Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Сон и Явь (роман)


Сон и Явь (роман)

Сообщений 101 страница 106 из 106

101

Айна, прочитала, мало))) жду с нетерпением продолжения :surprise:

+2

102

Marusya, спасибо:) Чего-то Муза моя  - дама капризная, никак ко мне не идёт.

http://sa.uploads.ru/zbHjP.jpg

+1

103

Айна, очень жду продолжения!

+1

104

***
Лето закончилось, и я пошла в школу. Наш класс, переименованный отчего-то из девятого в десятый, состоял  в основном из девочек. Мальчиков там было всего пятеро: два Жени,  Миша,  Алёша и  Вася. Впрочем, Вася пришёл не сразу. Поначалу он попробовал себя в техникуме и, по всей видимости, проба не удалась. Поэтому он вернулся в школу спустя два или три месяца после начала учебного года. Я села за первую парту. За неё, собственно, никто не хотел садиться, потому что все нормальные дети хотели быть поближе друг к другу и подальше от учителя. Я, будучи ребёнком, по всей видимости, не нормальным, сделала всё с точностью до наоборот. У меня было стойкое ощущение, что именно учитель будет защищать меня от детей. Почему нужно было меня защищать, было не очень понятно, тем более, что в классе поначалу ко мне никто агрессивно не относился, но глядя на этих высоких фигуристых девушек я почему-то заранее испытывала желание держаться от них подальше.
   Также, как и в прошлой школе, наша  классная дама  вела русский язык и литературу. Но русский язык был уже весьма условным предметом,  ставили нам за него оценки за грамматическую часть сочинений, а вот учили ли мы какие-то правила, я уже затрудняюсь сказать – не помню. Классную звали Альбина Георгиевна, это была невысокая темноволосая женщина, всё время носившая тёмные строгие платья, хоть и не страдала излишней полнотой, не любившая украшения из из всего, что может дополнять облик средней учительницы старших классов, выбравшая для себя единственное украшение – золотое обручальное  кольцо, широкое, на полфаланги, почти как все советские женщины носили. Когда она листала журнал или брала что-то со стола, кольцо ударялось о прозрачное оргстекло и издавало характерный щелчок. Так мы  и учились – под звуки щелчков кольца Альбины Георгиевны. В классе было тихо. Лишь изредка в уголке шептались девочки. За что им влетало, тоже тихо. Они не очень любили свою учительницу. Я так и не могла понять, за что именно. Учительница как учительница. Некоторые её черты для меня проявились позже. Но  я не очень на неё обижалась, уже тогда понимая, что она – просто продукт системы, не всегда до конца понимавший суть произведений классиков, изучаемых нами. Но ведь она и не обязана понимать их до конца. По крайней мере, так думала я.

+2

105

***
Тем временем, Лидия Николаевна продолжала приходить к бабушке. Она рассказывала забавные истории, которые я, конечно же, обожала слушать. Правда, сейчас я уже ни одной не помню, но в те дни я даже не догадывалась, какая интересная история приключится вскоре со мной же самой.
   Однажды я проснулась посреди ночи от странного ощущения: с внутренней стороны моих век на меня смотрел ярко-синий глаз, обрамлённый розовыми веками – вполне себе человеческий, но я никак не могла разглядеть – правый он или левый – при попытке рассмотрения края век размывались перед моим взором. Решив, что со мной что-то не так, я спросила у Лидии Николаевны, что это может означать, руководствуясь мнением о том, что она, будучи медсестрой, должна знать, что со мной такое. В ответ на мой вполне невинный, как мне казалось вопрос, она застыла в изумлении:
- Тебя срочно надо показать моей дочери! У тебя же третий глаз! Надо же! Люди его открывают годами, а ты так легко. Что ты делала для этого? Медитировала?
- Меди….что? – смущённо улыбаясь своему незнанию переспросила я.
- Понятно всё с тобой – усмехнулась Лидия Николаевна. Приходи завтра вот по такому адресу, моя дочь тебя посмотрит, - сказала она и протянула мне советский прототип визитки  -маленький листочек в клеточку, с именем: «Шилякова Инна Владимировна, клуб «Эйдос», далее шла улица и номер дома, куда назавтра я должна была прийти.

+2

106

***
Я надела чёрную капроновую блузку с люрексом – мама ушила мне свою, ставшую ей маленькой -  синие джинсы и пошла в клуб. Если бы современный читатель увидел меня тогдашнюю в этом наряде, то точно бы сказал, что верх и низ моей одежды катастрофически не подходят друг другу, что я выгляжу смешно и безвкусно, но я ощущала себя королевой красоты и наполовину учёным наполовину деятелем искусств одновременно. Завершали мой наряд красные спортивные туфельки на белой плоской подошве. Пройдя по коридору первого этажа двухэтажного здания и дойдя до его конца, я повернула налево, открыла дверь кабинета, от волнения быстро прошла несколько шагов на дрожащих ногах, и плюхнулась на стул, стоящий рядом и полированным столом. Глаза я подняла только после того, как поздоровалась. Надо сказать, что волнение моё не уменьшилось, а увеличилось после того, как я подняла глаза и посмотрела на сидящую напротив женщину. Она была молода и прекрасна. Стройная, одетая в серо-коричневый тонкий свитер, синие джинсы, почти такие же, как у меня, без украшений, но в поразительно красивых очках в тонкой золотой оправе, эта женщина заставила мои щёки запылать – и ещё сильнее от осознания того, что это может быть видно. Заметив моё смущение, она улыбнулась. Я рассказала ей, что меня направила к ней её мама, «потому что у меня есть третий глаз». В ответ на это заявление, Инна Владимировна спросила меня, занималась ли я когда-нибудь развитием образной памяти. «Образная память» звучала чуть лучше, чем «медитировать», но ничуть не более понятно.. Я сказала, что ничем таким не занималась, только некоторое время назад пробовала запоминать тексты. Через некоторое время в кабинет зашли ещё трое – мальчик-подросток, женщина лет пятидесяти и мужчина лет тридцати. Это был полный состав нашей команды.
     Занятия проходили следующим образом: нам диктовали определённые слова, предлагая ярко представить то, что они обозначали. Мало-помалу нам всё больше рассказывали о том, как увязывать эти слова между собой в логически-смысловые цепочки. С каждым занятием количество таких слов увеличивалось. Нам сказали, что «потолок» первой ступени должен составлять тридцать слов. Кроме памяти нас учили кожному восприятию ладонями. Мы клали на ладони два квадратика, лицевой стороной вниз,  на одном из них была изображена какая-либо цифра, а на другом – ничего. Мы не знали, на котором была изображена цифра, а наши ладони должны были «видеть».  Потом задача усложнялась, и мы должны были попытаться прочесть эту цифру. Надо сказать, что этим трюком так никто из участников и не овладел до самого конца первой ступени. Что было дальше, мне, к сожалению, так и не удалось узнать, потому что на вторую ступень я не попала. Ещё одной «фишкой» занятий в клубе было «лежание на двух стульях». Поначалу мы ложились на три, потом третий из-под нас выдёргивали. Это было похоже на то, что любили показывать в советские времена в цирке, но отличие было в том, что стулья укладывались так, что опора приходилась на два стула и в том, чтобы обойтись без третьего ничего гипнотического не было. Но участники группы ощущали себя супер-мега-крутыми и поэтому любили этот процесс. Женщина на стулья не ложилась, а Инна Владимировна, Михаил ( так звали мужчину) и Дима полюбили это упражнение всей душой. Но самым волнующим моментом для меня была медитация. Это я проделывала в жизни впервые, если не учитывать мои дошкольные игры на старой квартире, а их, я думаю, учитывать всё-таки, нужно. Мы садились на стулья, закрывали глаза и под музыку представляли, как мы идём по песку, а потом взлетаем. Как я понимаю, целью упражнения был отдых, расслабление мышц и восстановление сил. Но на меня это упражнение действовало совершенно противоположным образом. Хоть никто и не говорил мне об этом, но я почему-то решила, что это своеобразное «удобрение» для роста третьего глаза и что третий глаз даёт лично мне даже не столько сверхспособности по угадыванию мыслей других, сколько сверхуважение всех окружающих по причине наличия у меня этих самых сверхспособностей. Надо сказать, что до поры до времени я ничего не говорила об этих своих мечтах и молчи я о них дальше, кто знает – может ситуация для меня была бы гораздо более благополучна, но…всё закончилось так, как закончилось, дав мне несколько месяцев пронзительно-болезненного счастья и погаснув в самом своём апогее. А пока я ощущала, что медитация это какой-то продвинутый вид аутотренинга, который я помнила по книге Слободяника, которую в свою очередь читала в девятилетнем возрасте, стоя в углу гостиной, прячась от родителей и некоторыми приёмами коего хвасталась в двенадцать лет в лагере. И потому, пока  я сидела на стуле, меня трясло, у меня холодели конечности и бешено колотилось сердце. Я не очень понимала, как же будут выглядеть мои сверхспособности, но была уверена, что они приведут меня к принципиально иному отношению ко мне окружающих.

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Проза.L » Сон и Явь (роман)