут после начала совещания. За десять минут я успела выпить в столовой чаю, и вернулась, как и обещала Юле, по истечении половины часа. Когда я зашла, она уже сдала работу и ждала меня.
   – Всё написала?
   – Ага.
   – Ну так иди.
   Юля встала из-за парты и, улыбаясь, приблизилась ко мне.
   – Так я могу идти?
   – Да, конечно, беги.
   – Так я пойду?
   – Да, иди.
   – До свиданья, Ирина Владимировна.
   – До свиданья, Юля.
   Она медленно вышла из кабинета. Когда за ней закрылась дверь, я резко выдохнула и без сил рухнула на свой стол.

   В четверг, в предпоследний учебный день, была обычная для конца каждой четверти учебного года процедура – генеральная уборка. Ксюша, Юля, Игорь и ещё две ученицы убирались в классе, а остальные в спортивном зале: мыли с порошком стены, пол, отскабливали жвачки. Всегда выходит так, что моющие кабинет задерживаются дольше остальных: им нужно подождать, пока все заберут сумки и заново вытереть пол, чтобы не оставалось следов. Вот так через три часа после начала мероприятия в кабинете мы остались втроём: Ксюша, Юля и я. Я предложила поставить чайник и девчонки меня горячо поддержали. Пока я доставала из шкафа конфеты, печенье и чай, вода закипела, я разложила пакетики по кружкам и залила их кипятком. За чаем мы обсуждали предстоящее участие Ксюши в Кубке России по спортивному ориентированию на лыжах, который будет просходить в Ивановской области в начале января, только Юля почти не принимала участие в разговоре и была очень грустной. Дождавшись паузы, я спросила:
   – Юль, у тебя что-то случилось? Ты сегодня сама не своя.
   Юля пробормотала:
   – Да нет, всё нормально…
   Но за неё ответила Ксюша:
   – Просто Юля сегодня узнала, что у её мамы на работе дежурство в Новый Год, там кто-то заболел, и её попросили заменить. И Юльке придётся быть в праздник одной.
   – Как одной? А отец?
   Юля махнула рукой и отвернулась, а Ксюша сказала:
   – Да папа её… зашибает он, в общем, сильно, как напьётся, буянит, словно другой человек совсем, трезвый-то он нормальный. Ну а праздники у него без спиртного не обходятся.
   – А бабушки, дедушки?
   – У меня здесь только родители отца, а они… маму винят в том, что отец пьёт, а я маму защищаю, так что отношения у меня с ними напряжённые, и мне не очень хочется идтик ним в праздник, да они меня и не приглашали.
   – Ну а ты-то, Ксюша? Приютила бы подругу? Или родители не разрешают?
   – Да нет, родители-то как раз всегда за. Только я завтра уезжаю на базу за городом на все праздники, там будем тренироваться, а потом сразу в Иваново. Так что я завтра на уроки не приду.
   – Ну у тебя же все оценки за полугодие выставлены, так что езжай спокойно.
   – Я могу и записку от тренера принести, если надо.
   – Да ладно, что у вас там завтра – два урока и классный час… тем более что отмечать отсутствующих завтра всё равно никто не будет…

   На следующий день я доставила четвертные оценки тем ребятам, у кого они были спорными. У остальных учеников оценки уже были выставлены, в том числе и у Юли – у неё вышла абсолютно заслуженная пять, которую я поставила ещё во вторник. Проведя классный час за двадцать минут, вместо положенных сорока пяти, я со спокойной душой отпустила ребят по домам и пошла к Петровичу отмечать окончание второй четверти. Зайдя в его кабинет, я увидела несколько учеников, писавших работу, и, чтобы не мешать им, решила пойти в столовую, а спускаясь по лестнице на первый этаж, увидела сидящую на ступеньках Юлю.
   – Ты зачем на лестнице сидишь? Заболеть хочешь?
   Она подняла голову, увидела меня и улыбнулась.
   – А ну-ка подвинься, – я села рядом с ней, – всё грустишь о предстоящем празднике?
   Она кивнула.
   – А разве ты не можешь к маме на работу пойти, начальства ведь всё равно не будет.
   – Да, могу, конечно, но мама… ей не очень нравится, когда я прихожу к ней больницу.
   – То есть как, ты остаёшься наедине с пьяным человеком, а ей всё равно?
   – Нет, ей не всё равно, просто она очень много работает, сутками, операции очень сложные, требуют огромного количества сил, она приходит домой и просто валится с ног от усталости. Мне иногда кажется, что отец поэтому и начал пить – для неё работа всегда была на первом месте, и только после неё семья – на втором, на третьем. Например, мы ужинаем, звонит её больной с жалобами на здоровье, она встаёт и уходит к телефону как минимум на полчаса. Отец поначалу сердился, ссорился с ней, а потом привык, зато пить начал, его, конечно, можно понять…
   – Да… конечно, есть много причин, по которым люди пьют…
   – А вы?
   – Что я?
   – Почему вы пьёте?
   – А ты отцу задавала этот вопрос?
   – Задавала.
   – И что он ответил?
   – Трезвый ничего, а пьяный расплакался.
   Я кивнула:
   – Да, со временем я поняла, что алкоголикам не стоит задавать этот вопрос по той простой причине, что в подавляющем большинстве случаев они и сами не знают на него ответ. И все сопли о разбитом сердце, сломанной судьбе и несбывшихся надеждах тут совершенно ни при чём. Человек либо пьёт, либо нет, независимо от того, что у него творится в жизни. Я, например, испытываю нестерпимое желание напиться в моменты, когда я, казалось бы, в одном шаге от наивысшего пика счастья. Что это? Может быть, подсознательная уверенность в том, что за всё хорошее в этой жизни обязательно придётся платить, причём в десятикратном размере, и нет ничего хуже, чем ожидание этого часа расплаты, и ты стремишься приблизить его как можно скорее. А, может, желание убедить кого-то там, наверху: да нет, ребята, я совсем не счастлива сейчас, вы только посмотрите на меня. Зато самые тяжёлые и уничтожающие моменты своей жизни, наоборот, привыкла перемалывать насухую и в полном одиночестве. Что это, как не глубочайший подсознательный мазохизм?
   – А вы себя что, причисляете к алкоголикам?
   – Я?! Да что ты, нет, конечно. Я самый обыкновенный русский пьяница, и ничего более…
   Она рассмеялась.
   – Юль… А давай вместе встречать Новый Год.
   – У вас?
   – А что такого?
   – А разве так можно?
   – Нет, конечно же, так нельзя. А вот вместе с фруктами, шампанским и президентом по телевизору – можно.
   Она опять расхохоталась.
   – Но ведь вы же мой классный руководитель.
   – Именно. И я как классный руководитель не могу допустить, чтобы моя ученица оставалась целую ночь наедине с человеком в состоянии сильного алкогольного опьянения, пусть даже он является её отцом.
   Она весело сказала:
   – А я не против.
   – Только вот что ты родителям скажешь?
   – А ничего. Отцу уже с утра всё фиолетово будет. А маме, если будет интересоваться, скажу, что буду отмечать с друзьями.
   Глава 14
   Тридцать первого декабря я с утра прибрала дом, сгоняла в супермаркет за продуктами, в основном готовыми и полуготовыми: салаты, мясное, торты, пирожные, фрукты, ну и много ещё других вкусностей, и после обеда приступила к сервировке стола. Елку, двухметровую пушистую красавицу, нарядила ещё накануне ночью – никогда не могу уснуть перед волнующими событиями. Под неё положила подарки для Юли, главным среди которых был смартфон, 115-граммовое чудо техники. Приобрести его я решила, насмотревшись на старенькую Юлину «Нокию». К шести часам всё было готово, а в семь, проводив маму на дежурство и уложив отца спать, пришла Юля.
   Вечером есть не хотелось. Поэтому мы посмотрели телевизор, поиграли в шахматы, в карты, послушали музыку, я сыграла ей на гитаре (на трёх аккордах, как умею), она мне на клавишах – какое-то удивительное классическое произведение. Как оказалось, она окончила музыкальную школу по специальности «Фортепиано». В общем, много чего мы успели сотворить до десяти часов вечера, когда решили, наконец, сесть за стол – проводить старый год, как полагается. Юля выпила белого вина, я же ничего не стала – крепкого не хотелось, а вино я пить не могу, да и вообще когда пьёшь чуть не каждый день, выпивка уже в тягость. Разговор как-то сам по себе прекратился, и мы переключили внимание на какую-то юмористическую передачу. Без пяти двенадцать мы выслушали поздравления главы нашего государства и пожелания нам в будущем счастливой жизни. Бутылка шампанского открылась на удивление тихо и легко – пробка не выстрелила вверх, только негромко чпокнула и оказалась у меня в руке, а из горлышка потёк тонкойструей белый дымок. Запенилось по хрусталю вино, подождав, пока пена осядет, и долив бокал до половины, я подала его Юле, посмотрела в её глаза и произнесла:
   – С Новым Годом, дорогая моя. Пусть в новом году сбудутся все твои заветные желания, – нагнулась и поцеловала её – просто на мгновение еле слышно прикоснулась к губам.
   Затем звонко чокнулись и выпили – впервые в этом году.
   Потом Юля куда-то убежала и скоро вернулась с небольшой коробочкой в руках:
   – Это тебе. Поздравляю с наступлением Нового Года.
   Боже, как зашлось у меня сердце от этих двух простых слов: «это тебе», тебе! Никогда до этого она не обращалась ко мне на «ты». Я развязала ленточку, развернула хрустящую бумагу и подняла крышку: внутри была маленькая, размером с кулак, бутылочка, выполненная из хрусталя.
   – Это просто чудо! Изумительное изящество! И где ты только умудрилась такую достать?
   – Вам правда нравится?
   – Ещё бы! Я в жизни не видела такой красоты! Ну а снегурочка, как и положено, положила подарки под ёлочку.
   Юля вскрикнула, словно маленькая девочка, и полезла под дерево. Увидев смартфон, она немного смутилась, и, помолчав, положила его на стол:
   – Простите, Ирина Владимировна, я не могу его принять.
   – Почему? Тебе не нравится?
   – Ну что вы, очень нравится! Но он очень, очень дорогой, я не могу брать такие дорогие подарки.
   – А на нём что, написана цена? Запомни, самое дорогое, что у меня есть во всём мире – это мои родители и ты, Юля. И стоимость всего этого барахла вокруг не составляет и одной миллиардной процента того, что значите для меня вы… и вот эта маленькая бутылочка…
   Мы ещё выпили, перекусили и посмотрели телевизор, а в половине второго поехали в центр города на ёлку. Там мы натанцевались, наорались, наобнимались друг с другом, со знакомыми, с незнакомыми – до упаду. Там, в свете мерцающих огней, среди шума и брызг шампанского, Юля произнесла:
   – Я люблю вас, Ирина Владимировна.
   – Ира. Просто Ира. Я тоже люблю тебя, моё солнце, – наклонилась и поцеловала её, теперь уже по-настоящему.
   Потом вместе с двумя бутылками игристого пешком возвращались через весь город и к пяти утра были дома. Включив свет, я, еле сдерживая зевоту, спросила:
   – Ты, наверное, страшно хочешь спать?
   – Да нет, как раз наоборот, я на удивление полна сил и готова продолжать… мероприятие.
   – А я вот, как ни странно, нет, вторая подряд бессонная ночь даёт о себе знать, – пробормотала я, – если ты не против, давай ляжем, отдохнём часок.
   – Да, да, конечно, я, наверное, пойду домой.
   – Ты что? Зачем? И куда? К пьяному отцу? Лучше скажи, где тебе постелить? У меня есть две комнаты для гостей, выбирай любую, а хочешь, ложись у меня в спальне, а я переберусь куда-нибудь?
   – Да нет, не надо. Постели мне где угодно, только… рядом с тобой.
   – Хорошо, я постелю нам в соседних комнатах.
   Пока я расправляла постели, Юля ушла на кухню. Минут через семь я заглянула туда и увидела, что Юля смотрит празднества в Буэнос-Айресе.
   – Я всё приготовила. Тебе ведь не во что переодеться, я положила на постель пижаму и ночную рубашку – всё новое, я ни разу не надевала, размер, думаю, должен подойти.Хочешь, иди ложись или посмотри телевизор, или поешь, в общем, делай абсолютно всё, что тебе захочется. Только, умоляю тебя, не мой посуду. И не прибирайся. А я, с твоего позволения, пойду покемарю часок.
   – Да, да, конечно, отдыхай, – ответила Юля, не отрываясь от экрана.
   Лежа на животе и засунув руку под подушку, начиная засыпать, я слышала, как Юля ходила по кухне, затем выключила свет и телевизор и прошла в комнату, где я ей постелила. Минут через десять тихо скрипнула моя дверь, на секунду возник и погас свет в дверном проёме. На некоторое время установилась тишина, а затем я почувствовала, какприподнялось одеяло, немного прогнулась кровать, и я услышала её лёгкое дыхание рядом с собой. Я открыла глаза и повернула голову: Юля лежала на боку, смотрела на меня и улыбалась. Я усмехнулась:
   – Не спится на новом месте?
   Юля виновато покачала головой.
   – Ну тогда welcome! Только, чур, я сплю! Без претензий?
   – Без претензий!
   Я рухнула на подушку и снова начала погружаться в дрему, в воспалённом сознании даже стали мелькать какие-то образы, но скоро очнулась от мягкого, невесомого прикосновения к губам. Словно тёплая волна пробежала по телу. Просыпаться не хотелось. Прикосновения от почти не слышных постепенно становились всё более глубокими, проникающими, казалось, в самую глубину моего сердца. Почти невозможным усилием воли я отстранилась, поднялась на локтях и открыла глаза:
   – Юля, я тебя очень прошу, просто умоляю, если я сейчас не засну, то потом сон пропадёт, а я уже две ночи не сплю, тогда я точно свихнусь…
   – Всё, всё, я всё поняла… – она начала вставать, – я пойду.
   Я удержала её за руку:
   – Нет, Юля, оставайся, прошу тебя, давай просто полежим… просто, ладно?
   – Да, да, прости меня, пожалуйста.
   – Нет, не извиняйся, всё нормально… нормально, – пробормотала я. Ответа я не услышала.

   Когда я в следующий раз открыла глаза, будильник на тумбочке рядом с кроватью показывал тридцать пять минут второго. В постели я была одна. По очереди заглянув во все комнаты и никого не найдя в них, я пошла на кухню поставить чайник. На столе белела записка:
   «С добрым утром! Ты так крепко спала, что я не решилась тебя будить. Через час у мамы кончается дежурство, так что мне пора. Ключи я не нашла, поэтому рискну оставить дверь открытой. Если будет время, пожалуйста, позвони мне. Я буду очень ждать».
   И ниже стояли одиннадцать цифр, нарисованные красной губной помадой.

   Я позвонила ей через полчаса. Ровно столько понадобилось мне, чтобы умыться и найти мобильный телефон, оказавшийся в итоге под кроватью. Трубку сняли сразу.
   – Привет.
   – Доброе утро, Ирина Владимировна.
   – Я тебя не разбудила?
   – Нет, не волнуйтесь.
   – Как ты? Как доехала?
   – Всё нормально, когда мама пришла, я уже была в постельке.
   – Ты хоть поспала?
   – Нет, честно говоря, не удалось. Не могла уснуть.
   – Ну почему ты меня не разбудила?
   – Жалко стало. Ведь вы так хорошо спали. А что, что-то случилось? Зря я всё-таки не заперла дверь, да? Но я искала, искала ключи…
   – Нет, нет, не переживай. Просто не очень красиво получилось – ты моя гостья, а я так с тобой обошлась.
   – Ирина Владимировна, а давайте сходим куда-нибудь?
   – Хорошо. Но у меня есть два условия: Не Ирина Владимировна, а Ира, и не давайте, а давай.
   Юля засмеялась:
   – Принимается. Тогда у меня тоже условие: давай в кино – сегодня премьера «Огневого штурма 2».
   – Это с твоей Марлен Лиз?
   – Ты помнишь?
   – Поверь мне, амнезией страдают строго локализованные участки моего мозга, в основном отвечающие за то, что именно я вчера пила и в каком количестве. Только давай не сегодня, а завтра – я куплю билеты, сегодня их всё равно наверняка не достать. Кстати, какой кинотеатр предпочитаешь?

   Мы действительно сходили на следующий день в кино и даже посидели потом в кафе, после чего я, как приличный классный руководитель, проводила свою ученицу до дома. Было видно, что она рассчитывала не совсем на это, но ничего не сказала. Так как было уже темно, мы, особо не скрываясь, посидели на скамейке на детской площадке напротив её дома. Впрочем, Юля сказала, что окна её квартиры выходят на другую сторону. На прощание я поцеловала её в щечку и отправила домой – мыть руки, ужинать и спать.

   Да, она хотела немного не этого. А я? Я что, этого не хотела? Да я желала, я мечтала об этом с того самого дня в кафе. Но… но могла ли я позволить себе? Она – моя ученица,я – её классный руководитель, её педагог, я не могла, я не имела права. Мне, в конце концов, ей ещё оценку годовую выставлять (теперь ведь отменили зависимость итоговой оценки от ЕГЭ, и хорошо, что отменили!) И, наконец, ей ещё нет восемнадцати, а статью за совращение несовершеннолетних ещё никто не отменял. Правда, иногда я ловила себя на мысли: вот, предположим, закончит она школу, то есть, не предположим, конечно, она её точно закончит. Ну вот получит она аттестат, и пусть ей даже не исполнится ещё восемнадцать лет, но она уже не будет больше моей ученицей, а я её преподавателем, и предположим (ну бывают же в мире чудеса), предположим, что у нас всё будет… Чтотогда? Не будут ли ощущения менее острыми, чем вот от такого секса, стремящегося в пределе к проституции, да, к проституции, когда один человек зависит от другого, и не важно, что он получает в итоге: деньги, материальные или нематериальные блага. Ибо что такое оценки, как не эквивалент валюты в отношениях между преподавателями иучащимися в школьной, а особенно в студенческой среде? Конечно, я ругала себя за такие мысли. Говорила: ты не любишь её, если так думаешь. Если бы любила, была бы счастлива только от того, что она существует на свете, что ты можешь видеть её чуть ли не каждый день, общаться с ней, слышать её голос, видеть удивительное лицо, ощущать невероятный, непереносимый до головокружения запах её тела. И самое главное – понимать, осознавать, причём объективно осознавать то, что она отвечает мне взаимностью! Да, представьте, неземная девочка питает симпатию ко мне, алкоголику и потенциальному маргиналу. Но предоставим здесь слово Уильяму Шекспиру: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».
   Глава 15
   В январе я решила уделить более пристальное внимание своей фигуре и записалась в фитнес-клуб.
   А чтобы было на чём ездить в центр города, приобрела автомобиль – моя старенькая Хонда Аккорд 2004 года, подаренная дядей на свадьбу, осталась в Москве, да и давно, честно говоря, следовало её поменять, только руки не доходили. А тут решилась и купила – Jaguar C-XF 2007. Когда-то давно, ещё учась в восьмом классе, на обложке тетради в 48 листов увидела удивительно гармоничный, с плавными, но одновременно хищными чертами спортивный автомобиль серебрянного цвета и рядом изогнувшуюся в мощном прыжке сильную большую кошку, и тут же влюбилась. А сейчас занялась выбором авто, покопалась в Интернете и нашла – тоже Ягуар – моя любимая марка. Это ещё из книги Иоанны Хмелевской «Что сказал покойник», где главная героиня сначала спасалась бегством на Ягуре, потом мечтала о нём, а затем, как только представилась такая возможность, купила. Естественно, C-XF – совсем не та модель, что была на тетрадочном глянце, сколько лет-то прошло с тех пор, но в моей памяти остался именно такой образ машины.
   В фитнес-клубе клубная карта на месяц стоила полторы тысячи долларов. Зато центр работал круглосуточно, все виды тренировок, индивидуальные занятия в тренажёрном зале, групповые занятия, солярий, сауна, массаж, салон красоты, SPA-салон и ещё много разнообразных удовольствий. Тренером у меня была девушка не очень высоко роста, худенькая, с мальчишеской стрижкой чёрных, как вороново крыло, волос, невероятной растяжкой, стальными мускулами и железным характером. Она ретиво отчитывала меня за каждое неправильно сделанное мною движение, за каждую ошибку в упражнении, не упуская случая и пошутить, иногда довольно зло, да и, как я поняла спустя некоторое время, такой стиль общения распространялся не только на меня, но и на всех её клиентов. Мы с ними, конечно, не пересекались. Когда записывалась в клуб, администратор поинтересовалась у меня, в какое время я хотела бы посещать индивидуальные занятия, и, узнав, когда мне удобно, порекомендовала Вику – у неё эти часы были свободны. Конечно, не каждый день, понедельник и четверг мы перенесли на другое время. Приходить к ней на тренировки в другие часы я не могла – в это время она занималась с другими клиентами. Но и я могла приходить или не приходить в своё время, никого не предупреждая заранее, и быть уверенной в том, что моё место никто не займёт.
   Возможность оценить её взаимоотношения с другими клиентами я получила во время групповых занятий – одних из самых тяжёлых, требующих максимального напряжения и сил тренировок в клубе. Иногда после них я выходила, как после бани – влажные волосы, капли пота, стекающие по лицу, и мокрая спортивная форма – хоть выжимай. Но несмотря это, а точнее благодаря этому, Вика была одним из самых высокооплачиваемых тренеров, время у неё было забито до отказа, и попасть к ней на тренировки в вечерние часы было довольно сложно, хотя народу в клубе занималось не так уж и много. Индивидуальные занятия проходили в большом (250 метров в квадрате) тренажёрном зале на первом этаже. Обычно там редко когда было больше пяти клиентов одновременно. Некоторые клиенты занимались сами по себе, другие, как я, с тренером.
   В тот вторник нас в зале было четверо – Вика, я, дядечка, тягающий штангу и занимающийся с ним мальчик-инструктор. Я лежала на спине, отдыхая после одного очень тяжёлого подхода, а Вика, стоя рядом со мной на одной ноге, показывала мне приём растяжки, положив стопу одной ноги на колено другой, присев до образования прямого угла в колене и вытянув руки вперёд так, что они вместе со спиной образовали одну прямую линию, параллельную полу. В этот момент дядечка в другом конце зала, видимо, окончивподход, с силой швырнул штангу на пол, Вика покачнулась, и, не удержав положения равновесия, упала прямо на меня, довольно больно ударив меня локтём в область солнечного сплетения, а лицом задев мой подбородок.
   – Вика, ты как? Всё нормально?
   Она с трудом поднялась, села на коврик и помотала головой.
   – Не пойму… Да вроде всё нормально… да ладно, со мной и не такое бывало… А ты-то как? Здорово я тебе заехала?
   – Да мне-то что? У тебя ничего не болит?
   Тут я увидела, что у неё слева рассечена нижняя губа.
   – Подожди, Вика, у тебя кровь на губе, – я поднялась и села рядом с ней.
   – Где? Здесь? – она облизнула губы, но с другой, с правой, стороны.
   – Нет, не совсем… – я подвинулась к ней, и осторожно вытерла языком тонкую струйку крови. Её глаза оказались совсем рядом с моими, я заглянула в них и увидела, как расширились зрачки, сделав светло-карие глаза практически абсолютно чёрными. Я прикоснулась к её губам уже губами, и, закрыв глаза, улетела в их головокружительную сочную и глубокую мякоть. Когда, наверное, через вечность, я оторвалась, она спросила:
   – Ты правда этого хочешь?
   Голос пропал. Я смогла только кивнуть.
   – Тогда пошли. Только учти – я привыкла всё делать сама.
   Она взяла меня за руку и потянула за собой. Мы поднялись на третий этаж и остановились у предпоследней в конце коридора двери. Вика открыла дверь ключом и пропустила меня вперёд. Зайдя после меня, она заперла дверь изнутри и щёлкнула по выключателю. Я увидела вполне обычную комнату, метров двадцать квадратных, точно такую же, как те, в которых располагались массажные кабинеты, но совершенно пустую, если не считать наваленных в углу матов и стоящих у стены ковриков для аэробики. Кинув пару ковров на маты, Вика притянула меня к себе, повалила на маты, приникнув своими губами к моим. Теперь уже целовала она, а мне оставалось только отвечать на властное, жадное притяжение её рта. Её сильные руки подняли вверх мою маечку и мяли грудь, а уста продолжали вбирать в себя мои губы. Наконец она оторвалась и опустилась ниже. Со штанами и трусиками она расправилась довольно быстро – просто стянула их с меня и отпихнула в сторону, не забыв по пути также обойтись с кроссовками и носками. Затем она опустилась на колени, закинула мои ноги себе на плечи и наклонилась к заветной пещерке. Медленно-медленно языком она раздвинула половые губки и нежно, словно котёнок молоко, начала слизывать мёд, сочащийся из глубины моего тела… Потом её язык переместился немного выше и начал вылизывать чувствительный бугорок. Одновременно она вставила два пальца своей левой руки в мою пещерку и начала довольно жёстко трахать меня. Переход от предыдущих нежностей был настолько неожиданен, что первый раз я кончила практически сразу, а когда она вложила в меня сразу четыре пальца и начала медленно сжимать их, улетела во второй раз и даже ненадолго вырубилась…

0

6

Когда я очнулась, Вика стояла и около меня и улыбалась. Сама она за всё время не сняла даже футболку. Одевшись, я спросила:
   – Вик, сколько я тебе должна?
   – 300 евро.
   – Всего-то? Давай округлим сумму до 500. Только деньги у меня в раздевалке… я занесу тебе после окончания… тренировки…
   Скоро наши встречи сделались постоянными. Естественно, больше мы не рисковали убегать прямо во время занятий, но у Вики всегда находилось окно, когда в десятом, когда в одиннадцатом часу вечера. Так что позанимавшись с ней в тренажёрном зале, я шла потом на групповые тренировки или плавала в бассейне, или, если хотелось расслабиться, могла пойти на массаж или в SPA… чтобы через несколько часов подняться на третий этаж к неприметной двери в конце коридора. Как мне объяснила Вика, в здании было ещё несколько таких комнат – клуб был открыт сравнительно недавно и не для всех помещений удалось сразу найти применение, да и, как я думаю, вряд ли когда-нибудь найдут. А пока они использовались под хранение спортинвентаря, ну и по совместительству для быстротечной, но жаркой любви некоторых сотрудников и клиентов. Ключи от всех помещений, естественно, хранили на ресепшен, но тренера могли взять ключ от любого зала, да и у Вики, как я поняла, был свой, сделала, видимо, когда-то давно для своих нужд, понятно, для каких.
   Однажды она сказала:
   – Ты не думай, я не шлюха. Я с мужиками вообще не сплю, не могу, просто мне деньги нужны…
   – Я и не думаю. Ты взрослая женщина, и живёшь так, как считаешь нужным, и не обязана ни перед кем оправдываться, в том числе и передо мной.
   Однажды я предложила заплатить ей в два раза больше, чтобы она разделась. Она устало ответила:
   – Я могу и так раздеться, не надо мне больше платить, просто я вижу, что тебе это не нужно. Ты очень слабая внутри, хотя и пытаешься казаться сильной. На тренировках это особенно видно. Ты стараешься быть лучше всех, сделать как можно больше, и за счёт выносливости это у тебя иногда получается, а иногда нет, и ты делаешь не до конца. И вообще тебе не хватает активности, лёгкости, а в спорте это особенно важно, да и в отношениях тоже…
   В начале марта она не пришла на работу. Администратор сообщила, что Вика заболела, и я забеспокоилась только тогда, когда она не появилась и спустя две недели. На свой вопрос получила равнодушное:
   – А она уволилась.
   – Как уволилась?
   – Просто. Написала заявление и привет. На той неделе ещё.
   – А почему?
   – Откуда я знаю. Нам не докладывалась.
   Раздобыть её адрес и телефон, домашний и мобильный (я как-то спросила их у Вики, но она почему-то не захотела дать мне номера, ссылаясь на то, что о встрече мы всегда договаривались всего за несколько часов, во время занятий, а мобильный, когда она на работе, всё-равно лежал в тренерской раздевалке вместе с другими вещами, так как его наличие у тренеров во время работы в залах было категорически запрещено правилами клуба – мало кому из клиентов понравится тренер, мило беседующий с приятелем по телефону во время занятий. При этом сами клиенты могли приносить с собой всё что угодно – и КПК, и ноутбуки – это не возбранялось. В довершение всего в зале находилась точка доступа Wi-Fi. Так, при мне один дядечка несколько часов просматривал биржевые сводки, активно делясь прочитанным со своим тренером и изредка прерываясь на совершение подходов на велотренажёре), оказалось чрезвычайно просто – 200 американских рублей сделали своё волшебное дело. Прежде чем ехать, я набрала домашний номер – на том конце провода сняли трубку…

   … Вика стояла у окна и курила. Наконец она обернулась ко мне:
   – Мой сын тяжело болен. С рождения. Подробности объяснять не буду, ты ведь не медик, я и сама не до конца понимаю, в общем, нужна срочная операция. Если её сейчас не сделать, то максимум сколько ему осталось – года три-четыре. Сейчас ему два с половиной. Такие операции в России делают только в Москве. Но очередь… очередь расписана на пять лет. Есть, правда, другой способ – устроиться туда на работу, санитаркой например, тогда для своей они сделают бесплатно и вне очереди, но для этого нужно проработать там не менее трёх лет. Но в любом случае три года – это не пять, в общем, я уже договорилась, меня берут, даже дают жильё – небольшую каморку в больнице, только детей, у меня двое, ещё дочка есть, ей семь, придётся оставить здесь, на мою маму…
   – А очередь бюджетная?
   Она усмехнулась.
   – Конечно.
   – А такие операции разве не делают платно?
   Она опять усмехнулась.
   – Конечно, делают. Мне врач сразу предложил – всего-то полтора миллиона рублей, и всё будет сделано в лучшем виде.
   Я молча достала свой телефон и набрала номер.
   – Что? Куда ты звонишь?
   – Ты помнишь, как зовут лечащего врача твоего сына?
   – Пётр Иванович, а фамилия… у меня где-то записано, я могу посмотреть…
   – Да, посмотри и принеси заодно карточку сына, ну и всё, что касается его болезни.
   А на той стороне уже зазвучал голос.
   – Дядя Юра? Здравствуйте!… Да потихоньку! А вы как?… Очень рада за вас. Дядя Юра, мне срочно нужна ваша помощь…
   Вкратце введя его в курс дела, я передала трубку Вике, которая уже вернулась с бумагами:
   – Продиктуй сейчас этому человеку всё, что он у тебя спросит.
   Переговорив с дядей, я позвонила в аэропорт и заказала билеты на завтрашний, ближайший до Москвы рейс. Когда мы прибыли, всё уже было готово, мне оставалось только проехать в банк и перевести деньги на расчётный счёт больницы. Я посчитала, что в Москве это будет сделать быстрее и проще. Операцию сделали через неделю, всё это время мы с Викой провели рядом с её сыном в больничной палате.

   Операцию сделали успешно. Необходимость всё время находиться рядом с сыном, которому требовался ежесекундный уход, не позволяла Вике вернуться на работу. Так что видеться мы с ней почти перестали. А я не навязывалась.
   Глава 16
   Как-то незаметно пролетели два месяца. Я вечерами ходила гулять по заснеженным полям на берегах заледенелой речки. Ловила на себе строгое дыхание низко висящего холодного солнца, пытаясь угадать, что затаило оно от пребывающих ещё в неведении людей. С Юлей вне школьных дел я общаться практически перестала, и непонятно, чего я боялась тогда: общественного осуждения? Да нет, вряд ли. Что, в конце концов, мне все эти собрания сделать-то могут? Ну, уволят меня, что ж, я без этой работы не проживу? С Юлей я и так при желании смогу видеться… Этического кодекса, запрещающего мне любые личные отношения с учениками? Вот тут уже, пожалуй, теплее… Ответственности за юную жизнь? Здесь, наверное, в точку…

   Однажды в середине марта на дисплее моего телефона высветилось Юлино имя:
   – Да, да, Юля, я слушаю.
   В трубке раздался тревожный голос:
   – Ира, приезжай, пожалуйста.
   Фоном раздавались какие-то стуки и крики.
   Затем трубку положили.
   Мигом натянув джинсы и сапоги, схватив ключи от машины и забыв (как потом оказалось) запереть дверь, я помчалась вниз. Двигатель завёлся за 2 секунды. Через семь минут я была около Юлиного дома. Захлопнув дверь авто, я взлетела на третий этаж и позвонила в дверь. В квартире раздался грохот, чей-то мат, потом там что-то зазвенело, и наконец дверь распахнулась: на пороге стоял мужик с ничего не соображающими глазами, распространяя вокруг даже для меня удушающий запах перегара. В руке он сжимал большой напильник.
   – Ты… ты кто?
   Ничего не говоря, я отодвинула мужика и прошла в квартиру. Сразу слева от прихожей мне бросилась в глаза закрытая дверь в комнату, место вокруг замка которой было практически раздолбано мощнейшими ударами, по всей видимости, этого напильника. Я развернулась к мужчине:
   – Тебе чё надо-то… – начал он, но я не дала ему договорить. Резким взмахом ноги ударила его в пах, а когда он взвыл и согнулся, прямым ударом ладони по голове уложила его на пол, добавив пару ударов сапогом в живот, и тогда наконец он затих. Я постучала в дверь.
   – Юля, открой, это я!
   Дверь распахнулась и показалась заплаканная Юля. Я прижала её к себе, почувствовав, как трясётся её тело.
   – Ну, всё, всё нормально.
   Она оторвалась от меня и вышла из комнаты.
   – Это что, ты его так? – голос её дрожал.
   – Не надо было?
   – Нет, всё нормально.
   – Так, давай возьми самые необходимые вещи, и поедем ко мне, здесь тебе оставаться нельзя. Юля метнулась в комнату и через минуту вернулась с рюкзачком.
   – Ключи взяла?
   – Ага.
   Мы вышли на лестничную площадку и Юля стала запирать дверь, руки у неё тряслись так, что она выронила ключи. Я подняла их с пола:
   – Давай-ка лучше я.
   Я заперла дверь и повела её вниз. Приехав домой, я первым делом заставила её выпить 100 грамм коньяка, затем помогла умыться, переодела в пижаму и уложила в постель. Сама я легла рядом, прижала её к себе, чувствуя, что её продолжает бить крупная дрожь. Постепенно, медленно, она начала стихать, дыхание Юли становилось ровнее, глаза закрылись, и она начала потихоньку засыпать. Я полежала с ней около часа, затем осторожно вылезла из-под одеяла, встала с кровати, аккуратно укрыла Юлю, выключила в комнате свет, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

   Юля проспала весь вечер. Когда она встала, стрелки на часах приближались к десяти вечера. Я сидела за компьютером, когда она возникла на пороге моей комнаты. Я подняла на неё глаза и улыбнулась:
   – Есть хочешь?
   – Ага.
   – Тогда пошли.
   Я разогрела оставшуюся со вчерашнего дня жаренную картошку с колбасой, достала из холодильника салаты, открыла банку с маринованными огурцами. За чаем, который мы пили с шарлоткой и халвой в шоколаде, спросила:
   – Давно он зашибает?
   – Лет шесть уже.
   – А сегодня что произошло?
   – Да… деньги у него закончились, а до зарплаты неделя ещё… Мне мама на тренировку утром оставила, а он, видимо, услышал, у него на такие вещи просто нюх, вечером проснулся, денег не нашёл, и начал ко мне приставать. Я сказала, что у меня денег нет, и ушла к себе, тогда он начал просить телефон, чтобы позвонить маме, а у неё сегодня сложная операция. Я его уговаривала пойти спать, как могла, а потом просто вытолкала из комнаты и заперлась. Ну а он начал дверь ломать, и я просто испугалась, что если открою сейчас, он мне этим напильником по голове даст, он же в таком состоянии вообще ничего не соображает. Ты извини, что я тебе позвонила, просто мне больше некому было.
   – Ты молодец, всё правильно сделала. И правильно, что мне позвонила. Запомни – ты всегда можешь на меня рассчитывать, что бы не произошло.
   После еды спать не хотелось. Мы посмотрели фильм на DVD, потом играли в карты, пели под гитару, несколько раз ставили чайник и пили чай прямо на постели, роняя крошки от печенья на покрывало. Наконец в половине третьего у Юли начали слипаться глаза, и я предложила ложиться спать. Я проводила её до постели, помогла лечь, укрыла одеялом и села рядом. Юля притянула меня к себе и поцеловала в губы.
   – Ложись со мной.
   Я покачала головой.
   – Почему?
   – Потому.
   – А если серьёзно?
   – А если серьёзно, то ты и сама это прекрасно знаешь. Потому что ты моя ученица, а я твой классный руководитель.
   – И что из этого?
   – Ничего.
   – Тогда иди ко мне.
   – Не могу. Не имею права.
   – И всё-таки я не понимаю, – Юля поднялась и села на кровати, – ну кому от этого станет лучше, если ты сейчас не останешься со мной?
   – Никому не будет ни лучше, ни хуже. Просто пойми – у меня есть профессия, которую я очень люблю, а у неё есть этический кодекс, который запрещает мне вступать в сексуальные отношения с учениками.
   – И ты любишь свою профессию больше, чем меня?
   – Не больше. Просто по-другому. Когда ты станешь старше, ты поймёшь, что одна любовь не может отвергать или мешать другой любви. А если что-то подобное происходит, это уже не любовь, – я встала с кровати и поправила смявшееся одеяло.
   – Если ты сейчас уйдёшь, то я одеваюсь и иду домой, к отцу. А если попробуешь меня задержать, то это будет расцениваться как незаконное лишение свободы.
   – Хорошо, я останусь, сяду в кресло, дождусь наступления утра, и отвезу тебя домой, – я посмотрела на неё, она отвела глаза и устремила взгляд вперёд. Я снова села накровать и взяла её за руки, – ну почему, почему так добиваешься этого? Почему тебе недостаточно того, что мы вместе, что мы лежим сейчас в одной постели, почему тебе не хватает моей любви?
   – Почему? Я объясню тебе, почему. Вот ты говоришь, что мы вместе. А где мы вместе? Ведь ты ни разу даже не позвонила мне с того дня, когда мы ходили в кино. И где, с кем ты была всё это время? Я не верю в то, что ты относишься ко мне серьёзно. И не знаю, как убедиться в обратном.
   – Типичная ошибка думать, что постелью можно удержать другого человека около себя. Как показывает практика, наоборот, глубина чувства часто бывает обратно пропорциональна времени, проведённому постели вдвоём.
   – Да, я знаю, так поступают молодые девушки, желая поскорее выйти замуж, начиная ещё с Анны Болейн.
   – Не только. В психологии есть закон нереализованного желания. Когда лучше всего запоминается то, что человек не: недоиграл, дедопел, недопил, недосказал, недоделал, в общем, недопережил – вот именно всё это и сохраняется в нашей памяти на самый долгий срок, а всё остальное затирается, и затирается тем скорее, чем быстрее исполнилось наше желание.
   Юля провела рукой по моим волосам:
   – Маленькая моя, маленькая моя Ира…
   Она подвинулась ближе ко мне и поцеловала в губы. У меня закружилась голова, я словно начала падать куда-то, лететь вниз с оглушительно увеличивающимся ускорением, проваливаться во что-то мягкое, тёплое, обволакивающее и до осточертения желанное. Мозг молнией пронзила одна мысль: «Разве не стоит всё в этом мире бросить, швырнуть об стену, взорвать к чертям ради этой девушки, ради этого тёплого маленького комочка живой плоти, ради этого беззащитного котенка, ради того, чтобы почувствовать её губы, её руки на своём теле, ради того, чтобы раствориться в ней, в ней всей…»
   После чего я встала, произнесла:
   – Спокойной ночи, – выключила в комнате свет, вышла и закрыла за собой дверь. Пошла на кухню, поставила чайник. Минуты через две через дверной проём я увидела, как вприхожую влетела Юля, натянула на голову шапку, накинула на себя пальто, и, не застёгиваясь, выбежала из квартиры. Я вскочила, схватила куртку и кинулась за ней:
   – Стой, Юля! Ты куда?
   Она не отвечала.
   Я понеслась вниз по лестнице. Когда я выбежала из подъезда, она уже бежала в метрах двадцати впереди от меня. Я побежала следом. Расстояние между нами стало понемногу сокращаться. Минут через пять, когда я была уже в шагах десяти от неё, она перешла на шаг, а затем остановилась и обернулась ко мне. Я подбежала:
   – Юля, ну что, что ты наделала? Куда ты побежала? Ты ведь простынешь! – голос мой срывался.
   – Что тебе нужно?
   – Пойдём обратно, пожалуйста.
   – И ты будешь моей?
   Я молчала.

   Тогда она развернулась и снова пошла, но уже шагом. Я пошла несколько поодаль от неё.
   Так мы шли этой темной, безветренной и безлунной, холодной мартовской ночью в свете уличных фонарей, она – в расстегнутом пальто, я – в лёгкой осенней курточке, в которой удобно ездить на автомобиле, несколько кварталов до её дома. Когда поднялись на третий этаж, я вошла в квартиру сразу за ней, успев до того, как она закроет дверь. Тогда она, не раздеваясь, прошла в свою комнату и заперлась изнутри. В гостиной Юлин отец уже переместился на диван и спал лицом к стене, я посмотрела на него и пошла на кухню. Там я нашла на холодильнике спички, зажгла газ, набрала в пустой чайник воды и поставила его на плиту. Вспомнила, что дома оставила включённым свой чайник, и решила не беспокоиться. Подождав, когда вода закипит, выключила газ, развела себе нашедшийся на столе кофе. Время уже перевалило за четыре часа. Несколько раз вставал в туалет Юлин отец, я боялась, что опять начнётся концерт, но ему, видимо, было не этого – вставал и тут же опять ложился спать. Пару раз поднималась и Юля, но ничего мне не говорила и сразу уходила к себе. Так я просидела до семи утра, когда Юле пришла пора вставать в школу. Мне сегодня нужно было к третьему уроку, но я решила, что вряд ли её отец начнёт с утра бузить, раз уж он всю ночь проспал, и, чтобы не мешать Юле собираться, ушла домой. Там я нашла на кухне обгоревший до черна чайник, выкипевший до дна и с отволившейся эмалью. Газ я выключила, чайник выкинула в мусорное ведро. Затем позвонила в охранную фирму и вызвала на дом двух специалистов. Два крепких парня в костюмах приехали уже через полчаса. Я пригласила их в квартиру, провела на кухню, предложила кофе, и, выслушав вежливый отказ, обратилась к ним так:
   – Мальчики, вот какое дело. У меня сестра, у неё муж – запойный алкоголик, сегодня ночью деньги искал, так сломал дверь в комнату дочери, она в школе учится. Короче, если можно – объясните ему, как нехорошо обижать родных людей, только умоляю, – не покалечьте. Только вот как с ключами быть – у меня их нет, а он может не открыть.
   – Ключи не нужны.
   – Ну и отлично. Ещё один момент – дома, по идее, кроме него никого не должно быть – сестра сейчас на работе, а племянница – в школе, но вы на всякий случай проверьте,не хотелось бы, чтобы они присутствовали.
   – Будет сделано.
   – Да, и ещё насчёт оплаты, мне обязательно ехать к вам в офис?
   – Нет, если хотите, можете заплатить нам аванс, а по факту выполнения оплатить услугу наличными в нашем офисе или перевести деньги на наш счёт; а можете заплатить нам сейчас всю сумму, а дальше мы сами разберёмся.
   – Вот, второй вариант – самое то, мне подходит. А когда вы собираетесь ехать?
   Они переглянулись.
   – Ну, после обеда, ближе к вечеру, у нас ещё пара адресов.
   – А давайте так, я заплачу не ту сумму, которую мне сказали по телефону, а, скажем, в два раза больше. А вы поедете прямо сейчас.
   – Идёт.
   – Только вы до половины десятого постарайтесь управиться, а то к десяти сестра должна с работы вернуться.
   – Не волнуйтесь, всё сделаем за полчаса.
   – Может всё-таки кофе?
   – Нет, нет, спасибо, нам пора.
   Глава 17
   Напрасно я волновалась, что Юля начнёт прогуливать занятия и устраивать мне истерики, как когда-то осенью. Она вела себя выше всех похвал. Каждое утро, встречаясь со мной в коридоре, не забывала поздороваться, правда, всегда тут же переводила взгляд на что-то другое и проходила мимо. Всегда присутствовала на уроках, внимательнослушала новую тему, конспектировала, затем, как и полагалось по плану, решала задачи. Никогда я не видела, чтобы на уроке она занималась посторонними делами или проявляла хоть толику безразличия к предмету. Сама она к доске никогда не выходила, но если я вызывала её, всегда отвечала – и всегда на отлично. Она никогда не обращалась ко мне ни по теме урока, ни по каким-либо другим вопросам, и никогда не оставалась после уроков. Никогда не пропускала классные часы, исправно дежурила по классу. Она никогда первая не заговаривала со мной, но на мои вопросы отвечала – всегда очень кратко, как правило, одним предложением. Я поражалась, откуда в этой юной девочке, ещё так недавно добивавшейся меня всеми возможными способами, взялось столько внутреннего благородства, столько силы воли выдерживать единожды взятую линию поведения, сколько не было и у меня – двадцатичетырёхлетней женщины.
   Своим безукоризненным поведением, достойным выпускницы элитной английской школы, она наносила мне глубокие раны. Мне было бы гораздо легче, если бы она не посещала уроки, не делала домашние задания, вообще не разговаривала бы со мной или спорила при каждом удобном случае – но только не читалось бы в её глазах этой уничтожающей холодности, отстранённости и безразличия. На факультатив она ходить перестала. Я как-то спросила Ксюшу, которая, кстати, заняла второе место на Кубке России, и, разумеется, перестала посещать факультатив вместе с подругой:
   – Я, конечно, прекрасно понимаю, что тебе физика нужна, как Виндоуз Макинтошу, ну а Юля-то что не ходит? Ей ведь экзамен сдавать.
   – Да она не успевает просто. Она ведь занимается с репетитором из вуза по физике, и ещё с Галиной Васильевной математикой. Они ей столько задают – времени не хватает.
   – То есть она достаточно готовится к ЕГЭ?
   – Да, конечно.
   – Ну и дай Бог.

   Кстати, насчёт Винды. В середине марта попал в больницу со сломанной ногой преподаватель информатики – нарвался поздно вечером на каких-то подонков. А ко мне опятьподкатил Тимофей Иванович с просто очаровательным предложением:
   – Вы поймите, Ирина Владимировна, у нас всего во всех классах 16 часов информатики в неделю. Давайте разделим их пополам между вами и Галиной Васильевной, по 8 часов,она будет вести в десятом классе, а вы в одиннадцатом.
   – Но у меня ведь и так занятия в трёх параллелях, ещё факультативы в старших классах.
   – Ну а кто, если не вы?
   – У нас что, мало учителей математики?
   – Мало! Конечно же, мало. Раньше было четверо, а после того, как Лариса Михайловна ушла в декрет, осталось только трое, а РОНО нового преподавателя нам не присылает, потому как место сохраняется за Ларисой, а на временную работу никому идти не хочется – в школах и постоянных вакансий завались.
   – Но трое же есть?
   – Серафима Васильевна училась сорок лет назад, она к компьютеру-то подходить боится. А Илья Львович, сами знаете, получает сейчас второе высшее образование, и мы, как трудовой коллектив, должны обеспечить ему оптимальные условия…
   – Хорошо. А Ольга Петровна? Она ведь ровесница Галины Васильевны, и, как и я, физик?
   – Да Ольга Петровна двадцать лет программированием не занималась, ей самой ещё минимум год вспоминать придётся.
   – Ну ладно, допустим. Только я буду преподавать в десятом классе.
   – Помилуйте, Ирина Владимировна, вы ведь без ножа меня режете: ну как Галина Васильевна будет преподавать у выпускников. Она, безусловно, прекрасный педагог, но сами говорите – она ровесница Ольги Петровны, а не мне вам рассказывать, какое было программирование двадцать лет назад. А у одиннадцатиклассников единый госэкзамен на носу! И что мне прикажете делать? А вы ведь совсем недавно в этом крутились, и не где-нибудь, а в московском институте электроники и автоматики, на специальности – информационные технологии и…
   – Информационные системы и технологии…
   – Вот именно. Вы же все эти задания как орешки должны щёлкать. Ну, пожалуйста, пощадите вы меня, не отказывайтесь.
   – Ну ладно…

   Данный разговор состоялся в четверг после обеда. Роман Евгеньевич загремел в больницу в пятницу вечером на прошлой неделе, и все уроки информатики, попавшие в промежуток между двумя этими событиями, пропали. Но Тимофей Иванович, видимо, всё же нашёл способ предупредить ребят о том, что завтра урок у них всё-таки будет, и когда в пятницу утром перед первым уроком я пришла открывать кабинет информатики, ребята уже ждали меня, хотя и немного поморщились. Посадив их за парты в центре класса, я обратилась к ним:
   – Все вы уже знаете, что Роман Евгеньевич попал в больницу, поэтому заменять его в течение некоторого времени буду я. Скажу честно, брать эти часы я не хотела, Тимофей Иванович долго меня уговаривал, убеждал, что вам предстоят экзамены, а мне и без этого нагрузки хватает.
   – Напрасно, – прошептала Ксюша, повернувшись к Юле.
   – Что? Ксюша, что ты сказала? – обратилась я к ней.
   – Я говорю, что напрасно он вас убеждал, потому что в нашей подгруппе никто сдавать экзамен не собирается.
   – Во всём вашем классе или в подгруппе?
   – В подгруппе. Просто после нового года, когда все уже определились с экзаменами, Роман Евгеньевич специально так нас разделил, чтобы целенаправленно готовить одних ребят и особо не напрягать остальных.
   – Ну и отлично. Раз так, то заниматься мы с вами будем по такому плану: я объясняю новую тему и даю по ней задание, потом вы можете доделывать предыдущее задание либо, если оно у вас сделано, сдавать его мне, а если оно у вас сдано, приступать к следующему. В любом случае к концу второго урока, а они у вас парные, текущей недели вы должны сдать мне задание за прошлую. Не сдаёте в срок – ставлю два балла. Предупреждаю сразу, что в процессе сдачи работы вы должны будете не только продемонстрировать мне работающую без багов программу, но и объяснить по моему требованию любой момент её кода. Вопросы? – я подождала с полминуты, – ну раз вопросов нет, прошу вас садиться за компьютеры. Да, ещё один момент – так разделили только ваш класс или параллельный тоже.
   – Точно не знаю, – ответила Ксюша, – но вроде как у них так же, как у нас.
   – Значит, этот момент я уточню, и если подтвердится эквивалентность способов дифференцирования ваших классов по подгруппам, я поговорю с Галиной Васильевной о возможности поменяться с ней.

   Но Галина Васильевна, когда я пришла к ней с этим предложениям, тут же развеяла все мои радостные планы:
   – Душечка, вы в своём уме? Зачем вам вообще это надо? Ведь преподавать в двух параллелях гораздо сложнее, чем в одной, я начну путаться, забывать задания, спрашиватьу десятого класса то, что задавала в одиннадцатом, а у одиннадцатого в десятом. И потом, ученики начнут нас с вами обманывать: будут брать друг у друга программы и приносить вам один раз уже сданные мне программы, и наоборот. И зачем вам это надо? Кроме того, кем вы предлагаете поменяться? Первыми подгруппами? Это там, где первые уроки в понедельник и в пятницу? Так вот, мне это абсолютно не удобно, потому что я в это время всегда отвожу внучку в садик к восьми утра, так что я к первому уроку не успеваю. Тимофей Иванович, кстати, учёл мои пожелания относительно этих дополнительных часов, так что с чего это вам вдруг захотелось меняться совершенно не могу взять в толк. И не вздумайте ходить к нему с этим предложением – всё равно без моего согласия он вас даже слушать не станет.
   Глава 18
   У Юли все предыдущие работы были сданы, поэтому мне она сдавала первую работу на следующей неделе. Программа у неё работала отлично, я попросила её объяснить несколько свойств объектов, одну процедуру и поставила ей заслуженную пятёрку. По моей просьбе, Юля скинула программу на сетевой диск, а оттуда я взяла её на свой компьютер. Так я поступала со всеми работами, которые люди сдавали первыми, во избежание их дальнейшего размножения. После того, как мне сдали все, кто хотел, я дала новое задание:
   – Следующая программа, которую вы должны будете написать, называется «Броуновское движение». Вообще говоря, броуновское движение – это хаотичное движение частиц взвеси в жидкой или газообразной среде под ударами молекул или атомов вещества среды. Таким образом, траектория частицы является ломаной кривой, но причины изменения направления её движения не ясны, так как не видны атомы и молекулы. Но наша программа должна смоделировать хаотическое тепловое движение частиц, образующих вещество, под которым часто неправильно понимают броуновское движение. То есть я должна увидеть кружочки, направление которых задаётся случайным образом, которые отталкиваются друг от друга и от стенок. Удар должен быть абсолютно упругим, т.е. при ударе скорость и направление одной частицы должны переходить к другой и наоборот. Скорости сделайте одинаковыми, это проще, например, задайте шаг молекулы как один пиксель за интервал таймера.
   – Ирина Владимировна, а как сделать так, чтобы молекулы отталкивались?
   – Наиболее распространённый способ – это следить, чтобы расстояние между двумя молекулами было больше, чем два радиуса. Как только оно становится равно диаметру,происходит столкновение. Как находить расстояние между двумя точками помните?
   – Ну так…
   – Берёте координаты левых верхних углов, или центров, не суть важно, и извлекаете квадратный корень из суммы квадратов разностей координат. Да, и не забывайте, что везде при задании и изменении направлений вы должны обязательно учитывать, что у точек есть две координаты: х и у.
   – А как случайно задать направление?
   – Может, мне вам ещё и программу сразу написать? Действительно, зачем я вам тут всё рассказываю, давайте сразу всем пятёрки поставлю. Хоть над чем-нибудь подумайте.

   В конце второй пары мне сдавала работу Ксюша. Программа у неё тоже работала прекрасно, но вот когда я посмотрела код программы…
   – Эту работу я уже видела. Ксения, как вы можете это прокомментировать?
   – Не знаю… Говорят, у гениев мысли сходятся.
   – Ага, а ещё говорят, что у дураков, – я также скинула прогу на сетевой диск, а затем прошла за свой компьютер, – возьми с собой Юлю, и подойдите, пожалуйста, сюда. Скинув себе на комп Ксюшину программу, открыв её и скопировав код Юлиной проги в Блокнот, я подождала, когда девушки встанут за моей спиной, расположила окна рядом друг с другом и сказала:
   – А теперь игра: найти десять отличий. Не… ну интерфейс вы, конечно, здорово изменили: и размер формы, и цвет графиков, даже кнопки в других местах поставили и их размер изменили, но вот код программы… – я усмехнулась – девчонки, ну вы бы хоть названия переменных поменяли, а то это уж как-то вообще… И что делать будем, а Юль?
   Я обернулась к ним. Юля стояла с отсутствующим взглядом, всем своим видом показывая, как же её всё это достало. Я снова повернулась к монитору.
   – Ладно, четыре балла. Но чтобы это было в первый и последний раз.

   Через неделю сдавали броуновское движение. Юля сдала опять на отлично, быстро ответила на несколько моих вопросов и приступила к следующему заданию. А вот Ксюша… Увидев её программу, я была несколько удивлена – в ней был реализован алгоритм определения момента удара, отличный от того, который я рассказала неделю назад. Смыслзаключался в том, что изменение направления движения молекул происходило в момент, когда противоположенные одноимённые координаты квадратов, в которых рисуются эллипсы (например, верхняя сторона одного квадрата и нижняя другого), совпадали, и одновременно расстояние между другими координатами не превышало диаметра. Этот алгоритм был, естественно, сложнее, но необычнее, и потому интереснее.
   – Ксения, расскажите вкратце, по какому принципу у вас находится момент столкновения.
   – Ну это… – Ксюша попыталась на пальцах, а точнее, на кулаках, видимо, представляющих молекулы, объяснить – должны совпадать одни координаты, например, иксовые, но при этом нужно следить, чтобы разница других, игриковых, координат была не больше двух радиусов.
   – Хорошо. Покажите в теле программы этот момент.
   Ксения показала.
   – Отлично. А вот я вижу, что удар реализуется не только в момент, когда координаты совпадают, но и в момент, когда разность между ними равна одному. Почему?
   Ксюша молчала.
   – Это на всякий случай, – наконец сказала она.
   – На какой случай?
   – Ну вдруг при точном совпадении не сработает.
   – А почему может не сработать?
   – Мало ли, всякое случается…
   – Понятно. Где у вас меняется направление движения молекул?
   – Так вот здесь, после then.
   – После then я вижу два счётчика, каждый из которых является элементом массива. Кстати, что это за счётчики?
   Ксюша молчала.
   – Да бог с ними, со счётчиками, хоть где направление меняется, покажите?
   Нет ответа.
   А вот в этом месте, – я выделила кусок кода, – у вас что?
   – Ах, да!… Вот здесь как раз и происходит изменение направления.
   – Хорошо. Массив k за что отвечает?
   – За направление.
   – А вот здесь он обнуляется. Почему? Что, выходит, молекулы перестанут двигаться?
   – А… нет, тогда k всё-таки не за направление отвечает… наверное…
   – А за что тогда?
   Молчание.
   – Ну зачем вы всё-таки вот этот цикл, здесь даже два цикла, написали? Это ведь вы написали? – я обернулась и посмотрела на Ксюшу.
   Та ничего не ответила.
   – Будьте добры, позовите свою коллегу Яковлеву.
   Когда подошла Юля, я сказала:
   – Юлия, вы знаете, вашей подруге удалось придумать новый алгоритм нахождения момента столкновения молекул. Что вы об этом думаете?
   – Ксюша – талантливая девушка.
   – Да, это бесспорно. Только вот она почему-то не может объяснить, как работает её программа.
   Юля пожала плечами.
   – Работа программиста такой же творческий процесс, как и работа поэта, музыканта, художника. Например, поэт, написав целую главу нового романа, на следующий день не сможет вспомнить ни строчки из неё. Этот эффект называется реминисценцией. Наблюдается, особенно если материал является логически связанным, большим по объему и имеющим на человека эмоциональное воздействие – как раз такой, как реализация нового алгоритма.
   – Да, эффект реминисценции может иметь место, если дело касается информации, которая находится исключительно в памяти (как хорошо, что у меня на третьем курсе былапсихология!) но смотреть на код программы, которую ты лично написал, и не суметь сказать, что она делает… Я вижу программу в первый раз в жизни, и то что-то здесь понимаю. Значит, так: за программу 5, за сдачу 2, среднее – три целых пять десятых. Но за разработку нового алгоритма полбалла, так и быть, добавлю. Все свободны.
   Глава 19
   Однажды в пятницу после уроков, проверяя сетевой диск на предмет возможных левых файлов, я обнаружила в папке, куда ученики скидывали свои программы, одинокий экзешник под названием «The Rise of the Moon». Я, конечно же, сомневалась, стоит ли запускать этот файл ввиду всевозможных вездесущих Троянов, но в итоге всё-таки решилась открыть, предопределив возможность того, что кто-то пытался скинуть программу, но произошла системная ошибка, ввиду которой загрузился только один exe-файл. Открыла – и обалдела – на черном фоне белыми линиями был нарисован портрет женщины… Женщины, которую звали Ирина Владимировна Хрусталёва. Рисунок был выполнен мастерски, сходство с оригиналом даже по моему пристрастному мнению человека, который знал героиню шедевра в повседневном ежесекундном общении, составляло порядка 97 процентов. Насчёт автора данного произведения сомнений у меня не возникало. Даже если бы файл появился не в пятницу, когда у меня было всего две подгруппы, обе из одиннадцатых классов, среди членов которых на моей памяти был лишь один кандидат, обладающий знаниями, необходимыми для реализации подобного алгоритма, я бы всё равно знала, что только одному человеку в параллели (да что там, в параллели, во всей школе) пришло бы в голову сотворить такую удивительную вещь…

   Стоял удивительный апрельский вечер. Такой, какие бывают только весной: ярко-синее, цвета ультрамарин, небо, низко висящее солнце, косые лучи, отбрасывающие длинные тени ото всех находящихся на улице предметов, мокрая земля от не так давно ещё растаявшего снега, сухой асфальт, песок на тротуарах, пыль, светящаяся в солнечных лучах миллиардами микроскопических звёзд, и за всем этим неповторимый аромат свежести и ещё чего-то неуловимого, зовущего немедленно, в сию же секунду, улететь за ним непонятно куда и раствориться в этой всеобъемлющей бесконечной синеве. На мне были старые, вытертые, когда-то коричневые, вельветовые штаны, кроссовки, синяя спецовка и вельветовое же кепи на голове. Я прошла через парк и устроилась на скамейке, рядом с каким-то алкоголиком средних лет, периодически выпивающим из двухлитровой бутылки пива. Никакой уверенности в том, что я увижу её, у меня, естественно, не было. Она могла давно сменить фитнес-клуб, просто бросить его, пренебречь тренировками ради подготовки к экзаменам, да у неё просто могло не быть занятий сегодня, или она могла уже успеть отзаниматься и уйти до того, как я появилась здесь. И всё же минут через сорок я увидела то, ради чего и пришла сюда: на дорожке слева от меня показалась небольшая фигурка в чёрных обтягивающих штанах, чёрной лёгкой курточке и чёрной же шапке на голове. Я вскочила, подбежала к ней, схватила её за руки и закружила. Остановилась, наклонилась к ней, заглянула в её глаза и произнесла: «Неужели ты до сих пор любишь меня?» А затем подняла с глаз козырёк кепки, обернулась, посмотрела вслед удаляющейся девушке со спортивной сумкой через плечо и встала со скамейки. В тот день я не стала напиваться… дома. Вместо этого я, с обязательным заездом по пути в магазин, поехала на дачу. Там в компании с ноутбуком и двумя бутылками водки я ипровела оставшиеся выходные.

+1

7

Я запускала экзешник, чокалась с улыбающейся девушкой на экране, говорила: «За тебя, родная моя! Что ж ты за идиотка-то! Ничему тебя жизнь не учит…», ставила музыку или включала радио, и валилась на постеленный на полу коврик.
   Глава 20
   Эту дачу я приобрела в середине апреля. Не знаю, видимо, взяли своё воспоминания о моих удивительно прекрасных школьных и юношеских летах, проведённых на восьми сотках земли в десяти километрах по прямой (и всё это я преодолевала, бывало, не по одному разу за день на велосипеде) от города, где живут родители отца. Пожилой генерал вместе с женой переезжал в другой город к сыну и распродавал всё недвижимое имущество в нашей области. Три гектара земли в тридцати километрах по шоссе, двухэтажный дом: две жилые комнаты, кухня и прихожая на первом этаже, три спальни и ванна на втором. Электричество, водоснабжение, канализация, отопление зимой. Думаю, даже не стоит говорить, что уже через неделю после покупки дачи у меня появился там новый собутыльник – Василий Игоревич Яснополев, а для своих просто дядя Вася. Узнав, что его сосед (и, понятно, собутыльник на протяжении последних десяти лет) продаёт дачу, он первым пришёл знакомиться с новыми владельцами, то бишь, со мной. Ясное дело, я сразу же предложила ему выпить за знакомство, на что он, естественно, ответил полным согласием. Он жил на даче с мая по октябрь, и круглосуточно был под полным контролем жены. Но зато когда она уезжала в город с ночёвкой (за продуктами и по другим неотложным делам, обычно не чаще одного раза в две недели), отрывался по полной программе. Начиная с этих выходных, каждую неделю после окончания последнего урока в пятницу я уезжала на дачу. Первоначально планировала, естественно, пить, но как-то не пошло у меня, не пилось одной в новом доме, поэтому я решила перекапывать землю, и таким образом, каждую пятницу после обеда, субботу и воскресенье до восьми часов вечера проводила с лопатой в руках. В силу того, что единственно использовавшиеся под сельскохозяйственные культуры семь соток земли не перекапывались последние летпять, уставала я после этого ужасно, первое время в понедельник на работу просто приползала, с бутылкой в руках проклиная всю эту дачную затею, но тем не менее в пятницу снова уезжала из города. Всегда сдерживаться, естественно, не получалось. Я закатывалась в супермаркет, затаривалась водкой или пивом и в полнейшем одиночестве пыталась забыть на выложенном ламинатом гостиничном полу её… мою девушку, мою любимую, мою Юлю… Дальше второго дня, как правило, не переходило, и после обеда в воскресенье, проснувшись в более или менее трезвом виде, я уже была на участке, вскапывая очередные квадратные метры.

   Когда я в следующий раз пришла на урок информатики в 11-А, а это случилось через две недели, так как одна пятница у нас пропала в майские праздники, первым делом посадила всех за парты и сказала:
   – Так, ребятки, в понедельник, а точнее во вторник, в понедельник мы отдыхаем, выходит Роман Евгеньевич, а это значит, что сегодня мы с вами встречаемся в последний раз.
   Класс радостно загудел.
   – Не… ну как, – усмехнулась я, – в последний раз на уроках информатики. А вы не забываете, да, что у нас ещё есть физика, факультативы по физике и классные часы.
   Ребята засмеялись.
   Я быстро приняла работы у всех желающих. Посмотрела у Ксюши очередную написанную Юлей программу. Спросила её:
   – Сама писала?
   – Нет.
   – Ну ладно, – и поставила ей в журнал четыре балла.

   В середине мая Юля не пришла на занятия. Я стала звонить её маме: на мобильный, на рабочий, на домашний и снова на мобильный. Наконец трубку сняли с рабочего:
   …– Юля вчера ещё с утра жаловалась на плохое самочувствие, а вечером поднялась температура 38,2, боль в горле, сухой кашель, ринит… Да, обычная простуда… Нет, это негрипп, не волнуйтесь, у гриппа другие симптомы… Да, я только что вызвала врача и собиралась сообщить вам, но вы меня опередили… Я думаю, дней пять, вряд ли больше… Спасибо, я передам ей… До свидания.
   Вечером я разрывалась между двумя исключающими друг друга желаниями, реализация которых впрочем начиналась в одной и той же вполне конкретной точке земного шара: ближайшем к моему дому супермаркете. Первое: быстрее бежать за свежими фруктами и на пятой скорости мчаться к Юлиному дому. Второе: купить себе водки и напиться до отключения сознания, что я, в принципе, не склонна была позволять себе в середине рабочей недели. В итоге я наступила на горло обоим стремлениям и поехала на дачу, где до наступления темноты разбивала лопатой землю, вдалбливала в мышцы усталось и выгоняла из головы алкогольный туман, накопившийся там за последние месяцы.

   В векторном и тензорном анализе есть такой оператор – антиувлечения. Думаю, если бы он мог быть применим не только к математическим объектам, но и к отношениям людей в реальной действительности, по популярности он сравнялся бы с глобальной паутиной, стоил бы, наверно, бешенные бабки, и, может быть, даже был бы запрещён, как препятствующий демографической политике экономически развитых стран мира.

   Во вторник на следующей, последней учебной, неделе Юля вышла в школу. Вежливое "здравствуйте" и мне на стол плавно лёг листок – справка от терапевта из поликлиники. Я посмотрела на него, подняла глаза на Юлю:
   – Поправилась?
   – Да.
   – Ну молодец.
   Она развернулась и молча прошла на своё место, молча слушала меня на уроке, молча решала задачи и после звонка, пока я разговаривала с другими ребятами, незаметно вышла из аудитории.

   В среду Тимофей Иванович попросил меня заглянуть к нему в кабинет после уроков, захватив с собой классный журнал. А когда я пришла, усадил за стол для совещаний и задал вопрос:
   – Ирина Владимировна, у Авдеева все годовые выставлены?
   Отец Саши Авдеева, военный, получил перевод в другую часть. Жаль, конечно, Сашку, ему всего месяц оставался, только экзамены сдать, и получил бы аттестат в своей школе. В своей относительно, конечно, с восьмого класса он у нас учится, но всё равно четыре года – не такой уж маленький срок, особенно для подростка.
   – Все, кроме математики.
   – И правда… Галину Васильевну ведь только в пятницу из больницы выписывают, и сразу она собирается зайти на работу поставить оценки, больничный-то у неё ещё не закрыт будет.
   – А до пятницы никак подождать нельзя?
   – Сегодня звонила мать Саши, завтра она забирает документы и уже вечером у них поезд.
   – Может, позвонить Галине Васильевне?
   – У неё же там нет телефона, мне о выписке Ольга Петровна сообщила, она вчера у неё была.
   – Так давайте я тоже Галину Васильевну навещу.
   – Точно. Выпишите сейчас куда-нибудь все его оценки за полугодие и идите в больницу, а она уже разберётся. Да, и не забудьте записать его прошлые полугодовые оценки, чтобы она могла сразу за год поставить.
   Я взяла журнал и встала:
   – Хорошо, сейчас всё сделаю.
   – Да не ходите вы никуда, зачем вам время терять. Вы ведь кабинет заперли?
   – Да, конечно.
   – Ну и отлично. Вот ручка, бумага. А журнал вы потом здесь оставьте, он мне нужен будет. Вы работайте, а я скоро буду.
   Он вышел и вернулся минут через десять с моей ученицей – Юлей Яковлевой. Посадил её напротив меня, протянул карточку и сказал:
   – Первое задание – дать определение терминам, второе – ответить на вопрос. Всё понятно?
   – Да.
   – Тогда приступай. Ирина Владимировна, вам Юля не помешает?
   – Нет, что вы. А она что, не писала контрольную?
   – Проболела. А у нас следующее занятие должно быть в пятницу, но оно, как вы понимаете, пропадает. Только вы Юле не подсказывайте. Хотя зачем? Она и сама всё знает. Так, значит, вы занимайтесь, а мне ещё по одному делу надо.
   И свалил. Пятнадцать минут прошли молча. Я осмелилась поднять на неё глаза, только когда полностью выписала оценки по алгебре и приступила к геометрии. Юля смотрела в окно.
   – Всё написала?
   – Почти.
   – Юль, а как у тебя вообще… жизнь?
   – Всё хорошо. Просто замечательно.
   – Ну и отлично, раз так.
   Больше отвлекать её я не решилась. Юля дописала работу, положила её на стол директора, и, не прощаясь, вышла. Я выписала все оценки, положила журнал рядом с Юлиной работой, дождалась директора, чтобы не оставлять кабинет открытым – секретарь тоже куда-то ушла. Тимофей Иванович вернулся заметно повеселевшим.
   – Что, Юля уже ушла?
   – Да, она работу на вашем столе оставила.
   – Ага, ага, я вижу, – он взял листок, посмотрел и вернул на место.
   – Я, кстати, тоже закончила.
   – Очень хорошо. Вы, как доехать, знаете?
   – Да, я была в том районе, думаю, разберусь. До свиданья, Тимофей Иванович.
   – До свиданья, Ирина Владимировна.
   Глава 21
   Год Юля окончила на отлично. Медаль она, правда, не получила, из-за четвёрок, полученных за десятый класс, но ей она, в принципе, была и не нужна – с этого года медали приобрели статус лишь морального поощрения выпускников и перестали предоставлять льготы их обладателям при поступлении в вузы.
   На выпускном мы, конечно, зажгли. Отмечали в кафе, из моего класса присутствовали все ученики, кроме двоих – одного мальчика, который почему-то не захотел отмечать, и Ксюши, опять укатившей на соревнования. Были практически все учителя, которые вели в выпускных классах, и даже некоторые из тех, кто в них не вёл. Ну а в центре внимания, кроме, само собой, выпускников, были их классные папа и мама (а судя по возрасту, скорее дедушка и старшая сестра) – Сергей Петрович и я. Мы с ним практически не пили – ну зачем портить людям праздник. Тем более хотелось, чтобы восприятию такого события (а это был мой первый выпускной, на котором я присутствовала в качестве классного руководителя) не мешали абсолютно ненужные здесь интроспективные мысли, как всегда появляющиеся в качестве реакции на спиртосодержащую продукцию. В кафе мы просидели до трёх утра. А потом пошли шататься по утреннему городу, в котором уже отступала похмельная ночь, с востока тянуло сумерками, а на самом краешке неба уже отливала розовым светом заря.

   Я позвонила ей в десять утра:
   – Не хочешь съездить куда-нибудь?
   Я в это утро не так и не ложилась. Как оказалось, Юля тоже не спала. Через час после того, как в половине седьмого она вернулась домой, пришла с дежурства её мама, они сели пить чай, завтракать и параллельно смотреть Юлин аттестат, похвальную грамоту, выпускной альбом и фотографии с выпускного на цифровом фотоаппарате. В половинедесятого Оксана Вячеславовна пошла спать, а Юля легла смотреть фильм на DVD с намерением через некоторое время последовать её примеру, хотя спать ей совершенно не хотелось. А в десять позвонила я.
   Я привезла её на дачу. По пути мы никуда не заезжали, так как я всё приготовила заранее. Ну как всё – просто закупила продуктов и положила их в холодильник, но готовить ничего не стала – плохая примета, наверняка ничего не сбудется. А продукты не пропадут, да если и пропадут – не беда.
   Участок я решила ей пока не показывать – всё равно на нём ничего не растёт, а сразу провела в дом. Дом она оценила. Особенно ей понравилась угловая спальня на второмэтаже. Я предложила:
   – Давай, это будет твоя комната?
   Потом мы спустились вниз.
   – Ты есть хочешь?
   – Нет. Я недавно позавтракала. А ты?
   – Я тоже нет.
   Юля приблизилась ко мне и первая поцеловала в губы. Я ответила – сильно, страстно. Когда наши губы разжались, Юля, задыхаясь, проговорила:
   – Если ты и сейчас откажешь мне, я уйду, и ты, так и знай, больше никогда в жизни не уви…
   Я снова приникла к её устам, и окончание фразы утонуло в мякоти моих губ, а затем увлекла в свою спальню. Я сорвала с кровати покрывало, смяла одеяло и отодвинула егов сторону, и уложила на белоснежные простыни самую дорогую для меня драгоценность… Её тело было совершенным – чуть загорелые стройные ноги, тонкая талия… Мои губы на её ключице… выше… я провожу языком по впадинке на шее, срывая с её губ еле слышный стон, веду его дальше, взбираясь на крутой подбородок, по ямочке под губами, и останавливаюсь наконец между двумя чувственными полукружьями её рта… её руки на моей спине, гладят лопатки, спускаются ниже, обхватывают талию… Я прикасаюсь губами к её груди – кожа необычайно нежная и мягкая, как у маленького ребёнка. Невесомо, словно бабочка, касаюсь пальцами упругих розовых полушарий, веду их от плато вверх, взбираюсь всё круче и круче, а затем спускаюсь по более пологому склону… И в этот момент я поняла, что не нуждаюсь в продолжении – присутствие рядом со мной любимой женщины наполнило меня всю, все части моего тела таким всеобъемлющим ощущением счастья, что никакие дальнейшие действия уже не смогли бы принести мне что-либо большее, чем ощущение этой абсолютной эйфории, стремящей меня к желанию немедленно, сию же секунду, исчезнуть, умереть, чтобы никогда в жизни не испытывать ничего, хоть на микрон меньшее, чем чувство рвущего душу на части, ошеломляющего, перехватывающего дыхание, до онемения пугающего упустить и потерять его, бесконечного восторга.

   Но я помнила её слова. И помнила, что Юля пришла сюда совсем не за этим. Я спросила её:
   – Мне продолжать?
   Она, задыхаясь, прошептала:
   – Да…
   – А ты хочешь этого? Ты хочешь проникновения?
   – Иди… иди сюда…
   Я сползла ниже и заломила её охуительно стройные ноги себе на плечи. Языком я нежно раздвинула её половые губки и приникла к розовому цветку. Господи! И это совершенство, это чудо природы, этот маленький бутон доверить мужчине! Чтобы он второпях, заботясь только о собственной похоти, всунул туда свою разбухшую штуку, перевернул внутри всё вверх дном, раздавил, растоптал, смешал с кровью, болью и потом этот маленький хрупкий кусочек плоти. Да, видит Бог, не все мужчины таковы, но абсолютное большинство поступило бы всё-таки именно так.

   Отвлечение от темы. Размышления о плотской любви. О моей фаллософобии.
   Мужской половой член всегда, на всём протяжении истории, во всех человеческих культурах и цивилизациях, являлся средством доминирования и наказания. Не буду многословной, напомню лишь о вступлении самца в сексуальную связь с противником своего пола в качестве активного партнёра с целью низведения того на более низкую социальную ступень, практикуемое ещё в первобытнообщинных обществах (а если смотреть глубже, то и в сообществах приматов) и прекрасно сохранившееся до наших дней в местахлишения свободы, да и вне их тоже. Об анальном сексе, в котором удовольствие, как правило, получает только активный партнёр (по крайней мере, поначалу). И, наконец, фелляция, наиболее удобная поза совершения которой – стоя на коленях. А теперь вопрос: когда принято преклонять колени? Перед иконами, ликами святых, во время молитвы,во время некоторых официальных ритуалов и перед некоторыми лицами, облечёнными властью (особенно в период монархии). Так в какой же из вышеперечисленных рангов возводится фаллос при таком способе орального секса? Ответ, думаю, подберёте сами.
   Что ж, из трёх видов половых контактов: ректального, орального и вагинального, остался только последний. «Многие мужчины считают, что влагалище чрезвычайно чувствительно и женщина благодаря ему получает сексуальное удовлетворение. Однако это далеко не так. Степень чувствительности внутри влагалища настолько невысока, что менее 14 % женщин вообще способны почувствовать, что к стенкам влагалища прикасались». Википедия, свободная энциклопедия.

   …Минут через сорок мы встали с кровати, пошли на кухню, выпили шампанского и закусили фруктами, которые я достала из холодильника. Есть не хотелось. Я вспоминала аналогичный день у себя – его я тоже провела на даче, правда, на другой, на родительской, лёжа в полном одиночестве на коврике на полу в компании с тремя литрами вина, радио и фотографией певицы, похожей на мою любимую, в журнале. Потому что фотографию своей любимой полтора месяца назад я удалила из телефона. Но не из жизни. И не из мыслей. И теперь, восемь лет спустя, я костьми готова была лечь и землю грызть, чтобы первый день после выпускного другой моей любви и тёзки той, ещё подростковой, сложился иначе, чем у меня.
   Глава 22
   Кстати, о земле. Юля сама потащила меня осматривать участок. Размеры её как-то не вдохновили, а вот вскопанные справа от дома метры…
   Ревниво спросила:
   – А кто копал?
   – Я.
   Она явно удивилась:
   – Ты? Сама?
   – Ну да. А что здесь такого?
   Когда вернулись в дом, Юля убежала в ванную, а я занялась приготовлением обеда. Когда Юля вышла, суп был почти готов, ему оставалось кипеть ещё минут семь, и я предложила пока подняться наверх. Когда мы вошли в Юлину комнату, на столике около её кровати стоял ноутбук.
   – Радость моя, поздравляю тебя с окончанием школы.
   – Да ты… да ты что! Это же просто… просто отпад!
   – У тебя нет такого?
   – Конечно же, нет! Это же последняя модель!
   – Да, ты вроде говорила, что у тебя только компьютер есть, – теперь я уже сама радовалась как девчонка, – ну открой же его!
   Юля осторожно подняла крышку, вспыхнул синим цветом экран, и из встроенных динамиков полилась тихая мелодия загружающейся Винды. На рабочем столе, кроме корзины в правом нижнем углу, был только один ярлык exe-файла под названием: «After Lunar Dawn».
   Юля смотрела на меня.
   – Так ты… значит, ты всё-таки видела?
   – Видела.
   – И поняла, кто автор?
   – Прости, но сложно было не догадаться, особенно если учесть, что, насколько я знаю, среди всех моих учеников есть только один человек, способный написать такую программу и ровно столько же человек, у которых просто возникла бы мысль создать нечто подобное.
   – Но ты… ты ведь ничего не говорила, даже никак не намекнула, не показала, что знаешь… Я сначала очень расстроилась, когда решила, что файл давно уничтожен или просто пропал куда-нибудь и затерялся, а потом наоборот, обрадовалась, что не буду тревожить тебя напоминанием о себе…
   – Юля… Я давно хотела спросить, почему ты почти не разговаривала со мной весной? Ты обиделась на меня тогда?
   – Обиделась на тебя? Нет, конечно же, нет, что ты. Просто когда я в тот день пришла из школы, я была невероятно расстроена, а потом мне вдруг в голову пришла на первый взляд совершенно элементарная мысль: если я люблю тебя, я что, должна доставать тебя своими истериками, шантажом, криками и слезами? Какая же это любовь? Настоящая любовь заключается в том, что ты хочешь отдавать, отдавать добровольно, абсолютно ничего не требуя взамен, желая лишь одного – чтобы твои дары приняли, но опять же добровольно, а не подчиняясь шантажу или насилию. Любовь не нуждается ни в подачках, ни в прошениях – она самое самодостаточное чувство, которое только есть на Земле. Да, я тогда много думала над твоими словами, и они многое прояснили мне. Мне сейчас не хватает слов, чтобы описать хотя бы часть того, что я тогда поняла. Но, в общем, я подумала: ведь Ира любит меня, она любит МЕНЯ! И не собирается отказываться от этого. Просто в силу некоторых жизненных обстоятельств она не может быть сейчас, в данный конкретный момент, рядом со мной. Так неужели я настолько маленькая девочка, что не могу этого понять? А если так, то на кой… я ей вообще тогда сдалась? И тогда я решила своим поведением исправить все те истерики, которые успела устроить до этого. Да, наверное, со стороны казалось, что я веду себя слишком зажато. Но я просто хотела, чтобы ты как можно реже вспоминала обо мне, чтобы я как можно меньше вмешивалась в твою жизнь и доставляла, таким образом, как можно меньше негативных эмоций. Твоя жизнь, твой мир стали вдруг для меня очень важными, гораздо важнее, чем мои собственные, и самым главным казалось уберечь их от воздействия всего неприятного, в том числе и от того неприятного, что связано со мной. Эту программу я написала в одни выходные, всего за два дня, и поначалу не собиралась, конечно же, никому её показывать,и самое главное, тебе. Но в четверг через две недели мы отмечали день рождения папы, и я выпила, скажем так, не мало, и в таком состоянии зачем-то скопировала себе на флешку, рядом с основной программой, которую нужно было сдавать. Ну а утром, понимаешь, в каком состоянии я пришла в школу, ну и отправила полупохмельными мозгами файлна диск «M». Потом я, конечно, сильно об этом пожалела, даже приходила в понедельник с робкой надеждой, что файл ещё там, его никто не видел, и я успею его уничтожить, но его там уже не было.
   – Не было, – согласилась я, – преподаватель информатики обязан каждую неделю проверять жёсткие и сетевые диски на предмет левых программ и уничтожать или сбрасывать в свою папку программы, написанные учениками. У нас в университете для таких целей специальная прога была, которая всё автоматически делала, ну а до школ такие новшества ещё не добрались.
   Пока я говорила, Юля запустила файл. На чёрном экране белыми точками проступали черты лица ослепительно красивой девушки. Она медленно улыбалась уголками глаз и губ, на секунду застывала, устремив на вас взгляд глубоких очей, после чего её лицо так же медленно вновь принимало строгое и серьёзное выражение, чтобы ещё через мгновение опять начать изменение очертаний рта до бесконечно доброй, очаровывающей и завораживающей улыбки.

   С первого июля я ушла в отпуск, и, решив провести его на даче, предложила Юле, которая отдыхала от выпускных экзаменов в городской духоте, присоединиться ко мне.
   Она сразу же согласилась.
   – Только вот что ты родителям скажешь?
   – Так и скажу, что решила пожить у подруги на даче.
   – У Ксюши?
   – Даже не буду уточнять. Но если вдруг спросят, да, скажу что у Ксюши.
   – А они не узнают, что она в городе?
   – Вряд ли. Ксюшиного телефона у них нет, а я буду звонить маме каждый день. Но даже если они вдруг встретят Ксюшу в городе, она скажет, что приехала за продуктами, например, я предупрежу её. С родителями Ксюши мои не общаются, да, скорее всего, их и не помнят.
   – А когда твои родители собираются в отпуск?
   – У отца недавно был, весной, следующий вроде в ноябре будет, он отдыхает два раза в год по две недели. А мама уже третий год отпуск деньгами берёт. Она и раньше только неделю дома выдерживала, а потом всё равно на работу убегала, а потом решила вообще с отпуском не заморачиваться, а сразу переводить его в рублёвый эквивалент.
   На этом и порешили.

   Где-то через неделю мы съездили и подали её документы для поступления в университет. Во-первых, отвезла её на машине, чтобы Юле не толкаться в общественном транспорте, во-вторых, посмотрела, как же сильно всё изменилось с тех пор, когда я поступала восемь лет назад, ну и, в-третьих, хотелось как-то компенсировать себе то, что я ездила подавать документы одна (правда, в своём родном городе, но всё-таки…) Поступила Юля, естественно, без вопросов. У неё было третье место по баллам ЕГЭ и третье же в конкурсе абитуриентов. Её поступление также праздновали у меня на даче, в компании друг с другом и только, но нам такой компании было за глаза и больше.
   Глава 23
   В сентябре Юля переехала ко мне. Мы долго думали над тем, как это сделать наименее болезненным образом, и в итоге однажды за ужином, на котором (вот уж нечастое событие) собралась вся семья: мама с толстым научным журналом и папа с поллитровой бутылкой водки, Юля буднично сказала:
   – Я переезжаю.
   Мама перелистнула страницу журнала, а отец неторопясь налил себе пятьдесят грамм, медленно выпил и задумчиво произнёс:
   – Ну что ж… рано или поздно это должно было случиться. Ты уже взрослая девушка, студентка. А позволь узнать, куда?
   – К любимому человеку.
   Тогда Георгий Кузьмич налил себе ещё сто грамм, так же медленно выпил и спросил:
   – А ты не желаешь представить своего избранника своим старым, замшелым предкам?
   – Это девушка.
   – Что девушка?
   – Мой любимый человек – девушка.
   Тогда он сделал два-три добрых глотка прямо из горла и, поставив бутылку на стол и закусив маринованным огурцом, молвил:
   – Что ж… приводи её завтра – разберёмся.
   Я появилась на следующий день к ужину со свежим выпуском британского ежемесячного журнала «Journal of Neurology, Neurosurgery, and Psychiatry» для мамы и коробкой с двенадцатью бутылками водки «Парламент» объёма 0.5 для отца. Подарки я приготовила ещё в конце августа, от Юли я знала, что Оксана Вячеславовна прекрасно знает английский и уже давно читает периодику по нейрохирургии на языке классиков детективного жанра. Подарку она явно обрадовалась – сразу приникла к журналу и так и провела с ним весь ужин, не отвлекаясь на посторонние разговоры, а потом почти сразу же ушла к себе.
   Георгий Кузьмич поначалу отмалчивался, но затем, добравшись до определённого градуса, неожиданно произнёс:
   – Ты что, правда с моей дочерью спишь?
   – Правда.
   – А всё же Юлька моя не промах, да! Если такую кралю себе отхватила. А и красивая же ты девка! Ну давай на брудершафт, что-ли, за знакомство!
   Мы действительно выпили с ним на брудершафт, и даже не раз, и ещё более не раз выпили с ним просто так. Часов в десять вечера, доупотребив литр «Кристальной», приготовленный отцом Юли к застолью, открыли принесённую мной коробку. Затем Георгий Кузьмич притащил из комнаты кассетный магнитофон с зашибенными колонками, и мы до двух ночи орали Новикова, Лепса, Митяева, Василевского, и даже Примадонну.
   Не знаю, что там думали соседи, но, как рассказывала потом Юля, остававшаяся в тот вечер единственным человеком, способным объективно воспринимать действительность (к моему огромному удивлению, пришедшему, разумеется, не ранее, чем на третий день после событий, Оксане Вячеславовне не помешали знакомиться с достижениями современной буржуйской медицины даже наши пьяные вопли из кухни) никаких возмущённых звонков ни в дверь, ни по телефону в тот вечер не раздавалось. Потом, дождавшись, пока мы закемарили прямо за кухонным столом, Юля уложила нас спать.
   Отца она отвела на диван в гостиную, а меня уложила рядом с собой в своей комнате. Когда я проснулась около десяти утра, Юля уже собрала свои вещи – они все уместились в большой спортивной сумке. Георгий Кузьмич тоже уже встал, и когда мы собрались уходить (а завтракать я отказалась, и Георгий Кузьмич в этом полностью меня поддержал) даже вышел проводить нас до машины и подарил мне целого двухкилограммового, собственноручно пойманного, вяленого окуня.

   После некоторых размышлений я пришла к выводу, что Георгий Кузьмич и в самом деле был рад такому повороту дел.
   Не секрет, что многие мужчины ревнуют своих дочерей к их ухажёрам. И дело, думаю, тут вот в чём. Мы привыкли относиться к своим детям как к своему продолжению, как к части себя. И с биологической, и с социальной, да и с любой другой точки зрения это совершенно правильно. И таким образом, когда отец представляет свою дочь, часть себя, в ситуации близости с другим мужчиной, подсознательно он воспринимает и себя самого с ним в ситуации эротизма. Разумеется, это вызывает очень сильное отторжение иотвращение, которые проецируются на кавалера дочери, и даже на неё саму, как на факторы, порождающие эти негативные эмоций. Думаю, это, кстати, является одной из причин того, почему мужчины в большинстве своём желают рождения сына, а не дочери. То есть речь идёт уже не о вполне осознанном желании получить преемника своего дела, как часто они говорят, потому что в любом случае мужчина будет воспринимать любого другого представителя сильного пола, даже если он приходится ему сыном, в первую очередь как соперника, и осознание того, что он хоть в чём-либо превосходит его, разумеется, никакой радости ему не доставит. А о подсознательном страхе оказаться в ситуации гомоэротизма, даже если эта ситуация проецируется на него через другого человека, которого он воспринимает как часть себя.
   Тогда следует уточнить, что в этом случае механизм образования желания женщины родить дочку будет иным. Женщина вряд ли будет страдать фобией близости с другой женщиной, просто потому что такая близость в жизни каждой из нас уже была. В пренатальный период, когда мать и дитя составляли единое целое. И такие ситуации ещё возможны: в период кормления грудью, до и после рождения своего ребёнка.
   А вот подобной близости отца и сына природа людям не предоставила. И женская дружба, на мой взгляд, предполагает гораздо большую, именно контактную, близость, нежели мужская. Да, женщине могут не нравиться романические отношения между двумя другими взрослыми женщинами, она может считать их неправильными, но в любом случае это будут совершенно сознательные суждения, и никакие неосознанные страхи не будут иметь здесь места.
   Таким образом, мы пришли к выводу, что мужчина будет питать подсознательную (а иногда и вполне осознанную, но последняя, как правило, будет лишь следствием первой) неприязнь к любому другому представителю сильного пола, находящемуся рядом с его дочерью. А вот в ситуации с женщиной таких эмоций не возникает. Потому что неосознанно мужчина будет представлять эту женщину в ситуации эротизма с ним самим, а уж это никаких ощущений, кроме приятных, доставить ему не может. В силу чего мужчины в большинстве своём (равно как и общество, лидирующим и определяющим жизнь которого элементом во всех сферах остаются мужчины) пары из двух женщин воспринимают гораздотерпимее, чем пары из двух мужчин, как не представляющие угрозы их собственному существованию.

   Сейчас Юля учится на первом курсе.
   Утром иногда мы покидаем дом вместе – Юля к половине девятого к первой паре в университет, я к восьми утра на работу. Иногда Юля уходит позже меня – ко второй, к третьей паре. Нагрузки у неё пока не так много, бывает, она заканчивает относительно рано, и тогда добирается домой сама. А если она задерживается после трёх, я заезжаю за ней и мы вместе едем домой или в какую-нибудь кафешку, или ещё куда-нибудь.
   Вечером иногда помогаю ей с подготовкой домашнего задания, заодно и сама вспоминаю университетскую программу, которую за три года успела изрядно подзабыть (это, конечно, если допустить, что я в принципе её когда-то знала).
   Быт… ну что о нём долго говорить… Уборка с детства была одним из моих самых нелюбимых занятий (и Юля в этом со мной полностью солидарна) – плачу женщине из агентства, она приходит раз в три дня утром, когда нас нет, и дом всегда дышит свежестью и уютом.
   Готовка… Кулинар из меня от слова кули (кули ты работаешь?!), от Юли никто и не стал бы требовать познаний в области приготовления пищи, поэтому мы питаемся в основном готовыми и полуготовыми продуктами [готовыми в различного рода заведениях общепита, начиная с дорогих ресторанов и заканчивая столовой хлебозавода за углом (туда пускают посетителей с улицы с двух до четырёх дня, а готовят нам такие обалденные оладьи и такие охерительные круассаны, про шарлотку с яблоками и вишней я вообщемолчу, какие я не пробовала даже в расхваленной московской «Кондитерской Пушкинъ»), а полуготовыми из всевозможных заведений, обеспечивающих народонаселение продуктами питания (кулинарии, супермаркеты, магазины)].
   Подумываю о том, чтобы нанять настоящего повара, к примеру женщину средних лет, которая хотя бы через день заботилась о хлебе насущном двух взбалмошных девиц, не обладающих никакими навыками ведения своего домашнего хозяйства. Да, взбалмошных – ибо счастливых и влюблённых. Но это так – планы на будущее, а пока…
   Пить я почти перестала – просто отпала необходимость, мне это стало не нужно. Разве что шампанское в праздники, да и то не всегда. Таким образом, наши ежедневные посиделки с Петровичем плавно сошли на нет. Впрочем, Сергей Петрович тоже не долго скучал по моему, ставшему столь редким, обществу – в октябре старшая дочка подарила ему внука – Женьку. Они с мужем живут сейчас у родителей (там и квартира больше и светлее, да и помощь бабушки по уходу за малышом трудно переоценить), поэтому Сергей Петрович спешно меняет бутылки, спрятанные между томами классиков марксизма-ленинизма, на детские сказки и готовится со временем стать достойным подражания дедушкой.
   Если помните, год назад Сергей Петрович предлагал мне взять у них котёнка, тогда, видимо, была не судьба (ну куда, в штаб-квартиру спиртосодержащих соединений?), затотеперь, в сентябре, Муська принесла очередной приплод, и мы с Юлей выбрали своего будущего домашнего любимца – чёрненького с белой мордочкой, брюшком и лапками. Назвали его Максом. К себе заберём в начале декабря. А пока Макс о планируемых изменениях в своей судьбе не догадывается, воспитывается мамкой и возится с братишками исестрёнками. Да, Сергей Петрович входит в то небольшое число людей, которое знает о том, что на самом деле связывает нас с Юлей. Впрочем, мне кажется, что для него, единственного человека на Земле, это не составляло тайны ещё с прошлой осени, когда ни я, ни Юля ни сном ни духом не догадывались о том, что посетившее нас чувство было взаимным.
   Мы всегда желанные гости в его доме, не сейчас, конечно же, но это связано только с присутствием в доме грудного ребёнка. Впрочем, для всех остальных мы – просто его коллега и выпускница.

   Лариса Михайловна (я замещала её в должности Юлиного классного руководителя) ещё в прошлом декабре родила здоровенького сынишку – Митьку, которого назвали в честь деда. А мне дали новый класс, 5-А, теперь уже полностью мой.
   Тимофей Иванович всё так же пытается, когда успешно, когда нет, призвать к порядку нерасторопных учителей и нерадивых учеников, а Илья Львович продолжает триумфальное шествие по граниту науки к вершинам второго высшего образования, и, насколько я знаю, в личной жизни у него также всё наладилось. По крайней мере на последнем корпоративчике по случаю Дня учителя, он присутствовал с очень милой девушкой, которую представил как свою невесту.
   Ксюша поступила на физкультурный факультет и вошла в сборную команду России по спортивному ориентированию, так что большую часть времени она проводит на соревнованиях, и с Юлей видеться они практически перестали.
   Сын Вики поправляется, он уже начал самостоятельно ходить, мы недавно виделись с ней, она работает няней на дому – к ней утром родители приводят детей, а вечером забирают. Так что днём она обычно следит за четырьмя-пятью детьми – это отнимает не так уж много времени, а с деньгами в семье стало полегче, да и мальчику требуется общение со сверстниками. Врачи говорят, что в семь лет он сможет пойти в школу вместе со своими ровесниками.
   Дядя Вася, мой сосед по даче, и Георгий Кузьмич продолжают потихоньку спиваться, один – под зорким контролем своей жены, другой – самостоятельно.
   Оксана Вячеславовна повышает свои познания в английском, читая периодику по нейрохирургии, которую теперь она в любой момент может заказать прямо по каталогу.
   Дядя Юра недавно выиграл бракоразводный процесс, от которого до этого отказались все ведущие юристы столицы.
   Да, чуть не забыла – мой муж подал на развод, сказал, что встретил хорошую девушку и хочет сочетаться с ней законным и, на этот раз, самым настоящим, браком. Просил меня приехать в Москву, но мне так не хотелось возвращаться в столицу нашей Родины, что я просто подписала все необходимые бумаги и выслала их заказным письмом. Детей у нас нет, развести должны быстро, и я не думаю, что возникнут какие-либо проволочки.
   Ольга… не знаю, стоит ли вспоминать о ней здесь… Она ни разу не позвонила мне с той встречи, впрочем как и я ей. Мои друзья сообщили летом, что в конце мая она родила сына, назвали Славушкой. Что ж, я всегда говорила, что желаю только одного – чтобы она была счастлива, и, конечно же, и теперь я хочу, чтобы у неё всё было хорошо. Больно ли мне вспоминать о ней? Да, больно. За один день и даже за один год такие раны не затягиваются. Может быть, я даже до сих пор люблю её, ведь человек может одновременно любить нескольких людей – это совершенно нормально.
   Иногда я думаю: если бы выбор зависел только от меня, с кем бы я хотела быть – с Юлей или с Олей, и понимаю, что моё решение было бы однозначным и не в пользу последней. И дело даже не в том, что Ольга причинила мне столь сильную боль, на самом деле чувства, которые мы испытываем к другим людям, меньше всего зависят от поведения последних по отношению к нам. Юля – генератор жизненной энергии, маленькое живое солнце, которое согревает, даёт силу и заряжает отличным настроением всё, чего только достигнут его лучи. А Ольга… она как холодная каменная статуя, идеальная и совершенная, которую можно безумно любить, но оставшись с ней, можно только медленно замерзать, по капельке превращаясь в безжизненное застывшее изваяние.
   Хотя вспоминать её, наверное, всё-таки стоит, потому что если бы в моей жизни не было Ольги, скорее всего, я не встретила бы Юлю, а если бы и встретила, то прошла бы мимо, а если бы и не прошла, то вряд ли смогла бы до конца оценить тот свет, который она дарит мне, ничего не требуя взамен, свет, который она дарит самим фактом своего существования.
   Потому что я пыталась найти в ней Луну, а нашла в ней Солнце.

+2

8

Спасибо!) Очень понравилось). Эмоции прописаны очень натурально и жизненно. Читаешь и погружаешься сама в эту историю!

0

9

Маrusya написал(а):

Юлия Алфёрова "Восход Луны"

Маруся,  а как Вам это произведение?
Я лично нашла нудным

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Юлия Алфёрова "Восход Луны"