Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Blane Cooper & T. Novan - Дорога до Глори


Blane Cooper & T. Novan - Дорога до Глори

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Глава 1
Звезды мерцали над головой, когда Ли Мэттьюс давила на педаль по трассе I-90 1 с постоянной скоростью семьдесят миль в час. Несмотря на то, что было почти лето, холодный вечерний воздух заставил ее включить обогреватель на полную мощность. Она вела машину весь день, и что еще хуже, день еще не закончился. Она поглядела на часы на приборной доске – еще ехать по крайней мере шесть часов.
– Что за…? – пробормотала Ли, когда неожиданный знак объезда заставил ее съехать с трассы на проселочную дорогу. Она была асфальтированной и с хорошей разметкой, но не была прямой, как хайвэй. Ли снизила скорость до 55 миль в час. То небольшое движение, которое было вначале, сошло на нет, оставив молодую женщину наедине с ночью и радио в компании.
Когда в кабине грузовика становилось все теплее и теплее, веки Ли потяжелели, а дыхание замедлилось. Она откинула светлую челку со лба и наклонилась к радио.
– Грешники, покайтесь!
Ли подскочила.
– Впустите Иисуса в свое сердце! – гремело из динамиков.
– О, Христос. Так ли необходимо находить удовольствие в грехе?
1 I-90 (Interstate 90) – самая длинная из межштатных автомагистралей в США, длиной 4,987 километров (3,099 миль)
Ли закатила глаза, аккуратно объезжая огромную неопознанную тушу сбитого животного, и сменила радиостанцию, как-то умудрившись сделать три дела одновременно. Она ненавидела ночное радио, особенно в середине ночи и особенно непонятно где. Ли прослушала все свои аудиокниги, и любимые CD-диски уже не прельщали в это позднее время. Она подавила зевок и медленно свернула на другую дорогую по другому знаку объезда.
Почему никто не упоминал об этом объезде? Ли взглянула затуманенным взглядом на молчащее радио. С отвращением, она выключила его до того, как ей пришлось бы вытерпеть еще секунду, слушая, как Биг Бабби Бумбоски заставляет свою полную и совершенно тупую жену поверить, что ему нужно срочно уехать почти на неделю. Пол страны знало, что он собирается встретиться со своей подружкой и их двумя сыновьями. Бабби все продолжал и продолжал петь о том, как он гордится своим старшим мальчиком. Оказалось, что маленький Биг Бабби добился условно-досрочного освобождения как раз к его визиту.
Второй поворот вел ее по еще более пустынной области, чем первый. Ли задавалась смутным вопросом, не потерялась ли она. Дыхание снова замедлилось, и голова начала опускаться. Глаза захлопнулись… только на секунду.
Ли рывком подняла голову. Глаза распахнулись от звука гравия под колесами.
Инстинктивно она нажала на тормоза, вызывая облако пыли из-под огромного грузовика, в заносе останавливаясь на обочине дороги. «Хорошо, что я веду только тягач. Иначе бы потребовалось расстояние в три раза больше до полной остановки». Дрожа, она выключила зажигание и была погружена в оглушающую тишину.
Ли сонно моргнула, а сердце стучало со скоростью миля в минуту, адреналин бежал по венам.
– Черт. «Я заснула на дороге? Я не делала этого с тех самых пор, как начала водить!».
Она вгляделась в большое окно на окружающее пространство. Было черным-черно… почти. Ли прищурила усталые, как у ребенка голубые глаза, и вгляделась в дорогу. Вдалеке она смогла разглядеть бледный свет.
– Спасибо тебе, Господи! Мотель. Наконец-то я приму душ, – сказала она в никуда.
Конечно, разговаривать с собой, это верный признак сумасшествия. В то же время, Ли была вполне уверена, что безумного человека ничего не заботит. Так почему она должна беспокоиться?
Ли выросла на дороге со своим отцом и знала, не важно, насколько кажется пустынной область, вы обычно не слишком далеко от одного из тысяч небольших семейных мотелей, которые выстроились на автомагистралях Америки. Они дают приют дальнобойщикам, себе, и другим усталым, или просто заблудившимся путешественникам.
Девушка снова завела машину, и ее вишнево-красный большой грузовик ожил, свет фар прорезал темноту. Она медленно выехала на дорогу, слыша, как стихает знакомый хруст гравия, когда колеса нашли асфальт. К тому времени, как Ли переключилась с третьей передачи на четвертую, уже надо было сбавлять скорость. Она фыркнула, когда прочитала надпись на мерцающей вывеске «ритс» 2.
– Похоже, я нашла Ритс в самой глубинке. Кто знает?
Ли подъехала к небольшому зданию и открыла дверь кабины. На нее сразу же обрушился громким хором стрекот сверчков и запах слегка влажной травы прерий. Ветер отбросил волосы, когда она спрыгнула на землю. С каждым шагом она чувствовала, что мечта о горячем душе и большой кровати тает, как дым.
Она хотела топнуть от разочарования, но сдержалась. Этот жест никто не заметит, и, в конце концов, ни к чему не приведет. Вместо этого, она понурила голову и устало потерла лицо. Приблизившись к зданию, стало понятно, что это не мотель.
Это было кафе. И, судя по темноте в окнах и темному силуэту стульев, расставленных на столах, самое что ни на есть закрытое кафе.
С легким рычанием, Ли вернулась к грузовику и вскарабкалась внутрь. Она закрыла свою дверь, а затем пассажирскую. За передними сиденьями свисала тонкая шторка, которая разделяла рабочее место Ли от дома. Она сбросила обувь, не позаботившись о том, куда она приземлилась, стянула легкую джинсовую рубашку и лифчик.
2 Ritz’s (ритс) – имеется в виду заведение, которое принадлежит кому-то по фамилии или имени Ритс, как, например, Макдональдс.
А Ritz-Carlton – международная сеть отелей класса «люкс».
1 июля 2007 года первый в России отель под управлением сети открылся в Москве, на месте снесённого высотного здания гостиницы «Интурист», в начале Тверской улицы.
Усталая женщина откинула маленькую, но уютную кровать с задней стены грузовика и плюхнулась, не позаботившись снять голубые джинсы.
Она заснула раньше, чем голова ударилась о подушку.

***

Глаза Ли распахнулись, и она тихо застонала.
– Нееет, еще не может быть утро. Уходи, – обидчиво приказала она солнцу. Но по каким-то причинам, солнце, палящее сквозь окна, грубо отказалось подчиняться ее команде. Она натянула чистую рубашку и схватила сумку с туалетными принадлежностями.
Зевая, Ли запустила пальцы через короткие, светлые волосы, чтобы привести себя в презентабельный вид. Но, если быть честной, сейчас ее больше интересовала ванная комната, чем привлекательный внешний вид. Блондинка она или нет, в любом случае, она не собиралась смущать безумную Марту Стюард 3. А природа звала. Громко.
Прикрыв рукой глаза от солнца, Ли уставилась на большую вывеску над входом в кафе. Место называлось «Фитс», а не «ритс». Верхняя часть буквы «Ф» выцвела.
3 Марта Хелен Стюарт (англ. Martha Helen Stewart; род. 3 августа 1941 года, Джерси-Сити) – американская бизнесвумен, телеведущая и писательница, получившая известность и состояние благодаря советам по домоводству.
Когда взгляд опустился вниз с ветхой вывески, то приземлился прямо на фигуру, развалившуюся в деревянном кресле, в тени двери кафе. Ее глаза слегка расширились. Тело было длинным и худым, одетым в бежевые штаны и голубую хлопчатую рубашку, ноги лежали на бочке. «Святое дерьмо». Она пыталась не пялиться, но сразу же отказалась от этой идеи, потому что действительно хотела разглядеть, кто это.
«Пожалуйста, будь женщиной, пожалуйста будь женщиной», – повторяла Ли про себя. Еще два шага, и даже через легкое облако дыма вокруг тела, она разглядела голову с густыми, короткими каштановыми волосами. Глаза Ли опустились на бледно-голубую рубашку, которая была, как она смогла увидеть, расстегнутой, а под ней – белая майка. Затем… о боже! Зазвенели колокольчики в голове, как будто открылся кассовый аппарат. Она увидела хорошо сложенные груди и грациозную шею. Слабое рычание вырвалось из горла, и она напряглась, чтобы рассмотреть черты женского лица.
Ли внезапно остановилась, когда папаша с двумя маленькими мальчиками, поспешно проскочил мимо нее в кафе.
– Небольшая неприятность, – все, что сказал мужчина вместо извинения.
Женщина на стуле еще раз затянулась сигаретой, потом бросила окурок в мусорку, стоящую рядом. Она поднесла ледяную бутылку Колы ко рту и сделала большой глоток.
– А-а-а… – прогудела она, чмокая губами от удовольствия. – Ничего нет лучше газировки, чтобы прогнать утреннюю дремоту.
Когда Ли приблизилась, зеленые глаза осмотрели ее с праздным любопытством. Женщина фыркнула и опустила одну ногу с бочки, а носком ботинка почесала живот кошки, сидящей на крыльце под ногами. «Ей-богу, в наши дни даже коротышкам позволяют водить грузовики».
Фли – угольно-черная кошка замурчала, вызвав смех у женщины.
– Пить хочешь? У тебя было тяжелое утро ничего неделания. Уверена, что ты сильно хочешь пить.
Фли, лежа на спине, чуть приоткрыла рот. Зеленоглазая женщина, наконец, оторвала взгляд от блондинки и осторожно наклонила бутылку прямо к ожидающей пасти кошки.
Ли шагнула на крыльцо, челюсть провисла от вида. Она была так поглощена красивой женщиной, не говоря уже о кошке, лакающей непрекращающийся поток Кока Колы, что даже не заметила, как дверь распахнулась. Дверь ударила ее прямо по лицу.
– Иисус, Мария и Иосиф! – Женщина спрыгнула со стула, когда Ли от удара шумно приземлилась. Вокруг поднялось облако пыли, она закашляла, мир начал вращаться. Невысокий грузный мужчина, который выглядел с натяжкой на шестьдесят, вывалился из кафе и бросился к Ли. Он нервно сглотнул, нежно гладя ее по спине, когда она снова закашляла, и попытался отогнать пыль беспорядочными движениями руки.
– Вы в порядке, мисс?
Ли положила ладонь на глаз, который пульсировал с каждым сердцебиением. Она уже могла почувствовать, как он заплывает.
– Я… Думаю, да. – Она внимательно посмотрела на мужчину, сморщив брови. – И мне нужно сказать это вашим близнецам?
Он посмотрел в пустое пространство рядом с ним, куда указывала Ли.
– О-о. Мне так жаль. – Мужчина протянул руку, помогая встать. – Я – Пит.
– Привет, Пит. Я… – Она на мгновение запнулась, когда кафе, ближе, чем в десяти шагах, начало расплываться. «Я собираюсь упасть в обморок?»
– Эй там, пропустите. – Пит обхватил Ли. На нем были белые брюки, ослепительно белая футболка и зеленый фартук с надписью «Фитс» на груди. – Нам лучше пойти внутрь и приложить лед на глаз. Завтрак в доме. – Он бросил взгляд на высокую женщину. – Фитс, ты собираешься оставить ее здесь в грязи? – спросил он ворчливо.
– Но…
– Я думал, ты собиралась починить обгоревшую вывеску. – он покачал головой. – Мне следует уволить твою…
– Я в порядке, – перебила Ли, пытаясь разглядеть женщину, но сейчас ее глаз слезился так сильно, что она не смогла рассмотреть ничего. – Правда. Мне бы просто принять… – Она сделала паузу, а мозг замолчал, когда она пыталась перефразировать то, что собиралась сказать. – М-м-м…
Пит фыркнул понимающе.
– Внутри туалет. Давай. – Он распахнул дверь, и Ли окутал ароматный запах шипящего бекона и кофе.
«О, черт, пахнет вкусно. Но все по порядку». Она полетела до туалета, интуитивно двигаясь в дальнюю часть кафе, где обычно он находится. Слава богу, что дверь не заперта. Первым делом она вымыла лицо ледяной водой и почистила зубы щеткой, которая была в рюкзаке. – Как-то не очень. – Она снова провела пальцами по волосам. Ли выглядела так, как и должна была, в отсутствии душа и хорошего сна. На глазу уже начал проявляться синяк, которым Мухаммед Али мог бы гордиться.
«О, боже, ребята «У Розы» не оставят меня в покое. Лучше придумать какую-нибудь историю. Дверь ударила по лицу, пока рассматривала местную конфетку и экстравагантную кошку – все же это единственное, во что они поверят.» Она не доставит им удовольствия посмеяться. Ли поежилась от синего кровоподтека, едва видимого между опухшими веками. «Я думала, что смеяться над тем, кто лишился глаза, дерьмово. А вот и нет!»
Она еще раз ополоснула зубную щетку, положила в чехол и бросила в рюкзак. – Завтрак и кофе. Вот что сейчас нужно.
В животе заурчало, когда она подошла к стойке и взгромоздилась на вращающийся стул, который заскрипел, когда она повернулась.
Пит усмехнулся. – Кофе. Очень крепкий, на гарнир блинчики из тертого картофеля, бублик и два кусочка мяса.
Ли смогла только кивнуть и застонала. Мужчина читал мысли. Она боялась, что если заговорит, то слюна потечет от запаха горячего завтрака. Ли сглотнула и огляделась. Заведение было оформлено под ретро 1930 или 1940, она не была уверена точно.
– Где находится это место?
Место было очаровательным в каком-то роде.
– Не небесах, конечно, – дерзко сказала официантка за стойкой. – Что скажете о стоянке? Мы заделали все глубокие дыры.
Пит состроил гримасу. – Очень смешно, Мэвис.
Коротким пальцем он указал на стойку с грязной посудой, которая только что стала пустой. – У тебя еще есть грязная посуда?
– Да, да, – Мэвис отмахнулась от него и налила еще одну чашку кофе мужчине у стойки.
Пит повернулся к Ли. – Добро пожаловать в Фитс. Женщина, которая за дверью, Арджи Фитсжеральд, но, несмотря на название, это мое кафе.
– Он проиграл пари, и она заставила его изменить название. – Услужливо сказала Мэвис.
Пит прищурился, взглядом прожигая дыру в официантке. – Кстати, у меня такое чувство, что сегодня нужно почистить жироуловитель. И завтра.
Мэвис побледнела и устремила хрупкое тело к стойке с грязной посудой. По крайней мере, там у нее будут не очень большие неприятности.
Ли наблюдала за Пит и Мэвис, забавляясь.
– Я видела вывеску, но я имею в виду, где точно находится ваше кафе? Мне неожиданно встретился объезд этой ночью.
– А-а-а. – кивнул Пит. – У нас все утро был народ.
Он налил Ли чашку кофе, поставил кувшин со свежими сливками и чашу с сахаром.
– Ближайший город в двадцати милях к северу.
Ли ничего не сказала, потому что решила посмотреть на карту в грузовике позже. Она налила сливок в кофе, пока напиток не стал бледно бежевым, и не стала размешивать.
Ли подождала, пока Пит помашет на прощанье мужчине, который через мгновенье убежал, уводя мальчишек. Когда дверь захлопнулась, он опустил взгляд на ожидающие глаза Ли.
– О, извините. – Улыбнулся Пит. – Вы находитесь ровно в двадцати милях от Глори, Южная Дакота. Население…
– Кого это заботит? – выкрикнул кто-то из стариков, играющих в домино за центральным столом.
– Леди спросила, старые сварливые козлы! – сделал выговор Пит, тряся кухонным полотенцем в сторону грубых мужчин.
Ли фыркнула у края кружки. Много лет она ездила с отцом в миллионы таких мест. Сейчас, когда она была здесь, хватило второго опытного взгляда, чтобы убедиться, – это место было больше, чем место, где могут поесть путешественники. Оно было, по крайней мере, вторым домом с семейным отношениями, хоть и не по крови, дружественными и заботливыми.
Пит поморщился от синяка, который разросся на лице Ли.
– Давай принесу что-нибудь холодное на глаз. Сейчас вернусь, – пробормотал он и направился в кухню. Ли слегка повернулась, когда скрипнула дверь, возвестив о чьем-то приходе.
Арджи Фицжеральд вошла в кафе, свободно держа пустую бутылку Кока-колы, которая покачивалась вперед-назад в ритме ее длинных шагов. Она прошла за стойку с противоположной стороны от Ли и закинула бутылку в деревянный ящик в такими же бутылками. Звон стекла об стекло был едва слышен из-за постоянного звона столовых приборов. Она взяла керамическую кофейную кружку. Неосознанно повращав ее на указательном пальце, подошла к плите, где стояло несколько серебряных кофейников со свеже сваренным кофе. Арджи взглянула из-за плеча на Ли и сверкнула сочувственной улыбкой. «Этот глаз скоро распухнет сильнее, чем бумажник шотландца. Бедная девочка».
Арджи повернула лицо в сторону водительницы грузовика и, отпив кофе, положила локти на белую, слегка запятнанную кофе, стойку. Она попивала кофе и когда она была полностью уверена, что завладела вниманием Ли, которое, по правде говоря, возникло сразу же, как она вошла в дверь, указала пальцем на свой глаз и сказала.
– Ты в порядке?
Кончиками пальцев Ли прикоснулась к посиневшей коже, но улыбнулась и кивнула. Было болезненно, но не мучительно. «Мне было бы лучше, если бы ты сидела голая на моих коленях. Боже, как мне нравятся бучи».
Арджи моргнула и отвернулась, чтобы крикнуть в окошко Питу, который возился с пакетом льда.
– Ты скоро узнаешь, что от твоей скорости ее глаз уже выздоровеет, а дети вырастут до того, как ты вернешься, – поиздевалась она, стаскивая кусок бекона с одной из тарелок, которые большая черная женщина поставила в окно раздачи для Мэвис.
Ли втянула воздух от признательности. Теперь, когда голова не кружилась от удара об дверь, она смогла нормально расслышать и оценить настоящий ирландский акцент в словах Арджи.
– Фитс! – рявкнула Мэвис, автоматически добавляя бекон в тарелку в руке. Если Арджи была где-нибудь поблизости, официантка знала, что жди беды. – Иди на улицу и найди себе полезное дело. Не создавай здесь еще больше проблем. – Ворчание Мэвис было сказано таким терпеливым родительским тоном, что молодая пара, сидящая рядом с дверью, прикрыла рты, чтобы спрятать смешки.
– Я бы хотела знать, что я сделала в первый раз. – Арджи скрестила руки у груди, очевидно ожидая ответа. – Не я виновата, что ее ударили дверью.
– Фитс, вон! – В этот раз приказ последовал от доминошников.
Арджи стрельнула в старикашек пошлым взглядом. – Ухожу, ухожу. Я знаю, когда меня не хотят.
Она вытащила хлопчатую кепку из заднего кармана и натянула на голову. Волнистые до плеч волосы разметались в разных направлениях за спиной. – Я ухожу. Пойду поиграюсь с острым топором.
Она выхватила пару поношенных кожаных перчаток из другого кармана и одела их. Проходя мимо Ли, Арджи сверкнула улыбкой, останавливающей сердце.
– Надеюсь, твоему глазу станет лучше, мисс. Извиняюсь, что не могу остаться и поболтать, но как ты видишь, меня выпинули отсюда под зад.
Ли не сдержалась и засмеялась, как и другие посетители кафе. Она еще никогда не слышала такой очаровательный акцент… Она улыбнулась Арджи, и высокая женщина исчезла за дверью.
Пит вернулся из кухни со льдом и вкусно пахнущей тарелкой еды, которую поставил напротив Ли.
– Вот, молодая леди. – Он смущенно указал на лицо Ли. – Мне действительно очень жаль.
– Все хорошо. – Ли пожала плечами. Мысли ее были больше направлены на Арджи, чем на разговор с Питом. – Всякое случается.

Арджи стянула рубашку и бросила ее на летний столик, оставаясь в белой мужской майке. Бледная, немного в веснушках кожа тут же согрелась под лучами утреннего солнца, и она удовлетворенно вздохнула, распрямляя плечи, которые ничто больше не стесняло. Затем она подошла к старому пню, куда был воткнут топор с длинной ручкой, и вытащила его. Она подняла круглое кленовое бревно, которое надо расколоть, чтобы позже сжечь в барбекю через неделю.
Зеленые, цвета леса глаза взметнулись вверх и всмотрелись в кафе. Сквозь открытую дверь ей открывался отличный вид на левую ногу Ли. Арджи показалось, что потрясающая женщина хорошо проводит время. Она пьет кофе и поглощает завтрак. «Ну и что такого, если я посмотрю на ее ноги самую малость. Они такие выразительные!»
Не глядя, Арджи направила лезвие топора прямо в середину бревна, раскалывая его пополам. Годами раскалывать дрова стало ее второй натурой, и она двигалась по заученному движению, витая в мыслях. Она подхватила одну из половинок и поставила на бревно, что снова расколоть. В это время мысли вращались вокруг маленькой голубоглазой блондинки – водительнице грузовика, а руки жаждали что-нибудь сделать. Арджи застонала. Громко.
Фли сиганула из-за угла здания и плюхнулась в тень большого дерева. Она зевнула и начала облизывать лапки, наблюдая пронзительными желтыми глазами, как Арджи колет дрова. Фли была рада, что не была человеком. Слишком много работы. Лузеры.
Арджи наконец-то посмотрела на свою четвероногую подругу и покачала головой.
– Хорошо. Я заметила. Она очень симпатичная дамочка. Жалко, что она не…
До того, как женщина смогла продолжить свой разговор с кошкой, Ли вышла из-за угла с рюкзаком за плечом. Она направилась прямо к Арджи, разрешая глазам осматривать высокое долговязое тело.
Восхищение Ли от тела Арджи было таким откровенными и беззастенчивым, что Арджи почувствовала, как загорелись щеки, и она подняла топор для замаха. «Господи! Я не чувствовала себя такой голой!»
Блондинка улыбнулась, получая удовольствие от лица Арджи, покрытого капельками пота.
– Извини, но, м-м-м, Пит сказал, что где-то здесь можно воспользоваться душем.
В голосе было сомнение, хотя у нее не было ни одной причины не верить Питу. Он накормил ее бесплатным завтраком и стал для нее чуть менее значимым, чем ее умерший отец и более значимый по сравнению с остальными.
Арджи промахнулась, ударяя по бревну, а вместо этого воткнула топор в пень. Она внутренне застонала, думая, повезло, что не отрубила ногу. Она подавила смущение, а внешне выражала уверенность и спокойствие.
Арджи указала в сторону топора и сказала, – Я так и хотела сделать.
Ли посмотрела на топор, лежащий под углом, почти срезавший край пня.
– Конечно, – сказала она серьезно, борясь с улыбкой на лице.
Арджи вытащила носовой платок, из бездонного, как начала уже подозревать Ли, заднего кармана и протерла лоб.
– Душ? – напомнила Ли.
– А, да, вон там. – Арджи указала головой на здания рядом с кафе. – Это старый гараж. Там нет никого, кроме может быть Джоржа, который любит копаться в своем драндулете. Но не думаю, что он сегодня здесь. Там есть душ и чистые полотенца. Можешь пользоваться.
Ли улыбнулась и поправила рюкзак на плече. На языке так и вертелось или пригласить Арджи на свидание или позвать присоединиться к ней в душе. Одно из двух. Черт, она никогда не смущалась рядом с женщинами, а ее гей-радар запищал так громко, когда она подошла к Арджи, что была удивлена, что еще может смотреть прямо. «Итак, поговорим».
– Спасибо. – Ли сделала паузу, затем заметила старый поржавевший форд 1942 года, припаркованный вдоль гаража. Она фыркнула, увидев машину, и сказала первое, что пришло в голову. – Какой уважающий себя водитель будет водить такую развалюху?
Арджи посмотрела на черный грузовичок и приподняла бровь. «Развалюха?» Она стиснула челюсть.
– Полагаю, таким человеком являюсь я. Это мой грузовик.
Глаза Ли расширились. «О, боже».
– Э-э-э. – Она моргнула и попыталась придумать, что сказать приятного об этом полуразвалившемся агрегате.
Ли никогда не испытывала стеснения вешать лапшу дамам. Черт, она научилась этому, сидя на коленях у отца. Он получил прозвище «Кот Том» не просто так. Когда он умер два года назад, она ушла из семейного бухгалтерского учета, чтобы водить большие грузовики. Сообщество дальнобойщиков также ее звало «Котом Томом», хотя обычно не в лицо.
Но она никогда не приукрашивала правду, когда дело доходило до грузовиков. Даже такой милашке. У женщины должны быть некоторые принципы.
– Мне жаль.
Арджи положила руку на бедро, чувствуя затруднительное положение Ли.
– Тебе жаль, что это мой грузовик или жаль то, что ты его оскорбила?
Ли прикусила нижнюю губу. – Да.
Брови Арджи подпрыгнули. Она нахальная штучка, это уж точно. Но все же, нельзя отрицать, что у нее классная попа. Арджи вытащила топор и поставила половинку бревна, по которой промазала в прошлый раз.
Она не позаботилась посмотреть на Ли, и сказала. – Душ в гараже, дверь не заперта.
Поведение высокой женщины стало абсолютно прохладным, и Ли постаралась не хмуриться. «Великолепно. Она чувствительная натура. Если ты не такая притязательная, чтобы ездить, а еще хуже, водить такую развалюху, то не следует расстраиваться, когда люди говорят об этом». Правда, грузовик был приспособлен к дорогам по пустыне, – любимое средство передвижения. Она коротко кивнула и быстро пошла в сторону гаража, пробормотав извинения под нос, когда проходила мимо Арджи. И, хотя было не легко, Ли пришлось отнести Арджи Фитсжеральд в своей голове, как «тех, кого проехали». Сейчас она пойдет в горячий душ, а после отправится по тихой и одинокой дороге.

0

2

Глава 2
Арджи зашла в парикмахерскую Сэма. Фли свернулась у нее на плечах и использовала высокую женщину, как кошачье такси. Когда Арджи закрыла за собой дверь, она пожала плечами, и Фли спрыгнула вниз, тут же устроившись на мягкой подушке в углу помещения, которое было отведено специально для нее.
Арджи сняла кепку и засунула в задний карман. Она разозлилась, заметив, что все глаза в комнате уставились на нее. Быстрым движением, она засунула солнечные очки в передний карман.
Брюнетка уставилась на маленькую очередь мужчин.
– Что? У меня выросла еще одна голова? Если бы она у меня была, волосы на ней тоже нужно было бы подстричь.
Она села на стул, выставив длинную ногу перед собой и кидая почти грозный взгляд на Сэмми – парикмахера.
– Знаешь, – начал Сэмми, накидывая накидку вокруг шеи, затем провел рукой сквозь густые волосы Арджи. – Ты – женщина. Будет лучше, если ты захочешь отрастить волосы.
Рука Арджи тут же поднялась к голове. Ее волосы были едва срезаны с ушей и расчесаны назад. Там волосы были длиннее, а неровные красно-коричневые кудри едва касались края воротника рубашки на спине.
– Я знаю, что женщина, тупой ублюдок. Я также знаю, что люблю свои волосы такими. О них легче заботиться. Поэтому просто подстриги и придержи комментарии при себе.
– Да, ма’ам, – фыркнул Сэмми, взяв ножницы.
К большому огорчению матери, он подстригал волосы Арджи с тех пор, как Милдред, нынешний владелец местного салона красоты, отказался отстричь волосы Арджи, когда она была в школе. У них был один и тот же спор каждый раз, как она приходила. Он всегда ждал, пока Арджи не назовет его «тупым ублюдком» перед тем, как начать стричь. Это был его собственный полу-протест. Он знал, что некоторым молодым женщинам нравятся короткие стрижки, но почему, это было загадкой.
Мужчина, чье лицо еще блестело после бриться, сидел рядом с Арджи. Он повернул страницу журнала.
– У той маленькой дальнобойщицы в кафе были довольно светлые волосы, – сказал Люк, а глаза не отрывались от журнала. – Все же мои вкусы всегда относились к более длинному стилю. Помните Риту Хэйвоф? Прекрасные волосы.
– Помните? – скептически повторил Джонни. – Я выгляжу таким старым? – Он наклонился к столу, на котором стояла касса. – Но водительница – красотка. – Джонни самодовольно улыбнулся Арджи. – Думаю, ее волосы почти цвета сладкой кукурузы летом. – Он пожал плечами. – Короткие, обросшие, но женственные.
Худой мужчина подошел к Люку, который посмеивался и держал неестественно высоко журнал, чтобы скрыть лицо. – Она действительно красотка, не так ли, Фитс?
– Я не заметила ее волосы. – Арджи неуютно поерзала на стуле. «Надо было догадаться, что приходить сюда сегодня – ошибка!»
Третий мужчина с круглым животом и сигарой, свисающей изо рта, прохрипел, сидя в углу шахматного стола. – Конечно, нет, ты была слишком занята разглядыванием ее сисек.
– Нет! – защитилась Арджи, почти соскакивая со стула.
– Черт, Арджи, сиди тихо, пока я тебе скальп не снял! – приказал Сэмми, толкая женщину назад на стул и поправляя накидку на плечах.
– Вы все – противные старые козлы. Большинство из вас. – Щеки Арджи запылали, и по сильному хохоту мужчин, она поняла, что они такие же красные, как их чувствует. – Не знаю, почему я терплю вас.
– Потому что это единственная парикмахерская в городе, и если ты сюда не придешь, тебе придется подстригаться самой. Это будет ужасно. – Усмехнулся Джонни, склонился над шахматной доской и перепрыгнул через несколько полей противника. – Я – король, Чарли.
Глаза Чарли сузились до щелок, и он выплюнул сигару. – Рад за тебя, король, ты – мухлюющий крысиный ублю…!
Джонни бросил журнал в кучу, затем склонился над старомодным холодильником, где Сэмми держал запас холодного рутбира.
Рутбир, или корневое пиво (англ. Root beer), также известное как Сарсапарилла, – это газированный напиток, обычно изготовленный из коры дерева Сассафраса. Корневое пиво, популярное в Северной Америке, производится двух видовалкогольное и безалкогольное.
5 Маранг или тарап (Artocarpus odoratissimus) – фруктовое дерево из семейства тутовых, родственное хлебному дереву и джекфруту, видимо, используется, как сравнение.

Итак, ты не заметила ее волосы и не смотрела на ее маранги 5, на что же ты смотрела? На ее задницу?
– Она отлично сложена, – проворковал Люк мечтательно, просто для того, чтобы помучить Арджи.
– Сборище извращенцев. Я даже не смогу посчитать разницу в возрасте, а вы пялились на ее зад? Эй, – Арджи указала на Джонни, – даже не думай открывать рутбир, если не собираешься делиться с Фли. У нее тоже есть желания.
Слова Арджи оказались пророческими. Кошка тихо подошла и развалилась рядом с Джонни. Она провела по мордочке лапкой, перекатилась на спину и открыла рот в ожидании.
– Ты портишь ее, – Джон открыл крышку открывашкой, прикрепленной к холодильнику, придерживая крышку, чтобы та не упала в раскрытую пасть Фли.
– Она здесь, между прочим, чтобы составить мне компанию, поэтому я могу портить ее. Ты просто ревнуешь.
– Держу пари, ей достается стейк или печень два раза в неделю, так? – Джонни прыснул немного шипящей жидкости в глотающий рот кошки, затем сделал большой глоток и обтер губы рукавом. Он посмотрел на рукав и улыбнулся, увидев пятно. Он был чертовски доволен, что стер все с усов с одной попытки. Гороскоп был прав. Сегодня будет замечательный день!
Арджи наклонила голову вниз, и Сэмми отрезал не больше, чем четверть дюйма от задней пряди каштановых волос. Он собрал волосы в руке, думая, что она могла бы носить маленький хвостик, если бы не возражала.
– Фли получает печень два раза в неделю, стейк дважды в неделю, и курицу два раза в неделю. По пятницам у нас рыба. – Тон Арджи был раздраженным. – Мы – католики, знаешь ли.
Люк хихикнул. – Ты может быть и католик, но я не уверен насчет Фли.
– Не имеет значения. Я ем рыбу. Фли ест рыбу. Мы – команда.
Сэмми ткнул Арджи в плечо пальцем. – Расскажи нам о маленькой блондинке на большом красном грузовике.
Арджи попыталась пошевелить плечами, но Сэмми крепко их держал, молча журя за ожидаемые движения.
– Что рассказать? Она подошла к кафе, получила нокаут дверью. Пит приготовил ей завтрак, она приняла душ в гараже. А затем уехала.
Ее улыбка была ярче, чем утренние лучи солнца. «Если бы она попросила меня облизать ее с ног до головы вместо душа, я была бы счастлива устроить это. Но разве она должна была оскорблять мой грузовик?»
– Не так уж и много, если вы спрашиваете меня.
Сэмми прочистил горло и улыбнулся друзьям в салоне. – А какого цвета ее глаза?
– Голубые, – не задумываясь ответила Арджи, вызывая смех во всей комнате.
Чарли чуть не подавился сигаретой.
– Так, все! – Арджи соскочила со стула, сорвала накидку с шеи. Она бросила ее на свободный стул, вытащила кепку из кармана и натянула на голову. Покопавшись в кармане, она достала деньги и всучила их в протянутую руку Сэмми. – Вы все просто… просто. О, черт! Пойдем, Фли!
Фырканье и хлопки по коленкам были слышны даже на улице, когда Арджи и Фли поспешно выбежали. Кошка пропустила Арджи вперед, а затем с разбегу вскочила на спину и забралась на плечи, чихнув, когда вдохнула остриженные маленькие волоски, просочившиеся с парикмахерской накидки. Арджи даже не замедлила шаг.
– Тупые сыновья… – она вдруг остановилась, поняв, что ее ворчание и ругательства могут быть услышаны Миссис Амос. Арджи улыбнулась и попыталась выглядеть раскаивающейся, когда вошла в дверь продуктового магазина и распростерла руки. – Могу я помочь, миссис Амос? – спросила она, указывая на два больших бумажных пакета у ног пожилой женщины. Пожилые люди, как правило, ходят в старый продуктовый магазин, а все остальные – в новые, большие здания на краю города Глори.
Миссис Амос, ровесница бабушки Арджи, надела белые перчатки, застегнув их на перламутровую пуговку на запястье, и поправила сумку на плече. – Это было бы прекрасно, Рут Джин, спасибо. – Она вытянула руки, и Фли с радостью запрыгнула на них, мурлыча, когда Миссис Амос почесала ей животик.
Арджи нахмурилась от своего полного имени, которое не терпела, и пробормотала. – С удовольствием, мадам.
Девушка присела, подхватила оба пакета, и приготовилась к несомненно мучительно медленному путешествию до дома миссис Амос.
– Как твоя мама, Рут Джин?
– Она в порядке, мадам. Занята, как всегда, возится дома. На этой неделе, думаю, она планирует покрасить кухню. Она хочет закончить перед Пасхой, знаете.
– Конечно. Об обедах твоей мамы на Пасху ходят легенды. И я жду с нетерпением, как всегда.
– Хм, да, мадам, это так.
– Итак, – миссис Амос снова чопорно поправила сумку, волочась так медленно, что Арджи начала интересоваться, двигаются ли они вообще. – Мэвис упомянула, что в кафе вчера было очень напряженно.
Арджи застонала.
Фли рассмеялась. Как будто бы. «Черт, даже она против Арджи. Что-то типа того. Почему всем надо лезть в мои дела? Что за сплетники! Можно подумать, что мы с ней вышли в обнимку и целовались под тем старым деревом. Не то чтобы это была плохая идея, но этого не случилось, и не случится, потому что девушка уехала». Арджи закатила глаза, надеясь, что миссис Амос не заметит ее жест, отправив ее к своей матери. – Да, мадам, у нас было много людей, которые заблудились, благодаря объезду.
– Мэвис особенно упомянула молодую особу.
«Конечно, она это сделала. Мэвис еще та сплетница, которую поискать!» – Она упомянула, да? – «О, да. Весь город болтает о блондинке. Ли – вроде так она сказала Питу. Она не называла фамилию».
– О, да, – кивнула миссис Амос. – Мэвис сказала мне, что она довольно миленькая и твоего возраста, водит большой красный грузовик, надо же.
– Да, она такая.
– Миленькая или водит большой красный грузовик?
– И то и другое, – добавила Арджи неохотно.
– Ты разговаривала с ней?
– Немного. – Арджи подвигала пакетами в руках. «Что она там купила? Кирпичи?» – Нужно было наколоть дрова. Я была занята.
– Понятно, – отрезала она. – Ты всегда слишком занята, чтобы позаботиться о себе, не так ли, Арджи? Всегда думаешь о людях в первую очередь, вот что ты делаешь. Знаешь, ты можешь заботиться о других, и понять, что это нормально думать о себе в то же время.
Арджи спокойно вздохнула. – Да, мадам. – «Боже, и как моя мама может видеться с ней так часто!» – Но вы же знаете, что мои родители воспитали меня правильно.
– Да, дорогая. – Миссис Амос похлопала Арджи по руке и еще больше замедлилась, пропуская двух девочек на велосипедах. – Ты всегда была очаровательной, исключая испорченные годы полового созревания, конечно.
Арджи улыбнулась неискренне.
– Иногда ты просто должна выделить время на себя. Уверена, что та леди не возражала бы, – она погладила Фли с любовью, и Арджи могла поклясться, что кошка показала ей язык.
– Я запомню, запомню. Но иногда легче сказать, чем сделать, миссис Амос. – «Не похоже, чтобы Глори был полон подходящими женщинами, которые не смогут устоять от моих сильных чар».
– Если появится еще шанс, я, конечно же, подумаю об этом.
«Черт, даже если шанс появится, я буду думать о блондинке».
– Сделай это, Рут Джин.
Доставив миссис Рут и ее покупки благополучно домой, Арджи направилась в магазин забрать краску, чтобы покрасить кухню в доме родителей.
Она посмотрела на пушистую маленькую спутницу. – Знаешь, здесь ничего не меняется.
Фли облизала губы. «Еще рутбира?»
– Ну, – Арджи рассердилась, поставив кулаки на бедра. – Рада, что ты на моей стороне, подружка. Ты могла лучше постоять за меня.
На этот раз Фли полностью проигнорировала Арджи. Единственное, что она не могла выносить, так это нытиков. «Не пора ли спать?»
От очевидного пренебрежения Фли, Арджи сказала, – Большое спасибо. – Покачав головой, она вошла в магазин.
– Доброе утро, Арджи, – произнесла женщина за прилавком, когда Арджи вошла. Она убавила ревущее радио.
– Доброе, миссис Морган. Я пришла за краской для мамы.
– Она уже упакована и ждет тебя. Я записала на твой счет. – Элис Морган указала подбородком. – Вон там у двери. Галлон бледно-голубой краски и кварта масляно-алкидной краски. Похоже, что вы будете заняты на несколько дней.
Арджи улыбнулась, кивнула и заглянула в упаковку. Она была благодарна, что нашелся по крайней мере один человек, который был не заинтересован тем, что случилось в кафе вчера.
Элис наклонилась вперед и громко прошептала Арджи. – Я также положила тебе новую красную рубашку в коробку. Тебе надо ее надеть, когда пойдешь в кафе в следующий раз. Держу пари, дальнобойщице ты понравишься в красном.
Плечи Арджи поникли. «Хватит наставлений».

***

Один маршрут Ли начинался в Южной Дакоте. Он вел из Су-Фолс в Рэпид-сити, до Буффало, Вайоминг, а затем в Монтану. Из Биллинс она поехала к Хелену и Миссолу и остановилась в Сиэтле, штат Вашингтон, потом развернулась и поехала назад. Три или четыре дня езды из конца в конец, не считая пробки, строительство, объезды, плохую погоду или необходимость сходить в туалет. Затем пол дня в Сиэтле и Су-Фолс, чтобы разгрузиться и загрузить грузовик. И снова на трассу. Это был изнурительный, бесконечный круг, который Ли проезжала три недели подряд. И так, через неделю.
Она была не тем человеком, которую можно постоянно использовать, но клиенты Ли хорошо ей платили за надежную работу, поэтому она продолжала себя изматывать. Прошло менее двух лет, и она заработала достаточно, чтобы полностью заплатить за грузовик отца, дать временное пособие двум его бывшим женам, у каждой из которых по паре детей от отца и, кроме того, положить кругленькую сумму под сиденье грузовика. Черт, детки такие милые, даже если такими не были бывшие жены, и Ли думала, что они не должны страдать из-за того, что ее отец умер, и его страховки хватило только чтобы похоронить. С самым старшим сводным братом у них была разница в двадцать лет, и ей было грустно, что никто из них по-настоящему не знал отца. Их мамы вышли замуж повторно, и у них не было места для сестры, которую они никогда не знали.
Через несколько лет грузоперевозок, Ли планировала продать грузовик, пока он еще не потерял стоимость. Она хотела получить нормальную жизнь и делать то, что делают нормальные люди. Она надеялась, что в эту жизнь включено больше секса, а геморрой не будет издержкой профессии.
Она уехала из кафе сразу после душа, сказав себе не поддаваться искушению, последний раз посмотрев на красотку, рубящую дрова. Конечно, она была совершенно не в состоянии сдерживать порывы. У Ли не было и комариной силы воли. Но она все же справилась и теперь наслаждалась тихой красотой Монтаны.
– Передатчик 1-9. Красный Петух вызывает Тома… Э-э-э… Ли. – Петух знал, что лучше называть Ли прозвищем Кот Том вне радиоволн… по крайней мере, когда он думал, что есть шанс, что она услышит его. В конце концов, он надеялся когда-нибудь завести детей. – Ты там, Ли? – Он ненавидел нарушать протокол, используя настоящее имя. Но она не оставила ему выбора.
Ли нажала на кнопку передатчика и позволила себе громкую связь, когда проехала медленную вереницу автобусов с детьми. – Привет, Петух. Давай перенесем это на понедельник. – Это был код ее отца. Он использовал его, когда хотел выйти из общего канала и перейти на частный канал. Понедельник был вторым днем недели, поэтому Ли понизила частоту радио на два канала вниз.
– Сделаю, Ли. Увидимся там.
Через несколько секунд голос Петуха снова заполнил кабину. – Ну, что, когда ты снова начнешь слушать радио? Я пытался связаться с тобой со вчерашнего дня. – Ли фыркнула. – Если бы я сидела и слушала твоих парней весь день, я бы была полна дерьма, как и ты.
Петух засмеялся. – Не могу с этим поспорить. Все хорошо? – Он был долгое время другом отца и старался присматривать за Ли. Мужчина налил Ли первую кружку пива. Хорошо, в то время ей было девять лет, и он позволил ей только половину. По его мнению, он был ей практически крестным отцом.
– Все в порядке, Петух. – Глаза Ли наполнились неожиданными слезами, и она их гневно стерла. – Тебе не нужно обо мне беспокоиться.
– Я не сказал, что беспокоюсь, – соврал мужчина. – Я просто спросил, как ты там. Я не видел тебя почти два месяца.
– Я была занята.
– В дороге? Ли, мы все заняты поездками. Но это не объясняет, почему я не вижу тебя.
– Петух, – механически проговорила Ли его имя. – Я была занята. – Она произнесла каждое слово так четко, что он понял, тема в настоящее время закрыта.
Но все же добавил. – Я собираюсь остаться «У Розы» сегодня вечером. – Петух не задал вопрос, но он знал по долгой тишине на том конце радио, что Ли думает об этом.
Ли посмотрела на одометр, затем на часы. – Я буду там, – сказала она, наконец, и выключила связь до того, как он смог что-то сказать.

***

Было уже восемь вечера, когда Ли остановилась на стоянке грузовиков «У Розы». Она уже смогла разглядеть голубой грузовик Петуха, припаркованный вдоль другой дюжины грузовиков, несколько из которых она узнала. Ли провела грузовик в узкое пространство, устроенное для ее вида транспорта и выключила зажигание. Она не избегала этого места, просто не собиралась тут останавливаться.
Ли неосознанно сжала руль крепче. «Да что со мной не так?» Прошлую ночь ее сны были наполнены зелеными глазами. В самом деле, Ли почувствовала, что опустошена с тех пор, как останавливалась у кафе Фитс. Костяшки пальцев побелели на большом руле. Пора что-то с этим делать, подумала она решительно.
Невысокая девушка выпрыгнула из грузовика и прошагала через дверь «У Розы». Спиной, ожидая у стола, стояла официантка в плотном розовом наряде. Она была немного старше Ли, с длинными ярко коричневыми волосами и окружностями во всех правильных местах. Официантка наклонилась, чтобы взять стакан, и глаза Ли стали шире. «О, да. Иди к мамочке».
Она шагнула к женщине, но была остановлена рукой Петуха.
– Стой! – Взгляд Петуха метнулся к официантке, и он покачал головой. – Позже. – Ли услышала несколько смешков за столом за спиной и бормотание «Кот Том» пару раз. – Давай к нам.
Ли хотела сбросить большую руку с ее плеча. Но не стала. Вместо этого, она глубоко вздохнула и повернулась лицом к огромному мужчине. Петух был шесть с половиной футов чистейшего жира. Даже у его подбородков были подбородки. Он был, как большая морковь на Люси Болл, отсюда и его прозвище.
– Привет, Петух, – мягко сказала Ли, вдруг почувствовав себя ужасно виноватой, что не видела старого друга семьи последние пару месяцев.
– Вау! – Он нежно прикоснулся к опухшей щеке. – Надеюсь, она стоит этого.
– Очень смешно. – «И я уверена, она бы того стоила».
– Привет, Ли. Или плакса? – Петух улыбнулся, приобнял Ли за плечи и повел к столу, где сидели несколько дальнобойщиков, которых Ли знала почти столько же, сколько и Петуха. – Вижу, ты не подросла, – подразнил мужчина. – А я надеялся.
Ли фыркнула про себя. – Ты знаешь, сколько мне лет, Петух?
Бровь мужчин взлетела вверх, когда он задумался. Он знал ее отца. Ли была крепкой и сильной, но чертовски низкорослой. Он задумался. Ей должно было быть восемнадцать, когда она начала водить машину Кота Тома. Хм… Значит, ей сейчас около того.
– Девятнадцать? – рискнул он, надеясь, что где-то рядом.
– Иисусе, Петух, – фыркнула Ли. – Мне будет двадцать восемь лет в следующем месяце. Я не собираюсь больше расти.
– Двадцать восемь? – заморгал Петух. «Черт». Ему стало интересно, правду ли говорила жена о пиве. На самом ли деле его клетки мозга растворились, как желе на плите? – Хорошо, Этель, – пробормотал он, перекрестившись. – Светлое пиво в течение недели. Помоги мне, Боже.
– Кот Том! – Мужчина за столом Петуха сдуру выкрикнул, когда Ли отодвинула стул. Без колебаний, Ли стукнула его по затылку так, что бейсболка упала прямо в чашку с чили. – Черт побери, Ко…
Злой взгляд Ли остановил его на полуслове.
– Ли, – закончил он неловко, зная, что Петух теперь посмеется над ним. – Это бейсболка «Храбрецов», в конце концов.
– А сейчас ты упал до миллион минус одного. Смирись с этим. И даже не спрашивайте про мой глаз. Я не расскажу, и это окончательное.
Заявление Ли было встречено стонами.
Ли подняла руку, показывая, что ей нужна официантка. Дрожь прошла по спине, когда костлявая женщина с жирными седыми волосами и пространством между передними зубами, через которое можно проехать на грузовике, устало махнула рукой.
– Тебе обязательно нужно было позвать уродливую новую официантку? – пожаловался Петух. Он бросил салфетку на тарелку, на которой лежали одни лишь крошки. – Ты меня заставляешь уйти, и из-за тебя я потерял аппетит.
– Что? – Ли развела руками. – Я голодна. Кроме того, ничто не заставит тебя потерять аппетит. И не ур… – Ли остановилась, когда женщина прошла бочком до стола.
– Я – Стефани. – Изможденная женщина средних лет указала на свой бейджик для всех тупых, кто не понял, что она сказала. – Ваша официантка.
Ли медленно кивнула. – Ты новенькая тут, правильно, Стефани?
– Черт, да. – Она положила руку на блузку и начала поправлять лифчик.
Ли стало интересно, зачем она его вообще носит. С стратегической точки зрения два бинта сделали бы свое дело.
Стефани выдула шарик жевательной резинки, который лопнул. – Разве кто-то будет работать в таком месте, обслуживая пьяниц, дольше, чем вынужден?
– Да уж, интересно почему, – безразлично сказала Ли.
– Потому что эти парни – скупые задницы, – ответила Стефани, не обращая внимания на сарказм Ли.
Показавшись вдруг уставшей от насыщенного разговора, который у нее был за весь день, Стефани прогудела. – Что будете? – Она вытащила карандаш из-за уха и повернула усталые глаза к Ли.
– Гамбургер со всеми наполнителями, кольца лука и холодный чай.
Стефани кивнула и снова лопнула шарик перед тем, как развернуться.
Когда официантка ушла из зоны слышимости, Ли наклонилась вперед и посмотрела на Черного Джека, который, как ни удивительно, был чернокожим и звали его Джек. – Наконец-то тут «У Розы» появилась официантка, с которой ты не попытаешься лечь в постель.
Черный Джек вдруг начал сползать со стула.
– О, Боже, – громко прошептала Ли, ее лицо наморщилось так же, как когда она счищала сбитое животное с решетки радиатора грузовика. – Ты спал с ней? Это же так… так… – она бесконтрольно завращала руками.
– Отвратительно, – предложил Петух услужливо.
– Точно.
Черному Джеку не нужно было просить Ли держать этот неосмотрительный поступок в тайне от его жены. Это был кодекс дальнобойщиков. То, что случилось на дороге, на дороге и останется. Где и должно быть. – Не надо было мне этого делать.
– Нет, черт побери. Твоя жена – хорошая женщина, Черный Джек, – напомнила она многозначительно. Конечно, он заигрывал с официантками в закусочных. Не было такого, чтобы он кого-то затаскивал в постель. Она думала, что это у него безобидное развлечение. До этого момента.
Черный Джек выглядел совершенно жалким.
– Боже, вы, парни, такие ужасные. И вы еще удивляетесь, почему я люблю женщин. Одиноких женщин.
Петух почесал шею. – Нет, Ли.
Все мужчины кивнули в согласии. Брови Ли поползли ко лбу.
– Мы полностью понимаем, – Черный Джек сел ровнее. – Мы тоже их любим, очень. Фактически…
Ли прикрыла рот Джека рукой. – Пожалуйста, не рассказывай мне. У меня и так проблемы со сном. Мне не нужны еще кошмары. – Официантка, которая попалась на глаза ранее, прошла мимо стола, развязывая фартук и плавно покачивая бедрами на каждом шагу. Блондинка широко улыбнулась.
– Ну, все, мальчики, мы чудесно провели время. – Она наклонилась и поцеловала Петуха в щеку. – Я не голодна. По крайней мере, не бургерами. – Вы можете взять мой ужин. – Ли бросила десятидолларовую купюру на стол. – Сдачу оставьте Стефани, – предупредила она мужчин перед тем, как последовать за официанткой на выход.
Петух отставил свою тарелку, приготовив место для тарелки Ли. Хорошая еда не должна пропадать.
– Ты все еще беспокоишься о Коте Томе? – Спросил Черный Джек в то же время, как дверь захлопнулась.
Он не разговаривал с Ли о ее жизни, или о том, что происходит у нее. Но она, казалась такой же, как всегда. Может быть, немного усталой. Но водить грузовики – это тяжелая работа. Никто не знал это лучше, чем Ли.
– Неа. – Петух расстегнул верхнюю пуговицу на джинсах для удобства. – Я думаю, что Кот Том делает все правильно.

***

– Ты избегаешь меня.
– Нет.
– Да. Мне следовало заставить тебя умолять.
Смех.
– Ты заставила меня умолять.
– Нет.
Ли зевнула и зарылась в простынь, которая была прохладной по сравнению с разгоряченной кожей. Грудь все еще вздымалась, и она прилагала усилие, чтобы успокоить сердцебиение.
– О, да.
Голая женщина полулежала на Ли и вела кончиком пальца от пупка до мягкой ложбинки между грудями. Ли непроизвольно выгнулась от чувственного прикосновения.
– Юдит, – сказала она мягко. – Ты хочешь меня убить?
Она взяла руку Юдит и поцеловала каждый пальчик, потом вернула ее на живот. Но тут же, как только она отпустила руку, та снова начала блуждать по телу.
– Останься завтра.
Ли закрыла глаза.
– Я не могу. Ты знаешь это.
– Не можешь или не хочешь?
Ли тяжело вздохнула.
– Не говори, не говори. Ты должна придерживаться расписания, – ноготок Юдит слегка коснулся соска Ли, вызвав стон. Желание вспыхнуло снова. – Почему я всегда тебе позволяю?
– По той же причине, по которой я всегда позволяю тебе, – прошептала Ли, нежно целуя шею Юдит. – Это великолепно.
Официантка застонала, приподнялась и переместилась полностью на Ли, обхватив одно бедро. – Вот так, – застонала она, когда руки Ли нашли путь до бедер, тело заскользило по влажной коже. – О…, – она тяжело сглотнула, когда бедра вошли в ритм. – О, Боже. Ты когда-нибудь собираешься остановиться?
Руки Ли замерли, и она серьезно посмотрела на Юдит, тяжело дыша.
– Возможно, нет.
Юдит наклонилась, крепко поцеловала Ли, и продолжила движение.
– Я так и думала.

0

3

На следующее утро Юдит проснулась в пустой постели, которая пахла Ли и сексом. На подушке лежала записка. Она светло улыбнулась и развернула листочек бумаги. Ли всегда оставляла записки.
«Не важно, что говорят, но самое вкусное «У Розы» не гамбургеры. Береги себя, Юдит. Я провела чудесное время. Спасибо тебе.
Ли».
Юдит усмехнулась и засунула записку в тумбочку. Если бы она попыталась, то услышала бы гул грузовика Ли на расстоянии.
Глава 3
– Нет! Нет! – Ли постучала по рулю, глядя на скучный пейзаж. – Я не сплю.
Она покачала головой из стороны в сторону, пытаясь вернуть внимание на дорогу. Проехав сквозь шторм сотни миль, дождь окончательно сменился на плотный ночной туман, который дальнобойщица никогда в жизни не видела. Вдоль дороги она видела кучу разбитых машин, и знала, что лучше не парковаться на обочине, даже с противотуманными фарами. Кроме того, ей нужно наверстать упущенное расстояние.
«На скорости в тридцать миль в час невозможно пересечь страну», – подумала она мрачно. Была середина ночи, и Ли чувствовала себя несчастной.
Она быстро моргнула, но в глазах не прояснилось. «Боже, даже у меня есть предел. Нужно сделать остановку». Сонные голубые глаза вглядывались в дорогу. Она была в какой-то глуши. И все же…
– Точно… да. – Ли кивнула. – Должно быть здесь где-то недалеко.
Его нет на карте. Она проверяла, когда уезжала несколько недель назад. Видимо, городок Глори в Южной Дакоте был слишком маленьким, чтобы быть отмеченным даже крошечной точкой. Ли проезжала здесь каждую неделю по своему маршруту и каждый раз хотела съехать с трассы, чтобы найти кафе «Фитс». Но дорогу починили и объезд убрали. Она поняла, что даже если бы захотела найти, то не знала точно, где Фитс, кроме того, что оно было в двадцати милях от Глори, где бы он ни был.
Ли вздохнула. Ей хотелось туда не просто так, и она знала это. Из-за последнего, хотя и короткого разговора с Арджи, она не решалась вернуться. Нельзя сказать, что они поссорились, но все же было неловко. «Ну почему, почему она водит такой кусок дерьма?» Ли даже не знала, какую машину водит Джудит (это которая Юдит). Она никогда не думала об этом. Неизвестность, действительно благо.
Рискнув, Ли съехала на проселочную дорогу и направилась на север. Она была вынуждена снизить скорость до десяти миль в час, оттого что даже мощные фары грузовика не проходили сквозь плотный влажный завес тумана. Прошел еще час, она поняла, что полностью заблудилась. Ли выехала на широкую грязную дорогу и проехала только пятьдесят футов. Она съехала на обочину, выключила двигатель и фары.
Ей хотелось увидеть мерцание вывески «ритс» на расстоянии. Но она не стала смотреть. Расстегнув ремень, Ли открыла дверь и спрыгнула на влажную землю. Воздух был тяжелым, и туман обволок ее, впитываясь в волосы и одежду. Она глубоко вдохнула свежий, влажный воздух.
– Я заблудилась, – простонала она, осматривая окружающее пространство.
Не было видно ничего, кроме грязи, травы прерии и тумана. Ли потерла виски, убеждая себя успокоиться. Не похоже, чтобы кто-нибудь смог увидеть ее в такую погоду и в это время ночи.
Затем она вспомнила клещей, которые впились в попу, когда присаживалась на корточки несколько лет назад. Ли насупилась и неосознанно потерла зад. Извлечение было более унизительным, чем их обнаружение. Ну уж нет. Она дождется утра.
Было так темно, что Ли не побеспокоилась задернуть шторки в маленьком жилом пространстве кабины. Вместо этого, она сняла штаны и растянулась на койке, натянув мягкую простынь. Глаза закрылись, девушка медленно выдохнула. Тело тут же расслабилось, и Ли провалилась в глубокий сон без сновидений.

***

Белка устало сел и раскрыл черные, как бусинки, глазки. – Где я?
Он оглянулся вокруг. Видимо, это был грузовик, и он куда-то едет. – Едет? Меня похитили! – жалобно протянул он. – Меня украли из Парка Поттера. Вырвали из груди моего сообщества в расцвете жизни! – Грызун попытался обхватить голову лапками, когда зарыдал. Но, к сожалению, лапки были слишком короткие. – Черт бы побрал этого бога и его больное чувство юмора!
– Тебя не похищали, дурак, – зашипела его супруга. – Ты пил всю ночь! – Белка постарше пнула полураздавленную пивную банку.
Он только застонал, глядя на банку. Черным по белому было написано «Пиво». Пиво без марки? Когда он ногой перевернул банку, то увидел надпись: «Подходит для употребления человеком». О, горе! Как низко он опустился. От звука гудка белка потянулась лапками, чтобы прикрыть уши, но, как и ее муж, она не смогла дотянуться до них, пока неуклюже не наклонила голову. Белка в порыве повторила заразное ругательство мужа, не осознавая связи между словами.

***

Арджи подула на уголь, разжигая сухое дерево, чтобы потом можно было подложить большие дрова. Убедившись, что теперь огонь сделает все сам, без нее, она взяла пиво со стола. Попивая из бутылки с длинным горлышком, она наблюдала, как крепнет огонь. «Я – поджигатель. Хорошо, что те истории, которые рассказывала мама про игру со спичками, были неправдой».
Фли поднялась в центре стола для пикника и показала отличные кошачьи потягушки, поставив лапки перед собой и не переставая мурчать. Потом она начала точить ноготки об стол в идеальной позе для царапания.
– Рут Джин Фитсжеральд! Что это ты там делаешь?
– Мама? – Арджи повернулась, быстро пряча бутылку за спину и проливая большую часть на штаны. – Черт, – пробормотала она, пытаясь тайно выбросить бутылку. «Я еще и облила себя. Мне двадцать семь лет. Так не честно!»
Фли улыбнулась и плюхнулась назад, наблюдая за шоу. В любом случае, она ненавидела пиво, кроме, конечно, рутбира.
Кэтрин Фитсжеральд подошла к столу, поставив две большие чашки из матового стекла. Арджи попыталась посмотреть в них, уверенная, что там должен быть картофельный салат и салат из капусты, которые мама делала лучше всего.
– Играешь со спичками? – Полная женщина качнула пальцем в Арджи. – Ты знаешь, что это является причиной мокрой кровати?
– Ма… – Арджи тяжело сглотнула от выражения маминого лица. – Извини, что перебила, мадам.
Кэтрин кивнула и прокашлялась. – Как я и сказала… Ты что, пьешь пиво утром? – Она наклонилась и осторожно понюхала воздух, скривив лицо от запаха, который разил от ее взрослой дочери.
Арджи вздохнула и кивнула. Уже нет смысла отрицать. Кроме того, от нее действительно несло как от пивзавода, потому что она выпила почти все. – Да, мама, это пиво.
Кэтрин одарила Арджи знаменитым раздраженным взглядом. – Не знаю, что делать с тобой. – Она подбросила руки в воздух. – У тебя короткие волосы, ты пьешь, куришь, и думаю, что слышала, как ты ругаешься.
– Мама…
– Нет такого уважающего себя человека, который бы захотел иметь дело с такой язычницей, как ты.
Арджи снова вздохнула. Обычно она слушала воскресные проповеди вместе с городскими прихожанами. Видимо мама Фитсжеральд почувствовала необходимость отделить ее от этой системы. Фли принюхалась и облизала губы, надеясь, что миссис Фитсжеральд не забыла положить оливки в картофельный салат. Она их очень любила. В любом случае, Кэтрин была хорошей мамой. Ей надо было бы быть кошкой.

***

Один за другим жители города стали стекаться к Фитсам. Видимо, предстоит милый денек. Трава была еще немного влажной, но легкий весенний ветерок и теплое солнце позаботятся об этом. Огромный гриль позволит приготовить еду на весь день. Столики были накрыты красными и белыми скатертями, и расставлены на траве за кухней.
– Эй, там! – сильный мужской голос прогремел за спиной Арджи. Она медленно повернула лицо к молодому мужчине, почти одного с ней возраста и роста. У него были ярко рыжие волосы, а голубые глаза скрывались за солнцезащитными очками, но улыбка была бесцеремонной. Лиам Фитсжеральд поднял две бутылки. – Я продам тебе пиво за сигареты.
– Ага, а если мама увидит, мне придется опять терпеть ее характер, Старший Брат. Нет, спасибо.
– Мама сейчас на кухне вместе с миссис Амос и с другими такими же, как они, старыми курицами. Ты будешь чиста.
Он толкнул плечом Арджи. – Разве я тебя когда-нибудь обманывал?
– Ты действительно хочешь, чтобы я тебе ответила, тупой ублюдок?
– Неа, – улыбнулся он. – Не надо. – Он звякнул запотевшими бутылками, стукнув их друг об друга. – Ну, так что?
Арджи тихо фыркнула на отсутствие силы воли и выудила из кармана штанов «Лакки». Она вытащила одну сигарету из пачки и обменяла на пиво. Достав коробок спичек из кармана, она чиркнула спичкой по коробке, извлекая огонь.
Лиам наклонился и подкурил сигарету, затягиваясь так сильно, как мог. Он сплюнул кусочек табака с кончика языка и уселся на стол. Дым закружился над головой, а ярко-голубые глаза поднялись вверх. – Прекрасный день. Отлично для пикника. – Он немного подождал перед тем, как сказать. – Надеюсь, что Мэри придет сегодня. Было бы стыдно упустить ее.
Арджи выгнула бровь на брата. – Будь осторожен, Лиам. Если мама и папа выяснят, что ты пытаешься подцепить одну из девочек О’Риелли, тебя будет ждать адская расплата. – «И я хотела бы узнать, какая». Она усмехнулась про себя, думая о старшей сестре Мэри. Однако Арджи перестала усмехаться, вспомнив, что симпатичная брюнетка вышла замуж за почтальона, и у них сейчас шестеро детей.
– Ты собираешься донести на меня, маленькая мисс «Интересно, когда приедет симпатичная блондинка?»
Арджи подавилась пивом и попыталась спрятать улыбку. Лиам был прав. Она не могла ни о чем думать с тех пор. И даже ее тайная специальная литература не трогала так, как появление блондинки.
– Нет, конечно, нет. Я просто говорю тебе быть осторожным, вот и все. Мэри – милая девушка, – Арджи пожала плечами. – Думаю, ты ей нравишься.
– Ты знаешь это, да? – Лиам оживился и посмотрел за плечами, убедиться, что их никто не подслушивает. – Откуда у тебя такая информация, Рут Джин? Не утаивай от меня. – Он вдруг сел прямо и ровнее, как если бы у него просветлело в мозгу. – И как хорошо ты знаешь Мэри О’Риелли? Хм-м-м?

***

Ли медленно открыла глаза, моргая от яркого солнца. Она свесила ноги с койки, и ее мочевой пузырь запротестовал от движения. – О, боже. В туалет, сейчас же.
Дальнобойщица зевнула и проскользнула на переднее сиденье с большей срочностью, чем обычно. Она автоматически потянулась к солнцезащитным очкам и ремню безопасности, немного поерзав, когда холодный ремень накрыл грудь. Она посмотрела вниз и тупо моргнула, понимая, что пристегнулась, будучи в одних трусах. Ли рассмеялась, интересуясь, как много свободных водителей она могла бы подцепить, если бы разъезжала в таком виде.
Она отстегнула ремень и огляделась в поисках…
– Будь я проклята! Я ехала правильно ночью в таком тумане.
Меньше, чем в пятьсот футов вниз по дороге, на которую она свернула ночью, виднелось кафе Фитс. «Ф» на вывеске была починена. Но освещение не работало, либо не использовалось днем.
Фитс – это туалет. Фитс – это душ. Фитс – это хорошая горячая пища. Фитс – это сексуальная, красивая женщина, колющая дрова в майке без бюстгальтера!
Ли возликовала. Девушка вскарабкалась за занавеску и достала бледно-голубые джинсы и зеленую рубашку с коротким рукавом. Она заправила рубашку, потом обулась в удобные поношенные кеды. Ли поправила волосы и взяла рюкзак, в котором лежали туалетные принадлежности, чистые трусики и лифчик.
Она проскользнула за переднее сиденье, чтобы выйти, когда друг остановилась и стала копаться в рюкзаке. Когда она нашла антиперспирант, она быстро им воспользовалась, потом убрала обратно в рюкзак. Она уже оскорбила грузовик Арджи, и последнее, что ей нужно было сделать, так это вернуться в кафе, ужасно воняя.
Вместо того, чтобы ехать до кафе, Ли пошла пешком. На улице было прекрасно и, судя по высоте солнца, был уже полдень. Она проспала почти десять часов и чувствовала себя лучше.
На маленькой парковке было полно старых потрепанных машин, хотя она заметила блестящий новый Таурус и Чеви Капрайс модели 1980 года. Воздух пах шашлыком, и желудок Ли признательно заурчал. «Тут вечеринка. Интересно, будет ли она там».
Когда Ли открыла дверь кафе, обстановка в помещении остановила ее. Даже песня из музыкального автомата, казалось, закончилась в тот же момент. Почти все глаза уставились на Ли.
Ли почувствовала, что лицо начало гореть. Она беспомощно посмотрела на Мэвис. – Я… Я чему-то помешала? Т.е. вы закрыты? Я не…
– О, не будь смешной. Давай, заходи. Это маленький городской праздник, но мы все еще открыты, видишь?
Мэвис указала на спешащую семью путешественников, которые слегка задели ее, когда выходили из двери. От теплой улыбки Мэвис, Ли начала расслабляться.
Затем упитанная женщина повернулась и объявила громким голосом, чтобы все услышали. – Это просто Ли.
Общее «А-а» донеслось ото всюду, а потом, как по волшебству, шум в кафе вырос до обычного уровня. Столовые приборы зазвенели, люди смеялись и разговаривали, кушая или выпивая кофе. Постоянные посетители вернулись к тому, что делали до появления Ли. Все, исключая Кэтрин Фитсжеральд.
– Я не хочу быть грубой, Мэвис. Но…
– Ты знаешь, куда идти?
Ли быстро кивнула и направилась между столов в туалет в задней части кафе.
Кэтрин бочком добралась до Мэвис, и обе женщины уставились на дверь, за которой только что скрылась Ли. Через какое-то время Кэтрин спросила без надобности. – Так вот эта маленькая штучка наделала в городе столько шуму?
– На нее Арджи положила глаз, – поправила Мэвис.
Кэтрин сложила руки на груди. – Мне она не нравится.
– Кэтрин!
– Ну, мне – нет!
– Ты даже с ней не разговаривала. Она кажется довольно милой девочкой.
Кэтрин решила проигнорировать мнение Мэвис. – Рут Джин знает, что она вернулась?
Мэвис фыркнула. – Если бы она знала, она была бы уже здесь, а не игралась с грилем.
До того, как у Кэтрин появилась возможность ответить, Арджи шагнула внутрь помещения. Она направилась прямо в туалет, чтобы почиститься, но до того, как ее рука легла на дверную ручку, дверь открылась и вышла Ли. За плечами у нее был рюкзак, а волосы мокрые.
Глаза Арджи увеличились. – Ну… – Она сглотнула. – Здравствуй.
Ли почувствовала, как улыбка расплывается на губах от вида высокой женщины. Она была очень рада, что успела почистить зубы и вымыть волосы в маленьком умывальнике. – Привет.
Взгляд переместился с темно-зеленых глаз на ноги Арджи и наморщилась. – Похоже, что ты не успела добраться сюда вовремя. – Ее лицо скомкалось в улыбку, она смогла почуять, что это пиво, но не удержалась от шутки.
Плечи Арджи упали. Она просто не могла понять, когда эта женщина успела прийти.
– Видишь ли, я пролила пиво и хочу помыть штаны. – Она улыбнулась. – Все не так, как кажется, правда.
– Конечно. – Ли снова посмотрела на ноги Арджи, тряся головой.
Когда она подняла глаза, она не смогла не заметить взгляд Кэтрин Фитсжеральд, который можно описать, как сильная неприязнь или тяжелый запор. Ли поспорила бы о последнем, поскольку они стояли у двери женской комнаты.
– Какого черта эта женщина о себе возомнила? – пробубнила Ли, наклоняя голову в сторону Кэтрин. – У меня от нее мурашки.
Арджи прикусила щеку, чтобы не рассмеяться. Она наклонилась и прошептала. – Это моя святая мамочка, спасибо тебе большое. Если ты хочешь просто со всем покончить, назови меня младшей сестрой шлюхи, тогда ты сразу оскорбишь всех женщин в моей жизни.
Ли закрыла глаза. – О, Боже.
Сначала грузовик Арджи, теперь ее мама. С такой удачей, она переспит и с ее сестрой, и будет одной из женщин, которые кромсают ножницами и так ограниченный гардероб за все эти годы. Боже, она ненавидела, когда так делали.
– Извини, – сказала она искренне. – Кажется, я всегда извиняюсь перед тобой.
– Все в порядке. Правда. Бывает, что и она наводит на меня жуть. – Арджи указала на заднюю дверь. – Давай быстро смотаемся отсюда.
Ли молча кивнула. Она больше всего хотела уйти с Арджи из кафе и прочь от серых настойчивых глаз, которые принадлежат Кэтрин Фитсжеральд.
Как только они вышли во двор, Арджи сцепила руки немного нервно. – Тебе принести что-нибудь выпить?
Ли посмотрела на штаны Арджи и рассмеялась. – Нет, спасибо. Думаю, я справлюсь сама.
Она шагнула мимо Арджи туда, где был накрыт стол с тазиком, полным охлажденных напитков.
Арджи решила отказаться от пива до конца дня. Она хотела остаться в трезвом уме, раз Ли была здесь. Она взяла кувшин с лимонадом и налила в бумажный стаканчик. – Итак, что заставило тебя вернуться сюда?
Ли вырыла пепси изо льда. Она посмотрела на стеклянную бутылку. «Где они, черт побери, берут их?»
– Ну, мне нужно было где-то остановиться прошлой ночью, и я полагала, что была близко к Фитс. – Она пожала плечом, немного кряхтя от безуспешной попытки вытащить соду наверх. – Честно говоря, не могу поверить, что нашла это место. Но я здесь.
Арджи немного понаблюдала, потом просто достала бутылку.
Ли молча смотрела, как Арджи приставила крышку к краю стола и сильно шлепнула по ней, сбивая одним плавным движением.
Арджи протянула бутылку, аккуратно удерживая ее на расстоянии, когда светло-коричневая пена полилась из бутылки. Они сели рядом на скамейку. Из-за стакана лимонада, она тихо сказала. – Я рада, что ты нашла путь назад.
Ли внимательно посмотрела на нее. – Я тоже. Кстати, мы так и не познакомились.
Ли вытерла руку об джинсы, которая намокла от замороженной бутылки с пепси, перед тем, как протянуть. – Я – Ли Мэтьюс.
Брюнетка нежно взяла руку Ли и крепко пожала. – Арджи Фитсжеральд к вашим услугам, мадам. «Боже, мне бы понравилось обслуживать тебя».
Ли широко улыбнулась и несколько секунд представляла себе множество услуг, которые она была бы рада позволить Арджи сделать для нее. Арджи все еще не отпускала руку.
Фли фыркнула и запрыгнула на стол.
Ли поставила пепси.
– С удовольствием, Арджи.
Она помолчала секунду перед тем, как поинтересоваться.
– Не против, если я спрошу, почему твоя мама так смотрела на меня? Обычно, чьим-нибудь родителям нужен хотя бы день, чтобы начать меня ненавидеть.
Арджи пожала плечами, смущенная.
– Ну, это материнские штучки, знаешь. И м-м-м… – она мягко прочистила горло. – Я могла упомянуть тебя раз или два. Моя мама просто чересчур меня защищает.
Ли наклонилась вперед, сразу превратившись в слух.
– Упоминала меня? «И ты едва ли похожа на ту, кому нужна защита».
– Ну, да. Это, эх, – она опять мягко прочистила горло. – Не часто к нам заезжают привлекательные блондинки. – Арджи взглянула на Ли и задержала взгляд. – Я могла упомянуть это раз или два.
«Она думает, что я привлекательная?» Улыбка медленно проявилась на лице Ли. Похоже, что они обе думали друг о друге. Она смогла увидеть, что Арджи покраснела, и быстро сказала. – Не беспокойся об этом. Я скажу, что инстинкты твоей мамы совершенно верные. В основном, я – проблема, – сказала она совершенно свободно. – Твоя мама просто спасла меня от рутины сделать что-то невероятно глупое, чтобы не понравиться. Но, м-м-м, ну, если мы получше узнаем друг друга, думаю, ты сама решишь для себя.
Брови Арджи соединились, она не может давить, чтобы выяснить дополнительную информацию. «Что это значит? Она не кажется глупым человеком».
Голубые глаза оглядели толпу. – Итак, что за вечеринку я разрушила? «И почему я еще здесь? Мне нужно вернуться на дорогу, если я собираюсь добраться до Су-Фолс вовремя».
– Нет ничего лучше, чем узнать тебя получше, Ли Мэтьюс. И ты не разрушила вечеринку. Это просто городской пикник. Мы используем его как предлог, чтобы сготовить и вкусно поесть. Обычно пикник длится весь день и до самого вечера. Можешь остаться хоть немного? Или тебе уже нужно возвращаться на дорогу? – Арджи взглянула в сторону дороги.
– О, нет. Я могу остаться, – сказала Ли слишком поспешно. Внутри она пнула себя. «Господи, я такая жалкая».
– Хорошо, – Арджи села ровнее, чувствуя гордость за себя, что нашла смелости попросить ее остаться. – Возможно, для тебя это не будет особенно захватывающее, но здесь всегда хорошая еда. Куда ты направишься потом? Кто-то ждет тебя дома?
– Нет. – Ли покачала головой, и ее обычно яркая улыбка вдруг стала немного печальной. – Никто не ждет, – сказала она тихо.
– Тогда я, оказывается, очень удачливый человек сегодня. – Арджи приподняла бровь. – Не хочешь прогуляться? – Она обернулась и увидела взгляды каждой пары глаз, которые были направлены на нее и Ли. – И народ перестанет на нас пялиться, как будто мы делаем что-то, чего делать не следует, – сказала она достаточно громко, чтобы каждый услышал.
– Конечно, – Ли вскочила из-за стола. Она не стремилась объяснить Арджи, по крайней мере в этот самый момент, что она продала небольшой дом ее отца около двух лет назад, что у нее только почтовый ящик в Сиэтле, и что она живет в грузовике. Пусть это был действительно хороший грузовик.
Когда они отошли от самой большой толпы, блондинке очень захотелось взять Арджи за руку. Вместо этого она засунула руки в передние карманы, удерживая взгляд на земле перед собой.
Арджи шла медленно, потом повернулась и пошла спиной вперед, таким образом она всегда видела Ли.
– Я извиняюсь, что мы уходим. Они немного любопытны. Здесь у нас будет больше уединенности. Ты не будешь чувствовать, что они говорят о нас, и они могут чувствовать себя свободно, чтобы говорить. Они – такая кучка сплетников, которых ты никогда не видела, но они хорошие. – Она усмехнулась. – Клянусь, что они достаточно безобидные.
– Они правда думают… – Ли неловко указала рукой на них, – что между нами что-то может быть? Ну, теоретически? «Если нужно говорить об этом».
Она использовала украдкой моменты интимной близости в туалетах, машинах или дешевых мотелях с женщинами, которые не хотели, чтобы об этом узнали, по большому счету потому, что Ли была женщиной. И думать, что люди на пикнике наблюдали за ними любопытными глазами без злобы, приводило в замешательство.
Ли посмотрела на Арджи, которая улыбалась. Она не казалась обеспокоенной. Конечно, от Ли не ускользнуло, что они двигаются в противоположную сторону от мамы Арджи. Ярко-белая улыбка заинтриговала Ли, и она поняла, что хочет знать больше об этой женщине.
– Чем ты занимаешься по жизни, Арджи?
– О, я? – Арджи широко раскинула руки. – Я – специалист широкого профиля, мастер без названия. Я делаю все понемногу. Я та, кого можно назвать мастер на все руки. – Она улыбнулась и пошевелила бровями. – Мне нравится работать руками.
Бесстыдный флирт подействовал на Ли. На самом деле, это было необычно тем, что Арджи была не единственная, кто так говорил.
– Также я немного работаю на город Глори. Городской совет сделал меня гидом или что-то типа автофургона «Добро пожаловать в город».
– Добро пожаловать?
Арджи наклонила голову вниз и сказала. – Да. Когда у нас появляются приезжие, я показываю им город, помогаю им найти жилье, работу и так далее.
– Звучит интересно. – «Ты звучишь интересно. И выглядишь достаточно аппетитно, чтобы съесть. Звучит двояко».
– Наверное. – Легкий весенний ветер отбросил каштановые локоны Арджи зачесанные назад, на глаза. – В действительности, работы немного. Глори – маленький город, приезжает мало новых людей. Но я делаю все, что от меня зависит.
Ли открыла рот предупредить Арджи, что она идет прямо на сарай. Но Арджи развернулась, распахнула дверь и громко закричала. – Ну, хорошо, маленькие монстры. Заберите свои сигарето-курящие задницы и убирайтесь отсюда! Кроме того, я знаю ваших мам и пап.
Небольшая группа детей в возрасте от двенадцати лет уставилась на Арджи с круглыми, виноватыми глазами. Они были так потрясены, что не могли пошевелиться.
Арджи положила руки на бедра и посмотрела на маленьких нарушителей. – Двигайтесь!
Ли рассмеялась, когда стайка мальчиков и одна девочка-пацанка рассеялись, как тараканы в кухне от света. Она и Арджи мгновенно поняли, что единственная девочка была лидером трудных мальчишек.
– Я вижу, что ты оказываешь плохое влияние. Ты водишь меня в такие места, где случаются шалости, да, Арджи? – подразнила она с озорством.
– Ну, если тебе двенадцать, и только что стянула сигареты у отца и пришла сюда, чтобы покурить, тогда, да, – Арджи облизала губы и искоса посмотрела на Ли. – Но если вы взрослые и оба думаете об одном и том же, может ли то, что вы решили действительно считаться шалостью?
– Абсолютно, нет, – тихо сказала Ли. Ей определенно нравится направление разговора, и она сделала шаг ближе к Арджи. – И я никогда не говорила, что шалости – это плохо. – Она игриво приподняла бровь. – Шалость и я близко знакомы.
Арджи рассмеялась, – Держу пари, что это так, девушка. – Ну, тогда, пойдем?
Арджи протянула руку в проем прямо над скамейкой и вытащила покрывало. – Иногда ночью я прихожу сюда смотреть на звезды. Я поняла, что будет лучше, если не замараю штаны.
Ли немного закашлялась от устоявшегося дыма, который еще не выветрился из сарая.
Арджи нахмурилась. – Не беспокойся, мы не останемся в этом преступном убежище. – Она взяла Ли за руку. – Будет приятно понаблюдать за облаками.
Не ожидая ответа, Арджи подхватила покрывало и вышла из сарая, ведя Ли за собой.
Она аккуратно расстелила покрывало на траве под большим деревом, которое стояло рядом с небольшим строением. Дерево стояло на холмике, поэтому трава была почти сухой, несмотря на шторм днем раньше. Они могли еще слышать музыку с праздника на заднем фоне, но были скрыты от глаз.
Арджи отпустила руку Ли и плюхнулась на одеяло, скрестив пальцы за головой и перекрестив лодыжки. Она смотрела в ярко-голубое небо, усыпанное пушистыми белыми облаками. Прошло несколько секунд, а Ли все еще не присоединилась к ней.
Арджи сказала. – Садишь, девушка. Не делай вид, что стесняешься. – Высокая женщина подавила улыбку. – Я чувствую, что ты такая же стеснительная, как и я.
Ли фыркнула про себя и присоединилась к Арджи на покрывале, вдруг почувствовав, что только что встретилась с себе подобной. – А мы не промокнем? – Она смогла увидеть лужи вокруг.
– Неа. Мы на высоком месте. Ложись и закрой глаза.
Ли нерешительно посмотрела на Арджи.
– Давай. Я никого еще не укусила за все утро. Ты здесь совершенно в безопасности. «В настоящее время».
– Сказал паук мухе, – пробормотала Ли.
– Я услышала.
– Что услышала? – Глаза Ли стали круглыми и невинными.
Арджи засмеялась, несмотря на попытки сохранить строгое лицо. – Ты не боишься получить молнию между глаз, говоря такую ложь?
Ли подобралась ближе к Арджи и легла. – О, я уверена, что получу в челюсть однажды. Но это будет не из-за того, что я говорю неправду.
– Ты права. – Арджи перевернулась и прижала Ли к земле руками. – Это будет, возможно, когда нас поймают, когда мы делаем…, – она наклонилась и слегка поцеловала шею Ли, услышав крошечный вздох, - … это. И… – Другой поцелуй, - …это.
– Живем не вечно, – пробормотала Ли счастливо.
– Расскажи мне о себе что-нибудь интересное, Ли Мэтьюс.
Ли захлопнула веки, и запустила пальцы в шелковистые красно-коричневые волосы, притягивая Арджи ближе. – Сейчас? – выдохнула она. Поцелуи Арджи были такими же, как она представляла. Вскоре, она растеклась бы, как лужа.
– Сейчас.
– Я… – Ли облизала губы и застонала. – О-о-о, прекрасно. Я не уверена, что знаю что-то интересное. – Она приподняла голову наверх, чтобы дать Арджи лучший доступ к нежной шее.
– Я сама решу.

***

– Почему ты здесь? – застонал самец белки. Он поклялся, что никогда не увидит ее снова.
– Не помнишь? – белка положила руки на бока и поглядела на меньшего.
– М-м-м.
– Не имеет значения. – Она села рядом со смятой банкой пива. – Будет быстрее, если я тебе скажу. Мы танцевали куриный танец…
– На гуляниях, которые происходят в парке. Правильно. Продолжай.
– Я была там с симпатичным сусликом из-под северной скамейки.
– Шлюха.
– Бесплодный алкоголик.
– Я не бесплодный.
– Ты прав. Я беременная.
Белка упал навзничь на банку. – Не-е-ет!
В это время грузовик остановился, и водитель вышел с термосом в руках.
– Это наш шанс, – заявил белка. – Давай!
Белки соскочили с грузовика. Их крошечные лапки слегка погрузились в сырую землю прямо перед кафе Фитс.
– Где мы? – произнесла белка вслух.
– Не знаю. Похоже на глухой пустырь, но я не собираюсь обсуждать это на стоянке. – Он был уверен, что белка, которую он увидел на дороге некоторое время назад, была его подружкой в школе. Или она или его босс. Он не мог быть уверен. Несмотря на то, что они любили говорить, что похожи, они действительно были почти одинаковыми.
– Смотри, – указал белка. – Дерево.
Они оба обежали кафе, людей и побежали дальше к высокому дереву около сарая. – Продолжай рассказ, – сказал муж.
– Нечего много рассказывать. Выпивка текла рекой. Ты снова запил. В буквальном смысле. Неудачник.
Глаза у белки увеличились, когда воспоминания ночи нахлынули на него. Пикап для перевозки рассыпного сена остановился возле грузовика, и он увидел жену с отвратительным сусликом. Его затрясло от ярости, затем начал падать. Последнее, что он запомнил, это крик: «Умри, сука, умри! Я заберу тебя с собой!» – тогда он толкнул ее за край вместе с собой. Они были на самом верху тюка, а пикап был японский. Он не мог поверить, что они выжили.
Белки забрались на дерево на высокие ветки, где почувствовали себя в безопасности.
Задыхаясь, белка посмотрел вниз и увидел покрывало с двумя человеческими женщинами. Большая человеческая особь сосала грудь меньшей. Он наклонил голову набок. «Разве она не стара для этого? Подожди». – Эти люди выглядят знакомыми.
Самка посмотрела по направлению взгляда самца. – Люди, за которыми мы следили, когда возвращались домой.
– Не совсем.
– Волосы…
Она прищурилась. – Глаза…
– Немного другие. Но не на много. Такое же экранное представление, не важно, какая местность или жанр. – Она закатила глаза. – Мы все знаем, что они собираются делать.
– Генетические мутации из-за врожденной слабости их расы?
– Или ленивых писателей.
Женщины внизу разговаривали и целовались, и говорили больше, пока разговор не превратился в шепот, а более страстных поцелуев стало больше.
Женщина белка посмотрела, как ее муж вышел на край шаткой ветки. Она увидела много мертвых и сухих веток вперемежку с новыми почками, и когда ее муж начал прыгать вверх и вниз, ветки полетели на женщин.
– Что за…
Рука Ли метнулась ко лбу, когда хороший кусок дерева приземлился прямо ей на голову.
Арджи попало по спине, заставляя прервать поцелуй.
Женщины поднялись и уставились на дерево.
– Что ты делаешь? – прошипела белка. – Ты больной?
– Бугагагагагага! – истерично заверещал самец, подпрыгивая выше. – Давай, присоединяйся! Они просто люди!
Прямо в этот момент ветка под ним сломалась, и он начала падать на землю.
Белка для приличия махнула рукой на прощание.
Белка хватал воздух и хлопал руками…, но, к сожалению, он был не белкой-летягой.
Поэтому он упал, как камень. Однако его посадка, была смягчена головой Арджи Фитсжеральд.
– Иисус! – Закричала Ли и отшагнула назад, когда грызун упал с неба и приземлился прямо на Арджи, которая, конечно, закричала, ругаясь и кружась, пытаясь стащить белку с волос.
До того, как Арджи смогла сбить белку, появилась Фли из ниоткуда и бросилась вперед. Она отпрыгнула от земли и вцепилась в голову Арджи, пытаясь сбросить испуганную вращающуюся белку.
Глаза самки белки увеличились.
Ли шагнула вперед, пытаясь помочь, но там нечего было делать. Арджи потеряла равновесие сразу же, как набросилась Фли. Высокая женщина скатилась с холма и остановилась в большой луже с нагретой от солнца грязью.
Ли слетела с холма, поскальзываясь, пытаясь подоспеть к Арджи вовремя. Она видела фильм «Птицы», когда была ребенком. «Кто знал, что могла бы сделать белка?»
Фли молниеносными лапами отбросила белку от своих любимых людей. Она хотела преследовать пушистого зверька, но позволила сбежать, чтобы остаться с травмированной женщиной. Выживаемость ее рода требует меньших поисков лечения. Фли сузилась золотые глаза. Они с бельчонком еще встретятся. «О, да». Она замурлыкала. «Мы снова встретимся».
– Боже, ты в порядке? – Ли опустилась на колени, не обращая внимания на грязь, и отбросила покрытые грязью волосы с глаз Арджи. Она посмотрела на нее с тревогой.
Арджи замерла и стряхнула грязь с рук, понимая, что вся в грязи. Грязь пахла как теплое, влажное, несвежее пиво.
– Я в порядке. Моя гордость разбита в клочья, и мне очень жаль подвергнуть тебя этому, но я в порядке. – Она вздохнула и посмотрела на себя. – Вероятно, мне следует помыться. – Мне так жаль, Ли.
– Конечно.
Голоса с вечеринки стали громче, и она подозревала, что их побег от толпы так или иначе закончится. Ли наклонилась и поцеловала Арджи в губы.
– Это было захватывающе, Арджи. Но, да, тебе нужно помыться. А мне в любом случае нужно ехать. – Она была немного удивлена, как заманчиво было сказать, что она подождет, когда Арджи сходит в душ и останется до конца праздника. Но дальнобойщица убрала эту мысль до изучения в будущем. Она уперлась руками в колени, встала и потянулась за Арджи. Ли сказала то, о чем могла думать в тот момент. – Я вернусь.

Глава 4
Арджи пробубнила что-то про себя и взяла отвертку между пальцами. В гараже было темно, кроме двух фонарей – под открытым капотом и над верстаком. Ей нужно было просто удержать тормозную пружину…
– Чертова вещь! – Инструмент выпал из пальцев и застучал по бетонному полу. В воздух полился новый поток неприличных слов.
– Что бы сказала твоя мама?
Арджи дернула головой от голоса Ли и ударилась об капот. От удара рука разжалась, пружина издала «спринин», когда полетела через всю комнату и упала на пол.
– Оу! – Арджи почесала затылок, смущенно глядя на Ли, которая даже не пыталась скрыть веселье. – Очень смешно. А моя ма несомненно попытается вымыть мне рот с мылом, если у тебя есть такая острая необходимость знать.
Брюнетка улыбнулась и продолжила потирать затылок. Это был приятный сюрприз. Несмотря на практически непрерывные подкалывания, которые она пережила, вернувшись на пикник вся в грязи, она поняла, что часто думает о Ли. Может быть, даже скучает. Но тем не мене из-за Ли ей пришлось вытерпеть две с половиной тонны дерьма. Она хотела маленькой мести.
– Но все равно здравствуй, секси. Что принесло тебя обратно? – Арджи сделала несколько шагов в угол комнаты и наклонилась поднять пружину.
– Душ. – Ли покачала рюкзаком, в котором лежали принадлежности для душа и чистая сменная одежда. – Пит сказал, что я могу снова воспользоваться им. Я поела в кафе.
Она шагнула ближе к Арджи и, выйдя из тени, улыбнулась. – Я надеялась, что ты тут.
– Моя ночная смена закончилась. – Она показала на грузовик. – Я думала починить Кэрол. Нужно посмотреть карбюратор.
– Кэрол? – Ли посмотрела на угольно-черное ржавое ведро. «Тифозная Мэри ей больше подходит».
Арджи взяла отвертку и быстро прикрепила пружину. – Ага, Кэрол. – Сказала она с головой, погруженной под капот. – Моя бабушка назвала ее Кэрол в честь актрисы Кэрол Ломбард. Моей бабушке тоже нравились невысокие блондинки. – Она посмотрела на Ли и подмигнула, удивленная, что смогла разглядеть вспыхнувший румянец в приглушенном свете на шее Ли.
– Так это был грузовик твоей бабушки? – Заинтересовавшись, Ли присоединилась к Арджи, посмотреть, что она делает. – И я не такая невысокая.
Арджи фыркнула, копаясь в карбюраторе. – Пять футов три дюйма и не больше, или я не Арджи Фитсжеральд. – Она посмотрела, осмелится ли Ли не согласиться. По суженным по-детски голубым глазам, Арджи поняла, что не сможет. – И это был грузовик моей Бабушки. Он хранился в течение трех долгих лет и был куплен абсолютно новым, до того, как такие машины ушли за границу в 42-м. Она вытерла руки тряпкой. – А ты невысокая, но такая же милая. В этом и есть взаимосвязь.
– Спасибо. – Ли игриво улыбнулась. – Я подумала, – Ли взяла гаечный ключ, на который Арджи смотрела, – так вот почему держат такой… – Она неопределенно покачала рукой, – такой…
Арджи уставилась на нее.
– Антиквариат, – закончила Ли быстро.
Арджи молчала так долго, что Ли начала беспокоиться, не ударила ли еще по одному больному месту. Она уже хотела сменить тему, когда тихий голос Арджи разрушил тишину в гараже.
– Потому что, – высокая женщина сделала паузу, – это все, что мне досталось… от нее. Это… ну, это печальная история. – Арджи поглядела на Ли, чувствуя неуверенность от того, что сказала, но лучше сказать, чем молчать. – Ничего такого, что бы ты хотела услышать.
Ли положила руку на плечо Арджи и сжала. – Ты ошибаешься, – сказала она серьезно. Она смогла почувствовать теплую кожу Арджи сквозь серую спецодежду, которая на ней была одета, и мгновенно смутилась. Она облизала губы. – Я была бы рада послушать.
Арджи медленно кивнула, доставая последнюю свечу зажигания. – Хорошо. – Через некоторое время свечи были заменены.
Ли позволила рюкзаку соскользнуть на пол, а Арджи выключила свет над верстаком, погружая в тень.
Арджи выпрямилась во весь рост и, приподнявшись на руках, села на верстак, длинные ноги свободно свисали. Она похлопала на место рядом с собой, чтобы Ли смогла к ней присоединиться.
Со смелостью, которая удивила даже саму Ли, она не присоединилась к ней на верстаке. Вместо этого, она подошла к ней так близко, что Арджи пришлось раздвинуть ноги, чтобы Ли разместилась между ног. Бедра блондинки задели икры Арджи, затем внутреннюю часть бедер, когда она подошла почти вплотную к скамье. Ли положила ладони на бедра Арджи и посмотрела ей в глаза.
Неожиданная близость была такой интимной, настолько интенсивной, что вызвало возбуждение и замешательство в одно и то же время. Арджи удивленно втянула воздух.
Медленная улыбка проявилась на лице Ли, и она похлопала по одному из бедер. – Начинай.
Арджи вернула улыбку. – Моя бабушка, в честь которой меня назвали, кстати, – она сделала паузу, – поставляла самолеты из базы в базу в южной части Тихого океана. Там она была убита. – «Иисус, Мария и Иосиф! Ничего себе начало с конца истории!» Арджи отвела взгляд от Ли.
Ли обхватила рукой подбородок Арджи и вернула внимание брюнетки на себя. По причинам, которые Ли не понимала, что предполагалось интересной историей о грузовике Арджи, теперь оказалось очень важным. Для обеих женщин.
– Я никогда не знала своих бабушек, – тихо проговорила Ли, надеясь, что Арджи станет легче. Она провела большим пальцем по щеке перед тем, как убрать руку. – Поэтому, хорошо, что у тебя есть по крайней мере что-то от нее. Я никогда не знала, что женщины летали. Я думала тогда, что они все были медсестрами, секретарями и все в таком духе.
– Да, большинство. Но было несколько, которые летали. Они не участвовали в сражениях на самолетах-истребителях, но они, как и много других самолетов, летали до конечных пунктов назначения. Особенно ближе к концу войны, когда все имеющиеся мужчины-пилоты были пристроены в некотором роде в эскадроны. Женщины также летали на грузовых самолетах даже в самых опасных направлениях. Моя бабушка была сбита во время Японской войны, доставляя бомбардировщик.
– Мне очень жаль.
Улыбка Арджи была горькой. – Это вряд ли твоя вина. Кроме того, это было целую жизнь назад и конечно, род не закончился. По крайней мере, не на мне.
– Поэтому ты не знаешь, что точно случилось, кроме того, что она была сбита?
– Нет. Я знаю большую часть истории от мамы. Двое японских истребителей снесли ей крыло, когда она была в минуте от приземления. – Арджи повращала пальцем. – Самолет закружило и бросило, как камень, в Тихий Океан. Она сломала обе руки и от удара разбила голову, но еще была живой.
Глаза Ли стали шире.
– Поэтому она оказалась в самолете, как в ловушке. Он почти полностью наполнился водой. – Арджи наклонила голову, зеленые глаза, которые светились в приглушенном свете, захлопнулись. – Не трудно представить ожег соленой водой, если попытаться.
– Я… – Ли не знала, что сказать. Сердце стало стучать быстрее. – Не думаю, что хочу это представлять.
Арджи открыла глаза. – Я тоже. – Как ни странно, она улыбнулась. – В любом случае, второй пилот, пухлый, рыжеволосый летчик самолета-опыливателя из Айовы, выловил ее из-под воды, когда она уже погрузилась на двадцать футов.
Ли пыталась не думать, на что похоже, когда ты пристегнут в тонущем самолете, без возможности двигать руками, чтобы освободиться.
– Второй пилот вытащил ее и держался рядом с бабушкой, пока их не нашли спустя час. – Арджи пожала плечами. – Я никогда не знала ее, конечно. Я просто унаследовала грузовик. Моя мама всегда рассказывала мне истории, узнав от бабушки, которая присматривала за ней, когда мамина мама была убита.
– Звучит, как у тебя есть что-то, чем можно гордиться.
Арджи нахмурилась.
– Ты не слышала? Она не доставила самолет. Ее подбили.
Ли моргнула.
– Я слышала. Она умерла, служа стране.
– Наверное, – допустила Арджи. – Люди говорили, что она была храброй женщиной. Некоторые люди в Глори ее знали. – Она снова отвернулась. – Но я не уверена, что она была совсем уж смелой. Она была не намного старше, чем я сейчас. И думаю, возможно, просто возможно, по большому счету, она боялась. Особенно, когда знала, что самолет потерпел крушение, и она не могла ничего сделать, чтобы остановить это. – Глаза Арджи, казалось, потускнели.
Она рассказывала историю так много раз, что знала сердцем, прочувствовала, как это могло быть.
– Упасть в океан. Зная, что не сможешь выбраться. Зная, что провалил миссию и, наблюдая, как мир становится черным вокруг.
Арджи остановилась и поняла, что полностью отстранилась от Ли. – Извини. – Она слабо улыбнулась. – Да, мне есть чем гордиться.
Ли немного побледнела от живого описания Арджи. – Ты почти бард, Арджи Фитсжеральд.
Арджи фыркнула. – Вот я и рассказала. Возможно, я трачу свое время в Глори и должна податься в Голливуд, а?
– Возможно, – прошептала Ли, чувствуя слабость.
– Итак, что ты ела в кафе? Креветки? – Арджи улыбнулась, пытаясь улучшить настроение. Она не хотела оставлять Ли в таком настроении под конец визита.
– М-м-м… – Ли моргнула от смущения. «История закончилась? Наверное». Ли поклялась, что больше не скажет ни слова про грузовичок Арджи. Она не могла поверить, что Арджи после этого с ней разговаривает. – Суп, – сказала она рассеянно без всяких женских колкостей. – Вот, что я ела.
– Хм, ясно. Мэвис готовит суп. Он самый лучший. – Арджи включила свет над головой, вынуждая Ли прикрыть глаза и прищуриться. Ли отошла назад и Арджи спрыгнула с верстака. Она потянулась под крышку капота и выключила фонарь.
– На сколько ты остаешься?
Ли покачала головой, отбрасывая историю Арджи поглубже в себя.
– Грузовик припаркован у гаража. Пробуду здесь до утра.
– Я тут закончила. – Арджи опустила крышку, и позволила ей упасть, чтобы захлопнуться. Она почесала лицо, а потом вытерла руки тряпкой.
- Могу я угостить тебя пивом? – Арджи указала подбородком на потрепанный старый холодильник. – Потом мы можем прогуляться. – Она пошевелила бровями. – Я знаю, что тебе нравится гулять со мной, а сейчас прекрасный вечер. Звезды мерцают и счастливы. «Как и я с тобой».
– Абсолютно. – Ли улыбнулась, затем начала смеяться. – Сюда. – Она взяла тряпку из руки Арджи и свернула пополам. – У тебя усы. – Не дожидаясь разрешения, она осторожно вытерла губы и щеки.
Арджи терпеливо позволила эту заботу. – Если ты не остановишься, Ли Мэтьюс, то добьешься поцелуя.
– В таком случае… – Ли наклонилась и вытерла другой уголок рта Арджи, приподнимая брови в ожидании.
Арджи покачала головой. «Какого черта она в это ввязалась?» Она обхватила ладонями лицо Ли и подтянула ближе, звучно целуя. Это было нежно, но страстно, и прошло несколько минут, когда Арджи окончательно отстранилась и прошептала сквозь затрудненное дыхание. – Я предупреждала тебя.
– Предупреди еще. – Прошептала Ли. Ощущение тепла, зародившееся в животе, просочилось наружу.
– Ты можешь рассчитывать на это. – Арджи отшагнула и расстегнула замок комбинезона, сняла его и осталась в уличной одежде. – Готова гулять?
Ли кивнула. – Конечно. – Она взяла Арджи за руку и, когда они проходили мимо ванной комнаты, бросила рюкзак перед дверью.
Арджи открыла дверь, свежий вечерний ветерок окутал ее. Замах масла и смазки сменился на аромат прерии и картофеля фри из Фитс. Арджи глубоко вдохнула. – Божественно, как ты думаешь?
Ли улыбнулась и убрала непослушную прядь светлых волос за ухо. – Да-а, – тихо выдохнула она, осматриваясь вокруг. – Не плохо.
Фли бросилась за женщинами, когда они медленно пошли.
Ли крепче сжала руку Арджи. Глаза Арджи скользнули в сторону. – Что случилось?
– Странная кошка.
Арджи рассмеялась. – Не могу не согласиться. Фли 6 именно такая.
Фли прищурилась. Люди иногда были настоящей занозой в заднице. Одним прыжком она забралась на плечо Арджи и игриво ткнулась мордочкой в голову. Как будто заигрывала.
Ли отпустила руку Арджи и попятилась. Мысль о кошке с именем Фли вызвала зуд во всем теле.
Как будто читая мысли, Фли зашипела на маленькую женщину.

0

4

– Будь милой, – мягко наругала Арджи. – Несмотря на то, что она думает, это не правда. – Она честно обратилась к Ли. – Это просто имя. У Фли нету блох. Обещаю.
Тоненькая бровь блондинки медленно поползла наверх. – Ты уверена?
– Думаешь, я бы ее держала, если бы были блохи?
– Если они у тебя есть, то ты слишком близко от меня, – Ли многозначительно посмотрела на расстояние между ними.
Фли начала щипать волосы Арджи, как будто там что-то было.
У Ли отвисла челюсть.
– Большое спасибо, кошка! – Арджи столкнула кошака с плеч. – Ли…
Дальнобойщица выставила руки и очень старалась не улыбаться. – Стой там, где стоишь.
Арджи шагнула ближе, не обращая внимания, и понизила голос. – Ли.
Брови у Ли подпрыгнули от глубокого тембра голоса Арджи. Инстинктивно она начала двигаться на голос. «О-о-о… Подожди. Блохи». Она остановилась. – Извини, Арджи. Но этот сексуальный голос на меня не действует. «О, хорошо. Действует. Но тебе не нужно знать об этом».
«Сексуальный?» Арджи усмехнулась про себя и сделала еще шаг вперед. – Ли. – Тем же самым голосом.
Ли на секунду закрыла глаза, затем быстро покачала головой. – Неа.
Она развернулась на каблуках и пошла через сквер за кафе, исчезая в тускнеющем свете.
– Черт. – Арджи стрельнула на Фли неодобрительным взглядом и последовала за ней.
Фли усмехнулась, когда услышала, как нежный весенний ветер донес два смеющихся голоса. Они играли в кошки-мышки. И еще люди удивляются, почему кошки в этом преуспели.

***

Они гуляли и разговаривали, обмениваясь медленными поцелуями в лунном свете. Ли наслаждалась временем и ни одной частью души не хотела, чтобы вечер закончился.
К этому времени они вернулись в гараж. На парковке возле кафе осталось только несколько машин, и Ли могла увидеть Мэвис, наливающую кофе одному или двум оставшимся посетителям, которые, по-видимому, не хотели возвращаться на дорогу. «Это мы уже проходили», – подумала она сочувственно.
Арджи открыла гаражную дверь, но не включила свет. Их глаза были настроены на звездный свет снаружи, поэтому затемненная обстановка гаража не создавала никакой проблемы. Окно позволило луне разлиться по большой комнате.
Ли решила проявить инициативу. Она молча взяла руку Арджи и потянула в сторону ванной, в которой был душ.
Высокая женщина улыбнулась и тлеющие угли, которые доводили ее до безумия весь вечер, вспыхнули огнем от понимания, куда ее приглашали.
– Ты ведешь меня туда, где случаются шалости, Ли Мэтьюс? – спросила Арджи, широко улыбнувшись.
Ли остановилась и повернулась к Арджи, позволяя глазам встретиться, а выражение лица говорило само за себя. Сердце Арджи забилось в удвоенном ритме. Она никогда не видела такую неподдельную, бесстыдную страсть, сияющую в глазах женщины.
Ли продолжила путь.
– Зависит от того, что ты называешь шалостями, Арджи, – прошептала она нежно. – Я имею в виду, это не то, что у меня достаточно взбитых сливок, чтобы тебя измазать, а потом слизать, или что-нибудь в этом роде.
«Святой Иисус». Колени Арджи ослабли. В этот момент она поклялась проверить пиджак, убедиться, что ключи от кафе у нее с собой, потому что когда Пит и Мэвис уйдут, она может добраться до холодильника и найти крем, которым Пит покрыл тортики. Арджи поняла, что только одна вещь слаще, и она уже вела ее в душ.
Ли повернулась и пошла в дальнюю часть гаража, ступая так тихо, что могла слышать каждый вздох Арджи. Кончиком языка она очень медленно смочила губы.
Арджи застонала вслух. Она не могла оторвать глаз от рта Ли.
– Ох-х, да…, – проурчала она. – Ты и шалости… близко знакомы, я помню.
Маленькая женщина просто подцепила мизинец Арджи своим и продолжила тащить ее в комнатку.
– Ты хочешь, чтобы я показала тебе, насколько близко? – спросила Ли, когда они почти зашли в ванную.
Правая рука приподнялась к рубашке Арджи, а левая закрыла дверь на щеколду. Когда металлический затвор встал на место, большой палец Ли, едва коснувшись, прошел мимо болезненно твердого соска.
Арджи закусила губу и застонала. Она наклонилась вперед от прикосновения, которое закончилось так быстро. Она хотела, нуждалась так сильно, что почувствовала, как слезы проступили в глазах. Губы стали сухими от дыхания. А в коротких шортах стало влажно.
Теплое, упругое тело прижалось к Арджи, придавливая к холодной плитке стены. Подбородок приподнялся, когда мягкие губы начали нежно исследовать шею.
– Я тебя так сильно хочу, что еле выдержала, – прошептала Ли, а язык и губы продолжали ласкать и оставлять метки.
Глаза Арджи, затрепетав, закрылись, когда горячий язык Ли заскользил по пульсирующей жилке, надавливая на чувствительное место, чем дальнобойщица заслужила длинный, томный стон. Арджи могла почувствовать щекочущее дыхание Ли на чувствительной влажной коже, по которой прошел язык. От этого у нее пошли мурашки по позвоночнику, и она поборола желание поменяться ролями и прижать Ли к стене. Взять ее там, где она стояла. Но мысль была унесена настойчивыми движениями Ли. Небольшие, но уверенные руки расстегнули рубашку Арджи, и прежде, чем она осознала, рубашка была снята с плеч, позволяя ночному воздуху прикоснуться к разгоряченной коже. Ноготки Ли скользили по голой мускулистой спине, доводя женщину с каштановыми волосами до безумия.
– Ты так чертовски красива, – проурчала Ли в ухо Арджи, продолжая покусывать и целовать, не в силах остановить бедра от движения вперед и полностью соединиться с телом, которым наслаждалась.
Ли долго застонала, когда почувствовала, как руки Арджи проникли под рубашку и прикоснулись к животу и ребрам.
– А ты не такая уж и плохая, – произнесла высокая женщина, опуская голову и проводя дорожку из крошечных поцелуев от подбородка Ли до уха и вниз к шее. Блондинка прерывисто задышала, позволяя Арджи вести. Фактически, тело настояло.
– Мы, – глубокий вдох, – действительно, – низкий стон, – плохие. – Последние слова Ли были слегка приглушены, когда рубашка была снята через голову. «Как это, черт возьми, произошло? Меня это должно волновать?»
– Ух-х, – прошептала Арджи, коротко кивая головой. – Я едва знаю тебя.
– И я едва знаю тебя.
– Это тебя беспокоит? – Арджи обхватила груди Ли, улыбаясь от стона, которым была вознаграждена.
Впечатляющие голубые глаза светились жидким серебром в темноте.
– Я выгляжу обеспокоенной? – проурчала Ли.
Она проникла пальцами в густые волосы Арджи и потянула на себя, обещая захватывающий поцелуй. Язык дальнобойщицы глубоко занырнул в рот Арджи. Обе женщины застонали, наслаждаясь друг другом.
Арджи скинула ботинки и носки. Руки потянулись к застежке бюстгальтера Ли. Она расстегнула его, сняла с плеч и сбросила на пол. Вещь была тут же забыта.
– Мы плохие.
– Тогда, – ответила Ли и выдохнула в одобрении от вида перед ней. Вместе с красивой внешностью Арджи была совершенным воплощением женственности. С нетерпением, она расстегнула пуговицу штанов Арджи и уткнулась в грудь, лаская ртом и пробуя на вкус сладкую кожу. – Почему так приятно?
Ли обняла Арджи за талию, скользнула в штаны и в нижнее белье, не останавливаясь, пока руки не оказались на ягодицах. Она сжала их, а Арджи зашипела от удовольствия, вызвав прилив тепла в животе Ли. От горячей кожи под пальцами она хотела чувствовать, смотреть и целовать еще больше. Так она и сделала. А Арджи не просто чувствовала себя хорошо. Она чувствовала себя невероятно.
Тут же в голове Ли пронеслось: «Она заставляет чувствовать меня великолепно».
– Не знаю, просто. Боже… – Слова Арджи затихли. Они целиком и полностью погрузились в изучение друг друга, что никто этого не заметил. Арджи поймала еще один поцелуй Ли, пока расстегивала ей джинсы. Вскоре они обе были обнажены и жадно наслаждались ртами друг друга. Руки судорожно двигались по голой коже, влажной от накала страсти.
Тела соприкоснулись, и Ли вздрогнула от ощущения, когда груди прижались друг к другу. Даже стоя, их ноги переплелись.
Ли подумала, что они до сих пор не были в душе, хотя находятся в нескольких футах, да и не собираются этого делать. Мысль быстро растворилась, когда она почувствовала рот Арджи на соске. Арджи жадно его сосала и захватывала невероятно горячим ртом.
– О, Боже! – Она была благодарна сильным рукам, которые ее поддержали, когда колени подогнулись, и она стала падать назад. Ее руки сразу же отправились в волосы Арджи, крепко удерживая ее на месте, в то время как она извивалась от умелого языка возлюбленной.
Собственные соски Арджи опухли и стали тверже в ответ на тело Ли. Одной рукой она придерживала Ли от падения, а другой скользнула между ними и вниз. Арджи вздохнула от удовольствия, наслаждаясь такими близкими прикосновениями. Было очень давно, когда она так делала. Очень много времени прошло с тех пор, как она нашла женщину, которая наслаждалась ее прикосновениями так сильно. Она была в восторге от этого переполняющего ощущения. Кожа Ли была как гладкий шелк, затем как влажный бархат, когда пальцы Арджи проникли сквозь мягкие кудрявые волосы туда, где у Ли кипела страсть.
– Ты такая мокрая. – Она улыбнулась от едва слышимого стона. Ли беззастенчиво сильно прижималась к ней.
На руках Ли почувствовала, как пошли гусиные пупырышки от того, что рука Арджи опустилась ниже к бедрам, и стала ласкать их. Не осознавая, она обернула ногу вокруг бедра Арджи. Слова были не нужны. Логического мышления уже давно не было. Ее мир состоял только в том, что на сейчас чувствует, охотно отдав тело под контроль Арджи. Голова дальнобойщицы упала вперед, и лбом уперлась в плечо. Пальцы крепко сжали предплечье Арджи, когда она держалась из последних сил, постанывая от наслаждения. Ласки набирали скорость и силу, и она помогала, двигая бедрами в одном движении с Арджи.
Чувствуя давление, Ли начало трясти. Мускулы сжались и задрожали, когда волна из ощущений усилилась до предела и больше. Сильная волна обрушилась на нее, и тело Ли замерло, падая в руки Арджи. Она вскрикнула, все тело задрожало, и перед тем как качнуться вперед, случился второй, даже более сильный оргазм. Она прикусила плечо Арджи, чтобы сдержать крик.
– Все в порядке, Ли, – напела Арджи. Высокая женщина придерживала свой подарок одной рукой, а другую убрала от бедер. Ее грудь вздымалась, и пот застилал глаза. Она почувствовала, как Ли дрожит, и крепко обняла. – Хорошо? – прошептала она.
Блондинка кивнула в грудь Арджи, глаза были плотно закрыты, а кровь все еще пульсировала по горячим венам. – М-м-м х-м-м. – Это было лучшее, что она могла сделать.

***

– Останови это! Я больше не выдержу! – застонал белка.
После падения на голову и нападения Фли, он с женой построил временное жилище на высоких стропилах гаража. Но оказалось, что не важно, где они были, везде сталкивались с теми двумя женщинами. Разве люди не спят в кроватях? Или там овечка? Он не мог понять.
Вдруг все прекратилось, и через несколько секунд звук льющейся воды в ванне заполнил гараж. Старые трубы застонали… но не так громко, как две женщины.
Женщина-белка вытащила кусочки салфетки из ушей. – Уже закончилось?
Глаза бельчонка закатились. – У тебя были затычки в ушах, а ты даже не поделилась!
Белка уперлась рукам в бока. – Разве ты поделился кусочком чипсов, который недавно нашел?
– Да!
– Ну-ну.
– Сука.
– Как твоя лапка? – Белка сильно дернула повязку, закрывающую рану.
– О-ой!
– Смотрю, уже лучше. – Она села на корточки и нахмурилась. – Нам нужно как-то вернуться домой.
Еще больше стонов раздалось из душа. Бельчонок закрыл глаза. Его сексуальная жизнь разрушена. Конечно, глядеть на мир сквозь те журналы по Нэшинал Географикс, найденные в мусорке, было странно и забавно на первый взгляд. Но он действительно не мог выносить это издевательство над ушами. Белки, хоть и невероятно страстные, были несомненно бесшумными, занимаясь любовью.
Потом он понял. Он внимательно осмотрел свою супругу. – Ты не беременна, да?
– Конечно, нет.
Белка перекрестился, испытывая облегчение. – Тогда почему ты так сказала?
– Просто, чтобы помучить тебя.
– Это сработало.
– Я знаю. – Белка пожала плечами. – Кроме того, мне больше не нужно беспокоиться о беременности.
Белка моргнул. Единственное, что его жена любила больше секса были чипсы Принглс. Слава богу, что ее зад стал слишком толстым, чтобы выбраться из банки. Это была совершенно неловкая ситуация. – Так почему ты думаешь, что не забеременеешь?
– Я лесбиянка.
– Неееет! – он почувствовал, как падает прямо на заднее сиденье пикапа Арджи. И приземлился вниз головой.
Жена смотрела ошеломленным, тупым, почти застывшим взглядом. Он был полностью в сознании и сильно не пострадал. Везет как утопленнику.

***

Арджи открыла дверь ванной. Тяжелое облако пара вырвалось в гараж. Она резко остановилась, и Ли ударилась об спину.
Пит сидел на скамье и тихо разговаривал с мальчишкой, который был, по-видимому, в позднем подростковом возрасте, и выглядел испуганным.
Она включила свет, все зажмурились и закрыли глаза на мгновение.
Пит утешительно похлопал парня по ноге и побрел к Арджи и Ли. Он быстро оглядел женщин и усмехнулся Арджи, которая покраснела. Он повернул искрящиеся глаза к Ли.
– Смотрю, Арджи напомнила тебе, где душ.
Ли промокнула мокрые волосы полотенцем на шее.
– Она была очень гостеприимной. – Невысокая женщина наклонилась и подмигнула Питу. – Душ был особенным. Спасибо, Пит.
Настало время Питу покраснеть, что вызвало громкий смех Арджи. Ей определенно нравилась Ли.
– Ну, если ты когда-нибудь устанешь от красивых, высоких брюнеток…
– Вы будете знать, что лоботомия была успешной.
Пит покачал головой и усмехнулся. «Ох, ох, Фитц. Ты полностью попала».
Арджи неохотно положила конец игре, спросив Пита. – Кто этот парень?
Ли взглянула на мальчика. Он отказался встретиться взглядом, и вместо этого очень заинтересовался своими кроссовками. «Бог мой». Она моргнула, надеясь, что он старше, чем выглядит, и заинтересовалась, как долго он с Питом ждал возле душевой. Ли вздохнула, затем пожала мысленно плечами. Ничего уже не поделать. Кроме того, некоторые вещи были слишком хороши, чтобы делать их тихо.
– Очень не хочу вторгаться в ваш продуктивный вечер, девочки, – в глазах Пита читалось искреннее сожаление, – но боюсь, что мне нужны профессиональные услуги Фитц.
Ли посмотрела на Арджи пустым взглядом, затем вспомнила, о чем говорила ей высокая женщина.
– Добро пожаловать в город? – «В это время. С этим ребенком?»
– А-а… – Пит кивнул в подтверждение. – Она рассказала тебе. – Он похлопал по спине Арджи. – Арджи большая ценность для Глори.
Было очевидно, что Ли все еще в непонимании, поэтому Арджи перебила.
– Пит – своего рода наставник над проблемными детьми. У него везде связи и когда он находит того, кто действительно хочет изменить жизнь к лучшему, он привозит их сюда, чтобы начать жить заново. – Арджи пожала плечами. – Они – моя специализация. Как уже говорила раньше, я помогаю им обустроиться. Нахожу жилье и работу.
Ли кивнула. Рядом с Су Фолс был маленький городок, состоящий из нескольких государственных домов «на полпути» – реабилитационный центр для людей, вышедших из тюрьмы, или из больниц. Они часто были в новостях, а город не ценил их присутствие. Ли долго и упорно смотрела на парня. Он был одет в рваные джинсы и порванную футболку. Волосы были светлые и жирные. Он выглядел хорошо упитанным. Его серые глаза были круглыми и слегка испуганными. «Черт».
Она понизила голос и спросила. – Это безопасно? – она посмотрела в глаза Арджи, слегка взволнованно.
– Совершенно безопасно, – незамедлительно сказала Арджи. – Им просто нужно помочь начать. И Пит здесь, – она толкнула Пита в живот, – иногда он немного стар, чтобы находить общий язык с мальчишками.
– Эй! – Пит выпрямился от негодования. – Я не настолько стар.
– Конечно, нет, – соврала Арджи и подтолкнула Пита к мальчику. – Мне нужна минута.
Пит шагнул назад, но не оставил их наедине.
Арджи стрельнула на него раздраженным взглядом, но быстро сфокусировалась на Ли.
– Ты скоро вернешься?
– Это может занять какое-то время, и без сомнения, ты будешь уже спать задолго до того, как я освобожусь. – Она мягко провела кончиками пальцев по руке Ли. – Я не хочу думать, что мы не увидимся снова.
Искренняя улыбка проявилась на лице Ли. Она уже подсчитала число дней, когда ее маршрут приведет ее сюда снова.
– Ты увидишь меня снова, Арджи.
Игнорируя Пита и мальчика, Ли наклонилась вперед и положила ладонь на грудь Арджи. Приподнявшись на цыпочки, она нежно прикоснулась губами к губам Арджи, мягко вздохнув и отстранилась. Было так приятно.
– Тогда решено! – прогудел Пит. – Не жди слишком долго, Ли.
Пит пошел обратно к подростку, а Арджи последовала за ним. Она несколько раз оглядывалась за плечо, наблюдая, как Ли поправила рюкзак и вышла из гаража.
– Ты мог бы выбрать другое время для дел, Пит, – проворчала Арджи.
Пит фыркнул. – Ты знаешь, что я не выбираю время, когда они приедут. Я не могу предугадать. Я не ждал Тони до утра. – Он пожал худыми плечами. – Но он приехал раньше.
Арджи успокаивающе улыбнулась худому подростку. Он выглядел очень потерянным и одиноким, сердцем она тут же расположилась к нему. Она знала только, куда его разместить. И сама была на его месте. Было нелегко.
– Здравствуй. – Она протянула руку. – Я – Арджи Фитцжеральд.
Молодой человек посмотрел на нее с опаской, но протянул руку.
– Я… – Он нервно сглотнул. – Я – Тони.
– Рада познакомиться, Тони. Пит сказал тебе, что я покажу Глори и помогу устроиться?
Глаза Тони прыгнули на Пита, потом на Арджи. Потом он медленно кивнул.
– Хорошо. Нет смысла откладывать. – Она слегка наклонила голову. – Готов?
– Думаю, да. – Тони пожал плечом и подхватил джинсовую куртку со скамьи.
Арджи вытащила ключи из пиджака, который висел на крючке над лавкой. Она пошла к водительскому сиденью старого Форда и подождала.
Пит встал напротив Тони, улыбаясь. Мальчик удивленно выдохнул, когда Пит подтянул его и крепко обнял.
– Не будь таким угрюмым, Тони, – сказал Пит мягко. – Твои молитвы были услышаны. – Он улыбнулся. – Хотя это не выглядит сейчас так. Ты получишь второй шанс, который так желал. Арджи покажет, где жить и ответит на вопросы о том, что тебя ждет. Скоро ты меня увидишь.
Пит отстранился и нежно смахнул слезу, которая проделала дорожку на щеке Тони.
Мальчик хлюпнул носом, смущенный бесконтрольностью своих эмоций. В один момент, он сидел в тюрьме и не мог ни на что надеяться. Потом появился Пит и предложил помощь. Все, что он должен был сделать, это попросить.
– Вперед, – Пит подмигнул и подтолкнул Пита к пикапу. – Арджи Фитцжеральд один из самых нетерпеливых людей, которых я знаю.
Тони всунул одну руку в рукав куртки, но решил, что достаточно тепло, чтобы идти без нее, поэтому сунул ее подмышку. Он сел на пассажирское сиденье, когда Арджи вытащила заглушку и повернула ключ. Кэрол замурлыкала как котенок.
– Ах. – Довольная улыбка изогнулась на губах Арджи. – Сейчас мне больше нравится. – Она с любовью похлопала приборную доску.

***

Когда Пит распахнул дверь гаража, белка, которая внимательно наблюдала за людьми, приняла решение. Ее супруг спрятался в углу багажника, который сейчас собирался покинуть гараж. Она не могла бездействовать, когда его могли увезти на этой железяке. Конечно, были времена разногласий. Но они были родственными беличьими душами. А это означало, что они будут идти вместе сквозь огонь и воду. Даже, когда она была ослеплена ревностью и злостью, они по-прежнему были связаны друг с другом, и она его все еще любила. По крайней мере, это была речь, которую она произнесла бы на коллегии присяжных грызунов в случае, если ее супруг умрет при слегка подозрительных обстоятельствах. Не то чтобы она планировала, или как-то еще. Но никогда не помешает подготовиться.
С мужеством, которое заставляло Чипа и Дейла выглядеть трогательными ушастыми колибри, именно так они и выглядели, белка голубем сиганула с гаражной крыши, удерживая взглядом мужа до самого конца.
– Уф-ф, – шлепнулась она на него.
– Я знал, что ты не оставишь меня одного! – прокричал белка прямо в грудь жены. – Ты ведь на самом деле не лесбиянка, да?
Она нежно погладила его по шерстке. – Оу,… конечно, нет. Та бобриха–супермодель была всего лишь временным опытом, через который я прошла. Мне не понравилось вообще. После всех кричащих оргазмов, я задумалась,… ну, после того, как пришла в сознание. Я подумала… я не могу строить с ней жизнь. Она не грязнуля. Я скучала бы по белке, который был бы лентяем. А кто бы сказал мне, что мой новый стиль шерстки делает меня не столько толстой сколько старой?
– Не женщины. Они не такие чувствительные, как мы – мужчины.
– И она никогда не заснет сразу после секса, полностью игнорируя меня и забывая о необходимости разговора и близости. В этом я могу рассчитывать только на мужчину.
– Хех? – Он посмотрел вокруг скучающим взглядом. Затем посмотрел на супругу. – Ты все еще разговариваешь со мной?

***

Они ехали в тишине уже минут пятнадцать. Большинство мальчишек были тихими, но обычно их распирало от любопытства, на что похожа его новая дыра. Арджи прочистила горло. «Похоже, что я начну разговор». Она сфокусировалась на темную дорогу. – Куришь?
– Конечно, – охотно ответил Тони.
Понимая, что оставила сигареты в кармане пиджака в гараже, она указала на бардачок. – В бардачке. И достань мне тоже.
Тони послушался. Быстро вытащил две сигареты и прикурил. Он глубоко вдохнул дым и пробормотал спасибо, закрывая глаза от удовольствия.
Арджи ухмыльнулась и взяла сигарету из его слабой руки. – Я знаю, что ты чувствуешь. – Она открыла окно. Мерцающий свет огней Глори быстро приближался. – У тебя есть вопросы? Моя работа отвечать на них.
Тони пожал плечами. – Пока нет.
Арджи кивнула. – Тогда, как хочешь. – Высокая женщина повернулась к гладкой асфальтированной дороге, затем на Главную улицу.
Парень огляделся вокруг, широко раскрыв глаза. Он никогда не видел маленькие города. – Это чертово Мэйберри!
– Где?
Тони закатил глаза. – Не важно.
Арджи подъехала к входу в трехэтажное здание напротив парка в пригороде Глори. – Это общежитие миссис Амос. Она взяла несколько парней таких, как ты. И кстати, она идеально подходит для этой работы.
Они выпрыгнули из Кэрол и пошли по тротуару. Тони остановился под фонарем, почти дрожа от неуверенности. Он обхватил себя руками, прикрывая локти.
Арджи мягко положила руку ему на плечо, улыбаясь. – Чем ты занимался раньше, Тони?
– Я был механиком в автосервисе Джиффи Люб.
– А тебе нравилось этим заниматься?
– Едва ли, – фыркнул он.
– А чего бы ты хотел?
Тони пнул гальку. – Кого это заботит?
Арджи рассмеялась. – Почему же, меня заботит, конечно. Так кем? Музыкантом? Солдатом?
Тони покачал головой. – Скульптором, – пробормотал он.
– Как это?
– Мне нравится работать с глиной. – Нахмурился он. – Я учился в колонии для несовершеннолетних. Раз в месяц у нас был класс искусств, и мы лепили из глины.
– Тогда, художник.
Брови Тони взбороздили лоб. – Что ты имеешь в виду?
– Моя работа найти тебе работу, и ты только что рассказал мне, чего бы хотел. – Арджи задумчиво почесала подбородок. – Не думаю, что у нас в Глори есть скульпторы. Но уверена, что мы можем найти где-нибудь печь. А теперь, давай внутрь. Миссис Амос ждет нас.
– Мой пиджак. Он…
Арджи мягко расцепила руки Тони. Уличный фонарь осветил длинную линию шрама на коже. Она положила теплую ладонь на шрам. – Никто не обидит тебя здесь, Тони. – Она улыбнулась, и взмахом руки отметины на руке исчезли. – Просто почувствуй себя лучше.
Глаза Тони расширились, и он уставился на Арджи с восхищением.
Женщина улыбнулась. – Пойдем. Если мы опоздаем, миссис Амос расскажет моей маме, что я не делаю свою работу и откажется платить.
Арджи быстро пошла вперед,… а Тони поплелся за ней.

***

Белки спрыгнули с грузовика. «Город! Парк!» Здесь было больше похоже на дом.
– Где мы? – спросил белка.
– Понятия не имею. Подожди. – Она вскарабкалась на дерево на краю парка. На стволе большого дерева была надпись, написанная белкой, и слишком маленькая, чтобы быть заметной человеческому глазу. Там было написано:
«Добро пожаловать в Глори. Ваши задницы уже мертвы. Обломайтесь.
Хорошего дня!»

С широко раскрытыми глазами от шока белки посмотрели друг на друга, и воскликнули в унисон. – Ааа!!
Глава 5
Арджи протерла крышку багажника мягкой тряпкой. Блестящий черный цвет пикапа отражал утреннее солнце. Она немного наклонилась и приподняла очки, посмотрев на то, что было пятном.
– Антиквариат, в самом деле, – фыркнула она и стерла грязь.
– Это древность, Арджи. Ей почти шестьдесят лет.
Она поднялась и повернулась к Питу.
– Давай ты тоже не начинай про мою любимую девушку. Вполне достаточно, что Ли думает про нее, как про ржавое ведро.
– Просто она так видит.
Арджи подняла руку, чтобы остановить слова повара.
– Да, да, да, я знаю. Но посмотри, как она красива. – Она расстроенно посмотрела на грузовик. – Нечестно, что Ли не может увидеть ее красоту.
Пит должен был признать, что Арджи права. Темноволосая женщина испытывала к грузовику нежную любовь и заботилась о нем долгое время. Он глубоко вздохнул и вручил Арджи стаканчик с кофе. Так он делал с конца сороковых, и это стало ритуалом для них обоих. Стакан кофе в маленьком пригородном парке перед началом дня давал возможность поговорить обо всем, что произошло вечером или в городе, или о том, как живет их последнее прибавление.
Арджи бросила тряпку на переднее сиденье, затем последовала за Питом на лавочку под высоким дубом напротив приюта миссис Амос. Усевшись, она заметила Фли на нижней ветке, и, прищурившись, всмотрелась. Ли права. У нее незнакомцы каждый день.
Отхлебнув кофе, она взглянула на газон у магазина, куда мама ушла за покупками. Достав сигарету из кармана, Арджи надеялась докурить раньше, чем мама закончит с покупками, чтобы отвезти ее назад домой.
– Итак, – Пит с удовольствием понюхал кофе. – Как поживает Тони?
Арджи подумала немного перед тем, как ответить. – Все в порядке. Он уже завел новых друзей и очень хорошо ко всему приспосабливается.
То, как устраиваются подростки в Глори, всегда удивляло Арджи. Если бы она не занималась этим всю жизнь, она бы не поняла, что взрослые люди больше готовились к смерти и к тому, что за ней. Они живут, зная, что она приближается, и нужно время, чтобы спланировать и подготовиться. Но, обычно, дело не в этом. Подростки часто ошеломлены тем, что прибыли сюда, и, как правило, берут все сходу, приспосабливаясь к смерти так же, как к жизни – со слепым принятием. Для них, вечность всего лишь слово, а завтра встречается больше с оптимизмом, чем со страхом.
В Глори, люди такие, как они видят себя, и как другие видят их. И в Глори есть много старых скряг. Она улыбнулась про себя, признавая, что большинство из них были привлекательны душой, но каким-то образом умудрялись быть занозами в заднице.
Она повернулась к Питу.
– Тони попросил то, что называется СиДи-плеер. Я понятия не имею, что это.
Пит кивнул.
– Я позабочусь об этом. Не волнуйся.
– Мне нужно попытаться идти в ногу со временем. – Арджи некрасиво сморщилась. – Похоже, что много вещей проходит мимо меня. Я начинаю чувствовать себя оторванной от жизни.
– Поговорим об этом. – Пит похлопал друга по плечу. – Мы думаем, что тебе следует взять небольшой отпуск.
– О, «мы», «мы»? И куда я поеду? Я достаточно ограничена в выборе.
Пит почесал подбородок, надеясь, что не забыл побриться утром. Он ненавидел щетину.
– Не правда, Арджи. Все можно устроить, ты знаешь. И я могу обдумать вариант с одной симпатичной, светловолосой дальнобойщицей, которая, возможно, будет счастлива провести с тобой некоторое время в пути.
Арджи закатила глаза, откинув голову назад. Эти люди не сдадутся до тех пор, пока не увидят ее беззащитной и беременной. А это не то, в чем Ли может помочь.
– Пит, – ее тон был серьезным. – Я не знаю. Конечно, это было бы весело. – Она внутренне застонала, вспомнив мягкие губы на шее. – Не думаю, что это хорошая идея. Не говоря уже о том, что тебе бы лучше заняться своими делами.
– Она делает тебя счастливой, Фитц. Любой дурак это видит.
– Особенно, если этот старый дурак, как оказалось, сидел прямо возле двери душевой в гараже той ночью, а?
К удивлению, Пит покраснел до корней волос.
– Позволь мне внести поправки к моему предыдущему утверждению. – Она на самом деле делает тебя счастливой.
– Хитрюга, – пробормотала она. Не то, чтобы Пит был не прав. Просто ей не нравится тот факт, что он утер ей этим нос.
Арджи сложила руки на груди. – Это не значит, что мы можем быть вместе, не так ли?
Конечно, секс был великолепным. Лучше, чем великолепным. Но она уже чувствовала небольшое сожаление о времени, которое они привели вместе. Чертово католическое воспитание.
– Она прекрасная женщина, которой следовало бы проводить время с кем-нибудь… с кем-нибудь…
– Как ты?
– Я не собиралась это говорить!
– Конечно, нет. – Посмеивался он. – Ты не такая умная, как я.
Арджи выгнула бровь, но ничего не сказала. Вместо этого уткнулась носом в стакан.
Пит продолжал настаивать.
– Мы поговорили обо всем, Арджи. Ты усердно работала. И мы любим тебя. Но смотри, ты никогда не была на сто процентов счастлива здесь. Съезди на какое-то время, проведи время с Ли. Это будет замечательно, ведь так?
– Пит…
– Чего хочет твое сердце, Арджи Фитцжеральд? – Глаза Пита блеснули.
Арджи покачала головой, засмеявшись.
– Очень смешно.
Она вздохнула и кивнула.
– Да, да, признаю, будет замечательно. Так, как я себя чувствую с ней… Иисус. Мне немного стыдно признавать это, но время, проведенное с ней, было самым лучшим, что у меня было за эти годы.
Конечно, так и было.
– Тебе нужно поехать на несколько дней. Это возможно, Фитц. Ты знаешь это.
– Это может и возможно, но все-таки вряд ли. И Ли, наверное, не захочет, чтобы рядом околачивался мало знакомый человек.
– Ты не кажешься мне незнакомым человеком. Особенно после того, что вы двое делали.
Арджи прищурилась.
– Ты знаешь, о чем я говорю, Питер, ты – смутьян.
Пит бросил стакан в мусорку рядом со скамьей. Он встал и подтянул штаны, которые спустились ниже обширного живота.
– По крайней мере, будет возможность немного «наверстать упущенное» в мире, и ты не будешь чувствовать себя оторванной от жизни, когда приедет кто-нибудь вроде Тони.
Она рассеянно кивнула. Это было правдой. Слушая людей, которые приезжают в Глори, и радио в кафе, которое передавало ужасную станцию А.М., вещи изменились со времен Второй Мировой Войны так, что она не могла и представить. Арджи посмотрела на Фли, как она кружилась вокруг дерева.
– Почему ты думаешь, что Ли захочет, чтобы я следовала за ней по пятам? Мы только немного повеселились, Пит.
– О, пожа-алуйста! – Пит попытался не закатывать глаза. Арджи была, конечно, упрямым человеком. Но после нескольких разговоров с Ли, он заподозрил, что та была такой же. Он подстраховался. – Просто давай скажем, что тот, кто умеет убеждать, посадит маленькое зернышко в голове твоего друга.
– А этот друг случайно не дальнобойщица?
Арджи вскочила на ноги от голоса. Она повернулась к маме, которая держала переполненные пакеты продуктов.
Кэтрин передала пакет дочери и поглядела на нее осуждающе, и, прищелкнув языком, ждала ответа.
Арджи начала рыться в пакете, чтобы не встретиться с вопросительным взглядом.
– Эээ… ну…
– Рут Джин, мне не нравится та девчонка.
Арджи бросила беспомощный взгляд на Пита, затем назад на волевую старую женщину.
– Мама, ты даже не знаешь ее.
– Что мне нужно знать о ней больше, чем тот факт, что она есть? Я думала, что у тебя есть здравый смысл, чтобы держаться от нее подальше. Предполагаю, что ты просто хочешь затащить ее в постель.
У Арджи отвисла челюсть.
– Мама!
Пит попытался вмешаться и спасти своего быстро тонущего коллегу.
– Послушай, Кэти.
– Не надо «Послушай Кэти», Пит. Ты более, чем кто-либо должен знать, что им невозможно быть вместе, и тебе не следует вселять надежды в Рут Джин, идти и быть с этой девчонкой. В конечном итоге, они только ранят друг друга, даже если они хотят просто…
– Я знаю. Я знаю. – Быстро сказала Арджи. – Ради любви к Майку, тебе не нужно повторять.
Пит тяжело вздохнул.
– Но они, как видится, делают друг друга счастливыми.
– Хорошо. Итак, они делают друг друга счастливыми. Сидеть и кушать шоколад тоже для меня счастье. Но это не значит, что мне следует так делать.
– Но…
– Ты собираешься позволить Рут Джин уехать? Ты хочешь, чтобы она навсегда оставила Глори? Ты собираешься позволить им быть вместе?
– Быть вместе? – Арджи попыталась поднять руки в воздух. Это было ужасной ошибкой, учитывая, что она все еще держала мамины покупки. Она смяла в руке пакет. – Неужели так необходимо женить меня только из-за того, что я обратила внимание на симпатичную женщину?
Кэтрин проигнорировала слова дочери и продолжала смотреть на Пита.
– Или ты хочешь позволить им быть счастливыми короткое время, а затем вернуть ее домой, так, чтобы она была более несчастной, чем раньше. Она…
– Я не несчастная!
Пит и Кэтрин оба стрельнули взглядом на Арджи и рявкнули.
– Не перебивай.
– Стоп! – Арджи встала между Питом и Кэтрин. – Просто остановитесь.
От ярости и решительности в голосе Арджи у Пита перехватило дыхание.
– Меня не надо заставлять делать, – она посмотрела на Пита, – или не делать, – взгляд переместился на мать, – то, что будет приятно одному из вас. Это моя жизнь, и я проживу ее так, как считаю нужным.
Арджи тяжело дышала. Пит и Кэтрин слышали боль и слезы в ее голосе. За столько лет, сколько ее знал Пит, он никогда не слышал, чтобы Арджи повышала голос на Кэтрин. И во взгляде пожилой женщины было видно понимание того, что она слишком сильно надавила на Арджи.
Арджи прочистила горло и взяла эмоции под контроль.
– Пойдем, мама. Я отвезу тебя домой.
Она зашагала к грузовику, не побеспокоившись сказать до свидания Питу или подождать, когда мама присоединится к ней.
Голос Пита перешел в шепот.
– Тебе должно быть стыдно, Кэтрин. Арджи заслуживает счастья, как и все. А она никогда такой не будет, если ты будешь поступать так, как сейчас.
– Если ты придумаешь способ, как ей быть счастливой с этой девушкой, я буду рада принять ее. В противном случае, не забивай ей голову этой чепухой. Ты знаешь лучше, чем кто-либо, что почти никто не покидает Глори.
Она заговорила быстрее, когда Пит собрался перебить.
– Если ты устроишь, чтобы она уехала с этой девушкой, я никогда не встану на пути. Я не дура, Питер.
Плечи Пита обвисли.
– Я вижу связь между ними так же, как и ты. И, несмотря на воспитание моего поколения, я буду рада принять дальнобойщицу…
– Ли, – вставил он.
Кэтрин кивнула. – Ли… в свою семью.
Она замолчала и всмотрелась в лицо Пита. Ее глаза расширились от осознания. – Рут Джин уже получила разрешение уехать?
– Почти.
Кэтрин поджала губы.
– Когда «почти» станет «да», ты не услышишь ни одного слова от меня. А до этого не надо давать ей надежду.
С этим Кэтрин промаршировала к Кэрол, терпеливо ожидая, когда Арджи откроет пассажирскую дверь. Перед тем, как сесть, Кэтрин посмотрела на дочь и уверенно улыбнулась. Поцеловала ее в щеку и залезла в грузовик.
Пит нахмурился, тяжелые брови взбороздили лоб, когда грузовик скрылся из виду. Фли, которая была, видимо, довольна тем, что наверху дерева нет ничего, что ей нужно для жизни, запрыгнула на плечи тучного мужчины и уткнулась в шею. Пит рассеянно погладил ее мягкую, угольно-черную шерстку.
– Что ты думаешь, Фли?
Кошка громко мяукнула и ткнула лапой в лицо Пита.
– Да, я знаю, – проворчал он. – Мне нужно побриться.

***

– Возьми с собой, Рут Джин! – Кэтрин кинула дочери два яблока «Гольден Делишес», когда девушка поспешила вниз по ступенькам крыльца.
Арджи поймала их в воздухе и бросила в окно грузовика со стороны пассажирского сиденья. – Спасибо, мама. Мы с Тони поедем в кафе. Не знаю, зачем ты мне кинула фрукты. Мы можем там поесть.
– Потому что фрукты – полезно для тебя. Та жирная пища, которую там готовят – «не пригодно ни для людей, ни для скота». Даже Фли не все там ест. А она точно без предрассудков.
– Не убьет же это меня, – пробормотала Арджи. Она вытащила солнечные очки из кармана и надела, потом завела грузовик и выехала на дорогу. Тем не менее, она взяла яблоко и откусила большой кусок. Оно было прохладным и сочным. – Отлично.
Фли выкарабкалась из-под сиденья и запрыгнула на широкую приборную доску, потянувшись длинным бархатистым телом. Она зевнула и лизнула лапу перед тем, как почесать за ухом.
– Вот ты где. Ты слышала, что сказала про тебя мама?
Кошка снова зевнула. Она лишь изредка обращала внимание на людей. Они были немного утомительными.
– Я думала, что ты собралась идти в кафе с Питом сегодня, проказница.
Со скучающим видом, Фли взмахнула хвостом в раздражительной манере и отвернулась от Арджи, чтобы поудобнее расположиться на солнце.
– Ха-ха. Может быть, мне нравится разговаривать сама с собой. Надо подумать. – Арджи показала язык Фли, затем откусила еще один кусок яблока. – Знаешь, ты должна быть благодарна, что в Глори нет собак.
Остановившись ненадолго у магазина брата Патрика, что стало сюрпризом, Арджи продолжила движение до дома миссис Амос. Она подъехала ко входу и выбралась из Кэрол. Но просунув руку в окно, несколько раз быстро нажала на гудок. – Тони Хэмптон, тащи свою задницу сюда, мальчик! День пропадает.
На втором этаже распахнулось окно, и улыбающееся лицо Тони появилось в проеме.
«Ха. Он подстригся» – улыбнулась она, – «полагаю, миссис Амос настояла».
– Сейчас спущусь, Арджи, только пиджак возьму и…
– Здесь тепло, насколько возможно! Не нужен пиджак. Поехали!
Миссис Амос открыла входную дверь. Она вышла на крыльцо и потрясла полотенцем в сторону Арджи.
– Не нужно приезжать сюда и устраивать балаган, Арджи Фитцжеральд! Ты может подойти к двери и постучаться, как нормальный человек. Как я могу учить этих мальчиков хорошим манерам, когда ты ведешь себя так? Аа?
Перед тем, как ответить, сетчатая дверь распахнулась. Тони проскочил мимо миссис Амос и побежал к Арджи.
– Гм.
Тони сжался и резко остановился в нескольких шагах от крыльца. Он повернулся, спокойно пошел назад к миссис Амос и поцеловал пожилую женщину в щеку. – Я вернусь домой к ужину.
Миссис Амос улыбнулась. Тони был самый милый и простой мальчик среди тех, кого она приютила когда-либо. Он всегда старался угодить и имел нежное сердце. Тони просто не знал этого еще.
– Возвращайся. И не ешь пищу, которую готовит Пит в том кафе. – Она хлопнула его полотенцем и снова посмотрела на Арджи. – И не давай этому мальчишке сигареты, Рут Джин.
– Да, мадам! – Арджи пробубнила про себя несколько сердитых слов и завела в грузовик, когда Тони запрыгнул на пассажирское сиденье.
Арджи подождала, пока дом миссис Амос не скроется из виду, и предложила Тони сигарету.
Он посмотрел трогательно и с благодарностью. – Спасибо. – Прикурив и положив локоть на окно, мальчик глубоко затянулся. Счастливо выдохнув, его выражение лица стало задумчивым. – Как же мы доедем до кафе?
– А? – Глаза Арджи скользили по сторонам.
– До кафе? – Миссис Амос пыталась ему объяснить, но смысл не доходил до Тони. – Как мы можем ездить туда-обратно в кафе, которое за пределами Глори, в котором мы здесь все мертвецы. А люди, которые живые, могут приезжать в кафе, но не в Глори. Как блондинка.
– Прости?
Тони пожал плечами. – Все знают, что ты оттрахала ее как ураган входную дверь.
Высокая женщина закашлялась от сигаретного дыма. Кашляя, она удивленно посмотрела на Тони.
– Ну, так ведь? Или кто-то или что-то в душевой испытывал страшную боль и обрел веру в одно и то же время. – Глаза Тони стали стеклянными. – Ничего плохого, ты знаешь. Она чертовски привлекательная. А какая у нее великолепная задница! Я подумал, если она позволит мне…
– Даже не думай об этом, – предостерегающе сказала Арджи, а глаза заслезились от сухого кашля. Она отчаянно потрясла головой. Горло запершило, и она снова закашлялась, используя время, чтобы собрать рассеянные мысли. Прямота мальчика ошарашила ее.
Арджи выкинула сигарету в окно. – Первое: я буду благодарна, если ты не будешь говорить так о Миссис Мэтьюс. Она очень милая женщина.
Тони ухмыльнулся. – То, что я видел, было очень милым.
Арджи хлопнула его по затылку. – Второе: Выкинь эти мысли из головы прямо сейчас, Ромео.
– Эй! – Тони потер место.
– Она слишком старая для тебя десятилетнего. – Усмехнулась Арджи. – Хотя отсутствие волос на лице сыграет в твою пользу.
Тони нахмурился и осознанно погладил детские гладкие щеки. – Некоторые женщины предпочитают гладко выбритых, – пробормотал он беззащитно.
– Исходя из того, что тебе нужно бриться.
– Я бреюсь! – «Хорошо, раз в месяц. Но это считается!»
Засомневавшись, Арджи продолжила. – Третье: не нужно так… так… ярко выражаться. Особенно о том, что не является твоим делом.
Тони посмотрел на кроссовки, а потом на Арджи с выражением самого трогательного щенка. – Прости меня.
Арджи подняла бровь на подростка.
– Ну, я вроде прощу прощения.
– Давай получше.
– Я не хотел обидеть тебя, Арджи. – Он сунул сигарету в пепельницу, ища слова, которые помогут ему выбраться из кипящей воды. – Просто ты такая спокойная, и, казалось, что ничего серьезного между тобой и… – Он остановился. Начиная спотыкаться в словах, он почувствовал себя глупо. Это состояние он ненавидел. – Я сожалею.
Арджи медленно выдохнула. – Смотри, парень, мы можем говорить обо всем. Но тебе нужно проявлять немного уважения, особенно когда это относится к миссис Мэтьюс. – Он дотянулась до затылка и погладила место, куда шлепнула. – К счастью, ты наконец-то решил помыть голову. Иначе моя рука могла бы соскользнуть с головы.
– Ха-ха. Очень смешно. – Он скрестил руки на груди, но не смог скрыть улыбку. Арджи была клевой.
– Просто следи за тем, что говоришь.
– Да, мадам. – Последнее слово далось тяжело, но не настолько, как он думал.
– А теперь я отвечу на твой первоначальный вопрос. Кафе – это что-то типа… ну… – Она почесала подбородок. Даже после стольких лет, трудно найти хороший ответ на вопрос. – Это место, которое существует между двумя мирами жизни и жизни после жизни. Думай о нем, как о призрачной автобусной остановке. Только с луковыми кольцами. – Она ухмыльнулась своей шутке, давай себе обещание использовать ее еще раз, если кто-нибудь спросит. – Это последняя станция. Что до живых людей…, ну, их путешествие продолжается. Там живые и мертвые смешиваются с живыми, не зная об этом, но все наслаждаются хорошим кофе.
– Или еще больше, – улыбнулся Тони злорадно.
Она предостерегающе подняла руку, а Тони игриво увернулся.
– Значит, это небеса Глори? – Лицо стало серьезным, и он пробубнил. – Ни за что в ад, я вознесся бы на небеса.
Арджи чувственно выдохнула. – Ты не так думаешь об этом, нет. Это другая стадия существования. Можно сказать, что мы – «духи». Но только наши тела настоящие, даже если эти вещи и не совместимы. Моль превращается в бабочку, но все еще может размазаться по лобовому стеклу, если с ней столкнуться.
– Э?
Для эффекта она ущипнула Тони за бедро, вызвав громкий визг.
Он потер ногу. – Я понял, о чем ты говоришь. – Тони ненадолго задумался. – Я могу снова умереть? – Он задрожал от последних мыслей из своей жизни: врачи проталкивают трубки в горло, протыкают руки уголками, обжигающий огонь бежит по венам.
– Нет. Ты не будешь стареть физически, а если ты поранишься, – Арджи старательно объехала большую выбоину, – ты почувствуешь что-то очень похожее на боль, но твое тело заживет, и ты будешь жить дальше.
– Как чертов супергерой!
– Едва ли, – улыбнулась она. – Вот еще, что важно понять, Тони. Если ты переходишь из одного существования в другое, это не значит, что ты не реальный. Ты – реальный. Просто ты становишься другим, чем раньше. – Арджи широко улыбнулась. – Вот почему те дети, которые бегают рядом с Глори не умирают молодыми. Они родились здесь от родителей, которые пришли из живых.
Глаза Тони расширились. – О, боже. Презервативы здесь тоже есть?
Арджи фыркнула. Он когда-нибудь удивляется?! – В Глори больше всего, чем ты можешь себе представить.
На некоторое время воцарилась тишина. Прохладный ветер мягко обдувал лица, пока они ехали.
– Ты знаешь, что я сделал, когда был живым? – Спросил взволнованно парень, которому все еще невозможно было оставить идею о небесах и аде, засевшей в голове еще ребенком.
Арджи кивнула. – Я знаю. Но в Глори наказание или воздаяние это не больше, чем для моли, превращенной в бабочку.
Тони все еще глядел подавлено, и она обругала себя за повторение глупой аналогии, которая впервые не сработала. Она вздохнула, интересуясь, почему так трудно объяснить.
– Глори просто «есть».

Рука Арджи упала с руля, и она жестом указала перед собой. – У нас нет летающих ангелов с белыми крыльями и арфами. Вещи несовершенны, и уверена, что, рай как и ад – это утопия. – Тон смягчился. – Глори – хорошее место, Тони. И то, как ты наполнишь свою жизнь после той жизни, только в твоих руках. – «Вот. Так звучит проще, да?»
– А ты счастлива здесь?
Арджи моргнула. Никто не спрашивал об этом раньше напрямую, хотя, правда, Пит ходил вокруг этого вопроса последние сорок лет или около того. Она решила сильно не задумываться и грубо выкинула мысли о счастье из головы.
Когда молчание в грузовике затянулось, Тони состроил рожу, от чего Арджи закатила глаза. – Не беспокойся. У тебя есть все время мира, чтобы подумать об этом.
Тони с нетерпением хлопнул в ладоши. – Провести вечность в закусочной и кадрить курочек, как это делаешь ты, видится не таким уж плохим.
– Веди себя прилично, или сегодня будешь рубить дрова вместо ремонта печи, которая нас ждет. – Арджи указала за спиной на ящик с инструментами.
– Клево! – Но воодушевление Тони тут же исчезло. – М-м-м… Арджи, я не упоминал, но просто, если мне нравится делать вещи из глины – это не значит, что я хорош в этом.
Арджи не оставалось ничего, кроме как рассмеяться над удрученным выражением лица мальчика.

***

Ли распахнула дверь кафе. Последняя поездка заняла у нее почти неделю. Еще один путь в другой конец и у нее будет недельный перерыв. Она не могла ждать. Усталые голубые глаза обежали заведение в поисках Арджи.
– Ее еще нет, – сказала Мэвис из-за стойки, не поднимая головы и раскладывая столовые приборы по подносам.
– О, – Ли попыталась не выказать расстройство. – Я не… – Она вдруг закрыла рот.
Ли не могла поверить себе, что не собирается врать Мэвис. Она неловко кашлянула, затем убрала язык за зубами и подошла к стойке.
Официантка посмотрела на нее после того, как положила последнюю ложку.
– Садись. – Она подняла графин по направлению к Ли. – Кофе?
Ли села на стул и кивнула. – Конечно. – Она схватила пакетик сахара из чаши и с беспокойством завертела бумагу в руках. – М-м-м,… вы не знаете, собирается ли она заглянуть сегодня?
Мэвис спрятала усмешку. – Скоро. Я жду ее. Ты сегодня немного рано. – Она перевернула кружку, которая стояла кверху дном, залила свежесваренный кофе и положила чистую ложку рядом.
Ли снова кивнула.
– Я добралась поздно и спала в грузовике.
– Ты выглядишь усталой.
Ли нахмурилась. Она знала и так. Однако, большинство никогда не скажут об этом. Даже Петух и другие знакомые дальнобойщики, казалось, не придают значения почти постоянным кругам под глазами.
– Я знаю, – добавила она спокойно.
Мэвис наклонилась, уперевшись локтями в прилавок. – У тебя появилось время для отдыха, правильно?
– Еще одна неделя, и я на неделю свободна. – «Я не могу ждать».
– Какие твои планы? – Спросила Мэвис, не церемонясь, рассеянно поправляя солонки с перцем и солью.
Ли пожала плечами. – Спать. Спать. Развлекаться. И никакого руля.
– Одна?
Брови Ли подпрыгнули.
– Несмотря на дурную славу среди некоторых, Мэвис, обычно я сплю одна.
– Это не то, что я имела в виду. Ты знаешь, что у Арджи скоро будет отпуск?
– Нет, – Ли растянула слово.
– Она очень долго никуда не выбиралась. И, как я знаю, у нее появился… друг в Сиэтле, с которым ей бы понравилось встретиться. Это там, где ты живешь, правильно?
– Что-то типа того. – Ли понимающе посмотрела на Мэвис. – Ты намекаешь, что я должна пригласить Арджи с собой на выходные? – «Как будто я не думала об этом».
– Конечно, нет. Вы даже не знаете друг друга, правильно?
– Правильно, – ответила Ли с натугой.
– Я говорю… вам – девочкам, возможно, будет неловко просто немного повеселиться и провести вместе выходные. – Мэвис пронзила Ли глазами. – Правильно?
Ли моргнула. – Ну, я не…
Мэвис отвернулась от Ли и взяла тарелку. Она улыбалась. – Я имею в виду, только из-за того, что вы смеялись и отлично проводили время эти несколько недель, когда бы ты ни останавливалась в кафе, не значит, что так будет в другом месте.
Ли сглотнула, но не ответила. «Будет?» – Я, – она отпрянула от стойки, почувствовав себя смущенной. «Я одинока?» – Я не хочу сейчас есть, Мэвис, – сказала она быстро. – Я быстро схожу в душ, а потом вернусь.
Ли схватила рюкзак и поспешила к задней двери, когда Пит зашел во входную дверь.
– Как дела? – Заговорчески прошептал Пит Мэвис, которая вытащила фартук и повязала у него на голове.
Она подмигнула и поцеловала повара в щеку. – Миссия завершена.

***

Арджи отодвинула лестницу на несколько шагов и забралась наверх, осторожно переходя с лестницы на крышу гаража. Весенние ветра были жестоки к старой постройке, и она нуждалась в небольшом ремонте. Она положила молоток, вытащила небольшой ломик из-за пояса, и стала отколупывать черепицу, покрывающую крышу, затем кровельную толь.
Белки, которые прокатились с Питером из Глори, сидели на дереве рядом с гаражом, наблюдая за Арджи.
– Не могу поверить, что ты убил меня! – простонала белка. – И тоже с первой попытки. – Она сама пыталась отравить мужа. Не говоря уже обо всех глупых травмах в их прошлом. Маленький бельчонок казался несокрушимым, почти мистическим образом избегающим смерть. Она поняла, что, в конечном счете, только он мог закончить свою ничтожную жизнь.
Бельчонок выпятил грудь. – А ты говоришь, я не могу ничего сделать правильно.
– В этот раз не так.
– Точно.
– Что мы собираемся делать? Мы в Глори – в этом чистилище для белок. Это наказание!
– Я знаю. – Заныл он. – Мы никогда не увидим парк снова. – Стон стал громче. – Никогда не проведем время с нашими семнадцатью бельчатами.
«Ты говоришь про моих семнадцати малышах и о своем дереве. Эх». Уши белки приподнялись, а взгляд рассеялся.
– Больше не надо собирать еду для всех, готовить для каждого, а потом убирать за всеми, – прошептала она.
– Не поразвлекаться с нашими друзьями.
– Хотя я буду скучать по бобрихе.
Голова белки дернулась в сторону.
– Чисто платонически, конечно, – сказала она неискренне.
– О. Правильно. – Он прижался к ней, ища уют в час нужды. – Мы никогда не развлечемся в нашем гнездышке.
– Не будет больше тех пяти перьев, устилающих гнездо, из-за которых соседи подумают, что у нас новые обои. – Глаза стали шире от осознавания.
– Знаю, – мучительно произнес белка. – Не надо больше проводить каждое воскресение с моей мамой.
Белка от радости ткнула его в бок и начала неистово целовать.
– Спасибо тебе, спасибо!

Арджи уставилась на крышу. Она вдруг что-то услышала. Отбив пару черепиц и толи, шум стал громче. Еще одна черепица, и она смогла расслышать звук льющейся воды. Она отбила еще больше толи и задержала дыхание. Прямо под ней была душевая, где Ли в данный момент намыливала ноги. Арджи пришлось вытянуть голову над балкой и склониться над дырой. Но она могла видеть ее.
Бельчонок серьезно посмотрел на Арджи. – Люди очень любопытные.
– Разве это новость? – ответила жена. – Они все извращенцы.
Ли мыльными руками провела по ноге, и Арджи прикусила губу, сдерживая стон. Она вытащила голову из дыры и потрясла ей, чтобы вернуть ясность.
– Я не буду смотреть, – твердо сказала она себе. – Отвратительно так делать.
Она вытерла брови. Несмотря на то, что было относительно прохладное весеннее утро, Арджи почувствовала, что ее бросило в жар. «Но я должна убрать часть кровли. Это моя работа. Я не буду делать ничего, кроме того, что должна, и отведу взгляд». – Она фыркнула. – «Ага, точно». – Но Арджи все еще колебалась.
– Человек испытывает приступ совести, могу заметить, – объявил бельчонок.
Жена сгримасничала. – Как ты узнал?
– Не от тебя, уж будь уверенна.
Проиграв битву с самой собой, Арджи вгляделась в гараж, легко получив соблазнительный вид блестящего, обнаженного тела Ли в нежных клубах пара. Она была осторожна, чтобы не наделать шума, пока убирала кусок покрытия, которое мешало обзору.
Ли намылила большую голубую мочалку и медленно провела по животу.
Арджи судорожно сглотнула и очень тихо застонала.
Горячая вода была приятна для кожи Ли. В душе был замечательный напор воды, от которого кожу покалывало, когда падала вода. Ли застонала, и Арджи чуть не потеряла опору.
Тихо ругаясь, она отклонилась от дыры и застенчиво огляделась вокруг. Это было похоже на тест на выдержку. И она провалилась. Ужасно. Не сдержавшись, она бросила молоток и лом на землю, чтобы не уронить их в душ, и просунула голову обратно. Волосы уже были влажными от пара, а над верхней губой и лбу проступила влага.
Ли снова намылила мочалку и откинула голову назад. Глаза были закрыты. Она томно провела мочалкой вверх по шее, затем опустилась вниз, провела круги по обеим грудям.
В это время Арджи не смогла сдержать низкий стон от удовольствия, заметив как затвердели соски Ли.
Но Ли, казалось, не услышала его из-за звука падающей воды.
Блондинка подняла руку и провела мочалкой от подмышек до кончиков пальцев. Затем подняла другую руку и повторила действие. Кожа стала розовой и раскраснелась. Арджи почувствовала, как приподнимается и опускается ее собственная грудь.
– О боже, – простонала Арджи, прикованная взглядом к любовнице, а пульсация внизу живота стала мучительно узнаваемой.
Ли подставила голову под струю, смывая шампунь. Пузырьки каскадом устремились вниз по телу, по скользким упругим грудям и исчезли за бедрами и между ног.
Арджи ахнула. Ноги потеряли опору на наклонной крыше, а руки начали цепляться в попытке сохранить равновесие. Голова высунулась из дыры.
Ли посмотрела наверх в пустоту. Она наклонила голову набок и подождала несколько секунд, пока не услышала несколько ударов, некий шум, который звучал, как безумное царапанье, и пронзительный визг. Потом последовал еще один громкий удар, а сразу вслед за ним: «Сукин сын!»
Ли рассмеялась и включила холодную воду. Если Арджи может ругаться, значит, она жива. И Ли нужно охладиться. Арджи была не единственная, на которую подействовало ее маленькое представление.
Бельчонок с белкой посмотрели на Арджи, которая смеялась и кашляла, распластавшись в грязи рядом с молотком и ломом.
Бельчонок нахмурился и положил желудь в протянутую лапку жены. – Буду должен остальное, – пробормотал он недовольно.
– Ты разве можешь?
– Нет.
– Так я и думала.
– А ты примешь сексуальные услуги в качестве платы? – спросил он с надеждой.
Белка немного подумала. Одного желудя хватит на день. Она пожала плечами. – Чего уж там, я смогла бы выдержать быстрый секс.
– Разве есть какой-то другой?
– У белок нет.

0

5

Глава 6
Арджи сидела на крыльце кафе и пила кофе, внимательно наблюдая за дорогой из-под солнечных очков. Она была сдержана и не выглядела такой возбужденной, как себя чувствовала. Она внутренне застонала, решая не думать о том, как Ли возбуждает ее. По крайней мере, до тех пор, пока они не останутся наедине. Она прочистила горло и поерзала на стуле.
После «маленького шоу» Ли в душе тем утром, она чувствовала себя разбитой и возбужденной, что не смогла даже произнести «нет», когда ухмыляющаяся дальнобойщица пригласила ее поехать в «небольшое приключение». На самом деле, она ответила «да» немного быстрее и громче, чем собиралась.
Пит прятал усмешку, сидя рядом с Арджи. Потребовались силы, чтобы получить разрешение для друга покинуть Глори и кафе на некоторое время. Что было очень кстати, учитывая, что Арджи уже приняла приглашение. В душе, Пит действительно думал, что Арджи нужен отдых, и она его заслужила.
– Ты готова ехать? Взяла все, что нужно?
Арджи толкнула локтем полупустой туристический рюкзак у ног.
– Ага, думаю, я готова, насколько это возможно.
Пит вытащил конверт из кармана и сунул его в руку Арджи.
– Тебе это понадобится.
Высокая женщина открыла и уставилась на купюры. – О, Пит. У меня есть свои сбережения. – «Хотя почему я запрятала их на все эти годы, не понятно». – Я не могу взять твои деньги. Это…
– Нет смысла спорить. – Он сложил пальцы Арджи на конверте и удержал их. Мы все решили, они нужны. Понадобятся там. – Он с пониманием улыбнулся. – Кроме того, если ты захочешь провести хорошее время с Ли Мэтьюс ты должна отнестись к этому с особым вниманием.
Арджи неохотно кивнула, тронутая щедростью друга. Она убрала деньги в рюкзак и сглотнула. – Спасибо, Питер. Я прослежу, чтобы им нашлось хорошее применение.
– Правильно используешь – отлично проведешь время. Наслаждайся, Фитц. Не все получают второй шанс вернуться. Хотя бы ненадолго.
– Это правда. – Арджи наклонила голову и улыбнулась. Она знала, что Пит и несколько других людей чертовски постарались ради нее. Она не должна упустить эту возможность. Арджи должна сделать что-то особенное… а сейчас, как выяснить, что заставило Ли взять ее с собой, и не вызвать подозрений.
– Ли будет здесь приблизительно через двадцать минут, – Пит встал.
– Вот засранец, – пробубнила Арджи, выливая остывший кофе на парковку. – Ты мог бы об этом сказать полчаса назад.
– И убить это чудесное предвкушение? – Пит толкнул входную дверь в кафе, широко улыбаясь. – Не-е.
Арджи последовала за Питом, чтобы быстро перекусить. Было очень рано, как она могла заметить, солнце только начало появляться у горизонта, вторгаясь в тени золотыми вкраплениями. Она надеясь, что Ли остановится на какое-то время, чтобы насладиться завтраком перед тем, как они поедут.
Темноволосая женщина села у стойки и посмотрела на Мэвис. – Могу я позавтракать перед поездкой?
Мэвис закатила глаза, как будто бы просьба Арджи была шоком. – Если ты настаиваешь. Как обычно?
– Если не возражаешь.
Мэвис крикнула имя Арджи из кухни. – Что значит чувствовать себя знаменитой?
Арджи нахмурилась. Она знала, о чем спрашивает Мэвис. Глори сплетничал о полученном разрешении на пребывание во внешнем мире.
– Я не просила быть знаменитой.
– Некоторые вещи случаются без твоей просьбы, Арджи. Даже пилот, ставший мастером на все руки, а потом ставший никудышным гидом, должен об этом знать.
– Никудышным!?
– Разве что кривой ореол славы будет тебе впору.
Арджи сузила глаза. – Не удивительно, что Пит на тебе женился. Вы оба – занозы.
Мэвис только посмеялась и стремительно умчала свою тощую задницу за прилавок. – А я думала, что из-за моего тела.
– Так и было, – радостно провозгласил Пит, шлепнув по костлявому крупу, когда проходил мимо.
Арджи скривила лицо. – Меня сейчас стошнит.
– До того, как съешь яйца, которые приготовил Пит?
Даже Арджи рассмеялась от возмущенного взгляда друга. Пит очень серьезно относился к своим кулинарным способностям.
– Вы оба едите картофельные блинчики с луком, перцем и кетчупом. – Случайно сказала Мэвис, ставя столовые приборы рядом с Арджи.
– Я и Пит?
– Ты и Ли.
– Правда? – Арджи улыбнулась. – Можно предположить, что ты сейчас скажешь мне, что мы половинки души или другую глупость, просто потому что мы едим блинчики одинаково. А если она любит омлет, ты подумаешь, что она обязана иметь от меня ребенка.
Мэвис посмотрела на Арджи, просунула руку в окошко для выдачи и взяла тарелку.
– Я просто заметила, ты – сварливая штучка. Я, например, была бы рада избавиться от тебя на несколько дней. Немного спокойствия и тишины не помешали бы.
– Я тоже тебя люблю, Мэвис.
Официантка поставила тяжелое блюдо на прилавок перед Арджи и улыбнулась.
– Не забудь, что когда ты туда приедешь, тебе нужно есть, спать и делать все то, как когда ты была живой.
Арджи стрельнула возмущенный взгляд и открыла рот.
– Знаю, знаю. Ты и сейчас это делаешь. Есть большая разница, или делать из-за того, что это нужно, или по привычке. – Выражение лица потеплело. – И ради небес, Арджи, будь осторожна. Все изменилось с тех пор, как ты помнишь.
– Буду, Мэвис. – Она немного сжала руку пожилой женщины. – Спасибо.
Пит повернулся за секунду до того, как дверь открылась и зашла Ли. Она была в джинсах, в мягкой бирюзового цвета футболке, которая подчеркивала цвет глаз, и со счастливой улыбкой. Она подошла к Арджи и положила руку на плечо высокой женщины, ласково сжала.
– Я вернулась, – сказала она, что и так было понятно.
Арджи даже не попыталась спрятать улыбку на лице, когда повернулась к Ли.
– Да, вижу. Могу я заинтересовать тебя завтраком? – «Боже, она также мило выглядела, когда была здесь в последний раз?»
– Смотря чем.
– Пит сделал самый сочный бекон, самые хрустящие картофельные блинчики и яйца всмятку. Мэвис поджарила тосты.
Она рассмеялась и взяла Ли за руку. Не думая, она подняла руку ко рту и нежно поцеловала пальцы.
Глаза Ли блеснули от неожиданного проявления нежности. – Чудесно. И к тому же, я не хочу сильно спешить, чтобы насладиться.
Дальнобойщица села рядом с Арджи. Вдруг она расслышала болтовню двух мужчин, сидящих за соседним столиком. Она вытолкнула их замечания из головы, пока один, особенно громкий комментарий не вызвал краску на щеках у Мэвис. – Она подскочила на ноги и была готова броситься на них, когда Арджи остановила ее мертвой хваткой.
– Нет, Ли. Не стоит. Просто сядь и ешь свой завтрак. – Голос был немного прохладен. – Я позабочусь об этом. – Она подождала, когда подруга села рядом, затем встала и целеустремленно пересекла помещение. Арджи положила кулаки на стол, склонилась и спокойно заговорила с мужчинами.
Ли нервно наблюдала, готовая прыгнуть и помочь Арджи, как только возникнет необходимость.
Когда Арджи закончила, оба мужчины положили деньги и встали из-за стола. Она шли медленно прямо к Ли и часто поглядывали на Арджи, которая стояла, распрямившись в полный рост, скрестив руки на груди с приподнятой бровью. Тот, кто помоложе, прочистил горло от смущения и посмотрел на Ли.
– Мы просим прощения, мисс. Мы не хотели обидеть ни вас, ни вашего друга.
Ли моргнула.
– Хорошо, – сказала она медленно, вопросительный взгляд переместился на Арджи. Потом она переключилась на мужчин. – То, что вы говорили, неправильно. – Ли указала на промежность того, кто был постарше, заставив его отпрянуть. – Нам действительно не нужно и не хочется ни одного из этих, ну, вы знаете.
Оба мужчины покраснели.
– Хотя, я уверена, что это удобно в походах или рисовать имя на снегу.
– Разве что вас не зовут Бартоломью 7, – пробормотал один из мужчин несчастно.
Ли поморщилась. Даже после шести бутылок это имя будет раздражать.
Арджи кашлянула прямо за ними, и мужчины выскочили из кафе. Она старалась не улыбаться, когда шла к Ли. – Я попросила их быть милыми.
– Как? – Ли изобразила невинное лицо.
– Они имеют право на свое мнение, но не должны выражать его таким образом. – Арджи села рядом с Ли. – Не нужно быть грубыми.
– Как тебе…?
– Не важно. – Арджи подмигнула Ли и взяла вилку, протыкая блинчик. – Если ты польешь их кетчупом, они будут готовы к употреблению.
Ли посмотрела на блинчики, которые принесла Мэвис, когда Ли была отвлечена. От них шел пар, и запах, как у сочного бекона. Она застонала от удовольствия. Арджи права. Это не важно. «Кроме того, я могу всегда помучить ее позже».
Ли хотела начать неделю отдыха с хорошего, и она решила не позволять двум засранцам испортить ее планы. Она широко улыбнулась Арджи. – Кетчуп.
Арджи закинула рюкзак за плечо, когда они шли, держась за руки, к грузовику Ли. Она не ожидала увидеть прицепленный трэйлер.
– Что-то изменилось? – Встревоженные глаза посмотрели на Ли. – Я думала у тебя неделя отдыха.
Ли сжала руку Арджи.
– Тсс. Ничего не изменилось. Мы поедем в Сиэтл. Это мой трэйлер, – она указала на заднюю часть грузовика, – и тягач, – палец указал на кабину. – А сейчас трэйлер пуст.
Она остановилась и повернулась к Арджи, проводя кончиком этого же пальца вверх от центра груди до плеча, затем вниз по руке.
– Мы проведем великолепную неделю вместе. – «По крайней мере, я надеюсь».
Ли немного нервничала. Она ни с кем не ездила, кроме папы, и определенно, она никогда не путешествовала или не проводила больше, чем несколько часов с женщиной. «Я – несчастная», – заметила она про себя.
Арджи нежно улыбнулась Ли.
– Уверена, так и будет.
Ее внимание вернулось к ярко красному грузовику. – Какая чудовищно огромная махина для такой…
Ли повернулась и пошла спиной назад перед Арджи. Она засмеялась и игриво ткнула Арджи в грудь.
– Не говори так. Все шутки запрещены.
– А кто шутит?
– Ты – дьявол.
Арджи приподняла бровь. – Ты только что это заметила?
Они обошли грузовик вокруг к пассажирской двери, когда Арджи прикоснулась к большой машине. И быстро выдохнула. Вдруг она почувствовала, как будто кто-то сидит прямо в центре груди. Она ахнула и зажмурилась, почувствовав головокружение и тошноту одновременно. Арджи из-за гула в ушах едва услышала Ли, которая спросила, все ли в порядке. Затем сильные руки удержали ее в вертикальном положении у грузовика. Она снова ахнула, глубоко вдыхая, и открыла глаза. Арджи моргнула, ошеломленная. Цвета и запахи, казались, просто пронзительными, и, поскольку гудение отступало, слова Ли дошли до ее внимания.
– Боже мой! Ты в порядке? – Ли с отчаянием изучала лицо Арджи. «У нее сердечный приступ?»
– Да, да.
Арджи сглотнула и посмотрела вокруг. Ощущения были непередаваемые. Она чувствует себя живой. «Боже! Я не знала, что это случится!» Арджи просто предположила, что от маленького путешествия она останется такой же, как и в кафе: ощущающей себя живой, но существующей в своей реальности. Глаза перепрыгивали с предмета на предмет, а уши слышали тихое чириканье птиц на расстоянии.
Вещи были такими яркими, как обычно. Было не хуже, просто… ее ум подыскивал правильное описание. Просто «другими».
– Ты уверена? Может, тебе следует сходить в…
– Все нормально, и я полностью в порядке, Ли. – Арджи была все еще немного изумлена, но сделала все возможное, чтобы этого не показывать. Она пугает спутницу. Но как она должна была отреагировать? Прошла целая жизнь с тех пор, как она чувствовала это. С каждым дыханием ее легкие дрожали так, как ей было знакомо, но в то же время ново. Арджи взяла руки Ли. Они немного дрожали. – Я почувствовала небольшое головокружение. Должно быть, я быстро завернула за угол. – Ее взгляд смягчился. – Правда.
Ли тщательно ее изучала. И как будто ничего не случилось, Арджи светилась здоровьем.
– Ты уверена? – спросила она, наконец.
– Уверена.
Ли прищурилась. – Наверное, это от тех отвратительных сигарет, которые ты куришь.
– О, боже. Ни одно так другое. – Арджи подбросила руки в воздух. – Есть похуже привычки, как известно. Но не похоже, что я убиваю маленьких животных или оскверняю девственниц.
От игривого голоса Арджи, Ли успокоилась. «Полагаю, все в порядке».
Когда они обогнули грузовик на пассажирскую сторону, Арджи замерла на полушаге. – Я, я. – Она указала на машину.
– А почему у тебя тут нарисована голая женщина? – Арджи рассмеялась грудным голосом. – Очень грудастая голая женщина, я бы сказала.
– Она не голая, – возразила Ли. – На ней трусы.
Блондинка застонала и опустила голову. «Боже», – она ненавидела эту фотографию». Конечно, женщина была привлекательной. Это так. Просто так случилось, что это была мама Ли, которая умерла, когда грузовик был только куплен. Тот факт, что она была голая на грузовике, на всеобщем обозрении, она не могла оценить. Она любила отца всем сердцем. Но мужчина был ужасно вульгарным.
Глаза Арджи широко раскрылись, когда она подробно изучила картину. – Это ты с длинными волосами! – Глаза метались от Ли к фото и обратно. Она улыбнулась восхищенно. «Будь осторожна, Арджи. Это девушка – дикая штучка».
Ли заскрежетала зубами. – Это не я, – настойчиво и раздраженно сказала она. – У меня не такая… ну… ты знаешь. – Она указала на пышные груди. Она не так собиралась сказать, кто это на самом деле.
Арджи фыркнула одобрительно. – Чертовски похожа.
– Это не я.
– Ага, конечно, не ты, – по тону Арджи было сразу понятно, что она не поверила ни единому слову. Она указала в центр картинки. – А что здесь такое? – она нахмурилась, как ребенок, которому не дали любимую игрушку. Или, как взрослые, которых лишили любимой игрушки. – Ты прикрыла самую лучшую часть!
Черная полоска закрашивала грудь женщины, пряча наиболее захватывающие места.
Ли положила руки на бедра. – Я подправила, если ты так хочешь знать. – В действительности, неделей ранее, после того, как она стерпела еще один комментарий о фото и употребила пять рюмок текилы, Ли вспылила и покрасила грузовик баллончиком с краской. С тех пор она хотела полностью закрасить фото, но у нее не было свободного времени. Любимая автомастерская в Сиэтле будет первой же ее остановкой.
Арджи почесала челюсть, не отрываясь от картины. – Почему тебе пришлось закрашивать свой собственный грузовик?
– Он был моего отца. Я, можно сказать, унаследовала его. – «Вместе с $2000 в месяц», – подумала она с иронией.
Хотя высокая женщина была явно поглощена картиной, Ли отказалась на нее смотреть. Были некоторые вещи, о которых дочь не хотела знать о матери. И то, как она выглядит в фиолетовых стрингах в горошек, было одной из них. – Это была его работа. Не моя.
Арджи восторженно охнула, изучая изображение оценивающим взглядом. – Прекрасная картина.
– Извращенка! – рявкнула Ли, что было глупо. «Это была ее мама, ради бога!» Она порылась в кармане и вытащила ключи, без слов выключила сигнализацию и открыла дверь Арджи, перед тем, как обойти кабину с другой стороны.
Арджи моргнула. – А что я такого сказала?
Арджи почувствовала определенный страх перед отъздом. Это единственный в жизни… ррр… после жизни шанс. Не продуй его. Глубоко вздохнув, она забросила рюкзак, схватила дверную ручку и втащила себя на пассажирское сиденье. Она уложила рюкзак в ноги, закрыла дверь и огляделась. – Иисус, Мария и Иосиф!
Ли аж подпрыгнула от громкого восклицания Арджи.
– Что? Что такое?
Она встала и начала осматривать кабину. Она видела двух довольно странных белок, которые возились вокруг кафе. Могли они пролезть внутрь?
Где, черт возьми, ты спрятала Бака Роджерса 8 в этой штуке? – Глаза Арджи стали большими как блюдца, когда увидели самую современную приборную доску.
Ли покраснела от удовольствия на реакцию Арджи об ее детище.
– Он живет в шкафу? – Арджи указала на место для сна, затем подпрыгнула на ноги и стала исследовать пространство. – Святое дерьмо! Здесь больше места, чем в моей комнате у мамы.
Ли захихикала.
– Что?
Она села и пристегнула ремень, надевая солнцезащитные очки одной рукой, а другой зажигая стартер грузовика.
– Ты правда живешь с мамой?
Арджи откинулась на сиденье и неохотно оторвала глаза от приборной доски, чтобы посмотреть на Ли.
– Да, я правда живу со своей мамой, – сообщила она. – Что-то не так?
– Ты не посещаешь конвенции Звездных войн и Зены, надевая глупые костюмы и преследуя актеров?
Арджи выглядела полностью смущенной. – Вообще не понимаю, о чем ты говоришь?
– Хорошо, – кивнула Ли.
Девушка не может быть чересчур осторожной. Серийные убийцы – это одно, а те зрители со странностями с конвенции – это нечто совсем другое.
– Почему я не могу жить с моей мамой? – настойчиво спросила Арджи. «Может быть, люди перестали так делать».
– Ничего такого. – Ли пожала одним плечом. Она не хотела обидеть Арджи. – Это мило. Чертовски старомодно, но мило.
Арджи немного расслабилась. Она была права. Сейчас все по-другому. Следовать традициям двадцатого века может быть и не так уж плохо. Ей просто нужно понять некоторые вещи.
– Может быть, я просто милая, старомодная женщина.
– Ага, правильно, – фыркнула Ли, нажала на газ и поехала прочь от кафе.
– И что это означает?
Арджи сложила руки на груди, утонув в мягком кожаном сиденье. Она со всей силы вцепилась в бицепсы, чтобы удержать себя от желания поиграть с кнопками на консоли перед ней. Ее пальцы буквально чесались.
– Милые, старомодные женщины, не знают, повторю, не знают, как распорядиться своим языком так, как делаешь ты.
Арджи слегка прикусила щеку, борясь с туповатой улыбкой. От одобрения в голосе Ли ее собственное «я» заурчало от удовольствия. На это не следует отвечать фразой, типа нахального «сукин сын».
– Стараюсь угодить, – ухмыльнулась она, наконец, чувствуя тепло на щеках.
– Твое старание мне идеально подходит. – Взгляд Ли переместился в сторону. – Не забудь пристегнуться.
Арджи взволновалась.
– М-м-м… пристегнуться…
– Ремень.
– Нет, спасибо, – смущенно пробормотала Арджи. – Уверена, что буду в порядке.
Кровь в висках начала пульсировать, а в голове всплыл вид приближающегося океана, все ближе и ближе перед оглушающим столкновением. Затем нечем было дышать, когда она слабая, беспомощная пыталась выпутать себя из тонущего самолета.
– Эй, – Ли сбавила скорость. – Ты в порядке? «Что, черт возьми, происходит?»
– Я… м-м-м, – Арджи облизала губы, чувствуя проступивший соленый пот.
– По правилам, нельзя не пристегиваться. Ты знаешь это.
– Конечно, – сказала Арджи быстро. «По правилам?» – Просто… просто…
Ли свернула в сторону и остановила грузовик. Она быстро отстегнулась и села в пространство между своим сиденьем и сиденьем Арджи.
– Скажи мне, в чем дело? – Спросила она серьезно, снимая очки, чтобы лучше видеть Арджи.
Арджи почувствовала себя загнанной в угол, но голос Ли был утешающим.
– Когда я была маленькая, со мной произошел несчастный случай. И теперь у меня…, – она облизала губы, – у меня небольшая клаустрофобия. Если пристегнуть ремень – это необходимость, тогда тебе лучше развернуться и…
– Подожди, – Ли прикоснулась к щеке Арджи и нахмурилась. Она почувствовала прохладную, влажную кожу, а в глазах намек на панику. Наверное, то же самое случилось на стоянке. Что-то типа приступа паники. – Ты можешь не пристегиваться, если не хочешь. «Я бы заплатила вдвойне, чтобы только ты не расстраивалась». – Я просто не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Арджи с дрожью выдохнула. – Этого не будет. – Она пронзила Ли глазами. – Я хочу сказать, что ты же будешь везти аккуратно, правильно?
– Вот тебе крест!
– Хорошо, Ли Мэтьюс, – Арджи улыбнулась нерешительно. – Тогда самое время наслаждаться дорогой.

***

День прошел лучше, чем каждая из женщин могла надеяться. Арджи и Ли смеялись, разговаривали и вместе подпевали радио. Ни одна из женщин не чувствовала себя скованно, что помогло Арджи, которая не знала ни одного слова из песен, но все же подпевала.
«Маргаритавилль» пнули бы под зад в 1930-х», – подумала Арджи.

За прошедший день Арджи узнала больше, чем один правдивый факт, о своей новой подруге. Но в этот момент не Ли занимала ее голову.
Арджи нужно было сходить пописать. «Боже, я должна сходить в туалет!»
Спина заболела от сидячего положения весь день, и она села прямо, распрямляя затекшие ноющие мышцы. Она пошевелила пальцами в обуви, которая начала давить и казалась узкой. «Похоже, ноги опухли». Затем заурчало в животе. Она положила руку на живот и почувствовала небольшое головокружение. Она пропустила обед? Она не могла вспомнить. Как я могла забыть, что невыносимо быть живой!
В довершение ко всему, Ли казалась немного нервной за последний час или около того, погружая кабину в неловкое молчание. Она постоянно ерзала и каждые несколько минут поглядывала на одометр.
– Ли, нам нужно остановиться.
«Нет, нет, нет, нет. Боже, неужели ты такой жестокий». Они были в трех милях от закусочной Рози, которая случайно оказалась по середине пути.
– Зачем нам нужно останавливаться? – спросила она от отчаяния. – Мы останавливались всего лишь пять с половиной часов назад!
– Ты слышишь себя, Ли? – Брови Арджи стрельнули вверх.
– Зачем?
Арджи посмотрела на Ли, как на безумную. – Потому что я не запаслась подгузниками, и мне нужно выйти!
– Всего 45 миль до Бурген Кинг. Как ты относишься к тому, чтобы остановиться там на ужин? – Она посмотрела на Арджи просящим взглядом.
– 45 миль, – простонала Арджи. – Возможно, я не ясно выразилась. Нам нужно остановиться. Кроме того, я только что видела указатель на кафе, которое находится в пяти милях. Что плохого остановиться там?
– Оно закрыто.
– В шесть вечера в понедельник?
– Да. Оно сгорело прошлым летом.
– Правда?
– Абсолютно.
Арджи устроилась на сиденье, оплакивая дрянную удачу. Затем она заметила, что Ли отводит глаза.
– Что ты не рассказываешь мне, мисс Мэтьюс? Я чую подвох.
До того, как Ли смогла ответить, на горизонте появилось небольшое здание. Стоянка возле него была заполнена машинами и грузовиками.
– Черт, – пробормотала Ли.
– Смотри! Она не сгорело и не закрыто.
– Должно быть я думала о другом месте, – неубедительно соврала Ли. – Но это место отвратительно. Там нет даже тараканов. Они все ушли, направляясь в лучшие места.
– Мне это не важно. Я не собираюсь облизывать пол. Мне просто нужно сходить в туалет.
– Но туалет в Бургер Кинг действительно чистый. И у них есть эти маленькие гигиенические бумажные чехлы на сиденье. И…
Арджи наклонила голову в сторону. Ли была красивой и все, но иногда странной. – Лемм ответил бы так. Как ты относишься к этим красивым кожаным сиденьям? Потому что, если я подожду еще несколько минут, то, думаю, тебе придется сменить обивку.
Ли указала за окно. – Вон там хорошая канава. Что ты скажешь? У меня есть туалетная бумага сзади. «О, боже, она сейчас подумает, что я сумасшедшая».
«Она сумасшедшая!»
Ли начала отпускать ногу с педали газа, надеясь, что Арджи не заметит изменения в скорости.
– Даже не думай об этом, – глаза Арджи блеснули. – Возможно, ты и облегчаешься на обочине. Но я определенно нет. Не тогда, когда вижу впереди хороший ресторан, – она горько пожаловалась. «Мама была права. Мир катится к чертовой матери».
– Прекрасно. Прекрасно. – Ли прибавила скорость так, что Арджи вдавило в сиденье.
– Резкое движение – это плохо, – прорычала она. – Очень плохо.
– Извини.
Ли въехала на стоянку у кафе, медленно катясь и осматривая парковку. Используя радиосвязь, пока Арджи дремала, она позвонила паре дальнобойщиков, которые зависали в кафе. Один из них должен знать, какая машина у Джудит. Когда дело доходит до женщин, осторожность никогда не помешает. Ее машины здесь нет. «Спасибо, спасибо, спасибо!» Ли не выносила сцен с несчастными женщинами. «Наверное, у нее выходной».
Арджи поднялась и начала толкать дверь кулаком. «Интересно, Ли – садистка? А что для нее означает великолепный секс?» – Ты хочешь видеть меня в мокрых штанах?
Ли состроила гримасу. – Не очень. – Она заехала на самую большую территорию, предназначенную только для грузовиков. К сожалению, они были в самом конце очень длинной парковки.
Дальнобойщица прикусила нижнюю губу, чувствуя вину перед измученной Арджи. – Ты хочешь, чтобы я тебя подвезла…?
Мотор даже не успел заглохнуть, когда Арджи уже выбиралась из двери.
– Или мы можем пройтись, – позабавилась Ли, глуша мотор.
Обе женщины выпрыгнули из грузовика, и Арджи приземлилась прямо в глубокую, холодную лужу, разбрызгивая холодную воду на ноги.
– Святой Иисус. – Она задрожала, стуча зубами от ощущения воды и немедленного сигнала протестующего мочевого пузыря.
Ли подавила смех. Теперь, когда она не волновалась, что им придется столкнуться с Джудит, она начала видеть ситуацию смешной. Главным образом потому, что она не одна так страдала, что было очень неприятно. Но все же смешно.
Они быстро шли по стоянке, и с каждым шагом Ли чувствовала, что должна быть чиста перед Арджи. Особенно, когда не знаешь, с кем можешь столкнуться. Ли не хотела, чтобы Джудит думала, что она черствая. Даже сейчас, когда они по случаю были друг с другом, некоторые поступки были просто грубыми. Она опустила голову, уделяя повышенное внимание ботинками, и старательно избегая больших луж.
– Арджи?
– Да? – голос прозвучал глухо.
– М-м-м,… понимаешь, там… там есть женщина, с которой мы что-то типа близкие друзья…
– Рада за тебя.
Ли внутренне застонала. Она не могла обвинить Арджи в том, что та обозлилась на нее, когда Ли хотела заставить ее пописать в канаве без видимой причины. Но она может и не быть грубой из-за этого?
Ли быстро извинилась и получилась в ответ лишь жалкое хмыканье. «С меня причитается Арджи, я обещаю».
– В любом случае, – стремительно продолжила дальнобойщица. – Об этой женщине. Она, м-м-м, ну, мы уже пару лет с ней друзья. Хорошие друзья. – Ли сжала ладошки. – Сейчас, перед тем, как ты спросишь, она не моя девушка или как-то еще. – Она решительно покачала головой. – Абсолютно нет. Наши отношения не такие. – Она глубоко вздохнула и дико зажестикулировала. – Я полностью была с ней честна с самого начала. Мы только друзья. Хорошие друзья. Я не говорила об этом?
Ли решила оставить тот факт, что у Джудит на самом деле было пару серьезных отношений с тех пор, как она познакомилась с ней. Прошлым летом, когда официантка обручилась с парнем, который поставлял булочки для гамбургеров в кафе, Ли предположила, что их «хорошая» дружба закончится. Но Джудит убедила ее в обратном. В подсобке у выхода из кафе. Дважды. Это было больше, чем достаточно, чтобы избавиться от крохотной, крошечной почти не существующей вины в их отношениях.
– Я просто хочу избежать неловкостей, если мы случайно ее увидим. Но этого не произойдет, – продолжила Ли. «Боже, быть честным – это заноза в заднице. Она всегда подозревала, что так и будет». – Джудит работает здесь. – Ли нахмурила брови. – И по некоторым причинам я чувствую, что она немного ревнива…
Арджи была такой тихой, пока Ли откровенничала, что блондинка сделал паузу и посмотрела наверх, чтобы оценить реакцию, интересуясь, думает ли Арджи, что она шлюха. «Хотя она не в том положении, чтобы судить», - подумала Ли раздражительно. Она резко остановилась.
– Что за…? – Ли провернулась по кругу. Не только Арджи не было рядом, она еще была не понятно где. Ли посмотрела в сторону кафе и мельком увидела новую любовницу, как та открыла дверь и вбежала внутрь. Это значит, что Арджи не слышала большую часть из монолога Ли. Ли тяжело вздохнула. – Спасибо большое, Арджи. Я знала, что ты поймешь.
Излить эту неловкую историю было намного легче, чем она предполагала.
– Разговаривать сама с собой – это первый признак, что ты чокнулся, Кот Том.
Ли обернулась и увидела старого друга семьи. – Здравствуй, Петух. И если ты еще раз назовешь меня Котом Томом, я надаю по твоей толстой заднице, и будешь лететь отсюда до Тихого океана.
– В последний раз это была просто граница штата, – усмехнулся Петух не испытывая никакого раскаяния. – Я должен быть более раздражительным в моем возрасте.
– Могу устроить, – сказала Ли рядом с щетинистой щекой и заключая мужчину в теплое объятие.
Петух несколько раз пытался затащить Ли внутрь. Но по какой-то причине она сопротивлялась этому. Поэтому они разговаривали на парковке о грузоперевозках и спорте – две темы, которые интересовали Петуха. Кроме секса. И с тех пор, как Ли начала его подкалывать за слишком подробные детали ее лучших выходных, он по крайней мере пытался избегать этой темы.
Когда Ли посмотрела на часы, затем на дверь кафе в десятый раз, Петух спросил. – Пора возвращаться на дорогу?
– Нет. У меня неделя отдыха, – ответила она отсутствующе.
Петух улыбнулся. – Ждешь кого-то?
Ли кивнула.
– Меня?
– Размечтался.
– Тогда кого?
– Арджи. – Где она, черт побери? Прошло почти двадцать минут.
– Святое дерьмо! Мужчина? – Петух передвинулся, чтобы встать напротив Ли и захватить ее внимание.
– Уйди с дороги, Петух, – улыбнулась Ли, мягко отталкивая большого мужчину и продолжая наблюдать за дверью. – Арджи – женщина. Я познакомилась с ней в Южной Дакоте.
– Южная Дакота! – Он покачал пальцем перед Ли. – Скажи, что не подхватила автостопщицу. Я предупреждал тебя!
Ли почувствовала, что краснеет без причины. – Она не автостопщица.
– А, – он протянул слово.
– Она – подруга, которую я взяла с собой в Сиэтл. – «И это все, что ты узнаешь от меня, мистер Сплетня».
Петух положил руки на бедра. – И что ты знаешь о ней? Хм? – продолжал давить он. – Она может быть опасной!
Губы Ли превратились в тонкую линию. – Не лезь в мое дело, Петух. – Но глаза тут же потеплели. – Я в порядке. Тебе не нужно обо мне беспокоиться.
Петух выпрямился от негодования. – Кто беспокоится? – Он подтянул пояс наверх, насколько позволил огромный живот.
Ли похлопала его по руке. – Не ты. – «Она хочет, чтобы я пошла за ней? Ох. А может с ней что-нибудь случилось?» Лицо блондинки помрачнело от беспокойства. – Мне нужно внутрь. – Не дожидаясь ответа Петуха, Ли продолжила движение. На этот раз гораздо быстрым темпом.
– Она симпатичная? – Петух старался изо всех сил, чтобы догнать, его большой размер делал эту задачу трудной.
– Красивая, – ответила Ли без колебаний.
Петух нахмурился и обошел две машины, а Ли просочилась между машинами. – Она не слишком мужеподобная? – Он покачал головой, что вызвало колебание шеи. – Терпеть не могу такой тип.
Ли усмехнулась. – Не важно. Ты подумаешь, что она привлекательная в любом случае.
Рыжеволосый мужчина почесал лицо. – Так вот что ты думаешь обо мне!
Несколько лет назад, Петух и его друзья выражали недовольство по поводу одной «неженственной» девушки, которой заинтересовалась Ли. Проблема в том, что женщина была несомненно привлекательной, и все мужчины об этом знали. Просто, чтобы побыть сукой, Ли сказала им, что женщина такая «неженственная», что если кто-нибудь из них найдет ее хоть отдаленно привлекательной, это будет значить, что они геи, отрицающие свои истинные пристрастия. С тех пор Петух был параноиком относительно женщин не в платье.
Ли распахнула дверь кафе и направилась прямо к туалету, но услышала громкий вздох. Покрутившись, глаза расширились, и она почувствовала, как сердце упало в колени. Джудит стояла перед Арджи с большим ножом в руке, а белая рубашка Арджи вся в крови.
Дальнобойщица кинулась через все помещение, сшибая стулья.
– Черт возьми, тебе не нужно было ударять ее ножом! – Закричала она отчаянно, перебирая рубашку Арджи, чтобы найти рану.
Арджи посмотрела на Ли, шокированная.
– Ударять ножом? – прошептала Джудит, глядя на нож, как будто не знала, что он у нее в руке. – О чем ты говоришь?
Арджи схватила Ли за руки.
– Стой! Успокойся. Я не ранена, девочка.
Глаза Ли стрельнули на Джудит.
– Но нож, кровь…
Арджи рассмеялась.
– Она просто принесла нож, чтобы порезать мой бургер. Бутылка кетчупа взорвалась, как только я ее открыла. – Она указала на бутылку, с которой еще капало. Арджи мимоходом потянулась к тарелке и подхватила картофелину фри. Нахально подняв брови, она промокнула картошку в кетчуп на рубашке и закинула ее в рот.
Ли была такой бледной, что казалось, упадет в обморок. Арджи быстро обхватила ее рукой, стараясь не испачкать футболку.
– Держись, – сказала она обеспокоенно.
От общения Ли с Арджи у Джудит поднялось возмущение. Ли все еще прикасалась к женщине, как будто она беспокоится о ней, а в голосе Арджи, пока удивленном, слышался неоспоримый намек на привязанность.
– Вы двое знаете друг друга? – спросила Джудит с интересом, надеясь, что ее голос звучит не столь обеспокоенным, как на самом деле.
Ли сглотнула. Факт того, что Арджи не ранена, и что разговаривает с Джудит, начал до нее доходить.
– Здравствуй, Джудит. Не заметила твою машину у входа. – «О, великолепно».
– Она сегодня вечером у Кена в гараже. Он поставил мне новые тормоза, и я прокачусь днем с Баком.
Она посмотрела на Арджи, которая смотрела куда-то мимо и счастливо поедала свою картошку. Ли стояла с ошеломленным взглядом. Самодовольный взгляд Арджи раздражал Джудит. Она подошла ближе к Ли, которая сейчас стояла без поддержки.
– Ты взяла второго водителя?
– Ага, точно, – фыркнула Ли.
Как будто она позволит кому-то вести свой грузовик. «О чем Джудит думает?»
– Ну, рада видеть тебя. Пока. – Ли потянула Арджи за руку, но высокая женщина, казалось, приросла к полу. Она потянула снова. Но Арджи отказалась сдвинуться. Ли закрыла глаза. «Давай, Арджи. Пора идти, пока не началось!»
– Ли, ты можешь расслабиться хоть немного? Мы несколько часов ехали. Нам нужен отдых. – Она сделала паузу и демонстративно медленно затянулась колой. – Мы не понятно где, я голодна и немного устала. Может сделаем перерыв?
«Оооо… не правильно говоришь, ирландка», – подумал Петух, грузно восседая в своей кабинке, где у него был хороший обзор ко всему, что происходит. Он потрогал в кармане четвертак в случае, если придется вызывать копов.
Ли говорила, не двигая губами. – Я не хочу оставаться. Я очень хочу ехать прямо сейчас.
– Ну, – Арджи смутилась. Подруга выглядела очень расстроенной, и она решила сдаться, чтобы не сделать еще хуже. – Я думала мы можем…
– Ага, ты хочешь уйти! Ты всегда хочешь уйти. – Голова Джудит закачалась. – И теперь я знаю, почему. – Она моргнула, чувствуя отвращение от ревности и того, что ее послали.
– Джудит…
– Не надо «Джудит»! Ты, ты… – Голова Джудит, казалось, может взорваться. Неожиданно, она покрутилась вокруг, схватила полотенце со стойки для Арджи. – Вот. Она протянула его. – Возьми, чтобы на тебя не капало.
Арджи взяла полотенце, пробормотав тихое «спасибо» и села. «О, боже». Она почувствовала, что между Ли и официанткой становится опасно.
– Без проблем. – Джудит уставилась на дальнобойщицу. – Я имею в виду, что мы не хотели бы, чтобы в грузовике Ли было грязно, правильно? Она, возможно, в ту же чертову минуту вернется на дорогу!
Ли вздрогнула и собралась. В такой ситуации, зная по опыту, женщины либо начинали плакать, либо бить. Она молча молилась, желая избежать синяка под глазом. Все выглядело смешным.
– Арджи, может тебе лучше пойти в грузовик. А мне с Джудит нужно кое-что обсудить. Наедине, – подчеркнула она.
– Нет, нам не нужно, – огрызнулась Джудит. – Я сейчас принесу ваш заказ, – официантка унеслась прочь.
– Но я ничего не заказывала, – растерянно пробормотала Ли.
Арджи нахмурилась. – Я заказала для тебя. Думала, что ты голодная.
Ли неискренне улыбнулась. – Спасибо.
– М-м-м, Ли, я не думала, что у тебя будут проблемы с этой женщиной. – Арджи указала головой в сторону кухни. – Я не знала, что у тебя постоянные отношения с кем-то. Я думала, ну, я просто полагала…
– У нас нет ничего «постоянного», честно.
«Но ты что-то значишь для нее. Это совершенно ясно». Арджи передала Ли полотенце. «Рубашка в любом случае уже испорчена».
Ли склонилась над столом и начала стирать кетчуп с пальцев. Она нервно посмотрела на кухню. – Давай уйдем до того, как она вернется. – Я чувствую себя не очень.
– Если у тебя «нет ничего постоянного» с этой женщиной, тогда тебе не нужно бояться смотреть ей в лицо. Мы здесь ничего такого не делаем, только едим. – Она указала на еду. – Давай, Ли, я голодна, а еда тут отличается от того, что готовят в Фитц. – Фри в форме завитков с каджунской солью!
– Смотри, Арджи, я не уверена, что ты понимаешь. – «Я даже не понимаю». – Джуди и я…
В это время Джуди вышла из кухни с тарелкой в руке. Она швырнула ее перед Ли. – Ешь! – Скомандовала она.
Ли сглотнула и посмотрела на тарелку. Она не осмелится съесть, даже если бы умирала от голода. – Очень быстро.
– Конечно. Я знаю, как ты ненавидишь ждать!
– Христос, – Ли закатила глаза. Все переходит в грызню. Она просто уверена в этом.
Арджи протянула руку официантке. – Я Арджи Фитцжеральд. А вы?
– О, не важно. Я просто остановка на длинном пути. Одна из многих, без сомнения.
Ли сузила глаза.
Джудит потрясла руку Арджи. – Меня зовут Джудит. – Она бросила ледяной взгляд на Ли, продолжая разговаривать с Арджи. – Приятно с тобой познакомиться, в любом случае, Мисс Фитцжеральд. Ты давно знаешь Кота Тома?
Ли покраснела от злости.
– Ты знаешь, что мне не нравится, что ты меня так называешь, Джудит, – выдавила она из себя решительно. Терпение таяло. Ли не хотела останавливаться «У Розы» и предпочла бы избежать появления в кафе с Джудит вместе. Но они сейчас были здесь, и у Джудит не должно быть причин выходить из себя. – Я познакомилась с Арджи чуть больше месяца назад, – ответила она холодно за Арджи, зная, что это разозлит официантку.
– Ну, тогда, я уверена, ты близко с ней знакома. Когда мы познакомились с тобой впервые? – Она посмеялась без намека на юмор. – В первый раз я увидела тебя, когда ты попросила меня убраться. Тогда это был твой самый первый раз, через что ты…
– Достаточно. – Голос Ли похолодел. – Нет причины так вести себя, Джуди. Мы не пара, и никогда не были.
Джуди подняла подбородок на высказывание Ли. Но не смогла отрицать.
Ли понизила голос. – Я всегда была честна во всех моих отношениях.
Глаза Джудит сердито хлопнули от откровения своей бывшей возлюбленной. – Ты права. И ты никогда не давала мне возможности. Просто я не такая совершенная, как ты… Кот Том, – добавила она язвительно. Джудит вдохнула и повернулась к Арджи.
– Извините, миссис Фитцжеральд.
– Зови меня Арджи.
Она кивнула.
– Арджи. Я уверена, что ты приятно проведешь поездку с Котом Томом, но просто без обязательств.
Арджи прочистила горло. Она могла почувствовать, как напряглось тело Ли рядом, и разозлилась. Арджи взяла Ли за руку и крепко сжала.
– Не думаю, что тебе нужно беспокоиться об обязательствах между Ли и мной. Мне очень ясны границы наших отношений, и я более, чем счастлива, наслаждаясь временем, которое мы проводим вместе, не требуя, чего бы то ни было. В настоящий момент, – неожиданно губы изогнулись в невероятно сексуальную улыбку. – У меня нет ни одной жалобы. – Она нежно посмотрела на подругу, слегка подмигнув. «Это объяснит Миссис «Отношения» что к чему».
Ли благодарно улыбнулась Арджи. За пару предложений она умудрилась полностью заткнуть Джудит.
Блондинка забила на присутствие Джудит и тихо спросила Арджи. – А теперь мы можем идти? Пожалуйста?
– Конечно, красавица. Я хочу взять тебя куда-нибудь в чудесное место вечером, и показать, что значит любить по-ирландски. – Взгляд на лице Арджи ясно сказал Джудит, что разговор окончен.
Официантка почувствовала, как делает шаг назад.
Арджи наклонилась и поцеловала Ли в щеку, задерживаясь губами, пока на лице не взорвалась полноценная улыбка.
– Мне нужно переодеть рубашку и грязные штаны.
Ли достала из кармана деньги и бросила пару купюр на стол, когда Арджи пошла к двери.
– Извини, Джудит.
Даже после такой небольшой сцены она не смогла больше сердиться. Джудит была тем типом женщин, которые всегда хотят больше, чем Ли может дать. Она слабо улыбнулась.
– По крайней мере, ты не ударила мне в нос.
Джудит не смогла не улыбнуться в ответ.
– Это не значит, что я об этом не думала. – Вздохнула она печально, зная, что теряет эту особенную дальнобойщицу, и что Ли никогда не обратит на нее внимание. – Прощай, Ли. – Джудит повернулась на каблуках и исчезла в кухне.
Ли покачала головой.
– Увидимся, Петух, – сказала она мягко, когда проходила мимо мужчины туда, где она знала, ее ждет потрясающая неделя.
– Увидимся, Ли, – ответил он радостно, махая рукой.
Когда Ли вышла из кафе, он выпрыгнул из кабинки и поспешил к столу. Плюхнулся на стул и стал наслаждаться ее несъеденной пищей. Он выслеживал еду, как стервятник выслеживает жертву, чтобы, наконец, слопать за десять минут.
Джудит вышла из кухни и остановилась у стола.
– И что это ты тут делаешь?
Петух развернул большую салфетку, вытаскивая нож и вилку.
– А как это выглядит? Я собираюсь съесть ее обед. Она даже не притронулась! – Объяснил он, ревниво охраняя тарелку крепкими руками.
– Поверь мне, Петух. – Джудит не смогла сдержать хихиканье. – Если ты не хочешь оставить трон на несколько дней, лучше не ешь эту эту пищу.
Петух отбросил руки от тарелки, как будто обжегся. «Черт, женщины все-таки злобные существа». Глаза наполнились слезами. «Как она могла испортить совершенно невинный бургер? Нет ничего святого!»

0

6

Глава 7
Арджи устроилась удобней, глядя, как подруга занимает сиденье у руля и пристегивается. Высокая женщина посмотрела направо за плечо и вздохнула. Возможно, второй раз не случится. И если это избавит Ли от трудностей… Глубоко вздохнув, она протянула ремень через плечо. Глаза закрылись, ремень защелкнулся так, как сделала до этого Ли.
Арджи медленно выдохнула, пытаясь справиться с беспокойством.
– Надеюсь, ты не слишком на меня злая из-за остановки. Твоя подруга подействовала на нервы, обращаясь так с тобой.
Ли улыбнулась.
– Злая? – Рассмеялась она. – Я–то нет. А вот взгляд Джудит был злющий от слов, что ты не будешь заставлять меня делать то, что невозможно. Я удивилась, как это она не разорвала тебя на части.
Ли заметила, что Арджи пристегнула ремень безопасности, и не показала виду.
– Ага, было довольно прохладно, – ухмыльнулась Арджи. – Я не стерпела неуважительного отношения к тебе, Ли Мэтьюс, но я бы хотела знать, как много женщин желают тебя отшлепать и будут меня ненавидеть, когда увидят вместе?
– Ты спрашиваешь, в каждом ли городе у меня есть девушка? – Ли сдвинула светлые брови в сторону Арджи.
– Ну да, девушка в каждом городе, дама в каждом порту. – Арджи показала неопределенный жест. – Ты поняла, о чем я. – Она сдвинула брови вправо. – Я просто хочу знать, будем ли мы в постоянной опасности?
– Неа. – С насмешкой сказала Ли. – Мы будем в безопасности. – Затем прикусила губу. – В основном.
– В основном? – Арджи подумала об этом секунду и решила, что сможет с этим жить. – Тогда, хорошо, я могу это принять. Ты – прекрасная женщина. Я понимаю, почему многие приударяют за тобой. Но в следующий раз можешь просто предупредить меня заранее.
– Не придется, – уверила Ли, все еще улыбаясь от комплимента Арджи. – В Сиэтле есть несколько мест, в которые мы не пойдем. И, поверь, ничего не потеряем.
Несколько минут они ехали в тишине, потом Ли нахмурилась и громко поинтересовалась.
– То, что ты сказала Джудит, это на самом деле так? Или ты просто хотела ее достать?
Решение, пригласить Арджи провести с собой неделю, было спонтанным. Когда она вышла из гаража после душа, Арджи сидела в грязи со смущенным выражением лица, которое Ли показалось совершенно неотразимым. Она услышала, как сорвалось с губ ее приглашение до того, как у нее было время подумать. Арджи быстро ответила «да», поэтому они даже не обсуждали поездку.
– Я так и думаю, – Арджи пожала плечами. – Я действительно наслаждаюсь твоей компанией, Ли. И я, м-м-м… готова принять все, что ты можешь дать, но не буду давить, требуя большего.
Ли не знала, что ответить. Ни одна женщина никогда не была так мила и открыта через неделю неосложненного общения и умопомрачительного секса.
– Вау. – Это было именно так, как она чувствовала себя по отношению к Арджи. – Это… успокаивает, Арджи.
Стремясь сменить тему для разговора, Ли решила обсудить планы на неделю. Или их отсутствие, как в этом случае.
– Скажи, что бы ты хотела посмотреть в Сиэтле? – Ли объехала машину, которая медленно двигалась. – Наверное, ты никогда там не была?
– Нет, никогда. Я вся в твоей власти. – Она состроила злобный оскал. – Делай со мной все, что хочешь.
– О, Арджи, – рассмеялась Ли. – Тебе нравится жить в опасности, не так ли?
– Разве можно по другому? Если ты не заметила, я – ирландка. Разве я не упоминала об этом? – Улыбка стала шире. – Я усердно работаю, могу много выпить, если необходимо, я всегда борюсь. Я – любовница красивой девушки. Жить в опасности – единственный путь. Это так же естественно, как дышать. – «Хотя я не сделала этого пока, и сначала была слегка не в себе».

***

– Вот тогда–то, наконец, я поняла, что хочу попробовать себя на открытой дороге. Я имею в виду… Я думаю, что это было правильное решение, хотя сейчас я уже переросла причины, по которым так поступила. – «А, разговаривая с тобой, я вижу, как много упустила. Радио – это хорошо. Но не то же самое. А ты – такой хороший слушатель».
Ли посмотрела на Арджи, которая тихо слушала несколько минут.
Рот женщины был приоткрыт, и она крепко спала.
Ли закатила глаза. – Почему, когда у нас самые лучшие разговоры, ты не обращаешь ни на что внимания?
– Я слушаю! – Арджи подпрыгнула, а глаза широко распахнулись. Она огляделась в полной растерянности и стала дергать ремень безопасности.
– Эй! Все в порядке! Черт. – пробормотала Ли, пересекая две полосы. Она сильно ударила по тормозам, едва сопротивляясь желанию вдавить педаль в пол. Тем не менее, она остановила грузовик, а в это время Арджи начала трястись на своем сиденье. – Успокойся! Это я! А это просто ремень.
Арджи повернула дикие глаза на Ли. Сердце болезненно билось в груди, угрожая взорваться. Она была в ловушке, и паника переполняла ее. – Вытащи… меня… вытащи меня! – Дыхание сбилось. – Помоги мне. – Слезы лились из глаз и стекали по щекам. – Пожалуйста.

Ли почувствовала, как будто ее ударили под дых и тяжело сглотнула. – Не двигайся… – Она продолжила бороться с ремнем. – Я… не могу. – Щелк. И ремень отстегнулся.
Арджи вскочила на ноги, затем вздрогнула. До того, как Ли смогла что-то сказать или сделать, она дернула дверную ручку и, выпрыгивая, вывалилась из кабины.
– Арджи! – Девушка выбралась из сиденья и выпрыгнула вслед за Арджи.
Она потеряла рыжеволосую женщину из вида на какой-то момент в темных сумерках. Потом услышала, как подругу рвало в канаву, и проследила глазами до сидящей на коленях фигуры. Ли засунула руки в карманы, не зная, что делать. Она повернула голову на звук проезжающей машины. – Ты… – Ли нервно облизала губы, делая несколько шагов к Арджи и смахивая бабочку, которая, казалось, хотела светиться у нее в волосах. – Ты в порядке?
– Я, я прошу прощения. – Арджи медленно вдохнула, когда дикий поток адреналина начал сходить. Она поняла, что ее трясет, и обхватила руками живот. – Я не хотела засыпать. – «Боже».
– Не беспокойся. – Ли, колеблясь, подошла ближе. – Может, пристегиваться – не такая уж великолепная идея, а? – Вопрос, очевидно, был риторическим, но сочувствие в голосе было несомненным. Ее папа был ветераном Вьетнама, и она ярко помнила его ночные кошмары, когда была ребенком. И это разбивало сердце.
Арджи покачала головой и уставилась на грузовик. – Возможно. Но я не хочу, чтобы у тебя были проблемы с законом. – Она прокашлялась и сплюнула в траву. – Если ты мне дашь минуту, мы сможем продолжить поездку. – Она глубоко вдохнула и вытерла слезы. – Мне очень жаль. Я чувствую себя очень глупо.
– Все в порядке. – Ли, наконец, сделала последний шаг к Арджи и положила руку на плечо, мягко сжимая. – Просто, из-за того, что у нас дорога началась с ухабов, не значит, что все разрушено. Черт, вся моя жизнь была ухабистой сначала. – Она пожала плечами неодобрительно. – Но все, вроде как, наладилось. – Ли запустила руку в волосы Арджи, и нежно пропустила их сквозь пальцы. – Не чувствуй себя плохо, хорошо?
Она улыбнулась подруге, чувствуя, что ей очень приятно ощущать пальцы в волосах.
– Это приказ, Ли Мэтьюс?
– Если скажу «да», ты подчинишься?
– Ради тебя, детка? – Арджи в ответ нежно поцеловала руку Ли. – Я полностью подчинюсь тебе.
Ли посмотрела на руку и поборола желание вытереть ее об джинсы. Жест был чертовски романтичным. Но от факта, что Арджи только что вырвало, она еле удержалась от обморока. – В грузовике есть вода. Может, тебе лучше полежать? Мы в тридцати минутах от Джексона.
– Ты уверена? Я не знаю, почему я такая уставшая. – «Я точно знаю, почему устала. Чтобы быть живой тратится очень МНОГО сил». – Но я не хочу оставлять тебя одну.
– Я не буду одна, – легко сказала Ли. Она улыбнулась и протянула руку. – Ты будешь прямо за мной, а я тебя разбужу, когда приедем в отель.
– Ты знаешь, мне действительно нравятся умные, сексуальные женщины, которые нянчатся со мной. Делай так, и я последую за тобой навсегда. – Поддразнила Арджи, забираясь на сиденье.
– Берегись, Арджи, – предупредила Ли полусерьезным голосом, усаживаясь на свое место. – Когда-то у меня был щенок, который всюду за мной ходил. – Она повернула ключ. – Его сбил автобус.

***

Бельчонок вздохнул уныло. Женщины уехали. – За кем мы теперь будем следить? Весь наш график отдыха вращается вокруг наблюдения за людьми, делая элегантные замечания об их жалкой жизни.
Супруга смогла только кивнуть. Чистилище действительно катится к чертовой матери. – Мы могли бы нанести ущерб кафе. Там полно ничего не подозревающих людей. И для этого не надо слишком много, чтобы перевернуть легкие мусорные баки.
– Или, – лицо бельчонка посветлело, – мы могли бы войти в соприкосновение друг с другом, обнять наших духовных беличьих детей, и сделать мир лучшим местом через наше собственное путешествие самораскрытия, принятия и любви!
Подруга посмотрела на него. – Ты снова подсматривал шоу Опры?
Бельчонок выглядел смущенным.
– Я скучаю по ее старым шоу о шопоголиках, ипохондриках, супругах-мошенниках, сексуально озабоченных, о переодевании, перерождении, пирсинге сосков, бесплодии, сельских домохозяйках, которые употребляют крэк.
– Чувиха была великолепна! – грусть промелькнула на пушистом лице. – Вот это были дни. – Почему люди не могут оставаться в одиночестве? Но, черт побери, они бы не создали повторяющуюся мелодию! «Я – каждая белка», – запела она про себя.
Белка вздрогнула, увидев черную, зловещую фигуру, промелькнувшую в тени гаража. Это была кошка. Люди звали ее «Фли». Кошка, которая чуть не убила ее любимого родного супруга. Этого она особенно не любила в кошачьей породе. Конечно, она оторвет себе голову и разорвет себя на кусочки, если не сможет помочь. Но не совсем. Она не смогла бы уйти, положив палец на…
Бельчонок прижался к жене. Она была теплой и мягкой. Он быстро провалился в сон, а белка продолжала наблюдать за Фли сощуренными, настороженными глазами.

***

Было 9:30, когда Ли подъехала к мотелю Слипи Найт Инн, расположенному на окраине города Джексон, штат Вайоминг. Здание было похоже на маленький горнолыжный коттедж. Она останавливалась здесь много, когда уже не могла оставаться в грузовике ни секунды. Она внутренне улыбнулась. Комнаты этого особенного мотеля были красивыми. В каждой из них было по одной или две королевских размеров кровати, горячая ванна и балкон, с которого можно глядеть на звезды и наслаждаться окружающей тишиной.
Зевнув, Ли отстегнула ремень и откинула шторку, открывшую спальную часть кабины. Арджи свернулась на кровати и спала. На ней была только мягкая бледно-желтая футболка и белое нижнее белье. Остальная одежда, испорченная грязью, жиром и кетчупом, лежала сложенной на полу.
Дальнобойщица усмехнулась и присела на маленькую кровать рядом с Арджи. Она нежно провела пальцами по красновато-коричневым завиткам, которые лежали сейчас в беспорядке. «Не знала, что она храпит». Но звук был легким и ритмичным, по крайней мере, на этот раз, Ли он показался больше милым, чем раздражительным.
– Арджи, – позвала она тихо, помня, как та проснулась сегодня в панике. Ей ничего не оставалось делать, как устроить, чтобы все прошло более гладко в этот раз.
– Пора вставать.
Арджи поерзала, но не проснулась.
– Мы приехали, – сказала Ли уговаривающим голосом, нежно поглаживая плечи Арджи. Затем, чисто импульсивно, наклонилась и нежно поцеловала слегка приоткрытые губы. Заняло всего секунду, чтобы Арджи ответила на поцелуй Ли и обхватила небольшую женщину за талию, удерживая на месте. Поцелуи были больше нежными и дружескими, чем сексуальными. Ли загудела от наслаждения, чувствуя то, что она едва знала – удовлетворенность.
Арджи немного отстранилась. Изумрудные глаза отражали уличные фонари снаружи грузовика. – Привет, – сказала она тихо.
Ли сглотнула, ощущая глубину момента, а взгляд Арджи окутывал ее теплом. Она облизала вдруг пересохшие губы. – Привет.
Она замерли, даже не дышали некоторое время, слушая только стук своих сердец.
– Мы у отеля? – наконец спросила Арджи. Голос был слегка хриплым после сна и от неожиданной близости пристального взгляда Ли.
Блондинка втянула воздух. – Конечно. – Она встала, вдруг почувствовав себя неуютно, оторвала взгляд, и посмотрела вниз на одежду Арджи. – Я… Я надеюсь, что это не все, что ты взяла.
Арджи нахмурилась от поспешного ухода Ли с кровати. – Все в порядке. Я взяла еще одни штаны и несколько футболок.
Ли кивнула, делая шаг назад. – Я подожду снаружи, пока ты будешь переодеваться.
– Не нужно…
Но до того, как Арджи смогла закончить предложение, Ли уже была снаружи, сильно хлопая дверью.
Арджи открыла рот. – Что за черт? – Она быстро надела облегающие брюки. – Ли, – позвала она, когда вскарабкалась на сиденье и открыла дверь. – Ли.
Нет ответа.
Было темно, исключая мерцающие огни мотеля и приглушенный свет нескольких уличных фонарей и звезд. – Ли! – Арджи обернулась вокруг. Она скривилась и приподнялась на носки. Небольшие камешки на парковке впивались в голые ступни, когда она ходила вокруг и искала подругу. – Ли!
Все еще нет ответа.
Она начала ругаться сквозь зубы, затем закричала. – Черт возьми!! Ли!
Один из грузовиков в стороне от Арджи отъехал, и она увидела подругу.
– Я здесь, – донесся несколько глуповатый ответ.
Арджи выдохнула и пошла к Ли, которая стояла, засунув руки глубоко в карманы и опираясь на столб. Желтый свет окутывал ее мягким золотым ореолом.
Слегка смущенная улыбка изогнула губы Ли. – Ты быстро оделась. Но не до конца. – Она указала взглядом на ноги Арджи. – Не похоже, что я собираюсь бросить свой, – она нахально улыбнулась, – грузовик.
Арджи изогнула тонкие брови. – Очень смешно. Я не привыкла, чтобы женщины убегали от меня, как от прокаженной.
– Это не так…
– Именно так ты и сделала, Ли Мэтьюс. – Необъяснимо самой себе, Арджи вспылила. «Почему Ли выскочила из кабины? И еще больше раздражает, почему она не отвечает?» – Даже не отрицай!
Светлые глаза опасно сузились. – Не кричи на меня, Арджи.
– Я не кричу!
– О, еще как! – Ли прикрикнула в ответ, подойдя к Арджи и стоя лицом к лицу.
Арджи ощетинилась от вызова в голосе Ли и изо всех сил закричала.
– Вот это крик!
Несколько женщин, идущих к машинам, повернулись и посмотрели. Старшая из женщин положила руки на бедра и указала прямо на Арджи, говоря Ли. – Ты не должна терпеть. Ты же не собираешься позволять ей орать на тебя, не так ли?
Ли посмотрела назад и обхватила Арджи за талию. – Да! И займитесь своими чертовыми делами!
Арджи снизила голос и улыбнулась, наклонив голову, пока губы не коснулись уха Ли. – Правда?
– Черт, нет! – Прогудела Ли тихо. Она развернулась и сильно шлепнула по руке Арджи, от чего та прикрыла зудящую кожу и нахмурилась.
Группа женщин разразилась аплодисментами и продолжила движение.
– Будь милой, – в голосе Ли звучал выговор, но учитывая, что она нежно потирала место на руке Арджи, которое ударила, Арджи не была склонна жаловаться.
– Я – милая! – Настаивала Арджи, пока стреляющая злыми взглядами группа женщин не скрылась в машинах.
Ли прикусила губу. Она не хотела улыбаться, но это было невозможно. – Я действительно не встречала людей, которые теряли контроль и кричали на меня без причины, но были до такой степени привлекательными.
– Только мальчишка прячется, когда кто-то его ищет, – сообщила ей Арджи жизнерадостно.
– Я не прячусь. Ты просто меня не увидела.
Арджи закатила глаза. Разговор не приведет их никуда. Что-то напугало Ли. Но что бы это ни было, было очевидно, что она не узнает об этом больше. – Может, мы пойдем внутрь по крайней мере? А то я умру на ногах.
Ли отпрыгнула на шаг, когда, Арджи, по неизвестной причине, рассмеялась так сильно, что ее тело затряслось.
– Что? – Она посмотрела на подругу, чьи руки были обернуты вокруг живота, пока она ржала.
– Внутрь… – Арджи громко фыркнула. – В шутку.
Ли внимательно посмотрела на Арджи. «Может, она сумасшедшая, как намекнул Петух?» – Подумала она на мгновенье. – «Даже если так, не все ли равно теперь?»
– Ну, детка, ты идешь или нет? – Арджи шагнула вперед, большая, но усталая улыбка прочертила лицо, а пальцы прикоснулись к голой коже руки Ли. – Пожалуйста?
Ли кивнула. Все сомнения об Арджи унеслись вслед за мурашками, вызванными нежным прикосновением высокой женщины. Быть такой податливой становится для меня смертельным. – Давай. – Она взяла руку Арджи, решив вернуться в грузовик за вещами позже. – Давай посмотрим, смогу ли я заставить тебя вопить по совершенно другим причинам.
– Я не воплю, – возразила Арджи с насмешливо обиженным видом. – Кричать и вопить – это очень разные вещи.
Дальнобойщица рассмеялась, признавая перчатку, брошенную у ее ног. – Посмотрим, Ирландка. Посмотрим.
Арджи медленно перевернулась на правый бок. Глубоко вздохнула и улыбнулась. Она лежала с закрытыми глазами, другие чувства обострились и взяли вверх. Она слышала воду, капающую в ванной, чувствовала слегка жесткие простыни на коже. Ноздри раздувались от наслаждения. Ли последнее время пользовалась шампунем с запахом сирени и, может быть, немного духами. «Так сладко», – она мысленно замурлыкала. Аромат был светлым и цитрусовым, и нужно быть очень близко, чтобы почувствовать.
«Кот Том» Мэтьюс не перед мальчиками же это делает? Арджи прижалась к подруге. Но как бы не изнывали руки, прижать Ли ближе, она не делала попыток прикоснуться, запрещая себе. Британская медсестра в 43-м году научила ее в жесткой форме, что некоторым женщинам не нравится просыпаться таким образом. Арджи потребовалась неделя, чтобы убедить командира, что два сломанных пальца не должны препятствовать ее полетам. И честно говоря, не препятствовали. Арджи хихикнула. Они удерживали ее от многих других приятных вещей, но полет не был одним из них.
Только потому, что она не чувствовала себя уверенной в том, чтобы заключить Ли в медвежьи объятия, не означало, что она собирается останавливаться. Несмотря на ранний час, она чувствовала себя в ясном сознании и собранной. Не то, что прошлой ночью.
К большому огорчению обеих женщин, мотель был полностью забронирован. Бегло взглянув на часы, управляющий сказал им, что одна комната была зарезервирована без оплаты по кредитной карте, и если гость не покажется в течение следующего часа, он отменит бронь и даст им комнату. Ли была готова поехать в Джексон и найти другой мотель, но Арджи убедила ее, что час – это не так уж и долго, можно и подождать. Они сходили в прокуренный бар и наслаждались напитками, пока не подошел управляющий, который оказал любезность их найти, и сказала, что они могут получить комнату.
Арджи быстро соскочила на ноги, от этого мир начал кружиться. Ли рассмеялась и сделала комментарий насчет того, как много высокая женщина сможет выдержать алкоголя. «Это не алкоголь», – проворчал про себя пилот. Это из-за того, что она сейчас живая. Жидкость ощущалась теплом в животе, делая ее вялой и даже более усталой. Наконец они дошли до комнаты. Арджи была такой уставшей, что легла лицом вниз на кровать и провалилась в сон. Она даже не помнила, как оказалась раздетой и под простынями.
Арджи нахмурилась. Ли раздела ее, а она все пропустила.
Но сейчас… сейчас она не упустит. Она желала оказаться с этой женщиной в приятной мягкой кровати несколько недель. Она придвинулась ближе к Ли. Ее тело почти касалось тела маленькой женщины, когда она глубоко и удовлетворенно выдохнула. Запах шампуня и духов сейчас смешались с запахом кожи дальнобойщицы. «Как это удивительно. Боже, если бы я была мужчиной, ты бы проснулась прямо сейчас. Хорошо для нас обеих, что у меня фантастический самоконтроль и сдержанность». Она сжала рот рукой, чтобы сдержать смех. «Да, точно. Какого черта я пытаюсь дурачиться?»
Рука проскользнула во внутреннюю часть бедра Ли прямо над коленкой. Очень, очень медленно, она позволила себе двинуться вверх по упругой ноге. «Черт, женщина. Откуда у водителя такие мышцы на бедрах?» Затем ее мысль перенеслась в душевую у кафе. Эти ноги обнимали ее за талию, когда она была прижата к стене. «О, да. Именно таким образом».
Арджи задрожала от наслаждения, когда вспомнила их встречу в гараже. Она чувствовала маленькие пальцы, впившиеся в плечи. Ли двигала бедрами, а затем ее тело немного напряглось, и она наклонилась вперед и слегка прикусила кожу Арджи, чтобы сдержать крик. Она закрыла глаза, вспомнив низкий стон удовольствия, вырвавшийся из горла Ли, когда она достигла пика… снова. Их время, проведенное вместе, было таким сильным, таким… захватывающим, что все, что могла сделать Арджи, это продолжать. «Слава богу, мама не видела этот синяк. Меня бы до сих пор стращали богородицей».
Пальцы Арджи двинулись вверх от бедра до тазовой кости. Низкий стон вернул ее в настоящее.
Ли вытянулась. Из-за движения рука Арджи сдвинулась немного южнее ее последней остановки. Пальцы двигались по нежной, как у ребенка, коже. Она улыбнулась, когда услышала тихий вздох, затем почувствовала как Ли придвинулась спиной к ней, сливаясь.
– Приятно, – пробормотала Ли. Она опустила руку, переплела свои пальцы с пальцами Арджи и медленно потянула теплую руку к своей груди. Потом осторожно отпустила руку, когда почувствовала, как большой палец Арджи нежно прикоснулся с чувствительному соску, который начал твердеть, когда Арджи повернулась, а теплое дыхание ласкало ухо Ли. Единственное, что она могла сделать, чтобы не застонать, это прикусить губу и закрыть глаза, неуверенная, сможет ли она себя сейчас остановить.
Ли была удивлена, какие мягкие руки Арджи. У нее должны быть мозоли от тяжелой работы, которой она так наслаждалась. Но они были гладкими и мягкими и очень теплыми. Блондинка позволила руке путешествовать по спине, и она с трудом сглотнула от мысли о длинных умелых пальцах, и что они могут сделать для нее позже.
Дальнобойщица прочистила горло и открыла один глаз, улыбнувшись любовнице. – Привет, красавица, – пробормотала она нежно.
Арджи придвинулась немного ближе, груди мягко прижимались к спине Ли. Она нежно поцеловала Ли в щеку. – И тебе. Прости за вечер. Не думала, что так вырублюсь. – Она улыбнулась подруге, не переставая ласкать грудь блондинки, которая сейчас была открыта для руки.
– О-о-о, – вздохнула Ли. «Боже, так приятно». – Все в порядке. Путешествие в грузовике имеет свою плату, если ты не привык. Но я видела, что ты пьешь больше в кафе, чем вчера вечером.
– Должно быть из-за поездки. – «Или снова нужно уладить дела с телом». Она поцеловала Ли второй раз, губы задержались, когда она сказала, прикасаясь губами к нежной коже. – Чтобы привыкнуть мне нужно день или два. Тебе нужно побыть терпеливой. Если это возможно.
– Я могу быть терпеливой. – Возразила Ли, зная, что она врет сквозь зубы. – Очень терпеливой. Так долго, насколько это возможно. Никакой проблемы, – сказала она невинно.
Она хмыкнула. – Каким-то образом, я знаю как это.
Высокая женщина нежно поцеловала плечо Ли. – М-м-м, не знаю, как ты ездишь все время. Ты не устаешь двигаться по большому кругу? – Рука Арджи медленно переместилась к другой груди Ли. Большой палец лениво поигрывал с соском, твердеющим до такого же состояния болезненного возбуждения, как и другая грудь.
Ли немного изогнулась от прикосновения, потянувшись к большему контакту, но не желая оставлять теплое уютное гнездышко у тела Арджи. – Это…, – крошечный вздох. – Это не просто, но мне… мне дается довольно хорошо. Я росла рядом с грузовиками. Путешествовала с моим… – слова стихли. Прямо сейчас она не хотела думать о грузовике, папе или о чем-нибудь еще.
Ли перевернулась лицом к Арджи и позволила рукам ласкать голое плечо Арджи. – Очень приятное плечо, миссис Фитсжеральд. – Она медленно провела дорожку вниз, пока пальцы не скользнули до особенно чувствительного участка кожи. Арджи немного дернулась от прикосновения и улыбнулась подруге. Ли сказала, – У меня приятные воспоминания об этом плече.
– Дьявол, – прошептала Арджи.
– Неа. – Ли кивнула, легонько целуя слева от пульсирующей жилки. Ее губы свернулись в сексуальную улыбку, когда она увидела, как подруга тяжело сглотнула. Она могла почувствовать постепенный, но стремительно нарастающий стук сердца Арджи.
– Я и шалости, – прошептала она.
– … близко знакомы. Я помню, – Арджи застонала, когда Ли обхватила ногу высокой женщины и положила ее на свою, сливаясь вместе. – О-о-о, да… это хорошо… – Глаза Арджи закрылись, когда искра пронеслась по телу, поджигая кровь.
– Тебе нравится это, не так ли, Ирландка? – Блондинка придвинулась ближе к Арджи, пока высокой женщине не осталось выбора, как повернуться на спину, чувствуя себя накрытой напористой блондинкой. – Потому что, если тебе это нравится… – Она согнула ногу и толкнула бедром, которое теперь находилось прямо между ног Арджи. Голова Арджи отклонилась назад, и приглушенный стон выкатился из груди. – Тогда тебе понравится, что я сделаю, когда вернусь после того, как почищу зубы.
Арджи попыталась схватить возлюбленную, когда Ли выпрыгнула из кровати и бросилась в ванну, давая Арджи возможность посмотреть на ее восхитительное тело. – О, девчонка! – Она упала на кровать со стоном, слыша, как Ли засмеялась, и потекла вода. – И что такого смешного, Ли Мэтьюс?
– Иногда твой… – она остановилась, чтобы сплюнуть в раковину, потеряв из вида Арджи, когда брюнетка выбралась из кровати. – Иногда твой акцент добавляет такое невообразимое качество. – Она снова остановилась, чтобы быстро, но тщательно почистить зубы и ополоснуть рот. Положив щетку на раковину, она сказала. – Когда ты говоришь что-то, вроде «девчонка». – Ли пожала плечами. – Не знаю. – Это своего рода добавляет кучерявый смысл от неожиданности.
– Курчавый? – Брови Арджи исчезли за растрепанной челкой. – Мой акцент – кучерявый? А я все это время думала, что кончики веревки или кнута могут быть кучерявыми. – Арджи положила бутылку содовой в рюкзак и быстро почистила зубы в маленькой кухне рядом с комнатой. Она вернулась в кровать, распрямила простыни и взбила подушки, положив две под голову и сложив за головой руки.
– Ты знаешь разницу между эротичным и кучерявым? – Ли выглянула из-за угла комнаты с глуповатой улыбкой на лице.
– Что? – Арджи уже улыбалась.
– Эротичный – это когда используются перья. – Она подождала. – Кучерявый – когда используется вся птица целиком.
– О, Господи! – Арджи закатила глаза и рассмеялась. – Тогда все правильно. – Она приподнялась и села на кровать, не мешая покрывалу упасть на пояс, когда вытягивала руку. – Ты слишком долго была в дороге, детка. Настало время поменять масло.
– Тебе следует знать, что разговоры о грузовиках делают меня дикой. – Блондинка вышла из ванны и выключила свет. Она закрыла за собой дверь и прислонилась. Прохладная деревянная поверхность была приятна разгоряченной коже. Она потерлась спиной об дверь. Невинная, молодая улыбка сильно противоречила ее извивающемуся обнаженному телу.
Арджи раздула ноздри.
– Тебе интересно крутиться где-то там, пока я здесь? Иди сюда, и мы обслужим тебя по полной. – Сказала она хриплым голосом и усмехнулась. – Дважды.
– Как я могу теперь отказаться от такого предложения? – Серьезно ответила Ли. Она медленно пошла к кровати, распрямила плечи и уверенно пошла к любовнице. Она чувствовала, что пульс ускоряется с каждым шагом. Она нарочно скользнула обратно на Арджи, возобновляя прежнее положение бедра, помещенного прямо между ног Арджи. Бедро встретило горячую влагу, прожигающую до кости. Она сжала челюсть, а глаза потемнели от возбуждения.
Арджи прочистила горло. Прошло много времени с тех пор, когда женщина могла полностью овладеть ее телом. Ее действительно беспокоило, что если Ли будет действовать более целенаправленно, она полностью потеряет контроль над телом и сразу кончит.
Она положила руки на бедра Ли и заглянула в игривые, но без сомнений возбужденные голубые глаза. – Ты действительно очаровательна, Ли Мэтьюс, – начала она искренне. – И одна из самых сексуальных женщин, которых я встречала. Спасибо, что позволила провести время с тобой. – Она провела рукой вверх по спине, прижимая ближе, чтобы поправить непослушный огненный локон за ухо Ли.
Они, не отрываясь, смотрели друг на друга, и та же глупая улыбка, которая у них была раньше, появилась и сейчас.
Голос Ли был теплым и уверенным. – Я то же самое чувствую к тебе, Арджи. Спасибо и тебе.
Арджи медленно приподняла голову, и они начали страстно целоваться. Обе тихо застонали. Момент был светлым и нежным. Каждая из них чувствовала то, что раньше не испытывала. Их встречи в кафе были стремительными и яростными. К тому же гараж – не самое романтичное или уединенное место на планете.
Теперь они, хорошо отдохнувшие, в мягкой теплой постели, могли всецело наслаждаться друг другом. Их поцелуи были болезненно-медленными, глубоко эротичными, держа их на грани чувственного помутнения. Которое, если попасть, делает беспомощным, пока окончательный всплеск удовольствия не выльется из тела, освобождая от чар.
Губы Ли опустились от рта к подбородку, затем к шее, которую она целовала и покусывала. Кожа стала влажной и несла слабый солоноватый привкус.
Арджи громко застонала и начала гладить бедра Ли. Теряя терпение, она обхватила их, прижимая к себе ближе, сливаясь в едином ритме.
– Твоя кожа сладко-соленая, Арджи. – Вздохнула Ли удовлетворенно и отправилась вниз по длинному телу руками и ртом. – Очень сладкая. – Блондинка потерлась щекой о шелковую кожу Арджи, затем быстро лизнула сосок. Обхватив ртом, стала нежно посасывать, смакуя. Затем она втянула его со всей силы, вызывая громкий стон Арджи и новый поток тепла рядом с бедром.
Сердце Арджи бешено забилось.
Ли улыбнулась и продолжила свое путешествие по телу прекрасной женщины. Она хотела Арджи с тех пор, как увидела в первый раз. А сейчас Арджи была у нее в руках. Она чувствовала, как жар между ними нарастает, когда тела стали раскачиваться и двигаться друг по другу. Она приподнялась и оттолкнулась от любовницы, закрыла глаза и сконцентрировалась на ритме своего бедра между ног Арджи. Интимный контакт вызвал невероятное возбуждение по всему телу, когда она почувствовала, как Арджи прижимается к ней, поднимая бедра навстречу.
Дальнобойщице нравилось вызывать наиболее сексуальные звуки и эротические запахи у подруги. Температура в комнате возросла и наполнилась ароматом страсти и секса.
Ли отрывисто прошептала, – Мне нужно… – Она неожиданно остановилась и покачала головой, решив говорить действиями за себя. Она спустилась ниже по телу Арджи и остановилась ниже пупка, нежно целуя.
Арджи испытывала головокружение от удовольствия и предвкушения. Ли была определенно талантливой женщиной. Она держала глаза закрытыми, с усилием оставаясь в сознании, потому что, если откроет их, комната начнет вращаться. Арджи вцепилась в простыни от бессилия, скручивая их и сминая в кулаках. Каждая клеточка тела кричала ей приподнять бедра и потребовать внимания подруги. Она пыталась быть терпеливой и позволить Ли идти своими шагами, но она быстро сдалась от настойчивости, досады, чувственного натиска губ и пальцев Ли. «Не останавливайся, женщина! До того, как я умру снова!»
Ли медленно высунула язык и немного попробовала. Потом погрузилась в темные, мягкие завитки, которые щекотали нос и перегружали чувства. Она нежно поцеловала кожу Арджи, двигаясь с трепетом все ниже и ниже, заботясь о том, чтобы Арджи знала, как сильно она наслаждается, любя так. Руки двинулись вверх до тех пор, пока не достигли побелевших пальцев, смертельно сжимающих простыни. Она нежно погладила их, и Арджи отпустила постельное белье.
Их пальцы естественно переплелись вместе. Ли отвернула голову и начала настоящее исследование своей любовницы, ее собственный центр пульсировал вместе с Арджи.
– О, боже! – Арджи закрыла глаза, откидывая голову назад и громко шипя. Она пыталась не поранить Ли, сжимая ладони. Арджи раскрылась сильнее, давая больше пространства Ли.
– М-м-м, да. – Ли мягко застонала рядом с шелковой, чувствительной кожей, которой с радостью овладела, воспользовавшись предложением. – Как хорошо, – прошептала она. Язык наполнился влагой, когда она второй раз попробовала вкус аромата, и почувствовала, как теряет себя.
Арджи была беспомощна остановить или даже замедлить реакцию тела на Ли. Она почувствовала, как мышцы расслабляются и сокращаются по всему телу. Стук сердца был таким громким и бешеным, что она испугалась, что никогда не вернется в нормальное состояние. Наслаждение Арджи начало вращаться по спирали внутри, когда она слушала стоны и рычание Ли, доставлявшей ей удовольствие. Она полностью забыла, что некоторые женщины от этого получают огромное удовольствие, считая самым сильным и эротичным из действий. Она поблагодарила бога, что Ли была среди них.
– О, Ли… – Выдохнула Арджи. Мышцы живота сокращались, поднимая бедра вверх. Она почувствовала, что Ли отпустила руки, и обхватила бедра. Затем продолжила удерживать полный контроль, доставляя удовольствие. Бедра, сами по себе начали раскачиваться с Ли.
– Пожалуйста… не… останавливайся. – Арджи вытолкнула слова, и оргазм накрыл ее тело. Она подтянула пятки, согнув ноги в коленях, не прерывая наслаждение, которое испытала. Ощущения переполняли, и она почувствовала, что хочет кричать от полного восторга и плакать одновременно. Голос Арджи, умоляющей не останавливаться и стонущей «быстрее» и «сильнее», довел Ли до края. Дрожание между бедрами Арджи, и долгий томный стон, когда она окончательно отдалась ее губам и языку, также унесло ее прочь.
Ли закрыла глаза и прижалась щекой к влажному, мускусному бедру. Она погрузила пальцы внутрь, ее собственное освобождение с дрожью вырывалось изнутри. «Черт. Так никогда не было раньше. Не оттого, что она просто…». Не желая покидать небеса так рано, она продолжила нежно целовать Арджи, пока их тела не расслабились, и сердцебиение не пришло в норму. Затем она легла рядом с Арджи, немного дрожа.
Арджи быстро накинула на них простынь и обняла. Солнце только проникало сквозь занавески, но она не могла придумать ни единой причины, чтобы сдвинуться с этого места. – Я хочу обнимать тебя, Ли, – выдохнула она, сперва целуя Ли в голову, потом лоб, а потом захватила губы.
– Ты – удивительная женщина. – Арджи нежно прикоснулась к щеке Ли и заглянула в глаза. Она смогла разглядеть и страх и влечение, воюющих друг с другом, затем нежно поцеловала щеку.
Когда она отстранилась, ее встретила робкая, но искренняя улыбка. – Это было невероятно. – Арджи еще раз глубоко вдохнула и медленно выдохнула, когда Ли устраивалась напротив нее. Она могла чувствовать биение сердце маленькой женщины рядом со своей грудью, и позволила векам закрыться от сладостного ощущения. – Как только у меня появятся силы двигаться, – пробормотала она, – ты – вся моя, Ли Мэтьюс.
Тихий смех, который пощекотал шею, был единственным ответом.
Глава 8
Ли сняла ногу с тормозов и свернула направо от стоп-сигнала. Они пересели в ее джип, оставив грузовик у автосервиса на окраине Сиэтла. Оттуда на такси доехали до стоянки, где Ли оставляла свою любимую первую машину и хранила несколько вещей из дома, где они жили с отцом, пока он не умер.
Вчера они весь день провели на дороге от Джексона и останавливались на ночь в нескольких милях от города. Ли провела чудесное время. И от почти постоянной улыбки на лице Арджи, была полностью уверена, что, несомненно, прекрасная подруга чувствует то же самое.
Она припарковала джип как можно ближе к входу в торговый центр. Как обычно, было достаточно далеко, чтобы разозлиться, но достаточно близко, чтобы не стать полной сучкой. По крайней мере, не слишком сильно.
Арджи осмотрела штаны, которые были порваны на голени. – Пара брюк. Не могу поверить, что я испортила двое штанов меньше, чем за день.
Ли прикусила щеку, чтобы не рассмеяться. На самом деле это было не смешно, и она чувствовала себя ответственной за вторые порванные штаны. Если бы они не поругались в мотеле до того, как уехать утром, Арджи бы не зацепилась за металлическую раму кровати.
– Думаю, тебе просто повезло.
Арджи приподняла бровь и потрясла пальцем по направлению к Ли.
– Это твоя вина, злая маленькая дерзкая девчонка. Если бы ты меня не дразнила, этого бы никогда не случилось.
Ли в ответ приподняла свою бровь. – Тебе повезло, что я вообще позволила тебе одеться, – сказала она спокойно, а глаза блеснули. – Этим утром… и утром ранее… – Она вздохнула, позволяя словам прозвучать. Арджи не нужно было напоминать то особенное время, когда они провели, скрывшись в комнате мотеля, доставляя удовольствие друг другу.
– Было потрясающе. – Пробормотала Арджи, глядя на огромное здание, а ярко-зеленые глаза расширились. Она наклонилась вперед, пытаясь не думать о стягивающем ремне.
– А это что?
Ли посмотрела на Арджи, как на инопланетянку.
– А ты как думаешь? Это торговый центр, конечно. – Она выключила зажигание.
Арджи поняла, что у нее очень мало знаний об окружающем мире. Ей было уютно с Ли, и она быстро забыла, что предполагается знать о таких вещах, и делать вид, что знает.
– Правильно. – Она бешено думала. – У нас ничего такого нет. – Она бесцельно махнула рукой. – Такого большого в Глори. – Арджи прочистила горло, а взгляд проскользил в сторону, следя за Ли уголком глаза.
Ли нащупала ручку джипа, и толкнула дверь, чтобы открыть. Арджи вылезла со своей стороны, высунув ноги. И они обе вышли на прохладный весенний воздух.
Арджи вздохнула с облегчением, когда свежий ветер обдул кожу, пробуждая нервные окончания. Хотя время, проведенное с Ли, оправдало все ее заветные мечты, она не хотела быть запертой на долгое время. Поэтому с нетерпением ждала, когда бросит якорь здесь, в Сиэтле, на несколько дней.
Ли отвлеченно смотрела на здание, обдумывая слова Арджи. Это был не очень большой центр. Опять же, Глори не был большим городом. Бедная Арджи. Все, что они делали, было новым для нее. «Ну, не все», – напомнила она себе, внутренне усмехнувшись. – «Слава богу».
– Уверена, что мы найдем тут что-нибудь для тебя, ирландка. Что тебе нужно? – Ли провела оценивающим взглядом по телу Арджи. Длинный порез на штанах доходил до середины бедер, и Ли с помощью ножниц превратила штаны в шорты. Очень короткие шорты. Улыбка стала хитрой. – Или… ты можешь всегда оставаться в них всю неделю. Я, конечно, не жалуюсь.
– М-м-м… Почему-то я думаю, что если не купить новые штаны, я не много увижу из комнаты отеля. Не то, чтобы я возражала. – Арджи ухмыльнулась. – На самом деле, ты смотришь на меня так, как будто готова полить меня чем-нибудь и начать грызть прямо сейчас.
Ли рассмеялась от удивления. Как кто-то едва знакомый может знать ее так хорошо?
– Ладно. – Она кивнула, убрав самоуничижительный взгляд с лица. – Ты права. Несколько новых штанов уместны. – Хотя я оставлю за собой право облить тебя чем-нибудь и съесть позже. – Думаю, мы сможем купить их в разумном количестве.
Ли шагнула в сторону, когда измученный мужчина с охапкой пакетов, протащился мимо нее. – О-о-о. Я знаю, что ты из тех, кто не любит ходить по магазинам. – Саму ее это не сильно беспокоило, если она не покупала кому-нибудь еще. От этой мысли на лице распустилась широкая, озорная улыбка. – Давай я куплю тебе пару вещей, Арджи. – Это не было вопросом. – Я заплачу, и я знаю, что у тебя не много с собой в том крошечном рюкзачке. – «Я выведу тебя в свет сегодня вечером, красавица. Надо сказать, что езда в грузовике делает тебя немного шилом в заднице».
– О, нет. – Арджи попыталась скрыть обиду. – У меня все в порядке с деньгами, и эту неделю я хочу, чтобы ты расслабилась и наслаждалась, – настояла она. – Давай я позабочусь о себе, а также, о тебе. Я хочу ухаживать за тобой, Ли, всю неделю.
Арджи взяла дальнобойщицу за руку, не беспокоясь о том, что они на людях. Сегодняшние люди были вынуждены лучше принимать новое, чем в ее время. – Я хочу, чтобы ты запомнила проведенное время вместе, как очень особенное. – Она склонила голову в сторону торгового центра. От этого темные волнистые пряди упали на лоб и разметались по глазам. – Ты можешь помочь мне выбрать одежду. Я никогда не была хороша в этом. Следуя своему выбору, я всегда выгляжу, как оборванка.
Ли наклонилась вперед и ласково убрала волосы от лица Арджи, позволяя пальцам задержаться на щеке. – Ты выглядишь великолепно.
Лицо Арджи слегка приобрело розовый оттенок, и Ли вдруг почувствовала внезапный прилив нежности к высокой женщине. Чувство пришло так быстро и неистово, что выбило из колеи. Медленно убрав руку, она оттолкнула мысль в сторону, чтобы позже обдумать. Намного позже.
Блондинка поджала губы. – Хорошо. Давай так. Я позволю тебе купить мне что-нибудь, если я покупаю тебе взамен. – Она сжала руку Арджи. Ни одна из женщин не брала ее за руку на людях и к ее удивлению, ей понравилось. Она чувствовала себя уютно и защищенно в сильных пальцах Арджи. И вздохнула.
Остальной мир перестал существовать.
– Договорились?
– Звучит честно. – Арджи сделала паузу и решила, что «торговый центр», к которому они приближались, самый огромный магазин в мире. – Так в чем ты думаешь, я хорошо выгляжу? – Она остановилась, придержав дверь для Ли, отойдя на шаг к внутренней двери. – Думаю, вещи изменились с тех пор, как я ходила по магазинам в последний раз. – «Слабо сказано! Когда это было? Пятидесятые, почти шестидесятые годы? Посмотри на эти забавные одежды! Какая жалость, что женщины больше не носят платье. Я не увидела ни одной женщины, как уехала из Глори!»
– Арджи, ты выглядишь великолепно абсолютно без всего. – Ли толкнула бедром брюнетку. – Поэтому уверена, что одежда не будет проблемой. – Она посмотрела на подругу, вдруг осознав, что та серьезна. «Неужели она думает, что я одену ее в обтягивающую мини юбку? О-о-о… мини юбка…»
– Ли?
Нет ответа.
– Девочка? – немного громче.
– Да? – Ли резко дернула головой. – Извини. – Она покачала головой и остановилась перед большим прямоугольным плакатом, который перечислял различные отделы и показывал их местоположение на карте, в основном бесполезной. – Давай найдем что-нибудь похожее на то, что было испорчено. Я хочу, чтобы ты была счастлива. И ты смотришься достаточно хорошо, чтобы тебя съесть. – «По-прежнему». Она застонала про себя. «Боже, да что же это со мной?»
– Насколько я помню, ты так и сделала. И не раз! – Арджи придержала язык на долю секунды перед тем, как рассмеяться от вида Ли, хватающей ртом воздух. «Упс. Не ожидала, понятно». Но к своей чести она по крайней мере постаралась не рассмеяться прямо в лицо подруге. – Так что, да. Давай найдем что-нибудь похожее.
Настало время покраснеть Ли. – А я думала, что это я неисправимая.
Арджи наклонилась к маленькой женщине и прошептала в ухо. – Ты чертовски хорошо и полностью знаешь, я не из тех, кто сдерживается, чтобы сделать то, о чем я думаю. – Голос стал серьезным. – Жизнь слишком коротка для этого, Ли. – Она поцеловала за ушком и сделала усилие, чтобы смягчить тон. – А ты такая миленькая, когда краснеешь.
Ли отскочила и показала язык Арджи, но не отпустила руку. – Только для этого мы тебе должны выбрать одежду в первую очередь. – Она указала на магазин, который на карте был в середине центра на втором этаже. – Вот с этого я бы хотела начать. У них много отличной одежды унисекс в расцветках, которые еще терпимы. – Она полусерьезно оценила Арджи. – Ты действительно не похожа на зеленый лайм или мандарин.
– Это хорошо, – Арджи согласилась нерешительно. «Надо думать».
– Я просто не выношу это ужасное ретро-дерьмо 70-х. – Ли невольно передернуло, когда они пробирались к эскалатору.
Арджи плотно свела брови, когда Ли умело вела их мимо людей, растений и колясок. – Ты была здесь раньше?
– Неа.
– Как так? Ты идешь, как будто знаешь точно, куда идешь. И я знаю, что это жалкое подобие карты не в счет.
Ли пожала плечами. – Разве один торговый центр сильно отличается от другого? Еда на нижнем уровне, эскалаторы и лифты в середине, туалеты в конце?
– Если ты так говоришь. – «Значит, не одно такое место?»
Они проходили мило магазинов, пока Арджи не воскликнула с сомнением. – И все эти магазины в одном здании!
– Полагаю, что так. – Сказала Ли, уверенная, что Арджи дразнит ее. – Я не гоняю джип, когда нет необходимости.
Арджи посмотрела изумленно. «Кто бы мог подумать? Подожду, пока не расскажу Мэвис. Она упадет на месте!» – Если бы я выпустила маму из глаз, то никогда бы ее снова не увидела!
Ли рассмеялась. – Она не будет первой, кто поддался безумию торгового центра, надо сказать.
Арджи пошла за подругой к ступенькам, но замедлилась, когда увидела, что они движутся. Замерев на секунду, она вспомнила, что каталась на таком один раз, когда была ребенком. Несколько секунд спустя, посмотрев наверх, она увидела Ли, которая становилась все меньше и меньше.
Ли повернула голову, чтобы открыть рот и что-то сказать Арджи, и заметила, что ее нет. Она посмотрела вниз и увидела Арджи внизу ступенек, смущенную. Ли подняла руку в вопросе и молча спросила губами. – Что случилось?
– Да уж, – промямлила Арджи, махнув Ли. Держись, женщина. Или Ли подумает, что ты скрылась за поворотом. Она поднялась по ступенькам, перешагивая через две сразу, аккуратно двигаясь мимо людей к Ли. Она догнала дальнобойщицу, когда Ли почти доехала до второго этажа. – Знаешь ли, иногда просто немного кружится голова, глядя на ступеньки. – Сказала Арджи небрежно, пожимая плечами и улыбаясь, надеясь, что Ли не будет просить большего объяснения.
– Не совсем. – Сказала Ли медленно. В глазах появилось беспокойство, и она тщательно изучала лицо Арджи. – Тебя же не тошнит?
– Нет! – «Святой Иисус. Я пилот, а она думает, что я собираюсь блевать на эскалаторе? Хорошо, меня тошнило от головокружения. Но не теперь!»
Она застонала. – Ну, я, м-м-м… не важно. – Она посмотрела вокруг, скользя глазами по ярким лампам, магазинам и прилавкам. Арджи поняла, что у нее более важные вещи для беспокойства, чем плохо выглядеть на движущейся лестнице. – И куда мы идем? Наверное, туда, где может проявиться твой озорной нрав, держу пари.
Ли облегченно выдохнула. Арджи казалась в порядке. Такой же странной, как и обычно… но, по крайней мере, ее не тошнит. – На самом деле, нет. – Она замерла на месте, сморщила нос и вдохнула воздух. – Да! – Ли вдруг свернула влево, потянув Арджи за собой. Она подбежала к прилавку с кренделями и вытащила десятидолларовую бумажку из кармана джинсов. – Могу я соблазнить тебя этим? – Партию кренделей только вытащили из духовки, и от неземного аромата Ли закатила глаза.
– Ты можешь соблазнить меня хоть чем, и ты знаешь это. – Арджи посмотрела на девушку за прилавком, которая открыто уставилась на них. – Что, вы никогда не видели раньше, как двое людей ходят по магазинам?
Молодая девушка выглядела скучающей. Она вытащила жевательную резинку изо рта, а потом затолкнула ее обратно, продолжив жевать. – Не важно, бабуля. Что вы и ваша девушка желаете?
Арджи громко рассмеялась, глядя на Ли. – Удивительно! Ты – моя девушка! Ты знала, что подписалась на длительный рейс?
– Что-то новенькое для меня. Должно быть крендельная девушка – экстрасенс.
Девочка закатила глаза. Дайки были такими же, как и бучи. – Вам нужен крендель или нет? Я очень занята. – Теперь она щелкнула резинкой, глядя на крашенные черные ногти.
Ли посмотрела вокруг. Они были единственными покупателями, и еще прыщавому юнцу готовилась новая партия. Она медленно покачала головой. – Вижу, что ты завалена работой.
Девочка прищурила глаза, и Ли сдалась. – Я бы хотела с корицей и сахаром, пожалуйста. – Взгляд скользнул в сторону. – А что тебе, медовые булочки?
Арджи покачала головой. От Ли были одни неприятности. Но к счастью пилоту нравилось быть в опасности. «Как-то в Риме…» Она пожала плечами, глядя вокруг более серьезно. – Что бы ты ни выбрала, будет прекрасно, или я могла бы просто съесть твое.
Ли снова покраснела, а Арджи зажала рот рукой, вызвая хихиканье у подростка–кассира. Дальнобойщица, несмотря на это, засмеялась и быстро передала десятидолларовую купюру, получив несколько монет сдачи.
– Тебе нравится так делать, да? – укорила она Арджи.
– Я признаю, что получаю огромное, – она остановилась, посмотрела в глаза Ли, и, поднеся руку с кренделем ко рту, медленно откусила, мурча от наслаждения, - …огромное удовольствие от этого. Да.
Девочка за прилавком сказала. – Вам двоим определенно нужна комната. И если вы любите сниматься в фильмах, я знаю одного парня, Фредди, который хотел бы когда-нибудь стать режиссером. Ему нравится снимать, когда двое собираются…
– Боже. – Ли состроила рожицу и быстро утянула Арджи от прилавка.
Арджи ускорила шаг и повернулась, шагая спиной вперед и глядя на Ли. – Хочешь сняться в фильме? Молодая леди похоже знает кого-то, кто мог бы…
– Кого-то, из-за кого потребуется куча антибиотиков, чтобы просто находиться рядом с ним.
Она ближе наклонилась к Арджи и встала на цыпочки, чтобы прошептать в ухо. «Не могу поверить, что говорю об этом». – Если ты действительно хочешь фильм, я бы предпочла нас вдвоем наедине.
Арджи кивнула и повернулась вокруг, перехватив руку Ли. – Наедине тоже было бы хорошо. Мне нравится быть с тобой наедине. Ты становишься дерзкой и мокрой.
Ли улыбнулась, немного сбитая с толку, и ее вдруг заинтересовало, говорят ли они об одном и том же.
Арджи стала смотреть вокруг. Сладкий вкус кренделя и рука Ли в ее руке придавали новый дополнительный импульс. Она почувствовала себя ребенком в Рождественское утро. От волнения проснулись ее природные инстинкты. Вдруг что-то привлекло ее взгляд. Она остановилась и уставилась на полураздетых манекенов в витрине. – Иисус, Мария, Иосиф!
Ли повернулась и увидела, что Арджи стоит посередине с упавшей на пол челюстью. Проследив взгляд, прицокнула от одобрения. «Victoria’s Secret». Она прикусила губу и застонала. – Если их каталог не пробудит интерес к женщинам, проверьте пульс. – Она захихикала над Арджи, которая продолжала смотреть с открытым ртом, прикрывая его пальцем и тяжело дыша. – Я бы хотела взять тебя внутрь, а затем немедленно куда-нибудь из этого магазина. Но поскольку я не знаю, чем это может обернуться, ты можешь сделать покупки там за меня.
Арджи крепче схватила за руку Ли и начала тянуть ее в сторону своей цели. – Тогда пойдем! Я буду рада купить тебе все, что ты захочешь.
– Нет, нет, нет, нет, - Ли потрясла головой. – Тебе первой. Чувствую, мы проведем весь день, если начнем отсюда. «Догадываюсь, что у них нет даже такого в Глори». – С кусочком кренделя во рту она сказала, – Ты уверена, что не была заключенной, которую освободили досрочно после столетнего заключения? Ты похожа на ребенка в кондитерской, – поддразнила она.
Арджи неохотно оторвала взгляд от витрины и последовала за Ли, не утруждая себя ответом. С поразительной ясностью Арджи поняла, насколько одиноким стал для нее Глори. Она засунула остаток кренделя в рот и бросила салфетку в мусорную корзину.
Высокая женщина немного нахмурилась от громкой музыки. Но, привыкнув, начала немного наслаждаться ритмом. Это не Гленн Миллер. Но не плохо. Она не переставала думать о магазине с милыми девчачьими ночными рубашками. – Мы могли бы хорошо развлечься в другом месте, Ли. Я заметила ту небольшую черную вещь, в которой ты бы выглядела чудесно… а затем без. – Она искоса посмотрела, надеясь, что вызвала краску. Ей действительно нравилось так делать, догадываясь, что не уж много людей могут получить такую реакцию от Ли.
Ли толкнула Арджи в живот, пока они шли. – Не в этот раз, Долговязая. – Она игриво закатила глаза. – Я давно не краснею от полуголых женщин. – Пройдя мимо еще нескольких магазинов, Ли провозгласила, что им сюда, и потащила Арджи внутрь. Не успели они пройти и три шага, когда чопорный продавец подбежал к ним, оценивая их одежду, которая, видимо, вызвала его неподдельный интерес.
Высокий, худощавый мужчина был одет в тщательно отутюженные хлопчатые брюки и противного лавандового цвета рубашку, а также, в чем Арджи была уверена, в женские туфли. На голове у него были редко разбросанные белые волосы. – Здравствуйте, Леди, – воскликнул он возбужденно тоненьким голоском. Когда он посмотрел на Арджи, то обхватил щеки обеими руками. – Посмотрите на эти длинные ноги. Вы просто божественны!
– Осторожно, – предупредила Арджи игриво. Она не видела женоподобных мужчин многие годы. Он был непригоден для армии, даже если там уже был. – Моя, – она посмотрела на Ли и усмехнулась, – девушка надает тебе, если ты продолжишь в том же духе. Мне нужна пара брюк.
– О-о-о, – завизжал он, радостно заигрывая с Арджи. – Наказывайте меня, бейте меня, научите меня любить. Я готов к этому, детка. Что угодно, пока это приносит крошке счастье. – Он подмигнул Ли сверху вниз с явственным восхищением.
Арджи сложила руки у груди. – Продолжай, и тогда я надаю тебе по заднице. Просто помоги мне выбрать брюки. Я знаю, как лучше провести свое время, чем тратить его на покупку одежды. И там еще есть магазин, – она указала большим пальцем за свое плечо. – Я хочу сводить ее туда.
Продавец поднял руку, останавливая дальнейшие комментарии. – Victoria’s Secret. – Он перекрестился и сказал с уважением. – Ничего больше не говори. Я сам закупаюсь там.
– Для себя, – пробубнила Ли игриво.
– Я – Алан. – Мужчина начал двигаться в профессиональном режиме. – Я так понимаю, вы хотите «брюки»?
– Именно так она и сказала, Алан. – Подтвердила Ли. – Но нам еще нужно много других вещей, кроме трусиков. Мы хотим погулять вечером по городу.
Арджи удивилась. Ли не упоминала об этом. Она предполагала, что они вернутся в отель, будут заниматься вызывающим обалденным сексом и лягут спать.
Ли довольно ухмыльнулась мужчине. – И я хочу, чтобы весь город захотел быть на моем месте. Но они не будут в любом случае.
Двое повернулись и посмотрели на Арджи, которая была похожа на оленя, выхваченного светом фар.
– Нет проблем, – ответил Алан.
– И я хочу, чтобы ей было уютно в том, что на ней одето.
Алан застонал. – Чую проблему.

***

Пит провел трясущейся рукой по белым волосам. – Я знаю, Кэтрин! И не спорю с тобой.
– Как ты мог? – Ее взгляд обстреливал столы, за которыми сидели мужчины и женщины, и никто из них не поднял глаза, чтобы встретить ее взгляд. – Она влюбилась в эту девушке, знает она это или нет. И нет никакой возможности, чтобы они были вместе! Ты хочешь, чтобы у нее было разбито сердце. – Пожилая женщина почти плакала.
– Кэтрин, – пробормотал Пит низким голосом. – Мы не можем изменить то, что должно случиться. – Он расправил плечи, уверенный в своем решении против огромной женщины. – Ты достаточно долго в Глори, и знаешь это.
– Питер, – она сощурила глаза, – ты говоришь, что моей дочери предназначено, чтобы ее сердце вырвали из груди и растоптали?!
– Я не прорицатель. – Питер моргнул. – Поэтому не знаю.
– Если ты не знаешь, тогда почему говоришь, что это должно было случиться?
– Кэтрин. – Голос Пита потеплел. – Они созданы друг для друга – это очевидно. Только дурак этого не видит. – До того, как она смогла ответить, он прервал ее. – Да, даже такой дурак, как я. Возможно, у Арджи будет разбито сердце. – Он посмотрел прямо ей в глаза, необычная беспомощность проявилась в его сильных чертах. – Это ничего…
– Я отказываюсь принимать это! Ее жизнь была достаточно короткой, чтобы это было. А теперь ее обделят и после жизни? – Кэтрин ударила кулаком по столу. Муж Фрэнк, который тихо сидел на другом конце стола кивнул одобрительно. Мужчина, который был женат на такой женщине, как Кэтрин, не мог много говорить.
Спасибо, Господи. И он мог видеть, что она была на коне. – Я, например, не буду сидеть сложа руки в то время, как это происходит. Рут Джин заслуживает лучшего.
Пит покачал головой. – Ты права, Кэтрин. – Он поднял голову, и посмотрел в глаза каждому участнику городского собрания Глори. – Арджи служила нам шестьдесят лет. – Она сел на стул и подпрыгнул, когда Фли зашипела от такого произвола. – Прости, Фли, – извинился Пит, поднял толстую кошку и положил ее на стол рядом. – Думаю, нам нужно решиться изменить правила, и позволить Арджи навсегда покинуть Глори…
Кэтрин вместе со всеми в зале задержала дыхание, от чего стало трудно дышать. Позволят ли они Арджи уехать? Господи, тут поможет лишь чудо. Но она кивнула. Ее дочь заслуживает шанса быть счастливой, и она возьмет на себя ответственность, если нужно.

***

Арджи не знала, с чего начать, когда они зашли в магазин женского белья. Там был большой выбор. Она начала считать на пальцах, нахмурив брови.
– Что ты делаешь? – спросила Ли, заметив красивую фиолетовую вещь, которая обладала различными возможностями.
– Считаю, сколько у нас ночей.
– Неа, Арджи. – Ли покачала головой. – Ты купишь мне только одну вещь. Ты настояла купить те джинсы. – Она улыбнулась новым Левис. – Это значит, что ты можешь выбрать мне только одну вещь. – Она вредно улыбнулась. – Все по-честному.
Арджи глубоко и громко зарычала на упрямую подругу. Обычно она наслаждалась огнем и борьбой с Ли. Тут столько много… интересных вещей. Во всех блондинка выглядела бы восхитительно. – Прекрасно, – пробормотала она, несколько удрученно. Ради Бога, ей еще нужно купить одну вещь. – Что ты хочешь, девушка?
– Не имеет значения, – улыбнулась застенчиво Ли. – Если я не ошибаюсь, – взмахнув ресницами, она провела пальцем от пупка Арджи до ключицы, где и остановилась, – это для тебя. Правильно? – Улыбка стала шире, когда она услышала, как Арджи сглотнула. «Тяжело. Боже, я люблю с ней флиртовать».
Арджи обхватила руку Ли и поцеловала желанный палец. – Да, это так, но я хочу, чтобы ты чувствовала себя хорошо в том, что носишь. Если ты будешь чувствовать себя хорошо, ты будешь больше наслаждаться. А если ты больше наслаждаешься, то и я буду больше наслаждаться. – Она нежно укусила кончик пальца Ли. – И если я буду больше наслаждаться, то и ты будешь больше наслаждаться. – Она насмешливо приподняла бровь. – Разве ты не согласна?
От этого особенного разговора у Ли закружилась голова, хотя тема «почувствовать себя хорошо» была произнесена четко и ясно. – Как насчет этого? – Она подошла к стойке коротких шелковых пеньюаров и увидела, как глаза Арджи разгорелись. «М-м-м… прекрасная реакция», – ее самолюбие радостно замурлыкало. «А что насчет этого…». В целях эксперимента, она подошла к другой стойке, на которой висели кружевные бюстгальтеры, и получилась такую же реакцию полную энтузиазма. – О, боже. – Она рассмеялась. – Думаю, мы останемся тут на какое-то время.
Ли поманила пальцем Арджи, и высокая женщина тут же выполнила просьбу, подойдя к ней. – У них же тут есть примерочная, да? – сказала она с невинностью ангела.
– Да, девочка, – она слегка пододвинулась. Вдруг ее одежда стала очень тесной и горячей, очень горячей. – Если ты предлагаешь то, о чем я думаю… – Арджи застонала от мысли.
Улыбка Ли стала еще больше. – Да?
– Ну, тогда, должно быть… – Арджи была вынуждена остановиться и прочистить горло. – Это должно быть ошибка. Теперь заметь, я не уверена, но думаю, что даже в большом штате Вашингтон могут арестовать за то, что случится, если мы зайдем в примерочную вместе.
Ли немного надула губы, а Арджи прикусила нижнюю губу.
– Возможно, будет лучше, если ты выберешь одну или тройку вещей, которые тебе понравятся. Мы возьмем их в отель и примерим. – Арджи была совершенно уверена, что здесь нет ничего, что сделает Ли еще лучше.
– Тсс, – усмехнулась Ли. – Какие грязные мысли. – То, что сказала Арджи, тем не менее, было прямо в точку. Мысли плавали в голове Ли и посылали приятные сигналы по всему телу, что вызвало бы большие проблемы, если бы они попались. – Я просто предлагаю тебе взять несколько твоих любимых вещей, чтобы я примерила. – Дальнобойщица старалась смотреть невинно, что даже в лучшие времена было немного с натяжкой.
– Правильно, – Арджи посмотрела на подругу, зная, что лучше не попадаться на этот милый невинный взгляд. Ли Мэтьюс обладала многими качествами. Но целомудренности и невинности среди них не было. – Все в порядке. Почему бы тебе не выбрать одну вещь, которая тебе понравится, а я выберу то, что понравится мне. Мы можем сделать друг другу сюрприз.
– Хорошо. – Сразу согласилась Ли. Она провела несколько минут, осматривая стойки, намеренно оставаясь в другой части магазина от любовницы. Она начала грызть ноготь, осматривая вещи.
Ли почувствовала себя девчонкой, ощущая в руке шелковистую ткань трусиков. Приятно почувствовать себя женственной, тем более, что провела много времени в мужской среде совершенно одна. И пока она явно предпочитает сильных женщин, то не могла оставаться доминирующей. «Арджи – совершенное сочетание женского и мужского начала», – подумала она.
Сильная и уверенная в себе, но все же заботливая и забавная. Она не диктует мне каждое движение. Она позволяет мне быть самой собой. Даже ее тело в самый раз. Длинное и мускулистое, но остается мягким и притягательным.
Ли стала быстро обдувать вспыхнувшие щеки, повернувшись в ту часть магазина, куда, знала, смотрит Арджи. – Боже мой, – она улыбнулась от состояния, в которое погрузила сама себя. – Хорошо. Надо собраться. – Бледные брови нахмурились. «Что ей понравится из того, что не выберет сама?» – Арджи отнюдь не была застенчивой, опять же, некоторое нижнее белье в той части магазина, было немного колоритным. Со вкусом. Жарким. Но бесспорно, колоритным.
Кое-что в бледно-зеленом тоне привлекло ее глаз. Она подняла вещь и подержала перед собой. Решив рискнуть, она кивнула себе и положила вещь под руку.
Арджи засунула большой палец в карман и ходила по магазину. Она старалась смотреть на Ли, но ее внимание само собой обращалось к одежде вокруг. Она представляла блондинку во всем, куда упадет глаз. «Если я буду продолжать, мы не доберемся до отеля. Я не могу терпеть напряжение, будучи рядом с ней. Почему она такая чертовски сексуальная, а также, ей нравится заигрывать со мной. Как бы я хотела встретить ее, когда мы могли провести жизнь вместе».
Мысль шокировала ее, и она смахнула влагу, скопившуюся под глазами. Она вдохнула и выбрала особенно привлекательную черную вещь, которая подойдет к черным чулкам и подвязкам. – О, да. Всегда подходили.
Низкий голос проник прямо в ухо Арджи. – Ни один мужчина не устоит. Они очень милые.
Пилот тяжело сглотнула и кивнула. – Да, да, они такие. – Арджи повернулась и увидела необычно выглядящую женщину за полтинник. На ней были огромные очки в красной оправе, а нос напоминал клюв, акцентируя на черты, которые уже и так напоминали сову.
– Какой у вас размер? – решительно спросила веселая женщина.
Арджи наконец оторвала глаза от вещи и посмотрела на продавщицу, предлагающую помощь. – О, нет. Это… м-м-м, не для меня.
– Оу. – Продавщица напряглась. Ее отношение сразу похолодело, когда она проследила взгляд Арджи на Ли, которая разговаривала с другим продавцом у прилавка. Она погладила идеально сидящий рукав. – Для девичника невесты друга или для свадебного душа?
Арджи выпрямилась в полный рост и уставилась на продавщицу, вызывающе приподнимая одну бровь. – Нет. Для подруги. Но не для вечеринки. По крайней мере, не для той, на которой будут более двух человек.
– Понятно. – Нос продавщицы слегка сморщился. – Похоже, вам не нужна помощь. – Она повернулась, чтобы уйти, когда почувствовала давление на плече. – Нет, на самом деле, – Арджи развернула продавщицу лицом к лицу. – Думаю, мне нужно, чтобы вы помогли моей подруге. Она вон там. – Арджи указала на блондинку. – Разве она не красавица?
Глаза продавщицы расширились. – Она… Я имею в виду… Конечно.
«Неужели так трудно быть более терпимыми в эти времена. Дорогой бог, что делали люди за последние шестьдесят лет?!» – А вы не думаете, что она заслуживает самую красивую вещь, которая у вас есть?

0

7

– Ну, я имею в виду, – женщина начала бормотать. – Она достаточно привлекательная. И я уверена…
– О, не важно. – Она взяла женщину под руку и повела ее через магазин к блондинке с почти молниеносной скоростью. – Ли, солнышко, эта леди только что сказала, что будет рада помочь тебе найти что-нибудь для нас, чтобы наслаждаться всю неделю, пока мы будем вместе. – Арджи надеялась, что ее усмешка будет понятна подруге, что происходит. Если нет, она была уверенна, что дальнобойщица догадается вскоре, когда продавщица откроет рот. Она должна была признать, что Ли быстро понимала с полуслова.
Один взгляд на чопорного клерка и Ли вздохнула. «Мисс Натуралка и Ограниченность упрекнула тебя, Арджи? Это не очень мило». – Спасибо, дорогая. – Она подошла прямо к Арджи и поцеловала ее легким, но далеко не целомудренным поцелуем. – Ты такая заботливая.
– О, да, я такая – заботливая. Я гляжу вперед, чтобы проявить все виды забот о тебе попозже. Поэтому выбери что-нибудь очень милое. – Арджи подмигнула и отшагнула назад, с радостью наблюдая за мастером в работе.
Продавщица, похоже, готова была убежать, и уже покрылась легкой испариной.
– Знаете… – Ли постучала по подбородку. – Это то, с чем я думаю, вы можете помочь. – Она сделала паузу. – Это ваша работа помочь двум пташкам, как мы, найти удовлетворение в выборе нижнего белья. – Ли мило улыбнулась. – Не так ли?
– Я… Я…
– Конечно, это так. – Ли встала прямо перед женщиной, вторгаясь в ее личное пространство и внимание, заставляя чувствовать ее более неуютно. – Моя любимая, красивая брюнеточка, с которой вы уже познакомились, была бы рада мне что-нибудь купить. Я уже выбрала кое-что сама, и оно уже в кассе. Но думаю, что мне нужно снять свои размеры, чтобы она смогла купить то, что захочет. – Ли повернулась к Арджи, озорство плясало в ее небесно-голубых глазах. – Правильно, милая?
– О, абсолютно. Нужно быть уверенным, что вещь подойдет, не так ли, дорогая? Не хотелось бы, чтобы оно щипалось в самом «чувствительном» месте. Кроме меня. – Арджи наклонилась к продавщице. – Она действительно любит, когда я кусаю ее в…
Арджи не смогла закончить предложение, когда губы Ли обрушились на нее в страстном поцелуе.
Продавщица задохнулась, затем побледнела, когда поцелуй продолжился и несколько крупных женщин перед витриной начали улюлюкать и хлопать в ладоши.
– М-м-м. – Ли оторвалась от Арджи, все еще с закрытыми глазами. Она медленно их открыла и пожала одним плечом, маленькая улыбка играла на губах. – Я скучала по тебе, – сказала она нежно, на самом деле так думая.
Арджи не была уверена, играет ее подруга или говорит серьезно, но положила руку на щеку блондинки и ответила искренне. – Я тоже скучала, Ли Мэтьюс. – Она выпрямилась, пока момент не стал более интенсивным, и повернулась к продавщице, которая похоже собиралась сбежать в любой момент. – Видите, какая она милая? Теперь я уверена, что вы сможете подобрать то, что лежит у нее на сердце.
Женщина стояла оглушенная. Она просто уставилась на Ли. Ли смотрела на Арджи, очарованная ответом на поцелуй. Она начала отводить взгляд, затем схватила рулетку, которая едва виднелась из кармана продавщицы. – Думаю, примерочная комната сюда. И определенно мне нужна некоторая помощь. – «Эта женщина выглядит так, как будто мои вши ее убьют. Мне нравится!» Ли повернулась на каблуке и направилась по направлению к цели. Когда она почти дошла, она остановилась и посмотрела за плечо.
Продавщица была сломлена. Она не могла стоять и заставлять ждать. Она не могла позволить себе потерять эту работу. Женщина неохотно неслась за Ли. Взяв рулетку из протянутой руки, прошла мимо нее в примерочную.
Глаза Ли направились к Арджи. – Подождешь меня?
Кивок. – Хоть вечность, если нужно. – Сказала она тихо.

***

– Где она? Что она делает? – Громко прошептала белка. Супруг стоял на ее плечах и всматривался внутрь кафе Фитц, где проходила встреча Совета города Глори.
– Она разглагольствовала о разбитых сердцах и о своей дочери. Но теперь они все просто сидят вокруг стола и пьют чай со льдом.
Белка закатила глаза. – Это не люди, а ничтожества! Кошка. Фли. Что она делает?
Бельчонок приставил лицо к стеклу, прижимая маленький влажный нос к пыльной поверхности, и от его дыхания стекло запотело. – Она лежит на столе, пока Элвис чешет ей живот.
– Элвис! Правда?
– Нет, – сказал он подавленно. – Но это было бы клево, так ведь?
Белка дернулась в сторону, а супруг полетел на землю к ее ногам. – Это не шутка! Эта кошка охотится на нас! Она играет с нами, мучает нас, наблюдает, как мы корчимся и обливаемся потом, просто ради спортивного интереса.
– Женщины, – фыркнул бельчонок. – Вы все одинаковые.
– Точно.
– И что мы можем сделать?
– Мы можем бороться. Я не собираюсь проводить вечность, убегая от этой отвратительной кошки. Просто посмотри на это. – Она указала на царапины на спине. Видимо, будучи мертвой, это не спасало ее от ран.
– Кошка не царапала тебя. – Он нахмурил кожу над глазами, что должно было быть бровями, если бы бог не был занят в тот день республиканцами и другими способами ужасного насилия над природой. – Я это сделал.
Белка схватила своего мужчину. Она прижала его, возбуждая своими беличьими формами и низким сексуальным грызуньим голосом. – Это рисовое зернышко в кармане или ты просто счастлив меня видеть?
Бельчонок радостно заурчал и просунул руку между телами. – Это – рис! – Он вытащил единственное длинное зерно и потряс им прямо перед лицом супруги, вынуждая ее скосить глаза, чтобы рассмотреть. – Это запас на случай катастрофы.
– Но мы уже мертвы!
– Да, точно. – Бельчонок немедленно засунул зернышко риса в рот.

Глава 9
– Так значит, ты тут останавливаешься, когда приезжаешь в Сиэтл? – Арджи завалилась на кровать и огляделась.
– Точно, – подтвердила Ли, бросая рюкзак на кровать отеля Пидмонт с номерами для постоянных клиентов. У нее была бронь на последнюю неделю каждого месяца. И это был «ее» номер.
Номер был небольшим, но хорошо обставленным. С одной спальней, достаточно большой, чтобы туда помещался туалетный столик, зеркало в полный рост и королевских размеров кровать. Кухня была абсолютно белой с новейшим кухонным оборудованием. Она соединялась с гостиной, обставленной удобной мебелью, а деревянный пол покрыт мягкими коврами. В небольшой ванной все пространство занимала глубокая ванна. Длинный узкий балкон номера выходил на Пьюджет Саунд. На балконе стояли бок о бок два шезлонга, один из которых всегда оставался пустым.
Место прекрасно подходило под нужды Ли. Номер стоил столько же, сколько она могла заплатить за квартиру за целый месяц. Вид обходился ей дорого, и она знала об этом. Но Ли не нужно было делать уборку или платить коммунальные услуги или иметь дело с двором. Управляющие позволяли ей пользоваться прачечной, бассейном, тренажерным залом, когда бы она ни останавливалась в отеле, даже если просто собиралась уехать на следующий день в обратном направлении.
Местоположение было идеальным – в пешей досягаемости до Ист Пайн Стрит, где процветающее гомосексуальное сообщество добавляло красок уже достаточно разнообразной столице. Это было удобно и совершенно не вызывало трудностей. Просто таким образом Ли пыталась не отставать от жизни.
– Очень мило, – подтвердила Арджи, подобравшись к окну. Взгляду представился великолепный вид. Казалось, что океан пестрит разными цветами целого легиона парусных судов.
Ли кивнула и встала рядом с Арджи, выглядывая в окно. Неосознанная улыбка прочертила лицо от вида быстрой лодки, которая легко скользила по ветру на сверкающей поверхности. – Они выглядят свободными. Они плывут, – заметила она с легкой завистью.
Арджи нахмурилась. – Ты тоже свободная.
Ли покачала головой и сердито посмотрела на Арджи. – О чем ты говоришь? Я знаю, что свободна. – Она резко поднялась и промаршировала к двери.
Арджи последовала за Ли. – Ты не связана дорогой, Ли. Ты тоже можешь плыть, если это то, что ты действительно хочешь.
– Конечно, я могу, – Ли иронично фыркнула. – Я даже не умею плавать.
– Ты знаешь, что я не об этом говорю. – Арджи остановила Ли, мягко положив руку ей на плечо. И повернула ее к себе. – Чего хочет твое сердце, Ли? – Неожиданно у Арджи перехватило дыхание. Никогда раньше она так сильно не хотела, чтобы чьи-то мечты стали реальностью, а она полностью беспомощна, чтобы помочь. От этого Арджи почувствовала тошноту и положила руку на живот от такой ошеломительной реакции.
– Что желает мое сердце? – Ли моргнула. Она почти сказала, что туда входит секс и гамак на Ямайке, когда заметила выражение лица Арджи. – Ты серьезно?
Арджи не ответила.
Их глаза встретились, и Ли упрекнула себя, что так происходит слишком часто. Слишком легко она теряла себя в глубине этих изумрудов. – Я поняла, что да, – сказала она больше себе, чем Арджи. Голова опустилась, и она надолго замолчала. Арджи уже подумала, Ли уже не будет отвечать.
Высокая Арджи втянула воздух, чтобы сменить тему, когда Ли окончательно собралась и сказала. – Не знаю. – Она взглянула обратно на Арджи с болезненно открытым выражением на лице. Арджи почувствовала, как ускорилось сердцебиение в ответ. В одно мгновение этот взгляд исчез, уступив место нейтральной улыбке.
– Давай что-нибудь поедим, – услышала Арджи свои слова, жалея, что не повела разговор в этом направлении с самого начала. Она взяла Ли за руку.
– Я смогу съесть кусочек. – Улыбка Ли стала более расслабленной, когда она почувствовала уверенность и тепло в руке Арджи. «Боже, мне нужна пауза. И когда я стала такой распущенной?» – Я намерена не дать тебе поспать ночью, Арджи. Поэтому нам нужно пополнить запасы. – Теперь появилась настоящая полноценная улыбка.
– О, думаю, мы это сделаем! – Арджи похлопала себя по плоскому животу. – Особенно я. Я привыкла есть много жирного в кафе «У Фитц». Меня начинает потрясывать от нехватки. Кроме того, за тобой трудно поспевать.
«Хотя я становлюсь сильнее с каждым днем».
– Мне кажется, что ты прекрасно справляешься. – Ли секунду колебалась, чтобы выпалить. – Мне нравится, когда ты держишь меня за руку, – и поразилась самой себе.
Арджи наклонилась и дотронулась губами до губ Ли. – Мне тоже, красавица. Мне тоже.

***

– Ну как? – В голосе Арджи прозвучала нотка неуверенности.
– О, мой бог.
Арджи нервно теребила воротник. – Твое обращение к богу означает хорошо или плохо?
– О, мой бог! – Снова пробормотала Ли, комично закатив глаза.
– Ли.
Как будто в трансе Ли шагнула вперед с распростертыми руками, изображая монстра Франкенштейна. В первую очередь руки дотронулись до шероховатой льняной рубашки, затем направились ниже, скользя по гладкой, упругой коже, которая облегала мускулистые бедра Арджи. Она облизала пересохшие губы.
– Я сказала «О, мой бог»?
Арджи рассмеялась, окончательно убедившись, что реакция Ли была хорошей. – Чопорный продавец тогда был прав? – «Он сказала, что это может тебя дико завести».
Ли кивнула. – Ты выглядишь… – Она прикусила нижнюю губу. Алан – продавец увел Арджи в примерочную с несколькими предметами одежды, настаивая, что они будут на ней идеальны. Он настоял, что одежда «сработает», и Ли удивится. Он был прав.
– Ты… м-м-м… ты выглядишь… «О. Мой. Бог. Я хочу ее прямо сейчас!» – Давай останемся сегодня вечером, – сказала она быстро, уже влюбившись в эту идею.
– Нет. – Арджи вызывающе сложила руки на груди, но уголок рта начал загибаться вверх.
– Да.
– Нет.
– Пожалуйста. – Попросила Ли с придыханием.
Арджи смягчилась. – Ну, возможно.
Ли улыбнулась.
Зеленые глаза прищурились. – О, нет. Так не пойдет. – Арджи приняла решение, но руки на бедрах делали все возможное, чтобы подорвать ее намерения. – Ты купила мне эти замечательные кожаные штаны и прекрасную рубашку. – Арджи распрямила плечи в идеально белой, свободно облегающей льняной рубашке. – Нам нужно хотя бы взять их на тест-драйв.
– Мы можем остаться, и я смогу взять тебя на тест-драйв, – проворчала Ли, а руки поползли вверх по талии Арджи.
Арджи схватила руки, уловив тонкий аромат духов. – Духи, – Арджи снова вдохнула, – они прекрасны.
– Какие духи? – Спросила Ли с обезоруживающей невинностью. «Я такая испорченная».
– Духи, которые у тебя здесь, – Арджи внезапно набросилась и поцеловала за ушком Ли, рассмеявшись, когда невысокая девушка завизжала от смеха. «Щекотно? О, теперь ты – моя».
– И здесь. – Голова Арджи устремилась ниже, и она радостно уткнулась носом в ложбинку между грудями Ли, облизывая и кусаясь, пока блондинка извивалась и без особого желания пыталась оттолкнуть Арджи.
Довольная, Арджи наконец-то остановилась. Но только потому, что насколько разгорячилась, что всерьез начала обдумывать идею Ли остаться дома. – Не думай, что я не заметила этот вкусный аромат, Миссис Мачо Дальнобойщица. Я полностью осознаю, что это сводит меня с ума. Твои хитрые женские штучки прекрасно на меня действуют. Спасибо большое.
Ли посмотрела вверх на Арджи из-под светлых ресниц. – Это действительно сводит тебя с ума?
– Очень. – Она взяла руку Ли и положила на сердце. – Почувствуй.
Ли очаровательно улыбнулась, когда прижала руку к груди. Жар тела высокой женщины просочился сквозь тонкий лен прямо в руку. Ей страстно захотелось повторить этот процесс с другой рукой, чтобы впитать еще больше чувственного тепла. Так она и сделала.
Арджи почувствовала, как сердце пропустило удар, и она знала, что Ли тоже почувствовала.
– Оно бьется очень быстро, – сказала Ли с трепетом в голосе.
– Оно всегда так, когда ты рядом.
Ли вздохнула. – Продолжай этот милый разговор, Арджи, и я не отпущу тебя, пока не закончится неделя. – На лице отобразилась счастливая улыбка. – Я скоро вернусь. – Она прошла в спальную и взяла легкий пиджак. На улице ветрено, и похоже ночь будет прохладной.
Арджи наблюдала за подругой в спальне и тихо прошептала. – Думаю, это будет очень легко, Ли Мэтьюс. Я не смогу уйти.

***

Женщины сидели в одном из любимых мест Ли в Сиэтле. «Кукольный дом» – клуб для женщин и определенно горячая местная точка. Несмотря на преобладание темной клиентуры, почти четверть посетителей Кукольного дома составляли натуральные пары, которые пришли наслаждаться танцами, или группами девочек, которые использовали клуб во избежание пьяных мужчин, которые, как правило, вторгались в их личные встречи.
Арджи посмотрела на пару, открыто целующуюся на танцполе. – Боже мой! – Интересное место ты выбрала для нас сегодня вечером. – Арджи сильнее сжала руку Ли. Последнее, что она хотела – потеряться в толпе. Это было бы плохо, решила она в тот момент, когда увидела женщину, одетую во все черное с пышными волосами и штучками, которые торчали из лица и выглядели очень болезненно. – Ты не собираешься уговорить меня на что-нибудь подобное, а?
– Едва ли, – рассмеялась Ли. – Потанцуй со мной?
– Но…
– Приму этот ответ, как «да».
Звучала расслабляющая медленная песня к большому облегчению Арджи. Вскоре она поняла, что не нужно беспокоиться о новой музыке и как под нее танцевать. Ли обхватила руками шею и сильно прижалась, и они кружились под ритм того, что звучало. Арджи чувствовала прохладу шелковой блузки Ли.
– Не так плохо, правильно? – Прошептала Ли немного позже, сплетая руки за головой Арджи. Ей не хотелось, чтобы Арджи барахталась по танцполу и чувствовала себя неуютно. – Дай угадаю, у вас в Глори нет такого заведения?
Арджи фыркнула. – Нет. Но после посещения этого места, думаю, нам что-то нужно изменить.
– Хорошо. – Ли наклонилась вперед и поцеловала Арджи в щеку и, осмелев, немного отодвинулась от Арджи для следующего, более быстрого танца. Она положила руки на бедра Арджи, и заулыбалась, когда движения Арджи легко повторили ее собственные.
Почти час спустя, они выбрались с танцпола, слегка вспотевшие и с желанием что-нибудь выпить.
– Я уже готова пройти через все помещение и выткнуть ей глаза! – Ли возмущалась и почти рычала на высокую, хорошо сложенную блондинку, которая, казалось, впилась взглядом в ее подругу. Женщина смотрела и пускала слюни на Арджи все время, пока они танцевали. Ли видела ее раньше в клубе, и даже тех коротких взглядов издалека было достаточно, чтобы предупреждающие колокольчики зазвенели в голове Ли. Женщина была хищницей. Не то, чтобы Ли или Арджи были стеснительными. Но эта женщина была другой.
Арджи оторвала взгляд от подруги впервые за вечер, пытаясь увидеть того, на кого смотрит Ли. – Она что-то тебе сделала?
– Нет. – Сказала Ли. – Но она хочет сделать что-то с тобой.
Брови Арджи приподнялись. – Кто и что хотят со мной сделать?
Ли улыбнулась, когда женщина направилась к двери. – Не важно, Арджи. – Она похлопала пилота по руке. – Хочешь пить?
– Ужасно хочу.
– Гм. – Ли помахала на себя. – Я тоже. – Ли приподнялась на цыпочки и нежно потерлась о щеку Арджи. Вечер набирал обороты, и в клубе становилось все больше и больше народу. Температура росла, и Ли почувствовала, как струйка пота стекает вниз по спине. К счастью, началась медленная песня, и она ближе наклонилась к Арджи, чувствуя жар через одежду. – Я пойду за выпивкой. – Она указала на толпу женщин вперемешку с несколькими мужчинами около бара.
– Пиво? – Спросила она, уже планируя стратегический путь через толпу.
– Точно. Никогда не отказываюсь от пива. – Арджи сделала паузу и подмигнула, – или от прекрасной женщины. – Пошевелила бровями и хитро улыбнулась.
– Боже, – рассмеялась Ли, направляясь в бар. – Ни в коем случае мне не следовало искать такую наглую и такую абсолютно привлекательную во всех смыслах. – «Но, думаю, у меня уже нет выбора».
Женщина у двери подождала, когда Ли скроется из виду и направилась к Арджи, которая с интересом наблюдала за извивающимися телами на танцполе. – Привет.
Арджи посмотрела на женщину и выгнула бровь. – Добрый вечер. – Она приподняла голову и дружелюбно улыбнулась перед тем, как продолжить наблюдать за танцующими парами. «В мое время их бы всех арестовали!»
– Я – Эли. – Ей пришлось повысить голос сквозь пульсирующую музыку. – Никогда раньше тебя здесь не видела.
– Никогда не была здесь раньше. – Арджи оторвала взгляд от танцпола и посмотрела на высокую, кудрявую блондинку, впервые обращая внимание на ее данные. «Как, черт возьми, у такой худющей женщины такие формы?»
– Я – Арджи Фитцжеральд. Рада познакомиться.
– Я тоже рада. Можно присесть? – Не дожидаясь ответа, Эли села рядом с Арджи на место Ли. Она придвинулась так близко, что их плечи соприкоснулись. – Я знала, если бы ты была здесь раньше. – Подтвердила Эли. – Я бы запомнила такую красивую женщину. – «А ты бы запомнила меня. Обещаю».
Арджи подвинулась, чтобы между ними было больше пространства, насколько возможно. – О, у меня не такая память, подруга. – Она вежливо улыбалась, затем посмотрела за голову Эли, пытаясь найти Ли в толпе у барной стойки. Но ее невысокую подругу просто поглотила масса людей.
– Можно я посмотрю на твою руку?
Арджи безучастно посмотрела на девушку. – На мою руку? Зачем?
– Дай руку. – Нетерпеливо повторила Эли, держа свою руку близко, что могла бы сама взять. – Я не собираюсь сделать тебе больно. – Она открыла ладонь, показывая, что она пустая.
Арджи медленно протянула руку женщине, ладонью вверх. Глаза блеснули от удивления. – Ты хочешь рассказать мою судьбу? – «Могу представить. “Ты уже мертва!” И моя цыганка падает от сердечного приступа прямо на месте».
– Не совсем. – Эли бережно перевернула руку, нежно проведя кончиками пальцев по безымянному пальцу Арджи. – Не вижу золотого кольца. Поэтому тебе не обязательно чувствовать вину. И можешь перестать смотреть в сторону бара, выглядывая ту маленькую блондинку. – Голос Эли был наполнен самоуверенностью. – Не хочешь потанцевать?
Пилот убрала руку. – Я польщена. На самом деле. Но я здесь с человеком, который очень дорог мне. Я не хочу делать то, что может ее расстроить.
Арджи поднесла руку к лицу Эли и пошевелила пальцами. – Золотое кольцо или нет – не имеет значения.
Эли провела ладонью по мягкой коже штанов Арджи. – Не думаю, что это правда. – Она слегка указала подбородком в сторону танцпола. – Когда ты смотрела туда, я видела страсть на лице. Не семейное счастье. – Она наклонилась ближе, чувствуя запах взмокшего тела и шампуни, несмотря на облако густого дыма, который парил в помещении, как тяжелый туман. – Потанцуй со мной. Ты не пожалеешь.
Арджи почувствовала, как ускорился пульс. Она на самом деле хотела, чтобы Ли вернулась. Пришлось отбросить мысль идти за ней, зная, что потеряется, и это займет больше времени. – Как я и сказала, дорогуша, я польщена. Но сегодня я здесь с той, кем очень увлечена.
– Я услышала тебя, Арджи Фитцжеральд. – Эли положила другую руку на бедро Арджи. – Ты красивая. – Она посмотрела удивленно. – Разве ты не считаешь меня привлекательной?
– Я этого не говорила, – мягко поправила ее Арджи, снова желая, чтобы Ли вернулась. – Ты очень привлекательная. И вижу, что ты это знаешь. У тебя может быть любая женщина, которую ты захочешь. Я не нужна тебе. – Она робко улыбнулась, надеясь, что женщина поймет намек.
– Ты права. – Эли наклонилась вперед, ее длинные, кудрявые волосы прикоснулись к плечу как шепот. – Дело не в том, что могу, а в том, что хочу. Я хочу тебя. – Сказала она прямо, а красные как кровь ногти вели узор на ноге Арджи. – И я думаю, что ты хочешь меня. – Она медленно вела руку вверх, и остановилась, когда Арджи резко втянула воздух. Она подпрыгнула и схватила блуждающие руки. – Хватит игр. Не помню, чтобы приглашала тебя прикасаться до меня подобным образом. – Она прочистила горло и медленно выдохнула. «Сегодня ты вне игры. Проходи мимо, девочка». – Уверена, что моя подруга не сочтет наш разговор ни капельки забавным. Я и чувствую, что она чересчур меня опекает.
Эли не шелохнула ни единым мускулом.
Арджи заинтересовало, знает ли такой человек, как Эли, значение слова «нет». Клуб был так переполнен, а Эли находилась очень близко, что она почувствовала, как помещение начало сужаться, и становилось все громче и громче с каждой секундой. – Ты очень привлекательная женщина. И если бы я была одна, я бы была рада провести с тобой какое-то время. Но я не играю с чувствами человека, с которым сейчас.
– Но в играх всегда есть победитель. – Эли беззастенчиво выдвинула груди вперед. – Думаю, ты смогла бы победить, Арджи, – промурлыкала она.
Облизав губы, Арджи старалась не замечать ложбинку между грудей, которая была представлена ей на обозрение. – На самом деле, я думаю о том, что я могу потерять, и что наиболее важно для меня, чем возможность победить. Мой ответ снова – нет.
– Хороший ответ, Арджи. – Ли обрушила две покрытые капельками кружки пива на стол, расплескав содержимое по сторонам и на пол. Голубые глаза вспыхнули гневом, просверливая дыру в руках Эли, которые снова уютно расположились, интимно, на ногах Арджи. Если бы она не слышала, как ее любимая пытается избавиться от Эли, то такое близкое расположение женщины, и чувственное движение рук по долговязому телу Арджи могло бы сказать, что они любовницы. Как бы то ни было, она разозлилась. – Какого черта ты здесь, и сколько тебе раз нужно повторить «нет», чтобы ты поняла? – Ли бесцеремонно сбросила руку Эли с ноги.
– Это Эли, – сказала Арджи, отвечая за Эли, которая самодовольно усмехалась. Ли уже была готова стереть ухмылку с ее лица. Силой.
Эли отодвинула стул назад и встала. Она возвышалась над дальнобойщицей и была явно раздражена, а вызывающий взгляд говорил, что она не привыкла, когда ее отвергают. – Ударь, коротышка.
– «Какая наглость!» Я ударю…
– Подожди минутку. – Арджи встала и приобняла Ли за талию со спины, положив подбородок на плечо. – Не нужно проблем. – Она поцеловала Ли в ухо. – Я никуда не ухожу, дорогая. Пусть идет, – прошептала она, чувствуя, как напряжены мышцы блондинки, а кисти сжаты в кулак.
Арджи была переполнена ощущениями. Ли прижалась к ней сильнее. Люди прижимались друг к другу, только чтобы двигаться, просто дышать. Она чувствовала, как энергия растет и расширяется, как течет алкоголь и танцуют женщины. Весь клуб чувствовал себя пороховой бочкой, ожидающей искру.
Ли провернулась в руках Арджи, временно отворачиваясь от тощей девахи. Глаза прожигали Арджи с точностью и интенсивностью лазера. Она видела, как блондинка идет через все помещение к Арджи, но была вынуждена пробираться через всю толпу, чтобы добраться до столика. Почему она раньше не замечала, какое это отвратительное место? – Я не помню, что просила. – Она замолчала и с дрожью выдохнула. Приложив усилие, Али перефразировала то, что хотела сказать. – Я справлюсь, Арджи.
Пилот кивнула и подняла руки, соглашаясь с тем, что говорит Ли. Она понимала лучше, чем кто-либо, что если тебя оскорбили, необходимо разобраться с этим по своему. – Все хорошо, милая, все хорошо. Я доверяю тебе. – Она подмигнула, но голос был серьезным. – Я здесь, если буду тебе нужна.
«Милая?» – Гораздо лучше. – Жар в словах Ли, по крайней мере тех, которые направлены были к Арджи, превратились от обжигающих до умеренно теплых. Эли не была такой удачливой. Ли повернулась и сказала с самым скучающим взглядом.
– Ты все еще здесь?
– Ты спросила, какого черта я здесь делаю, – напомнила блондинка с сарказмом. – И у меня нет намерения идти куда-то… одной, – она подчеркнула последнее слово и подмигнула Арджи. – Я подумала, что по крайней мере останусь сказать тебе об этом.
– Иисус! – Ли подбросила руки в воздух. – Ты из того типа женщин, из-за кого блондинок обзывают плохими словами! – Глаза метнулись вверх, и она сморщила нос. – Ну, прилипчивая крашеная блондинка, вот так.
Арджи фыркнула и взяла пиво. Похоже, Ли все держит в своих руках в данный момент. Она выяснила жизнь назад, что разбитые губы и синяки болят намного меньше, когда ты сначала принял несколько кружек пива. Она чувствовала, что если Эли не сдастся, и как можно быстрее, то скоро им потребуется медицинская помощь. Голос Ли был спокоен, но красные щеки и слегка дрожащее тело убедило Арджи, что она готова взорваться, как ручная граната.
Эли посмотрела на Арджи поверх головы Ли и провокационно облизала полные губы. – Появились еще мысли насчет танца?
– Ага, – пилот выпрямилась и притянула Ли к себе. – Действительно, есть. Ли, не хочешь со мной потанцевать?
Ли подошла, не глядя на Арджи. – Минуту, дорогая, – пробормотала она отвлеченно. – Ты пристаешь к ней, стоя передо мной? – просила Ли недоверчиво. – В таком случае, ты в самом деле умственно отсталая, а не просто тупая. Я напомню тебе, что она здесь со мной, и что она сказала тебе несколько раз, что ей не интересно.
Эли стала надоедать болтовня. Она надеялась, что когда Арджи увидит, как решительно она ее добивается, это должно было склонить чашу весов в ее сторону. Но, наконец, она подумала, что возможно Арджи действительно была искренней, когда говорила, что не хочет с ней танцевать. Хотя это казалось маловероятным.
Эли посмотрела на Ли. – Не имеет значения с кем она сейчас. Главное, с кем она уйдет домой.
Лицо Ли стало смертельно серьезным. – Этим человеком буду я. А теперь, в последний раз, пожалуйста, оставь нас в покое. – «Просить больше не буду».
Арджи стало интересно наблюдать за высокой блондинкой, уставившейся на Ли. Почему она не понимает, что Арджи ей не интересуется. Неужели жизнь так сильно изменилась? Она вспомнила встречу с официанткой в кафе. Видимо, теперь было не редкостью иметь больше, чем одного партнера. И в мои дни это не было необычным, просто чертовски сложнее. Она сократила расстояние до Ли, сложила руки на груди, и стала ждать, что Эли собирается делать.
Эли не сказала ни слова. Вместо этого стала двигаться…
Ли охотно сделала шаг в сторону, выдохнув с облегчением, что этот маленький инцидент закончился. Однако, она замерла, когда заметила взгляд на ее Арджи, как на кусок мяса, и кто-то только что позвонил в колокольчик, призывая на обед.
У Ли искры полетели из глаз, а голос надломился от возмущения. – Ты идешь к ней мимо меня, чтобы до нее добраться? – «Не могу поверить! Теперь я знаю, что эти кожаные штаны на Арджи превращают женщин в маньячек».
– Несмотря на то, что ты говоришь, Арджи все еще здесь. – Эли улыбнулась, показывая два аккуратных ряда жемчужных зубов. – Посмотри на меня. Отойди в сторону, Кот Том. – «О, да, я знаю, кто ты. Я знаю всех завсегдатаев на моей игровой площадке. Даже если они не знают меня. Пока не знают».
Глаза у Ли расширились от использования ее столь презираемого имени, а в мозгу случилось короткое замыкание.
М-м-м. Арджи напряглась и положила руки на плечи Ли. – Давая, милая, пошли танцевать, – сказала она настойчиво. – К тому времени, как мы вернемся, она уйдет к кому-нибудь другому.
Каждая мышца в теле Ли дернулась в предвкушении, когда адреналин потек по крови. Арджи была права, конечно же. Но она чувствовала, что неправильно оставить сомнения, относительно того, с кем Арджи пойдет домой. «Она моя, сука! По крайней мере сейчас», – признала Ли с неохотной.
Эли обошла стол, минуя Ли, чтобы дальнобойщица не смогла ее остановить. И оказалась прямо за спиной Арджи, которая тут же повернулась лицом. Эли наклонилась вперед и прошептала что-то, от чего Арджи покраснела. – Нет ответа на то, что я вижу, – сказала Арджи самодовольно.
Ли схватила стол и яростно оттолкнула его с пути, опрокинув стул. Затем она просто бросилась на Эли, сваливая Арджи по пути.
Эли вскрикнула и ударилась в женщину позади себя, которая приземлилась на ноги другой женщины за ней и так далее. – Черт! Ты что, не видишь! – крикнул что-то в толпе.
– Сама не видишь, корова! – раздался крик сквозь громкую музыку.
Затем начался настоящий ад.
Арджи делала все возможное, чтобы остановить град рук, которые летали рядом с головой. С громким рыком ей удалось повернуть себя и схватить Ли за кулаки. Это еще больше распалило девушку, и Арджи услышала крик, когда она вырвала руки и сделала еще один выпад в сторону Эли, попав прямо в нос кричащей женщине.
Эли пыталась выкарабкаться из-за Арджи, пиная высокими каблуками по ногам в попытке продвинуться вперед. Она почти оглохла от криков прямо в ухо. – Подожди, – рявкнула Арджи. Она снова повернулась, глядя на Эли и отбив несколько молотящих ударов. Быстро сменив тактику, Эли решила использовать Арджи в качестве живого щита.
– Иисус, – пробормотала Арджи, выпучив глаза, когда удары посыпались рядом с головой. – Ли, – Она повернулась, сказав одно слово, и остановила кулак Ли. Своим глазом.
– О, Боже! – Ли уставилась на Арджи в ужасе и протиснулась к своей подруге.
Эли использовала заминку, чтобы выбраться из-за Арджи и смыться среди дерущихся, вопящих и ругающихся женщин.
Зазвучали сирены.
Ли подняла трясущиеся руки к лицу Арджи. Нежно обхватила щеки и стала осматривать закрытый глаз. – Мне так жаль. – Ее голос немного надломился, а все мысли об Эли были забыты. – Я не хотела.
Кружка пива ударилась в стену позади Арджи, рассыпаясь на кусочки стекла и капли, и накрываясь их брызгами.
Ли закрыла глаза, когда теплая жидкость попала на спину.
Арджи попыталась потрясти головой, чтобы избавиться от звездочек. – Черт, дорогая! Откуда у тебя такой удар справа. Тебе нужно быть боксером! – Она попыталась улыбнуться. Но было больно двигать лицом. И она не могла сдержать слезы.
Сердце Ли болезненно сжалось. «Она плачет? О, черт». – Пожалуйста, не плачь. – Слезы полились из глаз Ли, когда она нежно покрывала поцелуями лицо. – Мне очень, очень жаль.
– Э-э-э, да ладно, дорогая. – Она быстро поцеловала ее в щеку. – Я не плачу. Они просто текут. На самом деле я крепкая. – Она приподнялась, чувствуя головокружение. Воздух был выбит из легких, когда Ли врезалась в нее. Они быстро пригнулись под летящим стулом. Инстинктивно руки сжались вокруг Ли, пытаясь защитить от летящей мебели и кусочков дерева. – Думаю, нам нужно выбираться. Это как в Лондоне во время бомбежки.
– Но я ударила тебя! – Ли продолжила целовать лицо. – Клянусь, что никогда не трону тебя.
Арджи подняла их на ноги, ища выход. Она громко поцеловала Ли прямо по среди стычки. – Не говори такие вещи, Ли Мэтьюс. Я собираюсь увести тебя домой прямо сейчас, чтобы позволить тебе прикасаться ко мне так, как ты хочешь. – Она взяла Ли за руку. – Пойдем.

***

– Тихо.
– Оу!
– Боже, Арджи, если ты не успокоишься, я не смогу осмотреть.
Арджи продолжала уклоняться от пальцев Ли. Ее касание не было таким нежным как раньше до драки в клубе. Высокая девушка поняла, что Ли сердита. Но вслух сказать не могла. – Не нужно смотреть. Это просто мой глаз!
– Я знаю, – пробормотала Ли, пытаясь сделать все, чтобы быть спокойной. Особенно, с тех пор, когда ударила Арджи. От этой мысли руки замерли на середине движения.
Арджи прекратила извиваться. – Что случилось?
Ли быстро потрясла головой и бросилась из комнаты.
Арджи моргнула. – Почему это происходит?
Из кухни донесся грохот, от чего Арджи подпрыгнула. Затем еще и еще. «О, Боже». К утру не останется ни одного бокала в доме. Девушка должно быть ирландка. Мать обновляла стаканы каждый месяц в скобяном магазине Бедфорда. Она встала, чтобы пойти к Ли, но села обратно. «Лучше стаканы, чем я».
Через некоторое время Ли вернулась в комнату с двумя стаканами, полностью наполненными жидкостью янтарного цвета со льдом. – М-м-м, ты быстро, – поддразнила Арджи.
Ли закрыла глаза и прижала опухшие костяшки пальцев к холодному стеклу, выдохнув с облегчением, когда пульсация уменьшилась. Она осушила пол стакана, затем тяжелым шагом подошла к Арджи. – Лед для чрезвычайных обстоятельств находится в грузовике, – сообщила она прямо. – Мне нужно было сходить в магазин и купить.
– Я в порядке.
– Твой глаз полностью опух.
Арджи пожала плечами. – Я не удивлена. – Она тихо прошипела, когда виски протекло вниз по горлу, прожигая дорожку к животу. – У тебя опасный правый удар.
И хотя Ли попыталась ее остановить, похвала Арджи вызвала улыбку. – Это комплимент?
– От ирландки, милая, это отличный комплимент. – Арджи подняла руку Ли и поцеловала. Влажная, колодная кожа охладила губы. – Ты должна гордиться этим ударом.
– Ну, нет. – сказала Ли твердо. – Не совсем. – Она грубо вырвала руку. – И я зла на тебя! – Накопившийся гнев и негодование на Арджи, которые притихли с тех пор, как они ушли из бара, вернулись к жизни.
– На меня? – Глаза Арджи увеличились. – Что я сделала!?
– Что значит, «Что ты сделала»? – Ли ткнула Арджи в грудь, и встала нос к носу. – Ты схватила меня за руки. Не раз, но… ну…, больше чем раз!
– Да? – Арджи все еще не было ясно, из-за чего проблема, но уже расстроилась. – И что?
Ли кивнула. – Поэтому я злая!
Арджи хотела засунуть руки в карманы, но кожа обтягивала слишком плотно, чтобы сделать это без проблем. Она раздраженно нахмурилась. – И что в этом плохого, милая? Я только хотела, чтобы мы убрались оттуда, и никто не пострадал.
– Р-р-р. Ты была такой спокойной и разумной, чтобы разозлить меня?
Арджи выпрямилась и прижала кулаки к бедрам. – Нет! Я оставалась спокойной и разумной, потому что я такая. – Сердитый тон в голосе противоречил словам, и от этого она еще больше волновалась. – Но если ты хочешь, чтобы я разозлилась, я могу.
Ли допила и фыркнула. – Хотела бы увидеть.
– Хорошо! – Голос Арджи был твердым и громким, ее уже переполняло раздражение. Она пыталась шагнуть, стиснув зубы. Это заняло целую минуту. Наконец, она сердито потрясла пальцем перед Ли. – А теперь ты пытаешься рассердить меня! Это то, чего ты хочешь, Ли Мэтьюс? Ты хочешь разозлить, чтобы я ударила тебя в ответ? Так? – Арджи говорила с вызовом, а ее слова звучали где-то между криком и рыком. – Потому что, если так, ты этого не получишь. – Она одним глотком осушила стакан и со всей силы бросила его в стену. Он разбился и оставил вмятину на обоях. – Вот! Ты счастлива?
Ли посмотрела на большое пятно на стене и без слов вручила свой стакан, поднимая с вызовом светлую бровь.
Пилот, не задумываясь, бросила стакан в стену еще сильнее, чем свой и оставив другую вмятину. – Теперь счастлива? Теперь я устроила беспорядок и вела себя как задница!?
– Полностью, – Ли плюхнулась на диван рядом с Арджи. – Я себя чувствую лучше, особенно после той части, где «задница».
– Ну, хорошо, – сказала Арджи язвительно, искоса поглядывая на подругу. – Ты еще злишься на меня?
Ли задумалась.
– Я бы не сделала этого, кроме того, я не хочу видеть, что тебе больно. У-упс… И мне жаль.
Видимо, эти слова были магическими. Лицо Ли, казалось, посветлело. – Спасибо, что заботишься обо мне. Не нужно. Но есть что-то милое… в странном и раздражительном «если ты сделаешь так еще раз, я тебя убью».
Один глаз Арджи, который был способен, прищурился. – Ты уверена, что в тебе не течет ирландская кровь?
Ли медленно выдохнула. – Неа. Из того, что я знаю, нет. – Она толкнула Арджи плечом. – Да ладно, признаю. Мне нравится выпустить пар. Я имею в виду, уверена, что встречи по изготовлению стеганых одеял в Глори великолепно помогают, когда выходишь из себя, но это лучшее, что было доступно в данный момент.
– Слава богу. Если ты говоришь, что ходила на такие встречи, я бы не знала, что делать. – Ли отвернулась в сторону и сложила ногу на ногу. – Извини за глаз, – прошептала она. – Я бы никогда не ударила тебя специально.
Арджи вздохнула. – Не принимай это так близко к сердцу, Ли. В самом деле, я в порядке и знаю, что это было случайно.
Ли занялась брошенной подушкой, используя любой повод, чтобы не смотреть на опухшее лицо.
– Тебе легко говорить. Как бы ты себя чувствовала, если бы ударила меня, сделала мне больно?
Арджи опустила голову и кивнула. – Я понимаю, о чем ты говоришь. Я бы чувствовала себя ужасно, если бы причинила тебе боль. Я не хочу, чтобы тебе когда-нибудь было больно. – Арджи внутренне вздрогнула, благодарная за то, что именно так произошло, а не наоборот. Действительно, было бы ужасно. Она немного улыбнулась, пытаясь придать настроения подруге. – Но, м-м-м, я смотрела на женщин сегодня в клубе, и разговаривала с парой в туалете, думаю, предполагается, что я буч в наших отношения, правильно? Поэтому хорошо, что именно я получила синяк. – Арджи потянула игриво руку Ли, но это не сработало.
Ли оставалась безучастной, поэтому Арджи попыталась снова. – Могло быть хуже. – Она открыла рот так широко, насколько возможно, чтобы можно было при этом еще и разговаривать. – Ты могла выбить мне зуб.
Ли рассмеялась и схватила Арджи за язык. – Еще будет возможность, Арджи.
Глава 10
Арджи медленно открыла глаза. Оба глаза видели, а левый уже не был таким опухшим. Она улыбнулась, глядя на спящую на животе Ли, которая свесила руку с кровати.
Приподнявшись на локоть, пилот нежно погладила разбросанные светлые волосы, и прибрала локоны за розовое ушко, чтобы они не мешали наблюдать, как спит любимая. Ли выглядела юной и счастливой. Лицо, расслабленное во сне, не было похоже на лицо женщины, которая даже при попытке расслабиться, казалось, старается держаться от Арджи на расстоянии. Арджи вздохнула, полностью понимая, почему Ли так делает. Когда неделя закончится, их «жизнь» вернется к обычному руслу… а для них обеих это означает – в одиночестве.
Последние несколько дней были для Арджи самыми интересными, что она когда-либо испытывала, и была бесконечно благодарна за то время, которое они получили. Она хотела сделать что-то большее для счастья девушки, но здесь не Глори, и нет для этого времени. Когда она поняла, что осталось несколько дней, в ней поднялась буря негодования. Время ускользало как песок сквозь пальцы… «Нужно прекратить жалеть себя, и сделать каждое мгновение ценным. Черт возьми, я сделаю это».
Арджи наклонилась и нежно поцеловала маленькую девушку в щеку, но получила шлепок от заворчавшей подруги. Она вовремя отдернула голову от новой оплеухи. Глубоко вдохнув, Арджи скатилась с кровати, прилагая усилия, чтобы не обращать внимания на затекшую шею. Не удивительно, что бытие мертвых более располагает для хорошего сна. Она тихо, но быстро ушла в ванную, чтобы несколько минут предаться утреннему ритуалу.
Арджи осмотрела глаз, морщась от зловещего фиолетового синяка, который распространился на пол щеки.
– Что это? – Она увидела небольшой тюбик с кремом на полке над раковиной. – «О, да, хорошо». От прохладного и успокаивающего крема Арджи почувствовала себя счастливой и тщательно втерла его в кожу вокруг глаз. – Намного лучше.
Ли все еще спала, когда Арджи выключила свет и вернулась в кровать, залезая под покрывало с тюбиком в руке. Моросящий дождик стучал за окном, а комната была еще погружена в тени раннего утра.
Арджи медленно откинула простынь, открывая голую спину Ли. Выдавила немного крема на руки и потерла их, чтобы разогреть перед тем, как сделать массаж. Она слегка прикоснулась, ожидая, как отреагирует Ли на такой способ проснуться.
– Мне нравится так просыпаться, – сонно пробормотала Ли, не открывая глаз.
Арджи с облегчением выдохнула. – О, хорошо. – «Это мог быть мой любимый способ тебя будить. Я бы делала так каждое утро, если бы могла». – Хочешь, будут делать посильнее? – Арджи большими пальцами продавливала плечевые мышцы Ли.
Ли застонала. – Не смей что-то менять. – Она закатила глаза. – Идеально.
Улыбка осветила Арджи, продолжая двигаться руками по мягкой теплой коже. Спина Ли уже была расслаблена ото сна, и ее ладони и пальцы легко разминали мышцы, и вызывали звуки одобрения от дальнобойщицы. Не раз Ли снова погружалась в сон.
Арджи пожевала губу, наблюдая за Ли, которая в этот момент что-то счастливо бормотала. – Хочешь снова поспать? – прошептала она. – Я могу остановиться, если хочешь. – Арджи шутила. Она знала, что Ли хочет, но если ей больше интересен сон… ну, это будет тоже хорошо.
Арджи выглянула в окно. Было серо и уныло – идеальный день, чтобы валяться в постели. Или, по крайней мере, пока они обе не захотят встать. А это, она подозревала, вскоре произойдет. – Знаешь, дорогая, – она выжала другую порцию крема на ладонь. – Там не очень приятный день. Я могла бы сходить в магазин и прикупить чего-нибудь, чтобы мы сегодня могли остаться здесь. – Как ты думаешь? – Она вопросительно приподняла голову. – Или есть другие планы?
– Я могла бы сказать, что у меня были планы, – подтвердила Ли, вдохнув, когда сильные пальцы провели дорожку вниз по спине, находя чувствительные места по пути. – Я там напряжена, поскольку сижу за рулем. «Так о чем она меня спрашивает? О, точно». – Учитывая, что это лучше, чем то, что я планировала, я бы хотела провести день в постели. С тобой.
Брови Арджи подскочили. – Ну, надеюсь, что со мной. Вижу, что я единственная собираюсь выйти и добыть то, что нам нужно, чтобы провести замечательный день вместе, пока ты спишь. Как ты на это смотришь?
Ли промяукала согласие, погладила Арджи по ноге и тут же заснула.
С помощью клерка гостиницы и нарисованной от руки карты Арджи нашла торговый центр недалеко от отеля. В нем было несколько интересных магазинов с электрооборудованием. Арджи не могла представить людей, которым это было бы действительно нужно. Также там был приличного размера продуктовый магазин. Было хорошо, что магазин находится в нескольких минутах ходьбы. Ей хотелось размять ноги, и если повезет, то она вернется в номер Ли до того, как дождь пойдет сильнее. Джинсы и легкая футболка уже промокли, но как ни странно, наслаждалась каждой минутой. Несмотря на то, что она уже привыкла к телесным ощущениям, которые немного притупились, она не росла в этом новом и захватывающем мире, который был таким же, но все же другим.
Удобная одежда, которую она любила, и которой доводила маму и учителей, стала распространенной среди женщин. Прически невероятно перемешались среди обоих полов, что Арджи не могла отличить, кто есть кто. Люди даже выглядели выше, чем в ее дни. Рост Арджи метро восемьдесят делал ее выше большинства мужчин и чудовищно высокой среди женщин. Сейчас никто не пялился на нее из-за роста… и она шла по улицам с восхитительным чувством безмятежности.
Вернувшись из магазина домой, Арджи промокла до костей, но была в приподнятом настроении. Она вернулась в гостиницу до шторма, посылающего огненные стрелы через все серое небо.
Покопавшись в кармане, попыталась достать ключ от комнаты, ничего не уронив. Что случилось с обычными ключами? Эти пластиковые карты неудобные! С четвертой попытки, маленький зеленый огонек появился в поле над дверной ручкой. Арджи выдохнула с облегчением, когда наконец-то смогла открыть дверь. Интересно, соседи могли перепутать гром с шумом от ее попыток открыть дверь, чтобы вызвать полицию?
Арджи положила мокрые пакеты, радуясь, что выбрала полиэтиленовые, а не бумажные пакеты. Неужели в это время все из пластика? Она подумала об ужасных маленьких машинках, которые видела пока шла до магазина, и решила, что пластик и в самом деле захватил весь мир.
Арджи сняла рубашку и вышла из кухни, чтобы повесить ее на металлический крючок, торчащий на входной двери. Арджи повернулась к кухне, когда другой громкий раскат грома потряс здание. Она посмотрела наверх с досадой и втянула воздух сквозь зубы. – Ты мог бы снизить громкость. – Руки переместились на бедра. – Ли еще спит.
Она подождала, прислушалась. Кажется, гром перемещается куда-то вдаль. Арджи ухмыльнулась и вернулась на кухню. – Спасибо. – Не важно, уходит ли шторм от ее жалобы или нет, Арджи поняла одну вещь, с тех пор, как умерла, что никогда не повредит быть вежливой.
С волос еще капало на лицо. Она прибрала продукты и потратила минут двадцать, чтобы понять, что делать с кофеваркой. В кафе была одна новомодная модель с 1960-х, которую Мэвис заказала по каталогу, когда старый официально сдох. Но этот маленький пластиковый был полностью электрическим. К счастью, ее разум возобладал. В конце концов. Она не только поняла, но была почти уверена, как настроить, чтобы он сработал на следующее утро, пока они спят. Действительно удивительно! Электроприборы были восхитительными, и не такими ужасно дорогими, учитывая фантастическую технологию, от которой кружилась голова. Но молоко стоило почти три доллара за галлон, а бензин почти два! Этот мир не имеет смысла.
Арджи очищала яйца от скорлупы, когда услышала, как открывается дверь спальни, и мягкие шаги Ли. Ли открыла дверь в небольшую кухню. Судя по неловким движениям, очевидно, она еще спала. Глаза были полузакрыты, а растрепанные волосы торчали в разных направлениях. Также она была голой, как в тот день, когда родилась.
Для глаз Арджи она выглядела прекрасно.
Ли протиснулась мимо, полностью не обращая внимания на ее присутствие, и открыла холодильник. Она вытащила пакет с апельсиновым соком, который Арджи туда положила, и стала пить.
Арджи прислонилась к прилавку, с удовольствием наблюдая за Ли. Чистка яиц становилась все медленнее и медленнее. Когда Ли закончила, поставила сок обратно, подошла к Арджи, поцеловала ее в щеку, и обошла, направляясь к кофейнику.
«Похоже, девушка заметила меня наконец-то». – Ты же не думаешь пить прямо из кофейника? – Она жестом указала на него.
Одно глазное яблоко повернулось по направлению к Арджи и остановилось на ее впечатляющем синяке. – Кто надрал тебе задницу прошлой ночью, ирландка?
– Я говорила, что это был хороший удар. И было не плохо. – Она подмигнула здоровым глазом. – М-м-м… скажи мне, к нам кто-нибудь врывался сюда в середине ночи, чтобы украсть твою одежду? А от холодного пола тебе не холодно?
Взгляд Ли прошелся вниз по своему телу, но она не испытала ни малейшего смущения. У них был секс в дюжине различных мест с тех пор, как они встретились. Казалось глупым сейчас начать беспокоиться о скромности. Ее бровь приподнялась. – Видимо, тебе необходимо было напомнить раздеться, прежде чем принять душ. Ты вся мокрая!
– Продукты.
– О, да, – Ли зевнула, всплыли остатки воспоминаний об их раннем разговоре и о чудесном массаже. – Тебя беспокоит, что я раздета?

0

8

– Зависит от того, как определить слово «беспокоит». Пилот пошевелила бровями. Она поставила сковороду на плиту и обняла Ли за талию. – Если ты думаешь, что у меня беспокойство на тему: «о, богиня, она разгуливает голая», то ты ошибаешься. Если ты думаешь, что это беспокоит меня, как «она раздета, и мы тратим время, болтая на кухне, или как-то еще», то ты будешь права. – Рука опустилась на ягодицу и сжала ее. Ее тело сильно реагировало на присутствие Ли. – Насколько тебе необходимо кофе, Ли Мэтьюс? – прошептала она хрипло.
– Сильно, – Ли закрыла глаза и прикоснулась губами к влажной ключице Арджи, чувствуя легкое потрясение от прохлады на своей теплой коже. – Но не настолько.
Арджи звучно поцеловала ее, забирая кружку, и поставила ее не глядя за спину. – Приподняв блондинку, она почувствовала, как сильные ноги обвились вокруг. Она поцеловала сильнее, пробуя на вкус сладкий аромат апельсинового сока и языка Ли. Арджи медленно прошла до спальни и остановилась в шаге от кровати. Ли опустила ноги.
Девушка начала стаскивать с Арджи майку. Тонкий белый материал стал прозрачным от дождя, и Ли от такого вида что-то проворчала в нетерпении. Она потянулась к пуговицам на джинсах Арджи слегка трясущимися руками. – Как я могу так сильно тебя хотеть уже сегодня? – Выдохнула она, отстегивая последнюю пуговицу, и быстро стаскивая джинсы с бедер.
– Я не знаю, дорогая. – Арджи пинком избавилась от штанов и нижнего белья и толкнула Ли на спину на прохладные мятые простыни. Их тела соприкоснулись, а груди прижались друг к другу. «Святой Иисус». – Я чувствую точно также.

***

Ли медленно открыла глаза, удивившись от того, как руки и ноги Арджи интимно переплелись вокруг нее, словно змея. В этом было что-то новое. Подобное было с большинством женщин, и даже с Арджи она всегда просыпалась на своей стороне кровати.
Однако сейчас они были близки друг к другу, но не из-за секса, а из-за взаимного комфорта и истинной привязанности, что было трудно сказать, где начинается Арджи, и где заканчивается она сама. Ли всегда этого избегала. Сейчас она не могла решить, является ли это причиной для тревоги. Факт того, что ей было так хорошо, что она не хотела даже шевельнуться, или то, что она знала сердцем, что это очень опасная идея, но она не могла вытащить ни капельку воли для сопротивления этому чувству. В конце концов, тело не поддалось мозгам, и она прижалась ближе и вздохнула, когда почувствовала прикосновение губ Аржди к макушке. – Хм-м… приятно. – «Так приятно. Боже, слишком приятно».
– Да. – Пилот прижала Ли ближе, чувствуя горячее щекотание от дыхания в шею. – Все в порядке?
– Я… Я… Думаю, да, – сказала Ли тихо, слыша неуверенность в своем голосе.
Арджи приподняла голову и ослабила объятие. Прочистив голос, спросила. – Могу я задать тебе вопрос, Ли?
Ли напряглась от серьезного тона в голосе Арджи. – Ты же не собираешься делать мне предложение? Я бы не хотела ответить тебе отказом и испортить все утро, – поддразнила она слабо.
Арджи фыркнула и нежно поцеловала подругу в лоб. – Нет, я бы не сделала этого. Мама не простит, если я сделаю предложение женщине, которая не ирландка или не католичка. – «Хотя ради тебя, Ли, думаю, я смогла бы жить с маминым гневом». – Мне просто интересно, почему ты выскочила из грузовика той ночью.
Ли похихикала вместе с Арджи, но замерла на последних словах. – Что ты сказала? – «О, великолепно. Возможно, она подумает, что ты глухая».
– Мне просто интересно, почему ты убежала от меня в ту ночь, возле мотеля в Вайоминге. – Арджи немного пододвинулась, чтобы была возможность смотреть в глаза, но все еще нежно держала Ли в объятии. В голубых глазах Ли промелькнул страх. «Ты не сбежишь, Ли Мэтьюс. Я хочу ответ».
Ли сглотнула, в горле сразу пересохло. – Ты хочешь правду?
– Было бы прекрасно.
Ли облизала губы. – Хорошо. Я… Ну… Я точно не уверена, почему так сделала. – «Ложь! Черт».
Арджи отпустила Ли и освободилась от женщины с небольшой болью в животе и некоторым разочарованием. Она села на край кровати и опустила голову, делая несколько глубоких успокаивающих вдохов. – Если не хочешь об этом говорить, просто скажи! Но не оскорбляй, лежа со мной. Я – ирландка. И не тупая. – Пилот встала и натянула нижнее белье и майку.
Ли прокляла себя. – Арджи, подожди. – Она поднялась с кровати, не позаботившись о простыни. – Я никогда не говорила, что ты тупая.
– Да, я знаю. – Она секунду посмотрела на носки, затем решила, что они ей не нужны. – Ты голодная? Я могу сейчас приготовить завтрак.
Вина боролась с обидой. Ли увидела, как Арджи пожала плечами в своей одежде. «Я не должна тебе объяснений. Правильно?» – Пожалуйста, Арджи. Она шагнула вперед, и схватила высокую женщину за майку, чтобы Арджи не уходила из комнаты. – Я не голодная и не хочу завтракать.
Пилот кивнула и мягко высвободилась. – Устраивайся по удобнее. Я сделаю кофе. Кажется, мы обе его пьем.
Ли вздохнула. – Я не собираюсь умолять тебя остаться и поговорить со мной, Арджи. В любом случае, я не знаю, что сказать. – Она отвернулась и пошла назад к кровати, отбрасывая простыни. – Иди, делай кофе. – Она сделала раздражительный жест на дверь. – Я не держу тебя.
Арджи покачала головой и вышла из спальни, пробормотав. – Женщины.
Ли подпрыгнула от хлопнувшей двери. – Прекрасно, – промямлила она. – Я не буду просить тебя остаться и поговорить со мной. – Она билась о подушку, двигая головой вперед-назад в тщетной попытке устроиться по удобнее. – Я даже не хотела разговаривать! – Она подождала три секунды и вскочила, устремляясь к двери.
Арджи оторвалась от раковины, наливая воду в кофейник. Она ничего не сказала Ли, ставя его на огонь. Она могла бы сказать, что блондинка злится, и не хотела раздражать ее еще больше. Предполагается, что сейчас выходные. Предлагается, что они должны веселиться. И не предполагалось никаких сложностей!
– Извини. Я не хотела тебя расстроить. Давай забудем и начнем все сначала. Я приготовлю больше яиц, – она посмотрела на часы, – на обед. Потом мы придумаем, как проведем остаток дня.
Ли скрестила руки на груди, постукивая ногой. Боже, она ненавидела это эмоциональное дерьмо. Она видела, что Арджи хочет объяснений, и темноволосой женщине пришлось преследовать ее, чтобы дать ответ. – Я не… – Ли сделала паузу. «Без лжи». – Хорошо. Я немного расстроена. Но по большому счету не из-за тебя.
Арджи смотрела, как темная жидкость льется в кофейник. Она улыбнулась блондинке, которая стояла на кухне голая, как жаворонок, и смотрела таким взглядом, как будто собирается взорваться в любую минуту. – Девочка, я действительно не хотела тебя расстраивать. Я просто поинтересовалась, почему ты выпрыгнула из грузовика в тот вечер. – «И держа тебя так близко, я не могла вынести мысль, что ты сбегаешь от меня».
Ли прислонилась к столу. – Я сбежала, потому что почувствовала себя… неуютно, – сказала она серьезно. – Мне нужен был свежий воздух, чтобы я могла думать.
Арджи наклонила голову. – Тебе неуютно со мной? А ты бы не хотела накинуть халат или что-нибудь еще? Должна заметить, что из-за твоей груди очень трудно сконцентрироваться. – Она улыбнулась, надеясь немного приподнять настроение.
– Я не хочу халат. – Она выдернула кружку Арджи из рук и с громким стуком опустила на стол. – Не то, чтобы ты делаешь мне неуютно, это была такая ситуация. А ты сводишь меня с ума! Ты сначала злишься, потом улыбаешься, затем шутишь о моей груди. – Она скрестила руки на груди снова. – На этот раз я не думаю о сексе!
На какой-то момент Арджи потеряла дар речи.
– Я ответила на все твои вопросы? – Не ожидая ответа от Арджи Ли повернулась на пятках и пошла к холодильнику. Она вытащила Пепси и открыла банку. С удовольствием отхлебнув, посмотрела на Арджи из-за банки. – Мы закончили?
Арджи кивнула. Она пыталась скрыть улыбку и не рассмеяться, и лишь только качнула головой.
– Как скажешь. Ты такая милая, когда ворчишь.
– Аргх! – Ли поставила банку и подбежала к Арджи. Она подняла руки, потрясла ими, изображая, что душит. – Ты пытаешься свести меня с ума! Я знаю. – Когда Арджи только моргнула в ответ, Ли в раздражении опустила руки. Она схватила банку Пепси и потопала в сторону ванной, громко выкрикнув то, что Арджи недавно пробормотала.
– Женщины!
Арджи копошилась на кухне некоторое время, слыша, как включился душ в ванной. Потом она вспомнила, что в холодильнике есть средство от ее черного глаза. Она достала стейк, промыла его в раковине и налила себе чашку кофе. Подпрыгнув и сев на прилавок, она положила стейк на опухший глаз и стала пить темную жидкость, мечтая о сигаретах.
Ли вышла из спальни через несколько минут. Быстро приняв душ, она не удосужилась просушить волосы феном. Ли одела тонкие серые штаны и зеленую футболку. Каким-то образом ей удалось сделать глаза еще более голубыми.
Арджи спрыгнула с прилавка и пошла в гостиную следом за Ли. – Чувствуешь себя лучше?
– Иисус Христос! – Ли замутило, когда Арджи сняла стейк с глаза, который оставил розовое, кровяное кольцо вокруг обесцвеченной плоти. – Боже, Арджи, это отвратительно.
– Это идеальное лечение синяков, девочка. Судя по реакции, мне кажется, что ты не присоединишься ко мне на стейк и яйца в обед?
Ли покачала головой и рассмеялась. – Что это у тебя за навязчивая идея с едой? За последние несколько дней у тебя не было такого аппетита. – Она указала на стейк, который уже уютно лежал на глазу. Она села на диван, подложив ногу под себя.
– Я не одержима едой. – Арджи вернулась на кухню, положила стейк в упаковку и вернула его в холодильник. Затем помыла руки и лицо, перед тем, как присоединиться к Ли, которая наблюдала за дождем сквозь стеклянную балконную дверь. Она пощекотала ступню девушки. – У меня есть другие вещи, которыми я больше одержима, чем едой.
Ли притворно удивилась. – Пятки? – Она скривила лицо. – О-о-у… я едва ли могу посмотреть на свои пятки, а тем более, на чьи-то еще.
Нет, – нетерпеливо сказала Арджи, снова пощекотав стопу. – Не пятки. Ты. Вся ты.
– О, – самомнение Ли счастливо запело. – Этот план я могу оставить про запас. Итак, – она замолчала и дернула подбородком в сторону дождливого мрака, который они наблюдали с дивана. – Что ты хочешь делать сегодня? Я хочу сходить посмотреть, как автосервис работает над моим грузовиком. – «Этим засранцам лучше не пялиться на маму, когда они будут ее закрашивать».
– Хорошо, – Арджи начала мягкий массаж ступни, которую держала в руках, – на самом деле в Сиэтле есть кое-кто, кого я бы хотела увидеть. – «Что ж, начнем». – Это женщина, которая была вторым пилотом моей бабушки.
– Ты же помоешь руки перед тем, как снова прикоснешься ко мне, да? – Ли отобрала ногу у Арджи и наклонилась вперед, заинтересовавшись. – Она была тем пилотом, который пытался спасти твою бабушку, правильно? Ничего себе, должно быть она совсем старая.
Арджи посмотрела на руки. Пожала плечами и положила их на колени. – Да, это она. Ей, вероятно, за восемьдесят. Прошло шестьдесят лет после войны. – «Иисус, Мария, Иосиф. Я даже не могу представить ту сладкую, рыжеволосую девчушку Люси старой. Значит ли это, что я совратила младенца Ли? – Я просто надеюсь, что, возможно, она расскажет мне о моей бабушке. Мама предложила повидаться с ней, если я буду в Сиэтле. И я хочу попытаться и поблагодарить за то, что она сделала для меня».
– Ты знаешь, где она живет? Сиэтл не маленькое место.
– Она в доме престарелых. У меня есть адрес в рюкзаке. Если ты не хочешь пойти, я пойму. Смогу поймать такси или как-нибудь еще. Молодые люди могут придумать лучшее занятие, чем проводить день, навещая старую женщину.
Взгляд Ли потеплел. – Это важно для тебя, да?
Арджи кивнула, пытаясь сдержать слезы, угрожающие пролиться. Не было никакой возможности объяснить эти чувства, учитывая, что даже еще не встретилась со старой женщиной. Она тяжело сглотнула. – Очень, Ли. Она последняя… кто по-настоящему знал мою бабушку, и даже хотя я ее не знаю, она важна моей семье.
– Эй. – Ли с тревогой погладила коленку Арджи, чувствуя острую боль в животе от печального взгляда Арджи. – Не волнуйся. Пойдем вместе. У нас не было никаких особенных планов на день, и если это то, что ты хочешь, – она пожала плечами, – это более чем достаточно для меня.
Арджи наклонилась к Ли и нежно поцеловала в щеку. – Тебе кто-нибудь говорил, что ты особенная, Ли Мэтьюс? Если бы я не знала лучше, я бы сказала, что ты мой ангел-хранитель.
– Только школьный психолог в колледже. Но это было только потому, что я опаздывала 86 дней подряд. – Ли ухмыльнулась и получила насмешливую улыбку в ответ. – Надеюсь, ты помоешь руки перед тем, как мы пойдем?

***

– Приманка! – Челюсть бельчонка повисла на лице. Белка кивнула и пожала плечами. Так должно быть.
– Я не хочу быть приманкой. – Он начал дрожать и выпалил в панике. – Приманкой быть плохо! Приманка – это опасно! Приманок съедают! И я знаю, что будет больно.
– Не заставляй меня менять планы. Я предусмотрела, чтобы у тебя была, по крайней мере, минута на выживание. – Предупредила белка рассудительно. – Все миссии имеют определенный уровень приемлемых потерь по сравнению с общим благом.
– Приемлемые потери?
Она закатила глаза. – Этим будешь ты, дорогой.
– Общее благо?
– Это буду я.
– Но я не хочу быть приманкой, – взвыл он, закапывая маленькую ногу в землю.
– Давай я объясню тебе так: один из нас должен выполнить план с максимальной точностью, мастерством, хитростью и умом.
– Я могу сделать эту часть!
Женщина просто уставилась на него, пока он не треснул под ее взглядом.
– Я – приманка, – вздохнул он.
– Конечно, приманка. – Она похлопала его по плечу утешительно, думая, что будет всегда его помнить. Затем, в первый раз за этот день, она посмотрела, как он одет. – Почему ты в таком отвратительном наряде?
Он надул грудь. – Я – воин. Храбрый и сильный. Готовый бороться, защищая белку, которую люблю больше всего.
«Это должно быть меня». – Ух-ух.
На бельчонке была смешная шляпа из скрученных дубовых листьев и помятая банка пива, которая служила нагрудной пластиной.
– Я подражаю моему любимому воину, которого видел по телевизору. Ни одна женщина не может устоять перед ним!
– Этот имбецильный придурок? – Лицо белки скривилось от отвращения. Люди были такими извращенными животными.
Бельчонок посмотрел с ужасом. – Но дети любят его, и он является краеугольным камнем всех комедий!
– Мне не нужен снова этот разговор. – Женщина присела на большую палку, которую притащила в гнездо, пока бельчонок искал оружие для борьбы с Фли – проклятием их вечности. Он вернулся взволнованный с ржавыми гвоздями, кусочками битого стекла, погрызенным Хо-Хо, которым отказался делиться, и издание «Играй, белка». Он ныл часами, когда обнаружил, что лучшие части оторваны, что подтверждало, – они в беличьем аду.
– Что ты нашла для нападения на эту дьяволицу?
– Я ничего не искала. Я кое-что сделала. Просто как запасной вариант к моему гениальному плану.
– Что?
– Это! – Она потянулась назад за палку, на которой сидела, вытащила что-то большое и пушистое и ткнула в лицо бельчонка.
– А-а-а, – закричал он, бросившись под кровать. – Убери это! Убери!
– Что? Тебе не нравится моя вуду кукла? – Посмеялась она с издевкой, глядя на похожее на кошку творение, которое было полностью из коричневого меха. Она хотела сделать из черного меха, но выбор был крайне ограничен.
– Нет! Мне не нравится! Это уродство. – Он высунул голову из-под кровати. – Но я вижу, что тебе удалось достать коричневые волосы, чтобы приклеить к кукле… Наконец-то решила побрить верхнюю губу? – Он разразился смехом от своей шутки, а короткие ручки обхватили себя по сторонам.
Белка прищурилась. – Да, дорогой. Это именно то, что я сделала. – Взгляд перенесся на его теперь голую спину и задницу, и подумала, что теперь ему так лучше.
– Ты знаешь. – Он остановился и почесал спину, которая беспокоила его весь день. – У меня был странный сон.

***

Патрик и Лиам только крутили глазами, когда их мама продолжала расставлять тарелки на столе в не очень любезной манере. Они оба посмотрели на отца, который просто пожал плечами и пытался оставаться незаметным.
Младший Фитсжеральд в возрасте от 8 до 14 лет наблюдал за матерью, широко открыв глаза. Она была редко не в настроении. И для Кэтрин Фитсжеральд это говорило о многом. Ужин еще даже не начался, а все сидели тихо – это всегда плохой знак в обычно шумной семье.
В конце концов, Патрик не смог больше терпеть. – Мама, ты не знаешь, что ответит совет, – отметил он.
– Это не входит в компетенцию совета, – отрезала она, одаривая рыжеволосого парня раздраженным взглядом. – Они уже сказали «нет». – Она бросила соусник и прикусила язык, когда коричневый соус брызнул по сторонам и на кружевную скатерть. – Теперь это в высших силах.
– Кэтрин, истерия тут явно не поможет. – Голос Харриса был спокойным. Он попытался стереть соус.
– Это не из-за истерики. – Кэтрин села, буквально заламывая себе руки. – Я единственная, кто ходатайствовал там сегодня. Я единственная, кто стоял там и сказал, что Рут Джин заслуживает этот шанс. Я нервничаю потому, что не могу решить, что больше разбивает мне сердце. То, что она оставит нас на годы или то, что она останется, а ее сердце будет ехать в большом красном грузовике.
Лиам наклонился и положил порцию овощей на тарелку своей сестры Мэри. – Мама, Арджи большая девочка. Она знала, что будет, когда уезжала с Ли. – Он кивнул младшим детям, чтобы те приступили к еде, что они и сделали с разной степенью энтузиазма. Они были гораздо более заинтересованы в том, чтобы Арджи оставила Глори.
Кэтрин бросила салфетку на стол. – Закрой свой рот, Лиам! Арджи понятия не имела, что случится, когда уезжала. Даже сейчас она, возможно, не уверена в своих чувствах к дальнобойщице. И она, конечно же, не просила, чтобы ей разрешили покинуть Глори на еще одну жизнь.
Лиам, самый старший, который погиб в инциденте, отравившись дустом в конце 60-х, казалось, всегда был единственным, кто конфликтовал с матерью. И он вжился в эту роль в загробной жизни, каким был при жизни.
– Нет, ты права, мама. Она не знала. Ты взяла этот крестовый поход на себя. Откуда ты знаешь, что Рут Джин хочет уехать? Может быть, когда закончится неделя, у нее будет одно желание: просто приехать домой.
Кэтрин многозначительно посмотрела на мужа, Харриса. Ее взгляд смягчился почти незаметно. – Тсс. Я знаю, что я бы сделала, а Рут Джин в десять раз упрямее меня, что я даже и не надеялась быть такой.
Все за столом засмеялись.
– Что? – потребовала ответа Кэтрин, глядя каждому в лицо обвиняющим взглядом.
– Мама, – Патрик чуть не подавился кофе. – Мы тебя любим. Ты знаешь. Но, когда речь идет об упрямости, ты уже написала целую книгу!
Жена Патрика, Бетси, закатила глаза. Когда человек научится держать рот на замке?
Кэтрин шлепнула Патрика по затылку, чем заслужила широкую улыбку от Лиама, который обычно получал оплеухи. – Ты только что добровольно вызвался говорить благодарственную молитву. Получай, мальчишка. Наш ужин почти остыл.
Патрик нахмурился, но произнес вслух общую молитву.
Под столом Харрис сжал руку жены. Кэтрин благодарно пожала в ответ. Здесь она нашла свою силу. Ей стало интересно, где же Рут Джин найдет свою.

0

9

Глава 11
Ли и Арджи прошли по дорожке вверх до приемной Центра для престарелых «Золотые узы». И как гордо гласила надпись, это был жилой комплекс, осуществляющий «поддержку».
Арджи шагнула внутрь и встряхнула зонтом, под которым они шли от джипа.
– Думаешь, это то самое место? – Зеленые глаза осматривали окружающее пространство. Оно было не таким стерильным, как боялась Арджи, и было обставлено мебелью в теплых тонах и с ковром на полу. Радостные мелодии Биг Бэнда – джазового оркестра звучали на фоне.
– Адрес и имя совпадают, – ответила Ли, сняв куртку и засунув ее подмышку. Она толкнула Арджи к регистратуре. – Ты уверена, что нам не следовало сначала позвонить? – Тихо сказала Ли, чувствуя себя как в библиотеке и с ощущением, что ее наругают, если она будет слишком шумной. Или за секс в ванной. Это даже хуже, чем несданная вовремя книга. «Если, конечно, секс не с библиотекаршей», – Ли усмехнулась сама себе.
– Нет. Не уверена. – Голос Арджи был натянутым. Она почувствовала, как Ли ее останавливает.
Блондинка в поддержку сжала руку Арджи, удивившись, что она влажная. – Ты в порядке?
– Я… – Арджи нервно облизала губы, специально не глядя на удивленного администратора, который наблюдал за ними. – Наверное, немного нервничаю. Я никогда раньше не была в подобных местах.
«Ах. Теперь понятно». Даже самый хороший дом для престарелых заставлял волноваться. Ли об этом знала не понаслышке. – Я навещала своего дедушку в похожем месте, только оно выглядело больше как больница, чем жилой дом. – Она принюхалась. – Забавно пахнет.
Арджи кивнула. – Но это место не такое плохое.
Ли нежно улыбнулась. – Нет. Тут мило. – Она позволила Арджи осмотреться какое-то время, потом взяла под локоть. – Готова? А то администратор уже умирает от любопытства, почему две женщины стоят посередине комнаты и не двигаются.
Арджи с теплом посмотрела на Ли. – Я готова, дорогая. Идешь со мной?
– Ты этого хочешь? – Ли думала, что посидит в гостиной и почитает журнал «Люди» двухлетней давности, пока Арджи навещает подругу бабушки.
– Я… Я хочу, – Арджи резко замолчала и наклонилась к уху Ли. – Я хочу, чтобы ты пошла, Ли. Хотя бы на несколько минут.
Сердце Ли разбилось от страха в голосе. – Конечно, я пойду.
Арджи выдохнула и смело направилась к стойке регистрации. – Хорошо. Я знала, что на тебя можно рассчитывать, дорогая.

***

У меня нет ее в списках резидентов, а вас – в качестве гостя. – Сказал вежливо мужчина, перепроверяя журнал еще раз, чтобы убедиться. – Повторите фамилию. У нас несколько Люси.
– Слокомб.
– Извините.
– Это фамилия в замужестве, Арджи? – Ли перевалилась за стойку, чтобы взглянуть на журнал.
– Нет. Она была одна, когда… э-э… Я не знаю, была ли она когда-нибудь замужем.
Мужчина закрыл книгу. – Можете описать ее?
Глаза Арджи расширились. Она понятия не имеет, как сейчас выглядит Люси. – Низкого роста. – Она обхватила Ли за руку и подтолкнула ее прямо в лицо мужчины. – Даже ниже, чем она.
– Эй! – Вскрикнула Ли.
Мужчина рассмеялся и немного подождал. Когда Арджи ничего больше не добавила, он сказала. – Извините. Это не поможет. Тут общество престарелых. Все наши Люси низкого роста. Что-нибудь еще? – подтолкнул он ее.
– Когда она была молодой, ее волосы были огненно-рыжими, а лицо покрыто веснушками.
– О, эта Люси! Люси Джиллэнд. Та, которая ругается, как моряк, когда что-то случается или когда ей что-то не нравится.
– Да! – широко улыбнулась Арджи.
– Когда ее телевизор взорвался во время ежегодного матча по бейсболу в прошлом году, я мог слышать ее аж до стоянки машин.
Арджи улыбнулась. – Должно быть, это ее Люси Слокомб, которая обычно теряла треть зарплаты за то, что ругалась в радиоэфире самолета. – Скорее всего, это она.
– Она в 42 комнате. – Он снова открыл журнал сразу на букве «Дж». – Ее внучка с тремя дьволятами иногда навещают ее. Я покажу вам комнату и удостоверюсь, что она проснулась.
Ли моргнула от удивления.
– Это заведение для пожилых, а не тюрьма, – уверил он ее понимающе. Много людей имеют неправильное представление о таких местах. – Единственные люди, которые имеют ограничения на посетителей, только у тех, кто сам их и установил. И миссис Джиллэнд никогда этого не делала. Так что…
– Так почему мы все еще здесь? – Спросила Арджи, улыбаясь.
– Хороший вопрос, – согласился мужчина. – Пойдемте.

***

– Миссис Джиллэнд? – мужчина мягко постучал в дверь. – Вы готовы принять посетителей?
– Свидетели Иеговы? Если это они, пусть убираются к черту. Быть спасенной – это последнее, что мне сейчас нужно. Другие пусть заходят. Я не кусаюсь. Особенно, когда забываю вставить эти чертовы зубы. Боже… – Остаток предложения сошел на нет.
Рука Ли подлетела ко рту, чтобы подавить хохот.
Арджи грустно улыбнулась, услышав голос своего второго пилота, который, хоть и был немного хриплым, чем она запомнила, но все еще оставался узнаваемым после всех этих лет.
– Они здесь не для того, чтобы домогаться вас, – сказал он Люси. Одна маленькая ошибка шесть лет назад, а жильцы никогда не позволяют загладить вину. Он повернулся к Арджи. – Вы же не такие, правильно?
– Не беспокойтесь. – Она похлопала его по плечу. – Мы теперь сами. Спасибо.
Он кивнул и понизил голос. – Только одна вещь. Миссис Джиллэнд страдает от болезни Альцгеймера.
– Болезни? – Арджи тихо прошептала.
– Боюсь, что так. Не часто, но бывает, что она немного забывчивая время от времени. – Он покраснел. – Смотрите сами, мне не следует больше ничего говорить. Я имею в виду, что не могу потерять работу и…
Ли быстро покачала головой. – Мы от вас ничего не слышали.
Он выдохнул с облегчением. Я просто не хочу, чтобы вы были удивлены или расстроены. Некоторые люди ведут себя так, и ну… это немного тяжело для жильцов. А миссис Джиллэнд не так плохо, как некоторым.
– Спасибо, что предупредили нас, – искренне сказала Арджи. Она старая, вот и все, что он сказал. Этому я не должна удивляться.
– Миссис Джиллэнг, я оставляю вас с гостями, – сказал он громко и повернулся, чтобы уйти.
– Да, да, иди к своей стойке, Лео, – последовал раздражительный ответ из-за двери.
Лео улыбнулся и пошел по коридору.
Арджи положила руку на ручку двери. Рука так сильно дрожала, что Ли накрыла ее своей, успокаивая.
– Готова, милая? – Ласка выскользнула сама собой, когда ей захотелось защитить Арджи, выглядевшей немного бледной.
Арджи улыбнулась и кивнула, поворачивая ручку. «Прости меня за всю ложь, Ли». Грустно, но единственный путь – это не быть вместе. А прямо сейчас это не является приемлемым выбором.
Люси Джиллэнд сидела в кресле рядом с окном. Она была одета в длинную сорочку, с розовым халатом поверх. Казалось, что она была поглощена книгой.
Затем случилось сразу несколько вещей. Лео, администратор, вспомнив, что пропуска для Ли и Арджи у него в руках, позвал Арджи, которая стояла у двери.
Арджи пошла к Лео, а Ли зашла в комнату.
Люси повернулась к блондинке. – Хелен?
Ли неуютно поежилась, глядя за плечо в поисках Арджи, которая скрылась из виду.
– Извините. Но меня зовут…
– Я чертовски хорошо знаю, как тебя зовут, молодая леди.
– Но я не…
– Подойди и поцелуй свой тетушку в щеку.
Ли внутренне застонала и медленно двинулась к Люси, как ребенок пробирается в главный офис.
– Иисус, девочка! Я быстрее помру, чем ты до меня дойдешь в таком темпе. Иди так, как будто у тебя есть цель в жизни. Двигайся! Двигайся! Двигайся!
Ли быстро пересекла комнату. Она поборола в себе желание поздороваться с Люси, когда остановилась возле стула. Наклонившись, она неохотно поцеловала Люси в щеку. Кожа была мягкой, теплой и тонкой, как бумага. – Здравствуйте, – сказала она мягко.
– Здравствуй, дитя. Ты выглядишь немного по-другому с прошлого раза. Ты подстриглась?
Ли посмотрела в коричневые глаза Люси и поняла, что не хочет расстраивать или разочаровывать ее. Поэтому она покорно кивнула.
Люси улыбнулась, и Ли улыбнулась в ответ, глядя на женщину. Ее темные глаза улыбались вместе с губами, маленькие веснушки молодой Люси, хотя и поблекли от времени, но все-еще покрывали щеки. Она еще оставалась красивой.
Арджи зашла в комнату и закрыла за собой дверь. Ли и Люси обе повернули головы на звук.
Книга Люси упал на пол.
– Арджи Фитц… – Люси сглотнула и начала сначала. – Арджи?
Ли быстро подошла к Арджи и прошептала в ухо. – Она думает, что я кто-то другой. Ты выглядишь также как бабушка?
Сердце Арджи загрохотало в ушах, когда она прошептала в ответ. – Вылитая, но…
– Не думаю, что мы должны расстраивать ее, Арджи
Арджи кивнула и поблагодарила бога. Ей было интересно, узнает ли ее Люси, и как она объяснит это Ли. Все стало намного проще.
Арджи быстро сжала плечо Ли и прошла мимо, чтобы поприветствовать дорогого друга.
– Здравствуй, Люси.
Наполненные слезами глаза Люси стали еще шире. – Это ты! – Затем она прищурилась. – Не так ли?
– Конечно. – Фыркнула Арджи сквозь слезы. – Я выгляжу также, а ты выглядишь старше, чем Мафусаил, и вдвойне морщинистой. – Она внутренне вздрогнула, что подумает Ли от таких, казалось бы, грубых слов, но получила реакцию от Люси, которую и добивалась.
– Арджи! – Люси распахнула руки и с энтузиазмом обняла пилота.
Ли покачала головой от удивления. За это тебе следует получить Оскара, Арджи.
– Только не говори мне, что я наконец-то умерла, а ты здесь для того, чтобы забрать меня в ад? – В голосе Люси не было и тени страха.
Арджи засмеялась и покачала головой.
Она опустилась на колени перед большим голубым креслом, которое, казалось, поглотило ее подругу. – Нет, девочка моя, ты жива и здорова, как всегда. Кроме того, мне не хочется говорить тебе, но ад тебя не хочет. Они боятся, что ты захватишь власть.
Люси улыбнулась, а улыбка была такой злой, что Ли громко сглотнула. – Я бы не хотела менять власть. Если только, чтобы поразвлечься. – Она и Арджи захохотали над казалось бы старой шуткой. Но Ли знала, что это было невозможно.
Затем, Люси кое-то вспомнила, и взгляд наполнился скорбью. Крупные горячие слезы покатились по щекам. Она взяла руку Арджи и сжала ее с поразительной силой. – Ты умерла. – Сказала она с жаром.
Сердце Арджи сжалось, и она медленно кивнула.
Ли продвинулась вперед, увлеченная разговором. Она положила руки на плечи Арджи.
Арджи тихо вздохнула от прикосновения, которое было утешительным, хотя и непроизвольно.
– Я скучала по тебе Рут Джин. Мне так жаль, что не смогла спасти тебя. Нижняя губа Люси задрожала. – Я пыталась. Я…
Арджи быстро ее успокоила, вытерев влажные щеки.
Неожиданно, у Ли на глазах появились слезы. Но она молчала.
Арджи шмыгнула носом. – Я знаю. И знаю, что ты сделала, все, что можно. Благодаря тебе я не утонула и не потерялась в море навсегда. Авария была слишком серьезной. – Она замолчала и вытерла свои щеки, когда закончила с щеками Люси.
Воспоминания об аварии нахлынули с неожиданной яркостью. Она могла даже почувствовать воду, когда пыталась выбраться. Она болезненно сглотнула и задвинула мысли внутрь. Сейчас не то время для воспоминаний. Есть и другие темы для разговора. – Я пришла сюда не для того, чтобы об этом говорить. – Улыбка была горькой. – Я пришла, чтобы поговорить со своим вторым пилотом, и вижу, что у тебя проблемы, как всегда.
Люси со слабостью отклонилась на спинку кресла. Глаза переметнулись на Ли. – Почему ты здесь с моей племянницей Элен? Если ты спишь с ней, Арджи, клянусь, я надеру тебе зад. Как делала это раньше! – Но кашель в конце фразы сделал ее менее угрожающей.
Арджи фыркнула. – Нет, Люс. Это не твоя племянница Элен. Это мой очень дорогая подруга, Ли Мэтьюс. Она закатила глаза и кивнула раньше, чем Люси могла спросить. – Да, если тебе надо знать, мы спим вместе.
Люси посмотрела на Ли, которая поерзала неуютно, пытаясь уложить в своей голове, что бабушка Арджи была лесбиянкой. И той, кто действительно спит… Ей стало интересно, в таком случае, как появилась мама Арджи.
Старая женщина склонила голову в сторону и изучающе посмотрела на Ли. – Ты не Элен?
– Нет, мадам.
– Почему ты мне не сказала? Я иногда путаюсь, но я не глухая!
– Я пыталась, но…
– Такая молодая девушка, а оправдываешься, как хромой осел!
Арджи включилась в разговор, чтобы поддразнить любимого пилота. Это была одна из радостей в жизни, о которой она скучала. – Она ничего не успела сказать, ты – сварливая коза. Потому что ты не дала ей ни единого проклятого шанса. Так же, как и всегда.
– Защищаешь ее, да? – Люси наклонилась вперед и толкнула Арджи костяным локтем. – И влюблена в нее, держу пари. Конечно, когда ты переспала со всей службой медицинских сестер, я думала, ты в конечном итоге так устанешь, что у тебя будет выбор, или осесть или погибнуть от истощения. – Она снова посмотрела на Ли. – И она довольно милая. Другой я и не ожидала.
Ли начала задыхаться, пытаясь сдержать смех. Судя по всему, бабушка Арджи была крупной, а Люси Джиллэнд крошечной. Она могла только представить, какая это была пара.
– Я не спала со всеми, – без энтузиазма возразила Арджи. – Только с теми, кто хотел провести время хорошо.
Теперь был черед Люси закатить глаза и фыркнуть.
– А Ли и я не живем вместе, поэтому планов о свадьбе просто не может быть. В этом смысле я не нравлюсь Ли. Она хочет только мое тело. – Арджи повернула голову и подмигнула дальнобойщице. – Она арендовала его на неделю.
– Я так понимаю, ты распустила руки, а она поставила тебе этот синяк. Черт, давненько я такое не видела. – Люси поежилась от фиолетового синяка.
Ли покраснела и смущенно кивнула маленькой женщине. – Но я клянусь, это было случайностью. – Она также хотела сказать, что Арджи значит для нее больше, чем развлечение. Но к удивлению, слова застряли в горле.
Думая, что Ли расстроится от комментария о глазе Арджи, Люси сказала. – Не беспокойся, девочка. Старине Арджи доставалось и хуже, зато она быстро выздоравливает. Думай, что этот случайный удар будет платой, когда в следующий раз Арджи действительно заслужит по глазу.
– Эй!
Люси хлопнула по коленке и закатилась долгим смехом. К тому времени, как она закончила, у нее уже было кое-что на уме. – Арджи, – спокойной сказала Люси. – Мне нужно поблагодарить тебя за одну вещь, и рассказать тебе один маленький секрет, который я сохранила навсегда.
Арджи нахмурилась. – Какой такой секрет у тебя может быть от меня? – Они рассказывали друг другу все. Или она просто так думала.
Люси провела пальцами по щеке Арджи и дотянулись до каштановых волос. – Теперь они у тебя короче.
– Это большой секрет?
– Нетерпеливая, как всегда, – вздохнула Люси. – Я всегда была в тебя немного влюблена, Арджи. Тогда и каждый день с тех пор. – Она пожала плечами и улыбнулась, глаза тепло искрились. – Может быть, это и не такой большой секрет, в конце концов.
Ли затаила дыхание, ожидая услышать, как Арджи ответит за своего давно умершего предка, уже чувствуя, как начинает закипать то, что зовется неразумной ревностью.
Кончики ушей Арджи покраснели. – Э, подруга, ты знаешь, я всегда чувствовала то же самое. – Она нежно улыбнулась Люси, которая в ответ улыбнулась яркой улыбкой. – Хотя мы, конечно, никогда не думали, что можем быть вместе подобным образом.
Ли моргнула. Это удивительно. Арджи – адская актриса. «Я уже и забыла, что она на самом деле не ее бабушка».
– Нет, – вторила ей Люси серьезно. – Мы не думали. Но это не остановило меня любить тебя таким образом.
– Также и меня. – Арджи протерла глаза тыльной стороной руки. В тот момент, когда она почувствовала себя почти разоблаченной, Ли нежно сжала плечи, говоря, что все хорошо. Арджи подняла руку и рассеянно похлопала одну из маленьких ручек Ли. – Тебе нужно было вернуться домой и выйти замуж за того плоскостопного бухгалтера, о котором ты постоянно болтала. И глядя на комнату, – Арджи обвела рукой пространство, указывая на дюжину фотографий счастливых людей. – Полагаю, ты это сделала.
– Как обычно, Арджи, ты не права, – голос Люси стал тверже. – Нет. Я не вышла замуж за Гарольда, за что должна сказать тебе спасибо. – Старая женщина протянула руку к полке рядом со стулом и взяла маленькую фотографию в оловянной рамке в виде сердечка. Она поднесла ее к губам и поцеловала, потом поставила на колено и начала рассказ.
– Я не знаю, что ты помнишь, когда нас выловили из океана после падения самолета. – Лицо Люси побледнело, но она продолжила. – Ты была очень плоха.
Мрачный взгляд промелькнул на лице Арджи. Но когда она заметила, как внимательно Люси наблюдает за ее лицом, она смягчила выражение, ей даже удалось улыбнуться в поддержку. – Продолжай, девочка. Это все в прошлом и не сможет навредить нам сейчас.
Люси попросила Ли подать бумажные платочки Kleenex с ночной тумбы, что дальнобойщица сделала и терпеливо подождала, пока дрожащие пальцы вытащат точно четыре платочка, чтобы высморкаться. – Мы обе были переправлены военным самолетом для эвакуации раненных в госпиталь на острове. Я со сломанной коленкой и стопой, а ты… ну… ты. – Она вздохнула, оставляя горечь, и вытерла уголок глаза салфеткой. Затем, неожиданно, обворожительно улыбнулась. – Доктор только прибыл с курсов хирургии, и ты была у него первым пациентом. Это был красивый блондин из Чикаго, мой Макс. Он был нежным и мягким, а глаза синее летнего неба, прямо как у твоей подруги. – Люси указала пальцем за плечо Арджи на Ли.
– В любом случае, после того, как ты… ушла и сдохла. Черт побери, Арджи. Я до сих пор зла из-за этого, знаешь ли!
Арджи сложила руки на груди и рявкнула, – ты думаешь это было в топ листе дел на день, Люси!?
Ли стало интересно, как повернется разговор от этого комментария. А Люси тем временем продолжила говорить, как будто того всплеска никогда не было.
– После того, как ты умерла, Макс и я так напились, что нас заперли в военной тюрьме, в соседних камерах. На неделю! Сначала я думала, что мы убьем друг друга. К тому времени, как неделя подходила к концу, я была больше обеспокоена тем, что беременна. – Она мягко рассмеялась, погрузившись в свои воспоминания.
Брови Арджи поползли к челке. – Вы оба были в разных камерах, но ты беспокоилась, что беременна?
– Там, где есть желание, есть решение, Рут Джин. Как будто я должна тебе это рассказывать.
Ли расхохоталась.
Люси бросила на Ли взгляд с намеком на подмигивание. – В любом случае, остров превратился в сумасшедший дом, и затем стихло. Я подумала, что они забыли про нас. Ты можешь в это поверить? – Она бросила платочки в мусорную корзину возле кресла. – Мы никогда не разлучались после этого, по крайней мере, не в наших сердцах. Он умер два года и два месяца назад. – Она взяла фото с колена и гордо показала ее Арджи.
Фото было изначально черно-белое, а позже раскрашено. Рыжие волосы Люси были огненными, а темные глаза явно плясали от радости. Прижавшись к щеке, стоял зубастый, белобрысый мужчина с короткой стрижкой и тонкими усами. Он улыбался так, как будто выиграл в лотерею. На сколько Арджи знала, так и было. – У нас трое детей, шесть внуков и одиннадцать правнуков. Вот за что я хотела тебя поблагодарить. За всю мою жизнь.
По щекам Арджи бежали слезы, но она улыбалась сквозь них и смеялась, пока Люси говорила. Она чувствовала небольшую обиду в глубине души, а теперь смахнула ее после слов Люси.
– Э, девочка, я рада, что из этого вышло что-то хорошее. Похоже, у тебя была чудесная жизнь, и это самое главное. Я всегда для тебя этого хотела. Максу очень повезло, что его любил такой человек, как ты.
– Пятьдесят шесть лет, – уточнила Люси с очевидной гордостью. – Пятьдесят шесть прекрасных лет замужества. – Она протянула фото Ли, которая поставила ее на тумбочку рядом с кроватью. Затем Люси посмотрела на Арджи с еще одной злой усмешкой. – Ты по-прежнему много пьешь?
– А как по-другому? – кивнула летчица.
Люси указала подбородком на шкаф. – Ли, там, в нижнем ящике. Бутылка хорошего ирландского виски, достань ее мне, будь добра?
Ли сделала все, что могла, чтобы не рассмеяться над этими двумя. Арджи совершенно играла свою часть бабушки, а Люси, казалось, ожила, когда говорила о старых временах. Ли была рада, что пошла с Арджи. Люси была милым человеком, и дальнобойщица поняла, что без таких женщин, как бабушка Арджи и Люси, она бы не делала того, что делает сейчас, чтобы жить. Некоторые женщины просто не вписались в форму и изменили жизнь для тех, кто идет им на смену, хотели они этого или нет.
Ли достала бутылку и нашла пару рюмок, которые передала Арджи. Арджи посмотрела на бутылку и присвистнула от удивления. – Ничего себе, подруга! Это отличная вещь. Как ты, черт побери, ее достала?
Люси ухмыльнулась. – Лео – хороший мальчик.
Арджи взломала печать на бутылке и вдохнула запах крепкого напитка. – М-м-м, теперь оно пахнет просто восхитительно. Она налила по чуть-чуть и протянула одну рюмку Ли, а другую Люси. И подмигнула. – Я выпью прямо из бутылки, если вы не возражаете.
– Ага, – Люси подняла рюмку для тоста. – За мою Арджи.
Они чокнулись и опрокинули рюмки.
Ли зашипела, когда напиток ожег горло.
Арджи прогудела от удовольствия. А Люси облизала губы и дрожащими руками отставила рюмку в сторону. Арджи предложила Люси еще, но старая женщина покачала головой.
– Лучше не надо, Арджи. Моя внучка придет сегодня днем и будет в бешенстве. – Она закатила глаза от раздражения. – Но ты со своей подругой можете пить, сколько хочется.
Арджи указала Ли на бутылку, но та покачала головой. Она за рулем, в конце концов, и последнее, что ей сейчас было нужно, чтобы ее остановили за вождение в состоянии алкогольного опьянения. Однако, пилот не видела ни одной весомой причины, чтобы не пить. Она никогда не могла отказаться от доброго ирландского виски и демонстративно сделала еще один здоровый глоток.
– Ли, Арджи когда-нибудь делала одолжение, чтобы рассказать тебе о том случае, когда подбила двух японских истребителей?
Ли улыбнулась Арджи. «Интересно, как она из этого выберется». Ли приняла самое невинное выражение лица. – Ну почему же. Арджи как-то давала осечку и упоминала об этом.
– Ну, – Арджи прокашлялась, а мысли носились в поисках выхода, чтобы забросить мяч обратно в корзину Люси. Наконец, она пожала плечами и сделала все возможное, чтобы выглядеть смущенной. – Это потому, что я такая скромная, видите ли.
– О, ерунда! – Люси и Ли взорвались одновременно.
Ли прикусила губу, снова понимая, что должна говорить об умершей бабушке Арджи. Затем она снова подумала, что женщины очень похожи, и Арджи, возможно, несло, как и Люси. Старая женщина была с огоньком, который все еще горел, несмотря на годы.
– Арджи Фицджеральд, ты лживый мешок…
– Люси, будь милой.
Старая женщина потрясла пальцем на подругу. – Ты знаешь так же, как и я, что ты чуть не оторвала пуговицы на мундире. – Взгляд Люси переместился на Ли. – Видишь ли, что произошло, мы наткнулись на пару японских истребителей, когда переправляли самолет. Но у этого самолета была пушечная турель, под завязку заряженная противовоздушными ракетами. Поэтому, лейтенант Фицджеральд решила повернуть самолет ко мне, и когда мы опустились ниже, то расстреляли те японские самолеты прямо с воздуха. Я едва могла поверить глазам! Насколько я знала, Арджи была единственной женщиной, которая уничтожила двух истребителей. – Конечно, никто не оказал того уважения, которое она заслужила за то, что сделала. Тупые, бесполезные ублюдки, – проворчала она, потом хлопнула по коленке. – Но будь все проклято, если бы она это не сделала!
Арджи почесала щеку и постаралась не краснеть от истории. Она посмотрела на Ли и пожала плечами.
Ли снисходительно улыбнулась Люси, вдруг обрадовавшись, что старая женщина сама рассказала историю, и что ее Арджи не разочаровала женщину, не зная детали. «Моя Арджи? О, боже».
– Я тут вспомнила, – Люси поднесла руку к губам, от промелькнувшей мысли взгляд стал сосредоточенным. – В шкафу есть жестяная коробка. Кто-нибудь из вас принесите ее мне. – Она знала, что звучит, как старая лентяйка. Но ей не хотелось, чтобы Арджи видела, как она хромает по комнате. Колено ее так полностью и не зажило, а становилось только хуже с возрастом. На днях все, что она смогла сделать, это выбраться из кровати и сесть в кресло.
Ли вызвалась добровольцем и быстро подошла к шкафу до того, как Арджи смогла сказать хоть слово. Она нашла коробку на верхней полке и вернулась к женщине, положив ей на колени.
Люси открыла коробку и вытащила старые, выцветшие фотографии. Она улыбнулась и протянула их Ли, которая наклонилась, чтобы взять. Там была Арджи и ее второй пилот в расцвете лет. Они стояли рядом друг с другом, с оружием через плечо, перед одним из бомбардировщиков, на котором летали, и широко улыбались.
– Думаю, мы тут в сорок третьем.
Ли взглянула на фотографию. Челюсть отвисла. – Святое дерьмо! – Ее глаза заметались между Арджи и фото, а челюсть отвисла еще больше. – Но… но… но…
Арджи выхватила фото из пальцев Ли. Она долго смотрела на нее, потом подняла к лицу Ли. – Это старое фото, детка, но ты должна заметить, что оно хорошее. – «И каким макаром я должна выбираться из этого? Пожалуйста, Ли, купись на это».
Взгляд Ли сменился с изумления на что-то посложнее. Ли нахмурилась, и на какой-то момент Арджи подумала, что девушка сейчас выпустит кота из мешка. Но потом Ли улыбнулась смущенно. Когда она оторвала взгляд от фото, то медленно выдохнула, встретившись глазами с Арджи, и задержала взгляд. – Да. – Голос смягчился, а взгляд подобрел. – Замечательное фото.
Люси прервала напряжение между женщинами громким заявлением, вытащив коробку, обитую вельветом из серой жестяной коробки. – Вот оно. – Она положила коробку в ладонь Арджи. – Я всегда хотела отдать кому-нибудь, но хотела сделать это лично и… ну… этого не случилось. А теперь, я полагаю, могу просто отдать тебе назад, то, что тебе и принадлежит.
Арджи открыла крышку и обнаружила там «крылышки» – нагрудный знак летчика. Затем, как будто дамба прорвалась, и все эмоции, которые она так пыталась сдержать вырвались наружу. Она громко хлюпнула носом, не имея сил сдержать слезы, побежавшие по щекам. Арджи почти захлебнулась словами, когда нежно сказала. – Спасибо тебе.
Потом раздался громкий стук в дверь. – Бабуля! Мы здесь!
Глаза Люси стали круглыми. – О, господи, это дьяволята. Спрячьте меня.
Ли поддержала Арджи, чтобы та встала. Подруга выглядела так, как будто была готова еще больше разреветься, и на секунду Ли было тяжело отделись этого человека от дерзкой летчицы, которую видела несколько минут назад.
Ли наклонилась и обняла Люси, которая оставалась сидеть в своем кресле. – Нам нужно идти, Люси. Была рада познакомиться с вами.
Арджи положила значок в карман и наклонилась, чтобы поцеловать Люси в щеку. – Храни тебя бог, Люси.
– Подожди. – Она обхватила Арджи за щеки и смущенно сказала. – Ты не привидение?
Арджи бросила на Ли взволнованный взгляд.
Ли печально улыбнулась и ушла в коридор, чтобы оставить их наедине. «Как долго я смогу удерживать дьяволят? Ведь ничего не знаю об этих детях». Она потянулась к бутылке виски на выходе, но в последнюю секунду передумала. Но не потому, что рядом не было рюмок.
Арджи посмотрела на своего второго пилота, обхватив морщинистые руки своими. – Нет, девочка, я не призрак. – Она широко улыбнулась. – По крайней мере, не сегодня.
Люси посмотрела мертвой Арджи в глаза. – Я знала это.
– Ты всегда была очень умной для своего же блага. – Арджи обняла ее и наклонилась ниже, чтобы прошептать прямо в ухо Люси. – Макс будет ждать тебя, но не нужно спешить. Твоя семья тебя тоже слишком любит, чтобы оставлять их в ближайшее время. – Она отстранилась и подмигнула, не беспокоясь о том, что нижняя губа начала дрожать. – Будь хорошей.
Белка покачала головой от удивления. – Не могу поверить, что ты выжил! – Подергивание телом было верным знаком.
Белка растянулся на животе, пушистое лицо было в грязи. Он потряс головой, пытаясь вытрясти особенно неприятный кусок грязи из носа. – Что ты имеешь в виду по «выжил»? – выдохнул он. – Я уже был мертв до того, как по глупости согласился стать приманкой!
– Точно, – согласилась она довольно, закидывая голову назад и заливаясь беззаботным смехом, который ее муж обычно любил. Это очень сильно напоминало Мисс Свинью. Правда без волос. Без помады. Без свинины.
Бельчонок усмехнулся.
– Но, – радостно продолжила она, и ущипнула его за уши.
– Ой!
– Ты все еще чувствуешь боль.
Он протер глаза.
– Поэтому все могло быть хуже. Ты мог стать закуской для Фли.
– Закуской? – Бельчонок выгнул грудь от негодования. К сожалению, это движение только вызвало кашель и хрип. – Я больше, чем закуска, и не забывай об этом, – высказался он.
От жалости белка замолчала. Его голые ягодицы говорили сами за себя.
– Ты видела меня? Видела? А? А? Видела? – Вырвалось у него, вдруг осознав, что второй раз за свою беличью послежизнь испытывает храбрость и триумф. Однажды он просто узнал, что может выпить полную банку пива без остановки. Но в сегодняшнем положении он даже не мог надеяться на большее!
– Я видела, – глаза стали влажными. – Ты был… Это было просто…
– Великолепен, – выдохнул он благоговейно.
Женщина была вынуждена согласиться. Хотя ее план провалился, он приложил героические усилия. И она этого никогда не забудет…

– Ладно, единственное, что тебе нужно делать… Это ничего.
– Что значит, «ничего»?
– Ничего, – Повторила она с нетерпением. – Фли придет за тобой.- Она закончила привязывать к хвосту длинную веревку. – Ты привлечешь ее.
– Что?
– Как сыр в мышеловке! – Она сморщила лицо. – Только более вонючее.
– Эй, – фыркнул он. – Я же работал.
Его протест был проигнорирован. – В любом случае, когда Фли будет готова съесть тебя, я дерну за веревку и вытащу тебя. Она прыгнет и упадет в яму. И, вуаля… – Белка щелкнула пальцами. На самом деле, она перережет веревку. Как белки могут делать подобное! Злобный бог!
– Подожди. Стоп. Еще раз. – Он положил руки на бедра. – Почему это должно произойти прямо перед тем, как Фли съест меня. Почему не может быть более долгого времени до того, как она меня съест? Просто, чтобы быть в безопасности.
Белка закатила глаза. – Тупица! Если я вытащу тебя слишком рано, она не прыгнет на тебя и не упадет в яму.
– Но…
– Сыр и тот умнее, чем ты.
Бельчонок открыл рот. – Это не так.
– Это так.
– Не так!
– Докажи!
– Хорошо! Пойдем! Я готов встретиться с кошкой.
– Мужчины, – фыркнула она про себя, почти жалея умственно отсталого мужа. – Не могу жить с ними. Но они становятся хорошими приманками. Однажды.
Белка зажала веревку между зубами и побежала вверх по дереву. Она нашла хорошую ветку и обвязала веревку вокруг, скрываясь в гнезде, находящемся рядом. Когда Фли появится и попытается съесть мужа, все, что ей нужно сделать, это дернуть, и он будет выхвачен из челюсти смерти. Как говорится.
Теперь они ждали.
И ждали.
И ждали.
Бельчонок посмотрел наверх. – Я хочу, чтобы Фли пришла, съела меня, и избавила от мучений быть таким ничтожеством! – рявкнув он, зная, что супруга слышит, даже сидя высоко на ветках.
Большой желудь откуда ни возьмись упал с дерева и ударил его прямо между глаз.
– Ой. – Он начал раскачиваться. – И от гнилой удачи.
Именно тогда Фли медленно вышла из закусочной, немного подавленная. Арджи была ее любимым человеком, а теперь она отсутствовала. – Подожди, что это было? – Золотые глаза Фли прищурились, когда увидела своих беличьих друзей. «О, они могут хорошо развлечь!» Она годами не выпускала свою темную сторону! «Интересно, а почему бы не привезти в Глори побольше грызунов для развлечения». Конечно, всегда можно поприставать к людям… но, как правило, ей было скучно с этими глупыми существами.
Фли моргнула. Они приготовили для нее ловушку? День становился все лучше и лучше.
– Вот она! – Белка прошипела мужу, дернув за веревку, чтобы убедится, что он во внимании. Она ненавидела, когда он, как правило, отключается в самое неподходящее время.
Белка улыбнулась. Ей следует надеть на мужа поводок. Ее радостные мысли были прерваны быстрым движением веревки в лапах. Она посмотрела вниз и увидела, что Фли заглотила голову бельчонка. Кошка дико его трясла, а хвост мужа отчаянно развевался по ветру. – Упс.
Белка сильно потянула за веревку, и муж выскочил изо рта Фли.
– А-а-а! – Закричал он. Затем замолчал. Что у Фли было на завтрак? Он облизал мех у рта. «М-м-м… печень».
Фли остановилась и наклонила голову в сторону, уставившись на бельчонка, который висел в футе с половиной от земли, привязанный за хвост. Пиката? 9 Как интересно. У нее давно не было фиесты!
– Выше, выше! – Закричал бельчонок, когда Фли радостно била его по голове и плечам, все время избегая закрытые ветками ямы в нескольких сантиметрах от лап.
Опасаясь, что муж не продержится долго, а не потому, что у нее не было другой приманки, белка потянула веревку, и тянула и тянула, пока бельчонок оказался в недосягаемости для лап Фли.
Фли зашипела, не обрадованная временным перерывом в игре, просто подпрыгнула вверх и вцепилась в бельчонка, раскачиваясь с ним вперед-назад, пока двое животных не начали бешено вращаться.
Белка посмотрела вниз. Они прямо над ямой! Пора резать веревку в этот момент. Нет. Это было бы очень жестоко. Слишком отвратительно. – «Но муж уже мертв», – с искушением возразило сознание. – «А вспомни, когда он принес тебе крошечный беличий пылесос на твой юбилей». Белка начала грызть свои ногти, охваченная волнением. Попытавшись вытолкнуть мысли из головы, она поднесла острые, как бритва, зубы к веревке, открыла рот и…
– Фли! – Позвал Мэвис. – Что ты делаешь с этими бедными животными?
Фли быстро отпустила бельчонка, спрыгнула на землю прямо рядом с ямой. Она головой кивнула на себя, как будто говоря, – Кто, я?
Мэвис нахмурился. – Если ты хочешь поехать в Глори, тогда тебе лучше поспешить.
Фли разорвалась на части. Утром она могла бы снова приехать к закусочной и навестить своих новых друзей. Не похоже, что они куда-то собираются. Не тратя ни секунды, кошка отскочила от дерева и белок и запрыгнула в ожидающий ее грузовик Мэвиса.
Бельчонок застонал. Почти все тело оцепенело.
Белка захныкала. – «Они были так близко!» Она мягко опустила мужа на землю, с осторожностью, убедившись, что он миновал яму. Слезла с дерева, не веря, что муж все еще одно целое. Кто знал, что кожа у белки так тягучая?
– Я был самой лучшей проклятой приманкой, – сказал бельчонок, вырванный из задумчивости гудком автомобиля со стоянки у кафе.
– Ты пристыдил червяков и пиявок, – согласилась жена.
– Чертовски верно. – Он встал и отряхнулся, позволяя белке отвязать хвост.
– Нам нужен новый план.
– Ни за что!
– Пойдем. Мне лучше думается дома.
Бельчонок сделал шаг, споткнулся об желудь, который до этого его ударил по голове и упал спиной прямо в яму, ломая тонкие ветки, прикрывающие дыру.
Черные бусинки беличьих глаз расширились, когда супруг упал в пропасть. Раздался всплеск. «Что он положил в яму?»
Она предполагала, что ловушка полна острыми, как бритва кольями, или битым стеклом, или чем-нибудь подобным. Что могло вызвать всплеск? Она подобралась поближе к краю, не желая смотреть вниз из страха, что увидит останки истекающего кровью мужа. А что если он наполнил яму кислотой?
Затем она услышала слабое. – М-м-м.
Заинтересовавшись, она посмотрела внутрь дыры. – Бельчонок счастливо плавал в бассейне голубой жидкости.
– Что это?
– Вау. На вкус действительно хорошо. – Его зад и спину немного саднило, но он не обращал на это внимания. Он сделал еще один глоток. – Почти как пиво! – Интересно, какого вида кайф я могу получить? А у нее столько же калорий? Бельчонок добыл еду!
– Кх-кх.
Он лениво посмотрел наверх. – Это антифриз.
– Антифриз?
– Ага. Я слышал, что он убивает кошек.
Женщина устало выдохнула, когда муж сделал еще один глоток. – А как ты думаешь, он убивает кошек, дорогой?
Бельчонок звучно отпил еще раз и поплыл на спине, полоская жидкость во рту. Он снова посмотрел наверх, голубая жидкость сочилась с уголков рта. – Как? Я не знаю.
Вдруг он ахнул, схватился за горло и упал лицом в жидкость.
– Ха-ха. – Она почесалась и поймала крошечную блоху в шерсти. – Интересно, он когда-нибудь подумает об этом?
С кухни Ли наблюдала, как Арджи сидит на диване. Высокая женщина смотрела на «крылышки» и молча стирала слезы с щек. «Нетнетнетнетнетнетнетнет! Пожалуйста, не позволяй ей плакать. Я не выношу плачущих женщин». Ум Ли метался в поисках выхода. «Я могла бы убежать и купить платочки Клинекс, а к тому времени, как вернусь, она закончит плакать». Ли услышала еще одно хлюпанье носом, и сердце оборвалось. Она не сделает этого. Последний раз, когда она сбежала от плачущей женщины, эта злая сука вдребезги разбила телевизор, принадлежащий мотелю, и исчезла в ночи, оставляя Ли платить за все.
Хоть она и не хотела идти в комнату, она почувствовала необходимость, нет, требование сердца утешить Арджи. Однако, в этот момент, мозг все еще имел власть. Он говорил ей оставаться в комнате и приготовить текилу. И сделать двойную. И пить прямо из бутылки.
Глазами, однако, казалось, управляло сердце, и взгляд снова заскользил по глубоко печальному выражению лица подруги. «Дерьмо». У Ли не было выбора. Мышцы в союзе с сердцем, в результате переворота, заставили ее выйти из кухни и встать на колени перед Арджи.
Блондинка медленно провела рукой по ноге Арджи, затем вверх по руке, и нашла щеку. Она нежно погладила кожу большим пальцем. – Эй, – прошептала она, наклонила голову и пыталась наладить контакт с глазами подруги. – Ты в порядке?
Арджи попыталась улыбнуться и кивнула. – Да, я в порядке. – Она протянула значок Ли. – Впечатляет, правда? – Она думала, что гордится мужчинами и женщинами, которые его носили, их имена были подзабыты, но лица были ясными, вечно молодыми.
– Да, – Глаза Ли не оставили глаза Арджи. Она хотела, чтобы Арджи было лучше, но понятия не имела, как это сделать. – Мило было со стороны Люси дать его тебе, – сказала она нервничая. Почему визит к Люси так повлиял на Арджи? В конце концов, ничего грустного не было. Люси жива и была в порядке. Они обе услышали несколько историй о бабушке Арджи, которая была камнем преткновения.
– Извини, что не сдержалась. Я не хотела портить нам день. Не понимаю, почему…
Ли прижала пальцы ко рту Арджи. – Все в порядке. Мы все подверглись воздействию, которое не ожидали. – «Как ты влияешь на меня, например». – Но… м-м-м… – Она нервно облизала губы. – Ты будешь в порядке, да?
Арджи улыбнулась и поцеловала пальцы Ли. Потом протянула руку и запустила пальцы в густые волосы маленькой женщины. Чувствуя, как Ли подалась вперед от ее прикосновения, она другой рукой обхватила голову Ли и потянула ближе к себе. – Я не ожидала этого, Ли Мэтьюс, – прошептала она, пристально глядя в глаза дальнобойщицы. Обе женщины были удивлены словами. Арджи наклонилась вперед и нежно поцеловала Ли, вдыхая мягкость губ. «Я никогда не ожидала, что ты будешь такой».
Слегка пораженная наплывом чувств от простого поцелуя, Ли отстранилась. – Это, – она сделала паузу и собралась с мыслями. – Это же хорошо, да?
Сверкающая улыбка была ей ответом. Потом Арджи зевнула.
– Давай, – Ли встала и протянула Арджи руку. – Пошли спать.
– Сейчас же только…
– Кого волнует, сколько сейчас времени? Я же вижу, что ты устала.
Арджи угрюмо выдохнула. Она была истощена. Она не рассчитывала, что общение с Люси выведет ее из душевного равновесия, хотя знала, что еще не приспособилась к жизни живых, чтобы выдерживать бесконечные требования тела.
Ли привела Арджи в спальню. Не заботясь о свете, она молча раздела подругу, прилагая невероятные усилия, чтобы держать руки при себе. Арджи была уставшей. Ли понимала, что даже такой маленькой прелюдией она могла бы соблазнить ее, но это казалось неправильным.
Арджи приподняла брови, когда последняя вещь была на полу. – Ты же тоже идешь, да?
– М-м-м… – В голосе Арджи промелькнула мольба. – Конечно, – услышала себя Ли.
Арджи проскользнула в кровать, глаза начали слипаться раньше, чем Ли успела залезть под покрывало.
Блондинка лежала и смотрела на Арджи. Она почувствовала себя неловко, глядя в наполненные тяжестью зеленые глаза. Ли моргнула. «Я никогда так раньше не делала. Ну, со времен школы…». Семилетний возраст можно не брать в расчет. Всегда был только секс.
– Ты не устала? – Зевая спросила Арджи, борясь со сном. – Я могу встать. Ты, наверное… – пробормотала она и задремала, захлопывая глаза.
Ли перевернулась и посмотрела в окно в темное небо.

***

Она открыла глаза, не зная, сколько прошло времени. Комната была наполнена тенями, когда из-за плеча раздался тихий, хриплый ото сна голос, поплывший сквозь тишину.
– Я люблю тебя, Ли Мэтьюс.
Тепло от дыхания Арджи защекотало шею Ли, но она лежала тихо, позабыв, как дышать.
– Боже, прости меня, но это так. – Арджи устало выдохнула, и Ли могла легко представить наполненный волнением задумчивый взгляд, который на секунду задержался на лице перед тем, как исчезнуть.
Сердце Ли снова начало биться.
Глава 12.
Ли перевернулась в теплых объятиях Арджи, окинув взглядом лицо любовницы. «Когда спит, она выглядит по-другому», – подумала Ли. Красивые тревожные глаза, казалось, противоречат спокойной натуре Арджи. Нетерпеливо перескакивающий взгляд от вещи к вещи, изучающий мир, как будто она видит его впервые. «Как мило». Выражение лица Ли смягчилось. «Такая молодая, но иногда ведется себя так, как будто она – таинственная старая душа».
Арджи положила руку на талию подруги, подвинулась и притянула ближе. Она счастливо вздохнула, успокоившись даже во сне тем, что Ли рядом.
Они не могли проспать больше четырех часов. Комната была все еще погружена в плотные серебристые тени. Запах теплой кожи и чистых простыней висел в воздухе. Арджи дышала медленно и равномерно. Ли могла видеть слабые движения глаз под веками. «Интересно, что ей снится?»
В уголках губ Арджи виднелся небольшой намек на улыбку.
Ли протянула руку до лба, чтобы убрать упавший темный локон волос. Она остановилась на половине движения и посмотрела на дрожащую руку. Все это было таким пугающим, таким чужим. Чувствовалось, как будто кулак сжимает сердце.
Она тяжело сглотнула. «Ну, давай, Ли, трусливое ничтожество». Прилагая усилие, она успокоила руку и решила закончить простое действие, чтобы убрать назад этот локон непослушных волос. Пальцы слегка коснулись мягкой, опухшей кожи вокруг почерневшего глаза Арджи и опустились до щеки.
Высокая женщина слегка вздрогнула от легкого, как перо, прикосновения.
Ли улыбнулась, нахмурив брови. «Боже, что я делаю? Не хочу», – зашипел мозг. – «Я не хочу влюбляться в нее. Я не хочу ни в кого влюбляться! Не буду». – Но, подумав, не могла поверить словам. Она бесстыдно врала много раз за жизнь. Но даже, когда мир собирался перевернуться, как было несколько раз, она пыталась не врать самой себе. До этой недели.
Сегодня вечером, сквозь дымку сна, она слышала приятные слова Арджи. Кожей чувствовала тихое шептание и движение своего сердца в ответ. И в этом состоянии между сном и бодрствованием слова вызвали лишь на секунду тревогу и липкий страх до того, как она смогла отбросить их и погрузиться в сон. Но теперь, проснувшись, они казались слишком реальными. И слишком сильными, чтобы справиться.
Ли осторожно выбралась из-под покрывала. Она нежно прикрыла плечи Арджи, долго наблюдая, как приподнимается и опадает от дыхания грудь. Ли пыталась побороть заполняющее ее отчаяние и страх. Не получалось. Она подняла помятое покрывало, упавшее на пол. Мысли начали наползать одна на другую, заполняя голову ненужными образами, которым она никогда не позволяла появляться. Ее охватила паника. Ли задрожала, поплотнее завернулась в покрывало, едва замечая шершавость голой кожей, и пошла, ускоряя шаг. Она дошла до стеклянной двери, открыла ее, втягивая большим глотком холодный ночной воздух, как тонущая женщина, вырвавшаяся на поверхность. Страх был таким реальным, что она могла почувствовать его в горле.
Ли закрыла глаза и медленно выдохнула, позволяя прохладному ветру с моря обдувать ее и разметать спутанные после сна волосы в разные стороны. Она вышла наружу, игнорируя неожиданный холодный пол для голых ступней. Потом облегченно выдохнула, комната давила, а теперь можно дышать.
Взгляд устремился в сторону Пьюджет-Саунд и на мерцающие огни гавани. – Это просто секс, – уверенно сказала она себе. – Хорошо, просто великолепный секс. И было весело. Очень весело, чем с кем-то другим. Даже, когда мы просто ходили за покупками или вообще ничего не делали. И это все. Ничего больше. Но когда она смотрит на меня, колени слабеют, и приходится бороться с тем, что я теряю голову, как жалкий подросток. А когда она плачет, мое сердце разрывается. Черт. Черт. Черт! – Она расстроенно закрыла глаза. – Хорошо, это немного больше, чем секс.
Ли продолжила болтать сама с собой. – Ну и что из того, что она меня любит? – Она равнодушно пожала плечами, как будто для нее это ничего не значит, как будто ей нет никакого дела. – Так иногда бывает. Я не виновата. – Глаза наполнились неожиданными слезами. – Я не заставляла. – Она тяжело сглотнула.

0

10

Ли повернулась назад и посмотрела на темный номер отеля в сторону кухни. – Черт возьми, у меня даже не осталось стаканов, чтобы разбить. – Тон Ли колебался между злостью и паникой. – Я зависима от кофейных кружек, и ненавижу мыть керамику. Она подумала о тарелках, но решила, что счет за этот месяц и так уже не смешной. «Может быть, они не заметят вмятины на стене в гостиной. Может быть, она забудет о том, что сказала. Может быть, я ей скажу. О том, как чувствую себя рядом с ней. Р-р-р».
Удрученная, она отвернулась и прислонилась к перилам. «Что мне делать? Что я хочу делать?» Ум насмехался над ответом. Она хотела сложить вещи и сбежать в ночи, как трусливый скунс, которым была в действительности. «Запрыгнуть в красный грузовик, даже с мамой на кузове, и мчаться на восток так быстро, насколько смогут восемнадцать колес». Но от этой мысли свело живот.
Она вытащила руку из-под покрывала и протерла глаза. Холодный весенний ветер уже осушил щеки. – Или я не смогу убежать, вернусь к обычной жизни и буду принимать вещи такими, какие они есть, вместе с Арджи. У меня могли бы быть нормальные отношения. А почему их не было раньше? – Нахмурилась Ли. Не все должно быть гладко и просто. – Я могла бы по-настоящему дружить. – Она надолго замолчала, и все, что могла слышать – это стук сердца и свист ветра. Плечи обвисли, а глаза опустились вниз. – Ага, – фыркнула она, – у меня мало шансов, чтобы ничего не испортить.
– Что испортить?
Ли обернулась и увидела Арджи в двери. Тело было очерчено мягким светом луны, обернутое в тонкую простынь. Она почти дрожала.
– Что ты тут делаешь? – Спросила Ли, натянутым от эмоций голосом.
Арджи уткнула руку в бедро и ответила материнским тоном. – На самом деле, это к тебе вопрос, почему ты стоишь там на ветру? Ты хочешь поймать смерть? – Несмотря на слова, она без колебаний вышла на крыльцо, чтобы присоединиться к подруге.
– Я просто думала громко, – сказала тихо Ли, глядя на ноги. – Я провела слишком много времени одна в грузовике, не считая радио.
На лице Арджи появилось болезненное выражение.
Ли пожала плечами. – Поэтому, я разговариваю сама с собой. Не о чем беспокоиться. Я не сошла с ума. – Взволнованная, она посмотрела вверх на Арджи из-под белесых ресниц. – Ничего странного. – «По крайней мере, для меня». Глаза метнулись в сторону, Ли поспешила сменить тему разговора. – Я разбудила тебя? Я… э… Я не думала, что буду так громко бормотать.
– Ты меня не разбудила. – По большому счету это было правдой. Холодное, пустое место рядом с ней в кровати – вот что ее разбудило. За прошедшие несколько дней Арджи поняла, что ей нравится делить постель. Это затрагивало какие-то струнки в глубине души и успокаивало. Ночью ей уже было необходимо присутствие Ли. Становилось опасно. Сознание отказывалось думать об этом. Не сегодня. Пока нет.
– Ты замерзла? – спросила Ли. Не задумываясь, она раскрыла покрывало, приглашая Арджи шагнуть в тепло и уют.
Прохладная простынь, обернутая вокруг Арджи, задев грудь блондинки, упала на землю, а Арджи оказалась в нежных объятиях. Голубые глаза закрылись, а тела, прижавшись, взорвались от ощущения. «Боже, я не могу остановить себя, Арджи. Думаю, уже слишком поздно пытаться».
Высокая женщина вздохнула и понизила голос. – Ли, – проурчала она, наслаждаясь прикосновением тел. Она прижала лицо к волосам Ли, дыхание разворошило золотые локоны. – Так приятно.
Ли кивнула, беспомощная что-либо сказать, кроме как согласиться. – Да. – Она наклонилась вперед и поцеловала покрытое веснушками горло Арджи, чувствуя дико бьющийся пульс. – М-м-м…
Ли жадно вдохнула, зарываясь носом с ложбинку на шее Арджи. – Ты чертовски хорошо пахнешь. – «Почему я так сильно тебя хочу? Мне не следует тебя так хотеть». – Но она отбросила любую мысль, которая не относится к здесь и сейчас. Только желание утонуть в руках Арджи, наслаждаться тем, что она обладает и ей обладают, тем, что она нуждается, и в ней нуждаются.
Арджи быстро вдохнула от мягких губ на ее коже. Она запустила руку в густые золотые волосы, приподнимая голову и обхватывая другой рукой, и пристально посмотрела в глаза Ли. В отражении глаз она увидела свою собственную возрастающую страсть.
Мир вокруг них начал исчезать.
Арджи наклонила голову, их губы соприкоснулись в глубоком томном поцелуе, который украл сердце.
Ли тихо застонала, когда почувствовала спиной перила балкона. Она все еще держала покрывало вокруг себя и любовницы, а груди упирались в живот, прямо под грудями Арджи. – Ты хочешь этого? – На мгновение Ли была не уверена, спросила ли она вслух или только подумала, или же имела в виду большее, чем ласки на балконе.
Высокая женщина переместила руки назад, чтобы сжать упругие ягодицы. Она придвинула тела ближе друг к другу, а губы скользнули к уху Ли, где она нежно провела влажную дорожку кончиком языка, обдуваемую ветром. Огонь пронесся по венам от охватившего возбуждения. – Да, – прошептала она хрипло, обхватывая мочку уха губами, заслуживая вздох. Опустив голову ниже, она устремилась к нежной шее любимой, не имя сил остановиться, чтобы не сомкнуть зубы на чувствительной коже. – Да, я хочу этого.
Ли застонала, взволнованная возрастающей влажности между ног и затвердевшими сосками, которые слегка скользили по ее груди каждый раз, когда Арджи делала вдох. Кожу покалывало от прикосновения Арджи, и сердце забилось быстрее. Она хотела, чтобы губы Арджи вернулись к ее губам, но не могла пошевелить руками, чтобы не открыть обнаженное тело Арджи холодному ночному воздуху. Через несколько мучительных минут дошло, что можно просто спросить. Она облизала губы. – Поцелуй меня, Арджи.
Арджи подняла и опустила голову, целуя Ли, отвечая на желание и отчаяние в просьбе. Горячие и влажные языки обвились вокруг друг друга, борясь за преобладание в первобытном поцелуе.
Часто дыша, Арджи опустила колени на упавшую простынь. От движения тени окружающего мира стали черными. Она полностью погрузилась под покрывало, когда Ли накрыла ее, защищая от холода. Аромат кожи Ли, пота и возбуждения тут был сильнее, и она застонала. – Ли, – хрипло выдохнула. Все эти годы она так сильно ошибалась.
Это небеса.
Арджи нежно поцеловала кожу под грудью, едва касаясь. Соленая влага вызвала поток горячей крови в живот. От покусывания и поцелуев из горла Ли раздавались непонятные звуки.
Ли закрыла глаза, когда ощущения вызвали чистое, пульсирующее желание внизу живота. Она почувствовала себя поглощенной. Когда губы оказались рядом с соском и мягко прикусили, твердо сжимая, она громко застонала, а глаза раскрылись от возбуждения. – Боже, да, – прошипела она, ближе прижимая голову Арджи, чувствуя шелковые густые волосы пальцами, когда она попыталась лучше схватить покрывало. Она уже чувствовала первые ростки оргазма, а они только начали. «Что она делает со мной?»
Решив, что умрет, если ей придется пережить хоть секунду, не прикоснувшись к Арджи, Ли схватила концы простыни одной рукой. Края едва повисли на плечах, когда она погрузила пальцы в распущенные волосы, гладя по голове.
Осторожное движение заставило Арджи оторваться от того, что делала и посмотреть на Ли, которая спустила покрывало с плеч на предплечья, открывая голову Арджи ночному бризу. Из взгляды встретились, и Ли могла прочесть каждую эмоцию на отрытом лице Арджи, каждую мысль и желание. Это была любовь, неуклонно глядящая на нее, умоляющая ответить тем же. Сердце Ли болезненно сжалось от беспомощности под этим очарованием. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но ни одного слова не вышло. Моргнув, посмотрела на Арджи сквозь дымку мерцающих слез.
Ли нежно обхватила подбородок Арджи и легким движением заставила ее подняться на ноги. Покрывало почти соскользнуло от этого действия, но она подхватила его, когда они снова обнялись.
– Что? – прошептала Арджи.
Ли покачала головой от невозможности ответить. И отвернулась.
Арджи нахмурилась и провела пальцами в ложбинке между грудей Ли, вдоль по горлу к мочке уха и нежно сжала. – Ты хочешь, чтобы я остановилась? – спросила она, сознательно снижая возбуждение, от которого тело гудело, а сердце громыхало. – Я остановлюсь, девочка. – Слабая улыбка появилась на лице. – Но я предпочитаю, чтобы ты позволила мне обладать тобой полностью.
Белая вспышка зубов ослепила. Улыбка граничила с влечением, желанием и грубым обладанием. От этого Ли задохнулась от страха и желания. Она почувствовала, как низкие хриплые слова прошли прямо сквозь нее. Ей удалось только слегка улыбнуться в ответ, интересуясь, отобразился ли душевный страх в глазах. Она сглотнула и позволила себе пропасть.
Арджи обхватила щеку и легким нежным движением большого пальца украла сердце Ли.
Светловолосая девушка потеряла себя от прикосновения, предлагая себя полностью, насколько это возможно. Сейчас было то время. – Я не хочу, чтобы ты останавливалась. Я не хочу останавливаться, – сказала она с усилием, а голубые глаза закрылись. Ли приподнялась вверх, чтобы поцеловать Арджи влажным, голодным поцелуем.
Арджи издала грудной рык, бессознательно реагируя на то, что Ли отдала свое тело и сердце. Их поцелуи продолжились от огня к неистовости, когда возбуждение достигло накала. Покрывала упало со спины Арджи.
Они подняли ее вместе, на ощупь. В этот раз, когда Арджи опустилась на колени, она без остановки двинулась вниз по телу Ли, пока нос, затем язык не достигли ароматных завитков. Она громко застонала, а руки непроизвольно сжались на бедрах Ли, грубо прижимая ближе.
– Иисус! – Ли откинула голову назад, глаза распахнулись и смотрели на миллион ярких звезд. Бедра начали дрожать, покрывало упало с плеч, хотя остатки были зажаты в кулаке. Холодный воздух обдувал горячую кожу, делая ее еще чувствительнее. Ли была действительно удивлена, почему от них до сих пор не поднимается пар. Еще одно движение языка Арджи, и колени почти сдались.
Арджи подняла ногу Ли, положила на плечо, и сильнее прижала ее к перилам, опирая на своей вес. Она полностью отдалась желанию обладать и любить. Раньше она сильно ошибалась.
Вот это небеса.
– Боже, – прошипела Ли, когда ее болезненно скрученное тело освободилось с такой силой, что она полностью улетела. Ее затяжной, восторженный оргазм был сопровожден стоном в холодной весенней ночи.
Арджи осторожно опустила ногу Ли с плеча, убедившись, что ее руки крепко держат плохо стоящую на ногах блондинку.
Ли проявила свое присутствие только тем, что вяло накинула покрывало на плечи Арджи. Она все еще чувствовала себя в огне, и ей не пришла мысль накрыть себя.
Рыжеволосая женщина положила щеку на вздымающуюся грудь Ли. Она откинула голову вверх, когда ей послышалось, что Ли произнесла ее имя.
Челюсть Ли двигалась, но она не смогла заставить выйти ни одно слово. У них было время. «Позже», – прошептало сознание. – «Будет время позже». – Она с дрожью выдохнула. – Не важно.

***

Администратор у стойки регистрации отеля Пьюдмонт Сьютс повесил трубку и почесал подбородок. От недоуменного взгляда на лбу появилась глубокая складка.
Ночной администратор указал головой из офиса и, зевнув, сказал молодому мужчине. – Еще один звонок? – У них никогда не было столько звонков в середине ночи.
– Ага, это странно. Половина комнат на восьмом этаже решили остаться до конца недели, но только на стороне с балконами с видом на Пьюджет Саунд. Один мужчина начал кричать, когда я сказал ему, что комната уже зарезервирована кем-то на завтрашний вечер.

***

– Уааааа!
– Отрастет, – пробормотала она нерешительно, по крайней мере, в сотый раз.
– Когда? – он выпучил нижнюю губу. – Ты можешь мне сказать, когда? – Тело бельчонка снова затряслось от рыданий. – Уааа. Уааааааа!
– Не достаточно скоро. Я никогда не шла следом за тобой, – она сделала рожицу, – или перед тобой. – Белка плюхнулась рядом со своим лысым мужем. «Интересно, человеческие женщины понимают, что Nair 10 просто замаскированный антифриз?»
Она поежилась, когда черные бусинки глаз переместились на его голову. Если белые мужчины узнают, тебе лучше быть полностью лысым. Иначе, ты выглядишь как дурак.
Он закрыл руками лицо и продолжил скулить. – Вечность! Я собираюсь провести вечность, как голый крот. – О, как унизительно!
– Могло быть хуже, – попробовала помочь белка, прислонившись к кровати и пиная ногой воздух. Они были надежно скрыты от Фли в своем гнезде.
– Как? Что могло быть хуже? – он жалобно шмыгнул носом.
– Не знаю. – Она пожала плечами и улыбнулась, оголив зубы. – Я просто пытаюсь помочь, чтобы ты почувствовал себя лучше.
Тот, кто сказала, что женщины более воспитанные, тот явно разбитый бельчонок, пытающийся улечься удобнее. Другого объяснения быть не может. – Уааа-уааа-уааа!
– О, прекрати. По крайней мере, ты в каком-то роде живой. Я подумала, что ты умер, когда упал лицом в антифриз. Твоя крышка от бутылки на груди уволокла тебя прямо на дно.
Он вытер слезы листиком. – Ты спасла меня? – Глаза увеличились от удивления. – Ты? Ты – жирный ленивец. Ты бы не спасла меня!
«Правда», – мысленно признала она, удивленная прозрением мужа. Она просто позволила антифризу впитаться в землю, а потом вытащила его палкой.
– Теперь я хозяин семьи. Все будущие планы будут моими, – заявил он смело.
Женщина только спокойно улыбнулась. Она ему скажет позже, что лист, которым он только что вытирал щеки, не обычный. Это лист ядовитого дуба, который она нашла для войны против Фли. «Намного позже. Ну ладно, никогда».
Бельчонок схватил листик и стал энергично чесать им зад. – Блин, лысина так зудит!
– Не сомневаюсь, – кивнула она радостно. «Назови меня еще толстушкой…». – На самом деле, можно представить, что когда ветер касается деликатных частей тела, которые никогда не видели дневного света, они будут немного покалывать.
– Покалывать? – Сейчас ничего не покалывало там, где он чесался, но ему понравилась идея покалывания. Бессознательно, он закинул ногу на ногу.
– О, да, – кивнула она. – Держу пари, что деликатные места обычно не подвержены покалыванию, когда прохладный воздух обдувает их, ласкает.
Мужчина скорчился. – Дел… – Он сделал паузу и сглотнул. Во рту пересохло. – Деликатные места? Ласкать?
Белка снова кивнула. Ее голос был на чувствительной беличьей частоте, которая воздействовала на подсознательный, примитивный уровень. – Очень деликатные, самые чувствительные места. – Она вскользь посмотрела вокруг. – Ты чувствуешь легкий бриз, со свистом проносящийся через это место?
Бельчонок резко почесал листиком между ног быстрыми, яростными движениями, чтобы облегчить коварный зуд, появившийся из ниоткуда. – Ты права! Я чувствую его!
– Нет. Ты почувствуешь позже.
– Что? – Какая-то смутная тревога появилась от сладкой, как у херувима, улыбки на лице жены.
– О, ничего важного.

***

Ли рассмеялась, пытаясь удержать маленьких игрушечных медведей, которые угрожали выпасть из рук. – Боже мой, Арджи. Я не могу их всех удержать! – И в подтверждение слов, один из медведей плюхнулся на асфальт рядом с кроссовками.
Воздух был наполнен смехом детей, несносными подростками, и зазывалами на игры. А лучше всего был вкусный запах сахара, соли и жира, который можно найти только на карнавале. Арджи усиленно думала, как лучше провести вторую половину дня.
– Эй, осторожнее. – Арджи сердито посмотрела на маленького мальчика, когда наклонилась, чтобы поднять мишку. Он почти наступил на него. – Так, девочка моя, давай посмотрим… – Она посмотрела вокруг на различные лавки и киоски в поисках сумки для двадцати или того меньше, растрепанных коричневых плюшевых медвежат, которые она выиграла для Ли. В одной лавке были блестящие розовые сумки с фотографией мальчишек, висящих на крыше. Арджи поежилась. Она планировала предложить нести мишек весь остаток дня, но ни в какую не согласится носить эту огромную страшную ярко-розовую сумку. У меня есть гордость, подумала она с негодованием. Она почти сдалась, когда заметила то, что им нужно. – Давай мы купим рюкзак для всех твоих маленьких друзей.
– Не для всех, – хихикнула Ли, ускользая от подталкивающих рук Арджи. Она быстро поцеловала ее в подбородок и медленно провела взглядом линию ниже пояса Арджи. – Мой любимый пушистый друг в твоих…
– Ли Мэтьюс!
– Руках, – весело закончила блондинка, выхватывая одинокого черного мишку. И подмигнула подруге.
– Следи за словами, девушка, – игриво предупредила ее Арджи, – или мне придется следить самой.
Ли посмотрела на связку в руках. – Мы можем просто отдать их людям, которые настолько жалки, что не могут сами выиграть. – «Кроме того черного, он – мой». Она намеренно сказала громко, чтобы ее услышали те, кто стоит возле аттракционов, которые подчистила Арджи. Ли ухмыльнулась нескольким молодым людям, которые раздражительно заворчали.
– Слабакам, – добавила она для хорошего сравнения.
– Ты злая, – улыбнулась Арджи, зеленые как трава глаза светились от солнца. – Тебе должно быть стыдно.
– Стыдливость – это я. Я всем известна за свою гиперчувствительную совесть и очень развитое чувство вины.
– Ну-ну, конечно. – Арджи повела их вдоль платформы с металлическим блоком, помещенным в центр платформы. Блок был прикреплен металлической балкой к большому серебряному колоколу на вершине.
– Один взмах, один звон. И вы – победитель! Только два-а-а доллара, – ритмично пропел зазывала, замахиваясь большим деревянным молотком.
Арджи сняла куртку и, подумав секунду, и джинсовую рубашку, оставшись в своей обычной исподней майке.
Ли моргнула. – Э-э… Ты же оставишь им хоть что-то, да? Не то чтобы я возражаю, но у меня нет столько денег, чтобы вызволить тебя из тюрьмы.
Зазывала присвистнул от вида Арджи.
Голова Ли метнулась в сторону мужчину и практически зарычала на него, вынуждая сделать большой шаг назад.
Арджи закатила глаза. – Мне нужно выиграть сумку. И мне нужно, чтобы замах получился. – Она презрительно усмехнулась маленькому молотку, который ей протянул мужчина. Арджи подошла к коллекции молотков побольше и выбрала самый большой из имеющихся.
Ли рассмеялась и взяла одежду из рук, все еще борясь с мишками, чтобы их удержать. – Он слишком огромный, Арджи, даже для тебя. – Она приподняла бровь. – Следующий конкурс по плевкам? – Но, даже продолжая дразнить, она открыто восхищалась широкими плечами Арджи и худощавыми мускулистыми руками.
– Я не могу тебе позволить мять их в руках. – Арджи указала на игрушки, затем протерла ладони об джинсы и приготовилась к первому удару молотком.
– Мы могли бы просто найти мусорный пакет, – предложила Ли. Она хорошо и прекрасно знала, что Арджи уже нацелена на новый выигрыш, но наслаждалась, подкалывая любовницу.
– Неа, – Арджи выпрямилась и положила руку на бедро. Она пронзила Ли взглядом больше игривым, чем испепеляющим. – Ты пытаешься испортить мне веселье?
– Разве?
Арджи только фыркнула.
– Начинай. Но обещай, что возьмешь сумку, а не ту огромную змею, когда победишь, да? – Дальнобойщица даже и не думала, что Арджи не сможет зазвонить в колокол.
– Думаю, ты будешь хорошо выглядеть, когда понесешь рюкзак. – Арджи приподняла молоток. Она сделала два тренировочных замаха и медленно выдохнула, приготовившись к удару.
Собралась небольшая толпа. Игра была исключительно для больших мальчиков, и никто не верил, что женщина сможет сдвинуть вес даже на половину шкалы. Послышался свист вперемежку в основном с добродушными насмешками.
– Десять баксов тому, кто скажет, что дайк не сможет этого сделать, – проворчал тощий парень, который выглядел как человек, которому необходимо отдохнуть от работы в городском придорожном отделе санитарии. Ли поинтересовалась, не он ли убирал сегодня всех дохлых енотов.
– Давай двадцать, и по рукам. – Его приятель плюнул на руку и протянул парню – сборщику сбитых животных, чтобы скрепить пари. Перед этим парень тоже плюнул на руку.
Ли поморщилась, не понимая, почему не все женщины лесбиянки.
Арджи округлила плечи еще раз. Затем, с полной концентрацией, она взмахнула молотком, и опустила его с яростной силой. Грузило подскочило вверх, как будто под ним взорвался заряд пороха, вызвав оглушающий звон колокола, потом упало на исходное место.
Большинство из толпы рассмеялись и зааплодировали, когда летчица опустила молоток, указывая на сумку, висящую на крючке. Продавец снял большую военную сумку и бросил высокой женщине. Арджи открыла замок и вручила ее Ли, держа открытой, чтобы она смогла положить свою добычу внутрь.
Когда Ли набила сумку медведями, Арджи закрыла и дала блондинке.
– Вот. Одна сумка медведей. – Она пошевелила бровями, очень гордая собой.
– Ты ужасно довольна сейчас собой, да? – Ли улыбнулась, не сдержавшись. Расслабленное поведение Арджи делала эти вещи более веселыми, чем можно было представить.
– Очень, – усмехнулась Арджи.
Ли чувствовала себя, как женщина, которая способна наслаждаться серьезными отношениями. Это все еще ее пугало, но улыбка Арджи делала ее беспомощной. По крайней мере, удачно. – Думаю, ты заслуживаешь поцелуй.
Не оставляя шанса на ответ, Ли бросила сумку под ноги, схватила Арджи за майку, притянула вниз и страстно поцеловала, оставляя парня – сборщика сбитых животных на дороге и его друга с широко раскрытыми глазами. Боже, Ли нравилось мучить натуралов.
– М-м-м. – Арджи облизала губы, когда они закончили. – Как ты смотришь на то, чтобы поесть?
Ли прикусила язык, чтобы не сказать то, что первым пришло в голову. – Я не знаю. – Она лукаво улыбнулась. – А что тебе хочется?
После жизни, где она была атакующей стороной, у Арджи по-прежнему возник дисбаланс от развязности Ли. Она покраснела, легко прочитав внезапный огонь, вспыхнувший в ясно-голубых глазах. – Я думаю, может быть, стейк или бутерброд или еще что-нибудь. С хорошим холодным пивом. – «Очень холодным пивом. И может быть с корзиной льда, чтобы засунуть туда голову». Она наклонилась, чтобы прошептать на ушко. – Я съем тебя попозже на десерт.
– Жизнь коротка, Арджи. – Ли протянула мягкую джинсовую рубашку. – Мы могли бы начать с десерта, а закончить мясом. – Она сделала свой самый лучший просящий взгляд, перекидывая куртку Арджи и освобождая руку для сумки.
Арджи заурчала про себя. – Мы могли бы так сделать. – Она быстро огляделась и увидела замечательное место. – Как насчет колеса обозрения? Я доплачу за то, чтобы нам дали несколько дополнительных минут, – сказала она соблазнительно, по большому счету чтобы посмотреть на реакцию.
Ли метнула взгляд на большое колесо. Она не любила высоту. С другой стороны, ей понравилась идея провести несколько минут на солнце с Арджи и полу-интимной обстановке. – Хорошо. Давай.
Летчица подняла брови, понимая, что в их отношениях уже немного поздно удивляться чему-то такому. Не после балкона в отеле… «Господи помилуй». Она взяла Ли за руку и повела через толпу. Очередь двигалась достаточно быстро, и вскоре они стояли у входа на аттракцион. Арджи порылась в кармане, протянула банкноту в руку и прошептала на ухо.
Он посмотрел вниз на Ли и широко улыбнулся. Покачав головой, он открыл проход и поднял рамку над сиденьями.
Ли указала на сумку, набитую игрушками. – Нам это тоже брать?
– Конечно. Тебе может понадобиться что-нибудь мягкое, чтобы вцепиться. Или может быть, чтобы прикусить.
– Обещания, обещания. – Ли села и засунула сумку под ноги. – Я говорила, что на самом деле я не питаю любовь к высоте?
– Тогда просто закрой глаза. – Арджи уселась рядом с дальнобойщицей. Она приобняла ее и прижала к себе.
Ли улыбнулась и придвинулась ближе, чувствуя, что ей удобно в этих руках. Она почувствовала, как началось движение, поднимая их вверх. Как только расслабилась, почувствовала касание большого пальца по соску.
– Веди себя прилично!
Арджи убрала руку, глядя с удивлением.
Ли схватила руку и подмигнула. – Пока мы не доберемся до верха.
Обе женщины рассмеялись.

***

Ли открыла коробку с пиццей, мурча про себя от поднимающегося запаха пепперони и сыра. У нее начала выделяться слюна. – О-о-о, как замечательно. – Она рассеянно протянула тарелку и салфетку Арджи одной рукой, а другой держала свою.
Арджи метнулась с дивана и охотно взяла тарелку. Она посмотрела на дальнобойщицу, которая отрывала кусок клейкой пиццы. – Ты хорошо сегодня провела день?
– Абсолютно, – подтвердила Ли, закрывая глаза и впиваясь зубами в пиццу. И тут же обожгла рот. – Ой… блин! – Блондинка выплюнула кусок на салфетку.
Арджи пыталась не смеяться слишком сильно, когда передавала бутылку с холодным пивом. – Тебе нравится, когда так происходит? – Зеленые глаза сверкнули. – Цивилизованные люди давно знают, что не стоит совать в рот горячий сыр.
Ли прищурила свои водянистые глаза и отпила глоток перед тем, как сказать. – Ни один человек, цивилизованный он или нет, не может противостоять зову пиццы. – По уверенному тону в голосе было ясно, что это не просто мнение, а факт. – Это нечто первобытное. – Она откусила еще кусочек и нахмурилась. – И слишком хороша, чтобы ждать.
– Так можно сказать о многих вещах в этой комнате, – подмигнула Арджи, потом стащила кусок пиццы из коробки. «Ты стоишь того, чтобы ждать, девочка моя. Я хочу, чтобы у нас был шанс. Извини, что все закончится так скоро».
Ли нахмурилась от внезапной тревоги, промелькнувшей на лице Арджи.
– Что случилось? Тебя же не тошнит снова? – Она отклонилась назад. На всякий случай.
– Нет. Я в порядке. – Проворчала Арджи. – Стошнит один раз, и ярлык на всю жизнь. – Она отпила пиво. – Я просто подумала, что нам скоро возвращаться. – Она попыталась, но не смогла сдержать вздох. – Я хочу, чтобы у нас было больше времени, вот и все.
– Было весело, правда? – Спросила Ли неловко, скрывая, как она ждет ответа Арджи.
Летчица улыбнулась. – Конечно. Я провела чудесное время. Ты очень особенная женщина, Ли Мэтьюс.
– Спасибо, Арджи, – ответила нежно Ли. Она закрыла глаза и потерла то, что определенно было румянцем. – Я, гм… Ты тоже замечательная. И, ну…
«Скажи».
«Нет!» – Она не скажет это снова. А что, если мнение изменится?
«Ну и что? Ты знаешь, что ты чувствуешь».
Арджи терпеливо ждала, когда Ли продолжит. Она оторвала кусочек с пепперони и пристально смотрела, как на лице Ли мелькают множество эмоций.
– Было здорово и… – Ли закусила губу, жалея, что пошла по этому пути. «Трусливая курица. У тебя раньше никогда не было таких проблем в общении с женщинами», – усмехнулся внутренний голос.
– Тихо. – Прошипела Ли сквозь зубы. «О, черт. Кстати, она смотрит на меня. Мне кажется, что я сказала последнюю часть вслух».
Арджи отклонилась назад, сведя брови так сильно, что они собрались у носа. – Извини. – Она поерзала, думая, что ее желание провести больше времени вместе, поставило Ли в затруднительное положение. – Я не хотела расстраивать тебя.
– Нет, нет, нет, – Ли быстро закачала головой. – Не беспокойся об этом. – Когда выражение лица Арджи не изменилось, добавила. – Ты помнишь мультик, где у ребенка на одном плече сидит добрая фея, а на другом – злая, искушающая его?
Арджи уставилась на нее пустым взглядом.
– Образно, – вздохнула Ли. – Давай скажу по-другому. Одна из мерзких фей слишком много говорит в последнее время. – «Она думает, что я сумасшедшая. Она права. Очень смешно». – Я в порядке. Ты все собрала? – Ярко-голубые глаза умоляли Арджи позволить сменить тему.
Арджи медленно кивнула. Было проще оставить этот разговор. Не нужно винить эту женщину из-за того, что ты позволила своему дурацкому сердцу желать то, что никогда не будет твоим. – Да, все готово. – Она бледно улыбнулась. – Ты, наверное, будешь рада избавиться от меня. – Шутка была вялая в лучшем случае. Она уже знала, что ее сердце разобьется, когда Ли подтвердит слова, но решила испытать свое больное место.
– Ага, с тобой так тяжело жить, – сказала Ли сухо. – Это было действительно неприятно.
Арджи усмехнулась, кусая пиццу. – Тогда, возможно, это хорошая идея отправиться назад. У тебя сейчас такое высокое мнение обо мне, что не хочется видеть, когда все скроется в клубах дыма, когда ты поймешь, какой я могу быть занозой. Спроси мою маму, она тебе расскажет.
Ли съежилась от упоминания мамы Арджи. Они виделись только пару раз, но этого было достаточно, чтобы крупная ирландка невзлюбила ее.
– Думаю, я буду избегать твою маму. – «Она смотрела на меня, как будто я ходячая реклама упадка и разврата. Боже, откуда она меня так хорошо знает, даже не поговорив со мной?»
Арджи кивнула и снова отпила пиво. – Моя мама, боже храни ее, это сила, с которой нужно считаться. – Она посмотрела на Ли и облизала губы. «Пришло время придумать, как все закончить, когда доберусь до дома, потому что ты хорошо и прекрасно знаешь, что видя ее, хочется большего, а это ранит сильнее». – Но без всяких сомнений у меня было лучшее время в жизни за эти несколько дней. Спасибо, что пригласила меня с собой. – Она начала теребить этикетку на бутылке.
– С удовольствием. – Ли отодвинула пиццу. В комнате было еще кое-что, что было непреодолимым зовом. Она встала и протянула руку Арджи.
Арджи посмотрела с удивлением. – Разве ты не голодна?
– Нет.
Арджи сглотнула.
– Ты еще не видела, что я купила в Victoria’s Secret, Арджи. – Сексуальная улыбка поднялась в уголках губ. – Ты не удивлена?
Глаза Арджи стали шире. – «Я удивлена? Что за глупый вопрос?» – Она поставила бутылку, взяла руку Ли и встала с дивана. – Абсолютно. Чувствую, что эту ночь я запомню надолго.
– На всю жизнь, – дальнобойщица озорно улыбнулась, завлекая Арджи в спальню.
Глава 13.
Арджи отклонилась на спинку сиденья грузовика. Она отвернулась к окну и грызла ноготь на большом пальце. «Я должна сделать правильно. Сделать все, чтобы она уехала и никогда не возвращалась. Я не могу по-другому с ней поступить».
Арджи посмотрела на спутницу, которая в данный момент получала сведения о местонахождении ближайшего патруля по радио. «Просто я была одна слишком долго. А что, если я влюбилась в первую встречную хорошенькую девушку? Хорошо, может быть не в первую…». Она вздохнула. «Ли – особенная, и заслуживает большего, чем я могу предложить. Один раз в неделю быстрый секс в гараже – это не жизнь. Это не то, что ей нужно. И даже не то, что нужно мне».
Нога летчицы начала нервно дергаться, пока она продолжала грызть ноготь на большом пальце. «О, мне обязательно нужно было поехать и влюбиться! Разве я не могла наслаждаться только сексом? Нет. Мне нужно было поехать и привязаться. Так тебе и надо, дура».
За последние два дня настроение Арджи ухудшалось с каждой милей. Ли несколько раз намекала Арджи за ужином, что они увидятся очень скоро. И хотя сердце колыхалось от таких слов, в то же время они в сотню раз все усложняли. То, что она была влюблена в эту женщину – это одно. Но, когда чувства взаимны, и зная, что осталось только несколько часов до расставания навсегда, Арджи было трудно выносить. Так же как и расстроенный желудок и головную боль в течение двадцати четырех часов, без всякой надежды, что станет лучше.
Она посмотрела на часы на приборной доске. Через два часа будет дома.
– Ты сегодня ужасно тихая, Арджи. – Ли посмотрела в боковое зеркало и плавно свернула на другую полосу. – Ты в порядке? – Она уже несколько раз спрашивала за этот день, но не могла ничего поделать. Что-то было не так.
– Да, я в порядке. – Соврала Арджи, не зная, насколько подозрительно это прозвучало. Каждый раз, когда она смотрела на Ли, чувствовала, как снова разбивается сердце. Арджи закрыла глаза, усилием подавляя слезы и проясняя сознание. «Боже, как я устала».

***

– Арджи, – мягкий голос Ли вкрался в прерывистый сон. – Арджи, просыпайся.
Арджи медленно открыла глаза, не желая, чтобы Ли гладила по волосам. Будет очень трудно без сладостного ощущения ее прикосновений.
– У тебя красивые волосы, – нежно прошептала Ли, гладя волнистые огненно-рыжие локоны. – Пожалуй, они стали длиннее.
– Да?
Ли улыбнулась и кивнула. – Да. – Она наклонилась и мягко поцеловала Арджи в щеку. – Мы вернулись.
Арджи медленно выпрямилась в сиденье. Глубоко вдохнула, и резко выдохнула, когда увидела кафе, уставившись в него через лобовое стекло грузовика. – Итак, мы приехали.
Она взяла свой рюкзак, печально улыбаясь полностью набитой сумке с плющевыми медведями на заднем сиденье. Не оглядываясь, она открыла дверь и выбралась из машины.
Воздух был теплым и сухим. Пахло ароматной высокой травой, плодородной землей и домом. Вывеска «Фитс» ярко отражало послеполуденное солнце, и Арджи смогла увидеть, что разбита еще одна лампочка в ее отсутствии.
Она поспешила ворваться внутрь и не смотреть на Ли, но не успела.
Ли присоединилась к ней перед грузовиком, положила теплую руку на талию и нежно почесала. Простой жест почти добил Арджи. – Ну, – трясущейся рукой Арджи закинула рюкзак за плечо. – Думаю, теперь мне пора убираться.
Ли пожала плечами без особого энтузиазма. Она наклонила голову и пнула камешек. – Я не против подвезти тебя домой. До Глори, я имею в виду. – По правде, она надеялась побыть еще немного вместе, впервые признаваясь себе, что совсем не хочет расставаться с Арджи. Кроме того, ей уже несколько недель интересно побывать в Глори.
Арджи покачала головой. – Нет, все в порядке. Мой грузовичок вон там, мне следует зайти в Фитс, убедиться, что они почти разорились. С Питером во главе это вполне возможно. – Она нервно поежилась, глядя то на Ли, то на кафе.
Ли нахмурилась, когда растущее опасение разрослось в желудке. – Хорошо. – Вытянула она из себя. – Хотя бы давай я провожу тебя до кафе.

«Сделай это, чертова корова. Сделай прямо сейчас». – Хорошо, – услышала себя Арджи. Они медленно пошли. По пути Арджи забросила рюкзак в пикап. Она наклонилась через открытое окно, собираясь достать открытую пачку сигарет на приборной доске, но остановилась. Вместо этого, она вытащила почти пустую пачку из кармана, и быстро прикурила. Арджи глубоко затянулась, затаивая дыхание от удовольствия перед тем, как выпустить дым по ветру. – Итак, – прокашлялась она и вытащила маленький кусочек табака из-под языка. – Ты теперь вернешься, чтобы повидаться с Джудит?
Ли моргнула, а челюсть заметно опустилась. – Что-о?
Арджи попыталась быть непринужденной. «Прости меня, девочка». – Я просто подумала, что теперь, когда ты избавишься от меня, ты, возможно, попытаешься наладить с ней отношение. Она довольно милая. Красивые волосы и глаза. – «Боже мой, я снова умираю».
В течение долго остолбенелого молчания со стороны Ли, Арджи убедила себя, что то, что она делает – самое лучшее для них обеих. Ли смогла бы вернуться к своей прежней жизни, а она вернется в свою вечность. Они никогда не смогли бы быть вместе. Это единственный выход. «Скажи что-нибудь, черт побери. Что-нибудь».
Ли поняла по взгляду Арджи, что та не шутит. Она проигрывала в уме снова и снова, что сказать. – Почему…, – она остановилась и сглотнула едкий привкус, скопившийся в горле. «Меня не стошнит». – Почему я должна вернуться к Джудит? «Ты не можешь этого хотеть, ведь так? Я не понимаю!» – вскричал разум.
– Просто это разумно. – Арджи отказалась отрывать взгляд от носков ботинок. Она снова затянулась, выпуская белесый дым через нос. – Я знаю, что приятно отвлекала тебя, но думаю, если ты вернешься туда обратно, ты могла бы уладить с ней отношения. У нее было достаточно времени, чтобы остыть.
– Я не хочу ничего с ней налаживать. – Ли выхватила сигарету изо рта Арджи. Бросила ее на землю и затоптала. Потом схватила подбородок высокой женщины и с усилием заставила ее посмотреть в глаза. – Какого черта ты это говоришь? – Голос был требовательным и грубым. Арджи почувствовала, как в ней растет паника. Она сильно сглотнула и заставила себя посмотреть в растерянные, но пылающие глаза.
– Не усложняй все. Мне действительно надо все объяснять, девочка?
Ли провела рукой по волосам. – Думаю, да, Арджи. Потому что я не понимаю, какого черта здесь происходит.
– Все кончено, Ли. Неделя прошла. Теперь, самое лучшее, что ты можешь сделать, это забраться в грузовик и уехать. – Каждое слово было неприятным и незнакомым, а сердце кричало остановиться.
Но она этого не сделала.
– Нам было весело, – Арджи снова пожала плечами, выдергивая подбородок из руки Ли, и отвернулась. – Но теперь веселье закончилось.
«Веселье закончилось?» – Ты хочешь избавиться от меня? – недоверчиво прошептала Ли, отчаянно пытаясь понять, что происходит. Все было у них замечательно. Даже больше, чем замечательно. Конечно, она не сказала еще эти слова, но от этого чувства не стали менее значительными.
Арджи нервно сжала кулак. – Давай, Ли. – Тупая боль в груди нарастала. – Это был секс. Неделя чудесного секса, честно говоря. – Она одарила Ли самым шаловливым взглядом. – Но ты должна знать, что я не тот тип людей, который способен на длительные отношения.
– Я никогда не просила тебя ни о чем длительном! – Но протест прозвучал пустым даже для собственных ушей Ли. Она не просила. Но на самом деле хотела.
Арджи указала на грузовик. – Посмотри, девочка. Я действительно думаю, что тебе нужно просто залезть в грузовик и тронуться в дорогу. – Уверена, если ты поедешь быстрее, то та хорошенькая официанточка будет счастлива улучшить тебе настроение. – Уголком глаз она увидела Пита и маму, стоящих у входа в кафе в ожидании. Арджи могла почувствовать их жалость. Она прикусила губу и сфокусировалась на Ли. Ей нужно было закончить с этим сейчас, до того, как она передумает. – Уверена, она была бы более, чем счастлива, устроить тебе место в своей постели.
Ли отвернулась от Арджи и громко простонала, как будто ей причинили физическую боль. – Я думала, ты любишь меня! – Она повернулась назад и пристально посмотрела. – Ты говорила. – Сейчас она уже кричала. – Я слышала.
Летчица сжала зубы так сильно, что чувствовала, как ломается челюсть. «Ты слышала и до сих пор еще здесь? Это не честно!» – Она бесцельно покачала рукой, – Подушечный разговор.
– Зачем ты это делаешь? – Слезы заполнили глаза. «Не так должно было быть. Мы должны были прийти к чему-то вместе. Я знаю это.
– Делать что, Ли? Быть честной по своей природе? – Арджи жестко рассмеялась. – Разве я похожа на человека, который хочет, чтобы к ней кто-то привязался?
– Я… Я думала…
– Ты ошибалась. Ли, ты же не думаешь, что ты единственная женщина, которая у меня здесь? Арджи прикрыла глаза, выдавливая из себя следующие слова. – Ты была моим развлечением по вторникам.

БАМ!

Громкий звук пощечины прозвенел на тихой парковке. – Ты – сука. – Лицо Ли раскраснелось. – Это ложь, и ты это знаешь.
Арджи почувствовала пощечину душой и знала, что заслужила, и еще в десять раз хуже. «Да, это любовь». Она чуть не дрогнула от своего приговора, но глубокий вдох помог ей сдержаться.
– Ты много о себе думаешь, Ли Мэтьюс. У тебя чертовски большое самомнение. – Она вытащила другую сигарету из пачки, роняя пустую пачку на землю. Она прикурила и бросила спичку за плечо. – В чем дело? Не нравится, когда кто-то надирает тебе задницу в твоей игре? Разве тебя волнует, когда кто-то использует тебя для быстрого траха?
Сквозь удивление и растущую злость, правда в словах разорвала ее на части. «Да что это такое? Какая-то космическая месть за наслаждения женщинами? Но она никогда никого не вводила в заблуждение. – Быстрый трах». – Ли шутливо рассмеялась, произнеся слова громко, чтобы прочувствовать их. – Теперь понятно.
Арджи прерывисто выдохнула. – Наконец-то. – Она вытащила сигарету из-за рта и снова махнула в сторону грузовика. – Вот поэтому тебе пора вернуться к официантке. Хотя я не сомневаюсь, что у тебя такая есть в каждом городе отсюда и до Сиэтла.
Ли шагнула ближе к Арджи, пересекая границы личного пространства, как будто они и не существовали. – Курение – это ужасная привычка, Арджи. Она может убить тебя. – Она похлопала Арджи по груди с поразительной нежностью. – Наслаждайся сигаретой. – После этого, она развернулась на каблуках и пошла к грузовику. Слезы застилали глаза, и когда она ушла достаточно далеко от Арджи, и была уверена, что ее не услышат, она зарыдала, а плечи затряслись.
Когда Ли проходила мимо ржавого грузовика Арджи, она пнула по колесу, проклиная резкую боль в ноге. – Кусок дерьма! – Ярость и растерянность взяли над ней верх, и когда она увидела лом на дне пикапа, она не колебалась ни секунду. Схватила его, чтобы разнести старую машину.
– Иисус, Мария, Иосиф! – Арджи развернулась, когда услышала первые звуки разбитого стекла. Ли разбила три окна, лобовое стекло и проделала большую дыру в заднем окне до того, как Арджи подоспела к ней. – Ты с ума сошла? – закричала она, пытаясь вырвать лом у обезумевшей блондинки. – Иисус, если ты злая на меня, то ударь меня! Не надо отрываться на моем грузовике.
– Прекрасно! – Ли выбросила лом и замахнулась на Арджи, едва задев, когда рыжеволосая женщина уклонилась в сторону.
– Черт. – Летчица продолжила отступать, когда Ли продолжала наступление. – Надеюсь, тебе от этого станет легче, потому что ты на самом деле похожа на лунатика.
Слова только подлили масла в огонь, и она закричала от разочарования, что не получается нанести хоть какой-нибудь ущерб Арджи, которая уклонялась и уворачивалась.
– Давай успокойся. – Через пару недель ты забудешь о моем существовании.
Ли замахивалась снова и снова, и зарычала, когда задела плечо Арджи. От удара высокая женщина поморщилась. – Я не хочу забывать тебя! – закричала она.
Вдруг застыла, когда поняла, что задело ее за живое. Энергия, казалось, вытекла, и словно тряпичная кукла, она почувствовала, как задыхается и как подгибаются колени.
– Это не то, что я хочу. – Голос надломился. «Я хочу тебя». Она посмотрела на Арджи с надеждой, горячие слезы полились из глаз. – Пожалуйста, Арджи. – Ли сжалась, когда любовница не ответила. – Это то, что ты хочешь? Чтобы я все забыла?
Арджи почувствовала, как рассыпается ее тщательно просчитанный контроль. Не должно было быть так ужасно. Было слишком тяжело. Она ничего больше не хотела, как прижать Ли к себе, просить у нее прощения, обещать, что будут вместе навсегда. Но Арджи знала с сокрушающей определенностью, что ее собственные желания сердца не были возможны. Она сжала кулаки. – Да, – резко сказала она, повернулась и зашагала прочь.
Она оставила Ли плачущей на коленях в грязи. За спиной у любимой она позволила себе расплакаться. Арджи могла слышать о любви при жизни – а после жизни – привести себя в порядок, стряхнуть с себя пыль, и вернуться к грузовику.
Ли постояла немного, вытерла щеки рукавом, сбитая с толку и злая сквозь слезы. Она медленно повернулась и посмотрела, как Арджи приближается к кафе. – Можешь идти в ад, Арджи, – прокричала она.
Арджи продолжила идти, даже не вздрогнув от слов. До того, как она шагнуть на крыльцо, она повернула голову назад за плечо. В это время Ли забралась в грузовик и включила зажигание. – Я уже там, Ли Мэтьюс. – Она продолжила смотреть, когда Ли надавила на педаль газа, поднимая огромное облако пыли в небо, и исчезла. – Береги себя, любовь моя. Я буду по тебе скучать.
За шестьдесят лет накопленное чувство обиды забило ключом. Арджи сильно топнула по крыльцу, зная, что произойдет. Она почувствовала, как мир завращался, грудь сдавила невероятная тяжесть, и полностью потемнело.
Она не чувствовала, как заботливые руки Пита и матери кладут ее на землю. Они пытались облегчить ее короткое путешествие назад из жизни туда, что за ней. Но как всегда это та поездка, которая может быть предпринята только в одиночку.
Кэтрин посмотрела на помятую одежду Арджи, затем на черный пикап весь в осколках. В ту же секунду большой кусок стекла со стороны водительского сиденья упал в грязь. Она напряглась. – Питер, – повернулась к грузному мужчине с обвинением в глазах, – почему ты не сказал, что в этой даме – водителе грузовика течет ирландская кровь? – Она могла убить Арджи!

***

– Плати, лузер. – Белка, ворча, просунула голову в их гнездо.
– Как? – Он подбросил лапки в воздух. – Как это могло случиться? У человека потемнее рост за метр восемьдесят, а в маленькой – восемнадцать килограмм. – Это был последний раз, когда я ставил на женщину. – Но это было верное дело. На автостоянке напротив парка самая крупная женщина всегда побеждает, – пожаловался он, шлепаясь на кровать. – Конечно, кроме тех, у кого действительно длинные волосы или из Нью-Джерси. Это единственные вещи, которые являются козырем перед весом! Все это знают!
– Не правда. Размер не имеет значения.
Он посмотрел вниз на себя, а затем на нее с надеждой.
– Кроме кое-чего.
Белка посмотрела сердито и скрестила ноги.
– Ну? – она вытянула лапу. – Ты же не собираешься увиливать от оплаты?
– Конечно, нет! – Соврал он. Бельчонок сделал вид, что высматривает желудь в мягкой траве у кровати. – Я заплачу в другой раз. – Пробубнил он. – Мне сейчас нечем заплатить.
– Что? – Взревела жена.
– Ты слышала, – Он почесал ляжку. – Как ты видишь, я не мог выходить на сборы несколько дней. Белка втянула воздух между клыками. Это было, конечно, правдой. Супруг провел последние три дня в постели с таинственным зудом. Это был просто ад. От своей злой шутки она попала как паук в свою паутину. Но она выучила этот урок раз и навсегда. Черт побери. Больше никогда! В следующий раз она убедится в продовольственных запасах в первую очередь.
– Что ты собираешься делать?
Она присоединилась к бельчонку на кровати. Проявляя жалость, она почесала ему спину, которая уже покрылась коротким мягким рыжим мехом. – Что ты имеешь в виду?
– Я имею в виду, – его затрясло, – я не могу взять на себя руководство! – Крошечные слезки побежали из глаз. – Я помню, как сказал, что с этого момента собираюсь. Но… это слишком сложно, чтобы выносить. Давление! Требования! Ожидания! Жертвы!
– Все, что ты сделал – лежал в кровати целых семнадцать часов.

0

11

– Знаю, – жалостливо сказал бельчонок. – Но я думал все это время.
– Тебе от этого плохо?
– Ты думаешь?
Белка задумалась на секунду. Она предполагала, что болезненный, как будто измученный от запора, взгляд на его мордочке был похмельем от пива. Но боль от думания, столь обычная у мужчин, вполне другая возможная причина.
– Я не современный мужчина. Нет. – Продолжал убеждать он.
Она вздохнула. – Ну, по правде говоря…
– Пожалуйста, давай вернемся к нашим основным семейным ролям? Я – мужественный кормилец семьи, заставляющий трепетать твое холодное черное сердце. А ты – верная жена, интригующая и удивительно организованная хозяйка.
– Я действительно преуспела в интригах, и я организованная.
– А кто мы такие, чтобы ставить под сомнение вечную свободу Мясного рулета? – закричал он.
Белка должна была признать. – Два из трех не так уж плохо.
– Точно.
– Но почему я? – Ей никогда не хотелось терять мантию силы. Фактически, она бы забыла о его словах, но было слишком смешно, чтобы игнорировать.
– Я теряю чувство собственного достоинства. Уже не знаю, кто я такой. Плыву по течению в море неопределенности.
Глаза белки немного расширились. Неужели он как-то умудрился нажраться пива без ее ведома? Как он мог ей не предложить?
Он смахнул слезы, чувствуя, что белка сдает позиции. – Выбор гендерной роли – это не то, к чему белка может приспособиться через день или неделю. Требуются годы супружеского общения и взаимопонимания. Если все делается наоборот, то это может разорвать саму ткань беличьего общества, не говоря уже о нашем браке.
– Ты просто не смог бы придумать план, как нас спасти от кошки, – сказала она с пониманием.
– Вот именно!

***

Пит смотрел, как Арджи подпирает высокую лестницу к вывеске. Она сказала не много с тех пор, как вернулась, а настроение ухудшалось с каждым прошедшим днем. Он знал, что она была уязвлена и расстроена, но понятия не имел, как облегчить боль друга.
– Я могу чем-нибудь помочь? – Спросил он, когда Арджи поставила лестницу, с новой лампочкой в руке.
– Нет, спасибо.
Пит поддержал лестницу, когда она полезла наверх. – Фитс, ты не можешь все держать в себе. Ты знала, что твое время с Ли ограничено.
– Я не хочу об этом разговаривать. – Она продолжила свое занятие, выкрутила перегоревшую лампочку и положила ее на край вывески.
Пит прокричал. – Твоя мама беспокоится о тебе.
Арджи нахмурилась и дотронулась до пряди волос за ухом. – Моя мама беспокоится слишком много. – Она вытащила другую перегоревшую лампочку и улыбнулась без намека на веселье. – Это меня не убьет.
– Перестань так говорить снова и снова. Арджи, это даже не смешно.
– Конечно. – Она посмотрела на Пита. – Ли будет в порядке.
– А с тобой? Вечность слишком длинна, чтобы о чем-то жалеть.
Одна из лампочек приржавела к месту. Арджи выругалась, когда та лопнула в руке при попытке выкрутить, и поранила ладонь. – Уверена, что привыкну, – ответила она кратко. Она быстро прикрутила новые лампочки, собрала старые и спустилась по лестнице. Внизу она вытерла руки о тряпку. – Удивительно, как мы можем привыкать ко всему, если это необходимо.
До того, как Пит мог вставить слово, Арджи собрала лестницу, взвалила ее на плечо и зашагала в сторону гаража.
– Чего ты хочешь, Арджи? – Прокричал Пит в сторону удаляющейся фигуры. Он надеялся получить хоть какую-то реакцию от нее. Он думал, что даже злость была лучше, чем вялая апатичная женщина, которая была другом.
Арджи бросила лестницу на землю с такой силой, что та подпрыгнула. Она повернулась, вызвав вращающееся облако пыли из-под ног, и уставилась на Пита. – Что я хочу? То, что я хочу, несомненно, в нескольких сотнях миль отсюда!
Она подошла к нему ближе, пальцы сжались в кулак. – Возможно, ищет тепло в руках женщины, которая не сможет любить ее так, как я. Того, кто теперь думает, что я самая настоящая сука, которая использовала ее и забыла, хотя на самом деле, я никого так не любила, как ее!
Арджи была в ярости и дрожала всем телом, слезы застилали глаза, но она не обращала на них внимания.
– Ты это хотел услышать, Питер? Ты хотел услышать, что я – ничтожная? Что мне больно все время? Что я не могу стряхнуть ощущение ее прикосновений, что я каждую секунду слышу ее голос. Что, когда я закрываю глаза, – она сделала паузу, когда злость начала выходить, а со слезами уже не возможно было бороться, – я вижу ее лицо.
Он видел, как плечи поникли. Арджи отвернулась и пошла к грузовику. Забралась в него, посидела неподвижно, и выплеснула гнев ударом кулака по рулю. Как только волна ярости утихла, она завела грузовик и выехала с парковки.
Пит наблюдал, как она поехала назад в Глори. Он вздохнул, затем почувствовал руки на плечах.
– С ней все будет в порядке. Арджи – сильная женщина, – тихо сказала Мэвис.
– Плохо и то, что лечение занимает очень много времени.
– Мы ей поможем. – Мэвис положила щеку на плечо Пита.
– Она не хочет нашей помощи.
– Рано или поздно поймет, что помощь ей нужна.
– Надеюсь. Но единственное, что я знаю про Арджи, это то, что она упрямая, как двухдолларовый мул.

***

Дорожный патрульный Джерри Энглунд «медитировал» в патрульной машине, спрятанной в укромном месте на обочине дороги. Глаза почти начали закрываться, он всхрапнул, когда увидел ярко красный грузовик, пролетевший мимо на скорости больше, чем сто миль в час.
Что-то ударилось о его лобовое стекло, и громкий глухой стук заставил сесть прямо. Растерявшись, он протер глаза и огляделся, но грузовик уже исчез за холмом. – Что за черт? – Могла ли птица удариться о стекло, если машина стоит на месте?
Патрульный вылез из машины и подошел к переднему бамперу. Глаза опустились на землю, и его низко посаженные карие глаза увеличились. – Будь я проклят.
Последние несколько месяцев он нашел больше дюжины изуродованных мишек вдоль дороги. Он был очень заинтригован. Кто был этим извращенцем?
Энглунд поднял мягкого коричневого плюшевого медведя и вздохнул. Голова была почти оторвана и держалась на нитках. След от колес был хорошо виден на мехе, а в груди медведя была дыра там, где должно быть сердце. Если мягкие игрушки были с сердцами, конечно. Энглунд подозревал, что мишки имели дело с разъяренным социопатом. Он широко улыбнулся и бросил медведя на заднее сиденье, оставив в качестве сувенира. Он был уверен, что когда-нибудь получит хорошую цену на eBay. Может быть, даже продаст голову отдельно.

***

Арджи устроилась на качелях с пивом, наблюдая, как садится солнце. Она посмотрела на запотевшую бутылку, потерла пальцем конденсат. Фыркнув, поднесла горлышко к губам и сделала большой глоток.
Она посмотрела вверх, когда услышала, что открылась дверь. Брат Лиам сел рядом и глубоко вздохнул, собираясь что-то сказать с предусмотрительной осторожностью.
– Я знаю, – наконец-то он начал, – возможно, не скоро, но все будет хорошо. Это займет только пару месяцев.
– Почему так произошло, Лиам? Как я могла позволить себе влюбиться?
Мужчина почесал подбородок. – Думаю, тут нет ясного ответа. Могу сказать, наверное, это один из жизненных уроков, которые учат, что иногда что-то происходит не так, как ты хочешь. – Он поморщился от того, как криво это прозвучало.
– Я думала, что выучила этот урок, когда самолет разбился.
Лиам кивнул. – Наверное, так, но то был не сердечный урок. Такие уроки всегда самые тяжелые.
Летчица хмыкнула и закатила глаза от попытки брата пофилософствовать. Она сделала еще один глоток пива. Арджи еще не была пьяной. Пока. Сейчас она чувствовала приятный хмель. – Интересно, скучает ли она обо мне, – сказала она тихо, глядя на кролика, который благополучной упрыгал через двор.
Лиам мягко положил руку на колено сестры. – Уверен, что скучает, Арджи. Но ты знай, что все, что ты сделала – это лучшее для вас обеих, – заверил он ее с уверенностью.
Она покачала каштановой головой, и увидела, что волосы касаются плечей. Уже неделю она пыталась сходить в парикмахерскую Сэмми, но не смогла. Она чувствовала себя глупо, но каждый раз, когда пыталась сделать их короче, то слышала голос Ли о том, как хорошо увидеть их длинными. «Как бы я хотела, чтобы ты их увидела, девочка моя».
– Арджи, есть еще кое-что, что ты должна знать. – Лиам поерзал на качели. Сестра заслуживала знать, но не был уверен, как она это воспримет. Арджи была не тем человеком, которая ценила вмешательство в ее жизнь. – Пока ты ездила с Ли, мама пыталась убедить совет позволить тебе уехать навсегда. Чтобы вы могли быть вместе.
Темная бровь подскочила вверх.
– Ее просьбу отклонили.
Арджи посмотрела на брата с недоверием. – Правда? – Она тупо моргнула. – Я думала, что мама недолюбливает Ли.
Лиам печально улыбнулся. – Она хотела то, что и всегда – чтобы ты была счастлива.
Арджи вздохнула. – Знаешь, брат, я начинаю верить, что никогда не буду по-настоящему счастлива.

***

– Заткнись, Рустер, – предупредила Ли. Мужчина каждый день звал ее по радио в течение недели. В одном из разговоров она услышала, что видели ее грузовик, но не были уверены, так как голое тело мамы больше не украшало бок грузовика.
– Давай, Ли. Я знаю, что ты где-то есть. Христа ради, ответь.
Ли сердито смотрела на радио. Она пыталась выключить его, но поняла, что оглушающую тишину невозможно выносить.
– Кот Том, я…
Ли схватила трубку. – Ты – задница, Рустер. Я говорила, чтобы ты никогда меня так не называл. – Ее раздражение было ясным.
– Э… Я знал, что ты еще жива.
– Конечно, я жива. Почему же нет? – Она устало протерла глаза, не думая о темных кругах под глазами, которые теперь были постоянным украшением на лице.
– Я слышал, что ты выбрала другой маршрут, такой же невозможный, как и прежний.
Ли ничего не ответила.
– Кроме того, я уже целую вечность не видел тебя у Розы.
– И?
Пауза теперь была длиннее.
– Поэтому, мы с парнями о тебе беспокоимся. – Сказал, наконец, Рустер.
– Чушь. Парни даже не знают меня. И тебя тоже.
– Ли…
– Веди свой грузовик и оставь меня в покое, Рустер.
Рустер вздохнул, и Ли могла услышать, как он ерзает на сиденье. Безразличный тон ее голоса беспокоил его, но он больше не хотел, чтобы его посылали. Она когда-нибудь объявится. – Если ты этого хочешь.
– Это то, чего я хочу.
– Хорошо, но если…
Ли резко положила трубку на место и выключила радио. Маленький плюшевый медведь, что висел на самодельной петле у зеркала дальнего вида, попался ей на глаза. Она несколько раз смотрела на него с каменным выражением лица. Потом ударила и с удовольствием наблюдала, как он несколько раз ударялся то о лобовое стекло, то об крышу. – Ты мне не нужна. – Без всякого предупреждения слезы побежали из глаз впервые за неделю. Она бы поклялась, что зарыдала. – Мне никто не нужен, – резко прошептала она и нажала на газ.
Через три часа дорога уже расплывалась, что ее было почти не видно. Сердитая на неустанные требования тела, она рванула руль налево и съехала на обочину. Полностью одетая, Ли повалилась на маленькую кровать. После короткой борьбы с собой, она вытянула руку и порылась в куче полотенец, которых она напокупала, чтобы не стирать. И быстро нашла то, что искала – потертого маленького черного плюшевого мишку, последнего, что у нее остался, кроме висящего у зеркала.
Угольные глазки медведя смотрели на нее, и она пригладила черный мех, торчащий во всех направлениях. Арджи прицепила значок летчика, который дала Люси, на грудь мягкой игрушки. В ярости и с разбитым сердцем, она все же не смогла сорвать его. Ли прижала медведя и свернулась калачиком в позе эмбриона, стараясь не чувствовать боль в груди и ни о чем не думать, позволяя редкому ночному трафику убаюкивать ее прерывистый сон.

***

Арджи небрежно бросила бутылку на землю, когда подъехала к кафе. Она стерла пот с лица, интересуясь, почему так чертовски жарко. Зрение было расфокусировано, а голова немного кружилась.
Боль становилась только сильнее с тех пор, как она рассталась с Ли. Она просто не находила себе места. Арджи продолжала быть гидом в Глори и мастером на все руки в кафе, даже оставаясь совершенно трезвой приличную часть дня. «Что они еще хотят от нее? Они не имеют права просить больше. Почему они просто не могут оставить меня в покое?»
Заехав за гараж, она выключила двигатель, открыла дверь и, выползая из грузовика, споткнулась, и чуть не упала лицом в грязь. В последний момент ей удалось восстановить равновесие и подтянуть себя на ручке двери. Она уставилась на грузовик с разбитыми окнами, затем закрыла дверь и пошла в гараж.
Когда она, пьяная, навалилась на дверь гаража, дверь открылась, и Арджи растянулась на полу, прямо у ног удивленного Тони.
– Арджи, ты в порядке? – Он опустился рядом со своим другом.
Она потрясла головой. – Н-н… нет. – И захохотала. – Я даже близко не в порядке.
Запах застарелого пива был очень сильным. И хотя Тони любил как пах напиток изо рта, но этот запах был просто гнилым. Подавляя желание вставить кляп, он подложил руки под нее и помог подняться.
– Думаю, тебе нужно кофе. Давай пойдем в кафе.
– Не хочу идти в кафе. Пришла чинить крышу.
– Ни за что, женщина. Ни за что. Я не позволю тебе лезть на крышу в таком виде. Ты убьешь себя.
Арджи так сильно засмеялась, что закашлялась. – Не ты понимаешь, да, мальчик? Мы уже мертвы. Я уже шлепнулась. И с гораздо большей высоты, чем эта крыша. Поверь мне, я не умру снова. Если бы я знала как, я бы уже это сделала.
Тони побледнел. – Хватит говорить об этом. – Он поднял ее, обхватил за талию. – Пошли трезветь.
– Ты знаешь как?
Паренек кивнул, мрачно думая про свое собственное детство.
Арджи хлопнула его по спине. – Хорошо, парень.
Он повел ее в кафе. Как только они подошли к задней двери, то повернулись на грохот. Пикап Арджи катился по небольшому наклону, вырывая небольшие деревца и кусты. В воцарившейся тишине, они смотрели, как грузовик несется прямо в пруд.
Арджи вырвалась из рук Тони, закачалась и рассмеялась, когда грузовик медленно тонул в темной воде. – Похоже, я забыла поставить на ручник, – пробормотала она перед тем, как глаза закатились и она потеряла сознание, упав лицом на землю.

***

Ли выключила зажигание и уставилась на кафешку. Она знала, что приехать сюда было плохой идеей. Но ей некуда было больше ехать.
Она оторвала медведя от зеркала и вышла из грузовика. Закат освещал долину оранжевыми и красными лучами, окрашивая в насыщенные тона. Ли сняла очки и глубоко вдохнула ароматный воздух конца лета. Потом Ли подождала, зная, что она скоро появится. И нервно сглотнула, когда женщина появилась в дверях закусочной и закурила. Ли закрыла глаза и решилась. Небрежно бросила медведя в канаву вдоль парковки. Пора было что-то делать, и Ли уверенно пошла к двери.
– Ли? – Бровь выгнулась. – Не думала, что увижу тебя здесь.
Ли наклонила голову набок. – Здравствуй, Джудит, – сказала она тихо.
Джудит шагнула ближе к своей старой любовнице, заметно съеживаясь от присутствия Ли.
– Иисус Христос. Что ты с собой сделала? – Она положила руку Ли на плечо. – Ты высыпаешься, кушаешь нормально? – Пальцы прикоснулись к руке Ли. – У тебя одна кожа и кости.
Ли вздохнула и закрыла глаза от приятного прикосновения. – Я в порядке, – уверила ее тихо.
– Я вижу. – Но в сарказме Джудит не было никакой злобы.
Ли покачала головой. – Прошло столько времени.
– Три месяца. – Джудит сделала паузу. – У тебя в самом деле все в порядке?
Ли подняла болезненно честные глаза. – Нет, – призналась она. – Наверное, нет.
– Иди сюда, милая. – Джудит распахнула объятие для своего друга, и Ли с благодарностью шагнула в ее сторону.
Глава 14.
Джудит забралась на кровать рядом с Ли, которая свернулась клубочком в старой футболке, отвернувшись в другую сторону.
В спальне было темно и тихо, и немного интимно, что на Ли действовало успокаивающе. Здесь она нашла необходимый отдых, которого у нее не было в течение многих недель.
Джудит нежно поцеловала Ли в заднюю часть шеи. Блондинка немного напряглась, но не сдвинулась, чтобы остановить. – Мне нравится твоя стрижка. – Ли отстригла волосы в прошлом месяце. – Она дает легкий доступ к твоей шее.
– М-м-м… спасибо. Думаю…, это беспокоило меня раньше.
– Ты можешь расслабиться, Ли. – Прошептала Джудит, придвигаясь ближе. Она провела рукой по мягкой коже бедра, тело легко вспомнило много ночей беззастенчивого удовольствия, которое они делили друг с другом. Она с усилием сдержала стон. – Я скучала по тебе… скучала по этому.
Ли не знала, что сказать. Она закрыла глаза, когда прикосновение Джудит переместилось на живот, приподнимая футболку. Она колебалась долю секунды, потом приподнялась, чтобы футболку можно было снять через голову. Ли немного вздохнула, когда теплые руки Джудит сняли одежду и продолжили ленивое поглаживание.
– Я не хочу делать тебе неприятно.
Ли сглотнула. – Я знаю. – Но мышцы были насколько напряжены, что официантка подумала, Ли могла бы легко вскочить. С легким стоном, Ли перевернулась на спину, простынь сложилась у талии.
Джудит склонилась и поцеловала Ли в губы. Поцелуй был принят, и она углубила его, пробуя на вкус Ли, вызывая знакомые звуки. Но что-то было не так. Она отклонилась назад, укусив нижнюю губу. Их глаза встретились, и в тот же миг в них промелькнуло глубокое понимание.
Джудит вздохнула. Ей никогда не повезет с этой особенной дальнобойщицей. Она никогда не будет ее, и Джудит об этом знала. На секунду, она серьезно захотела выпинуть Ли из своей постели и жить дальше. Но в то же время, она не хотела остаться ни с чем. Под маской кота была женщина, которая ей нравилась, и она хотела узнать о ней больше. Сегодня вечером она может узнать ее душу получше. Но они останутся друзьями. – Хочешь мне что-то рассказать?
– Что?
– Не обманывай меня, Ли. Я ужасно возбуждена и в одном шаге от убийства. Поэтому, повторяю, ты хочешь что-то мне рассказать?
Ли вздохнула. – Нет.
– Врешь.
Несмотря на себя, Ли вспрыснула. – И когда ты стала такой вдруг умной?
– Вдруг? – Джудит положила голову на плечо.
– Не умничай.
Джудит взяла руки Ли в свои. – Расскажи, кто наконец-то разбил тебе сердце.
Белесые глаза Ли расширились. – Черт. Ты и мысли всегда умела читать?
– Конечно. Я – потрясающе выгодное приобретение. Ты всегда очень торопилась, чтобы это заметить.
Джудит почувствовала, как Ли втянула воздух, подвигаясь рядом.
– Боже, Джудит. Мне так жаль. – Сказала Ли честно, едва слышимым голосом.
– Мне тоже. Поэтому, расскажи. – Джудит крепче взяла Ли за руку, когда блондинка начала историю с той первой ночи, когда случайно наткнулась на кафе в тумане.
Они разговаривали, пока не появилась луна.
– Ух ты, – все, что смогла сказать Джудит. Официантка крепко обняла Ли, когда та перекатилась на ее сторону. – Это самая ужасная история, которую я слышала. – Она хлюпнула носом из-за слез.
Ли кивнула. Из-за комка в горле невозможно было говорить.
– Когда ты собираешься к ней вернуться? – Спросила Джудит, ее теплое дыхание щекотало затылок Ли.
Ли закатила глаза. У нее не было окончательного решения до разговора. Джудит так хорошо ее знала. – Завтра.
– Не могу поверить, что говорю это, но, удачи.
Ли взяла Джудит за руку и сжала. – Спасибо.
Уже появились первые лучи утреннего солнца. Бессвязное бормотание Ли вдруг нарушило тишину. – Джудит?
Джудит сонно моргнула. – М-м-м?
– Иногда любовь… – Долгая пауза. – Ин… Иногда любовь… такой отстой.
Джудит закатила глаза, потом нежно посмотрела на уже дремавшую подругу. И вздохнула.
– Рассказывай мне об этом, Ли.

***

Арджи отошла назад и осмотрела грузовик. Она вздохнула и покачала головой, когда большой кусок грязи свалился с искореженного бампера. После того, как она протрезвела, ей, Лиаму и Патрику удалось вытащить его из пруда. Именно тогда Арджи поняла, что все должно измениться.
– Не так плохо. – Патрик решил говорить оптимистично, когда осматривал поврежденный водой внутренний интерьер. Он открыл дверь, и волна воды пролилась на ботинки. Несчастная мертвая рыба шлепнулась ему на носок. – Эу. – Он отпнул ее прочь.
– Да. Да. Потребуется много времени, чтобы починить. – Арджи села на траву, вытащив сигарету из кармана. – Не уверена даже, что этого хочу.
– Ты должна. Она была самым милым грузовичком в Глори. – Патрик присоединился к сестре, взяв одну сигарету себе.
– В настоящее время это ключевое слово, – сказала Арджи мрачно.
– Что ты хочешь, Арджи?
– Я хочу Ли.
– Это не то, что я имею в виду.
Арджи закрыла глаза и отклонилась назад, упираясь на руку. – Я знаю.
Патрик прикурил сигарету и отвернулся, чтобы выдохнуть дым. – Очень плохо хотеть то, чего ты не можешь иметь.
Арджи спокойно выдохнула. – И Конфуций сказал, поцелуй меня в зад! Когда мои братья стали философами и психотерапевтами? Я схожу к Питеру, если захочу получить кучу раздражающих советов.
Патрик нахмурился. – Конфуций?
Арджи упала на спину со стоном. – Мария, дорогая мама Иисуса, пожалуйста, помоги, не дай бросить брата в этот замечательный пруд, – она указала за плечо.
– Эй, – возразил Патрик, – ты столкнула его.
Арджи покачала головой. – Я. – В глазах мелькнул огонек. – Кроме того, я не уверена, что смогу не иметь то, что хочу. – Она скрестила ноги. – Я собираюсь просить уехать из Глори.
У Патрика и Лиама упала челюсть. – Ты шутишь, да? Ты знаешь, что мама уже пыталась.
Она махнула рукой. – Это была мама. – Голос стал ниже. – Не я. Я собираюсь просить. – Она вытащила сигарету изо рта и положила между пальцами. – Я здесь больше не счастлива, Патрик. – Глаза немного расфокусировались. – Я даже не уверена, что когда-либо была. За время, проведенное с Ли я поняла, что это такое. И нет пути назад. Не для меня.
– Арджи…
– Я знаю, что это звучит странно, но я действительно думаю, что значило для нас быть вместе. Я собираюсь найти выход.
Двое мужчин обменялись понимающими взглядами. – Ты снова хочешь разбить себе сердце. Что, если тебе снова скажут нет?
– Мне не скажут нет. Я люблю ее, и последую хоть на край земли, если потребуется. – Голос становился все громче и более уверенным с каждым словом. – Я хочу уехать из Глори. Я собираюсь ее найти, упасть на колени и просить прощения, и, с божьей помощью, я проведу остаток своих дней с ней.
Патрик с минуту изучал сестру. Она всегда западала на барышень. Но тут был совсем другой случай. – Правда, любовь. – Это был не вопрос.
– Абсолютно, – кивнула она. – Я провела несколько месяцев, пытаясь забыть и убедить себя в обратном, но это невозможно. Я пыталась играть по правилам и забыть то, что мне не следует желать. Но не могу! У нее мое сердце, мальчики. И пришло время, чтобы она об этом знала.
– Тогда желаю тебе всю удачу мира, – сказал Патрик серьезно.
– Тебе она понадобится, – добавил Лиам.
Патрик махнул сигаретой в сторону брата. – Молчи, идиот. Она решила. Как будто ты не знал, что захочет получить свое, с тех пор, как это случилось.
Лиам с удовольствием взял сигарету и глубоко затянулся. – Нет, – наконец-то подтвердил он. – Думаю, что нет.
Патрик выглядел самодовольным. – Если она так много значит для Арджи, тогда они должны быть вместе.
– И мы будем вместе, – уверенно сказала Арджи. – Мы будем.

***

Дождь шел постоянной, бесконечной пеленой, когда грузовик Ли двигался к кафе Фитц. Из-за ритмичных покачиваний дворников было еще тяжелее оставаться в бодрствовании.
После нескольких часов хорошего сна за последние несколько месяцев, Ли поцеловала Джудит в щеку и сказала прощай. Как полагается в этот раз. Она сказала, что когда-нибудь остановится здесь за бургером или поболтать. Джудит кивнула, хотя чувствовала, что не увидит снова эту особенную женщину, но хорошо выучила никогда не говорить никогда.
То утро показалось Ли таким далеким, когда медленно вела машину. Она чувствовала опустошение, но надежду. Надежду, что она сможет поговорить с Арджи, дать им еще шанс, надеясь, что судьба в ее собственных руках, а не чужих.
Ли бесконечно переигрывала последние минуты, проведенные вместе с тех пор, как уехала прочь от кафе. Во-первых, она ничего не могла видеть сквозь собственную злость и боль. Но прошлой ночью, когда она рассказала Джудит, что случилось, впервые, она смогла выйти за рамки своих эмоций и сосредоточиться на Арджи. Были только слова, которые разбили ей сердце. Но на лице высокой женщины, в ее глазах, в легкой дрожи подбородка и наклоне головы, когда она говорила, были все подсказки, которые помогли ей пробраться сквозь растерянность и обиду. Она не ошиблась в Арджи. Женщина была в нее влюблена. Ли увидела это в тех душевных зеленых глазах, почувствовала, когда они прикасались друг к другу. А сейчас она должна сделать все, чтобы Арджи это тоже увидела. Ничего ее не остановит.
На коленях сидел маленьких черный мишка. Она поднесла его к губам и нежно поцеловала. Веки стали невозможно тяжелыми. Поворот к кафе и к Глори был где-то здесь. Она зевнула. Мысли потекли к Арджи и к ее поискам.
Веки затрепетали и закрылись.
Потом она поплыла и задремала.

***

Ли поднималась на небольшой холм, проводя ладонями по верхушкам высокой, влажной травы. Светило солнце, и прохладный ветерок нежно обдувал ее. Каждый шаг был тяжелым, но где-то глубоко внутри она знала, что когда она минует холм…
На вершине она прикрыла рукой глаза от солнца и посмотрела вниз. Она была на окраине города, причудливого и чистого. – Глори, – произнесла она взволнованно. – Похоже на то.
Где-то отдаленно она понимала, что спит, и что все нереально. Но ей было все равно. Просто не имело значения, когда она побежала, как можно быстрее, по долгой, понемногу выравнивающейся местности с плюшевым мишкой в руке. В воздухе пахло летними цветами, а ветер, дующий в спину, подталкивал ее вперед к цели.
Наконец-то она добежала до сырой улицы и замедлила шаг, восстанавливая дыхание и осматривая уютный ряд домов и пышных деревьев вдоль улицы. Она расслышала доносящуюся музыку из грузовика с мороженным и смех детей. Ли рассмеялась. Это городок Степфорд, усмехнулась она, и тут же решила, что совсем не против.
Крошечная женщина со стойким взглядом шла к ней навстречу. – Хорошо, – Миссис Амос остановилась и улыбнулась Ли. – Пришло время, и ты здесь.
Ли моргнула. – Что вы…?
– Не беспокойся, дорогая. – Миссис Амос мягко похлопала по руке. – Теперь ты здесь, и это единственное, что имеет значение.
Ли немного покачала головой. – Это… это Глори?
– Конечно. И мы заделали все ямы на дороге прошлой весной, – закончила она гордо. По ее мнению, нет никакого вреда подчеркнуть этот маленький факт.
Ли уставилась на женщину. – Ммм,… хорошо. Рада слышать. В любом случае, вы не знаете…
– Должно быть, она сейчас в парке. Точно. – Миссис Амос подняла руку и угловатым пальцем указала направление. – В самом центре города. Ты не пройдешь мимо. Там в середине милый фонтанчик. – Она немного подтолкнула Ли. – Иди быстрее. Я ни секунды не выдержу ее подавленное состояние. Тут пройти только участок или около того.

Ли улыбнулась и побежала. Обогнув угол, она увидела Арджи и Пита, которые сидели в тени на скамейке и разговаривали. Она замерла, вдруг потеряв уверенность в том, что ей сказать. К счастью, от беспокойства ее спасло то, что она тут же попала в поле зрения. Арджи подняла голову, и их глаза встретились. Арджи вскочила на ноги, и Ли смогла увидеть ее резкий жест. Видимо, она сказала что-то неприятно, что Пит вздрогнул.
– Хорошо, – Ли нервно облизала губы. – Сейчас или никогда. – Настолько быстро, насколько ее ноги могли нести, она сократила расстояние между ними.
Арджи распахнула объятие, и Ли бросилась в него. Их столкновение свалило высокую женщину на влажную траву. Их губы нашли друг друга, и они стали целоваться.
– Ли, – вздохнула Арджи, отстранившись, чтобы поцеловать подбородок и щеки дальнобойщицы. – Что ты здесь делаешь, девочка? Боже, ты не можешь быть здесь. – Ее затрясло. – Ты не можешь.
Ли снова ее поцеловала. – Я здесь. И я никуда не собираюсь. – Мишка валялся забытым на мягкой траве рядом с Арджи. Ли прижала Арджи сильными руками. – Привыкай, Арджи. Ты застряла со мной.
Арджи резко покачала головой. – Черт побери! Нет! – Она разжала руки Ли со своей рубашки, вскочила на ноги напротив Пита, который делал все возможное, чтобы слиться с окружающей средой. – Какого черта, Пит! Ей здесь не место. – Слова были почти как плевок, и Питу ничего не оставалось, как сделать шаг назад.
– Я принадлежу тебе, – защитилась Ли.
Арджи схватила Ли за плечи и потрясла с отчаянием. – Ты не понимаешь! Ты не знаешь, что говоришь.
Глаза Ли сверкнули. – Я знаю.
– Арджи, – Пит поднял руки вверх, сдаваясь. – Ее место здесь. Она права. Вы должны быть вместе.
Арджи сделала шаг, ее глаза заставили Пита отступить еще на дюйм. – Нет. У нее еще вся жизнь, чтобы жить. Нет, Пит. Ты сможешь отменить. Ты исправишь! – Прокричала она.
Голова Ли качалась из сторону в сторону между ними. «Почему Питу надо об этом беспокоиться?»
– Здесь нечего исправлять, – сказал он твердо.
Арджи закрыла глаза, отклонила голову назад и зарычала от разочарования.
Мягкое касание Ли по лицу вернуло ее внимание. – Я не понимаю, – сказала она честно. – Я знаю, что ты меня любишь. Почему ты не хочешь, чтобы мы были вместе?
Сердце Арджи болезненно сжалось от слов. – Ты на самом деле не понимаешь, Ли. Тебе не следует быть здесь.
– Но я хочу, чтобы мы были вместе. – Ли топнула ногой. – Почему это так трудно понять?
Арджи прижала ее к себе. – Тебе нужно вернуться.
– Она не может. – Прервал ее Пит. Глаза светились теплом, когда он говорил со своим старым другом. Фли, наблюдающая сцену, валяясь под дубом, запрыгнула на плечо Пита и потерлась об щеку. – В то время она ехала к Глори, Фитц. – Он развел руки в мольбе. – Теперь это время для вас двоих. Прими это.
– Не буду!
– У тебя нет выбора.
Арджи бросила на Пита злой взгляд и перевела внимание на Ли. – Девочка, тебе нужно выслушать меня. И послушай хорошо. – Она обхватила ее щеки, поглаживая скулы Ли большими пальцами. Она выглядела уставшей и слабой, и Арджи почувствовала боль, которую они уже пережили. – Ты не можешь быть со мной. Тебе слишком много придется отдать.
– Я все брошу, – последовал немедленный ответ.
– Своих друзей? Свою работу? Всю свою жизнь?
– Да. – Голос был решительным.
– Ты не можешь! Мы не можем быть вместе. – Арджи почувствовала, как слезы заполнили глаза. – Не здесь. Не сейчас.
– Но почему?
Арджи прижала два пальца к губам Ли, чтобы та замолчала. – Потому что это не твое время. Это место вне жизни, которую ты знаешь. Вне всего, что ты знаешь.
– Я могу создать сообщество Мэйберри! – Запротестовала Ли.
– Почему все продолжают так называть их? – Прошептал Пит, обращаясь к Фли.
Кошка раздраженно мяукнула.
Арджи разочарованно выдохнула. Но когда она открыла рот, чтобы сказал, острые слова Пита разорвали тишину.
– Скажи ей, Арджи.
– Пошел ты, Пит. Не говори так! Я не должна еще это делать. Она не готова.
Пит печально улыбнулся. Почему Фитс всегда должна быть колючкой в заднице? – Скажи ей, – терпеливо повторил он.
– Ты не должна мне ничего говорить, – Вмешалась Ли. – Мне нужно быть здесь. Мне нужно быть с тобой. У меня не было жизни на дороге. Я хочу, чтобы мы были семьей. Семья должна быть вместе.
Горячие слезы побежали по щекам Арджи. Ли нежно смахнула их. Она наклонилась и подняла медведя, вкладывая его в руки Арджи. – Ты та, кого хочет мое сердце. Я люблю тебя, и нам нужно быть вместе. Не важно, как.
Слова еще звучали, когда Ли ахнула и схватилась за грудь. Ноги подкосились, и ей показалось, что она не могла дышать. Арджи крепко обхватила ее руками, и молодая женщина прижалась лицом к груди Арджи.
– Держись, девочка. – Она прижала Ли насколько могла, сливаясь телами, и почувствовала, как замедляется сердцебиение…

***

– Давай! Быстрее.
– Готово. – Пожарный поднял сварочную маску и переместился в сторону. Парамедик тут же забежала за него, бросаясь в почти раздавленную кабину Ли. Дождь холодил вспотевшую кожу, и через мгновение она крикнула.
– Она жива?
Он посмотрел на дорогу мимо пожарных, полиции, скорой помощи. – Едва ли.
Отбросив мокрую маску в сторону, пожарный посмотрел на спущенную подушку безопасности и искореженные куски металла. Он поддерживал разговор, пока парамедик неистово работала. Здесь не было места для двоих, поэтому он не мог ничего сделать. – Нет тормозного пути. Она не нажимала тормоз. Алкоголь, как ты думаешь?
– Сомневаюсь, – ответила женщина, нащупав плевральную дренажную трубку в сумке. – У предыдущего водителя, с которым я работала в подобной ситуации, мне пришлось сидеть на горе из пивных бутылок. Скорее всего, она просто заснула.
– Маленькая девочка для такого большого грузовика. – Он прищурился и представил ее бледное лицо. – Молодая и красивая. – Он покачал головой. – Какое дерьмо. – Он не получил ответа, но не обиделся. Парамедик была сосредоточена на пациентке.
– Черт. Ей нужна реанимация. – Женщина обогнула искореженный руль и сильнее сжала горло Ли, пытаясь нащупать пульс. – Нам нужно вытащить ее отсюда!
Двое мужчин присоединились к пожарному. – Электрод?
– Я не могу. – Она отбросила сумку, и ее поймал в воздухе один из ожидающих пожарных. – Не могу получить нужный угол наклона. – Давай, Стив. – В голосе слышалась срочность. – Или это не будет иметь значения.

***

– Вот так, – Арджи продолжала поддерживать Ли. – Почти все, любовь моя.
Ли вдруг вздохнула. Глаза раскрылись, когда холодный, чистый воздух, смешанный с кожей любимой заполнил ее ощущения, а давление на груди стало ослабевать. – Арджи, – слабо спросила она, пытаясь встать на ноги.
– Я здесь. Расслабься. – Маленькая улыбка появилась на губах, когда Ли немедленно это сделала.
– Что… – Она сделала паузу и вздохнула, медленно отталкиваясь от поддерживающих рук Арджи. – Что случилось? – Ли посмотрела вокруг широко раскрытыми глазами. Казалось, что все ее чувства были намагничены, и она могла почувствовать, как ветерок ласкает каждую волосинку, покрывающую кожу. Потом она посмотрела наверх в глаза, которые всегда затягивали ее, и снова почувствовала в них бесконечную привязанность и преданность.
Арджи на мгновение подумала, как ей сказать, но потом решила ответить прямо. Если есть где-то человек, который ценит прямоту, то это была Ли Мэтьюс. – Ты умерла.
Глаза Ли увеличились, а рот издал слабое «О».
Арджи потянулась, чтобы удержать ее, но Ли не покачнулась. – Вау.
Ли провела рукой по волосам. – О, боже. О, боже. Ты уверена, что я не сошла с ума? Я не проснусь где-нибудь пьяная?
– Нет, дорогая. Ты действительно здесь. – Взгляд Арджи проскользил до Пита. Она видела вопрос в его глазах и спокойно кивнула. Она не хотела этого для Ли. Но не было никакой возможности вернуть ее теперь назад.
Пит улыбнулся и погладил кошку, радуясь, что ему не придется искать новое место жительства. Арджи была не из тех людей, с кем хочется ссориться на целую вечность.
Пилот дала Ли какое-то время, чтобы собраться с мыслями, зная, что у нее миллион и один вопрос, надеясь сообщить самые важные вещи в первую очередь. Она ожидала волнение Ли. Пока этого не случилось, Арджи поняла, что это ее бесконечно пугает. – Ты в порядке?
– Я… м-м-м, – Ли взяла управление телом на себя. Она чувствовала себя легче и сильнее, чем когда-либо, хотя быстрый взгляд на тело подтвердил, что она вернулась к своему весу, который потеряла за последние три месяца. Птица пролетела над головой, и ее крик был светлым и чистым. Как будто она смотрела на мир сквозь легкий туман, а теперь он исчез. Она чувствовала каждый кусочек своего тела. – Да, я не знаю, как это возможно. – Ли ущипнула себя. – Ой.
Арджи засмеялась. Все засмеялись.
– Я чувствую себя великолепно. – Сказала Ли с удивлением. Она положила ладони на грудь Арджи. Ли почувствовала сердцебиение, как грудь ровно поднимается и опускается. Затем она убрала одну руку, положила себе на грудь и нахмурилась. – Мое сердце бьется? Но я же мертва?
– Да. Ты будешь есть, спать и делать все вещи, которые делала раньше. Только ты не совсем управляешь своим физическим я. Я все объясню.
– Ты тоже мертва?
Арджи кивнула и медленно выдохнула. – Уже шестьдесят лет. Хотя мне дали второй шанс съездить с тобой. Когда ты высадила меня у кафе, наше время истекло, Ли. Клянусь, я не хотела покидать тебя. Но у меня не было выбора.
Ли уперлась руками в бока. – Поэтому ты меня выкинула, как вчерашний мусор? Потому что ты что-то типа привидения?
– Я не такая. – На лице Арджи проявился ужас. – И запомни, какой бы я ни была, ты такая же. – Лицо стало серьезным. – Я сделала так, чтобы ты продолжала дальше жить, Ли. Потому что я люблю тебя. Не по другой причине.
Ли прищурилась. Она схватила Арджи за рубашку и притянула нос к носу. – Нам много о чем будет поговорить. Но в данный момент у меня только один вопрос.
– Да? – Арджи сказала неохотно.
– Мы… – Она распростерла руки. – Как ты там называешь. В этой жизни или после жизни… вместе?
– Навсегда.
– Обещаешь?
– Это второй вопрос.
– Заткнись.
С удовольствием. – Арджи крепко обняла Ли и впилась в губы с наибольшим удовольствием, чем разговоры.
Ли застонала, одобряя.
Пит вздохнул. Это же не слабость пролить слезу, наблюдая истинную любовь, ведь так?
Фли спрыгнула с плеча, и они оба побрели к машине Пита. За их плечами они услышали восхищенный возглас Ли. – Я думала, что никогда не полюблю того, кто владеет таким куском дерьма!
Пит рассмеялся. – Думаю, она наконец-то впечатлилась грузовиком Арджи во всем его великолепии.
Фли тихо шагала рядом, игнорируя Пита, и уже думала о следующем разе, когда позабавится с двумя белками в Глори.
– Может, мы сменим название. – Пит открыл дверь, и Фли запрыгнула внутрь, занимая любимое место на приборной панели.
Она посмотрела на Пита.
Большой мужчина закатил глаза. – Но все уже называют это Мэйберри! Зачем спорить? И, нет, я не буду подписывать твое заявление в трех экземплярах. Мне плевать, что ты говоришь.
Фли облизала лапу со скучающим взглядом и высокомерием, которое свойственно только кошкам.
– Прекрасно. – Пробубнил Пит. – Но не вини меня, когда будешь завалена горой бумаг.
Фли закрыла глаза, чтобы вздремнуть. Сегодня вечером в кафе будет готова печень, и она хотела отдохнуть, чтобы быть готовой к перекусу. У нее были свои приоритеты.
– И еще одно…
Если Пит не прекратит бубнить и бубнить, Фли сделает что-нибудь резкое. Последний раз, что остановило мир, был утконос. А это было до того, как она на самом деле стала креативной и узнала, каким может быть антифриз.

***

– Так это твой замечательный план?
– Сейчас нас Фли не переваривает, да?
– Нет, – проворчал бельчонок. – Думаю, что нет.
Бельчонок и белка перебежали горячую крышу гаража, которая начиналась сразу за кафе Фитц, направляясь к забытому молотку, который они увидели из своего гнезда. – Человеческой женщине следовало бы быть более аккуратной. Очень опасно оставлять тяжелый предмет на наклонной крыше.
– Ради бога, надеюсь, что обойдется. – Белка приземлилась рядом с молотком, тяжело дыша. – Хорошо, мне нужно повторить?
– Нет! Я обратил внимание, когда ты в четвертый раз повторяла свои инструкции. – Он выпятил грудь. – Я все улажу. Нет проблем.
Кровь белки похолодела от этих слов.
– Точно, – настаивал он.
– Уф.
– Точно!
– Хорошо. – Она отодвинулась от молотка. – Свесь голову за край, посмотри, спит ли она еще.
Бельчонок осторожно заглянул за край высокой крыши. – Ага. Жирная кошка еще спит там. – Он радостно рассмеялся. Скоро она встретится со своим создателем.
Белка пожала плечами. – Подтолкни молоток к краю и сбрось на нее.
– Отличный план.
Она засияла. – Я знаю. – «Я знала, почему вышла за него замуж».
Бельчонок поплевал на лапки и начал тащить.
Молоток не сдвинулся.
Он посмотрел на него испепеляющим взглядом, а затем бросился тащить обратно, громко кряхтя.
– Я… – Кряхтение… – Не могу… сдвинуть. – Кряхтение. – Сдвинуть его.
– Я вижу.
Бельчонок встал. Пот скатывался с пушистых бровей. – Помоги мне. Мне нужна твоя масса.
– Ооо, это звучит сексуально!
Он обворожительно подмигнул. – Позже. После кошкоубийства.
Белка начала толкать молоток вместе с бельчонком, и, мало по малу, тяжелый предмет сдвигался ближе к краю. Где и остановился.
Бельчонок разрыдался. – Почему нам не везет в любом из наших планов? Это не честно!
Белка, что ей не свойственно, присоединилась к мужу и тоже разрыдалась. «Сколько же надо грызунов, чтобы справиться?» – Я не знаю! – всхлипнула она. – Но, давай попробуем еще раз.
Они оба начали толкать со всей силы, и чудесным образом, неизвестно как, молоток стал сдвигаться. К несчастью, тоже самое сделала и Фли. В последнюю секунду белка попыталась остановить молоток и изменить его траекторию. Но сама потеряла равновесие и беспомощно замерла, балансируя на самом краешке крыши.
– Помоги! Помоги!
Бельчонок долго время был парализован страхом. Ладно, он на самом деле решал, подтолкнуть ее или нет. Но, решив, что это не поможет избавиться от нее навсегда, решил спасти. К сожалению, он споткнулся. Бельчонок полетел вперед и врезался в свою жену. Они вместе полетели с крыши, падая на землю с ужасающей скоростью.
– Ааааа! – Закричал клубок из белок.

***

– Ааа!! – Рэнди села ровно на кровати, пот обильно капал с лица и шеи. Задыхаясь, с широко раскрытыми глазами, она оглядела спальню, заполненную тенями.
Мак положила руку ей на коленку. – Давай спать, – пробормотала она устало, не открывая глаз.
– Не могу. – Ее грудь вздымалась. – Боже, я… это был самый фантастический сон.
– Прекрасно, – ответила Мак в подушку.
– Ты там была, но глаза были голубыми, и ты была водителем грузовика. С фотографией голой женщины на кузове. – Рэнди посмотрела на обнаженную возлюбленную. – Она была горячей, тем не менее.
Мак только фыркнула.
– А я была мастером на все руки на небе или в каком-то подобном месте, куда ты пришла, когда умерла. – Она состроила лицо. Эта часть сна была расплывчатой. Как жалко. – А белки в парке, те, которые шпионили за нами, тоже были там.
Мак устало приподняла голову. Ее волосы облепили щеку, а один глаз открылся, чтобы посмотреть на Рэнди. – Я говорила тебе, хватит ходить в тот парк и разговаривать с ними. Это нелепо.
– Нет.
Бледные брови приподнялись.
– Хорошо. Но я клянусь, они разговаривали о нас. Просто знаю.
Голова Мак откинулась назад. – Они грызуны, Рэнди. Они не могут разговаривать.
– Так вот как ты думаешь.
– Да. – Мак подняла себя и нежно поцеловала Рэнди в губы, улыбнувшись от наслаждения. – Так я думаю. Я также думаю, что продолжу спать, и тебе следует это сделать. – Она вздохнула. – Больше никакого буррито перед сном.
Рэнди была раздосадована, но у нее не было настоящей причины, чтобы спорить. Была середина ночи. – Хорошо. Спокойной ночи, сталкер.
– Не называй меня так, – мягко пробормотала Мак.
Рэнди распрямила простыни и посмотрела на толстую черную кошку с золотыми глазами, лежащую на полу рядом с кроватью, и заворчала. – Я тебя ненавижу.
Кошка счастливо заурчала.
– Мне плевать, что Мак переехала тебя этим богомерзким фольцвагеном, – проворчала она недовольно. – Ты завтра отправишься в приют для животных.
– Хватит валить на кошку, – неожиданно прервала ее Мак. – Она знает, что ты ее сбила, а не я. И останется тут, пока не выздоровеет. Иди спать.
– Прекрасно. – Рэнди легла на спину и натянула простыню до шеи. Она посмотрела на кошку. – Хватит смеяться надо мной!
Рэнди, – предупредила ее Мак.
– Ладно. Ладно. Если она остается, ей нужно дать имя, по крайней мере.
– Я уже сделала это днем, пока ты обзванивала все приюты и ругала их за то, что они не берут раненых кошек.
– Ну, и какое?
Мак перевернулась, взбила подушку, прежде чем закрыть глаза, и внутренне застонала. Ей нужно работать с утра. – Фли.
– Аааааа!!!
Невидимая в темноте Фли просто усмехнулась.

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Blane Cooper & T. Novan - Дорога до Глори