Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Меган О'Брайен "End Game"/ "Конец игре".


Меган О'Брайен "End Game"/ "Конец игре".

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Конец игре.
(Отредактирована).

Автор: Меган О'Брайен

Переводчик: lena57

Описание:

Делани любит соблазнять и бросать женщин, любит принуждать и доминировать в постели. И вот она встречает Ханну, к которой ей и близко подходить не стоило. Но что же делать, если рядом с Ханной Делани чувствует то, что не чувствовала никогда в жизни, и не хочет потерять этого?

Глава 1.

Женщины для меня всегда были игрой. Все это - погоня и обольщение, и запыхавшиеся моменты между простынями - были только частью столь любимого мной занятия, но я не воспринимала это очень уж серьезно. Погоню я любила больше всего, секс был на втором месте. После секса игра заканчивалась. Когда я встречала заинтересовавшую меня женщину, она становилась моей целью, и весь план наших взаимоотношений... был четко расписан передо мной, поэтому у меня никогда не возникало никаких трудностей.

Когда я встретила Ханну Джордан, я увидела игру. Это была красивая блондинка с застенчивой улыбкой и умными глазами; она была из тех, кого просто необходимо было кому-то соблазнить и покорить, а затем непременно бросить, когда увлечение пройдет.

Она стояла в углу комнаты одна. Вокруг нас бушевала вечеринка, а мы были, как два молчаливых маяка, расположенных на противоположных концах гуляющей толпы, одинокие наблюдатели за нашими общими друзьями и незнакомцами. Я не знала ее, и меня заинтересовало - кто же пригласил ее. Тонкий зеленый свитер обнимал ее тело, словно любовник, и мои руки зачесались от желания прикоснуться к этим изгибам.

Я подошла к ней, уверенно улыбнувшись. "Привет, - сказала я, отвлекая ее внимание от полупустого бокала и привлекая его к своим глазам. У нее были шоколадно-коричневые глаза, которые заставили меня затаить дыхание. - Мне очень стыдно это признавать, но я стояла вон там, в углу, - я указала пальцем, - в одиночестве, жалея себя, потому что чувствую себя здесь так неуместно и неловко. Мне очень стыдно спрашивать, но мне было интересно узнать, не могла бы ты в течение минуты или двух сделать вид, что общаешься со мной, пока кто-нибудь не придет и не спасает тебя от меня?" Я подарила ей глуповато-скорбный взгляд, который, я знала точно, обязательно вызовет у нее улыбку.

Я оказалась права, и улыбка для меня расцвела на ее лице. Она должна оказаться в моей постели!

"Спасет меня?" - спросила она и, склонив голову набок, осмотрела меня сверху вниз. "Ты действительно настолько плоха?"

Я ответила ей нахальной улыбкой. "Некоторые так и думают, я уверена в этом".

Ее губы изогнулись в полуулыбке, и она медленно кивнула мне. "Я запомню это", - пробормотала она. Переложив бокал с вином в левую руку, она протянула мне правую в знак приветствия. "Меня зовут Ханна".

Кивнув ей, я взяла ее руку и поднесла к губам. Когда я дотронулась до ее пальцев, то услышала легкий вздох и довольно ухмыльнулась от этого.
"Делани, - представилась я. - Чей ты друг? Невесты или жениха?"

Ханна засмеялась и потянула свою руку обратно к себе. "Знает ли Макс, что ты называешь ее женихом?"

Я огляделась вокруг нас осторожным взглядом. Наклонившись к ней, я тихо прошептала: "Я не скажу ей об этом, если ты не расскажешь".

Ханна удивленно посмотрела на меня. "Твой секрет со мной в безопасности, - она сделала паузу, а затем добавила, - я ходила в один колледж с Макс. На первом и втором курсах мы с ней жили в одной комнате в общежитии".

"Просто друзья?" Она просто друг этой семьи, но никогда не помешает спросить о подробностях.

Она покраснела... и это заставило меня намокнуть... и издать нервный смешок. "Да, - сказала она, кивнув головой. - За исключением одной довольно грязной пьяной встречи, когда мы были первокурсниками. После этого мы обе решили, что действительно не хотим испортить нашу дружбу".

Я кивнула. Что ж, я могу уважать это. Я бы никогда не переспала с другом, и раньше у меня никогда не было дружбы с какой-либо из женщин, которую я трахала.

"Мы с Лори иногда работаем вместе. Я отредактировала ее первый роман. Редактирую я только по любви, имеется в виду... деньги я зарабатываю маркетингом".

Ханна захихикала. "Я работаю корпоративным тренером... за деньги, наверное, но мне это очень нравится". Она мгновение изучала меня, а затем ее глаза сверкнули от неожиданного узнавания. "Ее редактор, Делани! Когда пару недель назад я посетила ее, Лори показала мне несколько твоих фотографий. Они были удивительными!"

"Какие из них ты видела?" - спросила я. У Лори было несколько копий моих фотографий, обрамленных в рамочки и повешенных в ее читальном зале. Она утверждала, что они вдохновляли ее, когда она писала свои книги; я же всегда подозревала, что она просто подлизывалась ко мне. То, что она показывала их другим, стало для меня полной неожиданностью.

"Мне больше всего понравилась фотография с твоей бабушкой на мосту, и еще одна, выполненная с дороги и показывающая отдельно стоящую группу сосен. Еще мне очень понравился мистер Ковбой, одетый в кожу. Ты так здорово снимаешь людей", - заявила Ханна. Она смотрела на меня с неподдельным восхищением.

Я едва только начала погоню, а уже видела финишную черту в ее соблазнении. И еще, ей даже понравились мои фотографии. Она говорила о них так, как будто на самом деле наслаждалась ими, а не пыталась очаровать меня и совершенно не старалась флиртовать со мной. Мне это понравилось.

"Нравится ли тебе самой фотографировать?" - спросила я. Общие интересы... это всегда позволяло гораздо быстрее затащить женщину в постель. Я была рада, что нашла их так быстро.

"Я люблю делать это, - призналась Ханна. - И всегда таскаю с собой 35-миллиметровую камеру".

"Неужели? - спросила я. Она подогрела мой интерес к ней. - Черно-белую?"

"Да, - сказала Ханна и улыбнулась мне. - Большую часть времени. Иногда я снимаю и на цветную пленку, но черно-белая - моя любимая".

"Черно-белые снимки очень сексуальны", - согласилась я и уставилась на нее из-под полуопущенных век, нисколько не пряча своего желания. Я хотела ее и решила, что сегодняшнюю игру выиграть будет совсем несложно. Вопрос был в том, как быстро я смогу заставить ее простонать мое имя. "Так же, как и ты".

Рот Ханны приоткрылся, и она изумленно посмотрела на меня в легком недоумении. Моя улыбка не дрогнула. Я удивлялась, почему такая красивая женщина, как она, на такой крутой вечеринке одиноко стоит в углу.

Пальцы чьей-то руки сомкнулись вокруг моего плеча, я обернулась и обнаружила Лори, смотревшую на меня сердитыми глазами. "Делани, - сказала она. - Я искала тебя".

Я раздраженно посмотрела на нее. "Ты нашла меня".

"Мы просто разговаривали о фотографиях, которые ты показывала мне", - тихим голосом пояснила Ханна.

"И Ханна рассказала мне, что она тоже фотограф", - сказала я.

"Не фотограф, - запротестовала Ханна. - Я просто фотографирую…"

"Ханна очень скромничает, - перебила ее Лори, глядя на покрасневшую блондинку с доброй улыбкой. - Она очень талантлива в обращении с камерой".

"Спасибо", - сказала Ханна, обращая потупленный взор к полу.

"Однако, Делани, - Лори снова дернула меня за руку. - Мне на минутку нужно украсть тебя, ладно?"

Я жалобно посмотрела на Ханну. "Я думаю, что кто-то уже спас тебя от меня".

Ханна растворилась в скромной улыбке. "Не для протокола - я не думаю, что ты плохая".

"Нет?" - когда Лори потянула меня прочь, я показала Ханне волчий оскал. "Ну, ночь еще только началась".

Лори не отпускала мою руку до тех, пока не затащила меня в одну из спален наверху. Она закрыла за нами дверь, поворачиваясь к ней спиной, чтобы взглянуть на меня с опасным блеском в глазах. Я ответила ей ехидной ухмылкой.

"Я польщена, Лори, но почти уверена, что Макс может надрать мне задницу, если застукает нас здесь".

Лори подняла руку. Ее губы вытянулись в напряженную линию, а ее голубые глаза были лишены всякого юмора. "Я хочу, чтобы ты держалась подальше от Ханны".

Моя ухмылка сползла с лица. "Простите?"

"Ты слышала меня, - сказала Лори. - Я знаю, чего ты добиваешься, Делани, и знаю, что ты задумала. Я просто хочу сказать тебе... перестать думать об этом. Забудь ее и двигайся дальше, ладно?"

"С каких это пор ты решаешь, кого я могу пригласить на свидание, а кого - нет?"

Лори выпустила раздраженный смешок. "Свидание? - спросила она. - Вспомни, с кем ты говоришь, ладно? Ты не ходишь на свидание с женщинами. Ты трахаешь их, а потом двигаешься дальше".

"Хорошо, - призналась я. - С каких это пор ты указываешь мне, кого я могу трахать, а кого - нет?"

"Прямо с этой минуты!" - прошипела Лори. Голос ее был таким свирепым, что я вздрогнула, а затем исподлобья взглянула на нее, теряя свое душевное равновесие. "Ты не будешь трахать Ханну. Она не заслуживает того, что ты сделаешь с ней".

Сейчас мне стало как-то больно. "Господи, Лори. Я думала, что мы с тобой были кем-то, вроде друзей".

Лори закрыла глаза, со вздохом поднося руку ко лбу. "Прости, - прошептала она, спустя мгновение. Открыв глаза, она, извиняясь, кивнула мне. - Мне очень жаль, я просто... ты не можешь относиться к Ханне так, как ты относишься к любой из женщин, которых укладываешь в свою кровать, ладно?"

"Может быть, это нечто большее, чем обычно", - возразила я, не думая, что дело обстояло именно так, несмотря на мой живейший интерес к ней, но мне подумалось - как-то это несправедливо, что Лори предположила, будто я не думаю больше ни о чем, кроме как бы только потрахаться. Может быть это и так, а может быть - мне просто не понравилось, что она была права.

Лори выглядела куда более серьезной, чем я когда-либо видела ее раньше.
"Пожалуйста, Делани. Пожалуйста, обещай мне, что ты оставишь ее в покое".

"Мы просто говорили..."

"Пожалуйста", - снова сказала Лори.

Я нахмурилась, когда ее глаза вдруг засияли от внезапных эмоций. "Это потому, что она друг Макс?"

"Дело не в этом," - ответила Лори и шагнула вперед, как будто собиралась покинуть помещение. "Давай, мы действительно должны вернуться обратно..."

Я была недовольна результатом нашего разговора, и поэтому остановила ее твердой рукой, опершись на грудь. "Подожди минутку, - сказала я холодным голосом. - Ты собиралась сказать мне, что я недостаточно хороша для друга Макс, но ты не собираешься оказать мне любезность и рассказать - почему именно? Как без этого я смогу совершенствоваться, если я даже не знаю, почему я так недостойна ее?"

Лори покачала головой. Через мгновение она отступила назад и посмотрела мне в глаза. Она заложила руки за спину, вздохнула, а затем посмотрела мимо меня на закрытую дверь. "Делани, она была изнасилована в декабре прошлого года".

Я почувствовала тошноту. Я никогда не знала, что существуют такие слова, которые могли заставить меня почувствовать себя настолько плохо. "Что? - прошептала я. - Как?"

Лори снова покачала головой, встречаясь с моим взглядом. "Мужчина ворвался в ее квартиру, когда она спала. У него был пистолет".

"Господи", - я едва дышала. Вспомнив теплые карие глаза, я представила их, наполненными холодным страхом и болью. Мой желудок чуть не вывернуло от этой мысли. "О, нет!"

"Теперь ты понимаешь, почему я просила тебя?" - спросила Лори. Она шагнула поближе ко мне и положила руки на мои плечи. "Ты знаешь, у меня нет проблем с тем, как ты живешь и чем занимаешься в своей жизни. Такая жизнь не для меня, и лично я думаю, что ты упускаешь действительно очень важные вещи, но, по крайней мере, ты всегда откровенна в том, какая ты. Но Ханна не будет твоей очередной игрушкой. Она ни с кем не встречалась с тех пор - после нападения".

Я вспомнила наш легкий флирт. "Она, кажется, заинтересовалась мной".

"Если она сделала так, - сказала Лори, - то тогда это доказательство того, что в последнее время она делает невероятные успехи. И лучшая причина, чтобы не мешать прогрессу".

Я все еще была немного обиженной, но знала - Лори была права. Затащить Ханну в постель - с самого начала это было моей единственной и конечной целью. Теперь я почувствовала себя виноватой и стыдилась думать о ней таким образом. Она могла воспринимать секс только очень серьезно, а это означало, что у нас с ней были разные интересы.

"Я обещаю, что оставлю ее в покое, - пообещала я. - Я не какой-нибудь монстр, ты знаешь это".

Лори схватила меня одной рукой и обняла. "Спасибо", - сказала она.

"Нам лучше вернуться вниз до того, как твоя женщина подумает, что я наконец-то затащила тебя в постель", - ответила я.

Глава 2.

Я вышла на террасу, закрывая раздвижную стеклянную дверь позади себя. Шум вечеринки затих, превратившись в глухой рокот, и я вздохнула с облегчением. Засунув руки в карманы, я почти пожалела, что не курю. По крайней мере, у меня появился бы повод сделать что-то действительно очень плохое.

По правде говоря, сейчас я была больше не заинтересована в том, чтобы тащить в кровать какую-нибудь партнершу. Откровения Лори заставили меня загрустить и почувствовать себя странно одинокой. Я облокотилась на перила террасы и посмотрела на Макс и Лори, стоявших рядом во дворе. А еще я заметила под большим дубом в углу двора двух женщин в горячих объятиях.

Я не повернулась, когда шум за моей спиной усилился, сигнализируя о том, что в своей тихой задумчивости я на террасе больше не одинока. Дверь закрылась с характерным щелчком, заглушая вечеринку, и затем я услышала, как кто-то тихонько покашлял, пытаясь привлечь мое внимание.

Я повернулась и встретилась с застенчивой улыбкой Ханны. Рефлекторно улыбнувшись в ответ, я неловко опустила свой взгляд на пол. Теперь, когда она больше не была потенциальной любовницей, я не знала, как взаимодействовать с ней.

"По-прежнему чувствуешь себя здесь неловко и неуместно?" - спросила Ханна.

Когда она подошла ко мне, я встретилась с ее взглядом. "Просто устала, - сказала я. - Должно быть, я становлюсь слишком старой для всех этих свадебных вечеринок".

Ханна прислонилась к перилам рядом со мной, улыбаясь в ночь. "Это была очень романтичная церемония, - произнесла она. - Я рада за них".

Я пожала плечами. "Было приятно, - согласилась я. - Макс, кажется, делает Лори очень счастливой".

"Они замечательная пара, - ответила Ханна. - И они обе очень хорошие мои подруги".

Я вспомнила, какой огонь горел в глазах Лори, когда мы разговаривали наверху. Мне нужно было извиниться перед Ханной и закончить разговор, надо просто дождаться удобного момента. Я всего лишь позволила себе немного безобидного флирта, ничего такого, что не могло быть отменено. Но ее карие глаза, тем не менее, все еще держали меня в напряжении.

"Так что привело тебя к социальной изоляции? - спросила я и подарила ей тщательно надетую улыбку. - Я знаю, что у тебя гораздо лучшие перспективы для общения внутри здания".

Ханна пожала плечами, стрельнув в меня лукавой улыбкой. "Может быть, мне просто жаль тебя", - сказала она.

Я фыркнула. "Может быть, это всего лишь часть моего плана - заставить тебя почувствовать ко мне жалость, чтобы я смогла заставить тебя поговорить со мной". В тот же момент, как только я произнесла это, мне захотелось взять свои слова обратно. Флирт. Я снова заигрывала.

"Я думаю, ты делаешь это действительно хорошо, - тихо ответила Ханна. - Потому что, когда ты попробовала на мне другую линию поведения, мне стало гораздо больше жаль тебя".

Я застыла на месте от ее мягкого поддразнивания. Вот черт, опять я втянула ее в обмен флиртом и чувствовала себя от этого, как дерьмо. Мне нужно выбраться из этой странной ситуации, как можно более гладко.

"Извини, - ответила я. - Я не хотела тебя обидеть. Мои... мои друзья всегда говорят мне, что я позволяю себе непростительный флирт".

"Ты не обидела меня, - пробормотала Ханна. Она скрестила руки на ограждении террасы и искоса посмотрела на меня. - Наоборот, я польщена".

Я прочистила горло. Эта ситуация убивала меня, было бы так легко преследовать ее. Охота в данных обстоятельствах может занять гораздо больше времени, но интерес, несомненно, был. Но я знала, что должна остановиться.

"Ну, я, наверное, пойду", - пробормотала я, оттолкнувшись от перил. Бросив еще один взгляд на пару под дубом, я увидела, как рука одной из женщин работала между ног у другой.

А я была лишена хоть какой-то перспективы на этот вечер.

Ханна, оказалось, во время своего первого взгляда не заметила пару под дубом. Я смотрела на нее, когда она обнаружила их - ее рот приоткрылся от удивления, а красная краска смущения, видимая даже в слабом свете лампы, начала подниматься по щекам. "Ох", - выдохнула Ханна. Через мгновение она моргнула, а затем уставилась на меня. "Ты действительно должна уехать?" - спросила она.

Я думаю, что прочла желание на ее лице, но вполне возможно, что я приняла желаемого за действительное. "Вероятно должна. Мне нужно немного поспать сегодня ночью. Я должна завтра отправиться в поход и, может быть, сделать несколько снимков".

"На самом деле? - спросила Ханна с радостной улыбкой. - И куда же уведет тебя этот поход?"

Общий язык, казалось, находился даже там, где я вовсе и не пыталась искать его. "Возле Пинкни, - сказала я. - Я не была там уже целый год и чувствую, что пришло время посетить это место еще раз".

"Ты когда-нибудь была на Карнизах?" - поинтересовалась Ханна.

Я знала название этой местности возле Гранд Ледж, но никогда не была там. "Нет, - ответила я. - И не могу сказать, что очень мечтала бы попасть туда".

"О, - выдохнула Ханна. - Там наверху так красиво! Просто замечательное место, чтобы взять в руки камеру".

"Да?" - я радостно улыбнулась ей. В ее открытом характере было что-то, что очень нравилось мне. Я могла бы точно сказать, что она не играла ни в какие игры, и была удивлена тем, насколько освежающе я чувствовала себя рядом с ней. В игре, которую начала сама, я в конце концов оказалась самой проигравшей.

"Да, - ответила Ханна. - Мы должны... - она сделала паузу, пожевала губу, а затем, нервно выдохнув, продолжила. - Может быть, мы могли бы сходить туда вместе, - сказала она, - ну, знаешь, принести наши фотоаппараты... и, возможно, что-нибудь из еды..."

У меня пересохло в горле от ее застенчивого предложения. Я знала, что Лори надерет мне задницу, если я приму его. Даже при том, что я не была больше зациклена на том, как заполучить Ханну в постель, это предложение точно не было подходящим из-за более плотного знакомства с ней.

"Ух ты, Ханна, я не знаю. Фотографирование для меня, как правило, довольно личная вещь, и знаешь..." - моя речь умерла от вида смущения и стыда на ее лице. Она отвернулась от меня, бормотавшей придуманный отказ, и посмотрела на двор блестящими от обиды глазами. Ей удалось кивнуть мне с храброй улыбкой на лице, и от этой улыбки я снова нашла свой голос. "Но опять же, у меня раньше никогда не было друга, который бы действительно наслаждался фотографированием. Я предполагаю, что это может быть даже весело, если ты..."

"Ну что ты, - запротестовала Ханна со слабой улыбкой. - Все в порядке, Делани, я понимаю".

Я покачала головой из стороны в сторону. "Нет, правда", - сказала я. У меня не было сил, чтобы вынести разочарование в ее глазах. Очевидно, Лори все-таки придется надрать мне задницу. "Я бы... я бы очень хотела побыть с тобой, узнать тебя получше..."

"Ты уверена? - прошептала Ханна. - Ты же не говоришь это просто из-за ошибочного чувства благодарности, учитывая то, сколько я пережила, притворяясь, будто общаюсь с тобой?"

"Нет, - сказала я с игривой улыбкой. - За это я могу принести нам попить или взять пару бутербродов, но не всю же поездку".

"Нет?" - спросила Ханна. Она настороженно посмотрела на меня с задумчивым взглядом.

"Нет, - сказала я. - Экскурсии зарезервированы только для новых друзей".

Все лицо Ханны засветилось, заставив меня мгновенно порадоваться тому, что я сделала что-то очень нехарактерное для себя, что вылилось в зарождавшуюся новую дружбу. Даже если это была дружба с человеком, к которому меня, к моему стыду, глубоко влекло, но я была искренне рада этому. Улыбка на ее лице согревала меня, я никогда не знала другого человека, который вот так же мог бы влиять на мои чувства.

"Круто, - воскликнула Ханна. - Я могу взять твой номер телефона?"

Я продолжала говорить себе, что не нарушаю обещание, данное Лори. Ханна могла быть для меня только подругой. Я никогда не буду относиться к ней так, как обычно отношусь к любой другой женщине, с которой встречаюсь. Я не могла так поступить с ней. Мне показалось, что ей нужен был друг и, по правде говоря, в ней было что-то, что удерживало меня рядом и не позволяло уйти.
Возможно, это были наши совместные разговоры, а может быть, что-то менее осязаемое. Я не уверена. Самое главное, на прощание я дала ей свой номер телефона и платонические объятия. Не совсем уверенная в том, что смогу предложить ей, я была уверена, что в этом ничего плохого для нее нет, а когда я увидела радость в ее глазах от вида моей визитной карточки, мне было уже все равно.

Все, что я хотела, это использовать свой шанс, чтобы снова сделать ее счастливой.

Глава 3.

Волосы Ханны блестели на солнце янтарным золотом.
"С индейкой или копченой колбасой?" - спросила она, не обращая внимания на мою рассеянность.

Я разглядывала белокурые локоны, сбежавшие из хвоста Ханны под напором легкого ветерка, охлаждающего августовский послеобеденный день. Ее волосы поразили меня. Они выглядели так, как будто были сплетены из шелка, и я жаждала пропустить сквозь них свои пальцы.

"С индейкой или с копченой колбасой?" - спросила она снова, держа в руках бутерброды.

"Тот, который ты не хочешь", - пробормотала я. Откинувшись на потертое одеяло, которое она достала из багажника Фольксвагена, я лежала, опершись на локти.

Ее волосы. Из всех воспоминаний о нашей поездке к Карнизам, о которых, я знала, что буду вспоминать их, воспоминания о ее волосах были самыми яркими. Я обязательно вспомню полуразвалившиеся ветхие сараи вдоль старой дороги, на которую она свернула, и мы остановились, чтобы побегать вокруг, щелкая камерой, а затем, смеясь, сесть обратно в машину и отправиться дальше в путь, чтобы найти следующую цель для съемки. Я вспомню, как мы с ней слушали классический рок, и как удивлена и поражена была я ее вкусами в музыке. Я вспомню, как ходила за ней, стараясь не замечать того, насколько хорошо она смотрелась в своих облегающих джинсах, я буду помнить, как она выглядела, о чем она думала и о чем говорила. Но больше всего я буду вспоминать ее волосы, как они гипнотизировали меня, заставляя забыть обо всем на свете.

"Я принесла каждого по два", - сказала Ханна, посмеиваясь и с глуповатой улыбкой поднимая вверх два бутерброда.

Я с большим трудом оторвала свои глаза от аккуратного пробора в ее волосах и посмотрела в теплые карие глаза. "Тогда я буду есть индейку".

"Индейку, - прошептала она, кивая головой. - Правильно". Ее голос звучал так, будто она запоминала мой выбор, и это радовало и пугало меня одновременно. Мы становились друзьями. Это было так же неоспоримо, как и то, насколько я не хотела, чтобы это происходило. Я все-таки считала ее красивой и привлекательной, поэтому в конце концов от всех этих противоречий в моей душе поселилась боль. Этой боли должно было быть достаточно, чтобы не желать повторной встречи с ней, но это было не так.

Мне нравилось быть с ней. Что меня больше всего удивило - я никогда не заводила друзей с такой легкостью и никогда так сильно не хотела иметь кого-то в друзьях. То, как Ханна пробралась в мою жизнь и с какой небрежной легкостью, было слегка шокирующе для меня, но это же и утешало. Эта дружба была для меня сплошным противоречием - желание укрыть ее от мира одеялом безопасности и желание хотеть большего, чем просто дружба - все это заставляло меня немного нервничать.

"Спасибо, что привезла обед", - сказала я, взяв бутерброд, который она протянула мне. Я пережила несколько неуклюжих моментов, щедро выдавив горчицы на свой бутерброд и произведя здоровенный укус. Пока мы жевали, я успокоилась и улыбнулась ей, когда все проглотила. "Отлично!"

Ханна жевала бутерброд, закатывая глаза и краснея. Я заметила, что она много краснела, и это совершенно убивало меня. "Это просто сэндвич", - пробормотала она после того, как проглотила свой кусок бутерброда.

"Я думаю, что ты вложила много сил в этот день ", - сказала я. Мне вдруг подумалось, что Ханна могла принять наш поход за свидание, и я поспешила сделать свои намерения более ясными. "Очевидно, что быть твоей подругой, означает иметь много преимуществ перед остальными".

Ханна бросила застенчивый взгляд на землю. Она пожевала губы, как будто взвешивая, стоит ли ей говорить что-то, и через мгновение она улыбнулась мне. "Ты даже еще не позволила мне приготовить для тебя полноценный ужин. Ты не представляешь, какие бонусы положены тебе, моя подруга".

Я усмехнулась, ткнув в ее ногу носком своего ботинка. "Я с нетерпением жду, чтобы узнать о них", - сказала я.

И я на самом деле ждала.

Глава 4.

Лори обнаружила меня в женском книжном магазине через четыре недели после своей свадьбы и почти через три недели после того, как мы с Ханной совершили нашу однодневную поездку с фотокамерами. Это был первый раз, когда мы встретились после той ночи в ее доме, и, осторожно улыбнувшись, я поздоровалась с ней.

Мне не пришлось долго сомневаться в том, что она знала о Ханне и обо мне.

"Делани, - поприветствовала она меня. - Ты ничего нового не хочешь мне рассказать?"

Я застонала и отложила в сторону книгу по садо-мазо, которую листала в этот момент. "Привет, Лори. Я думаю, что ты уже обо мне все слышала".

"О том, что ты проводишь время с Ханной, хотя обещала мне оставить ее в покое? - спросила она, глядя на меня с натянутой улыбкой. - Да... похоже, что Ханна не могла перестать говорить о тебе, когда сегодняшней ночью разговаривала с Макс по телефону".

"Послушай, Лори, я..."

"Я просто хочу знать, чем вы занимаетесь", - сказала Лори и казалась уставшей от того, что чувствовала, какой я придурок.

Я посмотрела на нее раздраженным взглядом. "Мы просто друзья, понятно?"

"Прошу прощения за то, что скажу сейчас, но ты обычно не заводишь друзей", - промолвила Лори. Она посмотрела на женщину, которая шла по проходу рядом с нами, и замолчала, пока незнакомка проходила мимо. Когда мы снова оказались в относительном покое, она наклонилась и прошептала: "По крайней мере, среди красивых женщин. Я знаю, ты увлечена ею".

Я пожала плечами, защищаясь от нападок Лори. "Ну и что? Я не могу однажды просто подружиться с женщиной?"

Лори выдохнула и поднесла руку к виску. "Я уверена, что можешь, Делани, просто..."

"Что? - раздраженно спросила я, скрестив руки на груди и подарив ей вызывающий взгляд. - Я уже сказала тебе, что я не монстр. Я знаю, что она пережила, и да - она мне нравится, и меня не интересует... я не хочу ее обидеть, понимаешь?"

Лори внимательно посмотрела на меня. "Просто я не уверена, что она думает о тебе, как о простом друге. Или, по крайней мере... она надеется, что все это окажется больше, чем дружба".

От слов Лори мое сердце бешено заколотилось в груди. Я подозревала, что Ханна увлечена мной, но, услышав подтверждение этого факта, я ощутила слабость в коленках. Со мной никогда не было такого раньше - нервничать из-за того, что кто-то запал на меня. Обычно я просто чувствовала желание поохотиться или раздражение - в зависимости от ситуации.

Я вдруг почувствовала всю тяжесть этой истины и поняла страшную ответственность, упавшую на человека, которого Ханна выбрала, чтобы доверить свое сердце. Я знала, что не смогу справится с этим заданием, и была в шоке от того, что это так опечалило меня. Сама я не собиралась заводить отношения, но была бы не прочь найти кого-то, с кем Ханна почувствует себя счастливой и в безопасности.

"Мы обе с тобой знаем, что этого не случится", - пробормотала я.

Лори кивнула. "Я-то знаю, поэтому и беспокоюсь, что она не знает об этом, а я не хочу быть той, кто посветит ее... поговорит с ней о том, что происходит. Я не хочу, чтобы ты думала, что я плохо отношусь к тебе..."

"Я понимаю, - перебила я ее и почти возненавидела себя в этот момент, но прекрасно представляла себе переживания Лори. Отлично. - Я уже пыталась сделать так, чтобы она имела четкое представление о том, что мы с ней только друзья".

Лори пощипала свою переносицу и улыбнулась мне невеселой улыбкой. "И это здорово, Делани, но ты должна понять... для большинства людей дружба - это часто то место, где начинаются отношения. Она знает, что вы друзья, но она не понимает, что ты не сможешь дать ей нечто большее".

У меня разболелась голова. "Господи, - пробормотала я, тяжело наваливаясь на книжную полку рядом. - Я не хочу причинить ей боль".

"Я знаю, - сказала Лори. Когда она увидела боль в моих глазах, ее голос зазвучал мягче. - Именно поэтому ты должна дать ей понять это сейчас. До того как ей будет больно".

Я знала, Лори понимала, что я действительно заботилась о Ханне. Это смущало меня, но не было никакого способа, чтобы скрыть это от нее. Ханна уже подействовала на меня так, как никто никогда не делал этого раньше. Я не знаю, что это было, возможно, именно та самая искренняя дружба, которой у меня уже давным-давно не было.

Мне не хотелось потерять ее.

"Я поговорю с ней, - обещала я Лори, - но понятия не имею, как донести это до... Боже, ты знаешь, что я действительно боюсь этого всякого чувственного дерьма... но постараюсь объяснить ей, что я живу своей жизнью. И особенно то... что я не строю отношений".

"Я знаю, что это трудно, - согласилась Лори. Я на самом деле чувствовала неподдельную симпатию в ее голосе и позволила ей сжать свою руку. - Я понимаю, что это полный отстой, но ты знаешь, почему должна сделать это. Мы, все ее друзья, вынуждены были наблюдать за тем, как она сломалась и как все последние месяцы борется за восстановление себя. Она уже зашла в этом так далеко, что никто из нас не хочет увидеть то, что вновь разрушит ее". Лори замерла, а затем разочарованно выдохнула. "Ты прекрасно знаешь, что ей требуется нечто большее, чем то, что ты сможешь дать ей".

Как бы сильно я не хотела это признавать, но мне было очень больно. На короткий момент я отказывалась верить в то, что не могу быть достаточно хорошей для кого-то такого, как Ханна, но, в конце концов, я знала - то, что сказала Лори, было правдой. Боль, смешанная со стыдом, помогла мне создать холодную улыбку, с которой я посмотрела на Лори.

"Это очевидно, - ответила я, понизив голос до прохладного. - Я никогда не смогу дать то, что ей нужно". Я подумала о золотых волосах, сверкающих в полуденном солнечном свете, и о безликом человеке с пистолетом в руках. Вздрогнув от этой мысли, я сильнее прижала свои руки к груди. "Она и так пережила слишком много, а у нее такая нежная душа".

Лори ответила мне доброй улыбкой. "Ты знаешь, несмотря на все то, что я сказала тебе, Делани, может быть, это даже хорошо, что ты встретила ее".

Я в данный момент была настроена весьма скептически. "Да?"

Лори кивнула и пожала мою руку, прежде чем отпустить. Она приподнялась на цыпочках вверх и поцеловала меня в лоб. "Да, - сказала она. - Она такая нежная душа и одна из самых удивительных женщин, которых я когда-либо встречала. Я думаю, что она может хорошо повлиять на тебя".

Я вспомнила переливчатый смех Ханны и бесхитростную благодарность за наш поход на Карнизы. Если кто-то и сможет хорошо повлиять на меня, то, вероятно, это будет именно Ханна. Я благодарно кивнула Лори. "Я тоже так думаю".

"Просто помни, что если ты ее обидишь..."

Я помахала Лори, уходя прочь. Мне не нужны были ее угрозы. "Если я обижу ее, - пробормотала я, когда Лори оказалась вдали от меня, - я сама буду пинать свою задницу".

Отредактировано Кроха (12.07.16 20:41:00)

+1

2

Глава 5.

Ханна любила Хичкока.

Как бы то ни было, эта девушка заслужила мое уважение. Наше общение становилось все более обширным. Когда она попросила меня сходить с ней в кинотеатр на фильм "В случае убийства набирайте "М", мне пришлось лишний раз напоминать себе, что у меня нет такого понятия, как одна единственная идеальная женщина. Я всегда знала, что одной мне никогда не будет достаточно... черт, иногда мне одной в неделю не хватало... и даже, если Ханна, так уж случилось, обладала всеми наиболее важными качествами, которыми должна обладать моя потенциальная партнерша... ну, это просто означало, что она могла бы стать для меня отличной подругой, а я могла бы продолжить поиски своих сексуальных партнерш, приводя в свою постель столько женщин, сколько смогу.

Я была очень рада увидеть фильм Хичкока на большом экране, хотя особенно радостным было то, что я делилась этим удовольствием с Ханной. Она рассказала мне по телефону, что была столь же огромным его поклонником, как и я, и что особенно влюблена в те его фильмы, в которых снималась Грейс Келли. Мы вместе хихикали над тем, какой горячей обе считали Грейс, и было так весело - чувствовать подобное единение. Это было тоже нечто совершенно новым для меня.

"Нам придется делиться попкорном", - объявила Ханна, когда села рядом со мной в полутемном зале. Она шлепнула мне на колени огромное ведро с попкорном и хитро улыбнулась. "Это будет союз двух классных женщин с уродливым ведром попкорна и бочкой колы", - сказала она, поднимая обеими руками гигантский пластиковый стакан колы, а затем поставив его в подстаканник на подлокотнике своего кресла. "Мне пришлось бы заплатить на двести долларов больше, если бы я купила нам два попкорна и два напитка, поэтому я решила спасти от растраты мой Пенсионный фонд и заставить тебя поделиться этой радостью со мной".

Я хмыкнула и взяла горсть попкорна из ведра, стоящего у меня на коленях. "Звучит отвратительно и совершенно вредно для моего здоровья. Давай ешь!"

Ханна подтолкнула меня плечом и посмотрела неодобрительным взглядом. "Ты проделала большую работу по сохранению своего здоровья, но я знала, что в ту же минуту, когда я принесу сюда эту вредную еду, ты тотчас вцепишься в нее".

Я от возмущения закатила глаза и продолжила жевать. Убедившись в том, что смогу проглотить то, что жевала, я сделала это и подарила ей скучный взгляд. "Я просто пытаюсь помочь тебе, ты знаешь... я не хочу, чтобы ты одна съела весь этот попкорн, и особенно не хочу, чтобы тебя начало тошнить, когда я повезу тебя домой".

"Ах, так значит я должна еще и поблагодарить тебя? - хихикая спросила Ханна. - За участие в этом празднике еды, которую я принесла тебе?"

"Да, - ответила я и взяла еще одну горсть попкорна. - Должна".

Ханна фыркнула, стреляя косым взглядом в мою сторону. "Ты не должна принуждать себя есть мой попкорн, - пробормотала она. - Если, конечно, ты не хочешь этого".

Звук ее голоса вызвал озноб на моей спине и напомнил мне, что я действительно должна поговорить с ней о том, как обстоят дела на самом деле. Я еще не набралась мужества, чтобы рассказать ей правду, но мне было совершенно ясно, что это необходимо сделать.

Я не знаю, почему я так сильно боялась этого разговора.

В данный момент, однако, моя природа победила все мои самые лучшие побуждения. Наклонившись к ней, я прошептала: "О, я хочу этого". Услышав в ответ ее затрудненное дыхание и прежде чем осознав, что именно я только что сделала, мой клитор дернулся от симпатии к ней. Отстранившись, я вежливо улыбнулась Ханне. "Я очень голодна и знаю, что мы не получим обеда еще несколько часов".

Ханна моргнула, глядя на меня, и я смогла прочитать в ее осторожных глазах возбуждение. Отвернувшись к экрану, я заставила себя не реагировать на него. Это была не игра. Это была моя подруга.

"Я не видела этот фильм много лет", - продолжила я, прежде чем Ханна успела сказать хоть что-нибудь. Мне хотелось перенести наш разговор обратно на более безопасное поле. "Это мой второй любимый фильм с Грейс и первый, из когда-либо увиденных мной".

"Я знаю", - ответила Ханна, и я вспомнила, что мы уже говорили о Грейс Келли. Я была рада, что она не смогла увидеть в медленно темнеющем кинотеатре, как мои щеки покраснели. "Окно во двор" навсегда останется моим любимым фильмом".

Я улыбнулась Ханне. Она ответила на мою улыбку, отправляя толпу мурашек в забег по всему моему телу. Когда начался фильм, я обрадовалась, потому что его звук разрушил волшебство нашего взгляда и выдернул меня из тумана желаний. Чувства, которые она всколыхнула во мне, чертовски пугали меня, но я была безнадежно зависима от них.

Я посмотрела на ее руку, когда она протянула ее и взяла еще одну горсть попкорна. Представив, как эти тонкие пальцы прикасаются к моему телу, сжимают мою спину, когда я привожу ее к пику блаженства, я опустила глаза - мне было стыдно. А потом в моей голове мелькнула картинка того, как эти нежные запястья я удерживаю силой, прижимая к матрасу в жестоком захвате, и кровь моя застыла в жилах.

Мне нужно поговорить с ней. Я не могла допустить, чтобы наша дружба была разрушена самой моей природой.

Я с тупым усердием жевала попкорн, изо всех сил пытаясь сосредоточиться на соли и масле, на Грейс Келли, мелькающей на экране передо мной, на любой мелочи, кроме Ханны, ее теплого присутствия рядом со мной, и на том, как кисти наших рук иногда встречались на пути к ведру с попкорном. Я чувствовала себя, как неуклюжий подросток, настолько была сосредоточена на этих двух руках, десяти пальцах и на интимных ощущениях от прикосновения ее нежной кожи к моей.

В середине фильма я отказалась есть попкорн, потому что больше не могла выносить постоянное блаженство, которое вызывали во мне прикосновения руки моей подруги. Я почувствовала себя немножко несчастной - так сильно желать быть с Ханной и знать, что я не могу быть с ней, и более того - это совершенно невозможно.

А то, что я держала ведро с попкорном у себя на коленях, стало для меня дополнительной пыткой, потому что на протяжении всего фильма рука Ханны двигалась взад и вперед возле меня. Я молила Бога, чтобы она наконец-то наелась, и вздохнула с облегчением после того, как она убрала ведро с моих колен на пол.

Мое облегчение улетело прочь уже через несколько мгновений, когда неуверенные пальчики робко подкрались и легли на мою ладонь. Я застыла под ними, разрываясь между желанием выдернуть свою руку или наклониться, чтобы поцеловать ее. В конце концов, я просто повернула руку ладонью вверх и нежно взялась за ее пальчики. Мне не хотелось поставить ее в неловкое положение, вытянув свою руку прочь. Я не могу так поступить с ней.

Нам нужно поговорить после фильма... или после ужина, как минимум. Я обязательно поговорю с ней. Она заслуживает того, чтобы знать, с кем общается.

Она заслуживает кого-то лучшего, чем я.

Глава 6.

Через четыре дня после того, как Ханна держала меня за руку в кинотеатре, я подцепила в баре блондинку. Я выбрала ее потому, что она напоминала мне Ханну.

Разговора с Ханной так и не получилось. Я попробовала начать его за ужином, а затем снова, когда везла ее домой. Блестящие карие глаза смотрели на меня с любовью, и эта неоспоримая привязанность заставила меня онеметь. Все поведение Ханны заставляло меня молчать, и все разговоры казались такими бесполезными.

У блондинки из бара - ее звали Мэнди - были разочаровывающие меня голубые глаза. Когда я увидела ее на другом конце барной стойки, я подумала, что глаза у нее были карими. Если зажмуриться, то я смогу представить себе, что ее волосы были немного длиннее и что она была не такой худой. Но когда я выводила ее на улицу, держась за руку, я отчетливо видела, что это не так.

Но я все равно хотела ее. Я хотела ее потому, что не могла иметь ту, которую действительно желала.

"Мне нравится пожестче", - сказала она мне, когда мы пробирались в ее спальню. Кошка проскочила мимо наших лодыжек, убегая неизвестно куда. Пока мы держали путь в ее спальню, я даже не успела разглядеть квартиру, потому что была слишком занята, лаская ее рот своим языком.

"Правда? - прошептала я и, найдя сосок, крепко сжала его пальцами. - Так ты любишь трахаться?"

Мэнди всхлипнула, хватая меня за напрягшиеся руки. Я почувствовала прилив возбуждения и уже сейчас смогла обнаружить в воздухе запах ее желания. Прошло слишком много времени с тех пор, как я занималась сексом. С момента встречи с Ханной мой социальный календарь был странно пустым. Дружба требовала немало времени и усилий, а я оказалась гораздо менее, чем обычно, заинтересована в случайном сексе. Я снова спросила. "Ты любишь трахаться, Мэнди?"

"Да, - выдохнула она. - Боже, я так хочу тебя".

Я отстранилась от нее, чтобы пнуть дверь спальни и захлопнуть ее за нами. Без каких-либо колебаний я дернула вверх ее футболку и тут же поспешно расстегнула брюки. Мэнди оказалась голой прежде, чем смогла произнести хоть слово.

"На колени", - сказала я ей, надавив на плечи руками, и улыбнулась, глядя на нее сверху вниз и наслаждаясь ее радостной покорностью на лице. Мне нравилось доминировать, и я никогда не была на все согласной нижней. "Достань мой член из джинсов".

Я пришла в бар уже готовой к сексу. Моим намерением на эту ночь была маленькая игра, чтобы отвлечься от единственной женщины, которую я не могла получить.

Пока Мэнди возилась с застежкой, на ее лице появилась застенчивая улыбка. Я знала, что это было характерно для тех, кто практикует робость, но по какой-то причине сегодня это не привлекало меня, как обычно. Схватив ее подбородок рукой, я сжала его и посмотрела на нее жестким взглядом.

"Используй свой рот", - приказала я ей.

Она вытащила фаллоимитатор из моих штанов и посмотрела на меня широко открытыми глазами. "Да", - прошептала она, а затем взяла игрушку в рот.

Обычно это возбуждало меня, но обычно я не чувствовала себя виноватой перед Ханной. Наблюдая за светлой головой Мэнди, которая двигалась вверх и вниз, работая на моем дилдо губами и языком, я ощутила немного отвращения к самой себе. Я выбрала ее потому, что она напоминала мне Ханну.

Мне обязательно нужно поговорить с ней, и я должна сделать это в ближайшее время. Я действительно была полным придурком.

Мэнди подняла на меня голубые с поволокой глаза, положив руку на мое бедро. Она выпустила дилдо изо рта и подарила мне медленную улыбку. "Делая это, я становлюсь такой влажной".

Я сжала ее волосы в своей руке. "Хочешь показать мне, насколько ты влажная?"

Мэнди кивнула, все еще улыбаясь. "Да, я хотела бы".

Я нагнулась и потянула ее за руки вверх. "Встань", - сказала я. Ее кивок оказался простой формальностью, потому что я уже подняла ее на ноги. Держа Мэнди за руку и оглядев ее суровым взглядом, я отпустила девушку. Пока я стаскивала с себя собственную одежду, мои глаза бегали по обнаженному телу, холодно оценивая его.

"Как ты меня хочешь?" - спросила она, ложась на ее кровать.

Я растянулась на спине, засунув две подушки себе под голову. Фаллоимитатор, пристегнутый к моим бедрам, торчал наружу от моего тела, и я наблюдала за Мэнди, смотрящей на него голодными глазами.

"Давай сверху, - сказала я. - Я хочу видеть, как ты трахаешь мой член".

Мэнди подарила мне непристойную усмешку и оседлала мои бедра. Ее мускусный запах висел в воздухе, я не могла не потянуться вперед и не прижаться пальцем к центру ее желания.

Мы обе чувственно застонали. Я закрыла глаза, ощущая наконец комфорт от знакомого вожделения. Мне так сильно хотелось трахнуть ее, что было даже больно от этого.
Передвинув свои руки к ее бедрам, я дала ей возможность самой выбрать позицию. "Чувствуется, что ты уже готова для меня", - заметила я, наблюдая за тем, как она нетерпеливой рукой заправляет в себя фаллоимитатор.

"Да", - простонала она, а затем начала медленно опускаться на мой член.

Обычно простое наблюдение за тем, как женщина скачет на мне, заставляли меня возбуждаться и набухать так быстро, что просто голова шла кругом. Обычно я не могу насытиться их потными лицами, гортанными вскриками или прыгающими грудями. На этот раз я смотрела на ее белокурые волосы, и это заставляло меня желать совсем другую женщину. Я почувствовала себя чудовищем из-за этого.

Возможно, я прошла через множество женщин, и в то же время ни с кем из них у меня не было серьезных отношений, но в постели я всегда была именно с ними. С Мэнди я полностью находилась где-то еще. Я не хотела смотреть на ее лицо. Оно заставляло меня сгорать от чувства вины.

Сжав твердой рукой бедро Мэнди, я остановила ее. "Подожди, - сказала я, а потом подняла ее подальше от своего тела. - Я хочу, чтобы ты легла на живот. Подними задницу вверх".

Мэнди застонала так, как будто я причинила ей боль. "О Боже, - прошептала она. - Да, Делани".

Ее гортанный голос совершенно не походил на голос Ханны. "Больше никаких разговоров, - приказала я, а затем моргнула и стыдливо посмотрела на простыни, пока Мэнди устраивалась передо мной. - Я хочу, чтобы ты молчала, пока не кончишь".

"Могу ли я стонать?" - спросила Мэнди.

Я улыбнулась, глядя на твердую плоть, к которой была пристегнута. Мэнди лежала на коленях и локтях, подняв свою задницу вверх. Я должна была уважать ее послушание, даже если я была совершенно неадекватной во время нашей встречи.

"Да, можешь", - ответила я и погладила гладкую кожу ее задницы, а затем резко шлепнула по тому месту, которое только что ласкала моя рука. Она вздрогнула, а мои пальцы утонули в ее сырости. "Но никаких слов".

Она кивнула мне в ответ, соглашаясь молчать. Я улыбнулась. При других обстоятельствах я, возможно, получила бы с ней огромное удовольствие, но сейчас просто хотела пройти через это.

Присев на коленях позади нее, я взяла ее за бедра и потянула назад - на встречу со мной. Раздвинув ее вход с помощью пальцев, я медленно направила член внутрь ее тела. Она застонала и двинулась навстречу мне, а я, погрузившись в нее, зажмурилась от удовольствия.

Только мягкие хрипы и стоны сопровождали шлепки моего тела о тело Мэнди, и я почти смогла притвориться, что была довольна собой. Я почти смогла притвориться, что это была любая другая ночь, с любой другой анонимной женщиной, и что все было так, как всегда. Я почти смогла притвориться, что не чувствую себя виноватой за то, что отношусь к Ханне, как к объекту желания.

Она так нравилась мне! И да поможет мне Бог - я все равно хотела ее. И это желание не собиралось никуда уходить. Но этого никогда не случиться.

Я решила, что не позволю произойти этому.

Глава 7.

Ханна позвонила мне через две недели после нашей вылазки на фильм Хичкока. Я взяла трубку, не проверяя звонившего, потому что в этот момент зашла в дверь с тремя пакетами продуктов в руках. Когда я нахожусь в бешенстве и жонглирую при этом тяжелыми предметами, я склонна забывать о важном.
Она звонила накануне вечером, но тогда я ей не ответила.

"Привет, Делани", - прошептала она, и от уязвимости в ее голосе у меня перехватывало дыхание.

"Привет, Ханна, - ответила я. - Как поживаешь?" Я отчаянно старалась, чтобы мой голос звучал непринужденно. Эмоции, которые она вызвала во мне, оставляли меня в замешательстве и без сил. Перестать разговаривать с ней - это было почти облегчением, это было бы, можно сказать, идеально, если бы ее отсутствие в моей жизни не оставило зияющую дыру в моем страдающем сердце.

"У меня все в порядке", - сказала она и, помолчав мгновение, добавила: "Ну, это не совсем верно. Бывало и лучше, - она горько рассмеялась, а потом поправилась, - бывало и хуже, конечно, но бывало и лучше".

Я сглотнула, изо всех сил стараясь не думать о том моменте, когда Ханне было совсем плохо. "Извини, - пробормотала я. - Я... я сожалею, что пропустила твой звонок вчера вечером. Я была, ты знаешь..."

Это была ложь. Я никуда не выходила почти неделю после той неудачной попытки трахнуть блондинку, чувствуя себя в каком-то подвешенном состоянии из-за того, что не смогла насладиться случайным сексом, не в силах представить себя с кем-то другим, кроме Ханны. Я не хотела расстраивать ее, но знала, что своим молчанием сделала именно это.

Возможно, подсознательно я хотела причинить ей боль? Вероятно, я хотела показать ей, что она не может рассчитывать на меня, а мое молчание должно было рассказать ей об этом? Я знала, что всегда говорю о большой игре, но, по правде говоря, я была напугана до смерти.

Никогда раньше я не испытывала подобных чувств.

"Я поняла, что ты имела в виду, - сказала Ханна. - Не знаю, почему я вдруг подумала, что ты могла бы быть дома. Действительно... я имею в виду, в пятницу вечером, кто-то вроде тебя..."

"Кто-то вроде меня?" - спросила я и подумала о том, что после всех наших встреч Лори, наверное, поговорила с ней.

"Да, - ответила Ханна. - Ты знаешь... веселая, красивая, умная... я уверена, что по пятницам ты не проводишь вечера дома в одиночестве".

По правде говоря, одиноких домашних вечеров у меня никогда не было. Прошлой ночью, однако, мне показалось, что провести вечер в одиночестве значительно лучше, чем переживать дерьмо с какой-то незнакомкой, которую я смогу подцепить. Но в любом случае, я не хотела рассказывать ей об этом. "Ты можешь удивиться", - сказала я.

"Ой, да ладно, - возразила Ханна, немного посмеявшись надо мной. - Я уверена, что тебе никогда не хватает времени".

Я нервно улыбнулась от смелости в ее голосе и почувствовала, что она намекала на что-то, и это разбудило бабочки в моем животе. "Ты слишком хорошо думаешь обо мне, - сказала я ей. - Я та, кто на вечеринках стоит одиноко в углу, помнишь?"

Ханна помолчала, а затем прошептала: "Если я тоже буду на той вечеринке, ты больше не будешь стоять там одна. Я имею в виду... если ты захочешь, конечно, я всегда смогу пообещать тебе, что сумею притвориться, будто общаюсь с тобой". Она нерешительно произнесла свой комментарий, как будто боялась того, как он будет понят.

Я печально закрыла глаза. "Ханна, послушай..."

"Я все испортила, не так ли?" - прервала меня Ханна. Ее голос был таким тихим и разочарованным, что я держалась изо всех сил, пытаясь не отказаться от того, что мне нужно было сказать ей. "Когда я держала тебя за руку... я абсолютно неверно истолковала все, правда?"

Я вздохнула. Она правильно поняла мой интерес, потому что я не спрятала его достаточно хорошо и не объяснилась с ней, как обещала Лори.

"Не пойми меня неправильно, Ханна, это просто..."

"Мне жаль, если я поставила тебя в неловкое положение. Наверное, я просто не умею разбираться в этом, но я никогда не хотела... я не хотела..."

"Ты никогда не хотела - что?" - спросила я и поняла, что она переживает трудные времена, пытаясь поговорить со мной, и мое сердце разрывалось от переживаний за нее. Я так хотела быть той, кого она заслуживает, и это напугало меня до смерти.

"Я никогда не хотела потерять твою дружбу. Ты... ты моя первая новая подруга, которую я завела за это время... за очень долгое время", - ее голос дрогнул, и я упала на спинку своего дивана, чувствуя себя, как полное и абсолютное дерьмо. "Мне очень нравится проводить время с тобой, Делани. Я сожалею обо всем, и мне просто интересно... как думаешь, мы могли бы просто притвориться, что ничего этого с нами не произошло?"

Я не могла врать ей. Мне было бы гораздо легче, если бы я сделала это и решила притвориться, что между нами ничего не было, кроме дружбы, но я не могла так поступить с ней. Я больше не выдержу унижения в ее голосе.

"Ханна, это не так, - возразила я, потому что не могла позволить ей думать, что она не самая удивительная женщина, которую я встретила за очень долгое время. - Я... Ты все правильно поняла, я подтверждаю это. Я... Ну, меня тянет к тебе".

"О", - выдохнула Ханна. Последовала недолгая пауза, и затем она снова прошептала: "Ладно".

Я прижала пальцы к виску, не понимая, как оказалась втянута в такова рода разговор. Это был такой тоскующий бред, которого я всегда старалась избегать. Как я могла позволить себе оказаться здесь?

"Ханна, послушай, - сказала я, а затем замолчала, чтобы придумать, что сказать ей. "Ты мне нравишься. Очень. И, честно говоря, я чувствую, как ты становишься... - я задумалась на мгновение, а затем решила сказать ей правду. - Ты становишься моей лучшей подругой. Мне нравится проводить с тобой время, я признаю это... я очень привязалась к тебе, хотя мне для этого приходится быть очень хорошей".

"Почему ты так стараешься быть хорошей?" - прошептала Ханна. Ее голос прозвучал так, как будто она боялась ответа, так, как будто у нее появились подозрения.

"Я просто..." - начала я, пытаясь подобрать правильные слова. Мне не хотелось рассказывать ей про того человека, которым я была. Неожиданно это оказалось важно - какой она увидит меня. "Я не... не то, что тебе сейчас нужно. Я и близко не то, что ты заслуживаешь. У меня никогда не было отношений... я никогда даже не пробовала, если честно... и я не смогу быть с тобой просто так".

Ханна молчала так долго, что я уже открыла рот, чтобы продолжить разговор. Если она не собиралась нарушить это ужасное, неловкое молчание, тогда это сделаю я. Но прежде чем я успела сказать хоть слово, заговорила Ханна.

"Ты знаешь", - сказала она.

"Ты знаешь". Такая простая фраза, но произнесенная губами Ханны, она так сильно подействовала на меня. Я услышала страх, разочарование, стыд и даже облегчение. "Ты знаешь". Мы обе знали, о чем она говорила, и поэтому я не собиралась играть с ней.

"Да".

"Откуда?" - спросила Ханна. Мне показалось, что сейчас она может заплакать.

"Лори сказала мне, - ответила я. - Она не хотела, но я просто... я не могла остановиться. Она посоветовала не относиться к тебе, как к любой другой женщине, которую я привожу на одну ночь, а я не хотела соглашаться с ней, тогда она дала мне повод задуматься".

Ханна шмыгнула носом в телефон. "О чем?"

Я не знала, как ответить на ее вопрос. "Ханна..."

"Ты знаешь, что мне понравилось, как ты флиртовала со мной, - пробормотала Ханна. - Никто по-настоящему не заигрывал со мной с тех пор, как... с тех пор. Я не могла поверить... я знала, что ты не знаешь. Мне очень понравилось, что ты не знаешь".

"Я гонялась за тобой из-за банального секса, - призналась я. - Там не было ничего, что могло бы понравиться, Ханна. Лори была права, что остановила меня. Независимо от причин, ты последний человек, с которым я могла обращаться подобным образом".

"Ты обращалась со мной так, как с любой другой женщиной, которая привлекла тебя, - возразила Ханна. Выдохнув, она продолжила. - Мне понравилось".

"Ты очень привлекательная", - сказала я, переживая за то, что мне будет плохо, но я должна была сказать это. "Ты прекрасна". Я хотела убедиться, что Ханна знала об этом, и почти смогла услышать по телефону, как она краснеет.
"Перестань", - прошептала она.

"Нет. Это правда, Ханна. Даже очень".

"И ты тоже", - сказала она.

Я закусила губу, пытаясь удержать свои эмоции внутри себя. Мои ноздри раздувались от напряжения. Мне хотелось захлопнуть телефон и убежать подальше от этого разговора. А еще я была зла. Сначала я была в ужасе и в гневе от этого, как я могу злиться на Ханну из-за тех чувств, которые я испытывала к ней, из-за того, что у нее не хватает мудрости убежать от меня, как можно быстрее, как я могла? После минуты немого созерцания я поняла, что была зла на себя.

"Я не стою этого, ты же знаешь", - произнеся это, я закрыла глаза. Мне хотелось убедить ее оставить меня почти так же сильно, как я боялась, что смогу сделать это. "Я не заслуживаю твоей боли".

"Может быть, это должно быть моим решением", - возразила Ханна. Она казалась такой уставшей и почти побежденной. Я ненавидела себя из-за того, что ее голос звучал так грустно. "Может быть, я думаю, что ты стоишь всех этих усилий. Я тебе говорила... ты моя первая подруга, которая появилась у меня за долгое время, и ты первая... ты первая женщина, к которой меня потянуло с прошлой зимы".

"Я сожалею", - прошептала я и возненавидела то, как хрипло звучал мой голос. Я возненавидела и то, что ее голос звучал так же. "Ханна, послушай... возможно, это не тот разговор, который мы должны вести по телефону. Может быть, мне приехать к тебе, и мы сможем поговорить об этом?"

"Нет!" - почти в панике сказала Ханна. "Нет, я лучше сделаю это по телефону".

"Пожалуйста... я не хочу, чтобы это испортило нашу дружбу. Я не хочу, чтобы мы перестали встречаться".

"Мне нужно немного времени, - ответила Ханна. - Я просто чувствую себя немного... у всех на виду. Слишком открытой". Она испустила судорожный выдох. "Со мной все будет в порядке, я просто... - она на секунду замолчала, а потом спросила дрожащим голосом, - так это потому, что ты не хочешь разрушить нашу дружбу или из-за того, что... из-за того, что случилось со мной?" Ее голос сорвался на этом вопросе.

"Ханна..."

"Ты знаешь, я не могу винить тебя за то, что это пугает тебя. Я... Я знаю, у меня еще осталось несколько проблем. Я почти оправилась, но все равно... это может быть слишком много для того, кто собирается быть рядом со мной. Я не виню тебя за нежелание ввязываться в это".

Теперь, когда Ханна обосновала мое отступление, прощая за него, я почувствовала страх, мой желудок тонул все ниже и ниже, пока я не почувствовала тошноту.

"Это не..." - запротестовала я, но потом остановилась. Все эти доводы были, по крайней мере, частью правды, но не самой важной ее частью. Просто мне было страшно. Нежелание причинить боль Ханне - это был удобный повод, чтобы не признавать этот страх. "У меня никогда раньше ни с кем не было отношений. Все, что я знала когда-то, был случайный секс. Я не тот человек, который тебе нужен прямо сейчас... я не могу дать тебе то, что необходимо".

"А что мне необходимо?" - спросила Ханна. Ее голос был тихим и казался мне немного угрожающим.

"Терпение, - ответила я. - Понимание. Любовь".

"А как насчет того, чего хочу я?"

Я открыла рот, чтобы ответить, но смогла только устало выдохнуть. Не знаю, как мне ответить на этот вопрос.

"В конечном итоге я сделаю тебе только хуже", - произнесла я более жестким голосом. "У тебя в твоей жизни и так было достаточно боли... я не могу позволить себе добавить к ней еще".

Ханна тихо фыркнула. Я моргнула на этот звук, но ничего не сказала. Я ждала, пока она скажет то, что ей нужно было сказать. После долгих мгновений она прошептала: "Я думала, что это наконец закончилось".

Я закрыла глаза. "Это?", - пробормотала я.

"Нет", - ответила она. Сейчас я уже слышала ее плач, и каждый тихий всхлип разрывал мою душу. "Я не уверена, что это вообще когда-нибудь закончится. Каждый обращается со мной так, как будто я развалюсь, если они неправильно дыхнут на меня. Я сильная, черт побери, и я хочу поправиться, но, похоже, это никогда не закончится. В один день я чувствую себя такой сильной, а потом приходит следующий день... и что-то происходит со мной, я чувствую, будто никогда не избавлюсь от этого".

"Ты избавишься от этого, - пообещала я ей. - Я помогу тебе, чем смогу, обещаю".

"Тогда не отдаляйся от меня, - попросила Ханна. - Не думай, что я не заслуживаю тебя в моей жизни".

"Но Ханна..."

"Пожалуйста, - прервала она меня. - Пожалуйста, Делани. Если ты ни с кем не заводишь отношения, я могу принять это. Ты рассказала мне правду, я приняла ее, а теперь мы сможем двигаться вперед. Только, пожалуйста, не пытайся делать что-то для моего блага, ладно? Позволь мне принять собственные решения... и сделать свои собственные ошибки".

Мне показалось, что она не хотела отказываться от меня. Я не знала - стоит мне радоваться или расстраиваться от этого. Мне не хотелось причинить ей боль, но в то же время я благодарила бога за то, что она не собиралась просто уйти.

"Ладно, - согласилась я. - Прости... за то, что пыталась защитить тебя... отстранившись. Это было неправильно, я знаю".

"Нужно было сначала поговорить со мной", - сказала Ханна.

"Я знаю". Между упреками Ханны и своими собственными угрызениями совести, я чувствовала себя основательно наказанной. "Я сожалею. Я просто..."

"Ты думала, что знаешь то, что лучше для меня", - закончила Ханна.

"Да", - призналась я.

"То же самое делает Лори, - продолжила Ханна и покашляла, а я представила себе, как она вытирает свое лицо от слез. - Как и Макс... так делает каждый, кто знает меня. Я знаю, что все они просто заботятся обо мне, каждый хочет защитить меня".

"Мы пытаемся", - сказала я, до сих пор не понимая, откуда взялась наша дружба, но она не вызывала во мне никаких сомнений. "Я переживаю за тебя, очень".

"Я думаю, что я просто устала чувствовать себя, как девушка, которая была изнасилована. Вот кем я чувствую себя сейчас, знаешь ли... не Ханной, а девушкой, которая была изнасилована, - она прочистила горло, а когда заговорила вновь, ее голос дрогнул. - Каждый раз, когда я думаю, что мне становится лучше, когда я начинаю снова чувствовать себя Ханной, что-то происходит, и я снова становлюсь... девушкой, которая была изнасилована".

Она сказала это слово. Изнасилована. Мое дыхание сбилось, и я перевернулась на бок. Свернувшись в клубок, я крепко сжала закрытые глаза. Я не знала, что должна сказать дальше.

"Я не хотела заставить тебя почувствовать себя таким образом, - наконец пробормотала я. - Это не то, как я вижу тебя. Это еще не все, кем ты стала для меня".

"Тогда докажи это, - сказала Ханна. - Будь моей подругой. Дай мне возможность проявить свои собственные чувства, и позволь мне иметь дело с последствиями этих чувств".

Мне захотелось обнять ее. И еще мне хотелось убежать, потому что я знала - она понятия не имела о том, как сильно я могу навредить ей. Я хотела стать другим человеком, чтобы просто иметь возможность быть рядом с ней. Я хотела увидеть, как она снова станет Ханной.

"Ладно, - сказала я. - Хорошо, я обещаю".

"Спасибо, - ответила Ханна. Она глубоко вздохнула, а потом выпустила вздох облегчения. "Я скучала по тебе".

Я могла сказать ей только правду. "Я тоже скучала по тебе".

Мы разделили между собой пару мгновений тишины, и затем она сообщила: "Сегодня вечером в кинотеатре штата показывают "Окно во двор".

Я улыбнулась. Как я могла позволить себе почувствовать такую радость от ее возвращения, когда совсем недавно чувствовала себя такой испуганной и слабой?
"Могу ли я пригласить тебя?"

Ханна хихикнула, и этот звук полностью согрел меня. "Я хороша в тонких намеках, не правда ли?"

"Ты лучшая, - сказала я. - Я... спасибо, что позвонила мне, Ханна. Спасибо, что ты такая храбрая".

Ханна долго молчала, прежде чем ответить. "Пожалуйста, Делани. Спасибо... за доверие, оказанное мне".

Это не она была той, кому я не доверяла.

Глава 8.

"Обожаю этот фильм, - мечтательно вздохнув, произнесла Ханна и прислонилась спиной к подлокотнику дивана. - Я помню, когда в первый раз увидела его, мне было так жаль Грейс Келли. Просто она так... элегантна. Так прекрасна".

"Это ты прекрасна". Я смотрела на Ханну, и эти слова крутились в моей голове, но я умудрилась как-то не произнести их вслух. Это было так замечательно - снова находиться рядом с ней, но мне приходилось очень стараться, чтобы подавить в себе желание прикоснуться к ней, что было так мучительно, и сделало меня на мгновение косноязычной.

Верная своей натуре, я решила прибегнуть к помощи юмора. "Мне бы хотелось трахнуть ее".

Ханна засмеялась, приподнимая одну бровь. "Конечно, ты бы хотела ее. Я думаю, что ты не очень разборчивая", - сказала она.

Ее замечание было случайным, но этот комментарий задел меня за живое. Я опустила свой взгляд на диван, а щеки от смущения вспыхнули красным.

"Прости, - выдохнула она, прежде чем я успела ответить. - О боже, Делани, мне очень жаль. Это было... это было несправедливо".

Я пожала плечами. "Это правда", - сказала я.

"Нет, я уверена, что это не так", - возразила Ханна. Я посмотрела на нее; она опустила голову в ладони, раскачивая ей взад и вперед. "Боже, это было так грубо".

"Я заслужила".

"Нет, это не так", - возразила Ханна. Она села напротив меня, скрестив ноги и протянув руку, положила ее на мою ногу. "Ты не виновата, прости. Я думаю, что я просто немного... разочарована".

Меня давно интересовал этот вопрос - когда же мы поговорим на эту тему. Несмотря на наш телефонный разговор, мы все еще вели себя, как слон в посудной лавке. Посмотрев на ее руку, лежавшую на моей ноге, и поколебавшись только мгновение, я потянулась вперед, чтобы взять ее в свои собственные ладони. Ее рука была настолько нежна, что у меня перехватило дыхание.

"Мне очень жаль, - сказала я, - но я на самом деле такая". Она понятия не имела, насколько была права.

Ханна пожала плечами, избегая встречаться с моим взглядом. "Это не твоя вина. Это моя проблема, понимаешь?" - она выдернула свою руку подальше от моих рук, скрестив их на груди. Я старалась не смотреть, как они смяли ее груди. "Я разберусь с этим, обещаю. Ты просто... ты просто будешь должна время от времени прощать мне любые словесные ляпы", - она взглянула на меня со слабой улыбкой.

"Ханна..."

Ханна покачала головой и так быстро встала на ноги, что я от неожиданности немного отпрянула назад. "Как насчет того, чтобы чего-нибудь выпить?" - спросила она и, протерев глаза тыльной стороной ладони, всхлипнула и повернулась в сторону кухни. "Я думаю, я хочу пить. Хочешь чего-нибудь?"

Я протянула руку и схватила ее за ладонь, останавливая отступление. "Ханна, пожалуйста, сядь".

Ханна мгновение постояла на месте, а затем опустила плечи с побежденным выдохом. Не говоря ни слова, она села рядом со мной. Я повернулась к ней лицом, занимая ту же позу, в которой она сидела раньше. После минуты молчаливых раздумий, она обернулась ко мне и сделала то же самое.

Я посмотрела на нее, а затем уставилась на свою руку, которая потянулась вперед и начала ласкать ее светлые волосы. "Я не знаю, как сказать и как сделать это лучше", - призналась я и позволила пряди ее волос проскользнуть через мои пальцы, удивляясь их шелковистой мягкости. "Я не знаю, что делать. Я даже не знаю, что я чувствую".

Ханна покачала головой. "Это несправедливо с моей стороны поставить тебя в такое положение", - пробормотала она и посмотрела вниз - туда, где наши колени почти соприкасались, полуулыбка появилась на ее губах. "Ты рассказала мне о своих планах. Я понимаю, что я не то, что ты хочешь... и я понимаю, что ты не хочешь сделать что-то, зная, что это случайно разрушит нашу дружбу. Я тоже не хочу разрушить нашу дружбу".

"Ты слишком много значишь для меня теперь, - сказала я. - Я бы предпочла уйти от тебя независимо от того, насколько это будет больно мне, прежде чем сделать что-то, что причинит боль тебе. И я бы сделала это, Ханна. Но я действительно хотела бы, чтобы ты дала мне шанс".

Ханна сияющими глазами взглянула на меня снизу вверх. "Почему ты так строга к себе? - спросила она. - Я могу понять, что ты не хочешь заводить серьезные отношения с кем-либо, но сказать, что ты можешь сделать мне больно..."

"Я плохой человек", - сказала я. Вдруг мне захотелось, чтобы она узнала все; я нуждалась в том, чтобы она поняла - почему Лори так быстро отреагировала, чтобы защитить ее от меня. "Я делала такие плохие вещи... то, как я относилась к женщинам..." - славные моменты из моего прошлого промелькнули у меня в голове, жалко и уныло подтверждая, что я недостойна любого места в жизни Ханны.

*****

"Повернись", - скомандовала я. Натали осталась лежать на спине передо мной, глядя на меня из-под опущенных век.

"Просто трахни меня", - умоляла Натали. Она раздвинула ноги пошире, выгибая спину так, что ее зад, приподнятый на руках, парил в воздухе чуть выше ее тела.

Я отодвинулась немного назад, грозя ей пальцем и улыбаясь дерзким оскалом. "Я поимею тебя, - прорычала я. - Но сначала я поимею твою задницу. Перевернись".

Натали прикусила губу, нервно глядя на меня. "Делани, я не знаю..."

Я откинулась назад, схватив ее бедра руками и заставив ее перевернуться на живот, а затем посмеялась над ее испуганным писком, который она издала от такого маневра. Потянувшись к тумбочке, я взяла бутылку смазки, которая стояла там. Я была щедра с ней - не существовало такого понятия, как слишком много смазки.

"Помни, - сказала я, кружа гладким кончиком пальца вокруг ее ануса. - У тебя есть стоп-слово".

"Я помню", - ответила Натали, и ее голос испуганно задрожал.

Больше всего на свете я любила власть и контроль.

*****

Я прошагала к барной стойке, окидывая комнату взглядом из-под век. Сегодня вечером я была не в настроении для длительного преследования, а искала что-то быстрое и простое. После недолгих мгновений поиска, я нашла ее. С тех пор как я зашла в бар, эта рыжая прошла рядом со мной уже три раза, и теперь смотрела на меня через толпу людей, одетых в основном в кожу. Она сидела за столиком с двумя подругами, обе брюнетки, и отводила глаза, когда я, уверенно улыбаясь, встречалась с ними.

Шагнув к их столу, я сосредоточилась на выбранной цели. Она застенчиво улыбалась своим подругам, все время что-то нашептывая им и избегая моего взгляда. Мой подход брюнетки встретили с заинтересованными усмешками.

Подойдя к рыжей сзади, я склонилась над ней, пока мои губы не оказался возле ее уха. "Ты следишь за мной, не так ли?" - спросила я и почувствовала, как она дрожит подо мной. Улыбнувшись и закрыв глаза, я вздохнула и чувствовала запах ее нервного возбуждения.

"Да", - прошептала она.

Открыв глаза, я улыбнулась, поймав взгляд ее подруг, которые смотрели на нас через стол. Я знала, что через громкую музыку танцплощадки они не могли услышать мой шепот. "Я собираюсь отвезти тебя домой и трахнуть".

Рыжая ахнула, а я увидела, как одна из брюнеток заинтересованно подмигнула. Она повернула голову и посмотрела на другую брюнетку, которая глядела на меня с едва заметной улыбкой.

"Ну так как?" - спросила я у рыжей, когда та не ответила. Проведя кончиком языка вокруг мочки ее уха, я скользнула ладонью к ее груди, сжав через футболку. "Я буду трахать тебя?"

"Да", - выдохнула она.

"Скажи своим подругам, что ты встретишься с ними позже".

*****

Я вдруг поняла, что рассказываю ей о тех моментах, которые вспоминала, о том, что делала и что говорила. Я рассказала ей обо всем и о том, что мне стыдно. Я рассказала ей о том, что сожалею об этом. Глядя на свои колени, я пустым голосом перечисляла холодные неопровержимые факты. Мне удалось заглянуть в ее глазами только один или два раза, но произошло это быстро - слишком быстро, чтобы оценить ее реакцию. Я отвела свой взор сразу же, не желая знать, что она испытывает при этом.

Ханна сидела молча и терпеливо слушала меня. В один прекрасный для меня момент она взяла мою руку в свою ладонь. Немного погодя, она начала поглаживать костяшки большим пальцем. Когда моя ненависть к себе достигла точки кипения, она легонько сжала мне руку, пытаясь успокоить меня. Тогда я, сгорая от стыда, попыталась отстраниться от нее, но она удержала меня.

"Ты жалеешь о том, что делала?" - прошептала Ханна после того, как я замолчала. Она сжала мои пальцы и протянула свободную руку, беря меня за подбородок и останавливая, когда я хотела отвернуться. "Ты говоришь, как ты... но знаешь, Делани... эти женщины сами выбрали, чтобы быть с тобой, чтобы ты была с ними агрессивной... доминирующей..." - Ханна покраснела, бросая застенчивый взгляд на стену рядом с нами. "Именно поэтому они и пошли за тобой, зная, какая ты. Они знали, что им предстоит пережить, верно?"

"Они знали, - призналась я. - Но я не всегда относилась к ним должным образом. Это всегда было вызовом для меня, гребаной игрой..."

"Ты чувствуешь себя плохо из-за этого?" - спросила Ханна.

"Да".

"Ты хочешь продолжать делать так же?"

Ответ на этот вопрос значил для меня слишком много, он прозвучит, как обещание. Я задумалась об этом. Я действительно очень сильно задумалась. Хочу ли я прямо сейчас пойти в бар, чтобы подцепить там какую-то случайную девушку?

"Нет", - прошептала я и посмотрела на Ханну испуганными глазами. "Ханна, я не хочу. Я просто не... я не знаю, как..."

"Шшш, - пробормотала Ханна, сжимая мою руку. - Не волнуйся об этом прямо сейчас".

Она была слишком хороша для меня. Я могла только навредить ей.

*****

Я закрыла дверь квартиры, одна рука плотно обернута вокруг стройного тела, прижатого к моему, и нахмурилась, потому что мне пришлось почти нести небольшую брюнетку по ее квартире, разыскивая спальню.

"Давай же", - сказала я, уложив ее на постель и зависнув над ней. Я облизала приоткрытые губы в попытке возобновить поцелуи, которые были такими страстными всего лишь несколько минут назад, когда мы ехали в такси. "Давай же, проснись".

Я даже не могла вспомнить ее имя, если вообще его знала, вместо этого я засунула руку под ее юбку и кончиками пальцев нашла там ее разогретый клитор. Трусики уже были влажными, я ухмыльнулась и стянула их, чтобы войти внутрь нее одним пальцем.

Она проснулась и застонала, а потом несмело ответила на мой поцелуй.

*****

"Я переспала с пьяной девушкой", - вдруг ляпнула я. Это была еще одна исповедь, которая покинула мой рот. Я была не уверена, смогу ли я рассказать об этом. "Мы возвращались к ней домой и целовались в такси, а потом она уснула прежде, чем мы смогли зайти в квартиру. Я... я принесла ее, положила на кровать, а потом начала целовать ее снова. Она... она проснулась, когда я вошла в нее".

Ханна вздрогнула - я знала, что так будет. Она не могла встретиться со мной глазами, я знала, она не хотела этого. Продолжая держать меня за руку, она потянулась другой рукой вниз и принялась теребить свой носок.

"Она попросила тебя остановиться?" - прошептала Ханна. Ее голос дрожал; я видела, что она боялась моей исповеди, а я хотела, чтобы она знала правду обо мне, но мое сердце разбивалось от эмоций, мелькающих в ее глазах. Я сглотнула и отвела взгляд.

"Нет, - ответила я. - Нет, она... через минуту или около того она попросила меня продолжить. Она... сказала мне, чтобы я не останавливалась".

Ханна кивнула, но по-прежнему молчала. Через мгновение она посмотрела вверх и встретилась своим взглядом с моими глазами. "Ты знаешь, ты не похожа на него. Ты не обидишь меня так же".

Я сглотнула и закрыла глаза. "Ты не похожа на него", - это был мой самый большой кошмар. "Откуда ты знаешь?" - спросила я.

"Ты никогда не сделаешь так же", - продолжила Ханна. Она скользнула рукой вверх по моей руке, и я вздрогнула от ее прикосновения. "Потому что я твоя подруга".

"Но что, если этого окажется недостаточно?" - испуганно прошептала я, а мои руки задрожали.

"Потому что я доверяю тебе, - пробормотала Ханна. - И этого будет вполне достаточно... я доверяю тебе. Я знаю, что ты никогда не причинишь мне вреда".

"Я могла бы, - призналась я, посмотрев в ее глаза. - Разве ты не видишь это, Ханна? Я не знаю, как я чувствую себя. Я не знаю, как и что мне сделать. Я не знаю, что подарить тебе, и я никогда не занималась любовью с женщиной, - выдохнула я, отведя свой взгляд в сторону. - Я просто трахаю женщин, а я не хочу однажды просто трахнуть тебя".

"Ты не обидишь меня", - настаивала Ханна. Она взяла мою руку и приложила ее к своему сердцу. Материал футболки под ладонью был теплым, и я почувствовала в ее груди устойчивый стук сердца. "Ты не сделаешь мне больно. Ты сказала, что доверяешь мне, помнишь? Ты сказала, что позволишь мне справиться со своими эмоциями".

"Откуда ты знаешь это?" - ахнула я. Мои пальцы дернулись, они все еще были прижаты к ней; я смогла почувствовать под ладонью небольшую упругую грудь, и это в самый неподходящий момент вызвало мое возбуждение. Я попыталась отнять руку, но она крепко держала ее. "Как ты знаешь, что я не сделаю чего-нибудь подобного?"

"Потому что я не позволю тебе", - сказала она и, наклонившись вперед, сжала меня в нежных объятиях. Ее губы щекотали мое ухо, а от ее дыхания по моей шее пробежался озноб.

"Я не позволю тебе".

Отредактировано Кроха (12.07.16 20:43:20)

+1

3

Глава 9.

Я не знаю, что заставило меня проснуться.

Ночью дом Ханны был для меня совершенно незнакомым местом. Механические часы тикали где-то возле головы, а огромная тень от книжного шкафа, стоящего перед моими глазами, падала на диван, на котором я лежала. Я долго молча вслушивалась в ночные звуки, пытаясь распознать то, что разбудило меня.

Я не знаю, как много времени прошло с тех пор, как я выпустила Ханну из своих объятий, которые длились почти час и закончились только потому, что она заснула в них. Когда я занесла ее в спальню, она проснулась, одарила меня смущенной улыбкой и ласковыми прощальными объятиями в дверях. Я расположилась на ее диване, потому что у меня не было сил ехать домой.

Этот наш разговор вытянул из меня все силы.

Тихий звук нарушил тишину ночи, и я приподнялась на локтях, чтобы прислушаться. Шум был необычным, я должна была разобраться в этом. Склонив голову, я прислушалась к дому.
Через мгновение звук повторился. В моем животе появилось мерзкое чувство страха, и я вскочила на ноги.

Когда я была ребенком и оставалась на ночь в доме своей бабушки, мне нравилось тайком выбираться из постели после того, как она засыпала. У бабушки в доме было невыносимо скучно, с ней у меня никогда ничего не было общего, к тому же мне просто нравилось сбегать из гостевой спальни. Но самым интересным в этом было - тайком пробираться по коридорам.

И сейчас, пробираясь через дом Ханны, я чувствовала себя немного ребенком, которым когда-то была, за исключением того, что в данный момент мне было совсем не весело от всего этого. Я слегка задыхалась, когда шла, прислушиваясь к источнику приглушенных звуков, которые потревожили мой сон, и была в ужасе от того, что могу напугать Ханну, если она увидит меня спросонья, но я не могла игнорировать ощущения внутри себя.

Дверь в ее спальню была приоткрыта, слабые звуки доносились из-за нее. Ханне снился сон. Она что-то бормотала во сне и всхлипывала. У меня перехватило дыхание - ей снился кошмар.
Я не знала, что мне делать. Если я войду, то могу до чертиков напугать ее. Если же не войду, она останется наедине со своими демонами, которые будут терзать ее всю ночь.

Приглушенное рыдание решило все за меня. Глубоко вздохнув, я толкнула дверь в ее спальню и тихонько прокралась внутрь.
Первое, что я заметила, был ночник. Он был большой и яркий, и красиво освещал всю ее комнату. Спальня Ханны была относительно небольшой и просто обставленной. Большой деревянный комод стоял возле одной из стен, а кровать и тумбочка занимали место в центре комнаты. Рядом с комодом в ногах у кровати стоял телевизор. Стопка видеодисков лежала на нем как попало.

Ханна была запутана в одеяле и лежала на боку в центре кровати, свернувшись калачиком, ее ноги были близко подтянуты к животу, а руки сжимали в кулаках простынь, постеленную на кровати. Я смогла увидеть легкий блеск пота у нее на лбу, и она беспокойно ворочалась на матрасе.

Я опустилась возле постели на колени. Последнее, что мне хотелось бы для нее, чтобы она проснулась и увидела меня, нависшую над ней. Я понаблюдала за ее сном. Она была очень красива, и мне редко доводилось вот так свободно изучать ее лицо. Сейчас ее лоб был нахмурен, а лицо исказила гримаса волнения.

"Нет", - всхлипнула она, испустив тихий причитающий стон, еще более плотно прижав ноги к своему телу.

Я не могла больше слушать это. "Ханна", - прошептала я, не решаясь протянуть руку и прикоснуться к ней. Мне хотелось разбудить ее, но я боялась, разбудив, напугать ее еще больше, чем тот кошмар, который снился ей. "Ханна, проснись. С тобой все в порядке".

Я увидела, как от звука моего голоса ее тело напряглось, и она заплакала во сне. Мне ненавистно было смотреть на ее боль, я чувствовала, как мое сердце бьется у меня в горле.

"Ханна, проснись, - я все-таки протянула ладонь и коснулась ее руки. - Пожалуйста, очнись. Ты в порядке. Ты в безопасности".

Ханна проснулась, судорожно вздохнув, и отпрянула от меня с тихим криком. Она смотрела прямо, ничего не видя вокруг, ее глаза были наполнены ужасом.

Я так быстро отдернула руку, как будто обожглась. "Ханна, детка, все в порядке. Это я... это Делани".

Несколько мгновений она смотрела на меня, не говоря ни слова. Единственным звуком в комнате было ее резкое дыхание. Я уже начала серьезно сомневаться в целесообразности того, что разбудила ее, когда она моргнула один раз, другой, а потом сосредоточила на мне взгляд своих красных глаз.

"Делани?" – спросила Ханна.

Я кивнула, кусая губу, и все еще оставалась на коленях возле кровати, не смея двигаться. "Прости, я не хотела напугать тебя. Я... Я услышала, что ты плачешь во сне. Это звучало так, как будто тебе снился кошмар".

Глаза Ханны закрылись, она долго и мучительно выдохнула. "Он и приснился мне".

Я оставалась на месте, не зная, что мне делать сейчас, когда я разбудила ее. "Ты в порядке?" - прошептала я.

Ханна открыла глаза и кивнула головой. Она потянулась вверх и тыльной стороной ладони вытерла слезы, которые катились по ее щекам. "Я сейчас приду в себя, спасибо. Спасибо за то, что разбудила меня".

Я кивнула. "Я боялась, что, разбудив тебя, напугаю еще больше".

Ханна улыбнулась мне лишенной веселья улыбкой. "Не напугаешь, нет. Сон был очень... яркий"

"Могу я... могу я предложить тебе выпить что-то? Тебе что-нибудь нужно?"

Ханна на мгновение задумалась, а затем потянулась ко мне со своей стороны кровати. "Ты останешься со мной? - попросила она. - Просто на какое-то время, пока я не засну?"

Нервное возбуждение внутри меня, которое заметно успокоилось после того, как Ханна проснулась, вновь взволновало мое тело, горло пересохло, и я не спеша прочистила его. "Ладно", - прошептала я и осторожно заползла на кровать. Я легла рядом с ней, мои руки и ноги казались мне неуклюжими, и я постаралась держаться от нее на безопасном расстоянии. Я никогда не лежала в постели с женщиной просто так - не для занятий сексом.

"Ты можешь... можешь обнять меня?"

Ее тихий призыв заставил меня забыть о чувстве неловкости. Я протянула руку и обняла Ханну, притягивая ее к себе поближе и согревая в объятиях. Она снова почувствовала себя так же хорошо, как в начале вечера, а когда ее голова легла на мое плечо, я вздохнула от удовольствия.

"Я так хорошо чувствую себя рядом с тобой", - пробормотала Ханна. Она положила свою ногу поверх моей и прижалась бедрами к моим ногам. Тяжело вздохнув, она зарылась в мои объятия еще глубже.

"Я тоже". Я провела ладонью вверх и вниз по всей ее спине. Под футболкой, которая была на ней, ее кожа была теплой и мягкой. Остановившись, я крепко прижала ее ближе к своему сердцу, оставив нежный поцелуй у нее на лбу. "С тобой действительно все в порядке?" - прошептала я.

Она молчала так долго, что я начала задаваться вопросом - а не уснула ли она. Я продолжила прижимать ее к себе, закрыв глаза и наслаждаясь устойчивым мурлыкающим ритмом ее сердцебиения прямо напротив моего сердца.

Наконец, она заговорила: "Делани?"

"Да?" - ответила я.

"Ты... правда считаешь меня красивой?"

Я удивилась этому вопросу. В ее голосе звучала все та же уязвимость. Что-то в нем на мгновение заставило позабыть о своих страхах, и правда без колебаний покинула меня.

"Я думаю, что ты молодец, - ответила я. - Я думаю, что ты самая красивая женщина, которую я когда-либо встречала".

Плечи Ханны неожиданно задрожали от тихих всхлипов. Я замерла, продолжая прижимать ее тело к себе. Она уткнулась лицом в мою шею, и я поежилась, почувствовав ее горячие слезы на своей коже.

"Разве ты не знала это, милая?" - прошептала я, еще крепче сжимая руки вокруг нее и чувствуя, как мои собственные глаза горят от сочувствия к ее горю. "Может быть, мне нужно было озвучивать то, что я всегда думаю, потому что не проходит и дня, чтобы я не заметила, как удивительна ты".

Ханна затихла на мгновение, а потом ее тело дернулось от плача. Я могла бы сказать, что она очень старалась взять свои чувства под контроль, и прижав губы к ее уху, я подарила ей мягкий поцелуй.

"Все хорошо, малышка", - пробормотала я. Мне подумалось, что никогда раньше я не использовала такие нежные слова, и была лишь немного удивлена тем, как легко они соскользнули с моих губ. "Все будет хорошо".

В конце концов рыдания Ханны затихли. Ее тело все еще оставалось напряженным в моих руках, и я ждала, когда она сможет найти свой голос. Несмотря на то что это ужасно пугало меня, я чувствовала, что она захочет поговорить.

"Ты знаешь, он был очень расстроен", - сказала она наконец.

Он. Я смертельно боялась этого разговора, хотя сейчас это не имело никакого значения. Ханна выбрала меня для него, и мне оставалось только идти вместе с ней.

"Расстроен, чем?" - прошептала я.

"У него были проблемы... ты знаешь. Я имею в виду, он был готов, а я... я была так напугана и... совершенно сухая. Он сказал мне, что он очень хотел мою грудь, ты знаешь... они большие". Она прижалась губами к моей ключице и прошептала напротив кожи. "А что ты думаешь..."

"Я думаю, что ты прекрасна, Ханна, - успела сказать я, потому что у меня появились рвотные позывы. "Я также думаю... я знаю... что здесь нет твоей вины. Ни в чем".

"Я знаю, что нет, - ответила Ханна. - Мой терапевт внушал мне это в течение нескольких месяцев, и теперь я действительно уверена в этом. Просто... его голос, ты знаешь? В своих снах я все время слышу его голос".

"И часто у тебя бывают эти кошмары?" - спросила я, и мой голос сорвался; я старалась не задохнуться от боли тех слов, что она произнесла. Никогда не подозревала, что мне может быть так плохо от чужой боли.

"В первое время после этого они были у меня каждую ночь. Это продолжалось почти два первых месяца, - сказала Ханна. - В основном это был его голос. Я чаще слышу только его, но никогда ничего не вижу. Как будто я... лежу на животе. В другие разы я вижу его лицо прямо перед собой. Там было так темно, но мне никогда не забыть его лица".

Когда она перестала говорить, я не была уверена, что она сможет сказать еще что-нибудь. Я не была уверена, что хочу услышать еще что-нибудь. Но она заговорила, и даже я понимала, насколько это важно для нее.

"Я слушаю тебя, Ханна".

Она кивнула, уткнувшись мне в плечо, и тихонько всхлипнула. Через мгновение Ханна заговорила вновь. "Мне так страшно иногда, - прошептала она. - Я не могу спать без света, я не могу спать голой. Я была... я была голой тогда, когда он напал на меня. Он поблагодарил за то, что я так доступна для него. И продолжал называть меня шлюхой".

"Ты не такая".

"Ты знаешь, я обычно ни с кем не говорю об этом", - сказала Ханна, и отстранившись от меня, села на кровати. Она подняла ноги и, наклонившись вперед, прижалась к ним, скрестив руки на животе.

Я села рядом с ней и нежно прикоснулась рукой к ее пояснице. Это было мое самое любимое место на ее теле. "Я знаю, - сказала я. - Я даже не могу представить себе, как это тяжело..."

"Я тоже никогда не могла представить себе такое. Раньше я думала, что была невероятно сильной. Я думаю, что самым сложным было осознать, как я слаба на самом деле".

"Ты не слабая", - настаивала я. Поскольку она не отстранилась от меня, я продвинула свою руку дальше вокруг ее талии и пододвинулась к ней еще ближе. "Ты знаешь, что я думаю о тебе, как об очень храброй?"

"Я не была храброй. Когда он начал это, я сказала себе, что я просто отверну голову и закрою глаза, чтобы не доставить ему удовольствие своим криком, но я... Я все время плакала, Делани. Он продолжал бить меня, а я продолжала плакать".

Ханна снова заплакала. Я прижала ее к себе, успокаивая и целуя ее светлые волосы. "Конечно же ты плакала, малышка. Конечно, ты делала это. Я бы тоже заплакала".

Ханна покачала головой. Она всхлипнула, заставляя меня не к месту улыбнуться, и посмотрела с горькой улыбкой. "Я не верю в это. Я не верю, что кто-то смог бы так поступить с тобой".

"Я же просто человек, - сказала я. Даже больше, чем ты можешь себе представить. - Я всего лишь человек".

"Ты заставляешь меня чувствовать себя в безопасности", - возразила Ханна. Найдя в сумраке ее лицо, я посмотрела ей в глаза. "Когда я с тобой, я всегда чувствую себя невероятно безопасно".

Проглотив слюну, я почти задыхалась от тяжести всей этой ответственности, свалившейся на мою голову. "Мне жаль, но я не заслужила такого доверия".

"Тшшш, - прошептала Ханна. Она повернулась ко мне вполоборота, протягивая руку и тоже обнимая меня. - Мы уже говорили об этом".

"Я боюсь, Ханна".

"Я знаю, - ответила она. - Я не хочу, чтобы ты боялась. Я понимаю, какая ты".

"Дело не в тебе, клянусь, - сказала я. - Это не из-за того... что случилось..."

"Изнасилование", - произнесла Ханна, и я вздрогнула.

"Да, - подтвердила я, ненавидя это слово. - Изнасилование. Это не то, чего я боюсь".

"Правда? - спросила Ханна. - Если это не проблема... если он не тот, кого я... возможно, ты не будешь так сильно бояться пустить все это на самотек?" - она на мгновение посмотрела мне в глаза, а затем резко выдохнула и перевела взгляд вниз. "Или, может быть, ты не будешь думать об этом вообще, чтобы позволить чему-то случиться. Возможно, если ты не будешь жалеть меня, мы могли бы просто..."

Я не могла позволить ей продолжать развивать эту мысль. "Может быть, я просто боюсь обидеть тебя случайно, из-за того, что с тобой произошло. Это все... делает ли это меня плохим человеком?"

Ханна покачала головой и протянула руку, прикасаясь к моей щеке. "Нет, - прошептала она. - Нет, конечно, нет. Я просто... - она тяжело вздохнула, прикусив губу, и посмотрела в мои глаза. - Я просто так устала от всего этого. Мне хочется, чтобы все это закончилось. Я хочу снова стать прежней Ханной".

Я тоже хотела этого, очень. И вдруг я захотела этого больше всего на свете. А еще я просто хотела ее. "Я слишком устала бояться, - пробормотала я. Мои пальцы шевельнулись у меня на коленях, и тогда я подняла руки и взяла в свои ладони ее лицо. - Могу ли я поцеловать тебя, Ханна?"

Ханна ахнула от моего вопроса и моргнула, уставившись на меня со слегка приоткрытыми губами. Посмотрев на ее губы, я ненадолго позволила себе почувствовать свое влечение к ней на полную силу. Я знала, что смогу остановиться, если она не захочет этого, но я так нуждалась в ней, чтобы убедиться в истинности своих чувств. Она была для меня Ханной. Просто Ханной, которую я хотела больше всего того, что я когда-либо хотела в своей жизни.

"Я очень сильно хочу, чтобы ты знала, что я чувствую по отношению к тебе, - прошептала я. - Я не хочу пугать тебя, но я хочу, чтобы ты знала... ты для меня все, детка. У тебя вся жизнь еще впереди, столько всего, что он не смог у тебя отнять. Я хочу поцеловать тебя... я хочу, чтобы ты увидела, насколько красива ты. Я хочу рассказать тебе..."

"Поцелуй меня, - сказала мне Ханна, кивая. - Пожалуйста, я так сильно хочу этого".

"Ты моя лучшая подруга, Ханна", - сказала я. Это не было - "я люблю тебя", потому что не существовало такой вероятности, что я смогла бы выговорить эти слова, несмотря на то что они были правдой. И вдруг эти слова стали так много значить для меня.

"А ты моя", - прошептала Ханна, когда мои губы прикоснулись к ее губам.

Это был самым терпеливый поцелуй, который когда-либо удался мне. Это был самый сладкий поцелуй, который я когда-либо получала. Для большинства женщин мой поцелуй был просто еще одной игрой в доминирование - расхищал, поглощал, вторгался. Я завладевала ими. С Ханной все это было тем, что я никогда не делала раньше.

Проведя языком вдоль ее нижней губы, я оставила крошечные поцелуи на уголках ее рта и застонала, когда она приоткрыла его, а я почувствовала кончик ее языка, который ласкал мой собственный язык. Я все еще держала свои ладони на ее лице, не желая напугать ее.

Раньше поцелуи всегда вели к чему-то большему, сейчас же я чувствовала, что это все, что было нужно мне. Раньше я уже давно бы сдирала рубашку, чтобы добраться до обнаженной груди, сейчас же я закрыла глаза и сосредоточилась на мягкости ее языка в своем рту. Раньше я хотела контроля даже над простыми движениями, теперь же я полностью сдалась Ханне. Я позволила ей вести наш танец, тихонько постанывая от сплошного интимного блаженства.

Мы разъединились только потому, что нам нужно было дышать. Я хватала воздух ртом, слышала, как тяжело дышит Ханна, и ощущала ее теплые выдохи напротив лица. Наши лбы были плотно прижаты вместе, а рука Ханны скользнула вокруг моей шеи. Я все еще держала свои руки на ее лице, не зная, куда бы я смогла спокойно положить их.

"Это было..."

"Это был лучший поцелуй, который когда-либо был в моей жизни, - перебила я. Мне так хотелось ее приободрить. - Я даже никогда не подозревала, что поцелуи могут заставить меня чувствовать себя подобным образом".

"Это было то, что мне даже не снилось ", - сказала Ханна.

"Снилось". Это простое слово сейчас заставило меня содрогнуться. "Ты знаешь, я не знаю, что делать дальше, - пробормотала я. - Я не знаю, что делать".

"Неужели не знаешь? - спросила Ханна. - Я не хочу, чтобы ты боялась того, куда это может нас привести, чтобы ярлыки или правила пугали тебя".

"Какие ярлыки?" - поинтересовалась я.

Ханна покачала головой и отстранилась, чтобы заглянуть в мои глаза. "Никаких ярлыков нет. Если ты захочешь остановиться в какой-то момент, я очень хорошо пойму это. Прямо сейчас - мы с тобой лучшие подруги. За этим определением нет ничего другого... тебе не нужно исполнять какую-то роль".

"Что ты имеешь в виду?"

Ханна протянула руку и погладила меня по щеке, храбро улыбаясь мне. "Ты не должна относиться ко мне иначе, по каким-то другим правилам - я просто твоя лучшая подруга. Мы не исключение из правил. Я понимаю, что ты не хочешь быть привязанной к кому-то, но я уважаю это. И я смогу справиться с этим".

Я открыла рот. Сейчас я была совсем не уверена в том, что мне хотелось бы встречаться с кем-то еще. У меня уже несколько месяцев не было никого, кроме нее, почему я сейчас должна заводить себе еще кого-то?

"Делани, я просто... я не хочу заставлять тебя давать мне какие-либо обещания, которые ты не сможешь выполнить. Ты моя лучшая подруга, и я не хочу, чтобы что-то изменило это", - сказала Ханна.

Я нахмурилась. Из ее уст это звучало так просто, но ее слова вызывали во мне какие-то беспорядочные эмоции. К тому же я знала, что почувствую, когда представлю Ханну, встречающуюся с кем-то другим. Не думаю, что я смогу спокойно смотреть на это. Но мне также не хотелось давать обещания, которые я не смогу сдержать. Ханна давала мне возможность сделать шаг вперед, не давая вообще никаких обещаний, и я полагала, что должна воспользоваться этим.

"Ладно, детка, - согласилась я. - Но мы должны будем поговорить об этом снова в ближайшем будущем".

"А сейчас? - спросила Ханна. - Мы просто посмотрим, как пойдут дела?"

Я потерла свою шею сзади, даря Ханне благоговейную улыбку. "Да, - сказала я. - Я так боюсь, что меня стошнит от переживаний, но да. Я не могу отрицать того, что я чувствую к тебе".

Ханна икнула, немного удивившись этому сюрпризу, и мгновение спустя подняла руку вверх, чтобы прикрыть рот. "Спасибо", - прошептала она, а затем зевнула.

"Не за что, - ответила я. - Это тебе спасибо". Я приподнялась и, взяв ее за руки, потянула вниз, чтобы она легла рядом со мной. "Давай, детка. Тебе нужно вернуться ко сну".

"Ты останешься со мной?" - пробормотала Ханна. Она так быстро и так основательно опутала меня руками и ногами, что я знала, - эта просьба была простой формальностью.

"Конечно, - ответила я и подарила ей самые нежные объятия. - А сейчас спи. Я обещаю, что не оставлю тебя".

"Не уходи, - прошептала Ханна. Она зевнула, прижавшись к моему телу. - Никогда не покидай меня снова, Делани".

Я подумала о тех неделях, которые провела, избегая ее, и засомневалась, что смогу когда-либо сделать это вновь. "Я обещаю", - сказала я.

И я имела в виду именно это.

Глава 10.

Если бы я уже не знала, что Ханна значит для меня, то тот факт, что она смогла уговорить меня на шопинг, обязательно просветил бы об этом. Я ненавидела шопинг, и особенно в торговых центрах, но когда Ханна попросила меня пойти с ней на поиски идеальной кожаной куртки для нее, я не увидела в этом никакого шопинга. Это просто была возможность побыть с ней, и я тут же сказала: "Да".

У Ханны было несколько любимых магазинов, и она заставила меня зайти в каждый из них. Она с непринужденной улыбкой обошла по часовой стрелке все магазины, стойки и витрины. Я подозревала, что она довольно часто делала это в одиночку, потому что была в этой рутине тихой и спокойной, и, казалось, с радостью делилась всем этим со мной.

Ханне нравилось ходить по магазинам, но ей не нравилась примерка. Мы прошли несколько рядов кожаных курток, и, хотя меня ничто не зацепило, Ханна остановилась и осмотрела две или три из них.

"Примерь", - убеждала я ее вновь, когда она остановилась, чтобы рассмотреть очередную куртку.

Она моргнула и покраснела, а затем посмотрела вокруг того места, где мы стояли. В магазине было многолюдно, но в нашем краю мы были достаточно уединены. Ханна пальцами потрогала рукав курточки и покачала головой. Она отпустила рукав и улыбнулась мне застенчивой улыбкой.

"Нет, все в порядке, - сказала она. - Во всяком случае, я просто не уверена, что это именно то, что я ищу".

"Как ты узнаешь об этом, если не будешь примерять?" - спросила я.

Ханна подарила мне улыбку, которая заставила меня растаять там же, где я стояла. Ее нос сморщился от напряжения. "Я узнаю ее", - сообщила она.

"Хммм".

День уже клонился к вечеру, когда я увидела куртку, которая будет красиво выглядеть на Ханне. Она провела день, разглядывая в основном черные куртки, а эта была одна - глубокого насыщенного коричневого цвета, но едва я взглянула на нее, я в тот же момент поняла, что это была она.

Остановив продвижение Ханны вперед, я положила ладонь на ее руку. "Ханна, подожди".

Она сделала шаг назад и обернулась ко мне с веселой улыбкой. "Да?"

"Вот эта, - сказала я и жестом указала на куртку, которая висела на вешалке. - Пожалуйста, померяй вот эту".

Ханна посмотрела на куртку, на меня, а потом покраснела. "В самом деле?"

Я кивнула, добавив умоляющий взгляд, который, я знала, повлияет на ее решение. "Пожалуйста?" Я посмотрела вверх и поймала взгляд продавщицы, взмахом руки приглашая ее подойти туда, где мы стояли. Она кивнула мне, приближаясь к нам с широкой улыбкой. Я снова посмотрела на Ханну, чье лицо было совершенно красным. "Она будет отлично смотреться на тебе".

Ханна посмотрела на куртку и, протянув руку, робкими пальцами прикоснулась к рукаву. "Ты так думаешь?"

"Да", - сказала я, а потом улыбнулась, чтобы поприветствовать продавщицу. "Моя подруга хотела бы примерить вот эту куртку", - сказала я ей, указывая на витрину.

Девушка улыбнулась Ханне. "Какой размер?"

"Медиум, - ответила Ханна и смущенно улыбнулась мне. - Наверное".

Я протянула руку и, широко улыбнувшись, дотронулась до плеча Ханны. Она закатила глаза и ткнула меня пальцем в бок. Ханна молчала, пока продавщица не оставила нам снятую с витрины курточку. Рядом с нами было зеркало, и я подвела Ханну к нему.
"Примерь", - подбодрила ее я.

Ханна отвернулась от зеркала и повернулась ко мне. Она сняла с плеч вельветовое пальто и с ухмылкой отдала его мне. Я взяла его, на мгновение почувствовав себя, как очень послушный муж, и ответила ей довольной улыбкой.

Ханна проскользнула в кожаную куртку, застегнула молнию и протянула руки ко мне. Ее губы изогнулись в застенчивой улыбке. "Я примерила ее".

Я бы ответила ей, если бы не была так занята, любуясь ее телом. Куртка была просто идеальна для нее, я знала, что так будет. Длина тоже была идеальна, а цвет куртки дополнял сливочный цвет ее кожи. Я опустила взгляд на ее ноги, оценивая Ханну от лодыжек до покрасневшего лица.

Она улыбнулась мне, заставив позабыть про всех других женщин, которых я когда-либо встречала.

"Ты так красива", - сказала я ей. Она опустила глаза, как будто я сказала ей эти слова в первый раз, а я покраснела, удивив этим даже себя. Я снова посмотрела на куртку и шагнула вперед, чтобы потрогать ее руками. "Дай мне разглядеть молнию".

Я отступила назад, дрожа от интимности момента - открывания молнии. Удивленно моргнув, я пробежалась взглядом вверх и вниз по ее телу еще раз и не смогла подавить медленную улыбку, разглядывая ее тело.

"Ты покупаешь ее, - сообщила я и шагнула вперед, чтобы повернуть ее лицом к зеркалу. - Смотри".

Ханна посмеялась над моим командованием, смотря в зеркало и критически разглядывая себя. Я тоже наблюдала за ней, переводя взгляд вверх и вниз по ее телу. Она отступила назад, поворачиваясь из стороны в сторону.

"Давай, - поторопила ее я, скептически приподняв бровь и глядя на нее в зеркале. - Ты знаешь, что в этой куртке ты выглядишь просто потрясающе?"

Ханна встретилась глазами с моим отражением. "Она довольно хороша, да?"

"Довольно хороша?" - спросила я недоверчиво. Иногда ее застенчивая скромность приводила меня в бешенство. "Довольно хороша?"

Своим смехом Ханна сделала меня совершенно беспомощной.

"Она нравится мне!" - подтвердила она.

Я повернулась, разглядывая наших собратьев покупателей, и очень обрадовалась, когда увидела, кто проходил мимо нас. Я широко улыбнулась коренастой темноволосой женщине. Она провела рукой по своей короткой стрижке, дружески кивнув мне.
"Извините, - сказала я женщине. Не было никакого опасения в том, что она была не в теме. - Могу ли я спросить ваше мнение кое о чем?"

Буч остановилась, моргнув от удивления. После минуты раздумий она подошла к нам.

"Делани!" - услышала я шипение Ханны, но продолжала улыбаться приближающейся женщине. Когда Ханна шлепнула меня по руке, я предположила, что она в ужасе от моего развлечения.

"Привет", - сказала буч, разглядывая меня и приветливо улыбаясь Ханне. Она посмотрела вверх и, встретившись глазами со мной, понимающе улыбнулась. "Что бы вы хотели знать?"

Я шагнула в сторону Ханны и потянула ее вперед, поставив перед собой. Собственнически положив руку к ней на талию, я остановилась рядом и кивнула женщине. "Вам не кажется, что моя подруга выглядит абсолютно великолепно в этой куртке?"

Буч встретилась взглядом с моими глазами, и я увидела, как ее губы изогнулись в нежной улыбке. Через мгновение она провела взглядом вниз по телу Ханны, оценивая его. Я почувствовала, как под этим взглядом Ханна немного напряглась в моих объятиях, и я по-дружески прижала ее к себе. Улыбка буча превратилась в усмешку, и она снова посмотрела в глаза Ханны.

"Вы прекрасно выглядите в ней", - сказала она. Ханна прижалась спиной к моей груди, схватив меня за руку и немного сжав ее.

Буч посмотрела на меня и подмигнула. "Вам повезло".

Технически я была не более, чем лучшая подруга Ханны. Черт, мы даже не целовались после той ночи - неделю назад. Ни одна из нас не торопилась, позволяя событиям развиваться естественно, а моя неуверенность действительно не имела значения. Я знала, что она права в своем мнении.

Благодарно кивнув женщине, я улыбнулась. "Я знаю это", - сообщила я ей. Выпустив Ханну из рук, я развернула ее лицом к себе. "Итак, ты собираешься купить эту куртку?" - спросила я.

Ханна изогнула губы от удовольствия. "Думаю, что просто обязана, верно?"

Я повернула нас обеих обратно к зеркалу, положив свою руку ей на спину. "Только если она действительно нравится тебе", - сказала я и наблюдала за тем, как, закусив губу, она изучает отражение в зеркале, где могла видеть, что ее карие глаза сверкают от удовольствия. Я знала, что ей очень понравился мой выбор, и была готова дразнить ее дальше, если она напустит на себя неуверенность.

"Мне нравится она, - сказала Ханна, поднимая на меня в зеркале сияющий от удовольствия взгляд. - К тому же я доверяю твоему мнению".

"А мнению Алекс?" - спросила я с лукавой улыбкой и забрала у Ханны куртку, возвращая ей ее пальто.

Ханна накинула на плечи вельветовое пальто, следуя за мной к выходу из магазина. "Алекс?" - спросила она и ускорилась на пару шагов, чтобы идти рядом со мной, неодобрительно глядя на меня за такой вопрос. "Кто такой, черт возьми, Алекс?" - спросила она.

Я одарила ее невинной улыбкой, ведя обратно в ту сторону, откуда мы пришли. "Разве большинство бучей не зовут Алекс?"

Ханна откинула голову назад и рассмеялась. "Разве что в книгах, - она покачала головой, удивленно фыркнув. - Это хорошее предположение, как и любое другое".

"Я так и думала", - сказала я.

"Мнению Алекс я тоже доверяю ", - продолжила Ханна, когда мы подошли к прилавку. Продавщица улыбнулась нам, ее взгляд скользил по Ханне достаточно долго, чтобы волосы на моей коже от ревности встали дыбом. Она начала хвалить ее покупку, а Ханна встала на цыпочки, чтобы прошептать мне на ухо.

"Однако, только твое мнение волнует меня".

Она заставила меня почувствовать себя неловким и неуклюжим, но, безусловно, безумно влюбленным подростком. И мне это очень понравилось.

Глава 11.

Мы с Ханной прогуливались по улице, держась за руки, и направлялись к машине после раннего ужина, когда наткнулись на Лори и Макс, приближающихся к нам навстречу. Я сразу же увидела, что взгляд Лори оказался на наших руках и находился там до тех пор, пока мы не остановились в нескольких футах перед ними. Макс одарила меня холодным взглядом, а потом опустила улыбающиеся глаза на Ханну.

"Девочка моя!" - воскликнула Макс.

Ханна оторвалась от меня и, визжа от радости, прыгнула в медвежьи объятия. Мощный буч перевешивала ее по меньшей мере на шестьдесят фунтов и возвышалась над ней на добрых пять дюймов. Я не могла не улыбнуться, когда мощные руки Макс подхватили ее.

"Привет, Макс!" - пробормотала Ханна. Она была одета в ту кожаную куртку, которую мы купили только неделю назад, и которая была уже трепетно любима ею. Я никогда не была большим поклонником Макс и наоборот, но я должна была оценить, как сильно Ханна любила ее.

"Делани".

Когда Лори отошла подальше от счастливого воссоединения Макс и Ханны, я улыбнулась и подошла к ней. "Что случилось хорошего, Лори?"

"Не так много", - сказала она и бросила косой взгляд на Ханну. Ханна смеялась вместе с Макс, краснея от того, что сказала ей большая женщина. Лори повернулась и посмотрела на меня, приподняв брови. "А что с тобой?" - спросила она.

Вздохнув, я робко посмотрела на нее со смущенной улыбкой. Я мало разговаривала с Лори в последнее время и не была уверена, как рассказать ей о том, что происходит у меня с Ханной. Вся эта ситуация немного смущала меня, за исключением одного неизменного факта - мне нужно было довести это дело до конца. К лучшему это или худшему, но Ханна уже так долго была в моей жизни, и мне очень нравилось, что она была у меня.

"Я много времени провожу с Ханной, - сообщила я. Мне не хотелось, чтобы мои слова звучали так, как будто я защищаюсь, но беспокойство Лори было очевидным. - Мы действительно стали близкими друзьями, Лори".

Она кивнула, глядя прямо в мои глаза. Через мгновение ее лицо смягчилось, и она почти нежно улыбнулась мне. "Вот это да", - сказала она.

Я посмотрела вниз на свои ноги, немного ворча. "Вот это да", - признала я, изо всех сил стараясь не краснеть.

Лори ткнула меня в руку, и я посмотрела на нее внимательным взглядом. "Ты действительно заботишься о ней?" - прошептала она и кинула быстрый взгляд на Макс и Ханну, я сделала то же самое и не смогла удержаться от улыбки при взгляде на женщину, которая так быстро стала центром моего мира. "Мы не встречаемся или что-то еще подобное этому", - пробормотала я.

"Так что ты делаешь здесь, рядом с ней?" - спросила Лори тихим голосом. Она подошла поближе ко мне, оставляя наш разговор между нами.

Я пожала плечами, нервно улыбаясь Лори. "Честно говоря, я не знаю". Я бросила еще один быстрый взгляд на Ханну; увидев, что она по-прежнему занята, я наклонилась вперед и прошептала. "Я поцеловала ее, Лори".

"Что?" - воскликнула она так громко, что Макс и Ханна замолчали на мгновение, чтобы посмотреть на нас; Лори пренебрежительно махнула им рукой, и эти двое снова вернулись к своей беседе. Когда они заговаривали вновь, Лори повернулась ко мне с горящими от гнева глазами. "Что?" - прошептала она.

Я шагнула поближе к Лори, отходя еще на один шаг подальше от Макс и Ханны. "Я поцеловала ее, - повторила я тихим голосом. - Несколько недель назад я провела ночь в ее квартире. Ей приснился кошмар, мы разговаривали, и... и я поцеловала ее".

"Ох, Делани", - пробормотала Лори. Судя по голосу, она разрывалась между тем, чтобы оказаться с разбитым сердцем или же наоборот – не запрыгать от радости; я бы посмеялась над ней, если бы не нервничала, как на исповеди. "О нет, Делани".

"Я не подведу ее, - пообещала я Лори. - Я с ней уже разговаривала... она... она знает обо мне все".

"Но, Делани…"

"Она попросила меня доверять ей", - прошептала я Лори и посмотрела на нее умоляющими глазами, прося, чтобы она тоже доверилась мне. Всем было так трудно поверить в то, что я достойна доверия Ханны, и Ханна была единственной, кто думал, что я заслужила его. "Она хочет посмотреть, что может произойти. И я тоже".

"Серьезно?" - спросила Лори. Ее голос прозвучал весьма скептически.

Я кивнула. "Лори, я не спала ни с кем уже несколько месяцев".

У Лори отвисла челюсть. Это было бы комично, если бы не заставило меня почувствовать себя идиоткой.

"Ты серьезно?" - воскликнула она дрогнувшим голосом. Разговор Макс и Ханны прекратился еще раз. Ханна посмотрела на нас, заинтересованно приподняв брови. Она весело улыбнулась мне. "Я должна знать что-то?"

Я покраснела. Очень. "Нет, - ответила я. - Базарный разговор. Ничего, что представляло бы интерес для тебя".

Ханна еще пару минут продолжала смотреть на меня, подняв брови. Наконец, она повернулась, чтобы продолжить радовать Макс анекдотом, который она рассказывала, прежде чем Лори прервала ее.

Я повернулась к Лори с недовольным видом. "Господи! - прошипела я. - Ты бы еще по радио транслировала нашу секретную беседу!"

Она виновато улыбнулась мне. "Боже, прости. Но это удивительно! Я имею в виду... это действительно... нечто".

Я закатила глаза. "Это нехарактерно для меня, я знаю".

"А Ханна знает?" - прошептала Лори и смущенно посмотрела на меня, с любопытством глазея, пока ждала ответа.

"Я не говорила ей об этом, нет".

"Почему нет? - спросила Лори. - Я имею в виду... ты явно хочешь ее... ты больше, чем друг, ты действительно любишь ее и уже перестала встречаться с другими женщинами. Почему бы не поднять ставки?" Она наклонился ко мне поближе, нежно похлопывая меня по боку. "Почему бы тебе не пригласить ее на свидание?" - прошептала она.

"Я просто пока не готова... не готова к обязательствам", - ответила я. Это прозвучало неубедительно даже для моих собственных ушей.

"К обязательствам?" - засмеялась Лори. Она опустила голос до шепота, наклоняясь ко мне. "Это свидание, это не свадьба. Не забегай вперед. Твой рассказ звучит так, как будто ты проводишь все свое свободное время с ней. Почему бы тебе уже не сделать ее порядочной женщиной?"

Я пожала плечами. "Я поработаю над этим, хорошо?" - сказала я.

"Хорошо, - вздохнула Лори, сочувственно похлопывая меня по плечу. - Пожалуйста, постарайся, ладно? Я думаю, что это заставит нас всех почувствовать себя лучше".

Я хмыкнула, поскоблив ногой по земле. "Ну, а пока я совсем не чувствую себя лучше", - пробормотала я.

"Готова ли ты идти, детка?"

Я оглянулась на спрашивающую Макс. Она смотрела на Лори любящим взглядом. Взглянув на Ханну, я пораженно остановилась, осознавая, что она смотрит на меня почти так же.

"Я готова", - прощебетала Лори.

Ханна посмотрела на меня, осторожно улыбаясь. Я улыбнулась в ответ и, совершенно не задумываясь, протянула руку и погладила ее светлые волосы. "Я тоже готова", - сказала я.

Ханна криво ухмыльнулась мне, а затем шагнула между мной и Лори, чтобы обнять ее. "Мне нужно, по крайней мере, быстро поздороваться с тобой, прежде чем вы, девочки, взлетите", - произнесла Ханна.

Лори усмехалась над ее плечом. "Да, я настаиваю на этом".

Я наблюдала, как две мои подруги улыбаются друг другу, а затем моргнула, когда большие руки потянулись к моей руке. Я посмотрела на Макс, которая смотрела на меня холодными голубыми глазами. Высоченная буч потянула меня в свои объятия, и я охотно пошла в них.

"Привет, Макс", - поздоровалась я с ней.

"Делани", - ответила Макс. Она тайком взглянула на Ханну и Лори, а затем сосредоточила свой взгляд на мне. Прижав к себе, она крепко похлопала меня по спине. "Если ты причинишь ей боль, - прошептала она, - я надеру тебе задницу. Я вполне серьезно".

Я успокоила свой первый инстинкт, который хотел заставить меня гневно отреагировать на такие слова, но потом подумала, что у нее были все основания для беспокойства; по правде говоря, я была счастлива узнать, что у Ханны был такой преданный друг. Я уверенно встретила взгляд Макс, серьезно кивнув ей.

"Если я обижу ее, - ответила я, - я буду совершенно согласна с этим".

"Значит, ты меня поняла?" - спросила Макс. Она посмотрела на меня сверху вниз, сложив мускулистые руки на груди.

"Прекрасно", - сказала я и посмотрела на нее, представив себя мишенью ее гнева, после чего подарила ей благодарную улыбку.
"Спасибо, что ты ее подруга, Макс".

У Макс дернулась губа, и она торжественно кивнула мне. "Ты знаешь, она слишком хороша для тебя".

"Я знаю", - призналась я и посмотрела на Ханну, на краткий миг встретившись с ее взглядом, и снова почувствовала, что мой мир исправен. Я криво ухмыльнулась.

"Вот почему я пытаюсь стать лучше".

Отредактировано Кроха (12.07.16 20:45:57)

+1

4

Глава 12.

Я никогда не чувствовала себя настолько дома во время праздников, как чувствовала себя в тот год, когда мы встречали Рождество вместе с Ханной. После смерти матери я в течение трех лет встречала Рождество в одиночестве. Ханна месяцем раньше съездила в Орегон на день Благодарения, чтобы встретиться со своей семьей, потому что они в декабре уедут отдыхать. Мы обе на Рождество остались одинокими, вернее сказать, это оставило очень одиноких нас вместе.

Мне удалось продержаться до Рождества и отдать Ханне ее подарок гораздо раньше. Я не очень люблю ждать, и особенно, когда хочу получить от нее улыбку.

"Ты откроешь свой подарок сейчас", - сказала я Ханне. Она лежала спиной на моей груди, а ее бедра поместились между моих раздвинутых ног. Я поцеловала ее волосы, прошептав на ухо: "Я не могу ждать до завтрашнего утра".

Ханна хмыкнула и запрокинула голову, чтобы иронически улыбнуться мне. "А ты так хорошо вела себя весь этот год".

В первый раз я попыталась отдать ей подарок еще в начале декабря. Тогда она наотрез отказалась, но сейчас на ее лице была такая снисходительная улыбка, что я подумала, возможно, она захочет принять его сегодня вечером.

"И это было совершенно против моей природы", - ответила я. Наклонившись вперед, я поцеловала ее в нос, сжимая руки вокруг живота. Я почувствовала, как ее грудь упирается мне в руку, и осадила свое возбуждение. "По крайней мере, я заслужила то, что получу".

Ханна приподнялась, от ее отсутствия на моем теле по мне пробежался холодок. Она изогнулась, даря мне сладкий взгляд. "Как насчет того, чтобы открыть подарок сейчас?" - спросила она.

В спешке своей я чуть не упала с дивана, пытаясь достать подарок из сумки, и услышала, как Ханна, хихикая, ушла в другую комнату. Я снова оказалась на диване, ее подарок лежал у меня на коленях; долгие минуты прошли, прежде чем она вернулась.

"Поторопись! - ругалась я, размахивая перед ней руками. - И прекрати дразнить меня!"

Ханна с широкой улыбкой посмотрела вниз на большую завернутую коробку, которую держала в руках. "Боже, я надеюсь, что тебе это понравится".

Потянув Ханну вниз, я посадила ее рядом с собой, с нетерпением протягивая маленькую коробку, которую приготовила ей. "Мне понравится твой подарок", - заверила она меня. "Я знаю, что понравится. И кроме того, - сказала я, кивнув на свой подарок в ее руках, - как бы мне не нравилось получать подарки, дарить - это моя любимая часть".

Ханна покраснела, вручая мне большую коробку, которая стояла возле ее ног. "Я слышала это о тебе", - произнесла она и своей озорной улыбкой заставила меня покраснеть и открыть рот в игривом смущении.
"Почему, Ханна, - сказала я. - Я не понимаю, почему тебя беспокоит это", - подмигнула ей я, подталкивая ее плечом.

"Ах, беспокоит", - ответила Ханна и косо посмотрела на меня, похотливо пошевелив бровями. "Меня, определенно, волнует это".

Легкий флирт Ханны был для меня лучшим подарком, который я надеялась когда-либо получить. Я глупо улыбнулась ей, протягивая руку и слегка дергая ее за носок на ноге. "Откуда ты взялась такая милая?" - спросила я, мягко заигрывая с Ханной; как бы мне не хотелось сделать это, я не собиралась провоцировать слишком быстрое продвижение.

"Родилась такая", - объяснила Ханна, пожимая плечами.

Я показала ей язык. "Так ты собираешься открывать свой подарок?" - спросила я.

Ханна сморщила нос. "Мы не можем сделать это здесь", - сказала она и, встав на ноги, предложила мне руку. Я приняла ее и позволила поднять себя на ноги. "Мы должны сидеть под елкой".

Я окинула ее скептическим взглядом. "Мы сядем под елку?"

Ханна кивнула и привела нас к очень высокой ... и очень искусственной Рождественской елке. Она упала на пол и села, скрестив ноги и положив мой подарок к себе на колени. "Мы будем сидеть под елкой, - сказала она. - Это единственный правильный способ открыть Рождественский подарок".

"Ты уверена?" Я опустилась на пол, садясь напротив нее. "Ну, кто я такая, чтобы спорить с традициями?" - и поставила ее подарок на пол рядом с собой. "Ты открываешь свой подарок первой".

"Ты уверена?" - спросила Ханна и кривовато улыбнулась мне, поднимая коробку к уху. "Могу ли я потрясти его или же ты порекомендуешь мне пропустить этот шаг?"

Я поморщилась и покачала головой. "Почему бы тебе не пропустить его в этот раз?"

Ханна рассмеялась. "Достаточно справедливо". Она быстро порвала оберточную бумагу, с возбужденной улыбкой добираясь до подарка. Затем она повернулась к окну, держа его так, чтобы можно было прочитать надпись на коробке; я увидела, как ее глаза становятся шире. "Делани!"

"Тебе нравится?" - спросила я. Мне ненавистно было, как прозвучали эти слова, но я не смогла устоять. "Я... Я надеюсь, что ты будешь пользоваться им".

"Делани", - прошептала Ханна. Она открыла коробку, которую держала в руках, вытащив из нее внушительный объектив для фотокамеры. "Я всегда хотела такой объектив для моей 35-миллиметровой камеры".

"Я подумала, что мы могли бы отправиться в поездку в эти выходные и испытать его", - предложила я, почувствовав вдруг, что стесняюсь, и вытерла о джинсы свои запотевшие ладони. "Я имею в виду, если ты хочешь".

"Конечно я хочу!" - воскликнула Ханна. Она подползла ко мне на коленях и обвилась руками вокруг моей шеи.

Я тоже обняла ее, прижимая к своему сердцу. "Мне нравится быть так близко к тебе", - прошептала я, поначалу не подозревая, что говорю вслух. Когда я поняла это, то прижалась носом к ее шее, изо всех сил стараясь не чувствовать отвращения к себе. Я уже сейчас полностью и совершенно раскаивалась в сказанном, даже если еще не призналась ей.

"Мне нравится... мне нравится это тоже", - ответила Ханна. Она дала мне время, переварить сказанное, а потом снова села на ноги, сложив их под себя. "Теперь твоя очередь".

"Ладно", - согласилась я и, усмехнувшись, порвала бумагу на своем подарке. Обнаружив под ней неприметную белую коробку с лейблом одежды, я кинула на Ханну любопытный взгляд. "Что это?" - спросила я.

Ханна закатила глаза. "Ты такая плохая!"

Я капризно вытянула губки и нахмурилась. "Это не то, что ты обычно говоришь мне".

Ханна быстро обняла меня и заставила улыбнуться. "О, ты прекрасна, - сказала она. - Ты замечательная. Просто перестань задавать глупые вопросы и открой свой чертов подарок".

Я захохотала вслух над ее нехарактерным ругательством. Ханна села обратно и ухмыльнулась, показывая пальцем на коробку, стоящую на моих коленях. Я послушно кивнула и острым ногтем разрезала скотч, скрепляющий ее. Открыв коробку, я с нервной улыбкой заглянула внутрь.

Это была кожаная куртка... черная кожаная куртка. Она была великолепна, и я уверена, что Ханна потратила на меня слишком много денег.

"Ох, Ханна", - прошептала я, вытащив куртку из коробки и с почтением перебирая пальцами мягкую кожу. "Она прекрасна!"

"Примерь", - поощряла меня Ханна. Ее лицо светилось от удовольствия.

Я встала и с улыбкой натянула куртку. Ханна осталась на полу, откинувшись на руки, чтобы подбодрить меня одобряющим взглядом. Я повертелась по сторонам, позируя, а потом крутанулась вокруг оси, наслаждаясь обновкой.

"Она нравится мне", - заявила я. Это была очень удобная куртка, и по тому, как Ханна смотрела на меня, я предполагала, что выглядит она на мне довольно хорошо.

"Ты в ней такая горячая штучка", - пробормотала Ханна и потянулась вперед, взяв меня за руку. Один нежный рывок, и я упала на пол рядом с ней. "Посиди со мной несколько минут".

"Спасибо за куртку", - сказала я и, наклонившись, обернула свои руки вокруг нее. Клянусь, я никогда никого не обнимала так часто, как Ханну, а ей по-прежнему не надоело это. "Я просто влюблена в нее. Тебе не нужно было так много тратиться".

"Мне хотелось", - возразила Ханна. Она на мгновение отстранилась, целуя меня в нос, а затем подползла ближе, чтобы оседлать мои колени.

Я моргнула от неожиданного изменения позиции. Мои руки сами поднялись к ее бедрам, и я посмотрела на нее настороженным взглядом. "Все нормально?" - спросила я, сжимая пальцы на ее бедрах.

Ханна немного покачалась у меня на коленях, изгоняя несознательный стон с моих губ. "Все более чем нормально", - пробормотала она.

"Ханна..."

"Шшш, - прошептала Ханна и прижалась своим ртом к моим губам. - Я снова хочу поцеловать тебя".

Я молча кивнула и застонала, когда она провела языком по моим губам. "Боже, детка..." - мои пальцы еще крепче сжали ее бедра, а я изо всех сил старалась не прижать ее к себе. С огромным энтузиазмом я ответила на ее поцелуй, хотя и позволила ей задавать темп.

Это было так сложно - не опрокинуть ее на пол и не заняться с ней любовью...

Я была крайне удивлена, когда мы продолжили целоваться дольше, чем пара минут. Появились затруднения в дыхании, и я смогла почувствовать, как становлюсь невероятно влажной. У меня не было секса уже несколько месяцев, а мастурбации было недостаточно, чтобы удержать мое либидо под контролем. У меня снова перехватило дыхание, когда я поняла, что Ханна сдвинула кожаную куртку с моих плеч. Я ослабила хватку на ее бедрах, позволяя ей стянуть ее вниз по рукам и положить на пол.

Я отстранилась от нашего поцелуя, тяжело дыша. "Ханна..."

"Просто немного больше", - пробормотала Ханна. Она взяла мою нижнюю губу зубами, мягко теребя ее. "Я сожалею, Делани, просто немного больше".

Она поцеловала меня снова, и я сдалась этому поцелую. Я готова была выдержать пытку неудовлетворенного желания, если у меня была возможность вот так целовать ее. С некоторым изумлением я поняла, что могла бы, вероятно, прожить на одних поцелуях Ханны.

Я застонала вслух, когда нежная рука нашла мою грудь под футболкой и робко сжала ее. Нехарактерное для меня воздержание заставило мою голову кружится, а наслаждение, которое прокатилось по моему телу было совершенно особенным, я никогда прежде не чувствовала ничего подобного.

Наконец Ханна отстранилась. Она обняла меня за плечи, наклоняясь вперед и прижимаясь щекой к моему плечу. "Мне очень жаль, Делани, - снова сказала она. - Я просто ничего не смогла поделать с собой. Ты просто... ты лучшее, что случилось со мной с прошлого года. Больше, чем с прошлого года, я имею в виду... это просто..."

"Не извиняйся, - перебила я ее. - Никогда не сожалей об этом. Я чувствую себя прекрасно".

"Мне жаль, что я дразню тебя", - прошептала Ханна. Она еще плотнее уткнулась лицом в мое плечо; я почувствовала жар от ее раскрасневшихся щек. "Я не хочу быть… я просто..."

"Мне нравится целовать тебя, Ханна". Я протянула руку и погладила ее спину, вызвав этим довольный вздох. "Нет ничего плохого в том, чтобы просто целоваться".

"Ты уверена?" - спросила Ханна.

Да, черт возьми! Я отстранилась и нежно улыбнулась ей. "Более, чем уверена, - сказала я. - Испытай меня, если не веришь ".

Ханна посмотрела на меня с застенчивой улыбкой. "Я подумаю об этом", - промолвила она и снова положила голову на мое плечо, повернув ее в сторону елки. Она надолго замолчала; я просто сидела и слушала звук ее дыхания. После раздумий она негромко выдохнула.

"Ты знаешь, я даже была не уверена в том, что куплю в этом году елку ".

Я повернула голову и, упираясь щекой о ее волосы, тоже начала разглядывать дерево. "Елка красивая, - сказала я и нежно прижала Ханну к себе. - Почему ты была не уверена?"

Ханна надолго затихла, а затем произнесла: "Это случилось в прошлом году через три дня после Рождества, я пробыла на больничной койке четыре дня. Когда я вышла из больницы, то в течение почти двух недель не могла заставить себя вернуться в ту квартиру. Я оставалась с Макс и Лори. Когда, наконец, я пришла домой, первое, что я увидела, когда вошла в дверь, была моя рождественская елка, она стояла все еще украшенная", - Ханна шмыгнула носом и подняла голову, чтобы посмотреть на меня блестящими глазами. "Я смотрела на нее и не могла представить, что когда-нибудь снова буду счастлива".

"Ох, Ханна", - сказала я, почувствовав, как слезы падают из моих глаз, и от стыда опустила лицо.

"Эй, - прошептала она и погладила меня по щеке. - Эй! Я рассказала тебе это не для того, чтобы огорчить тебя, Делани. Я рассказала тебе..."

Я прикусила губу, пытаясь взять свои эмоции обратно под контроль, и встретилась с глазами Ханны. "Ты можешь рассказать мне все, - сказала я. - Я хочу, чтобы ты знала, что со мной можно поговорить о чем угодно. Я просто... я не могу пообещать, что не почувствую твою боль".

Ханна грустно улыбнулась мне. "Я знаю это, - произнесла она. - Я знаю, а рассказала тебе это потому, что в данный момент я очень счастлива. Я так счастлива, что прямо сейчас не могу даже поверить в то, что это произошло всего лишь год назад".

Я сжала Ханну в нежных объятьях. "Я рада, что мы смогли провести это Рождество вместе, - выдохнула я в ее волосы. - И очень, очень рада, что ты счастлива". Отстранившись, я потеребила ее за нос. "Мой подарок не имеет ничего общего с этим?"

Ханна хмыкнула, слегка улыбнувшись мне. "Делани, ты сама имеешь прямое отношение к этому".

При этих словах я растерялась, покраснела, открыла рот и таращилась на нее, как неловкий подросток. Она только что произнесла самые приятные для меня слова, такого никто никогда не говорил мне, а смотрела на меня при этом так, как будто это было совершенно обычное дело.

"Я... - я наконец-то, заикаясь и краснея, смогла произнести: - Я... благодарю тебя, Ханна. Ты тоже самое лучшее, что случилось со мной".
Когда-либо в жизни.

Мы на мгновение внимательно посмотрели друг на друга, а потом я отвела свой взгляд в сторону от нее - на сверкающее дерево. У меня был вопрос, ответ на который я хотела бы знать, и я подумала о том - могу ли я задать его. Я никогда не спрашивала ее об изнасиловании ... я всегда ждала, когда она сама захочет поговорить об этом. Сегодня вечером, казалось, она была готова к разговору. Я взглянула в ее лицо и рискнула.

"Ханна?"

Она повернулась ко мне, уже улыбаясь. "Да?"

Ханна выглядела такой расслабленной и спокойной, что я сразу испугалась своего вопроса. Я покачала головой, виновато улыбаясь. "Нет, ничего, - сказала я. - Не бери в голову".

Ханна наклонилась, нахмурив лоб. "Нет, что? - спросила она. - Что ты хотела сказать?"

Я снова покачала головой. "Просто забудь об этом", - ответила я, протянула руку и прижала ее к себе. "Давай просто наслаждаться елкой..."

"Делани", - прервала она меня, но не отстранилась, а только перестала прижиматься ко мне и посмотрела на меня серьезным взглядом. "Ты должна знать, что ты тоже можешь поговорить со мной. О чем угодно", - она наклонила голову, чтобы удержать мой взгляд. "Даже если ты думаешь, что это расстроит меня. Ты должна научиться доверять мне так же, как я доверяю тебе".

Я пожевала губу, раздумывая над ее словами и осознавая, что у нас ничего не получится, если я всегда буду относиться к Ханне, как к жертве, какой она и была. Я робко кивнула ей. "Он... его поймали?"

Ханна моргнула, по-прежнему держа свое лицо напротив моего. Я могла видеть бурю чувств в ее карих глазах, она не привыкла говорить об этом, но я смогла также видеть и ее решимость.

"Нет, - ответила она мне. - Они не нашли его". Ее нижняя губа задрожала, и она почти незаметно пыталась успокоить ее, прикусив зубами. "Было сложно, потому что... ну, потому что он надел презерватив. Было такое облегчение, когда я узнала об этом, но это также означало, что у них было мало улик".

"Они даже никого не арестовали?"

Ханна покачала головой, глядя вниз на свое колено. "Нет, - сказала она. - Они дали мне полистать альбомы с фотографиями, но я никогда не..." - она подняла на меня затравленный взгляд. "Если бы я увидел его снова, я бы узнала его, - она вздрогнула. - Хотя и было темно, я знаю точно, что я узнала бы его".

Я кивнула, глядя на зеленый ковер под нами. "Прости, - промолвила я. - Я бы хотела..."

"Я тоже, - прошептала Ханна и положила руку на мое запястье. - Но теперь все кончено. Я не могу дальше думать о всех тех вещах, о которых я хотела бы, чтобы они не случились".

Я знала, что она иногда чувствовала себя слабой, но Ханна казалась для меня самым сильным человеком в мире. Я снова притянула ее к себе. Она молча позволила мне сделать это и, облокотившись на мое тело, разрешила мне поддержать ее.

Я снова посмотрела на огни позади Ханны. "Это красивая елка", - пробормотала я.

Ханна вздохнула. "Да, - сказала она. - Она очень красивая".

Глава 13.

Я чувствовала себя так, как будто вместе с новым годом у меня началась новая жизнь. Все, что когда-то происходило со мной, после Рождества исчезало, и моя жизнь потекла в другом ритме. Почти все свободное время я проводила с Ханной. Я больше никогда и никуда не выходила без нее, и даже не особо скучала по прошлой жизни. Если когда-то я не могла представить себя с одним человеком в течение длительного времени, теперь я чувствовала себя неполной, когда ее не было рядом со мной.

Последние события перевели наши с Ханной отношения на совсем другой уровень. Мы были лучшими подругами уже несколько месяцев, но в Рождество произошел только второй наш серьезный поцелуй. После того как закончился январь, мы стали выглядеть не как лучшие подруги, а как любовницы.

Но мы до сих пор не дали этому имя. И я до сих пор еще не сказала Ханне, что она была единственной, кого я хотела бы видеть в своей жизни. Я не знаю, что удерживало меня от этого.

Однажды вечером в конце января мой телефон зазвонил, когда я работала над редактированием новой рукописи Лори, но хотелось мне быть с Ханной. Я счастливо улыбалась, отвечая на звонок; только один человек звонил мне регулярно, и в такие моменты я всегда чувствовала себя счастливицей.

"Дом разврата Делани, - сказала я в знак приветствия. - Делани слушает".

"Привет, Делани. Я бы хотела заказать один "Гедонистический восторг", пожалуйста, и дополнительно к нему ананас".

Я громко рассмеялась. "Привет, милая девушка".

"Привет, жеребец. Кстати, о разврате, ты никогда не угадаешь, что я нашла на DVD", - сказала Ханна, и я почти смогла услышать, как она улыбается.

Мои губы дернулись, спровоцировав волну глубокой нежности, которая разлилась по мне при звуке ее взволнованного голоса. "Я не уверена, но это должно быть что-то очень хорошее, - ответила я. - Твой голос не звучал так взволнованно даже тогда, когда на гаражной распродаже за пять долларов ты нашла "В случае убийства набирайте "М".

"Тонкий Человек!" - воскликнула Ханна. - Ник и Нора Чарльз - мастера потворства собственным желаниям!"

Я закрыла ноутбук и, весело улыбаясь, сняла очки для чтения. "У тебя дома или у меня?"

"Давай у тебя?" - спросила Ханна. - Я принесу ужин".
"Напомни мне, что я сделала такого хорошего, чтобы заслужить тебя? - я покачала головой, улыбаясь стенке. - Звучит заманчиво".

"Пиццу или китайскую еду?"

"Твой выбор, - сказала я. - Это ты сделала всю работу".

"Тогда пицца. Я буду через полчаса, - сообщила Ханна. - Почему бы тебе пока не согреть мое место на диване?"

"Я могу это сделать".

Ханна оказалась в моей квартире через двадцать пять минут. После того как она позвонила, я ждала ее у двери, вставая на цыпочки каждые несколько минут, чтобы заглянуть в глазок. Честно, я бы умерла, если бы она узнала, как всегда я хочу ее увидеть.

"Половина с пепперони?" - спросила я, когда открыла ей дверь.
Она внесла коробку с пиццей, удерживая ее одной рукой, ручка ее сумки была переброшена через плечо. "И половина с ананасом, - улыбаясь, ответила Ханна. - Не волнуйся, я знаю правила".

"Ты, - сказала я Ханне, - идеальная женщина". Я взяла у нее коробку с пиццей и отнесла ее на журнальный столик. Телевизор был уже включен, и любимая Ханной шаль ждала ее, согревая место на конце дивана.

Ханна фыркнула, опуская сумку на пол и направляясь на кухню. "Хочешь бутылку воды? - спросила она. - Я возьму пару тарелок. Почему бы тебе не взять DVD из моей сумки и не поставить его в плеер?"

Очевидно, что в моей квартире она чувствовала себя, как дома. Мне очень, очень это нравилось. "Вода отлично подойдет", - прокричала я.

Присев рядом с сумкой, я бережно открыла ее и, без проблем найдя фильм, усмехнулась, посмотрев на обложку. Мне нравился вкус Ханны. Вытащив DVD из сумки, я обнаружила в ней шелковую зеленую ночную рубашку. Я никогда, кроме своих фантазий, не видела Ханну в чем-либо подобном и удивленно заморгала от неожиданного открытия.

"Нашла?"

Я испуганно посмотрела на Ханну и, энергично кивнув головой, указала на коробку с фильмом. "Нашла".

Ханна улыбнулась мне, удерживая в руках две бутылки воды и две тарелки. "Хорошо, - сказала она. - Поставь его в плеер и садись сюда - рядом со мной". Она упала на диван, поставив на столик наши тарелки, и открыла коробку с пиццей.

"Как пожелаешь", - пробормотала я.

"Ох!" - воскликнула Ханна и, достав из коробки дымящийся кусок пиццы, положила его на мою тарелку. "В один из дней мы должны будем посмотреть фильм "Принцесса-невеста".

Мои щеки покраснели от таких ее планов. Вместо ответа я развернулась и отправилась устанавливать диск.
Два часа спустя мы, развалившись на диване, смотрели по телевизору повтор ситкома. Ханна расслабленно лежала в моих руках все время, пока шел фильм, и мне так не хотелось куда-либо перемещаться. Я больше внимания обращала на белокурые волосы Ханны и на нежную мочку ее уха, чем на то, что мы смотрели.

Ханна вздохнула, поглубже зарываясь в мои объятия. "Можно я проведу ночь здесь?" - спросила она.

Я сглотнула, закрывая глаза от рефлекторной реакции своего тела на ее слова. Неважно, что я никогда не видела ее обнаженной; я невольно почувствовала глубокое возбуждение при мысли о ней, спящей рядом со мной.

"Конечно, - ответила я и, закатив глаза, призналась: - Я надеялась, что ты задашь этот вопрос".

Ханна повернулась в моих объятиях, прижимая меня спиной к дивану и перемещаясь вверх до тех пор, пока не оказалась полностью на мне. Я улыбнулась и положила свои руки ей на спину. Ханна ухмыльнулась мне сверху, убирая темные волосы с моего лица.

"Что?" - спросила я, чувствуя, как мое лицо краснеет.

"Ты такая милая", - пробормотала Ханна.

Я ущипнула ее за бока, вызвав этим испуганный смешок. "Заткнись", - сказала ей я.

"Нет, правда", - настаивала Ханна и, наклонившись ко мне, поцеловала в нос. "Ты же знаешь, что всегда можешь попросить меня остаться на ночь, да? Я имею в виду, конечно, если ты хочешь, чтобы я осталась".

"Я знаю", - солгала я.

"Ты всегда ждешь, когда я сама попрошусь, - продолжила Ханна. - Если бы я сейчас не сказала, что хочу остаться, ты бы просто отпустила меня домой и была бы разочарована?"

Я пожала плечами, поднимая руку, чтобы поиграть с прядью ее волос. "Я не знаю, - пробормотала я. - Нет".

"Ты не уверена, правда?"

Я снова пожала плечами, а затем неохотно улыбнулась. "Может быть".

"Ты же знаешь, что я люблю проводить с тобой ночи, верно?" - спросила Ханна. Она провела пальцем по моей щеке, а затем вдоль линии челюсти.

"Я понимаю это сейчас", - сказала я. Помни, что ты должна доверять ей. Перестань пытаться защитить ее.

"Итак..."

Я наконец-то поняла намек и мило улыбнулась ей. "Ты сегодня проведешь ночь со мной?"

"Да, - ответила Ханна, явно довольная собой. - С удовольствием". Она прикусила губу, помедлила, а затем сократила расстояние между нами, чтобы захватить мои губы в горячий поцелуй.

Наши физические отношения неуклонно накалялась еще с Рождества ... видимо Ханна поверила мне, когда я сказала ей, что не было ничего неправильного в том, чтобы только целоваться ... но этот поцелуй заставил мое сердце бешено стучать. Это была не робкая нежная разведка, к которой меня приучила Ханна. Это было полномасштабное обольщение.

Я застонала ей в рот, сдвинув руки вниз и положив их на ее бедра. Почувствовав, как горячая дрожь похоти прокатилась по моему телу, я в ответ поцеловала ее так, как будто от этого зависела моя жизнь. Через некоторое время я обнаружила, что Ханна слегка трется об меня. Засосав ее нижнюю губу в рот, я согнула колено так, чтобы оно слегка прижималось к ее бедрам. Я боялась прижаться слишком плотно, но ее наступление было трудно сдержать.

Ханна отстранилась от нашего поцелуя и дрожащим голосом выдохнула: "Я так сильно хочу тебя", - всхлипнула она. Ее горячее дыхание ласкало мою шею.

Я ахнула от этих слов, а затем выгнула спину, когда ее губы прильнули к моей шее. От всей этой неожиданности у меня закружилась голова. Я знала, что рано или поздно мы бы пришли к неизбежному, но Ханна никогда не намекала, что она хотела бы пойти гораздо дальше, чем горячие поцелуи и робкие ласки моей груди. Сама я никогда даже не пыталась своими руками исследовать ее тело.

Ханна просунула бедро между моих ног и счастливо улыбнулась мне, когда я зашипела от удовольствия. Она пробиралась вперед, усиливая давление на мою возбужденную плоть. Застонав вслух, я тоже сжала ее бедра, чтобы остановить их бессмысленное продвижение.

"Ханна, - ахнула я. - С тобой... ты хорошо себя чувствуешь?"

Она провела языком по моей нижней губе, а затем передвинула губы вниз к моей шее. "Я первая начала это, верно?"

От этих словах желание разлилось по всему моему телу. Месяцы без секса вспыхнули и взорвались во мне, и все мое накопившееся желание поднялось наверх. Ханна своими словами стерла все мои колебания. Я так давно хотела ее и, если она думает, что готова к чему-то большему, я не собиралась останавливать ее.

Ханна целовала мое горло, покусывая кожу зубами, а я крепко сжимала ее, притягивая к себе. Она оседлала мое бедро, и двигалась на нем в бездыханном ритме. Я изо всех сил пыталась держать глаза открытыми, чтобы наблюдать за ее страстными движениями. Безошибочно видя желание в карих глазах, я оказалась на самой грани своего контроля. Я всегда любила секс, но мысль о том, чтобы заниматься с ней любовью, действительно замутила мой разум.

"Значит ли это, что все хорошо?" - прошептала я, прижимая ее тело к своему. Я уже почувствовала жар ее плоти, прижатого к моему бедру, и почти ощущала его пульсацию напротив меня.

Ханна кивнула, опустив голову к моему плечу. Я застонала, когда она продолжила тереться об меня. "Я так удивительно чувствую себя, - простонала она. - Делани... Боже..."

Я поколебалась лишь мгновение, прежде чем передвинуть свои руки вниз и ухватить ими ее за задницу. Нежно сжав ее, я услышала от Ханны низкий протяжный стон. Поощряя ее на продолжение, я снова сжала ладони, и Ханна вновь ответила, жадно целуя и покусывая мою шею.

"Ты такая красивая, детка", - прошептала я и помогла ей двигаться по своему бедру, глубоко дыша в ее волосы и слушая, как тяжело она дышит на мою шею. Боже, я хотела заставить ее кончить и хотела смотреть на ее лицо, когда подарю ей наслаждение. "И так замечательно чувствовать тебя, прижатой ко мне".

Я понимала, что она обретает уверенность, потому что ласкала меня со все возрастающей настойчивостью. Ханна подняла голову и посмотрела на меня из-под опущенных век. "Я... О боже, я такая мокрая".

И я потерялась. Сжав ягодицы еще крепче, я терла ее об себя снова и снова. Услышать крик наслаждения Ханны - вдруг это стало для меня самым важным делом в мире.

Я почувствовала, как руки Ханны взялись за подол моей футболки, и она всего лишь на пару мгновений отстранилась от меня, чтобы сдвинуть ее вверх по моему животу. Я была в восторге от решимости в ее глазах, когда она подняла футболку вверх, чтобы расстегнуть лифчик.

Но я все еще чувствовала некоторую обязанность запротестовать. "Ханна..."

Ханна покачала головой, поднимая мои руки вверх. "Могу ли я..."

"Да", - я ни в чем не могла отказать ей.

Она без проблем расстегнула мой бюстгальтер, потянув его в стороны, чтобы раскрыть мою обнаженную грудь. Это был первый раз, когда она увидела меня, и я почувствовала себя более застенчиво, чем во всех моих отношениях с другими женщинами, которые могла вспомнить. Я посмотрела в ее глаза и увидела, как она изучает меня. Ханна облизнула губы, вызывая поток влаги у меня между ног.

"Ох, Делани", - выдохнула она, так внимательно разглядывая мою грудь, как будто та могла раскрыть ей все секреты Вселенной. Мои соски сжались под ее пристальным вниманием. "Ты...", - она опустила рот к моей груди и начала сосать ее упругий пик, удерживая его между губами.

Я застонала вслух от знакомого, но почти забытого ощущения. Мои руки сейчас были на ее боках, и я скользнула ими вниз, пока не нашла подол ее футболки. Почувствовав под пальцами мягкую кожу, я пощекотала ее легкими, как перышко, прикосновениями.

"Да", - прошипела Ханна возле моей груди. Она начала сосать ее еще сильнее, а потом немного прикусила меня своими белыми зубками.

Мне нужно было поцеловать ее. Но это уже во вторую очередь, а сейчас я неимоверно хотела прикоснуться к ее волосам. Я подняла руки и взяла ими лицо Ханны. "Детка", - умоляла я и скользнула своими ладонями назад, проникнув пальцами в ее волосы и мягко теребя их до тех пор, пока она не опустила голову и не прижалась губами к моим губам. "Ты сводишь меня с ума", - пробормотала я ей в рот.

Ханна поцеловала меня в ответ, все еще двигаясь по моему бедру. Я с радостью встречала эти толчки, наслаждаясь ощущением ее тела, прижатого к моему, и покрепче сжала в ладонях ее шелковистые волосы, удерживая рядом с собой.

Нежно прикусив ее нижнюю губу, я засосала ее в рот. Ханна слегка вздрогнула и тихо застонала, а я продолжала держать свои руки в ее волосах, наслаждаясь ощущением мягких прядей между пальцами.

Я даже не поняла, что что-то пошло не так, пока Ханна не откинулась со сдавленным удушьем, неистово надавливая на мои плечи своими руками.
"Подожди, остановись", - всхлипнула она.

Я остановилась и сразу пришла в себя от ощущения, как будто ведро ледяной воды вылили мне на голову. Находясь в полном шоке, я уставилась на Ханну. Она вся дрожала, ее глаза были широко раскрытыми от страха. Я вытащила руки из ее волос, как будто обожглась ими, и подняла над головой, чтобы показать ей, что не буду больше трогать ее.

"Прости", - прошептала я. Стыд горячей волной заливал мое лицо, и я едва могла встретиться с ее взглядом.

Ханна моргнула, и я увидела, как ее глаза становятся красными и слезящимися. Мгновение она просто смотрела на меня, губы двигались почти незаметно, а потом она отстранилась и села. Я вытащила из-под нее ноги, позволяя ей перебраться на другой конец дивана. Подальше от меня.

Крепко зажмурившись, я хотела забиться в нору и умереть там. Скорее всего, как я и предсказывала, учитывая свои возможности, я причинила ей боль. Лучше бы я никогда не целовала ее снова, чем стала причиной такого страха, который я увидела.

Я открыла глаза и выдохнула. Мне нужно было убедиться, что с Ханной все в порядке. Трясущимися руками я застегнула лифчик, а потом одернула свою футболку вниз, закрывая живот, и тихо сидела, отодвинувшись на противоположный конец дивана.

В течение нескольких неудобных минут мы сидели, уставившись друг от друга. Наконец, Ханна прочистила горло.

"Я... Мне так стыдно", - прошептала она.

Я посмотрела на нее. Она сжалась возле подлокотника дивана, ее ноги были свернуты под ней. Я смотрела на нее и мне хотелось затащить ее в объятия и стереть с лица всю ее боль. Вместо этого я прижала свои руки к животу и сжала ладони в кулаки.

"Мне очень жаль, - пробормотала я. - Мне очень, очень жаль! Я... Я сделала тебе больно?" - спросила я и, закусив губу, с ужасом ждала ее ответа. Ненависть к себе заставляла мое лицо гореть под ее печальным взглядом.

"Нет", - сказала Ханна, протягивая руку и касаясь моей ноги. Ее брови беспокойно приподнялись, и она передвинулась поближе к тому месту, где я сидела. "Нет, я просто... я просто..."

До сих пор я была заморожена ее голосом. Она выглядела очень расстроенной, но, как оказалось, не мной. Я подумала, что она, может быть, расстроена из-за себя.
"Я что-то сделала? - спросила я. - Что я сделала не так?"

Ханна покачала головой, убирая руку с моей ноги и отводя взгляд. "Нет, ты не... - выдохнула она. - Это ничего, - прошептала она. - Это ничего, я просто... на мгновение испугалась".

Я нахмурила брови, отчаянно пытаясь вспомнить все, что произошло. Что я сделала? Что заставило ее так паниковать? Я почувствовала, что меня подташнивает от мысли о том, что я позволила своей похоти взять верх над разумом.

"Ханна, пожалуйста, скажи мне, - умоляла я. - Пожалуйста. Я... Мне нужно знать, что я сделала, чтобы в след..." - я резко остановилась. Я даже не знаю, будет ли этот следующий раз. Опустив взгляд на колени, я медленно выдохнула.

"Мои волосы, - прошептала Ханна. - Когда ты положила руки в мои волосы, я просто... - она обняла себя, содрогнувшись. - Это напомнило мне... он дергал меня за волосы, и он..."

Ханна начала тихо плакать, а я уронила голову на ладони, выдохнув с болью. Я чувствовала, что злюсь; без всякого предупреждения, я оказалась наполнена яростью. Эмоции переливались через край, и я отбивалась от них изо всех сил, чтобы обуздать их, потому что не хотела напугать Ханну еще раз.

"Почему ты не сказала мне?" - спросила я хриплым голосом. Я подняла голову и посмотрела на нее внимательным взглядом. "Почему ты не предупредила меня, чтобы я не... я не хотела..."

"Я не..." - Ханна покачала головой, и я вздрогнула, увидев слезы, которые катились вниз по ее щекам. "Прости, я не хотела..."

Каждый тихий всхлип, как нож проникал в мое сердце. "Что еще... ты должна была сказать мне, чего я не должна делать", - обвиняла я. Это я вызвала эти слезы, а я даже понятия не имела о том, что делаю это. Мой голос становится все громче, и я ненавидела себя за это. "Мне нужно было знать, что может спровоцировать тебя, черт побери! Я так стараюсь, но я не могу... Ты не можешь..."

Ханна вздрогнула от моего непонятного гнева. Ее глаза вспыхнули, и она кинула на меня раненый взгляд. "Затем он держал пистолет у моего горла и говорил, что я должна лежать неподвижно, чтобы он мог трахать меня..."

"Ханна, - перебила я, мой голос дрожал и умолял. - Пожалуйста..." - я почувствовала, как мои собственные глаза наполняются слезами, и я задыхаюсь от ужаса, который разгорался внутри меня. "Пожалуйста, я не хочу заставлять тебя плакать. Я просто... я не хочу причинять тебе боль".

Лицо Ханны сморщилось. "Прости", - прошептала она. Свернувшись потуже в клубок, она вытирала слезы рукой. "Прости, я не знала..."

Конечно она не знала. Я была первой, кому она доверялась достаточно, чтобы попробовать это. Почувствовав, как груз ответственности в очередной раз навалился на меня, я впервые всерьез усомнилась, что смогу справиться с этим.

"Прости, Ханна, - пробормотала я, потирая шею. - Я расстроилась не из-за тебя, детка, я просто... ну, мне страшно. Просто я немного испугалась".

"Прости..." - снова прошептала Ханна.

Я повернулась к ней, качая головой. "Нет, Ханна, пожалуйста, тебе не за что извиняться", - сказала я и потянулась к ней, а затем остановилась, позволяя своей руке находиться на некотором расстоянии от нее. "Могу ли я... могу ли я... могу ли я обнять тебя?" - прошептала я, боясь дотронуться до нее, но я так нуждалась в этом. Если бы мне не нужно было все это, я бы не сидела сейчас здесь, чувствуя, что целиком поглощена происходящим.

Ханна кивнула, прикусив губу так сильно, что я ожидала увидеть кровь. "Мне бы хотелось этого", - прошептала она и медленно наклонилась вперед, а потом поползла в мои объятия.

Эти нежные обнимашки успокоили меня, помогая мне вернуть контроль над собой. Мне нужно было освободиться от гнева и страха, и нужно это было не для себя, а для Ханны - она не заслуживала таких переживаний.

"Все хорошо, малышка", - прошептала я, гладя ее обеими руками по спине и ощущая, как она расслабляется, лежа на мне. "Тебе не за что извиняться, все нормально. Просто мы обе немного вышли из-под контроля. В этом же нет ничего страшного, да?"

Ханна кивнула, вздохнув, а затем покачала головой. Она уперлась лбом в мое плечо. "Но это не... я не, я имею в виду. Я не вышла из-под контроля, я была... я точно знала, что делаю".

Ханна хотела переспать со мной. Это было кристально ясно для меня, и я в сочувствии сжала обе свои руки вокруг нее. Она хотела переспать со мной, а теперь ругала себя за неудачу. Я отстранилась и за плечи отодвинула от себя Ханну, заглядывая ей в глаза.

"Ты знаешь, тебе не нужно..."

"Я знаю, - перебила меня Ханна. - Я знаю, но я хотела этого".

Мы никогда не говорили о сексе. Язык в моем рту сразу оказался большим и неуклюжим, и я молилась о том, что смогу сказать ей правильные вещи. "Ты хотела?"

Ханна кивнула. На ее щеках появился глубокий розовый румянец, и она потерла виски нервными пальцами. "Я хотела", - прошептала она.

Я серьезно посмотрела на нее. "Ты уверена, что готова к этому, малышка?"

Ханна заморгала, глядя на пол. "Я так думала, - прошептала она. - Я не знала... я не понимала, что... - она покачала головой, а затем снова посмотрели на меня. - Но я хотела сделать это, - сказала она. - Я думаю об этом... о тебе... все время. Я разговаривала со своим терапевтом, и она..." - Ханна замолчала, краснея еще сильнее. Она подняла дрожащую руку к лицу, проводя большим пальцем под глазами. "Мне жаль".

"Нет, остановись", - умоляла я, протягивая руку, чтобы коснуться ее щеки. Я не могла дальше сидеть здесь и слушать ее извинения. "Твой терапевт... ты разговаривала со своим врачом об этом?"

Ханна кивнула. "Я, эээ... я думала, я работала над этим, ты же знаешь? Мои чувства вернулись, я хотела..."

"Могу я спросить, - сказала я, стесняясь этого момента, - когда ты в последний раз…? Я имею в виду... с..."

Ханна нервно улыбнулась мне. "Прошлой зимой, - ответила она. - Я встречалась кое с кем, когда... когда это случилось, но это было несерьезно. Мы только спали вместе один или два раза".

Я нахмурилась и даже не поняла, что так расстроило меня.

Ханна выглядела смущенной. "Она... то, что случилось, было слишком много для нее, ты знаешь, особенно в новых отношениях".

Я кивнула, а через мгновение спросила: "Ты чувствовала, что я давлю на тебя?"

Ханна тревожно открыла глаза. "Нет! – ответила она. - Нет, ты... - она отвела взгляд от меня. - Ты была так терпелива со мной".

"Это не гонка, ты же знаешь", - сказала я и успокоила разочарование, засунув руку в свои волосы. "Нет... мы живем не по расписанию или чему-то подобному. Я никогда не хотела заставить тебя чувствовать себя так, как будто я..."

"Ты не виновата, - возразила мне Ханна. - Только не ты. Я говорила тебе, что я хотела этого. Я хочу тебя. Я хочу... у меня появились все эти чувства снова, и я хочу..."

"Я знаю", - согласилась я. Мы хотели одного. Я осторожно погладила ее волосы и слегка растерялась от этого, но потом легко сжала ее плечо. "Просто дай себе время, - сказала я. - У нас есть время всей нашей жизни".

Ханна пожала плечами, тихонько шмыгнув носом. "Я не ожидаю, что ты будешь ждать меня, Делани, - прошептала она. - Я знаю, к чему ты привыкла... ну, я знаю, что я не..."

Я остановила поток слов Ханны новыми объятиями. "Ханна, я ничего не жду от тебя. Я просто..." - я оставила свою мысль незаконченной. Мне так хотелось рассказать ей обо всем, но мои опасения остановили меня. Ей не нужно беспокоиться о том, что для меня было чего-то недостаточно. Мне ее уже было достаточно, занимались мы любовью или нет. Что помешало мне сказать это? Возможно, моя неуверенность в том, что ей будет достаточно меня. "У нас все хорошо, малышка, ладно? У нас все прекрасно".

Ханна сжала свои руки вокруг меня, и я почувствовала, как она кивнула мне в шею. "Ладно", - сказала она.

Я судорожно выдохнула, целуя ее в лоб, и мысленно повторила свои заверения, пытаясь убедить и себя. "У нас все хорошо. У нас все просто отлично".

Наконец, я отстранилась и посмотрела Ханне в глаза. "Нам нужны вафли", - сообщила я.

Ханна снова посмотрела на меня полными слез глазами и удивленно усмехнулась. "Вафли?"

Я кивнула. "Я собираюсь приготовить тебе вафли, - сказала я. Это была ее любимая еда, и я знала об этом. - Я думаю, что мы обе могли бы съесть на десерт вафли, да?"

Ханна посмотрела на меня с кривой улыбкой. "Ты идеальна, - промолвила она. – Давай, сделай для меня вафли".

Я с облегчением увидела ее улыбку. "Это ты идеальна, дорогая, - сказала я. - А я простой вафлесоздатель".

"Ты самый сексуальный вафлесоздатель", - уточнила Ханна, робко улыбаясь мне.

Я потянулась и потеребила ее за ногу. Она пыталась восстановить легкомыслие в нашем вечере, и я собиралась помочь ей в этом настолько, насколько смогу. "Просто продолжай подлизываться ко мне, - пошутила я, - и тогда ты даже сможешь получить для них чернику".

Ханна засмеялась, я встала рядом с ней. "Могу ли я помочь?" - спросила она. Я предложила ей руку, чтобы помочь встать. Она немедленно подошла ко мне ближе и обняла меня за плечи.

"Спасибо", - прошептала она.

Я закрыла глаза. У нее не было причин, чтобы благодарить меня; у нее было еще меньше оснований благодарить меня, чем извиняться. Мне подумалось, что есть еще кое-что, о чем я должна спросить у нее. "Ты останешься здесь на ночь?"

Ханна выдохнула, сжала мои руки и издала слабый стон. "Да, - прошептала она. - Да".

Глава 14.

Я находилась возле незнакомой квартиры и, стоя в дверном проеме, заглядывала внутрь. В передней комнате было темно, и она была наполнена тенями; я прищурилась в попытке разглядеть окружение. Не знаю почему, но я боялась идти вперед.

Позади меня светило яркое освещение, отбрасывая на ковер мою длинную тень. Я повернула голову и посмотрела на коридор за своей спиной. Было бы так легко просто шагнуть назад в безопасность света. Вместо этого я шагнула вперед.

Дверь за мной вдруг оказалась закрыта. Я не слышала, как она закрылась, и не могла повернуться назад, чтобы посмотреть. Просто один раз оказавшись внутри, я знала, что не смогу выйти через эту дверь. Мгновение я просто стояла, пытаясь приучить свои глаза к темноте, нависшей вокруг.

Что-то заставляло меня идти вперед. Внезапно до моего сознания донесся шум, производимый откуда-то спереди. Я предполагала, что там была еще одна комната; тихие голоса и приглушенные крики звучали так, как будто бы доносились из-за двери. Я была в ужасе от того, чтобы начать поиск источника шума, и не могла заставить себя сделать хотя бы еще один шаг поближе к нему.

Направившись вперед, я раскинула руки в стороны, избегая возможности столкнуться с чем-нибудь. Мне удалось избежать встречи со стеной, и вскоре я очутилась возле закрытой двери в дальнем конце квартиры. Я могла слышать, что происходит внутри, но все равно приложила ухо, чтобы удостовериться в этом.

Мне совершенно не хотелось открывать эту дверь, но я могла только наблюдать, как моя рука без всякого моего контроля потянулась к ней. Я повернула ручку и распахнула дверь. Поколебавшись только мгновение, я шагнула в спальню и в ужасе остановилась, когда увидела, что происходит передо мной. В центре комнаты находилась большая кровать; с того места, где я стояла, я могла видеть ее всю.

Это кровать принадлежала Ханне, и она лежала в ней под большим мужчиной, на котором была надета темная одежда. Его лицо было в тени, и я не смогла разобрать черты его лица. Он ритмично двигался на ней, бормоча что-то вполголоса.

Ханна плакала.

От страха я была парализована и не могла пошевелить ногами, не могла заставить себя пройти вперед, чтобы оттащить его от нее. Все, что я могла сделать, это стоять и смотреть. Через некоторое время я услышала звук рыданий; мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать - это я была тем, кто плакал.

Ханна ни разу не посмотрела на меня. Она смотрела в потолок, и слезы бежали по ее лицу. Пару раз я видела, как она попыталась закрыть глаза, только он снова бил ее по лицу до тех пор, пока она не открывала их.

Он делал ей больно, а я просто стояла и смотрела, позволяя ему делать это.

Все это продолжалось мучительно долго. Мои ноги вросли в землю, мои глаза заблокировались на увиденном. Я чувствовала, как мое сердце разламывается пополам, но все равно ничего не могла поделать с этим. Меня обуяла ненависть к себе за свое собственное бессилие.

А затем все было кончено. Мужчина издал хриплый крик, и его тело дернулось, а затем он вновь упал на нее сверху. Единственными звуками в комнате были звуки моих и Ханны рыданий.

Мужчина отстранился от нее, а затем дал ей по лицу звонкую пощечину. Он снова обидел ее; я могла видеть, сколько боли он причинил ей. Затем он повернулся и уставился на меня темными глазами. Я все равно не могла разглядеть детали его лица. Бездушно улыбнувшись, он сказал мне: "Теперь твоя очередь".

Я проснулась, плача и обливаясь холодным потом. Сев на постели, я почувствовала, как мой желудок мутит от кошмара, образы которого все еще мелькали у меня в голове.

Я была одна. Ханна уехала в трехдневную командировку в Атланту, и сегодня шла только вторая ночь. Сейчас была почти середина февраля, и я не могла больше находиться вдали от нее даже один день.

Живот закрутило снова, и я вспомнила о последней части своего сна. "Твоя очередь". Я откинула одеяло, спрыгнула с кровати и, спотыкаясь на слабых ногах, направилась в ванную. Упав на пол перед унитазом, я отчаянно открыла рукой крышку и опустошила свой желудок в болезненных рвотных позывах.

Теперь моя очередь сделать ей больно.

Сидя на полу и сложа руки на груди, я задыхалась, а затем уперлась лбом в стену рядом с унитазом. Она была прохладной на ощупь, и я позволила себе открыть рот и прижаться к ней языком. Тяжело выдохнув, я поморщилась от неприятного привкуса рвоты.

Это был такой яркий сон. Никогда раньше я не видела таких снов, и молилась, чтобы никогда не увидеть его снова. Закрыв глаза, я сразу же увидела заплаканное лицо Ханны. Я слышала ее крики и видела холодную улыбку мужчины, обращенную ко мне.

Подскочив вверх, я опять склонилась над унитазом от очередного приступа рвоты. Через мгновение я нетвердой рукой дотянулась до лба, чтобы вытереть с кожи пот. Закрыв глаза, я собрала всю свою силу воли, поднялась и, глядя на себя в зеркало, покраснела от стыда.

Начав чистить зубы, я разглядывала свое лицо. Так и не удосужившись включить свет в ванной, я изучала себя в лунном свете, что проникал через окно, и пыталась увидеть то, что видела Ханна, когда смотрела на меня. Я почувствовала себя старой. Впервые в жизни я почувствовала себя старой и одинокой. Остановив движение зубной щетки, я упорно всматривалась в свое отражение. Я смотрела в свои глаза и не могла понять себя, как будто смотрела на незнакомку.

Почему я позволяю Ханне по-прежнему считать, что не принадлежу ей полностью? Я заморгала, вытаскивая зубную щетку изо рта. Уже несколько месяцев я была предана ей, но отказывалась говорить об этом вслух, чтобы внести полную ясность между нами.

Я наклонилась над раковиной, полоща рот и разбрызгивая воду. Такое состояние было совершенно незнакомо мне, но я вдруг пожалела, что у меня нет подруги. Когда весь мой мир накренился, мне захотелось, чтобы я смогла позвонить кому-то. Я совсем не была уверена, где находился конец проблемы. Поставив зубную щетку на место, я приняла быстрое решение.

Возможно, Лори сможет стать мне этой подругой, если я позволю ей.

Я поспешила из ванной в гостиную, где оставила свой сотовый телефон, и даже не потрудилась включить свет, когда вошла туда. Мой разум и так уже был в смятении, а освещая свое окружение, я могла просто спровоцировать зрительные перегрузки. Чувствуя себя настолько вывернутой наизнанку, я предпочла темень.

Дрожащей рукой я схватила сотовый телефон со стола, открыла крышку, а затем уронила его на пол. "Дерьмо!" - прошипела я в темноту и наклонилась, чтобы поднять его.

Я не могла вспомнить, чтобы когда-то раньше мои чувства настолько выходили из-под контроля, и мне это совершенно не понравилось. Мне это категорически не нравилось.

Найдя имя Лори в телефонной книжке, я после минутной слабости нажала на вызов. Приложив трубку к уху и нервно прочищая горло, я слушала, как он начал звонить. Я вытерла лоб дрожащими пальцами, изо всех сил пытаясь успокоить биение своего сердца.

Сначала я подумала, что никто не собирается отвечать мне, когда, сама того не осознавая, Лори подняла трубку. "Алло?" - пробормотала она.

Открыв глаза от удивления, я впервые осознала, что была середина ночи. Был уже второй час, согласно светящегося дисплея на моем DVD-плеере.

"Лори, привет, это..." - я нервно выдохнула, позволяя безумному порыву унижения сокрушить меня. "О боже, мне так жаль... я даже не подумала о времени. Я тебя разбудила, да?"

"Делани?" - спросила Лори. Теперь ее голос звучал немного более проснувшимся, но все еще ничего не понимающим.

"Да, Лори, я..."

"Ханна в порядке?" - услышала я Макс на заднем фоне, ее голос был неожиданно громким и резким. "Лори, Ханна в порядке?"

"Делани, - сказала Лори, теперь окончательно проснувшись. - Это..."

"Я уверена, что с ней все в порядке, - быстро ответила я, надеясь успокоить очевидную панику Макс. - Она все еще в Атланте. Я звоню тебе не из-за плохой новости или из-за чего-то подобного".

"Она в порядке", - услышала я, как Лори успокаивает Макс. Я отлично могла представить себе, как тонкая рука обвивается вокруг плеч ее жены - я видела это уже сотни раз. Она успокаивала ее так, как мне хотелось бы сделать это для Ханны. "Это о чем-то другом".

"Послушай, Лори, мне очень жаль. Я просто... я... у меня действительно была плохая ночь, и я подумала… и я думаю, мне просто нужно было с кем-то поговорить..."

Лори прервала меня, разговаривая со мной тихим голосом. "Все хорошо, Делани. Это нормально. Просто подожди минуту и дай мне взять ... Эй!"

Макс взяла телефон, ее голос был хриплым. "Тебе лучше иметь хорошую чертовую причину, потому что ты выдернула из постели мою очень теплую и очень голую жену".

Я постаралась избежать в своем сознании картинки, которую мне подарила жалоба Макс. Неважно, как сильно я старалась, я всего лишь человек. Тихо рассмеявшись, я упершись лбом в ладонь.

"Я отчаянно влюблена в Ханну и не знаю, что делать", - сказала я ей.

На мгновение в трубке повисла тишина, а затем я услышала, как Макс сказала: "Это тебе".

Мгновение спустя Лори вернулась. "Делани? Что случилось?"

Глубоко выдохнув, я сказала это еще раз. "Я отчаянно влюблена в Ханну и не знаю, что делать".

Я слышала, как перехватило дыхание у Лори, а затем она удивленно рассмеялась. "Ну и что же тут нового?" - спросила она.

Посмеявшись вместе с ней, я замолчала. "Лори, я в таком смятении, что даже не могу проявить волю и запротестовать против твоих слов".

"Но ты ведь уже готова признать, что любишь ее", - продолжила Лори. Я знала, что она улыбается, и немного нахмурилась из-за этого. "Господи, Делани, по сути, ты с ней в отношениях уже в течение нескольких месяцев. Почему это должно было так испугать тебя?"

"Только потому, что я знаю, что я люблю ее, не значит, что я знаю, что мне делать, чтобы сделать это... сделать это реальным. Официальным. Это не значит, что я знаю, как заставить это работать. И это не значит, что я знаю, как мне не причинить ей боль". Я снова вспомнила свой кошмар и слова "Твоя очередь" и вздрогнула. "Я ужасно боюсь обидеть ее, Лори, иногда мне становится так страшно, что я не могу двигаться".

"Тогда какой у тебя выбор, а?" - спросила Лори. Она говорила тихим голосом, и я представила ее, сидящей в такой же темной комнате. "Позволить ей продолжить думать, что она не достойна ста процентов твоего внимания? Или вовсе уйти от нее?"

Я сжала пальцами лоб и поморщилась, когда больно ущипнула себя за кожу. "Я не знаю, - пробормотала я. - Я не знаю".

"Ты так боишься сделать ей больно, дорогая, - сказала Лори. - Разве ты не осознаешь, что твой страх обижает ее больше всего? Делает больно вам обеим?"

Я с трудом выдохнула, чувствуя, как мой желудок угрожает снова восстать. "Как мне избавиться от этого ужасного чувства страха?"

Лори ответила мне с грустной улыбкой. "Тебе никогда не избавиться от страха, - продолжила она. - Страх - это часть любви. Страх, что ты можешь сделать ей больно, страх, что она причинит тебе боль, страх от того, что ты нуждаешься в другом человеке, как в воздухе. Но ты продолжаешь жить с ним. Тебе не убежать от него. Ты живешь с этим страхом, потому что большую часть времени ты испытываешь радость. Это правильно, и это делает все страхи мира стоящими того, чтобы пережить их".

Я смогла почувствовать, как от слов Лори слезы потекли из моих глаз. Она всего несколькими словами дотронулась до многого из того, что так мучало меня, а затем еще несколькими сделала мои переживания незначительными. Несмотря на свой страх, я понимала справедливость ее слов.

"Ты думаешь, я смогу это сделать?"

"Ах, Делани, - сказала Лори и вновь усмехнулась. - Ты уже так близка с ней, все остальное просто лежит на серебряной тарелочке с голубой каемочкой. Ты сможешь, и ты сделаешь это, потому что очень любишь ее".

Отредактировано Кроха (12.07.16 20:48:22)

+1

5

Глава 15.

Я стояла у порога дома Ханны с букетом роз, зажатым в руке так, что побелели костяшки пальцев. Уверена, что я в своей жизни никогда так не нервничала. Мне казалось, что я так давно не видела Ханну, и с того самого момента сегодняшней ночи, как я узнала, что самолет приземлился, возвращая ее из Атланты, я считала минуты до нашей встречи.

Когда я повесила трубку после разговора с Лори, а Ханна была в отъезде уже вторую ночь, я поняла, что пришло время. Я должна переступить через страх причинить боль ей, причинить боль нам обеим, через все другие свои страхи и молчание. Я была напугана до смерти и в то же время полна решимости.

Прежде чем потерять самообладание, я постучала в дверь Ханны. Плотно зажав в кулаке розы, я ждала, когда она ответит, и в то же время боялась того момента, когда дверь будет открыта.

Ханна распахнула дверь, широко улыбаясь. "Делани, а я все думала, когда же ты ..." - приветствие замерло на ее губах, когда она увидела цветы, которые я держала. Она изумленно посмотрела на них, а затем в мои глаза. "Это для меня?" - прошептала она.

Это был первый раз, когда я дарила ей цветы. Мне захотелось мысленно пнуть себя, особенно, когда я увидела, как ее глаза засверкали от удовольствия, а губы свернулись в милую улыбку. Я протянула ей букет, нервно улыбаясь.

"Для тебя, - сказала я. - Я так скучала по тебе".

Ханна улыбнулась мне, и от этой улыбки я растаяла там же, где стояла. Она взяла цветы одной рукой, а затем, шагнув вперед, другой рукой притянула меня в объятия. "Я тоже скучала по тебе", - прошептала она.

"Ханна, нам нужно поговорить", - пробормотала я ей на ухо. Она напряглась в моих объятиях, а я запоздало поняла, как это, должно быть, прозвучало. Я отстранилась и нежно улыбнулась ей. "Ничего плохого, детка. Я просто... немного волнуюсь".

Ханна склонила ко мне на плечо голову, а затем отступила назад, приглашая зайти внутрь. "Ладно", - сказала она. В ее голосе был слышен вопрос. Я не могла не улыбнуться от ее идеальной красоты; я не видела ее четыре дня и сейчас чувствовала, как будто возрождаюсь, просто глядя на нее. "Что случилось?"

Я зашла за Ханной в дом, и она закрыла за нами дверь. Положив руку ей на спину, я проводила ее в гостиную. "Мы можем присесть?" - спросила я.

"Конечно, - Ханна улыбнулась. Когда я шагнула к дивану, она отстранилась от меня и подняла розы вверх. - Давай я сначала поставлю их в воду. Ты хочешь что-нибудь выпить?"

Я попыталась добыть немного влаги в своем рту и с треском провалилась. "Вода отлично подойдет", - сказала я.

"Сейчас будет". Ханна с букетом исчезла на кухне, а я напряженно смотрела ей вслед. Когда она вернулась в гостиную, я быстро стерла с ладоней пот - доказательство моей нервозности. Взволнованно покраснев, я рассеянно уронила руки на колени и кивнула Ханне, когда она села рядом со мной и протянула бутылку воды.

"Спасибо", - поблагодарила я и, открыв бутылку, сделала большой глоток, затем начала пить снова, потому что единственным другим вариантом был разговор.

"Делани, - произнесла Ханна, протягивая руку и беря меня за ладонь. - Я знаю, ты сказала, что ничего плохого, но ты действительно пугаешь меня".

Я громко рассмеялась над ее типичной прямолинейностью. Боже, я люблю ее. Сжав ее руку, я смущенно улыбнулась ей. "Прости, я просто... я немного волнуюсь".

"Что случилось?" - спросила Ханна. Я могла видеть слабый страх в ее глазах, как будто она ждет, что в любой момент я могу расстроить ее. "Ты в порядке?"

Я нахмурилась от неуверенности, прозвучавшей в ее голосе. Я была полной дурой, заставляя ее чувствовать себя так неуверенно о своем месте в моей жизни. Мне надоело вести себя, как дура.

Я снова сжала руку Ханны, а затем потянулась и взяла в ладони ее вторую руку. Удерживая их, я поглаживала ее пальцы. "Ханна, я люблю тебя".

Все мои искренние заявления и пылкие речи, в которых я тренировалась вчера, исчезли, и остались только самые простые слова. Я полагала, что они были слишком простые, хотя, скорее всего, это было хорошо.

Щеки Ханны вспыхнули, а ее рот слегка приоткрылся. Похоже, это было последнее, что она ожидала от меня услышать. Ее глаза сверкнули от невыплаканных слез, и она встретила мой взгляд, затаив дыхание от шока.

"Я тоже люблю тебя", - прошептала Ханна.

Я отрицательно покачала головой, потому что знала, она все еще не понимает. "Нет, Ханна, я хочу сказать... Я люблю тебя. Я хочу... я хочу быть с тобой. Ни с кем другим. Так долго, как ты захочешь быть со мной".

Ханна уставилась на меня так, как будто не узнавала. "Делани..."

"Я не знаю, почему у меня заняло так много времени, чтобы сказать тебе об этом, - добавила я. - Я уже так давно чувствую это. Ты одна у меня... давно одна". Теперь, когда я начала говорить, я не могла остановиться.

"Подожди, Делани", - прошептала Ханна и прижала руку ко лбу; я могла видеть, как ее пальцы дрожали. "Подожди секунду".

Я перестала говорить. Немного поколебавшись, я продвинулась на диване вперед, но двигалась очень медленно, не желая напугать Ханну. Она удивленно смотрела на меня. Я знала, что это было то, чего я никогда не говорила, а теперь действительно сказала ей. Теперь я осознавала, что высказала все это в спешке.

"Извини, - пробормотала я и смущенно улыбнулась ей. - Я уже сказала тебе, что была немного напугана".

Ханна посмотрела на меня в упор. "Я... боюсь, я не смогу быть такой, какую ты хочешь", - произнесла она.

Я переплела свои пальцы с ее, продвигаясь немного поближе.

"О чем ты говоришь? - спросила я. - Именно это я и пытаюсь сказать тебе, детка. Ты - это все, что мне нужно. Ты та, кого я хочу. Ты... то, что мне нужно".

"Я просто имею в виду... - Ханна помолчала, а потом вздохнула. - Я не ожидаю, что ты примешь какие-либо обязательства передо мной, и особенно... - она, краснея, отвела глаза. - Особенно, когда я не знаю, как я справлюсь с... сексом. Я даже не... я даже не знаю, буду ли я когда-нибудь в порядке… с некоторыми вещами, и я знаю, что ты привыкла к..."

"Ханна?" - перебила я ее. Она открыла рот для продолжения разговора, а я подняла руку, чтобы опередить. "Детка?"
Ханна выдохнула, виновато глядя на меня и замолчала. "Да?"
"Заткнись", - прошептала я и улыбнулась ей. Она улыбнулась в ответ, поощряя меня этим протянуть руки и захватить ее лицо дрожащими ладонями. Я наклонилась вперед и прижалась к ее губам в нежном поцелуе, полном священного благоговения. Отстранившись на несколько дюймов, я снова прошептала: "Я люблю тебя".

"Я тоже люблю тебя", - выдохнула Ханна. Я оставила на ее губах еще один поцелуй, погружая свой язык внутрь и в первый раз пробуя ее на вкус, как свою любовницу. Но только один поцелуй.

Как бы я хотела не переставая целовать ее, я поняла, что мы все еще были в середине разговора. Я отстранилась, взяв ее руками за плечи.

"Детка, не беспокойся о сексе, - сказала я. - Не волнуйся... это не так важно для нас". Ханна подняла брови, глядя на меня.
"Это важно, но это не в самая важная часть нашей жизни", - настаивала я.

"Какая же самая важная часть?" - прошептала Ханна.

"Я не могу жить без тебя, - произнесла я. - Я становлюсь лучше, когда я рядом с тобой". Я глубоко вздохнула, убирая руки с ее плеч. "Ханна, я ни с кем не была вот уже почти шесть месяцев. Поверь мне... секс не имеет значения. Я хочу только тебя одну, и я хочу, наконец, говорить об этом вслух. Я хочу, чтобы ты знала об этом".

"Ты не была с... - Ханна остановилась, глядя на меня в замешательстве. - Шесть месяцев?"

"Мне жаль, что я позволила тебе думать иначе, - сказала я. - Теперь, когда ты есть в моей жизни... просто, те отношения оставляли меня пустой. Это не то, чего я хочу".

Ханна положила руку себе на живот и медленно выдохнула. Она застенчиво улыбнулась мне. "Я совсем не ожидала всего этого, когда увидела тебя у двери".

"Я знаю", - я быстро наклонила голову, криво ухмыляясь. "Надеюсь, что все хорошо?"

Ханна приложила руку ко рту, заглушая тихий писк, а затем влетела в мои объятия, чтобы крепко прижать меня к себе. "Это более, чем хорошо, - прошептала она. - Я хотела... я так долго хотела этого, Делани, так долго..."

"Я тоже, - пробормотала я, поглаживая ее спину руками. - Мне очень жаль, что потребовалось так много времени, чтобы собраться с духом. Мне жаль, что я заставила тебя почувствовать, будто ты у меня не одна... с такой, как я, может не хватить терпения... Боже, мне повезло, что у тебя не иссякла вера в меня".

"Никогда не иссякнет, - сказала Ханна. Я почувствовала, что она улыбается мне. - Я люблю вызовы".

Я засмеялась, целуя ей шею, а когда она начала хихикать, прикусила ее. "Хорошо, - дразнила я. - Мне очень повезло, что ты такая".

Глава 16.

Я лежала в постели, уставившись в потолок, и чувствовала пульсацию между ног, а когда немного сместила их, на внутренней поверхности бедер остались мокрые пятна. Несомненно, я была возбуждена - очень.

Ханна спала на боку рядом со мной лицом к стене, дразня меня видом своего затылка. Там, где шея встречается с плечом, ее кожа была молочной и гладкой, она напомнила мне, что всего час назад я покусывала это место. Я смотрела на бледную кожу, не закрытую футболкой, которая была надета на ней, а память услужливо подсовывала мне вид спрятанной под одеялом упругой попки в коротких мальчишеских трусиках.

Как бы сильно я не любила тратить с Ханной почти все свое время и проводить с ней каждую ночь, это создало мне некоторые проблемы. Наиболее заметной из них было то, что у меня не было возможности проводить время в одиночестве. В частности, мне было трудно найти время для своих личных потребностей - помочь себе освободиться от возбуждения.

А я очень нуждалась в этом. Наши с Ханной ласки перед сном все больше разогревали нас, но мы всегда воздерживались от любых попыток удовлетворения. Я думаю, что вполне успешно скрываю свое разочарование от Ханны, но становилось все труднее и труднее удерживать себя от того, чтобы не прикоснуться к себе и не снять это напряжение.

Я осторожно посмотрела на Ханну. Ее тело двигалось в такт глубокого ровного дыхания. Она спала, я была уверена в этом. Немного полежав неподвижно, я скользнула рукой по своему животу.

Можно было бы так легко успокоить эту боль у себя между ног. Мне нужно для этого всего несколько минут, пока Ханна спит, и, если я буду осторожна, она никогда не узнает об этом. От самой этой идеи я почувствовала себя виноватой, но я умирала. Я имею в виду, что чувствовала себя так, как будто буквально умирала.

Передвинув руку вниз под майку, я приподняла ее вверх над животом. Погладив ладонью обнаженную кожу, я закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. После недолгих раздумий я продвинула руку вниз, пока она не проскользнула под пояс трусиков.

Я была мокрой и набухшей и, закусив губу, чтобы подавить стон, я увеличила давление там, где нуждалась в нем больше всего. Я даже не могла вспомнить, когда в последний раз кончала. Прошла как минимум уже неделя. Неделя без оргазма показалась мне целой вечностью.

Я начала поглаживать себя более интенсивно и, закрыв глаза, вспоминала, как Ханна прижималась ко мне сегодня вечером. Мои губы растянулись в легкой улыбке от воспоминаний о ее мягкой груди, прижатой к моей, о ее влажных трусиках, прикасающихся к моим бедрам.

Я открыла рот в беззвучном стоне, когда в моей памяти всплыли тихие стоны Ханны. Зажав клитор между двумя пальцами, я осмелела в своих движениях.

Ханна зашевелилась в постели, и я тут же зажала свою руку между ног. Мое сердце бешено колотилась в груди, а я лежала с закрытыми глазами.

"Ты не должна останавливаться", - прошептала Ханна рядом со мной.

Я почувствовала, как мои щеки горят, и облизнула губы, не открывая глаз. Едва дыша, я вытащила руку из трусиков так медленно, как только смогла. Мне очень хотелось казаться совершенно спокойной.

"О чем ты говоришь?" - прошептала я, а затем повернула голову, чтобы взглянуть на Ханну. Она лежала на боку в нескольких дюймах от меня с легкой улыбкой на лице.

"Делани, я... Я знаю, что ты очень возбуждена, и честно... я не думаю, что ты не хочешь это закончить".

Я чувствовала себя униженной и, рассеянно посмотрев вокруг, повернулась на бок от нее подальше. "У меня все в порядке, - пробормотала я. - Давай спать".

Ханна положила руку на мое плечо. "Ты смущена или что-то еще?"

Я не ответила. Конечно же я была смущена. Я находилась здесь для того, чтобы облегчить ее возврат к нормальной сексуальной жизни, а сама не смогла удержать свое либидо в узде хотя бы на один вечер. "Я сказала, что все в порядке".

Ханна опустила свою руку мне на живот. "Пожалуйста, не смущайся. Ты думаешь, что я не..."

Когда она замолчала, я, несмотря на свой позор, посмотрела через плечо и вдруг очень заинтересовалась произнесенными словами. "Ты делаешь это?"

"Да, - сказала Ханна. - Я всегда... прикасаюсь к себе. Мой психоаналитик посоветовал... ну, мне потребовалось почти полгода, прежде чем я снова подумала об этом, но теперь..." - она сжала руку вокруг моей талии и смущенно улыбнулась мне. "Я сказала тебе, что заинтересована, помнишь? Очень заинтересована. Временами там так болезненно!"

Я повернулась в объятиях Ханны. "Меня просто немного смущает, что ты... ну, я думала, что ты спишь".

Ханна улыбнулась, наклоняясь вперед, чтобы поцеловать меня в нос. "Я не смогла уснуть, - ответила она. - Слишком возбуждена".

Я улыбнулась от нежности к ней. "Мне знакомо это чувство". Расслабившись на спине, я протянула руку и прижала Ханну к себе так, чтобы ее голова покоилась на моем плече. Ее руки обосновались на моем животе, а пальцы гладили нежную кожу под моей майкой.

Мы немного помолчали, и вдруг она спросила: "Делани, я могу тебе помочь?"

Я моргнула, неуверенная в том, о чем она спрашивала. "В чем?"

"Могу ли я... могу ли я прикоснуться к тебе?"

Я забыла, как дышать. Ханна никогда раньше не предлагала мне ничего подобного. Я чувствовала, что это неправильно - принимать ее помощь, поэтому покачала головой. "Все хорошо, - сказала я и почувствовала себя совершенно неуверенно из-за своей слабости. "Я обещаю, детка, что все в порядке. Это не главное".

"Ты не хочешь, чтобы я прикоснулась к тебе?" - спросила Ханна.

Я вздрогнула от едва скрытой боли в голосе и нежно прижала ее к себе. "Конечно же я хочу этого, - сказала я ей. - Я просто... мы должны подождать, чтобы я тоже смогла прикоснуться к тебе".

Ханна долго молчала. Наконец она прошептала: "Пожалуйста, не делай этого со мной".

Я нахмурилась, мне казалось, что я поступаю правильно. "Что ты имеешь в виду?"

"Я имею в виду... пожалуйста, не надо жертвовать собой ради идеала, который... - она вздохнула, покачав головой. - Пожалуйста, не делай меня ответственной за это, - пояснила Ханна. - Заниматься любовью с тобой - будет большим шагом для меня, и наши отношения от этого не будут менее значимы, если ты позволишь мне доставить тебе удовольствие, даже если я сама все еще не готова получить его".

"Но ..." - запротестовала я.

Она пробралась под майку и, положив руку на мой живот, пощекотала его пальчиками, лениво рисуя узоры на моей коже. "Я хочу прикоснуться к тебе. Я хочу... я хочу заставить тебя почувствовать себя хорошо. Это то, чего я хочу, и это то, что я могу дать тебе прямо сейчас. Мне будет это очень приятно, поверь".

Я закусила губу. "Я не знаю, - призналась я. - Я не... не привыкла к такому".

"К занятиям любовью?" - спросила Ханна мягким голосом.

"Я действительно никогда до этого не занималась любовью, - объяснила я. - А когда я хотела... быть с женщиной, я обычно больше... была доминирующим партнером".

"Ты чаще отдавала, а не получала", - уточнила Ханна.

Я смогла услышать легкий юмор в ее голосе и изо всех сил старалась не умереть от смущения. Никогда бы не подумала, что я настолько стесняюсь говорить о сексе. "Правильно", - сказала я.

"Значит, вот так ты любишь быть с нами?" - спросила Ханна. Ее голос был тихим, и она протянула руку, чтобы пригладить мои волосы.

"Я хотела делать так, чтобы вы чувствовали себя хорошо", - ответила я и вытянула шею, чтобы, вдыхая пьянящий аромат, поцеловать ее в макушку.

"И я тоже хочу сделать так, чтобы ты почувствовала себя хорошо, очень, - прошептала Ханна. - Потому что я люблю тебя". Она скользнула рукой вниз по животу и остановилась только на моей лобковой кости. "Потому что заставить тебя почувствовать себя хорошо, значит самой почувствовать себя хорошо". Она подняла голову и посмотрела на меня своими блестящими глазами. "Ты же хочешь, чтобы я почувствовала себя хорошо, правда?"

Я чуть не застонала, когда она передвинула свои пальцы чуть-чуть вниз, нежно надавливая недалеко от моего возбужденного центра. Она остановила продвижение, а затем сдвинула руку еще немного пониже, пока кончики ее пальцев не остановились чуть выше моего клитора.

"Я знаю, что ты, должно быть, очень влажная, малышка, - прошептала Ханна. - Я смогла это почувствовать на своем бедре чуть ранее. Боже, это сводит меня с ума, я хочу узнать, какой горячей ты будешь, когда мы займемся любовью". Она наклонилась, чтобы поднести свой рот к моему уху и облизнула его. "Пожалуйста, позволь мне действительно почувствовать тебя. Я так хочу прикоснуться к тебе".

Я еще плотнее сжала свои уже закрытые глаза. Ханна была очень убедительна, а я уже дрожала от возбуждения. Почувствовав ее упругие груди на своей руке, я медленно выдохнула.

"Ты пытаешься убить меня?" Я немного улыбнулась и повернулась, чтобы посмотреть на нее затуманенными от желания глазами.

"Я просто люблю тебя, Делани", - возразила Ханна. Она наклонилась вниз и исследовала мой рот горячим влажным языком, а я лежала на месте, постанывая в поцелуй. Когда Ханна отстранилась, она улыбнулась мне и прижала руку к моей промежности. "Я просто очень хочу заняться с тобой любовью. Пожалуйста, не удерживай нас из-за меня".

"Поцелуй меня снова", - прошептала я и почти зашипела, когда она легла между моих ног и мягко прижалась к моей возбужденной плоти. Моя голова закружилась от ее прикосновений ко мне в таком интимном месте. "Ханна, я не знаю..."

Ханна заткнула мне рот поцелуем. Мое сердце бешено забилось от ее внезапной уверенности. Но это была моя Ханна, это она склонилась надо мной, чтобы ласкать мой рот, это она провела пальцами по моим мокрым трусикам, что потрясло и поразило меня, вызывая гортанный стон из глубины моего тела.

Ханна отстранилась от нашего поцелуя и посмотрела в мои глаза. Она убрала пальцы от моей влажности, положив руку на верхнюю часть моих трусиков. "Я не хочу делать ничего такого, что заставит тебя почувствовать себя неудобно, - сказала она. - Но я буду очень рада, если ты позволишь мне показать, как сильно я люблю тебя".

Я закрыла глаза. Как я могла отказаться от этого? "Да", - прошептала я и, открыв глаза, нежно посмотрела на нее. "Я люблю тебя. Я так сильно хочу почувствовать, как ты прикасаешься, что мне больно".

Ханна очень серьезно посмотрела на меня. "Ты уверена?" - спросила она.

"Я... это, вероятно, не составит большого труда. Мне кажется, что я могу кончить в ту же минуту, как ты коснешься меня, - призналась я. - Я чувствую себя как подросток, так сильно я возбуждена".

Ханна усмехнулась, проводя пальцем вдоль резинки на моих трусиках. "Ты льстишь мне", - она потянула за ткань. "Мы можем снять их?"

"Просто рассказываю тебе, как я себя чувствую, - прошипела я сквозь зубы. - Да". Я приподняла бедра над кроватью, помогая Ханне снять мое нижнее белье. Я почувствовала, как по моему лицу растекается тепло, когда она села, держа их в руке и улыбаясь мне, прежде чем бросить их на пол.

"Я никогда не ожидала увидеть тебя такой застенчивой, - пробормотала Ханна. - Это очень сексуально".

Я пожала плечами, наблюдая, как Ханна посмотрела вниз, на темные завитки между ног. "Я никогда не ожидала, что ты окажешься такой смелой. Это так страшно... заняться любовью в первый раз".

Ханна погладила нежную кожу у меня под коленями и улыбнулась мне с иронией. "Тебе же никогда не было страшно до этого момента. Даже сегодня в начале вечера... тебе тоже, похоже, не было страшно".

"Это потому что я была ведущей", - объяснила я.

Ханна рисовала пальцами маленькие круги на коже живота, передвигаясь поближе к моему возбужденному лону, пока не прикоснулась к мокрым набухшим складкам. Мы одновременно почувствовали это, и обе задохнулись от такого открытия.
"Ты доверяешь мне, не так ли? - прошептала Ханна. - И ты знаешь, как много это для меня значит?"

"Да, детка", - сказала я. Когда она легонько погладила мое тело, я чувствовала себя расслаблено и изо всех сил старалась не пытаться взять под контроль всю эту ситуацию. Я не хотела в наш первый раз сделать что-то неправильное и поэтому решила полностью отдать себя в ее руки. "Ты все делаешь так хорошо. Твои руки такие мягкие".

Ханна хмыкнула и уперлась лбом в мое плечо. Она сначала провела ладонью вдоль промежности, а затем зажала мой клитор двумя пальцами. "Просто удивительно, что я могу прикоснуться к тебе вот так".

На несколько минут мы замолчали, и единственными звуками в комнате были мои тихие стоны и ее взволнованные всхлипы. Она приподнялась на локте и склонилась надо мной. Опустив голову вниз, она поцеловала мои губы, а я положила руку на ее спину, пока другая ее рука двигалась у меня между ног.

Мои бедра отправились навстречу движениям Ханны. Я открыла рот, но оттуда выходило только что-то непонятное и невыразительное.

"Ты хочешь, чтобы я вошла внутрь тебя?" - прошептала Ханна. Она скользнула пальцами по всей длине моей влажности, дразня меня легкими прикосновениями.

Я кивнула. "Пожалуйста".

Она медленно ввела в меня один палец, и я вскрикнула от облегчения, почувствовав наполненность. Со мной так давно не случалось подобного, и я еще сильнее захотела продолжения. Когда она надавила на мой клитор своим большим пальцем и добавила еще один палец внутрь, я ухватилась за ее спину, почти задыхаясь. Я не солгала. Это действительно не займет много времени.

"Я люблю тебя, - прошептала Ханна мне на ухо. - Малышка, я так тебя люблю".

Я всхлипнула от этих слов и почувствовала, как сжимаюсь вокруг ее пальцев. Ни одна женщина никогда на полном серьезе не говорила мне таких слов, как она. "Скажи мне это снова, - попросила я. - Я уже так близко, Ханна".

"Люблю тебя, малышка", - выдохнула она в мое ухо и увеличивала скорость движения руки. Я приподняла бедра над кроватью и, выгнув спину, простонала о своем освобождении от сладкой пытки. Мои ноги задрожали, они продолжали немного вздрагивать и после того, как я смолкла и в изнеможении упала на кровать. Пока я пыталась отдышаться, Ханна удерживала меня в своих объятиях и шептала мне что-то на ухо. После такого опыта у меня не было слов, поэтому я просто позволила себе полежать в колыбели ее рук.

"Спасибо, - прошептала Ханна некоторое время спустя. - Это было так красиво и так… безопасно". Ее слова были наполнены тихой радостью, и я не могла не улыбнуться в ответ.

"Это я должна благодарить тебя", - сказала я.

Ханна замурлыкала от удовольствия, прижимая меня к себе. "Это было для нас обеих, - продолжила она. - Я не думаю, что ты должна благодарить меня за то, что я так замечательно чувствовала себя, делая это". Она положила руку мне на плечо, немного подтолкнув его. "А теперь повернись и дай мне обнять тебя".

Я фыркнула, выполняя то, что она мне сказала. Ханна плотно прижалась ко мне сзади, обнимая меня за талию и дергая назад до тех пор, пока моя голая задница не прижалась к мягкости ее трусиков.

"Это так приятно", - пробормотала я и, положив руку поверх ее руки, с довольным вздохом прижала ее к своему животу. "Я никогда не знала, что все это может быть так восхитительно".

Ханна поцеловала мне шею, а потом уткнулась носом в кожу. "Так замечательно бывает только с правильным человеком", - сказала она.

Я задумалась об этом. "Было ли раньше тебе так же хорошо?"

Ханна прижала меня к себе еще ближе. "Нет, - прошептала она. - Это никогда не было для меня так же хорошо. Я никогда не думала, что смогу найти в этом что-то настолько приятное".

Я помолчала, а потом фыркнула от удивления. "Детка, а ты мне мозги-то промыла!" – воскликнула я и засмеялась, когда Ханна ткнула меня в ребра, а затем, прижимаясь к спине, радостно замурлыкала.

"Идеально промыла", - согласилась Ханна. А затем она, еще раз поцеловав меня в лопатку, прижала к себе и крепко держала меня, пока я не заснула.

Отредактировано Кроха (12.07.16 20:50:17)

+2

6

Глава 17.

Я едва удержалась, чтобы не спрятаться за Ханной, когда Макс с широкой улыбкой распахнула входную дверь в дом. "Девочка моя!" - воскликнула она и, проигнорировав меня, стоящую рядом с Ханной, шагнула вперед, чтобы сжать мою любимую в нежных объятьях.

"С Днем Рождения, Макс, - успела произнести Ханна и засмеялась, когда ее сжали мускулистые руки. - Каково это - быть такой старой леди?"

Макс отстранилась, и исподлобья посмотрев на Ханну, затащила ее в дом. Я последовала за ними, закрывая за собой дверь.

"Послушай, малявка, - ответила Макс. - Тебе будет тридцать в следующем году. Вот тогда ты сможешь рассказать мне об этом". Она, дразня Ханну, ткнула ее в живот, а затем повернулась ко мне с вежливой улыбкой. "Здравствуй, Делани".

Я кивнула ей. "Макс, - сказала я. - С Днем Рождения", - и отдала ей подарок, который принесла. Его выбрала Ханна, но на карточке были оба наших имени. Я никогда раньше не была ни на одном дне рождении Макс, и у меня не было никакой подсказки, что подарить ей. "Я надеюсь, что это тебе пригодится".

Макс улыбнулась мне тщательно надетой улыбкой и спрятала пакет под мышкой. "Обязательно пригодится, спасибо. Лори удивила меня сегодня утром, забронировав на следующий месяц хижину на севере".

Ханна запрыгала там, где стояла, повизгивая от возбуждения. "Это потрясающе, Макс! Это будет так весело, - она склонила голову и, дразня, улыбнулась Макс. - Холодно, но весело".

Макс приподняла брови и хитро улыбнулась Ханне. "Для тепла там будет камин, - сообщила она. - И моя теплая жена".

Это был второй раз, когда Макс при мне упомянула тепло тела Лори. Я напомнила себе, что в следующий раз, когда я буду рядом с ней, уделить особое внимание теплу, которое может создавать Лори.

"Вы двое получите столько удовольствия!" - восторгалась Ханна. Она посмотрела на меня сверкающими глазами и счастливо улыбнулась. "Правда, здорово?"

Я не могла помочь ей радоваться за друзей, но улыбнулась, глядя на нее сверху вниз. "Да, - сказала я. - Это здорово". Если она была так счастлива от того, что Макс и Лори уезжают отдыхать, мне было интересно, как она отреагирует, если я отвезу ее в свою хижину. Над этим вопросом, определенно, нужно задуматься.

"Так или иначе, - продолжила Макс, указывая позади себя, - у нас сейчас все в подвешенном состоянии, но на кухне есть еда и бочонок..."

"Ты знаешь, где Лори?" - спросила я у Макс. Я не разговаривала с Лори слишком долго - со времен того мудрого телефонного звонка. "Я, э... мне нужно поблагодарить ее кое за что".

Макс кивком указала на коридор позади себя. "В последний раз, когда я видела ее, она была на кухне. Ты можешь проверить там в первую очередь".

"Спасибо", - ответила я и, улыбнувшись Ханне, протянула руку, чтобы прикоснуться к ее спине. "Я найду тебя через пару минут, ладно?"

"Ладно, - согласилась Ханна. - Пока тебя не будет, я попристаю к Макс".

Немного смутившись, я наклонилась и нежно поцеловала ее. "Хорошая идея, - сказала я. - Убедись, что ты правильно разъяснила, сколько ей теперь лет. Подразни ее о том, что в ближайшее время ей потребуются ходунки".

"Да, детка, - прошептала Ханна мне в губы. - Как скажешь".

Макс фыркнула, возвращая наше внимание обратно к ней. Она стояла со скрещенными на груди руками и смотрела на нас с опасным блеском в глазах. "Блестяще, - сообщила она. - Кто-то поощряет Ханну. Это именно то, что мне нужно".

Ханна подарила Макс улыбку, которая смогла бы растопить даже самого холодного ублюдка в мире. "Это именно то, что мне нужно", - сказала она.

Макс расслабилась в довольной улыбке, продолжая изучать меня настороженным взглядом. Под ее пристальным вниманием я внезапно покраснела и тут же сделала шаг в направлении кухни.
"Я вернусь, - пробормотала я, на данный момент совершенно смущенная. - Я, э-э... Лори..."

"Иди, - сказала Ханна, помахав мне. - И принеси мне пива".

Я кивнула, благодарная за дополнительную причину, позволяющую мне выйти из разговора. "Нет проблем".

Лори я нашла на кухне, как мне и обещали. Она пыталась удержать в руках пару подносов с едой и выглядела при этом так, как будто бы уже приложилась к алкоголю, но пока не очень сильно - на ее щеках был легкий румянец, а губы изогнулись в счастливой улыбке.

"Делани! - воскликнула она, как только я вошла в кухню. Пара женщин, которые стояли вокруг нее, посмотрели на меня, проверяя, кто зашел, а затем вернулись к своей беседе.

"Лори", - я, радостно улыбаясь, подошла к столу, где она стояла и поздоровалась с ней. "Помощь нужна?"

"Спасибо", - сказала Лори и вручила мне поднос, который я осторожно взяла. "Просто помоги мне отнести их в гостиную". Я последовала за Лори в другую комнату, бессознательно разглядывая собравшихся гостей в поисках Ханны. Я увидела, что она все еще стоит рядом с Макс и смеется, разговаривая с мужчиной и двумя женщинами, которых я не знала. Рука Макс свободно лежала на плечах Ханны, и я улыбнулась, глядя на то, как она доверчиво склонилась к своей внушительной подруге.

"Вон твоя девочка", - произнесла Лори рядом со мной.

Пойманная на подглядывании, я смущенно посмотрела на нее и криво усмехнулась, положив поднос на стол в углу комнаты. "И твоя", - сказала я.

"Ты знаешь, я думаю, что Макс уже гораздо теплее относится к тебе", - высказала свои соображения Лори.

Я посмотрела на женщину-буча и на то, как она и Ханна наклонились друг к другу. Мне пришлось признаться, что я тоже хорошо относилась к Макс. Ханна обожала ее, а я доверяла суждению Ханны.

"Она знает, что я лучше умру, чем обижу Ханну, верно?" - пробормотала я.

"Она знает, что Ханна никогда не была более счастливой, чем сейчас", - ответила Лори. Она посмотрела туда, где стояли Макс и Ханна, и Макс улыбнулась, когда Ханна просто ткнула ее, обратив внимание к себе. "Даже раньше".

Я поймала взгляд Ханны и получила в ответ сияющую улыбку, а затем повернулась к Лори, глуповато кивнув ей. "Я надеюсь на это."

Губы Лори растянулись в полуулыбке, она взяла меня за руку и потащила за собой. "Ну же, пойдем, поговорим где-нибудь минутку".

Я кивнула, снова взглянув с глупым выражением на Ханну, которая наблюдала за нами, покидающими комнату. Когда я увидела, как она смотрела на меня, я широко открыла удивленные глаза, кивнула в сторону Лори и наших соединенных рук, а затем покачала Ханне своими бровями.

Ханна закатила глаза, а Макс, заметив мои жесты, помахала мне. Я улыбалась всю дорогу до спальни, куда Лори привела меня.

"Так как обстоят у вас дела?" - сразу спросила Лори, как только дверь позади нас закрылась. "На самом деле? Как ты приспосабливаешься к этому удивительному миру, став частью пары?" Она скрестила руки на груди, навалившись спиной на дверь. "Я знаю, Ханна звонила Макс несколько раз и восторгалась, но я еще ничего не слышала от тебя".

Я смущенно улыбнулась Лори. "Прости, - сказала я. - Я все еще привыкаю к тому, чтобы быть чьим-то другом".

Лори немного хихикнула, и это подтвердило мне, что она не сердится. "Я прощаю тебя, - сообщила она. - У тебя произошло достаточно изменений в жизни, я могу себе это представить и пока не ожидаю, что ты будешь помнить о таких мелочах, как поболтать со мной по случаю..."

"Все замечательно, - сказала я Лори и села в изножье кровати, откинувшись на руки. "Все то… как быть с ней... просто замечательно. Я никогда не думала, что мне захочется проводить все свое время с одним человеком, но она моя лучшая подруга".

Рука Лори легла ей на грудь, и она тихонько свистнула. "Вот это да, Делани, я думаю, что ты нашла своего человека".

"Да, нашла". Мне пришлось отвести глаза от глаз Лори, потому что я знала, эмоции, которые до сих пор переполняли меня, были четко отражены в моих глазах. "Мы говорим о совместной жизни. Она... попросила меня переехать в ее дом".

Лори приподняла брови, делая шаг вперед. "Жить вместе? Это совершенно правильный шаг, который надо сделать".

"Да", - согласилась я, пытаясь игнорировать то, как румянец ползет вверх по моей шее. "Мы решили, что она купила свой дом меньше года назад, так что у нас действительно нет оснований, чтобы покупать новый дом, или же ей придется переехать ко мне".

"И ты чувствуешь себя комфортно со всем этим? - спросила Лори. - Избавиться от своего дома и жить с ней?"

"Мне страшно, - призналась я, криво улыбаясь. - Это выше моего разума, но я не могу дождаться. Я нахожусь в той точке, когда просто сойду с ума, если не смогу ночью спать рядом с ней".

"Поверь, - сказала Лори. - Мне знакомо это чувство".

"Это тяжело", - призналась я.

"Но оно того стоит", - добавила Лори.

Я энергично кивнула в знак согласия. "Я думаю, что я даже счастливее, чем Ханна".

"Я очень рада за тебя, Делани, - призналась Лори. - За вас обеих". Она помолчала минуту, изучая меня, а затем осторожно улыбнулась мне. "А как... другие проблемы?"

"Другие проблемы?"

Лори мгновение поколебалась, а затем выдохнула. "Проблемы, которые очень важны для тебя и, возможно, немного сложны для Ханны?"

Я нахмурилась, не совсем понимая, о чем она спрашивала. "Это очень личные проблемы, не так ли?"

Лори усмехнулась. "Боже мой, вы уже справились с ними, не так ли?"

Я продолжала хмуриться и жевать губу, а потом посмотрела на Лори. "У нас есть физические отношения. Она не... продвинулась настолько, насколько я надеялась, но то, что происходит, это очень приятно. Для нас обеих".

Лори смотрела на меня с легкой улыбкой. "Ты знаешь, я горжусь тобой. Я знаю, это нелегко для каждой из вас - иметь дело с подобной проблемой, но я рада, что рядом с ней появилась ты, чтобы помочь ей пройти через это. Несмотря на то что я говорила тебе в прошлом, я знаю, у тебя доброе сердце".

"Я не просто помогаю ей, - сказала я Лори. - Она точно так же помогает мне".

Лори протянула мне руку, а когда я взяла ее, она подняла меня на ноги. Не выпуская моей руки, она сразу же обняла меня. Я была удивлена, но мне удалось ответить взаимностью, обняв Лори и нежно прижав ее к себе. Общение с Ханной научило меня быть более расслабленной и непринужденной в близости.

"Это просто замечательно", - прошептала Лори мне на ухо.

Глава 18.

Когда это случилось, не было никаких фанфар, потому что не казалось нам каким-то особенным событием, чем-то отличающимся от естественного развития ситуации.

"Я не хочу, чтобы ты останавливалась", - прошептала она, когда я только что прекратила свое ласковое поклонение ее телу. Я лежала на боку рядом с Ханной, держа одну руку на животе, накрытом футболкой, а другой нежно поглаживая ее лицо, медленно-медленно целуя его, оставляя неторопливые поцелуи у ее рта, на подбородке и шее. В ту ночь я увеличила их количество за счет поцелуев, оставленных на руках и даже ногах, а когда подобралась к ее бедрам, убедилась, что она понимает - это всего лишь мои губы.

Я отстранилась, чтобы посмотреть на нее сверху вниз, и улыбнулась, обнаружив страсть в ее карих глазах, прикрытых веками. "Скажи мне, что ты хочешь, - сказала я, - и я сделаю это".

Ханна потянулась вверх и, погрузив свои пальцы в мои волосы, потянула меня вниз, награждая обжигающим поцелуем. "Я не хочу, чтобы ты прекращала, - прошептала она напротив моих губ. - Я не хочу, чтобы сегодня вечером ты останавливалась".

"Ты уверена?" - спросила я и погладила ее живот поверх футболки, а затем подвинула ее вверх, чтобы обнажить светлую кожу ее живота. От контакта с этим хлопком ее соски напряглись и превратились в твердые точки, а через трусики, которые все еще были на ней, я почувствовала дурманящий аромат ее возбуждения. Как обычно, во время наших занятий любовью я была голой.

"Да", - сказала Ханна, и ее голос почти незаметно задрожал, но я и так знала, что она чувствовала себя немного неуверенной, как и я.
После той ночи, когда мы оказались на диване после просмотра фильма "Тонкой человек", я больше не пыталась доставить ей удовольствие. Я думаю, что мы обе боялись сделать следующий шаг, вспоминая этот вечер и страх, который мы обе испытали от воспоминаний Ханны... но я бы солгала, если бы сказала, что мне не очень-то и хотелось попробовать снова.

Я кивнула ей, убирая со лба светлые волосы, закрывающие ее глаза. Ее щеки раскраснелись, и она глубоко дышала. "Просто продолжай говорить со мной, ладно, а я буду разговаривать с тобой".

Ханна молча кивнула мне. Очень важной частью наших новых отношений стала способность свободно говорить об изнасиловании и о сексе. Это было необходимо для того, чтобы Ханна смогла выразить то, что она чувствует, и помогало мне избегать неловкости в разговорах об этом.

"Нет проблем, жеребец", - прошептала Ханна. Она обернула свои руки вокруг моей шеи и притянула меня к себе для еще одного поцелуя. Когда мы оторвались друг от друга, чтобы пополнить запасы воздуха в наших легких, она улыбнулась напротив моих губ. "А теперь пусть твой рот снова займется моим телом".

Я начала с ее шеи, потому что начинала так всегда. Ее горло и ключицы сегодня вечером уже увидели немного моего внимания, но я была счастлива вернуться к ним. Ее кожа напротив моих губ была шелковистой и теплой. Когда я почувствовала, что ее дыхание стало прерывистым, а сама она начала извиваться подо мной, я оторвала губы от ее тела и взялась рукой за подол ее футболки.

"Все нормально?" - спросила я и приподняла ее вверх, только слегка открывая ее пупок. Я никогда не видела Ханну без рубашки, и даже, если сегодня вечером мы не сможем продвинуться дальше, мне очень хотелось бы поцеловать ее грудь.

Ханна кивнула, садясь и поднимая руки над головой. "Помоги мне снять ее".

Я знала, что она очень нервничает, даже если не говорит об этом, а еще я знала, что для меня она была идеальной.

Сняв с нее футболку, мы посмеялись над Ханной, потому что ее волосы встали на голове веером. Я помогла уложить их со своей стороны и наконец-то остановилась, чтобы посмотреть ей в глаза. Ее смех затих, и она тоже посмотрела на меня, немножко нервно улыбаясь.

"Я люблю тебя", - сказала я.

"Я тоже тебя люблю", - прошептала она, опуская глаза себе на грудь, а затем подняла взгляд обратно ко мне. "Я надеюсь..."

Моя рука двинулась к ее лицу, и я легонько погладила пальцем по ее щеке и ободряюще улыбнулась, прежде чем опустить свой взгляд на ее грудь. Я была права. В моих глазах она была совершенством.

"Ты прекрасна", - произнесла я, находясь в восторге от кремовой кожи и розовых возбужденных сосков. Моя рука сама нашла эту плоть и, обхватив ее ладонью, потерла большим пальцем по напряженному пику. "У тебя великолепная грудь".

Ханна судорожно выдохнула, смущенно улыбаясь мне. "Спасибо", - сказала она и, посмотрев мне в глаза, откинулась обратно на подушки вместе с моей рукой, все еще ласкающей ее кожу.

"Могу ли я попробовать их на вкус? - спросила я. - Если ты не готова к этому, я пойму, просто я..." Мне бы хотелось полностью усмирить свои собственные желания, но увидев, насколько совершенна Ханна, я немножко перевозбудилась. "Возможно, я могла бы слегка поцеловать их..."

Ханна положила руку на мою ладонь и притянула ее к груди. "Поцелуй их, - попросила она. - Я так давно хочу почувствовать на них твои губы".

Я вытянулась рядом с ней и сразу же склонилась, чтобы поцеловать одну из них. Под моими губами она была мягкой и податливой, а увидев всего в нескольких дюймах от своих глаз розовый напрягшийся сосок, я застонала от удовольствия. Взяв его в рот, чтобы поцеловать, я осторожно потрогала языком, нежно проведя им по самой верхушке.

"О боже", - простонала Ханна. Она извивалась рядом со мной, ее теплые бедра изредка прислонялись к моей обнаженной коже. Я быстро оглядела ее тело сверху донизу, и пока изучала изгибы ее живота чуть выше трусиков, мои ноздри раздулись от желания.

"Пососи их, - выдохнула Ханна. - Пожалуйста".

Ей не пришлось просить дважды. Я обвела языком вокруг соска, а затем, втянув его в рот, застонала, ощутив вкус. Моя вторая рука оставалась на ее животе, и я на мгновение отняла свою голову от ее груди. "Я хочу оставить свою руку здесь, - пробормотала я. - Я не буду трогать тебя, пока ты не разрешишь мне, ладно?"

Ханна кивнула, опустив свою руку на мой затылок. "Ладно, - сказала она. - А сейчас просто продолжай использовать свои губы".

Я улыбнулась, прежде чем опустить голову и снова начать лизать ее сосок. В течение долгих минут я лизала и сосала его, используя вторую руку для успокаивающих поглаживаний ее живота. Я почувствовала, как под моими пальцами ее мышцы напрягаются и подергиваются; как она все больше и больше возбуждалась от моих ласк.

Поласкав языком сначала одну грудь, а потом другую, я уткнулась носом между ними, зарывшись в ее кожу и мурлыча от головокружительного блаженства из-за возможности прикоснуться к ней вот таким образом. Я никогда раньше не отводила столько времени ласкам женской груди, но я и никогда раньше никого не любила так, как любила Ханну.

Мне захотелось сказать ей об этом снова. "Я так люблю тебя, детка", - прошептала я, склонившись над одним из сосков.

"Я тоже люблю тебя, - всхлипнула Ханна. - Я так хорошо чувствую себя, Делани... только не останавливайся".

С ее ободрения я проложила дорожку из поцелуев вниз от груди. Поколебавшись лишь мгновение, я продолжила свой путь поклонения ее телу туда, где недавно лежала моя рука. Я сползла вниз по постели, целуя нежную кожу и находя ее руки своими руками, чтобы поддерживать с ней связь после того, как оставила ее.

"У тебя самый красивый маленький животик", - прошептала я, целуя то место, которое обсуждалось. Ее живот был слегка округлым и очень женственным, что сводило меня с ума. "Ты не представляешь, что делается со мной, когда носишь ту футболку... ты знаешь, ту, которая плотно обтягивает тебя…"

"С лягушонком Кермит?" - спросила она.

Я засмеялась, прижимаясь к ее коже и роняя поцелуй возле чувствительного пупка. Она ахнула и немного прогнулась в спине.
"Да, - ответила я. - Именно та".

"Я думаю, что она немножко маловата мне", - спокойно объяснила Ханна.

Я покачала головой и, отпустив одну руку, нежно погладила ее живот благодарными пальцами. "Нет, она идеальна". Подняв голову вверх, я задорно улыбнулась ей. "Я люблю все твое тело и никогда не буду против той одежды, которая позволяет мне увидеть столько, сколько возможно".

Ханна посмотрела на меня, и очень скоро я смогла увидеть в ее карих глазах желание. "Я не хочу, чтобы ты останавливалась", - снова прошептала Ханна.

Я кивнула и, не отрывая своих глаз от ее взгляда, положила обе руки на резинку ее трусиков. "Продолжим?" - спросила я.

Ханна даже не колебалась, прежде чем кивнуть. "Да".

Я глубоко вздохнула и медленно потянула ее трусики вниз по бедрам, обнаружив при этом мокрые пятна на их внутренней поверхности. Мои ноздри раздулись от доказательства ее возбуждения. Я осознала, что мой язык облизывает губы только тогда, когда Ханна нервно улыбнулась.

"Ты восхитительна", - прошептала я. Мои глаза остановились на золотых завитках между ее ног, на набухшей румяной плоти, которую я никогда прежде не видела. С большим трудом я подняла свои глаза вверх, чтобы встретиться с настороженным взглядом Ханны. "Ханна, ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видела".

Она моргнула, протягивая ко мне свою дрожащую руку. Я взяла ее без всякой подсказки, понимая, что ей это нужно. "Я так возбуждена", - прошептала она.

"С тобой все хорошо?"

Ханна кивнула мне, улыбаясь. "Я в порядке".

Я хотела, чтобы она контролировала все мои действия. Положив руки на ее лодыжки, я сдвинула их, согнув ее ноги в коленях.

"Где ты хочешь, чтобы я тебя поцеловала?" Мой голос был низким и томным, наполненным глубоким желанием, которое проснулось во мне, когда я смотрела в ее глаза.

Глаза Ханны прикрылись, а губы изогнулись в улыбке. Она чуть помедлила, прежде чем сказать мне с ленивой улыбкой. "Может быть, мои лодыжки?"

Это было столь же хорошее место, чтобы начать, как и любое другое. Я повела бровями, сползая вниз по постели, пока не оказалась лежащей возле ее ног. Прижав губы к лодыжкам, я оставила нежный поцелуй на их коже. Несколько раз лизнув их языком, я услышала откуда-то свыше смех.

Отстранившись, я улыбнулась, разглядывая ее тело. "Где дальше?" - спросила я.

Ханна склонила голову, видимо, серьезно задумавшись над вопросом. "Мое колено", - наконец решилась она.

Я продолжила оставлять свои поцелуи вверх по ее ноге, пока не добралась до колена. Убедившись, что уделила пристальное внимание каждому дюйму ее кожи поверх колена, я начала оставлять нежные поцелуи на его задней части. Когда поцелуями был покрыт каждый возможный квадратный дюйм, я снова посмотрела на нее.

"Мои бедра", - прошептала Ханна.

Не теряя времени, я оставила след из поцелуев на одном бедре, а потом спустилась вниз по другому. Я постепенно устраивалась поудобнее между ее ног и благодарно улыбнулась ей, когда она раздвинула ноги пошире, чтобы я смогла разместиться там.

"Продолжай целовать меня", - выдохнула Ханна, когда я отстранилась от нее еще раз. Она опустила свою руку между ног, проведя пальцами прямо по своей влажности. Я смотрела на все это восхищенными глазами. "Прямо здесь".

Я ухватила Ханну рукой за запястье и потянула ее блестящие мокрые пальцы к своему лицу. Взяв их в рот, я смотрела ей прямо в глаза и застонала от удовольствия, облизывая ее пальчики. Она была слаще, чем я могла вообразить себе.

Отпустив ее пальцы, я очень серьезно посмотрела на нее. "Я не собираюсь идти дальше, если ты не попросишь меня", - сказала я. Мне очень хотелось, чтобы она немного успокоилась.

Ханна благодарно кивнула мне. "Спасибо".

"А сейчас я собираюсь попробовать тебя", - сообщила я ей.

"Пожалуйста, - прошептала она и раздвинула ноги, приглашая меня к себе, - сделай это своими губами".

Мы обе застонали, когда я сначала поцеловала ее между ног, а затем начала лизать ее нежные губки. Во время преодоления столь важного для нас обеих интимного момента, мои глаза закрылись от нахлынувших на меня чувств. Я так давно мечтала пройти этот путь. И что еще более важно, я мечтала услышать те звуки удовольствия, которые сейчас роняли ее губы.

Я подняла ее ногу к себе на плечо, устанавливая своему языку медленно-ленивый ритм. Бедра Ханны двигались ему навстречу, и я протянула ладонь, чтобы взяться за ее руку. Она тут же крепко сжала мои пальцы, немного застонав, когда я засосала ее клитор, зажав его между губ.

Я держала ее за руку до тех пор, пока она не кончила мне в рот, зажав в этот момент мое лицо у себя между бедрами и положив руку мне на затылок. Когда оргазм настиг ее, а мое лицо стало скользким от ее соков, я была в восторге от звуков, которые она производила. Уткнувшись в нее носом, я вылизывала ее до тех пор, пока она своей слабой рукой не потянула меня наверх.

"Иди сюда, - выдохнула Ханна. - Иди сюда и поцелуй меня".

Я двинулась вверх по ее телу, очень осторожно располагаясь сверху. Это был первый раз, когда я лежала на ней, и мы обе застонали от соприкосновения нашей кожи друг к другу. Нежно поцеловав ее, я улыбнулась, когда почувствовала, как ее язык облизывал мое лицо, чтобы отведать влаги, которой оно все еще было покрыто.

Когда наш поцелуй закончился, я прошептала прямо в рот Ханны: "Я люблю тебя. Я люблю тебя". И снова поцеловала ее, обнаружив на своих губах слезы, смешанные с ароматом Ханны. Я отстранилась и, вытирая большим пальцем ее влажные щеки, посмотрела в сияющие карие глаза.

Ханна открыла рот, как будто хотела что-то сказать, но вместо этого только судорожно выдохнула. Все еще дыша тяжело и прерывисто, она поднесла свою дрожащую руку к моему лицу и, повторяя мою ласку, нежно провела ею по щекам.

Я поняла, что это были мои слезы, и бесстрашно кивнула. "Все хорошо, малышка", - прошептала я. Откатившись в сторону, я потянула ее в свои теплые объятия. Ханна улеглась рядом со мной, положив голову на плечо. "Все замечательно, - повторила я снова. - Ты хорошо чувствуешь себя?"

Ханна кивнула, уткнувшись лицом в мою шею. "Больше, чем хорошо, - прошептала она. - Я чувствую себя... целой… снова. А, может быть, впервые".

Я прижала Ханну к себе поближе, наслаждаясь ощущением ее обнаженной кожи. И пусть мои глаза закрылись для сна, я улыбнулась правильности нашего с Ханной выбора. Мы собирались когда-нибудь сделать это. И у меня никогда не было никаких сомнений в том, что мы сделаем это.

"Я знаю, что ты имеешь в виду, - сказала я, целуя ее в лоб, и погладила рукой по спине, улыбаясь ее довольному стону. "Сейчас я точно знаю, что ты имеешь в виду".

Глава 19.

Это произошло через две недели после того, как Макс и Лори помогли нам перевезти мои вещи в дом Ханны, и за шесть дней до нашей первой поездки на север, где мы проведем ленивое воскресное утро, свернувшись вместе калачиком на диване. Голова Ханна лежала на моей груди, а ее бедра располагались между моих ног. Она была с головой поглощена вопросом, поднятым в журнале, который мы привезли из моей квартиры. Я держала книгу в мягкой обложке чуть выше ее головы и пока читала, нежно поглаживала ее волосы.

Каждые несколько минут я отрывалась от чтения и смотрела вниз на голову Ханны. Несколько светлых волосков щекотали мой подбородок, принося восхитительно свежий аромат моей любимой к моему носу.

"Эй, Делани?"

Я закончила читать фразу и посмотрела вниз на Ханну. Теплые карие глаза разглядывали меня. "Да, малышка?" - я улыбнулась, глядя на нее сверху вниз, и немного согнулась, чтобы поцеловать ее в лоб.

"Ты читала эту статью?" - спросила она, держа журнал так, чтобы я смогла увидеть страницу.

Я отрицательно покачала головой. "Я так не думаю, - призналась я и нагнулась, чтобы прижать Ханну к себе и немного пощекотать ее, вызывая смех. "Я думаю, что была слишком занята, играя с моей девочкой, чтобы быть в курсе того, что пишут в этих журналах".

"Ты должна прочитать это", - возразила Ханна. Она потянулась, положив свою руку на мою. Я скользнула пальцами вниз, пока не нашла подол ее футболки, а затем принялась под ней ласкать мягкую кожу ее живота. "Это очень интересная статья о том, что сейчас они могут разными способами производить синтетические алмазы ювелирного качества. Это стремление производить алмазы в промышленных масштабах приводит компанию "De Beers", добывающую и обрабатывающую настоящие алмазы, в бешенство. Они предсказали упадок промышленности".

Я усмехнулась, щекоча бока Ханны. Она заерзала на мне, сжимая мое запястье сильными пальцами. "Ты пытаешься сказать мне, чтобы я не дарила тебе кольцо с бриллиантом?"

Ханна улыбнулась, покачав головой на моей груди. "Так или иначе, я предпочитаю рубины".

Я посмотрела ей в глаза, только сейчас осознавая, о чем мы говорили, и смутно вспомнила, что давным-давно это испугало бы меня до чертиков. Сегодня с Ханной, лежащей у меня на руках, хорошей книгой в ладони и почти с жутким спокойствием в своем сердце, я была в состоянии удержать тот страх в узде. Он никуда не делся, но он больше не мешал нам быть счастливыми.

Блеск в глазах Ханны почти полностью изгнал его.

"Ты права", - прошептала я, притягивая Ханну поближе к себе и целуя ее в висок. "Ты прекрасно будешь выглядеть с рубином на пальце".

Конец.

+3

7

Здравствуйте, уважаемая форумчанка с ником Кроха,
переводчик lena 57 и просто женщина !!!
Долго не решалась написать отзыв и просто сказать спасибо, за Ваш труд и талант.
Собралась. Сподвигло на это, просмотр комедии " Собака на сене" испанского драматурга, поэта и прозаика Лопе де Вега.
Какие там диалоги, проста музыка для уха, сердца и души. Подумалось, а вот не будь таких людей как Вы, которых природа наградила способностью к языкам, а также умением через труд и знание стилистики, так переводить тексты, что ими просто зачитываешься, не узнали бы мы о многих гениальных авторов.
Вы не просто переводчик. Вы , по - моему мнению, являетесь соавтором. Ведь Вы переводите сердцем, пропуская все через свою душу, чтобы читающему передать весь спектр эмоций героев переводимого вами произведения.
Огромное Вам спасибо за это. Желаю Вам дальнейших творческих достижений , благополучной и счастливой жизни в здравии и согласии с собой.
С уважением Наталья.

А что касаемо произведения "Конец игре".
Такие книги дают надежду и веру в то, что у каждого человека на земле, обязательно есть только его единственная и неповторимая половинка, с которой он познает всю гамму чувств и эмоций и будет счастлив. Хотя, для этого надо, иногда, пройти и ад. Благодарю за прекрасный перевод.
http://s4.uploads.ru/t/USD65.gif

Отредактировано рижанка (12.09.16 00:06:59)

+3

8

рижанка

Спасибо огромное за добрые слова. Они заставляют меня работать усерднее, чтобы появилась очередная интересная история, рассказанная на русском языке и наполненная чувствами. Я знаю, что переводы не идеальны, но стремлюсь к этому, учусь у тех, кто способен научить. Очень счастлива от того, что жизнь свела меня с Gray  и alexknp. Именно благодаря им у меня не исчезло желание продолжать работать над книгами. Однажды на Фикбуке мне одна женщина написала: "Неужели ты не видишь, что это плохо! Эти переводы годятся только девочкам с Фикбука". А я просто счастлива от того, что они читают мои переводы, потому что они ЧИТАЮТ. Выросло целое поколение, которое вообще не читает книг. Мой сын не читает, и его жена тоже. А то, что плохо, так ведь все с чего-то начинают. Я всю жизнь проработала на металлургическом заводе простой рабочей. Естественно я не знаю, насколько близко я должна быть к оригиналу. Если ты знаешь, то покажи, как надо сделать. Так как делает это Gray в разделе переводов. Я же в первую очередь заинтересована в том, чтобы перевод был лучше. И если вы еще не знаете этого, то языка английского я вообще не знаю. Я делаю несколько разных автопереводов и работаю по ним. Чаще всего по интуиции, как сердце чувствует. Именно поэтому я люблю книги, наполненные самыми разными чувствами. И потом ведь никто никого не принуждает читать, просто отправь в корзину и все!

Поэтому мне особенно по сердцу ваши слова. Спасибо! Похоже, жизнь моя не прожита напрасно, коль останется после меня несколько переведенных книг.

+5

9

Кроха
Добрый вечер !!!
Спасибо говорю, за ваше откровение.
Мне очень радостно и что душой кривить - ПРИЯТНО.
Вы рассказали о себе так честно, все как есть.
И пробудили интерес мой к вам , как личности необычайной.
Теперь я буду ждать дальнейших ваших переводов и работ,
с удвоенным желанием, нетерпением. Скорей , скорей.))) :cool:

+2

10

Кроха, наконец-то, кто-то сумел выразить мои чувства по отношению к твоим работам!!!
рижанка, спасибо за прекрасные слова... присоединяюсь...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Меган О'Брайен "End Game"/ "Конец игре".