Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Блейн Купер Hard Times/Тяжелые времена


Блейн Купер Hard Times/Тяжелые времена

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

От переводчика: я не знаю, понравится ли вам эта книга. Она не похожа на те, что я переводила до сих пор. Здесь все довольно жестко, розовых соплей и романтики не ждите, но меня она зацепила. Я давно к ней примеривалась, начала было переводить с год назад и отложила - перевод не пошел. А два месяца назад она меня позвала, и вот результат)
Предупреждаю -  в тексте присутствуют  графические описания насилия и убийства. Язык тоже соответствующий. Ну что, я уже всех потенциальных читателей распугала? Поехали!)))

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Блейн Купер

Тяжелые времена

Лорна
1986

- Да ну ладно, детка, давай еще немножко, пожалуйста? – он просунул руку чуть дальше под ее блузку.
На крыльце было холодно, и ей было приятно ощущать, как  теплые пальцы касаются  гладкой коже ее живота.  Зимний день выдался промозглым  и пасмурным, уже давно стемнело, хотя не было еще и  семи вечера. 
Лорна Малачи  хихикнула и положила руку поверх руки Натана, не зная, то ли поощрить его, то ли оттолкнуть.
- Ох, ну давай, а? – тихонько попросил он и наклонился ближе.
От его шепота у нее защекотало в ухе, и Лорна почувствовала, что сама тянется ему навстречу, а естественная реакция ее тела вытесняет все внешние ощущения.
- Натан… - мягко простонала она, уткнувшись носом в его шею. И вздохнула, когда его пальцы глубже погрузились  в ее рыжевато-каштановые волосы и повернули ее голову так, чтобы их губы могли соприкоснуться.  – Ммм,  - она слегка отодвинулась. - Нет, я…
На крыльце вспыхнул свет.

- Лорна, это ты?
Услышав голос младшей сестры, Лорна отшатнулась от своего парня.
- Папочка сказал, что пора заходить, потому что мы будем кушать, - в голосе девочки прорезались умоляющие нотки, и Лорна слишком хорошо понимала, почему.
- Иду, Мег, - ответила она со сбившимся дыханием. Она глянула на дрожащую десятилетнюю девочку, чьи руки были засунуты в карманы драных  джинсов. Может быть, ей удастся отработать достаточно сверхурочных часов, и купить ей новую пару на следующей неделе. – Возвращайся домой, солнышко, а то тут холодно.
Не слушая ее, Мег рискнула выйти чуть дальше на крыльцо и застенчиво посмотрела на Натана. Натан был самым симпатичным парнем в Бургер Пэлэс, где они с Лорной работали после школы.
Он разочарованно выдохнул, облачко пара из ноздрей  окутало его голову, а  сам он легонько, приветливо помахал Мег.
- Привет, малыш!
Мег уставилась огромными голубыми глазами, фамильной чертой семейства Малачи, на свою сестру.
- Прости, - одними губами проговорила она.
- Отец  не в духе? – Лорна шагнула вперед,  провела рукой по темным вьющимся волосам сестры и нахмурилась, увидев, в каком они беспорядке. Интересно, ее мать хотя бы расчесывала их сегодня?
Мег кивнула, и ее глаза встретились с взглядом Лорны. Она тихонько ответила: 
- Разве он не всегда такой? – и быстро глянула внутрь дома. – Скорее.
- Все  будет хорошо, - Лорна  в шутку легонько ущипнула Мег, надеясь увидеть ее улыбку. Это не сработало. Она заговорила, не отворачиваясь от сестры:
- Мне нужно идти, Натан. Я…
- Я знаю, - Натан закатил глаза и спрыгнул с крыльца. Покрытый корочкой льда снег захрустел под его кроссовками. – Я знаю.
- Прости, - Лорна подтолкнула Мег внутрь дома, а сама задержалась в дверях, крепко сжимая пальцами дверную ручку.
Натан вскинул голову и стал вытаскивать из кармана куртки ключи от машины.
- Эй, все нормально?
Нет.
- Конечно, - она глубоко вдохнула и попыталась успокоить дрожь в руках. – Увидимся завтра, после классного часа?
- Даже не сомневайся, - весело ответил он, уже поборов недавнее раздражение.  – И, Лорна?
- Ммм? – она,наконец, оглянулась и вопросительно подняла бровь.
- Всего несколько месяцев – и мы закончим школу. А потом мы можем сесть в мою машину и просто ехать и ехать, куда глаза глядят, - он пнул сугроб, и фонтан ледяных крошек окатил крыльцо. – Мы больше никогда не увидим снега.
Она улыбнулась, желая, чтобы все оказалось так просто.
- Увидимся завтра.
- Пока, - Натан бегом пустился к машине.

До сих пор ужин был напряженным, но тихим. Свежий синяк на лице матери и разбитая губа отца не улучшали общего настроения.
Лорна беспокойно ковырялась в своей тарелке, желая оказаться где угодно, только не дома. В комнате было так жарко, что можно было задохнуться, и хотя на ней были только легкие шорты и футболка,  ее тело покрылось тонкой пеленой пота.

-Ну так, - отец отставил чашку с кофе и посмотрел прямо на Лорну, а она изо всех сил попыталась не съежиться под его  тяжелым взглядом. - Так как прошла ваша захватывающая смена в Бургер Пэлэс? 
О  господи, опять начинается.
У нее скрутило живот, но она не отвела взгляд.
- Хорошо прошла.
Джордж грохнул чашкой по столу, разбрызгивая кофе  по сторонам.
- Ты еще не залетела? 
Лорна зажмурилась, чтобы не закатить глаза.
- Только не это!
Ее отец фыркнул.
- Можешь не говорить мне, чем вы с этим педиком-сынком Линдстормов занимаетесь в морозильнике или в кладовке или еще где-то там! – он ткнул пальцем Лорне прямо в лицо. – Даже не думай, я не собираюсь принимать здесь никаких маленьких ублюдков только потому, что ты так и норовишь развести ноги!

На том конце стола Мег начала тихонько всхлипывать.
Лицо Лорны оцепенело.
- Я не бере…
Отец пренебрежительно махнул рукой в ее сторону.
- Заткнись. Я все равно не жду, что такая маленькая шлюха, как ты, скажет мне правду. Наоми, где мой гребаный кофе?!
Резкими движениями Наоми Малачи начала наливать мужу еще одну порцию кофе. Ее губы были так сжаты, что рот превратился  в тонкую линию.
- Если Натан Линдсторм – педик, то как Лорна может забеременеть? Непорочное зачатие? И даже если бы она залетела, она бы тебе ни за что не сказала. Я знаю, я бы тоже не сказала, - пробормотала она себе под нос.
Глаза Джорджа сузились, его и без того красное лицо потемнело еще сильнее, отчего его  светлые брови выделились на нем еще ярче.
- Когда я захочу услышать твое проклятое мнение, я его из тебя выбью, сучка!
Резким  движением он оттолкнул свою чашку, послав ее через стол. Кофе расплескался повсюду, а  дешевая чашка разбилась о тарелку Мег. Горячие брызги и керамические осколки полетели ей прямо на  футболку и в лицо.
С колотящимся сердцем Лорна вскочила и бросилась вокруг стола.
- Мег!
- Черт возьми, Джордж! – миссис Малачи сильно толкнула мужа,  получила в ответ увесистую затрещину, зашаталась и рухнула на свой стул.
- Лорна? – захныкала Мег, оттягивая футболку от тела кончиками пальцев. Кофе капал с ее подбородка.
- Шшш… не обращай на них внимания, - Лорна начала нежно вытирать лицо Мег салфеткой. – Может, они сделают нам одолжение  и поубивают друг друга.
- Я все слышал, маленькая шлюха! - взревел Джордж, отбивая еще один удар жены с того конца стола.
- Мег, не двигайся, - Лорна осторожно вытащила стеклянный осколок из руки сестры. На руке осталось пятнышко крови. Она попыталась не замечать звуков драки и ругательств, которые выкрикивали ее родители.
- Ты не обожглась, нет?
Мег глянула на розовеющее пятно на своей руке, потерла его и поморщилась. –Нет, н-наверное.
Брови Лорны сошлись на переносице, когда она мягко взяла Мег за подбородок и повернула ее голову в сторону.  От увиденного ее сердце сжалось так сильно, что у нее закружилась голова.
Свежий синяк.
Внезапно она почувствовала, что ей нечем дышать. Как же я его раньше не заметила?

- Откуда это у тебя? – ее голос прозвучал необычно резко, и она увидела, как в глазах ее сестры промелькнул страх.
- Я, я, я… - Мег, казалось, не знала, что сказать. Ее родители внезапно перестали орать и драться, и теперь вдвоем смотрели на нее. Их взгляды едва не прожигали в ней дыру. – Я упала, - безжизненно ответила она, потом ее лицо сморщилось, и она снова заплакала.
Ошеломленная, Лорна только и могла, что стоять и молчать. Тысячу раз она слышала, как ее мать использует то же оправдание. Перед соседями. Перед семьей. Перед полицией.
С тошнотворной ясностью она вспомнила, как сама впервые сказала то же самое, и тот стыд, который тогда охватил ее. Но слышать, как эти же слова произносит ее десятилетняя сестра – от этого у нее кровь застыла в жилах.
- Заткнись нафиг, мелкая! – красивое лицо Джорджа перекосилось и образовало какую-то гротескную маску, всю из острых углов и теней. – Все, что ты получаешь, ты заслужила! – он ткнул в нее пальцем. – Так что запомни это!
Лорна резко обернулась, ее глаза сверкали.
- Кто из вас это сделал?
Мать виновато отвела глаза, а отец встретил ее взгляд прямо и вызывающе.
Всплеск чистейшей ненависти охватил Лорну.
- Ее ударил ты?! 

Миссис Малачи всегда принимала на себя основное рукоприкладство мужа, хотя шрам, пересекавший правую бровь Лорны, свидетельствовал о том, что ей не удалось выйти из детского возраста без повреждений. Но Джордж никогда, ни единого раза не тронул Мег.
У Лорны волосы встали дыбом на затылке, пульсирующий гнев пел в ее крови так, что руки и ноги покалывало от предвкушения.
- Ну?! – потребовала ответа она, уставившись на отца.
- Лорна, не надо! – Мег рыдала так сильно, что ее слова трудно было разобрать. Она схватила сестру за руку и вцепилась в нее изо всех сил. – Я пролила молоко! Это я была виновата! Это я!
Лорна разжала пальцы Мег и обошла стол, пока не оказалась вплотную к отцу. Он был не намного выше ее, но из каждой его поры исходила опасность. 
Ее голос совсем сел, и Лорна заговорила медленно, так, чтобы внести предельную ясность:
- Если ты когда-нибудь снова тронешь ее, я вызову полицию, и они опять упекут тебя в тюрьму.
Секунду его лицо оставалось неподвижным, а потом, к всеобщему удивлению, он расхохотался.
Лорна прищурилась.
Джордж наклонился поближе к старшей дочери.

- И ты думаешь, они могут запретить мне делать то, что я хочу, в моем собственном доме? Ха! – он скривился так, словно унюхал что-то протухшее. – Да ты такая же дура, как и твоя мать!
Лорна сглотнула и коротко кивнула. Ее голос был таким спокойным, что показался чужим даже ей самой.
- Думаю, ты прав.
И он действительно был прав.
- Полиция ничего не сделает, - небогатый жизненный опыт уже научил ее этому.
Самодовольная ухмылка уверенно расцвела на лице ее отца.
- Похоже, до тебя наконец  дошло.
- Я скажу тебе, что до меня дошло. До меня дошло то, что если это снова случится, я остановлю тебя сама. – Неистовые глаза Лорны блеснули нерастраченной яростью. – Я тебя убью.
Миссис Малачи подавилась своим кофе.
Джордж скрестил руки на груди и вздернул бровь.
- Такая вся вдруг смелая, - тут его голос зазвенел, - и крутая, девочка? Я и не знал, что это в тебе есть, – он фыркнул в сторону жены. – Может, она таки моя дочь.

Ярость Лорны наконец нашла выход.
- Только не Мег! - она треснула кулаком по столу, и переполненная пепельница со стуком  полетела на пол. – Она еще девочка, и она никогда ничего тебе не сделала! Не смей ее трогать!
Веселье жилистого мужчины быстро перешло в гнев.
- Да у тебя кишка тонка кого-то убить! Ты – пустое место! –глумился он. Его лицо было так близко к лицу Лорны, что она могла легко ощутить запах  крепкого ирландского кофе и застарелый перегар  от сигарет BelAir. – Так ты вообразила, что раз ты приносишь домой пару жалких баксов из Бургер Пэлэс, то ты можешь указывать мне, что делать?! Мне?! – взревел он, брызгая слюнями, и его голос был таким громким, что у  Лорны зазвенело в ушах.
- Лорна, пожалуйста, давай пойдем в мою комнату? – лицо Мег было белым как снег, если не считать багрово-красной полосы на ее правой скуле. – Давай просто уйдем?
На взводе от гнева и страха, Лорна тяжело сглотнула. 
- Ты больше не должна бояться, Мегги. Папа больше так не сделает, правда? – она впилась в него взглядом, желая, чтобы хоть раз в жизни он повел себя так, как отец Натана или все равно чей еще, но отец.

Джордж развел руки в стороны и мягко ответил:
- Конечно, я не буду. 
Лорна ошеломленно выдохнула. И несколько раз моргнула.
- Ты ее больше не ударишь? – осторожно спросила она – для ясности.
- Дай-ка я  гляну на твое личико, Мегги, - Джордж обошел Лорну и нежно охватил лицо Мег.  Внимательно рассмотрев синяк, он оглянулся на Лорну, но руку не опустил, поглаживая нежную кожу большим пальцем. – Как по мне, она выглядит нормально.
Лорна покачала головой.
- Это не нормально. Она не заслуживает того, чтобы ее били за случайную неловкость.
- Я в порядке. Почти не болит, - клятвенно уверила Мег, нервно поглядывая на сестру. – Спасибо, папочка, - она нерешительно подалась навстречу его прикосновению, закрыв глаза от восторга, когда он погладил ее по щеке.
- Не болит? – Джордж сладенько улыбнулся Лорне и хлестнул Мег по щеке так сильно, что от удара она растянулась на кухонном полу, как тряпичная кукла. – Видно, я слабовато треснул тебя в первый раз, - он фыркнул, - ничего, будет мне наука.

На долгую секунду все застыли в ужасе.
Джордж начал хохотать, и его голос вспорол тишину.
- Разве ты не собираешься убить меня, Лорна? – он с вызовом ткнул в себя пальцем. – Я здесь! Вот он я! Вот он я!
Кроваво-красная пелена затмила зрение Лорны. Мег снова начала плакать, но ее всхлипы звучали откуда-то издалека, и их было почти не слышно из-за шума в ее ушах.
- Ублюдок! – прошипела она, схватила со стола разделочный нож  и молниеносным движением воткнула его по самую рукоять в заросшую щетиной  шею отца.

Удивленное выражение на лице Джорджа, когда кровь хлынула у него из горла ровным, горячим, темно-красным потоком, было почти комичным. С нереальным чувством отстраненности Лорна смотрела, как он беспомощно хватается за нож, а потом переворачивается и падает, как кегля в боулинге.
Это я сделала?
Миссис Малачи  начала безостановочно  выкрикивать имя Джорджа, а Мег посмотрела на сестру перепуганными, широко распахнутыми глазами.
- Л-л-лорна?! -  дико завизжала она, слишком оцепеневшая, чтобы пошевелиться.
Джордж издавал булькающие звуки и метался на линолеуме, как рыба, выброшенная на берег, но Лорна даже не посмотрела на него. Она переступила через его судорожно подергивающееся тело и шагнула к сестре.
Мег вскочила на ноги и, не обращая внимания на красные брызги, покрывавшие футболку старшей девочки, с размаху влетела в ее объятия, уткнулась макушкой ей в подбородок и сжала ее так сильно, как только смогла.
Лорна закрыла глаза и прижалась губами к волосам Мег. 
- Он больше не обидит тебя. Он никого больше не обидит, - спокойно произнесла она. На короткий миг ей стало интересно, должна ли она почувствовать горе или, по крайней мере, хоть какое-то сожаление. Но она ничего не чувствовала, кроме облегчения – такого глубокого, что ее затрясло. 
Все наконец кончилось.
Мег медленно моргнула, и ее взгляд замер на теле отца.
- Ты уб-била его? Он правда умер?
Теперь Джордж стих и лежал в густой луже темной крови, с открытыми остекленевшими глазами, тупо глядевшими в  запачканный потолок.
Лорна облизала пересохшие губы при виде зрелища, развернувшегося перед ней. Оно потрясало своей красотой и окончательностью.  Ее глаза наполнились слезами, но это были слезы не по Джорджу Малачи.
- Да.
Мегги сжала ее еще крепче  и прошептала:
- Хорошо.

Келли.
Четырнадцатью годами позже.

Было около полуночи, и крохотные островки света поблескивали на поверхности озера, начинавшегося буквально сразу за панорамным окном. В своем пустом, гулком  доме на пять спален, Келли Холлоуэй одна сидела на полу посреди гостиной, и ее окружало бесконечное море девственной, чуть тронутой разными оттенками тени, белизны. Белый ковер. Белые занавески. Белые стены. Мили стерильной пустоты.

Черты лица Келли можно было описать как классические: сильная, но женственная линия подбородка, прямой тонкий нос, высокие скулы. Но сегодня, в отличие от большинства дней, она выглядела не лучшим образом. Ее одежда была в беспорядке, а ноги, больше привыкшие к каблукам, а не кроссовкам, и вовсе были босыми.
Она икнула и сглотнула, пытаясь подавить изжогу и стремившуюся назад выпивку. Икота эхом отразилась от стен  пустой комнаты – совершенно пустой, за исключением порожней бутылки от виски справа от нее и бутылочки, полной таблеток, слева.

Ее жизнь закончилась. Все. Понадобилось всего шесть месяцев, чтобы она просто испарилась у нее на глазах, и каждая секунда этого процесса была чистейшим адом. Конечно, последний месяц она провела в обнимку с бутылкой, пытаясь позабыть, как все, что было хорошего в ее жизни, утекло сквозь пальцы, словно песок. Но это не помогло отсрочить наступающий день. Она могла замедлить многое, но в конечном итоге, она не могла остановить время. Оно просто продолжало убегать, сводя с ума.
Безжалостно. 

Каждая акция. Каждая облигация. Каждая копеечка. Все, ради чего она так тяжко трудилась, все, что она так любила, черт, да даже то, что она ненавидела – все пропало. Бизнес, который она построила с нуля, сама суть  ее бытия, больше не существовал. Как будто все тридцать семь лет ее жизни пошли коту под хвост, как будто кто-то просто стер ее личность.
Ее бизнес-партнерша и, по совместительству, бывшая подружка, украла даже ее одежду, когда уходила два дня назад.

- Сука, - судорожно пробулькала Келли, глядя на собственную руку и видя вместо одной две. Она озадаченно пошевелила пальцами. – Надеюсь, следующая баба, которую ты трахнешь, наградит тебя трип…, - она икнула, - триппером. 
Они таки определенно расстались, и это было к лучшему.
- Ты все-таки позабыла об этом, да,  мисс Я-не-могу-быть-с-тобой-когда-ты-в-таком-состоянии, - Келли торжествующе подняла в воздух пузырек с обезболивающим, выписанным ее  бывшей любовнице, и яростно затрясла им. Мало того, что ее бывшая подружка проделала потрясающую работу по лишению Келли собственности, так еще и команда судебных приставов вывезла из ее дома абсолютно всю мебель. Но почему-то они оставили содержимое ее аптечки нетронутым.
У нее ни хрена не осталось, но будь она проклята, если ее зубы не были жемчужно-белыми!
Она рухнула спиной на ковер и уставилась на затемненный потолок.
В комнате было темно, и только мягкие золотистые отсветы огней гавани заглядывали сквозь широкие окна дома.

- Я хочу умереть.
Мысль  испугала ее, и она снова произнесла это вслух, не совсем веря,  что на самом деле говорит серьезно.
- Ну да, хочу. – Ее голос сел до хриплого шепота. – Я честно просто хочу, чтобы все это… закончилось. Я так устала… от всего.
Она разжала пальцы и выронила бутылочку, а потом снова заплакала, прижимая ладони к опухшим глазам.
- Я не хочу быть здесь, - она бесцельно обвела рукой большую и  пустую комнату,  а потом прижала к груди бутылку из-под виски. – Я просто хочу уснуть и никогда не просыпаться.
Ну вот. Тогда, значит, решено.  До чего все просто. Она сомневалась, что ее родители так много раздумывали, когда зачинали ее.
Тогда почему бы ей не отнестись к собственной смерти так же бесцеремонно, как они отнеслись к созданию ее собственной жизни?
Когда она сегодня вечером вытаскивала таблетки из аптечки, это был всего лишь вызывающий жест, желание показать, что у нее, кроме них, ничего не осталось. Но теперь, теперь им можно найти хорошее применение. Это же обезболивающие, в конце концов.
А она не чувствовала ничего, кроме боли.

Она села и медленно моргнула, оглядывая ставшую чужой комнату.
- Это и есть конец моей замечательной несчастной жизни.
Дальним краешком сознания она подумала – а где саундтрек? В развязке  каждой трагедии всегда звучал потрясающий, напряженный саундтрек, который просто сметал слушателей напрочь – трубы трубят, скрипки рыдают.
Настоящая жизнь оказалась сплошным разочарованием.

С покорным вздохом она набила рот таблетками, закрыла глаза и поднесла бутылку виски к губам. Она думала, что ее сердце должно заколотиться. Но его удары были медленными и размеренными.
Все. Конец. «Три, - начала она обратный отсчет - два, один, - глубокий вдох, - умри!»
Она тряхнула бутылкой, и одинокая  капелька виски капнула ей в рот, растворив одну-единственную, отвратительную на вкус таблетку.
- Тьфу, - прокашляла она сквозь таблетки. Потом ее живот скрутило, и таблетки потоком вырвались из ее рта, когда ее вывернуло на собственную рубашку и ковер.
- Вот дерьмо! Дерьмо!  - она свернулась калачиком и раскашлялась, в голове все плыло. – Я даже убить себя не могу как надо! – провыла она.
Длинная прядь дымчато-черных волос намокла от слюны  и прилипла к щеке.
Краешком глаза она заметила это и расхохоталась – безумный гогот, который на самом деле обернулся слезами.
Она никогда не плакала, даже если вокруг рушился мир. Она была сильной, и как бы она ни была пьяна, она всегда умела держать всю боль внутри себя. Но теперь, когда она начала всхлипывать, Келли поняла, что не может остановиться.
Громкий стук в переднюю дверь отвлек ее.

- Мисс Холлоуэй, это полиция. Откройте дверь, мэм.
Келли встала и на подламывающихся ногах побрела к двери.
- Да щас! Полиция это! – завопила она хрипло и насмешливо. – Я же знаю, что это вы, уроды-коллекторы! Ну так тут вам больше забирать нечего! Проверьте ваши дурные записи. Вы и так уже вывезли всю мою жизнь целиком и полностью!
На полпути к двери Келли запуталась в собственных ногах, упала ничком и проехалась по ковру, размазывая собственную блевотину по телу и полу. Пропитавшаяся рвотными массами рубашка ощущалась на коже отвратительно жаркой, и Келли всхлипнула, отплевываясь, пытаясь избавиться от ворсинок ковра, прилипших к ее языку.
- Мисс Холлоуэй, мы входим, - твердый голос проплыл над ней.
- Ой, да ладно, ради всего святого, - мрачно простонала она, перекатываясь на спину и прикрывая глаза рукой. – Делайте, как знаете, только оставьте меня в покое.
Она услышала, как где-то там, далеко, открывается передняя дверь.

- Видите? Вам больше нечего взять. Нечего. А теперь убирайтесь! 
- Боюсь, мы не можем этого сделать, мисс Холлоуэй, - теперь голос прозвучал вблизи.
Она приоткрыла один синевато-серый, налитой кровью глаз и увидела вверху грузного полицейского. Рядом с ним стоял еще один и выглядел очень нетерпеливо. Она преувеличенно медленно моргнула.
- Вы еще кто такие, черт возьми?
Стоявший ближе офицер наклонился, ухватил ее за запястье и рывком поставил на ноги. Второй офицер отшатнулся от запаха виски и блевотины.
- Келли Холлоуэй, - произнес он, зажимая нос одной рукой и помахивая другой перед собственным лицом, - вы арестованы по обвинению в  мошенничестве и хищении третьей степени.
- Что вы такое говорите? – Келли резко выпрямилась, не обращая внимания на пронзительную боль в голове, вызванную этим движением. – Я потеряла свой бизнес, но я не совершала никаких преступлений!
- У вас есть право сохранять молчание…
Дикие взгляд метнулся с одного безразличного лица на другое, и Келли начала вырываться из железной хватки мужчины.
- Я не преступница!
Второй офицер глянул на часы, закатил глаза и продолжил:
- Все, что вы скажете, может быть и будет использовано против вас…
Лицо Келли исказилось, она оскалила зубы.
- Я не хочу молчать! И я точно не хочу еще одного рукожопого адвоката в своей жизни! – тут ей в глаза бросился пистолет стоявшего рядом офицера, и она узрела выход. Она рванулась к нему свободной рукой и сумела отстегнуть страховочный ремешок и вытащить оружие из кобуры.
Две пары глаз распахнулись.
- Господи! – оба офицера ухватились за пистолет как раз в тот момент, когда Келли начала поворачивать его к себе.
Твердый локоть заехал ей под ребра, стало нечем дышать, и она рухнула вперед, прямо на одного из полицейских, яростно сопротивляясь. Не прошло и двух секунд, как все трое оказались на полу, толкаясь, размахивая руками и ногами, истошно вопя.
- Отпусти!
- Ты пусти!
- Нет! Ты…
Бах!

+1

2

ГЛАВА 1

Двумя годами позже

«Построенное в  1972 г, женское исправительное заведение Блу Ридж находится в двадцати милях от ближайшего города и безопасно расположено в горной местности…»
Келли хотелось, чтобы усатый охранник  поскорее прекратил это импровизированное  описание ада. Она выпалила свой номер социального страхования крупной темнокожей женщине за плексигласовой перегородкой.
- Талия и длина? – переспросила женщина.
Келли непонимающе уставилась на нее.
- Что?
- Какой у тебя размер штанов, дорогуша? Я тут весь день торчать не буду.
- Эээ... десятый. Или восьмой в зависимости от покроя и расположения пояса.
Женщина закатила темные глаза.
- Талия и длина – вот и все мерки. Тебе тут что -  Блумингдейлз, что ли? (Bloomingdale’s – одна из старейших американских сетей универмагов, в которых представлены товары более  500 брендов – от демократичных до люксовых – прим. пер.)
- А мне да! – прокричала другая женщина из задней части комнаты.
- Заткни пасть! - рявкнул охранник, бросая мрачный взгляд в ее сторону.
Глаза Келли расширились, и ее прошил страх.
- Как насчет тридцать один – талия и эээ… может быть, тридцать два длина, я так думаю. (Это примерно 46-48 размер по нашим меркам– прим. пер.)
Темнокожая женщина поджала губы и протянула ей пару, на которой был написан размер: 30х34. Еще через несколько минут она наполнила холщовый мешок, в котором обычно сдают белье в прачечную, другой одеждой и передала его Келли через небольшое отверстие в стекле. Внутри мешка обнаружилась тощая стопочка бумаг. Верхнюю часть первой страницы украшал отпечатанный жирным шрифтом  заголовок «Внутренние правила для заключенных Блу Ридж».  Келли нахмурилась. Она никогда особенно не любила правила.
- Переоденешься, когда попадешь в камеру, а комбинезон положишь в мешок, - безразлично произнесла женщина, глянула на стоявшую за Келли очередную заключенную  и заорала: - Следующая!

Келли поняла намек и шагнула вперед, прижимая к груди стопку одежды. Мешок был пыльным, и она несколько раз быстро чихнула. Она стояла как можно дальше от остальных заключенных. По крайней мере, ее родители, смертельно стыдившиеся ее ареста и судебного разбирательства, внесли за нее залог, поэтому она почти не была  за решеткой. До сих пор.
В автобусе, по дороге сюда из окружной тюрьмы, не было недостатка в говорливых женщинах, но она не была одной из них. Зачем тратить время на разговоры с преступницами?
Она сидела молча, вглядываясь в уродливый пейзаж и наблюдая, как маленькие снежинки прилипают к оконному стеклу и тают.

Охранник, ожидавший заключенных, продолжил свой монолог. Его голос был скучным и монотонным, и каждое слово своей речи он давно знал наизусть.
- В Блу Ридж под содержание заключенных отведено два крыла. Отделение строгого режима рассчитано на восемьдесят женщин. Молитесь, чтобы вам не довелось познакомиться с ним  изнутри. Отделение общего режима – рай, куда вы и попадете, рассчитано на сто шестьдесят женщин.
Нарушение правил влечет за собой одно из четырех последствий. Первое – это лишение льгот. Льготы включают в себя  разрешение на работу, разрешение посещать занятия, свидания и возможность проводить более одного часа в день за пределами камеры.
Второе последствие нарушения тюремных правил – это одиночное заключение.
Темнокожая заключенная усмехнулась из-за плексигласовой перегородки.
- Это называется «дыра»,  деточки. Никто не захочет оказаться там.
Охранник треснул по перегородке дубинкой, но, казалось, вмешательство заключенной его не очень разозлило. 
- Третье – перевод в отделение строгого режима...

Келли чувствовала себя оцепеневшей, пока слова медленно доходили до нее. Она не могла поверить, что она находится здесь, что присяжные признали ее виновной, не могла поверить, что каким-то образом  все происходящее стало ее жизнью. Господи, она по-прежнему убить была  готова за виски с содовой и быстрый, безболезненный способ избавиться от всего этого.

- В дополнение к двум жилым помещениям, - бубнил охранник, - также имеются столовая, мастерские, сад, спортзал и, конечно, двор для прогулок. Правила поведения в каждом помещении размещены на досках объявлений и распечатаны в документах, которые находятся у вас в мешках.
Он повернулся к ожидающим женщинам.
- Выучите их, - он слегка хлопнул дубинкой по собственной ладони. – Соблюдайте их, - еще хлопок. На этот раз более сильный. – И мы с вами прекрасно поладим. – Еще более сильный хлопок. Он склонил голову набок. – Или нет.
Мрачное лицо охранника и его блестящая дубинка с хорошо  отполированной ручкой не оставили для Келли никаких сомнений насчет того, что будет четвертым последствием нарушения правил.

- Холлоуэй, ты в камере… - охранник бегло взглянул на бумаги, которые он держал в руках и покачал головой, -14100-Б с Малли. – Он фыркнул. – Повезло тебе.
Они остановились у двери камеры, и когда Келли застыла в неподвижности, он толкнул ее.
- Добро пожаловать в первый день остатка твоей жалкой жизни!
Келли проглотила ругательство, когда налетела на стену.
Охранник рассмеялся и пошел дальше, сопровождая еще одну новенькую заключенную в конец тюремного коридора.

Дверь была цельнометаллической, а не решетчатой, и металл был толстым.
С замершим сердцем она вошла в камеру. Ладони вспотели, а от мыслей о том, что может ждать ее внутри, у нее слегка закружилась голова.
Келли вошла, но оставила дверь открытой. Ее проинструктировали, что дверь управляется автоматически, поэтому захлопывается и блокируется сама. Глупо, она знала, что это глупо, но не могла ничего с собой поделать. Страх, поселившийся в ней с того самого момента, когда старшина присяжных заседателей произнес эти ужасные слова, теперь вырвался на поверхность с пугающей скоростью. Она прерывисто вздохнула, борясь с подступающими слезами. Годы. Боже мой, Господи. Я могу провести здесь годы. Синди, что же ты со мной сделала?
Она ошеломленно огляделась по сторонам. Окружная тюрьма была грязной помойкой, полной отбросов человечества, но она всегда утешала себя тем, что ей придется находиться там совсем недолго. Но здесь…  здесь теперь будет ее новый дом.

Камера восемь на одиннадцать футов (2,44х3,35м- прим. пер.) была окрашена в бледно-голубой цвет.  Двухъярусная кровать с  белыми простынями и кремового цвета одеялами.  В другом конце - металлический стол с приделанной к нему скамьей и комод на шесть ящиков. Высоко над комодом в стене располагалось зарешеченное окошко, впускавшее в камеру немного дневного света.
Странно, но в камере слегка пахло деревом, хотя все в ней было сделано из металла или твердого пластика. 
Фотография маленькой  темноволосой девочки в пластиковой рамке, несколько растрепанных книжек в бумажных обложках и то, что нижняя койка была застелена – только это и являлось свидетельством того, что здесь кто-то жил.
- Могу себе представить эту свою новую соседку… настоящая горилла, наверное… - пробормотала она. 
Келли покопалась в мешке и вытащила футболку и джинсы. Она присела на нижнюю койку, устало выдохнула и закрыла лицо руками.

- Нижняя койка – моя, а ноги я побрила вчера, так что гориллой я снова стану только к концу недели. 
Келли вскинула голову. Стоявшей в дверном проеме женщине на вид было чуть за тридцать, ее рыжевато-коричневые волосы были влажными, лицо  - румяным, а сама она выглядела очень раздраженной. Крепкие плечи с накинутым на них полотенцем, худая и сильная фигура подчеркивались тонкой талией и стройными бедрами, обтянутыми плотно сидящими голубыми джинсами. Телосложение велосипедиста. Глаза Келли метнулись к краешку бледно-зеленой татуировки, выглядывавшей из-под рукава ее ослепительно белой футболки.
В самой Келли было пять футов и восемь дюймов роста, вошедшая была на добрых три дюйма ниже нее, но каким-то образом ей удавалось выглядеть весьма внушительно, и она сразу заполнила своим присутствием всю камеру. Келли тут же решила, что хотя выражение ее лица и было слишком жестким и настороженным, чтобы назвать ее красивой, но, тем не менее, в ее чертах было что-то интересное.  (Рост героинь – 173  и 165 см соответственно – прим. пер.)

- Земля – пришельцам, - помахала рукой женщина. – Ты все еще здесь?
- Я, я…  прошу прощения, - беспокойно забормотала Келли, прекращая рассматривать сокамерницу. – Вы, наверное, услышали мой неосторожный комментарий насчет гориллы…  Я не хотела…  Я не имела в виду… - она громко сглотнула, и ее пронзил страх. – Просто извините меня.  Меня зовут Келли Холлоуэй.
- Лорна.
Лорна вскинула голову, влажные волосы на ее затылке уже просохли и немного закудрявились. Она оглядела Келли с ног до головы и выдохнула, поняв, что та не представляет собой физической угрозы.
Келли мгновенно поняла, что этой женщине пришлось всему учиться на собственном горьком опыте.

- Если ты извиняешься, тогда почему ты до сих пор сидишь на моей кровати?
Келли вскочила на ноги и отшатнулась к стене камеры, прижимая к груди мешок с вещами.
Лорна спокойно вошла внутрь.
Келли зажмурилась от внезапно накатившей волны клаустрофобии.
Или, может быть, дело было в том, что она уже больше чем два дня была абсолютно трезвой?  Несмотря на обвинения бывшей подружки, она не считала себя алкоголичкой, нет, она просто могла порядком выпить в компании, не более того. Но сейчас она уже не была в этом уверена. От присутствия  еще одного человека в таком ограниченном пространстве ей стало плохо.
- Ой-ой. Что-то ты неважно выглядишь, - спокойно отметила Лорна.
Келли с трудом сглотнула, отчаянно обшаривая взглядом комнату. Даже у заключенных должны быть раковина и туалет, правда ведь?
Лорна вытерла волосы полотенцем.
- Можешь не искать. Сортир из-под коек не выпрыгнет. Они что, не объяснили во время инструктажа, что здесь  у нас  – «сухие» камеры?
Келли пару раз глубоко вдохнула, чтобы успокоить нервы. Голос у женщины был чуть более низким, чем можно было ожидать, судя по ее комплекции, но звучал приятно.
- Эээ… то, что там бормотал охранник, - это оказывается, и был мой инструктаж? - она подавила смешок и почувствовала, как струйка холодного пота, извиваясь, сползает вниз по спине. –А что такое «сухие» камеры? Где не подают выпивку и нет службы доставки? 
Лорна высунула голову в коридор.
- Эй, Роско, жирный ублюдок, - заорала она. – Классно ты инструктируешь новеньких! 
Она повернулась к Келли и развесила полотенце на спинке кровати, чтобы дать ему просохнуть.
- Принцесса, здесь ты можешь получить все – от выпивки и наркоты до шоколадок «Херши», если, конечно, у тебя денег хватит. Но «сухие камеры» – это означает, что души и туалеты здесь общие.
Келли робко шагнула вперед, стараясь не выглядеть перепуганной. Она нахмурилась оттого, что ее назвали принцессой, но она не собиралась делать замечания стоявшей перед ней женщине. Почем знать, может, ее соседка по камере была серийной убийцей?
А может – психом-поджигателем или растлительницей малолетних? У нее по спине прошел холодок. Все было возможно, и одно было хуже другого.
- Ты не должна бояться меня, - просто сказала ей Лорна. – Разве что ты меня достанешь, вот тогда… - она заметила, как непроизвольно распахнулись глаза  Келли и сама вздрогнула. – Слушай, вместо того, чтобы жаться в углу, ты можешь устроиться поудобнее, - Лорна повела подбородком, - можешь сложить вещи на скамейку. 
Келли сделала глубокий вдох и изо всех сил постаралась выдержать взгляд меньшей женщины – пристальный и одновременно озабоченный.
- Я тут надолго не задержусь, чтобы обустраиваться. Мой адвокат говорит, что подаст апелляцию и…
Лорна закатила глаза.
- Очень смешно. Ты… - она осеклась, когда обиженный вид Келли  ясно дал ей понять, что она не шутила, говоря о своей апелляции. – Ладно… Неважно.
- Что ты хотела сказать?
- Ничего.
- Нет, хотела! – раздражение Келли начало нарастать. Все эти месяцы что полиция, что ее собственный адвокат выдавали ей информацию по крошкам, только для ознакомления, словно ей не нужно было ничего знать. Больше она этого терпеть не могла. Ни секунды. – Черт возьми! Что ты хотела сказать?! 

Лорна повела плечом.
- Твой адвокат сказал тебе, чтобы ты не слишком привыкала быть здесь, правильно?
- Да, - Келли вздернула подбородок. - И он был прав, мне здесь не место. И что?
- И ты не должна обустраиваться здесь потому, что он в этот самый момент готовит твою апелляцию, да? И он сказал, чтобы ты не переживала, потому что у твоей апелляции просто железные основания?
Внутри у Келли поселилась тревога.
- У него отличные основания для апелляции. Мне здесь не место, - вызывающе и настойчиво заявила она, хотя ее уверенность уже начала ослабевать.
- Ну тогда ты окажешься одной из немногих. 
Лорна выглядела так, словно она была виновна в преступлении, из-за которого оказалась здесь, и никогда не делала ни малейшей попытки облегчить свою участь.
Келли на самом деле не хотела услышать то, что эта женщина еще собиралась рассказать. Все уже совпадало до мелочей. Не мог  же у них быть один и тот же адвокат? Она не хотела верить в то, что ее так легко можно было обмануть. Но почему-то она не смогла удержаться и продолжила.
- Ну так что? Ты говорила мне про адвоката.
- Ты точно хочешь это услышать?
- Более чем.
- Пари держу, что твой адвокат еще сказал, чтобы ты не ждала, что он быстро с тобой свяжется, потому что он будет  чрезвыча-а-а-айно занят работой над твоей апелляцией, так что какое-то время он будет вне досягаемости.
У Келли отвисла челюсть. Именно это он ей и сказал, когда ее выводили из зала суда, и слово «виновна» все еще звучало у нее в ушах.
Лорна сочувственно глянула на нее. 
- Все та же история, только день другой. Мы все через  это проходили, и мы все еще здесь.– Она села на кровать и со стоном вытянула ноги. – Так что можешь  присаживаться.

Келли понадобилось несколько минут, чтобы собраться с духом и подойти к металлическому столику и опустить на него мешок. Она принялась рыться в нем короткими, раздраженными движениями.
- Ну конечно, они выдали мне несколько пар гигантских белых носков, которые так подойдут к этим пошлым голубым джинсам и белой футболке!
Лорна тихонько фыркнула.
- В них я буду выглядеть, как тот выродок из «Изгоев», - пробурчала Келли. («Изгои» (англ. The Outsiders) — американский кинофильм режиссера Френсиса Форда Копполы, вышедший на экраны в 1983 году. Экранизация одноименного романа С. Э. Хинтон- прим. пер.)
Лорна скривилась, когда Келли прошла мимо.
- Душевые и туалеты справа по коридору в конце блока, - она наморщила нос. – Душевые открыты дважды в день по тридцать минут. На сегодня  у тебя осталось двадцать минут, иначе придется ждать до завтра.
Келли незаметно понюхала себя, и услышала донесшееся из коридора «Иди к черту, Малли» от проходившего мимо камеры  охранника, Роско, как она поняла.
- Фу, - она весь день нервничала и потела; автобус, привезший их в тюрьму,пропах смесью запахов человеческого тела и тухлых яиц, и она уже вторые сутки не снимала этот яркий оранжевый комбинезон. – Так… что, я могу пойти в душ прямо сейчас?
Лорна устроилась на кровати и завела руки за голову. Потом медленно прикрыла глаза, и с ее губ сорвался вздох.
- Да пожалуйста. Не стесняйся.
- Малли? – Разве не так ее называл охранник?
Один глаз Лорны резко распахнулся, и Келли была ошеломлена полыхнувшим в нем яростным гневом. 
- Я не говорила, что ты можешь называть меня так! И теперь у тебя осталось восемнадцать минут, чтобы вымыться.
Келли даже зашатало от внезапной перемены в настроении Лорны. Не говоря ни слова, она прижала к себе весь мешок и вышла из камеры в неизвестность.

Лорна Малачи только начала задремывать, когда по стене ее камеры громко постучали.
- Где новенькая?
Лорна вздохнула и открыла глаза, обнаружив Роско и Чула – низенького охранника с азиатской внешностью. Чул, в целом, был вполне ничего, когда был один, без Роско, но сейчас тот возвышался в дверном проеме.
- Чего? – сонно ответила она. – Да ладно вам, вы же перетрясли все до нитки в моей чертовой камере, еще и недели не прошло. 
- Никто не обыскивает твою камеру, Малли. Разве что тебе есть, что прятать, - он огляделся по сторонам, явно надеясь увидеть что-то недозволенное. – Может, контрабанда здесь? – он выдернул ящик стола и перевернул его вверх дном, высыпая содержимое на бетонный пол.
- Единственная контрабанда здесь – это ты, ублюдок, и можешь поцеловать мою ирландскую задницу!
- Где Холлоуэй? – спросил прислонившийся к стене Чул, не обращая внимания на своего напарника и на карандаш, приземлившийся прямо на носок его ботинка.
- Она в душе, смывает вонь после одного из ваших автобусов. – Лорна холодно глянула на Роско. – Это по-прежнему разрешено, так ведь? Я хочу сказать, если мы не будем мыться, - она сморщила нос, - мы будем пахнуть, как ты.
Чул хихикнул.
У Роско побагровели щеки.
- А тебе всегда нужно быть такой умной, да? – он рассерженно шагнул к ней и потянулся за дубинкой. – Я…
- Ты же знаешь, что пользоваться душем разрешено, - прервал Чул и со вздохом встал между ним и Лорной. – Вы, двое, давайте не заводитесь опять. У меня смена почти закончилась, и я слишком устал, чтобы с вами возиться.

Напряженные отношения между Роско и Лорной  вели начало из тех времен, когда Лорна еще находилась в отделении строгого режима. Обоим потребовались годы, чтобы перейти на обычный режим. С той только разницей, что Лорна легко приспособилась к более либеральной обстановке, а вот Роско, даже по прошествии почти шести лет, все еще предстоял невероятно долгий путь.
Чул предупреждающе глянул на Лорну, и она ответила ему покаянным взглядом.
- Давай, Роско, - Чул со стоном оттолкнулся от стены и вытер руки о штаны. – Пойдем, заберем Холлоуэй.
Лорна села ровно и потерла руками лицо.
- Зачем она вам сдалась? Она же еще ничего не натворила, правильно?
Но уже произнося эти слова она понимала, что это не так. За некоторыми людьми проблемы следуют  по пятам, как их собственная тень. И после одной короткой встречи она подозревала, что Келли как раз из этой несчастной породы.
- Она должна быть в соседней камере, с Мурано, - Чул хихикнул, радуясь возможности подколоть старшего охранника. – Кажется, Роско сегодня забыл свои очки и всех троих новеньких распределил не по тем камерам.
- Не переживай, я пойду и приведу ее, - ответил Роско, и его лицо внезапно озарилось такой улыбкой, что ее можно было принять за гримасу.
- Я схожу, - Лорна встала, вспоминая последний раз, когда она видела Роско в душевой. Ее голову  заполнило отвратительное воспоминание, от которого ее чуть не стошнило. Она легко припомнила Роско – серые форменные штаны спущены и собрались вокруг щиколоток,  большущее брюхо хлопает при каждом  хрюкающем толчке, с  которым он вгонят член в  беспомощную заключенную, а та пытается притвориться, что наслаждается происходящим. – Я все равно собиралась в душ.
Роско набрал в грудь воздуха, чтобы возразить, но Чул ухватил его за запястье и потащил вон из камеры.
- Спасибо, Лорна, - он слегка толкнул Роско в грудь. – Пойдем, пусть с Холлоуэй разбирается следующая смена. Она может переспать в этой камере, а в соседнюю переведем ее утром. Пока она в списках, к нам не придерешься. 
Роско замедлился  и остановился, явно не желая идти никуда, кроме душевой.
- А еще, - настойчиво сказал Чул, - Джу-Юн дала мне с собой брауни сегодня, а я их так и не попробовал.
Роско выдал цветистое ругательство, но позволил себе отвлечься  ради  коронного блюда Джу-Юн.

Коридор был пуст, и Лорна подошла к душевым комнатам с чувством растущей тревоги.  Перед закрытием тут должна была толпиться куча народу. Вместо этого здесь царила могильная тишина, и скоро она поняла, почему. Возле ближней к душевым камеры стояла одинокая фигура. На стреме.
- Черт! – Лорна ускорилась и проскочила мимо толстухи, которая должна была охранять дверь.  Она влетела в камеру и резко затормозила при виде открывшейся картины.
Двое женщин окружили Келли – полуголую и прижатую к столу. Одна из них крепкой хваткой прижимала ее голову к металлической поверхности, не давая разогнуться.
Келли   яростно сопротивлялась и приглушенно взвизгнула сквозь зажатый чужой ладонью рот, когда рука высокой женщины погрузилась ей между ног.
О господи. Лорна хотела отвернуться и не вмешиваться. Очень хотела. Но тут же устало поняла, что никто больше не поможет новенькой. Всем плевать. Либо она, либо никто.

Лорна пнула двухэтажную койку так, что та лязгнула о бетонную стену.
- Какого хрена тут происходит?!
Застигнутые врасплох, обе женщины отскочили от Келли на шаг, и попятились, отходя как можно дальше.
Келли резко выпрямилась и, вместо того, чтобы, как ожидала Лорна, сбежать, набросилась на стоявшую ближе к ней женщину и изо всех сил ударила ее в плечо.
Та отшатнулась назад, схватившись за место, куда пришелся удар.
- Эй! – обретя равновесие, она рванулась вперед, но резко остановилась, поймав испепеляющий взгляд  Лорны.
- Не смей  этого делать, Лаверна, - предупредила Лорна. Адреналин переполнял ее, и она еле сдерживала дрожь. – Убирайтесь отсюда, пока еще можете, и прихватите с собой ту бесполезную сучку, что торчит за дверью! – Но она знала, что от главной твари, Катрины Новак, ей так легко не избавиться.
Лаверна заколебалась, тогда Лорна ухватила Келли за плечи и притянула к себе.
-Ты в порядке?
Когда  та не ответила, она сильно встряхнула ее. По сторонам разлетелись капельки крови.
- Я спрашиваю, ты в порядке?!
Ее голос и уверенная манера  заставили Келли сфокусировать свои серые глаза на ней.  Из деформированного носа у Келли текла кровь, сама она дрожала, как осиновый лист.
- Я п-просто хотела в душ, - ее глаза наполнились слезами. – Я не-не-не в п-порядке.

- Давно не виделись, Малли. Ты не скажешь, какого хера ты делаешь у меня в камере, а?
Сильный, до тошноты знакомый южный акцент царапнул по нервам Лорны, напоминая ей  о темных временах, когда она слышала его каждый день. У нее волосы встопорщились на затылке, игла чистой, раскаленной добела ненависти, незамутненной  жалостью или состраданием, прошила ее насквозь. Она едва сдерживала себя.
- Оденься,  - мягко приказала она Келли, и от чувства вины у нее скрутило живот. Это я виновата. Боже, заставить ее пойти сюда в одиночку в первый же день – какая глупость! Я не должна была этого допустить. – И возвращайся в мою камеру.
- Я думаю, мне нужен врач, - пробубнила Келли в нос, сжимая одной рукой переносицу. Перепуганные серые глаза уставились на двух женщин, которые теперь кружили вокруг них, как леопарды перед смертельным броском. – Я…
Лорна лишь покачала головой, не сводя  с нее взгляда. Она обхватила щеку  Келли ладонью и почувствовала, как теплые слезы побежали по ее руке. – Уходи сейчас же.
Катрина раздраженно втянула воздух, и ее голос загремел, наполняясь угрозой.
- Это не твоя забота, Малли! 
Лорна яростно уставилась на Катрину – высокую, нескладную, с ледяными нордическими чертами лица и жестокой улыбкой.
- Ну так это будет моя забота, сука! Я слышала, что тебя переводят со строгого режима, но я поверить не могла, что в администрации сидят такие идиоты! Если ты здесь, то кто же заправляет в аду?- краешком глаза она увидела, как Келли пробирается к скамейке, где она оставила свой мешок с  пожитками, и выдергивает оттуда футболку. Поспеши.
- Такая забавная девочка, - с абсолютно спокойным выражением лица произнесла Катрина.
Лорна просто скрестила руки на груди и стала ждать.
- Похоже, что ты неправа насчет администрации, - продолжила Катрина. – Ты никогда особо не разбиралась в людях. Они тебя постоянно разочаровывают, так ведь?
Решение пришло мгновенно.
- Знаешь, кто эта женщина? – вопросила Лорна, показывая на Келли и становясь между ней и Катриной, чтобы закрыть собой паникующую брюнетку. Она расставила ноги пошире и перенесла центр тяжести на обе ноги, решив первым ударом бить в нос.

Катрина  запнулась.
- Она новенькая. И…
Сверкая глазами, Лорна  произнесла как можно более ясно и конкретно:
- Я уже забрала ее себе. Она моя сокамерница и теперь - моя семья.
У Келли отвисла челюсть, руки, расправлявшие футболку, замерли.
- Что ты такое говоришь?! – взвизгнула она, слишком перепуганная и запутавшаяся, чтобы промолчать. Ее взгляд метнулся к двери. – Охрана! – отчаянно закричала она. – На помощь!
Женщина, стоявшая рядом с Лаверной,  побледнела и нервно оглядела камеру.
- Фак! Я сматываюсь!
- Заткнись! – хором заорали на Келли  Катрина  и Лорна.
Катрина шагнула вперед, и Лорна перехватила ее твердой рукой.
- Не трогай ее, - проговорила она хриплым голосом, шедшим из самой утробы.
Катрина выставила челюсть и сжала кулаки.
- Ты врешь, Малли. Сдается мне, моя новая подружка даже не в курсе, что она одна из  твоих. Наверное, ты была не очень убедительна, - Катрины вырвала свою руку из руки Лорны.
Лорна вскинула бровь и стала ждать. 
- И не говори мне, что тебя вдруг потянуло на девочек! Ты не могла так круто измениться с тех пор, как мы были соседками по камере.
Лорна склонилась к Катрине, вторгаясь в ее личное пространство.
- Ты одна тут такая больная сучка, - с отвращением процедила она. -  И всегда была.
- У меня были отличные учителя, - почти нежно прохрипела Катрина. – Ты уже не помнишь, да? Сколько мы наших молочных зубок сточили о таких вкусненьких девочек, как она?
От горькой правды ее слов у Лорны свело живот. 
Ее сердце бешено колотилось, краем глаза держала Лаверну в поле зрения. Один удар ногой в живот или промежность – и она не будет проблемой. 
- Ты, кажется, не въехала в то, что я говорю, дурища. Новенькой не обязательно соглашаться или даже знать о том, что я решила. Кого колышет, что она там скажет? Она теперь – моя семья. Под моей защитой. Так что закатай губу!
Глаза Катрины превратились в щелочки.
- Знаешь,  есть разница между тем,  что она – твоя семья и тем, что ты просто не хочешь, чтобы я ее отымела, Малли.  Ты нечестно играешь.
Лорна резко дернула головой вбок.
- А ну, делай, как я сказала! Уматывай назад в мою камеру!  - крохотные капельки слюны полетели у нее изо рта, когда она проревела эти слова, глаза опасно засверкали.

Келли выскочила из камеры в заляпанной кровью футболке и трусах. По дороге она поскользнулась на мокром полу, упала и ударилась бедром о кафель.  Она приглушенно вскрикнула, но не остановилась, добралась до двери ползком  и нащупала ручку.
Она услышала еще  выкрики, а потом у нее за спиной завязалась драка, но ей было уже все равно. Так быстро, как только могла, она добежала  до камеры Лорны, преследуемая свистом. Да есть тут вообще охранники или нет?!
Она захлопнула за собой дверь и дрожащей  рукой провела по волосам.
- Господи. О господи.
Из ее носа все еще вяло текла кровь, а кожа содрогалась при воспоминании о прикосновении Катрины.
Она рухнула ни нижнюю койку и прижала к носу подол футболки, чтобы остановить кровь.
Прежде чем она успела еще что-либо предпринять, в камеру шагнул Роско.
- Весь коридор на ушах, - медленно протянул он, оглядывая кровоточащий нос  Келли и ее заплаканное лицо.  Он не выглядел удивленным, но и довольным тоже не выглядел. Охранник вздохнул.
- Это Малли сделала?
Келли отвела взгляд и замотала головой, отчего ее нос разболелся еще сильнее.
В его голосе прорезались нетерпение и неожиданно сильный  гнев.
- Будешь ее защищать – это тебе не поможет.
- Я ее не защищаю, - вспыхнула Келли, проявляя характер. Где он был, когда он был ей так нужен? – Это не она. Это…
- Не спеши! – рявкнул он. Роско попытался говорить мягче и неуклюже подошел к Келли, чтобы сочувственно похлопать ее по руке.
- Я знаю, что ты новенькая. Так что давай я тебе объясню, что к чему. Малли – плохой человек. Но все, что тебе нужно сделать, чтобы она точно была наказана за то, что избила тебя – это просто рассказать мне, что произошло, - его улыбка излучала уверенность. – И уж я прослежу, чтобы она получила по заслугам целиком и полностью. 
Он что, глухой?
- Но она меня не трогала.
Его ноздри раздулись.
- Конечно, трогала. Она же ушла из камеры, чтобы отыскать тебя?
- Может быть, - неуверенно начала она, чувствуя себя сбитой с толку. – Я не знаю.
Какую-то секунду она прикидывала, а не сказать ли, что это Лорна напала на нее. Это, конечно, привело бы к тому, что охранники разделили бы их раз и навсегда. Она не хотела быть частью какой-то дикой тюремной  семьи, словно на шоу Джерри Спрингера. Но явное нетерпение во взгляде Роско обеспокоило ее. (Джерри Спрингер – американский телеведущий. Первоначально его шоу позиционировалось, как политическое, но  впоследствии основными действующими лицами становятся гости, желающие обсудить свои личные проблемы. Программа начинает затрагивать такие скандальные темы как супружеская измена, инцест, зоофилия, педофилия, проституция, порнография, гомофобия,расизм, фетишизм и так далее. Между гостями постоянно происходят перепалки, нередко перерастающие в драку, поэтому на съёмках всегда присутствует несколько охранников. Передача завоевала огромную популярность: за 20 лет в эфир вышло почти 4 тысячи выпусков, а похожие проекты появились на многих каналах в разных странах. При этом «Шоу Джерри Спрингера» регулярно подвергается критике за грубость и насилие, обвиняется в дурновкусии и низком интеллектуальном уровне – прим. пер.)
- Ну? – он забарабанил ногой, которая выглядела слишком маленькой по сравнению с его огромным телом. – Я тут не собираюсь торчать весь день. Скоро отбой.
- Ммм… она меня не трогала, - наконец повторила Келли.
- Ладно, - произнес он, не очень хорошо скрывая свое раздражение, и принялся обходить стол. – Если не она это сделала, тогда кто? Как нехорошо,  такое красивое личико – и уже негодный товар. - Его взгляд спустился вниз по ее телу и остановился на промежности на несколько долгих секунд, прежде чем, наконец соскользнуть в сторону. – Что-то еще… пострадало?
Внезапно в дверях возникла Лорна, вырисованная светом и тенями. Из разбитой губы у  нее потихоньку текла кровь, свежая царапина тянулась посередине щеки  от глаза к подбородку.
Глаза женщин встретились, Лорна  отрицательно покачала головой и одними губами беззвучно произнесла: «Не делай этого».
Не зная, как поступить, Келли закусила губу.

- Холлоуэй? – повторил Роско, растягивая ее фамилию, пока он двигался по камере.
Долгую секунду Келли балансировала на краю пропасти. Выражение лица Лорны не изменилось, но  глаза ее посылали такое предупреждение, что Келли не могла его игнорировать.
- Я… я эээ… Я просто споткнулась, вот и все.
Даже это чучело в такое не поверит.
Роско шлепнул ладонью по металлической столешнице и завертел головой из стороны в сторону.
- Фигня!
Лорна на мгновение прикрыла глаза, словно от облегчения, а потом шагнула внутрь камеры, поворачиваясь спиной к охраннику, когда протиснулась мимо него.
- Пришел перевести Холлоуэй в ее новую камеру? Чего так долго?
Взгляд Роско мог бы прожечь в спине Лорны дыру. Он передвинулся к ее мешку  и заглянул внутрь. Несколько секунд его губы шевелились, но звука не было. Потом он махнул рукой.
- Ее переведут, когда я скажу и когда я, черт возьми, сочту нужным, – в его голосе прозвучало раздражение. – Может, завтра, а может, и никогда. Я-то знаю, как ты любишь, чтобы у тебя были соседи!
Келли понятия не имела, что происходит, но, несмотря на предыдущее заявление Лорны о том, что у нее к ней какой-то странный личный интерес, она понимала, что идти куда-то в сопровождении Роско было ничуть не лучше. Лучше оставаться на месте.
- Отлично, Холлоуэй, - насмешливо начал Роско, - если ты хочешь быть у Малли на побегушках…
Лорна выпрямила спину.
- … то милости прошу. Только потом не приходи ко мне плакаться, когда она заделает тебе что-то похуже, чем разбитый нос.
Он вылетел из камеры.

Лорна склонилась над столом, опираясь руками о холодный металл, ее голова поникла. На Келли накатили злость и испуг.
- Почему ты не дала мне рассказать охраннику, что случилось? Ты же видела, что она со мной сделала!
С видимым усилием Лорна оттолкнулась от стола.
- Для тебя это и правда впервые, да? – устало спросила она. 
- Мне уже слишком много лет, чтобы я была девственницей, ты не находишь? – задушенно ответила Келли. – Хотя, эта женщина, Катрина, так далеко не забралась. Впрочем, это не потому, что она не старалась. Если бы ты не пнула эту койку и… ну… - она не договорила, слова застряли у нее в горле.
- Я имела в виду, что ты впервые в тюрьме, - осторожно уточнила Лорна. Она подняла руку к губе. – Черт возьми, - прошипела она. – Больно.
Она плюхнулась на кровать рядом с Келли, и та быстренько отсела от нее как можно дальше.
Лорну явно задело это действие.
Келли несколько раз шмыгнула, радуясь, что несмотря на пульсирующую боль в носу, из него хотя бы перестала идти кровь. Впрочем, она была уверена, что он сломан.
- Да, - наконец ответила она. В смысле тюрьмы я – девственница. - Она знала, что ее голос полон гнева. Она знала, что злится не на того человека. Но ничего не могла с собой  поделать. –  А то ты не видишь.
Лорна повела бровями.
- Ты когда-нибудь  какое-нибудь кино про тюрьму видела?
- Нет.
- Никогда не разговаривала с родственником, который недавно освободился?  Дяди? Кузены? Твой отец? 
Келли моргнула. Лорна спрашивала так, словно не могла поверить, что ответ может быть отрицательным. Чтобы не обидеть эту взрывоопасную женщину снова, она пробормотала:
- Я не слишком близка с моей семьей.
Лорна посмотрела на Келли так,  словно она была  с другой  планеты.
- Что, даже ни одного бойфренда, который…
Келли уставилась на нее налитыми кровью глазами.
- Я сказала, я никогда не знала никаких заключенных, и я не знаю, что мне делать, понятно? Если не  считать последних нескольких месяцев, моя жизнь не была похожа на плохую песню Лоретты Линн! И вообще, я и десяти минут здесь не провела, а уже вляпалась в неприятности! Так что могла бы и сама догадаться, - Келли широко развела руками, – я это не нарочно, - она несколько раз моргнула, реальность происходящего буквально придавила ее, и в ее голосе зазвучала нотка отчаяния. – Я… я не знаю, что мне с этим всем  делать. (Лоре́тта Линн (англ. Loretta Lynn) - род. 14 апреля 1932 года —американская певица и композитор, одна из наиболее популярных исполнительниц кантри в 1960—80-х годах – прим.пер.)
- Ты справишься, - мягко сказала Лорна, передвинулась  на кровати чуть дальше  и прислонилась к прохладной стене. – Но тебе нужно кое-что понять.
- Как я могу что-то понять, и чтоб меня при этом не убили?
- Возьмешь и поймешь. Это непросто… я знаю, - Лорна выглядела так, словно хочет высказать больше, но может. – Слушай, самое важное, что тебе нужно знать  – никогда и ни за что не стучи охране на других заключенных.  Никогда. 
- Даже если они попытаются меня изнасиловать? – прямо спросила Келли.
- Даже если они попытаются тебя убить.

Келли в раздражении сжала руки в кулаки.
- Но разве убийцы не должны сидеть на строгом режиме?!
Лорна мрачно улыбнулась.
- Может, и должны. Но содержать их там стоит в три раза дороже, чем здесь, на обычном. У штата просто нет столько денег. Так что даже худшие из худших могут со временем сюда перебраться. А тебе сегодня повезло – ты повстречала одну из самых паршивых.
Келли окинула взглядом Лорну, и глаза ее вспыхнули. Она ощутила, как ее охватывает совсем непрошеное чувство признательности  своей спасительнице.
- Только одну?
Лорна ощетинилась.
- Да пошла ты, Холлоуэй! Я буду только рада, если ты сама разберешься что к чему! – она скрестила руки на груди и отвернулась, в глазах ее полыхал огонь. – Любая сокамерница – это сплошная морока. Но если она еще впридачу и сучка, то я этого  не потерплю!

Келли вздрогнула от резких слов.
- Я… - она сглотнула, - извини меня. Я не это хотела сказать. Я сама не знаю, что несу. Я… просто рассказывай дальше. Пожалуйста.
Мне нужна любая помощь, которую я могу получить.
Но Лорна подождала, пока Келли  буквально не начало трясти.
- Охранники всегда слоняются где-то поблизости, но, как ты сегодня заметила, они не вездесущие. Уживаться  тебе придется не столько с охраной, сколько с другими женщинами. Заключенные убивают стукачей, даже тех, кто стучит от страха или просто говорит правду. Точка. 
Келли ахнула.
- Они бы убили меня?
Лорна пожала крепким плечом.
- Они бы попытались.
Келли закрыла глаза, чувствуя себя еще более усталой и грязной, чем была до того. А это многое значило. Выпить бы, чтобы хоть как-то притупить этот кошмар.
- Господи.
Лорна ни с кем так долго не разговаривала вот уже несколько лет и, хоть это было и странновато, но не неприятно.

Келли охватила себя руками за плечи и начала раскачиваться.
Лорна нахмурилась и внимательно посмотрела на  нее.
- Наркотой баловалась, да?
- Что?
- С чего ты слезаешь?
Келли шмыгнула носом и отвела взгляд.
- Я не понимаю, о чем ты.
Лорна наклонила голову.
- Да все ты понимаешь. У тебя ломка. Так что это было? Наркота или бухло?
- Нет у меня никакой ломки! Я что, похожа на укуренного наркомана или вонючего алкаша? Нет у меня ломки!
Лорна пронзительно посмотрела на нее.
- Нет, говоришь? – она схватила Келли за руку, которая тряслась, как осиновый лист, и подняла к глазам. – Ты меня не обдуришь.
Келли отдернула руку.
Еще одно пожатие плечами.
- Отлично. Значит, у тебя не отходняк. Только вот выглядишь ты как раз так, - Лорна знающим взглядом окинула Келли. Внезапно она резко схватила ее рукой за подбородок и повернула ее лицо из стороны в сторону, чтобы лучше рассмотреть. – Бухло, я так думаю.
- А может, я просто выгляжу, как ошибочно осужденная, которую избили и почти изнасиловали? – сквозь стиснутые зубы проговорила Келли. Но на самом деле ей больше всего хотелось изо всех сил закричать. Ей хотелось ударить эту женщину. Или, может быть, просто вытрясти из нее дух. Но когда она взглянула на собственные руки, то поняла, что они трясутся так сильно, что она не сможет этого сделать, даже если попробует. Она засунула их ладонями себе в подмышки и прошептала: «Господи». 

- И давно ты? – спросила Лорна таким обыденным голосом, что Келли забыла соврать.
- Чуть больше двух дней.
Лорна испустила долгий вздох, надеясь, что Келли не заполучит белую горячку. Одно дело возиться с тем, кому просто хреново, а вот перспектива  галлюцинаций пугала ее до смерти. Она минутку поколебалась, а потом сказала:
- В лазарете есть лекарства, чтобы…
- Так что, - гнусавым голосом прервала ее Келли, меняя тему разговора на не менее удручающую, - я теперь у тебя на побегушках, как сказал тот охранник? 
Лорна вздрогнула и позволила себе отвлечься.
- Никто мне на побегушках не нужен. Я этого не хочу. 
Келли продолжила, словно Лорна ничего ей и не отвечала.
- Боже, да как же так вышло, что я первый  день в тюрьме - и уже стала чьей-то подстилкой! – горестно запричитала она. – Моя жизнь – как паршивый сценарий! Не хватает только сбежавшего мужика – и это было бы шоу недели на женском канале! – она коротко потерла руки. – Я бы попыталась сбежать, если бы мне было, куда податься!
- И во что я только ввязываюсь,  – пробормотала Лорна. – Слушай, ты таки точно подстилка, - она прямо посмотрела на Келли. – Но не моя  подстилка. И, что гораздо важнее, ты – не подстилка Катрины. 
Когда Лорна произносила имя Катрины, в ее голосе прозвучала такая ненависть, что Келли умолкла на полуслове. Она осторожно  посмотрела на другую женщину.
- Но ты сказала…
- Я знаю, что я сказала, - Лорна повернулась к ней лицом. - До тебя еще не дошло? – она тихонько покачала головой, пытаясь вспомнить, как обстоят дела в реальном, не тюремном мире. Это было так давно. – Ты уже почти стала собственностью Катрины, разве что  вдруг смогла бы отбиться, - она почесала подбородок. – И, не в обиду тебе будь сказано, не похоже было, что ты отбиваешься.
Келли глянула на себя. Ее футболка была в крови, волосы растрепались так, словно она побывала в аэродинамической трубе, от нее воняло, и она все еще была в одних трусах.
- Это точно. Я не особо боец.
Кожа на ее переносице уже наливалась фиолетовым, зрение было немного размытым. И нос болел.

Лорна лениво рассматривала синяки и ссадины на  собственных костяшках.
- Слушай, мне как-то не по себе, что я отправила тебя одну в душ в твой первый день, и я не хотела, чтобы Катрина поимела удовольствие оттого, что заполучила тебя, - она покачала головой, сама удивляясь тому, что она сделала. Келли была удивлена не меньше. – Так что я сказала, что забираю тебя себе,  и  что ты теперь одна из моих.
- Ты же сказала, что я – не твоя подстилка! – отчаянно выкрикнула Келли. Ну конечно, она не может доверять этой сумасшедшей, склонной к насилию женщине.
- Заткнись.
- Но…
- Христа ради, заткнись и послушай!
Келли неохотно села и засунула руки под себя. Ей пришлось немного раскачиваться вверх и вниз, чтобы удержаться и не заговорить.
При виде обиженного лица Келли Лорна закатила глаза.
- Я не шутила, когда сказала, что надеялась, что Роско пришел перевести тебя в другую камеру. Господи!  Ты не умеешь слушать, и это уже начинает меня злить!
- Я думаю, мне в жизни не видать приза «Мисс популярность среди заключенных» - уныло сказала Келли. – Я в ужасе.
Лорна выглядела так, будто она хочет не то придушить Келли, не то расхохотаться.
Келли затаила дыхание.
Наконец, уголок рта Лорны  неохотно дернулся в усмешке.
- Так что ты там говорила? – с преувеличенной вежливостью спросила Келли, зная, что было бы глупо и дальше испытывать судьбу с этой переменчивой женщиной.
- Если ты – часть чьего-то клана, то здесь это многое значит. Это дает защиту и чувство общности, и большинство женщин это уважают, потому что это все, что у нас есть. Мы устраиваем здесь наши собственные семьи. Это не имеет никакого отношения к сексу, - поспешно заверила Лорна. А потом вздрогнула. – Ну, по крайней мере, что касается меня. Тут создаются все виды отношений, особенных отношений. Сестры, кузины, супруги, даже бабушки.
Келли резко потерла лоб.
- Ты заявила, что владеешь мной, как собственностью, - горячо заявила она, не в силах сдержать себя. – Я тебе не какой-то кусок мяса! 
Лорна хихикнула.
- Конечно ты – кусок мяса. Как и все мы. Но что важно, так это  то, есть ли у тебя  сила удержать то, что принадлежит тебе.
Келли вскинула брови.
- А у тебя есть эта сила?
Лорна вытянула ноги и зевнула.
- Ты же здесь, так ведь?
Келли утерла глаза, не в силах поверить тому, как много изменилось в ее жизни за последний час.
Но, по крайней мере, Лорна не казалась повернутой на желании ее изнасиловать.
- И кто еще принадлежит к этому нашему клану?
Лорна улыбнулась ей устало и вымученно.
- Пока только мы. А теперь иди, и приготовь мне кофе, сучка. Вместо сливок можешь накапать туда крови из собственного носа. И слезай уже с моей кровати! – она явно шутила и изображала чей-то голос.
Вполсилы, но с удовольствием, Келли подыграла ей. – Отвали, лентяюга! Я сяду и истеку кровью, где захочу! – она осторожно ощупала нос дрожащими пальцами и скосила глаза к переносице, пытаясь оценить ущерб.
- Ах, - усмехнулась Лорна, - мы уже как настоящая семья. – Но ее улыбка поблекла прежде, чем она закончила говорить. Она облизала губы и поморщилась от металлического привкуса крови. – И кому нужен внешний мир, а? 
Нижняя губа Келли задрожала, и она прошептала: «Мне».

Неприкрытая уязвимость ответа задела Лорну за живое. Такого с ней не приключалось уже очень давно. Она осторожно коснулась руки Келли, и Келли перестала дышать.
Они посмотрели друг другу в глаза – во второй раз за вечер. Келли вдруг почувствовала, какая у Лорны теплая ладонь. От неожиданного проявления доброты ей стало так хорошо, что у нее слезы навернулись на глаза – в сотый раз задень. Она сомневалась, что была бы столь милосердна, если бы они поменялись местами. Впервые за долгие годы ей стало стыдно за собственный эгоистичный  и весьма закосневший характер.
- Я тебя не обижу, - Лорна смотрела на собственную руку, словно она была чужой, а потом нахмурилась и застенчиво отвела ее. – Катрина обидит, если ей подвернется возможность. А я – нет, - ее голос сломался, и она смущенно отвернулась. – Я не такая, как он, - прошептала она еле слышно. 
Несмотря на странное заявление Лорны, напряженность между ними ослабла и превратилась во что-то терпимое. Келли показалось, что  Лорна вряд ли понимает, что последнее предложение она произнесла вслух. Но Келли решила, что кем бы ни был этот «он», это неважно.
- Я верю тебе, - услышала она собственный шепот. Она представления не имела, почему эти слова были так важны для Лорны, но было ясно, как божий день, что так оно и было. 
- Окей, - кивнула Лорна, несколько раз с трудом сглотнула и быстро  обрела прежнее самообладание. – С этим пока что разобрались.

С большей заботой, чем могла ожидать Келли, Лорна осмотрела ее лицо.
- Нос наверняка сломан, - пробормотала она, приподнимая подбородок Келли выше и продолжая осмотр. – Ты можешь пойти в лазарет, но раз тебя никто не знает, я  боюсь, пойдут слухи, что ты выболтала, кто тебя ударил.
- Ох,  мрачно произнесла Келли. – Я об этом не подумала. Так что, мне теперь придется жить с лицом, как у хоккеиста? – ее зубы начали выбивать дробь, а необходимость выпить, которую она ощущала всем телом,  только усилилась после того, как шок от всего, через что ей прошлось пройти, слегка улегся. 
- Хочешь, я попробую его выправить? – спросила Лорна и уронила руки. – Твой нос, я имею  в виду. Я это хорошо умею делать. 
Она неожиданно улыбнулась, и Келли чуть не ахнула, когда увидела, как на глазах  молодеет ее лицо, делаясь совсем юным.
- Потом  мы сможем вернуться в умывальник и чуток помыться  над раковиной.
- Умывальник? – голос Келли наполнился ужасом. Им придется пройти мимо камеры Катрины, чтобы попасть туда. С другой стороны, долго  избегать  этого – тоже не вариант.
Лицо Лорны снова стало жестким.
- Душевые уже закрыты, и Катрина  в них больше ходить не будет. С недавних пор она будет пользоваться теми, что на дальнем конце блока.
- Откуда ты знаешь?
- Поверь мне, я знаю, - едва ли не прорычала Лорна.
- Придется поверить.  Можешь ты сделать мой нос снова прямым? – Келли осторожно коснулась распухшей кожи, ощупывая деформированный хрящ. 
Лорна задумчиво глянула на нее.
- Я могу попробовать. Я выправила собственный несколько лет назад, - она расправила плечи и чуть приподняла подбородок, бессознательно реагируя на быстрый, оценивающий взгляд Келли .
У нее был симпатичный, слегка курносый нос, который Келли сочла весьма привлекательным.
- Ты что, доктор?
- Точно, - серьезно ответила Лорна. – И заодно космонавт, ученая и вождь индейского племени. В свободное от работы время. 
Губы Келли скривились в вымученной усмешке.
- Я должна была догадаться, какой ты доктор, судя по твоей замечательной манере обращения с больными. 
- А чего ты ожидала при таком раскладе? Но если ты хочешь другого специалиста, я могу направить тебя к медсестре в камеру 1404А. К несчастью, своему последнему пациенту она прописала крысиный яд.
Смейся, иначе ты начнешь визжать и не сможешь остановиться.
- Ммм… как ни удивительно, но я откажусь от ее услуг. А если ты займешься моим носом, это будет больно?
- До чертиков, принцесса.

Келли уселась  на кровати так, чтобы Лорне было удобно.
Она невесело усмехнулась, молясь, чтобы это прозвучалоне так глупо, как она опасалась.
- Я говорила тебе, что я тщеславная и самовлюбленная? 
- А я говорила тебе, что это будет действительно больно? – Лорна осторожно расположила пальцы по обе стороны от носа Келли. Они казались такими великолепно прохладными на воспаленной коже.
Келли побледнела, ее мужество быстро улетучилось.
- Может, мне и правда нужно…
Она вскрикнула, и под этот аккомпанемент  Лорна быстро вправила перекошенный нос на место.
- Уже поздно.
- Айй! – заверещала Келли, из ее носа снова хлынула кровь.
И тут в камере мигнул свет.
- Ой-ой.
Келли замерла, прикрывая руками рот и нос.
- Эдо еже жто? – она нервно огляделась. Что еще может приключиться?! 
- Это значит, что умывальники уже закрыты, и что через три минуты выключат свет.
- Но… - Келли яростно указала на собственное лицо и безнадежно заляпанную кровью футболку. – Я думала, что мы собирались пойти и помыться.
- Я тоже думала, - Лорна начала рыться в одном из ящиков комода. Через плечо она бросила Келли пластиковую коробочку, и Келли неловко поймала ее, иначе она стукнула бы ее по голове.

Келли уставилась на упаковку влажных салфеток, а Лорна принялась стягивать с себя футболку. Келли обнаружила, что ее глаза то и дело возвращаются к мускулистой спине Лорны и замысловатой татуировке на ее бицепсе. 
- Лучше поторопись! – сказала Лорна, вытаскивая чистую футболку из другого ящика и быстро натягивая ее через голову. Сейчас ее волосы совсем просохли,  и оказалось, что они слегка вьются.
Келли начала поспешно вытирать лицо, изо всех сил стараясь не вскрикнуть.
Ее нос на ощупь чувствовался более прямым, но абсолютно онемел, и она была уверена, что это ненормально.
С громким лязгающим звуком затвор, удерживавший дверь в открытом положении, высвободился.
Еще несколько секунд – и по коридору пронесся Чул. Его ботинки громко стучали по полу, отмечая каждый шаг. Он заглянул к ним, увидел обеих и закрыл дверь так быстро, что Келли едва успела разглядеть его.
Она схватила еще одну салфетку и быстро вытерла липкий от крови подбородок, радуясь, что не может почувствовать запах.
Камера погрузилась во тьму.
Келли нервно втянула воздух. Протянувшаяся буквально из ниоткуда теплая рука коснулась ее плеча, и Келли чуть из собственной кожи не выпрыгнула.
Рука нежно сжала ее.
- Все в порядке, - тихонько проговорила Лорна. – Здесь не так темно, как ты думаешь. Твои глаза привыкнут.
Дверь камеры снова щелкнула, и тяжелый засов скользнул на место. Келли вздрогнула от этого звука. 
- Это?..
- Заперты до утра, - спокойно подтвердила Лорна. – Ага.
Келли прерывисто выдохнула. У нее внутри все перевернулось, и ей сделалось еще хуже, чем несколько минут назад. В камере было темно и тесно, и внезапно стало невыносимо жарко. Мне нечем дышать.
- Я так понимаю… я хочу сказать, к этому же привыкаешь? Ну, к этому звуку замка каждую ночь, да? – слова прозвучали неубедительно даже для ее собственных ушей.
Лорна перевела взгляд в заднюю часть камеры и вверх, к окошку, сквозь которое в помещение проникали отголоски лунного света.
Она шагнула вперед, встала в мерцающем серебристом  сиянии и подставила ему лицо. Потом повернулась, вздохнула и поделилась неприкрытой правдой.
- Нет.

Отредактировано Gray (24.06.15 23:25:21)

0

3

ГЛАВА 2

Той же ночью

Низкий стон вырвал Лорну из глубокого сна. Она заморгала во тьме, и разбитая губа тут же напомнила о себе болью, когда она неосознанно облизала ее.
- Ай.
Снова стон.
Не понимая, что происходит, Лорна села.
- Мег? Я иду. Не бойся.
- А?
Не  Мег. Кто-то другой. Ох, ненавижу этот сон, - прошептал внутренний голос Лорны.– Как там зовут эту новенькую? Ах да…
- Ты там в порядке, Принцесса? – устало пробормотала она и провела рукой по лицу.
Кровать слегка качнулась, и Келли слабо всхлипнула:
- Нет.
Лорна испустила долгий вздох и перевернулась, чтобы спустить ноги с кровати. Она встала и прислушалась к шуму дождя за толстым стеклом крохотного окошка. Вспышка молнии озарила камеру.
- Что не так? Нос болит? У меня есть аспирин.
Келли скрючилась на койке и выглядела как несчастный дрожащий шарик.
Лорна положила руку ей на плечо, и ее ладонь моментально промокла от холодного пота. Черт.
- Холлоуэй?
Ответа не последовало.
- Келли? – на этот раз громче. Лорна нерешительно встряхнула ее, и Келли перевернулась на спину. Тело ее время от времени подрагивало.
Даже при слабом свете Лорна увидела, что Келли была бледна, а ее нос чудовищно распух.  Глаза отекли, превратились в щелочки и потеряли цвет.
Лицо Келли исказилось от боли.
- У меня ж-живот болит.
Лорна вздохнула и уперлась лбом в матрас Келли. Тихим голосом, учитывая толщину стен и то, что в соседних камерах спали женщины, она произнесла:
- Я знаю. Тебе нужно в лазарет.
Она глянула через плечо. Часы показывали 1:00.

- Поверить не могу, но моя сучка-бывшая таки была права, - голос Келли дрожал. – Мне действительно нужно выпить. – Она зажмурилась. – Хоть разок. Всего один раз, и я была бы в порядке. 
Лорна отложила на потом удивительную информацию о том, что бывшая  Келли оказалась женщиной, и просто кивнула.
- Держись. У меня есть что выпить.
Келли подскочила, изумленно моргая, и у нее закружилась голова.
- Правда есть? – с нетерпением спросила она. – Слава богу! Я отплачу тебе, не знаю как, но отплачу. Клянусь!
Лорна пошарила в нижнем ящике комода и через несколько секунд вытащила две пластиковых бутылки из-под стопки футболок.
Трясущиеся руки Келли рванулись и схватили бутылку; она тут же открыла пробку. Еще секунда – и она припала к бутылке губами.
- Твою мать! - Она закашлялась и вытерла мокрый подбородок тыльной стороной ладони. – Ты меня обманула! Это вода!
Лорна отвернула крышечку на собственной бутылке и сделала долгий глоток.
- Я и не говорила, что это алкоголь. Я не пью эту отраву, - добавила она после еще нескольких глотков. 
Потом она снова подошла к комоду и вернулась с двумя маленькими таблетками на ладони. Лорна протянула их Келли и помахала рукой.
- Давай, хлебни еще водички, а потом я позову охрану, и мы отправим тебя в лазарет за настоящими лекарствами. Если я буду орать достаточно долго, они в конечном счете притащатся, - она вздохнула и тихонько добавила: - Я надеюсь.
- И весь блок нас услышит?
- Ну да.
Келли отпила воды и сморщилась так, будто хлебнула бензина.
- Если ты докричишься до охранников, и они отведут меня к врачу, то что удержит народ от мысли, что я стукачка? Охх… - она качнулась вперед и прижала руки к животу.
Лорна поморщилась.
- Судороги, да? И в голову отдает?
Келли сглотнула и прикрыла глаза.
- Откуда ты знаешь?
Лорна почти было решила не отвечать, но каким-то образом темнота привнесла нотку доверительности в их разговор, и ей захотелось хоть что-то, хоть самую малость рассказать незнакомому человеку.
- Когда я была маленькой, моя мать постоянно бросала пить – каждые пару лет или около того. Ее никогда не хватало больше, чем на несколько недель, - она сделала паузу и пожала плечами, - так что я знакома с симптомами.
Лорна протянула Келли руку, но та не пошевелилась.
- Я проведу тебя, - немного нетерпеливо пояснила она. – Охранники этого точно делать не будут.
- А ч-что другие заключенные о тебе подумают?
Лорна раздраженно покачала головой.
- Да мне пофиг, кто что обо мне думает. Они все меня знают, а еще я могу за себя постоять, если ты заметила.
Но Келли была непоколебима.
- И все-таки, это может быть опасно для нас обеих, правильно? – она уставилась прямо на Лорну.
- Я.. я не знаю.
Еще вчера Лорна бы ответила: «Нет», но наличие Катрины в блоке намного усложняло жизнь. Лорна вскинула руки.
- Может быть, - неохотно признала она и стиснула зубы. 

Келли отдала ей воду и сжала голову руками.
- Тогда я ост-таюсь здесь. На этом самом месте, - она стала раскачиваться вперед и назад. – Кроме того, - она болезненно хихикнула, - если ты будешь под ударом, то как ты сможешь защитить меня?
Лорна подбоченилась.
- А что заставляет тебя думать, что я снова буду тебя защищать?
Келли на несколько секунд умолкла и стиснула зубы, чтобы не закричать от боли.
- А как это будет выглядеть, если одну из «твоих» побьют после того, как ты подняла такой шум, чтобы заполучить меня? Я уверена, что сейчас уже все об этом знают. Нет, ты должна за мной присматривать. По крайней мере, еще какое-то время. 
Келли снова застонала, ее живот болезненно свело.
- Может, я и пойду в лазарет. Если меня кто-то убьет, пока я буду там, тогда я больше не буду больше этого чувствовать.
На лбу у нее выступили бисеринки пота.
Лорна поставила бутылки на стол.
- Ты не умрешь.
Улыбка Келли обжигала холодом.
- Не будь такой уверенной. Есть не один способ освежевать кошку. 
В голосе Келли не было даже намека на иронию, и Лорну  охватило беспокойство.
-Это еще что значит?
- Ничего.
- Что это значит? – сурово спросила Лорна. – Еще один способ освежевать кошку?
Келли  глянула на нее слегка озадаченно.
- А что? Это просто поговорка.
Лорна встала прямо перед Келли.
- Даже не думай о том, чтобы покончить с собой здесь, - прямолинейно заявила  она. – Даже и не думай.
Келли сжала виски руками.
- Я  просто шутила, - неубедительно запротестовала она. – Господи.
Лицо Лорны было убийственно серьезным.
- Мне так не  показалось.

Долгую паузу заполнял только далекий раскат грома да звук дыхания двух женщин.  Секунды убегали без следа, пока Келли, наконец, не произнесла:
- Ну, я же пош-шутила.
На этот раз она смогла выдержать взгляд Лорны.
Лорна прерывисто выдохнула.
- Не нужно шутить о таких вещах.
- Сейчас не лучшее время читать мне лекции, - Келли оскалилась, как бешеный пес. – Мне не нужна вторая мамочка.
- А мне не нужно вернуться в свою камеру и обнаружить тут вонючий труп, свисающий с кроватной рамы! – отбрила Лорна. – Не смей этого делать, Холлоуэй! – она стиснула руки в кулаки. – Только посмей так поступить, и я… я…, - ее глаза заметались по сторонам, пока она придумывала подходящую угрозу.
- Убьешь меня? – Келли драматически заломила руки и распахнула глаза так, что они стали размером с блюдца. – О нет! Только не это! 
- Очень смешно.
- И я не вонючая.
- Тогда от кого тут разит, как от разлагающейся падали?
Каждой частичкой своего существа Келли хотелось отрицать это, но даже  своим поврежденным носом она могла унюхать, что Лорна права.
- Завтра. Я вымоюсь завтра. Честно.
- Были у нас такие заключенные, кто не мылся. Если охранники не мыли их из шланга, тогда это делали другие заключенные. И это было некрасивое зрелище. 
- Я просто не в состоянии сегодня, ладно? – она потерла виски, а потом схватилась за живот. – Лорна?! 
Лорна на мгновение подумала, а не лечь ли ей обратно в постель и натянуть одеяло на голову.
- Ты когда-нибудь заткнешься? Я уже начинаю жалеть о том, что ты знаешь мое имя!
- А ощущение, что тебя вот-вот стошнит относится к числу симптомов, о которых ты так много знаешь?
Глаза Лорны распахнулись.
- Черт! – она рванулась, выхватила из-под стола пластиковую корзину для мусора и сунула под подбородок Келли.

Келли начало выворачивать наизнанку.
Лорна переминалась с ноги на ногу, не совсем понимая, что ей делать. Всякий  раз, когда ее мать доходила до этой стадии, она швыряла посуду о стену, чтобы почувствовать себя лучше. Потом она шла спать, ожидая, что Мег и Лорна подберут осколки и уберут блевотину. На следующий день она снова начинала пить. 
Келли неловко попыталась убрать волосы с лица, но непослушные пряди все выбивались.
Движение отвлекло Лорну от созерцания картин прошлого и, не в силах просто стоять и смотреть, она перехватила  руки Келли и заменила их своими, отводя волосы в сторону. Мягкие и густые на вид, они оказались точно такими же на ощупь. 
Она пыталась не обращать внимания на то, что она видела, слышала и обоняла, но это было бесполезно, ее собственный желудок взбунтовался.
Она не боялась вида крови. Сломанные кости, тюремные татуировки, отвратительно жестокие разборки – все, от чего большинство женщин бежало бы, сломя голову, - со всем этим она легко справлялась. Но небольшая рвота – и ее желудок начинал кружиться и кувыркаться, как пробка на волнах.
Казалось, прошла вечность, но наконец Келли угомонилась и только иногда ее скручивали сухие спазмы. Со временем прошли и они. Келли отставила мусорку, откинула  голову и закрыла глаза в совершенно горестном состоянии. 
- Господи.

Лорна осторожно высвободила волосы Келли и положила ладонь ей на лоб. Кожа была скользкой и липкой. Подолом футболки она нежно вытерла пот. 
Келли приоткрыла глаза, но не пошевелилась, чтобы остановить это проявление сострадания.
Лорна отошла к столу и облегченно вздохнула. Она снова стала снимать футболку.
- Ты, должно быть, хорошая мать, - хрипло сказала Келли. Хотелось бы ей, чтобы Лорна стояла лицом к ней, чтобы оценить ее реакцию.
Лорна фыркнула.
- Почему ты говоришь такие глупости?
Келли задумалась, не шутит ли она. За последний час она получила от Лорны больше заботы, чем за всю свою жизнь. Она еще подождала, но быстро сообразила, что вопрос Лорны был искренним. Келли слабо махнула рукой в сторону стола, где она видела фото маленькой девочки.
- У твоей дочери твои глаза.
- Держи, - Лорна снова протянула ей бутылку с водой, а сама присела перед ней, спиной опираясь о стену. –  Можешь не стесняться и оставить ее у себя, - вяло пошутила она. – И это не моя дочь, это – моя сестра.
- Ммм… - Келли приложила бутылку к щеке. – Большая разница в возрасте.
- Не такая большая, как ты думаешь, - вздох вышел горьким. – Фотография… это все, что у меня осталось… она старая.
Келли подождала, надеясь услышать больше, но ее любопытство не было сильным и, когда Лорна больше ничего не сказала, она не стала расспрашивать. Она с жадностью отпила воды и прижала прохладную бутылку ко лбу.
- Прости. Я знаю, что уже поздно. Ты, наверное, устала.
- Со мной все будет в порядке.
- Я постараюсь лежать тихо, чтобы ты смогла отдохнуть, - пообещала Келли, едва в состоянии выговаривать слова из-за пульсирующей боли в голове. Она попыталась встать, но Лорна наклонилась и удержала ее одной рукой.
- Я сегодня заночую наверху, - не терпящим возражений голосом заявила она. – Если ты останешься на бетоне, ты помрешь от переохлаждения, так что можешь забираться на мою койку, если хочешь.
- Слава богу, - ответила Келли. – Я не думаю, что смогла бы вскарабкаться по лестнице. 
Лорна наморщила лоб.
- Тогда почему ты молчишь?
- Рвотный этикет? 
- Мисс Хорошие Манеры померла бы от зависти, - Лорна сдернула влажные простыни с кровати Келли, а потом ловко вскарабкалась по лестнице к изголовью кровати и улеглась, убедившись предварительно, что лежит  на одеяле, а не на рваном матрасе. 
Келли растянулась на кровати. От пребывания на полу ее ноги превратились в ледышки, но ей было плевать.
- Обычно со мной не такая морока.
Лорна стащила наволочку Келли, натянула подушку на голову и прижала ее.
- Правда, принцесса? – пробормотала она в матрас.
Келли обхватила себя руками и подавила стон, когда спазмы вернулись с новой силой. Она не стала комментировать то, что теперь было ее новым прозвищем. Люди, знавшие ее гораздо лучше, называли ее куда хуже.
- Не совсем. Нет.
Лорна тихонько усмехнулась, и в усмешке ее равным образом отразились удовольствие и беспокойство.
- Почему-то я так и думала.

ГЛАВА 3

Несколько дней спустя

Было семь пятнадцать утра, и сонные, ворчащие заключенные выстроились в коридоре у своих камер, чтобы Чул и женщина-охранник, которую Келли видела в первый раз, могли провести перекличку. Когда всех посчитали, настало время для объявлений.
- Как вам известно, - безразличным голосом проговорил Чул, - сегодня день телефонных звонков и свиданий.
Приглушенные выкрики восторга сопровождались, к удивлению Келли, несколькими разочарованными стонами. Я так понимаю, не у всех все в порядке  дома.

Чул и охранница , чьи волосы были заплетены в целый сноп толстых косичек, напомнивших Келли о Вупи Голдберг, притащили небольшие холщовые сумки для денег и начали двигаться  с того конца коридора, спрашивая о чем-то у каждой заключенной.
Лорна наклонилась поближе и спросила:
- Тебе есть куда позвонить за счет абонента?
Келли прикусила губу. Она не думала, что секретарь ее адвоката примет такой звонок.
- Нет.
- Ладно, тогда тебе придется купить карточку  предоплаченной междугородной связи. Они идут с шагом по тридцать минут.
Келли кивнула. Этого времени должно хватить, чтобы узнать, как продвигаются дела с ее апелляцией.
- Если ты собираешься кому-то звонить или кто-то придет к тебе на свидание, то тебе нужно сначала поесть, а потом тебя отведут в приемник.
- Это туда, где я получила свою прекрасную тюремную одежку?
Лорна криво усмехнулась.
- Именно. И сегодня этим занимаются Чул и Элейн, так что им ты и должна будешь заплатить за телефонную карточку.
Тяжелое чувство поселилось у Келли в груди.
- А сколько стоит междугородка? Это всегда входило в мой тарифный план. Я представления не имею, почем минута разговора, но у меня есть восемь долларов.
- Полчаса стоят тридцать долларов.
- Какого черта! – недовольно проскрежетала Келли. Она чувствовала себя так, будто ее пнули в живот. – Я не могу себе этого позволить! Боже мой, как низко я пала. Да моя выпивка за обедом всегда  стоила дороже!

Стоявшие поблизости заключенные начали смеяться и угомонились только под строгим взглядом охранницы. Сегодня никто не хотел лишиться привилегий. 
Чул добрался до Лорны и они приветливо кивнули друг другу.
- Привет, Элейн, - поздоровалась Лорна с высокой и крупной охранницей, чей бюст рвался наружу из тесной серой униформы. Ее сиськи были размером почти как у Роско. – Давненько не виделись.
Элейн Джонсон дружелюбно улыбнулась, и ее крупные зубы впечатляюще засверкали.
- Привет, Лорна. Неожиданно подвернулась вакансия, так что последние несколько месяцев я проработала в отделении облегченного режима.
Она довольно погладила себя по груди.
- О-о-о, повезло же тебе. Там и правда такой рай, как рассказывают?
Элейн оглядела скучные бетонные стены.
- По сравнению с тем, что здесь? – ее тело затряслось, когда она хихикнула. – О да. У них в каждой камере кабельное телевидение, и в прошлом году они получили новые тренажеры. И представь себе – она заговорщически пихнула Лорну в бок, - три женщины из какой-то парикмахерской в Барстоне раз в месяц приходят, чтобы подстричь всех желающих. Они даже продают все эти новомодные шампуни и мыло, когда приходят. Женщины расхватывают их, как горячие пирожки.
Лорна тихонько присвистнула.
- Это будет покруче наших стилистов-недоучек. И что, хорошие шампуни, да?
- Охренительные. Они бы хорошо здесь пошли.
Женщины обменялись понимающими взглядами.
- Очень может быть.
Келли решила, что спросит Лорну о значении этих взглядов позже.

Чул перешел к Келли и открыл рот, собираясь заговорить.
- Погоди, - произнесла Лорна.
Чул повернул голову к ней.
- Да?
- Я… Мне сегодня нужна телефонная карточка.
- Лорне Малачи нужна телефонная карточка?! –его голос сорвался на конце фразы, как у удивленного подростка.
Элейн, не двигаясь, уставилась на нее.
Лорна выудила две двадцатидолларовые купюры из переднего кармана джинсов. Максимальная сума, которую  заключенным разрешалось иметь при себе или в собственной камере, составляла десять долларов, но со стоимость телефонных звонков делала это правило неприменимым в реальной жизни.
- Просто то, что я до сих пор никогда никому не звонила, не означает, что я этого не могу сделать, - сказала она, раздраженная их потрясенными лицами. – Женщина имеет право передумать.
Келли повернулась к своей сокамернице и уставилась на нее вместе с охранниками.
Никогда никому не звонила? Совсем никогда?
Лорна закатила глаза.
- Просто можешь ты мне дать эту чертову карточку или нет?
Элейн первой пришла  в себя. Она сунула руку в мешочек, но заколебалась.
- Я думала, ты откладываешь деньги на будущее, когда ты наконец уберешься отсюда.
Лорна только молча скрестила руки на груди.
- Господи, да не обижайся ты. Держи сдачу, - Элейн вытащила две пятерки и протянула их Лорне.
- Эй, Элейн, а я вот Лорне не верю, - Чул вдруг резко показал на свои почти отсутствующие ягодицы, - быстро, глянь, что там у меня с задницей!
Элейн машинально посмотрела на его зад. Который, конечно же, выглядел так же, как и всегда. Когда Чул начал ржать, она поняла, что попалась на одну из его любимых уловок – и не в первый раз. Она сморщилась и раздраженно простонала: - Не бойся, крылья там у тебя не выросли, - она покачала головой. – Кончай уже этот балаган и дай женщине ее карточку.
Потом она шлепнула его по тощей руке.
- Ты же знаешь, как я ненавижу смотреть на твою костлявую задницу!
Элейн повернулась к Лорне и повела бровью.
- Молодец, девочка, - она понизила голос. – Кому бы ты там ни звонила, пусть расскажет тебе что-нибудь похабное. По крайней мере, получишь удовольствие от потраченных денег.
Угрюмое выражение на лице Лорны растаяло, и в глазах вспыхнул огонек.
- Спасибо за совет.
- Инструкция и срок использования на оборотной стороне карты, - сказала Элейн.

Смеющийся Чул подошел к  Келли.
- И тебе карточку, новенькая? Ты небось спишь и видишь, чтобы рассказать кому-то, в какое жуткое местечко ты попала? Да и выглядишь ты так, будто нарвалась на склонного к насилию уголовника, - он показал на ее желтое, покрытое синяками лицо. 
Келли знала, что после стычки с Катриной и периода вынужденной трезвости она выглядит, как ходячая смерть. Она вздохнула. Судя по листку с информацией из ее тюремного пакета, новоприбывшие  могли зарабатывать пять долларов девяносто центов в месяц. Или, если она сдаст несколько смехотворных тестов, за которые она еще и должна будет заплатить, то сможет обучать других заключенных основным школьным дисциплинам или профессиональным навыкам, и тогда сможет получать  от двенадцати до сорока центов в час. Неудивительно, что черный рынок в Блу Ридж процветал.
- Я боюсь, никаких карточек до самого лета, - мрачно ответила она.
Чул пожал плечами.
- Как скажешь.
Когда охранники закончили собирать деньги, Элейн прислонилась к стене и повторила слова, которые она произносила каждую неделю.
- Те, к кому приходят посетители – шаг вперед!
Около трети женщин вышли из ряда, выстроились в затылок Чулу, и он повел их в столовую.
Элейн зевнула, демонстрируя несколько золотых зубов.
- Те, кто звонит – шаг вперед!
Теперь у стены осталось человек шесть.
В конце коридора Келли заметила Катрину. И она не удивилась, узнав, что той некому звонить, и что посетители к ней не ходят. Но вот почему Лорна все еще стоит рядом? 
Лорна слегка подтолкнула ее, и сунула телефонную карточку ей в руку.
- Иди, звони. Ты же не уймешься, пока не поговоришь со своим адвокатом и не узнаешь, что происходит.
- А как же ты?! – брови Келли сошлись на переносице. – Почему ты это делаешь?
Лорна дернула бровью.
- Это я в личных целях. Осточертело слушать, как ты ноешь, что твой адвокат никак с тобой не свяжется.
На это Келли не купилась.
- Лорна…
Лорна опустила глаза и несколько раз сглотнула.
- Слушай, мне звонить некому. Так что бери.
Вторая колонна во главе с Элейн начала двигаться.
Келли хотела расспросить Лорну о ее семье, о девочке с фотографии или, может быть, о друзьях, оставшихся на воле. Должен же у нее хоть кто-то быть, правильно? Но на это не было времени. Так что она приняла неожиданный подарок со всей возможной благодарностью.
Еще несколько секунд назад Келли чувствовала, как темное облако, и так окутывавшее ее невыносимо долго, в очередной раз разразилось дождем. Но теперь…
- Спасибо тебе, - искренне сказала она, притянула Лорну к себе,  быстро обняла и немного неловко погладила по спине, чувствуя, как ее тело напряглось при соприкосновении.
Лорна отступила на шаг и махнула рукой.
- Шуруй давай. И, Принцесса?
Келли подбежала вперед, чтобы догнать хвост уходящей колонны.
- Чего? – откликнулась она.
- Если твой адвокат расскажет тебе что-то похабное, оставь это при себе, ладно?
Келли фыркнула. Ее адвокату было семьдесят пять лет, он был лысым, как коленка, и она была уверена, что у него есть член – а это полностью вычеркивало его из области романтических или сексуальных предпочтений Келли.
- Да ни за что на свете, - крикнула она в ответ, пытаясь идти задом наперед. – Я собираюсь донести до тебя каждую отвратительную деталь нашего разговора, чтобы ты получила удовольствие от потраченных денег!
Их глаза встретились через весь коридор, и на лицах обеих появились расслабленные улыбки.
Сердце Келли забилось быстрее. Что-то явно происходило.

Забыла предупредить, что главы в этой книге очень отличаются по размеру - некоторые коротенькие совсем, а некоторые длинны, как годы страданий. Вот одна из длинных)

ГЛАВА 4

Через месяц

- Куда все так спешат? – Келли обвела глазами столовую. –Их что всех, внезапно затошнило? – она посторонилась, когда две женщины пронеслись мимо нее и выскочили из столовой. Cама изо всех сил подавляя тошноту, она оттолкнула тарелку.
Тускло освещенное помещение было окрашено в грязно-розовый цвет, почти такой же удручающий и депрессивный, как и блюда, которые здесь подавались. На прием пищи отводилось всего пятнадцать минут и если охранники слышали, что кто-то произносит хоть слово, его выдворяли из столовой. Разговариваешь – значит, уже закончил с едой. 
Глаза Лорны вспыхнули.
- Тебе не нравится рубленое мясо на тосте? – она встала и взяла свой поднос. Сама она давно отчаялась обнаружить в еде хоть какой-то вкус, поэтому теперь съедала все только по привычке.  Даже фасоль и псевдоклубничное желе. 
Келли поежилась и уронила вилку в огромную лужу серо-бурой подливки, покрывавшей кучу чего-то еще такого же бурого.
- Не могу не отметить, что вот это нельзя даже назвать рубленой говядиной на тосте, которая и сама по себе отвратительна.
Лорна искоса глянула на Келли, пока они шли к хвосту очереди, чтобы отнести свои подносы к транспортеру.
- Ты должна есть, – шаг вперед. – Ты становишься слишком худой.
Келли быстренько подтянула джинсы. Они сильно свисали.
- Мы с едой все никак не поладим, - она заметила, что Лорна нахмурилась и быстро добавила, - но мне уже чуть получше.
И ей действительно было лучше. Она все еще была непривычно бледной и плохо спала по ночам, но после почти месяца, проведенного  здесь, мучавшие ее желудочные спазмы прошли. К сожалению, их сменила постоянная, почти нестерпимая  жажда выпить.

Едва только Келли поставила свой поднос, как Лорна дернула ее за руку.
- Быстрее!
- Куда нам спеш… - эй! – она споткнулась, когда Лорна потащила ее сильнее.
- У нас сегодня прогулка, - они обогнули двух пожилых женщин, уважительно кивнувших Лорне. – Первый раз  с самого Дня благодарения! – голос Лорны был полон юношеского задора.
- Как мы пойдем на улицу? Мы не можем, мы же замерзнем. Там снег до сих пор! – Келли коснулась тонкого темно-синего свитера Лорны, такого же, как был надет и на ней самой.
- Да без разницы, - они встали в конце очереди, огибавшей закрытый угол. – Нас тут на прогулку выпускают календарь и начальство, а не матушка-природа, - она запрыгала на месте, заглядывая через плечо женщине, стоявшей перед ней.
Келли усмехнулась.
- Ты и правда ждешь не дождешься?
- И как ты заметила? – невозмутимо ответила Лорна.
Келли прошла на несколько шагов вперед, и от непривычно широкой  улыбки у нее заболели щеки.
– Сама не знаю.

Лорна усмехнулась в ответ, повела бровями,  и Келли замерла, пораженная ее привлекательностью. Не вредная, не притворщица, не красивая в общепринятом смысле – она была абсолютно не из тех женщин, которые обычно нравились Келли. Несмотря на противоречивость, было в Лорне что-то странно неотразимое,  резкое – и одновременно безопасное. А потом еще эта ее улыбка… такая  великолепная, что  у Келли подкашивались ноги, и такая печальная, что у нее щемило сердце.
Келли от души рассмеялась при виде безудержного энтузиазма Лорны. «Горячая штучка» - пробормотала она с ноткой удивления и восхищения. Потом кровь отлила от ее лица так  быстро, что у Келли закружилась голова. Господи боже, я что, сказала это вслух?!
- Ага-а, - протянула Лорна.
- Ага? -  ошеломленно повторила Келли. Они продвинулись еще на шаг. – И ты… не против?
Лорна весело глянула на нее.
- Почему нет? Это же правда.
- Нууу… - нахмурилась Келли. – Ну да. Но…  Ты такая самовлюбленная?
- Только не в постели.
Ноги Келли  буквально вросли в пол, рот приоткрылся.
- Что? – спросила она немного громче, чем намеревалась.
- Я сказала, что в постели я вовсе не горячая, - медленно, как надоедливому ребенку,  повторила Лорна.
- Нет? – слабым голосом переспросила Келли,  досадуя, что это ее слегка разочаровало. – Это как-то даже больше, чем я хотела знать.
- Эй, да что с тобой такое? – Лорна ткнула ее в живот. – От этого рубленого мяса у тебя что-то с мозгами приключилось или что? 
Келли только головой покачала.
- Я удивлена, что ты вообще это сказала, - она слегка раздраженно вздохнула, - большинство людей не настолько откровенны.  Или самонадеянны!
- Ну, большинству людей не приходится спать  в бетонной камере, где за ночь температура падает ниже некуда. Если бы они это делали, они бы тоже спали в носках, - с горячностью защитилась Лорна.
Келли уставилась на нее.
Лорна вскинула бровь.
- Ты действительно странная иногда, ты это знаешь?
Рамона, женщина из соседней камеры, стоявшая сразу за ними, начала хихикать, тогда Келли развернулась и уставилась в ее сторону.
- Привет, Рамона, - Лорна повела головой в ее сторону и озадаченно, но дружески ей помахала. – Раз тебя так  внезапно заинтересовала температура, Келли, я подумала, что тебе будет приятно узнать – ты не замерзнешь, - она показала на первые ряды очереди, которые двигались слишком  медленно, как ей казалось. – А ну поторопитесь, вы, коровы! У вас у всех размер ХХL!
Дружный смех вперемежку с несколькими приглушенными  ругательствами наполнил коридор, но очередь и вправду начала двигаться немного быстрее.

Они свернули за угол, и Келли оказалась перед столом,  за которым сидели Чул и Роско. Со скучающим видом, Роско швырнул ейлегкую куртку на синтетическом утеплителе. Стеганая, в пятнах, с грубо зашитыми дырами, но пахла она лавандовым хозяйственным  мылом.
- Следующий! – сердито выкрикнул Роско, глядя мимо Лорны.
Лорна облегченно вздохнула.
- Пошли, - подогнала она Келли, - сейчас же.
- Ей тоже нужна куртка, - сказала Келли, не в силах скрыть раздражение. Она начинала ненавидеть этого человека.
Роско улыбнулся, показывая желтые от табака зубы.
- Курточка ей нужна, да?
- Да.
- Нет, не нужна, - быстро вмешалась Лорна и потянула Келли за рукав. – Пойдем!
- Нет, Малли, она права, - Роско встал, и его большое брюхо подтолкнуло груду курток на несколько дюймов вперед. – Ты же можешь подать на меня в суд, если простудишься. Я не допущу, чтобы ты заболела, - его голос сочился издевкой.
- О господи, - Чул потер виски и глянул на Роско так, словно хотел его стукнуть. – Только не начинай снова! Вот… - он потянулся за курткой, чтобы отдать ее Лорне.
- Нет,  - проворчал Роско, и Чул замер с протянутой  рукой.
Лорна изо всех сил старалась держать себя в руках. Она теряла драгоценное время прогулки.
- Размер L.
Роско сунул куртку Рамоне, как будто Лорны здесь и не было.
- Следующий!
- Я говорю, размер L, - выдавила из себя Лорна и неохотно добавила, - пожалуйста.
Резким, взрывным движением Роско ткнул ей в руки куртку и изо всех сил толкнул ее к двери.
- Я сказал, следующий, Малли! Пошла наружу!
Лорна полетела вперед, взмахнула руками и чуть не упала ничком, но Келли подхватила ее. Она обернулась к Роско, грудь ее быстро вздымалась и опадала.
Чул выпучил глаза и одними губами произнес: «Вот дерьмо».
- Не нужно, - быстро сказала Келли, придерживая Лорну за свитер и изо всех сил оттаскивая ее к двери. Она чувствовала, как ее омывают волны гнева, струясь по ней, как водопад.
- Я хочу на улицу.  А это все  выходит из-под контроля.
Ее сердце заколотилось, когда она поняла, что все до единого заключенные затаили дыхание и смотрят, что же будет дальше.
- Лорна, пожалуйста, - Келли  подумалось – а захочет ли Лорна или, вернее, сможет ли она уступить ей на виду у всех.
Взгляды Лорны и Роско скрестились, и в них были холод и сталь. Но после нескольких напряженных секунд Лорна позволила Келли  увести себя.
- редиска, - мрачно пробормотала она, еще раз оглядываясь через плечо на Роско, который начал смеяться. 
- Не позволяй ему достать тебя, - проговорила Келли и понадеялась, что ее голос звучит успокаивающе, а не испуганно. – Ты же получила куртку, правильно? Пойдем, - она зашагала быстрее, пытаясь максимально  увеличить расстояние между Лорной и Роско. – Я думаю, там, снаружи, даже солнечно.

И в первый раз Келли толкнула большую металлическую дверь, которая вела в тюремный двор.
Поток свежего, влажного, наполненного сосновым ароматом воздуха, приветствовал их.  С одной стороны тюремный двор ограничивало крыло строгого режима, окруженное забором в пятнадцать футов высотой.Забор был увит  бесчисленными кольцами колючей проволоки с острыми, как  бритва, колючками, разделявшими два мира. Другие стороны двора выходили в поля, поросшие хвойными деревьями. Первая весенняя трава уже начинала то там, то сям  пробиваться сквозь островки ослепительно белого снега. А за всем этим, пронзая насыщенно-синее небо, высились горы.
Келли уже знала, что тюремный двор был одним из самых опасных в тюрьме мест. Группки женщин, разделившихся преимущественно по цвету кожи или расе, толпились вокруг  многочисленных столиков или спортивного инвентаря.

Келли глубоко вдохнула и застонала от неожиданного удовольствия, вызванного взрывом света и буйством красок. Она прищурилась и улыбнулась.
- Господи, я даже не знала, что снаружи так хорошо!
- Понимаю, - негромко согласилась Лорна.
И она действительно понимает, дошло до Келли, понимает, как никто.

Их кроссовки захрустели по гравию, когда они отошли подальше от здания, и Келли натянула куртку, радуясь хотя бы слабенькой защите от холодного, резкого ветра. Она запрокинула голову, позволяя солнечным лучам омыть ее лицо.
- Лорна, это так… - когда она оглянулась, ей пришлось зажать себе рот ладонью, чтобы не расхохотаться. 
Руки Лорны на добрых шесть дюймов торчали из коротких рукавов куртки, которая была ей мала минимум на два размера. Настолько мала, что ее даже застегнуть было нельзя. 
- Этот придурок  Роско каждый год дает мне самый маленький размер, - пожаловалась она, горестно глядя на Келли.
Келли не стала пока убирать руку от лица и мысленно сказала себе, что в том, как выглядит  Лорна,  нет ничего смешного.
- Но если я надену что-то еще, кроме этого, - Лорна потянула свой свитер, надетый поверх белой футболки, - то я за утро запарюсь.
- Да что такое между тобой и Роско? – у Келли от холода уже начало течь из носа, и она несколько раз шмыгнула. – Такое ощущение, что его хлебом не корми, дай над тобой поиздеваться.
Лорна опустила взгляд.
- У нас с ним старые счеты.
В Келли взыграло любопытство, и она запереминалась  с ноги на ногу, предвкушая, что сейчас узнает что-то новое.
- Старые счеты? Это с каких пор?
Лорна махнула рукой в сторону двора строгого режима.
- У всех в прошлом осталось что-то такое, о чем они не хотят рассказывать. – Она подняла глаза на Келли. – Правда?
Ее взгляд был таким пристальным, что Келли чуть не зашаталась.
- Я… я… Конечно.

Лорна немного расслабилась.
- Я не собиралась ударить Роско, ничего  такого. Ты можешь думать всякое, но я не сумасшедшая.
Келли осторожно посмотрела на нее и милосердно позволила Лорне сменить тему. До поры до времени.
- Я понимаю, что не очень хорошо знаю тебя, но мне показалось, что ты готова была взорваться, как ядерная боеголовка. 
Лорна слегка усмехнулась.
- Ну, такая возможность всегда есть, но вероятнее всего, я бы на него наорала и угодила бы в штрафной изолятор на несколько дней. Мы зовем это место «дырой».
- Несколько дней? – Келли знала, что охранники должны были поддерживать порядок, но несколько дней в одиночке за разговор на повышенных тонах – это, кажется, немного чересчур?
Лорна медленно кивнула и обхватила себя руками, спрятав кисти рук в подмышках. И бессознательно передвинулась чуть ближе к Келли.
- Да ты дрожишь! – Келли хотелось обнять эту женщину, прижаться ближе и укрыть ее своей курткой. Теплое чувство охватило ее при одной этой мысли. Вот это да.
- А ты не можешь разве просто вернуться внутрь и поменять куртку на нужный размер? Роско уже сыграл свою шутку, - и тут последняя группа заключенных вышла из здания в сопровождении Чула и Роско. Чул запер за ними дверь. – Не обращай внимания, - уныло сказала Келли.
Лорна набрала полную грудь воздуха и улыбнулась, несмотря на то, что выглядела она смешной и жутко замерзшей.
- Да все нормально, - ее голос звучал твердо.- Я просто сделаю то, что делаю каждый год.
- Это что?
- Загадаю желание, чтобы молния шарахнула этого ублюдка Роско прямо промеж глаз.
- Не то, чтобы я думала, что это несправедливое желание, но… - Келли запрокинула голову и оглядела голубое небо, - похоже, оно не сбудется.
- Тогда придется удовлетвориться игрой в баскетбол, - Лорна показала в сторону баскетбольной площадки, где с десяток женщин взволнованно обступили еще одну, накачивавшую баскетбольный мяч. Другие заключенные  уже рассосались по разным частям двора – кто к деревянным столикам, кто к  маленькой грунтовой дорожке или нескольким турникам и на удивление благоустроенной волейбольной площадке, которая быстро заполнялась желающими.
- Ты играешь? Поупражняться было бы полезно.

Келли посмотрела вдаль, на горы. Она никогда особо не любила природу, никогда не ходила в походы и редко выбиралась даже в городской парк. Но внезапно при виде увитого колючкой забора, отделявшего ее от деревьев, ей захотелось разрыдаться. Она хотела быть там.
Она хотела быть где угодно, но только не здесь. Келли согнулась, как будто кто-то ударил ее в живот. 
Лорна осторожно коснулась ее руки.
- Келли?
Келли с усилием подавила боль в груди и выпрямилась.
- Прости. Я в спортивных делах абсолютный чайник, - она оглядела двор, и у нее волосы встопорщились на затылке.
Другие заключенные и даже охранники наблюдали за ними. 
- Что они делают? – пробормотала она себе под нос, чувствуя себя, как букашка под микроскопом.
Лорна несколько раз подпрыгнула на месте, чтобы разогнать кровь и согреться.
- Я думаю, они пялятся на нас, чтобы посмотреть, собираюсь ли я что-то сделать из-за того, что ты оттащила меня от Роско, и еще  их интересует, заберу ли я у тебя куртку, - она сердито посмотрела по сторонам. – Уроды.
Келли заморгала.
- Чего они ждут? Лорна что, уже поступала так с кем-то? - Да с чего бы ты стала…
- Это как раз нетрудно понять, Келли, - спокойно ответила Лорна и засунула руки в карманы джинсов. – Представь, что мы – собаки. Я – альфа. Это значит, что я получаю самый большой кусок мяса. А ты, раз ты не альфа, получаешь объедки, - она развела руки в стороны и показала на свою куцую курточку. – А это как раз  объедки. 
Какая-то часть Келли хотела рассмеяться Лорне в лицо. Ни на чьи объедки она не согласна! И все же большая ее часть понимала, что Лорна до смерти серьезна и что роли, которые они играют здесь - это совсем не игра, без разницы, совпадают они с ее внутренним мироощущением или нет.
- Я не должна была оттаскивать тебя от Роско, - тихо проговорила она.
- Пожалуйста, не жалей об этом, - Лорна сжала губы. – Я рада, что ты не хочешь допустить, чтобы я сделала что-то глупое. Это… - она остановилась, подбирая правильные слова. – Ну, просто много времени прошло с тех пор, когда хоть кому-то было не все равно, что со мной происходит.
- Лорна, мне не все равно, честно.
И это была правда. Хоть она и не очень умела дружить, но кажется, Лорна могла быть хорошим другом, и самым удивительным следствием этого стало то, что  это заставляло Келли тоже хотеть быть хорошей – в ответ.
- Слушай, - осторожно начала Келли, надеясь, что она хоть чуть-чуть разобралась в своей сокамернице. Хотя трудно было  не чувствовать себя связанной с человеком, который придерживал твои волосы, пока тебя выворачивало наизнанку, и который не отвернулся от тебя, когда тебе было хуже некуда. Боже, хотела бы я, чтобы Лорна была  геем. – Я знаю, что мне нужно куда больше помощи, чем тебе, но это не значит, что мы не можем помогать друг другу. Я думаю, в таком месте, как здесь, это хорошо,  если кто-то прикрывает тебе спину, так ведь?
От улыбки лицо Лорны расплылось, а в уголках голубых глаз  цвета океана на закате, появились морщинки.
- Абсолютно.

На мгновение Келли ошарашенно замерла – не столько от слов Лорны, сколько от того, что ее сердце воспарило при мысли о том, как же здорово видеть Лорну счастливой, пусть всего только на секундочку.  Это было новое чувство, и она не могла понять, было ли оно сбивающим с толку или замечательным.
Отбросив эти мысли, она расправила плечи и сделала следующий шаг, означающий, что она смирила свою гордыню. Несколько раз она сглотнула, но наконец коснулась руками застежки куртки.
- Ты можешь взять мою куртку. 
- Нет, - рука Лорны дернулась, чтобы остановить ее. – Не нужно. Я не стану так поступать только потому, что другие думают, что я могу это сделать или должна,- она легонько сжала руку Келли, глянула на нее из-под густых ресниц, и на лице у нее была написана неуверенность. – Хорошо?
Порыв ветра швырнул прядь волос на лицо Келли, и Лорна вдруг потянулась к ней и другой рукой нежно заправила ее за ухо. Теплые пальцы задели замерзшее ухо, и Келли негромко ахнула от неожиданной интимности  жеста.
Лорна медленно опустила руку.
Келли посмотрела ей в лицо, но оно уже сделалось отстраненным. Лорна по-прежнему оставалась загадкой.

Потом Лорна засунула руки в карманы и слегка пожала плечами.
- Пойду, наверное, постучу мячиком. У нас осталось всего сорок пять минут, - но  с места она при этом не сдвинулась.
Келли на самом деле не хотелось оставаться одной, но она ни разу баскетбольного мяча в руках не держала, а Лорне явно не терпелось поиграть. Теперь это твоя жизнь. Ты не можешь все время таскаться за ней, как приклеенная, пока она не разозлится, и не прогонит тебя. И что ты тогда будешь делать?
- Иди, развлекайся, - она попыталась изобразить ободряющую улыбку. – А я  пройдусь по дорожке, хоть ноги разомну.
Лорна выдохнула с явным облегчением.
- Отлично, - все еще немного неловко сказала она. – Я знаю, что это прозвучит, как чистый расизм, но держись подальше от чернокожих заключенных.
Келли распушила перья.
- Но…
Лорна подняла руку.
- Они тебя не знают. А это значит, что они тебе не доверяют. Это со временем может поменяться, но сейчас прояви уважение и держись подальше от них.
Келли вскинула бровь.
- Уважение – это их полностью не замечать?
Удивление и беспокойство одновременно отразились на лице Лорны.
- Ты и правда такая наивная фиалка? Давай-ка я прочту тебе ускоренный краткий курс отношений в тюремном дворе.
Келли закатила глаза, но стала слушать.
- Не смотри на них. Не сиди на их скамейках, - она повела рукой. – Даже не ходи рядом с ними. Вон те лавки – их. Не заговаривай с Жанелль. Это вон та, тощая, с короткой афрострижкой и татуировкой на шее. Она у них главная.
Келли сморщилась.
- Это та, с татуировкой в виде паутины? Мерзость. Я помню ее по столовой.
Лорна одобрительно кивнула.
- Хорошо. Ты внимательная. Жанелль на самом деле довольно классная, но не заговаривай с ней, пока она не заговорит с тобой первой, - она криво усмехнулась. – Твое плохое поведение плохо отразится на мне, и потом мне придется проводить с тобой воспитательную работу, чтобы сохранить авторитет.
Глаза Келли сузились, но Лорна многозначительно посмотрела на нее.
- Не думай, что я этого не сделаю, Принцесса.
Келли всплеснула руками.
- Ладно.
- Черные держатся вместе не просто так. Они сильны числом.
- Они что, банда? – Келли настороженно глянула вбок. Она никогда еще не видела сразу всех заключенных, содержавшихся на общем  режиме, вместе. 
Даже в столовой они ели посменно, в зависимости от номера камеры и выполняемых работ. Но теперь, когда она увидела  всех собранными вместе, она слегка поежилась. Лучше бы это развидеть.
- Эти? Неа. Они просто держатся вместе. Черные банды – это скорее в мужской тюрьме на севере штата. То же самое с мексиканцами.  А вон те  тетки на тренажерных скамейках - это почти банда, - Лорна сжала губы. – Эти сучки контролируют большую часть здешнего черного рынка, да и на строгом режиме тоже, - ее голос понизился на октаву. –От них тоже держись подальше, Келли. Я серьезно.
Келли повернулась, чтобы посмотреть на группку белых женщин, стоявших вместе. Холодок прошелся по  ее спине и угнездился внизу живота. Среди них была Катрина.
Но, хотя Лорна и сказала ей держаться от Катрины подальше, все равно между ее сокамерницей и блондинкой  существовала  какая-то связь.  Они излучали что-то такое, что напоминало отношения в неблагополучной семье. Лорна и Катрина явно презирали друг друга, но это не отменяло того факта, что тонкая, но очень реальная нить связывала их вместе.
Паршиво.
- Тебе не придется повторять это дважды. Они даже знать не будут, что я здесь. Но хоть по дорожке я могу пройтись?
- Если увидишь, как кто-то из женщин прохаживается  парой вдоль периметра и поглядывает на охранников, будь осторожна. Это верный знак, что они собираются устроить кому-то темную.
Келли непонимающе посмотрела на нее.
- На тюремном жаргоне это может означать что угодно – от пары пинков до серьезного избиения, - объяснила Лорна.

- А вон там? - Келли незаметно повела рукой в сторону женщины, которая стояла так близко, как только могла осмелиться, к забору, разделявшему зоны общего и строгого режима. – Что она делает?
- Маякует.
Келли нахмурилась. Ее двоюродный брат страдал глухотой, и она видела, как он общается с помощью знаков, когда они были детьми, но эти неуклюжие, размашистые движения выглядели совсем незнакомо.
- Это не язык жестов.
- Конечно это он. Только это не тот язык, который можно увидеть на воле. Видишь? – Лорна повела подбородком в сторону спортплощадки во дворе зоны строгого режима. – Это она так разговаривает с вон той маленькой цыпочкой на лавке.
Келли посмотрела в том же направлении и увидела маленькую пепельно-русую блондинку, которая выглядела так, словно ее может унести первым же порывом ветра. Она смотрела, как две женщины взволнованно жестикулируют,  но тут к той, что была за забором, подскочил охранник, ухватил ее за ворот и затолкал внутрь здания.
- Что они говорили?- поинтересовалась она вслух.
Повисла долгая пауза.
Келли обернулась.
- Лорна?
Лорна отвела взгляд от приунывшей женщины, которая быстро отскочила от забора. Казалось, она почему-то не хочет отвечать на вопрос Келли.  Это, казалось, было чем-то… личным, хотя и она сама, и все остальные заключенные, которые не были такими молокососами, как Келли, понимали, что к чему.
- Они что, договаривались как передать наркотики или еще что-то? – Келли было ясно, что, разговаривая друг с другом, они нарушили какое-то правило.
Лорна вздохнула.
- «Я люблю тебя», - она перевела взгляд на Келли. – Вот что они друг другу говорили.
Внезапно у Келли комок встал в горле.
- Ох…

Лорна подбежала к площадке, поприветствовала женщин, хлопнув  по поднятым ладоням, и вступила в игру. Высокая женщина, стучавшая мячом, подошла к ней.
- Не может эта шлюха стать еще ближе? – внезапно сварливо пробормотала Келли.
Заключенные молча разделились на команды, и Келли решила, что они, наверное, играют вместе не первый раз.
- Ладно, где тут дорожка? - она начала прогулку, изо всех сил пытаясь держать голову высоко и не отводить взгляд от заключенных, мимо которых она проходила. «Не показывай, что ты боишься» - так ей сказала Лорна всего на второй день ее пребывания в Блу Ридж. – «Даже когда внутри ты разваливаешься на куски, будь сильной снаружи».

Дорожка была немного неровной, но размять ноги оказалось действительно хорошо. Она прошла уже половину второго круга, когда услышала, как кто-то зовет ее по имени.
- Эй, chika… Келли, погоди! – сзади мелкими шагами к ней подбежала Рамона.
Рамона была низенькой, едва ли пять футов и два дюйма ростом и от силы сто фунтов весом.  (1,57 м и 45 кг соответственно – прим.пер.) Но манерой  держаться она немного походила на Лорну, и это  компенсировало ее размер. Ее вьющиеся волосы были коротко подстрижены сверху и по бокам, а сзади оставались длинными, что лично Келли считала абсолютной пародией на прическу, но ее круглое лицо было открытым и дружелюбным, а полные губы почти всегда были изогнуты в усмешке.
- Красиво, но холодновато сегодня на улице, да? – ее мексиканский акцент был густым и пряным, как сальса, но после того, как долгие годы Келли нанимала работяг-нелегалов  из южного зарубежья, у нее не было проблем с пониманием испанского, который был весьма распространен в Блу Ридж. (Са́льса (исп. salsa) — типичный мексиканский соус. Чаще всего сальса изготовляется из отваренных и измельчённых томатов или томатильо (один из видов физалисов) и/или чили, с добавлением листьев кориандра, лука, чеснока и чёрного перца. Также возможно приготовление сальсы из других, часто непривычных сочетаний продуктов, например, лука и фейхоа – прим. пер.)

Келли запрокинула голову, снова чувствуя на лице солнце.
«Будь милой» - предупредила она себя. – «Ну и что, если у вас с ней ничего общего? По крайней мере, хоть кто-то из заговоривших с тобой не выглядит так, будто хочет тебя ударить».
- Да, здорово.
Рамона, казалось, чуток расслабилась.
- Как оно ничего?
- Нормально, - выдала Келли и быстренько глянула через двор на баскетбольную площадку, чтобы в аккурат увидеть, как Лорна бросает штрафной  и промахивается.
Рамона подняла воротник своей куртки.
- У нас с тобой соседние камеры, а вижу я тебя  совсем не часто. Ты тут уже сколько - несколько недель, да?
Келли в точности знала, сколько дней, сколько часов – она глянула на часы – и сколько минут она уже провела в этом месте. Но она как-то сомневалась, что Рамоне нужны такие подробности.
- Да, около того. 
Рамона поглядела на темные круги под глазами Келли с дружеским участием.
- Я больше не слышу, как тебя каждую ночь выворачивает наизнанку. Тебе должно было чуток полегчать, si?
Смущенная Келли внутренне сжалась.
- Ты это слышала?
Рамона издала мягкий кудахтающий звук.
- Ты не первая женщина, которая здесь слезла с наркоты или отвыкла от выпивки, chica. И не смотри на меня так, будто хочешь под землю провалиться. Видела бы ты меня, когда я угодила сюдав первый раз!
Келли уже была научена не задавать лишних вопросов, но не она же подняла эту тему. Так что…
- А ты здесь не в первый раз?
- Si. Это моя вторая ходка. Досиживаю год до пятерки, - она печально глянула на Келли. – Мое условно-досрочное освобождение не очень хорошо прошло, понимаешь?
Келли не понимала, но на всякий случай вежливо покивала.
- Ну так как оно ничего, если по-честному?
Не в силах сдержать себя, Келли всплеснула руками.
- А как, к дьяволу, ты думаешь оно может быть? Это же тюрьма… тю-рьма! Все отвратительно! Полный отстой!

Рамона расхохоталась низким грудным смехом, совершенно не соответствовавшим ее миниатюрным размерам. Келли несколько раз негодующе фыркнула – и присоединилась к ней.
- Конечно, это отстой, - выговорила Рамона. – А ты думала, как тут будет? Это ж не … мммм… как вы это называете? Не загородный клуб? (Загородные клубы в Америке – это  частные клубы для состоятельных людей, часто с закрытым членством, которые обычно находятся на окраине города или в ближайшем пригороде, и предлагают разнообразные способы проведения досуга – от спортивных (гольф, теннис, бассейны, поло) до развлекательных -  прим.пер.)
Келли начала свой третий круг, не сводя глаз с бесконечных рядов зловещей колючей проволоки.
- Точно. Не загородный клуб.
- Но ведь могло быть и хуже, - выдала Рамона, торопливо шагая рядом. – Ты могла оказаться сама по себе и не быть частью familia… семьи Лорны.
Она задумчиво прикусила нижнюю губу и через несколько секунд добавила:
- Она слишком долго была одна. Я хоть письма получаю, и мой Эдуардо с сыновьями навещают меня. А у нее никого нет. Но теперь вам обеим есть к кому прислониться. Usted es ambas mujeres afortunadas. (Вы обе – счастливые, вам обеим повезло – прим.пер.)
Видимо, испанский Келли оказался не так хорош, как она думала. Но несколько слов она разобрала.
- Мы – счастливые?
Рамона хлопнула ее по спине, пока они обгоняли пару очень медленно идущих пожилых женщин.
- Да! Это хорошо, что ты делишь с Лорной постель. Она получает больше уважения.
- Мы не… - Келли прервала себя, решив, что лучше пусть остальные думают, что так оно и есть. Пусть считают, что у них с Лорной самые близкие отношения, так даже лучше.
- Ты права. Намного хуже было бы оказаться совсем одной.

Рамона довольно кивнула.
- Я знаю Лорну с тех самых пор, как ее перевели сюда со строгого режима. Даже тогда она была добра ко мне. Сегодня я видела, как ты пыталась ее защитить от этого cabrón Роско. Ты правильно сделала. Здорово видеть ее счастливой. (Сabrón- ублюдок, прим. пер.)
- Ты думаешь, Лорна счастлива? – спросила Келли, зная, что в ее голосе звучит удивление. Да кто может быть по-настоящему счастливым здесь?
- Конечно! Это вторая большая перемена в ее жизни.
Келли замедлила шаг так, чтобы не обгонять семенящую Рамону.
- Что ты имеешь в виду? И что было первой переменой?
- Неа, - Рамона помахала пальцем. – Про первую пусть она сама тебе расскажет. Но ты – это вторая. Я вижу, как она с тобой разговаривает, - она пожала плечами. – Мы с Лорной – мы здороваемся, иногда моем душевые вместе, если попадаем в одно дежурство, и иногда она спрашивает меня о моих сыновьях и муже. Но я никогда не видела, чтобы она хоть с кем-то разговаривала больше, чем минуту и ли две. Она вежливая, но… - Рамона жестом показала, как она запирает рот на замок и выбрасывает ключ.
- Мммм… может, она просто не любит бросать слов на ветер?
- Может, и так, - с сомнением согласилась Рамона. – А может, она просто не нашла правильного человека, с кем можно поговорить. – Ее большие темные глаза наполнились растущей тревогой. - Mierda!

Сердце Келли заколотилось.
- Что такое?
- Привет, - раздался над ее ухом ледяной голос, от которого у Келли пошли мурашки по спине. – И что ты делаешь так далеко от своей защитницы? – Катрина, одетая в мягкую кожаную куртку и шарф, обогнула их. За ней подтянулись несколько ее шестерок. Она улыбнулась Келли.
- Шла бы ты лучше отсюда, - храбро заявила Рамона, и ее взгляд метнулся к баскетбольной площадке на противоположной стороне двора. – Лорне не понравится, что ты пристаешь к ее женщине.
- Да мне плевать, что там понравится  или не понравится Малли! – прошипела Катрина, и ее лицо неожиданно перекосилось от ярости. Она снисходительно глянула на Келли. – Ты же не нравишься Малли в этом смысле, так ведь?
Келли захотелось выцарапать ей глаза.
- Брысь! - Катрина резко шагнула к Рамоне, та  на долю секунды обеспокоенно посмотрела на Келли, а потом повернулась и рванулась прочь, как пробка из бутылки. – И вы, ребята, тоже – скомандовала она своей свите, которые что-то пробормотали о том, что зря ноги били, но повиновались почти так же быстро, как  и Рамона. – У нас с Келли есть личное дельце, - она подняла руку и провела пальцами по мягкой щеке Келли. – Правда?
Келли с силой оттолкнула ее руку. О боже! Где Лорна? Где охранники?
- Убери от меня свои грязные руки!
- Тихо. Я не собираюсь тебя обижать, - голос Катрины был нежным, как шелк. – Мы с тобой просто неправильно начали. Теперь все может быть совсем по-другому.  Ты уже должна понимать, Холлоуэй, что я – не простая  заключенная.
- Да ну?
- Конечно.  И я вижу, что ты тоже ни перед чем не остановишься, лишь бы добиться своего, - она указала пальцем на себя. – А именно это и требуется, чтобы преуспеть. Я тоже такая. Тут идет нечестная игра, и хорошие в ней проигрывают, - она говорила абсолютно серьезно. – На самом деле я давно мечтаю здесь развернуться, особенно, если ты будешь на моей стороне.

Келли посмотрела на нее так, словно она была сумасшедшей.
- И ты считаешь, я могу поверить в этот бред?
Катрина чуть виновато улыбнулась, как маленький ребенок, который пытается выбраться из неприятностей, прикинувшись милым.
- Так было бы намного проще.
У Келли живот свело при одной мысли, что ей придется выносить присутствие этой поганой женщины хотя бы еще минуту.
- Уйди с дороги, или я позову охрану!
Катрина рассмеялась.
- Моего хорошего приятеля Роско? – она шагнула ближе к Келли. – Он любит наблюдать, знаешь ли. Здесь ты либо трахаешься с охранниками, либо с другими заключенными. А я что-то не видела тебя ни с одним из охранников… Я уверена, что он не станет возражать, если однажды ночью, когда ты заглянешь ко мне в гости, я позову и его.
Келли вскинула голову.
- Да я лучше сдохну!

Катрина поджала губы.
- Ничего такого трагического точно не потребуется. Но, - она слегка пожала плечами, - это без разницы. Рано или поздно ты сама ко мне придешь. – Несколько  секунд она изучающее смотрела Келли  в  лицо. -  И просто чтобы показать, что между нами не осталось никаких обид, я хотела бы кое-что тебе подарить.
- Ты уже пробовала мне кое-что подарить, забыла, что ли? – каждое слово Келли было пропитано отвращением. – И тогда мне это тоже не было нужно! – Она попыталась пройти вперед, но Катрина снова преградила ей путь, явно наслаждаясь растущим беспокойством Келли.
Катрина помахала указательным пальцем у нее перед лицом.
- Это – другой подарок. И ты еще даже не знаешь, что это.
Несмотря на свой страх, Келли выпрямилась и посмотрела высокой женщине прямо в лицо.
- Ничего мне от тебя не нужно. Сколько раз мне повторить, чтобы до тебя дошло?
- Даже глоточка спиртного? – сладеньким искушающим голосом пропела Катрина. – Для тебя – бесплатно, - она подмигнула. – По старой памяти.
Келли побледнела.
- Я так понимаю, ты предпочитаешь скотч? Я права? – в ее голосе слышалась абсолютная уверенность. – У меня в камере он как раз есть. И это не дешевое пойло. Односолодовый. 
Катрина нарочито медленно облизала губы, будто после долгого, приносящего удовлетворение, глотка.
У Келли подкосились колени.
- У него такой богатый и глубокий вкус. Помнишь, как он согревает рот и скользит по горлу вниз, до самого желудка, а там всасывается в твою кровь?
Каждая клеточка в теле Келли кричала «Да!» Совершенно без ее воли рот наполнился слюной.
- Я… я…, - она зажмурилась и отвернулась.  Господи. Может, попробовать? Ну чем мне повредит один глоток? Я больше не сорвусь с катушек. – Я… Мне это не нужно, - но ее голос прозвучал неубедительно даже для ее собственных ушей.
Катрина посмотрела на нее знающим взглядом и нежно приподняла рукой ее дрожащий подбородок.
- Нужно, - мягко сказала она. Я понимаю, что тебе нужно. Я вижу это в твоих глазах, и я могу это тебе дать.
Келли с трудом сглотнула.
- Ты… ты можешь? 
- Я хорошо это умею, - обнадеживающе и спокойно произнесла Катрина. – Давать людям то, что им нужно. Облегчать их страдания.
Келли дернула подбородком в сторону, пытаясь не ляпнуть, что она готова прямо здесь и сейчас сделать все, что захочет Катрина, ради этой бутылки.
- Ладно, - дрожащим голосом призналась она, - мне это и правда нужно. – Горящим взглядом она уставилась на нее. – Я хочу выпить так сильно, что готова почти все сделать за это.
Катрина заулыбалась, как Чеширский кот, ее светлые волосы полоскались вокруг головы на ветру.
- Тогда….
- Почти.
Улыбка начала гаснуть.
- А провести  еще хоть пять секунд  обществе  с такой грязной дряни, как ты, даже близко в это «почти» не вписывается!  - Келли улыбнулась при виде ошеломленного лица Катрины. Не ожидала этого, сучка?

Руки Катрины взметнулись, и она ухватила Келли за плечи, впилась в них сильными пальцами и рванула ее на себя.
Келли приглушенно вскрикнула, но быстро затихла, когда хватка Катрины усилилась, и ей стало больно. Ее ноги едва касались земли, их тела соприкасались во весь рост. В дыхании Катрины она учуяла запах давешнего рубленого мяса, и у нее свело живот. 
- Ты думаешь, с Малли тебе будет лучше? – рявкнула Катрина, дико сверкая глазами.
Келли даже дышать не осмеливалась, на глаза навернулись горячие слезы, и она не успела их остановить.
- Думаешь? – Катрина яростно встряхнула ее.
- Да! – дрожащим голосом  выкрикнула Келли.
- Подумай еще, -  рот Катрины был так близко, что их губы почти соприкасались. – Да она в два раза хуже, чем я когда-либо была и буду! Ты спишь в змеином логове, в нескольких дюймах от ее ядовитых зубов, и ты думаешь, что ты в безопасности?! Тогда ты просто дура! Ты не знаешь, с кем ты связалась, новенькая!

Келли с вызовом вздернула подбородок.
- Знаю!
- Да ну? – Катрина понизила голос до зловещего мурлыкания. – А она рассказала тебе, что она – хладнокровная убийца?
Глаза Келли распахнулись.
Катрина  сжала ее еще крепче, и Келли прикусила губу, чтобы не расплакаться, и не доставить Катрине удовольствия. В ее руки словно вогнали миллион крошечных иголок, и они уже начинали неметь.
- Малли говорила тебе, что ей нравится убивать? Говорила, какова на вкус свежая кровь? 
- Врешь!
- И как это – чувствовать, как кровь стекает по твоим пальцам? – еще один яростный рывок. – А?!
- Нет! Келли зажмурилась, откинула голову назад, а потом рывком двинула ее вперед и ударила Катрину по лбу и  переносице.

Катрина выронила ее, как мешок с картошкой и обе они, оглушенные, рухнули на дорожку.
Келли зашипела от боли. «Господи!» Земля была такой холодной. Несколько секунд вокруг нее все плыло. Она с усилием  попыталась встать на четвереньки, но быстро оставила эту затею и осталась полусидеть на холодной земле. В голове пульсировала боль, и она несколько раз моргнула, пытаясь навести резкость на  две расплывчатые фигуры, которые быстро приближались.
Катрина поднялась на ноги первой и с холодной злобой уставилась на Келли. Тоненькая струйка крови текла с ее лба и носа, который теперь был свернут на сторону под странным углом.  Ее рот перекосило от ярости.
- Сука! Я убью тебя!
- Катрина? – голос раздался сзади и, едва Катрина повернулась, ей прямо в голову с потрясающей скоростью влетел баскетбольный мяч. Сила удара сбила ее с ног, и она приземлилась на спину с громким «Уфф!», когда воздух вырвался из ее легких.

А потом теплые ладони охватили щеки Келли и начали гладить их.
- Ты в порядке?
Келли несколько раз закрыла и открыла глаза, издалека донеслись пронзительные звуки полицейских свистков. Она потерла глаза тыльной стороной руки. Руки все еще покалывало. Солнечный свет играл на волосах Лорны, подсвечивая яркие каштановые пряди. Келли улыбнулась уголком рта. Ох, до чего же красиво.
- Лорна?
Лорна опустилась перед ней на колени.
- Да, это я. – Явно в расстроенных чувствах, она провела руками по руками Келли, потом по ногам, чтобы понять, не ранена ли она. – Прости меня, - она сердито покачала головой. – Эта сучка не подрезала тебя, нет? – она задрала куртку Келли. – Нет, нет. Крови нет, - бормотала она, опуская куртку вниз. Потом подняла глаза и увидела,  как на лбу Келли  формируется шишка. – Черт.
Келли выдохнула с облегчением.
- Ох, как же я рада тебя видеть.
- А не должна бы, - Лорна просто искрила от злости. – Я увлеклась игрой, и вообще ничего вокруг не видела. Мне так жаль! 
- Да все нормально. Вы хоть выиграли?
- Что? А… я не знаю! – она осторожно приподняла голову Келли,  мягко ощупала здоровущую шишку, которая уже начинала багроветь, и сочувственно поморщилась.

Пронзительный ноющий звук  привлек внимание обеих женщин к Катрине, которая лежала на земле сбоку от них, прижимая окровавленные руки к носу и лбу.  Она что, так скулит с тех пор, как рухнула на землю?
- Ты что, врезала ей головой и сломала ей нос? – пораженно спросила Лорна, и глаза ее широко раскрылись. – Ну ни фига себе! 
Келли медленно кивнула и сморщилась от пульсирующей боли. Казалось, ее голова сейчас взорвется.  Но в этот раз она смогла проморгаться и ясно увидела свою напарницу и нервничающую Рамону, которая стояла прямо за ней и переминалась с ноги на ногу. – Она это заработала.
Лорна зло прищурилась. Если бы взгляды могли убивать, Катрина бы уже шарила в поисках вил и затачивала свои рога и раздвоенные копыта. 
- Черт, да, она это стопудово  заработала. И даже больше.

Катрина, наконец, смогла встать на подкашивающиеся ноги, и тут как раз показались ее друзья в сопровождении Чула и сопящего, как паровоз, Роско, который выглядел так, будто от короткой пробежки его вот-вот хватит удар.
Чувствуя облегчение оттого, что охранники пока занялись Катриной, Келли спросила:
- Ну, и насколько сильно я вляпалась?
Вопрос прозвучал так по-детски, что Лорна  сдержала снисходительную усмешку.
- Наполовину. Слухи о том, что приключилось сегодня, распространятся быстрее, чем лесной пожар, и к вечеру все будут об этом знать, - она взяла Келли за руки, нахмурилась оттого, что они были холодными, и внимательно осмотрела на предмет повреждений. – Ну и как это – быть крутой девчонкой?
- Я в основном, перепугана, - неуверенно ответила Келли. – И совсем не чувствую себя  такой крутой.
- Я в точности тебя понимаю, - пробормотала Лорна и изо всех сил попыталась ободряюще улыбнуться. – Но это будет наш с тобой маленький секрет. Остальные теперь дважды подумают  прежде чем связываться с тобой, Принцесса, - в ее голосе прозвучала несомненная гордость. – Ты поступила правильно. 
- Не было бы счастья, да несчастье помогло, - у Келли слегка полегчало на душе.
- Но остается Катрина, - Лорна поморщилась. – Она захочет убить тебя, просто чтобы сохранить лицо. Теперь она ненавидит нас обеих, и она – опасный враг, Келли.
Улыбка Келли испарилась.
Фраза из цветистых ругательств заставила их обеих дернуться.
- И Роско разозлился, - хором сказали они.
Келли почувствовала  резкую боль во лбу.
- Шишка выглядит так же паршиво, как и болит?
- Дай-ка гляну, - Лорна осмотрела ушиб, а потом  - зрачки Келли, чтобы понять, одинакового ли они размера. Успокоившись, она прижала голову Келли к своей груди в неожиданном объятии. Потом подняла голову и осмотрела двор, убеждаясь, что все и каждый точно видят ее действия.
- Тебе здорово досталось. Но ты по-прежнему, самая красивая женщина во всем дворе.
Келли встрепенулась при этих тихих словах, но Лорна, кажется, сама не осознавала, что произнесла их вслух.
Лорна прижалась подбородком к макушке Келли и нежно провела по волосам дрожащими руками. Потом наклонилась к ее уху:
- Тебя не тошнит? Голова не кружится?
Келли прислушалась к своим ощущениям и решила, что хоть у нее все и болит, но случалось ей бывать и в худшем положении.
- Нет.
Лорна шумно выдохнула.
- Тогда тебя просто хорошенько встряхнуло. Паршиво, но ты будешь в порядке. 
- А с тобой что будет? – спросила Келли, ни на дюйм не отодвигаясь от Лорны, чье имя уже некоторое время звучало среди непрекращающихся ругательств Роско.
- Ничего такого, что не стоило бы того, что я сделала, и даже в десять раз больше, – теплота в голосе Лорны подсказала Келли, что она прощена за то, что ввязалась в неприятности.
Но ее сердце сжалось при мысли о том, что ее напарнице в это раз придется расплачиваться вместе с ней.

Лорна , казалось, совсем не собиралась отпускать Келли, и та доже не двигалась. Скоро охрана потащит их внутрь.
- Поверь мне, - Лорна лихо улыбнулась. – Я не получала такого удовольствия от баскетбола уже много лет.
Обе тихонько фыркнули, наслаждаясь близостью, хотя ни одна пока не была готова об этом говорить.
Келли чувствовала, как тепло тела Лорны прогоняет холод  прочь.
- У нас проблемы, да?
- О да, Принцесса, - прошептала Лорна ей прямо на ухо. – Большие проблемы. Если меня не будет несколько дней, держись Рамоны, ладно? 
И именно в этот момент, защищенная крепким  дружеским объятием, Келли поняла, что не хочет портить теплое, светящееся, переполняющее ее  чувство размышлениями  о будущем. На этот раз  ее более чем устраивало настоящее.

Отредактировано Gray (19.06.15 23:41:25)

0

4

ГЛАВА 5

Месяцем позже

- Ну что мы такого натворили, что снова это делаем? – Келли окунула швабру в ведро с грязной водой.
Она прислонилась лбом к ручке, ее тело протестовало против непривычной нагрузки. Они с Лорной отмывали душевую и, несмотря на паршивые воспоминания, связанные с этой комнатой, она больше  напоминала ей школьных  днях и школьных же помещениях.
Близился отбой, а они все еще усердно трудились. Чул сидел снаружи, за дверью, читал журнал и терпеливо ожидал, пока женщины  закончат уборку.
- Это не наказание.
Келли что-то согласно пробормотала. Свое первое наказание она заработала после стычки с Катриной – лишилась  права на прогулки на две недели и провела массу времени за очисткой забитых сифонов в столовке и помывом писсуаров в комнате отдыха охранников, и это не считая  обычных обязанностей.
А вот Катрина вообще никакого наказания не получила. Она провела с Роско личную беседу, (после которой он ходил и лыбился два дня),  и ей удалось убедить его, что она и так уже достаточно натерпелась. В конце концов,  ей ведь  пришлось наложить четыре шва! Так что всех собак повесили на бедную Лорну, признав ее зачинщицей инцидента.
Она целую неделю провела в  дыре.
Келли жутко возмущалась несправедливостью произошедшего. Но Лорна, вернувшаяся из одиночки в  необычно тихом и созерцательном настроении, отнеслась к этому  философски и убедила  Келли, что когда она пришла к ней на помощь, то точно знала, что она делает.
Неуважение, проявленное Катриной к ее семье, нельзя было оставить незамеченным, серьезно объяснила она, иначе все кругом могли подумать, что их можно взять голыми руками. Что бы это ни означало.

- Это была наша очередь убираться, - продолжила Лорна. Рамона и Дасти должны были помогать нам, но они болеют, -  она отмывала сток ванной потертой губкой. – Чертов грипп уложил весь блок.
Келли глянула на длинные резиновые перчатки на своих руках.
- Господи, пожалуйста, пусть мы его не подцепим. Я уже вытошнила свою норму до конца жизни.
Лорна сочувственно глянула на нее.
- Но ты же теперь чувствуешь себя куда лучше, это сразу видно.
Лицо Келли снова обрело цвет, а темные круги под глазами были почти незаметны. Даже шишка на лбу, делавшая ее похожей на мутанта-единорога, исчезла за последние несколько дней. 
Келли выдавила из себя улыбку. 
- Ну я же еще не собираюсь помирать, в конце концов, - голос ее прозвучал так, словно она не была в этом уверена на все сто процентов. Предложение Катрины все еще не давало ей покоя. – Я все еще чувствую…  что я не в своей тарелке, наверное. Но хочешь верь, хочешь нет, мне гораздо легче справиться с отсутствием выпивки, чем со всеми теми преимуществами и недостатками, которые ее сопровождают.
- Правда?
- Черт, нет! Выпивка делала жизнь куда лучшей! Выпивка рулит!
Лорна расхохоталась, и Келли почувствовала, как ей становится нечем дышать. Когда Лорна улыбалась искренней улыбкой - не ехидной, не вынужденной, которую она демонстрировала гораздо чаще – она становилась по-настоящему красивой.
И Келли всем нутром  уразумела непреложную истину.
Я хочу поцеловать ее. Да что со мной такое? Катрина же совершенно ясно сказала, что Лорна – гетеро. Она никогда не захочет меня в романтическом смысле.

Келли отвлекла себя  тем, что вытащила швабру из ведра и поволокла ее в угол душевой. Там был коричневатый, трудно оттираемый налет, и было гораздо легче  не думать об этой мерзости, а вспоминать привлекательный смех Лорны.
- У тебя, наверное, для такого была дома горничная, - рассеянно заметила Лорна, склонив голову и возвращаясь к своей работе. 
Келли нахмурилась.
- Да, ко мне приходила уборщица два раза в неделю. Но я  серьезно сомневаюсь, что она работала на четвереньках, как ты.
Лорна с вызовом вскинула бровь.
- А ты не думаешь, что кругом полно работяг, которые  дни напролет заняты тяжелым, но честным трудом?
- Я не знаю никого, кто занимался бы этим дни напролет. Люди могут тяжко трудиться для достижения своих целей, но делать из этого выводы об их честности было бы большой натяжкой.
Лорна что-то уклончиво проворчала. Ее волосы взмокли на висках, с подбородка капала струйка пота.
- Ладно, проехали.
Келли охватило раздражение.
- Я не была миллионершей или кем-то из этой серии. У меня был просто комфортный уровень жизни, - с резки, хлопающим звуком она стащила перчатки. –И причина, по которой я знаю, что моя уборщица не работала так старательно не в том, что я считаю всех работников лодырями, а в том, что ничто в целом моем доме не было таким же чистым, как сливное отверстие, которое ты только что отдраила.
Лорна рывком поднялась на ноги, открутила колпачок на огромной бутылке отбеливателя и начала разбрызгивать жидкость по полу.
- То, что у тебя была уборщица, как по мне, делает тебя богатой. Нужно иметь уйму денег, чтобы позволить себе платить кому-то за работу, которую большинство людей делают сами.
У Келли все в груди сжалось. Так вот какой Лорна видит ее! Но ведь она и близко не стояла с избалованными дамочками.
- Ты говоришь так, будто я была богатой бездельницей. Мои деньги крутились в моем бизнесе, и я работала как минимум по четырнадцать часов в день, шесть или семь дней  в неделю. Нельзя сказать, что я рассиживала и кушала марципаны! – возмущенно добавила она.
Лорна пожала плечами. Она даже не особо знала, что такое марципаны.
- Тебе виднее.
Келли фыркнула.
- Это точно. 
Лорна тихонько хохотнула и покачала головой.
- Похоже, кто-то любит, чтобы за ним оставалось последнее слово, - протянула она.
- А вот и нет!
- А вот и да! – выпалили они в унисон.
Две пары сияющих глаз встретились, и  обе женщины рассмеялись. Отхохотавшись, они продолжили смотреть друг на друга. Лорна почувствовала, как наливаются жаром ее щеки и беспокойно отвернулась на несколько секунд, чтобы прийти в себя. Незнакомое влечение бурлило у нее в крови. Когда она посмотрела назад, Келли уже снова работала и тихонько насвистывала.

Несколько минут они трудились в полной тишине, пока Келли не набралась храбрости.
- Эй!
Лорна вопросительно подняла голову и предплечьем отвела  прядь густых волос со лба.
- Спасибо тебе.
Глаза Лорны слегка распахнулись.
- За что?
- Просто… за все, что ты до сих пор делала, - Келли хотела как-то яснее выразить свою благодарность, но не знала, с чего начать. Тогда давай просто и по существу. – Я не знаю, что бы я делала, если бы ты не остановила Катрину. Я…
Лорна отмахнулась от нее и продолжила драить пол.
– Об этом не переживай.
- Я не переживаю, - настойчиво  произнесла Келли. -  Я просто пытаюсь быть милой.
- Зачем?
Келли тихонько начала считать до десяти. Но добралась только до трех.
- От таких разговоров у меня давление повышается. Я пытаюсь быть милой потому, что я благодарна. 
Лорна подняла голову, чтобы посмотреть, не шутит ли Келли. К ее радости и удивлению, на лице Келли не было и следа самодовольства,  а всего лишь небольшое раздражение.
- Ты бы всему научилась и без меня. Было бы труднее, но ты все равно бы научилась, - она вернулась к своему занятию.
Келли усмехнулась.
- Трудный путь – болезненный. А я, на тот случай, если ты не заметила, стараюсь максимально избегать боли.
Лорна резко дунула на прядь волос, прилипшую к ее щеке.
- И не говори. Но только не думай, что ты уже все обо всем знаешь, - полушутя, полусерьезно предупредила она. 
- Не буду, - с жаром заверила Келли . – Это здорово. Я имею в виду, просто разговаривать.
Лорна ответила, не думая:
- Что действительно здорово, так это побыть с тобой наедине.
Глаза Келли дрогнули. Это не укрылось от Лорны.
- Все вокруг,  кажется, так и суют нос в мои… в наши с тобой дела, будто им самим заняться нечем. Мне постоянно хочется пооборвать им уши, чтоб не подслушивали. Иногда хорошо бывает просто расслабиться, вот и все, - она повела плечом и выглядела при этом так, словно хотела забиться куда-нибудь в норку и умереть. – Именно это я  и имела в виду, когда сказала, что хорошо побыть с тобой наедине.
-Ох, - Келли выдавила из себя безжизненную улыбку. Она сражалась с собой, чтобы не пообрывать уши Лорне. Одно дело, если в тебе не заинтересованы. Такое уже бывало, особенно с гетеросексуальными недоступными женщинами – ты знаешь, что не сможешь их заинтересовать, но каким-то образом они все равно умудряются разбить тебе сердце. Но совсем другое дело – делать вид, что ты лучше наешься крысиного яда, чем допустишь к себе в голову мысль о том, что побыть наедине может быть просто приятно.

- Мое первое впечатление о тебе было неправильным, - вдруг произнесла Лорна. – Ты можешь быть хорошим слушателем, когда захочешь.
Ее лицо было таким извиняющимся, что Келли ничего не оставалось делать, кроме как тут же простить ее. Тьфу ты. Мне от самой себя тошно делается.
- Я стараюсь, -немного застенчиво ответила она. – Но… А ты когда-нибудь замечала, что мы в основном говорим только о том, что происходит вокруг?
Как только они более-менее  освоились друг с другом, Лорна засыпала Келли вопросами обо всем на свете – от того, почему Принц и «Революшен» перестали выступать до того, как пользоваться сотовым телефоном. (Группа «Revolution», основанная Принцем развалилась еще в 1986 году,когда Лорна оказалась в тюрьме, а события книгипроисходят в 2002м, между прочим – прим. пер.)
Судя по всему, случайного и ограниченного доступа к интернету и телевидению, которое Лорна к тому же редко удосуживалась  смотреть, было недостаточно, чтобы идти в ногу со временем.
- Или же мы говорим о том, что мне нужно знать, чтобы выжить в тюрьме, - добавила Келли.
Лорна улыбнулась. Ей нравились эти разговоры. Так она чувствовала себя связанной как с Келли, так и с остальным миром вне стен Блу Ридж.
- Но мы совсем никогда не говорим о тебе.
Улыбка Лорны увяла.
- И что с того?
Келли неловко отжала швабру и вылила содержимое своего ведра в сливное отверстие в центре комнаты.
- Господи, это кошмар какой-то!

Лорна собрала все чистящие и моющие средства, оставив одну швабру и емкость с отбеливателем, и отнесла их в маленькую кладовую, расположенную в раздевалке рядом с душевыми. Она открыла дверь ключом, который свисал в ее запястья на шнурке, и стала расставлять предметы по специально обозначенным местам – чтобы сразу было видно, все ли на месте.
Комнаты разделяла шестифутовая бетонная перегородка, но женщины легко могли переговариваться и слышать друг друга.
- Мы не особо говорим и о твоей жизни на воле, Келли.
- Это только потому, что ты не спрашиваешь. Я люблю рассказывать о себе.  Это было мое любимое занятие. Кого хочешь спроси.
Лорна слышала, как Келли прошлепала по комнате.
- Я уважаю твое право на  частную жизнь.
Уважение. Кто бы мог подумать, что это слово настолько в ходу в тюрьме?
- Нельзя назвать неуважением то, что ты хочешь что-то узнать о человеке, с которым живешь.
Лорна повесила тряпку на пластиковый крючок на внутренней стороне дверцы кладовки.
- Не забывай, что мы живем вместе не по собственной воле, Келли.
Уязвленная, Келли почувствовала себя идиоткой. Она сжала зубы и отвернулась. В третий раз задеть свои чувства она Лорне не позволит.

Лорна обеспокоенно прикрыла глаза. Внезапно повисшая в комнате тишина оглушала, и она почувствовала тяжесть собственной ошибки. Хорошо, хоть стена скрывала ее и давала немного личного пространства.
- Ф-фак, - пробормотала она, ощущая себя так, словно годы одиночества вытравили все ее  приличные манеры до единой. – Я не то хотела сказать. Не знаю, что со мной сегодня такое, - она хлопнула себя по лбу. – Как будто на меня приступ косноязычия накатывает, и я не могу правильно выразить свою мысль.
- Да какая разница, - проворчала Келли сквозь стиснутые зубы.
- Разница есть. Извини меня, - Лорна привалилась к стене и покачала головой. –В каком-то смысле, я сама выбрала тебя в сокамерницы. Если бы я подняла шум при нужных людях, они бы сообразили, что ты должна была оказаться в соседней камере и вполне возможно, заставили бы Роско или другого охранника перевести тебя. Я не сделала этого потому, что…
- Потому что не хотела связываться с Роско? – перебила Келли потухшим голосом, и принялась вымывать углы помещения.
- Нет, - уверенно поправила Лорна. – Потому что ты мне нравишься, как соседка. Ты умная и отличаешься от большинства здешних женщин. И я могу не бояться, что ты сопрешь мое нижнее белье.
Келли  поморщилась.
- Что, кто-то действительно это сделал?
- О да, и это не самый худший случай воровства. Ты знаешь, что при соответствующих обстоятельствах тампоны на здешнем черном рынке идут дороже сигарет?
На мгновение Келли перестала водить шваброй по полу.
- Это место – просто зверинец!
- Без шуток, Шерлок. Ты что, только сейчас это уразумела?
Келли скрестила руки на груди.
- Если тебе так нравится делить со мной камеру и беседовать со мной, то почему ты не хотела, чтобы мы заводили этот разговор?
Лорна застонала.
- Господи, с тобой всегда так сложно?
- Да.
- Я могла бы и сама догадаться, - тихонько пробормотала Лорна и закатила глаза. Потом крикнула через стену погромче: - Да что обо мне говорить?
Еще одна струйка пота, на этот раз от нервов, а не от работы, побежала по ее щеке. Она было собралась смахнуть ее, но заметила, что еще не сняла грязные перчатки, и остановилась. Стащила их и бросила в пустое ведро.
- Поверь мне, я скучная… скучнее некуда.
Келли закашлялась от жгучих испарений отбеливателя.
- Давай уже поскорее заканчивать, Лорна. Или эта хлорка выест нам мозг. И могу пари держать – ты ни капельки не скучная.
Лорна тихонько фыркнула.
- Это пари ты проиграешь.
- Да-да-да, - язвительно отозвалась Келли. – Ну да это не суть важно. – Она на мгновение оперлась на швабру. – Это же явно я так боюсь обсуждать личные вопросы. 
В ответ на покровительственный тон Лорна приподняла бровь.
- Ладно, что тебе неймется узнать?
- Нет-нет. Не обращай внимания. Если ты недостаточно доверяешь мне, я пойму, - теперь Келли чувствовала себя немного виноватой. Она знала, что Лорна вцепится в ее последнюю фразу и подозревала, что это как раз и поможет ей получить нужную информацию. Неужели небольшая безвредная  манипуляция между друзьями – это так уж недопустимо?
- Если ты чего-то стесняешься, - продолжила Келли, - и не хочешь мне рассказывать, то это я тоже пойму. - Укол вины, чувства, столь незнакомого ей, что оно казалось загадкой, охватило ее. – Я правда пойму, - тут она поняла, что сама начинает верить  в ту чушь, что она несла. Прекрасно.Не многовато ли для простой  манипуляции? – Ничего не говори мне, ладно? – выдала она со всей искренностью, которую только могла изобразить. – Мы с тобой едва знаем друг друга и…
- Господи боже, Келли, давай уже, спрашивай! – Лорна закончила работу в кладовой и нетерпеливо возилась со ржавым замком. Чул заберет у нее ключ по пути назад.
- Я хочу знать, за что ты здесь?
Лорна вздрогнула при этих словах. Этого она не ожидала.
Келли заглянула в раздевалку, закинула волосы на спину и осторожно оглядела Лорну.

- Ладно, ты сама напросилась, - Лорна глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. – Ты знаешь эти ярлычки на матрасах? Ну, те самые, на которых написано «Не удалять под угрозой преследования по закону?»  Ну вот, я всегда любила бунтовать,  и я…
(В Америке на  матрасах, постельных принадлежностях, подушках, мягких игрушках и т.п.  в обязательном порядке должен присутствовать ярлык с информацией о материалах-наполнителях.  Дурацкая предупреждающая фраза не раз обыгрывалась в массовой культуре – телешоу, фильмах, мультфильмах, рекламе - когда персонаж случайно или намеренно  отрывал ярлык и подвергался гонениям и наказанию. Впоследствии к фразе добавились слова: «кроме случаев, когда ярлык удален конечным потребителем»  – прим.пер.)
- Лорна, - Келли закатила глаза. – Я серьезно!
Лорна отобрала у Келли швабру, окунула  ее в отбеливатель и быстренько протерла полы начисто, включая по дороге все краны, чтобы смыть химикат. С глубоким вздохом она сказала:
- Давай не здесь, ладно? Можем мы поговорить, когда вернемся в камеру?
Келли закивала.
- Хорошо. Это значит, что мы готовы возвращаться?
- Ага. Сейчас сполоснемся, и все.
Лорна взяла у Келли перчатки, быстро спрятала швабру и моющее средство и вернулась в душевую. Одним быстрым движением она стащила с себя футболку и лифчик и подставила свое обнаженное тело влажному, теплому воздуху.
Лорна уронила одежду на мокрый пол и заметила, что Келли смотрит на нее – губы приоткрыты, взгляд замер.
- А ты чего ждешь? 
Келли облизнулась, чувствуя легкое головокружение, потому что вся ее кровь устремилась к нижней части тела. Обычно Лорна одевалась и раздевалась  под покровом темноты, и до сих пор им не случалось оказаться в душевой вместе. Это было редкостное удовольствие.
- Не обращай внимания, – вздохнула Келли и стащила с себя одежду в рекордно короткие сроки. Она встала под душ, и вздрогнула, когда горячие струйки коснулись ее кожи. Вода заструилась по ее телу, через несколько секунд оно приспособилось к температуре, и Келли вздохнула от удовольствия, когда ее боль в ее натруженной пояснице стала уходить.
Келли позволила себе роскошь бросить долгий сладострастный взгляд на Лорну, и у нее пальцы на ногах свело. Конечно, она не могла дать волю страсти, но в том, чтобы посмотреть ведь не было никакого вреда, правда? На самом деле, она не одна была такая. Она замечала, что Лорна привлекала взгляды многих женщин. 

Белый пушистый язык пены извивался по стройной шее Лорны, огибал упругую грудь  и змеился по мускулистому животу только для того, чтобы исчезнуть у нее между ног, где она небрежно его смахнула.
Келли пришлось прикусить губу, чтобы не застонать. Ни один человек в жизни так не хотел стать  шапкой мыльных пузырьков, как этого хотела сейчас она. 
Лорна почти закончила споласкивать волосы, когда поймала взгляд Келли.
- Ко мне что, что-то прилипло? – она оглядела себя в облаке пара и провела рукой вверх по животу и через грудь, смахивая пену и пытаясь понять, на что же так завороженно смотрит Келли. 
Келли чуть сознание не потеряла при виде этого. Но каким-то образом ей удалось собраться и придать своему лицу нейтральное, почти невинное выражение.
- Это твоя татуировка… ее вроде как сложно не заметить.
Лорна  слегка повернулась и посмотрела на собственную руку с отвращением.
- Ненавижу чертову штуку. Могла бы – вырезала бы ее нафиг!
Келли посмотрела на нее широко распахнутыми глазами.
- Ты же не серьезно, правда ведь?
- Дамы, поторопитесь, - закричал Чул и постучал в дверь. – Отбой через десять минут!
- Пойдем, - мокрые пальцы Лорны заскользили по крану, она торопливо выключила воду и рванулась в раздевалку. – Если мы не окажемся в нашей камере, когда погасят свет, мы за это здорово поплатимся!

- Так как ты оказалась в Блу Ридж? – Келли склонила голову набок. – Какое преступление ты совершила, что тебя держат здесь вот уже столько лет?
На щеке Лорны заиграл желвак, но она ничего не ответила, губы ее были плотно сжаты.
- Ты стыдишься того, что совершила? – отважилась спросить Келли, не обращая никакого внимания на охранника, который заглянул в их камеру, быстро осмотрел ее и поспешил дальше.
- Нет.
- А ты бы снова так поступила?
Лорне стало нечем дышать.
- Непростые вопросики ты задаешь, да? – немного нервно усмехнулась она.
- Ну и?
- Я бы не хотела снова разрушить свою жизнь. Но при тех же обстоятельствах… Я не знаю, что бы я сделала.
- Катрина сказала… - Келли сглотнула, - она рассказала мне кое-что о тебе.
Лорна выпрямилась.
- Кое что, что испугало меня, - честно  продолжила Келли. – Сильно испугало.
- Что? –потребовала ответа Лорна, и лицо ее охватил гнев, превращая черты в каменную маску. – Что именно эта поганая доставучая сучка тебе сказала?
Келли видимо сглотнула, но постаралась, чтобы ее голос звучал ровно.
- Что ты – убийца. И что мне опасно находиться рядом с тобой.
Лорна снова застыла, смесь страха и ярости охватили ее. 
- Но я ей не поверила, - быстро добавила Келли, хоть и не смогла подавить крохотный осколок сомнения, давно угнездившийся у нее в голове. – По крайней мере, попыталась.
Лорне снова стало нечем дышать. Ох, Келли, иногда правда – страшнее всего.

- Я просто… - она подняла было руку, но уронила ее. – Я не психованная, и я не склонна к насилию. Я не хочу обидеть тебя или кого бы то ни было.
Свет погас,  дверь камеры закрылась, сработал замок.
Благодарная за сиюминутную возможность отвлечься, Лорна спросила:
- Это до сих пор тебя  до смерти пугает?
- Ну, это страшненько, - Келли потерла предплечья, на которых появились мурашки. – А тебя это не беспокоит?
Лорна серьезно кивнула.
- Беспокоит? – Да. Пугает? – Не после стольких лет. Хочешь знать, что мне сказала моя самая первая соседка по камере? После этого мне полегчало.
Келли  заинтересованно подалась вперед.
- Расскажи, пожалуйста.
- Когда ночью запирается дверь, не думай о том, что мы заперты внутри.
Келли моргнула.
- Нет?
- Нет, - заговорщически согласилась Лорна. И жестом показала в сторону коридора. – Думай, что она отгораживает нас от остальных преступников снаружи.
- Хм… - Келли почесала подбородок. – Я…  Да, я думаю, именно это она и делает.
Лорна немножко загордилась собой. Не так просто было кого-то успокоить, когда в их положении не было практически ничего успокаивающего.
- Ну…
- И вот тут так и просится вопрос: а с кем именно  я заперта внутри? У меня такое ощущение, что Катрина знает что-то важное, - Келли вглядывалась в лицо Лорны во тьме, не уверенная, что сможет отличить правду ото лжи. – Я чувствую, что ты словно что-то скрываешь от меня.
Ноздри Лорны раздулись.
- Я не должна тебе ничего объяснять, Келли. Мое прошлое – это мое дело.
- Да не нужна мне твоя чертова биография! Я просто хочу немного успокоиться! Ты же не какой-то головорез с топором, правда?
Лорна перестала дышать.
- Правда? – переспросила Келли с растущей тревогой. 
У Лорны вырвался вздох, и она провела дрожащей рукой по волосам.
- Конечно, я не головорез с топором. Топор и большой разделочный нож – это же две совершенно разные вещи, правильно? – У Катрины просто язык без костей, и она пытается запугать тебя, чтобы ты сама приползла к ней в постель. Забудь о ней.
Келли вскинула голову и прищурилась.
- Зачем?
- Что зачем?
- Зачем я ей сдалась в ее постели?
Лорна глянула на Келли так, будто та сошла с ума.
- Ты в последнее время на себя в зеркало смотрела, Принцесса?
Лицо Келли озарила улыбка.
- Спасибо за комплимент, но Катрина далеко не дура. Я думаю, она могла бы заполучить большинство здешних женщин, и ей даже не пришлось бы их долго заставлять. Я ей не нужна. А после того, что случилось в мою первую ночь здесь, она не может не понимать, что я никогда не приду к ней по своей воле.
- Это хорошо, - одобрила Лорна. – Если она не сможет повредить мне, прессуя тебя или трахаясь с тобой, то это к лучшему. Она просто обожает доставать и провоцировать людей. В частности, меня.
- Я не могу выбросить из головы то, что она сказала, - Келли мрачно уставилась на дальнюю стену. – Тут важно даже не то, что она сказала, а как она это сделала, - она поежилась, вспоминая. – Убийца. – Она сглотнула пересохшим горлом и собрала остатки храбрости. – Мне снятся кошмары о том, как ты убиваешь меня во сне.
Пустая, гложущая боль поселилась в груди у Лорны, она повернулась набок, лицом к стене, и прикрыла уши руками.
Дальше Лорна молча лежала на узкой койке, пока подушка под ее головой  не стала мокрой от слез.

- Сначала ты. Я расскажу тебе, почему я здесь, но я  подумала… ну, почему бы тебе не начать первой? – голос Лорны был нехарактерно колеблющимся.
- Ммм… - Келли приподнялась села на кровати. – Хорошо. – Она слышала, как над ней  Лорна придвигается ближе к краю кровати. – Ты хочешь узнать всю историю или просто список обвинений?
Глаза Лорны слегка приоткрылись.
- А там был целый список?
- Коротенький, но да, - призналась Келли, чуть посмеиваясь над удивлением в голосе Лорны. Она помолчала и сказала: - Знаешь, я никогда не думала, что это станет моей жизнью.
Лорна беззлобно, но горько усмехнулась.
- Я не думаю, что любая из нас мечтала попасть в тюрьму, когда мы были девочками. Я как-то не припомню, чтобы мы играли в «Барби-заключенную».
Только не спугни ее, держись так же  легко. Ясно, как божий день, что она до смерти чего-то боится. 
- Даже Барби паршиво выглядела бы в костюме в черную горизонтальную полоску. А потом еще эти ужасные кроссовки. Безобразие!
- Согласна. А вот симпатичный слабак Кен в тюрьме превратился  бы в  отличного мальчика для битья.
Лорна, казалось,  пришла в такой восторг от этой перспективы, что Келли тихонько рассмеялась. 
- Тебе лучше знать. Когда я сказала, что не думала, что это станет моей жизнью, я имела в виду, что там, дома, у меня был план. Настоящий план, - она усмехнулась, вспоминая. – Изложен на бумаге и все такое. Иметь большой дом и ярко-красный винтажный «Ягуар»-кабриолет, такой классный, чтобы взрослые мужики плакали от зависти, а горячие блондинки таяли, как масло.
- Плачущие мужики, тающие во всех местах сексуальные блондинки, - задумчиво проговорила Лорна, и криво усмехнулась уголком рта, а потом посерьезнела. – И что, ты была счастлива?
- У меня было все, что я запланировала! Нужно было быть в коме, чтобы не быть счастливой в моем положении.
- Это что, «да»?
Келли в раздражении выпалила единственное, что пришло ей в голову.
- Я… я действовала по плану!
- Ла-адно, - нерешительно протянула Лорна. – Я думаю, что это означает «да».
Келли сжала зубы, но ее раздражение исчезло, когда между ними повисла тишина.
- Я не уверена, - наконец выговорила она. – Я думала, что была  счастлива. Я пыталась. Но оглядываясь назад, я вижу, что моя  девушка хотела только свободного доступа к жизненным благам, а я все время была в таком стрессе, что начала пить, чтобы расслабиться. Один бокал после работы превратился в два. Потом из двух сделалось три, - она поморщилась. – Я перестала их считать, когда стала думать в рамках того, насколько полна или пуста была бутылка.
- Это, наверное,  плохой знак, - невозмутимо заметила Лорна.
- Да что ты говоришь? – разбушевалась Келли. – Я работала с утра до ночи! Мне нужно было хоть…  хоть что-то, - она нахмурилась, как будто впервые увидела свою тогдашнюю жизнь изнутри, а не снаружи. И она не была такой уж прекрасной, как ей казалось.
- У меня не было времени на друзей, с семьей я порвала так много лет назад, что теперь почти никто из них не хотел иметь со мной ничего общего.  Я была так занята достижением своих целей, что даже поехать отдохнуть не могла.
- Семья и друзья в твой план не входили?
Келли прикрыла глаза, и ее охватило уныние.
- Не совсем так. Давным-давно, миллион лет назад, я думала о том, чтобы сбавить обороты. Может быть, даже усыновить ребенка или что-то в этом роде. Но потом я поняла, как много моего ресурса уйдет на семью, и я вычеркнула ее из моего списка. Заменила ее бассейном и деловыми связями. 
- Кел, весь твой план – это отстойное дерьмо.

Келли неожиданно взорвалась смехом. Очарованная откровенностью, с которой она всего несколько драгоценных раз встречалась на своем жизненном пути, она улыбнулась еще и своему уменьшительному имени. Никто не называл ее Кел со времен средней школы.
- Так и есть. Я думала, что знаю, куда иду, -  взглядом она обвела темную камеру. – И только посмотри, где я в итоге оказалась.
- Ммм… Твоя жизнь заложила вираж, - задумчиво сказала Лорна, и на мгновение Келли подумала, не о своей ли жизни она говорит.
- Вираж длиной в тридцать месяцев.
Брови Лорны взлетели на лоб.
- Два с половиной года заключения?!
- С правом на досрочное освобождение по истечении восемнадцати месяцев и при условии хорошего поведения. Но я отвлеклась. Ладно, вернемся к нашим баранам. Настоящая голливудская история!
- Чего?
- Неважно. Мои дела шли, как по маслу, и тут вдруг со счетов стали исчезать деньги. – До сих пор они никогда не разговаривали так, и это оказалось даже лучше, чем Келли себе представляла. Даже если предмет беседы не доставлял ей удовольствия, то сама возможность открыться перед кем-то… от этого делалось немного легче.
- Я была основным владельцем фирмы, которая покупала частную и коммерческую недвижимость и подготавливала ее к перепрофилированию.
- Это что значит?
Келли подумала, как бы ей подать свою работу в выгодном свете; ей самой никогда не нравилось, как выглядела неприкрытая истина. Но потом она решила, что если уже это ночь абсолютной честности или хотя бы максимального стремления к ней, то пусть так и будет.
- Это означает, что я нанимала команду демонтажников, который сносили все к чертям, и передо мной оказывалась ровная пустая поверхность. Возможно, это я в ответе за половину череды уродливых молов во всем штате, набитых магазинами сети DollarStores и дешевыми маникюрными салонами. Но время от времени я покупала убитую недвижимость, чаще всего выкупала ее из залога, наводила на нее марафет и перепродавала за совершенно неприличные деньги.
- Это называется флиппинг, правильно? – Лорна внезапно разволновалась. – Я видела несколько телепрограмм про это. И книжку тоже читала!
- Серьезно? – Келли несколько раз удивленно моргнула в темноте. – А зачем?
- Из-за того, кем я здесь работаю, конечно, ну и вообще… - Лорна сделала паузу, - я позже объясню. Давай, продолжай.
- Ну вот, если объект того стоил, я его перепродавала. Но это было  скорее исключение из правила и не совсем мой  основной бизнес. Как я сказала, я в основном выкупала объекты из залога у банков или у тех, кто готов был их продать по дешевке, сравнивала их с землей, расчищала участок, а потом перепродавала застройщикам готовые пустые куски земли.
- Но ты же иногда ремонтировала здания или дома, правильно? Так ты тоже  умеешь плотничать? Или ты нанимала людей для этого? Это так круто! Есть много старых домов, которым нужно только немного любви и заботы, чтобы вернуть им прежний славный вид.  Однажды я видела по телевизору передачу о викторианском доме, который…
- Постой, - Келли так не хотелось разочаровывать подругу. – Я в жизни молотка в руках не держала, и любовь с заботой даже отдаленно не входили в мой бизнес-план, - добавила Келли с внутренним содроганием. – Такие вещи требуют времени и терпения. У меня их не было, когда речь шла о деньгах. Нужно от тридцати до сорока пяти дней, чтобы отремонтировать здание, а чтобы снести его и расчистить завалы – всего семь или десять. Так что я выбрала путь полного разрушения.
Лорна погрустнела, но сохранила нейтральный тон.
- А.
- А ты думала, я занималась чем-то более гламурным? –в ее голосе зазвенели защитные нотки. – Я может, и не использовала свое образование в работе, но зато это было прибыльное дело.
- Не заводись. Я даже не знаю, что об этом думаю, - честно ответила Лорна.

Келли грустно вздохнула.
- Как бы то ни было, сначала я подумала, что недостача денег – это ошибка. Я попросила Синди – она была моим партнером по бизнесу, шлюхой, адвокатом по темным делишкам и по совместительству девушкой, теперь уже бывшей- попросила ее все проверить, и она сказала мне, что все в порядке. У меня было еще несколько инвесторов, но они только вкладывали деньги, но не принимали участия в управлении. А вот с Синди я работала на регулярной основе.  Так что я ей поверила и продолжила вкладывать деньги, покупать и продавать недвижимость, как обычно. В один из месяцев прошлого года у меня было одновременно одиннадцать объектов в работе. У меня на зарплате было  больше нелегальных иммигрантов, чем в сети Волл-Март!
Лорна понятия не имела, о чем Келли говорит.
- Эээ..
- Это была шутка.
- А.
- В итоге против меня было выдвинуто ложное обвинение.
Лорна положила подбородок на руку и с сомнением посмотрела ни нижний ярус.
- Точно ложное? А то, доложу я тебе, это местечко просто переполнено невиновными людьми.
- Я говорю, что меня подставили, а не о том, что я невиновна. Даже я не настолько слепа.  Некоторые мои проекты не оправдались, а тем временем еще больше денег начало исчезать. И требовалось все больше налички, чтобы восполнить недостачу. Я думала, что располагаю такими суммами, но на самом деле это было не так.
Келли сглотнула сухим горлом и вспомнила ощущение беспомощности, которое однажды поселилось в ее груди и больше не покидало ее.
- После этого все покатилось под гору. Не имело значения, насколько тяжко я работаю, не имело значения, сколько сделок я закрываю – я никак не могла нагнать.
- Это паршиво.
- Паршиво? – Келли невесело рассмеялась. – Все, что я строила пятнадцать лет, вся моя сознательная жизнь после колледжа – все пошло прахом за какой-то год! Коллекторы звонили мне день и ночь. Судебные приставы вывезли все мое имущество. Я с самого начала не была особо близка со своими родителями, а они, между прочим, большие шишки на местном рынке недвижимости, так вот, они были настолько испуганы и огорчены происходящим, что даже стыдились со мной разговаривать.
А потом еще Синди, - голос Келли перешел в скрежещущее рычание. – Она во всем обвинила меня и начала припоминать разговоры и обиды, которых на самом деле никогда и не было. Я думала, что схожу с ума! Несколько  паршивых друзей и деловых партнеров, которым я могла доверять, вернее, думала что могу – они даже не ответили на мои звонки! – ее голос сломался. – Я была мертва, только мое тело еще не знало этого.
Лорна слезла со своей койки и Келли села, освобождая для нее местечко.
- Все было настолько плохо?  - она устроилась рядышком с Келли. – Чтобы чувствовать, что ты мертва только из-за твоей работы? 
Даже в самые худшие времена она цеплялась за все, что у нее оставалось в жизни, хоть этого никогда не было много.

- Это не была просто работа. Это и была моя жизнь. Так что да, я чувствовала себя мертвой, - с абсолютной убежденностью ответила Келли.
- И как ты с этим справилась?
- Ты уже знаешь ответ, - сказала Келли и изобразила, как прикладывает бутылку к губам.
Лорна кивнула.
- Дай угадаю… мартини? – на самом деле она даже не знала, что это такое. Но название было красивым, деловые люди вполне могли такое пить.
- Ммм… хороший выбор. Я обожала их и коктейли Космополитен. Со скотчем  и содовой у нас тоже была долгая и страстная любовь. И не забудь, что время от времени я отхлебывала прямо из бутылки.
- Фу.
- Точно, что фу, - мягко согласилась она. – Я погружалась все глубже и глубже, пока не переставала различать, где верх, где низ, и меня это больше не волновало, - Келли поняла, что она не хочет рассказывать об этом, но начав говорить, она уже не могла остановиться. – Я больше не могла видеть себя в зеркале, я стала тем, что больше всего ненавидела. Неудачницей. Лузером.
Она обхватила себя руками и вспомнила ту самую ночь.
- Полиция пришла в мой дом с ордером на арест. Синди обратилась к окружному прокурору и каким-то образом убедила его, что это я обворовала компанию. Я думаю, что она переспала с этим ублюдком.
Лорна повернулась к ней и уставилась на нее. Плохо, что она не могла видеть глаза Келли.
- Так это ты украла?
- Да нет же! – Келли посмотрела на нее. – Это была Синди! Это на меня все время обкрадывала!  - она зло улыбнулась. – В чем не  повезло этой шлюхе-предательнице, так это в том, что мой «ягуар» был полностью оплачен, и мне было, что продать.  Я смогла нанять доверенное лицо, а он нанял аудитора и частного детектива. Вместе они обнаружили достаточно улик против Синди, чтобы меня оправдали, по крайней мере, по этому обвинению, - лицо Келли озарилось ожиданием и радостью, как у ребенка в рождественское утро. – Ха! Эта сучка пойдет под суд в этом году! Дождаться не могу, чтобы свидетельствовать против нее!
- Так если тебя оправдали?..
Келли вздохнула.
- Это еще не  все. Я не хотела, чтобы полиция взяла меня под стражу. Я вообще не хотела жить. Я напилась виски так, что почти совсем онемела и… потом я наглоталась таблеток, - при этих словах ее горло сжалось. – А потом там как-то оказался пистолет и… и я была в этом не виновата… клянусь! – слова сорвались с ее губ и уплыли прочь, оставив на ее душе тяжесть, грозившую раздавить ее в пыль.
Лорна взяла ее за руку и слегка сжала. Ее рука была сильной и гладкой, только на ладони было несколько мозолей. Хорошая рука, решила Келли.
- И ты сделала что-то взаправду глупое, да?
Келли убрала руку и пожала плечами.
- А ради чего мне было жить? – она повернула голову и вопросительно посмотрела на Лорну.
Лорна вздрогнула от волны мрачности, исходившей от Келли.
- Всегда есть, ради чего жить.
- Ну ладно, - тупо ответила Келли.  И что заставило ее думать, что Лорна поймет. Этого никто не понимал. – Это сейчас все равно не имеет никакого значения.
- Имеет, Келли. Это…
- Я выхватила пистолет у полицейского.
- Ой-ой.
- Мы боролись, и пистолет просто выстрелил. Я даже не помню, что я нажимала на курок.

Когда это произошло, Келли не чувствовала себя виноватой. Она вообще ничего не чувствовала. Это просто была ужасная ошибка. И она была настолько пьяна, что не могла связно мыслить.
Даже сейчас обрывочные воспоминания об этом вечере были словно в тумане. Но с каждым днем все труднее и труднее становилось отрицать боль, которую она чувствовала всякий раз, когда думала о молоденьком полицейском, которого она подстрелила. Он выглядел так, будто ему впору было получать водительские права, а не быть копом. 
- Пуля попала ему в бедренную артерию и врачи не смогли спасти его ногу. Слава богу, он выжил.
Лорна ошеломленно выдохнула.
- Черт!
- Он долго болтался между жизнью и смертью. Потерял очень много крови.  Она была везде.
Воспоминание о крови  вызвало тошноту. Липкая и горячая, она буквально покрыла ее и обоих офицеров, делая их похожими на эпизод из  фильма ужасов.
- Он потерял ногу, но он выжил. 
- Твою дивизию, - тихонько прошипела Лорна. – Ты искалечила копа?!
Келли вздрогнула при этих словах.
- Если бы он просто оставил меня в покое, ничего бы не случилось!  Я просто хотела умереть. Я никого не хотела покалечить! Они вообще не должны были оказаться в моем доме!
- Я не большая поклонница копов. Но выглядит все так, будто этот парень выполнял свою работу.  А еще похоже на то, что его появление в твоем доме спасло тебе жизнь той ночью, - нахмурилась Лорна. -  Почему ты  ищешь оправдания тому, что произошло?
- Но ты сама…
- Нет-нет, - твердо ответила Лорна. Я могу не хотеть говорить о своем прошлом, но это не означает, что я отрицаю правду о нем.
Уязвленная,  Келли отодвинулась от нее.
- Я не хотела, чтобы мою жизнь спасали! И я сказала тебе, что выстрел был случайным. Я была пьяна!

Лорна сжала зубы. Она хотела проявить сочувствие, правда хотела, но Келли зашла слишком далеко.
- Не извиняй свои поступки выпивкой. Со мной это не пройдет, - резко сказала она. – Никто тебе силком виски в горло не заливал.
- Да что же мне сделать, чтобы ты поняла? Это Синди во всем виновата! Полицейские вообще, изначально  не должны были приходить. И я не виновата, что кто-то пострадал. Я вообще ни в чем не виновата! Так о чем мне сожалеть? – но даже произнося эти слова, она чувствовала, каким пустым эхом они наполнены.
- Господи боже! Карьера парня рухнула, не говоря уже о том, что теперь его  все непременно будут звать «Пит-деревянная нога», а ты оправдываешься, как подросток, который пришел домой позже назначенного срока? (Peg Leg Pete – анимационный персонаж Диснея, отрицательный котяра на старомодном деревянном протезе – прим. пер.)
- Да кто ты такая, чтобы судить меня? – с горящими глазами ринулась защищаться Келли, - Кто ты, черт возьми, думаешь такая, Лорна Малачи?
Лорна напряглась, ощущая язвительный гнев, направленный на нее.
- Я в точности знаю, кто я. В точности.
- То есть, убийца! Которой я как раз не являюсь!
Рот Лорны захлопнулся при этих бесспорно истинных словах. Они еще несколько секунд пристально смотрели друг на друга, а потом Келли отвела глаза.
Тихо, но быстро Лорна встала с кровати Келли и вскарабкалась по лесенке на свою собственную.

Келли завалилась набок и стукнула по подушке кулаком, но это никак не помогло ей подавить переполнявшую ее ярость. Она злилась  на саму себя за то, что она только что произнесла, и за то, что позволила своей жизни превратиться  в такое. Она знала, что только что поставила под удар недели с таким трудом заработанной дружбы с Лорной – и все ради нескольких едких слов.
- Лорна…
- Я никто, чтобы судить тебя, Келли, - голос Лорны был отстраненным и твердым. Никакого сравнения с искренней открытостью, наполнявшей его несколько секунд назад. – Я вообще никто,  – она скрестила руки на груди и мрачно уставилась в потолок. – Спи давай.
Келли закрыла глаза. Дерьмо.
- Ты трусиха! Я раскрыла перед тобой душу и рассказала  все, что со мной приключилось. А теперь ты собираешься изображать большого ребенка, дуться и молчать?
- Я не дуюсь, - Лорна свесилась  через край кровати. На секунду Келли показалось, что она хочет ее придушить, но вместо этого Лорна огрела ее подушкой по голове.
- Вот тебе!
- Уфф! – Келли стащила подушку с лица и с удивлением обнаружила голову Лорны прямо перед собой, волосы свисают мягкими волнами, а на губах играет несмелая, примирительная улыбка.
- Ладно, - неохотно призналась Лорна, - ладно, я немножко дуюсь. И ты была права – я думаю, я тебя все-таки немножко судила.
Вздох.
– А я тебя обидела. 
Лорна почти было начала возражать, но прикусила язык. Это была правда.
- Прости меня – хором выпалили обе.  И в этот миг обе поняли, что они преодолели невидимый барьер.
- Я вниз больше  не полезу, - прямо заявила Лорна, хотя в словах ее не было злости. – У меня ноги замерзли.
- Ты больше не можешь висеть вниз головой. Я даже в темноте вижу, что у тебя лицо краснеет, - Келли протянула руку и уверенно провела по щеке Лорны кончиками пальцев. – Да, - она расслышала легкую дрожь в собственном голосе и судорожно сглотнула. – Теплая. 
Она почувствовала, как нежная кожа  под ее пальцами становится горячей и мысленно улыбнулась. 
Лорна исчезла, но Келли решила, что не позволит ей отступить.
Прежде, чем Лорна успела запротестовать, Келли вскарабкалась по лестнице на верхнюю койку и глянула на подругу сверху вниз.
- Садись.
Лорна твердо замотала головой.
- Неа, я на сегодня с разговорами закончила. Поздно уже.
- Еще чего! Ты обещала, что расскажешь мне – Келли внимательно посмотрела на Лорну и наморщила лоб. Что я вижу в этих красивых голубых глазах? Проблеск страха?
- Что не так? – нежно спросила она.
Глаза Лорны слегка распахнулись, но она не могла вымолвить ни слова.
Келли решила  попробовать применить другую тактику.
- Ты в детстве когда-нибудь оставалась ночевать у подружки?
Озадаченная вопросом, Лорна пробормотала:
- Раз или два, и все. Еще до того, как отец стал бить моих друзей. 
У Келли слегка отвисла челюсть.
- Ммм… Ну вот, представь, что это как один из тех раз, за исключением того, что касается отца, - Келли легонько подтолкнула ее. – Подвинься! 
Лорна натянула одеяло до подбородка, и ее взгляд заметался по комнате.
- Это… это же не разрешается!
Келли закатила глаза.
- Да ты шутишь, что ли? Большинство окружающих, в том числе и охранники, думают, что мы – любовницы! Да иногда Ти-Бон и Дешона так шумят, что я просыпаюсь, хоть они и через коридор от нас! И никого это не колышет! 
- Я бы никогда не сделала этого с тобой, - серьезно прошептала Лорна. – Ни за что бы не сделала.
- Не сделала со мной чего? – брови Келли сошлись на переносице. – Ты о чем?
Лорна резко села.
- Ничего. Залезай, - она передвинулась так быстро, что у Келли чуть не закружилась голова. Лорна подтянула ноги и освободила место для Келли. Двухъярусная кровать заскрипела под их объединенным весом.
Келли смягчила голос и взгляд.
- Пришло время  излить душу, крутая девчонка.

Ошеломленная почти магнетическим  притяжением, исходившим от Келли, Лорна начала говорить, явно желая, чтобы все поскорее закончилось.
- Ладно, вот тебе моя история.
Келли напряглась и приготовилась.
- Я воткнула нож своему отцу в шею и убила его. Конец.
- Что?!
- Я думаю, ты меня и с первого раза расслышала, - мягко ответила Лорна и вцепилась пальцами в одеяло.
- Думаю, да.
Келли ждала подробностей, но, кажется,  Лорна решила дать ей время, чтобы переварить услышанное. Воткнула? Господи помилуй.
После нескольких минут напряженной тишины Келли спросила:
- И это все? Больше никаких убийств?  - она скептически глянула на Лорну, поощряя  ее не лгать. – Одно- единственное?
Глаза Лорны расширились.
- А этого что, недостаточно?
У Келли голова закружилась от облегчения.
- Конечно достаточно! И это все ужасно и страшно.
Лорна слегка вздернула подбородок.
- Я тоже так думаю.
- Но я-то воображала себе куда худшее! – у Келли вырвался печальный смешок. – И должна тебе сказать, у меня очень живое воображение. 
Лорна скроила гримасу.
- Неудивительно, что тебе снилось так много кошмаров.

Но Келли было так просто  не отвлечь. В кои-то веки речь зашла не о ней.
- Я знаю, что за этим скрывается больше, чем «я убила его, конец истории».
Лорна несколько раз моргнула.
- Ты имеешь в виду, ты хочешь знать больше?
- Конечно, Лорна. Ты провела  в Блу Ридж целую вечность. Я и не думала, что ты здесь потому, что  не платила за парковку. 
Лорна неловко заерзала.
- Это же была самозащита, верно?
Лорна медленно покачала головой, и теперь настала очередь  Келли чувствовать себя неловко.
- Умышленно?  - она вздрогнула от того, каким неожиданно высоким стал ее голос.
- В зависимости от того, верить ли окружному прокурору, который выдвигал обвинение.
- Я хочу услышать  историю с твоей стороны. Расскажи мне.
Лорна уставилась на стену и начала говорить.
- Мой отец был ублюдком.
- Он тебя обижал. – Это не было вопросом. Движимая инстинктом, Келли подняла руку и нежно провела пальцем по тонкому шраму, пересекавшему бровь Лорны, а потом провела дальше по самой брови. Лорна кивнула, изо всех сил стараясь не податься навстречу прикосновению.
- Он всех обижал, - поправила она. – Он был злобным и совсем не тихим алкоголиком. Мне было семь, и я наступила на пульт дистанционного управления от телевизора и сломала его, - она тихонько покачала головой. – Он так разозлился, - голос Лорны звучал слабее, чем обычно. – Он схватил телефон и швырнул мне его прямо в лицо. Мне наложили четырнадцать швов. 
Разозленная Келли подавила рвавшееся наружу ругательство.
- А что твоя мать?
Лорна пожала плечами.
- Она была такой же, как и он. Много пила. Много орала. Она редко била меня, но с отцом они дрались постоянно, - она несколько раз шмыгнула носом. – В один из вечеров я узнала, что он побил мою младшую сестренку, Мег.
Взгляд Келли потемнел.
- Это та маленькая девочка с фото?
Ответом ей стала легкая улыбка.
- Да.
Комок в горле мешал Лорне говорить. Келли отвела руку, и Лорна едва удержалась, чтобы не схватить ее и не прижать снова к своему лицу.
- И я знала, что раз он начал бить ее, он больше никогда не остановится.
Лорна повернулась к Келли.
-Я не знаю, откуда я это знала, но я знала, просто нутром чуяла. Мама не собиралась его останавливать. Мег не могла его остановить. Полиции было пофиг, они нас спасать не собирались. Так что оставалась только я.
- Сколько тебе было лет?
Пауза.
- Семнадцать. Но судили меня, как взрослую.

Келли закрыла глаза.
- Ох, Лорна, - печально прошептала она. – Я знала, что ты здесь уже давно, но всю твою взрослую жизнь? Господи…
- Он фактически подбивал меня сделать это, - тембр ее голоса изменился и зазвучал отдаленно, словно она снова переживала этот ужасный момент. - А когда он ударил Мег прямо у меня на глазах…
- Ты остановила его раз и навсегда, - мягко закончила Келли, вздыхая вместе  с подругой. Она плотнее закутала одеялом ноги, чтобы побороть шедший изнутри холод. – Это не делает тебя убийцей.
Лорна стала очень серьезной.
- Как раз делает, Келли. И только потому, что мы друзья… - она запнулась. – Мы же друзья, правда?
Келли кивнула и свела руки вместе, показывая степень их близости.
- У меня было немного друзей, но мы с тобой подходим под это определение. 
Лорна прерывисто  и облегченно выдохнула. После того, как много лет назад, когда она однажды подумала, что у нее появился настоящий друг, она допустила ошибку и рассказала Катрине, что она сделала. Она даже хвастала этим, надеясь повысить свою репутацию и стать человеком, с которым считаются.
Прошли годы, и сейчас Лорна до боли сожалела об этом.

- Ну вот, и то, что мы – друзья, не может поменять того, что произошло.
- Для меня как раз может, и меняет, - решительно сверкнула глазами Келли. – У тебя были смягчающие обстоятельства. Ты подвергалась насилию. – Она бешено жестикулировала. – Черт, да тебе, наверное, достался самый худший адвокат на всей планете!
- Адвокат не особо поможет, если твоя собственная мать дает показания против тебя в суде.
Воздух со свистом вылетел из легких Келли.  И она еще думала, что это у нее плохая мать!
- Но в случившемся не было твоей вины! Ты защищала ребенка! Лорна, да ты сама была еще ребенком!
- У меня был выбор, - поправила Лорна не допускавшим возражений тоном.  Она начала загибать пальцы, перечисляя варианты, и было до боли ясно, что это то, что она запомнила давным-давно.
- Я – я могла уйти от него. Я могла отступить. Я могла убежать вместе с Мегги. Я могла бы позвонить в социальные службы. Я могла бы сделать что угодно, но не то, что я сделала. Я могла бы обвинять всех вокруг в том, что произошло, но это означало бы врать самой себе. Я принимаю ответственность за то, что я сделала. И за все, что случилось потом.
Келли изо всех сил постаралась ободряюще улыбнуться. Ее голова все еще кружилась, и желудок от нее не отставал. 
- Хорошо, - тихонько сказала она.
Лорна улыбнулась ей  в ответ, ее слезы все еще поблескивали в неверном свете.
- Ты здесь в безопасности. Больше не будет плохих снов.
Келли яростно замотала головой и прошептала: - Да. – Потом ее улыбка дрогнула. – По крайней мере, не о тебе.

ГЛАВА 6

Месяц спустя

Лорна отложила наждачную бумагу и одобрительно оглядела комод. Мебель была сделана из массива дуба и покрыта черным лаком, блестевшим в резком голубоватом освещении  мастерской Блу Ридж.
Высокий, почти в ее рост, комод был сделан на  заказ. Изготовление заняло около месяца напряженной работы, и теперь  за него выручат более трех тысяч долларов.
Она выдвинула один из ящиков и что-то одобрительно проворчала, когда он мягко скользнул на направляющих.
- Ух ты!
Лорна оглянулась и улыбнулась.
- Привет.
Она не разговаривала с Келли уже несколько часов. Шум пил и шлифовальных машин заглушал все, но только не мысли Лорны. И хотя во время работы она и не осознавала, что Келли где-то рядом, но думать о ней она не переставала.
Келли протяжно присвистнула.
- Он великолепен!
Лорна чуть не замурлыкала от удовольствия.
- Ты так считаешь? – она была не из тех, кто напрашивается на комплименты. Но некоторыми драгоценными умениями она владела в совершенстве, и это было одно из них. Это был отличный комод, и она не смогла отказать себе в удовольствии насладиться восхищением Келли, пусть всего на несколько секунд.
- Шутить изволите? – Келли игриво шлепнула ее по спине, отбросив ветошь, которой она полировала стол.
Лорна вспыхнула, наслаждаясь дружеским общением.

Из дальней части помещения донесся низкий свист. Лорна так и не поняла, к комоду он относился, или к ее напарнице. 
Келли выглядела неизмеримо лучше, чем всего месяц назад.
Она набрала несколько фунтов веса, черты ее смягчились, а несколько прогулок под весенним солнцем придали ее коже здоровый отблеск. Синяки и ссадины, по крайней мере, внешние, сошли на нет, а походка приобрела упругость.
Но Лорна знала, что Келли все еще плохо спит по ночам.
Лорна машинально потянулась к лицу Келли, чтобы стереть пятно от морилки. Ее рука была уже на полпути, когда она сообразила, что собирается сделать. Смутившись, она неловко  отвела взгляд и сунула руку в карман джинсов. Потом принялась раскачиваться на каблуках и пробормотала: «Спасибо».
Брови Келли сошлись на переносице при виде  такого странного поведения.
- Это прекрасный комод, Лорна. Правда-правда. Я знакома по меньшей мере, с десятком людей, которые многое бы отдали, чтобы заиметь что-то настолько красивое у себя дома, - она подняла восхищенный взгляд на Лорну. – У тебя настоящий талант.
Несколько женщин, работавших по соседству, согласно закивали.
Лорна склонила голову и критически осмотрела свою работу. На это ушло много лет обучения и практики, но наконец она достигла того уровня, когда могла по праву гордиться делом своих рук.
- Нормально, - согласилась она с плохо скрытой улыбкой. Потом взяла тряпку и начала протирать  деревянную поверхность. -  А как у тебя дела с твоим столиком?
У Келли было примитивное задание – покрыть стол морилкой, но она провозилась с ним уже несколько часов.
- А как по-твоему, он выглядит?
Отвратительно.
- Намного лучше, чем тот, что ты делала на прошлой неделе, - ободряюще выдала Лорна. – А тот  вообще был  твоей лучшей работой.
- Но его же пришлось ошкуривать заново и перекрашивать.
Ой.
-  Этот не идет с тем ни в какое сравнение, - Лорна старалась не смотреть, как жирная капля медленно сползает по ножке стола. – Отличная работа!
- Ну, как скажешь, - неуверенно отозвалась Келли. Она закрыла банку  морилки крышкой и собрала ветошь в корзину.
Рамона, любовавшаяся  высоким комодом, хихикнула, оценив стремление Лорны не задеть чувства Келли.
- Хорошая попытка, chica.
Оборудование во всей мастерской было выключено, и женщины принялись за уборку. Рядом со стойкой для инструментов образовалась очередь – заключенные тщательно проверяли, все ли они вернули на место.
- Не лезь не в свое дело, - краем рта пробормотала Лорна, глядя на Келли, которая пересекала комнату.

Рамона зацокала языком. Она стащила с головы защитные очки и теперь изо всех сил пыталась расправить волосы там, где их придавил ремень.
- Любовь любого сделает лжецом. Когда я спрашиваю своего мужа, как я выгляжу в новом платье, когда мы идем на вечеринку,  ты думаешь,  он мне правду говорит?
Лорна резко повернула голову к ней.
- Я просто стараюсь быть вежливой, - отрезала она. – Любовь тут вообще ни при чем.
Рамона рассмеялась.
- Со мной ты не очень вежливая, - она невинно захлопала глазами. – И разве ты не считаешь, что она – хорошенькая?
- Конечно, я считаю, что она хорошенькая, - немного раздраженно прошептала Лорна.
Рамона улыбнулась.
Но Лорна отмахнулась от ее самодовольной усмешки.
- Это ничего не значит. Все, кто не слепой, так считают. Это даже не обсуждается. Посмотри на нее! Это факт.
- А как насчет сексуальности? – Рамона не сомневалась, что ей известен ответ на этот вопрос. Но она не могла не попытаться заставить Лорну произнести это вслух. – Ты находишь ее сексуальной?
Лорна мгновенно покраснела до корней волос – зрелище, которого Рамона никогда и близко не видела. Рамона подавила смех. Лорна влюблена по уши.
- Я думаю, я уже знаю ответ.
- Да это и так все знают, - уверенно повторила Лорна, но в глубине души она знала, что вступает на скользкую почву.
Рамона скептически глянула на нее.
- Ну, тебе лучше знать.
Желудок Лорны ухнул куда-то вниз.
- А что, нет? –она поняла, что Рамона хочет сменить тему, прежде чем та успела ответить.  – Ладно, к черту всех. Лично ты считаешь ее сексуальной? 

Рамона была абсолютно гетеросексуальной и при этом настолько темпераментной, насколько вообще может быть женщина. Лорна сомневалась, что ее муж будет в состоянии встать на ноги как минимум неделю после ее освобождения. И конечно, она не станет отрицать очевидное.
Пронзительный голубой взгляд впился в Рамону, и ее тут же прошиб пот. Судя по пристальному вниманию, с  которым Лорна ждала ее ответа, этот ответ был очень важен. К счастью, она могла быть честной. 
- Я читаю ее привлекательной, да. И я понимаю, что остальные могут считать ее сексуальной, но она – мой друг, - сказала Рамона, осторожно подбирая слова. В конце концов, они же обсуждали женщину Лорны. -  Антонио Бандерас  сексуальный. Мой Эдуардо сексуальный. А мои друзья не могут быть сексуальными.
- О… - вот и все, что смогла на это ответить Лорна, чувствуя, что они зашли слишком далеко.
Ну разве нельзя находить кого-то сексуальным и при этом с ним дружить?
Рамону охватили смущение и непонимание.
Лорна всегда вела себя так, чтобы всеми возможными способами подчеркнуть: Келли – ее женщина. Они ссорились, как пара. Они обменивались интимными взглядами, как любовницы. Они разговаривали, стоя очень близко друг к другу и таким тоном, каким говорят близкие люди. И когда кто-то засматривался на Келли, Рамона буквально слышала, как Лорна скрежещет зубами.  Так в чем тогда у Лорны вопрос?
Вдруг Рамона прищелкнула пальцами.
- Ты думаешь, она еще тебя не полюбила? Но вы разделяете страсть, да? – маленькая женщина сексуально замурлыкала. - Que bueno. Страсть – это тоже хорошо. Любовь придет со временем. Я думаю, тебе не о чем переживать. Я же вижу, как она о тебе заботится.
Лорна нехорошо  прищурилась.
- Ай, ладно-ладно, - Рамона решительно вернулась к уборке. – Не лезь не в свое дело, - пробормотала она. – Знаю, знаю.
Лорна наклонилась и собрала в совок кучу приятно пахнущих опилок и щепок.
- Правильно.
Она положила совок на скамейку и склонилась, чтобы подмести под ней.
Она нуждается в моей помощи, или даже  в дружбе, но это не то же самое, что любовь. Даже если бы она и смогла полюбить кого-то вроде меня, я бы никогда не стала…

- Закругляемся, дамочки! – взревел сидевший на  стуле в углу охранник. Он глянул на настенные часы, а потом на свои наручные. – Еще пять минут!
Другой охранник, вооруженный металлодетектором, прокричал ему из передней части комнаты:
- У тебя что сегодня, горячее свидание с еще одной толстой и страшной цыпочкой?
- Нет, - спокойно ответил первый со своего  стула. – Я перестал трахать твою жену через пару лет после того, как ты на ней женился!
Заключенные рассмеялись, а охранники показали друг другу средний палец.

Рамона решила, что быстрая смена темы  послужит к ее же благу.
- Я видела, как ты разговаривала с Дженнингс. Сдается мне, она никогда не передумает.
Пэтрис Дженнингс, с ее безукоризненно подстриженными седеющими волосами, была управляющей столярными мастерскими Блу Ридж. Ее офис находился в задней части мастерской, и она приглядывала за порядком сквозь большое окно толстого стекла. Сам офис был битком набит стопками бумаг, картонными коробками и папками. Если Пэтрис не сидела за компьютером, проклиная все на свете, значит, она сидела над калькулятором, ругаясь, на чем свет стоит. Заключенные считали ее их собственной версией Эбенезера Скруджа, только чуть более симпатичной, чем оригинал. (Эбенезер Скрудж (Ebenezer Scrooge) — персонаж повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь», а также многочисленных фильмов, поставленных по этому произведению. Один из самых больших скупердяев в истории мировой литературы. Имя стало нарицательным, вроде нашего Плюшкина.  Теперь всем понятно, почему  у Скруджа  Мак-Дака из диснеевских  «Утиных историй» такое имя? -прим. пер.)
- Я знаю, что это ее мастерская. Я знаю, - взмахнула рукой Лорна. – Знаю я! Но у меня есть деньги , чтобы купить материал и чтобы дать ей на лапу, и я буду работать в свой обеденный перерыв или во время отдыха. Она все время торчит в этом чертовом офисе и все время будет видеть, что я делаю. Если я начну сейчас, и мое условно-досрочное освобождение не сорвется, то ей даже не придется брать на хранение то, что я сделаю!
Рамона вопросительно приподняла брови.
- А если оно сорвется, я всех здесь поубиваю, так что она сможет оставить чертову штуку себе!
Рамона слегка побледнела. Она никогда не могла понять, когда Лорна шутит, а когда говорит абсолютно серьезно. 
-  Раньше Дженнингс разрешала другим заключенным делать это, ты же сама знаешь! Сладкие Щечки сделала себе гроб, и Дженнингс  использовала его, как картотеку, пока Щечки не утащила его с собой, когда освобождалась, помнишь?
- Ммм… я молилась за эту женщину, - Рамона покачала головой.- Гроб, раскрашенный в кислотно-розовый цвет – такое не скоро забудешь, - она поджала губы и задумалась. – Интересно, а как она втащила эту штуку в рейсовый автобус?
- Я сама себе всю голову сломала.

Келли подошла к ним и придержала совок, пока Лорна в очередной раз наполнила его.
- О чем это вы?
Лорна ничего не ответила, и паузу заполнила Рамона.
- Долгие годы Лорна уговаривает Дженнингс разрешить ей сделать что-то из мебели для себя, чтобы взять с собой и продать, когда она будет выбираться из этого места. Лорна всегда просит ее…
- А она всегда отвечает отказом, - с кислой миной перебила Лорна.- Но попытка не пытка. Что у меня еще есть, кроме времени?
Келли перевела взгляд в сторону офиса, где худая, как спичка темнокожая женщина протирала свои очки.
- А почему она  тебе отказывает?
- Да хрен ее знает! Мои деньги ничем не отличаются от денег остальных, -  Лорна глянула на часы и заторопилась. Она сняла рабочий фартук и скомкала его.
- Уберешь это барахло? – она показала на метлу и совок.
- Конечно, - кивнула Келли.
Рамона мило улыбнулась и засунула очки в карман.  Их женщины должны были приобретать сами.
- Мой прихватишь, пожалуйста? – Рамона бросила Лорне фартук.
Лорна поймала его на лету и побежала к корзине для грязных вещей. Помещение должно было быть вылизано до блеска, прежде чем им разрешат пройти металлодетектор и отправиться на ужин. Несколько женщин уже нетерпеливо поджидали возле своих рабочих мест. 

Келли с отсутствующим выражением лица  повесила  метлу на место. 
- О чем задумалась? – с любопытством спросила Рамона. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы повесить на стену свою метлу.
Келли выхватила метлу у нее из рук и вставила в гнездо, не отрываясь от размышлений. У нее не было достаточно денег, чтобы подкупить  управляющую, а после стычки с Катриной она приобрела славу  нарушительницы дисциплины. Ни охранники, ни администрация не горели желанием сделать ей одолжение.  Тем не менее, у нее было что им предложить.
- Сама пока не знаю.
- О нет! – Рамона покачала головой, и ее смешная прическа запрыгала в такт движениям. – Это что-то темное. Мне не нравится, когда у тебя такое выражение лица, chica, - она облокотилась о стол. – И Лорне это тоже не понравится.
- Она мне не нянька, Рамона, - рассеянно ответила Келли и встала за свой верстак.
- А она об этом в курсе?
Келли криво усмехнулась.
- Вполне возможно, что нет.

0

5

ГЛАВА 7

Июль 2002

Келли до сих пор оглушала тишина, наступавшая  по ночам.
Тюрьма была таким шумным местом – треск звонков, шум механизмов, громкие голоса и всегдашний общий гул оттого, что слишком много людей было заперто в слишком тесном пространстве. А вот по ночам здесь становилось тихо, как в могиле, если не считать случайных сексуальных выходок их чрезмерно активных соседок или мягкого стука ботинок охраны.
Келли беспокойно, но осторожно  заворочалась, помня о женщине, спавшей на  верхней койке, и взбила подушку, стараясь устроиться поудобнее.
Хрипловатый голос Лорны нарушил молчание.
- Уже за полночь, тебе нужно спать.
Келли открыла глаза и уставилась на верхнюю койку.
- Откуда ты знаешь, что я не сплю?
- Ты не храпишь.
Келли несколько раз моргнула, пока ее зрение медленно приспосабливалось к тусклому освещению.
- Я храплю?
- Да.
Келли поглубже зарылась в подушку.
- Ну ладно, в следующий раз можешь проигнорировать мой вопрос, как ты  обычно и делаешь. Я не хочу такое знать. И так плохо, что у меня теперь нос не совсем прямой. Выгляжу, как тормознутый боксер-неумеха.
- Да это почти незаметно. А то, что чуть-чуть заметно, так это даже лучше.
- Врушка!
- Хочешь верь, хочешь нет, но твой нос был слишком безупречным. А теперь в нем есть отличительная черточка. И я не игнорирую твои вопросы, и ты это прекрасно знаешь.  – Лорна перекатилась на бок и подперла голову рукой. – Ты чего такая вредная?
Келли вздохнула.
- Я как-то беспокойно себя чувствую. Как один из тех жалких белых медведей в зоопарке, который только то и делает, что бродит взад и вперед по клетке. Разве это не достаточный повод повредничать?
- Животные в своих клетках спят, - Лорна вытянула руки перед собой и потянулась к потолку, хоть он и был слишком далеко. - Это общеизвестный факт. Ладно, забудь про белых медведей. У тебя когда-нибудь была собака?
- Неа. До тех пор, пока мне не исполнилось десять, я просила родителей завести собаку, но со временем сдалась. Мама сказала, что они грязные и оставляют слишком много шерсти на мебели. А у тебя была?
Лорна кивнула.
- Однажды. Щенок черного лабрадора, Кирби. Мама переехала его машиной на нашей подъездной дорожке, когда сдавала назад. Мне тогда было десять. Она мне ничего не сказала. Той ночью у нас прошел ледяной дождь. Утром, когда я шла в школу, я его нашла – замерзшего и раздавленного. А днем мне пришлось отскребать его с дорожки лопатой для снега. После этого я никогда не хотела заводить домашних животных.
- Понять не могу, почему бы это? – скривилась Келли. – Ох, у тебя все твои детские истории такие отвратительные и печальные?

Лорна тихонько фыркнула. 
- Не совсем. Даже в моей семье приключались неплохие деньки время от времени. Это просто плохие воспоминания, они ярче, понимаешь? Один звук или запах – и они поднимаются со дна, хочешь ты этого или нет. Они словно выжжены у меня в мозгу.
- А ты не думаешь, что со временем  они могут стереться?
Лорна на мгновение задумалась. Уж она-то знала кое-что о призраках из прошлого.
- Я думаю…  не все. Только не те, которые прожгли тебя насквозь. И это к лучшему. Остается только надеяться,что тебе повезет, и тебе удастся не ворошить их слишком часто.
Лорна задумчиво посмотрела на маленькое окошко, сквозь которое в камеру проникал лунный свет.
- Когда-нибудь я стану жалкой старушкой с болезнью Альцгеймера, и не буду помнить, какой на дворе год, и даже как меня зовут, не буду помнить. Но и тогда я буду видеть размазанного по бетону Кирби всякий раз, когда по телевизору будут показывать рекламу собачьего корма. 
При  мысли о полном одиночестве Лорны Келли стало больно.
- Может быть, когда ты станешь старенькой, рядом с тобой будет кто-то, кто напомнит тебе, кто ты есть, - нежно сказала она.
Лорна вздохнула.
- Может быть, - но было ясно, что она в этом сомневается. – Так все-таки,  почему ты не спишь? Снова плохие сны? 
Она слышала, как Келли во сне стонет и бормочет что-то о  стрельбе. Кошмары становились все хуже и хуже, навещая ее сокамерницу почти каждую ночь.
- Я не знаю, - Келли провела по лицу тыльной стороной ладони. – Я не помню, что мне снится. Она чуть ли не полночи пролежала без сна, но смутное ощущение подавленности окружало ее, как запах плохих духов. Она оттянула от тела свою футболку. Та была влажной от пота.
- Лорна?
- М?
- А ты не скучаешь по… физическому контакту? – Келли сунула руку под мягкую хлопковую ткань своей футболки и провела ладонью по коже живота. Легкое прикосновение. Мурашки. Короткая дрожь.
- Сначала  мне больше не хватало секса, - призналась она. – Не то, что бы я до сих пор не скучала по нему, как безумная, - открыто добавила она. – Но сейчас я даже не знаю, что бы я выбрала – сам секс или  просто чувствовать, как ее тело плотно прижимается ко мне, чувствовать, как бьется ее сердце, просто ощущать близость, пусть даже и недолго.

От внезапной, всеподавляющей жажды ощутить  человеческое прикосновение Лорна чуть не разрыдалась. Но, как и всегда, она безжалостно подавила это чувство, растоптав его в пыль. 
- Мне не хватает многих вещей. Но что толку думать о том, чего у меня не будет? Это ничего не изменит.
Келли не совсем поняла, что хотела сказать Лорна. Наверняка она понимала, что может завести себе любовницу, если захочет. Но может быть, она была настолько гетеро-, что мысль о прикосновении к  женщине просто не укладывалась  в круг ее понятий?  Хотя опять-таки, всем было известно, что даже для натуралок не было ничего необычного в том, чтобы скрасить свое пребывание в Блу Ридж и взять  себе в пару другую женщину.
Даже те, у кого на воле были семьи и мужья, часто заводили любовниц в тюрьме. Это давало им ощущение нормальности, сексуального партнерства, а иногда, несмотря на самые сложные условия, и любви.
- А что это должно менять? – спросила Келли. – Хоть поговорить-то мы об этом можем?
- Нет.
Твердое. Несгибаемое.
- Тьфу ты! Может, ты пробыла здесь так долго, что вообще стала бесчувственной? – выпалила Келли, и ее руки сжались в кулаки. Она сердито стукнула по кровати. – Это место чудесно подходит для таких, как ты!
Долгая тишина, последовавшая за этими словами, предоставила Келли более чем достаточно времени, чтобы она захотела взять свои слова назад.
- Ох черт, Лорна…

Лорна, у которой внутри все кипело, силилась вздохнуть.
- Только потому, что я не твержу об этом без умолку, пока собеседнику не захочется свернуть мне шею, не значит, что я не тоскую по всему тому, чего лишена каждый божий день! И секс – только один пункт из целого списка! Ты – ты что, думаешь, я робот, что ли?
В ее голосе звучала такая  боль, какой Келли никогда не слышала, а еще – нотка угрозы, и Келли сомневалась, что Лорна сама осознает это. Как для раненого зверя, для нее способом защиты было нападение. Келли давно уже не боялась своей сокамерницы в физическом смысле, но обида или гнев Лорны всегда задевали ее, словно порыв ледяного ветра. Где-то в процессе всего происходящего дружба с Лорной стала для нее опорой, фундаментом, крепким и жизненно важным для ее равновесия. Мысль о том, что это может измениться, перепугала ее.

- Конечно, никакой ты не робот, - с колотящимся сердцем быстро ответила Келли. –Я говорила, не подумав, когда сказала, что ты бесчувственная. Это было глупо.
- Только то, что мы с тобой не ровня, не делает тебя лучше, чем я. Я чувствую каждую малость точно так же, как и ты.
Надежды Келли получить прощение пошли ко дну, как камень. Когда Лорна по-настоящему расстраивалась, она никого вокруг не слышала.
- Я знаю, что ты чувствуешь. Извини меня.
- Тогда что это был за идиотский комментарий насчет того, что это место чудесно подходит для таких, как я? – Лорна передвинулась ближе к краю кровати и обвила руками металлическую спинку, сжав ее так сильно, что пальцы заболели. -  Белая рвань, ты хочешь сказать? Или может быть, убийца?
Пугающая уязвимость в голосе Лорны  заставила Келли подскочить в постели. Дрожащими руками она провела по запутавшимся волосам, и чувство тяжести наполнило ее грудь.
- Верь или нет, я говорила в практическом смысле.  Ты из породы хладнокровных  людей.
- Хладнокровных?
Глаза Келли распахнулись. Она в жизни не слышала, чтобы это слово произносили так, будто оно было ругательством.
- Ты – борец. Несмотря ни  на что. Кажется, что ты видишь все так ясно и разумно, когда единственное, чего хочется мне – это заверещать изо всех сил  и прогрызть дыру в заборе, чтобы выбраться на волю.  Меня раздражало, что ты так легко все воспринимаешь, а я… а я нет! Вот и все. Я это имела в виду, а не то, как оно прозвучало, - в расстроенных чувствах призналась Келли.
- Хочешь знать, что меня больше всего мучает?
Келли съежилась.
- Обида на мой язык без костей и на то, что я вела себя, как задница?
- Ты заслуживаешь того, чтобы я ответила «да». Но ответ как раз «нет», - Лорна соскользнула на свой тощий матрас и прикрыла глаза. – Я боюсь. Вот что меня гложет. Я боюсь – до ужаса, до отупения.
Это было последнее, что Келли ожидала услышать от самого уверенного человека из всех, кого она когда-либо встречала. Она наклонила голову и внимательно прислушалась. Ох нет. Пожалуйста, только не плачь.

- Знаешь, Келли, что со мной скорее всего приключится, когда я выйду отсюда?
- Нет, не совсем.
- Я сделаю что-то дурацкое и в итоге вернусь сюда обратно.
Признание потрясло Келли. Она отбросила одеяло и рывком опустила ноги на холодный пол.
- Ты неправа. Этого не случится. – У нее внутри все сжалось. Никогда, даже на долю секунды она не предполагала, что может каким-то образом снова угодить в тюрьму  после того, как выберется из этой адской дыры. Но у Лорны просто не было другого опыта взрослой жизни. – Ты слишком умна, чтобы это допустить.
Голос Лорны  бы еле слышен.
- Даже если ты права, и я не окажусь здесь снова, я не знаю, как… как это – быть с кем-то. Что, если я буду свободна, но в итоге все равно останусь одна?
Келли прикрыла глаза, она не могла слышать, как мучается Лорна.
- Не останешься.
- Я…
- Хоть раз в жизни можешь со мной не спорить, ладно?  - она не могла смириться с мыслью о том, что такая щедрая душа может оказаться в одиночестве. Келли силой подавила слезы. Они не должны раскиснуть обе одновременно. – Пожалуйста?
Лорна нетерпеливо вытерла глаза.
- Ладно, ладно.
Келли немного расслабилась.
- Ммм… Когда ты говоришь, что не знаешь, как это – быть с кем-то, мы подразумеваем любовь или секс или…
Лорна нервно выдернула из своей простыни торчавшую нитку.
- Я имею в виду, что не знаю, как строить настоящие отношения. Те, что у меня были – это было сплошное детство.

Хотя  Келли и состояла пару раз в отношениях, которые продлились несколько лет, но все они  закончились полным провалом. Однако, некоторые вещи она считала непреложной истиной.
- Ты – хороший человек. Ты добрая и умная. Любому чертовски повезет заполучить тебя. Нет, одна ты надолго не останешься.
Глаза Лорны снова наполнились слезами.
- У меня была учительница в четвертом классе… она хорошо ко мне относилась, хоть я и пропускала много занятий – оставалась дома, когда Мег болела или мои предки так маялись похмельем, что не могли о себе позаботиться. Все ее любили – и дети, и остальные учителя. Ее друзья один раз пришли к нам в класс и принесли ей цветы на день рождения. У нее всегда была опрятная одежда и работа. Я хочу быть такой, как она, а не как мои родители. Не… Тьфу! Я сама не знаю, что за бред несу! – резко сказала она. – Я понимаю, что это выглядит глупо, вроде как я прошу поддержки или что-то такое. Я обычно совсем не такая.
- Каждый может сомневаться в себе.
- Терпеть это не могу!
- Понимаю. Но вот что я тебе скажу. Преданные люди, которым можно доверить свои секреты, которые будут рядом с тобой несмотря ни на что, которые будут поддерживать тебя, когда тебе плохо и от чьей улыбки у тебя подкашиваются ноги – такие люди встречаются невероятно редко. Когда  какой-то счастливчик заметит тебя, Лорна, он схватит тебя в охапку и не отпустит ни за что на свете. А если он этого не сделает, значит, он идиот и болван. Единственный вариант для тебя остаться одной – это если ты сама этого захочешь. 
Лорна несколько раз сглотнула, прежде чем смогла проговорить сквозь комок в горле:
- Спасибо тебе за эти слова.
- Ты можешь рассказывать мне обо всем, что тебя беспокоит. Что еще грызет тебя изнутри?
- Ничего.
- Послушай меня. Разговоры не изменят положения вещей, но могут сделать жизнь чуть более сносной. Я могу быть тебе хорошим другом, Лорна, но будет намного лучше, если ты хоть немножко впустишь меня внутрь.
- Я… - Лорна с трудом сглотнула. – Я бы хотела, но это… тяжело.
Это чувство Келли знала слишком хорошо.
- Я поднимаюсь к тебе.
На сей раз это не было вопросом. Она вскарабкалась на верхнюю койку  и скользнула под одеяло рядом с Лорной. Они оказались вплотную друг к другу, Келли прижала ее к себе и на этот раз не почувствовала ни малейшего сопротивления своему прикосновению.

Ощущение теплой кожи Келли было таким простым и таким  успокаивающим, что ошеломленная  Лорна несколько секунд  просто лежала, крепко обхватив ее руками и уткнувшись макушкой ей в подбородок. Потрясенная, она прижалась к ней и влилась в объятие, позволив себе насладиться прикосновением, которого она жаждала  долгие месяцы. Сдерживать слезы стало невозможно и, как только пролилась первая, остальные хлынули потоком.
Келли нежно обнимала ее, пока она не выплакалась, вернее, пока не миновала худшая часть бури.
- Я не знаю, что со мной такое, - голос Лорны был хриплым и усталым.
- Это неважно, Лорна. Без разницы, что это и почему –ты можешь отпустить себя.
Сердце Лорны сжалось, когда Келли чуть передвинулась, отвела ее волосы со лба и коснулась его губами. Трепетная улыбка задрожала на лице Лорны.
- Я думала, это я должна была утешить тебя, чтобы ты могла уснуть.
- Лежи, как лежишь. Настала моя очередь позаботиться о тебе, - пробормотала Келли  в пахнущие шампунем волосы.
Тело Лорны напряглось, кончики ушей загорелись от неловкости и желания.
- Я не знаю, как себя вести, когда это делаешь ты.
Келли с трудом сглотнула.
- Мы справимся, Лорна. Вот увидишь.

Минуту или две они молчали, но им было спокойно, удобно и они чувствовали единение.
Келли ждала, стараясь проявить терпение, пока дыхание Лорны согревало ее грудь. Конечно, ей хотелось силком перетащить Лорну через разделявший их барьер, пинать ее ногами и подгонять, если придется, но она понимала, что эту пропасть недоверия Лорна должна пересечь сама.
Наконец, тело Лорны снова расслабилось.
Келли охватило облегчение, но  с примесью тревоги. Она отнюдь не была экспертом в вопросах дружбы, а Лорне сейчас нужен был очень хороший друг.
Лорна прокашлялась и прошептала:
- Я скучаю по своей сестре. Я много думаю о ней, хочу знать, что с ней было после того, как я… Я не грущу, когда вспоминаю ее, но когда я думаю о том, как много из ее жизни я пропустила… Иногда мне это вздохнуть не дает.
Келли привлекла  Лорну еще ближе к себе.
- Расскажи мне о ней.
- Хорошо, - подбородок Лорны на мгновение дрогнул, но потом она медленно вздохнула и кажется, овладела собой. – Мегги была очень тихим ребенком. Она везде за мной ходила, как хвостик. – Старое воспоминание вдруг обрело четкость, и она горько улыбнулась. – Она влюбилась в моего парня и все время  подглядывала за нами сквозь окно, когда он подвозил меня домой после свиданий. А когда я наконец  попадала в дом, она забиралась ко мне в кровать и заставляла меня рассказывать обо всем, что я делала на свидании.
Келли изобразила меланхолическую улыбку.
- Все, что ты делала?
- О некоторых вещах я не рассказывала.
Раскаленный укол ревности заставил Келли сжаться.
- И каким он был, твой парень? Мазохистка!
Лорна тем временем потихоньку подвигала свои заледеневшие ступни к теплым ногам Келли. Она не собиралась касаться ее. Просто хотела оказаться поближе, чтобы ощутить ее тепло. Еще дюйм или два…
- Боже! – Келли взлетела на пару дюймов над кроватью, приподняв и Лорну. – Что это за фигня?
- Ох, черт! Прости!
- Да все нормально. Не отодвигайся. Твои ледяные лапы давно пора согреть.
- Но…
- Сказано тебе -  лежи! – шутливо проворчала Келли. – Я в порядке. Просто не ожидала.

- Ты спрашивала о Натане. Он был классный. Милый. Добрый. Симпатичный парень, который, пока я  была с ним, пытался заставить меня забыть о том, что происходило у меня дома.
Келли боролась с желанием спросить, насколько симпатичным он был.
- В старших классах он играл в хоккей и мечтал получить стипендию, но ему таланта не хватило. Я, конечно, не могла внести залог, и он навестил меня в окружной тюрьме еще до моего процесса. Я не думаю, что его родители были в восторге от этого. Он все время поглядывал через плечо, словно его отец мог возникнуть из ниоткуда и надрать ему задницу. Даже в моем районе на подружек-убийц смотрели  с неодобрением, - она тихонько фыркнула. – Снобы!
Келли неуверенно рассмеялась, и Лорна присоединилась к ней.
- В общем, это было единственное посещение. Он сказал, что присмотрит за Мегги, но, - тут Лорна вздохнула, - на самом деле он мало что мог сделать. Он прокантовался так пару месяцев после того, как меня арестовали, но время шло, и он в итоге тоже ушел. Написал мне в открытке, что ему жаль, что все так вышло. Я ему поверила.
Засранец. Я бы подождала по крайней мере… ну, по крайней мере, пока не закончится судебный  процесс!
В голосе Лорны не было ни малейшей тоски, когда она произносила его имя, и Келли стало стыдно, что она этому рада.
- Похоже, он чутко относился к твоей сестре. Неудивительно, что вам он нравился.
- Мегги была без ума от него, хотя она все отрицала, когда я ее поддразнивала. Она была такая милая, и неловкая, и смешная.
Келли чувствовала, что Лорна улыбается.
- Ей было трудно учиться, но она не была тупой или что-то в этом роде, - быстро добавила она.
- Я бы так никогда и не подумала.
- Когда она заканчивала подготовительный класс, я стала заниматься с ней каждый вечер. Кажется, это помогло, и она стала учиться намного лучше.
- А чем в это время занималась твоя мама? – Пила, наверное,- заподозрила Келли, разобидевшись, что девочке-подростку пришлось выполнять обязанности родителей.
Лорна на секунду  задумалась.
- Ты знаешь, я даже представления не имею.
- Она не готовила?
- Неа. Готовили мы с Мегги. Или я приносила домой бургеры с работы.
Келли зарычала.
- Да в этом не было ничего страшного, Принцесса, - Лорна похлопала Келли по животу, а потом вдруг прижала к нему ладонь и начала медленно поглаживать, словно лаская любимого щенка.
От прикосновения  кожу Келли стало покалывать, и она подавила стон чистого наслаждения.
- Мама была паршивой хозяйкой, - продолжила Лорна, явно не осознавая, что ее невинные прикосновения почти привели Келли на грань. – Безопаснее  было делать все самим. Кроме того, мне нравилось готовить.

- А ты... – слова вышли хриплыми и горячими, Келли остановилась и попробовала еще раз. – А ты хорошо училась?
Лорна пожала плечами и сообщила, что училась нормально. Ее интересовали далеко не все предметы, но она любила чтение и достигла приличных успехов в математике.
- Мег была красивой, - внезапно сказала она. – Если она еще жива, пари могу держать, что у нее сейчас симпатичный парень или муж. Я может быть, уже даже тетя. 
- Господи, Лорна, ты что, даже не знаешь, жива ли она?
На лице Лорны промелькнула боль.
- Надеюсь, что жива… но одному только богу ведомо, с кем моя мать связалась, едва умер отец. Она не их тех женщин, которые  могут сами о себе позаботиться. Она пришла на мой суд с любовником.
- Поверить не могу!
Внезапно заметив, насколько футболка Келли промокла от ее слез, Лорна несколько раз шмыгнула носом и отодвинула голову. – Извини, - она неловко села и попыталась вытереть слезы углом простыни. – Мне нужно…
- Шшш. Я не ничего не имею против твоих ледяных ног, и конечно меня меньше всего интересует моя чертова футболка. Ложись обратно и расскажи мне, почему ты потеряла связь с явно очень дорогим тебе человеком.
Лорна не пошевелилась.

- Лорна, скажи, то, что мы так близки.. в физическом смысле я хочу сказать… это беспокоит тебя? – Келли знала, что она сама чувствует по этому поводу, но конечно не собиралась принуждать кого-то к такой степени интимности.
Лорна медленно покачала головой, ее глаза все еще блестели в неверном свете.
Келли просто распахнула руки, и Лорна молча скользнула к ней в объятия  и положила голову на подушку так, чтобы они могли смотреть друг на друга за разговором.
- Я видела сестру всего один раз. На суде. Это был первый раз, когда я видела ее в платье, - в голосе Лорны смешались обожание и грусть. – Мама привела ее, а потом дала мне знать, что она больше не хочет, чтобы я дурно влияла на жизнь Мегги, и что они больше ко мне никогда не придут.
Глаза Келли вспыхнули неожиданной яростью.
Лорна тут же заметила это, потянулась к ней, нежно сжала руку Келли и выпустила ее.
- Я и не ждала, что они будут навещать меня. Ребенку не место в тюрьме. 
Ох, Лорна, тебе тоже здесь не место.
- Я думаю, я тогда не понимала, что она имеет в виду. Она сказала, что они не будут меня навещать, а не то, что Мег исчезнет из моей жизни навсегда. Я писала и писала им, но не получила в ответ ни одного письма. А потом  одно из моих писем пришло назад со штампом «адресат выбыл». И я перестала их посылать .
- А писать не перестала? – иногда, очень редко, Келли заставала Лорну над письмом. Лорна никогда не рассказывала, что она делает, и всегда прятала аккуратно сложенные листы в нижний ящик стола, когда заканчивала. И хотя Келли сгорала от любопытства узнать, что же там написано, ей никогда не хватало совести подсмотреть.
- Наверное, это глупо, но когда я их пишу, я чувствую, будто разговариваю с ней. Я никогда не могла заставить себя выбросить их.
- Лорна, это ни капельки не глупо.
Жгучие слезы снова потекли по щекам Лорны и закапали на подушку.
- Несколько лет назад я заплатила охраннику, чтобы он поискал в интернете Мег. По имени. Он распечатал результаты и принес их мне. Там не оказалось ничего, кроме газетных статей, вышедших после моего ареста, где она упоминалась как моя сестра.
Келли подумалось, до чего же иногда несправедлива жизнь – настолько несправедлива, что буквально силой ставит тебя на колени.
Она протянула руку и вытерла слезы Лорны тыльной  стороной ладони. Кожа на ощупь была мягкой и влажной, и ей до смерти хотелось коснуться ее губами.
- Я бы многое отдала за то, чтобы у меня была сестра, которая играла бы со мной и заботилась  о том как я успеваю в школе. Ты была хорошей сестрой,   и я рада, что у Мег была ты. 
Лорна сверкнула одной из тех улыбок (хоть и немного слезливой), которые превращали внутренности Келли в желе.
- Спасибо.  Знаешь, вот ты сказала, что хоть разговоры ничего не изменят, но они могут сделать жизнь более сносной, - голубые глаза сияли благодарностью и чем-то большим. – Лучше всего – это не чувствовать, что я совсем одна.
- Ты не одна, - просто ответила Келли. – А хочешь узнать, о чем тоскую я?
- Кроме секса и возможности поспать?
- Пообещай, что не будешь смеяться?
- Еще чего, - Лорна тихонько пихнула ее в бок. – Если будет смешно, я обязательно рассмеюсь.
Келли решила, что не станет к этому придираться. Смех Лорны сам по себе был прекрасен, что бы его ни вызвало.

- Я скучаю по дождю.
Лорна моргнула и перевела взгляд на окно.
- О чем тут скучать? Всю прошлую неделю дождь шел каждый день. Мы на прогулке ни разу не были.
- Поздними вечерами, когда я, наконец, заканчивала работать, я открывала двери во внутренний дворик, садилась в мягкое кресло  и прислушивалась к ночной непогоде. Мне нравился запах молний, знаешь, как у зажженной спички, и свежий запах дождя и мокрой земли. Как в детстве, когда я надевала купальник и скакала на заднем дворе под дождем.
- Я думала, ты не любишь бывать на природе.
- Обычно  и не любила. Я не из тех, кто ходит в походы или сплавляется на каноэ или чем там еще люди занимаются в таких диких местах, как Миннесота или Вайоминг. Но теперь то, что  я не могу выйти наружу, когда захочу…
Лорна понимающе угукнула.
- Когда не можешь получить то, что хочешь, тебе хочется этого в два раза сильнее.
Келли усмехнулась. Ее сокамерница  полностью ее раскусила.
- А может, и еще больше.
На лице Лорны появилось отстраненное выражение, на губах заиграла улыбка.
- Червяки.
- Чего?
- Для меня дождь и размокшая земля пахнут, как червяки. Когда я  была маленькой, мы ловили больших толстых червяков после дождя и ловили на них рыбу с городского моста. Мне тоже нравится запах дождя. Это – там, снаружи, - задумчиво добавила она. – Это свобода.

Странное это было чувство – когда тебя понимают настолько полно. Келли воспряла духом. Их глаза встретились, и у нее сжалось сердце.
- Прости меня? Пожалуйста?
Лорна выглядела сбитой  с толку.
- За что это?
- За то, что обидела тебя тогда, раньше, своими словами.
- Келли?
- М?
Лорна глянула вниз, подняла руку и очень нежно обвела указательным пальцем соблазнительную нижнюю губу Келли.
У Келли заколотилось сердце.
Лорна оторвала взгляд от ее губ и выдохнула:
- Ты и правда думаешь, что от моей улыбки у кого-то могут подкоситься ноги?
Она пристально вглядывалась в лицо Келли.
-Да! Я… - Келли чувствовала себя косноязычной и неловкой, хотя ум  ее  лихорадочно работал.
Неужели она флиртует со мной?
- Я…
Лорна выжидательно приподняла бровь.
- Да?
- Я… - как олень в свете фар, Келли замерла под ее взглядом. И прикусила нижнюю губу. Лорна быстро  превращалась в воплощение соблазна. Если она не возьмет себя в руки, то следующие полтора года превратятся в ад.
- Когда ты повстречаешь правильного…  ммм… парня… у него ноги тут же подкосятся. На этом самом месте. Я в этом уверена.
Лорна, наконец, выдохнула и  улыбнулась странно прохладной улыбкой.
- Спасибо.
Келли хотелось умереть. Ей выпал такой подходящий, такой идеальный момент, а она упустила его.  Лежи теперь и сожалей!
- Тебе, наверное, лучше вернуться на свою койку, - неловко проговорила Лорна. – Уже жутко поздно, а я чувствую себя, будто пробежала марафон. 
Келли цветисто выругалась про себя.
- Окей.

Безмолвно костеря себя на все лады, она выпуталась из-под тоненького одеяла и начала спускаться.
Лорна остановила ее на полпути, охватив ладонью ее  щеку.
Келли подняла голову, намеренно не глядя Лорне в глаза. Там было бы слишком легко утонуть.
- Да?
Лорна порывисто наклонилась вперед. Она хотела коснуться губами щеки Келли, но та в последний момент чуть повернула голову, и поцелуй пришелся наполовину на щеку, а наполовину – на мягкие губы Келли.
Обе женщины тихонько ахнули.
Лорна позволила себе продлить прикосновение.
- Спокойной ночи, - в итоге прошептала она, все еще так близко от Келли, что их губы соприкасались. Когда она отстранилась, она выглядела  потрясенной тем, что произошло. Келли была потрясена не меньше.  Ошеломленная  ласковым жестом, она замерла. Потом подняла руку и коснулась того места, где на ее щеке все еще горел поцелуй Лорны.
- Ты меня поцеловала?
Перепуганной и болезненно  возбужденной Лорне  захотелось сбежать. Черт! Ей опасно рядом со мной находиться!
- Я-я-я… больше ничего не сделаю. Клянусь!
Лоб Келли пошел морщинками.
- О чем ты говоришь? Ты же поцеловала меня, а не дала мне по морде, - она осторожно, но тепло улыбнулась. – И это был хороший поцелуй. Один из самых сладких за всю мою жизнь.
- Лучше спускайся к себе, Келли, - серьезно сказала Лорна и засунула руки под себя.
Келли не пошевелилась.
Лицо Лорны чуть покраснело.
- Я серьезно!
- Да что происходит? – настойчиво спросила Келли, проигнорировав слова Лорны и снова вскарабкиваясь наверх, в теплое гнездышко. – Ты дрожишь.
Лорна резко отодвинулась от нее, словно Келли была огнем и могла обжигать.
- Я сказала, уходи!
- Тише… - Келли глянула на дверь камеры. – Ты же не хочешь, чтобы к нам заявилась охрана? – Она положила руку на ногу Лорны, но та ее тут же отдернула.
Глаза Келли вспыхнули.
- Да что, черт возьми, с тобой такое?! И не смей отвечать, что ничего! Это не ничего!

Лорна обхватила себя руками и согнулась.
- Прости меня. Я не хотела… - она начала раскачиваться взад и вперед. – Ты была так близко… И ты такая красивая…  и… и… я просто не смогла удержаться! – умоляющий взгляд оторвался от одеяла и прошил Келли насквозь. – Извини меня. Я никогда не сделаю тебе больно.
- Да ты и не сделала, - внесла ясность Келли, стараясь говорить мягко.
- Ты не понимаешь, - надломленно прошептала  Лорна. – Я хотела.
У Келли отвисла челюсть.
- После в-всего, что мы прошли вместе, мне в это трудно поверить.
- Уж поверь! – горячо воскликнула Лорна. – Я поговорю с Чулом. Или может быть, с Элейн. Кажется, она завтра с утра дежурит. Если я подкину им деньжат, то смогу договориться, чтобы кого-то из нас перевели в новую камеру. На это может уйти несколько дней, но…
Келли подняла руку.
- Постой! Я не хочу в другую камеру и уж точно мне не нужна другая сокамерница.
У Лорны свело живот.
- Нужна, Келли. Потому что для меня это становится все труднее и труднее.
Келли схватилась за голову, словно хотела вырвать собственные волосы.
- Да что становится все труднее и труднее?
- Мне становится все труднее не прикасаться к тебе!
Келли вглядывалась в лицо Лорны в поисках любого намека на то, что же происходит в ее голове.
- А ты думаешь, что касаться меня – это плохо?
Лорна медленно кивнула и закрыла глаза.
- Да, - выдохнула она.

Келли вздохнула и прислонилась спиной к стене. Им настолько многое нужно было обсудить, что она не знала, с чего начать.
- Ты же знаешь, что я – лесбиянка, верно?
Лорна снова кивнула.
- Когда ты сказала, что Синди была твоей  подружкой, я так подумала, что вы были не просто друзьями. 
Келли попыталась говорить так, чтобы в голос не выдал обиды, которая переполняла ее.
- Так ты думаешь, что быть лесбиянкой – это плохо?
Лорна нахмурилась. – Нет, конечно.
Келли пошевелила губами, но не издала ни звука.
- И то, что ты – гей, совершенно не значит, что я могу сделать с тобой то, что хочу.
- Это да, - непонимающе проговорила Келли,  - но я все еще никак не возьму в толк, о чем ты говоришь!
Лорна взмахнула руками.
- Да как же ты не видишь? Разве ты меня не услышала? Что, как ты думаешь, пыталась сделать с тобой Катрина в твой первый день здесь?!
Лицо Келли помертвело.
- Катрина пыталась меня изнасиловать, а не поцеловать.
- Она хотела тебя контролировать! Подавить! Ты что, никогда не видела, как большой пес наваливается на маленького и начинает  его драть? Вот в этом и есть весь смысл физических отношений здесь. Это тебе не на воле, где  ты с кем-то встречаешься и ходишь на свидания, и все такое! Здесь тебя в лучшем случае используют, как жалкую замену настоящим отношениям. А в худшем – это будет грубая сила, подавление и насилие!
Взгляд Келли смягчился.
- Так не должно быть.
- Но – но так оно и есть! – каждое слово давалось Лорне с трудом. Как же ей объяснить Келли то, что яснее ясного? – Я тоже хочу контролировать тебя, хоть я и знаю, что это неправильно! Я чувствую, что не могу держать себя в руках!
- Так ты это имела в виду, когда сказала, что хотела сделать мне больно?  Ты хотела касаться меня?
У Лорны пересохло во рту, а щеки вспыхнули.
- Да. Я… я…
- Скажи мне, - нежно попросила Келли. – Мы же лучшие друзья, правда?
- Я думаю, что да, но...
- Лорна!
Лорна сокрушенно покачала головой. Терпение не входило в число добродетелей Келли.
- Да, мы – друзья.
- И это означает, что ты можешь рассказать мне все, - Келли быстро, нетерпеливо  похлопала по кровати. - И сейчас – самое время.

Лорна медленно прикрыла глаза, глубоко вдохнула и посмотрела на Келли  из-под густых, темно-каштановых ресниц.
- Я хочу целовать тебя.
Глаза Келли вспыхнули, и она облегченно выдохнула:
- Ну и слава богу!
Крохотная, смущенная улыбка пробилась сквозь все горести Лорны.
- Тебя это не беспокоит?
Келли засияла.
- Я что, выгляжу расстроенной? – Она бухнулась на кровать и завертелась, как счастливый щенок. – Я в восторге! И мне очень приятно.
Огромный груз свалился с плеч Лорны, и ей стало чуть легче дышать. По крайней мере, проявленный ею интерес не оттолкнул Келли. Потом она вздрогнула. Пока еще нет.
Келли не могла скрыть своего удивления. Они с Лорной никогда не говорили о женщинах в сексуальном смысле, но опять-таки, Лорна ни о ком в этом смысле не говорила, за исключением своего школьного кавалера, да и эту информацию Келли из нее чуть ли не клещами вытащила. Лорна была слишком страстной, чтобы быть асексуальной, так что Келли решила, что она просто до мозга костей натуралка, причем еще и очень скрытная. Но теперь… 

- А ты... была с другой женщиной здесь? 
Лорна подтянула колени к груди и обхватила их руками. От всех этих разговоров ей хотелось выпрыгнуть из собственной кожи. Но она сама вступила на эту дорожку своей смехотворной попыткой поцеловать Келли, и теперь возврата не было.
- Нет.
- А с мужчиной?
Не все они были такими отвратительными, как Роско. На самом деле, один или два охранника всегда были свежевыбритыми, выглядели как отставные военные и были даже симпатичными. 
Лорна покачала головой.
- Мужчины или женщины, все, кто когда-либо мною здесь интересовался… все они пытались заставить меня делать то, чего я не хочу. Я никогда никого не хотела.
Лицо Келли вытянулось.
- До сих пор, - быстро добавила Лорна, не желая, чтобы в этом вопросе была хоть малейшая неясность. – Я просто не знаю, что с этим делать.

Келли немного нервно рассмеялась.
- Если это и все, что тебя беспокоит, мы можем над этим поработать. Никто сначала не знает, что делать. К счастью, практика, которую я, кстати, очень люблю, все налаживает.
- Это еще не все, - Лорне не хватало храбрости. На лбу у нее выступили капли пота, и она нервно вытерла их. – И это плохая часть.
В ее глазах Келли увидела животный страх. Она хотела ободрить ее, но не могла этого сделать, потому что не понимала, в чем дело.
- Я не просто хочу тебя поцеловать. Иногда я хочу удерживать тебя и целовать. Я хочу заставить тебя хотеть моих поцелуев. Я хочу быть сверху! Я хочу, чтобы ты хотела касаться меня. Я хочу тебя контролировать, - Лорну передернуло от отвращения. -  Совсем, как Катрина.
- Лорна, - Келли положила руку ей на плечо и облегченно выдохнула, когда Лорна не шарахнулась от ее прикосновения. – У тебя с ней ничего общего.
Взгляд Лорны потемнел от стыда.
- Ты бы так не говорила, если бы знала обо мне больше. Мы с ней одного поля ягоды. Ты просто не в курсе.
Этот разговор Келли решила отложить на будущее.
- Послушай, - сказала она со всей откровенностью. – Я понимаю, что не все о тебе знаю. Но я знаю многое. Ты и в обычной жизни не склонна к бездеятельности, так что я не удивлена, что ты хочешь доминировать и в постели. Это не плохо. Вообще-то, - она ободряюще улыбнулась, - вообще-то, это может оказаться даже очень хорошо.
- Доминировать в постели? – прохрипела Лорна, и кровь отлила от ее лица. – Я вообще-то говорила о поцелуях!
Брови Келли исчезли под мягкой темной челкой.
- Ты никогда не думала о более далеко идущих вещах? Может быть, во сне? Или в безобидной фантазии?
Румянец вернулся на лицо Лорны с такой скоростью, что у нее немного закружилась голова.
- Ну, может быть… Ну да.
- Потому что я тебе нравлюсь?
- Ты это знаешь. - это не было вопросом.
Келли помотала головой.
- Я на это надеялась, - она осторожно передвинулась к Лорне, все еще оставляя для нее немного пространства. – Когда ты представляла нас вместе… ты вела себя со мной жестко?
Лорна уперлась подбородком в согнутые колени и прерывисто втянула воздух.
- Типа того.
Повисла пауза, а потом Келли произнесла:
- Расскажи мне, как это было.
Готовая расплакаться, Лорна повернулась к сокамернице.
- Я не то чтобы все время об этом думаю... ничего такого... Но иногда я себе представляю, как бы я держала тебя… силой… и чтобы ты говорила мне всякое… и делала со мной всякие вещи…
- Вещи? – Келли прокашлялась, чтобы ее голос не звучал так хрипло. – Всякие вещи, - повторила она, гордая тем, что слова звучали совершенно обыденно.
- Касалась меня... целовала меня… Господи, Келли! – рявкнула Лорна, - ну ты уже поняла идею!

Келли бы почувствовала себя невероятно возбужденной, если бы не перепуганное выражение лица Лорны.
- Фантазия и реальность – это не одно и то же.  Простые мысли и любопытство не  превращают твои воображаемые действия в реальность.
Лорна сглотнула.
- А что, если некоторые из этих фантазий ты хотела бы воплотить в реальной жизни? Даже если ты думаешь, что они неправильные?
- А как в твоих фантазиях я реагировала на то, - Келли неопределенно помахала рукой – на то, что ты там делала?
Лорна съежилась, ожидая неминуемого гнева Келли.
- Тебе нравилось…
Но Келли только кивнула, а потом взяла руку Лорны в свои и переплела их пальцы.
- Ты делала мне больно физически? – она поднесла руку Лорны к губам и поцеловала.
Почему она не сердится? Слегка загипнотизированная  ласковым прикосновением Келли, Лорна посмотрела на их соединенные руки, а потом попыталась отстраниться. Но Келли предвосхитила  ее намерение и нежно, но твердо удержала ее.
- Я… я… Нет. – В хриплом голосе Лорны звучало смущение. – Я… была сверху и заставляла тебя трогать меня и целовать так, как я хотела.
Желание затопило Келли, и она сдержала низкий стон, грозивший вырваться наружу.
- Но физически я тебя не обижала.
- А морально?
- Я тобой командовала, как хотела! Я тебе приказывала! А так не должно быть, когда тебе кто-то небезразличен! – Лорна ударила кулаком по матрасу. – Ты же чуть ли не самая большая вредина из всех, кого я встречала! Ты терпеть не можешь, когда кто-то рассказывает тебе, что ты должна делать!
- Обычно да, Лорна. Но в постели правила немного другие. И я совсем не против, чтобы кто-то был сверху. Не думаю, что хотела бы этого в ста процентах случаев, - сообщила она после краткого раздумья, - но часто? Или даже большую часть времени и с правильным партнером? Абсолютно.
- Но почему мне этого хочется? Что со мной не так? – Лорна прикрыла глаза рукой. – Только подумаю об этом – и чувствую себя полным дерьмом!
Голос Келли стал низким и почти гневным.
- С тобой все так. Может быть, ты себя так чувствуешь потому, что провела в этой паршивой дыре всю свою взрослую жизнь! Секс не равняется манипуляции, Лорна. То,  о чем ты говоришь, происходит сплошь и рядом в нормальных отношениях  вполне счастливых людей.
- Не может этого быть, - только и смогла ответить Лорна.
- Господи, ты же не представляла, как ты, с головы до ног одетая в латекс, клеймишь меня раскаленным железом, пока я не взмолюсь о пощаде, так ведь? –выдала Келли.
Глаза Лорны распахнулись.
- Люди что, взаправду это делают?
- Угу!
- Ну… Только не я!
Келли прямо посмотрела на нее.
- Тогда позволь-ка мне устроить тебе краткий обзор, раз уж я вела не такой целомудренный образ жизни, как ты. Твои фантазии – это вполне нормально. Их даже извращенскими не назовешь! Просто в них находит выражение нормальная, здоровая часть твоей личности.
Лорна все еще сомневалась.
У Келли руки чесались хорошенько встряхнуть Лорну, чтобы та уразумела, о чем она говорит.
- Ты считаешь меня разумным человеком?
Лорна заморгала от несовместимости понятий. Келли и разум?
- Не очень.
Келли закатила глаза.
- Большую часть времени ты считаешь меня  разумным человеком?
Лорна пожала одним плечом и  постаралась быть максимально дипломатичной.
- Думаю, да.
- Тогда просто поверь мне. Я не позволю, чтобы кто-то делал со мной то, чего я не хочу. Я же сражалась с Катриной изо всех сил, правда?
Лорне стало чуть полегче дышать.
- Я помню.
Большим  пальцем Келли погладила тыльную сторону ладони Лорны и мысленно приободрила ее.
- В твоих фантазиях я отказывалась хоть от одного из твоих действий?
Лорна помотала головой.
- Ты не хотела, чтобы я останавливалась.
- Я себя не виню, - ласково улыбнулась Келли.
Лорна сама пыталась не улыбнуться, но это становилось все сложнее и сложнее.
- Между прочим, я серьезно.
- Я знаю, - Келли приподняла ее подбородок. – Но ты должна знать, что можешь доверять  мне – я могу о себе позаботиться там, где дело касается твоих тревог. Посмотри на меня.
Мечущиеся глаза Лорны тут же остановились на ней, и обе женщины погрузились в разгоряченные взгляды друг друга.
- Поверь мне, - сказала  Келли  - в секунде от того, чтобы начать умолять, или кричать, или расплакаться.  Она не знала, что сделает в следующий момент.
- Я верю тебе, Кел, - прошептала Лорна. – Больше, чем ты можешь знать.
Захваченная моментом, Келли позволила чуть большей части своих чувств отразиться в глазах.
- Я думаю… ты  мне нравишься, - мягко сказала она.
Лорна неожиданно хихикнула, и словно сбросила с плеч несколько тяжелых, изнуряющих лет неволи. Ее лицо внезапно помолодело.
- Я думаю, это чувство взаимно, - она наклонилась вперед и нежно коснулась губами губ Келли, пытаясь вложить все, что она чувствовала к этой женщине, в один поцелуй. 

На мгновение Келли была настолько ошеломлена, что не сразу ответила. Но когда она ощутила, что Лорна колеблется и пытается отстраниться, она пробормотала «Нет», и крепко прижалась губами к губам Лорны в ошеломляющем страстном порыве.
Кровать громко заскрипела, и когда их тела соприкоснулись, между ними буквально полыхнуло жаром. Господи, - мелькнуло в голове у Лорны. Губы Келли были такими же мягкими и сладкими, какими она их видела и представляла, и ей тут же захотелось большего. Сердце заколотилось в груди, между ног мгновенно стало влажно.
Келли застонала вслух, когда язык Лорны прошелся по ее губам, требуя впустить ее глубже. Поцелуй был горячим и сладким, и ничуть не робким, когда их языки переплелись в борьбе за господство.
- Тише, - прошептала Лорна, хотя сама снова и снова припадала к губам Келли. Последнее, чего она хотела – это остановиться, ее руки уже были готовы сорвать с Келли футболку и белье, чтобы она могла погрузиться в эту теплую, терпкую кожу под ее руками.  Но это было то, к чему она не была готова. Пока еще не была. – Тише, Принцесса, - она немного отодвинулась, чтобы посмотреть Келли в лицо, но при этом  не выпустить ее из объятий.
- Ты хочешь, чтобы я остановилась? – Келли провела языком по нижней губе Лорны, и это прикосновение прошило Лорну насквозь. – Потому что я не хочу останавливаться. Но остановлюсь.
Лорна зажмурилась.
- Нет. То есть… д-да, - запнулась она. – Я хочу сказать… Охх!
Келли отстранилась. Теперь у нее будет еще много ночей, чтобы целовать и узнавать мускулистое тело, лежавшее рядышком с ней. 

Когда она наконец отпустили друг друга, их лица раскраснелись, и обе они тяжело дышали. Жутко возбужденная Лорна не знала, что теперь сказать.
Келли  уперлась своим лбом в ее лоб и ласково улыбнулась ей, каким-то чудом умудрившись сделать улыбку не очень похотливой. Ее целовали бесчисленное количество раз, и все же эта женщина, только что признавшаяся в своей неопытности, в считанные минуты превратила ее в дрожащую и задыхающуюся субстанцию. Потрясающе.
- Это было… Это было…
- Круто. – Лорна отбросила влажную прядь непослушных волос со лба Келли. И неуверенно посмотрела на нее. – Правда?
- Чертовски круто, - охотно согласилась Келли. – Круто и изумительно.
Лорна с облегчением улыбнулась.
- Я… - она вскинула голову, прислушиваясь к шагам в коридоре. – Дерьмо, - хрипло прошептала она. – Роско делает обход!
Большинство охранников ленились после отбоя  обходить камеры и светить фонариками в смотровые окошки в дверях, разве что проводили внеплановую проверку. Но Роско славился тем, что часто устраивал ночные обходы просто от скуки, а еще он был просто мудаком.  Это была опасная комбинация.
- Лучше уходи. Если он застанет тебя здесь, он сообразит, что ты мне действительно нравишься, и утром ты уже будешь в другой камере. 
Келли кивнула, но не смогла устоять и еще раз звучно поцеловала Лорну, а потом спрыгнула вниз. Едва она успела натянуть на себя одеяло, как мощный луч полицейского фонарика осветил ее лицо. Она прищурилась от яркого света, видя только мутную большую тень по ту сторону стеклянного окошка в двери.  Она как раз успела показать ему  средний палец. Свет метнулся наверх, к Лорне, а потом исчез, когда  Роско двинулся по коридору дальше.
- Лорна?
- Чего?
Келли повернулась на бок и подперла голову рукой.
- Спасибо, что доверилась мне.
Лорна слышала, что Келли улыбается, и ее губы тоже расплылись в улыбке.
- Сладких тебе снов сегодня, Келли.
- Да, - мечтательно вздохнула Келли, и ее голос поплыл к верхней койке. – Они просто должны мне присниться.

+1

6

ГЛАВА 8

Месяц спустя

Большой тентованный грузовик, до верху загруженный вкусно пахнущими досками кедра, сосны и клена и листами ДСП  стоял на разгрузочной площадке женской исправительной колонии Блу Ридж. Летнее солнце обжигающее светило на заключенных, сухой, горячий ветер трепал их белые футболки. 
Элейн стянула форменную шляпу, вытерла потный лоб тыльной стороной руки и прислонилась к тюремной стене. Она скрестила руки на своей выдающейся груди и  посмотрела на Роско и Пэтрис Дженнингс.  За ними она наблюдала не менее пристально, чем за заключенными.

Лорна огляделась по сторонам, чтобы увидеть, не смотрит ли на нее кто, а потом  небрежной походкой прошла мимо Элейн, задержавшись только чтобы перекинуться с ней парой слов и сунуть ей в руку что-то похожее на конверт.
Келли прищурилась сквозь вихрь пыли, круживший по складской площадке, наблюдая за этим обменом из-за высокой стопки коробок.
- Не делай глупостей, Лорна, - пробормотала она про себя. – Пожалуйста.
Лорна  вприпрыжку подбежала к своей напарнице и подтолкнула ее плечом.
- Чего ты такая мрачная? – неожиданно весело спросила она.
Келли было собралась ответить, но тут  Роско ткнул в нее пальцем и громко распорядился:
- Холлоуэй и Катрина – становитесь на разгрузку клена, а потом перейдете на кедр.
Грузовик уже почти разгрузили, но они отставали от графика, и толстяк явно искал на ком сорвать злость.

Келли  и Лорна обменялись обеспокоенными взглядами.
У Лорны напряглись мышцы живота, и сердце быстрее застучало в груди, реагируя на потенциальную опасность.  Ходили слухи, что Катрина сует нос в их дела. И Лорна не сомневалась, что та с наслаждением проведет несколько минут наедине с Келли. Ее напарница рассказала ей о том, как Катрина предлагала ей алкоголь, и один только взгляд на страдальческое лицо Келли  рассказал ей, насколько близко она подошла к тому, чтобы принять предложение.
Роско посмотрел на пластиковый планшет с бумагами, который держал в руках, и провел мясистым пальцем по нижней части списка.
- Малли и Ти-Бон, вы разгружаете сосну, а потом – ДСП. За работу! Все остальные возвращаются внутрь в сопровождении офицера Джонсон и госпожи  Дженнингс.
Управляющая столярными мастерскими, одетая в белоснежную хлопчатобумажную блузку и тщательно отглаженную юбку в обтяжку, которая заканчивалась на пару дюймов выше колен, нахмурилась, а потом зашагала к Роско. Ее каблуки звонко цокали по бетону. Пэтрис Дженнингс наклонилась и негромко заговорила с ним.
Роско еще сильнее  помрачнел, но согласно кивнул.
- Мурано, замени Холлоуэй. Она  понадобилась мисс Дженнингс.
Лаверна изобразила  неприличный жест, протискиваясь мимо Келли.
- Любимая собачка начальницы!
Но Келли только закатила глаза. Она шагнула вперед, чтобы догнать группу женщин, уходивших с площадки, но резко остановилась, когда сильные пальцы до боли сжали ее запястье.
- Что происходит? – беспокойно прошептала Лорна. – Вы с Дженнингс  что-то чересчур подружились в последнее время.
- Об этом не переживай, - Келли видела, что Лорна нехорошо прищурилась, но решила пока не реагировать. В конце концов, Лорна ей  тоже не все рассказывала, так ведь? – Все нормально. Поосторожнее с Катриной, ладно? Смотри, чтобы она не уронила тебе на голову доску или еще что-то.
На щеке Лорны заходил желвак.
- Ты не ответила на мой вопрос.
Удивленная тоном Лорны, Келли вскинула бровь.
Роско швырнул свой планшет на ящик с наждачной бумагой и подтянул рукой сползший ремень.
- Расходимся, Малли и Холлоуэй!
Келли слегка нахмурилась и  мягко освободила руку из захвата Лорны.
- Ты беспокоишься по пустякам. Иди, выгружай свои деревяшки, пока не попала в неприятности. 
Взгляд Лорны смягчился.
- Кел…
Остальные заключенные уже скрылись в здании месте с Элейн. Мисс Дженнингс нетерпеливо постукивала ногой и ждала Келли, чтобы провести ее в кабинет внутри мастерских.

- Неприятности в раю, Малли?
Лорна резко развернулась и сжала кулаки, пытаясь не думать о том, до чего здорово было бы стереть эту самодовольную ухмылку с лица Катрины. Краем глаза она заметила забор и пространство, которое так соблазнительно  простиралось за ним – вне пределов ее досягаемости. Этого было достаточно, чтобы в груди у нее вспыхнула боль. Никто не стоит того, чтобы я сгубила свои шансы на условно-досрочное. Никто.
За последние месяцы она больше думала о свободе, чем за все свои годы в Блу Ридж. Знакомство с Келли подарило ей проблеск чего-то простого и глубокого, того, что она никогда не надеялась испытать. Счастья. 

- Эй, Роско, ты не будешь возражать, если я поработаю со своей старой приятельницей Малли? – медовым голосом спросила Катрина. – Мы уже несколько месяцев живем с ней по соседству, но все никак не выберем время, чтобы побыть вместе.
Сначала казалось, что Роско не даст разрешения. Последние несколько недель он звал Катрину не иначе, чем «эта полька-дайк», что могло означать либо то, что Катрина сократила его комиссионные, либо же то, что, судя по его особенно измятой форме, его жена в очередной раз его оставила, и он был обижен на весь свет еще сильнее, чем обычно.  Но после недолгих раздумий Роско лишь пожал плечами.
- Да без разницы. Просто давайте уже беритесь за работу, а не то схлопочете у меня.

Рамона Мурано тихонько встала в пару с Ти-Бон, тощей темнокожей женщиной  с  постоянко хмурым взглядом маленьких блестящих желто-зеленых глаз, вечно напоминавшим Лорне голодающего котенка.  Все вместе они пошли к грузовику, пока Роско не воплотил свою угрозу в жизнь. До сих пор Лорне очень хорошо удавалось избегать Катрины. Она понимала, что если их насильно сведут вместе, это закончится чьей-то кровью. Или кого-то из них отправят в дыру. Или обеих.
- Перчаточки-то надень, - Катрина подмигнула Лорне. – Я бы не хотела, чтобы ты загнала занозу.
Лорна нервно выдернула свои кожаные рабочие перчатки из заднего кармана и натянула их на руки короткими, резкими движениями. Бухая ботинками по кузову грузовика, она прошла в его дальнюю часть, на ходу размышляя о странном поведении Келли. Она не доверяла мисс Дженнингс, и у Келли не было никаких причин о чем-то говорить с ней наедине.

Женщины  сняли несколько длинных досок по отдельности и сложили их в стопку.
- Ну, - начала Катрина, - так как тебе нравится быть сучкой Келли?
Лорна прикусила язык, отказываясь поддаваться на провокацию, и наклонилась, чтобы переложить сучковатую сосновую доску в общую стопку. Острый сосновый запах полностью перебивал слабый аромат кедровых досок, сложенных рядом. Одна из досок была настолько сырой, что даже немного липла к рукам.
- Половина этого  дерева – чистая дрянь, - проворчала Лорна и подумала, что не стоит брать в работу эту партию материала. Чем дольше, тем лучше.
Катрина добавила к штабелю еще несколько досок.
- Эй, хорош уже!
Катрина вызывающе улыбнулась.
- Тяжело для тебя, да? Не потянешь?
Лорна оценивающе оглядела сложенные доски.
- Может и так.
Катрина рассмеялась хриплым кудахтающим смехом и подняла свой конец штабеля, намеренно не посторонившись, чтобы дать пройти Рамоне и Ти-Бон. Двум низеньким  женщинам пришлось протискиваться вместе со своей ношей между Катриной и стенкой грузовика.
- Малли, - Катрина сжала зубы и перехватила свой груз поудобнее. – Да от тебя прежней просто ничего не осталось.
Уже утомленная разговорами, Лорна чуть присела и за счет сильных бедер легко подняла свой конец ноши.
- Отлично.

Катрина начала отходить назад, ее руки напряглись под тяжестью досок.
- Да что за херня с тобой приключилась? Люди из кожи вон лезли, лишь бы ты уделила им пять минут своего времени или наоборот, удирали от тебя, едва завидев. А теперь все что ты можешь – так это смотреть на свою сокамерницу кроличьими глазами, в которых так и написано «трахни меня»! 
- Ты сама знаешь, что приключилось, - мышцы Лорны рельефно бугрились под ее порозовевшей кожей. – Не тормози, Катрина, давай в темпе!
- Ничего я не знаю, - отбила та, - кроме того, что ты струсила и предала своих друзей!
Лорну захлестнула волна гнева.
- Никогда ты не была моим другом! Я выросла, стала умнее, и стала держаться как можно дальше от тебя! Уймись уже и оставь в покое и меня, и тех, кто со мной!
Хотя ее лицо побагровело от напряжения, Катрина остановилась в нижней части откидного борта грузовика, так и не ступив на цементный пол склада. И уставилась на Лорну.
- Я не хочу униматься. Я хочу, чтобы ты вернулась туда, где тебе место! Помогала мне! Работала со мной!
- Ты рехнулась.
- Это еще ни один врач не подтвердил.
Лорна фыркнула.
- Ты хочешь, чтобы мы стали командой?
- Да.
Лорна увидела проблеск искренности за отмороженной внешностью Катрины. Но он тут же исчез, словно его и не было.
- Фигня. Ты хочешь меня использовать или убить – в зависимости от того, что тебе доставит большее удовольствие на тот момент.
Предвкушение заполнило голос Катрины, и она взволнованно облизнулась.
- Убить – это раз и навсегда, а вот использовать друг друга… это было бы неплохо. И продлилось бы дольше. Мы можем снова оттянуться, Лорна. Как  раньше…  только еще лучше. Быть плохой в одиночку совсем не так весело.
- У тебя точно крыша поехала, если ты думаешь, что я когда-нибудь вернусь к прежней жизни! Снова стать такой, как ты… - все отвращение, которое Лорна испытывала к Катрине, отразилось у нее на лице. –И что бы там не вообразил себе твой перекрученный мозг о том, что у нас есть что-то общее – это всего лишь плод твоего воображения! – ее голос перешел в рычание. – И даже если бы я могла забыть, насколько твое существование противно самой человеческой природе, я никогда не прощу того, что ты пыталась сделать с Келли!
- Да ничего не было, ты же знаешь.
- Но уж ты постаралась! Изнасилование – последнее дело, даже для тебя! Тебе повезло, что ничего не вышло.
- А если бы вышло, ты бы точно не остановилась и выбила бы из меня дух, правда? – Катрина выглядела странно обрадованной такой перспективой.
- Да,  – призналась Лорна и вдруг расстроилась, сообразив, что Катрина до сих пор отлично понимает ее. – Меня бы ничто не остановило. А теперь давай, двигайся! – Лорна толкнула груз вперед, но Катрина уперлась ногами, ее кроссовки скрипнули по полу, когда она подалась назад всего на несколько дюймов. 
По щеке Лорны поползла струйка пота. Щека зачесалась, но она не могла ее почесать. Черт, ей же есть чем заняться, а не вступать в перепалку с этой идиоткой.  Ее глаза вспыхнули, а голос ушел вниз.
- Последний раз говорю, Катрина – двигайся или я тебя сама подвину!
Катрина хохотнула.
- Ой, Малли, - голос ее звучал гораздо более спокойно,  чем она сама выглядела, - если бы взглядом можно было убить, я бы уже валялась тут дохлая. Ну, если я не могу убедить тебя, что быть со мной – это хорошо, то, может быть, у меня получится вместо этого убедить твою шлюшку? Я много чего могу ей предложить, знаешь ли, - она подождала, пока до Лорны дошел смысл ее слов. – Да-да, несколько глоточков того, что припрятано у меня в камере – и  спорим, она приползет ко мне еще и еще? А у тебя всегда были проблемы с самоконтролем, правда ведь? – Катрина улыбалась от уха до уха. Каждая капелька ярости, отражавшаяся в глазах Лорны, приближала ее к той женщине, которую она когда-то знала. – Подумай  о том, как и где мои руки касались Келли, - она чуть не замурлыкала от удовольствия при одном воспоминании. – У нее такая нежная кожа, - она поиграла бровями, - и там, где я ее лапала, было особенно влажно.
- Заткнись!
- Спасибо, но что-то не хочется.
Грудь Лорны быстро вздымалась и опадала, ненависть бушевала в ней, как бушует ураган, приближаясь к побережью.
- Ты ошибаешься, Катрина. Я не хочу тебя убивать.
Катрина не смогла скрыть своего удивления.
- Нет?
Когда Лорна заговорила, ее трясло от ярости, а все решения держать себя в руках разлетелись в прах.
- Я превращу тебя в отбивную, а потом убью. И все мне только спасибо скажут, - она втянула в себя воздух и приготовилась отбросить доски, прежде чем Катрина сможет использовать одну из них в качестве оружия.
Катрина восторженно ухнула.
- Да! Вот теперь это старая добрая Малли, по которой я так соскучилась! Ярость – это хорошее чувство, да? Удобное. Как старый друг.

Роско слетел по трапу вниз и остановился позади Катрины. Он уставился на Лорну и недоуменно спросил:
- Это же не первая ваша ходка, нет?
- Была бы не первая, если бы ты не поставил меня в пару с этой ведьмой, - ответила Лорна, судорожно выдыхая, и на лбу у нее снова выступил пот. Убери меня от нее подальше, Роско, пока не поздно!
- Ведьма? – Катрина изобразила невинный взгляд. – Вот теперь ты меня обидела.
Глаза Роско прищурились, и быстрым движением он ткнул Катрину своей полицейской дубинкой прямо под колено.
- Шевелись, а не то еще получишь!
Катрина с раскинутыми руками осела на горячий бетон, как мешок. Доски, которые она несла, с глухим стуком рухнули сначала на нее, а потом на землю, когда она перекатилась набок и пронзительно вскрикнула.
Роско уставился на нее сверху вниз с фальшивым сочувствием.
- Ой. Синячок набила.
Напряжение стало отпускать Лорну, она не удержалась и рассмеялась. Здорово было видеть, как гнев Роско направлен на того, кто его действительно заслужил. Для разнообразия.
Свиные глазки Роско переместились на Лорну.
- И когда ж вы, шлюхи,  уже поубиваете друг друга, а? Меня тогда хоть тошнить перестанет!
Лорна провела ладонью по лицу и расправила уставшие плечи. У нее не было подходящего ответа на этот вопрос, так что она не стала отвечать. Она могла сколько угодно твердить себе, что нельзя позволять Катрине достать ее, но при одном воспоминании о Келли и Катрине в одной комнате, ее  кровь то горячечно вскипала, то тут же превращалась в лед.

С пор, как они с Келли поцеловались, она стала слишком осторожной и опекающей. Она сама это понимала. И вынуждена была признать, что Келли обращалась с ней куда более терпеливо, чем следовало. Она тихонько уверяла Лорну, что они могут развивать отношения медленно, предлагая ей простые взгляды и прикосновения, наполненные милой привязанностью. Но Лорна слишком многое повидала на своем веку в Блу Ридж, и слишком во многом сама принимала участие.  Теперь она просто не могла отпустить себя  и принять дружбу Келли, не говоря уж о большем. Почти не могла.
Она знала с пугающей уверенностью, что чудовища, снующие в здешних тенях, только и ждущие момента, чтобы сокрушить тебя, были весьма настоящими.
Она сама была одним из них.
А теперь ей придется извиняться перед Келли за то, как она себя повела сегодня днем. Если она не будет осторожной, она разрушит все хорошее, что было между ними, не дав ему шанса расцвести. Как все сложно!

Рамона и Ти-Бон вернулись за следующей партией.
- Ммм… - Рамона окинула взглядом произошедшее. – Тебе тут помочь с этим бардаком, chica?
Лорна покачала головой.
- Никому тут твоя гребаная помощь не нужна, - нетерпеливо вмешался Роско. – Шуруйте внутрь и нагружайте следующую ходку! Я пропускаю свой воскресный покер, пока тут с вами, сучками, нянчусь! Этот грузовик нужно было выгрузить еще час назад!
Ти-Бон рванула вперед так быстро, что чуть не запуталась в собственных ногах. Рамона секунду помедлила и поспешила за ней вслед.

Катрина молча поднялась на ноги, отряхнулась и начала собирать разлетевшиеся доски. Когда она уложила в стопку последнюю из них, она не выпрямляясь глянула на Роско, и взгляд ее был наполнен такой ненавистью, что к удивлению Лорны, он бессознательно попятился.
Потом Катрина перевела взгляд на Лорну. Господи. Да она же мертвая изнутри.
Лорна попыталась не выдать дрожь, пробежавшую по ее спине.
Что там говорят о том, что если собака лает, то ни за что не укусит? Приходилось признать, что Катрина – это был не тот случай. Она кусала сильно и часто. И была бешеной  от головы до пят.
- Большая ошибка, Малли, - мрачно сказала Катрина, отряхивая с себя пыль. Она выпрямилась, и волна боли прошла по ее до сих пор безразличному лицу. – Когда твой мир превратится в ад, помни, что ты сама его таким сделала.
Лорна одарила ее холодной улыбкой.
- Не беспокойся, Катрина, это для меня пройденный этап.
- А ну живее, - пробурчал Роско и стукнул дубинкой себя по ладони. Потом быстро пересек площадку и начал подгонять Рамону и Ти-Бон.
На этот раз Катрина и Лорна принялись за работу молча. Каждая была погружена в собственные мрачные мысли.

Лорна опустилась на нижнюю койку и тупо уставилась на противоположную стену, слишком уставшая, чтобы взять полотенце и туалетные принадлежности. Она была опустошена, как физически, так и морально. Ей было нужно извиниться за свое поведение днем, но после схватки с Катриной она все еще рвалась в бой. Ей хотелось поцеловать Келли и прибить ее одновременно. Так что для серьезного разговора время было неподходящим.

По неспокойному виду Лорны Келли  поняла, что что-то произошло. Она подождала, но ее напарница упорно молчала.
- Ну что, - попробовала навести мосты Келли, - как там с Катриной, обошлось?
Лорна махнула рукой в сторону стола.
- Чего пишешь?
Келли взяла  чистый листок и помахала им перед Лорной, стараясь не обращать внимания на то, что ее вопрос был полностью проигнорирован.
- Ничего.
Лорна вскинула бровь.
- Отлично. Можешь не рассказывать.
Глаза Келли сузились, и чувство обиды, которую она до сих пор даже не осознавала, ожило и вспыхнуло.
- Ну, ты мне тоже отнюдь не все рассказываешь, - съязвила она.
Лорна улеглась на койку, закинула руки за голову и прикрыла глаза.
- Понятия не имею, о чем ты.
- Я видела сегодня, как ты отдаешь Элейн конверт. И это не в первый раз. Я знаю, что ты ни с кем на воле не переписываешься. И мне трудно поверить, что вы с Элейн обмениваетесь любовными посланиями!
Лорна тихонько выругалась. До чего же глупо было думать, что она была так осторожна, что никто не заметит.
- Это… это не… - она подняла руку, а потом уронила ее на кровать.
- Нелегально?
Желудок Лорны ухнул куда -то вниз.
- Да, это нелегально. Но в этом нет ничего плохого, Келли. 
Келли чуть не закричала.
- Что значит ничего  плохого?
Лорна встревожено замотала головой.
- Я не хочу втягивать тебя…
Келли отвернулась, и плечи ее слегка поникли.
- Значит, вот чего ты хочешь. Ладно.
- Это еще что значит?
- Это значит ровным счетом то, что я и сказала, - Келли снова повернулась к Лорне. – А ты не собираешься меня спросить, как у меня дела с Дженнингс?

Лорна настороженно посмотрела на нее, удивленная тем, что так легко отделалась. Обычно если уж Келли заводила разговор, то  вцеплялась в тему, как собака в кость.
- Окей, - осторожно спросила она, - как там у тебя дела с Дженнингс?
Келли не смогла удержаться и скрестила руки на груди.
- Замечательно.
Лорна подождала, но когда стало ясно, что Келли больше ничего не скажет, рявкнула:
- Черт бы тебя побрал, Келли!
- Что, паршиво, когда тебе держат в неведении, как дитя малое, да? – рявкнула в ответ Келли. – Ну так и мне совсем не нужно, чтобы какая-то заключенная думала за меня или решала, что мне делать, а чего не делать!
Лорна взлетела с кровати.
- Ты думаешь, эта заключенная не в курсе, чего ты там сидишь и маешься?
Келли непонимающе посмотрела на нее.
- Что?
- Да ты днями сидишь над этим пустым листом бумаги! С совершенно отсутствующим выражением лица!
- Да что ты можешь об этом знать! - нехорошо усмехнулась Келли.

И тут на Лорну навалилось сразу все – она не знала, как ей быть и что делать со своей любовью, ее мучало не находившее разрядки сексуальное напряжение, неуверенность в новообретенной дружбе, бесконечная вражда со старым недругом, да и в конце концов, сама Келли тоже. 
- Ну, давай подумаем, - дымясь от злости, выдала Лорна. Она приставила палец к виску и несколько раз постучала им, словно решая какую-то головоломку. – Ты плохо спишь, потому что тебя мучают кошмары. Судя по собственному опыту, я бы сказала, что что-то гложет тебя изнутри. Хмм… Интересно, и что бы это могло быть? – дальним уголком сознания она понимала, что ей нужно остановиться, но желание уязвить Келли победило.  – Это должно быть что-то очень плохое, - саркастическим тоном продолжила она. – А что такого плохого ты сделала в своей жизни? Абсолютно ничего, так ведь?
Келли обхватила себя руками и зажмурилась.
- Лорна, перестань!
- Да ладно тебе, Принцесса, ты же знаешь, что это, - Лорна вскинула голову и сделала паузу. – Я тебе намекну. Это такое основное чувство, которое отделяет нас от обезьян. То самое, от которого ты бежишь, как от чумы. Чувство вины.
Глаза Келли распахнулись, потом сузились.
- Слушай, заткнись! Ты не знаешь, о чем говоришь.
- Да ты что? Итааак… какое же отношение имеет чувство вины к этому бесполезному белому листу бумаги, на который ты пялишься вот уже несколько дней? А может, это письмо с извинениями к тому человеку, которого твои эгоизм и глупость превратили в калеку? Письмо, которое ты никак не можешь написать, потому что слишком упрямая и думаешь только о себе?!
Это было попадание прямо в сердце, и Келли опустила голову, словно проверяя, не хлынула ли на самом деле кровь. Неужели меня так легко раскусить?
- Сука!
- Кел... – Лорна прерывисто выдохнула и смягчила голос. – Я никогда не видела, чтобы кто-то так выедал себя изнутри, как это делаешь ты. Тебе нужно понять и принять то, что ты натворила, чтобы смочь двигаться дальше.
- Да откуда тебе знать, что мне нужно?! – Келли скомкала бумагу и яростно швырнула ее прямо Лорне в лицо. – Откуда ты знаешь, что я пишу? Ты шпионила за мной?
Комок ударил Лорну по переносице и отскочил, прежде чем она успела отреагировать.
- Да на кой черт мне шпионить? – злобно огрызнулась она. – Это же и моя мусорка тоже!
У Келли отвисла челюсть.
- Ты прочла один из черновиков? Мне и так хватает, что охранники влезают в ту крохотную часть личной жизни, что у меня осталась, но чтобы мою почту читала еще и ты?!
Как бы ни злилась Лорна, но она отвела взгляд.
- Я увидела только имя в начале. Больше ничего.
Келли не потрудилась скрыть свою боль.
- Я бы ожидала такой пакости от Катрины, но никак не от тебя!

Лорна чувствовала себя так, словно ее ударили, и большая часть злости, подпитывавшей ее гнев, тут же улетучилась. У Келли было такое потерянное лицо, что у Лорны все внутри завязалось тугим узлом.
- Я… мне нужно уйти.
- А ну не смей сбегать! – Келли вскочила на ноги и пошатнулась. Они ссорились много раз, они задевали чувства друг друга, но впервые разругались в пух и прах.
Лорна выдернула ящик комода, схватила туалетные принадлежности и комплект одежды, и выскочила из камеры, прежде чем нанести еще больший ущерб их и так пострадавшей дружбе.

Дымящаяся вода катилась по лицу Лорны, пока она яростно намыливала голову. Большинство заключенных уже устроились перед телевизором в холле, наслаждаясь любимой воскресной программой. Так что она позволила себе редкую роскошь  сделать то, чего почти никогда не делала – пожалеть себя и зализать свои раны.
Она думала о своих первых годах в Блу Ридж, наполненных насилием и обидой. Свое почти пожизненное заключение она тогда восприняла абсолютно буквально, и это практически не оставило ей драгоценной надежды. Двадцать лет казались ей длиннее, чем сама вечность, и куда большими, чем мог  охватить разумом перепуганный подросток.
А значит, у нее не было никаких причин вести себя по-человечески или о ком-то заботиться.  Доброта и сострадание? Они имели ценность только на воле. Здесь они считались слабостью, и в желающих эту слабость использовать недостатка не было.
Может быть, она сначала и не была плохим человеком – просто запуталась и искала возможность прислониться к  чему-то… к чему угодно. Но с каждым одиноким и потерянным днем она становилась именно такой. Плохой. А сейчас ее мучало не столько то, что Катрина с такой легкостью пробудила в ней прежнюю ярость, как то, что она накинулась на Келли, обидела ее и на какое-то мгновение получила от этого удовольствие. Это безошибочно напомнило ей о той жалкой молодой девушке, которой она когда-то была и которую с таким трудом старалась перерасти. «Шаг вперед и два назад», - пробормотала Лорна.

Она закрыла глаза и сполоснула лицо. Глаза щипало от мыла и пота. Ее тело покраснело, кожу покалывало, и она встала так, чтобы струйки воды колотили ее по усталым плечам , размышляя, полностью ли она испортила отношения с Келли.
- Дерьмо, – хрипло прошептала она и проглотила слезы. И услышала, как скрипят чьи-то кроссовки по мокрому полу душевой.
Перед ней стояла Келли, и волны исходившего от нее гнева, казалось, сметают все вокруг.
Их взгляды встретились. 
У Келли было такое лицо, словно она хотела ударить ее, и Лорна вскинула подбородок, а потом намеренно расслабила руки и опустила их вдоль боков. Ее глаза побуждали Келли сделать следующий шаг, а тело напряглось в ожидании. Если Келли попытается ударить ее, она будет защищаться, потому что это было у нее в крови, и она просто не сможет иначе. Но сама она никогда не поднимет руку в ответ. Только не на нее.

Келли чуть не ахнула при виде позы Лорны. Она что, правда ждет физического насилия? Ну конечно, ждет. Люди, которые должны были безоговорочно любить ее, били и ее, и друг друга. Она только это и видела.
Осознанно и нарочито медленно Келли разжала стиснутые кулаки, с облегчением заметив, что Лорна наконец сделала вдох.
Келли изначально вломилась в душ для того, чтобы задать Лорне хорошенькую трепку, а потом они должны были целоваться и обниматься, понравится это Лорне или нет.  Адреналин все еще бушевал в ней, когда Келли окинула взглядом простирающуюся перед ней сцену. Лорна стояла в туманном облаке пара, кожа ее зарделась и стала розовой. Мокрые волосы были закинуты назад, и вода каскадом струилась по ее подтянутому телу, исчезая ручейками в островке ярко-рыжих волос между ее ног.

Келли рванулась под горячие струи к ней. Горячая вода мгновенно пропитала ее футболку и джинсы, когда она прижала Лорну к серой стене.
Лорна ахнула, когда холодный бетон прикоснулся к ее разгоряченной коже. Она пыталась сохранять спокойствие, но Келли держала ее крепко. Тяжело дыша, они слились в объятии, обе жаждая понять, что же будет дальше. 
Я хочу контролировать тебя. Разве не это однажды сказала Лорна? Келли видела, как она борется с собой. Борись – или беги. Бери – или возьмут тебя.
Сердце Лорны бешено колотилось, и ее смятение плавно превратилось в глубокое возбуждение. Взгляд ее упал на мягкие губы Келли, и ей стало нечем дышать.  Свою жажду она выразила так коротко, так мучительно сжато, что у Келли сердце зашлось.
- Я больше не могу.

Келли глянула в ее полуприкрытые глаза и поняла. Полностью. Бери! Не в силах больше ждать ни секунды, она захватила губы Лорны обжигающим поцелуем, который мгновенно стал более незаменимым, чем кислород.
Скользкие языки яростно сражались, пока они пробовали друг друга на вкус с бесстыдной яростью. Руки бешено двигались, охватывая сразу все, сжимая разогретую кожу, оставляя огненные следы на своем пути  и дергая одежду, а глубокие возбужденные стоны эхом отражались от стен душевой.
Келли оторвалась от губ Лорны и набросилась на ее соблазнительную шею. Целуя. Посасывая. Кусая. Так, словно не могла ею насытиться.
Глаза Лорны закрылись, низкий, глубокий  стон вырвался из ее горла. Она запрокинула голову, насколько это позволяла стена.  «О боже». Она горела в огне. Везде. Мокрые джинсы Келли так приятно терлись о ее гиперчувствительную кожу, что она инстинктивно подалась бедрами вперед.
Что-то внутри нее кричало, требуя взять все под свой контроль, но руки Келли захватили ее целиком и полностью, и мыслить связно стало невозможно. Все, что она могла сделать – это пытаться устоять на ногах, пока ее тело пело, как музыкальный инструмент в знающих руках искусного и неутомимого мастера.
Когда Келли потянулась к ее груди и жестко сжала ее, у Лорны между ног все напряглось. Она вплела пальцы в шелковистые волосы Келли и подтолкнула ее голову к своему изнемогающему соску.
- Дааа… - горячо выдохнула она и погрузилась в ощущения, от которых  у нее закатывались глаза.
Келли тем временем не могла оторваться от груди Лорны.
Она охватила лоно Лорны ладонью, и у нее подкосились ноги, когда та сразу же толкнулась навстречу ей, сливаясь с ее прикосновением, погружая ее пальцы в шелковистый жар.
Келли проложила дорожку из поцелуев вверх по телу Лорны, но руку оставила там, где она и была. Она чувствовала, как в груди Лорны колотится сердце. Остановившись, когда они оказались лицом к лицу, загипнотизированная блеском ее губ, Келли снова попробовала их на вкус. Потом чуть отстранилась , так, что они все равно дышали одним воздухом, и вопросительно приподняла бровь.
- Внутрь? – она пошевелила пальцами у Лорны между ног, подчеркивая вопрос, и от этого движения Лорна содрогнулась.
Горячечное желание прошило ее насквозь, и она яростно закивала. Невозможно было быть более готовой.
- Да! Пожалуйста, Кел! – она подчеркнула свои слова, накрыв руку Келли своей, и потянув ее внутрь.

У Келли сердце зашлось от восторга, она сильнее наклонилась вперед и толкнулась рукой вверх, от чего Лорна привстала на цыпочки. Лорна зубами прихватила нижнюю губу Келли и резко дернула, побуждая ее к действию.
Стараясь унять дрожь в руке, Келли толкнулась пальцем внутрь Лорны. Так туго и горячо.
Лорна отпустила губы Келли и посмотрела ей прямо в глаза, делясь каждым потрясающим ощущением. Она мягко застонала, и Келли замерла от восхищения.  Милостивый господи,  да я кончу, только лишь глядя на нее! Она нежно коснулась клитора Лорны большим пальцем, и утонула в потоке стонов, которые испускала Лорна. А та выглядела так, словно хотела сделать что-то…  взять ситуацию под контроль. Только она не знала, как.
- Лорна, ты хочешь?..
- Просто не останавливайся, - пунцовый  румянец залил шею Лорны и начал подниматься к ее щекам.
- Да ни за что, - посулила Келли. Она добавила второй палец к первому, толкнула их  вверх и мгновенно остановилась, когда Лорна ахнула от… от боли?
Она замерла, глаза ее озабоченно распахнулись.
- Лорна?!
- Тихо… - Лорна поцеловала ее в уголок рта,  - все в порядке, – хрипло выговорила они и опустила взгляд . Потом покачала головой, разбрызгивая капли воды и пота. – Я просто никогда до этого…
Глаза Келли распахнулись еще сильнее. Она никогда не?...  А я только что…
- О господи! Я.. я… я не знала! Ты говорила, у тебя был парень, и я.. я бы не стала… не здесь… - она в отчаянии огляделась по сторонам. Ее первый раз не должен быть в душе! -  Только не так! Я…
Лорна охватила ее руку своей на тот случай, если Келли придет блестящая идея куда-нибудь сбежать.
- Никогда наступило гораздо быстрее, чем ты рассчитывала, правда? – ласково поддразнила она и несколько раз горячо и влажно  поцеловала Келли. Потом сунула руку под ее футболку и лифчик и охватила мягкую грудь. Сжала, а сама насадилась на руку Келли.
На этот раз Лорна застонала протяжно и от чистого удовольствия.
Она судорожно сглотнула, возбуждение пульсировало в ней, и ее и так глубокий голос ушел на октаву вниз:
- Касайся меня.
Келли содрогнулась, когда Лорна ущипнула ее сосок и перекатила его между пальцами так, что у нее все мысли вылетели из головы. Она изо всех сил закивала, желая удовлетворить эту женщину.
- Если ты уверена, что…
Губы коснулись ее уха, пощекотали чувствительную кожу, и тихий хриплый голос выдохнул: «Мне нужно кончить. Сейчас».  Лорна провела руками по бокам Келли, отыскала пальцами напряженные соски и сжала.
И это было все, что понадобилось Келли, чтобы свалиться в оргазм под штурмом настойчивых губ  и рук Лорны, и ее чертовски сексуальных слов. 
Она вцепилась в Лорну, которая надежно прижала ее к себе, и тело ее наполнилось таким удовольствием, существование которого она даже не предполагала.  У нее даже голова закружилась.
Лорна осыпала ее поцелуями и затаила дыхание. Келли пришла в себя и преисполнилась решимости дать Лорне собственное освобождение. Келли толкнулась в нее снова и снова, в конце каждого движения прикасаясь большим пальцем к точке, которая, как она знала, доставляет наибольшее удовольствие.  И поняла, что это – самое эротическое переживание, которое она когда-либо ощущала. Она так давно жаждала этого, что теперь с трудом верила, что это происходит на самом деле.
- Ты такая классная, что я поверить не могу.
Дыхание Лорны стало частым, ноги задрожали. Келли чувствовала, как вокруг ее пальцев начинает сжиматься плоть, пока Лорна двигалась на ее руке.
- Вот так, детка, - прошептала она прямо в соленую кожу, выводя языком рисунки вдоль вены на ее шее.  Так близко, но почему-то не можешь отпустить себя. Она передвинулась вверх, чтобы прихватить зубами распухшие от поцелуев губы. И перестала двигать рукой, заглушив стонущий протест Лорны еще одним  поцелуем.
- Расслабься.
- Не... не могу! – отчаянно простонала Лорна между вдохами.
- Конечно можешь, - Келли чуть отодвинулась назад, проверяя, крепко ли стоит Лорна. – Расслабься. Почувствуй меня, - она нежно, мягко закружила вокруг клитора Лорны.
Лорна зажмурилась, ее кожа покраснела еще сильнее, а сама она подалась навстречу прикосновению.
- Скажи мне, что мне нужно сделать, - проворковала Келли, захватывая свободной рукой задницу Лорны и массируя ее. – Скажи мне.
- Я не зн… - Лорна яростно замотала головой, разбрызгивая воду и пот. Она встала пошире и запрокинула голову. – Быстрее!
Келли повиновалась мгновенно, Лорна подалась навстречу ей и до боли вцепилась в Келли, а сама наконец  сдалась ее прикосновениям и содрогнулась, потрясенная взрывным оргазмом.

Лорна испустила дрожащий вздох, и тысяча эмоций пробежала по ее лицу, пока Келли нежно поцеловала ее подбородок, потом щеки, лоб, и наконец ее дрожащие губы.
Когда любящий поцелуй закончился, Лорна положила руки на плечи Келли и немного ошеломленно улыбнулась.
- Я… я не знаю, что сказать. Как люди обычно реагируют, когда кто-то потряс до основания их мир?  Вот это да.
- Ты точно знаешь, что сказать, - просияла в ответ Келли. – Очень даже да, - она наклонилась за еще одним поцелуем.
Дверь душевой  отворилась.

Келли мгновенно встала между Лорной и дверью. И просто стояла, все еще слегка  не в себе после пережитых мгновений страсти, которую они разделили, но уже вполне очнувшись, чтобы почувствовать себя глупо. Она защищает Лорну? Смешно.
Она наполовину ожидала, что Лорна рассмеется, но вместо этого теплая, влажная ладонь обхватила ее плечо и нежно сжала, а потом они вместе вышли из-под душа.
В помещение вошли две женщины с накинутыми на плечи полотенцами. В руках у них были пакеты с туалетными принадлежностями.  Новоприбывшие немедленно уставились на Келли с Лорной.

- Я ж тебе говорила, - пробормотала Ти-Бон сквозь уголок рта своей соседке.
- Ти-Бон, - небрежно поприветствовала ее Келли, прежде чем поджать губы. – Ты могла бы найти себе компанию и получше.
Воспоминания о Лаверне, стоявшей и ничего не предпринимавшей, когда Катрина напала на нее, внезапно всплыли, и оставили горький привкус во рту.
- Привет, засранка, - поздоровалась Лорна с Лаверной из-за плеча Келли. – Ти-Бон, свали отсюда!
Ти-Бон посмотрела на нее и заморгала.
- Мне нужно добавить «свали немедленно»? – спокойно спросила Лорна.
Худенькая женщина мгновенно выскочила из душевой, и звук ее шлепанцев эхом отразился от стен, когда она пролетела по лужице воды, подняв тучу брызг.
Глаза Келли распахнулись, и она начала поворачиваться назад.
- Ты что творишь?
Лорна проигнорировала вопрос, но успокоила ее, нежно похлопав по бедру. Потом ее взгляд тяжело остановился на Лаверне.
- Я хочу, чтобы ты рассказала своей хорошей приятельнице Катрине, что ты увидела здесь сегодня, – она властно обняла Келли и неожиданно запечатлела на ее губах легкий, но удивительно чувственный поцелуй.
Поцелуй оказался таким пьянящим, чтоКелли чуть не позабыла, что у них есть зрители и оцепенела, когда поняла, что томный стон, заполнивший душевую, оказался ее собственным. Да разве из нас двоих  не у меня больше опыта?

Действия Лорны только подчеркнули ее прежнее заявление, добавляя к нему сексуальный подтекст. Их никто не видел вместе, но теперь все будут знать точно – Келли принадлежала ей, во всех смыслах этого слова, и горе тому, кто окажется достаточно глупым, чтобы забыть об этом.
Немного усмехнувшись при виде шока на лице Келли, Лорна повернула голову и уставилась на Лаверну.
- Ну и чего ты ждешь?
Лаверна чуть не запуталась в собственных ногах, выбегая из душевой.
- И что это было? – спросила Келли, едва они остались вдвоем.
- Маленькое напоминание для Катрины, - Лорна погладила ее по спине. – Она меня сегодня вконец достала, ну и я ей ответила. Она никак не угомонится, что я так и не приняла ни одно из ее поганых предложений.
У Келли напряглись мышцы живота.
- Поганых?
Лорна успокаивающе улыбнулась.
- Только потому, что они исходили от нее.
Их глаза встретились, и они обе улыбнулись – немного застенчиво, даже после того, что только что произошло между ними.

Все теперь казалось странным. Другим. Келли чувствовала себя гораздо ближе к Лорне, чем когда-либо, но в то же время ощутимая напряженность между ними никуда не делась. Секс не стер ни боли, ни гнева от последней ссоры, и Келли все еще ощущала их. Здесь мог помочь только искренний разговор – а этого Келли до сих пор избегала со всеми прежними любовницами.
- Лорна..
-Келли… - начали они хором.
Щеки Лорны слегка покраснели.
Все, о чем могла думать Келли – это о том, как поцеловать Лорну снова.
- Спроси меня снова, почему я провожу время с Дженнингс.
Лорна не скрыла ни удивления, ни облегчения при этом вопросе.
- Ну и почему? – она поморщилась, готовясь услышать ответ. –  Это потому, что она красивая?
Келли была поражена.
- Я… да что ты такое говоришь?
Плечи Лорны поникли, она уставилась на собственные пальцы ног  и нервно ими пошевелила.
- Ты знаешь, о чем я. Она носит красивые платья и костюмы. Она сама красивая и…
Келли уставилась на Лорну так, словно она была безумной.
- Да меня не колышет, как она там выглядит!
Лорна подняла голову.
- Не колышет?
Келли вздохнула.
- Господи, Лорна, неужели ты думаешь… - она повела руками вокруг, - ты что, думаешь, мы бы с тобой сделали то, что сделали, если бы мне нравилась Дженнингс?
Лорна не стала врать.
- Я не знаю, как все должно быть между нами. Особенно сейчас.
И тут до Келли дошло. Лорна точно так же не умела строить отношения, как и она сама. И это понимание внезапно принесло с собой удивительное чувство свободы.
- Мне нравишься ты, Лорна, и никто другой.
Робкая улыбка.
- Да?
- Да, - мягко подтвердила Келли. – Ты говоришь, что не знаешь, как все должно быть между нами. Все может быть так, как мы сами решим. Если ты этого хочешь? – в своих чувствах к Лорне она не сомневалась. Если бы они были на воле, Келли бы никто не смог от нее оторвать.Но быть вместе, находясь в тюрьме – это не всегда было добровольным решением.
Улыбка заполыхала на лице Лорны, грозя вырваться на волю.
- Я хочу, чтобы ты… была больше, чем мои другом.
- Прости, я слишком занята, - сварливо ответила Келли.
Лорна сжала ее в сокрушительном объятии.
- Да ты самая счастливая женщина во всей этой каталажке!
Келли содрогнулась от смеха, мокрые джинсы прилипли к телу.
- Нет, это ты самая счастливая!
- Я знаю, - серьезно ответила Лорна, и все, что она чувствовала, отразилось в ее голосе. – Ну та что там у тебя с Дженнингс?
- Я провожу с ней столько времени потому, что учу ее, как вести ведомости в экселе.
- Это компьютерная программа, да?
Келли кивнула.
- Дженнингс  платит тебе за это?
- Типа того. В обмен она  разрешила тебе смастерить твою собственную мебель, - ухмыльнулась Келли, более чем гордая собой. – Со следующей недели можешь начинать.
В голосе Лорны звучало чистейшее удивление.
- Она что, правда разрешит мне что-то сделать?
- Правда.
Лорна несколько раз моргнула, все еще не доверяя услышанному.
- И оставить себе?
- И оставить себе, - мягко подтвердила Келли, у которой душа болела из-за того, что ее подруга так долго была лишена таких простых вещей.
Лорна  готова была расплакаться.
- Спасибо тебе.

Келли удовлетворенно вздохнула. Часы, проведенные за обучением одной из самых надоедливых сучек, с которыми она когда-либо имела дело, того стоили.
- Я такая сволочь иногда! – взорвалась Лорна и принялась бегать по комнате, яростно жестикулируя. – Ты делаешь для меня что-то хорошее, а я начинаю с тобой из-за этого ссориться! – ее глаза умоляли о прощении, и она потянулась ладонью к щеке Келли. - Прости меня?
Эти слова пронзили  Келли насквозь.
Очень медленно, полностью понимая, что то, что она собирается сказать, прозвучит более чем жестко, Келли собралась с силами.
- Нет.
У Лорны приоткрылся рот.
Келли прищурилась.
- Ты не можешь и дальше быть сволочью, а потом просто сказать «извини» и ожидать, что я буду милой и приятной. Либо ты доверяешь мне, либо нет. И если нет, - у Келли в горле так быстро встал комок, что она вынуждена была сглотнуть несколько раз, прежде чем смогла говорить не срывающимся голосом, - если нет, то лучше нам закончить все прямо сейчас. Прежде чем ты завладеешь моим сердцем настолько, что я не смогу забрать его назад.
Лорна стояла и смотрела на нее.
- И ты это сможешь сделать? После… всего…?
Келли почувствовала себя так, словно стала меньше ростом. Но это не убавило ее решимости.
- Я не хотела бы этого, но у меня не останется выбора.
С горящими глазами Лорна хрипло выдохнула:
- У нас всегда есть выбор, Келли. Разве ты этого до сих пор не поняла?
Она сжала зубы и выключила воду в душе.
- Пойдем, - она схватила Келли за руку и потащила ее к двери. – Мне нужно тебе кое-что показать.

ГЛАВА 9

Через несколько минут

Лорна провела Келли в редко используемый коридор, в конце которого была череда  кладовых, как правило, закрытых для заключенных, кроме тех случаев, когда их назначали на спецработы. С еще непросохшими волосами, обе женщины были одеты в форменные серые спортивные шорты, хорошо разношенные кроссовки и вездесущие белые футболки.
- Куда мы идем? – прошептала Келли, все время поглядывая через плечо, чтобы видеть, не засек ли их охранник или кто-то из местных стукачей.
Сама факт того, что они больше, чем на  целую минуту оказались одни, уже означал, что они находятся там, где их быть не должно.
- Мы идем в одну из кладовок, где кухня держит свои припасы. Ты хотела знать насчет Элейн, вот я тебе и показываю. А теперь тихо… больше никаких разговоров, ладно?

В  коридоре было темно, отблески света проникали в него из-за поворота, который вел в столовую и находился примерно в двадцати ярдах от них.
Лорна осторожно ощупала дверной косяк.
Келли с трепетом наблюдала, как она вытащила небольшой кусок наличника, который снаружи казался совершенно цельным. В следующую секунду она вытащила из тайника спрятанный ключ и стала открывать замок.
Келли беспокойно запереминалась с одной ноги на другую.
- Что ты?...
Лорна прижала два пальца к губам Келли и предупреждающе подняла бровь.
Ключ повернулся совершенно бесшумно, и Лорна открыла дверь в абсолютно темную комнату. Она подтолкнула Келли вперед, бросила быстрый взгляд в коридор и сама шагнула за ней вслед. Потом медленно, чтобы не издать ни звука, прикрыла дверь.

Они оказались в кладовой, доверху заставленной картонными коробками с хлопьями, салфетками и прочим подобным барахлом. Воздух был горячим и спертым, и свет маленького фонарика бросал на все кругом, в том числе и на Лорну, глубокие зловещие тени.
Высокие стеллажи ломились под весом десятков огромных банок дешевого кетчупа, сильно смахивавших на кашу маринованных овощей, кукурузы и других продуктов.
Келли оглядела промышленных размеров банку хрена, и ее лицо передернуло от отвращения. Так вот что придавало такой отвратительный вкус мясному рулету!
Но как она ни старалась, она не могла найти ничего необычного. Вообще-то, в  первые  дни своего пребывания в Блу Ридж, они с другими заключенными под надзором Чула как раз занимались тем, что переносили  коробки с растительным маслом и макаронами из другой кладовой, которая выглядела в точности как эта.

- Ладно, я сдаюсь, - Келли отпихнула в сторону здоровущую упаковку бумажных салфеток. – Теперь я ничегошеньки не понимаю.
- Сейчас поймешь. Я… - голова Лорны дернулась по направлению к двери, и она зажала рот Келли ладонью. – Тсс! – она бросила на Келли озабоченный взгляд, предупреждая, что нужно молчать, и  в следующую секунду выключила крохотный фонарик, погрузив их во тьму. – Кто-то идет, - выдохнула она так тихо, что Келли едва расслышала ее.
Грохочущий звук  шагов становился все громче и громче  с каждым ударом ее сердца. Черт, черт, черт! Она замерла, когда в щели под дверью появилась тень и остановилась там. Келли затаила дыхание.
Тень дернулась, а потом исчезла, сопровождаемая  размеренным  топотом ботинок, который эхом отражался от стен кладовой.
Лорна опустила руку, зажимавшую рот Келли.
- Господи, - прошептала Келли себе под  нос. Ее сердце колотилось так, что в груди было больно.
Шаги, а вслед за ними и тень, вернулись. Дверная ручка дернулась – кто-то проверял, заперт ли замок.
Келли  судорожно сглотнула, надеясь, что звук вышел не таким громким, как ей показалось.  Я сейчас сознание потеряю. Вот без шуток!
Обнаружив, что дверь заперта, тот, кто был снаружи, по-видимому, утратил всякий интерес и ушел.
- Если нас застукают, ты попадешь под раздачу вместе со мной. А ты же этого не хочешь, правда? – спросила Лорна.
- Я...
- Так что давай я тебе покажу, что хотела, и мы сразу уйдем.

Лорна ухватила большую картонную коробку, стоявшую на второй полке, и переставила ее на пол.  Кончиком ногтя она вскрыла скотч, которым была заклеена крышка, утерла вспотевший лоб и взяла фонарик в зубы, чтобы обеими руками держать крышку коробки открытой и присвечивать внутрь.
- Давай, - сквозь зубы позвала она. – Оно не кусается.
Келли протянула руку и достала из коробки бутылочку дорогого шампуня. Она даже немного опешила и нахмурилась, когда поняла, что именно держит в руках.  В коробке было полно других бутылочек всех форм и размеров, многие были тех брендов, которые продавались только в дорогих салонах.
- Лично мне нравится вот этот, в тоненькой бутылочке.
Келли покосилась на емкость.
- Такой же точно ты подарила мне.
Она слыхом не слыхивала об этой торговой марке, но содержимое пахло божественно, и ей очень понравился неожиданный подарок, который Лорна сделала ей, когда она выполнила свое первое  самостоятельное задание в столярных мастерских. 
- Ну вот. 
- Ты же сказала, что купила шампунь в подвале!

Крохотный магазинчик Блу Ридж, где женщины могли приобрести предметы личного пользования на десять долларов в неделю, располагался в цокольном этаже рядом со складскими помещениями. Комнатка размером восемь на десять футов могла похвастаться бедным ассортиментом и завышенными ценами, а еще там постоянно было сыро и жутко темно. Но заключенные на удивление ласково прозвали магазинчик «подвалом», а не «могилой», хотя Келли искренне считала последнее определение более подходящим. 

- Я получаю их от Элейн. Как оптовый покупатель.  Ты сама решила, что это из подвала.
От абсурдности происходящего Келли чуть не расхохоталась в голос. Половина здешних обитательниц выглядели так страшно, что если бы ей (еще до своего прибытия в Блу Ридж) довелось столкнуться с ними на тротуаре, она бы перешла на другую сторону улицы, лишь бы не проходить рядом. А теперь эти самые  женщины прихорашиваются друг для друга? Келли потерла висок.
- Я правильно понимаю – ты заправляешь здешним черным рынком шампуней, причем торгуешь такими брендами, которые я едва могла себе позволить на воле?
Лорна нахмурилась.
- В это так трудно поверить? Господи, иногда ты ведешь себя, как настоящий сноб. Женщины остаются женщинами, где бы они ни были. По крайней  мере, некоторые из них всегда хотят чувствовать себя  красивыми. Даже здесь.
Свои слова она могла подтвердить вырученными деньгами.
Но Келли была абсолютно не согласна.
- Да о чем ты говоришь? Мы носим мешковатую одежду. Уродливую обувь! Мы работаем руками, и это портит наши ногти, оставляет волдыри и мозоли и почти всегда к концу дня от нас воняет, как от каторжников! Наша еда – это смесь соли, жира и химикатов! Лично ты выглядишь прекрасно. А все остальные похожи на разваливающиеся  навозные кучи!
Лорна скользнула фонариком по лицу Келли и фыркнула.
- У тебя ПМС, что ли?
Келли не удостоила этот вопрос ответом, сунула бутылочку обратно в коробку,  вытащила другую и слегка встряхнула ее.
- Так это и все, чем ты торгуешь?
Лорна напряглась и выхватила шампунь из рук Келли.
- А ты чего ожидала? Детской порнографии?  - она сунула емкость  назад в коробку и старательно разгладила скотч так, чтобы коробка казалась нераспечатанной, если кому-то вдруг захочется ее проверить.
Келли вздрогнула от плохо скрытой обиды в голосе Лорны. 
- Я не хотела, чтобы ты так это восприняла. Оно действительно того стоит, чтобы рисковать твоим условно-досрочным освобождением? И какая у Элейн роль во всем этом?
Лорна помрачнела, и движения ее стали более резкими.
- Ничто не стоит моего освобождения.
- Тогда почему ты это делаешь? – скорее зло, чем растерянно спросила Келли.
Лорну явно удивил вопрос.
- Немножко подобной  торговли, особенно  таким безобидным товаром, никакой погоды не сделает. Даже если меня заловит сама охрана  – ну потеряю я свои привилегии  и весь товар, больше мне ничего не грозит, - ее футболка начала прилипать к вспотевшему животу, и она оттянула от тела влажную ткань. – Даже Роско даст себя подкупить и закроет глаза на такую чепуху.
Келли сдула влажные пряди волос с лица и наморщила нос. От пыли у нее свербело в носу, и она готова была расчихаться.
- А ты можешь себе позволить откупиться от неприятностей?
- По деньгам все нормально, - задумчиво пробормотала Лорна. – Не так выгодно, как проституция, наркотики и работорговля, прошу заметить. Но все-таки весьма неплохо.
Келли стало слегка нехорошо.
- Ой.
- Элейн забирает себе львиную долю. Большую, честно говоря. Но она доставляет товар и сильнее рискует, если иметь в виду ее карьеру. Я делаю все остальное, а потом отдаю ей почти все деньги. Мою долю она перечисляет на депозит в банке на мое имя.
- Откуда ты знаешь, что она тебя не обманывает? – Келли захлестнула злость. Бизнес всегда оставался бизнесом, без разницы, кто его вел и где. И каждый прежде всего искал личной выгоды. Ей тяжело досталось это знание. 
Лорна дернула плечом.
- Я не могу утверждать, что она  в конце концов меня не надует. А ты откуда знаешь, что Дженнингс тебе не соврала?
Келли вздрогнула. Лорна была права. Хоть кому-то, но ты должен доверять.
- Никто из нас ни в чем не может быть уверен. Никто. Но Элейн каждый месяц показывает мне выписки по банковскому счету, и я точно знаю, что снять мои деньги она не может. Это не гарантия, конечно, но я достаточно доверяю ей, чтобы рисковать, - Лорна прищурилась. – Если она надумает меня  кинуть, так ведь я тоже могу ее сдать с потрохами, и она это знает, - она немного расслабилась. – А так, когда я выйду на свободу, у меня будет немного денег на первое время. 
Келли прикусила губу.
- Я понимаю, - она шагнула в сторону, чтобы Лорна могла поставить коробку назад на полку.
Лицо Лорны вытянулось.
- Я тебя разочаровала, да? Я нарушаю правила.

Келли покачала головой. Хотя она и не оправдывала нарушение правил, но здесь все было не так, как во внешнем мире. Многие понятия, которые на воле воспринимались как аксиомы, здесь были просто неприменимы. Более того, сама она отнюдь не была святой ни на воле, ни в тюрьме, так что не ожидала этого от других.
- Я беспокоюсь о тебе, - мягко поправила она. – Ты слишком сильно рискуешь. Ну что ж,  тогда рискни еще разок, и будь моей девушкой.
- Я… я не ожидала, - немного ошеломленно ответила Лорна.
- Я знаю, что ты сказала, что хочешь быть больше, чем просто друзьями. Но я хочу точно знать, что ты имеешь в виду. Я по тебе с ума схожу. Пожалуйста, хотя бы поразмысли об этом. Это не то, о чем ты говорила раньше, - она припомнила их откровенный разговор несколько недель назад. – Мы не используем друг друга. Нам друг с другом хорошо. Ты – самый важный человек в моей жизни.
Келли прекрасно понимала, что пыльная грязная кладовка была таким же романтичным местом, как…  ну ладно, как пыльная и грязная кладовка. А когда Лорна не сразу ответила, она начала нервничать.
Может, я хочу слишком многого и слишком скоро?

- Я бы очень этого хотела, - сказала Лорна, когда испуганный и нервничающий голос Келли вывел ее из ступора. – Ты тоже самый важный человек в моей жизни, Келли, - Лорна надолго умолкла. – А ты…  а ты когда-нибудь стыдилась своих поступков настолько, что не могла даже говорить об этом?
Встревоженная и подавленная Келли тяжело сглотнула. Ее первой реакцией было ответить отрицательно, но тянущее чувство внизу живота подталкивало ее к противоположному ответу. Не думать об этом становилось все труднее и труднее, но Келли никогда не сдавалась.
- Это ты свои чувства описываешь?
- Да. Если я не расскажу тебе обо всем сама, это сделает кто-то за меня. Честно говоря, я понять не могу, почему этого до сих пор никто не проделал. Я живу взаймы, - она провела кончиками пальцев по руке Келли, и у той мурашки пошли от нежности жеста. – Я знаю, что ты уже слышала всякие гадости и пакости обо мне.
У Келли голова кругом пошла от искушающего прикосновения, и ей стало трудно сосредоточиться на словах Лорны.
- Я… я слышала кое-что, и это вроде совсем не похоже на тебя.
- Ох, - прикидываясь спокойной, проговорила Лорна, - вот это и есть те самые гадости и пакости.
- В таком случае, я могла бы перепугаться и сбежать, - призналась Келли, - но мы с этим справимся, Лорна.
Та с вызовом замотала головой.
- Ты не знаешь, о чем говоришь.
- Заткнись, - Келли уткнулась лицом в мягкие, пахнущие свежестью волосы Лорны. – Я как раз знаю.
А дальше они стояли вдвоем в темной кладовке  и обнимали друг друга, пока обе не начали верить в сказанное.
- Обещаешь, Кел? – хрипло прошептала Лорна.
Это прозвучало так, словно она была маленькой испуганной девочкой, которая вопреки всему все еще осмеливалась надеяться, и Келли почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Где-то в процессе всего происходящего она стала ощущать боль подруги, как свою собственную. Как же это могло произойти? Это было замечательно – и в то же время адски пугало ее.
- Да. Обещаю.

+1

7

ГЛАВА 10

Тем же вечером

Было уже почти время отбоя, когда они вернулись в общий блок. В коридоре возле их камеры столпилась куча людей. Их явно ждали.
Катрина отделилась от группы, встала в стороне и одарила их злющей улыбкой, а потом попятилась в дальний конец коридора, не прекращая скалиться и не сводя глаз с Лорны.  Затем она остановилась и стала ждать.
Лорна замедлила шаг,  внутри у нее все оборвалось.
- Ох, черт, - она уже видела этот взгляд прежде, и в мгновение ока поняла, что совершила смертельную ошибку сегодня, слишком надавив на Катрину.
Голова Келли мотнулась в сторону, глаза чуть расширились, когда она услышала страх в голосе подруги.
- Что такое?
Лорна стиснула зубы, в животе у нее вихрем закружился страх.
- Я не знаю.
Группа охранников поджидала их снаружи камеры, и женщины медленно двинулись вперед. Их беспокойство росло с каждым шагом.

- А вот и вы, - сказал Роско и постучал толстыми костяшками по своему планшету для бумаг. – Я думал, мне придется пускать по твоему следу собак, Малли.
В его голосе звучало такое разочарование от упущенной возможности, что у Келли от негодования  волосы на затылке встали дыбом.
Роско подтянул одной рукой сползшие штаны.
- Вы обе как раз поспели к отбою.
Лорна вежливо улыбнулась.
- А я думала, ты не на смене, толстая задница. Такая честь, что ты вернулся, чтобы повидаться со мной.
Келли закатила глаза. Только не это!
Роско подался вперед так, что его лицо оказалось в каком-то дюйме от  лица Лорны. Та даже не дрогнула.
- Я не думаю, что ты долго будешь чувствовать себя в чести!
Поток дурно пахнущего воздуха овеял ее губы и щеки, и Лорна закашлялась от его зловонного дыхания.
С выражением наивысшего удовольствия на лице Роско отступил на шаг. Но улыбка сползла с его лица, когда Лорна отмахнулась от него с видом крайнего отвращения. 
Лорне вдруг захотелось взять Келли за руку, но она  не осмелилась. Тогда она придвинулась поближе к ней, так что их плечи соприкасались. 
Лорна старалась сохранять спокойствие. В отличие от отделения строгого режима, где охранники никогда не работали  по одному, в крыле общего режима это было нормой.  Двое охранников вместе не были такой уж редкостью, если того требовало задание. А вот если они собирались втроем  в коридоре у чьей-то  камеры, это  автоматически означало, что у заключенной большие неприятности. А тут еще и Катрина со своей сворой стоят и нагло смотрят на них с того конца коридора.

Келли облегченно выдохнула, когда Лорна и Роско явно разошлись по разным углам. По крайней мере, пока. Неспособная скрыть беспокойство, она  вопросительно посмотрела на Чула и Элейн.
- Что случилось, народ?
Чул подтолкнул локтем Роско, и тот подал ему планшет. Желтолицый охранник нахмурился и провел пальцем по списку фамилий и камер.
- Я знаю, что уже поздний час, но мы сегодня переводим тебя в другую камеру, - он отдал планшет Роско.
Лорна почувствовала себя так, словно ее ударили в грудь, и весь воздух вырвался из ее легких.
Явно чувствуя себя неловко, Элейн сочувственно поглядела на нее.
- Хочешь помочь Холлоуэй собрать вещи?
Роско открыл было рот, чтобы вмешаться, но Элейн отмахнулась от него, твердо покачав головой.
- Нечего нам ковыряться в их вещах. Это не обыск, - напомнила ему она.
- Что значит -  вы меня переводите? – спросила Келли. –Из Блу Ридж, что ли?
Роско гулко захохотал.
- Ты решила, что вдруг чудесным образом окажешься дома? Нет, сучка, ты просто переходишь в другую камеру!
Из груди Лорны вырвалось рычание, и она мрачно уставилась на Роско.
- Сколько она тебе заплатила?!
Роско прищурился.
- Что за хрень ты несешь?
У Лорны руки сжались в кулаки.
- Ах ты гребаный кусок дерьма!
- Ты назвала меня гребаным? – Роско угрожающе шагнул к ней.
- Эй, - Элейн встала между ними. – Это не такая большая проблема. Всего-навсего  переезд в соседнюю камеру. И…
Лорна продолжала сердито смотреть на Роско сквозь ворох косичек Элейн.
- Ты сукин сын!
Чул зевнул.
- Иди в камеру и собирай свое барахло, Холлоуэй. Не надо все усложнять. Тут тебе не гостиница, и номера выбирать нельзя.
Келли  была в ужасе, ее голос выдал растущую панику.
- Я не хочу никуда переходить!
- А ты и не пойдешь, - заявила Лорна. Она оторвала взгляд от Роско и перевела его на Катрину, которая все еще пристально смотрела на них с того конца коридора, прислонившись к стене. На лице ее играла непонятная улыбка.
- Еще как пойдет, - угрюмо поправил Роско и потянулся рукой к дубинке. Сегодня он уже использовал ее с толком и явно был не прочь проделать это снова. – Или ты хочешь продолжать создавать нам проблемы, Малли?

Словно дети, сгрудившиеся, чтобы посмотреть на драку на детской площадке, обитательницы половины камер выползли в коридор и теперь стояли там в пижамах или спортивных шортах и зачарованно наблюдали за зловещим разворотом событий. 
- А ну по камерам! – рявкнул Чул. – Все, кто останется снаружи после отбоя, отправится прямиком в дыру!
Недовольный ропот прокатился по коридору, но быстро сошел на нет, когда большинство заключенных вернулись в свои камеры.
Но не Катрина. Она оттолкнулась от стены и вызывающе помахала Лорне рукой. А потом подмигнула, не оставляя ни малейшего сомнения, что это она в ответе за внезапный перевод Келли.
Все тело Лорны напряглось, ноздри раздулись.
- Сука, - процедила она вполголоса. – Ты не можешь просто оставить нас в покое, да?
Рамона, которая  до сих пор наблюдала за происходящим молча, подошла к Лорне со спины и неловко похлопала ее по плечу.
- Не надо, chica, - прошептала она.
Лорна развернулась и резко сбросила ее руку, подняв сжатые кулаки в защитном жесте, который тем не менее выглядел угрожающе.
Рамона судорожно сглотнула, ее глаза  испуганно распахнулись, и она примирительно подняла руки.
- Это всего лишь я.
Лорна вздохнула и  опустила руки.
- К сожалению, - пробормотала она. Ей хотелось закричать, расплакаться или ввязаться в драку. Что угодно, только бы все стало, как раньше.
- Я позабочусь о Келли, пока мы будем соседками. А ты сделаешь то же самое для моей Дасти, правда?
Рамона и Дасти делили одну камеру уже несколько лет, и у обеих глаза были на мокром месте от неожиданных перемен. 
Жесткий свет люминесцентных ламп неожиданно мигнул, и все инстинктивно посмотрели наверх. Через три минуты отбой.
- Черт возьми, - пробормотал Роско и покачал головой. – Чул, иди переведи замки от камер Малли и Рамоны на ручной режим, - он жестом указал на Келли и грузную черную женщину. – Элейн, займись Холлоуэй. Я лучше буду иметь дело с такой бездарью, как Малли, чем с кем-то, кто думает, что с ней тут должны обращаться, будто она в косметический салон пришла.

И тут Лорна сорвалась.
Краешком глаза Келли заметила, каким стало ее лицо. Келли глянула на Катрину, потом снова на Лорну и в следующую секунду поняла, что сейчас произойдет.
Кровь отлила от ее лица.
- Лорна, пожалуйста, не надо…  - не зная, как остановить неизбежное, она потянулась к Лорне, чтобы перехватить ее.
Но было слишком поздно.
Лорна с усилием протиснулась мимо Роско и зашагала по коридору, излучая волны гнева. Несколько женщин, рискнувших  пропустить отбой и поглазеть на бесплатное шоу, бросились  прочь с ее дороги, словно перепуганные газели при виде львицы.
Лорна проходила сквозь пятна теней и света, хищно двигаясь к Катрине и напоминая всем, что ее устрашающая репутация была заработана кровью, потом и слезами. Но в основном кровью.

Роско удовлетворенно заворчал и легонько кивнул.
- Ну теперь я не жалею, что задержался, - он поскреб пальцами подбородок, на котором за день уже отросла заметная щетина. – Как раз пора, чтоб эти суки уже наконец поубивали друг друга.
У Келли глаза чуть не выскочили из орбит.
- Черт! Черт! – она попыталась проскочить между Элейн и Роско, но застряла между их толстыми тушами.
- Остановите ее!  - закричала она, рванулась вперед и выскочила из тесного пространства между их телами, как пробка из бутылки шампанского.
Элейн , словно эхо, повторила ее ругательства, дотянулась до запястья Келли  и как-то умудрилась схватить его и сжать на удивление сильными пальцами.
- Стой на месте, Холлоуэй! Это не твоя война.
- Тогда ты сделай хоть что-нибудь! – в отчаянии закричала Келли.

Катрина не отступила, когда увидела приближающуюся Лорну. Вместо этого она глубоко втянула воздух через нос и пристально уставилась в глаза соперницы. А потом обе улыбнулись – почти чувственно.  Если они не могли быть союзницами, значит единственное, что им оставалось – быть врагами. В Блу Ридж никто не мог позволить себе роскоши соблюдать нейтралитет.
Даже сквозь затуманившую ее ярость Лорна четко осознавала, что это не похоже на ту ночь, когда она убила своего отца.
Больше никогда.Хотя Лорна была свято убеждена, что он получил по заслугам, в тот момент, когда она ударила его ножом, она не думала. Она просто реагировала. Это было, как сделать вдох. Инстинкт. Вопрос выживания.
Сегодня она видела и ощущала все. Каждое свое движение. Каждый вдох. Каждое биение сердца. Мягкий шелест своих подошв. Запах хлорки, с которой каждое воскресенье здесь мыли полы, смешавшийся с запахом пота. Испуганный голос Келли, отозвавшийся в ее ушах. И то, как ее кожу покалывает от страха и предвкушения.
От одной только мысли о насилии ее выворачивало. Но она давно осознала, что это просто другая сторона жизни. Данная ей отсрочка стала бальзамом для ее измученной души, но вечно это длиться не могло. Этот конфликт назревал годами.
Лицо Катрины окаменело и порозовело. Оскалив зубы, как бешеный пес, она начала медленно двигаться к Лорне, слегка прихрамывая от давешнего знакомства с дубинкой Роско.
Выкрики и науськивание заполнили коридор – заключенные столпились на порогах камер, напряженно вытягивая шеи, стремясь увидеть происходящее. Зловещая речевка поплыла над головами. «Бей!» «Бей!» «Бей!»

Использовав всю остававшуюся силу, Келли вырвалась из захвата Элейн и рванулась вслед за Лорной. Ее длинные темные волосы хлестнули ее по плечам, когда она пронеслась по коридору. Только через несколько шагов она услышала, как у нее за спиной Элейн и Роско  наконец очнулись и побежали за ней, но их тяжелый топот быстро растворился в отдалении.
Камеры внезапно погрузились во тьму, но аварийные светильники на потолках оставили коридор слегка освещенным, бросая на всех странные зловещие красные тени. Двери начали закрываться автоматически, приглушая разочарованные голоса запертых внутри людей.
А потом Келли догнала Лорну и выбросила руку вперед.

- Стой! – она нырнула вперед и смогла сбить ее с ног, так что обе они повалились на пол.
- Остановись! – выкрикнула Келли и бросилась на спину Лорне.
- Пусти! – яростно сопротивлялась та. – Пусти  меня!
По чистой случайности Келли удалось уклониться от пролетевшего мимо локтя.
- Нет! – женщины завозились на полу, дважды перевернулись, и в итоге оказались лицом к лицу, причем Келли прижала Лорну сверху. Их глаза встретились, и обе замерли.
- Катрина того не стоит, Лорна! Не стоит она того!
Слезы грозили прорваться на поверхность, но Лорна подавила их, только глаза заблестели. А вот легкое подрагивание нижней губы она остановить не смогла.
- Это она сделала! Она нами  вертит!
- Я знаю, - серьезно ответила Келли, все еще учащенно дыша. – Но она не стоит твоей свободы, а именно этого она и добивается. Новое обвинение  поставит крест на твоем условно-досрочном.
Глаза Лорны наполнились слезами, несмотря на все ее старания. Я не могу потерять тебя теперь, когда я тебя наконец нашла! Теперь все будет по-другому.
-  Она все испортила, - прошептала она.
Взгляд Келли смягчился, и в первый раз за все время она позволила всем своим чувствам, которые она испытывала к  этой женщине, отразиться у нее на лице.
- Ты меня не потеряешь.

А потом над ними нависла Катрина.
- Дождаться не можешь, пока не окажешься в своей камере, чтоб твоя шлюха  тебя отходила? – ее голос поднялся до визга, который было слышно по всему блоку. – Ой, я  и забыла, что вы больше не в одной камере!
Катрина отклонилась назад и занесла ногу для удара. Понимая, что шансов отбить его нет, Лорна прижала Келли к груди и изо всех сил крутнулась, чтобы перевернуть их соединенные тела и принять на себя основную тяжесть удара. Она зажмурилась и втянула воздух, приготовившись к вспышке боли…  Которой так и не последовало.
Элейн прижала  Катрину к стенеи уперла конец  своей дубинки ей в поясницу. Охранница выглядела так, словно ее сейчас хватит сердечный приступ от пробежки по коридору. Пот тек по ее вискам, верхняя губа взмокла.
- Попытка драки, - она запнулась, чтобы сделать столь необходимый вдох, - и нахождение вне камеры после отбоя? – Элейн  рассмеялась мягким кудахтающим смешком. – Нехорошо. Совсем нехорошо.
Катрина что-то проворчала, но ее лицо было плотно прижато к бетонной стене так, что зубы прошлись по краске. 
Роско дернул Лорну и Келли за воротники футболок, рывком поднимая на ноги.
Его грудь тяжело вздымалась.
- Похоже, Холлоуэй скоро познакомится с нашими частными апартаментами.
- Дыра? – выпалила Лорна, едва обретя равновесие и расправив задравшуюся футболку.
Роско ухмыльнулся.
- Ну Малли, ты же знаешь, что мы предпочитаем название «штрафной изолятор».
Чул начал двигаться к ним с того конца коридора, но Роско только отмахнулся.
- Слишком поздно очухался, ты, китаеза трусливая, - проворчал грузный охранник.
Лорна силой заставила себя не дергаться. Она почти не рассказывала Келли о штрафном изоляторе – в основном потому, что знала – само слово до смерти перепугает ее сокамерницу.
- А ее за что?! Она  же ничего не сделала!
- Она нарушила режим. А за это по тюремным правилам  полагается одиночка, а то еще и парилка или замазка – услужливо сообщила Катрина, но тут Элейн защелкнула на ее запястьях наручники, защемив нежную кожу.
- Ай!
- Что значит парилка?
Катрина хитро улыбнулась.
- Представь себе парилку в сауне, сучка.
Элейн вздохнула.
- Это не парилка. Это воспитательная мера.
Брови Келли поползли вверх.
- Что это значит?
Элейн уставилась на собственные туфли. Парилка была такой жесткой  мерой воздействия, что даже большая часть охранников была против ее использования.
- Это… нагретая комната, где заключенные должны… ну…
- Поджариваться, - перебила Катрина. – И истекать потом, как свиньи на солнцепеке. И корчиться. Потому что это сущий ад и гребаная пытка!
Лорна не могла с этим не согласиться, так что она прикусила язык и взмолилась о том, чтобы эта ночь поскорее закончилась. Одиночка или любое другое место  будет в самый  раз, если только там не будет Катрины.
Казалось, что Келли сейчас рухнет в обморок.
- Спасибо за кошмарные подробности.
Катрина сладенько улыбнулась.
- Рада услужить.
- Я почти боюсь спрашивать, - Келли с опаской посмотрела на Лорну, - а что такое замазка?
Катрина  счастливо рассмеялась.
- Она тебе не сказала? А как ты думаешь, почему у нее такие пустые глаза, когда она возвращается из дыры? Эта крутая задница в девяносто первом проторчала там шесть месяцев, и последний месяц держала голодовку! – хоть Катрина и терпеть не могла Лорну, но сейчас ее глаза взволнованно загорелись, а в голосе слышался восторг, граничивший с какой-то извращенной смесью боязни и восхищения. – Начальство приказало кормить ее через трубку. Это было адски круто!
- Лорна? – выдавила из себя Келли, вглядываясь в ее лицо.

Лорна попыталась промолчать. Иногда, в качестве составной части процесса перевоспитания, в дыре заключенных кормили только одним блюдом -  замазкой.
Как могла она внятно описать отвратительную, тяжелую как плохо пропеченный хлеб, субстанцию, состоявшую из смеси муки, воды, яиц, тертой моркови и отварного картофеля, перебитую в плотную однородную массу и  подававшуюся дважды в день в виде фунтового кирпичика – описать так, чтобы Келли при этом не хватил удар?
- Ну, - осторожно начала Лорна, - это просто такая еда. Но ты должна есть ее и не обращать внимания на вкус, потому что больше тебе ничего не дадут. Просто ешь ее и все, ладно?
Катрина снова залилась смехом.
- Делай, как твоя хозяйка говорит, а не так, как она сама делает, да, Холлоуэй?
- Умолкни! – Элейн подтолкнула блондинку вперед по коридору. – В те времена до Лорны никому не было дела, никто не пытался ее остановить…
Роско толкнул Лорну и Келли в том же направлении и нараспев добавил:
- А если бы кто-то  попробовал, он бы долго не протянул. Давайте, сделайте мне одолжение и не заставляйте меня слишком долго ждать, дамы.
- А я знаю, что кто-то долго и не протянет, - вызверилась Катрина, бросая мрачный взгляд на Лорну и Келли.
И на какую-то секунду Лорне показалось, что она увидела в ее глазах проблеск человеческих чувств. Но он исчез в мгновение ока, оставив ее недоумевать, а был ли он вообще.
Она  очень серьезно посмотрела на женщину, которая осмелилась назвать себя ее другом.
- Я тоже.

Келли, Катрина и Лорна расположились на длинных железных скамейках в камере-накопителе, ожидая, пока их заберут в штрафной изолятор.  Они сидели здесь уже несколько часов, глядя друг на друга в свинцовом молчании.
- Я боюсь, - прошептала Келли и перевела взгляд на скамью на том конце камеры и на Катрину, которая прикрыла глаза и прислонилась головой к стене.
- Нечего бояться, - уверенно ответила Лорна. – Делай, что тебе говорят охранники, и не создавай проблем. В дыре сидят не только наши,  девочки со строгого режима там тоже есть. Так что относятся ко всем одинаково паршиво – как к худшим из худших. Охрана там другая. Если начнешь задираться, они просто вышибут из тебя дух. Будь осторожна. 
Темно-серые глаза распахнулись.
Лорна успокаивающе улыбнулась.
- Сильно не переживай. Твой язык – единственное, что может довести тебя до беды, а разговаривать с охраной там все равно запрещено.
Келли закатила глаза.
- Еще что-то?
Лорна пожала плечами.
- Да ничего особенного. Делай, что тебе говорят. Тебе могут разрешить, а могут и не разрешить заказать  книгу в библиотеке. Будь послушной, и твои  шансы значительно возрастут.
Келли не очень любила читать, но шанс заполучить хоть что-то, чтобы бороться со скукой, она приняла с радостью.
- Я могу прикинуться послушной.
- Хорошая девочка, молодец.
- А сколько времени я буду проводить в камере?
Лорна глубоко вздохнула.
- Двадцать два с половиной часа в день.
Келли тупо заморгала.
- Чт-то? – взвизгнула она. Лорна неожиданно твердо придержала ее за руку, и только это не дало ей взлететь со скамейки. – А как же столовая, душ, тренировки?!
Катрина захихикала. 
- Не переживай, твою еду тебе принесут. Как служба доставки.
- Заткнись, ты, - прорычала Лорна. – Это ты виновата в том, что мы здесь!
Катрина изобразила невинный вид.
- А я слышала, что ты здесь потому, что ты – убийца, Малли.
Келли вцепилась в футболку Лорны и притянула ее обратно на лавку.
- От драки станет только хуже.
- Подкаблучница. Слабачка, - негромко рассмеялась Катрина и прикрыла глаза.

- Лорна? – Келли нежно коснулась ладонью ее лица, чтобы полностью привлечь внимание, - забудь о ней.
- Но…
- Просто забей.
Они посмотрели друг другу в глаза.
- Как ты можешь смотреть на нее так? – внезапно спросила Катрина у Келли. – Как будто она такая особенная.
- Она и есть особенная. А ты – свинья.
Катрина усмехнулась. 
- Она такая же, как и я. Ничуть не лучше.
- Это вряд ли.
- Она тебе так до сих пор и не рассказала, нет ведь?
Хриплое рычание вырвалось из груди Лорны.
Довольная Катрина захлопала в ладоши, как взволнованная маленькая девочка.
- Ну давай, Малли. Расскажи своей шавке.
- Заткни пасть. – Голос Лорны был таким низким и угрожающим, что у Келли сердце заколотилось.
- О, так ты хочешь, чтобы я сама, - Катрина ткнула себя пальцем в грудь, - чтобы я сама ей рассказала? Так что ж ты молчишь? Однажды, давным-давно жила-была сопливая девочка-подросток. И вот…
Лорна наклонилась вперед и оперлась локтями на колени.
- Ни звука больше! Я не хочу слышать даже как ты дышишь!
- Вот незадача, - съязвила Катрина. – Это тебе не общий режим. Тут все вымуштрованные, один крик – и сюда сбежится охрана. Только пальцем меня тронь – и просидишь в дыре двойной срок.

Лорна откинулась назад и выдохнула, стараясь успокоиться.
- Ты просто завидуешь, что у меня теперь есть человек, которому не все равно, жива я или померла, а тебе за всю твою жалкую  жизнь такое даже и не снилось!
Катрина побледнела, но быстро вернулась  к прежней браваде. Она приложила руку ко рту, как будто отсекая Лорну и разговаривая только с Келли.
- Разве тебе не нравится, как мило  и любезно она обращается со мной? Мы выявляем лучшие качества друг в друге. Она с этим борется, конечно, но она всегда была упрямой. На самом деле, - Катрина задумчиво почесала подбородок, - мы с ней могли бы даже стать родственными душами.
Келли моргнула. Эта чокнутая на всю голову сучка сейчас  говорила серьезно.
Лицо Лорны помрачнело и даже стало немного печальным.
- Если бы я могла исправить то, что с тобой случилось, Кэт, я бы это сделала. Даже сейчас.
Лицо Катрины сделалось кирпично-красным так быстро, что Келли на секунду подумалось, а не разлетится ли сейчас в клочья ее голова. И нельзя сказать, что это была неприятная мысль.
- Не лезь туда. Не смей… Не смей этого делать! – проскрежетала Катрина.
- Но именно это я тогда и сделала, - мрачно проговорила Лорна.
Катрина сжала зубы с таким хрустом, что у Келли от звука свело челюсть, и врезала кулаком по стене, оставляя на ней кровавый след.
- Черт!
Глаза Келли распахнулись. Она могла только догадываться, что расскажет ей Лорна, и внезапно, когда этот момент наконец наступил, она решила, что не хочет вообще ничего слышать. Лорна была ее единственной опорой.
- Лорна, остановись, - она яростно замотала головой, и ее темные волосы рассыпались по плечам. – Это не мое дело.
- Я устала от того, что это висит надо мной. Если я не расскажу тебе сейчас, Катрина сообщит тебе только то, что сама захочет. Или это сделает кто-нибудь другой. 

Комната наполнилась мрачным предчувствием. Даже застоявшийся воздух, казалось, сгустился, а жужжание ламп дневного света воспринималось необычно громким. Келли вытерла влажные ладони о штанины. А потом Лорна заговорила с таким спокойным напором, что ее рассказ полностью поглотил Келли, и Катрина поблекла и исчезла со сцены.
- Когда я впервые оказалась в Блу Ридж, я была такой же, как и ты. Шарахалась от собственной тени и ничего не соображала. Все, что со мной происходило, происходило вроде как с кем-то другим, будто это была чья-то чужая жалкая жизнь. А когда до меня наконец дошло, что этот кто-то – на самом деле я, мне показалось, что моя  жизнь кончилась.
Келли молча кивнула, слегка потрясенная тем, что тогдашние чувства Лорны были практически отражением ее собственных.
- Но больше всего я злилась. Злилась на все, что я потеряла. Знаешь, я  раньше была совсем не злопамятной. Понимаю, это странно звучит после всего, через что мне пришлось пройти в детстве. Но до того самого дня, когда я убила своего отца, я умела помнить хорошее и забывать плохое так быстро, как только могла.  А в ту ночь… на нашей кухне… я все перевернула вверх дном. Как только я пересекла эту черту и позволила себе чувствовать все, назад дороги не было. Как будто вся невинность, которая у меня еще оставалась, вытекла на пол вместе с кровью этого поганого ублюдка. 
- Ты спасала свою сестру, - негромко проговорила Келли.
- Сначала я тоже так думала, но на самом деле я поступила глупо. Я променяла одну проблему на другую и оставила сестру на попечение женщины, которая просаживала наши деньги от аренды на лотерейные билеты, курево и бухло. И хоть она вроде не получала удовольствия, обижая людей, как отец, зато она успешно гробила сама себя.
- Тяжелое у  тебя было детство. А кому легко? Бедненькая ты, несчастненькая буратинка, - подколола Катрина. – Кто-нибудь хочет выслушать мою печальную историю?
- Нет! – хором ответили Келли и Лорна.
Уже пребывая  почти на грани срыва, Келли позволила чувствам взять верх.
- Лорна, ты не была ни глупой, ни эгоисткой. Ты была просто перепуганным, загнанным в угол ребенком, который отбивался, как мог.
Лорна похлопала ее по ноге.
- Да все в порядке, Кел, - глаза ее были полны нежности, нескрываемого обожания  и тени страха. Она прокашлялась. – Во всяком случае, к концу моего первого месяца в Блу Ридж я была в полном раздрае. Меня постоянно били, а один раз пырнули ножом в руку, когда я села за не тот столик в столовой.
Келли сочувственно закрыла глаза, припоминая небольшие белые шрамы на правой ладони Лорны.
- Через  неделю двое заключенных сломали мне ребра, когда я на прогулке заговорила с женщиной, с которой нельзя было говорить. 
- А как… - Келли запнулась, пытаясь изгнать из головы картину, как кто-то нападает на Лорну. То, что она тогда  была совсем юной и беззащитной, делало  ее ощущения еще более душераздирающими. – А  откуда ты могла знать, что с ней нельзя говорить?
- А ты никогда не сразу не скажешь, с кем можно заговаривать, а с кем нет. Вот почему нужно сначала приглядеться и все выяснить, а потом уже действовать.
- Она просто как мастер Йода со своими советами, да? – протянула Катрина.
Лорне пришлось тихонько посчитать до десяти.
- В этом случае оказалось, что нельзя заговаривать с новенькой, такой же, как и я, только на нее уже положила глаз местная бандерша. Мы познакомились в автобусе, когда нас везли в Блу Ридж. Она выглядела такой одинокой, когда шагала по дорожке, так что я решилась подойти и поздороваться. Большая ошибка, - Лорна шумно вздохнула. – Очень большая. И кое-кто мне объяснил, точно так же, как и я тебе в твой первый день, что охрана – это не решение твоих проблем.
- Это была Катрина?
- Рамона, - ответила Лорна, - ей тогда чуть перевалило за тридцать, и она была еще большим живчиком, чем сейчас. Примерно в то время я связалась с местной бандершей. Она заправляла самой страшной, самой жестокой бандой на строгом режиме. Жила на доход от торговли наркотиками, да так, словно это был коттедж с удобствами, а не тюрьма. Она была настоящей сукой, такой, знаешь,  с большой буквы «С», и очень жестокой. Всех держала в ежовых рукавицах и брала все что хотела, и когда хотела. Она бы даже у бога не стала спрашивать разрешения, даже если бы это означало получить путевку прямо в ад.
Обвиняющий взгляд Келли метнулся к угрюмой блондинке. Описание начинало звучать очень знакомо.

Лорна покачала головой, догадавшись, о чем Келли подумала.
- Неа. Не Катрина. Большой шишкой тогда была Люсиль.  И Катрина даже в своих худших проявлениях ей никогда и в подметки не годилась.
Лорна поморщилась.
- По каким-то непонятным причинам Люсиль проявила ко мне интерес, и через несколько месяцев, которые я провела, попадая из одной плохой ситуации в еще более худшую, она предложила мне работать на нее.  Делать все, что она скажет.
- И ты согласилась, - Келли сомневалась, что можно было отказать такому влиятельному  человеку как Люсиль, судя по тому, как Лорна описала ее.
- О да, - Лорна прикусила губу. Выглядела она примерно так, как если бы шла на эшафот. – Я согласилась с радостью. Во-первых, для меня это был способ выжить. Я устала от того, что меня все время били. Но… - она прищурилась, - когда я пристала к Люсиль и ее банде, все стало намного проще. Они пообещали мне, что я больше никогда не буду одна, и они свое слово сдержали.
- Сдержали? – удивленно переспросила Келли.
- А представь себе клуб злых ведьм, такое объединение по интересам,  богатенькая девочка, - подгавкнула Катрина. – Они были одной крови.
- Все, что мне нужно было сделать, - продолжила Лорна, - это подавить в себе всякое сочувствие и порядочность так, чтобы происходящее вокруг  меня не затрагивало, - из груди ее вырвался горький смех.  – Только они и сами не знали, что этим я занималась всю свою жизнь. Уж тут я была отличницей, - она прищелкнула пальцами, не давая  тогдашней себе ни малейшего оправдания. – Никаких проблем!
От боли в ее голосе у Келли сердце зашлось.
- Лорна…
- А потом я и сама не поняла как, но зло оказалось не просто вокруг меня. Я стала его частью, я каталась в нем, как свинья в грязи. С волками жить…  а я с ними жила в буквальном смысле слова.
Келли пристально вглядывалась в лицо своей сокамерницы и не находила там ничего, кроме ненависти  к самой себе и сожаления. Ох, Лорна…
- Я сомневаюсь, что у тебя был выбор. Похоже на то, что тебе сделали предложение, от которого опасно было отказываться.
- Не надо меня оправдывать.  Люсиль так бы это не оставила, да, но она не убила бы меня, если б я ответила отказом. По крайней мере, я так думаю. Она хотела, чтобы  те, кто ее окружает, были такими же бешеными, как и она сама. Сопляки ей были не нужны. И честно говоря, на тот момент, когда она позвала меня, я  не хотела отказываться.

Келли расправила плечи.
- Ты правда, что ли, считаешь, что у тебя в этой ситуации была свобода выбора? Ты понимала, что тебя могут убить, и под этим грузом ты могла свободно и спокойно выбрать любой подходящий вариант?!  Знаешь,  это немножко чересчур даже для тебя.
Лорна застонала.
- Я делала все, что полагалось, чтобы войти в стаю Люсиль. Даже пометила себя, как члена ее банды, - она показала на татуировку, охватывавшую ее плечо и верхнюю часть руки , и скривилась от отвращения.
Келли протянула руку и коснулась ее, внезапно  осознав, о чем Лорна говорила чуть раньше.
- Они и правда часть тебя. Поэтому ты никогда не будешь одна? – она нежно провела по рисунку, покрывавшему немного веснушчатую кожу Лорны и подняла голову.
Лорна мрачно и утвердительно кивнула.
Катрина подняла руку и задрала рукав футболки, демонстрируя почти такой же рисунок, выколотый на ее руке темно-зелеными чернилами.
- А я от своей тащусь.
Лорна резко опустила свой рукав.
- Еще бы.
- Это связывает нас навсегда, Малли. Два сапога пара, - с равнодушным видом произнесла Катрина.
Келли едва  не затошнило, и насмешливые слова Катрины эхом отдались в ее ушах. Родственные души.
- Лорна, ты же не такая, как она! – выпалила она. – И меня не колышет, что ты там делала, когда была у этой бандерши. Ну да, ты была плохой. Но я знаю тебя сейчас, и ты – хорошая! И не только по отношению ко мне. Я видела, как ты помогаешь другим девочкам!
Лорна вздохнула.
- Мне нужно, чтобы ты четко поняла – я не просто делала то, что нужно было для выживания. Я очень плотно работала на черном рынке, я чувствовала себя там, как рыба в воде, и я говорю сейчас не о торговле шампунем. Я делала плохие вещи, Кел.
На секунду Келли замерла.
- Насколько плохие?
- Плохие. 
- А как ты думаешь, почему он  называется черным рынком, а не канареечно-желтым?– вдруг встряла Катрина.

Келли даже головы не повернула в ее сторону. Как только  они все выйдут из изолятора, она непременно найдет способ выбить из Катрины дурь, даже если это будет последнее дело в жизни, которое ей удастся сделать.
- Ты продавала ножи или что-то такое? Настоящее оружие?
Лорна выпрямила спину и безжизненно ответила:
- Да. Не одну из заключенных подрезали с помощью того, чем я торговала. 
- Наркотики? – спросила Келли, и ей понадобилась все свое самообладание, потому что она знала, с каким отвращением относится к ним Лорна.
Лорна ни на секунду не замедлила с ответом. Было очень важно, чтобы Келли поняла все до конца.
- Все что попадало мне в руки. Герыч. Крэк. Травку. Колеса. И я продавала их тем, кто был в таком же отчаянном положении, как и ты, когда оказалась в Блу Ридж. Помнишь, как тебе хотелось выпить? Если бы ты попалась мне в руки тогда, ты бы сейчас была моей собачонкой на веревочке. Предлагала бы мне деньги, услуги, свое тело, все, что угодно за дозу. А я бы еще дважды подумала, стоит ли тебе ее давать, и что я могу с тебя поиметь.
Келли побледнела и несколько раз сглотнула пересохшим горлом. Совсем немного усилий понадобилось бы, чтобы столкнуть ее прямо в ад в те первые недели. И Лорна радостно проделывала это с другими? Господи.

Катрина лизнула разбитую в кровь костяшку на своем кулаке.
- И вместо того, чтобы быть сверху, Малли, теперь ты -  ее собачонка на веревочке, -  сказала она так, словно утверждала что-то очевидное. – Люсиль в гробу сейчас переворачивается и уже отсмеяла себе всю свою тощую  задницу. Она всегда говорила, что ты – слабачка.
Келли сделала над собой усилие и посмотрела в блестящие голубые глаза, знакомые и чужие одновременно.
- Ты… обижала людей? Физически, я имею в виду.
Лицо Лорны вспыхнуло, но она удержалась и не отвела взгляда, хотя желание сделать это было почти неодолимым.
- Да.
Молчание.
Келли должна была узнать  самое худшее. 
- Убийство?
Зрачки Лорны расширились, и она впилась глазами в Келли. 
- Нет! Замесы были крутые, но ничего такого не было.
- Ты что, забыла? – услужливо пришла на помощь Катрина. – Она внесла убийство в список своих достижений еще до того, как попала в тюрьму.
Лорна посмотрела на нее, и в глазах ее была смерть.
У Келли пересохло во рту, когда она вытолкнула из себя:
- Изнасилования?

Повисла долгая пауза, а потом Лорна начала заикаться.
- Я-я-я… Я…
У Келли внутри все оборвалось.
- Черт возьми! Да кто же ты тогда такая?
- Я никогда этого не делала, - быстро ответила Лорна, но несмотря на свои слова, выглядела она при этом виноватее некуда. – Но я… я видела, как это происходило, - она нервно облизала губы. – Люсиль приручала свою новую подружку. – Она отвернулась, и в камере повисла тишина.
- А вот теперь продолжай! – вызверилась Катрина. – Ты как раз добралась до самого вкусного! До той части, где ты попытаешься объяснить, как это вышло, что такой хороший, и добрый, и особенный человек, как ты, просто стоял и смотрел, как Люсиль трахает твою подругу из автобуса полицейской дубинкой!
Лорна закрыла лицо руками.
- Мы не были подругами!
- И что, поэтому можно было стоять и смотреть, как меня насилуют? – выдохнула Катрина.
Лорна опустила руки. По щекам ее текли слезы.
- Этому нет извинения. Не думай, что я этого не понимаю.
Все еще пребывая в шоке, Келли взяла Лорну за подбородок и повернула ее лицо к себе, чтобы они смотрели друг другу в глаза.
- Что тогда произошло? В подробностях, Лорна. Расскажи мне, что именно произошло.
- А какая уже разница? – огрызнулась та. – Я сделала именно то, что она говорит. То есть, ничего не сделала.
- Тогда нет ничего страшного в том, чтобы рассказать мне все.
Лорна со злостью вытерла щеки дрожащими руками.
- Тебе нужна каждая деталь? Отлично! Я собиралась повидать Люсиль по поводу покупки большой жирной партии наркоты, но около ее камеры меня остановили две здоровущие придурошные сучки, которых она держала за телохранителей. Они сказали, чтоб я подождала снаружи, потому что босс сейчас… гм…, - она посмотрела в сторону и покраснела. – Она была… эээ…
Глаза Катрины метали искры.
Лорна неопределенно помахала рукой.
- Она была… занята. Но мне так не терпелось, что я просунула голову между этими двумя дылдами и увидела, что происходит, - ее глаза снова налились слезами.
- Ты смотрела прямо на меня – абсолютно пустым голосом проговорила Катрина, подхватывая реплику, когда Лорна запнулась. – Я умоляла о помощи, я кричала, а ты смотрела мне прямо в глаза.
- Я знаю, - голос Лорны был не более чем хриплым шепотом.
- А потом ты просто исчезла.
- Прости.

Катрина надолго застыла. Она была готова взорваться, как бочонок с порохом, но что-то ее удержало. А потом  ее зловещая, жуткая, вечная маска, за корой она пряталась, как за щитом, снова скользнула на ее лицо.
Она пожала плечами, будто ее это абсолютно не беспокоило.
- Эх, да не дергайся ты так, Малли. Было и быльем поросло. – Ее лицо обрело нормальную фарфоровую бледность. –  А всего через год после этого мы стали сокамерницами. Даже после такого неудачного начала мы просто обречены были стать командой.
Тут Катрина сосредоточилась на Келли.
- К тому же, что посеешь, то и пожнешь, - хитрая улыбка заиграла на ее лице. – Теперь мой черед быть королевой.
- Фу, - скривилась Келли. – Меня от тебя тошнит.
- А от меня? – с опаской спросила Лорна, и ее голос упал до шепота. – Что ты чувствуешь при виде меня? – ее взгляд заострился, а грудь замерла, словно она затаила дыхание.
Чтобы не вываливать весь ворох обуревавших ее противоречивых чувств перед своей обеспокоенной возлюбленной, Келли решала раскопать побольше дополнительной информации, в отчаянной попытке найти оправдание там, где, она боялась, его не будет.
- А ты могла бы помочь Катрине, если бы захотела?
Лорнанесколько раз шмыгнула носом.
- Чего?
- Эти тетки, что стояли на стреме, все равно не пустили бы тебя внутрь, так ведь? Так могла ты хоть что-то сделать, чтобы помочь Катрине?
Лорна выглядела сбитой с толку, словно она никогда раньше об этом не думала.
- Я…
- Да какая гребаная разница? – выплюнула Катрина. – Она же не онемела внезапно! Она могла что-то сделать…  или сказать… Хоть что-то!  Но она даже долбаным пальцем не пошевелила!
Келли вскочила на ноги и обеими руками ухватила Катрину за футболку. Она резко дернула ее на себя, так что большая женщина почти повисла в воздухе над скамьей.
- А ну заткни свою грязную пасть и дай Лорне закончить! – прошипела она, и глаза ее источали ненависть. – Или, да поможет мне бог, я найду способ успокоить тебя сама!
И у Лорны, и у Катрины глаза на лоб полезли при этой на удивление реальной угрозе. Келли была в ярости, и давно прошла ту точку, где еще могла заботиться о том, что с ней произойдет. Лорна и Катрина достаточно повидали на своем веку, чтобы понять, что это тот самый момент, когда Келли была наиболее опасна.
Келли с отвращением оттолкнула  потрясенную Катрину прочь  и зашагала назад к Лорне.
- Ну и?
- Я подумала, что нужно помочь Катрине. Я знала, я ни на секунду не сомневалась, что это правильно, что так и надо поступить – но я не могла заставить себя это сделать.
Келли припомнила, как впечатляюще Лорна защитила ее от домогательств Катрины. Что же так сильно изменилось с тех пор?
- Почему?
- А ты посмотри, что случилось в последний раз, когда я пыталась кому-то помочь! Я разрушила свою жалкую жизнь! Не то чтобы мне здесь на тот момент было хорошо, но по крайней мере, хоть какой-то кусочек жизни я заполучила назад, - Лорна уставилась на противоположную стену невидящими глазами. – И на меня ступор нашел, когда я подумала, что могу это потерять. Мне казалось, что в банде я обрела дом, семью, и это мне нужно было куда больше, чем помогать кому-то. Так что, как видишь, я вполне могла помочь. На самом деле я заставила себя не делать этого.
Лорна помолчала и мрачно продолжила:
- Вместо того, чтобы закричать или побежать и позвать охрану, или попытаться поговорить с Люсиль, что, конечно же, было бесполезно, я просто пошла в умывальник, и меня там стошнило. На обратной дороге я остановилась футах в двадцати от камеры Люсиль. Я больше не слышала криков Катрины, и эти шестерки тоже ушли. По полу коридора тянулся тоненький кровавый след, которого там раньше не было, так что я поняла, что Катрина тоже ушла, - она тяжело вздохнула, - тогда я зашла к Люсиль и переговорила о своем дельце, словно ничего и не было.

Келли застыла, чуть раскачиваясь, и у нее было такое лицо, словно ее вот-вот стошнит.
Лорна безжизненно улыбнулась ей.
- Не то, что ты рассчитывала услышать, да?
Келли не ответила.
Катрина обиженно потерла свою сбитую в кровь руку.
- Девочки, а вы не собираетесь надавать друг другу по морде или пообзываться нехорошими словами или что-то в этом роде? Вот фигня! – она коротко, пренебрежительно взмахнула здоровой рукой. – Ну хотя бы по пришибленному виду Холлоуэй я могу видеть, что твой нимб малость потух и не так ярко сияет, Малли. Ты уж прости, - Катрина глянула на часы. – Похоже, наш вечер воспоминаний подходит к концу, - она сатанински хихикнула. – Пора поразвлечься в дыре!
- О господи, - прошептала Келли. Она прижала руку к животу, сожалея, что вечером плотно поужинала. – Я и забыла об этом.
Лорна неловко потянулась к ней и похлопала ее по колену, явно ожидая, что ее руку оттолкнут.
- Ты просто говори со мной, ладно?
Келли кивнула, и лицо ее затуманилось.
Лорна взяла ее за руку.
- Где бы ты ни оказалась, в какой бы из камер ты ни была, я буду рядом… буду думать о тебе.
- Ой-ой, - Катрина противно  зачмокала, изображая поцелуи.
Это было нелегко, но Келли удалось сделать вид, что она ее не замечает. Она понимала, что должна испытывать хотя бы жалость к той, кому столько довелось пережить, но Келли с готовностью признала, что для  этого у нее не настолько широкая душа.
- Я постараюсь помнить об этом, Лорна.
От невеселого ответа лицо Лорны вытянулось,  и она еще сильнее пала духом. Неожиданно она склонилась к Келли  и прижалась губами к ее уху, заслоняя их от любопытных глаз Катрины.
- Я не собираюсь просить  у тебя прощения за то, какой я была и что делала. Но ты мне не безразлична, Келли. И… - она запнулась, и Келли почувствовала, как на ее плечо закапали слезы, - и я все еще хочу тебе нравиться.
Что-то до боли детское прозвучало в ее словах. Так свои чувства перед ней никто никогда не обнажал, и Келли  отреагировала сердцем, а не умом. Она повернулась и прошептала ей:
- Меня многое до смерти пугает и отталкивает сейчас. Но я ничего не могу с собой поделать – ты мне нравишься.
Она почувствовала, как Лорна прерывисто выдохнула и поняла, что если сейчас разыграется еще одна эмоциональная сцена, она не выдержит и развалится на кусочки. Поэтому Келли решила сменить тему.
- Насчет изолятора…
Лорна откинулась назад  и снова вытерла глаза.
- Да?
- Я тебя там увижу, так ведь? Они должны выводить нас на прогулку. Это положено по закону.
Лорна прикрыла саднящие глаза.
- Должны. Только не вместе. На прогулку тебя будут выводить одну в закрытый дворик. И ты сможешь делать упражнения. Столько приседаний и отжиманий, сколько захочешь.
- Отлично, - глухо проговорила Келли.
Они поговорят. И каким-то образом  она сможет принять все происходящее, в том числе и неприятную истину, которой нельзя было избежать. В душе Келли понимала, что несмотря на то, что Лорна натворила, несмотря на то, через что ей пришлось пройти, на сегодняшний день  ее сокамерница была куда лучшим человеком, чем сама Келли.  А это многое говорило о человеке, которого Келли каждое утро видела в зеркале. И это нелегко было принять.

- Бегай, - тихонько сказала Лорна.
Ее слова оторвали Келли от размышлений.
- Прости… что?
- Бегай.
Келли медленно и непонимающе моргнула, ощущая нереальность происходящего.
- Когда тебя будут выводить на прогулку, бегай, пока не загоняешь себя так, чтобы рухнуть без сил, как только вернешься в камеру. Когда спишь, срок быстрее идет.   
При мысли о том, чтобы спать потной, Келли поморщилась. Еще год назад сама идея привела бы ее в ужас, и она так ни за что бы не поступила. Но теперь это ее меньше всего беспокоило.  Тем не мене, быть грязной ей не хотелось, она так себя хуже чувствовала. 
- А как там дела обстоят с душем? Только не говори мне, что полагается ждать до утра после того, как ты проведешь прогулку на жаре.
Лорна прикусила нижнюю губу.
У Келли  от явного удивления брови поползли вверх.
- Нас же будут водить в душ, правда?
- Да, да, конечно, - быстро ответила Лорна.
- Ф-фух, - Келли утерла пот со лба.
- Но только раз в неделю, и охрана будет за тобой все время наблюдать.
Келли закрыла лицо руками.
- Я больше не буду ни о чем спрашивать.

Внезапно она услышала звук открывающейся двери, и камеру мгновенно заполнила отвратительная вонь. У Келли желудок свело от гнилостного запаха.
- Ох, твою же перемать! – рявкнула Катрина. – Только не Делия!
Келли отвела руки от лица, и глазам ее предстало невиданное зрелище. Злющий охранник впихнул в камеру  низенькую женщину с седыми как лунь, коротко остриженными волосами. Заключенная была босой, из одежды на ней была только футболка и жуткого вида трусы. И в этом бы не было ничего необычного, если бы все остальное тело женщины не было бы вымазано дерьмом.
- Господи Исусе!
- Не, это точно не он, - пробормотала Лорна.
- Даже не думай сесть рядом со мной, ты, вонючая чокнутая сучка! – заорала Катрина. Она сморщилась, замахала перед лицом руками и отодвинулась на другой край скамейки. – Иди садись рядом с той влюбленной парочкой! Они в своем дерьме по уши, так что твоего даже не заметят!
Женщина помахала Лорне рукой.
- Привет, – сердечно поздоровалась она, будто и не замечая, что с ее волос капает мерзкая жижа. – Лорна Малачи, давненько не виделись. Ты выросла.
- Привет, Делия, - ответила Лорна, стараясь дышать неглубоко. – Да, давненько не виделись.
Делия дружески улыбнулась ей.
- Ты теперь уже не попадаешь в неприятности?
- Стараюсь.
- Это хорошо, - ответила она механическим голосом.
- Сколько ж ты тут сидишь, Делия? –озвучила собственные мысли Лорна. – Ты не очень-то хорошо выглядишь, уж извини за откровенность.
Женщина на минутку задумалась, и лицо ее стало серьезным.
- Точно не знаю… - она приложила палец к подбородку. – Я так думаю… - ее глаза блеснули, когда она отыскала правильный ответ, - я думаю, вечность. 
Лорна поморщилась.
- Жесть.
Взгляд Келли метался  между Лорной и Делией, которые вроде бы вели нормальный, спокойный разговор. И тут на пол шлепнулся небольшой кусочек дерьма. Келли зажала рот рукой. Да что же это, весь мир сошел с ума, что ли?
- Иди сядь рядом с Катриной, ладно? – ласково попросила Лорна, показывая направление пальцем. – Я знаю, она по тебе скучает. Мы видим не так уж много интересных людей на своем общем режиме,  – она обернулась, - без обид, Кел.
Келли слабо улыбнулась.
- Да я не обижаюсь.
- Окей, Малли. Пойду, посижу с Катриной, - послушно ответила Делия. Засохшая какашка вывалилась у нее из уха и приземлилась на плечо. Но прежде чем она успела сделать шаг, щелкнул замок, дверь камеры распахнулась, и на пороге возникла парочка охранников, одетых в защитные костюмы и перчатки. Они ухватили Делию под руки, оторвали от земли и потащили прочь, бормоча что-то о шланге.
- Еще увидимся! - прокричала Делия и исчезла из вида. Дверь камеры громко щелкнула, когда автоматически захлопнулась за ней.
- Пока, - ответила Лорна, не осмеливаясь посмотреть на Келли.
- Слава яйцам, – вздохнула Катрина, все еще отмахиваясь от запаха, который шлейфом тянулся за Делией до двери камеры.
Келли несколько раз пыталась что-то спросить, но не могла.
- Лорна? – наконец выдавила она из себя.
- Да? – Лорна приготовилась к худшему. 
Келли помотала головой – перед глазами у нее проплывали эпизоды из фильма «Змеиная яма». («Змеиная яма» (англ. The Snake Pit) — американский фильм режиссёра Анатоля Литвака, вышедший на экраны в 1948 году. Экранизация одноимённого романа Мэри Джейн Уорд. Один из первых фильмов, подробно показывающий жизнь психически нестабильных людей– прим. пер.)
- Скажи мне, а психически больных тоже, что ли, держат в дыре?
- Какого хрена спрашивать, если ты сама все видела? – едко спросила Катрина. – Ты много знаешь нормальных людей, которые намазывают себя собственным дерьмом?
- Ну? – Келли пихнула Лорну плечом.
Лорна наморщила лоб.
- Они не совсем психически больные, хотя  некоторые явно должны ими быть. Кто-то принимает наркотики. Кому-то дают не те лекарства. Кому-то вообще ничего не дают. К сожалению, большинство тех, кто сидит на строгом режиме, не только преступники, но и психопаты. Некоторые в итоге оказываются здесь, а не в психиатрической клинике.Они не в состоянии соблюдать правила и большую часть времени проводят в дыре, - она поморщилась. – Я имею в виду, что они сидят здесь годами. А это само по себе сделает больным даже самого здравомыслящего человека. Некоторые из них никогда отсюда не выйдут.
Келли поежилась.
- Это ужасно.
- Это ты мне говоришь?
В коридоре раздались тяжелые шаги, и дверь камеры отворила Элейн.
- Холлоуэй, ты первая. Пошли.
- Эй, - яростно запротестовала Катрина. – А почему ее забираешь ты, а не один из здешних псов? – она посмотрела на запястья Келли. – А где ее браслеты или браслеты Малли на худой конец? Вы должны использовать наручники! Это правила!
Элейн оскалилась и шагнула внутрь камеры, слегка поперхнувшись от еще не выветрившегося запаха.
- Не твое дело! Но можешь не переживать, один из здешних псов придет по твою душу через несколько минут, - она фальшиво улыбнулась. – Если Лорна не убьет тебя к тому времени, как он сюда доберется, вот так!
Катрина прищурилась.
Лорна одними губами пробормотала «Спасибо» Элейн, та ей кивнула и махнула Келли рукой.
Лорна быстро обняла свою любимую и проговорила так тихо и мягко, что Келли едва расслышала ее.
- Все будет хорошо, - она поцеловала Келли в щеку и на мгновение задержалась, прижимаясь губами к нежной коже. – Веди себя хорошо и ничего не бойся.
Келли чувствовала себя так, будто ее провожают на войну.
- Я п-попробую.
- И еще,  – голос Лорны стал глубоким и хриплым, - не забывай, что я люблю тебя.
С распахнутыми глазами Келли немного отодвинулась, чтобы посмотреть Лорне в глаза. Она медленно подняла руку и охватила ладонью ее лицо, глядя, как от прикосновения  затрепетали и закрылись веки Лорны. А когда Келли восхищенно улыбнулась, эти же глаза неуверенно и  робко посмотрели на нее. Забыть?
Но, как и всегда, времени на разговоры не было.
- Холлоуэй, - немного нетерпеливо повторила Элейн. – Нам давно пора. Увас уже было время попрощаться.
- Иди, Кел, - негромко сказала Лорна. – Элейн и так оказала мне услугу, когда пришла отконвоировать тебя. Не стоит заставлять ее ждать, - она улыбнулась любящей улыбкой, и в глазах ее было столько сильной и нескрываемой привязанности и обожания что у Келли ноги подкосились. – Увидимся через месяц или около того.

Келли встала. В горле у нее стоял комок, голова кружилась. Она любит меня? Ей многие это говорили, но никому она не верила так, как поверила нескольким простым словам Лорны. Поверила до глубины души, на каком-то животном, примитивном уровне. Поверила словам, сказанным в вонючей камере. Перед лицом угрозы собственной жизни.
Потрясающе.
Келли так много хотела сказать, но времени на это не было.
А сколько времени тебе нужно, чтобы произнести три коротких слова? Черт! Черт бы все побрал! Черт!
- Я… - ее охватил страх. – Я тоже о тебе буду думать, хорошо? 
Она поймала проблеск белых зубов, когда Лорна слегка улыбнулась. Но в улыбке сквозило разочарование. А потом перед  Келли распахнулся пустой коридор. Проход был длинным и темным, издалека доносились  выкрики, плач и стоны, приглашая ее в самый худший кошмар.
Впервые с тех пор, как она встретила Лорну, она оказалась совсем одна.

ГЛАВА 11

Три с половиной недели спустя

Задыхаясь, Келли подняла голову к голубому небу над прогулочным двором и вытерла пот со лба тыльной стороной ладони.
Ее волосы были заплетены в косу, оставлявшую лицо открытым и подчеркивавшую высокие скулы, ставшие гораздо более заметными за последние несколько недель, несмотря на то, что ей удалось совершенно отключить вкусовые ощущения и съедать все, что попадало ей на тарелку.
Некоторые вещи были в точности такими же, как описывала их Лорна, и она была благодарна своей сокамернице за эту небольшую психологическую подготовку. Другие вещи , как например, место где она сейчас пребывала, не имели ничего общего с тем, как она их себе представляла.
На «прогулочном дворе» не росло ни единой травинки, вообще-то это был бетонный загон размером двадцать на тридцать футов, окруженный глухими стенами и накрытый металлической сеткой, сквозь которую, к счастью, проходил свет. Это скорее напоминало вольер для собак или место содержания хищников семейства кошачьих в зоопарке, а не место для человеческих существ. И все же здесь было солнечно, и Келли была рада возможности оказаться вне своей камеры, пусть и ненадолго.

- Четыре дня и четыре часа. Четыре дня и четыре часа, - проскандировала она просто чтобы услышать собственный голос. – Я справлюсь. Я выдержу.
Темп замедлился, и с бега она перешла на быстрый шаг. Неприятная мысль испугала ее – Келли внезапно поняла, что все ее надежды связаны с тем, что она освободится из дыры вовремя. Она полностью сосредоточилась на минуте, когда покинет изолятор, чтобы никогда сюда не возвращаться, на том моменте, когда она снова увидит Лорну, а до тех пор старалась не замечать времени. 
Она была образцовой заключенной, дотошно выполняла каждое правило, понимая, что если срок ее заключения здесь продлят еще хотя бы на один день, она вправду может сойти с ума.
По сбившемуся дыханию и поту, стекавшему по спине и шее, она могла заключить, что скоро время прогулки закончится и пора будет возвращаться в камеру. При мысли о том, что ее снова запрут, ей захотелось закричать. В камере было абсолютно нечего делать. Только сидеть и думать. Фу, мерзость!
А потом снова сидеть и снова думать. Она любила действовать, а не размышлять. Но теперь, наконец, она провела в одиночестве столько времени, что у нее не осталось другого выбора, кроме как заняться критическим разбором наиболее существенных ошибок в своей жизни, особо задержавшись на самых вопиющих. Во всех живописных деталях.

Физически и эмоционально вымотавшись, она прислонилась к бетонной стене и прижалась плечами к холодной поверхности, чтобы почесать спину.
Раздался щелчок, и дверь в прогулочный двор отворилась. Келли позвал румяный молодой охранник, чьего голоса она еще не слышала.
- Время вышло, Холлоуэй! – мужчина шагнул из тени на яркий солнечный  свет и прикрыл глаза рукой. – Давай, пошли!

Келли замерла. Не может этого быть! Он выглядел в точности так же, как полицейский, которого она подстрелила в ту злосчастную ночь много месяцев назад. Но это же не может быть он? Удушливая волна сожаления охватила ее, и она отчаянно потерла глаза тыльной стороной ладони. Картинка перед ее глазами осталась той же.
Задыхаясь, она протянула к охраннику дрожащую руку:
-Ты…. ты это не он!
- Разговорчики!  - дружелюбно напомнил он. – Когда я заступил на смену, мне сказали, что ты уже почти отбыла свой срок в изоляторе. Ты же не хочешь ввязаться в неприятности сейчас? – он обаятельно улыбнулся, и от этого стал еще сильнее похож на футболиста-старшеклассника, одолжившего форму у своего отца. – И я всего первую неделю работаю, так что не хочу возиться с заполнением бумаг, если придется продлять твой срок.

Келли медленно шагнула вперед, словно подходя к призраку и не сводя глаз с правой ноги юноши.
- Погоди. – Она остановилась и наклонилась вперед, опираясь руками на колени и прикрыв глаза. Хоть бы сознание не потерять. Перед глазами у нее замерцали звездочки.

Охранник подошел чуть ближе.
- Эй, ты в порядке? Что с тобой?
Забыв о запрете на разговоры, она пробормотала:
- Ничего. Я… я... устала просто.
Потребовалось несколько глубоких вдохов, чтобы она смогла выпрямиться. Келли подняла руку, останавливая охранника, когда он снова шагнул к ней. Ты не можешь быть им! У меня крыша едет!

Слова Лорны громко загудели у нее в голове, подобно колокольному звону.
«У нас всегда есть выбор».
Фигня! Выстрелить в него – это не было моим выбором! Это был несчастный случай!

- Дай мне еще м-минутку.. минутку еще.. – задыхаясь, тяжело дыша, Келли оперлась рукой о стену. Кроме той части, где я по своей воле набралась до беспамятства. И это не было случайностью. О господи. Господи, боже мой.
Она не хотела, чтобы это произошло, но оно произошло, и закрывать глаза и дальше было уже нельзя. Осознание свалилось на нее камнем. Она оказалась здесь по своей вине. Не потому, что ей не повезло. Не из-за подружки-предательницы. Не потому, что звезды так встали.

Ее собственные неверные решения и еще более неверные действия привели ее в Блу Ридж, и что еще хуже – в процессе разрушили жизнь другого человека.
Это я виновата. Целиком  и полностью. Во всем.
Дальним краешком сознания она отметила, что это было как откровение. И переживать это  откровение оказалось полным отстоем.
- Мне так жаль!  - ее лицо опало, как песочный замок под волной. – Я передать не могу, как мне жаль. Я бы все отдала, чтобы это исправить. Мне так, так жаль! – мучительно прошептала она.
Охранник обеспокоенно поднял голову.
- Тебе плохо? Или что с тобойтакое?

Это не его голос.

Келли крепко зажмурилась и обхватила себя руками, держась изо всех сил, боясь, что она вот-вот рассыплется на миллион острых осколков.
Некоторое время она бессмысленно  прислушивалась к происходящему в глубинах ее раз ума, не в состоянии ничего предпринять. Только держаться. Но после нескольких глубоких вдохов ей удалось взять под  контроль бушующие мысли. Постепенно чувство реального времени и реальной обстановки вышло на передний план, и Келли стало полегче. Не сразу, с трудом, но она смогла изгнать из своей головы наваждения, не имевшие смысла, и заменить их реальностью.
Еще несколько долгих, пугающих секунд – и здравый ум возобладал, а Келли поняла, что ее подсознание сыграло с ней злую шутку.
Это не мог быть тот офицер, которого она подстрелила.

Она с опаской открыла глаза и чуть не рухнула от облегчения, когда увидела, что у стоящего перед ней человека обе ноги целы. Перед глазами все поплыло, но она смахнула слезы. И с кристальной ясностью увидела, что у этого офицера волосы были немного темнее, а  нос – куда более прямой, чем у того, кто жил в ее памяти.
Звук, вырвавшийся из ее груди, был чем-то средним между всхлипом и отчаянным смехом. Она осознанным движением вытерла пот со лба и изо всех сил постаралась  выглядеть не так безумно, как  Делия.
- Да ты себя просто загоняла, - явно не в курсе ее внутренней борьбы, охранник глянул на часы, и его брови полезли на лоб. – Ты что, все это время бегала?
Горло Келли болезненно сжалось.
- Вот именно.  Хотела убежать от себя.
Она шмыгнула носом.
- Ну сейчас ты в порядке?
Она кивнула, хотя на самом деле она так не думала.

Отредактировано Gray (19.06.15 23:41:57)

0

8

ГЛАВА 12

Через четыре дня

Уже объявили отбой и погасили огни, когда Элейн отконвоировала Келли к камере Рамоны. Это была ее первая ночь после месяца одиночки и первая ночь с новой сокамерницей.
Отчаявшись хоть на мгновение увидеть Лорну, она с тоской посмотрела на свою прежнюю камеру, когда они проходили мимо, но все, что она смогла увидеть сквозь стекло в двери – это очертания двух тел, крепко спавших на койках.

Элейн заметила тоскливый взгляд Келли.
-  Лорна благополучно  вернулась пару часов назад. Успела еще до этого дурного самоубийства, из-за которого все застопорилось.
- Это из-за него такой шум поднялся?
- О да. Джелиса перерезала себе вены пластиковой фигней из столового набора, - Элейн принялась отпирать дверь камеры Рамоны.
Келли свела брови к переносице.
- Она сделала это той самой хлипкой ложковилкой? (В оригинале spork = SPoon+ fORK – чудо дизайнерской мысли, смесь вилки с ложкой – выглядит либо как ложка с зубчиками либо с одной стороны ручки – ложка, с другой – вилка. Если у этого есть вменяемое название на русском – подсказывайте – прим.пер.)
- Ммм, - согласно промычала Элейн и потянула дверь на себя. – Отвратительное было зрелище.
Келли чуть не вывернуло, но она не подала вида.

Элейн понизила голос, чтобы не разбудить спящую внутри женщину.
- Добро пожаловать в новый дом.
- Спасибо, - вяло ответила Келли.
- Не унывай, Холлоуэй. Завтра увидишь свою Лорну. Она как только вернулась, сразу засыпала меня вопросами о тебе.
Келли коснулась ладонью пухлого предплечья Элейн.
- Спасибо, что рассказала мне об этом.
Элейн расправила плечи, явно довольная собой.
- Заходи, - она мотнула подбородком в сторону камеры. – Сегодняшняя ночь будет совсем неплохой, обещаю. Попомнишь мои слова, - Элейн протянула ей зубную щетку. – Я так думаю, ты совсем не хочешь посещать стоматолога.
Келли выхватила щетку  у нее из рук. Она слышала байки о дантисте, который вел прием в тюрьме каждый понедельник. Его признали виновным в неумышленном убийстве, когда он сбил автомобилем женщину, находясь за рулем под кайфом от наркотиков, стыренных из собственной стоматологической клиники.
Его пройдоха-адвокат сумел протолкнуть  ходатайство о том, чтобы вместо отбывания реального срока ему разрешили  оказывать тюрьме бесплатные стоматологические услуги. Дантист предпочитал единственный вид лечения – удаление зубов вне зависимости от заболевания.  Собственно говоря, процедура была настолько рутинной, и он выдирал за день столько зубов, что в его приемные дни  всю тюрьму кормили перетертой едой.

Келли улыбнулась и нарочно щелкнула здоровыми белыми зубами.
- Это точно. Спасибо еще раз.
Она шагнула в камеру Рамоны, немного поежившись от громкого храпа, доносившегося с верхней койки. Придется потратить время на то, чтобы к нему привыкнуть.
Камера выглядела совсем не так как та, которую они делили с Лорной. Везде были поналеплены фотографии детей Рамоны.
А Дасти, прежняя соседка Рамоны, явно фанатировала от собак. Фотографии щенков и собачек всех пород и размеров перемежались  семейными фотками Рамоны. На металлическом столе сидел здоровущий игрушечный пес.
Келли настолько устала, что ее даже слегка подташнивало.
Она опустилась на нижнюю койку, оперлась локтями на колени и закрыла глаза, наслаждаясь темнотой. Снаружи было облачно, и сквозь маленькое окошко под потолком камеры почти не пробивался свет.
В одиночке свет не выключали двадцать четыре часа в сутки, а заключенным ни при каких обстоятельствах не разрешалось прикрывать лицо – их всегда должно было быть видно. В результате всем приходилось научиться спать при свете, бьющем прямо в лицо, а у Келли с этим возникли проблемы с самого начала.
Внезапно койка над ней заскрипела, и храп прекратился.
Келли вздохнула.

- Извини, пожалуйста. Я не хотела тебя будить.
- Да без проблем, Принцесса.
Глаза Келли широко распахнулись при звуке знакомого голоса.
- Я тебя ждала.
Келли взлетела с кровати и сорвала одеяло с женщины на верхней койке, улыбаясь до ушей.
- Лорна!
- Шшш! – Лорна негромко рассмеялась и немного застенчиво посмотрела на Келли. – Ты не возражаешь? Я дождаться тебя не могла.

В мгновение ока смертельная усталость Келли сменилась таким волнением, что она еле себя сдерживала.
- Возражаю? Ты что, с ума сошла? Конечно я не возражаю! – она счастливо закружилась на месте и начала взбираться на верхнюю койку.
- Погоди, погоди, - рассмеялась Лорна. - Ты бухнешься прямо на задницу, если не прекратишь эти  веселые танцы. Я спущусь.
- И не смейся надо мной! – строгим голосом произнесла Келли, при этом улыбаясь во весь рот. – До чего же я рада видеть тебя!
Лорна замерла на половине лесенки.
- Даже после всего, что я тебе рассказала перед тем, как нас отправили в изолятор? -  с сомнением спросила она.
- Даже после этого, - уверенно ответила Келли. – Нам нужно об этом поговорить…
- Но не прямо сейчас? – с легкой усмешкой спросила Лорна.
- Черт, нет! Я целоваться хочу!
На лице Лорны расцвела ослепительная улыбка.
- Слава богу!
Келли внезапно вспомнила, что они не должны были оказаться вместе.
- У тебя не будет проблем? А что, если Элейн…
- Она в курсе. За деньги, конечно. Это только на один раз.  У Роско выходной, иначе она бы не стала рисковать. Ты не должна и словом обмолвиться никому.
- Не буду, не буду.
Мысль о том, что завтра они разойдутся по разным камерам, не испортила настроения Келли.  Месяцы, проведенные  в Блу Ридж, хорошо  научили ее жить настоящим моментом. А этот конкретный  момент был удивительным.

- А где Рамона? – спросила Келли.
Лорна спрыгнула с последней ступеньки.
- В соседней камере вместе с Дасти. Они, наверное, до сих пор наговориться не могут. Мне показалось, они чуть не расплакались, когда увидели друг друга, - Лорна широко распахнула руки. – Иди сюда.
Объятие было всепоглощающим.  Келли сжала Лорну что было сил, и сердце ее бешено заколотилось от счастья.
- То, что ты мне сказала тогда…. перед тем, как меня увели… Мне нужно было…
- Нет, не нужно, - серьезно ответила Лорна. – Только когда ты будешь готова, Келли. Нам спешить некуда. Я от тебя никуда не денусь.

У Келли ноги подкосились от облегчения. Да, у нее сердце начинало стучать быстрее при одной мысли о своей новой возлюбленной. Она понимала, что готова с головой погрузиться в любовь Лорны. Но она еще не оправилась от того, о чем узнала перед тем, как отправиться в изолятор и от того, что она узнала о себе, пока была там. Она еще слишком неуверенно стояла на собственных ногах, чтобы делать заявления о своих чувствах. Но она над этим работала.

- Так как оно было, в одиночке? – Лорна легонько коснулась губами ее уха. – Ты точно в порядке?
Они стояли щека к щеке, и Лорна закрыла глаза от такого простого, но интимного ощущения прикосновения к теплой коже. Она упивалась близостью так, словно это был кислород.
- Как это было?.. – Келли поняла, что у нее нет слов, чтобы описать то глубочайшее воздействие, которое произвело на нее одиночное заключение.
- Можешь не объяснять. Если кто-то и может это понять, то как раз я. Мне просто нужно знать, что с тобой все хорошо, - Лорна нежно отстранила ее, пристально вглядываясь в темноту, чтобы поймать взгляд серых глаз. Не в силах отпустить Келли, она  взяла ее за руки.
- На несколько минут мне там показалось, что я рехнулась.
Лорна грустно улыбнулась.
- Я бы больше волновалась, если бы этого не было.
- Это был очень долгий месяц, - Келли вскинула бровь. – В постель?
Лорна кивнула и поднесла руку Келли к губам, нежно перецеловала каждый палец, а потом прижала теплую ладонь Келли к своей щеке и вздохнула.

На  нижней койке Лорна, не сводя глаз с такого близкого  лица Келли, провела кончиками пальцев по ее темным бровям, потом по щекам. Ее лицо помрачнело.
- Ты похудела. Черт возьми, Кел! Ты должна была есть эту кошмарную дрянь! – Она наполовину в шутку, наполовину всерьез улыбнулась и добавила - Кто сказал, что мне нравятся тощие девочки?
Келли потянулась и ущипнула тугую кожу на животе Лорны. Она была не единственной, кто потерял вес. 
Лорна  подалась вперед и нежно  поцеловала Келли в губы, позволив себе чуть задержаться и проглатывая тихий вздох своей возлюбленной.
Она робко провела языком по нижней губе Келли, и вздох превратился в нечто более глубокое.
Когда Лорна начала целовать ее шею, тихий стон вырвался из ее собственной груди. Она не могла оторваться от нежной плоти, будто это было единственное, что ей было и будет нужно.
- Круто.
Келли зажмурилась и попыталась дышать спокойнее.
Ее кожа была жутко чувствительной, и возбуждение уже поселилось у нее между ног. Она чувствовала начинающуюся пульсацию.
Лорна вопросительно глянула на нее.
- Можно, я?.. – ее пальцы замерли у краешка бюстгальтера Келли.
Ноздри Келли раздулись.
- Господи, да!
Лорна потянулась ей за спину, расстегнула застежку, стащила бюстгальтер, бросила его через плечо, и перед ней распахнулось море очень теплой, очень мягкой кожи. Кончиком пальца она прочертила линию вниз между грудей Келли. Было темно, но не настолько, чтобы она не могла видеть, что лежит перед ней.

- Ты правда очень красивая, - она подняла взгляд на Келли. – Но я пари держу, что тебе это уже говорили миллион раз.
- Ни разу и ни с кем я не чувствовала себя так, как  с тобой.
- Хорошо. – Лорна наклонилась вперед и поцеловала краешек груди Келли, застонав от ощущения гладкой кожи. Потом она провела языком по соску Келли, и чувственный стон ее любовницы эхом отдался в ней самой, поднимая волну страсти и желания. Ее лоно сжалось, а все ее тело содрогнулось.
Сейчас все было не так, как в прошлый раз. Не было яростной спешки.
Теперь Лорна могла упиваться видом, вкусом, каждым звуком, отдавать и брать все, чего она жаждала так долго. И это заводило ее еще сильнее. Она заставляла Келли извиваться под собой. Это она была причиной непрекращающегося потока сексуальных стонов, срывавшегося с  великолепных губ под ней. Пьянящее чувство власти наполнило ее.
И вдруг Лорна остановилась. Ее охватила паника.

Руки Келли скользили везде, охватывая изгибы и выпуклости, плотно прижатые к ее телу. Она чувствовала, как возбуждение бурлит в теле Лорны, и чувствовала ее колебания. Лорна хотела вести, хотела быть сверху, но боролась с собственным желанием.
«Давай, детка, - молчаливо взмолилась Келли, - отпусти себя».
- Что не так, Лорна? – прошептала она.
Лорна отвернула в сторону раскрасневшееся от страсти лицо и прикусила нижнюю губу.
- Ничего.
Келли подавила желание подтолкнуть Лорну и заставить отбросить колебания. Чтобы она просто взяла то, что хочет.

- Эй, Малли! – загремел голос Роско, отражаясь от стен коридора, и отдаленный свет его фонарика замерцал в стекле в двери камеры. – Я слышал, ты снова с нами сегодня? Я по тебе соскучился, - прокурлыкал он.
- Черт! – Лорна скатилась с Келли и принялась лихорадочно шарить на полу, разыскивая свою футболку. – Черт, черт, черт!
Келли тоже вскочила и начала искать футболку.
- Залезай наверх! – подтолкнула она Лорну.  - Давай!
Звук шагов Роско становился все громче и громче, свет от фонарика прыгал то вниз, то вверх в такт его шагам.
- Не могу найти ее, - Келли кружила по полу на четвереньках и выглядела, как рехнувшаяся заводная игрушка. Пол был неприятно твердым и холодным под ее разгоряченным телом. – Просто залезь под одеяло!

Роско остановился снаружи камеры и направил фонарь на кровать Келли, которая оказалась пустой. Он как раз потянулся за ключами, когда Келли откашлялась и посмотрела вверх, стоя на коленях на полу.
Голая по пояс.
- Чем могу помочь? – мило спросила она.
Роско улыбнулся, отвел руку от пояса и опустил ее вдоль бока.
- Ты уже помогла, - он неохотно перевел луч фонаря с груди Келли на верхнюю койку. Явно  довольный тем, что фигура под одеялом не выглядит ни капельки подозрительно, он снова сосредоточился на Келли.
- Ты что делаешь на полу?
Келли прижала к обнаженной груди футболку Лорны.
- Ничего. Мне стало жарко и я сбросила футболку, - она слегка пожала плечами и попыталась улыбнуться. – А потом я замерзла и захотела ее снова надеть.
Он хмыкнул, явно недовольный тем, что ему испортили зрелище.
- И как там было, в одиночке?
Улыбка Келли растаяла.
- Полный отстой.
- А помнишь, я  тебя с самого начала предупреждал, что если ты свяжешься с Малли, то не получишь ничего, кроме неприятностей? Надо было тебе меня слушаться.
Она не хотела озвучивать это, но выбора у нее не было. Быть застигнутой в сексуальной ситуации с другой заключенной автоматически означало еще один тридцатидневный срок в дыре. А потом еще целое дело о пребывании не в своей камере после отбоя. Наказание приплюсуется к наказанию, и им с Лорной очень повезет, если они увидятся через несколько месяцев.
- Ты был прав. Нужно было.
Роско самодовольно кивнул и двинулся к соседней камере.
Обе женщины затаили дыхание в ожидании худшего.

- Малли! – выкрикнул он дразнящим голосом. – Добро пожаловать домой!
- Спит она, - заспанным голосом ответила Рамона и перевернулась в кровати, отчего все пружины взвыли. – Завтра ее подостаешь.
Сердце Келли колотилось так быстро, что она не различала отдельных ударов.
- Да ладно, Малли, - позвал Роско, постукивая дубинкой по двери камеры, - проснись и пошли нам воздушный поцелуй! – он противно зачмокал губами.
- Я тебя поцелую, мудачина, - мрачно прогудела Лорна, прислушиваясь к происходящему в соседней камере. – В аккурат после того, как засуну твою дубинку тебе же в.. – остаток ее слов был заглушен подушкой.
Роско рассмеялся.
- Вылезай из-под одеяла, чтобы я мог увидеть твое лицо. – Пауза. – Эй, я тебе этот средний  палец завтра отломаю! – проревел он, прежде чем утопать вниз по коридору. При этом он стучал дубинкой в дверь каждой камеры на своем пути и разбудил весь блок.
Келли прошлепала два шага к стене и тихонько постучала в знак благодарности, получив такой же стук в ответ.
- Господи, - она провела трясущимися руками по волосам и двинулась назад к койкам. – Я на десять лет постарела. Чуть не попались, - она дрожала.

Одна, в своей кровати, Лорна позволила себе расплакаться.
- Как люди с этим справляются? Как можно в один момент перейти от жуткого возбуждения к смертельному перепугу и при этом не рехнуться? 
Келли хотела было сказать, что большинство людей не попадают в такие смехотворные передряги, как они, но потом решила считать, что это был риторический вопрос.
- Возвращайся ко мне в постель.
Лорна вытерла щеки и быстро спустилась по лесенке. В голове у нее все кружилось. Роско был самым непредсказуемым из охранников и любил устраивать неожиданные обыски, но в то же время он был еще и очень ленивым, так что не похоже было, что он снова притащится в коридор в ближайшее время. И все-таки, им нужно было быть более осторожными, чем она предполагала.
Лорна скользнула под одеяло и ахнула, когда они с Келли снова оказались вместе, грудь к груди.
Но Келли была надета футболка Лорны, сама Лорна была топлесс. От ощущения тепла у нее вырвался вздох.
- Ты в порядке?
- Я не хочу, чтобы он забрал у нас нашу ночь, - горячо прошептала Келли.
Лорна крепко поцеловала ее.
- Мы ему не позволим, - пообещала она, все еще касаясь губами губ Келли.
Они занялись любовью быстро, словно это был их последний шанс. К тому времени, когда они закончили, у Келли в глазах стояли слезы.

Пресыщенная и уставшая, Келли силой собралась с мыслями, которые так и норовили разбежаться.
- Я о многом передумала, пока была в одиночке.
- Кел, я знаю, что тебя потрясло то, что я рассказала тебе о моих годах на строгом режиме и моей истории с Катриной, – прошептала Лорна. – Это было гнусно – рассказать тебе все как раз перед тем, как нас разлучили. Я много думала об этом, пока была одна. Это было жестоко, и ты меня извини.
- Это и правда потрясло меня, - призналась Келли, осторожно нащупывая нить разговора. – И до сих пор  потрясает.
Лорна мрачно вздохнула и прикрыла лицо рукой.
- Я не знаю, как это изменить.
- Судя по тому, что ты рассказывала, ты успешно работала в банде Люсиль. Почему ты бросила? Что изменилось?
Келли ожидала долгой паузы, но Лорна ответила легко и сразу.
- Если ты ожидаешь рассказа о драматическом событии, когда я вдруг осознала, что мне нужно полностью изменить свою жизнь, то я тебя разочарую. Ничего такого не было, - Лорна подняла руку и уронила ее. – Со временем я начала вырастать и думать о других людях, а не только о себе. 
Келли поцеловала ее в подбородок, молча призывая  продолжать.
- Женщины, которых я по-настоящему уважала, не были похожи на меня. И они уж точно не были как Люсиль. Они не позволили Блу Ридж загасить искорку добра, которая в них еще оставалась. Они были сильны такой силой, которой у меня не было, и это понимание я возненавидела еще сильнее, чем ненавидела себя.
Келли посмотрела на нее с сомнением.
- И что, ты прекратилапоступать плохо просто так, ни с того ни с сего?
- Что я прекратила, так это игнорировать то, что меня заставляли чувствовать мои плохие поступки. А после этого какой был смысл в том, чтобы продолжать их совершать? Я просто хотела мочь посмотреть в зеркало и не содрогнуться при этом.
Келли зевнула.
- Рамона мне однажды сказала, что я - это вторая большая перемена в твоей жизни. А что было первой? Твое стремление измениться?
Лорна задумалась.
- Может быть. Она была в тот момент не под кайфом? Все знают, что она время от времени дает себе волю.
Темная бровь поползла наверх. К этому времени Келли не мог остановить ни один и хитроумных отвлекающих маневров Лорны.
- А от банды разве можно отвязаться? Вот просто взять и уйти? 
Лорна подперла голову ладонью, а потом протянула руку и коснулась пальцами пряди темных волос Келли. Они были такими мягкими, и она с трудом вспомнила, о чем они говорят.
- Уйти из банды? Конечно, можно. Только ногами вперед.
- Не смешно!
С  тихим вздохом она выпустила волосы Келли.

- Мне немного повезло. Люсиль умерла, и для меня это стало возможностью соскочить. Когда она скопытилась, началась борьба за власть. Те, кто хотел встать на место Люсиль, были в восторге от того, что я в этом не участвую. Они думали, что я сумасшедшая, если не хочу оставаться с ними, но разрешили мне уйти при условии, что это будет раз и навсегда. Они видели, что я не собираюсь никого за собой тащить.
- Ты сказала, что она умерла… ты имеешь в виду, ее убили? – уровень насилия в тюрьме не переставал ужасать Келли. 
- Кто-то потихоньку кормил ее крысиным ядом, пока  не траванул окончательно. В тот день по дороге на обед я слышала, как в ее камере кто-то радостно голосит «Динь-дон, ведьма мертва». Позже я узнала, что в тот момент она на самом деле корчилась и помирала, - Лорна поежилась. – В общем, Люсиль умерла так же, как и жила. Вереща и царапаясь, как гадкий монстр, которым она и была.
(«Ding Dong The Whitch Is Dead» - песня из фильма «Волшебник страны Оз» 1939 года, снятого по книгам Л.Ф.Баума, по мотивам которых, кстати, потом Волков сделал своего  «Волшебника Изумрудного Города» - прим. пер.)
Келли тихонько присвистнула. Судя по всему, у Лорны не было проблем с тем, чтобы плохо отзываться  о покойных.
- Как ты думаешь, кто это сделал?
Лорна помедлила, а потом тихо ответила:
- Любимый фильм Катрины – «Волшебник страны Оз». И кроме того, ее фальшивое пение я узнаю всегда и везде.
Глаза Келли расширились.
- Ты уверена, что это сделала она?
Лорна медленно кивнула.
- Администрация так и не догадалась, а другие заключенные только подозревали. Но я знала. Она хранила крысиную отраву в маленькой пластиковой коробочке, которую прятала в нашей камере, пока я однажды не нашла ее, и не смыла яд в унитаз. Я так понимаю, у нее было еще.
- Ты знала, и ты ее не сдала? – воскликнула Келли. – Да что на тебя нашло?
Буря пронеслась по лицу Лорны, а  ее тело напряглось. 
- Ты не видела, как Люсиль отделала Катрину той дубинкой! Люсиль была извращенкой, злобной сукой, которая тащилась от того, что делала людей такими же тварями, как она сама! Что бы она ни получила под конец…  это было между ней и Катриной. И то, что я задолжала Катрине за то, что не помогла ей, хотя могла бы, я заплатила ценой своего молчания. Насколько я могу судить, мы в расчете!
Келли вздрогнула при звуке гнева, пропитавшего голос Лорны.
- Прости, - выдавила она. – Я постараюсь больше так не делать.
- Нет? –осторожно переспросила Лорна, и в глазах ее сверкала обида.
- Я не понимала, через что тебе пришлось пройти, чтобы стать той, кем ты есть сейчас. И я до сих пор не все понимаю, но я становлюсь ближе к тебе, потому что лучше узнаю тебя, - взгляд Келли стал мягче. – Мне больно за то, что эти годы сделали с тобой. Хорошие люди иногда совершают плохие поступки. Они совершают ошибки. Большие ошибки. Но это не меняет того, кем они есть. И что бы ты там ни делала тогда, но сейчас – ты хороший человек. Ты та, на кого я хочу быть похожей и ты тот человек, о котором я хочу продолжать заботиться.

Лорна медленно и долго выдохнула. 
Келли склонилась к ней, их лица оказались почти вплотную.
- Я хочу, чтобы ты знала – несмотря на то, что я еще немного перепугана, я тебя не боюсь. Я рада, что не знала тебя такой, какой ты была, но сейчас я рада и счастлива быть с тобой.
Лорна несколько раз с трудом сглотнула.
- Я тоже, Принцесса.
- С тобой так хорошо, - задумчиво проговорила Келли, и ее голос  стал еле различимым, когда она придвинулась поближе.
Лорна настроилась провести долгую ночь, обнимая женщину, которую она любила больше всего на свете, и поглядывая на дверь.
- Засыпай, - успокаивающе пробормотала она.
И это было все, что потребовалось Келли. Как воздушный шарик, привязанный к земле крепкой нитью, Келли чувствовала, что она куда-то уплывает, но при этом остается на месте. Несколько минут она еще плыла между сном и явью, желая продлить ощущение безопасности и продержаться как можно дольше. Но мягкое дыхание Лорны у ее шеи и ощущение крепкого тела, прижавшегося к ней, убаюкивало ее и все глубже погружало в сон. В такой сон, каким она не спала уже целую вечность.
Наполненный миром и покоем.

ГЛАВА 13

Четыре месяца спустя

Звук двух пар кроссовок, хрустящих по гравию дорожки, заглушался шумом ветра.
- Останавливаемся? – спросила Лорна на бегу, и слова вырвались из ее губ вместе с облачком пара, поднявшегося в вечереющее небо.
Келли замедлила бег, потом перешла на шаг.
- Хорошая мысль, - она уперлась ладонями в колени и сконцентрировалась на восстановлении дыхания.
Небо было солнечным, но то там, то сям по нему были разбросаны пушистые облака, и ослепительно белый слой свежевыпавшего снега покрыл прогулочный двор. Они завершили двадцатый круг, половину из которого прошли, и Лорна наклонилась, чтобы подобрать с земли маленького размера куртку, которую сбросила, когда начинала пробежку. В кои-то веки ей не терпелось вернуться внутрь.
- Так что, сегодня – великий день? Или завтра? – поддразнила Келли, высоко поднимая колени, чтобы растянуть усталые мышцы.
Лорна взяла Келли за руку, и они направились к входной  двери.
- Ты же знаешь, что сегодня. Если я нанесу еще один слой лака, я боюсь, что сияние  меня ослепит, - Лорна чуть не пританцовывала на ходу, и Келли улыбнулась, очарованная ее нескрываемым волнением.
- Поверить не могу, что ты позволишь мне увидеть твое творение. Ты с ним столько провозилась! Даже Дженнигс в восторге. Она вчера сказала, что это – самая потрясающая работа, которую ей доводилось видеть. Она дуется, что ты не хочешь продать его ей.
- Переживет как-нибудь, - озорная улыбка расцвела на лице Лорны. – Но с трудом. Он великолепен.
- Эй, - окликнул их охранник из-за забора, сердито показывая на их соединенные руки, - а ну отошли друг от друга!

Лорна глухо зарычала, но отпустила ладонь Келли и подняла вверх свои, показывая охраннику. Была вторая половина воскресенья, единственное время, когда они могли провести вместе дольше, чем несколько украденных минут.
В столовой разговоры были запрещены, и ни при каких обстоятельствах им не было позволено входить в камеры друг друга. За последние несколько месяцев  Лорна соскучилась не только по самой Келли, но даже по тем вещам, которые раздражали ее, когда они жили вместе.
- И чего они нас достают? Мы же никому не причиняем никакого вреда, - сказала Келли.
- Достают, потому что могут, - Лорна зло усмехнулась в сторону охранника. – Долбодятел.
Женщины обошли баскетбольную площадку и как раз подошли к двери, когда она распахнулась. На улицу вышел Чул и пронзительно засвистел в свисток.
- Эй, - Келли подтолкнула Лорну бедром, - не дай ему испортить твое настроение. Сегодня великий день, помнишь? –  ей так же сильно не терпелось увидеть работу Лорны, как и Лорне показать ее. – Дождаться не могу, так хочется посмотреть на твое произведение!

Дженнингс, пребывавшая в восторге от своих новообретенных компьютерных навыков, выделила Лорне уголок в редко используемой кладовой, расположенной сразу за основными мастерскими. Другие заключенные, конечно, украдкой бросали взгляды на процесс создания шедевра, занявший несколько месяцев. Но Келли пообещала, что не посмотрит на него, пока он не будет окончен. Это чуть не убило ее, но она сдержала свое обещание.

- Ты права, - улыбка Лорны вернулась на место. – Ну так позволь мне показать тебе то, что я сделала для тебя.
Келли остановилась, как вкопанная.
- Для меня?
Улыбка Лорны стала шире.
- Для тебя. – Она посмотрела на  женщин, стремившихся попасть внутрь. Было холодно, поэтому очередь двигалась быстро. – Нам лучше побыстрее попасть внутрь, - она снова принялась идти.
- Я не могу взять твой стол. Не могу. Это для тебя, когда ты получишь досрочное и обустроишься на воле. Осталось меньше десяти месяцев.
Лорна засунула быстро замерзающие руки в карманы и стала раскачиваться на каблуках.
- Но до слушания твоего дела всего четыре месяца.
Мертвая тишина.
Лорна мысленно отчитала себя.  Ее слова вышли куда более грустными, чем она намеревалась, особенно сейчас – ведь предполагалось, что это будет счастливый день. Она была в восторге от предстоящего освобождения Келли, хотя и боялась этого до смерти.
Келли выглядела смущенной.
- Я могу… Хочешь, я поберегу твой стол для тебя, пока ты сможешь его забрать? У меня в родительском гараже еще осталось несколько вещей из обстановки, которые не были проданы или изъяты за неоплату. Там точно найдется местечко и для твоего..
Лорна вздохнула.
- Я не хочу, чтобы ты его для меня берегла, - она потянулась, чтобы взять Келли за руку, но осеклась, понимая, что охранник, как пить дать, все еще смотрит на них. – Это подарок.
Снова  стал срываться снежок, и Лорна смахнула залетную снежинку с кончика носа Келли, прежде чем снова быстро засунуть руку в карман куртки.
- Будешь пользоваться столом  - и у тебя будет повод думать обо мне.
Крохотная складочка появилась между нахмуренных бровей Келли, и Лорна силком удержала руки в карманах, хотя ей так хотелось разгладить ее.
-  Я буду думать о тебе и без всякого повода.

Чувствуя неловкость и беспомощность, Лорна отвернулась. Она не хотела обсуждать будущее Келли на воле. Будущее, в котором, как она подозревала, окажется мало места для нее. Но скоро у нее не останется выбора.
- У меня с этим плохо, - она повела рукой между собой и Келли. – С тем, что касается нас. Иногда.
- Лорна, это не так.
Лорна так посмотрела на нее, что Келли стало до боли ясно – она так не думает.

Подошла их очередь.
- Привет, Чул, - поздоровалась Лорна. – Я знаю, что сегодня воскресенье, но мисс Дженнингс разрешила мне привести Келли в мастерскую, чтобы…
Чул поднял руку.
- Ага, ага, знаю. Дженнигс  мне уже сказала. Хоть это было и совсем не нужно. Вся тюрьма и так гудит, - он улыбнулся, его глаза выказывали хорошее расположение духа человека, который вот-вот сменится с дежурства. Она наклонился чуть ближе к Лорне и понизил голос, - а это правда, что на нем сверху выложена сложная мозаика из красного дерева?
Келли встала рядом с Лорной, которая прижала палец к губам.
- Тсс, - сказала она, когда шагнула внутрь.
- Ох, - рассмеялся Чул и посмотрел на Келли. – Это сюрприз. Понял, - он глянул на сторожевую вышку, получил сигнал, что во дворе никого не осталось, и принялся закрывать и запирать дверь.

Остальные заключенные разошлись по нескольким коридорам. Один вел к холлу с телевизором и камерам, другой – к душевым и столовой, а третий – к мастерским, складу и другим офисам.
Блу Ридж финансировалась скудно, и по выходным дням помещения, где не должно было быть заключенных, освещались вполсилы. Келли и Лорна вдвоем зашагали по третьему коридору.

Лорна громко постучала в дверь столярной мастерской. Пэтрис Дженнингс, сидевшая за компьютером в своем офисе,  жестом пригласила их входить. Дверь была не заперта.
- Хорошая работа, - Дженнингс подняла карандаш и начала вертеть его в пальцах. – Хотела бы я, чтобы мы получали достаточно индивидуальных заказов, чтобы дать тебе работать над ними постоянно. У тебя настоящий талант.
Лорна выпрямила плечи от неожиданной похвалы и по лицу ее промелькнула улыбка.
- Спасибо.
Дженнигс  понимающе посмотрела на нее.
- Можешь не волноваться. Ей понравится.
Брови Лорны взлетели вверх. Да что тут, все что ли в курсе ее личных дел?!
- Не волноваться?
- Нет, - Дженнингс слегка повела плечами. – Такое любой женщине понравится, - с этими словами она отвернулась и сосредоточилась на экране, словно Лорны здесь и не бывало.
- Ну так? – громко прошептала Келли,  - ты уже закончила обмениваться любезностями?
Теперь, когда они оказались в помещении, ей стало жарко. Она сняла куртку и тонкий свитер, оставшись в своей всегдашней белой футболке. И протянула Лорне руку.
Лорна стащила свои куртку и свитер, с нежностью глядя, как Келли нетерпеливо сваливает их на соседнем столе. Она была так счастлива, что боялась рассыпаться на кусочки.
- Ну и кто теперь дождаться не может?

Ладонью Лорна заслонила Келли глаза, толкнула дверь кладовой и включила свет.
- Ну вот и… - слова замерли у нее нагубах, сменившись резким стоном, словно вскрикнуло раненое животное.
Келли схватила руку Лорны и отвела ее от своих глаз.
- О боже!
Перед ней громоздилась куча обломков, прикрытых покрывалом.

Лицо Лорны потемнело от всепоглощающей ярости. Она на деревянных ногах прошла вперед и сдернула покрывало с того, что когда-то было столиком-бюро, над которым она трудилась. Теперь на его месте были только изуродованные деревянные обломки, все еще источавшие запах лака.
Келли ожидала услышать гневный рев, но Лорна просто стояла, словно парализованная, ее тело дрожало от гнева, и эта тишина пугала Келли гораздо сильнее, чем ожидаемая вспышка ярости.
- Боже мой, - она почувствовала, как ее глаза наполняются слезами.
Лорна сглотнула и присела, чтобы дрожащими руками провести по тому, что должно было быть столешницей. Она подобрала острый обломок и сжала его так сильно, что у нее побелели костяшки пальцев.
У Келли сердце надвое разрывалось.
- Что же тут случилось?!
Лорна встала, и Келли увидела неистовую вспышкув ее глазах.
- Катрина случилась, - ее голос был таким низким и спокойным, что у Келли мурашки пошли по спине.
Смертельный страх заклубился у Келли в животе.
- Мы этого точно не знаем. Это могло быть…
- Могло быть что? - едко переспросила Лорна, и лицо ее сначала стало ярко-красным, а потом побагровело. – Посмотри на это, - она подняла обломок дерева размером с линейку к глазам Келли.  – Кто еще это мог сделать?

Келли посмотрела на осколок, которым Лорна потрясала перед ее лицом, а потом перевела взгляд на кучу деревяшек, видя за ними  маленькие кусочки сердца и души, которые Лорна вложила в свою работу. Те же кусочки, которые она так легко и радостно отдавала Келли. Ее подруге был нанесен страшный удар, и Келли всем своим существом чувствовала ее боль.

- Мы не знаем, что это Катрина, - в тоске прошептала Келли, сама не веря своим словам.
Лорна швырнула обломок через всю комнату. Он с шумом  врезался в противоположную стену и сбил на пол несколько маленьких банок с морилкой.
- А я знаю!
У Келли ум за разум заходил, когда она пыталась понять, как это могло случиться.
Дженнингс  сидела почти в соседней комнате, всего в пятнадцати футах отсюда. Конечно, никто не мог этого сделать, пока она была за компьютером. И тем не менее, она до сих пор не пришла разобраться, почему Лорна подняла такой шум.
Лорна зло вытерла слезы тыльной стороной ладони.
- Оставайся здесь, ладно?
Глаза Келли распахнулись.
- Нет, не ладно! Ты куда…
- Пожалуйста, - вот и все, что Лорна пробормотала перед тем, как сорваться с места и захлопнуть за собой дверь.

Ошеломленная Келли долю секунды не двигалась.
- Вот дерьмо! Дерьмо! Она же убьет ее! 
Келли распахнула дверь и рванулась вперед, но налетела на Дженнингс и сбила ее с ног.
- Эй! – обиженно воскликнула та, потирая бедро. – Какого черта тут происходит?
- Извини! – Келли попыталась протиснуться мимо нее, чтобы догнать Лорну, которой уже и след простыл, но была остановлена твердой рукой, ухватившей ее за запястья.
- Я спрашиваю, что здесь происходит? – прогремела Дженнингс, опираясь на руку Келли, чтобы встать и не намеренно отпуская ее, пока не получит ответы на все свои вопросы.
- Нам нужно ее остановить! – правда заключалась в том, что Келли не была уверена в том, что не убьет Катрину сама, не говоря уж о том, чтобы остановить Лорну.
- Зачем? –  и тут Дженнингс  увидела стол, и дыхание замерло у нее на губах. Ее лицо вытянулось.
- О нет! – Дженнингс отскочила с дороги. – Беги! Быстрее! Верни ее сюда, а я позову охрану! - кричала Дженнингс сзади. – Мы найдем того, кто это сделал!

Келли неслась по коридору, резко отталкиваясь от пола. Впереди она заметила Лаверну – уши ее были заткнуты наушниками, и она  потряхивала головой в такт музыке из старого плеера.
Келли резко остановилась перед ней.
- Где Катрина? – рявкнула она.
Лаверна хмыкнула, стянула наушники и оставила их болтаться на шее.
- А чего я  должна тебе докладываться?
Тяжело дыша, Келли ухватила ее за плечо и затрясла изо всей силы.
- Черт бы тебя побрал! Я не шучу! Если тебе не пофиг, что будет с Катриной, то ответь мне!
Лаверна отшатнулась, чуть не рухнув в процессе. Ее плеер упал на пол.
- Да что с тобой такое? – она потерла руку и наклонилась за плеером. – Вот сучка чокнутая!
- Ты видела Лорну?! – Лорна оторвалась от нее не больше, чем на минуту, но этого было достаточно, чтобы Келли не знала, куда она свернула в конце коридора. – Говори! – бешено проревела она.
С отвисшей челюстью, Лаверна, запинаясь, пробормотала:
- Н-нет, нет! С самой прогулки не видела.
- А Катрина где? – когда ответа сразу не последовало, Келли начала наступать на Лаверну, и та подняла руки в знак капитуляции.
- Погоди! – Лаверна вздрогнула и отпрянула. – Наверное, в прачечной.
Келли глянула вдоль безлюдного коридора. Она знала, что в такое время большинство женщин собрались у телевизора. Прачечная была в противоположном конце. Ее глаза наполнились гневом и страхом, пока она колебалась. На счету была каждая секунда.
- Точно, Лаверна?
Лаверна посмотрела на Келли так, словно у той рога на лбу выросли.
- Ага, да, точно.
После секундного промедления Келли сжала зубы и побежала в сторону тюремной прачечной, так и не услышав приглушенного хихикания Лаверны у себя за спиной.

- Лорна! – звала она, торопясь по коридору к прачечной, и совсем не заботясь о том, что ее кто-то услышит. Она вылетела из-за угла и чуть не столкнулась с Роско.
- Стоять! – приказал он. – И куда это ты так спешишь, Холлоуэй?
- Никуда, - выдохнула она. Втягивать в это дело Роско обернется еще большей бедой. – То есть, я опаздываю на свой любимый сериал и поэтому тороплюсь, - она очаровательно улыбнулась. – Ну, ты знаешь, как это бывает.
Роско холодно и оценивающе оглядел ее.  Его узенькие китайские усы двигались в такт челюстям, прежевывающим плитку жевательного табака. Он мотнул головой в сторону.
- Холл с телевизором – в той стороне.
Черт!
- Ммм… Я оставила несколько пар носков в сушилке. Нужно их сначала забрать, а то кто-нибудь их стырит.
Он недоверчиво кивнул.
- Ладно, но почему ты зовешь Малли? Я думал, вы теперь неразлучная парочка. Ну, с тех самых пор, как ты превратила ее в дайка и все такое.
Он впился в нее взглядом, и Келли показалось, ччто секунды тянутся вечность.
- Она мне денег задолжала за стирку.
Рука здоровяка опустилась на ручку дубинки.
- К стене!
- Черт!
- Я сказал, к стене!
Келли встала лицом к стене, расставила ноги и вытянула руки над головой, касаясь ладонями прохладной бетонной стены.
- Только побыстрее, ладно?

Роско оглянулся по сторонам и улыбнулся, обнаружив, что они совсем одни.
Келли поморщилась, когда он медленно провел ладонями по ее груди. Своим толстым пузом он прижался к ее спине и крепко сжал пальцы.
- А это что? Может, немножко контрабанды?
В таком положении ей трудно было даже вздохнуть. Келли все-таки вскрикнула от боли.
- Мои соски – это тебе не контрабанда, - выдавила она, бессознательно наклоняясь вперед насколько это было возможно, в тщетной попытке избежать его прикосновения.
Роско усмехнулся, его жаркое дыхание щекотало волоски на ее шее, а мясистые руки двинулись по ее бокам вниз. Толстые пальцы залезли под пояс ее спортивных штанов и обхватили ее ягодицы. Грубые и холодные ладони на ее разгоряченном теле. У нее по коже пошли мурашки.
- Какой же ты ублюдок, Роско! – Келли закрыла глаза. С каждым затрудненным вздохом ей все сильнее хотелось закричать.
- Как будто я этого не знаю.
Наконец, после того как он тщательно облапал ее напоследок, Роско выпрямился и отступил на шаг.
- Все чисто, - он сделал вид, что отряхивает руки. – Иди спасай свои носки хоть сейчас.
Келли оттолкнулась от стены с нехорошим блеском в глазах.
За время пребывания в Блу Ридж ее обыскивали уже не один десяток раз, и каждый раз она чувствовала себя почти изнасилованной.
- И не смотри на меня так, - хохотнул он. – Все было совсем даже не плохо, - он подмигнул. – Передавай Малли привет от меня.

Келли не стала отвечать. Вместо этого она молча отвернулась и зашагала по коридору, а как только Роско ушаркал подальше, сорвалась на бег. Чем ближе она подбегала к прачечной, тем сильнее становился запах промышленного отбеливателя и тем влажнее делался воздух. Келли влетела в дверь.
- Лорна? Катрина? – она отчаянно завертела головой и обнаружила, что в помещении никого нет.
Келли раздраженно врезала кулаком по сушилке, оставив на металле вмятину. Какую-то секунду она ничего не чувствовала, а потом чуть не рухнула на колени от боли.  Боль пульсировала и нарастала с каждым ударом ее сердца.  Прижав руку к груди, Келли побежала назад в жилой блок. Тело ее стало влажным от пота.
До отбоя двери камер всегда были открыты.
Камера Катрины была первой по пути, и Келли заглянула внутрь, ожидая обнаружить ее пустой, потому что там было очень тихо. Она не сразу заметила фигуру, скорчившуюся на полу у кроватей.

- Рамона? – Келли медленно вошла в камеру, учуяв  легкий металлический запах крови. В груди у нее началось жжение.
Рамона повернулась, и Келли увидела распростертую на полу Катрину, всю в крови. На полу валялась разбросанная одежда и газета. Матрас на нижней койке слегка сбился набок.
- Тсс, иди сюда!.. Быстро! - приказала Рамона. – Слава богу, это ты.
С колотящимся сердцем, Келли опустилась на колени рядом с мексиканкой, на которой крови было не меньше, чем на самой Катрине. Рамона прижимала рваную футболку Катрины к ужасной ране посередине ее груди.
Келли попыталась заговорить, но только через несколько секунд смогла выдавить из себя слова.
- Она?...
- Она жива, - сообщила Рамона, явно не в восторге от этого факта. – Подержи, - она прижала руку Келли к футболке на груди Катрины, а сама стащила с койки подушку и сдернула с нее наволочку. Потом скомкала ее и прижала хлопковую ткань к ране. Наволочка мгновенно окрасилась в ярко-малиновый цвет. – Я шла мимо, увидела ее на полу и стала спасать. Все остальные все еще пялятся в этот дурацкий телевизор на том конце блока.
Нет, нет, нет!
- Ох, Лорна, - пробормотала Келли, чувствуя как кружится голова и стучит в висках пульс. – Что же ты наделала? – горечь поднялась к ее горлу. Я опоздала.
Рамона печально посмотрела на Келли.
- Я видела Лорну. Она бежала отсюда в сторону душа.
Господи. О господи! Чтобы смыть кровь.
Келли скривилась при виде того, что Лорна сделала с Катриной. У той на лице не было живого места. Один глаз уже заплыл и не открывался. Нос был явно сломан.
Так  же, как она тогда сломала мой.
Несколько окровавленных зубов валялись на полу рядом с неподвижным телом Катрины. И рваная рана кровила достаточно сильно, чтобы перепугать Келли до смерти.
- Я окликнула Лорну, - продолжила Рамона, - но она не отозвалась.
Катрина, глупая Катрина наконец достала ее слишком сильно.
-  Когда она очнется, она расскажет охране, кто это сделал, - Рамона начала отнимать руки от груди Катрины. – Может, нам стоит дать ей…
- Нет! – мысль позволить источнику стольких страданий просто истечь кровью до смерти, была весьма привлекательной, хоть и не менее омерзительной. Но Келли прижала наволочку к ране сама, не обращая внимания на пульсирующую боль в собственной руке. – Мы не можем дать ей умереть, иначе Лорна проведет остаток жизни в этой адской дыре.
- Даже если она не умрет, Лорна теперь не получит досрочное. И они выдвинут новые обвинения. Она застрянет здесь очень надолго. 
Келли не могла подавить растущую панику.
- Не говори мне этого! – она сильнее прижала рану. – Не смей!
Рамона заговорила с Келли так, словно та была маленьким ребенком.
- Это была не простая драка, chica. Лорна пришла, чтобы убить ее, - она приподняла свою футболку и показала на окровавленный хвостовик, торчавший из-за пояса ее джинсов. – Это валялось на полу рядом с Катриной, но я собираюсь от него избавиться. Лорна же и моя подруга, да? (Хвостовик — часть сверла или бура, зажимаемая в патроне дрели, станка или строительного перфоратора. Грубо говоря, цилиндрическая или граненая железяка небольшого диаметра - прим. пер.)
Келли заморгала. У Лорны не было хвостовика!
- Это не ее…
Рамона взорвалась.
- Да пофиг, взяла она хвостовик этой сучки или свой собственный! Беда в том, что она ее им подрезала! – она раздраженно вскочила на ноги и осторожно пробралась к двери, чтобы аккуратно выглянуть в коридор.
Если там кто-то и был, то далеко на том конце. Рамона быстро вернулась к Келли.
- Роско не упустит случая, чтобы Лорна никогда не вышла отсюда.
Кровь отхлынула от лица Келли.
- Разве что…
Келли затаила дыхание, но нетерпение возобладало и она с надеждой переспросила:
- Разве что что?
- Разве что она скажет, что это была самозащита, да? – Рамона с удовольствием изложила свою идею. – Я могу быть свидетельницей и сказать, что Катрина напала на нее.
Келли безнадежно покачала головой.
- Нет. У Лорны были причины сделать это. В самозащиту никто не поверит. Она специально искала Катрину.
- Dios mio! – Рамона раздраженно вплеснула руками. – Она попала!

Импровизированный тампон на ране Катрины сработал, кровотечение замедлилось, и теперь кровь текла не ровным потоком, а вялыми толчками. Келли судорожно вздохнула, радуясь, что она уже стоит на коленях. Ноги все равно подкосились бы.
- Лорна не выдержит, если останется гнить здесь еще на долгие годы. Она это уже проходила. Мы должны ей как-то помочь.
Рамона нахмурилась.
- С Лорной все будет в порядке. Она сильная. Я заныкаю хвостовик и выступлю ее свидетельницей. Может, получится повернуть так, что это будет просто нападение, а не покушение на убийство. Тогда это максимум пятерка.
Пятилетний срок. Боль, поселившаяся в груди Келли, была такой, что она уже не могла ее выносить.
- Я знаю, что Лорна всегда сама принимает решения, но Катрина намеренно довела ее до этого! Это нечестно! Она не должна терять еще пять лет! – она посмотрела на пол, на женщину, чью жизнь буквально держала в своих руках, и которую ненавидела больше чем  кого-либо. – Не из-за таких, как она.
Рамона прикусила нижнюю губу.
- Может, есть и другой выход.
Она вздохнула и посмотрела на собственные руки.
- Какой? Скажи мне.
Рамона неохотно подняла глаза и впилась взглядом в Келли.
- Ты на все готова, чтобы помочь ей?

Только несколько раз в жизни Келли была в чем-то уверена с абсолютной ясностью. Эти прекрасные, а может, ужасные моменты были как шрамы, отмечающие тебя, изменяющие тебя навсегда. То, что большинство из них приключилось во время ее пребывания в тюрьме, было, как считала Келли, какой-то шуткой мироздания. И сейчас настал один из таких моментов.
- На все, что угодно, - выдохнула она, чувствуя, что это не пустые слова. – Для нее я пойду на все.

Рамона несколько секунд помолчала, словно взвешивая ее искренность. Наконец, по-видимому, удовлетворенная прозвучавшим ответом, она сказала:
- Если ты серьезно, то ты можешь избавить ее от обвинения, - она умолкла, чтобы Келли сама сложила остальные кусочки пазла.
Келли наморщила лоб.
- Я могу? Но как? – а потом ее словно молнией ударило, и с разрушительной ясностью она осознала, что именно она должна сделать. – Я могу сказать, что это сделала я. Я могу взять вину на себя, - слова с трудом выходили из ее горла, она сама себя еле слышала. – Катрина – и мой враг тоже. Это мой стол она изувечила. – Даже ее разбитая и опухшая рука прекрасно вписывалась в сценарий. – В этом есть смысл.
Рамона что-то пробормотала себе под нос, и Келли подумала, что второй раз за день слышит, как ее называют сумасшедшей.
Катрина тихонько застонала, и Рамона оскалилась.
- Заткнись, шлюха! Или я закончу то, что начала Лорна и позволю твоей жалкой заднице сдохнуть!

Келли зажмурилась. Если она  признается – это значит еще один срок. Сама мысль о том, что ее снова запрут в клетке, как жалкого пса, вызывала неодолимое желание наброситься на окружающий мир и когтями и зубами прогрызть, процарапать  себе путь к свободе. 
Внутри нее росла тревога, она ждала, что внутренний голос призовет ее согласиться с Лаверной и Рамоной  и признать себя сумасшедшей. Она ожидала, что внутренний голос жестоко рассмеется и скажет ей, что она слишком эгоистична, чтобы поставить нужды другого человека превыше своих, что она слишком самовлюбленная, чтобы пожертвовать своим будущим ради кого-то, кроме себя. Да разве вся ее предыдущая жизнь не была тому подтверждением?

Но никакого голоса не было, и сложившаяся в ее голове картина была ясной и четкой, как открытая ветрам равнина. К своему потрясению и  удивлению, вместо голоса разума она услышала благоговейный шепот собственного сердца. Шепот, на который она не могла не отозваться. Для нее – все что угодно.
Келли открыла глаза, и ее охватило странное спокойствие и целеустремленность.  Они окутали ее, как удобное одеяло. Это был самый правильный из всех неправильных поступков, которые она когда-либо совершала. 

В голове у нее завертелись возможные варианты развития событий.
- А что, если Катрина очнется и скажет, что это не я выбила из нее ее драгоценное дерьмо? Она, конечно, меня ненавидит, но с Лорной у нее все куда сильнее – там и любовь, и ненависть.
- Так всегда было, - согласилась Рамона.
- Тогда она захочет подставить Лорну.
- Если все доказательства будут за тебя, то без разницы, что она там расскажет. Катрина врет. И это все знают, - Рамона приумолкла. – Ты точно решилась? Как только все завертится, дороги назад не будет.
Ответ на этот вопрос мог быть только один.
- Точно.
Теперь, когда жребий был брошен, у Келли не осталось времени поражаться, насколько далеко она готова была зайти, чтобы избавить свою любимую от ужаса еще одного тюремного срока.
- Подними футболку.
Рамона повиновалась, но на лице ее застыл вопрос.
- Что ты?...
Келли осторожно вытащила хвостовик из-за пояса Рамоны и убедилась, что ее ладонь и пальцы плотно охватывают рукоятку. Ее передернуло, и она с отвращением отбросила его в сторону.
Рамона одобрительно кивнула.
- Отпечатки. Круто.
Сжав губы, Келли задумалась. Что еще я могу сделать? Она глянула вниз. Ее пальцы были в крови, просочившейся через наволочку, но сама она умудрилась не испачкаться.
- Давай сюда твою футболку.
Рамона закивала и вскочила на ноги, стягивая футболку одним плавным движением. Та была залита кровью от груди до подола.
– Она на тебя слишком мала, - предупредила она, с явным облегчением избавляясь от окровавленной вещи.
- Никто не заметит, - уверенно ответила Келли. – Все обратят внимание только на кровь.
Рамона зажала рану Катины, а Келли неловко стащила свою футболку одной рукой. Потом они переоделись.
Рамона пригладила волосы, небрежно заправила футболку в джинсы и прерывисто вздохнула.
- И что теперь?
Келли с трудом сглотнула и приготовилась. Футболка Рамоны была теплой и влажной и противно липла к  коже. Она с трудом подавила рвотный спазм.
- Зови охрану.
- Элейн около телевизора. – Я пойду…
- Приведи лучше Роско.  Он где-то здесь бродит, должен идти от прачечной. Я хочу, чтобы этот редиска нашел меня здесь с Катриной. Он самый тупой из всех, но он начальник смены, и его свидетельства будут иметь больший вес. Он поверит, что ссора переросла в драку, а теперь я спасаю Катрину потому что не хочу более серьезных обвинений.
Лицо Келли помрачнело.
- И когда он станет меня забирать, я собираюсь воспользоваться возможностью и так врезать ему по яйцам, чтоб все его предки в гробу перевернулись!
- А ты крутая, Келли, - пробормотала Рамона. – Кто б мог подумать? Когда Лорна освободится, а ты все еще будешь здесь, ты не окажешься без ее защиты, - она просияла. – Она тебе просто не понадобится! Никто тебя и пальцем не тронет!
Включая Лорну.

Келли подумала, что Рамона отвесила ей комплимент, поэтому мрачно улыбнулась в ответ.
- Спасибо.
Катина снова застонала, приходя в сознание.
Келли посмотрела на Рамону. Она полностью решилась. И настолько же сильно боялась.
- Беги.

- У тебя есть право сохранять молчание.
Металлический запах крови смешался с запахом пота, и Келли съежилась, когда Роско упер дубинку ей в поясницу.
- Я отказываюсь от своего права и признаюсь, что подрезала Катрину. Именно это я и сделала тридцать секунд назад.
- Да, но я все равно должен проговорить это дерьмо, - он потянулся за наручниками. – Все, что ты скажешь, может быть и будет использовано против тебя в суде.

Келли смотрела, как Чул лихорадочно оказывает Катрине первую помощь. Та все еще не пришла в себя. Келли произнесла про себя коротенькую молитву, прося, чтобы Катрина подольше не приходила в сознание. Ей нужно было время, чтобы придумать свое признание и сделать его настолько достоверным, чтобы то, что скажет Катрина, уже не имело значения. А потом еще Лорна. Если она здесь покажется, все может открыться.

Группа женщин вместе с Рамоной, которая за последние несколько минут сгрызла все свои ногти под корень, собрались в коридоре и наблюдали за разворачивающимися событиями так, словно это была их личная мыльная опера. А может, так оно и было.

Роско уже велел принести полицейскую ленту, чтобы отгородить место преступления.
- У тебя есть право на адвоката.
Второе запястье Келли охватил браслет наручников, и ее отдернули от стены, к которой она была прижата.
- Если ты не можешь позволить себе нанять адвоката, - целеустремленно бубнил Роско, - он будет тебе назначен. Ты поняла свои права?
Келли  тяжело сглотнула и постаралась не дрогнуть под тяжестью собственных действий.
- Я уже до тошноты наелась общением с правоохранительной системой за последние пару лет. Так что мой ответ – да.
Толстяк придвинулся настолько близко, что она ощутила на своем затылке его дыхание, разившее табачным перегаром.
- Я собираюсь лично проследить за тем, чтобы против тебя выдвинули обвинение в нападении на офицера. 
Его голос все еще был чуть выше, чем обычно, и крохотная улыбка искривила в остальном очень серьезное лицо Келли.
Он покачал головой.
- Если ты просто соскучилась по одиночке, то могла бы так и сказать. А теперь ты будешь гнить там, пока все не  прояснится.
Катрина содрогнулась всем телом, и Чул спокойным ободряющим голосом заверил ее, что медсестра вот-вот придет.
- Ну, я готова отправиться туда прямо сейчас. Сколько времени это займет? – нервно спросила Келли. – Я… ммм… я хочу как можно быстрее позвонить своему адвокату.

Глубокая морщина прорезала лоб Роско и он огляделся по сторонам.
- Чего ты мне не договариваешь?
Келли замерла.
Почувствовав ее колебание, Роско решил надавить.
-Я уже задавал тебе этот вопрос, - он грубо встряхнул Келли. – А теперь я хочу услышать правду!  Где Малли? Я не видел ее с самого обеда. Я легко могу объявить тревогу по корпусу,  и она найдется, как миленькая, так что можешь с таким же успехом просто сказать мне, где она сейчас.
- Я не знаю, - честно ответила Келли, изо всех сил стараясь незаметно переместиться поближе  к двери камеры. – Да куда она может деться? Кроме того, она к здешним событиям не имеет никакого отношения.
Роско прищелкнул языком.
- А я  вот думаю, что она имеет отношение ко всему, что ты делаешь, Холлоуэй.
Голос Келли опустился до самого низкого регистра.
- Только не к этому.
Роско долго молчал, прежде чем произнести:
- Это мы еще посмотрим.
Он резко подтолкнул ее, и они оказались в коридоре.

Несколько парамедиков, санитар из тюремного лазарета и двое охранников, одной из которых оказалась Элейн, присоединились к сцене.
- Разошлись по камерам! – резко выкрикнула Элейн, расталкивая зевак на своем пути. – Пошли, пошли, цирк закончился! – никто из заключенных не двинулся. – Никого не убили, - она обернулась к парамедикам. – Правильно?
Один из них кивнул.
- Да. Похоже на сотрясение и не смертельное колотое ранение.
Келли судорожно выдохнула. Слава богу.
- Ладно, ты получила, чего хотела. Пора идти.

- Какого черта здесь происходит?!
О, черт! Внутри у Келли все оборвалось.
Лорна, с полотенцем в руках, с влажными волосами и раскрасневшимся лицом, только что из душа, который она приняла, чтобы чуток остыть, ловко обогнула Элейн и устремилась к Роско и Келли. Взгляд ее метнулся к мужчинам, заслонявшим лежащую на полу фигуру, а потом вернулся к Келли. Она уставилась на нее широко распахнутыми глазами. Все было заляпано кровью.
- Кел?
- Кровь не моя, - мягко заверила Келли, сдерживая эмоции.
Лорна прерывисто и с облегчением выдохнула.
- Почему ты в наручниках?
- Стой, где стоишь, Малли! – Роско загреб ее футболку в кулак, удерживая Лорну на месте.  – Чул?
- Уже ушел обыскивать душевые.
Элейн отцепила руку Роско от футболки Лорны. На ткани остался мятый след.
- Я за ней присмотрю, - Элейн достала наручники, но не стала использовать их. Вместо этого она продела палец в петлю на джинсах Лорны и несильно потянула. Это было дружеским предупреждением стоять тихо, иначе она не задумается применить силу, если понадобится.
- Насчет душевых, - все повернулись к Келли. – Я забыла сразу сказать, но я… ммм.. пыталась смыть кровь, еще до того как отправила Рамону на поиски Роско. Если вы проверите сток,то можете найти следы.
- Это кровь Катрины? – встревоженная, но не удивленная Лорна быстро теряла терпение. Никто так и не сказал ей, что происходит.
- Ответь мне, что случилось, и как ты в это влезла?
- Сток душа или раковин? - скептически спросила Элейн, и чуть прищурила глаза.
У Келли над верхней губой выступили капельки пота. Она посмотрела на Лорну, надеясь получить подсказку. Ее не последовало.
- Ммм…
- Ну? – поднажала Элейн, и выпрямилась. – Который из них?
- Оба, - брякнула Келли. И тяжело вздохнула. – Оба.

От Лорны исходили сокрушающие волны ярости.
- Если кто-нибудь не объяснит мне, что происходит, я сейчас…
- Да твою мать, Малли! – прогремел Роско. – Сложи уже два и два наконец! – он скорчил рожу и махнул в сторону окровавленной Келли. – Твоя подружка, чисто как Лиззи Борден, подрезала эту сучку Катрину! 
(Лиззи Борден (19 июля 1860 года — 1 июня 1927 года) — гражданка США, которая стала известной благодаря знаменитому делу об убийстве её отца и мачехи, в котором её обвиняли. Несмотря на большое количество доказательств её вины, она была оправдана, убийство осталось нераскрытым. Имя Лиззи Борден  стало нарицательным. По сей день популярна детская считалочка про Лиззи Борден:
Lizzie Borden took an ax
And gave her mother forty whacks.
When she saw what she had done,
She gave her father forty-one -
Лиззи Борден взяла топор
И ударила свою мать сорок раз
А когда увидела, что наделала,
Ударила своего отца сорок один  – прим. пер.)

Роско негромко фыркнул.
-  Я-то думал, что это она на тебя плохо влияет и превратила тебя в гея поневоле. А на самом деле, она подхватила у тебя привычку тыкать людей острыми предметами!
Краска отлила от лица Лорны, как будто ее постепенно покрывали белой краской. Какую-то секунду она стояла, оглушенная.
- Фигня! – наконец выпалила она. –Ну хоть на этот раз не дури, Роско! Келли никого не обидит.
Келли впилась в нее взглядом.
- Это неправда, Лорна, - собственный решительный голос звучал для нее, как чужой. – Я сделала то, что должна была, и больше тут говорить не о чем, - глазами она умоляла Лорну не вмешиваться и остаться в стороне.
Лицо Лорны стало смертельно серьезным, брови всползли на лоб.
- Ты говоришь, ты ее подрезала? Ты это сделала? – она попыталась подойти поближе к Келли, но была остановлена крепкой рукой Элейн. - Ты… ты… что, неужели Роско правду говорит?
Келли медленно кивнула. Удрученная, несчастная, напряженная, она пробормотала:
- Я должна была это сделать. Я ему уже все объяснила. После того, что она сделала  со столом, я так разозлилась. А потом у нее в руках откуда-то взялся хвостовик, ну и… - она шмыгнула носом. – Пожалуйста, Лорна, пойми. Пожалуйста. 
Лорна обхватила голову руками и сжала так, будто она могла взорваться в любую секунду. Это было как попасть в лавину, разбивающую их жизни вдребезги.
- Ты призналась?
- Да.
В синих глазах Лорны мелькнул вызов.
- Да быть этого не может! – она яростно ткнула пальцем в Келли. – Не может этого быть! – она резко обернулась. – Послушай, - умоляющим голосом обратилась она к Элейн, - ну ты же на это не купилась, да? – она всплеснула руками и снова повернулась к Келли. – Зачем ты это делаешь? – требовательно спросила она. Ее сердце колотилось в груди так сильно, что все ее тело вздрагивало. – Зачем?
- Пора двигаться, - сказал Роско. – Попрощайтесь, леди. Потому что больше вы друг друга не увидите.
У Лорны голова шла кругом.
- Что? – отчаянно вскрикнула она, и Элейн усилила свою хватку. - Это я виновата, а не Келли! Стол… - но все, кроме Келли, ее уже не слушали.

Все  расступились, и два парамедика торопливо выкатили каталку с Катриной в коридор. Вся верхняя часть ее туловища, горло и волосы были в скользкой липкой крови. Санитар бежал рядом, придерживая капельницу.
Лорна на нее даже не посмотрела.
Подошедший Чул поежился при виде кошмарного зрелища и встал рядом с Элейн. Она чуть раскачивался на носках, готовый действовать, если в этом будет необходимость.
Келли была искренне удивлена и слегка задета тем, что Лорна не призналась в преступлении, чтобы спасти ее от еще одного срока.
Ведь на самом деле Лорна была виновна. Прекрати рассусоливать. Она понимает, что уже слишком поздно, и что сделано – того не воротишь. Ты же сама этого хотела, так что радуйся, что все сработало… – у нее перехватило дыхание, когда она попыталась произнести что-то, что могло бы передать все, что она чувствовала. Все, что Лорна значила для нее и то, насколько она изменила ее жизнь.
Я люблю тебя – вот что вертелось у Келли на кончике языка. Но она этого не скажет. Не в первый раз… не так. Потому что если Лорна услышит это при таких обстоятельствах, ей станет только хуже. 

Их глаза встретились, и внезапно время остановилось.
Келли поняла, что больше не имеет значения, сказала ли она эти слова. Потому что Лорна уже знала.
- Ох, Принцесса… - прошептала Лорна измученным, душераздирающим голосом. – Что же ты наделала? – блестящие непролитые слезы сделали все вокруг нечетким и размытым.
Келли закрыла глаза, чтобы не видеть этого горя.
Она знала, что будет тяжело. Но не настолько. И в этот раз саундтрека тоже не было. Только оглушающая тишина.
Келли охватило неодолимое желание напиться в хлам и больше никогда не трезветь.

- Время вышло, - Роско повел Келли по коридору. – Это было совсем не так трогательно, как я рассчитывал.
Несколько заключенных нехорошо усмехнулись в еесторону.
- Будь сильной, chica, - с гордостью сказала Рамона, когда Келли провели мимо нее и дальше,  через целое море взбудораженных, но уважительных заключенных.
Келли подняла подбородок повыше и сделала все возможное, чтобы не потерять лицо. Она знала, что это наступит позже.
- Келли! – взревела Лорна сзади. Элейн и Чул вместе едва удерживали ее. – Откажись от явки с повинной, черт бы тебя побрал! Откажись от своих слов!
Выкрик перешел во всхлип, и Келли чуть не рухнула на колени. По щекам хлынули слезы. Но теперь это не имело значения. Ничего не имело значения.
Наконец-то она любила кого-то больше, чем себя.  А это означало, что назад дороги нет.
Нет, и не будет.

Отредактировано Gray (24.06.15 23:25:55)

0

9

ГЛАВА 14

Три месяца спустя

Лорна в одиночестве сидела за угловым столиком в столовой. Она тупо глядела настоявший перед ней поднос с едой, но ее измученные глаза ничего не видели. С тех самых пор, как Келли бесцеремонно уволокли из тюремного корпуса, ни от нее, ни о ней не было ни единой весточки.
Лорне казалось, что Келли просто  вырвали из ее жизни.
Она не сдавалась, она пыталась вымолить у охранников хоть какую-то информацию, но раз за разом словно натыкалась на глухую стену. Каким-то образом, в том самом месте, где практически ничего невозможно было удержать в секрете, Келли просто исчезла, не оставив следа. Лорна старалась быть сильной, но она теряла то, что любила больше всего на свете, и адские усилия, которые она прилагала, чтобы держаться, съедали ее изнутри.

События того ужасного дня бесконечно прокручивались у нее в голове.
Келли призналась. Призналась. Лорна не находила себе места. Поджаривалась на медленном огне. Мучалась. Но в основном, плакала. И сама удивлялась тому, сколько же слез может произвести человеческое тело.
Призналась? Да как кто-то такой умный, как Келли мог так сглупить? У нее перед глазами с потрясающей резкостью встала большая темно-алая лужа, от ее тошнотворного запаха Лорна вздрогнула. Сначала она увидит, как в ней лежит ее отец, и его глумливые глаза теперь остекленели и мертвы. Потом его тело превратится в тело Катрины. В кои-то веки умолкшей. И наконец угловатое лицо Катрины обернется лицом Келли.
Это был воплощенный наяву кошмар, пляска смерти, и главную роль на этом адском карнавале играла Кровь.
Да разве Келли была способна на такой уровень насилия? Абсолютно нет.

Лорна лучше других знала, что дергая за нужные веревочки, можно даже самую нежную женщину превратить в бушующий вулкан. Неуправляемый и смертоносный.
Но даже с учетом этого Лорна была убеждена, что  во всей этой кошмарной истории слишком много несовпадений для того, чтобы  любой  разумный человек мог бы поверить в то, что Келли оказалась потенциальным убийцей. Когда они в тот день покинули мастерские, Келли ни за что не отправилась бы на поиски Катрины, даже после того, что случилось со столом. Нет, даже самый беспристрастный наблюдатель голову бы прозакладывал, что она первым делом побежит искать Лорну. И даже если бы она пошла искать Катрину – что такого могло произойти, что Катрина схватилась бы за заточку?

Все они буквально купались во взаимной ненависти. Но сама по себе ненависть не могла быть причиной произошедшего. Катрина хотела играть с Келли, как кошка с мышкой, и постоянно доставать Лорну. Убить Келли? Да это положило бы конец ее любимому развлечению. Но даже в разгаре всепоглощающих приступов гнева, свидетелем которых неоднократно бывала Лорна, Катрина никогда не действовала против собственных интересов. Никогда.
Так почему же Келли призналась?

Этот вопрос не давал ей покоя  многие недели,  а потом оглушающий ответ внезапно встал передней во весь рост и хлестнул по лицу. Она пришла к Катрине потому, что искала меня. Она и призналась вместо меня. Она пожертвовала годами своей жизни ради меня.  Чувство вины захлестнуло ее и не отпускало. Но к нему примешивалась злость. Злость на то, что Келли даже в голову не пришло, что Лорна не была хладнокровной убийцей.

Сломанная, потерянная, Лорна погружалась в бездну отчаяния.
Нельзя было сказать, что она была совсем одна. Но несмотря на все попытки Рамоны вытащить ее из тех темных мест, где она пребывала, Лорна ощущала полное одиночество.

Столовая почти опустела, большинство заключенных уже отправились в жилой блок. Наступал вечер – время , чтобы прочесть или написать письмо, украдкой с кем-нибудь перекинуться словом или даже немного посмотреть телевизор, если из-за чьего-то плохого поведения этой привилегии не лишится вся группа.
Но Лорна ничего такого делать не собиралась. Ничто из вышеперечисленного не могло поднять ее с места.
Несколько заключенных все еще возились в помещении, возюкая швабрами по полу и грязными тряпками по серым пластиковым столикам, составленным длинные ряды. От запаха жира смешанного с запахом хлорки, пустой желудок Лорны свело.
Стройная темнокожая девушка, которой было не больше восемнадцати, остановилась у столика Лорны с тряпкой в руке. Она прикусила губу и стала раскачиваться на носках, ожидая, что Лорна поднимет поднос, чтобы она могла продолжить уборку. Лорна ее даже не заметила.
Другая заключенная отчаянно замахала руками, подозвала девушку к себе и объяснила ей, что куда безопаснее будет оставить и столик, и Лорну в покое. Над ней словно висел яркий, мигающий знак «Не влезай – убьет». Катринина банда и даже охранники пусть с неохотой, но уважали ее.

Из  угла комнаты Катрина, потрепанная, но очень даже живая, наблюдала, как Лорна ковыряется в тарелке. Наблюдала, как и  всегда.
Вышло так, что сотрясение мозга оказалось куда серьезнее  ранения, но все их превзошла паршивая стафилококковая  инфекция, которую она подцепила в палате  тюремного лазарета.
Две недели она провалялась пластом с приступами то возникавшей, то исчезавшей лихорадки, накачанная антибиотиками по самое не могу.
Потом были полдюжины визитов в пыточную к  стоматологу, чтобы  вставить зубы, которые она потеряла во время драки. Хорошая новость состояла в том, что ее новые зубы практически не отличались от тех, которые она привыкла обнажать, улыбаясь своей обычной улыбкой, от которой у всех кровь стыла в жилах. Назвать эту улыбку горькой было бы явным преуменьшением. Но здоровье медленно возвращалось к ней, а с ним вместе – и ее любимое наваждение.

- Привет, Малли, - Катрина бухнулась на скамейку напротив Лорны и оперлась локтями о стол. – Дерьмово выглядишь.
Внутри Лорну охватил черный гнев, мышцы ее лица дернулись, но она ничего не ответила. Вместо этого она пристально посмотрела на  Катрину, которая на удивление приумолкла после своей первой реплики, и задалась вопросом, о чем же она думала тогда, годы назад, когда проводила время с этой тварью.
- Я слышала, тебе память отшибло, и ты не помнишь, кто на тебя напал, - наконец пробормотала она.
- А я слышала, что твоя подружка пропала без вести. Наверное, ты ей надоела.

Лорна оттолкнула поднос и зашагала по направлению к своей камере.
- Погоди! – Катрина поспешила за ней, грустная и разочарованная оттого, что Лорна не хотела принимать участие в игре. – Ну погоди! Это ты по Холлоуэй так убиваешься, да?
Краешком глаза она заметила на лице Лорны морщинки, которых там раньше не было.  Любовь явно оказалась не такой хорошей штукой, какой должна была быть. К счастью, сама Катрина с ней не заморачивалась с самого начала.
- Нам нужно поговорить.
В ее голосе не было сарказма, и Лорна была поражена, насколько непривычно это прозвучало из уст ее бывшей сокамерницы.
- Катрина?
Запыхавшаяся светловолосая женщина шагала рядом с ней, чуть отставая.  От быстрой ходьбы у нее разболелся шрам  и закололо в груди.
- Да?
- Я хочу, чтобы ты кое-что уразумела, - мягко сказала Лорна.
- Окей.
- Мне больше нечего терять.
Внезапно Лорна резко остановилась и полностью сосредоточилась на Катрине.
- Я на самом деле понять не могу, почему бы мне не убить тебя и не оказать вселенной услугу, - у Лорны были такие глаза, что Катрина громко ахнула.
Катрина огляделась. Несколько женщин стояли у камеры в сорока футах от них. Но она знала, что они ей на помощь не придут.
- А как же твое досрочное? Когда слушание? Через семь месяцев, через шесть? – она ударилась в браваду. – И ты поставишь его под угрозу только чтобы оказать вселенной услугу? Я так не думаю.
Лорна вскинула голову, явно раздосадованная тем, что дата ее досрочного освобождения, похоже, известна всем и каждому.
- Какая именно часть фразы «Мне больше нечего терять» тебе непонятна, Катрина?  А теперь вали отсюда. Я устала, и ты – последнее, что я хочу видеть перед тем, как усну.
Она начала уходить.
- Но мне нужна твоя помощь.
- Обойдешься.
- Но у меня есть, что тебе предложить взамен.
- Ты собираешься перерезать себе глотку?
- Нет, у меня есть кое-что другое. То, что тебе нужно.
Лорна скрылась в своей камере. Ее напарница еще не пришла, и она была рада возможности побыть одной. Все, кроме…

Катрина стояла в дверном проеме и ждала. На лице ее играли темные тени. В точности, как вампир, - подумала Лорна, - ждущий разрешения войти и высосать тебя досуха.
- Ты даже не хочешь узнать, что я могу тебе предложить? –соблазнительно протянула Катрина медовым голосом.
Лорна вытянулась на сбитом матрасе и закрыла глаза.
- Запомни – я тебя предупредила. Запомни – я давала тебе шанс спастись, - негромко сказала она.
Но Лорна была не единственной, кому нечего было терять. Катрина уверенно шагнула в ее камеру. В этом случае уверенность почти приравнивалась к самоубийству,  поэтому сперва она убедилась в том, что не находится в зоне непосредственной досягаемости Лорны. 
- Просто выслушай меня. Я могу сделать нас обеих счастливыми.
Та, единственная, что  делала меня счастливой… мне до нее не дотянуться.
Она никогда не забудет Келли. Но в душе Лорна была реалистом, а опыт с Мег научил ее тому, что когда кто-то, кого ты любишь, уходит из твоей жизни, без разницы, по своей воле или нет, то он уходит навсегда.

- Мне нужны деньги.
- Ух ты! Ты меня не обманула. Я в восторге!
- Я знаю, что у тебя где-то припрятана заначка. Ты слишком долго проработала на черном рынке, чтобы быть без гроша. Да еще и твой маленький бизнес с косметикой, благодаря которому здешние коровы хоть пахнут приятно.
- Мой бизнес – это не твое дело.
- Да мне пофиг. А вот что мне не пофиг – так это то, что у тебя есть деньги, и они мне нужны.
Да ты окончательно рехнулась. Сто пудов.   Лорна прикинула, не вылезти ли ей  из постели и не придушить ли ее. Но Катрина скорее всего поднимет шум, и в камере они все разнесут, а этого ей не хотелось. Завтра во дворе. Да, так будет лучше. Чище. Это, конечно, в том случае, если ее терпение не закончится раньше.
- Зачем тебе мои деньги? – спросила Лорна просто так, чтобы спросить. На самом деле ей было все равно. – То, что я продаю, приносит мне крохи. А ты толкаешь столько наркоты, что должна бы деньги лопатой грести.
- Они переводят меня обратно на строгий режим.

А вот это Лорну заинтересовало, и впервые за несколько недель она улыбнулась от души, хотя улыбка вышла ледяной.
- Ну что тебе сказать? Ты это заслужила. Так что я, пожалуй, передумаю и не стану о тебя руки марать. Мне нравится думать, что вместо этого ты до конца жизни будешь гнить в этой адской дыре, - она тряхнула рукой, словно сшибая пылинку с рукава. – Скатертью тебе дорога,  сука.

Катрина пропустила мимо ушей злобный выпад Лорны.
- Похоже, мои последние приключения убедили начальство в том, что я, - она усмехнулась и изобразила в воздухе кавычки – не соответствую правилам пребывания в условиях общего режима.
- Ну так это так и есть.
- Вот поэтому мне и нужны твои деньги. Мне нужно дать на лапу. Много. – Она полезла в карман и бросила на стол смятую бумажку. На ней были данные для банковского перевода.
Лорна прочла фамилию. Этот сотрудник взяток не брал. Ну, насколько она знала. Он был честным, хоть иногда и жестоким.
- Ты врешь.
- Вообще да, - с легкостью ответила Катрина. – Но только не в этот раз. Взятка не для него, просто это такая схема.
- Ладно, Катрина. Если это поможет спровадить тебя отсюда без того, чтобы  мне пришлось подниматься с кровати, я задам тебе вопрос. С какого дива ты решила, что я дам тебе хотя бы ломаный грош? Ты же должна понимать, что я скорее подожгу каждый свой доллар  и набью горящими бумажками собственную задницу, чем стану тебе помогать.
- Это ты такие нежности нашептывала своей подружке?
- Этого тебе никогда не узнать.

Катрина не сдержалась и заулыбалась, как Чеширский кот. Она подвела Лорну как раз туда, куда ей было нужно, а Лорна об этом даже не догадывалась. Это было круче, чем прелюдия к сексу, и она сожалела, что нужно побыстрее покончить с этой частью и переходить к главному. Но то, что она провела в Блу Ридж столько лет, и выжила, не было случайностью. Лорна была бомбой с взведенным взрывателем. Одно неверное движение, и само существование Катрины  превратится в бесконечную боль.
Потеря Келли явно разрушила что-то в Лорне. Тик-так. Но это и к лучшему. Катрина сможет заменить  это чувством, куда более приятным, чем доминирование над кем-то в сексе.
Вместе они будут править всем и вся в этой тюрьме. И самой тюрьмой тоже.

- Ты не только поможешь мне, ты еще и сделаешь это с радостью. Собственно говоря… - она довольно хихикнула, - мы снова будем партнерами – ты и я.
- У тебя есть три секунды, чтобы свалить из моей камеры или одну из нас отсюда вынесут, а другую выведут чуть позже!
- А ты так уверена, что ты со мной справишься? – отбрила Катрина.
Лорна подняла указательный палец.
- Раз.
- Ладно! – обиженно гавкнула Катрина. – Взамен на твои двадцать тысяч и наше сотрудничество… - ее голос  перешел в  мурлыкание, - я могу предложить тебе сладкую, очень сладкую возможность отомстить. 
- Нафиг. – В воздух поднялся второй палец. – Два.
- И свободу для твоей  надутой подружки. По крайней мере, от последнего обвинения, - поправилась она.

Лорна слетела с кровати так быстро, что Катрина и вздохнуть не успела. Сильные руки схватили ее за горло и сжали трахею. Потом она жестко приложилась об пол, причем ее ноги чуть запоздали и приземлились на долю секунды позже, чем тело. Лорна рванулась за ней и оказалась сверху, прижимая ее грудь коленями к полу.
Катрина попыталась захрипеть, но не смогла двинуться, не смогла сделать даже крошечный вдох. Боль охватила все ее тело, и комната начала кружиться и уплывать.
- Говори! – сквозь сжатые зубы выдохнула Лорна. – Говори сейчас же, дрянь! – она сжала ее горло так сильно, что у нее задрожали руки. – Как ты можешь освободить Келли?!

Лицо Катрины стало кирпично-красным, а когда она раскрыла рот, оттуда не вылетело ни звука. Ее глаза выпучились и казалось, что они вот-вот выскочат из орбит.
Лорна внезапно поняла, что в такой позиции она ответов не получит, разжала сведенные спазмом на горле Катрины пальцы и убрала колени с ее груди.
На шее Катрины выступили зловещие кровоподтеки.
- Черт, Мал.. – слабо выдавила она.
С неимоверной скоростью Лорна хлестнула Катрину по лицу тыльной стороной руки, угодив костяшками между губ и посылая кровавые брызги к стене.
Оглушенная Катрина ахнула и снова захрипела. Она поднесла дрожащую руку ко рту и скорее размазала кровь, чем вытерла ее.
- Я и так… - она снова вытерла рот и с ненавистью посмотрела на Лорну, - я и так уже рассказывала. Тебе… тебе не надо было этого делать. 
- Знаю, - пристальный горящий взгляд Лорны чуть не прожег в Катрине дыру. – Я просто хотела это сделать. Как ты можешь вернуть Келли свободу? – она остановилась, тяжело дыша. – И на твоем месте я бы не заставляла меня ждать ни секунды! 
- Я – я могу рассказать фараонам, кто меня на самом деле подрезал.
У Лорны  глаза сделались размером с блюдца. Она встала, оттолкнула Катрину и начала расхаживать по камере, как дикий зверь по клетке, по дороге переступая через Катрину.
- Так ты помнишь, что с тобой случилось? С каких это пор?
- Ну мы же с тобой не в гребаном сериале, Малли. Ты что, правда думаешь, что я стукнулась головой и тут же потеряла память? Знание – это сила. И этому меня научила ты, - она потерла ноющую шею и зашипела, когда коснулась поврежденной кожи. – А мое знание имеет цену.
Лорна не стала этого отрицать.
С самодовольным видом Катрина попыталась сесть.
- Я просто поджидала подходящего времени, чтобы использовать информацию, - она слегка наклонилась вперед, избегая резких движений, чтобы Лорна снова не слетела с катушек. – И теперь, похоже, подходящее время настало.
- Сука.
- Можно я уже встану?
- Нет. Объясни, почему бы мне просто не выбить из тебя информацию?
- Если ты это сделаешь, откуда тебе знать, что я не возьму назад те слова, которые ты  из меня выбьешь? – улыбка, расцвевшая на ее лице, была одновременно  озорной  и омерзительной. – Мне нельзя доверять, ты же знаешь.
О, уж это она знала.
Лорна присела рядом с Катриной.
- Кто это сделал?
- Ну нет, - Катрина покачала головой и сморщилась от боли. В ушах у нее до сих пор звенело. – Сначала отдай мне деньги и вернись в бизнес. А потом я назову тебе имя, и можешь мстить, как захочешь, - ее ноздри раздулись. – На самом деле, я на это рассчитываю.

Лорна встала, положила руки на пояс и повернулась, чтобы выйти из камеры. Но в последний момент передумала, шагнула назад и зло врезала Катрине ногой по ребрам.
Та взвыла и перекатилась набок с перекошенным лицом. Слезы мгновенно потекли по ее щекам и брызнули на бетонный пол.
Лорна сдернула с койки подушку и прижала ее к лицу Катрины, пока та не перестала верещать.
- Это тебе за Келли! А теперь заткнись!
Прошло несколько секунд, и Катрина взяла себя в руки. Лорна  медленно приподняла подушку, не позволяя, чтобы вид окровавленной и перепуганной Катины разжалобил ее. Ни жалость, ни доброта сейчас помочь Келли не могли. Она должна быть жестокой. И хладнокровной.
- Молись, чтобы с Келли ничего не случилось, пока ты молчала. Помнишь, я сказала тебе, что мне терять больше нечего?
Катрина отчаянно закивала.
- Помню.
- Хорошо. – Лорна  ухватила  Катрину за шиворот и потащила к выходу. В дверях она использовала всю остававшуюся у нее силу, чтобы вышвырнуть ее в коридор.
- Получишь ты свои деньги. – Она остановилась и вздохнула. – И меня. К завтрашнему вечеру.

ГЛАВА 15

На следующий день

Лорна несколько раз постучала мячом об пол, и вяло бросила мяч в корзину. Разразившаяся гроза означала, что прогулку отменят, но можно было пойти в спортзал. Она подобрала мяч. Всего несколько минут тренировки, а она уже тяжело дышала.
Это было непросто, но она понимала, что давно пора заняться собой и уделять себе больше внимания. Сражаясь с депрессией, Лорна подзапустила себя, и сейчас сожалела об этом. Она пообещала себе, что съест обед, даже если на вкус он будет как опилки, посыпанные пригоршней соли. 

Она попыталась сделать бросок из-под щита и промазала. Ты и я,- сказала Катрина. Господи, от одной только мысли ей делалось плохо. В ее кармане лежала выписка по депозиту, подтверждающая перевод средств с ее счета на счет Катрины. Элейн легко выполнила просьбу, уничтожившую сбережения  Лорны. На счете теперь оставались сто долларов и какая-то мелочь.

Лорна с любопытством заметила, что Катрина запросила как раз ту сумму, которой она располагала. Но с другой стороны, на кой черт ей  теперь деньги? Раз Катрина подцепила ее на крючок, она ее больше ни за что не выпустит. Лорна была уверена, что рано или поздно охрана обнаружит в ее камере волшебным образом появившиеся запрещенные предметы, или она окажется втянутой в драку, что гарантированно лишит ее условно-досрочного освобождения. Ее ждет череда бесконечных и безнадежных лет в Блу Ридж.

Она сжала зубы, подняла мяч и забросила его в корзину с прыжка.
- Классный бросок.
Лорна на мгновение прикрыла глаза и взяла себя в руки, а потом повернулась к Катрине.
У той рот до сих пор был опухшим, на верхнюю губу пришлось наложить шов.
- Готово?
Лорна огляделась по сторонам и протянула Катрине выписку. Потом подобрала старый баскетбольный мяч и положила его в стойку у стены.
Катрина внимательно изучила документ на предмет обмана и подошла к Лорне.
- Отлично. Я сомневалась, что ты решишь, что Холлоуэй того стоит.
Лорна сжала челюсти.
- Она того стоит. Как там твоя память, Катрина? Надеюсь, теперь получше?
- Она внезапно улучшилась аж на двадцать процентов. Спасибо, что спросила.
Лорна села на скамью и чуть отодвинулась, когда Катрина присела рядом.
- Ну, так кто на тебя напал? –  она выжидательно наклонилась вперед.
- Зачем твоя подружка это сделала? – с искренним любопытством спросила Катрина. – Зачем брать на себя чужую вину?
- Имя.
- Неа. Сначала мы вместе толкнем наркоту несколько раз – просто чтобы убедиться, что ты в стае, а потом узнаешь свое имя.
Лорна заговорила, глядя прямо перед собой. Несколько женщин уставились на них, не понимая, как это они с Катриной просто сидят и разговаривают.

Ну и пусть себе пялятся.

- Я еще стала полной дурой. Ты сама сказала, что тебе нельзя доверять. Назови мне имя, а бизнесом займемся потом. Ты уже получила от меня деньги,  теперь твоя очередь.
Катрина прищурилась. Она распознала непоколебимый тон Лорны. Кремень.
- Ладно, - осторожно сказала она. Я тебе скажу. А потом, я  так понимаю, ты дашь виноватым понять, насколько ты недовольна тем, что они сделали со мной?
Лорна нехорошо глянула на нее.
Катрина закатила глаза.
- Ладно-ладно, ты дашь им понять, как ты недовольна тем, что они позволили твоей девушке взять на себя их вину за то, чего она никогда не совершала? – Катрина увидела, как по лицу Лорны проносится тысяча эмоций, и каждая последующая была куда опаснее предыдущей. У нее слюнки текли при мысли о том, что скоро устроит Лорна. Было так неимоверно, так чертовски приятно видеть, как кто-то выполняет грязную работу.
- Об этом можешь не беспокоиться, - Лорна повернулась к Катрине. – У тебя есть доказательства? Кроме твоего нечестного слова?
Катрина была готова к этому.
- У меня  их больше чем нужно, чтобы на процессе все решилось даже без моего участия.
Лорна кивнула.
- Но признание виновника было бы очень не лишним.
Лорна улыбнулась так, что у Катрины кровь застыла в жилах.
- Это не станет проблемой.
Катрина рассмеялась и дружески похлопала Лорну по спине.
- Да уж я вижу, Малли! Я прямо дождаться не могу, и я не одна, кто будет давать показания!
- Имя, Катрина. Мне нужно имя.
Катрина вытерла губы тыльной стороной ладони, наклонилась к  Лорне и что-то прошептала ей на ухо.
У Лорны отвисла челюсть.
- Лучше готовь доказательства.
- Сделаю.

ГЛАВА 16

На следующее утро

Лорна стояла в прачечной и складывала одежду. Вошла Катрина и приказала всем выметаться.
- Ты можешь остаться, - уверенно скала она Лорне.
- Да ну? В самом деле? – но Лорна  мрачно наблюдала, как остальные женщины беспрекословно повиновались Катрине. Как же я это пропустила? Катрина прибрала власть к рукам, пока она была слишком занята… слишком влюблена…
Внезапно у нее перехватило дыхание.
- У меня есть то, чего ты так долго ждала, Малли. Жди здесь.
- А куда я могу деться? – пробормотала Лорна сама себе.

Катрина вышла, и на несколько минут Лорна осталась одна. Тишину нарушал только звук работающей сушилки. Лорна покачала головой и положила мыльницу на самое дно мешка для белья, а потом засунула туда же пару поношенных джинсов и свитер.
Она хотела помочь Келли сейчас. Не потом. Не завтра. Сейчас. Умение ждать никогда не было ее сильной стороной. 
В следующую секунду в прачечную вошла Лаверна. И она была не одна.
Лорна прерывисто выдохнула, когда увидела того, кто вошел следом. Слава богу. Пора заканчивать с этой неразберихой. 
- Получите  и распишитесь, - пробормотала Лаверна, припоминая полученные инструкции. Она нервно огляделась по сторонам. – Ну, я пошла.

Третий обитатель комнаты с удивлением смотрел, как Лаверна чуть не запуталась в своих собственных ногах, торопясь к выходу.
- Что, черт возьми, происходит?
Лорна отставила мешок с бельем в сторону и подняла глаза.
Внутри у нее вскипала ярость. Огненная и разрушительная.
- Ты думаешь, тебе удалось соскочить, когда Келли взяла на себя вину за твое преступление?! – Лорна угрожающе шагнула вперед, ее грудь быстро вздымалась и опускалась. – Теперь тебе придется все исправить!
Или мы это сделаем, или умрем рядом.

ГЛАВА 17

Через две недели

Келли сидела, подтянув ноги к груди и обхватив колени руками на койке следственного изолятора в Шугар Ленд, женской тюрьме, расположено в более чем ста милях от Блу Ридж. Здесь теперь был ее новый дом, но до сих пор она не видела ничего, кроме санпропускника, комнаты для допросов и одиночной камеры. И одному только богу было ведомо, сколько она здесь еще проторчит.

Охранница, сопровождавшая ее сюда, оказалась разговорчивой женщиной  с сильным южным акцентом. Когда она обмолвилась, что здесь ей выдадут новую одежду, Келли угрюмо отмахнулась. Какая разница? Ну что стоит сменить одни джинсы и футболку на другие? Ей и без того было, о  чем подумать. Но ее безразличие быстро сменилось недоверием при первом же взгляде на новый наряд. Теперь она носила комплект из штанов и рубахи в черно-белую полоску, а ля 30е годы.

Сама тюрьма была чуть поновее, но в основном полностью совпадала с той, которую она недавно оставила. Она вяло подумала, а не являются ли  скучные серые одинаково расположенные здания частью какого-то гениального плана. Уморить заключенных скукой.  Загнать их в такую депрессию, что они хором наложат на себя руки и сэкономят штату деньги на собственное содержание. Опять же, единственная действительно существенная разница между Блу Ридж и Шугар Ленд заключалась в том, что здесь не было Лорны.

Келли вздохнула и попыталась припомнить хорошие времена, которые они делили друг с другом.
Времена, когда жизнь в клетке казалась вполне сносной, когда она могла чувствовать себя человеком, а не безымянной  заключенной. Смех и дружбу. Поцелуи. Секс. Господи, секс. Ее пробрала  дрожь.
Келли понимала, что эти воспоминания ее до добра не доведут. Более многогранная личность, вероятно, была бы счастлива, что наконец полюбила кого-то всей душой, пусть даже в итоге и утратила. Но она, как оказалось, не была столь многогранной личностью. Абсолютно. И кругом был полный отстой. Все вокруг было полным отстоем. Думать о том, что было между ними с Лорной, представлять, какую замечательную жизнь они могли бы построить вместе – от этого делалось только хуже. 
Тот, кто сказал, что лучше любить и потерять свою любовь, чем не любить вообще… тот никогда не был влюблен в Лорну. Как Келли ни старалась, она не могла преодолеть это чувство.  И это несмотря на то, что на нее навалилось столько всего, что трудно было не свихнуться.

Ее адвокат ясно дал ей понять, что ее версия о самозащите от нападения Катрины была слабой и неубедительной. У нее не было никаких доказательств, чтобы подтвердить свои слова. Учитывая  то, что вся история была враньем от первого до последнего слова, Келли даже не очень удивилась. Теперь ее шансы на условно-досрочное освобождение остались в прошлом, так что ей придется полностью отсидеть свой первый срок, а потом к нему добавятся годы, которые она получит за покушение на убийство, обвинение в котором  ей уже выдвинули. И это минимум десять лет, но ей, скорее всего, дадут пятнадцать.

Если Лорна получит свое досрочное, и если на свете есть Бог, то она выйдет на волю в конце этого года. Она и так уже потеряла столько лет своей жизни, разве Келли может рассчитывать на то, что Лорна будет ждать ее?  Она зажмурилась. Этого нельзя ожидать ни от кого. А что бы сделала она, если бы они поменялись местами? Стала бы она сама ждать? Если бы у нее был выбор, что бы она сделала?
Келли поняла, что у нее гораздо больше вопросов, чем ответов. И ее охватило отчаянное чувство одиночества.

Она встала и начала прыгать на месте, просто для того, чтобы хоть чем-то заняться.
- Я не сойду с ума! Не сойду! –проскандировала она, размахивая руками, чтобы разогнать кровь. – Думай о чем-то еще! Все равно о чем, только не сходи с ума!
Она не могла сказать, какая доля  ее мрачных мыслей была результатом одиночного заключения, а какая подпитывалась тем, что все ее жизнь была окончательно, целиком и полностью разрушена.
Она знала, что ей дорого придется заплатить за попытку спасти Лорну. Но она даже не представляла, что это будет означать перевод в другую тюрьму. Ясное дело, - и ее адвокат объяснил ей это так, словно разговаривал с полоумным ребенком – когда одна заключенная нападает на другую и результатом являются серьезные повреждения, то по общим правилам их не только разделяют физически, но и полностью исключают возможность их общения через других заключенных, пока не закончится полное расследование. А это означает перевод.
Звучит вполне здраво, нужно признать. Но это по-прежнему не было тем, к чему она была морально готова. Я даже не успела попрощаться.  Попрощаться так, как хотела. Так, как она того заслуживает.Только что она смотрела в опустошенные глаза Лорны – и вот уже она сидит в наручниках в тюремном фургоне, увозящем ее в Шугар Ленд. Господи.

За стеклом в двери ее камеры мелькнула тень, и Келли перестала делать упражнения, молясь, чтобы тот, кто там был, остановился и поговорил с ней.
Низенький, сбитый охранник с бритой головой и очках в тяжелой пластиковой оправе начал отпирать дверь камеры.
- Пошли, Холлоуэй. Окружной прокурор вызывает.
Келли  уставилась на него.
- Я не должна встречаться с ним до конца будущей недели. Мой адвокат…
Охранник поправил ключи на поясе.
- Твой адвокат уже в комнате для допросов и ждет тебя.
Келли охватило тревожное чувство. Она машинально сложила руки  и вытянула их, чтобы охранник мог надеть наручники. Она уже привыкла к этой процедуре.
- Что случилось?
- Не знаю. Но переполох большой, - он защелкнул наручники, и они вместе двинулись по коридору. – Начальник сказал мне собрать твои вещи.
- Что? – вскрикнула она. – Меня снова переводят? Наверное, в главный корпус, так ведь?
Охранник пожал плечами.
- Да не знаю я. Мне просто сказано собрать твое барахло и притащить на санпропускник.
- Господи, о господи, - прошептала Келли сама себе. А что, если Рамона проболталась? Или следователь каким-то образом нашел неопровержимые доказательства против Лорны и она призналась?  Или Катрина смогла убедить кого-то из начальства, что это не Келли на нее напала? А что, если?...
- Руки подними! 
Перед дверью в комнату для допросов Келли подняла руки и с нее сняли наручники. 

Келли открыла дверь и обнаружила в комнате своего адвоката и окружного прокурора. Они болтали, как старые приятели. Келли прищурилась. Она бы предпочла, чтобы они были врагами – вот так, как сейчас она была врагом собственного государства.
- Ну, мисс Холлоуэй, у меня для вас замечательные новости! – лицо ее молоденького, назначенного за государственный счет адвоката, просияло.
Пари держу, это его первое настоящее дело. Я так  закончу свои дни на электрическом стуле.
- Привет, Дугги.
Его щеки порозовели, и Келли закатила глаза.
- Эээ… меня зовут, на тот случай, если вы снова запамятовали… Алан Корбин, мисс Холлоуэй.
Алан отодвинул для Келли стул, но при этом постарался встать от нее как можно дальше. Его руки подрагивали, когда он придвинул стул к столу.

Келли села, в знак благодарности выдавила улыбку и постаралась выглядеть достойно, хоть на ней и был надет наряд, который больше подошел бы Аль Капоне.  Ее до сих пор поражало, что все вокруг ее боятся. А этот пацан, хоть и трусил, и хоть его карьера должна была съесть его с потрохами, все же обладал манерами. В отличие от…
- Но есть некоторые условия.
Келли мрачно посмотрела на помощника окружного прокурора Макса Гринберга. Побыть  вне камеры, все равно по какому поводу, было прекрасно, но этот человек мог заставить ее переменить свое мнение. Он напоминал ей более стильного и слегка постаревшего Роско. Такой же редиска-здоровяк, только обувь подороже и на висках уже пробивается седина.
- У вас всегда есть условия.
Он наклонил голову, признавая истинность ее слов.
- Давайте перейдем к делу. Мне еще домой добираться, а путь неблизкий.
Гринберга этот факт явно раздражал, и Келли почему-то обрадовалась. Это было так по-детски, и она осознавала это, но все же…

С громким стуком прокурор шлепнул на стол папку с делом Келли. Потом сцепил пальцы и пристально посмотрел на нее.
- Я знаю, что вы не нападали на Катрину Новак.
У Келли внутри все ухнуло куда-то вниз, но она заставила себя улыбнуться.
- Неужели?
- Настоящий виновник во всем признался, и на этот раз признание подкрепляется вещественными доказательствами. – Он с вызовом посмотрел на нее.
Келли вцепилась в ручки стула так крепко, что услышала треск пластика.  Лорна призналась? Нет!
- И я намерен преследовать истинное лицо, совершившее это преступление, всеми законными способами. Это означает, что вы должны немедленно отказаться отданных вами ложных показаний.
Келли приподняла бровь.
- Нет, - просто ответила она.
Гринберг хлопнул ладонью по столу.
- Что значит – нет? Да что с вами такое? Хотите пробыть в тюрьме до тех пор, пока не постареете настолько, чтобы стать бабушкой?
Келли практически видела, как вертятся колесики у него в голове.
- Вас кто-то принуждает поступать подобным образом? – напористо спросил Гринберг.
Келли уставилась на него в ответ.
- Я сама себя принуждаю.
И это было даже более правдивое утверждение, чем она сама осознавала. Нелегко было идти против себя, и Келли не питала иллюзий насчет собственной весьма условной порядочности. Было только несколько вещей, ради которых она пошла бы до конца, и так уж вышло, что чувства, которые она испытывала к Лорне,  входили в этот перечень. 

- Мисс Холлоуэй, - начал ее адвокат успокаивающим голосом, - вы не понимаете. Я бы посовето…
Келли скрестила руки на груди и сосредоточилась на прокуроре.
- Без разницы, что ты там советуешь, мальчик. Мой ответ все тот же: НЕТ. Мое признание в силе.
Старший мужчина откинулся на спинку стула и шумно выдохнул. Казалось, он смотрит на нее оценивающе.
Гринберг машинально поправил запонки. Когда он заговорил, его голос был полон негодования.
- Я уже предложил вашему адвокату весьма выгодную сделку, мисс Холлоуэй. Вы можете стать свободной  женщиной к концу сегодняшнего дня. – Он широко развел руками. – Чего еще вы можете  желать?
Многолетний опыт в переговорах о собственных контрактах помог ей не рухнуть в обморок прямо на месте. Свободной?! Неужели они настолько хотят засадить Лорну?
- Прос… - она прочистила горло, чтобы ее голос не сорвался на писк. Она, наверное, его не расслышала. Да, конечно же. Или не так поняла. Свободной – это не значит на самом деле свободной, не отпустят же они ее домой. Она уже была в курсе, что внутри самой тюрьмы  тоже есть разные степени свободы.  – Простите?

- Я спрашиваю, - решительно рявкнулГринберг – чего вы хотите? Два признания в одном и том же преступлении могут привести к обоснованным сомнениям, а я не хочу испортить слушание своего дела. Тут замешана большая рыба, а не такой безобидный карасик, как вы, мисс Холлоуэй. А вас я сниму с крючка и отпущу, – он  засунул ручку себе за ухо. – Пока что.
Келли расправила плечи, выбросила из головы даже призрачную возможность обретения свободы, сжала зубы и соврала:
- Лорна Малачи не имеет никакого отношения к нападению на Катрину. Я это точно знаю, и готова засвидетельствовать. Я не дам вам упечь ее за преступление, которого она не совершала.

Мужчины растерянно посмотрели друг на друга. Густые брови Гринберга сошлись на переносице.
- А кто такая Лорна Малачи? – он начал пролистывать толстую пачку документов в лежавшей перед ним папке.
Келли наморщила лоб. Она так далеко зашла, что больше не знала, что ответить или что соврать.
- Я… я… - она крепко сжала губы, решив, что молчание на данный момент будет лучшим способом поведения.
- У нас, видимо, возникло какое-то недоразумение, - проговорил прокурор, не отрываясь от бумаг. – Я не собираюсь разглашать информацию касательно нынешнего подозреваемого, но я могу заверить вас, что это не мисс Малачи. Против нее в данном деле не выдвигалось вообще никаких обвинений.
У Келли отвисла челюсть. Она не удержалась и брякнула:
- Что?!
Гринберг несколько раз моргнул.
- Я думаю, вы меня расслышали.
- Ее не обвиняли? – да что за черт? – Она даже не подозреваемая?
Глаза окружного прокурора сузились, и он подался вперед, явно желая узнать больше.
- А что, должна быть?
- Я… я… - Келли вскочила на ноги. – Нет! Конечно же нет!

- Мисс Холлоуэй, пожалуйста… - ее адвокат обеспокоенно глянул на верхнюю половину двери, в которой было большое пластиковое окно. Обеспокоенный  охранник стоял как раз за ним. – Заключенные должны все время оставаться на местах. Иначе вас пристегнут наручниками к столу.
Келли поспешно села. Ладно, может быть, это его второе настоящее дело.
- Скажите, правильно ли я поняла, - ее обеспокоенный голос  звучал все выше с каждым словом, - что кто-то другой, не я и не Лорна, обвиняется в том преступлении, в котором призналась я?
- Да, - в унисон ответили мужчины. Их двойной вздох ясно дал понять, что они испытывают облегчение оттого, что все прояснилось.
Келли не могла поверить собственным ушам.
- Откуда мне знать, что вы не берете меня на понт?
- Да зачем бы мне это делать? – проскрежетал Гринберг. – У меня уже есть ваше признание!
- Докажите, что вы не обвиняете Лорну, - упрямо потребовала Келли. – Докажите это или я не отзову свое признание.
В глазах Гринберга заполыхал огонь.
- Я не поставлю под угрозу свое дело и не дам ковыряться в нем кому попало!
- Позвольте мне взглянуть на обвинительное заключение, - сказал Алан, протягивая руку. – Я с легкостью смогу удостоверить, что вы говорите правду.
Гринберг стиснул зубы.
- Я его даже не заполнил. Там только предварительные наброски…
- Но имя же там есть, верно? Ради бога, Макс, ты его завтра все равно заполнишь, - Алан снова протянул руку.
Немного поворчав, Гринберг протянул документы Алану, не выпуская из рук, а после нескольких секунд отдернул назад и нахмурился, словно его оппонент заглянул в его карты во время игры в покер.
- Имя Лорны Малачи здесь не упоминается, - подтвердил Алан.

Келли все еще не была уверена, что может ему доверять. Она хотела, но могла ли? И не он ли только что назвал окружного прокурора по имени? Наверное, они вместе играют в гольф или во что-то такое же пакостное, и подготовили эту маленькую хитрость где-то на девятой лунке.
Потом она изучающе посмотрела на них со своего конца стола.
У Алана было открытое, честное лицо. Наверное, он пошел в юридическую школу, чтобы спасти мир и объявить крестовый поход за справедливость. Он будет зарабатывать по тридцать тысяч в год на протяжении всей своей несомненно полезной, но не уважаемой деятельности. Жизнь несправедлива.
Гринберг же был настоящей акулой. Ему в перспективе светила высокая должность на госслужбе. Нет, он не станет тратить свое время на то, чтобы состряпать ложь вместе с казенным адвокатом.
Она решила, что иногда нужно просто зажмуриться и прыгать.
- Хорошо. Я вам верю.
- Какое имеет значение, кто проходит обвиняемым по этому делу, если с вас обвинение снято? – спросил явно пораженный Гринберг. В этом деле явно не была задействована банда. На его памяти было всего несколько случаев, когда заключенные беспокоились о ком-то, кроме себя. И даже эти запоздалые, но искренние проявления привязанности были крайне редкими. Как бы ни была связана эта самая Лорна  с Келли Холлоуэй, связь эта была крепче стали и глубже, чем все, что он видел до сих пор.

- Это имеет значение, - негромко ответила Келли, по-прежнему слишком ошеломленная, чтобы сказать. Боже мой! Так это не она? Я… Она…Мне это и в голову не пришло! Я просто предположила, что это она, и все…. Так вот почему она выглядела такой растерянной. О боже, вот я идиотка! Я проделала все это зря, и если она когда-нибудь об этом узнает, она меня возненавидит.
Сердце Келли сжалось. Лорна так тяжко старалась преодолеть свое прошлое и стать лучше. И один человек, который должен был верить в нее, невзирая ни на что, вдруг поверил в самое худшее без секунды колебаний. Стыд выжигал ее изнутри.

Выступившая на лбу Гринберга вена начала пульсировать.
- Я не знаю, какую игру ты ведешь, Холлоуэй, но своей ложью ты заставила потерять кучу времени многих занятых людей! В обычных условиях… - он поджал губы и попытался овладеть собой. – Я сделаю все возможное, чтобы за это ты получила по заслугам.
Адвокат Келли вмешался и разговор быстро перешел на повышенные тона.
- Но в данном случае вы нуждаетесь  в сотрудничестве моей подзащитной  и таким образом, в качестве жеста доброй воли, можете пойти на некоторые уступки, верно? – Алан жестом отмахнулся от охранника, снова замаячившего в дверях.

Келли увидела крохотную возможность и, хоть и была почти  уверена, что это не сработает, решила рискнуть.
- А как насчет сделки для Лорны? Если вам нужно мое сотрудничество, вы можете и для нее пойти на уступки.
- Да кто она такая? – рассерженно спросил Гринберг. – И почему ее нет в моем файле?
Она – это все.
- Это… друг.
Брови Гринберга заползли на самую вершину люба.
- Друг с непосредственным знанием обстоятельств дела? Который может помочь расследованию?
Келли замялась.
- Я вижу, что ответ отрицательный, - кожа вокруг глаз Гринберга напряглась. – Система так не работает. Этого не будет. И не думаю, что я не смогу обойтись без вашего сотрудничества, если вы будете выдвигать невыполнимые требования.
Келли видела по его поведению, что вопрос закрыт. Она подозревала, что так и будет, и даже не была уверена, что ее просьба законна, но попробовать все равно стоило. Она поверила угрозам Гринберга, но ей пришлось в буквальном смысле слова прикусить язык, чтобы не поднять вопрос снова. 

Алан аккуратно перевел разговор в другое русло.
- Вы обсуждали сотрудничество и возможные послабления для мисс Холлоуэй…
Гринберг нахмурился и  сделал глубокий вдох.
- Ваше признание, мисс Холлоуэй, усложняет дело. Я хочу, чтобы вы его отозвали. И я хочу, чтобы это произошло сегодня.
- А взамен? Ну давайте, скажите ей, - предложил адвокат.
Гринберг шумно вздохнул, словно ему внезапно стало больно.
- Взамен мы снимаем все обвинения по этому делу и переносим сроки вашего условно-досрочного освобождения.
У Келли свело челюсти, и когда она попыталась заговорить, вышло какое-то каркание. Она ожидала, что они скажут, что переведут ее из одиночки на общий режим ко всем остальным заключенным.
- Переносите?
Гринберг серьезно кивнул.
- Вам, конечно, придется подписать документы. И мне нужно детальное описание того, что на самом деле произошло между вами  и мисс Новак в тот день.
Алан открыл портфель и выгрузил на стол перед Келли кучу смятых, но вполне официально выглядящих документов.
- Я взял на себя смелость заполнить документы, необходимые для условно-досрочного освобождения и доверенность от вашего имени. Слушание прошло несколько дней назад заочно в рамках договоренности с прокуратурой.
- А так можно? Провести слушание без меня? – выдохнула Келли. – Я даже не давала показаний!
- Я еще и не то могу устроить, - самодовольно пробормотал Гринберг.

Алан проигнорировал его слова и заговорил своим самым лучшим адвокатским  голосом:
- Я просмотрел соответствующие документы, и они в порядке. В соответствии с запросом окружного прокурора о предоставлении информации и стандартным условиям вашего условно-досрочного освобождения, ваше ходатайство о досрочном освобождении было удовлетворено, четырехмесячный  период для принятия решения отменен, а продолжительность вашего испытательного  срока уменьшена до шести месяцев. Вы освобождаетесь из-под стражи, мисс Холлоуэй. Я даже договорился о том, чтобы вас доставили в город, как только вы покинете Шугар Ленд.
Молодой человек просиял улыбкой во все тридцать два зуба. Было очевидно, что его сторона нечасто добивается подобных результатов.
- Да, и ваша первая встреча с офицером, курирующим досрочно освобожденных, назначена на семь тридцать утра в понедельник. У меня где-то есть эта информация и его визитка, - он снова начал рыться в портфеле. – Так, где же она…

У Келли закружилась голова. Свободна! Она вскочила на ноги и изо всех сил обняла перепуганного Алана, по дороге нечаянно сбросив бумаги на пол.
Гринберг был настолько потрясен, что не мог и слова вымолвить, не то что позвать охрану.
Все, что он мог – это сидеть и смотреть со слегка неодобрительным выражением лица.
- Вы лучший адвокат на свете, Алан Корбин, - хрипло прошептала ему на ухо Келли.  - Вы спасли мне жизнь.
Он искренне, хоть и коротко, ответил на ее объятие.
Келли дрожала, когда снова уселась на место и начала просматривать гору бумаг. Сердце колотилось у нее в горле. 
- Скажите мне, с чего начать?
Гринберг достал ручку из-за уха и  толкнул ее по столу к Келли месте с блокнотом.
- Мисс Новак уже была ранена, когда вы вошли в ее камеру?
Келли подобрала ручку и положила перед собой блокнот. Потом вопросительно посмотрела на адвоката.
Он уверенно кивнул. Пришло время выложить все начистоту.
- Да.
- Тогда с этого и начните, - Гринберг вытянул ноги в сторону и скрестил их в лодыжках.  Они еще немало времени проведут здесь. – На данный момент отсюда мы и начнем плясать.
Келли чуть не расплакалась от счастья. На этот раз пляски начнутся для кого-то другого. А для нее этот кошмар наяву скоро закончится.

- Как это так – мне нельзя вступать в любой контакт с заключенными?!  - взревела Келли и забегала по комнате, яростно жестикулируя.
Ее лицо побагровело, и она знала, что кровяное давление у нее сейчас зашкаливает.
Алан, оставшийся наедине с Келли для того, чтобы ознакомить ее с  условиями досрочного освобождения, выглядел так, словно хочет схорониться под столом.
- Мисс Холлоуэй, это необходимые условия для получения досрочного освобождения. И этот пункт – стандартный, - он в тысячный раз за сегодняшний день глянул на дверь. – А теперь, пожалуйста, сядьте. Терпеть не могу разговаривать с клиентами, когда они прикованы к столу.
- Вы не понимаете!
Он поднял руку, предупреждая ее страстный монолог.
- Эти условия я изменить не могу. Она установлены комиссией по условно-досрочному освобождению и не обсуждаются, - он сделал паузу и почесал подбородок. – Что ж, я могу все отменить. Вы вправе не согласиться с условиями и вместо этого отсидеть остаток положенного вам срока.
Келли остановилась, как вкопанная.
- Вот именно. И кроме того – что хорошего может выйти, если мы разрешим контактировать досрочно освобожденным с заключенными, которые еще отбывают свой срок? Предполагается, что вы должны строить новую жизнь на воле, а не погружаться в прошлое, якшаясь с преступниками.
Келли вскипела, и это явно отразилось на ее лице, потому что Алан быстро пробормотал:
- Без обид.
Келли потерла виски. Она безвыходно просидела в этой комнате семь часов подряд.
- Как раз для меня это было бы хорошо.
Он моргнул.
- Как это?
Это позволило бы мне объясниться с Лорной, олух! – она мысленно закатила глаза, понимая, что это не убедительный аргумент.
Раздраженная и разочарованная, она плюхнулась в кресло.
- Вы не понимаете, - негромко сказала она. – Мне нужно передать весточку кое-кому внутри. Важно, чтобы она знала, что… что она не одна… - Это просто важно.
- Давайте, угадаю, - он сочувственно ей улыбнулся. – Лорна Малачи?

Келли уныло кивнула, борясь со слезами, которые сегодня то и дело подступали к глазам. Она понимала, что это смешно. Она сейчас колесом должна была ходить от радости. Но постоянный стресс, боязнь незнакомой тюрьмы и тоска по утраченной возлюбленной сделали свое дело. Она как-то  пообещала, что когда выйдет на свободу, то первым делом проспит двадцать четыре часа. Но поскольку на данный момент у нее было только одиннадцать долларов, и она ни души не знала в радиусе двухсот миль, да и ее бывшие друзья или семья явно не горели желанием ей помочь  -  да,  с учетом всего этого ей, вероятнее всего придется сегодня спать на улице.
Это было совсем не то, на что она рассчитывала в самых смелых мечтах всего два года назад. Но в нынешних условиях звучало вполне выполнимо. Может, ей повезет отыскать хорошую скамейку в парке и чтобы рядом был питьевой фонтанчик.

Голос Алана стал на удивление жестким.
- Не вздумайте нарушить условия освобождения. Я говорю серьезно. Любое нарушение, даже то, что покажется вам мелочью, может привести к катастрофе. Вы привлекли внимание Макса Гринберга к Лорне. Не думайте, что он не возьмет ее на заметку, – он многозначительно посмотрел на нее. – Если он узнает…
Ее глаза засверкали.
- Одно свидание! Чем оно может повредить? Я не знаю государственных секретов и не собираюсь их никому передавать. Я могу притвориться, что я – ее сестра.
Он с сомнением  вскинул бровь, чтобы дать ей понять, что он об этом думает.
- Теперь еще и ваш офицер-куратор. Эти ребята  - смесь собаки-ищейки и Шерлока Холмса. Если вы попадетесь, они вас не выпустят. Они спят и видят, как бы засадить нарушителей обратно за решетку. Это их хлеб.
- А позвонить?
- Это тоже контакт. Условия вашего освобождения прописаны четко.
- А как насчет письма?
Алан ослабил галстук.
- Вы меня вообще слышите? Вы же знаете, что входящую почту просматривают. И это все равно нарушение условий освобождения. Всего шесть месяцев потерпеть, - он увидел, как упрямо выдвинулась вперед челюсть Келли и решил применить другую тактику. – Ваша подруга не стала бы рисковать вашей свободой, так ведь?
Келли стала грызть нижнюю губу, а потом уронила голову на стол и несколько раз хорошенько стукнулась о столешницу лбом.
- Дело дрянь, Алан, - простонала она.
Он потер затылок , а потом неловко опустил руку и погладил ее по спине. И вздохнул.
- Вам лучше?
- Нет.
- Хорошо. Перейдем к обсуждению последнего условия? Сразу скажу, при виде этого пункта взрослые мужчины начинают плакать.
- Давайте.
Он поколебался, словно отражая ожидаемый удар.
- Полный запрет на алкоголь. 
Она подняла голову и пристально посмотрела на него.
- Слава богу.

ГЛАВА 18

Через два часа

Келли вышла на свежий воздух в той же одежде, которая была на ней, когда она входила в окружную тюрьму. Теперь вещи оказались велики и сидели на ней мешковато, но ощущались неимоверно мягкими и неприлично роскошными.  Она вдохнула полной грудью, одновременно чувствуя себя восторженно, обеспокоенно и одиноко.
Алан Корбин встал рядом с ней у края тротуара.
- Удачи, мисс Холлоуэй. Ваш транспорт прибудет в ближайшее время. Я договаривался на 6.00, - он глянул на часы, - а уже десять минут седьмого.
Транспорт. Она и забыла.

- Это что, такси или пригородный автобус? – до города было неблизко, и она надеялась, что ей хватит денег оплатить дорогу. Но беспокойства она скрыть не могла.
- Это ваши родители.
Ее глаза широко распахнулись.
- Вы позвонили моим родителям?! - в последний раз ее родителям звонили с просьбой забрать ее, когда она была в пятом классе, и ее стошнило на учительницу на продленке. И даже тогда ее отец прислал свою секретаршу, потому что не смог дозвониться до мамы, а сам был слишком занят показом очередного дома.  – Они что, приедут забрать меня?
Алан, казалось, был сам немного смущен собственной инициативой и добродетелью.
- Их номер был в деле, но….
- У них уже весь день был расписан?
Он облегченно выдохнул, поняв, что новость не расстроила ее.
- Да.  Но они сказали, что поручат кому-нибудь приехать и вас забрать.

Келли кивнула. Повезло же водителю такси, ничего не скажешь. Ну и ладно. А ей таким образом удастся избежать неловкого разговора с матерью.
Нет, такси это просто прекрасно, спасибо всем большое. Только вот куда ей на нем поехать? Алан дал ей список местных приютов и других общественных и религиозных организаций, которые оказывали помощь женщинам, попавшим в подобные обстоятельства, и хоть они , судя по описанию, мало чем отличались от Шугар Ленд или Блу Ридж, все же, наверное, лучше оказаться там, чем заработать обвинение в бродяжничестве. По хорошему, ее даже не должны были освободить, не убедившись, что у нее есть где остановиться. Но Алан лично поручился за нее комиссии по условно-досрочному освобождению. И, видимо, этого оказалось достаточно.

Молодому адвокату было явно неловко оставлять Келли посреди парковки.
- С вами все будет в порядке?
Келли тепло улыбнулась. Он действительно был милым – этакий  неловкий очкарик-отличник.
- Все со мной будет хорошо, - она снова обняла его  и прошептала ему на ухо вопрос.
Он отстранился, обдумывая его слова.
- Да, это я смогу сделать. У  вас есть моя визитка?
Она похлопала по карману брюк и отступила в сторону.
Он помахал рукой и пошел к стоянке.
- Мистер Корбин?
Удивленный формальным обращением, Алан остановился и развернулся, вопросительно подняв бровь.
- Вы  и вправду самый лучший адвокат.
Улыбка, озарившая его лицо, была шириной с Миссисипи.
- Постарайтесь не попадать в неприятности, - напомнил он.
- Обязательно, - серьезно ответила она.
Она присела на бордюр, поставила рядом сумку с вещами и стала лениво наблюдать, как Алан подходит к стоянке. И абсолютно не удивилась, когда он укатил на электромобиле.
- Позер, - негромко усмехнулась она.

Келли потянулась, и теплое солнце осветило ее лицо. Погода была тихой, легкий душистый  ветерок плясал на ее коже, вызывая тысячу ощущений. Она утонула в волшебстве текущего момента и постаралась не беспокоиться о том, что пока не могла контролировать.
Даже когда она впервые уезжала из дома, у нее был подробный план. В каком колледже учиться, какой основной предмет выбрать и даже в каком общежитии остановиться. Она никогда не была в такой неопределенной ситуации, в которой оказалась сейчас.
Но Лорна тогда попала в точку – все ее  предыдущие планы не принесли ей счастья.
И на данный момент она решила, что будет справляться с проблемами по мере их поступления.
Она услышала, как с тыльной стороны здания подъезжает автомобиль, встала  и отряхнула брюки, надеясь, что это ее такси. Было бы здорово устроиться где-то до наступления темноты.
Завтра на оставшиеся деньги она сделает несколько телефонных звонков и начнет восстанавливать свою жизнь.

К ней подкатил блестящий кадиллак. Водитель опустил стекло.
- Мисс Холлоуэй?
Келли кивнулаи молча забралась на заднее сиденье. Кожаная обивка приятно прикасалась к телу.
- У меня для вас записка, мэм, - он передал ей сложенный листок бумаги.
Келли провела пальцами по бумаге. Автомобиль тем временем тронулся с места.
- Ну кто бы мог подумать, - негромко сказала она и удивленно покачала головой.
Водитель глянул на нее в зеркало заднего вида.
- Мэм? Вы что-то сказали?
Келли вздохнула.
- Видно, ад замерз насквозь, - она скомкала записку.
«Добро пожаловать в лоно семьи, блудная дочь».

ГЛАВА 19

Через три недели

Ньюджак привел Лорну в одну из комнат для свиданий. Ей было не по себе. Новый охранник забрал ее из мастерской, где она шлифовала высокий шкаф для сувениров. Ее никто никогда не навещал. Все это знали. Так что либо парень оказался таким  же идиотом, как и выглядел, либо что-то было не так. Она шагнула в комнату, не зная, чего ожидать. Охранник остался снаружи.

- Пожалуйста, присаживайтесь.
Лорна прищурилась, оглядывая человека в костюме, который уже расположился на одном из неудобных цельнолитых пластиковых стульев. Она ткнула себя пальцем в грудь:
- Вы точно со мной хотите поговорить?
- Вы – Лорна Малачи?
Она смогла удержать голос безразличным и кроме чуть прищурившихся глаз ничем не выдала своего волнения.
- А кому до этого есть дело?
Мужчина усмехнулся. Лорну окружал живой запах свежего дерева, и он мгновенно решил, что это куда лучше, чем  табачный перегар, с которым обычно приходилось сталкиваться.
- Мне есть дело, - он указал на пустой стул напротив. – Пожалуйста, присаживайтесь, мисс Малачи.
Страх закружился у нее в животе, едва она присела на стул. Лорна не стала откидываться на спинку. Она не собирается здесь рассиживаться, так что нечего устраиваться с удобствами.
- Я – помощник окружного прокурора Гринберг, - он поджал губы, постучал по подбородку указательным пальцем и пробормотал себе под нос: - А вот вы совсем не такая, как я думал.

После интересной встречи с Келли Холлоуэй он решил выяснить, кто же та загадочная женщина, из-за которой чуть не сорвалось его дело. И о чем только думал охранник, с которым он разговаривал? Лорна выглядела куда моложе и… лучше, чем он себе представлял.   
У нее была впечатляющая репутация, особенно что касалось строгого режима, но теперь он видел перед собой женщину, которая вполне могла бы быть его младшей сестрой. Он нахмурился, прикидывая, насколько ее репутация может быть заслуженной.

Лорна вскочила с места, глаза ее потемнели.
- Я с вашей породой не разговариваю! – она выпрямилась и с видимым усилием взяла себя в руки. – Я лучше вернусь к работе.
Она повернулась, подошла к двери и чуть не выругалась, когда поняла, что она заперта.
Интересно.
- Я боюсь, вы не сможете отказаться от  моего приглашения.
Лорна резко развернулась и зашагала к своему стулу. От всей ее фигуры исходила угроза, хотя Гринберг сомневался, что она это осознавала.
- Пошел к черту, продажная полицейская свинья! – она ясно и четко выговорила каждое слово, а потом снова удивила его, улыбнувшись так мило, что он почувствовал себя совершенно сбитым с толку.
Он тихонько усмехнулся, стараясь не выдать своей обеспокоенности.
- Я думаю, я услышал ответ на свой вопрос.

0

10

ГЛАВА 20

Через три месяца

Заунывные звуки саксофона заполнили освещенную светом свечей комнату. Мужчина и женщины, одетые исключительно в черное и белое плавно двигались на танцполе. С бокалом в руке, Келли в одиночестве сидела у барной стойки и ее серебристое, расшитое блестками платье, царственно поблескивало, пока она с нездоровой зачарованностью смотрела на  пузырьки, искрившиеся в янтарной жидкости.

Морщинки, начавшие появляться в уголках ее глаз, пока она была в Блу Ридж, никуда не делись. Их ничто не могло стереть, кроме, разве что, пластической операции или ботокса. Но Келли вежливо отклонила предложение собственной матери оплатить процедуры. Морщины достались ей дорогой ценой,  и она  не имела ни малейшего желания начинать заведомо проигрышную битву.
Первым делом она подстригла свои длинные волосы и сделала короткую стильную прическу, не желая при каждом взгляде в зеркало видеть потерянную женщину, отчаянно тоскующую по своей любимой.
Это не помогло.
Она снова посмотрела на бокал, понимая, что он зовет ее сильнее, чем сирены призывали бедолаг-мореплавателей. Внезапно ей стало трудно вспомнить, почему она должна мучаться и сопротивляться. Обеды с мартини. Встречи с клиентами. Послеобеденные переговоры. Алкоголь пропитал этот выспренный мир насквозь. Мир, в которыйЛорна не вписалась бы ни на секунду.
Лорна была слишком хороша для этого сброда. 

- Ну  что?.. - сбоку подошел ее отец  и удовлетворенно осмотрел своих гостей. Он был невысоким, с выпуклой грудной клеткой, идеально подстриженными седыми волосами и не сходившей с лица сладкой улыбкой, вечно напоминавшей Келли торговца подержанными автомобилями. Они с ним были абсолютно не похожи, если не считать темно-серых глаз, темневших, когда кто-то или что-то вызывало их гнев.
Келли  не могла не признать, что он за последние пару лет добился невероятных успехов в бизнесе и  на данный момент был на пике карьеры. Настолько, что теперь он мог предложить очень тоненькую, хрупкую оливковую ветвь мира своему единственному ребенку после ее освобождения из тюрьмы. Он, наконец, занял главенствующее положение и мог (но только чуть-чуть) позволить себе рискнуть и не обращать внимания на неодобрительно приподнятые брови своих конкурентов.
Келли приняла  ветвь неохотно. Она до сих пор так и не поняла, было ли это искреннее предложение или значило ли оно хоть что-нибудь. Но это был шанс снова встать на ноги, а она в нем отчаянно нуждалась. Она отплатила родителям усердной работой, прилагая все усилия, чтобы не разочаровать их.

Мистер Холлоуэй  облокотился о барную стойку из красного дерева.
- Тебе нравится вечеринка?
- Я до сих пор удивляюсь, что вы меня пригласили, - честно ответила Келли и повертела бокалом, закручивая напиток в водоворот и по-прежнему не сводя глаз с крохотных пузырьков.
- Глупости, Келли, - он исподтишка  оглядел комнату, чтобы понять, не услышал ли кто ее неожиданный и довольно нелестный комментарий. – Твоя упорная работа – это одна из причин, по которой мы здесь собрались.

Прием был в честь сорокалетия свадьбы ее родителей, но на самом деле они праздновали недавнюю продажу сорокаэтажного офисного здания. Отец настоял, чтобы они работали над сделкой вместе, при этом сам он осуществлял общее руководство. Его комиссионные будут ошеломляющими.

Долгие недели Келли дни и ночи корпела над проектом, выделяя себе не более часа в день свободного времени. Она едва успевала восстановиться, на большее времени не хватало. И точно так же, как легко и удобно можно скользнуть в хорошо разношенные туфли, ей оказалось пугающе легко вернуться к своим прежним привычкам. Оставалось добавить подружку-аферистку и набитый алкоголем бар – и тогда последних пары лет как и не бывало!

Она отлично справлялась с работой, и даже ее родители, наконец, вынуждены были признать этот факт. Их одобрение Келли пыталась заслужить так долго, что теперь, когда она его получила, она испытывала противоречивые чувства и не знала, что с ними делать.

- Еще шампанского? – спросил отец. – Ты весь вечер глаз не сводишь с этого бокала, а он все так же полон, - он поморщился, - наверное, он уже нагрелся.
- Нет, нет, не нужно, - заверила его Келли, рассеянно отмахиваясь от бармена, который уже спешил к ним под укоризненным взглядом  мистера Холлоуэя.

Было всего девять вечера, а она уже хотела домой – правда, ее домом на данный момент была милая квартирка, которой  родители изредка пользовались, когда не хотели стоять в пробках по дороге к своему загородному дому на озере. Они предложили ей пожить в квартире столько, сколько ей будет нужно… фактически, столько, сколько она будет работать на них. Они не стали прямо озвучивать свои опасения, но было ясно, что они хотят приглядывать за ней, чтобы свести к минимуму вероятность повторения разрушительных для репутации семьи событий.  Бесплатное использование квартиры стало очередным сюрпризом и еще одной нитью паутины, опутавшей ее.
«Свобода, - подумала она, - понятие весьма относительное». И улыбнулась про себя такому определению.

Келли оглядела комнату.
- А где мама?
Мистер Холлоуэй указал подбородком  на столик рядом с танцполом.
- Она с Синди, - он сделал большой  глоток шампанского и опустил бокал, не сводя глаз с молодой женщины, разговаривавшей с его женой.  – Жаль, что ты упустила ее, Келли, - уголки его рта поползли вверх. – Она красавица.

Келли сцепила зубы  и так крепко сжала свой бокал, что подумала, что он лопнет. Красотой таланты Синди не исчерпывались. Больше всего Келли стыдилась того, что даже понимая, что из себя представляет Синди, она в свое время  готова была закрыть на это глаза,  карабкаясь к недостижимой вершине.

Соблазнительная смесь красоты и чувственности, Синди в то же время была полным моральным уродом, но к тому времени, как ты начинал это понимать, ее клыки уже так глубоко впивались в твое тело, что вырваться без потерь было невозможно. Аферистка, едва не погубившая ее жизнь, каким-то образом в последний момент сумела избежать преследования и убедить родителей Келли, что все якобы совершенные ею пакости были не более чем выдумками чересчур усердного окружного прокурора либо превратно истолкованными словами.  Келли не сомневалась, что у этой женщины в запасе было больше жизней, чем у бродячего кота. И в два раза более острые когти.
Интересный поворот судьбы – коварная блондинка в настоящее время работала у ценного знакомого ее родителей, влиятельного брокера, с которым родители хотели поддерживать близкие доверительные отношения.  По неизвестным Келли причинам брокер относился к ним так же.
До чего же удобно! Для всех.

Синди открыто пользовалась своей сексуальной привлекательностью, хотя Келли знала, что она терпеть не может мужчин. А брокер ей, между прочим, в отцы годился. Она безусловно сделает все возможное, чтобы  выдоить его досуха в финансовом смысле, да и в любых других тоже. Но родители Келли не хотели слышать о Синди ни единого плохого слова.
Граница между бизнесом и семьей, любовью и ненавистью, добром и злом становилась полностью размытой. Что было хуже всего, так это то, что теперь ее мать и Синди стали настоящими подругами. Подруги. Она болтали по телефону и обедали вместе. Взаимная дружба стала такой благоразумной и правильной, какой никогда не была, когда Синди просто жила и спала с их дочерью. Это было похоже на плохой эпизод из паршивого телешоу.

Келли поднесла бокал к губам, и пузырьки защекотали ее губы. Пьянящий аромат подавил ее чувства и посулил сладкое забвение. Она закрыла глаза и открыла рот и приподняла бокал, предвкушая поток глубокого облегчения, но голос ее матери, донесшийся из динамиков, заставил ее вздрогнуть.
- Келли, не могла бы ты присоединиться ко мне, пожалуйста?
Келли моргнула и опустила бокал так быстро, что добрая половина его содержимого пролилась на стойку.
Отец от души похлопал ее по спине.
- Пойдем, - он обнял ее за талию и подвел к микрофону на подиуме рядом с оркестром.

Ее мать неохотно отступила, чтобы мистер Холлоуэй с дочерью могли встать в центре сцены.
- Друзья! – загремел его голос, и на самом деле ему не нужен был микрофон. – Сегодня я самый счастливый человек из ныне живущих. У меня не только хватило здравого смысла, чтобы жениться на молодой женщине, сидевшей позади меня на занятиях по экономике сорок лет назад…

Ее мать, одетая в ослепительное платье от Веры Вонг, захлопала глазами и блистательно изобразила скромницу в ответ на улыбку мистера Холлоуэя, хотя в реальной жизни она легко могла несколькими просчитанными словами уничтожить  любого соперника. Наглости и упорства ей было не занимать, нужно было отдать ей должное.

- Ну а теперь мне повезло, и я могу отпраздновать событие, которого  Холлоуэй Реалти поджидало несколько долгих лет. Наконец-то мы празднуем продажу Форд Билдинг!
Раздались аплодисменты.
- Это сделка всей моей  жизни, и я особенно горжусь тем, что наша дочь принимала в ней участие.
Келли не могла поверить собственным ушам и надеялась, что охвативший ее шок не очень явно отражается на ее лице.
- Последние несколько лет были сложными для нее…
От согласного гула толпы щеки Келли зарделись, и ей внезапно захотелось заткнуть рты всем, сидящим в зале. Сложными? Да они и представить себе не могут, насколько!
- Но она сумела их преодолеть, - отец повернулся к ней и посмотрел на нее таким взглядом, который можно было назвать… ласковым?
- И мы на самом деле так гордимся ею, что я  и ее мать приняли решение сделать ее партнером в Холлоуэй Реалти.
На этот раз аплодисменты были более сдержанными и вежливыми, но Келли не расслышала бы их, даже если бы они гремели как гром. У нее голова кругом шла. Партнер?
Мистер Холлоуэй полез в карман смокинга и извлек оттуда ослепительно белый конверт. Как заправский шоумен, он поднял его повыше, чтобы всем было видно.
- Твоя доля комиссионных, - он помпезно передал конверт Келли и расплылся в улыбке.
Мать подняла бокал с шампанским.
- За первую в череде еще более крупных сделок!

Толпа повторила тост и Синди, нахальная сучка Синди, стоявшая в первом ряду, подняла свой бокал и подмигнула Келли, признавая ее замечательное достижение.
Келли уставилась на нее и позволила каждому грамму ненависти излиться наружу. Теперь ее трудно было чем-то удивить, но она была очень удивлена и шокирована тем, что у Синди хватило наглости показаться здесь сегодня.
Все еще потрясенная словами отца, Келли вернулась в события текущего момента, привлеченная громким треском микрофона. Она оглядела море лиц – это были те самые люди, которые ничем не помогли ей, когда ее бизнес шел ко дну. Эти люди не проявили к ней никакого участия, и глядя на них она не чувствовала ничего, кроме пустоты.
Ее отец энергично вскинул руку в  воздух, заканчивая свое выступление. В точности, как декан ее факультета на выпускном вечере. Что тогда, что сейчас Келли подавляла желание сойти со сцены и освободить место для кого-то другого.
- Спасибо, - пробормотала Келли в микрофон, пытаясь не думать о бокале, который все еще стоял на барной стойке. Ей пришлось напомнить себе, что она тяжко трудилась и заработала эти деньги, так что ничего неправильного в том, чтобы взять их, нет. Хотя все, что касалось сегодняшнего вечера, ощущалось неправильным. 

Оркестр снова заиграл, и Келли  повернулась, чтобы поговорить с  мамой, но обнаружила, что та уже вовсюбеседует  с коллегой из крупной риэлтерской фирмы. Она смеялась во всех нужных местах и выдавала даже самые крохотные порции информации очень дозировано, как скупец, которому жаль расставаться даже с малюсенькой монеткой, но поневоле приходится делать это, чтобы расположить к себе людей. Келли прекрасно это понимала. В конце концов, она сама так поступала бесчисленное количество раз. Она даже поежилась, увидев в матери свое отражение.
Эти столпы общества, стервятники, пришедшие сюда в том числе и за бесплатной выпивкой, снова были ее коллегами. Многие из них были алкоголиками, а большинство были помешаны на работе. С их наполеоновскими планами, давно и прочно забытой личной жизнью и завышенным самомнением. Каждый из них готов был продать душу дьяволу, если это принесло бы им хорошие комиссионные. И она снова сделалась одной из них.
Но она не хотела быть такой. Больше ни за что.

Сжимая конверт с чеком, она вышла из роскошной гостиницыи неторопливо прошла сквозь сборище курильщиков, толпившихся у каменных пепельниц возле входа. Это был клуб по интересам, кучка отщепенцев, собравшихся в стаю, чтобы бороться за существование и… наполнить свои легкие окисью углерода.

У самого  края группы, рядом друг с другом стояли двое мужчин – на лицах широкие улыбки, головы склонены. Они что-то увлеченно рассказывали друг другу, и по их движениям и позам Келли поняла, что они – настоящие друзья, а когда она присмотрелась получше, то поняла, что возможно, там скрываются даже более близкие отношения.
Она почувствовала знакомый укол боли, всегда возникавший при виде такого товарищества. Ей самой слишком недолго довелось испытывать подобные чувства. Исчезающе мало. На секунду она подумала, а не соблазниться ли ей сигареткой и не присоединиться к стае, но она не держала в руках сигаретную пачку уже больше двадцати лет. Еще одна плохая привычка, над которой придется потом потрудиться, чтобы бросить, решала она. Что-то, без чего она сможет обойтись.
Ее каблуки звонко зацокали по тротуару, когда она бодрозашагала подальше от гостиницы и всех, кто был в ней.

На стоянке было благословенно тихо, только отдаленный шум проезжавших по  дороге машин омрачал тишину. Она подняла голову и посмотрела в ясное ночное небо, думая, видны ли Лорне те же мерцающие звезды в маленьком окошке под потолком камеры.

Даже если бы она могла выйти на связь со своей возлюбленной, простила ли бы ее Лорна за то, что она сделала? Зная, насколько важным для нее было доверие, Келли не была уверена в ответе.
Лорна любила ее. Это Келли знала точно, как собственное имя. Лорна бы от нее так легко не отказалась. Но то, что Келли поспешно и безоговорочно поверила, что это Лорна напала на Катрину, несомненно, должно было глубоко задеть ее. И что можно было сделать, чтобы исправить причиненную боль, даже если бы она могла? И какое это имело значение теперь? Она слегка улыбнулась. Лорна была бы неотразима в маленьком черном платье, но она бы и тридцати секунд не выдержала в обществе надутых чванливых чучел, которыми был забит гостиничный зал для приемов. Келли сомневалась, что любовь, даже такая сильная, от которой у нее дыхание перехватывало и сердце заходилось до боли, сможет преодолеть эти различия.

Она стояла среди дорогих машин и огней большого города, и время, проведенное в Блу Ридж, и ее любимая женщина казались ей такими далекими, словно их и не было вовсе. Она вздохнула и произнесла, обращаясь к небесам, посылая безмолвную молитву к Лорне.
- Я скучаю по тебе.
Потом  развернулась и пошла назад к гостинице.

ГЛАВА 21

Месяц спустя

- Что значит «сейчас»? – Лорна села на койке и посмотрела на Катрину так, словно та лишилась рассудка.  Что, конечно же, на самом деле произошло с ней уже давным-давно. Лорну выворачивало от самого факта, что эта сучка находится в ее камере. Еще одна неприятность в  бесконечной  череде, которые то и дело подкидывала жизнь.
- Говорю тебе, время сделки изменилось. Пакет  придет во второй половине дня, а не вечером.
- Черт! – Лорна почесала в затылке. – Ты что, хочешь спалиться? Из-за таких вот изменений в последнюю минуту все может накрыться. Ты же сама понимаешь!
Катрина усмехнулась и присела на кровать.
- Вот за этим ты мне и нужна, Лорна – ты чудесно поволнуешься вместо меня. И я этому очень рада, - в ее голосе внезапно прорезался тягучий южный акцент. – Потому что я не могу думать об этом сейчас. Иначе я с ума сойду, - она стала деликатно обмахивать себя воображаемым веером. – Я подумаю об этом за-а-автра. (Надеюсь, все узнали Скарлетт  О’Хару? – прим.пер.)

У Лорны руки чесались от желания придушить эту заразу.
- Кто поменял план? – она раздраженно вскочила с кровати. – И почему я не в курсе? Я думала, мы с тобой партнеры, - она вытолкнула из себя это слово, словно проклятие.
Выражение лица Катрины стало ледяным.
- Мы и есть партнеры. Но руковожу всем я. А ты, кажется, об этом малость подзабыла.
- С тобой забудешь! – отрезала Лорна и толкнула дверь камеры. Ей не хватало воздуха. Она задыхалась. – Ты поступаешь безрассудно и глупо. И однажды твоя ошибка мне дорого обойдется, - она серьезно покачала головой. – Ты меня таки доведешь.
Катрина с отсутствующим видом коснулась шрама, поднимавшегося от груди к шее.
- Ты забыла, что от меня не так легко избавиться.
- А ты забыла, - проскрежетала Лорна, - что у меня куда больше опыта, чем у твоего несостоявшегося убийцы-идиота! – стоя спиной к Катрине, она понизила голос и прикрыла глаза.
И какого черта я в это ввязалась? Ах, да. Обещание. Хотя чего теперь стоит мое  слово…
- А как насчет охранников  дневной смены? Они…
- Это не проблема, - самодовольно перебила  Катрина.
-Те же условия и товар? – это была самая большая поставка наркотиков за все время. Настолько большая, что Катрина не доверила никому из своих шестерок принять груз и заплатить за него. Она даже не хотела, чтобы Лорна занялась этим делом сама. Ее поставщикам понадобилось на две недели больше, чем обычно, чтобы доставить товар, и каждое звено в преступной цепочке собиралось хорошенько нажиться на этой сделке.
- Ну конечно! Все точно так же, только время поменялось. Ты же не думаешь, что я позволю нашему поставщику кинуть нас только потому, что Пэтрис Дженнингс настояла на том, чтобы грузовик с ее дурными досками пришел пораньше?
Лорна вздернула бровь.
- Я не знаю, что мне думать. Кроме того, у нас большой заказ на мебель для  начальной школы, и нам нужен материал.
- Как будто меня это колышет.
- Если бы у тебя в голове было что-то, кроме наркоты, тебе было бы о чем поразмыслить! – Лорна высунула голову в коридор, чтобы убедиться, что их никто не слышит. 
- Христа ради, Малли, чего ты так дергаешься?
Лорна пожала плечами, обхватила себя руками за плечи и вернулась в камеру.
- Я не хочу, чтобы что-то помешало моему досрочному, - честно ответила она. Я уже так близко.Нехорошее предчувствие вскипало в ней.  Пожалуйста, просто дайте мне пережить сегодняшний день без  происшествий. - И мне не нравится, что ты такие серьезные шаги предпринимаешь сама.

Катрина подошла к ней и положила руку ей на плечо.
- У меня не было выбора. Это и все, что тебя беспокоит?
- А что, этого мало? Я не хочу облажаться. Мне нравится снова зарабатывать реальные деньги, - она провела ладонями по лицу. – Когда я выберусь из этой адской дыры, у меня  будет шанс не стать шлюхой или официанткой в какой-то грязной забегаловке.
- Черт, да, мы делаем хорошие денежки!  Дела идут даже лучше, чем я предполагала. Даже Элейн богатеет не по дням, а по часам!
Лорна вздрогнула при этих словах. Для нее стало ударом узнать, что охранница, которой она доверяла больше всего, не только давным-давно у Катрины на жаловании, но и продала Катрине информацию о ее банковском счете.
Это было жестоким напоминанием о том, что доверять нельзя никому.

Глаза Лорны удивленно распахнулись при виде чистого восторга на лице Катрины.
- Я даже не мечтала, что мы будем обеспечивать товаром и строгий и общий режимы, да еще так скоро! – выдохнула Катрина. – Да еще прямо отсюда! Боже, да я прямо сама не своя делаюсь, когда думаю об этом! – она сатанински усмехнулась. – Я знала, что когда мы будем работать вместе, мы добьемся всего! Я клянусь, я и забыла, как ты  хороша в этом всем. Ты извращенка. Ты чертова проклятая машина, Малли.
Лорна  поморщилась. Новенькая, которой недавно стукнуло восемнадцать, чуть не умерла от передозировки месяц назад. Наркотики она получила из их рук. 
Да, эта девочка, к счастью, выжила. Но это был только вопрос времени – рано или поздно кто-то использует эту отраву, чтобы убить себя, намеренно или нет.
Лорна положила ладонь себе на живот. Жжение внутри не унималось. Слишком поздно сожалеть.
- Ну, иногда бедным девушкам приходится делать то, что приходится.
Катрина сжала ее плечо, и Лорна едва удержалась, чтобы не сбросить липкую руку. Ее кожа содрогнулась от прикосновения, и Лорна прерывисто выдохнула.
- С такими денежками ты наконец можешь переплюнуть свою модную подружку, а?
В голосе Катрины Лорна услышала плохо скрытую ревность. Но она не повелась на эту наживку.
- Она давно меня  бросила, и ты это знаешь, - глухо проговорила она.
Катрина фыркнула.
- А ты бы ее не бросила?
- Нет, - в голосе Лорны звучала абсолютная уверенность. – Я бы не бросила. Точно.
С выражением полной поглощенности Катрина провела кончиками пальцев вниз по руке Лорны, и ее прикосновение из слабой попытки успокоить превратилось во что-то более чувственное.
- Ты знаешь, - мягко проговорила она, - что ты не должна оставаться одна только потому, что Холлоуэй ушла….
Вот теперь Лорна все-таки сбросила ее руку.
- Давай разберемся с делом, - она схватила с комода рабочие перчатки.
Катрина не обиделась на ее действия. Почти.
- Ну и дура. Ладно, пойдем делать деньги.

У входа на разгрузочную площадку им навстречу шагнул охранник.
Лорна встретилась взглядом с Роско, и уголки его губ поползли вверх в зловещей ухмылке.
- Приветик, Малли, - он засунул большие пальцы в петли  пояса, и его мясистые лапы безвольно свисали вниз. – Ты думала, ты сможешь играться в свои маленькие игры, а меня ни разу не пригласить?
Лорне стало нечем дышать, словно ее подстрелили. Вот черт, черт, черт! Она глянула налево, направо, а потом уставилась на Катрину. Но та просто стояла со спокойным выражением отстраненного и холодного лица.
Почему Катрина абсолютно не удивилась? Почему их обеих еще не арестовали? Что он здесь делает и где Элейн?

Катрина натянула рабочие перчатки на тот случай, если еще кто-то из охранников пройдет мимо.  По выходным эта часть здания была малолюдной, и им не нужно было выглядеть подозрительно.
- Элейн сегодня не пришла на дежурство, и дозвониться я ей не смогла. Расслабься, Малли. Он теперь наш.
Лорна чувствовала, что ее голова вот-вот взорвется.
- С каких это пор?
Катрина подлетела к Лорне и выпалила прямо ей в лицо:
- С тех самых, с которых он стал нужен мне!
Роско прищелкнул языком и встал между женщинами.
- Дамы, грузовик нужно разгрузить.
Катрина фыркнула.
- Пусть этим займутся другие! – она пренебрежительно помахала рукой. – Я пришлю сюда Дасти и Лаверну, как только мы закончим.
Роско посмотрел на часы и огляделся по сторонам.
Лорна прищурилась. Он был непривычно нервным.
- Черт, - пробормотал Роско и шумно вздохнул.
- Чего? – Катрина оглянулась, но вокруг никого не было. Только рядом с кабиной водитель грузовика пинал щебенку, ожидая разгрузки.
- Мне скоро пора сдавать смену.
Катрина  развернулась и уставилась на него.
- Тебе уже заплатили за твое время, жирный ублюдок! А теперь давай, охраняй нас! Слишком много новеньких охранников тут бродит в последнее время, - она поежилась. - У меня от них мороз по коже.
Лорна продолжала настороженно смотреть на Роско. Его тут не должно было быть, черт бы все побрал!
- Катрина, - негромко сказала она, - мне это все не нравится.

Катрина проигнорировала ее слова и пошла к водителю грузовика, Джоуи, который по чистой случайности был двоюродным братом начальника тюрьмы. Лорна внимательно за ней наблюдала. Грузовик, привозивший дерево, всегда обыскивали, когда он выезжал из Блу Ридж, на тот случай, если кому-то из заключенных пришла бы в голову блестящая идея побега. Но по дороге в тюрьму никто грузовик не обыскивал, потому что считалось, что этому водителю можно доверять. Сальные волосы, пустота в глазах – Джоуи был живым воплощением слабака, который никому не может сказать «нет». Его руки заметно подрагивали, когда он закурил сигарету. Лорна покачала головой, заметив, что его лоб усеян крупными каплями пота, хотя на улице совсем не было жарко. Она видела, как за последние несколько месяцев он совсем сошел на нет. Не удивлюсь, если он уже продал все, что мог. Дурень.

- Ну, - спросила Катрина, раздраженно тыкая в него пальцем, - у меня времени нет. Где товар?
Он глянул на нее и тут же отвел глаза.
- Как обычно, - сигарета прилипла кего нижней губе и двигалась вместе с ней, когда он говорил. Он махнул Катрине, чтобы она шла за ним. – В кузове.
Они обошли грузовик сзади и вошли по трапу в кузов. Роско шел замыкающим. Грузовик был только наполовину заполнен  штабелями досок и листов ДСП. Водитель обошел груз, прошел в дальнюючасть кузова, отпихнул ногой несколько вывалившихся из пачки досок и достал маленькую картонную коробку, тщательно перемотанную упаковочной лентой.
У Лорны сердце тяжело забилось в груди, когда она увидела то, за чем они пришли. Такая маленькая коробочка, и так много неприятностей.

- Открывай, - велела Катрина, но не тронулась сместа, так что он вынужден был подойти к ней. Она сняла перчатки и засунула их за пояс джинсов.
Джоуи заворчал, но вытащил из кармана складной нож и легко разрезал ленту. Он взял один пакетик, лежавший сверху, и протянул Катрине, предлагая попробовать.
Лорна невольно втянула воздух, когда блеснуло лезвие.
Три пары глаз уставились на нее.
Лорна втянула воздух  через нос, чтобы успокоиться. Тише.
- Ты же не думаешь нас развести, Джоуи? Катрина сама выберет пакет, нечего ей свой подсовывать. 
Мужчина нахмурился, но кивнул, и Катрина вытащила пакетик из нижней части коробки, а из кармана достала набор для экспресс-теста на наркотики –такими тестами пользовалась полиция и их легко можно было заказать через интернет.
- Да без разницы.
Она подцепила крошечную порцию порошка, опустила ее в маленький пакет с прозрачной жидкостью, сломала ампулы и стала нетерпеливо ждать, пока цвет изменится. Долго ей ждать не пришлось – реакция была положительной. Просто для порядка Катрина растерла немного порошка по своим деснам и одобрительно угукнула, когда они почти сразу же онемели.
- Отлично. 
Она протянула пакет Лорне на пробу.
- Спасибо большое, но я что-то не хочу однажды обнаружить, что выгляжу, как Джоуи.
Глаза Джоуи вспыхнули.
- Эй!
- Ну как хочешь, щепетильная ты наша.

Катрина  порылась в коробке, проверила еще несколько пакетиков и кивнула, явно удовлетворенная. Не желая нести коробку внутрь здания, она  рассовала несколько пакетов по карманам джинсов, а остальные сунула Лорне, которая молча начала нагружать ими свои карманы. Когда места не осталось, она задрала рубашку.
Напихивая пакеты с кокаином в лифчик, Лорна ожидала, что Роско отпустит один из своих скабрезных комментариев, но этого не произошло. Да что ж так все долго-то?
Катрина улыбнулась Джоуи, и он криво усмехнулся ей в ответ из-за облака сигаретного дыма. Лорна никогда не видела Катрину такой счастливой.  Та просияла и вытащила из кармана тугой рулончик купюр.
- С тобой приятно иметь дело.
Она небрежно бросила пачку  прямо в грудь мужчине, и он выругался, когда выронил сигарету, пока наклонялся за деньгами.

А потом, прежде чем Лорна успела сделать вдох, произошло сразу столько событий, что она перестала воспринимать смысл происходящего.
Возникшие из ниоткуда двое полицейских офицеров в бронежилетах, мужчина и женщина, ворвались в грузовик. В руках они сжимали пистолеты и орали так, что в ушах звенело.
- Стоять!
Они сразу заметили нож Джоуи и перевели оружие на него.
- Бросай оружие, ублюдок! Быстро!
Раздались выстрелы, и Катрина с Джоуи запаниковали одновременно. Катрина нырнула за стопку досок,  но споткнулась и налетела на Лорну, а та в свою очередь врезалась в Джоуи.
Все трое яростно завозились, врезались в стену и рухнули но пол. Катрина вскрикнула, когда приложилась локтями сначала о доски, а затем о металлический пол грузовика. Лорна ударилась лбом о твердую кедровую доску, и у нее потемнело в глазах.
- Не двигаться! – заорали копы. – Не двигаться!

Нож Джоуи был выбит из его руки чьим-то коленом, и тогда он вцепился зубами в то, до чего смог дотянуться. Этим предметом оказалась женская рука. Катрина снова закричала. Лорна несколько раз моргнула и попыталась встать на ноги, но кто-то вцепился ей в волосы и снова повалил на пол.
- Ох!
Катрина умудрилась подняться на колени и схватить Лорну за горло своей тонкой, но сильной рукой. Она прижала к ее щеке нож Джоуи так сильно, что порезала кожу.
Лорна судорожно вдохнула, когда теплая струйка крови побежала вниз по ее лицу и плеснула на пол. Господи! И когда Катрина успела подобрать нож?
- С-с-тойте на месте! – запинаясь, велела копам Катрина. Она дышала так часто, что Лорна забеспокоилась, не рухнет ли она в обморок, по пути перерезав ей  горло. – Или я убью ее!
Лорна окинула взглядом грузовик. В воздухе пахло порохом, и она утешала себя мыслью, что, по крайней мере, все живы.
Пока живы.
Роско стоял всего в двух шагах от них, лыбился, как идиот, а его пистолет был нацелен прямо в голову Катрины…. или Лорны.
Лорна неосознанно начала сопротивляться, и нож глубже вошел в ее щеку. Она зашипела, когда он прорезал щеку насквозь и  болезненно уперся в край десны.
Катрина  отвела нож на долю сантиметра, и Лорна облегченно выдохнула.

Джоуи был слишком ошеломлен, чтобы двигаться. Он так и не встал на ноги, лицо его было белее мела, а  поднятые в воздух руки дрожали.
- На выход! – приказала ему женщина-офицер. Там, где он был сейчас, его нельзя было безопасно арестовать. – Пошел! Живо!
Она шагнула в сторону, и он на черепашьей скорости пополз  к выходу, не сводя глаз с ее пистолета.  Секунду спустя, офицер-мужчина ухватил его за воротник и выволок из грузовика. Джоуи вскрикнул, когда приземлился на откидной задний борт и офицер заломил ему руки за спину.

Женщина-полицейская не сводила глаз с Катрины, чуть присев на расставленных ногах и готовая открыть огонь.
- Держи его снаружи, Френк! – крикнула она. – У меня все под контролем!
Да ты что? – вяло подумала Лорна.
Знакомый звук защелкивающихся наручников прозвучал где-то в отдалении. Все пошло прахом.
- Отпусти меня, Катрина. Все кончено. 
- Заткнись!
Нож вонзился глубже, и Лорна подавила болезненный вскрик.
Ей даже не нужно было оглядываться, она и так знала, что ледяные глаза Катрины полны страха.
- Катрина? – она прикинула, а не двинуть ли ее локтем под ребра, но ее голова была настолько запрокинута, и нож вошел так глубоко, что от резкого движения ее положение могло только ухудшиться.
- Тихо, я сказала! – прогремела Катрина. – Я думаю!
- Идея с заложником может сработать только тогда… - Лорна с трудом сглотнула, мышцы ее шеи напряглись, - только тогда, когда тот, кто держит палец на спусковом крючке, боится убить заложника.
Сзади повисла абсолютная тишина.
- Роско, - сказала Лорна спокойным, разговорным тоном, который  смехотворно звучал в нынешних обстоятельствах. – Как бы ты себя чувствовал, если бы промахнулся по Катрине и вместо этого попал в меня, а?
Он взвел курок револьвера, и щелчок прозвучал неожиданно громко в замкнутом пространстве кузова. 
- Как если бы в моем любимом баре объявили акцию  «два напитка по цене одного»!
Катрина уронила голову на плечо Лорны и ослабила хватку на ноже.
- Черт! Черт! Я не знаю, что мне делать!
- Бросай нож! – заорали все в один голос.
Несколько напряженных секунд, которые ощущались, как годы, канули в вечность. Никто не произносил ни слова. Никто даже не осмеливался дышать.
- Роско? – наконец отозвалась Лорна и закрыла глаза, готовясь к тому, что произойдет вследующий момент. – Пристрели уже эту суку.
Катрина бросила нож на пол, словно он был из раскаленного металла. И подняла руки, сдаваясь.

Роско рванулся вперед и ухватил ее за волосы, точно так же, как она держала Лорну.
Катрина вскрикнула от боли.
- Больно, да? – съязвила Лорна. Она поднесла руку к лицу, и та сразу же стала липкой и окрасилась красным.
- Роско был в доле! – выпалила Катрина, безуспешно пытаясь освободить волосы. Не в силах вырваться, она обратилась к полицейским. – Арестуйте и его тоже!
- Никто меня арестовывать не будет. Я – один из хороших парней, идиотка!
Лорна медленно моргнула. Хороший парень?  Она чувствовала себя, словно в потустороннем мире.
Наверное, она там и была. Ее потрясенный разум медленно обрабатывал новости, а в ушах все еще звенело. Ну да, она же ударилась головой.
Роско рывком поднял Катрину на ноги, развернул и прижал к стене грузовика, отчего вся конструкция задрожала. В процессе у Катрины изо рта вылетел зубной протез, и это ее как-то поугомонило.
- Почему вы так долго тянули? - устало спросила Лорна у полицейской, которая помогала Роско надеть на Катрину наручники и делала  все возможное, чтобы он соблюдал процедуру и не нарушил ее гражданские права.
Женщина откинула челку с лица и наклонилась к Катрине.
- Мы думали, что доставка будет сегодня вечером. Если бы Роско нас не предупредил, нас бы тут вообще не было.

Голова Катрины дернулась в их сторону, глаза выпучились. С выражением полного недоверия на лице, с отвисшей челюстью она уставилась на Лорну тяжелым взглядом.
- Так это ты - крыса?
Лорна напряглась, понимая, что поступила так,  как нужно было поступить, но все равно уязвленная истинностью утверждения.  Она отвернулась, вытерла окровавленную щеку рукавом, и вголове у нее все поплыло, как у пьяной.
- Я говорила, что ты меня  однажды достанешь.
- Малли? – вскрикнула Катрина. – Я доверяла тебе! – ее глаза на секунду смягчились. – Может, я тебя даже любила.
Лорна с вызовом подняла на нее глаза.
- Любила? Да я даже не уверена, что ты знаешь, что значит это слово!
- Ты предательница! Сука! Черт! – она яростно задергалась, и понадобились усилия обоих офицеров, чтобы удержать ее и заковать в наручники. – Я поверить не могу! Сколько они тебе заплатили, чтобы сделать из тебя вонючую крысу? А?
- Деньги? – невесело рассмеялась Лорна. – Я потеряла на этом все деньги. У меня ни цента не останется из тех денег, что мы делали вместе, а то, что у меня было раньше, я отдала тебе. Так что у меня в кармане ветер свищет.
- Френк! – крикнула полицейская через плечо. – Вызывай скорую!
Она забеспокоилась, натянула резиновую перчатку и прижала что-то прохладное к щеке Лорны. И сочувственно покачала головой.
- Ох, черт, кровотечение не останавливается. Рану нужно будет зашивать, - она мягко повернула голову Лорны, чтобы осмотреть ее лицо. – У тебя зрачки на свет не реагируют.
- Что за сделку они тебе предложили, Малли?

Лорна попыталась выйти из грузовика, но запнулась и с размаху села на штабель досок. И осталась сидеть в оцепенении. Все наконец кончилось. Месяцы работы с Катриной дорого ей обошлись. Она не знала, почему она чувствует такую слабость – от облегчения, от потери крови или оттого, что голова у нее стучала, как барабан. А может, от всего сразу.
- Окружной прокурор сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться. 
- Да ты же все равно вышла бы через несколько месяцев! – лицо Катрины перекосило от ярости. – Что такого они могли тебе предложить?!
Лорна покачала головой.
- Не надо тебе было ее трогать, - тихо пробормотала она. – Не надо было.
- Да что ты несешь? – Катрина задергалась в руках Роско и сплюнула. – Ты отказалась от денег, и ради чего? Ради этой высокомерной подружки, которая сейчас уже  наверняка трахается с кем-то другим! Ты больная на всю голову! У тебя ни цента не будет, когда ты выйдешь на волю, и максимум через полгода ты снова окажешься здесь!
Роско повел Катрину к выходу.
- Что эти свиньи тебе предложили, чтобы ты стала одной из них? ты же всегда была за нас!
У Лорны от слов Катрины сжалось сердце, но она подняла голову и прямо встретила ее взгляд.
- Они предложили мне тебя, Катрина. Твою голову на блюде.
(Отсылка к евангельской истории о казни Иоанна Крестителя, голову которого попросила у царя Ирода его падчерица Саломея в награду за понравившийся царю танец – прим.пер.)

0

11

ГЛАВА 22

Через два с половиной месяца

Лорна легко сошла с автобуса, пришедшего из тюрьмы Шугар Ленд в город, и ее ноги подняли облачко пыли, когда коснулись земли. Сразу следом за ней из автобуса вышла еще одна женщина. У обеих в руках были холщовые спортивные сумки, которые шила тюремная швейная мастерская  и по себестоимости продавала освобождающимся заключенным. Сумка Лорны была заполнена едва ли наполовину, и это было все, чем она владела в этом мире.

Автобус уехал, и на небольшую парковку тут же вкатился белый седан. Он еще не успел остановиться, а  из него уже выскочили трое детей – аккуратно причесанных, но неряшливо одетых. Они явно приехали сюда, чтобы забрать свою маму.
Лорна не сдержала улыбку.
- Удачи, - искренне произнесла она, хотя при этом ее грудь наполнилась болью. Никто не приехал, чтобы забрать ее. Она ничего не слышала о Келли с тех самых пор, как Катрину ранили, и даже не знала, на свободе ли она, хотя срок ее первого слушания по условно-досрочному освобождению давно наступил и прошел. И все-таки крохотным уголком разума Лорна отчаянно надеялась, что когда она сойдет с автобуса, Келли окажется здесь. А другая, большая  часть ее разума убеждала ее, что все будет именно так, как происходило сейчас.
Женщина растерянно улыбнулась и пожелала Лорне удачи в ответ, а потом рванулась к детям и обхватила их руками, а те принялись выкрикивать с нескрываемым ликованием: «Мама вышла из тюрьмы! Мама вышла из тюрьмы!»
Из машины неуклюже выбрался единственный на памяти Лорны мужчина, который перещеголял Роско в росте,  и стал с нетерпением ждать своей очереди. Они сбились в кучу, все обнимались и плакали.
И пусть это была не совсем картина Нормана Роквелла, но это было очень к ней близко.
(Норман Роквелл (3 февраля 1894, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк — 8 ноября 1978, Стокбридж, штат Массачусетс) — американский художник и иллюстратор, работавший в жанре реализма. Известен иллюстрациями и жанровыми зарисовками из жизни простых людей. В разное время его рисунки украшали обложки таких журналов, как The Saturday Evening Post и The Look- прим.пер.)

Вздохнув, Лорна отвернулась  и осмотрелась по сторонам. Автобус высадил их возле небольшой закусочной на окраине города. Здание было розового цвета, черепица на крыше и стены, обитые сайдингом,  явно видывали лучшие времена, но вкусный запах жареных цыплят, вылетавший из дымовой трубы, производил куда большее впечатление, чем декор.
В животе у Лорны громко забурчало, но она была в таком восторге от воли, что даже голод не мог заставить ее сразу войти внутрь.

Неподалеку возвышались стройные сосны, их резкий запах смешивался с запахом горелого масла, и это было божественно. Лорна буквально впитывала окружающий пейзаж. Был самый разгар бабьего лета, и все выглядело таким ярким и красочным! За прошедшие годы она уделяла мало времени просмотру телевизионных программ и теперь вдруг пожалела об этом, потому что почувствовала себя, словно чужеземец, которого высадили посреди незнакомой новой страны.
Машины выглядели совсем по-другому, а одежда на людях совершенно не совпадала с тем, что она помнила. Один из пассажиров автобуса работал на ноутбуке – таком тоненьком, что казалось, он вот-вот разломится пополам, стоит только посильнее ткнуть в него пальцем.  Она видела рекламу айподов и мобильных телефонов, но не представляла, что они на самом деле такие крохотные.
Парочка подростков вышла из забегаловки, и Лорна провела их любопытным взглядом. Их туфли были расшнурованы и хлопали при ходьбе. На девушке были очень обтягивающие штаны, и все части тела, в которых можно было сделать пирсинг, были пробиты. А  парню наоборот, джинсы были велики размеров на десять, и их пояс болтался где-то ближе к его коленям, чем к талии. Лорна поморщилась, когда увидела, что из-под верхней части штанов у него выглядывает нижнее белье. 
У нее было меньше ста долларов, а в сумке лежали фотография Меган, маленький набор туалетных принадлежностей и три комплекта подержанной одежды, которую она приобрела через охранника на eBay незадолго до освобождения.  Тогда ей казалось, что это нормальная одежда, но теперь Лорна понимала, что ее наряды устарели лет на пятнадцать, а то и двадцать. Хотя, кажется,  в отличие от подростков, взрослые люди носили одежду, подходящую им по размеру, и это давало ей маленькую надежду, что она не будет выглядеть совсем уж белой вороной.

У нее в кармане, вместе с визиткой офицера надзора, лежал листок бумаги с именем и номером телефона пожилого человека, который жил в этом городке и понедельно сдавал недорогие комнаты женщинам, недавно вышедшим из Шугар Ленд.  Самые большие комнаты были рассчитаны на троих и обходились дешевле всего. Лорна нашла  забавным и ироничным то, что случись ей там остановиться, она на самом деле оказалась бы в более стесненных условиях, чем в Блу Ридж или Шугар Ленд.
Что-то красное привлекло ее внимание, и она подошла к окну столовой, чтобы прочесть объявление о вакансиях. 
Ей были нужны деньги, и если она устроится здесь, то может быть, сможет сразу заработать чаевые, а не ждать первой зарплаты две недели.
Они могут даже предложить ей еду со скидкой, как в ресторанчике с бургерами, где Лорна работала, когда была подростком. Она подумала о том, как однажды высказалась перед Катриной на предмет работы в грязной забегаловке и криво усмехнулась, понимая, что ей очень повезет, если она устроится на работу здесь.

- Эй, - к ней подошла давешняя женщина из автобуса.
Лорна слегка вздрогнула. Она вообще забыла о ее существовании.
Женщина подхватила на руки самого маленького ребенка.
- Вас кто-то встретит?
Лорна почувствовала, как у нее розовеют щеки.
- Нет.
- А вам… эээ… Может, вас подвезти? 
Мужчина, ее муж или бойфренд, одобрительно закивал.
- Мы едем в ближайший город. Не стоит вам добираться на попутках. Это может быть опасно.
Лорна знала, что большинство бывших заключенных сразу после освобождения отправляются в большой город. Поблизости было разбросано еще с полдюжины городков поменьше, но вдали от больших заводов и торговых центров труднее было найти работу.
Лорна выросла в таком городе, полном дымовых труб и крошечных домиков, битком набитых  детьми и отчаявшимися родителями, а еще – воспоминаниями, которые она бы с удовольствием забыла. Возвращаться туда ей совсем не хотелось.
- Нет, но спасибо за предложение, - хотела бы она вспомнить имя этой  женщины. Доброта встречалась ей слишком редко.
Женщина пожала плечами.
- Как угодно, - она помахала ей рукой, и Лорна помахала ей в ответ, а потом улыбнулась маленькой девочке, которая напомнила ей о Меган.

Она поправила сумку на плече, обошла старый универсал и пошла по направлению к забегаловке и желанному обеду. Когда она открыла дверь, над ней брякнул звонок, а ее живот снова забурчал от запаха жарящихся бургеров и копченого бекона. В зале было довольно людно, звон столовых приборов и стук кофейных чашек по пластиковому покрытию столов создавали шумовой фон, показавшийся ей успокаивающим и знакомым.
Она подошла к барной стойке и присела, стараясь не ахнуть при виде цен в меню. Жареный цыпленок с картошкой и овощами, которого ей захотелось, едва она сошла с автобуса, был ей абсолютно не по карману. Но сендвич с ветчиной и сыром она же должна быть в состоянии себе позволить, черт возьми! Шесть долларов девяносто девять центов за бутерброд, картошку-фри и газировку? Шутят они, что ли? Приступ паники охватил ее, и с тошнотворной ясностью Лорна поняла, что ее деньги закончатся гораздо быстрее, чем она рассчитывала. 
Может, ей нужно было постараться разжиреть на тюремных харчах перед освобождением?

Измученного вида официантка вышла из кухни и поставила большой пакет с заказом на вынос рядом со стойкой, в ожидании пока заказчик заберет его.
- Ммм… Простите, а сколько стоит сендвич с ветчиной и сыром отдельно? – спросила Лорна. – Если без картошки и напитка?
- Четыре бакса.
Лорна прикусила губу. Потом она отыщет недорогой продуктовый магазин, но сейчас она умирала от голода, потому что пропустила и завтрак, и ланч, пока проходила тюремные формальности перед освобождением.
- Окей.
- Со всеми приправами?
- Было бы здорово, - Лорна собрала все свое мужество, - и можно бланк заявления о приеме на работу?
Официантка опустила блокнот и посмотрела на сумку Лорны. Судя по всему, она навидалась таких предостаточно.
- Шугар Ленд? – она могла бы и не спрашивать.
- Да.
- За что?
Лорна сглотнула. Она не думала, что официантке нужна история о том, как ее перевели в Блу Ридж, потому что она сотрудничала с администрацией. Удивительно, она не успела выйти из тюрьмы, а ей уже приходится объяснять, за что она туда попала. Она прикинула, а не соврать ли, но…. 
- Убийство.
Официантка постаралась скрыть удивление.
- К сожалению,  я… ммм… не могу дать вам заявление, - она понизила голос, и видно было, что ей искренне жаль. – Из этого все равно ничего хорошего бы не вышло. Хозяин не нанимает на работу бывших преступников.
Лорна молча вздохнула. Кто бы стал его винить? Мысль о том, что ей придется  врать, не доставляла никакого удовольствия, но, видимо, выбор у нее был небольшой. 
Она изо всех сил постаралась улыбнуться.
- Ничего страшного.
- А вы… вам салат к сендвичу сделать? За счет заведения? Я знаю, вас там не баловали свежими овощами, - официантка многозначительно посмотрела на Лорну, и она поняла, что та в свое время побывала в ее шкуре.
Улыбка Лорны стала более теплой.
- Было бы здорово. Спасибо.

Когда официантка ушла, Лорна уронила голову на руки. И что же мне теперь делать? Мысль, мучавшая ее на протяжении нескольких месяцев, снова вышла на передний план во всей своей красе. Как я собираюсь отыскать ее? Может быть, Келли  и отказалась от нее, но это совершенно не означало, что Лорна думает и чувствует так же. Она порадовалась, что на ногах у нее удобные кроссовки, потому что если ей  придется в поисках Келли пройти пешком через полстраны, она это сделает.

- Здесь занято? – спросил бесплотный голос откуда-то сзади.
- Нет, - отсутствующе ответила Лорна. – Присаживай… - она повернула голову, и весь воздух, который был у нее в легких, с шумом вырвался наружу.
- Привет.
У Лорны перехватило дыхание. Перед ней стояла Келли – такая красивая и такая  нервная, какой она еще никогда ее не видела. Она приподняла дрожащую руку, приветствуя ее, и неожиданно поняла, что не знает, что сказать, хотя она тысячу раз мечтала об этой встрече.
- Я все еще могу присесть?
Келли была так болезненно не уверена в себе, что Лорне стало больно. Она откашлялась, иначе не смогла бы ответить.
- Я… - начала она, чувствуя себя по-идиотски, потому что ее голос вышел больше похожим на какое-то каркание, - я поверить не могу, что ты здесь. Я не думала…
- Я уже несколько дней сюда прихожу, - быстро заверила ее Келли. – Просто твой автобус приехал раньше. Он по расписанию должен быть еще через десять минут.
- Я… я не знала. – Пауза. – Я… я скучала по тебе. Так сильно, что мне казалось, я умираю.
У Келли на глаза навернулись слезы, несмотря на героические попытки их сдержать.
- Я тоже по тебе скучала, - тихо ответила она. – Больше, чем ты можешь представить.
Да, ты не только записала меня в безжалостные убийцы, но еще и не попыталась связаться со мной, когда освободилась. Позволила мне метаться в неизвестности столько месяцев!
Но несмотря на обиду, при виде Келли ее охватило глубочайшее облегчение и желание простить ей все, пока они вместе. Лорна не хотела ни злиться, ни обижаться. Она хотела начать новую жизнь. И чтобы Келли была рядом. Ну почему все всегда так сложно?
Повисло неловкое молчание.

- Как насчет обнять меня? – грустным, но исполненным надежды голосом спросила Келли. И с трудом сглотнула. – Объятие мне бы не помешало. 
В этом Лорна ей отказать не могла. Она спрыгнула со стула, на внезапно ослабевших ногах шагнула к Келли и горячо обняла ее. Наконец-то, - удовлетворенно вздохнул ее внутренний голос.
Лорна почувствовала, как у нее подкашиваются колени.
- Я тебя больше не отпущу, - судорожно выдохнула Келли.
- Я тебя тоже.
Ее охватило столько эмоций, что она никак не могла решить, разразиться ей истерическими слезами или рассмеяться. Она коснулась губами уха Келли, вдохнула запах свежевымытых волос  и почувствовала, как тело в ее руках задрожало от молчаливых рыданий. – Я рада, что ты не заставила меня тебя выслеживать.
- А ты бы стала? – прошептала Келли и затаила дыхание. – Даже после всего…
- И без разницы, сколь бы это заняло времени, Кел, - горячо поклялась Лорна. – Я и так уже слишком многое утратила в своей жизни. Тебя я ни за что не потеряю.
Келли чуть отстранилась, чтобы посмотреть Лорне в лицо, но  не выпустила ее руки, не желая прерывать физический контакт ни на секунду.
- Я знаю, нам много о чем нужно поговорить, - такой серьезной Лорна еще никогда ее не видела. – И мы это обязательно сделаем. Но сначала я должна тебе кое-что сказать.
Лорна кивнула, зачарованная самим присутствием своей возлюбленной и немного обеспокоенная тем, что она должна была услышать. 
Келли улыбнулась ей беспомощной, дрожащей улыбкой.

- Я люблю тебя.
Резкий вдох.
- Я правда тебя  люблю. Со всем этим «на веки вечные»  и «всем сердцем», - ясно и четко проговорила она, не оставляя никаких сомнений. – Я понимаю, что это не лучшее место, чтобы тебе об этом сказать, но я не могу больше рисковать, и ждать ни секунды  больше не могу, - Келли приподняла руку и уронила ее. – Одному только богу ведомо, что с нами может приключиться в следующий момент.
Сердце Лорны пело. Она хотела забраться внутрь Келли и остаться там.
- Ты знаешь, что я чувствую то же самое, да?
Келли улыбнулась сквозь слезы.
- Ты никогда не давала мне повода усомниться  в тебе, - она снова сглотнула и опустила глаза на собственные туфли, лицо ее начало заливаться краской. – Хотела бы я, чтобы ты то же самое могла сказать обо мне.
Лорна нахмурилась.
- Келли….
- Кхм… Извините меня, дамы? – вернувшаяся официантка протянула Лорне бумажный пакет с сендвичем и обещанным салатом. – Я тут подумала, может, вы захотите забрать это  и перенести вашу беседу куда-нибудь наружу?  - подтверждая  не очень тонкий намек, она мотнула головой в сторону двери. – И хотя вы куда круче, чем «Главный госпиталь», я бы предпочла, чтобы посетители  ели, расплачивались и уходили, вместо того, чтобы сидеть с раскрытыми ртами и пялиться на вас, - она говорила сурово, но беззлобно.
(Главный госпиталь» (англ. General Hospital) —американский телевизионный сериал, выходит на канале ABC с 1 апреля 1963 года по настоящее время. С 17 сентября 2010 года является старейшей американской мыльной оперой – прим.пер.)
Келли огляделась по сторонам. Глаза всех посетителей закусочной были прикованы к ним.
- Да без проблем, - одной рукой она подхватила сумку Лорны, другой - саму Лорну и направилась к двери. – Я знаю местечко, где мы сможем побыть одни.
Все еще пребывая в ступоре, Лорна выхватила из рук официантки пакет и успела бросить на прилавок пятидолларовую купюру, прежде чем ее в буквальном смысле выволокли на улицу.

Снаружи воздух был прохладным и свежим. Оказывается, в закусочной было неимоверно жарко.
От перепада температур у Келли слегка закружилась голова. А может быть, это было чувство облегчения, обгонявшее бег ее крови. То, что между нами, еще можно восстановить! У нее внутри все пело. Спасибо. Спасибо! Она наполовину ожидала, что Лорна скажет ей проваливать к черту, когда она попросила разрешения присесть рядом с ней за барную стойку.

- Тебе нужно где-то отмечаться? – глаза Келли внезапно сузились, она потянулась к Лорне и провела пальцами по небольшому шраму на ее щеке, которого там не было, когда она в последний раз ее видела. Она озабоченно посмотрела на Лорну, и в глазах ее застыл вопрос. Кто сделал это с твоим прекрасным лицом? – мрачно подумала она. – Потому что я хочу видеть ее мертвой.
Лорна отвела ее пальцы от своего лица и поцеловала ладонь.
Келли мгновенно охватило тепло, и она прикрыла глаза.
- Я тебе потом расскажу. - Им так много нужно было сказать друг другу, что Лорна не знала, с чего ей начать. Но это явно будет не последний вопрос. –  Тут есть один не то пансионат, не то гостиница… Мне нужно позвонить.
Келли неохотно кивнула и решила отложить этот вопрос  до поры до времени. Ты остановишься  в этом клоповнике только через мой труп!
- Но ты же можешь позвонить и позже, да? Не обязательно прямо сейчас?
Лорна пожала плечами.
- Конечно.
Они  подошли к новенькому внедорожнику. Келли похлопала по крылу.
- Это мой.

Глаза Лорны распахнулись. У Келли определенно был хороший вкус.
- Наверное, мне не стоит удивляться, что ты уже на него заработала. Ты всегда была умной.
- Спасибо, конечно, на добром слове, но ум здесь абсолютно ни при чем, - улыбнулась Келли и открыла дверь радиобрелком. 
Глаза Лорны распахнулись еще шире, и детская улыбка засияла на ее лице.
- Ух ты! Вот это круто!
- Да неужто? – совершенно зачарованно произнесла Келли. – Господи, как легко забываешь о таких мелочах.
- Это что, лазер? А можно я попробую? Потом?  - пауза. – Он не сломается? Я не могу себе позволить…
- Ты ничего не сломаешь, и ты можешь попробовать прямо сейчас. Тебе больше  не придется ждать того, чего тебе хочется, если на то нет причин, - Келли протянула ей ключи и почувствовала, что влюбилась в Лорну еще сильнее. Она удивительная.
Ее бывшие девушки  и вполовину не были так довольны, когда она дарила им драгоценности или дизайнерскую одежду. Они были так озабочены тем, чтобы казаться загадочными и утомленными, что не могли радоваться простым вещам. Но Лорна, которой от жизни досталось по самое не могу, и у которой были все причины, чтобы озлобиться,  всегда была потрясающе искренней в выражении своих чувств.

После того, как Лорна несколько раз открыла и закрыла двери, и один раз нажалане на ту кнопку и вызвала срабатывание сигнализации, они сели в машину.
Лорна не сводила с Келли глаз.
- Ты стала такой… -  она подыскивала правильные слова. Столько всего изменилось. Келли не просто подстригла свои длинные волосы, что, на взгляд Лорны, сделало ее еще сексуальнее и даже больше ей шло; не только набрала вес, причем во всех нужных местах, нет, но вот то, как она уверенно вела себя, когда вытащила Лорну из закусочной, это было… - Ты стала другой.
Келли нахмурилась и коснулась коротко стриженого затылка. 
Лорна позволила своему восхищению прорваться наружу.
- Это не только из-за волос. Ты убийственно  великолепна.

Келли с облегчением выдохнула, просияла и смогла достаточно расслабиться, чтобы окинуть Лорну откровенным оценивающим взглядом, который она сдерживала с того самого момента, когда увидела ее в закусочной.
- Ты тоже, - ее голос перешел в счастливое мурлыкание. – И тебе очень идет этот цвет.
Лорна всегда выглядела привлекательно, даже в своей простой белой футболке. Келли никогда не видела ее в чем-то другом, ну разве что иногда в свитере. Но сегодня на ней были желто-коричневые вельветовые брюки и мягкая хлопчатобумажная рубашка насыщенно-василькового цвета.  Оттенок был очень глубоким, но не шел ни в какое сравнение с глубиной и мягкостью ее глаз. 
- Спасибо, - немного смущенно пробормотала Лорна. Она провожала взглядом пролетающий мимо пейзаж и прижимала пакет из закусочной к груди.
Келли оторвала взгляд от дороги. Лорна как-то притихла и задумалась.
- Ты в порядке?
- Мне как-то…. – она на мгновение прикусила нижнюю губу, - мне как-то не по себе, - она прижала руку к животу.
- Тебя  не укачало?
- Нет. Я имею в виду… да, наверное, и это тоже. Но мне не по себе оттого, что за мной никто не наблюдает. Знаешь, такое чувство, словно ты прогуливаешь уроки, как в детстве?
Келли кивнула, хоть она и не знала, о чем речь.
- Ну вот как-то так. Будто в любой момент твои предки могут тебя найти и вышибить из тебя дух. Как будто живешь взаймы.
Келли потянулась к Лорне и взяла ее за руку.
- Тебя больше никто и пальцем не тронет, Лорна, - сказала она, едва сдерживая собственный гнев. - И это больше не жизнь взаймы. Это твое время. Никто его у тебя не отберет.
Лорна медленно вздохнула, чтобы прийти в себя.
- Наверное, так и есть.
- А почему ты не ешь свой обед? Я же знаю, что ты целую вечность мечтала о такой еде.
Все еще испытывая неловкость, все еще не зная, как обстоят между ними дела, Лорна покачала головой.
- Я не голодная.
Именно этот момент ее желудок выбрал, чтобы  заурчать.
Громко.

Келли ласково улыбнулась, словно читая ее мысли.
- Давай, поешь. Я никуда не денусь.
После этих слов аппетит Лорны вернулся с удвоенной силой, и она со стоном вгрызлась в сендвич. Было такое впечатление, что с каждым кусочком она получает оргазм.
Она даже не представляет, что она со мной делает. Келли заерзала на сиденье -  низкие грудные звуки, которые издавала Лорна, прошивали ее насквозь.
Когда Лорна покончила с бутербродом и медленно облизала губы, Келли подумала, что умрет на месте.

- Кел? – Лорна сжала пакет в тугой комок и спрятала в свою сумку, не желая мусорить у Келли в машине. – У тебя какое-то странное лицо.
- Я в порядке, - выдохнула Келли, и снова завозилась на сиденье, изо всех сил сжимая руль. Они проехали уже около тридцати миль.
- Скоро приедем. Ты не собираешься рассказать мне, какой идиоткой я была, когда призналась в преступлении, которого не совершала? Абсолютно бестолку? – вздохнула Келли. Все эти месяцы в одиночке в Шугар Ленд едва не превратили ее в зомби. – Какой же я была  дурой!
- Но я тебя все равно люблю, - невозмутимо заметила Лорна.
Дремавшее под спудом всегдашнее  любопытство Келли вдруг пробудилось к жизни.
- Если уж мы заговорили о моем злополучном признании…
- Ты хочешь знать, кто на самом деле подрезал Катрину.
Предвкушение заворочалось у Келли в животе.
- Это был Роско, да? Я наткнулась на него, пока разыскивала тебя, но он мог успеть сделать это  раньше, - кровавая лужа, рядом с которой она опускалась на колени до сих пор виделась Келли в кошмарах. – Катрина провалялась на полу по меньшей мере несколько минут, когда я зашла, а еще ей ничего и делать было не нужно – только поддразнить  Роско. 
- Это не он, хоть я и сама прикидывала в свое время, а не мог ли он это сделать, - от гнева тело Лорны напряглось. – Правдивый ответ  тебе не понравится. 
- Зря ты так думаешь, - серьезно ответила Келли и похлопала Лорну по бедру в попытке разрядить напряжение, которое ощутимо повисло в воздухе. – Любой ответ будет хорош, главное, чтоб это были не ты и не я.
- Это Рамона.
У Келли сердце замерло.
- Чтооо? – завопила она.
- Вот так, - отозвалась помрачневшая Лорна.
- Рамона?! – Келли тупо заморгала. Ее сердце сжалось. – Но она же была нашим другом!
- Я так думаю, - Лорна развернулась на сиденье, чтобы видеть лицо Келли, - я думаю, что она на самом деле и была нашим другом, ну, или по крайней мере, думала, что была. Она просто не устояла перед искушением  и попыталась спасти себя, не думая о том, чьи жизни она в процессе разрушит.

Мысленным взором Келли ясно увидела Рамону, склонившуюся над телом едва живой Катрины, когда она вошла в камеру.  Но Рамона ведь пыталась спасти Катрину, так ведь? Келли пришлось признать, что это убеждение основывалось только на словах самой Рамоны. На самом деле она вполне могла пытаться прикончить ее. Ведь это у нее была заточка за поясом. Это она была вся в крови. И  именно поэтому Келли первым делом поменялась с ней футболками. Чтобы выглядеть более убедительно.  В точности, как сама Рамона.
Келли вздрогнула.

- Она так ловко все обставила, - с горечью произнесла Келли, когда недостающие части этой тайны встали на место. – Она не подталкивала меня признаться, но поминутно напоминала мне о том, что будет с тобой, если я этого не сделаю. Она развела меня, как девочку!
- Она нас всех развела. Через несколько месяцев после того, как тебя забрали, когда единственное, чего мне хотелось -  это свернуться калачиком и больше не вставать, она меня еще и утешала.
- Да почему она вообще это сделала? – ошеломленно спросила Келли.
Лорна поморщилась.
- Да потому, что она любой ценой хотела спасти свою шкуру, разве не ясно? А кто бы поступил по-другому?
- Нет, я не об этом. Почему она ударила Катрину? Мы все ее ненавидели, но Рамона с ней никогда не пересекалась, они и двух слов друг другу не сказали! Какая у нее могла быть причина?
- Та же самая, по которой люди режут друг друга от сотворения мира. Наркотики. Деньги. И любовь.
Келли побелела.
- Только пожалуйста, не говори мне, что Рамона спала с Катриной.
- Я сказала «любовь»,  а не секс. Дасти была ее лучшей подругой во всем мире. Когда Катина устроила, чтобы нас с тобой развели по разным…
У Келли отвисла челюсть.
- Это разлучило  и Дасти с Рамоной! Они обе на это все время жаловались.
- Ее это опустошило.
- А наркотики?
- Рамона всегда любила покурить чуть-чуть травки. Но когда Катрину перевели со строгого режима, к нам наркота потекла рекой. Ее стало легче раздобыть, и Рамона начала употреблять больше.  А потом у нее начались проблемы с деньгами, и она обратилась за помощью к Катрине.
Келли прижала руку к животу.
- О господи.
- Ну да, - грустно вздохнула Лорна. – Это было, как попросить самого дьявола спасти твою душу. Рамона еще сопротивлялась, но Катрина быстро взяла ее в оборот – она заставляла ее ждать, предлагала вступить в свою банду и даже иногда брала с нее двойную цену, когда Рамоне срочно была нужна доза.   
- Это тебе Рамона рассказала?
- Катрина. И ей даже стыдно не было. Для нее это было просто бизнесом,  - уголки рта Лорны изогнулись в горькой усмешке. – А потом она слишком сильно надавила на Рамону, и та сорвалась.
- Я до сих пор поверить не могу. А почему Рамона в итоге призналась?  Прокурор сказал мне, что у него есть ее признание, когда мы заключали соглашение.
Лорна не отреагировала.
У Келли от ужаса пересохло во рту.
- Лорна?
- Ну, в этой части ей немного помогла я, - призналась Лорна и ее глаза вспыхнули. – И не говори мне, что я должна об этом сожалеть, ладно? Потому что я, не задумываясь, сделала  бы то же самое снова!
Келли погладила ее по бедру.
- Я не собираюсь просить тебя это делать. Но если ты выбила из нее дух, чтобы получить признание, то она никогда бы не смогла давать показания  в суде.
- Я ее и пальцем не тронула, - Лорна неловко заерзала на месте.
Келли приготовилась к  серьезному и весомому «Но…»
В глазах Лорны бушевало пламя.
- Но она знала, что я скоро выйду, и я пригрозила, что разберусь  с теми, кто ей дороже всего на свете.
Черт возьми! Ее сыновья…
- И что, это сработало? – с искренним удивлением усмехнулась Келли. – Странно, ты же ни за что не тронула бы ее детей.
Пламя погасло так же быстро, как и вспыхнуло, и Лорна робко улыбнулась. Она не могла гордиться  своим поступком, но суровые времена требовали принятия еще более суровых мер.
- Нет, не тронула бы. Но я могу быть очень убедительной, если захочу. И у меня была очень, очень хорошая мотивация. 

Обман Рамоны очень задел Келли, но она решила, что размышления об этом можно отложить на потом.
Келли свернула с шоссе, и они въехали в небольшой городок, покружили по старым жилым кварталам, а потом улица закончилась, и они свернули на усыпанную гравием длинную подъездную дорожку.
Губы Лорны изогнулись в улыбке при виде небольшого дома из красного кирпича, проглядывавшего сквозь деревья в дальней части участка. Он был в довольно запущенном состоянии, но окружавшая его веранда, обшитые деревом фронтоны и резные балясины, придавали ему характер.
- Это что?
- Это, - с гордостью улыбнулась Келли, - это дом.
- Чей дом?
- Мой, конечно, - Келли непонимающе глянула на нее. – Ты думаешь, я бы привезла тебя в чужой дом?
Лорна заморгала. Келли рассказывала ей об ультрасовременном роскошном доме у озера, который она потеряла перед тем, как попасть в Блу Ридж. Это место совсем было на него не похоже.
- Ты купила этот дом, чтобы здесь жить? – Пожалуйста, пусть она пригласит меня переночевать, хотя бы только  на одну эту ночь. Она понимала, что это смешно, но мысль о том, чтобы провести наступающую ночь в одиночестве наполняла ее ужасом и восторгом одновременно.
Келли выключила зажигание и немного нахмурилась, когда они вышли из машины.
- Я знаю, что это не бог весть что…
- Я не это имела в виду, - встревожено ответила Лорна.
- В рекламе его описывали, как «очаровательный дом в викторианском стиле с огромным потенциалом для правильного покупателя», – Келли усмехнулась. –А вот продавший его мне риэлтор сказал, что сюда нужно вбухать такую прорву денег, что лучше сразу обратиться к Бобу Виле.
(Боб Вила – американский телеведущий, журналист и автор книг, ведет телешоу, посвященное восстановлению и ремонту старых домов – прим. пер.)

Сам по себе дом был отнюдь не в идеальном состоянии, но лицо Лорны озарилось улыбкой, когда огляделась по сторонам.
- Не называй его так. Никакая это не прорва. Здесь может быть замечательно! – она глянула на Келли немного извиняющимся и без сомнения любящим взглядом. – Только вот ты – не Боб Вила.
Я-то нет, а вот ты – да. Келли сдержала широкую улыбку, угрожавшую прорваться на поверхность. Лорне здесь понравилось, так же как и ей самой. Она знала, что так и будет. И это Лорна еще не все видела!

- Он достался мне по смехотворно низкой цене, так что в любом случае это хорошее вложение денег. Но на самом деле я даже не в него вбухала деньги, - она махнула рукой в сторону деревьев, росших позади дома. – Пойдем, там есть на что посмотреть.
- Дай я только сумку возьму.
- Оставь ее, - рассмеялась Келли, чуть не подпрыгивая от нетерпения на месте, как ребенок. Ей так хотелось показать Лорне все остальное. – Заберешь ее позже.
Лорна все равно вытащила сумку из машины и прижала ее к груди.
- Мне не трудно ее нести.
- Но…
- А вдруг ее кто-то украдет?
Лицо Келли смягчилось.
- Солнышко, твои вещи здесь в полной безопасности. Это очень тихий район. Никто не собирается воро… - она запнулась при виде тревоги на лице Лорны и решила сменить курс. – Ты права. Мне тоже нужно быть осторожнее, - она обошла вокруг Лорны. – Я запру машину.
Лорна с несчастным видом смотрела, как Келли захлопывает и запирает дверцы.
- У меня паранойя, да?
Келли покачала головой.
- Неа. Это твоя сумка и вполне резонно для тебя беспокоиться о ее сохранности, - она протянула руку, призывно пошевелила пальцами и обрадовалась, когда Лорна без вопросов приняла ее. – Давай обойдем дом. Ты еще самую красоту не видела.

Они прошли по дорожке метров двадцать, и за деревьями стала проступать большая постройка.
Серая черепица была старой, но целой, такая же красная краска, что и на доме, местами облупилась, зато окна были новенькими, с них еще не сняли защитные наклейки.
- Большой гараж, - пробормотала Лорна. – Здорово.
- Ага, большой, - сердце Келли колотилось в груди. Она открыла металлическую дверь. – Давай, заходи. – Хотя сквозь окна и лился свет заходящего солнца, Келли потянулась к выключателю и включила свет.
Лорна странно посмотрела на нее, но послушалась.
Келли осталась снаружи и скрестила пальцы рук и ног. Пожалуйста, пожалуйста, пусть ей понравится! Она услышала, как сумка Лорны со стуком упала на пол.
- Ну ни фига себе, Кел! Это фантастика!

От облегчения  Келли хотелось пуститься в пляс. Лицо ее озарила широкая улыбка. Пританцовывая, она подошла к Лорне.
Гараж был почти таким же большим, как мастерская в Блу Ридж. Сейчас здесь располагалось основное оборудование и инструменты для  производства мебели, причем в перспективе производство можно было расширить, место для этого было. Вдоль стен протянулись высокие сосновые полки и крепкие шкафчики, заполненные россыпью красок, лаков, морилок, кисточек и других материалов.
Вдоль одной стены были аккуратно уложены стопки досок.
Келли удовлетворенно кивнула. Вся было чисто, аккуратно и на своих местах. Она не заглядывала сюда с того дня, когда доставили оборудование.
Запах машинного масла и дерева напоминал ей о тюремных мастерских, а уж без этого она вполне могла обойтись. Она беспокоилась, что Лорна почувствует себя так же, но теперь поняла, что беспокоилась зря.
Лорна осторожно провела пальцами по блестящей металлической поверхности  циркулярного станка и стала рассматривать другое оборудование. Каждый станок стоял на резиновом коврике, чтобы на нем было удобно работать.
- Да здесь все просто идеально, - восхищенно прошептала она.
- Продавцы  местного строительного супермаркета думают, что я богиня.
- Они не одни так думают, - пробормотала Лорна себе под нос.
Келли расслышала ее слова, и ее сердце пропустило удар.
- Я так понимаю, это означает, что ты вернулась в бизнес, - она оценивающе оглядела технику. – Твоим рабочим повезло.
- Я вернулась в бизнес, но занимаюсь не тем, что раньше. Я больше не уничтожаю вещи  до основания. У меня на подряде небольшая бригада строителей, и мы занимаемся настоящим восстановлением домов. Это в полутора часах езды отсюда, но ездить можно не каждый день. Мы с ребятами просто подсели на то, чтобы давать домам новую жизнь.
Лорна игриво вскинула бровь.
- А среди этих ребят есть симпатичные?
- Тебе они и в подметки не годятся, - отбрила Келли. – А ты что, кого-то подыскиваешь?
- Нет, - Лорна тяжело сглотнула. – Я уже нашла ту, что искала.
- Я тоже.
Лорна уставилась на свои кроссовки и усмехнулась.
- Ну, я за нас рада. Тебе нравится то, чем ты занимаешься?
Теперь да.
Но она отдала должное вопросу Лорны.
- Я занимаюсь переговорами и финансами, а ребята строительством и ремонтом. У нас получилась хорошая команда, и…. – она покачала головой, сама удивляясь, какие глубокие струны затронуты в ее душе. – Я знаю, что это прозвучит высокопарно, но так здорово делать что-то существующее еще лучшим,  а не просто расчищать дорогу для того, чего еще и в помине нет.

Глаза Лорны возбужденно заблестели.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать. Такие заброшенные места, как твой дом, только стоят и ждут, чтобы кто-то полюбил их и вернул к жизни. Но как тебе это удалось? Ты говорила, что практически все потеряла перед тем, как попала в Блу Ридж.
Келли стояла и смотрела, как Лорна подходит к ней.
Было что-то неуловимое в том, как она двигалась, с каким любопытством осматривала все на своем пути, замечая каждую мелочь.  В каждом ее  движении сквозили уверенность и живой ум. Это заводило неимоверно. Медленное возбуждение, начавшее разгораться в тот самый момент, когда Келли увидела ее, становилось с каждой секундой сильнее. Ее губы приоткрылись, и она совершенно позабыла о вопросе Лорны.
- Келли?
- Ох, - она быстро облизала губы. – Прости.

Лорна усмехнулась чуть удовлетворенной улыбкой – было совершенно ясно, что она поняла, куда улетела мыслями Келли. Но она ни капельки не возражала.
- Я до сих пор не пойму, почему, но мои родители пришли мне на помощь и предложили поработать на них некоторое время. Дела шли хорошо и весьма прибыльно, но… - она дернула плечом. – Но я решила пуститься в свободное плавание, - она решительно взмахнула рукой. – Я купила этот дом в прошлом месяце.
- Серьезный шаг.
- Я хочу жить другой жизнью. Не той, какой я жила до того, как мы встретились. Мне нужно было ее изменить.
Келли хотелось изо всех сил закричать, что она хочет жить этой новой жизнью вместе с Лорной, но она видела, что Лорна снова вцепилась в свою сумку и выглядит немного испуганно. А кто бы вел себя по-другому, когда после стольких лет в тюрьме тебя  просто высаживают посреди парковки и ждут, что ты как-то приспособишься?
- Я так горжусь тобой, Кел. Ты потрясающая. Поверить не могу, что ты столько всего успела за такое короткое время. Мне бы на это годы понадобились. И посмотри на себя… - ее взгляд стал пристальным, и она замялась, слова замерли у нее на губах.
- Да?
- Ты оставалась трезвой.
Келли шумно выдохнула.
- Откуда ты знаешь?
- Я видела, как людей тянет к бутылке. И я знаю, что для того, чтобы оставаться трезвым, одного желания мало. Так что я не знала, как ты себя поведешь, когда тебя выпустят, - призналась Лорна. Но я в тебя верила.
При слове «верила» Келли внутренне содрогнулась. Когда дошло до дела, она не выказала особого доверия Лорне, и слишком легко предположила наихудшее. Они обе дорого заплатили за ее поспешное суждение.
- Ты сильная. Просто ты думала, что вся твоя сила заключается в работе, а это никогда не было правдой, - в словах Лорны звучало искреннее восхищение. – А теперь ты знаешь, что можешь справиться с чем угодно. 
- Это самая приятная вещь, которую я когда-либо слышала! – выпалила ошеломленная сеансом психоанализа Келли.
Лорна не стала сдерживаться и обняла свою любимую. Она зарылась носом в мягкие темные волосы и с удовольствием вдохнула их запах.
- Я знала, что ты справишься, Принцесса.
Келли взбудораженно хихикнула.
- Я не думаю, что победила в войне, но мне наконец удалось выиграть несколько сражений.
- Кстати о сражениях – потребуется одно из них, чтобы прогнать меня  от тебя. Ты же это знаешь, верно?
Келли несмело улыбнулась.
- Теперь знаю. 
- Ты еще пожалеешь, что показала мне, где ты живешь, - поддразнила Лорна.
- Неа. Ни за что на свете.
Лорна вздохнула и выпустила Келли из объятий, но зато прижалась любом к ее лбу.
- Мне нужно позвонить в гостиницу.
- Есть еще одна вещь, которую я хочу показать тебе. Пожалуйста, не звони, пока не посмотришь.
В задней части мастерской  обнаружилась узкая лестница, которая привела их на второй этаж.
- Раньше здесь был офис, - объяснила Келли. Она нервно сжимала и разжимала кулаки. – Но я кое-что поменяла, - она повернулась и посмотрела Лорне в глаза. – Для тебя.
Желая узнать, что еще припрятано у Келли в рукаве, Лорна открыла дверь. У нее отвисла челюсть.
- Это…
- Это квартира-студия. Не бог весть что, но для начала сойдет, правда?

Большая комната была окрашена  в веселый желтый цвет. Броские зеленые занавески висели на двух больших окнах, в которые было видно главный дом. На полу там и сям разбросаны толстые яркие коврики. Обстановка была простой, но функциональной. Шкаф и комод из светлого клена стояли у стены, стол был продуманно размещен у окна.  Небольшая часть комнаты представляла собой гостиную с журнальным столиком, телевизором и красным двухместным диванчиком. В дальнем углу обстановку довершали  кухонный стол, плита и мини-холодильник. 

Келли прикусила губу.
- Продавцы в ИКЕЕ меня тоже полюбили.
- А ты… тебе это по карману?
Келли кивнула и без малейшего сожаления произнесла:
- Я продала мебель, которую хранили для меня мои родители.
Лорна всполошилась и открыла было рот, чтобы запротестовать.
Келли вскинула руку, не давая  ей заговорить.
- Я хотела начать новую жизнь, помнишь? Вырученных денег с лихвой хватило и на ремонт этой комнаты, и на мебель. А если бы и не хватило, то я заработала порядочную сумму, работая на родителей.
- Я думаю, у нас с тобой разные понятия  о порядочной сумме.
Лорна  понимала, что Келли не просто потратила деньги, она еще и уделила внимание каждой детали, желая сделать комнату как можно более теплой и располагающей.
- Ты сделала это все для  меня?
- Для тебя. Хотя, я надеюсь, что тебе здесь ничего не понадобится.
Лорна обхватила голову руками. Она начинала кружиться.
- Я думаю, мне нужно присесть.
- Вот, - Келли быстро взяла ее за руку, подвела к дивану и усадила, а сумку поставила на пол.
- Я тебя все-таки перепугала?
- Немножко. 
Они нервно улыбнулись друг другу.
- Что ты имела в виду, когда сказала, что надеешься, мне это не понадобится? – Она, конечно, сумасшедшая, но не настолько.

Келли взяла Лорну за руки, на мгновение прикрыла глаза, а потом сказала:
- Я хочу, чтобы ты жила со мной. Я хочу разделить с тобой то, что, как я надеюсь, станет нашим старым добрым домом, - Келли показала в окно. – И я хочу спать с тобой в нашей кровати. Каждую ночь.
Она медленно подняла руку и охватила  щеку Лорны, словно притянутая магнитом. Лорна вжалась в ее ладонь.
- Но на тот случай, если это чересчур, если ты не готова к этому, я надеялась, что ты сочтешь это первым шагом.  Это не совсем жить вместе, - она выжидательно посмотрела на нее. – Пожалуйста, подумай об этом.
Лорна лихорадочно пыталась воспринять информацию .
Келли потянулась и вплела пальцы в ее каштановые волосы, наслаждаясь ощущением вьющихся,  густых прядей. Она тихонько подтолкнула Лорну.
- Я люблю тебя. Я совсем не часто тебе это говорила, но я собираюсь исправиться, и начну прямо сейчас.
Лорна чуть не растеклась  в лужицу.
- Это хорошо, потому что я не думаю, что мне надоест это слышать. Я тоже люблю тебя, - она снова огляделась по сторонам. – Это все прекрасно, Кел, но ты живешь в крохотном городке, откуда никуда не выберешься без автомобиля. У меня его нет, а мне нужно как-то добираться на работу.
Келли с недоумением посмотрела на нее.
- А для кого, ты думаешь делалась эта мастерская внизу?
- Для твоих рабочих, - вернула такой же взгляд Лорна.
- Для тебя.
- Я…
Келли пресекла дальнейшие речи, прижавшись губами к губам Лорны.

Поцелуй застал Лорну врасплох, и она откинулась на диванные подушки. Ее тело отреагировало бессознательно, и она перестала себя контролировать.
Через несколько горячих мгновений Келли вяло подумала, а не захочет ли Лорна остановиться, но вместо этого  та скользнула языком в рот Келли и мгновенно зацеловала ее до беспамятства.
- Кел, - негромко простонала Лорна прямо в ее невероятно мягкие и нежные губы. Она захватила полную пригоршню ее темных волос.
- Вот так, - пробормотала Келли, поощряя каждое ее движение, уже давно готовая сорвать с себя одежду и помочь Лорне сделать то же самое.

Контроль, как поняла Келли, был большой проблемой, когда речь шла о Лорне. Долгие годы ее приучали к мысли, что не она управляет собственной жизнью, и это не могло не сказаться на ее характере. Она жаждала вернуть себе право распоряжаться и командовать, но не знала, как. Она все время себя сдерживала. 
Это нужно было исправлять. Прямо сейчас.

Келли накрыла грудь Лорны ладонью. Нежно сжала сводящую с ума мягкость и почувствовала, как ее тело наполняется теплом. У нее даже пальцы на ногах свело. «О боже, - с отчаянием подумала она, - как же мне удержаться и не сорвать с нее штаны сию же секунду?»
Тем не менее, Келли каким-то образом удалось овладеть собой настолько, чтобы оставить свои ласки легкими. Дразнящими. Заставляющими Лорну хотеть большего. Однако, ее решимость подверглась серьезной атаке, когда Лорна неуверенно просунула руку сначала  ей под блузку, а потом под бюстгальтер.
Келли ответила тем же и громко застонала, ощущая гладкую нежную кожу и твердый сосок, уткнувшийся ей в ладонь.
Лорна втиснулась  в Келли, прижимаясь грудью к ее руке. Она негромко застонала и тут же прикусила губу, приглушая звук.
Келли видела, что Лорна пытается сдерживаться и не шуметь по привычке, въевшейся  в ее плоть и кровь.  Никогда она так не ненавидела Блу Ридж, как в этот  самый момент. Но даже это чувство не могло перебить болезненного возбуждения, которое росло и росло в ней под прикосновениями Лорны.
Несколько долгих минут их языки сражались, пробуя, проникая, дразня, заставляя их тела наполняться вожделением. Но Келли намеренно не выводила происходящее за рамки глубоко эротических поцелуев. Она продолжала ласкать грудь Лорны куда более нежно, чем того хотелось ее любовнице.

Задыхаясь, Лорна отстранилась первой и посмотрела на Келли затуманившимся взглядом. Она медленно прикрыла их и снова раскрыла. Все вокруг плыло.
- Я хочу тебя, - прорычала она.
Как кремень при ударе о камень высекает облако искр, так и эти слова вспыхнули между ними. Тогда-то Келли и увидела то, что пряталось под едва сдерживаемым напором Лорны. Этот готовый взорваться сгусток  энергии, который был настолько… который и был ей самой. Потрясающая смесь напористости и нежности, невыносимо сексуальная и невыразимо прекрасная.
Келли с вызовом вскинула бровь.
- Так сделай уже что-нибудь!
Лорна тяжело дышала, на ее лице и между грудей выступила тонкая пленка пота. Ее щеки порозовели, но она не двигалась, хотя ей хотелось всего и сразу.
- Ты боишься?
- Я… - неуверенная пауза. – Нет.

Келли внутренне застонала от такой несправедливости. Жизнь приучила ее бояться  взять то, чего она хочет, даже если оно само идет к ней в руки.  Ну так вот больше этого не будет! Ни сегодня, ни когда-либо еще! Они и так слишком долго отказывали себе в этой близости.
Когда ты чувствуешь, как чужое сердце бьется так близко к твоему, что не различаешь ударов. Когда упиваешься ощущением тел, охваченных страстью. Когда обнаженная плоть обжигает.
Ничто не могло остановить их. Они получат то, чего так долго хотели. То, чего обе жаждали.

- Нет? – мягко переспросила Келли. Она захлопала глазами, глядя на Лорну сквозь облако темных ресниц. – А я думала, ты хочешь меня.
- Хочу, - хрипло вытолкнула из себя Лорна. – Так сильно…
Она не была недотрогой или особо робкой, когда они раньше занимались любовью, но она… осторожничала.  Сдерживалась, чтобы не оказаться таким потребителем, как Катрина. Осторожничала, чтобы не доминировать над Келли, хоть она была физически сильнее, и  ей хотелось быть сверху. Она всегда  охотно позволяла Келли вести. Но сейчас… Лорна яростно сжимала и разжимала кулаки, борясь со своими желаниями,  и беспомощно ожидала, пока Келли сделает первый шаг.
Келли ничего не ответила. Вместо этого она поднялась с дивана и целеустремленно зашагала по комнате. Она вроде как шла к кровати, но дверь на лестницу тоже была в той стороне.
Лорна в ужасе распахнула глаза.

- Ты куда… - слова замерли на ее губах, когда она встретила горящий взгляд Келли и увидела, что ее руки тянутся к застежке брюк.
- Я рада, что ты хочешь меня, любовь моя, - Келли понятия не имела, как ей удается говорить ровно. – Потому что я тоже хочу тебя.
Лорна подалась вперед, лицо ее зарделось, когда Келли спустила свои брюки с бедер и они, зашуршав, соскользнули на пол. Она переступила груду ткани и отпихнула ее ногой. 
Лорна судорожно сглотнула. Кружевные трусики Келли были угольно-черными и очень короткими, заканчиваясь куда ниже ее талии. Глаза Лорны потемнели, взгляд стал голодным.
- Ты, - прерывистый выдох. – У тебя таких раньше не было.
Келли широко улыбнулась.
- Да, - просто ответила она. Не было.
С преувеличенной медлительностью Келли начала расстегивать блузку. Сначала одну манжету, потом другую. Потом пуговицы – одну за другой, начиная с нижней. Полы блузки начали расходиться, обнажая дразнящие изгибы бархатистого тела. Келли приподняла блузку и спустила ее с плеч, открывая бюстгальтер, такой же черный и кружевной, как и трусики. И подчеркнуто выделявший ее грудь. Она подняла руки и ущипнула себя за соски сквозь ткань и страстно вскрикнула.
Ноздри Лорны раздулись, живот свело от желания. Она горела в огне.

А потом Келли неожиданно повернулась лицом к стене, вытянула руки над головой и привстала на цыпочки.
- Я показывала тебе эти часы? – негромко спросила она, и губы ее изогнулись в широкой улыбке, когда она услышала, что Лорна вскакивает с дивана и направляется к ней. Она соблазнительно  задвигала задницей, возбуждение прошивало ее насквозь, она уже была мокрой. Вот так детка. Приди и возьми меня. – Я повесила их так высоко, чтобы ты…
Лорна набросилась на нее, прижалась к спине, схватила за запястья и поднялаих высоко над головой Келли. Она потерлась щекой о ее щеку, их тела сошлись вместе, соединились, и взрыв ощущений охватил Келли, когда грубоватая ткань одежды коснулась ее кожи, пробуждая каждый нерв.

- Как же ты любишь дразниться, - хрипло прошептала Лорна, зарываясь носом в волосы Келли и глубоко вдыхая их чистый аромат.
Глаза Келли закрылись сами по себе. Не останавливайся.
- Разве?
Лорна прижала руки Келли к стене.
- Стой так, - скомандовала она голосом, на октаву ниже обычного и медленно опустила свои руки. Келли осталась стоять с поднятыми руками. – И ты сама это знаешь.
Лорна чуть отступила назад, чтобы посмотреть на стоящую перед ней женщину.
На преподносящую себя ей женщину.
- Какая же ты классная, - она провела руками по бокам Келли, обхватила ее живот и резко дернула на себя.
Келли ахнула  и согнулась в поясе. От рывка ее задница переместилась выше, а все еще прижатые к стене ладони сползли вниз. Ее лоно сжалось. Пожалуйста. Пожалуйста.
- А так даже еще лучше, - Лорна прошлась с поцелуями вверх и вниз по спине Келли, а потом добралась до затылка. Ее губы коснулись розового уха. Одной рукой она обхватила грудь Келли через лифчик, а другую прижала ей между ног. И застонала, на этот раз не сдерживая себя, когда ощутила встретившую ее влагу. – Боже, ты меня с ума сводишь!
Келли взвизгнула.
- Но ты, - Лорна с поцелуями переместилась к шее Келли и мягко прикусила ее, - ты и так это знаешь. - Она выпустила грудь Келли и легонько провела пальцами вниз по ее животу. – Обожаю тебя, - прошептала она, и рука между ног Келли начала медленные, долгие поглаживания.

Прикосновений Лорны было достаточно, чтобы довести Келли до страстного безумия, но не совсем достаточно, чтобы дать ей кончить. Долг  платежом красен, черт бы его побрал! – признала она. И о чем я только думала? Она расставила ноги пошире, без слов умоляя о более сильном контакте.
Лорна бормотала бессвязные признания в любви и преданности, не отрываясь от Келли, целуя и лаская ее. Лелея и обожая.

Тело и разум Келли начали войну. Она намеренно и весьма успешно вовлекла Лорну в действие. Но теперь, когда она это сделала, невыносимо было оказаться в ее полной власти. Ее любовница была неумолима и, похоже, никуда не спешила.
- Пожалуйста! – вскрикнула наконец Келли, когда кончики пальцев Лорны в очередной раз едва задели ее клитор. Все ее тело содрогнулось. – Пожалуйста!
Лорна тут же полностью отвела руку, и темноволосая женщина прижалась лбом к прохладной стене, зажмурившись от отчаяния.
- Пожалуйста что? – негромко спросила Лорна и провела языком по плечу Келли. – Ты что, не доверяешь мне, Принцесса?
От ее странного тона Келли похолодела. Что-то скрывалось за ее словами. Она попыталась повернуться, но Лорна ей не позволила.
- Нет. Стой, как стоишь, - ее голос был твердым, но не злым, и каждое слово подчеркивалось любящим поцелуем.
- Лорна…
- Как ты можешь доверять мне делать это? – Лорна вошла в нее одним долгим, плавным движением.
Келли запрокинула голову и закричала.
- И до сих пор думать, что я могла сделать что-то такое дикое, как попытаться убить Катину, - поцелуй между лопаток, - зная, что это разлучит нас… может быть, навсегда? – Лорна добавила второй палец. – Тогда как я ни за что на свете никогда не сделала бы ничего, что разделило бы нас. Никогда.
Келли беспомощно помотала головой.
- Ты… ты хочешь поговорить об этом… о господи… прямо сейчас?
Когда она услышала имя Катрины, ее словно окатили ледяной водой. Теперь Лорна безраздельно завладела и ее разумом, и ее телом.
- Скажи мне, зачем ты сделала это? – мягко потребовала Лорна, продолжая двигаться глубоко и ровно.
- Потому… потому что я… люблю тебя, - простонала Келли – в шаге от оргазма, на грани крика, на волосок от того, чтобы развернуться, завалить Лорну на пол ивзять ее самой. Может быть, она сделает все сразу.
- И? – Лорна подняла руку и ущипнула Келли за сосок сквозь шероховатую ткань лифчика.
Келли напряглась и снова вскрикнула.
- Да!
- И? – Лорна полностью остановилась.
Келли отчаянно распахнула глаза.
- Потому что я сама хотела убить ее, и она это заслужила! – слова хлынули неудержимым потоком. – Не потому что я не доверяла тебе! Я знала, что ты все делаешь правильно.  Просто в тот момент убийство не казалось мне неправильным. Я боялась за тебя! Я доверилась тебе целиком и полностью! 

Лорна что-то согласно пробормотала и снова вжалась в тело Келли, слегка согнув пальцы, пребывавшие глубоко внутри нее.
Движение принесло волну сладостного облегчения, и Келли ахнула, чувствуя первые волны приближающегося оргазма. Задыхаясь, она попыталась припомнить, о чем они там говорили. Ах, да. Она попыталась заговорить. Она знала, что они все обсудят позже, но сейчас ей нужно было сказать одну вещь, хоть более странное время для этого  было трудно представить.
- Прости меня.
- Шшш… все хорошо, - успокоила ее Лорна и потерлась щекой о  покрытую потом кожу ее спины. Она мягко промурлыкала, словно довольная дикая кошка – Я не виню тебя, Принцесса. Мне просто нужно было знать, - она передвинулась выше и прихватила зубами нежную кожу на шее Келли, не преставая двигать рукой, входя в нее и выходя. – Тебе хорошо? – выдохнула она.
Вопрос был искренним, хотя прозвучал, как соблазнение.
Что-то, в чем сейчас не было никакой нужды. Хорошо?
- Господи, да! – Келли тяжело дышала и бездумно насаживалась на руку Лорны.
- Я так сильно люблю тебя. Хочу, чтобы тебе было хорошо. Скажи мне…
- Быстрее!
Лорна повиновалась мгновенно.
Келли едва успела сделать еще один вдох, и умопомрачительный оргазм накрыл ее, выворачивая наизнанку. Ее била дрожь, скручивали спазмы, и в надежных руках Лорны она кончала снова и снова, слыша отдаленные крики и краешком сознания понимая, что это кричит она сама.
- Тише, - пробормотала Лорна. – Я с тобой.
Рука Келли соскользнула со стены, и она чуть не упала, но Лорна держала ее крепко.

Келли понадобилась целая минута, чтобы отдышаться и прийти в себя настолько, чтобы смочь слабо пробормотать: «Господи». Ее ноги дрожали, и она застонала, когда Лорна отвела руку и вышла из нее.
Лорна нежно ее поцеловала.
- Ты изумительная.
Келли слабо улыбнулась.
- Это я должна была тебе сказать.
- Так это… это было нормально? – ее голос умолял об отпущении грехов. – Я не сделала тебе больно или…
Келли развернулась в ее руках и вперилась в Лорну взглядом, от которого расплавилась бы сама  сталь.
- Это было не просто нормально. Это было так хорошо, что я завтра вряд ли смогу ходить!
Глаза Лорны распахнулись.
- Прос…
- Если ты скажешь «прости меня», я тебя стукну!
Лорна захлопнула рот.
Келли снова расслабилась.
- Спасибо тебе.
- Я поверить не могу, что ты позволила мне сделать это, - не унималась Лорна, слегка потрясенная собственным поведением. – Я удерживала тебя на месте, а потом… - она запнулась и понизила голос, как будто говорила о чем-то кошмарно ужасном. - Сзади…

Келли понимала, почему Лорне не по себе. Им обеим доводилось видеть, как охранники имели заключенных именно так, сзади,  не потрудившись посмотреть в лицо женщине, которую они трахают. Но это не имело с происходящим ничего общего.
- Позволила? – фыркнула она. – Да еще секунда, и я начала бы тебя умолять!
Она пришла в восторг, когда огорчение на лице Лорны сменилось хищной усмешкой.
- Я знаю. Я просто не могла больше ни секунды ждать.
О боги. Келли на мгновение подумалось, что похоже, она только что выпустила на волю великолепного, властного монстра. Повезло же мне.
- Я не стеклянная, и я знаю, чего я хочу. Я понимаю, что для тебя все это непросто… особенно после всего, что ты навидалась в тюрьме. Но поверь мне, ты никогда не заведешь меня туда, куда я не хочу.
Лорна изумленно покачала головой.
- Ты выглядела так.. ты была такой…
Келли догадалась, какое слово подыскивает Лорна, но оно  было абсолютно неприличным, и она решила избавить ее от необходимости его произносить. Она тихонько прищелкнула языком и пристально оглядела Лорну с головы до ног.
- Если бы я выглядела вполовину так же привлекательно, как ты в эту самую секунду, я бы не продержалась так долго, как ты.

Блузка Лорны промокла от пота,смешавшегося с  потом Келли, и соблазнительно прилипла к груди. Губы опухли и стали темно-красными.  От одного ее  вида Келли казалось, что  температура в комнате зашкаливает.  Само искушение. А глаза, эти глаза, которые так легко зачаровали Келли, пылали огнем, и ее зрачки все еще были расширенными от возбуждения. 
Каштановые волосы на висках Лорны стали влажными и потемнели, и Келли потянулась, чтобы пригладить их. Кожа Лорны оказалась такой горячей, что Келли с шумом втянула воздух.
Лорна подалась вперед и соединила их губы в поцелуе, который тут же стал глубоким и горячим.
Несколько минут они не отпускали друг друга.

- Раздевайся, - пробормотала Келли. – Сейчас же!
Лорне не нужно было повторять дважды. Так быстро, словно от скорости зависела ее жизнь, она сорвала с себя одежду и предстала перед Келли полностью обнаженной. Без капли стеснения – и когда Келли охватило взглядом гордое, красивое тело, она поняла, почему. Лорна была великолепна.
Она провела тыльной стороной ладони вверх по животу  Лорны и скользнула по тут же напрягшимся соскам.
Лорна вздрогнула.
- Есть одна вещь, которую я хочу сделать, Лорна, - сказала Келли, продолжая мягко ласкать ее.
- Все, что захочешь, - с трепетом  выдохнула Лорна. – С тобой – все, что захочешь!
Келли внутренне застонала, сердце ее колотилось так сильно, что готово было вырваться из груди. Лорна доверяла ей так, как никто из ее прежних любовниц. Безоговорочно.

Она усмехнулась и пустилась бегом к кровати, и после секундного колебания Лорна рванулась вслед за ней, завалила ее на мягкое покрывалои рассмеялась. Они боролись и ворочались, и вполне ожидаемо Лорна оказалась сверху.  Она оседлала свою любовницу и вызывающе глянула на нее.
- Ну, Принцесса, ты этого хотела?
Келли  капризно наморщила нос, изображая расстройство оттого, что сдалась так легко.
- Не совсем.Приляжешь со мной рядом?
Лорна слезла с нее и растянулась рядышком с Келли. Локоть на кровати, голова опирается на руку.
Келли приняла точно такую же позу и придвинулась к Лорне как можно ближе.
- Ну так, - начала Лорна, и ее глаза снова потемнели. – Ты меня заполучила. И что ты собираешься со мной сделать?
- Все, - выдохнула Келли, глядя не ее шею и судорожно сглатывая. – Я собираюсь начать отсюда, - она чуть наклонилась вперед и поцеловала самый кончик носа Лорны, - а потом я отправлюсь вниз, целуя каждый дюйм твоего тела.
От жара этих слов Лорна вздрогнула и скинула бровь.
- Везде? – прошептала она тоном, который Келли не могла разобрать.
- Угу, - их глаза встретились и задержались друг на друге. – Это… ничего? Пожалуйста, скажи да!

Келли до смерти хотелось взять Лорну ртом. Она знала, что Лорна никогда этого не пробовала и хотела показать ей всю силу своей любви, поднять ее к новым высотам, разделить с ней это невероятное, чудовищно интимное переживание. Ну, и плюс ко всему, она просто это любила.
В любую секунду, когда они были вместе в Блу Ридж, их могла застукать охрана икак минимум, отправить в дыру, а то и разлучить навсегда. Тогда для них просто было не то время и не то место, чтобы попробовать этот вид занятий любовью.
Но теперь тяжелые времена кончились.

Возбужденное лицо Лорны и ее хриплый ответ  заставили Келли задохнуться от желания.
- Все, чего ты хочешь – твое.
У Келли перехватило дыхание. Она начала с лица Лорны, целуя ее брови, щеки, подбородок, припав к ее губам так надолго, что утратила счет времени, пока не поняла, что Лорна непрерывно стонет, а ее руки судорожно вцепились в простыню  и комкают ее.  Тогда Келли отправилась ниже.
Она надолго задержалась у груди Лорны, мягко прикусывая, облизывая, посасывая, пока не довела Лорну до полного беспамятства, и это было самое эротическое зрелище, которое Келли доводилось видеть.
Ошалевшая от желания, задыхающаяся Лорна сжала голову Келли обеими руками и подтолкнула вниз.
- Господи, Келли, не заставляй меня больше жда-а- ть! - с гортанным стоном вытолкнула она.

Келли могла ей только посочувствовать. Сама-то она уже кончила несколько раз. Сильно. И снова завелась настолько, что едва могла связно мыслить. Лорна должна была пребывать на грани безумия, удивительно, что она вообще еще могла говорить.
Пока они занимались любовью, солнце успело сесть, и теперь Келли поняла, что видит, как блестит влага между ног Лорны в лунном свете. У нее все внутри сжалось при виде столь соблазнительной картины.
Встав на четвереньки, Келли развернулась головой к ногам Лорны, нежно развела ее бедра в стороны и успокаивающе провела по ним руками. Ее трясло от предвкушения. Господи, как же она об этом мечтала!
Келли стала целовать гладкую кожу внутренней поверхности ее бедер, и Лорна  подумала, что одного этого достаточно, чтобы умереть от удовольствия. Но когда Келли повернула голову и одним долгим, плавным движением языка провела по всей длине ее лона, Лорна закричала – яростно, восторженно, больше не сдерживая себя.
Келли громко и гортанно застонала в ответ, и ее стон волной прошелся по телу Лорны.

Лорна зажмурилась, ее рот приоткрылся,  наслаждение заполнило ее целиком. Милостивый боже!  Она  подумала, что это даже хорошо, что она до сих пор не знала, как же это здорово. Иначе она ни за что бы не устояла, и сама взяла Келли вот так.
Ее оргазм неумолимо приближался. Теперь ничто не могло его остановить. Если Келли сейчас остановится, Лорна умрет. Вот так вот просто. И все-таки, даже в таком состоянии, ее охватило   всепоглощающее любопытство.
Прекрасная задница Келли маячила в каких-то сантиметрах от ее лица. Лорна ахнула, когда язык Келли  закружил вокруг ее клитора, а потом дала волю своему желанию. Что, если?.. Краешками пальцев скользнула под трусики Келли и коснулась теплой влаги. 
Келли вздрогнула и снова застонала.
Большего разрешения ей не потребовалось. Лорна отвела трусики в сторону и притянула Келли к своим губам, задержавшись только на секунду, которая потребовалась Келли, чтобы перекинуть ногу и встать на колени по обе стороны от ее головы. Лорна не совсем понимала, что ей нужно делать, поэтому просто повторила то, что Келли делала с ней, то, от чего ей хотелось взорваться и разлететься  на миллион осколков.
Келли приподняла голову и ошеломляюще, сексуально простонала:
- Черт, да!
А потом они просто утонули друг в друге.
Келли неожиданно кончила первой, и ее ноги задрожали от яростного и сокрушительного оргазма.
Лорна почувствовала, как она кончает, и это, в сочетании с героическими попытками Келли продолжить то, что она делала, несмотря на сотрясавшую ее дрожь, помогло Лорне перейти собственную грань.
Она хрипло закричала, и сжала бедрами голову Келли, но надежные руки  удержали ее ноги на месте и не дали задушить собственную любовницу. Несколько секунд она видела звезды, пока ее тело сжималось в сокрушительных спазмах.
Келли не останавливалась, выжимая из нее все удовольствие до последней капли, пока Лорна не остановила ее, нежно отведя ее голову в сторону.

Задыхаясь, как после марафона, Лорна безвольно опустилась на постель, но вместо того, чтобы вернуться обратно на землю, поплыла в блаженной неге, такой прекрасной, что трудно было поверить в ее реальность.
Несколько легких поцелуев и теплая тяжесть головы Келли, покоящейся на ее бедре, вернули Лорну к жизни.
- Эй, - хрипло проговорила Лорна, захваченная неожиданным приливом чувств. Она несколько раз моргнула сквозь набежавшие слезы.  В этот миг она испытывала к Келли любовь, граничившую с болью.
- Эй, - ответила Келли, и Лорна кожей почувствовала, как она улыбается.
- Иди сюда.
И Келли пришла, со стоном расправив затекшие мышцы. Она легла рядом с Лорной на подушку и ласково смахнула пальцем слезы с ее глаз, решив ничего не говорить. Все, что она чувствовала, Лорна прочла в ее глазах.
- Я… мне... – Лорна откашлялась, и  несколько секунд они просто молчали, наслаждаясь взаимной близостью. – Мне очень нравится эта кровать.
Келли расхохоталась, счастье вспыхивало и переливалось в ней, грозя вырваться наружу. 
- Кровать тебе нравится, да? Мне она тоже нравится, - сообщила она.
-  А больше всего мне нравишься в ней ты. 
Келли криво усмехнулась и чмокнула  Лорну в щеку, а потом откинула голову назад и потерлась носом о ее нос.
- Взаимно. Означает ли это, что ты остаешься? – с надеждой спросила она. – Хотя бы на эту ночь?
Если Лорна согласится, то эта  одна ночь, скорее всего, растянется навсегда, и она это понимала.
- Да ты меня теперь отсюда и палкой не выгонишь.

Отредактировано Gray (24.06.15 23:45:31)

0

12

ГЛАВА 23

На следующее утро

Лорна зашевелилась, медленно пробуждаясь от глубокого сна. Она зарылась поглубже в мягкую подушку, чувствуя теплое дыхание Келли на своем затылке. Это было так приятно, и она удовлетворенно вздохнула, задумавшись, почему она раньше беспокоилась, будет ли ей удобно спать с кем-то.

Охрана!
Она вскочила, глаза ее заметались по сторонам, сердце колотилось так сильно, что заглушало даже ее шумное дыхание. От резкой перемены положения у нее закружилась голова.

Вокруг было еще темно, и только через несколько долгих кошмарных секунд она поняла, где она находится. И кто мирно спит рядом с ней. И что они в безопасности.
Дрожащей рукой Лорна провела по своему лицу, и ее сердце стало успокаиваться. Она чувствовала себя уставшей, но это была хорошая усталость. И хвала небесам, если ей что-то и снилось, то она не помнила, что. Они с Келли занимались любовью так долго и вымотали друг друга так сильно, что у нее просто не осталось энергии, и когда она вчера наконец закрыла глаза, то уснула без задних ног.

Лорна глянула на часы, висевшие высоко на стене, и ее охватило чувство вины за то, как она повела себя вчера, когда под этими часами стояла Келли. Но Келли выглядела такой  довольной, ее лицо замялось от складок на наволочке, тоненькая струйка слюны тянулась от уголка ее губ к постели, и все это было так мило, что  Лорна забыла о своих терзаниях и улыбнулась.
Келли спала крепко, но все же почувствовала, что ее любимая передвинулась.
- Все хорошо, - сонно пробормотала она, положила ладонь на бедро Лорны и придвинулась ближе. – Люблю тебя.
А ну, перестань дергаться и посмотри на нее. Ей снится что-то хорошее. И мы обе жаждали прошлой ночи. Каждым  искренним вздохом,  каждым стоном, каждым разгоряченным шепотом Келли снова и снова убеждала ее, что то, что они делали, и то, как Лорна вела себя,  было не просто нормально, это было замечательно. И это исцеляющим  бальзамом проливалось на измученную душу Лорны.
Лорна решила развеять свои сомнения по ветру и просто поверить, что они смогут выстроить отношения, где будут брать и отдавать друг другу то, что понравится обеим. И если прошлая ночь была хоть каким-то показателем, то их ждет  весьма увлекательное путешествие.
Келли в буквальном смысле потрясла ее мир.

Осторожно, чтобы не разбудить ее, Лорна взяла ее узкую ладонь и стала смотреть на нее сквозь пелену счастливых слез. Кто знал, что люди могут плакать от счастья? Это был очень интересное, но немного обескураживающее переживание.
Она снова посмотрела на их соединенные руки. Они отлично смотрелись вместе.
Лорна поднесла руку Келли к губам и нежно поцеловала ее.
- Я тоже тебя люблю, - прошептала она, и ее голос сорвался.
Любовь, привязанность, страсть заполнили ее настолько, что ей стало трудно дышать. Чувства были такими сильными, что ей неудержимо захотелось сбежать. Только недалеко. На улицу, где на свежем воздухе она сможет собраться с мыслями и упорядочить расхристанные чувства. 

Странное и непривычное ощущение охватило ее. Она может просто выйти на улицу, как будто это самое обычное дело. И никто не остановит ее и не будет задавать ей вопросов.
Лорна выскользнула из постели и подоткнула одеяло вокруг Келли, зацеловав ее сонный протест. С пола она подняла покрывало, которое они вчера сбросили с кровати, пока возились там, как морские котики.
Зевнув, она набросила его на плечи, сунула ноги в кроссовки, и, не тратя времени на то, чтобы завязать шнурки, пошлепала наружу.

Вот-вот должно было взойти солнце и небо уже окрасилось в прозрачный фиолетово-голубой цвет, придававший всему вокруг волшебный, сказочный оттенок.
- Ух ты, - благоговейно выдохнула она. Широко раскрыв глаза, она развернулась на месте, осматриваясь по сторонам.
Двор был очень большим и уединенным, деревья и кустарники полностью заслоняли соседние дома, если они там вообще были. Для городской девчонки это было так же странно, как внезапно оказаться на Луне.
Ни шума машин, ни лая собак, ни уличных фонарей, ни вечного отдаленного воя сработавшей автомобильной сигнализации.
Чувство мира и покоя наполнило ее, и, как солнце разгоняет утренний туман, оно развеяло многие ее опасения.
Ближе к большому дому Лорна заметила скамейку, и медленно пошла к ней, решив посмотреть , как будет всходить солнце.  Не хватало только одного…

- Лорна? – негромко позвала Келли, и  лицо ее затуманилось беспокойством. – Ты как, в порядке? Я проснулась, а тебя нет…
Лорна подняла голову и радостно улыбнулась. Келли стояла перед ней, завернутая в плед, и одетая в полузастегнутую рубашку Лорны, которую она впопыхах натянула как попало и застегнула не на те пуговицы. Из кармана рубашки торчала какая-то бумага. Но Лорна недолго смотрела на одежду – ее куда больше интересовала стоящая перед ней женщина, чем то, во что она была одета. Волосы Келли растрепались и торчали во все стороны под странными углами.
- Какая же ты красивая, - прошептала она и посмотрела на нее пьяными от любви глазами.
Брови Келли взлетели на лоб.
- Да уж, краше некуда, - с кривой усмешкой пробормотала она. Если мне повезет, это ослепление любовью продлится вечно. Она подтолкнула Лорну бедром. – Подвинься?
Лорна кивнула  и не только подвинулась, а распахнула покрывало, усадила Келли рядом с собой и закутала их обеих.
Их тела соприкоснулись и расслабились.

- Ты не ответила на мой вопрос, - мягко напомнила Келли. – Ты в порядке?
- Угу. Я просто хотела… - голос Лорны сошел на нет.
- На минутку уединиться?
- Ммм… типа того.
А пришла и пристаю к тебе. Фу. Ничто не может убедить женщину остаться с тобой сильнее, чем если ты станешь бегать за ней, как потерявшийся щенок.
- Я лучше пойду.
Лорна  замотала головой и поцеловала Келли в щеку.
- Ты лучше останься, - негромко сказала она, чтобы не нарушать окружающий покой. – Я совсем не хотела побыть одна, просто мне было жалко тебя будить и звать посидеть со мной на улице, на прохладном ветерке и в темноте.
Келли  прищурилась, оценивая искренность слов Лорны.

- Ладно,  - она все же решила остаться, -  так что мы здесь делаем?
- Мы смотрим на восход. Скоро начнется. – Звезды уже начали бледнеть, в деревьях завозились проснувшиеся птицы. – Мне здесь нравится, - громко заявила Лорна.
Келли улыбнулась. Она просто видела, как между ними крепнет связь. Их жизни переплетались друг с другом, и с этим местом, как это уже было в Блу Ридж.

А потом они начали говорить. Келли объяснила, на какую сделку она пошла с прокурором, как в итоге вышла на свободу раньше, но при этом не могла связаться с Лорной, пока та находится в тюрьме. 
Лорна шумно выдохнула.
- Вот я идиотка! Мне нужно было об этом догадаться!
Келли поняла, о чем речь и уставилась на Лорну так, словно та отрастила себе две головы.
- Так ты подумала, что я бросила тебя? – ей было больно, что Лорна могла поверить в такую нелепость, но еще больнее ей было при мысли о том, что ее любимая должна была чувствовать все эти долгие одинокие  месяцы, думая, что она снова одна в этом мире. – Господи, если бы я хоть на секунду допускала, что ты так подумаешь, я бы непременно…
Лорна схватила ее за руку.
- Ты все сделала правильно, - она скривилась. – Просто поверить не могу, что я так убивалась из-за того, что сама себе напридумывала.
- Лорна…
- Шшш. Это все в прошлом. А я теперь хочу смотреть в будущее.
Келли кивнула.
- Я тоже, и именно поэтому я все еще разбираюсь со своим прошлым.

Она коснулась листка бумаги, который схватила, не раздумывая, когда отправилась на поиски Лорны. Она представляла себе это миллион раз, но теперь, когда дошло до дела, нужные слова, казалось, ускользают от нее. – Я тут кое-что проделала, пока ждала твоего освобождения.
Лорна нахмурилась, явно почувствовав напряженность Келли.
- Ты написала мне письмо? Или это тому копу, которого ты подстрелила?
- Ему я написала в прошлом месяце. Его жена прислала мне ответ, в котором послала меня к черту и пригрозила, что добьется отмены моего досрочного освобождения, если я не прекращу их преследовать.
- Ой.
- Да все нормально, - Келли вскинула подбородок повыше. – Я не столько извинялась, сколько облегчала собственную душу. И не могу ожидать, что он меня в этом поддержит.
- Так а это что? – Лорна протянула руку и коснулась бумаги, выглядывавшей из нагрудного кармана Келли. – Ты хочешь, чтобы я играла в угадайку? Можешь не говорить, если не хочешь.
- Я разыскала твою сестру, Меган.

Кровь отхлынула от лица Лорны так быстро, что Келли подумала, что она сейчас потеряет сознание.
- Черт! Наклонись! – Келли подтолкнула ее вперед, прижимая руками ее спину и чувствуя, как бешено колотится сердце Лорны под ее ладонями. – Опусти голову ниже!
Лорна отмахнулась от нее, но сделала, как было велено.
- Ты ее нашла? – слабым голосом спросила она. Ее распахнутые, неподвижные глаза смотрелись фиолетовыми в неверном свете зарождающегося дня. – Но охранник, которого я тогда попросила ее отыскать…
- Либо он плохо старался, либо на тот момент в интернете не было нужной информации. Это же было давно, да?
- Да, но… - Лорна вцепилась в край скамейки и зажмурилась. – Она… она умерла?
- Господи, нет! – Келли обняла ее, чувствуя себя  отвратительно из-за того, что так перепугала ее. – Она работает репортером в газете, замужем, и у нее маленький сын. Они живут в пригороде Чикаго.
Лорна открыла глаза и посмотрела на Келли так, словно та говорила на незнакомом языке.
- Репортер? Но для  этого нужно закончить колледж, верно?
Келли улыбнулась.
- Если ты хочешь работать в крупной газете, то да. А она работает в крупной газете.
Лорна выпустила скамейку, прижала руку ко рту и пробормотала сквозь пальцы – Значит, она выбралась, - она недоверчиво покачала головой. – Как-то ей удалось.
- На бумаге записан ее адрес, - Келли вопросительно вскинула бровь. – Он тебе нужен?
Лорна протянула дрожащую руку и отдернула ее.
- Ты сбережешь его для меня?
- Конечно, - Келли озадаченно вглядывалась в лицо Лорны. – Но я не…
- Мне нужно немного времени, Кел, - Лорна была похожа на солдата, который только что вышел из боя. Счастливого быть здесь, но психологически травмированного и немного сбитого с толку.

Келли ругательски отругала себя за то, что не подождала с этим известием. Но это же была хорошая новость, черт возьми! И она была так рада, когда нашла информацию о Меган, что сама тогда проплакала полдня.
- Все эти годы я надеялась, что она жива, - негромко проговорила Лорна. – Но я никогда не была в этом уверена. И даже если она жива, я боялась, что она пошла по стопам матери, и живет ее кошмарной жизнью. – Тут Лорна взволнованно уставилась на Келли. – А как она воспримет то, что ее сестра с судимостью вдруг ворвется в ее жизнь? Может быть, ее муж ничего не знает о том, в каких условиях мы росли,  и что я сделала с отцом, и…
- Тихо, тихо. Все нормально, - Келли успокаивающе погладила ее по голове. – Я буду держать у себя ее адрес столько, сколь ты захочешь, а когда ты будешь готова, мы решим, что с ним делать, хорошо?
Напряжение отпустило Лорну.
- Да, - она глубоко вздохнула. – Это будет правильно. Я никогда не смогу отблагодарить тебя за это. Никогда.  – Она тихонько улыбнулась, и морщинки вокруг ее глаз полностью разгладились. – Она правда жива?
- Правда.
Лорна восторженно вскрикнула, распугав птиц.
Келли  хотелось пуститься в пляс. Этот счастливый выкрик стал для нее наградой за долгие часы, которые она провела, разыскивая Меган Малачи.

- Смотри, - Келли повернула голову, и Лорна повторила ее движение. – Мы чуть не пропустили рассвет.
Солнце выглянуло из-за горизонта, окрасив небо красно-розовым блеском.
Зачарованное лицо Лорны стало совсем детским.
- Вот это да….
Вместе с восходящим над горизонтом солнцем к Келли пришло понимание.
- Это твой первый восход, да? – изумленно спросила она.
Лорна просияла, и ее белозубая улыбка заблестела в свете раннего утра.
- Похоже на то, что с тобой у меня много чего будет в первый раз. – С неимоверной заботливостью она поправила укрывавшее их одеяло и довольно вздохнула. –Так что я просто собираюсь сидеть и получать удовольствие.

И когда Келли наконец смогла отвести взгляд от Лорны и посмотреть вдаль, она увидела там не то солнце, которое слепило ей глаза  сквозь лобовое стекло , когда она добиралась на работу ни свет ни заря. Не то солнце, которое пробивалось сквозь окна ее спальни, превращая ее похмельные утра в кошмар. И даже не то солнце, которое она проклинала на закате долгого дня, когда не успевала сделать все намеченное и не хотела останавливаться.
Нет, этот рассвет был новеньким, с иголочки.
Для них обеих.

КОНЕЦ

+8

13

Gray, ура! Новая книга в вашем переводе!!!
Спасибо вам огромное! Будем наслаждаться http://s8.uploads.ru/aosxL.gif

0

14

Gray http://sh.uploads.ru/t/npt0a.gif

Прочитала на едином дыхании...спасибо огромное за перевод, качественный, легкочитаемый и приятный.

*

История немного смахивает по сюжету на повесть об Айс и Ангеле, однако намного легче по восприятию. 

0

15

Gray
перевод, как всегда, изумительный, спасибо большое)))

а вот сюжееет....даже дочитать не смогла...мне не понравилась сама книга, да простит меня автор)))

Пы.Сы, если честно, не понимаю, на каком основании "это" попало в "Золотой фонд", если только за прекрасный перевод...но, вроде бы отбор литературы не по этому принципу производиться))))хотя...история про Ангела и Айс тоже меня не вдохновила, я так и не поняла, чего все с ней так носятся)))так что, возможно это дело в моих тараканах))))

Отредактировано PeppiDL (23.06.15 21:24:10)

+1

16

Ramina,
спасибо)

PeppiDL написал(а):

а вот сюжееет....даже дочитать не смогла...мне не понравилась сама книга, да простит меня автор)))

Ну наконец-то хоть кому-то не понравилось))
А я предупреждала)) Сюжет - это к автору, а вот за выбор произведения ответственность лежит на мне))
Спасибо, что написали.

Размышления)

Что до Айс и Ангела - где-то я вас понимаю. Для меня они хороши только местами, кусками, да и закончиться они должны были гораздо раньше. Все эти отмщения мафии, разъезжания на конях и восставание из пепла - местами чересчур. Но как по мне, то Сара Уотерс еще хуже (не бейте только тапками). Нудная, затянутая, блеклая - и чего с ней все носятся?)) И что она делает в золотом фонде - искренне не пойму))). Вот честно. А кому-то нравится) Да и говорим мы о весьма специфической литературе. Ну какие такие достоинства могут быть у любовного романа? Одна и та же история рассказывается в сотый раз, только чуть под другим углом. Эта книга меня зацепила как раз сюжетом и хоть какой-то внешней занимательностью. И было интересно, справлюсь ли я с языком, передам ли атмосферу.

0

17

для Gray
Gray написал(а):

Но как по мне, то Сара Уотерс еще хуже (не бейте только тапками). Нудная, затянутая, блеклая - и чего с ней все носятся?)) И что она делает в золотом фонде - искренне не пойму))). Вот честно.

какие тапки, я вместе с Вами щит держать буду, чтобы от тех тапкоф отбиваться)))полностью солидарна с Вами в данном вопросе)))

0

18

Огромное спасибо за перевод! А мне произведение понравилось, хоть читать взялась с неохотой но увлеклась. Я не любитель подобных сюжетов и "Айс и Ангел" еле дочитала.

0

19

Gray написал(а):

Ну наконец-то хоть кому-то не понравилось))
А я предупреждала)) Сюжет - это к автору, а вот за выбор произведения ответственность лежит на мне))
Спасибо, что написали.


Чёрт!чёрт!чёрт! Я ужасно разочарована. Произведение привлекло меня, честно говоря, переводчиком))) О, да! К переводу претензий никаких, не считая небольших опечаток, которые, как говорит Gray увлеченный читатель и не заметит. Но, как я уже сказала, от сюжета я мягко говоря не в восторге. Читала до конца потому как было интересно, почему именно это произведение привлекло внимание Gray  для перевода. Ведь перевод это очень трудоемкий процесс занимающий время, силы и терпение. И если вы беретесь за перевод, значит  произведение вам действительно понравилось или сам процесс цепляет, или что-то ещё? И раз уж вы, Gray,  говорите об ответственности выбора произведения, то хотелось бы узнать почему вы выбрали это произведение?????

0

20

Доброй ночи)

katharina написал(а):

К переводу претензий никаких, не считая небольших опечаток

Можно попросить? Если кто видит опечатки - не сочтите за труд - скопируйте их хоть в ответ к теме, хоть в личку мне напишите, плиз. Я поправлю, и всем будет лучше. Ну не корректор я. Когда долго возишься с переводом, от букв уже тошнит и отловить гнусные описки самостоятельно не представляется возможным. Я их до сих пор правлю)

katharina написал(а):

хотелось бы узнать почему вы выбрали это произведение?

Много причин.

А именно

Когда я читала эту книгу в первый раз, я, честно говоря,  прочла первую половину и конец, а середину вообще просмотрела по диагонали. Но книга засела гвоздем в голове, и я к ней через время вернулась. Она - другая. Мне повезло в том плане, что я сама выбираю, что переводить, и надеюсь, что перевожу разное и по-разному.
"Исход" - это был типичный любовный роман, "33 несчастья" - смешной и веселый, "В один прекрасный день" - добротная история с моралью, "Пути любви" - этакий замок с башенками, попытка достичь совершенства, что-то многогранное и переливающееся)
А "Тяжелые времена" - это грязь и кровь. Это когда тебя тошнит, но ты продираешься сквозь текст, потому что это своего рода вызов, челлендж. Справишься или нет? Со сленгом, с несуществующими в русском языке реалиями, с тем, чтобы герои заговорили и ожили. Ущербные, искореженные, далеко не ангелы - но мне нужно сделать их живыми.
Невозможно, скучно все время переводить одно и тоже, типа:

"Ее пальцы медленно коснулись волос  Джулии и застыли, перебирая мягкие пряди.
- Ах, Розамунда, сможешь ли ты полюбить меня?! Я так порочна! - в отчаянии воскликнула Джулия.
- Ну что ты, детка, как ты можешь так говорить? Ты прекрасна!
- Ах, нет, в детстве я украла у дядюшки четвертак и не перевела старушку через улицу. Я такая плохая!
- Не может быть! Ах, ты разочаровала меня, но я найду в себе силы и мы вместе преодолеем это!
- Как ты великодушна, любовь моя!
Взявшись за руки, влюбленная пара медленно ушла в закат".

Такого рода литературки - море. Я сама такого барахла могу написать толстые тома левой ногой за завтраком. 
Понимаете, неохота повторяться, неохота скатиться в штампы. Я уже замечаю, что у меня одни и те же фразы кочуют из перевода в перевод. Поэтому хочу переводить разное по стилю и по реализации. Если получится)

И очень хотелось бы узнать,  что именно не понравилось вам в этой книге. Сюжетные ходы? Сами герои? Насилие? Лужи крови? Или любовь может быть только чистенькой и розовенькой? В замке, а не на помойке? )
Я прекрасно осознавала, что эта книга, метафорически говоря - помойка. Потому и выбрала. Потому что бывает и так. Бывают тяжелые времена)
Сорри за длинную простыню текста и поток сознания)

+4


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Блейн Купер Hard Times/Тяжелые времена