Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Таффия Исаева Моя Ребекка (Пять лет спустя)


Таффия Исаева Моя Ребекка (Пять лет спустя)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Давай забудем обо всем
Давай сначала все начнем,
Забудь обидные слова…
Я был не прав…
Я не права…

Пролог

– Доброе утро… Просыпайся соня…
Сквозь сон я почувствовала, как две ладошки опустились на мое лицо, и губы нежно поцеловали в щеку, оставив легкий запах апельсинового бриза. Как же не хочется просыпаться. Но настойчивые ладошки уже шаловливо пробежались по шее, плечам, тонкие пальчики скользнули по ребрам, заставляя двигаться в безуспешной попытке прикрыть беззащитное тело.
– Перестань… Ну перестань, я уже проснулась…
– Да? – ладонь легко скользнула по низу живота, и хотела нырнуть под край трусиков, но я перехватила ее, второй рукой я загребла девушку и подмяла ее под себя. Теперь она лежала подо мной, шаловливо щуря глаза и показывая язык.
– Да-а-а-а. – Шепотом протянула я, легко касаясь губами ее губ. Моя рука привычно скользнула по гладкой коже, едва задев грудь, устремилась ниже, туда, где ее уже ждала нежная теплая плоть. Девушка подо мной издала едва слышный вздох, тело плавно изогнулось мне на встречу. Она уже была не со мной… а я… а я в голове отсчитывала свои движения.

1
– Алекс! – Крикнула я в закрытую дверь душа. Она опять отдала все полотенца в стирку что ли? Чем я должна вытираться по ее мнению? Конечно, она меня не слышит! – Алекс! Черт тебя возьми!
– Да, милая? – В дверь заглянула копна рыжих волос, иногда среди них можно было разглядеть синие глаза и изящную линию губ. И, наверное, где-то там внутри головы прятался внутренний мир, который меня не интересовал раньше, и теперь интересовал еще меньше. Я красноречиво показала ей на свое мокрое тело и пустую полку для полотенец.
– Ты поможешь как-нибудь этой проблеме?
– С удовольствием! – Она кинула в меня простынь и закрыла дверь.

2
Я приготовилась откусить кусочек круасана, когда зазвонил мой телефон. Все. Рабочий день начался.
– Алло. Да, привет. Да в курсе. А что я могу сделать? Мммм, а почему это моя проблема? Хорошо. Слушай, давай я приеду, и мы во всем разберемся. Все, увидимся.
Я кинула телефон в сумку.
– Извини, солнышко. Завтрака не получится. – Одной рукой я поймала Алекс, и чмокнула ее в нос. Она нахмурилась:
– К ужину тебя ждать?
– Не знаю, киса. – Я вышла в коридор. – Скорее всего – нет.
Закрывая за собой дверь, я уже знала, что не вернусь сюда никогда.

3
Противно запищал внутренний телефон.
– Да? – я подняла трубку.
– Мадмуазель Рейли, месье Кенье на проводе. Соединять? Или Вы на совещании?
Я поморщилась. Неужели ей так сильно не нравится мое имя? Или есть какая-то необходимость, постоянно тыкать в меня моей фамилией и незамужним статусом?
– Ты снова забыла мое имя Женевьева? Ладно, Бог с тобой. Да, соедини.
– Извините мадмуазель Рейли. Ой… простите… – голос окончательно смутился. – Соединяю.
Эта секретарша сведет меня с ума. Николь улетела на Канары – медовый месяц у девочки. А мне на замену дали вот это чудовище. Женевьева хороший секретарь, но не более того. И, надо признать я устала от нее, и скучаю по Николь.
– Мадмуазель Рейли?
Черт, я скоро кричать начну. Почему им всем так нравится моя фамилия?
– Доброе утро, Роберт. Чем обрадуете?
– «Крисмо» в ступоре. Мы согласовали концепцию, заказали студию, сегодня должна была начаться съемка черновых материалов, но клиент…
– Хватит, – бесцеремонно перебила я его. – Вы срываете сроки.
– Но…
– Месье Кенье, неужели Вы хотите сказать мне, что убеждать Вашего клиента – моя работа?
– Но мад…
– Месье Кенье! Вы получили клиента, Вы рвались работать самостоятельно. Вам было представлено три концепции дальнейшего развития марки, Вам всего-навсего нужно было исполнить то, что придумали мы. И, сейчас Вы, хотите мне сказать, что не справляетесь и Вам нужна моя помощь? Или Вы сами скажете об этом Дюпону, либо это скажу я, и будьте уверены, что после моего с ним разговора, он будет не самого лучшего мнения о Вас. Что-нибудь еще, Роберт?
– Нет, – на том конце провода тяжело вздохнули, – Я сам поговорю с Дюпоном. Но после моего с ним разговора, Вы уже не сможете отказать мне в помощи…
– Вы не готовы к самостоятельному ведению проектов. И Вы об этом знаете. До свидания Роберт. Всего хорошего.
С каким-то мстительным удовольствием я положила трубку телефона на рычаги, и мысленно пропела: «Прощай птичка». Роберт Кенье неплохой человек. И даже хороший работник, но он просто исполнитель, а организатор из него никакой. А вот исполнитель он превосходный, жаль, что ему в голову ударили амбиции. Действительно жаль.
– Мадмуазель Рейли! Неужели Вы почтили нас своим присутствием?
В широко распахнутых дверях стоял никто иной, как Анри Дюпон. Президент кампании «Сен-Дени», в которой я имела удовольствие трудиться. В который раз я мысленно пожалела об отсутствии Николь, уж она-то успела бы предупредить меня о визите его «высокопреосвященства».
– Доброе утро Анри. Приятно видеть Вас в великолепном расположении духа, – закинула я первую удочку.
– Нуууу, мадмуазель Рейли, – протянул Дюпон, проходя в кабинет и вальяжно раскладывая части тела в кресле для гостей, – Вы же не часто радуете нас своим появлениям на еженедельных летучках. Так что приходится заходить к Вам отдельно. – Он пристально смотрел на меня.
Неужели Кенье уже успел нажаловаться? У него, что проснулась тактика?
– Что-то случилось?
– С утра звонили из «Крисмо». Они хотят Вас, мадмуазель Рейли. – Он небрежно смахнул с плеча несуществующую пылинку. – Что скажете?
Послать бы вас всех. Вот что я скажу.
– Я говорила, что Кенье не справится.
– Кенье справился. Но… у него мало опыта, так что тебе просто необходимо помочь ему.
Интересно, Роберт сказал Дюпону, что я отказалась помогать?
– Интересно, с чем же он справился? Концепции были предоставлены мной, он лишь договорился о дате и месте съемок, так же нашел необходимые типажи. Не думаю, что ему скучно было сидеть на кастинге моделей.
– Ну не будь такой злюкой. Я же знаю, что за «Крисмо» ты болеешь всей душой. И тебе приятно, что они хотят работать именно с твоим составом.
– Да, Анри. Ты прав, мне приятно. Ладно, не будем о грустном. Через пару дней открытие ежегодной выставки альтернативного дизайна. Пару дней мой отдел будет работать в упрощенном режиме, так как мне хотелось бы, чтобы каждый из них побывал на выставке и провел там хотя бы один день. Полезно для проветривания мозгов.
– Ты тоже туда пойдешь?
– Да, скорее всего на первый и последний дни. Мадам Роже очень хотела меня там видеть.
– Делай как знаешь, но удовлетвори «Крисмо», они важны нам. – Дюпон поднялся и пошел к выходу.
Важны они нам. Как будто я сама этого не знаю. Я задумчиво поковыряла пальцем стол. «Крисмо» нормальные ребята, интересно: почему они вдруг заартачились? Ладно, выяснять это буду уже не я, хотя я за них и «болею всей душой», но… В общем: выяснять это буду не я.
– Женевьева! – Позвала я, вдавливая кнопку селектора. – Вызови ко мне Поля.

4
А вечером, ну или почти ночью, я поехала домой. Господи, сколько же времени я не была дома? Неделю, как минимум. И теперь моя берлога встретила меня серым скучным зевом, неприветливой съемной квартиры. Да-а-а-а. Действительно берлога, и не моя. Кровать, которую даже выкидывать стыдно, телевизор, который никогда не показывал ничего кроме «белого шума», табуретка и неработающий холодильник – почти спартанская обстановка, но мне хватает. Гости у меня бывают редко, если только Николь приезжает «поболтать о делах и мужчинах», а ее вроде все устраивает. А меня тем более. Иногда, правда, вспоминался мой другой «дом». Но даже в нем… Уют создавала не я, а другой человек…
Стоп. Мысли на кнопку «выкл»… Извини, сегодня, как и всегда, мне некогда думать о тебе…
Я кинула ноутбук на кровать, привалила его ворохом бумаг – ночью надо будет поработать, и пошла на… вообще-то это место называют кухней, но это уютное слово, как-то совсем не подходило к этому помещению. Согрев чайник, я налила себе чаю, и удобно расположившись на кровати, включила ноутбук.
Отвлек меня телефон. Кинув взгляд на системный будильник, я с удивлением обнаружила, что время далеко за полночь. Дотянувшись до мобильника, я посмотрела на мерцающий экран. Алекс. Мммм. Я попыталась мысленно построить наш разговор:
« – Где ты?
– Дома. Работаю. Одна.
– Я ждала тебя, почему ты не позвонила?
– Потому что я тебя бросила сегодня утром.
– Почему? За что? Что случилось? Что не так?»
На этом вопросе моя фантазия дала сбой. И модель такого разговора меня не устраивала, да и что греха таить, не сказала бы я правды. Соврала бы. А так. Можно не брать трубку и избавить себя от лишнего вранья. Телефон успокоился. Я положила его рядом с ноутбуком и снова уткнулась в текст. Не прошло и пары минут, как мобильник снова занервничал. Sms-ка… Ну да… Открыть. Прочитанное вызвало у меня лишь легкую усмешку.
«Перезвони мне, мне очень нужно кое-что сказать тебе»
Кинув мобильник на кровать, я пошла в душ. В душ и спать. Ах да, и телефон на беззвучный режим.
Извини, детка, мне нечего сказать тебе, а слушать тебя я устала.
Алекс конечно замечательная девушка, думала я, стоя под душем. Но с ней, как и с остальными быстро становилось… серо? Да… как-то вот так… Серо безрадостно. Она радуется, а ты отсчитываешь секунды. Зачем все это нужно? Не нужно.
«И не снись мне сегодня, ладно?» – Это моя последняя мысль перед тем, как я засыпаю. Надежда уснуть и спать без снов, или кошмаров, которые стали моими частыми спутниками последние пять лет.

5
Господи, что это за звук? Мелодия такая знакомая… Сквозь толщу сна до меня медленно доносился звук будильника. Медленно, тяжело, словно сквозь вату, до меня доходило осознание того, что пора вставать. Кое-как выкинув руку, я нащупала кусок пластика и нажала кнопку отбоя. Не помогло. Почему? Наверное я промахнулась, эти кнопки такие маленькие… С трудом разлепив один глаз, я определила положение нужной мне кнопки, по велению которой будильник затыкался. Сонный мозг начал отдавать приказы вялому телу… Подрыгать ногами… сильнее, еще сильнее… так что бы одеяло слетело на пол… чтобы стало прохладно… Воооот, так лучше. Открыть глаза… Господи, как же хочется спать… Но необходимо вставать и ехать на работу, кажется сегодня планерка… А какой день недели то вообще? Я посмотрела на телефон… 23 непринятых вызова… 7 sms-сок… А сегодня вторник… Значит летучки не будет, можно не торопиться…
После душа, завернутой в полотенце и с чашкой горячего кофе в руках, чувствуешь себя более бодрой. И уже как-то не верится, что вот буквально 30 минут назад, ты свято верила, что никакая сила не сможет оторвать тебя от кровати. Алекс, похоже, не спала всю ночь – набирая мой номер телефона и сочиняя послания. Читать их не было никакого желания, все что она могла мне сказать, я и так знала, и слышала много раз… Только от других людей. Так что всю ненужную информацию я удалила с телефона не глядя. Послать ей цветы? Это еще больше разозлит ее. Но почему-то это вызвало у меня лишь улыбку.

6
Телефон ожил, когда я уже почти приехала на работу. Ловко лавируя между небольшими автомобильчиками, я выудила его из кармана:
– Да?
– Мадмуазель Рейли?
Хороший собственно вопрос, а кто же еще? На сотовый же звоните… Почему – то всегда возникало желание ответить «Нет, Вы не туда попали».
– Точно! Мадмуазель Рейли.
– Доброе утро. Меня зовут Франсуа Дюпье. Я менеджер рекламно-производственной кампании «Юлиа». Я звонил к Вам в офис, но мне сказали, что лучше перезвонить по этому номеру…
– Замечательно Франсуа. Вы не могли бы перезвонить мне чуть позже, и уже тогда объяснить причину Вашего появления? – Достаточно бесцеремонно прервала я молодого, судя по голосу, человека.
– О, нет, проблем, мадмуазель. Во сколько Вам будет удобно?
– Через полчаса. – Ответила я, пытаясь припарковать машину на свободное место.

7
– Мадмуазель Рейли! – С порога меня встретил почти истеричный вопль моей секретарши. Господи, когда вернется Николь??? – Вам звонил месье Дюпье, «Крисмо» обрывает телефон с утра, и месье Анри хотел Вас видеть, а еще…
– Ко-фе. – Произнесла я по слогам, протестующим жестом незанятой руки останавливая поток слов. Женевьева захлебнулась на полуслове, но согласилась со мной:
– Хорошо, мадмуазель.
Я прошла в свой кабинет. Освободив руки, я подошла и распахнула окно. Замечательное утро!
– Мадмуазель Рейли? – Женевьева просочилась следом, неся на подносе чашку кофе, и корреспонденцию.
– Меня зовут Ре-бек-ка. Можешь повторить? Ре-бек-ка… Ну? – Дохлый номер. Этот человек, даже в мыслях не способен назвать меня моим именем. Интересно, а как она называет меня в мыслях? Наверное, чем-то малопривлекательным. Я с ожиданием смотрела в лицо молодой девушки. Да-а-а-а, мыслительный процесс, который в ней начался, трудно было не заметить. Ощущение, что она даже думает лицом.
– Ладно, Женевьева. Я тебя слушаю. – Я сдалась окончательно. Какая разница в сущности, все равно Николь вернется, и я снова буду слышать свое имя, а не окончательно опротивевшую фамилию. Мыслительный процесс на лице секретарши тут же прервался, вероятно, переход от мыслей к словам прошел безболезненно, тем более что речь была заготовлена как минимум пять минут назад. Она меня с ума сведет… Николь, давай быстрее уже, насладись всем тем, что предлагает замужняя жизнь и возвращайся…
– Звонил месье Дюпье, это представитель кампании «Юлиа», «Крисмо» обрывает телефон с утра, очень сильно просили перезвонить, месье Анри заходил дважды, велел передать Вам, чтобы Вы по приходу немедленно зашли к нему, я разобрала Вашу почту, все договора, требующие Вашего внимания, лежат под письмами с предложениями. – Она выпалила это все на одном дыхании и застыла, ожидая дальнейших приказаний или вопросов, ну или чего еще там они вечно ожидают.
– Спасибо, Женевьева. Вызови ко мне Роберта, и через тридцать минут соедини меня с представителем «Крисмо» – Я села за стол, и отпила кофе. Рабочий день начинался…

+1

2

8
Представиться, улыбнуться, протянуть руку для поцелуя или чмокнуть воздух около щеки…
Это раздражает.
Это утомляет.
Это надоедает.
А еще гул. Люди говорят, все время, практически без остановки, голоса сливаются в один монотонный непрекращающийся гул, который где-то пересекается с музыкой из динамиков. Честно говоря, эта музыка призвана создавать «настроение», а почему никто не думает о том, что помимо созерцания на таких мероприятиях люди заключают контракты, знакомятся с важными для них людьми… То есть музыка не имеет особого значения… Интересно, если сейчас вырубить колонки, люди замолчат? Ну, хотя бы на миг заметят, что музыки больше нет? Мало вероятно. Это заметит лишь техник, и сразу же исправит маленький недостаток – включив все заново.
Второй день на выставке меня утомил основательно. Я не думала, что выдержу и первый, однако почему-то приехала и на второй. День плавно переходил в вечер. Я в ожидании посмотрела на часы. Неужели… Еще каких-то пол часа и музыка смолкнет, из динамиков донесутся слова прощания для посетителей и предупреждения для экспонентов. Еще пол часа и я могу поехать… А куда я могу поехать? Можно пойти в ресторан с Анри, но тогда я обречена на вечер с Кенье. Домой? В офис? В офисе хорошо… прохладно и тихо. Женевьева наверняка опять оставила окно открытым…
– Ребекка, я хотела бы кое с кем Вас познакомить. Молодой человек, уже час меня охаживает, добиваясь представления Вам. – Я машинально обернулась на голос Бенедикт, и… мне показалось, что у меня галлюцинации, или что я сплю, или… в общем передо мной стоял Пьер, или кто-то очень сильно на него похожий, и довольно нагло улыбался.
– Это месье Пьер Гибер…
– Пьер!? – Интересно, на кого я сейчас похожа? Надеюсь, глаза не выкатились из орбит. Сказать, что я удивлена – значит, ничего не сказать.
– Здравствуй Реб. – Увидев мое лицо, его улыбка стала еще шире.
– А… Вы знакомы? – Бенедикт недоуменно переводила взгляд с ошарашенной меня, на довольно улыбающегося Пьера.
– Д-да… Вроде как знакомы… – Господи, что за чушь я несу? – Конечно знакомы!
– Тогда я не понимаю. Что за цирк?
– Бене, успокойся, не цирк вовсе. – Я, наконец, справилась с удивлением и широко улыбнулась Пьеру – Просто мы с месье Гибером довольно долго не виделись, и он решил сделать мне сюрприз, вот таким очаровательным способом. Не так ли Пьер?
– Мадмуазель Рейли, приятно сознавать, что с момента нашей последней встречи, Вы не изменили своей догадливости. Реб! Как я рад тебя видеть! – Он заметно расслабился, после того как Бенедикт отошла, что бы попрощаться с кем-то из посетителей.
– А что ты тут делаешь?
– Я бы мог обидеться и подумать, что ты мне совсем не рада, но знаю, что это не так. Или… – Он вопросительно заглянул мне в глаза.
– Извини, просто… я действительно не знаю, как реагировать на твое появление.
– Простой радости будет достаточно. – Он явно решил обидеться.
– Пьер, дай мне немного времени прийти в себя.
– Извините, что прерываю ваш разговор, – Кенье достаточно бесцеремонно образовался рядом со мной и взял меня под локоть. – Я должен похитить у Вас нашу мадмуазель Рейли!
– Ребекка, мне нужно поговорить с тобой.
– Пьер, извини, работа… – Я виновато пожала плечами и пошла вглубь зала увлекаемая Кенье. Хоть раз в жизни Роберт появился во время. И на этом ему спасибо.
– У тебя было такое лицо, что, наверное, все поняли, что ты жаждешь спасения. – Он отвел меня на достаточное расстояние. – Сделай другое лицо, пусть он думает, что мы говорим о судьбе планеты. Ребекка! Да проснись же ты!!!
Роберт взял меня за плечи и встряхнул.
– А? Он что, смотрит? – Я завертела головой. Вот не думала, что встреча с прошлым так на меня подействует…
– Бывший любовник? – Это предположение Роберта окатило меня как, ушат холодной воды – я тут же внутри встряхнула себя.
– Глупость. Кенье ты несешь глупости. Впрочем, это не удивительно. Но все равно спасибо.
– Вот уж не думал, что кто-то из людей способен так на тебя действовать. Ты просто в полуобмороке.
– Будешь издеваться?
– Буду. – Он нагло кивнул и улыбнулся. – Но завтра. А сегодня не буду, выставка скоро закрывается, а на тебе и так лица нет. Ты в ресторан едешь? Хотя, какой к черту ресторан. Езжай домой и выспись.
Езжай домой. Думала я, садясь в машину. Как все просто. Просто езжай домой и ложись спать. А можно теперь спать? После такой встречи у меня открылось второе дыхание. Я совсем не чувствовала себя усталой. Адреналин, который выплеснулся в кровь, бурлил и кипел, требуя выхода. А я… А я позорно сбежала. Потому что только недавно научилась «не думать». Давить в себе мысли о прошлом. А тут на тебе. Пять лет… А руки трясутся все равно… И сердце… лупит в горло со страшной силой.
Завибрировал телефон. Стоя на светофоре, я извлекла его из кармана. Sms. Номер незнакомый… Интересно… Алекс что-то выдумала, или кто-то не смог до меня дозвониться?
«Привет, Реб! 8)»
Не успела я прочитать послание, как картинка на мобильнике сменилась сигналом вызова с того же номера телефона.
– Да? – Неужели этот тусклый голос – мой?
– Привет еще раз. Ты так внезапно исчезла, но найти номер твоего мобильника было не сложно. Мне показалось, или голос заполнил весь салон автомобиля? Этот голос я, пожалуй, узнала бы и через тысячу лет.
– Извини, Пьер… Правда, извини… – Как жалко это прозвучало.
– Реб, я, конечно, понимаю, что уже поздно, но, похоже, ты еще не добралась ни до дома, ни до ресторана. – По голосу я поняла, что он усмехнулся. – Мы можем увидеться?
Я чуть не врезалась в фонарный столб. Нет, так не пойдет. Я остановилась и заглушила мотор.
А зачем?
Вслух я этого не сказала. Но мозг лихорадочно работал, я практически не слышала Пьера из-за круговорота мыслей в голове. Зачем нам встречаться? Зачем мне звонить? Нет, где-то в глубине души я ему рада, но его появление дает надежду… Надежду что… Даже в мыслях это не произносимо и не оформляемо. Настолько эта надежда нелепа. А еще прошлое… Воспоминания, от которых я старательно убегала все это время… Даже не знаю что хуже… Воспоминания, преследующие меня как мания, или надежда, стоящая передо мной бледным призраком?
– Алло?
И когда я стала такой трусливой?
– Давай. – Я улыбнулась. – Конечно, давай встретимся, мы же не виделись тысячу лет.
Сердце бьется упругим комком в горле. Руки, как вата…
Да, что с тобой мадмуазель Рейли? Ехидно спросила я сама себя.
Все тоже… Ребекка… Все тоже…
Я положила руку на горло, пальцем чуть придавив маленькую «ямку души» в которой сейчас билось мое сердце. Казалось если закашляться, то я просто его отхаркну…
– Ты сейчас, где Пьер? – Я очень старалась, чтобы голос звучал спокойно. Очень старалась. – Кафе «Гюго»? Хорошо, ты можешь подождать там? Я сейчас… – Я судорожно сглотнула. – Подъеду.
– Хорошо, Реб. Я подожду. Ты не волнуйся… Все хорошо.
Я отключила мобильник и кинула его на соседнее сиденье. Значит, все-таки уловил. Глупо было притворяться перед ним. Глупо и стыдно. И сбегать тоже было стыдно. А объяснять причину своего побега это вообще изощренная экзекуция.
Ну, подумай сама… Ну что он может тебе сообщить? Только ты думаешь об этом. Он просто старый друг, который… Который нашел тебя и хочет просто поздороваться. Потому что давно не виделись… Потому что… Потому что ты исчезла… Нет, ты сбежала… Бросила все и уехала. Упаковала лишь воспоминания… И в дальний угол… И все…
Я завела машину и поехала за Пьером.

9
– И часто ты посещаешь выставки? Никогда не ощущала особого желания посещать такие мероприятия. Слишком неприятный осадок остается после всего этого.
– Тогда тебе минус, как руководителю. Ты же руководитель, я так понимаю?
– Что-то вроде того. – Рассмеялась я. – Слава богу, у меня есть куча менеджеров, которые ездят на подобные мероприятия и извлекают выгоду.
Мы сидели в моей берлоге уже почти час. Позади было и долгое мучительное молчание в автомобиле, не менее напряженная тишина, прорываемая, как выстрелами, отдельными вопросами и ответами у меня дома. И бутылка вина, была почти пуста. Именно она помогла наконец-то нам расслабиться и разговориться. Пьер спросил меня о причине моего бегства. А я все время ждала, когда он задаст мне этот вопрос. Ожидание убивает больше чем все остальное. Но алкоголь расслабил меня, притупил чувство ожидания и осторожности. Мы болтали почти как раньше. Весело и беззаботно.
– Да-а-а-а… Раньше все было не так. Помнишь? Теперь ты большой босс и у тебя куча менеджеров.
– Не такой уж и большой. Всегда есть кто-то больше. Так ты часто ездишь на подобные мероприятия? – Я одним глотком допила уже теплое вино.
Он широко улыбнулся.
– Раз в год, как минимум. Но в этот раз я был приятно удивлен, тем, что увидел тебя. Я случайно услышал твою фамилию, и заинтересовался стендом, который представляет этот человек. Кенье, кажется?
– О да! Роберт Кенье. Интересно, в каком контексте ты ее слышал? Наверняка на не хорошем французском?
– Ну что ты. Все было прилично. – Он улыбнулся. – Что, не все сотрудники тобой очарованны?
Я покачала головой.
– А сотрудницы? Как у тебя на личном фронте? Или может все-таки сотрудники?
На личном фронте… Мне показалось или комната стала меньше? Сердце пропустило удар, и ухнуло куда-то глубоко, оставив неприятное чувство падения в бездну? Надо что-то ответить, он слишком пристально смотрит на меня… Слишком глубоко в меня…
– Пьер ты не исправим. – Я беззаботно улыбнулась. – Я не встречаюсь с сотрудницами. Больше не встречаюсь.
Сказала, и лишь произнеся это, поняла, что сделала ошибку. Он спросил без намека. Это был просто разговор, который по моему велению перешел на эту стезю. Господи, как глупо! Как глупо… одной неосторожной фразой… Хотя… я и раньше так делала…
– Понятно. – Улыбка перестала быть лучезарной и стала чуть грустной, даже печальной. Он рассеяно взял пустой бокал и стал вертеть его в руках.
Пьер молчал. Я смотрела на его пальцы, которые нервно перебирали ножку бокала, на грудь, которая равномерно вздымалась в такт его дыханию, я даже начала считать полоски на его свитере…
– Еще вина? – Ничего лучшего я не могла придумать.
– А можно кофе? У тебя глаза уже как у крота. Прищур, как у подслеповатой.
– Да… свет мешает. Глаза болят.
– Господи, так просто выключи его.
Я встала, поставила чайник и выключила свет. Комната погрузилась в спасительный сумрак.
– Всегда удивлялся, тому, как комфортно ты чувствуешь себя в темноте.
Чайник закипел и выключился.
– У меня кофе, только растворимый. И старый.
– Все равно. Давай выпьем кофе и будем ложиться спать. У тебя есть что кинуть мне на пол?
Я привычно достала чашку, банку с кофе, на ощупь отмерила две ложки порошка и на слух залила все это кипятком.
– Держи свою отраву. Одеялом поделюсь. У меня гости бывают редко.
– Действительно отрава. – Подтвердил он, делая глоток. – Если завтра не проснусь в этом будет виноват твой кофе.
– Я предупредила тебя, что это яд. – Парировала я, роясь в большой черной сумке. Где-то в ней должен быть надувной матрац. Пока Пьер допивал кофе, я накачала матрас, выудила из той же сумки небольшую подушку и легкий плед.
– Чем богаты, тем и рады. Пьер, лежак готов, а я пошла в душ.
– Может, пустишь меня первым? А то знаю я тебя – спустишь всю воду, а я плескайся в холодной.
– Да ты сам ее спустишь!!! – Возмутилась я.
– Не вредничай. Я гость. – Он подошел ко мне легко щелкнул пальцем по кончику носа и исчез за дверью ванны.
– Ты… – Я пнула дверь ванной, получив в ответ довольной хрюканье и шум воды, пошла обратно в комнату. – Я тоже тут… как в гостях. И где равноправие??? – пробурчала я себе под нос.

10
Приняв душ, Пьер, как и обещал, оставил мне немного горячей воды, и, пожелав друг другу спокойной ночи, мы погрузились в молчание. Я закрыла глаза и приготовилась провалиться в сон, как вдруг:
– Ты все еще думаешь о ней?
От вопроса я вздрогнула. Глупо делать вид, что я его не поняла. Вопросец на ночь… Перед сном… Думаю ли я о ней? Она внутри меня… И, я не знаю, возможно ли жить не думая о ней. Господи… Все внутри сжимается… О ней можно думать по-разному… Можно думать так, что от боли скручивает все внутри… А можно так, что сладко начинает ныть внизу живота…
Но должен ли хоть кто-то знать об этом?
– О ком?
– Об Эллен. – Он произнес это так тихо, что я скорее догадалась, чем услышала имя… Имя, которое все еще болью отзывалось внутри меня. Имя, которое даже в самых смелых и безумных мыслях я не произносила никогда – слишком жестоко было для меня его звучание. Слишком яркими остались воспоминания… Я молчала, чертя открытыми глазами геометрический узор в потолке. Чтобы я не сказала сейчас, это прозвучит фальшиво. А сказать правду… Зачем? Но мое молчание, рассказывало обо всем слишком красноречиво. Надо что-то ответить. Но почему я не хочу отвечать? Губы как будто склеены.
Мне уже можно было не отвечать. Мое молчание, все рассказало ему. Удалось ли мне, хотя бы прикрыть боль? Наверное, нет. Не от него.
– Реб… – Я вздрогнула от его голоса. – Извини, что задал этот вопрос.
– Все нормально, Пьер. – Я огромным усилием заставила себя улыбнуться в темноту. Улыбнуться безмятежно и беззаботно, спрятав за улыбкой все остальные чувства. – Конечно, я вспоминаю о… ней. Иногда.
«Ты врешь» – сказала мне тишина в ответ.
Спасибо, друг, что ты промолчал, и не сказал этого вслух. Честное слово, я не смогла бы тебе возразить.
– Почему ты спросил? Вы пересекались? Как она? – Пригрозив себе несколькими часами истязаний в тренажерном зале, если проявлю слабость, легко и без особого интереса поинтересовалась я.
– Да, на выставке «пересеклись». Я спросил, потому что думал, что ты тоже ее видела.
«Она в Париже?!» – Господи надеюсь, я не крикнула это вслух? В ушах звенит эхо… Она так близко? На выставке? Почему я не видела ее? Потому что она увидела меня и спряталась? Вопросы обрушились на меня лавиной… Нет, нет, нет… Все в прошлом. Ну и что… даже если она и на выставке…
– Нет, – Только я знаю, каких неимоверных усилий стоило мне сохранить голос спокойным и чуть равнодушным.
Ногти в мясо ладони.
Только бы голос не дрогнул, не сбилось бы дыхание.
– Нет, мы не виделись. Я даже не знала, что она приехала. Как у нее дела?
– Выглядела неплохо. У нас было мало времени на разговоры. Я хотел поймать ее после окончания официальной части, но встретил тебя.
«Выглядела неплохо» – это все, что он мог сказать. Как неплохо? Улыбалась ли она? Была ли она рада встретить тебя, Пьер? Похудела, или наоборот поправилась? А волосы? Они все такие же длинные и светлые? А запах? Какие у нее духи? Что нового произошло в ее жизни?
Стоп. Перестань. Ну что такого? Прошло уже столько времени. Ты уже перегорела и успокоилась. Наверное… Мысли стоп. Стоп!
Пьер тихонько храпнул. Он заснул под мои мысли. Везет человеку. Бах и вырубился.
Протянуть бы сейчас руку, и нащупать нежное теплое плечо…
Но нет, если ее протянуть, то пальцы коснутся холодной шершавой стенки.
Я повернулась лицом в подушку и приказала себе спать.

0

3

11
– Господи, Реб. Какой мерзкий у тебя будильник! – Простонал Пьер. – Выключи его не медленно!
А? Будильник? Черт, я не спала всю ночь. Легкая дремота находила несколько раз и пропадала, как только я начинала видеть сон. Глаза просто не открываются…
– Найди и выключи его сам. Можешь его утопить – разрешаю. – Просипела я в ответ.
– А во сколько это чудовище начинает тебя будить?
– Черт, Пьер, отцепись от меня! Просто найди его и убей!
По звукам я поняла, что Пьер смог встать и теперь возился с моим мобильником. Через пару секунд будильник заткнулся.
– Доброе утро, Ребекка. – Недовольно пробурчал он.
– Пошел ты, Пьер… – Беззлобно отозвалась я, проваливаясь в сон.
– Ты идешь сегодня на закрытие? – Спросил он меня полтора часа спустя, после того как выдернул меня из постели и почти силком впихнул в душ. Пьер сказал, что если и выжил после моего кофе, то только благодаря здоровому организму, и второй раз на такой подвиг он не согласен – поэтому мы отправились завтракать в кафе «Липп».
– Нет. У меня несколько важных встреч, которые я и так отложила из-за выставки. Вечером придешь? Или ты уже уезжаешь? – Лениво спросила я, погружая нос в кружку с горячим шоколадом.
– Почему?
– Что «почему»? – Я решительно не желала выныривать из приятного запаха. Да и желания особого не было разговаривать на эту тему.
– С каких пор ты стала такой трусливой? А, Реб? – Тихо, но твердо спросил он.
Разговора избежать не удастся. Я поставила кружку на блюдце.
– С тех самых. – Я прямо взглянула ему в глаза. – Да, именно с тех, а что?
С минуту мы молчали. Глаза в глаза. Внимательный взгляд против упертого.
– Ты так сильно боишься ее увидеть? Да?
– Да.
Пьер чуть занервничал, видимо не ожидал от меня такого признания и отвел взгляд.
– Но почему?
– Потому что ты не знаешь что это такое. Потому что ты ни черта об этом не знаешь. Потому что это очень больно. И потому что я долго училась не думать. – Я легко откинулась на спинку кресла. Признаваться в этом оказалось не так страшно, как я думала. Почему-то было чувство безразличия. В самом деле, сколько можно прятаться?
– Я вчера сказала, что думаю о ней иногда. Я соврала. Я думаю, о ней последние пять лет. Я засыпаю и просыпаюсь с ней. Я не умею жить – не думая о ней. Но внутри меня она моя. Она со мной. И я не хочу видеть правды или реальности. Увидеть ее сейчас и еще раз понять что ее нет со мной… Не думаю, что у меня хватит сил на такое.
– Я считаю, что вам нужно поговорить.
– Пьер, не смеши меня! Ты что? С ума сошел? Что я ей скажу? Прошло пять лет! Привет Элен, о да, это я твой кошмар наяву! Ты знаешь, прошло столько лет, а я все еще тебя… – Я осеклась на полуслове.
– Ты все еще ее что? – Было такое ощущение, что он сейчас вцепится в меня и начнет трясти.
– Ничего. – Буркнула я. – Ничего. И давай закончим на этом. Хорошо? Я не поеду и точка.

12
Я добросила Пьера до здания, в котором проходила выставка и поехала на работу.
Я думаю, о ней последние пять лет.
Так и есть… Только сегодня, признавшись Пьеру, я признала это сама перед собой. Да, глушила. Да, давила. И почти получилось. Ни черта не получилось. Скучаю по ней безумно. А может поехать? Взглянуть хоть одним глазком. Хотя бы издалека. Мое сердечко немедленно отозвалось мощным ударом в горле. И что тогда? Что будет?
Я припарковалась и заглушила мотор.
Что будет, если я увижу ее снова?
Поехать? Черт, как же хочется поехать. Искать ее в толпе, как тысячу раз до этого. К черту! Какая разница? Мы бывшие коллеги… И совсем не нужно помнить о том, что еще мы и бывшие любовницы. Мы просто бывшие коллеги. И я имею полное право быть сегодня на выставке, и подойти к ней и поздороваться тоже имею полное право. Мы не враги… Наверное… нет, точно не враги… Или…
Ребекка, да возьми себя в руки уже!!!
Иногда люди совершают странные вещи. Иногда они начинают верить в чудеса и в свои силы. Что же дает такой заряд? Попробовать хотя бы ради того, что бы попробовать. Наверное, чтобы хотя бы на миг уничтожить эту фразу «никогда не». Это когда ты чувствуешь, что умираешь, но живешь. Когда кружится голова, и ты понимаешь, что нужно дышать. Понимаешь, что сделаешь что-то ужасное, если немедленно вот сейчас же не увидишь человека. И отчаяние от понимания того что ты его не увидишь. Когда отчаянно щемит где-то между ребрами, и ты понимаешь, что это сердце. И оно болит. Когда сухие глаза хотят плакать, но даже щемящая боль не поможет появиться слезам. Когда ты непонятно какими силами запираешь это внутри себя, запираешь, закрываешь, хоронишь, прячешь так что бы никто… даже ты сама… не увидел, не нашел, не понял…
Это приходит, это уходит. Но не навсегда. На какое-то время. Но этого времени хватает, для того чтобы успеет насладиться тем, что люди называют жизнью…
Наверное я слишком долго убеждала себя фразой «я никогда ее не увижу», слишком долго для того что бы сейчас вот так враз разбить это наитвердейшее убеждение одним единственным «а вдруг»… Может быть теперь уже все равно? Все равно, что будет? В любом случае будет больно… Буду я убегать от боли или пойду ей на встречу. Какая разница если итог будет один?
Я поехала на выставку. Итог все равно будет один. Но убегать я устала…
Еще на входе я увидела маячащую фигуру Роберта, таааак… Встречи не избежать, ну почему я вечно на него натыкаюсь. Я сделала серьезно-озабоченное лицо, так по крайней мере сошлюсь на занятость и пошлю его вежливо. Я быстрым шагом прошла мимо зазевавшегося Роберта, но сбежать не удалось.
– Мадмуазель Рейли! Мадмуазель Рейли! Подождите!!! – Господи он точно сведет меня с ума.
– Роберт не сейчас, у меня важное дело. – Отмахнулась я от него и быстрым шагом пошла вглубь зала. Где же Пьер? Господи, вот дура, у меня же есть его телефон. Я быстро набрала номер.
– Реб? – Чуть удивленный голос. Ну, оно и понятно, раньше я никогда не меняла своих решений так быстро. – Ты на выставке?
– Да. Только не задавай вопросов. Ты ее видел?
– Да, она была в Южной части. Там где издательства.
– Спасибо. – Я отключила мобильник.
Южная, южная, южная часть… Я огляделась, согласно навигации я находилась в северо-западной части зала. Я быстрым шагом пошла в нужном мне направлении. Вот и издательства, я быстро шла мимо стендов, вглядываясь в людей. Где же, где же… Ну… Нет не она… И это тоже…
– Смотрите куда идете!!! Мадам!
Боже, кажется я кого-то сшибла. Но голос… Я опустила глаза ниже и… время остановилось.
В книгах часто пишут о подобном…
Но, то, что ты ощущаешь в реальности мало похоже на книжное описание… да и можно ли передать словами, как останавливается сердце? Просто останавливается, даже не успев стукнуть о ребра последний раз. Как отнимаются руки, ноги… все тело… только глаза… только они живут отдельной своей жизнью. Они жадно пожирают то что видят, стараясь охватить все одним разом, это не получается и круг начинается сначала: глаза, нос, рот, плечи, волосы, глаза… На какой-то миг действительно мир стал пуст, в нем были только мы… Надо что-то сказать… Разлепить губы… Но как? Я сделала легкий вдох…
Вжжжжик, и волшебство исчезло, и снова время пошло привычным ходом… только чуть тише стали звуки… наверное я оглохла от адреналина бурлящего в голове. Надо что-то сказать… сказать…
– П-привет. – Это все на что я оказалась способна.
Она, все так же молча, смотрела на меня. В ее распахнутых глазах я видела удивление, которое плавно сменялось непониманием, а потом каким-то страхом. Наверное, ее напряжение можно потрогать. Решает, что мне ответить? Поздороваться или просто сделать вид, что мы не знакомы?
– П-привет.
Вот и все. Все. В огромном здании, полном людьми, которые решают свои кажется такие важные проблемы, стоят два человека. Кто они теперь? Глаза в глаза, сердце в… А в сердце ли?
Столько хочется сказать… Сколько раз я представляла себе эту встречу. Сколько раз репетировала ее в голове… Все слова забыты… Все слова, все жесты… Всё безразличие… Господи, мне совсем не хочется ничего говорить, кажется я могу стоять так вечность. Вечность стоять и просто смотреть на нее, понимая, что вот она рядом… Сейчас рядом… Не важно, что в глазах страх, что пальцы нервно теребят бахрому на рукаве… Все равно… Рядом и так близко что я могу… А я могу дотронуться до нее? Могу… Но не стану… Сколько можно стоять вот так? Жизнь?
А Элен молчала.
Она ждет, Реб. Она ждет – напомнила я себе. А что я могу сказать? Господи, какая же я дура!!! Идиотка!
Я резко развернулась и зашагала прочь от нее. Господи, ну на что можно было, надеяться в такой ситуации? Я до боли, чтобы не разреветься, закусила нижнюю губу. Быстрым шагом я уносила себя от этих глаз. Господи, ну почему я такая дура?
– Стой! – Меня довольно грубо схватили за руку. Если это Кенье, то ему конец. Я просто похороню его!
– Убери руки. – Прорычала я, не оборачиваясь.
– Реб… Куда ты? – Это был Пьер.
– Отпусти меня. Я больше не хочу тут оставаться.
– Перестань, ты как маленькая!
– Послушай. Просто отпусти меня сейчас, ладно?
– Хорошо. – Он выпустил мою руку. – Просто подумай: что ты делаешь. И точно ли ты делаешь то, что хотела бы.
– Пока, Пьер. Увидимся вечером. Или не увидимся – все равно. – Я пошла к выходу.
Тонны,
Воздуха тонны падают мне на плечи.
В голову попеременно бьет злая и добрая кровь…
Эй, ангелы, это ли значит любовь?
– А вот и наша мадмуазель Рейли. – Дюпон явно недоволен тем, что я опоздала на летучку. Ну и черт с ним, пусть подавится!
Я вообще не планировала летучку сегодня, и если Дюпон ее придумал, то это его проблемы, а не мои. После окончания выставки все пошло как раньше: разрабатывались концепции, писались сценарии, подбирались модели. Монтаж, озвучка, презентация. Все шло, как и раньше. Выставка помогла привлечь новых клиентов, Анри сетовал, что мы не привлекли ни одной более-менее крупной и значимой кампании, но я смогла его убедить, что даже с таким наплывом нам будет справиться тяжеловато. Сегодняшняя летучка, как раз и образовалась для того чтобы нам могли презентовать нового клиента. А его будут рвать на кусочки, предлагая ему «самую выгодную нишу в рекламном хаосе». Глупо. Это просто презентация не более того, как можно опускаться до курятника?
– Доброе утро! – Я лучезарно улыбнулась. – Прошу извинить за вынужденное опоздание.
Взглядом я обвела собравшихся людей. Дюпон, Кенье, интересно, что тут делает Роже, Роберта, еще парочка лоботрясов, и… Улыбка сошла с моего лица, кровь сразу подкатила к вискам в голове противно зашумело.
– Мадмуазель Рейли, я бы хотел познакомить Вас с мадмуазель Элен Роа.
Неимоверным усилием мне удалось вернуть безмятежную улыбку на свое лицо и взять себя в руки. Хотя разве можно взять себя в трясущиеся руки? Если только для того, чтобы встряхнуть…
– Не стоит Анри, – присаживаясь на свободный стул, я вежливо улыбнулась Элен. – Мы знакомы с мадмуазель Роа. Не так ли? – Вопрос я адресовала Элен, которая сидела тихо-тихо, наверное, даже дышать перестала. Уж кого-кого, а меня встретить тут она явно не рассчитывала.
– Д-да. – Элен кашлянула, придавая голосу уверенности. – Приятно снова с Вами увидеться мадмуазель Рейли.
– Взаимно. – Господи, никого еще не стошнило от этого обмена любезностями? Пусть Дюпон переходит к делу, честно говоря, не знаю, насколько хватит моей выдержки. Или ее выдержки. Господи, как бы так сесть, чтобы не смотреть непрерывно на нее? Я перевела взгляд на Дюпона.
– Замечательно! Раз все друг друга знают, перейдем сразу к делу. Думаю, дальше продолжит сама мадмуазель Роа.
Дюпон сделал свое дело, ну или как бы сделал, и откинулся на спинку кресла. Оп-па-па. Не смотреть на Элен теперь станет намного сложнее, но что же «то, что меня не убивает, делает меня сильнее».
– Еще раз добрый день. – Она нервно обвела взглядом собравшихся, и нерешительно улыбнулась Дюпону. Ее взгляд лишь мельком скользнул по мне, и растворился в кабинете. Хороший ход. Кажется, что ты смотришь на всех, а ты в это же время не смотришь ни на кого.
– На сегодняшний день я главный редактор журнала «Дель-Мар». – Я мысленно поздравила Элен. От дизайнера к редактору… Должно быть не легкий путь, да и журнал не из самых желто-дешевых. Интересные статьи, качественные фотографии, отличная полиграфия. В общем-то неплохой журнал, хотя я такие издания не читаю. – Издательство решило поменять рекламного агента, который представлял их до сегодняшнего дня. В результате долгих поисков, мы решили сотрудничать с «Сен-Дени», так как…
Дальше я уже ее не слушала. Я просто плыла на волнах ее голоса, это даже не как музыка… Это как дудочка для змеи в корзине – зачаровывает, обволакивает… Я уже не видела ни Дюпона, ни Кенье, взгляд которого скользил по Элен, кстати не забыть бы убить его потом, ни остальных присутствующих… Я слушала нотки ее голоса, тембр чуточку изменился… И вот такой нотки тоже раньше не было…
– … а для воплощения наших общих идей, я лично рекомендовала учредителю мадмуазель Рейли, и если она согласится вести наш журнал, то мы с радостью заключим долгосрочный контракт.
Все уставились на меня. Что она сказала? Я удивленно моргнула, раз, другой, третий.
«…я лично рекомендовала… и если она согласится…»
Молчание затянулось. Я прислушалась к себе… Ни одной мысли или фразы в голове. Вообще ни одной. Даже самой маленькой и завалящейся.
– Кажется, Ребекка потеряла дар речи. – Ехидно пропел Кенье, за что тут же получил от меня ощутимый удар ногой под столом. – Ай!
– А подумать можно? – Я перевела взгляд с Дюпона на Элен. – Видите ли, мадмуазель Роа, я не веду печатных изданий. Мне кажется, для достижения наилучшего результата Вам будет полезнее и продуктивнее работать с мадам Ферик. – Ответила я, глядя, прямо в глаза Элен. Краем глаза я увидела как, Роберта при этих словах, чуть приподнялась со стула, казалось еще чуть-чуть и она начнет часто-часто кивать головой, а потом благополучно заглотит Элен и закусит ее журналом. А Элен растерялась… Но быстро взяла себя в руки. Мой прямой взгляд почему-то всегда ее жутко злил.
– Естественно, Вы можете подумать. Но я думаю, Вам будет интересно… эм… немного сменить вид деятельности. Вы всегда любили разнообразие.
Бах! Удар в челюсть. Но я устояла. Выдержка не изменила мне, хотя я прекрасно поняла ее намек. Злючка. Все такая же злючка-колючка.
– Мы все любим разнообразие. – Лови пас, Элен. – Но лично я, все-таки рекомендовала бы Вам мадам Ферик. Печатные издания это ее сфера деятельности.
– В любом случае, я предлагаю Вам не отказываться сразу, а подумать. – Элен встала, давая понять, что разговор окончен. – Прошу меня извинить, но мне пора идти. Месье Дюпон, Вы не проводите меня?
– О, да! Разумеется. – Анри подорвался как прыщавый подросток.
– Приятно было познакомиться с командой «Сен-Дени», мы много о вас наслышаны, и надеемся на взаимовыгодное сотрудничество. До свидания.
Она ушли.
Как только дверь закрылась, Кенье подбросило на его стуле:
– Реб! – Буквально завопил он. – Ты что серьезно хочешь отдать «Дель-Мар» Роберте?
– А ты имеешь что-то против?
– Разумеется!!!
– Роберт, Ребекка права. – Отозвалась Роберта. – Печатные издания это работа нашего отдела. Вы ведете аудио-видео отрасль.
– Кенье, а скажи-ка мне честно, – я ехидно улыбнулась. – Тебе нравится журнал или главный редактор? – К чести Кенье, он чуть покраснел. – В любом случае, печатники мне не интересны, я плохо помню, что с ними делать. Если тебе так нравится мадмуазель Роа вместе с ее журналом, то переводись в отдел Роберты. Тебе нужна практика, ей сотрудник, а мне все равно. Ладно, все это безумно интересно, но у меня много работы. Прошу меня извинить. – Я поднялась и пошла в свой кабинет.
Надо же, как любопытно. Зачем ей это все нужно? Пришла ли она к нам зная, что я работаю тут, или… или приняла решение увидев меня в дверях? «Лично рекомендовала» – надо же сколько чести… А я не соглашусь. Ни-за-что! Я лучше буду выполнять всю черную работу, чем сотрудничать с Элен. Находится с ней рядом, как партнер по работе – что может быть циничнее? И о чем она только думала, настаивая на том, что бы я вела ее паршивенький журнал. Пусть Кенье с ней работает… А потом я его буду убивать, медленно и печально.
Господи, и почему я такая злая?
Пусть работает с кем хочет… Только от меня подальше… Я не настолько железная, как хотелось бы в данной ситуации…
Именно с такими мыслями я подошла к своему кабинету. Открыв дверь, я в первую секунду не поняла что произошло. На меня налетел каштановый тайфун… Нет, смерч… Но зато с таким родным голосом, что я чуть не всплакнула от радости.
– Николь!!! Ты вернулась! – Я отлепила ее от себя. – Дай я на тебя посмотрю! Загорела, похорошела. Брак тебе на пользу. Хорошо, что не беременная. Такой долгий срок с Женевьевой я бы не перенесла!
– Она, что не умеет готовить чай? – От улыбки Николь, казалось, могли сплавиться все покровы льда на планете Земля.
– Ни черта она не умеет! – Буркнула я. – Господи, как я рада, что ты вернулась! Ты когда прилетела?
Я взяла ее под локоть и потащила из приемной в кабинет.
– Буквально только что! Ой, Реб, – cказала она, снова накидываясь на меня. – Я так по тебе соскучилась!!!
– То есть ты что – с аэропорта???
– Да, буквально упала с неба. Я же знала, что ты тоже безумно скучаешь по мне!
– Даже не представляешь насколько безумно. – Ответила я, снова отлепляя ее от себя.
– Это диагноз, если любимый муж не может заменить любимого босса. – Ухмыляясь, подколола я Николь.
– Не только босса, главное – подругу. Муж ее точно заменить не сможет. – Она с пренебрежением пожала плечиками.
– А ты точно… ну не того? – С сомнением спросила я ее.
– Точно! Можно подумать, что ты ревнуешь. Мы решили подождать с продолжением рода.

0

4

– Фух. Слава богу. Не то что бы ревную, просто прикидываю: застрелиться или умереть от скуки?
– Даааа… Видимо Женевьева действительно плохая секретарша. – Николь залезла с ногами на подоконник, короткая юбочка задралась, обнажая нежную кожу бедра. Если бы она не была подругой и секретарем, возможно я бы на нее запала…
А еще она замужем, Реб, – напомнила я себе.
– Нормальная она секретарша. Но только секретарша и не более того. – Я подошла и уткнулась носом в каштановые кудри, сладко пахнувшие персиками.
– Как Кенье?
– Бесит. У него новая заморочка…
– Мадмуазель Рейли! – Голос Анри Дюпона ворвался в кабинет из приемной. Мы отпрянули друг от друга, Николь быстро спрыгнула с подоконника и оправила юбку.
– А, Николь. – Анри широко улыбнулся. – Приятно видеть Вас снова. Уже на работе?
– Да, месье Дюпон. Я люблю свою работу и скучаю по ней. – Николь сама скромность, главное не хихикать глядя на ее смущенно-робкое лицо.
– Вот и замечательно. Тогда иди на свое рабочее место. – Он уже отвернулся от нее и обратился ко мне. – Мне нужно поговорить с тобой Ребекка.
– Одну минуту Анри. Николь только что с самолета, просто зашла поздороваться. Думаю бесчеловечно заставлять ее работать сегодня. Я отпущу ее домой, и сразу же вернусь. Присаживайся. – Я выскользнула из кабинета.
– Он что не в духе? – Удивилась Николь. Она уже сидела за своим столом и перебирала бумаги.
– Нуууу… в общем не важно, потом расскажу. Ты бы сейчас шла домой… А то он же заставит тебя работать.
– Нет, Реб. Я лучше подожду тебя, а после работы сходим куда-нибудь, выпьем по коктейлю и поговорим всласть. Вам принести кофе или чай?
– Ладно, работница. Тогда жди. Не нужно ни кофе, ни чаю… Все равно к нему сейчас не подмажешься.
Против моего ожидания Дюпон не сидел в кресле, а стоял у окна. Как только я зашла, он обернулся, и, посмотрев мне в глаза, прошипел:
– Какого черта ты устроила в моем кабинете Ребекка? Что это был за цирк? Мы солидная кампания или кучка клоунов призванных чтобы развлекать твое величество?
– Я предложила разумное решение.
– Ты устроила балаган!!! – Завопил он. Интересно, что же такого ему сказала Элен перед уходом, что он так взвился? Я села за свой стол, и подперла рукой подбородок. Стоит подождать, пока Дюпон перегорит, тогда можно нормально разговаривать. Дюпон бесновался еще пару минут, но не получая ответа – выдохся. В конце своей гневной тирады он упомянул все методы борьбы с человечеством, а конкретно со мной в частности, после чего сел в кресло и замолчал.
– Так в чем дело? – Спросила я после минутного молчания и благословенной тишины.
– «Дель-Мар» хотят тебя.
Вот в этом и заключалась суть длинной тирады.
– Я знаю, Анри. Но я не могу. И не заставляй меня, пожалуйста. И не уговаривай. Мой ответ: нет.
– Ты с этой Роа что-то не поделила в далеком прошлом?
Я отвернулась и посмотрела в окно.
«Что-то не поделила» А что собственно нам было делить? У нас ничего не было… Ну, ничего такого что бы можно было разделить.
– Я не веду печатников! – Мне нужно его убедить в этом. Пусть он думает, что это единственная причина, по которой я так уперлась. Мне не нужны слухи или сплетни.
– Реб, ну ты же можешь. Ты же понимаешь, как нам важно заполучить себе «Дель-Мар».
Ах, Дюпон, каким простым все тебе кажется. Все я понимаю. Но, господи, как же не хочется!!!
– Убедите ее на Роберту и ее отдел. Я даже Роберта отдам. Но сама заниматься этим я не буду! – Господи, Реб, расцепи пальцы на руках, а то ты их просто сломаешь.
– Тогда убеди «Дель-Мар» сама. И можешь заниматься тем, чем хочешь. – С этими словами Анри поднялся и покинул мой кабинет.
Спасибо, Дюпон. Вот спасибо, черт. А что ты хотела? Надо было соглашаться, а потом потихоньку спихнуть все это Роберте, или Кенье, чтобы мальчик развивался и рос. Хотя, даже сейчас мне ничто не мешает это сделать. Позвонить Элен, попытаться переубедить ее на Ферик, ну если ничего не выйдет переложить всю работу на плечики Кенье, помогать ему, но не вмешиваться. Свести общение с редакцией к минимуму, и пусть Кенье ведет все презентации и переговоры. А что собственно у них происходит-то? Эту информацию я прослушала, пока любовалась… А я любовалась? Да… пока любовалась Элен.
– Уже можно? – В дверях показалась Николь.
– Заходи.
– Сильно влетело?
– Да не то что бы… Так… занятие от которого я бы хотела отказаться. Слушай, вызови ко мне Кенье, и пусть захватит материалы по «Дель-Мар». Думаю, мадмуазель Роа что-нибудь нам оставила.
– Хорошо. – Николь тихонько притворила за собой дверь.
Я встала и подошла к окну. И почему моя спокойная и размеренная жизнь должна была быть нарушена? Чего на самом деле хочет Элен? Теперь я была почти уверена, что она пришла в «Сен-Дени» не случайно. После нашей скомканной встрече на выставке, вероятность случайности приближалась к пяти процентам из ста возможных. В любом случае если она посещала выставку с целью найти себе нового рекламного представителя, то наткнувшись на меня, могла легко исключить «Сен-Дени» из списка возможных кандидатов. А если возможности исключения не было, то зачем настаивать именно на моем участии? Да еще и ставить вопрос ребром перед Дюпоном? Это какая-то новая игра? В любом случае, остается только позвонить и спросить у нее самой. Или похоронить это в себе… И просто работать. Неужели это так сложно для меня? Просто работать с «Дель-Мар», а не с Элен Роа. С журналом. А не человеком.
– Ребекка?
– А? Роберт? – Я обернулась и пошла к столу. – Проходи, садись. Ну что там у нас есть?
Кенье положил передо мной папку и сел напротив.
– Значит ты все-таки согласилась вести «Дель-Мар»?
– «Согласилась» это не то слово. Работать с ними в основном будешь ты. И не надо делать такого лица. Ты хотел этот проект я тебе его даю. Или ты не согласен?
– А консультировать меня будешь ты или Ферик? – Осторожно поинтересовался молодой человек.
– Думаю обе… – Задумчиво ответила я, погружаясь в изучение содержимого папки.
– В общем позвони мадмуазель Роа, или кому там еще и скажи что мы согласны. Составь типовой договор, отнеси его юристам. – Я задумчиво перестукивала пальцами по поверхности стола. – Необходимо договорится об отдельной встрече, желательно на ближайшее время. Обсудить общие моменты, чтобы понимать, что хочет клиент. Этим напрямую займешься ты Роберт. Так же необходимо предоставить им обзорный договор. Завтра отошли копию договора для ознакомления мадмуазель Роа, пусть они тоже ознакомятся. О дате подписания и начале работ договоримся после того как состоится встреча и договор удовлетворит обе стороны. А папку я пока оставлю у себя. Николь снимет копию и передаст ее тебе. Вопросы есть?
– Ребекка, я конечно не уверен… Но может быть тебе самой стоит туда позвонить? Дюпон передал, что мое участие возможно, но оно не должно быть ведущим. Не знаешь, кстати, почему?
Вот засранец! Я еле удержалась, чтобы не зашвырнуть папку в другой конец кабинета.
– Потому что он хочет моей смерти. – Мрачно улыбнулась я. – Либо с этим работаю я, так как скажу. Либо пусть убираются ко всем чертям. Это я скажу Дюпону сама.
– Он уже уехал.
– Дьявол! Ладно, позвоню сама. А ты иди и займись договором. Завтра, ты меня слышишь? Завтра же! Копия договора должна лежать на столе редактора «Дель-Мар». Все иди. И кстати Роберт, текучку никто не отменял.
Кенье пулей вылетел из моего кабинета. Поводов для зависти Роберту оставалось все меньше.
Подняв трубку телефона, я набрала номер Анри Дюпона:
– Анри! Что это еще за условия?
– Значит, ты подумала и согласилась! – Удовлетворение в голосе босса казалось, вытекает из трубки и противно шлепается на мой стол.
– Черта с два! Либо игра идет по моим правилам, либо я удаляю себя с поля!
– Успокойся, Реб.
– Да пойми ты черт тебя дери! Мне и так будет не просто работать с мадмуазель Роа, поэтому я хочу прикрыться Робертом. Если ты не сможешь настоять на наших условиях, Роа сядет нам на шею, почувствовав, что мы нуждаемся в них больше чем они в нас. Неужели ты этого не понимаешь???
– Хорошо мадмуазель Рейли. Вам виднее. Работайте, так как считаете нужным. Но если Вы упустите «Дель-Мар», то я просто Вас уволю. Это Вам понятно?
– Да, месье Дюпон. Более чем. Спасибо Анри.
Я положила трубку. Уволить, конечно, не уволит, но нагадить может. Так что упускать их нельзя. Ладно, пусть будут vip-клиентами, но не более того.
– Ребекка, – ожил селектор на моем столе. – «Крисмо» на линии, соединять?
– Да, Николь. Спасибо – Я взяла трубку.
– Алло? Здравствуйте.
Рабочий день разгорался.
Вечерело. Номер телефона Элен лежал у меня перед глазами. За целый день я придумала кучу отговорок и дел, лишь бы не звонить по нему. Вот, глупая, дотянула до вечера. Когда обстановка располагает… К чему располагает? О чем ты? Вот глупая… Николь ждет. А из всех дел на сегодня остался только этот звонок. Давай же… Возьми себя в руки набери эти чертовы цифры. Ладно никуда не денешься. Я подняла трубку телефона и набрала номер.
Гудок… Еще один… И еще… Все, сегодня не успела… Позвоню завтра… Еще гудок… Все-все ложи трубку…
– Алло?
– Черт.
– Добрый вечер мадмуазель Роа, это…
– Здравствуй Ребекка.
Ууууууух! Слова как жидкий огонь втекли мне в ухо, попали в кровь и разнеслись пылающим жаром по всему телу.
Слова, как через тысячу лет…
Так просто…
Я прикрыла глаза и откинулась в кресле.
– Извини, за поздний звонок. – Промямлила я.
– Ничего, я еще работаю.
– Я хотела сказать, что завтра тебе пришлют ознакомительный договор.
– То есть ты согласна вести наш журнал?
Сердце, колотившееся в горле, мешало дышать.
А у меня был выбор?
– Мы согласны на сотрудничество. Ваше предложение интересно как нам, так и вам. – Ответила я, стараясь проглотить комок сердца назад. Достаточно ли официально звучит мой голос? Или я перегибаю палку? Или что?
– Отлично. Я знала, что ты согласишься. – Я услышала смешок в ее голосе. – Замечательно. Договор пришлют курьером или факсом? Думаю, факсом будет удобнее. Нам хватит пары часов для ознакомления, так как я уверена это лишь формальность. Мы хотим сотрудничать с вами.
– Мадмуазель Роа…
– Элен, если ты не против. – Мягко перебила она меня.
Против! Лично я против!
Го-о-о-о-осподи, Элен…
Нет, я решительно против.
– Хорошо, Элен. – Имя ухнуло где-то глубоко внутри меня, но голос не дрогнул, это радует. – Необходимо будет встретиться, для обсуждения ваших пожеланий и общего обзора действий. Встречу и дальнейшие контакты будет организовывать месье Кенье, полагаю, вы знакомы…
– Да, конечно… – Кажется, она растерялась. – Но почему не ты?
Потому что не я! Не я! Не хочу! Не желаю тебя видеть! И разговаривать тоже с тобой не желаю! Терплю весь этот цирк, сама не знаю почему!
– Потому что Роберт будет вести вас, как ваш менеджер. – Я позволила себе усмехнуться. – Я не менеджер, а руководитель. Я буду курировать его, и консультировать, так же как и мадам Ферик.
– А… – Она точно растерялась. Почему-то эта мысль доставила мне удовольствие. – Я как-то не подумала об этом. Извини.
Ну, зачем я так с ней? Вот что теперь сказать? Реб, она твой клиент. Что ты можешь сказать клиенту? Ну же?
– Завтра, надеюсь с утра, вы получите копию договора, и подумайте о встрече, когда где и во сколько вам будет удобнее. Мне не хотелось бы растягивать бумажные мелочи на неопределенный срок. – Я выдохнула воздух. Вот, так я научусь обходиться в разговоре вообще без имени или фамилии. Мне нужно время что бы научится спокойно произносить ее имя… Так, как будто оно принадлежит другому человеку… Совсем другому.
– Хорошо… – какой-то голос у нее стал совсем безрадостный и усталый. Жутко захотелось пошутить, чтобы разрядить обстановку, и услышать ее улыбку… Ну почему я не взяла другой тон в общении?
Зачем было сразу атаковать? Господи, как щемит в груди… Как же хочется сейчас ее приободрить, сказать что-нибудь приятное, легкое… но нельзя… нельзя…
– Реб? – Робкий голос в трубке напомнил о том, что мы еще не попрощались. – Ты там?
– Д-да… – Я сглотнула, прочищая горло. – Если на этом этапе вопросов больше нет, то предлагаю попрощаться и завтра с утра приступить к началу работы.
– Нет… Вопросов нет. – Сейчас кто-то заплачет? – До свидания, мадмуазель Рейли.
– До свидания, мадмуазель Роа. – Ответила я и положила трубку.
– У тебя та-а-а-а-а-акое лицо…
Я чуть не вывалилась из кресла от неожиданности. В дверях стояла Николь. Интересно, как давно она стоит? Я быстро в мыслях прокрутила разговор с Элен… Вроде ничего такого я сказала… Что могло бы выдать… меня.
– Какое? – Я выдавила улыбку.
– Как будто ты разговаривала с привидением. – Она подошла к столу.
– Ну, почти так оно и было. – Ответила я, поднимаясь с кресла и беря в руки сумку с ноутбуком. – Вот так ты и попалась – пришла поздороваться, а пришлось отработать полноценный день. Ну что пошли?
– Ну, я совсем не против, к тому же я могла уйти в любой момент. – Николь весело рассмеялась.
Мы вышли из здания кампании.
– Куда пойдем? – Спросила я, прикидывая ехать на моей машине или поймать такси.
– А поехали к тебе, а? – Николь прижалась к моему плечу, просительно заглядывая мне в глаза. – Я так устала, совсем нет сил, чтобы соответствовать обстановке. Я согласилась.
До этого момента Николь часто ночевала у меня, ну естественно когда я ночевала дома, поэтому моя берлога ее совсем не смущала, как и то, что мы всегда спали на моей узкой кровати вместе. Но теперь-то она замужем… – опять напомнила я себе.
Я не очень-то люблю подпускать людей ближе, чем обязывает работа или кратковременные отношения, но четыре года назад, когда Николь только пришла работать в «Сен-Дени», мы как-то незаметно сблизились и стали почти подругами. Может быть, нас сблизило то, что в Париже мы обе были приезжие, а может быть то, что у обеих была какая-то тайна. Но мы стали общаться и постепенно сблизились. Николь знала многое о моей жизни, кроме одного периода… О котором я предпочитала забывать… так же и я знала о ней почти все. Что-то же она хранила внутри себя, и для меня этот кусочек был недосягаем.
Пока Николь готовила некоторое подобие стола из еды, которую мы купили в ближайшем супермаркете, я быстро ускользнула в душ.
Семейная идиллия… кто бы мог подумать… – Думала я, с удовольствием поливая себя упругими горячими струями воды.
– Реб, – Дверь открылась и вошла Николь обмотанная одним полотенцем. – Можно к тебе?
– Это с каких пор ты стала спрашивать? – Ухмыльнулась я, чуть отодвигаясь от горячей струи. – Или замужним девушкам такое уже делать непозволительно?
– Ну, я не знаю, вдруг теперь ты против… – Николь сбросила полотенце и шагнула под душ. Стройное, еще прохладное тело прижалось ко мне, сразу всеми изгибами повторив очертания моего тела. Она откинула голову на мое плечо, подставляя лицо под воду. Я наклонилась и прошептала прямо ей на ушко:
– Для меня ты осталась все той же Николь… Так что ничего не изменилось…
На ее лице появилась блаженная улыбка.
– Как хорошо… Ты не представляешь, как я скучала…
– Девушка, вы что-то скучаете не по тому чему надо. – Притворно пожурила я ее. Но она вдруг замолчала, и спрятала глаза в пол душа.
– Но что, же я могу поделать, если тебя там не было, а мне было скучно…
– Глупости собираешь. Разве Анжу тебя не развлекал? – Я дотянулась до мочалки, и щедро плеснув на нее геля, стала намыливать плечи Николь.
– Ну как ты можешь сравнивать… – Она по привычке подняла вначале одну руку, потом вторую, подставила мне спину и гладкий плоский живот. После чего она отобрала у меня мочалку и стала намыливать меня.
– Ладно, лучше расскажи мне, что происходит в кампании.
Я, подчиняясь ее проворным ручкам, поворачивалась то одним то другим боком, позволяя ей вымыть меня.
– Да как всегда. Кенье возомнил себя птицей свободного полета. Пошел к Дюпону и выпросил себе «Крисмо»…

0

5

– Подними руку… Подожди, но «Крисмо» сегодня звонили тебе? Я чего-то не понимаю. Дай вторую.
– «Крисмо» воспротивился идее работать с Кенье. Не знаю, что у них там точно произошло, но Роберт им сорвал сроки. Пришлось срочно подчищать, а Кенье опять в моем подчинении.
Николь отбросила мочалку и направила струю воды мне в лицо:
– Ах ты, противная тетка! И чем тебе не угодил Кенье?
– Николь! Перестань! Ах, так?! Ну, держись!
Она громко взвизгнула, когда мои пальцы в момент достали ее ребра и прошлись по ним в запутанной мелодии.
– Ха-ха-ха!!! Перестань!!! Щекотно же!
Я перехватила душ и облила ее с ног до головы.
– Мстительная, вредная, лесбиянка! – Николь гордо показал мне язык, и наклонилась за полотенцем.
– Ну, хоть не старая. – Согласилась я с ней, снимая свое полотенце с крючка и наматывая его вокруг тела.
– Грымза! – Николь пулей вылетела из душа, а мокрая мочалка, снайперски пущенная мной ей в след, ударилась о дверь.
– Слушай, а ты чего вообще в душ полезла? Тебе же сегодня домой нужно вернуться… – Спросила я ее чуть позже, когда мы почти сухие сидели на кровати и ели нехитрую еду из супермаркета, запивая ее белым вином.
– Выгонишь? – Спросила она, откусывая кусочек булки.
– Нет, конечно… Николь, а что случилось?
Она встала и подошла к окну. Такая маленькая и такая одинокая… Я непонимающе смотрела на нее, нехорошие подозрения закрались ко мне в душу. Я отложила вилку и подошла к ней.
– Ник, что случилось? – Тихо спросила я ее, обнимая за плечи и привлекая к себе. – Вы поссорились?
– Нет. – Она покачала головой. – Просто мне не нужно сегодня домой. Реб, – Она привычным жестом откинула голову на мое плечо. – Все хорошо, правда. Не выдумывай себе ничего, фантазерка.
– Анжу в Париже? – Подозрительно спросила я.
Она снова отрицательно покачала головой.
– Николь… А ты вообще замуж-то вышла?
– Представь себе – нет.
– Что??!
– Ну, вот так. Не вышла.
– А чья идея была? – Осторожно спросила я.
– Моя… – Она сказала это так тихо, что я скорее поняла это, чем услышала.
– Ни черта не понимаю…
Николь легко рассмеялась.
– Представляешь, он сказал то же самое, когда я сказала, что не хочу это продолжать.
Она повернулась и, обняв меня руками за шею, спрятала лицо на моей груди.
Что же произошло у нее с Анжу? Да, у них были не простые отношения, но она была так счастлива когда сообщила мне что выходит замуж. Или мне это показалось? Да и приготовлений не было никаких. Просто сообщила и буквально на следующий же день улетела с ним на Канары, объясняя это тем, что очень торопится. Я даже хотела обидеться на нее за то, что зажала свадьбу. Я пару раз видела этого человека. Особого впечатления он на меня не произвел, но учитывая мои предпочтения, по-другому быть и не могло.
– Реб? – Николь подняла лицо и смотрела на меня. – Ты огорчена?
– Нет. – Ответила я, возвращаясь мыслями в комнату. – Удивлена. С чего мне огорчаться?
Я смотрела на нее. Она красива. Особенно сейчас в полутьме с ореолом спутанных темных кудряшек, огромные блестящие глаза, изящный маленький носик… Мои губы находились очень близко от ее губ… Я прислушалась к себе… Мое сердце молчало… Это была просто Николь… Ник… Милая, безумно симпатичная, смешливая, не задумываясь придушу любого, кто обидит этого ребенка в теле женщины… Но это просто Николь… Она вздохнула, как всхлипнула… Ее горячее дыхание донеслось до моих губ и растворилось на щеке. Я нежно поцеловала ее в лоб и выпустила из кольца рук. Сев на кровать, я взяла бокал и отпила вина.
– А с тобой что произошло? Что это за новый клиент, от которого у тебя такое лицо? – Николь залезла на кровать с ногами, удобно облокотившись на мое плечо спиной, взяла свой бокал.
– Так… С главным редактором этого журнала работала когда-то давно.
– М? Ты работала в журнале???
– Нет, боже меня упаси. Тогда Эл… мадмуазель Роа была простым дизайнером.
– Элен Роа? – Николь встрепенулась. – Это журнал «Дель-Мар»?
– Да. Ты что-то знаешь об этом?
– Я думала, что они прочно работают с «Ренси».
– Я тоже так думала, но теперь они работают с нами.
– И как тебе эта мадмуазель? Ты бы на нее запала? – Поинтересовалась Николь.
Запала бы я на нее? Разве можно на нее «запасть»? В ней можно утонуть, потерять себя навсегда. Без надежды быть найденной когда-нибудь.
– Что за вопросы, мадам! Ах, нет, ты осталась мадмуазель, не так ли? – Я ощутимо ткнула ее пальцем в ребро. Николь дернулась и хихикнула.
– Нормальные вопросы. Мне же интересно. Вдруг у меня появилась соперница?
– Ты вне конкуренции!
– Ага, все-таки стоит иногда уезжать, чтобы ты в полной мере осознала мою надобность!
– Я и так ее осознаю, не уезжай больше! – Рассмеялась я.
– Кстати! – Николь перевернулась и села, поджав под себя ноги. – Когда я уезжала у тебя была Алекс. – Она хитро посмотрела на меня.
– Уже нет. Я выписала ей отставку.
– Вот! – С удовлетворением произнесла Николь, поднимая вверх указательный палец. – Я же говорила, что у тебя с ней ненадолго!
– Не думаю, что она в восторге от твоих предсказаний. – Буркнула я.
Николь зевнула.
– Ага, давай спать. Убирай это все к чертям, а я встряхну простынь.
Николь встала и стала убирать наш ужин. Большая часть из него будет выкинута, потому что холодильника у меня нет. Я заправила простынь, взбила подушку и легла, накрывшись одеялом. Спустя пару минут, Николь погасила лампу и присоединилась ко мне. Привычно я отвернула ее лицом к стене, по-хозяйски обняла и привлекла к себе поближе.
Нос в волосы, так что бы пахло персиком… Бедро между ее ног, так чтобы ощущалась нежная кожа, руку на грудь. Все. Можно спать.
– Спокойной ночи, Ник.
– Сладких снов, Реб.

13
Я не болею тобой…
– По «Крисмо»: необходимо начинать подготовку к презентации. Необходимо утвердить сроки. Так же хотелось бы, чтобы ты просмотрела подробный план мероприятий, и, если тебя все устроит, мы начнем подготовку.
– Рейтинги телеканалов составлены…
– Счета и отчеты по прошлому месяцу, нужна твоя подпись. Задерживают выплату…
– План работ на следующий квартал…
Я слушала в пол уха. Все идет своим чередом. Создавалось ощущение, что это хорошо отлаженная машина, которая вполне может существовать и без меня. А хотелось тишины…
– Хорошо.
Все как по команде «фу» замолчали.
– На сегодня все. Можете идти работать. Все-все. Идите.
Буквально через несколько секунд воцарилась тишина. Хорошо все-таки быть начальником. Я обвела взглядом кабинет:
– Кенье?! А ты почему еще тут?
Он встал и положил передо мной тонкую папочку.
– Это предварительные наброски по дизайну новой обложки для «Дель-Мар», так же предложения направления по рекламным ходам, и сводка предполагаемых источников информации: телевиденье, радио, внешние носители.
– Роа это видела?
– Нет. – Он сел напротив меня. – Я предложил назначить просмотр, но она заинтересовалась твоим мнением. Поэтому…
– Стоп-стоп, что значит «заинтересовалась моим мнением»?
– То и значит. Этот проект веду я, но «как бы» его ведешь ты. Клиент недоумевает, почему он общается все время со мной. А я уже стал придумывать причины твоего отсутствия.
– Плохой ты значит креативщик, если так быстро выдохся. – Подначила я его.
– Реб, мы оба знаем, что тебе этот проект не интересен. Но клиент свято верит в то, что ты развернула по нему бурную деятельность. В общем: сегодня вечером мадмуазель Роа прибудет к нам, для просмотра предварительных материалов. Убедительно тебя прошу ознакомиться с тем, что мы наработали, чтобы не выглядеть бледно перед клиентом.
– Роберт, а с чего это ты вдруг так легко расстаешься со славой? – Подозрительно спросила я.
– Реб, ты плохо меня знаешь. Я не знаю, какого черта вы не поделили с ней раньше, меня это мало интересует, но я не могу не отметить тот факт, что Роа постоянно интересуется твоей причастностью к ее журналу. А ты даже в общих чертах не знаешь, что я делаю. Никогда не думал, что ты можешь быть столь безучастной.
Вот как? И кто мне это выговаривает? Надо же, какая цаца.
– Ладно-ладно, пристыдил.
– Ребекка, я тебя очень и очень прошу, не игнорировать сегодняшнюю встречу. Элен Роа скоро досконально будет знать, где ты и чем занимаешься. Мне важно закончить и сдать этот проект, тем самым я смогу подтвердить свою способность самостоятельно вести больших клиентов. Мне не важно, что будет думать Роа по этому поводу, но Дюпон точно знает, что этим проектом занимаюсь я. И оскандалиться перед ним я не могу. Поэтому очень тебя прошу присутствовать, и ознакомится с тем, что я тебе принес.
– Ладно, что с тобой сделаешь. Рассказывай…
– Они хотят немножко сменить целевую аудиторию журнала, расширить его. В сущности это будет тот же журнал, почти стой же информацией, но в другом формате…
Он говорил и говорил… А я честно пыталась слушать. Но мысли сами собой перескакивали, то на одно, то на другое. Как будто мой мозг не хотел воспринимать информацию, хоть как-то связанную с этой работой. Надо отдать должное Кенье, в этот раз он постарался на славу. Видать опыт с «Крисмо» имел место осесть в его голове. Печатников вести проще, чем такую кампанию, как «Крисмо», ему это точно будет по зубам. Может со временем он сменит Роберту? Или станет ее «мальчиком на побегушках с надеждой на большее». Получается он выгораживал меня перед клиентом? Потому что за все прошедшее время мне успешно удавалось убегать и опаздывать на встречи и подписания. Что он там говорил? Что Роа уже почти наизусть знает мой график? Интересно, это ей зачем? Правильная мысль: затем, что ты отлично знаешь свою работу и на тебя можно положиться. И неправильная мысль: это какой-то заговор…
– Реб… – Позвал меня Кенье почти плачущим голосом. – Ты совсем меня не слушаешь.
– Угомонись Роберт. У меня много забот и помимо твоего журнала. Не бойся, кое какую информацию я уловила, так что постараюсь соответствовать. Но говорить в основном все равно будешь ты.
– Реб… Ну как ты не понимаешь? Неужели тебе так сложно сделать вид, что тебе это интересно хотя бы чуть-чуть?
– Сложно. – Я пожала плечами. – И что?
– Ничего. – Сдался Роберт. – Ну, ты хоть не ускользнешь, как обычно?
– Ладно, не ускользну. – Скрепя сердце согласилась я.
– И не опоздаешь настолько, что прибудешь только к окончанию разговора?
– Ты хочешь от меня невозможного! – Возмутилась я.
– Реб!
– Ладно, черт с тобой. Я буду во время. Не сбегу, не опоздаю и буду паинькой. Теперь ты доволен?
– Да. Спасибо. Я надеюсь на тебя. Папку я оставляю тебе. Почитай еще раз и посмотри макеты на досуге. – Он встал. – Кстати встреча назначена сегодня на семь вечера. – С этими словами он вышел за дверь. И как раз во время, потому что я уже хотела начинать возмущения по поводу позднего времени.
Увильнуть не получится. Опоздать тоже. Придется сидеть и общаться. Делать умный вид и надувать щеки. И когда же это кончиться?
Без пятнадцати семь я приняла решение покинуть свой кабинет. Быстренько забрать Николь и слинять. Весь день был подчинен только предстоящей встрече. Все мысли сбились в клубок, и если какую из них и удавалось вытащить оттуда, то она обязательно была связана с Элен. Это измотало меня. Решать перенесу я встречу лицом к лицу или нет, уже не было сил, поэтому я потихоньку сгребла ноутбук и приоткрыла дверь.
– Куда-то собралась?
– Кенье! – Я подпрыгнула от неожиданности. Сторож хренов. Но разумно.
– Ребекка, убежать не удастся. Роа уже звонила. Она едет. Возвращайся обратно и включи свет.
– Она не любит яркий свет. – Пробурчала я, возвращаясь в кабинет под натиском Роберта.
– Ну, тебе виднее, что она любит, а что нет. Но сбежать я тебе не дам.
– Ни чего мне не виднее, просто… – Я прикусила язык. Ну, давай, Реб, выдай еще что-нибудь из списка предпочтений Элен Роа. Я вернулась в кабинет и со вздохом положила ноутбук на стол. Кенье вошел следом и прикрыл дверь.
– Ты как ребенок, честное слово. Я так и думал, что ты захочешь сбежать.
– А караулить под дверью незамужней женщины, как минимум не прилично. – Огрызнулась я.
– Перестань. Попроси Николь приготовить чай или кофе. – Попросил он, садясь в кресло.
– Лучше сока.
От голоса я вздрогнула, а глаза против моей воли устремились на дверь. Сердце вначале ухнуло куда-то к коленкам, а потом забилось пойманной ласточкой под горлом. Кенье подпрыгнул, обернулся и изобразил радушную улыбку в 32 зуба.
– Добрый вечер Элен. Вы как всегда пунктуальны.
Щеголь. Льстец. Подлиза. Выдала я мысленную рецензию на Кенье.
– Ого. В этот раз даже мадмуазель Рейли нашла время в плотном графике, чтобы составить нам компанию. Я польщена. – Она закрыла за собой дверь, прошла и села во второе кресло, устремив на меня свой безмятежный взор.
Саркастичная, циничная, злючка. Улыбаясь, подумала я. Да ну, не буду я ссориться. И намеков тоже понимать не буду. И вообще, я тут исключительно по желанию Кенье. И вообще это моя работа. Я улыбнулась еще легче.
– Апельсиновый подойдет? – Помню я, что ты любишь персиковый, или яблочный, но сегодня будешь пить апельсиновый, или не будешь пить вообще.
– Да, вполне. Спасибо, Ребекка.
– А мне кофе. – Встрял Кенье.
А тебя вообще убить. Я нажала кнопку селектора.
– Николь, две чашки кофе и стакан сока.
– Ну что приступим? – Обратилась я к ним с дьявольской улыбкой.
Неспешно длился разговор. Макеты и планы передавались по очереди от Роберта ко мне и потом к Элен. Стремительно темнело, в кабинете стояли уютные сумерки, нарушаемые только настольной лампой.
Как когда-то давно…
Кажется в прошлой жизни?
Вот так же… двое человек сидели и обсуждали дизайн-макет духов… Только тогда она сидела спиной ко мне, и пила чай. А я могла тихо любоваться ей.
С самой первой встречи, когда я только увидела ее, она вызывала во мне какой-то трепет. Совсем не понятный мне трепет. Когда она работала, она всегда уходила в работу с головой. В такие моменты можно было раздевать ее глазами, все равно она ничего не видела. И я раздевала… Потом, опомнившись, я пыталась завязать разговор, чтобы избавится от навязчивой картинки, но даже во время разговора, она могла оторваться от реальности и уплыть в какой-то свой мир. Мир, в который мне никогда не было хода. В любой момент, когда ей что-то не нравилось, когда что-то шло не так, как она хотела… Бац, и ушла в мысли. И не достучишься и не дозовешься. Оставалась только оболочка. Это раздражало, обижало, задевало. Но все равно… И то, что получилось в результате… Духи… «Джорди» кажется? Интересно, что она видела в том флакончике? У меня был один такой… Выкинула его несколько лет назад. Невозможно смотреть на двух женщин и понимать что это ты и она…
– А что скажешь ты, Ребекка?
А? Что я скажу? Что мне все равно.
Кенье посмотрел на меня убийственным взглядом.
– Роберт… ээээ… мы все неплохо поработали над… эээ вариантами. – Я пыталась сбить мысли в кучу, но они непослушно разбегались, посмеиваясь надо мной. Что он там говорил? Я послала Кенье беспомощный взгляд. Он тяжело вздохнул.
– Ребекка хотела сказать, что все варианты достойны внимания, но приведут к разным результатам. И вам нужно решить какой результат для вас предпочтительнее.
Элен переводила недоуменный взгляд с меня на Кенье.
– Да-да, именно это я и хотела сказать. Как только вы решите, к чему вы хотите прийти в итоге, мы начнем дальнейшую разработку. – Фух, кажется, он это хотел услышать? Или нет? А и все равно. Я украдкой кинула взгляд на часы. Ого, уже прошло полтора часа. Бедняжка Николь заждалась уже. А я, наверное, могу сидеть вот так вечность. Только бы не требовали мыслей от меня. Мыслей вслух… Все равно я на них не способна.
– Отлично. – Элен улыбнулась. – Значит в ближайшее время, я дам вам ответ на каком направлении мы останавливаемся. А есть возможность объединить несколько вариантов в один?
– Если вы придете к такому решению, думаю, мы без особых проблем объединим две социальные линии в одну. – Ответила я. – Ну что, на сегодня все?
Нагло. Завершает встречу обычно клиент, но я устала и хочу домой. Хочу в душ с Ник, и спать… И чтобы без снов. И до утра…
– А? Да, наверное, на сегодня все. – Растерялась Элен. Кенье просто обалдел от моей наглости, наверное, его челюсть нужно будет искать при свете.
Я встала и, взяв ноутбук, направилась к двери. Этим двоим ничего не оставалось, как последовать за мной.
– Эээ… Ребекка, Вы не подбросите меня домой?
Кто? Я? Да ни за что!!! Неужели такси уже не в моде?
– Я могу. – Подорвался Кенье.
Если посадить Ник на переднее сиденье, не все так страшно…
– Не нужно, Роберт. Я подброшу.
Мы вышли из кабинета.
– Николь? Ты готова?
– Ну, наконец-то. Я уже думала заказывать вам ужин в ресторане. – Николь поднялась и, взяв сумочку, направилась к выходу. Элен пошла следом, а замыкал их процессию Кенье. Я хмыкнула, закрыла кабинет, потом дверь приемной и пошла на парковку.
Подойдя к машине, Ник хотела сесть назад, но я, опередив ее, открыла перед ней переднюю дверь. Она удивленно приподняла брови, но безмолвно подчинилась. Элен шмыгнула на заднее сиденье как мышка и тихо забилась в угол.
– Куда тебе, Элен? – Спросила я, пытаясь разглядеть ее в зеркало заднего вида. Она почти прошептала адрес, я повернула ключ зажигания, мотор ровно заурчал и мы поехали.
– И давно ты парижанка? – Задала я вопрос, выруливая на ярко освещенные улицы.

0

6

– Полгода.
– Если хочешь курить, закуривай. Мы не против.
– Спасибо. Как-то не решалась спросить. – Она тут же извлекла из сумки сигарету и с наслаждением затянулась. Я нажала кнопку, и окно плавно поехало вниз. Я периодически смотрела на нее через зеркало. Она была бледна, курила нервно, после каждой затяжки стряхивая несуществующий пепел. Смотреть предпочитала на быстро проносящиеся дома, деревья, фонари… всем своим видом показывая, что разговаривать не хочет. Но и в мысли она не ушла… это я видела. С нами она сейчас, хоть и хочет сделать вид, что ее тут нет. А зачем вообще было напрашиваться? Я ехала быстро. Какой-то черт гнал меня, заставляя до упора вжимать педаль газа.
Мы въехали во двор. Я остановилась.
– Спасибо, Ребекка. И до свидания. – Элен открыла дверь и вышла.
– До свидания. – Хотя мне больше хотелось сказать «прощай». Дверь захлопнулась.
– Ник, ты сегодня домой или ко мне?
Она посмотрела на меня.
– К тебе.
– Хорошо.
– Это и есть Элен Роа? – Спросила меня Николь, когда мы уже ехали по автостраде.
– Да. – Напряжение последних часов стало меня отпускать, руки стало покалывать тысячами маленьких иголочек, нога практически не чувствовала педаль газа. Все тело как будто потекло жидким пластилином.
– Знаешь, – Она задумчиво водила пальцем по бархатистой обшивке салона. – Пока она была тут, ты была такая… Я тебя такой никогда не видела… Мне даже страшно стало немножко… А теперь я прямо вижу, как ты оттаиваешь.
– Да? Интересно… Может просто устала.
– Когда ты устаешь, ты не такая. Вернее даже когда ты уставшая… я никогда тебя такой не видела… Почему ты так сильно ее боишься?
Бац. Удар в солнечное сплетение, руки чуть не вывернули руль на встречную полосу. Справилась.
– С чего ты взяла? – Спросила я, влив в голос добрую порцию безразличия.
– Реб. Ты хотя бы не ври, а? Скажи просто, что это не мое дело… Она тоже чувствовала себя не в своей тарелке. Она тебя тоже боится…
Боится она меня, как же. Играет мной, как кошка…
– Ник… я тебе потом как-нибудь это расскажу, ладно? Не сегодня.
– Тебе больно… А я не люблю когда тебе больно. А нельзя сделать, так чтобы вы не пересекались?
– Кенье делает для этого все.
– Ну, вот видишь, а ты его не любишь. Он же старается.
– Уговорила, я поставлю ему памятник.
– Не ерничай. Достаточно будет, если ты просто будешь воспринимать его чуть-чуть серьезнее.
– Тогда он умрет от счастья. И кто тогда будет спасать меня от мадмуазель Роа? – Усмехнулась я.
Остаток вечера прошел под влиянием последних часов работы. Разговаривать не хотелось, приехав домой, я забилась в угол кровати и, положив ноутбук на колени, усиленно делала вид, что работаю. Ник поняла меня и примостилась с книжкой в другом углу кровати.
Полгода. Уже полгода я живу с ней в одном городе. И я даже не сошла с ума от этой мысли. А теперь я и адрес знаю… И зачем все это? Это уже прямой намек… Намек на что? Господи, ну что происходит? Что происходит у нее в голове? Почему это всегда было для меня загадкой? Ник сказала, что она меня боится… Что за чушь? Хотя… может быть это и не такая чушь… И раньше в ее взгляде часто мелькал страх. О чем я только думаю… О чем она думает? Ее прямота и откровенность всегда ставили меня в тупик. Прямота. Откровенность. А так же безразличие ко всему… В том числе и ко мне… А еще панический страх ко всему новому. В нашу первую ночь… Она была пьяна, а я воспользовалась моментом… Почему? Потому что поняла, что если не сейчас, то никогда не будет второго шанса. Можно было бы действовать медленно и осторожно… но не было сил. Совсем не было терпения. Оно уже было истощено. Ей же. Один ее взгляд и я терялась… Одна мысль о том, что я прикоснусь к ней вызывала немедленный взрыв в голове… Ее лицо… Это книга. Все эмоции, все мысли можно прочитать по выражению глаз, бровей и губ… Но в тоже время она оставалась загадкой, было непонятно откуда приходят решения в эту белокурую головку… Я знаю, что она прекрасно видит, что происходит со мной, видит и играет… Это злит, это раздражает… Хочется крикнуть ей в лицо: тебе кажется! Но это будет ложь… И страх, от того что она это поймет… И раздражение от того, что все же понимает… Я привезла ее к себе… тогда, в такси она сама нащупала мои пальцы и переплела их со своими… Господи, в тот момент я подумала что умру прямо там от разрыва миокарда… А потом она очнулась от наваждения и своей смелости. Но было уже поздно. И снова я не знала что делать… Потому что боялась даже просто прикоснуться к ней… Сойти с ума… И снова она пригласила меня сесть рядом с ней… А я… я помню как поцеловала ее ладонь и заглянула в ее глаза… и мир перестал существовать… Мне кажется, я призналась ей в любви… В тот же вечер… И уже тогда прочно материализовалась мысль в голове, что ради нее все… и свет, и ночь, и ветер… и я… И острое разочарование утром… когда я проснулась одна… А она сбежала… от страха? Она всегда убегала… Всегда…
– Реб? – Тихий голос Николь вернул меня в мою берлогу.
– Что? – Господи, бедная Ник.
– Хочешь чаю?
– А у нас он есть? – Я ласково ей улыбнулась.
– Не знаю…
Она смотрела на меня, так как будто все-все понимала. Я судорожно сглотнула.
– Тогда давай в душ и спать?
– Как скажешь. – Она поднялась и ушла в душ. А у меня не было желания составлять ей кампанию. Я со вздохом закрыла ноутбук и задвинула его под кровать.
Что ты сейчас делаешь, Элен?

14
День был суматошным. Все куда-то бежали, спешили, опаздывали. И хотя каждый знал, что все будет в нужное время, все равно создавалась паника. Хотя может мне это казалось, потому что Николь в очередной раз покинула меня – поехала к родителям. Я не стала брать кого-либо на временную замену, и уже к вечеру жалела об этом. Без нее я совершенно вымоталась, а бумажной работы было еще много. Может оставить на завтра? Но тогда, за неделю, стопка бумаг вырастет… в семь раз?! Ужас! Может попросить в отделе кадров временного секретаря? Из двух зол, надо выбирать то, которое меньше…
Я обреченно потерла виски, и положила перед собой очередной договор.
Вычитать. Подчеркнуть розовым маркером моменты, которые не устраивают, желтым – те, которые несут нам выгоду, и светло-зеленым – то, на что обратят внимание юристы другой стороны. Переложить в другую стопку. Взять следующий. И так до бесконечности…
Дверь тихонько приоткрылась. Господи, ну почему нет Николь? Сидела бы она в приемной, и ни одна живая душа не смогла бы пробраться ко мне после официального окончания рабочего дня.
– Ребекка?
– Кенье! – Почти простонала я. – Либо принеси мне чай, либо проваливай!
– А за чай ты меня не выгонишь?
– Посмотрим, но кидаться подшивками точно не буду.
– Отлично. – Он прикрыл дверь, и вернулся через некоторое время, неся перед собой поднос.
– А почему чашки три? – Поинтересовалась я, мельком кинув взгляд на содержимое подноса, когда Кенье водрузил его на край стола. – Ты что решил притащить еще кого-то? Смерти моей желаете? Или помочь хотите? Хотя, какая от вас помощь в юридических документах…
Кенье как-то нервно поставил чашку с горячим напитком передо мной.
– Так кто третий? – Я отложила документы и поднесла чашку ко рту.
– Мадмуазель Роа.
– Черт! Кенье! Предупреждать надо! – Мои пальцы от неожиданности чуть ослабли, и я чуть не уронила чашку себе на колени.
– Она сейчас покурит и придет. Мы работаем уже полтора часа. Но никак не можем сойтись на одном варианте…
– И поэтому ты решил притащить ее сюда? – Перебила я его. – Кстати, Эл… Мадмуазель Роа когда-то была отличным дизайнером, так что не тебе с ней спорить. – А кружечку я лучше поставлю на стол. Николь терпеть не может, когда бьют посуду.
– Приятно слышать, такие лестные отзывы. – Мягкий голос Элен наполнил мой кабинет. Все-таки хорошо, что я поставила кружку на стол. Н-да… Хорошо… Потому что пальцы трясутся, как впрочем, и все внутри… от одного ее голоса.
– Добрый вечер, мадмуазель Роа. Присаживайтесь.
А еще лучше уходи…те…
– Спасибо. – Она посмотрела мне в сердце и улыбнулась.
Господи, вот казалось еще секунду назад, я была выжата, как лимон. И казалось никто, и ничто не может привести меня в чувство. Но стоило ей только улыбнуться… Как сердце застучало быстрее, кровь понеслась по венам с бешеной скоростью… Сонливость и усталость просто растворились, как будто их никогда и не было… Как может одна улыбка делать с человеком такое? Ну как?!
– Роберт, а Вы не захватили те макеты, над которыми мы спорили? – Элен тем временем перевела взгляд на Кенье, который в нерешительности все еще топтался около меня.
– Д-да, Роберт, а где макеты? – Я мысленно выдохнула, и тоже посмотрела на него.
– Ну, извините, – он пожал плечами. – У меня только две руки, и они были заняты чаем. Сейчас принесу.
И прежде чем я успела его остановить, он исчез за дверью.
– Черт!
Такое ощущение, что мышеловка захлопнулась, прищемив мне хвост.
Я перевела взгляд с двери, за которой исчез незадачливый Кенье, на Элен. Тишина, стоящая в кабинете, оглушала и становилась тягучей как патока. Господи, какие у нее глаза… Я чувствую, как погружаюсь в них… как кролик… перед удавом… Я мыслю, анализирую себя и свои поступки со стороны… пытаюсь взять себя в руки… но они безвольно лежат на столе. Даже кружку в них взять страшно – не удержу. Выскользнет она… упадет…
Господи, как глупо я выгляжу. Нужно взять себя в руки. В руки. Руки.
Черт! Где носит Кенье? Он, что, задумал притащить сюда весь графический отдел? Сколько нужно времени, чтобы взять этажом ниже два планшета и вернуться назад?
– Как идут дела с журналом? – Хотела сказать я, но с моих губ слетел только еле слышный шепот.
– Что, прости? – Элен встрепенулась и подалась вперед.
С трудом подавив в себе желание расслабится и упасть на спинку кресла, я кашлянула и произнесла уже громче:
– С журналом как дела?
– А, ну… д-двигаются вроде… П-потихоньку. – Она произнесла это так же тихо. Но быстро взяла себя в руки. – Вообще-то этот вопрос я хотела бы задать тебе. Неужели ты совсем не участвуешь в этом проекте?
– Хм… – Да, не участвую, но этот кретин все равно считает нужным тащить тебя ко мне. – Я координирую этот проект. Эм… по большей части его ведет все-таки Кенье.
– Так вот почему всегда есть он, и никогда ты. – Задумчиво произнесла Элен. – У меня было такое подозрение. Вернее я ожидала, что ты попытаешься избежать… – Она на секунду запнулась, наверное, пожалев, что сказала это, но закончила фразу. – Избежать нашего… кхм… общения…
Сказала и так внимательно посмотрела на меня. Опять внутрь меня. До самого донышка. Взгляд, как сканер.
Бах-бах-бах! Со стальным звоном захлопнулись мои доспехи. Нечего на меня так смотреть. Не прошибешь. Или… Тебе рассказать, почему я хочу, и хотела избежать нашего общения?
Стой, дорогая. Выдохни…
Мы просто работаем вместе. Она мой клиент, и имеет полное право знать, почему я, как исполнитель, уклоняюсь от прямого общения с заказчиком.
Она мой клиент.
Она моя…
Нет, черт подери, не так!
Она клиент!
Точка.
– Реб? – Элен судорожно сглотнула. – Почему ты избегаешь меня?
Бам-бам-бам-ууууух! Сердце оттолкнулось от ребер, с силой ударило о горло и провалилось куда-то глубоко в живот. Но выдержки хватило, чтобы изобразить на лице непонимающе – вопросительную улыбку. Вот. И даже брови домиком, для пущей убедительности.
А нет, я должна ломиться к тебе… Ну, вообще-то да, должна. Как к клиенту, а не как…
– Черт!
Я собрала себя в кулак и, выдавив еще одну глупую улыбку, приготовилась вдохновенно врать.
Стукните меня, кто-нибудь, а?
– Ну, что Вы… то есть… ты… Просто сейчас есть еще… А-а-а-а вот и Роберт, с Вашими макетами. – Я мысленно выдохнула из себя не меньше тонны воздуха. Слава Богу, явился.
Что это? В глазах Элен я увидела тень сожаления? Чепуха, наверное, показалось.
Точно показалось.
Роберт, прикрыл за собой дверь, и, подойдя к моему столу, положил передо мной два планшета, к которым были прикреплены обложки журналов.
– Вот, Ребекка. Смотри. – Я с огромным облегчением уткнулась в макеты. – Я считаю, что такой способ размещения ключевой информации совершенно не подходит…
Напряжение, повисшее в воздухе, чуть разрядилось от его прихода, но теперь я явственно чувствовала волну легкого недовольства, которая исходила от Элен. У меня, наверное, паранойя, но мне казалось, что она хочет продолжить разговор. Паранойя, точно паранойя.
У меня все еще сохранилось ощущение прогулки по туго натянутому канату. Нет, даже не по канату, а по тонкой волосинке. Балансируешь на ней, понимая, что в любую секунду можешь упасть. Чувствуешь, что все. Падаешь… а там внизу… а низ вообще был? А потом поднимаешь глаза… Ух ты! Все закончилось. Вот та, другая сторона… твердая, большая… на нее можно встать. А сердце все еще колотится о ребра и дыхание сбитое… и в ушах шумит…
– А как ты думаешь? – Роберт смотрел на меня.
– Я думаю, что стоит попробовать объединить оба варианта. Потому что рациональное зерно есть и тут и тут. И что будет более выигрышно – покажет только время. Как считаешь, Элен? – Я перевела глаза на нее.
– Как скажешь, Реб, ты же тут босс. – Ехидно улыбнулась она.
– Согласна, я босс, но ты клиент. Значит твое мнение решающее. – Я выжидающе смотрела на нее.
– Хорошо, давайте попробуем. – Со вздохом согласилась она.

15
Раз-два, любовь – игра
Игра в чувства…
Раз-два, любовь – игра
Любовь это искусство…
Постепенно я почти привыкла к присутствию Элен в своем кабинете. Почти научилась ровно дышать и справляться с непослушными пальцами. Хотя все еще старалась избегать находится с ней наедине, и уже тем более всяческих «случайных» прикосновений. Все мысли о ней, я старалась заключить в деловые рамки, но они нет-нет, да соскальзывали с направления, устремляясь в запретную зону. Роберт был между нами, как тонкая калька, позволяющая все понимать, но при этом избегать прямого контакта. Почти каждый вечер в течение недели Кенье, я и Элен засиживались до позднего вечера в моем кабинете. Пару раз я говорила Кенье, чтобы перестал таскать мадмуазель Роа ко мне, но каждый раз эти слова уходили в пустоту, и очередным вечером, ну, если мне не удавалось ускользнуть, Кенье вместе с Элен появлялись в дверях моего кабинета. Может быть, это и к лучшему, но напряжение, в котором я находилась все эти дни, давало о себе знать: я опять стала плохо спать. Не выспавшись, прилетала на работу, торопилась, стараясь закончить все дела, чтобы вечером успеть ускользнуть домой. А торопясь делала ошибки, которые могли бы стоить мне моей должности. Спасало, лишь усиленное внимание со стороны юристов и остальных моих сотрудников. В любом случае мое состояние все больше походило на анабиоз. Сил не хватало даже на то чтобы разозлиться. Больше всего на свете, я хотела выспаться. Лечь на кровать, закрыть глаза и спать, спать, спать… Это казалось возможным на работе, в машине, в кафе, но только не дома… Дома я лежала на кровати и пыталась уговорить себя уснуть… Но могла лишь задремать, и то лишь под утро…
Вот и сегодня я приехала на работу разбитая в дребезги. Вяло перебирая договора, я пила чай, и думала о том, как я хочу спать. Хотела остаться дома, но как только эта мысль пришла в голову, дремота куда-то ушла, и я поняла, что проснулась. Снова.
Работать не хотелось категорически. Хорошо, что эта неделя закончилась. Завтра возвращается Николь. А «Дель-Мар» мы совсем скоро закончим. И все пойдет своим чередом, а главное я смогу выспаться…
– Ребекка?
– А? – Я подняла голову, в дверях стоял Анри Дюпон.
– Я еду на переговоры с представителем «Жюлли». Хочешь со мной?
– Хочу. – Еще бы, конечно хочу. Получить себе в клиенты крупного производителя ювелирных украшений – что может быть приятнее?
– Тогда давай поднимайся и поехали. Или тебе нужно полчаса чтобы припудрить носик?
Нет, мне нужен год, чтобы прийти в себя…
Я поднялась и пошла за Дюпоном. Встреча должна быть интересной, только почему я не чувствую обычного азарта?
Я вернулась в офис поздним вечером. Хотелось сразу поехать домой, но как ехать домой без ноутбука? Все равно спать не смогу, так хоть поработаю – скоротаю время. Да и приемную нужно запереть, мало ли что. Уезжая с Дюпоном, я не думала что «кастинг» рекламных кампаний, так затянется. Но судя по довольному лицу Анри, я поняла, что «клиент созрел» и в скором времени мы будем заключать новый договор.
В приемной было темно, и я не стала зажигать свет. Так в полумраке добралась до двери своего кабинета. В кабинете было чуть светлее – фонари с улицы скупо дарили свой свет, наделяя привычные предметы совершенно необычными тенями и полутонами.
– Мадмуазель Рейли? – Неожиданно прозвучал голос у меня за спиной. Захотелось спрятаться. Элен и Кенье меня доконают.
– Да, мадмуазель Роа? – Отозвалась я, поворачиваясь лицом к двери и Элен, стоящей в проходе. Моя рука невольно потянулась к выключателю настольной лампы. Может, удастся избежать сегодняшнего вечера? Скажу, что уже ухожу домой, и что очень устала…
– Не нужно… – остановила меня Элен. – Пожалуйста, не включай…
Моя рука так и замерла на выключателе.
– Роберта сегодня нет со мной. – Сказала Элен, проходя в кабинет и присаживаясь на кресло.
Это что, предупреждение?
То есть как – НЕТ???
Мысли встревожено заметались в голове, наскакивая друг на друга и путаясь.
– Я хотела поговорить с тобой… Если ты не против. Хотя даже если ты против, я все равно хочу поговорить. Потому что так дальше продолжаться не может.
Бам-бам-бам. Заколотило сердце тревогу. Пальцы стали ледяными и непослушными, и я испугалась, что от грохота крови прилившей к голове, просто не услышу Элен.

0

7

– О чем? – Выдавила я из себя. Хорошо, что я не стала включать свет. Да и ей, наверное, так проще… И мне…
Элен молчала, видимо собираясь духом. И я постаралась использовать это время во благо себя.
Успокоиться. Чтобы не произошло – ты будешь спокойна. Слышишь?! Спокойна!
Теперь я ждала ответа, напряженно вслушиваясь в тишину.
– Ребекка, я не понимаю, что происходит. Почему нам так сложно работать вместе?
Я почувствовала, что очень сильно скучаю по Кенье… Какая ирония… Теперь он, да и никто, не придет, чтобы спасти меня в очередной раз.
– А нам сложно работать? – Голос чуть уставший, но не дрожит. Это хорошо…
– Не делай из меня дуру, как обычно! – Отлично, она разозлилась. Значит ей тоже не очень уютно от этой ситуации. Но работать нам действительно сложно, но я этого не признаю. Я могу работать с кем угодно, даже с чертом.
Даже с ней…
Не могу…
Я отвернулась и подошла к окну. Бес мысленный разговор.
– Ребекка. – Элен глубоко вдохнула и начала сначала. Какая славная девочка. – Я чувствую, что нам сложно работать. Ты постоянно избегаешь меня. Если ты изначально не хотела работать с моим журналом, то почему не отказалась? Твоя неприязнь мешает работе. Мешает всем нам. Если тебе это так неприятно, то я бы хотела знать причину этого. Возможно, мы могли бы это уладить…
Потому что ты сделала так, что я не могла отказаться. Нам сложно работать, потому что я не хочу работать с тобой. Уладить? Навряд ли. Притвориться? Да, пожалуй. Хочу ли я этого? Нет, я устала…
А в слух… а в слух я молчала.
– Неужели я тебе так неприятна? – Откуда в ней столько силы? Как она вообще может говорить подобные вещи?
Или может… при условии…
Если больше…
Больше не…
Я вцепилась пальцами в подоконник, чтобы не упасть. Казалось, мое напряжение достигло верхнего предела, и дальше уже некуда. Либо удержусь,… либо упаду…
Упаду… А там нет дна… Значит, падение затянется…
– Почему ты молчишь? Я права, да? – Я услышала шорох. Элен поднялась с кресла и подошла ко мне. Ничего не остается… Придется повернуться…
Ах… Как она красива… Как я любила целовать эти дрожащие губы, как любила смотреть в эти глаза… Я бы и сейчас могла… Но нет… Черт, не надо так на меня смотреть… Я не железная… Пожалуйста… Не нужно…
– Уходи. Я очень тебя прошу – уходи. – Я опустила глаза в пол не в силах больше смотреть, как дрожат ее губы и глаза наполняются слезами.
– Я не уйду, пока не выясню все до конца. Ребекка, ты думаешь, что я появилась тут, потому что…эм… потому что хочу что-то вернуть? Но это не так!
Бац! Удар в челюсть – прямое попадание.
– Прошлое это прошлое. То, что было там между нами, там и осталось.
На! Кулак под дых.
– Мне нужен был специалист, разбирающийся во всех тонкостях. Я доверяю тебе, знаю, что ты превосходный руководитель. И что если что-то и получится на высшую оценку, то лишь в том случае, когда этим будешь заниматься ты. И я ни в коем случае не хотела нарушить твой покой или течение твоей жизни.
Можно оглушить словами? Ударить можно… А убить?
– Все нормально… – Выдавила я из себя. – Ты ничего не нарушила.
Разнесла в дребезги! Сама того не ведая… Святая наивность…
Я подняла глаза на Элен.
Знаете, умирающему становится все равно. Когда он уже точно понимает, что умирает – ему становится все равно. И он уже ничего не боится. Потому что точно знает, что вот сейчас он еще чувствует… Чувствует непонимание, боль, разочарование… Его волнуют ответы, на невысказанные вопросы… И понимает, что через мгновение он уже не будет чувствовать ничего… Потому что умрет…
А она не признает…
– Теперь, когда ты знаешь… ты не будешь избегать наших встреч? – Почему в ее голосе столько надежды? Господи, она только что разорвала меня в клочья, а теперь предлагает умирать медленной смертью у нее на глазах.
– Нет. Теперь не буду.
Я теперь уже ничего не буду…
– Хорошо. – Элен грустно кивнула головой, и вдруг не удержавшись – всхлипнула. – Я боялась, что так будет. Но была уверена, что мы сможем… разобраться с этим. И что твое непонятное чувство ко мне прошло.
А ты так хотела этого?
Я молчала.
– Ведь уже… все? – Она смотрела на меня, так, как будто могла прочитать ответ на моем лице… В моих глазах… В моей душе и моем сердце…
А ведь могла бы… Если бы хоть раз признала, что я нужна ей… Так же как и она мне… Всегда… Но даже сейчас, она хочет чтобы я думала, что ей все равно…
Девочка моя, прости, но я так не могу… Я не могу больше чувствовать односторонне… И в твоих словах я чувствую столько не убежденности! Огромное море отчаяния, и как крик о помощи…
Я прикрыла глаза…
Тебе кажется, Ребекка… Тебе просто кажется… Ты, как и любой другой человек, принимаешь желаемое за действительное…
Прости меня…
– Да. Уже все. Давно все. – Я до боли стиснула зубы, чтобы не закричать, что это ложь. Неужели, ты, правда, хочешь чтобы было все? Неужели? Я не верю в это! Я чувствую по-другому…
Я знаю…
Вырви это из меня. Убей… растопчи… сделай все что хочешь, но пусть будет так как хочешь ты… как хочешь ты… все так все…
Но если нет… просто скажи об этом…
Скажи… и я… я унесу тебя на самую высокую гору…
Туда где никого нет… я буду все время рядом… заботится… и…
Я готова сдаться тебе… Даже если ты никогда не признаешь…
– Понятно.
Ее вздох придавил меня, как камень. Могильный?
– Извини, что затеяла этот разговор.
– Ничего. Тебе это было важно знать?
– Да… Наверное да. Я рада, что мы все выяснили. Надеюсь, что теперь нам будет легче работать. – Бесцветным голосом произнесла Элен.
Я сказала ей то, что она хотела услышать. Но почему это не принесло ей радости?
Может быть, потому что она хотела услышать другое?
Я прикусила губу, чтобы не дать словам сорваться.
Она этого не хочет.
Элен ушла.
А я встретила рассвет в своем кабинете. Совершенно не было сил двигать себя с места. Ни сил, ни желания. Ничего.

16
С кем ты – этого не знаю,
С кем я – это ничего не значит…
С тобой долгую игру веду я…
Презентации это всегда так скучно. Когда основной забег на длинную дистанцию уже завершен, нервы вытрепаны, модели и дизайнеры доведены до многочисленных истерик, остается только тихо наслаждаться итогом проделанной работы. Презентация это всегда пышно и торжественно. Для многих это повод выйти в свет, других посмотреть и себя показать. Может быть, пошушукаться противными голосами подмечая малейшие просчеты или недоделки. Или наоборот испытать чувство восхищения. Люди, они же разные. Стайка разномастных птичек потихоньку разбредалась по фуршетному залу, образовывала кучки, и все шушукались, шушукались, шушукались. Да сколько угодно! Мы вылизали этот проект, причесали, бантик повязали. Все что хотите.
А вот и критики… Сами ничего не делают только ругают. Одна статейка во-о-он того премерзкого мужичонки может разрушить весь бизнес, а если к ней добавится пара словечек во-о-о-он той тетки с экстерьеров мощной коровы, то твоему бизнесу уже никогда не подняться.
Я стояла в углу зала и наблюдала за людьми. Во мне плескалась пара бокалов шампанского, и я была полна намерением пополнить их еще парочкой. К черту. Моя работа выполнена. Имею полное право расслабиться.
– Реб. – Ко мне подошел Кенье. – Ты едешь в ресторан? Анри расщедрился. Он доволен твоей работой. Поздравляю.
– Можно и в ресторан. – Я вяло отмахнулась. – Кстати, ты не видел Николь?
– Кстати нет. Это же твоя подружка, вот и следи за ней сама.
– Свинья. – Беззлобно огрызнулась я. – Когда мы отправляемся праздновать?
– Думаю, уже можно. Дальше справятся и без нас. Мы тут уже более четырех часов, давно пора сворачивать представление. Некоторые уже напились. – Ухмыльнулся он, украдкой показывая пальцем на упитанного дяденьку, который что-то втолковывал Роберте. Судя по его виду, выпил он уже не мало.
– Иди спасай Роберту, собирай остальных, а я пойду найду Николь.
Поставив бокал с недопитым шампанским на ближайший столик, я скользнула взглядом по залу, Николь в зале не было. Я достала мобильник и набрала ее номер. Занято… Тогда ее надо искать где-то в более тихом месте, если она разговаривает по телефону. Где тут у нас тихое место? Я решила поискать на улице. Но проходя мимо туалета, я услышала ее голос. Попалась птичка! Я на цыпочках подошла к двери и хотела распахнуть ее, но невольно прислушалась к разговору.
– Что ты понимаешь в этом! Не смей так говорить! Как ты можешь! – Голос Николь дрожал от негодования.
– Анжу, я тебя очень прошу, не звони мне… Все равно ничего не выйдет. – Она выслушала ответ собеседника, а это был ее несостоявшийся муж, и продолжила. – Нет. Ты не можешь этого понять. Я не играла тобой… Я… сама не знала… Так получилось. Нет! Господи! Перестань! Не трогай ее. Не смей… Да! Черт тебя подери! Да! Она мне дороже чем ты и чем тысячи таких как ты! Да мне плевать на твои чувства и на тебя тоже! Перестань мне звонить, иначе я обращусь в полицию!
Совсем не думая, я распахнула дверь. Подслушивать не хорошо…
– Что случилось Ник?
Она испуганно посмотрела на меня, ее глаза столкнулись с моим взглядом и она, как загипнотизированная произнесла в трубку:
– Не звони мне больше. Прощай. – И нажав кнопку отбоя, вымученно мне улыбнулась. – Все в порядке. Просто Анжу все еще тешит себя надеждами.
– Он пристает к тебе? – Нахмурилась я.
– Нет, что ты. Он на такое не способен. Что все уже расходятся? – Решила она сменить тему.
– Нет, мы решили улизнуть в ресторан. Едешь? – Ну что же, о надоедливых поклонниках поговорим потом.
– Разумеется. Пошли?
– Да, теперь надо найти Роберта. Я забыла уточнить, где будет проходить приватная вечеринка состава «Сен-Дени». – Ухмыльнулась я, выходя из туалета.
– Не уж то так озаботилась моим отсутствием, что забыла про все на свете?
– Разумеется.
В зале Кенье уже, разумеется, не было. Скорее всего, он, загрузив в свой автомобиль команду «Сен-Дени», был на полпути к кафе. Для проформы я поискала его глазами и пошла к выходу, попутно извлекая мобильный телефон и набирая его номер:
– Кенье, а ты не хочешь сообщить мне куда ехать?
– Извини, но тебя так долго не было. Это возле Мулен-Руж, бар «La chatte noir». Вы едете?
– Мог бы и предупредить, что на вечеринке будут играть исключительно блюз. – Пробурчала я, открывая дверь машины. – Ладно, сейчас приедем.
– Потанцуем, Реб? – Спросил меня Кенье, пьяно улыбаясь и протягивая мне руку. И как он успел так накачаться за полтора часа? Наверное, из любви к искусству.
– Отойди. От тебя несет. – Я отмахнулась от него, как от назойливой мухи. – Неужели в этом баре нет женщин кроме меня? Или это жест отчаяния?
– Вечно ты все опошлишь. И откуда в тебе столько яда? – Он сел рядом со мной на кожаный диванчик, и взял в руки высокий стакан с пивом. – За «Крисмо»?
– Давай за «Крисмо», мне все равно, а тебе приятно. – Я подняла бокал с шампанским. – Хотя, может лучше за «Дель-Мар»? Это как бы твой первый самостоятельный проект.
– Очень смешно. Роа никак не может отцепиться от тебя. Как я могу назвать проект «своим» если она все время бегает к тебе?
Что? Мне показалось или я ослышалась?
– Кенье, – подозрительно начала я. – Ты сейчас мне хочешь сказать, что таскаться ко мне за советом, как вытереть сопли, это не твоя идея?
– Вообще-то это была идея Элен… Бегать к тебе по любому поводу. «Ах, а что скажет Ребекка?», «Ах, а вдруг у нее будет более удобный и лучший вариант?» – Передразнил он Элен. – Она вообще странная какая-то… Пару раз я еле сдержался, чтобы не рассказать ей, что тебе ее журнал вообще до лампочки… Ее все время интересует твое мнение, и она все время порывается услышать его лично. Прет, как танк. – Он отпил пива. – Иногда думаю, если бы не держал за руку, она бы так и проводила все время с тобой, даже по ночам…
Его слова замерли в моей голове.
Так, дорогая, расслабь пальчики, иначе ты просто раздавишь хрупкий бокал… А потом придется чувствовать себя не ловко. Как она там говорила: «потому что ты классный спец»? Вот на этом и остановимся. Я классный спец.
После того памятного разговора мы стали чуть реже пересекаться с Элен. К тому же вернулась Ник, и это не давало возможности нам засиживаться до темноты в офисе. Николь мрачнела каждый раз, когда видела, как Элен исчезала за дверями моего кабинета. Стараясь компенсировать вынужденную «дружбу» с Элен, я старалась больше времени проводить с Ник. Это успокаивало…
Элен была права. После того тяжелого разговора мне стало чуть легче, по крайней мере я точно знала чем успокоить иногда неподвластные мысли о ней. Чем забить белые части в цветной картинке. Я перестала избегать ее, и научилась спокойно смотреть ей в глаза, почти ничего не чувствуя при этом.
Я пережила это, и приняла, как факт, что мои переживания, это только мои переживания и ничьи больше.
– Кенье. – Я широко улыбнулась. – Ты что, чертенок, ревнуешь что ли? Не переживай ты так, – Я осторожно поставила полупустой бокал на стол. – Все еще будет. Это лишь пилотный твой проект, потом будут другие… Думаю Дюпону все равно к кому бегает Роа, а для него проект все так же ведешь ты. А я – просто классный спец. И она это знает.
– Вы работали вместе, я так понимаю? – Кисло поинтересовался Роберт.
– Да, когда-то давно. Кстати, удивительно, что ты не пригласил ее сегодня на презентацию. А то у меня возникло чувство, что ты готов ее таскать везде за собой. – Я откинулась на спинку кресла решив закончить разговор и просто понаблюдать за людьми.
– А я пригласил…
– Ч-что? – Я почти подпрыгнула. У меня сегодня слуховые галлюцинации?
– Ну да, я пригласил ее. Она не смогла прийти. – Он хитро посмотрел на меня и вдруг широко улыбнулся. – Но зато она уже едет сюда!
Папамммммм! Сюрпраааааайз! Серпантин, фанфары, воздушные шарики…
Он, что с ума сошел??? Я думала, что он пьян, а оказывается у него с головой проблемы…
– За каким хреном? – От удивления не сдержалась я.
От моего выражения у него вытянулось лицо.
– Ээээ, то есть зачем? – Перефразировала я.
– Гм… Реб, ты не волнуйся… Мы не будем тебе докучать работой. Сегодня мы отдыхаем. Ну, по крайней мере, я очень постараюсь, чтобы она не висла на тебе.
– Кенье, она, что тебе нравится?
– А что она может, не нравится? – Ехидно ответил он вопросом на вопрос. – У нее, что какие-то скрытые недостатки? Может вставные челюсти или волосы на груди? Реб, ты знаешь ее больше меня, скажи – что ей нравится?
– Сладкий чай, массаж спины и темнота, – машинально ответила я, ошеломленная его признанием.
– Это я все знаю… – упоенный своим чувством, он, слава богу, не видел моего ошеломленного удивления. – Но может быть что-то особенное… Может, ты знаешь, какие цветы она любит?
– Кенье, твой лепет напоминает бредятину девственницы под луной. Еще чуть-чуть и я подумаю, что твоя крыша окончательно уплыла в теплые края на зимовку.
– Да ладно тебе… Ну скажи…
– Кенье! База прием! Мы работали вместе, а не… – я осеклась.
– Черт!
– Ах, ты черт. Точно. Ну, неужели она не делилась с тобой какими-то своими предпочтениями?
– Я тебе сейчас дам затрещину, чтобы твои мозги встряхнулись!
– Ладно-ладно… умолкаю, – он все так же мечтательно улыбался.
Придурок. Вот же придурок. Интересно и часто они так «отдыхают»? Или сказав «мы» он имел в виду «Сен-Дени»? Какая разница, впрочем. Отношения с мужчиной для Элен не проблема – это я уже знаю. Так же как и одновременные отношения с мужчиной и женщиной.
Завибрировал мобильный. Я извлекла его из кармана.
«Роа» – мигало на телефоне.
Что еще за черт? Почему не Кенье, а мне?
Мне достаточно было закрыть глаза, чтобы увидеть, как беспомощно она озирается в зале, пытаясь найти Кенье. Наверняка этот придурок не сообщил ей номер столика, а она ни за что не подойдет к администратору, чтобы узнать, где сидит «Сен-Дени». И скорее всего его телефон опять сел, и, не дозвонившись до него, она набрала второй известный ей номер.
– Там твоя принцесса пришла, – я ткнула замечтавшегося Кенье в бок. – Ты бы пошел, встретил, а то неудобно как-то.
– А? Где? – он отчаянно завертел головой.
– На входе надо полагать. На! – я протянула ему мобильник.
– Алло? Да-да. Извини, забыл. Вот такой я рассеянный. На входе? Сейчас встречу! – он нажал кнопку отбоя и с элегантностью дикого козла устремился за Элен.
Придурок. Подумала я в след ему. Надеюсь, у него хватит ума посидеть с ней за другим столиком, или хотя бы за стойкой бара? У них же свидание, я так полагаю? Или нет?
Идут. Сюда. Вот черт. Ладно, я же обещала не избегать встреч. Вот дура. Я улыбнулась:
– Добрый вечер Элен, присаживайся.
– Здравствуй, Реб. – ответила она, присаживаясь напротив меня.
– Шампанского? Или вина?
– Шампанского…
– Я принесу, – подорвался Кенье. – Ребекка тебе тоже?
– Не нужно Роберт, – я лениво-царственно отмахнулась от него. – Я сама, к тому же давно хотела размять ноги. Заодно найду Ник.
Я встала и пошла к бару. Но Кенье не обманул мой ласково-ленивый тон. Он извинился перед Элен и засеменил следом.
– Кенье ты придурок! – прошипела я, не позволяя ласково-добродушной улыбке покинуть мое лицо. – Почему ты приперся за наш столик?

0

8

– Ребекка, ну прости. Я хотел посидеть за баром… Но Элен…
– Господи, из тебя женщины всегда веревки вьют или только пока ты влюблен? Неужели не мог настоять? Это же свидание… Какого черта вы будете сидеть с нами? Два «Дон Периньон» за 16 столик, и чистый фужер. – Сказала я пробегавшему мимо бармену. Он кивнул мне в ответ и пронесся мимо.
– Я бы хотел, что бы это было свиданием… – нахмурился Роберт.
– Не поняла? – я резко обернулась к нему. – Что за черт тут происходит?
– Это не совсем свидание. Она мне нравится. Очень нравится, я даже, наверное, влюблен. Но, похоже, что ей все равно.
Знакомая история… Слишком знакомая… Рассказать ему, что после пары бокалов шампанского она теряет голову и с ней можно делать все что угодно?
Тьфу, Реб, какая ты гадкая…
– Ну, может ей не настолько все равно, – попыталась я его утешить. – Может она просто стесняется?
– Ну да, – уныло протянул он. – Отказаться от посещения презентации, а потом в середине нее позвонить и ненавязчиво так поинтересоваться не буду ли я против, если она присоединится к нам в ресторане – это значит смущения у нее не вызвало, а показать, что я ее хоть чуточку интересую это так это мы сразу засмущались? Бред какой-то.
Бред. Это точно. Что за игру ты опять ведешь Элен?
– Ладно, разнылся. Ты мужчина или где? Иди и очаровывай, пусть, по крайней мере, ей будет весело. Давай-давай, чего скис-то?
Я легко подтолкнула его по направлению к нашему столику.
– Смотри, пришли Роберта и Ник, а бокалы пустые. Давай пока остальные мальчики меряются пиписками в туалете, у тебя есть возможность побыть настоящим мужчиной, – шепнула я ему на ухо.
Он ошарашено посмотрел на меня:
– Господи, откуда ты набралась подобных выражений?
– Не обращай внимания, я просто пьяна. И… мы же отдыхаем, так?
Он вздохнул и пожал плечами.
– Что она тут делает? – зашипела мне на ухо Ник, как только я присела рядом с ней.
– Кенье ее приволок, – на ухо сказала я. – Любовь у мальчика. – Николь прыснула со смеху. Господи, как же алкоголь красит некоторых женщин. Ник, такая румяная, с блестящими глазками, нескованная никакими офисными условностями – безумно хороша!
– Ну что ты смеешься… Ничего смешного.
– Любовь? У Кенье? Ты меня разыгрываешь? Он же бабник!
– Вот именно поэтому сейчас он жутко смущен, я бы даже сказала растерян.
– Неужели она не купилась на его сладкие речи и красивые глазки? – теперь весь облик Николь выражал крайнее недоразумение.
– А ты бы непременно хотела, чтобы она купилась? – спросила я, принимая бокал шампанского от Роберта, и передавая его Ник.
– А почему бы нет? Мне все равно, просто Роберт сейчас так забавно выглядит. – Она снова хихикнула в кулачек. Похоже, она сильно пьяна… Я посмотрела на Элен. Она ласково улыбалась Роберту, и весь ее облик говорил, что она крайне поглощена этим занятием. А Кенье, радостный от того что наконец то предмет его воздыханий обратил на него внимание, заливался что твой соловей в роще.
– Если ты и дальше продолжишь говорить о Кенье и Роа, я предположу, что ты в него влюблена, – шутливо пригрозила я Николь.
– Фи… – она пожала плечиком. – Все знают, что я навеки влюблена в свою начальницу. – Она пьяно улыбнулась и отпила из бокала.
– Господи, что ты несешь… – я сокрушенно покачала головой.
– Не веришь? – Николь вскинулась. – Хочешь, спросим у Кенье? Или у Роберты? Кому ты веришь больше?
Господи, я смотрела на нее и удивлялась. Мир явно сошел с ума. Никогда не видела ее в таком состоянии, наверное, разрыв с Анжу так на нее подействовал. Или посещение родителей? Или шампанское ударило в голову и разнесло весь ее рационализм? В любом случае, пока она не наделала глупостей надо ее отрезвить.
– Ник, пойдем со мной в дамскую комнату… – я осторожно приподняла ее, забрала бокал из рук, и извинившись вывела ее в холл.
– Куда ты меня тащишь? – Николь уперлась каблучками в пол. – Куда?
– Будешь упираться – понесу на руках. Тебе нужно освежиться, – все так же держа ее за руку, я остановилась и обернулась.
– А я так не считаю! – непримиримо насупившись, она посмотрела на меня.
– И плевать. Идешь? Или на руках нести?
На размышления ушли секунды.
– Пойду. Если ты пообещаешь не пихать мою голову под холодную воду.
– Обещаю, – я терпеливо ждала.
– И не умывать меня.
– Обещаю.
– Ну, ладно, – она сдвинулась с места. – Реб, а если ты не будешь мочить мне голову, и не будешь пытаться испортить мой макияж, то, как ты хочешь отрезвить меня? Ты же для этого тащишь меня в туалет?
Мозги у нее все же заработали.
– Самым мерзким способом, который ты можешь себе представить, – пробурчала я, почти заволакивая ее в туалет и подпихивая к одной из кабинок.
– Реб! – завопила она. – Я не буду этого делать!!!! Я не настолько пьяна, как ты думаешь.
– Тогда успокаиваешься и перестаешь нести чушь, – непререкаемым тоном отрезала я.
Николь всхлипнула.
– Что случилось, Ник?
– Не говори со мной так… А то я разревусь…
– Это из-за Анжу? Он все еще допекает тебя?
– Да пошел он к черту!!! – вдруг заорала она. – Ты за целую неделю не нашла времени мне хотя бы смс-ку скинуть! Я там с ума сходила! Тебе как не позвонишь, то ты занята, то абонент недоступен, то ты спишь. И эта Роа, постоянно вьется около тебя, что ей нужно?
Так стоп. Почему это все мне напоминало добрую семейную разборку? Мир точно сошел с ума…
Интересно, чем занималась я, когда началось все это безумие?
– Ник…эээ… ну прости… я не подумала.
– Ты так редко думаешь… – похоже, выпустив пар, Николь успокоилась. – Я волновалась за тебя, а ты даже не скучала. – Ник подошла ко мне, и я бездумно, как тысячу раз до этого, протянула руки и привлекла ее к себе. – У тебя не было времени, чтобы скучать. К тому же Роа тебя развлекала.
– Господи, ну что за глупости ты несешь? Ник… – Я уткнула нос в пушистую макушку Николь и полной грудью вдохнула запах персиков.
– О? – Удивленный возглас заставил нас повернуть голову к двери. – Извините, я не хотела вам мешать.
Элен быстро улыбнулась, и так же быстро закрыв дверь, исчезла.
Н-да. Ну, может это и к лучшему, – подумала я, теснее прижимая к себе Николь.
– Ты как? Пришла в себя?
– Угу… Извини, а? Какая-то дурь нашла… Сама не понимаю… Нервы просто сдали. – Николь всхлипнула. – Так все свалилось, и болезнь мамы, и твое состояние, и Анжу с его истериками.
– Со мной все в порядке. – Пожала я плечами, подавая ей носовой платок. – Иди, поправь глазки, и высморкайся.
Она подошла к зеркалу и включила воду.
– Конечно, в порядке… А-то я такая дура и ничего не вижу. – Пробурчала она, смачивая платок водой и поправляя чуть размазавшийся макияж. – Все я готова. Пошли. И спасибо, что во время меня увела.
– Нормально. Мы же подруги. – Ответила я, открывая перед ней дверь.
Мы шли по холлу, когда у Николь зазвонил телефон. Она посмотрела на экран и виновато улыбнувшись, сказала:
– Реб, ты иди, а я сейчас поговорю и приду.
– Опять Анжу? Хочешь, я с ним поговорю?
– Не нужно. Сделаешь только хуже. Иди, я сейчас приду. – И уже в трубку. – Да, Анжу. Да, я тебя слушаю…
Я вернулась за столик. Остались только Кенье и Элен. При моем появлении они замолчали и вопросительно уставились на меня.
– Что с Ник? – Первым нарушил молчание Кенье.
– Все нормально. Просто устала. – Я откинулась на сиденье и поднесла бокал шампанского к губам.
– Понятно. А сейчас она где?
– В холле, разговаривает по телефону. – Отмахнулась я. Элен пристально разглядывала меня. Господи, ну посмотри ты еще куда-нибудь, и так тошно, – подумала я, отворачивая взгляд в зал.
– Роберт, ты не мог бы принести воды со льдом? – Попросила она Кенье. – Тут становится жарко.
Он кивнул и поплелся к стойке бара.
– Выпьем? – Элен подняла бокал и подняла его в приветственном жесте. Я непонимающе посмотрела на нее, и подняла свой бокал в ответном жесте приветствия. Элен выпила шампанское залпом и поставила пустой бокал на стол.
– Тебя можно поздравить.
– С чем? – Осторожно спросила я.
– Налей мне еще, пожалуйста.
Я машинально взяла бутылку и наполнила ее бокал.
– Спасибо. Давай выпьем за это тоже? – Она вновь подняла бокал.
– Элен, о чем ты?
– Тебе так хорошо удается разыгрывать непонимание и спокойствие. Меня всегда это поражало в тебе. Давай выпьем, Ребекка.
Подняв бокал, я даже не успела сделать глоток, как Элен уже опустошила второй бокал и вернула его на стол.
Холодок опасности образовался в районе лопаток и мгновенно растекся по грудной клетке, сдавливая сердце костлявой рукой. Я боялась даже пошевелится. Ощущение неминуемого взрыва поглотило меня целиком, и я судорожно искала красный проводок, который надо перерезать в таких случаях, чтобы детонатор не сработал.
Куда, мать его, пропали Кенье с Николь?
– Еще шампанского? – Она подняла пустой бокал и игриво покачала его на пальцах.
– Тебе хватит. – Осторожно произнесла я.
– Ах да… Мне хватит… – задумчиво отозвалась она. – В любом случае, я рада за тебя, дорогая Реб.
Господи, о чем она?
– Сколько их у тебя было за прошедшее время? Пять? Десять? – Элен стремительно пьянела. – А эта кукла у тебя надолго?
– Я не понимаю тебя.
– Как жаль, – она изобразила огорчение, которого не было. – Я хотела поздравить тебя с новыми отношениями. Или с новой женщиной будет уместнее? Налей мне еще, пожалуйста.
Бам-бам-бам…
Я снова, как под гипнозом, взяла бутылку и вылила ей в бокал последние капли.
– Спасибо. Ты золото. – Она вновь залпом опрокинула бокал в себя. – Я пойду, покурю. – Сказала она и, пошатнувшись, встала.
– Тебя проводить?
– Спасибо, Реб. Я уже знаю дорогу.
Если бы я не была столь поражена, я бы рассмеялась.
Она что подумала, что я и Ник любовницы???
Мое лицо горело. Я встала и пошла в туалет, чтобы ополоснуть его.
Мир не просто сошел с ума… У всех какое-то буйное помешательство. И есть ли сила, способная все остановить?
По пути мне попалась Роберта. Желание пришло мгновенно:
– Берта, дай сигарету! – Остановила я ее за рукав платья.
– Ты ж не куришь. – Возмущенно отозвалась она, выдергиваясь из моих пальцев.
А ты не занимаешь сексом. Черт, ну почему люди всегда задают столько вопросов?
– Да не мне. Роберта, просто дай сигарету.
Она удивленно посмотрела на меня и протянула мне пачку. Я взяла одну и продолжила свой путь, по пути захватив из вазы спички.
Зайдя в туалет, я неумело размяла сигарету и прикурила. В горле запершило, рот наполнился редкостной вонью и гадким привкусом табака. После первой затяжки я закашлялась, на глаза навернулись слезы. Господи, какой ужас… Отплевываясь от едкого привкуса, я пришла к выводу, что это отрезвляет. Даже лучше чем холодный душ.
– Реб? – В туалет влетела Ник. – Ты чем это занимаешься? С ума сошла???
Она выдернула у меня из пальцев табачную палочку, и выкинула ее в мусорку.
– Может тебе кокаинчику достать? – Осуждающе спросила она.
– А можешь? – Усмехнулась я.
– Могу. В лицо тебе дать. Прямо сейчас.
– Девушке неприлично так высоко задирать ноги.
Тут Ник выдала такое, от чего, наверное, даже портовые грузчики покраснели бы. А у меня просто открылся от удивления рот. Пожалуй, это отрезвляет еще лучше, чем сигарета… Таких витиеватых ругательств я не слышала никогда… Наверное вздрогнули все мои родственники до седьмого колена…
– Ээээ, Ник? – Я прислонилась к стене, и изумленно посмотрела на нее. – Ты где этого набралась?
– Извини, будешь хорошей девочкой – и тебя научу.
– Не думаю, что меня это привлекает…
– Может, поедем домой? А Реб? На сегодня безумия достаточно. – Она вопросительно смотрела на меня. Да, неплохая идея, поехать домой, завалиться в душ, а потом спать…
Спать?
В голове горящей строкой пронеслись слова Элен.
Поздравить тебя с новой женщиной… эта кукла у тебя надолго… поздравить тебя с новой женщиной… поздравить тебя…
И тут до меня дошло. Прямо как озарение какое-то.
– Го-о-о-осподи… – Протянула я, запрокидывая голову и довольно больно стукаясь при этом головой об стену. Закрыть глаза и стереть… Стереть все это… Как пленку отмотать назад… назад… на какой момент?
На тот, когда я согласилась… Согласилась с проклятым Дюпоном. Надо было отказать. Отказать, во что бы то ни стало. Не уволил бы все равно, а если бы и уволил… Да какая теперь разница…
Или нет… еще дальше… дальше-дальше-дальше… На момент…
– Ребекка, ты совсем не пьёшь, или только сегодня?
– Только сегодня, мне ещё везти тебя домой.
– К кому домой, Ребекка?
– Это решать тебе.
… чуть дальше…
– Ребекка, тебе нравится здесь?
Ответь я тогда «да», ничего этого бы не было… Но кто знает, что было бы в таком случае???
– Реб? – Николь подошла ко мне и потрясла за плечо. – Ты чего?
– Ник… – Я ошарашено смотрела на Николь, не видя ее перед собой. – Она подумала, что мы с тобой… мы с тобой…
– Любовницы? – Николь громко рассмеялась. – Я с тобой? Это же смешно!
– Ей это не показалось смешным… – Я рассеянно сплетала пальцы рук, наверное, надеясь получить какой-то новый узор.
– А тебе самой… А, Реб? – Она внезапно стала очень серьезной.
– А что мне? – Я вопросительно посмотрела на нее.
– Тебе кажется такая идея смешной? – Николь подошла ко мне. Близко. Очень близко. Я инстинктивно вжалась в стену.
– Даже не знаю… Если учитывать тот факт…
Договорить фразу до конца мне помешал поцелуй. Ник целовала нежно и как-то через чур старательно. А я… я «пропустила момент»… наверное… А в следующий момент я поняла, что отвечаю на ласку. Руки сами собой обвились вокруг талии, все крепче прижимая ко мне чуть дрожащее женское тело. Теперь уже целовала я. Николь обмякла, и лишь мои руки не давали ей упасть. Как хорошо… Как кружится голова от желания обладать… Обладать этим стройным телом… Кинуть, да что там кинуть – швырнуть ее на кровать и овладеть… Выплеснуть из себя все… пусть будет так… Николь… такая нежная, такая понимающая… Николь совсем не похожа на… на…
Господи! Что я делаю???
Я открыла глаза, взяла Николь за плечики и отодвинула ее от себя.
– Так вот как это… – прошептала она, не открывая глаз.
– Что ты творишь?
– Я? – Фиалковые глаза Николь широко распахнулись и уставились на меня.
– Да. Ты. – Я смотрела прямо на нее, не отводя взгляда. Николь смутилась.
– Хотела посмотреть насколько это будет смешно…
– Го-о-о-о-осподи… – потрясенно охнула я. Да, точно. Стереть все огромным ластиком. Мир сошел с ума. Если правильная девочка Николь целует меня в туалете, причем целует так, что… мурашки бегают по телу и руки сами тянуться прижать ее покрепче, то я просто боюсь представить, что может быть дальше…
– Тебе понравилось или тебе было смешно? – Полу-вопрос полу-утверждение.
– С чего ты взяла? – Пробурчала я.
– Ну, – Николь опять чуть смутилась. – Ты так дышала, и твои руки… Реб, перестань, скажи просто: тебе понравилось?
– Да.
– Тогда… Эммм… Может, повторим?
Николь доверчиво прижалась ко мне. Интересно, это шампанское отшибает способность рассуждать здраво или я поддалась всеобщему сумасшествию? Тело Ник, такое податливое, такое теплое… Волна возбуждения накрыла меня как цунами, разнося в дребезги все доводы и убеждения.
Я хочу ее…
Элен…
Я хочу Николь. И к черту Элен!!!
– Поехали домой, Ник…
Мы выбежали на улицу. Остановили первое же такси и упали на заднее сиденье. Срывающимся голосом я назвала адрес, машина тронулась.
Боже мой, что я делаю…
Остановись, немедленно…
Сведи все к шутке…
Рассмейся в конце концов…
Что это в моей руке? Такое нежно и теплое? Пальчики Николь… Господи, как доверчиво она смотрит на меня… сколько тепла в ее глазах…
Остановись!
Не сегодня. Сегодня я знаю, как заглушить подобные мысли. Мир сошел с ума, и я сойду с ума вместе с ним…
В полутьме салона я привлекла к себе Николь и жадно впилась в ее губы поцелуем. Наверное, таксист тоже подумал о временном помешательстве мира, но к его чести особо удивленного лица не сделал. Как будто к нему в салон через день вваливаются две пьяные целующиеся женщины.
– Приехали, мадам… – чуть слышно шофер привлек мое внимание. Трясущимися пальцами я достала две купюры, сунула их водителю и вышла из машины, увлекая за собой Ник.
Войдя в квартиру, мы обе немного растерялись. Я не стала включать свет, чтобы не смущать Николь, и не отступить самой. Разум по многолетней привычке все еще брал верх надо мной.
Я подвела ее к кровати.
– Ник… – Господи, да я сейчас просто задохнусь, как девочка, честное слово. – Если ты хочешь остановиться, скажи сейчас… потом будет поздно.
– Я? – Прошелестела она. – Нет, я не хочу останавливаться…
Она шагнула ко мне и, прижавшись всем телом, нежно поцеловала в губы.
Реб, Реб… нужно еще что-то сказать… Реб… давай последний рывок… Давай… Ну же… Реб!!!
– Н-ник… – прошептала я, отрываясь от ее губ и беря ее лицо в ладони. – Я хочу, чтобы ты знала, то, что сейчас произойдет, никак не должно повлиять я на наши дальнейшие отношения… Ник, ты понимаешь меня?

0

9

Господи, откажи мне!!! Стукни меня, оттолкни, наори!!! Да сделай что-нибудь!!! Я не могу ничего сделать с собой сейчас…
– Да-да… Я все понимаю… Пожалуйста… Я так хочу… тебя…
И свет померк… и разум обиженно замолчал…
Все…
А разбудил меня утром звонок телефона.
И кто же это у нас тут такой добрый?
Я на ощупь пыталась найти истеричный телефон, но моя рука непрерывно натыкалась на сброшенную в беспорядке одежду. Пришлось открыть глаза.
Николь, уютно устроившись у меня на плече, сладко посапывала. Казалось ее, совсем не беспокоил звонок.
Вот подожди, проснется… и что будет?
Я, лихорадочно перетряхивала одежду. О, вот! Брюки вроде… Тяжелые… Значит в них…
– Да?
– Добрый день Реб.
– День?
– Кенье, сколько времени?
– Час дня, а что? Ты еще спишь?
– Почти. Что хотел?
Николь беспокойно заворочалась. Меня охватила паника.
– Реб, Николь у тебя? Она вчера оставила в баре свою сумочку. Как думаешь, она доживет до понедельника без нее или привезти ее к тебе? А то тут с утра ее парень разрывает не только ее телефон, но и наши головы.
– Ладно, вези ее добро сюда. Думаю что до понедельника, она без нее не доживет. – Я нажала на «отбой».
– Доброе утро, Реб. – Лучезарная улыбка Ник, развеяла все мои опасения.
– Доброе утро, Ник. – Я улыбнулась ей в ответ.
– Кто это был?
– Кенье… похоже Анжу взорвал ему мозг…
«Разрывает не только ее телефон, но и наши головы»
Что-то кольнуло там, где вчера было сердце.
Интересно, чья еще голова разорвалась от звонков ревнивого парня?
– О, Боже… я забыла сумочку в баре… Мы вчера та-а-а-а-ак поспешно ушли, что я могла забыть не только сумочку. – Она ласково улыбалась, и голос ее звучал так беззаботно, а в глазах сквозила тревога, смешанная со страхом.
– Нужно вставать. – Легко сказала я. – Скоро приедет Роберт с твоей сумочкой. Судя по всему, он звонил мне с порога.
– Хорошо. – Так же беззаботно ответила Ник, и стала перелезать через меня. Я поймала ее руками и привлекла к себе. Как стучит ее сердечко… Как, должно быть, ей страшно…
– Думаю, у нас есть немного времени… – прошептала я в ее губы, тут же приникая к ним поцелуем. Николь обмякла, вся погружаясь в поцелуй. А я приготовилась считать секунды… Но…
К моему восторгу мое тело отозвалось. Секунды забылись, а меня с головой накрыла вчерашняя волна…
Господи, как хорошо…
– Чаю хочешь? – Спустя минут двадцать разнежено предложила Николь.
– У нас его нет. – Ласково напомнила я, поднимаясь и заворачиваясь в простыню. – Я в душ, потом ты, а потом завтракать.
– Мммм… отлично. – Николь так соблазнительно потянулась, что мне опять захотелось продолжить утро в постели. Усмехнувшись своему желанию, я отправилась под душ. Уже стоя под упругими струями горячей воды, сквозь шум, я услышала звонок в дверь.
Наверное, приехал Кенье. Больше я с утра никого не ждала. Я еще пару минут постояла под струями воды, давая возможность Николь забрать сумочку и выпроводить Роберта вон, потом вылезла, тщательно вытерлась полотенцем и накинула халат.
– Нико-о-оль, душ свободен. – Я вошла в комнату и застыла. С аккуратно заправленной кровати на меня смотрели Кенье, Николь и… Элен.
А вот и ответ… на вопрос кому еще помешал спать несостоявшийся муж Николь.
– Привет. – Я беззаботно улыбнулась. Кажется, Элен страдала от похмельного синдрома. Не мудрено столько выпить… Да и Кенье, хоть и выглядел безмерно довольным, тоже имел не самый свежий вид.
– Привет, Реб. – Поздоровался только Кенье. Элен промолчала.
– Я пригласила их позавтракать с нами. – Объяснила мне наличие гостей Ник.
– Ну что же… Давайте позавтракаем. Может быть, вы подождете нас в машине? А то комната одна, а нам бы одеться не помешало. Нет, я, конечно, могу ехать и в таком виде, но вот Николь точно будет против. – Я просто излучала радость и довольство жизнью. И почему Элен морщится, как от зубной боли?
– А, да… Конечно. Элен, пойдем вниз? – Кенье подпрыгнул и подал ей руку. Она проигнорировала протянутую им руку, так же молча, встала и вышла.
– Кажется, кто-то не выспался. – Лукаво рассмеялась Николь. – Ты одевайся, а я в душ. Кстати, одежда под кроватью. Я успела ее туда запнуть.
– А зачем вообще было их приглашать? – Я пошла следом за Ник. Просунув голову в дверь, я, с каким-то странно жгучим удовольствием, наблюдала, как она подставляет стройное тело под струи воды.
– Если бы он был один, я бы его отправила восвояси. Но он же не предупредил, что приедет не один. Ты лучше спроси у него зачем он потащил ее наверх, почему не оставил в машине?
Потому что она не осталась. Захотела увидеть все сама.
– И вообще, закрой дверь – дует. Давай или ко мне или иди – одевайся. – Она чуть брызнула на меня водой.
– Пойду одеваться. Иначе завтрак, который уже обед, перетечет в ужин. – Я закрыла дверь.
Вот и все Элен. Теперь уже точно все. Правда?
Тук-тук – отозвалось сердце.

17
Но ведь не так, сильно сейчас…
Отвечаю шепотом.
Прошлый раз, Вы помните?
Все приходит с опытом…
– «Жюлли» согласились с предложенной концепцией. Предлагаемый нами логотип требует небольших доделок, но сегодня к обеду будет утвержден окончательный вариант. Предлагается несколько слоганов к новой марке. Просмотрите их, пожалуйста, до обеда…
– Хорошо Майя, после обеда зайдешь ко мне – обговорим подробнее. И захвати с собой варианты логотипов.
– Сегодня очередная встреча с представителями «Илон». Их не устроила наша модель, они хотят предложить свою девушку. Не знаю, что там получится в итоге, но я прослежу, чтобы это не выпадало из общего настроения. В противном случае, нам придется разорвать контракт. Они просто не управляемы…
– Разрывать контракт вам никто не позволит. В любом случае «Илон» должны остаться довольны, но и наш имидж не должен пострадать. Работайте.
– Счета и фактуры за последний квартал…
– Подпишу в первую очередь.
– Деловые предложения…
– Отдайте Юлии, пусть тренируется отсеивать зерна от плевел.
– План работ на следующие три месяца…
– Займусь им сразу после фактур. Так-так… Что у нас с «Дель-Мар»? – И сразу стало тихо. Я прищелкнула языком. – Ладно, все свободны… Кенье, а ты останься…
– Что происходит Роберт? – Задала я вопрос, когда все ушли. – Уже месяц, вы топчетесь на месте. Никаких движений. «Дель-Мар» давно пора закончить и идти дальше. У Дюпона есть для тебя следующий проект, но тебе его не видать, пока ты не разделаешься с этим журналом.
Он переплел пальцы под подбородком и задумчиво посмотрел на меня.
– Ты не поймешь… а когда поймешь просто линчуешь меня. – Мрачно подвел итог Кенье.
Чего-то он не договаривает…
– Помощь нужна?
– С чего бы это вдруг ты такая добрая? – подозрительно спросил он.
– Хорошее настроение. Это, знаешь ли, самое лучшее лекарство. Ладно, рассказывай, на чем вы застопорились. Давай уже разрулим ситуацию, и забудем про нее.
– Я не хочу, забывать… Реб…
– Кенье, ты, что мне сейчас официально заявляешь, что ты сам тормозишь сдачу проекта?
– Да, – он посмотрел прямо мне в глаза. А он почти прав… Может, действительно пристрелить его?
– Почему?
– Потому что, как только я проведу презентацию Элен исчезнет из моей жизни… А я… – он в отчаянии провел пальцами по волосам взъерошив их. – А я уже не могу без нее. Понимаешь?
Слабак.
Я подавила в себе желание произнести это в слух, и поинтересовалась:
– Ты именно это скажешь Дюпону на завтрашней летучке, когда он будет драть тебе уши за то, что еще не выпил шампанского на презентации «Дель-Мар»?
– Не язви…
– Роберт… Ты считаешь, что она спит с тобой исключительно из любви к искусству? С чего ты взял, что она перестанет это делать после презентации?
– Она не спит со мной. Вернее больше не спит… А совсем правда – это было только один раз… После презентации «Крисмо», – он сидел передо мной такой потерянный, такой жалкий, что у меня засосало под ложечкой.
Неужели я когда-то выглядела так же?
– Я почему-то думала, что у вас отношения… – растерянно протянула я.
– Нет у нас никаких отношений. Реб, что мне делать, а?
– Выпить. А потом взять себя в руки и закончить то, что должно быть закончено. Понимаешь меня? Или ты готов положить к ее ногам свою карьеру?
– Не знаю, – потеряно прошептал он.
– Кенье. Или домой, выпей, и подумай обо всем. Только не так, как ты привык это делать, а основательно. Похоже, что пришла твоя пора вырасти. Ты засиделся в смазливых мальчиках, а пришло время становится взрослым мужчиной.
– Она сегодня приедет… вечером. Я должен быть тут.
– Я проведу встречу. Не беспокойся. Ты никому ничего не должен, кроме меня и Дюпона, разумеется. Все. Теперь иди. Иначе я пожалуюсь Анри.
Вот как… Отношений нет…
Переспала с ним из… из чувства мести, потому что напридумывала себе того, чего на самом деле не было.
А ты? Ты лучше?
Ты же все знаешь… Все понимаешь… Видишь ее насквозь. Все ее ужимки и секреты… Все слова, которые спрятались в уголках губ… ты же могла это все остановить, но не сделала этого…
Потому что она никогда не признает…
Я нажала кнопку селектора:
– Ник, зайди, пожалуйста, ко мне.
Она появилась через секунду. Плавно, по-кошачьи, вошла в кабинет, и привычно повернула ключ на два оборота. Так же соблазнительно она подошла ко мне и, отодвинув мое кресло, села на стол прямо передо мной. После этого, она взяла мое лицо в ладони и поцеловала меня долгим глубоким поцелуем.
Иногда мне становилось немножко страшно. В милой смешливой девочке, я открыла дикую страстную женщину. Готовую на все, для того чтобы соблазнить. Потерявшую вообще всякий стыд. Да и я ничем не отличалась от нее. Частенько, закрыв дверь в кабинете, мы предавались дикому безумному сексу прямо на рабочем столе, или в приемной, если не успевали дойти до моего кабинета, или в машине…
Правда потом возникало неприятное чувство, что я использую ее, для того чтобы…
Чтобы быть спокойной…
Секс с ней выпивал все силы, выжимал меня до капли, не оставлял сил думать… И мне это было на руку… Но что будет потом… Когда это пройдет?
Эти мысли я тоже исключала посредством секса с Николь…
– Солнышко, – с величайшей осторожностью я прервала поцелуй. – Николь?
– Ммм? – Она стала нежно прикусывать мне кожу на шее, от чего озорные мурашки весело побежали у меня по телу, растворяясь где-то в районе живота. А ее руки уже проникли под мою блузку и пальчики нежно-игриво царапали мою кожу.
Господи, она меня с ума сведет…
Я притянула ее к себе поближе, и мои руки нырнули под короткую юбочку и легко погладили внутреннюю сторону бедра.
– Солнышко, я хочу чтобы ты позвонила Роа, и предупредила, ее, что Кенье не будет, и встречу проведу я… – Прошептала я ей на ухо, чувствуя себя сволочью.
Николь замерла, и ее руки тут же исчезли из-под моей блузки.
– Ты для этого меня позвала? – Она оперлась руками о стол, и чуть откинувшись назад, смотрела на меня с каким-то непонятным мне подозрением.
– Ну, ты все еще мой секретарь. – Лениво промурлыкала я, чуть касаясь пальцами поглаживая ее бедра.
– Да, но почему ты не можешь сама позвонить ей? – Выдохнула она, прикрывая глаза от удовольствия.
Господи, как быстро она возбуждается…
– Ну, я хочу, чтобы это выглядело официально. – Я занялась пуговицами на ее белоснежной блузке, чувствуя, как ее возбуждение накрывает и меня.
– Господи, Реб, что ты творишь со мной… О-о-ох – Выдохнула она, когда мои губы ощутимо придавили сосок через тонкую ткань лифчика. – И вообще почему ты сама вдруг… Занимаешься… этим… снова…
– Потому что, – шептала я, чуть прихватывая губами нежную кожу. – Потому что Кенье нужна моя помощь.
– Т-ты… потом… расскажешь это… мне еще раз? Бо-о-о-оже… – Простонала она, когда мои пальцы легко скользнули по ткани трусиков, отодвигая их в сторону.
– Обязательно, солнышко. А теперь иди сюда…
Я приподняла ее и легко пересадила к себе на колени, впиваясь жестким поцелуем в податливо открытые губы.
– Когда-нибудь, нас точно застукают. – Николь, чуть отдышавшись, поправляла свою одежду.
– Ну и пусть. Ты такая красивая… сейчас. – Я откровенно любовалась женщиной. Чуть встрепанная, дыхание все еще сбито, сердце наверняка стучит так, что шумит в голове, блестящие, яркие и безумно глубокие глаза, в которых с недавних пор поселилось сыто-довольное выражение – она вся была просто великолепна!
– Так, что ты там говорила насчет Элен?
– Позвони ей, и предупреди, что Кенье не будет, а встречу, которую проведу я, переносится на шесть вечера. Нет смысла болтаться в офисе, когда дома нас ждут более приятные дела.
– Если она придет в шесть, то я успею сходить к парикмахеру? Вы будете сидеть как минимум часа два…
– Ты хочешь постричься?
– Нет, глупая. Просто хочу привести себя в порядок. Когда встреча закончится, просто заедешь за мной к моему мастеру. Хорошо?
– Договорились. Николь! – Окликнула я ее, когда она уже почти вышла. – Не забудь сообщить мне, о том, состоится встреча или нет. А то вдруг мадмуазель Роа передумает.
– Хорошо, мадмуазель Рейли.
Почему она так меня назвала? Причина может быть только одна. Я лихорадочно пригладила волосы и поправила блузку. Потому что эта причина уже появилась на пороге моего кабинета – Дюпон.
– Доброе утро, Ребекка.
– Доброе. Присаживайся. Кофе?
– Нет, спасибо. Я ненадолго, – но все-таки он прошел и сел в кресло.
Сейчас мне больше всего хотелось расслабиться, а не думать о том прилично ли выгляжу, и не достигает ли Дюпона запах Николь, оставшийся на моих пальцах? Лично я чувствую его просто на отлично…
– Ты можешь мне сказать, когда планируется презентация «Дель-Мар».
Вопрос не в бровь, а в глаз. Интересно, он, когда сексом занимается, тоже обходится без предварительных ласк?
– Я как раз этим занимаюсь.
– Кенье топчется на месте. Дело в клиенте или в способностях Кенье?
– Черт!
– Мадмуазель Рейли? – Николь, как чувствует, когда мне нужна ее помощь.
– Да, Николь?
– Мадмуазель Роа подтвердила вашу встречу в шесть часов вечера, – сказав это, она исчезла за дверью.
– Вот видишь. Я этим занимаюсь. Все под контролем. Кстати, хочешь поучаствовать?
– Я бы с удовольствием, но у меня вечером семейное мероприятие. Так что без меня. Я надеюсь, что презентация будет очень скоро… – он встал и внимательно посмотрел на меня. – Я знаю, что с этим журналом что-то не так, то Кенье прикрывает тебя, то ты Кенье, а дело стоит на месте… В данной ситуации радует только одно – сплоченность команды в сложной ситуации. Но даже это не поможет, если «Дель-Мар» не будет презентован нашей кампанией. Это понятно?
– Более чем, Анри… Я не подведу. Будь уверен.
– Я рассчитываю на это, – сказав это, он стремительно покинул мой кабинет.
– И в самом деле, что не так с этим журналом? А Реб?
Мы решили пообедать с Николь в одном из ближайших кафе. Мы уже поели, и теперь неспешно пили крепкий чай.
– Да там черт ногу сломит, – со вздохом ответила я, возвращаясь мыслями к работе. – Кенье тормозит сдачу. Влюбился. Несет всякую чушь. Я сегодня его домой поэтому отправила. Наверное, мне опять придется плотно подключиться к работе. Дюпон рвет и мечет…
– Неужели Роа устояла против его чар?
– Устояла… – я задумчиво помешивала чай маленькой ложечкой.
– Не нравится мне эта Роа. И никогда не нравилась. Всегда когда она появляется, ты меняешься…
– Ерунда… Просто она тоже мне не особо нравится… – легко соврала я.
– Значит, вечером тебя ожидает парочка не очень приятных часов в ее обществе, – она хитро улыбнулась. – Но зато ночью, я постараюсь все компенсировать.
– Звучит многообещающе, – я улыбнулась ей через силу. – Ладно, давай возвращаться в офис. Кстати, сразу по приходу вызови ко мне Майю, а документы я подписала и вычитала, забери их у меня на столе и верни Жан-Жаку.
День пролетел так стремительно, что я удивилась, когда Николь вошла в кабинет и предупредила, что уходит к парикмахеру, а Элен приедет через 15 минут. Легко поцеловав ее на прощанье и пообещав забрать через два часа, я закрыла за ней дверь и стала поочередно закрывать шторы на окнах. Вскоре кабинет погрузился в приятно-расслабляющий полумрак. После этого я села в кресло, и, включив настольную лампу, придвинула к себе синюю папку.
Еще днем, я позвонила Роберту домой и сквозь пьяный бред, который он нес, смогла выяснить, где лежит папка по «Дель-Мар». Но за целый день, у меня так и не хватило времени хотя бы краем глаза посмотреть, что там лежит. Что там лепетал Роберт? Обложка вроде готова, оформление внутренних страниц тоже, слоганы, логотипы, тексты… Я медленно перелистывала страницы. Это предположительные медиапланы, это подробное описание концепции… Поквартальные расчеты на первый год рекламных затрат… Разработанный дизайн сувенирной продукции… Даже список затрат на изготовление и последующие размещения… Все готово, на чем же смог застрять Кенье?

0

10

– Здравствуй Ребекка, – я вздрогнула и подняла глаза.
От ее вида у меня всегда перехватывает дыхание. А я уже отвыкла от этого за прошедшее время – мы же практически не пересекались. Ну, оно и понятно, я думала, что их роман с Кенье цветет пышным цветом и топила себя в Николь.
– Здравствуй. Проходи. Будешь чай?
– Да, спасибо.
Я поднялась и пошла в приемную, чтобы включить чайник.
– Тебе помочь?
– Нет, спасибо.
Я собрала сервировочный поднос и принесла его в кабинет. Чайник, заботливо ранее вскипяченный Николь, заурчал и выключился. Я принесла его в кабинет и разлила кипяток в чашки. Кинув себе в чашку пакетик с чаем, и, добавив к этому две ложки сахара, я пододвинула поднос к Элен и села в кресло.
Несколько минут мы молчали. Элен медленно помешивала чай и поддерживала мое молчание. Так странно… Еще совсем не давно, я думала, что сойду с ума оставшись с ней наедине… А теперь… Я выжата до капли… Эмоций почти не осталось. Но как же хорошо с ней молчать… и как же тяжело молчать с ней в одном помещении… Она выглядит такой уставшей… Глаза, еще не так давно горевшие огнем почти погасли… Она устала… Вымотана также, как и я…
Биться у нас уже не было сил, и мы молчаливо решили прийти к общему знаменателю…
– Элен… Это папка по твоему журналу, – нарушила я молчание, придвигая папку к ней. – Я просмотрела, там все материалы.
Элен взяла папку со стола и стала внимательно ее просматривать.
– Все готово в работу. Можно запускать пилотный тираж и начинать разрабатывать план презентации. Нужно составить список приглашенных гостей, решить будет ли это открытая презентация для всех, или закрытая вечеринка для избранных, утвердить количество и форму сувенирной продукции, может быть, будут вип-гости. Обдумать и согласовать журналистов, и вообще решить будет ли телевиденье, и какому каналу вы отдадите предпочтение, радио и газеты…
Она ничего не говорила, лишь кивала, соглашаясь со мной. Мне отчетливо казалось, что она не слушает меня.
– А какой, кстати, будет пилотный тираж?
– А? – она подняла на меня глаза, а моя душа рванулась навстречу этому усталому взгляду. Я поймала ее за хвост и мысленно приказала не дергаться.
– Пилотный тираж сколько экземпляров? – повторила я вопрос.
– Не большой. Около пятисот экземпляров. Мы не планируем выпускать первый номер в продажу. Для широкой публики журнал будет доступен со второго номера, – она отложила папку. – Все эти вопросы мы решим сегодня?
– Ну что ты… – я покачала головой. – Сегодня мы набросаем общий план. Копии папки у меня нет, я сделаю ее завтра и передам тебе с курьером. А вечером, если тебе удобно, встретимся и проработаем некоторые детали плана по презентации.
– Хорошо.
– Тогда начнем? – я положила перед собой белый лист и взяла карандаш. – Пункт первый – сувенирная продукция. К завтрашнему вечеру ты успеешь накидать примерный список гостей? Мне нужно будет знать – какую сувенирку мы будем штамповать и в каком количестве. Будут ли именные приглашения… Элен? Ты меня слушаешь?
Девочка, я тоже очень и очень устала. Но я очень сильно прошу тебя – возьми себя в руки. В конце – концов, разве это не ты настояла на том, чтобы именно я работала с тобой?
– Что? Да… я постараюсь завтра составить список…
– Продолжаем? – я съежилась под ее отсутствующим взглядом.
– Да-да… продолжай.
– Пункт номер два…
За два часа мы успели накидать примерный план по презентации. За все это время мне удалось добиться от нее всего лишь пару слов.
– Элен, может еще чаю? Кстати можешь курить, если хочешь… Сейчас попробую найти тебе что-то вроде пепельницы, – я взяла чайник и ушла в приемную. Вот блюдце… вполне подходящая пепельница. Включив чайник, и вооружившись блюдцем-пепельницей, я вернулась в кабинет. Элен сидела все в той же позе, даже не пошевелилась ни разу за все это время.
– У тебя что-то случилось? – спросила я ее. Ставя перед ней пепельницу, я невольно наклонилась, и посмотрела на ее лицо.
– Да… Я кое-что потеряла… – из-под прикрытых век скатились две слезинки, оставив мокрые дорожки на бархате щек. Не успев подумать, я протянула руку и стерла одну из них. От моего прикосновения она распахнула глаза и в них я увидела свое отражение…
Все… Я опять пропадаю…
Так близко… Так близко…
– Р-реб? – ее тихий шепот привел меня в чувство.
– Из-звини, – моя рука безвольно упала. Я выпрямилась и отошла к окну.
– Все хорошо. Просто я очень устала. Закончим на сегодня?
– Хорошо, – тихо согласилась я. – Завтра в шесть? Или тебе нужно больше чем один день?
– Ты так торопишься… Кенье совсем не торопился…
– Меня подгоняет Дюпон… Грозит всеми карами, если я вскорости не проведу презентацию твоего журнала, – я повернулась к ней.
Внезапно меня захлестнула злость.
А ты знаешь, почему не торопился Роберт? Ты вообще знаешь, что ты делаешь с людьми?
Я подавила в себе волну негодования.
Глупо так думать… И еще глупее складывать вину за чьи-то чувства на нее…
Не виновата она в том, что вот такая… И я не виновата… И никто не виноват…
– Мне хватит дня. Если нет, я сообщу тебе об этом ближе к вечеру. Хорошо?
– Да. Тебя подвезти? – машинально поинтересовалась я.
Черт! Мне же нужно забрать Ник…
– Если не трудно.
Ладно, отвезу Элен и вернусь за Николь.
Почему-то мне не хотелось, чтобы они опять пересекались.
Она встала и вопросительно посмотрела на меня.
– Подожди минутку, – я положила план презентации в папку, папку сунула в ноутбук и закрыла его. Взяв ноутбук под мышку, я протянула руку и выключила лампу.
– Выход найти сможешь? – тихо спросила я.
– Думаю да, – она сделала шаг вперед и тут же наткнулась на кресло. – Ай!
– Подожди, – я знала свой кабинет как свои пять пальцев, и без труда передвигалась в нем даже в полной темноте. Совсем не думая о последствиях и движимая только одним желанием – помочь Элен, я сделала три шага и взяла ее за руку.
– Пойдем. Иди за мной, и я обещаю вывести тебя отсюда в целости и сохранности.
В ответ холодные пальцы легко пожали мои.
Бам-бам-бам-бам. Сердце застучало о ребра. Все внутри меня затрепетало…
Господи, да пропади оно все пропадом…
Я ответно ласково сжала тонкие пальчики Элен и пошла к выходу.
Я шла на автопилоте, потому что все мои чувства, все мои ощущения сосредоточились в моей руке. Пальцы Элен жгли мою руку, как клеймо…
Николь… Николь… Николь… Помни про Николь… Я твердила это имя про себя, как отчаявшийся грешник – молитву, понимая, что возможно слова никогда не дойдут до того кому они предназначены.
Выйдя из кабинета, я обернулась, чтобы закрыть дверь и, конечно же, наткнулась на Элен. Сердце стучало так, что каждый его удар о ребра отзывался разноцветной радугой в прикрытых глазах.
– Что ты д-делаешь? – она в страхе отпрянула, почти впечатываясь в кожаную обивку двери.
– Мне нужно закрыть дверь, – с трудом разлепляя губы, прошелестела я. Элен подвинулась в сторону, открывая мне доступ к замку.
Неужели ты думаешь, что я вот сейчас же накинусь на тебя? Хотя, да, правильно думаешь… Могу и накинуться. Но что потом? – думала я, также по привычке запихивая ключ в секрет замка и судорожно пытаясь повернуть его.
Черт! Не до конца засунула… Еще раз…
Замок с легким щелчок закрылся.
– Прикрой глаза, сейчас будет свет. – Предупредила я, в пару шагов преодолевая пространство приемной.
Свет, он отрезвит… Немного остудит твою больную голову…
Я рванула дверь на себя, полной грудью вдыхая воздух… Как будто после затяжного погружения под воду…
Сдержалась… Не сдалась… Молодец…
– Пойдем?
Элен, как сомнамбула вышла из приемной и прислонилась спиной к стене. Похоже, что ныряла не только я. И неизвестно, кто из нас двоих нырял глубже…

18
Совсем без приключений я довезла Элен до дома.
В состоянии совершенной прострации, я забрала из салона Ник, даже смогла сделать ей комплимент, хотя особых изменений в ее внешности не заметила. Но надо же было что-то сказать. Разговаривать совершенно не хотелось. Впрочем, как и двигать руками и ногами. Мозг, казалось, вообще был в трансе, и совершенно лениво отдавал команды тяжелым рукам. Я смотрела прямо перед собой, но не видела дороги, не слышала машин… Я видела перед собой ее лицо… такое уставшее и такое родное… И в то же время такое далекое от меня. Она сказала, что что-то потеряла. Это точно не относилось к Кенье… тогда что? Или кого?
– Реб! Ты что делаешь?! – очнулась я от вскрика Николь.
Черт! Я резко нажала на тормоз, останавливая машину в каких – то пару дюймах от автомобиля, который выезжал на перекресток справа. Водитель возмущенно посигналил и поехал дальше.
– Ты сбиралась проехать на запрещающий сигнал светофора?! – возмущенно поинтересовалась Ник, указывая пальцем на светофор.
– И что? Это преступление? – Равнодушно поинтересовалась я. – Может я устала и тороплюсь домой.
– Рисковать жизнью, ради лишних десяти минут нахождения дома это просто верх идиотизма, – пробурчала Ник.
– Ну, извини, солнышко, – я примирительно похлопала ее по коленке. – Постараюсь больше так не делать.
– Чокнутая, – буркнула Николь в ответ.
– Вовсе нет, просто устала, – я, сбавила скорость, подъезжая к дому.
– Вы хоть о чем-нибудь договорились с Роа? – спросила Ник, выходя из машины.
– Да, – я закрыла дверь автомобиля и пошла к подъезду.
– Пришли к общему решению? – опять спросила Ник, снимая обувь.
– Да, – ответила я, сваливая ноутбук на тумбочку в прихожей.
– Чай будешь?
– Да.
Лечь на кровать лицом в подушку и уснуть.
И не думать… Не думать… Не думать…
Мысли, как острые иголки. Много-много-много маленьких мелких острых иголок…
– Подарить тебе слоника?
– Да… Что???
– Доброе утро. Наконец-то очнулась. Я уже думала, что ты забыла все слова, – Ник стояла в халатике посередине комнаты, и, лихо подбоченившись, грозно смотрела на меня.
– Извини… А зачем мне слоник? – я решила свести все к шутке.
– Мое дело подарить, а что с ним делать это ты уже будешь решать сама, – она подошла к кровати и села рядом со мной, положив руку мне на плечо.
Есть только один способ изгнать все мысли. Только для того чтобы воспользоваться им нужно прогнать усталость и нежелание воспользоваться этим способом.
Я посмотрела на Ник.
Ведь поможет же… Поможет… Точно…
– А знаешь, – я перевернулась, и, обняв податливое тело, опрокинула Николь на кровать. – Подари мне слоника. Только, чур, сиреневого.
– Господи, а зачем тебе сиреневый слоник? – она изловчилась и повернулась ко мне лицом.
– А это я буду решать сама. Твое дело – подарить, – коварно рассмеялась я.
– Надеюсь, все, что ты с ним сделаешь, будет в рамках приличия, – улыбнулась она, нежно целуя меня в губы.
– Боле чем, дорогая… Ведь для всех неприличных дел, есть ты.
– Нахалка…
– Да… Я такая…

19
Работа над журналом сдвинулась с мертвой точки. Почти каждый вечер мы с Элен засиживались до позднего времени в моем кабинете. Дюпон был доволен. Кенье ходил с мрачным видом умирающего фазана, но и близко не подходил к проекту «Дель-Мар». Николь нервничала, и все чаще пеняла мне, что работая с журналом (а точнее с этой противной Роа) я совсем забыла про нее.
А я действительно забывала про все на свете, стоило только с утра вспомнить, что сегодняшний вечер проведу в кампании Элен. Я старалась не думать о скором окончании работ. Просто брала от момента все что могла. Старалась не усложнять ей жизнь своими эмоциями, и переживать их тихо-тихо в самом дальнем и темном уголке своей души. Чувствуя это, она заметно расслабилась, и теперь вела себя также бойко, как и когда-то давно. Иногда мне казалось, что мы заключили молчаливое перемирие, и, не сговариваясь, решили не усложнять жизнь друг другу.
Постепенно утряслись вопросы с пиар-акцией. Запустилась реклама. Составилась программа, были набраны и отпечатаны приглашения. Работа подходила к своему логическому завершению.
Наверное, впервые в жизни меня мало интересовал вопрос «а что будет потом», точнее не интересовал вовсе. Я жила здесь и сейчас.
Этим вечером, и прошлым и будущим.
Всего лишь вечер.
Но вечером я увидела непонятную грусть в глазах Элен. Непонятную и пугающую настолько, что я даже не решилась спросить что случилось. Просто сделала вид, что не заметила. И через какое-то время, я уже даже подумала, что мне показалось. Сегодня мы просматривали отчеты о затратах. Подводили баланс и согласовывали количество приглашенных людей.
– Ты мучительница! Хоть бы чаю предложила! – Элен встала и изящно, как кошка, потянулась.
– Зачем? Ты еще сок не допила! – возмутилась я, отрываясь от отчета, и возмущенно тыкая пальцем в пакет сока.
– Вредина, – она озорно показала мне язык. И снова в глазах появилась грусть, но она быстро отвернулась и спрятала глаза. Я смотрела, как она подошла к окну и сев на подоконник с наслаждением затянулась сигаретой.
– А ты никогда не думала, о том, чтобы бросить курить? – так, между делом спросила я ее, кидая взгляд то на нее, то на бумаги, лежащие передо мной.
– Нет, – спустя какое-то время отозвалась она. – А зачем? Я курю сознательно, и получаю удовольствие от сигарет, – она выпустила колечко дыма.
– Фу, как пошло, – поморщилась я. – Похожа на портовую девку.
– Да-а-а-а? – она неожиданно развеселилась. Спрыгнула с подоконника, и, держа сигарету в зубах на манер морячка, приняла вызывающую позу. – А портовые девки носят офисные костюмы? Или их юбки сильно отличаются от моей? Интересно насколько? – Она двумя пальцами приподняла строгую юбку. – На столько? Или нет, наверное, настолько. – Она подняла юбку еще выше, обнажая край ажурного чулка.
Я сглотнула слюну.
– Ты выглядишь пошло, – выдавила я из себя.
– Неужели все настолько плохо? – казалось, непритворно огорчилась она. – Ну и ладно, зато главред из меня отличный! – Улыбнулась она, щелчком посылая сигарету в открытое окно.
– Или сюда, главред. Тут нужен твой автограф, – позвала я ее, указывая взглядом на стопку бумаг.
– Вредина, – вздохнула Элен, подходя к столу и взяв в руки ручку, погрузилась в подписание.
С каждой минутой, я чувствовала усталость Элен все сильнее и сильнее. Было ощущение, что она что-то хочет мне сказать… или показать… А я все не понимаю и не понимаю… И от этого она устает… Что-то такое в ее глазах… В жестах… В плечах, опускающихся все ниже и ниже, как под тяжелой ношей.
– Ну, вот и все. – Она выпрямилась и посмотрела мне в глаза. Прикусив нижнюю губу, она как-то криво улыбнулась.
Все… Все?… То есть как все?
Мысли заметались в голове как стайка спугнутых птичек. Отчаянно я пыталась зацепиться ну хоть за что-нибудь. Окончательный список гостей? Журналисты или телевиденье? А какой канал? А текст для сообщения прессе? А… а… а какое шампанское будут подавать…
Я с трудом подавила нервный смешок…
Вот что она хотела сказать… А я совсем забыла…
Сегодня последний вечер…
– Д-да. Все. – Я до боли сжала зубы. Элен опустила взгляд, на свои руки, старательно пряча от меня грустную дымку глаз.
Теперь все было просто. Завтра встреча с Дюпоном, поднятие бокалов за приятную и плодотворную работу…
Как бы умереть завтра с утра?
… потом презентация… торжественная часть… часть деловая… шампанское… ресторан для команды «Сен-Дени»… и все…
Господи, я столько не успела сказать… Столько не успела сделать… Так мало времени провела с тобой… Не имея права даже на эту толику времени… не имея права сказать и половины слова из всех тех слов, которые бы хотела сказать…
И я промолчала…
Теперь можно начинать упрекать себя, за то, что ничего не сделала…
Элен тем временем положила ручку на стол и взяла в руки сумочку, приготовившись уходить.
Как бы удержать время? Как бы оттянуть момент расставания? Может… Откажет… Но если попробовать?

0

11

Я набрала полные легкие воздуха, как перед глубоким погружением под воду:
– Мы сегодня рано закончили… и еще не так поздно как обычно, может, поужинаем, если у тебя нет других планов? – фууууух, выдох. Аж голова закружилась…
Что бы хоть чем-то занять руки, и спрятать горящее лицо, я кинулась сгребать бумаги на столе в стопку.
– Спасибо, я не голодна…
Ну, вот видишь. Она не голодна. Да и в меня сейчас не полезет еда.
– Может, просто… прогуляемся? – еле слышно предложила Элен.
Мои руки, собирающие листки в стопку замерли лишь на мгновение. Может мне показалось? Я подняла глаза на Элен, она нервно теребила ремешок от сумки и все так же старательно прятала глаза.
– Отлично. Полезно иногда дышать свежим воздухом, – ответила я невозмутимым голосом, выравнивая собранные листки о стол. – Или ты предпочитаешь прогулку на автомобиле?
Конечно, прогуляемся! Господи, да пойдем хоть на край света, лишь бы эта дорога не заканчивалась никогда!
– Поедем на набережную?
– Левый берег или правый? – спросила я, убирая стопку бумаг в стол, и доставая ключи от офиса.
– Правый… – улыбнулась она.

20
Мы ехали молча. Но тишина не была обычно-напряженной. Это была тишина двух авантюристов, которые волею судеб оказались в одной лодке. Тишина, принадлежащая двум людям, которые ехали куда-то вместе, но каждый за своим. И со своими мыслями. И поэтому она не тяготила.
Я остановила машину и, обойдя ее кругом, помогла выбраться из нее Элен.
Так же молча, мы спустились к реке.
Неспешно вымеряя набережную Сены, я уже не давилась ощущениями. Я слишком отчетливо начинала понимать, что это конец. И шла, как по эшафоту, ожидая, что в любой момент палач приведет приговор в исполнение.
Так бездарно потратить время… Господи, как же порой люди бездарно тратят время… Казалось бы вот, то что ты ощущаешь – время – но почему-то так часто случается, что ты совсем не замечаешь, как оно ускользает…
Но с другой стороны, что можно сделать, если человек сам не знает что ему нужно? Если человек принимает то одну сторону, то другую… Ты можешь метаться вместе с ним, радуясь, когда он на твоей стороне и проклиная судьбу, когда он уходит… Но постепенно ты сгораешь… И разница сторон уже не несет эмоций… Вообще никаких… А когда не остается эмоций, можно смело сказать, что временно ты мертв. Душевно мертв, что самое занимательное… Тело-то живет… Наверное…
– Элен… – она резко остановилась, и я почти наткнулась на нее. Чтобы не упасть, мне пришлось ухватиться за нее руками.
– Что?
Установив равновесие тела, но не души, я убрала руки. Теперь она стояла прямо передо мной, и, чуть приподняв голову, смотрела мне в глаза. От внезапно вспыхнувшего желания поцеловать ее, потемнело в глазах.
И поцелую… Что мне мешает?
Сердце замерло на миг, но сразу же разразилось дробью болезненных ударов в ребра. Жгуче-горячая волна непонятного чувства разлилась по всему телу, наделяя руки тяжестью, а ноги свинцом. Страх… Непонятный и всепоглощающий. Блокирующий разум и все остальные эмоции.
Только ее отказ… может помешать мне.
Или ее нежелание…
А что будет больнее?
– Я хочу поцеловать тебя, – сердце ухнуло вниз, но тут же, как птица взлетело вверх и затрепетало в горле, мешая дышать.
Элен опустила голову.
Мне показалось, что я стою на самой высокой точке земного шара, каким-то нечеловеческим усилием, мне удается сохранять равновесие, но я понимаю, что это не на долго.
Сколько раз я еще буду падать без крыльев? А к этому возникает привыкание?
Непонятный страх растворился, но вместо него стала подниматься какая-то безысходность. Понимание, что вот сейчас мне будет уже все равно, и не страшно и почти не больно.
Оттолкни меня, и я умру. В секунду…
Отвернись и я пойду и спрыгну с небоскреба… потому что в этой жизни у меня не останется ничего…
И мне уже не страшно. Покажи мне свои глаза, и я пойму – стоит ли мне жить и верить.
Ну, посмотри же на меня!
Или нет… Молчи! Не смотри!
Нет. Смотри. Говори.
Пусть я или умру или буду жить.
Пусть… как шаг…
– Ненужно, Реб, – усталым и каким-то безжизненным голосом ответила она.
БАЦ! Удар под дых. Сердце замерло… или умерло… Нет… просто пропустило удар…
– Элен… Я хочу… – мне больше нечего терять.
Пусть топчет… что угодно за одну секунду…
– Не хочешь, – тихо, но как-то безумно убежденно ответила она.
– Что ты несешь? – ошарашено выдохнула я.
– Прекрати это! – ее голос вдруг зазвенел над темной водой Сены. – Я тебя очень прошу, прекрати! – она вдруг, не сдержавшись, всхлипнула.
– Хорошо… Хорошо, только успокойся… – волна эмоций схлынула так же внезапно, как и накатила, оставив после себя только один вопрос. – Объясни мне, что происходит? Элен?
– Ни черта не происходит, Реб, – Элен глубоко вдохнула, успокаиваясь. – Все хорошо. Я поехала домой. Спасибо за прогулку. – Она развернулась и быстро ушла.
Я осталась одна.
Удивленная, непонимающая, с тысячей и одним вопросом. Я готова на что угодно, я буду молчать и вообще не скажу ни слова…
Только объясните мне, что происходит??? Кто-нибудь может сделать это чудо???

21
– Я надеюсь увидеть всю команду на завтрашней презентации, – Элен обвела взглядом людей, сидевших перед ней, одаривая каждого, даже меня, лучезарной улыбкой.
– Разумеется, мадмуазель Роа, – Дюпон расплылся в улыбке. Сейчас он напоминал кота, сожравшего, как минимум, миску сметаны. Я с трудом удержалась от лицемерно-наигранного зевка – так хотелось стереть эту улыбку с ее лица.
Элен, тем временем еще раз всех горячо поблагодарила, Кенье при этом дернулся, как будто вместе с благодарностью она ткнула ему в бок оголенный провод, и положила в центр стола стопку приглашений. Потянулись руки, стопочку быстро разобрали. Но в центре стола осталось еще два конверта.
Если не взять конверт, это будет так по-детски…
Можно же взять, и не ходить…
Пойти в какой-нибудь клуб, взять с собой Ник… Выпить пару-тройку коктейлей, и дать ей наконец то чего она была лишена все это время…
– Э-э-э… Ребекка? Роберт? – я вывалилась из своих мыслей обратно в зал для совещаний.
– Извините, задумалась, – я легко улыбнулась, и двумя пальцами подцепила оставшиеся два конверта, один из которых сунула пасмурному Кенье, взглядом предупредив о невозможности театральных жестов сейчас. Он покосился на меня, но конверт взял.
Черт, ну скажите мне Кто-нибудь пару месяцев назад, что я буду поддерживать мужчину влюбленного в Элен и спать с собственной секретаршей, для того чтобы избежать мыслей об той же самой Элен – я бы покрутила пальцем у виска, настолько нереальной была такая ситуация. И вот нате вам – наслаждайтесь!
– Вот и замечательно. Значит, увидимся на презентации, – Элен еще раз улыбнулась и покинула кабинет. Я встала и ощутимо толкнула Кенье в плечо. Он послушно встал, и пошел следом за мной.
Оставшись со мной наедине, его все-таки прорвало:
– Черт тебя дери Реб!!! На кой ты мне подсунула это? – он широким и несколько театральным жестом кинул конверт мне на стол.
– Не вопи. У меня стены тонкие, – оборвала его я. – Ну а что ты хотел? Выставить себя еще большим дураком, только на этот раз перед Дюпоном??? Анри и так переживает: не случилось ли что-то серьезное? Я свой долг тебе вернула, когда прикрывала перед ним твою тощую задницу.
Я села за стол и задумчиво посмотрела на него.
– Я не хочу туда идти, – упрямо пробурчал Роберт.
– Господи, ты стонешь, как девственница в лунную ночь. Никто тебя не заставляет посещать презентацию «Дель-Мар», однако дуть губы перед начальством я тебе тоже не позволю. Что за детство? Неужели у тебя нет дел поважнее, чем презентация журнала? – с нажимом спросила я.
– Есть. Я могу пригласить на ужин твоего секретаря.
– А ну-да, ну-да… – пробормотала я, но вдруг смысл его слов дошел до меня. – Что?! Николь?!
– А что? Ты против? – поняв, что нет необходимости посещать неприятное место, Кенье заметно расслабился, и даже попытался найти отвлечение… Но почему Николь? Неужели у нее на лбу написано: «Помогаю забыть об Элен»?
– Э-э-э… Да нет, не против, – ну а что я могу еще сказать? – Только, что она тебе ответит. Я же не решаю за нее.
– Вот у нее и спрошу. И правда, она большая девочка, замуж не вышла, ей должно быть одиноко, после разрыва с женихом, – на этих словах Кенье, я чуть не поперхнулась. Ну конечно, ей жутко одиноко.
– И еще, Реб, – добавил он, почти скрывшись за дверью кабинета. – У меня не тощая задница!
– Засранец, – кинула я в уже закрытую дверь. Чудеса, да и только. И в самом деле, интересно, что скажет ему Ник? Скорее всего откажет, но только до того момента, пока не узнает, что я не собираюсь идти на презентацию.
Интересно, а что Николь связывает со мной? До этого момента, я как-то не задавалась этим вопросом. Была дружба, потом секс… А что вообще? Никаких признаний у нас не было… Обязательств тоже. Была забота, понимание… это как-то называют по-другому… Удобство… Да, именно так. Мне удобно с Николь… А Николь?
– Ребекка?
Я подняла глаза на открывшуюся дверь. Так и есть. Стоит… Вся такая смущенная, и такая красивая в своем, конечно же, наигранном смущении…
– Что тебе Элен?
– Ты же придешь на презентацию?
Что я там забыла?
– Это ведь и твой проект тоже. Неужели тебе не интересно?
Нет. Не интересно.
Элен смотрела прямо на меня. Мне показалось, что она произнесла все заготовленные фразы, и теперь мне придется отвечать.
– Я же взяла приглашение, – попыталась ускользнуть я.
– Так ты придешь? – настойчиво повторила вопрос Элен.
Нет, не приду. Я улетаю на луну, в другую галактику, у моего хомяка роды. А она все смотрела и молчала. Господи, ну что же ты так привязалась ко мне?
– Да, – сдалась я.
– Обещаешь?
– Элен. Я сказала «да», – почти рыкнула я.
– Хорошо, – мой ответ, кажется, удовлетворил ее. – Я буду ждать. – Вбила она последний гвоздь и закрыла за собой дверь.
Зачем ты будешь ждать? Для чего? Что ты еще задумала?
Эти и сто других вопросов повисли в воздухе, так и не обретя свое существование в звуке.

22
Шампанское, шампанское, шампанское…
Шампанское лилось рекой. Не успевал мой бокал опустеть, кстати, а какой это по счету? как услужливые и бесшумные официанты ставили передо мной новый. Вино уже разлилось веселящими пузырьками по всему телу, образуя в голове приятную легкость. Презентация шла своим чередом. Все было настолько банально, что становилось скучно уже после первых 20 минут присутствия. К счастью, скучно было только команде «Сен-Дени», которая повидала на своем веку немало подобных мероприятий. Все было торжественно, празднично, нарядно… и невыносимо скучно. Было бы чуть веселее, если бы пришла Ник, – подумала я. Но она, к немалому моему удивлению согласилась провести этот вечер в компании Кенье, а зная славу Роберта, можно было не сомневаться, что вечер плавно перейдет в ночь, а затем в завтрак. Бедняжка Ник, она целый день ходила вокруг меня, как лиса, не решаясь начать разговор. Пришлось ей помочь в этом деле.
– Какие планы у тебя на вечер Ник?
– Эм… – замялась она. – А у тебя?
– Как будто ты не знаешь, я сегодня иду на вечеринку «Дель-Мар», – я произнесла это как бы, между прочим, перекладывая бумаги из одной стопки в другую. – Поэтому и спрашиваю: хочешь пойти со мной или у тебя есть более приятные дела?
– Ч-что ты имеешь в виду?
Господи, мы еще не обменялись обещаниями, а уже пытаемся врать?
– Ник, я бы могла сказать, что-нибудь про салон красоты, но я точно знаю, что сегодня Кенье пригласил тебя поужинать.
– Ну, было дело.
– Хочешь – иди, – я подписала очередную бумажку и переложила ее в растущую стопку.
– Ты не будешь против?
– С какой стати мне быть против? Ты что Ник? – я отложила ручку и посмотрела на нее. – Если он тебе нравится, то почему нет?
– Ну… потому что… мы с тобой…
– Не мели ерунды, – перебила я ее. – Он же нравится тебе?
– Да, – Она улыбнулась, так открыто… так по – детски.
– Тогда желаю весело провести время, и, – продолжила я, поняв, что Ник собирается что-то возразить. – Не думай ни о чем, Ник. Мы подруги, я все знаю про тебя, ты про меня. Все нормально. Я пойму, если ты проведешь с ним ночь.
Николь покраснела.
– Ты иногда бываешь просто устрашающе прямолинейна.
Похоже это мой рок. Все женщины, которые вызывают у меня эмоции, спят с мужчинами.
– Иди, потом обсудим мою устрашаемость, – я снова погрузилась в бумаги.
Но в душе остался неприятный осадок, как будто я использовала Ник, и теперь очень рада возможности сплавить ее Кенье. Не по-человечески как-то. Осадок оставался весь вечер, так же как и неукротимое желание оправдать себя в собственных глазах. Но с другой стороны, она как-то и не очень-то огорчилась моему равнодушию. Неужели ей действительно нравится этот слизняк Кенье?
Почему бы и нет… Элен вроде разбирается в мужчинах… А может и нет.
А она была сегодня потрясающе красива: длинное жемчужно-серое платье, с открытым верхом плавно скользя, обнимало ее фигуру, выгодно подчеркивая округлости зрелого тела. Длинные волосы собраны вверх и уложены в высокую замудреную прическу. Девочка Элен превратилась в красивейшую женщину, жаль это произошло не на моих глазах, но все же… перемены в ней очень радовали глаз. Вот она разговаривает с репортером, кокетливо наклонив голову чуть набок, игриво касаясь его плеча и смеясь его шутке…
Все женщины, которые вызывают у меня эмоции, спят с мужчинами…
И от этого никуда не денешься.
Мне вновь поменяли бокал с шампанским. Похоже, пора заканчивать, иначе домой я уползу… ну, если буду в состоянии. А рядом никого нет, что бы «прикрыть мой позор». Вот этот допью, и все. Потому буду пить минеральную воду. А сколько там еще до окончания «приличного» времени?
– Я рада тебя видеть, – я вздрогнула, от прикосновения нежной женской ручки и шампанское пролилось на платье Элен, которая все-таки подошла поздороваться. Зря.
– Извини, – я обалдело, смотрела, как по жемчужному атласу расползается более серое пятно.
– Ничего, – она жалко улыбнулась. – Ты всего лишь испортила платье за пару тысяч долларов.
– Нужно застирать, – я поставила бокал на столик, и, схватив ее за руку, потянула к холлу.
– Реб, но у меня нет другой одежды, я что, по-твоему, выйду к гостям без платья? – слабо сопротивлялась она.
– Снимай! – приказным тоном, совсем ничего не соображая, скомандовала я, затаскивая ее в туалет и закрывая за собой дверь.
– Еще чего! – возмутилась она. – Ни за что!
– Тогда давай я отвезу тебя домой, и ты переоденешься. Будем считать, что это было задумано.
– Ты пьяна, – oна покачала головой.
– Всего пару бокалов шампанского! – теперь пришла моя очередь возмущаться.
– Перестань. Давай, я сама решу эту проблему.
– И как?
– Для начала мне нужно выйти.
– Иди. Тебя никто не держит.
– Ты. Ты стоишь у меня на пути.
Да. И я не уйду. Один раз я позволила тебе уйти, и не было ни одной секунды, когда бы я не пожалела об этом…
Элен подошла слишком близко ко мне. Ошибка это или нет, я уже не понимала. Мои руки сами обвились вокруг тонкой талии, притягивая ее к себе поближе.
– Р-реб… – прошептала она, как завороженная глядя в мои глаза.
– Молчи…
И мир перевернулся.
Что это такое, когда соединяется то, что казалось, не соединится никогда? Когда одно легкое прикосновение губ рождает пожар, который пожирает тебя изнутри? Когда ты пуст и полон одновременно? Когда все равно, что будет дальше…
В голове раздался ее один взрыв, когда сквозь угар, я поняла что, она отвечает!!! Отвечает на мой поцелуй!
Внутри пела туго натянутая струна, впервые за столь долгое время, она пела почти болезненно, но от ощущения непередаваемого блаженства. Где-то внутри меня настойчиво стучал маленьким молоточком разум: поцелуй не может длиться вечно, его придется прервать, хотя бы для того что бы глотнуть воздуха…
Не может… не может… не может…
Элен сдалась первая, ей не хватило воздуха, и она, прильнув ко мне всем телом, вырвала губы из жаркого плена поцелуя, жадно вдыхая спасительный воздух.
А я не хотела дышать… Вернее я хотела дышать только ей, а воздух…
Воздух это такой пустяк…
– Молчи… Пожалуйста молчи… – хрипло попросила я.
– Я так скучала… – этот полушепот полустон ворвался в мое сознание, разнося в клочья, в маленькие клочья, все мои убеждения и мысли. Как ураган, он пронесся по моему сознанию, вырывая с корнем и унося прочь всю сорную поросль в моей душе. Обнажая чувства до высшего предела.
– Давай уедем отсюда… – выдавила я из себя, чувствуя, что погружаюсь в нее всей собой.
Ее согласный кивок отозвался еще одним аккордом по натянутым струнам чувств. Господи, как прекрасен этот мир!!!
ЛЮДИ!!! Вы слышите, ОН ПРЕКРАСЕН!!!

0

12

23
Как две шкодливые школьницы, сбежавшие с уроков, взявшись за руки, словно боясь опять потерять друг друга, мы тенью скользнули к парковке.
Чертовы ключи никак не хотели попадать в замок, Элен мягко положила руку сверху на мою:
– Успокойся, давай мягче… – прошептала она мне в ухо, обжигая дыханием и доводя почти до обморока своим близким присутствием.
Ключ легко вошел в замок.
Ехать медленнее или быстрее? Как вообще можно вести машину, когда она рядом? Когда ее голова на моем плече, а дыхание щекочет кожу? Когда она так близко, что теряешь сознание от желания и от страха, что сейчас я проснусь…
Подъезд…
Лестница…
Поцелуй…
Ступеньки…
Поцелуй…
Эй, ангелы, это ли значит – любовь?
Дверь открылась сама. Теряя остатки разума, я снова привлекла к себе Элен:
– Скажи мне, я не сплю? – хриплый шепот в перерывах между жаркими поцелуями.
– Если спишь, то я сплю вместе с тобой… И я не хочу просыпаться…
– Поцелуй меня еще…
Все что угодно!!! Все для тебя! Мир, звезды, небо… Все, чтобы ты не пожелала…
Подкупала нереальность происходящего. Каждый короткий отрезок времени под острым, почти обжигающим страхом проснуться.
Как быстро распадается время… Годы на месяцы, месяцы на недели, дни, часы, минуты, секунды…без тебя. Здесь и сейчас и с тобой и мной… а потом миг… короткий… вспышка… закружило… мир исчез… на секунду… но он исчез… миг… и долой все… долой бессонные ночи… стерлись мгновенно воспоминания о боли и ненависти… и закружило… и как будто не было ничего… минус две тысячи дней… минус сорок тысяч часов… В клочья! В куски! А потом в маленькие кусочки… конфетти… ты и твои глаза… ты… ты и твои руки… Твой запах… Он немножко изменился за эти два с половиной миллиона минут… совсем чуть-чуть…
– Реб, господи… Я так скучала по тебе… так болело все… думала: умерло, но нет… все еще во мне…
Сладкая, сладкая, сладкая… какая ты сладкая…девочка моя… Я не могу ничего сказать… комок в горле мешает не то что говорить, даже дышать из-за него трудно… девочка моя… как я умирала без тебя все это время… господи, господи, господи…
Я просто стояла и обнимала ее, слушала ее бессвязный шепот, и чувствовала… Чувствовала как оживала и умирала одновременно… И ее губы… такие мягкие, такие родные… чуть солоноватые от слез… девочка моя, господи, не плачь… дай мне… дай собрать твои слезинки легкими поцелуями… дай вобрать в себя твое горе и твою боль… Ты так красиво улыбаешься… девочка моя, прости что меня не было рядом все это время… прости… сколько боли… девочка моя…
И все-таки время остановилось вновь. Где-то там, далеко, возможно даже в другом мире, жизнь шла своим чередом: летели самолеты, куда-то спешили автомобили, разговаривали, смеялись и плакали люди. Но в этой комнате время остановилось. Облака замерли на небосводе, чтобы не загораживать вид луне, которая украдкой, совсем краешком, подглядывала в темное окно комнаты. Не было звуков или малейших шорохов, здесь царила тишина, во всем своем молчаливом величии она окутывала незримо-плотным покровом двоих людей.
Что нужно человеку для счастья?
Мне показалось, или я знаю ответ на этот вопрос? Что есть мое счастье? Вот сейчас в этой комнате, я совершенно, абсолютно, бесповоротно и не обсуждаемо счастлива. Элен спит, уткнувшись в мое плечо.
Девочка… моя маленькая девочка…
А я… Я просто наслаждаюсь мигом. Мгновением длинною в ночь… В несколько часов… Все равно…
Что будет завтра? Есть ли у нас это самое завтра? Или это все мимолетнее, как сон… И все равно мне суждено проснуться… Готова ли я? Сколько у меня времени, что бы подготовится?

24
Где-то громко хлопнула дверь, и я отрыла глаза. Утро.
Откуда у меня наволочка в цветочек? Много-много сиреневых цветочков… Кажется, вчера я много выпила. И… мне приснилось… мне приснилось…
Я обвела глазами комнату, не веря своим глазам.
Рядом кто-то пошевелился.
Элен… Это ее светлая макушка, это ее плечо… ее рука… Это Элен… Значит это все не было сном. Но что будет теперь. Сейчас она проснется… Что будет теперь?
Теперь… теперь… теперь… Эхом отстучала кровь в голове.
Элен что-то сонно пробормотала и повернулась ко мне лицом. У меня захватило дух. Когда-то давно, наверное, в прошлой жизни, я вот так же любовалась ее лицом. Если успевала, ведь частенько, плутовка ускользала от меня до того, как я проснусь. Тоже совершенно непонятный мне страх. Хотя нет, почему непонятный. Несколькими минутами ранее я тоже хотела сбежать… Сбежать для того чтобы не… чтобы не…
– У тебя звонит мобильный.
– Что? – я вывалилась из своих мыслей прямо в ее открывшиеся глаза.
– У тебя звонит мобильный, – более внятно повторила Элен.
Я прислушалась. Да, точно.
«Ах, мой милый Августин» – заливался телефон. Это Ник. Наверное, хочет поделиться впечатлением от проведенной ночи. Тоже мне событие. Могла бы, и пощадить «брошенную любовницу», и избавить меня от подробностей. Моя услужливая фантазия немедленно заменит образ Ник, на Элен. Сомневаюсь, что это доставит мне удовольствие.
– Пусть…
Я смотрела на Элен, а она смотрела на меня и улыбалась. Что за перемена произошла в ней? Нет тени страха или неуверенности. Она просто улыбается мне, как будто мы уже сто лет просыпаемся вместе по утрам. А может быть действительно сто лет?
– Неужели тебе даже не интересно кто это? – сонно прошептала она.
– Нет… – я зачарованно протянула руку и легко прикоснулась к ее щеке. Мы не отрываясь смотрели друг на друга, как будто это могла что-то решить… для нас… за нас… или вместо…
Помню, что она первая потянулась за поцелуем ко мне. А мой организм не очень-то услужливо, и так же как когда-то давно, дал сбой – выключив мозг. Теперь не существовало ничего. Ни завтра, ни вчера, ни даже потом. Было только здесь и сейчас. Казалось нас вырвало из пут времени и зашвырнуло куда-то очень далеко… Туда где сердце почти не бьется, где прерывается дыхание и теряется значение воздуха. Там где твое «я», становится жидким медом, или адским огнем. Обволакивает, душит желанием прикоснуться друг к другу каждой клеточкой. И кружит… кружит… кружит…

25
– Какие планы на сегодня? – уютно устроившись в кольце моих рук, спросила Элен. Мы сидели на маленькой безумно домашней кухоньке, и пили самый вкусный чай в моей жизни.
– Думаю, мне все же нужно на работу, – ответила я, отставляя кружку подальше от локтя Элен.
– Жа-а-а-а-аль, – грустно протянула она, утыкаясь горячими губами мне в шею.
– Зато потом я буду вся твоя.
– Вся-вся? И на совсем?
– На совсем, – твердо ответила я.
– Хорошо, – Вздохнула она. – Можно мне заехать за тобой в офис вечером? Или это будет неприлично?
Да, а как это будет? Ладно Ник, я думаю она поймет… наверное поймет. А Кенье? Если ее увидит Кенье? Да еще и со мной? Да еще и вечером… Он меня придушит или просто будет орать, как раненый слон? Господ, вот дурочка. Никто не знает. Ни о чем. Кому какое дело куда я отправилась с главредом «Дель-Мара»? А вот Ник точно поймет… неудобно как-то…
– Конечно, это будет верхом неприличия, но я согласна.
– Какие жертвы… – съехидничала Элен. – Может быть, тогда просто встретимся где-нибудь и погуляем? Нельзя же все время проводить в постели.
Это было бы лучшим вариантом, но… можно оттянуть, но невозможно скрывать все время.
– Нет, солнышко. Я жду тебя вечером в офисе. И шагу не сделаю оттуда, пока ты не приедешь. Так что если я умру в офисе, ну например, от голода, это будет твоя вина.
– Думаю, твоя очаровательная секретарша не позволит тебе этого, – чуть ревниво произнесла Элен.
– Ник? Она мой друг.
Элен встала с моих колен и отошла к окну.
– И часто ты трахаешь друзей?
– Что? – я ошарашено смотрела в ее спину. – Я с ней не трахалась.
– Ой, ну прости. А как же это теперь называется? Любовь? Секс? Как? А как называется, то, что между нами произошло только что?
Я резко поднялась.
– Ты знаешь ответ на этот вопрос.
– Извини, я тебя не понимаю. То, что было между мной и Ник… это… ничего не значит.
– Как у тебя это легко получается, – Элен резко повернулась ко мне лицом. – Вчера Ник, сегодня я. Все просто, да? А завтра я найду тебя в объятьях третьей девушки?
– А как насчет тебя? – холодно спросила я. – С кем завтра будешь ты? А Николь, к твоему сведению, спит с Кенье! Так же как и ты.
Я повернулась и вышла из кухни. Что на нее нашло? Причем тут Николь? Я оделась и, не раздумывая, покинула свой маленький рай, в котором еще пару минут назад была готова умереть от счастья.

26
– При-и-и-иве-е-е-ет, – в дверях появилась Николь. – Где ты была всю ночь? Утром я тебе звонила, но ты не соизволила поднять трубку.
Я подняла на нее глаза. Боже, как она напоминает кошку слопавшую банку сметаны… Похоже, Кенье не терялся… Как быстро он утешился…
Кто бы говорил…
– Наверное, слишком крепко спала, – через силу улыбнулась я. – Как прошел вечер?
– То же самое я хотела спросить у тебя, – она обошла стол и присела на подлокотник моего кресла. Знакомый запах духов больше не вызывал желания, близость мягкого и податливого тела раздражала, даже больше чем солнечный свет. Я чуть отстранила ее, встала с кресла и подошла к окну.
– Ник, знаешь, я думаю ни к чему ходить вокруг да около. Ты знаешь обо мне больше, чем кто-либо еще, – я посмотрела на нее.
– И?
– Вчера я спала с Роа.
– Ого!? – Ник чуть не упала с подлокотника. – А я-то все думала, почему она так тебя раздражает. Оказывается все просто и женщины в этом вопросе мало отличаются от мужчин.
Ник улыбнулась. Я молчала.
– И что? Мне нужно устроить скандал? Или истерику? Или порадоваться за тебя? Извини, просто я ни разу не была в такой ситуации, но я чувствую, то, что ты говоришь это важно для тебя. Поэтому спрашиваю, как мне нужно реагировать. Чего ты ждешь от меня?
– Я просто хотела, чтобы ты это знала.
– Ой, Реб… Не ври а? Я же не дурочка кукольная. Этим ты хотела дать понять мне, что наши… э-э-э-э… отношения закончились. Но почему Роа?
– Могу спросить то же самое: почему Кенье? – я расслабилась. Ник она умница. Она все понимает.
– Ну, – Ник смутилась. – А почему нет? Он очаровашка и лапочка. Бабник, конечно, еще тот, но бабник не по призванию, а по велению души. Да и мне после Анжу совсем ни к чему постоянные отношения.
– Боже, Ник, я просто боюсь представить, что ты когда-то так же рассуждала обо мне.
– Ну что ты, – она снова хитро улыбнулась. – С тобой все было спонтанно и совершенно не продуманно, но, – она помолчала, – безумно хорошо.
– Лучше чем с Кенье? – помимо моей воли вырвалось у меня.
– Господи, Реб! – Николь заливисто рассмеялась. – Я уже начинаю думать, что ты ревнуешь! Сравнивать? Мужчину и женщину? Это глупо, по меньшей мере. А глупой меня назвать ну никак нельзя.
Внезапно она стала серьезной.
– Реб, ты что, влюблена в Роа?
– С чего ты взяла, – буркнула я, отворачиваясь к окну, чтобы спрятать глаза и мысли.
– Меня ревновать к Кенье ты не можешь, но в тоже время тебя очень интересует, кто выигрывает в сравнении между вами. Дальше все просто, Роа спала с Кенье, и я с ним спала. Ребекка! Признавайся! Ты влюбилась в Роа?
– Ерунда. Но действительно, глупой тебя назвать нельзя.
– Влюбилась! Обалдеть! – ситуация очень веселила Николь. – Никогда бы не подумала!
– Перестань, – я поморщилась, как от зубной боли.
– Погоди, а Роа? Она тоже в тебя влюблена? Провести ночь с мужчиной под влиянием вечера – это стандартно, но отдаться женщине? Для этого нужны хоть какие-то чувства, помимо любопытства.
Я поняла, что попалась. Ниточка, за которую потянула Ник, грозила распутать весь клубок. Надо переводить тему. Я открыла рот…
– Нет, молчи! – остановила меня Ник. – Роа давно в тебя влюблена??? А ты в нее… У вас было что-то в прошлом… Ведь когда она появилась, она хотела именно тебя в качестве ведущего «Дель-Мар». И не соглашалась ни на кого другого… Ты сама мне рассказывала, что тебя даже пытались прижать… А ты… Ты так не хотела общаться с ней, что готова была на все… лишь бы… Ты ее бросила? Или она тебя? Мммм, нет, скорее всего ты ее, иначе какого черта ей приезжать настаивать на работе с тобой.
– Николь, я тебя очень прошу – остановись.
– А? – она, казалось, вообще забыла о моем присутствии. – Извини, меня занесло. Может, расскажешь сама? Почему вы расстались?
– Нет. Не расскажу.
– Но почему?
– Не хочу.
– Ладно, – ей надоело сидеть на подлокотнике и она перебралась в кресло. – Э-э-э-э, нет. Меня не проведешь. Ты сказала, что спала с ней вчера. Значит, вы все-таки помирились? Да? То есть тебя можно поздравить?
– Не знаю.
– Стоп. Это как так – не знаю? – удивилась Ник.
– С Элен ни в чем нельзя быть уверенной. А проведенная совместно ночь еще не повод для знакомства. Похоже, она ревнует к тебе.
– Да-да-да… – задумчиво протянула Ник. – Тогда, в ресторане… Ты сказала, что она подумала, что мы любовницы… И как я сразу не догадалась??? Похоже я все-таки глупая. И ты тоже. Просто объясни ей, что ко мне ревновать не стоит. Я с радостью уступлю ей тебя, во имя любви и твоего счастья. Или если хочешь, я сама могу поговорить с ней.
От этой перспективы меня прошиб холодный пот.
– Нет! Николь! Даже думать не смей! Мне представить страшно, что будет, если она поймет, что кто-то знает обо мне и ей!
– Ага… Вот в чем фокус, – понимающе закивала Ник. – Хорошо, я ничего не буду делать. Хотя считаю это глупым. Какая разница с кем ты спишь…
– Вероятно для нее разница большая.
– Даааа… – задумчиво протянула Николь. – Ситуация, я бы сказала, достойная сопливого романа. Хочешь чаю?
– Мне бы сейчас что-нибудь покрепче и побольше.
– С утра? – недоуменно подняла брови Ник. – С ума сошла? Даже не рассчитывай. Чай или кофе – это все, что ты от меня дождешься.
– Женщины… вы сведете меня с…
– Доброе утро Ребекка!
Николь, как ужаленная подпрыгнула с кресла и в почтительной позе застыла рядом со столом.
– Доброе утро Николь! Прекрасно выглядишь, – Дюпон, как всегда внезапно появился в дверях моего кабинета.
– Доброе утро Анри. Присаживайся. Николь, зайди ко мне попозже.
– Хорошо, мадмуазель Рейли, – Ник выскользнула из кабинета.
– Ребекка! Я в восторге! Презентация прошла просто отлично, но по-другому и не могло быть – ведь ей занималась ты, – Дюпон развалился в кресле, всем своим видом излучая удовольствие.
– Спасибо, Анри. Но большую часть работы сделал Кенье.
– Кенье получит свой кусок пирога. Как думаешь, теперь ему можно доверить крупную кампанию?
Только если руководитель там мужчина…
– Думаю Роберт по достоинству оценит твое доверие.
– Ладно, хватит о приятном. Расскажи мне про «Илон»…
Конечно босс. «Илон» – вот еще одна заноза в моей филейной части.
– «Илон» хотят свою модель…

27
Я жду тебя вечером в офисе. И шагу не сделаю оттуда, пока ты не приедешь.
Ну, и долго я буду сидеть на работе, тупо уставившись в одну точку? И дураку понятно – не приедет. После безобразной сцены утром, точно не приедет. Господи, ну почему все так сложно? Ну почему с ней всегда все так сложно? Нужно ехать домой. Надо было согласиться поехать с Кенье и Николь в ресторан – отпраздновать его новое назначение. Но перспектива видеть самодовольную рожу Роберта совершенно не радовала, и я отказалась, сославшись на работу. Разве я могла сказать, что буду ждать одного человека. Буду ждать, не смотря на уверенность в том, что он не придет. Все равно буду ждать. Как раньше. Черт, как раньше…
– Привет…
Сердце, как пойманная птица, забилось где-то возле горла. Нахлынувшая волна счастья затопила, грозя утащить на дно и оставить там в забвении. Глаза уже жадно вглядывались в дверной проем, надеясь найти там подтверждение песни души. А душа пела только одно: пришла! Она пришла!
– Ты совсем не рада меня видеть, или так веет холодом от кондиционера? – Элен осторожно вошла в кабинет и прикрыла за собой дверь.
Холодом? Да я сейчас просто расплавлюсь!
– Ну что ты, – я встала ей на встречу. Подойдя ближе, я обняла ее и тихо прошептала во вкусно пахнущие волосы. – Я очень рада тебя видеть.
Несколько минут мы так и стояли молча. Ее голова покоилась у меня на плече, а я вдыхала ее запах.
– Ты извини меня, – тихо пробормотала Элен. – Сама не знаю, что на меня нашло… просто ты и…
– Ш-ш-ш-ш, – перебила я ее. – Все. Забыли. Ты тоже меня извини, я не должна была…
Элен просто закрыла мне рот поцелуем. Господи, неужели всегда будет так? Неужели всегда земля будет уходить из-под ног от простого прикосновения к губам. Есть ли кто прекраснее и желаннее, чем эта трепетная женщина в моих руках? Если что на свете нежнее ее кожи? Есть ли что-то роднее ее запаха? Она же вся, для меня… Только для меня одной.

0

13

28
Я выбираю небо, я выбираю солнце,
Прошлое потерялось и больше не вернется…
Я выбираю небо, я расправляю крылья,
Прошлое потерялось, где-то осело пылью…
– Ты сегодня какая-то необычная, – отметила Ник, присаживаясь на мой стол.
– Это почему? – небрежно поинтересовалась я. Желание было только одно: побыстрее отделаться от всех дел и убежать домой, где меня очень-очень ждали…
– Ты счастливая, – пояснила Ник.
– А раньше я не была счастливой?
– Была, но как-то не так. Помирились? Ты ей все объяснила?
– Помирились. Не объясняла.
– Зря.
– Ник, я же тебе говорила, что если она поймет, что кто-то знает, то это все. Армагеддон покажется тебе детской забавой по сравнению с ее реакцией. Да и что я могла ей объяснить?
– Иногда мне кажется, что слыша ее имя тебя, покидают остатки разума, – вздохнула Ник. – Ну что она может узнать? Тебе просто нужно объяснить ей, что я не соперница. Неужели ты сама не понимаешь, что нужно?
– Не понимаю.
– Я тебя придушу. Да услышь ты меня, наконец!
– Ник, да я слышу… и даже пытаюсь понимать, но ты права – мозги отказывают мне если я думаю о том, что ситуация может повториться. На данный момент я предпочитаю не тревожить те подводные камни, которые есть в наших отношениях…
– Ого. Отношения. Звучит сильно. Элен это та женщина, с которой ты хотела бы жить?
– Жить? – я непонимающе моргнула.
– Э-э-э ну да, – Ник пожала плечами. – Ну, знаешь, как это бывает: готовка, стирка, один сортир на двоих, один пульт от телевизора и две разные программы…
– Я не смотрю телевизор, ты же знаешь. Так что если ей хочется пульт и программу, пусть… посмотрю то, что смотрит она.
– Не цепляйся к словам. Ты знаешь, о чем я.
– Представь себе – нет.
– Реб, ты же никогда ни с кем не жила по-настоящему…
– Почему? С тобой, например, жила…
– Не зли меня. Мы с тобой работали до упаду, потом ехали в ресторан и заканчивали вечер в постели – это что семейная жизнь, по-твоему???
Я рассмеялась.
– Не злись. Зато теперь я поняла – о чем ты. Да. Элен та самая женщина, рядом с которой я хочу жить. Просыпаться утром и засыпать вечером. Приходить с работы и видеть ее. Завтракать с ней, обедать и ужинать. Помогать мыть посуду и пылесосить новый ковер. Ходить в магазины, носить сумки, часами выбирать занавески на окна и прочие приятности… Ездить отдыхать и сидеть зимними вечерами перед камином. И даже на один сортир я согласна.
– Ну, ты меня просто успокоила, – скептически пробормотала Ник. – Не знаю, какой фантазией надо обладать, чтобы представить тебя – бизнесвумен от мозга до костей – семейной дамой.
– Ты от Анжу сбежала по такой же причине? – мне стало вдруг интересно.
– Может быть, – пожала плечами Ник.
– Уж не думаешь ли ты женить на себе Кенье? – потрясенно охнула я.
– А почему бы и нет. Он славный малый. И мы подходим друг к другу. Да и белый цвет, как я уже выяснила, мне к лицу.
– Если тебе сложно представить меня семейной матроной, то уж Кенье мне представить мужем вообще не реально. Он вообще ни к чему не способен.
– Не разочаровывай меня раньше времени. Позволь мне самой разочароваться, – улыбнулась Ник. – Ты его просто знаешь только с одной стороны…
– Угу. А ты с двух, – пошутила я.
– Алло…
– Привет…
– Привет. Ты уже едешь?
– Да. У тебя есть планы на вечер. У меня есть один, но вдруг ты сочтешь его скучным?
– А ты расскажи…
– Просто сидеть с тобой на диване, ничего не делать, не включать свет и никуда не ходить.
– Звучит заманчиво. Ты скоро?
– Согласна?
– Да…
– Сейчас буду, – я положила трубку. Дьявол. Чувствую себя девчонкой… Совсем девчонкой…
Так я жила. Между работой и Элен. Утром с огромным трудом отрывая себя от ее стройного тела, вечером несясь на огромной скорости за ней, чтобы увезти ее домой. Мы редко куда-то выходили, больше времени проводили дома. Смеялись, дурачились, разговаривали… Только не вспоминали. Было стойкое ощущение, что мы начали все с начала. Я не могла не отметить то, что Элен очень сильно изменилась. Практически стерлись углы, о которые раньше я все время цеплялась, появилась какая-то мягкость характера, открытость.
Не думая о том, что будет завтра, мы жили сегодня. И были счастливы. Совершенно. Абсолютно. Беспрекословно. Счастливы.
– Завтра не заезжай за мной на работу, – однажды пред сном сказала мне Элен.
– Почему? – спросила я, легко пробегая пальцами по изящному изгибу ее спины.
– Я взяла отгул. Хочу сходить к врачу. В последние дни неважно себя чувствую.
– Давно бы так. Я тебе еще пару дней назад предлагала, – я поцеловала ее плечо. Пару дней назад Элен стошнило, и стало регулярно подташнивать по утрам, один или два раза поднималась температура, но она, несмотря на все мои опасения, списывала все на легкое отравление едой из ресторана.
– Ну вот, теперь твое желание исполнится. Меня будут щупать посторонние мужчины и, – она озорно улыбнулась, – …может быть, женщины.
– Я думаю, что переживу это, – ответила я, переворачивая ее на спину и заглядывая ей в глаза.
Я легко поцеловала ее в приоткрытые губы, Элен ответила на поцелуй. Волна желания рождалась в самом сердце и горячим медом растекалась по всему телу…
– Ты же сказала, что будем спать, – прошептала Элен.
– Я передумала…

29
– Алло?
– Привет, ты уже была у врача?
– Реб, сейчас только 11 часов утра, пожалей меня, а? Я когда схожу, я тебе обязательно позвоню, ладно?
– Так ты уже иди… Я же волнуюсь.
– Не волнуйся. От усталости еще никто не умирал.
– Откуда ты знаешь? И вообще ты говорила, что это отравление… – пробурчала я.
– Все же склоняюсь к усталости. Ты же знаешь, сколько работы было в последнее время, да еще вот ты появилась. Организм просто обалдел от всего, что на него свалилось, вот и дал сбой. Я просто отдохну, и все будет в порядке.
– В общем, я тебя поняла. Сейчас ты хитренько так выпрашиваешь у меня разрешения никуда не ходить? Так и знай, если ты не пойдешь самостоятельно, я приеду и отвезу тебя сама.
– Боже, Реб. Ты еще настырнее моей матушки. Хорошо, я сейчас встаю и еду в клинику. Злая, бесчувственная женщина.
– Я тебе все компенсирую, – улыбнулась я. – Вечером.
– Приедешь сегодня пораньше? – обрадовалась Элен.
– Постараюсь. Ладно, все, солнышко. Мне нужно работать. А ты вставай и иди к врачу. Хорошо?
– Ладно, мадмуазель Рейли. Как прикажете мадмуазель Рейли. До вечера Реб…
Элен не позвонила ни через час, ни после обеда… пару раз я набирала ее номер, но телефон никто не брал. Ладно, думала я, может там какое-то исследование, или может, просто не слышит. Но набрав ее номер ближе к вечеру, я услышала в трубке то, чего меньше всего ожидала: абонент временно недоступен, попробуйте перезвонить позднее.
Недоброе предчувствие сдавило горло.
Я повторно набрала номер, тот же механический голос без эмоций снова посоветовал мне перезвонить позднее.
Отключила телефон?
Потеряла?
Или с ней что-то случилось?
Что-то серьезнее, чем отравление и усталость?
Я волнуюсь, и неправильно набрала номер?
– Ник! – позвала я.
– Да? – Николь зашла в кабинет.
– У меня паранойя, я не уверена, что правильно набрала номер… Попробуй ты.
– Кому звоним? – поинтересовалась Ник, подходя к столу и беря в руку трубку стационарного аппарата.
– Элен.
– Издеваешься? – недоуменно спросила она.
– Пожалуйста! Николь!
– Ладно, ладно, только не нервничай, – она быстро набрала номер и прислушалась. – Абонент не доступен.
– Значит, мне не померещилось. Я поехала, – сказала я, хватая сумку.
– Куда? – донеслось мне в след.
Хороший вопрос. Куда? В какую клинику отправилась Элен? Может она дома? Может телефон сел?
Может… Может… Может…
Тысячи причин, но меня интересует только один ответ. Только один. Только звук ее голоса…
Я снова набрала ее номер. Отключен.
Домой!
Побив все рекорды по скорости, и нарушив все правила дорожного движения, я примчалась домой.
Дома ее не было.
Куда теперь?
Все равно куда… Куда-нибудь! Подальше от мыслей! Подальше от самой страшной мысли.
Я выбежала из дома, села за руль и поехала по городу. Куда она могла пойти? Начнем с тех клиник, которые ближе всего к ее дому.
До девяти вчера ее мобильный был недоступен. Я была полумертвая от волнений, и страхов когда в десятом часу мобильный разорвало знакомой мелодией.
– Элен! Черт тебя дери! Где ты была??? Почему был отключен телефон? Что происходит? – ничего не соображая проорала я в трубку.
– Реб, не волнуйся. Я дома. Приезжай, нам надо поговорить, – тихо прошелестела она и положила трубку.
Дома. Ничего не случилось. Только хочет поговорить…
Дома…
Страх схлынул волной, оставляя после себя мерзкое чувство опустошенности и негодования. Руки и ноги немедленно закололо тысячей мелких иголок, сердце устав бить в ребра затаилось где-то в глубине груди. Я плавно нажала на газ и поехала к Элен.
Она открыла мне дверь и молча, исчезла в темном зеве квартиры.
– Элен… Я так волновалась, – я в три шага настигла ее и прижала к себе. – Что сказал тебе доктор? Почему ты до самого вечера молчала?
Она неожиданно вырвалась и отступила на шаг. Темные круги под глазами рассказали мне о том, что она плакала. Долго плакала… И меня не было рядом…
– Элен что случилось?
Предчувствие чего-то очень нехорошего снова закружилось вокруг меня.
– Элен?
Я чувствовала ее молчание. Ощущала его всей собой.
– Да, что с тобой происходит??? – схватив ее за плечи сильно встряхнув, заорала я.
Она подняла на меня свои глаза:
– Я беременна, – тихо, но как-то неумолимо произнесла она. Мои пальцы разжались сами собой. Думаю, если бы у меня была вставная челюсть, то она бы точно оказала на полу.
– Ч-что? Нет, погоди, погоди… – я отступила от нее на шаг. – Я тебя правильно поняла? Ты беременна???
Она не ответила, только лишь отвернула голову и долгим взглядом посмотрела в окно, припечатывая новость каменным молчанием.
Вжжжик… Земля ушла из-под ног. Каким чудом я все еще стою на ногах? Взрыв вопросов в голове, не давал пробиться эмоциям. А есть ли эмоции? Удивление? Офигевание? А вообще есть такое слово, подходящее под то состояние, в которое меня повергла эта короткая фраза?
– Сколько? – прохрипела я, выдавливая из себя звук.
– Три месяца. – Элен все так же, безумно независимо смотрела в окно.
– И что ты будешь делать?
– Знаешь, Реб, – она всеже посмотрела на меня. – Я как-то не очень рассчитывала на тебя и твою поддержку. Что случилось, то случилось. И между нами и между Кенье и мной. Так получилось. Не то чтобы я этого сильно хотела, но теперь это есть. Не думай, что я сообщила это тебе, лишь потому, что хотела тебя этим нагрузить. Ты спросила, я ответила. И ничего больше. Ты не имеешь к этому никакого отношения.
– А Кенье? Он имеет?
– Ну-у-у-у, – протянула она. – Наверное, да. Ладно. Суть не в этом. Я не хочу, чтобы ты думала, что чем-то мне обязана. Тебе было хорошо, мне было хорошо, и ничего больше. Ни обязательств, ни обещаний. Просто хочу, чтобы ты это знала. А теперь уходи, пожалуйста. У меня еще много дел.
– Что? – я отказывалась верить своим ушам.
– Реб, поезжай домой. У меня, действительно, очень много дел.
– То есть ты хочешь, чтобы я уехала?
– Да.
Я подчинилась, как робот. Совершенно не понимая, что делаю, я вышла села в машину и нажала педаль газа. Голова была совершенно пустой. Но я знала, боль придет позднее. Боль придет, скрутит грудь костлявой ручонкой, и будет медленно-медленно, капля за каплей, выдавливать из меня силы. А потом еще долго будет что-то ныть в груди. Потом. Не сейчас.
Я очнулась на парковке перед офисом «Сен-Дени». Я вышла из машины и поднялась в свой кабинет.
Сев за стол, я автоматически протянула руку в настольной лампе, но передумала и оставила себя в темноте.
Первый удар сердца отозвался легким толчком боли.
Все. Ребенок, муж… И тебе нет места в ее жизни. Ты не мужчина и глупо было думать, что она… предпочтет тебя.
Глаза неимоверно защипало…
Где-то внутри, противной скользкой змейкой выскользнула надежда, что вот сейчас, вот прямо сейчас… дверь распахнется, и она залетит в кабинет и попадет в мои объятия… и тогда уже все станет таким далеким и неважным…
Нет.
Я поймала эту змейку за хвост и убила одним движением. Одним словом.
Нет.
Не придет. Пойми ты это. Пойми и прими.
Раздалась трель телефона. Я не отреагировала.
А вдруг это она? – запульсировала болезненная надежда.
Чепуха! С чего ей звонить после того, как…
Ну, вдруг она хочет сказать, что… передумала? Это же Элен… С ней ни в чем нельзя быть уверенной.
Рука сама потянулась к трубке.
Нет. Этого не может быть. Просто не может быть. Как факт.
Спустя пару минут мобильный телефон замолк, но зато, подавая признаки жизни, запищал стационарный аппарат.
Не давая скользкой змейке-надежде вырваться из кулака, я подняла трубку:
– Да?
– Господи Реб! Ты почему не берешь мобильный?
Николь… Иди к черту, Николь…
Не хочу! Не хочу никого видеть и слышать!
Уйдите все!
– Не хочу.
– Что-то случилось?
– Все отлично. Ты что-то хотела?
– Да, мне нужна твоя помощь в одном вопросе… Но с этим ладно… Что случилось? Ребекка Рейли! Не смей молчать!
– Мне нужно побыть одной. Не звони мне, ладно? – я положила трубку.
Извините, сегодня я не в состоянии спасать мир. Я даже себя не могу спасти,… а вы говорите… мир.

0

14

30
– Ребекка! Ребекка! Да очнись же ты!
Кто – то тряс меня за плечи. Правую щеку обожгла боль увесистой пощечины. Видимо пришло время возвращаться. Я открыла глаза.
– Ник? Что ты тут делаешь? – хрипло спросила я.
– Гуляю! В четыре часа утра мне больше и погулять то негде, только как в офисе «Сен-Дени»!
Бедная Ник. Сколько тревоги в глазах. Тревоги, понимания и… жалости? Неужели я настолько жалкая сейчас?
– Зачем ты приехала? Уезжай. Я же сказала, что хочу побыть одна.
– Ага, конечно. Вставай, поехали.
– Куда?
В предрассветном сумраке я видела, как Николь возмущенно тряхнула головой.
– Не важно. Просто поехали. Давай-давай. Хватит сидеть тут и жалеть себя. Тоже мне вселенское несчастье.
– Убирайся! – попыталась рыкнуть я, ее слова разозлили меня.
– Да-да, – издеваясь, пропела Ник. – Мне очень страшно. Я бы сказала, что почти внушительно, однако нет. Хочешь, чтобы я ушла – встань и прогони меня.
Я попыталась встать, но ноги затекли за время моего долгого сидения, и мне пришлось ухватиться пальцами за крышку стола, чтобы не упасть.
– Ты бы видела себя сейчас. Перестань строить из себя несчастного героя легенд. Просто поехали ко мне. Примешь душ, выпьешь чаю, и расскажешь мне что произошло.
– Если бы я могла, я бы тебя сейчас придушила.
– Вот. И еще один аргумент. После душа у тебя точно хватит на это сил, – она подошла ко мне и заглянула в глаза. – Поехали. Я очень тебя прошу.
– Хорошо, – мне ничего не оставалось, как согласиться, иначе она не оставила бы меня в покое никогда.

31
Ник ошибалась. Мне не помог ни душ, ни чай. Сделав все, что она требовала я легла лицом в подушку и приказала себе спать. Николь сделала пару попыток поговорить со мной, но поняв всю их безуспешность, оставила меня в покое. А я все ждала, когда придет боль. Я точно знала, что она должна быть, но ее все не было и не было. Что же бывает потом, когда перестаешь чувствовать даже боль? Неужели ты мертв? Но ты дышишь, пьешь воду, ты можешь шевелить пальцами…
Значит жив… теоретически.
Я даже могу встать и пойти на работу. Если бы Ник меня подняла и заставила туда идти, я бы пошла… сквозь свою отстраненность, я слышала, как она потихоньку собирается на работу. Она не спала всю ночь, и все равно я услышала еле слышный щелчок замка.
Тишина не покидала меня целый день. Она сидела рядом со мной, тихо с интересом наблюдала, что я буду делать дальше.
Плавно день перешел в вечер, теперь к тишине присоединился сумрак.
– Ты ела?
Николь вернулась домой.
Домой… Да, это ее дом… А где мой дом? Был ли он у меня когда-либо? Я всегда жила где-то… У кого-то… иногда с кем-то… Иногда приличия требовали, чтобы у меня был дом. И тогда он у меня был. Многокомнатная квартира или маленькая клетушка – неважно, все равно это было слабой пародией на дом. Люди частенько собирают всякие мелочи-воспоминания. Неважно – свечка это или фотография, а может маленькая статуэтка. Они украшают ими свои дома. Им важно, чтобы кресло было любимым и удобным, и чтобы стояло, так как нравится им…
– Ребекка! – Николь нависла надо мной. – Ты меня слышишь?
– Слышу. Нет, я не ела. Нет аппетита, – спокойно произнесла я.
– Слушай, как думаешь, сколько ты весишь? – Она озабоченно осмотрела меня с ног до головы.
– Что? А какая разница?
– Видишь ли… Памперсы продают на вес. Я вот думаю, если ты не хочешь вставать, мне придется прикупить для тебя пару штук…
– Не мели ерунды. Я в состоянии дойти до туалета.
– Да? А поесть, значит, ты не в состоянии? Наверное, все таки придется тебя взвесить… Или покупать на глазок? Но если придется кормить тебя через систему коктейлем, то ты потеряешь в весе… – она с серьезным видом смотрела на меня.
– Я тебя придушу, – мрачно пообещала я.
– Обязательно. Только видишь ли – я полная сил женщина, а ты превращаешься в развалину. Так что, – она лихо увернулась от моей руки. – Ага, видишь? Скорость уже не та…
– Ник, это обязательно измываться надо мной именно сейчас?
– Да, я же твоя подруга.
Я отвернулась к стене.
– Реб, расскажи мне, что произошло… между тобой и Элен, – тихо попросили Ник, пересаживаясь на край кровати.
– Мы встречались, – я перевернулась на спину и стала мерить потолок глазами. – У нее был жених. Сама не знаю, как так получилось… Просто, так получилось и все. В тот момент я была уверена в том, что это естественно. Нормально. И даже то, что мы обе женщины не помешает нам… Быть вместе. Но Элен… Она никак не могла решиться разорвать отношения с женихом и быть со мной. Какие-то сложные и непонятные мне игры. Я давала ей время, я понимала, что невозможно вот так быстро решиться поменять все жизненные устои и моральные принципы. Я понимала, как сложно ей будет, и как будет не просто мне. Но думала, что все выдержу ради нее. Но она… – Я усмехнулась. – И жениха не бросала, и мне давала шанс. В конце концов, я поняла, что я для нее приятный, но жутко нестабильный вариант, а жених… Он же мужчина… он более стабильный и более правильный. В общем, в тот день она прибежала ко мне… Я вызвала ее к себе в кабинет, хотела сделать ей сюрприз – пару дней на круизном лайнере. Попытка побыть с ней наедине, без женихов и прочей глупости.
– Ты знаешь что, вызывая меня сюда – подвергаешь опасности свою карьеру? – спросила Элен, входя в мой кабинет.
– Тебя это как-то касается? – ее заявление удивило меня. Причем тут вообще моя карьера и вызов?
– С чего ты взяла, что я беспокоюсь о тебе? – она мгновенно ощетинилась.
– Мне показалось… – начала я, но она перебила меня:
– Ребекка, это я теперь не могу появиться в курилке! Это обо мне теперь шушукаются!
– Тебя это трогает? – поинтересовалась я.
Шушукаются. А как предупредить о таком? К сожалению отношения, между женщинами вызывают непонимание и отторжение, хоть они и существуют, но о них предпочитают не говорить – как будто их нет.
– Да! У меня, между прочим, есть жених!
Это меня разозлило. Она всегда прикрывается женихом. Всегда. Пудрит мозг и мне и бедному парню. Чувство безысходности накрывает с головой. Маленькая плутовка точно знает, что нужна мне… и ему. А вот кто нужен ей?
– Ну, так выходи за него, чего ждёшь-то? – устало кинула я.
– Выйду, можешь быть уверена. Всему своё время, – она зло смотрела на меня.
– Долго тянешь. Это смахивает на не уверенность.
– Это не тебе решать!
– Да ну?
Конечно не мне. Это будет решать кто угодно, но не я. Может быть даже жених. Господи, от одной мысли об этом на зыке ощущается неприятный вкус.
– Зачем ты меня звала? – Элен тем временем решила поменять тему.
А я поняла, что не хочу никуда ехать с ней.
– Уже не важно.
– Ребекка, ты играешь со мной. А я не люблю этого!
Я играю? Вот это номер! Стоит ли обвинение оправданий? А возможно ли вообще оправдание? Пусть будет так, как она хочет… Играю, так играю…
– Неприятные ощущения? Дискомфорт? – я улыбнулась.
– Я не хочу ругаться с тобой. Я ухожу.
– И ушла. Я пыталась поговорить с ней, я уже тогда понимала… что без нее… Ладно, неважно. В общем, все мои благие намерения натолкнулись на ее громкие заявления о медовом месяце после скорого замужества. Не помню точно, но, по-моему, я даже решилась на шантаж, который с треском провалился. Мне было плохо, я решила развеять тоску, и начинать забывать о ней. С клуба притащила домой девчонку, но среди ночи заявилась Элен. Понимаешь? Меня просто взбесило, то обстоятельство, что как только я решила забыть о ней, она тут же появилась снова. Не важно: жду я ее, или нет, есть у меня в жизни кто-то… Ей все неважно. И сейчас… она совсем не изменилась. Пришла, выдала информацию и ушла, дернув плечиком.
– А что случилось сейчас? – подала голос Ник.
– Беременна она, – буркнула я. – Пришла, сообщила об этом, таким тоном, как будто прогноз погоды передала. Сказала, что ничего от меня не ждет и не ждала, что все было клево, но все закончилось. Теперь у нее опять жених и будущий ребенок, – с горечью закончила я.
– Какой жених?
Говорить или нет? Что у них с Кенье? Может там все серьезно, и я разобью пару, которая только начинает свой путь? Хотя, с другой стороны, почему я? Это Элен ее разбила. Выйдет замуж за Кенье, родит ему ребенка и будут жить они долго и счастливо…
– Кенье, твой ненаглядный. Какой же еще?
– Роберт? Смеешься? Этого не может быть.
– Из того, что он тебе ничего не говорил, не значит, что этого не может быть.
– Реб, но послушай… Роберт с ней встречался один раз… Тогда, когда мы… Ну, ты поняла. И все. Я не настолько наивна, как ты думаешь. У него просто не было времени.
– Ну, может как раз сейчас он его нашел. Она к нему поехала. Сейчас, наверное, договариваются о дате свадьбы…
– Глупости, – решительно заявила Ник. – Роберта сейчас нет в городе.
– Ох, Ник. Я сейчас не в том состоянии, чтобы решать логические задачки. Я просто хочу побыть одна, – я отвернулась.
– Реб, а почему ты ей не скажешь, что любишь ее, и что она очень тебе нужна?
– Потому что… потому что… в этом нет смысла.
– Почему? Потому что ты думаешь, что ей это не интересно?
– Ей это не нужно.
– Это только твои выводы. Реб, ты можешь быть такой романтичной душкой, так же как и становишься совершенно бездушной сукой, как только речь заходит о твоих чувствах. Ты так боишься быть слабой и не понимаешь, что любить – не стыдно! Это не слабость.
– Неужели обязательно об этом говорить?
– Нам важно это знать и слышать.
– А если… если я скажу ей… а она скажет…
– Что ей все равно? Не верь ей. Она солжет, если скажет тебе так.
– А если солжет? Что делать мне?
– Ты такая странная. Ты сейчас сидишь и спокойно обсуждаешь это со мной. Почему бы не обсудить тоже самое с ней?
– С ней невозможно говорить так… как с тобой, – я улыбнулась, представив себе такой разговор с Элен. – К тому же, мне тяжело представить себе такое. Я скорее откушу себе язык…
– Тебе так сложно признаться в любви?
Признаться в любви. Я мысленно хмыкнула. Нет, это просто. Ты просто подходишь к человеку и говоришь: я тебя люблю. А он отвечает: а мне все равно. И что делать потом? Слова сказаны. Словами можно многое сказать. Попытаться рассказать, как скучаешь, как тебе больно и плохо. Но что если второму человеку не нужны твои признания и чувства? Что делать с ними потом, когда они перестанут быть только частью тебя и облекут свою жизнь в звуке?
– Понимаешь, – протянула я. – Я не хочу ее держать. Я хочу, чтобы она осталась сама. Если ей это нужно…
– Скажи, а как она поймет, что это нужно тебе?
Мы помолчали. И Ник снова перешла в атаку.
– Замкнутый круг… Почему у тебя только вариант отрицательного исхода? Почему нет другого варианта? Почему бы не оставить 50% на то, что она останется, если ты будешь держать ее?
– Потому что это не правильно. Я могу убедить, могу уговорить, могу настоять, как делала это раньше. Но это не решение, теперь я это точно знаю.
– Но, когда ты настаивала, она оставалась. И была вполне довольна.
– Да. А я долго мучилась, что приняла решение независимо от ее желаний.
– Все равно. Я бы на твоем месте поговорила с ней. Просто поговорила.
– Я не могу. Не хочу вешать груз ненужных чувств на плечи человека.
– А почему ты столь неопровержимо заявляешь о том, что ей не нужны твои чувства? Она тебе это сказала?
– Я это поняла.
– Ничего ты не поняла, глупая. Неужели ты не понимаешь, как тяжело ей было признать свою беременность? Именно в момент вашего примирения? А как тяжело было ей признаться в этом тебе? Сколько мужества ей понадобилось, чтобы принять решение оставить ребенка, зная, что лишиться тебя? А что она чувствовала, отпуская тебя? Снимая с тебя все обязательства и давая тебе, дура, тебе право выбора? Или это ты, трясясь от страха, сбежала от жениха к любовнице, чтобы обнаружить в ее кровати другую женщину? Да проснись же ты!!! Сколько можно думать только о себе??? Удивляюсь, что такая сильная и бесстрашная женщина, как Элен, нашла в тебе?
Ее слова доходили до меня, как сквозь толстый слой ваты.
– Что она сделала такого, что ты ее так наказываешь? Или ты думаешь, что сейчас плохо только тебе? Никогда не замечала в тебе такого… бездушия и такой жестокости.
Тоненькие ниточки слов все же просачивались в меня. Минуя стену моей обиды и непонимания, они тихо падали на выжженное болью сознание.
– Ник… – прошептала я в полумрак.
– Что?
– А сейчас уже очень поздно? – с замиранием спросила я.
– Смотря на сколько ты торопишься, – Николь встала, и вышла из комнаты на кухню.
Я лихорадочно вскочила и кинулась одеваться.
Сколько мужества ей понадобилось, чтобы принять решение оставить ребенка, зная, что лишиться тебя?
Слова Ник достигли своей цели, тонкие ниточки, переплетаясь между собой, становились отчетливее и ярче. Неужели я действительно могу быть настолько слепой? Настолько гордой? Настолько жестокой? Или наступившее прозрение – видимость? Способ уцепиться за желаемое? Желаемое, которого нет в действительности…
Мои руки остановились на пуговице.
Господи, я же жить без нее не могу!!! Могу не дышать рядом с ней, но жить без нее не могу. Не хочу! Все равно, нужно ей это или нет, не знает никто. Ни я, ни тем более Ник. И никто кроме меня этого не сможет узнать.
Я схватила ключи от машины и хлопнула дверью.
Господи ну как можно быть такой дурой? Дважды дурой…
Пять лет назад… Она ехала ко мне… торопилась… что она хотела сказать… Ей было страшно? Как мне? Или она ехала уверенная в том, что я люблю ее… и что она любит меня…
А я… мне было больно, я устала. Устала от ее несерьезности, от постоянного ожидания… Вернется она ко мне, или все-таки предпочтет мужчин? Я не мужчина, могла ли я требовать от нее, тогда еще девушки, отказаться от мужчин в мою пользу? Я даже не помню, как звали ту девушку, как она выглядела. Я не помню тех жестоких слов, которые я небрежно бросила в Элен. Но я помню ее лицо, помню, как испугалась в тот момент. Но ведь я была уверена, что у нее это все несерьезно. Я, ее жених, люди… Она просто запуталась. Я даже представить себе не могла, что… Что можно любить вот так…
Господи как страшно… и ей было страшно? Или нет… не было… она была уверена, и тем сильнее я сделала ей больно когда убедила ее в обратном…
Я вжимала педаль газа в пол, подгоняя свою машину мыслями, я гнала, как сумасшедшая… я торопилась… опасаясь опоздать… Что если она уже не ждет?… Что если ей уже все равно?
Но любовь она ведь не умирает вот так… быстро?
Я нажала кнопку звонка. Еще раз. Еще… Никто не открывал. Господи, я сейчас просто раздавлю этот звонок, как хочется врезать по нему кулаком. От всей души, как будто этот кусок пластика в чем-то виноват.
Дверь распахнулась.
– Реб?
– Элен, нам нужно поговорить…

32
– Что это? – Дюпон небрежно, двумя пальцами, приподнял листочек бумаги.
– Это мое заявление об увольнении.
– А кто сказал, что я его подпишу?
– Анри, ты не понял. Я не спрашиваю разрешения. Я сообщаю о факте. Можешь его порвать, выкинуть, сделать что угодно – мне все равно. Я просто сообщаю тебе о том, что я ухожу.
– Тебе предложили больше денег?
Господи, какой ты глупый. Неужели ты думаешь, что деньги могут все? Они могут многое, но также многое им недоступно. Но поймешь ли ты меня? Наверное, нет.
– Нет, я просто ухожу. Уезжаю. В другой город! В другую страну! Да все равно куда, только бы подальше отсюда.
– А твои дела? Кто будет их вести? Ты хот бы должна дать нам время, найти кого-то кто сможет выполнять твои обязанности.
– Мне все равно, Анри, – я покачала головой. – Понимаешь? Мне все равно!
Я развернулась и вышла из кабинета.
Я убегала. Быстро, не задумываясь. Заметала следы. Чтобы никто никогда ни за что.
А на улице светило солнце, ехали автомобили, торопились люди… Мне не до них. У меня еще столько дел, а нужно все успеть…
Давай же, делай шаг в строну, в сторону…
Все будет ровно, верь мне на слово.
Будут конечно же и потери.
Давай делай шаг все заново,
Верь мне!
Прошел один год…Ранним утром меня разбудило пение птиц.
Попивая маленькими глоточками кофе, я решила забрать утреннюю почту и вышла из дома.
Среди газет мне попался конверт, отправителем значилась Николь.
Сюрприз.
Я разорвала конверт. Письма не было. Только глянцевый кусочек бумаги. Фотография. Как это похоже на Ник, она всегда считала, что изображение говорит больше чем слова.
С фотографии на меня смотрели улыбающиеся Кенье и Николь.
Их улыбки наполнили меня необычайно светлым и тихим чувством радости. Николь все-таки добилась своего, как она и говорила белый цвет ей очень к лицу. Да и Роберт в черном классическом костюме не выглядит несчастным.
Я вернулась в дом. Проходя по гостиной, залитой солнечным светом, я положила письмо с фотографией на журнальный столик.
Счастья вам, дорогие мои… Безмерного, огромного счастья… Пусть оно захлестывает вас, пусть выжигает жгучие слезы на глазах, заставляя кричать от переполняющих чувств. Пусть вы, так же как и я, однажды проснетесь рано утром и поймете, что вот сейчас, в эту секунду вы достигли той гармонии, к которой стремится каждый человек. Иногда он идет к этому всю жизнь, а бывает, что не достигает ее никогда. Каждый раз покоряя новую вершину, ты видишь следующую, потом еще одну и еще… Но, почти наверняка, в жизни каждого бывает момент, когда он приближается к бескрайнему горизонту. И нет больше острых неприступных скал, и солнечные лучи заливают душу, открывая все новые и новые перспективы. И ты понимаешь, что теперь можно просто жить.
Счастья вам… пусть оно будет рядом если не всегда, то большую часть вашей жизни.
Думала я, поднимаясь по лестнице на второй этаж и заходя в спальню. Тихо-тихо я прикрыла дверь, и привычно присела на корточки у кровати. И как всегда меня захлестнула волна нежности и острого осознания того насколько счастлива я.
А на кровати сладко посапывала любовь всей моей жизни, человек, без которого моя жизнь была бы совершенно не нужной и лишенной смысла…
Я так люблю смотреть на нее. А еще я очень полюбила мысль о том, что она моя. Никогда бы не могла подумать, какое неземное удовольствие, смешанное с удовлетворением приносят два простых слова.
Ты – моя!
И все внутри поет – моя! В каждом звуке, в каждом шорохе, в шепоте, в песне… В темноте и при солнечном свете, в сумерках, при свечах… На Земле, на Небе…
Ты – моя!
И никому никогда не отдам!
Я осторожно прикоснулась к тонким пальчикам, выглядывающим из-под подушки.
– Доброе утро, – сонно прошептали мне. – Ты давно проснулась?
– Только что, – улыбаюсь я в ответ.
– Иди ко мне, – она приподнимает край одеяла.
Скидывая тапочки, я возвращаюсь в сонную обитель. Меня встречают нежные объятия двух так сладко пахнущих рук. Я утыкаюсь в мягкую ложбинку груди и закрываю глаза…
Никогда никому не отдам, потому что – моя!
Год назад…– Элен, нам нужно поговорить, – я рукой отодвинула ее от двери и прошла в прихожую.
Сердце колотилось так, что каждая клеточка моего тела пульсировала в такт его ударам. Жутко не хватало воздуха, кружилась голова, подкашивались ноги.
Я все равно это сделаю.
Элен вошла следом и, молча, прислонилась к косяку.
Я повернулась.
– Я люблю тебя.
Ответом мне послужила тишина.
Бум-бум-бум…
Почему она молчит? Почему? Не нужно было говорить так… Нужно было начать из далека… Но я слишком сильно устала. От неопределенности, от боли, от чувств. Как перед глубоким погружением ныряльщик жемчуга делает вдох, так же и я вдохнула по больше воздуха… Найду ли я свою жемчужину? Или вынырну на поверхность одна? Будут ли силы снова совершить погружение?
– Элен, я люблю тебя… и я… не хочу, чтобы все закончилось вот так. Я больше не хочу вот так… Давай, все бросим и уедем… так далеко, как ты захочешь… будем только ты и я…
Она молчала.
Решимость таяла с каждой секундой…
Что я тут делаю? Зачем тут? Зачем все это…
А она молчит… не говорит ни да ни нет…
– Я не собираюсь делать аборт.
– Какой аборт? – непонимающе моргнула я.
– Я собираюсь родить этого ребенка, – она говорила так, как будто защищалась от меня.
– Я знаю…
– Знаешь? – непонимание отразилось в ее глазах.
Напряжение схлынуло как волна. Словно кто-то невидимой рукой отдернул тяжелое свинцовое покрывало, укутывающее меня.
– Элен, ты же не думала, что я… что я могу… Господи… – я устало провела рукой по глазам. Подойдя к ней, я взяла ее за плечи и попыталась заглянуть в ее глаза:
– Скажи: ты согласна? – Элен упорно не поднимала головы, но меня это уже не останавливало. – Согласна уехать со мной? Жить со мной? Быть только моей и никаких игр?
Очень медленно она подняла лицо, и лишь сейчас я увидела серебряные дорожки на щеках от слез. По привычке моя руки взлетели к ее лицу и пальцы смазали такую безумно-ровную струйку.
– Скажи мне… Элен… ты любишь меня? – держа ее лицо в своих ладонях, я не давала возможности отвести глаза.
– Д-да… – выдохнула она. – Я люблю тебя, Реб. Очень, очень люблю. И я тоже больше не хочу так.
Любимое лицо исказила гримаска боли, слезы лились из прикрытых глаз. Я привлекла ее к себе, чувствуя, как огромное напряжение, весь страх, вся боль покидают нас обеих.
У меня получилось…
Моя жемчужинка у меня…

33
– Моя жемчужинка… – ласково пробормотала я, целуя нежную кожу.
– Что? – все еще сонно переспрашивает Элен.
– Ты знаешь, как сильно я тебя люблю?
– Сегодня утром, ты мне об этом не рассказывала. – Элен хитро улыбнулась. – Даже не знаю, обижаться мне на тебя за это или нет.
– Может сегодня я тебе докажу, как сильно я люблю тебя? – я положила руку на ее ягодицы и прижала к себе. – Что толку в словах?
– Ммм, думаю, у нас есть немного времени…

34
– Люсьен проснулся.
– Это намек?
– Он голодный…
– Ладно-ладно…

35
Спустя пару минут, я с умилением наблюдала, как моя женщина прикладывает к груди моего сына. Как всегда в этот момент, мне стало немножко страшно. Только обретя, я стала понимать, что могла потерять навсегда. Я никогда не думала, о том, что стану мамой. О том, что моя любимая женщина будет любить меня и заботится о нашем доме. Это все так просто: я люблю и я любима. Теперь я даже не помню, как я жила без нее и Люсьена. Но зато теперь я точно знаю, что буду делать дальше.
Что важнее всего для меня в этой жизни?
Есть еще слово:
Я хочу быть с тобой,
Жизнь прожить с тобой,
Жить любимой тобой,
Каждый день, каждый час
Жизнь делить с тобой,
Возвращаться домой, заправлять постель
Жизнь любить с тобой, обожать наших детей…

Конец

2008 г.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Таффия Исаева Моя Ребекка (Пять лет спустя)