Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Фанфики » Сила, уверенность и яблочный сидр. 1 часть (фанфик SwanQueen)


Сила, уверенность и яблочный сидр. 1 часть (фанфик SwanQueen)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://evaforeva.ru/wp-content/uploads/sidr.jpg
Фанфик по сериалу  «Однажды в сказке»
Автор: Наташа Штольц
Глава 1. Знакомство

Они сидели напротив друг друга в полумраке комнаты. В камине потрескивал огонь, на журнальном столике стояла початая бутылка яблочного сидра и два стакана: один еще пустой, другой — уже пустой. Белокурая девушка, сидевшая в кресле, потянулась к бутылке и налила себе еще одну порцию.

- Не пейте слишком много. Он крепче, чем кажется, — предостерегла ее вторая женщина, расположившаяся на диване. Ее карие глаза поблескивали в полумраке, отражая на себе искорки каминного пламени. Особо яркие всполохи отсвечивали на ее темно-каштановых волосах, придавая ей вид не то волшебный, не то сказочный.

- Я нет, я уже все… — пробормотала блондинка и, сделав еще один глоток, прикрыла глаза от удовольствия. — Знаете, я так устала… и замерзла, — доверчиво призналась она сидящей напротив нее шатенке.

Регина, так звали шатенку, вежливо улыбнулась и отодвинула бутылку на другой край стола, подальше от блондинки. Было заметно, что вежливость дается ей с большим трудом и ей не терпится избавиться от неприятной компании, хоть они и познакомились всего десять минут назад. Белокурая девушка, Эмма Свон, оказалась родной матерью Генри — приемного сына Регины Миллс. Он разыскал ее и привел в дом, поставив Регину перед весьма неприятным фактом. Однако, Эмма, похоже, не чувствовала напряженность момента и продолжала расслабленно допивать сидр из своего стакана.

- Как Генри нашел меня? — спросила она, поставив стакан на подлокотник кресла.

- Хотелось бы мне знать, — холодно отозвалась женщина и обернулась на шум в холле. — Прошу прощения, — она встала с дивана и вышла из комнаты.

Пользуясь случаем, блондинка перегнулась через стол, взяла бутылку и налила себе третий стакан. Заслышав приближающиеся шаги, она залпом выпила сидр и закашлялась.

Регина, вернувшись в комнату, с подозрением уставилась на Эмму.

- Мисс Свон…

- Я согласна, — кивнула девушка и откинулась на спинку кресла. По всему телу приятно разливалась усталость, и веки сами собой начали слипаться.

- На что?

- Остаться на ночь. Вы ведь это хотели предложить?

Миллс сердито поджала губы и глубоко вздохнула, пытаясь сдержать свое раздражение.

- Нет, не это, — медленно проговорила она. — Думаю, Вам уже пора уходить.

- Хмм… — Свон вскинула на нее недовольный взгляд. — Не очень-то Вы любезны.

Она встала с кресла, намереваясь гордо покинуть помещение, но комната внезапно покачнулась и девушка ухватилась рукой за то, что было ближе всего — за плечо Регины.

Крепко сжав ее плечо, блондинка заглянула ей в глаза и виновато улыбнулась. Миллс невольно улыбнулась в ответ. Было в Эмме что-то притягательное… Хрустально-серые добрые глаза, чуткие правильные черты лица, стройная подтянутая фигура… От нее веяло невероятной силой, спокойной уверенностью и яблочным сидром.

- Ммм… — протянула девушка, задумчиво глядя на Регину.

Словно очнувшись от наваждения, шатенка сбросила руку Эммы со своего плеча и молча указала ей на дверь.

- Вы очень красивая женщина, — закончила свою мысль Свон.

- Мисс Свон, вы переходите всякие границы! — ледяным тоном сообщила ей Регина.

- Кто? Я? Неет, — блондинка помотала головой. — Я — нет. Никогда.

Она отвернулась и зашагала к выходу. Регина Миллс, потирая свое плечо, озадаченно смотрела ей вслед.

***
Повернув ключ зажигания, Эмма посмотрела в зеркало заднего вида, а затем вперед.

- Что за чертовщина? — девушка прищурила глаза, глядя вверх. На ночном небе, усыпанном яркими звездами, отчетливо виднелись две луны, причем одна из них была подернута красной дымкой. Создавалось впечатление, будто у неба появились два глаза, один из которых заплыл кровью. Свон нахмурилась и тряхнула головой. — Наверное, последний стакан был лишним.

Плавно нажав на газ и постепенно ускоряясь, блондинка выехала с обочины. Внезапно, прямо перед лобовым стеклом мелькнуло что-то похожее на оленьи рога. Девушка с силой вывернула руль, но столкновения избежать не удалось. Резким толчком Эмму отбросило сначала назад, затем вперед — на руль. Раздался длинный пронзительный гудок.

- Проклятье… — простонала блондинка, чувствуя как темнота стремительно пробирается в ее угасающее сознание.

Отредактировано Оника (25.02.15 01:52:57)

0

2

Глава 2. Утро

- Ммм… — Эмма повернула голову на бок и с трудом приоткрыла глаза. — Ооо… — простонала она, зажмурившись от яркого света.

Адская боль словно раскалывала ее голову на две части. В горле першило и жутко хотелось пить. Приоткрыв глаза, Свон обнаружила, что голова ее покоится на подушке с сиреневыми цветочками. От наволочки пахло свежестью альпийских лугов и весной. Вообще-то, Эмма никогда не бывала в Альпах, но была уверена, что луга пахнут именно так.

Наволочки Эммы никогда в жизни так не благоухали, да и сиреневые цветочки она не любила. Девушка резко села в постели и тут же схватилась за голову, чувствуя как новый спазм пронзает ее насквозь. Когда боль отступила, блондинка осторожно повернулась и обнаружила, что находится в совершенно незнакомой комнате.

- Меня похитили! — пронеслась первая мысль в ее голове, но тут же растаяла, сменившись обрывочными воспоминаниями вчерашнего вечера. — Генри, сидр, Регина… олень! Надеюсь, он жив, — Эмма поморщилась, чувствуя острый укол совести.

Спустив ноги с постели, она обнаружила стакан воды у изголовья кровати и круглую белую таблетку, лежащую рядом. Свон довольно улыбнулась, тут же проглотила таблетку и запила ее водой.

Встав с постели и сладко потянувшись, она надела джинсы и решила, что было бы неплохо быстренько размяться, а потом со свежими силами пойти спасать оленя. Хотя, его наверняка уже спасли. Девушка легла на пол и, опираясь на руки, отжалась один раз. Резкая головная боль тут же выстрелила прямо в висок и блондинка со стоном опустилась на пол.

В этот момент в комнату постучались и дверь распахнулась. Свон даже перестала стонать, увидев прямо перед своими глазами изящные черные туфли, надетые на красивые стройные ноги. Блондинка непроизвольно сглотнула, поднимаясь взглядом по фигуре Регины, снизу вверх.

- Мисс Свон, — строго обратилась к ней шатенка, — зачем Вы разлеглись на полу? Сейчас же вставайте!

Эмма послушно встала, сначала на колени, потом во весь рост.

- Я… Мм… Отжималась, — ответила она, отряхивая джинсы от несуществующих пылинок.

Миллс перевела взгляд на сильные руки девушки, с неудовольствием отметив про себя, что та была в прекрасной физической форме.

- Спускайтесь вниз, там Вас ожидает шериф.

- Зачем? — удивилась блондинка.

- Он выпишет Вам штраф за вождение в нетрезвом виде, — Регина на секунду замолчала и внимательно всмотрелась в глаза девушки. — Вы ведь помните вчерашнюю аварию?

- Но… Я здесь не при чем! — запротестовала Свон. — Там был олень, он выскочил прямо на меня! Я не успела увернуться!

- Олень? — Регина с сомнением оглядела девушку. — Сколько яблочного сидра Вы вчера выпили?

- Клянусь, там был олень!

- Мисс Свон…

- С такими огромными…

Миллс склонила голову, укоризненно глядя на девушку.

- …рогами, — уже почти шепотом закончила блондинка.

- Мисс Свон, Вы не успели проехать и двух метров, как врезались в мою яблоню, — строго проговорила шатенка.

- Что? — Эмма неверяще тряхнула головой и в два широких шага оказалась возле окна.

Она с изумлением уставилась на место вчерашней аварии: ее маленький желто-канареечный «жук» стоял возле покосившейся яблони, а на лобовом стекле лежала сломанная извилистая ветвь, столь удивительно напоминающая оленьи рога.

- Хмм… — Свон смутилась и быстрым движением задернула занавеску. — Значит, две луны мне тоже привиделись?

Регина, стоявшая до сего момента спокойная и сдержанная, неожиданно вздрогнула. По ее лицу пробежала тень беспокойства.

- Да, — дрогнувшим голосом подтвердила она и поспешила выйти из комнаты.

Эмма, не заметившая эту тревожную перемену в хозяйке дома, обиженно вздохнула и поплелась вслед за ней.

0

3

Глава 3. Книга

- Еще раз доброе утро, мадам мэр, — улыбнулся молодой мужчина, стоящий в дверях. На его поясе сверкнул значок шерифа.

- Мэр? — блондинка удивленно уставилась на Регину, но та не сочла нужным что-либо объяснять.

- Доброе утро, шериф Грэм, — ответила ему мадам мэр.

Когда они спустились, шериф протянул Эмме бланк квитанции.

- И Вам доброе утро, мисс Свон.

- О, я в этом не уверена… — недовольно отозвалась та, глядя на кругленькую сумму штрафа в квитанции.

Шериф усмехнулся и провел рукой по трехдневной щетине, странным образом делавшей его лицо еще привлекательней.

- Мисс Миллс, есть одно срочное дело, которое мне нужно с Вами обсудить… — шериф по-свойски взял Регину под руку, чем вызвал еще один приступ неудовольствия у стоящей рядом блондинки.

Шериф и мэр направились к дверям кухни, как вдруг странная мысль пронзила голову мисс Свон.

- Постойте-ка… Я кое-что вспомнила! — воскликнула девушка.

- Надеюсь, это не продолжение истории с оленем? — раздраженно поинтересовалась Регина, оборачиваясь.

- Джинсы! — громко произнесла Эмма и ей самой стало неловко от того, как странно это прозвучало в тишине огромной комнаты.

Казалось, сейчас эхо подхватит ее слова и разнесет по всему дому. Но эхо молчало.

Мэр и шериф продолжали непонимающе смотреть на нее.

- Я точно помню, что когда я врезалась в… яблоню, на мне были мои джинсы. Когда же я очнулась сегодня утром, джинс на мне уже не было, — Эмма медленно подступала к Регине, пристально глядя ей в глаза. — Это Вы с меня их сняли?

Грэм удивленно вскинул брови и отвернулся, делая вид, что усмотрел нечто интересное на обоях в гостиной. Ему было неловко присутствовать при сцене, где кто-то обвинял его непосредственное начальство в таинственном исчезновении штанов.

Мэр опешила, не найдясь, что сказать. Но пару секунд спустя ее привычное самообладание к ней вернулось.

- Не понимаю, чем Вы недовольны, — сдержанно проговорила она. — Разве Вам плохо спалось?

- Н-нет, — неуверенно ответила блондинка, вообще не помня ночи, а уж тем более как ей спалось.

- Тогда Вам следует сказать мне «спасибо» за то, что я позаботилась о Вашем комфорте, — отчитала ее Регина.

- Спасибо, — тихо проговорила блондинка, чувствуя себя очень глупо.

- Эмма! — вдруг раздался голос Генри с верхнего этажа. Мальчик, перегнувшись через перила лестницы, смотрел на девушку.

- Генри! — Миллс погрозила ему пальцем. — Не перегибайся через перила, не то упадешь… и будут тебе олени с джинсами мерещиться, — тихо добавила она, насмешливо улыбаясь.

Свон округлила глаза, поняв, что камень был в ее огород. Не зная, то ли краснеть ей, то ли возмущаться, она напряженно смотрела на усмехающуюся шатенку. Регина вызывающе изогнула правую бровь, готовая с должным высокомерием встретить любую реакцию девушки. Но та лишь продолжала молчать, сверля ее злым взглядом.

Перескакивая через ступеньку, Генри сбежал по лестнице и подошел к своей новоявленной родной маме. Ухватив девушку за руку, он потянул ее в сторону. Эмма сделала пару шагов и остановилась.

- Останься в городе, — умоляюще прошептал Генри. — Всего на пару дней!

Эмма кивнула в сторону в Регины.

- А твоя мама не будет против? — Свон украдкой взглянула на хозяйку дома и встретила подозрительный взгляд, внимательно следящий за их разговором с Генри.

- Будет, — ответил мальчик. — Но ты все равно останься. Всего на два дня! Пожалуйста… — просяще протянул он.

Блондинка вздохнула. Она не знала, как следует вести себя со своим сыном, учитывая то, что официально у него есть другая мама. Отказать было бы грубо, согласиться — неуместно.

- Возьми вот это, — прервал ее размышления Генри и сунул ей в руки большую потрепанную книгу.

Свон повертела ее в руках.

- Сказки? Зачем? — удивилась она.

- Просто прочти ее. Я больше ни о чем не попрошу, честно. Просто останься на пару дней и прочти ее.

- Ладно… — промолвила Эмма с сомнением в голосе. Возможно, жизнь со строгой мачехой сделали Генри слегка… странным. Но в этом, отчасти, была вина и самой Свон, десять лет назад отдавшей новорожденного мальчика на усыновление. Она прикинула, что два дня — это не так уж и много, и решила остаться.

Генри тепло улыбнулся, окончательно растрогав и расстроив девушку. Она неловко похлопала его по плечу и решила, что самое время покинуть дом строгой, но очаровательной мадам мэр, продолжавшей на нее подозрительно коситься.

0

4

Глава 4. Собрание

Лежа в кровати гостиничного номера, Эмма листала книжку. Сказочные персонажи мелькали перед ее взором один за другим. Особенно ей нравилась история про Белоснежку и Прекрасного Принца. Девушка откинулась на подушки, и мечтательно прикрыла глаза.

- Вот бы сейчас уснуть и проснуться от поцелуя какого-нибудь прекрасного принца, — думала она, незаметно для себя погружаясь в сладкие объятья Морфея.

Ей снился сказочный лес, полный причудливых обитателей. Они что-то по очереди нашептывали ей, но она почему-то не могла расслышать их голоса. И у всех у них был тревожный вид, будто они чего-то боялись, ожидая беды с минуты на минуту.

Свон проснулась от громкого стука в дверь. Все еще не отойдя ото сна, она испуганно уставилась в дверной проем. Стук раздался еще раз.

Девушка поспешно встала и осторожно подошла к двери.

- Кто? — спросила она, не открывая замок.

- Это я, Руби. Внучка владелицы гостиницы, — послышался приглушенный голос из-за двери. — Простите, что беспокою Вас…

Блондинка повернула ключ в замке и распахнула дверь. На пороге стояла красивая высокая девушка с самой милой улыбкой на лице, что Эмме приходилось видеть.

- Простите, что беспокою Вас, — повторила Руби. — Но, кажется, я случайно оставила у Вас в номере шапку, когда прибиралась. Вы ее не видели?

Блондинка обернулась и оглядела комнату.

- Не знаю… А какая она из себя?

- Красная. Вязаная, — Руби шагнула в комнату. — Можно?

- Да, да, — Эмма отступила назад, пропуская девушку в номер.

Высокая девушка осмотрелась беглым взглядом.

- Вот она где! — Руби углядела шапку под столом и наклонилась за ней. Выпрямляясь, девушка заметила раскрытую книгу на кровати. — Вы читаете сказки? — удивилась она.

Эмма пожала плечами.

- Что-то вроде того.

- Эй… А может Вы хотите пойти на собрание? — вдруг предложила высокая девушка. — Можем пойти вместе.

- Какое собрание? — не поняла блондинка, но уже начала натягивать сапоги. Ей хотелось хоть как-то развеяться после долгого сидения в номере в тоскливом одиночестве.

- Все жители Сторибрука там будут, — проговорила Руби и добавила взволнованным голосом: — В городе творится что-то неладное.

- Что именно? — Свон обеспокоенно вгляделась в лицо девушки, но та лишь покачала головой.

- Пойдемте со мной и все узнаете.

В просторной, но душной комнате, в которую вошли девушки, уже собралось по меньшей мере сорок человек. Они о чем-то возбужденно галдели и у Эммы вновь разболелась голова, едва она перешагнула через порог.

- Тихо! — раздался чей-то низкий звучный голос и люди разом послушно замолчали.

На небольшое возвышение, сколоченное из досок, поднялся высокий мужчина атлетического телосложения.

- Это Дэвид Нолан, — прошептала Руби на ухо Эмме и потянула ее за рукав вниз, призывая присесть на рядом стоящие стулья. — Он у нас что-то вроде… смотрителя за порядком.

- Разве шериф Грэм не справляется со своими обязанностями? — удивилась блондинка, разглядывая воинственно настроенного Дэвида Нолана.

- О… — махнула рукой Руби. — Он ведь сторонник Регины.

- А это плохо? — все еще не понимала Эмма.

- Конечно! — девушка склонилась к уху Свон так близко, что шею той обдало горячим взволнованным дыханием. — Мисс Миллс очень плохо управляет нашим городом. И мы хотим отобрать у нее власть. Дэвид был бы куда лучше в роли мэра.

Блондинка задумчиво почесала за ухом. Не сказать, чтобы у нее с Региной завязались дружеские отношения, но Свон задумалась, а не предупредить ли ей мэра о готовящемся перевороте? Она ненавидела попадать в такие ситуации, где ей вроде бы все доверяли, но ей нужно было выбрать чью-то сторону и, следовательно, кого-то предать.

- Тихо! — прервал ее мысли Нолан повторным призывом к тишине, хотя, кажется, все замолчали еще с первого раза. — Боюсь, у меня для вас плохие новости, — продолжил он печальным голосом.

Люди в комнате напряженно молчали, боясь упустить хоть слово.

- Пропал еще один человек.

Толпа испуганно зашебуршалась, перешептываясь друг с другом.

- Итого уже семеро! — крикнул кто-то из зала.

Местный репортер, сидящей в первом ряду, аккуратно записывал все в блокнот.

- Что за хрень творится, мистер Нолан?! — раздался другой мужской голос.

Дэвид спешно нашел в толпе глаза девушки, обеспокоенно смотревшей на него.

- Никто не знает, куда исчезли эти люди. Но я обещаю!… — он неотрывно смотрел в ее зеленые глаза и его сердце пропустило удар, как только всего на миг он представил, что и с ней может что-то случиться. — Я обещаю… Мы разберемся с этим.

Толпа загалдела, но на этот раз не было понятно, о чем они говорят.

- Мне нужны добровольцы для патрулирования улиц! — перекричал их Нолан и помахал в воздухе листком бумаги. — Если вы хотите защитить наш город, запишитесь в добровольный патруль!

- А не лучше ль охранять наш город, сидя по домам, за тремя замками? — раздался хриплый голос низкорослого мужчины в огромной вязаной шапке, которая сползла ему на глаза.

- В том-то и дело, Лерой, — ответил Дэвид, вновь перекрикивая взволнованную толпу, — что люди пропадают прямо из своих домов. И никаких следов взлома при этом не обнаружено.

- Хорошенькое дельце, — потрясенно пробормотала Эмма, испытывая непреодолимое желание броситься к дому мэра и проверить, в порядке ли она и Генри.

- А что насчет двух лун? — крикнул Лерой.

Свон от неожиданности выпрямилась на стуле и стала напряженно вслушиваться в разговор.

Дэвид вздохнул и закивал головой.

- Все мы знаем древнюю легенду этого города, про некое «Зловещее Пророчество». Предсказано, что две луны будут предзнаменованием большой беды: в наш мир придет такое могущественное и беспощадное Зло, что нам даже и не снилось. Однако, так же предсказано, что в это же время явится Спаситель, который сможет уничтожить это Зло. Но это всего лишь легенды!

- Ну конечно, — прохрипел Лерой. — Мне жена тоже говорит: «Лерой, а ведь все говорили мне, что ты не пьющий мужик», а ей: «Это все легенды!»

Кое-кто в зале засмеялся, но Нолан не терял серьезного выражения лица.

- Хотя, мы не можем не признать, что беда уже пришла, — мрачно продолжил он с трибуны. — И, в таком случае, возможно…

В зале настала мертвая тишина.

- Возможно, Спаситель и правда придет, — улыбнулся Дэвид и толпа облегченно рассмеялась. Всем очень хотелось верить, что кто-то придет и спасет их. От чего бы то ни было.

- Что еще за Спаситель? — полушепотом спросила Эмма, склонившись к Руби.

Та пожала плечами.

- Наверное, смелый мужик на лихом коне.

- Хм… Наверное, — кивнула Свон в ответ.

0

5

Глава 5. Ужин

После собрания все жители Сторибрука толпой повалили из здания.

- Эмма… — Руби потянула ее за руку. — Может пойдем, выпьем чего-нибудь? — она склонила голову и застенчиво улыбнулась, поглаживая пальцы блондинки.

- О… Да я это… — растерялась Свон, высвобождая руку. — Мне дела надо. У меня идти есть, — от волнения она перепутала слова и беззвучно пробормотала ругательства. — Экхм. Мне нужно идти, у меня есть дела, — четко проговорила она.

- О… — Руби грустно улыбнулась, пытаясь скрыть свое разочарование. — Ну тогда может в другой раз?

- Конечно! — кивнула Эмма и натянуто улыбнулась.

Все ее мысли были заняты лишь тем, что она услышала на собрании. В душе поселилась смутная тревога, и ей хотелось немедленно увидеть своего сына и его мачеху. Она поспешила к ним домой, молясь, чтобы все было хорошо.

***
- Мисс Свон? — дверь открыла Регина и удивленно уставилась на девушку. — Что Вам нужно?

- Есть разговор, — серьезно промолвила Свон и через плечо шатенки заглянула внутрь дома. — Где Генри?

- Ужинает, — холодно ответила мадам мэр.

Чуткий нюх Эммы уловил аромат запеченной утки с яблоками. Девушка сглотнула и вновь посмотрела на Регину.

- Вы меня впустите или будем на пороге разговаривать? — рассерженно спросила она.

Шатенка вздохнула и впустила надоедливую блондинку к себе в дом.

- Ну? — нетерпеливо спросила Миллс, сложив руки на груди.

- Вы слышали про исчезновение людей в Вашем городе?

- Конечно! Я ведь мэр города.

- Хм… Точно, — вспомнила блондинка. — Я хочу предложить вам с Генри свою защиту. До тех пор, пока не поймают преступника, — уточнила она.

Регина вскинула подбородок.

- Я сама в состоянии защитить своего сына, — послышался ее резкий ответ.

- Да, но кто защитит Вас?

Шатенка на какое-то время потеряла дар речи. Она посмотрела в ясные серые глаза, ища во взгляде подвох и намереваясь сказать что-то грубое в ответ, но ни подвоха, ни подходящих грубостей не нашлось.

- Прошу Вас. Я просто хочу вас защитить. Мне так будет спокойнее, — настойчиво проговорила блондинка, и Регина вновь почувствовала исходящую от нее силу и уверенность.

Возможно, иметь дома такого защитника было бы не так уж и плохо. Особенно, если учесть, что на помощь шерифа рассчитывать не приходилось — он был занят расследованием пропажи людей.

- Хорошо, — сдержанно кивнула женщина. — Только держитесь подальше от моего яблочного сидра, — добавила она строгим голосом.

- Больно надо, — закатила глаза Свон, смущенно улыбаясь.

***
Они сидели втроем за большим столом и ужинали в тишине. Регина старалась не смотреть на Эмму, всем видом показывая, что не замечает ее. Эмма же, напротив, разглядывала шатенку с все нарастающим любопытством.

- Откуда у Вас этот шрам? — спросила она, кивая на губы мадам мэр.

- Не Ваше дело, — грубо ответила Миллс, а затем, взяв блюдо с порезанными овощами, вежливо улыбнулась. — Еще салата?

- Нет, спасибо, — блондинка перевела взгляд на Генри.

Тот улыбнулся и заговорщически подмигнул ей. В гостиной раздался телефонный звонок и Регина вышла из кухни.

- Ты прочитала книгу? — тут же спросил Генри, как только его приемная мама вышла за дверь.

Свон кивнула и решила, что она, пожалуй, все же хочет еще салата. Взяв блюдо с овощами, она ссыпала себе половину и вновь посмотрела на мальчика.

- Это все правда! — взволнованно прошептал Генри.

- Что «правда»? — не поняла девушка.

- Все, что написано в книге!

- О… ну… — Эмма оперлась подбородком на руку, внимательно глядя на мальчика. — Ты думаешь? — вежливо спросила она. Ей до сих пор казалось, что Генри был слегка… того.

- Я знаю! — зашептал мальчишка. — Все сказочные персонажи на самом деле существовали. Но однажды злая Королева решила им отомстить и превратила их в жителей Сторибрука!

- Ну что ж… Весьма неплохое наказание, — согласилась блондинка. — Хотя превратить их в жителей Нью-Йорка было бы более жестоко.

- Эмма! — Генри раздосадовано посмотрел на нее. — Это не выдумки, это правда! Все они — жители сказочного мира! Просто они не помнят, кто они такие!

Девушка озадаченно смотрела на мальчика. То, с какой убежденностью он говорил, заставило ее задуматься. Конечно, все это звучало как бред… Но почему он так твердо верит в это?

- Генри, тебе пора спать, — сказала входящая на кухню шатенка, прерывая их разговор.

Мальчик сердито стукнул кулаком по столу, за что тут же получил подзатыльник от Регины. Обиженный, он убежал в свою комнату.

- Строго Вы с ним, — удивленно заметила Эмма.

- У него слишком бурное воображение, — проговорила Миллс, начиная убирать со стола. — Это нужно контролировать.

Свон неопределенно пожала плечами, не желая вмешиваться в воспитание мальчика.

- Наверное, — кивнула она и отложила вилку. — Я помогу Вам с посудой, — взяв тарелку, она поднялась из-за стола и, развернувшись к раковине, налетела на уже стоящую возле нее женщину.

- Мисс Свон! — возмущенно воскликнула Регина, когда овощи с тарелки посыпались на ее платье.

- Ой… ой… — Эмма отставила тарелку и начала спешно собирать кусочки помидоров и огурцов с гневно вздымающейся груди Миллс.

Осознав, что она делает, Свон отдернула руки и стремительно покраснела, глядя в глаза Регины. Та смотрела на нее таким возмущенным злым взглядом, что блондинке тут же захотелось присесть. Она нащупала рукой спинку стула и неловко упала на сиденье, все также не отрывая глаз от гневного взгляда шатенки.

- Простите, — сдавленно прошептала она.

Ей казалось, что Миллс ее сейчас испепелит взглядом, но несколько секунд спустя мэр отвернулась и быстро вышла из кухни, громко хлопнув дверью. Эмма облегченно вздохнула, вытирая пот со лба дрожащей рукой.

0

6

Глава 6. Туман

Эмма без сна ворочалась на диване в темной прохладной гостиной. Регина выдала ей одно тоненькое одеяльце и подушку с розовыми цветочками, и сейчас блондинка думала, что надо было попросить одеяло потолще.

Она поежилась и натянула одеяло до подбородка. Мысли неизбежно возвращались к недавнему происшествию на кухне. Перед внутренним взором блондинки все еще стоял гневный взгляд темных глаз с расширившимися от злости зрачками. От этого взгляда по телу Свон до сих пор бегали обезумевшие мурашки, а в груди так странно щемило, что в голову закрадывались определенные подозрения… Все это было похоже на то, что девушка начинала влюбляться. Хотя, возможно, мурашки были от холода, а в груди щемило от того, что Эмма сегодня очень плотно и вкусно поужинала, впервые за долгое время. И ничего, что желудок находился в животе, а не в груди, такое объяснение вполне устраивало девушку, поскольку оно было куда лучше, чем признавать свою начинающуюся влюбленность в совсем неподходящего человека.

Решив, что дела обстоят именно так, Свон со спокойной душой переключилась на другие мысли. На ум тут же пришли две луны, этой ночью вновь появившиеся на небосклоне. Это странное небесное явление никак не давало ей покоя. Если все остальное еще как-то можно было объяснить, то внезапное появление красного небесного тела не поддавалось каким-либо разумным объяснениям. Еще более странным было то, что в новостях по федеральному каналу про это ни слова не сказали. Возникало подозрение, что вторая, красная луна была видна лишь в Сторибруке, а это уж совсем ни в какие ворота не шло.

Для приличия, поломав голову над этой загадкой несколько минут, блондинка вспомнила, что, «чем меньше знаешь, тем крепче спишь», и решила, что сейчас самое время воспользоваться мудростью этой поговорки. Закрыв глаза, Свон уткнулась лицом в подушку. И в этот самый момент на втором этаже дома раздался такой грохот, будто кто-то упал на пол.

Эмма подскочила с дивана и схватила с тумбочки нож, приготовленный на всякий случай. Перепрыгивая через три ступеньки, она взбежала по лестнице и с ноги открыла дверь в комнату мадам мэр. Проснувшаяся от этого удара по двери, шатенка подскочила, распахнула сонные глаза и удивленно уставилась на блондинку.

- Я услышала шум, — пояснила Свон. — Как будто кто-то упал. У Вас все в порядке?

Миллс изменилась в лице, на удивление быстро спрыгнула с постели и побежала к спальне Генри, чуть не сбив Эмму с ног.

Забежав в комнату мальчика и увидев его пустую кровать, они замерли на месте. Похоже, еще несколько секунд назад он лежал здесь, в своей постели, поскольку вмятина от его маленького тельца до сих пор виднелась на матрасе. Можно было подумать, что он просто вышел в туалет или на кухню. Можно было… если бы не простыня, полусвисающая с постели, на которой быстро темнело небольшое пятно крови. Регина дрожащей рукой прикоснулась к еще теплой простыне и на ее лице застыл ужас.

- Генри… — прошептала она и без чувств осела на пол.

***
Медленно приходя в себя, Регина чувствовала, как кто-то несет ее на руках. Белый плотный туман пеленой застилал ее зрение, слух, обоняние и вообще все чувства. Миллс силилась сфокусировать свой взгляд на лице человека, держащего ее на руках, но картинка неизменно ускользала. Ощутив, что ее опустили на что-то мягкое, она попыталась сказать «спасибо», но в результате из ее груди вырвался лишь стон.

- Тшш… — прошептал кто-то ей на ухо и успокаивающе сжал руку.

Секунды сменялись одна другой, а, впрочем, может это были минуты или даже часы… Мэр не могла этого понять, хоть и пыталась изо всех сил уцепиться за обрывки своих мыслей. В какой-то момент резкий запах нашатырного спирта заполонил все ее сознание, и она медленно приоткрыла дрожащие ресницы.

Первое, что она увидела, было лицо девушки с нежными чуткими чертами лица. Ее добрые серые глаза смотрели на Регину так ласково, что на сердце у той сразу же стало тепло и хорошо.

«Ангел…», — подумала Миллс в первые секунды пребывания в сознании, и на ее губах появилась искренняя улыбка. Однако, когда в голове прояснилось, она поняла, что это вовсе ни какой не ангел, а самая обыкновенная Свон. Взгляд карих глаз резко ужесточился, улыбка сползла с лица. Но, все же, где-то там, на задворках сознания, уже успела зародиться какая-то странная трепетная нежность по отношению к этой девушке.

- Она в порядке? — раздался откуда-то издалека мужской голос и Регина узнала в нем Грэма.

- Вроде бы… — ответила Эмма, вставая с кровати.

Вместо обеспокоенного лица девушки внезапно появилось небритое лицо шерифа.

- Я не доктор, но, по-моему, жить будете, — сказал ей Грэм и неловко улыбнулся.

Шатенка попыталась улыбнуться в ответ. Ей вдруг очень захотелось, чтобы небритое лицо поскорее сменилось обратно тем нежным лицом, с хрустально-серыми глазами и доброй улыбкой; захотелось, даже не смотря на то, что это лицо принадлежало Свон.

Миллс с трудом приподнялась на локтях и устремила свой, еще нечеткий, взгляд на блондинку, которая держала в руке какой-то бутылек.

- Это Вы что там, мой сидр пьете? — слабым голосом спросила она, прищурившись.

- Нет, это нашатырный спирт. Грэм принес, — Эмма поставила бутылек на стол и подошла к постели.

- О… ну ладно, — Регина откинулась на подушки. — Генри так и не нашелся? — раздался ее бесцветный голос.

- Нет, — тихо ответила Свон. — Как рассветет, мы отправимся на его поиски, обыщем весь город, если потребуется.

- Хорошо, — кивнула шатенка, закрывая глаза и чувствуя как силы вновь покидают ее.

- А пока что, отдохните, — раздался успокаивающий шепот совсем рядом, и Регина слабо улыбнулась, вновь ощутив успокаивающее присутствие Эммы.

0

7

Глава 7. Поиски

Утром шериф получил еще три заявления о пропаже людей. В городе явно творилось что-то неладное, но никто не мог понять, что именно. Единственной зацепкой к разгадке этой тайны были кровавые пятна в тех местах, откуда исчезали люди. Все это наводило на мысль, что в городе орудует какой-то маньяк.

Объехав почти всех местных жителей и расспросив их о Генри, мэр, шериф и сероглазая блондинка так ничего и не выяснили — его никто не видел со вчерашнего вечера. Регина начинала все больше и больше паниковать, стараясь, однако, внешне ничем не выдать свой страх, но Эмма все же заметила, как у той дрожат руки. Свон очень хотелось взять ее ладонь в свою и сказать что-нибудь успокаивающее, но сказать особо было нечего.

- Зайдем еще в кафе, поспрашиваем посетителей, — предложил Грэм, останавливая машину на углу улицы.

Они выбрались из полицейской машины и зашли в небольшое уютное кафе «У бабушки», расположившееся в центре Сторибрука. Шериф опросил всех присутствующих, но никто ничего не видел и не слышал о пропавшем мальчике.

- Эй! — раздался рядом радостный голос Руби. Однако, увидев напряженные лица этой маленькой компании, девушка перестала улыбаться. — Что случилось?

- Генри пропал, — глухо отозвалась блондинка.

- О… — Руби помрачнела. — Держись. Вы обязательно его найдете, — ободряюще проговорила она и нежно провела рукой по спине Эммы.

Этот жест не ускользнул от внимания Регины и она в негодовании уставилась на Руби. На ее языке застыли самые скверные оскорбления, которые она приберегала для людей, которых ненавидела больше всего.

В прострации глядя перед собой, мадам мэр с ужасом осознала, что то, что она только что испытала, являлось ничем иным, как приступом ревности.

- Эй, Вы в порядке? — Свон озадаченно склонила голову, вглядываясь в лицо шатенки.

Та рассеяно кивнула и отвела взгляд в сторону.

- Давайте-ка зайдем еще к Дэвиду Нолану. Может у него появились какие-нибудь идеи, где искать пропавших людей, — предложила блондинка.

- О, нет, я к нему не пойду, — наотрез отказалась Регина.

Эмма с удивлением взглянула на нее.

- Я не выношу Нолана, — пояснила Миллс. — И эту его учительницу, — с презрением выплюнула слова она.

- Почему?

- Разве можно любить тех, кто пытается отнять у тебя город? — с ненавистью в голосе проговорила женщина.

- Так Вы знаете? — еще больше удивилась блондинка.

Регина ничего не ответила, спрятав свои мысли за горькой усмешкой.

***
В доме Дэвида Нолана пахло свежесваренным кофе, а на кухне кто-то гремел посудой.

- Заходите, — Дэвид распахнул дверь пошире и Эмма вошла внутрь.

Из кухни высунулась темноволосая голова девушки с удивительно красивыми зелеными глазами.

- Это Мэри-Маргарет, — представил ее Дэвид и та дружелюбно улыбнулась. — А это мисс Свон, — указал он на Эмму.

- Мы уже слышали о Генри… — с сочувствием вздохнула Мэри-Маргарет, выходя из кухни.

Свон кивнула и тяжело сглотнула.

- Я даже не представляю, где его теперь искать, — девушка сокрушенно опустила голову.

- К сожалению, мы пока тоже не имеем ни малейшего представления, — нахмурился Нолан, нервно постукивая ручкой по чистому листу блокнота.

Брюнетка тяжело вздохнула и сжала плечо Эммы.

- Я налью кофе. Вам не помешает взбодриться.

Блондинка благодарно улыбнулась. Спустя пару минут она уже пила горячий крепкий кофе, восхитительный аромат которого практически опьянял и дурманил.

- Нелегкая у Вас выдалась неделя, — Мэри-Маргарет села возле нее и вздохнула. — Сначала найти сына и сразу же его потерять… — грустно проговорила она.

- Да, — согласилась Эмма, чувствуя как в горле появляется ком. — Только это он сам нашел меня… И мне пришлось его сюда вернуть… А потом еще авария… — сбивчиво заговорила она. — И две луны… И в довершении всего… Кажется, я влюбилась, — с грустью в голосе закончила Свон.

- О, но это же прекрасно! — удивилась Мэри-Маргарет. — И как его зовут?

Эмма мечтательно прикрыла глаза и глупо улыбнулась до ушей.

- Регина, — нежно сказала она.

- Хо… хорошее имя… — потрясенно прошептала брюнетка.

- Главное — редкое! — Дэвид хлопнул Эмму по плечу и, задумавшись, замолчал.

В комнате повисла напряженная тишина. Девушка проглотила остатки кофе и встала из-за стола.

- Ну… я пойду, — она кашлянула, пытаясь скрыть свое смущение от того, что только что невзначай открылась совершенно незнакомым людям.

- Ага… — Мэри-Маргарет все еще шокировано смотрела на нее.

Криво улыбнувшись на прощание, Свон вышла из дома Дэвида Нолана.

0

8

Глава 8. При свечах

По дороге к дому мэра Эмма все больше и больше замедляла шаг. То, в чем она призналась Дэвиду и его девушке, для нее самой стало большим откровением. Ну, не то чтобы большим… Да и откровением это было не назвать. Она, сколько могла, отрицала этот факт, и вот, теперь, он свалился на нее так же неожиданно, как снег на голову в начале зимы: она влюбилась в Регину Миллс. Хорошо это было или плохо — Эмма еще не разобралась. Но на всякий случай расстроилась.

У самой двери дома Свон остановилась и, тяжело вздохнув, постучала. Спустя какое-то время, которое показалось ей вечностью, дверь распахнулась. На пороге стояла Регина в серой шелковой пижаме и с покрасневшими глазами. Девушка виновато улыбнулась, ожидая что мадам мэр сейчас начнет ее непременно за что-нибудь ругать. Но та молча пропустила ее в дом и также молча закрыла дверь.

Блондинка прошла в гостиную и села на диван. К ее удивлению, Регина тоже села на диван, устроившись рядом с ней, и уставилась куда-то в сторону печальным пустым взглядом. Эмма на всякий случай посмотрела в том же направлении, но там никого не было.

- А почему Вы тут… при свечах? — спросила Свон, вдруг заметив, что в доме царил абсолютный мрак, лишь местами рассеиваемый слабыми огоньками нескольких свечей.

- Электричества нет, — безразлично отозвалась Миллс.

- Пробки вылетели? — предположила блондинка.

Регина лишь равнодушно пожала плечами. Казалось, ее вообще перестал интересовать окружающий мир и она полностью погрузилась в свои безрадостные мысли.

Эмма потерла переносицу, пытаясь припомнить, что такое пробки, куда они могли вылететь и где их теперь искать. Но в электрических штуках она была не сильна, поэтому лишь тяжело вздохнула, чувствуя свою беспомощность, и что хуже — бесполезность.

Подняв робкий взгляд на шатенку, она смущенно улыбнулась, когда та посмотрела ей в глаза.

- Экхм… — начала девушка, но в горле внезапно пересохло и она замолчала.

Они смотрели друг другу в глаза, устало, нежно, грустно… Свон думала о том, что еще ни разу в жизни не встречала такой изумительно красивой женщины. Регина же думала о том, что рядом с Эммой ей удивительно хорошо. Ей было так спокойно и уютно лишь с одним человеком, которого уже давно не было в живых — с ее Даниэлем.

Регина еле слышно вздохнула, а Свон нервно сглотнула, скользнув взглядом по приоткрывшимся губам. Она уж было задумалась, а не поцеловать ли ей Миллс, как боковым зрением заметила какое-то мельтешение и перевела взгляд чуть в сторону, на ее темно-каштановые волосы. Глаза девушки испуганно расширились, когда она увидела, что огонек свечи, стоящей на спинке дивана, коснулся пряди волос и они задымились. Испуганно схватив Регину за шею, она резко притянула ее к себе, тем самым спасая от воспламенения волос.

Шатенка же, к огромному удивлению Эммы, оттолкнула ее и со всей силы залепила звонкую пощечину. Свон подскочила с дивана, держась рукой за горящую щеку.

- Какого черта? — обиженно воскликнула она.

- Вы же пытались меня поцеловать! — возмутилась мэр.

- Что? Нет! Я пыталась потушить Ваши волосы!

Теперь и Регина учуяла запах паленого и испуганно вскочила с дивана.

- Странное место для свечки Вы выбрали, — угрюмо проговорила блондинка, потирая щеку.

- Я хотела почитать, — немного стушевалась мэр. — Хм… Простите, — уже мягче добавила она, подходя к блондинке.

Эмма молчала, не в силах отвести взгляда от прекрасных темных глаз.

- Очень больно? — Миллс осторожно убрала руку девушки с покрасневшей щеки.

Свон с изумлением наблюдала, как Регина медленно приближается к ее лицу, все ближе и ближе, а ее сердце, тем временем, стучало все быстрее и быстрее. Эмма уже намеревалась умереть от разрыва сердца в тот момент, когда губы женщины коснутся ее кожи, но вместо поцелуя она ощутила лишь легкое дуновение: шатенка осторожно подула на красную от удара щеку и Эмма облегченно, но разочарованно вздохнула.

- Что ж… — миролюбиво проговорила женщина, отстраняясь. — Думаю, уже пора ложиться спать.

- Хорошо, — согласно кивнула блондинка.

Мэр вежливо улыбнулась и пошла к лестнице. Девушка пошла вслед за ней.

- Куда это Вы, мисс Свон? — спросила Регина, удивленно оборачиваясь.

- В… Вашу спальню, — неуверенно отозвалась Эмма.

- Зачем? — уже более сурово спросила шатенка.

- Ну… Охранять Вас там, — произнесла Свон так неубедительно, что сама бы себе не поверила.

Пару мгновений Миллс испытующе смотрела на девушку, но затем безразличие вновь мелькнуло в ее глазах и, отвернувшись, она пошла по лестнице вверх. Эмма поспешила вслед за ней. Блондинке стоило огромных усилий не смотреть как плавно покачиваются при ходьбе бедра мадам мэр, обтянутые облегающей шелковой пижамой. Однако, в какой-то момент, она все же не смогла отвести взор и тут же споткнулась о ступеньку. Чертыхнувшись и схватившись за перила, она все-таки умудрилась не упасть на удивленно обернувшуюся шатенку.

- Мисс Свон? — подозрительно сузила глаза Регина, вглядываясь в лицо девушки сквозь полумрак гостиной.

- Да, это я, — подтвердила Эмма, хотя позже ей подумалось, что это был упрек, а не вопрос.

***
Они устроились на большой мягкой кровати: Эмма с одной стороны, Регина — с другой.

- Только не вздумайте ко мне приставать, когда я засну, — строго проговорила шатенка.

Свон закатила глаза и обиженно отвернулась, уставившись в темный угол спальни. Миллс вскоре задремала, беспокойно ворочаясь во сне. К Эмме же сон не шел вовсе. Она повернулась к спящей женщине и заметила как у той подрагивают во сне ресницы, будто ей снится дурной сон. Блондинка придвинулась поближе и бережно ее обняла. Мэр прерывисто вздохнула и доверчиво пристроила голову на плече девушки.

- Я никому не позволю тебя обидеть, — нежно прошептала Свон и поцеловала мягкие каштановые волосы на макушке шатенки. Незаметно для себя, она погрузилась в чуткую тревожную дремоту.

Ее разбудил какой-то шорох. Резко открыв глаза, блондинка вгляделась в темноту. Миллс все так же мирно спала на ее плече.

Напряженно вглядываясь во мрак, Свон заметила большое темное пятно в углу комнаты. Оно медленно приближалось к кровати, мягко, почти неслышно.

Блондинка тяжело сглотнула.

- Ре… Регина… — попыталась закричать она, но с ужасом поняла, что от страха ее голос осип и она всего лишь шепчет. Ее будто парализовало, и она лишь чувствовала как бешено колотится ее сердце.

По приближающемуся пятну скользнул лунный свет сквозь не задернутое окно и осветил серебристую пушистую шкуру. Теперь очертания надвигающейся шкуры прояснились и Эмма с изумлением увидела огромного серебристого пса, с острыми желтыми клыками и слюной, свисающей почти до пола.

- Ешкин корень… — потрясенно пробормотала блондинка и тут же получила лапой по лицу, почувствовав как когти обжигающе разодрали ее кожу. Это последнее, что запомнила девушка, перед тем как провалиться в непроницаемую оглушающую темноту.

0

9

Глава 9. Пропавшие

Сознание медленно возвращалось к Эмме. Вместе с ним возвращалась и чувствительность. Казавшаяся сначала слабой, но потом становясь все сильнее, ноющая боль во всем теле и обжигающая — на лице, окончательно привели девушку в чувства. Свон открыла глаза и села, пытаясь сообразить, где она находится. Раздался странный звук, напоминающий лязг железа и девушка недоуменно уставилась на самые настоящие железные кандалы, надетые на ее руки. Цепь от оков тянулась к стене.

Блондинка в оцепенении подняла голову и начала рассматривать комнату, в которой она находилась. Впрочем, комнатой это было назвать сложно — это было тесное сырое помещение, без окон, но с одной большой решеткой.

Понимая, что она оказалась прикованной цепью к стене в самой настоящей камере, Эмму охватила тоска и отчаяние. Ведь она обещала Регине, что защитит ее. Да и защитить Генри она тоже обещала. Но теперь она уже ровным счетом ничего не могла сделать. Все обещания были нарушены и девушке стало очень стыдно. Задумавшись, а почему же так бывает, что стоит ей только дать обещание, как все тут же срывается, Свон уловила в этих событиях незримую, но пугающую связь. Осознание таких подозрительных закономерностей доступно лишь действительно мудрым людям, либо же самым обычным параноикам. Девушка решила, что, возможно, если она больше не будет давать обещаний, то все будет хорошо. Поэтому она твердо пообещала себе больше никогда в жизни не давать обещаний.

Внезапно, чуткий слух блондинки уловил шум приближающихся шагов. По ее прикидке, к ней направлялось человек двадцать.

Вдруг кто-то совсем недалеко запел сиплым голосом:

- Врагу не сдается наш гордый варя… ахр.. хрр… — последнее слово заглушилось звуком удара и чьим-то стоном.

Свон стремительно вскочила на ноги, но, пошатнувшись, схватилась за стену.

Вместе с топотом ног раздавался лязг железных цепей и чье-то тоскливое бормотание. Наконец, толпа дошла до ее камеры и самые худшие подозрения Эммы подтвердились — перед ней стояли люди, закованные в цепи. Колонну пленников завершал огромный мужчина, с железной палкой в руке и с очень недобрым взглядом.

- Что происходит? — крикнула Свон, обращаясь к толпе. Но ответом ей было лишь молчание.

Охранник молча отворил камеру, отцепил девушку от стены и прицепил ее к колонне людей.

- Что происходит? — спросила блондинка уже тише, у впереди стоящих пленников.

- Алмазы, — коротко ответил один из них. — Мы идем добывать алмазы.

Девушке очень хотелось задумчиво почесать за ухом, но руки были прочно прикованы к общей цепи.

- Пошли! — приказал охранник и подтолкнул Свон вперед.

Толпа безропотно поплелась вперед. Они шли по витиеватым лабиринтам подземелья, мимо других камер. У каждой они останавливались, к ним прицепляли еще людей и вели дальше.

Проходя мимо одной из камер, Эмма внезапно замерла. В тесном помещении, освещенном тусклым светом двух керосиновых ламп, стояло около десятка столов, за которыми сидели дети и что-то шили на швейных машинках.

- Генри… — обомлела блондинка, завидев темную макушку своего сына. — Генри! — она дернулась к камере, но цепь была такой короткой, что ее хватило лишь на полшага в сторону.

Мальчик поднял голову и обрадованно улыбнулся. На его щеке алела небольшая ссадина, его лицо исхудало, но глаза все также живо блестели, что казалось очень странным в этой унылом подземелье.

- Что ты там делаешь? — крикнула Свон сквозь непрекращающийся шум швейных машинок.

- Мы чиним одежду рабочих! — прокричал в ответ Генри и тут же опустил взгляд, заметив, что охранник у камеры смотрит на него.

Впереди идущие люди нетерпеливо дернули Эмму за цепь и она поплелась вслед за ними, все так же продолжая смотреть на сына отчаянным взглядом.

Дойдя до просторной пещеры, Эмма увидела еще несколько человек из охраны. Все они были огромными сильными мужчинами с палками в руках. Пленникам раздали тяжелые кирки и указали на скалистую поверхность стены.

- За работу! — проорал один из охранников прямо рядом с ухом Свон и та раздраженно поморщилась.

Люди начали долбить кирками стены подземелья. У кого-то это получалось неплохо, а кто-то едва мог поднять кирку и с трудом ударял ей по скалистой поверхности. К тем, у кого удары получились слабее, подходил один из охранников и бил легонько, но все же чувствительно, железной палкой по спине.

Блондинка тяжело вздохнула и взяла кирку. Она вообще не понимала какого черта здесь происходит, но, судя по всему, именно сюда и попадали пропавшие жители Сторибрука.

Замахнувшись, она ударила по скале. Искры от удара полетели прямо на нее, но, не долетев, сгорели. Девушка сжала зубы и продолжила долбить стену, пытаясь придумать план, как же ей сбежать отсюда, и по возможности освободить всех этих несчастных людей.

Услышав шорох за спиной, блондинка повернулась и испуганно отпрянула. Рядом с ней, оскалившись, стоял тот самый огромный серебристый пес. Он угрожающе зарычал, а Эмма, повинуясь инстинкту самосохранения, замахнулась на него киркой.

- А ну стоять! — заорал охранник, подскочил к псу и за шкирку потянул его в сторону. — Фу! — крикнул он не то собаке, не то Эмме и оттащил от испуганной блондинки рычащего пса.

Эмма нервно сглотнула и, отвернувшись, вновь начала долбить стену. Так прошло несколько изматывающих, изнуряющих часов. Девушка так устала, что ноги едва держали ее, а руки едва держали кирку. Орудие труда казалось все тяжелее и тяжелее с каждой минутой.

Наконец, раздался звук горна, который означал окончание смены. У пленников отобрали кирки, прицепили к общей цепи и повели обратно к камерам. Проходя мимо камеры, в которой раньше сидел Генри, Эмма с сожалением, а может и с радостью, заметила, что комната уже пуста. Видимо, их смена тоже закончилась.

Девушку бесцеремонно запихнули в ее камеру и указали на две железные миски в углу: одну с водой, другую — с чем-то мерзким на вид, наверное, с манной кашей.

- Поешь, — грубо сказал охранник, но Свон уловила в его голосе нотки заботы.

Криво улыбнувшись, девушка кивнула. Еда была безвкусной и остывшей, однако же, Эмма проглотила ее за несколько секунд и обессилено легла на пол.

Вдруг совсем рядом раздалось тихое хихиканье. Блондинка изумленно обернулась и увидела очень странного человека, стоящего возле ее камеры.

Его кожа была зеленовато-золотистой, длинные волнистые волосы обрамляли его улыбающееся лицо, а одет он был в средневековую изысканную одежду.

- Румпельштильцхен, — изящно поклонился мужчина и выжидательно уставился на Эмму. — Ты знаешь, кто я?

В голове девушки начали всплывать какие-то воспоминания: кажется, она читала про него в книжке Генри. Блондинка изумленно уставилась на Румпельштильцхена.

- Да, да, — словно прочитав ее мысли, закивал Румпель. — Я тот самый злой волшебник из сказки.

Свон усмехнулась, подозревая, что это какая-то шутка.

- Скажи мне, Эмма… — волшебник неожиданно назвал ее по имени. — Генри тебе что-нибудь говорил про сказку?

- Мм… — девушка задумалась, пытаясь припомнить слова сына. — Он говорил, что Злая Королева превратила сказочных персонажей в жителей Сторибрука, — неуверенно произнесла она.

Румпельштильцхен хихикнул.

- А скажи, Эмма… — он внезапно прильнул к решетке и уставился сквозь прутья безумными глазами. — Ты поверила ему? — вкрадчиво спросил он.

Блондинка медленно помотала головой.

Волшебник отпрянул от решетки и радостно хлопнул в ладоши.

- Тогда у меня для тебя сюрприз! Твой сын был прав! — Румпель восторженно открыл рот, с нетерпением ожидая реакции Эммы.

Но девушка лишь продолжала неверяще смотреть на него.

- В чем прав? — спросила она.

- Во всем! — неожиданно крикнул волшебник и, вновь приникнув к решетке, затараторил: — Все жители Сторибрука раньше жили в сказке. Например, Дэвид Нолан был Прекрасным Принцем. А Мэри-Маргарет — Белоснежкой.

Девушка с сомнением смотрела на волшебника, усиленно соображая.

- Кстати! — воскликнул мужчина. — Эта сладкая парочка — твои родители! — хихикнул он.

- Родители? — Эмма усмехнулась, подозревая, что этот человек просто не в себе.

- О, и угадай, кто был Злой Королевой, что применила это ужасное проклятие? — волшебник ехидно улыбнулся.

Свон с сомнением оглядела его изысканную средневековую одежду и перевела взгляд на его пепельно-русые волосы, кудряшками спускающиеся на плечи.

- Вы? — неуверенно предположила она.

- Что? — опешил Румпель и оглядел свое одеяние. — Разве я похож на женщину?

- Нет, — спохватившись, Эмма замотала головой.

- Может… слишком длинные волосы? — обеспокоенно спросил волшебник, коснувшись своих кудряшек.

- Нет-нет, в самый раз, — закивала Свон, боясь обидеть и разозлить этого странного человека.

- Хмм… — Румпель прищурил глаза, припоминая, о чем он говорил чуть ранее. — Ах да! Ты ни за что не угадаешь, кто был Злой Королевой! — восторженно затараторил он и вновь выжидающе уставился на блондинку.

- Мм… Регина? — снова предположила девушка.

- Ооо… — разочарованно протянул Румпель и тут же подозрительно сузил глаза. — Ты уже знала это, да?

- Неет, — Свон поняла, что опять расстроила Румпеля и напряженно соображала, как бы ей исправить ситуацию. — Вы меня очень удивили. Правда, — кивнула она.

Волшебник осуждающе поцокал языком, давая Эмме понять, что он ей не верит.

- А где она? — осторожно спросила девушка, с надеждой глядя на странного мужчину.

Тот неожиданно вскинул на нее злорадный взгляд.

- А она… мертва! — воскликнул он и радостно захихикал. — Она мертва и лежит в ледяном гробу!

- Что?… — Эмма неверяще смотрела на него.- Как это мертва? Совсем?

- Мертвее не бывает, — осклабился Румпель.

- А зачем в ледяном гробу? — девушка медленно, но верно начинала впадать в шоковое состояние.

- Ну… — мужчина пожал плечами. — Чтобы не испортилась.

Свон качнуло в сторону, она резко наклонилась и ее вырвало. Паника, боль, отчаяние, скрутили ее душу словно в тугую пружину и девушка почувствовала, что начинает задыхаться.

Тяжело дыша, она подняла на Румпеля взгляд полный ненависти.

- Ты… ты лжешь, мерзкий червяк! — прорычала Эмма, переходя на крик.

Волшебник склонил голову.

- Возможно… — согласился он и загадочно улыбнулся.

Блондинка на секунду опешила, но в следующее мгновение уже с яростью бросилась на мужчину, готовая разорвать его на тысячи мелких кусочков, однако, конечно же, натолкнулась на железную решетку между ними.

Румпель снова поцокал языком, осуждающе качая при этом головой и, махнув рукой, растворился в воздухе.

Свон ошалело посмотрела на пустое пространство, где только что стоял мужчина.

- Регина… — отчаянно прошептала Эмма. — Регинааа! — закричала она и, вцепившись в решетку, со всей силы ее дернула. Прутья слабо скрипнули, но остались на месте. Голос девушки отчаянным эхом разлетелся по всему подземелью.

0

10

Глава 10. Здравствуй, мама!

На следующий день пленников с самого утра повели на работы. Эмма угрюмо плелась в конце цепочки. Она до сих пор не придумала план побега, который не включал бы в себя насилие. Ей хотелось обойтись без жертв, но похоже единственным способом сбежать было шарабахнуть киркой охранников по головам. Свон поморщилась — все же она была добрым человеком, которому было чуждо такое насилие.

Проходя мимо камеры, где за швейными машинками сидели дети, девушка с беспокойством вгляделась в лица детей, но не нашла среди них Генри.

- Где Генри? — крикнула она детям, но те даже ухом не повели и продолжили работать.

Тревога в ее душе нарастала как снежный ком, однако, то, что Эмма увидела после, заставило ее немного расслабиться. Одной из новеньких пленниц, которых вели к их процессии, была Мэри-Маргарет.

- Мэри-Маргарет! — крикнула ей блондинка и та, вскинув голову, улыбнулась.

- Господи, кто тебя так? — брюнетка испуганно оглядело лицо Свон, позволяя охраннику прицепить ее кандалы к общей цепи.

- Проклятая псина, — буркнула Эмма. — Что, так страшно? — ей захотелось притронуться к еще болезненным ссадинам на лице, чтобы прикрыть их, но руки были заняты цепью.

- Ничего, до свадьбы заживет… — попыталась подбодрить ее Мэри-Маргарет, но, вспомнив в кого влюблена Эмма, тут же осеклась и замолчала.

Они молча шли рядом, не зная о чем говорить, или хотя бы с чего начать разговор.

- Эмма, я все вспомнила, — вдруг сказала Мэри-Маргарет и в душе у Свон появилось нехорошее предчувствие, что сейчас и она начнет убеждать ее в реальности сказки. И именно так и случилось. — Мы… мы все из другого мира, — осторожно продолжила брюнетка. — Даже ты.

Блондинка вздрогнула, вспомнив слова того странного человека, о том, что она — дочь Дэвида Нолана и Мэри-Маргарет. Она подозрительно покосилась на свою, вполне вероятно, маму.

- В том мире, откуда мы все прибыли, было волшебство. Была своя жизнь… — продолжила Мэри-Маргарет и усмехнулась. — Ты читала о ней в сказках. Кто-то словно списал с нас эти истории… — она поникла головой и замолчала, погрузившись в какие-то свои мысли.

- А кем была я? — осторожно спросила девушка, все еще сомневаясь в этой истории, но уже не отрицая ее вероятность.

- Судя по словам Румпельштильцхена… И, я думаю, он не лжет… В общем, ты — моя дочь, — сбивчиво проговорила девушка и застенчиво улыбнулась, подняв на Эмму взгляд добрых зеленых глаз. — А я была Белоснежкой, но все звали меня просто Снежкой. А Дэвид был Прекрасным Принцем… Он твой папа.

Свон задумчиво смотрела себе под ноги, внимательно слушая рядом идущую девушку, которая назвалась ее родной мамой.

- Но однажды Злая Королева наложила на всех нас проклятие и мы оказались в этом мире, не помнящие кто мы такие и кого любили раньше… — Снежка замолчала на мгновение, о чем-то задумавшись. — Хотя месяц назад, все начало меняться. Люди начали меняться. И мы с Дэвидом неожиданно полюбили друг друга… вновь. Хотя и не помнили тогда наших прошлых жизней.

- Экхм…- Эмма попыталась проглотить возникший ком в горле. — А почему я оказалась отдельно от вас? В совершенно другом городе? — спросила она, даже не пытаясь скрыть обиду в голосе.

- Мы хотели защитить тебя от проклятия, Эмма! — горячо воскликнула Снежка. — Это был единственный шанс на спасение всех нас! В твоей судьбе было предначертано, спустя 28 лет с твоего рождения, найти и разрушить оковы забвения!

- Очень мило, — сердито буркнула блондинка, осознав, что она была не более, чем спасательным кругом для своих горе-родителей.

Мэри-Маргарет криво улыбнулась, не зная как поделикатней сообщить дочери следующую новость.

- Эмма… — осторожно начала она. — Я была в камере еще с тремя женщинами, и они говорят, что… видели здесь… Регину, — с трудом произнесла брюнетка последнее слово, испытывая очень сильную неприязнь.

- Что? — встрепенулась блондинка. — Где она? Она в порядке? Умоляю, скажи что она не в ледяном гробу!

Снежка непонимающе посмотрела на нее, а потом отвернулась.

- Хотелось бы, — сердито пробормотала она себе под нос. — Регина в порядке, — продолжила она будничным тоном. — И не просто в порядке, а управляет всеми этими раскопками. Она стоит во главе всего этого.

Свон неверяще усмехнулась.

- Ты ошибаешься… — проговорила она. — В этом же нет никакого смысла! Зачем ей тогда нужно было похищать своего сына, а потом и саму себя вместе со мной?!

Брюнетка покачала головой.

- Глупая Эмма. Разве ты не поняла? Все это был — театр одного актера.

- Какого актера? — непонимающе спросила ее Эмма, почему-то сразу представив себе Чарли Чаплина.

Сдержав раздражение, Снежка вздохнула. Она уже поняла, что Эмма была слегка… странной. И временами недогадливой. Но, возможно, Снежка сама была отчасти в этом виновата, когда 28 лет назад они с Прекрасным Принцем засунули новорожденную девочку в волшебный шкаф и не вспоминали о ней до той поры, пока пелена проклятия не спала с их глаз.

- Она обвела тебя вокруг пальца, — пояснила брюнетка и горько усмехнулась, сожалея, что ее дочь влюбилась в такого монстра. — Она просто притворялась.

Девушка убежденно помотала головой.

- Нет. Нет… Она не могла…

- Разве, Эмма? Разве? — Снежка пытливо посмотрела на нее. — Как давно ты ее знаешь?

Эмма отвела взгляд, понимая на что намекает Мэри-Маргарет. Она познакомилась с Региной всего несколько дней назад, и, конечно, они с шатенкой еще плохо знали друг друга.

- Но… — продолжала настаивать на своем блондинка. — Может это не она все придумала, а тот самый Румпельштумпель!

- Румпельштильцхен, — поправила ее Белоснежка и пожала плечами. — Похоже, они в сговоре.

Тем временем, они уже дошли до пещеры, где им вручили кирки. Снежка повертела свою кирку в руках и с трудом ударила по стене. Эмма принялась долбить скалистую стену по соседству. Через несколько минут неожиданно раздался звук горна и все удивленно остановились, оглядываясь друг на друга. До конца смены было еще далеко, значит, что-то произошло.

- Алмазы! — закричал кто-то в глубине пещеры и охранники тут же засуетились.

В отдалении, у входа в пещеру раздались уверенные стремительные шаги. Пленники вглядывались в скалистый проем, откуда их самих недавно привели на работы.

Свет факелов, висящих на стене, осветил две приближающиеся фигуры. Впереди шел Румпельштильцхен, а чуть позади — женщина, удивительно похожая на Регину.

- Злая Королева… — прошептала Снежка на ухо Эмме.

Королева была одета в красивое темно-синее платье с глубоким декольте, ее волосы были забраны на затылке, и во всем ее виде сквозило величие и царственность.

Свон от удивления уронила кирку на пол. Раздался звон металла и все взоры в пещере обратились на девушку, в том числе и взгляд преобразившейся шатенки.

Увидев лицо Эммы, Регина вздрогнула. В темных глазах мелькнуло нечто похожее на сожаление, когда она бегло оглядела исцарапанное лицо девушки. Королева замедлила шаг, ее взгляд скользнул по губам Свон и задержался на них всего на несколько секунд. Блондинка непроизвольно приоткрыла губы, словно для поцелуя, но тут же укорила себя и закрыла рот.

Регина, вдруг осознав, что сейчас все смотрят на них с Эммой, отвернулась и нагнала впереди идущего Румпеля.

- В чем дело, дорогая? — раздался приторно-сладкий голос волшебника. — Дочь твоего врага заставляет твое сердце биться чаще? — усмехнулся он. — Смотри, как бы она не вырвала твое сердце и не бросила его к ногам Белоснежки!

- Не понимаю, о чем ты, — ледяным тоном проговорила Королева.

Они скрылись в одном из ответвлений шахты, но вскоре вернулись, неся в руках колбу, наполненную мерцающим сиреневым светом.

- Это волшебная пыльца, — объяснила Эмме Снежка. — Ее получают из алмазов.

Свон проводила взглядом две фигуры, молча прошедшие мимо них. На этот раз Королева даже не взглянула на нее.

- Вот видишь, — сказала Мэри-Маргарет, с досадой вспоминая, как Эмма и Регина уставились друг на друга. — Твоя любимая Злая Королева тоже к этому причастна. Они с Румпельштильцхеным опять что-то задумали.

Блондинка посмотрела на Снежку, напряженно обдумывая ее слова. В ее сердце нарастала решимость, превращаясь в непоколебимую уверенность.

- Тогда я помогу ей, — вдруг сказала она, а Мэри-Маргарет удивленно обернулась. — Я помогу ей в том, чего бы она там ни хотела, — твердо добавила девушка.

- Эмма… — осторожно проговорила брюнетка, обеспокоенно беря ее за руку. — Ты что, приворотного зелья наглоталась? Нельзя же так слепо любить.

Свон горько усмехнулась и, высвободив руку, повернулась к охраннику.

- Эй! Позовите вашего… — она запнулась, подбирая наиболее подходящее слово. — Менеджера! — предположила она. — Пусть отведет меня к Королеве!

0

11

Глава 11. Моя Королева

Но, конечно же, никто не повел Эмму к Королеве, а вместо этого охранник больно ударил ее в челюсть так, что девушка аж покачнулась.

- Животные, — процедила сквозь зубы Снежка, хватая Свон за руку и помогая ей удержать равновесие.

Она усадила блондинку на деревянный ящик, который так удачно оказался рядом и села на корточки рядом с ней.

- Эмма, пожалуйста, одумайся! — она умоляюще посмотрела на свою, уже взрослую, дочь, которая фактически была ей чужим человеком, но вроде как и своим, родным. — Ты собираешься помочь Злой Королеве? Но ведь ты даже не знаешь, что она задумала! Ради всего святого, включи мозги!

Свон тяжело вздохнула.

- Я знаю, — выдохнула она. — Но… Я влюбилась в нее, понимаешь? Я не могу вот так просто возненавидеть ее, даже не зная всей правды. Всё это… всё это словно какое-то…. — она тяжело сглотнула. — Безумие! Сказки, проклятье, легенды, волшебная пыльца… — девушка опустила голову и закрыла лицо руками.

- Я знаю, что это тяжело принять, — Белоснежка успокаивающе погладила ее по руке. — Я знаю… Но тебе придется сделать выбор. Или выбрать добро. Или зло.

- Я выбираю Регину, — глухо отозвалась блондинка сквозь ладони.

Снежка глубоко вздохнула.

- Решать тебе.

Через несколько часов, когда закончилась смена, Эмму отвели обратно в камеру. Взглянув на миски в углу равнодушным взглядом, она села на пол и прикрыла глаза. Две реальности смешались в ее голове и она не могла перестать об этом думать. Обессиленная собственными раздумьями, она задремала.

Ее разбудило негромкое постукивание по железной решетке камеры. Эмма приоткрыла сонные глаза и с удивлением поглядела на смотрящего на нее человека.

Возле камеры стояла Регина, все в том же красивом темно-синем платье, в котором была днем. Она, склонив голову, рассматривала девушку. В уголках ее губ угадывалась едва заметная улыбка.

Свон подскочила к решетке и принялась торопливо блуждать взглядом по красивым чертам лица женщины, жадно впитывая в себя каждую деталь, каждую черточку, не зная, когда она вновь сможет увидеть ее вот так близко. Скользнув взглядом по изящному изгибу шеи, Эмма остановила взор на соблазнительном декольте Королевы, столь дразняще приоткрывающим взор на полную, мерно-вздымающуюся грудь.

- Мисс Свон… — позвала ее Регина. — Я здесь.

Эмма тут же подняла взгляд на укоряющие темные глаза и покраснела. Она отвела взор в сторону, собираясь с мыслями.

- Как прошел твой день? — спросила Миллс, как-то незаметно переходя на «ты».

- Неплохо, — кивнула Эмма. — Вполне неплохое рабство, — сердито добавила она, как только в голове начало проясняться.

Королева ничего не ответила, лишь насмешливо приподняла бровь, пытаясь скрыть этим свое сожаление.

- Регина… — Эмма серьезно взглянула ей в глаза. — Объясни мне пожалуйста, что происходит? Не то, клянусь, я просто сойду с ума!

Миллс тяжело вздохнула, безмолвно соглашаясь с просьбой девушки.

- В другом измерении есть мир… — начала издалека она. — Где есть магия и волшебство. В том мире все очень… неоднозначно. Там добро — не всегда добро, а зло — не всегда зло. Там некоторые личности считают себя добрыми, не смотря на то, что разрушили чью-то жизнь, — женщина скривила губы в горькой усмешке. — Из-за одного такого «доброго» человека я потеряла все: любовь, уважение, надежду на счастье… Для всех я стала просто злой ведьмой. А ведь я всего лишь хотела возмездия! Я хотела наказать того, кто был виновен в смерти моего возлюбленного… — Регина прерывисто вздохнула и добавила: — Твою мать.

- Мою маму? — удивилась Эмма. — Белоснежка убила твоего любимого?

- Нет, но именно из-за нее он погиб, — сухо пояснила шатенка. — Все отвернулись от меня. Никто не понимал как тяжко носить в сердце боль от потери любимого, и как сильно хочется эту боль выплеснуть на виновного. Никому не было дела до моего горя. Все возненавидели меня, а не ее! — Регина зло сжала прутья решетки. — И тогда я решила создать новый мир, где все будет так, как я захочу. В этом мире каждый человек потерял бы своего любимого. Не так, как я… Просто, он забыл бы, что любит его. Как видишь, мое наказание было почти милосердно, — усмехнулась Регина и Эмма понимающе кивнула. — Мне на помощь пришел Темный маг — Румпельштильцхен. Он предложил заклинание для создание такого мира. И я согласилась. Но оказалось, что у Темного были свои собственные планы. И, когда все свершилось, вместо нового мира, мы оказались в этом, вашем мире, без магии и волшебства.

- Но зачем магу понадобился этот мир? — изумилась Свон.

- Его сын, Бэй, много лет тому назад случайно попал сюда. И Румпельштильцхен хотел его отыскать. Год назад ему это удалось. Вернее… он нашел его могилу. Оказалось, что мальчик уже давно мертв. Темный был просто раздавлен.

- Представляю, — блондинка помрачнела.

- Со временем, Румпельштильцхен начал смиряться с потерей. Но, вместе с тем, все чаще стал заговаривать о том, что хотел бы вернуться в Зачарованный лес. Он говорил, что его туда будто что-то манит и зовет. Будто внутренний голос нашептывает ему, что нужно вернуться в Сказку, что важнее этого сейчас ничего нет. Однако, я отказалась ему помогать — это было не в моих интересах. А через какое-то время начали пропадать люди. Это не особо меня беспокоило до тех пор, пока не пропал Генри…

Эмма вздрогнула.

- Когда же похитили нас с тобой, выяснилось, что за всем этим стоит Румпельштильцхен. Это его пес — Артемон, перенес нас в подземелье. Оказалось, что Темный не оставил идею вернуться в Сказку и что ему нужно очень много волшебной пыльцы, чтобы исполнить заклинание перемещения. Для добычи алмазов он и похищает людей.

- Но… Постой… — Свон непонимающе мотнула головой. — Почему он не сделал тебя пленницей? Со стороны выглядит так, будто вы… в сговоре, — нехотя признала она.

- Мы не в сговоре, но мне приходится ему помогать, — холодно ответила шатенка. — Таковы условия сделки: свобода Генри взамен на помощь.

- А где Генри сейчас?

- Темный прячет его от меня. Но я обязательно его найду, — твердо пообещала Королева.

- Регина… — Эмма придвинулась к решетке, так что между их лицами осталось всего несколько сантиметров. — Отпусти меня. Я постараюсь тебе помочь.

Шатенка покачала головой.

- Исключено. Темный поведал мне, что ты — дочь моего заклятого врага. Значит, рано или поздно, мы с тобой тоже станем врагами, — в голосе женщины не было ни капли сомнения. — Семейные узы крепче любых других.

- Вовсе нет! — горячо возразила Эмма. — Какие там к черту узы?! Я знать не знаю своих родителей! А тебя… тебя я знаю. Немного, но все же… — неловко улыбнулась блондинка. — Я люблю тебя… — тихо призналась она, а карие глаза удивленно расширились.

- Мисс Свон, не будьте ребенком! — вдруг холодно проговорила Регина, снова возвращаясь на «Вы». — Любовь — это слабость. И глупость.

Свон отшатнулась от решетки, словно ей только что залепили пощечину. Боль в ее взгляде щемящей тоской отозвалась в сердце Королевы, но она скрыла это за жестокой усмешкой. Резко развернувшись, она стремительно зашагала прочь.

0

12

Глава 12. Спасительница

На следующее утро Эмму первым делом повели к врачу. После бессонной ночи девушка выглядела очень усталой и вяло реагировала на происходящее вокруг. Она с безразличием позволила доктору Вэйлу осмотреть ее ссадины на лице и синяк от удара в челюсть. В кабинете врача был еще один человек — ассистент доктора Вэйла. Он двигался очень неловко, будто его ноги и руки одеревенели, его взгляд не выражал ровным счетом ничего. Свон показалось это странным, но сейчас это не имело для нее никакого значения.

- Он раньше был Пиноккио, — шепнул ей на ухо Вэйл и улыбнулся. — Август, подай мне вон ту мазь, — обратился он к одеревенелому мужчине.

Мужчина послушно, но очень медленно, принес пузырек с жутко вонючей мазью и доктор Вэйл смазал ею раны Эммы.

- Ну вот, скоро будете как новенькая, — улыбнулся доктор и кивнул охраннику у двери, чтобы тот увел пленницу.

Придя на место добычи алмазов, где уже во всю работали пленники, Свон увидела рядом с Мэри-Маргарет еще одного знакомого человека — Дэвида Нолана.

Он сдержанно кивнул девушке и продолжил молотить стену.

Создавалось впечатление, что теперь весь Сторибрук собрался под землей, не по своей воле воплощая в жизнь безумный план Темного мага.

В перерыв, когда всем пленникам выдали по кружке воды, Мэри-Маргарет и Дэвид подошли к Эмме.

- Ты как? — обеспокоенно спросила Снежка. Дэвид тоже выглядел озабоченным.

Блондинка пожала плечами и ничего не ответила.

- Эмма, ты не можешь любить Злую Королеву! — вдруг пылко заговорил Дэвид. — Она — наш враг!

- Вот именно,- жестко ответила Эмма. — Ваш, а не мой.

- Эмма, это эгоистично! — Нолан осуждающе смотрел на нее. — Мы же семья!

- Эгоистично? — Свон опасно сузила глаза и, приблизившись к Дэвиду, ткнула его пальцем в грудь. — Вы засунули меня в этот треклятый волшебный шкаф, не чтобы спасти меня, нет! Вы хотели, чтобы Я спасла вас!

Глаз Дэвида нервно дернулся и на его скулах заходили желваки. Если бы не шум в подземелье, Свон наверняка бы услышала скрип его зубов.

- Эмма! Ты не понимаешь! Регина — злая! Она — исчадие ада! Мы просто защищались от ее проклятья! — воскликнул мужчина.

Эмма отмахнулась от него рукой и отвернулась, собираясь вернуться к работе. Однако, Нолан схватил ее за локоть и развернул к себе.

- Ты должна нам помочь избавиться от Злой Королевы! Разве ты не видишь, что мы все стали ее рабами? — закричал он, махнув рукой в сторону остальных пленников.

- Регина здесь вообще не при чем! — горячо возразила Свон. — Румпельштильцхен вынудил ее помогать ему! Он похитил Генри и шантажирует Регину!

- Эмма, она обманывает тебя, — твердо сказал ей Дэвид.

- Господи, ну какой же ты тупой! — разозлилась блондинка, в ярости отталкивая от себя мужчину.

Она схватила кирку и начала усиленно колошматить ей по стене. Снежка с Прекрасным неодобрительно покачали головами и тоже вернулись к работе. Больше они не разговаривали, только сдержанно кивали друг друг при встрече.

Так шли день за днем… Сколько их было, Эмма не считала. Может, прошла уже неделя, может больше. Она полностью погрузилась в свои мысли, которые были известны лишь ей одной. Ее сердце с каждым днем медленно, но неизбежно ужесточалось.

Тем временем, в пещере все чаще стала появляться Регина. Она становилась поодаль от пленников и давала какие-то указания охранникам. Порабощенные жители Сторибрука бросали на нее взгляды, полные ненависти и страха. На Эмму же они косились с неодобрением. Похоже, все уже знали о ее привязанности к их злейшему врагу. Однако, сама Эмма даже и не думала смотреть на приходившую к ним Королеву, она просто запрещала себе это делать.

Регина же, напротив, стала все чаще заглядываться на Свон, как бы между делом, пока никто не видит. Стройная подтянутая фигура девушки, в узких джинсах и белой, вернее уже почти черной, майке, неизменно привлекали ее внимание. С каждым днем ее взгляды становились все продолжительней и настойчивей, но блондинка словно и не замечала ее присутствия. Позже, в камере Эммы вдруг появилась удобная кушетка и кувшин с водой. Ей начали приносить нормальную вкусную еду, а не ту бурду, которой кормили остальных пленников. Свон догадывалась, что подобными привилегиями она обязана Регине, но все же и это не заставило ее смягчить свой гнев. Она злилась на Королеву за то, что та не только отказалась от ее помощи, но и назвала ее любовь глупостью.

В один из дней девушка так яростно колотила киркой по стене, так усердно вымещала на бедной скале свою злость и обиду, что в пещере все изумленно замолкли и устремили на нее свои взоры. Регина, пришедшая в очередной раз украдкой взглянуть на охладевшую к ней блондинку, тоже вскинула на нее удивленный взгляд.

Не в силах больше сдерживать себя, она оставила компанию охранников и осторожно подошла к Свон. Та, увидев приближающуюся женщину, остановилась и, тяжело дыша, опустила кирку на землю.

- Спокойней. Надорвешься ведь, — тихо сказала Регина и ласково прикоснулась к разгоряченному бицепсу девушки.

Блондинка глубоко вздохнула. Сердце, полное печали, застонало, прося и умоляя свою хозяйку обернуться и обнять женщину. Но решимость и гордость заставили Эмму лишь зло сжать зубы. Она отдернула руку и, не взглянув на Регину, отошла от нее.

Внезапно начавшийся лязг цепей привлек внимание Свон и Королевы одновременно. Они вскинули взгляды и с изумлением увидели как пленники всей толпой, словно по чьей-то команде, побежали вперед, прямо на них. Впереди всех бежал Дэвид Нолан. Как в замедленной съемке Эмма видела его искаженное от злобы лицо, как он замахивается и заносит кирку прямо над Региной. Сердце блондинки сжалось в маленький крошечный комочек беспредельного страха. Она кинулась в сторону Королевы, обхватывая ее в свои объятья и закрывая от удара своей спиной. Она почувствовала как холодное железо обжигающе прорывает ее плоть, вонзаясь в ее спину будто огромное жало… Капли крови брызнули из спины девушки, словно вдруг проснувшийся фонтан, и окропили белеющее от ужаса лицо Дэвида Нолана, все еще сжимающего кирку, воткнутую в спину его дочери.

- Аххр… — прохрипела блондинка, распахивая глаза от боли, и не мигая глядя на Регину. Многие думают, что в такие моменты перед глазами человека проносится вся его жизнь. Но тот, кто действительно оказывался на краю жизни и смерти, знает, что перед глазами в этот миг появляются лишь лица любимых людей и горькое осознание того, что он их больше никогда не увидит. Эмме даже не пришлось представлять это лицо — оно было совсем рядом, прямо перед ней, с изумительно красивыми чертами лица, темными глазами, с мягкими, манящими губами, к которым она так и не успела прикоснуться.

Подхватывая девушку под руки, Королева потрясенно смотрела, как медленно закрываются хрустально-серые глаза, унося с собой добрую славную жизнь, столь бескорыстно потерянную ради величайшей глупости в мире — любви. И особую досаду вызывало то, что Регина легко смогла бы защититься с помощью магии, если бы Свон не заслонила ей обзор.

0

13

Глава 13. Ожидание

- Вы уверены, что справитесь лучше, чем моя магия? — шатенка напряженно смотрела на доктора Вэйла, что склонился над тяжело раненной Эммой.

Девушка уже лежала на столе, лицом вниз. Ее сиплое дыхание становилось все слабее, закрытые веки подрагивали, будто ей снился какой-то страшный сон.

- При всем моем уважении, Ваша магия годится лишь для лечения неглубоких ран. Здесь же нужна настоящая операция, — хмуро проговорил доктор.

- Тогда сделайте уже что-нибудь! — в нетерпении воскликнула Регина.

- Да делаю я, делаю! — оправдываясь, ответил Вэйл и разорвал красную от крови майку на спине девушки.

Королева взяла руку Эммы в свою.

- Эмма, пожалуйста… — горячо зашептала она ей на ухо. — Пожалуйста, не умирай…

На глазах у Регины появились слезы и она мысленно приказала им немедленно исчезнуть. Однако, подлые слезы не послушались и потекли по ее щекам.

- Приказываю! — вдруг закричала она, оборачиваясь и угрожающе надвигаясь на охранников. — Нолану отрубить голову, потом сжечь, затем четвертовать и повесить на самой высокой ветке дерева, чтобы вороны исклевали его чертово лицо! — заорала она.

Охранники у двери с сомнением посмотрели на нее.

- Выполнять! — рявкнула она и со всей силы шарахнула в них разрядом фиолетовой шаровой молнии. Охранники с треском вылетели из комнаты вместе с дверью, разлетевшейся на щепки.

- А нельзя ли потише? — раздраженно попросил доктор Вэйл, держа нитку с иголкой в дрожащей руке.

- Ты… Если ты не справишься… — прошипела Королева, стремительно пересекая комнату, подходя к Вэйлу и тыча в него пальцем. — То будешь висеть рядом с Ноланам на соседней ветке! — прорычала она.

- Четвертованный и сожженный? — устало улыбнулся доктор и вновь склонился над девушкой.

- А ты чего встал, идиот недоструганный?! — Регина подтолкнула Августа к операционному столу.

Мужчина, держащий в руках поднос с хирургическими инструментами, просто застыл на месте, глядя перед собой пустым взглядом. После толчка Королевы, он словно очнулся и подал доктору Вэйлу инструменты.

Стоя в углу комнаты и крепко сжимая зубы, Регина смотрела как зашивали рану на спине Эммы. Спустя какое-то время все было готово, и доктор устало присел на стул.

- Вот и все, — сказал он.

Королева подошла к столу и сжала прохладную руку девушки.

- Почему она не приходит в себя? — дрогнувшим от страха голосом спросила она.

- Она в коме, — глухо ответил доктор и пошел отмывать руки от крови.

***
Эмму перевезли в отдельную комнату в подземелье, которую уже успели оборудовать под больничную палату. Поднимать ее наверх, в город, никто не решился, боясь потревожить еще свежую рану.

Оставшись в палате только вдвоем, Регина присела на корточки у изголовья кровати Эммы и взяла ее за руку.

- Ну почему ты такая глупая? — горько улыбаясь, прошептала Королева. — Я бы защитила себя сама, с помощью магии… — она прижалась сухими искусанными губами к ладони девушки и замолчала.

В палату постучались и дверь отворилась. На пороге стоял Румпельштильцхен. Он явно не был удивлен произошедшем, но в его взгляде сквозило сочувствие. Неспешными шагами он подошел к Королеве.

- За все приходится платить, дорогая, — мягко проговорил он, касаясь плеча Регины.

- Платить за что? Разве я что-то получила взамен?! — возмущенно проговорила шатенка, вставая и оборачиваясь к Румпелю. — О, и, кстати, то проклятье, что ты подсунул мне, начало разрушаться само. Оно вообще ничего не стоило!

- О… поверь мне, дорогуша, стоило, — загадочно улыбнулся Темный маг.

Регина непонимающе смотрела на него пару секунд, а потом отвернулась.

- Опять волшебной пыльцы нанюхался, — сердито проговорила она.

Румпельштильцхен подошел к кровати Эммы и задумчиво склонился над ней.

- Ай яй яй… — покачал головой он и поцокал языком.

- Что еще? — напряглась Регина.

- Она сейчас стоит между двумя мирами — царством мертвых и миром живых. И не спешит сделать выбор.

Миллс тяжело сглотнула.

- А ты можешь сделать что-нибудь? Можешь оживить ее с помощью волшебства?

Темный маг с сожалением покачал головой.

- Пока она не сделает выбор, ничего сделать нельзя.

Шатенка удрученно опустила голову — оставалось только ждать.

Так проходили день за днем. Королева приходила к Эмме каждый день с самого раннего утра и сидела рядом с ней до поздней ночи. Она по-прежнему беспокоилась за Генри, которого до сих пор где-то прятал Темный маг. Но все же ее мысли главным образом занимала девушка, лежащая без сознания на больничной койке.

Практически каждый день в палату просились Снежка и Прекрасный, которого Королева так и не решилась казнить. Она зло улыбалась им в ответ и отказывала на все их мольбы и просьбы. И родители Эммы обиженно возвращались к добыче алмазов, ожесточенно стуча кирками.

Иногда по ночам, когда обессиленая переживаниями шатенка спала у себя дома, к Свон приходил Румпельштильцхен и заплетал ей косички. Он рассказывал ей истории про жизнь из сказочного мира и безмолвно надеялся, что это как-то поможет ей очнуться. Когда рано утром Регина приходила в палату Эммы, она раздраженно вздыхала и расплетала косички обратно, с нежностью касаясь золотистых волос девушки.

Однажды доктор Вэйл спросил Миллс, как долго она собирается продержать Эмму на аппарате искусственного обеспечения. Королева тут же врезала доктору по лицу так сильно, что из его носа брызнула кровь.

- Казнить! — закричала она.

Но конечно никто не стал казнить доктора Вэйла. Как впрочем вообще никто никогда никого не казнил в Сторибурке, хотя Королева в последнее время и отдавала такие распоряжения с удивительной частотой.

После этого злосчастного разговора, Регина быстрым шагом зашла в палату Эммы. Девушка все так же мирно лежала в постели. Королева подошла к кровати и аккуратно забралась на нее с ногами. Осторожно устроившись рядом с блондинкой, она приобняла ее за талию и невесомо коснулась губами ее виска.

- Я никогда не позволю им тебя отключить, — прошептала Регина, нежно перебирая в своей руке светлую прядь волос. — Я буду ждать тебя столько, сколько потребуется.

0

14

Глава 14. Заключительная глава 1-ой части

Регина стояла у окна в гостиной и смотрела на покосившуюся яблоню в саду. Дерево было надломленно, но все же не падало, каким-то чудом удерживая себя на холодном ветру. Задернув штору, шатенка медленно подошла к бару, встроенному в стену, и достала оттуда бутылку яблочного сидра.

Плеснув на дно стакана прозрачную янтарную жидкость, шатенка устроилась в кресле. Терпкий сладковатый аромат напитка напомнил Регине их первую встречу с Эммой и те двойственные чувства, что вызвала у нее девушка.

Поначалу, нелепость и простота девушки раздражали ее. Но именно эти же качества и притягивали внимание надменной шатенки, которая уже и забыла, что люди могут быть наивными и добрыми. Сочетание силы и чуткости, доброты и неловкости в этой стройной красивой девушке пробуждали в Регине давно забытые нежные чувства… В памяти неизменно всплывали воспоминания о Даниэле, что тоже был очень добрым и славным человеком.

Однако, вскоре Эмма заняла свое собственное место в мыслях Регины, не тревожа при этом воспоминаний о бывшем возлюбленном. С каждым днем, шатенка все больше и больше проникалась к ней той особой нежностью, которую она уже не надеялась когда-либо испытать. В сердце расцветала самая настоящая любовь, в то время как объект этой любви сначала перестал обращать на нее внимание, а затем и вовсе принялся увядать на больничной койке.

Глубоко вздохнув, шатенка залпом выпила сидр и отставила стакан. Она старалась не вспоминать тот ужасный день, когда проклятый Прекрасный Принц побежал на них с киркой. Регина пыталась не думать об этом, но немигающий взгляд Эммы так и стоял перед ее глазами, заставляя сердце болезненно сжиматься.

- Моя бедная глупая Эмма… — беззвучно прошептала шатенка и грустно улыбнулась.

Часы пробили семь раз и Регина устало поднялась с кресла. На смену бессонной ночи пришло еще одно холодное серое утро, дарящее хрупкую надежду на счастливый исход.

Запахнув пальто, шатенка вышла из дома и быстрым шагом пошла к машине. Ветер нарастал, заставляя Регину практически бежать. Очутившись в тепле автомобильного салона, она повернула ключ зажигания и плавно нажала на газ. Проезжая мимо знакомых домов и улиц, Королева горько усмехнулась — весь город опустел, после того как Темный маг привлек к добыче алмазов всех жителей Сторибрука. Одинокие вывески магазинов покачивались на ветру, зазывая несуществующих покупателей зайти внутрь.

Остановившись возле входа в подземелье, шатенка на секунду прикрыла глаза, молясь, чтобы сегодня Эмма, наконец, пришла в себя. Выйдя из машины, она стала спускаться по высеченным ступеням вниз, где дневной свет резко сменялся светом настенных факелов.

Ее шаги гулким эхом отдавались по всему подземелью, когда она оказалась в главной пещере раскопок. Остановившись у входа, женщина нервно сглотнула.

Цепи лежали, разбросанные по земле, рядом с ними валялись кирки. Еще не успев толком сообразить что происходит, Регина дернулась с места и побежала к палате Эммы. Распахнув дверь, она замерла на месте — кровать девушки была пуста. Заглянув на всякий случай под кровать, затем в шкаф и зачем-то на потолок, Регина убедилась, что Эммы в палате точно нет.

С нарастающей тревогой, шатенка быстрым шагом пошла к каморке, где обычно сидел Румпельштильцхен и прял на веретене. Там тоже никого не было.

Со злостью захлопнув дверь, Регина вернулась в пещеру. До ее сознания начинала медленно доходить мысль, что все, абсолютно ВСЕ жители Сторибрука исчезли, прихватив с собой ее Эмму. Во всем городе осталась лишь она одна.

Заметив в центре пещеры небольшую кучку пепла, которая обычно остается после использования волшебной пыльцы, Королева подошла к ней и присела на корточки.

- У него получилось… — потрясенно прошептала она, пропуская сквозь пальцы пепел и глядя, как он окрашивает ее руку в серебристый цвет.

Конец Первой Части

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Фанфики » Сила, уверенность и яблочный сидр. 1 часть (фанфик SwanQueen)