Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклиф Love's Masquerade/Темны пути любви


Рэдклиф Love's Masquerade/Темны пути любви

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

http://s7.uploads.ru/t/D3gql.png

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

От переводчика: Любите ли вы  литературные штампы так, как люблю их я? Спешу сообщить, что в этой книге собраны они все. Ну, или почти все. Будет здесь и Двадцатипятилетняя  Девственница, и Неизлечимая Болезнь, и Верные Друзья и даже Красная Роза. И героини будут прекрасны донельзя, и внешность их будет загадочна и безупречна (за всю книгу хоть бы у кого прыщ выскочил, что ли, честное слово!) И вся эта мешанина банальных клише  вдруг совершенно незаметно обернется хорошей, пронзительной историей об  обретении себя и, конечно же, о любви. А еще госпожа Рэдклиф расстаралась - и вплела в ткань повествования несколько своих эротических рассказов и отрывки из собственной же книги “Shadowland”. Так что будет вкусно. Присоединяйтесь!

РЕДКЛИФФ
Темны пути любви

ГЛАВА 1

Оден Фрост перечитала стандартный бланк ответа еще раз.

Уважаемая мисс Фрост,
Ваше собеседование назначено на понедельник, 17 марта в 10:00 утра, комната 4000, здание издательства Палмер, 1900  площадь Риттенхаус.
С нетерпением ожидаю  встречи.
Искренне ваш
Абеляр Х. Причард, исполнительный директор корпорации Палмер Паблишинг.

На часах было восемь тридцать. Если она пойдет медленно, заглянет в Старбакс и прочтет утренний выпуск Inquirer, то придет всего на полчаса раньше. Местом ее назначения было одно из элегантных каменных зданий, граничивших с историческим  центром, и оно находилось всего в пяти кварталах от ее трехэтажного кирпичного дома на Сент-Джеймс Плейс.
Рано – это хорошо. Рано показывает заинтересованность, рано свидетельствует о надежности. Рано выказывает … пунктуальность. Она скроила гримасу. Рано – это безнадега. А я  не безнадежна… пока.

У нее еще оставалась пара тысяч долларов на сберегательном счете, и она разослала свое резюме в каждый издательский дом, журнал и типографию в трех соседних штатах. А еще нужно было возблагодарить  бога за двоюродную  бабушку Софию и долгие, дождливые зимы.
Вскоре после того, как Оден поступила на первый курс, тетушка Софи решила, что климат Филадельфии нехорош для ее артрита, и поспешно переехала во Флориду. Она назначила Оден управляющей принадлежавшего ей доходного дома и предложила племяннице квартиру на первом этаже,  со скидкой на квартплату в качестве компенсации за ее новые обязанности. Теперь, семь лет спустя, центральный район города к западу от площади Риттенхаус стал настолько популярным среди молодых специалистов, что арендная плата подскочила до небес, и Оден в жизни бы не могла позволить себе там жить, сложись обстоятельства иначе.
И я долго не смогу оставаться здесь, если скоро не найду работу.

Восемь сорок. Прежде чем выйти из дома, она остановилась перед большим, в рост, зеркалом в раме орехового дерева. Среднего роста, среднего  телосложения, светло-золотистые волосы средней длины. Ничего выдающегося. Бледно-зеленый костюм не был заоблачно дорогим, но был хорошо скроен, а шелковая блузка коричнево-желтого цвета,  воплощение расточительности, была и отлично скроенной, и дорогой.

Утренний прогноз предрекал необычно теплую погоду, так что она решила не надевать зимнее пальто, и накинула вместо него плащ. Снаружи, на мраморных ступенях, она повернулась боком, давая пройти по узкому крыльцу обитательнице  третьего этажа.
- Привет, Гейл.
- Од, привет! А я ходила в... – Шейлок, нет! – смуглокожая, маленького роста женщина, одетая в свитер университета Темпль  и мешковатые голубые  джинсы, рванула поводок, отдергивая к себе черно-коричневого терьера.
Оден рассмеялась и опустила руку, чтобы остановить любознательный нос, прежде чем он бесцеремонно ткнется ей в ногу.
- Мне нужно быть чистой сегодня, так что большое спасибо, но нет.
- Сегодня великое собеседование?
- Ага, - Оден ловко обошла собаку и сбежала на тротуар. Потом подняла глаза на свою квартиросъемщицу  и, по совместительству, лучшую подругу, которая стояла на маленькой лестничной площадке, опираясь бедром на кованую железную решетку.
- Это идеальная работа, - сказала она. – Подходящее место, подходящая должность, подходящее… все. Пожелай мне удачи.
- Тебе удача не нужна, - изрекла Гейл, жонглируя поводком, чашкой кофе и пакетом с едой, при этом открывая дверь. – У тебя есть мозги. Позвонишь мне позже и расскажешь все  в подробностях. 
- А тебе разве не на работу?
- Я только что оттуда. Ночное дежурство.
- Хорошо. Я загляну попозже днем, после того как ты отдохнешь.
- Позвони мне, - повторила Гейл, входя в дом. – Я хочу услышать все.
Оден сделала глубокий вдох и зашагала по улице.
Я надеюсь, что мне будет, о чем рассказывать.

Несмотря на все мыслимые попытки затянуть время, она все равно пришла на пятнадцать минут раньше. Когда двойные, с латунными накладками, двери лифта бесшумно растворились на верхнем этаже Палмер Билдинг, она понадеялась обнаружить там холл или коридор, где можно было бы переждать несколько минут перед тем, как войти в назначенный кабинет. Не тут-то было.
Прямо напротив, в другом конце застеленной темно-красным ковром комнаты, располагалась темного дерева стойка, четко обозначая зону приемной. Кажется, исполнительный отдел занимал весь верхний этаж. Как только Оден подошла, из-за соседнего стола ей улыбнулась вышколенной улыбкой тщательно причесанная рыженькая девушка.

- Доброе утро, -  промурлыкала секретарь, - чем я могу вам помочь?
- У меня назначена встреча с мистером Причардом.
Крохотные морщинки, впрочем, быстро исчезнувшие, омрачили безупречное чело секретарши.
- Ваше имя?
- Оден Фрост.
- Минутку, - полуоборот кожаного кресла, пальцы, взлетевшие над клавиатурой, серия записей, промелькнувших по компьютерному монитору. Еще одна любезная улыбка.  - Прошу прошения. Я не нахожу вашего имени. Может быть, в другом отделе? Я сомневаюсь, что мистер Причард…
- Но у меня есть подтверждение, - мягко вклинилась в ее монолог Оден, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно. Она протянула письмо через широкую столешницу.
Быстрый просмотр и еще одна улыбка.
- Не будете ли вы любезны подождать еще немного, - произнесла рыжая и повернула голову в сторону дивана и стульев справа от стола.
- Конечно.

Оден устроилась на плюшевом покрытии дивана и стала наблюдать, как секретарь куда-то звонит, а потом поглядела на высокое, во всю стену окно на противоположной стене. Она едва успела восхититься потрясающим видом на раскинувшийся вокруг центр города и на реку Делавер в двадцати кварталах к югу, а рыжая уже поднялась со своего места и бесшумно подошла ближе.
- Пожалуйста, проходите, мисс Фрост.
-  Благодарю вас, - ответила Оден, едва сдерживая облегчение.
Они прошли сквозь двойные  двери орехового дерева, потом через лабиринт коридоров с небольшими комнатами по обе стороны и, наконец, оказались возле еще одних двойных дверей. В стену был вмонтирован незаметный с первого взгляда интерком.
Секретарь  нажала кнопку и негромко проговорила:
- К вам мисс Фрост, мистер Причард.
- Входите, Алана.
После едва различимого щелчка Алана открыла дверь и жестом показала, что Оден может пройти вперед.

Очутившись внутри, Оден пересекла толстый ковер, на этот раз темно-голубого цвета и подошла к огромному деревянному столу, у которого стоял высокий худой мужчина в отличном костюме из тонкой серой шерсти, белой сорочке и неярком темно-синем галстуке. На вид  ему можно было дать около пятидесяти. Копна темных волос, серо-голубые глаза. Она протянула руку.
- Мистер Причард? Оден Фрост.
- Мисс Фрост, - проговорил он хорошо поставленным баритоном. – Пожалуйста, присаживайтесь.
Он перевел взгляд на дверь.
- Благодарю вас, Алана.
Через мгновение они оказались одни. Оден поборола желание оглядеться по сторонам и продолжила смотреть Причарду прямо в лицо. По его сдержанному выражению прочесть было ничего нельзя.

- Я боюсь, что произошло недоразумение, мисс Фрост, - сказал он, усаживаясь за стол. – Согласно нашим записям, вам было назначено предварительное собеседование на должность в отдел публицистики. 
- Верно, -  Оден озадаченно приподняла бровь. – И я так понимаю, здесь возникла проблема?
- Возникла, и мне очень неловко, - он скрестил руки и подался вперед. – Похоже, что должность…
- Абель? – дверь в дальнем конце кабинета резко отворилась, и в комнату вошла женщина. – У тебя есть…
Оба, и Абель, и Оден повернулись в сторону вошедшей.  Женщина, стоявшая в дверном проеме, была выше среднего роста, с непослушными черными волосами и дымчато-черными глазами, казавшимися бездонными на фоне ее бледной кожи. Ее взгляд скрестился с взглядом Оден и на мгновение от повисшей тишины сам воздух в комнате, казалось, потяжелел. Не отводя глаз от лица Оден, она хрипловато пробормотала:
- Прошу прощения, Абель, я не знала, что у тебя встреча. 
- Похоже, я тоже этого не знал. – Причард перевел взгляд с одной женщины на другую, удивляясь странному выражению их лиц. – Боюсь, я не преуспел в том, чтобы сообщить мисс Фрост, что вакансия, на которую ей было назначено собеседование, уже занята.
- Это не похоже на тебя, - прокомментировала женщина, и между ее сведенными бровями сформировалась морщинка. Она, наконец, отвела взгляд от Оден  и посмотрела в лицо Причарду. В ее голосе слышалось легкое раздражение, но скорее от любопытства, чем от осуждения. – Почему это произошло?
- В данный момент я не могу точно ответить.
- Какая вакансия?
Оден прокашлялась, более раздраженная от того, что о ней говорят в третьем лице, чем разочарованная тем, что работа, на которую она возлагала столько надежд, больше недоступна.
- Редактор в отделе публицистики.
- Редактор? – темный взгляд вернулся, изучая Оден,  а тем временем его хозяйка  изящно прислонилась плечом к блестящему полированному деревянному косяку. – У вас есть опыт?
Внезапно пристальный, изучающий взгляд темных глаз ощущался практически как прикосновение, и Оден ответила неожиданно севшим голосом:
- Да.
- Возможно, нам следует кое-что обсудить. 
- Прощу прощения? – Оден даже вздрогнула. Кто эта женщина?
- Абель, не мог бы ты собрать необходимые документы и проводить мисс Фрост в мой кабинет?
- Хейз, я не уверен…
Но женщина уже отвернулась.
- Благодарю вас, мистер Причард.
Причард неловко встал, но быстро обрел свою профессиональную невозмутимость. Легким взмахом руки он указал на дверь, через которую только что вышла темноволосая женщина.
- Прошу вас, мисс Фрост.

Оден ничего не оставалось делать, кроме как войти.  Мгновением позже она оказалась в еще более богато обставленном кабинете, большем, чем тот, из которого она только что вышла.  Пол темного древа был отполирован до блеска,  центр комнаты был устлан восточным ковром толстого ворса. Письменный стол, перед которым располагались несколько кожаных кресел, стоял перед окнами, занимавшими всю стену; дальний угол был отведен под зону отдыха, там стояли диван, журнальный столик и еще несколько кресел. 
Одна из стен целиком состояла из книжных шкафов, чьи полки были забиты под завязку. Книги в мягких обложках перемежались с  твердыми переплетами и все они, как показалось Оден, были сигнальными экземплярами, а не стандартными наборами изданий, которые обычно служили  не более чем декорацией.  С первого взгляда  большинство заглавий не показались ей знакомыми, но это ее не удивило. Она не была таким уж любителем беллетристики. И, несмотря на роскошь обстановки, сейчас ее интересовал не декор.

Мистер Причард  вручил тощую папочку, в которой, как полагала Оден, было ее резюме и анкета, женщине, стоявшей рядом с ним. После он тихонько вышел, и Оден в очередной раз  обнаружила, что смотрит в темные глаза хозяйки кабинета. Теперь она рассмотрела, что то, что она сначала посчитала темными зрачками, на самом деле было почти черными радужками, испещренными серебристыми и золотистыми искорками. Прекрасными, гипнотизирующе красивыми. Как и сама женщина.
Стук собственного сердца оглушил Оден.
- Меня зовут Хейдон Палмер, мисс Фрост.
Оден моргнула, и чары разрушились. Она еще раз протянула руку, и в этот раз рукопожатие было таким же крепким, как и у мистера Причарда, но рука была прохладнее и гораздо нежнее.
- Рада  знакомству.
- Пожалуйста, присаживайтесь, - сказала Хейз и мягко освободила руку Оден. Она села за стол и повела рукой в сторону папки.
- Не дадите ли мне минутку?
- Конечно, - Оден старалась не выглядеть такой потрясенной, как она себя чувствовала. Она никак не ожидала, что собеседование с ней будет проводить президент издательской компании, но еще меньше она ожидала, что Хейдон Палмер окажется такой… как это сказать? Молодой? Властной? Ошеломляющей?

Пока другая женщина пролистывала страницы, Оден воспользовалась возможностью рассмотреть ее. Та выглядела не намного старше ее собственных двадцати пяти, хотя ее бледная кожа без единого изъяна, элегантные точеные скулы и красиво вылепленная челюсть  никак не помогали определить ее возраст. Со своего места Оден могла разглядеть только несколько тонких морщинок в уголках глубоко посаженных глаз, но они с таким же успехом могли быть от смеха, как и от прожитых лет.  Одни только слабые тени  синяков под почти прозрачными нижними веками омрачали в остальном  безупречно красивое лицо.
Темные шелковые пиджак и брюки облегали стройную угловатую фигуру так хорошо, что наверняка были сшиты на заказ. Удивительно, но  в отличие от изысканно дорогого костюма, глава Палмер Паблишинг носила под пиджаком самую простую белую шелковую рубашку. Тонкие в запястьях руки, удлиненные пальцы держат лист бумаги. Странно, но Оден могла заметить, как они легко подрагивают. По неясной причине это невольное свидетельство физического недомогания заставило Оден резко вдохнуть. Хейдон Палмер показалась ей намного более привлекательной при виде этого легкого намека на человеческую слабость.

Хейз подняла глаза только для того, чтобы наткнуться на пристальный  взгляд прикованных к ее лицу  зелено-голубых – казавшихся еще более голубыми из-за отблесков, которые отбрасывала одежда блондинки -  глаз Оден. Нежный взгляд ощущался мягко и успокаивающе на ее коже. Когда между ними повисла  тишина, Хейз позволила себе  оглядеть женщину, смотревшую на нее.
Красноватые блики блеснули в густых золотистых волосах, полные красные губы слегка приоткрылись,  и нежные черты лица в сочетании с сияющим, медовым оттенком кожи, создали картину, достойную портретной галереи. Очертания сильного тела, уравновешенного плавностью линий и закруглений, довершали картину чрезвычайно привлекательной женщины.

- Что именно вы редактировали? – спросила Хейз, и голос ее прозвучал низко, почти соблазнительно. 
Оден с усилием отвела глаза от лица Хейдон Палмер, надеясь стряхнуть с себя беспокойное чувство, которое та создавала одним своим присутствием. Она откашлялась и ровным голосом ответила:
- «Миллер» был научным издательством. Я начала с редактирования истории искусств и литературной критики, а в течение последнего года я руководила отделом образовательной литературы.
Хейз вздернула бровь.
- И это требовало от вас?...
Оден описала свои прежние обязанности – рассказ, от которого, как она знала по собственному опыту, глаза большинства слушателей  начинали тускнеть. Для большинства людей это звучало невыразимо сухо, но лично она наслаждалась порядком и предсказуемостью как своей  работы, так и сопутствовавшей ей рутины. Однако Хейдон Палмер, казалось, слушала ее с большим вниманием.
- Миллер Пресс недавно был поглощен издательством Университета Пенсильвании, не так ли? – заметила Хейз, когда Оден закончила.
- Да, и в результате некоторые должности и работники попали под сокращение.
- Избыточные.
Оден сглотнула, пораженная тем, как емко Хейдон Палмер смогла выразить суть всего одним словом.
- Это не тот термин, который я бы применила к себе, но на самом деле именно такой меня и посчитали.
- Что-то я в этом сомневаюсь, - улыбка тронула угол рта Хейз. – Вам доводилось редактировать художественную литературу? 
- Нет, – осторожно ответила Оден. – Я не стану утверждать, что разницы никакой нет, но принципы, безусловно, должны быть одними и теми же.

Хейз откинулась в темном кожаном кресле и забросила ногу на ногу. Она почти было улыбнулась, но улыбка быстро сменилась оценивающим взглядом.
- Кто ваш любимый автор романов?
- Простите?
- Романы. Самые популярные произведения в Америке.
- Я… я их не читаю.
- Но вы же читаете популярную литературу?
- Ммм… от случая к случаю. Вообще-то нечасто.
- Что же тогда вы читаете для удовольствия?
Оден засомневалась. Если это было собеседование, то уж точно, самое странное из всех, на которых ей приходилось бывать. И раз она представления не имела, к чему весь этот разговор, она решила не волноваться о результате. У нее было такое чувство, что она уже завалила все тесты, которые ей устроила Хейдон Палмер.
- Биографии, социальные исследования… что-нибудь историческое.
- А почему не художественную литературу?
- Не знаю.. – Оден задумалась над вопросом, удивленная тем, что понятия не имеет, что ей ответить. – Я так думаю, мне всегда не хватало времени.
- Легкое чтиво не приносит вам удовольствия?
- Не совсем, - призналась Оден. – Я никогда не могла полностью погрузиться в такие произведения. Мне всегда было немного…  скучно.

Слишком приземленная, чтобы с легкостью сбежать от действительности? Хейз провела ладонью по лицу  и слегка выпрямилась, осознавая, что она не должна была даже начинать это собеседование. Только вот было что-то во взгляде Оден Фрост, тогда, в  кабинете Абеля, что ее убедило. Любознательность, ум, сила. Хейз вздохнула, задавая себе вопрос, не проявляет ли она слабость. 
- Приношу вам  свои извинения, мисс Фрост. Мистер Причард не проинформировал вас о том, что объявленная вакансия больше не доступна. Вышло так, что наш прежний редактор немного поспешила выйти на пенсию, и сейчас  хочет вернуться. Она проработала здесь много лет, и у нас есть перед ней определенные обязательства. Есть смысл просто вернуть ее на ранее занимаемую должность.
- Я понимаю. Но могу ли я поинтересоваться, почему я все еще здесь? Мистер Причард мог объяснить мне это, не занимая более ни вашего времени, ни моего.
- Потому что кое-кого подыскиваю я, мисс Фрост, - ответила Хейз, - на очень специфическую должность.  - Она помолчала, необычно для себя затрудняясь с объяснением. Потом тряхнула головой, позволяя логике взять верх над интуицией. – Как бы то ни было, я не считаю, что эта работа вам подойдет.
- Или, лучше будет сказать, вы думаете, что не подойду для этой работы я, - Оден не смогла сдержать раздражение. Было неприятно понимать, что Хейдон Палмер сочла ее неподходящей кандидатурой. В этом не было никакого смысла, но она решила дать понять, что ее нельзя просто так отправить восвояси. – Вас не затруднит объяснить мне, почему?

Хейз удивленно изогнула бровь. Оказывается, под  этой  спокойной элегантной внешностью полыхает огонь.
- Когда вы в последний раз читали лесбийский роман?
Оден уставилась на нее. После нескольких секунд тишины, которые, казалось, продлились вечность, она ответила:
- Я прослушала курс гендерных исследований на третьем курсе в колледже. (Women's Studies –систематическая  академическая  дисциплина, появилась  в американских колледжах и университетах в конце 1960-х годов, когда  по стране прокатилась мощная волна политических движений, связанная в первую очередь с борьбой за гражданские права, равенство рас и полов. Перевод этого термина на русский язык представляется затруднительным, т.к. дословный перевод "Изучение женских вопросов", или "Женские исследования" не вполне благозвучен, а альтернативный термин "Феминология" не совсем соответствует содержанию, вкладываемому в американское название – прим.пер.)
- Дайте-ка угадаю. Эллисон, Винтерсон. Может быть Лессинг? (Дороти Эллисон (англ. Dorothy Allison; род. 1949) – американская писательница и оратор, феминистка, по ее полуавтобиографической книге снят фильм «Ублюдок из Каролины»; Джанет Винтерсон (англ. Jeanette Winterson; род. 1959) — английская писательница, автор книги «Письмена на теле»;  Дорис Мэй Лессинг (англ. Doris May Lessing, 1919 - 2013) — английская писательница-фантаст, лауреат Нобелевской премии по литературе 2007 года. Бывшая коммунистка и сторонница суфизма, Лессинг придерживалась идей феминизма. И я угробила полчаса на то, чтобы найти эту информацию,  черт возьми! - прим.пер.)
- В числе прочих, да. – Оден наклонилась вперед, сосредоточенная и заинтересованная, забывшая о своем раздражении. – А почему вы задали такой вопрос?
- Потому что Палмер Паблишинг только что приобрел  небольшое независимое лесбийское издательство. Они совсем шли ко дну, и я бросила им спасательный круг. – На мгновение глаза Хейз вспыхнули намеком на удовольствие. – В рамках сделки  я получила права на все запущенные в производство книги, а также право на отказ в публикации тех работ, которые находятся в стадии рассмотрения.
- И вам нужен редактор, чтобы оценить  рукописи?
- Нет, - твердо ответила Хейз. – Мне нужен руководитель нового подразделения Палмер Паблишинг.  Директор отдела лесбийской литературы.
- Так, - сказала Оден, стараясь не казаться ошеломленной. – Теперь я понимаю, в чем проблема.
Заинтригованная Хейз  подалась вперед, ее усталость как по волшебству исчезла.
- Да?
- Давайте посмотрим, что вам нужно.
Хейз моргнула. Лицо Оден стало еще более сосредоточенным. Она явно не флиртовала.
- Хорошо.
- Если вы не намерены руководить подразделением сами, вам нужен тот, кто сможет обеспечить его развитие с нуля. – Оден надеялась  только на то, что сможет придумать решение проблемы, не дав понять, что она не имеет особого представления о том, в чем же собственно эта проблема заключается. Единственное, что она знала, это то, что она хочет эту работу. И не потому, что ей была нужна работа, хотя она была очень ей нужна, а потому, что она хотела доказать Хейдон Палмер, что она может с ней справиться. Почему это было так важно, она не имела понятия. Ни малейшего. Вообще.
- Я намерена поучаствовать в начальных этапах, но не смогу запустить всю работу сама, - с сожалением ответила Хейз. – У меня есть другие… обязательства.
- Что ж, тогда вам нужен кто-то, кто сможет определить рыночную стоимость каждого представленного материала, а также оценить его  литературные достоинства, провести переговоры с автором, ну и работать с вашими редакторами.
- Да, первоначально у директора будет много… ипостасей.
Оден прищурила глаза, пытаясь уловить недоговоренный смысл.
- Вы  предполагаете, что директор будет совмещать и обязанности редактора?
- Только временно – есть несколько работ, которые, как мне известно, практически готовы к печати, и я не хочу, чтобы они затерялись  во время переходного периода.
- У меня нет опыта, который вам нужен.
- Это не самое главное.
Глаза Оден вспыхнули.
- Вы полагаете, я вам не подхожу, потому что я не читала Нору Робертс?
- Нет, - Хейз улыбнулась раздражению в голосе женщины, отдавая должное ее уверенности и темпераментности. – Это потому, что вы не читали  Тэйн Катласс или Лауру  де Харт-младшую или Сьюзан Смит.
- Это можно исправить.
- Почему вы хотите эту работу? – абсолютно серьезно спросила Хейз.  В ее голове пульсировала боль, но она не обращала на нее внимания. Вместо этого она увлеклась наблюдением за целой гаммой эмоций, пробежавшей по красивому лицу Оден Фрост.
- Потому что она потребует творчества на каждом уровне – в прямом и переносном смысле. – Оден сама удивилась своей следующей фразе. – Потому что это новое и неоперившееся подразделение, а я слишком много времени провела в  защищенности и предсказуемости.
- Тогда, значит, вы любите рисковать? – неожиданно спросила Хейз, удивляясь, как это разговор так легко перешел от профессиональных вопросов к личным. Она  и припомнить не могла, когда она в последний раз чувствовала себя такой бодрой и живой.
- Я так не думаю, - мягко ответила Оден. – Вернее, не думала до этих самых пор.
Хейз встала и оперлась рукой о столешницу, когда слабая волна головокружения охватила ее. Потом все прошло. Она протянула руку Оден, которая встала, чтобы пожать ее.
- Добро пожаловать в Палмер Паблишинг, мисс Фрост.
- Благодарю вас, мисс Палмер, - Оден  сжала прохладные пальцы, а  сама погрузилась в глубокий темный взгляд. – Я с нетерпением жду возможности поработать с вами.

ГЛАВА 2

- Хейз?
Хейз вздрогнула и резко села, моргая от яркого дневного света, струившегося  через окно ее кабинета. В дверном проеме стоял Абель, и на лице его было выражение слабо замаскированного  беспокойства. Она с раздражением потерла руками лицо и стряхнула последние остатки сна, полностью приходя в себя.
- Который час?
- Чуть больше часа дня. Ты не отвечала на мой стук. 
- Поздно легла вчера, - пробормотала она, зная, что, скорее всего, он ей не поверит. – Я же не пропустила совещание, нет?
- Нет. В твоем расписании нет ничего, кроме финансового обзора в четыре. Я предлагаю тебе уйти домой на пару часиков. И поспать по-настоящему.
- Все нормально. Я в порядке.
Она встала и пошла ко второй двери, рядом с той, что соединяла их кабинеты. Причард последовал за ней  по внутреннему коридору в комнату отдыха. Не глядя на него, Хейз налила себе чашку кофе.
- Мне нужно пересмотреть договоры с авторами нашего нового подразделения.
- Это может подождать,  – его тон был мягким, почти нежным.
Когда она обернулась, ее глаза горели.
- Да неужели?!
- Хейз…
Она подняла руку и коротко улыбнулась.
- Извини, проехали. Никаких проблем.

- Как прошла встреча с мисс Фрост?  - спросил он, когда они бок о бок возвращались в кабинет Хейз. – Я чувствую себя неловко из-за этой путаницы и сожалею, что ты оказалась в это втянута.  Я предложу ей  пройти еще одно собеседование, как только появится подходящая вакансия… и, конечно же, отправлю письмо с извинениями.
- Письмо тебе не понадобится. Завтра можешь извиниться перед ней лично, если ты действительно считаешь, что это необходимо, – она вернулась за свой стол, вздохнула и отпила глоток крепкого кофе. Всплеск энергии будет кратковременным, она знала это, но в любом случае он ей не помешает.
- Завтра? – Причард замер. – Что ты имеешь в виду?
- Я наняла ее на должность руководителя отдела лесбийской прозы.
- Вот просто так взяла и наняла?
Лицо Хейз помрачнело. Она отрывисто произнесла:
- Мне не нужно ничье разрешение, Абель.
- Да, я это знаю. Но она же … у нее нет нужной квалификации.
- Она справится.
- На чем основывается твой вывод? – его лицо покраснело от усилий сдержать раздражение. Последнее, чего он хотел - это спорить с Хейз, но казалось, что с каждым днем она становится все более импульсивной и безрассудной. И его беспокоили совсем не ее бизнес-решения. Она потеряла в весе и явно плохо спала.
- У нее есть опыт работы в издательстве.
- Как редактора. Не в качестве издателя. Когда мы обсуждали приобретение WomenWords, мы планировали нанять специалиста, который изначально мог бы действовать сообразно обстоятельствам.
А не затем, чтобы ты взвалила на себя еще больше работы.
- Оден Фрост способна возглавить отдел, - тон Хейз был непреклонным. Она вспомнила как Оден ясно и уверенно изложила стратегию развития, придумав ее прямо на ходу. А потом она припомнила искру волнения в зелено-голубых глазах и снова услышала предвкушение в голосе Оден. Ее собственное настроении тут же улучшилось, и она ощутила давно забытый всплеск удовольствия. – Единственное, чего ей не хватает, это опыта работы именно с этим жанром.
- Это серьезный недостаток.
Хейз усмехнулась и повторила слова Оден.
- Это можно исправить.

- А теперь давай еще раз и медленно, - попросила Гейл Дунбар. Она как раз проснулась и вставала, когда Оден позвонила ей. Теперь, одетая в бледно-зеленый верх от врачебной пижамы и трусы-шорты с красными сердечками, она сидела напротив Оден за маленьким  кухонным столом на кухне  своей квартиры  на третьем этаже. Окно было раскрыто, и теплый ветерок нес с собой запах цветущих деревьев и обещание скорой весны.
- Я – новый директор отдела лесбийской прозы в Палмер Паблишинг! – Оден не могла сдержать ликования.
- Эээ – я рада за тебя, дорогая, правда, рада. Но каким макаром это приключилось?
– Это немножко сложно, - с улыбкой созналась Оден. Она успела переодеться в джинсы и тонкий свитер с полукруглым вырезом и сидела, поджав ногу под себя и наклонившись чуть вперед, опираясь локтями на стол. – Я расскажу тебе короткую версию.

Гейл слушала внимательно, рассеяно поглаживая голову Шейлока; пес уютно устроился у нее на коленях. Через несколько секунд она прервала Оден:
- Погоди минутку. Назад. Опиши мне ее еще раз. 
Оден неожиданно покраснела, вспоминая, как выглядела Хейдон Палмер, когда стояла в дверном проеме, безо всяких усилий излучая потрясающую харизматичность. У Оден не находилось слов, чтобы описать ее.
- Она примерно моих лет, очень … красивая. Волевое лицо, выразительные черты. Темные волосы, пристальные черные глаза. Выше меня ростом, крепкая и худая. Глубокий голос, плавный и вроде как… цепляющий.
- Господи, - выдохнула Гейл, - ты меня заводишь.
- А что тебя не заводит? – рассмеялась Оден. – Но она и правда великолепна.
- Не дразнись. Я тут и так страдаю, - Гейл скорчила гримасу.
- Ты это о чем? О ком? Лилит?
- Она была на прошлой неделе.
- А, так ты уже мучаешься от воздержания?
- Эй, - притворно запротестовала Гейл, - быть хирургом-ординатором очень сложно. Мне необходимо компенсировать душевный стресс небольшими развлечениями.
- Не знаю, можно ли отнести Хейдон Палмер к категории развлечений,  - на мгновение Оден снова представила себе темноволосую женщину. Ей казалось, что Хейз может быть разной - настойчивой, требовательной, поглощенной работой. Ее глаза блестели  волнением и страстью, когда она говорила о новом отделе. Но развлечение? Кажется, для этого в ней не было места. – Она выглядела такой целенаправленной.  Такой устремленной.
- Высокая, темная, красивая и страстная. Кажется, она произвела на тебя большое  впечатление, - отметила Гейл, приподнимая бровь. Это что-то новенькое. Во всех смыслах.
Оден поежилась и пожала плечами, не совсем понимая, как описать чувства, которые затронула в ней Хейз. Она не привыкла к тому, что кто-то может зацепить ее так сильно, да еще после столь краткого знакомства.
- Странно, - пробормотала она вслух, - мы провели вместе всего пару минут, а ощущение такое, будто мы говорили несколько часов.
- Ммм, - Гейл встала, чтобы достать из холодильника газировку. – Хочешь чего-то?
- Что? – Оден все еще была погружена в воспоминания о Хейдон Палмер. – А, нет. Я  в порядке.
- Итак, - продолжила Гейл, вернувшись на место и снова устроив Шейлока у себя на коленях, - она гей?
- Я не знаю. Откуда мне знать? – Оден смешалась и снова покраснела. – Мы не обсуждали личные вопросы.
- Ну, такая вещь как отдел лесбийской прозы должна что-то да значить, - Гейл отхлебнула диетического лимонада и внимательно посмотрела на свою подругу. Она никогда не видела Оден  настолько утратившей душевное равновесие и взволнованной. Кто угодно, но не спокойная, организованная, все контролирующая Оден.
- Ничего это не значит. Она издатель, ради всего святого!
Гейл фыркнула.
- Да-да, конечно. И все мы знаем, насколько прибыльно издавать лесби-прозу. Брось, Оден! Это узкий рынок, и я не могу себе представить, чтобы кто-то разбогател, публикуя произведения, не рассчитанные на широкий круг читателей.
-  Может быть, у нее другие планы! – Оден вспыхнула, задаваясь вопросом, с какого это  дива она встала на защиту Хейдон Палмер. Она ведь с ней даже толком не знакома. Более спокойным тоном она добавила: - Может быть, она хочет публиковать качественные работы, независимо от того, какую нишу они будут занимать на рынке.
- Ну, может и так, - уступила Гейл. И осторожно спросила:
- А она знает, что ты – не гей?
- Это было собеседование. Она бы не стала задавать такие вопросы, - сухо ответила Оден. Чтобы скрыть свою неуверенность, она занялась перестановкой солонки и перечницы по красным и белым квадратам скатерти, избегая слишком понимающего взгляда подруги. И даже если бы она спросила, что бы я ей ответила? «Я не знаю, кто я. Не могу точно сказать» - так, что ли?
- Я просто подумала, что она могла на это намекнуть, учитывая область, в которой вам предстоит работать, - почувствовав неловкость подруги, Гейл нежно коснулась ее пальцев. – Прости. Я не хотела давить.
- Все в порядке, - улыбнулась Оден. – А вот надавить ты хотела, и неслабо. Просто потому, что я не прыгаю в постель с первым встречным, я…
- Ни с кем вообще.
Оден вздохнула.
- Просто время еще не пришло, понятно?
- Если ты ждешь колокольного звона или громов небесных, ты можешь прождать вечность, - на этот раз лицо Гейл выражало искреннюю боль. – Од, в наши времена больше не бывает девственниц старше двадцати. Ты практически вымирающий вид.
Оден смутилась и отвела взгляд.
- Остановись.
- Я просто хочу, чтобы ты радовалась жизни, милая, - тихонько сказала Гейл.  – Если бы ты видела те вещи, которые вижу я, ты бы поняла, как драгоценно время.
- Я знаю. Но я не могу придумать себе любовь из ниоткуда.
- А как там красавчик Бернард, с которым ты встречалась?
- О господи, это уже прошлогодняя история, - рассмеялась Оден. – Слушай, мне и  вправду нужна твоя помощь, но не в области устройства свиданий.
- А в чем тогда?
- Мне нужно перечитать все твои лесби-романы.
- Все до единого?
- Угу.
- И как быстро?
- Хорошо бы до завтра.
- Ты хоть знаешь, сколько у меня книг? – зашлась от смеха Гейл. – Я их годами собирала!
- Точно! Я видела груды книг у тебя в соседней комнате! – внезапно исполнившись энергии, Оден вскочила и зашагала  по комнате. Шейлок спрыгнул на пол и начал бегать за ней, явно надеясь, что она приведет его к еде. – Я серьезно, мне нужен ускоренный курс, чтобы я поняла, на что это похоже. Чего хотят читатели. Мне нужно… почувствовать стиль, понять, что  им нравится читать. 
- Тебе придется немного сузить выборку, - возразила Гейл. – Иначе ты не выйдешь из этого дома минимум полгода, а когда выйдешь, ты будешь слепой.
- Ладно, тогда как насчет самых популярных?
- Пойдем, - Гейл резко встала и схватила Оден за руку. Она потянула ее в соседнюю комнату, и разочарованный Шейлок потопал за ними. – Давай-ка я тебе кое-что покажу.

Гейл прошла в угол L-образной гостиной, служивший ей рабочим местом, и уселась за компьютер. Оден  остановилась за ней  и стала смотреть через ее плечо.
- Ты хочешь популярные… - пробормотала Гейл, открывая браузер и переходя на вкладку «Избранное», - ну вот, список бестселлеров с Амазона.
- Это что такое?
- Ты никогда ничего не заказывала на Амазоне?
- Книги нет. DVD иногда заказываю, - Оден просмотрела заглавия. Ни одно из них не было ей знакомым. – Так что, у них тут какой-то рейтинг?
- Ммм, - Гейл открыла страницу, которую искала. – Это чтобы ты поняла, что они продают. Вот, смотри – это топ-25 самых продаваемых лесбийских романов. Раз, два, три, четыре…
Оден ждала, пока Гейл закончит считать, и пыталась  вникнуть в содержание быстро пролистываемых страниц.
Гейл откинулась назад и подняла голову.
- Восемнадцать из двадцати пяти в топе – это любовные романы или эротика. Там есть еще одна или две книги в жанре мистики, но их тоже можно в большей мере отнести к романам. И когда бы ты ни просматривала топ, разницы нет, хоть он  и меняется каждый день, но  ситуация остается той же. Любовные романы рулят.
- Любовные романы, - Оден застонала. – Вроде Норы Робертс. Или Джеки Коллинз.
- Ну да, только  в изложении для дайков, - Гейл встала и развернулась лицом к подруге, опираясь худощавым бедром о край стола. – Но не отвергай их, прежде чем не прочитаешь. То, что это не серьезная литература, не означает, что они не могут быть хорошими.
- Ну тогда скажи мне, с чего начинать.
Гейл пожала  плечами.
- Ты сама напросилась. Идем.

Час спустя Оден растянулась  на  постели, а вокруг нее расположилась дюжина книг, изданная в последние двадцать лет, и все их Гейл рекомендовала как примеры типичных популярных романов, подобные которым ей скоро предстояло оценивать и публиковать. В первый раз задача показалась ей сложной.
- Господи.
Она поглядела на стопку и выбрала понравившуюся обложку. Там был изображен берег океана, пустынный и опасно выглядящий. «Незримый шторм».
- Ладно, - пробормотала она вслух. – Посмотрим, на сколько меня хватит. 

Ветер тихонько струился сквозь тьму, нежно лаская ее кожу. Он успокаивал, обнадеживал, а может быть, даже сулил исцеление. Воздух еще сохранил жар прошедшего дня, да и песок под ее босыми ногами был теплым. Слегка увязая в нем, она шла по пустынному пляжу. Было за полночь, и все туристы давно уже улеглись спать. Это время суток она любила больше всего. Тьма и неутихающий шум прибоя успокаивали. Может быть, просто потому, что океан никогда не спал, никогда не уставал? А может, потому что она хорошо чувствовала себя в темноте. Какая разница, кому какое дело до тех пор, пока спокойствие ничем не нарушено?

Предложения плыли перед глазами Оден, но она не думала о структуре или стиле повествования. С самого первого слова, с первой фразы о нежной ласке ветра  она не думала, она только чувствовала. Бродить в одиночестве, просыпаться в одиночестве, пребывать в одиночестве – чувство покинутости захватило ее и всколыхнуло в  ее душе боль.
Она читала, забыв о времени и пропущенном ужине, погружаясь в книгу, надеясь, желая, чтобы  женщина, чья опустошенность эхом отразилась в ее собственной душе, больше не бродила одна.

***

Руна Дайр потерла глаза и повела затекшими плечами. Чашка кофе рядом с ее правой рукой давно остыла, но она все равно взяла ее и рассеянно отхлебнула, в пятый раз перечитывая написанные абзацы. Она нахмурилась, выделила фразу, удалила ее и напечатала новую.

Тайная страсть – Эпизод первый

Я ожидала, что комната будет пустой, но нет. Она сидит в кресле за столом, закинув одну стройную ногу на другую. Ее юбка нечаянно нарушила все нормы общественных приличий и чуть всползла вверх, обнажая бледную кожу, касаясь  ее бедер нежнейшим движением. Даже не зная ее имени, я все равно захотела провести пальцами по очертаниям ее души.

Я подошла ближе,  она подняла голову, и само ее движение придало мне жизни. Голубые, почти зеленые глаза скользнули по моему лицу, оставляя за собой ощущение жара. Сердце мое забилось, ожив от ее взгляда, текущего по моей коже. Мне стало трудно дышать, сердце громыхало, но слышала я только  шум моря.

Она должна была удивиться моему внезапному появлению, но в глазах ее промелькнуло совсем другое. Вопрос. Кто ты? Она не знала ответа, но в глазах ее было приглашение.
Позволь мне коснуться тебя.
Если она протянет мне руку, я  радостно приму  ее и последую за ней. До самой смерти.

Руна кликнула на значок «Сохранить», нацарапала что-то на одном из десятка листков, приклеенных к столу, и встала. Вздрогнув от боли затекшей спине, она глянула на часы.
Два часа. Еще одна ночь без сна.
В голове пульсировала боль, она отдаленно почувствовала легкое подташнивание. Вздохнув, она подошла к окну и посмотрела на юг, в направлении реки. Слева от нее цепочка синих огней прорисовывала парящую арку моста Бена Франклина, изогнувшегося в звездном небе. А под ней спал город.

Она закрыла глаза, представляя, как нежные пальцы стирают усталость с ее души.

ГЛАВА 3

Было уже почти два часа ночи, когда Оден наконец уснула, а четырьмя с половиной часами позже звон будильника вырвал ее из сна. На восемь утра у нее была назначена встреча с Хейдон Палмер и последнее, чего она хотела – это опоздать. Как ни крути, а выглядеть она будет не лучшим образом. Обычно ей было нужно как минимум семь часов сна. Несмотря на накопившуюся усталость, она была взволнована, а учащенно стучавшее сердце и ощущение бабочек в животе нельзя было целиком списать на волнение перед первым рабочим днем. А потом темные глаза Хейдон Палмер и ее скользящая улыбка  промелькнули у Оден в голове, и она усмехнулась.
Любовь к риску. Да, я думаю, это она и есть.

Когда она встала под душ, наслаждаясь тем, как горячая вода согревает ее усталое тело, сцены из книги, над чтением  которой она уснула, стали проигрываться у нее в голове. И почему ей так сильно понравилась история крутой полицейской под прикрытием и эмоционально травмированной агентки ФБР?
И ведь нельзя сказать, что я до сих пор ни разу не читала любовного романа. Кто их не читал? Все читали. Это же практически один из основных продуктов потребления для среднего американского читателя, если стойки  у касс в супермаркетах  и   стеллажи новых поступлений в книжных магазинах что-то говорят о популярности. Просто они никогда не затрагивали меня. До сих пор.

Она никогда не находила ничего общего между собой и героями этих историй, которые она читала в подростковом возрасте. В конце концов, не в силах выносить постоянно повторяющийся сюжет о хрупкой молодой женщине, сметенной с ног чувством к властному и опасному герою, она просто перестала их читать. Ей гораздо больше нравились вещи приземленные, реальные, и книги, которые она читала, были обоснованными и солидными, до удовольствия предсказуемыми – как  ее жизнь.

Она вышла из душевой кабинки и потянулась за полотенцем.
- Тогда какого же черта я собираюсь издавать любовные романы? И не просто романы, а лесбийские романы. Я же о них вообще ничего не знаю.

Но потом она подумала о книге, столь легко захватившей ее воображение вчера вечером, и поняла, что это не совсем  так.  Сцену, в которой к героине приходило единственное воспоминание, она не могла забыть  до сих пор.

Звук волн, разбивающихся о берег за открытым окном, убаюкивал, и скоро она погрузилась в воспоминания о ленивых утренних часах, когда она лежала в постели рядом со своей возлюбленной. Казалось, что они всегда просыпались практически в одно и то же время. Возможно потому, что они всегда были на одной волне, душевно и физически. Как бы то ни было,  обе ценили те редкие утра, которые они могли провести в постели вместе, наблюдая,  как солнце восходит над горизонтом и неспешно, медленно занимаясь любовью, пока обычное чувство голода не выгоняло их из кровати.
Она прикрыла глаза, вспоминая прикосновения любимой, снова ощущая эти медленные ласки и невесомые поцелуи, едва не сводившие ее с ума. Вспоминая, как она умоляла об освобождении от сладкой пытки. Занимаясь любовью, они изгоняли тьму и зло из своей жизни.

Оден никогда не просыпалась в объятиях любовника. Никто никогда не касался ее со страстью, никто не уводил ее за собой туда, где есть только чувства. Она перечитывала отрывок снова и снова и, хотя сама никогда не  испытывала такой связи,  такого единения, ощущения не  были совсем  незнакомы ей. Она могла представить двоих влюбленных, заключивших друг друга в объятия, радовавшихся своей любви, чувствующих безопасность и надежность. Время от времени она воображала себе, что когда-нибудь у нее будет любовник, но она не могла себе представить, на что будет похожим этот союз. Дружба, партнерство, привязанность – вот это она представить могла.

… она умоляла об освобождении от сладкой пытки…

Вознестись к таким высотам она никогда не мечтала. А вот об одиночестве  я  кое-что знаю. И что, это и есть любовный роман? Если да, значит, я ошибалась, полагая, что это не для меня.
- Может, если бы я прочла эту книгу вместо Даниэллы Стил, -  бормотала Оден, одеваясь, - я бы изменила свое мнение насчет беллетристики.

Тот факт, что в книге любовницами были женщины, совсем не показался ей странным. Как раз напротив, их любовь воспринималась абсолютно естественно. А почему бы и нет? Ее лучшая подруга была лесбиянкой и никогда не делала секрета из своих сексуальных похождений. Гейл не распространялась о подробностях, но Оден безусловно представляла суть. Она ненадолго задумалась, почему ей не хватало воздуха во время чтения, когда она представляла себе прикосновения героинь.

Очнувшись, она глянула на часы и поняла, что прошло гораздо больше времени, чем она рассчитывала. Оден быстренько зарядила кофеварку и с нетерпением стала ждать, когда заварится кофе. Она стояла у раскрытого окна, смотрела на прохожих и проглотила кофе, едва только он  остыл до такой степени, что его можно было пить. И тут она снова ощутила трепыхание в животе. Нервы. Оден прикинула, не стоит ли позвонить Гейл в поисках моральной поддержки, но вспомнила, что та работает в ночную смену в больнице Темпль. Хирург-ординатор сейчас наверняка только добралась до постели.
Придется действовать по наитию. Вчера, кажется, это сработало хорошо. Давайте просто надеяться, что Хейдон Палмер не успела пожалеть о своем решении.

***

Руна уселась за  компьютер со свежей чашкой кофе. После четырех часов сна – а больше она никогда  за раз и не спала, она почувствовала себя необычно отдохнувшей. И сны ей снились тоже замечательные – это были отголоски написанной ею  сцены. Мучительно эротические, безжалостно дразнящие видения прекрасной женщины, до которой не дотянуться. И ее совсем не раздражало то, что она  проснулась  на взводе от безответной страсти, наоборот, сохранившееся до сих пор возбуждение заставляло ее чувствовать себя живой. 
Она залогинилась и проверила свою почту.

-Original Message-
From: [mailto:stargrl@worldlink.net]
Sent: Tuesday March 18, 6:22 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Темная страсть

Руна

Хоть  «Незримый шторм»  ВСЕГДА будет моей любимой книгой, я просто влюбилась в вашу новую веб-историю.  Сначала я подумала, что эту вашу «Темную страсть» будет трудновато читать. Но вы обманули мои ожидания в хорошем смысле. Эту книгу напечатают, как и ваши другие, которые уже вышли?
Я буду в очереди на нее первой!

Ваша большая поклонница
Стар.

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Tuesday March 18, 7:15 AM
To: stargrl@worldlink.net
Subject: Серия «Страсть»

Стар,
Рада узнать, что вам понравился веб-вариант «Темной страсти». На данный момент ее публикация временно откладывается. Вы, возможно, заметили, что издательство WomenWords закрылось и больше ничего не публикует. Я не в курсе, как сложатся наши отношения с  новым издателем, но как только что-то прояснится, я  опубликую информацию на сайте и ли в разделе «Новости».
Большое вам спасибо.
RD

Руна пролистала полдюжины других сообщений, большинство из них были от читателей, и ответила на каждое. Закончив, она открыла файл, над которым работала вчера, и перечитала последнюю фразу. Не это ли лицо, созданное ею с помощью непослушных слов, привиделось ей во сне? Она вздохнула, глянула на часы и закрыла программу. Со следующей сценой придется подождать. 

***

- Доброе утро, Алана, - поздоровалась Хейз, выйдя из лифта, и зашагала через просторную приемную по направлению к коридору, который вел к ее угловому кабинету.
- Мисс Палмер, -  сдержанно  отозвалась  Алана, глядя ей вслед.
Хейз  едва успела войти в кабинет, и  в ту же минуту зазвонил телефон.
- Да?
- Мисс Фрост в приемной. Она сказала мне, что вы назначили ей встречу. – Короткая пауза. – Я не вижу никаких подтверждений в вашем графике, который мистер Причард оставил для меня вчера вечером.

Хейз потерла глаза и вздохнула. Абель Причард был незаменимым сотрудником, отличным советником, он великолепно организовал ее бизнес и держал все под контролем. Но вот его навязчивое настаивание на непреложном соблюдении графика иногда сводило ее с ума, а его скрытые, но настойчивые усилия не дать ей перетрудиться только усиливали ее решимость работать каждую подходящую минуту.

- Все в порядке, Алана. Я назначила эту встречу сама.
- Мистер Причард предпочитает назначать встречи заранее и…
- Да, я прекрасно знаю, что именно предпочитает мистер Причард, - в голосе Хейз послышалось раздражение, и она остановилась, пытаясь успокоиться. Алана просто выполняет свою работу. – Пожалуйста,  пригласите мисс Фрост в мой кабинет.
Последовала пауза, и Хейз подумала, что телефонная трубка в ее руке вот-вот покроется инеем. Она усмехнулась. Абель моментально получит от Аланы подробный доклад.
- Да, мисс Палмер.
- Спасибо, Алана, - мягко ответила Хейз и повесила трубку.

Секундой позже дверь отворилась,  Хейз встала и улыбнулась входившей в кабинет Оден. Ее новый директор выглядела жизнерадостно. Ощущая непривычный всплеск предвкушения и радости от их встречи, Хейз задумалась, как же так вышло, что бизнес уже давно стал для нее только обузой.
- Доброе утро.
- Правда доброе? – Оден улыбнулась, и вся ее нервозность исчезла при виде  теплого приветствия в глазах Хейдон Палмер.
- Прошу вас, - Хейз повела рукой в сторону одного из кожаных, с изогнутыми спинками кресел  перед ее столом, где Оден сидела во время собеседования. Просто удивительно – они познакомились  меньше суток назад, а Оден Фрост уже заполонила значительную часть ее мыслей.
- Благодарю вас, - Оден присела и закинула ногу на ногу. На ней были чулки и темно-синий костюм, она решила, что еще не время одеваться неформально. Оден заметила, что Хейдон была одета примерно так же, как и вчера, хотя на этот раз серые, с черным отливом брюки и пиджак были не такого строгого покроя. Из-под пиджака выглядывала  простая белая сорочка с открытым воротом. Издатель выглядела не менее привлекательно, чем вчера, хотя тени под ее глазами казалось, залегли глубже. Оден почувствовала легкий укол беспокойства.

- Вы все еще намерены согласиться на эту работу? – спросила Хейз, усаживаясь за стол.
- А вы все еще намерены мне ее  предложить?
Хейз усмехнулась.
- Я редко меняю свое мнение, когда уже приняла решение.
- А я никогда не бросаю проект, раз уж я за него взялась.
- Я предположила, что вы могли и передумать, когда у вас появилось время, чтобы поразмыслить о специфике. – Хейз внимательно смотрела на Оден, ожидая снова увидеть огонек волнения, танцующий в ее глазах. Такая мелочь. И такое удовольствие.
- Нет, - твердо ответила Оден. – Я провела вечер, планируя ускоренный курс, чтобы освоить новое поле деятельности. 
- Интересный, должно быть, учебный план, - рассмеялась Хейз. Она откинулась назад и ощутила, как она была напряжена, только когда напряжение оставило ее. Оден остается. – Вам, наверное, придется внести в план дополнения, когда я сообщу вам имена наших недавно приобретенных авторов.
- Я быстро читаю. – Оден припомнила, как она уснула с книгой на груди, вещь, случавшуюся с ней бесчисленное количество раз и раньше. Единственное отличие было в том, что вчера вечером она читала не так эффективно и сосредоточенно. Она нарочно медлила, наслаждалась, перечитывала абзацы. Она не  хотела читать быстро, книга оказалась на удивление приятной. – Я нагоню очень быстро.
- В этом я не сомневаюсь, - Хейз наклонилась вперед и оперлась обоими локтями о полированную столешницу орехового дерева. – Но нам с вами нужно проработать организационные вопросы. Прежде чем мы приступим к обсуждению персонала, планов и сроков, нам нужно имя. – Она негромко рассмеялась при виде замешательства на лице Оден. – Для нового издательства.
- О, конечно, - Оден вспыхнула, понимая, что Хейдон Палмер неотрывно следила за ней с тех самых пор, как она вошла в кабинет. Напряженное и пристальное внимание было необычным и волнующим. – Что вы надумали?
- Ммм, только не я. – Хейз помотала головой. – Я подумала, что мы предоставим эту честь  новоназначенному директору отдела. 
- Но я же понятия не имею, что именно требуется, - запротестовала Оден. К ее удивлению Хейз встала, обошла стол и остановилась в паре шагов от нее. Она прислонилась бедром к столу и засунула руку в карман брюк. Пола пиджака оказалась сзади, а белая рубашка натянулась, подчеркивая грудь. Оден мельком подумала, что вчера не соврала Гейл, описывая  издателя. Худощавая, крепкая и почти звенит от напряжения. У нее дух перехватило, когда она ощутила энергию, которую излучала стоящая перед ней женщина, и собственное ответное волнение.
- Я подкину вам идею для затравки, - произнесла Хейз. – Арлекин Паблишинг недавно выпустил новую серию, рассчитанную на то, чтобы привлечь современного читателя. Как вы знаете, «Арлекин» пребывает на этом рынке едва ли не от сотворения мира, и они являются практически золотым стандартом в сфере любовной литературы – по крайней мере, для людей с нормальной ориентацией.
Оден не смогла прочесть в ее словах ничего, что позволило бы ей предположить, что это был вопрос или признание. Слова Гейл зазвучали у нее в ушах. Она – гей? А она в курсе, что ты – нет?
Насколько это важно? Оден поняла, что отвлеклась и быстро сосредоточилась, опасаясь, что пропустила что-то существенное. Так на меня не похоже.

- В последние годы, - говорила Хейз, - на гетеросексуальном рынке, по крайней мере, тон и направление любовной прозы изменились в соответствии с развитием роли женщины в современном мире. Появилось больше описаний женщин, делающих карьеру и выходящих замуж позже, а то и не выходящих вовсе; одиноких, но сексуально активных  женщин и женщин, которые не думают, что замужество – это главная цель их существования. Чтобы выделить эти книги, «Арлекин» выпустил серию «Пламя», это их сексуальное направление, - она усмехнулась. – Хотела бы я поприсутствовать на их совещаниях, когда они обсуждали, как им  отпочковать это новое детище.
Оден поняла, что тоже смеется, представляя себе эту картину.
- Отлично, я поняла суть. Но позвольте я задам вам вопрос – а в лесби-литературе проявляется та же тенденция? Сильно ли изменилась она за последние двадцать или тридцать лет?

Хейз вздернула бровь.
- Хороший вопрос. Да, в некотором смысле, я думаю, точно изменилась. Стало гораздо меньше историй о каминг-аутах и гораздо меньше описаний персонажей, которые борются с собственной ориентацией. Это следствие  того, что многие лесбиянки живут в ладу со своей сексуальностью, я так понимаю. Стало больше книг о рождении детей и проблемах, с которыми сталкиваются пары в семейных отношениях, - она пожала плечами. – Но в целом, основные принципы развития сюжета в любовных романах остаются теми же, что для лесбиянок, что для натуралок, что двадцать лет назад, что сегодня.
Теперь уже Оден наклонилась вперед, захваченная в плен глубоким, плавным голосом Хейз.
- Какие принципы? 
- Драматическое напряжение, затрагивание чувств, сексуальное влечение и борьба, преодоление препятствий, которые не позволяют любящим быть вместе.
- То, что вы перечислили – это шаблоны, - отметила Оден без тени критичности в голосе. Она искала точку опоры, мерило, которым она могла бы проверить свое понимание формы произведения.
Хейз повела плечом.
- В какой-то степени любой жанр можно назвать шаблоном. Есть некоторые элементы, которые большинство писателей и критиков считают важным для жанра мистического романа, например. То же самое можно сказать и о хорошей любовной истории.
- И большая часть моей работы как раз будет заключаться в том, чтобы распознать эти элементы, - пробормотала Оден вслух.
- Именно. Вы можете рассчитывать на помощь, но в большинстве случаев именно вы будете первой читать рукописи и, конечно же, вносить финальные правки.

Оден встала и подошла к сплошной стене из окон. Внизу автомобили вяло двигались по Волнат стрит на северной стороне площади Риттенхаус. Парк, занимавший четыре квартала, был полон мам с колясками, владельцев собак, выгуливающих своих питомцев и людей, сидевших на скамейках, потягивавших кофе и проглядывавших утренние газеты. Несколько дней стояла нехарактерно теплая погода, и намек на раннюю весну выгнал всех на улицы. Взгляд Оден скользил по виду из окна, а вот ум был занят обдумыванием проблем, связанных с ее новой должностью. Через некоторое время она повернулась и слегка покраснела.
- Прошу прощения. Я просто немного задумалась о… обо всем.
- Проблемы? – голос Хейз был тихим и нежным.
- Нет.  Никаких проблем, - поспешно ответила Оден. Она прошла через комнату и остановилась в шаге от стола Хейз. Потом коснулась края столешницы кончиками пальцев левой руки.
- Я просто никогда не думала об этих вещах прежде, ни в смысле работы, ни относительно художественного произведения. Я слишком мало читала, чтобы распознать все элементы, но вчера вечером…

Когда Оден запнулась, Хейз негромко повторила:
- Вчера вечером?...
- Я начала читать книгу – мне ее порекомендовала хорошая подруга, у нее огромная коллекция лесбийской литературы. Книга захватила мое внимание так быстро, что это просто застало меня врасплох. Я сознательно не анализировала формальные элементы, но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что то, что мы только что обсуждали, присутствовало в этой книге. – Она застенчиво улыбнулась. – Очевидно, что автор – умница. Я совершенно уверена, что она не хотела, чтобы я во время чтения размышляла о принципах писательского ремесла.
- И что это была за книга?
- Руна Дайр. «Незримый шторм».
Хейз моргнула, потом слегка склонила голову.
- Ну, нет ничего, что понравилось бы читателям больше, чем история о сильной женщине, пережившей потерю, и еще одной сильной женщине, которая поможет ей исцелиться.

Оден припомнила эпизоды, столь сильно поглотившие ее. Сила героев так резко контрастировала с их эмоциональной уязвимостью… Странно, что подобная литература так захватила ее.
- До вчерашнего вечера я бы сказала, что не нахожу в такого рода сюжете ничего привлекательного. 
- Почему не находите? 
Темные глаза Хейз потеряли ясность, по ним ничего нельзя было прочесть. Оден почувствовала внезапное отчуждение, словно прохладный ветер коснулся ее кожи, и она подавила дрожь. Она ответила не думая, ответила то, что чувствовала.
- Я люблю читать, но чтение никогда не было для меня эмоциональным переживанием. А вчера это произошло.
- Книга вас затронула? – голос Хейз был тихим, испытующим.
- Да, - негромко ответила Оден.
Несколько минут они молчали.

- Ну тогда, - наконец произнесла Хейз, - давайте рассмотрим первоочередные вопросы. Как насчет названия?
Оден все еще смотрела в темные глаза Хейз, наблюдая, как переливаются золотые и серебряные искорки в их дымчатых глубинах.  Осмелев, она предложила:
- Может быть, Destiny Books, новое подразделение Палмер Паблишинг?
- Destiny. Судьба. Да, - тихо сказала Хейз. – Это самая суть всего, не правда ли?

Отредактировано Gray (14.03.15 01:11:40)

+5

2

ГЛАВА 4

Оден улыбнулась, необычайно довольная тем, что Хейдон Палмер нашла ее предложение о названии для нового подразделения приемлемым.  Потом она увидела, как  взгляд издателя становится отстраненным, и задумалась, что же могло ее так сильно отвлечь. Через несколько секунд  Хейдон тряхнула головой и, казалось, силой заставила себя вернуться в реальность, одарив Оден мимолетной улыбкой.
- Теперь, когда важный вопрос решен, - сказала Хейз с кривой усмешкой, - мы должны подумать о том, как вас устроить. Я надеюсь, вы не будете против, если я предложу вам занять один  из кабинетов на этом этаже, по крайней мере, временно.
- Разве я могу быть против? – Оден не ожидала, что сможет выбирать, где ей работать. На ее прежней работе у нее такой возможности не было.
- Понимаете, большинство людей, с которыми вы в итоге будете плотно работать – маркетологи, иллюстраторы, редакторы – располагаются несколькими этажами ниже. Но до тех пор, пока мы не определим структуру и не организуем удовлетворительную  работу отдела, я думаю, будет лучше, если мы с вами будем находиться в непосредственной близости друг от друга.
- Это звучит разумно.

Вообще-то, это было просто отлично. Оден ожидала, что после этой вводной встречи она мало будет пересекаться с главой издательства. Она не думала, что Хейдон Палмер проводит много времени, вникая в мелкие рутинные дела предприятия. Возможность провести хотя бы еще несколько дней, работая с ней в тесном контакте, была весьма привлекательной.

- Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя здесь, как на отшибе, - продолжила Хейз почти извиняющимся тоном. – Я хочу, чтобы Destiny стало полноценным членом семьи Палмер. На сегодняшний день мы работаем в самых разных направлениях, включая, конечно, и беллетристику, но не только ее. У Destiny будет узкая рыночная  ниша, но, надеюсь, мы займем значительную ее часть.
С этими словами Хейз подошла ко второй двери, ведшей во внутренний коридор. Оден пошла за ней сквозь лабиринт коридоров и скоро оказалась в центральном холле верхнего этажа. Они прошли мимо зала совещаний, мимо кухни, и остановились всего в трех кабинетах от углового офиса Хейдон Палмер. Сквозь приоткрытую дверь Оден увидела большой кабинет с пустыми полками, так и ждавшими, что их заполнят, с великолепным резным дубовым столом и мебелью, похожей на ту, которой был обставлен офис Хейдон, включая восточный ковер. В окнах на противоположной стене виднелся парк – вид был точно такой же, что и из углового офиса. 
Оден  окинула взглядом кабинет,  повернулась к Хейдон и удивленно выдохнула:
- Но вы же не здесь меня собрались разместить?!
- Здесь, - пожала плечами Хейз. Эта мысль пришла ей в голову  сегодня рано утром, когда она поднималась на лифте на верхний этаж. Отдел лесбийской прозы был ее детищем и, хоть она и понимала, что не может единолично обеспечить его рост и развитие, она хотела иметь доступ ко всем аспектам его создания. Ее совсем не прельщала идея кататься на лифте с этажа на этаж, телефонные конференции ее раздражали из-за невозможности видеть лицо собеседника, а ходьба по лестнице и вовсе  была исключена. Ей нужно было беречь собственную энергию, чтобы сосредоточиться на предстоящей работе. – Кабинет свободен, удобно расположен, а еще здесь, наверху, очень хороший кофе.
Оден рассмеялась.
- Поверьте, я бы согласилась даже без бонусного кофе. Я просто не могу поверить, что такой кабинет никак не используется.
- Раньше это был мой кабинет.
Удивленная неожиданным откровением, Оден прислонилась плечом к дверной раме. Хейдон стояла в полуметре от нее, прислонясь спиной к другому косяку.
- Как долго вы возглавляете компанию? – спросила Оден, прежде чем поняла, что это, наверное, неуместный вопрос. – Прошу прощения, я…
- Технически – шесть лет, - ответила Хейз, сама не понимая, почему она это делает. Она доброжелательно относилась к директорам отделов, но у нее редко выдавалась минутка  или желание для личных разговоров. Но Оден, с ее спокойным, заинтересованным взглядом, располагала к откровенности. – Мой отец умер, когда мне было пятнадцать. У меня есть брат, он почти на двадцать лет старше меня, и он никогда не  проявлял ни малейшего интереса к издательскому делу. Пока я не достигла совершеннолетия, Абель Причард исполнял обязанности генерального директора. Я всегда  была вовлечена в бизнес в той или иной степени, даже когда училась в колледже. До того как я возглавила компанию, я работала в этом кабинете.
- И мистер Причард  управлял бизнесом, пока вы не смогли принять управление на себя?
- Да. Он был хорошим другом моего отца и всегда был кем-то вроде опекуна, как для меня, так и для компании. – Хейз смахнула выбившуюся прядь волос, заслонявшую ей глаза и припомнила последние несколько лет. Столько всего произошло, столько всего изменилось. Внезапно она заметила пристальный, заинтересованный взгляд Оден, и задумалась, насколько глубоко может проникнуть и что может увидеть этот взгляд. – Хотя, нужно признать, Абель никогда не вникал в административные вопросы.
- А вы вникаете?
- Большую часть времени.
- Вы очень молоды для такой должности.
- Неужели? – Хейз улыбалась, но глаза ее стали отстраненными. – Я никогда не думала об этом в таком ключе. – Она внезапно выпрямилась. – Давайте я покажу вам остальную часть этажа и оставлю вас обустраиваться. Компьютер в вашем кабинете уже подключен к интернету, а в локальной сети я вас зарегистрировала сегодня утром. Адрес вашей электронной почты AFrost@PaImPub.net. 
- Вы очень эффективно все организуете, - с улыбкой заметила Оден.
- Приходится, - выражение лица Хейз невозможно было расшифровать. – У нас будет планерка сегодня в три часа дня – вы, я и Абель. Можем начать планировать нашу битву. Не стесняйтесь обращаться ко мне, если вам что-то понадобится раньше. Просто постучите в мою дверь.
- Спасибо. Я очень благодарна вам за ознакомительную экскурсию. Я уверена, что необходимости беспокоить вас в дальнейшем не возникнет.
- Мне было совсем не трудно, - негромко ответила Хейз и повернулась, чтобы уйти.

Оден провожала ее взглядом, пока Хейз не скрылась в своем кабинете. Она заметила перемену в ее настроении и теперь опасалась, что слишком далеко зашла со своими личными вопросами. Это было на нее совершенно не похоже. Все четыре года работы в издательстве Миллер она поддерживала приятельские отношения со всеми сотрудниками. Она посещала обязательные ланчи и бизнес-мероприятия, когда не могла придумать правдоподобную отговорку, чтобы не делать этого, но при этом она очень мало знала о частной жизни своих коллег. Естественно, она абсолютно не была посвящена в личные дела начальства, да у нее  и не было ни малейшего желания. Она была довольна своей работой, но работа никак не затрагивала ее остальную жизнь. А теперь она всего двадцать четыре часа  работала в Палмер Паблишинг - и все вокруг вызывало ее интерес, а особенно - ее великолепный директор.

***

-----Original Message-----
From: thaneCutlass@CutlassFic.com
Sent: Tuesday March 18, 9:33 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Новое издательство и антология Эрос

Руна,
Какого черта там происходит с этими объединениями издательств? С тобой кто-нибудь связывался? Не пора ли мне подыскивать себе новое пристанище?

И когда я, наконец, увижу твои рассказы, обещанные для серии Эрос? Ты что, размещаешь их на своем сайте?
Давай, дружище, держи меня в курсе. Покажи мне свои, а я покажу тебе свои ;-)
Тэйн

Руна улыбнулась такому предложению, но у нее совершенно не было настроения ввязываться в словесную игру. Слишком много всего предстояло сделать. Крайние сроки теперь грозили наступить гораздо быстрее, даже если бы все зависело только от нее.

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Tuesday March 18, 11:38 AM
To: thaneCutlass@CutlassPic.com
Subject: re: Новое издательство и антология Эрос

Тэйн,
Новый издатель пока молчит, как рыба, но ты же знаешь, какие эти ребята медленные.
Над материалами для Эроса я работаю, но что-то я в них не уверена. Они выходят не такими, как я предполагала. Я скоро сообщу тебе о своем решении.
Руна.

- Да уж, они выходят вообще не такими, как я предполагала. – Руна прикрыла глаза и постаралась выбросить из головы докучные мысли. Для нее слова никогда не были результатом сознательной мысли или намерения, они приходили из какого-то более глубокого пласта, из темного колодца скрытых мечтаний и тайных желаний. Они приходили непрошенными, без приглашения и требовали, чтобы их услышали, чтобы их увидели, чтобы их записали.
Она открыла глаза, наклонилась вперед и опустила тонкие пальцы на клавиатуру. Со взглядом, обращенным внутрь себя, ощущая как  тишина заполняет все ее существо, она начала набирать текст.

Тайная страсть – эпизод второй

Мне было трудно поверить, что она не понимает, насколько она привлекательна. У меня возникло такое чувство, что она редко думала о себе. Мы стояли и разговаривали, и я знала, что она не имеет ни малейшего представления  о том, как она действует на меня. Мое сердце частило и сбивалось с ритма, кожу покалывало, ладони вспотели. Я старалась не дать ей заметить, как подрагивают мои руки, хотя сомневаюсь, что она могла распознать мое желание. И все же, мне нужно было проявлять осторожность.

Это стремление было совершенно невозможным и причин тому было больше, чем я могла бы перечислить. Я не была свободна, даже если бы для нас и существовала возможность соприкоснуться. Я напомнила себе об этом как раз тогда, когда подняла руку, чтобы отвести в сторону прядь волос с ее щеки. Ее зеленые глаза распахнулись, стали глубокими и потемнели, а  полные губы приоткрылись, словно приветствуя мое прикосновение. Я подумала, что могу напугать или удивить ее, но когда я увидела, как изменилось  ее лицо, какая-то часть меня стала беспричинно надеяться, что прикосновение моих пальцев к ее коже будет желанным. Она не дала мне никаких оснований верить в это, никаких признаков, что так может статься хоть когда-нибудь. Ничего – только ее спокойное лицо и бьющаяся жилка пульса под белоснежной кожей шеи.

Она ждала, а мои пальцы зависли в миллиметре от ее щеки. Ее взгляд согревал меня, и удовольствие от этого момента было настолько острым, что у меня вырвался вздох. Она улыбнулась, услышав его.

К моему великому изумлению я почувствовала, как внутри у меня зарождается надежда. Такое странное, чуждое, давно забытое чувство. И хотя я знала, что оно обречено, я позволила ему продлиться, наслаждаясь ощущением тепла. Почти как во сне. Как в сказке.

Потом я уронила руку и отступила на шаг.
- Прошу прощения. Мне нужно идти.

Слова  или вернее будет сказать эмоции, вызвавшие их к жизни, истощили ее. Руна снова откинулась на спинку кресла, охваченная усталостью и позволила себе прикрыть веки. У нее перед глазами мельтешили огоньки – призрачные отражения образов, пробегавших по монитору, как в прямом, так и в переносном смысле, почти реальных  - и недосягаемых. Очень часто она сама не понимала, что же она пишет, пока не обнаруживала, что ее  грезы уже облеклись в стройные ряды предложений, бежавших вниз по экрану.

Она знала, что на этот раз их будет читать другой человек, и поняла, что написанное слишком сильно отражает действительность. Работать над этой антологией оказалось куда сложнее, чем она ожидала. Необходимость обнажать желания, фантазии и мечты требовала такой личной  открытости, что  нечего было  и думать оставаться безучастной. Эти пойманные обрывки времени, мгновения, увиденные, словно сквозь мутное стекло, были вырваны из глубин ее личности и оставляли ее душу обливаться кровью.

Она еще не дала окончательного согласия участвовать в сери «Эрос». Изначально это была идея Тэйн, и она была еще в зародыше, когда издательство WomenWords обанкротилось.  Теперь, перечитывая последние несколько набросков, Руна задумалась о том, что ей, возможно, придется отказаться от участия. Она не думала, что ее слова еще способны всколыхнуть чувства, которые она надежно заперла в самой глубине. Она ошибалась. Но опять-таки, возможно, виной тому были не слова, а скорее, то, что их вдохновило, то, что повернуло ключ и настежь распахнуло дверь, за которой она  прятала свою жажду и тоску.
Зазвонил телефон. Она автоматически сохранила файл и сохранила его.
- Да? Нет, я не забыла. Спасибо.
Со вздохом она встала и позволила своим опасениям ускользнуть вместе с однажды уже отвергнутыми мечтами.

***

--Original Message----
From: HPalmer@PalmPub.net
Sent: Tuesday March 18, 12:05 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Авторы для обзора
Attachment: WWauthors.doc 26KB

Мисс Фрост,
Направляю вам список авторов, которые в настоящий момент связаны договорными обязательствами с издательством WomenWords, правопреемником которого является Destiny.

Адреса электронной почты, перечень названий произведений, готовых к публикации, и список незаконченных произведений, ожидающих вашего рассмотрения, вы можете найти во вложении.

ХЛП

Оден открыла файл и просмотрела восемь имен. Ее взгляд остановился на одном. Руна Дайр.
- Здорово. – Она подумала о наполовину прочитанной книге на тумбочке у кровати, и внезапно ее охватило острое желание поскорее вернуться домой и прочесть ее. Она никак не могла понять, что именно  так пленило ее, но жажда вернуться в мир, заключавшийся между этими двумя обложками, была почти непреодолимой. Приятной, волнующей, опасной. Оден улыбнулась. Опасная, склонная к риску – эти слова  раньше были неприменимы к ее упорядоченному миру, но сейчас, по прошествии нескольких часов, она начинала к ним привыкать.

Переключив внимание на конкретные рабочие задачи, она распечатала список авторов и набросала список предстоящих дел, людей, с которыми ей необходимо было связаться и вопросов, которые следовало обсудить на первой планерке сегодня днем. Она работала до обеда, прерываясь лишь для того, чтобы налить себе кофе из неиссякающего кофейника в обеденной комнате. Каждый раз, проходя по коридору, она поглядывала в сторону кабинета Хейз.  Дверь все время была приоткрыта, молчаливо приглашая войти. 
Конечно, она этого не сделала. Хейдон Палмер и так уделила ей массу своего времени, и как бы Оден ни хотела увидеть ее, у нее для этого не было ни малейшего повода. Она понимала, что простого любопытства и странной потребности снова услышать ее глубокий голос   было абсолютно недостаточно, чтобы беспокоить явно занятого руководителя. В то же время сама мысль о том, что они так недалеко друг от друга, была странно успокаивающей.

За десять минут до назначенной встречи Оден собрала свои заметки и вышла в коридор. Заглянув в комнату совещаний, она обнаружила, что там пусто. Дверь в офис Хейдон по-прежнему была приоткрыта, и Оден подошла поближе, чтобы глянуть внутрь. За столом никого не было.  Оден уже почти собиралась развернуться и уйти, когда услышала тихий стон. Вздрогнув, она вошла в кабинет, остановилась у порога и огляделась по сторонам.

Хейдон Палмер лежала на диване, ее пиджак валялся на журнальном столике, рубашка была расстегнута, обнажая нежную выпуклость бледной груди. Хейз лежала на спине, одну ногу закинув на диван, другой опираясь о пол. Рука свободно свесилась вниз. Казалось, что она крепко уснула.
Не зная, что ей делать – разбудить Хейз  или уйти, Оден замерла на месте. Когда спящая женщина дернулась, словно по ней пропустили разряд тока, и снова застонала, Оден позабыла о приличиях и быстро подошла к ней.
Опустившись на колени возле дивана, Оден тихо прошептала:
- Мисс Палмер?
Хейз не пошевелилась.
- Извините, мисс Палмер? – Оден осторожно коснулась правой рукой плеча спящей женщины и тихонечко потрясла ее. Теперь, с близкого расстояния, она могла рассмотреть бисеринки пота на пепельно-сером лбу Хейдон  и глаза, быстро двигавшиеся под почти прозрачными веками.  – Хейдон?

Глаза Хейз распахнулись, и их темный  блеск развеял остатки сна. Она моргнула и удивленно пробормотала:
- Оден?
- Прошу прощения, - негромко сказала Оден, и почувствовала, как  подрагивает  тело Хейз под ее пальцами. – Я не знала, стоит ли вас будить. 
- Извините меня, - прошептала Хейз, все еще пребывая в плену развеивавшихся темных сновидений и притягивавшего ее нежного взгляда Оден. – Я не собиралась уснуть.
- Вам не за что извиняться, - Оден подавила желание погладить ее по влажной щеке. – Мне показалось, я услышала, что… вы… вы в порядке?
Хейз покраснела, быстро села и энергично потерла лицо.
- В порядке. Не беспокойтесь.
Удивленная холодностью тона, Оден поднялась на ноги. И вздрогнула еще сильнее, когда Хейз схватила ее за руку.
- Простите меня. Я не хотела, чтобы это прозвучало так резко.  Я оценила такой способ просыпаться.  – Хейз попыталась усмехнуться, надеясь, что ее смущение не будет очень заметным. Потом она увидела, как выражение участия на лице Оден быстро сменяется тревогой. – Что?...
- Боже мой! – воскликнула Оден. – Да у вас кровь!
Теперь и Хейз почувствовала теплую струйку, сочащуюся из правой ноздри. Она знала, в чем причина, и потянулась в карман брюк за чистым носовым платком. Быстро прижав его к носу, она запрокинула голову. – Прошу прощения.
- Я могу вам помочь?
- Нет, - пробормотала Хейз.  – Ничего страшного. Сезонная аллергия.
- Но мне не трудно, мисс Палмер. Может быть, принести лед?
- Нет, сейчас все пройдет. – Хейз вытерла лицо и села прямо. Кровь почти остановилась. – И пожалуйста, зовите  меня Хейз.

Оден вспыхнула, непередаваемо польщенная, хоть  и понятия не имеющая, почему. Ее сердце колотилось, а сама она всматривалась в лицо Хейз, отыскивая симптомы недуга. Она перепугалась, причем перепугалась сильнее, чем того стоил незначительный эпизод, но при воспоминании об услышанном тихом стоне у нее защемило сердце. Очень тихо она ответила:
- Тогда вы должны называть меня Оден.

Хейз кивнула и осторожно встала. Все шло нормально. Теперь бы продержаться еще несколько секунд и не проявить свою слабость еще сильнее.  – Спасибо.
- За что?
- За то, что разбудили меня.
Я не могла видеть, как ты мучаешься. Оден смотрела, как Хейз заправляет рубашку и тянется за пиджаком. Теперь она поняла, что ее начальница куда более худая, чем она предполагала. Хейз никоим образом не выглядела больной, но даже сейчас ее руки заметно подрагивали.
- Вы уверены, что с вами все хорошо?
- Нормально. – Не поднимая глаз на Оден, Хейз натянула пиджак и пошла через комнату к столу. Она взяла ноутбук  и сунула чернильную ручку в нагрудный карман.
- Не пора ли нам приступить к работе над нашим новым проектом?
- Да, - ответила Оден, распознав перемену  в ее голосе, и сама перешла на деловой тон, подстраиваясь под Хейз. – Давайте займемся делом.

ГЛАВА 5

Когда Оден и Хейз  вошли в комнату совещаний, Абель Причард уже ждал их там. Он сидел справа  от длинного стола орехового дерева, и перед ним были разложены несколько  папок. Хейз заняла свое обычное место во главе стола и открыла ноутбук. Оден села напротив Абеля по левую руку от Хейз.
- Рада снова видеть вас, мистер Причард, - сказала Оден.
- Мисс Фрост, - холодно ответил Причард и еле заметно кивнул.
Ну, он явно от меня не в восторге. Так что вчера не зря у меня было ощущение, что мне не удалось впечатлить его своей квалификацией.

Хейз прервала этот  сеанс самоанализа.
- На данный момент, Оден, я думаю, что мы могли бы собрать временную команду из сотрудников других подразделений издательства, пока вы не проведете собеседования и не подберете себе руководителей отделов.
- Это замечательная идея, - согласилась Оден. – Я полагаю, у вас уже есть список кандидатов на эти должности, чтобы я могла назначить собеседования?
- Да, - ответила Хейз. – Я отправлю вам его сегодня. Единственным исключением будут иллюстраторы, потому что они работают практически со всеми отделами сразу. Но если вы найдете художника, который будет понимать, чего вы хотите, я поручу ему работать с вашим отделом  на постоянной основе.
- Я просмотрю ваши  портфолио, чтобы ознакомиться со стилями разных художников.
- Хорошая идея, - Хейз склонила голову и что-то напечатала.
- А что у нас с маркетингом? – поинтересовался Причард, приподняв бровь. То, что Хейз накоротке с Оден, не ускользнуло от его внимания, как и то, каким низким стал ее голос, когда она обращалась  к молодой женщине. Господи. Так вот к чему все это вмешательство и поспешный найм на работу? Гормоны? Это на нее не похоже.
- Это следующий пункт, который я хотела обсудить, - ответила Хейз. – Лиз Никсон, ранее возглавлявшая WomenWords, выразила заинтересованность в должности директора по маркетингу. Мне кажется, это имеет смысл, потому что она очень хорошо знает авторов. А вы как думаете, Оден?
- В общем, это звучит разумно, - мягко отметила Оден. – Она сможет дать нам неоценимую информацию о том, кто, что и кому продавал.- Она встретила пристальный взгляд Хейз и уверенно продолжила: - Но они больше не ее авторы. Как вы думаете, тот, кто привык заправлять делами целой компании, сможет смириться с менее главной ролью? 
- Я думала об этом, - Хейз понравилась быстрая и точная оценка Оден и ее спокойная уверенность. – Именно поэтому я официально не предлагала ей эту должность. Но я подумала, что, возможно, вы захотите провести с ней собеседование, и скорее раньше, чем позже, чтобы понять, сработает ли наша идея.

При этих словах привычная настороженность на лице Причарда сменилась искренним  удивлением.
- По моему разумению ты,  Хейз, куда лучше можешь оценить ситуацию. Маркетинг – это, в конце концов, ключевая позиция.
- Мисс Фрост подберет собственную команду, - с ноткой раздражения ответила Хейз. – Только сильный,  крепко держащий бразды правления руководитель, заставит отдел работать.
Причард и Хейз уставились друг на друга.
- Кроме того, - Хейз попыталась смягчить тон, - я разговаривала  с Лиз и не сомневаюсь в ее способностях. Но сработает ли это на практике – решать будет исключительно мисс Фрост.

Оден молча наблюдала за их перепалкой. Здесь явно шла некая схватка, и она не собиралась вмешиваться. Ей казалось, что молодость и относительная неопытность Хейз могут заставить более опытного Причарда усомниться в ее компетентности. Тем не менее, Хейз даже и не думала отступать при виде несогласия Причарда. Оден восхитилась силой ее характера и была поражена тем, как Хейз  обращается с человеком, который большую часть ее жизни явно был для нее кем-то вроде отца.  Хейз проявляла уважение, но твердо отстаивала свою позицию, и была уверена в принятых решениях. Это очень впечатляло.

Когда дальнейших возражений от Причарда не последовало, Хейз  покопалась в лежавших перед ней бумагах и продолжила.
- Отделы уже отчитались о финансовых показателях, когда вливались в  компанию, и эти вопросы больше обсуждения не требуют. Все  было урегулировано адвокатами в процессе приобретения. Сейчас мы должны сосредоточиться на трех главных направлениях: маркетинг, привлечение новых авторов и продвижение книг, которые уже запущены в работу. Я хочу, чтобы эти книги ушли в печать, едва мы будем готовы. 
- Мне понадобятся копии всех рукописей, чем быстрее, тем лучше, - сказала Оден. Также мне нужны таблицы стилей и то, что успели отредактировать редакторы  WomenWords, пусть даже частично… да, и все их файлы в любых форматах. – Она глянула в собственный список. – Иллюстраторам нужно поручить отконвертировать файлы изображений – я хочу увидеть планируемые обложки.
- Я предоставлю вам  все данные до конца завтрашнего дня, - Хейз снова сделала пометку в ноутбуке.
- Вы намерены вычитывать все лично? – спросил Причард. В его голосе звучало недоверие, граничащее со снисхождением.
Оден посмотрела ему в глаза, дивясь холодному безразличию в его взгляде. Понять, о чем он думает, было невозможно. 
- На данном этапе конечно буду. До тех пор, пока я не сработаюсь с нашими редакторами и не смогу доверять их суждениям, я планирую просматривать каждую рукопись, которая будет нам представлена. 
- Их может оказаться довольно много.
- Я на это и надеюсь, - Оден слегка улыбнулась уголком рта. – Чем больше, тем лучше.
Хейз тоже усмехнулась. 
- На данный момент по моим подсчетам  к публикации намечено всего шесть произведений. Кроме того, Лиз сообщила мне, что мы можем ожидать несколько сиквелов к уже принятым нами работам.
- У вас есть их названия? – спросила Оден.
Хейз глянула на экран компьютера.
- Не все. Я их поищу.
- Не утруждайтесь. Я могу найти их сама, - сказала Оден и сделала пометку в своем списке. Ее голова была опущена, и она не могла видеть короткий одобрительный взгляд Причарда. – А в предыдущих договорах отдельно оговорено наше право преимущественной публикации сиквелов?
- Довольно расплывчато, - ответила Хейз.
- Наши юристы работают над заключением новых договоров?
- Договоры здесь, - Причард передал Оден папку. – Жду ваших замечаний.
Она улыбнулась ему.
- Благодарю вас. Если они прошли через ваши руки, я уверена что с ними все в порядке, но я в любом случае их просмотрю, прежде чем запускать их в работу.
- Очень хорошо.
Хейз открыла на своем ноутбуке новый файл.
- Еще у нас есть антология эротики, но она еще в процессе написания. По-видимому, это будет сборник новых произведений разных авторов.
- Пока мы не выведем Destiny на заметное место на рынке, - сказала Оден, - нам нужно удержать авторов, которых мы унаследовали, если они этого стоят. Я намерена связаться с каждым из них в ближайшие дни  и выяснить, что они могут нам предложить. И заодно  оценить, насколько они заинтересованы в сотрудничестве с нами.
- Отлично. Кстати, до тех пор, пока у вас нет собственного секретаря, я попрошу Алану помочь вам назначить собеседования для вашего вспомогательного персонала и руководителей отделов.
- Я также хочу встретиться с авторами.
Хейз глянула на нее удивленно, а затем пожала плечами.
- Это вам решать.  Поступайте по своему разумению. У нас есть специальный фонд на случай, если вам понадобится соблазнить кого-нибудь из авторов бесплатным проездом  и проживанием.
- Замечательно. – Оден была приятно удивлена той степенью самостоятельности, которая ей была предоставлена. Еще ее радовало то, что она будет тесно сотрудничать с Хейз, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Она была уверена, что возникнет множество вопросов, которые потребуют обсуждения, пока она не наработает опыт и понимание того, как ее подразделение впишется в структуру компании в целом и не узнает тонкости своей новой работы.

- Абель? – Хейз глянула на своего компаньона. – Еще остались вопросы?
- Ты хотела сообщить мисс Фрост о рекламном мероприятии.
Хейз  вздрогнула, и Оден с любопытством посмотрела на  нее.
- Верно.
Он встал и собрал свои бумаги.
- Ну, тогда на данном этапе все. Хейдон, не забудь, что мы должны просмотреть квартальные планы.
- Хорошо, я скоро буду, - вздохнула Хейз.
- Очень хорошо, – он кивнул Оден, едва различимо пробормотал: – мисс Фрост, - и отбыл. 

- Рекламное мероприятие? – с интересом спросила Оден.
- Да. – Хейз откинулась на кресле, прикрыла глаза и застонала. – Боже, как я ненавижу эти… мероприятия.
- А какая программа? – Оден со скрытым беспокойством рассматривала Хейз - та была все еще очень бледной. Ее охватило странное желание откинуть назад выбившуюся прядь темных волос, свесившуюся на лоб Хейз. Она силой заставила себя сидеть смирно.
- Хейз?
Не открывая глаз, Хейз негромко ответила:
- Я подумала, что это будет неплохая идея – начать запуск нового подразделения с рекламной конференции и вечеринки с коктейлями. Мы пригласили наших новых авторов и сотрудников  Women Words, которые заинтересованы в работе у нас. Ну, и кое-кого из местной прессы.
- Это выглядит, как очень хорошая идея.
- Это выглядит как сущий кошмар.  – Хейз открыла глаза и наклонилась вперед, опираясь предплечьями о стол. И грустно улыбнулась. – Но это полезно для дела. И вам, конечно, необходимо там быть.
- Конечно, - ладони Хейз были в каких-то сантиметрах от ее, и Оден залюбовалась тонким рисунком вен и сухожилий под нежной кожей. Легкое подрагивание рук было почти незаметным, но теперь Оден специально искала его проявления. Тебе нехорошо. – Вам нужно уйти домой, - сказала она, не задумываясь. 
Хейз напряглась и крепко сжала руки, сердясь на саму себя за то, что дала застать себя врасплох. Как я могла это допустить?
- Алана введет вас в курс мероприятия и сообщит все необходимые сведения.
- Когда оно состоится? – Оден пыталась сделать вид, что не заметила резкой перемены в тоне Хейз. Господи, как это было глупо с моей стороны! Она мой начальник, а не друг. Это вообще не мое дело, просто она выглядела такой…  измученной. 
- В эту субботу вечером в «Четырех временах года». – Хейз встала и закрыла ноутбук. –  Не стесняйтесь привести с собой кого-нибудь. 
- Спасибо,  – это было единственное, что ей оставалось ответить.
Хейз коротко кивнула.
- До завтра, мисс Фрост.
Оден вернулась в свой кабинет, но образ Хейз, измученной и нездоровой Хейз, прикорнувшей на диване, преследовал ее. Она потерла виски, потянула к себе лист со списком авторов Women Words и попыталась отвлечься от тревожных  воспоминаний.

-----Original Message-----
From: AFrost@PalmPuta.net
Sent: Tuesday March 18, 3:59 PM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Палмер Паблишинг

Мисс Дайр,
Как директор Destiny Books, нового подразделения лесбийской прозы  Палмер Паблишинг, хочу с удовольствием поприветствовать вас в компании Палмер.

Относительно вашей рукописи «Темная страсть» - как я понимаю, она была принята к публикации издательством WomenWords в момент его слияния с нашим. Я очень хотела бы ознакомиться с черновиком, чтобы оценить текущее состояние проекта и двигаться дальше.

Пожалуйста, ознакомьтесь с прилагаемым договором, в котором оговаривается передача прав на упомянутые работы издательству Палмер, и как можно скорее сообщите мне, если у вас возникнут какие-либо сомнения или вопросы.
Надеюсь лично встретиться с вами в любое удобное для вас время, чтобы обсудить будущие перспективы, и с нетерпением жду начала нашего сотрудничества.

С уважением,
Оден Фрост
Директор  Destiny Books
подразделение  Палмер Паблишинг

***

Руна работала без передышки.  Сцена проявлялась кусочками  и мучила ее уже несколько часов; образы и фрагменты диалогов прорывались в ее сознание, едва только она позволяла своим мыслям отклониться от темы. Слова были подобны мелодии, которая снова и снова звучала у нее  в голове, мучительно нежная и настолько же неуловимая. Она спешила запечатлеть их, прежде чем они ускользнут.

Тайная страсть – Эпизод третий

Я грежу о ней сейчас. Даже когда я бодрствую, я грежу о ней наяву.

А во сне я испытываю боль, во сне я оказываюсь в океане страхов. Я не могу всплыть на поверхность, свет ускользает от меня. В моих легких нет больше воздуха и крик мой беззвучен. И тогда отдаленное эхо ее голоса достигает меня. Она дает мне опору, и тут же беспокойство уходит, неопределенность исчезает. Я жажду оказаться в кольце ее рук, окруженная ее сладким запахом, утешиться мелодией ее прикосновения.

Я не могу пошевелиться. Груз моего неверия тянет меня вниз, гораздо глубже, чем сами глубины моего отчаяния. Но прежде чем темнота затянет меня, она произносит мое имя. Мое имя, слетевшее с ее губ... словно рука, протянутая сквозь темные воды, зовет меня к себе. Мои отчаянно ищущие пальцы промахиваются и не находят ее. Я проигрываю битву. Я проигрываю.
Я слишком сильно устала, я сдаюсь и закрываю глаза, позволяя тьме окружить и поглотить  меня.

Она дотягивается до меня, и я ощущаю тепло ее кожи на своей. Даже во сне эта легкая ласка вселяет в меня надежду. Я захлебываюсь в  рыданиях, я плачу по ней, и тогда, без колебаний, она вытаскивает меня на берег. Нежно, она обхватывает мою голову и укладывает к себе на колени, и проводит рукой по моему лбу, утешая меня.

Кажется, мое сердце становится видимым, оно бешено бьется, и она прижимает ладонь к месту, где оно вот-вот вырвется из груди, исцеляя меня. Я делаю вдох, и ее пальцы, покоящиеся на моей груди, поднимаются вместе с ней, так и не оставляя моей кожи. Так и не оставляя меня. Она прогоняет боль, и я открываю глаза, чтобы поблагодарить ее.

Конечно же, я все еще грежу. И я по-прежнему одна.

Руна медленно перечитала отрывок, и непривычное чувство желания прошило ее насквозь. Не совсем непривычное, конечно, а просто позабытое. Она почти ощущала нежное прикосновение пальцев к своему лицу.
- Как ты смогла это сделать? – прошептала она вслух.
Написанные ею слова словно насмехались над ней.

Конечно же, я все еще грежу. И я по-прежнему одна.

Конечно, я все еще одна. Со вздохом отвращения она открыла электронную почту и начала просматривать сообщения. И резко остановилась, когда ее взгляд  выхватил имя, которое она никак не ожидала увидеть.

***

Как только Оден вернулась домой, она бросила портфель и почту, которую она подобрала в общем холле, на маленький телефонный столик рядом с входной дверью. Потом она поспешила дальше через всю квартиру  и вошла в спальню. Она быстро разделась, задержавшись только для того, чтобы повесить костюм на дверь гардероба и натянуть удобные свободные хлопчатобумажные штаны и любимый выцветший свитер с V-образным вырезом. Она прилегла на кровать и потянулась за «Незримым штормом». Прежде чем открыть место, на котором она остановилась вчера ночью, она пролистала книгу до последних страниц и нашла то, что искала.

Биография автора
Руна Дайр опубликовала три повести – «Тайные мечты», «Предзнаменование» и «Незримый шторм».

Lesbian Review отмечает: «Дайр обладает талантом слить классический роман с эротикой, а это редкость для любовных романов. Она сочетает эти направления легко и естественно, что явно оценят поклонники обоих жанров».

Новый роман Дайр «Темная страсть»  - зловещая и захватывающая история, выйдет в издательстве WomenWords в ближайшем будущем.

Оден была разочарована, не обнаружив ничего особо интересного. Она сама не понимала, что она надеялась найти, или почему ее так интересует информация об авторе. Научные степени или ссылки, которые она искала бы в научном тексте, здесь не имели никакого значения. А личная информация об авторе тоже ничего бы ей не сказала. Кто такая была Руна Дайр, было абсолютно неважно. А вот то, почему написанное ею столь задевает Оден – это было важно. Ее слова говорили сами за себя.

Оден нетерпеливо раскрыла книгу, начала читать и, точно так же как и вчера вечером, погрузилась в книгу. И снова время полетело незаметно.

Она ощутила собственный вкус на губах своей возлюбленной и с удивлением поняла, что ее тело снова откликается, несмотря на отголоски оргазма, накрывшего ее считанные минуты назад. Скользнув по четко очерченному телу любовницы вниз, она задержалась на ямке у основания шеи, коснулась ее легким поцелуем и продолжила медленно спускаться, наслаждаясь каждым сантиметром пути. Приподнявшись на руке, она неспешно прикусила напряженный сосок.
- Любимая, - послышался тихий вздох.
Улыбаясь, она медленно втянула сосок в рот, играя с ним языком, пока он не стал еще тверже, а тихие стоны не превратились в судорожные вздохи. Ее собственные веки отяжелели, прищуренные глаза наполнились желанием, и она опустила голову, чтобы поцеловать напряженный живот и провести языком вокруг аккуратного пупка.
- Я хочу видеть твое лицо, когда ты кончишь для меня, - пробормотала она, покусывая нежную кожу внутренней поверхности бедра своей любовницы, а потом тихонько подула на мягкие завитки между тугих бедер. Когда дрожащая ладонь ее возлюбленной провела по ее щеке, она подняла ее подрагивающие ноги и забросила на собственные плечи, а потом наклонилась, чтобы вкусить сладость того, что могло быть, и было воплощением самой любви.

Оден захлопнула книгу, резко встала и уронила ее на кровать. Не то чтобы она не ожидала  такой сцены. Несмотря на четко прописанный сценарий, «Незримый шторм» был настолько же любовным романом, насколько и триллером. Она просто не ожидала, что сцена настолько поразит ее. И возбудит. Сомнений быть не могло.

Ее сердце колотилось,  и трудно было бы отрицать чувство тяжести внизу живота. Она настолько увлеклась любовной сценой, что даже когда стала чувствовать, что реагирует физически, не смогла отвести глаза от текста. До тех пор, пока она уже не могла выносить зов собственной плоти.
Само по себе физическое возбуждение не было ей в новинку, да и удовольствие от удовлетворения было ей знакомо. Она просто никогда до сих пор не сталкивалась с ощущениями такой силы и никогда не задумывалась о том, что же ее заводит вообще. Столкнувшись с этим сейчас, она подумала, что всегда считала это простой физиологией. У нее было тело, и было совершенно естественно время от времени чувствовать физическое возбуждение. Но никогда прежде  ее не заводило простое чтение книг. Иногда сцены из фильмов задерживались в ее памяти  и становились фоном для ее желания, но никогда они не были источником сексуальных фантазий. Ее мозг  просто так не работал.

- Что ж, похоже, теперь  он так  работает, – она быстро прошла на кухню и вытащила из холодильника бутылку светлого эля. Открыв ее, она налила полный стакан и сделала большой глоток. - Господи, да у меня руки дрожат. Поверить в это не могу.
В одиночестве, она сидела за кухонным столом, прижимая запотевший стакан ко лбу, а ее тело медленно приходило в норму.
- Что же я упускаю?
Часы тикали, минуты шли, а думала  она совсем не о книге.

- Привет, проходи, - удивленно сказала Гейл, открыв двери на тихий стук. – Ты почему так поздно?
- Я слышала, как ты пришла, а я еще не спала, - застенчиво объяснила Оден. – Я знаю, что ты, наверное, совсем без сил…
- Неа, просто устала. Со мной так всегда в конце смены, - Гейл схватила поводок Шейлока  и сказала: - Я должна вывести его, хоть вокруг квартала  обойдем. Хочешь с нами?
- Конечно. Я просто спущусь и  прихвачу куртку.
- Не напрягайся. Возьми одну из моих, - Гейл показала на несколько одежек, висевших на крючках на внутренней стороне ее двери.
Оден сняла с крючка  стеганую красно-черную спортивную куртку и накинула на плечи.
Гейл вскинула голову.
- Ты так мило в ней смотришься. На буча похожа.
- Да ну? – Оден покраснела. – Так вот что нужно, чтобы стать бучем? Всего-навсего куртка?
- Нет, дорогая. Все, что нужно – это ощущать себя бучем.  – Гейл шутливо подтолкнула ее плечом. Кроме того, понадобится гораздо больше, чем это фланелевая тряпка, чтобы скрыть  силу твоей женственности.
- Давай лучше просто погуляем с собакой, - сказала Оден, но рассмеялась, чувствуя, как улучшилось ее настроение.

Шейлок устремился вперед по тротуару, а Гейл спросила:
- Почему ты так поздно не спишь? Ты же обычно уже в постели в такое время.
- Не могла уснуть, – призналась Оден. Они остановились, а Шейлок обследовал ствол дерева и оставил свою метку, первую из многих, на своем ночном маршруте. – Я тут выполняла свое домашнее задание…
- Домашнее задание? А, твой список литературы? Внеклассное чтение? – Гейл хихикнула. – И  как оно идет? Все еще страдаешь от культурного шока?
- Нет. Вообще-то, на самом деле… мне нравится. 
Гейл бросила на нее быстрый взгляд, чувствуя что-то неладное в задумчивом тоне подруги.
-Что-то не так? Трудный день на работе?
- Нет, совсем нет, - быстро ответила Оден. – Просто… - она умолкла и раздраженно пожала плечами. – Я не знаю. Я несколько минут назад закончила читать первую книгу.  Вот тогда я и услышала, что ты пришла.
- А какую книгу ты читала?
- «Незримый шторм».
- Оххх, - Гейл резко остановилась, чтобы распутать поводок, который Шейлок замотал вокруг гидранта. – И тебе понравилось?
- Очень.
- Она довольно… колоритная.
- Да.
Гейл остановилась на углу 23й и Сосновой и прислонилась плечом к фонарному столбу. После полуночи, да еще в будний день, улица  была совершенно пустой. Шейлок занялся попытками вытащить кусок какой-то дряни из-под припаркованного автомобиля.
- Ладно. Что происходит?

Оден засунула руки в карманы куртки и стала раскачиваться с пятки на носок, подыскивая слова, чтобы объяснить свое странное беспокойство. 
- Мне очень понравилась книга. Я имею  в виду, я хочу сорваться домой прямо сейчас и перечитать ее снова от корки до корки.
- Ты хочешь сказать, тебе понравились женщины?
Оден уставилась на подругу.
- Да. Мне понравились женщины.
- Угу, - Гейл кивнула. – Шейлок, идем! – она потянула поводок. И они снова пошли. – Ну, это то, что и должно случаться при чтении таких книг. Женщины должны произвести на тебя впечатление. Ты должна чувствовать, что знаешь их, а иногда даже ощущать, что ты – это они. В этом весь смысл.
- Ну, тогда я думаю, что это со мной и произошло.
- Это же не сильно отличается от любой другой книги, правильно? Каждый хороший писатель это делает – вовлекает тебя в книгу.
- Конечно. – Оден замялась. – Но это было больше, чем просто мимолетное чувство вовлеченности. Это было… узнавание. – Она глубоко вдохнула и посмотрела Гейл в глаза. – Я видела себя.
- Видела себя как? – Гейл шла медленно и, будто почувствовав ее настроение, Шейлок послушно затрусил с ней рядом. Они лесбиянки, Од. Что ты пытаешься мне сказать?
- Это прозвучит настолько глупо…  - пробормотала Оден. – Я чувствовала их боль и одиночество, а в конце я чувствовала их счастье, как будто оно было моим.
- Да, - негромко сказала Гейл. – Я знаю, о чем ты говоришь. Я думаю, именно поэтому я так сильно люблю читать такие книги. Я не думаю, когда читаю. Я просто чувствую.
- Я этого не ожидала.
- Я думаю, это совершенно нормально.
- Хорошо, - задумчиво ответила Оден.
- Так что, Од, - мягко поддразнила Гейл, - именно в этой книге есть несколько довольно горячих сцен. Они тебя завели?
- Да.
- Вот и славно, - радостно рассмеялась Гейл. – Тебе пришлось проделать старый трюк с заменой одной из женщин на мужчину, как я подменяю парня девушкой, когда читаю книги для гетеросексуалов?
- Что? – замешательство Оден ясно читалось в ее голосе. – Да с чего бы я… ой. Нет, я… я просто наслаждалась ими обеими. Они были так прекрасны. И то, что они вместе, было так правильно.
- Ух ты! Так ты себе представляла, как одна из этих горячих сексуальных женщин занимается любовью с тобой?
- Нет, - тихо ответила Оден. Лицо Хейдон Палмер промелькнуло у нее перед глазами. – Не совсем.
Гейл почему-то больше ее ни о чем не спрашивала. Она просто обняла ее за плечи и дружески сжала. – Не переживай, Од. Все наладится.
Наладится ли?

***

Руна еще раз перечитала сообщение. Для верности.

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Wednesday March 19, 2:20 AM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Рукопись «Темная страсть»
Attachment:Темная_страсть.doc 858KB

Мисс Фрост,
Во вложении вы сможете найти черновик «Темной страсти» для ознакомления.
Поскольку новый договор существенно не отличается от старого, я вышлю вам ваш подписанный экземпляр по почте в течение недели.
Благодарю вас за предоставленную мне возможность довести эту работу до конца.
С уважением,
Руна Дайр

Отличное деловое письмо. Она щелкнула кнопку «Отправить», разлогинилась и пошла в кровать. Когда она, наконец, уснула, к ней вернулись те же сны. 

ГЛАВА 6

Открыв глаза, Оден с ошеломлением почувствовала тепло другого тела и поняла, что она в постели не одна.
Гейл? Я что, уснула в квартире Гейл? Мы разговаривали и…

Она не могла вспомнить. Ее разум заполонили обрывки и осколки образов, ускользающие воспоминания, трепещущие на краю сознания. И тело ее было странно неподвижным, дрейфующим в размытом пространстве между сном и явью.
Несмотря на спутанное сознание, она прекрасно ощущала крепкую руку на своей талии и жар тела, прижимавшегося к ее спине. Сама она лежала на боку. Теплое дыхание ритмично щекотало ее шею. Она потихоньку отодвинулась в сторону, но лишь для того, чтобы быть остановленной напрягшейся рукой и протестующим бормотанием. И почти сразу  рука, мягко поглаживавшая ее по животу, скользнула выше и охватила ее обнаженную грудь. Оден резко втянула воздух, быстрый укол возбуждения пронзил ее, и она свела бедра вместе, а внутренние мышцы сжал спазм. Она ощутила внезапное желание податься назад, туда, во влажный жар, разливавшийся за ее ягодицами, но она поборола себя и лежала тихо-тихо.

Снова приглушенное бормотание, губы, касающиеся ее кожи, - и между ног у нее стало влажно.
- Ох, - выдохнула она, а теплые губы принялись исследовать ее шею, а потом дразнящий язык прошелся по краешку ушной раковины. Удовольствие прошило ее насквозь, и на этот раз она не смогла удержаться от легкого движения бедрами. Толкнувшись назад, к мягкой груди и твердым бедрам, она услышала ответный стон. Она пыталась сдержать нарастающие ощущения, ее зрение затуманилось, а другие чувства пробудились к жизни. Кожа горела, вспышки света плясали под полузакрытыми веками, и страсть вскипала в ее крови. 

Пальцы скользили по ее груди, а потом провели по соску, который и без того был уже весь напрягшимся и чувствительным. Все теперь двигалось в одном ритме – ее тело, ее кровь, ее быстро набухающее сосредоточение желания между  ног. Разум отключился, а плоть переполняли ощущения. Возбуждение пульсировало у нее внутри, и она прикусила губу, чтобы не закричать.
Губы на ее шее стали более настойчивыми, поцелуи сменились укусами, в такт движениям руки, сжимавшей ее соски. Это было куда больше того, что она когда-либо себе представляла, и куда меньше того, что ей сейчас было нужно.
- О боже, я хочу, чтобы ты коснулась меня!
Не думая, не сомневаясь, она перевернулась на спину, схватила мучавшую ее руку и потянула вниз, от груди через живот, вниз, и наконец прижала ее себе между ног. Ее тело молило о разрядке, ее болезненно твердый  клитор набух и пульсировал. Первое прикосновение было подобно электрическому разряду, и она взвилась под ним, мышцы живота сжались, а дальше она только и могла, что беспомощно смотреть, как чужие пальцы под ее собственными касаются и поглаживают ее. Она больше не могла дышать, она умирала, балансируя над неизведанной пропастью.
- Пожалуйста!..
Когда мольба сорвалась с ее губ, она повернула голову и широко распахнула глаза, нуждаясь в соединении, в слиянии, пока не придет освобождение. И когда нежные пальцы сомкнулись на ее лоне, притягивая ее ближе своим мучительно-изысканным давлением, она встретила не карие глаза Гейл, но другие, дымчато-черные, с  золотистыми и серебряными искорками. Знакомые глаза, переполненные желанием.
- Ох, - воскликнула она, теряясь в темных глубинах, и все внутри нее взорвалось.

Мучительно-прекрасный оргазм вырвал Оден из сна, и в ту же секунду сработал будильник.
- О боже, - всхлипнула она. Ее бедра все еще двигались рывками, сжимая руку, зажатую между ними, а оргазм не утихал. – Господи, боже мой, господи…
Когда она наконец  смогла отдышаться, она перевернулась и отключила будильник, а потом упала на спину и уставилась в потолок. Она тяжело дышала и время от времени вздрагивала, когда ее мышцы пытались прийти в норму.
Ну ничего себе! Если не сказать больше. А я-то думала, что уже слишком стара для эротических снов, да я никогда и не кончала так во сне. Господи, это было так реально. Поверить не могу, что это был сон. Что же со мной происходит?

Клитор под ее пальцами все еще пульсировал. Она знала, что если задержит руку на нем чуть дольше, то захочет кончить снова. Неохотно, но в то же время  со вздохом облегчения, она заставила себя сесть и выбраться из постели. Оргазм был изумительным, потрясающим по своей силе. Ее тело  наслаждалось освобождением, а вот сердце налилось тяжестью, потому что место в  ее  постели  было пустым и холодным.

Настойчивые отголоски желания все еще будоражили ее. На подрагивающих ногах она быстро добралась до ванной, шагнула под душ и включила воду. Поток воды помог ей привести в порядок тело, а заодно и ум, вернув его к норме.
Ладно. Подумаешь, ничего страшного. Ты же была на взводе, когда укладывалась спать. Ясное дело, что твое тело решило взять себя в руки и позаботиться о себе само. Больше тут и говорить не  о чем.
- Ага,  конечно. – Она попыталась не обращать внимания на воспоминание о том, как она оторваться не могла от таких знакомых глаз, когда кончала. – Ну еще бы. Господи.

Она одевалась, варила кофе и даже нашла несколько минут, чтобы постоять и посмотреть на  утро за окном, при этом  упорно отказываясь  думать о сне. И все же он то и дело всплывал в глубинах ее памяти.  Она не пыталась отрицать, что кончила, воображая прикосновение  женщины. Это ее не беспокоило.
Это может значить что угодно, а может быть, и ничего. Просто один из тех снов, где все переворачивается  с ног на голову. Боже, мне ведь даже привиделось, что это была Гейл.
Оден отвернулась от окна и заняла себя поиском портфеля и ключей.  Она не хотела думать о том, для чего она не хотела и не могла подобрать слов. В глубине души она знала правду. Женщиной, которая заставила ее кончить, была отнюдь не Гейл.

Когда Оден добралась до работы, она приветственно кивнула Алане и пошла по коридору к своему временному кабинету.
- Мисс Фрост? – окликнула секретарь.
Оден  повернулась и пошла обратно. 
- Да?
- У меня есть несколько сообщений для вас.
- Неужели? - она даже не успела проверить свою электронную почту перед выходом из дома. Утро выдалось таким бестолковым, еще один признак того, что она была не в своей тарелке. Оден с усилием сосредоточилась. – Слушаю вас.
- Мисс Лиз Никсон звонила, чтобы сообщить, что она получила ваше письмо и готова с вами встретиться.
- Она сказала, когда она будет готова?
- Когда вам будет удобно, - чопорно ответила Алана.
- Вы не в курсе, назначат ли мне сегодня временного секретаря?
- Пока я не в курсе, - через мгновение выражение лица Аланы смягчилось. – Но я с удовольствием помогла бы вам назначить встречу.
- Спасибо. Я знаю, что вы заняты…
- Это не составит труда для меня, мисс Фрост.
- Пожалуйста, называйте меня Оден.
Алана слегка улыбнулась.
- Когда бы вы предпочли увидеть госпожу Никсон?
- Насколько мне известно, - с усмешкой ответила Оден, - мое расписание совершенно не занято. В любое время  завтра или в пятницу вполне подойдет.
- Тогда я займусь этим. И еще  у меня есть для вас сообщение от госпожи Палмер.
- Да? – сердце Оден пропустило удар,  она понадеялась, что легкий румянец, окрасивший ее щек, не будет заметным.
- Она хочет, чтобы вы были в курсе, что она будет отсутствовать в городе в течение нескольких дней, а по всем вопросам вы можете обращаться к мистеру Причарду.
- Вот как? – Оден постаралась скрыть свое удивление. Странно, что Хейз  вчера не упомянула об этом. Но с другой стороны, почему она должна была это сделать? Оден нейтрально кивнула. – Я поняла. Благодарю вас.

Оден пошла в кабинет, не в силах скрыть  острое чувство разочарования. У нее была прорва работы, и она с нетерпением готова была в нее погрузиться,  но понимание того, что Хейз  не будет рядом, в трех комнатах вниз  по коридору отсюда,  совершенно неожиданно заставило ее почувствовать себя опустошенной.
Наверное, это и к лучшему, что я несколько дней ее не увижу. Честно говоря, слишком много всего приключилось, причем слишком быстро. Мне просто нужно снова обрести равновесие. Несколько дней без отвлекающего фактора должны наставить меня на путь истинный.
Она вошла в кабинет, уже прикидывая, с кем ей нужно связаться и с кем назначить собеседования. Через несколько минут она и думать позабыла о Хейдон Палмер и том, что приключилось утром.

-Original Message-
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Wednesday March 19, 10:05 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Личная встреча

Мисс Дайр, 
Благодарю вас за быстрый ответ. Я получила ваш черновик «Темной страсти» и ознакомлюсь с ним как можно скорее.
Я хотела бы организовать встречу с вами здесь, в Филадельфии, при первой удобной для вас возможности, чтобы лично обсудить с вами будущие проекты.

Сотрудники отдела кадров Палмер Паблишинг  будут рады оказать вам содействие с приездом и организовать ваше проживание. Дайте нам знать о ваших пожеланиях.

С нетерпением жду вашего ответа.

С уважением,
Оден Фрост.

Оден разослала письма аналогичного содержания еще семи авторам, которые достались ей в наследство от прежнего издательства. Она могла провести нужные переговоры и по телефону, если бы это понадобилось, но ничто не могло сравниться с личной встречей там, где дело касалось деловых переговоров. По крайней мере, на этой стадии она думала, что личное впечатление будет весьма не лишним, учитывая, что будущее  Destiny books зависело от этих восьми женщин.

Алана назначила несколько внутренних собеседований на позднее утро. К тому времени, когда Оден поняла, что снова пропустила обед, было уже почти два часа дня. Она не выходила из кабинета с самого утра.
К ее радости, когда она шла в кухню за кофе, она увидела, что дверь кабинета Хейз открыта и услышала доносящиеся  оттуда голоса. Радость ее, однако, продлилась недолго. Проходя мимо, она с удивлением услышала не глубокий голос Хейз, а узнаваемый баритон Абеля Причарда. 
- Ты уверена, что я тебе там не нужен? Ты звонила Розенбергу?
Что-то в его голосе, какая-то  совершенно несвойственная ему нотка беспокойства, заставила Оден остановиться.
- Черт возьми, Хейз, пора это прекратить! Ты не можешь просто продолжать так и дальше!

Оден торопливо отошла. Разговор явно был личным. Но беспокойство в голосе Причарда было трудно забыть. Она налила себе кофе, все еще размышляя о странных обрывках разговора. Когда она обернулась, то увидела, что в дверном проеме стоит Причард и смотрит на нее.
- Добрый день, мистер Причард, - спокойно произнесла  она.
- Мисс Фрост.
Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
- Вы уже обустроились? – спросил Причард.
- В процессе, - Оден устало пожала плечами. – У меня есть секретарь и литературный редактор, ну, или они появятся, как только будет одобрен их перевод. – Она запнулась. – Должна ли я направлять запросы на персонал через вас?
- Если это стандартные вопросы, не требующие вмешательства Хейдон, то да, так будет лучше. У нее и так... забот хватает.
- Конечно.
- Вам сообщили о приеме в субботу вечером? – его тон был официальным и сдержанным.
- Да. Благодарю вас.
- Что ж, замечательно. Я буду здесь до восьми, если вам что-нибудь понадобится.
Он развернулся, чтобы уйти, и тут Оден внезапно окликнула его:
- Мистер Причард?
- Да? – выражение его лица было настороженным.
- С ней все в порядке?
- С кем?
Оден тихонько улыбнулась.
- У меня нет привычки подслушивать, но дверь была не закрыта, и я услышала  обрывок вашего разговора, когда проходила мимо. Хейз… мисс Палмер… вчера неважно выглядела. Я просто хотела спросить…
- С ней все в порядке.
Его глаза пристально оглядывали ее, словно в поисках чего-то, но что бы это могло быть, Оден не имела ни малейшего понятия. Ей было нечего скрывать, и она спокойно ждала, предоставив ему возможность продолжать поиски.
- Небольшая простуда, - наконец ответил он.
- Надеюсь, ничего серьезного.
- Нет. Что ж, доброго вам дня, мисс Фрост.
- Доброго дня, мистер Причард.

Вернувшись в кабинет, Оден по памяти набрала телефонный номер, а потом положила трубку. Через несколько секунд телефон зазвонил. Она ответила, улыбнувшись знакомому голосу.
- Доктор Дунбар.
- Привет, супердок.
- Од, - воскликнула Гейл, - Ты откуда звонишь? Я не знаю этого номера.
-  Из своего кабинета.
- Ооо, звучит так официально. Что там у тебя?
- Ты свободна вечером в субботу?
- Ммм, - пробормотала Гейл, - дай подумать. Я не на дежурстве, так что я собиралась прошвырнуться по всем злачным местам. «Сестренки», «Ки-Уэст», «2-4». Может быть, встречу любовь всей своей жизни и приведу ее домой, - она рассмеялась. – Предложишь  мне что-то поинтереснее?
- Я боюсь, это с твоими злачными местами не сравнится, - хмуро ответила Оден. – Коктейльная вечеринка с сотрудниками Палмер. Писатели тоже будут. 
- Писатели? – быстро переспросила Гейл, и ее голос ушел вверх. – Писательницы? Что, авторы лесбийских романов?
Оден рассмеялась.
- Угу.
- А кто? Кто именно?
- Ну, например, Тэйн Катласс,  Марго Эллиот, Руна…
- Тэйн Катласс?! Руна Дайр? Да ты шутишь!
- Ну, я еще не видела списка гостей, но все они были приглаше…
- А что мне надеть? Ой, а можно я буду в смокинге?
- Солнышко, ты можешь надеть все, что угодно, - Оден не смогла сдержать улыбку. Энтузиазм Гейл был настолько заразительным.
- А ты… в чем будешь ты?
- Я? – Оден мысленно обозрела свой гардероб. – Стандартный коктейльный прикид. Черное платье без плеч…
Гейл с шумом втянула воздух.
- Эй, Од? Есть что-то, о чем нам нужно поговорить?
- Чего?
- Потому что ты знаешь, что я тебя люблю, но…
Оден расхохоталась.
- Господи, Гейл! Это не свидание!
- Ну, ты знаешь, когда дама меня приглашает, я в первую очередь начинаю  думать в романтическом смысле.
- Я тебе не…  дама, - негромко ответила Оден, задумавшись, а не заметила ли Гейл что-то, о чем не говорит. – Я не гей.
- Ох, милая, - пропела Гейл в трубку, - откуда же тебе это знать?
- Так что, ты согласна?
- Не то слово!

Когда Оден с удовлетворением поняла, что ее следующий рабочий день распланирован, она еще раз проверила свою электронную почту. И быстро открыла сообщение.

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Wednesday, March 19, 4:52 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Re: Встреча

Мисс Фрост,
Сожалею, но я не смогу встретиться с вами в Филадельфии. Буду весьма рада обсудить с вами любые вопросы по электронной почте.
С уважением,
Руна Дайр.

- Что ж, ответ весьма ясный, - пробормотала Оден со смешанным чувством удивления и раздражения. По ее опыту, авторы обычно были более чем счастливы установить добрые отношения со своими издателями. Этот ответ был исключительно вежливым, но исключал любую возможность дальнейших переговоров. – Даже не предложила поговорить по телефону. Ладно, увидим, что она скажет в субботу вечером.
Оден собрала документы, которые собиралась просмотреть в ближайшие несколько дней и распечатала копию «Темной  страсти» - рукописи Руны  Дайр.
- Посмотрим, удалось ли ей написать такую же хорошую вещь, как «Незримый шторм».

На часах была половина второго ночи, когда в дверь постучали. Одетая в пижаму Оден пошла открывать. В такое время, в ночь на пятницу это могла быть только Гейл или восьмидесятилетняя миссис Трумен из квартиры на втором этаже. После еще одного долгого дня, занятого совещаниями и собеседованиями, дня, в котором Хейдон Палмер так и не появилась, Оден решила побаловать себя чтением допоздна и персональной бутылкой вина. Она прочла два рассказа и наконец добралась до книги, чтение которой предвкушала уже больше суток. Теперь она выглянула в дверь и улыбнулась.

- Привет, дорогая.
- Здравствуй, госпожа моя, - с улыбкой ответила Гейл. – Я увидела, что у тебя горит свет.
Оден пошире распахнула дверь и отступила в сторону, давая Гейл пройти. Она уловила слабый запах виски и дыма.
- Ты сегодня в загуле?
- Не совсем, - Гейл бухнулась в мягкое кресло в гостиной и утонула в нем. – У меня была парочка предложений…
- Но? – Оден устроилась в другом кресле и забросила босые ноги на журнальный столик. Она оглядела подругу – та выглядела шикарно и сексуально в обтягивающих черных джинсах,  плотного плетения сетчатом топе,  сквозь который просвечивались легчайшие намеки на  окружности сосков, и черной кожаной куртке. Оден попыталась обнаружить хотя бы тень того, что Гейл затрагивает  ее в сексуальном смысле, но нет, ее тело абсолютно не реагировало. Она была рада видеть Гейл, но ничуть не взволнована. Ох, да ради бога, забудь уже этот дурной сон! 
- Но… что-то я не в настроении, - Гейл забросила ноги на подлокотник и откинула голову назад, глядя на Оден из-под полуприкрытых век. – Наверное, я старею.
- Бедняжка. Тебе всего двадцать семь. 
- Я встречаюсь с девушками с тех пор, как мне стукнуло четырнадцать. И я никогда  даже и близко не подошла  к серьезным отношениям ни с одной из них. 
- Как так?
- Не знаю. У тебя есть Fresca? (диетический лимонад – прим. пер.)
- Как всегда. Погоди минутку, - Оден встала и принесла ей  газировку, а потом вылила остатки вина себе в бокал. – Ты вообще как? 
- М? А, да. Я пила немного. Просто устала, - Гейл сделала большой глоток. – Моя мама развелась. Моя старшая сестра – мать-одиночка. Я точно не была окружена примерами счастливых отношений.
Оден кивнула.
- У меня та же история. Родители развелись, когда мне было двенадцать. Хотя мама, кажется, счастлива с моим отчимом. Я просто всегда думала…
- Что?
- Что она вышла за него замуж потому, что это было удобно или, может быть, потому что так нужно. Мне всегда казалось, что между ними не было много… страсти.
Гейл тихонько фыркнула.
- Я бы не отказалась от  кого-нибудь, кто занялся бы со мной горячим сексом прямо сейчас, а утром был бы в состоянии выносить мое брюзжание.
- Ты думаешь, одно другое исключает? Любовь и хороший секс? – Оден свернулась калачиком в кресле и затеребила край своей мягкой байковой  пижамы. Она задумалась о женщинах, которые так очаровали ее в «Незримом шторме».  Любовь, привязанность и физическая страсть, разделенная на двоих. Это же книжка, Од. Брось.
- Нет, не совсем. Просто это редкость, - Гейл потянулась и усмехнулась. – У меня, просто, наверное, ПМС. Дай мне недельку, и ты увидишь, как я притащу домой еще одну любовь всей моей жизни.
-Как знать? - улыбнулась Оден. – А может, ты встретишь ее завтра на вечеринке?
- Ха-ха. Ну, а ты чем тут занималась? Все еще внеклассным чтением?
- Я тут работала, между прочим.  Просматриваю рукопись.
- Я знаю автора?
-Угу. Руна Дайр.
- Ух ты, одна их моих любимых, - Гейл выпрямилась и наклонилась вперед, глаза ее заблестели. – И что читаешь?
- «Темную страсть».
- Ооо, она мне понравилась.
- Что ты имеешь в виду – понравилась? – Оден вскинула бровь. – Она же еще не опубликована. 
- Я имею в виду веб-версию. Это практически легенда интернета.
- Веб-версию? – Оден внезапно почувствовала себя так, словно они заговорили на разных языках. – О чем это ты?
Гейл вздохнула, встала и протянула ей руку.
- Идем, дорогуша. Тебе нужно еще кое-чему научиться.

Через минуту они уже сидели перед компьютером Оден. Гейл набрала адрес  www. HeartLand.com и нажала кнопку «Вперед». Мгновением позже на экране появился сайт.
Оден наклонилась вперед и прочла:
HeartLand
Добро пожаловать в мир книг Руны Дайр. Входите, читайте, наслаждайтесь.
Здесь вы найдете истории о любви, фантазиях, тайнах и случайных встречах.
Герои книг – женщины, и любят они друг друга физически.
Комментарии, пожалуйста, присылайте на  Rune@HeartLand.com

Оден отобрала у Гейл мышку и перешла к ссылкам на книги.

Веб-версии
«Тайные мечты»
«Предзнаменование»
«Незримый шторм»
«Темная страсть»

Она кликнула на первую главу «Темной страсти» и начала читать. Зрительная память у нее была почти фотографическая и, проглядывая первый параграф, она уже заметила отличия от  рукописи, которую она только что читала. А вот некоторые места совпадали почти дословно.
- Это безумие! – воскликнула Оден, быстро пролистнув еще несколько страниц. – Это та же самая рукопись, что и у меня!
- Ну, на самом деле, - протянула Гейл, - это не совсем так. Это бета-версия. Предварительный вариант.
- Но это же могут прочитать все! В свободном доступе!
- Ну да. Хорошая реклама.
- Реклама? – Оден яростно уставилась на нее. – Но это убивает идею печати! Зачем покупать книгу, если ты можешь прочесть ее здесь задаром?
- По многим причинам, - беззаботно пожала плечами Гейл. – Изданные варианты намного лучше – в них включено больше сцен, больше диалогов, там лучше язык, да и само  удовольствие держать книгу в руках и читать ее там, где ты хочешь. Многие авторы так поступают.
- Мы это еще выясним, - пробормотала Оден. – Нужно провести исследование рынка и все прояснить.
Гейл встала и стала разминать плечи Оден.
- Погоди денек-другой, чтобы не поднимать шум из ничего. Я покажу тебе, как ориентироваться в интернете. Мы проверим других авторов, посмотрим, что есть на  других сайтах.   Тебе все равно нужно составить собственное впечатление, потому что именно здесь ты и найдешь кучу своих читателей.
- Снова домашнее задание?
- Ага, но ничего общего со средней школой, дорогуша.
Оден подумала  о том, что она уже успела прочесть, о физических и очень ярких чувствах, о сексуальной страсти. И  о собственных неожиданных реакциях.
- Да уж, определенно ничего общего.

+5

3

ГЛАВА 7

Оден  уютно устроилась в углу плюшевого диванчика с изогнутой спинкой. Ее туфли валялись на полу, а ноги она поджала под себя. Снаружи, за окнами, шел и шел снег. Когда утром, чуть позже семи, она вошла в свой офис, субботнее утро приветствовало ее почти идиллическим пейзажем. Площадь Риттенхаус лежала под нетронутым белым одеялом свежего снега, укрывшего центральный фонтан, каменные скамьи и тщательно подстриженные живые изгороди. То здесь, то там  отважный нарцисс пронзал безукоризненно белую поверхность неожиданно ярким всплеском цвета. Изящный парк навевал яркие  воспоминания об истории и красоте старого города.
А теперь, в тишине и одиночестве своего кабинета, а может, и целого здания Палмер Паблишинг, Оден полностью погрузилась в  эпизод, так резко контрастировавший с окружающим покоем и умиротворенностью.

Незнакомка провела ее вверх по лестнице в темную квартиру.
- Жди здесь.

Она видела и не видела, как в других комнатах загорается свет, слышала звук негромкой музыки, но не воспринимала ее. Она стояла и ждала, не думая вообще. Когда же она, наконец, услышала звук приближающихся шагов, ее тело напряглось в предвкушении. То, как на нее действовала эта женщина, не имело рационального объяснения и, захваченная моментом, она и не пыталась этого понять. Она реагировала исключительно чувствами и упивалась этим ослеплением. Она не хотела думать. Она хотела чувствовать именно так.

Она проследовала за белокурой незнакомкой в спальню, освещенную мягким синим светом, единственным источником которого были небольшие светильники, встроенные в потолок. Небольшой столик располагался рядом с большой прямоугольной кроватью, которая казалась огромной в пустой комнате. Когда незнакомка повернулась к ней лицом, она стояла абсолютно неподвижно. Не нарушая тишины, незнакомка протянула руку и стала расстегивать пуговицы на ее рубашке, не касаясь кожи, которая осталась полностью обнаженной, когда рубашка соскользнула на пол. Прохладный воздух коснулся ее сосков, и они тут же напряглись, почти болезненно умоляя о прикосновении.
- Твои сапоги.

Она колебалась лишь секунду, а потом расстегнула по одному тяжелые черные сапоги и сбросила их. Теперь полностью обнаженная, за исключением кожаных штанов, она стояла перед незнакомкой и ждала. Изящная рука  прошлась по мышцам ее плечей и рук, а затем ладонь остановилась на ее груди и прижала ее,  мягко массируя мышцы под гладкой кожей. Вскоре обе руки передвинулись на ее живот, намеренно не касаясь груди, поглаживая дрожащие мышцы осторожными касаниями.
Медленное, молчаливое исследование зажгло пылающий огонь в ее животе. Она чувствовала, как  набухает ее клитор, как в ответ на ласку она делается влажной. Ее грудь покрылась тонким слоем пота. Она тяжело дышала в тишине комнаты.

- Ложись на кровать. Лицом ко мне.
Она сделала, как ей было сказано, и глаза ее встретились с глазами незнакомки.
- Ты можешь сказать мне, все, что хочешь прямо сейчас, но после этого - ни слова. Я не причиню тебе боль, но когда я начну, я не остановлюсь, пока не закончу.
Она все время пыталась отыскать ключ к разгадке, кем же была эта женщина. Ее лицо было резко очерченным и сильным. Глаза, даже в полумраке комнаты, были ясными и пронизывающими. Это было трудно объяснить, но она излучала не опасность, а честность.
- Я в порядке.

Незнакомка кивнула, а затем устремилась к изголовью кровати, потянулась куда-то под раму и вытащила мягкие кожаные наручники. Очень умело незнакомка обездвижила ее левую руку, а потом перешла на другую сторону  и повторила процесс, оставив ее надежно, но безболезненно привязанной к кровати с раскинутыми руками.
Потом незнакомка снова встала у изножья кровати и принялась медленно стягивать рубашку, обнажая верхнюю часть тела. Маленькие тугие груди подчеркивали четко очерченный мускулистый торс и ниточку пульса, бившегося под бледной кожей горла. В абсолютной тишине они остались вдвоем  в конусе голубого света.

Ее охватили противоречивые чувства. Ощущение беспомощности и связанности одновременно волновало и страшило. Она хотела, чтобы эта женщина оказалась сверху нее, внутри нее, она хотела намного большего, чем могла выразить словами. А то, что она ничего не могла сделать, чтобы   достичь облегчения, заставило ее еще более остро осознать свое желание. Ее клитор напрягся, касаясь шва кожаных брюк, грозя взорваться от одного только контакта, а ее бедра задвигались взад и вперед. Она подавила стон и заворожено уставилась на тело незнакомки, такой близкой и все же абсолютно недосягаемой.
Казалось, прошло несколько часов, она утратила чувство времени, и тогда незнакомка обеими руками коснулась ее лица и провела на удивление нежными пальцами по щекам и скулам. Потом одной рукой она взяла ее за подбородок и запрокинула ее голову назад,  полностью обнажая шею.
- Закрой глаза и не открывай их.
Пальцы прошлись по беззащитному горлу и остановились на хрупкой  трахее, ощущая, как под кожей проносится по пульсирующим артериям кровь. Язык легко заскользил от ключицы к ее уху.
Голос, почти шепот.
- Я хочу, чтобы ты не двигалась. Просто помни, что моя рука на твоем горле, пока будешь кончать подо мной.

От этих слов ее бедра дернулись, а когда незнакомка стащила с нее штаны, она прикусила губу, чтобы не закричать. Она в жизни не чувствовала себя настолько физически уязвимой. Наручники, теперь охватившие не только ее руки, но и  щиколотки, были едва ощутимы, но она была обездвижена полностью. Вот так, с запрокинутой головой и незащищенным горлом,  захваченная тьмой, она чувствовала себя так, словно утратила контроль над самой своей жизнью. Несмотря на беспомощность своего положения, она была страшно возбуждена. Она боялась, что не выдержит  малейшего прикосновения.
Смутно, последним думающим участком мозга она понимала, что одним словом  может снять магию заклятия, отдавшего ее во власть незнакомке. Но она не хотела останавливаться. Она хотела чувствовать то, что та, другая, пробуждала в ней. Она хотела знать, как далеко за пределы ее физического «я» сможет вывести ее незнакомка.
Она хотела знать это сильнее, чем хотела кончить.

Внезапно острое ощущение сосредоточилось в каждой ее груди, когда чужие ладони охватили их, а пальцы сильно  сжали возбужденные соски. Она охнула от неожиданного прикосновения и выгнула спину. Все ее тело стало сплошным желанием, клитор содрогнулся.
Так же внезапно, как и появились, маленькие сосредоточия боли исчезли, и кожаный ремень коснулся ее тел, располагаясь пряжкой между ее грудей и вытянувшись вдоль живота. Мягкий кожаный язычок прижался ей между ног. Края ремня цепляли напряженный клитор, и шероховатое прикосновение к возбужденной плоти привело ее на грань оргазма. В первый раз она напряглась в оковах, жаждая соединения, желая почувствовать на себе тепло другого тела.
- Пожалуйста, хватит, - простонала она. - Пожалуйста, мне нужно кончить.
- Это мне решать.

Когда губы наконец коснулись ее рта, их языки сошлись во взаимной схватке. Пальцы скользнули в нее, прижатый ладонью ремень прошелся по всей длине ее возбужденного лона, и она отчаянно застонала. Ее внутренние мышцы сжались вокруг двигавшейся  в ней руки. Когда большой палец проскользнул под кожу ремня и ритмично задвигался по ее клитору, она зажмурилась, стиснула зубы и попыталась побороть растущее желание кончить. Но она зашла уже слишком далеко, ее тело выгнулось и забилось, вокруг заполнивших ее пальцев, волны ощущений прокатились через ее бедра и заполнили живот. Приглушенный крик  сорвался с ее губ, стук в голове слился с пульсацией в теле и оргазм пронесся по ее телу неистово и свободно.

Она была на грани сознания, когда незнакомка оседлала ее, и ее ноги в кожаных брюках коснулись ее бедер с каждой стороны. Она  толкнулась в нее снизу вверх, чтобы встретить отчаянные толчки, и все ее силы моментально  сфокусировались на том, чтобы доставить незнакомке такое же удовольствие, которое она сама только что пережила. Женщина сверху судорожно ахнула и беспорядочно задергалась, сильно сжав ее плечи. Там будут синяки.

Когда незнакомка напряглась, а потом кончила и неконтролируемо застонала, она торжествующе улыбнулась.

Оден опустила рукопись на колени и закрыла глаза. Она прочла достаточно, чтобы понять, что «Темная страсть» - это совсем не то, что она ожидала. Сюжет захватил ее с самых первых строчек, и столь же быстро ее пленили четко прорисованные персонажи с их глубоко припрятанной болью, как это было и в прежде прочитанном ею романе Дайр, в «Незримом шторме». Но сюжетная линия этой книги неожиданно завела ее в ту область, которая очень редко ассоциировалась с любовными романами. Анонимная связь между двумя женщинами, в первый же вечер после их знакомства в баре,  куда посетители приходили с одной лишь целью – погрузиться в сексуальные игры на одну ночь…  Прочитанное затронуло Оден, но собственную реакцию она затруднилась бы объяснить. Раньше она никогда не считала, что секс может свестись только к физическим ощущениям и не затрагивать чувств. 

На самом деле  она почти не задумывалась о собственных интимных отношениях или отсутствии таковых, что в прямом, что в переносном смыслах. Она с кем-то встречалась, но не серьезно, и никогда не страдала от отсутствия некоей более глубокой связи. По крайней мере, не настолько, чтобы ей захотелось соприкоснуться с кем-то поближе. У нее были друзья, например, Гейл, и жизнь, которая ее устраивала. Если она и вправду упускала что-то жизненно важное, то его отсутствие мелькало где-то на краю ее сознания, где она могла легко не обращать на него внимания, погружаясь в привычные ежедневные заботы.
А теперь эти книги, эти женщины привлекли ее в такие миры, о существовании которых она и не подозревала. Их мечты и желания заставили ее задуматься, а почему у нее нет ни одного своего; ее реакция на страстные любовные  сцены «Незримого шторма»  и так оставила ее в смятении, но ее реакция на  первую сцену «Темной страсти» разбередила ее еще сильнее. Она прочла эпизод, даже перечитала его несколько раз, и была ошеломлена тем, насколько он взволновал ее эмоционально и физически. Не завел до такой степени, как любовная сцена из «Незримого шторма», но безо всякого сомнения ее возбудили образы, созданные словами Руны Дайр. Сам этот факт пугал ее. Если бы ее спросили, раньше  она бы категорически ответила, что такой сценарий – секс без любви, обладание без обязательств – никогда не притягивал ее. Теперь она видела ситуацию под  другим углом, но так и не могла уразуметь, что же это значит.

В грезах и фантазиях она воображала себе прикосновения любящего, но никогда – лицо. Она могла представить себе связь, но никогда не испытывала такой глубины и силы единения, которые она пережила в том памятном сне, глядя в глаза…
От стука в дверь она едва не подпрыгнула. Она обернулась, увидела глаза Хейдон Палмер и утонула в них. Стало трудно дышать, сердце пустилось вскачь от неожиданного удовольствия.

- Здравствуйте. 
- Я не хотела беспокоить вас, - негромко сказала Хейз. – Просто увидела свет.
- Ничего страшного, - быстро ответила Оден, и сама услышала, насколько сбивчивым стал ее голос. Она повела рукой в сторону дивана. – Входите, пожалуйста. 
В руках у Хейз была чашка с кофе. Она секунду поколебалась и вошла. Уселась на противоположной стороне дивана, лицом к Оден, и улыбнулась.
- Вы устроились, как дома.

До Оден внезапно дошло, что на ней надеты линялые джинсы и явно видавший лучшие времена свитер с логотипом университета. Когда она одевалась утром, она явно не рассчитывала повстречать кого-то на работе. Хейз тоже была одета гораздо менее формально, чем в течение рабочей недели, но Оден не могла не заметить, что даже в джинсах, простой рубашке на пуговицах и черных ботинках с низким каблуком и квадратными носками Хейз выглядела роскошно.

- Я и чувствую себя, как дома, - ответила Оден и только тогда поняла, что сказала сущую правду. Она даже не очень понимала, зачем она,  собственно, пришла на работу, разве что она собиралась переслать нужные рабочие файлы на домашний компьютер. Но оказавшись в кабинете, она погрузилась в рукопись и совершенно позабыла о работе.
- Как у вас идут дела? – спросила Хейз, удивляясь и радуясь от того, что видит своего нового директора. Три дня отсутствия совсем не стерли воспоминаний о том, насколько Оден  была привлекательна. Теперь, увидев ее в обычной одежде и расслабленном состоянии, Хейз поняла, что она воистину прекрасна.
- Я так думаю, что дела идут очень неплохо, - негромко рассмеялась Оден.  – Вообще-то, даже лучше, чем я ожидала на таком раннем этапе.
Она хотела спросить Хейз, как та себя чувствует, но прекрасно понимала, что такого рода вопрос будет неуместен. Издатель выглядела примерно так же, как и тогда, когда Оден видела ее в последний раз. Она всегда была немного бледной. Но синяки под глазами, казалось, не увеличились. Темные глаза блестели, взгляд был ясным. Оден поняла, что молчание затянулось, и быстро добавила:
- Я встречалась с Лиз Никсон вчера днем. Она мне понравилась. У нее есть несколько хороших идей.
Хейз поднесла чашку к губам и кивнула. Она сожалела о том, что пропустила эту встречу. Одним из самых неприятных проявлений ее болезни была невозможность сосредоточиться. Болезнь лишала ее того, что она ценила больше всего – способности работать. Слегка нахмурившись, баюкая чашку в руках, она спросила:
- Итак, вы предложили Лиз должность директора отдела маркетинга Destiny?
- Нет, - быстро ответила Оден.- Но хочу.
Хейз рассмеялась.
- Ну тогда вперед. Во всех смыслах. Я говорила с ней несколько раз и, если вам кажется, что вы с ней хорошо сработаетесь, то я обеими руками за.
- Я не совсем уверена, что мистер Причард…
- Об Абеле не беспокойтесь, - ответила Хейз. – У него есть свое мнение практически по любому вопросу, но в конце концов, бизнесом заправляю я.
- Я понимаю это, поверьте мне. Тем не менее, я не хочу создавать конфликт.
- Может, он уже есть? – Хейз пристально посмотрела на Оден.
- Нет, но у меня такое ощущение, что он не очень доволен  мной  и тем, что вы назначили меня на пост главы Destiny.
Хейз улыбнулась совершенно обезоруживающей улыбкой.
- Абель не видит в вас то, что вижу я.
В полном замешательстве Оден вспыхнула:
- И что же это?
- Энтузиазм. Желание. Драйв. То, что мы должны сделать для того, чтобы все заработало. Мне не был нужен слишком опытный директор, потому что слишком часто они приходят с предвзятым мнением о проблеме. У вас этого нет. У вас есть свежий взгляд и оптимизм.
Оден не знала, что и ответить. Она определенно никогда не видела себя в таком свете. Это точно обо мне? Ей непомерно польстило то, что Хейз видит в ней такие качества.
- Спасибо вам. Чем дальше, тем больше мне нравится каждая новая минута работы.
- Да, я вижу, что это так, - негромко сказала Хейз. И я чувствую твой настрой, твой энтузиазм. Он заполняет во мне те места, которые так долго пустовали. Хейз показала на стопку бумаг на коленях Оден. – Что вы читаете?
- Рукопись Руны Дайр.
- «Темная страсть?»
- Да.
- А как обстоят дела с отложенными работами из WomenWords?
- Да я только начала, - призналась Оден. – И вот насчет этой книги – я в ней не совсем уверена.
- Что-то не так? – нейтральным тоном спросила Хейз.
- Это не совсем то, чего я ожидала. На этой неделе мне довелось прочесть некоторое количество уже опубликованных и популярных книг, и вот эта вот… она другая. Вы ее не просматривали?
- Я видела веб-версию.
- Тогда вы знаете, что это очень темная история, и она полностью выбивается из ряда обычных описаний секса в подобного рода книгах.
- Оден, - Хейз хмыкнула, - мы с вами говорим о лесбийских любовных романах. Не кажется ли вам, что они все выбиваются из ряда обычных описаний?
- Нет, не кажется, - с абсолютной серьезностью произнесла Оден. – И так не покажется, могу пари держать, девяноста пяти процентам тех, кто будет читать книги, изданные Destiny. Но эта книга о доминировании во взаимоотношениях или, может быть, лучше будет сказать, о дисбалансе власти. Сама тема может отбить у некоторых читателей желание ее читать.
- И вы думаете, что по этой причине нам не стоит ее публиковать?

Этот вопрос поставил Оден в тупик. Потому что именно так она и думала.
- Destiny – новичок на рынке. Я полагаю, наша цель заключается в создании прибыльного подразделения. Для меня это означает, что каждая изданная нами книга должна стать бестселлером. Или, по крайней мере, мы должны быть уверены, что она может им стать.
Хейз ничего не ответила  и посмотрела Оден в лицо, выжидая.
- Я не уверена, что эта книга когда-нибудь будет соответствовать этому критерию.
- Вам она не понравилась?
- Что? – Оден на мгновение смутила перемена направления беседы. – Нет, на самом деле она написана очень хорошо. Руна Дайр, несомненно, прекрасный писатель. Это ясно видно по ее предыдущим работам. Но эта книга стоит особняком.
- Вы прочли все ее книги?
- Да, - ответила Оден. – Вот «Незримый шторм», например, красивая книга. Отличный роман.
Хейз улыбнулась и уставилась в свою чашку.
- Она хорошо пошла, как говорит Лиз Никсон.
- Это все говорят, - подтвердила Оден. – А вот «Темная страсть» хоть и хорошо написана, но выбивается из общего ряда.
- Дочитайте ее до конца, - предложила Хейз. – Если вы не измените своего мнения, когда прочтете ее целиком, то поступите, как сочтете нужным.
- Конечно. – Оден оценила то, что Хейз дала ей право вето, и она намеревалась использовать его к общему благу. – Было бы несправедливо судить книгу по ее… Боже, я чуть не сказала что-то настолько глупое, как «по ее обложке».
- Да, наверное, несправедливо, - улыбнулась Хейз, и они обе рассмеялись. – Вы идете вечером на наше мероприятие?
- Да, конечно, и жду его с большим нетерпением.

Хейз встала, поставила чашку на стол и подошла к окну.
- Снег все усиливается. Поздновато для такой погоды, если верить календарю, но случаются и весной метели. – Она повернулась и прислонилась плечом к оконной раме. – Вы будете на машине?
- Нет, ответила Оден, - я собиралась взять такси.
- Я могу прислать за вами автомобиль.
Оден удивленно замотала головой.
- Нет, не стоит. Я приду не одна, и я точно не знаю, к которому часу мы будем готовы. 
Не одна. Конечно, ты будешь не одна. Хейз оттолкнулась от окна, и ее лицо стало отстраненным.
- Я пришлю вам на электронную почту список приглашенных на тот случай, если вы захотите просмотреть его перед мероприятием.
- Благодарю вас, - ответила Оден, глядя ей вслед. Хейз пересекла комнату, наклонилась, чтобы прихватить свою пустую чашку и вышла. 
Ее уход оставил Оден в состоянии легкого недоумения и со странным  чувством пустоты.

ГЛАВА 8

«Тайная страсть» - эпизод четвертый

Снаружи идет снег, но здесь, внутри, здесь тепло. Не только тепло, здесь -  свет. Меня поражает то, что раньше я не замечала постоянного отсутствия тепла. Только теперь я понимаю, насколько я замерзла. А еще я понимаю, что слишком долго пробыла в тени, и совсем забыла о блеске солнца.

Она, конечно же, и не представляет, что меня тянет к ее теплу так, как тянет бездомного к углу улицы, где разведен костер, где такие же как он греются возле умирающего огня, протягивая руки к языкам пламени. Умоляющие – надежда давно покинула их. Ходячие мертвецы, не подозревающие, что жизнь проходит мимо по другой стороне улицы. Могут пройти часы и дни, но я не уверена в том, что нахожусь в мире живых. Волны времени омывают мое тело, но мой разум не воспринимает того, что мгновения моей жизни уходят  с каждым ударом часов, уходят незамеченными.

А потом, одним только словом она останавливает бег времени, и я почти вижу, как стрелки двигаются назад, возвращая мне все то, что я считала потерянным. Я боюсь того, что она может догадаться, как я жду каждой ее улыбки, как я жажду искорок света, танцующих в ее глазах, как я тоскую по огоньку  в ее голосе, который заставляет мое сердце биться достаточно сильно для того, чтобы я почувствовала его стук, чтобы напомнить мне, что кровь моя все еще бежит по венам, и что во мне все еще теплится жизнь.

Сама того не сознавая, она напоминает мне, что мы нуждаемся не во времени, а в вере, пусть даже ложной, в то, что это время у нас есть. Когда любовь становится не более чем отдаленным  воспоминанием, мы цепляемся за веру, что она все же существует где-то неподалеку – непорочная,  чистая – она ждет нас, чтобы спасти.

Мне интересно, видит ли она мои тайны, понимает ли, что я впитываю каждое ее слово, хватаю каждую искорку жадными пальцами, благодарная за огонь, опаляющий мою плоть. Интересно, если я коснусь ее кожи,  она обожжет меня? Впрочем, какая разница, если я смогу ее чувствовать?

Хейз повернулась от монитора на звук стука в дверь  и  немедленно погрузилась в зелено-голубое море глаз Оден. Она не знала, сорвался ли с ее губ звук, когда внутри у нее все сжалось, и ей пришлось слишком быстро вернуться в обыденность оттуда, где были только ощущения и неприкрытые эмоции, не сдерживаемые и незащищенные. Она сцепила пальцы, пытаясь скрыть дрожь, и оперлась кулаками на стол. 

Оден стояла у двери, губы ее приоткрылись, она хотела было заговорить, но замерла, вглядываясь в лицо Хейз. Та выглядела ошеломленной, но на лице ее не было ни боли, ни усталости, как в тот день, когда Оден обнаружила ее спящей на диване. Теперь в ее темных глазах плескалась тоска – и что-то еще. Что-то, что даже с другого конца комнаты Оден могла распознать, как желание. Зардевшись, Оден быстро произнесла:
- Прошу прощения. Я не думала…
- Нет, - поспешно ответила Хейз, и ее голос самой ей показался хриплым, - все в порядке. Я просто… разбираю накопившуюся корреспонденцию. 
Оден не пошевелилась, Хейз тоже. Она продолжали стоять в разных концах кабинета, едва дыша,  и смотреть друг на друга. Воздух между ними наполнился вопросами.

Что ты видишь в моих глазах?
Ты знаешь, как ты сейчас выглядишь? Такая красивая…
Ты чувствуешь то же, что и я?
Почему я ничего не могу скрыть от тебя?
Как кто-то может вызвать у меня столько чувств, не сказав ни слова?

- Я хотела кое о чем поговорить с вами, в связи с нашими новыми авторами, - тихо сказала Оден, с усилием произнося каждое слово. Единственное, что ей действительно хотелось сделать – это сбежать. Потому что еще ей хотелось  пройти по комнате и коснуться ладонью щеки Хейз. Никогда не хотелось ей прикоснуться к другому человеческому существу так, как ей хотелось в этот момент дотронуться до Хейдон Палмер.
- Слушаю вас, - хрипло ответила Хейз. Что прячется в твоих глазах? Жалость? Неужели ты можешь видеть то, что больше никто не может?
- Похоже, что некоторые авторы размещают в интернете черновики и наброски произведений, на издание которых уже были заключены договоры. – Оден силилась припомнить, почему это так беспокоило ее, но Хейз смотрела на нее столь  пристально, что мысли ее рассеялись.
- Бета-версии, - Хейз искала в глазах Оден  призыв, на который  она так надеялась.
Никто из них не двинулся с места.
- «Темная страсть» Дайр выложена у нее на сайте, - она тихонько улыбнулась, не в силах скрыть свою радость от того, что находится вместе с Хейз, каким бы ни был повод.
- Это обычное явление, - вскользь заметила Хейз, расслабляясь от тепла улыбки Оден.
- Я это понимаю. Я просто не совсем уверена, что это то, что мы должны поощрять или даже разрешать, прописав в условиях договора.
- Некоторые из этих авторов стали писателями после онлайн-публикаций, - Хейз поднялась на ноги и переждала короткий приступ головокружения, вскоре рассеявшийся. – Многие из поклонников следят за процессом написания новой книги, читая посты в интернете. Это новый вид маркетинга.
- В этом-то все и дело, - сказала Оден, на этот раз более уверенным голосом. Она приходила в себя, словно пробуждаясь ото сна, ее чувства медленно приходили в норму, а мозг начинал работать. Она подошла к столу Хейз и оперлась о его край бедром, в  полуметре от того места, где стояла Хейз, слегка опираясь рукой о спинку своего кресла.  – Никакой это не маркетинг. Книги доступны бесплатно любому, кто может захотеть прочесть их.

Испуганная внезапной близостью Оден, Хейз могла только кивнуть, глянуть вправо, потянуться и нажать клавишу на клавиатуре. На экране появился скринсейвер и заслонил ее работу. Потом она беззаботно пожала плечами.  – Некоторые из читателей, имеющие доступ к веб-версии, не могут приобрести лесбийские романы другим способом либо из-за непомерных цен на книги, либо из-за их недоступности  там, где они живут. Я уверена, что многие авторы считают, что размещая свои произведения в интернете, они оказывают услугу обществу.
- Отлично. Тогда пусть выкладывают то, что они не намерены публиковать.
- У большинства авторов нет времени, чтобы создавать по два варианта произведений – один для коммерческой публикации, другой – только для интернета.
- Тогда что вы предлагаете? – Оден рассеянно провела рукой по волосам, потом глянула в окно, где усиливался снегопад, – это противоречит всему, что мы знаем об издательском деле и рыночных продажах.
- Ну, я думаю, что нынешний рынок весьма отличается от того, каким  был десять или пятнадцать лет назад. Эти веб-версии сродни пробным главам, которые издатели раньше включали в книги для затравки, чтобы прорекламировать грядущие выходы.
- Опять-таки, главы – это одно дело, а целые произведения – совсем другое, - Оден была непреклонна, но ее задор быстро сменился озабоченностью. Хейз стояла, слегка покачиваясь, и была очень бледна.
- Хейз?
Та вздрогнула, понимая, что все это время смотрела, как двигаются губы Оден, но не слышала, что она говорит. Интересно, если я коснусь ее кожи,  она обожжет меня?

- Простите... что?
- С вами  все в порядке? – Оден подняла руку, но остановилась в сантиметре, так и не коснувшись Хейз.
- Да. Все хорошо. – Хейз вышла из-за стола и подошла ближе к окнам. – Вам придется выработать свою позицию по этому вопросу, потому что нам нужно выступать единым фронтом.
- Хорошо, я это обдумаю, - Оден видела профиль Хейз на фоне окна, снег, казалось, обнимал  и охватывал ее кружащимися вихрями. Она  резко выделялась на фоне этой суровой и дикой красоты, и сама была не менее прекрасна. Оден ощутила незнакомое чувство наслаждения, столь сильного, что оно граничило с болью. Что же ты делаешь со мной?

- Почему бы вам не встретиться с Лиз на будущей неделе и не обсудить этот вопрос? – Хейз снова посмотрела на Оден, окончательно взяв себя в руки. Ее лицо снова стало спокойным и деловым. – Она уже сталкивалась с такими авторами, знает, как это влияет на продажи и, возможно, сможет дать вам лучшее представление о том, как интернет-публикации влияют на размер прибыли.
- Я думаю, это отличная идея.
- Я не хочу сказать, что вы ошибаетесь, Оден, - мягко заметила Хейз. – Но я знаю, что вы столкнетесь с сопротивлением, если попросите авторов  удалить  их собственные работы с их же собственных  сайтов.
Оден пожала плечами, и тень усмешки изогнула уголок ее рта.
- Я думаю, это будет шанс понять, насколько  хорошо я умею вести переговоры, если до этого дойдет.
- Я не сомневаюсь, что вы будете великолепны.
Улыбнувшись комплименту, Оден покачала головой.
- Я надеюсь, что ваша вера в меня основывается не на пустом месте.
- Вы знаете, что не на пустом.
- Все равно спасибо, - мягко ответила Оден. За то, что пригласила меня в этот мир. За то, что ты в меня веришь.

***

-----Original Message-----
From: thaneCutlassSCutlassFic.com
Sent: Saturday March 22, 11:52 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: В_свое_удовольствие
Attachment: Неспешные_поцелуи.doc 56KB
Р!
Вот  тебе первое из серии моих удовольствий. Подумала, ты будешь не прочь с ним ознакомиться ;-)

Ты собираешься на прием Палмер сегодня вечером? Может, там я наконец с тобой встречусь лицом к лицу? Давай, ты и так уже  долго меня дразнишь.

Кроме того, мы бы могли утрясти наши планы и вместе поглазеть на женщин.  Ой, прости, я снова за свое) Приходи, а? Да, и скажи, понравился ли тебе рассказ. Потому что если нет, я уйду на пенсию )))
Т.

Хейз перечитала письмо и усмехнулась. Тэйн воображает себя такой сердцеедкой.
Не особо раздумывая, как она делала уже десятки раз, она открыла файл и начала читать.

В свое удовольствие – Неспешные поцелуи

Я – жаворонок. Я избавлю вас от всех восторженных подробностей того, почему я люблю утра. Достаточно будет сказать, что по утрам – тихо, время идет медленнее, кажется, что его на все хватит, а мысль о том, что все, что окружает меня,  принадлежит мне,  одновременно вдохновляет и успокаивает. А вот она не жаворонок. Или, может быть, правильно будет сказать, что она вообще не человек -  до тех пор, пока не выпьет две чашки кофе и не перелистает газету.

И в это субботнее утро я, как обычно, обнаруживаю ее на том же месте. Она начинает свою вторую чашку кофе, она погружена в местные новости и до сих пор выглядит немного сонной. Она явно побывала в душе, но по ее слегка затуманенной, мягкой улыбке, обращенной ко мне, я вижу, что она еще не совсем проснулась.

Есть что-то в том, чтобы смотреть на нее, когда она в халате, а я полностью одета. Это меня заводит. Я люблю быть одетой, когда она голая. Я особенно люблю секс с ней, когда я одета, а она нет. Я люблю влажные следы, которые она оставляет на джинсовой ткани на моих бедрах, призрачное напоминание о том, как я на нее действую. Сейчас я смотрю на нее, и у меня в животе все мгновенно сводит от желания.

Она любит целоваться.  Я... мне тоже это нравится, но для меня это разминка перед тем, настоящим, что будет позже. Закуска. А для нее это настоящее пиршество. Я никогда не испытывала таких ощущений от поцелуев, как с ней. На мне спортивные штаны и линялая футболка в обтяжку. Я была в кабинете и несколько часов писала. Босыми ногами я шлепаю через комнату к ней и осторожно приподнимаю ее за локти. Она смотрит на меня, и в глазах ее вопрос. Я улыбаюсь, усаживаюсь на ее место и притягиваю ее к себе на колени. У нее под халатом ничего нет. Я знала, что так и будет.

Она устраивается у меня в руках, как она делает, когда засыпает или еще не проснулась утром. Я обнимаю ее за плечи и свободной рукой приподнимаю ее подбородок, чтобы слегка поцеловать. Она что-то негромко мурлычет – счастливо, довольно. Одной рукой она охватывает мою шею и запускает ее в волосы на затылке, пропуская их сквозь пальцы. Ее глаза почти закрыты. Потом она очень мягко касается моей нижней губы своими и медленно посасывает ее, пробегаясь кончиком языка по чувствительной поверхности.

Эта нежная ласка пронизывает все мое тело и оседает между ног. Я тихонько стону, и она улыбается у моих губ.
Она не спешит, она переходит к моей верхней губе и задерживается там, посасывая, покусывая, полизывая. Она сводит меня с ума. И она это знает. Я слегка приоткрываю рот, и мой язык легко касается ее. Я чувствую, как растет мое желание, и как влажный жар просачивается сквозь мои штаны. Она немного смещается у меня на коленях и прижимается к моей промежности. Я раздвигаю ноги шире, позволяя этому мягкому давлению массировать мою жаждущую плоть.
Сейчас ее поцелуи становятся настойчивее, но она их по-прежнему контролирует. Она поглаживает внутреннюю поверхность моих губ, кончик языка, касается десен, медленно захватывая каждую часть моего рта. Каким-то образом выходит так, что я оказываюсь с запрокинутой головой, которую она оттягивает за волосы. Каким-то образом выходит так, что она командует происходящим, и ее вторая рука у меня под подбородком, а сама она целует меня не спеша, умело, тщательно.
Я давно уже за гранью, набухшая, адски жаждущая ее прикосновения. И она это знает.

Она знает, что если коснется меня, несколько раз проведет пальцами, я тут же кончу на ее руку. А может быть, даже если она этого и не сделает, давления ее бедер, толчков ее языка будет достаточно… Она отрывается от меня на мгновение.
- Не смей.
Я крепко зажмуриваю глаза, сосредотачиваюсь на ощущении ее языка, медленно проникающего в мой рот, и распускаю пояс ее халата. Я охватываю ее грудь, она теплая и мягкая в моей ладони. Я нежно провожу большим пальцем по соску и чувствую, как он твердеет от моего прикосновения.
Она вскрикивает и на мгновение отводит свой язык. Ее бедра теперь ритмично двигаются, она раскачивается у меня на коленях и не отрывается от моего голодного рта. Я протискиваю руку к другой груди, с уже напрягшимся соском и крепко сжимаю его. Она стонет, и я вдыхаю ее крик…

Хейз отвернулась от экрана. Она дрожала. Она читала эротику Тэйн много раз. Они критиковали работы друг друга, делились идеями и сюжетами, обменивались набросками вот уже два года, с тех пор, как познакомились в сети.  Они были друзьями, а не конкурентами, хотя читатели у них были одни и те же. Обычно она находила прямой, без прикрас стиль Тэйн приятным, и временами возбуждающим, хотя на самом деле он не сильно затрагивал ее физически в последние месяцы. Сейчас же она была болезненно  возбуждена.

Она запрокинула голову, прикрыла глаза и стала ждать, пока возбуждение схлынет.  Она не ожидала от себя такой реакции. В любое другое время она, может быть, даже обрадовалась бы этим ощущениям, как верному свидетельству того, что она все еще жива и дышит. В любое другое время, ощутив это волнение, она радостно отдалась бы ритму и интонации слов, позволила бы образам  и собственным невесомым, полуосознанным  прикосновениям привести себя к разрядке.

Она была писателем, и слова были для нее весомыми, ощутимыми, словно их можно было пощупать. Она могла в один момент быть наблюдателем, в другой – автором, в третий – участницей событий. На этот раз она была всего-навсего собой, радостно переживающей дарованный момент с женщиной, которую она хотела. И на этот раз у этой женщины были имя и лицо, и слова на ухо ей шептал очень знакомый голос. Чувства были настолько реальными и настоящими, что просто не могли оставаться в рамках страницы или монитора. Это был всплеск страсти, захлестнувший ее мучительную жажду.
Как же так может быть?
Дрожащими пальцами Хейз дотянулась до клавиатуры и закрыла файл, не глядя на него больше. Потом она быстро стала набирать текст, по-прежнему тяжело дыша и пытаясь обрести контроль.  Она отыскала его в той части себя, которая располагалась ближе всего к ее душе. 

-----Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Saturday March 22, 2:47 PM
To: thaneCutlass@CutlassFic.com
Subject: Re: В свое_удовольствие

Т,
Сначала о главном. Отличная сцена, отличный настрой, классный секс. Ага, даже меня зацепило)) Замечательное начало для «Эроса».
Прости, дружище, но я скорее всего пропущу вечеринку. Кроме того, тебе совсем не нужно знать меня в лицо. Ты и так уже знаешь мою лучшую часть.
Так что не буди лиха.
Р.

Нормально написано. Как раз нужная доза пофигизма.
А что до вопроса о встрече – что ж, она решит, что ей делать с Тэйн, когда такая необходимость возникнет, если она возникнет вообще. Гораздо сложнее будет увидеть на вечеринке Оден, особенно учитывая то, как она себя чувствовала в данный момент. Она и забыла, насколько живой она  может себя ощущать, когда ее охватывает желание.

ГЛАВА 9

Телефон Оден зазвонил в четверть седьмого вечера. Она быстро выключила душ, завернулась в полотенце и побежала в спальню, чтобы взять трубку.
- Од?
- Привет, Гейл. Как там у тебя дела?
- Я только что вышла из больницы. Задержалась в неотложке на консультации, а сменщик запоздал. Снег нарушил все движение в городе. Надеюсь, что метро работает по графику. Я буду дома, как только смогу.
- Все в порядке. Совсем не страшно, если мы чуток опоздаем. Это теперь даже модно.
- Наверное, нам лучше будет заказать такси.
- Я позвоню им и сделаю заказ на восемь часов.
- Хорошо. Извини меня за эту задержку, - повторила Гейл. – Ой, слушай, а ты не могла бы вывести Шейлока на прогулку?
- Конечно, - Гейл сняла с себя полотенце и стала вытирать волосы, не прерывая разговора. – Я зайду за ним через несколько минут.
- Спасибо, солнышко.

Гейл добралась домой как раз к тому времени, как  Оден закончила выгуливать Шейлока вокруг квартала, сделав все обязательные остановки в его любимых местах. Она завела его на третий этаж и спустилась к себе, чтобы переодеться. Наскоро собравшись, она вернулась в квартиру Гейл и постучала в дверь.
- Я в спальне, - крикнула та. – Заходи.

Когда Оден вошла, ее подруга стояла у шкафа абсолютно обнаженная. Гейл была худой и подтянутой, она серьезно занималась бегом, и это было заметно. Ее небольшие груди были высокими и плотными, с темно-коричневыми сосками и чуть более светлой кожей. Мышцы ее живота и бедер напряглись, когда она потянулась в шкаф, чтобы снять что-то с вешалки. Оден видела ее голой и раньше, но сегодня Гейл предстала перед ней в новом свете.
Когда Гейл обернулась, она  встретилась глазами с Оден и усмехнулась.
- Чего?
- У тебя красивое тело, - негромко произнесла Оден.
- Спасибо, - Гейл подбоченилась и оглядела подругу. – А что происходит?
- Я не знаю, - тихо и с нехарактерной ноткой застенчивости ответила Оден. Она присела на край кровати и стала разглаживать несуществующие складки на  своем черном платье. – Я уже несколько дней испытываю самые странные ощущения.
- Да ну? – Гейл подошла к комоду, порылась в нижнем белье и выудила черные шелковые бикини. Она надела их, потом надела  брюки от смокинга и вытащила белую рубашку со складками. – Ты это о чем?
- Может, это просто потому, что я только то и делала, что читала лесбийские книги сутками напролет, но я стала обращать… Господи, это бред какой-то!
Гейл замерла, недозастегнув рубашку.
- Ты хочешь сказать, что тебя по-настоящему заводит то, что ты читаешь? - Оден кивнула. - Как ты думаешь, что это значит?
- А ты как думаешь?
- Ну, вообще-то это очевидно, - ответила Оден и слегка покраснела, когда вспомнила свой сон о Гейл, который оказался совсем не о Гейл. И прилагавшийся к нему весьма реальный оргазм. – О том, что может быть, я - гей?
- Ну ты даешь!
- Да? А что?
- А ты вообще когда-нибудь задумывалась - ну, я хочу сказать, до сих пор – что ты можешь быть геем? – Гейл заправила рубашку в брюки и потянулась за пиджаком. Это был традиционного кроя женский смокинг, сшитый на заказ. Он идеально облегал ее, подчеркивая достоинства фигуры в нужных местах.
- Да нет, сознательно нет, - ответила Оден. – Я просто думала, что я не особо сексуальна. Мне нравилось общество большинства мужчин, с которыми я встречалась, но я никогда не чувствовала  неодолимой тяги ни к одному из них.
- А ты когда-нибудь чувствовала, что ты в кого-то из них влюблена?
- Нет.
Гейл пожала плечами.
- Ну, тогда, может быть, это и есть ответ. Если бы ты была влюблена, тогда, наверное, появилось бы и физическое влечение. То, что тебя не заводят парни, с которыми ты встречалась, не означает, что ты  гей.
- Я знаю. – Оден помялась и тихонько произнесла: - А как насчет того, что меня заводит женщина?

Гейл замерла на месте.
- Ты же говоришь не о придуманной женщине из книжки, я так понимаю?
- Я не совсем уверена, правда. Может, я просто запуталась.
- Погоди минутку, - Гейл подошла  и села на кровать рядом с Оден. – Ты что-то начинаешь путать меня, солнышко. Что ты пытаешься мне сказать?
- Просто мне кажется, что я слишком много думаю о сексе. Я сначала думала, может, это потому что я читаю такие книги – понимаешь, персонажи, любовь… секс – я с ними так сильно связана, - Оден всплеснула руками. – Да ты сама говорила, что книга хорошо написана, если ты отождествляешь себя с героями!
– Ну да, - с сомнением произнесла Гейл. – Только вот когда я читала «Унесенные ветром», это не заставило меня захотеть трахнуть Ретта Батлера, - она рассмеялась. – Зато это заставляет меня хотеть проделать вещи, которые лучше не называть вслух, с моей тренершей.
- У меня та же реакция.
Гейл вздернула бровь.
- Так. А теперь в деталях, пожалуйста.
- Когда я представляю себе… что-то физическое, мне кажется, что я думаю при этом о конкретной женщине, - Оден вздохнула. – Моя новая начальница.
- Ух ты! Вот это новость!
- Я удивлена не меньше тебя.
- Я не знаю, что тебе сказать. Это может быть просто влюбленность, - Гейл взяла  Оден  за руку и стала мягко поглаживать пальцы. – Даже гетеросексуальные девочки влюбляются иногда в других женщин. Это абсолютно не значит, что ты гей.
- Я  немного беспокоюсь о том, что смешиваю то, что я читаю, с реальной жизнью Я имею в виду, что романы – это же, в конце концов, выдумка. В  этом все дело. – Оден смотрела, как пальцы Гейл двигаются по ее коже. Прикосновение было успокаивающим, но ни капли не эротичным. Ну вот и ответ, правильно?
- Понимаешь, - задумчиво протянула Гейл, - романы и пишутся об идеальной любви.   Знаешь, иногда идеалы становятся реальностью.
- Да, но… - Оден нахмурилась. – Я знаю, что я люблю тебя, но я никогда… ну…
- Не хотела залезть мне в штаны? – участливо дополнила Гейл.
- Э-э, ну да.
Гейл рассмеялась.
- Может быть, я просто не в твоем вкусе. 
- Откуда мне знать?
- Узнаешь, когда кто-то заставит тебя почувствовать то, что тебе нужно чувствовать, - Гейл тихонько подтолкнула Оден плечом. – Например то, что тебя заводит во время твоего внеклассного чтения.
- Ты лучше других знаешь, что книги очень далеки от реальной жизни, - Оден встала, покачала головой и грустно улыбнулась. – Я думаю, что мне нужно сильнее сосредоточиться  на настоящей жизни и принимать книги, как они есть. Как вымысел. – Она протянула руку, подняла Гейл на ноги и мотнула подбородком в сторону двери. – Давай, заканчивай одеваться, и поехали на вечеринку!
- Угу, - ответила Гейл и подошла к комоду. – Я бы хотела взглянуть на эту женщину, которая вскружила тебе голову. Ты проследишь за тем, чтобы я  с ней познакомилась?
- Конечно. 
- Отлично. – Гейл аккуратно нанесла духи себе за ухом. – Жду с нетерпением.
Оден не ответила, но сама идея о Гейл рядом с  Хейз обеспокоила ее необъяснимо. Еще одно новое ощущение, которое она затруднялась понять. 

Когда Оден и Гейл вышли на небольшое мраморное крыльцо, обе неодобрительно забормотали что-то о погоде  при виде растущих сугробов на улицах и тротуарах.
- Я чувствую себя обязанной донести тебя до такси на руках, - съязвила Гейл. – Ты  в жизни до него не доберешься на этих каблуках.
- Чем только не пожертвуешь ради моды, - вздохнула Оден и пошла к ожидавшему их такси вслед за Гейл, стараясь попадать в ее следы.
Когда они уселись в машину, Гейл назвала адрес и спросила у женщины-водителя:
- Как там  на дорогах?
- Паршиво, и будет еще хуже, - последовал мрачный ответ. – По радио передают, что снег будет идти всю ночь. А этот город превращается в ад, когда снега даже вполовину меньше, чем сейчас.
- Слава богу, я не на дежурстве завтра, - Гейл откинулась на спинку сиденья рядом с Оден. – Если такая погода продолжится, то будет чертовски трудно хоть куда-то добраться.
- Я надеюсь, мы сможем вернуться домой, - ответила Оден, глядя в окно. Город уже казался устрашающе пустым.  Пешеходов не было вовсе, и только несколько автомобилей плыли по заснеженным улицам. 
- Ну, если и не сможем, то, по крайней мере, получим размещение в четырехзвездочном отеле.
- Вот именно, - согласилась Оден.

Дорога, которая даже в час пик занимала не больше десяти минут, теперь продлилась почти сорок. Таксисту пришлось объезжать по боковым улицам застрявшие в снегу машины и уступать дорогу машинам коммунальных служб, пытавшимся расчистить сугробы. Когда они добрались до отеля «Четыре времени года» на площади Логан, было уже почти девять вечера.
- Спасибо, - Оден наклонилась вперед, чтобы расплатиться.
- Я бы пообещала вернуться за вами, леди, - улыбнулась симпатичная молодая водитель в бейсболке Phillies, - но я не уверена, что смогу сдержать слово, - она подмигнула, - а я терпеть не могу разочаровывать дам. (Philadelphia Phillies – американская профессиональная бейсбольная команда из, как нетрудно догадаться, Филадельфии – прим. пер.)
Оден запнулась в поисках достойного ответа, но ей ничего не пришло на ум. Тогда она просто улыбнулась и сказала:
- Я уверена, что вы никогда никого не разочаровали.
Рядом с ней Гейл простонала:
- Я надеюсь, у них там еще осталась еда. Умираю с голоду.
- У меня такое ощущение, что еды там более чем достаточно, - ответила Оден, вышла из такси и стала смотреть, как оно тихонько катится вдоль улицы. Она повернулась, взяла Гейл под руку, чтобы не упасть, и они прошли по скользкому тротуару. – С такой погодой я очень удивлюсь, если все, кто подтвердил свое участие, здесь покажутся.

Они проверили доску объявлений в вестибюле и уточнили, что встреча проходит в банкетном зале Индепенденс-холл на втором этаже, и поехали на эскалаторе наверх. Когда они вошли в большой зал, освещенный несколькими рядами люстр под высоким сводчатым потолком, Оден удивилась количеству людей, присутствовавших на вечеринке. Она как-то больше ожидала, что это будет небольшая деловая встреча.  Вместо этого она обнаружила около семидесяти присутствующих, в основном, женщин, в основном, в стильных вечерних костюмах. В углу играл джазовый оркестр.

Она не знала почти никого и заозиралась в поисках знакомых лиц. Увидела Абеля Причарда, он разговаривал  с  женщиной, которую она собеседовала на должность своего секретаря. Хейз нигде не было видно.
Рядом с ней в изящной позе стояла Гейл и обозревала толпу.
- И где же наша роковая женщина?
- Я ее не вижу, - обеспокоенно сказала Оден. Может,  Хейз заболела? Утром в офисе она выглядела хорошо, но ее же не было последние несколько дней на работе.
- Да тут сегодня полно красивых женщин, - одобрительно отметила Гейл. – Можем повеселиться.

Оден рассмеялась, энтузиазм Гейл оказался заразительным. В этот момент кто-то позвал ее по имени, и они с Гейл развернулись в сторону голоса. Привлекательная, спортивного вида блондинка с яркими голубыми глазами подошла к ним и от души улыбнулась.
- Оден! Я так рада, что ты пришла! Я уже начала волноваться.
- Лиз, привет, - сказала Оден и потянула Гейл за руку. – Гейл, это Лиз Никсон. Она руководила WomenWords и я надеюсь, станет нашим новым директором по маркетингу.
Лиз вскинула голову и заулыбалась.
- Это что, предложение работы? 
Оден пожала плечами.
- Не скажу, что официальное, но вопрос очень близок к решению.
- Просто скажи мне, где и когда поставить подпись, - ответила Лиз. Тут она обратила внимание на Гейл, ее глаза пробежались  по ее выразительному профилю и подтянутому, изящному телу. Она протянула руку.
- Рада знакомству.
- Взаимно, - Гейл приняла протянутую руку и твердо сжала ее, отметив, что другая женщина затянула рукопожатие на мгновение дольше, чем это было необходимо.  Ну вот она точно лесби. И она сногсшибательна. 
- Вы не обидитесь, если мы с Оден поговорим о делах? Всего одну минутку?
- Никаких проблем, - Гейл склонилась к Оден и прошептала: - Я пойду искать официанта. Принесу тебе свою добычу.
- Спасибо, - Оден нежно сжала ее руку. – Я очень тебе благодарна.
Когда Гейл отошла, Лиз некоторое время смотрела ей вслед,  а затем повернулась к Оден. – Подружка?
- Друг, - мягко ответила Оден.
- Хммм, - протянула Лиз.

Из дальнего конца зала, где она стояла, прислонившись к колонне и наблюдая за гостями, Хейз увидела, как в помещение вошли Оден и броская, одетая в смокинг женщина. От первого взгляда на Оден ее сердце пустилось вскачь. Она была прекрасна в черном шелковом платье с открытыми плечами, которое нежно облегало ее фигуру, выгодно подчеркивая  изящные формы. Сопровождавшая Оден женщина выглядела как идеальная модель с обложки модного журнала и, казалось, она обходится с Оден как старая добрая знакомая. Они были прекрасной парой. Хейз глаз не могла отвести от них, глядя,  как легко они обращаются друг с другом, впитывая их  мелкие интимные движения и то, как женщина в смокинге наклонилась к Оден и что-то сказала ей на ухо.  Каждое прикосновение болью отдавалось в сердце Хейз.

В конце концов, она заставила себя отвести взгляд и тут же увидела, как к ней подходит другая женщина, за которой она наблюдала вот уже час. Высокая, почти с нее ростом, более плотного телосложения, но весьма при этом красивая шатенка подошла к ней так стремительно, что у Хейз не осталось сомнений - эта женщина абсолютно уверена в себе. Оказавшись рядом, женщина протянула Хейз руку.
- Тэйн Катласс, мисс Палмер. Одно из ваших новых приобретений.
Хейз знала, кто она такая, потому что Тэйн всегда размещала  свои свежие фотопортреты на задней стороне обложек своих книг. Она также часто выступала с лекциями и была весьма заметной персоной в  тесном круге авторов лесбийских любовных романов. Хейз пожала ей руку.
- Хейдон Палмер, Тэйн. Большинство людей  зовут меня Хейз.
- Спасибо. Отличная вечеринка.
- Рада видеть, что снег вам не помешал.
Тэйн пожала плечами.
- Я живу в Уилмингтоне, практически у вас на задворках. Я приехала вчера вечером еще  до того, как снегопад  разошелся.
- Палмер Паблишинг забронировал несколько номеров. Приглашаем вас  остаться на ночь.
- Не откажусь от такого предложения, - широко улыбнулась Тэйн. – Это даст мне больше возможностей завязать новые знакомства. Я уже пообщалась с несколькими обозревателями и договорилась раздаче автографов в Giovanni's Room.
- Рада это слышать. Я надеялась, что наше мероприятие не только позволит нам всем познакомиться друг с другом, но и предоставит авторам другие маркетинговые возможности.
- Так и вышло, - одобрительно закивала Тэйн. – Я еще не видела Оден Фрост, нового директора, но с нетерпением жду встречи с ней. Она здесь?
Хейз показала рукой на тот конец зала.
- Она разговаривает с Лиз Никсон. С Лиз вы, конечно, знакомы.
- О да. Мы с Лиз вместе не один пуд соли съели, - в ее голосе прозвучал безошибочный намек на близкое знакомство. – Лиз и сама отличный писатель в своей области, понимаете? Но она решила, что предпочитает деловые предприятия вымышленным приключениям.

Хейз рассмеялась. Тэйн была в точности такая же жизнерадостная и прямая, как Хейз ее себе и представляла по их интернет-переписке.  В свое время, и вполне возможно, оно скоро наступит, ей придется рассказать ей о Руне. Но сейчас было не время  и не место.
- Итак, - с одобрением произнесла Тэйн, - Оден Фрост – это та блондинка?
- Да. – Хейз смотрела, как Тэйн оглядывает Оден, как  ее глаза медленно изучают ее лицо и спускаются вниз по телу. Она увидела, как в темно-карих глазах Тэйн вспыхнуло одобрение.  Да что, они  сегодня все здесь сговорились глазеть на Оден?! А даже если  и так, то какое мне до этого дело?
Тэйн резко обернулась к Хейз.
- Было очень приятно с вами познакомиться. Надеюсь на долгое и плодотворное сотрудничество.
- У меня есть ощущение, что оно таким и будет.

Глядя в спину удаляющейся Тэйн, Хейз вспомнила последнюю зарисовку, которую Тэйн ей прислала - жар и страсть чувственных образов. Хейз задумалась, были ли чувственные сцены, вышедшие из-под пера Тэйн, продуктом ее воображения или ее опыта? Ей казалось, что Тэйн Катласс может быть изобретательной  и предприимчивой любовницей. Эта мысль немного обеспокоила ее, особенно, когда она увидела, что Тэйн взяла курс прямо на Оден.

Отредактировано Gray (11.03.15 23:36:44)

+2

4

ГЛАВА 10

Оден отвлеклась от Лиз, которая рассказывала ей о предстоящей писательской конференции, когда почувствовала, как  кто-то мимолетно коснулся ее щеки.  Рядом никого не было, но ее взгляд словно притянуло к другому концу зала, где, прислонившись плечом  к огромной мраморной колонне,  стояла Хейз.  Стояла среди толпы, и все же сама по себе. Даже на расстоянии она неимоверно впечатляла. Ее темные волосы разметались по плечам,  а бледное лицо  было столь же совершенным  и спокойным, как мрамор за ее спиной. Темный костюм подчеркивал ее фигуру и ярко контрастировал с белизной колонны. Губы Оден приоткрылись в немом восхищении, и тут их взгляды встретились. Хейз улыбнулась краешком рта, но улыбка почти сразу растаяла. Оден шагнула к ней, и тут, словно во сне, Хейз исчезла. 

- Оден? – голос Лиз прорвался к ней, и Оден стряхнула с себя стойкое чувство нереальности происходящего, возвращаясь к разговору с блондинкой, стоявшей рядом.
- Прошу прощения? Где, ты говоришь, будет проходить эта конференция?
- Следующая достойная нашего внимания – через несколько недель на Манхеттене. Все крупные издательства и наиболее популярные авторы будут там. Я думаю, для Destiny жизненно важно присутствовать на ней.
- Согласна. Нам нужно начать готовиться на следующей неделе, - глаза Оден метнулись к тому месту, где только что стояла Хейз. Где она? Не могла же она мне померещиться?
- Вот, держи, - сказала подошедшая Гейл и протянула Оден бокал на высокой ножке, в котором мерцало золотистое шампанское, и тарелочку с  целой кучей крохотных, на один укус деликатесов.
- Спасибо, - ответила Оден и улыбнулась Гейл.  Она отпила шампанского и протянула тарелочку Лиз. – Угощайся.
- Спасибо, я уже съела свою норму, - Лиз обратила свое внимание на Гейл. – Вы тоже писатель?
- Нет. Просто безумная поклонница.
- О, это даже лучше.
- Я считаю, что WomenWords собрало у себя лучших авторов, - изрекла Гейл. – Я могла бы пойти на убийство  ради их автографов.
- О, мы не можем допустить, чтобы вы совершили уголовно наказуемое деяние, - рассмеялась Лиз. – Посмотрим, удастся ли мне помочь вам избежать ареста.
Гейл усмехнулась.
- Благодарю вас. Я очень это ценю.
- Мне раздобыть для вас автограф кого-то особенного?
- О, хотя бы один из них – Стивенсон, Эллиот, Катласс, Дайр…
- Марго Эллиот сегодня здесь, и Тэйн тоже. А вот о Руне можете забыть. Она никогда не посещает публичных мероприятий.
В Оден мгновенно взыграло любопытство.
- Никогда?
- Ни разу с тех пор, как я ее знаю, - Лиз поглядела мимо Гейл в толпу и улыбнулась медленной, доброй улыбкой. – А вот и одна из нашей достославной команды.
- Мисс Фрост?
Оден обернулась на звук глубокого низкого голоса и увидела перед собой глаза цвета богатой, плодородной земли. Очаровательно взъерошенные, каштановые волнистые волосы, лихо изогнутая бровь и улыбка, яркая настолько, что осветила бы даже самую темную ночь, довершали привлекательный образ.
- Да?
Полные, чувственные губы соблазнительно изогнулись.
- Тэйн Катласс.
- Здравствуйте, - с удовольствием отозвалась Оден. Она перехватила тарелочку  левой рукой, в которой уже держала бокал и протянула освободившуюся  правую. – Очень рада знакомству с вами.
- Поверьте, всю радость испытываю я, - Тэйн мягко сжала пальцы Оден в своей ладони.
От такого рукопожатия у Оден по коже пошли мурашки. Она смутилась и отдернула руку, чтобы не выдать себя.
- Я очень рада, что вы  смогли приехать.
- Я не упустила бы этот случай ни за что на свете, - Тэйн  кивнула в сторону Лиз, - привет, Лиз.
Лиз шагнула ближе, приподняла ее лицо за подбородок и смачно поцеловала Тэйн в губы. Отклонившись назад, она  промурлыкала: - Привет, Тэйн.

При виде такого приветствия Оден поняла, что эти женщины были больше, чем просто подругами. Или, по крайней мере, когда-то были. Когда Лиз и Тэйн отодвинулись друг от друга, Оден продолжила церемонию знакомства.
- Тэйн, это моя подруга Гейл.
- Гейл, - негромко повторила Тэйн, протянула ей руку и улыбнулась еще одной пронзительной улыбкой.
- Приятно с вами познакомиться, - ответила Гейл таким голосом, которого Оден от нее почти никогда не слышала. Оден почудилось,  что именно так могла бы  промурлыкать приветствие большая дикая кошка.
- Я обещала Гейл твой автограф, - объяснила Лиз.
- Ну конечно, - Тэйн не сводила с Гейл глаз.
- К сожалению, - ответила та, у меня недостаточно большие карманы, чтобы я могла припрятать экземпляр «Голодных поцелуев», но…
- Ах, не беспокойтесь, - легко парировала Тэйн. – Я никогда из дому не выхожу без нескольких экземпляров.
- Господи,- вмешалась с усмешкой Лиз, -  только не говори мне, что сейчас они у тебя наверху в спальне.
- Нет, вообще-то вон у той стены расположен стол с книгами, которые авторы могут подписать, - Тэйн умудрилась изобразить оскорбленный вид, но на самом деле она улыбалась. – Я была бы счастлива подписать одну из них для вас, Гейл.
- Замечательно.
В течение следующих нескольких минут четверка  дружески обсуждала сегодняшнее мероприятие, новые релизы и предстоящий выход  Destiny на рынок. Отдав дань вежливости, Оден обернулась к Гейл и тихонько спросила:
- Ты тут справишься без меня, если я на несколько минут отлучусь?
- Вперед! – Гейл чуток подтолкнула ее и продолжила внимательно смотреть на Тэйн. – Не беспокойся обо мне, Од. Я уверена, что отыщу что-нибудь или кого-нибудь, чтобы скоротать время.

Оден пробиралась сквозь толпу, огибая группы беседующих и выпивающих людей. Она направлялась к тому месту, где в последний раз видела Хейз. Несколько раз по пути она останавливалась, чтобы  поприветствовать  знакомых по работе в Палмер. Когда она, наконец, добралась до своей цели, Хейз нигде не было видно. Однако рядом нарисовалось знакомое лицо.
- Добрый вечер, мистер Причард, - улыбнулась Оден.
Державшийся по-военному прямо мужчина слегка склонил голову в ее сторону.
-  Мисс Фрост.
Она уже поняла, что отстраненное выражение и пренебрежительный тон голоса были просто манерой работы Причарда, поэтому не обиделась на столь прохладный прием.
- Если судить по происходящему, наше мероприятие имеет большой успех. Я успела переговорить с доброй половиной новых авторов Destiny, а также с большим количеством розничных продавцов и представителей СМИ. Destiny не будет темной лошадкой, когда наши первые книги выйдут в свет.
- Кажется, все действительно идет хорошо, - от твердо встретил ее взгляд. – Как вы справляетесь с подбором кадров для вашего подразделения?
- Алана очень помогла мне, договариваясь о собеседованиях. Я провела встречи с целым рядом людей за последние несколько дней. – Ей показалось, что он намеренно сделал ударение на слове вашем, но решила, что не станет обращать на это внимание. Она была начальником подразделения, и собиралась вести себя соответственно этой роли. – Я отправлю вам список моих кандидатур к полудню понедельника.
На очень короткий миг он позволил себе удивиться.
- Быстро вы справились.
Оден пожала плечами.
- Не одна Хейз умеет работать на результат.
- Очевидно.
- Она все еще здесь? – Оден наклонила голову и встретила его весьма прямой взгляд. – Я видела ее раньше.
- Я не знаю, - впервые он отвел глаза, а потом, словно спохватившись, снова быстро  на нее посмотрел. – Это в ее духе, у нее такая привычка - обозначить свое присутствие на мероприятии, а потом ускользнуть при первой же возможности. И у нее правда куча работы.
- Да, я знаю, - Оден расслышала лишь намек на волнение в его голосе, как это часто бывало, когда разговор заходил о Хейз. Он защищал или даже оберегал ее, но Оден еще предстояло понять, почему он это делает. Какими бы ни были его мотивы, она не собиралась дать себя сбить с толку. Если Хейз была еще здесь, она хотела ее видеть.

- Погода снаружи стремительно ухудшается, - сообщил Причард. – Я собираюсь объявить, что мы зарезервировали ряд номеров  для тех, кто захочет провести ночь здесь, и я взял на себя смелость определить для вас и вашей спутницы номер-люкс. 
- Спасибо, но в этом нет нужды, - быстро сказала Оден. – Я живу недалеко и могу взять такси.
- Да, я в курсе вашего местожительства. Однако мэр уже объявил в городе чрезвычайную ситуацию из-за снегопада, и вскоре только специальные транспортные средства смогут выезжать на улицы.
- Надолго?
- По крайней мере, на ближайшие двенадцать часов.
- Вы шутите!
Он покачал головой.
- Так. Это становится интересным, - Оден оглядела зал и людей в вечерних костюмах. Многие из них наверняка прибыли сюда на лимузинах или такси. – Я  сомневаюсь, что многие гости явились подготовленными, чтобы провести здесь ночь.
- По крайней мере, те, кто прибыл из других городов и заказал комнаты на эту ночь или на целый уикенд, окажутся в выигрыше, - он коротко улыбнулся. – Что до остальных, отель любезно предложил снабдить  повседневной одеждой всех, кто в этом будет нуждаться.
- Повседневной одеждой? – подозрительно спросила она.
И вот тут Причард наконец улыбнулся от души.
- Я так понимаю, это будут футболки и спортивные штаны из гостиничного  спа-центра.
- Замечательно. С удовольствием на это погляжу, - рассмеялась Оден и, к ее изумлению, Причард расхохотался вместе с ней. – Как  бы то ни было, это очень предусмотрительно с вашей стороны, мистер Причард.
- Ну, мы вряд ли могли позволить нашим рекламщикам  и авторам брести пешком по Филадельфии по колено в сугробах или проводить выходные здесь, в мятых вечерних одеждах.
- Боже, я надеюсь, что завтра утром мы отсюда выберемся, - она просто воочию увидела, как пробивается сквозь заносы на каблуках.
- По-видимому, это не обычная метель, а снежный буран и если это так, то я очень сомневаюсь, что автомобильное движение станет возможным раньше понедельника.
- Потрясающе. – Оден еще раз оглядела зал. – Что ж, я так понимаю, нам просто нужно воспринять это, как приключение и постараться  получить удовольствие.
- Я полагаю, что это лучшее, что можно сделать.

Она еще раз улыбнулась ему и двинулась сквозь толпу. Через пять минут бесплодных поисков она остановилась и оглядела большой банкетный зал. Большинство таких помещений предназначались для проведения съездов и конференций, а это означало, что из  бального  и банкетного залов обычно можно было попасть в меньшие смежные помещения, которые могли использоваться,  как комнаты для совещаний.  Она прошлась по периметру, проверяя смежные комнаты. Все они оказались пустыми.

В самом дальнем углу она обнаружила дверь с табличкой «Комната отдыха» и повернула ручку. Как и во всех проверенных ею комнатах, здесь было темно и неестественно тихо, особенно по сравнению с непрерывным низким гулом голосов в зале. На противоположной стене в большие окна лился приглушенный серебристый свет уличных фонарей, окружавших площадь Логан. Снаружи непрерывной пеленой продолжал идти снег. Она уже собралась шагнуть назад, в зал, когда услышала знакомый низкий голос.
- Вы ищете чуточку тишины и покоя?
Оден замерла на месте, вглядываясь в темноту. Темный силуэт, подсвеченный отраженным светом луны и снега, поднялся с одного из диванов у окна. Оден не могла рассмотреть лица, да это ей и не было нужно.  Она безошибочно узнала профиль и четко очерченную, сильную фигуру.
- Нет, вообще-то я искала вас.
- Неужели? – в голосе  Хейз проскользнула нотка удивления. А я было подумала, что ты полностью занята, раз Тэйн нашла тебя.
- Да, - Оден аккуратно прошла между столами, стульями и кушетками, пока не добралась до дивана,  у которого стояла Хейз, прислонившись бедром к широкому подлокотнику. Подойдя ближе, Оден смогла лучше разглядеть  ее  лицо в отраженном от снега свете, но тени никуда не делись. Тени, казалось, всегда  плескались в ее глазах, каким бы ярким ни был свет. – Я видела вас раньше на том конце зала, а потом вы исчезли,  - она негромко рассмеялась. – На какое-то мгновение я подумала, что вы мне почудились.
- Нет, не почудилась, - голос Хейз был очень тихим.
- О, я знаю, - так же тихонько ответила Оден. – Но у вас есть привычка… ускользать.
- У меня низкий порог переносимости таких мероприятий, как это. Примерно после каждых двадцати актов общения я должна ненадолго сбежать.
- Между прочим, запуск Destiny имеет огромный успех. Все в абсолютном восторге - что авторы, что персонал, не говоря уже о рекламщиках.
- Хорошо. Я рада, что вам нравится то, как проект  начинает оформляться и жить своей жизнью.
- Да, мне и правда, нравится. Конечно, я немного разочарована тем, что некоторые авторы не смогли приехать, но я знаю, что было бы нереально ожидать всех, особенно в связи с погодой, - Оден положила ладонь на спинку дивана и в полумраке  наклонилась поближе к Хейз. – Особенно жаль, что с нами нет Руны Дайр. Она очень успешный  автор, и я хотела бы познакомиться с ней.
- Зато Катласс  приехала. Вы с ней знакомы?
- Да, только что познакомились. Вы ее знаете?
- Мы общались по электронной почте. Она довольно обаятельная и очень талантливая.
Обаятельная. Да, пожалуй, так и есть. А еще обходительная и очень привлекательная. Но она меня не интересует. В отличие от тебя.
Оден пожала плечами. – Она очень милая. А что еще более важно, она обещала мне вскорости дать почитать свою новую рукопись.
- Отлично! – воскликнула Хейз, радуясь, что смогла отвлечь внимание Оден от вопроса об отсутствии Руны Дайр.
- Теперь, если еще несколько авторов подтвердят намерение предоставить мне свои текущие работы, мы заполним свой график на ближайшие восемнадцать месяцев.
- Восемнадцать месяцев, - повторила Хейз.  Целая жизнь.
- Это станет хорошим началом.
- Да, - негромко согласилась Хейз, глядя как рассеянный свет играет на лице Оден, подчеркивая половину сиянием луны, а другую погружая во тьму. – Это будет… старт.
- Похоже,  у меня будет чуть больше времени, чтобы взять в оборот всех присутствующих. Мистер Причард сказал мне, что мы все можем застрять здесь на весь завтрашний день или около того.
Хейз подошла к окну и посмотрела вниз, на аллею Бенджамина Франклина. Полностью опустевшая площадь Логан и большущий фонтан в центре были засыпаны снегом и окутаны белизной, чистой и нетронутой, как в сказке.
- Я так думаю, он может оказаться прав.
Оден подошла к окну и встала рядом с ней.
- До чего красиво, правда?
- Да. Очень, - тихо ответила Хейз. Тени позволяли ей беспрепятственно любоваться лицом Оден в ореоле света, отражавшегося  от снега.
Оден чуть повернулась и посмотрела Хейз в глаза.
- Тогда вы тоже остаетесь?
- Да.

В комнате было так тихо, мир был таким спокойным, а красота этой ночи – и этой женщины - так изысканно мучительна, что Оден стало больно в той части души, о существовании которой она до сих пор и не подозревала. Почему ты делаешь это со мной? Ты, и никто другой?

На мгновение она разглядела под непроницаемой оболочкой хрупкую женщину.
- Если мне повезет, иногда я нахожу сокровище, которое  просто лежит и ждет, пока кто-то заглянет под поверхность. Так бывает не всегда, но когда это происходит, это словно подарок. 

- Что такое? – сердце Хейз колотилось так, что звук собственного пульса отдавался в ее голове. У Оден были потрясающие глаза… грустные, и в  то же время страстные.
- Вы сочтете меня глупой. – Оден почти коснулась ее, но сдержалась. Это не о нас. Те, двое, были любовницами.
- Нет, не сочту.
Оден поверила ей.
- Я думала о фразе из книги.
- Какой?
- В «Темной страсти»… - Оден неуверенно подняла взгляд к лицу Хейз  и увидела, как мерцают ее зрачки в лунном свете. – Там был момент, похожий на этот – когда тишина наполняется тайнами.
Хейз ахнула. Как же ты можешь знать?
- Вы знаете сюжет, не так ли? – тихо спросила Оден.
- Да.
- Я не знаю, что заставило меня вспомнить персонажей именно сейчас.
Она задает тебе вопрос, но ты не можешь ответить. И  ты не должна быть с ней вот так, наедине. Хейз глубоко вздохнула и солгала.
- Да, я тоже не знаю. В этой книге слишком много боли. Лучше взгляните в окно – эта ночь исполнена радости.
- Да, я понимаю, - Оден стряхнула головой и печально улыбнулась. – Извините. Кажется, я никак не могу выбросить все это из своей головы.
- Это вы мне говорите, - с легким смешком произнесла Хейз. – Будьте уверены, я люблю эти сказки не меньше вашего. Но реальная жизнь редко совпадает с нашими фантазиями.
- Так мне всегда говорили, - Оден почувствовала, что какая бы связь ни мерцала между ними в воздухе, сейчас она мгновенно исчезла. Она отважилась слишком далеко заглянуть за стены, окружавшие Хейз, и сейчас ей напомнили, что такая близость отнюдь не приветствуется.
- Мне нужно вернуться к нашим гостям, - сказала Хейз, отходя от окна в темноту комнаты.
- Да, - ответила Оден, – и мне тоже.

Когда они шагнули в ярко освещенный зал, Оден заморгала, словно пробуждаясь от глубокого сна. Хейз стояла рядом, и лицо ее было хоть и дружелюбным, но замкнутым.
- Хорошего вечера, Оден.
- Хорошего вечера, Хейз.

Пока Оден смотрела, как Хейз скрывается в толпе, она заметила, что в нескольких футах от нее стоит Абель Причард и наблюдает за ней с нескрываемым неудовольствием. Она бросила на него быстрый взгляд, и он отвел глаза в сторону, делая вид, что смотрит на своих знакомых. Если он думает, что я представляю для  тщательно выверенного мира Хейз какую-то угрозу, он сильно ошибается. Если чье-то равновесие и пострадало от нашего общения, то только мое. Хейдон Палмер была неприступна.

- Эй! – воскликнула Гейл у нее прямо над ухом, и Оден вздрогнула. – Ты куда запропастилась?
- Что? А, я разговаривала с Хейз.
- О, таинственная женщина… И где она?
- Она только что ушла, - Оден старалась говорить беззаботно. – Она явно не любит скоплений народа.
Гейл вскинула бровь, но настаивать не стала.
- Я слышала, мы с тобой будем соседями по комнате сегодня ночью. Я только что звонила миссис Ти, и  она сказала, что смогла выгулять Шейлока аж до тротуара. И если он не сделал свои дела там, - сказала она, - то придется ему  и дальше терпеть.
Оден рассмеялась. – Ох, бедняжка Шейл.
- Он выживет, - Гейл понизила голос. – А здесь может быть занятно. Я сказала Лиз и Тэйн, что они могут подняться к нам после вечеринки, и мы… побеседуем.
- Ты шутишь!
- Ты сердишься?
- Нет, - со вздохом ответила Оден. – Нам с Лиз есть о чем поговорить. Если уж мы здесь застряли, то заодно можем и поработать.
- Хи-хи, - усмехнулась Гейл. – Вообще-то я не работу имела в виду.
- И на кого из них ты положила глаз? – добродушно спросила Оден.
- Я подумала, что предоставлю право первого выбора тебе.
Оден вспыхнула.
- Гейл. Господи. Я не… Я имею в виду… Я не.. Я же работаю с этими женщинами!
Гейл вскинула голову.
- Вообще-то, с Тэйн ты не работаешь. И ты еще не работаешь с Лиз официально. И мы тут просто развлекаемся.
- Нет, - Оден поняла, что ее ответ прозвучал резче, чем она хотела. Она заставила себя улыбнуться. – Я тебе в этом вопросе не конкурент. А ты давай.
- Послушай, Од, - мягко сказала Гейл. – Я просто дразнюсь. Они прекрасные женщины. Все ограничится простым разговором,  я обещаю.
Оден взяла Гейл за руку.
- Солнышко, мы все совершеннолетние. И если ты решишь провести немного времени наедине с одной из них, то у нас же номер люкс. Так что вперед и с песней.
- Я бы никогда не поставила тебя в неловкое положение…
- Ох, прекрати рассусоливать! В конце концов, я девственница, но не монахиня!
Гейл расхохоталась и обняла ее за талию.
- Тогда пойдем, отыщем этих гуляк.

ГЛАВА 11

Хейз вышла из своего номера. На ней все еще были надеты белая рубашка и черные брюки, в которых она была на вечеринке. В номере было неприятно жарко, несмотря на то, что термостат управления батареями  был выставлен на минимальную температуру.  Хейз оставила свой пиджак на большой кровати  в спальне. Она потянула дверь, проверяя, закрыла ли ее, и тут ниже по коридору раздались голоса, и она машинально посмотрела в  их сторону.

Там стояли Оден и симпатичная женщина в смокинге в сопровождении Лиз и Тэйн. Спутница Оден только что отперла дверь углового люкса и со смехом комментировала окружающую роскошь. Хейз не издала ни звука, но Оден почему-то повернулась к ней, и их глаза встретились.
Заинтересовавшись заминкой Оден, Тэйн  посмотрела в ту же сторону, увидела стоявшую там Хейз и одарила ее залихватской улыбкой. Хейз кивнула и пошла прочь. Она не знала, что Оден смотрела ей вслед, пока она не скрылась в лифте.

Тайная страсть – эпизод пятый

Она явилась мне из темноты, силуэт в лунном свете, такой же эфемерный, как сон. Но в эту ночь она больше не была всего лишь отражением тоски, которое развеивается, едва приходит пробуждение. Она была живой и настоящей, и я чувствовала  ее тепло так близко… чувствовала всей кожей.  Вместе мы смотрели, как мир распадается на искорки звездного света, отраженного от падающих хлопьев снега.

Снаружи ночь была белой, без единого пятнышка, нетронутой ни разочарованием, ни потерями. А внутри - она стояла рядом со мной, и я больше не могла вспомнить, почему я отчаивалась – моя кожа ожила, мое сердце переполнилось, мой разум забыл обо всем, кроме ощущения того, что она рядом. Если бы я была в состоянии думать, я бы поняла, что я больше ни о чем не думаю вообще. Потому что везде была только она.

Когда она повернулась лицом к заснеженному пространству – само совершенство в сиянии потустороннего света, струившегося в притихшую комнату – я встала у нее за спиной и кончиками пальцев коснулась ее обнаженного плеча, ее бледного плеча над краешком  темного платья. Сила, бьющаяся под гладкой кожей, ошеломила меня. Все в ней было таким живым. Энергия устремилась по моим пальцам, переполняя меня. На короткий миг я забоялась, что могу каким-то образом похитить ее жизнь, и еще сильнее испугалась того, что может быть, именно этого я и хотела. Она была всем, чем не была я, а самое главное – она была живой.

Но когда она обернулась, и я увидела ее глаза, я поняла, что ничто не сможет убавить того, что жило в ее душе. А вот она могла легко вызвать к жизни то, что я так давно и прочно схоронила в себе. У меня не было слов, но, кажется, ей они были и не нужны. Она просто ждала. В ее глазах оживали вопросы, но она их не задавала. Я  слышала, как эти вопросы сотрясают тишину. Но она позволила мне не отвечать. Такое доверие – это дар превыше права чувствовать, превыше права дышать, превыше права существовать. Она предложила мне что-то вроде бессмертия, и я так отчаянно жаждала его. Но я не могла брать без того, чтобы отдавать, а чтобы отдавать, мне нужно было признаться.

Я опустила голову, сама того не понимая, пока наши губы почти не соприкоснулись. Я уже ощущала ее в воздухе между нами. Мне до боли хотелось сжать ее в объятиях. Но если я расскажу, она будет знать. А если она будет знать, все изменится.
Иногда за честность приходится расплачиваться потерей. И я скорее бы согласилась желать и не обладать, чем обнять ее на короткий миг лишь для того, чтобы утратить  навеки, прежде чем сделаю следующий вдох.

Хейз отвернулась от монитора, не желая перечитывать то, что она только что написала.  Это был тот случай, когда грамматика и синтаксис были излишними. Речь шла о ее сердце. Она на автомате скопировала  абзацы в пустое поле электронной почты и послала файл на собственный адрес, а потом закрыла файл, не сохраняя его на жестком диске.  Она запустила обе руки в волосы, закрыла лицо ладонями и  тяжело задышала. В голове билась боль, живот свело от желания, столь чуждого ей, а поверх всего тяжело плескалась ярость. Ну почему сейчас?!

В первый раз на ее памяти она не смогла успокоить свою жажду, излив ее на бумаге. Может быть, это было так сложно потому, что Оден была в этом же самом здании, всего двадцатью этажами выше? А еще вернее, потому что она знала – Оден сейчас, вполне возможно наслаждается обществом другой женщины. Той, очень красивой афро-американки, а может быть, и Тэйн. Тэйн. Да, я думаю, перед Тэйн трудно будет устоять.

Хейз и Тэйн никогда прямо не говорили ни о чем личном, но ей не нужно было ничего слышать, чтобы знать, как это может быть. Она знала тайны Тэйн, точно так же, как Тэйн знала ее секреты, потому что они обнажали себя в собственных  произведениях. Она видела, как  Тэйн и Оден с удовольствием общались  всего несколько часов назад, и легко могла представить их получающими  удовольствие  в более интимной обстановке.  В свое удовольствие – Тэйн ясно описала свои желания. Образы были такими ясными, так резко очерчены, что у Хейз сердце кровью обливалось.

Внезапно дверь бизнес-центра приоткрылась, и Хейз подняла голову. Она работала в полумраке, весь свет в комнате исходил от двух мониторов, стоявших рядом  на рабочем столе, зато коридор был ярко освещен. В дверном проеме четко прорисовался силуэт Оден.
Хейз моргнула. Видение не исчезло.

- О господи, - сказала  Оден. – Прошу прощения. Я, кажется, везде вас застаю и беспокою.
Она была одета в темно-синие спортивные штаны, такого же цвета футболку с логотипом гостиницы и белые спортивные носки. Обуви на ней не было. Как будто зная, что Хейз разглядывает ее одежду, Оден подняла руки, оглядела себя и застеснялась. – Я не ожидала здесь кого-то застать. В четыре часа утра.
- Вообще-то ваш наряд довольно соблазнительный, - Хейз попыталась скрыть усмешку, но не смогла.
- Соблазнительный, - по тону Оден можно было понять, что ей не до смеха, но она улыбнулась. – Я вижу, что вы так и не сменили вечернюю одежду. – Стандартная рабочая одежка – это не для вас.
Хейз пожала плечами.
- Я подумала, что оставлю это удовольствие на утро. А вы планируете проходить в носках весь завтрашний день?
- Вообще-то я планировала уйти домой завтра… сегодня.. в общем, позже, - Оден шагнула в комнату, и ее глаза стали привыкать к темноте. – Это недалеко, всего в пятнадцати кварталах отсюда или около того.
Внезапно посерьезнев, Хейз ответила:
- Если вы в самом деле намерены пробираться сквозь эту метель, я прослежу, чтобы за вами пришел автомобиль.
- Я очень ценю это, правда, но в этом нет никакой необходимости.
- Оден, это стихия. Вы не сможете идти по городу, ведь улицы еще не расчистили. Особенно если учитывать то, что до сих пор идет снег.
- Тогда откуда может взяться машина?
За время их разговора Оден подошла и присела на стул перед соседним компьютером. Бизнес-центр был открыт 24 часа в сутки для постояльцев, которым нужен был интернет или факс. Она повернулась в кресле лицом к Хейз, подогнула  ногу и оперлась локтем на стол.
- Я что-нибудь придумаю, - негромко ответила Хейз. – Не хочу подвергать вас риску.
Тронутая, Оден покачала головой и слабо улыбнулась.
- Вот что я вам скажу. Если  улицы расчистят, я пойду домой. Если нет, я буду ждать здесь вместе со всеми.
- Договорились, - Хейз глянула на часы на противоположной стене. – Поздновато для деловой активности, вы не находите?
Оден вскинула голову и протестующе хмыкнула.
- Я собиралась задать вам тот же вопрос.
- Я не могла уснуть и решила поработать. Вы тоже?

Оден вглядывалась в лицо Хейз в поисках признаков переутомления, которые и так редко оставляли ее. Да, она выглядела уставшей. Более того, смертельно уставшей. Что же это? Что тебя так мучает? Ни на один вопрос Оден не хотела так сильно знать ответ, как на этот. Вместо этого она обнаружила, что  выказывает большее беспокойство, чем следовало, что, впрочем, становилось обычным, когда дело касалось Хейз.

- На самом деле, я пришла сюда потому, что хотела побыть одна.
Хейз тут же поднялась, придерживаясь за край стола для равновесия.
- Тогда я уйду.
- Нет, - быстро ответила Оден и порывисто схватила ее за руку. – Это не из-за вас я хотела сбежать. Там в моем номере посиделки в самом разгаре, и я просто… 
- Просто… что? – мягко спросила Хейз, глядя на пальцы, сжимающие ее собственные. Она снова села и коснулась пальцами теплого места, оставшегося на ее руке после того, как Оден отвела свою руку. 
И снова Оден ответила лишь потому, что доверяла Хейз безоговорочно, сама не зная почему.
- Я чувствовала себя слегка не  в своей тарелке.
- Мне трудно это представить. Я так понимаю, разговор шел не об издательском деле?
Оден слабо усмехнулась.
- Начался он как раз с этого. Лиз, Тэйн и я завели интересный разговор о направлениях в лесбийской прозе, а Гейл подсовывала нам своих любимых авторов. Но я не думаю, что на самом деле кто-то хотел говорить о работе.
- И что произошло?
- Да собственно, ничего. – Оден отвернулась на секунду, а потом снова посмотрела на Хейз, в глазах которой увидела нежное понимание и побуждение говорить. – Так много всего произошло, и все так быстро…  Я не совсем такая, какой меня видят другие, я так думаю.
- Да неужели? – Хейз наклонилась вперед, опираясь локтями на колени и охватив ладонями подбородок. Она пристально посмотрела на Оден. – Я думаю, что вы яркая, способная, энергичная и вообще... завораживающая.
Губы Оден приоткрылись в безмолвном удивлении.
- Я не знаю, что на это ответить.
- А вам ничего и не нужно отвечать, - Хейз твердо смотрела на нее. – Так почему вам стало неловко наверху?

Они смотрели друг другу в лицо, залитые бледным светом мониторов. Оден совершенно утратила счет времени, не обращала внимания на странную обстановку или на неожиданный оборот, который принял их разговор. Хейз умела выдернуть ее за грань реальности, в такое особое место, где значение имело только то, что происходит между ними. Она в жизни не чувствовала себя такой легкомысленной, и в то же время такой серьезной. Склонившись к Хейз, утопая в гипнотической глубине ее твердого взгляда, Оден едва слышно ответила: 
- Потому что настрой в комнате был интимным, а я ничего такого ни к кому не испытывала.
- Разве вы здесь не со своей любовницей?
Тишина между ними растянулась, казалось, до бесконечности. Оден сглотнула и покачала головой.
- У меня нет любовницы.
Хейз подняла руку и медленно провела пальцами по щеке Оден.
- Должна быть.
Оден вздрогнула, жар мгновенно наполнил ее тело. Пальцы Хейз невесомо остановились на ее подбородке. Все, что  ей оставалось, это сказать правду.
- Я думаю… Я хотела бы начать с чего-то более простого.
- Да? – голос Хейз был хриплым и дрожал от напряжения. Наклонившись еще ближе, она провела ладонью по шее Оден вниз, к затылку, и ее пальцы погрузились в волосы.-  С чего например?
- С поцелуя.

Оден ждала. Она ни о чем не думала. Неспособная облечь в слова свои чувства сверх того, в чем она уже призналась; не понимая, почему это казалось правильным – раскрыть свою неуверенность перед женщиной, которая ничего не сделала – только смотрела на нее, и в глазах ее полыхало самое  яростное и неприкрытое желание.  Она ждала.
Хейз всматривалась в глаза Оден – там сменяли друг друга ранимость и сила, доверие и жажда. У нее так сдавило горло, что ей стало трудно дышать. Оден.

И я скорее бы согласилась желать и не обладать, чем обнять ее на короткий миг лишь для того, чтобы утратить навеки, прежде чем сделаю следующий вдох.

Собственные слова эхом отозвались в ее голове, молчаливо предупреждая. Был ли это поздний час? Или воспоминание об ухмылке Тэйн, тогда, в коридоре перед номером Оден? Или болезненное желание, которое она пережила за несколько минут до того? – но Хейз привлекла Оден к себе, нежно прижимая рукой, покоившейся на ее затылке.
Когда их губы почти соприкоснулись, она прошептала:
- Поцелуй  может заключать в себе все.

И когда Оден ощутила первое прикосновение губ Хейз, она поняла. Все, чем она была, растворилось в ощущении поцелуя, и больше не было ничего, кроме шелковой теплоты губ, медленно двигавшихся по ее губам. Первое касание было нежным, но не робким. Они сошлись, плоть к плоти, и это было правильно вопреки всякой логике, и соединивший их поцелуй оказался столь же знакомым, как любимая песня и таким же восхитительным, как новый рассвет.

Словно сквозь пелену Оден почувствовала как Хейз кончиками пальцев невесомо касается ее щеки,  наклоняет ее голову в сторону и мягко проводит языком по внутренней поверхности губ. Оден влилась в поцелуй, опираясь руками на бедра Хейз, нуждаясь как в опоре, так и в контакте. Мышцы под ее ладонями натянулись так туго, как стальные провода, поющие на сильном ветру. Губами она ощутила, как бьется сердце Хейз, и все, чем она была, до последней капли, превратилось в жидкое пламя.

Не осознавая того, Оден впилась пальцами в бедра Хейз. Напряжение в груди было таким сильным, что она едва могла дышать. Боль, словно от голода, но куда более насущная, чем любая физическая потребность, захлестнула ее. Огромная сила ее желания сделала их поцелуй еще более нежным, хотя под нежностью скрывалась невероятная жажда.
Когда Хейз хрипло застонала, Оден провела руками вверх по ее ногам, под ее прикосновением они напряглись еще сильнее, и эта  нечаянная реакция восхитила Оден.

Хейз скользнула языком  в рот Оден, безумно желая ее, но опасаясь, что первое же мгновение, словно первая капля воды в пустыне, заставит ее захлебнуться от наслаждения. Язык Оден столкнулся с ее собственным в медленной ласке, и жажда забурлила в ее крови, сжимаясь между ее бедер, словно кулак.  С ней так давно не было ничего подобного, что она полностью утратила способность контролировать то, что, как она думала, ей не суждено было больше испытать. Она напряглась, сражаясь с натиском ощущений, которые уже привели ее на грань, которую она не осмеливалась переступить.
- Оден, - выдохнула Хейз, не зная, то ли ей бежать, то ли умолять о прикосновении. Ее губы оторвались от Оден на миллиметр, и она уже ощущала потерю.

Задыхаясь, Оден уперлась лбом в ее плечо.
- Так много причин…  почему это плохая идея…
- Ты даже… представить себе  не можешь…сколько их… - простонала Хейз, крепко зажмурилась и попыталась преодолеть начинающиеся спазмы, терзавшие ее с беспощадной настойчивостью.
- Нам… нужно остановиться, - пробормотала Оден, хотя каждый нерв в ее теле молил о продолжении. Она никогда не испытывала ничего, что могло бы сравниться с этим единственным поцелуем. Не ощущать губы Хейз на своих было невыносимо. Она хотела чувствовать ее губы, ее руки, пылающие прикосновения ее тела – везде. Хотела с такой яростью, возможность существования  которой даже представить себе не могла. – Господи…
- Оден, - снова простонала Хейз, отступая еще дальше, скользя кончиками пальцев по лицу Оден, пока контакт не прервался.
Оден отчаянно всматривалась в Хейз, боясь увидеть злость или сожаление.
– Я не… Прости…
- Нет, - яростно прошептала Хейз. – Не нужно. Давай оставим  все таким же  простым и прекрасным, как оно есть.

В дымчатой глубине ее глаз Оден разглядела мольбу. И тогда она позволила себе сделать то, что она хотела сделать практически каждый раз с тех самых пор, как впервые увидела Хейз. Она прижала свою ладонь к щеке Хейз, и пальцами нежно провела по  темным волосам, закрывавшим ее лоб. Хейз закрыла глаза, и на ее лице огромное удовольствие смешалось с нестерпимой болью. Оден почувствовала, как от  ответного желания сжалось ее сердце.
- Да. Давай оставим.

С этими словами она встала, на ватных ногах обошла кресло Хейз  и осторожно  направилась к двери, оставив Хейз  сидеть, все так же нагнувшись вперед. В дверях она обернулась и посмотрела назад. Хейз сидела неподвижно, склонив голову и не оборачиваясь.
- Доброй ночи, Хейз.
Так тихо, что Оден почти не расслышала, Хейз ответила.
- Доброй ночи, душа моя, Оден.

Хейз не слышала, как Оден удаляется по коридору прочь от внезапно наполнившейся тишиной комнаты, да ей это и не было нужно. Воздух вокруг нее стал безжизненным и холодным. Она встала, и волна головокружения зашатала ее так, что она вынуждена была снова присесть. Она нахмурилась и запрокинула голову, но опоздала – первая теплая струйка уже коснулась ее губ. Она вытащила носовой платок из кармана брюк и прижала его к уголку рта, глядя сквозь полуприкрытые веки, как ярко-красные капли расплываются на чистой белой ткани. Кровь на снегу. Ох, Оден. Что же я наделала?

ГЛАВА 12

Оден тихонько вошла в номер, намереваясь добраться до своей комнаты, чтобы не разбудить Гейл. Все чего ей хотелось – это закрыть глаза. Может быть, тогда буря эмоций, лишавшая ее способности ясно мыслить и возможности понять наконец, что же происходит с ее телом, - может быть, тогда эта буря утихнет. И может быть, тогда она сможет осознать последствия того, что она сделала.
Это была не я. Я бы никогда не стала просить… Она припомнила взгляд Хейз. Нежность. Желание. Неприкрытая страсть. Боже ты мой. Да, это я попросила ее поцеловать меня. И попросила бы снова, попросила бы большего, попросила бы обо всем. Как же я могла до сих пор не понимать, все это время не понимать, чего я ищу в чьих-то глазах? Как же я мог…

- Од? – Гейл села на диване, щурясь от приглушенного света одиночной лампы на противоположной стене. – Черт, я уснула.
- Я думала, ты уже в постели, - неловко сказала Оден, в растерянности стоя посреди комнаты. – А все ушли?
- Угу, - Гейл застенчиво пожала плечами. – Я думаю, что может быть, только что совершила один из самых глупых поступков в своей жизни.
У Оден было такое чувство, что Гейл хочет поговорить, да и сама она тоже нуждалась в разговоре. Может быть. Она не была уверена. Она теперь ни в чем не была уверена. Но ей казалось, что быстро она не уснет, и внезапно ей не захотелось  оставаться  в одиночестве. Было так удобно свернуться калачиком на диване рядом с Гейл, запихать под нее ноги и вытянуться вдоль ее туловища. Она подперла щеку рукой и посмотрела на подругу.
- Что с тобой?
Гейл приняла то же положение, они лежали так близко друг к другу, что пальцы ее почти касались Оден. Она вздохнула.
- Я отказалась переспать с Лиз.
Лиз. Я почему-то думала, что это будет Тэйн. То, как она на тебя смотрела… Почти как Хейз… внутри  у Оден все сжалось, и она поняла, что ее мысли забрели на опасный путь.

- И как это ты умудрилась отказаться?
- Сама не понимаю, - голос Гейл был задумчивым и в то же время удивленным.  – Ну, вообще-то это было не совсем открытое приглашение,  но я могу сказать, что она проявляла интерес. Я в итоге распрощалась с ней поцелуем в щечку.
- А Тэйн где была?
В глазах Гейл мелькнуло что-то такое, что Оден не смогла расшифровать. На секунду Гейл стала выглядеть немного потерянной. Было очень непривычно видеть такой ее самоуверенную подругу.
- Она ушла вслед за тобой. Я думала, у нее на тебя виды.
- На меня? – Оден невесело рассмеялась. – Боже, я искренне надеюсь, что нет.
- Почему нет? – быстро спросила Гейл. – Она великолепна. Она невероятно талантлива. И смешная.
- Я в курсе. Но у меня с ней  деловые отношения, - она подумала о Тэйн, а представила Хейз. Везде была только Хейз. 
- Совсем не обязательно, ты же можешь отдать ее работы на редактирование кому-то другому. Все договоры уже  ведь подписаны, да? – Гейл рассеянно потянула обивку дивана, и лицо ее стало отстраненным. – Ты говорила, что тебя тянет к женщинам, а она… она классная, Од.
- Она очень привлекательна, с этим я соглашусь, - Оден умолкла, пытаясь сообразить, почему то, что она  находила Тэйн привлекательной, совершенно ее не затрагивало. Они вчетвером проговорили целых три часа после того, как вечеринка внизу закончилась, и Тэйн была именно такой, как ее описала Гейл, и даже больше. Но Оден не тянуло к ней, не чувствовала связи, не тонула в ее глазах, как…
- Но?

Оден вздрогнула, а потом покраснела.
- Ну, просто это плохая идея.
- Так я надеюсь, ты не будешь против просто пообщаться с ней? – голос Гейл был тихим и непривычным, она отвернулась от Оден. – Потому что я вроде как согласилась… ох, черт…
- Гейл! – угрожающе воскликнула Оден. – Ты что сделала?
- Я просто пообещала, что мы с тобой встретимся с ними в клубе «2-4» на следующих выходных… выпьем… и всякое такое, – она увидела выражение лица Оден и зачастила – ну, это не совсем свидание и вообще ничего такого…
Оден застыла на месте. Она уставилась на Гейл, будто та говорила на незнакомом языке.
- Ты этого не сделала. Скажи мне, что ты этого не сделала, - наконец смогла выдавить она из себя.
Гейл слегка запаниковала.
- Сделала.
- Поверить не могу! Я поверить не могу, что ты все решила, не спросив меня! Я не могу ходить на свидания с Тэйн Катласс!
- Это не свидание. Это просто дружеская встреча.
- Гейл, сексуальное напряжение в этой комнате было таким… его  просто пощупать было можно! Мне дышать было нечем! Я поэтому и ушла!
- Так ты поэтому сбежала? – Гейл уставилась на нее и тут же забеспокоилась. – Тэйн тебе что-то сказала? Ты чувствовала себя  с ней неловко?
Оден покачала головой.
- Нет. Ничего такого. Это просто… просто… ну, вроде как каждая пробовала, прикидывала, пыталась прояснить, может ли это обернуться чем-то большим… Я имею в виду, что все мы,  в конце концов свободны… - она запнулась, не сосем уверенная в том, что она хотела сказать. Мы все лесбиянки? Это я собиралась произнести? Я знаю, что Лиз и Тэйн  так и подумали.

Гейл чуть наклонилась вперед и коснулась пальцами руки Оден.
- Прости меня, Од. Я не знала, что ты так это воспримешь. Я… я и подумать не могла. Наверное, я слишком увлеклась мыслями о… - она отвернулась на секунду и пожала плечами. – Скорее всего, я думала только о собственных желаниях. Господи, мне правда очень жаль.
- Здесь не о чем сожалеть, - слабо улыбнулась Оден. – Ничего же не случилось. Просто… не знаю, я просто почувствовала, что происходят такие вещи, к которым я не готова.
- Но теперь ты всерьез задумалась о возможности быть с женщиной, - мягко заметила Гейл. – Правда?
Оден кивнула.
- Да.
- И ты это нормально воспринимаешь?
Нормально? Я  же ничего не делала, только представляла женщин вместе, только читала об их жизнях, читала об их проблемах, читала об их радостях и печалях, желаниях и страстях. И все это казалось мне таким знакомым, таким правильным. А потом, сегодня ночью…  Оден глубоко вздохнула.
- Да, нормально… нет, даже больше, чем нормально, я воспринимаю это хорошо. Мне просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть к этой мысли.
- Я думаю, - Гейл вдруг помотала головой и рассмеялась. – Ты провела всю свою жизнь, думая что ты гетеросексуальна. А теперь, за какие-то…  буквально  за несколько дней ты осознала прямо противоположное.   
Неуверенно, негромко Оден произнесла: - Я думаю, можно сказать, что я сделала немного больше, чем просто это осознала.
Брови Гейл поползли вверх.
- В смысле?
- Вполне возможно, что сегодня ночью я тоже сделала довольно глупый шаг.
- Что? – теперь Гейл совсем растерялась. – Я думала, ты просто пошла вниз посидеть за компьютером.
- Я и пошла. Если не учитывать того, что мое пребывание там закончилось тем, что я целовала Хейдон Палмер. 
- Чегооо? – у Гейл отвисла челюсть. Она издала такой звук, будто подавилась.
- Я попросила ее поцеловать меня, – от одной мысли об этом Оден взяла дрожь.
- Ты попросила ее поцеловать тебя, - медленным и лишенным выражения голосом повторила Гейл.
- Да. И… она поцеловала.
- Господи боже ты мой!

Оден бессознательно поднесла пальцы к губам, удивляясь, что чувствует их прежними, наполовину ожидая, что они должны были как-то неизгладимо измениться. Она посмотрела на Гейл.
- Это было самое невероятное из всего, что я когда-либо испытывала.
- Я не знаю, что и сказать, - негромко произнесла Гейл. – И это все, что было?  Всего один поцелуй?
- Да, все. – Оден немного нервно рассмеялась, пораженная преуменьшением. – Всего один простой, прекрасный поцелуй.
- А потом она остановилась?
Оден покачала головой.
- Нет, я думаю, остановилась я.
- Потому что тебе было неприятно?
- Нет, - прошептала Оден. – Потому что я хотела гораздо большего.
- Ты хотела…  Ты хотела с ней переспать? – голос Гейл был ровным и непонимающим. – Я имею в виду… ты же только начала думать о женщинах, и.. Господи, она наверное что-то исключительное!
- Когда я  с ней, время останавливается, - Оден  посмотрела в сочувствующие глаза Гейл. – Я  знаю только, что я… я хотела ее.
- Боже, - благоговейно пробормотала Гейл. – Оден. Что, черт возьми, с тобой происходит?
- Не знаю.
Гейл протянула ей  руку, и Оден приняла ее, их пальцы переплелись. Двое друзей молча смотрели друг на друга.
Наконец, Оден тихо проговорила: - Я думаю, мне нужно пойти поспать.
Гейл кивнула.
- Угу.  Мне тоже. Эта ночь заставила меня почувствовать, что я попала в какой-то потусторонний мир.
- Да, - Оден снова ощутила губы Хейз на своих губах, почувствовала, как напрягаются мышцы под ее ладонями, услышала негромкие стоны удовольствия, граничившие с болью. – Мир мечты.

Дальше по коридору Хейз лежала на двуспальной кровати в темноте, полностью одетая, закрыв глаза и погрузившись в мечты и воспоминания. Ее тело все еще будоражили ощущения губ Оден, дыхания Оден, пальцев Оден, плотно вжимающихся в ее бедра. Желание струилось  в ее крови, горело внутри нее  жаркими тлеющими углями костра, который долго умирал и вдруг вспыхнул в холодной ночи новой жизнью. Ее ладонь лежала на животе, и  мышцы подергивались под ее дрожащими пальцами. Дышать было тяжело, каждый вдох вызывал новый импульс сильнейшего желания. Даже с закрытыми глазами она видела лицо Оден, нежное от возбуждения, и  вызывала в воображении ощущение теплого  тела Оден, прижимавшегося к ней. Несмотря на  все предупреждения, вопреки здравому смыслу она позволила этому воображаемому  прикосновению заполнить пустоту в своей душе.
С приглушенным стоном она повернулась на бок, свернулась калачиком, словно обнимая свое видение и наконец погрузилась в беспокойный сон.

Тэйн примостилась  за маленьким столиком, стоявшем в углу ее гостиничного номера, и склонилась над ноутбуком. Рукава ее рубашки были закатаны, початая бутылка шампанского из мини-бара стояла рядом с ее правой рукой. Бокал искрящегося вина возвышался рядом, совсем позабытый. Должно быть, близился рассвет, но мутная пелена все еще падавшего за окном снега скрадывала ощущение времени.
Она работала без перерыва, не следя за часами, не чувствуя  усталости, и лоб ее покрылся тонкой пеленой пота. Ночь принесла ей одиночество, и сейчас она сражалась с словами, чтобы воплотить на бумаге то, чего ей не принесет это утро – нежное прикосновение  любящей руки.

В свое удовольствие – Отголоски

(Тяжела и неказиста доля переводчика. В оригинале рассказ называется Afterglow, и этому слову  есть прекрасное объяснение в словаре: «чувство расслабления, эмоциональной удовлетворенности после оргазма». Ну вот считайте, что рассказ так и называется)) – прим. пер.)

Я люблю такие моменты -  сразу после того, как ты кончила, когда ты еще не можешь пошевелиться, когда спазмы еще пробегают по твоим мышцам, и они сжимаются в твоей глубине. Я люблю ощущать, как ты наваливаешься на меня и прижимаешь к постели, бессильная от воплощенных желаний.

Я тянусь вниз и натягиваю на нас покрывало – я не хочу, чтобы ты замерзла. Ты устраиваешься в моих руках, с колотящимся сердцем, головой у меня на плече и забрасываешь на меня ногу. Ты дрожишь от истощения; я ощущаю твой вкус у себя на губах. Ты  бормочешь: «Я люблю тебя».
- Я знаю, - шепчу я в ответ. Я не кончила вместе с тобой, хотя заводилась все сильнее с каждым толчком твоего оргазма у меня во рту. Когда я внутри тебя, когда я охватываю тебя губами и удерживаю твою страсть на своем языке – тогда есть только ты. Моя собственная жажда ощущается всего лишь как отдаленные раскаты грома. Теперь ревущее желание возвращается, и я жажду облегчения.

Твоя рука бесцельно движется по моим груди и животу, а ты балансируешь на грани сна и яви, иногда случайно задевая мои соски, мимолетно потягиваешь их, и тут же отпускаешь.
Мой напряженный клитор сжимается, и я чуть-чуть раздвигаю ноги. Ты прижимаешься ближе, мокрая и горячая там, где твоя нога задевает мое бедро. Мы лежим так тихо, что я могу услышать, как наши сердца бьются в такт.
- Я хочу кончить, - хрипло шепчу я. – Можно я… коснусь себя?
- Ммм, нет, - бормочешь ты с по-прежнему закрытыми глазами. – Еще нет.

Твоя рука медленно спускается к центру моего живота, и я задерживаю дыхание. Я знаю, что ты можешь задремать в любую секунду, и начинаю молиться о том, чтобы ты коснулась меня. Я опускаю глаза. Мой клитор видимо напряжен, возбужден и постоянно пульсирует. Если ты просто проведешь по нему, я тут же кончу. Теперь я только и могу чувствовать, как нарастает давление у меня между ног. Я приподнимаю бедра, пытаюсь проскользнуть под твои пальцы, ты так близко, и я так близка… Все, что мне нужно – это одно короткое нажатие, чтобы подтолкнуть меня. Я  балансирую на грани, едва дыша, и жду, пока ты дашь мне то, о чем криком кричит мое тело.
- Детка, коснись меня, пожалуйста, - молю я. – Просто проведи пальцами. Я так хочу кончить, я больше не могу.
Ты не отвечаешь. Господи, ты что, уснула?

Твоя рука не двигается, и я корчусь в агонии, задаваясь вопросом, спишь ли ты? Я перемещаю бедра, пытаясь прижаться клитором к  твоим пальцам. Моя рука ползет вперед, я ничего не могу поделать. Всего секундочка, и я уже так близ…
- Нет.

Медленно, очень медленно твои пальцы двигаются ниже, задевая мою влагу. Я беспомощно вскрикиваю и чувствую, как ты улыбаешься мне в плечо. Ты медленно охватываешь меня, перекатываешь меня между пальцами и раскрываешь меня. Мои ноги так напряжены, они как сталь. Руками я впиваюсь тебе в плечи. Я взвизгиваю, я хрипло умоляю и умоляю тебя дать мне кончить. Я так напряжена, что это даже больно. Знаешь ли ты, как это убивает меня?
- Детка, дай мне кончить, пожалуйста… мне нужно кончить.. пожалуйста...
- Ммм. – Твои пальцы останавливаются на кончике моего клитора и прижимают его. И не двигаются.

Мои бедра теперь приподняты над кроватью. Я отчаянно пытаюсь заставить твои пальцы двигаться там, где они мне так нужны. Я ничего не вижу, Я даже не могу дышать. Ты скользишь вниз, потирая кончиками двух пальцев обнаженные нервные окончания. Ты медленно кружишь, покрывая меня моей собственной влагой.
- Я сейчас кончу, - выталкиваю из себя я, и все мое тело содрогается. Кажется, я слышу твой смех, но мой разум затапливают тепло и свет, и у меня больше не остается мыслей, только острая жажда облегчения. Ты ласкаешь  меня пальцами,  и я чувствую, что готова взорваться. Ты тоже это ощущаешь. Внутри у меня все сжимается, клитор напрягается раз, два – и я начинаю кончать.
- Теперь коснись себя, - приказываешь ты, проталкиваешь в меня свои пальцы и начинаешь двигаться.
Я кричу, я жестко кончаю, лаская себя пальцами в такт движениям твоей руки, разгоняющей мой оргазм длинными,  глубокими толчками. Я не отпускаю себя, пока спазмы не замедляются, ты охватываешь всю меня ладонью, нежно сжимая, пока не извлекаешь последнюю дрожь из моего пресыщенного тела. Я содрогаюсь вокруг твоих пальцев, плотно сжимая тебя. Постепенно я расслабляюсь в твоих руках, все еще постанывая, когда отголоски оргазма прихватывают мой живот.
Ты удовлетворенно вздыхаешь и проваливаешься в сон. Я тоже задремываю, и твоя рука все еще внутри меня.

Тэйн откинулась назад и тяжело выдохнула. Что ж, чувство неудовлетворенности хоть на  что-то сгодилось.
Она провела обеими ладонями по лицу, посмотрела в окно, и постаралась выкинуть из головы картинку того, чем сейчас заняты Лиз и Гейл. Ей легко было представить  Лиз в самом разгаре страсти, да и после тоже, если уж на то пошло. Они были любовницами целых четыре безумных месяца, сразу после чего Лиз основала компанию, а Тэйн стала подготавливать к публикации в Women Words свой первый роман. Им было очень  хорошо в постели, но большинство остального времени они провели в спорах и творческих разногласиях. 

Лиз считала произведения Тэйн слишком откровенными для рынка любовных романов. Вообще-то  однажды во время ссоры она употребила термин  «вульгарная писанина». В  ответ Тэйн обвинила Лиз в отсутствии воображения и обозвала мракобесом, который  хочет вернуться к временам, когда на секс в книгах только намекали, а любовью  герои занимались исключительно вне сюжета.
- Попробуй почитать Руну Дайр, Тэйн, - отбрила Лиз. – Ей удается описать и чувства, и секс, и при этом не оскорбить половину читателей!
- Засунь себе свою Руну Дайр знаешь куда?! – обиделась Тэйн.
- Я бы с удовольствием, да только никак не встречусь с ней лично!
Две женщины уставились друг на друга через стол в офисе Лиз, помолчали  и внезапно  одновременно расхохотались.
- Да, что-то я не припомню, чтобы ты называла меня вульгарной вчера ночью, - подвела итог Тэйн, и ее лицо осветилось ее  фирменной  улыбкой.
- Нет, - ответила Лиз и улыбнулась в ответ. – Я помню, что называла тебя «о боже».
- Просто позволь мне писать так, как я могу, Лиззи, - мягко сказала Тэйн. – Доверь мне рассказать историю, и это сработает.
Лиз вздохнула и кивнула.
- Давай. Тебя или полюбят или возненавидят. Это не худшая судьба для книги.
Или для автора – подумала Тэйн. Она еще секунду невидяще смотрела на экран компьютера, а потом стряхнула с себя воспоминания. Она сохранила рассказ, открыла электронную почту и проверила входящие сообщения. Ничего нового. Прочти все авторы и так здесь.

-----Original Message-----
From: thaneCutlass@CutlassFic.com
Sent: Sunday March 23, 5:32 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Party Update
Attachment: Отголоски.doc 90kb

Привет, Руна.
Ты упустила шанс отлично провести время. Шикарное место, очень, очень достойный список приглашенных. Я познакомилась с новым директором Палмер, Оден Фрост. У нее, кажется, все под контролем, не говоря уже о том, что сама она – бомба. Конечно, я вела себя очень прилично ;-)) Ну, по крайней мере, для нашей первой встречи.  В следующий раз посмотрим. 

Похоже, что Лиз согласится заниматься маркетингом в Палмер. Для нас это отличная сделка. У нее есть связи,  и она нас знает.

Когда же ты пришлешь мне наброски «Тайной страсти»? Ты меня динамишь последнее время, а мне бы не помешало отвлечься на хороший  горячий рассказик. Чисто для затравки я посылаю тебе один из своих. Как насчет того, чтобы прислать мне что-то взамен?
Наслаждайся.

Тэйн.

- Жаль, что на это раз это не история из жизни, - пробормотала Тэйн и нажала «Отправить». Она поморщилась, размяла затекшие плечи, встала и подумала о душе, просто чтобы расслабиться перед сном. Но настойчивые молоточки возбуждения по-прежнему отдавались эхом в ней, а написанная ею сцена ничуть не ослабила ее желания, даже наоборот. Она решила, что есть более легкие и приятные способы отойти ко сну. Тэйн быстро задернула шторы, содрала с себя одежду и скользнула в кровать обнаженной. А потом просунула руку под одеяло.

Когда я внутри тебя, когда я охватываю тебя губами и удерживаю твою страсть на своем языке – тогда есть только ты. Моя собственная жажда ощущается всего лишь как отдаленные раскаты грома. Теперь ревущее желание возвращается, и я жажду облегчения.

Отредактировано Gray (06.03.15 23:44:26)

+1

5

ГЛАВА 13

- Од?
В дверь постучали, и Оден  заворочалась в постели. Она не спала. Она лежала с закрытыми глазами и представляла лицо Хейз как раз перед поцелуем. Вспоминала выражение ее лица –  столь лихорадочно-напряженное,  ее прикосновения – такие сдержанные и осторожные, ее губы – такие невероятно мягкие. Я знаю, что когда  я снова увижу ее, я захочу…
- Эй, Од?
- Заходи! - отозвалась Оден и попыталась выбросить из головы яркие картинки.
Гейл вошла, размахивая светло-красным листом бумаги. В брюках от смокинга и белой рубашке от Кельвина Кляйна, облегавшей ее гибкую, ладную фигуру, она выглядела раздражающе отдохнувшей и привлекательной. Она показала на рубашку и радостно объявила:
- Я спустилась вниз, чтобы совершить набег на гостиничные бутики, прежде чем всем, кто с нами здесь застрял, придет в голову та же идея. Слава всевышнему, управляющая велела открыть все здешние  фирменные магазинчики. Ей пришлось поставить за прилавок швейцаров, посыльных и вспомогательный персонал, потому что штатные сотрудники не смогли добраться на работу из-за снегопада. 
Оден села в постели, прикрываясь простыней. Она спала обнаженной, она не выспалась, она была неприятно возбуждена и не знала, сможет ли скрыть свое состояние от Гейл. Она понятия не имела, что можно прочесть на ее лице.
- Пожалуйста, скажи мне, что ты купила одежду и для меня!

Гейл ухмыльнулась, присела на край кровати и наклонилась вперед, опираясь одной рукой о покрывало рядом с бедром Оден. Соблазнительным голосом она протянула:
- А что мне за это будет?
Глаза Оден распахнулись, и Гейл вскинула голову, уставившись на ее паническое выражение лица.
- Эй, ты чего? – тут до нее дошло, что происходит, и она резко выпрямилась. – Господи, Од! Ты же не думаешь…. Я не хотела… Я к тебе не пристаю!
Гейл так переполошилась, что Оден тут же почувствовала себя виноватой.
- Гейл, солнышко, все хорошо. Я знаю, что не пристаешь.
- Я бы не стала этого делать, потому что даже если ты гей…
- Стоп, стоп! Это не из-за тебя, - Оден смущенно покачала головой. – Я просто что-то вся на нервах. Чувствую себя так, будто у меня нет кожи, - она откинулась назад и прикрыла глаза. Едва слышно она прошептала:  - Я больше себя не узнаю.
- Ох, Од, - Гейл легонько коснулась одеяла над лодыжкой Оден и осторожно сжала ее. – Я считаю тебя красивой, сексуальной, умной, но то, что  между нами есть… это уже особые отношения.
Оден тихонько улыбнулась и открыла глаза.
- Да, я  тоже так считаю. Прости. Я не хотела, чтобы тебе было неловко.
- А ты испытываешь неловкость? - осторожно спросила Гейл, не сводя глаз с собственной руки, сжимавшей ногу Оден, - Ну, тебя беспокоит, когда мы касаемся друг друга?
- Нет, - сразу же ответила Оден. - Нет, никогда. Мы же друзья, и мы всегда это показывали – физически, я имею в виду. И то, что мы обе, - тут она сделала глубокий вдох, - испытываем влечение  к женщинам, совершенно не означает, что мы больше не можем проявлять нежность друг к другу. Правильно?
- Правильно. – Гейл не убрала руку и посмотрела ей в глаза. – Ты уверена? Насчет всего этого? Ну, то, что ты лесбиянка?
- Да, - негромко ответила Оден. – Это вроде как трудно отрицать, когда я чувствую… то, что я чувствую.
- Только ни с чем не торопись, ладно?
Оден снова услышала прощальные слова Хейз и звучавшую в них окончательность. Доброй ночи, душа моя, Оден.
- Нет, я не думаю, что мне есть куда и с чем  торопиться, - она вымученно улыбнулась и спросила: - Так что ты мне купила?  И что это за красная простыня?
- А, это? Это лежало под дверью, - ответила Гейл. Она посмотрела на листок и прочла: - Палмер Паблишинг приглашает вас присоединиться к нам, бла-бла-бла… - она наткнулась на вопросительный взгляд Оден. – Ха, да все проще гораздо. Нас приглашают на бесплатный обед сегодня с десяти до трех.

- Так какую одежду ты мне купила? – Оден глянула на часы. Было уже почти одиннадцать. Там же будет Хейз.
- Красную блузку с вырезом вот досюда от Альберты Ферелли, - она продемонстрировала на собственной груди глубину выреза, и он оказался гораздо южнее приличного уровня. – И черные джинсы от Версаче.
- Охх, я чувствую, что получу счет на кругленькую сумму, - Оден невесело усмехнулась, подсчитывая убытки. – Я как-то не планировала потратить свою первую зарплату на одежду.
- Да, но зато ты будешь классно выглядеть! Кроме того, это за мой счет. Благодаря тебе я  провела выходные в этом роскошном месте абсолютно бесплатно.
- Гейл, нет! Это же целое состояние!
- Не совсем. Я разборчивый покупатель, - она тряхнула Оден за ногу. – Если тебя это действительно беспокоит, можешь как-нибудь пригласить меня на ужин. А теперь дай я договорю.
- Это еще не все? – Оден развеселилась, несмотря на подавленное состояние.
- Всего-навсего мокасины от Бейли.
- А белье? Пожалуйста, скажи, что ты купила и белье.
Гейл пожала плечами.
- Купила, но оно не дизайнерской марки.
- Как-то мне кажется, что это не очень важно, - Оден показала пальцем на дверь. – Тащи все сюда и дай мне пятнадцать минут, чтобы принять душ и одеться.
- Слушаю, миледи.
Оден рассмеялась.
- А теперь вон. Сейчас же.
Гейл просто улыбнулась и вышла.

—---Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Sunday March 23, 11:42 AM
To: thaneCutlass@CutlassFic.com
Subject: Comments
Attachment:Отголоски-RDcoms.doc 55kb

Тэйн
Рассказ хорош. Более чем хорош. Я вложила несколько замечаний, но они совсем незначительные.
Ты всегда умела найти правильное сочетание в эротике, сделать ее достаточно безликой, чтобы каждый читатель мог легко  представить себе все, что ему нужно, и в то же время добавить нужную дозу человеческих отношений, что и делает твои произведения  чем-то гораздо большим, чем просто описание кувыркания в постели. У меня такого умения никогда не было. Я тебе для этого сборника не нужна. Не знаю почему, но у меня с ним ничего не выходит.
Пиши его сама или предложи поучаствовать Клер или Морган. Это будет то, что нужно.
Всего хорошего
Руна.

Хейз не преувеличивала, рассказ был и вправду  очень хорош. Тэйн всегда была отличным писателем, и становилась еще лучше. В этом последнем отрывке  было даже еще больше чувств, чем обычно. Но Хейз не могла продолжать читать о фантазиях Тэйн, это убивало ее – представлять себе Тэйн, которая представляет себе Оден.

Читая книги, Хейз всегда легко входила в роль именно читателя, забывая о том, что она писатель, и никогда не пыталась представить себе, что побудило автора написать тот или иной абзац. Даже когда слова заводили ее, это были ее собственные фантазии, которые в итоге и приводили ее к разрядке. Но прошлой ночью она видела Тэйн рядом с Оден, и теперь самое короткое воспоминание об этом  не позволяло отстраниться  от того, что написала Тэйн. Ее не возбуждали тайные желания Тэйн. Они заставляли ее ревновать.

Она спала очень мало, и все ее сны были о страсти, находившейся на шаг дальше от пределов ее досягаемости. Она наконец встала, разбитая и не отдохнувшая, приняла душ и вернулась в сеть, в мир, где она всегда находила убежище и покой. Сообщение от Тэйн все изменило. Некоторое время она пыталась не обращать внимания на рассказ, но вложенный файл не давал ей покоя. Они с Тэйн были друзьями, они критиковали работы друг друга и других авторов вот уже два года. Они поддерживали, ободряли, дразнили друг друга в моменты неопределенности и разочарования, они разделяли успех. Теперь между ними возникла крепкая взаимная связь. Хейз не могла просто вычеркнуть Тэйн из своей жизни, даже если та проявляла явный интерес к Оден.
У меня же нет никаких прав на нее, да я и не собираюсь их обретать.

Дверь бизнес-центра открылась, и Хейз наполовину ожидала, что это снова окажется Оден. Она обернулась на звук, и ничем не выдала своего разочарования.
- Доброе утро, Абель.
- Я распорядился доставить  комплект чистой одежды в твой номер, - сказал он вместо приветствия. – Тебя не было на месте, когда я звонил, поэтому я взял на себя смелость заказать тебе пару вещей.
- Спасибо. Как там наши гости?
Причард разве что не встал по стойке смирно рядом со столом Хейз.  Тоном лейтенанта, делающего доклад своему командиру, он сообщил:
- Я отдал распоряжения об организации завтрака, как ты просила. Я позвонил домой Алане, и она поможет обменять авиабилеты всем, кому это будет нужно. Сообщения с этой информацией доставлены всем.
- Отлично, - ответила Хейз, хотя она слушала вполуха. Она не сомневалась в способности Абеля позаботиться обо всем, что может понадобиться. – Что там с прогнозом погоды?
- К сожалению, ожидается что снегопад продлится до конца этого вечера. Судя по  прогнозу, уровень осадков приближается к трем  футам. (3 фута = 91 см, прим. пер.)

Хейз застонала.
- Я так понимаю, запрет на движение транспорта все еще действует?
- Управляющая отелем, мисс Мак-Чайлз сообщила мне, что мэрия обещает открыть дороги для движения к завтрашнему дню.
- Аэропорт?
- Как только это будет возможно, но никак не раньше, чем к завтрашнему вечеру.
- Ну хорошо, - вздохнула Хейз. – Пожалуйста,  переговори со всеми нашими гостями до вечера, чтобы мы знали, что никто ни в чем не нуждается.
- А ты тут как? – тем же ровным  тоном спросил Причард. – Ты выглядишь так, будто у тебя температура…
- Я в порядке, Абель.
- У тебя были кровотечения?
- Нет.
Он ничем не выдал того, что не верит ей, хотя в последнее время здорово научился судить о ее физическом состоянии по степени боли в ее глазах.
- До больницы Темпль мы не доберемся, а вот неотложное отделение Ханнеман всего в пяти кварталах отсюда. Если тебе нужно…
- Черт возьми, – безжизненно прошептала она, - я в порядке.
Он напрягся.
- Если тебе что-нибудь нужно…
- Что мне нужно, так это позавтракать, - произнесла она, заставляя себя говорить беззаботно. – А у тебя какие  планы?
- Я поем у себя в номере. Хочу снова связаться с Аланой.
- Абель, - негромко позвала Хейз, когда высокий мужчина пошел прочь. – Спасибо.
- Конечно, - ответил он и вышел за дверь.
Этого тебе не исправить, Абель, как ни старайся. Просто отпусти.
Хейз выключила компьютер, за которым работала, и прикинула, не пойти ли на завтрак. Там же будет Оден.
Она представления не имела, что она скажет, когда увидит ее и боялась увидеть сожаление в ее глазах. Но она не могла отрицать, что единственное, чего она действительно хотела с тех пор, как проснулась  - это снова увидеть Оден.

Оден и Гейл вышли из лифта на этаже, где был сервирован завтрак, и присоединились к большинству тех же людей, с которыми они общались вчера вечером. Очень многие были одеты  в диковатые сочетания парадной и повседневной одежды.
- Вы отлично справились с закупками, док, - прошептала Оден. – По крайней мере, мне не пришлось надевать каблуки под  спортивные штаны.
- Спасибо, это было в удовольствие, - ответила Гейл и потянула Оден за руку. – Вон Лиз. Хочешь, сядем рядом с ней?
- Конечно, - Оден посмотрела туда, куда указывала Гейл и увидела, как блондинка  в стильном темно-зеленом брючном костюме призывно машет им рукой. – Она пришла подготовленной.
- Она живет в часе езды от города и сказала мне, что так или иначе планировала провести здесь весь уикенд.
- Привет! – сказала Лиз, когда они подошли. – Вы видели, что творится на улице? Это удивительно! Сугробы и заносы! Как будто мы на Аляске.
Гейл и Оден ответили на восторженное приветствие и все трое встали в очередь к шведскому столу. Когда они уже  возвращались к своим местам, лавируя между столиками, Оден заметила одинокую фигуру  и порывисто спросила: - Вы не возражаете, если я вас покину?

Гейл удивленно остановилась, а потом посмотрела в том же направлении, что и Оден. Темноволосая женщина в двубортном пиджаке, белой сорочке и джинсах в одиночестве сидела над кипой бумаг, разложенных вокруг тарелки. Ее резко очерченное, скульптурной лепки лицо было повернуто к ним в три четверти. Она была потрясающе красива. Еле сдерживаемым шепотом Гейл выдала: - Святые угодники! Это она?!
- Ты  хочешь переговорить с боссом? – вмешалась Лиз, и Оден молча кивнула. – Вы просто два сапога пара! Все говорят, что ее хлебом не корми – дай поработать.
- Я же только начинаю работать в Палмер, - небрежно ответила Оден. – Просто хочу быстрее войти в курс дела.
Гейл издала приглушенный смешок, и Оден бросила на нее псевдоугрожающий взгляд. Лиз ничего не заметила.
- Давай, Од, - с усмешкой напутствовала ее Гейл. – Пересечемся позже.

- Я не помешаю? – негромко спросила Оден и встретила удивленный взгляд Хейз.
Та  улыбнулась и привстала.
- Доброе утро. Нет, абсолютно нет. Пожалуйста, присаживайтесь.
Оден поставила свой поднос на круглый столик, села, а за ней на свое место вернулась и Хейз. Оден потянулась за своим кофе  и отметила:
- Так мило, что вы организовали этот завтрак.
- Ну, я благодарна всем, кто вчера приехал и не побоялся плохой погоды. Надеюсь, в ближайшее время все они станут нашими деловыми партнерами.
- Хммм. Так эта обходительность и предусмотрительность всего лишь ради бизнеса? – Оден вскинула бровь и посмотрела на Хейз с полуулыбкой.
Хейз зарделась, что с ней редко приключалось.
-  Что-то вроде этого.
- Это мило, - мягко повторила Оден.

Хейз попыталась, но не смогла удержаться, чтобы не  охватить Оден взглядом. Красная блузка хорошо смотрелась бы на любой женщине, но на Оден, оттеняя редкие оттенки рыжины в ее волосах и изящно облегая грудь, она смотрелась просто великолепно. Джинсы приглушали  гламурность верхней части и превращали ансамбль в обычную элегантную одежду, в которой  Оден выглядела без преувеличения красавицей.
- Я вижу, вы даже  обувь раздобыли.
Оден кивнула и заулыбалась.
- Гейл потрясла меня своим набегом на магазины ни свет ни заря, и у нее отличный вкус.
- Она знает, что  будет хорошо смотреться на вас, - пробормотала Хейз.  Вы живете в одном номере, она покупает одежду, которая тебе идеально подходит, и при этом вы не любовницы? 
Оден увидела как в глазах Хейз промелькнул вопрос, сменившийся отстраненным выражением.
- Гейл – моя лучшая подруга. Мы сто раз ходили с ней за покупками, и она знает мои размеры и мои предпочтения.
- Прошу прощения, - Хейз только головой покачала, удивляясь собственной бесхитростности. Казалось, Оден видит ее практически насквозь, и это было так непривычно.
- Не за что.
- Ты вообще как? – Хейз слегка наклонилась вперед, и ее темные глаза встретились с взглядом Оден.
Очарованная, Оден смотрела, как пляшут искорки в полуночных глазах Хейз. – Ты спрашиваешь меня  о прошлой ночи?
- Да. – Голос Хейз был глубоким и хриплым. – Я  не собиралась этого делать, но… мне нужно знать.
- Я тоже  не собиралась это затрагивать, - пробормотала Оден, - но я не могу делать вид, что ничего не было.
- Ты сожалеешь? – вздохнула Хейз. – Ты расстроена? Оден, меньше всего я хотела тебя расстроить.
- Это же я попросила тебя меня поцеловать, - тихонько напомнила ей Оден.
- Я… я не смогла устоять.
- Это немного усложняет вещи, ты так не считаешь? – спросила Оден, не в состоянии расшифровать сомнение в голосе Хейз. – В профессиональном плане, я хочу сказать.
Ее еда лежала нетронутой, кофе остыл. Помоги мне понять, что происходит. Скажи мне, что ты чувствуешь.
У Хейз перехватило дыхание.
- Это не имеет ничего общего с работой. И никогда не будет иметь.
- Мы же будем видеться каждый день, - в глазах Оден застыл вопрос, который она не знала как задать. Что это значило? Почему ты поцеловала меня?
Теперь в глазах Хейз промелькнуло что-то близкое к панике. Господи, она сейчас уволится!
- Этого больше не повторится. Тебе не о чем волноваться, - дрожащей рукой она провела по волосам. – Прошлой ночью… это было, я не знаю… Я не думала. Ты была такой…  прекрасной, такой живой, и я так хотела тебя. – Я не хотела вас обидеть. Если вы считаете, что я воспользовалась преимуществом своего положения…
- Нет, конечно нет, - Оден в смущении замотала головой. – Пожалуйста, вы не должны ничего объяснять. Я не расстроена. Я просто не хотела, чтобы между нами возникли вопросы.
- Вы нужны мне в Палмер, Оден. Я знаю, что наш проект будет успешным.
- И я хочу быть здесь, - Оден постаралась побороть короткий укол разочарования.  Ее действительно беспокоит только работа. 
- Хорошо, - облегченно выдохнула Хейз. – Это был необычный уикенд, если не сказать больше.
Оден коротко рассмеялась.
- Это явное преуменьшение.
- Никаких проблем не возникло? Все ли авторы с нами в одной упряжке?
- Да, думаю, да, - ответила Оден, пытаясь сосредоточиться на бизнесе, а не на ниточке пульса, бившейся на шее Хейз. Ей хотелось дотронуться до нее кончиками пальцев и ощутить биение ее сердца.  Так, как оно билось у нее на губах всего несколько часов назад. – Я уверена как минимум в тех, кто сейчас здесь, с нами. Я переговорила со всеми, и они полны рвения. Тэйн вовсю расхваливает новую серию эротики, над которой она работает.
Тэйн. Просто Тэйн. Катласс даром времени не теряет. Хейз потянулась за  тостом и только сейчас заметила, как сильно дрожит ее рука.  Устала. Я так устала. Она быстро вернула руку на место.
- У нее должно хорошо получаться, если судить по ее ранним работам.
- Она обещала прислать  мне предварительный вариант на этой неделе.
Хейз вскинула голову, но внимание Оден было сосредоточено на тарелке с фруктами.
- Она пришлет вам рукопись?
- Нууу… скорее просто несколько набросков.
- А, понимаю. Пробный камень. Чтобы увидеть, понравится ли вам.
Они встретились глазами, и одновременно улыбнулись.
- Ну, она не совсем так выразилась…
Пари держу, что совсем не так.
- Я припоминаю, что она сказала, что пришлет мне кусочек на пробу, чтобы я могла понять, удовлетворит ли он мои потребности. – Оден улыбнулась, вспоминая почти самоиздевку в глазах Тэйн, когда она произносила эти слова. У Оден сложилось впечатление, что красавица автор была отнюдь не такой дерзкой, как казалась и совсем не такой самоуверенной, как считало большинство окружающих.
- И что вы думаете? – спросила Хейз.
- О ее эротике?
- Да.
Оден внимательно посмотрела на Хейз.
- Вы считаете, у меня в этом вопросе будут проблемы?
- Это вам  не обычные романы.
- Нет, но я не стала бы огульно отказываться от них, как от не имеющих читательской поддержки, - Оден наколола на вилку в кусочек дыни  и стала бесцельно поворачивать ее, размышляя вслух. – Если измерять популярность уровнем продаж, то сборники эротики весьма популярны.
Хейз ухмыльнулась.
- Прекратите. – Но Оден тоже не сдержала улыбки.
- Я с вами согласна, но это не значит, что согласятся наши читатели, - отметила Хейз.
- Есть какой-нибудь способ это выяснить? Исследование рынка? 
Заинтересованная, Хейз выпрямилась, прищурила глаза и задумалась.
- На моей памяти никто не изучал потенциальную читательскую аудиторию любителей смеси эротики с любовным романом. 
- Но это можно сделать?
- Не знаю.. может быть – глаза Хейз вспыхнули, и  ее усталость словно рукой сняло. – Мы могли бы прикрутить  опросы на сайтах и страничках фанфиков…
- На чьих?
- На наших с…
- Где? На сайте Палмер? – спросила сбитая с толку Оден.
- Эээ... нет. – Хейз осеклась и поняла, что забыла – Оден не знает о Руне. На самом деле никто не знал, кроме Абеля. – Ну, у большинства наших авторов есть свои сайты. Мы можем провести опросы там.
Оден почувствовала, что упускает что-то, но не могла понять, что. Хейз, казалось, как-то притихла.
- Это стоит рассмотреть подробнее. Я переговорю с Лиз об этом.
- Хорошая идея.
- А я тем временем все еще хочу заняться рукописями.
- Конечно, - одобрила Хейз и вдруг почувствовала слабый звон в ушах. – Это на ваше усмотрение.
- Меня немного волнует Руна Дайр.
- Почему? – Хейз провела ладонью по лбу, и ее пальцы стали мокрыми от пота. Она прикинула, не снять ли ей пиджак, но не захотела вставать. Ноги словно свинцом налились.
- Меня беспокоит невозможность встретиться с ней. Судя по словам Лиз, она была самым продаваемым автором в WomenWords, но при этом абсолютной затворницей.
- В этом нет ничего необычного, - пожала плечами Хейз, пытаясь сосредоточиться на разговоре, но понимая, что ее мысли разбегаются. – У меня сложилось впечатление, что некоторые авторы позволяют своим работам высказываться за себя.
- Не стану возражать, но в случае с  таким новым предприятием как Destiny, для которого продажи того или иного автора могу иметь решающее значение, я бы предпочла получить представление о ее планах на будущее, переговорив с ней лично.
Когда Хейз не ответила, Оден отвлеклась от намазывания масла на бублик и посмотрела на нее.  Хейз была страшно бледной.
- Хейз?
Хейдон резко встала, и тут же Оден заметила, что к их столику подходит Тэйн Катласс. Прежде чем она успела поприветствовать ее или спросить, почему Хейз так неожиданно уходит, Хейз потеряла сознание и осела на пол.

ГЛАВА 14

Хейз слышала отдаленные голоса, но слова сливались и были нечеткими, словно она была под водой. Когда она открыла глаза, то поняла, что не может сфокусироваться. Несмотря на головокружение, она чувствовала знакомое присутствие и  нежное касание пальцев к щеке. Тепло этой крохотной точки соприкосновения успокоило ее и нежно притянуло назад, в мир живых.
- Од… Оден?
- Все в порядке, - голос Оден был уверенным и успокаивающим, несмотря на то, что сама она была в ужасе.
Хейз несколько раз моргнула и смогла разглядеть взволнованное лицо Оден,  когда та наклонилась  ниже. – Как… что случилось?
- Хейз, ты упала в обморок. Но с тобой все будет хорошо.
- О господи, - Хейз прикрыла глаза в попытке побороть тошноту и головокружение. Когда она снова открыла их, ее зрение чуть прояснилось. – Помоги мне добраться до моего номера. Пожалуйста.
- Просто лежи тихонько, - стоявшая над ней на коленях Оден  посмотрела вверх на Тэйн, которая не давала приблизиться зевакам. – Приведи Гейл.
- Окей. Сейчас вернусь.
Хейз с трудом села и прислонилась спиной к стулу, чтобы унять головокружение. Она сделала глубокий вдох и потянулась назад, опираясь рукой о сиденье.
Оден быстро придвинулась к ней и придержала за талию.
- Просто подожди, хорошо? Пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты  попыталась встать и снова потеряла сознание.
- Не потеряю. Мне уже лучше, - Хейз встретила настороженный взгляд Оден. – Пожалуйста, Оден. Просто помоги мне подняться. Я не хочу, чтобы все видели меня в таком состоянии. Пожалуйста.
В глазах Хейз блеснуло столь нехарактерное для нее отчаяние, что у Оден сердце сжалось в груди.
- Ты такая бледная. Я боюсь, что ты можешь себе навредить.
- Со мной все будет нормально. Пожалуйста, поверь мне.
Оден тихонько погладила Хейз по щеке. Потом она крепко обняла ее за талию и пробормотала: - Ну ладно. Только держись за меня и не спеши.

Едва они поднялись на ноги, к ним сквозь толпу любопытствующих пробилась Гейл. Она сразу же глянула на Хейз и прищурилась.
- Что произошло?
- Она упала в обморок, - мрачно ответила Оден, а Хейз тяжело привалилась  к ней.
- Присядьте сюда, - Гейл показала на ближайший стул.
- Нет, - Хейз тяжело дышала, но голос ее звучал твердо, - я хочу подняться наверх.
- Хейз, Гейл – врач, - возразила Оден. – Пусть она сначала тебя осмотрит.
- Не здесь.
Гейл взяла руку Хейз и прижала двумя пальцами лучевую артерию в районе запястья, подсчитывая пульс и пристально изучая ее лицо. – При условии, что вы разрешите мне или кому-то из гостиничных докторов осмотреть вас, как только мы окажемся в вашем номере.
- В  этом нет необходимости…
- Есть, - голос Гейл звучал непреклонно. – Нужно, чтобы кто-нибудь вас осмотрел.
Было похоже что Хейз начнет спорить, но тут Оден прошептала: - Пожалуйста, Хейз.
- Ладно, - неохотно согласилась та. Она была слишком разбита, чтобы сопротивляться.  – Только пожалуйста, давайте уйдем отсюда.
- Помощь нужна? – негромко спросила Тэйн из-за плеча Гейл.
Гейл повернулась и одобрительно улыбнулась.
- Мы справимся. Но все равно спасибо.
Тэйн кивнула, а Оден, Хейз и Гейл потихоньку двинулись к лифту. Оден придерживала Хейз за талию, и уже через пять минут они входили в номер  Хейз.

- Оден, ты могла бы подождать здесь, пока я осмотрю ее, - спокойно предложила Гейл, пока Хейз медленно, но неуклонно шагала в спальню.
Оден хотела запротестовать, ей отчаянно хотелось самой убедиться, что с Хейз все в порядке. Но она уважала личное пространство Хейз и понимала, что в данный момент Гейл говорит не как подруга, но как врач, заботящийся о пациенте.
- Конечно. – Когда Гейл повернулась, Оден схватила ее за руку. – Я смогу увидеть ее после того, как ты закончишь осмотр?
- Если она будет в состоянии, - мягко ответила Гейл. – Может, ты хочешь вернуться в наш номер и подождать меня там?
Оден покачала головой. Она не могла быть так далеко от Хейз.
– Я просто подожду здесь.
Гейл кивнула и скрылась в спальне, закрыв за собой дверь. Оден присела на плюшевый диван в хорошо обставленной гостиной и уставилась на темный экран телевизора. У нее не было ни малейшего желания его включать. Она смотрела прямо перед собой, и снова и снова видела как Хейз оседает на пол, такая неимоверно бледная, и на лбу у нее проступают капельки пота.

В  этот самый момент Оден  стало страшно так, как не было никогда в жизни. Даже само воспоминание вызывало чувство беспомощности и покинутости. Рациональная часть ее мышления твердила ей, что она слишком сильно беспокоится, что скорее всего Хейз подхватила простудный вирус и выздоровеет через несколько дней. Но  во время этих рассуждений ей припомнилось, как выглядела Хейз в то утро в своем кабинете, когда Оден пробудила ее от кошмара. Тогда она тоже была больна. Собственно говоря, большую часть времени она выглядела так, будто находится на грани истощения.
Несмотря на нежелание лезть в частную жизнь Хейз, Оден нужно было знать, что с ней не так. Она не могла вынести мысли о том, что Хейз страдает в одиночестве, и в то же время понимала, что у нее нет права вмешиваться. Что с того, что она чувствовала связь с одинокой, скрытной женщиной? Это  не давало ей  никаких прав. 

Шли минуты, и беспокойство Оден стало нарастать.
Потом она увидела, как блеснул, а потом ровно замигал огонек на  спаренном телефонном аппарате.  Сначала она удивилась тому, что Хейз куда-то звонит, а потом поняла, что звонить может и Гейл. А что, если Хейз серьезно больна? Что, если Гейл звонит в неотложку? Смогут ли они добраться сюда через снежные заносы? От этой мысли у нее внутри все сжалось, и она почти уже поднялась, чтобы постучаться в спальню. Даже после того, как огонек погас, она продолжала воображать себе всякие ужасы. Она уставилась на закрытую дверь спальни и стала ждать, пока она откроется.

Зазвонил дверной звонок, Оден вскочила, и сердце ее пустилось вскачь. Она быстро подошла к входной двери и распахнула ее. Незнакомая женщина в строгой темной юбке и кремового цвета шелковой блузке стояла в коридоре, держа в правой руке что-то вроде  черного пластикового чемоданчика.
- Доктор Дунбар?
- Нет, она внутри.
- Она звонила мне по поводу медицинского снаряжения. Мне жаль, - женщина мотнула головой в сторону чемоданчика, - но лучшее, что у нас есть – это аварийная аптечка из амбулатории. Мы совсем не оборудованы для оказания первой помощи, и я сомневаюсь, что любой из наших дежурных врачей сможет добраться сюда.
Неслышно подошедшая Гейл отозвалась из-за спины Оден:
- Это ничего. Мне  нужны кое-какие медикаменты, у вас они с собой? – увидев замешательство женщины, Гейл добавила: - Я дам вам номер моей врачебной лицензии. И речь идет не о препаратах строгого контроля. 
Женщина, бывшая, как предположила Оден, одной из помощниц управляющей, кивнула.
- Позвоните в стол регистрации, когда определитесь, что вам нужно, и спросите Викторию Браун. Они меня разыщут.

После очередного бесконечного ожидания, во время которого огонек на телефоне загорался и гас еще несколько раз, Гейл наконец снова вышла из спальни и тихонько прикрыла за собой дверь. 
- Ей нужно поспать, Од, но она хочет видеть тебя, - Гейл улыбнулась  той улыбкой, которую врачи приберегают для обеспокоенных близких пациента. – Не задерживайся у нее надолго, ладно?
- С ней все в порядке?!
- Ей нужно отдохнуть.
Оден была знакома с Гейл Дунбар вот уже почти семь лет. Она была ближе к ней, чем даже ее собственная семья. Но за все это время она никогда не сталкивалась с Гейл, как с врачом. Впервые она поняла, что Гейл может быть совсем другой, неузнаваемой. У этой женщины было сочувствующее выражение лица и успокаивающий тон, но Оден ровным счетом ничего не могла прочесть по ее глазам. – Гейл?
Гейл покачала головой.
- Иди, иди к ней, Оден. Она звала тебя.
- Спасибо, - наконец выговорила Оден, и она сказала это от души.  Что бы ни произошло, чем бы это ни закончилось, она была благодарна, что Гейл была здесь, рядом с Хейз.

Оден тихонько постучала в дверь. А когда услышала знакомый низкий голос, чуть не расплакалась от облегчения.
- Привет, - нежно сказала она, входя в спальню и аккуратно прикрывая за собой дверь. Хейз полулежала на кровати, все еще полностью одетая, но две верхние пуговицы ее рубашки были расстегнуты. Как только Оден подошла ближе, Хейз перебросила ноги к краю кровати, явно намереваясь встать. Оден быстро вскинула ладонь: - Нет, пожалуйста, не поднимайся!
- Все нормально.
- Я и не сомневаюсь, - Оден постаралась, чтобы ее голос прозвучал обыденно. – Но нет никакой нужды соблюдать формальности. Тебе же там хорошо? Я просто хотела посмотреть, как ты.
Хейз повела рукой в сторону края кровати и снова прилегла. – Пожалуйста, садись.
Оден присела, и ее левая рука оказалась в нескольких сантиметрах  от руки Хейз, покоившейся поверх одеяла.
- Как ты себя чувствуешь?
Легонько, почти неощутимо Хейз положила свою руку поверх руки  Оден. Когда она ответила, в ее голосе слышалась нежность.
- Я в порядке. Мне очень неловко, что  ты из-за меня беспокоилась.
Ни о чем не думая, Оден переплела свои пальцы с пальцами  Хейз. Крохотное прикосновение успокаивало неимоверно.
- Я вижу,  что сейчас тебе правда  лучше. Это все, что мне нужно знать.
- Судя по всему, я вчера почти ничего не ела, а сегодня так увлеклась разговором с тобой, что забыла еще и позавтракать, -  Хейз невесело улыбнулась. – Так что недостаток сна просто наложился на отсутствие энергии. Не о чем беспокоиться.
- Ну, мне просто нужно было увидеть своими глазами, что с тобой все  в порядке.  - Оден посмотрела на их сплетенные руки и  мягко провела большим пальцем  по углублению между большим и указательным пальцами Хейз. Кожа была такой мягкой, а мышцы под ней такими нежными…  Она никогда не  замечала, какими красивыми могут быть женские руки. Прежде чем Хейз смогла ответить, Оден подняла глаза и встретилась с  ее ищущим, темным взглядом. – Я пойму, если ты не захочешь об этом говорить. Но пожалуйста, я бы очень не хотела, чтобы ты мне врала.

Хейз резко втянула в себя  воздух и сжала руку Оден.
- Оден…
- У тебя нет причин со мной откровенничать, да я и не прошу тебя об этом. Не сейчас. Когда-нибудь, может быть… – Оден  на мгновение отвела взгляд, а потом с  дрожащей улыбкой продолжила: - Я  представления не имею, почему я так быстро с тобой сблизилась. Все, что происходило в последнюю неделю или две, абсолютно необъяснимо. Но между нами что-то есть, и даже если это простая дружба, для меня это что-то… особенное.
- Я знаю, - севшим  и хриплым голосом  едва слышно произнесла Хейз. – Я тоже  не могу это объяснить, но я это тоже чувствую.
- Я  только хочу, чтоб ты знала, - произнесла Оден с абсолютной убежденностью, - все, что происходило прошлой ночью, не только наш поцелуй, все было прекрасным. И это то, о чем я всегда буду помнить. 
- Я тоже, - Хейз слабо улыбнулась и откинула голову на подушки. Она так устала, а от прикосновения Оден  у нее вообще все мысли вылетели из головы. Но впервые за  долгое время она чувствовала себя умиротворенной. Не было ни страха, ни печали, и она не хотела терять это спокойствие. Она не хотела отпускать Оден.

Оден увидела, как  подрагивают веки Хейз и поняла, что та борется со сном. И хотя она ужасно не хотела ее оставлять, она помнила просьбу Гейл не задерживаться. Она мимолетно подумала, а вспомнит ли Хейз вообще об этом разговоре, но поняла, что это не важно. Главное, что будет помнить она.  Она стала осторожно убирать руку. – Тебе нужно отдохнуть.
- Ты бы не могла остаться еще… хоть на минутку?
В глазах Хейз была такая неприкрытая жажда, что Оден не знала, сможет ли ответить.  У нее  так  сжалось горло, что она даже глотнуть не могла. Все, чего ей хотелось – это сжать Хейз в объятиях и  защищать ее, оберегать ее. Она наклонилась вперед и свободной рукой откинула волосы со лба Хейз.
- Я останусь, если ты пообещаешь закрыть глаза  и постараться уснуть.
Хейз долго просто смотрела Оден в глаза, словно ища подтверждения. А потом устало кивнула.
- Я обещаю.
Оден долго просидела неподвижно, прислушиваясь к тому, как дыхание Хейз становится ровным и размеренным. Довольная тем, что та, наконец, по-настоящему уснула, Оден вытащила руку из сжимавшей ее руки Хейз и осторожно встала. Она помедлила, позволив себе просто насладиться видом спящей, а потом наклонилась и прижалась губами к ее лбу. Нежно, едва слышно она прошептала: - Добрых снов тебе, Хейз, душа моя.

Проходя через гостиную, Оден  заметила в центре журнального столика  маленькую оранжевую пластиковую бутылочку. Под ней лежала записка. Оден прочла слова, написанный рукой Гейл. «Принимать согласно инструкции. Позвоните мне по внутреннему номеру  3251, если лихорадка не прекратится».  Гейл подчеркнула «позвоните мне».
Оден взяла бутылочку, но название лекарства не было ей знакомо. А потом она со стыдом осознала, что вмешивается в личную жизнь Хейз, и быстро вернула лекарство на место рядом с запиской Гейл. Не оборачиваясь, она прошла к двери, открыла ее и вышла в коридор.

И тут же наткнулась на Абеля Причарда, который выглядел таким раздраженным и обеспокоенным, каким она его еще никогда не видела.
- Почему вы мне не позвонили?!
- Шшш, - с нажимом ответила Оден, и прикрыла за собой дверь. – Она уснула.
Он заглянул в номер, словно рассчитывая увидеть стоящую там Хейз. Потом с почти видимым усилием заставил себя успокоиться. Когда он заговорил снова, его голос был почти бесстрастным.
- Что случилось?
- Она потеряла сознание там, внизу.
Причард внимательно посмотрел на Оден.
- Опишите мне, что именно произошло.
Некоторое время Оден не отводила глаз. Она не хотела говорить о Хейз за ее спиной, особенно при воспоминании о том, как отчаянно Хейз не хотела, чтобы люди видели ее слабость.
- Хейз сама может рассказать вам, когда проснет…
- Она может ничего не помнить, мисс Фрост, - его голубые глаза потемнели от попыток сдержать эмоции. Он негромко вздохнул. – Пожалуйста, это очень важно. В первую очередь для нее.
В его голосе прозвучала такая тоска, что у Оден внутри все сжалось. Она испугалась, нет, больше чем испугалась. От мысли о том, что Хейз больна, у нее защемило сердце.  Она выпрямилась, прокашлялась и спокойно рассказала ему все, что смогла припомнить. Много рассказать не получилось, потому что все произошло слишком быстро.
- Она очнулась сразу?
- Да, сразу. Или почти сразу. Она была без сознания минуту, не больше, - ответила Оден, перебирая в голове картинки произошедшего, теперь еще более яркие из-за ее растущей тревоги. Причард выглядел куда более обеспокоенным, чем того стоил бы обычный обморок.
- А когда она пришла в себя, она вас узнала?
Оден? У Оден перехватило дыхание.
- Да. Она была немного дезориентирована сначала, но это быстро прошло.
- Она не ушибла голову, когда падала?
- Нет, не думаю. Нет. Она просто опустилась на пол, - сердце Оден снова забилось быстрее, - Мистер Причард, что…
- Она жаловалась на что-нибудь? На боль в груди?
- Господи, нет. Это продолжалось всего несколько секунд, а потом она  полностью пришла в себя, - Оден оперлась рукой о дверь. – Гейл осмотрела ее сразу же и, кажется, она не очень обеспокоена.
- Гейл?
- Прошу прощения. Моя подруга, Гейл – доктор Дунбар. Она осмотрела Хейз, когда мы поднялись сюда.
Брови Причарда поползли наверх в удивлении.
- Это вы ее уговорили?
- Да. – Оден покраснела. – Я попросила Гейл осмотреть ее.
- И Хейз согласилась?
- Она немного посопротивлялась, - с доброй улыбкой ответила Оден, -  но Гейл настояла на своем.
- Наконец-то, - медленно выдохнул Причард. – Хоть вашу подругу-доктора она послушалась. – Он выпрямился, и его глаза обрели прежнюю ледяную ясность. – Я ценю ваше содействие, мисс Фрост. Пожалуйста, извините меня за эту вспышку.
- В извинениях нет необходимости, мистер Причард. Мы все немного перенервничали.
Он кивнул, а потом пошел к комнате Хейз. Дверь за ним закрылась, оставив Оден в коридоре одну.

Оден вернулась в свой номер и увидела, что Гейл ждет ее в гостиной. Трудно было поверить , что всего пару часов  назад они лежали на диване и обсуждали свою личную жизнь. Теперь ей казалось, что все изменилось.
- Привет, - негромко сказала Оден, подошла к большому двойному окну и отдернула шторы, чтобы выглянуть на улицу. – Снег все еще идет.
- Да, - Гейл подошла к  ней. – Прогнозы обещают, что до завтрашнего утра он не прекратится.
- Значит, еще одна ночь здесь.
- Угу. Миссис Ти говорит, что Шейлок предпочитает, что бы ему подавали его сухой  корм с теплой подливкой. К тому времени, как я вернусь домой, он будет выглядеть как  маленький коричнево-белый шар для боулинга, - Гейл негромко рассмеялась. 
- У них там все хорошо? – Оден смотрела на падающий снег и вспоминала, как они вместе с Хейз стояли в лунном свете. Вспоминала, как они смотрели на площадь, вспоминала, как ей  было тепло  в холодной ночи от голоса Хейз, как она будоражила  ее чувства, даже не прикасаясь.
- Ребята из колледжа  постоянно расчищают дорожки. Так что все в порядке.
- Хорошо.
- Лиз звонила. Говорит, они с Тэйн хотят прийти к нам, поиграть в карты. Ты как насчет этого?
- Я не знаю, Гейл, - вздохнула Оден. – Я как-то не чувствую, что из меня получится хорошая компания. 
Гейл обняла ее за талию.
- Зато время скоротаем.
- Она в опасности? – вопрос был тихим и задумчивым.
- Од, я не могу, - Гейл прижала ее сильнее. – Извини.
- Я не прошу, чтобы ты говорила мне что-то конфиденциальное, - скала Оден и посмотрела Гейл в глаза. – Просто… хотя бы на данный момент… с ней все будет хорошо?
- Ох, солнышко, - пробормотала Гейл и провела пальцами по ее щеке. – Что это я вижу в твоих глазах?
Оден не ответила,  только покачала головой.
- Да, – наконец произнесла Гейл. - На данный момент с ней все в порядке.

ГЛАВА 15

- Черт, возьми, Тедди! – пожаловалась Лиз и подтолкнула последние два четвертака  к кучке мелочи в центре журнального столика. – Наверное, ты блефуешь. Никто не может выигрывать по пять раз кряду!
Они вчетвером сидели на полу вокруг журнального столика в гостиной  номера Оден и Гейл. Игра и разговоры длились уже несколько часов. Гейл глянула на сидевшую напротив Тэйн. У той на губах играла довольная усмешка. 
- Тедди? – вздернула бровь Гейл, и уголок ее рта искривился в усмешке.
Тэйн встретила ее взгляд и пожала плечами.
- Теодора.
- Мило.
Голос Гейл был мягким, почти чувственным, и Тэйн вспыхнула.
- Спасибо.
- А как тебе больше нравится? Тэйн или Тедди?
- Как  сама захочешь,  -  севшим голосом ответила та. – Я провела столько времени за написанием  книг и в переписке как Тэйн, что  так же легко откликаюсь на это имя, как и на другие.
- Я так думаю, это смотря по обстоятельствам, правда? – отметила Гейл, на мгновение задержав взгляд на выразительных губах Тэйн. 
- Думаю, да.
Лиз кашлянула.
- Есть хоть какой-то шанс, что ты обратишь внимание на мою ставку, Тедди?

Не сводя глаз с Гейл, Тэйн вытащила однодолларовую купюру из кучки со своим выигрышем и положила ее в центр стола.
- Принимаю и удваиваю.
- Какая самоуверенность, а? – Лиз наклонилась вперед, чтобы достать  бумажник из кармана брюк. Мгновение спустя  она положила  еще одну купюру на ставку Тэйн.
- На этот раз ты точно блефуешь.
Тэйн наконец оторвала взгляд от Гейл, посмотрела на Лиз и расплылась в улыбке. Она  развернула свои карты веером и выложила их на стол.
- Фулл хаус. Тузы и восьмерки.
Гейл рассмеялась, а Лиз пробормотала:
- Сучий потрох!

Все это время Оден  тихонько сидела и смотрела на них, но воспринимала происходящее едва ли наполовину. Ни о чем кроме Хейз она думать не могла. Знать, что она совсем рядом, чуть ниже по коридору - и не знать, что с ней, было невыносимо. Невыносимо не знать, спит ли она спокойно или ее мучают кошмары? Или, что еще ужаснее – вдруг ей стало хуже? Она уже несколько раз думала, не позвонить ли Абелю Причарду, чтобы узнать новости, но не делала этого.  Не потому, что не хотела, чтобы он знал, как она беспокоится, а потому что не хотела вторгаться в столь тщательно оберегаемую личную жизнь Хейз. Она честно старалась погрузиться в  происходящую за столом добродушную перепалку, но боль в груди делала это невозможным.
Когда зазвонил телефон, Оден вздрогнула. Они с Гейл посмотрели друг на друга, и Оден быстро сказала:
- Я возьму.
Она рванулась в угол комнаты  к письменному столу и схватила трубку.
- Алло?
Оден увидела, что Гейл смотрит на нее с другого конца комнаты и быстро покачала головой, показывая, что звонок предназначен не ей. Повернувшись спиной к остальным,  она прошептала в трубку:
- Ты в порядке? Тебе нужно поговорить с Гейл? Ты уверена? Что, прямо сейчас? Нет, нет, я совсем не возражаю.
Когда Оден повесила трубку, она обнаружила, что все женщины смотрят на нее выжидательно.  Она была уверена, что им очень интересно, что же, собственно,  произошло с Хейз, но после того, как она  сказала им, что с ней все в порядке, ни Лиз, ни Тэйн больше не задавали вопросов. 
- Не испортит ли вашу игру, если я вас покину? Это была Хейз. Она хочет поговорить со мной... по работе.
- Не вопрос.
- Конечно.
- Давай.
Гейл поднялась на ноги и подошла к Оден. Она понизила голос, чтобы другие не услышали и спросила:
- С ней все нормально?
- Она говорит, что да, - беспокойство Оден было очевидным. – Я не могу сказать, что я ей верю.
- Ты всегда можешь позвонить мне, если сочтешь это нужным. Мы, наверное, все еще будем зависать здесь. Ты же не возражаешь?
- Нет, конечно нет. Ты тут справишься? Я  не хочу, чтобы…
- Эй, - рассмеялась Гейл и легонько коснулась пальцами запястья Оден. – Все в порядке. У меня осталось чуть больше суток, прежде чем  мне придется отдежурить в больнице следующие двадцать четыре часа. Поверь мне, есть гораздо худшие способы провести оставшееся время, чем  оказаться запертой в гостиничном номере с двумя красивыми женщинами.

Оден пристально посмотрела на Гейл.
- Ты  просто поосторожнее, ладно? 
- Что ты имеешь в виду? 
- Знаешь, я никогда раньше не видела, как ты… пытаешься произвести впечатление на женщину.
Гейл заговорила еще тише, хотя Тэйн и Лиз устроили перепалку на тему, кто больше раз проиграл в покер, и совсем их не слушали.
- Ты хочешь сказать, я за ней ухаживаю? Это настолько заметно?
- Если ты пытаешься приударить за Тэйн, то да. Если нет, значит, я разбираюсь в этом хуже, чем я думала.
- Ты не ошиблась, - вздохнула Гейл. – Но она такой игрок, что я совсем не могу ее раскусить. Она, наверное, со всеми флиртует, а еще я думаю, что ей нравишься ты.
- Меня Тэйн Катласс не интересует, - яростно прошептала Оден. – И она не смотрит на меня так, как смотрит на тебя. 
- Смотрит. Ты просто не обращала никакого внимания. – Гейл погладила ее поруке. – Беспокоишься о Хейз?
Оден кивнула и сжала руку Гейл. – Ты мой лучший друг. Я  только хочу, чтобы ты была счастлива.
- Ох, Од, - Гейл склонилась к ней и нежно поцеловала в щеку. – Какого черта я не влюбилась в тебя еще давным-давно, я так и не пойму. Не волнуйся, солнышко, мое сердце слишком циничное, чтобы разбиться.
Оден знала, что это неправда, но чувствовала, что Гейл нужно верить в собственные слова.
- Ну, в любом случае будь осторожна. Я не знаю, когда я вернусь.
- Если на двери моей спальни будет полотенце, ты поймешь, что мне повезло.
- Полотенце?
Гейл ухмыльнулась.
- Старый студенческий способ дать понять соседке по комнате, что ей нужно искать ночлег в другом месте.
- Ты должна рассказать мне об этом, - сказала Оден. – Потом.
- Угу. Давай, ступай. Иди  к ней.

Минутой позже Оден наконец устремилась туда, где она хотела оказаться весь вечер.
Она позвонила в дверь и  с волнением и замиранием стала ждать. Ей показалось, что прошла целая вечность, но на самом деле она ждала не больше  минуты.  Дверь  распахнулась, и перед ней оказалась Хейз, в черной футболке и джинсах, в которые она  была одета раньше. Впервые  за долгие часы  Оден ощутила, что мир снова стал нормальным.  Волосы Хейз были мокрыми после душа, а глаза – ясными и блестящими.
- Привет, - негромко сказала  она и шагнула назад, давая Оден пройти.
- Привет. 
Несколько долгих секунд они просто стояли и смотрели друг на друга. Освещение в номере было приглушено, шторы открыты. Мир за окном казался почти таким же, как и прошлой ночью, хотя падающий снег сейчас выглядел лишь белым напылением на черноте ночи. Сердце Оден заколотилось  у нее в груди, и ей внезапно стало трудно глотать. Ее взгляд все время возвращался к губам Хейз  - они чуть приоткрылись, словно произнося слова, которые Оден  не могла расслышать.

- Ты сказала… деловой разговор, - наконец выдавила из себя Оден. – Что тебе нужно переговорить со мной о делах.
- Да. – Хейз не двигалась с места. Она боялась двинуться. Потому что стоило сделать  один маленький шаг – и Оден окажется в ее объятиях. Господи, я хочу обнять ее. Она  отчаянно хотела снова вернуть это головокружительное  чувство, которое испытала прошлой ночью. Быть  поглощенной, растворяться в поцелуе, чувствовать себя живой, быть живой. Именно поэтому она и  замерла на месте. Каждый вдох обжигал, в  животе вскипало желание.
- Я… - она силой заставила себя думать. – Ты не хочешь поужинать?
- Поужинать? – Оден нервничала, пытаясь принудить свой мозг работать и заставить себя не представлять, как она запускает пальцы в  густые, влажные волосы Хейз. Она не обедала, а чипсы с пивом во время карточной игры нельзя было считать едой. – Да. Хорошо. Здесь?
- Ммм, - пробормотала Хейз, завороженная тем, как взгляд Оден скользит по ее лицу. Это ощущалось как изысканная ласка. – Я закажу доставку в номер, и мы сможем… поговорить.
Оден глубоко вдохнула, обошла Хейз и направилась к дивану.  Если я не смогу держать свои руки при себе, я сделаю что-то такое, что смутит нас обеих.
Когда Оден оказалась на другом конце комнаты, у Хейз в голове чуть прояснилось, но внезапно увеличившееся расстояние между ними  вызвало приступ неожиданной боли, словно она потеряла часть себя. Чтобы отвлечься от того, как  Оден выглядела в обтягивающих джинсах, Хейз подошла  к телефону и открыла меню службы доставки. Глядя на напечатанные строчки, но не разбирая букв, она спросила:
- Какие-нибудь пожелания?
- Аа... салат и любая паста, которая у них есть.
- Ты пьешь вино?

Оден впервые пришло в голову, что она оказалась одна в гостиничном номере вместе с женщиной. И не  с какой-то женщиной, а с той, которую она поцеловала. С женщиной, которую она и сейчас хотела целовать.  И она не имела ни малейшего представления о том, как ей теперь себя вести. Она не была уверена, что может сказать, хочет ли Хейз, чтобы между ними что-то произошло. Она  не была уверена, насколько она сама хочет этого. Поцелуй - это одно, но судя по тому, как она  себя чувствовала, когда  они целовались прошлой ночью, она не была уверена, что хочет ограничиться только поцелуем. А хотеть большего было чистым безумием.
Хейз была ее новым начальником. Хейз этим утром сказала ей, что поцелуй не повторится. Хейз была больна, а Оден вообще, кажется, пришла, чтобы поговорить о…
- Оден?
Оден вздрогнула. Хейз улыбалась ей – доброй, нежной улыбкой, - и напряжение Оден тут же ослабло. Что бы между ними ни произошло, одно она внезапно поняла с кристальной ясностью.   Ошибки быть не могло.
- Да, вино было бы замечательно.
- Что-то особенное?
- Белое бургундское, если оно у них есть.
- Отлично, - уверенно сказала Хейз. Она нажала несколько кнопок и сделала заказ. Потом она пересекла комнату и села на диван рядом с Оден.

- Я буду отсутствовать в офисе с неделю или около того.
У Оден в животе все сжалось. Хейз выглядела в тысячу раз лучше, чем шесть часов назад, но она все еще не выглядела здоровой. Под ее глазами залегли синяки, а руки едва заметно подрагивали.
- Ты в порядке?
Хейз сама себе удивилась, когда ответила честно. По крайней мере, частично честно.
- Нет, не совсем. Наверное, подцепила простуду. Ничего такого, но последние дни я паршиво себя чувствую, - она на секунду отвела глаза, а потом нежно улыбнулась. – Я думала, Гейл тебе сказала.
- Нет. Она бы этого не сделала.
Хейз кивнула, чувствуя облегчение и в то же время неловкость.
- Прости, конечно же, она не стала бы этого делать. Она отлично справилась. Раздобыла у менеджера отеля антибиотики для меня из их аптечки неотложной помощи. Я уверена, что они и несколько дней на больничном поставят меня на ноги.
- Да, - согласилась Оден, зная, что это не все и понимая, что всей правды ей не узнать. Не только сегодня, но может быть, и никогда. От этой мысли ей стало неимоверно грустно.
- Я рада, что ты берешь больничный. Тебе нужно… поберечь себя.
Хейз поморщилась.
- Время неподходящее, мы же запускаем Destiny. Мне очень жаль. Я пропаду ненадолго, и ты можешь писать мне на электронную почту или звонить, если возникнут проблемы.
- Я уверена, что никаких проблем не возникнет, - ответила Оден, думая, что последняя вещь, которой стоило бы беспокоить Хейз – это работа. Ей необходимо было отдохнуть. Но мысль о том, что они не будут видеться, пусть даже мимолетом, причиняла Оден гораздо больше беспокойства, чем она предполагала. Прийти на работу – и не видеть, что дверь Хейз открыта, знать, что ее нет поблизости, скучать по переливам ее низкого голоса – все это оставляло у Оден в душе чувство пустоты. – Кроме того, по всем вопросам я могу обращаться к мистеру Причарду.
- Ты можешь писать мне или звонить… по любому поводу, - негромко повторила Хейз.
Оден покраснела, задаваясь вопросом, неужели ее чувства столь очевидны.
- У меня накопилось много материала, который нужно прочитать, и нам с мистером Причардом нужно окончательно утрясти новые назначения. Лиз будет…
- Оден, - проговорила Хейз, наклонилась к ней, но сумела остановиться в последний момент, и все же не коснулась ее. – Я хочу слышать тебя.
Помни, речь идет о работе. Оден коротко кивнула.
- Конечно. Я обязательно буду держать тебя в курсе.
- Спасибо.

На один безумный момент Хейз захотелось рассказать ей все. О Руне, и о болезни, и о том, что она чувствует всякий раз, когда они вместе. Все. Без утайки. Она так отчаянно хотела больше не быть одной перед лицом терзающей ее боли. И все же она сдержалась. Скажи ей – и все изменится. Она больше никогда не будет смотреть на меня, как прежде. А то, как  она на меня смотрит – это лучшая часть моей жизни. 
- Хейз, - тихонько сказала Оден и опустила  свою руку на руку Хейз, которая лежала ладонью вниз у нее на колене. – Ты дрожишь.
- Это чепуха, - голос Хейз был хриплым и напряженным. Молчи. Не говори ничего.
- Может быть, тебе стоит прилечь.
- Скоро еду привезут.
- Вот и полежи, пока ее не привезут.
- У меня ограниченный набор развлечений, - предупредила Хейз и улыбнулась, на секунду обретя свое прежнее обаяние. – Могу ли я соблазнить тебя кабельным телевидением?
- Только если это не спорт.
- Ах, у леди изысканный вкус.
Оден улыбнулась и взяла Хейз за руку.
- Пойдем. Давай посмотрим его в спальне, просто на тот случай, если ты уснешь.
Глаза Хейз на мгновение расширились, прежде чем  она взяла себя в руки и скрыла удивление под мягкой усмешкой. Это дружеские чувства,  она тебя не клеит. И все-таки, вчера вечером…
- Да, конечно.
Они набросали подушек  у изголовья кровати и  устроились рядышком, полулежа, поверх покрывала на широкой  двуспальной кровати. Хейз переключала каналы, пока не нашла один, демонстрировавший киноклассику. Там как раз начинался черно-белый фильм.
- О, «Ребекка». Пойдет?
(«Ребекка» (англ. Rebecca) — художественный фильм,  триллер, снятый режиссёром Альфредом Хичкоком в 1940 году, экранизация одноимённого романа Дафны Дюморье. Главные роли исполняют Лоуренс Оливье и Джоан Фонтейн. Фильм получил две премии «Оскар», в том числе как лучший фильм года – прим. пер.)
Оден  посмотрела на экран.
- Съемка 1940 года?
- Ага.
- О да. Я люблю этот фильм. И книгу тоже.
- И я, - сказала Хейз. Заиграла музыка, по экрану поползли начальные титры. Она откинула голову назад и приглушила свет. – Вот и проявляется романтичная сторона твоей натуры, Оден.
- Ты думаешь, она у меня есть? – ее тон был легким и дразнящим.
- Нет, - негромко и совершенно серьезно ответила Хейз. -  Я это знала с самого начала.
- Да ну? – Оден была захвачена тем, как блики света от экрана играют на четких линиях и закруглениях лица Хейз.
- Да. Так что, - Хейз поудобнее устроилась на подушках, – кем бы ты хотела быть?
- Что? – Оден наслаждалась тем, как смягчается профиль  Хейз по мере того, как она расслаблялась. Какая же ты красивая… Ты сама знаешь, какая ты красивая?
- Ну, когда ты смотришь этот фильм, - Хейз повернула голову и  встретила ее взгляд. – Кем из героев ты хочешь быть?
- О, Джоан Фонтейн. Молодой миссис де Винтер. А ты?
Хейз усмехнулась.
- Максимом де Винтером, конечно.
- Ах! Обходительный и таинственный возлюбленный.
- О да, - пробормотала Хейз, и веки ее внезапно отяжелели. – Это как раз про меня.

Оден зачарованно смотрела, как Хейз погружается в сон. Она было собралась уйти, но едва она пошевелилась, глаза Хейз тут же открылись.
- Оден?
- Я здесь, рядом.
Хейз улыбнулась и снова закрыла глаза. Когда в дверь позвонили, и Оден встала, Хейз  даже не пошевелилась.
Оден разобралась с чеком за доставку еды и велела посыльному накрыть привезенные блюда  и оставить их на банкетке в гостиной. Она еще постояла в дверях спальни, глядя на спящую Хейз. Потом осторожно укрыла ее краем покрывала. Когда она ушла, время  уже близилось к полуночи.

Оден вернулась в свой номер и вошла в гостиную как раз вовремя, чтобы увидеть, как Джордж Клуни стреляет чем-то вроде гарпуна прямо в грудь Чичу Марину. Она остановилась как вкопанная и уставилась  телевизор, не в силах уразуметь смысл происходящего на экране.
- Господи помилуй, что это ты такое смотришь?
Гейл, уютно пристроившаяся на диване с пакетом картофельных чипсов на коленях, посмотрела в ее сторону.
- «От заката до рассвета». Это классное кино о вампирах, с ограблениями и погонями.
- Выглядит отвратительно.
- Ага, - Гейл улыбнулась, и глаза ее засверкали. – Я смотрела его четыре раза.
- Эти мне врачи… с вами не соскучишься, - Оден со вздохом опустилась на диван рядом с Гейл и сунула руку в пакет с чипсами. – Никаких полотенец на дверной ручке?
- Неа. Еще одна ночь пролетит в одиночестве.
- Могу ли я спросить, что случилось?
- Ничего особенного, - Гейл глядела прямо перед собой. - Тэйн ушла почти сразу после тебя, и это уже второй раз. Так что все довольно ясно, как я понимаю, - она вздохнула и потянулась за бутылкой пива, стоявшей  на краю стола. – Мы с Лиз еще посидели, болтали, смотрели телевизор. Потом настал такой момент, когда нам нужно было или отправиться в постель вместе или разойтись. Мы разошлись.
- Вот интересно, - сказала Оден, наблюдая как Харви Кейтель превращается в какого-то слюнявого монстра, - почему ты даешь Лиз от ворот поворот. Она отлично выглядит, она умна, и у меня такое чувство, что ты ей очень нравишься.
- Я и сама точно не знаю, - задумчиво ответила Гейл. – Она потрясающая. Она классная. И она мне нравится. Но я просто не хочу с ней спать.
- Это потому что у вас нет эмоциональной близости?
- Ты что, забыла с кем разговариваешь? – Гейл бросила на Оден взгляд и усмехнулась, но без обычной самоуверенности. – Ты же лично видела, сколько полузнакомых женщин я притаскивала домой в течение последних семи лет, и должна понимать, что единственное, что меня интересовало – это секс.
- Но не в этот раз.
- Нет, - негромко ответила Гейл. – Не в этот раз. Я так думаю, может, это потому что  Тэйн и Лиз – подруги. И  если я пересплю с Лиз, то у меня никогда ничего не будет с Тэйн. Даже если не учитывать, что это инцест.
- Почему Тэйн, а не Лиз?
Гейл пожала плечами.
- Не знаю, Оден. Я правда не знаю. А ты думаешь, хоть кто-то может это знать? Мы все можем привести целую кучу причин, почему мы хотим именно этого человека, а не другого и почему нам кто-то нравится. Но в итоге это просто вопрос времени и обстоятельств. Или, черт, я даже не знаю, может быть, это вопрос судьбы.
- Может быть, - сказала Оден и откинула голову на спинку дивана, чтобы увидеть, как вампиры окружают Джорджа Клуни и Джульетту Льюис. Может быть, судьба  - это и  есть ответ на все вопросы?

Отредактировано Gray (07.03.15 00:00:20)

+1

6

Gray
А Вы здесь будете озвучивать?))))

+1

7

Sonya написал(а):

Gray
А Вы здесь будете озвучивать?))))


Меня  просят об этом) Но тут такая чертова уйма эротики, что если я это озвучу, я  прямиком превращусь в порнозвезду, а в моем возрасте, кхе-кхе, это чревато... Я это еле перевела, честное слово) до сих пор стесняюсь)))

ГЛАВА 16

Хейз проснулась чуть позже пяти утра. Она лежала на боку, все еще одетая. Первым делом  она протянула руку, но место в постели рядом с ней было пустым. Она знала, что так и  будет, но на какое-то мгновение все же понадеялась на обратное.
В комнате было темно, рассвет еще не начинался. Она провела пальцами по соседней подушке,  пытаясь нащупать след от головы Оден. Хрустящая ткань была прохладной, и на ней не было никаких следов, не говоря уж о запахе. Эта пустота причинила Хейз куда большую боль, чем что бы то ни было с тех самых пор, как восемь месяцев назад ей стало известно, что она смертельно больна и  вполне вероятно, скоро умрет.

Теперь она скучала по совершенно простой вещи – по ощущению, что рядом с тобой ночью спит женщина. Она не понимала, как сильно ей этого не хватало, пока не уснула в успокаивающем присутствии Оден. Быть рядом с ней… это напомнило ей  о многих вещах, от которых она отказалась и не надеялась пережить их вновь.

Хейз перевернулась на спину и уставилась в потолок. Их поцелуй был словно вне времени и пространства, его породили  необычные обстоятельства  во время сказочного уикенда, когда голос разума на время умолк. Он был совершенен и прекрасен, и возможно, на этом стоило остановиться.  Даже если бы будущее Хейз не было столь туманным, существовала возможность, если не сказать вероятность,  что интересы  Оден  лежат в совсем другой плоскости. Да и здравый смысл подсказывал, что любой вид отношений с Оден был для нее невозможен, даже если бы сама Оден  и не была против. 
- И в этом нет никакого смысла, потому что мне нельзя никем увлекаться. Не сейчас.

Она спустила ноги с кровати и подождала, пока пройдет неизбежное головокружение. Потом она прошла в ванную и содрала с себя одежду, все это время пытаясь выбросить из головы нежный голос Оден, уговаривавшей ее поспать.  Она не помнила, какими именно были утешающие слова, она помнила только то чувство правильности, которое охватило ее, когда она улеглась рядом с Оден на кровати. Голос Оден  в темноте, рука Оден в ее руке, губы Оден…
- Прекрати, бога ради! – ее голос звонко отразился от кафельных стен.

Чтобы избавиться от воспоминаний она сосредоточилась на распоряжениях, которые ей  нужно было сделать. Машина – ей было нужно убедиться,  что Абель заказал машину. Она нахмурилась и посмотрела на брюки, которые вчера сама повесила на плечики на двери ванной. Хорошо. Большинство складок исчезло, когда брюки отвиселись. У нее была еще одна чистая футболка из тех, что купил ей Абель, так что на утро одежды хватит.
Но как она ни пыталась отвлечься  на повседневные заботы,  пока включала воду и ждала, когда пойдет теплая, она все еще думала об Оден – о ее улыбке, ее нежной силе, ее заботливой поддержке. Когда Хейз шагнула под горячие струи душа, она представила себе, как  бы это было, если бы они по-настоящему спали в одной постели и проснулись друг рядом с другом. Сейчас они бы были вместе.

Вода  лилась по ее телу, согревая, разгоняя кровь, покалывая кожу, и Хейз почувствовала прилив возбуждения. Она представила, как Оден протягивает руку, чтобы коснуться ее и охнула, когда ее  соски затвердели под  ударами тонких струек, стучавших по ее телу. С закрытыми глазами она оперлась спиной на стену, пока горячие иголочки воды прикасались к ее груди и животу, усиливая желание, которое на самом деле не оставляло ее с тех пор, как они с Оден поцеловались. Она вспомнила,  как ладони Оден опирались о ее бедра, когда они тянулись друг к другу и, прижавшись ладонями к стене, она выгнулась  навстречу потоку воды, позволяя ему касаться возбужденной плоти между ее ног. 
Она снова была там, в тишине комнаты, и губы Оден касались ее губ. Она так ярко ощущала ее вкус, а кровь приливала и приливала к ее бедрам под непрекращающимся потоком льющейся воды. Ее живот напрягся, мышцы сжались и  возбуждение хлынуло вдоль ее спины и собралось глубоко внутри. С тихим стоном она выгнула шею, оперлась руками о стену и ощутила, как знающие  руки уверенно охватывают ее  возбужденную плоть.
Да, здесь. Прикоснись ко мне, вот так. Не нужно нежностей, не сейчас. Я хочу чувствовать тебе везде… да, да, здесь…
За мгновение до оргазма Хейз заставила себя открыть глаза, пытаясь сквозь потоки воды увидеть нежные глаза. И на один миг увидела их, когда ударила первая волна.
- Господи, Оден!
Силы оставили ее, и она соскользнула по стене вниз, содрогаясь от остаточных спазмов, прошивавших ее насквозь. Она охватила колени руками и, задыхаясь, прижалась к ним лбом. Ее лицо было мокрым, но не от воды, продолжавшей колотить ее по затылку и спине.
Господи. Оден.

Тридцатью минутами позже, одевшись и обретя контроль, Хейз приложила свой электронный ключ от номера к замку на дверях  бизнес-центра. Ее ожидания оправдались – она была одна. Через несколько секунд она авторизовалась в системе и проверила свою электронную почту.

-----Original Message----—
From: thaneCutlass@CutlassFic.com
Sent: Monday March 24, 12:33 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Выходные и бизнес

Руна,
Что-то от тебя ничего не слышно в эти выходные. Я знаю, что ты в наших краях, так что тебя, возможно, застиг тот же снегопад, который запер меня здесь, в Филадельфии. Хотя тебе вряд ли бы понравился такой способ провести уикенд. Палмер разместил нас в «Четырех временах года», и мы тут чертовски весело провели время.

К сожалению, у меня не было времени, чтобы много писать. Я была слишком занята, общаясь с новым директором Destiny, с Лиз и еще одной знакомой. Довольно сложно оказаться запертой снегопадом в одной комнате с красивыми женщинами  Но ты не переживай, на меня явно накатило вдохновение, так что скоро я порадую тебя чем-то новеньким. Ничто лучше не разжигает пожар, чем безответная страсть.

Я вернусь в Филадельфию на следующих выходных, потому что мы договорились встретиться и пойти потанцевать с Оден, ее подругой Гейл и Лиз. Тяжелый выбор, да? Чего только не сделаешь в борьбе за наше дело ;-)

А теперь серьезно, дружище – когда я уже наконец увижу то, что ты написала для «Эроса»? Я знаю, что ты мне ответишь, но еще я знаю, что ты всегда с трудом начинаешь что-то новое. И  ты всегда думаешь, что написанное тобой никуда не годится. Ну так пришли его мне. Ты знаешь, что я тебе врать не стану.
Тэйн.

Хейз перечитала письмо, и в глаза ей бросилась строчка

Я вернусь в Филадельфию на следующих выходных, потому что мы договорились встретиться и пойти потанцевать с Оден, ее подругой Гейл и Лиз.

Оден. Она уже зовет ее по имени. Ну а  чему тут удивляться?
Хейз почти было решила не отвечать на письмо. Но ответить было нужно. То, что произошло вчера утром, было предупреждением, которое она не могла отрицать. Может так случиться, что ее время на исходе, а  сделать нужно было многое. 

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Monday March 24, 6:38 AM
To: thaneCutlass@CutlassFic.com
Subject: re: Бизнес

Тэйн
Я сегодня пришлю тебе все то, что уже написала для «Эроса», только чуть позже. Я не обещаю, что разрешу включить его в сборник, но ты должна на него взглянуть.

Есть кое-что, что нам нужно обсудить с глазу на глаз. Я спишусь с тобой позже на этой неделе и, возможно, мы сможем увидеться в субботу вечером в Филадельфии. Я не могу  обещать это на сто процентов, но постараюсь.

На этой неделе я временно исчезну со связи, так что ты уж прости, если не сразу смогу  тебе ответить.
Руна.

Хейз  быстро нажала кнопку «Отправить», чтобы не передумать. Она так долго пыталась сохранять в тайне свое писательство, эту самую сокровенную часть ее жизни, да что там жизни – часть своей личности – так чтобы ее не затрагивали сложности, неопределенность и разочарования будней. Но она так больше не могла. Тэйн заслуживала того, чтобы знать, они слишком много значили друг для друга. А если Тэйн встречается с Оден, то она и так скоро догадается… Тэйн и Оден…
Сама мысль об этом сводила ее с ума, особенно сегодня, после прошлого вечера с Оден, после сегодняшнего утра. Но существовала объективная реальность, которую она  уже не могла отрицать – ее мир сжимался, и ей все труднее было сохранять свои тайны.

Оден подняла трубку после первого звонка.
- Алло?... Привет.
Она повернулась спиной к Гейл, которая растянулась на диване и нянчила чашку, в которой оставалось еще немного утреннего кофе.
- Как ты? Хорошо, это хорошо… Мы пытаемся заказать такси... Нет, это совершенно лишнее. Правда… Я… хорошо, конечно. Спасибо тебе.
Она положила трубку и обнаружила, что Гейл вопросительно смотрит на нее.
- Это была Хейз. Она сказала, что через час придет лимузин, чтобы отвезти нас домой.
- Охх, до чего же мне нравится эта женщина! Кроме того, что она потрясающе великолепна, она еще и заставляет мир вертеться.
- Да, - ответила Оден, думая о том, что голос Хейз звучал еще более сдержанно, чем обычно.
- Кстати, если говорить о том, как вертится мир, - Гейл села и поставила свою чашку на банкетку, - что между вами происходит?
- Ничего не происходит, - Оден  оперлась о стол.
- Ха-ха. А ты хочешь, чтобы произошло? – голос Гейл был мягким, а глаза нежными.
Оден мгновение колебалась, а потом ответила:
- Да, хочу. Очень сильно.
- Она об этом знает? 
Оден покачала головой.
- Дать женщине понять, что ты в ней заинтересована – это, как правило, хороший первый шаг, Од.
Не прекращая беседы, они принялись собирать свои пожитки, разбросанные по комнате.
- Как? – спросила Оден. – Как мне это сделать?
Гейл рассмеялась.
- Это вопрос стиля, я так думаю.
- Нет у меня никакого стиля.
- Есть, конечно же есть, - Гейл взяла Оден за руку и развернула так, чтобы они смотрели друг на друга. – Ты честная, прямая и искренняя.
- Отлично, - скривилась Оден. – Звучит так, будто я девочка-скаут.
- И что?
- То, что это не  очень сексуально.
- Ты и правда не понимаешь, да? – с ноткой трепета в голосе спросила Гейл.
- Чего? – Оден запихнула  свою сложенную одежду в пластиковый пакет с логотипом гостиницы.
До чего ты чертовски сексуальна. Гейл вздохнула.
- Что в этих вопросах мне можно доверять. Послушай, солнышко, когда придет время, ты все поймешь сама. И вот тогда просто скажи ей, что ты чувствуешь.
- Когда ты так говоришь, кажется, что это совсем просто, - задумчиво сказала Оден.
-  Как раз нет. Это самая трудная штука – раскрыться, выразить свои чувства, но я знаю, что ты по-другому не сможешь.
Оден снова вспомнила,  как Хейз засыпала рядом с ней,  и каким правильным это ей казалось. Интересно, хватит ли у нее пороху рискнуть, когда придет время? Если оно, конечно, вообще придет.

Абель Причард, Оден, Гейл и Хейз  провели время в неловком молчании, пока лимузин преодолевал пятнадцать кварталов от отеля до улицы Оден и Гейл. Даже для хаммера – смешного, неповоротливого монстра, воплощавшего понятие шикарного автомобиля, понадобилось сорок пять минут, чтобы пробраться по узким нечищеным улицам,  многие из которых были перегорожены брошенными автомобилями или непролазными сугробами. Лимузин не мог развернуться на единственном свободном ряду Сент Джеймс Плейс, так что он просто остановился посреди перекрестка, чтобы Оден и Гейл смогли выйти.

- Вы справитесь? – спросила Хейз, нахмурилась и тоже вышла  наружу, не обращая внимания на свои модельные туфли. Оден и Гейл купили  в гостиничном магазине подарков по дождевику в надежде, что они их как-то защитят.
- С нами все будет хорошо, - заверила ее Оден. По лицу Хейз явно было видно, что она намерена пойти с ними. Казалось, Хейз выглядела хорошо, но Оден заметила, что она слегка раскраснелась. У нее был жар.
Гейл проплыла по снегу на несколько шагов вперед, намеренно оставляя Оден и Хейз наедине.
- Ты мне позвонишь? – Оден не собиралась об этом спрашивать, но столкнувшись с перспективой не видеться с Хейз несколько дней, она не удержалась.
- Если смогу, - пробормотала Хейз. -  А ты напишешь мне или оставишь сообщение, если тебе… что-то будет нужно?
- Да, конечно. – Оден знала, что ей пора идти. На Хейз был надет только пиджак, и она уже начинала  ежиться. – Пожалуйста, береги себя.
Легко сказать. Она так много раз слышала  это за последние месяцы. Но в первый раз Хейз приняла  эту просьбу всерьез.
- Да. Буду.
Они молча смотрели друг на друга, а порывы ветра закручивали вокруг них снежинки.
- Тебе нужно идти, Хейз.
- Знаю, - она не пошевелилась.
Оден нежно улыбнулась и коснулась пальцами непокрытой руки Хейз, а потом решительно повернулась и пошла прочь. Когда она догнала Гейл и обернулась, огромная машина уже тронулась с места и покатила вниз по улице.

- Ты в порядке? – Гейл взяла ее под руку.
- Просто загрустила.
- С чего бы это?
Вместе они протаптывали тропу сквозь нетронутые сугробы в три фута высотой. 
- У меня такое чувство, что я ее больше не увижу.
Гейл долго молчала.
- Конечно, увидишь.
Оден  пораженно глянула на нее – она никогда не слышала, чтобы Гейл говорила с такой интонацией. Неуверенность. Она не спросила о причине, потому что у нее было такое чувство, что на этот вопрос Гейл не сможет ответить. 

Гейл заглянула  домой к Оден в пять вечера, перед уходом на дежурство.
- Боже, чего бы я только не отдала, чтобы у меня сейчас был хаммер. 
- Как ты собираешься добираться до больницы?
- Дотопаю до Маркет стрит, а потом на метро. Выход со станции  как раз напротив больницы, так что все будет в порядке.
- Позвонишь мне потом? – Оден переоделась в байковую рубашку и поношенные мешковатые джинсы. – Я не буду спать. Мне нужно многое прочитать.
Гейл, одетая в джинсы и тяжелые сапоги, прислонилась к двери и засунула руки в карманы кожаной куртки.
- Что-нибудь интересненькое?
- Думаю, да. Во всяком случае, необычное. Я все еще читаю «Темную страсть» Руны Дайр.
- Ох, это та еще книга. Хотела бы я остаться дома в тепле и уюте и почитать ее  вместо того, чтобы пробираться сквозь  эти сугробы. - Да, а после знакомства с Тэйн я подумываю перечитать одну из ее книг, - Гейл ухмыльнулась. – Проведенное с ней время проливает на эту тему  совершенно новый свет.
- Ты так считаешь? – заинтригованно спросила Оден.
- О да. Теперь, читая ее книги, я буду представлять вместо персонажей лично ее.
- Вместо персонажей? Или в постели?
- Ой, Од, это довольно  личный вопрос. – Оден только фыркнула в ответ, и Гейл продолжила: - Было бы трудно теперь  не видеть ее в каждой книге, понимаешь?
- Так ты думаешь, что она описывает себя?
Гейл задумчиво глянула на нее.
- Может быть, не целиком себя. Она соблазнительная и сексуальная, как и  ее герои, но в жизни она немножко более… чуткая. На самом деле я не ожидала, что она окажется такой… немного застенчивой. Это само по себе очень сексуально.
- Да ты думаешь, что в  ней все сексуально, - подколола Оден.
- Да, наверное. Может быть, - Гейл беззлобно пожала плечами. – Ну ладно, наслаждайся «Темной страстью», пока я буду урабатываться до смерти. Позже поговорим.
- Доброй ночи. Береги себя.

Оставшись одна, Оден перешла в гостиную, развела в камине огонь и устроилась в старом кожаном кресле с бокалом вина. Она не знала, в состоянии ли она читать. Ее мысли продолжали вертеться вокруг Хейз. Какими были губы Хейз, когда они целовались, как Хейз выглядела, когда засыпала, как звучал ее голос, когда они прощались.
Потом глаза Оден заскользили по строчкам, и чтение отдало ее во власть магии Руны Дайр.

Она быстро развела огонь в камине и уютно устроилась в удобном кожаном кресле. Ее саму удивляло, как расслабленно она себя чувствовала, и как спокойно ей было здесь. Редкий случай, когда ей не нужно было никуда спешить. И ей это нравилось.

Кайл тихонько подошла и протянула ей  стакан.
- Бренди пойдет?
Дейн молча кивнула и приняла тяжелый стакан, наполненный темной, тяжело покачивающейся жидкостью. Кайл устроилась на большой подушке на полу у ее ног, спиной легонько опираясь о ее колено.

Оден вскинула голову, когда полено в камине стрельнуло, и рассеянно проводила взглядом плящущие искры, пока они не погасли. Почти не отвлекаясь, она села поудобнее, поджала ноги и вернулась к чтению с самого начала сцены.

Оден быстро развела огонь в камине и уютно устроилась в удобном кожаном кресле. Ее саму удивляло, как расслабленно она себя чувствовала, и как спокойно ей было здесь. Редкий случай, когда ей не нужно было никуда спешить. И ей это нравилось.

Хейз тихонько подошла и протянула ей  стакан.
- Бренди пойдет?
Оден молча кивнула и приняла тяжелый стакан, наполненный темной, тяжело покачивающейся жидкостью. Хейз устроилась на большой подушке на полу у ее ног, спиной легонько опираясь о ее колено.

- Как только я чуть отдохну, я приготовлю нам что-нибудь поесть. Надеюсь, ты любишь простую еду, - сказала Хейз и вытянула ноги к огню.
- Не спеши, - Оден смотрела вниз на профиль Хейз. Пляшущие отсветы огня отбрасывали узорчатые тени на  ее четко очерченное лицо и играли на ее растрепанных волосах. – Мне нравится огонь.
Хейз кивнула и плотнее прижалась к ноге Оден.
- Я рада, что ты пришла.
- Правда? – пробормотала Оден, завороженная янтарным свечением огня и теплом от спины Хейз.
- Угу, - Хейз потянулась вверх и мягко охватила рукой бедро Оден.

Оден немного выпрямила ноги, и Хейз придвинулась ближе, запрокинула голову и затылком прижалась к ее ногам. Оден потянулась вниз и, почти не думая, нежно запустила пальцы в густые волосы Хейз, а потом откинула голову на потертый подголовник и закрыла глаза. Может быть, она задремала на несколько секунд в успокаивающей теплоте огня и тепле тела Хейз. Она вздрогнула, когда ощутила легкое прикосновение к шее, а когда открыла глаза, Хейз стояла на коленях между ее ног, опираясь на край кресла и глядя на нее сверху вниз.

- Я тебя разбудила?
Оден улыбнулась и не пошевелилась.
- Я не спала. Дремала.
- Хорошо, - Хейз улыбалась, но немного напряженно. – Закрой глаза снова.

Оден выполнила ее просьбу, словно под гипнозом. Руки Хейз нежно прошлись по ее лицу и шее, согревая их своим прикосновением. Когда Хейз наклонилась вперед, поглаживая лицо Оден, та почувствовала жар от ее тела даже сквозь джинсы. Ее медленно нараставшее  желание было столь изысканным, что она не хотела спешить. И все-таки, когда Хейз вытащила ее рубашку из брюк и  нежно  расстегнула  пуговицы на груди, Оден не смогла удержаться и провела руками по ее бедрам, притягивая ближе. Она хотела, жаждала, ей было нужно больше. Она открыла глаза и встретила взгляд Хейз, затуманенный желанием.

Хейз легонько улыбнулась и покачала головой.
- Нет-нет. Держи глаза закрытыми.
Оден некоторое время смотрела на нее, зная, что ее желание явно написано у нее на лице. Не заботясь о том, что Хейз поймет, как сильно она хочет ее, Оден подчинилась. Ни для кого другого она бы этого не сделала. Не было никого, кому она настолько бы доверяла.

Хейз нежно стянула рубашку с плеч Оден, фиксируя ее руки в туго натянувшихся рукавах. Оден знала, что с легкостью освободится, если пожелает, но эффект неподвижности не был нежеланным. Она хотела принадлежать ей.

- Охх, - простонала Оден, когда Хейз мягко коснулась губами ее обнаженной груди. У нее закружилась голова, когда язык Хейз коснулся чувствительной кожи соска и зажег в нем пламя. Она выгнула спину, пытаясь плотнее прижаться к теплому рту. Губы Хейз терзали ее соски, а рука потянулась к застежке джинсов и стала расстегивать пуговицы. Она тихонько лежала, а Хейз просунула руку под нее и стянула с нее одежду. Тепло огня ласкало ее обнаженную кожу, а потом Хейз осторожно легла на нее сверху.
Шероховатая ткань джинсов Хейз терлась о кожу Оден,  а когда Хейз заворочалась, устраиваясь между ее ног, Оден ахнула, когда ткань коснулась ее возбужденного лона. Она не могла сдержать себя и прижалась ближе, стремясь к большему контакту. У нее вырвался крик, и Хейз быстро отстранилась, разрывая изысканно-мучительное давление.

- Что такое? – выдохнула Хейз.
- О господи, Хейз, не останавливайся! – она  нуждалась в ее прикосновении, а еще больше она нуждалась в освобождении, которое ей могла дать только Хейз. Когда она стала приподнимать голову, Хейз удержала ее за волосы, захватив их у основания затылка.
- Подожди, Оден, подожди, - прошептала Хейз и острожно скользнула свободной рукой ей между ног.
Оден снова закричала, обуздывая собственное желание, а пальцы Хейз невесомо ласкали ее, увлажняясь ее страстью.
- Я не могу, пожалуйста, я не могу! – застонала Оден, ее бедра задвигались в яростной  попытке ощутить Хейз внутри себя. У Оден перехватило дыхание, когда Хейз вошла в нее полностью и прижала всем своим весом. Оден жадно нашла ее губы, и Хейз заполнила ее рот целиком, так же, как и ее тело. Оден вцепилась в нее, и ее тело и мозг взорвались вместе.

Когда дыхание Оден успокоилось, а тело перестало дрожать, Хейз осторожно убрала руку, и у Оден вырвался тихий стон. Хейз опустила голову на грудь Оден и удовлетворенно вздохнула. Оден высвободила руки из рубашки и крепко обняла Хейз, принося тепло и покой. Они еще долго лежали и молчали, пока в камине не прогорел огонь.

Оден вздрогнула, моргнула и невидящими глазами осмотрелась кругом, ошеломленная тем, что она все еще здесь и одна. В замешательстве она уставилась на собственные руки. В них была книга, а чувствовала она тепло женского тела.  Тяжело дыша, она сосредоточилась на том, что она только что читала. Кайл и Дейн. Кайл и Дейн. А не Хейз и…
Она посмотрела на тот конец комнаты, на рдеющие угли в камине. Ее бил озноб, но кожа ее была горячей, а сердце билось быстро. Дрожащими руками она сжала книгу. Все было так реально, и ей стало так ясно, чего она хочет. Чего она жаждет.
- Бог ты мой, - прошептала она. – Хейз.

Гейл поднялась по ступенькам, вышла из метро и пошла ко входу в отделение неотложной помощи больницы университета Темпль. Снаружи было несколько людей и  даже пара машин. Лимузин-хаммер подъехал и остановился у дверей приемного отделения. Его нельзя было не заметить, даже если бы она не узнала машину. Гейл остановилась и стала смотреть, как открывается задняя дверь, и из него выходят двое. Абель Причард нес чемодан. Хейдон Палмер сжимала  в правой руке тонкий портфель. Гейл подождала, пока они пройдут в здание. Частную жизнь Хейз нужно было уважать, она этого заслуживала.

- Ох, Оден. Солнышко. Пожалуйста, не влюбляйся в нее.
Гейл шагала  сквозь снег и пыталась поверить в то, что сердцу можно приказывать.

ГЛАВА 17

Первые несколько дней рабочей недели были сумбурными и беспокойными, но Оден  рада была отвлечься. Она не могла не задаваться вопросом, где сейчас Хейз и все ли с ней в порядке. И все же, ее  рабочий график был до последней минуты заполнен собеседованиями с претендентами на еще незаполненные вакансии Destiny, встречами с новыми сотрудниками подразделения и обзорами рукописей. Так что беспокоиться о Хейз она могла только в редкие свободные минуты.

Поздним утром в четверг на пороге ее кабинета возникла Лиз Никсон с широкой улыбкой на лице.
- Отчет о проделанной работе, мэм.
Улыбнувшись в ответ, Оден встала из-за стола и поприветствовала Лиз. Она повела рукой в сторону дивана:
- Присаживайся. Рада тебя видеть.
- Люблю новые проекты.  У меня есть несколько идей. 
- Я очень на это надеюсь, - Оден потянулась к стопке бумаги, лежавшей на журнальном столике, пристроила ее на коленях и  вытащила из кармана рубашки ручку.  – Ты что-то хочешь обсудить сейчас или лучше подождать, пока я соберу всех на общее совещание?
- Я так понимаю, многое может подождать, пока мы не переговорим со всеми, включая Хейз.  А вот  сейчас я хотела бы напомнить тебе, что следующая большая конференция состоится меньше, чем через две недели.
- Да, я знаю. В  Нью-Йорке.
- И мы собираемся принять участие, правильно?
- Да. Раз уж ты полностью приступила к выполнению обязанностей, я подумала, что ты со своим персоналом займетесь вопросами рекламы. И конечно, я хочу быть на конференции.  – Она запнулась. – Я не знаю, будет ли это интересно Хейз или Причарду. Я проясню.
- Я думаю, нам нужно привезти на конференцию больше, чем обычные рекламные материалы. Думаю, мы должны представить новую публикацию Destiny.

Оден  громко рассмеялась.
- Я  думаю, ты абсолютно права. И это абсолютно невозможно. Никоим образом.
- А как насчет Марго Эллиот и ее «Бледного подобия»? Книга была почти полностью отредактирована, когда мы свернули деятельность WomenWords. Для того чтобы подготовить ее к верстке, не понадобится много времени.
- Даже если я надавлю на Марго и заставлю ее вычитать финальную корректуру, у нас все равно нет обложки. Может, я и смогла бы выделить одного из художников-графиков для работы над ней, но сроки поджимают, - Оден быстро пробежалась по списку необходимых этапов выпуска книги. – Я даже еще не видела производственных спецификаций. Я не знаю, кто из верстальщиков свободен, и в какие сроки мы можем уложиться.

Лиз молча ждала со слабой улыбкой на лице, глядя как Оден проверяет пункты списка. Глаза Оден блестели, лицо было сосредоточенным.
- И, кроме того, мы же не запускали никакой предварительной рекламы. Мы окажемся на конференции  без разогрева. 
- На данном этапе нам и не нужна рекламная кампания в национальных масштабах, хотя у меня есть кое-какие наметки, - Лиз говорила уверенно и серьезно. – У меня налажен контакт с десятком интернет-групп, которые меньше чем за сутки разрекламируют  известие о том, что на конференции будет представлена новая книга Марго. Нам не придется волноваться о продвижении розницы еще и потому, что мы намерены охватить ключевой сегмент рынка на самом нижнем уровне путем продаж непосредственно через интернет. А о массовом маркетинге можем побеспокоиться позже.
- Я боюсь, как бы все это не оказалось немного преждевременным, - задумчиво сказала  Оден, снова просматривая свой список. – Будут и другие конференции, в этом году, но позже, и к тому времени у нас уже будет возможность запустить рекламу.
- У Марго Эллиот солидная армия поклонников. Ее имя известно.  Это хороший повод заявить о себе на конференции. В конце концов, на данный момент нам нужен известный, продаваемый автор, чтобы пойти в гору.
Оден встала и зашагала по кабинету. Потом повернулась к Лиз.
- Ты же директор по маркетингу. Если ты считаешь, что это сработает, я сейчас же напишу Хейз.
Лиз приподняла бровь.
- У тебя есть от нее известия?
- Нет.
Она не хотела вторгаться в частную жизнь Хейз. И все  же, она была рада, что теперь у нее есть официальная причина это сделать. Любая возможность связаться – и ей станет легче.
- Я вернусь к тебе, как только смогу.
- Спасибо. Я буду  в своем кабинете, как только прелестная Алана  покажет мне, где он располагается.
Оден  улыбнулась, но мысленно она уже писала Хейз письмо.

Хейз проснулась  неожиданно бодрой после незапланированного сна. Она не собиралась засыпать посреди бела дня, но ей пришлось признать, что теперь она чувствует себя лучше. Ее наконец отпустила головная боль, и теперь она могла читать без эффекта затуманенного зрения. Она чувствовала себя отлично и хотела домой. На выходных ей нужно было  встретиться с Тэйн, а еще сильнее она хотела вернуться к работе. Главным образом, чтобы увидеть Оден.
И для того, чтобы все это воплотилось в жизнь, нужно было уговорить ее врача-гематолога выписать ее. Зная Пола Розенберга, она на это не рассчитывала.

Слова доктора, произнесенные не далее, чем сегодня утром, еще звучали у нее в ушах.
- И речи быть не может.
- Пол, я чувствую себя хорошо. Отпусти меня отсюда.
- Ты должна пройти полный курс антибиотиков. Уровень твоих лейкоцитов  все еще выше нормы.
- Но он снижается.
Эту фразу  он проигнорировал.
- И тебе, возможно, потребуется еще одно переливание.
- Никакой крови, - ее голос был непреклонным. – Мы договорились, что сведем переливания к минимуму. Только в экстренных случаях.
- А это и был экстренный случай. Хейз, у тебя была такая степень анемии, что ты могла заработать инсульт или инфаркт миокарда. Если бы ты была чуть постарше, наверняка бы заработала.
- Это прекрасно, но ведь чужая кровь – это тоже большой риск.
Он покачал головой и явно обиделся.
- Риск заражения практически равен нулю, а вероятность передачи инфекции составляет один на шестьдесят тысяч случаев. Чертовски ниже, чем тот риск, которому ты подвергаешься, доводя себя до такого состояния.
- А потом настанет момент, когда я не смогу переносить переливания без риска повредить печень, - она отвела взгляд. – Тогда у меня не останется уже никакого выбора.
- Ты и близко еще не подошла к этой точке. Но в том состоянии, в котором ты была, эта инфекция могла тебя убить.
- Не убила же.
- Ты почти этого дождалась. Ты играешь с болезнью в поддавки гораздо дольше, чем следует. В один из дней ты проиграешь, - в его голосе сквозили раздражение и забота.
- С этой чертовой болезнью все превращается в поддавки и шансы. Шансы, проценты, риски против выгод.
- Согласен. И я уже согласился вести консервативное лечение твоей болезни  так долго, как это будет возможным. Но ты все еще сильнее усложняешь.
Она глухо рассмеялась.
- Неужели ты думаешь, что это возможно?
- Нет, - вздохнул он. – Прости. Но я еще не могу тебя выписать.
- А на выходные?
- Если у тебя будет нормальная температура и повысится уровень гемоглобина.
- Договорились.

Хейз  вздохнула, злясь от собственной беспомощности, и в расстроенных чувствах придвинула прикроватный столик ближе, открыла лежавший на нем ноутбук и подключила шнур в телефонную розетку. Потом набрала адрес сервера, открыла электронную почту и быстро просмотрела сообщения. Взглядом она выхватила одно из них, и ее сердце бешено заколотилось.
Господи, ну почему даже одно ее имя на меня так действует?
Одного она не стала бы отрицать – ей нравилось это чувство. Нравился быстрый всплеск волнения, само предвкушение, нравилось, как сводит от удовольствия живот. У нее даже мурашки пошли по коже. Дрожащими руками она открыла сообщение.

-----Original Message-----
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Thursday March 27, 2:05 PM
To: HPalmer@PalmPub.net
Subject: Краткая аннотация: Бледное подобие
Attachment: Календарный план - PI 21kb

Хейз,
Я надеюсь, что мое письмо застанет тебя в добром здравии. Прости меня за то, что втягиваю тебя в работу, но я хочу получить твое одобрение, прежде чем запустить этот проект.

Лиз настойчиво предлагает, чтобы Destiny выпустило свою первую книгу к 11 апреля и начало продвигать ее на Манхеттенской книжной конференции. Мы заканчиваем редактуру «Бледного подобия» (я жду последних правок от Марго), и скоро книга будет готова к верстке.

Я бы хотела попробовать издать ее, если ты думаешь, что это осуществимо. Что скажешь?

Во вложении календарный план запуска в производство на тот случай, если ты одобришь наше предложение. Я буду на работе примерно до 9 вечера.
Оден.

Хейз открыла вложение, просмотрела файл и усмехнулась. Она написала несколько замечаний, а потом вернулась к письму.  Абеля удар хватит.

-----Reply-----
From: HPalmer@PalmPub.net
Sent: Thursday March 27, 4:55 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: re: Краткая аннотация: Бледное подобие
Attachment: Отредактирован_Календарный план - PI 22kb

Оден,
У Лиз хорошее чутье. Я бы ему доверяла.
Я внесла несколько изменений в твой предварительный график. Тебе,  скорее всего, понадобится еще один день, по крайней мере для переплета, но ты можешь выиграть время, если начнешь работу над обложкой как можно быстрее.

Обратись к Ненси Бейкер из отдела графики и опиши ей, что тебе нужно. Я хотела бы увидеть эскиз обложки перед тем, как ты его одобришь.

Свяжи Лиз с Ральфом Эйлором, который занимался рекламой в СМИ для наших других изданий. Он втиснет ее  в наш рекламный бюджет и даст доступ к средствам.

Лучше всего поговори с Абелем сразу, потому что многим сотрудникам придется работать сверхурочно.

Я буду на работе в понедельник. Держи меня в курсе дел.
Хейз.

Она откинулась на подушки и закрыла глаза. Плевать, что Розенберг беспокоится. Я выписываюсь к этим выходным.

Оден улыбнулась  и в третий раз перечитала электронное письмо.
Я буду на работе в понедельник.
Ощутив внезапный прилив энергии, несмотря на то, что время перевалило за десять вечера, а она была  в офисе с семи утра, Оден начала набрасывать план предстоящих действий, которые нужно было обсудить с Лиз. Хорошо, что мой секретарь работает с утра. Мне нужно позвонить –
- Мисс Фрост?
Оден вздрогнула и удивленно посмотрела в сторону открывшейся двери.
- Мистер Причард!
- Засиделись допоздна.
Это был не вопрос, а утверждение.
- Да. Проходите, пожалуйста.
Он сделал несколько шагов в комнату и задумчиво посмотрел на нее.
- Готовите книгу Эллиот к печати?
- Ах, новости распространяются быстро. Простите, мне следовало позвонить вам раньше сегодня, но к  тому времени, как я получила ее, было уже позже, чем я…
Он поднял руку, и на какую-то секунду ей показалось, что он улыбнулся.
- Я понимаю. Хейз ввела меня в курс дела.
- Вы ее видели? – спросила Оден, не успев остановиться.
Еще один изучающий взгляд.
- Да.
Оден вспыхнула.  С ней все хорошо?
Причард мягко продолжил.
- Она сказала, что вы разработали график производства. Это амбициозное решение для данного этапа, и я уверен, что вы это должны осознавать.
- В самом худшем варианте мы просто не успеем выпустить книгу в срок, - спокойно заметила Оден, - и меня признают виновной в принятии неверного решения, когда я еще и месяца не проработала.
- Нет, – негромко возразил он, - самое худшее, что может произойти, это если вы станете спешить, чтобы не сорвать сроки, и выпустите продукт более низкого качества.
Оден наклонилась и посмотрела ему в глаза.
- Этого не произойдет, мистер Причард. Я не поставлю на кон репутацию Destiny для спасения своей.
Он помолчал, словно взвешивая ее слова, а потом кивнул.
- Зовите меня Абелем.
У Оден на губах расцвела улыбка.
- Благодарю вас.
- У меня есть опыт в подобного рода проектах, так что если вам понадобится помощь…
- Я обращусь к вам первому.
Он снова кивнул и собрался уходить.
- Мистер Причард… Абель?
Он обернулся.
- Как она?
Несколько долгих секунд он молчал, и Оден подумала, что он не ответит. Он снова изучающе смотрел на нее, и она ждала, не уступая его твердому взгляду.
- Ей лучше.
Оден расслабилась, чувствуя, как напряжение отпускает ее.
- Хорошо.
- Да, - прошептал он, уже отвернувшись к двери. – Да, это хорошо.
Оден улыбалась, когда повернулась к своему компьютеру, чтобы выключить его на  ночь. Она заметила  значок-конвертик на панели задач и проверила почту.

-----Original Message-----
From: HPalmergPalmPub.net
Sent: Thursday March 27, 9:35 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Сообщение-предупреждение

Оден
Тебе пора искать укрытие. Абель движется в твоем направлении, и в глазах его огонь ;-)
Если серьезно, то он скоро зайдет, чтобы поговорить с тобой. Я подумала, что лучше ты встретишь его подготовленной. Удачи.
Хейз.

Оден щелкнула по кнопке «Ответить».

-----Reply-----
From: AFrost@PalraPub.net
Sent: Thursday March 27, 10:55 PM
To: HPalraer@PalmPub.net
Subject: Отчет об обстановке
Хейз
Все в порядке. Стрельбу не открывали. Перемирие заключено.
Скоро увидимся. Од.

В  личной палате, на верхнем этаже больницы университета Темпль,   Хейз прочла сообщение в  рассеянном свете компьютерного экрана, и громко рассмеялась.  Да. Скоро увидимся.
На другом конце города Оден погасила в своем кабинете свет и зашагала по пустынному коридору к лифтам.  Доброй ночи, Хейз. Сладких снов.

ГЛАВА 18

- Я бы лучше осталась дома, - повторила Оден с ноткой отчаяния в голосе.
- Ты не можешь сейчас дать задний ход, - Гейл прикоснулась  к ямке у основания шеи, нанося духи, и посмотрела на отражение Оден в зеркале. Она могла пари держать, что та и представления не имеет, как  замечательно она смотрится в черных брюках и  приталенном  бледно-зеленом свитере, на тон темнее ее глаз. – Я одна с ними двумя не справлюсь.
- Конечно справишься.
Гейл повернулась и подбоченилась.
- Ладно, давай начистоту. Я определенно целуюсь на первом свидании. Я иногда даже  трахаюсь на первом свидании. Но сексом втроем я не занимаюсь! – тут она замолчала и немного подумала. – Хотя, с Тэйн и Лиз…
- Я не имела в виду постель! – рассмеялась Оден. – Я говорила  о том, чтобы их развлечь, что ли.
- Ты идешь со мной.
- Я боюсь, - негромко проговорила Оден.
Гейл замерла на полпути с кожаной курткой в руке.
- Чего?!
- Сама не знаю, - пожала плечами Оден. – Того… что  они… обо мне подумают.
- Ты имеешь в виду Тэйн и Лиз? – Гейл подошла к ней и положила руку на плечо. – И как ты думаешь,  что они могут подумать?
- Они будут ожидать, что я должна знать. – Оден отвернулась в смущении. – Как это - быть лесбиянкой. И… о сексе.
- Ох, - Гейл обхватила рукой талию Оден и обняла ее. – Вряд ли здесь есть что-то таинственное. И ничего такого, чего бы ты уже не знала.
- В теории.
- Так вот оно что. Ты стесняешься из-за своей неопытности?
Оден поморщилась.
- Ты же сама говорила, что я одна такая осталась среди ровесников…
- Ох, солнышко, ты же не принимаешь всерьез то, чем я тебя поддразниваю, правда? – Гейл наклонила голову, и они с Оден соприкоснулись лбами. – Это хорошо, что ты ждала. На самом деле, это прекрасно. И никому не обязательно об этом знать, за исключением той, единственной. И даже ей не обязательно, если ты не захочешь ей говорить.
- И все-таки, - возразила Оден, они могут предполо…
- Что ты – лесбиянка, потому что мы друзья?
- Нет, - сказала Оден чуть раздраженно. – Что я лесбиянка, и что я уже была, по меньшей мере, на одном свидании.
Гейл рассмеялась.
- Хорошо, да, скорее всего, она так и подумают. Ну и пусть. Тебе же не было неловко с ними, когда мы играли в карты, так?
- Да.
- И сейчас будет точно так же. Ты не должна делать ни одной-разъединой вещи, если ты  этого не хочешь. А если  любая из них будет на тебя давить – по любому поводу – я с ними разберусь.

Оден немного расслабилась. 
- Я вроде с удовольствием жду этой встречи, но я не… не заинтересована ни в чем  большем ни с одной из них, понимаешь? И я не хочу произвести неправильное впечатление.
- Ты уверена? – Гейл вздернула бровь. – Если, скажем… Тэйн бы тебя пригласила… - она оборвала фразу, когда Оден замотала головой. Гейл раздвоилась. Несмотря на то, насколько сильно ее саму привлекала Тэйн, она почти жалела, что Оден не испытывает тех же чувств. Она не могла выбросить из головы воспоминание о Хейз, входящей в больницу. С тех пор прошла почти неделя, и хотя Гейл  не проверяла список пациентов, честно не позволяя себе шпионить, она знала, что Хейз  оставалась в больнице до сегодняшнего утра. И она  знала, что с ней не так – Хейз сама рассказала ей после того, как потеряла сознание в гостинице. – Это из-за Хейз?
- Да.
- Точно?
Оден кивнула.
- Ну, тогда, - весело сказала Гейл, - я собираюсь сегодня поиграть в игры с нашей Казановой Катласс.
- А как же Лиз? – Оден обрадовалась, что внимание Гейл переключилось на кого-то кроме Хейз. Она не хотела  разговаривать на  эту тему, потому что сама мысль о ней поднимала все неотвеченные вопросы  и  опасения.
- Мы с Лиз уже расставили точки над и, - Гейл натянула кожаную куртку. – Друзья, не любовники. А теперь давай, пойдем, встретим этих симпатичных женщин и повеселимся.
Спускаясь по ступенькам вслед за Гейл, Оден с тоской вспоминала свое удобное кресло, теплый камин, бокал вина и хорошую книгу, наполненную симпатичными женщинами и шансами пофантазировать. А еще она думала о том, что через полтора дня увидится с Хейз.

Тэйн работала при свете маленькой настольной лампы в незнакомой гостиной. Она долго проворочалась в постели без сна, потом, наконец, встала и тихонько пробралась к компьютеру, стоявшему в углу.  Он был запущен и подключен к интернету. Больше часа она  писала, не отрываясь, а потом проверила свою почту. Там нашлось сообщение от Руны, пришедшее сразу после двух ночи.
Кажется, не только мне одной не спится. Она просмотрела текст и вздрогнула от волнения.

-----Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Sunday March 30, 2:12 AM
To: thaneCutlass@CutlassFic.com
Subject: Возможная встреча

Тэйн,
Если ты сегодня свободна, как насчет того, чтобы встретиться за ланчем в «Полосатом Окуне» в 11.30?
Нам о многом нужно поговорить.
Руна.

Тэйн набрала ответ и после секундного колебания, добавила вложенный файл.
- Все в порядке?
Мягкий  голос у нее за спиной и нежные пальцы на ее затылке заставили ее улыбнуться. Тэйн  повернула голову, посмотрела на прекрасную женщину  и почувствовала, что ей не хватает слов, чтобы высказать, как здорово она себя чувствует.
- Все… замечательно, – она показала на компьютер. – Извини. Ты не против? Я честно никуда не заглядывала.
- Ни капельки. И чтобы воспользоваться телефоном, тебе тоже  не нужно спрашивать разрешения.
- Окей, - Тэйн больше ни о чем думать не могла, кроме того, как  эти искрящиеся  глаза медленно осматривают ее лицо. Обещание прикосновения. Почти даже лучше, чем сама ласка. Она резко развернулась на стуле, потянула за  руку женщину, на которой была только длинная футболка, и усадила ее  к себе на колени. – Я не хотела тебя будить. Просто не могла спать.
- Диван слишком твердый?
- Мягче пуха.
- Врешь. Тебе бы романы писать, - она рассмеялась и охватила руками шею Тэйн. – Ты могла бы прийти и поспать со мной.
- Я бы не спала.
- Это было бы неплохо.
- Это было бы лучше, чем неплохо, - пробормотала Тэйн и  потерлась щекой  о твердый сосок под тонкой тканью. – Но может быть, еще не сейчас. 
- Почему нет? – сильные пальцы скользнули в волосы Тэйн и принялись массировать чувствительные места у основания шеи. – Мы взрослые  люди. И просто так, на тот случай, если ты вдруг не заметила, мы обе… заинтересованы.
- О, поверь мне. Я заметила, - Тэйн прерывисто вздохнула, и внутри у нее все мгновенно наполнилось желанием. – Ты сказала кое-что вчера вечером… когда мы… целовались.
- Разве? – теплые губы прошлись по уху Тэйн, язык  обвел его краешек, и Тэйн застонала. – Я  не могу вспомнить, чтобы я вообще что-то говорила.
- Ты сказал… о господи… так хорошо…
Снова смех. Низкий, грудной.
- Ты сказала, - снова попыталась произнести Тэйн, хотя в голове у нее все плыло, - что ты хочешь, чтобы это было больше, чем на одну ночь.
- Ммм. И? – губы коснулись рта Тэйн и слегка засосали ее нижнюю губу.
- Я хочу… - Тэйн отодвинула голову, едва в состоянии сосредоточиться, и прокашлялась. – Ты должна это прекратить.
- Почему? – любопытные, участливые глаза встретили ее взгляд. – Что не так?
- Ты хочешь, чтобы я тут… опозорилась? – грудь Тэйн тяжело вздымалась. – Я слишком на взводе… уже… для таких действий.
- Боже, - тихий стон, - ты такая, такая сексуальная. Само ощущение, что ты рядом, сводит меня с ума.
- Я не хочу испортить свою репутацию, если сорвусь слишком быстро, - Тэйн усилила объятие и провела  губами по самым  красивым очертаниям лица, которые когда-либо видела. – По крайней мере, не в первый раз.
- Да, но кто об этом  узнает? И поверь мне, - поцелуй был глубоким, требовательным, - я ни капельки возражать не стану.
Тэйн наконец отстранилась и провела пальцем  по чувственным губам, припухшим от возбуждения. – Я хочу начать все правильно. Медленно.
- Ты серьезно? – теперь в ее голосе звучало удивление  и любопытство.
- Да, - прошептала Тэйн. – Я хочу, чтобы ты получила то, что хочешь.

----Reply----
From: thaneCutlass@CutlassFic.com
Sent: Sunday March 30, 5:03 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Re:Возможная встреча
Attachment: 0bsess.doc 128KB

Руна,
Да, я все еще в городе и пробуду здесь как минимум до завтрашнего полудня. И я полностью свободна сегодня для. Увидимся в одиннадцать-тридцать в «Полосатом Окуне». Жду с нетерпением.

Что до прошлого вечера, на то случай, если тебе вдруг станет интересно ;-) , то давай скажем так, что он принес с собой все, чего я ожидала, и даже больше.
Есть только одна вещь, которая вдохновляет лучше, чем неразделенная страсть, знаешь? Это страсть разделенная. ;-)

Реальность  или фантазия? Решай сама или просто воображай и наслаждайся.
До встречи.
Тэйн.

О господи.  Хейз  знала, где Тэйн провела прошлый вечер, и с кем. Всю неделю она пыталась не думать о том, что у Оден запланировано свидание с Тэйн, Гейл и Лиз. Только многочисленные письма Оден  с описанием того, как идет их первое издание, позволяли ей выбросить это свидание из головы.  Теперь, столкнувшись с его реальностью, она меньше всего  хотела быть в курсе переживаний Тэйн, пусть даже пропущенных сквозь объектив художественного восприятия писательницы и изменившихся в процессе.
Сами слова, если даже  не факты, будут  нести в себе  образ Оден.
Оден и Тэйн. Боже.

В свое удовольствие – Наваждение

Я ни на что не рассчитываю, просто надеюсь, пока медленно принимаю душ, покрывая каждую часть своего тела пушистой, ароматной пеной. Я не могу удержаться, и представляю, что это твои руки скользят по моей чувствительной коже,  и сама мысль о том, как твои пальцы касаются краешков моего желания, заставляет меня вздрагивать.
Я осторожно вытираюсь, не задерживаясь на чувствительных областях. Когда я до такой степени возбуждена, малейшее прикосновение сделает меня влажной. И все равно, когда я натягиваю мягкие, хорошо разношенные кожаные штаны на свои голые ноги, я знаю, что буду истекать раньше, чем застегну молнию. Выпуклый шов  прижимается ко мне. Я уже твердая, как камень. И это возбуждение никуда не денется, прежде чем не окончится ночь. А ее я, вполне вероятно, проведу одна. Снова. И у меня не будет ничего, чтобы успокоить меня, ничего, кроме предвкушения и долгих воспоминаний о тебе.

Я была не права. Как  же я была не права. И как я рада ошибиться.

Я не знаю, как это произошло, какой поворот событий привел меня назад, прочь от шума толпы и неопределенности, назад в твою квартиру, но вот я стою здесь.
Готовая. Давно и прочно готовая.
Я стою, упираясь задницей в закругленную спинку дивана, и жду, а ты смотришь на меня из дверей. Часть меня возносит молитвы. Сможешь ли ты почувствовать мою жажду сквозь темноту, услышать мое желание в тишине?

Ты включаешь приглушенный свет, подходишь ко мне, молча, и окидываешь меня взглядом – не бесстыдно, не нагло, нет, просто спокойно и уверенно. Я встречаю твой взгляд, пытаясь ничего не выдать.  Но это трудно – быть спокойной, когда у меня внутри все плавится. Дрожащими руками я опираюсь на спинку дивана и  выдвигаю себя вперед, раскрывая свою жажду, обнажая не только тело, но и душу. Воздух между нами подрагивает от потоков невысказанного желания.

Улыбка вспыхивает на твоем лице, и ты опускаешь взгляд – по силуэту моей груди, через живот, к  промежности. Палец следует за твоим взглядом, проводя по центру моего тела, задерживаясь у меня между ног. Я издаю звук, наверное, это стон. Я не успеваю вдохнуть, а ты уже опускаешься на колени между моих раздвинутых ног и прижимаешь ладонями обтянутые черной кожей бедра.

Мышцы моего живота сжимаются при первом же легком прикосновении.
Потом твое лицо оказывается у кожи, закрывающей меня, и прижимается достаточно сильно, чтобы мой клитор отозвался болью, а по ногам пробежали мурашки. Я проглатываю стон и пытаюсь не толкаться в тебя. Я хочу, чтобы это длилось долго. Но я так сильно хочу кончить. Затуманенными глазами я смотрю вниз, смотрю, как ты прикасаешься ко мне.  Я хочу, чтобы все было так, как захочешь ты.
Твои руки поднимаются к моей ширинке, ты тянешь молнию, раздвигаешь ткань, захватываешь пояс и рывком тянешь его вниз, обнажая меня, но не полностью. Кожа скользит по моей набухшей плоти, и  от этого давления я едва не кончаю. Мои руки трясутся от усилий, удерживая меня в вертикальном положении. Я еле дышу и стараюсь не шевелиться. Ты охватываешь меня руками, ладонями разминаешь  мои ягодицы, а потом жестко прижимаешь меня к своему лицу. Подбородок задевает мой возбужденный клитор, я чувствую,  как нежная кожа прижимается к нему, и  во мне полыхает огонь. Я умираю, но я молчу. Я хочу, чтобы ты получила то, что хочешь.

Кончиком языка ты касаешься меня, ты играешь со мной, заставляя меня корчиться от невыносимого удовольствия. Я  боюсь, что не устою на ногах. Я крепче вцепляюсь в край дивана, решив держаться так долго, как только смогу. В моей голове все плывет, живот сводит. Ты медленно стягиваешь с меня кожаные штаны и проводишь языком по обеим сторонам от моего клитора, а потом втягиваешь его в себя. Вперед и назад. Я прикусываю губу. Я чувствую вкус крови. Я готова кончить, я уже несколько часов готова, но я буду ждать, пока ты не возьмешь то, что хочешь.

Ты стягиваешь мои брюки до пола и втискиваешь свои плечи между моих ног, раздвигая их, раскрывая меня. Твой язык скользит по влажным складкам, и твои губы становятся мокрыми от моей страсти. Ты облизываешь их жадно,  большими пальцами ты раскрываешь меня и погружаешься внутрь губами  и языком. Я испускаю стон, который превращается в вой. Я долго не продержусь.
Ты втягиваешь мое возбуждение в свой рот, ты нежно потягиваешь, мучая меня. Я взвизгиваю – я не могу сдержаться. Ты это слышишь, но у тебя хватает милосердия не рассмеяться. Ты позволяешь мне поверить, что я все еще контролирую ситуацию, когда ты входишь в меня. Внезапное давление пронзает мой клитор, внутри все от удовольствия закручивается в тугую спираль – я не думала, что смогу возбудиться еще сильнее, но это происходит. Я настолько возбуждена, что это граничит с болью. Я задыхаюсь, я судорожно дергаю бедрами, но не закрываю глаза. Я смотрю на тебя, а ты смотришь на меня, и я заставляю себя сдержаться. Вся поверхность моего тела словно наэлектризована. Я на самом краю оргазма, на волосок от него, болезненно налитые внутренние мышцы судорожно сокращаются вокруг твоих пальцев. Я хочу, чтобы ты взяла свое.

- Пожалуйста, дай мне кончить.
Первые слова сказаны.
Милосердно, благословенно, ты решаешь сжалиться надо мной. Ты вталкиваешь в меня пальцы, и втягиваешь меня в свой рот, ты сосешь жестко, язык  оглаживает края клитора и  касается открытой головки. Я запрокидываю голову, испускаю сдавленный крик и – о боже! Я начинаю кончать. Волна за волной прокатывается через меня, пульсируя, вынося мозг, унося меня с собой. Я всхлипываю, я падаю, ты удерживаешь меня, и твои сильные руки обвиваются вокруг моих бедер.
- Боже, не останавливайся, - умоляю я и продолжаю кончать.
Ты на секунду отводишь от меня губы.
- Нет, пока я не заберу все, - шепчешь ты и снова засасываешь меня в свой рот.
Меня всю. Я хочу, чтобы ты взяла все, что ты хочешь.

Хейз уставилась на экран, не совсем понимая, что же она только что прочла. Нет, она как раз знала, что она прочла. Господи, да Тэйн описывала секс так, что его можно было ощутить на вкус! Но было что-то другое,  что-то необычное в этом отрывке и в предыдущем тоже, что-то, что она чувствовала, но никак не могла  ухватить. Если бы она не так хорошо знала Тэйн, она бы подумала, что та влюблена.
От этой мысли у нее внутри все оборвалось. Она  закрыла глаза, но слова и образы прокручивались  перед ее внутренним взором в ярких деталях. И за каждым из них была Оден.
Господи, пусть это окажется неправдой. Не допусти, чтобы это стало реальностью.

Отредактировано Gray (07.03.15 00:22:31)

+1

8

Gray написал(а):

Я это еле перевела, честное слово) до сих пор стесняюсь)))

А че? Перевод шикарный) Я свои комменты еще отпишу... Что останавливает? Не говорите, что Вы краснели при переводе)))

+1

9

Sonya написал(а):

Не говорите, что Вы краснели при переводе)))


Нет, не краснела) Чего не было, того не было. Иначе и переводить не стала бы. Какой смысл грешить и стесняться? Скорее наоборот - переводила легко и с удовольствием. Слова иногда не слушались, но я надеюсь, мне их удалось победить))

ГЛАВА 19

Тэйн в знак приветствия кивнула распорядительнице за приемной стойкой  модного ресторана на Волнат стрит и спросила, здесь ли Руна Дайр.
- Сюда, пожалуйста.
Тэйн прошла за ней через большой открытый зал, разделенный на секции внушительного размера колоннами, к угловому столику, стоявшему чуть в стороне от остальных. Темноволосая женщина сидела за ним спиной к  залу. 
- Прошу вас, - с приятной улыбкой сказала распорядительница  и  ушла.

Тэйн направилась к свободному месту, а потом в изумлении остановилась, когда женщина подняла голову и посмотрела на нее.
- Мисс Палмер?
- Хейз, помнишь? – Хейз встала, улыбнулась и протянула ей руку. – И Руна Дайр тоже. Привет, Тэйн.
- Черт возьми, - негромко сказала Тэйн,  принимая руку Хейз. Потом твердо пожала ее и с кривой усмешкой произнесла: - Вот я теперь стою и пытаюсь вспомнить, не говорила ли я Руне чего-нибудь  неосторожного  о тебе.
Хейз рассмеялась и жестом пригласила ее садиться.
- Могу тебя заверить, что нет, но я подумала, что лучше нам встретиться до того, как это случится.

Она выписалась из больницы всего три часа назад. Ей как раз хватило времени, чтобы заехать домой, принять душ, переодеться и успеть добраться до ресторана ко времени назначенной встречи с Тэйн. К счастью, у нее не было много возможностей поразмышлять над последней зарисовкой Тэйн или над тем, что она имела в виду, когда ее писала. Сейчас, сидя напротив Тэйн, Хейз снова  задумалась, как такая  женщина может кому-то не понравиться. Ее соавтор излучала уверенность и лукавое очарование. Правда, в данный момент  теплые карие глаза Тэйн  были наполнены удивлением, а сама она, казалось, лишилась дара речи.

- Я получала  удовольствие от нашей переписки все эти два года, - сообщила Хейз, надеясь оживить обстановку.
- И  я тоже. Ты чертовски хорошо пишешь, и было своего рода привилегией  принимать участие в твоем творчестве, - Тэйн откинулась на спинку стула, покачала головой и улыбнулась кривой усмешкой. – Ты проделала впечатляющую работу по сохранению в секрете своей  личности.
- Я не ставила перед собой цели создать тайну вокруг личности Руны Дайр. Вначале это  просто было вопросом  неприкосновенности личной жизни, - задумчиво проговорила Хейз.  – Тогда Руна и стала тем, в кого превращаюсь я, когда пишу – не только для окружающих или читателей, но и для меня самой. Я не воспринимала это как тайную личность, я просто чувствовала ее естественной… другой частью себя.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать, - Тэйн сделала паузу, пока официант посоветовал им специальное блюдо и принял заказ на напитки. – Я много времени провожу за написанием книг или  за работой над тем, чтобы написанное мною было опубликовано. Я завожу долгосрочные отношения с людьми, я считаю их друзьями, но они знают меня только как Тэйн.
- Ну, ты же она и есть, разве не так?
- В основном, да. Большая часть меня, по крайней мере.
- Кстати, - спросила Хейз, - а как мне будет лучше тебя называть? Я боюсь, что ты для меня навсегда останешься Тэйн, но я могу перестроиться.
- Тэйн – это хорошо. Тедди тоже нормально, хотя обычно так меня называют мои девушки, - Тэйн ухмыльнулась, когда Хейз рассмеялась. – А как насчет тебя?
- Зависит от того, как ты меня воспринимаешь, - пожала плечами Хейз. – Я не могу представить себя иначе, чем Руну, когда мы работаем. Откликнусь на это имя так же быстро, как и на Хейз.
- Договорились.
- Я надеюсь, что наше сотрудничество продолжится. Писательство может быть иногда очень одиноким занятием.

Тэйн игралась  скатанным из салфетки шариком и пыталась уместить в голове тот факт, что Руна оказалась не только ее хорошим другом  и соавтором, но еще и издателем. 
- А ты планируешь продолжать писать теперь, когда твоя компания приобрела права на наши книги?
- С этим могут возникнуть проблемы, потому что Палмер приобрел WomenWords,  но  если понадобится, я пристрою свои работы куда-нибудь еще. Но я не могу себе представить, что брошу писать. – Хейз посмотрела на красивое лицо Тэйн. – А ты можешь?
- Нет. – Тэйн несколько секунд помолчала, пробуя закуски, а потом спросила: - Ты собираешься рассказать Оден? 
От легкости, с которой она назвала  Оден по имени, у Хейз внутри все сжалось. До сих пор ей удавалось избегать мыслей  о Тэйн и Оден,  и о том, что могло между ними произойти. Она ответила не сразу, а  только тогда, когда поняла, что ее  голос не дрогнет.
- Я еще  не решила. Может быть. В конце концов, я уверена, что она  и сама это выяснит,  и я не хочу, чтобы  она чувствовала себя неловко, работая со мной, как с Руной, и не зная этого.
- Скорее всего, она будет более беспристрастно оценивать твои работы, если не будет знать.
- Да, я об этом думала. По многим причинам это было бы лучше.
Хейз становилось все труднее говорить об Оден, у  нее  в голове постоянно вертелись картинки того, как  они с Тэйн были на вечеринке вместе,  и хуже того – вспышки сексуальных фантазий Тэйн из «Эроса»  тоже не  давали ей покоя.  – Мне придется принять это решение  в самом ближайшем будущем.
- Ну, на данный момент она, кажется, полностью вовлечена в то, чтобы дать хороший старт Destiny. Еще некоторое время ей будет не до твоих книг и не до «Эроса». 
- Да, но она работает невероятно эффективно. Много времени ей не понадобится.
- Да, она потрясающая. Умная и красивая, - восхищение Тэйн было очевидным.
Хейз только и смогла, что кивнуть, изучающее глядя на Тэйн в поисках скрытого смысла.
Не обращая внимания на молчание Хейз, Тэйн продолжила:
- Ты решила  насчет антологии «Эроса»? Ты собираешься позволить мне включить в нее твои зарисовки?
- Я не уверена.
- Почему нет? Они замечательные.
Хейз  отвела взгляд.
- Они… о личном.
- Господи, а ты думаешь, что мои  - нет?! – Тэйн рассмеялась. - Да я в последние дни  практически описываю свои сексуальные фантазии. Тот отрывок, что я прислала тебе сегодня утром, я написала после того, как…
- Послушай, Тэйн, - сердце Хейз ускоренно стучало,  голова  кружилась. И это было не из-за низкого уровня лейкоцитов. Она просто не могла это выслушивать.
- Если бы Гейл не пришла…
- Гейл?
Тэйн запнулась и озадаченно посмотрела на нее.
- Ты разве ее не помнишь? Она была  с нами, когда  ты… - слова  «упала в обморок» замерли у нее на губах, и она неловко опустила глаза.
- Да, - сказала Хейз, снова обретая голос. – Конечно. Она потрясающая.
- Потрясающая? – Тэйн снова посмотрела на нее. – Да не то слово! Она из меня веревки вьет. Каждый раз, когда я думаю о ней, я хочу написать о чем-то другом, и каждый раз пишу… просто душу изливаю. Так что я знаю о личном.

Хейз испытывала  такое облегчение, что не могла сосредоточиться, ей даже дышать было трудно.
- Ну тогда удачи тебе. С Гейл, я имею в виду. Надеюсь, у вас все получится.
- Ага, я тоже, - серьезно ответила Тэйн безо всякой бравады, а потом сочувственно улыбнулась.
- А у тебя что? Твои новые рассказы очень … сильные. Более того, они…  -  душу выворачивают  - вот что она хотела, но не смогла заставить себя сказать – они заводят до невозможности. За ними стоит реальная женщина?
- Нет, - негромко ответила Хейз. – Это просто мечты.

Оден сидела у себя  на диване с чашкой кофе в руках. На ней была  та же хирургическая пижама, подарок Гейл, в которой она  и спала.  Невидящими глазами она смотрела перед собой и вспоминала прошлый вечер.
- Кажется, им хорошо вместе, - сказала Лиз и уселась за столик  рядом с Оден.
- Да, - ответила Оден, глядя как Тэйн и Гейл танцуют.  Они хорошо смотрелись вместе – Тэйн, прижалась  щекой  к волосам Гейл, а пальцы Гейл поглаживали ее затылок.
- Ты в порядке?
Оден улыбнулась.
- Да, все  хорошо.
- Я просто спросила, потому что ты выглядишь немного отстраненно. Ты расстроена из-за того, что Тэйн с нее глаз не сводит?
- Нет, - рассмеялась Оден. – Ни капельки, –  тут она сама озабоченно посмотрела на Лиз. – А ты?
Лиз покачала головой.
- Нет. Я  признаюсь, что была бы не прочь повстречаться с Гейл, но так  просто не случилось. Тэйн мой старый друг, и  я с удовольствием увижу ее счастливой. Я думала, может быть, у тебя есть виды на Тэйн.
-Да нет.
- Хорошо. Тогда не хочешь ли потанцевать?
Оден задумалась.
- Просто дружеский танец, - быстро добавила Лиз. – Я  не горю желанием заводить отношения на рабочем месте, - она вздохнула – Боже, кажется, я  в  последние дни сама отказываюсь от свиданий быстрее, чем меня на них приглашают.
- Я  бы с удовольствием потанцевала, - сказала Оден. – И дружеский – это то, что нужно.
Когда они вышли на танцпол, как раз началась медленная  песня, и  прежде чем Оден это осознала, она уже оказалась в руках Лиз. Это произошло так быстро, что  у нее совершенно не было времени заволноваться. А через несколько секунд она поняла, что волноваться и не о чем. Легкое давление тела Лиз ощущалось совершенно естественно. Мягкий изгиб ее груди, твердые очертания живота и  бедер создавали приятное  ощущение контакта. Рука  нежно охватила ее поясницу, и  это было приятно. Она почувствовала что расслабляется, наслаждаясь музыкой и моментом.

Стук в дверь вернул Оден в настоящее. Она босиком прошлепала к двери.
- Да?
- Это я.
Оден отворила дверь и улыбнулась Гейл.
- Я как-то не ожидала увидеть тебя сегодня.
- У Тедди  встреча, - Гейл застенчиво улыбнулась. – У  тебя есть еще кофе?
- На кухне.
Минутой позже Гейл вернулась с кружкой, сбросила туфли  и  устроилась в  другом углу дивана  лицом к Оден.
- Ты в порядке?
- Конечно, - немного удивленно ответила Оден. – А что?
- Да не знаю...Ты выглядишь… грустно, что ли. Ты же не сердишься, что я привела Тедди домой?
-  Нет, конечно нет! Я просто думала о вчерашнем вечере.
Гейл забеспокоилась.
- Я что-то пропустила? Что случилось?
- Да ничего особенного, - Оден застенчиво пожала плечами. – Я несколько раз  танцевала с Лиз. Это  был первый раз, когда я танцевала  с женщиной.
- И?
- И мне понравилось. Но я не почувствовала ничего… ну, сексуального. Наверное, мне самой было интересно, должна ли я была  это почувствовать.
- Это зависит от того, как ты устроена. Меня заводит сам близкий контакт с женщиной, даже если я не заинтересована в том, чтобы между нами произошло что-то большее.
Оден подтолкнула ее плечом.
- Гейл, дорогуша, ты  заводишься даже от разговоров об этом.
- Я выболтала тебе слишком много секретов, - Гейл выпрямила ногу и засунула ее под бедро Оден, щекочась пальцами ноги. – Сдается мне, что тебе понадобится немного более сильная связь, чтобы тебя зацепить. Но я бы об этом не переживала.
- Может быть. Но в общем, было мило. – Оден ухмыльнулась. – Кстати, о зацепках и связях – стоит ли мне спрашивать, как прошел твой  вечер?
Гейл на мгновение уставилась на свой кофе, а  потом встретила вопрошающий взгляд Оден.
- Мы не спали вместе.
- Нет? – глаза Оден распахнулись.
- Нет. Она не захотела, - тут Гейл улыбнулась польщенной улыбкой, - ну, не совсем  так. Она  хотела. Я  очень даже в этом уверена, судя по тому, как она…
- Стоп! – Оден вскинула ладонь. – Я не хочу подробностей. 
- А никаких подробностей и нет. Она  захотела подождать.
- И ты не против?
- Нет, - медленно произнесла Гейл. – Это меня удивило. Я  конечно за физические отношения в любое время, но это было  ужасно… мило. 
- Так  и есть, - Оден нагнулась и сжала лодыжку Гейл. – И какие  у тебя планы  на остаток дня?
- Тедди вернется со своей встречи, и  тут-то я на нее и наброшусь.
Оден расхохоталась.
- Отличный план.
- А ты?
- Я собираюсь ненадолго заглянуть на работу.
- Ты шутишь? Сегодня воскресенье, и уже вторая половина дня!
- Я в курсе, - негромко ответила Оден. - Но дома мне заняться нечем, а работа мне нравится.
- Тебе нужно что-то помимо работы, Од.
- Знаю, - она  встретилась глазами с Гейл. – Завтра  возвращается Хейз.
- Од… - на мгновение Гейл захотелось рассказать ей о состоянии Хейз. Но она не могла этого сделать, и не только по профессиональным соображениям. Она знала, что Оден не захочет узнавать личную информацию о Хейз от кого-то, кроме нее самой. Гейл вздохнула. – Я  рада.
- Я  тоже, - созналась Оден. Очень, очень рада.

Оден неторопливо шла  по пустынным коридорам, направляясь прямо в столовую. К  ее удивлению, кофейник стоял на  подогреве, а  когда она подняла его и понюхала, запах был замечательно свежим. Она вернула его на место, подошла к двери и выглянула в коридор. Ее сердце пропустило удар, когда она поняла, что дверь напротив открыта. Она чуть не побежала туда бегом, но заставила себя идти медленно. Почти со страхом она заглянула в дверь, ожидая разочарования.
- Ты здесь, -  ее голос прозвучал скорее благодарно, чем  удивленно.
Хейз  оторвалась от созерцания бумаг, подняла голову, и глаза ее заблестели. Она не сдержала широкой улыбки.
- Да, здесь. И ты тоже.
Они смотрели друг на друга через комнату и глупо улыбались. 
- Ты  выглядишь отдохнувшей, - Оден была поражена разницей с тем,  как выглядела Хейз неделю назад. Это был первый раз за все время знакомства с ней, когда она не выглядела уставшей.  Ее кожа, сама по себе бледная, теперь выглядела живой и  сияющей. Хейз всегда излучала целеустремленность и уверенность, но теперь ее окружала почти осязаемая аура жизненной  силы. Ты  выглядишь замечательно.
- Я так понимаю, мне  нужно чаще брать отпуск, - согласилась Хейз, глядя на Оден и будто запоминая каждую деталь. – Но я терпеть не могу прогуливать, - она указала на стол, сплошь покрытый стопками корреспонденции и отчетов. – К моему возвращению всегда накапливается куча работы.
Оден посмотрела на стол, отыскивая  среди беспорядка кружку.
- Там есть кофе. Тебе налить?
- О да. Это я его сделала, когда пришла, а потом совершенно о нем забыла, - Хейз привстала, - и ты совершенно не обязана мне его приносить.
Оден жестом велела ей сесть.
- Не глупи. Я на ногах, и я как раз собиралась сделать себе кофе. Я сейчас вернусь. Ну, если ты не возражаешь.
- Нет, нет, абсолютно. Пожалуйста, присоединяйся ко мне.

Когда Оден вернулась через пару минут, Хейз ждала ее на диване. Оден присела рядом и опустила обе чашки на журнальный столик. Они с Хейз потянулись к  одной и той же чашке, и их руки на мгновение  соприкоснулись. Хейз резко втянула воздух, а  Оден слегка вздрогнула. Обе отдернули руки, стараясь не смотреть друг на  друга.
- Ну и как, - спросила Хейз разговорным, как она  надеялась,  тоном – как  идут дела с  дебютным изданием Destiny?
- Я на связи со всеми, кто в этом задействован, и мы намерены  запуститься завтра.
Она мельком подумала, не дрожит ли ее голос. Было очень трудно сосредоточиться на чем-то, кроме  тонкого аромата туалетной воды Хейз.
- Я вижу, вы уже  по колено увязли в этом рискованном мероприятии, мисс Фрост.
То, как  Хейз произнесла ее имя, ощущалось как ласка. Оден заставила себя сосредоточиться.
- Я  бы сказала, что на данном этапе увязла уже по уши.
- Поправка принимается, - рассмеялась Хейз. Она положила руку на спинку дивана за спиной Оден. Господи, до чего здорово было вернуться. Ничего лучше и быть не могло, чем  сидеть здесь рядом  с этой женщиной. – Серьезно, я весьма впечатлена тем, как  быстро ты вошла  в курс  всех важных вопросов. Ты уже отправила рукописи редакторам?
Оден покачала головой.
- Я  знаю, что, наверное, слишком пытаюсь все контролировать, и  мне  будет нужно научиться делегировать полномочия, но я очень хочу просмотреть наши первые работы сама, прежде чем передать их кому-то еще.
- Это тебе решать, - пожала плечами Хейз. – Расписание может быть гибким, хотя на этой неделе я  хотела бы набросать предварительный график  публикаций на этот год. Ты  к этому времени уже просмотришь все рукописи?
- Несомненно. И я уже хорошо представляю себе, какой объем работ потребуется проделать с каждой из них, чтобы мы  могли, по крайней мере, определить примерные даты  их выпуска.
- Это хорошо, – следующий  вопрос Хейз сформулировала с осторожностью. – У тебя возникли какие-нибудь проблемы или замечания?
Ответ Оден был таким же осторожным.
- Я  бы не назвала это проблемами, нет.  Думаю, что рукопись Сильверман  сыровата и, возможно, потребует большего редактирования, чем  могла ожидать  автор. После встречи с ней у меня сложилось впечатление, что она не привыкла к  такому объему критики.
- Она популярная писательница. А популярность приносит с собой здоровую дозу… самоуверенности.
- Это хорошая формулировка, - улыбнулась Оден. – Тэйн Катласс куда популярнее, но она и глазом не моргнула, когда я спросила ее, не может ли она расширить сюжетную линию «Полуночного рандеву».

Хейз вздернула бровь. Она сама критиковала эту книгу  в процессе  написания, но считала, что Тэйн написала потенциальный бестселлер.
- Ты сочла сюжет легковесным?
- Нет, я сочла секс тяжеловатым.
- Тэйн Катласс  этим и славится.
- Да, и судя по тому, что я прочла, она в этом преуспела. Я  не предлагаю это менять, - Оден снова мысленно просмотрела работу и  не заметила, как пристально смотрит на нее Хейз. – Я  думаю, ей нужно уделить больше внимания равновесию между сексом и чувствами.
- Почему? – с искренней заинтересованностью спросила Хейз.
- Я  прочла  несколько постов-обсуждений, которые  устроили ее поклонники. Кажется, все обожают ее стиль. Но несколько читателей  написали, что им хотелось бы большей  эмоциональной вовлеченности персонажей в дополнение к физическим отношениям.
- Ты просматривала сайты авторов? Когда ты успела это сделать, учитывая рассмотрение рукописей, наем персонала и  запуск нашего первого издания?
Оден вспыхнула и  внезапно застеснялась.
- Я быстро читаю.
Обеспокоенная Хейз серьезно произнесла:
- Никто не ожидает от тебя, что ты мгновенно ознакомишься со всеми аспектами нашего  бизнеса, Оден. Никому не будет лучше, если ты свалишься от переутомления.
- Я  не переутомляюсь, - запротестовала Оден. – Мне это нравится.
- И все-таки, - продолжила Хейз, наклоняясь вперед и касаясь ее руки, - сегодня вторая половина дня воскресенья,  а ты здесь.
- И ты здесь, - негромко заметила Оден. Она  смотрела, как ее руки касаются сильные твердые пальцы. Когда она подняла глаза, лицо Хейз было совсем рядом. Оден глаз не могла отвести от ее губ. Они чуть приоткрылись, и Оден снова  ощутила их мягкость, почувствовала, как язык нежно, с нажимом, проводит по чувствительной внутренней поверхности…
- Оден? – голос Хейз был хриплым и отрывистым.
- Да? – она едва выдохнула это слово.
- Кажется, у тебя телефон звонит.
Оден моргнула и выпрямилась.
- Я… мне нужно ответить.
Хейз кивнула, и Оден выскочила из кабинета. Хейз привалилась спиной к подушкам. Ее била дрожь, руки тряслись, и впервые за несколько месяцев это не имело никакого отношения к болезни. Она чувствовала себя живой. И это было великолепно – и  пугающе.

ГЛАВА 20

Оден перегнулась через стол и  схватила трубку на пятом звонке. Чуть запыхавшись, она произнесла:
- Оден Фрост.
- Од? – переспросила Гейл, - ты что там делаешь? Судя по звуку, стометровку бегаешь?
- Пытаюсь обогнать голосовую почту – я была в другом кабинете. А что? -  Оден оперлась бедром  о край стола и попыталась сосредоточиться. Все, о чем она могла думать – это о том, как сильно ей хотелось поцеловать Хейз минуту назад.  Поправка - до сих пор хотелось. Ее сердце все еще грохотало, а каждое нервное окончание буквально звенело. Она понимала, что Гейл о чем-то говорит, но не могла разобрать ни слова. – Извини, что?
- Эй, ты уверена, что с тобой все в порядке?
- Да. Нормально.
- Я сказала, что Тедди недавно звонила из гостиницы. Она оттуда съезжает и… ну, остается на ночь у меня.
- Поздравляю.
Секундная пауза.
- Прошлой ночью она спала на диване и, вполне возможно, эту ночь она проведет там же. Это ей решать. Я  не намерена ее торопить.
Оден покачала головой и слабо улыбнулась.
- Я  всерьез опасаюсь, что в вас вселились пришельцы. Думаю, ни твои, ни ее друзья вас бы не узнали. 
- Вот тут я с тобой соглашусь, - рассмеялась Гейл. – Но я  звоню тебе не поэтому, а чтобы поделиться сплетней.
- Да? А ну давай.
- Угадай, с кем Тедди сегодня обедала?
- Ох… господи, Гейл, ты же знаешь, я терпеть не могу эти угадайки. С кем?
- С Руной Дайр.
Оден резко выдохнула.
- Ты шутишь?! Кто-то наконец выволок ее на свет божий?
- Ага. Ты же знаешь, что они с Тедди над чем-то работают вместе?
- Знаю, но я еще не видела ни единого наброска. Тедди обещала мне  их прислать, - она обошла свой стол и включила компьютер.
- Ну, по-видимому, Дайр хотела что-то обсудить, она связалась с Тедди и назначила встречу.
- Так она в городе?
- Ну, несколько часов назад была.
- Мне нужно идти, солнышко, - сказала Оден. Ее мозг яростно размышлял. – Удачи тебе сегодня вечером, независимо от того, кто где будет спать.
- Не переживай. Я представлю тебе полный отчет.
- Ну совсем уж полный не надо, - со смехом ответила Оден. – Позвони мне позже.
Как только Гейл повесила трубку, Оден открыла электронную почту.

-----Original Message-----
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Sunday March 30, 3:30 PM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Re: Appointment
Priority: High

Мисс Дайр,
Прошу простить, что я пользуюсь слухами, но я случайно узнала, что сегодня в первой половине дня вы были в Филадельфии. Я  понимаю, что уведомляю вас слишком поздно, но если вы еще будете находиться в городе, когда получите мое сообщение, и у вас будет время, то мне очень хотелось бы встретиться с вами, чтобы обсудить планы как вашей текущей работы, так и будущих произведений.

Я считаю, что это положило бы начало взаимовыгодному сотрудничеству между вами и Палмер Паблишинг. Готова встретиться с вами сегодня во второй половине дня или завтра в  любое время. Буду рада, если вы выделите мне время в своем расписании.
Пожалуйста, перезвоните мне по номеру 215-555-8950 или сообщите на электронный адрес о ваших планах. С нетерпением жду встречи с вами в ближайшем будущем.

Оден Фрост
Директор Destiny Books, корпорация Палмер Паблишинг

Оден отправила сообщение и откинулась в кресле. Все, чего она хотела – это вернуться в кабинет Хейз. Она знала, что не может этого сделать, потому что Хейз пришла сюда поработать, впрочем, как и она сама. Плюс ко всему, у  нее не было никакого разумного оправдания, чтобы заявиться к  Хейз  снова. А что важнее всего, ее чувства не имели ничего общего с работой. Она глянула на  горы бумаг и рукописей на своем столе в  отчаянной попытке найти хоть что-то, что сможет занять ее ум. Работы  был непочатый край, но она  не могла сосредоточиться даже на простейшем деле. К счастью, ее компьютер пискнул знакомым сигналом, оповещавшим о получении почты, и  Оден быстро повернулась, чтобы просмотреть входящие. К  своему удивлению, она увидела ответ Руны Дайр.

Она открыла его, просмотрела и нахмурилась.  Прочла снова, но в сообщении было написано то же самое.  Она медленно встала и вышла в коридор. Секундой позже она уже стучала в приоткрытую дверь Хейз.

- Входи, - сразу же откликнулась та.
Когда Оден вошла, Хейз стояла у окна и смотрела на площадь.
- Снег тает так быстро, - задумчиво проговорила Хейз. – Трудно поверить, что всего неделю назад мы были в самом сердце бурана.
- Пришло время быстрых перемен, - ответила Оден, подошла ближе и встала рядом с Хейз.
- Да, ты права, - пробормотала та. – Думаю, это оно и есть.
- Я  только что получила очень странное письмо от Руны Дайр, - когда Хейз не ответила, Оден продолжила. – Я узнала, что она была в городе и  написала ей с просьбой о встрече. В  своем ответе она предложила мне переговорить с тобой.
Хейз отвела глаза от окна и встретилась с вопросительным взглядом Оден. Слегка извиняющимся тоном она произнесла:
- Руна Дайр – это я.

Оден не сразу поняла смысл сказанного. А потом ее захлестнул поток  обрывков и фрагментов работ Дайр – слов, фраз и  эпизодов, которые она практически знала наизусть. Одинокие, покинутые женщины - преданные любимыми, оставленные самой любовью – часто настолько сильно изломанные, что даже прикосновение любящих рук не могло исцелить их. Эти видения сменились другими,  яркими образами страсти – нежные, мягкие ласки; яростные, волшебные моменты полного ослепления; темные желания и  моменты отчаянного взаимопроникновения. Так это все написала ты? Все эти женщины – это ты сама? Их жажда, их страхи, их желания – на самом деле твои? Это ты несешь в себе такую боль?

- Оден? – Хейз ожидала, что Оден может рассердиться на то, что она не рассказала ей о себе с самого начала, но никак не могла  предвидеть это отстраненное, почти болезненное выражение  в ее глазах. – Оден, ты сердишься?
- Сержусь? – Оден покачала головой, чувствуя  себя слегка ошеломленно. – Нет, я… я просто удивлена. Я прочла все, что она… что ты написала, - чувства отказывались ей повиноваться, но она отчаянно пыталась осознать связь между женщиной, которая так много для нее значила, и  работами, которые так сильно ее затронули. Это просто в голове не укладывалось. Правда, в  одном она была уверена точно. – Ох, Хейз, ты – ты очень хороший писатель. 
Сама того не желая, Хейз была польщена.
- То, что ты так думаешь, очень много значит для меня. Не знаю, почему я тебе раньше не рассказала. Просто для меня писать – это слишком личная вещь.
- А кто еще знает?
- Только Абель и Тэйн.
- Тэйн, -  потрясенно повторила Оден. – Она и словом не обмолвилась.
Хейз замотала головой.
- Она  не знала. До сегодняшнего дня.
- Тогда для тебя это день откровений.
- Так и есть, - Хейз потянулась к руке Оден и  легонько сжала ее, касаясь пальцами самого краешка ее ладони. – Ты точно не сердишься?
- Ни капельки. Мне просто нужно немного времени, чтобы привыкнуть к этому факту. Когда я думала  о Руне Дайр, у  меня сложился определенный образ, который я … составила, когда читала ее… твои книги. И теперь я думаю, а окажется  ли правдивой  ли хоть одна черта из тех, которые я себе навоображала? – она  покачала головой и негромко рассмеялась. – Звучит, как бред сумасшедшего, да?
- Нет, совсем нет, - мягко ответила Хейз.  - Я  думаю, отчасти я  держала личность Руны в секрете именно потому, что хотела, чтобы в фокусе внимания  была моя работа, не затронутая моим присутствием. Мне нравится быть безликим  голосом, скрытым за словами.
- Тебя  не интересует слава? -  с легчайшим оттенком игривости спросила Оден. Она ярко ощущала, что из руки все еще сомкнуты, пальцы переплетены.  Ей  нравилось прикосновение, но тепло в глазах Хейз нравилось ей  еще больше.
Хейз рассмеялась.
- Не думаю, что мне это грозит, хотя  могу сказать, что возражать не стану. Но я всегда была  очень скрытной, когда речь шла  о наиболее важных для меня вещах.
- Думаю,  я  могу это понять.
За разговором они  и не заметили, как постепенно склонялись друг к другу, так что сейчас их тела почти соприкасались.  Хейз была немного выше ростом, она  наклонила голову, чтобы расслышать негромкие слова Оден, и почувствовала ее легкое дыхание у себя на щеке.
- Я  в этом как-то даже не сомневаюсь.
Оден подняла голову, и это случайное  движение  привело к тому, что их губы оказались рядом.

Она меня сейчас поцелует.
Я  хочу поцеловать ее.
Господи, я  хочу, чтобы она…
Господи, я  должна…

Желание буквально заполонило собой пространство. Дышать стало трудно. Сердца бешено колотились.
Оден шагнула назад.
- Я… я прошу прощения. Я  все еще не пришла в себя, - Оден знала, что говорит несвязно. Ее голова была заполнена ревущим шумом, который не давал ей сосредоточиться. Ноги дрожали, и она была настолько возбуждена, что знала, что это у нее на лице  написано. Она  понятия не имела, что сейчас чувствует Хейз, но один раз она уже попросила, чтобы та ее  поцеловала, и больше она просить не могла. – Хейз, я…  Хочу тебя, и  не знаю, как тебе об этом сказать.
Хейз нежно прижала пальцы к губам  Оден. Она чувствовала, как  та дрожит, видела желание в ее затуманившихся глазах. Мы не можем делать это здесь, только не в офисе, не там, где наши отношения завязаны на работу. Потому что если мы поцелуемся, я  не остановлюсь, а я не хочу заниматься с  тобой любовью здесь, только не так – даже  если ты  этого хочешь. 
- Шшш, ты  не должна ничего говорить. Это я должна извиниться, что вот так  вывалила это все на тебя. Я  просто не хотела, чтобы  это… встало между нами … помешало нам работать вместе.
- Нет. Не помешает. – Оден задумалась, а  может, только она одна охвачена желанием? В глазах Хейз – таких пристальных, таких серьезных – трудно было что-либо прочесть. – Мне нужно… пойти поработать.
- Да. И мне тоже. – Хейз на мгновение запнулась. – Я  рада, что ты здесь, Оден.
- И я тоже рада, - снова  обретя контроль, Оден грустно улыбнулась. – Через несколько дней, когда я все переверну вверх дном, пытаясь выпустить эту книгу, ты, возможно, будешь думать по-другому.
- Я не могу представить себе, что что-нибудь, когда-нибудь заставит меня изменить свое мнение.

Оден долго сидела в своем  кабинете и перечитывала что-то, о чем, она знала, завтра она  забудет. Что сейчас делает  Хейз, о чем она думает? Может быть, она пишет?
Она взяла рукопись «Темной страсти»  и начала читать ее с самого начала. Теперь  в  словах Руны проступала Хейз, всякий раз, когда она видела одиночество и печаль, которые так  часто мерцали под поверхностью темных глаз Хейз.  Она перечитывала любовные сцены, представляя, как Хейз писала их, задаваясь вопросом, были ли это ее желания или только мечты. Когда она закончила, вопросов о загадочном авторе возникло даже больше, чем раньше. А еще она почувствовала себя ближе к Хейз, хотя не могла  объяснить, в чем; зато она знала, что ей удалось увидеть особую ее часть, и  она лелеяла это чувство.
Когда Оден вечером уходила из офиса, из-под двери кабинета Хейз пробивался свет, но сама дверь была закрыта. Оден не стала останавливаться и спокойно прошла мимо.

Гейл открыла входную дверь и  улыбнулась стоявшей в коридоре женщине.
- Привет.
Тэйн поставила дорожную сумку на пол, поднесла к глазам запястье и посмотрела на часы.
- Прошло девять часов, пять минут и… двадцать две секунды с тех пор, как я целовала тебя. Это можно считать медленным  развитием отношений?
Гейл потянулась, ухватила Тэйн за пиджак и втащила ее в квартиру, едва дав ей время, чтобы подхватить с пола сумку. Гейл захлопнула дверь.
- Я бы сказала, что ты проявила замечательную сдержанность, - пробормотала она, прижала Тэйн  к двери и впилась губами в ее губы. Она удерживала Тэйн всем своим весом и целовала ее жестко и глубоко, а ее руки тем временем одним движением выдернули рубашку Тэйн из брюк и  скользнули под нее, к гладкой коже.

Не разрывая  поцелуя, Тэйн выпуталась из пиджака и потянулась к застежке джинсов Гейл. Она уже почти просунула в них руку, но остановилась и резко отвернула голову в сторону, звонко приложившись об дверь, но не чувствуя боли. Срывающимся голосом она произнесла:
- Скажи «нет» сейчас, если ты не хочешь…
- Я хочу. Я хочу! – прорычала Гейл, жестко вжимаясь в Тэйн бедрами. Она нащупала под тонким шелком рубашки сосок, зажала его между большим и указательным пальцами, потянула и сжала.
У Тэйн подкосились ноги. Гейл рассмеялась.
- О боже… - шея Тэйн была выгнута, веки почти прикрыты.

Они заспешили в спальню, по дороге срывая одежду. К тому времени, когда они добрались до края кровати, обе уже были без рубашек и обуви. Гейл села и потянулась к пряжке ремня Тэйн.
Та отступила на шаг и расстегнула брюки сама, опасаясь того, что могло бы произойти, если Гейл коснется ее прямо сейчас. – Ты тоже, - подогнала она.
Гейл улыбнулась и стала смотреть, как Тэйн раздевается.
- Ты прекрасна – она откинулась на кровать, приподняла бедра  и толкнула джинсы вниз.
Все еще со штаниной на одной ноге, Тэйн встретила ее взгляд и усмехнулась.
- Вы с ума  сошли, доктор Дунбар. Но я рада, что вы так думаете.

Комнату освещала одна маленькая лампа на дальней стороне кровати, и они почти застенчиво смотрели друг на друга в приглушенном свете. Гейл протянула руку, и Тэйн медленно ее приняла.
- Иди сюда. Ляг на меня сверху, - прошептала Гейл.
Медленно и нежно Тэйн устроилась между бедер Гейл, опираясь  локтями по обе стороны от ее плеч, пальцами касаясь ее лица. Нога Гейл была напряженной и гладкой, когда прижалась к ее разгоряченной плоти. – Господи, как же хорошо тебя чувствовать. Везде… так хорошо.
- Ммм, - Гейл обняла Тэйн за плечи и толкнулась бедрами вверх. Лежавшая на ней женщина судорожно вздохнула.
- Ох, детка, ты уже готова, да?
- Весь день, - голос Тэйн был хриплым, глаза затуманились. Когда Гейл провела рукой вниз по ее спине, ухватила ее за бедра и начала толкаться в нее, Тэйн снова застонала.
- Я  не отвечаю за то, что произойдет, если ты будешь вот так продолжать.
- Я  весь день хочу, чтобы ты кончила.
- Твое желание того гляди исполнится, - Тэйн задрожала и прижалась лицом к плечу Гейл. – И очень скоро, если ты  не будешь осторожной.
- А ты хочешь? – Гейл прижалась губами к ее уху  и обнаружила местечко, как раз у краешка, которое заставляло Тэйн дергаться всякий раз, когда Гейл касалась его языком.
- О господи, да, - мокрая, напряженная и готовая взорваться Тэйн заскользила по бедру Гейл.
- Как ты хочешь, детка? – Гейл прикусила нежную мочку и  потянула ее, зажав  в зубах. Ее голос ушел вниз и стал хриплым. – Ты  хочешь кончить мне на руки? Или в мой  рот? … или когда я буду внутри тебя?
Тэйн передернуло, она выгнула шею и вскрикнула, приближаясь к грани оргазма. Она не могла открыть глаза, она едва смогла произнести:
- Я  хочу, чтобы ты… взяла… то что ты хочешь.
На этот раз вскрикнула Гейл. Она быстро уперлась руками в плечи Тэйн, одним плавным движением перевернула ее на спину и оказалась сверху.
- Посмотри на меня. Детка, посмотри на меня, ну!
Тэйн судорожно, со всхлипами, задышала и сфокусировала  взгляд на лице Гейл, а  та опустила руку ей между ног и скользящим движением вошла в  нее. Когда ее ладонь коснулась клитора Тэйн, она кончила тут же. Губы Гейл накрыли ее рот, проглатывая  крики. Тэйн сжалась вокруг пальцев Гейл, содрогаясь с каждым спазмом.

Когда Тэйн наконец открыла глаза, она обнаружила себя, лежащей в  объятиях Гейл; щекой она прижималась к ее груди, нога была закинута на ее бедро. Она чувствовала себя так, будто ее сбил грузовик. Тело было ватным, голова кружилась, в ушах шумело. И она припомнить не могла, когда еще в своей жизни она чувствовала себя так хорошо. 
- Господи, я больше абсолютно ни на что не гожусь. Ты  превратила меня в развалину.
- Это хорошо, - Гейл поцеловала ее в макушку и погладила по плечам и спине. Она почувствовала, как отголоски  дрожи пробежали по телу Тэйн, услышала ее вздох и улыбнулась. Ей нравилось чувствовать, как  тело Тэйн прижимает ее к кровати – расслабленное, удовлетворенное.

Свободной рукой Гейл потянулась за простыней и прикрыла их, чтобы Тэйн не остыла. Рука  Тэйн лежала на ее животе и медленно, бесцельно двигалась. Это начинало ее заводить. Она не кончила, но с каждой пульсацией оргазма  Тэйн вокруг ее пальцев она сама возбуждалась все сильнее и становилась все более влажной.  Тогда она не чувствовала своего собственного желания, только удовольствие Тэйн, но сейчас жажда стремительно возвращалась. Ей до боли нужно было разрядиться. 

Когда полусонная Тэйн коснулась груди Гейл и  слегка потерла ее сосок, Гейл закрыла глаза и прикусила губу. Ее  возбужденный клитор размеренно пульсировал, и  она не смогла сдержать стон. Она прижала руку себе между ног.
- Ты там как? – сонно пробормотала Тэйн.
- Я хочу кончить, - хрипло прошептала Гейл. – Ты не против, если я… коснусь себя?
- Ммм, да. Хотя нет, еще нет.
Гейл задрожала, когда рука Тэйн медленно устремилась вниз к центру ее живота. Она принялась яростно молиться  хотя бы об одном кратком прикосновении. Всего одно касание – и она кончит.
- О боже, я уже не могу.
- Угу, - негромко рассмеялась Тэйн. – Я  заметила.
Едва дыша, с колотящимся сердцем, напрягая все  мышцы, Гейл простонала:
- Коснись меня, пожалуйста, детка, я так хочу кончить, я больше не могу!
Тэйн не пошевелилась, не ответила, и Гейл с ужасом подумала, а не заснула ли она. Отчаявшись, она скользнула рукой ниже.
- Нет.

Медленно, очень медленно Тэйн провела кончиками пальцев по волоскам внизу живота Гейл, а потом повела руку  ниже, ниже, с каждым движением  мучительно спускаясь на доли сантиметра, пока не раскрыла набухшие складки. Гейл взвизгнула, ее ноги напряглись, мышцы стали твердыми, как сталь. Тэйн слегка прижала ее ладонью, поглаживая  по сторонам от клитора, но не касаясь его. Еще нет. 
Вскрики Гейл превратились в череду заклинаний.
- Пожалуйста, дай мне кончить, пожалуйста, мне нужно кончить, пожалуйста!
- Ммм, - пальцы Тэйн остановились на кончике ее клитора и прижали его. И замерли. Когда бедра Гейл приподнялись над кроватью, а сама она издала придушенный звук, Тэйн начала снова медленно кружить над ней, покрывая напряженный клитор ее собственной влагой.
- Я сейчас кончу, - простонала Гейл, и все ее тело содрогнулось. Она задыхалась, она вцепилась пальцами в плечи Тэйн, – Боже, о боже…
- Теперь коснись себя, - Тэйн толкнулась в  нее, вышла, и толкнулась снова.
Гейл закричала, жестко кончая, лаская себя  пальцами в такт ритму  длинных, глубоких толчков Тэйн. Когда у нее больше не было сил продолжать, Тэйн  не остановилась, извлекая последнюю дрожь из ее пресыщенного тела.
Гейл тихо застонала, когда отголоски оргазма прошлись по ее животу. Бесконечно довольная, Тэйн вздохнула и закрыла глаза. Гейл тоже задремала. Рука Тэйн все еще оставалась внутри нее.

Глава 21

Тэйн натянула брюки и рубашку, а потом села на край кровати и стала смотреть, как Гейл собирается на работу. Снаружи было еще темно. Часы на прикроватной тумбочке показывали 5.45 утра.  Она проснулась чуть раньше и некоторое время лежала без сна, слушая, как Гейл возится в душе и думая о прошедшей ночи. Все было совсем не так, как она ожидала. Она сама себя не узнавала. Она привыкла проявлять инициативу в постели. Привыкла быть агрессором. Ей было удобно в этом образе и большинству ее любовниц тоже. С Гейл почему-то все пошло  по-другому – восприятие размылось, контроль ослаб – и части ее личности, о существовании  которых она даже не знала, вдруг проявили себя.

- Прости что разбудила тебя так рано, - Гейл, одетая в одни только выцветшие зеленые штаны от хирургической пижамы, искала в ящике комода рубашку. – У меня  обход в 6.30.
Тэйн пересекла комнату и обняла Гейл сзади, опираясь подбородком на ее плечо.
- А ты прости меня за прошлый вечер.
- Да? – Гейл едва заметно напряглась. – Это еще почему?
- Я обычно не такое бревно в постели, - Тэйн вздохнула, одной рукой поглаживая тугую кожу в районе живота Гейл. Она встретила ее взгляд в  зеркале над  комодом.  Ее глаза были необычно нежными, а в глазах Гейл поселилось беспокойство. – Я не припомню, чтобы кто-то так вымотал меня, как  это удалось тебе. Надеюсь, ты  не собираешься  судить меня по одному разу…
- Ты шутишь, что ли? – Гейл развернулась в кольце рук Тэйн и с недоверчивым видом уперлась ладонями в  ее грудь.
Тэйн обняла ее за бедра и покачала головой.
- Я  чувствую себя чайником. Господи, да я же практически бросила тебя  на взводе.
- Так, ладно, я  собираюсь озвучить  это всего один раз, так что слушай внимательно, - Гейл прижала ладонь к  щеке Тэйн, чтобы смягчить тон своих слов. – Я  знаю, что под конец ты  действовала не в полную силу, но ты, конечно, припоминаешь тот факт, что я  умоляла тебя дать мне кончить. Умоляла, - при одной мысли об этом она вздрогнула, - Никто меня до такого не доводил. Никто меня настолько не контролировал. Никто.
В улыбке Тэйн смешались удовольствие и  смущение. При виде этого Гейл обняла ее обеими руками за шею, прижалась ближе и прошептала ей на ухо: - Все было замечательно. Ты была великолепна. И если ты хоть одной живой душе проболтаешься, что я позволила тебе доминировать в  нашу первую ночь, я превращу твою жизнь в череду бесконечных страданий.
- Это звучит почти заманчиво, - Тэйн опустила голову для короткого поцелуя и на мгновение дольше задержалась на мягких губах Гейл. Внутри у нее полыхнуло пламя, и она чуть не застонала. – Я просто хочу, чтобы ты знала… - это был один из немногих моментов  ее жизни, значивший так много, что она не могла найти слов. – Господи, я …
- Я знаю, - голос Гейл был нежным. – Я это чувствую. Чувствую тебя, себя. Я  знаю, насколько это было особенно.
Тэйн только и смогла, что кивнуть и обнять ее покрепче.
- Когда я снова увижу тебя?
- Я  дежурю сегодня  в ночь  и в следующую субботу  тоже. В  пятницу вечером? – в ее голосе прозвучала нехарактерная неуверенность и сомнение. Не жду ли я слишком многого?  Она уже сказала, что хочет большего, чем приключение  на одну ночь, но Тэйн на это ничего не ответила. Я  просто не дала ей  и рта раскрыть, чтобы сказать, чего хочет она; увидела, как она стоит в  коридоре с этим ее сексуальным видом и глубокими карими глазами, и все, что мне было нужно – это чтобы она оказалась в моей постели. Ну, это я получила. А дальше что? – Тедди?
- Господи, до пятницы еще целая вечность!
Гейл с огромным облегчением улыбнулась  прямо в шею Тэйн.
- Зато ты будешь заведенной  и готовой  для меня.
- Ты что, шутишь? Я уже сейчас готова.

Такое неприкрытое, искреннее  выражение чувств потрясло  Гейл. Это была одна  из самых замечательных черт Тэйн, если не упоминать  о внешности, харизме и быстром уме.  У Гейл закружилась голова, а остальные части тела уже почти вышли из-под контроля. Она слабо застонала. – Господи, я тоже тебя хочу. Сейчас. Но мне нужно на работу. 
- Слушай, - пробормотала Тэйн, прижимаясь щекой к макушке Гейл, и нежно поглаживая ее по спине. – Я  понимаю, что вроде как забегаю вперед, но… я собираюсь поехать на издательскую конференцию в Нью-Йорк через две недели. Ты бы не… хотела бы ты поехать со мной?
- С удовольствием.
Тэйн удовлетворенно выдохнула и снова  поцеловала ее.
- Хорошо. Теперь я пойду и  сяду на кровать, пока ты будешь собираться. Потому  что если я тебя сейчас не выпущу из рук, ты опоздаешь.
- Да. Знаю, - Гейл неохотно позволила Тэйн отойти. Она продолжила собираться, и с губ ее не сходила улыбка. 

Хейз постучала в полуоткрытую дверь кабинета и тут же позвала:
- Оден?
Заглянув внутрь, она увидела, что Оден была не одна. Рядом с ее столом стояла Лиз, склонившись и  улыбаясь сидящей Оден.
- О, прошу прощения.
- Хейз, - радостно откликнулась Оден. – Проходи!
Хейз засунула руки в карманы и неуверенно перевела взгляд с Лиз на Оден, опасаясь, что она прерывает что-то личное.
- Нет, все  в порядке, я могу зайти позже.
- Я уже ухожу, - сказала Лиз,  подошла к Хейз и протянула руку. – Рада тебя снова видеть. Я  влилась в команду на прошлой неделе, пока тебя не было.
- Я  рада, что ты с нами. Вижу, что вы вдвоем здесь все расшевелили, - Хейз тепло пожала руку  Лиз.
- Это не я, это все Оден, - Лиз  посмотрела через плечо и улыбнулась ей. – Я  просто следую ее примеру. Она потрясающая.
- Да, все так говорят, - пробормотала Хейз, не сводя глаз с Оден, зардевшейся от похвалы. 
Когда Лиз ушла, Хейз спросила:
- Ты  занята?
- По горло, - Оден встала. – Но для тебя у меня всегда найдется время. Мы с Лиз только что говорили о сроках выхода пресс-релизов для «Бледного  подобия», - она провела рукой по волосам и горестно пожала плечами. – Довольно трудно принимать такого рода решения, когда не особо знаешь, как будут развиваться события. Мы только что отправили рукопись наборщику для изготовления форм.
- Кому вы  его отдали?
- Абель посоветовал мне Мартина Джонса. Что ты скажешь?
Хейз кивнула.
- Мартин хорош. Делает все быстро и  тщательно.
- Я надеюсь сегодня или завтра мы уже будем знать количество страниц, и тогда верстальщики смогут определиться с размером обложки, - она глянула на  список заметок  в рабочем блокноте. – И я не знаю, когда мы сможем втиснуться в  очередь на печать – по сути, это единственная вещь, из-за которой мы можем не успеть издать книгу  до конференции.
- Я так думаю, если до конца недели ты утрясешь вопрос с версткой,  мы успеем  выпустить первый завод как раз вовремя. Нам не впервой специально заказывать грузовик, чтобы привезти книги в последний момент перед открытием, - Хейз прислонилась к двери. – Ты отлично справляешься, Оден.
Оден посмотрела ей в глаза.
- Спасибо, - она замялась, - я тебе еще для чего-то нужна?
- Нет, я просто заглянула поздороваться, - Хейз шагнула в комнату и прикрыла за собой дверь. – И я хотела убедиться, все  ли в порядке после вчерашнего.
Оден вышла из-за стола.
- Ты имеешь в виду, насчет Руны?
- Да.
- Сначала я была немного… ну, растеряна, наверное. Нужно было найти способ вас двоих как-то… соединить, - она раздраженно пожала плечами. – Наверное, я непонятно говорю…
- Нет, что ты, - ответила Хейз. – И тебе удалось?
- Немножко, - улыбнулась Оден. – Я  привыкаю к этой мысли.
- И как  это ты так быстро справилась? – Хейз тоже улыбалась.
- Я  вчера ночью перечитала  кое-что из «Темной страсти».
- Правда? – Хейз было сложно воспринимать разговор, потому что она залюбовалась тем, как двигаются губы Оден, когда она произносит слова, как цвет ее глаз меняет оттенки, переливаясь от голубого  к зеленому, как  она наклоняет голову, когда сосредотачивается на какой-то мысли. – Почему именно ее?
- Потому что она такая напряженная, настолько… переполнена чувствами, - Оден вздохнула и решила рискнуть. Слишком много ей нужно было сказать. – Там, в этой  книге так много страсти… во всех ее проявлениях. Я хотела понять, смогу ли я за всем этим увидеть тебя.
Сердце Хейз пустилось в галоп. Она попыталась сосредоточиться.
- И как, увидела?
- В каком-то смысле, - голос Оден был мягким, во взгляде плескалась нежность. – Но там, внутри, спрятано  столько тайн, что понадобится прочесть ее еще не один раз, чтобы узнать их все.
- Ты уже решила, как ты с ней поступишь? – Хейз задумалась, а только ли о книге говорит Оден, но потом решила, что выдает желаемое  за действительное. Она не могла находиться рядом с Оден – и не хотеть коснуться ее, не хотеть, чтобы Оден тоже ощутила эту непреодолимую тягу. Эта ситуация становится совершенно невыносимой. Хотя, куда уж невыносимее.
- Я хочу ее оставить.
- Хорошо, - Хейз била дрожь, она выдохнула. Деловой разговор. Говори о деле. – Ну, тогда ты ее напечатаешь?
- Я определенно уверена, что нам следует это сделать, но я собираюсь отдать ее кому-то другому для  редактирования, - Оден увидела, как между бровями Хейз появилась легкая морщинка и поспешила объяснить: - Я  не могу читать ее и не… терять себя… думая  о тебе.

Они стояли далеко друг от друга, и Хейз   даже обрадовалась тому, что не может прикоснуться к Оден, хотя она  хотела этого до боли.
- Разве это плохо?
- Нет… но это делает эффективную работу почти невозможной, - Оден поймала ее взгляд. – Кажется, ты  действуешь на меня именно так.
- Это взаимно, - ответила Хейз хриплым шепотом.
- Я  рада, - улыбка Оден была немного неуверенной, а сама она почти дрожала, сдерживаясь, чтобы не сделать последний  шаг. Либо она коснется Хейз сейчас, либо ей нужно найти нейтральную тему. Думая  о книге, вспоминая жажду и желание, свидетелем которых она была, силу которых она ощутила, Оден утратила чувство реальности. Не осталось ничего, кроме Хейз.
- Кстати, о работе… мне нужно сделать чуть ли не сотню телефонных звонков.
- Мне  тоже, - Хейз вслепую потянулась назад и нащупала дверную ручку, не сводя глаз с Оден. – Поговорим позже?
- Да, - быстро согласилась Оден. – Как долго ты будешь на работе?
- Я  буду здесь, пока ты  не закончишь.

Хейз быстро вышла из кабинета. Прошла минута, прежде чем Оден заставила себя вернуться за стол. К счастью, дел было так много, что ей удалось сосредоточиться на них, а не на том, как сильно ей хотелось оказаться в объятиях Хейз  в  ту самую минуту, едва  они оставались одни. Когда она в следующий раз посмотрела на часы, было уже семь вечера.  Оден отодвинула список дел, по которому методично работала, и повернулась к компьютеру, чтобы проверить свежую почту.

-----Original Message-----
From: thaneCutlass@CutlassFic.com
Sent: Monday March 31, 5:20 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Сборник
Attachment: Эрос.zip 536KB

Оден,
Прости, что мне понадобилось столько времени, чтобы раздобыть для тебя  сие. Я  отправляю тебе сырой материал, можно сказать, с пылу, с жару, как есть ;-=)

Руна все еще колеблется насчет этого сборника, но я считаю, что он потрясающий (особенно ее часть – она в своих отрывках зашла так глубоко, что я даже описать этого не могу. Куда-то… ну, если говорить ее словами – «глубже, чем само желание»).  Хотя у нас совершенно разные стили, они друг друга дополняют, ИМХО. Но я думаю, это тебе решать :-)

Если тебе понравится идея, дай мне знать, что нужно сделать, чтобы ее воплотить.
С уважением
Тэйн

Оден открыла  вложенный архив и просмотрела содержимое.

В свое удовольствие – Катласс
Тайная страсть – Дайр

После секундного колебания  она открыла второй файл и начала читать.

Тайная страсть – Эпизод шестой

Мы говорим - и сближаемся, не только телом, но и духом. И это незримая связь душ, которая не нуждается в словах. Это происходит всякий раз, когда мы оказываемся вместе, и я знаю, что на это раз я  должна ее коснуться. Я  была настолько потеряна, так далеко забрела во тьму, где не было ни света, ни воздуха, ни даже биения сердца, что совсем отвыкла от этого зова жизни – и не знала, отыщу ли я дорогу назад. И тогда она указала мне путь, она протянула мне руку.
-  Держись. Пойдем со мной.
Она подняла голову, и ее губы  случайно оказались так  близко к моим. Я  щекой чувствовала ее дыхание, чувствовала, как ее пальцы сжимают мою руку, чувствовала, как моя кровь отвечает на ее зов, вскипая, как дождь, пролившийся  на выжженную землю.
Я хотела поцеловать ее.
Ее глаза призывали меня, ее приоткрытые губы сулили мне спасение.
- Держись. Пойдем со мной.

Оден перестала читать. Ее била дрожь. Потом  она вернулась к первому отрывку, зашла в свойства файла и нацарапала на листке бумаги время и дату его создания. Она повторила это с каждым написанным Руной эпизодом.  Закончив, она потянулась к настольному календарю, но на самом деле ей не нужно было ничего проверять. Она  знала это, не глядя. Она знала, где  и когда  происходила каждая сцена. Она поняла это практически с первых прочитанных ею слов.
Она прикрыла глаза. Ты заживо истекаешь кровью, и ты ни за что не скажешь мне, почему.

- Оден?
Не открывая глаз, она спросила:
-Ты и сейчас писала?
- Что? – Хейз пересекла комнату и остановилась перед столом Оден. Внутри у  нее все сжалось. Оден была такой бедной и сидела так пугающе неподвижно. – О чем ты, я  не пойму?
Оден провела рукой по лицу, потом вздохнула. Она села ровнее  и встретила обеспокоенный взгляд Хейз.
- «Тайная страсть». Эти отрывки  написаны о нас, правильно?
Хейз долго молчала. Только что ей было жарко, а теперь ее сковал холод.
- Тэйн прислала их тебе. 
- Да, - Оден встала и пошла к вешалке у  двери. Она надела пальто и посмотрела на Хейз.
- Руна Дайр – я  посмотрела значение  этих слов вчера вечером. «Драгоценная тайна» - вот что они означают. Я права?
- Да. Оден…
- Ты не предполагала, что я это прочту. Извини, - она помотала головой, а когда снова заговорила, ее голос звучал приглушенно. – Какая же ты красивая, Хейз.
Хейз рванулась, чтобы перехватить Оден, когда та вышла  в коридор.
- Куда ты уходишь?
- Я иду домой.
Она не могла находиться рядом с Хейз. В прочитанных эпизодах сквозила  такая безнадежная печаль, что ей было слишком больно. Но несмотря на это, а может быть, благодаря этому, она отчаянно желала , чтобы эта  яростная сила сосредоточилась на ней. Она хотела разделить страсть Хейз и ее боль. Он хотела ее. Хотела больше, чем когда-либо.
- Позволь мне проводить тебя. Уже поздно, - голос  Хейз звучал безумно. Да она и была безумной. - Оден, пожалуйста.
Оден остановилась и посмотрела на нее.
- Ты вообще собиралась мне рассказать?
- Я не знаю, - прошептала Хейз.
Тишина растянулась на целую вечность, пока  они всматривались друг другу в глаза.
- Надевай пальто.

До дома Оден было не больше десяти минут ходьбы. Они не разговаривали, пока не вышли на улицу. Там Оден склонилась к Хейз, взяла ее руку, сплелась с ней пальцами и опустила их соединенные руки в карман своего пальто.
- Так  ты снова заболеешь.
- Что? – резко глянула на нее Хейз.
- Ты  без перчаток, без шарфа, и на тебе надет какой-то плащ, а на улице ниже нуля. Ты же только что переболела простудой, помнишь?
Скажи ей сейчас. Это нечестно – она должна знать. Пока ничего еще не произошло.  Хейз молчала и боялась. Боялась, что если она скажет, то больше никогда не будет уверена, что то, что она видит в глазах Оден, не будет жалостью. Господи, я  не хочу  этого. Только не от нее.
Они свернули на улицу Оден, поднялись по ступенькам на маленькое крыльцо и повернулись друг к другу лицом в тусклом свете фонаря над дверью.
- Входи, - негромко проговорила Оден. – Проведи со мной эту ночь.
Хейз сжалась, разрываясь между противоречивыми желаниями. Она хотела Оден. Она не хотела причинить ей боль.
- Есть кое-что, что ты  должна знать.
Оден отперла дверь , втащила Хейз в  вестибюль, подальше от холода, а  потом посмотрела ей в глаза.
- У тебя есть любовница?
- Нет, - быстро ответила Хейз. – Но…
- Нам нужно в чем-то соблюдать осторожность?
Хейз покачала головой.
- Нет.
- Тогда я не хочу больше ничего знать сегодня. Только то, что ты хочешь меня, - она подняла руку и погладила Хейз по щеке. - А завтра… завтра мы поговорим.
И только потому, что она так  отчаянно нуждалась хотя бы в одной ночи ничем не омраченной радости, Хейз повернула голову и поцеловала теплую ладонь.  Прости меня, Оден.
- Я хочу тебя  больше, чем можно выразить словами.
Оден взяла Хейз за руку, повернулась и повела ее к своей квартире.

Отредактировано Gray (07.03.15 00:43:25)

+3

10

Gray
Вы - шикарны! я ТАК СОСКУЧИЛАСЬ ПО РэДКЛИФФ(

+1

11

Sonya написал(а):

я ТАК СОСКУЧИЛАСЬ ПО РэДКЛИФФ(


Я рада, что вам нравится. Я вообще не пойму, как Рэдклиф смогла такое наваять, эта книга стоит особняком среди всех ее произведений, ИМХО. То ли за счет "книги в книге", то ли за счет этих постоянных вставок, то ли потому что герои - сами писатели) но здесь есть редкостный драйв и цельность. И динамика. И не знаю, что еще, но результат впечатляет.

Глава 22

Хейз остановилась в дверях квартиры.
- Оден…
- Шшш, - Оден повернулась к ней лицом, потянулась за ее правое плечо и щелкнула выключателем. На дольнем конце гостиной загорелась настольная лампа. Оден потянула плащ Хейз за лацканы и повела его назад, спуская с плеч.
- Давай я помогу тебе его снять.
- Спасибо. – Хейз стояла и смотрела, как Оден вешает ее одежду в небольшой шкаф. Она ужасно боялась – и ужасно хотела того, что произойдет. Возбуждение было только частью  охвативших ее чувств – да, она хотела, чтобы руки Оден касались ее, да, она неимоверно хотела почувствовать ее тело рядом с собой. Но куда больше она хотела, чтобы пламя страсти выжгло одиночество и ужас последних восьми месяцев. Она жаждала этого момента – и в тоже время задавала себе вопрос, имеет ли она на это право. Право дотянуться до спасательного круга, пусть даже из эгоистичных побуждений. 

Оден повернулась к ней  и улыбнулась.
- Я думаю, я уже зашла достаточно далеко. С остальной частью этой ночи мне понадобится помощь.
И в ее глазах была такая  незащищенность, что сомнения Хейз растаяли, как тает на рассвете туман. Она потянулась, взяла Оден за руку и привлекла ее к себе так, что их тела почти соприкоснулись.  Потом она коснулась пальцами ее подбородка и приподняла ее голову, пока их глаза не встретились.
- Думаю, с этим я могу тебе помочь.

Как и в тот, первый раз,  поцелуй  начался нежно. Легкое прикосновение губ, шепчущих приветствие. Оден положила ладони на грудь Хейз, мягко поглаживая чуть ниже ключиц, пока они прижимались друг к другу, медленно соприкасаясь телами. Хейз  накрыла руки Оден своими, и их пальцы переплелись. Поцелуй стал более глубоким, и они раскрылись навстречу друг другу.  Оден негромко застонала, когда язык Хейз легко скользнул в ее рот. Ей нравилось, как Хейз заполняет ее, и сам этот образ, сама мысль  зажгли в ней неожиданно яростное желание.
Задыхаясь, Оден запустила руки в волосы  Хейз и крепко поцеловала ее, встречая  толчки ее языка своими. Когда она отстранилась, ее голос сорвался на хрип.
- Я хочу оказаться с тобой в постели.
- Да. Господи, да!

Оден пошла в спальню, ведя Хейз за руку. У края кровати она остановилась в рассеянном  свете  лампы из соседней комнаты. Его хватало, чтобы видеть лицо Хейз, и этого было достаточно, чтобы не так нервничать.
- Есть кое-что, что ты должна знать.
- Только если ты сама захочешь мне сказать, - Хейз подняла ее руку и стала целовать каждый палец. - Ты наполняла мои мысли в бесконечное количество часов. Твое лицо, твой голос, твоя нежность. Я мечтала о твоем прикосновении, я до боли мечтала прикоснуться к  тебе. – Она посмотрела Оден в глаза и легонько коснулась ее губ своими. – Это все, что мне нужно знать.
- Я так сильно хочу тебя, - выдохнула Оден, обнимая  ее за плечи и прижимаясь к ее дрожащему телу. Очень тихо она призналась: - Я раньше никогда этого не делала.
- Оден, милая, - Хейз опустила руки ей на талию, нежно прижала ее к себе и  коснулась губами ее лба. – Я не знаю, достойна ли я.
Оден тихо вздохнула, ощущая, как быстро бьется сердце Хейз у ее груди. Она была возбуждена сверх меры, и в то же время ощущала необъяснимую умиротворенность.
- Мне с тобой так хорошо, так правильно, - она поцеловала кончик ее подбородка. – Я не берегла себя, Хейз. Просто  у меня никогда не было никого, кто затронул бы меня  настолько, чтобы захотеть этого. С тобой  я хочу.
- А я хочу этого с тобой, - Хейз скользнула рукой под край свитера Оден и провела пальцами по гладкой спине. От ощущения  теплой кожи у нее внутри все сжалось. – Я хочу тебя. Так сильно хочу.

Оден потянулась к ее губам и поцеловала ее глубоким поцелуем, а потом  отстранилась и провела языком по ее губам. Хейз застонала, и Оден улыбнулась.
- Ты такая красивая. Я хочу тебя увидеть.
Хейз кивнула. Нежность просьбы отозвалась в ней болью.
- Все, что захочешь.
- А чего хочешь ты? – Оден ждала, вглядываясь в ее глаза. – Чего хочешь ты?
- Я хочу заполнить тобой самые дальние уголки моей души.

Дрожащими руками Оден осторожно расстегнула ее рубашку, вытащила ее из брюк и медленно спустила с плеч. Не сводя взгляда с Хейз, она подняла свой свитер и одним движением сняла его вместе с  нижним бельем. Опустила руки к груди Хейз и прошептала: - Коснись меня в ответ.
При первом легком прикосновении пальцев к своей коже Хейз содрогнулась и ее зрение моментально затуманилось. Пытаясь устоять, она смотрела, как удивленно приоткрываются губы Оден, пока она ласкает Хейз. Потом она приподняла грудь Оден в ладонях и большими пальцами потерла соски, чувствуя, как они твердеют еще сильнее. Глаза Оден  засверкали, и она выгнула шею в мольбе. – О боже!
- Оден, - простонала Хейз. У нее дрожали колени, и она вжалась в руки Оден в поисках большего контакта. – Мы пойдем  так медленно, как ты захочешь… остановимся, когда ты… о господи! – Оден начала сжимать ее соски, ритмично и твердо перекатывая их между пальцами. От вспышки желания Хейз чуть не рухнула на колени. – Подожди…
- Я сделала тебе больно? – спросила Оден и не узнала собственного голоса. Ее глаза были прикованы к грудям Хейз в ее собственных руках. В ее руках. Тугие, округлые и невероятно прекрасные. Маленькие соски напряглись, когда она снова погладила их, и она услышала отдаленный вздох Хейз. Она обеспокоенно подняла глаза. – Хейз?
- У меня долго… никого не было, - созналась Хейз. – Ты меня с ума сводишь. Слегка.
- Ох, - улыбнулась Оден очень довольной улыбкой. 
Хейз прижала Оден к себе, и их обнаженные груди соприкоснулись. Они обе застонали. Хейз коснулась губами уха Оден.
- Я хочу касаться тебя везде. Я хочу, чтобы ты касалась меня. Давай ляжем и займемся любовью.
- Да, - пробормотала Оден ей в шею.

Они растянулись на постели, лицом друг к другу, но все еще частично одетые. Оден пальцами мягко обвела лицо Хейз, а та принялась целовать ее шею, горло, ключицы. Одной рукой она обхватила грудь Оден и накрыла ее губами, обводя языком сосок.
- Боже милосердный, - выдохнула Оден. Сама не осознавая, она переместилась ближе, прижалась грудью к лицу Хейз и вжалась бедрами в ее тело. Она жаждала большего контакта, всюду, и напряжение между  ее ног стало почти болезненным. Она судорожно оглаживала спину Хейз, разминая крепкие мышцы, безмолвно умоляя о большем.
- Так хорошо…. Так хорошо с тобой..
Не отводя губ от груди Оден, Хейз провела рукой вниз по ее животу и охнула, когда мышцы заиграли  и сжались под ее ладонью. Оден застонала и задвигалась сильнее, втискивая бедро Хейз между ног. От давления на и так уже возбужденную плоть у Хейз голова пошла кругом. «О дааа», - выдохнула она и зажмурилась, пытаясь побороть нарастающую пульсацию, поселившуюся в глубине ее тела.  Принудив себя не спешить, позволяя Оден задавать темп, она прошептала:
- Позволь мне раздеть тебя?
- Да, пожалуйста, - Оден отстранилась и потянулась пальцами к поясу Хейз. – И тебя.
Они целовались, не прерывая  контакта, и вместе расстегивали застежки и молнии, освобождая  себя от последних преград. Когда наконец они обе оказались голыми, и ничего не отделяло их друг от друга, обе тяжело дышали.

- Все в порядке? – Оден  посмотрела Хейз в глаза и обнаружила в обсидиановых глубинах отражение ее собственной яростной жажды.
Хейз скользнула ближе, и их тела соприкоснулись во весь рост. Это первое полное соприкосновение было настолько  мучительным и волнующим, что она застонала и не удержалась от судорожного рывка бедрами, прежде чем снова овладела собой.
- Лучше не бывает.
- Я никогда не думала, что можно до такой степени завестись…  просто безумие какое-то… - пробормотала Оден и погладила Хейз  вниз по животу.
- Безумие?... это как? – дыхание Хейз участилось. Ласка возбуждала ее, и жажда освобождения все усиливалась.
- Я тобой надышаться не могу, - Оден уперлась лбом в лоб Хейз и посмотрела вниз, на их тела, восхищаясь  потрясающей красотой Хейз. Она проследила рукой  изгиб ее бедра, добралась до ямки у основания ноги и провела по внутренней поверхности бедра. Лаская нежную кожу, она задела костяшками влажные от возбуждения волоски между ног Хейз.
- Оден, - в голосе Хейз зазвенело отчаянное предупреждение, - Туда не нужно.. .пока еще  нет.
- Нет? – голос  Оден был глухим  и сдавленным, желание тяжело пульсировало в ее крови. – А можно мне… посмотреть?
- Все что хочешь, - выдохнула Хейз, сдаваясь без сожаления. Она повернулась на спину, оперлась на локти и с благоговением стала смотреть, как Оден, со свесившимися на одну сторону светлыми волосами, склоняется над ее телом. Бери, что хочешь. Бери  все.
Потом все мысли вообще улетучились, когда Оден коснулась ее. Беспомощно завалившись назад, Хейз зажала в кулаках простыню, ее ноги напряглись – и тут нежные пальцы раскрыли ее. Не затем, чтобы дать ей кончить, но чтобы просто обнажить ее, выявить ее желание и страсть. Она ощутила слабый ток дыхания Оден так близко к себе, и это было воплощенное чудо. Хейз задрожала и вскрикнула.
- Что с тобой? – спросила Оден, услышав слабый стон и ощутив, как напряглись бедра Хейз под ее грудью.
- Я сейчас… могу кончить… Я не знаю… сколько еще смогу ждать… 
Сердце Оден резко забилось, поле зрения сузилось до одной точки, почти лишая  е возможности видеть. Она быстро поднялась к Хейз, оставив ладонь на ее животе, и накрыла ее рот губами.
- А зачем нам ждать?
- Еще чуть-чуть, - Хейз перехватила руку, спускавшуюся по ее животу, а потом пробежалась пальцами по изгибу бедра Оден, по ноге и коснулась внутренней поверхности. – Позволь мне взять тебя с собой.
Оден вздрогнула.
- Я не совсем… я не знаю…
- Оден, - пробормотала Хейз, и  ее пальцы порхнули выше, - Тебе не нужно ничего делать. Я просто хочу коснуться тебя.
- Да, - она подняла глаза и погрузилась пристальный, горящий взгляд, нуждаясь в том, чтобы его нежность обняла ее и дала ей чувство безопасности. – Да. Пожалуйста.

И Хейз на мгновение перестала дышать, когда пересекла последний рубеж, с благоговением погружаясь в страсть Оден.Там было тесно, твердо, тепло и очень, очень влажно. – Ты прекрасна, - прошептала она. 
Оден приподняла бедра, воспламененная легкой лаской. - Я хочу… ох, я… - не  силах связно говорить, она толкнулась пальцами между бедер Хейз, провела по ее клитору и ощутила, как Хейз ответила ей  тем же. – Я сейчас умру.
- Нет, - выдохнула Хейз, в секунде от того, чтобы перестать соображать вообще. - Нет, от этого не умирают. – Не обращая внимания  на касания Оден, будоражившие ее  плоть, она кружила, прижимала, дразнила, пока Оден не захныкала.  Оден сжалась под ее пальцами, и Хейз поняла, что ее оргазм уже близко. Тогда она скользнула в нее пальцем.
- Хейз! – вскрикнула Оден, когда новое ощущение прошило ее насквозь. – Ох, это… это.. еще, господи, еще!
Хейз вышла из нее, и стала нежно ласкать ее клитор, ожидая, пока удовольствие позволит ей раскрыться сильнее. Потом, дрожа от стремления быть осторожной, она снова вошла в нее сначала одним, а потом двумя пальцами, заполняя ее целиком и ощущая, как начинается ее оргазм. Оден кончила с резким криком, сжимаясь вокруг пальцев Хейз и жестко толкаясь в ее ладонь.
Невероятная красота происходящего подхватила Хейз и унесла с собой. Когда Оден в порыве страсти толкнулась рукой внутрь  Хейз, та  задрожала и вслед за ней погрузилась в оргазм.

- Хейз?
- Мм?
Оден свернулась калачиком в объятиях Хейз и прижалась щекой к ее шее.
- У меня  нет слов.
- У меня тоже, - негромко рассмеялась Хейз и провела рукой по плечу Оден. – Ты удивительная.
- Правда? – спросила неимоверно довольная Оден.
- Угу.
- Так это нормально, что я не могу объяснить тебе, до чего замечательно я себя чувствую?
- Это нелегко описать, - Хейз поцеловала ее в макушку и зарылась лицом в душистые мягкие волосы, задумавшись, как же можно облечь радость в слова. – Я вот знаю, что не смогу.
- Насколько я помню, Руна умудряется описать это довольно хорошо, - поддразнила Оден, целуя нежную кожу под ухом Хейз. – Она у нас мастер художественного слова.
- Ну да, но Руна обычно не пишет в посторгазмическом  угаре, - Хейз подумала о наполненных одиночеством  ночных часах, безмолвной тоске и далеких мечтах. И прижала Оден к себе. – Кроме того, быть с тобой – это намного больше, чем Руне когда-либо удавалось описать словами. 
- Об этом я не знаю, - Оден прижала ладонь к груди Хейз, прямо над сердцем, наслаждаясь его ровным ритмом. – Мне нравится, как ты пишешь. Мне нравится, как ты прикасаешься ко мне – и словами, и телом.
Хейз прижалась губами к ее виску.
- Я никогда не смогу высказать тебе, что это значит для меня. Может быть, когда я снова обрету способность думать, я  найду подходящую фразу или две, но они и близко не подойдут к тому, чтобы описать то, что ты затрагиваешь в моей душе. Ты – мое благословение.

Оден скользнула на Хейз сверху, охватила ее голову руками и отвела влажные волосы с ее лица. Их ноги переплелись так естественно, как естественно слились их тела.
- Тебе не нужно подыскивать слова. Я слышу тебя прямо сейчас. Ты уже все рассказала мне – своими руками, губами и биением твоего сердца вокруг моих пальцев. 
Хейз ахнула, когда волна возбуждения восстала изнутри и затопила ее. Она была слишком чувствительной, слишком открытой – физически и эмоционально – чтобы сдержать реакцию. «Оден», - судорожно выдохнула она и задрожала, сдаваясь мягко пульсирующему оргазму.
- Боже мой, - изумленно прошептала Оден, глядя как удовольствие захлестывает прекрасное лицо Хейз, - разве ты… ты что… ох, какая же ты красивая!
Она прикрыла глаза и вслушалась в рваное дыхание Хейз, ощутила ее неровное сердцебиение. До сих пор она и понятия не имела, какой ранимой и какой великолепной  может быть женщина в момент оргазма; наблюдая за этим, она почувствовала собственное всемогущество – и в то же время бесконечное смирение. Повернувшись на бок, она обняла Хейз, свернулась вокруг нее, защищая и закрывая, пока та не придет в себя. Коснувшись губами уха своей возлюбленной, она прошептала:
- Спасибо тебе. 

Когда Хейз проснулась, было уже утро. Оден спала, положив голову ей  на грудь, а  комнату заливало яркое сияние раннего весеннего солнца.  Она не помнила, когда заснула, помнила только собственную неимоверную расслабленность после оргазма в объятиях Оден  и умиротворение, охватившее ее, пока Оден держала ее в своих руках. Она уставилась на потолок, созерцая игру света и тени на бледной поверхности и попыталась вспомнить, когда она чувствовала себя настолько спокойно, как сейчас. И не смогла. 
Ох, Оден, ну почему сейчас? Она уже задавала этот вопрос и раньше, но тогда ее переполняла ярость. Ярость и злость на несправедливость и переменчивость судьбы, которую она уже давно не надеялась изменить. Теперь она спрашивала беспомощно и отчаянно, потому что так сильно хотела, чтобы этот момент не заканчивался. Она  откинула голову, коснулась щекой волос Оден и беззвучно расплакалась.

Оден лежала неподвижно, чувствуя, как подрагивает тело Хейз, глядя сквозь полуприкрытые веки, как вздрагивает рука Хейз, лежащая  на ее руке. На внутренней стороне предплечья Хейз она рассмотрела кровоподтеки, которых вчера вечером не заметила в приглушенном свете. Ее сердце сжалось от одного вида,  она покрепче обняла Хейз за талию.
- Ты не спишь? – голос Хейз звучал приглушенно, лицо было закрыто рассыпавшимися светлыми волосами Оден.
- Нет, - Оден повернулась и поцеловала нежную кожу на ее груди. – Ты же не надумала уйти, нет?
- Что? – Хейз замерла. – Почему ты так подумала?
- Потому что, - осторожно ответила Оден, - почти во всем, что ты о нас написала, ты только подбираешься близко. А потом уходишь. 
- Это все просто выдумки. Художественный вымысел.
- Ой ли? А Руна – тоже вымысел? Или она – это ты?
Хейз притихла, пытаясь отделить свои чувства от своих же страхов.
- Оден, я  не знаю, смогу ли я остаться.

Эти слова не стали полной неожиданностью после слез, от которых у Оден промокли волосы. Но все равно они глубоко уязвили ее, ударив ужасающе близко к ее собственной  неуверенности и сомнениям.
- Прошлая ночь… если я не оказалась…
- Прошлая ночь была воплощенным чудом, - Хейз коснулась подбородка Оден, повернула ее лицо и посмотрела ей в глаза. Боль, которую она там увидела, пронзила и ее сердце. – Прошлая ночь стала тем, о чем я даже и мечтать не могла. Ты была великолепна.
- Тогда ладно, - проговорила Оден и прерывисто вздохнула. – Если  у тебя нет любовницы, и нам было хорошо вместе, тогда что может быть не так? Я что-то не так сделала?
- Это из-за меня, Оден. Проблема во мне.
Оден взяла Хейз за запястье и развернула руку к свету. В центре каждого кровоподтека был след от укола.
- Это твоя проблема? Наркотики?
Хейз глухо рассмеялась.
- Господи, лучше бы это были наркотики.

ГЛАВА 23

- Неужели ты думаешь, что я все это время не понимала, что с тобой что-то не так? – спросила Оден негромко, все еще оставаясь в объятиях Хейз. – Ты думаешь, я не видела этого по твоему лицу, не распознала в том, что ты пишешь? – она погладила руку, обнимавшую ее, а потом поднесла к губам для поцелуя. – Неужели ты думаешь, я не вижу, насколько тебе больно?
- Ты слишком много видишь во мне, Оден, - пробормотала Хейз и прижалась лицом к ее макушке. - Ты видела это с первого дня, с того момента, как мы встретились. Когда ты смотришь на меня, я чувствую, что все мои секреты раскрыты.
- Неправда. Именно этого я не вижу, - Оден провела рукой по груди Хейз и прижала ее к себе изо всех сил. – Тебе придется мне рассказать.

Хейз лежала молча, разрываясь между необходимостью поделиться своим  бременем и отчаянным  желанием вернуться в тот момент, когда Оден еще не проснулась. Вернуться к  мгновению чистой, ничем не запятнанной радости. Но этого она сделать не могла, равно как и  изменить то, что сейчас произойдет. Оден заслуживала того, чтобы знать, должна была знать. Сейчас, пока еще не стало слишком  поздно.

- Я всего два дня назад выписалась из больницы. Синяки и следы уколов – это от капельниц.
Больница. Слово зазвенело в голове у Оден – в любых обстоятельствах это слово было пугающим. Но теперь это было не просто зловещее слово, вселившее ужас в ее сердце  – оно внезапно  объединило в единую  и страшную картину все то, что она видела, но не могла свести вместе. Струйка крови на лице Хейз, обморок в гостинице, ее бледность и истощенность. Инстинктивно Оден захотелось все отрицать, больше ничего не видеть и не слышать. Но она не могла этого сделать. Потому что она  лежала в объятиях Хейз, и сердце Хейз так быстро билось под ее щекой. 

- Что с тобой не так?
- У меня…  заболевание. – Хейз не знала, сможет ли продолжать. Оден дрожала. – Оден…
- Скажи мне, - Оден рывком приподнялась на кровати, руки Хейз все еще лежали на ее плечах. Она посмотрела  ей в  глаза и увидела в них муку и страдание. – Ох, солнышко мое, - она погладила ее по щеке. – Скажи мне. 
- Это называется миелодиспластический синдром.
- Что это такое? Никогда о нем не слышала.
- Этим болеют немногие. Редкое заболевание, - Хейз рассмеялась глухо и пусто. – Восемь месяцев назад я  тоже о нем не знала. Это связано с кровью.
- Насколько это серьезно? – Оден стало трудно дышать. Я не закричу. Я это выслушаю.
Хейз отвернулась. Оден коснулась ее щеки и повернула ее лицо к себе.
- Хейз?
- Большинство заболевших в итоге умирает.
Оден ахнула, она не смогла сдержаться. – Боже мой!
- Оден, прости меня. Я должна была сказать тебе вчера вечером, - Хейз попыталась отстраниться, - Я просто хотела тебя так силь…
- Большинство заболевших. Ты  сказала «большинство», - Оден почувствовала, что комната куда-то уплывает и поняла, что все это время не дышала.  Она заставила себя сделать медленных вдох. – Значит, существует… лечение?
- Вроде того. Мне делают переливания крови, когда анемия становится слишком сильной, как это было на прошлой неделе. Антибиотики… другие лекарства, чтобы укрепить иммунную систему, - Хейз  провела рукой по волосам, не зная, стоит ли продолжать. Оден была такой бледной, в ее расширившихся глазах плескалась боль. – Господи, это неправильно. Я не должна поступать с тобой так, - она вырвалась из рук Оден, откинула одеяло и опустила ноги на пол. – Послушай, мне очень жаль. Нельзя мне было спать с тобой этой  ночью. Я должна уйти.
- Даже и не думай, - резко ответила Оден и схватила ее за руку. – Неужели ты полагаешь, что я вот так просто дам тебе уйти?! – она села, обхватила Хейз руками и прижалась грудью к ее спине. Потом уткнулась Хейз в шею, прижалась губами к ее уху и нежно спросила: - Ну вот как ты себе представляешь, что я тебя отпущу после прошлой ночи?
- Ты должна, - негромко проговорила Хейз. – Со мной нет будущего.
- Я не собираюсь это с тобой обсуждать, - просто ответила Оден. – Я просто хочу, чтобы ты мне рассказала, что это и к чему.

Хейз повернула голову и встретилась с ней глазами.
- Это проблема с костным мозгом. Он у меня не вырабатывает кровяные клетки, а те, которые вырабатывает – дефектные. Это приводит к  повторяющейся анемии  и инфекциям. В конце концов,  костный мозг или вообще перестанет работать, или станет производить злокачественные клетки, либо я подхвачу  инфекцию, с которой не смогут справиться антибиотики. В любом случае итог будет один – я умру.
- Как долго ты сможешь с этим жить? – Оден чувствовала оцепенение и была этому  рада. Это позволяло ей задать вопросы, на которые ей нужно было знать ответ.
- Несколько месяцев. Если повезет, то пару  лет, - ответила Хейз и отвернулась.

Оден закрыла глаза. К своему ужасу, она ощутила как по ее щекам потекли слезы, но она не думала, что сможет их остановить.  Она плакала не о себе, она плакала о Хейз, о том,  через какое одиночество и  страх ей пришлось пройти.
- Я никогда не хотела причинить тебе боль, - прошептала Хейз.
Оден снова привлекла Хейз на кровать, в кольцо своих рук,  и натянула на них одеяло. – Ты не сделала мне больно. Я … я в порядке.
Хейз устало опустила голову  на ее плечо. – Прости меня.
- Прекрати так говорить, - Оден погладила ее по голове. – Бога ради, это же не твоя вина.
- Мне нельзя было спать с тобой.
- И это тоже прекрати говорить! – голос Оден стал резким. – Прошлая ночь была прекрасной, и такой останется навсегда. И даже не смей  думать по-другому.
И вопреки себе, Хейз не сдержала улыбки.
- Ты самая замечательная женщина.
Оден запустила руки в ее волосы и потянула ее голову  вверх.
- Тебе нужно позвонить Алане и предупредить, что ты опоздаешь.
- Почему?
- Потому что ты никуда не пойдешь, пока не расскажешь мне все. И я никуда тебя не отпущу в ближайшее время. – Она не могла смириться с мыслью выпустить Хейз из своих рук. Ей нужно было обнимать ее, чувствовать ее тело, теплое и плотное. Живое и такое драгоценное.
- Оден, - ласково сказала Хейз, - ты не сможешь ничего изменить только потому, что ты так хочешь. Я знаю. Я пробовала.
- А что ты предлагаешь, Хейз? Просто сказать «до свидания»?
- Я ничего не предлагаю. Мне вообще нельзя было сюда приходить, но я ничего не могла с собой поделать. Не смогла  держаться от тебя в стороне, - она отклонилась, чтобы посмотреть в глаза. – Ты во многом застала меня врасплох.
- Сладко говоришь, - пробормотала Оден. Одной рукой все еще обнимая Хейз за талию, она наклонилась и стала искать телефон. – Вот, держи. Звони.

- Оден Фрост.
- Как я люблю этот твой официальный тон, - сказала Гейл. – Это ты сбрасывала мне сообщение на пейджер несколько минут назад?
- Да, - сказала Оден и отодвинула отчеты, которые на самом деле не читала. – Извини. Ты занята?
- Неа. Только что сменилась с дежурства. Скоро пойду домой. Слушай, у  меня такая новость…
- Ты не слишком устала, чтобы встретиться со мной где-нибудь?
- Я в порядке. Прошлая ночь выдалась тихой, и мне удалось поспать. Что случилось? У тебя  странный голос.
- Со мной все  нормально, - Оден почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Черт возьми. Пора это прекращать. Если Хейз увидит…
- Эй, солнышко? Я же всегда знаю, когда ты мне врешь, помнишь?
Оден слабо улыбнулась.
- Мне просто нужно с тобой повидаться.
- Когда и где?
- Тебе будет удобно подойти   в закусочною на углу  19й и Сэнсом?
- Конечно. Через сорок минут?
- Я займу нам столик.

Положив трубку, Оден посмотрела на груды документов, загромождавшие ее стол. Она была в кабинете уже целый час и не сделала ровным счетом ничего. Мимолетом она подумала, как же Хейз умудрялась  руководить компанией, писать удивительные книги с поразительной скоростью и справляться  с ужасом от того, что ее жизнь пошла под откос.  Оден решительно пододвинула к себе только что распечатанную рукопись и потянулась за карандашом. Если Хейз  может работать, несмотря на все напряжение, то сможет и она.

Через полчаса она с удивлением обнаружила, что смогла отредактировать несколько страниц. Выйдя  в коридор, она автоматически посмотрела в сторону  кабинета Хейз. Она хотела ее увидеть. Просто увидеть ее. Она же работает, Оден, предположительно как и ты.
Отвернуться и уйти от приоткрытой двери стало одним из самых сложных поступков в ее жизни.

Десятью минутами позже Оден сидела с чашкой кофе в кабинке закусочной  R&W и молилась, чтобы Гейл не опоздала. Она чувствовала себя настолько одиноко, что больше не могла этого выдержать.

Прошлая ночь  с Хейз сама по себе стала для нее огромным откровением.  Ей открылся целый мир, как эмоционально, так и физически. Надежды и мечты пробудились к жизни в тщательно охраняемых тайниках ее души, чтобы расцвети в нежных руках ее возлюбленной. Она узнала о себе то, чего даже не представляла, пробудилась к страстям, которых никогда ранее не испытывала. Хейз доставила ей неописуемое удовольствие, но еще больше ее ошеломила собственная потребность отдавать в ответ. Она хотела касаться Хейз всюду, снова и снова. Хотела исследовать ее, ласкать ее, воспламенять ее. Она хотела снова чувствовать, как тело Хейз бьется и сокращается  у нее под руками и видеть, как ее лицо растворяется в блаженстве. Она хотела ее. Она ее хотела.

- Оден?
Оден подняла грустный взгляд на свою лучшую подругу и только и смогла, что кивнуть.
- Господи, солнышко, что с тобой? – Гейл скользнула в кабинку, уселась напротив Оден и взяла ее за руку. – У тебя руки ледяные. Ты заболела? 
- Нет, - слова вышли каким-то хриплым скрежетом. Оден прокашлялась и отвела руку, опасаясь, что расплачется. – Я в порядке. Хочешь кофе? Что-нибудь поесть?
Подошла официантка, и  Гейл заказала дежурное блюдо закусочной, не сводя с Оден обеспокоенных глаз. – Горячий сендвич с сыром, мясом и  русской заправкой. Большая кола. Спасибо. (Russian dressing – заправка для салата – смесь майонеза, кетчупа, хрена, зеленого лука, паприки и специй- прим. пер.)
- Я не знаю, как тебе удается оставаться такой  худой, - Оден попыталась улыбнуться, пока произносила свою обычную фразу, которую говорила всегда, когда они ели в кафе вместе.
- Это все гены, -ответила Гейл, как всегда. – Что, черт возьми, происходит? Ты меня до смерти пугаешь.
- Я хочу поговорить с тобой о миелодиспластическом синдроме, - она репетировала эту фразу целое утро, повторяла ее снова  и снова, и теперь она вышла на удивление легко. На этот раз ей даже не захотелось закричать.
Гейл резко втянула воздух и пристально посмотрела на Оден.
- Что случилось?
- Ты же знаешь об этом, правда?
- Немного. Я же хирург,  а не гематолог, - осторожно ответила Гейл, пытаясь понять, в какую сторону движется разговор. – Оден, ты должна мне объяснить. Скажи мне, что происходит.
- Ты же знаешь о Хейз, правда?
Гейл вздохнула.
- Она тебе рассказала?
- Более или менее, - Оден попыталась собраться с мыслями. Она была настолько растеряна. Обычно она такой не была. – Мы с ней переспали прошлой ночью.
- Ох ты черт! – слова вырвались прежде, чем Гейл смогла остановиться. Все, что она могла видеть - это только грядущую боль.
- Что такое? – голос Оден стал резким, когда ее охватил гнев. – Ты не одобряешь? 
- Что? Одобряю? – смутилась Гейл. – Нет, я…
- Ты трещала об этом месяцами! Я думала,  ты хочешь, чтобы я обрела опыт, сбросила узы целомудрия, вошла в  двадцать первый век…
- Эй, эй, успокойся, - мягко сказала Гейл и положила свою руку на руку Оден. – Остановись на минутку.
Оден моргнула и осознала, что она практически кричала. И она не знала, почему.
- Прости меня. Я, кажется, не могу ясно мыслить. 
- Хорошо. Давай разберемся шаг за шагом, - Гейл замолчала, когда официантка стала расставлять перед ней заказанную еду.  Гейл ждала, и в голове у нее вертелась фраза о том, что прошлое нельзя  изменить, будущее нельзя предсказать, а все, чем мы обладаем – это настоящее мгновение. И сейчас важна  была Оден и то, что она  чувствует. – Так вы с Хейз были вместе прошлой ночью.
Оден кивнула.
- Окей. – Гейл чувствовала себя так, словно пробирается по минному полю. Она никогда не видела свою обычно спокойную, уравновешенную подругу в таком состоянии. И ей было больно оттого, что она так мучается. – И как это было? Хорошо?
- Очень.
Гейл ухмыльнулась.
- Я тебя люблю. Только ты можешь описать свой первый сексуальный опыт одним  словом.

Наконец Оден улыбнулась, заново переживая чудо мгновений, затмившее страх. В тот миг всем, что она могла видеть, всем, что она могла чувствовать, была Хейз, и это ощущалось, как невероятное, ослепительное счастье.
- Потрясающе. Захватывающе. Прекрасно. Великолепно. Так пойдет?
- Ммм, на данный момент да, - Гейл тихонько,  с облегчением  выдохнула. – Но позже я потребую подробностей.
- Я никогда не смогу тебе это описать, - негромко сказала Оден. – Она настолько невероятная, такая необыкновенная.
- Я понимаю, милая, - в голосе Гейл сквозила нежность. – Я знаю.
Улыбка Оден угасла, и она слегка вздрогнула.
- Сегодня утром она рассказала мне о своем состоянии.
- Мне неимоверно жаль, Од.
- Я не помню всего, что она говорила, - призналась Оден. – Не могу вспомнить, что она сказала о… шансах на выживание, - она подняла на Гейл тревожный, беспокойный взгляд. – Я не могу вспомнить и не могу заставить ее пройти через это еще раз.

Гейл не хотела быть той, кто будет ей об этом рассказывать. Чего она хотела, так это облегчить боль, а не усугубить ее. А еще ей очень-очень хотелось крикнуть:  «Оден, беги!»
Не делай этого с собой, солнышко. Вокруг так много женщин. И ты можешь заполучить любую из них. У тебя вся жизнь впереди. Ты же не хочешь всю оставшуюся жизнь провести в воспоминаниях о такого рода боли.
- Какие чувства ты к ней испытываешь? – тихо спросила Гейл.
Оден ответила без малейшего колебания:
- Я ее люблю.
- Так я и знала, - Гейл ласково погладила ее по щеке. – Иначе ты бы не стала с ней спать.
- Я могла бы, - покачала головой Оден. – Я не знаю… это не имеет значения. Я чувствую то, что чувствую, - она пристально посмотрела на подругу. – Так ты мне поможешь? Можешь ты мне пожалуйста сказать, с чем мы имеем дело?
Увиливать было некуда. Только вперед, потому что Оден не отступит.
- Я сейчас буду говорить, как врач, хорошо? Это может прозвучать жестко.
- Это нормально. Мне нужна правда.
Гейл кивнула.
- Хейз рассказала мне о МДС еще в гостинице и я изучила этот вопрос. Что она тебе рассказала?
- Я знаю основное, - Оден удивлялась тому спокойствию, которое она ощущала. Она больше не была одна. – Я знаю, что это, и я знаю, что большинство заболевших… умирают. Она сказала, что существует лечение, но я  не знаю, какое. Почему-то она не стала вдаваться в подробности.
- Наверное, потому, что действенное лечение рискованное. Оно убивает почти столько же пациентов, как и сама болезнь.
Оден побледнела, но не отвела взгляд.
- Почему? 
- Какое-то время можно бороться с симптомами. Она рассказала тебе, да? Переливания, антибиотики, факторы свертывания крови в случае кровотечений. Поддерживающее лечение.
- Да, - голос Оден был не громче шепота, но не дрожал.
- Все эти вещи носят  временный характер. В конце концов их становится недостаточно. На самом деле ей нужен новый  костный мозг. Ей нужна пересадка костного мозга, но этого  нельзя сделать, не уничтожив вначале ее собственный костный мозг, - Гейл умолкла, давая Оден время  переварить информацию. Господи, я ненавижу это.
- Так, -  наконец отозвалась Оден, - Так, значит, если  уничтожить ее костный мозг, пересадить новый, и он приживется, то с ней все будет в  порядке?
Гейл кивнула.
- Наверное, да.
Голос Оден дрогнул.
- Вот тут должно появиться огромное и ужасное «но».
- Так и есть. С того момента, как ее костный мозг будет разрушен – стерт – она окажется беззащитной. У нее не останется ни факторов свертывания, ни иммуноглобулинов, ничего, что могло бы противостоять инфекции. Поэтому довольно большое количество… пациентов… умирает еще до трансплантации. 
- Большое количество? Это сколько?
- Тридцать процентов.
- Боже мой! – выдохнула Оден.
- Она молодая, и это играет в ее пользу. Но ты теперь можешь понять, почему ее лечащие врачи оттягивают эту процедуру, особенно, если  ее состояние достаточно стабильное.
- А если пересадка сработает? Что тогда?
- Тогда у нее есть приличный  шанс на выздоровление, - Гейл увидела, как в глазах Оден вспыхнула надежда, и поспешила добавить: - Но гарантий нет.
- Да какие могут быть гарантии?
Гейл покачала головой.
- Целая куча вещей может пойти не так на любом этапе, Од.
- Да, но шанс есть. Правильно? Ты же об этом говоришь?
- Как при подбрасывании монетки. Может, даже меньше.
Оден улыбнулась, и  в первый раз за все это время улыбка осветила ее глаза.
- Для меня это выглядит как дело, стоящее риска.

ГЛАВА 24

-----Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Tuesday April 1, 5:35 PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Встреча

Мисс Фрост
Я прошу прощения  за задержку с ответом на вашу просьбу о встрече. Я была довольно сильно, но приятно занята разрешением вопросов личного характера.
И хотя  я  понимаю, что не предупредила вас заранее, но если вы свободны сегодня вечером, я  была бы рада, если вы присоединитесь ко мне  за ужином.

Я взяла на себя смелость прислать машину к вашему дому  к 7.30  пополудни. Если вы, вопреки ожиданиям, чем-либо заняты, я надеюсь, что мы сможем перенести нашу встречу на более удобное время.

С искренним уважением
Руна Дайр

Оден посмотрела на часы. Боже мой, шесть- пятнадцать!

-----Reply-----
[b]From: AFrost@PalmPub.net
Sent:[/b] Tuesday April 1, 6:16 PM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Re: Встреча

Руна,
Благодарю вас за любезное приглашение. Я с огромным нетерпением жду нашей  сегодняшней встречи.
Искренне ваша
Оден Фрост

Потом она вскочила, затолкала бумаги в портфель и бросилась к двери. Она была в квартале от своего дома, когда налетела на Гейл, выгуливавшую Шейлока.
- Привет, солнышко, - поздоровалась Гейл и подладилась под ее шаг. – С пожара или на пожар?
- Я спешу. У меня свидание с Руной. 
- Ты встречаешься с кем-то еще? – Гейл остановилась, как вкопанная, посреди тротуара. – Погоди. Руна? Руна Дайр? Ты встречаешься  с Руной Дайр?! 
Оден ухватила ее за руку  и потащила за собой.
- Нет, с Хейз. Пойдем, побудешь со мной, пока я буду собираться.
- Ничего не понимаю, - проворчала Гейл, проходя вслед за Оден в спальню. Шейлок притопал за ними. – Так с кем у  тебя свидание?
- С Хейз, - ответила Оден, - с кем же еще?
- Но ты сказала с Руной.
- Ох, извини – Тэйн тебе не сказала? Хейз это Руна и есть, - Оден начала поспешно раздеваться, - Мне нужно в душ. Заходи  в ванную, поговорим.
- Поверить не могу! Хейз - это Руна?! Бог ты мой, это потрясающе! – Гейл прислонилась к раковине, а Оден влезла под душ. Повысив голос, чтобы е было слышно за шумом текущей воды, Гейл прокричала:
- Тедди и словечком не обмолвилась! Я ее убью! А потом завалю ее и изнасилую!
- Я так  понимаю, она больше не спит на диване?
- Ты  правильно понимаешь, но вот до спальни мы еле добрались.
- И почему меня это не удивляет? – Голос Оден на мгновение притих, а потом она спросила: - Ну и  кто на кого набросился?
- А ты как думаешь?
Оден вышла из душевой кабинки и протянула руку.
- Полотенце. Спасибо.  - Она обернула его вокруг головы, потянула с  вешалки еще одно и закуталась в него. – Ты.
- Ты так говоришь только потому, что лучше знаешь меня, чем Тедди? – спросила Гейл с искренним  интересом.
- Не совсем. Когда я смотрела, как вы танцуете в  «2-4», я вдруг осознала, как нежно с тобой обращается Тэйн. У  меня возникло такое  ощущение, что она позволит тебе решать, когда и что должно произойти.
- Так что, она тут такая вся мисс Чувствительность, а  я  просто секс-разбойник? – Гейл закачалась на кровати со странно беспокойным видом. – Может, я вообще уже  забыла, чем еще можно заняться  с женщиной, кроме  секса.
- Это не так, - Оден наклонила голову и вставила в ухо серьгу, сочувственно  глядя на подругу, задетая оттенком боли в ее голосе. – Так получилось, что я знаю, насколько ты неимоверно чувствительна. А еще я знаю, до чего сильно она тебе нравится. Я  не думаю, что ты сделала что-то не так, переспав  с ней.
- До свадьбы? – рассмеялась Гейл.
- Я поклясться могу, что тебе не пришлось волочить ее  в спальню на аркане. Почему ты  терзаешься по этому  поводу?
- Прости, - застенчиво пожала плечами Гейл. – Я просто… Я просто не хочу облажаться  с ней и все  испортить, Од.
- ТЫ хочешь сказать, что она значит для тебя  больше, чем просто красивое лицо?
- Ну, если не упоминать еще и сказочное тело, то да, она – особенная.
- Я представить себе не могу, что тебе есть о чем беспокоиться. Я не думаю, что она еще хоть на кого-то смотрела  с тех пор, как ей  представили тебя в «Четырех временах года».  И  в клубе она  с тебя глаз не сводила, - Оден встряхнула волосы,  взяла фен и принялась быстро сушить волосы. – Стоит ли мне спрашивать, была  ли ваша ночь чем-то из ряда вон выходящим?
- Секс был сногсшибательный, - Гейл пошла за Оден в  спальню. Шейлок свернулся калачиком  в ногах кровати и изо всех сил старался быть невидимым. Она уселась рядом с  ним и рассеянно погладила его по голове. – Но это была не лучшая часть.
Оден отвернулась от шкафа с вопросительным выражением лица.
- Что ты имеешь в виду?
- Я думаю, что мне понравилось обнимать ее и проснуться с ней рядом. Не меньше, чем невероятный  секс. 
- Ой-ой. Как все серьезно. Ты без ума  от нее?
Гейл горестно кивнула.
- Кажется, мне это нравится.
- Так  это же замечательно! Я серьезно, - Оден вытащила платье и пару черных шелковых брюк и  подняла их в руках. – Помоги мне выбрать.
- Куда вы идете?
- Я не знаю. Руна – Хейз – пришлет за мной машину.
- Ооо, она присылает машину… в один из следующих дней ты непременно расскажешь мне, каково это – спать с  одной из богинь романтики.
- Может быть, - Оден зарделась, но заулыбалась от удовольствия. – Кроме того, у  тебя есть собственная богиня любви. Тэйн Катласс известна своими горячими любовными сценами. И поверь мне, когда «Эрос» попадет в книжные магазины, она проснется знаменитой.
- «Эрос»?
- Это антология, которую пишут Руна и Тэйн. Эротика – ну, ты понимаешь, секс, любовь и все такое.
- А ты ее читала?!
В голосе Гейл прозвучала ревность, и Оден даже показалось, что она слегка надулась.
- Ну да. Я же их редактор.
- Я тебя ненавижу. Рассказы хоть хорошие? А те, что написала Тедди, они очень, очень чувственные?
-  Купишь книгу – узнаешь, - Оден увернулась от подушки, которой запустила в нее Гейл и снова показала на одежду. – Ну ладно… так что ты скажешь?
- Если ты не знаешь, что вам предстоит, я  бы остановилась на брюках и облегающем верхе.  Это не будет ни слишком просто, ни расфуфыренно в любом случае, - Гейл одобрительно закивала, когда Оден показала ей бордовую шелковую блузку. – Отлично. Ну та что, скажи мне, Хейз – она похожа на Руну… в постели?
- Гейл, солнышко, Руны не существует.
- Конечно существует! – уверенно и абсолютно серьезно ответила Гейл. – Она пишет книги, у нее сотни поклонников, она отвечает на электронные письма, она пишет статьи и эссе. Она безусловно существует.
- Хейз страстная, захватывающая и очень чувственная, как раз такая, как можно предположить , прочитав книги Руны. Наш секс с ее описаниями  дословно я не сравнивала, - Оден застенчиво улыбнулась. – Это требует больших умственных способностей, чем у меня остается, когда она касается меня.
- Господи! – Гейл бухнулась обратно на кровать,  раскинула руки и застонала. – Оден, прекрати! Я же не увижусь с Тедди еще целых три дня!
- Ты сама спросила.
-  Да, но я же не ожидала, что у тебя прорежется такой сексуальный тон, когда ты будешь отвечать. Господи!
- Ну, ты никогда и не слышала, чтобы я говорила о сексе  до сих пор. И если подумать, то у меня и повода не было, - Оден наклонилась, взяла подругу за руку и потянула ее вверх, заставляя сесть. Потом она закружилась по комнате. – Что скажешь?
- Я думаю, ты выглядишь великолепно, - ласково ответила Гейл. – И я надеюсь, что у тебя будет самый замечательный вечер.
- Дождаться не могу, чтобы увидеть ее, - по лицу Оден мелькнула тень. – Иногда я просто забываю обо всем остальном. Иногда на минуту, иногда на целых две.
- А так и должно быть. Ты должна захлебываться от радости и ценить каждую счастливую минуту, которая у вас есть, - Гейл встала и положила руки ей на плечи. – Вам обеим нужно праздновать свою новую любовь. Это даст тебе силы.
Она не сказала: «Пока не настанут тяжелые времена», но эти слова повисли между ними в воздухе.
- Мы так и сделаем, - голос Оден был напряженным, на ресницах заблестели слезы, но она не расплакалась. – Спасибо тебе. За сегодняшнее. 
Гейл обняла ее и прижалась щекой к  ее щеке.
-Я пройду с тобой каждый  шаг этого пути, - она легонько поцеловала ее в лоб. – А сегодня вечером постарайся ощутить и запомнить все хорошее, что у вас будет. Я просто уснуть не смогу, пока не узнаю, занимается ли она  любовью так, как она это описывает.

Оден скользнула на заднее сиденье подъехавшего черного «Линкольна», чувствуя себя неловко, но  и наслаждаясь одновременно. Небольшой, кремового цвета конверт лежал на сиденье рядом с красной розой. На конверте она обнаружила свое имя, написанное твердым почерком. Оден осторожно открыла его, стараясь не смять и не разорвать бумагу. Глупо. Но мне плевать.

Оден
Прошлая ночь была самой прекрасной ночью в моей жизни. И я сомневаюсь, что когда-либо смогу высказать тебе, как много это для меня значит, но все же я хотела бы попытаться.
Я очень благодарна тебе за то, что ты согласилась скрасить своим присутствием этот вечер.
Искренне твоя, Хейз.

Глаза Оден наполнились слезами, и она быстро выглянула в окно, стараясь отвлечься и угадать, куда они едут. Автомобиль направлялся на восток, к Пайн-стрит в самом центре Society Hill, самого старого района города, двигаясь по узким мощеным улицам, застроенным рядами домов из коричневатого песчаника.  Не глядя, она потянулась за розой и положила ее к себе на колени, сжимая в ладонях. Что же я буду делать, если потеряю тебя теперь?

- Мы прибыли, мисс Фрост, - объявил водитель, когда автомобиль подъехал и остановился  у отдельно стоящего четырехэтажного кирпичного дома, отделенного от улицы низким забором из кованых решеток и живой изгородью. Два светильника по обе стороны от массивной деревянной двери  освещали короткую дорожку к мраморным ступеням.
- Спасибо, - ответила она и вышла из машины. Конверт она засунула в карман пальто, а розу осторожно держала в правой руке. Она шагнула на дорожку, и дверь отворилась. На пороге стояла Хейз в мягком свете люстры, освещавшей ее  со спины.
- Здравствуй, Хейз, -  негромко сказала Оден и подошла ближе.
- Здравствуй, - Хейз склонилась к ней и нежно ее поцеловала, а потом взяла ее за свободную руку. – Пожалуйста, проходи.
Автомобиль  за их спинами ускользнул прочь.

Войдя в просторную  прихожую, Оден едва заметила  антикварную полированную мебель и роскошные пушистые ковры. Все, что она видела - это Хейз, одетая в черные брюки и черную шелковую рубашку с открытым  вырезом,  зауженными рукавами и двойными манжетами. Золотые запонки поблескивали на ее запястьях (тут знающие люди должны понять, что Хейз одета полуофициально, почти формально, как подобает при встрече дорогого гостя – прим. пер.)
Оден смотрела, как Хейз  идет к ней, и на мимолетный миг  снова ощутила ее тело распростертым поверх своего. Она ахнула.
Хейз остановилась, посмотрела на нее, и ее глаза вспыхнули.
- Все  хорошо?
- О да, - выдохнула Оден. – Замечательно.
- Позволь я возьму твое пальто… и определю куда-нибудь эту розу.
- Ты с ней поосторожнее, - пробормотала Оден, отдала цветок и сбросила с плеч пальто. – Она особенная.
Хейз улыбнулась.
- Я буду обращаться с ней очень аккуратно.
- Я знаю, что будешь.
Они стояли так близко, не сводя друг с друга глаз, и воздух вокруг них затих и сгустился от тишины. На шее Хейз  размеренно и сильно билась жилка. Оден коснулась ее пальцами. Хейз закрыла глаза.
- Мне страшно неловко, - прошептала Оден и придвинулась ближе, скользнув рукой на затылок Хейз  и запуская  пальцы в мягкие волосы, - но я хотела сделать это весь день.
Поцелуй  был медленным и мягким, легчайшее касание, ласковое исследование самого краешка губ. Все, чего Оден хотела  в этот момент, это почувствовать тепло и нежность тела Хейз и то, как ее кровь бьется под ее пальцами в такт ударам сердца. Когда Оден отстранилась, глаза Хейз были открыты, зрачки расширились, в глазах плясали слабые искорки. Она прерывисто дышала.
- Не стоит… извиняться… за это, - умудрилась произнести Хейз перехваченным от желания горлом. – Я… на чем мы остановились?
- Пальто, - промурлыкала Оден, поглаживая ее по щеке и отходя на шаг. – Роза.
- Ох. Да. – Хейз моргнула,  и у нее в  глазах немного прояснилось. Потом она усмехнулась. – Руна сейчас непременно процитировала бы сексуальную строчку собственного сочинения.
- Тебе она не нужна.
- Может быть, позже.
- Ммм, - согласилась Оден, не в силах отвести взгляд от ее лица.
- Гостиная прямо по коридору и направо. Позволь я  разберусь с этим, - Хейз показала на вещи, которые все еще держала в руках.
- Хорошо.
Чего Оден действительно хотелось, так это тенью сопровождать ее по всему дому. Она не хотела выпускать Хейз из поля зрения. Задумавшись, нормально ли это, или просто является прямым результатом ее страхов, она заставила себя улыбнуться. – Давай. Гостиную я найду.

Когда Хейз вернулась, Оден стояла  у камина и смотрела на горящие поленья.
- У тебя красивый дом.
- Спасибо, - Хейз остановилась в нескольких футах от нее. – Тебе устроить экскурсию по дому сейчас или после ужина?
- Я думаю, давай сначала поужинаем.
Хейз протянула  руку, Оден приняла ее и последовала за ней  столовую.  В комнате были высокие потолки, люстра отбрасывала на стены  мягкие тени. Обеденный стол был накрыт на две персоны, один прибор был расположен в торце стола, другой сразу рядом с ним. Накрытые серебряными  крышками сервировочные блюда стояли отдельно на специальных нагревателях. Очень элегантно. Очень интимно.
- Как замечательно, - выдохнула Оден.
- Это идея Руны.
Оден рассмеялась в голос.
- Ну конечно. Она ведь тоже здесь живет, как я понимаю? 
Хейз ухмыльнулась.
- Большей частью наверху, в  студии.
- Ты мне потом покажешь? Я бы хотела увидеть, где ты работаешь.
- Все, что захочешь, - Хейз отодвинула для Оден стул и заняла соседнее место. Она потянулась к кулеру за вином и подняла бутылку на обозрение Оден. – Разреши мне?
- Да, пожалуйста, - пока Хейз разливала вино, Оден показала на сервировочные блюда. – Я нас обслужу?
Хейз кивнула, и несколько минут они молча передавали друг другу тарелки. После первых глотков Оден прикрыла глаза и тихонько застонала. – Скажи мне, что это приготовила ты.
- Ээ.. нет, - Хейз шумно вздохнула. – Черт, а я так хотела произвести на тебя впечатление.
Оден улыбнулась и покачала головой. – Вообще-то я рада, что это не ты, потому  что я  не уверена, что когда либо смогу сравняться с тобой, какая ты есть.
- А тебе и не нужно, - серьезно ответила Хейз, взяла ее руку и поднесла к губам. И поцеловала ладонь. – Я  просто хотела поблагодарить тебя.
- Не нужно, - прошептала Оден, позабыв о еде, глядя, как губы Хейз касаются ее кожи. – Никогда не благодари меня за мою любовь к тебе.
Хейз замерла, напряглась, и  глаза ее потемнели.
- Оден, нет…
- О господи, я  все-таки это сказала, да? – Оден сжала руку Хейз, чувствуя, что она вот-вот отстранится. – Ну, так это правда. Я не возьму свои слова  назад.
- Ты не можешь, - тихо проговорила Хейз. – Мы не можем.
- Почему нет?
Хейз опустила их соединенные руки на стол и уставилась на них. Даже сейчас, когда она была настолько здорова, насколько это было возможно, ее рука была намного бледнее руки Оден.
- Ты знаешь, почему.
- Нет, не знаю, - твердо ответила Оден. – Я знаю, что ты больна. Это не значит, что между нами ничего не может быть.
- Мы  можем встречаться, - Хейз не поднимала глаз.
- Отлично. Мне это нравится. В следующий раз моя очередь устраивать тебе сюрприз, - Оден осторожно посмотрела на Хейз. Это был первый раз, когда Хейз избегала ее взгляда. 
- Это не может быть серьезно.
- Это уже серьезно, - Оден подвинула свой стул и свободной рукой коснулась щеки Хейз, очень нежно разворачивая ее  к  себе. Когда Хейз наконец посмотрела ей в глаза, потребовала:  - И скажи мне, что это не так.
Хейз долго молчала, а потом покачала головой.
- Я не могу позволить  тебе  ввязываться в это.
- И что именно ты хотела бы остановить? Ту часть, где мы разговариваем или ту, где работаем вместе, или ту часть, где мы касаемся друг друга? – Оден сделала вдох, чтобы успокоиться. – Все это части того, что между нами есть, и я не хочу отказываться ни от одной из них. Я хочу большего, а не меньшего.
- А шести месяцев или года тебе хватит? – голос Хейз  был резким, переполненным гневом и раздражением.
- Нет, не хватит, - мягко ответила Оден. – Даже и близко не хватит. Но это станет началом.
- Ты  же знаешь…
- А что ты скажешь о трансплантации костного мозга?
- Господи… - Хейз откинулась на спинку стула. – Откуда ты об этом узнала?
-  Гейл.
Хейз  прикрыла глаза.
- Там все  не так просто.
- Да, я знаю.  Из того, что рассказала мне Гейл, я не понимаю и половины. Так помоги мне.
- Это должен был быть романтический вечер, и посмотри только, во что он превратился, - Хейз выпрямилась, и выражение ее лица стало сосредоточенным. – Ты в  это хочешь превратить свою жизнь? В разговоры о моей болезни?! В размышления о моем будущем, если оно у меня вообще есть?
- Нет, не в это. Но это часть того, что происходит с  тобой, так что я хотела бы  обсудить это сейчас, -  Оден наклонилась и поцеловала  Хейз в кончик подбородка. – А потом я хотела бы провести остаток вечера, думая о том, как сильно я люблю то, как ты на меня смотришь. 
Хейз застонала.
- Ты не собираешься проявить благоразумие, нет?
- Я постараюсь, - совершенно серьезно ответила Оден. – Объясни мне, почему ты  не сделала пересадку.
- Потому  что качество моей жизни было удовлетворительным, и мне многое нужно сделать в  оставшееся у меня время, - голос Хейз был низким, веским, в нем звучали смирение и окончательное принятие. – Я не хочу потерять ни минуты, а  пересадка может не сработать. – Хейз посмотрела Оден в глаза. – Шесть месяцев  становятся бесконечно драгоценными, если у  тебя их всего осталось двенадцать.
Оден внезапно стало очень холодно, и она старалась не задрожать. Она опустила руки на колени  и сцепила пальцы. В комнате было комфортно и тепло, но тело ее сделалось ледяным.
- Но ты сделаешь ее, если.. если у тебя не будет другого выбора?
- Я не знаю, - негромко ответила Хейз. – Я не выношу и мысли  о беспомощности,  о том, что должна позволить им  уничтожить даже ту защиту, которая у  меня осталась. О том, чтобы умереть, будучи не в состоянии даже бороться.

Оден больше не могла это выносить. Она больше не могла продолжать разговор, находясь так  далеко от Хейз. Им  многое нужно было обсудить, но сейчас ей нужна была передышка, хоть ненадолго, чтобы отдохнуть от боли.
- А мы не могли бы пока накрыть еду и посидеть у огня минутку? Я замерзаю.
- Конечно, - Хейз встала, и на лице ее появилась обеспокоенность. – Ты плохо себя чувствуешь?
- Нет, я в порядке. Просто замерзла. - Оден встала, взяла Хейз за руку и кивнула в сторону гостиной. – Как насчет того, чтобы посидеть рядышком и согреть друг  друга?
Хейз обняла ее за талию, и само прикосновение мгновенно успокоило ее.  Другой рукой она подхватила бутылку вина.
- Возьми бокалы. Я думаю, с этим  мы справимся.

Пятью минутами позже они свернулись калачиком на диване, глядя  на огонь, в который Хейз подбросила еще несколько поленьев. Оден уютно устроилась, привалившись к Хейз, подогнув  ноги и сбросив туфли на пол. Хейз накрыла их вязаным пледом, обняла Оден за плечи и прижалась щекой к ее виску. – Так лучше?
- Ммм, - вздохнула Оден. – Замечательно.
Хейз поцеловала ее висок, потом краешек ее челюсти.
- Ты очень красивая.
- Спасибо, - Оден устроилась у нее на груди и стала смотреть, как танцует огонь и слушать, как стучит сердце Хейз. Какое невероятное чудо – эта женщина, эта  жизнь. Она подумала о написанном Руной эпизоде – о двух нерешительных возлюбленных, сидящих у огня, и о том, как в конце они уступают желанию. Она припомнила их страсть, их нежность, их сладкое, сладкое желание так, словно эти чувства  были ее собственными. И внезапно ей захотелось не просто мечтать, а прожить этот момент вместе с Хейз.
- Я хочу заняться любовью с тобой.
- И я тоже хочу тебя, - выдохнула Хейз ей на ухо.  – Так сильно, что думать больше ни о чем не могу.
- Нам нужно в чем-то проявлять осторожность? – Оден наклонила голову, вглядываясь в  лицо Хейз. – Я могу чем-то  причинить тебе вред?
- Нет. – Хейз поцеловала ее в лоб. – Нет.
- Точно? А… кровотечения?
Хейз замотала головой.
- Мне только что сделали переливание. Я знаю и могу сказать, когда уровень моих лейкоцитов падает. Головная боль, синяки и только потом начинаются кровотечения. Сейчас я в порядке.
Оден развернулась так, что теперь она полулежала  у Хейз на коленях, прижимаясь грудью к ее груди, обнимая руками ее за шею.
- Хорошо. Потому что мне очень, сильно, просто ужасно нужно касаться тебя везде, и я не могу гарантировать твою безопасность.
Хейз рассмеялась, и  ее сердце встрепенулось при звуке дразнящих ноток в голосе Оден.
- И почему  это мне не страшно?
- Я не знаю,  – пробормотала Оден, одной рукой расстегивая пуговицы на рубашке Хейз. – Должно быть страшно.

Отредактировано Gray (07.03.15 01:05:36)

+2

12

ГЛАВА 25

Хейз опустила глаза и стала смотреть, как тонкие пальцы расстегивают ее рубашку. Все ее тело напряглось, ожидая прикосновения. Тени бродили по комнате, отблески красного перемешивались со вспышками оранжевого, отражаясь от огня. Лицо Оден было наполовину в тени, а частично освещалось светом пламени. Это напомнило Хейз о ночи в гостинице, только тогда на изысканных чертах Оден  играл лунный свет, отраженный от снега. Та ночь была мистической, эта – потрясающе реальной. И обе были сплошным волшебством.
- Тебе все еще холодно? – прошептала Хейз.
- Нет, - хриплым, низким голосом ответила Оден. Она стремилась убрать все разделявшие их барьеры, захваченная внезапной  необходимостью  почувствовать тепло тела Хейз.
Хейз отбросила плед в сторону и резко втянула в себя воздух, когда пальцы Оден скользнули ей под рубашку и коснулись груди. Ее соски резко сжались, и ответное напряжение тут же эхом отозвалось между ее бедер. Она жаждала прикосновений Оден, но еще больше отчаянно хотела касаться ее сама.

- Сядь мне на колени, - пробормотала Хейз и потянулась к ее блузке.
Оден передвинулась, пока не оказалась стоящей на коленях над бедрами Хейз, ее руки автоматически легли на плечи Хейз для опоры. Когда Хейз расстегнула последнюю пуговицу, сдвинула шелковую ткань с ее плеч и одной рукой расстегнула застежку ее тонкого кружевного бюстгальтера, обнаженная грудь Оден оказалась на расстоянии вдоха от губ Хейз.
- Ты прекрасна, - нежно сказала Хейз и позволила одежде упасть. Обхватив обе груди ладонями, она сжала их вместе и опустила голову.
- О да! – Оден выгнула спину и закрыла глаза, когда почувствовала, как Хейз  охватывает ее сосок теплым ртом. Ощущение было одновременно успокаивающим и возбуждающим.  Она чувствовала себя обожаемой и лелеемой, хотя все ее тело при этом пылало от возбуждения. Вплетая пальцы в волосы Хейз, она сильнее прижала ее лицо к своей груди. – Сильнее, - прошептала она. – Возьми меня сильнее.
Хейз застонала и нежно лизнула сначала один сосок, потом другой, пока они не напряглись и не стала содрогаться от малейшего прикосновения ее языка. Она втягивала их в рот, терзала языком, дразнила зубами, пока тихонько постанывающая Оден не начала резко вжиматься в ее бедра.
- Ты сможешь кончить так? – спросила Хейз, не отводя губ от ее груди и тяжело дыша. Оден так  интенсивно отвечала на ее ласки, что у Хейз у самой голова пошла кругом от возбуждения.
- Я… не знаю. Боже, это изумительно, - Оден отвела голову Хейз назад и всмотрелась в ее лицо. У нее все плыло перед глазами, и трудно было сосредоточиться.  Каждое биение сердца отдавалось всплеском требовательного желания  во всем ее теле, но выражение чистой и яростной страсти на лице Хейз  усилило ее жажду до неимоверности.  – Если ты.. продолжишь делать так… Я думаю что кончу.. Я хочу…
- Я люблю чувствовать, как ты кончаешь.
-  Тогда сделай так, чтобы я кончила.
- Скоро, - Хейз сжала одну ее грудь рукой, слегка покусывая сосок, а другой скользнула вниз по животу Оден и расстегнула пояс ее брюк. Она почувствовала, как Оден напряглась и на мгновение выпустила сосок изо рта. – Все хорошо. Просто позволь мне взять тебя.
- Да. Да! – Оден снова зажмурилась и склонила голову, пока ее лоб не уперся в волосы  Хейз. Она охватила ее плечи, желая чувствовать возлюбленную в своем объятии. Ее бедра непрерывно дрожали, давление между ними возрастало. Она дышала тяжело, со всхлипами, задыхаясь от каждого прикосновения  Хейз к ее груди. Она до боли хотела кончить, но не хотела, чтобы это удовольствие прекратилось. – Медленно. Ох, пожалуйста… давай медленно…

Хейз продолжила терзать  ее сосок и запустила руку в брюки Оден, прижала ее между ног и мягко охватила напряженный клитор пальцами. От этой тщательно отмеренной, мучительной ласки Оден вскрикнула и яростно задвигалась, вжимаясь в  ладонь Хейз.
- Тише, дорогая,  - успокоила Хейз, касаясь губами ее шеи. – Тише.
- Я сейчас кончу! - отчаянно выкрикнула Оден и запрокинула голову  назад, впиваясь пальцами в спину Хейз. – Ты меня доведешь!
Хейз прекратила двигать рукой, но оставила пальцы там, где они и были. Сама невероятно возбужденная, она задыхалась,  ее сердце беспорядочно колотилось. Она хотела доставить Оден удовольствие, но не меньше она жаждала овладеть ею. Ей потребовалась вся сила воли, чтобы не толкнуться внутрь, и не взять ее в этот же миг. Когда безумные движения Оден затихли, Хейз снова начала скользить пальцами по набухшим складкам, извлекая влагу из  ее глубин, размеренно  поглаживая ее клитор. Прижавшись ухом к  ее груди, Хейз подводила Оден к оргазму и отступала снова и снова.
- Пожалуйста, - хрипло выдохнула Оден, хватая Хейз за запястье  и направляя мучающие ее пальцы туда, где все криком кричало, жаждая быть наполненным, - Пожалуйста, дай мне кончить сейчас!
Хейз обхватила ее рукой за талию, уперлась ногами в пол  и толкнулась в нее. От  резкого толчка Оден откинулась назад и закричала от удовольствия.
- Моя! - прорычала Хейз, не в состоянии сдержать собственную безудержную страсть. При каждом толчке она жестко прижимала ладонью клитор Оден, ускоряя темп, пока Оден не сжалась и не дернулась в ее руках.
- Хеейз! – выкрикнула Оден, сжимая ее руки, и согнулась пополам  от силы сотрясающего ее оргазма, а потом обмякла, уткнувшись заплаканным лицом в шею Хейз. – Невероятно… Господи…
Хейз перестала двигаться, но осталась внутри, наслаждаясь слабыми сокращениями мышц, сжимавших ее пальцы. Свободной рукой она погладила Оден по голове и поцеловала влажную кожу ее виска. 
- Это ты  у меня невероятная.
- Я люблю тебя, - выдохнула Оден, не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой. 
Боже, помоги мне, как же  я этого хочу! Хейз крепко зажмурилась и прижалась щекой  к макушке Оден. Она осторожно наклонилась и растянулась на диване, прижимая Оден к себе, пока они не оказались лежащими бок о бок. Она пошарила по сторонам, нащупала плед и укрыла их. Теперь, когда голова Оден покоилась у нее на плече, она была полностью удовлетворена.

- Хейз? – голос Оден был сонным и слегка неразборчивым.
- М?
- А ты не… Может, я…?
Хейз рассмеялась.
- На взводе ли я? Господи, да. Как взведенный  взрыватель. И нет, тебе ничего не нужно с этим делать сейчас. Иногда забавно бывает подождать, - она поцеловала Оден, наслаждаясь ощущением ее губ, мягких и припухших от поцелуев. – И я  обожаю держать тебя так, чувствовать как твое  тело расслабляется, знать, что это я  удовлетворила тебя.
- Удовлетворила она  меня, - пробурчала Оден, прижимаясь ближе, вжимая свою ногу между ног Хейз. – Ха.
Когда Оден задышала ровнее, и стало ясно, что она уснула, Хейз стала смотреть, как медленно прогорает огонь, превращаясь в мерцающие угли. Она поцеловала Оден в уголок рта и увидела тень улыбки. Ее сердце было так переполнено, что ей стало больно.
Очень тихо она выдохнула:
- Я люблю тебя, Оден, душа моя.

Оден проснулась в темной комнате. Огонь давно прогорел, в доме стояла абсолютная тишина. Она лежала на боку рядом с Хейз, щекой касаясь ее груди. Ее изумило то, насколько естественным оказалось для  нее просыпаться в объятиях Хейз, хотя на самом деле это было новым для нее ощущением.
Все, что касалось Хейз, обладало странной двойственностью, было одновременно чем-то давно знакомым и в  то же время абсолютно неизведанным. Чувствовать руки Хейз на своей коже, внутри своего тела  было  полностью ново, и все же их слияние ощущалось  настолько правильным, что это было совершенно естественно. Отдавать себя Хейз физически, чувствовать, как она забирает тебя – это  неимоверно  волновало и приносило неизмеримо большее  удовлетворение, чем Оден могла ожидать, когда представляла себе секс. Она ожидала, что ей будет хорошо, но ожидала чего-то подобного тому, когда доставляла себе удовольствие сама. Она ошибалась. То, что она переживала, когда ее касалась Хейз, когда  она отдавала ей весь контроль, снимала все ограничения, опускала все защитные барьеры – все это далеко выходило за пределы чисто физических ощущений.  Когда она заходилась в экстазе в руках Хейз, она больше не была одна. Эта глубинная связь была сильнее всего, о чем она когда-либо мечтала, и  все, что она знала – это то, что ни за что не хочет ее потерять. Она крепче обняла женщину, лежавшую в ее объятиях.  Я ни за что не хочу тебя потерять.

В конце концов Оден подняла голову и поцеловала Хейз в шею.
- Солнышко?
- Ммм? – сонным голосом протянула Хейз.
- Нам нужно убрать еду  и лечь в постель.
- Тебе неудобно? Здесь так спокойно…
- Да, - Оден провела рукой по животу Хейз, потом по стройному бедру. – Здесь замечательно. Но я очень хочу быть рядом с тобой, и чтобы нас ничто не разделяло, даже одежда.. а если мы разденемся здесь, мы замерзнем.
Хейз почувствовала, как напрягаются мышцы ее живота от легкого поглаживания.
- Ну, если ты так  ставишь вопрос, - она отбросила плед и медленно села. – Я проведу тебя в спальню, а сама спущусь и уберу еду.
- Спасибо. Я бы еще с удовольствием заскочила в душ перед тем, как лечь спать.
- Не вопрос, - Хейз встала и протянула ей руку. – Пришло время для обещанной экскурсии.

Оден было трудно обращать внимание на обстановку дома, хоть она и была очень красивой. Проблема заключалась  в том, что Хейз была еще краше. Ее темные волосы растрепались, когда они занимались любовью, рубашка выбилась из брюк, а две верхние пуговицы расстегнулись, и Оден то и дело ловила взглядом дразнящий проблеск ее груди. Судя по всему, в результате влюбленности большинство клеток ее мозга перестали правильно функционировать, потому что все, о чем Оден могла думать – это о том, как  оказаться в постели с Хейз и отдать ей не меньше наслаждения, чем она получила сама.

- Спальня здесь, - сказала Хейз и показала на комнату с приоткрытой дверью. – Ванная направо сразу от входа, - она потянулась внутрь комнаты, щелкнула выключателем, от которого зажегся ночник, потом повернулась и обхватила Оден за талию, притягивая в объятия. Поцелуй продлился дольше, чем намеревалась Хейз. Губы Оден были такими мягкими, такими теплыми, и Хейз тут же утонула в их сладости. Она целовала ее до тех пор, пока вдруг не поняла, что обе они дышат тяжело, а рука Оден забралась к ней под рубашку и гладит ее по животу, распространяя восхитительную дрожь.  Хейз отстранилась. – Это чтобы ты не забыла обо мне, пока будешь в душе.
- Ох, - выдохнула Оден хриплым шепотом, - поверь мне, я не забуду. Возвращайся быстрее.
- Ты даже не заметишь, что я уходила, - Хейз снова поцеловала ее, и, улыбнувшись напоследок, повернулась и поспешила вниз по лестнице.

Оден изумилась тому, что ей  на самом деле больно было видеть, как уходит Хейз. Желание, которое она чувствовала всего несколько секунд назад, превратилось в сильную боль, угнездившуюся в нижней части ее живота, и она сама еще не могла понять, то ли это неудовлетворенное возбуждение, а то ли другое, совершенно новое чувство – страх потерять Хейз. Новообретенная  любовь открыла перед ней бесчисленное количество возможностей, но и наделила ее двойственным чувством – неразрывно  связанными радостью и ужасом. Иногда Оден затруднялась описать, что же именно она чувствует. Удовольствие смешивалось с болью  и, казалось, ранило так же.

Спустя несколько минут замотанная в полотенце Оден вышла из ванной после наскоро принятого душа и обнаружила, что Хейз сидит на краю кровати, босая, но все еще одетая. Она  уже развела огонь в камине и выключила свет. В комнате было тепло, воздух был наполнен отблесками огня и невысказанными обещаниями. 
- И снова здравствуй, - Оден подошла ближе. Теперь, когда они очутились в спальне, в столь красивой и интимной обстановке, она чувствовала себя  и застенчивой, и взволнованной. Еще один первый раз. Еще одно драгоценное воспоминание.
Необычно сомневающимся голом  Хейз проговорила:
- Я.. не раздевалась. Подумала, может быть, это захочешь сделать ты.
У Оден перехватило дыхание, ноги вдруг так ослабли, что она едва на них устояла.
- О да. Да, я хочу.
Хейз медленно поднялась и шагнула вперед, оказавшись вплотную к Оден.
- Здесь будет нормально?
- Отлично, - Оден поняла, что ей трудно говорить, настолько ее переполняли эмоции. Желание, благодарность, ощущение предстоящего чуда. Она медленно расстегнула пуговицы на рубашке Хейз, все до последней, распахнула полы и потащила ткань вниз по телу. Хейз стояла лицом к огню, и отблески пламени заплясали на ее коже, словно касаясь невидимыми пальцами.
- Мне нравится, как ты выглядишь.
- Я рада, - Хейз вздрогнула, когда  Оден наклонилась, чтобы поцеловать внутреннюю поверхность ее груди. Ее желание, зажегшееся когда  они занимались любовью в прошлый раз, чуть приутихло, но никуда не делось, оно просто теплилось, как угли под пеплом, пока они с Оден спали. Теперь малейшего взгляда Оден было достаточно, чтобы оно разгорелось с новой силой.
- Ты извини, если я не такая опытная, как ты, - пробормотала Оден, расстегивая пуговицу на поясе брюк Хейз.
- О нет, - прошептала Хейз, обхватывая ладонью подбородок Оден и пристально глядя ей в  глаза. – Ты именно то,  что мне нужно. Не спеши – я хочу, чтобы каждое твое прикосновение длилось… целую жизнь.
Глаза Оден наполнились слезами.
- Не нужно, - голос Хейз был нежным. – Продолжай. Мне так хорошо с тобой. Пожалуйста.

Оден улыбнулась дрожащей улыбкой и  кивнула. А потом, едва ее рука задела кожу на животе Хейз и мышцы напряглись от ее прикосновения, она забыла о своем горе, погрузившись в великолепие момента. Она сдернула рубашку с плеч Хейз и дала ей соскользнуть на стоявший рядом стул. Соски Хейз были твердыми, соблазнительно выступающими, и Оден не смогла устоять – она принялась нежно сжимать их, пока Хейз не застонала. Ощутив прилив храбрости, Оден коснулась губами губ Хейз, а руками захватила ткань ее брюк и спустила их вниз по ее бедрам. Теперь они касались друг друга только поцелуем. Хейз переступила упавшие брюки.
Оден освободила полотенце и дала ему упасть на пол, к брюкам, а сама прижалась к Хейз и обхватила ее за талию. Она была обнаженной, и сейчас их разделяли только трусики Хейз.
- Оден, – Хейз ахнула, когда Оден провела руками по ее спине. – Со мной…никогда так раньше не было.
- Как так? – Оден прижалась губами к ямке под ключицей Хейз и втянула в рот нежную кожу. – Ммм?
- Как.. оххх… – Хейз зашатало, и она придержалась за бедра Оден, чтобы не упасть. – Так, будто я могу стоять здесь вечно и никогда не желать ничего другого.
Оден медленно провела пальцем  под резинкой трусиков Хейз, вдоль  бедра вниз, через выпуклость тазовой кости и скользнула на живот. Бедра Хейз подались вперед, ноги напряглись.
- Мы можем стоять здесь вечно, - пообещала Оден, пока ее ладонь двигалась под тканью ниже, а пальцы пробирались сквозь мягкие завитки волос. – Но я  хочу… все остальное.
Хейз закрыла глаза, вся превратившись в одну-единственную точку возбуждения в миллиметрах  от кончиков пальцев Оден. Все ее мысли, каждое ощущение, каждая частичка внимания сфокусировались на этом моменте.
- Давай ляжем, - прошептала Оден и отвела руку. – Чтобы я могла прикоснуться к  тебе.
- О господи, да.
Оден взяла ее за руку и шагнула к постели, отбрасывая покрывало. Потом она потянулась к трусикам Хейз.
- Остались только они. 

В следующее мгновение они уже были в постели. Хейз полулежала на подушках, а Оден прилегла на бок рядом с ней, опираясь на локоть так, что она могла видеть всю Хейз и касаться ее где угодно. Везде.
- Расскажи мне, что тебе нравится, - негромко сказала Оден, проводя рукой вниз по животу Хейз и остановилась, прижав ладонь ей между ног.
Хейз дрожащими пальцами погладила ее по затылку, глядя как тонкие пальцы охватывают ее.
- Мне нравится все, что ты делаешь, я люблю… - ее слова превратились в приглушенный вскрик, когда Оден провела пальцем по сторонам от ее клитора.
- Так? – голос Оден охрип. Как будто огромный кулак сжал ее сердце, и ей стало трудно дышать. Она  в жизни не была настолько возбуждена. Она провела пальцем, ощущая, как пульсирует под ним твердый комочек. – Так тебе нравится?
- Да, о да! – Хейз вцепилась одной рукой в кровать, а другой схватила Оден за плечо. Она смотрела, как Оден медленно поглаживает ее. Видеть и чувствовать это было почти невыносимо. Настолько восхитительно, что у нее живот свело от удовольствия.
- Ты такая мокрая, - кончиками пальцев Оден погружалась в нее, с изумлением чувствуя прилив ответного жара между собственными бедрами. Она провела  пальцами вверх и ощутила ответную пульсацию собственной возбужденной плоти. – Такая твердая.
Хейз пыталась держать глаза открытыми, но ее сознание быстро растворялось, превращаясь в тепло и свет. Зрение затуманилось, когда Оден стала ласкать ее жестче и быстрее.
- Ты от этого  кончишь?
- Аа.. да, - удалось произнести Хейз. Сквозь полуприкрытые веки она глядела, как кружит рука у нее между ног. Напрягая каждую мышцу, двигая бедрами, каждый нерв на взводе, она балансировала на грани, готовая излиться в руки Оден.

И Оден не могла сказать, что было прекраснее – ощущать, как Хейз содрогалась под ее пальцами или то, как она выглядела в преддверии оргазма. Она удивленно ахнула и вскинула глаза, встретившись взглядом с Хейз. – Боже мой! – зрачки Хейз расширились и яростно заблестели, - я  же чувствую, как ты кончаешь!
Сжав ногами руку Оден, Хейз напряглась, негромко вскрикнула и  забилась в оргазме. Когда удовольствие прошило ее, она привлекла Оден к себе, нуждаясь в полном контакте. Вес навалившегося на нее тела Оден, рука, все еще гладящая ее содрогающуюся плоть, вызвали вторую серию спазмов, и она снова вскрикнула.
- Любимая, - простонала Оден, уткнувшись лицом в шею Хейз. Это было почти невыносимо – чудесная, волнующая, мучительная красота женщины, бившейся в ее руках. Слезы наполнили ее глаза, хлынули по щекам, и она почувствовала, как ее тело взлетает и сдается ощущениям.

И было непонятно, кто кого обнимает и держит, когда они вместе двигались, ловя отголоски страсти, нежно ободряя друг друга и ласково утирая смешавшиеся слезы. Лицом к лицу, тесно переплетясь руками и ногами, они улыбнулись друг другу одинаковыми улыбками, в которых слились ранимость и обожание.
- Я никогда…
- Никогда я…
Обе рассмеялись.
- Ты лишаешь меня  дара речи с пугающей регулярностью, - призналась Хейз. – Для меня, как для автора, это редкость.
- Марго написала одну фразу, о которой я думаю всякий раз, когда смотрю на тебя, - прошептала Оден.
- Да неужели? – Хейз вскинула бровь и обвела пальцем губы Оден, и улыбнулась, когда получила поцелуй. – Какую фразу?
- После тебя любая другая любовь окажется всего лишь бледным подобием.
- Оден, душа моя, - у Хейз сердце зашлось в груди, когда она увидела, что в глазах Оден дрожат слезы. – Нет.
- Пообещай мне, что ты не сдашься, Хейз, - Оден запустила пальцы в ее волосы, разворачивая  ее лицом к себе. – Пообещай мне, что ты будешь бороться.
Хейз смогла ответить на это единственным способом. Поцелуем.

ГЛАВА 26

- Я так понимаю, это будет уже нехорошо, если мы обе снова опоздаем на работу, а? – Оден лежала в объятиях Хейз, устроившись головой в изгибе ее шеи.
- Ммм, - Хейз выводила медленные круги на ее спине и не могла себе представить лучшего занятия. – Тебя обеспокоит, если другие узнают?
- О нас? – Оден поцеловала ее там, где шея переходила в челюсть. – Господи, нет. Я вообще едва могу удержаться, чтобы не навесить на тебя большой предупреждающий знак на время конференции в Нью-Йорке, на котором будет написано: «Не трогать. Она моя».
Мне нравится быть твоей. Хотела бы я быть твоей отныне и навеки. Хейз прижалась губами к ее волосам, неспособная ничего ответить. Никогда она не была так близка к тому, чтобы расплакаться, с того самого дня, когда Пол Розенберг объяснил ей, почему она так сильно устает, что не может отработать полный  день, и почему даже мельчайший порез кровит часами. Оден была ответом на все ее мечты, воплощением всех любовных историй, которые она когда-либо писала и теперь, когда она обрела ее, оказалось, что уже  слишком поздно.
- Хейз? – Оден почувствовала ее напряжение. – Слишком быстро? Я не хотела вести себя так по-собственнически…
- Нет, - голос Хейз сел и стал хриплым в попытке сдержать слезы. – Совсем даже не быстро. Ни капельки не быстро. Слишком поздно. Как же ты не видишь, что уже слишком поздно?! Она  охватила щеку Оден и мягко поцеловала ее долгим поцелуем, говорившем об обожании и преданности. – Это не обязательно, но я готова нацепить на себя пару плакатов, на которых будет написано: «Собственность Оден Фрост», если это тебя порадует. 
Оден приподнялась на локте и всмотрелась в ее лицо. – Тогда что не так? Что тебя тревожит?

Хейз отвернулась. Оден пальцем коснулась ее подбородка и вернула в прежнюю позицию. – Что с  тобой, любимая? Пожалуйста, скажи мне.
- Я так сильно тебя хочу, - прошептала Хейз.
- Поверь мне, я вся твоя, - Оден легонько поцеловала ее, отстранилась и посмотрела ей в глаза.  И стала ждать.
- Я не хочу умирать.
Оден прикусила губу, стараясь не расплакаться. Она кивнула, молясь, чтобы собравшиеся под ресницами слезы не просочились наружу.
- Но я боюсь, что придется, - глухо проговорила Хейз. – И я  боюсь, что будет неправильно позволить тебе любить меня.
- Я уже люблю тебя, - заглушила возражение, готовое сорваться с губ Хейз,, прижав к ним палец. – Люблю. Принимай это или не принимай, но при этом исходи из того, чего ты хочешь, а не того, чего ты боишься.
- Я хочу этого, господи, я хочу тебя, но… 
- Никаких «но», - Оден положила руку ей на живот и принялась нежно поглаживать. Ей нравилось ощущать кожу Хейз, такую мягкую и нежную, в отличие от крепких мускулов под ней. Ей нравилось касаться ее, и она уже не могла представить себе ни дня без этого. Стоило ей подумать о  плохом, и ей сразу же хотелось закричать. – Расскажи мне о пересадке костного мозга.

Хейз прикрыла глаза и на какое-то мгновение Оден подумала, что она не ответит. Ей понадобилась вся сила воли, чтобы не настаивать. Она просто продолжала нежно гладить ее, позволяя Хейз почувствовать и понять, что больше она не одна.
- Мой брат Кристофер предложил быть моим донором, если я  решусь… - Рискнуть. – Это улучшает мои шансы.
Шансы. Само слово, само понятие, использованное применительно к жизни Хейз,  звучало неописуемо устрашающе.  Оден повременила с ответом, пока не убедилась, что ее голос не дрожит. – Это хорошо, да?
- Пол – Пол Розенберг, мой  гематолог – хочет попробовать новые технологии. Эта процедура называется мини-пересадка костного мозга, - Хейз поморщилась. – Но все не так  просто.
- Какое  преуменьшение, - с горькой усмешкой сказала Оден. – Расскажи мне все, что знаешь.
- Ну, эта процедура в каком-то смысле проще, чем традиционная пересадка костного мозга. Она намного короче, что означает, что мне не придется находиться в больнице в течение нескольких недель. Они используют щадящую химио- и радиотерапию перед самой пересадкой, и это значит, что у меня не будет серьезных побочных эффектов – потери волос, кишечных кровотечений, тошноты, рвоты  и далее по списку. – Хейз с трудом сглотнула и переплела свои пальцы с пальцами Оден. – Это была хорошая часть.
Оден поцеловала ее в лоб. – Пока все хорошо. Что еще?
- В теории донорские клетки здоровее моих собственных, они нападут на больные клетки и уничтожат их, а потом заселят мой костный мозг новыми здоровыми клетками, - Хейз улыбнулась, но глаза ее влажно заблестели. – Если так произойдет, то это будет лучшим шансом на исцеление, чем  любое другое лечение.
- А в чем недостатки? – Оден понимала, что должна существовать причина, по которой Хейз до сих пор не решилась не пересадку.
Она знала, что нерешительность Хейз отчасти была обусловлена тем, что не было никаких гарантий, что все сработает, именно поэтому это был выбор последней надежды. Но боже мой, я всего-навсего слышу об этом, и это уже наполняет меня надеждой.

Хейз постаралась ответить небрежно, но все ее тело напряглось.
- Сам процесс, когда здоровые клетки убивают ослабленные, может выйти из-под контроля. Реакция может затронуть здоровые ткани, и есть шанс, что пострадают другие органы. Тогда… - она издала приглушенный смешок, - всегда есть опасность, что все пойдет не так, и здоровые клетки уничтожат мой костный мозг, но сами не размножатся, и я останусь без иммунитета вообще. Так что недостатки этого метода приведут к тому же состоянию, в котором я нахожусь  и сейчас – я умру. 
- Хорошо, а какие шансы? Какой расклад? - Оден чуть не тошнило, но она надеялась, что сумеет не показать этого. Она хотела на кого-то злиться, хотела найти виноватого, хотела найти оружие, чтобы отбиваться. Ни виноватых, ни оружия просто не было, и от этого она чувствовала себя беспомощной, охваченной горем и поверженной, если только она не найдет способа, как с этим бороться. Если она чувствовала себя так, то она и представить не могла, через что приходится проходить Хейз.
- Чуть лучше, чем при подбрасывании монетки.
Оден припомнила, что Гейл говорила ей о традиционных методах лечения.
– Это вроде как даже немало. Ты сделаешь пересадку?
- Думаю, да, - негромко сказала Хейз и коснулась пальцем уголка ее губ. – Если я  решусь, мы некоторое время не будем знать, сработало ли это. До тех пор нам с тобой лучше… побыть  врозь.
Оден ахнула.
- Ты издеваешься?
- Я не хочу, чтобы это затрагивало тебя, Оден. Я не хочу протаскивать тебя через тяготы лечения, да и потом…
- Остановись, Хейз. Просто… остановись. – Оден говорила тихо, нежно. – Ты не понимаешь, да? Я люблю тебя. Это не обсуждается. Если мы будем ждать каких-то гарантий, мы можем прождать всю жизнь. Я хочу быть с тобой каждую минуту, сколько бы их ни осталось. 

Оден бы ни за что не расплакалась, если бы не разрыдалась Хейз.  От вида ее слез у Оден защипало в глазах. Она всхлипнула, обняла Хейз и прижала ее лицо к своей груди. Она не утешала ее, а просто держала и обнимала изо всех сил. Хейз плакала навзрыд, тело ее сотрясалось от рыданий,  Оден не издала ни звука, но  по щекам ее струились слезы. Она запустила пальцы в волосы Хейз, гладила ее, обхватила руками и ногами, предлагая свое тело в качестве защиты, как будто этого могло быть достаточно. Никогда в жизни она не чувствовала себя  настолько беспомощной.
Прошло немного времени, и Хейз успокоилась. Она прижалась губами к груди Оден, а потом подняла голову и посмотрела  в ее обеспокоенные глаза.
- Оден, прости. Я никогда так раньше не делала.
- Ну так я рада, что ты сделала это сейчас, - Оден поцеловала ее и провела большим пальцем по ее глазам,  смахивая последние слезы.  - Ты как?
- Лучше, - Хейз даже смогла улыбнуться почти своей обычной улыбкой. – Нам нужно поторопиться, если мы хотим сохранить нашу репутацию в офисе нетронутой.
- Ну, нам конечно, нужно поддерживать наше  реноме, - Оден двинулась, чтобы сесть, но Хейз поймала ее за руку и придержала. – Что, солнышко?
- Я должна у тебя кое-что спросить.
- Что такое? Что еще может быть не так?
- Это  о том, что ты цитировала Марго ночью.
- Господи, ты же не можешь ревновать? –  спросила Оден, не в силах поверить в это.
- Я-то нет, а вот Руна вполне может.

Оден рассмеялась и толкнула Хейз на спину. Потом навалилась сверху, прижала ногу ей между ног и охватила лицо ладонями.
- Руне Дайр абсолютно не о чем волноваться. Она, безусловно, самая сексуальная и самая романтическая писательница из всех, кого я когда-либо читала. И просто для того, чтобы не было никаких недомолвок, я  напишу  ей об этом письмо и отправлю на электронную почту.
- Она будет просто счастлива, я уверена, - в голосе Хейз прорезались хриплые нотки. – А теперь тебе действительно пора вставать.
- Я слишком тяжелая?
- Совсем нет, любовь моя, - Хейз провела руками по ее спине вдоль позвоночника, потом обхватила за ягодицы и прижала к себе. – Ты слишком… волнующая, - она чуть двинула бедрами, прижимаясь к коже Оден. – Чувствуешь, что ты со мной  делаешь?
- О боже, - выдохнула Оден, мгновенно заводясь сама. – Какая  ты мокрая.
- Ммм, - согласилась Хейз  и провела языком по ее шее. – Еще десять секунд, и ты никуда не пойдешь. Я просто не смогу тебя  отпустить.
Оден не хотела уходить, но как бы сильно она ни хотела провести  с Хейз каждую секунду, вот так, вместе – она знала, что им нужно какое-то подобие нормальной жизни.
- Ты мне потом все возместишь?
- Сколько угодно.
С огромным усилием Оден встала. Она пожалела об этом тут же, все ее тело запротестовало, и  к протесту  немедленно присоединилось сердце.
- Одного раза за раз будет вполне достаточно.
- У меня  бесконечное количество компенсаций, и все они подписаны твоим именем. За каждый пропущенный раз ты получишь возмещение при первой же возможности.
- Я люблю тебя, несмотря ни на какие возможности, - Оден поцеловала ее и спрыгнула с кровати.
Хейз на мгновение задержалась, глядя как Оден идет в ванную. Это была такая  мелочь, но она наслаждалась ощущением простоты и правильности  момента. Оден умела заставить ее чувствовать себя обычно – и восхищенно одновременно. С Оден все казалось достижимым.
- Хейз? Иди ко мне в душ?
Хейз пошла на звук голоса своей возлюбленной, и в голове у нее звучала фраза, написанная Руной.

Если она протянет мне руку, я  радостно приму  ее и последую за ней. До самой смерти.

-----Original Message-----
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Wednesday April 2, 9:59 AM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Dark Passions
Attachments:ТемнСтрасть-ред1ОФрост.doc 858KB.

Мисс Дайр,
Я прилагаю к письму вариант первой редакции «Темной страсти». Пожалуйста, верните его с вашими замечаниями.
Если у вас возникнут какие-либо проблемы или трудности, пожалуйста, обращайтесь ко мне в любое время.

С уважением
Оден Фрост

P.S.: Кстати – так, как ты не пишет никто. Ты заставляешь меня с ума сходить от желания. Сегодня вечером я  рассчитываю на компенсацию. О.Ф.

Хейз сидела,  улыбалась сообщению на мониторе и несомненно  выглядела, как лунатик, когда в дверь постучали. В кабинет вошел Абель и подошел к ее столу.
- Доброе утро, Абель.
- Хейз, - он поглядел на нее со сдержанным беспокойством. – Я привык, что ты обычно приходишь к семи. Ты как себя чувствуешь?
Хейз потянулась за чашкой с кофе.
- Я нормаль…
- Боже милостивый, Хейз! – выпалил он, и вся напускная сдержанность слетела  с него. – Тебе же только что сделали переливание! Этого не должно быть! Ты больна.
- О чем ты, черт возьми, говоришь? – Хейз проследила за его взглядом и сама впервые заметила у себя на запястье синяк. Она вспомнила, как Оден ухватила ее за руку, заставляя проникнуть в себя, когда они занимались любовью. Воспоминание вызвало волну возбуждения, и Хейз покраснела. Прокашлявшись, она заметила:
- Это не то, что ты  думаешь.
- Ты меня не обманешь, - его страх обернулся злостью. – Я знаю, что происходит, когда твои показатели падают.
- Это самый обычный синяк, - настойчиво повторила она. И увидела, что он пытается спрятать досаду и боль. – Господи, Абель, это от секса.
Его рот превратился в идеальное округлое «О», и это выглядело так нелепо, что Хейз рассмеялась в голос.
- Ты же должен понимать, что я время от времени…
- Это нормально. Я не требую объяснений, - он поглядел на дверь, потом перевел взгляд на Хейз. - Я просто не знал, что у тебя есть… кто-то.
- Это Оден, Абель, - негромко сказала Хейз. Она сказала это не потому, что чувствовала себя обязанной отчитываться перед ним, но потому, что ей просто захотелось произнести эти слова вслух. Оден говорила, что не будет возражать, если кто-то узнает об их отношениях, а от одной мысли об отношениях с Оден сердце Хейз взмывало ввысь. А я уже и позабыла, что так может быть. Она не сдержала улыбки.

Абель Причард отнюдь не выглядел так, будто он сейчас рухнет  в обморок от радости.
- Ты считаешь, что это разумно?
- Почему нет?
- Ну, я могу привести целый ряд причин. Вы друг друга совсем не знаете, она работает здесь, а еще…
- Я умираю и не имею морального права с кем-то связываться.
У него был такой вид, будто она дала ему пощечину.
- Нет. Боже мой, нет.
Она задумчиво смотрела на него и увидела момент, когда он осознал, что именно это и чувствует.
- Прости меня, Хейз, - сказал он  и отвернулся.
Она резко встала и перехватила его прежде, чем он достиг двери. Хейз тихо прикрыла ее, потом повернулась и положила руку ему на плечо.
- Нет, Абель, это ты меня прости. Ты этого не заслужил.
- Вообще-то, заслужил.
Она была права, его чувства  были именно такими, и он злился оттого, что она это знала.
- Ладно. Тогда ничья.
Он от души улыбнулся.
- А она знает?
- Да.
- И что она говорит?
Хейз несколько секунд помолчала, обдумывая  все, что они с  Оден уже обсуждали. Она задумалась о тех вещах, которые Оден донесла до нее без слов, одними только прикосновениями.
– Она говорит, что вечность состоит из  череды «здесь и сейчас», и что за каждое из них мне стоит побороться.
И тут Абель Причард сделал что-то из ряда вон выходящее. Он коснулся ее щеки легчайшей  лаской.
- Мисс Фрост весьма проницательна.
- Да, это безусловно так, - мягко проговорила Хейз. Она открыла дверь кабинета  и стала смотреть как Абель уходит.

-----Reply-----
From: Rune@HeartLand.com
To: AFrost@PalmPub.net
Sent: Wednesday April 2, 10:23 AM
Subject: Re: Темная страсть

Я рассмотрю ваши правки к  «Темной страсти» как можно скорее. С нетерпением жду начала совместной работы над рукописью.
С уважением, Руна

P.S.: Можешь рассчитывать на компенсацию как минимум каждый вечер на этой неделе. Руна.

В пятницу вечером Гейл спешила низ по лестнице, чтобы открыть входную дверь.  Последний час она то и дело поглядывала на еле движущиеся стрелки часов. Через матовое стекло она едва могла различить очертания фигуры, стоящей на крыльце, но этого было достаточно, чтобы сердце ее забилось быстрее. Она отодвинула засов и распахнула дверь, в который раз за последние десять минут задаваясь вопросом, а вдруг все изменилось, пока они были врозь.  Может, это было просто приключение на один уикенд? А потом она посмотрела в самые теплые карие глаза на свете и увидела, как лицо Тэйн озаряет усмешка. Внезапно вечер пятницы стал очень многообещающим.

- Привет, секси.
- Привет, - ответила Тэйн, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в губы. – Я по тебе адски соскучилась.
- Ох, ты всегда знаешь,  что нужно сказать. Прямо даже страшно делается, до чего ты хороша, - Гейл обняла ее, поцеловала в ответ, взяла за руку и повела в дом. – Ну, на то ты и писатель. 
- Это не было цитатой, - быстро проговорила Тэйн, останавливая Гейл внизу лестницы  и кладя руку ей на плечо. Ее лицо внезапно стало очень серьезным. – Правда.
Гейл замерла, увидев обиду в  глазах Тэйн. Она нежно прижала ладонь к ее щеке.
- Прости меня. Это я сглупила. Я целую неделю переживала, что ты можешь передумать… насчет того, что ты хочешь  меня.
- Нет, - негромко сказала Тэйн и повернула голову, чтобы поцеловать ладонь Гейл. – Я хочу тебя. Я хочу нас.
- Господи, прекрати немедленно говорить то, что я хочу слышать! – пригрозила Гейл, но ее тон совершенно противоречил ее словам. 
- Прости, - ответила Тэйн, и в глазах у нее заплясали чертики, - ничего не могу с этим поделать. Я же романы пишу.
Гейл рассмеялась, обняла ее за талию и повела верх по лестнице.
- Тогда напиши и нам один.
- Мы будем сотрудничать, - шепотом ответила Тэйн.

Когда они поднялись в квартиру, Гейл сказала:
- Я  отправила Шейлока в гости. Миссис Ти любит  с ним возиться, а я подумала, что так для нас будет достаточно места в постели сегодня ночью.
Тэйн улыбнулась, поджидая, пока Гейл откроет дверь.
- Ну, мы же сможем его навестить?
- Если я найду в себе силы  выпустить тебя из квартиры, - Гейл закрыла дверь и повернулась к ней. – Я еще не заказывала столик в ресторане. Я не знала, что ты предпочтешь. Я могу позвонить куда-нибудь или…
Тэйн бросила сумку на пол, обняла Гейл, повела ее к дивану, села сама и притянула ее к себе на колени.
- Знаешь, чего я на самом деле хочу?
- Чего? – Гейл коснулась поцелуем ее губ, щеки, ткнулась носом в шею, легонько куснула. – Чего ты на самом деле хочешь, а?
- Ох, у меня только одно желание, - Тэйн провела ругой вниз по руку Гейл, потом по ее бедру и крепче прижала ее к себе. – Господи, как с тобой хорошо.
- И если мне станет еще хоть чуточку лучше, ты никакого  ужина не получишь, - Гейл поверить не могла, до чего быстро Тэйн может завести ее.
- Чего бы я  хотела… - пробормотала Тэйн поднимаясь пальцами по внутренней стороне бедра Гейл и останавливаясь в сантиметре от промежности, - так это смотреть видео, есть пиццу и заниматься с тобой любовью, пока ты не закричишь.
Гейл негромко застонала, прижала руку Тэйн к жару между своих ног и потянулась губами к ее уху. – А ты не будешь сильно возражать, если мы переменим порядок  и начнем с конца?
Тэйн передвинулась так, что Гейл оказалась лежащей  на диване под ней, и ловко расстегнула застежку на ее джинсах.
- Ни капельки.

ГЛАВА 27

Гейл открыла глаза и поняла, что она  в спальне одна. На одно ужасное мгновение ей  показалось, что Тэйн ушла ночью. Боль от разочарования была такой сильной, что напугала ее. Гейл припомнить не могла, чтобы она прежде так сильно увлекалась  женщиной. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и глянула на часы на прикроватной тумбочке, с удивлением заметив, что уже почти восемь утра. Она села и быстро оглядела комнату. Брюки Тедди висели на ручке кресла в дальнем углу, ее открытая сумка стояла на полу. Она все еще здесь.

Гейл быстро вылезла из кровати и накинула первую попавшуюся вещь – фланелевую рубашку на несколько размеров больше. С другой одеждой она заморачиваться не стала. Влетев в гостиную, она заметила несколько вещей одновременно – из кухни доносился заманчивый запах кофе, но что было еще лучше, так это Тедди – босая, в футболке и спортивных штанах сидевшая за компьютером. Все было так просто, и в то же время невероятно мило. Не говоря уже о том, что увидеть Тедди первым делом с утра само по себе было весьма захватывающим.

- Привет, детка. Как ты тут?
Тэйн отвернулась от компьютера и покраснела.
- Прости. Я обычно встаю очень рано, и я знала, что побеспокою тебя, если буду пыхтеть и ворочаться. Я подумала, ты не будешь возражать, если я…
Гейл остановила ее поцелуем.
- Я не против. Ну, мне конечно не хватало тебя, когда я проснулась, но я  тебя прощаю, потому что ты сделала кофе.
- Хорошо, - Тэйн встала, обхватила Гейл за талию и притянула ближе. – Потому что я совсем не хочу тебя расстраивать, - она провела руками по спине Гейл, спустилась на задницу  и запустила руки  под подол рубашки. Когда ее ладони коснулись обнаженной плоти, она резко втянула воздух. – О боже… Господи, в ту же секунду, как я касаюсь тебя, я больше думать ни о чем не могу… только о том, чтобы оказаться голой и с тобой в постели.
- Ну, на это я как раз жаловаться не стану, - ответила Гейл, прижалась к ней  и засопела ей в ухо. – Ты работаешь?
- Угу, - в этот момент все внимание Тэйн сосредоточилось на мягко двигающихся под ее ладонями бедрах Гейл. То, как она медленно прижималась и терлась о ее тело, жар ее обнаженной кожи на руках Тэйн  возбуждали неимоверно. – Я тут… пишу.
- Мне нравится. Я думаю, это даже как-то сексуально выглядит, когда ты пишешь здесь.
- Сексуально, да? А как насчет того, чтобы перенести эту сексуальность в спальню? – Тэйн тяжело дышала и оглаживала ногу Гейл сзади. Потом перевела руку вперед, намереваясь провести рукой вверх по внутренней поверхности ее бедра.
Гейл запустила руки под футболку Тэйн и двинулась к ее груди. Она провела ладонями по мгновенно затвердевшим соскам и негромко простонала:
- О да. Хорошая идея.

Но до спальни они не дошли – кто-то негромко постучал в дверь. Гейл снова застонала, но на этот раз от разочарования.
- Это либо миссис Ти насчет Шейлока, либо Оден. Ты не против?
- Нет, - хрипло ответила Тэйн, хотя  ее тело просто звенело от возбуждения. – Давай, открывай.
Она прислонилась к спинке дивана, а Гейл пошла к двери. Видеть, как Гейл двигается, любоваться очертаниями ее длинных ног, невероятно глубоким цветом ее светло-кофейной  кожи  было почти так же хорошо, как и прикасаться к ней. 
Гейл открыла дверь, и Оден шагнула внутрь.
- Привет.. – она резко остановилась, когда заметила Тэйн. – Ох, извините меня. Я совершенно забыла…
- Да все нормально, - ответила Гейл. – Мы как раз возвращались в спальню.
Тэйн расхохоталась, а Оден вспыхнула.
- Простите, простите меня! Гейл, позвонишь мне… попозже… или когда-нибудь…

Едва Оден устремилась к двери, Гейл схватила ее за руку.
- Ну уж нет! Я тебя целую неделю не видела!  - она повернулась и посмотрела на Тэйн через плечо. – Как ты думаешь, мы можем позже вернуться к тому, с чего начали?
- В любой момент, - очаровательно ухмыльнулась Тэйн, - так что вперед. Мне тут есть над чем поработать.
- Дай-ка я надену штаны, а потом спустимся к тебе, ладно? – Гейл уже устремилась к  шкафу в спальне.
Оден кивнула, и через пять минут она уже наливала им кофе на своей кухне.

- Мне правда очень неловко, что я вас прервала. Я совсем потеряла счет времени. 
- Я выглядывала тебя  всю неделю, но в твоей квартире все время было темно, - Гейл потянулась за чашкой, которую пододвинула ей Оден. – Спасибо.
- На работе было много всего, - объяснила Оден. – Я же говорила тебе, что мы изо всех сил стараемся успеть выпустить книгу Марго Эллиот к конференции на следующих выходных? И конечно мы делаем это с новой, неслаженной  командой, не говоря уже о том, что для меня это все тоже  в новинку.
- Ммм, ты  об этом упоминала, - Гейл внимательно смотрела на подругу, удивляясь тому, что Оден говорит без обычного задора. – Проблемы?
- Ничего такого, что было бы из ряда вон выходящим. Обычная текучка, - Оден  поджала ноги и оперлась локтями на стол, положив подбородок на скрещенные ладони. – Я думаю, что мы побили рекорд по изменениям в верстке, когда я в ночь на среду  отправила гранки Марго, а  она вдруг решила, что ей жутко не нравится обложка. И это была, на минуточку, обложка,  сделанная по дизайну художника, с которым она сама работала! И внезапно, в одиннадцатом часу ночи она решает, что оформление не вписывается в атмосферу книги!  (Гранки — статья или книга, уже прошедшая процедуру вёрстки и возвращённая автору для последнего окончательного согласования перед публикацией – прим.пер.)

- А ты не можешь просто заставить ее согласиться на эту обложку? – Гейл вытащила из корзины банан и стала его чистить. – В конце концов, ты же теперь главная.
Оден дернула плечом и скорчила рожу.
- Я могла бы. Но это обидело бы Марго, а раз уже мы так спешим по моей инициативе, я  пытаюсь побороть диктаторские замашки и не сильно давить хоть в этом  вопросе.
- И чем все кончилось?
- Я провела большую часть ночи на четверг, да  и вчерашнего дня тоже, нянчась с художниками, пока не убедилась, что они учли  все ее поправки. Где-то в районе полуночи мы наконец нашли компромисс. 
- Так что, книга выйдет?
Оден выдохнула.
- Ну, если предположить, что Марго не захочет внести еще какие-то существенные изменения в текст после того, как просмотрит гранки на этих выходных, и если не будет задержек с печатью, то  мы должны успеть.
- Круто. Это так здорово! Я жду не дождусь конференции.
- Я так понимаю, твое  волнение  больше вызвано тем, что ты проведешь выходные с Тэйн, чем возможностью пялиться на книжки в  течение трех дней. 
- Ну, и это тоже, - усмехнулась Гейл, а потом с прищуром поглядела на Оден, задумавшись о том, чем был вызван ее ранний визит. – А ты вообще сама как? Я так понимаю, ты всю неделю только работой и занималась? Поэтому  не ночевала дома?
Тихонько улыбнувшись, Оден провела пальцем по краешку своей чашки. Так непривычно было говорить о чем-то личном.  Потому что раньше мне не о чем было рассказывать.
- Я все эти ночи провела у Хейз. 
- Ох, и почему меня это не удивляет? – Гейл потянулась через стол и взяла ее за руку. – Тебе нравится? Ты счастлива?
Оден подняла на нее глаза и даже не попыталась скрыть слезы.
- Это… она.. все невероятно прекрасно… Просто…
- Что, солнышко? Что?
- Это нормально, что я  не могу без нее? Я не пойму, я чувствую себя так, потому что люблю ее или потому  что боюсь… - ее голос сломался, и она отвела взгляд. Через несколько секунд она собралась с силами и договорила: - или потому что я  боюсь ее потерять. 
- Ох, Од. Милая. Нет. – Гейл чувствовала, что сама сейчас расплачется. Невыносимо было думать, что то, что должно быть чистейшей радостью, может сопровождаться такой  болью. – То, что ты к ней чувствуешь, это абсолютно, совершенно нормально. На этой стадии ты не должна думать ни о чем, кроме как хотеть содрать с нее одежду всякий раз, когда видишь ее. Через несколько недель вы, может быть, сможете поговорить. И пройдет по меньшей мере несколько месяцев, прежде чем вы сможете по-человечески пообедать вместе и посмотреть фильм, не ощущая немедленного желания  сорваться домой и прыгнуть в постель.  – Гейл сжала руку Оден. –  Солнышко, то, что ты испытываешь – это хорошо и правильно.
- Тебя не переслушаешь, - улыбнулась Оден, и напряжение отпустило ее. Она не хотела думать о времени. О том, будет ли оно у них с Хейз, чтобы дожить до тех пор, когда исполнятся предсказания Гейл.
- Как там Хейз? – Гейл надеялась, что вопрос прозвучал нормально. А что, просто обычный вопрос. 
- Она… хорошо. Она.. невероятная… - Гейл хмыкнула, и Оден шлепнула ее поруке. – Прекрати.
- Прости.
Оден глубоко вздохнула, понимая, о чем на самом деле был вопрос.
- Со здоровьем у нее, кажется, все в порядке. Она не бледная, кажется, не устает, никаких кровотечений  не было.
- Отлично.
Оден нахмурилась и призналась:
- Но  я опасаюсь, что она не скажет мне, если почувствует себя нехорошо.
- Ей может понадобиться  некоторое время, чтобы смочь сделать это, Од, - осторожно предположила  Гейл. – Я уверена, что она хочет иметь с тобой настолько нормальные отношения, насколько это возможно, без оглядки на свою болезнь.  Такие состояния, как у нее, часто ведут  к скрытности и недомолвкам в отношениях. Просто дай ей возможность убедиться в том, что ты в состоянии принять правду. Все, что тебе нужно, это дать ей время.
- Я раньше никогда так много не задумывалась о будущем. А теперь, кажется, это все, о чем  я думаю.
- Ты и себе должна дать время.
Оден вздохнула.
- Я пытаюсь.
- Я думаю, ты отлично справляешься. Я тобой  так  горжусь, - Гейл сознательно перевела разговор на другую тему. – Так когда вы собираетесь в Нью-Йорк?
- Конференция официально начинается в пятницу. У Destiny будет свой  стенд, и я планирую выехать в четверг, чтобы убедиться, что все в  порядке.
- Вы остановитесь вместе с Хейз?
- Хейз не едет.
- Что?!
Оден покачала головой и  усмехнулась.
- Хотя, там будет Руна Дайр.
- Ух ты! Вот это новость!
- Поверь мне, это действительно новость. Хейз  – Руна – объявила об этом три дня назад на своем сайте, и резонанс был огромным. Думаю, многие посетят конференцию только потому, что она будет там.
- Ты ревнуешь?
- Немножко, - призналась Оден. – Я еще даже не успела привыкнуть к тому, что мы… вместе, и я определенно не готова  делиться ею. Она собирается подписывать книги, хотя  ее произведения публиковал не Палмер. Но это отличная возможность привлечь внимание  к выходу «Темной страсти», и я думаю, что смогу уговорить ее поучаствовать в чтениях.
- Бог ты мой! Если она прочтет хоть один отрывок оттуда, вам нужно будет поставить телохранителя у дверей вашего номера! 
- Я предложила, чтобы мы остановились в разных комнатах, - Оден выглядела смущенной. – Это деловая поездка, и это первое появление Руны  на публике. Я просто подумала, что так будет лучше.
- А она с этим согласится?
- Думаю, да. Мне кажется, что пусть лучше Руна будет просто Руной и не надо ничего запутывать.
- А что тут путать? Хейдон Палмер – очаровательная молодая издательница, а Руна Дайр, возможно, самая сексуальная, самая  романтичная писательница-лесбиянка на всей Земле, за исключением Тэйн Катласс, конечно, - и ты  спишь  с ними обеими. Мне это совершенно ясно.
- Я тоже примерно так  и думаю, - с улыбкой согласилась Оден. – Теперь мне нужно принять душ, переодеться и встретиться  с одной из них в  офисе.
- Вообще-то, у  меня есть  своя  собственная писательница, там, наверху, и за ней нужен уход.
- Это точно. Вы же тоже на этом  самом «не можем вылезти из постели» этапе. Ты должна мне все рассказать, когда мы в следующий раз увидимся, - Оден встала и посмотрела на нее с нежностью. – У вас все  хорошо?
- Если станет даже чуточку лучше, я  сбегу  с воплями, - застенчиво улыбнулась Гейл. – Она слишком хороша, чтобы все это было взаправду.
- Нет, она как раз та, кого ты заслуживаешь. Если мы не увидимся с тобой  в ближайшие пару дней, тогда до встречи в Нью-Йорке.
Гейл тоже встала и обняла подругу за плечи.
- Можешь на это рассчитывать. А до тех пор наслаждайся ей, и больше ничего не делай.

Когда Гейл вернулась в свою квартиру, Тэйн все еще сидела за компьютером. Гейл тихонько прошла на кухню и налила себе еще одну чашку кофе. И замерла, услышав голос из-за спины.
- Я по тебе скучала.
Сердце Гейл переполнилось чувствами. Она повернулась и вздернула бровь.
- Да ну? А я думала, ты тут работала. 
- Работала. Но думала я о тебе.
- Ох, - на мгновение Гейл не смогла найтись с ответом. Она не совсем знала, по каким правилам играть, и где границы допустимого. Она обожала творчество Тэйн, но спала-то она  с Тедди. И она не была полностью уверена, что произведения Тэйн Катласс являются частью их новых отношений.

- Что такое? – Тэйн заметила морщинку на гладкой коже между бровями Гейл. Она обеспокоенно спросила: - Тебя напрягает, что я работаю, пока мы проводим время вместе?
- Нет, конечно же, нет. Я думаю, что твои книги изумительные, и я очень рада, что ты можешь писать их здесь. Я просто…
- Что? – Тэйн встала и подошла  к ней. Она склонилась и опустила руки на ее бедра.
Гейл вздохнула и застенчиво повела плечами.
- Мне любопытно.
- Аа, - Тэйн поцеловала ее. – Ты хочешь почитать?
- О да. Не то слово, - она замялась, - ты уверена, что ты не против?
- Гейл, детка, я  же писатель. Я хочу, чтобы то, что я  пишу, прочли все и каждый. – Тэйн со смехом ухватила Гейл за руку и потащила к компьютеру. Там она уселась и похлопала себя по коленям, - Садись сюда и читай.

В свое удовольствие – Сама невинность

Это не то, о чем вы думаете. Я невинна. Клянусь.
По крайней мере, минуту назад я таковой  была. Мы влезли под душ вместе, голые, заталкивая друг друга под струйки теплой воды и борясь за то, кто захватит шампунь первой.  Я вообще ничего такого не хотела – только провести мыльными руками по твоему телу, чтобы потереть тебе спину. Даже еще десять секунд назад я была невинна. А потом… потом я потянулась тебе за спину за гелем для  душа, и наши тела соприкоснулись.
Вот теперь я может быть, не так уж и невинна. 

Тэйн сидела очень тихо, прижимаясь щекой  к груди Гейл, и закрыв глаза. Она слышала как бьется ее сердце. Перед глазами у нее стояли написанные ею строки, и она ждала отзыва.
Гейл рассеянно поглаживала ее руку, пока читала, потом устроилась поудобнее между ее раздвинутыми ногами, одной рукой обняла Тэйн за плечо и стала играться с ее волосами, а другой начала проматывать текст.

Наши тела соприкасаются легко, живот к животу, бедро к бедру, и шелковистые волоски между наших бедер тоже соприкасаются в теплых потоках воды, струящейся по нашим телам. Когда я тянусь рукой тебе за спину, моя грудь встречается с твоей. Мои соски мгновенно топорщатся, скользят по твоим, и у меня мурашки идут по спине. Эти короткие соприкосновения  дразнят меня, у меня начинает покалывать между ногами, но эти мимолетные касания недостаточно сильные, недостаточно долгие для того, чего я хочу.

- Я не думаю, что смогу читать это, когда ты так близко ко мне, - голос Гейл стал хриплым и низким. – Написано замечательно, но все, что я могу чувствовать – это ты.
С закрытыми глазами Тэйн уткнулась носом в сосок Гейл, обнаружила, что он твердый и тугой и засосала его прямо через мягкую, поношенную фланель рубашки.
- Слишком поздно. Продолжай.
Гейл с трудом попыталась сосредоточиться и стала читать дальше.

Ты ритмично поглаживаешь меня, а я ласкаю тебя, обхватив твой клитор  большим  и указательным пальцами. Расставив ноги, мы медленно покачиваем бедрами, и наши стоны смешиваются. Мы повторяем движения  друг друга, ускоряясь, нажимая сильнее, ведя друг друга выше каждым движением, постанывая, еле держась на дрожащих ногах. Я отыскиваю твой рот  и впиваюсь в него, наши губы встречаются, языки сливаются, проводя по опухшим губам. Теперь я так сильно…

Гейл застонала, нащупала руку Тэйн и сунула ее за пояс своих спортивных штанов, прижимая к себе между ног.
- Чувствуешь, что ты со мной  сделала?
Тэйн легонько провела пальцем над клитором Гейл. Гейл сдавленно вскрикнула и прижала свою руку поверх руки Тэйн.
- Ох, не останавливайся.
Свободной рукой  Тэйн расстегнула пуговицу на фланелевой рубашке, потом вторую и накрыла сосок Гейл губами. Прижимаясь ртом к ее груди, она прошептала:
- Продержись до конца.

Я кружу бедрами на твоей руке, это так… 

- Так хорошо.

Я не могу этого выдержать. Ты отворачиваешь меня  от потока воды, быстро опускаешься на колени и обеими руками раскрываешь меня для твоих губ. Я так возбуждена, так наполнена, так близка к взрыву, так готова кончить. Твой язык протискивается в меня, такой теплый и сладкий…

- О да, вот здесь. Да. Так хорошо.

принося наслаждение, вознося меня на волне удовольствия. Моя спина прижата к  стене душа, и ты вжимаешься в меня, скользя языком по всей длине моего клитора…

- Я кончу, если ты будешь касаться меня так.

заставляя мою голову плыть, а живот сжиматься. Я чувствую, как ты двигаешься вдоль моей ноги, мокрая и возбужденная, и теперь я хочу…

- Ох, детка, я хочу…

кончить. Ты толкаешься в меня, ты высасываешь меня, и обе мы стонем.

- Я так близко, я уже, вот сейчас…

Твои пальцы внутри меня, твои губы охватывают мой клитор… 

- Мне нужно кончить, я хочу…

твой  язык ходит взад и вперед. Я скоро кончу. Я не хочу кончать, пока ты не разрешишь, но боже, я больше не могу. Скажи мне, когда я  могу кончить, скажи мне, когда…

- Я кончаю… кончаю…

сейчас, сейчас, пожалуйста, скажи мне, скажи мне, скажи…

- О боже, Тедди… пожалуйста, держи меня.
- Я здесь, я с тобой. Я не отпущу.
Гейл вцепилась в Тэйн, прижалась лицом к ее шее, дрожа и подергиваясь.
- О господи. Я поверить не могу.
- Во что? – прошептала Тэйн, приглаживая ее волосы, нежно целуя ее в висок. – Во что, детка?
- Во все, - выдохнула Гейл, выходя из приятного оцепенения. – Ты так чертовски талантлива, и красива, и так… хороша.
- Я так понимаю, тебе понравилось, а? – усмехнулась в высшей  степени удовлетворенная Тэйн.
- Неа, совсем нет, - Гейл легонько прикусила ее за ухо. – Но я бы хотела попробовать воспроизвести сцену в душе.
- Вот это идея!
- А ты, совершенно случайно, не это ли имела в  виду, когда позволила мне прочесть рассказ? – Гейл  встретилась взглядом с  Тэйн и вскинула бровь. – Ммм?
- Кто, я?! – Тэйн улыбнулась, и в глазах у нее запрыгали чертики. – Да никоим образом. Я же сама невинность.

+2

13

ГЛАВА 28

Хейз проснулась рано, хотя они даже не установили будильник. Было без чего-то семь, и это было утро пятницы. Она нежно провела рукой по волосам Оден, медленно пропуская  шелковые пряди сквозь пальцы. Лежа в полной неподвижности, чувствуя , как в груди Оден бьется сердце, чувствуя как ее собственное сердце выбивает ответный ритм, Хейз подумала, что это, наверное, самый прекрасный момент в ее жизни. Когда теплое дыхание на ее шее превратилось в поцелуй, она поняла, что женщина, лежавшая в ее объятиях, проснулась.
- Доброе утро.
- Ммм, - вздохнула Оден, лениво потянулась и прижалась ближе к  Хейз. – Господи, до чего же с тобой хорошо.
- Да, я такая, - Хейз с улыбкой повернула голову и поцеловала Оден в уголок рта. И снова улыбнулась, когда Оден тихонько и довольно застонала. Хейз упорно не обращала внимания на пульсацию позади собственных глаз. Головная  боль. Вот уже несколько дней она то и дело вплывала где-то на грани ощутимости.  А полностью проявилась минувшей ночью. Хейз впервые почувствовала ее, когда они добрались до гостиницы после целого рабочего дня и утомительной, как обычно, поездки в НЬю-Йорк. Когда они занимались любовью, усиливающаяся внутри ее головы боль едва не затмила удовольствие. Едва. Но не полностью. Ничто не могло омрачить счастье от того, что Оден была с ней.

- Ты готова к сегодняшнему дню? – Оден передвигалась, пока не оказалась на Хейз сверху, опираясь на локоть по одну сторону от нее и расположив ногу между ее ног. В комнате быстро светало. Хейз была такой красивой, с темными волосами, обрамлявшими ее лицо и улыбкой, искривившей уголок ее полных, чувственных губ.  Как и всякий раз, когда Оден смотрела на свою возлюбленную, у нее сжалось сердце.
- Конечно, - ответила Хейз. – Могу же я совладать с двумя часами социального взаимодействия.
- Это займет больше, чем два часа, - заметила Оден. Она провела пальцем по щеке Хейз и ласково постучала по подбородку. – Час подписывания книг с утра, час после обеда. И ты не сможешь просто затеряться в промежутке. Руна популярна. У нее есть преданные поклонницы. Они захотят с ней  познакомиться.
- Все, что им нужно обо мне знать, уже написано в моих книгах, - с нажимом сказала Хейз. – Ну, знаешь – искусство ради искусства, незапятнанное присутствием творца.
- Вот об этом мы можем спорить вечно. Искусствоведы бы с тобой не согласились, я так понимаю, - Оден наклонилась и поцеловала маленькую морщинку на соблазнительных губах. – Но одно я могу тебе сказать точно – публичные выступления очень ценятся читателями, и это способ сказать им «спасибо» за их поддержку.
- Да я знаю, знаю я, - добродушно проворчала Хейз. – Это и есть причина, по которой я согласилась приехать. А другая  в том, что это осчастливит Лиз, а с ней так трудно разговаривать, когда она капризничает.
Оден рассмеялась.
- Ну да. Мы не можем  проигнорировать тот факт, что она увеличивает продажи.
- По крайней мере, мы будем за одним столом с Тэйн. Она кого хочешь развлечет и заинтересует.
- Она невероятно обаятельная, - согласилась Оден.
- Эй, смотри у меня!
- Ах, - пропела Оден, еще сильнее прижимаясь к ней, - тебе совершенно не о чем волноваться. Никогда.

Хейз коснулась ладонью затылка Оден и притянула  ее к себе, неожиданно жестко целуя. Другую руку  она   опустила на ее поясницу и  удерживала ее на месте, а свое бедро плотно  вжала между ног Оден. Оден негромко застонала, и Хейз почувствовала, как она напрягается. Они целовались, и легкие, дразнящие прикосновения  превратились в голодные толчки,  всколыхнувшие в Хейз яростное желание. Но вместе с растущим возбуждением неожиданно усилилась и головная боль, и Хейз подавила неожиданный стон.
- Ты заводишь меня так быстро, - пробормотала Оден, когда Хейз разорвала поцелуй. Она двигала бедрами, ее веки отяжелели от желания. – У нас есть время?
- Времени полно, - Хейз видела жажду в глазах любимой. Ничто на свете, никакая боль не могли отвлечь ее от этого момента. Оден, влажная  и горячая Оден тяжело дышала и  без остановки скользила по ее ноге. – Мне нравится, какая ты  - такая  страстная, настолько готовая.
- Ты… - Оден выгнула спину, ее движения  превратились в короткие, жесткие рывки. – Ты делаешь меня  такой.. – она вскрикнула, затихла, и ее тело напряглось. – Мне нужно остановиться. Это… слишком сильно.
- Нет, продолжай, - голос Хейз был хриплым, зрение затуманила боль. – Я хочу увидеть, как ты кончаешь.
Оден прикусила губу, мышцы ее живота вздрагивали, пока она превозмогала подступающую волну оргазма. – Тебе хорошо?
- Отлично, - Хейз обхватила руками ее груди, приподняла их и сжала соски. – Просто смотри на меня. Смотри, как мне хорошо с тобой. 

Оден оперлась руками о кровать по обе стороны от плеч Хейз и стала смотреть, как пляшут золотые и серебряные искорки в глазах любимой. Она не осознавала, что двигается, стонет, что пальцы Хейз терзают ее, возводя все выше. Всем, что она видела, всем, что она  знала, была Хейз – ее нежность, ее  терпение, ее страстность. Непрекращающееся давление в ее сосках слилось с пульсацией крови между ее бедер, и первые предвестники оргазма пронеслись по ее спине.
- Ох!
- Да! – сердце Хейз яростно билось, голова слегка кружилась, но все,  что ее заботило – это прекрасное зрелище того, как Оден приближается к оргазму. Я люблю тебя.
В самый последний момент, когда ее мышцы напряглись, а потом мир разлетелся на тысячу осколков, Оден закрыла глаза, запечатлевая в душе лицо Хейз, озаренное любовью. Все еще кончая, она рухнула в объятия Хейз  и крепко обняла ее.
- Спасибо, - пробормотала Хейз, наслаждаясь бесценным даром.
- Я чувствую… - Оден попыталась отдышаться и начала заново. – Я чувствую себя слегка эгоистичной.
Хейз отбросила с лица Оден влажную прядь волос  и поцеловала ее.
- О нет, дорогая, нет. Ты отдала  мне что-то особенное, - она сделала глубокий вдох и прижала Оден к себе еще сильнее. – Ты отдала мне свое доверие.
- Я люблю тебя, Хейз. Я тебе что хочешь отдам, - Оден провела рукой по ее животу, но Хейз остановила ее, нежно перехватив за запястье. Оден напряглась от неожиданного ограничения.
- Что?
- Можно, ты возместишь мне это позже?  - голова начинала болеть просто зверски, и Хейз знала, что за ней  последует тошнота.
Оден приподнялась в постели. – Точно?
- Я тут немного задумалась, - Хейз удалось выдавить усмешку. – О конференции.
- Ах, дебют Руны, - Оден рассмеялась и погладила ее по лицу. – Конечно. Компенсирую тебе все сегодня ночью.  – Она наклонилась, прижалась губами к груди Хейз, а потом спрыгнула с кровати. – Давай в душ и одеваться, и я угощу тебя завтраком.
Хейз кивнула.
- Давай-давай. Я сейчас буду.
Когда Оден скрылась в ванной комнате, Хейз включила  свет и села на край кровати. Она осмотрела свои руки, бедра, и ее сердце замерло. Там, где Оден сжимала ее руки, когда они ночью занимались любовью, появились синяки. Синяки, которых не должно было быть. Не так  скоро. Ах, Оден, душа моя. Мне так жаль.

- Вот моя визитка, - сказала Оден женщине средних лет в куртке и джинсах. – Это выглядит как хорошая сюжетная линия. Пришлите мне рукопись, когда она будет готова, и я буду рада на нее взглянуть.
- Отлично. Спасибо!
Когда женщина отошла, Гейл пробралась через небольшую группу людей  и остановилась рядом с Оден.
- Привет. Как дела?
- Потрясающе. Здесь так интересно. Я разговаривала с писателями, другими издателями, художниками и читателями, конечно,  - Оден быстро оглядела свою лучшую подругу. Как обычно, Гейл выглядела суперски в обтягивающих джинсах с клешем от колена и черном топе с узорами, который заканчивался где-то в районе ее пупка. Когда она пошевелилась, Оден увидела проблеск золота на ее немного более темной коже.
- Эй, - сказала она и приподняла  край топа Гейл вверх – а это у нас что такое?
Гейл усмехнулась.
- Пирсинг. 
- О, мне нравится, - Оден вскинула бровь. – За  этим новым приобретением  скрывается какая-то история?
- Ну, давай скажем так, что это было сделано под наблюдением  Тедди, и это было… весело. – Гейл вспомнила, как осторожно они занимались любовью в ту ночь, когда сделали пирсинг, и как чертовски невероятно ее возбудил сам процесс, когда Тедди объясняла девушке-мастеру, где именно она хочет видеть украшение на теле Гейл и даже продемонстрировала это, легонько проведя пальцем  в районе ее пупка.
- Да ужу, пари могу держать, что было весело, если в  этом участвовала Тэйн, - Оден оглянулась на столик в дальней стороне зала, где Тэйн и Хейз подписывали книги. – Они привлекают большое внимание.
- Я поверить не могу, что выпустила Тедди из номера в этих кожаных штанах!
- Ой, Гейл, дорогуша, я думаю, тут дело не в штанах, тут дело скорее в кожаном жилете на голое тело. Я чуть не умерла, когда она вышла из лифта.
Гейл зарычала.
- Когда  я увидела ее наверху,  меня  атаковали феромоны, и я  была не в состоянии запретить этот наряд. Все, о чем я могла думать  - это ням-ням-ням!
- Восхитительное описание, доктор Дунбар, - иронично прокомментировала Оден.
- Да сама посмотри, - завопила Гейл, – другие тетки на нее просто слюни пускают!
Оден рассмеялась.
- Ну,  я не верю, что тебе есть о чем волноваться. Она слишком занята работой, чтобы ввязаться в неприятности. Марго тоже собрала вокруг себя хорошую толпу. Мы уже продали много экземпляров «Бледного подобия». Наше дебютное издание стало хитом.
Гейл смотрела, как медленно продвигается очередь к авторам.
- Хейз тоже смотрится  весьма вкусно. Кто бы мог подумать, что линялые джинсы и белая рубашка могут выглядеть так аппетитно?
- Зависит от того, на ком они надеты, - промурлыкала Оден, глядя, как Хейз отдает подписанную книгу первой в очереди женщине. Хейз улыбнулась, и у Оден сжалось сердце. – Боже, она великолепна.
- Ммм, ну я же уже сказала.. ням-ням!
- Хватит, - прошипела Оден. – Больше никаких кулинарных комментариев насчет моей девушки!
- Ну, и как это – быть девушкой Руны Дайр?
Оден зарделась.
- Это … странно, и удивительно тоже. Когда я думаю обо всех этих людях, которые хотят познакомиться с ней или купить ее книги, я и горжусь, и ревную одновременно.
Гейл кивнула.
- Я знаю, о чем ты. Тедди пишет такое, отчего мне хочется содрать с нее одежду, залезть  на нее сверху и…
- Я поняла, поняла, - рассмеялась Оден.
- Да, но мне не нравится понимать, что любая другая  женщина может хотеть того же самого!
- Иногда я смотрю, как Хейз пишет, а вижу Руну. По-настоящему вижу, как будто я ее тоже знаю.
- Правда видишь, что ли?
Оден провела взглядом руки писательницы, которая открыла книгу, придержала  ее, и размашисто подписала.
- Да. Бывают такие моменты, вот как сейчас, когда она так же реальна  для меня, как и Хейз.
Гейл улыбнулась.
- Так это хорошо?
- Что?
- Быть ее девушкой?
- Лучше, чем просто хорошо, - задумчиво ответила Оден, не сводя глаз с темноволосой головы, склонившейся над очередной книгой. – Лучше всего на свете.
- Жизнь хороша, да? – негромко спросила Гейл без тени легкомыслия в голосе.
Оден приобняла ее за талию и сжала.
- Жизнь прекрасна.

Тэйн оттолкнула свой стул от стола и потянулась.
- Я хочу выпить. А ты как, дружище?
Хейз покачала головой. Она едва могла сосредоточиться, и она  боялась, что если сейчас ее увидит Оден, то она поймет, что с ней что-то не так.
- Я пойду отыщу тихое местечко и несколько минут отдохну. Я думаю, Оден захочет нас видеть на первом приеме в  шесть.
- А где они? – спросила Тэйн, осматривая комнату. – Я недавно видела как Гейл и Оден разговаривали,  но теперь их нет.
- Я потеряла их из вида. Оден и Лиз наверное уединились где-то в уголке  и  обсуждают новые маркетинговые стратегии.
- Гейл говорила, что может сбежать в спортзал, - вслух размышляла Тэйн. – Поверить не могу, что уже скучаю по ней. Всего несколько часов прошло.
-  Весьма серьезное заявление.
- Да. Так я и говорю серьезно, - Тэйн неожиданно надолго умолкла. – Хотя  я не уверена, что Гейл мне верит.
- Почему ты  так считаешь?
- Я думаю, Лиз могла порассказать ей, что я – любительница женщин.
- А ты… разве это не так?
- Нууу,  что-то вроде того, - Тэйн пожала плечами. – Не в той степени, как многие думают. Не все, что я пишу, основано на личном опыте, - она рассмеялась. – Но здесь другое,  это не просто хорошее времяпровождение и секс. Гейл не похожа ни на кого, кажется, что она меня… знает… или по крайней мере, видит… и кажется, ей это нравится, - Тэйн поморщилась. - Боже, я несу какой-то  бессмысленный бред, правда?
- Неправда, - ответила Хейз, думая об Оден и о тех вещах, которые она никогда не хотела объяснить. – В этом как раз и есть  весь смысл.
- Ох. Кто бы нас услышал. Парочка потерянных… – господи, Руна, у тебя кровь!
Хейз почувствовала это в ту же секунду. Полезла в карман за носовым платком, но Тэйн подцепила с соседнего подноса пару бумажных салфеток и сунула ей в руку. Через минуту Хейз пробормотала:
- Спасибо.
- Ты в порядке?
- Да, - приглушенно пробормотала Хейз. – Слушай, я  поднимусь в  номер и приведу себя в порядок. Могу опоздать на прием. Если ты увидишь Оден, - ее голос задрожал и почти сошел на нет. Все происходило так быстро, что она едва успевала подумать, что ей делать дальше. – Если увидишь Оден, просто скажи ей, что я задержусь. А об этом не рассказывай, ладно?
- Хорошо, конечно. – Слушай, хочешь, я пойду с тобой?
- Нет. Я в порядке. Кровь остановилась, - Хейз осторожно покачала головой. – Мне нужно идти. Да, Тэйн, насчет «Эроса» - займись им, и использую мои рассказы, если хочешь.
Тэйн уставилась на нее, пораженная  внезапной  переменой темы.
- Отлично. Здорово. Нам нужно собраться вместе и решить, какие рассказы мы выберем, и в каком порядке  мы хотим их видеть. Может, поговорим с Полой Янг, пусть подбросит нам парочку своих. Она популярна среди любителей легкой романтики.
- Делай, как знаешь, - Хейз протянула ей  руку. – Спасибо, Тэйн.
Тэйн удивленно пожала ее .
- Тогда увидимся позже?
- Конечно.
Через две минуты Хейз оказалась в номере. Первым делом она сделала несколько телефонных звонков. Потом села за стол  и  включила ноутбук. Она набирала текст, и руки ее тряслись.

Через сорок пять минут у столика регистрации Оден начала беспокоиться. Ни Хейз, ни Тэйн, ни Гейл так и не появились. Участие авторов в открытии приема не было обязательным, но большинство  из них присутствовали. И Хейз раньше пообещала, что Руна подойдет.
Всплеск облегчения  охватил ее, когда она увидела, как в зал входят держащиеся за руки  Тэйн и Гейл. Обе переоделись и выглядели слегка смущенно, когда подошли к ней, пробившись через толпу. Тэйн остановилась чуть в стороне, чтобы поговорить с женщиной, задавшей ей вопрос.
- Прости, что мы опоздали, Од, - с искренним раскаянием в голосе сказала Гейл. – Мы забыли о времени.
- Да ладно. Я не собираюсь тебя штрафовать, - Оден слишком беспокоилась о Хейз, чтобы обращать внимание на то, что ее друзья явно выделили себе время, чтобы заняться любовью. – Ты не видела  Хейз?
- Нет, - Гейл нахмурилась. – А разве она не с тобой?
- Нет. Я не видела ее уже давно. К тому времени, как мы с Лиз закончили разговаривать с представителями Lambda Book Review, Тэйн и Хейз закончили подписывать книги. Я подумала, что они  ушли общаться с читателями или просто бродят где-то здесь, - она старалась не показать охватившую ее панику. – Я поднялась в свой номер несколько минут назад и позвонила ей, но она не ответила. Я подумала, что встречу ее здесь, так что вернулась, чтобы еще пообщаться с посетителями.
- А где Руна? – спросила подошедшая Тэйн. – Я убью ее, если она увильнет от участия  в нашей маленькой тусовке.
- Я так понимаю, ты не знаешь?
- Не знаю чего?
- Где она? – хором спросили Оден и Гейл.
- Да откуда мне знать? – Тэйн чувствовала себя так, словно вступила на неизведанную территорию. – Вы имеете в  виду, где она сейчас? В последний раз, когда я видела ее, она сказала, что идет наверх, чтобы… эээ... ну, она сказала, что встретит меня здесь.
- Она пошла в номер? – Оден пристально посмотрела на Тэйн. – Когда?
- Сразу после подписания. Я была уверена, что она уже здесь. Она сказала…
- С ней все было хорошо? – резко спросила Оден, понимая, что Тэйн недоговаривает.
Если увидишь Оден, просто скажи ей, что я задержусь. А об этом не рассказывай, ладно?
Тэйн замялась.
- Это важно, Тедди, - мягко сказала Гейл.
- Она была в порядке. У нее просто немного  пошла носом кровь, но…
- О боже, - Оден рванулась к выходу.
- Ты куда? – окликнула Гейл, спеша вслед за  Оден. Тэйн следовала за ними по пятам.
- В ее номер!
- Я с тобой, на всякий случай.
Оказавшись в лифте, Тэйн посмотрела  сначала на Гейл, потом  на Оден.
- Что происходит? Это имеет отношение к тому, что она потеряла сознание в «Четырех временах года»?
Гейл сжала ее руку.
- Мы не можем обсуждать подробности, понимаешь, детка?
- Конечно, - Тэйн коснулась ее затылка и нежно погладила. – Хорошо.

Едва двери  лифта открылись, Оден пробежала  по коридору и постучала в дверь номера Хейз.
- Хейз? Солнышко? Это Оден.
После третьей попытки Оден  в отчаянии повернулась к  Гейл.
- Что нам  делать? Что, если она лежит там, и ей нужна помощь? Что делать, если… боже, а если она ударилась головой или…
- Я позвоню  управляющему гостиницей  и поговорю с ним, как врач, - спокойно сказала Гейл. – Попрошу, чтобы он прислал кого-то,  и мы сможем все проверить. Хорошо? – когда молча кивнула, Гейл добавила. – Пойдем. Наш номер ниже по коридору.
Пока Гейл звонила, Оден беспокойно металась по номеру. Ей хотелось завизжать, слушая, как Гейл объясняет, что она – врач, и что она обеспокоена состоянием здоровья постояльца с опасным для жизни заболеванием. Опасным для  жизни. Нет. О нет. Не так быстро.
Когда Гейл повесила трубку и ошеломленно посмотрела на Оден, Оден почти прокричала:
- Что? Что они говорят? Что такое?
- Она уехала. Пару часов назад.
- Нет! Она не могла! Только не без..
- Спокойно, - проговорила Тэйн из-за компьютера с того конца комнаты. – Я получила письмо от Руны. На электронную почту. Отправлено после обеда.
Оден резко развернулась и уставилась на нее.
- Читай! Пожалуйста…
- Это снова насчет «Эроса».  Письмо пустое, только вложение. Наверное, она просто хотела…
- Прочти его, детка, - мягко попросила Гейл.
- Хорошо, - медленно ответила Тэйн. – Тогда идите сюда, прочтем его вместе. 
Оден и Гейл стояли у нее за спиной, когда она открыла вложение.

Тайная страсть – Эпизод последний

Восприятие времени так субъективно, его мера полностью зависит от вещей, которыми мы отмечаем его бег. Когда мы измеряем его традиционными вехами, размечая ими свою жизнь  -  рождением, выпускным балом, годовщинами и похоронами, многое теряется, и все, что мы видим – это огромные пустоты, потерянные навсегда  зияющие пространства, которые ничем не заполнены. Когда времени остается мало, ценность каждого момента неизмеримо возрастает, и даже каждый удар сердца обретает огромное значение. Ну, или так кажется на первый взгляд.

Я обнаружила – может быть, слишком поздно – что время не просто бесценно, оно вообще в итоге ничего не стоит. Она научила меня, что прикосновение может длиться всю жизнь, поцелуй – быть бесконечным, и что наша любовь, наша страсть  преодолеет границы хрупкого существования и обретет вечность.

И я больше не волнуюсь о том, сколько еще пробьется мое сердце, мне достаточно помнить о ней, чтобы жить. Моя  душа, само мое существо пульсирует внутри меня в тех местах, которые заполнила она, благодаря ее за исцеление ран, за вечную и преданную любовь, которой она одарила меня. В ее объятиях я обрела  страсть, и мир, и покой.

И нет разницы, где я брожу, на какой дороге я достигну своего предназначения – ее рука всегда будет в моей, и нежный звук ее голоса напомнит мне, что бояться не нужно. Именно это всегда было моим тайным желанием, и теперь мне не нужно больше ничего искать.

Я любима, и я исполнена любви.

Тэйн, проследи, пожалуйста, чтобы «Тайная страсть» вышла с посвящением Оден. Со всей моей любовью. Руна.

Оден содрогалась в рыданиях, и слезы струились по ее лицу.
Тэйн хрипло прошептала:
- Кто-нибудь, пожалуйста, может мне объяснить, что происходит?
- Хейз и Оден -  любовницы, - негромко ответила Гейл, одной  рукой обнимая Оден за талию, а другую положив на плечи Тэйн. – Я забыла, что ты не знаешь.
- Об этом я догадалась, любимая, - нежно ответила Тэйн. Она посмотрела на Оден, и ее передернуло от вида столь неприкрытого горя. – Это письмо… насколько сильно она больна?
- Очень. – Оден внезапно рванулась к двери. – Она должна была оставить мне записку!

Через несколько секунд она уже провела карточкой-ключом по двери своего номера и бросилась внутрь. Сложенный лист бумаги лежал на полу  у двери. Она подняла его дрожащими руками.

Оден, душа моя.
Я никогда не могла отыскать слова, чтобы описать то, что ты для меня  значишь.
Но есть одна вещь, которую ты должна знать.
Я люблю тебя.
Хейз

Оден развернулась, зажав записку в дрожащей руке.
- Я должна ее найти!
Гейл взяла записку и долго смотрела на нее. Она думала о врачебной  клятве, об  агонии, в которой пребывала ее лучшая подруга и о женщине, которая в одиночку собиралась ответить самый большой вызов в ее жизни. А еще она думала об одной важной  вещи, которую знала как врач – о том, что любовь обладает силой творить чудеса. Она встретилась глазами с отчаянным взглядом Оден.
- Я знаю, где она. 

ГЛАВА 29

Тэйн настояла на том, чтобы Оден и Гейл наняли  автомобиль, чтобы вернуться в Филадельфию,  а сама, скрепя сердце, согласилась остаться в Нью-Йорке по крайней мере до полудня субботы. Оден хотела, чтобы Лиз Никсон и Тэйн, вместе с другими авторами достойно представили Destiny на конференции.
- Ладно, - пробурчала Тэйн, помогая им донести до машины багаж, - но никто не заменит здесь присутствия Руны.
Оден начала плакать, и Гейл только и могла, что беспомощно перевести взгляд со своей подруги на свою любовницу, у которой внезапно сделался очень виноватый вид.
- Господи, Оден, прости меня, - быстро проговорила Тэйн. – Правда, прости. Я просто… черт, я поверить не могу в то, что это происходит!
- Я тоже не хочу в  это верить, - ответила Оден, сердито вытирая  слезы. – Но Гейл звонила в больницу, и Хейз находится там. Так что теперь у меня нет выбора, верить в это или нет.

Гейл и Тэйн обнялись, Тэйн поцеловала Оден в щеку, и двое друзей  отправились домой. Большая  часть поездки прошла в молчании. За несколько миль до Филадельфии Оден отвернулась от созерцания ночи за окном.
- У меня в голове не укладывается то, что она сделала. Просто зла не хватает!
- Ты же знаешь, почему она уехала? – Гейл взяла ее за руку и провела большим пальцем  по тыльной стороне ладони. Ее голос был нежным. – Од?
- У меня есть кое-какие догадки. – Оден трудно было сосредоточиться. В одно мгновение она злилась, в другое ощущала ужас, а следом – панику. Прямо сейчас, в эту самую минуту Хейз была неизвестно где, одна, ей было больно, и Оден не было рядом с ней. Оден начала этот день в объятиях Хейз,  а теперь она не знала, сможет ли она когда-нибудь еще дотронуться до нее. Остановись. Ты даже не знаешь, что именно произошло. Так ты ей не поможешь. Она не должна видеть, как ты плачешь.
Оден прикрыла глаза и представила себе лицо Хейз, когда она смотрела на нее в момент оргазма – нежное, любящее, сильное. Ее гнев растаял. Оден встретила обеспокоенный взгляд Гейл.
- Она никогда не хотела причинить мне боль ни своей болезнью, ни страданиями в процессе лечения. Если она больна, по-настоящему больна сейчас, она захочет меня  от этого оградить.
- Да.
- Ну так она не права.
- Конечно нет, и я даже не пытаюсь защищать ее, - Гейл придвинулась ближе и обняла Оден за плечи. – Но она скорее всего напугана, и ей  так же страшно, как и тебе сейчас.  – Оден напряглась, и Гейл сильнее сжала ее плечо. – Мне очень жаль, милая – господи, я..
- Нет, - перебила ее Оден. – Ты права. Я знаю, что она боится, и поэтому я  должна быть с ней. Она думает, что защищает меня, и когда я на нее не злюсь, я  восхищаюсь ей и люблю ее за это.
- Оден, - серьезно произнесла Гейл. – Это все может обернуться бедой.
- Я уже знаю, что она может умереть, – Оден испустила сдавленный смешок, наполненный болью. – Ты можешь добавить что-то еще более страшное?
- Ох, черт, - Гейл сжала переносицу в попытке понять, то ли ей подготовить Оден к тому, что может произойти, то ли защитить ее от страданий, насколько это возможно.
- Если она  сделает то, что я подозреваю, она сделает…
- Трансплантацию костного мозга?
Гейл кивнула.
- Это мои догадки. Это будет большой риск для  нее, она может… болезнь может усилиться.
- Я знаю. Она мне  говорила, - в процессе разговора Оден стала успокаиваться. Иметь дело  с фактами было лучше, чем с неопределенными страхами. – Ты думаешь, они начнут прямо сегодня вечером?
- Я не знаю, может быть. Если она… - Гейл запнулась в поисках подходящего слова. Ей было трудно говорить, как врач. Оден была ее семьей.
- Гейл, просто говори, как доктор. Я могу это вынести. Пожалуйста. Просто скажи мне. 
Гейл стиснула зубы.
- Если ее состояние ухудшается, а это, скорее всего, так и есть, так как она всего пару недель назад прошла курс поддерживающего лечения, а симптомы уже проявляются снова, ее доктора за это уцепятся. Я так понимаю, что они начнут химиотерапию как можно скорее. 
- Ей от этого станет хуже?
- Не сразу, а может и вообще не станет. Зависит от схемы, которую они используют, чтобы подготовить ее к пересадке.
- Смогу ли я увидеть ее сегодня вечером?
- Я не знаю. Оден, это паршиво прозвучит, но официально ты – не член ее семьи. – Гейл сжала кулаки, потому что ее убивало то, что ей  приходится это говорить, зная, что Оден значила для Хейз больше, чем весь остальной мир.  – Я собираюсь позвонить ее гематологу и все выяснить. Я знаю его в лицо, но он может меня не знать. Я сделаю все, что смогу.
Оден минутку подумала, а потом полезла в портфель за телефоном. Еще через минуту она набрала номер и затаила дыхание в ожидании ответа. 

- Абель? Это Оден Фрост. Вы с ней?
Она ожидала, что он начнет колебаться  или уклонится от ответа, но он несказанно удивил ее, ответив быстро и прямо.
- Я только что вышел из больницы, - и в голосе его прозвучало едва ли не облегчение. – Где вы?
- На 1-95, в пятнадцати минутах от вас. Как она?
- Сейчас в порядке. Они сделали ей  еще одно переливание.
Его голос был совсем убитым. Страшно было слышать Абеля таким отчаявшимся.
- А что с пересадкой?
- Кристофер вылетает ночным рейсом из Лос-Анджелеса, и они начали давать ей лекарства. Возможно, процедуру проведут завтра.
Оден ахнула.
- Мне нужно увидеть ее сегодня. Вы можете это устроить?
- Она не хотела, чтобы вы  об этом знали.
- Мне плевать, Абель. Я… мы любовницы и…
- Я знаю. И я этому рад. 
Голос Оден обрел силу.
- Если есть какой-то список допущенных посетителей, я хочу быть в нем. Мне нужно ее увидеть.
- Я позвоню и договорюсь об этом.
- У вас есть номер моего сотового на случай, если… вам понадобится  связаться со мной… по любой причине?
- Да.
- Спасибо вам за все.
- Нет, Оден. Не благодарите меня. Просто… пожалуйста, помогите ей пройти через все это.
- Обязательно, - тихо ответила она. - До свидания.

- Мы подъедем через пять минут, - сказала Гейл.
- Объясни, к чему мне нужно быть готовой?
- Если они ведут лечение по исследовательскому протоколу, они будут строго придерживаться формальностей, даже если меры предосторожности и не являются необходимыми. Она уже может быть в изоляторе.
- В смысле?
- Халаты, перчатки, возможно, маски – все необходимое, чтобы уберечь ее от инфекции, пока ее иммунная система уничтожена химиотерапией.
- А я смогу прикасаться к ней?
- Я не уверена, Од, - тихо ответила Гейл. Так больно было слышать страдание в голосе Оден, и Гейл подумалось, а выдержит ли она. Ей хотелось, чтобы Тэйн  приехала с ними, а не осталась на конференции, хотя она сама попросила ее об этом. Она вдруг захотела, чтобы Тэйн утешила ее самим своим присутствием, и очень остро поняла, насколько Оден должна хотеть быть с Хейз. – Мы скоро все выясним. Мы приехали.
Пока склонившаяся к переднему сиденью Гейл объясняла водителю, где он должен их подождать, Оден посмотрела на часы. Десять тридцать. Она расправила плечи и толкнула  дверцу.
- Ну хорошо. Пойдем.

Через десять минут они стояли у сестринского поста, и Гейл разговаривала со старшей медсестрой. 
- Я – доктор Дунбар, а это – Оден Фрост. Мы бы хотели повидать одну из ваших пациенток - Хейдон Палмер.
- А, новопоступившую. 
Оден возненавидела это место без всяких на то причин. Коридоры были чистыми, ярко освещенными, стены окрашены в теплые пастельные тона. Красивая большая надпись гласила: «Онкология», а Хейз была «новопоступившей». Ей хотелось отыскать Хейз и увезти ее отсюда прочь. Забрать ее домой. Она хотела разжечь огонь в камине и обнимать ее под мягким пледом, который укроет их, пока они будут заниматься любовью, зная, что ничто на свете не потревожит ее любимую снова. Оден закусила губу и сжала кулаки так сильно, что ногти вонзились в ладони.
- Да, - ответила Гейл. – Я могу позвонить ее лечащему врачу, если вам нужно…
- Нет, в этом нет необходимости. Доктор Розенберг только что звонил и сообщил, что мисс Фрост может навещать пациентку в любое время. Просто следуйте инструкции, она на стене. Палата 651.
- Поняли. Спасибо.

Оден пошла вслед за Гейл в конец коридора, где в две комнаты вел небольшой предбанник, в котором располагались хирургические раковины для мытья рук и шкафчики с халатами, бахилами, одноразовыми перчатками и масками. Яркий желтый знак «Изолятор» висел на стене над списком правил. Обе двери в палаты были закрыты.
- Просто надень бахилы и халат, - объяснила Гейл. – Потом сними все украшения и мой руки  с мылом из дозатора в течение двух минут.
- Пойдет? – спросила Оден, когда закончила.
- Ага. Отлично. Они не требуют носить маску и перчатки, так что ты готова, – сжала ее плечо. – Я подожду снаружи.

Оден осторожно открыла дверь и вошла  в палату. Там была всего одна кровать, освещенная верхним светильником, поставленным на минимум.
- Хейз?
- Ты неудержима, - голос Хейз был усталым, но живым. – Как же ты так быстро меня  нашла?
- Мне помогли, - Оден подошла к краю кровать. С обеих сторон у изголовья стояли штативы, на одном висел пакет с кровью, присоединенный капельницей к вене на левой руке Хейз. Еще одна капельница шла к правой руке, и прозрачная жидкость из нескольких меньших пакетов сливалась в одну систему.
- Как ты себя чувствуешь?
- Трудно сказать. Насколько сильно ты злишься на меня?
Оден отчаянно хотела коснуться ее, но не знала, безопасно ли это. Она обхватила металлические перила кровати, отделявшие ее от любимой.
- Я спросила тебя первой.

Повисла тишина, но Хейз быстро сдалась. Она настолько была рада видеть Оден, что не могла с ней спорить.
- У меня  жутко болела голова несколько часов назад, но переливание помогло. И я еще  не чувствую побочки от химиотерапии, - она подняла правую руку и положила ее поверх руки Оден на перила. – Есть неплохие шансы, что меня выпишут отсюда через день или два. Я так понимаю, мне не удастся уговорить тебя уйти и подождать моего звонка?
- И когда это произойдет, как ты думаешь? Когда ты позвонишь? – не в силах сдержаться, Оден переплела свои пальцы с пальцами Хейз. – Это будет, когда ты вернешься домой через день или два? Или это произойдет, когда лечение закончится полностью? Или через шесть месяцев? Через шесть лет, когда ты  решишь, что для меня безопасно любить тебя?
- Ох, Оден, - вздохнула Хейз, - ну почему ты не можешь смотреть на это проще?
- Единственный простой вариант для меня – это быть с тобой, - Оден свободной рукой провела по ее волосам. – И отвечая  на твой вопрос – я действительно серьезно на тебе обиделась сначала, но сейчас это почти прошло. Мне стоило тебя увидеть, и я забыла, насколько ты меня разозлила.
- Слава богу за это.
- Мне ужасно хочется тебя поцеловать. Ненавижу, когда не могу касаться тебя  столько, сколько хочу.

В первый раз за это время Хейз улыбнулась.
- Мы прошлой ночью занимались любовью, и утром тоже. Я не думаю, что ты меня можешь чем-то заразить, а если бы  и могла, то я уже бы подцепила инфекцию, - она потянула Оден за рукав, - мне бы очень хотелось, чтобы ты меня поцеловала.
Оден наклонилась  и коснулась ее губ мягким, долгим поцелуем.
- Нам придется отказаться от этого на время  лечения?
- Я думаю, целоваться нам все же разрешат. Но скорее всего больше я пока ни на что не буду способна, - Хейз отвернулась. Когда она заговорила снова, ее голос сел, и в нем слышались грусть и злость. – Мне очень жаль. Господи, ты заслуживаешь настолько большего…
- Знаешь, что едва не разбило мне сердце, Хейз? – негромко спросила Оден.
Хейз медленно повернула голову и посмотрела ей в глаза.
- Что?
- То, что ты могла оставить меня, не попрощавшись.
У Хейз на ресницах задрожали слезы.
- Я подумала, что так тебе будет легче… не так больно,  если что-то… что-то здесь пойдет не так.
- Ну так ты ошиблась. Но я тебя прощу, потому что знаю – ты сделала это из-за любви. – Оден провела пальцами по тыльной стороне ладони Хейз. Ей хотелось куда большего, чем этот крохотный контакт. – Я могу подождать, пока мы снова не сможем заниматься любовью, но я не могу болтаться  в подвешенном состоянии и не знать, что с тобой происходит.
- Я так сильно тебя люблю, - прошептала Хейз. – Я не хочу причинить тебе боль.
- Когда-нибудь  я хочу услышать, как ты скажешь, что любишь меня, и это не прозвучит так, будто ты об этом сожалеешь или  извиняешься, - Оден вцепилась в перила кровати. – Вот чего я хочу.
- Оден, душа моя, - по щекам Хейз медленно текли слезы, и теперь она их не прятала. – Я не жалею, что люблю тебя. Я не жалею, что ты любишь меня и никогда так не думала – это самое драгоценное, что когда-либо случалось в моей жизни.
- Тогда почему ты так печалишься, милая?
- Потому что я хочу, чтобы ты была счастлива.
Оден улыбнулась уверенной, твердой улыбкой.
- Вы, Хейдон Палмер, уже сделали меня самой счастливой женщиной на свете.
Хейз смахнула слезы с лица и тяжело вздохнула.
- Я так вижу, мне лучше принять твои доводы. Ты не отстанешь.
- Спасибо. Как раз пора, чтобы ты это признала, - внезапно посерьезнев, Оден попросила: - расскажи мне, что будет  происходить в ближайшие дни.
- Завтра утром мне проведут сеанс низкодозового облучения. Завтра днем или с утра в воскресенье мне сделают трансплантацию стволовых клеток от брата.
Оден моргнула.
- Так быстро?
- Чем быстрее, тем лучше, по-видимому, - Хейз твердо посмотрела на Оден. –  Мои показатели упали ниже нижнего, и Пол беспокоится, что на этот раз я не восстановлюсь. Он считает, что нам нужно поспешить, пока я совсем не ослабела.
- Понимаю, - голос Оден был не громче шепота. – Абель договорился с твоим братом?
- Да, все тылы прикрыты.
- А твой брат знает, что ты – лесбиянка?
Хейз кивнула.
- Да. И завтра же я расскажу ему о тебе. Тебе не нужно чувствовать себя с ним неловко.
- И что ты собираешься ему сказать?
- Что ты – любовь всей моей жизни.
- Неудивительно, что я в тебя влюбилась, - Оден слабо улыбнулась. – Ты и вправду самая романтичная женщина на планете.
- Есть кое-что, что тебе нужно знать, - спокойно сказала Хейз. – Абель является моим представителем в медицинских вопросах, у него есть доверенность, и он знает о моих пожеланиях. Если что-то пойдет не так, он будет принимать решения вместе с врачами. Ты можешь ему доверять.
- Есть что-то, что мне нужно об этом знать? – сердце Оден колотилось где-то у нее  в районе горла. Совсем не об этом она должна была разговаривать сейчас с женщиной, которая  вошла в ее жизнь и не только заполонила ее сердце, но и забрала себе ее душу. Не сейчас. Еще рано. Но обстоятельства складывались именно так.

Хейз покачала головой.
- Я обещала тебе, что буду бороться, и я не сдамся. Но если настанет такой момент, когда я уже не смогу сражаться дальше, я хочу чтобы ты знала... – ее голос сломался, - просто знай, что лучше дать мне уйти.
- Прости меня, - прошептала Оден. - Я поклясться могу, что никогда не сделаю этого.
- Это хорошо, - голос Хейз был нежным, ее пальцы гладили Оден по руке. Она тоже плакала, но не замечала этого. – Ты прекрасна. Ты все для меня. Я люблю тебя.
- Господи, - выдохнула Оден и потянулась рукой к коробке с салфетками на тумбочке. Она еле дотянулась до них, но руку Хейз не выпустила. Наконец она промокнула глаза. – Я тебя обожаю.
Хейз усмехнулась.
- А знаешь, я сейчас выгляжу хуже, чем на самом деле себя чувствую.
Оден улыбнулась дрожащей улыбкой.
- Ты же не пытаешься меня соблазнить?
- Ты можешь быть уверена, что это единственная вещь, которую я никогда не перестану делать.
- Ну тогда я тебе это припомню. И просто в качестве напоминания… - Оден огляделась по сторонам. – У тебя здесь случайно не найдется ручки и бумаги?
- Мой портфель в шкафу.  А что?
Оден неохотно выпустила руку Хейз, подошла к шкафу и вытащила портфель. Через мгновение она вернулась к кровати с ручкой и бумагой для записей. Она что-то написала и спросила:
- Ты писать можешь?
- Конечно. Но что…
- Подпиши. – Оден протянула ей листок.  Хейз прочла:

Я должна тебе  будущий солнечный день.

Она со смехом поставила на листке свою подпись и отдала его Оден.
- Возьмем паузу?
- Угу. Они начинают накапливаться, Палмер.
- Ты проценты начислять будешь?
Оден сунула листок в карман, наклонилась и снова поцеловала Хейз.
- Ммм. Два к одному.
- Я люблю тебя. – Хейз нравилось это произносить.
- И я тебя люблю, - Оден заставила себя отпустить руку Хейз. – Когда у тебя завтра процедура?
- В девять.
Оден с усилием выдавила улыбку.
- Тебе нужно отдохнуть. Я утром вернусь.

Хейз почувствовала себя так, будто ей на грудь опустили свинцовую плиту. Она хотела умолять Оден остаться. Она хотела вылезти из кровати и уйти с ней. Она глянула вверх. Второй пакет с кровью почти закончился. Она чувствовала себя лучше. Они могли бы пойти домой, заняться любовью, проснуться вместе. – Оден, - прошептала она. Не оставляй меня.
- С утра я первым делом вернусь сюда, - голос Оден дрожал. Она шагнула в сторону двери. Я не расплачусь снова.
- Хорошо. Конечно, - Хейз попыталась улыбнуться. Получилось плохо. – Гейл с тобой?
- Ждет снаружи, - сердце Оден разрывалось. Хейз выглядела такой одинокой и сама мысль о том, чтобы оставить ее хотя бы на час причиняла невообразимую боль. Она бы ни за что не ушла, но Хейз нужен был отдых. – Постарайся уснуть.
Хейз кивнула.
- Ты тоже отдохни, ладно?
Оден была уже почти у двери, но не знала, сможет ли выйти.
- Обязательно. Я люблю тебя.
- Пока, - выговорила Хейз, и вцепилась в перила кровати левой рукой. Когда дверь медленно закрылась, она зажмурилась, чтобы лучше запомнить лицо Оден  на всю предстоящую долгую ночь. 

Гейл оттолкнулась от стены, у которой она ждала Оден.
- Ты как? Нормально?
Оден покачала головой, ничего не ответила и склонилась к Гейл в поисках поддержки.
- Ничего, солнышко, - нежно сказала Гейл и обняла ее за талию. – Давай отвезем тебя домой. 

ГЛАВА 30

Они были уже в лифте, на полпути вниз, и тут Оден заговорила.
- Я так не могу.
Гейл  удивилась, но вида не подала. Она не ожидала такой  реакции от Оден, но она ее понимала. Такого рода заболевания превращали жизнь пар в ад, даже если они прожили вместе много лет. Она нежно взяла Оден за руку.
- Это трудно, милая, я знаю. На тебя столько всего навалилось и так быстро. Сначала ты поняла и приняла свою ориентацию, потом выяснилось, что твоя  любимая серьезно больна, а у вас все только началось. Никто не вправе винить тебя, если ты захочешь остановиться или даже отступить.

Оден подняла на Гейл измученные глаза.
- Ты это о чем?
- Хейз любит тебя – она поймет. Возьми несколько отгулов, может быть, даже уедь ненадолго – дай себе время осознать и принять все, что произошло, -  с сочувствием произнесла Гейл. – Я поговорю с Хейз, если хочешь, и объясню, почему ты не здесь. Я знаю, что она будет рада, если ты позаботишься о себе. Она этого и хотела.
- Ты мой самый лучший друг, - пробормотала Оден.
- Я люблю тебя, - ласково сказала Гейл, когда лифт приехал на первый этаж и его двери открылись. Она вышла, остановилась, повернулась и с удивлением посмотрела назад на Оден, которая все еще оставалась в кабине. – Од?
- Я не могу оставить ее, - Оден слабо улыбнулась. – Я это имела в виду. Я возвращаюсь наверх и останусь с ней до тех пор, пока кто-нибудь не объявит мне, что ей небезопасно находиться в моем присутствии. В противном случае им понадобится динамит, чтобы меня  оттуда выкурить. 

Гейл заулыбалась, и волна облегчения прокатилась по ее лицу.
- Ох, ну вот теперь мой мир снова стал прежним. Теперь с ним снова все в порядке.
- Да, - согласилась Оден, чувствуя, как боль в ее груди отступает. – Теперь да.
- Возвращайся, я доставлю твой багаж домой. Позвонишь мне, если тебе что-нибудь будет нужно.
Оден придержала дверь рукой. – Возвращайся в Нью-Йорк. Проведи остаток выходных с Тэйн.
- Ты уверена? – с сомнением спросила Гейл, хотя глаза ее загорелись при одной только мысли о ее девушке.
- Да. Уверена. Со мной все  будет хорошо, - Оден отпустила дверь и повторила, - Езжай к ней. Не упускай этот шанс.

Вернувшись к двери отделения онкологии, Оден повторила процедуру мытья и одевания, а потом тихонько приоткрыла дверь палаты. Если Хейз уснула, то она не хотела разбудить ее. Неподвижная фигура в постели не пошевелилась. Осторожно ступая, Оден приподняла одно из мягких кресел и передвинула его поближе к кровати.
Хейз повернула голову и открыла глаза.
- Оден?
- Здравствуй, милая.
- Как я рада, что ты здесь, - прошептала Хейз, приподнимая руку над краем кровати.
С комком в горле, Оден коснулась пальцами руки Хейз.
- Мне нужно быть с тобой.
- Я… - в голосе Хейз зазвенели слезы, - ты так нужна мне …
- Это хорошо, потому что… - Оден боролась с собственными слезами. От усталости. От страха. – Потому что я люблю тебя.
- Я что, уснула? Еще ведь не утро, нет?
- Нет, дорогая. Еще и полуночи нет. – Оден слегка потрясла перильца кровати. – Ты обещаешь, что не выпадешь, если я опущу эту штуку?
Хейз слабо рассмеялась.
- Обещаю.

Оден осторожно опустила перила с правой стороны  кровати и подтащила кресло вплотную к ней. Хейз подвинулась к краю, и они взялись за руки. Чуть выше от правого запястья Хейз отходила трубка капельницы. Оден наклонилась, закинула руку на кровать за головой Хейз  и прилегла на подушку поближе к ней.
- Спасибо тебе за то, что ты вернулась, - голос Хейз был усталым и слабым.
- Ты никогда не должна благодарить меня  за то, что я тебя люблю, - негромко ответила Оден и поцеловала ее в уголок рта. – Могу пообещать, что моя рука всегда будет в твоей, - она погладила ее по голове. – И что я всегда буду здесь, так что тебе нечего будет бояться.
- Душа моя, Оден, - Хейз посмотрела ей в глаза и утонула в нежном взгляде. – Я люблю тебя.
Очень нежно Оден коснулась губами ее лба.
- А  я люблю тебя. Отныне и навек.
И когда Хейз погрузилась в сон, ей больше не было  страшно.

Оден разбудил чей-то приглушенный кашель. Она слегка вздрогнула, повернула голову и чуть не вскрикнула от  боли в затекшем плече. Выходит, она все же уснула, свернувшись калачиком в кресле. В руках она все еще держала руку Хейз.
Растирая гудящие мышцы, она оглядела средних лет мужчину с темными вьющимися волосами и самыми голубыми глазами из всех, какие ей когда-либо доводилось видеть. Она бросила взгляд на Хейз. Та еще спала. То, что она до сих пор не проснулась, было само по себе необычно, а еще она была очень  бледной, почти бесцветной. Сердце Оден сжалось, и она защитным жестом положила руку ей на плечо, а потом вопросительно посмотрела на вошедшего.

- Медсестры могут принести  для вас шезлонг, - негромко сказал он. – У них также есть что-то вроде раскладушки, если пожелаете.
- Я смогу остаться здесь?
- Если у нее не появятся признаки инфекции, или уровень ее лейкоцитов не упадет до опасно низкого, то да, сможете, - он подошел ближе, и Оден увидела, что правой рукой он прижимает к туловищу планшет. Из-под  желтого халата виднелись темно-синие брюки и походные ботинки.
- Я – Пол Розенберг, гематолог Хейз, - он протянул руку.
- Здравствуйте. Я – Оден Фрост. Хейз и я… - Оден глянула на Хейз, пытаясь  отыскать одно слово, которое включало бы в себя все, что Хейз значила для нее. Как  же так, когда дело доходит до главного, всегда не хватает слов?
Она посмотрела ему в глаза и ответила на рукопожатие. – Я ее любовница.
- Рад встрече с вами. 

Хейз пошевелилась, тихонько застонала и открыла глаза. Она сразу же сала оглядываться в поисках Оден и облегченно улыбнулась, увидев ее.
- Привет.
- Привет, - подняла руку Хейз и провела по своей щеке, прежде чем поцеловать кончики ее пальцев.  – Как ты?
- Это был мой вопрос, - благожелательно сказал Розенберг  и подошел к кровати. – Доброе утро, Хейз.
- Привет, Пол, - Хейз медленно приподнялась и несколько раз моргнула. – Так, давайте посмотрим. Голова  немного кружится, но ничего больше не болит, - она с надеждой глянула  на  Розенберга. – Есть шанс, что мы можем повременить? 
- Боюсь, что нет, - его глаза были мягкими и добрыми, а вот тон был непререкаемым. – Мы вчера перелили тебе эритроцитарную массу, и это на некоторое время ослабит симптомы, но лекарства уже не стимулируют твой костный мозг. Тебе нужны жизнеспособные клетки, причем до того, как разовьются осложнения. Пересадку нужно делать сейчас.

Рука Хейз задрожала, и Оден крепко сжала ее.
- Хорошо, - твердо сказал Хейз после паузы. – Облучение сегодня утром и потом?...
- Мы сделаем пересадку сегодня  во второй половине дня. Твой брат звонил мне по дороге из аэропорта. Я все с ним обсудил и он готов. Он будет здесь к одиннадцати, чтобы мы могли отобрать  его костный мозг и подготовить материал к пересадке.
- Это больно? – спросила Оден, чувствуя, будто ее горло набито наждачной бумагой. Это происходит на самом деле.
Розенберг развернулся к ней.
- Не совсем. Кристофер будет под наркозом во время процедуры, а потом у него просто спина поболит несколько дней. После того, как мы получим препарат, мы сделаем Хейз что-то вроде переливания через крупную вену в области шеи.
- Все будет хорошо, - ободряюще сказала Хейз, услышав как дрожит голос Оден.
Оден улыбнулась ей. - Я знаю, - она  снова пристально посмотрела на Розенберга. – А что будет потом?
- Если не будет скачка температуры, который может указывать на реакцию отторжения или другого рода инфекцию, тогда завтра мы выпишем ее домой. Потом два дня химиотерапии амбулаторно, а дальше…  дальше будем ждать.
- Чего?
- Доказательств  приживления – эээ, признаков того, что пересаженные клетки выжили – роста количества лейкоцитов, здоровых клеток в анализе крови, а в конечном итоге – биопсии костного мозга, для проверки того, что костный мозг Хейз населен нормальными клетками, - он говорил обыденным тоном и смотрел на Оден и Хейз.
Хейз издала короткий смешок.
- Звучит достаточно просто.
- Иногда так и бывает, - пожал плечами врач.
- Когда мы будем знать? – спросила Оден.
- От двух до четырех недель.
- Так быстро? – в голосе Оден зазвучала надежда, и он посмотрела на Хейз. Та смотрела настороженно.
Розенберг продолжил.
- Для успеха начальной стадии трансплантации - да. Потом, конечно, мы будем вести наблюдение, чтобы исключить  реакцию отторжения трансплантата или  самого организма, или же повторное проявление болезни.
Хейз повернулась к Оден.
- Пройдут месяцы, а может и больше, пока мы будем знать наверняка.
- Это ничего, - Оден провела пальцами по руке Хейз. – Я могу справляться  с неизвестностью, пока я  с тобой.
- Ну, - отрывисто проговорил Розенберг, - сейчас придут сестры, чтобы взять кровь для анализа, а потом ты отправишься вниз на радиотерапию. Увидимся позже, - с этими словами он вышел.

- Ты правда чувствуешь себя лучше? – спросила Оден, едва они остались вдвоем.
- Намного, - Хейз спустила ноги на пол и села. – Усталость ужасная, но к этому я привыкла. Ничего не болит, - она медленно встала. – Я бы умылась.
Оден обхватила ее за талию. 
- Помощь нужна?
- Можешь помочь мне с этими  капельницами, а то я боюсь на них повеситься? 
- Конечно, - Оден перевесила оставшиеся пакеты с лекарствами на передвижной штатив рядом с кроватью. – Так пойдет?
Хейз ухватилась рукой за стойку и склонилась к чтобы поцеловать ее в щеку.
- Да, спасибо. Теперь я не запутаюсь. Ты можешь принять душ прямо здесь, если хочешь.
- Хммм, - Оден погладила Хейз по спине, пока они шли к ванной комнате. – Я так понимаю,  ты не сможешь присоединиться ко мне со всеми этими воткнутыми в  тебя трубками?
- Нет, не смогу, - сказала Хейз. – Зато я смогу смотреть.

Тремя часами позже Хейз вернулась в палату после двух часов в отделении радиологии, где ей провели однократное облучение всего тела. Теперь она спала. Во время процедуры Оден съездила на такси домой, упаковала сумку со сменой вещей и вернулась. Она прихватила с собой работу – последнюю редактуру «Темной страсти» - эту книгу она собиралась издать следующей. Она устроилась на кресле у кровати с рукописью на коленях и карандашом в руке. Другую руку она положила на голову Хейз.

Женщина широко распахнула дверь и подошла к кровати. Она долго смотрела на свою любимую. Кровотечение прекратилось, и теперь о нем напоминали только окровавленные повязки на четко очерченном, мускулистом теле. Она медленно опустилась на пол рядом с кроватью и коснулась рукой волос, обрамлявших прекрасное лицо. Потом закрыла глаза и медленно пропустила прядь волос сквозь пальцы.

Читая, Оден  поглаживала влажные от пота волосы Хейз, и едва могла дышать от накатывавшей боли. Образы смешивались, перекрывали друг друга и появлялись снова, намного ярче и острее, пока ее рука скользила по хрупкой плоти. Беда была настолько ужасной, страдание можно было пощупать пальцами,  оно было таким реальным, таким близким.

Она вспомнила, как золотилась нежная, покрытая потом  кожа в отблесках пламени, когда они занимались любовью. Она снова увидела резкие очертания мышц  накачанной спины, когда она поднималась над ней в экстазе.

Медленнее, Оден…

… провела по очертаниям потрясающе красивого лица, вспоминая, как ее возлюбленная выглядела в момент оргазма.

Ее взгляд затуманился…

… еще долго сидела, прислушиваясь к тихому дыханию…

Слова исчезли, когда…

… ее сердце переполнил гнев.

Я не дам тебе уйти.

Когда дверь отворилась, Оден невидяще вскинула голову, все еще блуждая где-то между вымыслом Руны Дайр и жизнью Хейдон Палмер. Мужчина, с такими же дымчатыми глазами, как и у Хейз, с темными волосами, серебрившимися на висках и аристократическими чертами лица стоял у порога и с интересом смотрел на нее.
- Мисс Фрост?
- Кристофер? - Оден встала, глянула на Хейз, проверяя, все ли с ней хорошо. Крови нет. Она здесь, со мной, в безопасности.
Он кивнул и мотнул головой в сторону выхода. Оден пошла за ним.
- Я – Оден, - сказала она, когда они вышли. – Вы, наверное, задаете себе вопрос, что я здесь делаю.
- Я надеюсь, вас это не обеспокоит. Абель упомянул о вас, когда подобрал меня в аэропорту, - они стояли лицом к лицу в тесной прихожей. – Все происходит так быстро, он просто пытался ввести меня в курс дела.
- Он рассказал вам о нас с Хейз?
- Да. Я рад знакомству с вами. – Кристофер посмотрел в сторону закрытой двери. – Как она?
- Без сил, но в остальном все в порядке. Я так рада, что вы смогли так быстро приехать.
- Я ждал этого вызова. Надеялся. Я рад, что она наконец решилась, - он слабо улыбнулся. – Мы едва замечали друг друга, когда она была маленькой. У нас большая разница в возрасте, но она моя сестра. Кроме того, должен же кто-то заправлять делами Палмер Паблишинг, а это издательство всегда было ее детищем.
Оден улыбнулась.
- А где Абель?
-  Паркует машину. Я хотел увидеться с Хейз до процедуры. У меня есть всего несколько минут, но если она спит…
- Нет, входите. Я уверена, что она хочет видеть вас. И, Кристофер… спасибо вам.
Она посмотрел ей в глаза, и его взгляд был таким же пристальным, как и у Хейз.
- Я сделаю это еще десяток раз, если понадобится.
- Давайте надеяться, что в этом не будет необходимости, - прошептала Оден, когда он входил в палату.

Через пять часов Хейз сидела в постели, с новым внутривенным катетером, приклеенным к  ее груди. Толстая трубка входила прямо в подключичную вену, ведущую прямиком к сердцу. В палату вошел Розенберг с пластиковым пакетом, наполненным вязкой красной массой. 
- Готова? – он поднял пакет в воздух.
Хейз глянула на Оден,  потом они вдвоем посмотрели на него.
- Да, - в унисон ответили они.
Он что-то проделал с капельницей  и пакетом, а потом отступил назад, наблюдая как отобранные клетки начинают вливаться в кровеносную систему Хейз.
- Они поступят в кровоток и со временем доберутся до твоего костного мозга. Начнут там хозяйничать и размножаться. Умные маленькие ребятки.
- Будем надеяться, - пылко сказала Хейз, глядя, как в  ее тело по капле  вливается жизнь. – Как Кристофер?
- В порядке. Процедура была немного болезненной, но он уже восстанавливается. Мистер Причард забрал его к себе.
- Хорошо.
- Я загляну через пару часиков проверить, как ты, - сказал Розенберг и вышел.

Как только за ним закрылась дверь, Хейз отодвинулась на дальнюю сторону кровати и поманила Оден:
- Полежи со мной.
Оден осторожно прилегла рядом, взяла ее за руку и склонила голову ей на плечо.
- Ты вообще что-нибудь чувствуешь?
- Я чувствую тебя, - прошептала Хейз ей в волосы, неожиданно спокойно и удовлетворенно. – Это все, что мне нужно чувствовать. 
Оден повернула голову и поцеловала краешек ее рта.
- А вот я чувствую.
- Что?
- Будущее.
- И мы там вместе? – голос Хейз дрогнул.
- О да, - Оден крепче обняла ее. – На веки вечные, и даже дольше.

Три недели спустя Оден только и оставалось, что цепляться за эту надежду, потому что никакого другого выбора у нее просто не было.
- Я собираюсь госпитализировать ее для  наблюдения, - тихонько сказал Пол Розенберг. В нескольких футах от них лаборант отделения неотложной помощи  отбирал у Хейз еще один образец крови для анализа. – Она к этому времени уже должна проявлять признаки приживаемости.
- А их нет? – Оден удивилась тому, насколько спокойно прозвучал ее вопрос. Внутри она криком кричала. Хейз выглядела ужасно. Теперь цвет ее кожи был запредельно бледным, а взгляд, всегда такой пристальный, потух от боли и истощения. За время, прошедшее после пересадки, она сильно потеряла в весе, а за последние сутки настолько ослабла, что не могла выйти из дома без посторонней помощи. Теперь у нее поднялась температура, и  Оден опасалась, что в таком состоянии с инфекцией  ей не справиться.
- Пока нет. Химиотерапия и облучение сработали – ее костный мозг утратил свои функции, и уровень собственных клеток низкий. Это если говорить о хорошем. Но проблема в том, что клетки Кристофера, кажется, не приживаются.
Он выглядел очень обеспокоенным, и это пугало Оден больше всего.
- И с чем мы можем столкнуться? – вопрос поверг ее в ужас, но она должна была знать. Она хотела быть готовой. Хейз  нуждается в ней.
- Если в ближайшее время ее показатели не улучшатся, возникнет риск кровоизлияний и обширной инфекции. Я проведу переливание крови сегодня вечером, и мы будем внимательно наблюдать за ее температурой, - он ободряюще улыбнулся Хейз. – Это могут быть просто временные трудности. Возможно, через неделю мы позабудем это, как страшный сон.
- Что-нибудь еще можно сделать?
- Мне жаль, - его раздражение прорвалось на поверхность. – Я поговорю с ней.
- Нет, - Оден схватила его за руку. – Я сама ей скажу.

Когда лаборант вышел с полным штативом пробирок  с образцами крови, Оден подошла к носилкам, наклонилась и поцеловала Хейз в лоб. Хейз лежала с закрытыми глазами и часто дышала.
- Любимая?
Глаза Хейз распахнулись, и она слабо улыбнулась.
- Я, кажется, задремала.
- Это хорошо, - Оден провела рукой по ее щеке и выдавила из себя улыбку. – Пол хочет задержать тебя здесь ненадолго.
- Все так плохо, да?
- У тебя плохие анализы. Он хочет перестраховаться.
- А что с анализом костного мозга?
- Трансплантат еще не проявил себя.
Хейз посмотрела ей в глаза и увидела там тщательно скрываемый страх.
- Позвони Гейл, хорошо? Я не хочу, чтобы ты была одна.
- Я не одна, - негромко ответила Оден, и ее горло сжалось от непролитых слез. – Я с тобой.
- Оден, пожалуйста, позвони ей, - голос Хейз был очень усталым, но настойчивым. – Мне нужно знать, что ты под присмотром.
- Да я в порядке, - Оден наклонилась и снова поцеловала ее в щеку. Прислонившись губами к ее уху, она прошептала – У меня есть ты, и это все, что мне нужно. Я хочу, чтобы ты знала – что бы ни случилось, я всегда буду с тобой.
- Я люблю тебя, - прошептала Хейз. – Но я так устала.
- Тогда тебе нужно поспать, - Оден даже обрадовалась тому, что Хейз снова прикрыла глаза и не могла видеть ее лицо. Она прикусила губу и постаралась говорить ровно. – Когда ты проснешься, я буду рядом.
Хейз уснула с этими словами и памятью об улыбке Оден.

- Какие-нибудь новости? –  тихонько  спросила Гейл.
Оден покачала головой. Хейз спала, и лицо ее блестело от пота. Легкое одеяло на ее груди, казалось, едва приподнималось при каждом неглубоком вдохе. Она такая  тихая. Почти как будто… Оден вздрогнула от боли, такой острой, что она едва могла дышать.
- Ты обедала?
- Я… я не помню. – Оден попыталась сообразить. Прошло три дня с тех пор, как Хейз оказалась в больнице, и Оден почти каждую минуту проводила с ней, разговаривала, когда она просыпалась, держала за руку или гладила по голове, когда она спала. Сама она спать не могла. Она боялась отойти от Хейз. Она отчаянно надеялась, что ее постоянное присутствие придаст Хейз сил и молилась о том, чтобы ее любовь смогла облегчить боль Хейз.
- Пойдем, - прошептала Гейл и нежно коснулась ее плеча. – Тэйн пришла, чтобы пообедать со мной в больничном кафетерии. Ты идешь с нами.
- Нет, - быстро ответила Оден. – Я не могу.
- Ты должна, - голос Гейл стал строгим, но при этом она нежно провела рукой  по волосам Оден. – Ты должна позаботиться о себе. Ты же знаешь, что Хейз не простит себя, если и ты заболеешь. Ты же не хочешь добавить ей еще и этой боли?
Оден посмотрела в заботливые глаза своей подруги.
- Ты играешь нечестно.
- А я  и не обещала, - пожала плечами Гейл. – Я люблю тебя, и ей ты нужна живая и здоровая, особенно сейчас.
- Ладно, - со вздохом согласилась Оден и неуверенно встала. Ей хотелось есть, и она очень устала. - Только ненадолго.

Едва они вышли в коридор, из-за угла неожиданно вылетел Пол Розенберг. Он был в уличной одежде и без вездесущего планшета.
Сердце замерло у Оден в груди и она, сама того не замечая,  вцепилась в руку Гейл. Пятница, восьмой час вечера. Что он здесь делает?!
- Что-то не так? – с ужасом спросила Оден, не дав ему даже поздороваться.
- Нет! - воскликнул он, и широкая улыбка осветила его лицо. – Все наконец так! Я только что просмотрел результаты последней биопсии ее костного  мозга.  Все признаки химеричности налицо, - когда Оден непонимающе посмотрела на него, он пояснил, - есть определенные признаки того, что пересаженные клетки прижились и размножаются в ее костном мозге.  Мы получаем ответ!
- Сработало? – прошептала Оден, почти боясь поверить в то, что она все расслышала правильно.
Когда он кивнул, у Оден внезапно закружилась голова. Если бы Гейл не поддержала ее, она бы могла рухнуть. Вместо этого она уткнулась Гейл в плечо и дала волю слезам.

- Оден?
У Хейз пересохло в горле, а в голове билась тупая боль, ее постоянная спутница во все то время, когда она не спала.
- Я здесь, милая.
Хейз нахмурилась при виде темных кругов под обычно яркими глазами Оден.
- Который час?
- Одиннадцать.
- Вечера?
- Да, - наклонилась на стуле и поднесла к губам Хейз чашку с соломинкой. – Вот. Ты наверное, хочешь пить.
Хейз умудрилась сделать несколько глотков, а потом сказала: - Спасибо. Ты выглядишь очень уставшей, солнышко.
- Ммм, немножко, - Оден улыбнулась. – У меня  для тебя новости.
- Хорошие?
- Самые  лучшие, - Оден не сдержала слез, но в первый раз за все это время  она и не пыталась этого сделать. – Пол говорит, что последняя биопсия показывает признаки приживаемости. Трансплантат работает. 
Глаза Хейз распахнулись, а потом она с шумом втянула воздух и издала негромкий сдавленный звук.
- Боже мой. Оден! – она потянулась к ее руке и сжала ее изо всех сил. –Господи, я люблю тебя!
А потом обе они расплакались, и рассмеялись, и снова обрели способность мечтать.

ЭПИЛОГ

-----Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Friday November 26, 2:40PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Dark Passions-Frontmatter
Attachment: DP-ded.doc 2 6KB

Мисс Фрост,
Я прилагаю информацию, которую вы запрашивали для «Темной страсти». Рада слышать, что все идет по графику и выпуск книги состоится в течение двух недель. Благодарю вас за все приложенные вами усилия для воплощения проекта в жизнь. Стоит ли  говорить, что без вас я бы никогда не смогла этого сделать?

С нетерпением жду встречи с вами на конференции в Вашингтоне в будущем месяце. Надеюсь, вы сможете выкроить вечер и провести его со мной.

С уважением
Руна Дайр.

Оден рассмеялась и нажала кнопку «Ответить».

----Reply----
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Friday November 2 6, 2:48PM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Re: DarkPassions-Frontmatter

Мисс Дайр
Я с огромной радостью помогала вам завершить эту работу. Можете быть уверены – мы обязательно увидимся в Вашингтоне. Я всегда смогу подстроить свое  расписание  под вас, вам стоит только назвать время.

Искренне ваша
Оден Фрост.

Потом она открыла вложение.

Благодарности
Тэйн Катласс сказала: «Пиши», и она не переставала верить в меня. Она была со мной в часы неопределенности, когда книга только задумывалась, развеивала мои сомнения  и опасения – читая, критикуя и обнадеживая. Это книга настолько же ее, насколько и моя.

А что еще важнее, Тэйн и ее возлюбленная, Гейл, оставались преданными друзьями на протяжении самых темных времен моей жизни, делясь поддержкой  не только со мной, но и с женщиной, которую я люблю. И мне не хватит слов, чтобы выразить им свою благодарность.

Эта книга заключает в себе мои самые темные мечты, мои самые светлые надежды и мою величайшую страсть. К моей непрекращающейся радости, все они сбылись.
РД

Посвящение
Оден
Моей страсти
Моей любви

Дрожащими руками Оден подняла телефонную трубку и набрала номер.
- Да?
- Я говорила тебе когда-нибудь, как сильно я тебя люблю? – спросила Оден.
- Каждый день в течение  последних восьми месяцев.
- Некоторые вещи стоит и повторить.
- Хорошо, - прошептала Хейз. – Потому что я никогда не устану их слышать.
- Вот и отлично, - негромко ответила Оден. – Потому что навсегда – это очень, очень долго.

КОНЕЦ

Если вы дочитали до этого места - тогда спасибо за внимание)
Комментарии и замечания приветствуются.

+10

14

Gray
Вот это скорость... Я еще не успела прочитать.... Ни там... ни здесь...))) СПАСИБО!!!

+1

15

Gray
Замечательный,очень качественный перевод. Спасибо большущее... http://s2.uploads.ru/be6ST.gif   http://s2.uploads.ru/be6ST.gif   http://s2.uploads.ru/be6ST.gif

+1

16

Gray
спасибо Вам огромное, это не просто перевод, это умение владеть художественным слогом, а он у Вас просто потрясающий, наслаждаюсь каждым предложением, специально читаю не спеша. Очень пронзительно, благодарю
http://se.uploads.ru/HIL3g.gif

Отредактировано PeppiDL (11.03.15 09:19:05)

+1

17

Ramina, PeppiDL - спасибо за отзывы. А то я уж, грешным делом запереживала - почти 900 просмотров темы за три дня, и ни одного комментария) Вдруг народу не нравится?)

PeppiDL написал(а):

...специально читаю не спеша...


А вот это и вовсе бальзам на душу переводчика) Наверное, самая высокая оценка из всех возможных. Спасибо, побаловали))

+2

18

Gray написал(а):

Вдруг народу не нравится?)

Что Вы, как может не понравиться? Великолепный перевод. Читаешь и совсем забываешь, что книга переводная (а переводчикам забыть об этом удается нечасто ;) )
Второй день не могу оторваться. И это при том, что я очень редко читаю романы. Затянуло :) Огромное спасибо за Ваш труд!!!  http://s9.uploads.ru/JS7IE.gif   http://s9.uploads.ru/JS7IE.gif   http://s9.uploads.ru/JS7IE.gif

Отредактировано Mockingbird (12.03.15 13:46:58)

+1

19

Gray
Спасибо вам за ваш труд.В переводе мне понравилось даже больше!
Я читала этот роман на английском, ваш перевод чудесно преобразил слова автора.

+1

20

Gray Огромное спасибо Вам  за перевод. http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  Сюжет захватывающий - прочла на одном дыхании....вечером начну перечитывать уже не спеша, чтоб до конца прочувствовать великолепный слог и насладиться сюжетом.
http://se.uploads.ru/t/P7UXR.jpg

Отредактировано Дюдюка Барбидокская (12.03.15 15:53:49)

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Рэдклиф Love's Masquerade/Темны пути любви