Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Алана Инош/У сумрака зелёные глаза


Алана Инош/У сумрака зелёные глаза

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

У сумрака зелёные глаза (СИ)

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Если вы хоть раз встретились с вампиром, но спаслись от него, сумрак увидел вас и "взял на заметку". С этого момента он будет оплетать вас сетями, создавая условия для новой смертельно опасной встречи. Если и во второй раз избежите гибели, всё начнётся заново. Сумрак не оставит вас, пока не добьётся своего. У него есть своя воля и разум, хотя увидеть и пощупать его нельзя - можно только ощутить сердцем его холод или увидеть во сне его удушающие щупальца.  Если вам снятся странные сны о монастырском саде и яблоках исчезнувшего много столетий назад сорта Горькая Аннетта, а также о приготовляемом из них сидре, а ещё о красивой путешественнице, погибшей на осенней лесной дороге от рук разбойников, то, может быть, с вашей головой что-то не то... А может, это как-то связано с загадочной обладательницей дорогой машины и зелёных глаз, которая подарила вам букет полевых цветов и которую, как вам кажется, вы знали когда-то давно.  Если вас зовут Алёна и у вас есть друг по имени Андрей, вы можете написать формулу любви: "Алёна + Андрей ='сердечко' ". Но вам снятся сны о яблоках, вы когда-то знали обладательницу зелёных глаз и "Майбаха"... Наверно, что-то с этой формулой не так.  А если вы - охотник на вампиров, сумрак может потребовать от вас пожертвовать всем ради того (или той), кого вы любите, заставив вас пойти на страшный и горький обмен...  ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ - 18+ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЗАЛИВШЕГО: вампиры, нетрадиц. отношения Ж+Ж (лесби), есть несколько эротических сцен.

25.07.2013














Глава 1. Потерянные туфли и экзотическое имя

Зелёный дракон, туфли, маньяк и главпочтамт. Обладательница «Майбаха» и мужского парфюма. Осмотр в машине. Трубка против сигарет. Ночь у озера и сильные руки.
Здравствуйте. Позвольте представиться: меня зовут Алёна. Я ваша современница, но мне довелось держать в руках яблоки сорта Горькая Аннетта, с конца шестнадцатого века считавшегося утраченным. Я живу в век нанотехнологий и компьютеров, но знаю ужас и жар костров, запалённых инквизицией по всей Европе. Нет, я не путешественница из прошлого в будущее или наоборот... Хотя, если разобраться, такими путешественниками являемся мы все, а точнее – наши души. До знакомства с Аидой моя жизнь была заурядной – как у всех: друзья, дом, работа. После – перевернулось всё. Как это было? Могу рассказать то, что известно мне – о том, как прошлое пыталось убить моё настоящее и будущее, но я буду не единственной рассказчицей. Позвольте начать мне, а Аида позже поведает свою часть истории.
Итак...

Босые ноги ступали по сухому пыльному асфальту, а чёрные лаковые туфли на десятисантиметровой шпильке блестели у меня в руке. Сумочка неприкаянно болталась на плече, выбившиеся из причёски пряди лезли в лицо. Зеленоглазый дракон хмеля свивался во мне кольцом, туманя мозг дурманящим выхлопом из своей клыкастой пасти. Сиреневатый свет уличного фонаря, кусты, ночная прохлада.
Я прислонилась к стволу дерева. Дракон внутри был слишком тяжёл, он невыносимо, до тошноты пригибал меня к земле, но я должна была донести его до дома. Ну, и себя в первую очередь.
Клёны на этой улочке уютно нависали над неширокой проезжей частью, придавая ей вид парковой аллеи и создавая тенистую прохладу в жаркий день, а сейчас сквозь просветы в кронах было видно звёздное небо. Мне отчего-то захотелось подымить на звёзды, и я не глядя запустила руку в сумочку в поисках сигарет. Нащупав пачку, я достала её. Сигареты не вытряхивались. Чертыхаясь, я так тряхнула пачку, что все они высыпались из неё наземь. Этот чёртов зелёный гад слишком сильно действовал на меня. «Зелёный дракон» – так назывался коктейль, которого я выпила целых три порции, и теперь эта жидкая «рептилия» бултыхалась во мне, делая мои движения неловкими и превращая желудок в средоточие тошнотворного мучения. Впрочем, до «Дракона» была текила, водка, шампанское, виски... Ещё Бог знает что. А ещё был Андрей и эта белобрысая соска с внешностью модельки. Чёртова кукла с чёлкой. Мальвина с ресницами.
С преувеличенной пьяненькой аккуратностью поставив туфли рядом на асфальт – всё-таки, они стоили мне ползарплаты, – я кое-как собрала сигареты, одну зажала в зубах, а остальные как попало затолкала в пачку. Причудливое желание подымить на звёзды во мне ещё не угасло, и я с энтузиазмом принялась также на ощупь искать зажигалку, но вместо неё попадалась то косметичка, то кошелёк, то упаковка влажных салфеток, то прочая дребедень. И вдруг...
Краем глаза (зрение от дракона не слишком пострадало) я заметила одинокую мужскую фигуру, приближавшуюся ко мне. Ночной пешеход двигался как-то подозрительно – не шёл себе целенаправленно своей дорогой, а словно бы подкрадывался: два шага – остановка, ещё три шага – опять пауза. Ледяная драконья чешуя царапнула мне сердце, а мысль о маньяках заставила окаменеть. В случае чего – тут же дать стрекача. В школе стометровку я бегала за тринадцать секунд... Впрочем, теперь мне было уже не шестнадцать лет. Курение, лень и сидячая работа убили во мне прирождённого спринтера.
Секунды шли. Чего я, собственно, дожидалась, когда начинать убегать можно было прямо сейчас?
– Д... д... д-девушка, и... извните, – послышался заикающийся интеллигентный голос. – В-вы не знаете, к-как отсюда лучше пройти к главпочтамту?
Я хотела спросить, какого лешего ему посреди ночи понадобилась почта, но рука знала лучше моих мозгов, что следует делать. Выхватив из сумочки духи в цилиндрическом флаконе, я крикнула:
– Не подходи! А то получишь газом в гляделки!
Но, видимо, этому типу позарез была нужна почта, потому что он продолжал приближаться.
– Д-девушка, да я... м-мне правда на главпочтамт нужно... Я не к-какой-то там...
Договорить он не успел: я брызнула ему духами в лицо и попыталась вспомнить, как я в пору золотых школьных лет бегала стометровку за тринадцать секунд. Туфли за ползарплаты остались аккуратненько стоять одна подле другой под злополучным клёном. Не до них было: жизнь дороже.
Бег с драконом внутри оказался испытанием не из простых. Зелёный хвост коварно оплетал мне ноги, босые ступни горели и саднили, терзаемые шероховатостями асфальта, а грудь была готова вот-вот взорваться, как паровой котёл. Забег мой закончился внезапно и неприятно: глаза мне ослепил свет фар вывернувшей из-за угла машины, и я врезалась в капот. Хвала богам, ехала она на совсем низкой скорости и успела затормозить, и столкновение получилось не смертельным для меня, хотя и весьма ощутимым. Ударившись ногами и животом, я упала. Дверца открылась, и на асфальт ступила нога в замшевом мокасине. Женская нога, обтянутая тёмной джинсовой тканью.
Мне помогли подняться очень сильные руки – тонкие и изящные, но прямо-таки железные. Кожаная куртка, тёмные прямые волосы почти до пояса, дымчатые очки, перламутровый блеск на губах, смуглая кожа.
– Вы как? – спросила незнакомка. – Сильно ушиблись?
– Да вроде... нет, – пробормотала я.
– Присядьте в машину, я вас осмотрю.
– Вы врач?
Глаза незнакомки за дымчатыми стёклами блеснули прохладными звёздами и некстати напомнили мне о желании подымить.
– Да, можно сказать и так, – сказала она мягко.
В приглушённом освещении салона её волосы шелковисто блестели, изящный рот перламутрово мерцал. Смуглое лицо отличалось приятными чертами, близкими к правильным. Когда она потянула вниз молнию на моём платье, я удивилась.
– Это зачем?
Перламутровый рот улыбнулся.
– Ну, должна же я вас осмотреть. Чего вы боитесь?
– С чего вы решили, что я боюсь?
– У вас сердце колотится, как у пойманной пташки.
Она сказала мне это почти в самое ухо, и от её атласного голоса даже зелёный дракон во мне сомлел. С виду хрупкие, а на самом деле стальные руки бережно раздели меня, и по моему телу забегали пальцы, нажимая то тут, то там.
– Здесь больно?
– Нет...
– А здесь?
– Нет.
– А вот тут?
– Ой...
Мягкая ладонь скользнула по внутренней стороне моего бедра. Это было мало похоже на... как это? Пальпацию.
– Ну, думаю, всё в порядке. Пара синяков – максимум, что вам грозит.
Я натянула платье молнией вперёд – дракон запутал, будь он неладен. Незнакомка помогла мне выпутаться и надеть его правильно. Платье, конечно, не дракона.
– Ко мне тут какой-то маньяк пристал, – не смогла не поделиться я.
– А, так это вы от него бежали? – чуть нахмурилась незнакомка. – Какой ужас.
Особого ужаса, впрочем, в её голосе не слышалось, как будто она каждый день сталкивалась с убегающими от маньяков людьми. Однако следующие её слова моего дракона просто ошарашили:
– Что бы вы сейчас больше всего хотели сделать?
И тут, конечно, вспомнились звёзды.
– Я хотела подымить под звёздным небом, – призналась я. – Но этот урод мне помешал.
– Ну что ж... – Незнакомка пересела с заднего сиденья за руль. – Я знаю одно местечко, где можно покурить без помех.
Машина мягко покатилась по пустынным ночным улицам. Я бегло оценила салон, впечатлилась. Эта детка выглядела недёшево, равно как и её хозяйка. Внешняя простота в одежде и минимум макияжа были обманчивыми: за этой кажущейся скромностью стояли немалые деньги.
– Меня зовут Аида, – сказала незнакомка. – А вас?
– Алёна, – представилась я.
Зелёный дракон щекотал меня изнутри и тянул за язык, впрыскивая мне в кровь сыворотку правды, и я поведала Аиде свою печальную историю. На вечеринке у друзей я поссорилась с Андреем, которому вешалась на шею эта девица... не помню её имени. А он не только не пресекал её поползновений, но и, как мне показалось, поощрял их – у меня на глазах. Что сделала я? Напилась, психанула и потопала пешком домой: общественный транспорт уже не ходил. Вот и всё, собственно. Причёска растрепалась, вечерние туфли остались под клёном... Хорошо – хоть остались звёзды и пачка сигарет.
– Ой, что-то я разоткровенничалась, – спохватилась я.
– Ничего, – улыбнулась Аида. – По работе мне постоянно приходится иметь дело с человеческими проблемами.
– А кем вы работаете?
– Я психоаналитик и психотерапевт.
Я не могла оторвать взгляда от её роскошных волос – длинных, гладких, мерцающих. Их атласный блеск завораживал. Смуглая рука изящно и небрежно лежала на руле, поблёскивая умеренно длинным французским маникюром, в нежной мочке уха звездой сверкала маленькая серьга с прозрачным, как хрусталь, камушком – почти наверняка бриллиантом. Несмотря на кажущуюся женственную хрупкость и изящество, в ней проглядывало что-то неуловимо мужское, твёрдое и спокойное. Гордая посадка головы, мягкий, но уверенный голос, прямая осанка и чёткая линия подбородка. А может, это впечатление создавал мужской аромат её духов – сдержанно-холодный, строгий. Запах элегантности.
– Мы приехали, – объявила она между тем.
Зелёный дракон всё ещё владел мной – оплёл своим дурманом мои пальцы, и я запуталась с дверцей – не могла с ходу сообразить, за какую ручку тянуть, чтобы её открыть.
– Я помогу, – сказала Аида. – Сейчас.
Она вышла, открыла дверцу и подала мне руку. Меня немного удивил этот жест, но я воспользовалась предложенной рукой: это было весьма кстати, потому что дракон всё ещё путался у меня в ногах, а растянуться при выходе из машины мне совсем не хотелось.
Мы были за городом, на высоком берегу озера. Мои ноги ступали по прохладной траве, а над головой раскинулось звёздное небо. Перед этой красотой отступал даже дракон... В потёмках я оступилась, и меня снова подхватили стальные руки. С виду – такие нежные и слабые, а сила совсем не женская.
– Осторожно, Алёнушка.
Когда глаза попривыкли, я смогла рассмотреть ночной пейзаж получше. Небо было не совсем тёмным – западный его край желтовато светился; над водной гладью стлался туман, сосны молчаливо тянулись ввысь. Звёзды мерцали неярко, холодным, далёким светом... Но идиллию вскоре нарушил настырный комариный вой: их здесь летали полчища.
– Дым их отпугнёт, – сказала Аида. – Сделаем то, ради чего сюда и приехали.
Сигарету я вытряхнула, но зажигалка в Бермудском треугольнике моей сумочки, похоже, пропала бесследно. Аида же тем временем раскуривала изящную трубку – это показалось мне необычным и очень стильным, хотя и чуть старомодным. Затянувшись и выпустив клубочек дыма, она поднесла спичку мне.
– Вы курите трубку? – сказала я, тоже затягиваясь. – Так непривычно такое видеть в наши дни.
– Да, сигареты я не очень жалую, – ответила Аида. – Старая привычка.
Она постелила на траву свою куртку, и мы уселись, глядя на звёзды и пуская струи дыма. Ночной покой озера утихомирил моего дракона, и я, кажется, начала трезветь. Не хотелось думать о плохом, Андрей с его девицей остался далеко, а рядом были только сосны, звёзды и лёгкая табачная горечь. Наваливалась усталость – такая, что и потеря дорогих туфель казалась пустяком, и даже не было сил удивляться тому факту, что я вот так, среди ночи, махнула на природу с совершенно незнакомым человеком.
– Не думайте ни о чём, Алёна. Смотрите на звёзды и мысленно устремляйтесь к ним. Пусть ваш ум очистится от суеты.
Наверно, эта встреча и поездка была мне нужна. Здесь, у ночного озера, наедине с природой, я действительно отрешалась от всего мелкого и недостойного. Целительная сила ночи и – не скрою – обаяние моей новой знакомой исподволь делали своё дело.
От души зевнув, я поёжилась.
– Вы устали? Может, отвезти вас домой? – прозвучал голос Аиды, обволакивая меня шёлковой пеленой заботливости.
– Не хочу домой, – вздохнула я.
– Ну, тогда посидим ещё.

...Проснулась я в машине – на заднем сиденье, завёрнутая в клетчатый плед. Над озером уже занялась заря, и поверхность воды тихо розовела под ещё не рассеявшейся дымкой тумана. Аиды не было видно, зато прекрасно стали видны красавицы-сосны. Кутаясь в плед, я вышла из машины и вдохнула полной грудью... Господи, как прекрасен мир! Как мелко и глупо всё, что было вчера!
Я спустилась к воде: захотелось помыть многострадальные ноги, ступни которых стали совсем чёрными. Кромка берега у самой воды была песчаной, образовывая что-то вроде маленького пляжа, и мне подумалось, что весьма недурно было бы позагорать здесь. Одной рукой приподнимая подол, а другой придерживая плед, я вошла в воду по щиколотку. Потирая ноги друг о друга, я смывала с них не грязь, а прошлое.
– А, вот вы где, – послышался голос Аиды. – Решили искупаться?
Она спускалась ко мне с букетом полевых цветов и крышкой от термоса, полной земляники.
– Доброе утро, Алёнушка.
– Доброе, – улыбнулась я. – Нет, купаться не буду, только ноги помою немножко.
– Кстати, а где ваша обувь? – спросила она, протягивая мне цветы и землянику.
– Ой, это мне? – удивилась я. – Спасибо... Туфли там, на улице остались. Я их забыла, когда от того урода убегала. Главпочтамт ему среди ночи понадобился, видите ли... Эх, хорошие были туфельки, и стоили недёшево.
– Может, они ещё там? Давайте вернёмся, посмотрим.
Я вздохнула.
– Навряд ли... Вы забыли, где мы живём? У нас всё тащат, что плохо лежит.
– Час ещё ранний, может, не успели умыкнуть, – улыбнулась Аида. – Так, держитесь-ка...
Не успела я ойкнуть, как очутилась у неё на руках, едва не просыпав ягоды. Она держала меня легко, словно я ничего не весила.
– Ой, зачем вы? Тяжело же!
Аида с лёгкой улыбкой ответила:
– Чтоб вам снова не пачкать ножки, позвольте вас отнести к машине.
Я поражалась той силе, которая скрывалась за её внешне хрупким сложением. Ростом Аида была не намного выше меня, да и весила вряд ли больше, а вот поди-ка – несла меня, как ребёнка, наверх по крутому берегу.
– Ну, ни фига себе, – только и смогла я сказать, когда она бережно усадила меня в машину.
Аида как будто даже не запыхалась. Теперь, разглядев её при свете утра, я нашла её фантастически красивой – одни волосы чего стоили, да и черты лица не подкачали. Только цвета глаз я не могла разобрать за желтовато-коричневыми стёклами дымчатых очков. Узкие джинсы облегали её стройные ноги, позволяя оценить редкую гармоничность и изящество их сложения, а двигалась она пластично, уверенно и с достоинством. В то же время в вырезе ноздрей её аристократически правильного носа было что-то немного хищное.
По дороге я задумчиво клала в рот ягодку за ягодкой и не заметила, как всё съела. Когда мы приехали на место моего ночного приключения, я и не надеялась найти туфли, но – о чудо! – они до сих пор стояли там. Я радостно рассмеялась.
– Ну надо же! Их никто не тронул, поразительно.
– Просто никого ещё нет, – сказала Аида, обводя взглядом пустую сонную улицу. – Вам повезло.
– Да уж, везение редкостное, – усмехнулась я, всовывая ноги в туфли и морщась при этом. Босиком было свободнее и легче, а теперь – снова эти колодки с каблучищами. Я с завистью посмотрела на мягкие мокасины Аиды из коричневой замши: вот уж удобно должно было быть в них!
Повисла пауза. Я разглядывала плавные, респектабельные очертания машины Аиды – золотисто-коричневого «Майбаха», в стёклах которого отражалась пустая улица и рассвет над городом, и не знала, как быть дальше, какие найти слова. Отчего-то стало грустно до слёз.
– Спасибо вам большое, – наконец сдавленно выговорила я.
– За что? – спросила Аида, заглядывая мне в глаза с беспокойством. – Что такое? Вы, кажется, собрались плакать?
– Ну... За цветы... за эту поездку. – Я шмыгнула носом, прижимая к себе букет. На меня всё больше «накатывало», я чувствовала, что раскисаю, и злилась на себя. – Не обращайте внимания, это называется «после вчерашнего», – пояснила я с усмешкой.
– Вам совершенно не за что меня благодарить, Алёна, – сказала Аида, мягко сжимая мои пальцы. – Мне было очень приятно с вами познакомиться... и провести ночь столь романтичным образом, – добавила она с улыбкой. – Так что это, скорее, я должна поблагодарить вас.
От пожатия её руки я вдруг ощутила приятное томление под диафрагмой и лёгкие сладкие мурашки по телу. «Сердце щемит от тоски» – такое клише, наверно, подошло бы к этому чувству. Светлое, наивно-чистое небо над головой усугубляло ощущения, и я закрыла глаза рукой.
– Не смотрите на меня, у меня тушь размазалась...
Аида засмеялась.
– Вы очаровательны, Алёнушка. Мне не хочется с вами прощаться навсегда... Может быть, продолжим знакомство?
От этих слов у меня посветлело на душе. Сама не знаю, отчего я так обрадовалась.
– Я не против...
– Может, обменяемся телефонами? – предложила Аида.
Мой мобильный оказался разряжен, и она протянула мне визитку. «Аида Германовна Вангелиди», – прочитала я. Хм, какое экзотическое имя.

Глава 2. Промискуитет и веник

  Потревоженный внутренний покой. Счёт один-один. Полевые цветы против роз.

Хвала небесам – было воскресенье, и я располагала временем, чтобы прийти в себя после вчерашнего стресса. Но утро, начавшееся столь увлекательно, продолжилось уже не таким приятным образом. Когда в дверь начали трезвонить с дикой настойчивостью, я мокла в ванне с питательной маской на лице и с зажжённой аромалампой, заправленной маслом грейпфрута – словом, была вся в медитации и полном расслабоне, а потому не спешила выскакивать из воды и мчаться к двери. Но оставлять в покое меня не собирались: зазвонил мобильный, к этому времени уже успевший подзарядиться. Я и пальцем не пошевелила, и он в конце концов тоже заткнулся.
Но внутренний покой, которого я достигла с таким трудом, был, конечно, нарушен. Мои мысли, как потревоженные птицы, вспорхнули с извилин и закружились над темой: «Кто это мог быть и почему он звонил как ненормальный?» Вариант, пришедший в голову первым, был – это Андрей. Накобелировался вчера с той Мальвиной, а теперь ему меня подавай. Ага, щас. Перетопчется.
Должным образом завершив водные процедуры, я взяла телефон и проверила пропущенные звонки. Так и есть, Андрюша. Усовестился, беспокоится обо мне? Палец дрогнул в сторону кнопки вызова... Нет, нет, нельзя давать сердцу растаять. Кобелизм детектед. И, откровенно говоря, это был уже не первый случай проявления его, так сказать, любвеобилия. За те полгода, что мы с ним встречались, я пару раз ловила его на интрижках «на стороне», но всё заканчивалось примирением. Андрей умел быть милым, весёлым, ласковым и покладистым, но у него имелся небольшой недостаток: он был до невозможности падок на женские чары. Два раза я его простила, но сейчас ощущала, что всё это начинает меня утомлять.
Я неторопливо заварила зелёный чай с жасмином – самое то после ванны и ароматерапии. С Андрея мысли переключились на мою новую знакомую, визитка которой лежала на тумбочке в спальне. Как там её фамилия?.. Греческая какая-то. Василиади? Киприади? Аромат жасмина переплетался с длинными сверкающими прядями её волос, смешивался с простым, солнечным и терпким запахом полевого букета на столе... Какого всё-таки цвета у неё глаза? Гм. Странно, почему она так будоражит меня? И такое ощущение, как будто я её знала когда-то давно...
Я царственно возлежала на диване с чашкой чая, когда позвонила Танюшка. Они с Настюхой собрались по магазинам – не хотела ли я составить им компанию? В «Кристине» как раз – распродажа.
– Ммм, – с неохотой промычала я, по-кошачьи потягиваясь. – Танюш, я щас немножко не в настроении... Лениво как-то. Да и после вчерашних возлияний...
– Кстати, – затараторила Танюшка. – Что там у тебя с Андреем? Не помирились? Он вчера сам не свой был после твоего ухода. Мы тоже беспокоились, между прочим! Попёрлась куда-то – одна, пьяная, среди ночи...
– Да ладно, – небрежно перебила я. – Ничего со мной не случилось. Если б случилось, мы бы с тобой сейчас не разговаривали, сама понимаешь. Андрюха звонил только что... Я в ванной была. Перезвонит, если надо. Фиг с ним.
– Ну-у, – неодобрительно протянула Танюшка, – я бы таким парнем не разбрасывалась.
Я фыркнула.
– Тоже мне, сокровище. На каждую юбку слюни пускает.
– Слушай, подруга, ты вчера родилась, что ли? – сказала Танюшка. – У всех мужиков такая натура – кобелячья. Пусть пускает слюни, но любит-то он тебя и возвращается всегда к тебе, а не к кому-то там!
– Ну, нет, – твёрдо ответила я. – Меня такой промискуитет не устраивает.
– Чё? – не въехала Танюшка.
Я, посмеиваясь, перевела на русский матерный:
– Бл*ство, блондинкО ты моя! Пополняй словарный запас. Я не желаю быть четвёртой женой в гареме, я хочу быть первой и единственной.
Танюшка хмыкнула – то ли обиделась на «блондинку», то ли что-то другое.
– Значит, не пойдёшь с нами?
– В другой раз, Тань, – ответила я. – Сегодня правда как-то не в настроении.
– Ну ладно, чмоки.
После этого бестолкового разговора моё настроение окончательно скисло, а от внутреннего покоя не осталось камня на камне. Так захотелось чего-нибудь хорошего, проникновенного, чтоб душа умылась росою слёз и улетела в райские кущи – хоть вой. Музыку, что ли, поставить какую-нибудь соответствующую?
Я перебирала диски, когда в дверь снова позвонили. Вздохнув, я пошла открывать.
На пороге стоял шикарный голубоглазый шатен, фигуристый и в меру подкачанный, в белой рубашке поверх такого же цвета футболки, в просторных светлых летних брюках и с алой розой в руке.
– Привет, Андрюш.
Впустив его, я пошла на кухню, он с розой – за мной.
– Алён... Я знаю, я – сволочь...
– Похвальная самокритика, – хмыкнула я, ставя чайник.
– Котён... – Он попытался меня обнять.
Я мягко вывернулась – якобы за вазочкой. Стараясь не смотреть на него, я налила воды и поставила розу. Мне и не нужно было его видеть, чтобы знать, что сейчас он старательно делал щенячьи глаза.
– Котён, зачем ты ушла вчера? Я места себе не находил всю ночь, звонил тебе... Думал, с тобой что-то случилось.
– Как видишь, я в порядке, – сухо сказала я. – Теперь ты можешь быть спокоен.
– Коть, ну... Я знаю, что я виноват. Но зачем было ТАК...
Я вскинула глаза.
– А ТАК, как ты вчера – зачем было? Ладно, проехали. Старая история... Она – твоя одноклассница, вы сто лет не виделись, и так далее, и так далее... Чай, кофе?
Он слегка опешил.
– Да всё равно... Что сама будешь, то и мне.
Я достала пачку чёрного чая. А Андрей вдруг спросил:
– А это что за веник?
Он только что заметил на кухонном столе букет Аиды. Сквозь деланное равнодушие в его голосе прозвенели льдинки.
– За городом нарвала, – ответила я, чувствуя, как в животе растекается тепло морального удовлетворения. Пусть и он побывает в моей шкуре.
– Так... – Сунув руки в карманы, Андрей подошёл к окну. – Когда это ты успела побывать за городом?
– Ночью, – сказала я, ничуть не солгав. – А в мобильном села батарея, потому ты и не мог дозвониться. Ещё вопросы будут?
– Да. И что ты там делала?
– Дышала свежим воздухом, думала о жизни, – хмыкнула я.
– Одна?
Что-то заставило меня солгать:
– Да.
– И цветов ты, значит, нарвала себе сама?
– Именно.
Я еле сдерживалась, чтобы не засмеяться. Но смех этот был невесёлый, отягощённый чувством предельной усталости и тоской по озеру, по соснам, по песку. Как же мне снова хотелось туда! И желательно – без Андрея. Но впереди была рабочая неделя – пять бесконечных дней, и о том, чтобы выбраться туда, раньше следующей субботы нечего было и думать. Мне казалось – не доживу.
– Хм-м-м, – промычал Андрей. – Так-так-так... Ну, ладно. Я, конечно, тоже не святой...
– Что значит «тоже»? – перебила я. – Ты на что намекаешь?
– Да ладно, мы оба взрослые люди и понимаем... – он опустил на мои плечи свои большие тёплые руки, – что счёт – один-один. Не надо, коть, не надо, – пресёк он мою попытку возражения. – Я провинился – ты мне отомстила, мы квиты. Скажи только, я его знаю? Чтобы я по ошибке не набил морду не тому, кому следует.
– Ну уж, это ни в какие ворота, – рассердилась я, сбрасывая его руки со своих плеч. – Во-первых, я тебе не мстила, во-вторых, бить морду просто некому, а в-третьих... Я хочу побыть одна: неважно себя чувствую. Не мог бы ты уйти?
– Как скажешь, – сказал Андрей, блеснув льдинками в глазах.
Он вышел из кухни, а я отвернулась к окну, пытаясь справиться с комком в горле. Звук хлопнувшей входной двери кнутом ударил по моим нервам, и на глазах выступили слёзы. Я видела, как Андрей вышел из подъезда и стремительным, летящим шагом направился прочь от дома – высокий, сильный, широкоплечий. Ветерок шевелил его волосы, солнце золотило макушку, а у меня в кишках разливалось ужасное, ледяное отчаяние. Вспомнились слова Танюшки: «Главное, что возвращается он всегда к тебе». Почему-то мне казалось, что Андрей уходил навсегда. Он скрылся за углом, а я, упав на диван, разревелась.
В порыве злости и горя я швырнула букет Аиды в мусорное ведро, но вид нежных, ни в чём не повинных цветов, отправленных на помойку, заставил моё сердце содрогнуться от жалости. Нет, так нельзя. Я достала букет и поставила на место. Роза Андрея стояла на рабочей поверхности у плиты – гордая красавица, взиравшая на скромные полевые цветочки свысока. Я ласково, ободряюще дотронулась до букета. Простые и искренние васильки, донник, зверобой, пастушья сумка, колокольчики и иван-чай нравились мне больше тепличной королевы. Вспоминалось босоногое детство, каникулы у бабушки в деревне, бескрайнее поле, лес и летние грозы...
Всплакнув и выпив ещё чаю с овсяными печенюшками, я решила: будь, что будет. Вернётся – опять прощу, куда ж я денусь, а нет – горевать не буду.

Глава 3. Попытка примирения и лесное чудовище

Сны о монастырских яблоках и гибели путницы. Шашлыки на озере. Странные эротические фантазии, царапины на спине, поцелуи призрака. Ночные кровососы. Глаза во мраке.

Я не люблю яблочный сок, потому что у него вкус смерти.

Мне снова приснился этот странный сон: средневековый монастырь, сад, осень. Терпкий запах грусти и крик улетающих птиц. В прекрасном монастырском саду растут яблоки, из которых делают крепкий сидр на продажу.
Сон этот снился мне уже не в первый раз, и всегда после него я весь день ощущала себя странно. Тоска и необъяснимое чувство вины теснились под рёбрами. Хотелось у всех просить прощения, а за что – я сама толком не могла понять.
Понедельник, начало рабочей недели – и без того-то день тяжёлый, а с этим сном и подавно полный депрессняк. Монитор компьютера был мне ненавистен, коллеги казались тупыми хамами, а бэйджик с именем у меня на груди – зэковским номером. Я была рада вечером вернуться домой с этой треклятой работы. Андрей не позвонил, я тоже не стала этого делать, и в кишках по-прежнему сидело тоскливое чувство, будто что-то оборвалось, кончилось.
На следующий день он тоже не позвонил, а я подумала, какой он, в сущности, козёл. То есть, ему можно изменять мне направо и налево, слова ему не скажи, а стоит у меня дома появиться букету цветов, который не он подарил – и сразу я делаюсь предательницей? Интересненькое дело. И самое смешное – предательства-то никакого не было.
Свернувшись в кресле перед телевизором, я вертела в пальцах визитку. Частный психотерапевтический кабинет, доктор Вангелиди Аида Германовна. Психологические консультации, психоанализ, гипноз. Адрес и телефон. Любопытно, сколько она берёт за одну консультацию? «Майбах» – ну ооочень дорогая машинка...
Почему мне казалось, что я знала её когда-то? И это было как-то связано со сном про монастырь.
Бред какой-то.
Между тем рабочая неделя подошла к концу, а Андрей не звонил и не появлялся. А вечером в пятницу позвонил Лёха и сообщил, что он с Леной, а также Стас с Викой едут на все выходные к озеру. Моё участие уже оговорено, и отказ не принимается.
– Палатки, купание, романтика! – расписывал он прелести предстоящего уикэнда на природе. – Чего киснуть дома, когда погода шепчет?
Лёха был нашим с Андреем общим приятелем – собственно, у него мы и познакомились полгода назад. Работал он инструктором по фитнесу, а Стас, охранник в банке, ходил к нему в зал. Андрей тоже занимался у него, а я с Лёхой познакомилась через Танюшку – он был её сводным братом.
– А Таня едет? – спросила я. Просто так, чтобы что-то спросить.
– Не, у Танюхи другие планы на эти выходные, – сказал Лёха. – Заедем за тобой в семь утра, поэтому изволь быть к этому времени абсолютно готовой.
– Рань-то какая, – недовольно проворчала я. – На неделе на работу вставать в полседьмого приходится, так ещё и в выходные...
– Отставить брюзжание, – весело оборвал меня Лёха. – Не на работу едем – на отдых. Подпитаешься от природы энергией, восстановишь силы!
– Ладно, убедил, – вздохнула я. – Мне что-нибудь закупать?
– Всё оплачено, мадам. С девчонок денег не берём.
Остаток вечера я провела в сборах. Набрала целый баул, но потом, подумав, половину вещей – таких, как маникюрный набор, крем для депиляции и «курортное» крепдешиновое платье – выбросила. Не на курорт, в самом деле, еду, и на два дня, а не на месяц. Купальник, полотенце, солнцезащитный крем, панамка, запасная футболка и штаны, влажные салфетки, пластырь, бинт и йод – ну, и будет с меня. Да, и фотоаппарат ещё положила – вдруг захочется что-нибудь запечатлеть на память?..

...Мне опять приснился монастырский сад, яблоки и сидр. Бочки, пропахшие яблочным духом, мрачные серые своды кельи, соломенный матрац. И ещё кое-что, а именно – лесная дорога, карета и кровь на богатом платье. Золотой ковёр из листвы подчёркивал дивный цвет кожи путницы, а осеннее солнце играло бликами на каштановых волосах... «Прошу вас, не надо!» Но в ответ – смех. И – алые брызги на щеках, как будто кто-то с размаху дал кулаком по пригоршне клюквы.
А потом – огромный чан с яблочным соком, и я тону в нём.
Вот почему я не люблю этот сок.

...Разбудил меня всё тот же Лёха – телефонным звонком:
– Ты уже готова? Мы едем! Через пять минут будем у тебя.
– Угу, – хрипло буркнула я.
А ведь я заводила будильник на шесть тридцать. Неужели не слышала? Спотыкаясь спросонок – ноги дрожали и выписывали кренделя, а вестибулярный аппарат кричал: «Вы шо, таки сдурели – вскакивать так резко?!» – я ринулась в ванную. Перед глазами ещё крутились жутковатые, тоскливые картины из сна, а руки норовили повиснуть, как плети, поэтому всё, за что я ни бралась, падало. Попытка выпить стакан йогурта (на полноценный завтрак времени уже не оставалось) трагически и нелепо оборвала жизнь чашки, а пряник, не желая быть съеденным, ускакал от меня под стол. Нырнув за ним, я треснулась головой и шёпотом прокляла пряничную вредность.
– Говорила мне мама: «Не ешь с пола», – проговорила я, потирая ушибленную макушку. – Но всё не впрок. Ничего, мы не гордые, можем и отряхнуть... Не волнуйся, мама, пол я мою регулярно.
Обдув пряник, я впилась в него зубами, и в этот момент раздалась трель домофона.
– Леопольд, выходи, – услышала я в трубке Лёхин голос.
– Щас. Минутку.
Хоть я и не Цезарь, но на протяжение названного промежутка времени умудрялась делать сразу несколько дел: одеваться, доедать пряник с йогуртом и накладывать подобие макияжа. Так, самую малость: ресницы чуть-чуть и брови карандашом. Какое счастье, что вещи я собрала с вечера!
Когда я вышла, Лёха одарил меня порцией своего «фирменного» юмора:
– Чего у тебя глаза, как у совы, которая села на горячую сковородку?
Во дворе стояли две машины: одна – Лёхина, в ней сидела его девушка Лена и ещё кто-то, а вторая – Стаса с Викой.
– Карета подана, мадам, – распахнул Лёха заднюю дверцу, беря у меня сумку с вещами.
Я села и... оказалась рядом с Андреем. Он, видимо, тоже не ожидал меня увидеть, потому что глаза у него сделались прямо как из шуточки про сову. По тому, как Лёха с Леной переглянулись, нетрудно было догадаться, что это была их идея.
– Ребята, давайте жить дружно! – сказал Лёха. – Надеюсь, эта поездка пойдёт вам на пользу. Мирись-мирись, больше не дерись!
Лена, миниатюрная брюнетка, за лето загоревшая дочерна, обернулась и сверкнула белыми зубами на смуглом лице.
– Палаток только три – по одной на каждую пару, так что ночевать вам придётся тоже вместе.
За всю дорогу мы с Андреем не перемолвились и парой слов – так и просидели, глядя в разные стороны.
Солнце кололо кожу золотыми иглами, пробиваясь сквозь кроны сосен, и ослепительно сверкало на воде. Этот смешанный запах – сосен, воды и моей собственной кожи, разогретой солнцем – был запахом лета, его квинтэссенцией. Если бы можно было его как-нибудь законсервировать, как ягоды! Вместо варенья, чтобы дышать им зимой...
– Шашлыки будем жарить вечером, – сказал Лёха, деловито выгружая из багажника небольшой походный мангал. – Когда аппетит нагуляем.
– А мясо не испортится? – спросила я. – Сегодня жара будет.
– Всё предусмотрено, мадам, – отозвался Лёха. – Оно у нас в сумке-холодильнике.
Белая футболка облегала его рельефный мускулистый торс, а пёстрая бандана – наголо бритую голову. В этой бандане он выглядел как-то по-пиратски, а отсутствие волос объяснялось сезоном: к зиме он обычно отращивал небольшой ёжик, а в летнюю жару разгуливал со сверкающей лысиной.
Вика, выйдя из машины, продемонстрировала мне свою новую причёску – короткую стрижку с мелированием.
– Тебе идёт так, – похвалила я. – Хорошо подчёркивает линию шеи.
А Стас сразу разделся и торпедой вошёл в воду с мощным, коротким плеском. Он был флегматичен, немногословен, прост, как пять копеек, и надёжен, как банковский сейф – как говорила Вика.
Андрей бродил вдоль берега с отрешённо-скучающим байроническим видом. Когда Лёха свистнул ему, призывая помочь с палатками, тот лениво, вразвалочку направился к нему, держа руки в карманах и жуя травинку. Проходя мимо, он не удостоил меня и взглядом.
Ну а мы, девушки, переоделись в купальники и разлеглись на песочке. Намазывая друг друга кремом, мы болтали о своём, о девичьем. Точнее, болтали Вика с Леной, а я отмалчивалась, делая вид, что внимательно слушаю. Нахлобучив на лицо панамку, я подставила солнцу свои худые коленки.
Вдыхая запах нагретой ткани панамки, я плыла куда-то в жарком океане солнечной энергии. Голоса доносились сухо и по-летнему светло, Андрея что-то не было слышно. Бродя по берегу с травинкой в зубах, он выглядел этаким индивидуалистом, одиночкой-изгоем; несвойственный для него облик, впрочем, придавал ему некое новое обаяние. Флиртовать ему здесь было не с кем – не отбивать же девушек у приятелей! Что касалось меня... Вновь налаживать ко мне подход он не спешил, а я уже не слишком и ждала этого.
Разомлев на солнце, я нежилась под ласковыми поглаживаниями ветерка. Провалившись в солнечную дрёму, я начала ощущать, как эти дуновения превращаются в касания чьих-то рук. Неужели всё-таки он принялся за восстановление сожжённых мостов? Улыбаясь про себя и качаясь на грани сна и яви, я лежала под этими ласками, которые становились всё увереннее. Ничьих голосов больше не слышалось, берег озера превратился в необитаемый остров, а моё тело пело струной, отзываясь на прикосновения. Невидимые пальцы оттянули ткань трусиков, проникая в самые сокровенные места, а мою грудь шелковисто щекотали чьи-то волосы... очень длинные волосы. Стоп!..
Стряхнув с себя морок, я сдвинула панамку с глаз. Надо мной – никого... Только небо и сосны. Сбоку – голоса девчонок.
– Ты представляешь? Втрое дороже!
– Ну ни фига себе...
Лена? Нет, у неё волосы закручены в узел, а у Вики – слишком короткие. Про волосы кого-то из парней вообще речи быть не могло. Кто же тогда? Откуда? Наверно, привиделось, голову напекло. Искупаться и – в тенёк.
Тёплая вода ласково обняла меня. Поплавав минут десять, я перевернулась на спину и легла в дрейф, лениво шевеля ногами. Синее небо, сосны, солнце и птицы... Умиротворяющая картина. Вода подо мной была как пуховая постель, и меня снова начала одолевать дрёма. Вот мимо проплыла Лена на надувном матрасе...
– Привет, бобёр!
Я только высунула из воды руку в приветственном жесте, а Лена подгребла ко мне. На её лице колыхались прозрачные отблески воды.
– Ну, чего-то вы с Андрюхой не торопитесь... Пора бы уж начать предпринимать какие-то шаги!
Я предпочла в ответ лишь слегка поморщиться. Солнце и вода разморили меня, разговаривать совсем не хотелось, особенно на эту тему.
– Ну ничего, может, ещё не всё потеряно, – с надеждой заметила Лена. – Ещё впереди ночь и палатка...
Перспектива грядущей ночи была ещё весьма и весьма смутной, и пока не хотелось напрягать по этому поводу ни мозги, ни душу. Солнце сияло ещё слишком высоко, чтобы думать о темноте, а сосны, казалось, подпирали колючими, суровыми кронами небо и гордо смотрели вдаль, будто им был известен некий звенящий, далёкий и облачно-недосягаемый смысл...
А вот парни явно не задумывались сейчас ни о каких смыслах: сидя в тени на травке, они расслаблялись с пивком. Лёха стащил свою бандану и блестел бритой макушкой, накупавшийся Стас в одних плавках разлёгся на расстеленном полотенце, а Андрей не спешил раздеваться, хотя жара прибывала.
– Андрюх, ты сходи, окунись. Вода отличная, – посоветовал Стас.
– Целиком и полностью поддерживаю, – добавил Лёха. – Чего ты вялый какой-то?
– Потом, может быть, – неопределённо отмахнулся Андрей.
Я старалась не думать о длинных волосах, щекотавших мне грудь... Померещится же такое. Подобные волосы были только у Аиды, но она находилась далеко отсюда. Визитку-то она мне дала, но зачем мне ей звонить? Её консультации мне, скорее всего, не по карману, да и нужны ли? А если просто общаться... Не знаю. Было в ней что-то притягательное, загадочное. Волосы, да. Они меня, конечно, поразили, но не настолько же, чтобы делать их деталью своих эротических фантазий?!
Или, может...
Да нет, я не буду ввязываться в подобное.
Между тем, как выяснилось, Андрей медлил раздеваться не без причины. Лёхе непременно хотелось заставить его искупаться; он вообще сегодня старался, чтобы всем было хорошо, и ревностно заботился об этом – в соответствии со своим пониманием хорошего. Когда он выходил из воды, Андрей как раз стоял у самой её кромки, и Лёха завязал с ним шуточную борьбу. В итоге оба упали в воду, и Андрею, не хотевшему снимать одежду добровольно, теперь пришлось это сделать: он вымок до нитки. На плечи себе он накинул большое полотенце, но Лёха – глаз-алмаз! – что-то успел увидеть и весело воскликнул:
– Ого! Вы с Алёнкой, оказывается, уже помирились, что ли? А мы-то распинались, за город их везли...
На спине у Андрея краснели полосы царапин, по пять с каждой стороны. Встретившись с моим взглядом, Лёха перестал улыбаться.
– О-о... Мда-а, ребята, – протянул он.
Были ли эти царапины делом рук той «Мальвины»? Не знаю. Мне не хотелось об этом думать. Больше всего мне хотелось побыть одной...
Но Лёхин миротворческий потенциал был ещё не исчерпан.
– Ребята, кто старое помянет, тому глаз вон, а? Давайте лучше за шашлыки примемся.
Он изо всех сил старался замять неприятный момент, но всё равно всем стало неловко. Разлад коснулся этого дивного дня своей разрушительной рукой. Солнце не перестало светить, сосны – тянуться к небу, а вода – сверкать и манить, но всё это уже как-то не радовало. Лёха с Леной развили бурную деятельность вокруг мангала, Стас с Викой нюхали и облизывались в предвкушении, Андрей потягивал пиво, а я... Странное дело, во мне почти ничто не шелохнулось. Я вдруг поняла, что Андрей был мне совершенно чужим человеком. И когда я напилась на той вечеринке, во мне говорила не ревность, а скорее задетая гордость. Я с грустью смотрела на Лену... Вот она коснулась своим локотком локтя Лёхи, вот украдкой цапнула его за подтянутую, упругую и круглую ягодицу, вот улыбнулась, а в глазах – тепло. Они были половинками друг друга, между ними была та связь, которой у нас с Андреем и не пахло. Вся эта затея с поездкой на озеро казалась глупой и ненужной. Сидеть и делать вид, что мне весело, у меня просто не было ни сил, ни желания... Но я почему-то делала это.
Когда шашлыки были съедены, а в каждом из нас сидело по меньшей мере по литру пива, Лёха достал гитару. Он неплохо играл и пел, а закат горел на янтарных стволах сосен. Это был бы чудесный вечер, если бы не пустота в моей груди и тоска по всему хорошему, что уже нельзя вернуть. Девчонки слушали, мечтательно подпирая щёки руками, а мне хотелось выть от навалившейся на меня печали.
Я долго не могла заставить себя пойти в палатку. Сидя на песке, я смотрела на лимонно-жёлтую зарю, догоравшую над тёмной стеной из сосен. Потом закрыла глаза и стала слушать звуки. Вечерний ветерок гладил мне плечи... Обгорела всё-таки, несмотря на все предосторожности и кремы. Вдруг – лёгкий поцелуй. Или мне опять почудилось и я сплю наяву? Нет, снова чьи-то губы нежно и шелковисто касались моей измученной солнцем кожи, исцеляя её. Невидимые пальцы играли с прядями волос, отодвигая их с лица и шеи и освобождая дорогу поцелуям, которые медленно взбирались вверх...
Пытаясь поймать шутника, я обхватила руками лишь воздух. Снова никого... Только озеро, сумрак и умирающий закат.
Я бы предпочла вообще не заходить в палатку, но не ночевать же под открытым небом? Со вздохом я откинула полог и забралась внутрь. Одна из постелей была занята: Андрей лежал носом к стенке, делая вид, что уже видит десятый сон. Вот и моя сумка. На ощупь в сумраке я нашла запасную футболку и штаны, натянула на себя и улеглась.
Через некоторое время над ухом послышался нахальный и навязчивый писк, причём – со стереоэффектом, сразу с нескольких сторон. Голодные кровососы активизировались с наступлением ночи... Несколько минут я маялась, отгоняя их, а потом вспомнила, что взяла с собой спрэй. Порывшись в сумке, я нашла баллончик, побрызгала себе на ладони и натёрлась. От меня кровососы отстали, а Андрей время от времени то взмахивал рукой, то хлопал себя по уху. Минут пять я про себя потешалась над ним, а потом подала голос:
– Какой гордый: лучше быть заживо сожранным, чем попросить спрэй от комаров, да?
– Я думал, ты уже спишь. Не хотел будить, – отозвался он. Это были его первые за весь день слова, обращённые ко мне.
– Да ладно тебе, – усмехнулась я. – Кто же успеет уснуть за пять минут? На, гордый ты мой страдалец.
Я сунула ему баллончик. Забавно, но сейчас я не чувствовала к нему ничего, кроме желания рассмеяться. И жаль было его, глупого. Так странно было думать, что когда-то я обнимала этого мужчину, целовала, занималась с ним любовью, готовила ему завтрак в постель, говорила нежные слова... А теперь – как отрезало. Чужой, и всё. И не в царапинах было дело. Наверно, это началось задолго до них.
– Спасибо, – пробурчал он, возвращая спрэй.
Я решилась.
– Слушай, Андрюш... Лёха, конечно, молодец и всё такое... Но из его затеи помирить нас ничего не выйдет. За эту неделю, что мы не виделись, я многое обдумала, разобралась в своих чувствах... Мне кажется, мы не подходим друг другу.
Андрей, выслушав меня, помолчал пару секунд и спросил:
– Тебе кажется или ты уверена?
– Да какая теперь разница, – пожала я плечами.
– А такая... Когда кажется – креститься надо. А если уверена – значит, уверена.
Я хмыкнула.
– Уверена, уверена.
– Ну, так и говори, – проворчал Андрей. – Ненавижу это ваше бабское «кажется»...
Я решила не обижаться. Он всегда грубил, когда были задеты его чувства. На миг я допустила, что он всё-таки что-то чувствует ко мне, и мои слова причинили ему боль. Но он же мужчина, а мужчины не плачут. Мне стало не по себе.
– Андрюш, ты прости...
– Что уж теперь говорить, – ответил он. – Пути отступления ты себе, как я понимаю, подготовила.
– Ты это о чём? – нахмурилась я.
– Да ладно притворяться-то... Ты прекрасно понимаешь, о чём.
Я с тяжким вздохом улеглась на спину. Боже, какая бесконечная усталость и тоска по убитому времени... Но что толку носить по нему траур? Ведь эти полгода уже не вернуть. Впрочем, полгода – это не так уж много, если подумать. Если бы это были пять или десять лет, причём – в браке... Вот где ужас, боль и сожаление!
– Нет, Андрюша, у меня никого нет, хоть ты и вбил себе это в голову. Я не буду тебя упрекать за то, что ты с кем-то там развлёкся, теперь это не имеет значения.
Андрей приподнялся на локте.
– Да, развлёкся! – с неожиданной злостью сказал он – как выплюнул. – И я этого не отрицаю, когда меня припёрли к стенке. Но ваше бабье племя извивается, как змея, до последнего, даже когда все факты налицо... Найди в себе мужество хоть сейчас не лицемерить!
Чувствуя, что зверею, я стала медленно дышать. Вдох – на четыре счёта. Другие четыре – выдох... Спокойно. Держи себя в руках.
– Какие факты, Андрюша? Тот букет? Чушь. Если бы ты застукал меня с кем-то – вот тогда был бы факт, а так – домыслы. Вот у тебя – «улика» повесомее, ну да Бог с ним. Теперь уже всё равно.
– Тьфу! – Плюнув, он тоже лёг. – Лживое племя...
Тут, увы, дыхательные упражнения уже не помогали.
– Я не лгу, другого мужчины у меня нет и не было, а вот ты только что оскорбил меня, дорогой. И заодно показал своё истинное личико.
Находиться с ним в одной палатке было выше моих сил. Выбравшись и обув сланцы, я пошла пройтись по берегу и успокоиться, «устаканить» в душе открывшуюся мне правду об Андрее. Подумать только: с виду – такой дамский угодник, а на самом деле, оказывается, презирает женщин и считает их лживыми. Трахает с презрением в душе, лишь ради удовлетворения своих кобелиных инстинктов. Что ж, наверно, тогда не стоит и жалеть... Разве что – потраченного на эти отношения времени.
За этими невесёлыми размышлениями я не заметила, как забрела далеко в сосны. Вокруг меня возвышались тёмные стволы, а в вышине, за кронами, белела бесстрастная луна. Всё-таки одной в ночном лесу – жутковато. Может, тут медведи водятся? Или волки? Да нет, вряд ли...
Хруст ветки заставил меня вздрогнуть и насторожиться. Всё-таки опасения насчёт дикого зверья не стоило сбрасывать со счётов... Или зверя похуже – человека. Лесного маньяка какого-нибудь... Вернусь-ка я в палатку, так будет разумнее. Хоть там и Андрей, но тут мне тоже как-то не по себе.
Не успела я сделать и нескольких шагов по направлению к нашему лагерю, как из-за соснового ствола на меня выпрыгнула чёрная тень с серебристо сверкающими в темноте глазами. Мой вопль разорвал лунную тишину леса, а потом настала полная чернота.


Глава 4. Дом у озера

Колдовские глаза и чтение мыслей. Дежавю. Загадочное исчезновение.

Яблочный сок заливал мне уши и нос, я барахталась в нём, стараясь выплыть на поверхность, но он казался густым и вязким, как тесто. В груди билось: «Выжить! Спастись!» Борясь с мучительным желанием вдохнуть, я изо всех сил стремилась наверх, к воздуху...

Грудь отпустило, глаза открылись – навстречу яви. Опять этот кошмар... Слава небу, что в действительности была широкая и мягкая постель, а не этот яблочный ад.
Стоп. Постель – не моя, у меня нет такой огромной спальни. Голубоватые стены, два больших окна, закрытые полупрозрачными шторами цвета морской волны, дубовый пол, пушистый палас у кровати. На стене напротив – большой плазменный экран. Стена, примыкающая к изголовью – дымчато-фиолетовая, с узкой полосой осветительной панели над кроватью. Сдержанная простота и минимализм в дизайне, впрочем, не отменяли ощущения уюта и защищённости, которое создавалось в этой комнате.
Раздвинув шторы, я выглянула в окно. Знакомое озеро и сосны, только вид чуть-чуть изменился. Снова светило солнце. Интересненькое дельце! Как и когда я умудрилась сюда попасть?
Сланцев своих я не обнаружила (да что ты будешь делать, видно, на роду написано терять обувь!), а потому пришлось обследовать дом босиком. Впрочем, пол везде сверкал чистотой, а в коридорах и на лестницах лежали ковровые дорожки. На одном этаже со спальней оказалась библиотека, ещё одна спальня, роскошная ванная и бильярдная с длинным кожаным диваном и домашним кинотеатром.
Спустившись на этаж ниже, я насчитала ещё четыре комнаты: гостиную, третью спальню, кабинет и зал. Пятым был ещё один санузел – поскромнее ванной наверху. Всюду был выдержан минималистический стиль, но смотрелись интерьеры дорого и элегантно.
Первый этаж был отведён под три комнаты: вторую гостиную – раза в полтора больше, чем на втором этаже, ещё одну маленькую спаленку и кухню. На последней я и нашла хозяина дома, а точнее, хозяйку. Знакомые волосы спускались по её спине атласным плащом.
– Аида?
Она обернулась, и я наконец увидела её глаза – необыкновенно яркие, изумрудные, как у кошки, с густыми чёрными ресницами. Одета она была в бежевые просторные брюки и тонкую белую водолазку, а на плите шумел чайник.
– Здравствуйте, Алёнушка. Как вы себя чувствуете?
– Спасибо, нормально, – пробормотала я ошарашенно. – А... это ваш дом?
– Да, это мой дом, – улыбнулась она. – Я понимаю ваше удивление... У вас масса вопросов, и я их знаю. Так случилось, что я живу у этого озера – в нескольких километрах от места, где вы с вашими друзьями расположились на отдых. Ничего не бойтесь – здесь вы под моей защитой.
– А то существо... зверь или человек – я не поняла... Как вы с ним справились? Если, конечно, это вы меня от него спасли.
– Это был не человек. Не волнуйтесь, никто вас больше не тронет.
– Но кто тогда? Медведь?
Аида достала из шкафчика пачку чая и пакет с сушёной смородиной.
– Забудьте об этом, Алёнушка. Опасность позади. Давайте лучше выпьем чаю.
Она сказала «забудьте», и я, утонув в гипнотической зелени её глаз, сразу расхотела думать о ночном нападении. Я следила за руками Аиды, заваривавшими чай, и это действовало на меня, как колдовской ритуал.
– И вы каждый день отсюда ездите в город на работу? – спросила я.
– Да, приходится. Но я ненавижу жить в городе, – ответила Аида. – Я люблю тишину и уединение, и здесь – идеальное место, соответствующее всем моим запросам. Два часа на дорогу утром и вечером – сравнительно небольшая цена за все достоинства жизни на природе... Вы не голодны, Алёна? Сама я неприхотлива в пище, но ваших вкусов не знаю, и потому пришлось съездить за продуктами, пока вы спали. Холодильник полон, можно приготовить завтрак... – Аида глянула на кухонные часы и поправилась с усмешкой: – Хотя, скорее, уже обед.
Была половина первого. Недурно же я поспала...
– Спасибо вам огромное за всё, – смущённо сказала я. – Но думаю, мне надо поскорее вернуться к ребятам. Они меня, наверно, уже обыскались.
Губы Аиды дрогнули в колдовской улыбке, а глаза блеснули чистыми тёплыми изумрудами.
– Ничего, друзья подождут ещё немного, ничего страшного не случится. Я не могу вас отпустить, не угостив хотя бы чашкой чая.
Заваренный ею чай со смородиной был великолепен. К нему Аида предложила бутерброды с солёным филе форели, но этот поздний завтрак со мной не разделила, сказав, что в это время суток она не ест.
– Понятно... – Я в смущении обводила взглядом кухню. – Шикарный у вас дом.
– Он достался мне при разводе, – сказала Аида с улыбкой. – А также машина, городская квартира и приличная сумма денег, на которую я могла бы жить, не работая... Но всё-таки работаю, ибо нужно чем-то себя занять... К чему я всё это говорю? Вы ведь уже пробовали оценить мои доходы, не так ли? Вот, удовлетворяю ваше любопытство.
– Вы прямо мысли читаете, – неловко усмехнулась я.
– Это мне положено по профессии – знать чужие мысли, – вздохнула Аида, поднимаясь из-за стола.
Проходя у меня за спиной, она дотронулась до моего плеча, и это прикосновение вызвало у меня чувство дежавю. Моя странная эротическая фантазия на пляже тут же воскресла в сознании. Да, эти волосы были больше всего похожи на волосы Аиды...
– А может, ну их, этих ваших друзей? – ласково прожурчал её голос так близко от моего уха, что я даже вздрогнула. – Отдых можно продолжить и здесь.
– Н-нет, – сказала я, высвобождаясь из мягкого плена её обаяния. – Так нельзя. Они же там, наверно, с ума сходят из-за моего исчезновения...
– Что ж, не смею настаивать, – сказала Аида.
Взамен потерянных сланцев я получила вьетнамки. «Майбах» оказался не единственной машиной Аиды: для поездок по загородной местности у неё был внедорожник. В него мы и сели, но перед этим она надела белый длинный жакет, белую шляпу с очень широкими полями и тёмные очки.
Оказалось, что я совершенно не ориентируюсь в этих местах. Я не знала, как добраться до нашего лагеря, и растерянно призналась в этом. Аида успокоила меня:
– Ничего, я примерно помню, где это.
Ехать пришлось не слишком быстро: дорога изобиловала неровностями, и нас ощутимо качало и трясло на ухабах. Но джип прекрасно справился со своей задачей, и я наконец узнала то место. Но палаток там уже не было, хоть следы нашего пребывания и остались. Я растерянно бродила по берегу. Вот здесь стоял мангал: на земле можно было увидеть следы от его ножек. На месте палаток была примята трава, а весь песок истоптан отпечатками ног. Видимо, уезжали ребята в спешке, потому что забрали с собой не весь мусор.
– Ну и где они? – спросила я в пустоту.
Подошла Аида.
– Что, друзья вас бросили?
– Да, похоже на то, – пробормотала я.
В этот момент из-за деревьев показался человек с немецкой овчаркой. Мужчина был в камуфляжной форме и кепке, с рацией на поясе; собака при виде меня залаяла, а вот на Аиду отреагировала странно: сначала зарычала, вздыбив на загривке шерсть и прижав уши, а потом заскулила.
Мужчина оказался сотрудником поисково-спасательной службы.
– Нашлась пропажа, – усмехнулся он, успокаивая собаку. – Альма, ты чего? Тихо! Сидеть!
Через полчаса я встретилась с ребятами, которые вместе с поисковым отрядом бродили по лесу. Девчонки кинулись меня обнимать, плача и смеясь.
– Господи, Алёнка, как ты нас напугала! Куда ты пропала? Ночью мы слышали крик в лесу...
– Всё хорошо, – успокаивала их я. – На меня напал кто-то... какой-то зверь, и я, видимо, со страху потеряла сознание. А Аида меня спасла. Я была в её доме всё это время. Она живёт тут, на озере.
На меня смотрели с недоумением.
– Какая Аида? Ты о ком?
Я обернулась, но Аиды и след простыл.
– Вот так дела, – растерялась я. – Она же только что тут была!
Я так удивилась исчезновению Аиды, что не сразу обратила внимание на Андрея. А он был тут – вместе с ребятами искал меня. Конечно, не мог же он демонстративно отправиться домой! Вид у него был хмурый.
– Потом поговорим, – только и сказал он.


Глава 5. Комедия ошибок и глубины памяти

Мёртвая невеста. Не телефонный разговор. Джентльменский набор и экстравагантное поведение. Эффект обманутого ожидания и приглашение.

Опять понедельник и снова сон. Осенний лес, дорога и богатая путешественница. На неё напали разбойники – остановили карету, выпотрошили все сундуки и узлы, а с нею самой жестоко позабавились и убили. В одном из сундуков обнаружилось подвенечное платье. Но свадьбе не суждено было состояться... Невеста лежала на ковре из опавших листьев, прекрасная и молодая, с алыми брызгами на выбеленном смертью лице и с золотыми солнечными бликами на разметавшихся по земле каштановых волосах.
Вечером я всё-таки решила позвонить Аиде. Официальный предлог – узнать, куда она вчера так мистически пропала, а также меня не вполне удовлетворило её объяснение насчёт «не человека», который на меня напал. На самом же деле... Да Бог его знает, зачем ещё мне хотелось ей позвонить. Просто хотелось, и всё. И я набрала номер мобильного с визитки.
– Слушаю, – раздался её голос.
Как ни странно, но я отчего-то растеряла все слова. Они разбежались, как тараканы после включения света, а я ловила их, но ни одного словечка не могла поймать.
– Кажется, я догадываюсь, кто это. – В тоне Аиды слышалась улыбка. – Алёнушка?
– Э-э... М-да, – промямлила я наконец. – Здравствуйте, Аида...
– Здравствуйте, рада вас слышать, – приветливо сказала она, и моё ухо уловило искренность в её голосе. – И сразу хочу извиниться за вчерашнее исчезновение... Вы, вероятно, хотели представить меня своим друзьям, но мне показалось, что момент для этого был не совсем подходящий. Можете счесть это чудачеством, как вам будет угодно. Уж простите великодушно.
– Ну... Ладно, будем считать, что этот вопрос выяснен, – сказала я со смешком. – Но вот что касается того нападения, то тут всё не так легко замять... Мне кажется, вы чего-то не договариваете. Я сразу вырубилась и ничего не успела разглядеть, а вы должны были видеть больше. Не скрывайте от меня ничего, прошу вас... Я хочу знать, кто или что это было.
– Хм... Боюсь, Алёна, это будет нелегко объяснить, – ответила Аида задумчиво. – И разговор этот не для телефона. Если вы не против, давайте встретимся.
– Ну, хорошо, – проговорила я, озадаченная. – Давайте. Где?
– Если вы дома, я могу заехать к вам, скажите только адрес. Я сейчас как раз ещё в городе, и так будет, пожалуй, удобнее.
Я назвала адрес.
– Хорошо, буду у вас минут через пятнадцать-двадцать, – сказал Аида.
Нажав кнопку отбоя, я метнулась к зеркалу. Футболка и разношенные шорты, забранные в хвост волосы, тапочки и отсутствие макияжа. Впрочем, я ведь дома, а дома простительно быть в неглиже. Но перед Аидой в таком виде показываться почему-то не хотелось, и я переоделась в белый сарафан с неброским голубым цветочным орнаментом по подолу и лифу, а волосы распустила и чуть подкрутила кончики прядей плойкой. Я наносила последний штрих – красила ресницы, когда раздался телефонный звонок.
– Алёна, ты дома? Я к тебе сейчас зайду, надо поговорить.
Как назло, Андрею приспичило поговорить со мной как раз в тот момент, когда я собиралась поговорить с Аидой. Я попыталась его отшить:
– Андрюш, я сейчас не могу... Давай завтра?
– А завтра я не могу, – отрезал он. – В командировку еду. Я уже в пути, жди.
И гудок. Я обескураженно опустилась на пуфик в прихожей. Ну и ситуация. Аида в пути, он – тоже. И что делать? Никого из них нельзя завернуть. Ну что ж... Будем как-нибудь выкручиваться.
Чуть тронув губы блеском, я сбросила тапочки и сунула ноги в нарядные белые босоножки, крутанулась перед зеркалом. Что ж, теперь – вполне себе ничего.
Аида пришла первой. Выглядела она, как всегда, элегантно: чёрный брючный костюм, белая блузка, чёрная шляпа. В руке у неё была одна алая роза, и Аида, сняв шляпу, церемонным жестом протянула цветок мне. Странно, подумалось мне, ведь женщины не дарят цветов женщинам. Но, повторюсь, в Аиде было нечто мужское, аристократически-строгое и чуть старомодное. Об идеальные стрелки её брюк можно было порезаться, из-под штанин сверкали носки лакированных туфель, манжеты были украшены бриллиантовыми запонками, а на тонком запястье с достоинством красовались изящные швейцарские часы. Сняв тёмные очки, она окинула меня ласковым взглядом.
– Вы сегодня прелестны, Алёнушка.
Она задержала мою руку в своей на несколько секунд дольше, чем нужно было для приветствия, но этих секунд было достаточно, чтобы внутри у меня полыхнул огонь. А Аида склонилась над моей рукой и приложилась к ней поцелуем, и так у неё это вышло изысканно, галантно и красиво, с таким достоинством и учтивостью, что мог бы позавидовать любой светский джентльмен. Чёрт, если бы все мужчины умели держаться так!
Сама не своя от смущения и охвативших меня противоречивых чувств, я жестом пригласила Аиду в гостиную, а сама пошла ставить цветок в воду.
– Чай, кофе? Или чего-нибудь покрепче? – предложила я, усиленно вспоминая правила гостеприимства. Воистину, присутствие Аиды действовало на меня дурманяще.
– Что может быть крепче поцелуя? – проговорила Аида задумчиво.
– Простите? – У меня ёкнуло в кишках, а пальцы отчего-то заледенели.
– Просто старинная поговорка, – улыбнулась Аида. – Чаю, если можно.
Мужской аромат её туалетной воды наполнил квартиру – запах элегантности с едва ощутимой ноткой порока. Имело ли с её стороны место только экстравагантное поведение, или же за этим действительно стояли нетрадиционные наклонности? Как бы то ни было, меня это странным образом будоражило, а ещё постоянно преследовало чувство, как будто я её знала когда-то. Опасная близость ловушки и пугала, и возбуждала одновременно, но я чувствовала, что за тёмным пологом кроется некий ключ к пониманию самой себя – этих странных снов, фантазий и всего непознанного, что смутно проступало в глубинах души, но не давалось в руки. Я должна была шагнуть за запретную грань, чтобы распутать этот пульсирующий клубок в своём подсознании.
Но не успел чайник вскипеть, как в дверь позвонили. Аида приподняла бровь:
– Вы кого-то ждёте?
– Ой, это, наверно, Андрей, – сказала я. – Понимаете, он позвонил мне сразу после нашего с вами разговора... У меня не получилось уговорить его перенести встречу. Вы подождите немного в комнате, ладно? А я быстренько его спроважу, и мы поговорим.

+1

2

– Хорошо, Алёнушка, как прикажете, – усмехнулась Аида, садясь в кресло.
Андрей пришёл с «джентльменским набором» – бутылкой вина, коробкой конфет, роскошной гроздью винограда и букетом цветов. Я была слегка удивлена: по телефону его голос не предвещал ничего подобного. Я взглядом спросила: «Что это?», а он, выгрузив мне на руки продукты, устремился в кухню, видимо, за водой для букета – сама услужливость! Я не успела его остановить, и он наткнулся там прямо на розу Аиды.
– Так... Кажется, история повторяется, – сказал он с недобрым блеском в глазах. – И что ты на этот раз придумаешь? Что ты купила эту розу себе сама?
Я разложила «джентльменский набор» на столе, обдумывая, что сказать, но Андрей, как почуявшая след гончая, уже сам искал «улики».
– Чей это парфюм такой? – принюхался и поморщился он.
Я тоже повела носом.
– Мне нравится.
– Нравится?! – У Андрея от возмущения даже дыхание перехватило на миг. – Я, как дурак, пёрся к ней мириться, вот это всё... – он махнул рукой в сторону «набора», – тащил! А ей – нравится! У меня нет слов... Такого я от тебя не ожидал.
Да я и сама от себя не ожидала, что мне станет смешно... Нет, действительно, умора: Андрей устраивает мне сцену ревности, думая, что у меня другой мужчина, а в комнате сидит Аида. Комедия, ей-богу.
– Ей ещё и смешно! – негодующе хмыкнул Андрей. – Смейся, потешайся... Змеиная порода!
– Ага, ты ещё скажи – будь проклят весь совращённый змием-искусителем Евин род... Тебе бы драматические монологи читать, Андрюш. – Я вытерла выступившие от смеха слёзы. – Нет, это действительно просто комедия ошибок...
– Ты издеваешься? – прищурился он.
Его руки сжались в кулаки. Казалось, он боролся с сильным желанием мне врезать. Я чуть попятилась.
– Андрюш... Только без рукоприкладства, ладно?
Тут он заметил шляпу на вешалке и воинственно засопел.
– Так этот Д’Артаньян здесь?
– Я здесь, – раздался звучный голос Аиды. – Полегче, молодой человек. Если будете обижать Алёну – придётся принять меры.
– Э-э... не понял, – пробормотал Андрей.
При виде его лица я от смеха сползла по стенке, а вот Аида выглядела серьёзной. Подойдя, она протянула мне руку.
– Алёнушка, успокойтесь... Мне кажется, у вас истерика. Простите, что вмешалась... Просто, слыша всё это безобразие, я не смогла усидеть.
Только выпив несколько глотков воды, мне удалось унять этот и вправду не совсем нормальный смех, от которого у меня начало до боли заклинивать грудь и перехватывать дух. Обнимая меня за плечи, Аида поддерживала мою дрожащую руку со стаканом, а Андрей стоял, непонимающе уставившись на нас. Налицо был эффект обманутого ожидания.
– Ну что, Отелло? – усмехнулась я. – Убедился, что я тебе не врала? И ту ночь у озера я провела с Аидой. Она меня тогда здорово поддержала морально. И от того зверя меня спасла тоже она. Но слова «я была с подругой» подействовали бы на тебя, как красная тряпка... Бабье притворство – так ты это называешь? А что касается тебя и той девицы, чьи коготки оставили следы на твоей спине... Я пока не готова тебя простить. Поэтому бери свой «джентльменский набор» и иди... Удачной тебе командировки.
Андрей набрал воздуха в грудь, шумно выдохнул.
– Вот, значит, как... Хорошо, как скажешь.
«Набор» он забирать не стал. Впрочем, и извиняться – тоже. Да и нужны ли были мне его извинения? Наши отношения рассохлись, как старая лодка... Но печаль придавила мне сердце гранитной плитой.
– Алёнушка... Не переживайте. Он недостоин вас.
Рука Аиды легла сверху на мою. Холеные пальцы, французский маникюр, перстень с изумрудом. Белоснежная манжета и чёрный рукав жакета... Её элегантность вызывала во мне и зависть, и восхищение.
Аида сама заварила чай, уверенно хозяйничая на моей кухне, как у себя дома. На меня вдруг навалилась усталость, и я, выпив полчашки, уронила голову на руки. Аида склонилась надо мной.
– Держитесь-ка за мою шею.
Подняв, как ребёнка, она отнесла меня в спальню и бережно опустила на кровать. Сняв с моих ног обувь, она тихонько коснулась губами моего лба. Её волосы, упав мне на грудь, защекотали... Опять.
– Думаю, вам сейчас не до разговоров на неприятные темы... Лучше отдохните, а я, пожалуй, пойду.
Я поймала её за запястье.
– Нет, останьтесь... Я должна знать, кто это был. Расскажите мне.
Аида присела на край кровати, зачаровывая меня зеленью глаз.
– Если серьёзно, то не думаю, что вы сейчас готовы услышать правду, Алёнушка. Он не причинил вам вреда и не причинит никогда, это я вам обещаю. И я... Я тоже вас никогда не обижу, запомните это.
– Почему вы так говорите? – нахмурилась я.
Она смотрела на меня с задумчивой грустью.
– У меня такое чувство, будто я вас знаю. Будто мы встречались когда-то. Я не могу о вас не думать, пытаюсь разбудить свою память, но мне что-то мешает. Впрочем, я не буду оставлять попыток вспомнить, а пока... Если вы не против, давайте узнаем друг друга поближе. Вам, кажется, понравился мой дом и озеро? Ну, так приглашаю вас на следующие выходные ко мне. Как вам такая идея?
Её слова о памяти всколыхнули что-то в моей душе. Значит, и она чувствует то же самое? Ну, тогда сама судьба свела нас, и неважно, ограничивается ли её экстравагантность только манерами или идёт глубже.
– Мне нравится эта идея, – сказала я, приподнимаясь на локте. – Но насчёт того, кто на меня напал – вы только ещё больше меня заинтриговали и напугали. Какую правду я не готова услышать? У меня просто мурашки по заднице бегают!
Аида гортанно и бархатисто рассмеялась, почти не размыкая губ.
– Вы очаровательно непосредственны, Алёнушка... Хотела бы я поймать хоть одну мурашку с вашей... гм, гм, прелестной попки!
Я села.
– Нет, правда. Я от вас не отстану, пока вы всё не расскажете! В лесу что, монстры какие-то водятся? Ужас! Как вы не боитесь там жить одна?
Аида стёрла с лица улыбку и взглянула на меня внимательно и серьёзно. Ей-богу, от одного взгляда её колдовски-зелёных глаз можно было впасть в транс.
– Меньше всего на свете мне хотелось бы вас пугать... Бояться вам нечего, Алёна, я сумею вас защитить, будьте уверены. Поэтому ни о чём не беспокойтесь.
Последнюю фразу она выдохнула мне почти в самые губы, отчего буквально плащ из мурашек упал мне на плечи.
– Ну что ж, тогда в субботу утром я заеду за вами... В восемь часов не слишком рано?
– Нет... нормально, – пролепетала я.
– Прекрасно. В таком случае – до субботы!
Её губы мягко прильнули к моей щеке. Мои глаза непроизвольно закрылись, а когда я их открыла, Аиды уже не было: она будто растворилась в воздухе без единого звука, только волна прохладного воздуха с ароматом туалетной воды коснулась моего лица. Пару секунд я сидела неподвижно, изумлённая до глубины души, а потом метнулась к окнам. Никого...

Глава 6. Секретный ингредиент

«Чупакабра». Мороженое и последствия его поедания. Чудодейственное средство.

Всю неделю я жила только одной мыслью: скорее бы суббота. Брошенный Аидой камень – слова о том, что «правду я ещё не готова услышать» – взбаламутил со дна моей души все страхи, взбудоражил воображение, и каждую свободную минуту я посвящала тому, что строила догадки – одну фантастичнее другой. Не то чтобы я очень верила во всяких монстров, но ведь в природе ещё немало неизученного, и моя разбушевавшаяся фантазия рисовала поистине жутких существ – рогатых, клыкастых, когтистых, со щупальцами, а-ля «Чужой» и много прочих причудливых и мерзких «чупакабр». Страшно становилось при мысли о том, что мы, не зная, какие сюрпризы могут нас ждать, беспечно расположились лагерем на этом красивом, но странном озере.
Фигура самой Аиды вызывала у меня не меньший интерес. В высшей степени изящная, изысканная, аристократически-красивая и женственная, в то же время она имела некий внутренний стержень, некую «мужскую» ноту в окружавшей её ауре. В её отношении ко мне сочеталась и мягкая женская заботливость, и рыцарски-обходительный шарм, и эта смесь занимала, удивляла и, чего греха таить, зачаровывала меня. Думаю, ни один мужчина не смог бы повторить её, да и ни одна женщина, пожалуй, тоже.
Но более всего, конечно, меня влекло к ней это пресловутое дежавю – чувство, которое, как оказалось, испытывала и она. Это было самым удивительным и приводило меня в готовность перешагнуть, если понадобится, любые барьеры. Один умный человек сказал, что смысл жизни – в самопознании; признаться, сейчас я находила в этих словах нечто близкое для себя.
Андрей, уехав в командировку, на время исчез из поля зрения, и мысли о нём, честно говоря, посещали мою голову нечасто. Зато девчонки совсем задёргали меня расспросами о том, что за нечисть на меня напала в лесу. Коварно заманив меня вечером в среду в кафе-мороженое, они учинили мне допрос с пристрастием, а также с применением пыток нечеловеческими порциями вышеназванного холодного лакомства.
– Девочки, вы хотите, чтобы я свалилась с ангиной? – упорствовала я. – Тогда я вам точно ничего не расскажу – говорить не смогу.
– А ты сейчас расскажи, – приставала Танюшка. С виду она была этаким жизнерадостным колобочком со светлыми кудряшками, золотистой тыковкой на пухленьких ножках.
– Девчата, ну... ммм... – я отправила в рот ложку клубничного пломбира с шоколадной крошкой, – там темно было, я ничего толком не разглядела и сразу в обморок брякнулась. Только тень какая-то чёрная с блестящими глазами, и всё.
– Ужас, – поёжилась Вика. – А мы как по палаткам разошлись, так через некоторое время слышим – крик... У меня чуть со страху инфаркт не случился. А тебя нет на месте... Короче, ночка выдалась незабываемая. Бродили, искали тебя, чуть сами не заблудились... Утром уже спасателей вызвали. Где ты всё это время была-то? Имя какое-то... Ада... Аделаида...
– Аида, – поправила я. – У неё на озере дом шикарный, она там живёт круглый год, а на работу ездит в город. Уж не знаю, как она эту чупакабру прогнала, только очнулась я уже за полдень – у неё в доме, трёхэтажном, кстати.
Конечно, девчонки сразу обрушили на меня град вопросов: что за Аида, чем занимается, как выглядит, где работает. Узнав, что у неё две машины – внедорожник и «Майбах», они многозначительно переглянулись.
– Хм, обеспеченная особа, – заметила Лена. – А чего она в лесу живёт? Каждый день в город да обратно – это ж сколько бензина и времени уходит!
– Говорит, что любит тишину и уединение, – пояснила я.
– Слушай, вот если бы она была мужиком, я на твоём месте не упускала бы такой шанс, – хихикнула Танюшка. – Красавец, богач, да ещё и геройски спас тебя... У Андрюши не было бы никаких шансов тебя вернуть!
– Ёжкин кот, да тут хоть ориентацию меняй! – шутливо поддержала её Лена.
– Да ну вас, – фыркнула я. – Какие вы меркантильные... Ради бабла, высоких хором и дорогих тачек готовы сменить ориентацию... Ну, вы даёте, подруги!
Начались шуточки и подтрунивание, а я сидела с горящими щеками и думала: вот уж действительно, ёжкин кот...
О предстоящей встрече с Аидой я не стала рассказывать. Впрочем, уже на следующий день она оказалась под угрозой срыва: поглощение такого количества мороженого действительно не осталось без печальных последствий. Проснулась я с подозрительным ощущениями в горле, а уже вечером после работы пришлось зайти в аптеку.
Аиде я звонила с опасением, что она не узнает моего голоса: хрипела и сипела я, как порванная гармошка.
– Добрый вечер, Аида... Это я, Алёна.
– Алёнушка? Что с вашим голосом? – встревоженно спросила она.
– Да вот... Вчера девчонки затащили меня в кафе-мороженое, ну вот и... – Я сипло вздохнула. – Если я расхвораюсь, то в субботу не смогу поехать на озеро.
– Всё понятно с вами, сладкоежка вы моя, – с нежным сожалением в голосе проговорила Аида. – Но я не дам вам разболеться, даже не думайте отлынивать от наших планов. Ждите меня через пару часов, я привезу вам лекарство.
– Да я уже зашла в аптеку и накупила всего, – начала я было отказываться. – «Ингалипт», «Граммидин», ромашка с календулой...
– Нет, все ваши спреи и таблетки не понадобятся, это напрасная трата денег, – возразила Аида. – Моё лекарство исцелит ваше горло за одни сутки, и к субботе вы будете как новенькая.
– Хм, интересно, – промычала я заинтригованно, но не без скепсиса. – Что же это за чудодейственное средство?
– Целебные травы и мой особый секретный ингредиент, – ответила Аида с улыбкой в голосе.
– Секретный ингредиент секретно-ингредиентного супа не существует, – вспомнилось мне почему-то.
– Простите?
Я хрипло засмеялась.
– Да это из мультика, «Кунг-фу Панда». Там у гуся был лапшичный ресторан, где он готовил секретно-ингредиентный суп... А потом оказалось, что это обычная лапша, а секретный ингредиент – это просто такая психологическая фишка.
– Вот как... Нет, мой ингредиент – не плацебо, он реален. И, если захотите, вы сможете ощутить его действие на себе.
– А что это?
– Нет, назвать его я вам не могу, это... гм, скажем так, коммерческая тайна. Не бойтесь... Навредить вам я хочу меньше всего, ведь у меня на вас планы на эти выходные. Ждите, через два часа буду!
Все интереснее и интереснее... Страньше и страньше, как сказала бы Алиса. Распираемая любопытством, все эти два часа я слонялась по квартире, рассасывая пастилки от кашля вместо леденцов. Вылечить горло побыстрее мне, разумеется, хотелось, а перспектива отмены поездки на озеро огорчала безумно, и я была готова выпить что угодно – любые секретные ингредиенты, лишь бы выздороветь к субботе.
В десять вечера я открыла дверь. С загадочным изумрудным блеском в глазах, вновь в элегантном брючном костюме – на сей раз белом, Аида переступила мой порог и вновь принесла в квартиру свой особый аромат туалетной воды. В руках у неё был бумажный пакет, а пряди с висков зачёсаны назад и схвачены маленькой золотой заколкой. Поставив пакет на кухонный стол, она достала флакон из тёмного стекла, без каких-либо этикеток.
– Столовая ложка на стакан тёплой воды – и полоскать так часто, как это возможно, – проинструктировала она. – По окончании процедуры прополоскать рот просто водой и сплюнуть.
Я поднесла флакон к носу. Горьковатый запах трав и ментола, довольно приятный.
– Ну... Я попробую прямо сейчас?
Аида кивнула.
– Правильная мысль. Давайте.
Снадобье придало воде в стакане красновато-коричневый цвет, жидкость получилась чуть мутной. Я добросовестно полоскала горло в течение пяти минут, согласно инструкции Аиды. В конце я прополоскала рот водой из крана и ополоснула стакан.
– До того как ляжете спать, постарайтесь повторить полоскание ещё хотя бы пару раз, – сказала Аида. – И завтра ещё раз шесть – утром три и вечером столько же. Гарантирую, что при этом условии к субботнему утру ваше горлышко перестанет вас беспокоить... Ну что ж, я, пожалуй, поеду домой: завтра рано подниматься... В субботу увидимся, надеюсь.
– Спасибо вам большое, – сказала я.
Она с чарующей улыбкой слегка поклонилась.
– Рада вам помочь, Алёнушка. И впредь будьте осторожны с мороженым! – Уже у двери она добавила, значительно понизив голос: – Было приятно вновь увидеть вас.
Аккуратно следуя инструкции Аиды, я сделала ещё два полоскания в этот вечер. А встав утром, почувствовала, что горлу стало реально лучше: охриплость почти исчезла, да и ощущения при глотании практически нормализовались. «А секретный ингредиент-то работает!» – обрадовалась я. Дабы закрепить эффект, перед работой я прополоскала горло три раза с интервалом в двадцать минут.
День выдался нелёгкий. Клиенты шли все почти сплошь проблемные, склонные к спорам, но мои силы как будто удесятерились, а мозги заработали с небывалой чёткостью и гибкостью. Может, и тут ингредиент действовал? Не знаю. Как бы там ни было, к вечеру я практически не чувствовала усталости и отработала бы ещё одну смену, если бы потребовалось. О горле я за весь рабочий день не вспомнила ни разу.
Придя домой, я снова принялась за полоскания. После процедуры в горле чувствовался ментоловый холодок и чуть заметная травяная горчинка, а ещё во рту присутствовал очень лёгкий железный привкус, который легко устранялся водой.
Около десяти часов зазвонил мобильный.
– Добрый вечер, Алёна, – услышала я знакомый голос. – Ну, как ваше самочувствие?
– Ой, Аида, здравствуйте! – воскликнула я. – Слушайте, это ваше полоскание – просто чудо какое-то! Горло уже практически прошло.
– Да, по вашему голосу это и слышно, – согласилась Аида удовлетворённо. – Что ж, замечательно. Тогда завтра в восемь я за вами заеду.
– Да, буду ждать, – ответила я.
– Доброй вам ночи, Алёнушка. До скорой встречи.


Глава 7. Клыки

Ягоды на завтрак и рекорд по задержке дыхания. Загар в стиле ню и запретная грань. Страшное видение.

Всю ночь во сне я трудилась в монастырском саду, собирая яблоки в большие корзины, поднять которые можно было только вдвоём. Солнечные зайчики играли на круглых спелых боках и на каштановых волнах волос мёртвой путешественницы. Яблоко упало и подкатилось к её ногам, а она стояла с забрызганным кровью лицом и смотрела на меня. «Зачем вы убили меня? Что я вам сделала?» А солнечные зайчики танцевали под «Вальс цветов»...

Моя душа спикировала обратно в тело, и глаза открылись навстречу субботнему утру – под «Вальс цветов», поставленный в качестве мелодии на будильнике. Неловкими, плохо гнущимися пальцами сцапав мобильный, я поднесла его к глазам и нажала на «стоп». Семь ноль-ноль.
В семь пятьдесят я была полностью готова. Есть не особо хотелось, и я перехватила только пару овсяных печенюшек с кофе. Аида не соврала: горло не беспокоило совершенно.
Сквозь листву старой ивы за окном я увидела знакомый «Майбах». Сказав в трубку домофона «выхожу», я подхватила сумку, заперла дверь и резво побежала вниз по ступенькам.
– Ну, как ваше горло? – спросила Аида, кладя мои вещи на заднее сиденье.
– Вашему лекарству просто цены нет! – ответила я. – Всё как рукой сняло. Оно, наверно, безумно дорогое... Мне даже неловко.
– Пусть это вас не беспокоит, – улыбнулась Аида.
В доме нас встретила темноволосая девушка в скромном коричневом платье и белом фартуке.
– Аида Германовна, я всё приготовила. Разрешите идти?
– Да, Лия. Жду вас в понедельник.
Девушка ушла, а Аида, взяв меня за руку, повела наверх. Ковровое покрытие на лестнице приглушало звук шагов.
– Это ваша домработница? – спросила я. – А как она отсюда уезжает? Я что-то не видела поблизости автобусных остановок...
– У неё свой мотороллер, – ответила Аида. – Обычно она живёт здесь пять дней в неделю, а на выходные я отпускаю её.
Её рука мягко влекла меня на третий этаж, в ту же самую спальню, где я пришла в себя после нападения. Поставив мою сумку на пол у кровати, Аида повернулась ко мне и ласково завладела обеими моими руками.
– Ну что ж... Не желаете ли позавтракать для начала?
– Пожалуй, не откажусь, – кивнула я.
На завтрак были хрустящие тосты с яйцом и ломтиками свежего помидора, бутерброды с бужениной, свежая малина со взбитыми сливками и чёрный чай с лимоном. Всё это и выглядело шикарно, и было восхитительно вкусным. Когда Аида впилась белыми ровными зубами в тост, я заметила её довольно крупные клыки – но не в длину, а по ширине и объёму. Странно, почему-то я заметила их только сейчас...
Завтрак Аида предложила переварить на веранде. Там стояла пара шезлонгов, в которых мы и расположились, любуясь видом на озеро. Наполненный солнечным светом сосновый лес выглядел торжественно и умиротворённо, и совершенно не хотелось думать, что поблизости может бродить опасное чудовище...
– Расскажите о себе, – попросила Аида, раскуривая трубку.
– Да мне почти и нечего рассказывать, – пожала я плечами. – Зовут меня Алёна Лямина, мне двадцать семь лет, офисный работник, живу одна... Родители умерли. Моего парня, Андрея, вы видели... Встречаемся полгода, отношения... не сказала бы, что безоблачные.
– Любит гульнуть? – понимающе усмехнулась Аида, с кошачьей грацией изогнувшись в шезлонге и выпустив плотное облачко дыма.
– Ну... вроде того. Только в отношении себя любимого он требует кристальной верности – вот такие у него двойные стандарты, – вздохнула я. И добавила со смехом: – Знали бы вы, какую сцену он мне устроил из-за того, первого букета! Ну, из полевых цветов, помните?
Аида кивнула, сжимая зубами чубук трубки и пряча в уголках глаз усмешку.
– Он решил, что у меня появился кто-то другой, – продолжала я. – К вам приревновал, представляете?
Аида покачала головой.
– Так значит, я оказалась виновницей ваших неурядиц на личном фронте... Как нехорошо вышло!
– Да нет, вы тут ни при чём... Неурядицы начались задолго до вас, – вздохнула я опять.
Аида, выпустив длинную струю дыма и серьёзно глядя мне в глаза, проговорила:
– Алёна... Если ваш молодой человек причиняет вам слишком много огорчений, то, может быть, вам ни к чему такие отношения? Ну... просто он – не ваша судьба, так уж сложилось.
– Я думала об этом... – Мой взгляд скользил по далёким верхушкам сосен. – Не знаю, осталась ли у меня хоть капля любви к нему. Наверно, мы и правда с ним чужие.
– Так! – Аида решительно поднялась и протянула мне руку. – Кажется, вы загрустили, а я не могу этого допустить. Пойдёмте, пройдёмся чуть-чуть.
За домом располагался небольшой сад: малина к завтраку была именно оттуда. Ещё из ягод там росла вишня, смородина и земляника. Повсюду было много мелиссы – особенно под раскидистой старой яблоней. Я сорвала листочек и скатала в пальцах, нюхая.
– Люблю чай с мелиссой, – сказала Аида. – Поэтому она тут везде.
Вишня манила меня крупными бордовыми ягодами, глянцевито блестящими на солнце. Аида улыбнулась:
– Угощайтесь, Алёнушка. Кушайте прямо с дерева, так гораздо вкуснее.
Она нагнула ко мне ветку, всю сплошь увешанную ягодами, и подала пример – сорвала одну вишенку ртом, поглядывая на меня с озорными искорками в глубине глаз. Я сделала то же самое. Вишня была отменной, и я так увлеклась, что не заметила, как встретилась с Аидой губами на одной и той же ягодке. Но нечаянный поцелуй не состоялся: я тут же отпрянула в смущении, а Аида засмеялась. Как ни кратко было это соприкосновение, всё же я успела на миг ощутить мягкость её губ и их кисло-сладкий вишнёвый аромат.
Потом мы пошли на озеро – купаться и загорать. Плавала Аида превосходно, и пока я лениво лежала на спине, она неутомимо рассекала водную гладь разными стилями вокруг меня, ныряла и резвилась. Угнаться за ней у меня не доставало ни сил, ни мастерства.
Задерживать дыхание под водой она умела очень надолго – наверное, ни один человек не мог в этом с ней сравниться. Этим своим умением она и поразила моё воображение, и напугала. Помахав рукой, она нырнула, и водная поверхность, отражавшая небо и сосны, сомкнулась над ней. Прошло тридцать секунд, потом минута... Две. Я начала беспокоиться и сама решилась нырнуть. Набрав воздуха, я задержала дыхание и погрузилась, но, открыв глаза под водой, Аиду не увидела, сколько ни озиралась. Почувствовав, что больше не могу обходиться без воздуха, я вынырнула.
В поисках Аиды я ныряла несколько раз. Окончательно перепуганная, я от отчаяния уже начала всхлипывать, как вдруг под водой меня что-то тронуло. По телу снизу вверх заскользили ладони – от коленей по бёдрам, по животу, талии, рёбрам... Прохладная волна испуга моментально прокатилась по коже, сердце ухнуло в зеленоватую глубь, а прямо передо мной из воды появилась Аида.
– Ну, ну, всё хорошо, – засмеялась она, гладя меня по щеке. – Не надо так расстраиваться.
Я от облегчения выругалась, а она расхохоталась ещё звонче, явно довольная своей шуткой и произведённым на меня эффектом.
– Не беспокойтесь за меня, Алёна... Я могу не дышать под водой до пяти минут.
– Но как же... А кислородное голодание? – удивилась я. – Мозг же просто не выдержит!
Она сверкнула улыбкой.
– Не всё в этом мире так, как пишут в медицинских журналах. – И, чмокнув меня в щёку, снова нырнула.
Я нырнула следом и на сей раз увидела её. Её волосы причудливо покачивались в воде, извиваясь, как щупальца спрута; её стройное, великолепное тело двигалось грациозно и легко в наполненной солнечным светом воде, и Аида казалась мне каким-то мифическим существом – ундиной, наядой...
Когда мы разлеглись обсыхать под солнцем, уже начавшим ощутимо припекать, Аида сняла лифчик купальника, а потом и трусики.
– Загорать я предпочитаю нагишом, – пояснила она. – Чтоб потом не было этих белых следов.
Я смущённо отвела взгляд. Хотя, собственно, отчего мне было смущаться? Вот Аида, например, не стеснялась смотреть на моё тело, и от её ласкового и мягкого, как подогретое масло, взгляда у меня заныло в низу живота в странном предчувствии...
– Вы тоже можете раздеться, Алёнушка. Ничего не стесняйтесь, чувствуйте себя свободно.
– Да нет, спасибо... Пожалуй, я останусь так, – усмехнулась я.
– Как хотите, – отозвалась Аида. – Кстати, может, перейдём уже на «ты»?
– Ну... можно и на «ты», наверно, – неуверенно согласилась я.
– Прекрасно. За это надо выпить! Я сейчас.
Не успела я прилечь и закрыть глаза, как передо мной появился бокал шампанского. То ли я на несколько минут выпала из времени, то ли Аида умела его опережать – как бы то ни было, бокал возник перед моим лицом так быстро, что я вздрогнула. Только прохладный ветерок коснулся лица...
– Давай на брудершафт, – предложила Аида. – Чтоб уж точно можно было перейти на «ты».
Шампанское оказалось хорошо охлаждённым, что было особенно приятно в жаркий день, и я выпила его с удовольствием. Бутылка в ведёрке со льдом стояла рядом, и я, взяв один кубик, провела им по разгорячённому лбу и горящим щекам. Аида поднесла к моему рту бутерброд с душистым вареньем из лесной земляники, щемящая сладость и аромат которого ни с чем не могли сравниться. Откусив, я нечаянно уронила одну каплю на грудь и хотела подобрать пальцем, но Аида придержала мою руку.
– Дай мне.
Странное чувство охватило меня, когда её язык защекотал мою кожу. Солнечный смех заиграл у меня под рёбрами, как золотые пузырьки шампанского, а в низу живота снова заныло и неистово сжалось, а по телу пробежал хмельной огонь. Это было иное опьянение, нежели от вина – гораздо более сладкое и глубокое, таинственное и пугающее. В первый миг я отдёрнулась от него, ощутив леденящую близость ловушки, но рука Аиды мягко и властно обвила мою талию, а её дыхание обожгло мне шею.
– Пошли в дом, надо ополоснуться после озера, – сказала она.
Стоя под прохладными струями воды, я чувствовала, как меня начинает трясти. Что такое происходило со мной? Полынная горечь на губах спрашивала: разве ты не была к этому подспудно готова, когда собиралась переступить любую запретную грань, лишь бы узнать, откуда это дежавю и как Аида связана со снами про монастырский сад? Ты же взрослая девочка, разве ты не понимала, принимая её приглашение, что за ним кроется?
Нет, не прикосновений Аиды я боялась. Меня поражала собственная реакция – кажется, мне это нравилось. Нравилось до жути, до дрожи, до сладкого ужаса. Андрей не умел так... Он не умел быть таким обволакивающим, чарующим, нежным, шелковисто-щекочущим, не мог, глядя в глаза, взглядом ласкать сердце. Ему не под силу было легчайшим пуховым касанием затрагивать в душе такие струны, от звука которых весь мир начинал плыть вокруг меня.
Намыленная губка шершаво скользнула по моей спине, и я тихонько ахнула от неожиданности.
– Алёнушка, ну что ты так пугаешься всё время? – прожурчал голос Аиды, сплетаясь со струями воды. – Разве я такая страшная? Мм?
Она повернула ручку смесителя, и вода из прохладной стала расслабляюще-тёплой. Губка уверенными ласковыми движениями тёрла мою кожу, начиная с плеч и неумолимо спускаясь всё ниже. Когда она проскользнула мне между ног, я дёрнулась, но другая рука Аиды придавила мне плечо.
– Да стой ты. – Тихий смех. – Я только помою.
Зелёный чай с мелиссой исходил паром передо мной в чашке, а Аида, сидя напротив в махровом халате, смотрела на меня с задумчивой и чуть грустной нежностью во взгляде. Длинные влажные пряди её волос темнели на белой махровой ткани, а лицо без макияжа приобрело свежий и лёгкий, более простой и открытый вид. Но менее красивым оно не стало, а загадочная изумрудная искорка в глазах осталась.
В течение следующих двух часов она учила меня играть в бильярд. Я в этом деле была совершенной неумёхой, и Аида показывала всё с самых азов – как стоять, как держать кий, куда целиться. В перерывах мы пили ликёр и курили: Аида – трубку, а я – сигареты. Толковым игроком мне стать, впрочем, не удалось, а вот охмелеть – получилось. Чтобы я протрезвела, Аида повезла меня на прогулку по озеру – на её собственном катере. Упруго упирающийся в лицо встречный ветер действительно как будто выдувал из головы хмель, скорость прохладно щекотала сердце, красота поросших соснами берегов загадочно влекла. Правда, под конец меня немного укачало, и из катера Аида вынесла меня на руках.
– Беда ты моя ходячая, – усмехнулась она, ласково щекоча губами моё ухо.
В пять вечера был поздний обед – куриный суп с зеленью, рыбный стейк с овощами и вишнёвые вареники. Аиду потянуло расслабиться, и мы устроились в шезлонгах под яблоней: Аида – со своей любимой трубкой, я – со стаканом грейпфрутового сока со льдом. Я решила снова завести разговор о нападении чудовища.
– Аида... Ну, всё-таки, я должна это узнать. Кто это был там, в лесу?
Она вздохнула, прикрыв глаза.
– Ох, Алёнушка... Нашла же ты тему для послеобеденной беседы. Такой чудесный день... Давай хоть сейчас не будем о мрачном.
– Но ведь это не даёт мне покоя, – сказала я. – Вот мы сейчас сидим тут, а оно... бродит где-нибудь поблизости. Не по себе мне, честно говоря. – Я поёжилась.
Аида, протянув руку к моему шезлонгу, сжала мои пальцы.
– Не бойся. Днём опасности нет, а ночью прижмись ко мне покрепче – и будешь цела.
При этих словах в глазах Аиды блеснул лукавый огонёк, а я опять смутилась.
– Ты так очаровательно краснеешь, – засмеялась она, целуя мою руку. – Так и укусила бы за щёчку, рррр... – Издав кошачье урчание, она повернулась в шезлонге лицом ко мне и поджала ноги. – Мне так уютно и хорошо с тобой... Можно даже ни о чём не говорить – всё равно хорошо. Тепло.
Смежив глаза, она как будто задремала. Яблоня шелестела над нашими головами, а мне вспомнились яблоки из монастыря. Крупные, душистые, жёлтые с характерным коричневатым румянцем... Из них получался отменный золотой сидр, не отягощавший ни душу, ни тело – свежее и чище, чем вода, и питательнее, чем пиво. Этот сорт назывался Горькая Аннетта; его уж, наверно, нельзя найти теперь даже в самых старых садах. Одни сорта исчезают, появляются новые... Круговорот их бесконечен, как бесконечен сидр.
Когда я вынырнула из яблочного наваждения, солнце стояло в небе уже намного ниже, тени стали длиннее, а цвет лучей – гуще. Соседний шезлонг пустовал. И спросила я у сосен: где Аида? Не ответили мне сосны: не до меня им было, глубокомысленным и гордым.
Поднявшись на ноги, я потянулась. Мне захотелось нырнуть в малинник, и я скользнула в его прохладу. Царапая руки, я срывала крупные ягоды, клала в рот и давила на языке, и в горло мне проливалась малиновое вино вечера. Двухметровые кусты покачивали верхушками у меня над головой, и я, пытаясь дотянуться к самым верхним ягодкам, встала на цыпочки...
На фоне упавшей мне на глаза пелены мрака на меня мчались блестящие глаза. Вспышка сиреневого света озарила оскаленную пасть с длинными клыками и бледное лицо... Вроде бы человеческое, но от него веяло могильным ужасом и холодом.
Выкарабкавшись из малины на четвереньках, я бросилась к дому, задыхаясь и хрипя:
– Аида... А... А... Аида...
Она уже спешила мне навстречу – уже успевшая переодеться в чёрные леггинсы и шёлковую фиолетовую тунику с высокой талией, расширяющимися книзу рукавами и каким-то этническим орнаментом по подолу.
– Алёна!
Мои колени подкосились, но она не дала мне упасть, прижав к себе. Гладя меня по волосам и заглядывая в глаза, она спрашивала встревоженно:
– Что такое? Что с тобой?
Я не могла ничего выговорить: слова слиплись в удушающий ком, который невозможно было ни проглотить, ни выплюнуть.
– Ну-ка, пошли!
Через пять минут я сидела на кровати, навалившись на подушки. Аида поднесла мне рюмку какой-то очень крепкой настойки и велела залпом выпить, а закусить дала кружком апельсина. Взяв моё лицо в свои ладони, она заглянула мне глубоко в глаза, и её лицо посуровело, брови жёстко сдвинулись.
– Кто это? – только и смогла выдохнуть я. – Лицо... как у человека, а клыки... Кто это?


Глава 8. Охотница

Правда о нападении в лесу и новая картина бытия. Серебряная пудра, зов и схватка. Отравленный нож и сумеречный путь. Нарушенное соглашение.

Аида стояла у окна, глядя на кроваво-алый закат. Её волосы были гладко зачёсаны и собраны в хвост высоко на затылке, открывая длинную изящную шею, а руки – скрещены на груди. Вся её поза выражала суровую задумчивость и принятие непростого решения.
– Вампир, – сказала она наконец.
– Что? – пролепетала я.
Она повернула ко мне лицо, черты которого, как мне показалось, заострились и стали жёстче. Глаза мерцали твёрдыми и холодными изумрудами.
– Ты хотела знать, кто на тебя напал? Я отвечаю – вампир. Это и есть та правда, к которой ты не готова.
– Но ведь это всё – сказки, – вывалился из меня комок жалких, смятых слов.
– Я хотела бы сказать – да, сказки... Когда-то я тоже так думала. Пока не узнала, кто я. – Аида закрыла глаза.
Я почти не чувствовала своего тела, мягкость постели подо мной стала призрачной, а перед глазами стояли эти клыки. Нет, та чёрная тень мне не померещилась, нападение было. Это – реальность. И вдруг передо мной вспыхнула картина сегодняшнего утра: Аида кусает тост с яйцом. Клыки! Волна холода накрыла сердце: сказка становилась былью.
– Ты всё-таки заметила необычное строение моей челюсти, как я вижу, – сказала Аида. – Да, сегодня я немного расслабилась, подпав под твоё очарование, и забыла об отведении глаз... Клыки выдвигаются из особых пазух при необходимости.
Она приподняла верхнюю губу, и я увидела её белоснежный оскал: теперь клыки стали крупными не только в ширину, но и в длину.
– Нет, это не то, что ты подумала. Я – не одна из них. Я дампир – вампир-полукровка. Я обладаю их силой, но у меня нет их слабостей: дневной свет мне не вредит, я могу есть человеческую еду и сдерживать жажду крови. Тебе не нужно меня бояться, Алёна... Я не причиню тебе зла, напротив – хочу тебя защитить. Я ведь – бывшая охотница.
Моя картина мира трещала по швам. Разум не хотел верить, пытался отторгнуть страшное видение, но оно наползало на него тяжким мороком. Дыхание перехватило, а сердце пронзила кинжальная боль.
– Алёнушка... – Аида была уже рядом – сжимала мои пальцы. – Я понимаю, в это тяжело поверить. Конечно, лучше бы ты никогда не узнала об этом... Но эта реальность коснулась тебя тогда в лесу, и я уже не смогу дальше ограждать тебя от этого знания. Сумеречный мир дотронулся до тебя своим дыханием.
Моя рука судорожно щупала шею. Как будто никаких следов укуса... Господи, что за бред. Начиталась вампирских романов...
– Нет, он тебя не укусил: я не позволила. Пришлось вступить с ним в бой и прогнать... Пятнадцать лет назад я оставила путь охотника – из-за моего отца и единокровной сестры, но вампиры до сих пор не могут мне простить того, что я когда-то убивала их сородичей.
Боль в сердце душила меня. Ловя ртом воздух, я откинулась на подушки. Аида склонилась надо мной, гладя мои щёки.
– Алёна... детка, – говорила она, щекоча дыханием мои губы. – Отпусти напряжение, не противься открывшейся тебе новой стороне реальности. Твой разум, сопротивляясь непривычной картине бытия, ставит блок – вплоть до физических реакций. Если ты не расслабишься, будет плохо.
– Мне уже... плохо... – прохрипела я.
– Тем более. Иди ко мне! – Аида бережно приподняла меня и заключила в объятия. – Дыши медленно и глубоко. На четыре счёта – вдох, на другие четыре – выдох.
Я дышала, а Аида поглаживала меня по спине. Боль постепенно отпускала.
– Вот так... Умница. – Она опустила меня на подушки, вытирая пальцами слёзы с моих щёк. – Это, конечно, моя вина, малыш... Всё началось с нашей встречи. Из-за своей сущности я соприкасаюсь с сумеречным миром, и ты через меня невольно с ним соприкоснулась тоже. С ним всегда так: где одна встреча – там и вторая. И если ты не достаточно силён, каждая следующая может стать последней.
С моих губ был готов сорваться стон, но Аида нежно прижала их пальцем.
– Нет, Алёна. Я не позволю никому тебя тронуть, даже если для этого вновь придётся встать на тропу войны. Ты пробудила какие-то давно дремавшие струны в моей душе... Я не могу отпустить это просто так. Если судьба свела нас, значит, так хочет Вселенная. А сейчас... – Она склонилась ко мне, кладя ладонь мне на лоб. – Сейчас тебе нужен отдых, чтобы справиться со всем этим. Сон поможет переварить свалившуюся на тебя информацию.
Она дала мне ещё сто пятьдесят граммов ягодной настойки (крепость у неё была, наверно, как у рома) и подарила баночку с каким-то белым порошком, а также серебряный кастет. Баночка была цилиндрической, из мягкого пластика, с отверстием с одной стороны – как детская присыпка. При нажатии на бока флакона порошок распылялся через отверстие.
– Это защитная противовампирская пудра, – сказала Аида. – Для девушки – первое средство и для красоты, и для безопасности. Пудрить желательно всё тело, ну, или хотя бы лицо, шею и руки. А кастет – сама знаешь: бить промеж глаз. Ну, всё, отдыхай, Алёнушка.
Спальня плыла вокруг меня, и я проваливалась в тошнотворную круговерть. Некоторое время я лежала, то закрывая глаза, то открывая, а потом полетела с дикой скоростью в чёрный колодец...
Хмельной морок начал отпускать, когда уже совсем стемнело. Придавленный сушняком организм требовал воды, голова раскалывалась, а желудок – хоть выбрось. Видимо, во мне перегорел какой-то предохранитель: я не чувствовала ничего, кроме бескрайнего, как пустыня Сахара, безразличия ко всему. Ну, ещё плюс настоечка. Вампиры? Ой, я вас умоляю... Какие, к чёрту, вампиры-шмампиры! Я засохну к едрене фене, если срочно не найду источник холодной воды!
В таком пофигистском настроении я посидела на кровати пару минут, пережидая головокружение и разглядывая подарки Аиды. Противовампирская пудра... Чесночная, что ли? Нет, вроде, не пахнет. Вытряхнув на ладонь немного, я натёрла шею и лицо, а потом просунула пальцы в кастет. Удар у меня, может, и слабый, но учитывая то, что кастет серебряный... Может, и будет толк. Забавно: вроде выпила я не очень много, но меня так плющило, что было даже не до страха. Ну и крепкая же эта настойка, просто до чёртиков...
Я уже совсем собралась встать и отправиться на поиски воды, когда вдруг услышала негромкий зов:
– Алёна...
Насторожив ухо, я вслушалась. Тишина, а потом снова:
– Алёна...
– Аида? – спросила я, слушая пространство ночи.
Мне не ответили. Решив, что послышалось, я сделала шаг к двери, но зов раздался снова. На этот раз мне показалось, что я узнаю голос – голос Андрея! Да нет, не может такого быть. Он же в командировке и не знает, где я.
– Алёна... Это я, выйди ко мне!
Определённо – голос Андрея, но Андреем его обладатель просто не мог быть! Выглянув в окно, в лунном свете я увидела фигуру и вздрогнула: нет, ну точно, он! И волосы его, и одежда, и рост, и телосложение. Но как, как такое возможно?!
– Алёна... Выйди, нам надо поговорить.
– Ну, ладно, – пробормотала я, на всякий случай прихватывая с собой кастет.
Спуск по лестнице взбаламутил дурноту в желудке, и я, морщась, с трудом выбралась во двор, в ночную прохладу. Сделав пару неуверенных шагов в сумраке, я позвала:
– Андрюш... Это ты?
Он вырос передо мной, как будто из-под земли. Луна бросала серебристый свет на его лицо и грудь: это был Андрей, вот только его глаза странно блестели.
– Привет, Алёнка, я соскучился, – сказал он.
– Привет, – недоуменно ответила я. – Слушай, у тебя минералочки не найдётся, а? Сушняк жуткий.
Одна его рука обвила мою талию, а другой он дотронулся до моей щеки... и тут же с нечеловеческим, леденящим сердце шипением отдёрнул её, скрючив пальцы. С моих глаз как будто упала пелена: никакой это был не Андрей, а незнакомый парень, брюнет с тёмными глазами, в глубине которых горели холодные огоньки – точно такие же, какие я видела у той чёрной тени, которая напала на меня в лесу.
– С-с-сэребро, – прошипел он с откуда-то взявшимся акцентом. – С-с-сука!
Пудра, мелькнуло в голове. Пудра с серебром, о как!
– Ах ты, зараза! – воскликнула я, занося руку с кастетом.
Но вампир был быстрее – успел перехватить мою руку прежде, чем кастет врезался в его череп. Его пальцы больно стиснули моё запястье, а лунный свет блеснул на длинных острых клыках. Но он не знал, что свободная моя рука пять минут назад наносила на шею и лицо эту самую серебряную пудру... Я с силой прижала её к его лицу, и он, зашипев, как целое стадо гусей, отпустил меня и отшатнулся, пряча лицо в ладонях.
– Что, гад, не нравится?
Но слишком рано я торжествовала: из тени вперёд шагнули ещё четверо его приятелей. Я пятилась, а они наступали, сверкая глазами и клыками, как вдруг за спинами у них возникла – мне показалось, что она спрыгнула с неба – гибкая чёрная фигура.
Бесшумная и ловкая, как ниндзя, она двумя выстрелами из оружия, похожего на пистолет-пулемёт, уложила двух вампиров, стоявших к ней ближе всего. Уж не знаю, чем это оружие стреляло, только тела вампиров при этом взрывались и оседали на землю горсткой праха. Вампир с обожжённым пудрой лицом приподнялся и метнул нож, и по негромкому вскрику воина в чёрном стало ясно, что в него попали.
Я узнала голос. Это была Аида.
Но её не так легко было одолеть: выстрелом с колена она испепелила ранившего её вампира. Другой попытался скрыться, но меткий выстрел обратил и его в пригоршню пепла. Третий не избежал такой же участи. Аида поднялась на ноги, с лёгким стоном выдернула из бедра и отбросила нож. Он упал к моим ногам, блестя окровавленным лезвием. Дурнота, и без того мучившая мой желудок волнами, поднялась как цунами и накрыла меня с головой.

Очнулась я от запаха нашатыря – снова в спальне. Осветительная панель над изголовьем приглушённо горела уютным желтоватым светом. Надо мной склонилась Аида – в чёрной кожаной куртке и того же цвета брюках военного покроя, с туго стянутыми на затылке в узел волосами.
– Ну вот, очнулась, – проговорила она, гладя меня по щеке. – Молодец. Всё уже позади, Алёнушка.
Сушняк с новой силой стиснул моё горло.
– Мне бы водички, – хрипло простонала я.
– Сейчас, солнышко.
Я вспомнила: а ведь она ранена. Не бесчеловечно ли заставлять её бегать за водой для упавшей без чувств барышни?
– Вот, малыш.
Не успела я закончить свою мысль, как Аида уже поднесла к моим губам стакан газированной минералки. Я жадно выпила. Хорошая, ядрёная...
– Аида, давно хотела тебя спросить: как ты так быстро передвигаешься?
– Это называется «сумеречный путь», – ответила она. – Сумеречный – потому что не заметен глазу обычного человека.
– Ты ранена...
– Пустяки. К утру затянется. Лезвие было отравлено особым противовампирским ядом, разлагающим кровь, но к большинству ядов я невосприимчива – спасибо отцу, он в этих делах крупный специалист и меня кое-чему обучил. Меня этим ядом уже травили, но я выжила, и с тех пор он на меня не действует – такова моя особенность. Кроме того, если нужно, я и сама умею готовить яды и лекарства тоже. То полоскание для горла, что я тебе дала – на основе моей крови, которая обладает целительными свойствами. Это и есть мой секретный ингредиент. – Аида улыбнулась, заправила прядку волос мне за ухо. – А ты молодец, хорошо приложила того вампира пудрой, не растерялась.
– Меня так колбасило от твоей настойки, – поморщилась я. – Так плющило, что мне было, в общем-то, плевать и на вампиров, и на... Кстати, как он заморочил мне голову, внушив, что он – Андрей?
– Вампиры обладают способностями к гипнозу и чтению мыслей. Образ Андрея он считал из твоей головы во всех деталях – от внешности до голоса.
Я вспомнила визитку Аиды: «Психологические консультации, психоанализ, гипноз».
– И ты тоже этим владеешь?
– И я, – кивнула Аида. – На вампирском уровне, хоть я и полукровка... Мой отец, видишь ли, далеко не рядовой кровосос.
– А эти... что им было надо?
– Это молодняк. – Аида поставила стакан на тумбочку, чуть сморщилась – видно, от боли в ране. – Тот, который пострадал от пудры, тогда и напал на тебя. Я его прогнала – не хотела убивать, нарушая тем самым своё мирное соглашение с ними... А этот идиот, видно, обиделся и позвал на помощь друзей – проучить меня.
– И что теперь будет?
– Не знаю, Алёнушка, – вздохнула Аида. – Пятнадцать лет между ними и мной держался мир... точнее, договор о ненападении. И вот снова – пятеро убитых вампиров. Не думаю, что они это так просто оставят.
У меня похолодело в животе.
– Но ведь они напали первыми... А ты защищалась.
Аида невесело усмехнулась.
– Им без разницы, кто первый начал. Им нужен лишь повод. Сказать, что они меня недолюбливают – значит, ничего не сказать. Надо что-то придумывать, что-то решать. Я не хочу ввязываться в войну теперь, когда... появилась ты.
Последнюю фразу Аида произнесла, глядя на меня с устало-задумчивой лаской. Одетая в чёрное, в боевой охотничьей экипировке она выглядела воинственно, её сила и способности немного пугали меня, но это тепло в глазах заставило моё сердце сжаться.
– А почему ты перестала охотиться на вампиров? – спросила я почти шёпотом.
– Это долгая история, – сказала Аида, пожимая мои пальцы. – И грустная.
– Расскажи...
– Не сейчас, малыш.
– Ты сказала, это как-то связано с твоим отцом и сестрой... – Я приподнялась на локте. – Слушай, разве у вампиров бывают дети? Разве они не ходячие кровососущие мертвецы?
– Это заблуждение, – ответила Аида. – Если бы они были мертвецами, у меня не было бы сестры... И меня не было бы тоже. Нет, вампиры – живые, как и люди, просто... иные. Другая раса. Алён... Давай, ты всё-таки попробуешь немного отдохнуть?
– А нам не нужно срочно пускаться в бега? Так в фильмах обычно делают, – устало усмехнулась я.
Аида подвинулась ко мне ближе, поправляя подушку под моей головой.
– Не сейчас, по крайней мере. Смерть этих дурошлёпов обнаружится рано или поздно, но чтобы всё выяснить, даже вампирам потребуется какое-то время. Эту ночь можно досыпать без опасений. Но на случай всяких «если» у меня в подвале – целый арсенал. Остался ещё со времён моей бытности охотницей. Отдохни, Алёнушка. Мне тоже надо отдохнуть и о многом подумать.

Глава 9. Призрак сумрака

«Марафон» и фейерверк блаженства. Истинная кошка. Арсенал охотницы и разум сумрака.

Аида сказала: «Отдохни», но какой уж тут был отдых... Остаток ночи пришлось провести в дыхательных упражнениях – вдох-выдох на четыре счёта, на пять, на восемь. Только это и отгоняло боль в груди, которая то и дело поднималась удушающей волной. Однако, не слабо мой разум сопротивлялся новой реальности...

Когда рассвет прокрался в сад, я забралась в малинник и присела на корточки среди зелени и колючих стеблей. Мой личный мир корчился в агонии, смертельно укушенный сумеречным чудовищем – бедный маленький мир, единственной болью в котором были лишь могилы родителей. Его светлое платьице было перепачкано кровью, и он умирал, сжавшись в комок на холодной земле.
– Алёна...
Руки Аиды раздвинули малиновые кусты. Присев рядом, она приподняла моё лицо за подбородок и заглянула в глаза.
– Что, совсем не спится?
– Мне плохо, Аида, – сдавленно прошептала я, зябко ёжась.
Она вздохнула. В её глазах отразилось понимание и нежное сострадание.
– Знаю, детка... И мне невыносимо больно переживать это вместе с тобой.
– Так ты всё чувствуешь, что со мной происходит? – Я шмыгнула носом.
– Конечно, – улыбнулась Аида, коснувшись моего носа пальцем. Но очень уж усталой была её улыбка. – Я эмпат. Мне достаточно взглянуть на тебя, чтобы ощутить все твои переживания, как свои собственные. И твою боль... И твой страх. Ты сейчас – как маленький загнанный зверёк, все твои привычные стереотипы мировосприятия рушатся. Страдает твоя душа, а реагирует тело. Вставай-ка... Надо с этим что-то делать.
Взяв меня за руки, она помогла мне подняться. Рассветный ветерок пробежал холодными пальцами по моим рёбрам, и я опять поёжилась. Аида привлекла меня к себе одной рукой, а другой склонила ветку малины. Сорвав губами ягоду, она протянула её мне. Летняя сладость наполнила мой рот, а следом проникла щекочущая, тёплая нежность, соединяясь в долгий, головокружительно-рассветный прыжок в бесконечное замирание сердца.
На миг прыжок прервался, и я заглянула в гипнотическую изумрудную бездну её глаз. Осторожно попробовала: отпустят ли меня её руки? Нет, не отпускали. Но в них было тепло и уютно, безопасно и так легко... Зачем пытаться из них вырваться? Сейчас на Аиде были уже знакомые мне светлые брюки и белый топик, но я вспомнила её в боевой экипировке и почувствовала сладостное напряжение в низу живота. Нет, она не изнеженная аристократка, какой хочет казаться, она – воин с гибким неуязвимым телом, профессиональная убийца вампиров, пусть и не практиковавшаяся в своём ремесле пятнадцать лет, но не растерявшая навыков. Напряжение становилось сильнее и слаще, пело на высокой звенящей ноте, а мой рот снова наполнила малиновая нежность.
Больше никаких преград не осталось, одевали нас только тёплые струи воды. Капельки покрывали плечи Аиды, висели на её бровях и ресницах, скатывались по щекам, как слёзы, но она не плакала, а улыбалась. На её бедре розовел свежий шрам – всё, что осталось от раны отравленным ножом. Я дотронулась до него, а пальцы Аиды перебирали и массировали мои шейные позвонки. Её грудь мягко прижалась к моей, а мою шею защекотали клыки... Я вздрогнула, но Аида не кусала меня по-настоящему, а только играла. Игры уже начались и внизу – исследующие, примеривающиеся.
– Аида... У меня такое... – начала я.
– В первый раз, знаю, – договорила она. – Тебе понравится.
– Откуда ты знаешь? А вдруг...
Она заглушила мои слова губами.
– Тебе не может не понравиться. Это было ясно уже в первую нашу встречу.
Да уж... Никогда не забуду, как я позволила себя раздеть и залапать через минуту после знакомства – под предлогом осмотра. Что ж, Аида... Профессионал во всём, что тут скажешь. Но с ней меня не покидало чувство надёжности и уверенности: это серьёзно. Это тепло во взгляде не могло обманывать, эта задумчивая нежность не была поддельной. Ненастоящими были только лёгкие укусы в шею – они щекотали нервы и возбуждали.
На моём теле не осталось ни одного квадратного сантиметра, не тронутого Аидой. Оно было изучено ею этим утром, и каждый уголок получил название. Исследование местности она проводила, как опытный следопыт, изведавший немало дальних стран. К самым потаённым местечкам она нашла подход и открыла мне многое, о чём я даже не подозревала. От неё я узнала, что тело – это музыкальный инструмент, на котором можно играть по-разному. До сих пор на мне исполнялись простые песенки, а Аида сыграла целый концерт, задействовав все октавы и виртуозно беря каскады головокружительных аккордов. Она была искусным музыкантом с ловкими пальцами, знавшими своё дело.
– Позволь мне помочь тебе, малыш. Я уберу боль.
Раздвинув мне колени, она легла сверху. Из её рук струилось тепло, разогревая мои ключицы и грудину, и боль действительно таяла. Горячее дыхание щекотало мою кожу, скользя всё ниже; когда Аида дохнула мне в пупок, меня будто пронзила тёплая стрела, но не больно, а сладко. А потом она спустилась ещё ниже: сначала дышала, вызывая у меня тучи мурашек по телу, а затем начала ласкать языком, вытворяя там такое, что мне хотелось выть от наслаждения. Несколько раз она подводила меня к высшей точке, но давала ощущениям чуть схлынуть и начинала всё с начала. Она точно знала, как обращаться с моим телом, и ей не нужны были схемы и подсказки, какие места у меня чувствительные, какие – не очень, а какие – просто «красная кнопка», при нажатии на которую начиналась феерия блаженства и фейерверк с фанфарами.
В какой-то миг мне подумалось: а как же она сама? Аида делала всё, чтобы доставить мне бешеное удовольствие, забывая о себе, и это было не совсем справедливо.
– Не беспокойся, малыш, – прошептала она. – Я говорила тебе, что я эмпат? Так вот, я – сверх-эмпат. Всё, что чувствуешь ты, ощущаю и я – так же ярко и сильно, как если бы это были мои собственные ощущения. Поэтому не переживай: мне хорошо так же, как и тебе.
– Наверно, это здорово, – проговорила я. – Чувствовать такое единение...
– Да, это прекрасно. Поэтому в моих же интересах делать так, чтобы ты радовалась, а не плакала.
В постели Аида была неутомима и изобретательна, и если Андрея хватало только на один раз, максимум – на два, то с ней я достигала вершины блаженства снова и снова. Сидя на мне верхом, она щекотала меня волосами: когда по моей груди и лицу проходилась их мягкая шелковистая метёлка, сердце весело ухало в бездну восторга.
В перерывах были лёгкие расслабляющие ласки, поцелуи; целовать Аида тоже умела виртуозно. Сначала она посасывала, покусывала и мучила мои вспухшие губы, подолгу забавлялась с ними, а потом с захватывающей дух неожиданностью приникала к моему рту взасос, пробиралась глубоко внутрь и устраивала там нежную борьбу. Чередование «поверхностной» и «глубокой» игры доводило меня до исступления – учитывая, что руки Аиды в это время тоже не бездействовали.
Почувствовав голод, я глянула на часы: перевалило за полдень.
– Может, прервём наш марафон? А то я уже что-то есть хочу.
Аида бархатисто засмеялась, по-кошачьи зевнула, показав клыки, потянулась и села.
– А я бы век не отрывалась от тебя, Алёнушка... Ну ладно. Если ты проголодалась – так и быть, обеденный перерыв.
Не обременяя себя одеванием, она направилась на кухню, а я всё-таки накинула халат. Открыв холодильник, Аида потёрла подбородок.
– Так, что тут у нас? Сейчас сообразим...
Домработницей было закуплено достаточно продуктов, но все приготовленные ею блюда мы съели вчера. Теперь нужно было «соображать» обед самим, что Аида не любила и не слишком умела делать. Пришлось за дело браться мне: я испекла блинчики с икрой. Но спокойно стоять у плиты Аида мне не давала, то и дело прижимаясь сзади, целуя и щекоча, а потому некоторые блинчики чуть подгорели, а пара штук порвалась. Впрочем, вкуса их это не испортило. Аида, как истинная кошка, любила рыбку, а в холодильнике обнаружился аппетитный большой кусок филе сёмги. Вопросительно глядя на меня и показывая на него пальцем, Аида мурлыкнула:
– Может, это? Мрр?
Я со смехом почесала её за ушком, а она прищурилась и заурчала. Филе я запекла в духовке со сметаной и базиликом, получилось очень вкусно. Наевшись, Аида свернулась на постели, а я устроилась рядом, и мы просто лежали, ловя кайф от сытости, тепла и близости друг друга. Утомительная и бессонная ночь начала брать своё.
На сей раз обошлось без яблочных снов. Вымотанная до предела вчерашним потрясением, ночными приключениями и нереально долгим, ярким и необычным сексом, я просто отключилась.

Разбудил меня стук дождя. В приоткрытое окно веяло особой, тревожной свежестью, какая бывает во время грозы; Аиды не было рядом, в спальне царил сумрак, и моя грудь стеснилась от горечи. Хотелось побежать, найти Аиду и прижаться к ней. Вчерашний день, сегодняшнее утро и обед вспоминались с тоской: казалось, это была последняя идиллия, больше такого праздника не будет, а впереди надвигается что-то тёмное и безрадостное.
Я приняла душ, оделась и пошла на поиски Аиды. Нигде в доме я её не обнаружила и, озадаченно стоя на первом этаже посреди гостиной, позвала:
– Аида! Ты где?
Её голос откликнулся глуховато – откуда-то снизу:
– Я в подвале, Алёнушка!
Открытую дверь в подвал я нашла без труда. Она была очень мощная и тяжёлая, металлическая, с сейфовым замком. Вниз вела довольно крутая лестница с деревянными ступеньками; спустившись и оглядевшись, я решила, что попала на оружейный склад. Чего тут только не было! Автоматы, обрезы, пистолеты каких-то необычных конструкций, винтовки, а также разнообразное холодное оружие: кинжалы, бумеранги, сюрикэны, даже мечи и весьма экзотического вида вращающиеся метательные ножи – по сути, составленные из нескольких лезвий сюрикэны. Были и ещё какие-то приспособления, названий которых я не знала. Нашёлся даже арбалет. Всё это холодно и угрожающе поблёскивало в неярком подвальном освещении.
Аида, во вчерашних воинственных брюках, майке и берцах занималась чисткой автомата, лежавшего на столе в разобранном виде. Холодное и тяжёлое чувство во мне усилилось: если Аида готовится к войне, на это есть веские причины...
– Ну, как ты? – спросила она через плечо, не отвлекаясь от чистки оружия. – Выспалась?
– Как у тебя тут всё... гм, серьёзно, – проговорила я, обводя уважительным взглядом подвал.
– Да, арсенальчик основательный, – усмехнулась Аида. – И стоит всё это немалых денег, особенно дороги боеприпасы: в них входит серебро в разных видах. Холодное оружие тоже имеет в составе своего покрытия серебро – особо прочный и не темнеющий сплав. Разрывные мини-снаряды и пули с серебряным порошком, летающие шприц-ампулы с «серебряной водой», серебряные иглы... Особо изящное оружие – серебряная нить.
Я присела на скамеечку, подавленная. Никогда не любила оружие, а тут его столько!..
– Значит, война?
– Я бы не хотела такого развития событий, – призналась Аида. – Но подготовиться не мешает. Я решила для начала пообщаться на эту тему с лордом Эльенном.
– А кто это? – осторожно поинтересовалась я.
Глаза Аиды колюче блеснули.
– Лорд ЭльезЕр Эльенн – один из старейших и сильнейших вампиров... И по совместительству – мой отец.
Повисла тишина. Я заворожённо наблюдала за руками Аиды, которые быстрыми и точными, мастерскими движениями собирали автомат. Ещё этим утром они виртуозно ласкали меня, пробуждая к жизни, а сейчас в них было средство для уничтожения этой самой жизни...
– Лорд Эльенн – противник агрессии и главный миротворец в вампирских кругах, – проговорила Аида. – Он также противник убийства людей. Вампиры его клана добывают пропитание, не уничтожая жертву, а просто стирая ей память после укуса. Слюна вампира обладает свойством ускорять регенерацию, и укус заживает в считанные часы.
– А укушенные... – начала я.
– Нет, без принятия внутрь крови вампира обращения не происходит, – ответила Аида на мой незаконченный вопрос. – Некоторые вампиры в последнее время заводят себе постоянных доноров, чтобы реже охотиться.
– Значит, ты едешь к этому лорду? – В моей груди разливалась невыносимая горечь в предчувствии разлуки.
Аида посмотрела на меня особым тёплым взглядом, от которого моё сердце неизменно сжималось.
– Не я еду, Алёнушка, а мы. Одну тебя оставить я не могу: боюсь, сумрачный мир подобрался к тебе вплотную. Тебе удалось спастись от вампиров два раза, но сумрак будет сталкивать тебя с ними снова и снова, пока не добьётся своего. Он чувствует твои вибрации, которые усиливаются с каждым твоим счастливым спасением, и будет создавать условия для очередной опасной встречи, потенциально несущей в себе возможность смертельного исхода... Пока я рядом, я могу защищать тебя и противостоять сумраку, а если оставлю на произвол судьбы... Нет, я так не могу.
Сумрак... С каждым повторением этого слова он становился всё реальнее, превращаясь в некую разумную сущность, обладающую своей волей, чувствами и логикой. Мне стало жутко и холодно. Тёплые губы Аиды прильнули к моим.
– Я с тобой, малыш. Я не отдам тебя сумраку.
Я обвила руками её шею и зажмурилась, впустив в рот щекотную ласку. Руки Аиды в трикотажных перчатках обхватили меня, приподняли и поставили на скамеечку. Тихонько поцеловав меня в грудь, Аида сказала:
– Я связалась с лордом Эльенном по ментальному каналу... Он живёт в Европе. Нам нужно только добраться до границы, а там нас встретят и доставят к нему.
– А как же моя работа? – нахмурилась я. – На сколько всё это затянется?
– Не знаю, Алён. – Аида чмокнула меня в нос. – Боюсь, тебе придётся взять отпуск за свой счёт, а если не отпустят, то уволиться. Ситуация серьёзная. Не хочу тебя понапрасну пугать, но вопрос стоит о твоей жизни. Другую работу найти всегда можно, а другую жизнь – вряд ли. В конце концов, если возникнут проблемы – я помогу.
– Но если вы такие телепаты, почему бы тебе не поговорить с ним мысленно, на расстоянии? – высказала я идею. – Так быстрее, проще и безопаснее.
Аида покачала головой.
– Нет, здесь нужна личная встреча... Кроме того, среди вампиров есть специалисты по перехвату чужих ментальных сигналов.
– Сколько у меня времени, чтобы всё уладить? – обречённо спросила я.
Аида задумалась, между её бровей пролегла морщинка.
– Вообще-то, я планировала выехать этим же вечером, но сегодня воскресенье... Думаю, можно отложить это и до завтра, при условии, что ты до полудня решишь вопрос с работой.
Я чувствовала, с какими колебаниями и неохотой она даёт мне это время. Наверно, счёт шёл на часы... Под ложечкой засосало от тревоги, тяжкое чувство надвигающегося мрака давило на грудь всё сильнее. Ощутив укол в сердце, я застонала и пошатнулась.
– Алён? – Аида подхватила меня и усадила. – Ну что ты, маленький мой...
– Аида... Я доверяюсь тебе, – прошептала я, ловя ртом воздух. – Я еду за тобой в никуда, и где я окажусь в итоге – не знаю... Обещай, что ты не бросишь, не подведёшь меня.
Аида прильнула к моим губам в долгом и крепком поцелуе.
– Малыш, я в ответе за тебя, – сказала она серьёзно. – И поверь, бремя этой ответственности мне только в радость.
– Не знаю, почему я так верю тебе, – вздохнула я, раскрывая губы навстречу очередному поцелую, который получился ещё дольше и проникновеннее предыдущего.
– Ладно, завтра, наверно, даже лучше, – сказала Аида. – Хотя бы успею постричься.
– Это ещё зачем? – нахмурилась я, ощутив спазм протеста в животе. – Не вздумай... Мне нравятся твои волосы. Очень красивые... И в постели ты ими так... – Не договорив, я покраснела.
Аида ласково ущипнула меня за нос.
– Длинные волосы я отрастила, когда простилась со стезёй охотника и стала вести размеренную, оседлую и респектабельную жизнь, – сказала она. – За ними нужен уход, а это – время. Теперь, похоже, размеренной жизни пришёл конец, а значит, и времени с ними возиться тоже не будет. Я не говорила тебе, что они растут у меня неимоверно быстро? Через полгода снова будут такие же. Если бы я их не подрезала, давно бы таскала за собой трёхметровую косу... Да не расстраивайся ты так. Потом, если захочешь, снова отпущу, а пока вся эта катавасия – шевелюру долой. Так практичнее и проще.
– Полгода?! – не поверила я. – Вообще-то, чтобы снова такие отрастить, и нескольких лет не хватит.
– А у меня вот такая аномалия, – развела руками Аида. – То ли дар, а то ли наказание Божье. Растут быстрее травы. В месяц сантиметров пятнадцать убираю.
– Пятнадцать?! Ничего себе... – Я пропустила меж пальцев тёмно-каштановый шёлк её прядей. – Но всё равно жалко. Мне понравилось, как ты ими... ммм... – Дальнейшие мои слова были проглочены ненасытными губами Аиды.

+1

3

Глава 10. Встреча на дороге

Чрезмерные предосторожности и дорога. Agnosco veteris vestigia flammae
[1]
. Глаз бури и команда охотников.

Увольняться я всё-таки не стала, взяла отпуск без содержания на две недели. Но когда я уже вышла на крыльцо под жаркие лучи солнца, меня вдруг охватили сомнения: а с какого, собственно, перепугу я собралась ехать в логово этого монстра, пусть даже такого «гуманного» и цивилизованного, как рассказывала о нём Аида? Она им, может быть, и не по зубам, а вот меня кровососы скушают без хлеба и не подавятся. Что же тогда делать? Остаться дома? Но я уже взяла отпуск. Да и сумраком Аиде удалось меня здорово напугать: прямо какое-то разумное существо. Сегодня оно даже приснилось мне в виде чёрного спрута с длинными, охватывающими весь мир щупальцами, удушающими и ледяными.
Я жарилась на солнышке, стоя на остановке, когда позвонила Аида и спросила, где я. Голос у неё был озабоченный. Я ответила, что жду автобуса, а она сказала, что сейчас заберёт меня. Через десять минут подъехал её «Майбах». Сев в его прохладный, освежённый кондиционером салон, первым делом я глянула на Аиду и с облегчением отметила: волосы на месте. Может, она передумала стричься? Светло-серый тонкий костюм из переливчатой ткани «шанжан» и шляпа с небольшими полями, цепочка с жемчужным кулоном на длинной шее, перламутровая бледно-розовая помада и минимум туши – таков был её утренний деловой облик.
– К парикмахеру не успела попасть, – усмехнулась она, заметив направление моего взгляда в сторону своих волос. – Кое с какими делами нужно было разобраться перед отъездом, всё утро на это убила. А у тебя как?
– Взяла отпуск, – ответила я. – Слушай, Аида...
Я хотела высказать свои сомнения, но Аиде ничего не нужно было объяснять. Одной рукой она изящно вела машину, а другая сжала мои пальцы.
– Алён, не бойся. Я не позволю упасть даже волоску с твоей головы. Кроме того, лорд Эльенн – вполне вменяемый вампир, на всех подряд не кидается. Ну и... он не чужой мне всё-таки.
Мы заехали за моими вещами. Пока я собиралась, Аида стояла у окна, сунув руки в карманы – даже такая небрежно-ленивая поза выглядела в её исполнении красиво. Окидывая взглядом свою квартиру, я снова ощутила сомнения и тоску. Надолго ли я покидаю свой дом? Может, навсегда?
– Аида, мне точно надо с тобой ехать? – чуть не плача, спросила я.
Она обняла меня.
– Надо, маленький.
– А может, ничего со мной не случится? Я просто не буду выходить из дома в тёмное время суток...
Аида покачала головой.
– Сумрак уже видит тебя. К сожалению, к людям он беспощаден... Два раза ты спаслась, а это неправильно с точки зрения сумрака. Твои вибрации приманивают его, и сеть вокруг тебя уже плетётся.
– Господи! Что за бред... Что за сумрак-то такой?! – воскликнула я, стукнув кулаком по стене.
– Ну... Сумеречный мир, сумеречный эгрегор. Или просто сумрак, – сказала Аида устало. – Коллективное вампирское психическое образование, обладающее некоторыми чертами самостоятельного над-разума и тесно переплетённое с причинно-следственной сеткой бытия.
– А на нормальном языке можно? – съязвила я.
Вместо ответа Аида меня поцеловала.
– Нам пора, Алёнушка. Я понимаю, ты привязана к своему дому... Обещаю, ты вернёшься сюда. Я сделаю всё, чтобы тебя защитить.
Сидя в машине, я разослала девчонкам SMS: «Привет. Я вынуждена уехать из города на какое-то время, срочные дела. Когда вернусь, пока сама не знаю. Не теряй. Алёна». Подумав, Андрею я тоже отправила такое сообщение.
Мы заехали к Аиде. Она переоделась из элегантного делового костюма в своё охотничье воинственное облачение, а личных вещей брала с собой всего одну небольшую сумку. Зато во внедорожник она натолкала кучу противовампирского оружия и боеприпасов – во все возможные места. Хватило бы, наверно, чтобы вооружить до зубов целый взвод солдат.
– Ты же вроде к отцу едешь, и вроде с мирными целями, – проговорила я, напрягшись. – Куда столько оружия?
– К отцу-то с мирными, – усмехнулась Аида. – Только до него надо ещё добраться живыми.
Эти слова повергли меня в ступор. Интересненькие дела... Значит, всё так плохо?
Видно, я побледнела, потому что Аида ободряюще погладила меня по плечам.
– Ну, ну, малыш... Я шучу, расслабься. Просто предосторожности никогда не помешают.
Мне хотелось спросить, не хватила ли она лишку с предосторожностями, но я не решилась. Вот теперь мне стало по-настоящему страшно.
– А если нас полиция остановит? Попросит открыть багажник для досмотра, а там... – Я сглотнула.
Аида только снисходительно улыбнулась мне, как несмышлёному ребёнку.
– Ты забыла, кто я? Я могу точно так же морочить голову полиции, как тот вампир заморочил её тебе, прикинувшись Андреем. Давай свои вещи, солнышко, нам пора ехать.
Погрузив мою сумку, она вдруг вспомнила:
– А защитная пудра? Ну-ка, малыш, давай.
Прямо во дворе, возле машины, она заставила меня изрядно напудриться – лицо, шею и плечи, руки до локтей, даже ноги. А ещё Аида снабдила меня столь нелюбимым мной оружием – маленьким кинжалом с серебряным покрытием, баллоном-распылителем с серебряным порошком и ультрафиолетовым фонариком. Будь моя воля, я бы взяла только фонарик – он менее всего походил на оружие, но в этом вопросе с Аидой было бесполезно спорить.
– Отставить разговоры, – сурово отрезала она. – В поездке слушаться меня беспрекословно, не отходить от меня ни на шаг и смотреть в оба.
– Слушаюсь, мэм, – съёрничала я и показала Аиде язык, за что немедленно получила возмездие – шлепок по мягкому месту.
Когда мы сели в машину и Аида завела мотор, я, роясь в сумочке, вдруг спохватилась:
– А деньги? Я про них как-то забыла. У меня в кошельке – всего ничего... Пятьсот рублей. На бензин, наверное, надо, да и мало ли...
– Не беспокойся, – ответила Аида. – Зато у меня их достаточно.
Похоже, всю дорогу до условленного места на границе нам предстояло проделать на машине. Впрочем, большой комфортабельный джип Аиды в чём-то был и быстрее, и удобнее поезда. Заднее сиденье могло раздвигаться, образуя спальное место, салон был оборудован кондиционером, холодильником, музыкальной аппаратурой, телевизором и DVD-плеером, а у автомобильного компьютера был выход в Интернет. На трассе нередки были кафе, в том числе и такие, где можно было купить еду, прямо не выходя из машины. Только по нужде нужно было выходить в кустики – они были безопаснее и чище наших придорожных туалетов, а так – вполне себе комфортная поездка.
Погода была жаркой. Экономя аккумулятор, кондиционер Аида включила только в самый пик жары, с полудня до трёх, а в остальное время мы ехали с открытым люком. Аида сняла куртку, оставшись в чёрной майке на бретельках. Я смотрела телевизор, Аида вела машину, надвинув на глаза козырёк бейсболки. На её запястье блестели уже не миниатюрные дамские часики с бриллиантами, а походные часы с противоударным и непромокаемым корпусом. Выглядели они, конечно, на её изящной руке не так красиво, но вполне соответствовали её теперешнему образу.
Посты дорожной полиции мы проскакивали на удивление легко: нас будто не видели. Аида пояснила:
– «Сумеречным путём» можно заставлять передвигаться и машину, которую ведёшь. Нас действительно не видят.
Вечером мы разложили заднее сиденье, Аида достала одеяло и подушку для меня.
– А ты что, отдыхать не будешь? – удивилась я.
– Нет, я могу не спать до трёх суток, не испытывая усталости, – ответила она. – Ночью лучше не останавливаться: сумрак активизируется.
Ощутив прикосновение чёрного ледяного щупальца к сердцу, я поёжилась, сжавшись. Подбодрив меня тёплым взглядом, Аида кивком показала на устроенную в салоне постель.
– Ложись, и поедем потихоньку дальше. Впереди автозаправка, надо подкормить нашего железного друга. – И она любовно похлопала джип по капоту.
Я забралась под одеяло – впрочем, хватило бы и простыни: вечерний воздух был горяч и душен, солнце садилось за дальний лесок, окружённое кроваво-алыми облаками. Раскалённое дожелта небо дышало пустыней.
Каким бы мягким и удобным ни было переднее сиденье, но после многочасового пребывания в нём переход в лежачее положение оказался весьма кстати. Я немного расслабилась и под равномерное движение машины заскользила на волнах дремоты. Сквозь дрёму я отметила остановку: видимо, мы приехали на заправку. Бензин лился в бак, а я пыталась отогнать от себя тонкие чёрные щупальца, космический холод которых, казалось, начинал проникать мне в кровь. Машина тронулась было, но вдруг нас кто-то подрезал, и Аида нажала на тормоз. Меня качнуло, и я окончательно проснулась – прямиком в холодные когти страха. Мелькнула мысль о сумочке с кинжалом, но солнце ещё не совсем село, а значит, это не могли быть вампиры.
С колотящимся сердцем я сжалась в комочек под одеялом. Аида была как будто спокойна; рядом с нами стоял чёрный фургон, из кабины которого кто-то вышел и склонился к опущенному боковому стеклу нашего джипа.
– Аида... Агноско вэтэрис вэстигия фламмэ*, – произнёс низкий, холодный мужской голос.
– Авэ**, Алекс, – ответила она.

___________________
* узнаю следы былого огня (лат.)
** здравствуй (лат.)

– Какие дела привели тебя в эти края? – спросил незнакомец.
– Семейные, – кратко ответила Аида.
– Понимаю, – проговорил тот, кого назвали Алексом. – А там у тебя кто? Хм, пахнет приятно.
Похоже, это он имел в виду меня. Я совсем закуталась в одеяло и ума не могла приложить, как он учуял какой-то запах.
– Её зовут Алёна, – ответила Аида.
– Значит, Алёна... – Незнакомец выпрямился и пошёл вокруг джипа, скользя пальцами по стёклам.
Одет он был в камуфляжные брюки, чёрную футболку и жилет с кучей карманов – явно не пустых. Весь он был увешан оружием и какими-то приспособлениями. На бёдрах с каждой стороны висело по довольно громоздкому и мощному пистолету в кобуре, а на кожаных ремнях, стягивавших грудь крест-накрест – то ли огромные патроны, то ли ампулы... От его постукивания пальцами по машине у меня в кишках что-то неприятно вздрагивало: так, наверно, чувствует себя рыбка в аквариуме. Вдруг он открыл заднюю дверцу и заглянул. Его голова была гладко выбрита, и загорелая лысина блестела, как отполированная. Хоть его взгляд скрывался за тёмными очками, но я прямо кожей ощутила его.
– Эти прекрасные глаза видели сумрак, – проговорил он, протягивая мне руку. – Зачем ты хочешь погрузить её в него ещё глубже?
Невольно повинуясь, я вложила пальцы в его руку и выбралась из машины.
– Напротив, я хочу её защитить, – ответила Аида.
– И для этого везёшь прямо в его логово? – усмехнулся обладатель зеркальной головы. – Странный способ защиты...
– Глаз бури – самое тихое место, – возразила Аида.
Из фургона тем временем вышли, мягко соскочив на асфальт дороги, ещё шестеро человек: пятеро мужчин и одна женщина. Все они были экипированы так же внушительно, как лысый знаток латыни, вооружены до зубов и серьёзны.
– Посмотрите, кого мы встретили, – обратился к ним он.
– Да это же сама Аида! – воскликнул кто-то из этой команды.
– Привет, Змей, – отозвалась Аида, выходя из машины. – Рада видеть тебя в здравии. Но что-то я больше никого не узнаю. Сплошь новые лица...
Пожав ей руку и обняв, белобрысый Змей ответил:
– Из старого состава только я остался. Ну, и Кельц, естественно.
Он тоже носил тёмные очки, а когда улыбался, были видны такие же, как у Аиды, крупные клыки. Аида опустила голову со сдержанной печалью.
– Земля им пухом, – проговорила она глуховато.
– Ребята, это легендарная Аида, – обернулся Змей к остальным.
Женщина отделилась от группы и шагнула вперёд.
– Мы наслышаны о вас, – сказала она, протягивая руку. – Это честь – познакомиться с вами. Я – Зейлин.
Её чуть старили морщинки возле губ, но на самом деле она была, наверно, моей ровесницей или всего на пару лет старше. Её волосы были коротко подстрижены и покрашены в красный цвет, серые глаза с прищуром смотрели спокойно, проницательно и бесстрашно. Аида наклонила голову и пожала протянутую руку.
– Я – Дикси, – представился стриженный наголо светлоглазый парень. Его щеку пересекал шрам.
– Друид, – назвал себя его рыжеватый и приземистый товарищ с пронзительно-синими глазами.
– Ти-Джей, ваш большой фанат, – отрекомендовался третий член команды, крепкий и высокий, но чуть пузатенький, с длинными, как у гориллы, руками.
Четвёртый с пятым, ребята азиатской внешности с одинаковыми тёмными, густыми и жёсткими ёжиками на головах, были близнецами, звали их Назгул и Эйс. Для отличия Назгул носил полоски обесцвеченных волос на висках.
Странные имена у них всех – больше похожи на сетевые ники, подумалось мне.. И только зеркальноголовый знаток мёртвых языков был под своим именем – Александр Кельц, охотник на вампиров с очень большим стажем, руководитель этой группы и полукровка, как и Аида. Змей тоже был дампиром: его выдавала форма клыков и очки, которые, как я узнала, дампиры вынуждены носить днём для защиты своих чрезмерно чувствительных к свету глаз. (Только у Аиды такого недостатка как будто не имелось: днём она могла обходиться без очков). Все остальные члены команды были людьми.
– У нас здесь недалеко – база, лучше остановитесь на ночь с нами, – сказал Кельц. И пояснил, показывая чуть заметным кивком на меня: – Так будет безопаснее.
Подумав пару секунд, Аида посмотрела на меня.
– Спасибо, Алекс. Мне твоё предложение кажется разумным.

Глава 11. Мастер-класс

Сын лорда. Учебная схватка и разбор полётов. Волосы как помеха. Гроза и страсть. Дорожки из поцелуев и ёжик на затылке. Остановись, мгновение.

Охотники занимали бывшую туристическую базу в сосновом лесу. На её территории располагалось два деревянных двухэтажных дома с верандами и лоджиями и три одноэтажных домика. Все они были соединены деревянными настилами: участок, на котором они стояли, отличался неровностью.
Нас провели в один из больших двухэтажных домов, на крыше которого белела тарелка антенны. Внутренняя отделка была выполнена из дерева светло-янтарного тёплого цвета, придавая интерьеру уют; на первом этаже находился спортзал и душевая, в пристройке – кухня с обеденной зоной, на втором этаже – жилые комнаты и кабинет Кельца, в подвале – арсенал. Ещё на подъезде к базе я заметила, что по периметру были установлены мощные прожекторы.
– Ультрафиолетовый свет для защиты от вампиров, – объяснила мне Аида.
Аиде с Кельцем было о чём поговорить: они не виделись пятнадцать лет. Зейлин заварила чай, и все собрались на кухне. Я надеялась на полноценный ужин, но была разочарована: вместо него на стол поставили только большую и глубокую миску с печеньем.
– Это не обычное печенье, – подмигнул мне Змей, как будто угадав мои мысли. В доме он снял очки, и его глаза оказались серебристо-серыми, всё время меняющими оттенок. По-русски он говорил с едва приметным акцентом. – Попробуй – сама почувствуешь.
Я попробовала. На вкус – печенье как печенье... А Кельц между тем сказал:
– Если нас снова свела судьба, Аида, это неспроста. Что-то произошло. Сумрак всколыхнулся.
Задумчиво глядя в свою чашку, Аида проговорила:
– В эту субботу я впервые за пятнадцать лет снова убила вампира. Вернее, пятерых. Они сами напали на мой дом, мне пришлось защищать себя и Алёну. Моё мирное соглашение с вампирами нарушено, и я опасаюсь, что последствий не избежать.
– Почему ты так думаешь? – спросил Кельц.
– Потому что один из этих вампиров был сыном лорда Немета, – ответила Аида. – Не знаю, что он делает здесь... Наверно, клан Немета начал осваивать новые территории.
Её слова пропели в тишине, как тетива, и Кельц откинулся на спинку стула, сняв очки. Его глаза были странного, очень светлого цвета – почти белого, со слабым голубым оттенком. Для меня сказанное тоже было новостью. Аида не уточнила, какой именно вампир был сыном лорда, но я почему-то сразу подумала об этом брюнете, которого я прижгла серебряной пудрой.
– Он сам лез на рожон, – вздохнула Аида. – В первый раз я не стала его убивать, лишь проучила и отпустила, но он сунулся снова, полный решимости с нами разделаться...
Кельц покачал блестящей головой.
– Тебе нет нужды оправдываться за убийство вампира перед НАМИ, – перебил он. – Так что же, каковы твои планы? Знай, если потребуется наша помощь – мы готовы.
– Мне нужно поговорить с лордом Эльенном, – сказала Аида.
– Ты намерена просить защиты у кровососа? – хмыкнул Змей.
Аида посмотрела на него устало.
– Змей, ты знаешь, что я никогда не бегала от опасности. Но играть сейчас в героя-одиночку неразумно... Кроме того, лорда Эльенна это тоже касается, и я должна с ним хотя бы поговорить, а там уж будет ясно, что и как.
Змей покачал головой.
– Ты изменилась, Аида, – тихо проговорил он. – Мне кажется, в тебе стало больше сумрака.
– Я всё та же, – не согласилась она.
– Нет, Аида, после того как этот старый кровосос промыл тебе мозги, ты стала слишком лояльной к вампирам, – настаивал Змей.
– Он не промывал мне мозги, – твёрдо, не повышая голоса, возразила Аида. – Он многому меня научил.
– Тебе ведь стало труднее сдерживать жажду? – с тенью горечи проговорил Змей.
Аида промолчала. За неё ответил Кельц: казалось, он лучше понимал её невысказанные мотивы и внутреннее состояние. И знал он обо всём этом не понаслышке...
– Пусть Аида поступает так, как считает правильным. Я уважаю её решение и доверяю её чутью. Отличный чай, Зейлин... Пейте, ребята, а то остынет.
Во время этого разговора я нервно грызла печенье. Съев пять или шесть штук с чаем, я вдруг почувствовала себя такой сытой, как будто в моём желудке переваривался плотный обед из трёх блюд. Змей улыбнулся мне:
– Говорю же – не простое печенье, а наше, охотничье. Удовлетворяет энергетические нужды организма на сто процентов, насыщает и обеспечивает всеми необходимыми веществами.
– Ничего себе, продвинутое какое печеньице! – удивлённо хмыкнула я. – Но я бы не отказалась от нормального ужина. Или у вас тут обычная еда не в ходу?
Мне ответил Кельц:
– Почему же, в ходу. Просто на полный желудок тяжеловато двигаться, а я хотел бы попросить Аиду, если она не слишком устала, показать моим ребятам мастер-класс.
Аида улыбнулась.
– Это – в любое время. С удовольствием.
В течение следующих полутора часов, сидя на скамеечке в спортзале, я была очевидицей захватывающего зрелища – Аиды в бою. Закрутив волосы в узел, она поймала брошенный ей Кельцем меч, сделала им пару взмахов, взвесила на руке, осмотрела...
– Хорош. Но мне привычнее мой.
Кельц с поклоном ответил:
– Как тебе будет угодно.
Аида сходила к джипу и принесла свой меч – удлинённую катану. Вынув её из ножен, она эффектно со свистом рассекла воздух. Посеребрённый клинок холодно сверкнул. Кельц сбросил с себя лишнее снаряжение, оставшись в футболке, отсалютовал Аиде своим мечом и принял начальную стойку.
Хоть бой и был учебно-показательным, выглядело это очень серьёзно. Аида с Кельцем бились так, что летели искры, сверкали мечи, а до моего лица долетали волны воздуха от взмахов, прыжков, подскоков, выпадов. Собственно фехтование сочеталось с рукопашным боем – в ход шли не только клинки, но и руки с ногами. Скорость была сверхчеловеческая – впрочем, и сражались не совсем люди...
В пылу боя у Аиды размотался узел волос, но убирать их снова было некогда. Они развевались, взмётывались, разлетались веером... Выглядело это, конечно, красиво, но Кельц не преминул ради эффекта срезать у неё одну прядь. Промчавшись мимо Аиды чёрным сверкающим торнадо, он оказался на другой стороне зала, покачивая прядью и торжествующе ухмыляясь. Аида оскалилась и рыкнула.
– Вот что я имела в виду, – сказала она мне.
Бой завершился символической победой Аиды. Ребята зааплодировали, а она сдержанно наклонила голову. Вперёд вышел Змей, аплодируя громче всех.
– Всё это, конечно, очень зрелищно и красиво, – усмехнулся он. – Но годится только для кино. Как насчёт реального боя?
В Аиду полетели сюрикэны, но она не спасовала – от некоторых с нечеловеческой ловкостью уклонилась, другие отбила мечом, а один даже поймала рукой в сантиметре от своего лица. Змей хмыкнул:
– Недурно. Ты в неплохой форме.
В его руке сверкнул широкий нож. Аида отложила меч, вынув из чехла на бедре аналогичный нож:
– Пусть будут равные условия.
– А кто сказал, что в реальности условия бывают всегда равными?
И Змей коварно метнул в Аиду болас, который опутал её, и она упала. Беловолосый охотник молниеносно оказался на ней сверху с занесённым ножом. «Ты стала слишком лояльной к вампирам... Тебе ведь всё труднее сдерживать жажду?.. Сумрака стало в тебе больше...» Все эти его слова стучали у меня в висках. Что-то в его лице и кровожадном блеске глаз меня испугало, и я, невольно вскочив, вскрикнула:
– Нет!
Змей вскинул на меня взгляд, на миг замешкавшись, и Аиде этого хватило. Мой глаз не успел засечь, как она освободилась от пут – я увидела уже результат: Змей лежал лицом в пол с ножом у шеи, а Аида была сверху. Подмигнув мне, она сказала:
– Спасибо, Алёнушка. Но ты не бойся, это только тренировка.
И она встала, отпуская Змея. Я промолчала, но взглядом высказала ему всё, что я о нём думаю – то, что он козёл, урод и псих. Он только ухмыльнулся в ответ. Аида же, снова заматывая волосы и закрепляя на затылке, сказала:
– В общем, как ни крути, а стричься надо. Красота красотой, но в бою они реально мешают.
Против неё вышла Зейлин. Это была чисто рукопашная схватка, но смотреть на неё было не менее захватывающе, чем на бой с оружием. Прыгали обе противницы – будь здоров, мне даже казалось, что они умели летать по воздуху. Красноволосая охотница держалась достойно, но Аиду ей победить было не по силам. Глядя на всё это, я начала ощущать сладкое напряжение между ног, изнывая от желания вновь ощутить тепло и тяжесть её тела на себе. Аида была невероятна, причём во всём – и в бою, и в постели.
– Ну что ж, – сказала она, чуть переведя дух. – А теперь – вчетвером на одного.
Она поманила рукой остальных охотников, ещё не поучаствовавших в тренировке. Ребята переглянулись, а Аида засмеялась:
– Давайте, давайте. Смелее. Любое оружие, не стесняйтесь. То, которым вы лучше всего владеете.
Дикси, Друид, Ти-Джей и близнецы приготовились нападать. Дикси выбрал кистень с тяжёлым шипованным шаром, Друид – ножи, Ти-Джей – тесак, а изящноглазые близнецы – катаны. Аида стояла напротив всех с катаной в одной руке и небольшим щитом в другой – изящная, стройная, гибкая и опасная...
Удар кистеня пришёлся на щит: шипы пробили его, и шар застрял. Аида крутанула щит, вырвала кистень из рук Дикси и отбросила последнего ударом ноги, одновременно увёртываясь от метательных ножей Друида. Один из них, однако, просвистел в опасной близости от её лица, и на щеке Аиды появилась тонкая красная полоска. Тесак Ти-Джея со свистом вспарывал воздух: там, куда он бил, Аиды уже не было. А вот близнецы заставили её изрядно покрутиться и поработать мечом на два фронта: ребята знали своё дело.
– Спасибо, – сказала она с поклоном, когда схватка была окончена. – Хорошая разминка. А теперь, если не возражаете, небольшой разбор полётов. Дикси, тебе не хватает и быстроты, и силы удара, и реакции. Видел, как я забрала у тебя кистень? Если бы ты был быстрее, ловчее и поворотливее, мог бы сам лишить меня щита. Друид, всё отлично, только чу-у-уточку быстрее! – Аида показала пальцами «чуточку», и рыжий охотник, соглашаясь, кивнул. Аида продолжила: – Ти-Джей... Прости, приятель, но тесаком тебе пока только дрова рубить.
Ти-Джей принял эту разгромную критику с ухмылкой, стараясь не показать, что она его задела. Дикси ободряюще похлопал его по плечу.
– Извини, – улыбнулась Аида, пытаясь смягчить впечатление от резких слов. – Но, действительно, бьёшь ты сильно, вот только не туда. Для человека в качестве противника, может, и сойдёт, но для вампира – не хватает быстроты.
Ти-Джей пожал могучими плечами. Аида обратилась к близнецам:
– Назгул, Эйс... Хорошо.
Узкие тёмные глаза братьев просияли, но поклон был по-японски сдержанным – в ответ на столь же сдержанную похвалу. Аида повернулась к Зейлин и Змею, стоявшим рядом друг с другом.
– Зейлин... Неплохо, но нужно продолжать работать. Как и у всех – прежде всего, над скоростью. Ведь вы охотитесь на вампиров, а они – гораздо быстрее человека.
Зейлин спокойно кивнула, не оспаривая замечания Аиды. Змей с вызовом спросил:
– А мне что ты скажешь?
Аида мягко ответила:
– Ты мастер, друг мой. Только работай над управлением эмоциями.
Змей с саркастической усмешкой отошёл, скрестив руки на груди, а Кельц подошёл к Аиде и пожал ей руку.
– Благодарю тебя. И со всеми твоими замечаниями в адрес ребят я, в общем-то, согласен.
Аида, иронически блестя глазами и глядя на его голову, проговорила:
– Завидую я твоей причёске, Алекс... В такую жару – самое то. Сама бы такую себе сделала, да боюсь, Алёна будет против. Слушай, кто-нибудь у вас умеет стричь?
– Зейлин у нас за парикмахера, – ответил Кельц.
– Мне бы стрижечку покороче, – сказала Аида, оборачиваясь к красноволосой охотнице. – Сможешь?
Та кивнула.
– Запросто. Пойдёмте на кухню, там удобнее всего.
Неприятный холодок досады пролился мне в живот. Я-то надеялась, что Аида всё-таки передумала... Но, видно, её намерение избавиться от длинных волос было твёрже, чем я полагала.
На кухне она села на табуретку, и Зейлин накрыла ей плечи какой-то старой тряпкой и воткнула в розетку шнур машинки, разложила на столе насадки.
– Сверху можно оставить чуть длиннее, – объяснила Аида, обрисовывая руками форму своей будущей стрижки. – А на затылке и висках снять побольше. Книзу свести на нет.
Машинкой Зейлин владела ловко. Поставив для начала самую длинную насадку, она забрала волосы Аиды в руку и довольно безжалостно приподняла – огромную, прекрасную кипу волос. Машинка зажужжала, а я отошла к окну, не в силах смотреть на это.
– Алён... – послышался смеющийся голос Аиды. – Ну что ты!
Я не могла заставить себя смотреть, как машинка равнодушно срезает тёмные, атласно сверкающие пряди. Внутри у меня всё горестно сжималось, в горле стоял ком, а Аида только посмеивалась.
– О, какое облегчение! – сказала она наконец довольным голосом.
А Змей вручил мне пучок отрезанных волос.
– На, сохрани на память, – усмехнулся он.
Лёгкая шёлковая мягкость защекотала мне руки, ласково обвивая пальцы... Как бы прощаясь. В глазах поплыла мокрая солёная пелена. Зейлин между тем спросила:
– Внизу сколько оставляем?
– Думаю, сантиметра хватит, – ответила Аида. – Можно даже меньше. – И спросила уже другим тоном, нежным и озабоченным: – Алён... Ну, ты чего там – плачешь, что ли? Не надо, ерунда какая! Не расстраивайся, отращу потом, если захочешь. Полгода – и готово, ты же знаешь.
Змей тоже принял участие в моём утешении. Его тёплая ладонь легла мне на плечо.
– Да ладно тебе, в самом деле. Волосы – не зубы, вырастут. Была бы голова цела.
Я попыталась взять себя в руки: действительно, стыдно кукситься по такому поводу. Уткнувшись лбом в стекло, я стискивала зубы и слушала жужжание машинки за спиной. Аида спросила:
– Где мы можем разместиться на ночь?
– Здесь уже нет свободных комнат, а вот в соседнем доме полно места, он пустой, – ответил Змей. – Душ работает, все комнаты в вашем распоряжении. В одноэтажных домиках – тоже можно, только там на кроватях нет постельного белья.
Зейлин спросила:
– Ну как, достаточно? Или ещё короче?
– Ммм... – задумалась Аида. – Ну, сзади можно ещё чуть-чуть снять.
По дороге в соседний дом я старалась на неё не смотреть. Мне казалось, волос на её голове почти не осталось, Зейлин оболванила её до безобразия.
– Повезло нам, что мы встретили Алекса, – сказала Аида, ставя сумки на пол в просторной гостиной на первом этаже. – Целый дом в нашем распоряжении! Шикарно заночуем. О, даже камин есть. Интересно, его можно затопить? Но первым делом – в душ, после такой разминки и дневной жары это просто необходимо. Алён... Да ты что, в самом деле? Ну-ка, иди сюда.
Аида взяла меня за руки, и мне пришлось на неё посмотреть – не без внутреннего напряжения. Остригла её Зейлин действительно очень коротко и по-мальчишески. На макушке волос было чуть больше, чёлка совсем не прикрывала лба, а по бокам и сзади остался полусантиметровый ёжик, аккуратно подбритый на висках и по линии роста волос над шеей. Тесно прижав меня к себе, Аида уткнулась своим лбом в мой. В уголках её глаз собрались смешинки.
– Малыш, ну что за беда... Неужели ты меня из-за этого разлюбишь?
– Спасибо, что хоть не налысо, – усмехнулась я.
Аида взяла мою руку и положила себе на затылок. Ёжик защекотал мне ладонь, и это неожиданно оказалось очень приятным ощущением – пушисто и забавно. Теперь, когда волосы не отвлекали на себя столько внимания, я по-другому увидела лицо Аиды – чётче, резче, яснее, особенно глаза. Утопая в их изумрудной нежности, я не смогла воспротивиться поцелую. Впиваясь всё крепче и ласково, но настойчиво проникая всё глубже, Аида скользнула руками ниже моей талии. Я обняла её за шею и, ероша её короткие волосы, прильнула к ней всем телом. Поцелуй становился непривычно жёстким и яростным – до столкновения зубами, до боли, едва ли не до заклинивания челюсти, но соответствовал новому облику Аиды, также более суровому и жёсткому. Напряжение, нараставшее и копившееся во мне, пока я наблюдала за мастер-классом, достигло своего пика. Была бы моя воля – я улеглась бы прямо здесь на полу, но Аида всё-таки оторвалась от моих губ.
– Душ, милая, – повторила она, взволнованно дыша. – Сначала – душ.
Её руки уже начали меня раздевать, а я расстегнула на ней брюки. Вся одежда полетела на пол, и мы, почти не размыкая губ, втиснулись в узкую душевую кабинку, рассчитанную на одного человека. Стоя под струями воды, целовались – долго, безудержно, до головокружения. О мыле и мочалках мы, как оказалось, забыли: было не до того. Я устремилась за ними, но из объятий Аиды было невозможно вырваться.
– Куда?! – засмеялась она, прижимая меня к стенке.
– Так ведь мыло...
– К чёрту.
Она мучила и кусала мою грудь, как будто хотела что-то высосать из неё. От страсти Аиды горела моя кожа; похоже, наутро всё тело будет в засосах... Ну да плевать.
Слава Богу, хоть полотенца в шкафчике нашлись. Одним я обернула волосы, а вторым обмоталась сама; Аида же слегка промокнула тело и энергично вытерла голову.
– Вот так, и никакой возни, – сказала она.
Едва я постелила постель, как Аида сразу повалила меня на неё и принялась щекотать и тискать. Визжа и хохоча, я извивалась под ней змеёй, а потом, спохватившись, зажала себе рот: не услышали бы в соседнем доме... Аида тем временем покрывала всё моё тело дорожками из поцелуев, от которых в моей душе распускались гирлянды радужных цветов.
Между тем небо заворчало, вспыхнуло молнией, а в окна забарабанил дождь: неимоверно жаркий день логично завершился грозой. Ураганный ветер сотрясал стёкла, ветвистые молнии раскалывали небо, а я выгибалась дугой в экстазе под ласками Аиды. Раскаты грома заглушали мерный скрип кровати и мои стоны; пока Аида вытворяла языком выносящий мозг сладкий беспредел, я запускала пальцы в её стриженые волосы. Особенно мне нравилось гладить ёжик на затылке – такой ровный, пушисто-щекотный. Кажется, я нашла замену ощущению от метёлки длинных волос на своём лице и груди...
Потом Аида всё-таки затопила камин, отыскав в сарайчике дрова – сосновые, сразу распространившие в гостиной смолистый аромат. Стащив с дивана одну из больших прямоугольных подушек, составлявших его спинку, она положила её на пол перед камином, устроилась на ней и позвала меня:
– Иди ко мне, малыш, посидим. Кто его знает, когда в следующий раз у нас будет такая возможность...
От этих слов веяло тревогой и грустью, и тем дороже было каждое мгновение, проведённое вот так – беззаботно, в неподвижности и ленивой неге. Целуя меня то в висок, то в ухо, Аида ворошила мои важные волосы, и в её зелёных глазах плясали отблески огня.
– Давно ты знакома с Кельцем? – спросила я.
– Очень много лет, – ответила Аида. – Он полукровка, как и я, но его отец был не лорд, а вампир ниже рангом. В своё время он очень помог мне в моём становлении как охотника. Мы работали вместе когда-то.
– А откуда охотники берут средства? Ну, на оружие и всё остальное... Насколько я понимаю, им всё время приходится посвящать своему делу – тут не очень-то до заработков.
– У Алекса есть спонсоры – богатые и влиятельные люди, имеющие причины ненавидеть вампиров.
Огонь трещал и танцевал что-то восточное, от стихшей грозы осталась только сырая свежесть воздуха, невыносимое очарование которой наполняло сердце тоской. Тихий лес, ночь, огонь и Аида. Остановись, мгновение.
– Ты знаешь, мне тоже кажется, будто я тебя знала когда-то, – призналась я, перебирая коротенькие волосы у Аиды на затылке – ну нравилось мне это, и всё тут.
Её взгляд стал глубоким и тёплым.
– Вот закончится вся эта катавасия – может, попробуем копнуть в этом направлении поглубже. Свою память я почему-то не могу разбудить... Может быть, хотя бы твою получится растормошить.
Потёршись о её щёку, я сказала:
– Да, мне тоже кажется, что всё это – неспроста. – И добавила: – Ты сегодня показала класс... Это было захватывающее зрелище.
Она усмехнулась.
– Рада, что удалось произвести на тебя впечатление.
– Был только один момент, когда я за тебя испугалась, – призналась я. – Когда ты дралась с этим придурком Змеем. Какой-то он... псих, что ли.
Аида вздохнула.
– Он болезненно воспринял мой уход из охотников. И он прав насчёт меня... Я действительно сделала шаг к сумраку. У меня были веские причины, но Змею их не понять.
– А что за причины? – спросила я.
– Не будем об этом, Алёнушка. – Губы Аиды ласково защекотали мою бровь. – Пусть грустное прошлое останется позади. Я хочу думать только о тебе, моя принцесса.
– Ну, тогда моё высочество желает, чтобы обо мне не только думали, – засмеялась я, многозначительно скользя рукой по бедру Аиды.
– Ммм... – Аида зарылась лицом в мои волосы. – Завтра нам рано выезжать, моя милая госпожа. Я-то встану без проблем, а вот ты?
– Ну, и я тоже встану без вопросов, – заверила я.
– Что ж, давши слово – держись.
Придушив меня неистовым и глубоким поцелуем, Аида властно развела мои ноги в стороны и легла сверху.


Глава 12. Атака

Слишком много сумрака. Раз или два в месяц. Ужас в машине. Психическая атака и Джеймс Бонд.

– Подъём, ваше высочество! Бегом умываться! Через час выезжаем.

Пташки в лесу уже, конечно, давно проснулись и бодро чирикали, а вот мне продрать глаза в пять утра было несколько сложнее – учитывая, что угомонились мы с Аидой далеко за полночь. Но она была уже на ногах, выглядя выспавшейся и свежей, а я, с огромным усилием приоткрыв один глаз, снова его закрыла и тут же натянула на голову одеяло.
– Кажется, кто-то говорил, что встанет без вопросов, – напомнила Аида с усмешкой. – Ну-ка, подъём, подъём, подъём!
Одеяло было с меня безжалостно сдёрнуто, лицо мне обдала холодная вода, и через пять минут я, стонущая и морщащаяся от жуткого недосыпа, сидела на кухне за столом, вяло грызя охотничье чудо-печенье. Даже запах крепкого кофе не мог меня взбодрить. Кельц сказал Аиде:
– Позволь нам вас проводить до места. Мало ли, какие ситуации могут возникнуть.
– Спасибо, Алекс, но не стоит, – покачала она головой. – Сам понимаешь, как может быть воспринято ваше присутствие.
Кельц, почесав гладкий затылок, проговорил:
– Выйдем на минутку.
Они вышли во двор и стали о чём-то негромко разговаривать, а я ощутила кожей холодок тревоги при мысли о «ситуациях». Чёрное щупальце сумрака снова тронуло мне сердце. В это время ребята вернулись с утренней пробежки и расселись за столом, ожидая, пока Зейлин приготовит на всех завтрак – «быструю» кашу из овсяных хлопьев. Змей, откинувшись на спинку стула и постукивая пальцами по столешнице, обратился ко мне:
– Давно ты знакома с Аидой?
– Не очень, – сдержанно ответила я, внутренне настораживаясь. От него можно было ждать чего угодно.
– Ну, тогда я, наверно, должен тебя предупредить, – вздохнул Змей, обведя взглядом потолок. – Она иногда пьёт кровь, ты знаешь об этом?
Аида говорила мне, что дампиры могут сдерживать жажду, а о том, пьёт ли она кровь и как часто, я до сих пор как-то не задумывалась. При мне Аида ела обычную пищу, и я не думала, использует ли она свои клыки по их назначению...
– Вся штука в том, что чем чаще пьёшь кровь, тем труднее сдерживать жажду, – проговорил Змей задумчиво-серьёзно. – А чем труднее её сдерживать, тем чаще ты вынужден пить кровь... Сумрака в тебе становится всё больше. Порочный круг замыкается. Так вот, Аида, к сожалению, впустила в себя в последнее время слишком много сумрака.
– Если она сделала это, значит, не без причин, – сказала я, вспомнив слова Аиды.
– Что ты знаешь об этом? – Змей недобро блеснул серой сталью глаз. – Этот старый кровосос, её папаша... Это он запудрил ей мозги и свернул её с пути охотника.
– Змей, дружище, тебе тоже известно далеко не всё, – раздался голос Аиды. – А то, что известно – непонятно. Не запугивай, пожалуйста, Алёну.
Они с Кельцем вернулись со двора, окончив свой разговор. Аида погладила меня по плечу и сказала:
– Алёнушка, допивай кофе и едем.
Змей усмехнулся.
– И чего же я, такой тёмный, не понимаю?
Аида не стала отвечать. Зейлин тем временем уже раскладывала кашу по тарелкам. К порции каши прилагалась двойная мягкая вафля с джемом и кружка кофе. Мягко опустив руку на плечо Аиды, Кельц заставил её сесть со всеми за стол и позавтракать. Мне же после разговоров о крови еда как-то вставала поперёк горла.
– Ребята, удачи вам, – сказала Аида, покончив с завтраком. – И спасибо за гостеприимство.
Зейлин сунула мне пакет печенья и несколько вафель в дорогу, и мы пошли к машине. Солнце уже позолотило сосновые стволы, утренняя прохлада обнимала меня и бодрила, но сердце сжималось от тоски. Не хотелось никуда ехать – я бы лучше осталась здесь и сидела у камина с Аидой... Но мотор джипа заурчал, и мы тронулись в путь.
Искоса разглядывая виднеющийся из-под бейсболки стриженый висок Аиды, я спросила:
– И как часто ты пьёшь кровь?
Она переключила скорость и закрутила руль: мы выезжали из леса на трассу.
– Не очень часто. Раз или два в месяц. Беру незаметно у своих пациентов под гипнозом.
– А у меня могла бы взять?
Аида некоторое время молча смотрела вперёд, на залитую солнцем дорогу, потом проговорила устало:
– Алёна, я уже говорила, что никогда не сделаю тебе ничего плохого. Не думай об этом и не тревожься.

В глубоких синих сумерках мы приехали на какой-то небольшой частный аэродром. Аида остановила машину, но выходить не торопилась, как будто слушая тишину и сосредоточенно глядя перед собой.
– Уже всё? – спросила я. – Приехали?
Вместо ответа Аида повернулась и достала из-под заднего сиденья автомат с ультрафиолетовым излучателем на прицеле. Я вжалась в сиденье, похолодев.
– Приехали, – коротко бросила Аида.
Из бардачка она вынула пистолет, сняла с предохранителя и вложила мне в руку.
– Аида, я...
Я хотела сказать: «Я не умею стрелять», но она сурово оборвала меня:
– Просто жми на спусковой крючок. Где твой фонарик?
Я лихорадочно запустила руку в сумочку и достала его.
– Сиди в машине, я пойду осмотрюсь, – сказала Аида.
– Нет, я тут не останусь! – чуть не плача от страха, воскликнула я. – Я пойду с тобой.
– Отставить, – отрезала Аида. – Запрись изнутри и жди меня. Что бы ни случилось, не выходи, пока я не вернусь.
– А если ты не вернёшься?
Вместо ответа она коротко и крепко, до боли впилась в мои губы.
– Вернусь.
Выйдя из машины, она достала из багажника ещё какое-то оружие и нацепила на себя. К каждому бедру она пристегнула по пистолету, повесила за спину меч и с автоматом наперевес пошла к ангарам.
Пистолет казался мне невероятно тяжёлым, холодным и жутким, я держала его с ужасом, но выпускать боялась ещё больше. Сердце строчило с пулемётной скоростью, а в плечи как будто впивались невидимые ледяные когти. Сумрак – теперь я чувствовала его, как живое существо – давил со всех сторон, прилипая к стёклам машины, плотный и почти осязаемый. Мне стало холодно.
Время тянулось, как чёрная резина.
А потом я услышала выстрелы со стороны ангаров. В холодное желе моих кишок как будто пролилась струя расплавленного металла, а сердце расплющилось о грудную клетку. А у сумрака появились руки и лица.
Они окружили машину, мерцая в полумраке глазами, пытаясь открыть дверцы и добраться до меня. Крик застрял в моём сжавшемся горле, а палец нажал на кнопку фонарика. С леденящим душу шипением твари отпрянули, пригибаясь к земле. Отовсюду слышался скребущийся звук, как будто сотни крыс грызли джип.
– А ну пошли прочь! Отвалите! – заорала я, светя фонариком в стёкла.
Это заставляло чудовищ льнуть к земле и прижиматься к дверцам, бамперам и колёсам. Шипение и грызня не прекращались. А потом машину качнуло – раз, другой... Кряхтя, гады раскачивали машину, пытаясь её перевернуть. Я завопила, вытянутая вдоль спины плетью ужаса, и уронила фонарик. Он упал куда-то между сиденьями и погас.
К стёклам снова начали липнуть лица и ладони. Удар – и меня осыпало осколками лобового стекла, а в салон просунулась когтистая рука. В следующий миг её обладатель получил пулю и взорвался, рассеявшись в воздухе горстью праха.
Сама не знаю, как у меня получилось выстрелить. Пистолет толкнул мою руку отдачей и чуть не выпал, но я вцепилась в него изо всех сил: если выроню и его, мне конец. Остальных тварей гибель их товарища разозлила, и они с удвоенной энергией принялись крушить машину. Я пару раз выстрелила наугад и, видно, ни в кого не попала. Стёкла передних дверец разбились одновременно с обеих сторон, и в салон просунулась вампирская харя с оскаленной пастью. Выстрелить в неё я не успела: в мои волосы с железной силой вцепились пальцы.
Вслед за харей внутрь проникла рука, протягиваясь к моему горлу. Сумрак полз вверх по моим рёбрам, оплетал позвоночник, прорастал ледяными кристаллами в мозг. Он лился из глаз чудовища, из его клыкастой пасти, затопляя собой салон, и уничтожал полевые цветы, синее небо и сосны, рвал в клочья облака и гасил солнце...
Но прогремели выстрелы, и чёрный спрут съёжился и с писком вытек из машины, а моя голова освободилась. Не дотянувшись до меня на пару сантиметров, рука рассыпалась. Фиолетовые лучи зашипели на коже тварей, которые одна за другой взрывались. Дверца сзади меня открылась, и я выпала на чьи-то крепкие руки. Обмякнув, я утекла в чёрный бархат гулкого Ничто.
Когда оно отступило, подо мной была трава, а моя спина упиралась в дверцу джипа. Возле меня на колене стоял Змей, сканируя темноту фиолетовым лучом автомата. Его белобрысую голову я сразу узнала, несмотря на мрак.
– Ты... откуда здесь? – пробормотала я, еле шевеля сухим шершавым языком.
– Кельц не хотел оставлять вас на произвол судьбы, – ответил Змей.
– А остальные?
Змей кивнул в сторону ангаров:
– Пошли на помощь Аиде. Похоже, предал её папаша.
Ему что-то сказали в динамик головной гарнитуры, и он потянул меня за локоть, помогая встать. Поддерживаемая его рукой, я заковыляла к ангару.
Помещение было освещено частично – одним рядом светильников на потолке. На полу – кучки праха и стрелянные гильзы. Тут была в сборе вся команда охотников с Кельцем во главе, а Аида сидела на полу, прижимая ладонь ко лбу, с алыми струйками из носа и ушей.
– Аида! – бросилась я к ней на подгибающихся ногах. – Что с тобой? Ты ранена?
– Нет, мой маленький, – улыбнулась она, подняв на меня устало-мутный взгляд. – Это просто психическая атака.
– Ну что, поверила своему папаше? – угрюмо процедил Змей, пнув гильзу. Та со звоном прокатилась по полу.
– Лорд Эльенн здесь ни при чём. Его слуги-полукровки – вон там, – ответила Аида, кивком головы показывая куда-то в сторону небольшого самолёта. У его шасси темнели чьи-то тела. – Их вырубили психической атакой... Боюсь, повреждения мозга у них значительные даже для дампирской расы.
Змей подошёл туда, посмотрел на лежащих, присвистнул.
– Не слабо их приложили...
Я спросила:
– Аида, что всё это значит?
Она, погладив меня по волосам, сказала:
– Нас действительно ждали, вот только не те, кто нам нужен. Лорд Немет мстит за сына.
– Значит, нас некому везти к твоему отцу? – Я покосилась в сторону самолёта.
– Да, боюсь, что пилоты выведены из строя, – усмехнулась Аида. – Но я умею водить самолёт. Если лорд Эльенн даст мне направление, мы сами долетим.
Кельц помог Аиде подняться. Выглядела она очень усталой и бледной, да ещё эта кровь... Вытерев себе ноздри, Аида взглянула на пальцы. Похоже, не существовало ничего на свете, чего она бы не умела, но, признаться, я сомневалась, что сейчас она была в состоянии куда-то лететь. Угадав мои мысли, она погладила меня по плечу.
– Не бойся за меня. Я в порядке, через час сможем взлететь. Оставаться опасно... Нужно только снова связаться с лордом Эльенном.
– А может, уже не надо больше связываться ни с кем из кровососов? – сказал Змей, раздражённо повысив голос. – Из этого ничего хорошего не выходит, сама видишь. Твой уход из охотников был ошибкой, за которую ты можешь поплатиться тем человеческим, что в тебе ещё осталось.
– Я бы тоже не хотел отпускать тебя, – присоединился Кельц. – Сумрак поглощает тебя, Аида.
– Ребята... Я вам всем очень благодарна и очень вас люблю, – проговорила она, утомлённо прикрыв на миг глаза. – Но обратного пути у меня нет.
– Зато у неё он пока ещё есть, – возразил Кельц, кивнув на меня. – Оставь Алёну с нами, мы защитим её и позаботимся о ней.
Аида задумалась, опустив голову, а меня затрясло: отпустить Аиду? Расстаться с ней, чтобы, возможно, больше никогда не увидеть? Не знаю, когда я успела к ней так прикипеть сердцем, но при мысли о разлуке тяжесть всей планеты придавила мои плечи. Мой уютный мирок остался позади, и, как ни хотелось бы в него вернуться, сделать этого я уже не могла.
– Нет, об этом не может быть и речи, – подала я голос.
Все посмотрели на меня. В глазах Аиды тихо светилась грустная нежность.
– Алён... Алекс, в общем-то, прав: у тебя ещё есть выбор. Сейчас есть. Но если ты шагнёшь на борт самолёта, у тебя его не станет.
– Я сделала его, – сказала я решительно. – Я остаюсь с тобой. Сумрак – он везде. И нет по большому счёту разницы, где ты находишься: всюду его щупальца. А с тобой... С тобой я его не боюсь.
Я шагнула к Аиде и обняла её у всех на глазах. Пусть думают, что хотят, плевать.
– Кажется, это любовь, – проговорил Змей. – Эхе-хе...
Закинув оружие себе на плечи и возведя глаза к потолку, он с нарочитой небрежностью вразвалочку прошёлся туда и обратно. Аида не обратила внимания на его насмешливую реплику. Прижав мои пальцы к своим губам, она закрыла глаза.
Потом она вышла под открытое небо и присела на корточки, поникнув головой и прижав пальцы к виску. Через пять минут она сообщила:
– Я знаю, куда лететь.
Вещи и оружие были переложены в самолёт, свою машину Аида попросила охотников отогнать к ним на базу и присмотреть за ней.
– А с этими что? – спросил Змей, ткнув носком ботинка в бесчувственное тело на полу. – Может, разрешишь нам пристрелить их?
– Нет, попробую взять их с собой к лорду Эльенну, – ответила Аида. – Может быть, он сумеет их вылечить. Помогите мне их затащить.
– Да здравствует гуманность, – буркнул Змей.
И вот, мы сидели в кабине. Я – на месте второго пилота, хотя и ничего не смыслила в вождении самолётов. Руки Аиды и здесь не растерялись – делали всё так же уверенно и ловко, как обращались с оружием.
– Ты прямо Джеймс Бонд, – усмехнулась я. – Всё умеешь.
– Ну, допустим, не всё, – сказала она. – Но многое. Профессия охотника – непредсказуемая вещь. Никогда не знаешь, что в ней может пригодиться.
– А куда мы вообще летим? – спросила я.
– В Швейцарию.


Глава 13. Прибытие

Фамильное сходство. Услуга за услугу. Дом лорда Эльенна и солнцезащитное средство. Кожа и кружева.

«Сумеречный путь», как выяснилось, распространялся не только на наземный транспорт, но и на воздушный: чуть меньше, чем за четыре часа мы пересекли воздушное пространство нескольких государств безо всякого разрешения.

Если там, откуда мы улетели, уже настало раннее утро, то в Швейцарии была ещё ночь. Прямо к трапу самолёта подъехал чёрный лимузин с густо тонированными стёклами. Двое ребят в чёрных костюмах обратились к Аиде по-французски, и она отвечала им на том же языке. Мне она перевела с усмешкой:
– Просят всё оружие оставить на борту самолёта.
Она перебросилась с ними ещё несколькими фразами. Парни в чёрном, в которых по сверкающим особым льдистым блеском глазам я узнала вампиров, переговорили с кем-то внутри лимузина, и из него показалась сначала причёсанная на косой пробор голова, а потом и вся остальная фигура незнакомца в безупречном тёмном костюме. Освещение не позволяло детально рассмотреть его лицо, но целом угадывались благородные и породистые черты. Незнакомец был брюнетом, а что касалось возраста, то выглядел он лет на тридцать – тридцать пять. Остановившись перед нами, он пронзил меня рентгеновским взглядом. Сумрак смотрел на меня из его глаз с любопытством сытого хищника, укрощённый, разумный и человекоподобный.
– Хм, интересно, – проговорил незнакомец на довольно хорошем русском, с почти неуловимым акцентом. – Смелая девочка.
У «смелой девочки», однако, возникло сильное желание спрятаться за спину Аиды. Существо, одетое чёрным шлейфом сумрака и внешне неотличимое от человека, на самом деле таковым не являлось. В его глазах чернела вечность, антрацитово поблёскивая и заманивая меня в свою гипнотическую глубь.
– Дитя моё... Как я счастлив, что ты добралась целой и невредимой, – прочувствованно обратился незнакомец к Аиде, беря её за руки. – Эрика будет рада видеть тебя...
– Как она? – спросила Аида, и что-то в её голосе и взгляде насторожило меня. Неподдельные, хоть и глубоко запрятанные чувства, проявившиеся в этом коротком вопросе, почему-то укололи меня, как тупая игла.
– В порядке, – ответил незнакомец, секунду подумав.
Он поднялся на борт самолёта и осмотрел двоих дампиров, лежавших в пассажирском салоне в состоянии, похожем на кому. Каждого он взял за руку, приподнял пальцем веки и заглянул в глаза.
– Увы, им уже нельзя помочь, – вздохнул он. – Психическая атака была просто изуверской... Если они и очнутся, то разум их уже не будет прежним.
В освещённом салоне я рассмотрела его лицо лучше. Красивые тёмные брови, аристократический нос, высокий умный лоб и тонкий, изящный рот, а глаза – жутковатые, блестящие сгустки сумрака, глубоко посаженные, неопределённого тёмного цвета, под большими гладкими веками, линия которых придавала взгляду чуть усталое, и, как ни странно, немного мечтательное выражение. В их с Аидой лицах просматривалось настолько явное фамильное сходство, что я не сомневалась больше ни минуты: передо мной был сам лорд Эльенн. Забавно: я представляла его себе в старинных одеждах, этаким средневековым аристократом, над которым не властно время – наверно, слово «лорд» вызвало такие ассоциации. На самом же деле он выглядел вполне современно, респектабельно и элегантно.
– Всё течёт, всё меняется, – сказал незнакомец, отвечая на мои мысли. – В том числе мода и стандарты внешности. Приходится соответствовать. Да, вы весьма проницательны, юная мадемуазель: я лорд Эльенн.
– П-приятно познакомиться, – пролепетала я.
– А уж как мне приятно!
Голос лорда Эльенна дохнул мне в ухо с совсем другой стороны: только что он был передо мной, а сейчас – стоял справа. Но этими фокусами меня было уже трудно впечатлить: я насмотрелась на них в исполнении Аиды.
– Хм, вас ничем не удивишь, – со смеющимся взглядом проговорил лорд Эльенн. – Какие нынче пошли осведомлённые девушки! Ну что ж, дорогие мои гостьи... Прошу за мной.
Салон лимузина был чуть подсвечен – тусклым, холодно-голубым светом. Роскошные кожаные сиденья поблёскивали глянцем. Я села подальше от лорда, забившись в угол: его глаза – сгустки сумрака, блестящие, как кусочки антрацита, вызывали во мне желание чем-то отгородиться.
– Вам нечего бояться, моя милая, – сказал лорд Эльенн. – Надо полагать, что Аида не оставит от меня мокрого места, если с вашей прелестной головки упадёт хотя бы волос. – Он двинул бровью. – А я ещё хочу пожить.
Меня немного развеселили его живые интонации и мимика. Если не считать сумрака в глазах – ничего себе так, в целом, приятный дяденька.
– Ну и натворила ты дел, девочка, – проговорил он, обращаясь к Аиде. – То, что сделал лорд Немет – это, по сути, объявление войны. Оскар и Филипп – хоть и полукровки, но были ценными слугами. Мне жаль их... Но хуже всего то, что снова начинается охота на тебя.
– Воевать мне не привыкать, милорд, – хмыкнула Аида. – Свою собственную жизнь я мало ценю... Но с некоторого времени в ней произошли изменения, и теперь я не хотела бы войны.
Лорд Эльенн проницательно взглянул на меня, вызвав у меня волну холодка по спине.
– Надо полагать, это весьма важные изменения, – сказал он задумчиво. – Я рад, что ты пришла ко мне. Ты умница. Я хочу предложить тебе укрыться с твоей девушкой у меня в доме, а с Неметом я разберусь сам.
Я слегка напряглась. «С твоей девушкой»... Как он всё сразу просёк. Впрочем, ничего удивительного в его проницательности не было, а к ориентации Аиды он, похоже, относился спокойно. Это отчасти утешало.
– Вы знаете, милорд, что отсиживаться я не привыкла, – ответила Аида. – Если заварится каша, мне придётся участвовать. Тем более, что всё это – из-за меня.
– Она уже заварилась, моя дорогая, – сказал лорд Эльенн. – Но не считай себя единственной причиной. Немет давно ищет повод устранить меня и завладеть моей силой. Он мечтает стать самым сильным лордом и главой Совета. И на его пути к этой цели стою я.
– Если вы встанете на мою защиту, учитывая моё охотничье прошлое – вот и повод, – процедила Аида. – Поэтому я и не хочу, чтобы вы меня защищали. Я всегда была сама по себе... И ничего – справлялась. А вот Алёну я прошу вас защитить, милорд.
– Чтобы вампир защищал человека – хм, это нечто оригинальное, – усмехнулся лорд Эльенн. – Но если эта девушка тебе дорога – другое дело. Это я вполне понимаю.
– Рада, что понимаете, милорд, – наклонила голову Аида. – За это я буду вам очень признательна. Услуга за услугу: если вы укроете Алёну, я помогу вам убрать Немета... А там – как хотите. Можете забрать его силу. Или как вам будет угодно.
– Хм, это заманчиво, но как я буду выглядеть в глазах Совета? – задумался лорд Эльенн.
– Вам не привыкать выкручиваться, милорд. Немет на вас напал, вы защищались. Вот и всё.
– Вот только повод для нападения у него вполне легитимный, – цокнул языком вампирский лорд. – Ты убила его сына, он имеет право на месть. Встав на твою сторону, я автоматически также становлюсь врагом.
– Решайте сами, милорд, – сказала Аида, блестя холодными изумрудами глаз. – Я не прошу вас становиться на мою сторону, я и сама могу за себя постоять. Я лишь прошу у вас защиты для Алёны.
– Дорогая... Одна против лорда Немета и всего его клана? – скептически покачал головой лорд Эльенн. – Вряд ли это удачная мысль.
Лимузин остановился под огромными старыми дубами возле трёхметровых чугунных ворот. Они автоматически открылись, и мы медленно поехали по аллее. Старые могучие деревья мрачно нависали над нами, и аллее не было видно конца: прошло минут пять, прежде чем показался огромный старинный дом – точнее, настоящий дворец, величественные очертания которого проступали на фоне тёмного неба. Ну что ж, пусть и предсказуемо, но хотя бы логично: было бы странно, если б лорд жил в лачуге.
Богатство интерьера просто подавляло своей золотой пафосностью. Огромные хрустальные люстры, упав на человека, запросто раздавили бы его в лепёшку, а ширина и общая протяжённость лестниц наводила на мысли о горнолыжном спуске. Освещение было довольно скупое, но эффектно выделяло из мрака разные красивые детали: золотые карнизы, балюстраду лестниц, статуи, картины, коллекции холодного оружия на стенах, шпалеры с комнатным плющом, фонтаны.
– Простите, человеческой еды прямо сейчас предложить не могу, – сказал лорд Эльенн, поднимаясь по ступенькам. – Могу послать кого-то из слуг за нею в город, но на это потребуется время. Весьма сожалею, мой дом к пребыванию в нём человека плохо приспособлен.
– А заказать еду из ресторана? – подсказала Аида. – Есть ведь круглосуточная доставка.
– Можно, конечно, но всё равно это займёт пару часов, – ответил лорд. – Насчёт комнат для вас я уже распорядился, они давно готовы, полагаю. Или, быть может, вы предпочитаете занять одну комнату? – Он понимающе двинул бровью. – Можете чувствовать себя в этом плане свободно, здесь никто вас ничем не попрекнёт.
– В таком случае, – улыбнулась Аида, сплетая пальцы с моими, – нам с Алёной хватит одной спальни.
– Ну, тогда располагайтесь. Вот, кстати, и она. – Лорд Эльенн показал на дверь. – Уже скоро утро, мне пора в город, заниматься делами. Увидимся и окончательно обговорим всё вечером, а пока отдыхайте, чувствуйте себя как дома.
Церемонно поклонившись мне, он свернул в другой коридор. А я удивилась: разве вампиры не боятся солнца?
– Я, кажется, говорила тебе, что лорд Эльенн – крупный специалист по всяким снадобьям, – ответила Аида. – Он изобрёл состав, делающий кожу вампира нечувствительной к солнечным лучам. Благодаря этому он может вести круглосуточную активность. А для защиты чувствительных к свету глаз – очки или особые контактные линзы.
– А когда же он спит? – недоумевала я.
– Вампиры, особенно старые, могут спать только раз в несколько суток.
Я усмехнулась:
– Что, старческая бессонница?
– Нет, просто с накоплением силы отдых в виде сна требуется всё меньше.
– Ужас, – пробормотала я. – И что, много вампиров пользуются таким средством?
– Нет, лорд Эльенн делится составом только со своими приближёнными. А среди слуг у него много полукровок, которые не боятся солнца.
Комната была оформлена в белых, тёплых бежевых и золотистых тонах. Между балдахинными столбами кровати висели полупрозрачные белые занавески, пол устилало белое ковровое покрытие с длинным пушистым ворсом, на резном прикроватном столике, инкрустированном янтарём, горела лампа в форме фигурного десятисвечного канделябра. Присев на белый пуфик у изножья кровати, я обвела спальню взглядом.
– Ну и роскошь...
Аида обошла вокруг широкой кровати, увенчанной целой горой разнокалиберных подушек в кружевных наволочках.
– А меня больше всего интересует вот этот предмет, – сказала она. – Мечтаю раздеть тебя догола и разложить на этих подушках. Думаю, это будет выглядеть шикарно. Твоя кожа и кружева – прекрасное сочетание...
– Слушай, у тебя все мысли только об этом! – засмеялась я.
– Мне дорого каждое мгновение единения с тобой, – проговорила она, касаясь моих щёк и волос. И добавила со вздохом: – Потому что любое из них может стать последним.
Мою грудь придавила холодная каменная плита тоски и тревоги.
– Аида... Не говори так. Мне даже представить больно...
– Ш-ш... – Аида прижала мои губы пальцем, а потом захватила их в нежный щекотный плен поцелуя.
Дверь запиралась изнутри, и Аида щёлкнула кнопкой на ручке, после чего воплотила все свои замыслы насчёт моей кожи и кружев. Но я никак не могла расслабиться: мне казалось, что из всех углов за нами наблюдает сумрак. Его бессонные глаза не сводили с меня своего невидимого взгляда, и больше всего мне хотелось сжаться в комок под одеялом.
– Не бойся ничего, принцесса, – сказала Аида, массируя мне плечи. – Я с тобой.
– Ты притащила меня в вампирское логово и хочешь, чтобы я не боялась? – прошипела я. – Ты видела этих громил в костюмах? Видела их клычищи? А глаза? Готова спорить, они мечтают отведать моей крови.
Аида нахмурилась.
– Никто тебя не тронет, малыш. Я серьёзно. Ты гостья лорда Эльенна, а он, как ты заметила, весьма церемонен и чтит законы гостеприимства. Слугам же достаточно одного его слова, чтобы не воспринимать тебя как еду.
– Не знаю, не знаю, – поёжилась я. – Неуютно мне здесь...
– Ничего, я знаю, как тебе помочь, – щекотно шепнула Аида мне на ухо, скользя рукой ниже моего пупка. – А я всегда добиваюсь результата.
Она не соврала: ей удалось довести меня до исступления на этих роскошных подушках, и мне было плевать на клыки слуг, на незримый взгляд сумрака, на целый мир. Моя макушка была направлена к изголовью, голова Аиды свешивалась с ножного конца кровати на пуфик, а посередине... Там горело и пульсировало средоточие наслаждения.
Потом мы вместе плескались в огромной и помпезной ванной комнате. Вместо привычного кафеля были белые обои в серебристую полоску и лепнина под потолком, пол устилал белый пушистый ковёр, а большой лакированный шкаф, кресло и туалетный столик в стиле девятнадцатого века закрепляли впечатление, будто это – не ванная, а спальня. Как и кровать, ванна располагалась под балдахином с белыми занавесками. Такой интерьер сам наводил на мысль о продолжении игр, и воде Аида снова довела меня до полного улёта.


Глава 14. Тупая игла и совещание

Ревность. Встреча сестёр. Бесёнок. Блуждание в лабиринте и прыжки с качелей. Ультиматум и силовой метод.

Утром доставили еду – поджаренный сыр с картошкой и маринованными огурчиками, жареные колбаски с капустой, тонкие кусочки телятины с луком, белыми грибами и зеленью, а также десерт – рулет с орехами. Из напитков было пиво, кофе и минеральная вода, а также нелюбимый мной яблочный сок. Сервис был неплох: еда и кофе попали к нам ещё горячими.
Потом мы гуляли в саду, разбитом во французском стиле – с фигурно подстриженными кустами и деревьями, зелёными лабиринтами, симметричными узорами клумб, фонтанами, увитыми плющом ротондами и альтанками. К дому подъехала красная спортивная машина, и Аида вся как-то встрепенулась, напряжённо всматриваясь в ту сторону.
– Что там? – встревожилась я.
– Ничего, всё в порядке, – успокоила меня она. – Кажется, это моя сестрёнка приехала. Видно, она тоже пользуется защитным составом лорда Эльенна.
Снова тупая иголка вонзилась мне в сердце.
– А она разве не полукровка? – спросила я.
– Нет, она настоящий вампир, причём с рождения, – ответила Аида. – Её мать – кстати, русского происхождения – ушла от лорда Эльенна, когда Эрика была ещё подростком. Надо пойти поздороваться – всё-таки пятнадцать лет не виделись...
Аида шагнула к дому, но я упёрлась. Мне отчего-то не хотелось встречаться с этой Эрикой – сама не знаю, почему.
– Ты чего? – удивилась Аида. – Не бойся! Эрика тебя не тронет.
– Нет, я лучше... лучше тут погуляю, – пробормотала я. – Тут... красиво. А ты иди, пообщайся... Не хочу тебе мешать.
– Глупости, чем ты можешь мне помешать, Алёнушка? – засмеялась Аида, а потом, взяв меня за подбородок, внимательно заглянула мне в глаза. – Э-э... Ты что, ревнуешь? Что за ерунда! Это же моя сестра.
Я сама не могла объяснить, что на меня вдруг накатило. В самом деле, глупо требовать, чтобы Аида не испытывала чувств больше ни к кому, тем более, к сестре, но мне отчего-то казалось, что она далеко не всё мне говорит.
– Пошли, пошли, – ласково, но настойчиво тянула она меня. – Вот ещё, глупости какие.
Я и сама понимала, что веду себя странно, но что-то мне не нравилось во всём этом. Что-то недосказанное было в том коротком вопросе, который задала Аида лорду Эльенну: «Как она?» Что-то, чего я не знаю. Но, повинуясь рукам Аиды, я пошла за ней к дому.
Но Эрика сама спешила нам навстречу. В красном облегающем платье, белых сапожках и с распущенными по плечам тёмными волнистыми волосами, с крупными серёжками и браслетами на обеих руках, эта девушка выглядела лет на девятнадцать-двадцать, хотя кто его знает, сколько лет ей было на самом деле: возраст вампира не угадать. На её довольно асимметричном лице с крупными чувственными чертами сильно выделялись миндалевидные карие глаза с пронзительным и пристальным взглядом, подчёркнутые тёмным макияжем. Сияя радостью, она стремилась к Аиде, но, увидев меня, застыла как вкопанная.
– Привет, Эрика, – сказала Аида. – Ты ничуть не изменилась... Как будто мы вчера виделись. Всё такая же красавица.
В её взгляде проступило то особенное тепло, с которым она смотрела на меня, и тупая игла вонзалась в моё сердце всё глубже.
– Здравствуй, Аида, – ответила Эрика сдержанно, сверля меня тёмными буравчиками глаз. – Я тоже рада тебя видеть. А кто это с тобой? Ты нас не познакомишь?
– Алёна, – представила меня Аида.
– Понятно, – проговорила Эрика глухо.
Что ей было понятно, осталось для меня загадкой, а она тем временем овладела собой и изобразила на лице приветливость.
– Добро пожаловать, Алёна, – сказала она с безукоризненной учтивостью. По-русски она говорила так же хорошо, как и её отец – почти без акцента. – Приятно с вами познакомиться. Я Эрика Домбровская-Эльенн.
– Да я уже догадалась, – улыбнулась я. – И мне тоже приятно.
– Как вам здесь? Надеюсь, достаточно удобно? – осведомилась она.
– Спасибо, дом просто потрясающий, – ответила я, ничуть не покривив душой. – Всё замечательно.
Эрика улыбнулась – чуть натянуто и суховато.
– Я рада, что вам нравится у нас. Прошу вас, не бойтесь здесь никого: нашим гостям, а тем более... гм-гм, друзьям Аиды мы никогда не причиним вреда.

+1

4

Мы продолжили прогулку по саду уже втроём. Аида рассказывала сестре о нашей ситуации, а она слушала, хмуря аккуратные тёмные брови. Новость об угрозе со стороны лорда Немета она приняла серьёзно и сдержанно, без удивления и чрезмерной паники.
– Мне он никогда не нравился, честно говоря, – сказала она наконец. – У папы с ним уже давно напряжённые отношения... Этого следовало ожидать. Но я уверена, папу ему не одолеть.
Гуляя, мы пришли в очень симпатичный уголок сада: там под веткой мощного старого дуба были устроены качели, увитые искусственной лианой с голубыми и белыми цветами. Зелёная лужайка под дубом радовала глаз, так и маня присесть.
– Как славно! – восхитилась Аида. – Вот бы тут посидеть! Алён, у нас, кажется, было пиво?
Пиво действительно осталось нетронутым, и мы за ним сходили. Эрика заняла качели, а я устроилась на травке в тени дерева.
– Покачай меня, – попросила Эрика Аиду.
Та принялась её раскачивать, и они рассказывали друг другу о том, как провели эти годы, вспоминая общих знакомых, забавные и интересные случаи. Эрике удалось исподволь почти полностью завладеть вниманием Аиды, а я сидела в сторонке, молчала и потягивала маленькими глотками охлаждённое пиво, пытаясь вытащить тупую иглу из сердца.
– Я слышала, ты побывала замужем, – сказала Эрика. – Это правда?
Аида усмехнулась.
– Да, было такое дело. Но брак развалился, и теперь я снова свободна.
– А почему развалился? – полюбопытствовала Эрика.
Аида сделала длинный глоток пива и прищурилась, глядя вдаль.
– Скажу правду: любовью там и не пахло, – проговорила она. – Он был весьма состоятелен, а я тогда оказалась практически без средств к существованию... Так что, признаюсь, с моей стороны был только расчёт. Ну, а он хотел иметь рядом с собой глупую красивую игрушку... Ещё один аксессуар, атрибут успеха, подтверждающий его статус – как машина или дорогие часы. У меня не получилось соответствовать его ожиданиям. Кроме того, у него была взрослая дочь, с которой мы плохо ладили... Ну, в общем, не прошло и пары лет, как дело кончилось разводом.
Эрика многозначительно двинула бровью – совсем как лорд Эльенн.
– Хм... Взрослая дочь? Хорошенькая?
– Какая разница, – засмеялась Аида. – Я уже и не помню, если честно.
– Ну-ну, – проронила Эрика, иронически прищурившись. – Не помнит она... Ладно, допустим. Но ты хоть что-то поимела с этого брака?
– Получила дом, квартиру, машину и приличную сумму денег, – вздохнула Аида.
– Ну что ж, и то хорошо. Мужчин только так и можно использовать, – сказала Эрика с неожиданной жёсткостью.
Теперь бровью шевельнула Аида.
– Откуда ты набралась такого цинизма, мой ангел?
– Ты ведь знаешь, я совсем не ангел, – ответила Эрика с игриво-лукавыми искорками в глазах. – Я скорее чертёнок.
– О да, бесёнок ты ещё тот, – проговорила Аида с томной улыбкой и ласковым прищуром глаз.
Нет, мне не мерещилась нежность в её взгляде, обращённом на Эрику. Что-то флиртующее было в её движениях, интонации, в том, как она бралась за качели, в манере прикладываться к горлышку пивной бутылки.
– И чем же ты стала заниматься после? – спросила Эрика, взмахивая волосами.
– Открыла своё дело – психотерапевтический кабинет, – ответила Аида, раскачивая её.
– Гм, а лицензия и диплом у тебя есть? – строго нахмурилась Эрика, но всё с теми же смешинками в глазах.
– Когда есть деньги и моя способность к запудриванию мозгов – не нужно ни то, ни другое, – фыркнула Аида.
В таком духе сёстры мило беседовали после пятнадцатилетней разлуки, а мне захотелось пройтись: что-то тоскливо и невыносимо горько стало в груди. Чувствуя себя лишней, я забрела в живой зелёный лабиринт из туи, добралась до беседки в центре, посидела там немного в уединении и тишине, а когда захотела выйти, то поняла, что заблудилась. Куда ни сверни, куда ни оглянись – везде были только стены из живой изгороди выше человеческого роста. «Спокойно, сейчас выберемся», – сказала я себе и стала искать выход. Но не тут то было: после пятнадцати минут плутания я снова вернулась к беседке.
– Тьфу ты! – Я устало опустилась на скамейку.
Вторая попытка оказалась удачной. Я выбралась из лабиринта, но когда отыскала место, где оставила Аиду с Эрикой, там никого не было. Качели пустовали.
– Ну да и фиг с вами, – сердито плюнула я. – Хоть покачаюсь. Что-то детство в одном месте взыграло.
Качаться было здорово. Восторг от чувства полёта щекотал диафрагму, душа становилась легче воздушного шарика и устремлялась к небу... Солнце, пробиваясь сквозь крону дуба, кололо глаза острыми лучиками, ветер обнимал тело и шаловливо задирал подол юбки. В детстве я любила прыгать с качелей – рискованное удовольствие, но какой адреналин! Ну-ка... Хоп! Устояла на ногах. Супер! А ну, ещё раз!
Второй раз я раскачалась посильнее и на ногах не устояла, но успела выставить вперёд руки и приземлилась на них. Ладони саднили, но густая трава смягчила удар. Ничего, зато какой холодок восторга во время полёта!
Бог любит троицу, но у меня третий раз получился последним. Приземление было неудачным: подвернулась нога. Шлёпнувшись на траву, я застонала от сильной боли в щиколотке. Вот тебе и «хоп»...
– Ммм, – стонала я, растирая сустав. – Йо-о-ошкин кот...
Ступать на пострадавшую ногу было решительно невозможно. От резкой боли я тут же взвыла и снова опустилась на траву.
Шуршание торопливых шагов, и –
– Алёнушка! – раздался голос Аиды. – Что случилось, принцесса? Что с ножкой?
Присев рядом, она щупала и гладила мою ногу, а глаза были полны искреннего беспокойства и нежного сострадания. Моё сердце сладко ёкнуло и растаяло.
– Видимо, растяжение, – предположила Эрика, подходя ближе. – О, какая жалость...
– Да что-то детство захотелось вспомнить, – прошипела я, морщась. – Попрыгать с качелей...
– Ну вот, допрыгалась, – проворчала Аида. – Эрика, в доме не найдётся льда?
– Отчего же нет, – отозвалась та. – Найдётся и лёд, и бинт для повязки.
Без дальнейших вопросов Аида подхватила меня на руки и понесла в дом. Это было чертовски приятно, несмотря на боль в ноге. Обняв её за шею, я тихонько пожаловалась ей на ухо:
– А ещё я в лабиринте заблудилась...
– Ну вот, а мы тебя везде ищем, – сказала она. – Что-то ты чудишь сегодня, принцесса.
Я была водворена на кровать и стала объектом нежных забот Аиды. Она наложила тугую повязку на мою ногу и приложила к ней пакет со льдом, принесла мне стакан яблочного сока. Я сконфуженно вздохнула:
– Аида, мне жутко неудобно... но я его терпеть не могу.
– В самом деле? Хорошо, принцесса, тогда, может, минералки? – с готовностью предложила Аида.
– Да, спасибо...
Я одновременно и ругала себя мысленно, и упивалась заботой Аиды, видя её неподдельное участие и сострадание. Ведь она эмпат, вспомнилось мне, а значит, чувствует мою боль... Ну и идиотка же я. Вздумала ревновать её к сестре... Это уже ни в какие ворота.
Я пила минералку, а Аида покрывала мою ногу поцелуями. Эрика куда-то исчезла. Ну и ладно...
Вечером вернулся лорд Эльенн. Снова холодок побежал по моей спине, а внутри всё дрожало, как сжатая пружина. Пригласив нас в свой кабинет и сев в монументальное кожаное кресло, он объявил:
– Немет выдвинул свои требования – выдать ему Аиду с Алёной.
– А Алёну-то зачем? – пролепетала я. – Я никого не убивала.
Лорд Эльенн обратил на меня холодящий взгляд сумрака.
– Не знаю, моя милая, не знаю. Если он требует вашей выдачи – значит, не без причин...
– Всё, что я сделала – это прижгла его сыну личико серебряной пудрой, – созналась я.
Лорд сделал рукой резюмирующий жест.
– Ну вот и причина.
– Но откуда он знает? – не понимала я.
– Родственная связь даёт информацию, – терпеливо объяснил лорд. – Я тоже чувствую всё, что происходит с моей дочерью. И если, не приведи тьма, Эрику кто-то обидит, я узнаю обидчика и сотру его в порошок, будьте уверены. В принципе, я вполне понимаю Немета в этой части его мотивов... И если бы вы не были так дороги Аиде, я бы не шевельнул и пальцем, чтобы вам помочь. Что мне до людей?
При словах «дороги Аиде» я невольно отметила, как уголок рта Эрики чуть приметно дрогнул. А я-то ругала себя за ревность!
– И что вы ответили Немету, милорд? – спросила Аида.
– Разумеется, послал по известному адресу, – мрачно хмыкнул лорд Эльенн. – Каша заварилась. И боюсь, что на чью-либо поддержку рассчитывать нам не придётся. Совет лордов будет на его стороне, поэтому не имеет смысла обращаться туда.
– Но ведь Аида убила вампиров, защищаясь, – подала голос Эрика. – Они напали первыми.
– Боюсь, для убитого горем отца это не имеет значения, – сказал лорд Эльенн. – Для него важно только то, что его сын мёртв. И убила его Аида. В своё время я с трудом выхлопотал для неё мирное соглашение, и вот – она его нарушила... Ты знаешь, как относятся к ней собратья. Боюсь, в этот раз чаша их терпения переполнилась.
– Ну, может, найдётся в совете хоть одна вменяемая голова, понимающая разницу между преднамеренным убийством и непреднамеренным? – Эрика взяла из ящика на столе сигару, обрезала и закурила. – Например, лорд Ворм или лорд Креспо. А кроме того, ты обладаешь правом вето.
– У меня есть опасения, что дело решать придётся не словесными баталиями в совете, а в реальной схватке, – сказал лорд Эльенн. – Клыками и кулаками, так сказать.
– Думаю, силовой метод можно и сочетать с переговорным, – заметила Эрика.
– Немета нужно уничтожить, – жёстко высказалась Аида. – Иначе он уничтожит вас, милорд.
– Есть и дуэль как ещё один вариант, – подумав, промолвил тот. – Либо ты против Немета, либо я.
– Ну, вот и вызову его, – сказала Аида. – И всё решится.
Лорд покачал головой, прищёлкнув языком.
– Он может выбрать в качестве оружия силу ментального воздействия. И если ты хорошо владеешь мечом, то на ментальном плане вряд ли сможешь противостоять Немету.
– Вы обучали меня, милорд, – возразила Аида. – Я владею приёмами.
– Дело не только в знании приёмов, дитя моё, – вздохнул лорд. – Но и в реальной силе противников. К сожалению, ты полукровка, а он вампир. Чтобы набрать такую же силу, как у него, тебе надо много лет питаться только кровью... Но у тебя нет этого времени. Поэтому если и будет дуэль, то между Неметом и мной: мы с ним хотя бы в одной «весовой категории».
Аида о чём-то думала, потирая подбородок. Её глаза светились какой-то мыслью.
– Не будем загадывать, как всё обернётся, – сказала она. – А пока... Нет ли у вас какого-нибудь снадобья от растяжений, милорд? А то Алёна сегодня упала и подвернула ногу.
– Пожалуй, найдётся одно средство, – усмехнулся лорд Эльенн.


Глава 15. Единственный выход

Доноры. Депрессняк на балконе. Троянский конь и похищение. Кушать подано.

Несколько дней прошли в бездействии. Аида недоумевала, чего выжидает лорд Эльенн, и не находила себе места, как тигр в клетке. Ей не терпелось начать какие-то действия, а её отец считал, что упреждающий удар наносить нельзя.
– Мы и так находимся в положении ответчика, а не истца, – толковал он. – Атака с нашей стороны только осложнит нашу ситуацию, если дело дойдёт-таки до разбирательства в Совете.
– Вы же не хотели обращаться в Совет, – напомнила Аида.
– Нужно рассматривать все возможности, – ответил лорд. – Кто его знает... Может, Совет созовёт кто-то другой, без нашей инициативы.
Во мне нарастало какое-то истерически-напряжённое состояние. Ожидание непонятно чего, нависшая угроза, плотоядные взгляды слуг и натянутые вежливые улыбки Эрики – всё это приводило меня в, мягко скажем, не самое весёлое настроение. Только в постели с Аидой мне на время удавалось расслабиться, да и то не до конца: от чувства, что за мной неотступно наблюдает кто-то невидимый, не удавалось отделаться ни днём, ни ночью.
Еду нам с Аидой доставляли дважды в день, и ели мы с ней вдвоём в нашей спальне, а о том, как и когда питаются хозяева дома, я предпочитала не думать. За респектабельной внешностью в них скрывался сумеречный ужас, они носили эту суть в себе постоянно, и она то и дело проглядывала наружу – то кончиками клыков из-под верхней губы, то ледяной тьмой в глазах. Широких улыбок обитатели дома старались избегать, пряча клыки под сомкнутыми губами, но сумрак так и вился за ними шлейфом. Только с Аидой мне было светлее и легче, с ней меня отпускала эта давящая напряжённость, хотя и в её изумрудном омуте глаз временами мелькало что-то нечеловеческое... В её жилах текла кровь чудовищ, об этом не следовало забывать.
Охрана и слуги в доме были со мной почтительны и держались на некотором расстоянии: при моём появлении они старались удаляться «сумеречным путём». Видимо, по дому действовал приказ хозяина не пугать меня. А может, они уходили, дабы не вводить себя в соблазн при виде разгуливающей еды... Как бы то ни было, я могла ходить по дому, не встречаясь ни с кем из клыкастых домочадцев – только иногда мелькали тени за углом, да веяло холодком, будто кто-то сделанный изо льда невидимкой проскальзывал мимо меня.
Если бы не это небольшое жутковатое обстоятельство, любоваться красотой интерьеров можно было бы без устали. Дом завораживал, обволакивал своей роскошью, обольщал богатством и пленял какой-то слегка холодящей изысканностью. Заблудиться в нём было плёвым делом, и без Аиды я старалась на экскурсии по нему не отправляться, но однажды всё-таки решила пройтись в одиночку: Аида с Эрикой беседовали в библиотеке и курили, и я опять почувствовала себя лишней.
Бродя по блистательным залам и гостиным первого этажа, я наткнулась на неприметную и невзрачную, но массивную дверь, спрятанную под лестницей. Я остановилась перед ней. Интересно, что победит во мне: извечное любопытство или страх перед неизвестным? Холодных теней поблизости я не заметила. Потянув тяжёлую дверь за ручку, я с усилием открыла её. Вниз вели ступеньки. Ох, ну ладно... Спущусь.
Я попала в большое помещение полуподвального типа, с низким потолком, тускло освещённое. Во всю его длину тянулись в несколько рядов двухъярусные нары, на которых лежали укрытые простынями люди. Будто бы натолкнувшись на невидимую стену, я замерла в удивлении и испуге, но потом присмотрелась и поняла, что это не трупы: их животы и груди под простынями чуть заметно вздымались. Рядом с каждым торчала на штативе воронка, трубка от которой вела человеку в нос. Люди как будто спали или пребывали в коме, волосы у всех были коротко обрезаны – и у мужчин, и у женщин. На всех были надеты казённые рубашки, напоминающие больничные.
Сколько их здесь? Я обвела взглядом помещение. Наверное, больше сотни... Зачем их здесь держат? Что с ними? Вряд ли вампиры будут держать подпольное отделение для коматозников... Впрочем, догадаться несложно.
– Да, это доноры. Мы уже давно не убиваем ради пропитания.
Я вздрогнула и обернулась. За моей спиной стояли Эрика с Аидой.
– Не бойтесь, боли и страданий им не причиняют, – сказала Эрика. – Они ничего не чувствуют – спят и видят приятные сны, в то время как за ними ухаживают, кормят через зонд специальной питательной смесью, вводят витамины и препараты, усиливающие кроветворение. Помещение вентилируется и озонируется, здесь поддерживается постоянная комфортная для человека температура.
– Жуть какая, – пробормотала я, обводя взглядом ряды тел на нарах. – Несчастные...
– Почему же? – усмехнулась Эрика. – Они не испытывают дискомфорта и боли, им регулярно воздействуют на мозг, чтобы вызывать приятные сновидения, а за физическим здоровьем и полнокровием тщательно следят.
– Всё равно – ужасно, – сказала я, направляясь к выходу.
– Ничего не поделаешь, нужно же нам как-то питаться, – проговорила Эрика, следуя за мной. – Люди разводят домашний скот для еды, и никто не говорит, что это кошмар.
– Значит, люди для вас – что-то вроде скота, – хмыкнула я. – Понятно.
Мне было всё более неприятно и тяжело здесь находиться. Все эти шорохи по углам и неуловимые передвижения, всевидящее око Саурона... тьфу, то есть, сумрака, лицемерная учтивость Эрики и её манера подцеплять Аиду под руку и уводить в уголок... На шестой день мои нервы не выдержали, и поздним вечером, вместо того чтобы пойти в постель, я вышла на балкон, к луне, и дала волю слезам. Стоя среди благоухания цветущих кустов и любуясь озарённым луной садом, я рыдала, как барышня из романтического любовного романа девятнадцатого века. Хотелось взмахнуть крыльями и улететь отсюда прочь – домой.
– Отчего юная мадемуазель плачет? Её кто-то обидел? – промурлыкал сумрак у меня за плечом, блестя глазами.
– Осточертело всё, – выговорила я с трудом. И снова – бурный взрыв рыданий.
– Ну-ну-ну... – ласково сказал сумрак. – Так-таки всё?
– Всё, – всхлипнула я. – Домой хочу...
– М-м-м, весьма, весьма сожалею, – проговорил сумрак огорчённо, обвиваясь вокруг меня. – Мне жаль, что вам так грустно в эту чудесную ночь. Только взгляните, какая красота!
– Да мне пофиг, – буркнула я.
– Ясно, – вздохнул сумрак. – Тогда не лучше ли вам пойти в постель? Утро вечера мудренее. А с лучами солнца растает и ваша печаль.
– У меня всё рвётся на части! – воскликнула я, вцепляясь пальцами в топик на груди. – Это невыносимо!
– Так, в постель, в постель, – безапелляционно приказал сумрак. – Нечего тут слезами кусты поливать. Им и так хватает минеральных удобрений.
Он сгустился и приобрёл телесные черты – облик лорда Эльенна. А я фыркнула, представив себя со стороны в виде карикатурной картинки – со струями слёз, орошающими цветущий куст, как из лейки. Всё-таки умел лорд Эльенн ввернуть нужное словечко, чтобы выдернуть меня из депрессняка.
Вернувшись в спальню, Аиду я застала не в лучшем настроении. Обычно нежная и ласковая наедине со мной, сегодня она была хмурой и озабоченной.
– Надоело ждать, – сказала она. – Если и завтра будет то же самое, начну действовать сама.
– А ты уже придумала, что делать? – спросила я. Беспокойство вонзилось в меня, как раскалённая игла.
– Есть кое-какие мыслишки, – ответила Аида. – Но лорд Эльенн вряд ли одобрит... А, плевать!
Я попыталась к ней приласкаться, но она поцеловала меня в лоб и сказала:
– Спи, котёнок. Мне надо подумать.

Проснулась я от какого-то безотчётного звенящего ужаса. Тишина, на часах – четыре утра. Фашисты тоже напали в четыре, вспомнилось мне почему-то.
– Аида...
Она стояла боком у окна, прижимаясь спиной к стене, и осторожно выглядывала, отодвинув краешек занавески.
– Что там? – шёпотом спросила я.
Аида со скоростью, которой позавидовали бы в любой казарме, принялась натягивать брюки и обуваться. У меня похолодели руки, а сердце превратилось в кусок льда. Аида бросилась из комнаты, я – следом.
– Где лорд Эльенн?! – крикнула Аида выскочившим ей навстречу слугам.
– Отъехал по делам час назад... Там еду привезли для вас и девушки...
– Это не еда, тупоголовые!!! – рявкнула Аида. – Куда смотрит охрана?! Алёна – быстро, в хранилище доноров! Это самое безопасное место в доме.
Массивная дверь закрылась за мной, и я прислонилась к стене, в оцепенении глядя на ряды неподвижно спящих людей. В доме что-то происходило, до меня глухо доносился шум и крики. Сердце стучало почти в горле – страхом за Аиду.
Сумрак бесновался и бурлил. Его сотрясали и передёргивали искры ярости, вонзаясь мне под рёбра. Дверь потряс страшный удар. Я сжалась в комок, забравшись под нары. Снаружи явно шла схватка, только вот кто кого бьёт, мне было не видно. Всё, о чём я молилась – лишь бы Аида уцелела.
Не знаю, сколько прошло времени. Хронометром мне служило сердце, а оно отбило уже целую тысячу лет...
Бабах! Из-под двери повалил дым, и она открылась. Взорвали замок... В моих ушах пищало, а сквозь пелену едкого дыма в помещение проникли фигуры в чёрном – пятеро или шестеро. Их лица были скрыты масками, а глаза – широкими щитками тёмных очков, и они озирались, ища что-то... или кого-то. Сердце слишком сильно стучало, но я не могла его сдержать.
Один из них увидел меня и издал короткий возглас. Меня будто обдало крошевом из льда... И тут в хранилище ворвался чёрный сверкающий вихрь – Аида, вооружённая двумя мечами, видимо, снятыми со стены: по всему дому висела масса оружия.
Первым ударом она разрубила череп одной из чёрных фигур, как арбуз, вторым – снесла голову с плеч другой фигуры. Прежде чем меня ослепила вспышка света, Аида успела выпустить кишки ещё одному из черномасочников.

...Темнота. Неужели я ослепла? Твёрдый пол, до боли неудобная поза, на запястьях – железо наручников. Урчание мотора, вибрация, лёгкие покачивания. Кажется, меня везли куда-то. «Аида», – стукнуло сердце. Что с ней?
– Я здесь, принцесса... – Тёплые губы защекотали мне лоб во мраке.
– Аида, – прохрипела я. – Где мы? Почему я ничего не вижу?
– Потому что темно, – ответил её голос. – Мы в фургоне.
– Куда нас везут?
– Полагаю, к лорду Немету. Эти идиоты-охранники сами впустили его бойцов, приехавших в машине, которая обычно доставляла нам еду... Это как троянский конь. За рулём был прежний шофёр-человек – беднягу зомбировали. Охрану ослепили вспышками света и парализовали психически. Штурм был чертовски быстрый и профессиональный...
Невыносимо хотелось её обнять, но руки были скованы. Я, как могла, придвинулась к ней, чтобы ощущать её тело. Аида нащупала ртом мои губы и накрыла их ласковым поцелуем.
– В общем, дождался лорд Эльенн... Дотянул. – Она вздохнула, потёрлась щекой о мою: видимо, тоже была в наручниках. – Всё надеялся решить вопрос дипломатией... А какая тут, к чёрту, дипломатия, когда надо просто бить?
– Аида... Что нам делать? Нас убьют? – В горле у меня вскипали слёзы.
– Не знаю, моя сладкая... Мне вкололи что-то. Совсем никаких сил.
– Значит... всё? – Я всхлипнула.
– Ш-ш... Отставить панику. Никогда нельзя сдаваться. Что-нибудь сейчас придумаем. Мне бы только сил чуток, и можно было бы порвать эти чёртовы наручники, выбить двери и выскочить на ходу... Но от этой дряни меня что-то совсем развезло.
– Ты же говорила, что яды на тебя не действуют...
– Это не яд, а какой-то транквилизатор. Я от них не засыпаю, а просто слабею. Сил бы, сил бы мне... Ммм... – Она глухо застонала, уткнувшись мне в лоб своим.
Меня осенило, да так, что даже сердце подскочило в горло.
– Аида, а кровь? Если бы ты выпила крови, это добавило бы тебе сил?
– Разумеется, добавило бы, – ответила она. – Смотря ещё сколько выпить, конечно... Вот только где её тут взять?
Я засмеялась.
– Аида, кровь же прямо перед тобой. Кушать подано.
Она помолчала секунду, а потом сказала тихо и серьёзно:
– Алёнка, ты что? Нет, тебя я кусать не буду.
– Другого выхода нет, – вздохнула я. – Единственный источник крови, а значит, и твоих сил – это я. Сколько тебе нужно?
– Чтобы прийти в себя и разнести этот фургон к чертям, мне нужен как минимум литр. Для тебя это будет серьёзной кровопотерей, малыш. Нет, я не могу.
– Серьёзной, но не смертельной, – возразила я. – Аида, не спорь! По-другому – никак. Бери мою кровь и спасай нас!
Она тяжко вздохнула, щекоча коротенькими поцелуями мой лоб и брови.
– Ладно... Видимо, придётся. Сначала будет немного больно, потом моя слюна подействует как анестетик. Потерпи чуть-чуть, принцесса, ладно? Я люблю тебя.
– Я тебя тоже. Давай уже, кусай, – я заворочалась, ложась поудобнее и подставляя шею.
– Ох... Прости, малыш. – К моей шее прильнули – нет, не клыки, а только губы Аиды. – Готова?
– Да, – выдохнула я.
Вот теперь я почувствовала кожей её клыки. Давление, прокус, боль... Я зажмурилась, сдерживая стон. Не стонать, не стонать... Чтобы она пила спокойно. Глотки. Стук сердца. Боль уходила: место, где присосалась Аида, вообще перестало чувствоваться, как замороженное. Мурашки по телу, обволакивающие объятия сумрака... Холод.
Казалось, Аида никогда не закончит пить. Сумрак крепко оплёл меня чёрными щупальцами с ледяными присосками; боли больше не было, просто из меня вытекала жизнь. Становилось всё легче и легче, но лёгкость эта была страшная – смертельная. Меня уносило всё дальше от земли – к звёздам, в холодную черноту космоса.
– Аида, – прошептала я. – Я умираю...
Мой голос тоже вспорхнул голубем к небу, невесомый и шелестящий. Аида не прекращала пить, будто не слыша.
– Аида... Ты меня... убьёшь...
И она оторвалась, тяжело дыша и рыча мне в ухо. Что-то жуткое происходило с ней, меняя её, вливая в неё сумрак литрами. Её тело напряглось, гортанное рычание слабой вибрацией отдавалось в месте укуса. Крак! Что-то сломалось, и Аида негромко засмеялась.
– Свобода, – прорычала она.
Она стала крутить и растягивать мои наручники, причиняя мне боль. Каждый толчок отдавался у меня в голове, вгоняя меня в тошнотворную желеобразную дурноту. Пульс бухал в голове, как молот. Крак! Руки свободны...
– Ну, как ты, Алёнушка? – Её голос снова стал похож на человеческий.
– Кажется, ты меня выпила досуха... – Язык еле ворочался, шершавый.
– Не досуха... Но, кажется, я увлеклась слегка. Прости, малыш... Когда начинаешь пить, остановиться бывает трудно. – Пальцы Аиды гладили и ворошили мои волосы, а губы прижимались к моим почти бесчувственным губам. – Прости, мой маленький. У тебя лёгкий шок. Но ничего, ты восстановишься, всё будет хорошо. Старайся не потерять сознание, держись. Сейчас я займусь этими ребятами.
Настала тишина. Аида, похоже, не собиралась выбивать дверь, она просто сидела и молчала.
– Что? – прошептала я. – Почему ты ничего не делаешь?
Через секунду она отозвалась:
– Не мешай, принцесса. Психическая атака сразу на двоих – сложнее, но попытаюсь удавить обоих зайцев одной петлёй.
– Пусть у них мозги из ушей польются, – хрипло хмыкнула я – на смех не было сил, всё ушло в сумрак.
– Сделаем, – усмехнулась Аида.
Машина начала вилять, как будто водитель не мог справиться с управлением.
– Надо бы не перестараться, а то перевернёмся, – проговорила Аида. – Пора тормозить.
Она выбила задние дверцы кузова, уцепилась за верхний край и прямо на ходу подтянулась. По крыше застучали её ноги, потом где-то сбоку разбилось стекло. Я лежала полуживая, оплетённая холодными щупальцами сумрака, а Аида там, наверно, вытворяла киношные трюки на полном ходу фургона, как Джеки Чан. Да, сил у неё ого-го как добавилось... А вот у меня совсем не стало. Пару раз меня качнуло, а потом потащило, поволокло – наверно, прямо на небо.
...Нет, я всё ещё была на земле: сильные руки Аиды вытаскивали меня из кузова. Синие сумерки, шоссе.
– Жива, Алёнушка? Вот и хорошо. Разворачиваемся и гоним назад, пока остальные не заметили, что кое-что потеряли...
Она усадила меня в кабину. Рядом на асфальте лежали двое в чёрном – вампиры ли, полукровки ли, не знаю. Аида села за руль, развернула фургон, и мы помчались в обратном направлении. Пару раз меня вместе с креслом куда-то уносило, но Аида похлопывала меня по щеке и звала:
– Принцесса, принцесса! Не уходи, держись... Разговаривай со мной.
– Пить хочу... – Я облизнула пересохшие губы.
– Скоро, скоро попьёшь, милая. Потерпи. Яблочный сок, значит, не любишь, да?
Я попыталась улыбнуться, но получилось не слишком похоже.
– Не люблю... Мне часто снится, будто я тону в огромном чане с соком. – Длинная фраза, перевести дух. – А ещё монастырский сад и яблоки. Из них делают сидр. А ещё... – Опять уносит. Сумрак, как пылесос, втягивал моё сознание.
...Бах, бах... Похлопывание по щеке отдалось в голове ударами.
– Алёнка, Алёнушка! Слышишь?
– Да... – Снова кабина, синие сумерки и дорога впереди.
– Говори. Что там про яблоки?
Вспомнить бы... Восстановить цепочку.
– Сорт – Горькая Аннетта. Его уже нет сейчас... Несколько веков назад исчез. А ещё... Путешественница в богатом платье на лесной дороге... Осень. Перевёрнутая карета. Её убили разбойники... А она ехала на свадьбу...
– Всё это тебе снится?
– Да... Странные сны... И такое чувство, будто ты там тоже есть. Только я тебя не вижу. Но где-то там... ты есть. За кадром...
Больше говорить не было сил. Я откинула голову, растекаясь по сиденью. Аида тем временем глянула в боковое зеркало.
– Ага... А вот и они. Груз-то потеряли!
Небо звало меня трубным гласом: приди, приди. Возвращайся в свой дом, душа.
– Кажется, сейчас ты потеряешь меня... – Я зачем-то растянула губы в ухмылке.
Пальцы Аиды заправили прядку волос мне за ухо.
– Нет, нет, Алёнка! Не смей. Как же я без тебя? Ммм... – Она вдруг застонала, на миг зажмурив глаза. – Ничего, не пугайся. Я в порядке... Это они пытаются зацепить меня психической атакой. Но мой блок им не пробить, нет. Это очень хитрый блок, «зеркало». Отец меня ему научил. Пытаясь атаковать меня, они получают свою атаку назад и сами страдают от неё.
Она впервые назвала лорда Эльенна отцом, отметила я. Холод ещё держал меня в объятиях, теперь к нему добавилась тошнота.
– Ну вот, сами себя ударили, – торжествующе объявила Аида, снова глянув в зеркало. – Съехали в кювет и перевернулись. Всё, Алёнка, мы от них оторвались!
Сумеречному холоду не удалось добраться до моего сердца. Оно осталось тёплым, и в нём пульсировало:
– Я люблю тебя, Аида.


Глава 16. Кошмар

Печень и гранаты. Князь Огнев. Блок против внушения. Мразь проклятая.

Я не помню, как мы добрались: всю дорогу я проваливалась в забытье, озноб и дурнота мучительно давили, вгрызались в меня клыкастыми чудовищами. Голос Аиды то пропадал за глухой пеленой, то снова достигал моих ушей. Когда дубы-привратники склонились надо мной, небо уже озарял рассвет.

Руки Аиды уложили меня в постель. Я цеплялась за неё, как за спасательный круг: мне казалось, если она меня отпустит, я умру.
– Какая у тебя группа, малыш? – спросила она. – Донорской крови тут море, перельём тебе литр – и всё будет хорошо.
– Кажется, первая резус-положительная, – прошептала я.
– Кажется или точно?
– Не знаю...
– Ничего, уточним.
Два пол-литровых пакета с кровью повисли на штативе капельницы надо мной. Сумрак отступал, но далеко не уходил – надеялся, видно, что ещё возьмёт своё. Аида поднесла к моим губам бутылочку спасительной минералки, а когда я напилась, она склонилась и крепко поцеловала мои ещё мокрые губы. Как раз в этот момент в комнату вошли лорд Эльенн с Эрикой.
– Это, конечно, полнейший беспредел со стороны Немета, – сказал лорд. – Завтра же пошлю ему официальный вызов.
– Милорд, – тихо и решительно сказала Аида. – Не нужно так рисковать из-за меня. С Неметом я разберусь сама.
– Дорогая, он тебе не по зубам, – покачал головой лорд Эльенн. – Позволь, им займусь я.
– А вот посмотрим, – упрямо процедила Аида.
– Что ты задумала? – двинула бровью Эрика.
Аида присела на край постели, заботливо поправила мне одеяло. В её глазах снова светилось изумрудное тепло.
– Прошу вас, позаботьтесь об Алёнке, – сказала она. – Сберегите её, пока всё не будет кончено. Её лучше отправить в более надёжное место, чем этот дом.
– Да, после сегодняшнего нападения я уже не уверен в его неприступности, – кивнул лорд Эльенн мрачно. – Но замок Небельберге им, я думаю, не взять. Там можно выдерживать осаду сколь угодно долго. – Лукаво блеснув искорками в глубине глаз, он обратился ко мне: – Алёна, как насчёт поездки в настоящий вампирский замок?
– Чувствую, это будет незабываемо, – обречённо пробормотала я. И, сжав пальцы Аиды, без слов умоляюще на неё посмотрела.
У неё созрел какой-то опасный замысел, я это чувствовала, но могла ли её удержать? Решимость твёрдо блестела в её глазах и отпечаталась в посуровевшей линии рта: Аида была не из тех, кто прячется в тылу, а из тех, кто сражается в самом пекле. Я не могла разделить с ней всех опасностей, моим уделом было ждать её и молиться...
В тот же день лорд Эльенн отдал распоряжение подготовить замок к нашему с Эрикой прибытию: своей дочери он поручил присматривать за мной. Вряд ли она была в восторге от своей миссии, но прекословить отцу не стала. Уже к вечеру в дом подтянулось около тридцати вампиров и дюжина полукровок – последних лорд Эльенн приближал к себе как ценных слуг, не чувствительных к солнцу, способных в экстренных условиях долго обходиться без крови и не уступающих по силе вампирам. Всем им надлежало отправиться в замок, чтобы обеспечивать нашу безопасность. Их снабдили противовампирским оружием, бывшим в ходу у охотников.
– Горькая ирония, – сказал по этому поводу лорд Эльенн. – Печально, что это проклятое оружие, которое охотники используют против нас, сегодня мы вынуждены направлять на своих же собратьев. Дожили...
Думаю, такие беспрецедентные меры были предприняты лордом не столько ради меня, сколько ради Эрики. Самым трудоёмким делом было в кратчайший срок оборудовать в замке донорское хранилище: по словам лорда Эльенна, он не жил там уже лет сто, и в его случае это могло и не быть образным выражением.
После переливания мне стало лучше, а обед из тушёной печёнки с грибами и луком, плюс свежие гранаты на десерт довершили курс лечения. Аида сама разрезала гранаты, выбирала из них зёрнышки и клала мне в рот.
– И печень, и гранаты очень богаты железом, – просвещала она меня. – Как раз то, что тебе нужно.
Её пальцы, освобождавшие прозрачные гранатовые зёрнышки от плёнок, вдруг вздрогнули и замерли, а в глазах на миг застыло странное, отсутствующее выражение. Лоб прорезали морщинки.
– Ты чего, Аида? – встревожилась я.
Она сморгнула этот транс в глазах, расправила брови и улыбнулась.
– Ничего, Алёнушка... Просто когда я выпила твоей крови, я увидела всё, о чём ты рассказывала. Монастырь, яблоки, смерть путницы... Эти сны не зря тебе снятся. Видимо, это как-то связано с событиями одной из твоих прошлых жизней.
– Ты веришь в реинкарнацию? – криво усмехнулась я, но внутри у меня всё так и запульсировало, тревожно забилось: вот оно, вот!
– Это не вопрос веры, – сказала Аида. – Есть много свидетельств, подтверждающих её прямо или косвенно. Как бы там ни было, то, что тебе снится, кажется знакомым и мне. Ну... или мы обе сумасшедшие, как вариант. Но это – вряд ли... Давай-ка, открывай рот. На.
Она бросила мне в рот очередную порцию гранатовых зёрен и поцеловала. А я, обняв её за шею и запустив пальцы в волосы, прильнула к её щеке.
– Аида... Не знаю, что ты там задумала, но я не хочу тебя отпускать. Я не хочу тебя потерять! Теперь я точно уверена: ты нужна мне... больше всех на свете.
В её глазах отразилась бесконечная нежность. Причёсывая кончиками пальцев мои волосы над лбом, она проговорила задумчиво и ласково:
– И мне ты нужна тоже... Ты моя, Алёнка. Я вернусь, не бойся за меня. Я должна это сделать, эта война – моя, и на ней не должен пострадать больше никто. Я справлюсь... Если ты будешь думать обо мне и ждать меня, всё будет хорошо. Я чувствую тебя даже на расстоянии.
Слёзы величиной с гранатовое зерно брызнули у меня из глаз. Аида тихо засмеялась, вытирая их пальцами и осушая поцелуями.
– Не надо, принцесса, не надо... Не грусти. Когда плохо тебе, плохо и мне.
Я кивнула, глубокими вдохами стараясь унять всхлипы.
– Ладно... Я постараюсь.
Аида чмокнула меня в нос.
– Ну, вот и умница.
Ночь – вампирский день, и ни один из клыкастых гостей, готовившихся стать нашей с Эрикой охраной, не спал. От такого количества зубастых в доме мне было не очень-то до сна – у сумрака появилось ещё три с лишним десятка пар глаз. Ко мне они не приближались, но наверняка чувствовали моё присутствие, а я чувствовала их. Аида, видя мою тревогу, обещала быть начеку: вместо того чтобы лечь в постель рядом со мной, она уселась в кресло и закурила трубку. При ней снова было её оружие – пистолет-пулемёт для стрельбы разрывными пулями с серебряным порошком.
Её присутствие меня немного успокаивало, и я начала дремать, но вскоре гулкие шаги в коридоре разбудили меня и заставили сжаться под одеялом. Аида тоже насторожилась. Шаги остановились у двери, и раздался стук. Я прочла по губам Аиды: «Спроси, кто там».
– Кто там? – спросила я, натягивая на себя одеяло.
– Гм, гм, – проговорил незнакомый мужской голос. – Простите, что тревожу вас, мадемуазель Алёна... Я буквально на минуту. Можно войти?
– Кто вы и откуда меня знаете? – Мой голос чуть дрогнул, а кожей я чуяла присутствие вампира.
– Мадемуазель, не бойтесь меня... Я друг лорда Эльенна.
Я посмотрела на Аиду. Она кивнула мне и спряталась за занавеской. Я сказала:
– Войдите.
Дверь открылась, и на пороге я увидела высокого и стройного незнакомца в чёрном фраке с белым жилетом и белой бабочкой. Красавец он был отменный: густые тёмные брови вразлёт, светло-голубые глаза с пронзительными точками зрачков, ямочки на щеках, мужественные очертания подбородка. Длинные золотисто-каштановые волосы были собраны на затылке в пучок. Ну прямо персонаж любовного вампирского романа!
– Позвольте представиться: князь Огнев, Орест Александрович, – приятным, бархатисто-ласкающим голосом сказал он, нагибая голову в поклоне.
Войдя в комнату, он остановился в трёх шагах от кровати и ещё раз поклонился.
– Умоляю вас меня простить за нахальство... За то, что беспокою вас, прерывая ваш отдых. Я лишь хотел засвидетельствовать вам своё почтение, милая Алёна. Долг вассала обязал меня явиться по зову лорда Эльенна... Вообще я по натуре далёк от участия в каких-либо военных действиях, но охранять прекрасных дам – чрезвычайно приятная и почётная для меня обязанность.
Изящно склонившись над моей рукой, он коснулся губами пальцев.
– Приятно познакомиться, князь, – пробормотала я.
Заметив капельницу, он сочувственно изогнул подвижные красивые брови:
– Но что с вами, Алёна? Вы больны? О, в таком случае тысяча извинений за беспокойство!
Аида бесшумно вышла из-за занавески и приставила дуло к его голове.
– Руки вверх.
Князь Огнев замер и медленно поднял руки. Держа его на прицеле, Аида села в кресло.
– Эх, жаль, нельзя убить этого засранца, – проговорила она. – Если бы ты знала, Алёнка, сколько на его счету охмурённых и укушенных девиц!
– Гм, гм, всегда любил ваши оригинальные приветствия, мадемуазель Аида, – сказал князь Огнев.
– Полагаю, лорд Эльенн вызвал вас не для охраны, а скорее для развлечения этих дам, – хмыкнула Аида. – В бою вы мало что стоите, а вот как жиголо – очень даже ничего.
Князь, состроив обиженную мину, поправил бабочку.
– Кхм. Я бы попросил!
– Да ладно, Огнев, – усмехнулась Аида. – Всем, кроме Алёны, известна ваша репутация... Предупреждаю: если хотя бы ваш палец или клык коснётся её – найду и прихлопну.
И Аида многозначительно качнула оружием.
– Понял. Понял. – Князь примирительно выставил ладони, пятясь к двери. – Удаляюсь. Ещё раз прошу прощения за вторжение.
Когда он ушёл, я облегчённо откинулась на подушки, а Аида встала с кресла и опустилась на кровать рядом со мной, не выпуская, впрочем, своего оружия.
– Не ожидала от лорда Эльенна, – сказала она, недобро щурясь. – Алён, будь осторожна. Этот князь – тот ещё засранец. Весьма красивый засранец, но... сволочь и кровопийца. Сколько он девчонок загубил – не сосчитать.
– Не беспокойся, – улыбнулась я, прижимаясь к её плечу. – Он не в моём вкусе.
– Знаешь, что? Поставлю-ка я тебе блок против вампирского внушения, – сказала Аида. – На пару месяцев хватит, а там решим, нужно продлевать его или нет. Ляг и расслабься.
Я повиновалась, полностью доверяя ей. Нависнув надо мной, она сверлила изумрудными буравчиками глаз мои мозги, и я ощутила, как будто голову сдавил невидимый обруч.
– Голова что-то заболела, – шёпотом пожаловалась я.
– Так и должно быть, не волнуйся, – успокоила Аида, просовывая руку под мой затылок. – Сейчас всё пройдёт.
Неприятные ощущения постепенно ушли, и Аида, поцеловав меня между бровей, сказала ласково:
– Всё. Теперь ты устойчива к вампирскому воздействию и психическим атакам высокой интенсивности.
Под утро я задремала – сладко и мучительно, долгожданным утренним сном: так устала, что никакой сумрак уже не мог помешать. Но, видно, не судьба было мне выспаться. Разбудил меня странный, сдавленный возглас Аиды – в нём прозвучало и мучение, и ужас, и боль. Она всё так же сидела в кресле, только нагнулась вперёд, прижимая руку к груди, как будто там сосредоточился источник её страдания, а в глазах, диковатых и мутных, застыло безумное выражение.
– Аида, – позвала я испуганно. – Аида, что такое?
Она несколько раз тяжко, сдавленно вдохнула и выдохнула, пытаясь поймать нормальный ритм дыхания. Было похоже, будто ей приснилось что-то страшное.
– Аида...
На мой голос она отреагировала очень странно. В её взгляде, всё ещё нездешнем и жутком, отразилась такая ненависть, что меня обдало сначала жаром, а потом ледяной волной. Схватив оружие, она наставила его на меня, оскалив клыки. Я вжалась в подушки.
– Аида, ты что? Это же я... Я, Алёна... – пролепетала я, чуть не плача.
– Мразь проклятая, – прорычала она, бросаясь на меня и тыча дулом прямо мне в лицо.
– Аида, тебе что-то мерещится! – закричала я. – Очнись! Очнись немедленно! Это я! Я не враг!
Вздрагивая от всхлипов, я зажмурилась. Дуло убралось от моего лица, послышался вздох Аиды.
– Извини, Алён... Извини.
Рухнув в кресло, она закрыла лицо руками. Испуг начал меня понемногу отпускать, освобождая моё сердце из своих когтей, одновременно окутывая плащом из мурашек и слабости. Я подползла к Аиде, присев на ковёр рядом с креслом и осторожно, с опаской погладила её по плечу, по коротко стриженному затылку.
– Тебе что-то приснилось?
Проведя ладонями по лицу, она откинулась на спинку кресла. Теперь в её застывшем взгляде не было безумия, осталась только усталость.
– Это только сон, Аида, – всё ещё немного дрожащим голосом пробормотала я, тихонько дотрагиваясь до её руки. – Я не враг тебе. Я тебя люблю.
Она закрыла глаза.
– Иди, – чуть слышно шевельнулись её губы. – Иди, ложись, тебе ещё нельзя вставать. Со мной всё в порядке.
Я сжала её пальцы.
– Пойдём... Приляг со мной.
Аида вдруг встала.
– Мне пора. Я должна обдумать всё...
Накинув куртку и взяв оружие, она стремительно вышла из комнаты. Я бросилась за ней следом, пытаясь удержать, но Аида мягко отстранила мои руки. Не обняла, не поцеловала, просто стремительными шагами уходила неизвестно куда. На лестнице меня накрыла мучительная слабость и дурнота, колпак тумана охватил мою голову, и, чтобы не упасть, я вцепилась в перила и сползла, сев на ступеньку. Шаги Аиды неотвратимо удалялись, а во мне что-то рвалось – страшно и непоправимо.
– Мадемуазель Алёна, что с вами?
Надо мной склонился блистательный князь Огнев. Ещё его мне тут не хватало... Его парадный фрак с бутоньеркой, белый жилет и бабочка неприятно мозолили глаза своей неуместной напыщенностью.
– Уйдите, князь, мне сейчас не до вас, – процедила я. Моя голова была готова взорваться от этой проклятой дурноты. Видимо, я ещё не совсем пришла в себя после вчерашней кровопотери, хоть мне и перелили литр донорской крови.
– Я понимаю, – сказал он миролюбиво. – Но, может быть, я могу вам чем-то помочь?
– Да чем вы мне поможете, – поморщилась я. – Хотя нет... Остановите Аиду, князь. Пожалуйста, быстрее! Верните её, скажите ей, что я её зову. Мне плохо!
Он замешкался около меня на миг, и я повторила:
– Быстрее!
– Слушаюсь, мадемуазель, – поклонился Огнев.
Тёмной тенью он исчез быстрее ветра – только холодком сумрака повеяло. Я, прислонившись головой к перилам, заплакала от бессилия, а дом смотрел на меня десятками глаз, огромный и молчаливый.
Огнев вернулся один, без Аиды. Присев возле меня, он со вздохом сообщил:
– Увы, дорогая Алёна, мне не удалось её остановить. Я для неё – не авторитет, увы. Она взяла одну из машин в гараже – я полагаю, без разрешения хозяина дома – и уехала.
Уехала. Тоскливым ветром веяло от этого слова. Невыносимо, невыносимо, невыносимо...
– ...Но попросила меня уложить вас в постель, – добавил Огнев. И тут же смущённо пояснил: – Кхм, кхм, ну, не в том, конечно, смысле, чтобы... кхм.
– Об «этом» смысле и не мечтайте, князь, – сказала я.
– Жаль, – вздохнул он и деликатно, двумя пальцами взял меня под локоть: – Позвольте, мадемуазель... Аида сказала, что вам ещё нужно лежать в постели, поэтому разрешите вас проводить.
Забравшись под одеяло и вдыхая запах Аиды от подушки, я залилась усталыми отчаянными слезами. Огнев бормотал какие-то слова утешения, но они меня только раздражали. На тот факт, что он вампир, мне было почему-то совершенно наплевать в этот момент. Я не ожидала, что расставание с Аидой будет таким... Таким. Что она увидела в этом кошмаре, что её так поразило? Почему в её взгляде было столько боли и ненависти, как будто я – чудовище, исчадие ада?
Мне хотелось умереть


Глава 17. Замок Небельберге

«Побочное действие» блока. Экскурсия по замку. Начальник охраны и проблемы с едой.

Лорд Эльенн выслал за Аидой погоню, но слуги вернулись ни с чем: догнать её не удалось.
– Своевольная девчонка! – сердился лорд. – Как глупо! Ведь она летит, как мотылёк на огонь!
– Мы ничего не сможем сделать, отец, – уныло вздохнула Эрика.
– Если не сможем её остановить, то попробуем опередить, – сказал лорд Эльенн. – Как только вы с Алёной прибудете в замок, я вышлю Немету вызов на дуэль. Отказаться он не посмеет – не захочет выставить себя трусом.
Эрика вскинула на него взгляд, полный тревоги. Её выразительные глаза стали чернее самого сумрака, но губы остались сжатыми.
Оставшись в полном кровососов доме без Аиды, я опасалась выходить из комнаты даже в ванную. Несмотря на заверение лорда Эльенна, что меня никто не тронет, я не могла расслабиться ни на минуту – тем более, что почти на каждом шагу меня подкарауливал князь. Он, видимо, не оставлял надежд меня обольстить и пускал в ход свои вампирские чары, но я не чувствовала ничего, кроме досады, а ещё у меня почему-то неприлично бурлило в кишках. Было ли это побочным действием блока, поставленного Аидой, я не знала, но всякий раз, когда Огнев появлялся со своим «фирменным» взглядом вампира-казановы, весь такой готичный-романтичный, меня внезапно начинало тянуть в туалет.
– Мадемуазель Алёна... – обращался он ко мне томным бархатным голосом, но я, пискнув и сморщившись, мчалась к белому фаянсовому другу человека.
Князь был немало озадачен моей реакцией на его неотразимые чары, до сих пор безотказно действовавшие на женский пол.
– Странно... До сих пор этот приём не давал осечек. Почему-то на вас не действует внушение, – сказал он, когда в очередной раз его попытка очаровать меня кончилась моим бегством в кабинет задумчивости.
– Действует, – прокряхтела я из-за двери. – Но не совсем так, как вам хотелось бы. Поэтому, если не хотите, чтобы я скончалась на толчке в страшных муках, завязывайте прессовать мне мозг. Всё равно у вас ничего не выйдет.
– Ну, что ж... Так и скажите, что ваше сердце принадлежит другому, – театрально вздохнул Огнев.
– Принадлежит, – ответила я. – Но не другому, а другой. Аиде. Поэтому оставьте надежду, уважаемый князь. Ничего... уфф... Ничего, кроме спазмов в животе, у меня ваши ухаживания не вызывают.
– Какая жалость! – проговорил Огнев. – Как назло, вы мне очень симпатичны.
– Слушайте, вы так и будете стоять за дверью? – проворчала я. – Может, дадите мне хотя бы спокойно пос... оправиться от последствий вашей же настойчивости?
– О! – воскликнул князь. – Прошу покорнейше меня простить. Незамедлительно удаляюсь.
Его шаги затихли, а я процедила себе под нос:
– Вот же ж... кровососина проклятый!
Через три дня лорд Эльенн сообщил, что замок готов нас принять. Отъезд состоялся в час ночи; на главной аллее парка стояла готовая к отправке вереница машин во главе с лимузином лорда, в котором было отведено место и для меня. Эрика села рядом с отцом, а я – чуть поодаль, на соседнее сиденье. Когда в салон изящно вошёл князь Огнев, сменивший свой фрак на серый дорожный костюм с высокими зеркально сверкающими сапогами, у меня вытянулось лицо. Он что, ни на шаг от меня отходить не намерен?
– Я пригласил князя, чтобы скрасить вашу с Эрикой скуку во время пребывания в замке, – сказал лорд Эльенн. – Орест – очень приятный собеседник и обходительный кавалер, и я уверен, его общество вас развлечёт.
При этих лестных словах князь любезно поклонился, сняв серый цилиндр и перчатки, разместив их на специальной полочке в салоне. Элегантную трость с набалдашником в форме драконьей головы с янтарными глазами он держал в руках. От лорда Эльенна не укрылось моё выражение лица.
– Чем князь успел вам так досадить? – удивился он. – Он всегда очень мил с дамами.
– О да, – мрачно буркнула я.
Князь же вздохнул и сказал:
– Признаться честно, милорд, я действительно провинился, доставив мадемуазель Алёне некоторые... гм, неудобства.
– Вот как? – приподнял бровь лорд Эльенн. – Что ж, надеюсь, вы загладите свою вину, какова бы она ни была. А в чём, собственно, дело?
Я смущённо молчала, а князь проговорил:
– Боюсь, я был несколько... э-э, назойлив.
«Ну, хвала богам, что он хотя бы понимает это», – подумалось мне. Эрика хранила непроницаемое молчание, хотя мне показалось, что в какой-то момент уголки её рта чуть заметно дрогнули, как будто в сдерживаемой улыбке. Полагаю, ей было известно, какого рода «неудобства» причинил мне Огнев, но она тактично промолчала.
Дорога заняла два часа. Я смотрела в окно, пытаясь разглядеть местность, но сумрак окутал землю, сделав эту ночь непроницаемо чёрной. Между тем путь стал чрезвычайно извилист: буквально каждые десять минут – поворот. Наконец машина остановилась, и я взглянула на лорда Эльенна, но он не спешил выходить.
– Сейчас опустят мост, и въедем, – сказал он.
Мы снова тронулись, проехали ещё полминуты, затем – плавный разворот и наконец остановка. Князь надел цилиндр и перчатки, вышел первым и подал мне руку. Я вышла, очутившись в густой темноте, которую слегка разгоняли только фары машин. Ничего толком разглядеть вокруг не получалось.
– Осторожно, мадемуазель, – сказал Огнев. – Обопритесь на мою руку, сейчас мы пересечём нижний двор, и будет лестница.
Он вёл меня, как слепую, в то время как сам двигался так, будто сейчас был день. Точно так же передвигались и все остальные: вампирам и полукровкам не требовалось много света, чтобы прекрасно видеть. Поднявшись по лестнице, мы повернули направо.
– Это верхний двор, – сказал князь, которому, по-видимому, было всё здесь знакомо. – Сейчас будет крыльцо, и мы попадём в Большие покои. Там будет светлее. Замок неоднократно реставрировался и модернизировался в соответствии с модой эпох и их достижениями, а в двадцатом веке там провели электричество и оборудовали современный водопровод и канализацию.
– Которые лет пятьдесят не ремонтировались, – усмехнулся лорд Эльенн во мраке где-то у меня за спиной. – Кое-что, правда, в срочном порядке было подновлено на днях, но в целом, полагаю, вы найдёте пребывание здесь менее уютным и комфортабельным, чем в моём доме. Уж извините, замку более шестисот лет.
Внутри замок выглядел довольно сурово и аскетично – по крайней мере, мне так показалось на первый взгляд. Каменные стены главного зала были оштукатурены и побелены, над огромным камином висели исполинские оленьи рога, а под двускатным потолком темнели мощные деревянные балки. Массивный длинный стол с рядом высоких кресел, в нишах стен – старинные жаровни. Но не они освещали зал, а электрические плафоны над ними. Каменная лестница вела на деревянное подобие балкона, расположенного по периметру зала. Там брали начало несколько коридоров.
Комнаты и малые залы, в отличие от главного, самого старинного по стилю, были отделаны более изысканно и богато. Обилие фресок, резных деревянных панелей на стенах, в спальнях – шёлковые обои, мраморные полы с орнаментами, а кое-где – паркетные, витражные окна и барельефы... Князь устроил мне небольшую экскурсию по замку, который он, как выяснилось, знал как свои пять пальцев. В Музыкальном зале стоял трёхсотлетний орган, который до сих пор действовал; грандиозный инструмент, занимавший всю стену, тускло блестел разнокалиберными трубами в свете, лившемся из невидимого источника в сложной конструкции потолка. Также в этом зале была собрана потрясающая коллекция музыкальных инструментов нескольких эпох, вплоть до современной.
– По этой коллекции можно изучать историю музыки! – воскликнула я, впечатлённая.
– Да, пожалуй, – кивнул князь с лучезарной клыкастой улыбкой.
Рядом с Музыкальным залом находился Танцевальный, соединённый с ним несколькими слуховыми ходами – звукопроводами, по которым доносилась музыка. Сам зал потрясал витиеватой красотой своего убранства, обилием зеркал и гладкостью паркета, так и манившей закружиться по ней в вальсе. С потолка свисали хрустальные люстры, похожие на гигантские сложные короны.
Ещё более интересной достопримечательностью замка был зал, оформленный в виде пещеры. На вид это был самый настоящий грот с красноватым налётом на каменных стенах и небольшим бассейном с водопадом. Свет сложным образом пронизывал пещеру и озарял водопад завораживающе и эффектно, причём источники его не были видны: он падал как будто из ниоткуда. Водопад составляла дюжина седых струй, затейливо падавших из расселин в стенах единой большой ниши, скатываясь по круглым камням-ступенькам, а вода в бассейне была ярко-голубой, как медный купорос.
– Потрясающе, – вырвалось у меня.
– Да, удивительно красиво и оригинально, – согласился Огнев.
Оружейный зал тоже произвёл на меня большое впечатление своим собранием оружия различных эпох. Доспехи, кольчуги, шлемы и щиты были самыми настоящими, некоторые – даже со следами ударов и бурыми пятнами, сильно похожими на кровь... Впрочем, я не уверена: может, это была просто ржавчина.
Мне отвели спальню на третьем этаже. С выбором зубастые постарались: эта комната выглядела очень уютно и красиво. Стены примерно на высоту человеческого роста были отделаны деревянными панелями с фигурной резьбой в форме арок и розанов, а верхнюю часть до самого потолка занимали гобелены. Одно небольшое окно окружала весьма оригинальная конструкция из деревянного фигурного навеса на столбиках, которые опирались на что-то вроде письменного стола с ящиками. Вся эта конструкция блестела, покрытая тёмным лаком, а с обоих краёв стола стояли канделябры. Свечи в них были самые настоящие, а вот в люстре – с электрическими лампочками вместо пламени. У стола располагалось деревянное кресло с цветастой шёлковой обивкой, а в углу на небольшом возвышении – кровать с балдахином. Деревянная крыша балдахина была просто шедевром резьбы по дереву: там красовался целый городок с башнями, мостами и статуями. Роскошные занавески из плотного шёлка блестели золотом на голубом фоне, к кровати прижималась тумбочка с лампой. Также имелся мрачноватый тёмный шкаф с зеркалом и старинный, очень красивый умывальник из расписного фарфора.
Рядом со спальней находилась ванная – в стиле ретро. Сантехника была реально старая, но всё как будто исправно функционировало.
– Ну как, нравится вам? – спросил внезапно появившийся, как чёртик из табакерки, лорд Эльенн.
– Замок просто великолепен, – ответила я искренне. – И моя комната тоже прекрасна, зря вы говорите, что не так уютно. Очень даже уютно.
– Что ж, я рад, – суховато улыбнулся он. – Прошу вас на минутку пройти в гостиную.
В гостиной на втором этаже ярко горел камин, обильно декорированный лепниной в виде готических башенок. Белый потолок тоже был весь сплошь лепной, с него свисали солидные кованые люстры – чёрное золото плюс обычное. Мебель – старинная, консервативно-классического стиля, на полу – паркет и ковры. На стенах по низу – снова деревянные резные панели, а выше – белая штукатурка.
В одном из кресел у камина сидела Эрика. Она уже успела переодеться: на ней было длинное тёмно-красное бархатное платье с пышными у плеч рукавами. Я, чтобы Огнев не сел рядом, выбрала не диван, а кресло. Лорд Эльенн встал у камина, глядя на пламя, а в гостиную следом за нами неслышно проскользнул ещё один вампир – высокий, атлетически сложенный, с короткими светлыми волосами и стальным блеском серых глаз. Его лицо было не особенно красивым – скорее, брутальным и волевым.
– Это Альберт Фон Линдау, его я назначил начальником охраны замка, – представил его лорд Эльенн. – Во всём, что касается безопасности, вам следует слушаться его беспрекословно. По-русски, он, к сожалению, не говорит, а кроме немецкого – только по-французски и немного по-английски... Ничего, как-нибудь найдёте общий язык.
– Никаких проблем, – заверил Огнев. – Если понадобится, я буду для мадемуазель Алёны переводчиком.
– Я пару слов по-английски могу худо-бедно связать, – сказала я.
– Что ж, замечательно, – подытожил лорд. – А что касается меня, то я с вами остаться не смогу. Во-первых – дела вынуждают находиться в городе, во-вторых, я намерен вплотную заняться Неметом. Телефона в замке нет, поэтому единственная связь со мной – ментальная. Алёна, если вам понадобится что-то сверх того, чем вас обеспечат, обращайтесь к Эрике, она решит все вопросы, касающиеся вашего комфорта и питания. Если будут какие-то вопросы ко мне – задавайте также через неё. Ну что ж... На этом позвольте мне откланяться, я вас покидаю – дела зовут.
Лорд Эльенн перемолвился несколькими словами с Фон Линдау по-немецки. Видимо, речь шла обо мне, потому что «белокурая бестия» кратко взглянул на меня.
– Яволь, херр Эльенн*, – ответил он лорду, выпрямившись, руки по швам.

___________________
*так точно, господин Эльенн (нем.)

Лимузин лорда покинул пределы замка, а я отправилась в свою комнату. Не то чтобы мне сильно хотелось спать – сон под одной крышей с вампирами у меня в последнее время сильно испортился, просто я испытывала потребность уединиться, спрятаться от всех. Забравшись на кровать, я разглядывала гобелены и думала об Аиде. Где она сейчас? Жива ли? Не нашли ли её вампиры лорда Немета? Мысли снова и снова возвращались к её странному поведению перед отъездом – чёрному пятну, так внезапно лёгшему на наши отношения. Туманная горечь, недоумение и тоска скребли когтями душу, а проклятый сумрак насмешливо взирал на меня из углов и глаз людей в старинных костюмах, изображённых на гобеленах.
Первую ночь в замке я провела скверно: спала урывками, постоянно вслушиваясь в каждый шорох, то и дело стряхивала наползающую на сознание чёрную пелену жути и бредила объятиями Аиды. Мне чудились её руки на моей груди и бёдрах, призрак тёплого дыхания щекотал мне ухо, а губы ощущали бархатную нежность поцелуев. Но дрёма слетала, как лёгкое покрывало – и всё исчезало...
Что же случилось? Что за тень встала между нами? До утра я в лихорадочной тоске искала ответы, а когда рассвело – встала, смертельно измученная. Лучше б мои глаза не открывались больше никогда...
Но желудок не имел уважения к моим моральным мукам: громким урчанием он сообщил, что желает принять пищу, вот только я понятия не имела, куда идти, чтобы эту самую пищу получить. С наступлением утра вампиры попрятались, а в какой комнате поселилась Эрика, мне вчера не показали. Из встретившихся мне полукровок ни один не говорил ни по-русски, ни по-английски (а может, притворялся, что не говорил), а мои попытки объясниться жестами были встречены с равнодушным непониманием.
Время шло к обеду, а у меня во рту до сих пор не было ни крошки. Жажду я утолила водой из крана – не без опаски, ведь неизвестно было, достаточно ли она тут чистая. Эрика куда-то пропала, князя тоже не было видно. Я коротала время, бродя по замку, как по музею, а ещё внутри замковых стен обнаружился довольно неухоженный, но очень красивый и романтичный в своей заброшенности сад.
– Вот ещё проблема, – пробормотала я, присаживаясь на древнюю скамейку, стоявшую в окружении плюща, плетистой розы и винограда.
Покрытая пятнами лишайников каменная кладка стены дышала древностью и таинственным холодом, но я бы с гораздо большим интересом и удовольствием изучала её на сытый желудок. Где же эти гады спрятали еду? Почему Эрика не показывается? Лорд Эльенн ведь сказал, что я могу обращаться к ней. Вот и обращайся...
Безуспешно побродив по Большим покоям в поисках хоть какого-то помещения, похожего на кухню или продуктовый склад, я логически заключила, что раз есть Большие, то должны быть и Малые покои. Может быть, еда там?
Большие покои представляли собой каменный дворец в шесть этажей плюс чердак, с башнями и башенками, черепичной крышей и высоченным крыльцом, а рядом располагалось здание поменьше – трёхэтажное, с двускатной крышей. Видимо, это и были Малые покои. Имелись и другие постройки, но они больше походили на хозяйственные. Но едва я вошла в предположительно Малые покои, как в прохладном и сумрачном переднем холле мне преградил дорогу клыкастый, длинноволосый и светлоглазый незнакомец в чёрном. Он спросил что-то по-французски, а я, на миг озадачившись, выговорила:
– Э-э... Ду ю спик инглиш?
– Yes, – был ответ. – What are you doing here? What do you want? (1)
Вспоминая свои познания в английском, я пробормотала:
– I want... Eh... Where is my food? I'm hungry. (2)
– Follow me (3), – сказал незнакомец и пошёл к выходу, жестом показав: «За мной».

______________________
1 Да. Что вы здесь делаете? Что вам нужно?
2 Я хочу... Э-э... Где моя еда? Я голодна.
3 Следуйте за мной.

Наверно, это был полукровка, а может, намазанный защитным снадобьем лорда Эльенна вампир. Выйдя под открытое небо, он надел тёмные очки. Я прошла за ним к одной из построек, которые я определила как хозяйственные – и, как выяснилось, не ошиблась. В помещении с низким сводчатым потолком стояли три холодильника, рядом – стеклокерамическая плита, раковина с водопроводным краном, на стене – полки с посудой.
– Thank you very much, – поблагодарила я.
Мой спаситель серебристо блеснул глазами из-под очков, усмехнулся и ушёл, а я, обрадованная до колик, принялась обследовать эту импровизированную кухню. Вероятно, раньше здесь было что-то другое: невооружённым глазом можно было заметить, что техника и посуда – новенькие, видимо, в срочном порядке купленные для этого случая. Холодильники были битком набиты продуктами: замороженными стейками из мяса и рыбы, цыплятами, колбасами, сосисками, сыром, консервами... Из вегетарианской части – фрукты и овощи, оливковое масло, зелень, соки, мороженые ягоды. На полу у стены стояла целая батарея пятилитровых бутылей с питьевой водой, а в шкафу рядом с посудными полками я нашла чай и кофе, сахар, соль, перец, рис, чечевицу, хлеб, муку и макароны. Обнаружилось также несколько бутылок вина, пиво в банках, ликёр и шнапс.

+1

5

– Живём, – протянула я, с удовлетворением оглядывая это изобилие, одновременно неприятно поражённая здешним пренебрежительным ко мне отношением. Что им стоило сразу показать мне всё это? Так нет же, нужно сначала поморить меня голодом, прикидываясь не понимающими и вообще глухонемыми, а потом якобы сжалиться. Эрика тоже хороша – замышилась где-то и не вылезает, хотя явно пользуется защитным снадобьем своего отца...
Обнаружение припасов слегка подняло мне настроение. Голодный червячок у меня в животе уже давно превратился в огнедышащего дракона, и, чтобы поскорее его задобрить, я сжевала кусок хлеба с маслом и запила чашкой кофе. Потом, решив съесть что-то посущественнее, разморозила и поджарила рыбный стейк, а на гарнир отварила рис. Пообедала я в саду – в том самом живописном уголке со старой скамейкой, наслаждаясь и едой, и окружавшей меня мрачноватой красотой. В сущности, здесь не так уж и плохо, думалось мне. А бокал прекрасного белого вина (европейское качество!) окончательно примирил меня с обстановкой вынужденного плена в компании зубастых кровососов. Однако, что хорошая еда способна сделать с человеком!..
У кухни был только один недостаток – отсутствие горячей воды. Для мытья посуды воду пришлось греть на плите, но в целом я была довольна. Вот только ветер, гулявший в саду, тревожил душу напоминанием об Аиде... В сердце сидела горькая заноза непонимания.
Когда солнце село, объявились Эрика и Огнев.
– Извините, Алёна, что я не позаботилась должным образом о вас, – со своей обычной учтивостью сказала дочь лорда Эльенна. – Просто сил уже не было. Я пятеро суток не спала и устала, пришлось прилечь. Надеюсь, вам показали, где можно взять еду?
– О да, наша охрана была очень любезна, – усмехнулась я не без иронии. – Спасибо, еду я нашла и недурно пообедала. А ещё погуляла по замку и оценила его при дневном свете. В целом здесь очень приятно, интересно и красиво.
Зато князь Огнев не был доволен: ему срочно требовалось принять ванну, а кран горячей воды сломался.
– Я сейчас же скажу, чтобы неполадку устранили, – любезно пообещала Эрика. – А пока можете воспользоваться моей ванной, у меня как будто всё работает. Увы, сантехника тут старая и барахлит порой, что есть, то есть.

Глава 18. Укус и бремя прошлого

Неудобоваримая поэзия и опасная прогулка. Раскаявшийся разбойник и объятия сумрака.

Из окна моей комнаты открывался вид на Альпы. Туман ватным одеялом лежал на озере, оправдывая название замка – «Туманные горы»; склоны щетинились тёмно-зелёным морем елей, а снег вершин сверкал нестерпимой белизной на фоне высокого холодного неба. А со сторожевой башни был виден ещё более внушительный и великолепный пейзаж, от которого хотелось уважительно и благоговейно молчать... Или писать стихи на немецком языке. Но поскольку я поэтом не была и немецкого не знала, мне оставался только один вариант – впечатляться и помалкивать.

Но на мою беду, поблизости таки нашёлся стихоплёт и знаток языка Гёте и Шиллера. Думаю, вы уже догадались, кто...
– Вы не представляете себе, мадемуазель Алёна, как вы меня вдохновляете! Это что-то невообразимое, невыразимое! Сегодня я написал два стихотворения – оба посвящены вам, моя дорогая. Вот, послушайте...
Он продекламировал своё творение сначала на немецком, а потом перевёл:

Как нежный незабудок сон, глаза её пленили душу бедную,
Листом дрожу я, лишь завидев блеск небесной синевы,
Любовь трубит в рога и запевает песнь свою победную,
И сердце не желает слушать довод хладной головы...

– Я польщена, князь, – вздохнула я. – Это очень мило, вот только глаза у меня не синие, а серо-зелёные какие-то, так что ваш стих не совсем точен в деталях относительно реальности.
– Ах, полно вам, мой милый критик! – досадливо воскликнул Огнев, возводя горящие поэтическим жаром очи к потолку. – Это просто художественный образ, не стоит подходить к стихам со столь въедливо-буквалистской меркой.
Хоть он больше и не пускал в ход своих вампирских штучек, у моего организма, похоже, уже закрепился рефлекс на его ухаживания: как только князь начал читать второе стихотворение, у меня громко забурчало в животе. Поэтически-возвышенное настроение момента разбилось о грубую физиологию.
– Извините, князь, – сказала я, еле сдерживая смех при виде его обескураженного лица. – Если позволите, я буду вкушать вашу поэзию маленькими порциями, иначе у меня случится расстройство желудка. А пока попробуйте посвятить несколько строк Эрике, а то она как-то обделена вашим вниманием, вы не находите? – И не удержалась, чтобы не отпустить шпильку: – Надеюсь, её желудок более вынослив и его не вывернет на поэтических виражах.
Окрестности замка манили своей красотой на прогулку, и мне очень хотелось пройтись в прохладной тени елей, полазать по скалистым тропам, вдохнуть туманный воздух озера. Увы, я столкнулась с запретом выходить за пределы замковых стен: мне просто никто не открывал ворота. Тогда я решила поговорить с начальником охраны.
При моём появлении Фон Линдау встал и по-военному прищёлкнул каблуками.
– Чем могу служить, фройляйн? – спросил он.
– Эм-м... Нельзя ли мне выйти из замка на прогулку? – попросила я.
– Исключено, фройляйн. В целях вашей безопасности вам не следует покидать замок, – ответил Фон Линдау. – Приказ лорда Эльенна.
По-английски он говорил отрывисто, так что я с трудом понимала смысл его рубленых фраз, произносимых металлически-холодным голосом и чеканно отлетавших от его острых белых клыков. Я принялась упрашивать, но он твердил «нет». В конце концов потеряв терпение, он рявкнул на своём родном языке:
– Nein! Das kommt gar nicht in Frage!*
  _______________
*Нет! Об этом не может быть и речи!

Меня обдало ледяной волной, будто выплеснувшейся из его глаз. Обескураженная, я пробормотала:
– Хайль Гитлер.
Лучше было не злить этого истинного арийца, а то ещё цапнет за шею... Не солоно хлебавши, я убралась из его кабинета от греха подальше.
Неожиданно на помощь в осуществлении моего желания пришла Эрика.
– Я могу устроить вам прогулку, – сказала она. – Но для вашей безопасности я должна вас сопровождать.
Идти мы решили днём. Эрика сказала привратнику-полукровке несколько слов по-немецки, и ворота как по мановению волшебной палочки открылись, а подъёмный мост опустился. И вот она – свобода! Мы беспрепятственно шли по старой дороге, мощёной камнем Бог весть сколько столетий назад, вокруг зеленела трава, а деревья отбрасывали загадочную тень.
– Что за волшебные слова вы ему сказали? – поразилась я.
Эрика лукаво улыбнулась.
– Я внушила ему, что я – Фон Линдау, и велела открыть ворота.
– Ну и ну, – засмеялась я. – Значит, вампирское внушение может распространяться не только на людей, но и на ваших же собратьев?
– Более сильный вампир может воздействовать на слабого, – ответила Эрика. – А полукровки вообще все подвержены этому воздействию, независимо от их собственной силы. Человеческая часть их сущности поддаётся гипнозу.
– Ловко! – усмехнулась я. – А обман не обнаружится?
– Обнаружится через какое-то время, – сказала Эрика. – Но мы будем уже далеко.
С дороги мы свернули на тропу, сбегавшую вниз по лесистому склону. Спуск оказался непростым: то и дело под ноги попадались корни деревьев, а угол наклона был весьма крут и неудобен. Эрика, обутая в горные ботинки, чувствовала себя гораздо комфортнее, чем я в обычных туфлях. Пользуясь своим преимуществом, она помогала мне почти на каждом шагу.
– Уфф, – пропыхтела я. – Уже жалею, что пустилась в эту авантюру.
– Ничего, скоро спустимся, там будет удобнее и проще идти, – подбодрила Эрика. – Потерпите, совсем немного осталось.
– Давай на «ты»? – предложила я.
– Давай, я не против, – согласилась Эрика.
Мы всё-таки одолели этот спуск. Присев на камень, я сказала:
– А ведь ещё обратно карабкаться.
От улыбки Эрики мне стало почему-то не по себе: будто холодом сумрака дохнуло в спину.
Мы добрались до озера. Холодное и спокойное, оно отличалось от озера, на берегу которого жила Аида: казалось, даже его вода блестела жёстче. Синее небо и снежные вершины гор отражались в нём, как в зеркале, а на берегу раскинулся цветущий луг. Я побрела по высокой траве, касаясь ладонями цветов.
– Как тут хорошо, – вдохнула я полной грудью.
А Эрика вдруг спросила:
– Давно ты знакома с Аидой?
Я задумалась, подсчитывая: выходило меньше месяца. Я даже удивилась: мне казалось, будто я знаю и люблю её уже много лет, и тем нелепее, горше и обиднее казалась странная и жуткая нота, на которой мы расстались.
– Нет, не очень давно, – сказала я. – Но у меня такое чувство, будто я знала её в прошлой жизни.
– Хм, – проговорила Эрика задумчиво. – Интересно. Ты будешь смеяться, но у меня точно такое же чувство. И по отношению к Аиде, и к тебе. Вот только с Аидой, как мне кажется, у меня связано что-то хорошее, а с тобой... как бы это сказать... не очень.
Меня снова кольнула тупая игла: кошмар Аиды, ненависть в её глазах, её холод и отстранённость после, внезапный отъезд... Вот оно, вот! – снова запульсировала во мне какая-то струнка. Это что-то в одной плоскости бытия. Из одной оперы... Мои сны про яблоки, сидр и монастырь, гибель путницы на лесной дороге – и это тоже оттуда.
А в глазах Эрики вдруг разверзлась бездна сумрака.
– Я не отдам тебе Аиду, – сказала она, и из-под её приподнятой верхней губы показались клыки. – Она моя и останется моей, а ты должна уйти с дороги.
Во второй раз я ощутила на шее клыки вампира. Но если Аида укусила меня вынужденно, сделав это осторожно и нежно, то пасть Эрики впилась мне в горло смертельной хваткой – по её собственному яростному желанию.

Бух, бух, бух... Сердце отбивало ритм похоронного марша. Горькая Аннетта – сидровый сорт, эти яблони шумели листвой во французских садах в пятнадцатом веке. И тогда же на дорогах свирепствовал разбойник Седой Тьерри, бывший помощник писаря. Волосы его были с детства седыми – таким уж он уродился, и в том не было его вины. Но жил он в жестокие и тёмные времена охоты на ведьм, когда выделение из толпы было смертельно опасным, и эта необычная черта внешности стала причиной его причисления к колдунам и едва не привела к сожжению на костре.

*
...«Знаешься ли ты с Сатаной, проводишь ли обряды, призываешь ли нечистого?» – спрашивают меня.
«Идите вы в пекло! – плюю я в сытое пузо инквизитора. – Провалитесь в преисподнюю, святоши проклятые! Нет в вас святости. Не достают до Бога стены ваших храмов и не достанут никогда, покуда вы будете продавать прощение грехов!»...
*

От сожжения его спас «неизвестный доброжелатель». Он призраком проник в тюрьму и открыл камеру, провёл Тьерри по коридорам незамеченным и отпустил на свободу. Тот упивался ею, пока не настала пора платить по счёту.

*
...«Ты будешь добывать мне людей, – говорит существо с сумраком в глазах. – Днём я не могу выходить, мои передвижения ограничены, а ты будешь похищать их отовсюду на дорогах под видом ограбления. Если же ты откажешься... Помни: я спас тебе жизнь, но могу так же легко её и отнять».
«Кто ты?» – спрашиваю я, холодея.
«Называй меня милордом Эльенном»...
*

Тьерри стал добывать доноров для лорда-вампира. Взамен тот снабжал его эликсирами для телесной крепости и силы, здоровья и молодости. Благодаря им Тьерри не знал болезней, был не по-человечески силён, раны его заживали в непостижимо краткие сроки, да и само время, казалось, стало над ним не властно. Он сколотил банду и орудовал на дорогах много лет, пока однажды судьба не привела к нему богатую путницу – Луизу-Эмилию де Кёр, дочь барона, которая ехала через лес навстречу своему жениху – графу Д'Арно.

*
...«Нет, Седой, к чёрту твои дьявольские опыты... Дай нам хорошенько позабавиться с ней, а потом уж бери, если от неё что-нибудь останется!» – хохочет Жак Вонючка.
Я бью его бородавчатую физиономию, но банда вдруг становится на его сторону. Они хотят эту девушку...
*

Тьерри не смог удержать разнузданную банду от зверской расправы над путницей. Они были слишком пьяны, и сам чёрт им был не брат. А их атаман, обалдевший от небывалой и неоправданной жестокости своих людей, нашёл в сундуке путницы подвенечное платье... Что-то произошло в его уме, и он воткнул в толстое брюхо Жака Вонючки меч. Это был его конец – как разбойника. И начало – как монаха. При всей его ненависти к духовенству, он смог переступить порог монастыря, после того как был впечатлён суровой и истовой верой брата Клемента, помогшего ему в дороге. Тогда Тьерри, бросивший банду, брёл куда глаза глядят, голодный и потерянный. Брат Клемент, путешествовавший по делам монастыря, накормил его в трактире, и они разговорились. Беседа длилась всю ночь.
Тьерри поступил в монастырь послушником. Работал в саду, давил яблоки, разливал сидр по бочкам, а на досуге читал и переписывал книги из богатой монастырской библиотеки. Он не знал, что граф Д'Арно искал его, чтобы отомстить за смерть невесты. И таки нашёл. Но подосланные графом убийцы опоздали: бывший разбойник уже умер, упав без сознания в бродильный чан с соком и захлебнувшись.
Последнее, что он видел перед тем, как упасть – призрак Луизы-Эмилии.
...Бух, бух, бух... Сердце отстукивало последние удары. Аида присутствовала там, в этих снах. Она была графом Д'Арно, а Эрика – его невестой Луизой-Эмилией. Я чувствовала их и узнавала.

Не знаю, был ли смысл мне приходить в себя... Выпив моей крови, Аида всё вспомнила. Её память проснулась, и она поняла, кто я – разбойник Седой Теодорик, убийца невесты графа... Но граф не мог знать, что я не убивала Луизу-Эмилию, это сделали Жак Вонючка и другие мерзавцы. Вина Тьерри лишь в том, что он был не такой, как все, и в том, что у него не достало воли и смелости противиться лорду Эльенну, который уже тогда начал оборудовать хранилища для доноров.
Но я пришла в себя. В мою вену капала донорская кровь, а у постели сидело оно – существо с сумраком в глазах.
– Бедная девочка... Ничего, всё будет хорошо, ты поправишься. Подумать только, что могло найти на Эрику? Не ожидал, что она так поступит... Ты не беспокойся, я её уже пристыдил и отчитал. Больше она не посмеет тебя тронуть.
Мои пересохшие губы разомкнулись, но заговорили совсем не по-русски.
– Последняя жертва милорду естествоиспытателю не досталась, увы. Она приняла смерть на осенней лесной дороге и избежала участи всех остальных. Но она не прекратила своё существование, нет... Вы и сейчас можете её видеть, милорд. Вы любите её, лелеете, оберегаете, выплачивая тем самым свой долг. Тогда седой с детства парень стал пешкой в ваших руках, но больше он ею не будет.
Его брови нахмурились, в глазах всколыхнулась память.
– Откуда ты знаешь старофранцузский? Да ещё этот диалект?
– Мне больше лет, чем вы думаете. – Я облизнула губы, смаргивая пелену, кружившуюся надо мной и норовившую опуститься на глаза. – Но я не вампир-долгожитель и не полукровка, я человек. Человек, которого вы когда-то спасли от костра, но заставили платить за спасение непомерно дорогую цену. У меня долгие годы не хватало мужества сказать вам «нет», и понадобилась жертва, чтобы решимость порвать с этим кошмаром наконец созрела во мне. Юная, невинная и прекрасная жертва, готовившаяся стать женой и матерью, но так и не ставшая.
– О чём ты говоришь? – хмурился он, но по глазам я видела: он понимает, о чём я, хотя поражён и не может поверить.
– О том, что и вам настала пора платить по счетам, милорд. Делайте то, что должно, и да свершится воля Всевышнего.
Лорд Эльенн поднялся.
– Кажется, ты бредишь, дорогая. Это от кровопотери. Но скоро ты восстановишься, не волнуйся.
Хотела ли я восстановиться? Не знаю. Прошлое проложило пропасть между мной и Аидой, бремя памяти о былых грехах разлучило нас. Всё-таки не зря мы всё забываем, снова приходя на землю: груз прошлых жизней не позволил бы открыть новую, ещё не исписанную страницу бытия, утянул бы назад, к старой боли, старым ошибкам, заставляя вместо работы над новой главой снова и снова перечитывать написанное на предыдущих листах. Со мной именно это и происходило, и справиться с этим не было сил. Не было рядом Аиды, которая могла бы поддержать, одним своим ласковым взглядом внушив уверенность, что всё получится. Она находилась далеко, и тоже – во власти прошлого.
Сумрак звал меня: «Приди, я дам тебе покой, усталый путник. Я заберу все твои невзгоды и сниму бремя с твоих плеч...»
От князя Огнева я узнала, как всё было: Эрика вернулась в замок одна, отказавшись отвечать на все вопросы. Когда обнаружилась моя пропажа, Фон Линдау учинил ей допрос по всей строгости и пригрозил сообщить лорду Эльенну. Но и это не развязало ей язык, и меня нашли по следам без участия Эрики. Кровопотеря у меня была достаточно тяжёлой, чтобы умереть, но я каким-то чудом продержалась до самого обнаружения. Лорду Эльенну немедленно сообщили о происшествии, и он лично приехал в замок для разбирательства. У Эрики с ним был тяжёлый разговор, после которого она удалилась в свою комнату и не показывалась оттуда.
Силы возвращались медленно. Есть не хотелось, только иногда тянуло на крепкий чай. Я пила его, сидя на старой скамье среди плюща, плетистой розы и винограда. Древняя стена дышала прохладой, а листья плюща блестели от капель дождя.
В ящике стола нашлась стопка пожелтевших от времени листков бумаги и старое писчее перо с чернильницей. Чернил было на донышке, да и те – засохшие. Водой они разбавляться не хотели, сколько я ни царапала, сколько ни тыкала их ржавым наконечником пера. Но стоило мне капнуть немного шнапса – и дело пошло.
С непривычки царапая бумагу и ставя кляксы, я начала писать...

«Многоуважаемый и досточтимый граф! Вас нижайше приветствует Тьерри, бывший разбойник. Собственно, разбойником я стал не совсем по своей воле и не из любви к этому занятию. Милорд Эльенн знает о моих обстоятельствах достаточно немало – спросите его, и если он соизволит, то сам расскажет. Для чего я это делал – также ему известно.
Получив такую возможность, я хотел бы рассказать Вам то, чего Вы, вероятно, не знали, а я не мог поведать. Не хочу, чтобы Вы заблуждались и считали меня убийцей вашей невесты. Это сделали Жак Вонючка и Большой Патрик. Ребята были пьяны, мне не удалось удержать их от зверского злодеяния... Но Жак не прожил после этого и часа: мой меч проткнул его зловонное брюхо. После этого я покинул банду и, как Вам известно, работал в монастырском саду и делал сидр. Даровав мне смерть от несчастного случая, Господь не допустил свершения Вашей мести, ибо я не делал того, за что Вы хотели меня покарать. Таким образом, Вы не взяли греха убийства на душу.
Засим низко кланяюсь, и да будет Всевышний милостив к Вашей светлости.
Теодорик (Тьерри) Седой».

Я перечитала написанное. Кое-где с русского я сбилась на французский, которого в этой жизни не знала, да и стиль был так непохож на меня нынешнюю. От моей непривычки пользоваться такими старинными и скверными писчими принадлежностями текст выглядел столь безобразно и неряшливо, что следовало бы переписать письмо начисто, но у меня не было ни сил, ни желания делать (а значит, и переживать) всё это заново. Когда чернила высохли, я свернула листок, надписала «Аиде» и спрятала его в свою вещевую сумку.
Выйдя на балкон, я напоследок полюбовалась спокойным и величавым горным видом, а потом вернулась в комнату и легла в постель. «Ну что ж, сумрак... Если ты так хочешь меня заполучить – я твоя».

Глава 19. Поединок

Усталый падишах. Гибель Адорьяна в стране снегов. Мышеловка.

Лорд Немет в алом шёлковом халате возлежал на широкой тахте, устланной шёлковыми подушками, и царственно страдал от головной боли, время от времени прикладываясь ртом к мундштуку кальяна. Он был помешан на всём восточном, и в богатой спальне, полной ковров, изящных драпировок и орнаментов-арабесок, две девицы в откровенных костюмах с блестящей бахромой услаждали его взор танцем живота. Он же, как усталый падишах, капризно кривил чувственные губы и лениво покачивал загнутым носком расшитой золотом туфли в такт ажурной и затейливой восточной мелодии. Впрочем, в контраст увлечению Востоком, внешность у лорда была чисто европейской, даже близкой к скандинавскому типу: золотистая длинная шевелюра крупными завитками лежала на его плечах, ясные и холодные голубые глаза поблёскивали светлыми льдинками на красивом и юношески гладком лице. Но молодость была обманчивым впечатлением: истинный возраст лорда-вампира проступал в его взгляде, порой заволакивавшемся тенью сумрака и приобретавшем сходство с затянутой туманом бездонной пропастью.
Танцовщицы извивались со змеино-кошачьей пластичностью, бахрома плясала и сверкала, голые животы дрожали и то вжимались, то вытягивались, поблёскивая атласной кожей. Завораживающее зрелище немного отвлекало от головной боли, причина которой крылась во вчерашнем злоупотреблении коктейлем «Поцелуй огня». Рецепт напитка был таков: две части крови, одна часть водки, специи по вкусу.
На журнальном столике, обтянутом сиреневым шёлком и украшенном золотыми кистями, лежало послание от лорда Эльенна с вызовом на дуэль. Взглянув на небрежно брошенный листок, лорд Немет кисло поморщился.
Зачем только Адорьяна понесло в эту треклятую Россию... Познакомился в Интернете с девицей и заладил как заведённый: «Хочу её крови». На фото была изображена красотка с модельной внешностью. Ради неё Адорьян даже стал изучать русский язык.
«А если это не её фотография? – усмехнулся лорд Немет. – А на самом деле она – очкастая толстуха с прыщами?»
Сын упрямо твердил: «Нет, это она. Я хочу её!»
Немет, баловавший своего мальчика и выполнявший любые его прихоти, предложил: «Ну хорошо, давай я пошлю за нею своих гайдуков. Её привезут к тебе тёпленькой».
Но в страну вечной зимы и медведей Адорьян желал ехать сам. Немет долго не хотел отпускать сына из Венгрии, как будто предчувствуя недоброе, но начались истерики с голодовкой, и пришлось уступить. Разумеется, лорд отправил вместе с Адорьяном охрану и договорился с главой местного клана, чтобы тот принял его отпрыска в качестве гостя. Всё было согласовано с точностью до минуты и до сантиметра.
Но в назначенное время Адорьян у русского собрата не появился, на ментальную связь тоже не выходил. Было два варианта: или что-то пошло не так, или парень, склонный к авантюрам, решил путешествовать «дикарём», наплевав на оговорённый маршрут и инструкции. Лорд Немет попросил русского собрата послать кого-нибудь к той девице, но у неё Адорьян тоже не появлялся. Встревоженный Немет выслал поисковую группу, и те выяснили, что Адорьян с охраной прибыл в Россию благополучно, но потом их след терялся. А затем лорд получил удар под дых...
Прямо на деловой встрече ему вдруг стало плохо. Словно ядерный взрыв в солнечном сплетении, боль согнула его в бараний рог, перед глазами почернело, горло как будто перехватила и сдавила железная рука. Он увидел ночь, дом среди сосен и лицо девушки, но не той, к которой отправился Адорьян. Не идеальное, но симпатичное большеглазое лицо, длинные русые волосы и ладонь... Эта проклятая рука обожгла лорду лицо, как будто была отлита из серебра. «Алёна», – всплыло имя. Она не была охотницей, лорд это сразу понял, но рядом с ней находилась полукровка, на счету которой числилось много вампирских смертей. Она и нанесла лорду последний, смертельный удар...
Немет очнулся на ковре в кабинете, окружённый встревоженными лицами. Боль ослабевала, пульсируя под сердцем: Адорьян, Адорьян. Пустота, холод и тоска накрыли Немета, как зимняя ночь. Его сына больше не было на свете.
Он знал охотницу-полукровку, убившую Адорьяна. Это была незаконнорожденная дочь лорда Эльенна, Аида. Пятнадцать лет назад тому удалось убедить её прекратить охоту на вампиров, одновременно уговорив вампирское сообщество также оставить Аиду в покое. И вот, соглашение было нарушено.
Лорд Немет умел слушать сумрак, в котором отпечатывались все поступки, все слова и мысли вампиров. Он был одним из последних мастеров, владевших этим искусством, и сумрак давал ему много ценной информации. Вот и сейчас, едва боль немного отпустила его, Немет обратился к сумраку, лихорадочно ища там следы Аиды... И нашёл. Проклятая полукровка связалась со своим отцом по ментальному каналу, и Эльенн пригласил её к себе в Швейцарию. Место, откуда её должны были забрать, тоже стало известно Немету. Оставалось только послать туда своих слуг.
Но Аида таки улетела к отцу. Выкрасть её и девчонку из дома Эльенна тоже не удалось. Вернее, выкрасть-то удалось, только вот по дороге бывшая охотница вырвалась из рук похитителей, забрав себе силу двоих «дружинников» Немета. Это умели проделывать лишь немногие вампиры – опытные и старые. Чтобы полукровка, да ещё такая относительно молодая, знала подобные секреты, которые не всем вампирам-то подвластны?
Вошёл карлик Ченгеле, молча поклонившись с порога. Он широко открыл глаза: это было знаком, что у него что-то важное. Лорд Немет небрежным взмахом руки велел танцовщицам уйти, и музыка тотчас стихла. Позвякивая браслетами и мягко ступая по ковру, девушки удалились.
– Ну, что у тебя? – спросил Немет карлика.
Тот, переваливаясь на непропорционально коротеньких ножках, подошёл.
– Милорд, к вам лорд Эльенн, – сказал он, многозначительно понизив голос.
В глазах Немета запульсировала сумеречная чернота, угол губ приподнялся в холодной ухмылке.
– Мышь пожаловала в мышеловку, – проговорил он. – Проси. Я приму его здесь.
Через минуту лорд Эльенн вошёл, держа одну руку в кармане брюк. Его идеально уложенные тёмные волосы лоснились, как напомаженные, жёсткий ворот рубашки сиял белизной, ткань костюма шелковисто переливалась, но по сравнению с золотоволосым и солнцеликим хозяином дома он выглядел мрачновато. Глаза лорда Эльенна были тусклы и сумрачны, лицо – словно мраморная маска. Используя греческую мифологию, лорда Немета можно было сравнить с Аполлоном, а Эльенна – с Аидом.
– Ты, как всегда, мрачен, как надгробие, собрат мой, – с усмешкой поприветствовал гостя Немет.
– Особых причин для веселья у меня нет, – отозвался тот. – И у тебя, я полагаю, тоже.
Лицо Немета посуровело.
– Ты прав. С чем пожаловал?
– Я по поводу моего вызова, – ответил лорд Эльенн и, не дожидаясь приглашения, сел в одно из кресел. – Ты ничего не ответил, и я решил навестить тебя лично.
Немет лениво поднялся с тахты, подошёл к окну и раздёрнул плотные шторы. Взору открылся ночной сад с эффектно подсвеченными деревьями и беседками.
– Я тебя умоляю, друг мой, – проговорил он с досадой. – Какие между нами могут быть поединки? Мы же собратья! Претензии, скажем так, у меня только к твоей дочери, и именно её я бы хотел видеть своим противником, если уж дойдёт до драки.
– Я являюсь лицом, замещающим Аиду, – сухо сказал лорд Эльенн. – И если, как ты изволил выразиться, дело дойдёт до драки, драться ты будешь со мной.
– Какая самоотверженность! – усмехнулся Немет. – Ты и умереть готов вместо неё?
– А ты не был бы готов отдать жизнь вместо своего сына? – серьёзно спросил лорд Эльенн.
Челюсти Немета сжались, на щеках заиграли желваки, а глаза потемнели.
– Я бы предпочёл отнять жизнь у его убийцы, – процедил он глухо.
– Аида защищалась, – возразил Эльенн. – Твой сын напал на неё с Алёной дважды; в первый раз она его просто прогнала, не причинив вреда, а во второй – была вынуждена убить в ходе самозащиты. Прости, что так говорю, но твой сын сам виноват.
– Виноват всегда тот, кто сильнее и умнее.– Немет сел в другое кресло, прижав к себе шёлковую подушку. – В данном случае это была твоя дочь. У неё была возможность, обезвредив Адорьяна, пощадить его и во второй раз. Она знала, кто он, и могла сообщить мне, я бы принял меры. И мальчик остался бы жив... – Немет устало закрыл глаза.
– Аида не могла знать наверняка, как ты отреагируешь, – покачал головой Эльенн. – У неё с вампирами, даже несмотря на мирное соглашение, далеко не дружеские отношения, чтоб вот так запросто, без опаски общаться. Кроме того, Адорьян был настроен агрессивно и решительно, он стал бы лезть на рожон снова и снова... В общем, неоднозначно это всё. Но я настаиваю на том, что Аида убила его, защищаясь, а это уже не преднамеренное убийство, за которое действительно следует карать по всей строгости кодекса.
Немет открыл глаза, холодные и непримиримые.
– Как бы то ни было, она МОГЛА пощадить его, – повторил он. – Но предпочла уничтожить. И это делает её убийцей в моих глазах. Это моё окончательное мнение. Я понимаю твои родительские чувства и желание защитить своего отпрыска, но пойми и ты меня.
– Местью твоего сына не вернуть, – промолвил Эльенн с горечью.
– Да, не вернуть. Но убийца должна быть наказана, – твёрдо ответил Немет. – Ничто не спасёт твою дочь.
– Тогда я вызываю тебя на бой прямо сейчас, – сверкнул глазами лорд Эльенн, встав. – Отказавшись, ты прослывёшь трусом.
Ещё миг назад лорд Немет был расслаблен и ленив, как сытый кот, а теперь – сгруппирован и готов к бою. Отбросив подушку и изогнувшись в кресле, он уклонился от густого потока психической атаки, как от стрелы. Атака была мощной и быстрой, как комета, и он едва успел увернуться.
– Какое недостойное гостя поведение, – процедил он. – Я принимаю тебя в своём доме, как друга, а ты нападаешь!
Он перешёл в контрнаступление, и их с лордом Эльенном ментальные поля столкнулись, вызвав сотрясение пространства, которое ощутили все в радиусе пятидесяти метров. По ночному саду пролетело марево, исказив на миг картинку наплывом, колыхнулись прозрачные занавески. Противостояние длилось минуту, ни один из лордов не уступал позиций.
– Это схватка равных противников, – сказал Немет. – Так неинтересно. Усложним-ка!
Схватив со стены саблю, он бросился на лорда Эльенна, и тот едва успел отскочить. Уже в следующий миг он тоже был не безоружен: вторая сабля со стены сверкала в его руке.
– Осторожно, клинок посеребрён, – с коварной ухмылкой предупредил Немет.
– Ты держишь в доме такое опасное оружие? – двинул бровью лорд Эльенн.
– Сам знаешь, что простое не причиняет нам особого вреда, – ответил светловолосый лорд.
Схватка продолжилась на двух планах – ментальном и физическом, которые осложняли друг друга. Сражаясь на саблях, было труднее концентрироваться для ментальных ударов, а сосредотачиваясь на психическом противостоянии, можно было пропустить удар посеребрённым клинком. Сбежались слуги, готовые прийти на помощь хозяину, но лорд Немет крикнул:
– Всё в порядке! Мы с моим гостем забавляемся.
Но на забаву эта схватка не походила: несколько раз клинок свистнул в смертельно опасной близости от лица и шеи лорда Эльенна, а лоб хозяина дома покрылся морщинами от предельной концентрации. Лорд Эльенн пустил в ход подручные предметы: подхватив кресло, он швырнул его в Немета, но тот уклонился, и кресло, врезавшись в стену, разбило несколько фарфоровых ваз на столике.
– Эй! – возмущённо воскликнул Немет. – Не беспредельничай, друг! Не надо портить мне дом!
Но маленькая брешь в его ментальной защите на миг всё же образовалась, и лорд Эльенн устремил туда всю силу своей атаки. На миг лорд Немет утратил контроль над своим телом: его рука с саблей повисла в воздухе, а грудь не могла сделать ни вдоха, ни выдоха, будто скованная железными обручами. Как при замедленном показе, лорд Эльенн нёсся на него с саблей, готовый пронзить насквозь, и только тёплый цветок лотоса – разблокировка – своими нежными сияющими лепестками разбил невидимые оковы. Немет отпрыгнул к лорду Эльенну за спину, занося саблю для удара, но тот проворно обернулся, и клинки, выбив искры, ударились друг о друга. Ледяной огонь, полыхнув в глазах Немета, пролился по сабле светлой струёй и ударил лорда Эльенна в сердце. Тот замер на миг с широко раскрытыми глазами, а потом осел на пол у дивана.
– Так-то, – усмехнулся Немет, опуская клинок.
Зубы лорда Немета вонзились в шею Эльенна. Выпив его крови, он поднялся на ноги, утирая с губ алые капли. Его рука с раскрытыми пальцами протянулась к лицу поверженного лорда, повернулась ладонью вверх, как бы сжимая невидимый шар, и опустилась на уровень груди.
– Забираю твою силу, – проговорил Немет, закрывая глаза.
Тихий усталый выдох прошелестел в пространстве, шевельнув его золотые локоны.
По щелчку пальцами тут же явились слуги.
– В кандалы и в зиндан, – коротко приказал Немет.


Глава 20. Аида. Кровь Эллады

Офицер и медсестра. Греческие корни и помощь от отца. Война в Греции и первая девушка Аиды. Неуязвимый солдат. Первое пробуждение жажды.

Прости меня, Алёнка. Во всём виновата, конечно, я... И сумрак тоже.
Не все могут справиться с грузом прошлых жизней. Они просто не готовы к такому знанию: оно влечёт их назад, а настоящее блекнет. Ты не справилась... А меня не было рядом.
Зачем Эрика положила тебя в этот дурацкий гроб? Она слишком торопилась тебя похоронить, и теперь ты лежишь в нём, как спящая красавица, а этот повёрнутый на романтике князь Огнев обкладывает тебя свежими цветами. Впрочем, при всём этом следует сказать ему спасибо: если бы не он, тебя бы уже закопали.
Какая ты красивая... Черты немного осунулись, глаза чуть глубже впали, брови и ресницы ярче выделяются на бледном лице, и ты всё так же прекрасна. Может быть, ты меня слышишь сейчас... Ты говорила, что совсем ничего обо мне не знаешь... Ну что ж, я могу рассказать.
Своей средиземноморской внешностью я обязана матери. Детство моё прошло в семье русского эмигранта, офицера белой армии с греческими корнями Германа Христофоровича Вангелиди, а год моего рождения – тысяча девятьсот шестнадцатый. Да, по мне и не скажешь, что мне уже больше девяноста лет... Я бы выглядела на свой истинный возраст, если бы Герман Христофорович был моим настоящим отцом. Но он женился на моей матери – красавице-гречанке Деспине Доризо, когда мне было уже пять лет.
Они встретились в двадцатом году в Пирее, в госпитале для беженцев из послереволюционной России, где в то время работала моя мать. Это была банальная история любви раненого офицера и медсестры. Когда в двадцать пятом госпиталь расформировали, отчим вместе с нами отправился в Афины на поиски своих греческих родственников. Он нашёл там семью своего двоюродного дяди, и они приютили нас. Отчим устроился преподавателем математики, а также русского и французского языка в Афинскую прогимназию, куда меня отдали учиться. С преподавательским составом дела обстояли сложно, и там были рады любому сотруднику, даже не имеющему педагогического образования. Отчим был достаточно глубоко образованным и интеллигентным человеком, чтобы справляться с работой.
В гимназии давалось и профессиональное образование, и я обучалась швейному делу. Четыре класса я закончила с отличием. С детства я говорила на двух языках, так как моё окружение было наполовину греческим, наполовину русским. О своём происхождении я ничего не знала: мать предпочитала молчать о том, кто мой настоящий отец, и я долгое время думала, что он умер. Я росла очень здоровой – ни разу не переболела ни одной детской хворью, а синяки и ранки рассасывались в считанные часы, что всех несказанно поражало. По окончании гимназии у меня было два пути – либо искать работу швеёй, что мне, честно говоря, не улыбалось, или продолжить обучение. Меня привлекала химия и фармакология, но для поступления в аптекарское училище мне не хватало ни базовых знаний, ни денег. Финансовое положение гимназии было трудным, и отчиму платили мало, мать на сестринской работе тоже не слишком много получала, и нам едва-едва хватало денег, чтобы худо-бедно не зависеть от родных отчима.
Видя моё желание учиться, мать решилась написать моему настоящему отцу, который, как я узнала, не умер, а вполне себе здравствовал где-то далеко, да ещё и был богачом. На ответ мать не надеялась, но он неожиданно пришёл: отец просил выслать мою фотографию. Меня приодели и отвели в лучшее и самое дорогое ателье, где сделали мой художественный фотопортрет высшего для того времени качества, с ручным раскрашиванием: ради такого случая мать не пожалела денег. Помню, у них с отчимом даже вышла ссора из-за этого.
«Какие там цены! Это же уму непостижимо! На стоимость этой несчастной фотокарточки ты могла бы покупать продукты для обеда целую неделю! – возмущался Герман Христофорович. – Это ателье по карману только богачам!»
«Ничего, недельку подовольствуемся только завтраком и ужином, – весело и неунывающе ответила мать. – Зато Аида сможет получить образование, которое позволит ей найти солидную работу. Фармацевт – это тебе не швеёй вкалывать!»
Фотография получилась по тем временам просто шикарная: я вышла на ней, как мне показалось, нереальной красавицей – гораздо красивее, чем в жизни. Щёки и губы, розовый куст у меня за плечом и платье были искусно подкрашены, а позу мне фотограф придал аристократически-изящную. Отчим не верил в успех этой затеи, но я думаю, его сердце снедала и ревность к прошлому жены, и досада на себя за то, что он сам не мог обеспечить мне достойного будущего. Я сама, признаться, тогда мало задумывалась о своих чувствах к далёкому отцу: он был скорее призраком, чем реальным человеком. Что можно чувствовать к тому, кого никогда не видел? Гораздо важнее для меня в тот момент был результат, ради которого мы пошли на такие траты.
А результатом оказалась солидная сумма, которой хватило не только мне на занятия с репетитором и оплату четырёх лет обучения, но и на улучшение условий жизни всей семьи. Эта помощь пришлась очень кстати, потому что отчим потерял работу в связи с сокращением штата, и нам стало бы совсем туго, если бы не эти деньги. Отчим презирал эту «подачку», но в течение полугода вынужден был жить на неё, пока с грехом пополам не устроился на новую работу – на почту.
С этого времени я начала ощущать, будто за мной наблюдает кто-то невидимый. Идя на учёбу и возвращаясь с неё, я то и дело озиралась, но никого не видела. За клумбами со сладко пахнущими левкоями никто не прятался, и под раскидистыми пальмами я не видела никого подозрительного, но странное чувство оставалось. Я начала беспокоиться, не паранойя ли у меня, но скрывала это от всех. Перед рассветом сквозь сон мне мерещилось, будто кто-то сидит у моей постели, и я просыпалась, оцепеневшая от ужаса.
Из-за всех этих странностей мой характер стал очень замкнутым и чудаковатым, друзей я практически не приобрела. К ухаживаниям молодых людей я была равнодушна, более того, испытывала тайную страсть к девушкам... Но боялась признаться в этом даже самой себе. Типично женские ценности – наряды, магазины, муж, дом, дети – мало интересовали меня тоже, да и выбранная мной профессия фармацевта в те времена была в целом неженской.
Политическая ситуация в стране была нестабильной: к власти приходили то республиканцы, то монархисты. В тридцать шестом году, когда установился режим генерала Метаксаса, умер отчим, а его троюродный брат Георгиос разорился и покончил с собой, мать болела, и моя работа в аптеке приносила практически единственный доход для семьи. Кроме меня относительно хорошо зарабатывал только Ираклис, сын дяди Георгиоса, каменщик. Его жена сидела дома с маленькими детьми, а мать, тётя Элени, после разорения и смерти мужа нашла подработку расклейщицей объявлений и продавщицей газет. Жили мы более чем скромно, но гордо – ни у кого в долг не брали.
Когда началась Вторая мировая война, Греция была оккупирована фашистами. Погиб Ираклис, его жена и дети пропали без вести, умерла мама... Что стала делать я? Да, Алёнка, ты правильно догадываешься: тогда я в первый раз рассталась с длинными волосами, вступила в Национально-освободительную армию и отправилась партизанить. Моя деятельная натура просто не могла позволить мне отсиживаться в подвале. При моей необыкновенной силе и неуязвимости я стала ценным бойцом. В ноябре сорок второго я участвовала во взрыве моста у города Ламия, что на шесть недель парализовало снабжение гитлеровских войск в Северной Африке.
Тогда же у меня случился короткий «военно-полевой роман», но не с одним из бойцов, а с семнадцатилетней медсестричкой. В мужской одежде, стриженная под машинку и по поведению мало отличавшаяся от остальных бойцов, я походила на красивого паренька. Ангела была новенькой в нашем отряде и не знала моего небольшого «секрета». Называли меня все по прозвищу – Ёжик (из-за моей ультракороткой стрижки), а настоящим именем не пользовались. Со стороны Ангелы начались улыбочки, румянец, волнение – словом, весь девичий набор. Ощутив её интерес к себе, я не стала раскрываться: уж очень мне хотелось её поцеловать, но не по-дружески или по-сестрински, а по-настоящему, как любимую. Под сердцем у меня поселилось что-то нежное, щекотное, мои мысли всё время крутились вокруг Ангелы, а когда мы встречались взглядами... о! Нестерпимо хотелось её стиснуть и целовать много-много раз. Была она очень миленькой – с толстыми чёрными косами и огромными карими глазами, а ресницы – как опахала. Многим бойцам она нравилась, но вот поди ж ты – из всего отряда ей приглянулась именно я.
Обстановка предоставляла очень мало возможностей для каких-то отношений, но осознание, что каждый день может стать последним, обостряло все желания. Как-то во время затишья я вызвалась проводить её до лесного ручья за водой. Когда мы шли среди солнечных зайчиков и зелени, казалось, что нет никакой войны. Ангела оступилась на камнях, я подхватила её... Сердце у неё стучало часто-часто, как у пташки, ресницы дрожали, а губки приоткрылись – не то испуганно, не то призывно.
Опыт в поцелуях у меня тогда был, мягко скажем, невелик, а у неё – и вовсе никакого. Она думала, что целоваться нужно с сомкнутыми губами, и пришлось приоткрыть ей ротик, взяв за подбородок. Она пискнула и дёрнулась, но из моих объятий ни одной девчонке не вырваться. В общем, моё желание осуществилось. Позабытые вёдра валялись в стороне, а мы, лёжа на травке, готовы были проглотить друг друга.
Но если целовалась Ангела с упоением, то остальное – ни-ни. Может, считая меня парнем, боялась забеременеть, а может, просто потому что в первый раз – всегда немного страшно. Но меня устраивало такое положение: мне пока не хотелось обнаруживать отсутствие у меня между ног предмета, которого она так боялась, а значит, и свой пол.
– Ёжик, миленький, не надо, ладно? – прошептала она. – Я так сразу не могу.
– И не надо торопиться, – сказала я. – Ты же порядочная девушка. Мне это нравится.
Размякнув под поцелуями, она всё-таки позволила сделать ей приятно рукой: и хорошо, и безопасно. А мне было хорошо оттого, что хорошо ей...
С этого дня мы использовали любую, даже самую маленькую возможность, чтобы побыть друг с другом. До «остального» дело часто и не доходило – ни времени, ни условий для этого не было, но нам хватало и поцелуев. Гораздо важнее и ценнее секса было чувство близости и душевного тепла, нежный взгляд, пожатие руки. Ценен был каждый миг жизни, потому что в любой момент она могла оборваться.
Я считала Ангелу своей девушкой, и меня бесило, когда кто-то начинал заигрывать с ней. Когда один парень из пополнения попытался потискать её в тёмном уголке, я отшвырнула его на несколько метров и чуть не убила. Тогда так никто и не понял, отчего я разозлилась: всем и в голову прийти не могло, что во мне говорила совсем не женская солидарность.
Ангела так и не узнала, что я не мужчина: она погибла через месяц. А я решила больше не привязываться ни к кому: тогда не будет боли от потери. Но судьба словно издевалась надо мной, как нарочно подсовывая мне на пути хорошеньких девушек – то медсестричек, то деревенских жительниц. Всех вводила в заблуждение моя одежда и голова, которую я постоянно болванила ручной машинкой: может, ты помнишь о странном свойстве моих волос расти с нечеловеческой скоростью. А моё лицо нравилось женщинам – везде, куда бы меня ни заносила война, я встречала заинтересованные взгляды прекрасного пола. Тогда я реально осознала, что нравлюсь девушкам, но моё сердце было надолго заморожено, а улыбка стёрта гибелью Ангелы.
А в сорок третьем мне впервые открылась моя полувампирская сущность. До сих пор она проявлялась только нечеловеческой силой и скоростью заживления ран, а жажды крови я не знала. В марте мы окружили итальянский гарнизон в городе Гревена, одновременно блокируя дороги, чтобы не подпустить подкрепление, и на второй день этого боя меня очень серьёзно ранило. Осколок гранаты распорол мне живот, и я, поддерживая вываливающиеся кишки рукой, пальцами другой царапала пыль и кирпичную крошку, пытаясь ползти. Вокруг стоял такой густой и сильный запах крови, какой я раньше никогда не ощущала... Но он не вызывал у меня отвращения, напротив – казался необыкновенно прекрасным и вкусным. Как бы тебе описать его, чтобы ты поняла, что я почувствовала? Вот какое у тебя любимое блюдо? Ну, скажем, пирожки с мясом... Так вот, представь, что ты дико, зверски голодна, а в воздухе витает их запах. Твой рот непроизвольно наполняется слюной, в животе урчит, и ты жаждешь впиться зубами в аппетитный, поджаристый, сочный, горячий пирожок! У меня просто челюсть свело от безумного желания выпить крови, а с зубами начало твориться нечто странное: в гнёздах клыков что-то пришло в движение, и они начали удлиняться.
Сейчас я понимаю, что жажда проснулась во мне в опасный для жизни момент; собственных ресурсов для выживания мне не хватало, и включился механизм восстановления, для которого требовалась кровь. Но тогда мне казалось, что я просто сошла с ума... Впрочем, что-то мне подсказывало, что стоит довериться своим желаниям, причём немедленно. Недалеко от меня лежал израненный итальянец с оторванной рукой – кровь ещё била из раны, и я, добравшись до него, присосалась к разорванным кровоточащим сосудам. Парень застонал, пытаясь меня оттолкнуть, но у него не доставало сил справиться со мной, а вот мои силы с каждым глотком росли, и рана казалась пустяковой, не серьёзнее царапины.
Напившись вволю, я отползла за развалины здания и села, прислонившись спиной к уцелевшей стене. Моток ниток с иглой у меня всегда бережно хранился в застёгнутом нагрудном кармане: мало ли – пришить пуговицу, заштопать прореху. Сейчас он пригодился мне, чтобы залатать дыру в животе: неудобно ведь драться с кишками наружу. Заправив их внутрь, я зашила себя, отдохнула с полчаса и – снова в бой. Конечно, всё пришлось делать без наркоза, но после крови боль я практически не чувствовала. Вот так вот, малыш... Уж прости за жутковатые подробности.
Гарнизон сдался к вечеру, а уже на следующий день от моей раны остался лишь розовый шрам – только нитки удалить, и всё. Ни тебе заражения крови, ни столбняка, ни прочей инфекции.
К осени того же года Греция была уже свободна от оккупантов, но из-за вечного противостояния республиканцев и монархистов началась очередная внутренняя распря. «Призрак коммунизма» прогоняли британцы и вездесущие США, известные любители совать нос в чужие дела. Так получилось, что за свою кровь, пролитую при освобождении страны от фашистов, я не получила не только ни одной награды, но и даже «спасиба». Ну, да и чёрт с ним, со «спасибом». Выяснилось, что я, оказывается, кровопийца... Это потрясло меня гораздо больше.
После войны я вернулась домой и принялась за поиски мирной работы. От всей семьи моего отчима осталась только старая и больная тётя Элени. Война унесла всех молодых, выжили только старуха и я – непонятное существо, чудовище-кровопийца. Хоть жажду я больше не испытывала, но чудовищем себя считать не перестала. Для меня нашлась работа на фабрике по производству лекарств, и я начала перестраивать себя и приспосабливаться заново к мирной жизни.
Лишь в сорок восьмом году мне запоздало вручили военную медаль «1941 – 1945» в виде шестиконечной звезды. Награда нашла бойца, но... Это уже как-то не особо радовало и как будто большого значения не имело. Впрочем, медаль всё ещё хранится у меня в чёрной бархатной коробочке вместе с фотографией Ангелы: после войны я разыскала её семью, и они подарили мне эту карточку, на которой она была запечатлена ещё весёлой и беззаботной школьницей – с парой толстых блестящих кос и тенью от ресниц на щеках...


Глава 21. Маркиза

Память графа и чистое существо. Сила тринадцати вампиров. Флирт в ресторане. Маркиза-нимфоманка и негодный «мальчишка». Ловушка для девиц-вампироманок.

Ну, вот и проснулась моя память... Но рада ли я этому? Не знаю.
У нас должна была состояться свадьба – причём по любви. Редкое по тем временам событие среди знати, когда девушек просватывали без их согласия за того, кого выгоднее иметь в зятьях. Но Луиза-Эмилия была мной любима и питала ко мне взаимные чувства, и тем ужаснее было то, что сделали с ней эти звери на дороге. Их предводитель, Седой Тьерри, обладал какой-то сверхчеловеческой силой, и, сколько ни ловили его, не могли поймать. Не помогали даже портреты с ценой за его голову, развешенные повсюду: этот разбойник был мастером перевоплощений. Парики, фальшивые бороды, переодевание... Он как будто смеялся над королевскими отрядами, регулярно посылаемыми по его душу – одолевал их играючи и скрывался.
Моя бедная Луиза-Эмилия была растерзана его бандой, как лань – стаей волков. После этого он исчез надолго, а шайка без главаря ещё какое-то время орудовала, но далеко не так успешно, как с ним. Скоро их почти всех изловили. А главного злодея – нет.
Он, как выяснилось, подался в монастырь – видимо, замаливать грехи, кои замолить было невозможно даже за сотню лет непрерывного покаяния. Люди, посланные мной, чтобы покарать его, опоздали: негодяй отчего-то свалился в чан, где бродил сидр, и испустил дух, захлебнувшись... Лёгкая смерть, учитывая всё им содеянное.
Теперь мне стало ясно, откуда я знаю Эрику: она была моей любимой Луизой-Эмилией. А Алёнка... Нет, лучше об этом не думать.
И ведь вот что удивительно: глядя на неё, ощущаешь, что перед тобой – кристально чистой души существо, светлое, почти святое, любовь которого окрыляет и придаёт сил. Совершенно не чувствуется этого тяжкого и тёмного багажа за её плечами, будто всё это и не с нею было когда-то... Неужели Бог простил Седому Тьерри все прегрешения?
Так или иначе, мне нужно было всё это переварить, а потому я сбежала из дома лорда Эльенна, забрав своё оружие и взяв первую попавшуюся машину из гаража – неплохую на ходу, кстати. Хорошо послужит мне в моём путешествии. Привратник, ничего не подозревая, выпустил меня, думая, что я – кто-то из гостей. Алёнка плакала, конечно... Но я ничего не могла поделать: во-первых, мне требовалось как-то совладать с открывшейся памятью, а во-вторых, пора было приступать к исполнению моего плана.
А план состоял в том, чтобы забрать себе силу тринадцати вампиров и сразиться с лордом Неметом. Собственно, двоих я уже «выпила» – там, на дороге, когда нас с Алёнкой похитили. Водитель фургона и его напарник стали номерами один и два, осталось одиннадцать.
Почему именно тринадцать? Откуда я знала, сколько нужно вампиров, чтобы победить Немета? Это число пришло мне в голову само, ибо оно сакрально во многих смыслах. Может быть, сумрак мне его подсказал, а может, я впитала его с выпитой мной кровью. Как бы то ни было, мне предстояло снова на некоторое время выйти на тропу охотника за вампирами. Соглашение – один чёрт, нарушено, так что теперь неважно, тринадцатью больше, тринадцатью меньше... Ведь за свою охотничью карьеру я убила их поболее того.
В поиске жертв мне пригодилось моё знание вампирского мира, мест их скопления, маршрутов охоты и обиталищ отдельных важных особ, таких, как лорды и мастера. Мастера, к слову – это кровососы рангом ниже лордов, но имеющие достаточный опыт и силу, а значит, и право обучать новичков всем тонкостям вампирского образа жизни.
Моим номером три предстояло стать как раз такой особе, а точнее – леди-мастеру.
До места её обитания мне пришлось проделать триста километров. Глубокая бархатная синева позднего вечера, уютное кафе, приглушённое освещение – это были излюбленные условия её промысла. Со временем старые и опытные кровососы расслабляются, уверенные в своей неуязвимости, и становятся предсказуемыми; именно так себя вела и моя номер три. Она сидела за круглым столиком с белоснежной скатертью, одетая в меха и бриллианты, в шляпе с алыми перьями, и держала бокал красного вина в руке, затянутой в шёлк длинной, выше локтя, перчатки. Алый изнеженный рот, томный взгляд из-под полуприкрытых век, длинная тонкая бровь, лебединая шея...
Её звали маркиза Д'Эффлер, и в мужском внимании у неё недостатка не было благодаря хищной красоте и царственным манерам... Вот только её цепкий взгляд из-под ресниц-опахал высматривал исключительно особ одного с нею пола. Маркиза специализировалась на женщинах, выбирая их и себе в ученицы, и в качестве жертв, а джентльменам тут нечего было и ловить. А ещё маркиза была нимфоманкой – просто помешанной на сексе особой.
Ну что ж, сам сумрак велел мне сыграть в Казанову. Это по моей части.
Я села за соседний столик, заказав себе точно такое же вино. Вид у меня был весьма брутальный: кожаная куртка, чёрные брюки военного фасона, высокие ботинки, стрижка. Телосложение ближе к субтильному, но не хилое – что называется, мускулы и нервы. Ну, а что касается лица, то так уж повелось, что есть в нём нечто цепляющее прекрасный пол.
Маркиза делала вид, что не замечает меня. Как бы не так! Я-то знала, что она обратила на меня внимание сразу, стоило мне только появиться. Она была и удивлена, и возмущена столь наглым появлением на её территории чужака. Ну что ж, усугубим впечатление... Я бесцеремонно и развязно подмигнула ей, и она прямо задохнулась от негодования. Ей, благородной даме, подмигивают, как какой-то девице лёгкого поведения!.. Вот так, возмущайся, злись, красавица. Нужно было вызвать у неё эмоции, зацепить; образ этакого обаятельного мерзавца подходил здесь как нельзя более органично.
При приближении к ней я, разумеется, поставила блок на мысли, чтобы не выдавать своих истинных намерений – в противном случае вампирша почует угрозу, и тогда мне несдобровать. А так она просто возмущалась моим вторжением в её охотничьи угодья, но и не только... Что греха таить – искорка интереса блеснула в её прекрасных негодующих глазках.
В кафе зашли две симпатичные девушки – стройненькие и длинноногие, как косули, с роскошными волосами. Одна – блондинка в облегающем «маленьком чёрном платье», вторая – брюнетка в джинсовой мини-юбке и открытом топике: шоколад и молоко. Я с удовольствием разглядывала их очаровательные фигурки, отлично отдавая себе отчёт, что этим ещё больше злю и оскорбляю маркизу: после того как я обратила внимание на неё, королеву бала, теперь я глазею на этих девиц, по виду – легко снимающихся. Ничто так не злит женщину, как внимание к другим женщинам в её присутствии, уж я-то знаю. А заодно она окончательно убедилась, что я – «того же поля ягода», что и она, в смысле – по части дам, а не джентльменов.
Выпив глоток вина, я не обнаружила маркизы за её столиком: там остался только нетронутый бокал и деньги, а саму вампиршу как ветром сдуло. Неужели раскусила меня? Нет, не может быть: мои намерения ей не угадать – по крайней мере, не так быстро. За это я могла ручаться. Или она играет в какие-то свои игры? Хм, интересно.
Бросив на столик деньги, я пошла на поиски маркизы. Попутно я выхватила одну алую розу из букета, украшавшего тумбу в зале. Время от времени нюхая цветок, я прошлась до туалетов – пусто. Служебные коридоры тоже не имели её следов.
– Где же ты, моя красавица? – пробормотала я, осматривая каждый угол.
Выйдя через служебную дверь на задворки кафе, я наконец почуяла её. Маркиза, прячущаяся за мусорными контейнерами? Забавно. Духами она на охоте не пользовалась, чтобы не притуплять себе обоняние, но характерный запах вампира не спутаешь ни с чем. Она точно была где-то здесь, и я одной рукой вытряхнула из пачки сигарету (хоть и не люблю их, предпочитая трубку, но она мне сейчас по имиджу не подходила). Небрежно закурив, я стояла и делала вид, что за этим и вышла сюда, а вовсе не ради маркизы.
Тёмно-красный вихрь налетел на меня, прижав спиной к стене.
– Какого сумрака ты здесь делаешь? – прошипела маркиза. – Здесь охочусь я!
Сейчас она показала своё истинное лицо: сатанинские огоньки в глазах, клыкастая пасть. Очаровательная ведьмочка.
– Не поверите, маркиза, но – ищу вас, – ответила я.
Миг – и мы поменялись местами: я притиснула вампиршу к стене и скользнула ладонью по её бедру в высокий боковой разрез шёлкового тёмно-гранатового платья, нащупывая шероховатости кружевной отделки чулок, а сомкнуть ноги вместе ей не позволяло моё колено – и всё это с розой в зубах, как в танго. Конечно, это было грубо, прямолинейно и бесцеремонно, но – тоже часть моей тактики и стиля обаятельного гада. Маркиза явно не привыкла к такому обхождению, и это цепляло её, вызывая не испытанные доселе чувства. А мне того и надо было.
– Негодный мальчишка! – ахнула она и замахнулась, чтобы влепить мне пощёчину, но я перехватила её руку и нежно поцеловала в запястье – чуть выше жемчужного браслета.
Конечно, она была в курсе моего пола, просто называла меня в соответствии с обликом, принимая игру. Я стекла вниз, на одно колено, и из этой галантной позы протянула ей цветок.
– Мадам, я давно восхищаюсь вами, но познакомиться решился только сейчас.
– Врёшь, несносный, – мурлыкнула она.
– Истинная правда, моя госпожа, – со страстным чувством выдохнула я, приникнув губами к прохладному шёлку, обтягивавшему её пальцы.
– А зачем же ты тогда глазел на тех двух шалашовок? – пожелала знать маркиза.
– Ах... Мадам, нет мне прощения, – сказала я, покаянно опуская голову. – Я готов понести любое наказание, какое вы только пожелаете для меня изобрести.
– Хмм, – заинтересованно муркнула мадам. – Любое?
– Абсолютно, – подтвердила я, поднимаясь и снова нежно, но уверенно беря её талию в плен. – Я исполню любую вашу прихоть.
Опустив ресницы, она задумалась на миг, а потом объявила:
– Хорошо. Поедем ко мне, и там я тебя накажу как следует, уж будь уверен. Но, – добавила маркиза с лукавым и коварным блеском в глазах, – чтобы было интереснее, пригласи тех двух девочек.
Я двинула бровью.
– Мадам желает групповуху?
– Ммм, – поморщилась маркиза. – Как грубо!
– Простите, предпочитаю называть вещи своими именами, – усмехнулась я. – Эвфемизмов не люблю.
– Ах, ладно. – Маркиза кокетливо понюхала розу. – Если ты вызывался исполнять все мои желания, так делай.
– Что делать, мадам? – прикинулась я непонимающей.
– Сними их, – колюче блеснув холодными искрами из-под ресниц, неожиданно жёстко приказала вампирша.
– Слушаюсь и повинуюсь, – ответила я с поклоном и направилась обратно в зал.
А по дороге думала: надо спасать девчонок, а то маркиза, чего доброго, выпьет их досуха, с неё станется. Попутал же меня сумрак пялиться на них! Сама виновата.
Девушки весело болтали за столиком и ели мороженое. Надо как-нибудь с ходу шокировать их, чтобы они наотрез отказались. Купив два коктейля в баре, я подошла к столику.
– Добрый вечер, девушки... Позвольте вас угостить.
Поставив бокалы перед удивлёнными красавицами, я подтащила третий стул от соседнего столика и присела на него верхом, широко расставив ноги в ботинках.
– Вы просто офигенные, девчонки, – брякнула я как можно более развязно. – Впрочем, не буду тратить время на пустые слова. У меня к вам предложение.
Девушки, то фыркая в ладошки, то хмуря брови, шокированно переглядывались. Кажется, у меня получалось производить нужное впечатление, и я продолжила в том же духе:
– Мы с моей подругой хотим пригласить вас приятно провести с нами этот вечер. Ну, для начала ужин при свечах, трёп о том о сём, выпивка... Если захотите – травка или что-нибудь поулётнее. Потом можно поплавать в бассейне, а потом и слегка развлечься. Моя подруга больше любит блондинок, ну а мне всё равно. Мне любые нравятся.
Ручаюсь, парни с такими предложениями к ним, может быть, ещё и подкатывали, но вот женщины – вряд ли. Девушки были неприятно поражены.
– Простите, но мы не можем, – ответила брюнетка. – Мы... как это... традиционной ориентации.
– Мда? – приподняла я брови. – А я думала, раз вы вместе, то... Ну что ж, нет так нет. Желаю приятного вечера.
Добившись нужного ответа, я вернулась на задворки, но маркизы там уже не было. «Опять эти прятки», – недовольно проворчала я про себя.
Мне не составило труда отыскать её снова. Вампирша сидела в красном кабриолете «Рэд Мустанг», лениво откинувшись на спинку сиденья и положив одну руку на руль властным жестом. Увидев меня без девушек, она недовольно спросила:
– Как это понимать?
Я развела руками.
– Прошу меня простить, мадам... Кажется, девушки испугались. А силком я их тащить не хочу. Может, обойдёмся без них?
Маркиза капризно надула губы.
– Нет! Не обойдёмся, я так хочу. Ох, всё приходится делать самой! – Она вышла из машины и взяла меня под руку. – Смотри и учись.
Странной, наверно, мы выглядели парой со стороны: она – изысканная леди в вечернем туалете, а я – пацан пацаном, в кожанке, штанах и берцах. Завидев нас, девицы опять зафыркали, прикрываясь ладошками. Но стоило маркизе присесть к их столику и заговорить, как их взгляды постепенно остекленели, зачарованные.
– Милые мадемуазели, – обратилась к ним она ласковым бархатным голосом. – Я весьма огорчена вашим отказом... Чего вы испугались? Мы вас не обидим, напротив – хотим, чтобы вы приятно провели время. У меня прекрасный дом с садом и бассейном, там очень красиво, вам понравится.
И она осклабилась в клыкастой улыбке. Глаза девушек вытаращились.
– Вы вампиры? – прошептала брюнетка. – Настоящие?
– Ну да, – ничуть не смущаясь, ответила маркиза. – Но вам не нужно бояться. Вашей жизни ничто не угрожает. Мы сыты, просто хотим провести вечер в обществе очаровательных девушек.
– Супер! – запищали вдруг девицы восторженно. – Класс! Мы всегда мечтали познакомиться с настоящими вампирами!
Кто бы мог подумать, что эти дурочки окажутся вампироманками... Такой поворот событий меня совсем не радовал. Кажется, девчонки попали. А маркиза между тем смутила их щедрым жестом, расплатившись за их заказы:
– Ах, ну что вы, что вы, какие пустяки! Если мы вас пригласили, то всё – за наш счёт.
С её предпочтениями я тоже угадала: она взяла за ручку блондинку и повела к выходу.
– Как тебя зовут, моя крошка?
– Джессика, – ответила та.
– Очаровательно... А меня можешь звать маркизой.
Джессика так и сияла восхищёнными глазами:
– А вы правда настоящая маркиза?!
Вампирша обольстительно улыбнулась.
– Ну конечно, моя милая.
Я, играя роль парня, дурашливо подхватила свою брюнеточку на руки. Она взвизгнула и засмеялась. Надо же, будто и не морщилась шокированно пять минут назад от моих манер и предложения.
– А меня Ханна зовут, – кокетливо представилась она, обнимая меня рукой за шею.
– Очень приятно, – ответила я. – Я – А... – Спохватившись, я назвалась вымышленным именем: – Альберт.
– А ты буч или дайк? – поинтересовалась эта малышка с умилительной непосредственностью.
Я оскалила зубы в чарующей улыбке.
– Ну вот, а говорила, что традиционной ориентации... А сама вон как осведомлена.
Она смущённо захихикала, а я ответила:
– Смотря по ситуации. С тобой, моя красавица, я могу быть кем ты захочешь.
Когда мы подошли к машине, девицы снова пришли в писклявый восторг. Маркиза гостеприимно распахнула дверцу перед Джессикой, озабоченно потянула носом воздух и проговорила:
– Однако, свежо сегодня... А ездить я люблю с ветерком, как бы ты не простудилась, моя хорошая. Вот, возьми.
И она накинула блондинке на плечи своё меховое манто. Та, восхищённо кутаясь в пушистый мех, села в машину. Моя брюнетка заявила, что ей тоже холодно, и мне пришлось снимать куртку. Чего только не сделаешь ради галантности...
Помчались мы действительно с ветерком. Перья на шляпе маркизы и мех на плечах Джессики трепетали, а Ханна ловила кайф от скорости.
– Обожаю кабриолеты! – воскликнула она, поднимая вверх руки. – Йо-хууу!
Я между тем ломала голову, как спасти девчонок от высасывания кровожадной маркизой. Вот ещё задачка... И с ней самой надо как-то справиться, и этих дурочек уберечь. Вампирша тем временем набирала скорость: стрелка спидометра дрожала около ста двадцати. Разумеется, полиция не замедлила за нами увязаться, но это только позабавило лихачку.
– Смотрите, дорогие мадемуазели, как мы сейчас от них оторвёмся! Пристегните ремни, крошки!
Она так газанула, что девушки завизжали. Признаться, от её вождения и у меня слегка защекотало под ложечкой, а маркиза хохотала, развлекаясь вовсю. «Сумеречным путём» она ушла от преследования, но скорости так и не сбавила, пока машина не затормозила у помпезного особняка, окружённого садом. У Джессики на переднем сиденье были такие обалдевшие глаза от этой поездочки, что маркиза засмеялась.
– Это прямо «Формула-1» какая-то, – пробормотала девушка.
– Ах ты, моя сладкая, – нежно проговорила маркиза и присосалась к её губам поцелуем.
Джессика сначала опешила, но через секунду обмякла и запрокинула голову, позволяя маркизе углубить поцелуй. Ханна смущённо захихикала, а я подмигнула ей. Она замотала головой, дескать, целоваться не хочет, и я не стала настаивать, но из машины вынесла её по-прежнему на руках. Она уже держалась более раскованно и обнимала меня за шею весьма доверчиво. Что-то трогательное было в этом, и мне очень не хотелось, чтобы эта глупышка пострадала.

+1

6

Глава 22. Лечение от вампиромании

Гламур и пафос. Одна кровать на четверых. «Всё кончено, мадам». Незапланированная схватка.

Внутри дом маркизы был таким же пафосным, как и снаружи: мрамор, зеркала, металл, статуи, хрусталь, ковры, золото и канделябры. Вероятно, у неё имелся домашний персонал, или попросту слуги, но при нашем появлении никто не показался. Я поставила Ханну на ноги, а маркиза вела Джессику, нежно и торжественно держа за кончики пальцев.

– Прошу, дорогая, проходи, не стесняйся... Располагайся как дома.
– Ух ты, – восторгались обе гостьи. – Какой гламурный дворец!
Да, пожалуй, «гламур» был подходящим словом, описывающим стиль этого дома. Гламур и пафос, пафос и гламур – везде, во всём.
В доме имелось спиртное, лёгкая закуска, фрукты и сладкое – видимо, специально для таких случаев. От нескольких рюмок ликёра девушки расслабились, совершенно нас не боясь, как будто всё происходило понарошку, в каком-то фильме. Они и не подозревали, в какой опасности были их жизни. Джессика ела конфеты, а маркиза целовала её в перемазанные шоколадом губы, подолгу не отрываясь от них. Целоваться она, по-видимому, любила и делала это мастерски: Джессика просто млела и разевала ротик, как галчонок. Вот тебе и «традиционная ориентация»... Видно, в жизни девушек недоставало впечатлений. Ну, и вампирские чары маркизы также имели место, без сомнения.
Ханна вела себя более робко и закрепощённо, пока не давая мне себя поцеловать. Я, впрочем, не спешила: кормила её виноградом и огромной земляникой, подливала ликёра и целовала пальчики. Она рассказала о себе: работала официанткой, жила с родителями и младшей сестрой. Ей было всего двадцать лет, и больше всего она мечтала зажить отдельно.
– Достали предки, – пожаловалась она. – То им не так, это не этак... А я сама хочу жить, как считаю нужным.
– Похвальное желание, – сказала я. – А приятель у тебя есть?
Девушка поморщила носик.
– Вот это как раз самое отстойное... С кем ни познакомлюсь – предкам всё не нравится. – И фыркнула: – Представляю, если бы я привела домой тебя, у мамы точно случился бы инфаркт!
– Ну, не будем доводить твою маму до инфаркта, – улыбнулась я. – Мам надо беречь.
Мне стало грустно. Мама, мама... Как давно ты жила, и как хорошо, что ты не видишь всего этого безобразия, что я творю.
– А ты чем занимаешься? – полюбопытствовала Ханна, надкусывая крупную ягоду.
– Вообще-то, я по основной профессии – фармацевт, – ответила я вполне честно. – Только это было очень давно. Теперь у меня психотерапевтический кабинет.
Ханна усмехнулась, окинув меня взглядом. Прочитав её мысль, я улыбнулась:
– Ну, на работе я, конечно, не так одеваюсь.
– Да нет, мне нравится, – поспешила заверить Ханна.
– Правда? – Я придвинулась ближе, поднося ей ещё ликёра.
Она выпила и вскинула к потолку охмелевшие глаза. Чувствуя, что она уже готова, я тихонько поцеловала её в ушко, потом в шею – она чуть напряглась. Я обняла её, поглаживая по бедру.
– Всё хорошо, Ханна. Не бойся.
Я накрыла её губы своими. Не получая отклика, начала покусывать и посасывать их, стараясь заставить их раскрыться, но они были безжизненными, как каучук.
– Ну, Ханна, расслабься... Смотри, как твоя подруга с маркизой сладко отжигают.
Джессика окончательно прибалдела. Зажмурившись и рискуя вывихнуть челюсть, она неистово целовалась с вампиршей, чмокая и сопя. В ход шли взбитые сливки, ягоды, конфеты. Ханна засмеялась.
– Нет, я так не умею.
– Ну, так я научу, – пообещала я. – Только не зажимайся.
Мне очень хотелось её приласкать, как маленькую беззащитную девочку, и спасти от смертоносных клыков. На этот раз её губы раскрылись навстречу мне, она начала отвечать – сперва неуверенно и вяло, но постепенно входя во вкус. Маркиза мигнула мне: мол, разбираем девочек – и по спальням? Но мне нужно было держать всё под контролем – ведь я планировала спасти их.
– Вы же хотели групповуху, мадам, – усмехнулась я. – Нет ли у вас кровати пошире, чтоб все вчетвером поместились?
Маркизе эта идея понравилась: глаза зажглись ядовито-сладострастным огнём, и она облизнулась. Требуемой ширины кровать нашлась, это был настоящий двухметровый сексодром в соответствующем гламурном оформлении. Джессика дошла уже до такой кондиции, когда всё вокруг сияет и безумно нравится, и она с восторженным уханьем запрыгнула на кровать, а Ханна опять смутилась. Пришлось брать её на руки и укладывать, а потом долго и деликатно раздевать, тогда как её светловолосая подруга сама охотно выскочила из трусиков.
– Ты моя умница, – томно проговорила маркиза, проводя рукой по всему её телу от груди до пальцев ног.
Они приступили к делу энергично и с удовольствием, а мне с Ханной не слишком повезло. Девушка зажималась, стеснялась, а от акробатических упражнений Джессики с маркизой на другой стороне кровати приходила в моральный шок. Блондинка схватывала всё на лету, и скоро они с вампиршей в позе «ножницы» сотрясали всю кровать. Было понятно, что с Ханной этот номер не пройдёт, и я, загородив собой парочку по соседству, начала с осторожных и медленных ласк. Брюнетка честно пыталась расслабиться и отвечать в том же духе, но уж очень у нас с соседками были разные ритмы. А кровать – одна. Ханну нужно было готовить долго, ласково и нудно, а у её подруги с маркизой всё проворачивалось на бешеной скорости – хоп-хоп, и готово. Джессика ахала и повизгивала, приводя свою подругу в жуткое смущение.
– Не обращай на них внимания, – сказала я ей.
Но легко сказать! Эта парочка устроила бешеное родео и, похоже, не собиралась менять стиль. Тогда я решила просто отгородить нас с Ханной психически.
– Смотри мне в глаза, – прошептала я, склоняясь над девушкой.
Мягко и бережно воздействуя, я заставила её поверить, что мы в постели одни, и только после этого смогла начать расслаблять её. Лёгкий массаж груди, поцелуи в живот, внутреннюю сторону бёдер и пушистый треугольник волос – и вот, в её глазах уже появилось что-то отдалённо похожее на удовольствие. Дело налаживалось – уже хотя бы судя по тому, как она отвечала на поцелуи: её губы уже не были каучуковыми, а язычок не прятался и не замирал испуганно, всё более активно участвуя в игре. Одним глазом я не забывала следить за маркизой – не цапнула ли она свою партнёршу за шею? Нет, всё шло пока ещё мирно и бескровно.
– Уфф, – выдохнула маркиза тем временем, отваливаясь от своей блондинки. – Ну, как у тебя дела, парниша? О-о... Ни шатко, ни валко, как я погляжу. Мы с Джес уже три захода сделали, а твоя крошка ещё даже не вспотела. Долго же ты запрягаешь.
– К Ханне нужен деликатный подход, – ответила я.
– Э! Чепуха, – фыркнула маркиза, вороша пальцами волосы ласкающейся к ней Джессики. – Ты, малыш, и снимать девочек толком не умеешь, и в постели не знаешь, с какой стороны к ним подойти. Может, я зря с тобой связалась, м?
– Ну, не спешите так с выводами, мадам, – усмехнулась я, забирая в рот сосок Ханны.
– А ну-ка, слезай с девчонки, – скомандовала маркиза решительно. – Ну надо же, и тут тебя учить приходится... Гляди, как сейчас она у меня пищать будет!
Честно говоря, мне не особенно хотелось меняться с ней: скромная и робкая Ханна располагала меня к себе больше, чем Джессика, которая вела себя, как маленькая шлюшка. Но маркиза уже прогоняла меня, и мне не оставалось ничего, как только переключиться на блондинку, которая ничуть не возражала против смены партнёрши. Она в нетерпении извивалась подо мной и жадно ловила мой рот, в то время как Ханну мой уход обескуражил, а активный натиск маркизы испугал. Она уже начала было привыкать ко мне, и тут – эта фурия-нимфоманка. Всё, чего я такими трудами достигла с ней в плане подготовки и расслабления, с вампиршей было утеряно в один момент: Ханна снова зажалась. С ней не следовало спешить, но маркиза была нетерпелива.
– Ну, ну, крошка, не бойся меня, – уговаривала она. – Расслабься, отдайся... Станешь напрягаться – будет больно.
Я видела, что она Ханне неприятна, что девушка предпочла бы остаться со мной; я и сама хотела бы к ней вернуться, но маркиза уже запустила руку туда, куда я добралась бы ещё нескоро. Ханна нахмурилась и отвернула лицо, не давая себя поцеловать, и это рассердило маркизу. Она силой повернула лицо девушки к себе и впилась в её губы, но вскрикнула и отпрянула, всосав свою нижнюю губу.
– Ах ты!.. Кусаться?! – воскликнула она изумлённо и разгневанно. – Маленькая дрянь!
«Молодчинка, – усмехнулась я про себя, приятно удивлённая отпором Ханны. – Так её, эту гадину!»
Но это только разъярило вампиршу. Она грубо навалилась на Ханну и принялась жёстко насиловать её рукой, а та плакала и пыталась оттолкнуть маркизу. Мне очень хотелось стукнуть кровососку по затылку, но я понимала: рано, подходящий момент ещё не настал. Но как-то оградить Ханну от неприятной ей маркизы следовало, и я сказала:
– Мадам, полегче бы вы, а? Если девушке не нравится, насилие ни к чему.
– Заткнись, – прошипела в ответ та. – Это не насилие, а жёсткий секс.
– А по мне – так насилие, – не согласилась я. – И делать Ханне больно я не позволю.
Оставив Джессику неудовлетворённой, я оттащила маркизу от Ханны, вдавила её в постель и проделала с ней то, что она секунду назад делала сама. Всё произошло так молниеносно, что вампирша и пикнуть не успела – только ахнуть, когда я в неё вошла.
– Ну, как вам нравится жёсткий секс, госпожа? – ухмыльнулась я с издёвкой. – Жалеете, что со мной связались?
Она рычала и стонала, скалила клыки, но подчинялась. Это было ей в новинку и – неожиданно понравилось. А я перевернула маркизу на живот, выдернула из своих брюк ремень и с упоением отхлестала её по изнеженным ягодицам.
– Небольшой бэдээсэмчик, – прорычала я. – Чтобы мадам знала, что обижать девушек нехорошо!
– Аааа, чёёёёрт, – застонала она. – Дрянной парниша, мне же больно!
– Ханне тоже было больно, – нравоучительно сказала я.
– Ладно, ладно! – сдалась она. – Ханна, лапушка, прости. Видимо, мы с тобой друг другу просто не подходим. – И захныкала, подкатываясь к блондинке: – Джес, сладкая, пожалей свою госпожу, ей набили попку...
Джессика приняла её с распростёртыми объятиями, обласкала, обцеловала, и они принялись возиться друг с другом снова. Мне же нужно было поскорее успокоить Ханну, которой, похоже, вообще всё это разонравилось. Преодолев лёгкое сопротивление, я осушила поцелуями её слёзы и прижала к себе.
– Просто полежим, если хочешь, – предложила я.
Лежать, прильнув друг к другу, она не отказалась. Похоже, она доверяла мне, и это было приятно и трогательно – достаточная причина, чтобы не дать девушку в обиду. Я снова понемногу начала её ласкать – осторожно, нежно, пядь за пядью восстанавливая разрушенное маркизой. Она не особо отвечала, но и не отталкивала – и то ладно.
– Ну, малыш, я не сделаю тебе больно, – прошептала я, целуя её.
Ханна понемногу оттаивала и начала робко поглаживать меня. Ей нравилось, что и как я с ней делаю, а Джессике нравилось кувыркаться с маркизой. Увлекшись поцелуями, я упустила момент, когда вампирша всё-таки цапнула блондинку. Её пальцы ублажали Джессику, а пасть сосала кровь из её шеи. А глаза Ханны были закрыты, на губах играла долгожданная улыбка, и она не видела, что её подругу кусают – и слава Богу, иначе она, наверно, закричала бы.
Есть один момент, когда вампир становится в какой-то степени уязвим, и это – укус. Увлекшись процессом высасывания крови, он на краткое время забывается, ничего не видя вокруг себя, и вот тут-то его и можно брать тёпленьким – умеючи, конечно. Джессика, укушенная в момент оргазма, не сразу поняла, что произошло, а когда поняла, было уже поздно. Маркиза присосалась к ней, как клещ, и её невозможно было оторвать, а если и возможно, то только с мясом, наверно. В глазах блондинки всплеснулся страх, боль и паника, но я, сволочь такая, не спешила ей на помощь – ждала, когда вампирша поглубже уйдёт в нирвану.
«Потерпи, малыш, потерпи чуточку», – мысленно просила я Джессику. Глаза девушки уже начала затягивать смертельная пелена забытья, и я решила, что ждать больше нельзя. Маркиза, кажется, уже «улетела», и я впилась зубами в её шею. Ханна продолжала улыбаться: её ублажал мой психический фантом. Вампирша не почувствовала моего укуса – она сейчас временно ничего не чувствовала, и я вгрызалась в плоть всё глубже, добираясь до сонной артерии. Мощными глотками всасывая её кровь, я забирала себе её силу.
Оторвавшись от Джессики, маркиза захрипела, но дело было сделано.
– Твоя сила принадлежит мне, – сказала я, завершая ритуал.
Жутковатый всасывающий звук прошелестел в пространстве, а в моих пальцах пульсировал невидимый шар. Маркиза с потухшим взглядом закатившихся глаз упала на постель.
– Всё кончено, мадам, – проговорила я, утирая окровавленный рот.
Она лежала безжизненно, с пустыми, угасшими глазами. Если кормить её через зонд, за пару лет она, может быть, немного окрепнет, но до конца восстановиться уже не сможет. Мне даже на какой-то миг стало жаль её, но при мысли о том, сколько крови она выпила и сколько людей убила, жалость показалась неуместной.
Ханна тем временем открыла глаза и всё увидела: свою подругу, лежавшую без чувств со следами укуса на шее, маркизу в точно таком же состоянии и меня, сидевшую над ними с окровавленным ртом и подбородком. Отпрянув к краю кровати, девушка вскрикнула.
– Нет, малыш, не бойся! – успокоила я её. – Я не кусала Джессику, это сделала маркиза. Но с ней теперь покончено, видишь? Больше она никого не укусит.
– Господи, – пролепетала Ханна. – Что с Джес? Она... умерла?
Я пощупала пульс блондинки.
– Жива. Просто немножко в обмороке.
Ханна смотрела на меня с ужасом.
– Кто вы? Почему вы укусили маркизу? – От страха она даже перешла на «вы».
– Я охотница на вампиров, детка, – сказала я. – И полукровка. Укусив маркизу, я забрала себе её силу. Не жалей о ней, туда ей и дорога. С твоей подругой всё будет хорошо, не волнуйся. Одевайся, надо уходить отсюда.
Ханна сидела, остолбеневшая, и вздрагивала. Взяв её лицо в свои ладони, я нежно и осторожно, чтобы не слишком испачкать, поцеловала её в губы.
– Давай, зайка, одевайся, уходим. Джес нужно в больницу.
Ханна опомнилась и начала лихорадочно натягивать на себя свои вещи. Я, выглянув в коридор, наткнулась на молодую и симпатичную, но какую-то забитую и запуганную горничную, которая оказалась человеком. Судя по почти изгладившимся следам на шее, она иногда служила для своей хозяйки и донором.
– Извините, – пробормотала она, смиренно потупившись и посторонившись.
Видимо, ей было не привыкать видеть гостей с окровавленными ртами.
– Милочка, – обратилась я к ней как можно мягче, – хозяйка устала и просила её не беспокоить. Она будет отдыхать.
– Хорошо, – ответила горничная, не поднимая глаз.
Отыскав ванную, оформленную всё в том же гламурном стиле, я умылась и вернулась в спальню. Ханна была уже одета, а Джессика понемногу приходила в себя – шевелилась и постанывала. Знаком призвав Ханну на помощь, я принялась одевать блондинку. Не то чтобы без её подруги я бы не справилась, но потрясённую девушку надо было чем-то занять, всё время заставляя её что-то делать: это не позволяло ей раскиснуть, погрузившись в глубокий шок и апатию.
Джессика была слаба – могла сидеть только с поддержкой подруги. Присев перед ней на корточки, я взяла её за руки и заглянула в глаза.
– Ну, как ты, зай?
Она только сморщилась и застонала.
– Понятно, – сказала я, поднимаясь. – Ничего, сейчас отвезём тебя в больницу. Жить будешь.
Укус, конечно, ещё не успеет зажить, но – к чёрту. Нельзя оставлять её в таком скверном состоянии.
И тут во дворе послышался хлопок дверцы машины. Ханна тоже услышала и испуганно съёжилась, а я, не выглядывая в окно, пыталась по шагам определить степень опасности гостя. Обычному человеку звук шагов мало что скажет, а вот мне – многое.
Женщина, молодая. Уверенная. Вампир, причём обращена сравнительно недавно, но уже, можно сказать, не новичок – силы достаточно, чтобы заинтересовать меня в качестве номера четыре. Похоже, это была ученица маркизы и по совместительству её очередная любовница.
– У нас небольшие проблемы, девчата, – прошептала я. – Но вы не волнуйтесь. Я всё решу.
Подхватив Джессику на руки, я внесла её в примыкавшую к спальне обширную гардеробную и опустила на коврик, поманила рукой Ханну. Та юркнула следом и присела возле подруги. Глаза у неё были серьёзные и испуганные, но сосредоточенные: видно было, что она старалась держать себя в руках. Я чмокнула её.
– Ты умничка. Сиди и ничего не бойся.
Закрыв дверь гардеробной, я наложила на неё временный блок, который не позволял вампиру почуять, кто находится внутри, а сама спряталась за занавеску, забравшись с ногами на подоконник. Шаги были уже в доме: вот вампирша остановилась в гостиной, окидывая взглядом следы наших посиделок, вот перемолвилась парой слов с горничной. Та доложила, что хозяйка отдыхает, и что в доме гости. Впрочем, это вампирша и так видела по оставленным на столике бутылкам и остаткам сладостей и ягод.
Шаги направились по лестнице наверх, к нам. Мне не нужно было видеть их обладательницу, чтобы знать, что она делает. Она вошла в спальню без стука – видимо, была здесь своей, а может, и жила под этой крышей. Увидев маркизу с разодранной шеей, она на миг замерла, а потом бросилась к ней с рыком:
– Эжени!
Была в этом рыке и боль, и гнев, и ярость, и горе. Да, скорее всего, любовница. Приподняла маркизу на руках, пытаясь понять, жива ли та; облегчённый вздох: жива... И тут же – собранность, готовность к бою, наряжённое вслушивание. Прыжок, но я успела соскочить с подоконника и прокатиться по ковру, заметив стройный силуэт с копной волнистых волос длиной до середины шеи. Вампирша с рыком бросилась на меня, но я встретила её ударом ноги. Она врезалась в стену и упала, но быстро поднялась. А я уже ждала её с психической атакой «парализующее кольцо».
– Ничего личного, – сказала я. – Просто мне нужен номер четыре. Ты мне подходишь.
Мои клыки вцепились в изящную гладкую шею, а рука безжалостно сжала мягкие волны волос, откидывая голову. Отличается ли кровь вампира от крови человека? Несомненно. Кровь человека живит и бодрит, а когда пьёшь вампирскую, на какое-то время кажется, будто умираешь. Но это обманчивое впечатление: уже в следующую минуту я почувствовала в себе новые силы, от которых хотелось запрыгнуть на вершину горы.
– Твоя сила принадлежит мне, – проговорила я, опуская обмякшую вампиршу на пол.
Она была хороша. Светло-русые волосы с бронзовым оттенком, большие светло-серые глаза, брови вразлёт, аккуратный, чуть вздёрнутый носик... Сочные губы, из-под которых виднелись клыки. Даже жаль немного.
– Всё, Ханна, – объявила я. – Кончено. Можешь выходить.
Дверь гардеробной открылась. Увидев тело на полу, Ханна вздрогнула и подалась назад, но я обняла её и погладила по волосам.
– Всё в порядке, моя хорошая. Уходим. Больше нам тут делать нечего.
Я беспрепятственно вынесла Джессику из дома, уложила в машину на заднее сиденье. Ханна ёжилась и дрожала, но её подруге моя куртка сейчас была нужнее. Укрыв её, я села за руль. На полу валялось что-то пушистое – оказывается, манто маркизы. Я протянула его Ханне:
– На, накинь.
– Нет, лучше Джес им укрыть, а мне – куртку, – рассудила девушка.
– Ну, можно и так, – согласилась я.
До больницы мы доехали в молчании. Внеся закутанную в манто Джессику в холл, я громко позвала:
– Врача, срочно! У неё кровопотеря, нужно переливание.
Опустив девушку на оперативно предоставленную каталку, я отдала манто Ханне, взяла свою куртку и пошла к выходу. Всё, что я могла сделать, я сделала.
Ханна догнала меня на крыльце. Не зная, что сказать, она просто стояла и смотрела на меня, а я – на неё. Погладив её по щеке, я проговорила:
– Мне пора, Ханна. Меня ждут номера с пятого по тринадцатый.
– Я тебя больше не увижу? – пролепетала она.
– Незачем, – качнула я головой. – Знакомство с такими, как я, до добра не доводит. – И добавила: – Надеюсь, увиденного тобой было достаточно, чтобы раз и навсегда избавить тебя от вампиромании.
Устало улыбнувшись напоследок, я медленно спустилась с крыльца.


Глава 23. Выстрелы под дождём

Встреча на кладбище и история Кельца. Воин. Аида и Эрика: знакомство в Берне. «Пожалуйста, не убивайте нас». Поцелуй под зонтом и сорванная охота.

Прости меня, Алёнка. Моя спящая красавица... Не знаю только, проснёшься ли ты от моего поцелуя. Я всё бы отдала, чтобы согреть твои похолодевшие пальцы, но всё, что у меня есть – это моя душа. И её я без колебаний заложила бы кому угодно, даже самому сумраку, чтобы вернуть тебя.

Я с тобой, родная. Я здесь. Ты слышишь меня? Ничего не бойся там, ведь всеми мыслями и душой я с тобой. На чём я остановилась? Слушай мой голос и держись...
Война в Греции дала мне хорошую закалку и подготовила к тому, чему я посвятила без малого пятьдесят лет своей жизни. Я не успела проработать на фармакологической фабрике и года, когда умерла тётя Элени. Тяготы войны подорвали её силы, и тёплым сентябрьским днём я прошла на кладбище за её гробом. Проводить её в последний путь пришло совсем немного народу – только кое-кто из соседей. Все лица были мне более или менее знакомы, за исключением одного странно одетого человека.
Он стоял за высоким памятником поодаль и наблюдал, хотя явно был не из нашего окружения. Длиннополый тёмный кожаный плащ был как будто не из нашего десятилетия – с кучей пряжек и заклёпок, лицо наполовину скрывали широкие поля шляпы. Весь его костюм казался каким-то мятым, серым и пропылённым, контраст составляла белевшая из выреза жилета рубашка с безупречным воротничком и старомодным галстуком. Бегло приметив незнакомца, я снова устремила взгляд на тётушкино восково-жёлтое лицо в гробу, а через минуту этого человека уже не было...
Потом были скромные поминки, а на следующий день я пошла на работу. Вечером, купив цветов, я отправилась на могилу тёти Элени, и кого бы ты думала, я там встретила? Точно, незнакомца в странном плаще. Я была не из робкого десятка и решительно подошла к нему.
– Кто вы? Вы знали тётю Элени? – спросила я его.
Незнакомец приподнял голову, так что из-под полей шляпы стало видно лицо. Его глаза скрывались за тёмными очками, и я сперва подумала, что он слепой. Но он сдвинул их вниз, к кончику носа, и показал глаза – вполне зрячие, но до странности светлые. Болезненно поморщившись, он вернул очки на место.
– Мои глаза чувствительны к дневному свету, – сказал он. – У вас, кажется, такого не наблюдается, и это даёт вам преимущество. Нет, вашу тётю я не знал, но вот с вами меня кое-что объединяет. Зовут меня Александр Кельц.
Да, это был тот самый Кельц, охотник на вампиров, только тогда я ещё не знала этого. Я разглядывала его причудливый плащ и поражалась контрасту – такой серый невзрачный костюм и такая безукоризненная, я бы даже сказала, щеголеватая рубашка.
– И что же нас с вами объединяет? – спросила я.
Вместо ответа он спросил:
– Вы когда-нибудь замечали за собой желание пить кровь?
Я вздрогнула – вернее, вздрогнуло чудовище во мне, словно выхваченное из темноты светом фонаря. Откуда он знал мой секрет? Ведь я никому не рассказывала.
– О нет, вы не чудовище, – усмехнулся Кельц. – Но в вас течёт кровь чудовищ, которая и даёт вам эти удивительные способности: быстрое заживление ран, нечеловеческую силу и прыгучесть, выносливость, железное здоровье. Вам пока не так много лет, чтобы вы заметили ещё одну способность – крайне медленное, не видимое глазу старение. Как думаете, сколько мне лет?
На вид ему было лет тридцать – максимум тридцать пять.
– А между тем, я родился в тысяча восемьсот восемьдесят шестом году, – сказал он. – То есть, мне уже за шестьдесят. А на вид не дашь, не так ли? Вот это оно самое и есть – медленное старение. Гораздо медленнее, чем у простых людей.
– То есть, в восемьдесят вы будете выглядеть на сорок? – Если честно, то всё им сказанное звучало как бред, но чудовище во мне откликалось со страшной силой и пришло в безумное волнение. Оно беспокоилось, потому что его выводили на чистую воду.
– Нет, скорее всего, буду выглядеть не старше, чем сейчас, – сказал Кельц. – И в сотню лет, если доживу, на моём лице не прибавится ни одной морщины, а в волосах – ни одной седой нити.
Кстати сказать, тогда Кельц был ещё с волосами. Мы медленно шли по кладбищенской аллее, и шляпу он нёс в руке. Он был шатеном с чуть приметной рыжинкой. Признаться, таким он мне нравился больше. Зачем он потом стал брить голову? Не знаю. Так захотел, видно.
– Что значит – если доживёте? – насторожилась я. – Разве железное здоровье и быстрое заживление ран...
– Нет, дело не в этом, просто профессия у меня опасная, – усмехнулся Кельц. – Всякое может случиться.
– А чем вы занимаетесь? – логично последовал мой очередной вопрос.
– Охочусь на чудовищ, чья кровь течёт в наших с вами жилах, – ответил Кельц. – Наши отцы – вампиры. Иногда они соблазняют смертных женщин, и от этих связей рождаются полукровки – дампиры.
Настоящего своего отца я никогда не видела, если ты помнишь. Мама только однажды обратилась к нему за помощью, когда были нужны деньги на мою учёбу. Деньги он прислал – очень много, хватило не только на учёбу, но и на жизнь. Взамен он попросил мой портрет: видимо, хотел убедиться, похожа ли я на него. Вероятно, я оказалась достаточно похожа, раз он так расщедрился. Всё, что я о нём знала – то, что он богат; наверное, он был женат и не хотел афишировать факт своей внебрачной связи, потому и не общался никогда ни со мной, ни с мамой. И вот теперь я узнала, что он – вампир.
До сих пор я считала всё это сказками. Я была материалисткой. Вампиры – миф, полагала я, такой же, как про Геракла, богов и прочих чудесных существ. Вот только в эту картину слегка не укладывался тот случай, когда у меня на поле боя выросли клыки, и как я сосала кровь итальянца, чтобы выжить. Но подспудно я была готова поверить, потому что все мои странности уже давно требовали объяснения. Если на свете были и другие люди, подобные мне – значит, это не выдумка.
– Но почему вы охотитесь на вампиров, если в ваших жилах течёт их кровь? – спросила я Кельца.
В его лице ничто не дрогнуло, хотя история, которую он поведал, была весьма печальна и драматична. Его любимую соблазнил и увёл вампир, обратив её в кровососа. С тех пор Кельц мстил вампирам, убивая их, только на свою бывшую возлюбленную у него не поднималась рука. Она жила в своей новой сущности, скиталась и пила кровь, а он шёл по её следам... и не мог уничтожить. Причём она стала не красивым, чистоплотным и цивилизованным вампиром, навроде лорда Эльенна, а самым настоящим упырём – нежитью-зомби. Это была самая жуткая, отвратительная и невменяемая форма кровососа. В ней не осталось ни памяти, ни прежней личности того человека, которого Кельц любил. Из всех желаний в ней осталось только одно – жажда крови. Это была уже не его любимая, а страшная тварь, влачившая сумеречное существование от охоты до охоты. А случилось так, потому что во время обращения души уже не было в её теле, и его полностью занял сумрак. Вампиры сами не любят этих зомби-вурдалаков и по возможности стараются таких не порождать, поэтому обращение проводится, когда душа ещё находится в теле.
В общем, Кельцу было невыносимо видеть, что стало с его любимой, и он всё-таки убил её. Точнее, не её, а её мёртвую оболочку, воскрешённую сумраком и шатающуюся по ночам в поисках жертвы. Это ещё более ожесточило его против вампиров, тем более, что обратил его девушку в вурдалака его же собственный папаша. Вот такое горькое стечение обстоятельств...
Кельц долго охотился за своим родителем, задаваясь гамлетовским вопросом: быть или не быть? Мстить или не мстить? В итоге он вступил в схватку с вампиром, от которого он произошёл, и одержал победу. Но, уничтожив своего родителя, от себя, от своей полувампирской сути он уйти не смог. Впрочем, как ему казалось, он нашёл выход – применять свою силу в борьбе с этими созданиями.
– Как вы нашли меня? – хотела я знать.
– В моей команде есть человек, который тоже был на войне и знал вас, – ответил Кельц. – Он рассказал о ваших способностях, и я безошибочно угадал в вас такое же происхождение, как и у меня. Полукровки, обладая силой вампиров, лишены их слабостей, а потому они – лучшие охотники. Думаю, вы понимаете, к чему я клоню.
– Вы хотите позвать меня в свою команду?
– Именно. Ведь вы по своей натуре – воин, Аида, вам претит бездействие и размеренная жизнь. Вы жаждете борьбы. Раньше вашим врагом был фашизм, но теперь он свергнут, и вы как бы не у дел. Так вот вам новый враг – вампиры.
Видимо, он был прав, Алёнка. Пять минут поговорив со мной, он разгадал мою суть. Я воин, и моя цель и смысл – борьба, без неё моё существование становится пустым. Даже самая важная, нужная и хорошая, но мирная работа меня мало удовлетворяет. Я, конечно, могу приспособиться и кое-как смириться, но по-настоящему я живу и дышу полной грудью, лишь когда сражаюсь. Может быть, это недостаток, потому что с ним не слишком уживёшься в обычной, привычной тебе жизни. Впрочем, я готова укротить свою натуру и навсегда посвятить себя именно такой жизни, лишь бы ты была жива и здорова, моя девочка. Ради тебя я вывернусь наизнанку, уничтожу этот мир и построю его заново, свяжу узлом рай и ад, заставлю солнце светить ночью, а луну – днём, лишь бы ты жила, дышала и смеялась. Потому что я люблю тебя, Алёнка.
Извини... Я больше не буду. Долой эту солёную влагу.
Итак, Кельц сделал мне предложение, от которого было трудно отказаться. Он дал мне время подумать – три дня, и я отправилась домой с бунтующим чудовищем внутри. Дома меня тошнило и рвало, и остаток вечера я пролежала пластом, не в силах даже выпить глоток чая. Это теперь я знаю, что разум так сопротивляется непривычной для него реальности – помнишь, как тебе стало плохо, когда ты узнала, кто я? Со мной происходило то же самое, вот только помочь мне справиться с этим было некому.
Когда через три дня мы встретились на том же месте, я и слова не успела сказать. Едва завидев меня, Кельц улыбнулся:
– По глазам вижу – согласны. Вот только нынешнюю работу вам придётся оставить: это дело требует полной самоотдачи. Не беспокойтесь, деньги у меня есть. Никто из моей команды ещё не умер с голоду.
Я уволилась и собрала вещи. Кельц, как сейчас помню, заехал за мной дождливым поздним вечером; я вышла из дома всего с одним чемоданом – вышла, чтобы больше туда никогда не возвращаться.
База охотников располагалась в Румынии, в катакомбах и пещерах, образованных на месте бывших каменоломен. Стены и потолки были укреплены для защиты от обрушения, вода бралась из подземного источника, а энергию давала самодельная гидроэлектростанция, построенная на водопаде. Группа насчитывала около тридцати членов: собственно охотники, инженеры-оружейники, снабженцы и врачи. Помнится, ты спрашивала, откуда берутся на всё это деньги? Так Кельц изначально сам был далеко не беден. Ему принадлежали два золотых прииска и один алмазный; пока они не истощились, доходы от них шли на финансирование группы, а потом Кельц вынужден был искать другие источники средств, в том числе и спонсорские. Благодаря своей нечеловеческой силе и неиссякаемой энергии он мог работать как двужильный – то организовывать прибыльное дело, требовавшее потом минимум его участия, то самозабвенно месяцами выслеживать кровососов.
Противовампирское оружие частично было и усовершенствованным обычным, и оригинальным – изобретённым и изготовленным инженерами команды. В одной из пещер был небольшой оружейный цех. Именно в группе Кельца был разработан особый серебряный состав для покрытия клинков, придуманы летающие ампулы с коллоидным серебром и прочие фишки. Как действует «серебряная вода»? Кельц наглядно продемонстрировал мне её эффект: в пробирку с вампирской кровью он капнул немного этой «водички», и – бабах! Кровь вскипела и разнесла пробирку вдребезги...
Пройдя через партизанскую войну, я полагала, что уж убивать-то я умею, но всё оказалось не так просто. Я умела убивать людей, а вот вампиров?.. Как выяснилось, это не одно и то же, хотя, без сомнения, военный опыт мне очень пригодился. Учиться мне приходилось постоянно – осваивать новые для меня виды оружия, единоборства, а также знакомиться с вампирским миром. У Кельца имелась карта, на которой были отмечены их места обитания, территории кланов, резиденции лордов. В добыче информации Кельцу помогала широкая агентурная сеть во многих городах.
Двадцать лет я провела в его команде и научилась всему, что я сейчас умею как охотник. На моей памяти – гибель восьми охотников, но в команду взамен приходили новые, и теперь уже я обучала их тому, что узнала сама. Все эти годы у меня не было никаких сомнений в том, что всех вампиров нужно уничтожать, пока я не встретила девушку, которая заронила в моё сердце зерно этих самых сомнений.
Группа тогда остановилась в Берне: Кельцу нужно было посвятить какое-то время работе, добывающей нам денежные средства, ну а мы пока разведывали обстановку на предмет кровососов. У меня развилось какое-то чутьё на вампиров: их присутствие, даже удалённое, ощущалось холодком по коже. И здесь вампиры были. Гуляя по вечернему городу (а на самом деле осуществляя наблюдение), я заметила девушку на дорогой машине. Светло-сиреневый брючный костюм, перчатки, изящная шляпка с вуалью... Стоя у авто, она беседовала с другой девушкой, видимо, приятельницей, но что-то было в её взгляде хищное, опасное. Вампирскую суть ни с чем не спутаешь, но вот странность: мне упорно казалось, будто я уже когда-то видела и знаю её, хотя припомнить не могла. Непонятное, загадочное чувство дежавю... Оно тебе знакомо, Алёнка.
Был конец шестидесятых, тогда вампиры ещё редко так открыто общались с людьми. Это сейчас некоторые из них почти не скрываются и даже приобретают фанатов среди людей, а в то время твари вели себя более осторожно и скрытно. Поведение этой вампирши было нетипичным: разъезжала по городу на машине, заводила подруг... Но более всего меня, конечно, зацепило это ощущение, будто я её знаю. Ну, где я могла её видеть? Невозможно. Память у меня тоже с детства отличная, как сила, здоровье и способности.
Вампирша попрощалась с приятельницей, села в машину и уехала, а я поймала такси и последовала за ней. Думала, прослежу, да не тут-то было. Ехала она не быстро, но исчезла за поворотом, как будто растаяла. Таксист развёл руками:
– Нету... Куда дальше?
А дальше, по-видимому, всё. Приехали. Как её теперь искать? Я не знала ни её привычек, ни любимых мест. Но сдаваться я была не намерена, а потому разыскала почтальона, одного из добровольных помощников охотников и нашего агента. Он давно уже умер, потому можно назвать его имя – Лукас Хюбер. По своей работе он везде бывал, всё подмечал, и в наблюдательности ему нельзя было отказать. Позвонив в дверь и услышав настороженное «Кто там?», я назвала пароль – что-то вроде «у вас продаётся славянский шкаф?»
Хюбер был долговязым и длинноносым, похожим на аиста, лет пятидесяти. Видимо, он уже собирался ложиться спать, когда я пришла: на нём была майка и пижамные брюки.
– Эта-то? – переспросил он, когда я описала ему внешность моей незнакомки. – Знаю. Живёт со своим папашей в шикарном особняке. Относил я туда один раз бандероль... Уфф, думал, сожрут меня. Нет, ничего. Не тронули.
– А имя? Адрес? – спросила я. У меня даже сердце забилось от радости: такая удача!
– Эльенны они, – ответил почтальон. – Она – Эрика, папашу Эльезером зовут. Адрес... Сейчас, у меня всё-ё-ё записано!
Он принёс потрёпанную записную книжечку в коричневом переплёте, полистал, слюнявя палец, нашёл. Я записала себе. Хюбер, прищурившись, спросил:
– Что, они у вас на мушке?
– Ну... вроде того, – сказала я.
– Давно пора, – ожесточённо кивнул почтальон. – А то ишь – живут рядом с людьми, вроде как добропорядочные граждане... А сами – кровососы проклятые!
– Спасибо, господин Хюбер, – поблагодарила я. – Вы дали чрезвычайно ценную информацию.
Особняк находился в пригороде – тот самый, куда мы с тобой приехали. Пока я не рискнула приближаться к нему, но теперь мне было известно, что моя незнакомка была дочерью лорда Эльенна. Он был известен тем, что не убивал ради пропитания и не нападал на людей, а держал доноров в хранилищах. Тогда мне это казалось сомнительной гуманностью.
Чувство дежавю не отпускало. Знаю её – и всё тут, а откуда – непонятно. Это заставило меня, взяв машину напрокат, затаиться в кустах у дороги, ведущей из пригорода. Ожидание оказалось не напрасным: вечером появилась знакомая машина, направляясь в сторону центра. На сей раз я не стала спешить: дала ей проехать, подождала немного и двинулась по следу, доверяясь своему чутью.
Эрика посетила театр. Билета у меня не было, пришлось околачиваться в фойе, ожидая. Во время антракта Эрика вышла из зала в сопровождении симпатичной светловолосой девушки – на сей раз уже другой. Они направились в буфет, где Эрика купила своей спутнице пирожное, а сама взяла только бокал вина, к которому время от времени прикладывалась, лишь смачивая губы. Вид у неё сегодня был романтичный: атласно блестящий чёрный плащ до пола, высокие сапоги, жемчужно-серый жилет и блузка с пышным жабо. Смахивало на маскарадный костюм, но Эрике шло всё, что бы она ни надела.
После окончания спектакля я ждала их появления, но вампирша с девушкой так и не показались. Во мне рокотала досада: как же я их упустила? Или Эрика отвела глаза? Обшарив весь театр, я их не нашла. Плюнув, пошла к машине, но при приближении к ней ощутила знакомый холодок...
Достав небольшой пистолет с противовампирскими пулями, я открыла заднюю дверцу и села. Но Эрика только улыбнулась наставленному ей в лоб дулу.
– Значит, ты позволяла за собой следить? – усмехнулась я.
Она, бесстрашно глядя на меня непроницаемо-тёмными глазами, сказала:
– Я знаю, ты охотница. Ваша группа в городе, и нам это тоже известно... Пожалуйста, не убивайте нас. Мы не причиняем людям зла.
Я приподняла бровь.
– Не причиняете? А как же кровь, которую вы пьёте?
– Мы не виноваты, что она требуется нам, чтобы жить, – сказала Эрика просто. – Я в своей жизни не убила ни одного человека. И папа тоже не убивает.
Я сообразила, что впервые беседую с вампиром. До сих пор у меня с ними был короткий разговор: вижу тварь – стреляю, тут, сама понимаешь, не до болтовни. Или я её прикончу, или она убьёт меня, третьего не дано. А глядя на Эрику, я даже не могла нажать на спусковой крючок, только держала на мушке, поражаясь своей слабости. Стрелять в неё было по ощущениям всё равно что стрелять в ребёнка – беззащитного и невинного. Её такое наивное «пожалуйста, не убивайте нас» и поразило меня, и, как ни странно, позабавило. Ещё ни одна кровососущая тварь не просила у меня пощады – все они сражались за свою жизнь, показывая зубы, а Эрика смотрела на меня влажными глазами, не двигая и пальцем, чтобы себя защитить. Я не понимала её игры: зачем ей садиться ко мне в машину, не будучи уверенной, что она сможет меня одолеть? Верить в то, что она надеялась на моё милосердие, было крайне глупо... Или она именно на это и рассчитывала? Нет, невозможно... Уму непостижимо. Ведь я охотник, я не щажу кровососов, и ей это должно было быть прекрасно известно!
– Пожалуйста, – повторила она тихо и умоляюще. – Не трогайте нас. Если вы будете истреблять таких, как мы с папой, наше место займут настоящие монстры, для которых издревле приемлем лишь один способ питаться – убивая.
– То есть, ты хочешь сказать, что вы – гуманные? – Я пока не спешила убирать пистолет.
– Называй это как хочешь, – сказала Эрика. – Люди в наших хранилищах в жизни были несчастны, а теперь чувствуют себя счастливыми. Они погружены в состояние вечного блаженства, нескончаемой нирваны.
– Откуда вы знаете, кто счастлив, а кто нет? – Странно, но всё больше мне хотелось убрать оружие. Слишком тяжёлым оно стало. Мне чудилось, будто когда-то я слышала этот голос, и он говорил мне тогда много нежных слов.
– Лишь взглянув на человека, мы узнаём о нём всё, – ответила Эрика. – Если он безысходно несчастен, это чувствуется. И сиюминутное плохое настроение от настоящего непоправимого горя тоже отличается.
– Нет безвыходных ситуаций, – сказала я. – Всегда можно что-то сделать, как-то помочь.
Эрика покачала головой, глядя на меня с какой-то удивительной нежной грустью.
– Не всегда, – проговорила она. – В жизни эти люди задумывались о самоубийстве. У некоторых даже были попытки. Они зашли в тупик.
– То, что даёте им вы – лишь иллюзия. – Моя рука ослабела так, что я опустила пистолет. И не поверишь – испытала от этого несказанное облегчение, как будто удержалась от чего-то страшного.
– Вся жизнь – иллюзия, – вздохнула Эрика. – Мы пребываем во власти иллюзий от рождения и до смерти.
– Скажи мне тогда, что не есть иллюзия, по-твоему? – спросила я.
Она улыбнулась.
– Ты. Ты – не иллюзия. Ты снилась мне, я уже видела всё это... Эту встречу, как она будет. Ты не убьёшь меня.
– Почему это? – усмехнулась я. – Это моя профессия – убивать вампиров.
– Потому что я тебя люблю.
Сказать, что я обалдела – значит, ничего не сказать. Ей удалось так меня поразить, что она могла бы, пользуясь моим замешательством, уже раз десять выпить меня досуха. Я не знала, то ли мне смеяться, то ли...
– Я ждала этой встречи много лет, – сказала Эрика. – Я видела сны... о тебе. Мне кажется, я тебя знаю... и очень люблю. Но нас что-то разлучило, и моя жизнь в разлуке была просто тёмной дорогой... к свету.
Глаза у неё при этом были одухотворённые, сияющие и немножко сумасшедшие. Шумно выдохнув, я почесала переносицу пистолетом и сказала наконец:
– Слушай... Звучит, конечно, дико романтично... но я в это не верю.
Это её не смутило.
– А разве у тебя нет чувства, будто ты меня тоже знаешь?
Конечно, она попала в точку. Именно это чувство, собственно, и не позволило мне убить её сразу. Ну, а ты как думала? Убью, а потом мучиться, что ли, буду, так и не узнав, в чём там дело? Так что, можно сказать, спасло её моё любопытство. Глядя в её загадочные, как зимнее небо, глаза, я и сама начинала верить в то, что она говорила. Но уж такова моя профессия охотника, чтобы подвергать сомнению любое слово вампира. Они врут, чтобы заморочить голову жертве...
– Нет никаких жертв уже Бог весть как давно, – вторглась в мои мысли Эрика. – Не веришь мне, так поверь хотя бы себе!
Уходя, она напоследок меня поцеловала. Ей всё равно, какого я пола, сказала она. У души вообще пола нет.
– Приходи сюда в это же время через три дня, – сказала она.
Она как будто знала, что я не смогу не прийти, и... была права. Вкус её поцелуя проник мне в кровь, как дурманящий яд, пахнущий осенним лесом и последними цветами. Лесом, в котором умерла Луиза-Эмилия...
Через три дня в то же время я приехала к театру на такси. Шёл дождь, и знакомая машина вся блестела в свете фонаря капельками воды. Эрика, в светлом двубортном плащике с крупными пуговицами, вышла мне навстречу с букетиком фиалок в руке. Я тут же прикрыла её своим зонтом.
– Это мне, что ли? – удивилась я, когда она, сияя глазами, протянула мне фиалки. – У нас что, свидание?
– А что это, как ты думаешь? – улыбнулась она.
– Не знаю, – усмехнулась я. – Разве у охотника и вампира может быть свидание?
– Может, как видишь. – Она прижалась ко мне под зонтом. – Ты же пришла. Ммм... и всё-таки взяла оружие. Зачем?
Мне стало неловко. Пистолет я взяла машинально, по многолетней охотничьей привычке.
– Это я уже автоматически делаю, – объяснила я. – Бессознательно. Привычка.
– Да, привычка – вторая натура, – усмехнулась Эрика, вытаскивая у меня пистолет из кобуры за пазухой.
Мыслимое ли дело, чтобы я позволила вампиру обезоружить меня? Конечно, нет. Но вот ей мне хотелось позволять всё, даже самое невероятное – например, обнять меня за шею. Дождь барабанил по зонту, а Эрика ртом щекотала мои губы. Это был ещё не поцелуй, а как бы примерка, подстройка под мои изгибы для последующего щекотно-сладкого плена. Для неё это было так просто и естественно – она верила, что встретила ту, кого видела в своих снах, ничуть не опасалась меня и доверяла мне. И правильно: опасаться этой романтичной дурочке нужно было не меня, а Змея, который из-за угла целился в неё из винтовки. Времени у меня осталось только на то, чтобы заслонить её собой, и я это сделала.
Резко схватив её, я поменялась с ней местами, и серебряная пуля прошила моё плечо навылет, не задев Эрику. Винтовка была с глушителем, и выстрел раздался, как негромкий хлопок. Увидев кровь, Эрика в ужасе распахнула глаза, а я крикнула:
– В машину, быстро! Уезжай!
Но она цеплялась за меня.
– Тебе больно? Больно?
Змей, потрясённый, чуть опустил оружие, но я знала: ещё миг – и он снова выстрелит.
– Пустяки, заживёт. Живо, в машину, кому говорю!
– Едем со мной! – хваталась она за меня.
Змей уже вскинул винтовку для нового выстрела. Его рука не дрогнет, промаха не будет, знала я. Всё, что мне оставалось, это забрать мой пистолет у Эрики и прострелить Змею руку. Он полукровка, рана не причинит ему большого вреда и уже завтра заживёт, а Эрике это даст необходимые несколько секунд, чтобы скрыться.
Пистолет был без глушителя, и выстрел прогремел на всю занавешенную пеленой дождя улицу. Змей пошатнулся и выронил винтовку, на его руке тоже проступила кровь. Я затолкала сопротивляющуюся Эрику в машину, рявкнув:
– Я сама с ним разберусь! Езжай!
У неё, похоже, совсем отсутствовал страх. Она была готова под пулями тащить меня с собой.
– Это мой друг, я с ним разберусь, – заверила я.
Она посмотрела на меня так, что мне, честное слово, захотелось её обнять. Но было не время для нежностей. Мотор завёлся, и машина Эрики скрылась в дожде, а я подошла к Змею.
– Какого чёрта ты здесь делаешь?
Он смотрел на меня со смесью изумления, горького недоумения и боли. Я похлопала его по плечу.
– Не сердись, приятель. Просто я... не хотела, чтобы ты убивал её.
Оказалось, пока я следила за Эрикой, Змей следил за тем, как я слежу за ней – вот такая комбинация. Он решил, что вампирша оплела меня своими чарами и хочет убить, и принялся меня спасать. А я, неблагодарная дрянь, так с ним обошлась.
Змей пришёл в группу за пять лет до этого. Его, как и меня, нашёл Кельц и увлёк своими идеями, и парень стал отличным охотником. Его уже почти ничему не нужно было учить: Змей владел единоборствами и превосходно стрелял. Ходили слухи, что его отец – сам лорд Немет, но парень ни подтверждал, ни опровергал их.
– Она что, запудрила тебе мозги? – вскричал он. – Очнись! Это же вампир! Мы призваны их уничтожать, а ты что сделала?
Что сделала я? Спасла вампиршу, получила пулю и выстрелила в друга. И правда, как будто на меня что-то нашло. С этого момента во мне что-то изменилось, словно невидимый часовщик нажал во мне маленькую пружинку. Мы со Змеем сидели под навесом летнего кафе, по руке моего друга струилась кровь, пропитывая мокрый рукав и капая на мостовую, а мой табак промок. Нам предстояло объяснять случившееся Кельцу. В общем, всё скверно.
Зайдя в магазин, я купила нового табаку – уж очень хотелось закурить, а в аптеке – бинт для себя и Змея.
– Что ты там с ней делала под зонтом? – спросил он. – Целовалась, что ли?
Я вздохнула.
– Ну... Похоже, да.
– Ты что, из этих?
Слово «этих» он произнёс презрительно, будто сплюнул. Меня это задело.
– А если бы и так, то что? – ответила я с вызовом. – Есть со мной за одним столом перестанешь?
– Да меня не это беспокоит, – сказал он. – А то, что ты не дала убить эту тварь!
– Есть твари и пострашнее, чем она, – проговорила я.

Глава 24. Жизнь на кону

Вампирское казино: игра на жизнь. Партия в «тейнту»: ментальный поединок. Приёмы лордов: чтение сумрака. Номер пять.

Поиски пятого номера привели меня в вампирское казино Дженго Аньези – италоязычного евроафриканца. Вообще, я и казино – это отдельная история, скажу пока так: нет в Европе такого казино, где бы я не побывала.
Ну, а заведение Дженго, естественно, посещают в основном вампиры; случается, и люди заглядывают, но вот только когда они начинают слишком выигрывать, лишаются достаточной части своей крови, чтобы больше никогда не играть – не только в этом казино, но и в прочих: мёртвые (перефразирую одно известное выражение) не играют.
А вампиры играют, да ещё как. И на деньги, и на кровь – приводя с собой пару-тройку жертв в качестве ставок. Жертвы не знают, что их жизнь поставлена на кон: в это время они тоже заняты своей игрой, не подозревая, для чего их сюда пригласили. Для условных обозначений ставок с целью конспирации используются стандартные типажи людей: светловолосый мужчина старше сорока лет – «белый король», светловолосая женщина такого же возраста – «белая королева»; такая же пара, но брюнеты – «чёрный король» и «чёрная королева». Люди от тридцати до сорока лет называются «графом» и «графиней», младше тридцати лет – «виконтом» и «виконтессой». Шатены и рыжие условно относятся к белой «масти».
Кроме традиционных и общеизвестных азартных игр играют вампиры и в свои, особые. К таким играм относится «мёртвый маркиз» и «тейнта». Значение названия второй игры неясно, происходит оно из древнего, сейчас уже почти утраченного вампирского языка.
Для «мёртвого маркиза» используются особые старинные вампирские карты, напоминающие Таро, в колоде которых есть семь «мёртвых маркизов». Побеждает тот игрок, в чьей комбинации карт встречается большее количество «маркизов».
«Тейнта» – это не столько карточная игра, сколько ментальный поединок. В ней используются те же карты, что и для «мёртвого маркиза». Игрок задумывает из своих пяти карт две, изо всех сил блокируя свои мысли, а соперник за фиксированное время пытается угадать, какие карты он задумал. Усложняющим условием является так называемая подстава – когда вместо одной из задуманных карт мысленно подставляется соседняя. Что касается количества игроков, то играть можно и один на один, и один против пары – и так далее, до пяти. Можно и двое против четверых, и трое против шести, но общее количество игроков не превышает двенадцати. Участники делятся на «свитки» (те, кто задумывает карты) и «чтецов» (те, кто угадывает).
Для похода в казино я постаралась придать себе соответствующий случаю утончённый и гламурный вид: классический верх из элегантного чёрного фрака с шёлковым белым кашне и чёрной шляпой-цилиндром я смело сочетала с молодёжно-эпатажным низом – высокими сапогами на платформе, с множеством поперечных нашивных ремешков и пряжек. Из аксессуаров – чёрный зонт-трость, который на самом деле являлся оружием, заряженным десятью ампулами с концентрированным коллоидным серебром – на случай, если придётся драться. Уже чуть отросшие волосы я вновь подстригла: чёлка – длинная, верх – ёжиком, виски и затылок – под ноль.
Дождливый вечер ошивался у дверей пафосного дворца в стиле барокко: его не пустил вышибала. Этот парень был не шкафоподобен, но довольно крепок, представительно одет и имел намётанный глаз на проблемных клиентов. Таким сразу давался от ворот поворот. Просветив меня своим глазом-сканером, вышибала сказал, преграждая мне вход:
– Извините, в другой раз.
Линии его нижней челюсти выражали непоколебимую позицию. Но я не собиралась так просто сдаваться: сегодня я твёрдо намеревалась поиграть.
– Я к Дженго, – значительно понизив голос, сказала я вышибале. – Лично.
Тот связался с хозяином по ментальному каналу. Секунду его взгляд был отсутствующим, потом он злобно уколол меня искорками в холодной глубине зрачков:
– Проходите.
Ого, пробный камень попал в цель. Значит, Дженго что-то от меня надо. После проверки на наличие оружия и серебряных предметов (зонтик за оружие вышибала не счёл, лишь посмотрел наконечник – вроде не серебряный), я вошла в шикарный, обставленный всё в том же стиле барокко зал. Кровавая пульсация алых стен, тяжёлое золото люстр и канделябров, глубокие, тёмные и жуткие лики зеркал, высокомерная изысканность потолков... Про вампиров и зеркала – это всё сказки, кстати.
Жертвы увлечённо резались в игровые автоматы – не на свои деньги, надо сказать. Их игру оплачивали вампиры, заманившие их сюда. Сегодня у кровососов возникла проблема с отнесением одного из людей к какой-либо «масти»: это был темнокожий парень с обесцвеченными волосами. По цвету кожи его следовало определить как «чёрного виконта», а по волосам – как «белого».
– Зачем вообще было выбирать его? – шипел один вампир – сотрудник казино своему коллеге. – Вот и решай теперь, какой он масти...
– Чёрный, без разговоров, – ответил второй. – Это же не натуральный цвет его волос.
Мне бы очень хотелось спасти этих людей, но как? Помешать игре? Опять же – как это сделать? Не могла же я устроить тут бойню. Впрочем, надо было сначала найти тех вампиров, что играли на жизни этих бедолаг.
Через минуту я нашла их – в VIP-зале. К сожалению, игра уже началась, я не имела права вмешаться. Играли в «мёртвого маркиза». Для условного обозначения ставок люди заменялись белыми и чёрными фишками разного достоинства.
– Ставлю «белого короля» и двух «белых графинь».
– «Чёрная королева» и два «чёрных виконта».
– «Белый граф» и два «чёрных короля».
Игроков было пятеро. Все – достаточно матёрые кровососы, подходящие кандидаты для моей цели. Было бы отлично заполучить их всех, но это, конечно, из разряда мечты. Реально можно было рассчитывать на одного – от силы двух, впрочем, и это – неплохой улов, если всё получится.
Я присела на диван, наблюдая за игрой. Цилиндра я не снимала; надетый чуть набекрень, он открывал бритый висок. Острие зонтика упиралось в мягкий ворс ковра. Вампиры как будто не обращали на меня внимания, но это было лишь видимостью. На самом деле моя фигура вызвала у них настороженный интерес и сдержанную враждебность. Они знали меня.
Как наиболее сильных я оценила троих – вампира с бульдожьей челюстью и квадратной фигурой, аристократического вида кровососа с завитыми светлыми локонами и изящного женоподобного брюнета с татуажем век и бровей, а также кокетливой мушкой над губой. Про себя я окрестила их Бульдогом, Блондином и Красоткой.
В целом игра напоминала упрощённый покер. Моя оценка оказалась верной: Бульдог остался с тремя «маркизами», Красотка и Блондин – с одним. Правда, комбинация Красотки была выше по остальным картам, чем у Блондина, но большой роли в данном случае это не играло, всё равно Бульдог получал весь «банк» – кровь всех людей, поставленных на кон. Он мог увести их с собой и либо выпить постепенно сам, либо закатить кровавую вечеринку для своих друзей с групповым распитием. Откинувшись на кожаную спинку кресла, победитель сгрёб себе все фишки и хищно оскалился в улыбке:
– Я сегодня щедрый, господа. Приглашаю всех разделить со мной мой выигрыш.
– Широкий жест, собрат, – обворожительно улыбнулся Красотка. – С удовольствием принимаю приглашение.
Остальные тоже не отказались. Я встала с дивана, опираясь на зонтик, подошла к столу и сказала:
– Господа, не рано ли вы кончаете вечер? Предлагаю партию в тейнту: я против победителя. – Я кивнула Бульдогу. – Ваша ставка – только что выигранная вами кровь, моя... У меня – только жизнь, ею я и готова рискнуть.
Горло вампира издало длинный задумчивый рык. Бульдог потёр подбородок.
– Хммм... Предложение слишком заманчиво, чтобы от него отказываться! – объявил он с не предвещающей мне ничего хорошего ухмылкой. – Господа, вечеринка чуть откладывается. Но в качестве морального удовлетворения за задержку, думаю, неплохо послужит смерть этой молодой особы.
Блондин недобро прищурился и сказал:
– О, мы с удовольствием задержимся, чтобы посмотреть на это, собрат.
Все игроки, кроме Бульдога, покинули стол и встали в стороне. Я села напротив вампира, сняла цилиндр и положила зонтик на колени. С предвкушением во взгляде Бульдог собрал карты, перетасовал и протянул колоду мне:
– Сдавайте, юная леди.
Я приняла колоду из его рук.
– С вашего позволения, я ещё раз перемешаю.
Эффектным «хвостом голубя» я перетасовала карты и в закрытую сдала Бульдогу пять из них. Окинув взглядом карточный веер в своей руке, тот сказал:
– Готов.
На его мыслях стоял блок – мощный, как каменная стена метровой толщины. Его взлом мог отнять много времени и сил, но я знала способ хитрее – считать информацию из событийно-ментального слоя сумрака. Этим приёмом владели, в основном, только лорды, но мой отец меня многому научил.
Бульдог отложил задуманные карты в сторону рубашкой вверх. Для усложнения допускалась одиночная, двойная и тройная подстава, и нужно было развернуть эти мысленные слои, как капустные листы, чтобы добраться до настоящей карты.
Входя в транс, я расслабила всё тело, только позвоночный столб оставила твёрдым стержнем – принимающей антенной. Серым коконом сумрак окружил меня, вопросительно шурша и хаотически показывая картинки. Из всего этого винегрета надо было подцепить нужную: Бульдога за карточным столом.
Вот он. Я проникла в его голову... Карты, карты, карты... Пятёрка Змей, Десятка Виночерпиев, тройка Чаш, Звездочёт и «мёртвый маркиз» – белокурый юноша с закрытыми глазами и кровоточащим горлом. Это пять карт, которые я ему сдала. Какие из них он задумал? Шла двоякая информация: в голове Бульдога была пятёрка Змей и Звездочёт, а вот событийный слой показывал руку вампира, кладущую на стол «маркиза» и тройку Чаш. Причём видела я эту руку так, как бы смотрел на неё сам её обладатель. Значит, подстава. Вот только сделана была она не по правилам: Бульдог подставил обе карты, а не одну. Шулер, однако!
Я открыла глаза.
– «Мёртвый маркиз» и тройка Чаш, – назвала я задуманные карты.
Выражение злорадного предвкушения сбежало с лица вампира. Остальные игроки зашептались изумлённо:
– Какой быстрый ответ... Просто не может быть...
Бульдог зарычал и хватил кулачищем по столу. Карты подскочили и перевернулись: это действительно был «маркиз» с тройкой Чаш. Наклонившись к уху вампира, я шепнула:
– Вы подставили обе карты, уважаемый. Впрочем, замнём это.
С львиным рыком Бульдог смахнул со стола всю колоду.
– Ещё раз! Я хочу отыграться!
– Извольте, – кивнула я. – Но на моих условиях. Я ставлю кровь и свою жизнь, а вы ставите свою силу. И мы меняемся: теперь я – свиток, а вы – чтец.
Бульдог притих в тяжком раздумье. Красотка подал голос из полутьмы зала:
– Собрат... Это будет неразумно. Людишки – пустяк. Но ваша сила... Полукровка владеет приёмами лордов, играть с ней смертельно опасно.
– Хватит! – перебив его, рявкнул Бульдог. – Я играю.
Нам подали новую колоду. Бульдог сам вскрыл её, перетасовал два раза, а мне тасовать не дал. Злобно бросив мне пять карт, он уставился на меня выжидательно.
Я установила двойной блок – обычный плюс «зеркало»: даже взломав обычный блок, вампир увидит информацию как бы зеркально искажённой. Например, если я загадаю десятку Чаш и пятёрку Виночерпиев, то числовые значения перепутаются с мастями, то есть видно будет пятёрку Чаш и десятку Виночерпиев. А если сделать ещё и подставу – тоже с «зеркалом», то шансов угадать карты практически не остаётся.
– Готова, – сказала я и отложила задуманные карты.
Бульдог закрыл глаза. Пришлось некоторое время выносить неприятное ощущение, будто кто-то пытается копаться в моих мозгах. Первый блок, который я намеренно сделала не слишком сильным, вскоре рухнул, но осталось двойное «зеркало», и вот тут Бульдог запутался. Он долго морщил лоб, мычал, рычал, скрёб подбородок, сосредотачиваясь снова и снова... Максимум в пятнадцать минут истёк.
– Время, – напомнила я. – Называйте карты, любезный.
Бульдог затряс головой, будто это могло ему помочь распутать мой двойной узел.
– Или признавайте себя побеждённым, – добавила я.
– Рррр, – зарычал Бульдог. – А, чёрт! Шестёрка Змей и тройка Виночерпиев.
Выдержав драматическую паузу, я открыла карты: тройка Змей и шестёрка Виночерпиев.
– Проклятье, наоборот! – вскричал вампир.
– Вы были на волосок от разгадки, – подытожила я. – Весьма сожалею.
Тишина не повисла – она просто повесилась. Её труп, ледяной и жуткий, поверг всех в долгое тягостное молчание.
– Ну, вы намерены отдать мне мой выигрыш? – спросила я.
Глаза Бульдога потемнели от ярости.
– Как бы не так! – рыкнул он.
Я была готова к чему-то в таком роде. Перевёрнутый стол с грохотом полетел в стену, врезался в неё и разбился, а руки вампира схватили пустоту: подскочив, я с зонтиком в зубах повисла на люстре, качнулась и прыгнула на соседний пустой стол. Бульдог прыгнул за мной, но – вот неприятность! – он был слишком тяжёл и грузен, и столешница проломилась, а я уже к тому времени успела отскочить. Вампир застрял, и, чтобы высвободиться, ему требовалось несколько секунд... которых у него как раз и не было. Мои клыки вонзились в его бычиную шею.
Остальные кинулись ему на помощь, но двоих я сразу отправила в небытие ампулами из зонтика, не отрываясь от Бульдога, а другие не рискнули сунуться. Когда ворвались вышибалы, всё было уже кончено: сила вампира перешла ко мне.
– Если кто-то из вас двинется – любого испепелю, – предупредила я, держа вышибал на прицеле.
– Какого расчертячьего жареного дьявола тут происходит, матушку вашу шампуром во все дырки?!
Так изысканно ругаться умел только хозяин заведения. Именно он и появился на пороге зала, возмущённо тараща круглые глаза на лоснящейся шоколадной физиономии. Был он тощ, как сушёная вобла, и страшен, как Судный день: ртом Дженго обладал огромным, полным поистине акульих зубов, что при ужасающей худобе делало его похожим на рыбу – глубоководного удильщика. Увидев Бульдога, безжизненно распростёртого на полу с угасшими, как перегоревшие лампочки, глазами, он воздел руки к потолку.
– О, высохните мои яйца! Что за бл*дская хренораспердень здесь случилась?
– Привет, Дженго, – сказала я. – Он не хотел платить карточный долг.
– Это правда?! – взвизгнул Дженго, обращаясь к оставшимся в живых игрокам.
Те подтвердили. Лицо Дженго вытянулось, как резиновое, в выражении крайнего порицания.
– Карточный долг – это святое, – сказал он, неодобрительно поцокав языком. – Поделом ему, хоть и уважаемый был клиент. Ребята, уберите...
Повинуясь знаку его тощей, как птичья лапа, руки, вышибалы поволокли Бульдога прочь из зала, другие вампиры-игроки убрались от греха подальше сами. Прикрыв за ними дверь, Дженго с наигранным радушием раскрыл мне объятия:
– Кого я вижу, чёртики-блевотики! Ну пойдём, мать, пойдём, есть одна темка...

+1

7

Глава 25. Благородство и предательство

«Чёрный вдовец». Сострадание. Не чудовище, а человек. Прекрасная доброжелательница. Ширма и прыжок с третьего этажа.

Так и оказалось: Аньези впустил меня неспроста. Но сперва я попросила, чтобы отыгранных мной людей выпроводили из казино. Только убедившись, что все они покинули опасное заведение, я поднялась с Дженго в его кабинет.
– Ну, сознавайся, зачем пожаловала в наши края? – лукаво сощурившись, спросил он.
– Да вот, сыграть что-то захотелось, – уклончиво ответила я.
Дженго хитро погрозил тощим когтистым пальцем.
– Э-э, нет, мать, меня не проведёшь... Слухами земля полнится. Болтают, что ты прикончила сынка самого лорда Немета?
– А ты поменьше верь слухам, – ответила я. – Что у тебя ко мне за разговор?
Дженго с хлопком соединил ладони, потёр их друг о друга.
– Да вот, понимаешь ли... Деликатного свойства дельце. Что ты скажешь на то, чтобы выполнить разовую работу охотника?
Я прикинулась удивлённой.
– Ты хочешь меня нанять, чтобы убить своего собрата?
Дженго сморщился, как сушёный кальмар.
– Да нет... Не убить, а только пригрозить убийством. Ну, и хорошенько отмутузить, как ты это умеешь.
– Что, твои громилы оказались бессильны? – усмехнулась я.
Дженго развёл руками.
– Этот придурок их как младенцев сделал.
– М-м... Серьёзный тип, – нахмурилась я. – А кто это и чем тебе насолил?
– Старый, выживший из ума грёбаный кровосос... Старше самого дьявола. Массимо Инганнаморте. Повадился убивать моих девочек, понимаешь.
Дженго содержал не только казино, но и публичный дом. Все его проститутки были человеческими женщинами: для женщин-вампиров он считал это слишком низким занятием. От клыков Массимо погибло уже пять девушек. Дженго сообщил мне место его обитания – заброшенный и полуразвалившийся особняк на окраине города.
– Этот проклятый старый «чёрный вдовец» быстр, как мысль, – предупредил он меня. – Даже для вампира это нечто фантастическое. После того как в тысяча восемьсот хрен знает каких годах от рук охотников отправилась в небытие его жена, старик тронулся умом. Жаль его, конечно, но при чём тут мои девочки? Если ты вырвешь его треклятые клыки и принесёшь мне – заплачу тебе по-королевски. Тебе, наверно, сейчас денежки-то не помешают...
Я решила наведаться к старому вампиру: если дело выгорит, он станет моим номером шесть. Такой древний кровосос стоил трёх молодых.
То, что когда-то носило гордое название особняка Инганнаморте, сейчас представляло собой жалкое и жуткое зрелище. Труп дома или, точнее, мумия – так, наверное, можно было назвать эти развалины. Когда-то их хозяин процветал, блистал в вампирском обществе, но сейчас он влачил существование кладбищенского вурдалака, а дом пришёл в запустение и начал разрушаться. Рассветные лучи солнца озаряли обнажённую кирпичную кладку на разломах, а оплетающая ветхие стены ползучая роза сверкала алмазами росы. Романтичное и грустное зрелище – как и история хозяина этого дома.
Я нарочно отправилась к Массимо на рассвете: я-то солнца не боялась, а он его не выносил, потому и спрятался где-то в погребе. Но вот загвоздка: бродя по комнатам и прикасаясь к растрескавшимся стенам, я ощущала всей душой боль и горе их хозяина. Думаете, вампиры не способны на чувства? Ну, значит, вы ничего о них не знаете...
Каждый сантиметр здесь был пропитал болью. Действительно, можно сойти с ума, если вариться в этом каждый Божий день (или, точнее, ночь) на протяжении почти двух веков. Потеря любимого существа подкосила Массимо, он утратил смысл и просто жил по инерции, не интересуясь ни настоящим, ни будущим: мыслями он остался в прошлом, когда его любимая была жива...
Всё-таки иногда тяжело быть эмпатом... Испытав всю боль этого существа, я сожалела о своём охотничьем прошлом. Я убивала их... А у них оставались те, кто по ним тосковал. Но, охотясь, я задвигала своё сострадание так далеко, как это было возможно: для меня они были паразитами, просто кровососами. Врагами. Монстрами. Так сильно было влияние Кельца, его непримиримой страсти и безжалостности, что я не задумывалась: а может, им тоже больно? А может, они тоже умеют любить? Особенно те, кто был не рождён вампиром, а стал им – в них оставался призрак человека.
Массимо не был рождён монстром. Когда-то он был человеком – вполне благополучным и обеспеченным, но имел глупость влюбиться в вампиршу. Чтобы навеки остаться с ней, он сам пожелал обращения. Как ни жестока, как ни ветрена и стервозна была его возлюбленная, он души в ней не чаял. Как говорят: любят не за что-то, любят – вопреки... А когда она погибла, его жизнь остановилась.
И вот, я сидела в зале для торжественных приёмов – пустом и сером, с потрескавшимися и частично обрушившимися колоннами... Когда-то здесь горели свечи в канделябрах, сверкали зеркала, звучала музыка, танцевали пары. Сейчас же тут гулял лишь ветер, гоняя с шуршанием прошлогодние листья. Разбитые люстры лежали на полу, оплетённые тенётами и обросшие пылью, мебель была вся разворована, и на месте прежней роскоши были только гниль, прах и труха. Обиталище скорби. По моим щекам катились слёзы, но не мои, а этого места. Столько в развалинах скопилось страдания, что, находясь здесь, нельзя было не плакать.
Вдруг гулко раздался голос:
– Я благодарен вам...
Я вздрогнула, увидев перед собой мужскую фигуру с длинными спутанными волосами, в каких-то полуистлевших лохмотьях непонятного цвета. Лишь ветхие остатки кружев напоминали о давно ушедшей эпохе, когда дорогая ткань рубашки белоснежно сияла, а кружева эти блестели золотыми нитями. Непростительно долго я провела в размышлениях, погружаясь в память этого места, и пропустила наступление темноты, а с ним и выход хозяина дома из его дневного убежища.
– Благодарю вас за эти слёзы... Сам я уже давно утратил способность их проливать... Некому было нас оплакать... а вы это сделали. Спасибо.
Его меланхоличный голос был глубоким, приятным, мелодичным. Он принадлежал не чудовищу, а человеку. Честно говоря, я представляла себе Массимо высохшим монстром, костлявой клыкастой нежитью, но передо мной был молодой мужчина приятной наружности, разве что только одетый хуже самого нищего бомжа и издающий запах затхлости и тлена. Видимо, он не мылся уже лет сто.
– Я так сожалею, – вырвалось у меня. – Простите меня...
– За что? – удивился он.
– От имени всех охотников, – сдавленно вздохнула я.
Тёмная тень старой боли застлала взгляд вампира.
– Пришли убить меня? – мрачно усмехнулся он. – Что ж, я даже рад такому обороту. Делайте своё дело... Я устал влачить это жалкое существование, а на самоубийство так и не смог решиться... Всегда был трусом.
– Простите...
Я закрыла мокрое лицо ладонями. Неслыханно, невероятно... Охотник просит прощения у вампира. Кельц был бы поражён.
Нет, не у вампира – у человека, который выбрал этот путь из-за безрассудной любви к монстру.
– Вы понимаете меня, – задумчиво проговорил Массимо. – Как удивительно... А ведь вы тоже знаете, что такое любовь.
Запах тлена ударил мне в ноздри: Массимо присел передо мной, заглядывая мне в лицо сияющими в сумерках глазами.
– Не бойтесь сумрака, дитя моё, – воодушевлённо прошептал он. – Пока вот тут жива любовь, – его палец ткнул мне в грудь напротив сердца, – он никогда не будет над вами властен. Пока в вас горит этот негасимый светоч, вы можете идти хоть в самое средоточие сумрака, не боясь быть поглощённой им.
Его лицо мягко освещала улыбка. Нет, он совсем не безумен, подумалось мне. Но зачем он убивает девушек? Это как-то не увязывалось с его обликом.
– Это существа низшего сорта, – сказал хозяин развалин, и его губы презрительно скривились. – То, что они продают, не имеет никакого отношения к настоящей любви. Потому я и не щажу их.
– А других щадите? – спросила я.
– Других?.. Да. Чтобы питаться, не обязательно убивать. – Помолчав, он в свою очередь задал вопрос: – Ведь вы пришли за моей силой... Зачем она вам?
Я честно всё рассказала. Массимо взъерошил себе волосы руками с длинными, изящными пальцами – пальцами аристократа.
– Мммм, – глухо простонал он. – Лорд Немет... О да, это монстр. Если я ещё помню, каково быть человеком, то он этого не знал никогда... Потому что он монстр по рождению. И отпрыск его – тоже маленькое чудовище. Даже не зная его, я в этом уверен. Что ж... Берите то, за чем пришли, мне моя сила уже не нужна, а вам пригодится. Если это поможет вам спасти того, кого вы любите, мне не жаль даже своей никчёмной жизни... Берите.
– Наверно, я не смогу принять ваш благородный дар, – призналась я. – Подыщу кого-нибудь другого.
– Да полно вам! – поморщился Массимо. – Вы видите, как я живу. Разве это жизнь? Я смертельно устал. Мне больше ничего не нужно. А вот вам – нужно. Вы хотите жить... вам есть кого спасать. Есть кого обнять... Я буду только рад, если у вас всё получится. Берите же, пока отдаю! – И он откинул волосы.
Я вонзила зубы в его шею со слезами на глазах. Было трудно глотать кровь, вдыхая затхлый запах его тела и за эти краткие мгновения проживая его долгую жизнь... Опуская его на мраморный пол зала, я прошептала:
– Ваша сила принадлежит мне.
Глаза Массимо были закрыты, на губах застыла лёгкая улыбка, как будто он спал и видел свою любимую. Видимо, вместе с его силой я забрала и его боль, и она поселилась во мне. После того, как всё это закончится, я уже не смогу быть охотником никогда... Если выживу, конечно.
Глумиться над несчастным и вырывать у него по требованию Дженго клыки я, конечно, и не подумала. Более того, в голове моей уже зрела идея: а не пустить ли этого «удильщика» в расход, сделав своим номером семь? По сравнению с Массимо этот мумифицированный афроитальяшка гораздо больше заслужил занять место в моей чёртовой дюжине.
Когда я подъезжала к казино, решение уже почти созрело. Заметив девушку, отчаянно махавшую мне руками, я притормозила. Щурясь в ярком свете фар, она семафорила с такой экспрессией, что едва ли не отрывалась от асфальта. Не дожидаясь разрешения, она сама забралась на сиденье – стройная брюнетка в голубом спортивном костюме и белой куртке, красиво оттенявшей оливково-смуглый цвет её кожи.
– Не ходи к Дженго, – выпалила она без долгих предисловий. – Он тебя предал. Сейчас у него двое каких-то типов... Они ему заплатили, и он им всё про тебя разболтал.
С наслаждением любуясь её темпераментным личиком с тонкими средиземноморскими чертами, я спросила:
– Кто ты, моя прекрасная доброжелательница?
Она белозубо улыбнулась, показав небольшие изящные клычки.
– Я Джованна, полукровка. Работаю здесь. Я видела, как ты вчера отыграла тех людей. Ты молодец.
В другое время я ни за что не пропустила бы мимо такую чудесную девочку – непременно соблазнила бы, но, похоже, своё я уже отгуляла. Впрочем, поцеловала я её в бархатную щёчку не без удовольствия.
– Спасибо, красавица. Но с Дженго мне всё-таки придётся разобраться.
Предупреждён – значит, вооружён, как известно. Те двое могли быть только посланниками лорда Немета, других вариантов в голову не приходило. Дженго был сама любезность: его вышибалы даже не обыскали меня на входе, а зря. Я прихватила с собой электрошокер, замаскированный под пачку сигарет.
– Извини, клыки Массимо не принесла: подходящего инструмента под рукой не было, – сказала я, входя в кабинет.
– Ой, да ладно, – замахал руками Дженго. – Я и так верю, что ты произвела на него впечатление. За отличную работу тебе полагается отличное вознаграждение! Сейчас, сейчас...
Он загремел ключами, открывая сейф, а я окинула сканирующим взглядом помещение. Опасность исходила от большой ширмы с рисунком в виде японской вишни, которой раньше здесь не было. Похоже, посланнички меня там и поджидали.
Дженго достал скрученную рулоном пачку долларов и с акульим оскалом протянул мне:
– Вот, мать, заработала!
– Красивая ширма, – сказала я.
Ударом ноги я опрокинула её, обнаружив двоих плечистых, вооружённых катанами парней в тёмных костюмах и таких же рубашках. Порубить меня в фарш они не успели: оба получили разряд под рёбра с интервалом в полсекунды. Дженго уже навострил лыжи из кабинета, но я поймала его за шиворот.
– Куда, дорогой?!
Пяти минут мне хватило, чтобы забрать силу всех троих. Сунув деньги в карман и прихватив себе отличные мечи эмиссаров Немета, я открыла окно и выпрыгнула с третьего этажа на пушистый газон.


Глава 26. Яд

Охотница-одиночка. Свечи, розовые лепестки и шёлковые простыни. Дротик. Смертельная поездка. Замена крови.

Прости меня, Алёнка. «Обещай, что не бросишь, не подведёшь меня», – просила ты, когда мы отправлялись в это проклятое путешествие. А я подвела и бросила. И теперь не могу согреть твои холодные пальцы и заставить открыться глаза. Твои губы остаются безучастными в ответ на мои поцелуи, но я верю, что ты слышишь меня. И даже если мне придётся продать душу дьяволу, чтобы вернуть тебя, я сделаю это.
Тебе холодно там, я знаю. Может быть, мой голос согреет тебя, милая. Слушай же дальше.
Когда я не дала Змею убить Эрику, в команде меня, конечно, не поняли. Разногласия привели к тому, что я решилась покинуть группу и продолжить охоту в одиночку. Кельц был против моего ухода, но вот со Змеем у нас дошло до драки. Когда у него кончились аргументы, он пустил в ход кулаки... Помнишь, какой совет я ему дала после мастер-класса? Работать над управлением эмоциями. У него всегда были с этим проблемы.
Он ударил меня, и моё терпение лопнуло. Это стало последней каплей, и больше ничто не могло удержать меня в группе. Я попросила Кельца дать мне комплект оружия и боеприпасы к нему на первое время, но он отказался меня отпускать. Тогда я сама ушла, взяв всё необходимое без разрешения.
Встала проблема денег. Имея постоянную работу с девяти до шести, на вампиров не очень-то поохотишься, да и много не заработаешь, но я придумала выход: казино. У меня уже тогда просыпались паранормальные психические способности, они-то и помогали мне быть удачливой в игре, а иногда – что греха таить – и жульничать. Периодически выигрывая довольно неплохие суммы – не слишком крупные, чтобы привлекать много внимания, и не слишком мелкие, чтобы посещать игорные дома часто, – я имела массу свободного времени, чтобы тренироваться и выслеживать кровососов. Я нигде не задерживалась подолгу, и у меня, наверно, развился синдром перекати-поля. Одно и то же казино я старалась не посещать дважды – вот так и вышло, что я побывала почти во всех игорных заведениях Европы.
Теперь я охотилась только на тех вампиров, которые убивали людей и беспредельничали. Когда боеприпасы начали подходить к концу, мне пришлось покупать их у другой группы охотников.
В те годы у меня было много мимолётных романчиков с девушками. С некоторыми доходило до постели, с другими не заходило дальше прогулок и поцелуйчиков. Но я навсегда запомнила вкус губ Эрики, ту сладкую тоску осеннего леса. Иногда она приходила ко мне во сне, говоря: «Я ждала тебя так много лет...» Меня всё сильнее тянуло вернуться в Берн и попробовать найти её, что я в конце концов и сделала.
Я сняла маленький загородный домик в стиле шале и отправилась на прогулку по вечернему городу. Чутьё подсказывало, что она всё ещё жила здесь: иногда у меня начинало колотиться сердце, когда прохладный ветер приносил запах свежести и печали. Мне казалось, будто Эрика наблюдает за мной из-за угла, но когда я резко оборачивалась – никого... К особняку я не приближалась из соображений осторожности: резиденция лорда должна была кишеть охраной.
После одной такой прогулки я возвращалась домой довольно поздно: уже совсем стемнело, шёл дождь. На крыльце я вдруг ощутила бешеное сердцебиение и присутствие кого-то знакомого в доме. Окно спальни приглушённо светилось. Нет, это не воры, подсказывало мне что-то...
По ступенькам я поднималась с небывалой слабостью в коленях. Ещё никогда в жизни я так не волновалась. Спальня была вся уставлена свечами разного калибра и формы, на полу алели лепестки роз, а на шёлковых простынях возлежала обнажённая спящая красавица. Я подошла к ней, дотронулась до волос. Сомкнутые ресницы дрогнули – значит, притворялась, чертовка.
– Давно ты тут отдыхаешь? – усмехнулась я, присаживаясь рядом.
Эрика открыла глаза и очаровательно надула губки.
– Хоть бы сказала, что ты рада меня видеть...
И вся соблазнительно изогнулась на постели, скользя по своей груди розовым бутоном. Её глаза сияли радостью и нетерпением, и я поняла: она ни на день обо мне не забывала.
– Как-то уж очень всё это... хм, стремительно, – пошутила я, обводя взглядом эту романтичную обстановку. Свечи, розовые лепестки, белый шёлк простыней – беспроигрышный вариант, и тому, кто скажет, что это – избито, я плюну в глаза. Это не избито, это – неувядающая классика.
Эрика возмущённо приподнялась на локте.
– Стремительно?! – вскричала она. – Да я видела тебя в снах чёртову кучу лет! Потом ты появилась на миг, мы поцеловались под зонтом, тебя ранили... и всё! – ты опять пропала ещё на одну чёртову кучу лет! По-моему, «прелюдия» была достаточно длинной. Я хочу с тобой в постель здесь и сейчас, и это не обсуждается! Иди ко мне!
Это прозвучало страстно, гневно, обиженно, требовательно и чертовски очаровательно. Когда прекрасная обнажённая девушка так приказывает – к чертям колебания, надо беспрекословно повиноваться, что я и сделала с радостью. Этой ночью мы не сомкнули глаз ни на минуту, кучей разных способов достигая пика блаженства снова и снова. За час до рассвета она уехала, пообещав, что вернётся на следующую ночь, а я ещё до полудня валялась в постели, любуясь засосами на теле и чувствуя себя счастливой идиоткой. И мне было плевать, что она – вампир, а я – охотница. Я влюбилась.
С наступлением темноты она вернулась, с порога впившись в мой рот поцелуем, и всё повторилось. Мы просто не могли насытиться друг другом, и не нужны были никакие слова.
Нет, конечно, мы не только занимались любовью. Где-то на пятый день, немного утолив чувственный голод, мы начали разговаривать, гулять, кататься по городу на машине, ходить в театр и в кино. Оказалось, мать Эрики была из России, и она знала этот язык довольно хорошо. Я поведала, что мой отчим тоже был русским (правда, с греческими корнями) – так называемым белоэмигрантом. К нашим забавам добавилось ещё и взаимное обучение: я с Эрикой вспоминала русский, который когда-то знала в совершенстве, но в отсутствие практики успела подзабыть, а её обучала греческому.
Наша идиллия продолжалась месяца три или четыре, пока у меня не подошли к концу деньги. Снова нужно было отправляться на «заработки», то есть, в казино, и мне пришлось уехать. Эрика не хотела меня отпускать, говоря, что у неё денег полно, нам хватит, но сидеть у неё на шее мне не хотелось.
Сыграла я тогда неудачно: хотела удвоить сумму, но вместо этого потеряла то, что успела выиграть. А когда я покинула казино – голодная, злая, на грани отчаяния – на улице мне что-то вонзилось в плечо. Это был дротик с какой-то дрянью, наподобие тех, какими усыпляют диких зверей. Огни вечерней улицы поплыли у меня перед глазами, дурнота подступила к горлу, потом страшно захотелось пить. Я едва доплелась до магазина, купила бутылку минеральной воды. Попила – как будто чуть полегчало.
Я знала, что для сведения счётов друг с другом у вампиров была в ходу не только грубая сила, но и коварство – яды, только до сих пор ещё никогда с этим не сталкивалась. Видимо, мне мстили за мою охотничью деятельность – другой причины в голову не приходило. Как быстро действует яд, сколько у меня времени? Неизвестность висела глухой пеленой. «Эрика, Эрика», – стучало в висках. Хоть успеть бы перед смертью ещё раз увидеть её, прильнуть к губам... Я решила рвануть обратно в Берн. Успею – не успею, но хотя бы попытаюсь...
Вести машину было тяжело, меня постоянно куда-то уносило. Приходилось останавливаться и пережидать приступы дурноты. Денег оставалось совсем мало – только на бензин едва хватало. Невидимой нитью меня вёл образ Эрики – её чудные волосы, молочная кожа, сладкие губы... Держаться, не умирать, доехать до неё, приказывала я себе.
Уже утром – я была всё ещё каким-то чудом жива – мне встретился на дороге голосующий парень с рюкзаком. Видно, он путешествовал автостопом. Я вела машину в таком состоянии, что сама рисковала разбиться, а брать ответственность ещё и за пассажира было бы просто преступлением, но что-то подсказывало мне: остановись. Я притормозила.
– Мне до Берна, – сказал парень – рыжий, веснушчатый, с длинными кроличьими зубами, в кепке и смешных жёлтых штанах. – Не подбросите?
– Садись, – сказала я.
Мы поехали. Я изо всех сил старалась делать бодрый вид, чтобы пассажир не заподозрил, что мне плохо, и у меня вроде бы с горем пополам получалось – покуда я молчала. Как назло, парень оказался не в меру разговорчивым – трещал без умолку о себе, о своей семье, об учёбе в колледже искусств, о страсти к путешествиям. Пытался он расспрашивать и меня, но мой язык еле ворочался во рту, и меня хватало только на односложные реплики. Разговор явно не клеился. Парень замолчал ненадолго, и я мысленно возблагодарила небеса, но не тут то было.
– Вы что... пьяны? – спросил он, подозрительно всматриваясь в меня с заднего сиденья.
– С чего ты взял? Ничуть, – ответила я, но сама чувствовала, что вид у меня, скорее всего, неважный. Чудо, что попутчик не заметил этого раньше.
– Я же слышу, как вы разговариваете, – настаивал парень. – Вы с трудом можете связать два слова! А если вы не справитесь с управлением, и мы перевернёмся?
– Парень, успокойся, – сказала я. – Я не пьяна.
– Да нет же, вы пьяны! – не унимался он. – Остановите машину, я выйду!
– Да не пьяна я! – простонала я. И зачем-то призналась: – Меня отравили.
Попутчик на пару секунд потрясённо заткнулся, а потом забормотал:
– О господи... Какой кошмар! Но что же делать? Вам нужно срочно в больницу!
– Именно туда я и еду, – процедила я, едва не теряя сознание.
На какой-то миг я перестала чувствовать руки: они просто лежали на руле, как чужие. Если бы сейчас был поворот, мы бы точно слетели с дороги. Ноги ещё действовали, и я нажала на тормоз.
– В чём дело? – переполошился пассажир. – Вам плохо? О боже мой!
– Сейчас... секунду, – бормотала я, теряя чувствительность в языке.
Видимо, я ненадолго потеряла сознание. Лицо мне оросила вода, и это вернуло меня к реальности. У парня в рюкзаке была бутылка минералки, и он, видимо, ею меня обрызгал. На шее у него вздулись вены... Сосуды, по которым, пульсируя, текла алая спасительная жидкость. Во рту у меня начали расти клыки, выдвигаясь из пазух, и я не могла это остановить.
Мой организм для выживания снова требовал крови. Снова было как во время того боя, когда мы брали штурмом итальянский гарнизон... Бедняга этот парень... Лучше бы он не садился ко мне в машину.
Удивительно, сколько во мне было силы даже в таком состоянии: парень потрепыхался подо мной, как придушенный цыплёнок, всего с минуту, а потом затих.
Я отпустила его, смертельно бледного и обмякшего, когда мой наполненный до отказа желудок уже распирало. Сколько я высосала? Литр? Два? Или больше? Мне стало лучше, руки и ноги снова слушались меня, а дурнота как будто отступала. У несчастного парня еле-еле прощупывался пульс, горло было разодрано – как будто дикий зверь постарался.
– Чёрт, – прошипела я и втопила педаль газа. Вот теперь уже ему срочно требовалось в больницу...
Бедняга не дожил до неё – отдал Богу душу на подъезде к Берну. Я остановила машину и, уткнувшись лбом в сложенные на руле руки, долго сидела так... Без слёз, без истерик, без чувств. Больше его не увидит семья, не поцелует девушка, не поприветствуют сокурсники.
Дротик с остатками яда лежал у меня в кармане. Теперь уже было ясно, что он – медленного действия, но вот существовало ли противоядие? Зачем я вообще ехала к Эрике – чтобы умереть у неё на руках, тем самым напугав и причинив горе? А может, противоядие всё же есть, и Эрика что-нибудь знает об этом?
Я вытащила тело парня из машины и положила на придорожную траву. Глядя в спокойное бледное лицо, я думала: стоило ли отнимать у него жизнь, чтобы спасти свою? Так или иначе, я сделала это не намеренно, просто не рассчитала... Выпила слишком много. Проклятье...
– Прости меня, – пробормотала я, гладя рыжие вихры парня. – Прости меня, приятель. Я клянусь, что найду и прикончу ту мразь, из-за которой пришлось тебя погубить.
Выпитая кровь помогла мне продержаться до города. В логово вампиров я не решилась сунуться: а если это папаша моей любимой узнал о нас и приказал меня подстрелить отравленным дротиком? Вполне возможно... Вся надежда была на чутьё Эрики и на незримую телепатическую связь, которая, как мне казалось, между нами возникла. Эрика должна была почувствовать меня – я верила в это.
Денег у меня совсем не осталось, поэтому я только подъехала к домику, который в прошлый раз снимала. Кажется, он пустовал... Можно было, конечно, взломать дверь – замок был несложный, английский, но силы иссякали. Снова наваливалась слабость и дурнота, начинали отниматься ноги – ступни уже плохо чувствовались. Откинувшись на спинку сиденья, я обречённо слушала победную поступь смерти и только могла мысленно призывать Эрику...
Белая дева уже звала меня прогуляться по звёздным дорожкам, когда по крыше машины застучал дождь. Этот простой земной звук, такой обыденный и вечный, зацепил моё сознание, как якорёк, и держал около земли. Из последних сил я опустила боковое стекло и высунула руку наружу, чтобы ощутить дождевые капли. Может быть, они станут последним моим земным ощущением... Не самым плохим, надо сказать. Тёмные тучи сгустились надо мной, и только кое-где сквозь разрывы на землю падали лучи света – как мне казалось, будто лестницы в рай. Эрика, видимо, уже не придёт... Ну что ж, поделом мне – после того, что я сделала с этим парнем, такой исход будет справедлив. Всю жизнь защищала людей от кровососов, и вот – сама поступила как последняя тварь.
– Аида!
Мою высунутую из машины руку нежно сжали девичьи ладошки, потом к ней прильнули губы, перецеловывая все пальцы. Потом с другой стороны открылась дверца, и ладошки принялись гладить мои щёки.
– Аида, что с тобой?
Я напоследок любовалась ею, стараясь наглядеться впрок – может, её образ поможет мне и ТАМ. На ней было горчичное двубортное пальтецо с капюшоном и чёрные сапожки.
– Кажется, я умираю, красавица, – выговорила я. – Яд... Видимо, твой папаша узнал о нас и велел меня прикончить.
Её глаза широко раскрылись, тёмные от ужаса и боли.
– С чего ты взяла?! Нет, папа не мог так поступить! Я ему ничего о нас не говорила... Да даже если бы он и знал, то никогда бы... Нет, нет!
– У меня в кармане дротик, – сказала я. – Осторожно, не наколись, там ещё остался яд...
Дротик лежал на её дрожащей ладошке.
– Нет, нет, – лепетала она. – Едем, едем срочно, папа тебе поможет! Он специалист в этом, составляет снадобья, знает яды и противоядия!
– Сопоставь факты, милая, – усмехнулась я. – Раз он специалист по ядам, то вывод сам напрашивается...
– Нет! – гневно сверкнула она прекрасными большими глазами. – Ты его совсем не знаешь, не смей так говорить! Едем!
Силища у неё не уступала моей: вытащив из машины на руках, Эрика усадила меня в свою, завела мотор и резко рванула с места – только колёса завизжали. Гнала она под дождём километров под сто пятьдесят – весьма рискованно, особенно на поворотах.
– Любимая, ты нас угробишь, – простонала я.
Но водила она превосходно и лихо, как настоящий гонщик. Мне показалось, не прошло и пяти минут, как мы притормозили у тех дубов-великанов при воротах – помнишь их? Старые, как мир. Не буду описывать дом: ты знаешь, как он выглядит и снаружи, и изнутри. Мрачным дождливым вечером он казался настоящим дворцом сумрака. Внеся меня на руках в главную гостиную, Эрика позвала:
– Папа! Папа, скорее, помоги!
Она опустила меня на диван, скинула пальто и присела рядом. Послышались гулкие шаги, а потом – мужской голос:
– Что случилось, детка?
Его звук отдался в моей голове эхом, как в пустой пещере. Мне почудилось, будто пласт сумрака ожил и надвигался на нас, словно стоглазое чудовище, волна покалывающего холода накрыла меня.
– Папа, её отравили... выстрелили дротиком, вот он, – начала сбивчиво рассказывать Эрика. – Что это за яд? Ты его знаешь? Есть противоядие?
Мужской голос спросил:
– Кто это?
Эрика на миг замешкалась, но потом ответила твёрдо и быстро:
– Аида. Моя... подруга.
– Аида Вангелиди? Охотница?
Эрика сказала тихо, но по-прежнему решительно:
– Да, папа... Пожалуйста, прошу тебя, давай все вопросы – потом? Время на исходе, нужно противоядие, срочно! Умоляю тебя, помоги ей! Сделай это, прошу! Для меня!
– Хммм... Вот оно что.
Надо мной склонилось лицо лорда Эльенна. В гостиной трещало пламя камина, в окна барабанил дождь, а моё сердце отбивало последние удары, захлёбываясь кровью.
– Значит, мы должны спасти от смерти ту, которая приносит смерть нам? – задумчиво проговорил лорд. – Забавная ирония. – Он поднёс к носу дротик, и его ноздри чутко вздрогнули, втягивая запах. – Это ритику – яд, разлагающий кровь. Самый страшный. От него нет противоядия.
– Не может быть, – глухо и сдавленно пробормотала Эрика.
В её дрогнувшем голосе было столько горя, что моё останавливающееся сердце сжалось от нежной жалости. Ухо отца тоже чутко ловило все оттенки её эмоций.
– Но есть шанс, что она сама справится с ядом, если мы ей немного поможем, – добавил лорд Эльенн обнадёживающе. – Правда, потребуется заменить ей всю кровь.
– Так давай сделаем это скорее! – вскричала Эрика. – Папа, если она умрёт, я...
– Хорошо, хорошо, малышка. Не волнуйся, – перебил лорд мягко. – В случае, если она справится, её организм приобретёт невосприимчивость к этому яду – таково свойство полукровок. Правда, я не припомню случаев, чтобы при отравлении ритику кто-то выживал...
– Папа!!!
– Ладно. Сейчас посмотрю, что у неё за кровь – на предмет совместимости.
Лорд-вампир взял мою руку, и его белоснежный острый клык проколол мне палец. Пару секунд он задумчиво глядел в потолок, держа во рту капельку крови, а потом сплюнул.
– Так, первая резус-отрицательная. В идеале, конечно, лучше перелить кровь дампира, но не знаю, располагаем ли мы таким количеством... На худой конец, подойдёт и человеческая – в организме она всё равно подвергнется естественному обновлению.
Операция по замещению крови началась. Снизу была мягкая постель, а сверху – нежные губы Эрики. Её ладошки гладили моё лицо и волосы, глаза ласково сияли звёздочками, она повторяла беспрестанно:
– Всё будет хорошо... Ты справишься... Я с тобой.
Из бедренной артерии мою разлагающуюся кровь откачивали, а в локтевую вену вводили под давлением донорскую. Боли я не чувствовала, только слышала, как в тазик на полу льётся тонкая струйка. Понюхав её, лорд Эльенн поморщился.
– Уфф... Как она ещё столько продержалась в живых с такой кровью, – проговорил он озадаченно. – Кто знает... Может быть, придётся через некоторое время провести ещё одну замену и экстракорпоральную фильтрацию. Посмотрим.
Через два часа тазик, полный крови, унесли, а лорд Эльенн в стерильных перчатках накладывал мне швы с ловкостью и искусством профессионального хирурга. Я спросила:
– Почему вы мне помогаете? Я ведь охотница.
Лорд не ответил, а Эрика ласково потёрлась носом о мою щёку.
– Папа у меня замечательный.
Я усмехнулась.
– Ну, замечательный-то он по отношению к тебе. А вот я – другое дело... Если вампир помогает своему потенциальному убийце – тут что-то не то.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил лорд Эльенн суховато.
– Да вроде получше немного, спасибо, – ответила я.
– Часть яда успела абсорбироваться в ткани, – сказал лорд. – Новая кровь его снова впитает из них, и отравление может продолжиться. Поэтому через какое-то время, возможно, придётся повторить замещение, а потом ещё и пропустить кровь через аппарат экстракорпоральной фильтрации. Ритику – очень опасный яд, даже маленькие его дозы могут привести к летальному исходу...
– Папа, – перебила Эрика. – Зачем ты так?
– Думаю, наша пациентка предпочитает знать истинное положение вещей, – с чуть приметной усмешкой ответил лорд. – Не так ли?
– Да уж, надо думать, что предпочитаю, – сказала я. – Не беспокойся, милая, нервы у меня крепкие. Кстати, вы не знаете, милорд, кто мог бы в меня пульнуть этим дротиком?
– Одно могу сказать точно: это сделали не по моему приказу, – отвечая на мои мысли, усмехнулся лорд Эльенн. – Теоретически это мог быть кто угодно, учитывая масштаб, в котором ты насолила вампирскому роду. Да, и ещё кое-что... Боюсь, для того чтобы увеличить силы и сопротивляемость организма в ходе борьбы с ядом, тебе придётся пить кровь.
– А без этого – никак? – нахмурилась я, вспоминая бледное лицо рыжего парня-попутчика.
– Это сильно повысит твои шансы на выживание, – ответил лорд с мрачноватой ухмылкой.
– Аида, пожалуйста, делай, как говорит папа, – нежно вороша мои волосы, сказала Эрика. – Если кровь поможет тебе справиться с ядом – значит, надо пить.


Глава 27. Сестра

Лечащий врач. Причины. Фотография и удар. Эльезер и Гречанка. Последний поцелуй. Заказчик покушения и жажда.
  После замещения крови мне действительно стало несколько лучше, но с постели вставать я пока не могла. Эрика не отходила от меня ни на шаг, чуть ли не каждые пять минут интересуясь моим самочувствием, сама приносила мне донорскую кровь в стеклянной литровой кружке на подносе – и не просто так, а обставляла это красиво, укладывая на поднос рядом с кружкой сплетённые гирляндой цветы. Протягивала она мне всё это с такой милой улыбкой и нежностью во взгляде, что я не смела отказаться. Конечно, ёмкость с кровью от этого не превращалась в стакан молока, но эта забота Эрики не могла не трогать меня. Кажется, я влюблялась в неё всё крепче с каждым часом. Естественно, после крови обычной еды мне не хотелось.
Как и предсказал лорд Эльенн, улучшение это оказалось временным: не прошло и полутора суток, как всё началось с начала, хотя как будто и не так сильно. Но белая дева опять раскинула надо мной полог своих мертвенных одежд, заслоняя им мою милую Эрику и все земные привязанности, и манила меня покоем небытия. Мне снова вскрыли артерию на бедре и вставили в неё катетер, а в локтевую вену опять литр за литром закачивали новую кровь. Как и в первый раз, Эрика сидела у моего изголовья, как ангел-хранитель, оберегающим жестом положив руку на подушку полукольцом вокруг моей головы. Время от времени её губы прижимались то к моим бровям, то ко лбу, то чмокали в нос: в присутствии отца она избегала целовать меня в губы. Лорд Эльенн в роли моего лечащего врача выглядел странно, но делал это добросовестно и заботливо. Все манипуляции с подсоединением к моим сосудам трубок и их отсоединением он производил сам – в стерильных перчатках, сняв пиджак и закатав рукава рубашки.
– Ну, надеюсь, в третий раз замещение проводить не придётся, – сказал он, накладывая швы. – Теперь только фильтрация. Всё, что останется от яда, будет переработано организмом и пойдёт на выработку устойчивости. Собственно, она уже начала вырабатываться.
Из спальни вынесли второй тазик с испорченной кровью, лорд Эльенн сдёрнул с рук перчатки и вышел, и Эрика тут же влажно и мягко приникла к моим губам. Несколько раз подряд поцеловав меня, она сказала:
– Люблю тебя.
– И я тебя, моя красавица, – ответила я.
Она, усевшись на край постели, глубоко заглянула мне в глаза.
– Тебя что-то мучит, Аида. Скажи мне.
Я вздохнула и призналась:
– По дороге к тебе я убила человека. Меня непреодолимо обуяла жажда крови... И я не рассчитала – просто загрызла его, не справившись с собой. До больницы я его не довезла.
Эрика задумчиво ворошила мои волосы.
– Тебя тяготит периодическое пробуждение вампирских инстинктов... Но такова твоя суть, твоё естество. Это надо принять. А если рядом тот, кто любит тебя такой, какая ты есть... – она с улыбкой прижалась носиком к моему носу, – грех унывать.
– Ты мой маленький зубастый философ, – нежно сказала я. – Знаешь... Скажи мне кто-нибудь в начале моей охотничьей карьеры, что я влюблюсь в вампира, я бы этого шутника прибила.
Глаза Эрики лукаво замерцали, и вместо ответа она снова взяла в сладкий влажный плен мои губы. Потом она опять принесла мне кровь на подносе с цветочками, и, хочешь не хочешь, а пришлось выпить.
На следующий день в спальню вкатили громоздкий аппарат, от которого отходили прозрачные трубки.
– Откуда у вас такая техника? – удивилась я.
– Всем новым донорам перед первым использованием проводится очистка крови, – ответил лорд Эльенн.
Аппарат заработал, и прозрачные трубки стали алыми: в них циркулировала моя кровь.
– Всё-таки почему вы так возитесь со мной? – снова спросила я.
Лорд Эльенн задумчиво посмотрел на меня.
– На то есть причины.
– И какие?
Но он опять ушёл от ответа. После второго замещения крови и очистки на аппарате у меня осталось только некоторое недомогание, а в целом в самочувствии произошли заметные перемены к лучшему. Я уже могла садиться без посторонней помощи, и при этом не кружилась голова, всё тело повиновалось мне вполне нормально, но вставать самой мне ещё не разрешали. Когда я, не утерпев, выбралась из постели и подошла к окну подышать свежим воздухом, вошедшая Эрика воскликнула испуганно:
– Ты что? Рано ещё! А ну-ка, в кроватку.
Она отвела меня к постели и уложила, а я утянула её с собой. Смеясь, она угнездилась у меня под боком, и я прижала её к себе, ловя ртом её губы. Они с готовностью раскрылись навстречу моим, а рука шаловливо забралась ко мне под рубашку.
Ещё через пару дней я смогла уже вполне уверенно ходить. Лёгкая тошнота ещё накатывала временами, но я не обращала на неё внимания. Я выжила после отравления смертоносным ядом, и теперь меня больше нельзя было им отравить.
Бродя днём по дому, я из любопытства заглянула в кабинет лорда Эльенна. Он уже тогда использовал свой солнцезащитный состав и мог уезжать по делам в светлое время суток. В этот момент его как раз не было дома, а Эрика спала у себя в комнате с закрытым плотными чёрными занавесками окном.
Кабинет хозяина дома был выдержан в солидном и серьёзном, классическом стиле, очень спокойном, мужском и строгом. Всё здесь говорило о высоком статусе и достатке владельца: тёмная массивная мебель, кожаное рабочее кресло, ковры, золотое пресс-папье, настольная лампа с зелёным абажуром... Ну, ты помнишь. Я присела в кресло, оценив его удобную форму и внушительные размеры, подержала в руках ручку с золотым пером, приоткрыла верхний ящик стола. Да, конечно, ты права – в чужих вещах рыться нехорошо. Да я и не рылась – так, глянула. Но то, что я увидела там, повергло меня... не скажу, чтобы в шок, но в кратковременный ступор – как минимум.
Там лежала моя старая, самая первая, раскрашенная вручную фотография – та, которую мама выслала моему настоящему отцу, чтобы он прислал денег мне на учёбу. Снимок был помещён в рамку, под стекло. С дико бьющимся сердцем я вытащила его оттуда и прочла дарственную надпись, сделанную рукой мамы: «Эльезеру от Гречанки».
Теперь стало ясно, что за причины были у лорда Эльенна, чтобы меня спасать.
А за первым ступором таки настал шок. Ведь это означало, что Эрика – моя сестра. А я спала с ней... И уже успела влюбиться.
Но неужели Эрика ни разу не видела у отца этой фотографии? Неужели в детстве не совала никогда нос в папин стол, как делают любопытные шустрые дочки? Хотя на этом снимке меня было трудно узнать: я весьма сильно изменилась с тех пор. Косы крендельками по бокам, густая чёлка до бровей, нелепое, не по годам «взрослое» платье, перешитое из маминого, наведённый рукой ретушёра румянец и кукольные губы бантиком, подкрашенные только ближе к середине – по тогдашней моде. Нет, я бы сама себя здесь не узнала. Да и подписано «от Гречанки». Ни имени, ни адреса.
«Моя прекрасная Гречанка» – так, наверно, он называл маму. Казанова хренов.
Эрика, милая моя Эрика... Как же в моём сердце уживутся две любви к ней – как к сестре и как к женщине? Вся беда была в том, что родственные узы налагали для меня моральный запрет на интимные отношения. Ты скажешь: можно подумать, будто моя любовь к девушкам – верх моральности и правильности. Но вот такой у меня бзик: то, что я люблю делать с девушками в постели, с родной сестрой, пусть и только по отцу, я делать не могу.
Со всей этой вознёй вокруг меня Эрика не спала несколько суток, и только теперь, когда я окончательно пошла на поправку, она позволила себе прилечь и уснула так сладко и крепко, что у меня не хватало духу её разбудить. Мне понятна твоя ревность, Алёнка, ты тогда всё правильно почувствовала своим ясновидящим сердечком. Мои чувства к Эрике были очень глубоки, и я, наверно, до сих пор её люблю. Как сестру, конечно: после того как я узнала о нашем кровном родстве, прикоснуться к ней как к любовнице я больше не смогла. При всей свободе моих нравов и нестандартности морали, есть во мне какие-то внутренние рамки, за которые я переступить не могу. Моя мать была красивой женщиной – вполне в моём вкусе, но я не могла бы и помыслить о том, чтобы переспать с ней, потому что она – моя мать. Так и с Эрикой. Видимо, отчасти зов родной крови сыграл со мной злую шутку: почувствовав душевную близость, незримое внутреннее сродство и непонятно откуда взявшуюся приязнь, я решила – вот она, девушка моей мечты, моя половинка. Да ещё и это знакомое тебе чувство дежавю: тогда я ещё не знала, что Эрика – реинкарнация Луизы-Эмилии, но смутное ощущение, будто я её знаю, тоже сыграло свою роль. Она казалась мне до странности родной и близкой, и вот, выяснилось, что в этой жизни она мне действительно родная. В самом прямом смысле – по крови.
При всей моей силе и несгибаемости, это было как пропущенный удар под дых. И уж если для меня это стало ударом, то Эрику, более ранимую и уязвимую, это должно было просто подкосить. Я не нашла в себе мужества поговорить с ней, просто не в силах была посмотреть ей в глаза и убить её этой правдой. Когда вернулся домой лорд Эльенн, она всё ещё спала, моя бедная девочка: так сильно она устала за эти дни. Я всё сидела в кресле и не смогла подняться, даже когда в кабинет вошёл его владелец.
– Вижу, ты уже обо всём догадалась, – проговорил лорд, увидев фотографию у меня в руке. – Я не знал, как тебе об этом сказать, поэтому просто достал этот снимок из тайника и положил его так, чтобы ты его нашла. Разумеется, Эрика его не видела: он хранился в сейфе. А любопытство у тебя в крови... Знаешь, ты похожа на меня больше, чем можешь себе представить. Больше, чем Эрика: она уродилась в мать. А ты – в меня. Даже в фармацевты ты пошла по моим стопам, сама о том не подозревая. Думаешь, откуда у тебя этот интерес к химии и составлению лекарств? И несмотря на то, что мы оказались по разные стороны баррикад, у нас больше общего, чем кажется на первый взгляд.
– Почему вы бросили нас с мамой? – был мой первый естественный вопрос.
Лорд Эльенн вздохнул, садясь на кожаный диван и устремив в потолок грустный и мечтательный взгляд.
– Гречанка... Она сама так называла себя, кокетничая. Можешь мне не верить, но я её любил. Она стала моей страстью – она, человеческая женщина. Увы, тогда я был связан узами брака с матерью Эрики и только начинал набирать силу в Совете, и любая порочащая меня деталь личной жизни могла подорвать мою репутацию. Когда спустя годы Натали всё-таки узнала о моей измене, она от меня ушла. Она нашла эту злосчастную фотографию, которая в то время хранилась не так надёжно... По правде говоря, наш с ней брак трещал по швам задолго до этого, так что это стало просто поводом для разрыва. Она тоже была не безгрешна – «запасной аэродром» у неё таки имелся. Натали хотела забрать дочь, но по вампирским законам при разводе дети остаются с отцом.
Лорд Эльенн умолк на пару мгновений. После паузы он добавил:
– Мне жаль, что всё так получилось... Будет лучше, если ты прекратишь эти отношения с Эрикой... Я не запрещаю тебе её любить как сестру, но о чём-то другом не может быть и речи. Твоя личная жизнь и ориентация меня не касаются – спи с кем хочешь, но только не с ней.
В тот же день я покинула дом Эльеннов. Если не считать пустякового недомогания, в целом я поправилась. С Эрикой я сделала ту же ошибку, что и с тобой: ушла от неё, так и не поговорив. Каюсь: смалодушничала, струсила. Слишком больно это было. Всё, что я смогла сделать – это прокрасться в её затемнённую комнату и поцеловать её, спящую, в губы. Это был мой последний не сестринский поцелуй.
Лорд Эльенн, избавляя меня от этого тяжёлого объяснения, пообещал, что сам поговорит с Эрикой. Зная, что я на мели, он хотел дать мне денег, но я гордо отказалась.
Практически без гроша в кармане я ехала в никуда. В какой-то забегаловке типа пивного погребка мужики играли в карты; сначала я просто пила и наблюдала со стороны, а потом села за стол и ободрала их всех, как липки – хоть какие-то деньги. Но платить они не захотели и обвинили меня в жульничестве. Разбитое сердце и хмельные мозги – поистине опасное сочетание, и я, не долго думая, начистила ребятам морды... Ну, и кое-что из мебели поломала. Приехала полиция, и мне пришлось в срочном порядке делать ноги.
На мель я села крепко, мне даже было не с чем пойти в казино. Пришлось какое-то время хвататься за любую работу – временную, часто полулегальную, а иногда и нелегальную. Почему я не стала искать работу по специальности – в аптеке, например? Ну, во-первых, там требовался диплом, а мой диплом, увы, потерялся: виной тому были постоянные скитания с места на место. Во-вторых, такой работой больше пристало заниматься на постоянной основе, а я остепеняться и оседать в ближайшее время не планировала – в моих планах было продолжение охоты на вампиров. Не испугал ли меня дротик с ядом? Нет, что ты. Запугать им меня не удалось, а вот разозлить – ещё как. Первым делом я собиралась найти того, кто стрелял в меня – желательно, не только исполнителя, но и заказчика.
Заработав достаточно денег на приличную одежду и начальную ставку, я снова отправилась в игорный дом. На сей раз фортуна повернулась ко мне лицом, и мой карман оттянула хорошенькая сумма – как в старые времена. Я сразу же взялась за расследование покушения на меня. Много времени было, конечно, упущено, по горячим следам искать было бы проще, но мне всё-таки удалось выяснить, что стреляли по приказу лорда Немета. Его клану убийц доставалось от меня больше всего, ведь я охотилась в первую очередь именно на таких кровососов. Так что, Алёнка, моё противостояние с Неметом имеет гораздо более давнюю историю.
А вот что касается жажды, побороть её действительно стало труднее: после того как меня несколько раз напоили кровью в лечебных целях, я, кажется, вошла во вкус. Тебе, человеку, не понять это чувство. Это не похоже ни на обычный голод, ни на простую жажду, это скорее как сводящая с ума тоска и невыносимая пустота, которую хочется заполнить. Убрать навострившиеся клыки трудно; у меня получалось это сделать, когда я представляла себя парящей над своим телом – тогда желания ослабевали, и можно было их подавить и отбросить. Вот только делать так мне приходилось довольно частенько... Намного чаще, чем раньше.
Как добраться до Немета? Задача не из простых, с наскоку не решишь – не за один день и даже месяц, а может, и не за один год. Я как раз думала над этим, когда впереди замаячил конец моего пути охотника.

Глава 28. Сделка с сумраком

Сорванная игра и оболочка. «Если ты любишь её, помоги». Жертва и шаг к сумраку. Совет лордов и мирное соглашение.

В тот день я отправилась в казино, чтобы пополнить свой оскудевший бюджет. Но едва я села за покерный стол, как к моему плечу склонился незнакомец в тёмном костюме.
– Прошу прощения, что отвлекаю, но вас хочет видеть лорд Эльенн, – шепнул он мне на ухо. – По крайне важному и срочному делу.
– Передайте ему, что я подойду после того, как сыграю эту партию, – ответила я. – Ничего, подождёт. Для меня это тоже важно.
Незнакомец добавил:
– Это касается госпожи Эрики.
Холодок беспокойства пробежал по моим лопаткам. Если лорд Эльенн разыскал меня сам, чтобы поговорить лично, это было действительно важно. Неужели с Эрикой что-то случилось? Окаменев от тревоги, я незамедлительно покинула стол: к чёрту игру, важнее Эрики для меня не было ничего и никого на свете.
Лорд Эльенн сидел на диване в одном из vip-залов. Играющих в зале не было, у двери стояли охранники, никого не пропуская. Освещение падало только на пустые столы, а диван оставался в мягком полумраке, на фоне которого резче выделялся блеск глаз лорда-вампира.
– Что с Эрикой? – едва войдя, спросила я.
Дверь за моей спиной мягко прикрылась: мой провожатый ушёл, оставив меня со своим боссом наедине. Лорд Эльенн показал мне на место рядом с собой:
– Присядь.
Но я села в кресло у ближайшего к лорду игрового стола. Он ничего на это не сказал.
– Так что случилось? – повторила я в нетерпении.
– Эрика заболела, – ответил лорд Эльенн.
Тут надо заметить, что болезни среди вампиров – дело небывалое. Я непонимающе уставилась на лорда, а он пояснил:
– Не физически. Больна её душа. После твоего отъезда я, как и обещал, поговорил с ней и всё ей объяснил... Сказать, что это был для неё шок – значит ничего не сказать. Бедная девочка погрузилась в какой-то полусон. Она не разговаривает, никуда не выходит – либо лежит в своей комнате, либо тенью бродит по дому. Я пытался до неё достучаться, но её разум и душа закрыты от всех. Более того, спасаясь от непереносимой боли, её душа наполовину ушла в сумрак – живая, страдающая часть её души. Погрузившись в него, она перестала чувствовать... Это больше не прежняя Эрика. Просто её оболочка.
Лорд Эльенн умолк и прикрыл глаза, чуть опустив голову. Столько в этой позе было усталости и сдержанного горя, что мне, поверишь ли, даже захотелось сесть с ним рядом и обнять за плечи. Но я осталась на месте: меня саму сразила боль. Что же я наделала, зачем оставила Эрику!
– Аида, – тихо, горько и просительно проговорил лорд Эльенн, устремляя на меня печальный взгляд. – Если ты любишь её, помоги.
– Но как я могу помочь? Что мне сделать? – растерянно пробормотала я.
– Чтобы сумрак отпустил её, ему нужна жертва, – ответил он. – Нужно что-то отдать ему взамен, причём – добровольно. Насильственную жертву он не примет, так как душа Эрики отдалась ему сама. Я ничего не могу пожертвовать: я и так целиком принадлежу ему. Сумрак интересуют свежие души. Его интересуешь ты, поскольку ты связана с Эрикой и с этой ситуацией.
Ощущение холодной тяжести на плечах пригибало меня книзу. Сумрак стоял у меня за спиной...
– И что я могу сделать? Отдать душу сумраку вместо Эрики? – спросила я.
– Ты можешь частично отказаться от своей человеческой сути, – сказал лорд Эльенн. – Не сдерживать жажду полностью и перестать убивать детей сумрака – вампиров. Думаю, это будет достаточной жертвой... Да, если душа Эрики вернётся, она снова почувствует боль, это неизбежно, но ты будешь рядом и поможешь ей справиться. Прямо сейчас ответ можешь не давать – решишь, когда своими глазами её увидишь.
Вот так, прямо от зелёного сукна и огней казино я отправилась в обитель печали и сумрака. Не могла не отправиться – ведь это была моя Эрика, моя девочка. И вину за то состояние, в котором она теперь находилась, я возлагала на себя.
Дом был погружён в гробовое молчание и мрак, могильным холодом веяло от этой чёрной громады на фоне тёмно-синего вечернего неба. Где-то в его недрах была Эрика – не живая и не мёртвая. Едва мы вошли, лорд Эльенн справился у слуги-полукровки:
– Ну, как она сегодня?
– Не выходит из комнаты, милорд, – был ответ. – Сейчас она там. Всё лежит.
В комнате была полная темнота и тишина – пустое и холодное пространство. Но наше с лордом ночное зрение позволяло нам видеть, что комната не пуста: на кровати кто-то лежал, закутавшись в толстое пуховое одеяло почти с головой. Лорд Эльенн, подойдя, склонился и чуть-чуть отогнул головной край одеяла.
– Родная... Малышка, это я, папа, – сказал он вполголоса, ласково. – Посмотри на меня. Ну, ну, не притворяйся спящей, ты же не спишь, я вижу. Открой глазки и посмотри, кто со мной пришёл.
Пухлый ком одеяла не пошевелился. Лорд Эльенн вздохнул.
– Так... Ну, может, свет её как-то расшевелит.
Он включил лампу на прикроватной тумбочке. В зеленоватом свете атласно заблестела ткань одеяла, шторы и обои с шелкографией. А ещё – прядка волос на подушке с кружевами.
– Эрика, Аида пришла, посмотри, – сказал лорд Эльенн.
Я шагнула к кровати.
– Можно, я с ней поговорю?
Мне удалось открыть её лицо. Тут же моё сердце сжалось от боли: глаза у Эрики были совершенно пустые, невидящие и неподвижные. На моё появление и голос она никак не отреагировала.
– Красавица моя. – Мои губы щекотали её висок, ушко, щёку, нос. – Я здесь, с тобой. Ты меня узнаёшь? Прости, прости меня... Мне не следовало так уезжать – без единого слова. Скажи хоть что-нибудь, посмотри на меня!
Слова горько-солёным комом застряли в моём неистово сжавшемся горле. Дальше я могла только перебирать пальцами её волосы и зажмуривать глаза, чтобы не дать прорваться слезам. Она же оставалась безучастной – действительно, казалось, будто от неё осталась лишь оболочка.
– Она никому не отвечает, – с печальным вздохом сказал лорд Эльенн.
– Ничего, – прошептала я. – Она вернётся.
– Так ты согласна помочь? – спросил лорд. Его голос дрогнул радостью.
Я была согласна на всё, лишь бы снова увидеть её прежней. Чтобы вернуть её глазам живой блеск, а губам – улыбку, я была готова пойти на любые жертвы. В том числе и сделать шаг к сумраку...
В ту же ночь сумрак коснулся меня. Приняв оправленный в золото хрустальный кубок с кровью из рук лорда Эльенна, я выпила до дна. Эрика в белой ночной рубашке лежала рядом на полу, сжавшись в позе эмбриона, безразличная ко всему. Лорд положил руки на мои плечи, встав у меня за спиной, и тут же я попала в какое-то иное измерение. Стены дома исчезли, со всех сторон меня окружал плотный, как вода, серый туман, слегка разгоняемый пламенем свечей. Но самое главное – казалось, будто он живой и разумный, будто он смотрит на меня, хотя у него и не было глаз. Бесконечное туманное пространство представляло собой концентрат психической энергии – так мне пояснил голос лорда Эльенна в голове.
«Ищи Эрику, – говорил он мне. – Она должна быть там».
Легко сказать – ищи! Это при том, что я не знала даже, как передвигаться в этом тумане, не то что кого-то искать. Но стоило мне только подумать о ней, как я её тут же увидела. Она брела, как потерянная, сама не зная, куда и зачем, скользила бесприютным призраком с пустотой в глазах. Я мысленно позвала её, и Эрика остановилась, глядя на меня со смутным узнаванием во взгляде.
«Иди ко мне, красавица, – звала я. – Возвращайся к нам, без тебя мир уже не тот. Разве ты не понимаешь, какое горе ты причинила отцу и мне?»
Тоска и боль отразились в её глазах. Качая головой, она отступала назад.
«Нет, Эрика, не уходи, – умоляла я. – Я люблю тебя... Очень».
Но она неумолимо отдалялась. Тогда я в отчаянии воскликнула, обращаясь к туману:
«Сумрак! Отдай её душу. Взамен я жертвую тебе часть своей. Я больше не убью ни одного вампира, а моя жажда крови будет получать утоление. Только верни её назад...»
Всё закружилось в тошнотворном вихре: меня будто выжимали в центрифуге, откачивая все жизненные силы. А потом эта бешеная воронка выплюнула меня, и я оказалась в сумрачном зале, окружённая мерцанием свечей. Кубок с каплей крови на дне стоял рядом на мраморных плитках пола... Вдруг у меня на глазах он начал сам собой наполняться: крови становилось всё больше, пока она не полилась через край.
– Пей половину, – приказал лорд Эльенн, беря переполненный кубок и поднося к моему рту.
Я пила, давясь и стуча клыками о края, а кровь капала с пальцев лорда. Потом он опустился на колено рядом с Эрикой, бережно приподнял её и усадил.
– Пей, малышка, – сказал он ласково и мягко.
Эрика послушно пила. Капля крови потекла из уголка её рта, упала на грудь. Я, не отрываясь, всматривалась ей в глаза – не появится ли там отблеск мысли, какой-то признак того, что она снова с нами и телом, и душой? И точно: сначала смутное, а потом всё более отчётливое выражение страдания проступило в её взгляде.
– Папа... зачем? – устало и измученно проронила она с пролегшей между бровей трагической и горькой складкой.
– Затем, что мир стоит того, чтобы смотреть на него ясными глазами, – проговорил лорд Эльенн, сгрёб дочь в объятия и прижал к себе, зажмурившись.
Я вышла на крыльцо. Небо расчистилось, и осенний сад был озарён яркой луной. Вроде бы я осталась прежней, только холодок поселился под сердцем. Ни мои чувства, ни мысли не изменились, никаких разительных метаморфоз не произошло, только – холодок этот... Лунный, сумрачный.
Лёгкие руки легли мне сзади на плечи. Эрика обняла меня, прижавшись к моей спине и положив подбородок мне на плечо.
– Больше никогда так не делай, красавица, – сказала я, накрывая её руку своей. – Ты очень дорога своему отцу... И мне.
Сразу уехать я не могла: нужно было отогреть Эрику, помочь ей снова стать прежней. Теперь между нами были только платонические отношения, и в ответ на все робкие попытки Эрики страстно прильнуть ко мне я ласково, но твёрдо давала ей понять, что отныне я для неё только сестра и друг. Тяжело и больно было видеть тоску в её глазах, но по-другому я не могла поступить. После того, что между нами было, нелегко довольствоваться дружбой, но постепенно Эрика как будто нашла в себе мужество принять это.
– Лучше жить и любить друг друга так, чем одной из нас пребывать душой в сумраке, а другой – тосковать и мучиться чувством вины, – убеждала я, и она вроде бы соглашалась.
Но в глазах её затаилась грусть...
Мне пришлось присутствовать на Совете лордов и, глядя в глаза матёрым кровососам, заверять их в том, что я более не представляю для них опасности; был там и лорд Немет, до которого я ещё совсем недавно планировала добраться. Я ломала голову над тем, как его достать, и вот – он был передо мной. Казалось, мечта сбылась... Будь у меня с собой оружие – не задумываясь бы убила, но вот злая ирония: теперь я не могла этого сделать, связанная обещанием.
– Дорогие собратья, я отлично понимаю, что Аида заслужила наше недоброе отношение, истребляя нас, – сказал лорд Эльенн. – Но могу вас заверить, что отныне она добровольно прекращает охоту на детей сумрака. Более того, вернув мою дочь Эрику к нормальной жизни, она снискала моё личное расположение и признательность. Думаю, это можно зачесть ей в заслугу.
Двенадцать лордов, сидя за длинным столом в сумрачном и холодном зале, слушали (мой отец был тринадцатым и председательствовал на Совете). Мне было отведено место в стороне от стола, в одиноко стоящем массивном деревянном кресле с кожаной спинкой и сиденьем. Немет, золотоволосый и красивый, как греческий бог, с алыми сочными губами и лебединой шеей, во время всей речи лорда Эльенна сохранял иронический вид, изящно подпирая рукой подбородок.
– Прошу прощения, но что-то мне с трудом верится, что охотница, столько лет преследовавшая детей тьмы, сама!.. добровольно!.. решила уйти на покой, – проговорил он.
– Это – часть её жертвы, – негромко и серьёзно ответил лорд Эльенн. – Благодаря которой Эрика снова радует всех своей улыбкой.
– Хммм... – Немет бросил на меня долгий взгляд сквозь задумчивый прищур. – Интересно знать, что её побудило пойти на такие жертвы ради вашей дочери?
Лорд Эльенн выпрямился, с достоинством блестя глазами.
– Потому что они с Эрикой – родные сёстры, – объявил он решительно.
Среди лордов прошелестел удивлённый шепоток.
– Да, я официально признаю Аиду своей дочерью, – сказал лорд Эльенн. – И готов дать ей мою фамилию – если, конечно, она захочет носить её, присоединив, например, к своей.
Я оценила его поступок. Лорд Эльенн рисковал своей репутацией, признавая подобное родство... И только такой глыбе вампирского мира, как он, можно было позволить себе пойти на такой риск.
– Ого, какой любопытный поворот! – воскликнул Немет, с интересом переводя взгляд с меня на моего отца и обратно. – Не ожидал, не ожидал. Да и для всех присутствующих это немалый сюрприз, насколько я могу видеть.
– Итак, уважаемые собратья, я прошу вас отнестись к моей просьбе со всей серьёзностью, – сказал лорд Эльенн, опираясь обеими руками о край стола и обводя глазами собрание. – Я ходатайствую о заключении мирного соглашения между Аидой и вампирским сообществом. Она не трогает вампиров, вампиры не трогают её – примерно так. Аида, – обратился он ко мне, – подтверди уважаемому Совету лордов, что ты обязуешься исполнять свою часть соглашения.
Тринадцать пар вампирских глаз были устремлены на меня выжидательно, враждебно, с любопытством, настороженностью, недоверием – целая гамма эмоций выражалась в них.
– Да, подтверждаю, – глухо проговорила я. – Я покидаю ряды охотников.
– Невероятно, – с потрясённым видом произнёс Немет, откидываясь на спинку кресла и скрещивая руки на груди.
– И тем не менее, это так, – ответил лорд Эльенн.
Разразился спор. Мой отец привлёк на помощь всё своё красноречие, убедительность и дипломатию, и когда в конце концов было решено проголосовать, семь вампиров оказались на его стороне, четыре высказались против, а Немет воздержался. Он сидел с таким видом, будто его крайне изумляло всё происходящее, и время от времени восклицал: «Ну надо же!», «Кто бы мог подумать!», «Всемогущий сумрак!»
– Я не готов проголосовать ни за, ни против, – объявил он. – Как решит уважаемый Совет, так и будет.
Простым большинством голосов мирное соглашение было утверждено. Вот, Алёнка, это и есть та грустная история о моём выходе «на пенсию».
Лорд Эльенн обучил меня всем вампирским психическим приёмам, в том числе и самым сложным и мощным – тем, которыми владеют только старые опытные лорды, а также поделился со мной рецептами многих снадобий. Его фамилию я присоединила к своей, став Вангелиди-Эльенн, но фактически пользовалась только первой частью этой двойной фамилии.
Как я жила дальше? Уйдя из охотников, я утратила смысл своего бытия. Цель, ради которой я на протяжение многих лет открывала глаза по утрам, больше не существовала. С моим мужем, богатым русским бизнесменом, я познакомилась в казино в Монте-Карло. Историю моего брака ты знаешь: я рассказывала об этом Эрике, и почти каждое слово в этом рассказе было правдой. Почти – за исключением одной детали. Я сказала, что не поладила со взрослой дочерью мужа, но на самом деле мы очень хорошо поладили. Собственно, девушка меня сначала и заинтересовала, а потом её отец положил на меня глаз. В постели я была ему не нужна: на самом деле он любил юношей, а жена ему требовалась для прикрытия. А мне надоело быть перекати-полем, захотелось стабильности, и вот – случился этот странный союз, просуществовавший, впрочем, недолго. При разводе муж меня хорошо обеспечил: то, что мне досталось, составляло лишь небольшую часть его состояния, так что он ничуть не обеднел, а мне одной этого было более чем достаточно. Работу психотерапевтом я себе придумала, чтобы не умереть со скуки, а ещё отчасти потому, что у пациентов под гипнозом очень удобно понемножку брать кровь из незаметных мест. Вреда им это не наносило, а меня избавляло от необходимости рыскать в поисках жертвы по улицам города.
А потом я встретила тебя. И, кажется, смысл вернулся в мою жизнь.
Ты ещё не устала слушать мои откровения, Алёнушка? Видимо, действительно пора заканчивать болтовню и начинать действовать. Я верну тебя к жизни, обещаю. Держись там, милая, осталось совсем чуть-чуть.

+1

8

Глава 29. Штурм замка и спящая красавица

Просторный гроб. Не самый мудрый приказ и нападение. Ох уж эти розы! Предчувствие беды и эффектное появление. Трус. Сердце.

– «Красивые – красивой. Спи, дитя!
[2]
» – вздохнул князь Огнев, любовно и бережно укладывая срезанные в саду белые розы по периметру гроба.

Самый большой и красивый цветок он положил на грудь Алёны, осторожно отогнув её ледяные пальцы и подсунув стебель под них. Розовый шип вонзился в кожу на её руке, но ничто не дрогнуло в её неподвижном, бледном и спокойном лице.
– О! – сокрушённо воскликнул Огнев, тихонько поправляя розу так, чтобы шипы не касались руки Алёны. – Простите меня, моя милая.
Гроб был дорогой и огромный – слишком большой для такой хрупкой девушки: места в нём вполне могло хватить ещё для одного человека. Белоснежный шёлк внутренней обивки, блестящая полированная поверхность крышки... Печальная роскошь. «Это всё, что я могу сделать для неё», – сказала Эрика.
Огнев с грустью всматривался в покрытое смертельной бледностью лицо в гробу, когда в зал вошла Эрика.
– Князь, может, хватит уже вздыхать, как герой романтической баллады? – проговорила она вполголоса. – Зачем это всё? Сколько ещё вам нужно времени, чтобы на неё налюбоваться?
– Моя дорогая мадемуазель Эрика, вы разве не читали Эдгара Аллана По? – скорбным шёпотом ответил Огнев. – В его «Заживо погребённых» очень ярко описаны подобные случаи. Я думаю, нам следует подождать ещё немного... Пока не появятся... гм, гм... явные признаки тления. – И князь вздохнул.
Эрика покачала головой, болезненно поморщившись.
– Ох уж эта ваша страсть к литературе... А по-моему, бедняжку нужно похоронить, – сказала она. – Я знаю, это моя вина... И я буду держать ответ перед Аидой. Теперь она возненавидит меня... но мне уже всё равно. Хуже уже не будет. Проклятый Немет убил папу...
Отвернувшись, она беззвучно заплакала. С одного скорбного зрелища – Алёны в гробу – князь переключил своё внимание на другое.
– О... Мадемуазель, милорд ещё жив, я уверен, – сказал он, деликатно дотрагиваясь до вздрагивающих плеч Эрики.
Та усилием воли остановила слёзы, ожесточённо сжав губы и смахнув влагу с ресниц.
– Нужно хотя бы забрать его тело или то, что от него осталось, – сказала она глухо, со скорбной решительностью. – Я отправлю туда часть нашей охраны. Пойду к Фон Линдау и прикажу ему выступать.
– Но, мадемуазель... Это же верная смерть для них! – пробормотал Огнев. – У лорда Немета явный численный перевес! Это неразумно!
Но Эрика, вскинув голову, твёрдым шагом направилась к выходу из зала. Князь устремился было следом за ней, потом со стоном метнулся обратно к гробу, не желая покидать Алёну, рядом с которой он дежурил, чтобы не пропустить появление признаков тления, затем в отчаянии оглянулся на уходящую Эрику...
– Ах, ну что за... – пробормотал он, заламывая руки.
Побыв ещё пару мгновений в положении буриданова осла, он всё-таки сделал выбор. Склонившись к Алёне, он поцеловал краешек её савана и сказал:
– Моя дорогая мадемуазель, прошу меня извинить, я отлучусь буквально на минутку! – и побежал за Эрикой.
В кабинет начальника замковой охраны они вошли почти одновременно. Фон Линдау курил трубку и раскладывал пасьянс, а при появлении дочери лорда Эльенна встал навытяжку.
– Чем обязан, фройляйн?
Эрика, прямая как стрела, сказала, блестя влажными глазами:
– Господин Фон Линдау! Я прошу вас взять часть охраны и отправиться к лорду Немету... Нужно отбить у него моего отца. Возможно, его нет в живых... В таком случае убейте лорда Немета и как можно больше его вампиров.
– Э-э, кхм-мм, – озадаченно кашлянул начальник охраны. – Фройляйн, откуда у вас такая информация о милорде?
Эрика со слезами на глазах взволнованно задышала, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать. Она изо всех сил старалась быть твёрдой и решительной.
– По ментальному каналу от него нет ответа, – сказала она. – Вместо ответа идёт холод и пустота, как будто... как будто... – Закрыв глаза, Эрика пыталась овладеть собой. Снова их открыв, она глухо и сдавленно договорила: – Во всяком случае, даже если он жив, то сейчас находится в беде, и я как его дочь это чувствую. Поверьте мне, господин Фон Линдау, у меня с ним очень сильная связь.
– Возможно, какие-то обстоятельства заставляют милорда молчать, – проговорил Фон Линдау осторожно. – Мало ли...
– Да какие, к чёрту, обстоятельства?! – Голос Эрики сорвался на всхлип. Блестя клыками из-под агрессивно приподнятой верхней губы, она негромко отчеканила: – Оторвите вашу задницу от кресла, господин Фон Линдау, и отправляйтесь на помощь вашему лорду! Я приказываю!
Начальник охраны нахмурился.
– Извините, фройляйн, но приказывать мне имеет право только милорд Эльенн, – ответил он холодно.
Эрика с размаху ударила кулачком по столу, да так, что все находившиеся на нём предметы подскочили, а из её глаз брызнули слёзы.
– Да поймите вы, осёл тупоголовый!!! Папа уже не сможет вам ничего приказать... Он или мёртв, или находится в беспомощном состоянии! Ч-чёрт!..
Она зашипела и затрясла ушибленной о стол кистью. Князь Огнев, завладев её рукой, покрыл её поцелуями.
– Осторожно с ручкой, мадемуазель... Не надо так...
– Князь, если не можете ничем помочь, тогда хотя бы не путайтесь под ногами, – раздражённо ответила Эрика, высвобождая руку. – Господин Фон Линдау, или вы делаете, как я говорю, или я вынуждена буду объявить вас предателем! О вашем поведении и бездействии в критической ситуации будет известно Совету лордов, который я как дочь и заместитель председателя имею право созывать. И на вас ляжет вина в гибели моего отца! Вы этого хотите?
Фон Линдау прищурился и глухо зарычал.
– Хорошо! – рявкнул он. – Скольких бойцов вы прикажете взять? На охране замка тоже должен кто-то остаться!
– Оставьте нам десять охранников, – сказала Эрика. – А остальных берите с собой.
– Слушаюсь, – сухо отозвался Фон Линдау. – Ответственность за последствия лежит на вас.
За отправкой отряда Эрика наблюдала с балкона. Насколько решительной она была с начальником охраны, настолько же растерянной и испуганной выглядела сейчас. Стоя рядом с ней, Огнев промолвил учтиво и вкрадчиво:
– Простите, мадемуазель, но, боюсь, это не самый мудрый из приказов, как мне кажется... На вашем месте, прежде чем что-нибудь предпринимать, я бы связался с мадемуазель Аидой: она в военных вопросах смыслит больше нас с вами.
Эрика метнула в него угрюмый колючий взгляд.
– У нас нет времени её ждать, князь, – ответила она. – Каждая минута на счету... А жизнь папы – если он ещё жив – висит на волоске.
– Не ждать, – пояснил Огнев. – Просто проконсультироваться на расстоянии.
– Переговоры по ментальному каналу не всегда надёжны, – возразила Эрика. – Тот же Немет умеет копаться в сумраке на предмет чужих мыслей. Нужно что-то делать, сидеть сложа руки нельзя! Вот я и делаю... что могу. В отличие от Аиды, которая шляется чёрт знает где.
– Это похвально, – грустно вздохнул Огнев. – Весьма похвально.
Он вернулся в траурный зал к гробу, всмотрелся в лицо Алёны. Кажется, за время его отсутствия каких-либо признаков тления не появилось. Князь поправил несколько бутонов и уселся на табурет.

Прошло три дня, но от отряда не было никаких вестей. Эрика не находила себе места, то принимаясь плакать, то в ярости крушить мебель. Когда князь попытался её успокоить, она швырнула в него вазой. Огнев проворно пригнулся, и ваза разлетелась вдребезги о стену.
– Мадемуазель, мадемуазель! – воскликнул он, слегка пружиня ноги в готовности к внезапному продолжению манёвров. – Умоляю вас!
А Эрика рухнула в кресло и бессильно закрыла лицо руками.
– Это конец... – прошептала она с отчаянием. – Они погибли... Я отправила их на смерть... Я хотела спасти папу! Я просто хотела его как-то спасти!
Князь осторожно, по-крабьи, бочком приблизился, готовый при первых же признаках очередной вспышки ярости у Эрики обратиться в бегство.
– Мадемуазель Эрика... Ну конечно же, вы хотели как лучше! Вы сделали всё, что могли при данных обстоятельствах, – мягким, успокаивающим тоном сказал он. – Вы устали... не спали несколько суток. Прошу вас, прилягте хотя бы на пару часов, отдохните немного, а я не буду смыкать глаз. В случае чего я вас немедленно разбужу.
Эрика уронила руки на колени, с выражением безнадёжной горечи глядя куда-то вдаль.
– Я не могу... Не могу спать.
– Если вы будете изнурять себя, это всё равно не поможет, – рассудительно заметил Огнев. – Напротив, может оказать вам дурную услугу. Прошу вас, мадемуазель... Прилягте хоть на пять минут.
Эрика осталась сидеть в кресле, поникнув головой на грудь. Её усталые веки закрылись, и князь тихонько отошёл на свой пост – к Алёне.
Над горами мертвенной желтизной догорал закат. На фоне темнеющего неба показалось несколько моторизованных парапланов, которые приближались к замку. Дозорный на сторожевой башне, увидев их, тут же начал бить в колокол. К бойницам выскочили снайперы. В нескольких парапланеристов им удалось попасть, но те оказались радиоуправляемыми манекенами, призванными отвлекать внимание стрелков, в то время как двое настоящих штурмовиков всё-таки приземлились в замковом дворе. Чтобы обезвредить привратников, они воспользовались дротиками с парализующим ядом мгновенного действия, и, прежде чем остальная охрана замка успела примчаться, ворота были открыты, впуская отряд из тридцати или сорока бойцов в чёрных костюмах, похожих на ниндзя.
«Тревога, тревога», – гудел колокол. Эрика мгновенно открыла глаза и вскочила. Нападение? Да, нападение... «Если это штурм, мы погибли», – пронеслось в голове. Но она не собиралась дёшево отдавать свою жизнь. Если ей суждено погибнуть, то она заберёт с собой нескольких бойцов Немета.
Бросившись в арсенал, Эрика растерялась: оружия – до чёрта, но какое взять? Она не была воином: при постоянно окружавшей отца массе охраны это не требовалось. Её холили, лелеяли и защищали, а сама она не владела ни одним видом оружия, только психическими приёмами. Но чем-то вооружиться было необходимо, и Эрика выбрала электрошокер и кинжал с посеребрённым клинком. Стараясь не коснуться лезвия, она сжала рукоятку.
...Князь Огнев, услышав колокол, чуть не свалился с табурета.
– Что бы это могло значить? – пробормотал он, кинувшись к окну.
Ничего разглядеть ему не удалось: ворота с этой точки были не видны. Но он определённо чувствовал, что началось что-то нехорошее. В замок кто-то проник, в покоях шёл бой. В том, что десятеро охранников сумеют выстоять, Огнев очень сильно сомневался. Что ж, Эрика сама виновата. Но куда же ему спрятаться? Князь огляделся, и его осенило: гроб! Для хрупкой девушки он был великоват...
– Простите, мадемуазель Алёна, – пропыхтел Огнев, забираясь внутрь и прикрывая крышку. – Я извиняюсь за причиняемые неудобства, но не могли бы вы чуть-чуть подвинуться? Тут места вполне хватит нам обоим... Упс... Проклятые розы...
Лёжа на безвольном холодном теле девушки, князь пытался угнездиться получше, но при этом всё время кололся о шипы. Ложе оказалось весьма неудобным.
– Чёрт меня дёрнул наложить сюда этих гадких роз, – ворчал и шипел он шёпотом. – Ай... Ой... Проклятье... Ах... Упс!
Крышку он прикрыл не слишком плотно, чтобы проходил воздух. Ворочаясь, князь ощутил под своей рукой округлую выпуклость, рядом – вторую такую же. Поняв, что облапал грудь Алёны, он отдёрнул руку.
– Ох... Простите ради всего святого, мадемуазель, я не нарочно...
Кое-как сдвинув цветы, чтобы они не доставали его своими шипами, князь затаился.

* * *
Моим номером десять стал владелец вампирского ночного клуба «Красный петух» Альбано Сааведра. В этом притоне ежемесячно устраивались кровавые оргии с убийством людей, но я положила конец этой порочной практике. Сила Альбано перешла ко мне, ну а клуб... Клуб сгорел.
Мне оставалось лишить силы всего трёх вампиров, когда меня накрыло страшное ощущение беды. Беда распластала в небе серые крылья из туч, лила слёзы дождём, а я стояла посреди улицы, не в силах пошевелиться. Душа и сердце окаменели, а лужи вокруг меня пузырились...
Что-то случилось с отцом и Алёнкой. Причём если от лорда Эльенна шёл слабый сигнал, свидетельствовавший о том, что он жив, то от Алёнки – полное молчание и холод. Её не было здесь, душа не откликалась на мой зов.
Чёрное удушье сдавило мне горло и грудь. Прошлая жизнь? Теперь это казалось сном, диким, далёким и нереальным. В Алёнке не было следов тьмы, пятнающих душу убийцы на много воплощений вперёд. Всё это осталось в прошлом, она пришла в эту жизнь чистой, как белая голубка, будто чьи-то светлые крылья забрали её груз. Но теперь, кажется, душа её снова стала крылатой...
Алёнки не было в живых.
Это страшное чувство придавило мне грудь, как холодная каменная плита. Дождь струями стекал по лицу, чёлка прилипла ко лбу, а в небе над крышами раскинулась радуга. Нет, нет, не может быть, это ошибка! В охватившей меня буре протеста мне хотелось сорвать небо и скомкать в кулаке, как мокрый лист бумаги...
Нет, нет, я ошиблась. Этого не могло быть. Алёнка не могла умереть, мне это просто почудилось.
Чашка эспрессо грела мои дрожащие пальцы, с волос капала вода. Маленький обжигающий глоток... Нет, холод из-под диафрагмы не ушёл, а лица посетителей кафе казались смайликами на экране. Я должна вернуться, должна убедиться, что с ней всё в порядке. Решение созрело: я еду обратно.
Дворники вытирали с лобового стекла слёзы радуги, поскрипывая: прошлое надо оставлять в прошлом, иначе оно может убить наше будущее.
Я подъехала к замку Небельберге на закате, когда от зари оставалась слабая лимонно-жёлтая полоска. Странно: ворота открыты, подъёмный мост опущен. Привратники валялись то ли без чувств, то ли уже без жизни.
Из машины я вышла во всеоружии: по автомату с противовампирскими пулями в каждой руке, в карманах – сменные рожки к ним, на бедре – пистолет с зарядом ампул, за спиной – две посеребрённые катаны. Ещё по карманам были рассованы сюрикэны и метательные ножи, запасные картриджи с ампулами, но это уже так – мелочь.
Приехала я очень вовремя, как оказалось. Большому отряду воинов в чёрном противостояла ничтожная кучка вампиров и полукровок. Но где же все остальные? Охраны ведь было больше! Лорд Эльенн собрал их больше четырёх десятков. Неужели все перебиты? Где же Алёнка, что с ней? Но все эти вопросы оставались пока без ответов: мне пришлось незамедлительно пустить оружие в ход, потому что на меня мчались четверо воинов лорда Немета. В том, что они принадлежали именно его лагерю, у меня сомнений не возникло ни на миг.
Заговорили мои автоматы, испепеляя воинов в порошок. Значит, всё-таки вампиры, не полукровки. Мимо свистнули несколько дротиков, но я успела отклониться. Нет, ребята, ядами вы меня уже не возьмёте. И ваши психические потуги, отразившись о моё мощное «зеркало», упадут на ваши же бедовые головушки.
Ага, твари почуяли, кто пришёл по их душу! С кучки защитников замка они переключились на мою скромную персону.
– Сколько внимания сразу, – хмыкнула я, выхватывая пистолет с ампулами. – Я польщена, друзья мои!
Одна ампула между глаз – и кровь вампира моментально вскипает, бурная реакция разносит тело в клочья. Этих чёрных «ниндзя» было не меньше тридцати, но уже на первых двух минутах боя их число заметно сократилось. Чем только в меня не стреляли: и дротиками, и крупнокалиберными пулями, способными разнести голову слону, и пытались достать меня психическими атаками. Вот только ребята были не в курсе, что во мне – сила десяти вампиров, а значит, я в десять раз быстрее их.
Горе-защитничкам моё эффектное появление подняло боевой дух, и они смело ринулись мне на помощь.
– Давайте, давайте, не одной же мне за всех отдуваться! – крикнула я им.
Пара дротиков всё-таки воткнулась мне в бедро. На глазах у стрелявшего я вытащила их и отбросила.
– Что обрадовался? Думал, свалил меня? – хмыкнула я. – Как бы не так.
И влепила ему промеж глаз сюрикэн. «Ниндзя» пару секунд пошатался, а потом его голова разлетелась, как гнилой помидор. Между тем семеро его товарищей бежали ко мне со всех сторон с обнажёнными катанами: видимо, стрелять им было уже нечем, всё израсходовали, выбивая каменную крошку из стен. На что они рассчитывали? Порубить меня в фарш? Ну, так у меня было ещё полно и патронов, и ампул. Рано ещё для фехтования.
Я подскочила, и весёлая семёрка столкнулась между собой с разбегу. Ещё находясь в прыжке, я троим из них воткнула по ампуле, а четверых угостила серебряными пулями. Приземлившись, я сделала харакири ещё одному любителю восточных единоборств.
И свершилось: они начали бегать от меня! Пришлось преследовать их по всем залам и коридорам замковых покоев – увы, в процессе беготни и стрельбы пострадало несколько особо старинных и ценных витражей. Воодушевлённые моим примером, защитники замка сражались, как львы.
– Молодцы, ребята! Ни шагу назад! – подбадривала я.
В одном из залов в рёбра мне чуть не воткнулся электрошокер. Секунда – и он вылетел из руки нападавшего... а точнее, нападавшей. Это была Эрика. В её глазах, ставших огромными от ужаса, сверкала решимость драться до последней капли крови.
– Полегче, красавица, – усмехнулась я. – Смотри, кого бьёшь.
– Аида?! – И она с размаху повисла у меня на шее.
– Некогда, родная, некогда, – сказала я, высвобождаясь из цепких объятий. – Скажи лучше, почему так мало народу защищает замок? Где все?
У неё дрогнули губы, а лицо исказилось болезненной гримаской.
– Аида... Я послала их к Немету... Папа у него. У них был поединок, и папа... не вернулся с него. Я уже не надеюсь, что он жив.
Я выругалась.
– Чёрт, я же просила ничего не предпринимать! Я сама разберусь с Неметом!
Она, казалось, собиралась вот-вот заплакать.
– Аида... Ты пропала куда-то... Я не знала, что делать, как спасти папу... Они там, наверно, все погибли.
– Мда, военачальник из тебя хреновый, – признала я. – Но отец жив, я чувствую. Где Алёнка?
От выражения её лица моё сердце окаменело снова. Леденящее дыхание беды посеребрило изморозью виски, но сзади надвигалась опасность. Я встретила её короткой очередью, и трое «ниндзя» превратились в пепел.
– Где Алёнка? – повторила я.
Эрика всхлипнула и бросилась бежать. Это ещё что за истерика? Я кинулась следом, попутно стреляя в попадающих под горячую руку «ниндзя», но им уже не требовались пули: они отступали, покидали замок – испугались меня, охваченной тревогой, болью и каменным ужасом. Немногочисленные защитники замка гнали их, как шелудивых псов, моя помощь им уже была не нужна.
Я догнала Эрику в дверях сумрачного зала, освещённого тремя канделябрами. На покрытом чёрной тканью катафалке стоял большой полированный гроб, а рядом валялась опрокинутая табуретка. Вот она, беда – каменная плита...
Эрика стояла, прислонившись спиной к стене и закрыв лицо руками. Что скрывал в себе этот роскошный ящик? Вернее – кого? Крышка блестела в свете канделябров, закрытая неплотно... Просунув пальцы в щель, я подняла её.
Белый шёлк обивки, чёрная пиджачная спина и мужские ботинки. В гробу лежала моя Алёнка – бледная, спокойная, но словно живая и спящая, а на ней среди смятых и поломанных роз пристроился задницей кверху князь Огнев. Увидев меня, он сверкнул улыбкой.
– А... И вы здесь? Как кстати! Всё уже закончилось, как я понимаю? Вы истребили всех врагов? Я не сомневался ни капли. Вы не подумайте чего плохого, мадемуазель Аида... Я тут... гм... ой! – Выбираясь из гроба, он укололся о стебли. – Чёртовы розы! Кто только придумал эти шипы... Я... охранял мадемуазель Алёну от посягательств. Своим телом, так сказать, прикрывал её от... гм... возможного покушения.
Выкарабкавшись, Огнев начал тщательно поправлять белый шёлковый саван, на котором покоились Алёнкины сложенные руки. Примятая роза лежала на её груди.
– Ай-ай-ай, всё помялось, – сокрушался Огнев. – Я прошу прощения...
А у меня за спиной раздались странные, дико звучащие при этих обстоятельствах звуки – смех. Я обернулась. Это Эрика тряслась в истерическом хохоте, сползая по стене на пол.
– Князь, вы... вы – трус! – задыхаясь, смеялась она. – «Защищал от посягательств...» Да вы просто... ха-ха-ха... обыкновенный трус! Вы недостойны называться мужчиной...
– Мадемуазель Эрика, прошу вас, успокойтесь, – не отреагировав на «труса», сказал Огнев. – У вас нервная реакция.
И Эрика, и князь ушли куда-то за серую пелену. Светлое, сияющее лицо Алёнки заслонило собой всё прошлое, не оставляя и тени сомнения: люблю. Люблю, люблю бесконечно. Но слишком поздно: пальцы холодны как лёд, губы безучастны, ресницы сомкнуты. Слёзы выплаканы, долги выплачены.
– Нет... Нет, только не это, – шептал мой осипший от боли голос. – Алёнка, ты не могла так со мной...
Мои ладони – на её холодных щеках. А из-за серой пелены – голос Огнева:
– ...Эдгара Аллана По «Заживо погребённые»? Там описана масса таких случаев. И это всё – чистая правда! Это называется летаргический сон. Её тело остаётся нетленным слишком долго, понимаете? Признаков тления нет, а должны были уже появиться! Я и мадемуазель Эрике то же самое твержу, а она хочет её похоронить.
– Сколько дней она так лежит? – спросила я, чувствуя, как моя кровь согревается.
– Уже более десяти, – ответил Огнев. – Нет-нет, что-то около двенадцати... Не помню точно. В общем, все мыслимые сроки сохранности для мёртвого тела вышли! Она жива, говорю вам! Это летаргия. Вот вы, уважаемая мадемуазель Эрика, попрекаете меня излишней любовью к литературе... А читать, как вы сами убедились, не только приятно, но ещё и полезно!
Я приложила ухо к неподвижной Алёнкиной груди. Моя девочка, моя родная, прости меня. Это я виновата. Я кляну каждый свой шаг, отдалявший меня от тебя, каждое своё слово, причинившее тебе боль. Пусть прошлое останется в прошлом, страница бытия давно перевёрнута и заполнена новыми письменами.
Тук.
Неужели?!..
Я сгребла холодное тело в объятия, роняя на пол несчастные измятые розы. Тук! Это было сердце! Слабый, еле слышный удар. Через долгие, бесконечные полторы минуты – ещё один. Моя кровь, горячая и вновь живая, шумела в висках.
– Мы сожалеем...
Это подошли защитники замка – потрёпанные, усталые, окровавленные. Держа Алёнку в объятиях и причёсывая ей пальцами волосы, я улыбнулась.
– Не надо сожалеть, ребята. Она только спит. И я разбужу её, чего бы мне это ни стоило.

Глава 30. Обряд у костра

Письмо из прошлого и причина чистоты. Признание и польза чтения Эдгара По. Стоящий Медведь и сумрачные леса. Костёр на поляне и последняя жертва. Чистая память.

Передо мной стояла сумка с Алёнкиными вещами. Мне просто хотелось держать их в руках: если в её пальцах тепла не осталось, то здесь, казалось, оно ещё сохранилось. И запах. У каждой вещи была своя история, своя аура, даже оттенок запаха – и тот свой. А это что? Какой-то листок бумаги, старый, пожелтевший от времени. Адресован мне. Исписан чернилами, причём рукой, явно не привычной к таким старинным канцелярским принадлежностям: в эпоху шариковых и гелевых ручек это совсем не удивительно.

«Многоуважаемый и досточтимый граф! Вас нижайше приветствует Тьерри, бывший разбойник. Собственно, разбойником я стал не совсем по своей воле...»

  Написано по-русски, но каким-то странным, не похожим на Алёнку стилем, местами – с переходами на старофранцузский. Куча клякс, некоторые буквы не разобрать.

«Засим низко кланяюсь, и да будет Всевышний милостив к Вашей светлости...»

Так вот она, причина такой чистоты... В этом монастырском саду среди яблонь в бедном сером рубище ходило покаяние, оно же выводило и эти строки – не поднимая головы и глаз, ссутулив плечи. Какое отношение к этому имел отец? Как бы то ни было, это для меня уже не имело значения, равно как и Алёнкино прошлое – такое запредельно давнее, что не грех и забыть. Горькая Аннетта... Исчезнувший сорт яблок. Нелюбовь к яблочному соку. Если бы я могла, я бы вырвала эту страницу из её памяти и разорвала в клочья.
Господи, бедная моя, она решила, что я её ненавижу... Она просто не выдержала свалившихся на неё воспоминаний. Боль, растерянность, отчаяние, тоска, одиночество и тёмное чудовище памяти. Она осталась один на один со всем этим, а меня не было рядом.
– Аида...
На пороге комнаты стояла Эрика. Вид у неё был подозрительно виноватый: грустное лицо, опущенные глазки, поникшие плечи – будто она тоже несла какой-то груз. Взглянув на сумку с вещами, она вздохнула.
– Аида... Это моя вина. Это из-за меня, – чуть слышно проговорила она, садясь на кровать рядом со мной.
Я непонимающе нахмурилась.
– Ты о чём?
Опять вздох. Теребя пальцами подол платья, она сказала:
– Это с ней случилось после моего укуса. Я... Я выманила её из замка на прогулку и там укусила. Аида, я... Для меня невыносимо видеть, как ты её целуешь, как с нежностью смотришь на неё... Я чувствую, что неумолимо теряю тебя.
Зарыв лицо в ладошки, она тихо завсхлипывала, вздрагивая плечами. А я подумала: так вот что послужило толчком к открытию памяти – укус! Для прорыва барьера нужен был какой-то сильный стресс, критическое состояние организма, болезнь, травма... ну, или укус.
– Можешь меня ненавидеть, – плакала Эрика. – Да, я желала ей смерти... Это просто было невыносимо. Я уже потеряла тебя, я знаю.
Я вздохнула, обнимая её за плечи и целуя в висок.
– Глупая ты... Моя бедная глупая красавица. Что бы ты ни натворила, я не могу тебя ненавидеть.
Она, потешно шмыгая покрасневшим носиком, подняла на меня заплаканные глаза.
– Почему?
– Потому что я тебя люблю, дурочка. – Я тихонько прильнула губами к её по детски пухлому ротику – не страстно, а скорее с усталой нежностью.
Эрика, уткнувшись в моё плечо, разревелась с новой силой, а я уже в который раз пожалела, что родилась эмпатом. Тут своя-то боль с ума сводила, и вот теперь вдобавок – её чувства, как сумасшедший горький ураган, накрывали с головой. Она так и не оправилась после выхода наружу правды о нашем кровном родстве, не смирилась и все эти годы тосковала по нашим прежним отношениям.
– Глупенькая ты, глупенькая, – сказала я со вздохом. – Пойми ты, что моя любовь к тебе не пропала никуда и даже не уменьшилась ни на йоту. Ты по-прежнему – моя красавица. Это и есть самое главное – то, что чувствуешь вот тут. – Я показала себе на сердце. – Нет ничего дороже этого. А остальное... Ты уж прости, малыш, только спать со своей сестрёнкой я не могу. Ничего не поделаешь.
Горько всхлипнув, она выбежала из комнаты. Я выглянула в коридор и позвала вслед:
– Эрика! – но только замковое эхо холодным каменным отзвуком удвоило мой возглас.
Князя Огнева я нашла рядом с Алёнкой. Он уже срезал в саду охапку свежих роз, влажных от росы и бледно-розовых, и заменял ими измятые. Заметив меня, он с виноватой улыбкой сказал:
– Мадемуазель Эрика называет это романтическим вздором. Ну, что поделаешь... Я всегда был романтиком. Я считаю, что прелестная мадемуазель Алёна заслуживает самых лучших на свете цветов. Жаль только, она их не видит.
– Алёнка заслуживает всего самого прекрасного, что есть на свете, – сказала я. – Спасибо, что не позволили её закопать, князь. – И добавила с усмешкой: – Да, читать Эдгара По и правда бывает полезно. А сейчас не могли бы вы оставить нас наедине?
– Да, да, само собой разумеется, – ответил он с поклоном.
Остаток ночи я провела с Алёнкой, пытаясь отогреть своим дыханием её пальцы. Я почему-то верила, что она меня слышит, и рассказывала ей свою историю. Свечи потрескивали и оплывали, умирающие розы издавали прощальный аромат, а я заново проживала свою жизнь с самого начала.
Когда в витражные окна зала заглянули первые рассветные лучи, я поднялась. Оставлять Алёнку здесь было небезопасно, учитывая малое количество охраны, и я решила отвезти её на нашу румынскую охотничью базу. Времени, конечно, прошло много, но я надеялась, что она ещё действует.
На внутреннем замковом дворе я ещё вчера приметила отличный внедорожник, похожий на мой – даже марка совпадала, хотя модель была чуть другая. Переложив в него своё оружие и добавив кое-что из здешнего арсенала, я закутала Алёнку в одеяло и уложила на раздвинутое в качестве спального места заднее сиденье, зафиксировав положение тела подушками – чтобы, если машину тряхнёт, она не скатилась и не ударилась.
На базу мы приехали к позднему вечеру – хвала небесам, без приключений, хотя я пребывала в напряжённой готовности все эти долгие часы. Взяв Алёнку с её удобного и мягкого ложа, я вошла в пещеру, встала на платформу лифта и локтем нажала кнопку. Система загудела и пришла в движение – значит, база действовала.
Всё здесь было по-прежнему – у меня даже сердце заныло с ностальгической грустью. Когда лифт остановился, нас неприветливо встретили дула автоматов и незнакомые лица: видимо, состав команды поменялся за эти годы.
– Привет, ребята, – сказала я по-французски. – Рада вас видеть, хоть и не знакома ни с одним. Я из старого состава группы, вы меня, может быть, и не знаете. Я Аида Вангелиди. Мне бы врача... Есть здесь кто-нибудь из медиков?
Автоматы опустились.
– Кто же не знает Аиду Вангелиди, – ответил на том же языке парень с длинными чёрными волосами, частично распущенным по плечам, частично заплетёнными у висков в две косички. – Вы – живая легенда.
Акцент у него был канадский, а причёска и характерный тип лица выдавали его индейское происхождение. Да, группа всегда была интернациональной, но индейцев у нас на моей памяти не встречалось. А вот традиционный язык для общения между собой остался прежним.
– Из медиков буду я, – сказал индеец. – Чем могу помочь? – Видя мой скептический взгляд, он усмехнулся: – Я изучал медицину в колледже в Канаде. Но и знания своих предков не считаю бесполезными.
Его звали Габриель Маквагабо Долан, но называли его здесь Медведем: его второе, индейское имя переводилось как Стоящий Медведь. Мы перешли в пещеру, оборудованную под лазарет, и индеец-медик, осмотрев Алёнку, сказал задумчиво:
– С точки зрения медицины «бледнолицых»... – он усмехнулся, – да, несомненно, это летаргия. А мои деды сказали бы так: тело её здесь, а вот дух – далеко, заблудился в сумрачных лесах. Боюсь, я здесь бессилен. Помочь ей можете только вы сами, потому что в леса, где блуждает её душа, мне входить нельзя, а вот вы там уже бывали, потому можете договориться с духами этих лесов, чтобы они отдали вам девушку.
Всё это напоминало ситуацию с Эрикой. Сумрачные леса – сумрак, договориться с духами – принести жертву... Так я перевела слова Стоящего Медведя на язык знакомых мне понятий. Неужели Алёнка тоже ушла в сумрак? Но её случай явно отличался от случая с моей сестрой – тем, что Эрика могла двигаться и есть, а Алёнка лежала, как мёртвая. Я поделилась своими мыслями с Медведем, и он ответил:
– Скорее всего, ваша сестра ушла в сумрачные леса только частью своей души, а эта девушка – полностью. Думаю, это и есть причина её состояния. Но, повторюсь, в сумрачные леса я не вхож, это ваша территория.
Я задумалась. За целую душу сумрак наверняка запросит высокую цену... Но я была готова отдать что угодно, лишь бы снова заглянуть в Алёнкины глаза.
– Спасибо вам, – сказала я Медведю. – Мне предстоит опасное дело... Не могли бы вы приютить Алёну здесь, пока я за ней не вернусь?
Медведь посмотрел на меня проницательно.
– А если не вернётесь? Полагаю, вам лучше сначала заняться ею, а потом отправляться.
В сущности, он был прав. Но для ритуала мне требовалось немного крови, и индеец согласился дать свою. Он взял у себя из локтевой вены примерно миллилитров двести и сцедил в почкообразный медицинский лоток. Ещё нужен был огонь – хотя бы свечи, но Медведь предложил идею получше – выйти наружу и развести костёр.
Я вынесла Алёнку наверх, на полную цветов поляну. Справа и слева высились поросшие кустарником и редкими деревьями склоны, а над головами у нас раскинулся звёздный шатёр. Положив Алёнку на траву, я присела рядом, вдыхая дивный аромат разноцветья, а Медведь пошёл собирать хворост для костра.
Огонь затрещал сильно и жарко, озаряя рыжими бликами косички Медведя и делая его лицо по-настоящему краснокожим. Выпив кровь из лотка, через огонь я смотрела в сумрак, всасывая горячий воздух в лёгкие и мысленно раздвигая пелену тумана. Поляна и горы исчезли, остался только костёр и я.
«Алёнка! – звала я. – Принцесса моя, приди ко мне!»
Из тумана к костру приближалась полупрозрачная белая фигура. Остановившись по ту сторону огня, она смотрела на меня большими печальными глазами, и я с нежным замиранием сердца узнала в её лице знакомые и любимые Алёнкины черты.
«Алёнушка, любовь моя, вернись ко мне, – просила я. – Ты – мой смысл, моя жизнь, моя душа. Без тебя я не могу. Пусть прошлое останется позади, для меня оно не имеет значения».
«Дело не в тебе, – ответила белая фигура печально. – Я сама не смогу жить, помня о том, что я натворила в прошлой жизни. Это слишком тяжело – жить с этим».
«Принцесса, твоя душа очищена покаянием, – сказала я. – Она светла и легка, как белая голубка. Не взваливай снова на себя бремя, которое уже давно снято с твоих плеч!»
Но её фигура с печальным вздохом начала удаляться, растворяясь в тумане.
«Нет! – рванулась я за ней, но обожглась огнём... И тогда, как в прошлый раз, я обратилась к туману: – Сумрак, отдай её душу. Взамен я жертвую тебе остатки своей человеческой сути. Отныне я буду питаться, как вампир – одной лишь кровью, приблизившись к твоим детям и по духу, и по образу жизни. Если тебя устроит такая жертва, отдай мне Алёнку!»
Пламя костра взметнулось, как живое, огромным столбом, и меня начало всасывать в палящий огненный смерч. В нём сгорало всё, что во мне ещё оставалось человеческого... Мама... Откуда она здесь? Её умоляюще протянутые ко мне руки охватило пламя, и её образ превратился в прах, то же случилось и с невесть откуда взявшимся отчимом. Корчились в огне образы Кельца, Змея, других охотников... И вдруг – Массимо! С вдохновенно развевающимися волосами и горящими глазами он воскликнул, перекрывая гул огня:
«Если в вашем сердце горит неугасимый светоч – любовь, сумрак не властен над вами!»
Выплюнутая огненной воронкой, я вновь очутилась на поляне под звёздами. Костёр догорал: видимо, времени прошло немало. Медведь сидел рядом, суровый и неподвижный, как изваяние, и в его глазах плясали отблески умирающего огня. Пустой лоток снова начал наполняться кровью, да так быстро, что я едва успела поднести его ко рту, роняя капли на траву и цветы. Бережно приподняв Алёнку одной рукой, другой я поднесла к её губам лоток с остатками крови.
– Выпей, принцесса... Всего пару глоточков, это не страшно.
Её глаза приоткрылись – туманные, потусторонние. Хоть в огне и сгорело столько человеческих образов, моя любовь к ней была на месте – никуда не делась, даже, как мне казалось, стала ещё глубже и нежнее, только теперь – с лёгкой горчинкой. Осторожно поддерживая Алёнку, я дала ей выпить несколько глотков... Кажется, она даже не поняла, что именно она пьёт. Поцеловав её алые от крови губы, я сказала:
– Я люблю тебя, Алёнушка.
Но всё оказалось не так просто. Обведя вокруг себя удивлённым взглядом, Алёнка спросила:
– Где я? Кто вы?
Я похолодела.
– Алён... Не пугай меня. Ты что, меня не узнаёшь?
Впрочем, вопрос был излишним: узнавания в её глазах я не видела. Морщась, как будто от головной боли, она спросила:
– Меня зовут Алёна? Странно, я этого не помню... Где мы? Что это за место? – Осмотревшись, она добавила: – Здесь красиво...
– Тебе нравится? – спросила я, еле сдерживаясь, чтобы не схватить её за плечи и не затрясти, крича: «Алёнка, Алёнка, да вспомни же! Это я!»
– Да, – задумчиво проговорила она, зябко кутаясь в одеяло. – Вот только я совсем ничего не помню... Даже жутковато.
Я осторожно обняла её – она не пыталась вырваться, и то слава небесам.
– Не бойся ничего, – шепнула я ей. – Тебе ничто не угрожает.
Она устроилась поуютнее, прижимаясь ко мне.
– Удивительно, но мне с вами спокойно и хорошо, хоть я вас и не помню, – сказала она.
Медведь принёс ещё охапку хвороста и тактично оставил нас вдвоём. Когда его фигура исчезла во мраке, я подбросила топлива в костёр, и он запылал веселее и жарче. Алёнка молча смотрела на огонь и куталась в одеяло. Пальцы у неё были ещё холодные, озябшие, и я стала греть их своим дыханием.
– Хм, что-то знакомое, – нахмурилась Алёнка.
– Что? – насторожилась я.
– Вот это. То, как вы мне греете руки... Вертится, вертится в голове... Не могу вспомнить.
Значит, она всё-таки всё слышала и чувствовала? Я прижала её к себе теснее, защищая от мрака, обступавшего нас со всех сторон и лишь немного разгоняемого пляшущим светом костра.
– Вы меня, кажется, целовали, – проговорила Алёнка. – Почему?
– Потому что я тебя люблю, – тихонько засмеялась я. – И ты меня... Ну, по крайней мере, ты так говорила.
Она хмыкнула.
– Здорово... У меня, оказывается, нетрадиционная ориентация. Ну и интересные же вещи я узнаю о себе! Впрочем... – Алёнка подняла голову, глядя на меня большими и тёмными, как ночные озёра, глазами. – Давайте ещё поцелуемся. Кто знает, может, я что-нибудь вспомню...
Она трогательно и доверчиво потянулась ко мне, и я с наслаждением обхватила её губы своими. Моя страсть её испугала, и её язычок робко отпрянул – как в первый раз. Пришлось сменить тактику, сосредоточившись на губах Алёнки без глубокого проникновения и давая ей тем самым время освоиться. Это сработало, и она начала отвечать.
– Ну, как? – спросила я.
– Мммм... – Алёнка чувственно облизнулась, будто съела что-то вкусное. – Странно... Очень странно. Оказывается, я жутко испорченная... потому что мне нравится. Ощущение знакомое, но... вспомнить вас я не могу. Мммм... – Она снова потянулась ко мне, потребовав: – Ещё!
Во второй раз она была смелее – раскрылась и впустила меня глубже, даже выпростала руку из-под одеяла и обняла меня за шею. Её глаза широко раскрылись, и в них отразилось что-то.
– Вот... Волосы, – сказала она. – Мне почему-то кажется, у вас на затылке должен быть короткий ёжик.
Казалось, совсем недавно я стриглась и брила виски и затылок, но с моей скоростью роста волос долго я с такой причёской не проходила. Теперь в мои волосы на затылке вполне можно было запускать пальцы, что Алёнка и сделала.
– Они были короче, – ответила я, вздрогнув от радости. – Обросла просто... Слушай, если так пойдёт, ты скоро всё вспомнишь!
Алёнка вздохнула и закрыла глаза.
– Я и хочу вспомнить, и боюсь... Мне кажется, там что-то плохое.
Я зарылась носом в её волосы, не зная, что ответить. Пожалуй, её память заблокирована не зря... Этот блок – самозащита её психики от разрушения. «Это слишком тяжело – жить с этим», – вспомнились мне её слова. Может быть, в её случае забвение было большим благом, чем восстановление воспоминаний?
А ведь это я сломала её. Она не хотела возвращаться, но я всё равно притащила её обратно в реальность. Ну да, так и есть... Потому что я не могла без неё существовать. Ни жить, ни дышать, ни смотреть в глаза будущему.
– Прости меня, Алёнка, – уже в который раз прошептала я, целуя её в макушку.
– Я не знаю, за что мне вас прощать, – сказала она и потёрлась о мою щёку. – Мне с вами хорошо.
– Не говори мне «вы», принцесса, – попросила я. – Для меня это звучит странно... И дико.
Её пальцы начали согреваться под моими поцелуями. Век бы не отпускала её из объятий, нежась с ней на ночной поляне среди цветов, под звёздами, у костра. Хоть она не помнила ни меня, ни даже себя, всё равно было хорошо. Бог мой, какое же простое счастье – обнимать её, нюхать волосы, целовать в ласковые, с готовностью раскрывающиеся губы, шелковистые и нежные, как розовый бутон, тёплые и доверчивые! Моё единственное, выстраданное и невыносимое, самое нужное счастье.
Алёнка уснула, костёр погас. Бережно, чтобы не разбудить, я взяла её на руки и вернулась на базу. Во сне Алёнка обвила мою шею рукой и устроила голову у меня на плече, и это было восхитительное ощущение, трепетное и нежное – те самые «бабочки в животе». Плевать на взгляды: я несла её, как самое драгоценное на свете сокровище.
Уехать без единого слова я, может быть, и хотела бы, но поклялась себе больше так не поступать. Ночь я провела на базе, слушая Алёнкино сонное дыхание под боком. Она постанывала во сне, прижимаясь ко мне, и я не смела сомкнуть глаз, чтобы не пропустить ни одного драгоценного мгновения. Нам отвели отдельный угол за занавеской – на так называемой женской половине общей пещеры-спальни. Поскольку женщин в данный момент на базе не было, три двухъярусных кровати на этой половине пустовали. Включив крохотную светодиодную лампочку над койкой, в её уютном неярком свете я любовалась спящей Алёнкой, с нежностью щекоча и грея дыханием её ресницы и губы.
В полпятого утра все были уже на ногах, пришлось проснуться и нам. Вернее, я не спала ни минуты, а Алёнка, сладко потянувшись, недовольно застонала.
– Не выспалась? – с нежной жалостью спросила я.
– Мммм... Который час?
– Четыре тридцать утра.
– Господи, какая жуткая рань... Где мы? – Она огляделась, потрогала рукой железную спинку кровати. – Это что за шконка?
За занавеску никто не заглядывал, и я позволила себе приникнуть к Алёнкиным губам в долгом, глубоком и крепком поцелуе, а она жмурилась от удовольствия и разевала рот, как маленький голодный птенчик.
– Мы у моих друзей, – ответила я наконец. – Мне нужно уехать ненадолго, а ты подождёшь меня тут. Здесь безопасно, ничего не бойся. Тебя никто не обидит.
Она живо поднялась на локте, с тревогой глядя на меня.
– Уехать? – переспросила она дрогнувшим голосом. – Куда? Зачем? А я?
Взяв её испуганное лицо в свои ладони, я чмокнула её в носик.
– У меня есть одно важное дело, которое нужно срочно выполнить, после чего я вернусь и заберу тебя, не волнуйся. Может быть, ты к тому времени что-нибудь и вспомнишь. Кстати, ты ничего больше не вспомнила?
– Нет... – Алёнка покачала головой. – Я чувствую, что знаю тебя, но вот откуда? Кто ты? Как мы познакомились и когда? – И она обескураженно вздохнула.
– Ничего. – Я поцеловала её в лоб и глаза. – Не будем торопить события. Самое главное, что тебе нужно обо мне знать – то, что я тебя люблю и никогда не брошу. Всё будет хорошо.

Глава 31. Бой с иллюзиями

Деревья-чудовища. Смена декораций и обман зрения. Сила воображения. Выдуманный яд. Заживо погребённая и светоч. Ненастоящее солнце и сверхскорость. Побочная ветвь рода Неметов и рука сумрака.

  Я попала в какой-то жуткий и сумрачный лес: толстые, корявые деревья, похожие на застывших в причудливых позах чудовищ, раскинули свои страшные ветки-руки над моей головой, а под ногами извивались их корни. Густой туман наполнял это мрачное место, но туман этот был не простым: от него становилось реально трудно дышать, накатывала слабость и дурнота. Не тот ли это лес, о котором говорил Медведь?
Пробираясь между деревьями-чудовищами, я сжимала в каждой руке по мечу. От туманного морока время от времени стволы двоились перед глазами, а на плечи будто ложилась невыносимая тошнотворная тяжесть. Мечи серебристо светились и смело смотрели вперёд – мои верные, несгибаемые и неустрашимые друзья. Не подведите меня... Не подведите.
Вдруг что-то схватило меня за ногу, и я полетела на землю: это тёмно-коричневый корень дерева, извиваясь, как ожившая лиана, обвил мою щиколотку. Не задумываясь, я ударила мечом – из разрубленного корня брызнула кровь... Лес огласился леденящим сердце визгом и воем. Ого, а деревце-то – не деревце вовсе, а и впрямь монстр.
– Немет! – крикнула я. – Хватит дурака валять, выходи драться! Или у нас не дуэль, а игра в прятки?
По лесу пророкотал хохот, и другое чудовищное дерево, протянув ко мне мощную узловатую ветку-руку, обвило меня поперёк туловища и стиснуло, будто хотело раздавить. Один меч улетел вниз, и его подхватил корень-лиана.
– Ещё живых деревьев мне тут не хватало, – проскрежетала я зубами, задыхаясь от железной хватки, от которой трещали рёбра.
Единственным оставшимся мечом я ударила по ветке, и из пореза хлынула неестественно яркая кровь. Снова жуткий вой, и ветка ослабила хватку, чем я и воспользовалась, чтобы выскользнуть. Живой корень между тем играл моим мечом, размахивая им во все стороны.
– Эй, поосторожнее, а то ещё самого себя порежешь! – крикнула я, переводя дух. Проклятый туман, казалось, разъедал лёгкие. С кашлем из меня вышел желеобразный сгусток кровавой мокроты.
Взмахи корня между тем приобрели вполне определённое направление – в мою сторону, так что пришлось отбивать удары. Дышать было тяжело, я кашляла кровью, и мне всё никак не удавалось перерубить эту вёрткую дрянь, чтобы отобрать у неё меч. Всё это походило на страшный фантасмагорический сон или дурацкие комиксы... Даже мои руки выглядели рисованными.
Сон! Ну конечно, это Немет наводил морок. Это была его изощрённая, мега-грандиозная психическая атака – захват сознания противника и создание в нём иллюзий. Всё в цвете и в 3D, со стереозвуком, бесплатный сеанс. Но главное – это не существовало в реальности, а порождалось извращенской фантазией Немета.
– Ты что, голливудских ужастиков насмотрелся? – усмехнулась я.
Не стоило идти на поводу у иллюзий. Настала пора и мне поиграть... Пусть я не успела собрать силы тринадцати вампиров, но и десять – это немало. Что ж, фантазия так фантазия.
– Чего боятся деревья? – спросила я. И сама себе ответила, чиркая зажигалкой: – Правильно, огня. Представь себе, что я – огнедышащий дракон!
Я дохнула на пламя, и мощная огненная струя хлынула у меня изо рта. Фехтующий корень с вереском и писком заметался, корчась и извиваясь, и уронил мой меч. Я прыгнула и схватила его, а потом двумя взмахами разрубила корень на части.
Даже дышать стало легче от осознания того, что всё это – лишь игра воображения. Это было даже забавно, а чувство самоконтроля и уверенности возвращалось. Немету меня не заморочить, я его раскусила, а теперь и сама могла творить и видоизменять вместе с ним эту выдуманную реальность. Как её совсем разбить и вернуться в настоящую, я ещё не придумала, а пока, выдувая пламя, поджигала одно дерево за другим и звала:
– Милорд! Ау! Ку-ку, выходите, сударь! Извольте скрестить со мной мечи!
Вокруг разбушевался натуральный лесной пожар, но мне он не мешал: огонь был моей выдумкой и не причинял мне вреда, даже не обжигал. А вот противнику моему от таких изменений в его же собственном психическом творении стало некомфортно, и он выскочил на меня с мечом из-за дерева, ещё не тронутого пожаром. Его длинные золотые пряди развевались, глаза горели адским огнём, отражая рыжие всполохи, клыкастая пасть скалилась, а шёлковые широкие рукава красного вышитого халата трепетали в струях раскалённого воздуха.
– Я забрал силу твоего отца, – прорычал он. – И тебя тоже высосу до капли!
– Это мы ещё посмотрим, – ответила я.
Клинки, с искрами ударившись друг о друга, запели боевую песню. Немет, атакуя меня, двоился и троился у меня в глазах, множил свои сущности, как отражения в зеркальном лабиринте, и создавалось впечатление, будто он нападал одновременно с разных сторон. Только один из бесконечно клонированных Неметов был настоящим: попробуй, найди среди этих налитых яростью одинаковых пар глаз одну реальную, из этих танцующих в огне вышитых драконов одного нужного и из дюжины занесённых над головой мечей один настоящий! И права на ошибку не было: если перепутаешь и кинешься на иллюзию, истинный Немет в это время сзади всадит меч в спину. Мне надоело метаться, и я просто подскочила с разворотом на триста шестьдесят градусов, и оба моих меча серебряными молниями описали острый, как бритва, круг. Все Неметы отшатнулись и слились в одного – с порванным рукавом шикарного халата в китайском стиле. Цел, собака – даже кожу не задело, но в глазах мелькнула испуганная тень: ещё бы на миллиметр ближе, и его кровь вступила бы в реакцию с посеребрённой сталью.
Сверху хлынул тропический ливень, и моему огню скоро пришёл конец, а вот меня охватила жуткая боль, словно с неба лилась не вода, а кислота. Каждое движение давалось со страшными страданиями, и скоро меч Немета зацепил меня. Не обращая внимания на рану на плече, я создавала новые условия боя: ливень сдуло горячим пустынным ветром, и Немет закрыл лицо от бьющего в глаза песка.
– Позволь похозяйничать в твоей иллюзии, – сказала я.
Но уходил Немет от ударов мастерски – даже с песком в глазах. Казалось, зрение было ему не нужно вообще: он чувствовал всё кожей. Вскоре он справился и с этой моей выдумкой: прекратив песчаную бурю, он спустил на землю кромешную тьму – даже мои видящие в темноте глаза ничего в ней не различали. Приходилось полагаться на чутьё, улавливая, с какой стороны летит, рассекая воздух, меч Немета. Я получила ещё несколько лёгких царапин – кстати сказать, вполне настоящих, и кровь пропитывала мою куртку реальная.
Вдруг Немет исчез, и произошла смена декораций. В залитой синим светом пещере, на островке посреди зеркально гладкого голубого озерца сидел... лорд Эльенн. Усталый, печальный, поникший... К островку вёл ряд круглых камней, выступающих из воды, и я, перескакивая с одного на другой, приблизилась. Впрочем, я не слишком-то верила своим глазам: это мог быть очередной обман зрения. При моём приближении лорд Эльенн поднял голову. В его тёмных усталых глазах блестели искорки печали.
– Аида? Как ты здесь оказалась? Немет и твою силу забрал? – спросил он с грустным удивлением.
– Пока нет, – ответила я, пытаясь на глаз определить, он это или не он.
– Я не смог его победить, – сокрушённо проговорил лорд Эльенн. – Он слишком силён... И ты не сможешь. Я ценю твою попытку меня спасти, но, увы... Ты пришла сюда на свою погибель.
– Что за пораженческие настроения? – двинула я бровью. – Не рановато ли складывать оружие?
Он покачал головой.
– Тебе не победить его. Лучше сдайся сразу – может, так он хотя бы причинит тебе меньше мучений.
– Странные речи, милорд, – усмехнулась я. – Вы пытаетесь меня деморализовать?
Он поднял лицо и улыбнулся – печально, ласково и светло.
– В любом случае, я рад тебя видеть, дорогая, – сказал он, протягивая мне руку.
Я не торопилась до него дотрагиваться. Лорд Эльенн, видя мои колебания, как будто огорчился.
– Ты не веришь в мою искренность? Да, я был тебе плохим отцом... Но мою Гречанку я не забыл и не забуду.
Гречанка... Немет вряд ли мог знать прозвище моей матери. Может быть, это действительно мой отец? Я шагнула к нему, неуверенно протянув руку к его дрожащим пальцам.
– Обними меня, дорогая... Мне это так нужно. – Его голос надломленно дрогнул.
Ещё шаг. Между нашими пальцами – сантиметр. Нет! Немет мог покопаться и в моих мозгах, и в мозгах моего отца, поэтому ему вполне могло быть известно то же, что и нам. Подняв взгляд, я увидела в глазах лорда Эльенна досаду и злобу.
– Умная дрянь! Вот только медленно соображаешь.
Я слишком близко его подпустила: взмах, молниеносный блеск – и мои кишки пронзила яростная и безжалостная сталь меча. От боли перехватило дыхание, ноги подкосились, и я рухнула на колени – к ногам в красных восточных туфлях с загнутыми носками. Китайские драконы на красном шёлке скалились мне в лицо, словно насмехаясь и злорадствуя. Однако боль-то болью, вот только что мне такая рана? Кровь остановится уже через несколько минут, а завтра даже шрама не останется.
– Меч отравлен, – промурлыкал Немет, склоняясь ко мне. Его алые губы виделись мне гротескно огромными.
– Этим меня тоже не взять, – прохрипела я. – Я протравлена всеми ядами, у меня к ним устойчивость...
Немет ухмыльнулся своими губищами.
– Это касается только ядов, существующих в реальности. Но не тех, что существуют вот здесь, – и он дотронулся пальцем до своей головы.
Да, к выдуманным ядам у меня устойчивости не было. И я уже это почувствовала: по телу со скоростью пожара на ветру разбегалось невыносимое бурлящее безумие. Горела каждая клеточка, каждый сосуд, каждый квадратный миллиметр кожи, каждая капля крови. «Этого нет на самом деле», – пыталась я себя убеждать, чтобы вернуть контроль над ситуацией и над своими чувствами, но не получалось. Кровь на моей ладони, которой я зажимала рану, превращалась в бурую слизь, сердце давилось ею, а она обволакивала его клапаны, густея... Сознание сворачивалось улиткой, сжималось в дрожащий студенистый клубок внутри панциря – черепной коробки.
Когда оно медленно, с мучительной слабостью и робостью выглянуло наружу, я опять оказалась в темноте, в замкнутом и очень узком пространстве. Руки и колени упёрлись в выпуклую, обитую шёлком крышку, по бокам щекотали шёлковые складки оборок и рюшей, холодные и мягкие. В подушечке под головой скрипели опилки. Я в гробу? Похоже, да... Нет, я не Ума Турман, и ударом кулака мне крышку не пробить: смертельная слабость пронизывала всё тело, которое казалось куском холодного студня. Я и пошевелиться-то могла с трудом: холодцеобразное тело повиновалось плохо. Такое ощущение, будто я уже разлагалась... Вспомнился князь Огнев с его «Заживо погребёнными».
Да сбудется твой самый страшный кошмар.
Нет, конечно, не это было моим самым страшным кошмаром. Больше всего я боялась снова потерять Алёнку... Но я точно больше её не увижу, если не выберусь отсюда, и по всему выходило, что это и был мой кошмар. И физической силой эту шараду не решить, потому что это был ментальный капкан, из которого придётся пробиваться наружу не кулаками, а разумом и духом... Вот только собраться бы с силами.
Где же вы, свет разума и сила духа? Вы мне сейчас так нужны! В этом роскошном, но тесном и душном ящике даже голова не работала, мысли плелись, хромая и спотыкаясь, по каменистым тропам безысходности. Я вернусь к тебе, Алёнка, я обещала вернуться, и я это выполню. Ради тебя я выберусь из сколь угодно глубокой могилы.
«Могила разума – страх. Для начала освободиться от страха. Всё это – иллюзия, сон, и на самом деле я нахожусь на поверхности. Воздуха там достаточно, поэтому я не задохнусь. Немет – всего лишь старый кровосос, которых я убивала десятками. Во мне – сила десяти вампиров; не может быть, чтобы я не смогла изыскать в себе ресурсов для освобождения из капкана. Свет разума, отточенная призма, прозрачная и идеальная пирамида...»
Светоч. Мне нужен был светоч. Любовь, над которой не властен ни сумрак, ни сама смерть.
Спасибо, Массимо. Ты – человек среди вампиров.
Тёплые ладошки коснулись моего лица... Я открыла глаза и вместо тьмы увидела свет. Золотые лучи солнца, пробиваясь сквозь пышно цветущую яблоневую крону, озаряли мягким ореолом Алёнкины волосы. Свет струился из её глаз, смотревших на меня с нежностью, а на её плечи падали с веток белые лепестки.
«Так ты преодолела свою нелюбовь к яблокам?» – спросила я.
«Да, глупо их не любить только потому, что они связаны с моей смертью. Яблоня так чудесно цветёт...» – Алёнка подняла глаза к белоснежным веткам.
Я тоже подняла взгляд. Солнце приятно кололо лучиками-иголками, пробираясь через весенний ароматный наряд дерева.
«Это случайно не Горькая Аннетта?» – осенило меня.
«Я не знаю, – пожала она плечами. – Этого сорта уже вроде бы нет... Но было бы забавно снова его попробовать».
Я сказала:
«Я найду её, Алёнка. Весь мир переверну, а разыщу».
Больше не было тяжкой, давящей на грудь земляной толщи, тесных стенок и холодной обивки, скрипа опилок под головой и могильной тьмы. Была залитая солнечным светом поляна в горах, зелёные склоны, ощетинившиеся лесом, синее небо и душистое, бескрайнее, пёстрое разноцветье по колено. Свобода и воздух, солнце и любовь. Здесь мы с Алёнкой целовались у костра, здесь она вернулась из сумрака обратно на свет. Это – Карпаты.
– Ну, а как вам такие декорации, милорд? – спросила я.
Немет, щурясь от яркого света и закрываясь рукой, вскричал:
– Солнце? Оно не настоящее! Это иллюзия!
– Да, иллюзия, – улыбнулась я. – Но попробуйте с ней справиться!
Немет попробовал и не смог, а его кожа между тем уже начала краснеть и покрываться волдырями. Он зарычал, и мечи вновь ударились друг о друга. Вот теперь Немету было действительно трудно сражаться: пузырящаяся кожа причиняла ему жуткую боль. Я начала теснить его, и он, отбивая удары, отступал. Сминая ногами цветы, я наращивала скорость, и он уже с ней не справлялся, а его прекрасное лицо превратилось в страшную обгоревшую харю, золотые волосы висели клочьями на поджаренном черепе. Терпя страшную боль, он ещё бился из последних сил, но они подвели его. Упав в траву навзничь, он корчился, будто на сковородке, а обугленная плоть кусками отваливалась от костей.

Цветущая поляна превратилась в ковёр ручной работы, горный пейзаж – в просторный зал, отделанный в цветистом, филигранно-замысловатом и пышном восточном стиле – с богатыми мозаиками, позолоченными арками и колоннами. Лорд Немет лежал на полу, разбросав руки в стороны и со стонами перекатывая голову, как в бреду – ничуть не обожжённый, но смертельно измученный. Система его психических иллюзий рухнула вместе с его психикой, и он лежал передо мной поверженный и беззащитный – в своём собственном доме.
– Вы проиграли поединок, милорд, – сказала я устало, склонившись и опершись на колени, чтобы перевести дух. – Уфф... Но это было нереально круто. Вы мастер иллюзий.
Немет приоткрыл мутные глаза, разлепил губы и пробормотал что-то. Я склонилась ниже:
– Простите? не разобрала.
Его глаза открылись шире, и я уже отчётливо услышала:
– Убить её!
Это был ещё не конец, как оказалось: из золотых арок с колоннами на меня со всех сторон бросились вооружённые слуги Немета. При мне были только два меча, а всё остальное оружие по правилам дуэлей пришлось оставить в машине. Как бы мне сейчас пригодились мои автоматы с противовампирскими пулями и ампулы! Но вместе с силой десяти вампиров я приобрела ещё одно оружие, против которого охрана Немета не знала приёмов – сверхскорость.
Картинка замерла: бегущие ко мне вампиры застыли – кто с поднятой ногой, кто с занесённым для удара оружием, кто с раскрытой в крике клыкастой пастью. Должно быть, меня они воспринимали как размытый вихрь, летающий с сумасшедшей быстротой.
– Нечестно, милорд! – сказала я. – Меня-то заставили соблюдать правила, а сами?
Что могли сделать два посеребрённых меча на сверхскорости? Да практически всё, в том числе и сократить количество противников с пятидесяти до тридцати в одну минуту. Остальные, впечатлённые до ужаса темпами гибели своих собратьев, дрогнули и отступили, несмотря на хриплые крики своего господина:
– Стойте, трусы! Шакалы! Я вас всех уничтожу!
– Вряд ли эта перспектива воодушевит их на бой, – усмехнулась я, останавливаясь над ним.
Он даже не мог подняться с ковра, только беспомощно елозил ногами в красных восточных туфлях, пытаясь от меня отползти. Ничто не препятствовало мне впиться клыками в его белую длинную шею и вместе с кровью забрать его силу – всю, что была в нём, вместе с силой моего отца.
Когда потусторонний всасывающий звук в пространстве стих, я выпрямилась. Острия моих мечей смотрели в пол – усталые, хорошо поработавшие сегодня. Но одному из клинков ещё предстояло сделать последний взмах, и он его сделал, отделяя голову лорда Немета от туловища. Иначе эта месть никогда не закончится.
Отца я нашла на подвальном этаже, где в полу были устроены ямы с решётками – зинданы. Он лежал в одном из них – одиночном, лишённый сил и ко всему бесчувственный. Чтобы взять ключи, пришлось убить охранника: упёртый попался малый, да и не такой трусливый, как некоторые его товарищи, которые разбегались при моём появлении.
– Ничего, ничего, – пропыхтела я, выволакивая лорда Эльенна наружу. – Сейчас ты у меня будешь как новенький.
Неудачливое воинство, посланное Эрикой ему на выручку, обнаружилось в большой общей яме по соседству: их там было напихано, как сельдей в бочке, один на другом. Все были под действием нервно-паралитического яда. Решив заняться ими позже, я перенесла отца в одну из комнат и уложила на диван. Появился большелобый карлик-слуга на коротеньких кривых ножках.
– Что угодно госпоже? – с поклоном осведомился он.
Я оценила его самообладание: держался он с невозмутимостью английского дворецкого и, видимо, уже перестроился под смену начальства. Новой хозяйкой, по всей вероятности, теперь считалась я.
– Ты услужливый малый, – сказала я. – Как твоё имя?
– Ченгеле, госпожа, – снова поклонился он.
Я попросила:
– Ну что ж, Ченгеле, будь так любезен, принеси мне какую-нибудь чашу или кубок. А также опасную бритву, если есть. И бинт.
– Сию минуту, госпожа.
Обернулся он скоро, с требуемыми предметами на красивом зеркально сияющем подносе. Бритвой я вскрыла себе вены на запястье и нацедила полный хрустальный кубок крови. Мечом резать я не стала – от греха подальше: в крови не должно было находиться ни одной молекулы серебра, потому что я собиралась дать её отцу.
Поднеся кубок к его губам, я сказала:
– Пей, отец.
Такие простые вещи он был способен выполнять: рефлексы у него сохранились. Пока он пил, я проделала действие, обратное тому, которое совершил лорд Немет.
– Возвращаю тебе твою силу, – сказала я.
Пространство вздохнуло, и в руке у меня очутился невидимый шар. Я вложила его в грудь отца, и тот открыл глаза.
– Сколько пальцев? – задала я стандартный вопрос.
Он усмехнулся и отвернул лицо. По его глазам было видно: он снова прежний, только ему требовалось немного времени, чтобы прийти в себя после всех манипуляций с его силой. Прежде всего его интересовал вопрос:
– Что с Неметом?
– Мёртв, – сказала я кратко.
Пока лорд Эльенн приходил в себя, я рассказала ему всё. Особенно ему не понравилась часть про зиндан; отряхивая свой дорогой костюм, измятый и несколько испачканный после пребывания в яме, лорд поморщился.
– Вот засранец, – не стесняясь, выругался он в адрес Немета. И добавил уже другим тоном: – Ты умница, моя девочка. Признаться, я не слишком верил, что ты способна с ним справиться, но ты превзошла все мои ожидания. А Алёна, значит, ничего не помнит?
Я вздохнула.
– Ну, может быть, для неё это и благо, – проговорил лорд Эльенн задумчиво.
Однако, сразу покинуть дом Немета нам не удалось: в окно я заметила бегущие по садовым дорожкам фигуры бойцов в чёрном. Опять... Однако лорд Эльенн был спокоен: он как будто знал что-то и не волновался.
Подкрепление привела ближайшая родня Немета – его младший брат Раймунд и племянник Тодор. Всё, что осталось от него – красный халат и туфли на полу в зале; проходя мимо них, вампиры зарычали. Зал наполнился воинами, но лорд Эльенн сидел на низком восточном диване невозмутимый, как судья, а я стояла у него за плечом. Так мы и встретили представителей клана Неметов.
Раймунд тоже был блондином, только всю красоту природа отдала его старшему брату, его же наделив только широкоплечей кряжистой фигурой и суровым лицом с крупными грубоватыми чертами. Он носил короткую стрижку и тоже был матёрым кровососом, но послабее лорда Немета.
– Уважаемый собрат, я как председатель Совета лордов заявляю, что милорд Немет был убит в ходе дуэльного поединка, – с ходу огорошил его лорд Эльенн официальным тоном. – Со стороны его противника, Аиды, были соблюдены все правила, тогда как он сам их нарушил, натравив на Аиду своих вооружённых слуг. Впрочем, оставим это... Гораздо важнее сейчас то, что после смерти вашего брата вы, Раймунд, получаете всё, чем он владел, включая титул лорда и место в Совете. Я буду рад видеть вас на наших собраниях. Предлагаю убрать ваших солдат и не продолжать конфликт, пусть он закончится вместе с этим поединком.
Честно говоря, Раймунд не слишком любил своего брата, более того – он ему завидовал. Всему: красоте, силе, богатству, положению в вампирском мире. Поддержать его он пришёл ради приличий и из чувства долга, но, увидев, что поддерживать больше некого, задумался над словами хитреца лорда Эльенна, который знал, на какие тайные рычаги давить. Тодор, весьма хлипкий для вампира худой юноша-шатен с довольно милыми чертами лица (видимо, больше похожий на мать, чем на отца), воскликнул:
– Отец! Ты им это так оставишь? А охотница?

+1

9

– Сынок, – ответил Раймунд неожиданно мягким и приятным голосом, весьма странно сочетавшимся с суровой внешностью, – прошу тебя, не горячись. Думаю, это не наша война, и продолжать её нам не стоит. А вот что скажет охотница? Кажется, она снова откопала томагавк?
– Всё, что я делала, мне пришлось сделать в порядке самозащиты, – подала я голос. – Томагавк снова в земле и более никогда не будет отрыт. Я больше не охотница... Подтверждение этому – то, что недавно я полностью отказалась от человеческой части моей сути. – Подойдя к Раймунду, я опустила ладонь на его плечо. – Почувствуй руку сумрака... собрат.
Мало кто из присутствующих знал, чего мне стоило произнести это слово. Раймунд посмотрел на меня задумчиво, сурово и серьёзно, а потом наклонил голову. Я отошла на своё место.
– Ну, так что же, милорд Немет? – обратился к нему лорд Эльенн, лаская его слух новоприобретённым титулом. – Согласны вы с тем, что далее раздувать этот конфликт не стоит?
Подумав, Раймунд сказал:
– Пожалуй, довольно уже жизней забрал следом за собой мой племянник. Всё началось с того, что он полез туда, куда не следовало, а мой брат его слишком баловал и потакал всем его причудам. Жаль мальчика, конечно... Но соглашение с охотницей, по сути, первым нарушил он. Дальнейшие действия моего брата были продиктованы скорее эмоциями, нежели долгом и правилами.
– Я несказанно рад видеть столь рассудительного нового члена нашего Совета, – с лёгким наклоном головы ответил лорд Эльенн. – Я сам не сформулировал бы лучше.
– А как же наш долг, отец? – дрогнувшим голосом спросил Тодор, показывая на жалкие остатки на полу – халат и туфли, да горстку пепла.
– Здесь была дуэль, сын, – терпеливо ответил Раймунд. – Это форма установления справедливости, когда суд отдаётся в руки провидения. Значит, провидение было не на стороне твоего дяди... И вряд ли будет на нашей, если мы ввяжемся в продолжение этой склоки. Зачем нам эта головная боль? Лучше подумай о том, что всё это, – он обвёл взглядом восточную роскошь вокруг, – теперь принадлежит нам. И ты – не отпрыск побочной ветви, а прямой и единственный наследник дома Неметов.
«Весьма хилый наследник, следует заметить, – читалось в ироничном взгляде лорда Эльенна. – Побочная-то ветвь явно послабее будет». Думаю, мой отец был доволен: я свалила его главного врага и соперника, а у нового лорда Немета не было и половины той силы и тех амбиций, что были свойственны прежнему.
С позволения нового хозяина дома мы задержались ещё ненадолго: нужно было привести в порядок пленных – посланный Эрикой отряд. Ингредиенты для антидота пришлось доставать в течение трёх дней, после чего лорд Эльенн изготовил противоядие и ввёл его бедолагам.
Ну, а что оставалось мне? Мне оставалось самое главное в моей жизни дело.


Глава 32. Вспомнить всё

Незнакомое имя. Роскошная квартира и обед в ритме рок-н-ролла. Самый лучший город на земле. Зелёные глаза. Странная встреча в кафе. Полезная находка и кидалово. Снова главпочтамт. Бездомная. Последний раз.

  Огонь трещал и танцевал, шатёр звёздного неба мерцал драгоценными россыпями, а под ногами колыхался ковёр из цветов. По другую сторону костра меня кто-то звал – ласково, грустно, с тоской и любовью. Мне и хотелось броситься на этот зов, и что-то удерживало – какая-то неподъёмная и холодная, как камень, гнетущая тяжесть.
Странное видение, выворачивающее наизнанку душу, рассеялось, стекло, как дождь по окну. Моему слегка замутнённому дрёмой взгляду открылась просторная гостиная в белых и бежевых тонах, с огромным домашним кинотеатром и широкими окнами, пропускающими много света. Я была с удобством устроена под пледом на очень большом мягком гарнитуре в форме буквы «П», с кучей секций и подушек. Когда я села, клетчатый плед соскользнул на пол.
На стеклянном столике стоял букет полевых цветов, бутылка минералки и стакан. Весьма кстати! Пить хотелось просто жутко. Наполняя стакан, я заметила ещё кое-что – большой белый конверт.
Внутри оказалась приличная пачка денег и записка.

«Тебя зовут Алёна Лямина, у тебя потеря памяти. Ни о чём не беспокойся – просто живи, пока не вспомнишь что-нибудь. Ни в чём себе не отказывай, денег достаточно. Когда кончатся – будет ещё. Коммунальные услуги и телефон оплачены на три месяца вперёд. Аптека и супермаркет недалеко – в пяти минутах ходьбы. План см. на обороте листа».

Алёна... Алёна Лямина. Странно, у меня совсем не было внутренней идентификации с этим именем. Потеря памяти...
Да, моя память представляла собой огромный пустырь, на котором гулял ветер. Ни одного знакомого кустика или кочки. Совершенно чужое место. Вдохнув тёплый, пряный, солнечный запах полевого букета, я выпила воду. Пузырьки газа приятно защекотали горло. Какой сегодня день? Цветы... Значит, лето. Но месяц и число? А год?
Пустота.
Я осмотрелась. Как я сюда попала, было для меня тайной за семью печатями, но квартира меня приятно поразила. Она была двухэтажной, на каждом уровне – по три комнаты. Если это моя квартира, то я, оказывается, совсем не бедная. И мебель, и бытовая техника – всё по высшему классу. Простота, качество и дороговизна. Судя по виду из окна – этаж третий-четвёртый, дворик очень уютный, чистенький: сочный пушистый газон, ёлочки, клумбы, скамеечки, высокий забор... Какой-то дяденька, лет этак за пятьдесят, в белой кепочке и джинсах, поливал из шланга цветы. Похоже на элитный дом. Явно не хрущёвка. Кухня – готовь в своё удовольствие и без проблем, холодильник набит до отказа кучей вкуснятины – хоть кулинарное шоу снимай.
Ну что ж, я оказалась вполне обеспеченной девушкой. Стоп, а девушкой ли?.. Я понятия не имела, сколько мне лет. Так, надо бы познакомиться с собой...
Из огромного зеркала в прихожей на меня смотрела особа на вид лет двадцати пяти, приятной внешности, с длинными русыми волосами, стройная, в светло-голубых джинсах с эффектом потёртости и белом топике. Вещи сидели на мне хорошо, хотя я совершенно не помнила этой одежды. Я повертелась, изучая изгибы своего тела. Ничего себе так фигура, есть на что посмотреть. Размер одежды на глазок сорок два – сорок четыре, грудь – тройка. Глаза какие-то тревожно-испуганные. Не иначе, перед потерей памяти со мной произошло что-то скверное...
Однако часы показывали два, и в моём желудке уже шевелился голодный червячок.
Из радиоприёмника звучало: «Этот город – самый лучший город на земле... Он как будто нарисован мелом на стене». А я как будто умела и любила готовить. Странно: если о своей личности я не помнила совсем ничего, то кулинарные навыки остались в полной сохранности. В ритме кантри и рок-н-ролла в моих руках все кипело и спорилось: вода журчала, нож стучал, фрукты чистились и аккуратно, быстро и красиво крошились, рыбное филе нежно обмирало и трепетало. «Я не знаю, где ещё на этом свете есть такая же весна! Я, пожалуй, отпущу попутный ветер и – останусь навсегда...» Тесто шипело на сковородке, сыр сыпался с тёрки сливочно-жёлтой соломкой, птицы взрывали крыльями восход, а белый пароход уплывал...
Ну вот, на сытый желудок и амнезия вроде бы не так страшна. Блинчики с сыром и зеленью, запечённое филе сёмги со сметаной и базиликом, на десерт – фруктовый салат с йогуртом и мороженое. Не обед – песня.
– Сегодня двадцать девятое августа, среда. Коротко о главных новостях.
Ну вот, уже кое-что. Какой сегодня день, я узнала. Ещё бы год... Ну да ладно, это не критично в данный момент. Подытожим: я – Алёна Лямина, обеспеченная симпатичная девушка с потерей памяти, на вид двадцати пяти лет, люблю готовить, сейчас кончается лето, у меня есть деньги в конверте и обед в желудке. Для начала неплохо и не так уж мало. Остальное будем потихоньку выяснять.
Пересчитав деньги, я немного успокоилась. На первое время хватит, а потом... Интересно, кто даст мне ещё, как написано в этой записке? Кто её писал? Кто-то очень предупредительный. Любопытно. Может, этот человек мне что-нибудь расскажет? Я возлагала на эту встречу большие надежды, и у меня даже появились заочные добрые чувства к заботливому незнакомцу.

Мне приснился странный сон: какая-то пещера, люди с оружием, двухъярусные койки, французская речь. Я понимаю этот язык, хотя и с трудом. Такое чувство, будто я знала более старый вариант, и современный мне тяжеловато воспринимать. Длинноволосый парень с двумя индейскими косичками... Как же его... Сидящий Бык? Лежащий Волк? Парящий Орёл? Поляна с разноцветьем, алые маки, горы. Костёр... Зелёные глаза.
Зелёные глаза.
Я села на кровати. Сонная голова гудела и кружилась, дождик скрёбся в стекло. Всю ночь оконная створка простояла приоткрытой, пальцы ног озябли. Роскошная спальня, но пустая постель – холодно. А там, во сне, меня кто-то любил. Его любовь окружала меня тёплым уютным коконом, и мне до тоски, до крика хотелось туда... Где я была не одна. Где же они сейчас, эти зелёные глаза?
Завтрак – кофе и сырники. Радио сообщило, что сегодня – пятое сентября. Люди шли на работу, а я оставалась дома, потому что не знала, где я работала и работала ли вообще... Смутное чувство, что всё-таки работала, потому что ноги сами вели меня из дома, а вынужденное безделье угнетало. Денег куча, роскошная квартира... Кто же я? Директор банка? Да нет, маловероятно. Или, может, жена олигарха? Но где моя вторая половина? Или, может быть, я разведена? А вот это – вероятно... Потому что – тоска.
Киснуть дома надоело, и я решила прогуляться и поднять себе настроение шоппингом. Выяснилось, что одежды у меня совсем мало. Причём зимней я не обнаружила – только летнюю. Обуви – всего одна пара светло-бежевых мокасин. Ни сапогов, ни ботинок. Странно, крайне странно... Может, я переехала сюда недавно и в такой спешке, что не взяла почти ничего из одежды? Непонятно.
Проходя мимо дяденьки в белой кепке, подметавшего тротуар, я поздоровалась. Он приподнял свою кепочку и приветливо ответил:
– Добрый день!
Его звали Анатолий Петрович, и он был здесь кем-то вроде дворника и садовника «в одном флаконе». С соседями я ещё не общалась: боялась показаться им странной, приставая с расспросами о себе самой.
«Он как будто нарисован мелом на стене, этот город – самый лучший город на земле», – слышалось в торговом центре отовсюду. Может, это был и лучший город, только совершенно незнакомый мне. Аптеку и супермаркет я нашла по плану в записке, а вот места, где можно купить одежду, пришлось искать самой. Но язык, как говорится, и до Киева доведёт, и вот – я бродила от секции к секции, сама хорошенько не зная, что мне нужно. А, что понравится, то и возьму! Главное – по сезону.
Я купила осенние туфли, брюки, шерстяной кардиган и короткий двубортный плащ с широким поясом. Подумав, взяла ещё и зонтик – незаменимую вещь осенью. Приглянулась мне также одна сумочка. Нагруженная покупками, я шла мимо кафе на первом этаже – учуяла вкусный аромат, и мои ноги сами туда повернули.
Взяв чашку кофе и блинчики с земляничным вареньем, я пристроила пакеты с купленными вещами под столиком, у своих ног. Наверно, со стороны я выглядела вполне как все, и было не понять, что у меня – потеря памяти. Вот так, наверно, и маньяков на первый взгляд не отличить от нормальных людей...
– Андрю-ю-юш... – прогнусавил в дверях капризный девичий голос. – Ну давай зайдём, посидим, я устала...
Худенькая брюнеточка в облегающих джинсах, на высоченных шпильках и в красном кожаном пиджаке тянула в кафе высокого шикарного парня спортивного телосложения. Не имело даже значения, во что он одет: он в любой одежде был шикарен. Всем хорош, гад, вот только не в моём вкусе: почти наверняка – бабник, меняет девчонок, как перчатки... Ну, или как носки, учитывая современные реалии. Стрижка «шапочкой» – длинный верх, короткий низ, русые волосы лежали небрежно-изящной волной, а требовательной руке девушки он повиновался со снисходительно-вальяжным и ленивым видом.
Они тоже взяли по кофе. Девушка долго страдала около пирожных, ахала и стонала, боясь за фигуру, но потом решила позволить себе сегодня «вон ту маленькую финтифлюшку с розочкой». А парень между тем с любопытством изучал всех посетителей женского пола. Скользнул его взгляд и по мне... И выражение лица тут же сменилось с благодушно-ленивого на настороженно-удивлённое и напряжённое. Что он увидел во мне такого странного? Я недоумевала, даже неловко стало. Может, с моей внешностью что-нибудь не так? Испачкалась или выгляжу плохо?
Девушка болтала, пила кофе с пирожным, а парень к своей чашке почти не притронулся. Смотреть в мою сторону он старательно избегал, но напряжение проступало во всей его позе. Передалось оно невольно и мне. Что же во мне такого отталкивающего? Захотелось поскорее отсюда уйти, что я и сделала, но на выходе замешкалась, уронив один из пакетов. Подняв его, я поймала на себе ревнивый взгляд девушки: от неё не укрылось странное поведения парня... Ресницы у неё были как у Мальвины – сто процентов, наращивание. Своих таких просто не бывает в природе.
Уже на улице до меня дошло: а ведь вполне могло быть, что он меня знал. Откуда-то донёсся запах табачного дыма... Хм, кажется, я курю. Где ближайший киоск?
Скамейка, сквер, солнечные зайчики. Тепло. Казалось, будто всё ещё – лето... Сигарета в пальцах, горечь во рту. Точно, он меня знал... Нужно было спросить. Хотя, может быть, лучше не стоило. Главное – у него не зелёные глаза, а мне были нужны именно такие.
Когда я поднялась со скамейки, асфальт качнулся под ногами, а солнечное пространство каруселью поплыло вокруг меня. Ну ничего себе, приласкало меня солнышко... Уши наполнились звоном и чириканьем, «этот город – самый лучший...» Тьфу, привязалось же.
Но городу было всё равно, как я себя чувствую. Он жил своей жизнью, вступив в первые дни осени, и мне оставалось только брести в свою шикарную, но пустую квартиру.

Попытки выяснить своё прошлое продолжались. В руках у меня был старый потёртый бумажник: я нашла его в дорожной сумке в шкафу. Денег там было совсем немного – пятьсот рублей сотенными и пятидесятирублёвками. Обследуя все отделения и карманы, я вытряхнула на столик в гостиной горстку мелочи, какие-то мятые старые чеки... А вот и чья-то визитка – свёрнута пополам и засунута в самый неприметный потайной карман. Могла бы и пропустить, если бы смотрела менее внимательно. Хм... Частный психотерапевтический кабинет, доктор Вангелиди Аида Германовна. Психологические консультации, психоанализ, гипноз. Адрес и телефон.
Весьма экзотическое имя.
Какая полезная находка! Гипноз-то мне и нужен. Говорят, в трансе можно вспомнить что угодно, а я как раз и хочу вспомнить. Вспомнить всё. Ага, фильм был такой старый со Шварценеггером, фантастический боевик.
Вот странно: фильмы всякие помню, а о себе – ничегошеньки.
Я решила позвонить – хотя бы узнать, существует ли этот кабинет или уже нет.
– Психотерапевтический кабинет, ассистент доктора Людмила Панченко, – ответил дежурно-усталый голос.
– Эм-м, – начала я. – А... А можно записаться на консультацию к доктору Вангелиди?
– Можно, – ответила ассистентка. – Завтра в семнадцать тридцать вас устроит?
– Да, конечно, – сказала я, чувствуя лёгкие мурашки волнения. – А сколько стоит одна консультация?
– Ну... Это смотря что вам нужно. Всё индивидуально.
– Мне нужен гипноз. У меня амнезия.
– Ага... Так. Сейчас посмотрю прайс-лист... Стоимость одного сеанса гипноза – две с половиной тысячи рублей.
– Спасибо, меня устраивает. Запишите меня: Лямина Алёна.
Казалось, что разгадка тайны моей памяти была совсем близка. На следующий день я явилась по указанному на визитке адресу. Кабинет располагался на первом этаже обычного жилого дома. Рядом была таким же образом устроена аптека, стоматологический кабинет, бутик нижнего белья, компьютерный магазин и магазин дверных замков.
Я поднялась на крыльцо и открыла дверь под вывеской «Психотерапевт». В небольшой приёмной за столом сидела черноволосая девушка в белой блузке с короткими рукавами и кокетливым голубым галстучком. В углу подпирала потолок раскидистая пальма, под ней стоял кожаный диванчик для ожидания. На стене висело расписание работы доктора: с понедельника по четверг – с десяти утра до восьми вечера, в пятницу – с десяти до семи.
– Вы на приём? – обратилась ко мне девушка. Я узнала её голос: это с ней я говорила по телефону.
– Да, Алёна Лямина, – ответила я. – Я записана на полшестого.
– К сожалению, Аида Германовна вынуждена была уехать по срочным делам, – сказала ассистентка. – На целый месяц... Приношу вам от её имени извинения.
– Понятно, – пробормотала я обескураженно.
Огорчённая, я побрела по улице под накрапывающим дождиком. Нет, ну что за невезуха! Что за кидалово! Что же теперь делать? Наверно, остаётся только искать другого врача...
Ах, да ну их! Шарлатанство это всё. Только деньги выманивают.

Вечер, сумрак. Над головой – шатёр из кленовых крон, под ногами – шуршание листьев. Сквозь редеющую осеннюю листву мерцали звёзды, и у меня появилось странное желание – покурить под ними. На ощупь роясь в сумочке в поисках сигарет, я высматривала в подмигивании звёзд какое-то тайное послание... Хм. А новые туфельки-то пятки натирают, хоть снимай и иди босиком. А что? Это мысль. Погода сухая, тёплая, асфальт не грязный. Пройдусь...
Сняв туфли, я пошла по шуршащим листьям в носках, окуривая звёзды дымом. Звёзды – не комары, дыма не боятся.
– Девушка... Ик! Вы не подскажете, как пройти к главпочтамту?
Я хмыкнула.
– Понятия не имею. Я этот город не помню, хоть убейте.
Из темноты послышались то ли всхлипы, то ли смех.
– А вот убить я могу... Ик!
– Маньяк, что ли? – Я стряхнула пепел. Странно, почему-то даже не страшно...
– ДА!! – зарычало из кустов. – Я МАНЬЯК!!
– Ох ты Господи, – устало вздохнула я, выпустив дым. – Ну, с чем вас и поздравляю.
А за кустами послышался уже другой голос – женский:
– Вот ты где шатаешься, горе ты моё! А ну домой, маньяк хренов! А ну, пошёл!
Раздались шлепки, скулёж.
– Ну Зина-а-а... – гнусаво заныл «маньяк».
Из кустов выглянуло круглое, как пасхальный кулич, бабье лицо. Здоровенная, толстая тётка.
– Девушка, вы извините, пожалуйста! Это муж мой, Коля. Он как выпьет – так его тянет на улице людей пугать.
– Понятно, – сказала я.
Я смотрела вслед силуэту мощной бабенции, которая шлепками и тычками гнала вперёд хилого сухонького мужичонку, на каждом шагу пошатывавшегося и спотыкавшегося. Гм, это у пауков, кажется, самки крупнее самцов?.. Скулёж и икота, перемежавшиеся со сварливой женской руганью, постепенно стихли вдали, а я прислонилась к стволу дерева... Звёзды, главпочтамт и туфли.
ЭТО ВСЁ УЖЕ БЫЛО.
А ещё был «Майбах», зелёные глаза, вампиры и сумрак.

Сахар уже давно растворился, а чай остыл, но я всё звенела ложечкой в кружке, как заведённая. Плотину памяти прорвало, и я утонула в воспоминаниях... Просто захлебнулась.
Аида. Наша поездка, база охотников, мастер-класс. Лорд Эльенн, замок, князь Огнев, укус Эрики. Монастырский сад и чан с яблочным соком. Седой Тьерри, Луиза-Эмилия и граф.
Сумрак. Пустота.
Дальше – эта квартира, а что было в промежутке – как будто вырезано или затёрто. Только невразумительные обрывки, похожие на сон: цветущая поляна, горы, костёр и зелёные глаза. Люди с оружием, парень с индейскими косичками. И всё... Одни смутные образы.
Где же Аида? Чья это квартира? Почему я здесь, а не дома?
Домой. Мне надо домой.
Было шесть утра, бессонная ночь скончалась в мучительных судорогах. Натянув плащ и всунув облепленные пластырем ноги в злосчастные туфли, я вышла в осенний сырой туман – без завтрака, даже без кружки чая. Оглянулась на дом, который никогда не был моим... Чужая роскошь смотрела мне вслед: ну и катись, мол, восвояси. Ну и покачусь.
Пустая остановка, туман. Дрожь, озноб, сигарета. Укол в сердце. Надо бросать курить.
Почти пустой автобус, место у окна. Моя остановка. Мой дом, тревога... Вместо моего подъезда – руины, ограждённые трепетавшими на ветру красно-белыми лентами.
Меня взяла оторопь. Ничего не понимая, я бродила вдоль дома, ища свой подъезд и не находя его, раз за разом натыкаясь на руины. Куски бетона с торчащей арматурой вперемешку с изломанной мебелью, оконными рамами, шифером... Как же так, что это?
Какая-то старуха с сумкой звякала пустыми бутылками. Хоть у неё спросить.
– Извините... Вы не знаете, что тут случилось?
Старуха повернула ко мне загорелое дочерна лицо. Нет, она была не старой, просто преждевременно разрушенной алкоголем.
– А то ли ты сама не видишь? – проворчала она, дыша застарелым перегаром. – Подъезд рухнул...
– Но из-за чего? И когда? Я просто живу... Жила здесь, – поправилась я, чувствуя, что скоро не смогу говорить из-за солёного кома в горле. – Я уезжала... и вот...
Собирательница пустой тары поглядела на меня сочувственно.
– Эхе-хе, голубушка... Вон оно как. А в августе это было. Двадцатого... Почему помню – так у моего мужика день рождения был, отмечали как раз в соседнем доме. И тут бабахнуло. Говорили – газ взорвался. Жертвы были, людей там попридавливало... Значит, и твоя квартирка там была?
Слёзы уже катились по щекам. Я очнулась в той чужой квартире двадцать девятого... Значит, к тому моменту уже девять дней всё стояло вот так – в руинах...
– Да... Была...
– Ну, не реви, не реви, – заворчала старуха. – Ты к энтим... МЧС или кто ль оно... К властям, короче, обратись, там компенсации положены всем, у кого квартиры погублены. Много шибко не дадут, на новую квартиру не хватит, да с паршивой овцы хоть шерсти клок... С государства-то с энтого нашего... Скажи слава Богу, что не было тебя там, живая хоть осталась – считай, повезло тебе, девонька! Пойти-то есть к кому?
– Спасибо, – пробормотала я, отходя прочь.
У меня больше не было дома. Ничего больше не было – ни дома, ни Андрея, ни Аиды... Он всё-таки замутил роман с этой «Мальвиной», а Аида... Она даже не захотела меня принять в качестве пациентки: наверняка вся эта история с отъездом на месяц была выдумкой, а на самом деле Аида просто не хотела меня видеть. Прошлое разделило нас непреодолимой стеной, будь оно проклято...
Хотя хорошее в этом тоже было. Если мы вернулись – значит, та история с лордом Неметом закончилась. Аида жива, с ней всё в порядке – что могло быть важнее? А то, что её такие нужные мне и родные зелёные глаза не желают меня видеть... Ну что ж... Тогда меня больше ничто не держит в этом мире.
На работе я тоже была, что называется, в пролёте: на моё место уже приняли новую сотрудницу. Что ж, неудивительно: взяла отпуск на две недели, а сама пропала на два месяца. Какие я могла дать объяснения по поводу своего длительного прогула? Что я загостилась у вампиров, с приложением справки от лорда Эльенна? Смехотворно. Впрочем, всё это уже не имело значения. Требовать восстановления через суд я не собиралась – мне было уже всё равно. Я просто забрала в отделе кадров свою трудовую книжку и ушла.
Я вспомнила этот город... Не знаю, лучший ли он на земле, но в нём прошла бОльшая часть моей жизни. И он заслуживал того, чтобы сказать ему «спасибо» и «прощай». Под руку с осенью я прошлась по его улицам, заглянула в знакомые витрины, в окна-глаза домов, а когда проходила мимо кафе-мороженого, где мы с девчонками любили сидеть, у меня грустно ёкнуло в груди. Зайти, что ли?
Выбрав фисташковое мороженое с миндалём, я пошла к свободному столику... И услышала:
– Вот она! Алёнка, дрянь такая, куда ты пропала?!!
Подумать только: они были здесь, полным составом – Танюшка, Вика и Лена, и смотрели на меня глазами голодных волчиц, будто жаждали разорвать в клочья... или задушить в объятиях. В данном случае оказалось – второе. Пища, визжа и тиская меня, они чуть не размазали по мне моё мороженое.
– Алёнка! Господи Боже!!! Где ты пропадала?! – разом набросились они на меня.
– Девочки, не все сразу, – улыбнулась я.
– Ну ничего себе! – возмущённо вскричала Танюшка. – Прислала какую-то невразумительную SMS-ку и исчезла... Мы уже в розыск тебя объявлять хотели! Ты где была так долго?
– Уезжала... за границу, – ответила я нехотя. Не соврала, впрочем.
– За границу?! Вот это да! А куда, куда? – желали знать девочки.
– В Европу, – сказала я. – Извините, что так надолго пропала... Но я не могу вам всего рассказать.
– Как это – не можешь? – накинулись на меня девчонки. – Что у тебя там случилось? Тебя что – в плену, что ли, держали?
Я кисло усмехнулась.
– Ну... Без приключений не обошлось.
– Приключений?!! Так, колись! Любовь, что ли? – сразу просекла Танюшка своей золотой тыковкой. У неё на эти дела было просто феноменальное чутье.
Лена с Викой, заслышав «кодовое» слово, моментально навострили уши. Увы, я не могла порадовать их красивой любовной историей, да и сам их интерес казался мне глупым и пустым. Всё ушло за призрачную завесу осеннего тумана, затянутое тучами небо уже звало меня к себе, а земные дела вызывали лишь досаду.
– Нет, ничего интересного, – сказала я. – Сплошной мрак и боль. Не пытайте меня, девочки, ладно? Я не могу сейчас ни о чём говорить.
Они разочарованно и огорчённо повздыхали. Про мою квартиру им было уже известно, но волновал вопрос:
– Где ты сейчас хоть обретаешься-то?
Я пожала плечами.
– Сама не знаю, где...
Девочки выпучили глаза.
– Как это? Бомжуешь, что ли?
– Да нет, – признала я. – Кажется, меня кто-то приютил, только пока не совсем понятно, кто.
Кое-кому из жильцов того дома я всё-таки решилась задать парочку странных вопросов, но они не знали, кто жил в этой квартире до меня. Она всё время стояла пустой, а если туда кто-то и приходил иногда, то они этого не видели. Да и вообще, народ в этом доме подобрался какой-то занятой и нелюбопытный, а всезнающих бабулек на лавочке не наблюдалось: жильё в таком доме пенсионерам было просто не по карману. Некоторую надежду я возлагала на дворника-садовника Анатолия Петровича, но и он не обладал какой-то вразумительной информацией. Одним словом, не квартира, а загадка.
– Ну ладно, – вздохнула Танюшка. – Хоть увидели тебя наконец-то. Живая – и то слава Богу, а то мы уж всякое передумали...
Не исключено, что они видели меня в последний раз...

Глава 33. Немножко больно

Петля из простыни и друзья в трудную минуту. Визг тормозов. Сквозь пламя и ускоренная регенерация. Оружие – губы. Царапина и невидимка. «Поздравляю, братишка». У сумрака зелёные глаза.
Осенний вечер молчаливо и тревожно заглядывал в окна. Он беспокоился: зачем я скручиваю простыню жгутом и делаю на конце петлю? Зачем привязываю другой конец к люстре? У вечера не было рук, чтобы остановить меня, а вот у сумрака имелись щупальца – чтобы подтолкнуть.
Но вечер очень хотел меня спасти, и он придумал способ – звонок в дверь. Тут было чему удивиться: я не ходила ни к кому с визитами, и никто не ходил ко мне. Кому я могла понадобиться в этом доме?
  – Кто там? – дрогнувшим голосом спросила я.
– Друзья, – ответил низкий мужской голос.
– У меня нет друзей, – пробормотала я, холодея.
– Ошибаешься, – в голосе слышалась улыбка. – Не бойся. Мы – с добром.
Сначала я увидела огромный букет роз, а потом – сверкающую лысину и такие же сверкающие тёмные очки Кельца. А за плечом у него – белобрысые вихры Змея. Не спрашивая разрешения, Кельц вошёл, окидывая взглядом обстановку. Прошёлся по комнатам, заглянул в спальню и увидел конструкцию из простыни.
– Вовремя мы пришли, – хмыкнул он и вручил мне розы.
Кажется, он любил чай, вспомнилось мне. Я бросилась на кухню заваривать, а охотники молча прошли следом и сели к столу.
– Рад застать тебя в добром здравии, – сказал Кельц. – Как с памятью? Не восстановилась ещё?
Забыв о чайной ложке, я вытряхнула заварку в чайник прямо из пачки.
– Восстановилась недавно. Вы – Александр Кельц, я помню. А это – Змей.
– Это хорошо, – кивнул Кельц.
Чай заварился, я разлила его по чашкам. Гости молчали, я тоже не знала, что сказать. Но потом у меня созрел вопрос, а точнее, догадка:
– Так это всё – вы? Эта квартира, деньги... Это вы привезли меня сюда?
Охотники переглянулись.
– Нет, не мы, – ответил Кельц. – А ты что, не догадываешься, кто?
От волнения, недоумения и тревоги у меня заныло в животе.
– Нет... Я не знаю.
Это было не совсем правдой. Я просто не могла поверить в другой ответ.
– Всё ты знаешь, – сказал Змей. – И ты не ошибаешься.
– То есть... это квартира Аиды? – пробормотала я.
– Да, – кивнул Кельц. – Правда, она никогда не жила здесь. Пришлось поселить тебя тут, потому что в твоём подъезде взорвался газ. А почему тебя так удивляет, что Аида заботится о тебе?
– Я... Я думала, она ненавидит меня... Господи. – Меня начинало трясти.
– Ненавидит?! – изумился Змей. – Хотел бы я, чтоб меня так «ненавидели»! Ты знаешь, что она с собой сделала, чтобы вытащить тебя из сумрака? Чтобы он отдал тебя, она практически стала вампиром – тем существом, которых когда-то истребляла. Принесла в жертву свою человеческую суть, потому что сумрак просто так ничего не отдаёт. Если это ты называешь «ненавидеть», то объясни мне тогда, что, по-твоему, означает «любить»!
Да, вечер знал, как меня спасти. И довести до грани обморока – тоже.
– Ну-ка, пей.
Мне дали выпить несколько глотков чая, побрызгали холодной водой, а Змей знал массажные точки, которые заставляют организм встряхнуться. Его ловкие и твёрдые, как железо, пальцы волшебным образом вернули мне нормальное самочувствие, хоть и сделали чуть больно.
– Но почему она тогда... Почему прячется от меня?
– А ты сама не можешь понять? – покачал блестящей головой Кельц. – Она не уверена, что ты примешь её такую, какой она стала. Потому и держится на расстоянии. А эти мысли, – он кивнул в сторону спальни, где висела петля из простыни, – ты брось. Зря она, что ли, такое с собой сотворила?
– Пожалуйста, не убивайте её...
Это всё, что я смогла сказать, перед тем как разреветься – неукротимо, до боли в груди и мучительно мощных судорог диафрагмы.
– Ну, всё, – усмехнулся Змей. – Это всерьёз и надолго.
Тяжёлая рука Кельца погладила меня по волосам, как маленькую.
– Хорошо, мы учтём твоё пожелание, – сказал он полусерьёзно, полушутливо.
Змей был прав насчёт «всерьёз и надолго»: я плакала, провожая охотников до двери, плакала, одеваясь и укладывая волосы, заливалась слезами, спускаясь по лестнице и хлюпала носом, стоя на остановке. Аида работала до восьми, а сейчас было полвосьмого. «Теперь ей не отвертеться от встречи», – думала я, сидя в маршрутке. Больше ей от меня не спрятаться – всё равно найду, обниму и не отпущу никогда.
Слёзы застилали мне глаза, когда я шла через дорогу к крыльцу с вывеской «Психотерапевт». Восемь ноль пять... «Неужели не успею?» – колотилось сердце. И тут же замерло и оборвалось: дверь открылась, и на крыльце появилась родная и знакомая фигура. Элегантный серый плащ, брючный костюм, стрижка под каре с удлинёнными передними прядями.
– Аида! – закричала я, замахав рукой.
Она обернулась. Визг тормозов и удар.
Кажется, у меня выросли крылья.

Звёздный шатёр над головой, горные склоны, цветущая поляна и костёр. Танцующее высокое пламя стеной разделяет меня и Аиду. За её спиной – мир, полный страданий, несправедливости, боли и агрессии. За моими плечами – сумрачный покой, серая бесчувственность и бесплотная тишина. Она хороша тем, что в ней нет боли, нет разочарований. Но и радости в ней нет. А в том мире, несмотря на всю его ярость и шум, есть любовь Аиды.
«Твоё прошлое не имеет для меня значения, – звучат в моей душе её слова. – Значение имеет только то, что есть сейчас. Ты – моя принцесса, вот что самое главное».
Что я выберу? Сумрачный покой без боли или мир, в котором счастье и страдание идут рука об руку? Мир, в котором есть смерть, но есть и воскрешение? Изумрудный свет тёплых глаз прогоняет бесчувствие сумрака, и натянутая между нашими сердцами струнка грустно поёт. Она зовёт меня туда, в тот мир, и я устремляюсь всей душой к Аиде.
«Придётся вытерпеть немного боли, – говорит та, протягивая мне руку. – Но я рядом и возьму половину боли себе. Иди сквозь огонь – ко мне».
Я тянусь к её руке, и пламя обнимает меня торжеством безумного страдания. Кости трещат, как дрова, кровь кипит, внутренности пекутся заживо, как картошка в золе. Бедная моя Аида, ведь она чувствует то же самое...
Но страдания не вечны. Горнило боли, опалив меня, остывает, и я остываю тоже – твёрдая, как клинок. Я спускаюсь по дорожке из солнечного света – прямо в объятия тихого осеннего утра.

Занавески на огромном, до самого пола, окне были раздвинуты, открывая мне вид на янтарные стволы сосен вдалеке, озарённые неярким, грустноватым солнцем. Моя грудь дышала, руки и ноги гнулись без боли, и мне хотелось лететь к этим соснам, чтобы спросить у них, знают ли они небесные секреты. Лёгкое оцепенение соскользнуло с тела, как прозрачное покрывало, и я села на кровати. Такое чувство, будто я попала в другой мир – солнечно-сосновый, но я знала, что это – дом Аиды. Здесь тихо, спокойно и безопасно, светло и уютно.
Аида стояла в дверном проёме, прислонившись головой к косяку. Она как будто стала чуть бледнее, или, может быть, это мне казалось из-за того, что на её лице не было косметики? Чёрная водолазка и узкие чёрные джинсы подчёркивали эту небольшую болезненность. Я протянула ей руку, и она, оторвавшись от косяка, подошла, села на край постели и прильнула к моим пальцам губами.
– Прости меня, Алёнка...
Я обняла её, зарывшись рукой в её волосы.
– Тебе незачем было прятаться, Аида. Я люблю тебя такой, какая ты есть. И буду любить какую угодно.
В её глазах светилась грустная нежность.
– Прости меня, принцесса. Это я немножко подкорректировала твою память... Стёрла из неё себя – вплоть до того момента, когда ты очнулась в моей квартире. Ты вернулась из сумрака, совсем ничего не помня, но меня ты увидела, хоть и не узнала. И я стёрла небольшой отрывок – о твоём возвращении и пребывании на румынской базе охотников.
Вспомнился мой сон о людях с оружием и парне с индейскими косичками.
– Там был индеец?
Аида кивнула, нежно заправила прядку волос мне за ухо.
– Стоящий Медведь, – назвала она его имя.
– Точно! – щёлкнула я пальцами. – А у меня всё вертелось в голове: то ли Парящий Орёл, то ли Лежащий Волк...
Недостающий отрывок встал на место. Аида виновато уткнулась своим лбом в мой. Я пропустила между пальцами передние длинные пряди её каре.
– Он не совсем стёрся, этот отрывок. Какие-то образы остались. Этот индеец и твои глаза. Вот только я не совсем поняла, что случилось сейчас... Я переходила дорогу, и...
– Тебя сбила машина, – договорила Аида – тихо, с болью и содроганием в голосе. – Прямо у меня на глазах. – Она на миг зажмурилась. – Я ввела тебе свою кровь, Алёнка... Для ускорения регенерации. Возьмись за дело обычная медицина – ты провалялась бы на больничной койке не один месяц, потом – ещё несколько месяцев реабилитации, возможно – инвалидность... А так – всё зажило без следа за два дня, хоть и было немножко больно.
«Немножко больно» – это она о раскалённом горниле боли, из жерла которого я только что выбралась. В животе шевельнулось что-то ледяное. Холодное дыхание сумрака коснулось моей спины.
– И что? Я теперь – как ты? – дрожащим шёпотом спросила я.
– Нет, – улыбнулась Аида, качая головой. – Нет, солнышко. Необратимо изменить твою природу моя кровь не может... Обращать людей в себе подобных могут только вампиры. А я могу лишь дать тебе неуязвимость, но кратковременную. Чтобы тебе не болеть, не стареть и жить так же долго, как я, мою кровь нужно вводить постоянно.
– Понятно, – пробормотала я, сглотнув.
Защекотавшие было мою спину чёрные щупальца отступили... А в животе у меня вдруг громко забурчало – от голода. Даже жутковатые разговоры о крови не смогли убить проснувшийся во мне зверский аппетит. Аида засмеялась.
– Верный признак того, что с тобой уже всё в порядке. Организм потратил много сил на восстановление и теперь ему нужно подкрепиться.
При улыбке блеснули её клыки, и мне стало чуточку не по себе. Хоть они и были сейчас в состоянии «отбоя», но выглядели внушительно. Улыбка сбежала с лица Аиды, оно стало замкнутым и усталым.
– Я принесу тебе что-нибудь, – сказала она тихо и вышла.
Я поджала колени и обхватила их руками. Мне тоже стало грустно и неуютно: я огорчила Аиду. Когда она вернулась с подносом, полным еды, я раскрыла ей навстречу объятия.
– Иди ко мне.
Но Аида не торопилась. Поставив поднос на кровать, она сказала без улыбки:
– Покушай сначала. Потом решим, обниматься или нет.
– Мммм... – Я расстроенно насупилась и отвернулась. – Если не обнимешь, не буду есть.
– Я не шучу, Алёнка, – сказала Аида серьёзно. – Если не поешь как можно скорее, наступит резкий упадок сил – обморок, даже коллапс. Твой организм устроен иначе, чем мой, он не привык к таким фокусам с ускоренной регенерацией: это для него неестественно, поэтому все процессы в нём пришли в дисбаланс. Для него это стресс. Нужно пополнить его запасы энергии, тогда всё пройдёт легче.
В её голосе и взгляде было столько озабоченности и искреннего беспокойства за меня, что это подействовало сильнее любых объятий и поцелуев.
– Ладно, – сказала я, беря с тарелки блинчик с начинкой. – Всё, уже ем, только не волнуйся. Мммм... С мясом? Вкусно!
Аида села в кресло и с грустноватым ласковым теплом в глазах смотрела, как я ем. Она не улыбалась, пряча клыки, но её полный нежности взгляд с лихвой компенсировал суровость губ. Я протянула ей тарелку.
– Хочешь?
Она отрицательно качнула головой.
– Ты что же, теперь совсем не можешь есть по-человечески? – спросила я расстроенно.
– Почему не могу? Могу, только аппетита на обычную еду нет, – ответила Аида.
– А как часто тебе нужна кровь? – полюбопытствовала я осторожно.
– Пару раз в неделю.
Спрашивать больше ни о чём не хотелось, на глаза наворачивались слёзы. Она пошла на это ради меня... из-за меня. Это я во всём виновата. Лучше бы я сгорела на костре в пятнадцатом веке, тогда не было бы первопричины... Всё сложилось бы иначе. Отодвинув поднос, я уткнулась в подушку. Слёзы просачивались сквозь зажмуренные веки.
– Алёна... Ну, что такое, зайка? – Пальцы Аиды заскользили по моим волосам, она огорчённо склонилась надо мной.
– Это я во всём виновата, – выговорила я сдавленно.
У Аиды вырвался усталый и расстроенный вздох.
– Этого я и боялась, – сказала она. – Того, что ты, вспомнив всё, снова начнёшь заниматься самобичеванием. Ну, как мне ещё доказать, что прошлое не имеет для меня значения, и что я тебя люблю – такую, какая ты есть сейчас? У меня осталась только моя жизнь... И я отдам её за тебя без колебаний.
– Я не приму такой жертвы, – всхлипнула я ещё горше. – Лучше уж мне...
Палец Аиды прижал мне губы.
– Так, стоп. Прекращай это всё. Я читала твоё письмо... И поговорила с отцом. Он вспомнил эту историю. Обращаюсь к тебе сейчас как граф: любезнейший Тьерри, вызываю вас на поединок. Оружие – губы, форма боя – поцелуй взасос. Кто хоть на секунду оторвётся – проиграл!
– А что будет с проигравшим? – спросила я, вытирая слёзы.
– Его будут сегодня ночью очень... очень... – Аида дохнула мне в губы, – очень крепко любить.
– Тогда сразу признаю себя побеждённой, – сказала я, обнимая её за шею.
Впрочем, сдалась я не сразу, и поцелуй получился головокружительно долгим. По привычке запуская пальцы в волосы Аиды, я вдруг поняла, что скучаю по ёжику на её затылке – по тому, как он нежно щекотал мне ладонь. Это заводило меня даже сильнее, чем метёлка длинных волос по лицу. Когда я сказала об этом, Аида усмехнулась:
– Ну вот, а помнишь, как ты страдала по моим волосам, когда я подстригалась? Прямо до слёз!
– Я сама не ожидала, что мне понравится гладить этот ёжичек, – смущённо сказала я.
– Да не проблема, – ответила Аида. – Для тебя – что угодно, моя принцесса. Даже если скажешь налысо – обреюсь без разговоров, лишь бы тебе нравилось.
– Не, совсем налысо не надо... Только ёжик на затылке, – попросила я.
– Будет сделано, – сказала Аида, снова накрывая мои губы поцелуем.
Остаток дня мне было предписано провести в постели: Аида опасалась, как бы мой не привыкший к быстрой регенерации организм не хлопнулся в обморок. Но всё время лежать было скучно, и я уговорила её отпустить меня на прогулку по саду. Вообще-то, изначально я хотела к озеру, но Аида даже не стала это обсуждать, сказав, что это – слишком далеко.
– Какое там – далеко! Пятьдесят метров всего! – воскликнула я.
– Нет, Алёнушка, – сказала Аида ласково, но твёрдо. – Вот когда ты полностью придёшь в норму, тогда – куда угодно.
Пришлось довольствоваться садом. Там тоже было неплохо – по-осеннему светло, тихо, уединённо и красиво. Его наполнял грустный пронзительный аромат опавшей листвы, влажной земли, подгнившего яблока-падалицы. Аида не отходила от меня ни на шаг, обнимая за плечи, но была чересчур серьёзна.
– Аида, я понимаю, ты не хочешь пугать меня клыками, – сказала я. – Но эта постная физиономия мне скоро надоест. Улыбнись хоть чуть-чуть! Кстати, как же ты со своими пациентами общаешься?
– Есть разные психические приёмы, способы отвлечения и перемещения фокуса внимания, – ответила она. – Люди их просто не замечают. А с тобой я не хочу прибегать ни к каким хитростям и приёмам. Я не хочу, чтобы ты меня боялась.
– Аида, как я могу тебя бояться, когда я люблю тебя больше всех на свете? – вздохнула я, прильнув к ней. – А когда я думаю, что ты сделала это ради меня... Это мне как упрёк.
– Всё, всё, Алёнушка. Не надо. – Аида прижала меня к себе и поцеловала в лоб. – Никаких упрёков. Всё хорошо. Ты – моё счастье.
На малине ещё висели последние ягодки: это был особый сорт, плодоносящий до глубокой осени. Я рвала мягкие прохладные ягоды губами и протягивала Аиде, а она с поцелуем брала их.
– А что с лордом Неметом? – спросила я.
– Мёртв, – ответила Аида кратко.
Мне опять стало не по себе.
– Ты его убила? – прошептала я.
– Да, – сказала она холодно, с сухим безжалостным блеском в глазах. – Новым лордом стал его младший брат Раймунд, но он слабее и трусливее его. Кроме того, он был только рад завладеть имуществом и титулом брата, а на наши распри и месть ему плевать с высокой колокольни... Не надо об этом, малыш. Не лучшая тема для разговора. – И, меняя тему и тон, Аида проговорила ласково: – Смотри-ка, какая вон там большая ягодка! Прямо в рот к тебе просится, сорви её скорее.
Я потянулась за ягодкой, опираясь на железную трубу – ограду малиновых кустов, но земля вдруг поплыла у меня из-под ног, а небо закачалось, звеня колоколами. Холод и пустота раскрыли мне свои объятия, но Аида была быстрее. Секунда – и она уже несла меня к дому на руках.
– Так и знала, что этим кончится, – проворчала она. – Надо было оставаться в постели.
– Аида, нет, – просила я расстроенно. – Всё уже прошло! На свежем воздухе мне лучше... Не хочу в дом...
Кто бы меня слушал! Уложив меня в постель, Аида запретила мне даже заикаться о прогулках – по крайней мере, сегодня и завтра. Она дала мне какое-то снадобье своего собственного приготовления, от которого я отяжелела и провалилась в глухой, шершавый и жаркий, как кусок чёрного фетра, сон без сновидений.
Проснулась я, когда было уже темно. Во рту пересохло, и я, спросонок ударяясь обо все косяки, поплелась на кухню. Тут же, как будто материализовавшись из воздуха, передо мной возникла Аида с сердито поблёскивающими изумрудами глаз.
– И куда это мы лыжи навострили, мм? – спросила она грозно.
– Аида, я пить хочу, – жалобно промямлила я. – И в душ...
Мне был подан стакан холодного кефира, а потом под тёплыми струями воды руки Аиды нежно растирали меня мочалкой. Слегка покалывая меня клыками, она присасывалась жгучими поцелуями к моей коже – на их месте оставались розовые пятнышки. Вдруг – боль... Алая полоска царапины на моём плече и – жутко расширившиеся зрачки Аиды: из зелёных её глаза стали почти чёрными. Её губы были запачканы моей кровью, а во рту в волчьем оскале торчали огромные клыки. Заледенев, я вжалась в стенку душевой кабинки и зажмурилась... Сердце пронзила раскалённая игла.
Дрожащие пальцы осторожно касались моих щёк.
– Алёнка... Алёнушка. Не бойся... Не бойся, малыш. Я нечаянно... Случайно оцарапала. Всё... Всё. Я ухожу. Ухожу, моя родная.
Схватив большое полотенце, Аида выскочила из ванной, а я медленно соскользнула по стенке на корточки. Паралич ужаса отступал.
Только минут через десять я боязливо вылезла из ванной, завернувшись в махровый халат. Нет, я не сомневалась, что она оцарапала меня клыками нечаянно. Я не была уверена, что она сможет сдержаться в следующий раз.
Но даже если она не сможет, мне всё равно не жить без неё. Ни дня, ни часа, ни минуты. Лучше умереть в её объятиях, чем доживать остаток жизни в разлуке с ней.
– Я скорее убью себя, чем причиню тебе вред, – раздался голос Аиды.
Я оглянулась, но не увидела её – только почувствовала прохладное движение воздуха кожей, словно мимо меня кто-то прошёл.
– Аида... Ты где? – позвала я.
Снова голос из ниоткуда:
– Тебе лучше держаться от меня подальше, моя принцесса. Я никогда не трону тебя... Но я не хочу, чтобы ты жила с постоянным опасением за своё здоровье и жизнь.
Я бросилась на голос, который раздался как будто из соседней комнаты, но там никого не оказалось. И опять – холодное веяние в воздухе.
– Аида! Куда я пойду? – со слезами воскликнула я. Горло отчаянно сжималось, в нём стоял солёный ком. – У меня больше нет дома!
– А где ты жила с двадцать девятого августа? – отозвался голос невидимой Аиды. – Эта квартира – твоя. Я тебе её дарю. Если будут проблемы с работой – я помогу. А не хочешь работать – не надо, я тебя обеспечу, ты не будешь ни в чём нуждаться.
– Аида, прекрати играть в прятки! – закричала я, бросаясь из комнаты в комнату. – Я никуда от тебя не уйду! Тебе придётся вышвырнуть меня! – Забравшись с ногами в кресло, я разревелась в голос. – Вот так и буду... сидеть! И попробуй, вышвырни меня на улицу! Как... Как котёнка... за шкирку...
Раскачиваясь из стороны в сторону, я скулила – протяжно, жалобно и прерывисто, как раненый щенок. Соль слёз щипала веки и щёки, голос охрип, а душа разрывалась на мелкие клочья... Лучше умереть, чем – без неё...
Руки Аиды обняли меня. Она была уже одета – в белые джинсы и белый свитер с тёплой высокой горловиной. Вынув меня из кресла, как ребёнка, она сама села в него, а меня усадила на колени и прижала к себе.
– Алёнка... Ну что ты... Не надо так. Я сверх-эмпат, ты забыла? Ты же меня на части рвёшь, понимаешь ты?..
Её голос дрожал, а по щекам скатились две крупные слезы. Я никогда не видела её плачущей, и это так сильно на меня подействовало, что я стиснула зубы и просто задавила в себе рыдание, уткнувшись в мягкую горловину свитера Аиды.
– Я не могу и не буду жить без тебя, – сквозь сжатые зубы простонала я. – Я не боюсь... Я тебе верю. Даже если ты меня чуть-чуть укусишь... ты же не будешь меня выпивать досуха, да?
– Глупенькая ты моя. – Губы Аиды щекотали моё ухо, а объятия становились всё крепче. – И я не могу без тебя. Умру от тоски.
– Значит, остаётся только одно – быть вместе, – выдохнула я, тоже вцепившись в неё, как в спасательный круг.
– Не знаю, Алёнка. Не знаю... Если я трону тебя хоть пальцем, пусть Кельц с ребятами убьют меня без жалости, – сказала Аида жёстко. – Убить меня можно, изрубив на куски... А потом их сжечь... Только так.
Я содрогнулась.
– Аида, не надо...
Её рука гладила меня по волосам.
– Хоть ты и не любишь оружие, принцесса, но я научу тебя стрелять. Придётся, милая... Чтобы меня остановить, надо стрелять в голову. Во все остальные части тела – бесполезно.
– Аида, нет!!! – вскричала я и снова зарыдала. – Прекрати, прекрати! Не хочу слышать!
– Живя с чудовищем, надо знать, как от него обороняться, – устало и грустно улыбнулась Аида, вытирая мне слёзы. – Конечно, это не значит, что я на тебя нападу... Я этого не сделаю. Но если я почувствую, что не могу сдержать жажду, я сама пущу себе пулю в череп. Это меня, по крайней мере, вырубит на какое-то время. Ну... Ну. – Успокаивая меня, она несколько раз поцеловала мои дрожащие и солёные от слёз губы. – Но чтобы не было срывов, просто питаться надо регулярно, вот и всё. Это – лучший способ предохранения. Что я и постараюсь делать. – Она вздохнула и поднялась из кресла со мной на руках. – Ну, всё, малыш, хватит с тебя стрессов на сегодня. Пойдём-ка баиньки.
Я снова была уложена в постель и тепло укрыта одеялом. Проветривая душную комнату, Аида стояла у открытой створки окна в темноте и подставляла под струю воздуха лоб. Снова действовало снотворное снадобье, погружая меня в забытье...
– А как насчёт твоей крови? – спросила я, уже почти засыпая. – Чтобы мне не болеть и не стареть...
– Это можно, – улыбнулась во мраке Аида. – Но при одном условии.
– Каком?
– Если ты станешь моей женой.
– У нас это не узаконено...
– Просто дадим друг другу клятву и наденем кольца. Двух свидетелей будет достаточно.
– Ну, тогда я согласна.
Мои губы накрыл поцелуй, но я уже совершенно засыпала. Не было сил даже думать, кого позвать в свидетели... Не девчонок, это точно. Им я не решусь открыться. Ладно, пусть об этом думает Аида.

И Аида придумала. Для этого пришлось поехать в Румынию, где я наяву увидела ту поляну, которая мне снилась, только трава на ней порыжела и выцвела, а кустарник и деревья по склонам гор горели багряным, янтарным и золотым цветом вперемешку с вечнозелёными нарядами стройных елей.
– Господи, какая же красота, – сказала я, вдыхая прохладный и чистый воздух, пронизанный свежестью и осенней печалью.
С наступлением темноты на поляне запылал костёр, стреляя рыжими искрами в звёздное небо и бросая оранжевый отблеск на лица наших свидетелей – Кельца и Габриеля Стоящего Медведя. Это было похоже на индейскую свадьбу: природа, ночное небо, костёр... ну, и настоящий индеец в придачу. Только лиц мы себе не раскрашивали и не устраивали плясок вокруг огня. Команда охотников стояла чуть поодаль: тем, кому любопытно, мы присутствовать не запрещали. На базе их ждало поставленное Аидой угощение с выпивкой – в честь торжества.
– Клянусь любить и беречь тебя в горе и в радости, в болезни и в здравии, – сказала Аида, держа меня за руки. – Хотя насчёт болезней – это, я думаю, мы устраним. Ну, и пункт насчёт смерти тоже опустим по той же причине.
– И я тоже клянусь... быть твоей и больше ничьей, – сказала я.
Кольцо прохладно скользнуло мне на палец. В свете костра оно сияло мягким золотым блеском. Такое же украсило руку Аиды. Не стесняясь множеством пар наблюдающих глаз, Аида поцеловала меня в губы ласково и крепко – под салют выстрелов, потревоживший ночной покой гор.
– Что ж, поздравляю тебя, братишка, – сказал Змей.
Аида засмеялась, пожимая его протянутую руку.
Охотники с весёлыми возгласами и свистом отправились пировать, а мы остались у костра вдвоём. Он горел для нас, и мы грелись его теплом, а наши тени на траве слились в одну.
Потом Аида торжественно подвела меня за руку к освещённой изнутри большой палатке и откинула полог:
– Дорогая новобрачная, милости прошу на свадебное ложе!
Внутри оказалось довольно просторно. К потолку палатки были подвешены гирлянды из цветов и лампочек, а на надувной кровати шелковисто переливалось бельё страстно-алого цвета. У изголовья ложа стоял большой дорогой букет. Бутылка шампанского, фрукты и бутерброды с икрой завершали убранство нашего свадебного шатра.
– Красота, – сказала я, повиснув на шее Аиды, и мы плюхнулись на упругую, как батут, кровать.
– Быстрее под одеяло, пока не замёрзли, – скомандовала Аида.
Впрочем, воздух в палатке был тёплым благодаря походному газовому обогревателю – хоть догола раздевайся, что Аида со мной и проделала за считанные секунды. Любуясь мной, лежащей на алом шёлке, она зажгла большую свечу, а лампочки погасила. Ощутив на себе тёплую тяжесть её тела, я закрыла глаза.
– Осторожнее с клыками, ладно?
Аида прошептала низким и хрипловатым от страсти голосом:
– Всё будет хорошо, принцесса.
Да, всё было хорошо. Мне нравилось гладить её, начиная с длинной чёлки, переходя на макушку, подстриженную короче, потом – на затылок, где топорщился пушистый щекотный ёжик, плавно сходивший на нет и перетекавший в длинную гладкую шею и шелковистую спину. Её поцелуи были мягки и осторожны: она старалась не коснуться меня клыками, но совсем избегать этого не получалось, и когда мой язык задевал что-то острое, я ощущала лёгкий укол адреналина. Сумрак обступал нас со всех сторон, но я не боялась его, потому что у него были родные и любимые глаза – зелёные глаза Аиды.

Эпилог

День полон золотисто-янтарного тепла, шаловливые неугомонные солнечные зайчики пляшут под ногами, а сквозь яблоневые кроны пробиваются колючие лучики-иголки. Солнце украшает венком золотых бликов уложенные короной волосы Алёнки; её белые балетки наступают на танцующих зайчиков, которые и не думают разбегаться, а только ласково льнут к её ногам. Опираясь на мою руку, она идёт рядом, слушая гида. Я перевожу:
  – Здесь собраны самые старые и редкие сорта яблонь, некоторые из них ведут свою историю ещё со средневековья.
Тёплая рука жмёт мне локоть, Алёнка шепчет:
– Не переводи, я в общих чертах понимаю.
На курсах она с лёгкостью осваивает современный французский. Сейчас мы живём в Ницце на одной из вилл друга моего отца – Натаниэля Хагемана. Он сдаёт их в аренду, но лорд Эльенн выкупил у него одну – в качестве свадебного подарка нам с Алёнкой. Я не стала отказываться: климат здесь чудесен, места потрясающе красивы. Свою психотерапевтическую практику в России я оставила, теперь у нас с Алёнкой цветочный бизнес здесь, в Ницце. При его открытии не обошлось без помощи отца и его друга.
– Это – сорт Горькая Аннетта, – рассказывает гид, подведя нас к старому дереву, увешанному жёлтыми плодами. – Первое письменное упоминание о нём относится к двенадцатому веку, а точнее – к тысяча сто восемьдесят седьмому году. С конца шестнадцатого века он считался утраченным, но в старых садах обнаружились отдельные экземпляры, сохранённые и размноженные владельцами-энтузиастами. Таким образом, сорт всё-таки дожил до наших дней – его вы и можете сейчас наблюдать перед собой.
– Большое спасибо, – благодарю я гида. – Не могли бы вы нас оставить наедине? Нам нужно поговорить с глазу на глаз.
– Да, конечно.
Гид уходит, и мы остаёмся втроём: я, Алёнка и Горькая Аннетта.
– Я обещала тебе найти её, – говорю я. – Я сдержала своё обещание. Вот она.
Алёнка задумчиво протягивает руки к веткам, склонённым под тяжестью душистых жёлтых плодов. Вдыхая их аромат, она закрывает глаза и говорит истомно, медленно, будто в трансе:
– Да... Я помню этот запах, это она, Аннетта. Просто так есть её невозможно, она совершенно горькая. Но в правильном сочетании со сладкими и кислыми сортами получается отменный сидр...
Тяжёлые яблоки лежат в её ладошках, под кожей на тонких запястьях синеют жилки. Стоя сзади, я накрываю её руки своими, поддерживая их снизу, а мои губы касаются короны её волос. Я целую их, потом спускаюсь к шее, и Алёнка, смеясь, ёжится.
– Ай, щекотно!
Она поворачивается ко мне лицом, и наши губы встречаются. Моя рука скользит по её животику, круглящемуся под платьем-сарафаном для беременных – белым с чёрным цветочным рисунком. Ну, а что вы думали? Зачать ребёнка можно и без участия мужчины. Ветки щекочут ей листьями плечи, словно обнимая, но мои объятия крепче и теплее.
– Ну что, господин Тьерри, продолжим поединок? – говорю я, щекоча губами её ротик.
– Я сдаюсь, – смеётся она и страстно отвечает на поцелуй.
Слышится шорох листьев и глухой стук упавшего яблока. Пусть прошлое остаётся в прошлом, а настоящее – для нынешних дел, сегодняшних чувств и современных мыслей.

24 мая – 26 июня 2012 г



Примечания

1

Узнаю следы прежнего огня
. Латинская крылатая фраза, впервые встречающаяся в поэме Вергилия «Энеида». «Энеида», IV, 23. Эту фразу произносит карфагенская царица Дидона, когда вспоминая о своём покойном супруге


2

слова Королевы из сцены похорон Офелии (У. Шекспир, «Гамлет», акт V, сцена 1, пер. М. Лозинского)

+1

10

это гораздо больше, чем история про вампиров...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Алана Инош/У сумрака зелёные глаза