Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Документалистика » С.Парнок и М. Цветаева


С.Парнок и М. Цветаева

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Решила поделиться, хотя думаю многие знают, но данной темки не нашла.
очень люблю стихи Цветаевой и Парнок.

Софья Парнок (1885-1933) - поэтесса.
Софья Парнок (настоящее имя - София Яковлевна Парнох), вошедшая в историю отечественной литературы под именем Русской Сафо, родилась 12 августа 1885 года в Таганроге в семье аптекаря. Ранняя смерть матери, второй брак отца сделали ее отношение к семейной жизни нетерпимым.

Стихи Парнок начала писать с раннего возраста. Многочисленные странности юной Софьи (экстравагантность вкусов в одежде, излишняя эмоциональность...) отчуждали ее от "общества", обрекали на одиночество.

Первый лесбийский роман Парнок с Надеждой Поляковой начался очень рано, в 16-летнем возрасте, и длился около 5 лет. После его печального финала Парнок уезжает в Женеву. По возвращению в Россию краткий брак Парнок с В. Волькенштейном не изменил ее лесбийской сущности.

В 20-х годах, на которые приходится период московской жизни Парнок, поэтесса сближается с профессором Московского университета Ольгой Николаевной Цубербиллер, которая была ее подругой в течение десяти лет, прожитых вместе.

Удивительной любовной вспышкой незадолго до смерти Парнок стала ее случайная встреча с физиком Ниной Евгеньевной Веденеевой. Софья Парнок почувствовала полноту счастья, ощутила огромный прилив творческих сил. Стихи, посвященные Веденеевой, стали высшим достижением лирики Парнок, вошли в золотой фонд русской любовной поэзии Серебряного века. На этом великом творческом взлете жизнь Парнок неожиданно оборвалась в маленькой подмосковной деревне 25 августа 1933 года.

Одним из самых ярких событий жизни Парнок стал необычайный по силе и напряжению чувств короткий роман с Мариной Цветаевой, начавшийся в 1914 году.
Памятником их любви остались посвященный Цветаевой Парнок стихотворный цикл «Подруга»

М. Цветаева. Подруга

1

Вы счастливы? — Не скажете! Едва ли!
И лучше — пусть!
Вы слишком многих, мнится, целовали,
Отсюда грусть.

Всех героинь шекспировских трагедий
Я вижу в Вас.
Вас, юная трагическая леди4,
Никто не спас!

Вы так устали повторять любовный
Речитатив!
Чугунный обод на руке бескровной—
Красноречив!

Я Вас люблю. — Как грозовая туча
Над Вами — грех —
За то, что Вы язвительны и жгучи
И лучше всех,

За то, что мы, что наши жизни — разны
Во тьме дорог,
За Ваши вдохновенные соблазны
И темный рок,

За то, что Вам, мой демон крутолобый,
Скажу прости,
За то, что Вас — хоть разорвись над гробом!
Уж не спасти!

За эту дрожь, за то—что —- неужели
Мне снится сон? —
За эту ироническую прелесть,
Что Вы — не он.

16 окт. 1914

2

Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было? — Чья победа? —
Кто побежден?

Всё передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,
Была ль любовь?

Кто был охотник? — Кто — добыча?
Всё дьявольски-наоборот!
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?

В том поединке своеволий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце — Ваше ли, мое ли
Летело вскачь?

И все-таки — что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?5

23 окт. 1914

3

Сегодня таяло, сегодня
Я простояла у окна.
Ум — отрезвленной, грудь — свободней,
Опять умиротворена.

Не знаю, почему. Должно быть,
Устала попросту душа,
И как-то не хотелось трогать
Мятежного карандаша.

Так простояла я — в тумане—
Далекая добру и злу,
Тихонько пальцем барабаня
По чуть звенящему стеклу.

Душой не лучше и не хуже,
Чем первый встречный — этот вот,
Чем перламутровые лужи,
Где расплескался небосвод,

Чем пролетающая птица
И попросту бегущий пес,
И даже нищая певица
Меня не довела до слез.

Забвенья милое искусство
Душой усвоено уже.
Какое-то большое чувство
Сегодня таяло в душе.

24 окт. 1914

4

Вам одеваться было лень,
И было лень вставать из кресел.
— А каждый Ваш грядущий день
Моим весельем был бы весел.

Особенно смущало Вас
Идти так поздно в ночь и холод.
— А каждый Ваш грядущий час
Моим весельем был бы молод.

Вы это сделали без зла,
Невинно и непоправимо.
— Я Вашей юностью была,
Которая проходит мимо6.

25 окт. 1914

5

Сегодня, часу в восьмом,
Стремглав по Большой Лубянке,
Как пуля, как снежный ком,
Куда-то промчались санки.

Уже прозвеневший смех...
Я так и застыла взглядом:
Волос рыжеватый мех,
И кто-то высокий — рядом!

Вы были уже с другой,
С ней путь открывали санный,
С желанной и дорогой, —
Сильнее, чем я — желанной.

Мир — весел и вечер лих!
Из муфты летят покупки...
Так мчались Вы в снежный вихрь,
Взор к взору и шубка к шубке.

И был жесточайший бунт,
И снег осыпался бело.
Я около двух секунд —
Не более — вслед глядела.

И гладила длинный ворс
На шубке своей — без гнева.
Ваш маленький Кай замерз,
О Снежная Королева7.

26 окт. 1914


6

Как весело сиял снежинками
Ваш — серый, мой — соболий мех,
Как по рождественскому рынку мы
Искали ленты ярче всех.

Как розовыми и несладкими
Я вафлями объелась — шесть!
Как всеми рыжими лошадками
Я умилялась в Вашу честь.

Как рыжие поддевки—парусом,
Божась, сбывали нам тряпье,
Как на чудных московских барышень
Дивилось глупое бабье.

Как в час, когда народ расходится,
Мы нехотя вошли в собор,
Как на старинной Богородице
Вы приостановили взор.

Как этот лик с очами хмурыми
Был благостен и изможден
В киоте с круглыми амурами
Елисаветинских времен.

Как руку Вы мою оставили,
Сказав: «О, я ее хочу!»
С какою бережностью вставили
В подсвечник — желтую свечу...

— О, светская, с кольцом опаловым
Рука! — О, вся моя напасть! —
Как я икону обещала Вам
Сегодня ночью же украсть!

Как в монастырскую гостиницу
— Гул колокольный и закат —
Блаженные, как имянинницы,
Мы грянули, как полк солдат.

Как я Вам — хорошеть до старости —
Клялась — и просыпала соль,
Как трижды мне — Вы были в ярости!
Червонный выходил король.

Как голову мою сжимали Вы,
Лаская каждый завиток,
Как Вашей брошечки эмалевой
Мне губы холодил цветок.

Как я по Вашим узким пальчикам
Водила сонною щекой,
Как Вы меня дразнили мальчиком,
Как я Вам нравилась такой...8

Декабрь 1914

7

Ночью над кофейной гущей
Плачет, глядя на Восток.
Рот невинен и распущен,
Как чудовищный цветок.

Скоро месяц — юн и тонок —
Сменит алую зарю.
Сколько я тебе гребенок
И колечек подарю!

Юный месяц между веток
Никого не устерег.
Сколько подарю браслеток,
И цепочек, и серег!

Как из-под тяжелой гривы
Блещут яркие зрачки!
Спутники твои ревнивы? —
Кони кровные легки!

5 дек. 1914

8

Свободно шея поднята,
Как молодой побег.
Кто скажет имя, кто — лета,
Кто — край ее, кто - век?

Извилина неярких губ
Капризна и слаба,
Но ослепителен уступ
Бетховенского лба.

Светло-коричневым кольцом
Слегка оттенены,
Владычествуют над лицом,
Глаза, как две луны.

До умилительности чист
Истаявший овал.
Рука, к которой шел бы хлыст,
И — в серебре — опал.

Рука, ушедшая в шелка,
Достойная смычка,
Неповторимая рука,
Прекрасная рука.

10 янв. 1915

9

Ты проходишь своей дорогою,
руки твоей я не трогаю.
Но тоска во мне — слишком вечная,
Чтоб была ты мне — первой встречною.

Сердце сразу сказало: «Милая!»
Всё тебе — наугад — простила я,
Ничего не знав, — даже имени! —
О, люби меня, о, люби меня!

Вижу я по губам — извилиной,
По надменности их усиленной,
По тяжелым надбровным выступам:
Это сердце берется — приступом!

Платье — шелковым черным панцирем,
Голос с чуть хрипотцой цыганскою,
Всё в тебе мне до боли нравится, —
Даже то, что ты не красавица!

Красота, не увянешь за лето!
Не цветок — стебелек из стали ты,
Злее злого, острее острого
Увезенный — с какого острова?

Опахалом чудишь, иль тросточкой, —
В каждой жилке и в каждой косточке,
В форме каждого злого пальчика, -
Нежность женщины, дерзость мальчика.

Все усмешки стихом парируя,
Открываю тебе и миру я
Всё, что нам в тебе уготовано,
Незнакомка с челом Бетховена9!

14 янв. 1915

10

Могу ли не вспомнить я
Тот запах White-Rose и чая,
И севрские фигурки
Над пышащим камельком...

Мы были: я — в пышном платье
Из чуть золотого фая,
Вы — в вязаной черной куртке
С крылатым воротником.

Я помню, с каким вошли Вы
Лицом — без малейшей краски,
Как встали, кусая пальчик,
Чуть голову наклоня.

И лоб Ваш властолюбивый,
Под тяжестью рыжей каски,
Не женщина и не мальчик, —
Но что-то сильней меня!

Движением беспричинным
Я встала, нас окружили.
И кто-то в шутливом тоне:
«Знакомьтесь же, господа».

И руку движеньем длинным
Вы в руку мою вложили,
И нежно в моей ладони
Помедлил осколок льда.

С каким-то, глядевшим косо,
Уже предвкушая стычку, —
Я полулежала в кресле,
Вертя на руке кольцо.

Вы вынули папиросу,
И я поднесла Вам спичку,
Не зная, что делать, если
Вы взглянете мне в лицо.

Я помню — над синей вазой —
Как звякнули наши рюмки.
«О, будьте моим Орестом!»,
И я Вам дала цветок.

Смеясь — над моей ли фразой?
Из замшевой черной сумки
Вы вынули длинным жестом
И выронили—платок10.

28 янв. 1915

11

Все глаза под солнцем — жгучи,
День не равен дню.
Говорю тебе на случай,
Если изменю:

Чьи б ни целовала губы
Я в любовный час,
Черной полночью кому бы
Страшно ни клялась, —

Жить, как мать велит ребенку,
Как цветочек цвесть,
Никогда ни в чью сторонку
Оком не повесть...

Видишь крестик кипарисный?
— Он тебе знаком —
Все проснется — только свистни
Под моим окном.

22 фев. 1915


Повторю в канун разлуки,
Под конец любви,
Что любила эти руки
Властные твои

И глаза — кого - кого-то
Взглядом не дарят! -
Требующие отчета
За случайный взгляд.

Всю тебя с твоей треклятой
Страстью — видит Бог! —
Требующую расплаты
За случайный вздох.

И еще скажу устало,
— Слушать не спеши! —
Что твоя душа мне встала
Поперек души.

И еще тебе скажу я:
— Все равно — канун! —
Этот рот до поцелуя
Твоего был юн.

Взгляд—до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти...
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути11!

28 апр. 1915

13

Есть имена, как душные цветы,
И взгляды есть, как пляшущее пламя...
Есть темные извилистые рты
С глубокими и влажными углами.

Есть женщины. — Их волосы, как шлем,
Их веер пахнет гибельно и тонко.
Им тридцать лет. — Зачем тебе, зачем
Моя душа спартанского ребенка12?!

Вознесение, 1915

14

Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать — куда Вам путь
И где пристанище.

Я вижу: мачта корабля,
И Вы — на палубе...
Вы — в дыме поезда... Поля
В вечерней жалобе —

Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны...
— Благословляю Вас на все
Четыре стороны13!

3 мая 1915

15

В первой любила ты
Первенство красоты,
Кудри с налетом хны,
Жалобный зов зурны,
Звон — под конем — кремня,
Стройный прыжок с коня,
И — в самоцветных зернах —
Два челночка узорных.

А во второй—другой-
Тонкую бровь дугой,
Шелковые ковры
Розовой Бухары,
Перстни по всей руке,
Родинку на щеке,
Вечный загар сквозь блонды
И полунощный Лондон.

Третья тебе была
Чем-то еще мила...

— Что от меня останется
В сердце твоем, странница14?

14 июля 1915

+5

2

А вот сами стихи С. Парнок

В ТОЛПЕ
Ты вошла, как входили тысячи,
Но дохнуло огнем из дверей,
И открылось мне: тот же высечен
Вещий знак на руке твоей.

Да, я знаю, — кольцо Венерино
И твою отмечает ладонь:

Слишком поступь твоя размеренна,
Взгляда слишком померк огонь,

И под пудрой лицо заплакано,
На губах, под румянами, кровь, —
Да, сестра моя, да, вот так она
Зацеловывает — любовь!

***
Вижу: ты выходишь из трамвая —
                        вся любимая,
Ветер веет, сердцу навевая —
                        вся любимая!
Взгляда от тебя не отрываю —
                        вся любимая!
И откуда ты взялась такая —
                        вся любимая?

Ты — орлица с ледников Кавказа, —
                        где и в зной зима,
Ты, неся сладчайшую заразу, —
                        не больна сама,
Ты, любовнику туманя разум, —
                        не сойдешь с ума,
Все пять чувств ты опьяняешь сразу, —
                        вся любимая!

***
Ведь ты не добрая, не злая,
Ведь ты, как сухостой, суха, —
Зачем несу тебе, не знаю,
Я семизвездие стиха.

Мою Медведицу Большую
Кому я в руки отдаю!
Ни одесную, ни ошюю
Не быть тебе вовек в раю.

Не холодна ты, а прохладна,
Не горяча ты, а тепла.
Зачем же ты волной громадной
В воображеньи протекла!..

Но не пойми меня превратно:
Ни проклиная, ни скорбя,
Я не беру даров обратно, —
Что ж делать! Я люблю тебя!
***
Ты помнишь коридорчик узенький
        В кустах смородинных?..
С тех пор мечте ты стала музыкой,
        Чудесной родиной.

Ты жизнию и смертью стала мне —
        Такая хрупкая —
И ты истаяла, усталая,
        Моя голубка!..

Прости, что я, как гость непрошеный,
        Тебя не радую,
Что я сама под страстной ношею
        Под этой падаю.

О, эта грусть неутолимая!
        Ей нету имени...
Прости, что я люблю, любимая,
        Прости, прости меня!

***
Мне кажется, нам было бы с тобой
Так нежно, так остро, так нестерпимо.
Не оттого ль в строптивости тупой,
Не откликаясь, ты проходишь мимо?

И лучше так! Пускай же хлынет мгла,
И ночь разверзнется еще бездонней, —
А то я умереть бы не могла:
Я жизнь пила бы из твоих ладоней!

Какие б сны нам снились наяву,
Какою музыкой бы нас качало —
Как лодочку качает у причала!..
Но полно. Проходи. Я не зову.

+6

3

С. Парнок довольно-таки посредственная как поэтесса.   Цветаева гений, да.  Не люблю я их историю, ибо слишком принято возвышать  в темных кругах значение этих отношений.  У Цветаевой  был муж, уйма романов, взлетов, падений, а Парнок в судьбе Цветаевой всего-лишь короткая ветвь, которая помогла создать цикл стихов "Подруга" (17 стихотворений).  ИМХО

+2

4

Преувеличены, или нет эти отношения, но цикл стихов-это очень много, он не может быть создан от малозначительного романа.

Отредактировано 31фераля (14.03.15 22:49:26)

0

5

Белый Океан написал(а):

С. Парнок довольно-таки посредственная как поэтесса.   Цветаева гений, да.  Не люблю я их историю, ибо слишком принято возвышать  в темных кругах значение этих отношений.  У Цветаевой  был муж, уйма романов, взлетов, падений, а Парнок в судьбе Цветаевой всего-лишь короткая ветвь, которая помогла создать цикл стихов "Подруга" (17 стихотворений).  ИМХО

у цветаевой были  чувства и к др женщинам.. например,Сонечка.. цветаева о ней написала книгу, так и называется " Сонечка" чисто дружбой там не пахнет)

0

6

А вот ещё стихотворение М. Цветаевой:

Уж часы — который час? —
Прозвенели.
Впадины огромных глаз,
Платья струйчатый атлас...
Еле-еле вижу Вас,
Еле-еле.

У соседнего крыльца
Свет погашен.
Где-то любят без конца...
Очерк Вашего лица
Очень страшен.

В комнате полутемно,
Ночь — едина.
Лунным светом пронзено,
Углубленное окно —
Словно льдина.

—Вы сдались? — звучит вопрос.
—Не боролась.
Голос от луны замерз.
Голос — словно за сто верст
Этот голос!

Лунный луч меж нами встал,
Миром движа.
Нестерпимо заблистал
Бешеных волос металл
Темно-рыжий.

Бег истории забыт
В лунном беге.
Зеркало луну дробит.
Отдаленный звон копыт,
Скрип телеги.

Уличный фонарь потух,
Бег — уменьшен.
Скоро пропоет петух
Расставание для двух
Юных женщин.
1 ноября 1914

+3

7

Сегодня вспомнилось ещё одно...

Я видела Вас три раза,
Но нам не остаться врозь.
- Ведь первая Ваша фраза
Мне сердце прожгла насквозь!

Мне смысл ее так же темен,
Как шум молодой листвы.
Вы - точно портрет в альбоме,
И мне не узнать, кто Вы.

Здесь все – говорят - случайно,
И можно закрыть альбом...
О, мраморный лоб! О, тайна
За этим огромным лбом!

Послушайте, я правдива
До вызова, до тоски:
Моя золотая грива
Не знает ничьей руки.

Мой дух - не смирен никем он.
Мы - души различных каст.
И мой неподкупный демон
Мне Вас полюбить не даст.

- "Так что ж это было?" - Это
Рассудит иной Судья.
Здесь многому нет ответа,
И Вам не узнать - кто я.

13 июля 1914

0

8

Что до Сонечки, это скорее собирательный образ. Я только недавно перечитывал этот роман, скорее похожий на эссэ, со всей его антитетичностью мышления и как бэ установкой на интимную откровенность. Сонечка Цветаевой -это квинтэссенция тех качеств, которые Марина Ивановна подразумевала видеть в любимой женщине- самоотверженность, самоотречение во имя любви и то, что называют "влюбчивостью", скоропостиженно осуждая, а на самом деле- это детская, неизгаженная мирскими требами, способность любить жизнь во всех её проявлениях. Да, да- та самая идеальная любовь, которую ждёт каждая из женщин. Есть цикл стихов к Сонечке и одно из этих стихотворений многое объясняет. Его, как романс, поёт очаровательная и очень мною любимая актриса Поленька Агуреева. Оно называется "Моя маленькая". В романсе нарочно пропущено четверостишье, являющееся смысловым узлом произведения, но слишком тяжёлое для такой формы, как романс.

Ландыш, ландыш белоснежный,
Розан аленький!
Каждый говорил ей нежно:
" Моя маленькая!"
-Ликом - чистая иконка,
Пеньем -пеночка...-
И качал её тихонько
На коленочках
Ходит вправо, ходит влево
Божий маятник
И кончалось всё припевом :
"Моя маленькая!"
Божьи думы нерушимы,
Путь -указанный
Маленьким не быть большими,
Вольным-связанными.
-Будешь цвесть под райским древом,
Розан аленький! -
Так и кончилась с припевом:
"Моя маленькая!"
В очень многих вариантах напечатанного текста, по непонятным мне соображениям пропускается четверостишье-
И предстал, в кого не целят,-
Девки пальчиком.
Божий ангел встал с постели,
Вслед за мальчиком.

Оно предпоследнее и объясняет , собстна, всё. Это Маринино всепрощение для той самой идеальной любви, которую она себе придумала. И встретила таки! Но это была не Парнок...неа.
Это совсем другая, трагичная и одновременно очень счастливая история, о которой знает далеко не каждый литературовед.

+3

9

Ах, ты ж моё, Солнышко. А я все думала, когда ж ты до этой темы доберешься. Мурчу.

0

10

Что же касается Сонечки Голлидэй- трудно осуждать, так же , как трудно осуждать ребёнка, нечаянно взобравшегося на колени взрослой женщины. Парнок вихрем прошлась по Марининой жизни -ломая, отрицая, возбуждая желание, ненавидимое самой Мариной- о как она здорово пишет об этом в " Письме к амазонке"! Так же, как и в письме к Саломее Гальперн:" Что с этим делать в жизни? И если бы я знала что-то : что с этим сделает жизнь?" И вот она -эта маленькая Сонечка- взгляд снизу вверх на женщину, которая уже имела некий опыт. И всё до обыденного просто. Действительно, как приласкать ребёнка. И не она, не Сонечка ушла к мужчине- никуда и никогда она бы от Марины не ушла. Самой Марине нужна была другая любовь.Любовь-вихрь, любовь -отреченье. Буря чувств.
Нужно было, как при Парнок- с ума сходить от ревности и страсти. Что бы писать эти самые стихи. Нужна была Муза. Сонечка музой быть не могла.

+3

11

Не согласна с посредственностью С. как поэтессы. Почему-то ее строки мне ближе Цветаевских)

0

12

Мне почему то Цветаева ближе, чем Ахматова.  Бро, жадина, скинь почитать, что нибудь про поэзию, работу свою какую. Чесслово, после прочтения изничтожу.  Гы, не тебя канешь. Я вот вообще Вовку люблю, агитатора, горлана-главаря. И Асеева про него писавшего, я понимаю, не в тему, но эт кабы к тому, что кому арбуз...

+1

13

Демон,Вы не этичны,Вас заносит. Я отредактировала Ваш пост,надеюсь,Вы будете внимательнее к правилам форума.

4.12.К оскорблению так же приравнивается использование нецензурной лексики (мата) на любом языке, а также все ее формы с использованием скрытого мата, когда часть нецензурного слова скрыта различными символами (например #*) или смысловой составляющей. Любые грубые, оскорбительные выражения, будут удаляться без уведомления участника.

0

14

Весь флуд не относящийся к данной теме перенесен Рассуждения Демона

Демон, для вас было одно предупреждение, далее последует бан.

0

15

Белый Океан написал(а):

слишком принято возвышать  в темных кругах значение этих отношений.

Почему же в темных кругах? Эта история освещается в литературе. Эти отношения продлились почти два года. И это была всепоглощающая любовь с опьяняющей страстью, со своим счастьем. Девушки даже жили некоторое время вместе, при этом они не делали никакой тайны из своих отношений: появлялись на людях, обнимались. Как доказательство их любви, является поездка в Коктебель в начале лета 1915 г. Марина хотела поделиться со своей любимой всем самым дорогим, что у нее было, в том числе и любовью к Коктебелю.

Белый Океан написал(а):

а Парнок в судьбе Цветаевой всего-лишь короткая ветвь, которая помогла создать цикл стихов "Подруга"

Но и С. Парнок посвятила многие свои стихотворения М. Цветаевой.
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою» –
Ах, одностишья стрелой Сафо пронзила меня!
Ночью задумалась я над курчавой головкою,
Нежностью матери страсть в бешеном сердце сменя, –
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».
Вспомнилось, как поцелуй отстранила уловкою,
Вспомнились эти глаза с невероятным зрачком...
В дом мой вступила ты, счастлива мной, как обновкою:
Поясом, пригоршней бус или цветным башмачком, –
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».
Но под ударом любви ты – что золото ковкое!
Я наклонилась к лицу, бледному в страстной тени,
Где словно смерть провела снеговою пуховкою...
Благодарю и за то, сладостная, что в те дни
«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

+2

16

Мда, я тут прочитала на каком то сайте комментарии относительно статьи об  истории отношений двух поэтесс этих прекрасных..
Столько всякого "г..a"  плебейского  от негодующих мужиков, мерзко было сильно, все вдохновение и настроение испортилось)).  Все это печально, на самом деле конечно и неприятно..(

0

17

Ponce
Спасибо Вам за эту тему! Очень люблю Цветаеву. Множество стихов и, конечно, цикл "Подруга" нравится очень.
А еще именно из-за нее я так полюбила это имя - Марина. :)

+2

18

Получила несказанное удовольствие от этой темы! Причем двойное, как матрешка: одно в другом.
Первое от самой темы с излюбленным циклом стихотворений.
Второе— от комментов! Все хороши, но большое "благодарю" creems за рассуждения!
Признаюсь, долго ждала "натхнэння" для того, чтобы открыть и прочесть эту тему, и наконец— в нужное время и в нужном месте! Ммммм...Как пошло хорошо!
И песня Ландыш все ещё поется в голове...

Отредактировано Ivanovaolga (10.11.15 12:40:54)

0

19

Мне доводилось бывать в Елабуге. Тогда и родились эти стихи. Чот седня настроение такое. Но оно ничего не значит. Это просто настроение...
:mybb:

Отредактировано Nostradamus (03.06.16 22:41:30)

+2

20

creems|0011/7a/32/2050-1428051883.jpg написал(а):

Что же касается Сонечки Голлидэй- трудно осуждать, так же , как трудно осуждать ребёнка, нечаянно взобравшегося на колени взрослой женщины. Парнок вихрем прошлась по Марининой жизни -ломая, отрицая, возбуждая желание, ненавидимое самой Мариной- о как она здорово пишет об этом в " Письме к амазонке"! Так же, как и в письме к Саломее Гальперн:" Что с этим делать в жизни? И если бы я знала что-то : что с этим сделает жизнь?" И вот она -эта маленькая Сонечка- взгляд снизу вверх на женщину, которая уже имела некий опыт. И всё до обыденного просто. Действительно, как приласкать ребёнка. И не она, не Сонечка ушла к мужчине- никуда и никогда она бы от Марины не ушла. Самой Марине нужна была другая любовь.Любовь-вихрь, любовь -отреченье. Буря чувств.
Нужно было, как при Парнок- с ума сходить от ревности и страсти. Что бы писать эти самые стихи. Нужна была Муза. Сонечка музой быть не могла.


Конкретно Марину Ванну эмоции мотивировали именно как раз влюбленности, а колец она этих раздарила -навалом)
Как за тем столом я голодная,
Как за тем костром я холодная.
Марина Ванна в принципе не желала любить всерьез, скорее уж вспышка, яркая, влекущая, кратковременная.
Таков стиль серебрянного века)
Как говаривала одна знатная дама, я ее тогда никак не поняла, да и выражалась она, ээ несколько, по православному.
Если адаптировать ее речь к публике то на ее взгляд, стих как таковой, результат рукоблудства поэта который искренне и навсегда влюблен в самого себя и только, а в окружающих видит исключительно отражения тех граней алмаз которых -он сам.
Отсюда и ее трагический конец.

Отредактировано In Solo (09.12.15 13:16:27)

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Документалистика » С.Парнок и М. Цветаева