Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Теплые руки Автор: Яра


Теплые руки Автор: Яра

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Теплые руки
Автор: Яра

«А когда из огня потечет вода,
Позабыв про покой и сон.
Ты меня не отпустишь никуда,
И с начала мы все начнем.»
Мара

Влажное прохладное утро еще не начало согреваться лучами солнца. Грунтовая дорога оставляла желать лучшего. Кочки и колдобины настойчиво вырывали сознание из сонного марева. Женщина открыла глаза, недовольно прищурившись, и осмотрелась. Водитель, сидевший рядом, как и прежде невозмутимо вел побитый УАЗик по горной дороге, казалось, не обращая внимания на ее неровности. Мимо проносились каменистые уступы, поросшие чахлыми сосенками и бледным кустарником. Ароматно пахло травой и утренней свежестью. Женщина с немым стоном оторвала впечатавшийся в щеку зачехленный ствол винтовки и разжала затекшие пальцы, уперев приклад в пол.

***

- Твою мать, Васютин, ты когда-нибудь будешь приходить с хорошими новостями?! – Командир группы нервно закурил и уставился на своего секретаря покрасневшими усталыми глазами. – Сколько мы потеряли? – Тихо спросил он.
-Двоих, и один получил тяжелое ранение. Этот снайпер совсем обнаглел, сегодня он стрелял с водонапорной башни, что на краю поселка, наши и сообразить ничего не успели.
-Вот, ублюдок! Ну ничего, я нашел на него управу. –Майор задумался, стряхивая мимо пепельницы пепел с сигареты. – Тут к нам дама должна приехать сегодня. Так она как появится, ты ее проинструктируй, размести и сразу ко мне. Свободен…
Васютин отдал честь, развернулся на пятках и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.
Майор Каверин отрешенно смотрел на деревянную обшивку двери.
Снайпер планомерно истреблял членов его группы уже месяц. За этот месяц от его пуль погибли одиннадцать человек. К ним прибавились двое сегодняшних. Этот чертов истребитель возомнил себя всесильным: подползает к самому их носу и каждый раз уходит с новыми зарубками на прикладе.
Небольшой отряд под началом Каверина должен был охранять мирное поселение, позади них, где находился госпиталь, от набегов чеченских ваххабитов. Местных жителей практически не осталось, поселки вокруг были разрушены. До последнего времени они успешно справлялись с задачей, ребята были опытные и каждый стоил пятерых, но против винтовки с оптическим прицелом даже они были бессильны. Последней надеждой майора был снайпер, выписанный им на подмогу.

***

-Ну куда, куда вы его несете, не видите, здесь все занято, идите в последнюю. – Тучная медсестра властным басом направляла солдат с раненным на носилках. Ее черные глаза быстро пробежали по фигурам военных, и она промокнула кончиком косынки капельки пота, выступившие сквозь черные усики над верхней губой. – Камилла Шаловна, еще один тяжелый! – Зычно гаркнула она через весь коридор.
В конце коридора появилась хрупкая фигурка. Женщина шла торопливыми шагами, на ходу натягивая медицинские перчатки.
-Нана, готовьте к операции…
Женщина вошла в операционную палату и взглянула на монитор в изголовьи раненного. Нить пульса была близка к прямой линии…

***

До рассвета было очень холодно, но стоило первым лучам солнца сверкнуть из-за гор, как на землю опустилась душная давящая жара. УАЗик надсадно фыркнул и резвее поскакал по кочкам. Женщина сняла с головы бандану и вытерла лицо и шею от пота. На майке спереди ясно обозначился темный влажный треугольник. Винтовка даже под чехлом накалилась так, что невозможно было держать.
-Долго еще? – Хрипло спросила женщина, поворачиваясь к водителю и откидывая мокрые светлые волосы со лба.
Мужчина молча мотнул головой и указал куда-то вперед грязным пальцем. Женщина посмотрела в том направлении. Прищурившись, она смогла различить впереди на следующем холме какие-то полуразрушенные постройки и солнечные блики на стеклах окон.
Блок-пост находился на возвышенности, с одной стороны которой находилось село с госпиталем, а с другой стороны простирались ненаселенные участки местности с несколькими разрушенными и заброшенными поселками.
Женщина вздохнула и откинула голову на спинку сидения. В ее голове проносились какие-то беспорядочные мысли, сменявшие друг друга при каждом сотрясении автомобиля, если можно было назвать так то, на чем они ехали. Этот катафалк, наверное, пережил еще Великую Отечественную.

***

-Все, зашивайте. Будем надеяться, у него крепкий организм. – Хирург устало положила в корытце инструмент. Молодой парень, только что ощутивший его действие на себе, так и не приходил в сознание в течение тех нескольких часов, пока над ним колдовала хирург. Камилла уже год работала в этом госпитале, но все еще не могла привыкнуть к тому, что видит на операционном столе молодых, полных сил ребят, изувеченных пулями или осколками мин. Иногда она задумывалась, правильно ли она сделала, что попросилась сюда, в горячую точку, нот тут же гнала от себя эту мысль. Может быть тогда, если бы рядом с ее раненными отцом и братом оказался врач, сейчас они были бы живы. Где, как не здесь, куда едут самые отчаянные, она может по настоящему спасать жизни. Ведь об этом она мечтала с детства, этого хотела, когда поехала в Москву учиться. Здесь ее мечта сбылась, возможно, сегодня она спасла еще одну жизнь.
Женщина вышла в коридор и сняла марлевую повязку с лица. С улицы раздался шум подъезжающей машины, стон и топот ног на крыльце. Дверь распахнулась и полуденное солнце высветило в дверном проеме силуэты мужчин. Двое были без сознания, их поддерживали товарищи.
Камилла поспешно надела маску и сменила перчатки.
-Сюда, - она толкнула дверь в палату и указала на две свободные койки.
-Нана, поторопитесь, мне нужна операционная, - крикнула она в сторону комнаты из которой только что вышла.

***

Полуразвалившееся здание, видно, бывшее когда-то школой, отбросило тень на подъехавшую машину. Женщина спрыгнула с подножки и кивком поблагодарила водителя. Тот даже не посмотрел в ее сторону. «Чертовы баба, лезут куда их не просят, сидели бы дома: оладьи пекли…»
Женщина закинула за плечо винтовку, приставила руку козырьком к глазам и огляделась. За ее спиной заурчал, заводясь, УАЗик и заскрежетал колесами по гравию.

***

-Это она – дама? Тогда я прима Большого Театра! – Ухмыльнулся Васютин, рассматривая женщину в уцелевшее окно первого этажа. Сидящие в комнате солдаты повскакивали с мест и подошли к подоконнику.
-Хороша… Рембо в юбке… Она в брюках… Сам вижу, а жаль, что не в юбке… Какие буфера… Да-а… Ох, я б на нее взобрался, как клоп на одуванчик… Губы закатай, я первый ее увидел…
-Пойду встречу, - сказал Васютин под одобрительные высказывания мужчин.
Васютин в развалочку спустился с крыльца и криво усмехнулся, оборачиваясь на товарищей, высунувшихся в окно. Он приблизился к женщине, по мере сокращения расстояния между ними его уверенность в себе быстро испарялась. Женщина перед ним источала такую мощь, что у секретаря начало гулко стучать в горле сердце. Ее внешний вид тоже не повышал его самооценку. Серые глаза женщины пристально смотрели на него, ни один мускул на ее лице с правильными чертами не дрогнул. На голове у нее была повязана бонданка защитного цвета, из под которой выбивались светлые волосы. Бывшая когда-то красной, а теперь выгоревшая майка, открывала широкие плечи, а свободные штаны цвета хаки не могли скрыть крепкие стройные ноги, обутые в черные армейские ботинки. Если бы он подошел к женщине поближе, то его голова оказалась бы как раз на уровне ее не стесненной ничем, кроме просторной майки, груди.
Васютин тяжело сглотнул, сзади на него смотрели товарищи и терять свой авторитет совсем не хотелось.
-И как это в наши дебри занесло такую красивую барышню? Уж не скрасить ли вы приехали длинные вечера соскучившихся по женскому вниманию мужчин?- Васютин нахально улыбнулся и широко развел в приветственном жесте руки.
Женщина краем глаза заметила людей в окне. Она хотела было снести челюсть наглеющему на глазах парню, но сдержалась, решив не портить себе настроение.
-Остынь, сынок, и расскажи мне, где я могу увидеть майора Каверина.- Низким хриплым голосом сквозь зубы спросила женщина, все так же продолжая сверлить взглядом парня.
Васютин перестал улыбаться, раскинутые руки вяло опустились. За спиной послышался ропот голосов.
-Как она его, а?... вот это женщина… ну, че встал-то, орел… веди, давай…
-Следуйте за мной, - тихо проговорил секретарь и быстро направился в сторону входа.

***

-Товарищ командир, к вам … дама,- Васютин посторонился, пропуская в дверь женщину.
-А, капитан Власова, приветствую! Как дорога?
_Спасибо, майор, без происшествий. –Женщина вошла и бросила у ног рюкзак.
-Вас уже разместили?
-Нет.
Каверин бросил недовольный взгляд на Васютина, который жался в углу.
-Ничего, разместим. Раз уж вы здесь, сразу введу вас в курс дела. Присаживайтесь. – Каверин указал на стул с другой стороны своего стола. – Повадился тут один снайпер моих ребят отстреливать. Видно, что работает профессионал. Последние его вылазки были вот здесь и здесь. – Майор водил ручкой как указкой по карте. – Это совсем рядом с нами. Ни одна разведгруппа не вернулась еще в полном составе. Уничтожить его нужно в кратчайшие сроки, поступила информация, что ваххабиты планируют в следующем месяце напасть на наш населенный пункт и лишить нас госпиталя. Так что, дерзайте, капитан, берите столько людей, сколько вам нужно.
-Спасибо, я работаю одна.
-Как знаете. Это все. Васютин, проводите.

***

Рассвет застал Власову лежащей в сыром от росы бурьяне. Поверх банданы была надета каска, утыканная пучками травы. На куртку тоже была прикреплена защитная растительность. В этом месте в последний раз было убито два человека. Власова уже несколько часов наблюдала за ландшафтом в той стороне, откуда летели пули. Снайпер никогда не стрелял с одной и той же точки дважды , и Власова пыталась понять ход его мыслей. Этот человек должен двигаться по какой-то траектории. Перед этим она тщательно изучила на карте все точки, с которых он стрелял, пытаясь проследить между ними некую закономерность. С каждым разом он подбирался все ближе и не исключено, что в следующий раз он появится вон в тех домах за полосой леса. По крайней мере, она на его месте выбрала бы себе позицию именно там. Остается только ждать и наблюдать.
За ее спиной послышался всплеск воды. Власова выбрала себе место на высоком каменистом берегу горного озера. Отсюда хорошо просматривался противоположный пологий берег. Женщина развернулась на сто восемьдесят градусов и посмотрела в прицел винтовки. Ее глаза удивленно расширились и она протерла мгновенно запотевшее стекло оптики. На том берегу, стоя по колено в воде, плескалась обнаженная женщина. Ее тонкая хрупкая фигурка отчетливо выделялась на фоне камней. Она нагнулась, сложила руки лодочкой и плеснула себе на лицо, запрокидывая назад голову. Вода ручейками стекала по смуглому телу, вызывая волну мурашек. Власова через мощную оптику могла видеть все до мельчайших подробностей. Зрелище просто приковывало ее внимание. Она не могла отвести взгляд от женщины. Она была потрясающе красива. Длинные черные волосы закрывали плечи. Тонкие черты лица, нос с небольшой горбинкой, чуть узковатые губы и ямочка на подбородке. И огромные черные глаза с длинными ресницами. Власова изучала каждый штрих ее лица, спускаясь ниже. Длинная тонкая шея, выступающие в красивом разлете ключицы. Под правой бала темная родинка. Небольшая грудь сморщившимися от холодной воды сосками. Узкая талия и потрясающий изгиб бедер с черным треугольником волос между ними. С внутренней стороны левого бедра – небольшое родимое пятно в форме месяца.
Женщина сделала еще пару шагов, вода закрыла ее по пояс. Подняла руки над головой, глубоко вдохнула и нырнула под воду. Прицел винтовки пристально следил за пузырьками воздуха на поверхности озера. Не заметив, Власова вместе с купальщицей задержала дыхание. Почувствовав, что легкие отчаянно требуют новой порции кислорода, женщина судорожно вдохнула и продолжила следить за водой. Казалось, спустя вечность, посреди озера появилась темноволосая голова. Женщина перевернулась на спину и звездой легла на воду. Тяжело дыша, Власова переводила взгляд с одного соска женщины на другой. На заднем плане ее мыслительного процесса мелькнуло что-то про снайпера, но толпа гормонов, ураганом пронесясь в мозгу, на корню задавила эту мысль и ринулась в низ живота.
Солнце начало шпарить во всю силу, освещая косыми лучами лицо и грудь женщины, мерцая бликами на воде. Пот стекал по лбу и вискам Власовой, заливая глаза. Она на мгновение закрыла их, чтобы смахнуть с ресниц капельки. Снова посмотрев в прицел, Власова увидела, что женщина плывет к берегу. Сильными для своей комплекции гребками она подталкивала свое тело в воде. Выйдя на берег, она сладко потянулась, улыбаясь солнцу, и быстро начала одеваться. Власова издала хриплый стон и нЕхотя отвернулась, чтобы продолжить наблюдение за возможной позицией снайпера.

***

-Капитан Власова, как успехи? – Майор стоял на крыльце школы, прислонившись к стене, и курил.
-Веду наблюдение – был ответ.
-Завтра в одиннадцать выходит разведгруппа, вы должны прикрыть их.
-Прикрою.
-Как вам ваше новое жилье? – Майор не хотел отпускать женщину, у него вызывали уважение ее серьезность и немногословность.
-Не жалуюсь. – Женщина тяготилась его вниманием и вопросами, не относящимися к делу.
-Вас не обижают мои ребята?
-Нет.
-Чем сейчас собираетесь заниматься?
-Спать. – Власова целый день изучала разрушенный город, но так ничего и не увидела. Уже темнело, нужно было выспаться, чтобы до рассвета занять позицию. В глубине души, не желая себе в этом признаваться, она надеялась снова увидеть утреннюю купальщицу.
-Не хотите присоединиться к нам за вечерним чаепитием? – Майор лукаво улыбнулся.
-Нет, спасибо.
-Ну, тогда, спокойной ночи, - разочарованно проговорил Каверин.
-Спокойной ночи, -ответила Власова и скрылась в дверях школы.

***

Разведгруппа ровно в одиннадцать показалась из-за холма. Их положение усложнялось тем, что им приходилось идти против солнца, а снайперу оно светило в спину и не бросало блики на прицел, в отличие от Власовой.
Было глупо вот так подставляться под пули, но ночью было еще сложнее выбраться, можно нарваться на растяжки, понатыканные везде ваххабитами.
Власова лежала в траве и наблюдала за местностью, как говорится, невооруженным глазом, чтобы не выдать себя блеском оптики. Утро выдалось пасмурным и на несколько мгновений солнце скрылось за тучей. Власова тут же вскинула винтовку. Это был шанс разглядеть снайпера, она чувствовала, он точно там. Несколько раз она тревожно бросала взгляд на тучу, ее край становился все светлей, она должна успеть опустить винтовку до первого луча. Власова скользнула взглядом по разрушенному дому. На половину обваленный чердак, кирпичная насыпь, балкон, рядом окно и дальше стена разрушена, завал прикрыт съехавшей шиферной крышей. Отличное место. Ну где же ты, любезный, разве ты не видишь, как оттуда все хорошо просматривается. В этот момент луч солнца вырвался из-под золотой кромки тучи и ударил прямо в линзу прицела Власовой. Вот он! В щели между листами шифера тут же показалось дуло винтовки и грянул выстрел. Попалась… Спинным мозгом Власова почувствовала, как снайпер давит на курок и в последнюю долю секунды успела отвести голову с траектории полета пули. На сознание опустилась темная пелена. Последней шальной мыслью, промелькнувшей в агонизирующем мозгу, была та, что она так и не увидела сегодня прекрасную смуглую женщину.

***

Парню, лежащему на операционном столе было девятнадцать. Его привезли на рассвете уже при смерти. Сопровождающие сказали, что он наступил на мину, на его теле не было живого места. Операция шла шестой час. Хирург еле стояла на ногах, ей приходилось одной со всем справляться. Другой хирург, маститый специалист, оперировал в соседней палате, а на очереди еще были пострадавшие. Парень отчаянно цеплялся за жизнь. Камилла делала все что могла, но ногу пришлось ампутировать. Самое страшное, это потом объяснять только что пришедшему в сознание мальчику, что боль, которую он чувствует, это не боль в ноге, а фантомная боль, и что ноги у него больше нет.

***

Сознание вырвалось из темноты и тут же чуть не померкло опять от дикой боли, пронзающей все тело. Власова захрипела и попыталась пошевелиться, стараясь не думать о боли. Стиснув зубы до хруста, она приподняла голову. Мышцы почти не слушались ее. Пока ее здесь найдут, она истечет кровью. «Ну, давай, Власова, ты сможешь, ты сильная! Борись, мать твою, и, может, будешь жить и пристрелишь этого урода с чердака.» Силой воли она заставила себя двигаться. Мертвой хваткой вцепившись в винтовку, она поползла в сторону блок-поста.

***

-Мить, глянь, это че? – с крыши школы сквозь жаркое марево вглядывался в даль постовой.
-Похоже, ползет кто-то,- Парень рядом с ним поднес к глазам бинокль. –Точно ползет… с винтовкой. – Сказал Митя.
- Вот, тварь, средь бела дня подлез к нам чуть не на самое крыльцо. Сейчас я его сниму. – Первый прицелился из автомата.
-Как-то странно он ползет, как будто и не прячется.
-Да, охамел потому что в конец, гад.
Второй внимательно смотрел в бинокль. Вдруг он положил руку на автомат товарища, опуская его дулом вниз.
-Он в крови весь и подтягивается на одной руке. Пойдем-ка, посмотрим поближе. – Он перегнулся через парапет. – Эй, ребят, смените нас кто-нибудь, там к нам гости, пойдем глянем.

***

Каска, казалось весила тонну, трава, свисающая с нее, закрывала глаза, челка выбилась из-под банданы и липла к лицу, но убрать ее не было сил. Кровь пульсировала мощными толчками в голове. Власова почти ничего не видела, пот разъедал глаза. Стиснув зубы, она упрямо двигалась вперед, терпеливо снося волны боли, захлестывающие ее с каждым движением.

***

-Чтоб мне провалиться, это ж наша снайперша. Ранена! Едрит твою, сколько крови!
-Жива еще,- солдат пощупал вену на шее у неподвижно лежащей женщины.
-Третий, третий, я первый, готовьте машину, у нас раненый, - Прокричал в рацию Митя.

***

Ближе к вечеру все раненные были прооперированы.
Камилла вошла в ординаторскую и тяжело опустилась на кресло, щелкая рукой по кнопке электрического чайника.
-Ну, как вы себя чувствуете, Камиллочка? – Спросил мужчина , входя следом. Высокий, с проседью в волосах, он был вторым хирургом в этом госпитале. – Паренек-то ваш, тот, без ноги, как?
-Еще не приходил в себя. Садитесь, чаю выпьем.
-С удовольствием – мужчина налил кипяток в чашки и пододвинул одну коллеге.
-Нана, чай готов, - не вставая с места, крикнула женщина. Она достала чайные пакетики и кинула по одному в каждую чашку.
В комнате собрался персонал госпиталя. Был редкий момент, когда стояла тишина и не было раненых. Камилла взяла чашку двумя руками и сделала жадный глоток.
В дверь ординаторской просунулась голова дежурной медсестры.
-Еще везут!
Оба хирурга посмотрели друг на друга.
-Сидите, Константин Семенович, я сама, вы только что закончили.
-Будут трудности, зовите. – Улыбнулся хирург.

***

Камилла вошла в операционную, раненого уже приготовили к операции. Камилла приблизилась и ахнула. На столе была женщина. Красивая молодая женщина со светлыми волосами и белой кожей. Над правой грудью зияло темное пулевое отверстие, судя по нему, пуля еще сидела в теле женщины, где-то под правой лопаткой.
-Скальпель, - привычным движением она рассекла кожу. Камилла старалась не смотреть на лицо женщины. К глазам хирурга подступали слезы, но она не давала им вырваться. «Держи себя в руках, думай и торопись, и она будет жить.»

***

Камилла сидела в палате на краю койки. Почему эта женщина произвела на нее такое сильное впечатление? Она ведь и раньше оперировала женщин. Но эта… Даже сейчас, когда она глубоко спит, у нее на лице такое строгое и в то же время одухотворенное выражение. Интересно, какого цвета у нее глаза? Марина Вадимовна Власова. Марина… Красивое имя. Камилла осторожно коснулась руки Власовой. Чуткие пальцы хирурга ощутили шершавую, грубую кожу на тыльной стороне ладони женщины. Рука была теплая и лежала неподвижно. В палате было темно, и Камилла еле различала черты лица женщины. Высокий лоб, прямой нос и резкие полные губы. Светлые волосы до плеч разметались по подушке. Камилла посмотрела в окно. Была поздняя ночь. Полная луна освещала крыши домов, затмевая свет звезд вокруг себя и красиво вырисовывая профиль спящей женщины. Ветра не было. Ночной воздух был неподвижен. Камилла не должна была сегодня дежурить, но она не хотела уходить от этой женщины, чем-то она ее притягивала, поэтому Камилла попросила подменить сегодня Константина Семеновича.
Она почувствовала движение пальцев под своей рукой. «Серые, ее глаза серые.» - Улыбнувшись, подумала Камилла, когда посмотрела на женщину и увидела, что та тоже смотрит на нее.
«Наверное я сплю, или я умерла и попала в рай, но со мной определенно случилось что-то хорошее.» В затуманенное сознание Власовой ворвался образ женщины, сидящей рядом. Огромные черные глаза, нос с горбинкой и ямочка на подбородке. Власова попробовала пошевелиться и почувствовала, что снова теряет сознание от боли. Она хрипло застонала.
-Тихо, тихо, Марина, успокойся, тебе нельзя двигаться.
-Снайпер… ребята… я нашла… солнце…
-Молчи, нельзя говорить. – Камилла ласково положила руку на влажный лоб женщины.
Власова закрыла глаза. Камилла все еще держала ее за руку. Постепенно мышцы женщины расслабились, она уснула. Камилла посмотрела на ее лицо. Брови сдвинулись к переносице, над верхней губой выступили капельки пота. Ничего, утром ей станет легче.

***

-Товарищ командир, у нас еще один раненый! – Васютин нерешительно мялся у порога.
-Кто? – Тихо спросил Каверин, не поднимая глаз.
-Власова.
Майор вскинул голову, в его глазах читалось изумление.
-Вот и прикрыла. Я же не имел в виду, чтобы она отводила удар на себя! Лезла грудью на амбразуру… Вот дура-баба! – Взбеленился майор – Сильно?
-Пуля попала в грудь и застряла в лопатке. Жизненно важные органы не задеты. С неделю пролежит в госпитале. – Последнюю фразу Васютин проговорил еле слышно, зная, как отреагирует на нее майор.
Каверин издал рычащий звук и ударил кулаком по столу.
-Напрасно подставилась… Это задержит нас и мы потеряем только больше людей.

***

Солнечный свет пробился сквозь незашторенное окно и коснулся лучом лица женщины. Она сморщилась и приоткрыла один глаз. Утренний свет заливал комнату. Несколько кроватей стояло вдоль стены. На всех спали люди, женщина слышала их ровное дыхание. Она открыла второй глаз и посмотрела на потолок. Побелка местами потемнела от подтеков, где-то облупилась. Бледно-зеленые стены тоже были давно не крашены. Вообще весь облик комнаты внушал уныние.
Помня о своих ночных ощущениях, Власова не собиралась шевелиться, только зрачки ее бегали по периметру комнаты.
Совсем рядом послышался вздох, женщина опустила глаза и сначала не поверила им. Возле кровати стоял стул, на котором сидела та самая женщина с озера. Точнее сидела – это не то слово. Женщина замерла почти в позе эмбриона. Ее согнутые в локтях руки лежали на кровати, а на них покоилась ее голова. Рот женщины был чуть приоткрыт и слышалось забавное сопение.
Спящая женщина тихо застонала и ее веки дрогнули. Задержав дыхание, она подняла голову с рук и выпрямилась, открывая глаза.
-Доброе утро, Марина, как вы себя чувствуете?
-Спасибо, - кивнула Власова, - По моему, ночью мы были на ты.
-Хорошо, так как ты себя чувствуешь?
-Пока дышу, -усмехнулась Марина.
Женщина улыбнулась.
-Меня зовут Разумбетова Камилла Шаловна. Я- твой лечащий врач. – Представилась она.
-Тогда мне крупно повезло. – Заметила Марина.
Она откровенно любовалась женщиной, сидящей рядом с ней. На ее смуглом лице под глазами обозначились темные круги, а белая косынка сбилась на бок, выпуская несколько непослушных черных локонов. Но это ее ничуть не портило. Темно-карие глаза лучились внутренним светом, а искренняя улыбка просто обезоруживала.
-Чувство юмора – это хороший знак. – Улыбнулась хирург. – Особенно в твоем положении.
-У меня какое-то особенное положение? – Марина хитро прищурилась.
-Неделя постельного режима и первые три дня – полная неподвижность. Вставать нельзя. Ясно? Не смотря на мой не внушающий опасения вид, я строгий доктор. И за непослушание буду принимать меры.
-Это как же? – Власову веселил серьезный вид доктора. Про себя она уже решила, что согласится со всем, чтобы не расстраивать Камиллу. «Камилла… Мила… Милая… Очаровательно…» Но если ей понадобится встать, она встанет.
-Излишняя активность легко усмиряется успокоительным. А еще есть чудесное приспособление для лежачих больных. Утка называется. – Камилла решила сразу самоутвердиться перед этой женщиной, чувствуя, как все больше попадает под ее властное обаяние.
При одной мысли об утке Марину передернуло, но она мудро промолчала.
Дверь в палату приоткрылась и в щель просунулась круглая голова в такой же белой косынке, как у Камиллы. – Камилла Шаловна, можно вас? – Зашевелила усиками над верхней губой голова, оглашая комнату громогласным шепотом.
- Да, да, уже иду – Быстро проговорила хирург, обернувшись. – Отдыхай, чуть позже тебе принесут завтрак. – Сказала Камилла, коснувшись руки Власовой. «Так нельзя, нельзя выделять ее среди других пациентов. Что ж я творю?» - промелькнула здравая мысль в голове хирурга.
Марина попыталась скрыть свое разочарование от того, что Камилла ее покидает, но, видно ей это не удалось.
-Думай о хорошем, а я навещу тебя с дневным обходом. – Женщина встала и тепло посмотрела на Марину. – А теперь, засыпай. – Шепнула она, поправляя косынку и вышла из палаты.
Марина опять уставилась в потолок. «Могу поздравить тебя Власова, ты влюбилась… втрескалась по уши. Самое время, ничего не скажешь.» Обрывки мыслей продолжали проноситься в ее голове. Веки потяжелели. «Пусть вкалывает мне все успокоительное , что у нее есть, пользоваться уткой она меня не заставит, я скорее застрелюсь и страна лишится ценного кадра.» Сквозь сонную дымку в ее памяти прозвучали слова: «Я – строгий доктор». Марина улыбнулась и заснула.

***

-Камиллочка, что с вами? – Константин Семенович участливо склонился над задремавшей в кресле женщиной. – У вас какой-то нездоровый румянец, было тяжелое дежурство?
Женщина вздрогнула и тряхнула головой, прогоняя странный сон.
-Нет, просто немного устала. С утра была долгая операция. – Машинально ответила Камилла, раздумывая, к чему бы это ей приснилась Марина, и почему она сейчас себя чувствует так, как будто ей в кровь плеснули ведро адреналина.
***
-Узнавали, как Власова? – Спросил майор вошедшего Васютина , не отрывая взгляда от разложенной на его столе карты.
-Через три дня выпишут, она быстро поправляется.
-Мы не можем ждать три дня, нужно высылать новую группу. Зови ко мне Попова. –Каверин свернул карту и решительно посмотрел на секретаря.
Васютин кивнул и вышел.

***

-Власова, вы опять ходите! Ну сколько можно говорить, что с вашим ранением нужно лежать. Вот я сейчас позову Камиллу Шаловну, она вас будет воспитывать. – Константин Семенович пытался сохранить на лице серьезное выражение. Эта женщина вызывала у него уважение, но ей об этом знать не полагалось.
-Мне надо было в туалет – сквозь зубы процедила марина, тяжело опускаясь на кровать и заползая под одеяло. Она уже несколько раз делала зарядку по мере своих возможностей, прикрываясь походами в санузел.
-Ваш туалет стоит под кроватью,- чуть повысил голос хирург, указывая на ненавистную утку. – Извольте ходить туда!
Марина молча отвернулась к стене.
-Что здесь происходит? – Послышался знакомый звонкий голос.
Власова тайком улыбнулась. За эти дни они сблизились с Камиллой, по долгу разговаривая во время ее ночных дежурств. Камилла догадывалась, что Власова не выполняет ее указания, но смотрела на это сквозь пальцы, видя радостный блеск в глазах Марины, с каждым днем все крепнувшей.
И в этот раз Камилла пришла ей на помощь.
-Вы чего шумите, Константин Семенович? – Она подмигнула Марине.
-Да ваша пациентка опять бродит.
-Опять? Ну что, Власова, я вас предупреждала? – Камилла подошла к прикроватной тумбочке и достала шприц. – Вы идите, Константин Семенович, я сама все сделаю, - обернулась она к мужчине.
-Ладно, пойду чайку хлебну. Закончите, присоединяйтесь. – Улыбнулся хирург и пошел к двери.
Камилла подождала, пока дверь захлопнется и обернулась к Марине.
-Спасибо, - улыбнувшись, сказала Власова. – А то я чуть было не запустила в него этим чертовым ночным горшком.
Камилла от души рассмеялась, обнажая в улыбке белые ровные зубы. От этого вида у Марины перехватило дыхание. Она готова была вскочить и впиться поцелуем в эти губы, обнять, прижать к себе как можно ближе ее тело. Но она только вцепилась пальцами в простыню и с неприкрытым вожделением смотрела на хирурга. Камилла перехватила взгляд Власовой и смутилась. Ее щеки тронул чуть заметный румянец.
-Не попадайся больше. – Откашлявшись, проговорила она. –Мне пора.
-Не буду, - улыбнулась Марина , не отводя глаз. – Заходи почаще.
-Постараюсь, - Камилла все-таки взглянула в глаза женщины. – Стальной цвет отливал голубым, в радужках плясали веселые чертики. – Я рада, что ты так быстро поправляешься. – Сказала она, уходя.

***

-Сокол, Сокол, Я – Ворон, слышите… нас обстреливают! – Надсадно сквозь помехи прорывался взволнованный голос.
-Высылаю подкрепление, Ворон, как слышите? – надрывался в ответ майор Каверин, стараясь перекричать шум перестрелки, доносящийся из рации.
- Нас осталось четверо, обложили со всех сторон…
-Ребята, держитесь, ребя… та…- Майор замер на полуслове. Из рации в его руках раздался громкий треск и дальше ровный шум помех.- Ворон, Ворон, отзовись, Ворон! Я –Сокол! Ну где вы?!... – Майор еще долго кричал в рацию, бессильно сжимая кулаки. Вторая группа была выслана, но скорее всего, никого в живых они там не найдут.
Майор отрешенно посмотрел в небо. Яркую синеву неспешно рассекала какая-то птица. Белые призрачные облака мирно плыли в сторону гор.

***

-А где доктор Разумбетова? – Недовольно спросила Марина, подставляя руку под шприц тучной медсестры. Пришло время вечернего обхода, но Камилла так и не появилась, днем она тоже не зашла , Власова начинала волноваться. Что могло заставить ее пропустить обход? Наверное, много раненных…
-С блок-поста привезли четверых… При смерти… Камилла Шаловна сейчас на операции, с самого утра, а сегодня еще и ее ночная смена. – Сочувственно покачала головой Нана, расправляя пухлыми пальцами складки халата на обширной груди.
«Еще четверо… А я тут на койке нежусь, влюбляюсь и краснею как девочка-ромашка.» Марина плотно сжала губы и сощурилась. Нана еще что-то говорила, но Власова отвернулась от нее, как от назойливого раздражителя, терпеливо снося все манипуляции, что медсестра проделывала с ее рукой. «Нельзя больше бездействовать, хватит. Досиделась!»
Марина прислушивалась к звукам в коридоре. Шагов слышно не было. Иногда тишину нарушали тихие вздохи, доносящиеся с соседних коек. Странно, обычно Камилла уже в это время появлялась с улыбкой в дверях палаты, по очереди обходила всех, и последней подходила к койке Власовой. Аккуратно садилась рядом и заводила тихий разговор. Марина слушала ее , нежно вглядываясь в любимые черты лица, и наслаждалась мимолетными касаниями. В особо важных моментах рассказа Камилла для пущей убедительности дотрагивалась до руки Власовой, и тогда Марина могла чувствовать теплую и сухую кожу ее ладони.
Власова с трудом поднялась с кровати и надела шлепанцы. Осторожно ступая, она направилась к двери из палаты. Ординаторская находилась в другом конце коридора, но уже на полдороги Марина услышала негромкие всхлипывания. Ускорив шаг и стараясь не морщиться от боли, Власова подошла к двери из-за которой доносились звуки и потянула за ручку.
Камилла с ногами, съежившись сидела на кресле, уперевшись лбом в колени. Ее плечи вздрагивали. Звук открывшейся двери заставил ее поднять голову.
Марина застыла в дверях. Лицо Камиллы покрылось пятнами от долгих рыданий. Глаза и нос опухли и покраснели, а по щекам, не переставая, текли слезы.
Власова пересекла комнату и опустилась перед ней на коленях. Не говоря ни слова, она протянула руки и прижала к себе женщину. Камилла осторожно, чтобы не задеть рану, обняла ее в ответ и уткнулась головой в шею Марины. Власова чувствовала горячее дыхание женщины на своей коже и влагу ее слез.
-Они умерли у меня на руках, - всхлипывая, произнесла Камилла,- Трое… Я не смогла их спасти. Я пыталась! Пыталась… - горячо шептала она сквозь слезы. –Совсем молодые… Последний, четвертый, не знаю, выживет ли. Господи, Марин, что же это такое? Я сделала все, что могла, ну почему? Почему?!
Марина молча гладила рыдавшую у нее на плече женщину по голове. Что она могла ответить ей? Что это -война? Что она не может спасти всех? Что люди должны умирать до тех пор, пока не прекратятся кровопролития? А как же она сама? Ведь она так же убивает людей, и поту строну кто-то вот так же пытается спасти еще живых.
Власова молчала, думала о своем и нежно касалась губами волос Камиллы.
-Ты сделала все, что было в твоих силах. Не казни себя. Здесь нет твоей вины. – Наконец сказала она.
Постепенно плечи Камиллы стали вздрагивать реже. Марина продолжала держать ее в своих объятиях. Ее рука машинально поглаживала спину женщины, а вторая тепло лежала на тонкой талии Камиллы. Ее раненное плечо болело, ощущая на себе вес Камиллы, но Власова не хотела разрывать это теплое доверительное объятие.
Камилла шмыгнула носом и отстранилась от Власовой, что бы посмотреть на нее. На лице ее было спокойное и уверенное выражение. Серые глаза светились добротой и заботой. Камилла бережно убрала русую прядь волос с лица женщины и заправила ее за ухо. Марина прикрыла глаза, впитывая в себя ощущение прохладных пальцев Камиллы на своей коже. Она хотела бы вечно вот так быть рядом с ней, но…
- Камилла, я должна уйти. – Тихо произнесла Власова.
Брови хирурга нахмурились, рука скользившая по волосам женщины, замерла.
-Мне правда нужно. Этот снайпер уверен, что убил меня. Он будет менее осторожен. Теперь у меня есть преимущество. Я должна успеть убить его, пока из-за него не убили еще кого-нибудь из наших. – Уверяла Марина.
Она наклонилась и заглянула в опущенные глаза Камиллы. Женщина на секунду задумалась, внимательно посмотрела на Власову и встала, осторожно поднимая за собой Марину. Ее взгляд скользнул по груди женщины. На светлой пижаме четко проступило красное пятно.
-Прости – Камилла виновато посмотрела на Власову.
-Ничего, - тихо ответила она и легко провела тыльной стороной руки по щеке Камиллы. Женщина взяла ее руку в свою и поцеловала шершавую кожу.
-Тебе нужно держать руки в тепле, по ночам сейчас очень холодно. –С улыбкой заметила она и отпустила руку Марины.
Глаза Власовой расширились, а брови взлетели вверх в изумлении. «Что это было? Она действительно поцеловала или мне показалось? А если не показалось, то что это значит?» Щеки Марины залила краска, а Камилла, как будто не замечая ее смущения, усадила ее на кушетку, помогла снять верх от пижамы и начала разматывать бинт.
-Хочу сменить повязку, - пояснила она свои действия совсем растерявшейся Марине.
Власова никогда не стеснялась своего тела, ей вообще было наплевать, как реагируют на нее окружающие. Но сейчас она чувствовала себя как восьмиклассница на кануне потери невинности.
Она напряженно застыла, следя, как гибкие быстрые пальцы Камиллы снимают бинт. Когда последний кусок прозрачной матери был снят, она с трудом подавила желание прикрыться.
Наверное, это отразилось на ее лице, потому что Камилла усмехнулась и накинула на ее плечи пижаму.
«Отлично Власова, корчишь из себя недотрогу. Откуда что берется? Прям сама непорочность во плоти» Недовольно подумала Власова, судорожно запахивая ворот пижамы.
-Ну что ты так напряглась? Это всего лишь повязка, я же не режу тебя.- Камилла видела, какое действие она производит на Марину, и, признаться, ей это нравилось. Эта сильная решительная женщина смущалась перед ней как подросток. К тому же, она давно научилась прислушиваться к своим чувствам. Ее определенно тянуло к Марине, если не сказать больше. В годы студенчества она была не особенно разборчива в связях, тем более, не имела никаких комплексов по части секса. Сейчас же она чувствовала, что ее влечет к этой женщине не только физически. И, что самое главное, она интуитивно ощущала взаимность, которую пыталась сейчас скрыть Марина.
Она стянула с плеч Власовой пижаму и невозмутимо начала накладывать повязку, в то время, как глаза Марины беспокойно бегали из стороны в сторону.
Заправив кончик бинта и заклеив его пластырем, Камилла молча вышла и через минуту вернулась с одеждой Марины.
-Вот, все выстирано.
Марина с мученической улыбкой взяла одежду и быстро начала переодеваться, с удивлением чувствуя спиной пристальный взгляд Камиллы.

***

-Кто здесь?
-Капитан Власова. – Был ответ.
Марина намеренно поднималась на холм мимо поста охраны, чтобы ее не приняли за чужую.
Солдат приблизился к ней, посмотрел в лицо и отдал честь.
Власова, прихрамывая, пошла к школе. Ее винтовка, как она предполагала, должна была храниться у майора. К тому же, нужно было изучить последнюю информацию.
В окне первого этажа горел свет. Она ожидала увидеть майора бодрствующим в эту ночь. Власова осторожно постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла.
Каверин сидел за столом. Поверх карт и документов была разложена газета, засыпанная запчастями пистолета, который он с ожесточением разбирал.
-А, капитан Власова, приветствую, как здоровье? – С горькой иронией поинтересовался Каверин.
Власова не прореагировала на этот выпад, понимая состояние майора.
-Спасибо, лучше. Мне нужна информация о последней точке снайпера и мое оружие.

***

На этот раз все должно было получиться. Власова остаток ночи просидела, уткнувшись в карту, делая себе какие-то пометки. До рассвета она выбралась на точку, с которой в последний раз прозвучал выстрел снайпера. Дальше ему двигаться было некуда. Это была последняя более или менее удачная позиция. Дальше обрыв и чахлая растительность. Полуразрушенный склад стоял на самом краю поселения. Если она придвинется ближе к лагерю, то будет виден как на ладони. Следовательно, либо она вернется сюда, и она услышит или увидит его передвижения и ему конец. Либо он попытается воспользоваться одной из своих старых точек или найти новую поблизости. В любом случае, с этой позиции она сможет разглядеть его в оптику и ему опять же конец.
Власова замерла на втором этаже склада, укрытая разрушенными кирпичными стенами и приготовилась к долгому ожиданию. Снайпер мог появиться и сегодня, и завтра, а мог и вообще не появиться.
Только что взошедшее солнце уже нещадно палило. Соленый пот попадал в рану и не добавлял приятных ощущений. Руки то и дело потели и приходилось вытирать их об штаны, чтобы винтовка не скользила. Власова не отрываясь смотрела в прицел, водя им по окрестностям поселка, в то же время чутко прислушиваясь к звукам округ.
Примерно в трехстах метрах от нее с дерева тревожно слетели две вороны, громко и недовольно каркая. Власова насторожилась. Через минуту в нижнем окне колокольни мелькнула тень. Власова плотоядно улыбнулась и дернула предохранитель. В прицел она видела, как он присел на корточки на самом верху колокольни и спокойно закурил, отложив винтовку. Его лицо заросло бородой а глаза скрывались за солнечными очками. Власова навела крестик прицела ему на висок. Указательный палец на курке напрягся.
Вдруг она услышала сдавленный женский вскрик. Знакомый голос. Сердце ее упало. Она резко развернулась и выставила дуло винтовки в окно в стене рядом. В оптику она разглядела картину, от которой у нее до скрежета сжались зубы. На берегу озера какой-то мужчина прижимал к камням Камиллу. Женщина была в чем мать родила. Забыв про все на свете, Власова бросилась на улицу со стороны, откуда она не была видна снайпера. Для выстрела было слишком далеко. Почти теряя сознание от боли, она пробежала несколько сот метров и рухнула в траву рядом с обрывом. Тяжело дыша, она прицелилась и выстрелила в землю между широко расставленными ногами мужчины. Она подпрыгнул как горный козел и ошалело обернулся. Следующий выстрел пробил насквозь его пилотку, пулей просвистев в миллиметре от головы. Он схватился за голову и, дико вращая глазами, метнулся в сторону леса.
Камилла осталась одна, все еще прижимаясь к камням, и посмотрела в ту сторону, откуда прилетели пули. На секунду на ее лице отразился напряженный мыслительный процесс, но тут же ее лицо осветилось улыбкой и она послала марине благодарный воздушный поцелуй. Ведь это была она, пуля другого снайпера сидела бы у нее сейчас в черепе.
Власова удовлетворенно улыбнулась, но тут же опомнилась и улыбка сошла с ее лица. Она вернулась на позицию. На колокольне, естественно, никого уже не было. Ее выстрелы слышала, наверное, вся округа.

***

Власова вошла к себе в комнату, если можно было это так назвать. Ей выделили угол большого спортзала. Со всех сторон он был зашторен плотной тканью. Это создавало хоть какую-то видимость уединения.
Власова до темноты высматривала снайпера и бросила это занятие, когда уже не могла на три метра различить ничего вокруг.
Она отдернула покрывало и остолбенела. На ее кровати, свернувшись калачиком, спала госпожа Разумбетова.
Марина вошла, опустила занавеску и тихо поставила в угол винтовку.
Несколько минут она стояла и молча наблюдала за спящей женщиной. Камилла сложила ладошки вместе и положила их под голову.
Длинные ресницы были сомкнуты, слышалось ровное сопение. Волосы были аккуратно собраны сзади в хвостик, открывая маленькие уши. Марина присела на край кровати и нежно провела пальцами по виску женщины. От легкого касания Камилла встрепенулась и открыла глаза. Она быстро села и порывисто обняла Марину.
-Спасибо, -Жарко прошептала она в ухо женщине.
Марина не ожидала такой бури эмоций. Она обвила руки вокруг талии женщины и поцеловала ее в щеку.
-Не за что.
-Как это «не за что», ты не считаешь, что моя честь есть нечто ценное? –В шутливом гневе спросила Камилла.
Марина улыбнулась в ответ и вопросительно посмотрела на нее.
-Что ты здесь делаешь?
-Пришла поблагодарить тебя и сменить повязку, -Подмигивая, ответила Камилла.
-А-а.
-Раздевайся! –Скомандовала хирург. Брови Марины взлетели вверх. –В смысле, снимай майку. – Камилла встала с кровати и поставила стул к столу, на котором стоял таз с водой. –И садись сюда.
Марина , сжав зубы, стянула майку и села на стул.
Камилла осторожно сняла пропитавшиеся потом и пылью бинты. Она окунула полотенце в прохладную воду, отжала его и коснулась спины Марины. Женщина вздрогнула и напряглась. Камилла медленно протирала мягкой тканью ее кожу. Аккуратно, стараясь не задеть края раны, она переместилась на грудь, стоя у Марины за спиной. Марина пыталась сдержать крупную дрожь, бившую ее тело. Прикосновение рук Камиллы, ее близость сводили Власову с ума. Нарочито медленные движения доводили до исступления. Она вцепилась пальцами в стул так, что побелели костяшки. Камилла нагнулась и поцеловала ее в плечо. Марину как огнем ожгло. Она вырвала полотенце из рук Камиллы и со всплеском швырнула его в таз. Притянув женщину за руку, она усадила ее к себе на колени. С глухим стоном она впилась глубоким поцелуем в губы Камиллы. Ее руки блуждали по спине женщины, забираясь под футболку. Камилла откинула голову назад, подставляя шею под поцелуи Власовой.
Марина попыталась снять футболку с Камиллы и задела локтем таз. Как в замедленном кино, они наблюдали ,как таз качнулся на краю стола и, расплескивая воду, с оглушающим звоном упал на деревянный пол. Мгновение они вместе смотрели на него и вдруг, без всякого предупреждения, покрывало откинулось, и в закуток просунулась голова солдата.
-Капитан Власова, у вас все норм…- Глаза парня полезли на лоб, когда он увидел открывшуюся перед ним картину. Камилла все еще сидела верхом на коленях обнаженной по пояс Власовой и обнимала ее за шею, а руки Марины замерли под футболкой Камиллы где-то в районе подмышек.
-У нас все нормально, -Прошипела Власова, испепеляя парня взглядом.
-А-а… угу… -Парень залился краской и скрылся за шторой.
Марина уткнулась головой в плечо Камиллы, содрогаясь от беззвучного смеха.
-Я лучше пойду, - Сквозь смех проговорила Камилла, потрепав Власову по волосам. –А то здесь сейчас весь отряд соберется подслушивать.
-Да уж.
Камилла взяла бинт и ловко начала перевязывать грудную клетку Власовой, отмечая, что смущение ее исчезло, напротив, теперь Марина горящими глазами наблюдала за ней.
Закончив перевязку, Камилла чмокнула Власову в нос и выскочила вон из закутка прежде, чем она опомнилась.

***

Весь следующий день Марина тщетно пыталась найти снайпера до темноты. Ночью сон к ней не шел. Она ворочалась в постели, ломая голову, где на этот раз залег снайпер. Ведь он же должен был где-то залечь. Ближе к утру, в процессе рассматривания своего отражения в осколке зеркала, висящего на стене, на Власову снизошло озарение. Если она не может найти его, пусть он обнаружит ее! С этой мыслью она сняла зеркало с гвоздя и со всего маху бросила его об пол. Со звоном кусок стекла разлетелся на осколки. В этот момент рассветное солнце пробилось сквозь небольшое зарешеченное окно спортзала и заплясало веселыми зайчиками на потолке. Марина довольно сощурилась и улыбнулась, выбирая осколок поровнее.

***

Когда полуденное солнце высоко поднялось в небе, Власова уже слилась с выгоревшей травой на своей точке наблюдения. Прицел винтовки был закрыт, чтобы не блестел. Марина напрягала зрение, вглядываясь в остатки архитектуры на холме. В метре от нее на палке , воткнутой в землю, был привязан осколок зеркала, отчаянно бликовавший в сторону поселка. Власова надеялась, что снайпер попадется на эту приманку. Главное, сразу понять, откуда выстрел.
Пока Власова додумывала эту мысль, раздался хлопок и зеркало с лязгом лопнув по середине, осыпалось на землю. Марина тут же вскинула винтовку и прицелилась. В старом здании чуть слева от нее в окне маячила фигура. Снайпер не таился, думая, наверное, что уж во второй раз его пуля все-таки достигла Власову. Ан нет! Марина поймала его лоб в мишень на прицеле. На мгновение на лице мужчины отразилось удивление. Он заметил вспышку света, но было уже поздно. Власова надавила на курок почти с физическим удовольствием, и пуля пробила голову стрелка, так и оставив на его лице недоумение. Власова для верности проследила в прицел его свободное падение и зачехлила винтовку.

***

-Вот, -выдохнула Власова , входя в комнату к Каверину. –Я его достала. –Уточнила она, прислоняя к столу майора оружие вахабитского стрелка. Ее ликование уже поутихло, на лице замерло обычное спокойное и уверенное выражение.
Каверин посмотрел на нее, удивленно подняв брови, и перевел взгляд на винтовку у стола.
-Проверили?
-Да, -Кивнула она, опуская глаза.
-Отличная работа, капитан, отдыхайте теперь, вы заслужили. –Удовлетворенно произнес майор, пожимая руку Марине.

***

Камилла сидела в ординаторской и смотрела в окно, прислушиваясь к отдаленным звукам перестрелки в горах. Выдалось редкое спокойное ночное дежурство и хирург погрузилась в свои мысли, наблюдая за пляской светлячков на улице.
Она прикрыла глаза и вдруг вздрогнула от прикосновения чьей-то руки к своему плечу. Она резко обернулась. Рядом стояла улыбающаяся Марина.
-Ты… так тихо вошла, -Произнесла Камилла, отходя от испуга.
-Я старалась, -еще лучезарнее улыбнулась Власова, присаживаясь на корточки рядом с креслом Камиллы.
-Ты пришла закончить начатое? –Озорно улыбнулась Камилла, приближая свое лицо к Власовой.
-Так точно, -промурлыкала она, нежно целуя в губы женщину.
-Я так и подумала, -не прерывая поцелуя, прошептала Камилла.
Марина заключила Камиллу в сильные объятия и почти на руках перетащила ее на кушетку. Она послушно откинулась на мягкую, застеленную пестрым покрывалом софу, наблюдая, как возвышающаяся над ней Власова с остервенением срывает с себя одежду. Хирург в восхищении следила за тем, как Марина быстро обнажает свое потрясающее тело. Камилла закусила губу, на ее висках выступили капельки пота. Закончив разоблачение, Власова нависла над женщиной, дико глядя ей в глаза. Ее мозг, захлебнувшись в гормонах, отказывался отвечать за речевые центры, поэтому из груди Власовой вырвался нечленораздельный рык. Откровенно распутно улыбаясь, Камилла с интересом смотрела за тем, как Марина меняется на глазах. Женщина с сумасшедшим видом пыталась справиться непослушными пальцами с пуговицей и молнией на джинсах Камиллы. Не выдержав, Камилла со смехом отвела руки Власовой и сама расстегнула коварную застежку.

***

-Ну какого рожна еще надо? – Недовольно проворчала Власова во сне, крепче прижимая к себе посапывающую у нее на груди Камиллу.
Раздался повторный требовательный стук в дверь. Слава богу, они вчера сообразили ее закрыть, иначе стучавший сильно сконфузился бы, увидев, что творится в ординаторской. Подушки с кушетки безжалостно скинуты на пол, застеленный покрывалом все с той же кушетки, а на нем раскинулись, сплетясь вместе, два обнаженных женских тела, едва прикрытых одеждой, снятой с себя же.
-Камилла Шаловна, там вас спрашивают. Говорят, срочно. –Басовитый голос окончательно развеял сон у обеих женщин. Камилла сонно потянулась и поцеловала в плечо Власову.
-Нана, скажите, чтобы подождали минуту, -Крикнула она.
-Как спалось, красавица? –Не открывая глаз пробормотала Марина на ухо Камилле.
-Восхитительно! – Камилла улыбнулась и накрыла рукой грудь женщины. Она потянулась губами к Марине, и та, лениво урча, ответила ей поцелуем.
-Камилла Шаловна, там какой-то Васютин спрашивает, не видели ли вы капитана Власову, -раздался все тот же мощный бас Наны из-за двери.
Женщины встрепенулись. Марина, осторожно высвободившись из-под Камиллы, вскочила с пола и стала собирать разбросанную по всей комнате одежду.
-Черт, что там еще случилось? –Натягивая свитер , пробурчала Марина.
Камилла лежала, подперев голову рукой, и смотрела на нее.
-Мне пора, -Власова нагнулась и поцеловала Камиллу в губы.
-Не пропадай.
Марина улыбнулась в ответ и выскочила за дверь, чуть не столкнувшись с медсестрой, обиженно дернувшей усиками над пухлой верхней губой, когда Марина попросила ее пять минут не входить в комнату.

***

-Капитан Власова, где вас носит? Еще ночью был звонок. Вас срочно… Повторяю –срочно вызывают в расположение вашей части. –Майор Каверин пытался не повышать голос. –Машина готова. Можете идти.
Власова молча кивнула и развернулась к двери. Она давно думала об этом. Что же будет с ней и с Камиллой, когда придется уехать? Но… ничего не поделаешь. Война есть война.
Она быстро собрала вещи и подозвала к себе солдата. За эти дни здесь она практически не общалась ни с кем, только по делу. Сейчас у нее появилась личная просьба и она не знала, как начать.
-Коль, понимаешь… мне тут нужно… ты же заступаешь только вечером… так что, ты мог бы…
Николай, ухмыляясь смотрел на Власову. «Железная леди» краснела как девчонка.
-Ну, в общем… ты не мог бы съездить в госпиталь. Там найди доктора Разумбетову, и скажи ей, что меня срочно отозвали и…
С улицы раздался протяжный нетерпеливый гудок автомобильного клаксона.
-…я напишу ей! – быстро договорила она, оглядываясь на звук. –Сделаешь?
-Сделаю. –Кивнул парень.
-Спасибо, -Уже выбегая из двери, крикнула Власова.

***

-Вы что-то хотели, молодой человек? –сверкнула глазами Нана, обращаясь к пареньку, только что вошедшему в дверь и озиравшемуся по сторонам.
-Мне нужно увидеть доктора Разумбетову, - Отчеканил он, сторонясь от мощного бюста медсестры, напиравшего на него.
-Она на операции.
-Но мне нужно только…
-Я же сказала вам, она занята, -нахмурилась Нана. –Вы можете подождать, но учтите, операция может продлиться несколько часов…. Или скажите мне, что вам нужно, я ей передам. – Участливо улыбнулась она.
Парень смущенно потупился.
-Меня послала капитан Власова, ей пришлось срочно уехать, она сказала, что напишет Разумбетовой. –выпалил он, теряясь под пристальным взглядом черных глаз медсестры.
-Хорошо. Я передам.
-Спасибо… До свидания… - Парень попятился к двери.
-До свидания…до свидания… буду ждать, -Пропела Нана, обнажая в широкой улыбке золотые передние зубы.

***

Камилла вошла в ординаторскую и, мечтательно улыбнувшись, посмотрела на софу. Она нажала на кнопку электрического чайника и устроилась в ожидании кипятка в кресле.
-Камилла Шаловна, тут к вам солдатик какой-то приходил, не назвался. Передавал что-то, да я закрутилась и забыла. Вроде, сказал, что напишет. – Шумно дыша, ворвалась в комнату Нана.
У Камиллы не было сил удивиться.
-Ну пусть пишет… -Проговорила она, наливая чай.

***

-Я вас слушаю, -Майор Каверин приветливо улыбнулся женщине.
-Подскажите мне, как я могу найти капитана Власову. –Камилла посмотрела красными опухшими глазами на майора, стараясь, чтобы голос не дрожал.
-Зачем она вам? –Перешел на официальный тон Каверин.
-Она три дня не появлялась в госпитале, -Камилла опустила голову. –Я должна наблюдать ее рану…перевязки, -Женщина замолчала.
-Видите ли, Власова вернулась в свою часть. Я думаю, там найдется врач, который сможет позаботиться о ее здоровье. –Мягко объяснил майор, глядя на обаятельную женщину.
-Уехала, значит. –Как будто себе сказала Камилла. –Ясно, спасибо. –Вставая, поблагодарила она майора.

***

-Как это взорвали? –Сорвалась на истеричный крик Власова. –Вы что издеваетесь? Вы проверили?
-Проверили, капитан, -Глаза солдата испуганно расширились, следя за женщиной, метавшейся по комнате, как львица в клетке.
-Кто-нибудь уцелел? –Затаив дыхание, спросила Власова.
-Госпиталь эвакуировали, блок-пост снят. – Отрапортовал солдат. –Об уцелевших ничего не известно.
Власова задумалась на секунду.
-Свободен. –Рявкнула она, резко развернувшись к парню.
-Камилла…Камилла… где же ты теперь? –Проговорила она, когда за парнем закрылась дверь. По ее щеке катилась слеза.

***

Опять та же дорога, те же горы. Но от той спокойной уверенности нет и следа. На этот раз Власова сама сидела за рулем и гнала машину со страшной скоростью по ухабам, каждую минуту рискуя жизнью.
Показались знакомые здания, впереди замаячила водонапорная башня, показалась колокольня, блеснуло озеро. Сердце Власовой тяжело билось, отдаваясь в горле. Машина резко затормозила. Перед глазами Марины раскинулось пепелище. На месте госпиталя высились почерневшие развалины.
Власова прислушалась. Вокруг стояла звенящая тишина, нарушаемая редким граем ворон. Она посмотрела на небо. Солнце продолжало невозмутимо светить, подсушивая блестевшие в его лучах слезы на щеках женщины.

***

-Скорее, скорее, как же так-то, что ж с нами будет-то? –Тревожно кудахтала Нана, помогая Камилле укладывать оборудование и медикаменты. С блок-поста объявили тревогу. Началась срочная эвакуация.
Совсем рядом слышались взрывы, от которых сотрясалось все вокруг, то и дело трещали автоматные очереди.
-Машины готовы! –С улицы крикнул санитар.
-Нана, помогите мне перенести его –Камилла положила себе на плечо руку мужчины с перевязанными глазами.
Раздался оглушительный грохот и на глазах Камиллы по потолку змеей поползла толстая трещина.

***

Год спустя…
Пригородная электричка мирно катилась сквозь темноту. Редкие фонари высвечивали белизну снега вдоль железнодорожной полосы.
Власова сидела в вагоне, прислонив голову к окну , и вслушивалась в мерное постукивание колес по рельсам.
Вдалеке показалась освещенная станция. Власова встала, закинула за плечи рюкзак и пошла в тамбур, придерживаясь за спинки сидений. Поезд остановился, раздался скрежет и одна створка раздвижных дверей нехотя отползла в сторону. Власова протиснулась сквозь проем и ее тут же обдало ледяным морозным воздухом. Она поежилась, подняла повыше воротник куртки и решительно зашагала прочь от станции, скрипя снегом под ногами.

***

Женщина остановилась перед добротным деревянным домом. На первом этаже слабо мерцал голубоватый свет. Дверь была не заперта. Власова вошла и поискала глазами веник. Он оказался все на том же месте: В углу возле дверного косяка. Машинально она смела с ботинок рыхлый снег и скинула рюкзак. Глубоко вдохнув, она почувствовала знакомый и родной запах: под потолком, как и прежде, сушились березовые веники. Женщина улыбнулась и дернула за ручку двери, ведущей в основную часть дома.
В большой комнате работал телевизор. Звук был приглушен и слышался солидный мужской храп. Власова сделала нерешительный шаг вперед. На кресле перед телевизором спал пожилой мужчина, опустив голову на грудь.
Марина присела перед ним на корточки и внимательно всмотрелась в его лицо. За несколько лет, что она не видела его, у него появились новые морщины, глубокая продольная складка залегла между бровей. Голова стала совсем белая.
Марина нежно коснулась руки мужчины.
-Папа… -Тихо позвала она. –Папа…
Веки мужчины тяжело приподнялись, и он рассеянно посмотрел на Власову, сонно моргая.
-Маришка? –Хрипло спросил он, не веря своим глазам.
-Это я, папа. –Таким же хриплым, но на пару октав выше, голосом ответила она. –Я дома…

***

Еще пол года спустя…
-И ты серьезно думаешь этим заниматься, дочь? –Спросил мужчина, удивленно глядя на Власову.
-Да, и я надеюсь, ты мне поможешь…или хотя бы не будешь мешать. –Решительно заявила она.
-Но у нас нет хороших лошадей, чтобы разводить их. Не Апрельку же ты собираешься покрыть Орликом…А потом, где ты возьмешь деньги, чтобы поставить дело?
-Найду , -Упрямо сжала губы Марина. –Степан Филиппович обещал помочь. Он много знает об этом, к тому же собирается войти в долю.
-Ну, дай-то бог… - С сомнением проговорил Вадим Кириллович, запуская пальцы в седые волосы.

***

Еще пол года спустя…
Ноябрьская холодная луна одиноко парила в небе. Промерзшие деревья грустно трещали на морозе.
-Марина! – Полурадостный полувзволнованный голос разорвал кристальную тишину ночи. –Марина!!!
Женщина вздрогнула на кровати и села, протирая глаза. Снизу раздался скрип входной двери и приближающийся топот ног. Власова соскочила с кровати и едва успела натянуть на голое тело джинсы и свитер, как дверь в ее комнату распахнулась, с грохотом ударившись о стену. В глаза брызнул яркий свет фонаря.
-В чем дело? – Спешно обуваясь, спросила Марина мужчину, стоявшего на пороге.
-Ласка рожает… -Выдохнул он, утягивая за собой женщину.

***

-Тихо, тихо, девочка… ты умница, -Приговаривала Марина, гладя вспотевшую лошадь по гладкому лбу. –Филипыч, жеребенок здоров? -Спросила она мужчину, осторожно обтиравшего новорожденного.
-Здоров, а куда ж ему деться? –Довольно кряхтя, ответил Филипыч. –Наш первенец! –Гордо проговорил он.
Марина кивнула, улыбаясь, и посмотрела на жеребенка. Ласка была первой племенной кобылой, купленной Власовой. И вот, после целой ночи мучительных родов на свет появился долгожданный приплод. Ласка разрешилась без осложнений и теперь, лежа на боку, устало пыталась дотянуться головой до детеныша. Власова потрепала малыша между ушей и встала, со стоном разгибая затекшие колени.
-Настоящий красавец! – Удовлетворенно проговорила она, глядя, как только что родившийся жеребенок уже пытается подняться на хрупкие ножки.

***

Еще три года спустя…
-Филипыч, посмотришь за моими лошадками? –Марина улыбнулась пожилому мужчине, захлопывая дверь машины.
-Присмотрю, куда ж я денусь? –Старик хитро прищурился. –Опять в Москву кутить?
-Да, через неделю вернусь, как раз к ярмарке. Не давай отцу ничего делать. Все лекарства, которые ему нужно принимать лежат знаешь где. Я все купила, до моего приезда хватит. –Женщина выставила локоть в открытое окно и снизу вверх смотрела на Филипыча. –Завтра к Булату должен врач прийти, ты там проконтролируй. И жеребенку Марты я начала сено давать, а Красотка…
-Все сделаю, не переживай. Поезжай спокойно. –Заверил Филипыч.
-Каждый раз волнуюсь, когда их оставляю. –Смущенно проговорила Власова.
-Марин, ты там поосторожней, не гони…
-Хорошо, я позвоню. Да, еще, ВОрону пора прививку делать…
-Поезжай уже, а то ты так здесь и останешься, -Смеясь махнул старик рукой на Марину.

***

Москва встретила Марину вечерними огнями и первыми осенними заморозками. Раз в пол года она выбиралась в большой город, чтобы, так сказать, культурно обогатиться. В остальное время она безвылазно сидела на своей ферме и занималась любимыми лошадьми. После войны она долго не могла найти себя. И только поехав к отцу в Сибирь, домой, где у них была ферма и несколько лошадей в подсобном хозяйстве, она поняла, что хочет заниматься разведением этих прекрасных животных. За пять лет она поставила ферму на ноги. Вырастила много породистых животных. Ее ценили и уважали заводчики лошадей, она приобрела известность в этом кругу своим упорством и высококлассностью породы своих питомцев. Но иногда душа просила перемены обстановки, и она ехала в Москву, чтобы развеяться. Обязательно на машине. Скорость и ветер возбуждали ее, она любила дорогу. На долго она никогда не задерживалась, она скучала по своим любимцам. Как и всегда, Марина планировала свой приезд так, чтобы попасть на концерт своей любимой певицы. Небольшой уютный клуб, неяркий свет, клубящийся в табачном дыму, сильный женский, только женский, вокал, харизматичная исполнительница и кофе с коньяком. Что еще нужно для того, чтобы вечер удался? Только теплая компания. Но в последнее время Власова совсем замкнулась в себе. Стала волчицей-одиночкой. После войны в ее жизни так и не появилось другой женщины. Были мимолетные вспышки желания, которые с удовлетворением угасали, и не больше. С сексом проблем никогда не возникало. Ее внешность как магнитом тянула к ней женщин.
Вот и сейчас Власова смотрела на девушку, отчаянно посылавшую ей знаки внимания, как на племенную лошадь, оценивая ее стать и телосложение, как на ярмарке скакуна. Сердце ее не екало.
До концерта оставалось меньше часа и девушке ничего не светило.

***

Сурганова была как всегда великолепна. Марина заворожено слушала ее сильный красивый голос, следила за ее эмоциональными передвижениями по сцене и наслаждалась потрясающей музыкой ее оркестра. Слова песен бередили душу, и после концерта Марина обычно испытывала щемящую грусть, от которой становилось и больно, и радостно одновременно.
Власова вошла в гардероб. Ее глаза рассеянно следили за разномастной толпой женщин, на перегонки стремящихся получить свою одежду. Она сфокусировалась на хрупкой фигурке. Женщина накинула куртку на одно плечо, пытаясь рукой попасть в ускользающий рукав. Не успев подумать, Марина подошла к ней со спины и галантно помогла одеться. Из кармана женщины выпала перчатка. Власова подняла ее и протянула женщине. Женщина полуобернулась и взяла перчатку.
-Вам нужно держать руки в тепле, на улице по ночам сейчас очень холодно, -Сказала она, глядя на шершавые и потрескавшиеся, как всегда, руки Власовой, не знавших перчаток.
Марина остолбенела с открытым ртом. Этот голос и… Женщина подняла голову. Власова перестала дышать, забыв про все на свете. На нее из под длинных ресниц удивленно смотрели огромные черные глаза. Тот же нос с горбинкой, та же ямочка на подбородке, только вокруг губ появились грустные складки.
-Живая… -Хрипло проговорила Марина. –Милая моя, ты жива, девочка моя!... –Власова рыдала судорожно обнимая женщину, не дав ей опомниться.
Камилла позволила заключить себя в объятия. Через мгновение, отстранившись, она хмуро посмотрела в полные слез Маринины глаза. Сколько времени она приучала себя к мысли, что эти глаза больше не будут с любовью смотреть на нее, этой женщины не будет рядом, и она больше не почувствует ее властное объятие на своей талии. И вот…
Марина испуганно смотрела на каменное выражение на лице Камиллы, но не отпускала ее. «Что это значит? Она не рада? Она не одна? Как же это?...»
Марина даже не пыталась скрыть боль, которая жгла ее изнутри от этих мыслей. Камилла легко читала на ее лице все эти переживания. Черты лица Камиллы смягчились, и она одарила Власову белозубой радостной улыбкой.
-Теперь жива, -Ответила она, целуя Марину в ладонь и прижимая ее к своей щеке.

***

-Ты видел этих ненормальных? –Широкоплечий охранник с бейджиком «Стас» спросил гардеробщика.
-Ага, целовались-обнимались у меня под носом почти час, чертовы лесбиянки. –Ответил быкоподобного вида мужчина, стоящий за стойкой. –Мужиков, что ли, мало? И чего им в жизни не хватает?
-Наверное друг друга… -Глубокомысленно заметил Стас.

КОНЕЦ.

+4

2

Рассказ в общем -то понравился, но ... Странно даже , кто ищет - найдет! А здесь -5 лет под хвост, даже не искала , поверила, смирилась.Слаба девочка, слаба! Впечатление, что не докручено по сюжету. http://s3.uploads.ru/fZH4R.gif

+1

3

Виконтесса
По автору получается доверилась судьбе.

+1

4

Ramina написал(а):

Виконтесса
По автору получается доверилась судьбе.

Понимаю, всякое бывает. Бывает,  что и не вывезет судьба ,все в наших руках. Просто грустно. Но хороший финал - наше всё, иначе было бы для меня горькое послевкусие. А так -хорошо, что все хорошо.)

+1

5

Война - войной, а для любви всегда найдется время...
И кровь пролитая, не ляжет тяжким бременем на плечи.
Кто говорит, что не взойдет на поле брани семя,
Тот не любил. И не был долгом пред судьбой увековечен...

+1

6

невидимая красная нить никогда не рвется...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Рассказы и повести » Теплые руки Автор: Яра