Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Повесть о нежно-розовой любви: СЛУШАЙ СВОЕ СЕРДЦЕ... Натали Королек


Повесть о нежно-розовой любви: СЛУШАЙ СВОЕ СЕРДЦЕ... Натали Королек

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

1
Выключив телевизор, Алла взяла Светланку на руки и присела на  недалеко от высокой пушистой елки, наряженной всевозможными игрушками, дождиком и переливающейся разноцветными огоньками гирлянд:
- Ну что, моя малышка, елочка у нас готова. Теперь тебе надо хорошенько поспать, а когда проснешься, у нас в квартире будет много гостей и красиво накрытый стол.
- И мы все будем встречать Новый год? – тряхнув непокорной светлой челкой, поинтересовалась Света.
-   Конечно, будем, котик, конечно!
- И Дед Мороз придет? – устремила она на маму свои наивные васильковые глазки.
- Обязательно! – рассмеялась Алла после чего, подняв девочку, отнесла в детскую и положила на кровать, - Только с условием, что ты будешь хорошо спать и слушаться маму.
- А я слушаюсь! – взволнованно воскликнула кроха.
- В основном, конечно, да, но должна слушаться и впредь, иначе Дед Мороз обидится и не придет. И желание твое не исполнит, - предупредила Алла девочку и, бережно укрыв одеялом, поцеловала, - Спи, доченька…
Она уже хотела выйти из спальни, когда услышала:
- Мама!
- Что, Светик-семицветик?
- А знаешь, какое у меня желание?
- Какое? – поинтересовалась она.
- Я хочу, чтоб наш папочка жил с нами! – шепотом поделилась Света, - А ты?
- Я – тоже, доченька, но не все желания может исполнить Дед Мороз. Кое-что зависит и от людей, - как-то сразу погрустнела Алла и тут же продолжила, выходя из комнаты, - Хотя тебе рановато об этом думать, лучше подумай о чем-нибудь приятном, закрывай глазки и засыпай.
Закрыв за собой дверь, она поспешила на кухню. Хоть времени было еще достаточно, Алла хотела сделать кое-что до прихода подруг. Собственно, основной подготовкой к новогоднему застолью они займутся вместе, а пока надо было достать посуду и некоторые продукты – хозяйка не любила заканчивать приготовления в последнюю минуту и сломя голову.
Выняв их холодильника все, что было нужно, она разместила продукты на столах, нафаршировала утку яблоками и, отправив ее на балкон, пошла в зал, где уже стоял разложенный Славиком складной стол. Накрыв его скатертью, Алла достала из стенки посуду и, протерев кухонным полотенцем тарелки, вилки и стаканы с фужерами, расставила по правилам сервировки, после чего аккуратно вставила в подсвечники красивые свечи и разместила на столе так, чтоб они освещали его центр и края.
После всех этих приятных приготовлений она в очередной раз глянула на часы и пробормотала:
- Восемь вечера... Время, конечно, еще есть… И все-таки девчонки могли бы поторопиться!
Решив убедиться, что они не застряли где-нибудь во дворе, молодая женщина выключила в зале люстру, подошла к окну со стороны входа в подъезд и осмотрелась. С седьмого этажа видно было многое: и сотни светящихся окон Северной Салтовки, одного их харьковских спальных, но не спящих этой знаменательной ночью районов, и крутящуюся, покрытую мигающими огоньками огромную елку у ближайшего универсама, и группки бодрых смеющихся людей, снующих около круглосуточно работающих торговых точек с намереньем докупить к новогоднему столу то, что не успели или задумали в последний момент. Не было видно только Аллиных гостей и… снега.
Конечно, в последние годы природа не особо баловала людей снежной погодой в новогодние ночи (и не только!), и все связывали это с глобальным потеплением климата, но все-таки в эту новогоднюю ночь, ночь перед наступлением нового столетия и нового тысячелетия можно было сжалиться над грешным человечеством и подкрепить у него ощущение праздника неглубоким белым снежком. Увы, ничего такого не произошло, и от этого зимние улицы выглядели как-то сиротливо, а спешащие люди, казалось, сновали по ним в поисках новогоднего настроения.
Алла тоже хотела бы куда-нибудь побежать, лишь бы найти его – то радостное, захватывающее дух волнение в преддверии Нового Года, посещавшее ее в детстве.
Детство… Веселая, беззаботная пора, когда веришь в существование чудес и радуешься всему новому, даже если это первая снежинка или первый листочек на дереве после зимних морозов. А уж от самих морозов и снега сколько было радости! Чего стоили хотя бы прогулки в коротких сапожках по глубоким сугробам или поездки с высокой горки на портфелях…
Окунувшись на миг в воспоминания, Алла улыбнулась и тут же вернулась на грешную землю. Да, теперь все по-другому. Взрослея, поневоле черствеешь, особенно, если тебя разочаровывали близкие, дорогие люди, как это сделал, например, Женька, ее муж. Хотя теперь он, бывший пионер в освоении компьютерной техники в суверенной Украине, взломавший коды одного из крупнейших банков не ради денег, а ради принципа – чтоб доказать, что обладает достаточными знаниями и умением, и имеет право называться хакером, стал Джоном и весьма преуспевает в одном из филиалов фирмы «Apple» за границей.
Он и ее звал с собой, когда бежал из страны, получив из достоверных источников сведения, что на его след уже напали государственные спецслужбы. Но она отказалась – не захотела быть сообщницей преступления и ставить под угрозу спокойную жизнь родителей, живущих тут, в Харькове, а еще не захотела бросать дело своей жизни – психологическую службу «Доверие», которую тогда, три года назад, только зарегистрировала.
Теперь дело расширяется, а Алла живет одна с дочуркой в этой трехкомнатной квартире, временами получая от Жени-Джона через посредников денежные переводы и посылки…
«Господи! Что это я стою?!» - спохватилась Алла, выведенная из странного состояния вспышкой и грохотом «чуда пиротехнического мастерства», запущенного во дворе, видимо, в качестве генеральной репетиции перед массированным огнем в полночь.
На часах было уже 20-15.
«Дело обстоит не столь трагично, как могло казаться», - сделала она вывод, увидев время, и, включив свет, направилась в сторону кухни, как тут раздался звонок в дверь. Каждый раз Алла не могла сдержать улыбку, слыша его, а все дело в том, что после методичного звонка из того динамика доносилось жалобное электронное: «Тетенька, пустите погреться!» Это был подарок друзей на один из дней рождения и, надо сказать, довольно забавный подарок.
Алла, улыбаясь, открыла дверь, и ее чуть не сбила с ног веселая, шумная компания, обвешанная пакетами, полными спиртного и вкусностей.
- Ура! Нас все-таки впустили! Теперь осталось только согреться!.. Привет, солнышко! – завопила вошедшая одной из первых полненькая, как пышечка, невысокая Лена, втаскивая за собой своего парня и навешивая на Аллу огромный пакет, - Так, тащи это на кухню, пока мы разденемся. Оно не тяжелое.
- Я понимаю… - улыбаясь, взяла хозяйка сумку, - Но зачем вы ее столько всего набрали, мы же закупили достаточно?!
- Дорогая, веселой компании никогда не бывает еды и выпивки достаточно! – уверила ее Лина, высокая длинноногая девушка, - Так, товарищи, поторапливайтесь, входите скорее, а то все тепло выпустим!
- Да-да! Шевелитесь! В тамбуре не очень уютно! – воззвала к совести разувающихся Яна, которой никак не удавалось войти в квартиру, - А коллегам хозяйки нельзя позволять околеть здесь, тем более в новогоднюю ночь!
- Входим-входим! – шумели гости и, раздеваясь, расходились по комнатам. Все они, Аллины друзья, были тут своими людьми и не чувствовали никакого стеснения.
- Да, Аллочка, ты Светика отправила к родителям? – поинтересовалась Яна, не только коллега, но и близкая подруга Аллы.
- Нет. Она спит в своей комнате. Кстати, хоть она и дальняя, а Света очень крепко спит, нам надо бы пока не сильно шуметь.
- Понятно! – выронила Яна и, повернувшись ко всем, скомандовала, - Так, дорогие, шуметь особо не следует – Светик-семицветик спит.
Молодые люди понимающе закивали и понизили голоса. Но веселое настроение от этого не уменьшилось – все любили подобные посиделки «в тесном кругу» и обговорить им было что.
Парни сразу ушли в зал и начали обсуждать свои излюбленные темы – от политики до футбола, и хоть все рьяно защищали свои точки зрения, особой серьезностью отличался Илья, который был служащим одного из банков города и считал себя солидным человеком, не имеющим права превращаться в ребенка, пусть даже на время. Самое интересное, что он был полной противоположностью своей жены, хохотушки Лины, обожающей анекдоты и розыгрыши. Друзья поражались: как могут жить вместе настолько разные люди, а вот малознакомым это в голову не приходило, так как Лина временами, когда было необходимо, становилась важной, напыщенной особой. Среди своих же, особенно, если там присутствовала и Лена, она расслаблялась, была душой компании и требовала того же и от мужа:
- Илюша, будь проще, прошу тебя! Тут же все свои! – с улыбкой на лице попросила она, видя, как скованно ведет себя Илья, - Включите телевизор и прекращайте эти бесконечные разговоры про работу и политику. Сегодня же такой праздник!
Высокий, большой, как гора, Илья попытался улыбнуться и важно пообещал жене больше не вспоминать про банк и деньги, а стройный, отличающийся грациозностью движений Иван, супруг Яны, рассмеялся и спросил:
- А мне о своей работе можно вспоминать?
- Так и быть, разрешаю, но только когда начнем танцевать, и я может даже подарю тебе первый медленный! – весело ответила Лина профессиональному танцору, после чего обратилась ко всем, - А теперь, мужички, оставляю вас.  Ведите себя хорошо и не мешайте нам готовить.
- Подождите-подождите! - встал с дивана Игорь, вторая половинка Лены, - А как же утка? Я должен проверить, готова ли она к выпечке!
- Ну ладно, пойдем со мной, шеф-повар! – иронично сказала Лина и потащила его с собой на кухню.
Там уже вовсю кипела работа: готовились и раскладывались в салатницы салаты, разогревались мясные блюда, нарезался хлеб и вообще стояла большая суета с шутками и подколками. Игорь на кухне был встречен чуть ли не аплодисментами, а после того, как проверил утку и остался доволен совершенной Аллой работой, получил от жены поцелуй и пулей выскочил из кухни, чтоб избежать нарастающей, как снежный ком, всеобщей женской нежности в отношении его персоны.
Смеясь и провожая Игоря шуточно хищными взглядами, девушки снова окунулись в работу. В результате за каких-то два с половиной часа было сделано пять салатов, начищен и отварен картофель, приготовлена рыба и другие всевозможные кулинарные ухищрения «дежурных» по кухне, а еще через полчаса все это было размещено на праздничном столе и вынуждало присутствующих усиленно глотать слюнки.
Наконец, компания, весело переговариваясь, расселась за столом. Не хватало только хозяйки.
- Алла, ну где же ты? – обратилась к подруге Лена, разыскав ее в прихожей, - Давай уже садись – одиннадцать на часах. Надо успеть провести старый год!
- Сейчас-сейчас! Время пока терпит! Я быстренько разбужу Светланку и…
- А зачем? Пусть ребенок спит себе!
- Нет, не годится! Она давно ждет Новый год и мечтала встречать его вместе со всеми, тем более я пообещала ей это. Не разбужу – будет обижаться, - говорила она, стоя около детской, и тут дверь приоткрылась, а в появившуюся щель высунулось заспанное голубоглазое личико.
- Мамочка! Я уже уморилась спать, когда все дяди-тети кушают и веселятся. Скоро ты меня будешь разбуживать? – поинтересовалась Светланка, с упреком глядя на маму и не забывая при этом одергивать наспех надетое нарядное платье.
Видя решительность и готовность девочки садиться за стол, обе женщины прыснули от смеха, а Лена сдалась:
- Хорошо, котенок, твоя взяла! Давай к нам за стол!
- Но перед этим умоемся, почистим зубки, расчешемся и поправим платье! – добавила мама.
- Только по-солдатски! – предупредила Лена и скрылась в зале, откуда через пару минут раздался дружный смех – народ выслушал ее рассказ про очередную выходку Светы.
А спустя некоторое время все уже поднимали бокалы за уходящий год, и каждый мысленно помахал ручкой остающимся там проблемам и неприятностям, в то же время безумно желая прихватить в дальнейший путь радости и удачи. Тут, конечно, не обошлось без воспоминаний «о проделанной за год работе», и народ настолько этим увлекся, не забывая накладывать в свои тарелки приготовленные блюда, что чуть не прозевал наступление нового тысячелетия.
- Господа! Расслабьтесь, и хватит, хотя бы пока говорить о достижениях – у нас же не отчетное собрание! Посмотрите лучше на часы: уже 23:55! А если этого покажется мало, то и на экран телевизора. Видите ту фигуру президента рядом с флагом? Это явный признак приближения долгожданного момента! Давайте же, наконец, поднимем бокалы! – воззвала к вниманию друзей Алла.
- Согласен, и горячо поддерживаю предложение хозяйки. А потому временно беру на себя функции тамады, - вскочил Ваня и торжественно провозгласил, - Давайте по традиции выпьем за наступающий год стоя. Жаль, что с нами нет всех близких нам людей, что Женька, по-прежнему, за границей, а Слава настолько занят работой, что даже не успел вернуться из командировки… Но мы все же выпьем и за них, и за каждого из нас, чтоб 2001-й был хорошим, богатым на приятные события и незабываемым годом с новыми удачами, достижениями и успехами. За счастье, дружбу и любовь в Новом году!
В это время из динамиков телевизора доносились последние методичные удары часов, и каждый в эти последние секунды уходящего тысячелетия загадал то, чего больше всего хотел, а потом все дружно выпили и тут же услышали доносящиеся с улицы взрывы ракет, петард и салюта.
Стол сразу опустел, свет в зале погас – все кинулись к окнам и наблюдали эту фееричную картину, еле сдерживая возгласы. Только один человечек абсолютно не собирался сдерживаться и восторженно вопил на всю квартиру, прыгая на подоконнике, и это был Светик-семицветик, а взрослые смеялись, видя, какое удовольствие доставляет салют малышке. Однако вскоре накал страстей упал, на улицах стало тише, и все вернулись за стол…

2
Саша дико не любила Новый Год. Вообще праздники не любила. Ей было противно смотреть, как вокруг все веселятся, радуются жизни и получают подарки, о которых мечтали. Она никогда не получала подарки и не отмечала нормально праздники, потому что, хоть и были у нее родители и брат, младший на два года, настоящей семьи с уютной квартирой, воскресными семейными ужинами и летними поездками на море, не было.
Ее родителей-то и родителями можно было назвать с натяжкой. Отец пил с утра до ночи, пропадая неизвестно где со своими дружками-собутыльниками, потом приходил домой, бил мать по поводу и без и ложился спать, оглашая квартиру диким храпом и вызывая у Саши желание надеть респиратор или даже противогаз, чтоб не ощущать запах перегара. Она ненавидела эту вонь! И отца превратившегося в получеловека тоже ненавидела.
А мать… Что она могла?!. Пила она, конечно, меньше и в отличие от отца, добывающего деньги на выпивку, собиранием по окраинам города металлолома, она пыталась работать уборщицей сразу в нескольких подъездах соседних домов и от большой нагрузки бывало падала и засыпала, не доползая до кровати. Правда толку от этого было немного, т.к. отец все равно выгребал у нее деньги и оставлял собственных детей без еды. Именно поэтому Саша старалась встречать мать около кассы ЖЭКа, где та получала зарплату, и выпрашивала часть денег, которые ей потом помогали поддерживать силы для посещения училища.
Но, в основном, Саше не на кого было надеяться, и потому она с четырнадцати лет стала официанткой в ночном баре. Конечно, чтоб ее взяли на работу в таком возрасте, пришлось накинуть годика три... да и благоразумный хозяин частного заведения предпочел закрыть глаза на ее истинный возраст, обрадовавшись дешевой рабочей силе, не требующей официального оформления. Помогло еще и то, что Бог ростом, фигурой девушку не обидел и лицом наградил с пухлыми губками, небольшим прямым носиком и огромными, черными, как ночь, глазами.  Ее можно было бы назвать довольно хорошенькой, если б не было в ней какой-то не поддающейся описанию озлобленности, дикости что ли, словно она была загнанным в угол зверенышем, вынужденным прятать всю красоту души своей за этой пугающей маской. Кроме того, она, имеющая густые черные волосы, стригла их очень коротко и постоянно носила джинсы со свисающими до бедер свитерами или, летом, футболками. Этот наряд прятал ее стройные округлые формы, и многие поначалу путали ее с парнем… Но не отец! Этот выживший из ума алкоголик доставлял Саше немало неприятностей: напившись, он начинал оказывать своей дочери очень странные знаки внимания и заставлял ее дрожать от отвращения и убегать, куда глаза глядят, только бы не чувствовать его вонючих пальцев, прикасающихся к нежному девичьему телу.
Одним из убежищ и была работа в баре. Там Саша трудилась изо всех сил, но при этом ни разу не пошла на сближение ни с одним посетителем. К ней просто-напросто нельзя было подступиться – фыркала, словно дикая кошка, и огрызалась, не обращая никакого внимания на предупреждения хозяина о возможности увольнения в случае жалобы клиента. Она знала, что Кент, тридцатипятилетний хозяин бара, названного им в честь своей абсолютно нескромной особы, при всей  грубости на удивление трепетно относился к Саше, да и выручек крупнее нее никто за ночь в баре не делал. А умение постоять за себя даже вызывало уважение к девушке и спасало от назойливых мужиков.
Саша работала по ночам, тщательно собирая зарплату и чаевые на более-менее сносную одежду и обувь, чтоб не выглядеть среди ровесников «белой вороной».  Сколько радости было от первой покупки, сделанной на заработанные деньги! Классные черные джинсы «в облипочку», купленные в фирменном магазине, и почти новый свитер… из магазина «Second hand» тогда позволили почувствовать себя человеком.
Вообще-то подобные магазины – настоящие сокровищницы для таких, мягко говоря, небогатых людей, как Саша. Надо только знать, когда бывают новые поступления одежды, и классный «прикид» обеспечен… Хотя ненавидела она и эти магазины.
Ей хотелось чего-то большого и светлого! Хотелось жить, как нормальный человек, и быть любимой, а еще… стать художницей.
Как она любила рисовать! В ее комнате рисунки были повсюду!.. Только рисовать приходилось карандашами, как ребенку, и лишь в очень редких случаях красками, подаренными мастерицей ПТУ, где Саша училась на художника-оформителя. Что ж, это тоже профессия, и довольно неплохая. Если есть деньги на трудоустройство. Но сейчас не оно стояло на первом месте, а ее мечта в совершенстве овладеть техникой рисования, и ничего, кроме этого, ее особо не интересовало. В том числе и этот гадкий Новый Год с его шумом и застольями. Именно поэтому она не собиралась встречать его, даже если он не обычный, а первый в третьем тысячелетии.
Саша зашла к себе в комнату, задернула выцвевшую от старости штору и, сняв шлепанцы, легла на кровать прямо в одежде. Она не привыкла спать раздетой, ведь комнату приходилось делить с братом. Он часто доставал ее, этот Колька, и хоть нельзя отдохнуть от одежды из-за присутствия мужчины, его соседству Саша была даже рада: Колька, сам того не зная, оказывался для Саши охраной от пьяного извращенца, храпящего за дверью.
Но сейчас никого из них не было. Отец напился еще в полдень и пошел искать добавки, а Колька тусовался где-то со своими дружками – каждый отмечал Новый Год по-своему.
«Обидно!.. – подумала Саша, - Обидно, что все так!.. Почему я живу здесь, в задрипанной двушке на отшибе города с родителями-алкашами и братом-наркоманом, а не в нормальной квартире, в нормальной семье?!. Почему у меня нет парня, не придурка обкуренного, а хорошего и доброго?! Почему даже имени нет нормального – женского?.. Саша… Как глупо!..» - девушка пустила слезу, нервно зачесала наверх свой короткий ежик – «произведение» одной первокурсницы из группы парикмахеров и, повернувшись на бок, улетела в страну грез…
Ей снилось, что она попала куда-то в теплый, полный ярко-зеленых растений тропический лес и гуляла по нему, наслаждаясь великолепными запахами красивейших экзотических цветов и поражаясь высоте растущих вокруг пальм. На одной из них она увидела огромную связку бананов и решила достать: полезла вверх по дереву, но тут, откуда ни возьмись, спустилась на лиане обезьяна и, вцепившись в руку, начала трясти девушку и сталкивать с пальмы. Саша начала прогонять бандитку, махать на нее единственной свободной рукой и…
И тут проснулась. Открыв глаза, она различила в темноте фигуру брата. Он, покачиваясь, стоял над ее кроватью и тряс сестру за руку:
- Проснись же ты, Сашка! Проснись! Пошли со мной!
- Отстань, дурак, разбудил!.. Не хочу никуда идти! – огрызнулась она.
- Нет, пойдем! Там твои подружки с бурсы…
- У меня нет подруг…
- Какая разница!.. Ну, эти там… девки, прикольные такие, с которыми ты везде ходишь… Они тебя зовут и, если выйдешь, угостят меня травкой! – проговорился брат и с чувством повторил свою просьбу-приказ, - Ну же, пошли!
- Обойдешься без травки. Отстань.
- Тогда они тебе сигареты давать перестанут. Придется на них свои бабки тратить! – подразнил тогда ее Коля.
- Вот достал! Даже в новогоднюю ночь покоя нет! – выругалась Саша и села на кровати, - Ты что думаешь, я без сигарет умру?! Перебьешься! Еще как выживу! Это ты без травки высохнешь, наркоша!..
- Сама ты!.. – обозленно фыркнул по-подростковому неуклюжий, долговязый и худой «наркоша», - Щас как двину!
- Разбудил на самом интересном месте, теперь двигать будет… вот уже!.. – Саша хотела закончить фразу как-то по-особому сильно, но в этот момент об стекло их окна ударился маленький камешек, - Вот гады, сейчас стекло расколотят!
Мысль об этом показалась ей ужасной. Вскочив, она подбежала к окну, откинув штору, взобралась на подоконник и, открыв фрамугу, высунулась на улицу:
- Эй, вы чего тарабаните? – закричала она с четвертого этажа, - Белены объелись?
- Не-е-е! Обпились! – исправила ее одна из девушек, и вся компания заржала.
- Хорош дрыхнуть! Пошли на тусовку в центральный парк! – позвала Сашу «грамотейка».
- У нас петард штук двадцать! – сообщил один из парней.
- Не хочу! – коротко ответила Саша и хотела закрыть фрамугу, как тут Машка, девчонка, с которой у нее были наиболее тесные отношения, добавила:
- А у Хомы куча бабок есть, и мы на кафе собираемся… Пошли, Саш!
И тут у Саши как-то резко засосало в животе. Она вспомнила, что не ела с самого утра, а дома ничего нет, кроме нескольких уже опустошенных родителями бутылок… В общем, надо было идти – хоть поест.
- Ладно, сейчас спущусь! – крикнула она и, отыскав в полумраке одежду, плюнула в сторону храпящего отца, уже успевшего вернуться домой, и выскочила во двор вслед за Колькой.
Собравшаяся около подъезда тусовка встретила их бурными возгласами – даже одну драгоценную петарду запустили, оглушив на миг взрывом окружающие дома, а потом все, громко обмениваясь ничего не значащими фразами, пошли ловить тачку, т.к. автобусы после полуночи уже не ходили. Удалось это им не сразу – слишком большая и шумная была компания. Только через некоторое время, порядком померзнув, они умостились в ГАЗели и отправились в сторону центра города…
3
А в Аллиной квартире по-прежнему кипело веселье. Хорошо опустошив праздничный стол, гости принялись танцевать, и в центре неизменно выплясывала Света. Она вообще очень любила танцевать и была настолько энергичной, что Алла стала подумывать о необходимости отправить ребенка в какой-нибудь танцевальный кружок – все же девочка будет занята делом и не вырастет скованной. В общем-то, решение практически уже было принято, осталось только определиться с танцевальным стилем и конкретным кружком, но думать об этом они будут позже, а сейчас всем хотелось только развлекаться.
Все девушки, отправив мужей на площадку курить и разговаривать на неинтересные для женщин темы, танцевали и смеялись над Светиными выкрутасами, когда вошел неизвестно откуда взявшийся, наряженный в ярко-красную шубу с белым овечьим воротником, красивую красную шапку бородатый Дед Мороз с огромным мешком за плечами и посохом в свободной руке. За его спиной столпилась мужская половина компании, и каждый из парней изо всех сил старался сдержать смех, заметив на девичьих лицах крайнее удивление.
- Ну что, девочки и мальчики, вы ждали Деда Мороза? – спросил громогласным голосом владелец посоха и мешка.
- Ура! Пришел! – закричала, заглушая музыку, Светланка, - Ждали! Ждали!
- Молодец, малышка. А взрослые тети и дяди что не ждали?! – «дедуля» удивленно поднял лохматую седую бровь, глядя на молодежь.
- И мы ждали! – рассмеялась Алла, наконец узнав, кто прячется под личиной Деда Мороза, - А что и нам будут подарки?
- Конечно! Вот только узнаю, кто как себя вел. Например, эта маленькая девочка слушалась маму?
- Слушалась-слушалась! – запрыгала радостная Света.
- Ну, тогда получай подарок! – торжественным добрым голосом произнес Дед Мороз и, достав из мешка, протянул девочке огромную коробку с красивейшей куклой размером почти с теперешнюю ее хозяйку.
Девочка от удивления и радости застыла на несколько секунд, глядя на подарок широко открытыми глазами, а потом схватила его и, поблагодарив Деда Мороза, потащила к себе в комнату.
После того подарки получили практически все, но никто такого большого и долгожданного, как Света. И все же было весело: «Деда Мороза» девушки, пользуясь тем, что девочка скрылась в детской, схватили и отвели в Аллину спальню, а там, покатываясь от смеха, раздели. На свет «появился» одетый в обычный «штатский» костюм и белую рубашку с галстуком высокий брюнет Славик.
- Ну ты, Славик, даешь! – смеялась Алла, - Откуда взялся? Говорил же, что не вернешься из Одессы до Рождества, а только Деда Мороза пришлешь!
- Говорил… И прислал! – ехидно улыбаясь, объяснил Слава, - А все потому, что удалось справиться с делами раньше… А что не понравилось небольшое изменение праздничного сценария?
- Очень даже понравилось! – завизжала Лена, - Но мы совершенно не думали, что ты приедешь! Даже выпили за тебя новогодний тост.
- Кстати, о выпивке и еде. По-моему, самое время все повторить и собираться в парк, а то уже начало третьего, - высказалась Алла, - Ты же голоден, Славик?
- Я?.. – Слава пристально посмотрел Алле в глаза, - Даже очень!..
Алла прекрасно поняла, о каком именно голоде он говорил, но вида не подала. Она до сих пор не могла смириться с исчезновением Жени и со стремлением Славы занять его место. Она просто не знала, как быть, ведь Женя не собирался возвращаться в обозримом и необозримом будущем, а Слава был хорошим человеком, и Света любила его. Но не Алла. И в этом была вся загвоздка. Слава был для нее незаменимым другом, почти братом, и девушка, при всем желании изменить свое отношение к нему, ничего не могла сделать. Она просто в очередной раз отложила размышление на эту тему и позвала всех за стол.
Появление дяди Славы вызвало у Светы бурный восторг. Она тут же взгромоздилась к нему на колени, и Алле стоило неимоверных трудов объяснить ребенку, что дяде надо покушать…

Через время с застольем было покончено, и все, на удивление быстро одевшись, вышли из квартиры. Мужчины, кроме Славы, сразу же пошли вниз, чтоб никто не перехватил такси, вызванное для поездки в центр. Представители слабого пола тоже не захотели отставать и во главе со Светой, главным специалистом по вызову лифта, быстро спустились следом за мужчинами. На площадке остались только Алла и Славик.
- Похоже, нас все бросили, - заметил парень, пока Алла закрывала дверь квартиры на замок.
- Что ж, похоже. Надеюсь, они не уедут без нас, - весело сказала Алла, - Но в любом случае надо спешить.
- А может, все-таки задержимся? – Славик обнял Аллу за плечи, - Вот я, например, очень соскучился!
Девушка улыбнулась и, глядя в глаза, полные плохо скрываемой страсти, прошептала:
- Правда?.. Может, это и странно, но я предполагала подобное! – и только Слава хотел поцеловать ее, подставила к его губам указательный палец, - Славик! Не надо сейчас!..
- Не надо сейчас?.. А когда будет надо?! – с горячностью в голосе спросил он.
Алла погрустнела и выдохнула:
- Я не знаю… Давай не будем об этом… Ведь праздник!
- Да, праздник. Но не у меня, пока ты будешь продолжать любить Его! – воскликнул Слава и, отвернувшись, побежал вниз по ступенькам, несмотря на то, что спускаться придется семь этажей.
Тяжело вздохнув, Алла вызвала лифт и поехала на нем вниз. Как она не любила подобные ситуации! Они со Славой временами выясняли отношения подобным образом, и каждый раз, отказывая во взаимности, Алла долго мучилась от того, что никакая квалификация не помогает ей решить свои проблемы с ним…
Хотя все-таки помогает, потому что до сих пор каждый раз они мирились, и сегодня, наверняка, будет так же.
Тут лифт остановился, и Алла заметила стоявшего около открывшихся дверей «влюбленного рыцаря». Он, отвернувшись, молча ждал, пока она спустится и выйдет из лифта, т.к. не хотел выставлять напоказ очередную размолвку. Было видно, как ему плохо, и как он старается совладать со своими чувствами. Их новогодняя ночь не должна была окончиться крупной ссорой, и надо было сделать вид, что все в порядке, а там будет видно. Но с Аллой он не заговорил: просто пропустил вперед и вышел следом за ней на улицу навстречу заждавшимся друзьям и девочке, которую, будучи ее крестным отцом, считал почти родной дочерью…

4
Доехав до центрального парка, шумная компания высыпала на не притрушенный снегом тротуар.
Мысль прогуляться по парку, судя по всему, пришла в голову не только им: народу было несметное количество! Большие и маленькие компании ходили разряженные и порядком навеселе, а потому казались друг другу братьями и сестрами. В результате под шумок Саше и другим девушкам удалось хорошенько выпить и закусить до того, как они добрались до ближайшего кафе.
Разделившись на группки, чтоб никого не смущать своей массовостью, они вошли в уже хорошо прокуренное кафе и обнаружили, что столиков свободных нет, и, судя по всему, нет уже давно. Выругавшись, вся компания высыпала назад на улицу, запустив туда на прощанье «грохота», и рванула, чтоб не досталось за содеянное, подальше, надеясь на удачу в других местах. Однако им определенно не везло: все большие и маленькие, крутые и захолустные забегаловки и кафе были давно заняты другими. В итоге пришлось зайти в ближайший круглосуточный магазин и, накупив еды и выпивки, устроить импровизированный стол в одном из подземных переходов. Конечно, комфорта там не было, и от холода вначале даже челюсти сводило, но после «первой-второй» настроение у всех улучшилось, и народ потянуло на великие подвиги.
Саша же пила мало, разве для того, чтоб зубы от холода не стучали, потому что не любила она это дело, насмотревшись на пьяные физиономии своих «предков». Но что касается еды – тут равных ей не было. А в конце, когда все уже были абсолютно «хорошие», она собрала остатки и попрятала по карманам, думая о завтрашнем дне.
Как бы там ни было, а после своеобразного застолья все повеселели и решили погулять по парку, чтоб «себя показать и других посмотреть». Саша же вначале хотела вернуться домой, ведь сильно похолодало, а ее куртка на синтепоне была недостаточно теплой, но компания упросила ее остаться и погулять с ними еще несколько часов.
- Мы же потом вместе поедем на первом автобусе, а сейчас на чем поедешь? У тебя что деньги на такси есть? – настойчиво интересовалась Маша, - Оставайся, короче, и не гони!
- Ладно, уломали. Только надо хотя бы по чашке кофе горячего выпить, а то в снеговика превращусь.
- Ну, это можно устроить, - сказал Пашка, маленький, но довольно крученый паренек, и потянул всех к ближайшему многоэтажному дому.
Оказалось, там жила какая-то его знакомая бабуля и, переговорив с ней несколько минут, он вынес на площадку первого этажа горячий чайник и пару чашек. В чайнике, как ни странно, оказался заваренный кофе и все с радостью опустошили его, а потом вернулись в парк.
Теперь оставалось только хорошенько развлечься и запустить оставшиеся петарды – не пропадать же добру?!. На это занятие была потрачена уйма времени: взрывая время от времени петарды и салюты, они обошли все торговые и развлекательные точки, в каждой потратив хоть пару сложенных в общую кассу гривен на всякую ерунду, и только под утро почувствовали усталость и нестерпимое желание разойтись по домам. До открытия метро оставалось еще около часа, но компания все же направилась туда. Саша, порядком утомившись за ночь, лениво плелась позади всех и рассматривала поток людей, направляющийся в ту же, что и они, сторону. Тут кому-то из парней приспичило купить сигареты, и все остановились возле выхода из парка, разговаривая и перебрасываясь шутками. Саше уже до чертиков надоело это общество и, глазея по сторонам, она высмотрела группу молодых людей с девушками и маленькой девчонкой. Вернее эта малышка привлекла ее внимание. Девочка была одета в нарядную кроличью черно-белую шубку и, выглядя абсолютно счастливой, весело прыгала вокруг мамы, которая стояла в какой-то очереди. Наблюдая за ними, Саша застыла, как загипнотизированная – ее никогда не оставляли безразличной сцены семейных идиллий.
- Мамочка! Мамочка! Давай быстрее, а то я уморилась и замерзла! – пищала тоненьким голосочком девчушка.
- Сейчас, Светик, потерпи, - спокойно ответила мама, поправляя воротник своей шикарной лисьей шубы, и тут как раз подошла ее очередь.
Изъяв из дорогой кожаной сумки не менее дорогой, судя по виду, кошелек, молодая женщина расплатилась за вату и дала ее «Светику». Девочка сразу занялась сладостью, а самой мамой занялся какой-то высокий с выбритыми по последнему писку моды бакенбардами парень. Он подошел к ней и начал что-то тихо говорить. Она слушала молча, опустив голову, и, судя по ее серьезному виду, разговор был на животрепещую тему. Саша видела, что за спиной брюнет держал большую красивую розу, но та девушка этого не знала – она просто старалась не пропустить ни единого слова. Высказавшись, он, наконец, преподнес ей продрогший на морозе цветок. Секундное удивление на ее лице сменилось восторгом, и они обнялись.
«Фраера!..» - с презрением подумала про них Сашка и сплюнула, загнав подальше промелькнувшие радость за благополучный исход беседы парочки и восхищение красотой той девушки. Все светлые чувства заслонила боль: как-то по-особому сильно резанули воспоминания о собственной «семье», и до безумия захотелось отомстить всем или хотя бы кому-нибудь за такую ее никчемную жизнь. Плохо контролируя себя, она чиркнула спичкой и, запалив петарду, бросила ее в сторону девочки. Она слышала, как малышка крикнула: «Мама, смотри, у меня около ножек что-то шипит!», видела, как, почуяв неладное, девушка кинулась к дочери и, схватив ее, поспешила унести подальше. Но они недалеко отбежали: маленький, но оглушительный взрыв прозвучал практически сразу, и малышка расплакалась, сильно испугавшись, а ее мама, жалея и успокаивая девочку, в растерянности смотрела по сторонам, пытаясь выяснить, кто мог так жестоко пошутить, только в толпе узнать это не было никакой возможности.
Зато можно было скрыться, и Саша, вдруг осознав, что перегнула палку, кинулась бежать, куда глаза глядят. Она рванула через выход из парка в направлении дороги, смахивая предательски текущие из глаз слезы. Ей было наплевать, что сзади кричали подруги, недоумевая и прося вернуться, что немногочисленные машины, несущиеся по дороге, сигналили, предупреждая об опасности – она просто хотела убежать от того, что видела, и того, что сделала. Она хотела убежать от себя…

5
После случившегося инцидента в парке Светланка долго плакала, и Алле стоило больших усилий успокоить кроху. Для этого пришлось разрешить ей прокатиться на сделанной из искусственного льда горке, и купить пару конфет, которыми Алла девочку не баловала, планируя оттянуть подальше поход дочки к стоматологу. Света и сама была рада избежать посещения врача, а потому усиленно «экономила» зубы. Но в дни праздников разрешалась некоторая вольность, и девочка стала счастливой обладательницей «Синкерса», как она называла свой любимый батончик.
Несмотря на благополучный исход ночного происшествия, омрачившего праздник, все немного приуныли – усталость давала о себе знать и намекала на необходимость завершения праздника.
- Ну что, по-моему, пора по домам, - высказала предложение Алла, держа на руках мужественно борющуюся со сном Светланку.
- Да, похоже, малышке надо спать, - согласилась Лина.
- Да и я не против вздремнуть часика три! – сладко зевнул Игорь и потянулся.
- Ой, ты, мой маленький мальчик, может еще и сосочку дать? – рассмеялась Лена.
- Ха!.. Сказал бы, да промолчу насчет сосочки! – ответил Игорь с ехидной улыбочкой и прижал к себе жену.
- Иди ты, развратник!.. – залилась смехом Лена, - Тут же дети!
- Допустим, дитё тут одно, а вот холода много. У меня уже все косточки замерзли, - призналась Лина, - Мальчики, давайте быстро такси ловить!
- Вот-вот! А мы все здесь подождем, в кафе, - поддержала Линину мысль Яна и потянула подруг в маленькое, но теплое кафе у центральной дороги.
Мальчиков пришлось ждать порядочно, зато вернулись с хорошей новостью.
- Эти такси сейчас на вес золота, но мы пришли не с пустыми руками. Карета подана! – торжественно известил всех Игорь, - Кстати, только благодаря большим связям Славки!
- Ладно тебе! – перебил его Славик, - Просто все такси расхватали другие, и мне пришлось вызвать служебную машину.
- Вот-вот, о чем я и говорю, товарищ начальник! Без твоих возможностей туговато пришлось бы… - сказал Игорь.
- Не очень и туго. На метро бы проехались… - с недобрым огоньком в глазах проговорил Илья, явно завидующий Славе из-за его удачно развивающейся карьеры коммерсанта.
- Да ладно вам, ребята! Совершенно необязательно заострять на этом внимание, - постаралась загладить назревающий конфликт Алла. Она давно замечала за Ильей завистливость, порой неуместную. У него, несмотря на то, что служебной машины не было, имелась очень даже хорошая своя, да и с работой ему повезло. Единственная разница между ним и Славой – Слава раньше поступил на работу и имел больше влияния, чем Илья, но это было делом наживным и совершенно не смертельным, если б только не амбиции юного банкира.
- Действительно, лучше поскорее домой поехали! – присоединилась к Алле Лина, которой стало неудобно за мужа. Все, дружно поддержав их, сели в машину и довольно быстро домчались до дома Аллы.
- Ну всё, большое спасибо за компанию! Отдыхайте теперь и не пропадайте надолго. Помните, что хоть у меня дома пока нет телефона, на работе – есть. Так что названивайте! – улыбнулась Алла.
- Не переживай, не забудем и обязательно позвоним. Только не надейся сегодня от нас избавиться. Сейчас выспись хорошенько, а ближе к вечеру мы с девчатами подкатим навести порядок после нашей гулянки, - сообщила Лена.
- Ну, вот еще! Я что сама не уберу?! – удивилась Алла.
- Нет, вы ее слышали, девочки? – возмущенно воскликнула Лена, - Она собирается сама заняться горой посуды и наведением порядка в квартире! Да там же генеральную уборку надо делать после нашего «отрыва»!
- Ну и что?!
- А то, что вместе сорили, вместе и убирать будем! – высказалась Яна.
- Да-да, я возьму нашу машину… - сказала Лина и, зная реакцию мужа, выстрелила в него предупреждающим взглядом, - Да, Илюша, я возьму нашу машину, соберу девчат, и мы вместе к ней приедем! А ты, Аллочка, не вздумай убирать сама, а то рискуешь напроситься на нашу немилость!
- Ладно, уговорили, - согласилась Алла, зная, что спорить с подругами бесполезно.
- Вова, - обратился Слава к водителю микроавтобуса «Mazda», – Развезешь всех по домам и возвращайся в гараж. А Стасу передай: пусть прозвонит мне на мобильный во второй половине дня.
- Хорошо, - кивнул уже немолодой водитель, и застыл в ожидании, пока Слава, открыв заднюю дверь, аккуратно взял у Аллы из рук уже задремавшего ребенка и подождал, пока выйдет сама Алла. Только после этого машина уехала, а молодые люди поспешили к лифту.
Его, слава Богу, долго ждать не пришлось, и через пять минут хозяйка открыла дверь квартиры и впустила молодого человека с ее дочерью на руках. Быстро сняв шубу, Алла стянула шапку со Славика и аккуратно раздела девочку. Света начала просыпаться, но, оказавшись на руках у мамы, что-то замурлыкала и позволила раздеть себя до конца и уложить в постель.
Выйдя из детской через несколько минут, Алла застала Славу на кухне. Он уже снял свое длинное кашемировое пальто и нагрел на газовой плите чайник.
- Ты позволишь угостить тебя чаем? – улыбаясь, спросил он.
- Пожалуй, да, - тихо сказала Алла, - От такой пропозиции трудно отказаться после трехчасовой прогулки нашей бесснежно-холодной зимой… Кстати!
Алла как-то резко вышла из кухни и вернулась, неся в руке красивейшую алую розу.
- Ей тоже досталось, бедняге, - она взяла вазу и, налив воды, аккуратно водрузила туда цветок, а потом продолжила, - Так вот, кстати, где ты ее достал на таком холоде за несколько минут, что отсутствовал?
- Секрет фирмы! – заулыбался парень, - Главное, что она понравилась тебе и… помогла мне восстановить мир.
- Да, помогла… Но, признаюсь, я сама подумывала о том, что нам не стоит ссориться: друзья должны оставаться друзьями…
- Не говори опять, что видишь во мне только друга. Я же мужчина! И никто еще не называл меня уродом.
- И я не назову. Ты очень даже симпатичный, но… В общем, давай не будем сейчас об этом, ладно?
- Тебе надо подумать? Думай. Я постараюсь больше не устраивать сцен. Постараюсь… Но и ты должна меня понять: думаешь, мне легко находиться рядом с женщиной, которую люблю со школьной скамьи? Легко видеть, как она выходит замуж за другого, рожает от него ребенка и хранит верность этому парню даже после того, как он бросил ее, сбежав за границу? Ты что надеешься, что он там ведет монашеский образ жизни?
- Замолчи! – вскипела вдруг Алла, - Перестань нести чушь, иначе никакого мирного чаепития у нас не случится!.. Да, я знаю, что ты давно любишь меня и что тебе не легко. Я знаю, что, возможно, делаю глупость, живя приятными воспоминаниями и храня ему верность, но это МОЕ решение. Я живу так, как велит мне сердце, и не собираюсь никогда никому угождать – запомни это! Я – сама себе хозяйка и оставляю за собой право решать свою судьбу и право ошибаться!.. И, умоляю, хватит об этом, иначе мне придется попросить тебя уйти!
Возникла напряженная пауза. Алла посмотрела на Славу: он сидел за столом, опустив голову, и, молча, боролся с собой, потом встал и вышел на балкон. Алла видела, как он закурил сигарету и затянулся, нервно выпуская едкий дым. Она ненавидела курение, и Слава, зная это, практически не курил у нее дома – только в крайних случаях он позволял себе это, и сейчас как раз был один из таких случаев.
Наверняка, стоя на балконе, он думал, оставаться после всего сказанного Аллой или уйти. Он слишком любил ее, чтоб после стольких стараний наладить отношения, снова разругаться. В конце концов время работает в его пользу, и не исключено, что скоро она поймет: тот, который далеко, не может быть надежной опорой, он же, Славик, всегда под рукой и всегда готов помочь, а потому им нельзя пренебрегать.
Придя к такому решению, Вячеслав остыл и, затушив сигарету, вернулся на кухню:
- Наверное, я – круглый дурак, что не сдержался опять. Сегодня ведь праздник, и несколько часов назад мы помирились. Не будем снова разрушать то, что имеем.
- Вот и правильно. Я рада, что ты все понял, - улыбнулась Алла и, подойдя к нему, сказала, глядя в глаза, - Пусть жизнь идет, как идет. Со временем все станет на свои места. Нам надо просто подождать. А теперь давай попьем чаю и ляжем отдохнуть до прихода наших помощниц.
- Давай, - односложно ответил Слава и, поспешно отойдя от этой шикарной женщины, сводящей его с ума, разлил по чашкам чай.

+1

2

♥ 6 ♥
Крепкий, скорее похожий на полный уход из реальности, сон Саши прервал резкий и противный звон будильника. Спросонья плохо ориентируясь, она только с третьего раза нажала на нужную кнопку и заглушила нарушителя тишины.
Потянувшись и зевнув, девушка попыталась окончательно проснуться и, посмотрев на часы, наконец, осознала, что сейчас вечер первого января, и самое время уходить на работу в кафе. Да, сегодня она работала, и этот факт был бы прискорбным, если б не ожидаемые большие чаевые. В данный момент это было для нее самым главным, так как позарез нужны деньги на нормальную одежду.
Сев на кровати, Саша протерла глаза, и тут до ее сознания дошло время, которое она увидела на часах несколько минут назад: до выхода на работу оставалось… пятнадцать минут!
Тут же вскочив и запрыгнув в старенькие тапочки, она пулей полетела в ванную, не обращая внимания на то, что в любой момент её мог заметить отец, упорно не желающий мириться с этими ночными походами на заработки. Конечно, для него было бы лучше, чтоб она спала дома и оставляла себя доступной для него, пока Колька развлекался с дружками до утра. Но Саша не хотела сцен с отцом, вообще никаких сцен не хотела и потому, быстро умывшись и одевшись, поспешила обуваться.
Она уже вздохнула с облегчением, поверив в то, что сможет благополучно убежать из дома, когда в коридоре появилась взлохмаченная, заспанная мать. Девушке всегда было неприятно видеть ее такой, совершенно забывшей о своем достоинстве, не делавшей никаких попыток позаботиться о себе, словно она была давно использованной вещью, и теперь, барахтаясь в мутной вязкой трясине жизни, смиренно ждала конца.
- Сашка, ты куда собралась на ночь глядя? – приглаживая волосы трясущимися руками и кривясь от мучившего ее перегара, спросила она.
- Да какая тебе разница! – с каким-то отчаянным презрением ответила девушка и хотела уже выйти на площадку, но потом все же остановилась и добавила, - На работу я иду. На   р а б о т у! Я уже тысячу раз говорила тебе о том, что работаю.
Мать внимательно выслушала свою дочь, стараясь понять все слова, ею сказанные, а удавалось это, судя по её мимике, с трудом. Наконец, она переварила информацию и, вспомнив, что Саша, в самом деле, уже говорила ей об том, что работает в кафе, крикнула уже уходящей дочери:
- Но я не хочу, чтобы ты где-то ходила по ночам!
- Не хочешь? – та аж остановилась от удивления, - А почему?
- Потому что ночью выползает всякая нечисть… К тебе могут пристать!
Саша не смогла сдержать смех:
- Мама, неужели ты боишься этого? Неужели ты боишься за меня?.. – а потом, вернувшись к приоткрытой двери квартиры, подошла к матери и с горечью высказала, - Да если б это было действительно так, я бы имела всё необходимое для нормальной жизни и учебы! Но у меня есть только родители-алкоголики и брат-наркоман! А больше ничего! Понимаешь? Ни- че- го! И не надо пытаться строить из себя заботливую мать – лучше бы пошла и привела себя в порядок!
После этого она пулей вылетела из тамбура и вместо того, чтобы ждать лифт, быстро сбежала вниз по ступенькам.
На улице бушевал сильный ледяной ветер. Он моментально остудил ее и заставил вспомнить о том, что перчатки остались дома. Тихо выругавшись по этому поводу, девушка спрятала руки в карманы и подумала о том, что здорово было бы иметь хорошую теплую шубу, например, из лисицы… Мысль об этом напомнила ей о происшествии прошлой ночи, и стало немного не по себе: все-таки зря она ребенка напугала, надо было самой красоткой заняться – уж очень шубка у нее классная… Хотя ну их всех!
Дойдя быстрым шагом до остановки, она вскочила в подошедший вовремя автобус, и через десять минут была около небольшого, выстроенного из красного кирпича кафе, над дверями которого мигало и переливалось всеми цветами радуги название «KENT».
Около кафе стояли несколько парней и, о чем-то переговариваясь, увлеченно потягивали сигаретный дым. От секундного наблюдения за этим ритуалом у Саши перехватило дыхание и захотелось, во что бы то ни стало, закурить.
- Кенты, угостите сигареткой! – обратилась она к незнакомцам.
- А у тебя что ушки пухнут? – поинтересовался один из них, длинный, как телеграфный столб, парень.
- Да, пухнут! – грубо ответила Саша и, вырвав из его руки не прикуренную сигарету, вошла в помещение кафе.
Там был полумрак, и в воздухе клубился настолько крепкий табачный дым, что некурящему человеку тут не удалось бы провести более пяти минут без последствий для здоровья. Прикурив добытую у дверей в кафе сигарету, Саша пробралась сквозь дымовую завесу и вошла в служебку.
- Ты где шляешься? – возмущенно нахмурив густые черные брови, спросил Кент и направился к ней, - Сейчас сколько на часах?
- Двадцать тридцать, - коротко и без тени смущения ответила девушка, - А что?
- Как что?! Ты же опоздала!
- Ну да, опоздала – знаю! Но я не специально! Это все из-за очередного разговора с матерью. Она опять не дала спокойно уйти на работу…
- Так научи ее уважать твои права! Сколько она будет вмешиваться?
- Да она с пьяни забыла, куда я иду. Но больше я из-за нее не опоздаю, не бойся!
- А я и не боюсь, девочка, - Кент подошел к Саше вплотную, - Это ты должна бояться потерять работу! А теперь быстро в зал, там не хватает официантов…
Решив не пререкаться, Саша переоделась в форму и приступила к работе. Людей благодаря празднику было особенно много, и ей пришлось крутиться, как белке в колесе. Хорошо хоть в училище были каникулы, и утром не надо было идти на занятия, чтобы там полдня бороться на парах со сном. Надо было всего лишь поработать до тех пор, пока отсюда уйдет последний клиент, а потом можно позволить себе отдых. Эта мысль здорово поддерживала, как и обилие чаевых.
Положив очередную купюру в карман фирменного фартука и подняв поднос, полный использованной посуды, Саша развернулась с намерением отнести его на кухню и вдруг столкнулась с Машкой и Ниной, одной из сокурсниц Саши и членом их компании.
- Привет, красота! – улыбаясь, проговорила Маша, - А мы пришли тебя проведать…
- Серьезно? – удивилась Саша, - С чего бы это?
- С чего бы это?! Ты что серьезно не догадываешься?
Саша еще больше удивилась и вопросительно смотрела то на Машу, то на Нину.
- Во дает! – поразилась Нина, - А тебе вообще не кажется странным твой ночной уход с нашей тусовки?
Только сейчас до Саши дошло, что имели в виду девушки.
- Да-да, ты правильно мыслишь, - не дождавшись, когда Саша озвучит то, что осознала, сказала Нина, - Нам очень интересно, чего это ты так быстро умотала, что даже «пока» не сказала…
- И чего петарду тому ребенку под ноги бросила? Мы же не договаривались в новогоднюю ночь в обезьянник попадать! – добавила Маша.
- Чего-чего… - не знала, что и сказать Саша, но тут вмешался подоспевший вовремя Кент.
- Вы почему это официанта отвлекаете? – сдержанно спросил он.
- А мы хотим заказ сделать! – не растерялась Нина.
- Хотите, так делайте, и нечего языками молоть, - высказался хозяин кафе и повернулся к Саше, - А ты не стой полчаса с подносом! Отнеси посуду на кухню и только после этого обслужи клиенток.
- Конечно, шеф, конечно! – ехидно ответила Саша и еле удержалась от благодарности, потому что помог ей прийти в себя и дал время найти более-менее правдоподобный ответ на поставленные подругами вопросы. Она, конечно, не собиралась отсчитываться перед ними, но и показать свою слабость не хотела. Какое им дело до ее размышлений о справедливости и мотивов вчерашнего поступка?
Отнеся, наконец, на кухню посуду, Саша взяла блокнотик для записей заказов, пару меню и вернулась к девушкам, уже умостившимся за одним из столиков.
- Ну, что заказывать будем? – спросила она у них и протянула меню.
- А нам по-простому: два мороженого и два двойных «Амаретто».
- Не густо, но ладно – ждите, - сказала Саша и хотела идти, но Маша остановила её.
- И все-таки, Саша, что вчера случилось?
- Просто я плохо себя контролировала после выпитого за ночь. Ну, бросила петарду… И что с того? Не убила же ту девочку…
- И слава Богу, что не убила! – воскликнула Маша.
- И что удрала вовремя – тоже молодец, а то потом менты набежали, и нам пришлось оставшиеся петарды в кусты выбросить и мотать оттуда, - добавила Нина, - А вообще ты так больше не шали. Нам неприятности не нужны.
- Вот-вот, и давай мороженое, а то что-то сегодня на сладкое тянет, - сказала Маша.
- Ха-ха, главное, чтоб не на соленое! – рассмеялась Саша и, довольная, что от нее отстали, пошла выполнять заказ.
Через время она вернулась, неся на подносе два фужера с «Амаретто» и красивые вазочки с мороженым, украшенным шоколадом, кокосовой стружкой и мелкими кусочками экзотических фруктов.
- Ого, ты решила обслужить нас по высшему разряду? – поинтересовалась Маша, взглянув на такую красоту.
- Ага, - улыбнулась Саша, - Уж очень мне хочется получить хорошие чаевые… Шучу, конечно.
- Ну да, понятно, - рассмеялась ее подруга, - С чаевыми, надо сказать, у нас напряженка, но мы все же предлагаем компенсацию.
- Какую? – нетерпеливо поинтересовалась Саша.
- Приглашаем тебя на рождественскую дискотеку с 6 до 7 января в ночной клуб «Фаэтон» - выпалила Нина.
- Ага, там круто будет. Кутеж на всю ночь с танцами, едой, выпивкой и многими другими приятными вещами, - добавила Маша, - Нас туда позвала Тамила с последнего курса бурсы… Ну, помнишь, крашенная в баклажан и вечно наводящая губы ярко-алой помадой.
- Помню, конечно, еще бы не помнить! Но с какой радости она осчастливила нас приглашением?
- Да все просто: ее братьям и паре друзей братьев нужны подруги, а я как-то ей одну услугу оказала, и она – моя должница. Вот и расплачивается. Ну что, пойдешь?
- Конечно, пойду. Только с одеждой надо будет что-то придумать, а для этого надо работать. Отдыхайте, а я пошла, - радостно ответила Саша и, заметив разъяренный взгляд бармена, дружка Кента, окунулась с головой в работу…

♥ 7 ♥
Время было, как всегда, неумолимым. Совсем недавно отмечали приход Нового Года, а тут уже и заканчивалась эта первая неделя нового тысячелетия, пролетев в делах и праздничных заботах поразительно быстро.
Сегодня, в Святой вечер перед Рождеством, Алла по традиции поехала вместе со Светой и Славой к Яне, которая была крестной матерью девочки. Яна жила не слишком далеко, на Салтовке, и каждый год вот уже пять лет к ней приезжала подруга с крестницей, а иногда они брали с собой и крестного. В эти вечера они собирались тесной компанией и проводили время весело и шумно. Правда, у Яны до сих пор не было детей, и Свете не с кем было по-настоящему развлечься, но взрослые изо всех сил старались возмещать этот пробел и сами развлекали девочку. Особенно большим мастером в этих вопросах был Ваня. Он часто включал веселую музыку и учил малышку танцевать, а выписывать пируэты вместе с большим дядей-танцором было ее любимым занятием.
Вот и сегодня, во время поездки к крестной в автобусе, она с нетерпением ждала нужной остановки и постоянно дергала маму и дядю Славу:
- Ну когда же мы приедем, мамочка?
- Скоро, крошка, скоро, - терпеливо отвечала каждый раз Алла, а сама еле удерживалась от замечаний.
- Светик, оттого, что ты постоянно нас спрашиваешь, мы быстрее не приедем, - попытался спокойно объяснить крестнице положение дел Слава, - Ты лучше скажи, везешь ли кутью крестной?
- Везу! Конечно, везу! – радостно ответила девочка, - Мама сварила очень вкусную кутью, а я украсила ее вишенками из варенья, изюмом и орешками. Теперь крестная пальчики будет облизывать, когда попробует, а потом подарит мне что-нибудь красивое или вкусное… или и то, и то.
Девочка на миг замечталась о предстоящих удовольствиях, оставив на лице радостную улыбку, а Алла со Славой незаметно для нее переглянулись и тоже заулыбались – очень уж малышка была шухарной. В это время автобус затормозил в очередной и очень долгожданный раз.
- Ну что, красавица, вперед? – спросил Слава и, подхватив ее на руки, вынес из салона, а поставив девочку, повернулся к открытым дверям и подал руку Алле, - Только осторожно, а то здесь очень скользко.
- Спасибо, ты - настоящий друг! - беря руку Славы, весело сказала Алла, но, глянув на изменившегося в лице молодого человека, всегда болезненно реагирующего на напоминание о своем нежелательном статусе, тут же пожалела о сказанном и поправила себя, - Больше, чем друг!
- Мерси! – выдавил улыбку Слава и, вздохнув, добавил, - Ладно, пойдем, подружки!..
- Пойдем- пойдем и до крестной мы дойдем! – напевала, скользя по тротуару, поддерживаемая мамой и крестным Светланка.
Подходя к одному из подъездов многоэтажного дома, она чуть не упала, отчего испугалась и, прервав песню, покрепче схватила за руки взрослых, а потом выдала задумчивым голосом:
- И что бы я без вас делала?.. Упадывала бы уже много раз!
- Ты хотела сказать «падала»?
- Ага. Падала.
- Да, тебе крупно повезло: держим крепко - не упадешь, - подтвердил Светланкины выводы Слава и, улыбаясь, глянул на Аллу, а потом тихо добавил, - Она – просто прелесть!
- Вполне с тобой согласна, - сказала она в ответ и поинтересовалась у дочери, - Света, а ты не забыла стишок, который должна крестной рассказать?
В это время они вошли в лифт и, нажав кнопку, которую ей показала мама, Света ответила:
- Не забыла! Я всё помню. И знаю, что сегодня родится Иисус, а нам надо его славить и колядовать. У нас в садике был утренник. Там мы ходили наряженные и с красивой большой звездой на палочке пели колядки. Мне очень понравилось! – высказалась Света, и в этот момент лифт остановился.
Выйдя на площадку, Алла заметила, что дверь в Янину квартиру приоткрыта. «Наверное, Яна уже увидела нас около подъезда и открыла», - мелькнула у нее мысль, которую тут же подтвердила подруга, выйдя навстречу гостям.
- Ну, наконец-то, дорогие! Входите-входите! – радостно приглашала в квартиру хозяйка, - А я уже жду-жду мою крестницу, думаю, скорее бы пришла, стишок рассказала, а то подарки могут испортиться…
- Подарки?! – восхищенно воскликнула Света и добавила с чисто детской простотой, - Я люблю подарки… А где они?
- Ну, солнышко, подарки достанутся только тем деткам, которые сразу здороваются, снимают шубку и рассказывают крестной стишок. Ты готова это сделать?
- Да, готова, - смутившись от своей невежливости, улыбнулась Света и добавила, - Здравствуй, крестная!
- Вот и молодец! Здравствуй, Светик-семицветик! Вот тут вешай свою шубку и проходи, - подбодрила ее Яна и обратилась к Алле, - Как вы доехали, быстро?
- Да, вполне, - улыбнулась она, - Только Свете все не терпелось до тебя добраться.
- Мы аж устали отвечать на ее постоянное: когда доедем? – добавил Слава, забирая у Аллы пальто и вешая на вешалку в прихожей.
Тут к ним наконец-то вышел облаченный в кухонный фартук Ваня.
- Привет, молодежь! Давайте, скорее проходите в зал. У нас все уже готово, - весело сказал он и, вытерев руки полотенцем, подал правую Славе.
- А ты что, сегодня дежуришь? – поинтересовался тот, пожимая протянутую руку.
- Ага, наряд вне очереди, - рассмеялся Ваня и повел гостей в зал.
В этой большой комнате горел яркий свет, а посередине стоял красиво и богато накрытый стол. Он был придвинут к мягкому дивану так, чтоб можно было за ним сидеть и в то же время ходить по залу, не задевая стенки, уставленной множеством красивой посуды. А около окна на тумбочке стоял включенный телевизор. Он сразу привлек внимание Светы, т.к. шли мультики, но она не умостилась их смотреть, как обычно делала, а, помня про подарки, позвала крестную и, став около их маленькой светящейся елочки, начала рассказывать:
Коляд, коляд, колядниця,
Добра з медом паляниця,
А без меда не така –
Дайте, тiтку, п'ятака!
Все взрослые, разместившись за столом, внимательно выслушали девочку и поапплодировали, когда она закончила, но больше всех обрадовалась выступлению сама крестная, так как этот небольшой стишок был рассказан для нее.
- Ну что ж, молодец! Хорошая все-таки у меня крестница – колядку рассказала. Получай свой честно заработанный пятак, - сказала Яна и протянула Свете пять гривен, - А теперь признавайся, знаешь ли, что это за праздник – Рождество?
- Знаю! Это день рождения Иисуса, сына Бога. Его родила дева Мария ночью, которая скоро настанет, а раз Иисус хороший – все отмечают его День рождения и радуются.
- Ну-у-у, тут пятаком не отвертишься! Грамотная девочка заслуживает большой подарок! – сказала Яна и протянула крестнице коробку с конструктором, - Вот тебе конструктор, построишь домик для своей Барби.
Восторгу девочки не было предела – очень уж везло с подарки в последнее время.
- Теперь, крошка, выгляни в окошко и скажи, появились ли там на небе звезды, - попросила крестная.
- А зачем? – удивилась Света.
- Затем, что ужинать можно садиться сегодня можно только, когда на улице потемнеет, и звездами небо усеется.
- А - а – а! – понимающе протянула девочка и, подбежав к окну, аккуратно отодвинула гардину, а увидев звезды на темном небе, запрыгала, - Ура! Они появились!
- Ну, тогда все-за стол! – объявила хозяйка, и гости стали рассаживаться.
Расположившись рядом с мамой, она прихватила с собой и конструктор. Алла знала, что в ближайшее время девочку разлучить с подарком будет очень сложно: ей еле удалось уговорить Свету не брать с собой куклу, подаренную Славой, и потому молодая женщина не настаивала, чтоб ребенок отнес конструктор в прихожую, пока будет кушать.
А ела она, да и все, с аппетитом, который совершенно не испортило обилие в последние дни праздничных столов. Народ шутил и смеялся, поглядывая на экран телевизора, где как раз показывали юмористическую передачу.
После основного стола по традиции были танцы, которые сменило самое важное событие - сладкий стол с кутьей во главе. 
Ваня, как хозяин, встал и поинтересовался у всех, хотя, собственно, его вопрос был обращен к самой маленькой гостье:
- Ну что, гости, перед тем, как самим кутью есть, давайте с морозом поделимся?
- Поделимся, мы же не жадные! – согласилась Света и стала завороженно наблюдать за действиями дяди Вани.
А он принялся с ехидной улыбочкой исполнять народный обряд: взял первую ложку кутьи и, открыв форточку, бросил ее на улицу, приговаривая: «Мороз, мороз! Иди к нам кутью есть и не морозь нашего хлеба на поле!», а все подхватили его слова и только после этого принялись за кутью сами.
Света же не удержалась от вопроса:
- Мама, - обратилась она к Алле, - А Мороз успеет попробовать нашу кутью или ее какая-нибудь собачка съест?
- Не бойся, не съест! Мороз очень шустрый, и собачка просто не успеет!  – ответила ей Алла, и все рассмеялись.
- Да, со Светой не соскучишься! – сказал Ваня, стараясь успокоиться, и с загадочной улыбкой продолжил, - Только вот скучновато ей тут, без друзей-подружек…
- Хорошо, что недолго так будет, - подхватила его слова Яна, и Алла со Славиком вопросительно посмотрели на нее, - Что это вы так смотрите на меня? Да-да, я не шучу. Если Бог даст, через шесть с половиной месяцев у нас произойдет важное событие!
- Правда? Так вот почему ты спиртное не пьешь?! – Алла аж подскочила от радости и, подбежав к подруге, обняла ее, - Наконец-то! Я так рада за вас!
- Присоединяюсь! Это действительно очень радостная новость! И очень своевременная – рождественская! – подхватил Слава, - В общем, за это надо выпить!
- Согласен! – сияя от радости, сказал Ваня и наполнил рюмки спиртным, - За благополучный исход начатого предприятия!
- Ого сказал! – рассмеялась Яна, - Так романтично!
И все не смогли сдержать смех, а выпив, Алла посмотрела на часы:
- Слушайте, а ведь уже и на посошок пора пить! Время поджимает…
- Ничего страшного. Всего восемь часов! – сказала на это Яна.
- Ну да, восемь. Но мне надо еще Свету к родителям отвезти. Завтра у нас с Линой важное дело…
- А что за дело, если не секрет?
- Одному их хорошему знакомому и деловому партнеру нужна конфиденциальная консультация психолога. Он – какая-то шишка, и Лина попросила помочь ему, порекомендовав меня, как хорошего специалиста.  Уверена, если все получится, он окажется очень полезен для нашей психологической службы.
- Что ж, тогда конечно, ведь завтра праздничный день, и садик не работает… Слушай, а может ей здесь остаться? – спросила Яна.
- Да нет, не стоит. Я уже договорилась с родителями, и они ждут внучку на Рождество, хотят ее колядку послушать, - сказала Алла и мимолетно глянула на дочку, - Да и от них удобнее будет ее забирать. Но в любом случае спасибо за предложение и…
- И тогда «на посошок»! – подхватил Ваня и налил по последней рюмке, после чего все быстро убрали со стола, и гости поспешили на автобус.

♥ 8 ♥
Саша с большим нетерпением ждала рождественской ночи, и хоть она для нее никогда не была такой торжественной и приносящей сюрпризы, какой была обычно для людей, девушка тайно надеялась, что когда-нибудь, это изменится, и ей удастся встретить свою "вторую половинку". Например, может один из друзей Тамилиного брата будет серьезным молодым человеком, и она сможет завязать с ним нормальные отношения… Хотя Саша очень боялась нормальных отношений. Что ни говори, а жизнь не давала ей до сих пор возможности узнать, каковы они - отношения доверия и любви. Кто знает, что с ними делать, если таковые появятся, и как их сберечь…
А, впрочем, девушке не очень-то хотелось загружать себя философскими размышлениями. Она решила, что лучше заняться приобретением наряда для похода в ночной клуб, и пригласила для этого Машу.
Маша была самой большой специалисткой в этой области на весь их второй курс. Многие завидовали ее умению не очень дорого, но модно и со вкусом одеваться, а Саше сейчас очень нужны были именно такие советы. С ее помощью они объехали множество магазинов и выбрали Саше обалденный брючный костюм. Да, именно брючный. Сколько Маша не уговаривала подругу купить что-то типа вечернего платья или хотя бы костюма с юбкой Саша не соглашалась. Она твердила, что для подобной одежды необходимо пальто или шуба, но ни того, ни другого у нее не было, а выглядеть чудаковатой Саше не хотелось. Впрочем, купленный ею рубинового цвета костюм с отливом и брюками модного покроя оказался очень кстати: он подчеркивал красивую фигуру Саши и гармонизировал с ее смуглой кожей и черными, как смоль, волосами. А немного косметики, наложенной профессиональной визажисткой Таней, соседкой Маши, сделали из Саши неузнаваемую красавицу.
- Вау!.. Сашка! Все парни в клубе будут у твоих ног сегодня! – чуть не захлебнулась от восторга Маша, - Так что тебе должно сегодня определенно повезти!
- Было бы здорово… - растерянно ответила Саша, с восхищением рассматривая себя обновленную в отражении большого зеркала, висящего в прихожей у Маши.
- Было бы? – удивленно спросила Маша и, подойдя к Саше, легонько потрясла ее за плечи, - Нет, будет! Обязательно будет!.. А вообще зачем терять время? Пошли скорее!
Маша вытащила Сашу на улицу и насильно заставила сесть на маршрутку. Саша начала что-то рассказывать о дороговизне проезда и экономии, но девушка не захотела ее слушать. Видимо, Рождество действовало и на нее, единственную, кто относился к Саше по-настоящему тепло, потому что она решила немного побаловать подругу и прокатить бесплатно.
Ну, а в клубе их уже ждала большая шумная компания. Тамила представила им своих братьев, двадцатилетних светловолосых близнецов, отличающихся только цветом костюмов, и их несколько друзей.
Все они были уже немного навеселе и очень разговорчивые. Предложив девушкам присесть за столик, стоящий среди десятка других и выбрать что-нибудь из меню, парни озвучили выбор официанту, подошедшему очень вовремя. Только после этого ритуала молодые люди перешли от общих фраз к непосредственному знакомству.
На Сашу сразу обратил внимание коротко подстриженный, но, судя по вьющимся волосам, кучерявый парень в очках, которые придавали ему вид умника.
- Привет, меня Кирилл зовут, а тебя? – без всяких вступлений спросил парень.
- А меня – Александра, - так же прямо ответила она и выжидающе посмотрела на него.
- А ты ничего, Александра! – оценил он девушку и предложил, - Может, давай потанцуем следующий медляк?
- Что ж, посмотрю на твое поведение! – заявила Саша.
- А каким оно должно быть? – полюбопытствовал Кирилл.
- Примерным. Ты же в школе учился?
- Ну, учился, конечно…
- Тогда обойдешься без подробного объяснения, - Саша изобразила на лице улыбку и, увидев официанта, направляющего к ним с полным подносом еды, пришла в неописуемый восторг, - Ура! Еда прибыла!
- Сашка, чего ты кричишь? – удивилась Тамила.
- Как это, чего кричу?! Тут же музыка гремит! – пояснила девушка и, когда парень выставил еду на стол, накинулась на имеющиеся блюда с плохо скрываемым аппетитом.
Остальные последовали ее примеру, а Петр, один из друзей Эдика, поспешно достал из своего пакета бутылку водки и был встречен бурными аплодисментами.
- А-а-а, гаврики, все-таки хотите расслабиться! Я так и знал! – обрадовался он такой реакции и принялся разливать водку в стаканы с колой.
Сказав какой-то чисто символический тост, компания опустошила стаканы, потом «закрепила» и только после этого началось бурное веселье. Теперь уже не было важным, кто с кем был знаком. Важными были только эта вечеринка и желание хорошенько повеселиться.
А так как дискотека в клубе была в самом разгаре, девушки не удержались и, оставив парней «приговаривать» бутылочку, пошли танцевать.
Саша обожала это дело, особенно, если был достойный партнер или партнерша. Сегодня правда с партнером не везло: парни из их компании были скорее насосами, с большим усердием втягивающими всё, что хоть мало-мальски содержало алкоголь, поэтому она благодарила судьбу за то, что здесь была Маша. С этой девчонкой Саша могла танцевать ночь напролет, особенно у них получались быстрые танцы – они давно научились понимать друг друга с полуслова в этом отношении.
Увлеченные своим любимым занятием, девушки не заметили, как к ним подключились парни. Кирилл, довольно долго наблюдавший из-за столика за отлично танцующей Сашей, осторожно поднялся и, немного шатаясь, подошел к ней. Постояв немного рядом, он, наконец, попал в такт и стал старательно покачиваться и подпрыгивать. Так мужественно он продержался до конца танца, веселя девушек своей неказистостью, но тут зазвучала медленная тема, и Кирилл, не особо церемонясь, повис на Саше.
- Ты мне обещала танец, помнишь?
- Ну, вот еще! Не обещала я. Это ты забылся немного: я говорила, что посмотрю на твое поведение, - уточнила Саша, не зная послать ухажера или потерпеть еще немного.
- Неужели?!. И что, я прошел экзамен? – старательно пытаясь говорить трезво, спросил парень.
- Не похоже. Ты пьяный до чертиков, а я не хочу танцевать с таким… - Саша замолчала, пытаясь подобрать слово помягче, чтоб не напроситься на неприятности, но Кирилл не обратил внимания на неоконченную фразу. Его мысли блуждали где-то в другой плоскости – плоскости плотских желаний, подкрепленных оказавшимся в его объятьях молодым женским телом.
Он притянул ее к себе и проворнякал, дыхнув перегаром:
- А чего же ты хочешь, киска?
Саше этот «аромат» напомнил определенные моменты общения с родным папочкой, она мгновенно почувствовала тошноту и напряглась:
- Знаешь, сейчас я больше всего хочу… в туалет! – выпалила она, вырываясь из противных объятий, и, борясь с отвращением, быстро пошла в сторону дверей, над которыми висела табличка «WC».
От выпитого спиртного и нахлынувших болезненных воспоминаний резко закружилась голова. Надо было во что бы то ни стало дойти до туалета и хотя бы умыться. С трудом лавируя между группами курящей и о чем-то разговаривающей молодежи, она добралась до нужной двери. В помещении было полно народу, и стоял неимоверный шум: две девушки громко ругались, еще несколько обменивались какими-то маленькими пакетиками с белым порошком, явно не сахаром, и спорили, кому сколько брать, еще несколько поправляли макияж, но Саша ни на что не обратила внимания. Тошнота накатывала снова и снова, и она кинулась в одну из свободных кабинок, где спустила в унитаз весь ужин вместе со спиртным, потом доплелась до раковины и тщательно умылась, прополоснув заодно и рот. Только после этого она подняла голову и посмотрела на себя в зеркало: слава Богу, на ней было мало косметики, и лицо не напоминало персонажа из фильма-ужаса. К тому же освобожденный от тяжести желудок, наконец, немного успокоился и позволил ей прийти в себя. На этот раз, похоже, пронесло, но больше она не станет пить… во всяком случае такое мерзкое пойло неизвестного происхождения, которое пришлось употребить сегодня.
Еще раз освежив лицо холодной водой, она, наконец, почувствовала в себе силы выйти отсюда и, снова глянув в зеркало, поправила прическу… Только теперь ее внимание привлекла обстановка в туалете. В отражении зеркала она увидела, как тут многолюдно.  Девушке тут же стало неловко за случившееся с ней, но, понаблюдав за окружающими, она успокоилась: никто ни на кого не обращал внимания. Все были заняты своими делами, и, что удивительно, эти дела в очень редких случаях напоминали то, что должны были делать люди в подобных помещениях. Отметив про себя всю курьезность происходящего, она увидела в руке у разодетой, как пигалица, особы дымящуюся сигарету и почувствовала, что ей срочно необходимо закурить. Подойдя к курящей, она проговорила:
- А лишней сигаретки не найдется?
- Лишних не держим, - почему-то во множественном числе ответила о себе девушка и, показав рукой в сторону выхода, сказала, - Пойди возле туалета спроси, я там брала.
- Спасибо… - пробормотала Саша и выскочила из помещения.
В коридоре царил полумрак и никого не было поблизости, только из-за непонятно для чего сооруженной перегородки доносились неясные, тихие звуки. Желание закурить было настолько сильным, что действия Саши опережали мысли. Она рванула за перегородку и тут же остановилась, как вкопанная: там стояли, прижавшись друг к другу и ненасытно целуясь, две девушки. Каждое их движение говорило о нарастающей страсти, а их вздохи и тихие, еле слышные стоны вдруг всколыхнули в Саше неведомые ранее чувства. У нее во рту мгновенно пересохло. Забыв про курение и про все на свете, она попятилась и быстро ушла в зал.
Там, как и прежде, гремела музыка. Пройдя через огромное количество танцующих компаний. Саша, наконец, нашла своих спутниц. Они (все такие же веселые и беззаботные) танцевали в обнимку со своими новыми знакомыми, но Саше не хотелось танцевать. Она расположилась за столом и выпила минеральной воды, а потом долго сидела и, глядя на развлекающуюся молодежь, видела все в несколько другом свете: теперь что-то в ней, она еще не знала, что точно, изменилось…

♥ 9 ♥
Выйдя из подъезда на улицу, Лина поспешила к своей машине, по пути сняв ее с сигнализации. Синяя с отливом «Volvo» весело мигнула фарами и что-то пропищала, видимо, радуясь встрече с хозяйкой, но сама Лина никак не отреагировала на эти «знаки» внимания.
- Слушай, как время бежит! – сказала она Алле, идущей следом за ней, - Я не думала, что Петр Борисович продержит нас у себя четыре часа.
- Да, очень разговорчивый попался товарищ. Мне показалось, что именно эта его черта и создала проблемы, с которыми он обратился ко мне. Бывает иногда очень полезно держать язык за зубами, иначе случается, как у него. Теперь придется составлять психологические портреты его партнеров и в соответствии с ними вырабатывать стандарты поведения Петра Борисовича с каждым из них, чтоб исправить последствия его необдуманных поступков и вернуть доверие партнеров.
- Задачка не из легких, однако, - вздохнула Лина, открывая дверь машины и садясь за руль.
- Да, попотеть придется, но он пообещал не обидеть в материальном плане, да и в профессиональном для меня будет очень полезно выполнение этой задачи, - Алла села на переднее сиденье рядом с Линой и, подождав, пока та заведет машину, спросила, - Куда теперь?
- Ну, я думаю, что в Рождество мы достаточно нагрешили, занимаясь делами, и теперь надо отдохнуть, - Лина посмотрела на часы, - Так... Сейчас три часа дня… Надо подумать, сколько имеем времени.
- Свету надо забрать не позже семи вечера, а то родители в гости собрались.
- А мне надо пригнать машину к дому примерно к половине шестого, чтобы Илья тут же поехал на вокзал встречать шефа, - Лина вырулила из двора на центральную дорогу.
- Странно, а что у шефа нет личного авто с шофером? – удивилась Алла.
- Есть, но вот ирония: этот водитель вчера на скоростном шоссе из-за гололеда съехал в кювет и снес придорожное ограждение, повредив авто. Хорошо, что хоть сам остался жив! Только вот шефа не интересует положение дел. Ему главное, чтоб не пришлось возвращаться из командировки на метро. Да и не знает он еще о случившемся. Именно Илья, как особо приближенный, вызвался сообщить и смягчить меру наказания для водителя, ездившего не там, где нужно.
- Да, за рулем надо быть осторожным…
- Кстати, а когда мы твои права обмывать будем? – вспомнив о получении Аллой водительских прав в первых числах января, поинтересовалась Лина.
- Да, с частью друзей уже обмыла, теперь с тобой осталось и с Леной, но для этого тебе не следует быть за рулем.
- Согласна, так что сегодня объявляем день трезвости. Раз так… - Лиина подумала с секунду, - Тогда давай просто в кафе часок посидим.
- Хорошо, давай в «Натюрель» заедем, там очень стоянка удобная и угощать буду я. Только с одним условием!
- Это каким еще? – удивилась Лина и, остановившись на красный свет, посмотрела на Аллу.
- Ты позволишь мне довезти себя до своего дома за рулем твоей машины!
- Что?!
- Ну, Линочка, пожалуйста! Ты же обещала дать прокатиться, а сегодня как раз, почти нет гололеда, и поедем мы не по центральной улице, а окольными путями, где нет гаишников… Или ты сомневаешься с моем умении водить машину?!
- Я? – переспросила Лина, снова посмотрев на Аллу, потом на засветившийся зеленый огонек светофора, надавила на газ и сказала, - Нисколько, ведь знаю, что права ты заслужила, а не купила. Просто гололеда опасаюсь.
- Но я обещаю, что все будет окей! Я буду аккуратно ехать! – взмолилась Алла.
- Ладно, уговорила, - сдалась Лина, - Только с тебя тортик и 250 г. мороженого!
- Идет! – обрадовалась Алла.
В это время машина вырулила на небольшую площадку перед таким же небольшим кафе, разместившемся на первом этаже многоэтажного жилого дома, и поставила машину на свободном месте.
- Ну что, прибыли? – улыбнулась она Алле.
- Угу, - кивнула та в ответ, - Теперь давай объедимся сладкого, чтоб потом сесть на диету!
- Ха-ха! Тебе ли с твоей фигурой говорить о диете?! – рассмеялась Лина и, выйдя одновременно с Аллой из машины, замкнула ее и продолжила, - Вот мне потом действительно придется устраивать разгрузочный день... Но об этом пока не будем. Давай просто оторвемся!
- Давай! Ведь в конце концов сегодня Рождество!
Зайдя в кафе, они нашли свободный столик у окна и провели за ним гораздо больше часа, объедаясь фирменными сладкими блюдами и болтая на всевозможные темы, а когда начало смеркаться, рассчитались с официантом и собрались ехать по домам.
Выйдя на улицу, девушки заметили начавшийся мелкий, но довольно густой снежок, который, однако не уменьшил решимости Аллы испробовать себя в роли водителя. Как только Лина отключила сигнализацию, она, пока хозяйка авто не передумала, поспешила сесть за руль.
За время обучения в автошколе Алла хорошо изучила принципы вождения, тем более, что Слава часто давал ей возможность попрактиковаться на своем «Форде», поэтому, осмотрев панель управления, она в течение пяти минут освоила особенности Лининого авто и вполне уверенно повела машину, направляя ее по второстепенным улицам, методично наполнявшимся снегом и людьми, которые, словно сговорившись, повыходили на вечернюю прогулку. Кое-кто из них торопился и тянул за собой детей, кое-кто, в основном, пожилые, шли аккуратно, помогая себе палочками, а некоторые не спеша дефилировали, о чем-то увлеченно беседуя. При этом то у одних, то у других периодически возникала необходимость перейти через дорогу, из-за чего Алле приходилось снижать скорость и постоянно притормаживать.
- Слушай, все словно сговорились! Куда они идут?! – удивилась Алла.
- А ты сверни на соседнюю улицу, обычно там людей не бывает.
- Точно! Мы со Славой там часто практиковались, - Алла нажала на газ и через пару минут вывернула в проезд между многоэтажками.
Выехав на пустынную улицу с заснеженными кустами вдоль дороги, молодая женщина осмотрелась и радостно произнесла:
- Похоже, здесь можно немного расслабиться, да и до дома недалеко…
Только она это сказала, как у края дороги появилась большая компания молодежи. Увидев машину, они вроде остановились с намерением пропустить ее, но в их рядах, судя по всему, была накаленная обстановка, т.к. двое, ожесточенно махая руками, о чем-то спорили, а остальные поддакивали. У Аллы оставался какой-то миг, чтоб проехать мимо, но в последний момент кто-то сильно толкнул одного из спорщиков, и тот полетел под машину.
Испугавшись и вскрикнув, Алла нажала на тормоза и тут же ощутила толчок – падающий сильно ударился о правый борт автомобиля и упал прямо под него на уже белую от снега дорогу.
В компании все завизжали и разбежались в разные стороны, бросив потерпевшего лежать там, где он остался. Дрожа от потрясения и страха, Алла выскочила из машины вслед за Линой. Они подбежали к лежащему.
- Боже! Как же так?! Я же аккуратно ехала! – воскликнула Алла и наклонилась над пострадавшим, - Вы живы? Отзовитесь!
Лина внимательно посмотрела на жертву.
- Смотри, тут кровь!.. – она показала на лоб, - Наверное головой ударился.
Алла аккуратно приподняла голову лежащего на снегу и, сняв шапку, воскликнула:
- Да это же девушка!.. И, похоже, она без сознания.
Но тут несчастная застонала и, кривясь от боли, открыла глаза.
- Где я? – тихо спросила она, посмотрев на Аллу затуманенными от боли глазами, - Почему я на земле?
- Действительно, ее срочно надо посадить в машину и уезжать отсюда, пока никто нас не увидел! – быстро сказала Лина.
- Но куда везти? В больницу? Тогда разбирательств с милицией не избежать!.. – немного поразмышляла Алла и обратилась к незнакомке, - Как ты себя чувствуешь?
- Хреново… - пробормотала она, - Хотя жива. Только не врублюсь, как тут оказалась.
- Авария… Тебя кто-то толкнул… А вообще некогда сейчас сказки рассказывать. Раз сознание не потеряла сразу, с памятью все в порядке будет – вспомнишь. А сейчас давай попробуем встать, - Алла и Лина подхватили ее под мышки и, отряхнув, затянули в машину.
Там, усадив незнакомку на заднее сидение, Алла села рядом, а, пока Лина занимала место за рулем, посмотрела на обхватившую двумя руками свою голову девушку, и, наклонившись к подруге, очень тихо сказала:
- В больницу ее везти нельзя сейчас, да и, судя по всему, повреждения не серьезные. Но рану надо будет осмотреть и обработать, а завтра свожу ее в поликлинику и сделаю рентген. В любом случае надо все решить полюбовно, без судов и т.п.… Значит, надо ехать ко мне.
Лина завела машину и, посмотрев на часы, тронулась с места:
- Уже пять, у тебя на квартире будем минут через семь, и мне тут же придется выезжать домой, иначе подведу мужа. А как же ты заберешь Свету?
- Что-нибудь придумаем, давай, гони!
Послушная Лининым командам машина тут же увеличила скорость, а уже через пять минут они подкатили к Аллиному подъезду. Оставив находку в машине, девушки, не сговариваясь, вышли, не забыв при этом захлопнуть двери.
- На седьмой этаж я ее не дотяну… - начала Алла, глядя на откинувшуюся на сидение девушку, но Лина ее остановила:
- И не надо, я помогу. Только вот стоит ли вести незнакомого человека к себе домой? По-моему, она явно не из элитной молодежи…
- А ты можешь предложить другой выход? Может, бросим ее на улице замерзать?
- Да, ты права, мы не можем ее бросить, - согласилась Лина.
Открыв заднюю дверь, подруги помогли девушке выйти и, придерживая, поинтересовались:
- Стоять сможешь сама?
- Смогу – не инвалидка! – ответила девушка и только ее отпустили, вдруг схватившись за голову, покачнулась, - А куда вы меня привезли и зачем?
- Надо обработать рану и проверить, вся ли ты цела, - объяснила ей Алла и, вместе с Линой подхватив едва не упавшую незнакомку, повела к лифту.
Пока поднимались на седьмой этаж, девушка стояла в кабинке, облокотившись о стенку и, борясь с болью, посматривала то на Лину, то на Алла, а потом проронила:
- Похоже, сегодня день приключений…
- Похоже, - кивнула Лина, - Но лучше б ты не падала под мою машину.
Тут лифт остановился и, выйдя из него, Алла поспешила открыть дверь, пока Лина поддерживала девушку.
- Ну, вот и пришли, - Алла при помощи подруги завела незнакомку в прихожую, помогла снять ей обувь, раздеться и усадила в зале на диван, а потом подняла глаза на настенные часы и заторопилась.
- Лина, тебе надо спешить… - выводя помощницу в коридор, сказала она, - Беги скорее и прости, что так получилось. Если на машине будут повреждения, я оплачу ремонт.
- Глупости, не стоит… Ты же не виновата, и за рулем, с таким же успехом, могла быть и я. Хуже всего, что мне действительно надо ехать. А как же Света?
- Не переживай. Я съезжу за дочкой, только с ней… - Алла кивнула головой в сторону зала, - разберусь, и что-нибудь придумаю. У меня еще есть время, в отличие от тебя.
- Тогда – пока!
- Пока! – Алла помахала Лине на прощанье рукой и, закрыв на замок дверь, поспешила в зал.
Незнакомка стояла около трельяжа, облокотившись об зеркало, и рассматривала разбитый лоб, с которого все еще сочилась кровь.
- Тебе надо сесть, а то еще упадешь! – тихо воскликнула Алла, видя, насколько девушка слаба.
- Пустяки… - пробормотала та в ответ, - Мне и не так доставалось.
- Тебе доставалось? – удивилась Алла, - Но почему?
- Потому что не всем так везет в жизни, как вам! - как-то нелепо взмахнув рукой в указывающем на обстановку жесте, бросила она.
- А у тебя трудная жизнь? – спросила Алла, подходя сзади к неожиданной гостье.
- А какая тебе разница? – резко повернулась она и, злобно посмотрев в глаза, вдруг покачнулась.
Алла подхватила ее и усадила на диван. Неизвестно почему, но эта необычная особа явно не из ее круга очень заинтересовала молодую женщину. Было поразительно наблюдать, как за озлобленной бравадой проскакивала еле уловимая, но заметная профессиональному глазу ранимость.
- Знаешь, что… Не делай больше глупостей. Посиди спокойно и дай обработать рану.
Девушке, судя по виду, было нехорошо, и именно поэтому она, закрыв глаза, все же откинулась на спинку дивана. Видя, что гостья смирилась и утихомирилась, Алла поспешила на кухню и вернулась с ватой, перекисью водорода и йодом.
Присев рядом с незнакомкой, она смочила вату перекисью и принялась протирать лоб девушки.
- Ой! Больно! – подскочила та от неожиданности.
- Конечно, будет больно… - Алла сосредоточенно изучала рану, - Но, похоже, ничего особо серьезного. Правда, скорее всего у тебя небольшое сотрясение и еще… на лбу будет шишка.
- Шишка? – девушка уставилась на Аллу и ошарашено улыбнулась, - Всю жизнь мечтала иметь шишку на лбу!.. Вот блин!
- Блин - не блин, а ты здорово ударилась головой о машину.
- Тамилка – зараза! – выругалась девушка, видимо, уже вспомнив детали происшествия и вздрагивая от каждого прикосновения врачующей, продолжила, - Ну, ничего, я еще с ней разберусь!
- Слушай, а тебя-то как зовут? – вдруг спохватилась Алла.
- Саша… А что?
- Да так… Все-таки ты у меня в гостях…
- Ха!.. И я в восторге!.. – съязвила Саша, - И где вы только взялись на той дороге?! Теперь буду ходить, как жертва побоища.
- Ну, не очень ты и побита. А голову твою завтра проверим в больнице на всякий случай.
- Не хочу в больницу! Не переношу ее!
- А если что серьезное?
- Ну, значит, скорее сдохну! – озлобленно сказала Саша и, в очередной раз взрыв от боли, снова откинулась на спинку дивана, - Сейчас голова лопнет… Хватит меня мучить!
- А я уже почти закончила. Сейчас только пластырем заклею, и лицо тебе надо от крови отмыть…
- Может позже? Сейчас болит сильно.
- Не переживай. Я все сама сделаю. Сиди только спокойно, - Алла снова вышла и вернулась, неся черпак с водой и тампон из бинта.
Смочив бинт в воде, она снова села рядом с гостьей и начала аккуратно отмывать запекшуюся кровь со лба и щеки. Саша сидела неподвижно и закрыв глаза. Движения хозяйки показались ей удивительно нежными, к тому же находилась она настолько близко, что можно было различить ее свежее размеренное дыхание, а сама сцена, в которой проскальзывала интимность, ввела Сашу в какое-то оцепенение. До этого момента она еще никогда не испытывала на себе подобного внимания женщины, даже собственной матери, и вот сейчас словно открыла для себя что-то новое… и очень приятное.
Мысль об этом заставила Сашу открыть глаза. Она посмотрела на лицо этой молодой женщины и поразилась ее красоте. Такие же, как и у нее самой, черные глаза и темные волосы, только не было в них той черноты, что у Саши, а пухлые губы с чуть приподнятыми краями выдавали в хозяйке нежную, чувственную натуру. Но больше всего девушку поразило внезапно появившееся ощущение, что она уже где-то ее видела…
Алла заметила, что гостья внимательно разглядывает ее и, смочив в очередной раз бинтик водой, не удержалась:
- Отчего так смотришь на меня?
Саша смутилась немного, но все же прошептала:
- А мы никогда раньше не встречались?
- Да нет… - подумав минуту, тихо ответила Алла.
- А вас как зовут?
- Алла, - сказала хозяйка и быстро выпрямилась, - Алла меня зовут, и мне надо срочно ехать за дочкой, а ты пока полежи. Вернусь, и мы обо всем поговорим. Хорошо?
- Хорошо, - ответила Саша, недовольная тем, что так быстро разрушилась установившаяся минуту назад доверительная обстановка.
Алла же в это время быстро взяла недавно снятые пальто с шапкой, и собралась уходить, но одеваясь, еще раз вернулась в зал и попросила лежащую на диване девушку:
- Ты только не уходи никуда! Дождись меня, пожалуйста!
Саша посмотрела на Аллу, на ее шикарную одежду и, подавив вспышку зависти, пообещала никуда не исчезнуть.
Дверь захлопнулась, и девушка, вздохнув с облегчением, улеглась поудобнее. За последние несколько часов с ней произошло слишком многое, и надо хорошо все обмозговать.  А вообще, кто бы мог подумать, что обычная вечерняя тусовка в привычной компании повлечет за собой такие последствия? Кто знал, что подвыпившую Тамилку так перемкнет? Дался ей этот Толик! Лучше б вообще его не видеть и не знать, чем от этой глупой ревности попасть под машину. И что ей теперь делать?!. Оставаться здесь, в теплой, уютной квартире?.. Но что толку?!. Хозяйка, конечно, не одинока, чтоб подоить хорошенько. Наверняка, у нее есть семья, есть дочь и, наверное, муж… В принципе, можно вытянуть из них сотню-другую, пообещав взамен не заявлять в милицию, но это рискованно потому, что у такой богачки (а по состоянию квартиры только такой вывод и можно было сделать) обязательно есть большие тяги. Зачем ставить под удар себя, когда можно сейчас преспокойно что-то взять в качестве компенсации и уйти отсюда, избежав поездки в больницу, и кто знает скольких еще неприятных вещей.
Наконец найденное, на ее взгляд, оптимальное решение заставило Сашу встать. Посидев с минуту на диване, она поднялась и прислушалась к своему состоянию. Голова все еще болела, но уже не так кружилась, и можно было попробовать предпринять экскурсию по квартире. Саша вначале медленно, а потом все увереннее стала ходить по комнатам и осматривать их содержимое. Ей встретилось много заманчивых вещей, но времени оставалось, вполне возможно, мало, и надо было торопиться, поэтому девушка остановила свой выбор на маленьком предмете, который можно было легко унести – на аудиоплеере и нескольких кассетах.
Разложив все по карманам своей куртки, найденной на вешалке в прихожей, она вернулась в кабинет Аллы и, пока искала ручку с бумагой, обнаружила много литературы по психологии и психоанализу. «Да она научный работник! – осенило ее, - Бежать отсюда надо, а то сделает подопытного кролика из меня!»
Отыскав, наконец, чистый лист бумаги, она взяла ручку и наспех нацарапала:
«Спасибо за приют, но мне пора. А плейер будет памятью о приключении. Пока!»  - и, бросив все это дело на столе, обулась и убежала прочь, заботливо защелкнув на замок за собой дверь.

+1

3

♥ 10 ♥
Алла проснулась раньше обычного и долго крутилась, борясь с невеселыми мыслями. У нее из головы вот уже несколько дней не выходила история со сбитой ею девушкой. Молодая женщина прекрасно понимала, что рискует, оставляя незнакомку дома одну, тем более, что та создавала впечатление закаленной улицей особы, которым обычно незнакомы понятия чести, но, в то же время, она пошла на риск, с первой минуты почувствовав симпатию к девушке, внешностью чем-то похожей на нее, а по характеру представляющей собой тип людей, способный вызвать интерес любого психолога, в том числе и Аллы, занимающейся проблемами молодежи.
Она поняла по поведению пострадавшей, что той живется несладко и, вполне возможно, ей нужна помощь и совет. Алла хотела стать полезной и надеялась на то, что большая симпатия к ней, замеченная в глазах Саши, вынудит девушку остаться и пойти на продолжение знакомства, но, увы, все оказалось до предела банальным: она ушла, прихватив плейер. Пустяк, конечно, но факт остается фактом, и в итоге Алла уже никак не сможет повлиять на взявшуюся ниоткуда и исчезнувшую в никуда Александру. Хотя что теперь толку жалеть об утраченных возможностях и страдать от еще одной ошибки в человеке. Надо просто жить и работать, а, значит, пора вставать.
Алла поднялась с кровати, включила негромко музыку и, заправив постель, пошла в Светланкину спальню.
Девочка лежала, разметавшись, а вокруг «спало» множество мягких игрушек – мишек, хрюшек и зайчиков.
Наклонившись и поцеловав малышку в щеку и лобик, Алла прошептала:
- Котик-обормотик, пора вставать!
Света сладко вздохнула, не открывая глаз, повернулась на другой бок и снова замерла, но Алла не отступала и, погладив девочку по головке, снова принялась будить.
- Вставай, проказница, а то уйдет наш веселый паровоз, и тебе придется топать в садик пешком!
- Не хочу пешком! Хочу на паровозике! – сказала девочка и, открыв глаза, обхватила руками наклонившуюся над ней маму, -  И на конячке хочу!
- Будет тебе конячка! – рассмеялась Алла и, подняв девочку, обняла и «покатала» в ванную на руках.
Там они умылись, весело брызгаясь водой, потом сделали зарядку и, быстро приведя себя в порядок и одевшись, прихватили санки и спустились во двор.
На улице было по-прежнему снежно, а крепкий утренний морозец щипал щеки и нос. При этом чистое небо и выглядывающее из-за горизонта, заметного между высотных домов, солнце обещало немного тепла и яркого света. Все это поднимало настроение, и Алла, везя на санках Свету в направлении садика, решила, что не отдаст себя на растерзание депрессии, даже если причиной для таковой было еще одно разочарование в людях.
- А где же Тимка и Сёма? – вывела маму из задумчивости своим разочарованным голосом Света, когда они подъехали к последнему подъезду дома.
- Они, наверное, догонят нас, - ответила Алла, и тут же они увидели выбегающих со смехом из соседнего подъезда малышей и спешащих за ними мам с санками.
- Ура! Теперь будет паровозик! – радостно завизжала Света и, попросив Аллу остановиться, стала наблюдать, как мальчики, ее заядлые дружки и защитники, усаживались с помощью мам на санки и подъезжали к Свете.
- Доброе утро! – сказали почти одновременно обе мамы, подвезшие детей к Алле и Свете, - Давно ждете?
- Да нет, только подъехали, - поздоровавшись, сообщила Алла, - Ну что, давайте делать паровозик?
- Давайте! – закричали дети, и мамы послушно скрепили все санки так, чтоб они были похожи на вагончики, а потом по очереди тянули этот «паровозик» до самого садика.
Эта игра была любимым занятием и мам, и детей, которые благодаря ей всегда с готовностью вставали рано и шли в садик зимой, когда особенно хотелось подольше поспать.
Оставив Свету в садике, Алла села на маршрутку и через несколько минут была на работе.
Центральный офис службы находился на втором этаже неплохо сохранившейся хрущевки и занимал несколько комнат, среди которых был кабинет Аллы, операторская с многоканальным телефоном, позволяющим общаться сразу с несколькими людьми, нуждающимися в советах, служебное помещение и пара аудиторий для тренингов.
Пройдя по коридору и посмотрев всё ли в порядке, Алла заняла место в своем кабинете и, открыв ежедневник, окунулась в планы, а они на сегодняшний день были большие. Так как зимние каникулы в школах и средних специальных учебных заведениях подходили к концу, надо было заканчивать создание экспериментальных кабинетов психологической помощи в одной районной школе и одном ПТУ. Благодаря спонсору программы «Банкиры - молодежи и детям» Первому международному банку Украины все формальности с арендой двух кабинетов, их меблировкой, компьютеризацией, установкой и наладкой современных средств связи были в стадии завершения. Легализацией же этого вида деятельности в официальных инстанциях города Алла занималась сама и, хоть пришлось порядком понервничать и потратиться, завершилось все успешно. Теперь осталось только набрать квалифицированные кадры, но в этом плане Алла действовала осторожно: она должна была полностью доверять своим психологам, ведь от их непосредственной работе на местах зависел успех ее дела.
Сделав несколько звонков, Алла прошла в операторскую. В ней перед телефонными аппаратами сидело три девушки, каждая в специальном прозрачном изолированном от посторонних звуков кабинетике. Две из них разговаривали с пациентами, а третья была в данный момент свободна. Увидев это, Алла вошла к ней в кабинку:
- Давно отдыхаешь, Аня?
- Минут пять, не больше, - ответив, улыбнулась та.
- А вообще много звонили?
- Пока было четыре звонка, и все на тему отношений родителей и детей. Мне сегодня просто везет с этим.
- Ясно… Ну и как, все были удовлетворены советами?
- В принципе, все, но один паренек оказался особенно упрямым. Ему отец запретил встречаться с несовершеннолетней девушкой, потому что рассчитывал сделать из своего ребенка большого человека, а тот влюбился и хочет жениться. Из-за этого расхождения во взглядах на жизнь парень поссорился с отцом и поселился у друга. Теперь, будучи студентом, остался без средств к существованию и думает, как бы заставить отца принять его позицию.
- И что ты посоветовала?
- Попробовать убедить отца, что женитьба не разрушит его планов на будущее, а если не подействует, не ссориться, а проверить свои чувства к девушке, перестав временно встречаться в открытую, а также хотя бы до достижения ею совершеннолетия отложить женитьбу. Время же все расставит на свои места.
- Собственно, ты права… А он согласился?
- Выслушал и с поразительной горячностью заявил, что никто, даже сам дьявол, не разлучит его с той девушкой.
- Действительно упрямый, и хоть это полезное качество для человека, борющегося за свою судьбу, ему надо быть осторожным, иначе может навсегда восстановить против себя отца.
- Да, это точно, - произнесла Аня и тут же переключила свое внимание на звонящий телефон, а Алла, чтоб не мешать подчиненной сосредоточиться на новом диалоге, отправилась в свой кабинет и только собралась заняться делами, как дверь приоткрылась, и в образовавшейся щели показалась Янина голова.
- Привет, Алла Борисовна! – воскликнула она, улыбаясь во весь рот.
- Привет-привет! Как неожиданно! - обрадовалась появлению подруги Алла, - Уже вернулась?!
- Ты угадала!  - Яна вошла и непринужденно села на стул рядом со столом, - Причем заметь: сразу - на работу!.. Надеюсь, начальство оценит это по достоинству!
Алла откинулась на спинку своего кресла, внимательно посмотрела на подругу, а заметив хитринку в ее глазах, рассмеялась:
- Ну это если повезет!  А то ведь в начальстве обычно одни самодуры...
- Боже! - Яна изобразила искреннее удивление, - Я думала, мое начальство - самое лучшее, а ты такие вещи говоришь про госпожу Елецкую!.. Вот уж не думала, что она - самодура!
Алла прыснула от смеха:
- Ты чего обзываешься?
- И не думала! Я наоборот за то, чтоб начальство любили и берегли! - заверила Яна.
- Ну, в таком случае не называй меня больше тем нехорошим словом, глупышка! Я могу себя, как захочу называть, а тебе - нельзя! - сказала Алла Борисовна, с грозным видом опершись локтями о стол, но потом улыбнулась и добавила, - Хотя на первый раз, так и быть, прощаю!   
- Отлично! Рада, что ты такая добрая! - Яна сделала вид, что вздохнула с облегчением, и заявила, - Но оставим эту тему. Расскажи, мне лучше, что у тебя на днях произошло, пока я рассекала лыжами снег в Карпатах.
- О-о-о… Это весьма поучительная история. А учит она не садиться за руль чужих машин и быть осторожной при появлении около дороги тинейджеров, да еще лишний раз напоминает, что нельзя приводить в дом незнакомцев и… незнакомок… - вздохнув, погрустнела Алла, - А если серьезно, на Лининой авто я сбила девушку, которую толкнули под машину ее друзья. Девушка отделалась легким сотрясением мозга и кровоточащей шишкой на лбу, а мы с Линой, чтоб не связываться с милицией, привезли ее ко мне домой. Лина сразу уехала (спешила очень), а я обработала девушке рану и умчалась за Светой к родителям – больше откладывать поездку не могла. Вернулась, а этой девушки Саши вместе с плейером и след простыл. Хорошо, хоть квартиру захлопнула на замок, а не бросила настежь…
- Ничего себе! – поразилась Яна, -  Тут есть только один плюс: она, похоже, не собирается заявлять на тебя в милицию.
- Да, это точно. Я тоже не могу заявить на неё. Тогда пришлось бы все объяснять и, хоть чувствую обиду, где-то даже благодарна этой особе, которая могла бы вынести пол квартиры, а удовлетворилась плейером.
- В самом деле, она поразительно гуманно отнеслась к тебе! – съязвила Яна.
- Так и есть!  И очень жаль, что она ушла. В ней есть что-то такое!.. Не знаю пока, как объяснить, но мне показалось: у нас получилось бы стать друзьями.
- Даже так?! Друзьями? - удивилась Яна и добавила, - Значит, это только тебе показалось, а ей твоя дружба совсем не нужна.
- Или она просто боится этого проявления человеческих чувств… - вздохнула Алла и тут же взбодрилась, - Но хватит обо мне! Расскажи лучше, как отдохнули!
- Шикарно! – сразу засветилась Яна, - В горах столько снега, что можно ослепнуть от его сияния, а наша база находилась в лесу, на склоне горы. Номер был двухместный, с камином и всеми удобствами – люкс, одним словом, и мы с Ваней словно медовый месяц провели!
- Здорово! Надо будет и Свету туда свозить годика через два, раз уж не с кем из… ну, ты понимаешь, - хмыкнула Алла, - ехать…
- Вот тут я тебя не понимаю! – откровенно призналась Яна, - А как же Слава? Он был бы замечательным отцом для Светы и тебе хорошим мужем…  Он же любит тебя давно – по нему видно!
- Но я его не люблю! – воскликнула Алла, - С этим что не надо считаться?!
- Надо, конечно надо, - согласилась Яна, - Просто хочется, чтоб ты, наконец, стала счастливой…
- Я счастлива, - отрезала Алла, - И давай не будем больше об этом, ладно? Лучше работой займемся, а то мне еще надо в сбербанк сходить и оплатить объявления в газетах и по ТВ о приеме на работу.
- Хорошо. Согласна с тобой, - сказала на это Яна, - Тем более, что мне самой нужно разобраться со своими пациентами и назначить им дату нового тренинга… Кстати, а как обстоит дело с экспериментальными кабинетами психологической помощи? Когда будем открывать их?
- По договору – на следующей неделе. Есть только одна загвоздка – специалисты. Я никак не могу подобрать нужных людей, а даже если найду, первое время придется курировать их, чтоб не наломали дров. Вполне возможно нам с тобой даже провести несколько занятий в 184-ой школе и 75-м училище придется…
- Тогда позволь мне выбрать школу? Не люблю я бурсы.
- Ах ты, хитренькая! – рассмеялась Алла, - Что полегче выбрала… Хотя, в принципе, я не против. Сама предпочитаю более зрелую, чем в школах, молодежь и у учеников в училищах, мне кажется, больше проблем.
- А я считаю, что проблемы есть у всех.
- Какая ты умная! – иронично восхитилась Алла, - Но я имела в виду, что в училищах молодежь более близка ко взрослой жизни, чем в школах. В общем, ладно, давай, беги работать!.. Кстати, а как ты себя чувствуешь?.. Как-никак четвертый месяц уже?
- Да, - подтвердила Яна, - И ощущения временами не ахти. Сама себе удивляюсь, уж очень запросы изменились: прямо семь пятниц на неделе в отношении еды, а в отношении здоровья… утренняя болезнь временами дает о себе знать. Но терпеть пока можно.
- Ну и слава Богу! Я помню в первые месяца три практически не могла отлучаться из дома, до того страшный был токсикоз… Ну ладно, давай работать… - все-таки напомнила Алла Яне и себе про обязанности.
- Конечно, давай! Я уже сама по работе соскучилась! – рассмеялась Яна и вышла из кабинета, а Алла тут же стала одеваться. Подходило к концу время перерыва в ближайшем отделении сбербанка, и надо было оплатить намеченные счета.
Однако, как только она взялась за дверную ручку, чтоб выйти из кабинета, та вырвалась из ее руки, дверь отворилась, и на пороге появился Слава.
- Ого! Вот это неожиданность! – рассмеялась она, - Ты стал настоящим мастером по внезапным появлениям!
- Стараюсь, - заулыбался Слава, - А ты что, рада меня видеть?
- Да уж конечно рада. Ты же на машине?
- Ага. А что?
- То, что отвезешь меня в сберкассу и назад.
- А я-то подумал! – вздохнул Слава и театрально добавил, - Вот как разбиваются мечты!
- Да ладно! – легонько подтолкнула его к ступенькам Алла, - Давай поскорее помоги мне, а потом я -  в твоем распоряжении.
- Что, в самом деле? – удивился Слава, спускаясь вниз впереди Аллы.
- Смотря, какое дело ты имеешь в виду, - улыбнулась Алла и пригрозила ему пальцем, - Ох, Слава-Слава!
Молодой человек сошел с последней ступеньки, вздохнул и смиренно открыл входную дверь, пропуская спутницу вперед и любуясь ее мягкой походкой… Все-таки он обожает ее, эту милую женщину, заставляющую его вот уже столько лет страдать…

♥ 11 ♥
Стоя перед зеркалом, Саша в очередной раз попыталась замаскировать свою фиолетово-синюю шишку на лбу, а, не добившись никакого результата, выругалась, надела шапку и, схватив сумку, отправилась в училище.
В последние дни ей пришлось нелегко. Боль в голове уже меньше напоминала о себе, но зато все так же мучило нечто другое. И это «нечто» было совестью. Дело в том, что она, хоть и была несчастливой и сильно озлобленной на всех, никогда не становилась воровкой, а тут словно околдовал ее кто, и в ответ на доброе отношение приятной молодой женщины, она обокрала ее, при этом все равно не пользуется плейером и, как вернуть, не знает.
Все эти мысли постоянно подавляли ее, хотя были и другие – о Тамилке. Как она вообще могла так поступить?! Толкнула ее под машину и спокойненько убежала. Но, в то же время, что взять с Тамилы?  Они с ней были мало знакомы. А остальные?! Они же с детства тусуются вместе!
Нет, определенно надо разрывать с ними отношения. Гнилью от них несет, и хоть сама Саша – не высший свет, с ними ей не по пути!
Что же касается Тамилки – она еще с ней разберется и за все отплатит! Жаль, что в бурсе ее не было эти дни… Но от кары все равно не уйдет!
Лицо Саши исказилось от ненависти, и пришлось приложить немало усилий, чтоб успокоиться и не пугать спешащих на работу людей, а свое агрессивное напряжение она постаралась сбросить, отказавшись от поездки в автобусе и пройдя несколько кварталов до училища быстрым шагом.
Около самого училища было уже много народу, но, несмотря на холод, основная масса молодежи не спешила входить в здание. Все топтались на крыльце и около него, при этом курили, шутили, а кое-кто из парней даже устраивал бои, разбирая свои споры. Лишь некоторые из учеников говорили о своей профессии и учебе, словно это было какой-то запрещенной темой.
Саша, подходя к училищу, внимательно окинула взглядом шумную толпу, разыскивая интересующую ее особу. Она уже подумала, что и сегодня придется подождать с серьезным разговором, как вдруг увидела Тамилку, направляющуюся в компании двух высоких девушек в сторону входных дверей.
Ее появление было долгожданным событием. Жаль, конечно, что она не одна и что уже вошла в здание, но все же упускать момент отомстить ненавистному человеку Саша не могла. Она быстро, постоянно кого-то задевая, обошла множество компаний, собравшихся во дворе, и вбежала в здание училища. Там тоже было много людей, но это не помешало ей увидеть Тамилу, уже повернувшую к туалету.
Саша кинулась следом и остановилась перед дверью, у которой стояли две Тамилины спутницы.
- Там занято, - предупредила одна из них.
- Ничего, я только помою руки, - быстро нашлась с ответом Саша и, войдя в туалет, закрыла за собой дверь на щеколду.
Оставшиеся в коридоре девушки встревожились и злобно что-то сказали о Сашиной наглости, но она не обратила внимание. Дождавшись, пока Барановская выйдет из кабинки, девушка преградила ей дорогу.
- Вот и встретились! – сказала она раскрывшей от удивления рот Тамиле, - Что ты так смотришь, обалдела?
- Выпусти меня. Я спешу.
- Все, пришла уже и теперь спешить необязательно, пока не объяснишь, зачем меня под машину толкнула. Или ты, не походив несколько дней в бурсу, надеялась, что я это дело так просто оставлю?
- Я ни на что не надеялась! Будешь знать, как на чужих парней пялиться! – воскликнула Тамила и изо всех сил толкнула Сашу, - А теперь отойди и дай выйти, а то следующий раз из-под машины не выберешься!
- Ах ты, тварь! – возмутилась отлетевшая в сторону Саша и, догнав обидчицу, изо всех сил потянула ее за волосы, а потом, потеряв над собой контроль, начала бить ее по чем попало.
Тамила стала визжать и звать на помощь, но Саша не могла остановиться – злоба на эту девушку переполняла ее, и она каждым своим ударом мстила ей за свою несчастливую судьбу, за свою боль и за то, что впервые в жизни украла.
Никто не знает, чем бы закончилась эта история, если бы те девушки, ожидавшие Тамилу около туалета и услышавшие шум, не позвали на помощь свою мастерицу и подсобных рабочих. Те сразу стали вскрывать дверь в туалет, и этот грохот, наконец, привел в чувство Сашу. Она оттолкнула от себя Тамилу, у которой из носа хлыстала кровь, и забежала в свободную кабинку, закрыв за собой дверцу. Именно в этот момент в открывшуюся дверь туалета вломилось несколько человек, перепуганных непонятными им событиями в туалете.
- Что случилось? – спросила встревоженным голосом Галина Николаевна, мастер шестой группы, в которой обучалась Тамила, подбежав у своей ученице, вытиравшей рукой кровь под носом.
Взлохмаченная и покрасневшая после побоища Тамила вначале чуть все не рассказала, но потом сдержалась, подумав, что из-за ее разговорчивости может всплыть и история с попаданием Саши под машину.
- Ничего… Просто у меня из носа кровь пошла, а Сашка сильно защелкнула входную дверь, закрылась в кабинке и не стала мне помогать… Я испугалась… - солгала она и, подойдя к раковине, открыла кран, но оттуда вместо воды стал «вытекать» с хрюкающим шумом воздух.
Возникла минутная пауза и, поняв, что это событие тоже можно «пришить» к делу, Тамила добавила:
- А тут еще и воды нет!
В этот момент, поняв, что угроза миновала, вышла из кабинки Саша, для вида поправляя свитер, и, увидев, что женский туалет превратился в зал собраний, удивленно спросила:
- А что вы все тут делаете? Что с сегодняшнего дня туалеты стали общими?
Подсобные рабочие как-то сразу смутились и поспешили покинуть помещение, но Галина Николаевна не первый год работала в училище и даже без подробного введения ее в курс произошедших здесь минуту назад событий, все прекрасно поняла. Только вот не могла ничего доказать: почему-то Тамила покрывала Сашу.
- Девушки, я попрошу вас обеих немедленно покинуть туалет. Вы… - она показала на Сашу, - Быстро идите на занятия, а ты, Тамила, к медсестре. И чтоб подобное больше не повторялось, иначе придется провести расследование и официально выяснить, что стоит за вашими туалетными разбирательствами. Поняли меня?
- Поняли, - по очереди ответили обе девушки и вышли под присмотром мастера, но все равно не упустили случая тайно обменяться угрозами.
Сидя остальную часть дня на занятиях, несмотря на некоторую удовлетворенность проделанной работой, Саша не могла избавиться от ощущения, что эта история еще не закончена. Она знала, что у Тамилки, и, кроме ее братьев, была большая «крыша», а значит, месть не заставит себя ждать. И вот тут Саша поняла, что зря дала волю своим рукам, затеяв побоище в туалете. Теперь ей следовало бы нанять телохранителя, но раз денег на это дело нет, придется надеяться только на Божью милость и саму себя, а еще на то, что девушка, ставшая ее врагом, не отреагирует на обиду мгновенно и даст Саше возможность хоть как-то подготовиться к отражению атаки.
Однако этой надежде не суждено было сбыться.
В тот же вечер Сашу по пути из училища домой около подъезда встретило несколько незнакомых парней. Вначале девушка подумала, что это обычное сборище накурившихся и желающих острых ощущений молодчиков, но потом из темноты появилась ненавистная Тамилка.
- Что, не соскучилась еще? – издевательски улыбнулась она, - А зря… Потому что сейчас тебе придется изобразить радость от встречи со мной…
- Пошла ты! – огрызнулась Саша и хотела обойти эту компанию, но парни преградили дорогу.
- Куда же ты? Мы ведь не окончили наш сегодняшний разговор! – воскликнула Тамила и продолжила, - Помнится мне, что ты очень хотела узнать, почему оказалась под машиной. Так вот, запомни: ты оказалась там, потому что так захотела я. Так же, как хотела, чтоб ты была в клубе на Рождество. Я вообще очень влиятельный человек, и многие хотят дружить со мной, но ты… Ты теперь станешь изгоем там, где буду я. А сейчас, ребята, подержите ее. Я хочу сказать то, что не успела сегодня в туалете.
Парни тут же, не обращая внимания на сопротивление, схватили Сашу за руки, а Тамила, размахнувшись, несколько раз ударила ее в живот. Девушка, не ожидая таких сильных ударов, захрипела и согнулась. Парни отпустили ее, и она, не удержавшись на ногах, упала на снег. Тамила тут же подняла ногу, чтоб снова ударить и на этот раз по лицу, но Саша каким-то инстинктивным движением заслонила его руками, и удар пришелся по ним.
Выругавшись, Тамила решила повторить попытку подпортить «подруге» , как она сказала, «фотокарточку», но тут из подъезда кто-то вышел, и смельчаков мигом сдуло.
Саша тут же попробовала встать и ощутила в животе острую боль. «Будь проклята эта гадина!» - прошептала она, а видя, что люди, так удачно и совершенно случайно спасшие ее пару минут назад, не собираются подходить, аккуратно доползла до лавочки, стоящей у входа в подъезд, и облокотилась об нее.
Был уже вечер, и мороз крепчал. Становилось холодно.
«Если не смогу встать, замерзну…» - промелькнула в голове у девушки мысль и заставила ее повторить попытку встать с уже большими усилиями, а когда это удалось, она, держась за все, что могло быть опорой, осторожно добралась до квартиры и, открыв ее, прошла в свою комнату, а там, упав около кровати, забылась…

♥ 12 ♥
Алла в сопровождении директора не спеша прошла по шумным коридорам училища и поднялась на второй этаж.
- Не думал я, честно говоря, что вы успеете открыться в срок! – говорил, улыбаясь, Михаил Васильевич, бодро шагая рядом с Аллой по коридору.
- Отчего же? – удивилась Алла.
- Ну, просто объем работы был очень большой, а в нашей славной стране что-то сделанное в срок всегда удивительно.
- Да, пожалуй, вы правы. По крайней мере, так было во времена Союза, да и теперь это явление еще осталось, но ведь во все времена главной причиной затягивания любых дел было отсутствие денег. А это мы побороли, - высказалась Алла, подходя к дверям кабинета и подыскивая в своей связке нужный ключ.
- И тем не менее, вынуждены первое занятие проводить сами!..
- Вы имеете в виду без специалиста, который будет непосредственно заниматься вашим училищем?
- Да-да, именно это я и имею в виду!
Алла открыла дверь и, войдя в новый, блестящий от чистоты и новизны, кабинет, пригласила Михаила Васильевича.
- Входите, пожалуйста, и присаживайтесь, - показала она на стул, стоящий около стола, а сама, сняв шубу и повесив в платяной шкаф, присела в кресло за столом, - Что ж, и в этом вы правы. Мне придется начать дело самой, но это не от безалаберности или чего-то вроде этого. Я просто не хочу доверять столь важное дело непроверенному человеку. Одного специалиста я уже нашла. Но он будет работать в школе, потому что это его стихия, а в училище ему нужно было бы некоторым образом переквалифицироваться, подстроиться под возраст ваших учеников… Что же касается меня – для меня эта стихия привычна.
- И на какое время вы, Алла Борисовна, решили «прописаться» у нас? – поинтересовался Василий Михайлович.
Алла рассмеялась.
- Ну, если не помешаю…
- О, нет-нет! Я не в этом смысле! – воскликнул сорокапятилетний седоватый мужчина, - Я говорил о том, что…
- Не переживайте, я все правильно поняла! - успокоила она заволновавшегося мужчину и продолжила, -  А что касается моего пребывания в этом кабинете... Рассчитываю справиться дней за десять, плюс-минус. Надеюсь, за это время успею изучить все кандидатуры и принять решение. К тому же работу здесь я воспринимаю, как расширение опыта в изучении подростковой среды и правил общения молодежи в больших коллективах, что несомненно пригодится в дальнейшем.
- Ну, тогда удачи вам! – пожелал Василий Михайлович и поднялся, - Кстати, когда вы планируете начать обход групп – сейчас, на второй паре, или дождетесь новой?
- Думаю, нет никакого смысла прерывать занятия неожиданно. Лучше начать сразу после звонка на третью, ведь тогда вы на перемене сможете предупредить учителей о моем возможном визите…
- Вы определенно правы! – улыбнулся директор и добавил, - Что ж, тогда подходите в учительскую после второго звонка, который услышите. Именно там мы встретимся и начнем с первого этажа.
- Договорились! – обрадовались Алла благоприятно складывающейся ситуации и приветливо посмотрела вслед выходящему из кабинета директору, а потом достала из сумки стопку книг и углубилась в их просмотр.

Звонок на перемену прервал занятие Аллы на самом интересном месте – она нашла в одном английском в психологическом журнале статью об отношениях жен в семьях мусульман.
Заставив себя прервать увлекательное чтение, Алла встала и, взяв ежедневник, который мог пригодиться, глубоко вздохнула: она поймала себя на мысли, что немного волнуется. Да, что ни говори, а дело сегодня начинает ответственное, и от того, как воспримут ее появление в училище подростки, зависит будущее самой программы. Именно поэтому Алла собиралась сделать все возможное, чтоб заинтересовать их и вызвать к себе симпатию. А это, насколько она знала, будет нелегко. Все эти юноши и девушки уже не были детьми. Они в этом возрасте не способны потянуться к учительнице или любой молодой женщине, вынужденной выступать в ее роли, как к образцу некоего взрослого совершенного существа, воплощения красоты и зрелости.  Ей будет очень сложно обзавестись незыблемым авторитетом потому, что разница в возрасте между ней и подростками совсем небольшая. Именно эта незначительная разница позволит девушкам воспринимать ее, как подругу или соперницу, а юношам – прежде всего, как женщину. Все это может вызвать нешуточные проблемы, к наличию и разрешению которых Алла приготовилась. При этом, хоть она не была учителем в полном смысле этого слова, так же, как учитель, нуждалась в каждодневном подтверждении авторитета перед группой учеников для того, чтоб ребята захотели доверять ей свои проблемы.
Размышления Аллы над своей ролью в училище прервал звонок на пару, и она, после того, как глянула в стоящее на столе зеркало и убедилась, что с ее внешним видом все в порядке, вышла из кабинета.
В коридоре было все еще многолюдно. Молодые люди и девушки не спеша расходились по аудиториям, не забывая по пути обсуждать свои, вечные, как мир, проблемы, а Алла, слушая их краем уха, подумала о том, что скоро они смогут обговорить их с ней наедине и получить совет… если конечно захотят.
Спустившись на первый этаж, Алла отыскала широкую двустворчатую дверь с надписью «Учительская» и вошла в нее. Комната оказалась большой и светлой, а основной мебелью были учительские столы, заложенные книгами и тетрадями, и мягкие стулья, на некоторых из которых сидели и работали учителя.
Поздоровавшись со всеми, Алла остановилась у крайнего стола и собралась глазами искать директора, но он увидел ее первый и сразу поднялся навстречу.
- Рад вас видеть! – весело сказал он и, представив Аллу Борисовну находящимся в учительской преподавателям, предложил, - Мы можем идти прямо сейчас, если вы готовы…
- Конечно, готова! – улыбнулась она в ответ.
- Тогда начнем с первокурсников, - сделал вывод Михаил Васильевич и повел ее за собой.
Они обошли несколько групп, пока длилась первая полупара, и везде Алла подробно рассказала об открывшемся с этого дня кабинете психологической помощи и о том, что теперь каждую неделю психолог будет проводить у них занятия-дискуссии на темы, в выборе которых смогут поучаствовать они сами. В некоторых группах ее встречали весело и с готовностью, в некоторых сдержанно, а в некоторых не обошлось и без скрытой враждебности.
Выходя из очередной аудитории, Алла вздохнула и сказала:
- Да, публика, у вас разношерстная, Михаил Васильевич. Потрудиться придется на славу.
- Что ж, согласен с вами. Ученики в училище самые разные, как и везде, и все новое встречают настороженно… Впрочем, уверен: вы и, впоследствии, ваша последовательница, сделаете все, чтобы растопить этот лед. Ну, а пока последний пункт – группа первокурсников, художников в недалеком будущем. Профессия, конечно, творческая, но скоро сами убедитесь: эти девочки далеко не все - утонченные натуры…
Алла следом за Михаилом Васильевичем приблизилась к «заветной» двери, но в этот момент прозвенел звонок, и моментально из аудитории вырвался вихрь, состоящий из учениц и многочисленных учеников, спешащих на пятиминутный перекур. Этот факт заставил Аллу ненадолго отложить свою миссию.  Впрочем, время потеряно не было, потому что ей удалось познакомиться и довольно приятно пообщаться с молоденькой преподавательницей изобразительного искусства, а после возобновления урока и, значит, тишины, она, уже без сопровождения директора, которого срочно вызвали к телефону, вошла в аудиторию вслед за новой знакомой, поздоровалась и внимательно осмотрела публику.
В помещении сидело человек сорок – сорок пять, и все были одеты в настолько модную, броскую одежду, что казалось, здесь не учебное заведение, а дом моделей. Видя это, Алла вдруг подумала, что преподавателям, не имеющим побочного дохода, психилогически очень тяжело работать в училищах… да и в школах. В любом учебном заведении трудно работать, если ты – специалист с высшим образованием – ощущаешь себя менее состоятельным, чем твои ученики. Хорошо, что Алле это не грозит: она - не преподаватель, и ее работа дает возможность содержать себя.
Осмотрев публику, молодая женщина прислушалась к словам преподавательницы.
- Познакомьтесь, перед вами Елецкая Алла Борисовна, - говорила та, указывая на нее, - Она является руководителем психологической службы «Доверие» и пришла, чтобы… А, впрочем, она сама все расскажет!
Ирина Николаевна улыбнулась и посмотрела на Аллу, как бы приглашая начать говорить.
Алла улыбнулась в ответ и собралась объяснить цель своего прихода, как тут в дверь требовательно постучали.
- Войдите, - отреагировала преподаватель, и буквально сразу же в аудиторию ворвалась высокая, стройная коротко стриженная девушка.
- Можно, Ирина Николаевна? – спросила она, уставившись на преподавательницу большими черными глазами
- Да, входите, конечно, Александра. Но почему вы так поздно? – поинтересовалась учительница, а Алла, услышав имя девушки, внимательнее глянула на вошедшую и обомлела.
Перед ней стояла та самая девушка, которая в начале января так «замечательно» обошлась с ней, что оставила о себе неизгладимое впечатление.
Саша уже открыла рот, чтоб ответить преподавателю, но тут ее глаза наткнулись на внимательный и ошарашенный взгляд Аллы. Девушка мгновенно узнала хозяйку злосчастного плеера и, испугавшись, совершенно растерялась, не зная, бежать или оставаться, и не понимая, зачем здесь Она.
Ирина Николаевна, видя нерешительность ученицы, повторила вопрос:
- Что же вы молчите, Саша? Почему не пришли на первые пары?
Девушка сглотнула, почувствовав, как пересохло во рту, и с большим усилием взяла себя в руки.
- Я не могла, Ирина Николаевна. Меня только что выписали из больницы… - выдохнула она.
- Ну ладно. ПокАжите потом выписку своему мастеру, а сейчас садитесь.
Саша, все еще ощущая себя загнанным зверьком, испуганно посмотрела на Аллу, потом на Ирину Николаевну и таки решилась остаться. Пройдя в аудиторию, она села за один из последних столов и, небрежно бросив на его поверхность свой рюкзак, откинулась на спинку стула. Прекрасно осознавая, что практически попалась, она растерянно и в то же время вызывающе посмотрела на стоящую рядом с преподавательницей молодую женщину.
Алла и сама очень растерялась, совершенно не ожидая встретить здесь Сашу. Она опустила глаза, стараясь совладать с собой и решить, как лучше поступить, а потом скользнула взглядом в сторону смотрящей на нее девушки и, попытавшись сконцентрироваться на ее соседках, сказала:
- Ну что же, теперь, когда все в сборе, хочу, наконец, сообщить, что в вашем училище с сегодняшнего дня открывается кабинет психологической помощи. Часы работы: с 9-00 до 18-00 каждый день, кроме выходных. У нас вы можете получить консультацию в любой сфере человеческого общения. Приходите, и мы вместе решим любую проблему: от утверждения вас, как профессионала, до конфликтных ситуаций в семье и любовных неудач. В ближайшее время вы сможете общаться со мной, а потом – с психологом, который, с момента поступления на работу, будет с вами постоянно. Еще один момент: кроме личных консультаций два раза в неделю ближайшие три месяца нами, и мной, в частности, будут проводиться семинары, психологические тренинги, на которых вы научитесь владеть собой и поспорите друг с другом на многие темы. Первое занятие состоится послезавтра… Есть ко мне вопросы?
- Есть! – воскликнула одна маленькая худенькая девушка, - А сколько нам будет стоить это удовольствие?
- Нисколько. Работа производится совершенно бесплатно и финансируется нашим спонсором – Первым международным банком Украины по программе «ПМБУ – молодежи и детям».
- А ходить на ваши семинары обязательно? – крикнул кто-то с конца аудитории.
- Никто никого принуждать не собирается. Просто мне кажется, что любой из вас полезно узнать себя и окружающих, да и, в конце концов, просто с пользой и интересно провести время. К тому же знания, как известно, за плечами не носить.
- Скажите, - обратилась к Алле Борисовне девушка, сидящая за первым столом, - А если кто-то не хочет, чтоб его узнали, может ли он получить совет анонимно?
- Конечно, может. Только тогда ему надо будет позвонить по телефону доверия 32-60-20 в центральный офис службы, и там он получит квалифицированную помощь дежурного психолога. Кстати, номер этого телефона вы, если забудете, сможете увидеть на дверях нашего кабинета или на доске объявлений в вашем училище, - ответила Алла и поинтересовалась, - Еще вопросы?
Обведя глазами сидящих перед ней девушек, Алла не увидела ни одной поднятой руки.
- Что ж, - сказала она, - Тогда до встречи и… надеюсь увидеть всех вас на наших занятиях, которые уже завтра появятся в вашем расписании.  А сейчас не стану больше отвлекать вас от урока. До свидания.
- До свидания… - пробежали по рядам слова прощания.
Слушая их, Алла Борисовна взяла свой блокнот и, улыбнувшись всем, бросила мимолетный взгляд на Сашу. Та сидела, нахмурившись и опустив глаза. Подумав, что сейчас бы многое отдала за возможность узнать мысли этой девушки, Алла тем не менее, прекрасно понимала, что это неосуществимо.
К тому же задерживаться здесь больше не имело смысла, и молодая женщина поспешила выйти в коридор. Только там она позволила себе расслабиться. Сегодняшняя неожиданная встреча явно вывела ее из равновесия. Эту необычную девушку она вспоминала почти каждый день и постоянно задавала себе одни и те же вопросы: что она тогда сделала не так? Почему в ответ на ее доброе отношение Саша ответила кражей? И вот теперь, после этой встречи, воспоминания о том январском вечере вспыхнули с новой силой, а симпатия к девушке каким-то удивительным способом переплелась с обидой, а из-за переполнявших ее эмоций стало трудно смотреть на эту ситуацию с профессиональной точки зрения. Да, сейчас Алла, выйдя из аудитории и фактически никак не отреагировав на появление Саши, просто ушла от решения проблемы. Но этот поступок самой проблемы не решил. Конечно, можно закрыть глаза на то, что сделала Саша, можно сделать вид, что она не узнала ее, но тогда девушка почувствует себя безнаказанной, а Аллу посчитает мягкотелой. Нет, нельзя ни в коем случае оставить этот случай без реакции! Она же психолог, и у нее в крови желание разгадывать подобные ребусы, а потому реакция на Сашин проступок обязательно последует. Только сделать надо все с умом, так, чтоб не вспугнуть юную художницу и не вызвать у нее агрессию.
Поднявшись на второй этаж, она вошла в свой кабинет, и, опустившись на стул, задумалась над тем, как быть с неожиданно возникшей проблемой. Что-то в Саше не давало Алле возможности поступить с ней жестко. Это что-то заставляло внимательно присмотреться к ней и попробовать, хотя бы попробовать исправить ее. Только бы Она дала возможность это сделать!..
«А вообще, чего это я!? Это дело - лишь одно из многих, и не стоит позволять ему полностью овладеть мной! Сашей я займусь конкретно все равно только после нескольких занятий. Для начала надо хорошенько присмотреться и кое-что выяснить. Главное, чтоб она никуда не пропала, испугавшись расплаты!» - подумала Алла и, тяжело вздохнув, углубилась в лежащие на столе книги.

                                                            ♥ 13 ♥
Сегодняшний день был первым, когда Саша смогла выйти на свет божий после ее злоключений и жестоких побоев мстительной Тамилы. Только сегодня она вышла из больницы, где пролежала гораздо больше недели, питаясь какой-то грязной водой, называемой супом, да постной кашей. Конечно, девушке особенно привыкать к подобному не приходилось, но все равно было тяжело, ведь мама все-таки посещающая дочь, хорошо потратилась на лекарства, и теперь придется сидеть на хлебе и воде. Кроме того, надо было решить проблему с работой в кафе, ведь она долго отсутствовала. «Хорошо, хоть Аллин плеер помог!» - думала Саша, продавшая этот «подарок» одной своей знакомой, пришедшей как-то в больницу. Но думала она так только до момента, когда увидела около преподавателя эту самую Аллу, которой плеер принадлежал совсем недавно.
Как только Алла скрылась за дверью, Саша не смогла сдержать вздох облегчения: на этот раз пронесло… Но что будет потом? Как ей теперь быть, ведь с этого момента она на крючке у Аллы, знающей ее место учебы, и получившей возможность за несколько минут выведать остальные личные данные! Но главное даже не в этом, ведь тот плеер был все лишь возмещением, так сказать, морального ущерба за столкновение с ее машиной. Правда взяла его Саша без разрешения, но даже в этом случае можно было бы договориться о мирном решении их проблемы...Дело все-таки было в другом: в том, что Саша не могла, просто не могла оставаться для Аллы воришкой и «молодым преступным элементом». Она хотела, чтоб Алла уважала ее, чтоб разговаривала с ней на равных… Откуда такое желание, Саша не знала. Это было удивительно для нее, всегда наплевательски относящейся к мнению о себе. Сашу всю жизнь считали плохой, считали дочкой алкоголиков, не имеющей в жизни никаких перспектив и рискующей, а может и уже продавшейся «за монетку - за копеечку». Подобное отношение к ней окружающих вначале очень обижало, а потом заставило обозлиться и не обращать на клевету никакого внимания, да еще и выделывать какие-нибудь «номера» для того, чтобы поразить бабулек, работниц «болтового цеха», проводящих большую часть времени у подъезда. Но то были просто бабульки, а это была Алла!.. Хотя что в ней особенного?.. Саша облокотилась о парту и, забыв об уроке, стала вспоминать их первую, такую необычную встречу, а потом первую помощь, которую Алла оказала ей, пригласив к себе домой… А еще то доверие, которым наградила (иначе не назовешь!), оставив ее одну в квартире… и то, во что все это вылилось по ее, Сашиной, вине.
«Она классная, а я… Я – мразь! Самая настоящая мразь! Хуже всего то, что я не смогу теперь вернуть ей то, что украла, а значит никогда не стану для нее хорошим человеком!..» - Саша вздохнула и тут услышала:
- Саша, Са-ша! Вы почему летаете в облаках, когда надо делать наброски? – вопрошала Ирина Николаевна, стоя прямо около закрытого альбома своей ученицы, - На вас что, плохо подействовала больница?
- Ничего на меня не подействовало! – огрызнулась Саша, чуть не добавив пару крепких словечек, но вовремя спохватилась: не хватало еще и в училище проблем.
- Ну, раз так, возвращайтесь к нам и быстренько зарисуйте то, что я набросала на доске. Кстати, не забудьте прийти на занятия на следующей неделе, когда будет зачет по настенным узорам и технологии нанесения их на поверхности.
- Хорошо, обязательно приду, - пробурчала Саша, огорчившаяся, что фактически прозевала урок, на которой специально пришла, при том, что, в принципе, сегодня в бурсу могла и не являться.
Оставшиеся несколько минут урока она тщательно перерисовывала изображение на доске и, отгоняя упрямые мысли, слушала преподавательницу, а после звонка вылетела пулей из аудитории и, стрельнув у стоящих на крыльце парней сигаретку, нервно затянулась. Нужно было немедленно что-то придумать с Аллой, иначе неизвестно, как все обернется. Та вполне может предъявить ей, Саше, претензии и вообще неизвестно, что она за человек… В общем, пока на ее семинары показываться нельзя, и надо срочно заняться поисками плеера, а если получится его вернуть, все можно будет исправить. Во всяком случае останется надежда.
Приняв такое решение, Саша вернулась в аудиторию и подошла к сидящей за одним из столов Маше.
- Привет, Маш! – как могла беззаботно сказала она.
- Привет! Куда это ты бегала только что?
- Да так, пар спустить… Понимаешь, у меня проблема…
- Опять? Похоже, у тебя они – обычное дело.
- Да, это точно, но что я сделаю, если такая жизнь у меня… - вздохнула Саша,- И все-таки я могу рассчитывать на твою помощь?
- Смотря в чем, - предупредила Маша, - Рассказывай.
- Дело в том, что надо найти ту девушку, с которой ты приходила ко мне в больницу в последний раз. Помнишь, я продала ей один плеер?
- Помню. А что?
- Да то, что не мой он, и надо вернуть.
- Ничего себе! А откуда он у тебя? – удивилась Маша.
- Занимала я его на время, а потом в больнице нужда приперла и… Короче, по-глупому так получилось, и теперь у меня требуют возврата.
- А где деньги возьмешь?
- На работе у шефа займу, у матери… если найдется какая копейка. Собственно, не очень и много же… Только девочку ту отыскать надо и попросить.
- Ну, с этим проблем не будет. Я знаю, где ее увидеть можно, но захочет ли она лишаться такого выгодного приобретения?
- И в этом тоже проблема состоит. Но мне надо ее уговорить, иначе…
- Иначе что? – поинтересовалась Маша, все еще не очень понимая Сашино положение.
- Как что?! Меня могут обвинить в краже, и тогда можно будет радоваться, если хозяин просто заявит в милицию, а не займется мною сам!
- Да что ты такое говоришь! Из-за какого-то маленького плеера?!
- Иногда дело бывает ни столько в вещах, сколько в принципе, - сухо констатировала Саша и с надеждой посмотрела на Машу.
- Хорошо, тогда пойдем сейчас.
- А как же практика?
- Придется ее закосить полностью или частично, потому что Элла никогда не досиживает в бурсе до конца занятий, и будет хорошо, если мы ее сейчас застанем, - Маша быстро встала и, подождав, пока соберется Саша, взяла сумку и повела подругу к аудитории одной из групп второго курса.
Но дойти до места назначения им не пришлось: они столкнулись они с Эллой около лестницы, ведущей на второй этаж.
- Привет, красавица! – поздоровалась с ней Маша.
- Привет и вам. Куда так стремительно несемся? – поинтересовалась Элла, смотря то на Машу, то на Сашу.
- К тебе, Элла. К тебе, - ответила Саша.
- Правда? Я заинтригована. Неужели соскучилась, Сашка?
- Ха-ха… Может быть, но прежде всего у меня есть дело. Очень важное.
- Да? И какое же, если не секрет?
- Конечно, не секрет, иначе, зачем бы мы к тебе шли?! – воскликнула Маша и продолжила, - Понимаешь, Элла, Сашка очень жалеет об одном своем поступке и хочет его исправить, а для этого нужна твоя помощь. Короче, вы тут поговорите, а я сбегаю в одно место и подожду тебя, Саша, около выхода из училища. Пока, Элла!
- Так говоришь, без меня не обойтись? Неужели? Мне казалось, у нас с тобой, Саша, совсем мало общего.
- Пусть и мало, но есть, - улыбнулась для пользы дела Саша, - И все же, если серьезно, мне очень нужно выкупить у тебя назад плеер.
- Это еще зачем, мы классно сторговались в прошлый раз, и мне нравится проводить с ним время…
- Я догадывалась, Элла, но мне в самом деле он очень нужен!.. Это чужая вещь, понимаешь? И мне надо, как можно быстрее ее вернуть, иначе будут большие неприятности.
- Ха! Но если он чужой, почему же ты его продала? Вот чудачка!
- Продала, потому что на лекарства не хватало! – резко сказала Саша, но тут же спохватилась и сказала уже более мягко, - Ну, пожалуйста, продай мне его назад!
- Ну, я не знаю… Где я возьму такой классный плеер за такую цену? Давай тогда хоть на двадцатку больше за него, чем я заплатила, тогда подумаю.
- Ни фига себе! На двадцатку?! Ты что совсем? Я и так в долги залезу по самые уши, чтоб тебе деньги за него отдать!
- Ну, тогда не стоит и мучиться. Реши свои проблемы как-нибудь по-другому.  Или так, как предлагаю я. Так что думай, а я пошла. Некогда мне, - сообщила Элла и, обойдя обомлевшую просительницу, пошагала в направлении спортзала.
Со злостью и безысходностью посмотрев ей вслед, Саша, тяжело вздохнула и медленно поплелась к выходу, где ее ждала, разговаривая с одной из знакомых, Маша.
Увидев Сашу, она обрадовалась:
- А ты быстро!.. Ну как? Почему не веселая?
- Да потому, что твоя Элла белены объелась, - ответила Саша, не останавливаясь и увлекая подругу на автобусную остановку, - Прикинь, она просит за проданную мною ей вещь на целых двадцать гривен больше, а это дополнительно полторы ночи моей работы в баре… Что мне делать теперь? Где брать сто двадцать гривен?
Дойдя до остановки, девушки остановились в ожидании автобуса.
- Да ладно, не огорчайся ты так! Что-нибудь придумаем… - Маша постаралась успокоить подругу,   -   Например, у меня есть гривен тридцать. Займу, так и быть, на месяц. У матери карманы почистишь и на работе остальное возьмешь.
- Если Кент даст!.. Если я еще не вылетела оттуда за отсутствие на работе!
- А ты не сообщала ему, что в больнице?
- Да сообщала, звонила из отделения, но он очень разозлился, и не знаю, что ему в голову взбредет теперь.
- А ты сегодня туда сходи обязательно.
- Придется, ведь в любом случае надо выходить на работу, - высказалась Саша.
В это время подошел нужный автобус и, заскочив в него, девушки отправившись по домам…

+1

4

♥ 14 ♥
Вопреки первоначальным планам Алле Борисовне пришлось значительно продлить свое нахождение в училище, и, сама того не ожидая, она сильно втянулась в работу, проведя здесь в качестве психолога больше недели. К этому времени у нее стали складываться определенные, в основном, дружеские отношения с большинством учениц, посещавших семинары, но все планы в отношении загадочной Саши потерпели неудачу, потому что она так и не явилась ни на одно занятие, не говоря уже об индивидуальных консультациях.
Этот факт поначалу очень огорчал Аллу, но вскоре она перестала придавать ему особое значение. Ей просто-напросто некогда было скучать и постоянно об этом думать: насыщенная работа в училище и центральном офисе, встречи с претендентами на место психолога в училище и, конечно, общение с дочерью и друзьями занимали практически все ее время.
Конечно, Алла очень любила общаться с людьми, более того, все ее дела сводились именно к этому, но иногда хотелось просто провести вечер с тесном семейном кругу, с дочкой, и сегодня она пришла в садик, чтобы забрать ее раньше, чем обычно.
Детский сад, в котором Света проводила время, пока ее мама работала, был довольно большим двухэтажным зданием, построенным лет десять назад. Как и полагалось, в каждую группу был отдельный вход, а вокруг здания размещались павильоны и игровые площадки с песочницами и качелями.
Войдя в широкие ворота, Алла осторожно, чтобы не поскользнуться, прошла по аккуратно вычищенному от выпавшего этой ночью снега тротуару и свернула к правому крылу, где размещалась Светланкина группа. Поднявшись на крыльцо, она заглянула в большое окно и увидела, как в группе, на коврике ее Светик-семицветик выстраивает в ряд стоящих на четвереньках ребят и что-то объясняет им. Эта картина заинтересовала молодую женщину, и она остановилась посмотреть. Света же в это время поставила перед всеми играющими с ней детьми игрушечные тарелочки, в каждую что-то «понарошку» положила и показала, как надо кушать, а потом обратилась к одному мальчику, оживленно жестикулируя. Он выслушал ее и на удивление покорно, судя по мимике, залаял, после чего встал на «задние лапы» и высунул язык. Света, расплывшись в улыбке, одобрительно закивала и вроде как дала угощение, а после этого принялась энергично скакать по комнате, увлекая за собой всех своих «собак».
«Ого! Эта девочка уже всех дрессирует. Похоже, у нее имеются организаторские способности… - подумала Алла и ухмыльнулась, - Только б не диктаторские!..»
Тут на крыльцо поднялся какой-то мужчина, тоже пришедший за своим чадом, и Алле пришлось прервать наблюдения. Чтобы не создавать пробку, она быстро вошла в коридор и, разувшись, прошла в раздевалку. Ее и вошедшего следом мужчину сразу увидела нянечка.  Улыбнувшись, она быстро исчезла за дверью игровой комнаты и через пару минут появилась, держа одной рукой Свету, а второй - белокурого взъерошенного мальчишку. Дети, увидев родителей, поспешно освободились от нянечки и вбежали в раздевалку, радостно обгоняя друг друга. В мальчике Алла сразу узнала того смиренного «песика», заслужившего похвалу ее дочери, и хоть это несколько позабавило ее, все же решила воздержаться от комментариев.  Вместо ненужной болтовни она раскрыла объятья и с удовольствием заключила в них свою дочь.
- Привет, мамочка! А почему так рано?
- Привет, котик… А ты что не рада меня видеть?
- Рада, конечно, рада! Только мы так классно играли с Олежкой и другими детками, что аж домой не хочется.
- Потом расскажешь, как вы играли, а сейчас быстренько собирайся. На сегодняшний вечер у нас наполеоновские планы.
- А что такое «наполеоновские планы»? – спросила Света, открывая свой ящик и доставая свитер и штанишки.
- Вообще-то это очень большие планы, которые могут и не сбыться, но, думаю, нам это не грозит.
- Почему?
- Да потому, что мы просто побудем дома вдвоем и приготовим обалденно вкусный ужин, который быстренько съедим, а потом будем читать книжки или смотреть мультики!
- Значит, мы будем только вдвоем? – удивленно посмотрела на маму девочка.
- Да, только вдвоем. Так сказать, тихий семейный вечер… Как тебе такая идея? – спросила Алла, натягивая на дочку шубку с шапкой и ведя к выходу, где стояли ровные ряды детских сапожек.
- Я очень даже рада! – весело сказала Света, для которой такие вечера были большой редкостью из-за постоянной маминой занятости.
Старательно обувшись, она потопала ножками, чтобы показать свою готовность отправиться в путь, и, ехидно улыбнувшись, спросила:
- А мороженое купим?
- Ну ты и шалунья! – рассмеялась Алла, - Ладно, купим. Может даже торт-мороженое. Все будет зависеть от твоего поведения.
- А что я разве плохо себя веду?
- Нет, не плохо. Просто тут у вас очень жарко, и я упарилась, а ты до сих пор без варежек. Давай быстренько надевай их, говори всем «до свидания» и побежали на улицу, - скомандовала Алла, и через минуту они уже вышли из помещения.
Остальное было, как говорится, дело техники.
Зайдя по дороге в пару магазинов, они набрали продуктов для ужина с десертом, и, нагрузив большой пакет под завязку, отправились домой.
К этому времени стало уже совсем темно. Как обычно к вечеру заметно усилился мороз, и снова пошел снег. Зато совершенно не было ветра, и медленно спускающиеся с черного неба крупные снежки плавно оседали на дома, деревья и дороги, создавая при свете уличных фонарей совершенно восхитительную картину. Благодаря всей этой красоте дорога оказалась не в тягость, и, хоть Алла со Светой шли не спеша, до дома дошли гораздо быстрее, чем хотелось.
- Мама, а можно я немножко погуляю? Тут так красиво! - узнав родной подъезд, попросилась малышка в надежде продлить удовольствие от прогулки.
- Но Света, нам же надо готовить ужин, а одну я здесь тебя не оставлю! – возразила Алла и, поставив тяжелый пакет на лавку, принялась доставать из сумки ключи от подъезда.
- Мамочка, я же совсем немножко! - девочка попыталась поторговаться, но тут ее внимание привлекла скрывающаяся в тени подъезда темная фигура.
Кроха удивленно уставилась на нее и только собралась испугаться, как особа подала голос:
- Алла Борисовна… Алла!..
Услышав голос, почему-то показавшийся знакомым, Алла, перед этим увлеченная поиском запропастившихся куда-то ключей, повернулась в ту сторону, откуда он доносился, и автоматически отозвалась:
- Да?.. Слушаю… Кто вы?
Девушка из темноты вышла на освещаемую уличным фонарем площадку.
- Это я… Саша… Не знаю, помните ли вы меня…
Рассмотрев лицо девушки, Алла мгновенно узнала ее и еле справилась с волнением: она совершенно не ожидала подобной встречи сегодня.
Насторожившись, молодая женщина очень серьезно посмотрела на Сашу и сообщила:
- Отчего же, я прекрасно помню тебя… и то, что ты сделала…
- Именно поэтому я и пришла… - проговорила Саша, явно сильно нервничая.
Тут к ним обратилась Света:
- Мамуль, так я погуляю немного?
- Да-да, пока погуляй. Я с тетей поговорю, и пойдем домой, - ответила ей Алла и, поставив на лавку рядом с пакетом свою сумочку, повернулась к гостье, - Что ж, я слушаю.
- Собственно, я пришла, чтобы вернуть это… - пробормотала Саша и протянула какой-то маленький темный предмет.
Рассмотрев свой плеер, Алла не смогла скрыть издевку в голосе: 
- А что так?!. Надоело пользоваться?
- Нет… Не в этом дело. Просто… - девушка, пряча глаза, неловко переминалась с ноги на ногу и изо всех сил старалась подобрать слова,  -  Просто я не должна была брать его… Это был подлый поступок.
- Рада, что ты поняла это… - выдохнула Алла.
- Так заберите его… и простите меня… если сможете.
Секунду поразмышляв, Алла взяла плеер.
- Да, конечно, я возьму его. Но ты должна знать, что не в этом плеере дело. Я смогу прямо сейчас купить несколько таких. Дело в… доверии. Я поверила тебе, а ты… - Алла почувствовала, что не в состоянии договорить фразу до конца, и выругала себя за подобную слабость. Что с ней происходит? Почему она, профессиональный психолог, не может высказать этой девушке то, что должна, не может подобрать те нужные слова, которые десятки раз подбирала, общаясь с обратившимися к ней пациентами?!. Десятки раз могла подбирать, а сейчас стоит тут и немеет, глядя на блестящие напротив черные глаза. Да, эти глаза, в которых отражалось множество различных, но очень сильных чувств, блестели и причиной блеска были… готовые в любую секунду пролиться слезы… «О, боже! Слезы! Вот, что смущает меня. Судя по всему, этот поступок стоил ей больших усилий, и не надо отталкивать ее!» - вдруг поняла Алла и сказала вслух: 
- Ладно, не буду читать лекций. Ты, видимо, сама все понимаешь, раз принесла его назад… Но скажи, будешь отныне ходить ко мне на занятия?
- Да, буду. Теперь обязательно буду, - проговорила Саша, и молодая женщина заметила, как она буквально воспрянула духом.
Алле почему-то тоже стало легко на душе.
Улыбнувшись, она тихо сказала:
- Ну что ж, тогда до встречи!.. - и, как бы извиняясь, добавила, - Нам надо идти, время поджимает…
- Да, конечно! До встречи! – поспешила ответить Саша и развернулась, чтоб уходить.
Увидев это, Алла взяла пакет, позвала Свету и уже направилась к подъезду, как вдруг услышала странный шум.
Резко обернувшись, она осознала, что Саша без чувств лежит на снегу. Испугавшись, Алла быстро подбежала к ней и попыталась растормошить. Девушка тихо застонала и открыла глаза, под которыми с близкого расстояния были хорошо заметны темные круги.
- Саша, что случилось? Почему ты потеряла сознание? – испуганно спросила у нее молодая женщина.
- Да так… ничего… Просто надо поесть… - совсем тихо ответила Саша, явно стыдясь своего признания.
- Поесть??? Ты что не ела сегодня?
Саша молчала, как партизанка, и упорно прятала глаза.
- Почему ты молчишь?!
- Да не переживайте… Я сейчас посижу немного и уйду. Вам пора домой… Время же поджимает… - Саша попыталась улыбнуться.
Услышав эти слова, Алла почему-то почувствовала себя пристыженной. Она живет вполне обеспеченной жизнью и считает свои проблемы самыми важными, а ведь, на самом деле, есть люди, которым гораздо тяжелее… И тут она вдруг подумала, что ничего не знает о ней, об этой загадочной девушке…
- Не говори глупостей!  - остановила ее Алла, - Лучше давай помогу встать.
- Да я сама… спасибо, - пробубнила Саша и, взявшись за лавку, стала подниматься.
Отметив про себя ее удивительное упрямство, Алла вернула на лавку пакет и все-таки помогла голодающей встать, а в довершение еще и отряхнула от снега.
Наблюдая всю эту картину, совершенно удивленная Света не сдержалась и подала голос:
- Мама, а почему тетя не ела, ей было лень?
Введя своим вопросом мать в полный ступор, девочка, не дожидаясь ответа, сама сделала вывод: 
- Теперь я больше не буду лениться кушать, а то тоже упаду.
Услышав подобное, Алла поневоле улыбнулась. Ее вполне устроил сделанный малышкой вывод. Похоже, это был именно тот случай, о котором можно сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло, и отныне ее ребенка, скорее всего, не придется заставлять есть, как раньше. Впрочем, отсутствие аппетита у детей - явление распространенное, а вот что случилось с загадочной Александрой?..
Посмотрев на девушку, Алла решила все выяснить. 
- А в самом деле, почему ты не ела, Саша? - спросила она и тут же осеклась, потому что увидела, насколько та слаба.
Боясь повторного обморока, женщина приказала тоном, не терпящим возражения:
- Хотя нет, молчи. Сейчас поднимемся к нам, перекусим и поговорим.
Услышав это, Саша широко открыла глаза и замотала головой:
- Да не надо! Я не пойду!
Но упрямой была не только эта юная жгучая брюнетка.  Алла тоже могла быть настойчивой, когда хотела. Не обращая ни на кого внимания, она вручила свою сумочку Свете, взяла одной рукой пакет, а второй сгребла и насильно завела нечаянную гостью в подъезд.
Девушка вначале еще пыталась сопротивляться, но потом оставила свои попытки: она, в самом деле, была слишком слаба, а общество Аллы было слишком приятным, чтоб быть настойчивой, поэтому они медленно дошли до лифта и вскоре благополучно добрались до квартиры.
Открыв двери, Алла положила пакет у порога, а затем помогла Саше войти, раздела и усадила ее на диване.
- Посиди пока, а я займусь дочкой и ужином, - улыбнулась она и ушла, провожаемая благодарным и, в то же время, растерянным взглядом гостьи.
Только после того, как Алла вышла, Саша смогла расслабиться.  Закрыв глаза, девушка прислушалась к ощущениям и вскоре была вынуждена признать: она слишком слаба, чтобы выделываться. Ей придется еще раз принять помощь от этой молодой женщины, потому что голова по-прежнему кружилась, а в животе играл уже не один «оркестр», а целый десяток.  Правда, странно было то, что при этом есть, вроде как, и не хотелось… Но только до тех пор, пока ее нос не уловил ароматный запах запеченной курочки!.. Вот тогда поняла, что съела бы штучки три «цыпленка табака», и даже начала усиленно представлять себе их соблазнительно-румяные бока, как вдруг все мечты об этом разрушила Алла, неожиданно появившаяся в дверях комнаты.
- Саш, ты не спишь? – тихо спросила она, подходя, - Как чувствуешь себя?
- Нормально… - Саша не смогла сдержать улыбку, вдруг осознав, что рада ее видеть, - Как видишь, еще живая, хотя это стоит больших усилий… очень уж пахнет вкусно…
- Да, вкусно… - заулыбалась Алла, - Но ты вначале должна мне кое-что сказать.
- Что? – насторожилась Саша.
- Да не пугайся ты! – успокоила ее заботливая хозяйка, - Мне просто надо знать точно, как ты питалась в последние дни.
- А это зачем?
- Просто, если ты вообще ничего в рот не брала, тебе нельзя сразу желудок едой заполнять, особенно той, что так «вкусно пахнет», а если хоть что-то ела, то совершенно другое дело.
- Тогда скажу, что последний раз нормально ела я… позавчера…
- Ничего себе!.. – поразилась Алла, - Но как это получилось, Саш?
- Не спрашивайте, все равно не скажу, по крайней мере, сейчас, - нахмурилась девушка.
- Ладно – ладно, сейчас главное не в причинах, а в том, чтобы следствие устранить. Подожди-ка минуту… - Алла быстро вышла, а затем вернулась, неся в руках тарелку со свекольным салатом, - Держи, это твой первый ужин. Назовем его начальной стадией, а часика через два продолжим. И еще: сегодня ты переночуешь здесь, я никуда тебя, такую слабую, не отпущу!..
Саша удивленно посмотрела на гостеприимную хозяйку:
- Но это же неудобно!..
- Нисколько! Ты слишком слаба, чтобы разгуливать по ночам в такой мороз!.. Или тебя ждут дома?
- Да нет... - огорченно призналась девушка.
- Тогда этот вопрос больше не обсуждаем! -твердо заявила Алла, решив, узнать позже, что с семьей у этой девушки, раз дома о ней не будут беспокоиться.
- Мамочка, а что мы и сегодня вдвоем не будем? – спросила влетевшая в зал Света.
- Мы вдвоем, котик, только эта тетя с нами побудет. Ей надо покушать, чтобы больше не падать.
- Да-да, кушай, тетя, получше, - обратилась Света к Саше с деловым видом, - И запомни, что лениться нельзя!
- Теперь уж запомню! – улыбнулась Саша, глядя на светловолосую девочку и уплетая салат. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что сегодня будет удивительный вечер, и пришлось держаться изо всех сил, чтоб не выдать свою радость, как ей казалось беспричинную…

♥ 15 ♥
После вечера и ночи, проведенных в теплой уютной квартире Аллы, Саша словно оттаяла. Кроме того, что ей удалось впервые за последнее время нормально поесть и выспаться, она еще обнаружила в Алле внимательную и очень чуткую собеседницу.
Было так непривычно, рассказывая о своей нелегкой жизни с постоянными неприятностями и неустроенным бытом, видеть рядом встревоженные глаза искренне волнующегося за ее судьбу человека! Было так здорово сидеть с ней и ее дочерью за одним столом, уплетая курочку под майонезом и смеясь от реплик маленькой Светы… Было так удивительно, лежа в зале, слышать, как Алла тихо читает дочке книжку перед сном, как они о чем-то тихо переговариваются и смеются… и как Алла, желая Свете спокойной ночи, целует ее и слышит в ответ «Ты у меня самая лучшая, мамочка!»
Самая лучшая… Так странно… Хотя нет, ведь очень даже обычно то, что ребенок так восхищается своей мамой, тем более, что Светина мама была в самом деле замечательная и очень красивая молодая женщина.
Когда Алла, закрыв дверь детской тихо, чтоб не разбудить гостью, прошла по залу в свою спальню, Саша провела ее восхищенным и мечтательным взглядом. Что-то заныло у нее в душе после «прослушивания» той, обычной для многих, семейной сцены укладывания в постель…
Стало, как всегда, завидно, но это была не та свирепая, отчаянная злость, которая обычно посещала ее в такие минуты. Это была томная, какая-то безысходная тоска: у нее, у девочки Саши, никогда не было таких сцен и уже никогда не будет. Она уже выросла высокой, стройной, симпатичной, но навсегда останется той, которую не долюбили, которую обделили материнской лаской и нежностью. И только она одна знает, чего ей стоило, несмотря на некоторую черствость, остаться человеком, в глубине души надеющимся на что-то хорошее, не обозлившимся окончательно и воспитавшим в себе некое понятие чести.
Именно она, эта честь, не позволила уронить себя в глазах понравившегося человека, именно она вынудила пойти на все, чтобы вернуть украденную вещь и именно она не позволила признаться Алле, что голодала Саша, потому что все свои деньги, приложив занятые в долг, отдала за плеер.
«Теперь все это позади, и мы с Аллой останемся друзьями!» - подумала Саша, сидя в своей комнате перед очередным эскизом, и неосознанно поправила свой легкий халатик. В квартире было очень жарко, и впервые за зиму Алла не смогла остаться в спортивных брюках… Сегодня ей никуда не хотелось идти: на улице было очень пасмурно и хмуро. Мороз ослабел и выпавший дня четыре назад снег начал таять, создавая на плохо расчищенных тротуарах грязно-белое месиво, упрямо мешающее ходить.
Какая тоска… Впереди долгий зимний вечер и ночь, свободная от работы… Чем бы заняться? Как скоротать время до наступления нового дня, когда она сможет увидеть Аллу Борисовну на очередном семинаре… Они не встречались уже два дня! И это были тяжелые дни для Саши, дни, полные учебной нагрузки, большого ритма работы по ночам в кафе и постоянных, неотступно следующих за ней воспоминаний о том, единственном, семейном вечере, который ей удалось пережить вместе с Аллой и ее дочерью.
Вот бы все повторить!..  Но это невозможно. Не может же Саша напрашиваться на приглашение, а у Аллы есть своя жизнь, мало известная Саше.
«Одним словом, надо просто чем-то занять себя», - промелькнула в голове у Саши мысль, и тут, очнувшись, она обнаружила, что, не помня, как, нарисовала на лежащем перед ней листочке для эскиза очаровательную девушку в легком развевающемся на тонком изящном стане платье, тянущуюся к ярко светящейся звезде…
«Мечты… Они, как звезды недосягаемы…- подумала Саша, грустно улыбнувшись от того, что ощущает себя так удивительно поэтически настроенной, - Что-то со мной не то…»
Не успела она подумать об этом, как из коридора донесся звонкий грохот падающих ведер и грязный мат, извергаемый хриплым прокурено-пропитым голосом.
- Отец!.. Отец вернулся… - испуганно прошептала Саша, понимая, что оказалась с ним в квартире наедине: ни матери, ни брата дома не было.
В это время родитель медленно и, судя по падающим вещам, держась за стену, направлялся к ее комнате.
Ужас сковал ее тело. Не хватало еще его грязных домогательств! Саша замерла, надеясь, что он передумает заходить к ней, но бесполезно. Через минуту она услышала, что его рука схватилась за дверную ручку ее спальни и дернула дверь.
Во рту у девушки пересохло, но она осталась сидеть там же, за столом.
«Он же отец мне. Мой отец! Он не сможет опуститься до самого плохого. Я просто все выдумываю, мне все кажется!» - стучало в голове у Саши, пока отец, что-то бормоча, плелся к ней.
- О, моя девочка… Как хорошо, что ты здесь, с папочкой! – заворнякал он, тупо уставясь на побелевшую от страха и отвращения девушку, - Иди сюда! Дай папе рупь на водочку… папе плохо!..
- У меня нету!.. – тихо выдавила она из себя.
- Как это нету?! – неожиданно взбесился, словно озверев, папаша, - Я тебе покажу «нету», сучье отродье! Я тебе сейчас покажу!
Он остановился в двух шагах от дочери и качаясь, как во время сильного шторма, начал расстегивать и вытягивать из штанов свой видавший виды ремень.
Саша, вначале замершая от недоумения, попятилась, отодвинувшись вместе со стулом подальше от отца. Он решил «догнать» ее и резко, как только мог, потянул ремень и шагнул к Саше. Это было его ошибкой: потрепанные брюки, ставшие на него, похудевшего от плохого питания и чрезмерного увлечения алкоголем, большими, освободились от ремня и соскользнули на пол. Все-таки пытаясь сделать шаг, он запутался в них и упал прямо на колени Саши, уткнувшись лицом между ее ног.
Все произошло очень быстро. От неожиданности Саша завизжала и постаралась оттолкнуть отца от себя, но он, хоть и пьяный, быстро вцепился в ее ноги, молниеносно откинул полы халата и начал то ли целовать, то ли облизывать их, хрюкая от удовольствия.
От ужаса Саша онемела. Она не могла больше кричать и только беззвучно рыдала от отчаянья и отвращения, снова и снова пытаясь вырваться из его грязных лап. Результата не было. Тогда она, от страха уже мало соображая, что делает, нащупала рукой на столе первый попавшийся тяжелый предмет, которым оказалась глиняная шкатулка, и изо всех сил опустила ее ему на голову.
Отец крякнул, обмяк и медленно сполз по ногам Саши, упав на пол, а девушка, рыдая и дрожа, переступила через него и, схватив одежду, лежащую на кровати, выбежала из комнаты, а там быстро натянула штаны, свитер и, надевая на ходу шапку с курткой, выбежала вон из квартиры.
Она бежала без оглядки всю дорогу, а слезы сами текли из глаз. «Будь он проклят! Будь он проклят!!!» - твердила она, увеличивая скорость и не обращая внимания на слякоть и лужи… Ей надо было бежать, долго бежать, чтоб сбросить напряжение. И даже неважно в какую сторону… «Совершенно неважно…»- мелькнула в Сашиной голове мысль, и тут она почувствовала, что очень устала, а еще поняла, что стоит у… подъезда Аллы Борисовны. Ноги сами принесли ее сюда, и теперь она стояла, запыхавшись и не в силах решить, что делать.
Почему она прибежала именно сюда, оставалось для девушки загадкой.
«Я ей не нужна! Зачем я туда пойду? – спрашивала она себя, стараясь отдышаться, - Я не должна! Не должна… Но куда тогда идти?.. Я же убила его, этого алкаша-извращенца… убила своего отца…»
Новый приступ отчаянья охватил ее, и истерика возобновилась. Надо было срочно что-то сделать, иначе она сойдет с ума! И тут пришло вдруг понимание: ей нужна Алла. Надо немедленно увидеть ее добрые, внимательные глаза, дарящие спокойствие и умиротворение. Надо просто оказаться с ней рядом, тогда все будет не так страшно!
«Помощь… мне нужна ее помощь, как психолога!» - прошептала она, убеждая себя, и, войдя в подъезд, совершенно не вспомнила про лифт: бежала по ступенькам до самого седьмого этажа, а там буквально навалилась на кнопку звонка и ждала так долго – аж минуты две – ждала, пока щелкнет замок…
Наконец дверь приоткрылась, и в образовавшейся щели появилось встревоженное Аллино лицо.
- Кто там? – задала она традиционный вопрос.
- Саша… Это Саша… Мне надо к вам!.. – пробормотала она рассеянно, сверкая глазами, полными слез.
- Что случилось? – испугалась Алла, увидев состояние Саши, но дверь захлопнула. Только на секунду захлопнула, а потом, отсоединив защитную цепочку, отворила ее настежь, - Проходи! Проходи скорее…
Саша послушно вошла в прихожую и, разувшись, вдруг услышала доносящийся из зала мужской и детский смех… У нее дома мужчина! Она не одна!
Оторопев, Саша замерла и пораженно посмотрела на стоящую рядом Аллу.
- Что ты, Саш? Не ожидала, что буду не одна? – словно прочитала та ее мысли.
Саша, молча, кивнула.
- Да не стесняйся! Это друг семьи - Слава. Он нам не помешает. Я просто вас познакомлю и все… Лучше успокойся и проходи на кухню. Там все расскажешь, ладно? – проговорила она тихим успокаивающим голосом, понимая, что Саше надо немного отвлечься от своих мыслей.
Получив молчаливое согласие девушки, она взяла ее за руку и завела в квартиру.
- Кто там пришел? – Слава со Светой на руках вышел к ним.
- Одна моя знакомая – Александра, - объяснила Алла, - Познакомьтесь.
Саша посмотрела на мужчину, ужасно напомнившего ей… Рассеянно кивнув, девушка опустила глаза и задумалась... Впрочем, она была не в том состоянии, чтобы вспоминать.
Алла в это время объяснила Славе, что ей нужно побеседовать с девушкой, и потянула ее на кухню. Пока хозяйка закрывала дверь, Саша подошла к окну. Она изо всех сил пыталась совладать с собой, но сделанное ею давило на нервы, и слезы сами собой текли из глаз. Вытерев их в очередной раз, она обнаружила, что Алла стоит близко-близко…
- Саш… Ну что такое?..
Девушка несмело посмотрела ей в глаза и тут же разрыдалась, упав на плечо:
- Я убила его… убила,.. убила,.. убила!..
- Как это?! Кого убила? – оторопела Алла, глядя на плачущую на ее плече девушку.
- Отца.. отца своего… Он хотел меня изнасиловать, этот алкаш… Он меня все время преследует, хоть я ему дочь… Ненавижу! Ненавижу!.. – твердила Саша, заливаясь слезами.
Алла же в это время пыталась справиться с удивлением и испугом за судьбу девушки. Обдумав сказанное Сашей, насколько это было возможно, она осторожно прикоснулась к ее голове и погладила, пытаясь успокоить. Потом взяла ее за плечи и заставила посмотреть в глаза.
- Успокойся же, прошу тебя… - прошептала она, - Лучше соберись и расскажи все по порядку… Знаю, что это трудно, но попробуй. Мне надо все знать!
Еще пару раз всхлипнув, Саша постаралась взять себя в руки и принялась рассказывать. Она поведала своей новой знакомой, что с того момента, как у нее начала расти грудь, отец часто подстерегал ее то в ванной, то в спальне, когда там не было Кольки, и щупал ее холмики, а иногда и ниже, приговаривая: «Расти, сладкая, созревай, ягодка! Я первый тебя сорву!», а когда появлялась мать или брат, делал вид, что он – сама невинность. Саша же молила каждый раз Бога, чтоб отец поскорее напился и завалился спать.
До сих пор ее как-то проносило, и ничего серьезного не было, а сегодня он, судя по поведению, решил добиться своего, и только глиняная шкатулка спасла ее от одного кошмара, наградив другим.
- Теперь он лежит в моей спальне на полу и не шевелится!.. – закончила Саша и снова зарыдала.
- Подожди… Ты сказала: «не шевелится», но не сказала «в крови». И вообще, ты уверена, что он мертв? – спросила Алла.
Саша резко престала плакать.
- Крови я не видела… Но он же упал! И не дышал… наверное…
- Получается, что ты не уверена! – подчеркнула Алла, - А значит, проявилась самая главная причина для того, чтобы успокоиться и подумать трезво, как теперь быть.
Спокойный уверенный голос молодой женщины помог вернуть Саше самообладание. Она вытерла слезы и, выпрямившись, с надеждой посмотрела на нее, а Алла продолжила:
- Есть два варианта. Первый: ты остаешься здесь, чтобы мучиться от неизвестности до тех пор, пока не решишься вернуться домой, а второй – мы сейчас все вместе завозим на Славиной машине Свету к одной моей подруге и едем к тебе, где осматриваем отца. Если понадобится, окажем ему медицинскую помощь. И ты или успокоишься, узнав, что он жив, или узнаешь точно о его смерти со всеми вытекающими последствиями. Мне кажется, что лучше второй вариант, а тебе?
Саша молчала. Ей хотелось побыть подольше в этой уютной квартире с Аллой, но в то же время она бы с ума сошла от неизвестности и очень бы боялась вернуться домой… В любом случае она будет бояться, но с Аллой не так страшно… Только вот тогда придется этой небезразличной ей женщине увидеть, в каком гадюшнике живет Саша, и ей, как хозяйке, стыдно было вести туда людей… Но все же она решилась на второй вариант, и через полчаса после того, как Алла ввела в курс дела Славу, они были уже на месте.
Подойдя к подъезду, Саша почувствовала, как все внутри напрягается, но отступать не было никакого смысла:
- Это мой подъезд… теперь осталось только подняться на четвертый этаж… - сбиваясь, сказала она и знаками пригласила Аллу со Славой следовать за ней.
Четвертый этаж ничем не отличался от всех других, как и дверь пятнадцатой квартиры, к которой подвела гостей Саша. Остановившись перед ней, открываемой ею сотни раз, Саша, взволнованно вздохнула, достала из кармана ключи и … застыла.
- Может мне сначала позвонить? – спросила вдруг она, повернувшись к Алле.
- Не стоит. Зачем лишний раз поднимать шум, ведь неизвестно, что там, а соседи могут услышать звонок, - тихо сказала на это Алла.
Кивнув, Саша принялась вставлять ключ в замочную скважину, но от напряжения и волнения никак не могла попасть. Видя это, молодая женщина взяла ее руку в свою и, бросив растерянной девушке успокаивающий ласковый взгляд, помогла вставить ключ в замок.
Наконец открыв дверь, все вошли в квартиру. Та сразу поразила гостей своей убогостью и запущенностью. Было видно, что комнаты очень давно не ремонтировали, но, кроме этого, повсюду валялись разные вещи, пустые бутылки и прочий хлам.
Несмотря на волнение, Саша заметила реакцию Аллы и, печально вздохнув, сказала:
- Вот так мы и живем… Раньше я пыталась наводить порядок, выносить мусор, но это бесполезно. Что отец, что мать… как свиньи… да и брат… Я просто устала с ними бороться. Только в своей спальне поддерживаю порядок… Нам сюда.
Прервавшись, она показала на одну из дверей, раскрытую настежь:
- Он там… - только и смогла сказать она и медленно, словно крадучись, вошла в комнату.
Алла осторожно прошла следом. Мельком обведя спальню глазами, она поразилась чистоте и, главное, развешенным повсюду небольшим картинам без рамок с пейзажами и другими очень оригинальными композициями.
«Наверняка увлекается коллекционированием», - отметила про себя Алла и, не думая о том, откуда у этой малообеспеченной девушки могут быть деньги на картины, обошла Сашу, ставшую около отца, и посреди комнаты увидела его, лежащего без движения в какой-то забавной, почти неестественной позе. 
Саша, посмотрев на отца, закрыла лицо руками и медленно опустилась на кровать, не имея больше сил выносить все это, а Алла, присев на корточках около отца, от которого за километр несло перегаром, осторожно прикоснулась двумя пальцами к шее в том месте, где обычно прощупывается пульс. Именно в этот момент отец вдруг издал громкий храп и, что-то пробурчав, повернулся на бок и снова затих.
- Да он же живой! – воскликнул Слава, подошедший к Алле, вскочившей от неожиданного воскрешения «покойника» и от этого потерявшей на время дар речи.
- Живой… Неужели?! – Саша тоже вскочила и стояла в растерянности, словно не зная, радоваться или огорчаться, - А я-то думала!..
- Надо было проверить, а потом пугаться! – сделал вывод Слава, который еще не знал, как относиться ко всем этим приключениям и этой странной особе.
- Конечно, надо было. Но она была в состоянии аффекта, поэтому ее поступки вполне объяснимы, - попыталась Алла оправдать девушку.
Саша же в это время не особо вникала в разговор своих спутников. После охватившего ее вначале чувства облегчения от того, что убийство не состоялось, она вдруг подумала: теперь вполне живой и временно спящий отец снова будет преследовать ее. Случившийся с ней совсем недавно кошмар обязательно повторится. Осознание этого, как рукой сняло с ее лица облегчение. Это сразу заметила Алла.
- Что такое? – взволнованно поинтересовалась она, - Теперь все позади. Тебя что-то еще беспокоит?
- В том-то и дело, что не все позади, и мне будет отчего свихнуться… Он проснется и, хоть жутко пьяный был, может все вспомнить… И будет еще больше доставать меня, не даст спокойно жить… - Саша с ужасом в глазах посмотрела на Аллу.
Та, прекрасно понимая, что опасения девушки не беспочвенны, отозвала Славу на минуту в коридор. Он вышел, вопросительно глядя на нее.
- Мы должны помочь ей, - коротко сказала Алла.
- Допустим. Но как? – он собрался было облокотиться об стену, но, оглянувшись, увидел на ней грязь и с отвращением на лице отодвинулся, - И вообще, я не понимаю, почему мы должны участвовать во всем этом!..
- Почему? – Алла была неприятно удивлена его вопросу, - Да хотя бы потому, что не всем так легко живется, как нам… как тебе!..
- Но мне не так уже легко, как тебе кажется, живется!.. – попытался опровергнуть ее аргумент Слава, но заметив, что она на взводе, и еще одно слово поссорит их, замолчал, тяжело вздохнул и, наконец, спросил, - Что от меня требуется?
- Никто ничего от тебя не требует… Я не могу заставить что-то сделать, но ты мог бы сейчас… - Алла перешла на очень тихий шепот, и Саша не смогла услышать ни одного слова. Она просто, молча, сидела на кровати и ждала.
Ждать пришлось недолго. Вскоре Слава ворвался в комнату и без церемоний, грубо пнул ногой развалившегося на полу мужика. Тот вскрикнул и спросонья попытался вскочить на ноги, но это ему не удалось. Тогда он, испуганно глядя на шикарно одетого громилу, возвышающегося над ним, попятился на четвереньках.
- Че те надо? Шо ты тут делаешь? – он изо всех сил пытался выглядеть храбро.
- Что делаю? – громоподобным голосом переспросил Слава, - Пришел тебя, хмырь, уму-разуму научить!
Отец явно не на шутку испугался и заверещал каким-то писклявым до смешного плаксивым голосом:
- А хто ты такой воще?!
- Тот, кто тебе голову оторвет, если еще раз прикоснешься к дочери! – Саша размахнулся и со всей силы наградил сидящего на полу алкоголика шалбаном, от которого он чуть не влип в этот самый пол.
- Больно, ты!.. Не трогал я дочку! И не думал!
- Теперь тебе придется еще сильнее не думать, иначе пасть порву и некуда будет пойло вливать! Понял? – Слава явно вошел в роль и девушки, стоящие в стороне, удивленно смотрели на него, ожидая, чем закончится этот урок нравственности. А Слава еще раз хорошенько треснул папашу и повернулся к Саше, - Если он хоть раз тронет тебя, скажешь. Тогда я вместе со своими ребятами по-другому с ним погутарю!
После этого он отвернулся от прослушавшего «лекцию» и, тайно от него, улыбаясь, подмигнул девчатам и громко позвал их на выход.
Выйдя на площадку все они, сами того не ожидая, прыснули от смеха, вспоминая перетрусившего папашу.
- Ну ты, Слава, и даешь! – восторженно воскликнула Алла, - В тебе погибает талантливейший актер! Я даже прощаю тебе все, что ты до этого мне тут наговорил.
- А мне просто хочется сказать вам «спасибо огромное». Без вас я бы погибла… - Саша посмотрела на Славу, а потом обратилась к Алле, - А с вами…
- С тобой!.. – поправила ее Алла, удивившись внезапному переходу Саши к официальной форме обращения.
- Да… с тобой! – улыбнулась, смутившись, Саша, - Я вообще никогда не рассчитаюсь.
- Только попробуй!.. – шутливо пригрозила ей Алла, а потом взяла ее руку в свои и, заметив, что девушка замерла, тихо сказала, - Знаешь… Приходи к нам в любое время!
Услышав подобное, Саша засияла и, несмотря на все свои старания, не смогла скрыть радость. Почему-то ей захотелось обнять и расцеловать Аллу, но, глянув на стоящего тут же и томящегося от затянувшегося прощания Славу, она сдержалась и только, улыбнувшись во весь рот, пообещала:
- Хорошо, конечно, я приду… Спасибо!
- Ну, тогда – пока! – Алла довольно заулыбалась, видя сколько радости доставила этой несчастной девушке.
В это время нетерпеливый Слава решил, что с него хватит лирики, и, не дожидаясь, пока дверь пятнадцатой квартиры захлопнется, поспешил по ступенькам вниз. Видя это, и Алла не стала больше задерживаться - отправилась следом, а Саша еще долго стояла на площадке и улыбалась: кто бы мог подумать, что встреча с этой замечательной молодой женщиной поможет ей так классно приструнить выжившего из ума отца…

+1

5

♥ 16 ♥
Алла, старательно лавируя между лужами на асфальте, подбежала к стоящей на остановке маршрутке и запрыгнула как раз вовремя. Дверь за ней захлопнулась, и автобус поехал. Людей, несмотря на час пик, было не слишком много, и молодой женщине удалось удобно устроиться на сидении около окна. Аккуратно сложив мокрый зонтик, она погрузилась в размышления под спокойную музыку, доносящуюся из кабины водителя.
Время шло, и уже приближался февраль. Надо было срочно что-то решать с психологом в училище, а Алла до сих пор не могла определиться. Самое интересное, что она даже не могла сказать, почему не ставит на занятое ею временно место постоянного человека: потому что нет достойного или просто-напросто потому, что она привыкла к этой, интересной для нее работе, приросла к девушкам, которые, найдя в ней надежную подругу и мудрую советчицу, стали довольно много времени проводить в ее кабинете, периодически устраивая девичники… Сказать было в самом деле сложно, но из-за затянувшейся «практики» в ПТУ нагрузка у нее увеличилась, и теперь приходилось допоздна просиживать на работе: то в центральном офисе, то в училище. Правда, ее часто встречали Слава со Светой, а в последнее время стала наведываться и Саша…
Вспомнив о девушке, Алла улыбнулась. Какая все-таки она необычная, эта Саша! Поначалу она вела себя как-то грубо, особенно в тот день их необычного знакомства. А потом выяснилось, что она глубоко в себе прячет чуткую, нежную душу… А как она рисует!.. Алла, впервые увидев ее картины в комнате на стенах, даже не подумала, что это дело рук грубоватой, порой не знающей, как себя повести в той или иной ситуации, девушки. Да, она определенно нуждалась в искренней подруге и в душевном тепле, которое, судя по обстановке в квартире, никогда не получала в семье.
Подумав о душевном тепле, Алла вдруг почувствовала, что, намокнув под дождем, немного озябла и была совершенно не против поскорее ощутить тепло в его физическом выражении. Глянув в окно, по стеклу которого стремительно стекали потоки воды, Алла увидела, что подъезжает к своему центральному офису. Наконец-то она сможет согреться и выпить чашечку горячего кофе.
Выскочив из автобуса, она поспешила скрыться под крышей своего «второго дома». Там было сухо, тепло и шумно: приходящие на работу девушки-операторы весело переговаривались между собой и смеялись, отряхивая свои пальто и шубы от совершенно не к месту льющегося дождя.
Проходя мимо операторской, Алла заглянула туда и громко поздоровалась. Девушки вначале притихли, застигнутые врасплох ранним появлением начальницы, но когда она удивилась подобной реакции, рассмеялись.
- Да мы, Алла Борисовна, просто не ожидали, что вы сейчас приедете по такой мерзкой погоде! – объявила Аня.
- Ну а что я не человек что ли?! Дождь может литься еще день или два, а работа, увы, никуда не денется.
- Это конечно так, но могли бы и отдохнуть, - подмигнула одна из девчонок.
Алла хотела ответить, но услышала телефонный звонок, доносящийся из кабинета, и побежала к себе.
Пока она шла и открывала кабинет, звонок, ясное дело, прекратился и, войдя, Алле Борисовне не оставалось ничего, кроме как раздеться и привести себя в порядок в ожидании его повторения.
Набрав воды в электрочайник, она включила его и села за стол. На нем лежала целая стопа анкет заполненных претендентами на место в училище. Сегодня надо обязательно на ком-то из них остановить свой выбор – и так затянула с назначением психолога. Но в то же время как выбрать человека, наиболее подходящего девушкам, которых Алла уже хорошо изучила? Тот психолог непременно должен быть женщиной, ведь парней в кабинет силой не затащить, а красивая девушка или женщина, располагающая к симпатии со стороны ребят, была бы весьма кстати. Так же, как и для девушек, предпочитающих откровенничать с себе подобными.
Придя к такому выводу, Алла отложила в сторону анкеты с мужчинами, и в это время в дверь кто-то постучался.
- Войдите! – громко сказала Алла.
- Уговорили, - ответил молодой человек, появившийся в дверях, - Раз можно – войду. Здравствуйте.
- Здравствуйте, - любезно и в то же время удивленно ответила Алла, - Чем могу помочь?
- Работой, - коротко ответил посетитель и, знаками попросив разрешения, присел на стул около стола, закинув ногу на ногу.
- Правда? – Алла еще больше удивилась странной, какой-то слишком напористой манере общения с потенциальным работодателем и внимательно посмотрела на этого высокого крепкого парня.
На вид ему было лет двадцать пять – двадцать шесть. Длинное гладковыбритое лицо с проницательными голубыми глазами обрамляли темно-русые волосы, профессионально обработанные и осветленные на концах, судя по всему, хорошим парикмахером. Его прическа была настоящим шедевром и походила чем-то на чрезмерно укороченное каре с выбритым затылком, а сам он очень напоминал мужчину, внимательно следящего за модой. Эту мысль подтверждала и его одежда – модная, но даже отдаленно не напоминающая деловой стиль, которого придерживался бы любой благоразумный человек, стремящийся получить место, не говоря уже о профессиональном психологе.
Выдержав паузу, пока Алла осматривала его, парень, улыбнувшись, ответил-таки на ее вопрос коротко и ясно.
- Правда. Мне нужна работа, и я пришел получить ее здесь.
- Что ж, я польщена столь высокой чести, которую вы оказали мне своим посещением, но, смею вас заверить, что разбираюсь в людях. И вижу, что вы, любезный, не из тех, кто поможет мне принести пользу человечеству. Могу сказать, что вы, похоже, только что сошли с подиума и забыли некоторые элементарные правила общения, например: поменьше наглости, побольше собранности и информации, как визуальной, так и звуковой, которые помогут сложить о вас хорошее мнение.
- Я не нагл. Я напорист. И необычен. Пусть вы угадали, что я сошел с подиума, но это была временная работа, а основная моя профессия – психолог.
- И что же оканчивали? – полюбопытствовала Алла.
- Запорожский педагогический. Три года назад.
- Почему до сих пор не работали по специальности?
- Откуда вы взяли? Работал. Полтора года был психологом в центре реабилитации жертв аварий и катастроф.
- И вы думаете, что пригодитесь в обычном ПТУ?
- Почему и нет?! У некоторых из учащихся жизнь почище катастрофы.
Аллу начинал заинтересовывать этот самоуверенный молодой человек, но не как коллега, а как объект исследования. Похоже, он был из тех умников, которые изо всех сил старались выделяться не только умственными способностями, но и внешностью, порой шокируя окружающих своей необычностью.
- Ну, допустим… Тогда у меня к вам просьба: назовите свое имя и позвольте посмотреть документы. А еще мне интересно, как же вы собираетесь доказать, что являетесь именно тем, кто мне нужен?
- Что ж, зовут Павел Евгеньевич, и я прежде всего постараюсь заинтересовать вас собой, - сверкнул глазами парень, - А самый верный путь к сердцу человека – это беседа с ним о том, что он ценит превыше всего.
- И что же я ценю? – на секунду отвлекшись на выключившийся чайник, спросила Алла.
- Профессионализм. Вам же нужен профессионал?
- Согласна. Профессионал мне нужен. Но без мании величия. Она меня отталкивает и пациента не будет располагать к откровенности. Самое интересное, что я заметила, так это то, что именно люди, имеющие меньше всего оснований быть довольными своими достижениями, часто компенсируют чувство своей неполноценности яркой, необычной одеждой, наглостью и чванством, а эти качества производят, мягко говоря, неприятное впечатление…
- Согласен. К тому же не страдаю манией величия. Просто уверен в своих силах и красный диплом, полученный в институте, дает мне на это право, - Павел Евгеньевич протянул Алле стопку документов.
Открыв и просмотрев все документы по очереди, Алла Борисовна убедилась в правдивости слов Павла. Везде он фигурировал только с хорошей стороны, но все же ее кое-что смущало в его поведении.
- Что ж, документы и характеристики у вас безупречны. Одно меня интересует: почему начальство не заметило в вас чрезмерной самоуверенности? – решилась она спросить.
- Да потому, что ее нет. И поверьте, я умею владеть собой… Только иногда могу немного теряться и делать что-то невпопад… - молодой человек остановился.
- Это когда же? – полюбопытствовала Алла.
Павел, неожиданно смутившись, улыбнулся и, помолчав, тихо сказал:
- Когда вижу такую красивую женщину, как вы…
Не ожидая подобного, Алла, отыскивающая в своих документах чистый бланк анкеты, замерла и внимательно глянула на собеседника. Павел смотрел на нее чистым открытым взглядом и уловить в нем иронию или желание польстить она не смогла, но все же проговорила:
- Лесть – большая сила…
- А откровенность больше ее в стократ.
- Мы уже дошли до словесной дуэли, - подвела итог Алла, - Пора остановиться. Возьмите анкету и, заполнив дома, принесите завтра. Я рассмотрю ее и приму решение, хотя… хотя я бы вам советовала отказаться от работы здесь, раз при своей предполагаемой начальнице вы будете смущаться и поступать неадекватно ситуации.
Павел молча взял из рук Аллы анкету, спрятал ее в свою кожаную папку, попрощался и, подойдя к двери, обернулся:
-  И все-таки я вам запомнился, ведь так?
Алла уже было открыла рот, чтоб выдать ему пару колкостей за такую спесь, но он уже скрылся за дверью, судя по всему, довольный собой.
«Какой нахал!» - шепотом возмутилась Алла и, решительно взяв в руки папку с анкетами, принялись энергично выбирать претендента. Видимо, недавнее происшествие с самоуверенным «психологом» повлияло на нее определенным образом, потому что через несколько минут она, наконец, остановила свой выбор на одной тридцатилетней женщине: приятной на вид и, судя по ответам на вопросы, и отложившейся в памяти Аллы беседы с ней, настоящим специалистом. Такой было не страшно доверить своих девочек.
Сделав выбор, Алла удовлетворительно откинулась на спинку кресла: дело сделано, теперь можно немного расслабиться, хотя… Она вдруг подумала, что надо вначале удостовериться в том, что Елена Петровна не нашла еще себе другую работу и даст окончательное согласие занять предлагаемую должность, а потому надо было обязательно позвонить ей. Алла взяла телефонную трубку и, посмотрев номер домашнего телефона избранной кандидатуры, стала набирать, отогнав мысли о том, что училище покидать ей все-таки жаль…

♥ 17 ♥
Как только прозвенел звонок с последней пары, Саша быстро сложила тетради в рюкзак и пулей вылетела из аудитории, попутно попрощавшись с одногруппницами и совершенно не обратив внимания на их попытки задержать ее. Саше совершенно не хотелось сейчас ни с кем терять времени, она спешила в буфет, где собиралась купить чего-нибудь вкусного.
Заняв очередь, Саша пересчитала деньги, сделала вывод, что сегодня может позволить себе расслабиться, и в ожидании возможности потратиться стала вспоминать, как сегодня днем во время одного из перерывов встретила Аллу в коридоре. Она была одета в красивый персиковый свитер из ангоры и элегантные черные брюки и как-то сразу бросилась в глаза, несмотря на то, что было очень многолюдно. Саша, идущая в соседнюю аудиторию, где намечался просмотр видеофильма на тему, изучаемую их группой, сама того не ожидая, подошла к ней, напросилась в гости и получила согласие прийти после окончания занятий, правда только в кабинет. Но все равно это очень подняло девушке настроение, ведь сегодня у Аллы Борисовны был неприемный день, а значит никто не должен их беспокоить, и можно будет вдоволь поболтать.
Довольно улыбнувшись от предвкушения приятного общения, Саша обнаружила, что подошла ее очередь. Выбрав несколько пирожных, она аккуратно положила их в пакет и отправились в гости. А когда вошла в кабинет, Алла сидела за столом и что-то сосредоточенно читала.
- Не помешаю? – тихо спросила Саша.
- Что ты! Конечно, нет! – улыбнулась, подняв глаза от книги, Алла, - Входи и плотно закрывай дверь, а то она времени имеет моду открываться.
- Хорошо, не переживай… те, - Саша все-таки решила обратиться официально.
- А ты что это, опять ко мне на «вы» обращаешься? – удивилась Алла, - Сейчас посторонних нет, так что расслабься.
- Уговорили… уговорила! – рассмеялась Саша, - А я пирожные принесла. Давай чай погоняем?
- Давай. Сейчас чайник поставлю, - Алла собралась встать, но Саша опередила ее.
-  Не вставай, лучше поработай пока, а я все сама приготовлю. Только скажи, где чайник.
Алла заулыбалась, глядя на черноглазую гостью. Все-таки она как-то очень изменилась после их первой встречи: и одеваться стала лучше, и за речью следить - по всему видно, что старается нормальным человеком стать, и ее надо было поддерживать.
- Вон там стоит, в шкафу. Там же и вода в пятилитровой бутылке. Налей в чайник ее, а то наша водопроводная только для мытья полов годится.
- Это точно. Но, честно говоря, я все время ее пью и пока не сдохла… - выпалив это, Саша вдруг осознала, что у нее вырвалось грубое слово и, покраснев, исправилась, - Я хотела сказать: не умерла…
Алла усмехнулась, отведя на секунду глаза в сторону, и проговорила:
- Да-да, я поняла…
Вздохнув с облегчением, Саша быстро набрала в чайник воды и подключила к розетке, а пока он грелся, достала чашки, ложки, сахарницу и выложила пирожные на тарелку, поставив ее на тумбочку.
- Ну все, прошу к столу! – торжественно произнесла она и придвинула к тумбочке два офисных стула.
- Иду-иду! – Алла вложила в книгу закладку и, захлопнув ее, встала, - Только вот внесу некоторое дополнение к сервировке.
Сказав это, она подошла к одному из книжных шкафов, достала коробку конфет и, распечатав ее, поставила на тумбочку.
- Эти конфеты я хранила для особого случая.
- И он настал? – поинтересовалась Саша, разливая чай по чашкам.
- Да, настал. Сегодня я работаю здесь последний день.
Девушка, услышав эту сногсшибательную новость, чуть не выронила чайник из рук. Спешно поставив его на стол, она подняла на Аллу ошарашенные глаза:
- Как это?!
- Очень просто. Я, наконец, выбрала кандидатуру вашего постоянного психолога и теперь займусь своей непосредственной работой…
Алла, совершенно не заметив, как отреагировала на известие ее гостья, рассказывала это весело, словно была довольна положением дел, а Саша полностью потеряла дар речи. Все внутри упало. Теперь она не сможет каждый день ее встречать, как бы невзначай, в коридорах училища, не сможет хоть иногда провожать после работы до дома, аргументируя свои действия живущей неподалеку подругой… не сможет больше беспрепятственно видеть ее!.. Что теперь делать? Как быть?
Алла что-то говорила, попивая чай. А Саша смотрела на нее, не отводя глаз, и с каждой секундой все яснее понимала, насколько сильно нуждается в этой великолепной молодой женщине, умеющей всегда так замечательно успокоить и посоветовать…
- Саш… Саша! Что случилось?! – вдруг услышала она и, очнувшись, обнаружила, что Алла, пытаясь привести свою собеседницу в чувство, тормошит ее за плечи.
Глубоко вздохнув, она подняла глаза на Аллу и увидела, что та смотрит на нее с огорчением и растерянностью.
- Я что-то не так сказала? – тут же задала она Саше вопрос.
- Нет-нет, все нормально… Прости, я временами выгляжу глупо… - Саше стало до безумия стыдно. Она скользнула глазами по Аллиному лицу и, почувствовав что-то неопределенное и, в то же время, сильное, не выдержала, - Знаешь, я просто растерялась потому, что не смогу теперь…
- Не сможешь теперь что? – Алла пытливо посмотрела на Сашу.
- Да нет… ничего. Все – пустяки! – резко повеселела Саша, - Давай лучше чай пить, а то остынет вконец… и конфет я давно не ела… таких.
- Что ж, давай конечно, но попрошу так меня больше не пугать!
- Ха! Когда уж мне теперь придется… Мы же не будем видеться, - с какой-то озлобленностью бросила Саша.
- Так вот в чем, оказывается, дело?! – сразу догадалась Алла, - Саш, я же раз десять тебе говорила, что ты всегда можешь прийти ко мне, поэтому не переживай из-за моего возращения в центральный офис, поняла?
- Угу… - коротко подтвердила Саша, с явным облегчением прожевывая пирожное, а потом поинтересовалась, - Так получается, что тебе надо сегодня «выехать» отсюда?
- Да, ты угадала. Надо собрать вещи и часть уже лежит вон там, - Алла показала на стоящую в одном из углов стоку коробок, - Еще часть сложу сейчас, а за мелочью заеду завтра, когда буду представлять всем нового специалиста.
- Тогда давай я помогу тебе сегодня, - Сашины глаза засветились от появившейся возможности быть полезной.
- Что ж, конечно, не откажусь…

… Допив чай, они дружно взялись за работу и скоро все оставшиеся книги были аккуратно упакованы и сложены рядом с коробками, а сами труженицы устало присели на стулья.
На улице уже потемнело, а в коридорах училища не было никаких звуков, кроме методичных ударов швабры уборщицы об пол, и вся эта минорная обстановка нагнетала подавленное настроение.
- Уже полседьмого… - проронила Алла, глянув на наручные часы, - Ты никуда не спешишь?
- Куда мне спешить? В ту… квартиру, которую видеть не могу?! – при воспоминании о своем жилье Саша заметно погрустнела и, резко встав, подошла к окну.
На улице снова завывала метель, и люди, снующие туда-сюда, старались максимально закрыть лица от ледяного ветра.
- Похоже, снова сильный мороз… - проронила Саша, - Придется добираться до дома бегом.
- Не придется. Скоро Слава приедет, заберет нас и коробки, которые мы в офис завезем, а потом подбросим тебя до подъезда… Как тебе такой план?
- Нормально, даже очень! – как могла весело ответила Саша, которая явно предпочла бы поездку с Аллой в набитом людьми автобусе, лишь бы никто не мешал быть к ней поближе…
Тут зазвонил телефон, стоящий на рабочем столе. Алла взяла трубку и, положив ее после короткого разговора, сообщила, что Слава уже подъезжает, и пора одеваться.
Саше не хотелось, чтобы вечер с Аллой так быстро заканчивался. Хотелось сделать хоть что-то, лишь бы продлить эти минуты невинного уединения с ней, но выхода не было, и она смиренно накинула свою куртку.
- Ты не мерзнешь в ней? – глядя на нее, спросила Алла.
- Раз на раз не приходится, - коротко ответила Саша, избежав жалоб на безденежье.
- А я сегодня предпочла надеть шубу… - поделилась Алла и, открыв платяной шкаф, достала шикарную лисью шубу… точно такую же, как…
При взгляде на Аллу с шубой в руках у Саши возникло очень странное, но уже не раз повторяющееся чувство, что она где-то ее, Аллу Борисовну, и эту шубу, видела. Девушка немного смутилась и задумалась, а как только Алла надела ее и подколола свои темные волосы, ее словно молнией пронзило прозрение: так это же та девушка, дочь которой она напугала тогда, в новогоднюю ночь!!! А с ней был Слава, тоже показавшийся ей знакомым при их первой встрече!..
После осознания всего этого Саше стоило больших усилий сохранить самообладание, чему очень помогло появление Славы, который отвлек внимание Аллы от нее. Стараясь не выглядеть странной, Саша старательно помогла перенести коробки в машину и выгрузить их потом в центральном офисе, а всю дорогу была подавленно молчалива.
Только когда машина подвезла ее к родному дому и затормозила около подъезда, Саша, прощаясь, сказала:
- Спасибо, что подвезли… - и тихо добавила, наклонившись к Алле, - Прости меня… До свидания…
А только Алла хотела спросить, за что же ее прощать, девушка выскочила из машины и бросилась в подъезд, оставив молодую женщину в полном недоумении.


♥ 18 ♥
Вот уже неделя прошла после последней встречи Аллы с Сашей, а от нее до сих пор не было никаких известий, словно пропала в неизвестном направлении, и это очень тревожило Аллу.
Ей было совершенно непонятно поведение девушки. По всему Алла видела, как та привязалась к ней, но совершенно нельзя было понять ее странных поступков в тот их последний вечер: резкие перепады настроения… и это «прости», сказанное на прощанье… За что она должна простить ее? Что она могла натворить? И почему не приходит?..
А еще было совершенно непонятно, что сама психолог чувствовала к ней, странной, но такой притягательной девушке. Сколько себя помнила, Алла жила в нормальной обстановке, и всё, кроме того, что ее муж исчез в неизвестном направлении, было нормально, во всяком случае, не так, как у Саши, живущей в явно неблагополучной семье и от этого страдающей. А тут появляется эта девушка и вызывает у нее не естественную для многих в таких случаях брезгливость или, по меньшей мере, опасение и стремление не приближать к себе подобного человека, а острое желание помочь ей стать полноценной, избавившись от грубости и озлобленности, и еще какую-то, материнскую что ли нежность… Да-да, конечно, материнскую!
Глубоко вздохнув, Алла доела последний кусочек хлеба с маслом, запила кофе и принялась убирать на кухне. Сегодня ей не надо было никуда спешить потому, что Света уже в садике, а на работе прекрасно справятся и без нее, пока она займется важным делом: ожиданием мастера, который сегодня должен установить  телефон.
Алла давно уже хотела осуществить свое желание иметь средство связи, ставшее для многих привычным делом, но долгое время не было свободных номеров, потом услуги очень подорожали, и только теперь, при помощи Славы, эта тема, наконец, закроется.
Закончив уборку, молодая женщина достала телефонный аппарат из фабричной упаковки, тщательно протерла от пыли и поставила на полочку, специально прикрепленную в коридоре. А потом отошла подальше и, глядя на свой новенький серебристый радиотелефон, улыбнулась. «Он вполне неплохо тут смотрится!» - подумала она, представив, что больше ей не надо будет бегать звонить к соседке. И тут раздался звонок в дверь.
Глянув мельком на себя в зеркало и поправив волосы, Алла открыла дверь. На площадке стоял среднего роста парень, одетый в спецовку связиста.
- Это вы вызывали для установки телефона?
- Да, я. А вы точно тот, кто мне нужен?
- Можете проверить. Документы имеются, - сказал парень, улыбнувшись и сверкнув парой передних золотых зубов.
- Что ж, с готовностью посмотрю их, - ответила Алла и, глянув удостоверение, озвучила написанное, - Значит вы, Александр Иванович…
- Просто Саша. Я же не старик! – засмеялся Саша.
- Согласна. Тогда, Саша, сделайте все побыстрее, а то мне не терпится сделать первый звонок.
- Я вас прекрасно понимаю, - кивнул парень и, изъяв из сумки кабель и инструменты, принялся за дело.

Это дело отняло у него почти час, так как пришлось повозиться не только в квартире, но и на площадке. Наконец все было окончено и, поблагодарив Александра Ивановича, Алла подождала, пока он исчезнет за дверью, и кинулась к телефону.
Первым делом, свободно расхаживая с трубкой по квартире, она позвонила Славе на мобильный и засыпала благодарностями, потом – на работу, куда сообщила свой домашний номер, и затем с этой же целью обзвонила всех подруг, а вот Яне дозвониться не получилось.
Дело в том, что та тяжело переносила беременность и уже дней пять находилась на больничном. Будучи на работе, Алла звонила ей почти каждый день, узнавая о самочувствии и рассказывая новости, но сегодня дома ее не оказалось.
Встревоженная, она позвонила на студию Ване, и там сказали, что он отпросился, чтобы проведать жену, которую ночью положили в патологию на сохранение. Не узнав там, в какую именно больницу положили Яну, Алла обзвонила все, находящиеся более-менее близко от ее района и узнала-таки необходимую информацию, после чего быстро собралась и поехала туда.
Поднявшись на второй этаж больницы, где находилось отделение патологии беременности, она увидела в вестибюле Ваню, сидящего на одном из стульев, низко склонив голову, и быстро направилась к нему.
- Привет! – бросила она ему и сразу задала вопрос, - Ваня, что же случилось, ведь вчера все было нормально?
- Привет… - молодой человек поднял голову и посмотрел на Аллу удивленно и в то же время устало, - А ты откуда взялась?
- Я?!.. А! Мне телефон сегодня наконец поставили. Конечно, я решила всем сообщить номер. Яне не дозвонилась, заинтересовалась, где она и вот… Так что же случилось?
- Да вот, ночью ей стало резко плохо… Сильные боли внизу живота… Мы так испугались!.. В скорую позвонил, и они, слава Богу, быстро приехали. Теперь вот жду, пока ее очередной раз уколят.
- А врач что говорит?
- Врач? А что он может сказать?! Большая угроза выкидыша. Надо много лежать, не делать резких движений и не волноваться.
- Надо ж такому случиться…- вздохнула Алла, - А когда можно будет увидеть?
- Врач обещал через полчаса, - Ваня глянул на часы, - Но они уже почти истекли. Надо спросить, можно ли зайти в палату.
Парень встал и направился к столу, за которым сидела медсестра. Алла последовала за ним, немного замешкавшись, и услышала уже, как пожилая, суровая на вид, медсестра отвечала взволнованному супругу глубоким, немного хриплым голосом, что можно войти, только ненадолго.
- Тогда мы пошли, - сказал Ваня и тут же поспешил по коридору, позвав с собой Аллу, но медсестра вернула их и заставила накинуть на плечи белые халаты.
Только после выполнения этой процедуры молодые люди смогли прорваться к больной.
Яна лежала на кровати у окна и выглядела очень бледной.
- Здравствуй, солнышко мое! Как ты? – Ваня, наклонившись, поцеловал ее в губы, - Смотри, кто еще пришел!
Ваня отошел в сторону и показал на Аллу.
- О, Аллочка, привет! Откуда ты узнала о моем ночном переезде?
- Из надежных источников, - через силу улыбнувшись, сказала Алла, - А ты что ж так, старушка, умудрилась?
- Да вот, вроде и не нервничала особо, а говорят от нервов…
- А что еще говорят? Долго тут тебе прохлаждаться? – стараясь быть веселой и не выдать своего огорчения от всей этой истории, спросила Алла подругу.
- Недели три минимум. Так что поищи кого-нибудь на мое место. Временно.
- Конечно, временно, а как же иначе. Тебе всегда в моей службе место найдется. Так что давай выздоравливай и держи хвост пистолетом. Я еще наведаюсь и не раз. Кстати, что тебе можно приносить?
- Фрукты, кроме цитрусовых, молочные продукты и мучное. Только не много, а то меня разнесет, - рассмеялась Яна.
Тут долго молчащий и отгонявший невеселые мысли Ваня заговорил:
- Да! Я же тебе яблок накупил и бананов, - и в подтверждение своим словам поставил на тумбочку у кровати сумку, которую перед этим долго держал в руках.
- Спасибо, дорогой, теперь буду, лежа на кровати, насыщаться витаминами, - заулыбалась Яна.
- Кстати, Янчик, советую не очень упорно следовать советам врача постоянно лежать. Надо временами вставать и двигаться, хотя бы по коридору туда-сюда ходить, а то возникнет опасность приращения детского места и, как следствие, будет необходима ручная ревизия… весьма неприятная, надо сказать, штука…
Тут в палату вошла, стараясь не особо шуметь, все та же медсестра и настойчиво попросила посетителей выйти. Чтобы не настраивать ее против себя, Ваня и Алла безропотно подчинились, оставив Яну уничтожать яблоки и наматывать в свободное от лежания в постели время километры по больничному коридору.

+1

6

♥ 19 ♥
Саша сидела в душном, прокуренном зале ночного клуба «XXI век» с бутылкой пива в руках и тяжелой головой.
Как же она от всего этого устала: и от дурдома в их малогабаритной квартире, и от ночной работы, после которой дико хотела спать, сидя на занятиях, и от самих занятий, особенно, от психологических семинаров, где взятая Аллой на работу женщина дотошно и очень умело рылась в мозгах у каждого, не принося при этом ни малейшего облегчения… и, наконец, она устала от себя самой, совершенно запутавшейся в своей безалаберной, ничтожной жизни.
Надо ж такому было случиться, что, встретив единственного человека, так неожиданно ставшего ей дорогим, она, уже начиная оттаивать под чутким, заботливым взглядом милых глаз, вдруг обнаружила, что успела сделать ей не одну, как думала раньше, а две довольно большие подлости.
Ну кому, скажите, кому теперь она, ничтожная, нужна?! Стоит Алле узнать, что той бандиткой, кинувшей в ее единственного ребенка петарду, была она, Саша, как всему теплому к ней отношению настанет конец!.. И что ей потом делать? Как ей жить потом, съедаемой собственной совестью и осознанием своей ничтожности?!
Саше сейчас больше всего на свете хотелось увидеть Аллу, утонуть в ее милых глазах, дарящих раньше спокойствие и умиротворение, но… Но это раньше она могла вот так запросто смотреть ей в глаза, а теперь не осмелится, потому что очень виновата перед ней.
- Эй, Саша!.. Сашка! – вдруг услышала она сквозь громыхающую музыку.
- Чего тебе? – спросила обращающуюся к ней Машу, стараясь перекричать клубняк.
- Ну что ты опять сидишь, как в воду опущенная? Пошли с нами танцевать!
- Танцевать? Зачем? – вырвалось у Саши, но она тут же спохватилась. В конце концов не умирать же теперь! Эта мудрая мысль заставила девушку отставить в сторону бутылку и, затушив только что прикуренную сигарету, пойти вслед за Машей.
Они вышли на танцевальную площадку и присоединились к танцующей и улюлюкающей компании. Первое время Саша заставляла себя казаться веселой, но выпитое пиво и веселье вокруг заметно подняли настроение. Теперь она перестала танцевать на «своей волне» и начала присматриваться к окружающим. Все выглядели круто, нарядившись в дорогие молодежные «прикиды» и ведя себя раскрепощено, но ее внимание вдруг привлек один парень не слишком высокий, но заметно накаченный. Танцуя, он постоянно поглядывал на Сашу, но подойти не решался. Этот факт почему-то развеселил ее, и девушка принялась строить ему глазки, а только он более-менее приближался, она делала вид, что в упор его не замечает, и бедный парень вскоре бросил свои попытки завязать с ней общение.
Через время Саша устала и присела у стойки бара, взяв какой-то безалкогольный коктейль. Зазвучала медленная, спокойная музыка, и ей опять вдруг стало грустно, вдруг захотелось всё бросить и пойти к Алле.
Облокотившись об стойку, она закрыла глаза и окунулась в воспоминания о минутах, проведенных с ней, и тут вдруг в ее голове всплыла картина целующихся девушек с той лишь разницей, что вместо них целовались… они с Аллой!.. Огонь, испепеляющий и беспощадный, обжог всё Сашино существо, а прозрение в отношении чувств к молодой женщине привело в ужас.
«Нет!.. Это не так! Не может быть! Я не хочу этого!» - твердила она, как заведенная, испугавшись, что теперь совсем не сможет показаться на глаза своей желанной. Желанной… Вот блин!..
Аккуратно поставив дрожащими руками на стойку стакан с нетронутым коктейлем, она оглянулась вокруг в поисках человека, у которого можно было бы выпросить сигаретку, и увидела сидящего неподалеку того накаченного парня, усиленно избегающего ее  взгляда.
- Эй, ты, дай сигарету! – грубо обратилась к нему Саша, ей было не до церемоний.
- А у меня нет. Я не курю. И тебе не советую, - обрадовавшись возможности заговорить с понравившейся девушкой, парень подсел к ней и добавил, - А меня Артемом зовут.
- Артемом? А мне это зачем? – спросила Саша, сходя с ума от желания закурить и унять свою глупую дрожь.
- Ну, хотя бы затем, чтобы поболтать немного и не думать о курении.
- Ха! Праведник нашелся. Видали мы таких!..
- Видали да, видно, мало, раз так пренебрежительно к ним относитесь.
- Ну и ладно, отстань. Мне надо срочно закурить и остальное не колышет.
- Неужели так прижало? – сочувственно спросил Артем.
- Да!.. Да!!! Неужели по мне не видно??? – вдруг сорвалась Саша и, вскочив, быстро пошла к выходу.
Выбежав на улицу раздетой, она буквально вырвала у кого-то из рук сигарету и судорожно затянулась, не обращая внимания на возмущения хозяина. Табачный дым подействовал довольно быстро, напряжение спало, и вернулась способность мыслить более-менее трезво. «Блин, какое я ничтожество!.. Зачем пацана-то обидела?.. Вот дура!» - подумала она и почувствовала, что начинает дрожать теперь уже от холода, - Надо возвращаться вовнутрь и одеться».
Но она не успела. Кто-то, неслышно подойдя сзади, аккуратно опустил ей на плечи куртку, пахнущую приятной мужской туалетной водой. Вздрогнув, Саша обернулась и увидела Артема.
- А, это ты… - выдохнула она с облегчением, - Напугал.
- А я думал, что человека в таком состоянии, в каком ты была, испугать невозможно.
- Получается, ошибался.
- Получается… - парень вздохнул и, помолчав, сказал, - А, может, все-таки пойдем назад? Там теплее.
- Там от шума можно с ума сойти. И я устала… Лучше оденусь и свалю домой.
- Хорошо. Я – с тобой! – подхватил Артем.
- Куда со мной? Ко мне домой что ли? – пораженно уставилась на него Саша.
- Нет. Просто проведу, чтоб не приставал никто, - смутился парень.
- Обломаются приставать! – воскликнула с вызовом Саша и, осмотрев его с головы до ног оценивающим взглядом, бросила, - Ладно, давай, проводи. Кстати, зовут меня Саша.
Засияв от радости, как рождественская елка, Артем повел ее в помещение, помог получить куртку и сопровождал до самого дома, развлекая разными веселыми историями.

На часах не было и десяти, когда Саша вернулась домой с заметно улучшившимся благодаря Артему настроением. Поднявшись вприпрыжку на третий этаж и напевая какую-то веселую мелодию, девушка открыла дверь своим ключом, вошла в коридор и… услышала доносящийся с кухни истерический крик матери, прерывающийся хриплым басом отца и падающей на пол посудой и бутылками. Они явно сильно поссорились и никак не могли успокоиться.
Испугавшись, Саша замерла там, где стояла, и прислушалась.
- Дай мне денег, шлюха! – орал на всю отец.
- Обойдешься, алкаш несчастный, и так все уже пропил, а о детях не думаешь! Лишь бы горло залить!
- Сама думай об этих щенках! Надо было вообще не жениться на тебе, лесбухе проклятой! И вообще, чего я должен растить Сашку, дочку той фифочки, с которой ты шашни крутила, смываясь от меня в село!..
- Замолчи, идиот! Замолчи и не смей говорить о Ней! Это из-за тебя, подонка, она погибла! Из-за тебя!!! – тут голос «матери» сорвался, и стали слышны только надрывистые, отчаянные рыдания.
Услышав сказанное предками, Саша друг почувствовала, что земля уходит из-под ног. В голове всё перемешалось, как-то резко затошнило и захотелось взвыть, а еще, как всегда, бежать… Только сил не было, ноги подкашивались и отказывались ее слушаться.
Тут кто-то взялся за ручку кухонной двери и дернул на себя. Дверь заскрипела, и в отместку за свое поведение была сверху донизу «покрыта» матом. Возникла опасность быть увиденной и невероятным усилием воли девушка заставила себя выйти из квартиры, даже не найдя силы захлопнуть дверь…
Её родители, какими бы паршивыми они ни были, были её родителями. Её дом, каким бы плохим он не оставался, был её домом. До этого момента. Теперь же она осталась ни с чем. Одна. Без крова над головой. Без родных людей. Без прошлого и будущего…

                                                            ♥ 20 ♥
Алла только положила Светланку спать, как вдруг раздался звонок в дверь. Удивившись столь позднему приходу посетителя, Алла вышла в тамбур и, подойдя к входной двери, посмотрела в глазок. В коридоре, как назло, не работала лампочка, и рассмотреть ничего не получилось.
- Кто там? – задала тогда Алла традиционный вопрос.
- Саша… - ответил дрожащий женский голос.
Узнав его, Алла быстро отворила дверь и увидела обладательницу вышеназванного имени без шапки, в куртке нараспашку и со слезами на глазах.
- Что случилось? – испугалась молодая женщина и тут же, спохватившись, добавила,- Давай, входи скорее в квартиру, не стой здесь!..
Послушно исполняя просьбу хозяйки, Саша медленно, словно плохо понимая, что делает, вошла и, облокотившись об стену в коридоре, нервно захохотала. Алла вначале не поняла, что это значит, но потом увидела, что у девушки банальная истерика, а значит спрашивать ее о чем-то совершенно бесполезно. Но вот в чувство привести было просто необходимо. Безрезультатно попытавшись растормошить девушку, Алла, в конце концов, ударила ее по щекам. Истерический смех тут же сменился горьким плачем, и Саша буквально упала в Алинины объятья.
- Я больше не могу… Не могу…Не хочу жить… - твердила она без остановки, заливаясь слезами.
- Сашенька, милая! Ну что ты говоришь такое? Успокойся!.. Прошу тебя!.. Давай обо всем поговорим!.. – обнимая ее и задыхаясь от нежной жалости, шептала Алла, - Давай поговорим…
- О чем? О моей паршивой жизни??? Какой смысл? – Саша вдруг отстранилась, - Понимаешь, я – сирота! Да-да, я – самая настоящая сирота, а не ребенок алкоголиков!..
- Неужели опять кого-то из них убила? – вырвался у Аллы нелепый вопрос.
- Ха-ха-ха… Нет, что ты!.. Я просто не их дочь. Они меня удочерили, а моя настоящая мать, которую я не знала, погибла, даже не знаю, как…
- Откуда ты взяла это? – пораженно спросила Алла.
- Я слышала! – Саша подняла вверх указательный палец, - Слышала своими никчемными сиротскими ушами, как они ругались на кухне, и как отец, этот маньяк-алкоголик, назвал меня дочерью какой-то…
Тут Саша застыла на месте.
- Я так устала… устала…
Алла посмотрела на девушку, что стояла напротив, и поняла, что сегодня никуда ее не отпустит.
- О, милая!.. – прошептала она и, обняв, повела ее, совсем не сопротивляющуюся, в зал, - Тебе надо отдохнуть!..
- Сомневаюсь, что это поможет… Теперь у меня нет родителей, нет дома… и нет выхода…
- Зато есть я! – пылко сказала молодая женщина, - Останешься у меня, сколько будет нужно!..
Саша аж остановилась. То, что она услышала секунду назад, возродило надежду в ее душе.
- Ты уверена?
Алла, глядя ей прямо в глаза, кивнула, потом стянула с Саши куртку и проговорила:
- Пойдем в зал… Пока приготовлю ужин, посидишь на диване…
- На диване?.. – хмыкнула Саша, - Я почти всегда сижу на нем после какой-нибудь встряски, и вообще, получается, что к тебе прихожу только с проблемами… Ты простишь меня за это?
- Попробую… - улыбнулась Алла и нежно взъерошила Сашины, уже сильно отросшие волосы, - Расслабься и отдохни, а я сейчас…
Но Саша не осталась на диване. Через время она пришла к Алле на кухню и спросила:
- Алла, можно мне умыться? А то чувствую себя какой-то помятой.
- Конечно, умойся, да и вообще искупаться можешь, если не сильно голодная.
- Тогда не откажусь, я ведь на дискаре… на дискотеке была и там перехватила…
- И покурила вдоволь! - добавила Алла с укором.
- Ага… А что ты против?
- Прости, но… да. Против.
- Ясно… - вздохнула Саша и отправилась в ванную.
Зайдя туда, Саша аж рот открыла от сияющей чистоты и обилия всевозможных шампуней, бальзамов, туалетной воды и мыла. Подобного она просто еще никогда не видела и решила вдоволь насладиться цивилизацией. Наполнив ванну горячей водой с добавлением пенки, она сбросила всю одежду и медленно окунулась в дарящую наслаждение воду. Только минут через пятнадцать она заставила себя покинуть ароматное теплое «ложе» и, накинув один из банных халатов, вышла к Алле.
Молодая женщина сидела за заставленным едой кухонным столом, устало подперев подбородок руками.
- Тебе стало лучше? – спросила она и окинула ласковым взглядом вошедшую Сашу.
- Да, спасибо. Я давно так не расслаблялась… - тихо призналась она и тут же встревожилась, - Наверное, я уже достала тебя своими выходками… Вот и спать лечь вовремя не дала, оккупировав ванную…
- Пустяки всё это. Пустяки… Давай, ешь и пойдем отдыхать… Но перед этим, если найдешь в себе силы, все мне током расскажешь, а то я половины не поняла. Ладно?
- Ладно, - кивнула девушка и, сев за стол, мигом опустошила тарелку, после чего, не обращая внимания на Аллины протесты, сама помыла посуду.
- Давай, хозяюшка закруляйся. Я уже постель тебе постелила, - вернулась на кухню Алла, выходящая после того, как стало понятно, что Саша не уступит ей место около раковины.
- Слушаюсь! – улыбнулась Саша и сладко зевнула, - Мне надо поскорее лечь, а то не перестану доставлять тебе хлопоты…
- Са-ша! Перестань мучить себя чувством вины, это до добра не доведет, тем более что я не сетую на судьбу и очень рада тебя видеть. В конце концов, ты пропадала неизвестно где целых полторы недели!.. – возмущалась Алла, ведя гостью в зал.
Саша устало присела на диван и, откинувшись на его спинку, спросила:
- Неужели ты вспоминала обо мне?
- Конечно, вспоминала, - улыбнулась молодая женщина, - И не один раз, потому что не такая уже ты ужасная, какой себе кажешься… На вот, лучше надень ночную, а я пойду, хоть зубы почищу.
Пока Алла была в ванной, Саша переоделась в пахнущую экзотическими цветами ночную рубаху и растянулась под одеялом, наслаждаясь необычно спокойной, умиротворенной обстановкой.
Сон почти овладел ею, когда появилась Алла.
- Ты еще не спишь? – тихо спросила она, наклонившись над девушкой и обдав её приятной свежестью.
- Нет… - прошептала она в ответ, во все глаза глядя на хозяйку и наслаждаясь виденным, - Я ждала, когда ты вернешься.
- И выключу свет?
- Угу… - пробурчала Саша, наблюдая, как Алла потушила люстру и включила маленький тусклый торшер.
- Что ж, дело сделано. Теперь решай сама: сейчас мне все расскажешь или завтра, - предложила Алла, садясь на краешек дивана.
- Давай сейчас. Я не хочу возвращаться к этому потом. Мне надо постараться всё забыть. А начну с того, что устроюсь в общежитие…
- Подожди про общежитие думать. Там тоже не мед. Поживи пока у меня, а там видно будет…
- А я не буду мешать, ведь к тебе приезжает мужчина?!
- Слава – друг семьи, хоть и мужчина. Я же тебе говорила, что у меня ничего с ним нет. Кроме дружбы, конечно.
- А мы с тобой тоже только дружить будем? – очень тихо, одними губами, спросила Саша, пристально глядя на Аллу.
- Что ты сказала? – не расслышала та.
- Нет-нет, ничего… просто не знаю, с чего начать.
- Начни с начала, - мудро посоветовала Алла и приготовилась слушать.

                                                           ♥ 21 ♥
На следующее утро Алла долго не могла проснуться, и только настойчивый металлический звон будильника заставил ее пошевелиться и отключить его. И все же окончательно она пробудилась минут через десять, когда в ее спальню вбежала Светланка и, не особо церемонясь, залезла на кровать, после чего кататься, сидя на матери, как на лошадке.
- Света, тихонько! Почему ты такая бодрая сегодня? Обычно не заставишь встать, а тут… - Алла хотела пожурить дочь, но та была настолько хорошенькой в своей «цыпленковой» ночной пижамке, розовым личиком и распущенными прядями волос, что ничего у нее не вышло. Сама Света, заметив, что мама любуется ею, стала изображать из себя манерную девицу и этим совсем рассмешила Аллу.
- Ну, все, хватит тебе, Семицветик! Пора вставать. Давай умоемся и потом пойдешь в свою комнату и оденешь все, что тебе приготовлено.
- Хорошо, мамочка, - не очень охотно сказала девчушка и добавила, - А может мне не надо сегодня в садик?
- Как это не надо? Я же хожу каждый день на работу. А садик – это твоя работа, тем более, что дома никого не будет… наверное… - тихо произнесла Алла, вспомнив про ночную гостью, и мгновенно ощутила странное теплое и какое-то томное чувство.
Бедная девушка… Как же сильно ей досталось в этой жизни!.. Вчера они разговаривали полночи и за это время перестали быть чужими. Алла поняла, что Саше очень хочется нормальной, обычной для большинства семейной жизни и хорошей работы, чтоб не зависеть ни от кого, а еще во второй раз услышала о Сашиной мечте вплотную заняться живописью, пусть даже на любительском уровне. И у нее должно получиться. Алла до сих пор не могла забыть того обилия картинок и рисунков, увиденных ею во время единственного их со Славой визита к Саше.
Вот только как ей вернуться теперь туда, в квартиру, которую она перестала считать своим домом?! Можно было бы говорить о том, что хоть и не родные родители, но они ее вырастили, вложили в нее частицу своей души, но… но ведь это все не так! «Отец» ненавидел ее и преследовал на каждом шагу, обвиняя в грехах, не совершенных ею. А мать… мать, считавшаяся родной, оказалась слабым человеком, который был не в состоянии защищать себя и своих детей от обезумевшего алкоголика. Одно только непонятно: как Саша оказалась у них… Но об этом девушка наотрез отказалась говорить, отведя в сторону глаза, наполненные слезами. В тот момент она казалась маленькой девчонкой, растерявшейся и испугавшейся страшной тайны, так неожиданно и жестко открывшейся ей.
Алле захотелось во что бы то ни стало поддержать её, помочь встать на ноги и вопреки всему познать счастье…
Задумавшись обо всем этом, Алла механически заправила постель и тихонько провела дочь через зал в ванную. Умывшись сама, она привела дочь в порядок и, поставив греться чайник, тихо вошла в зал.
Саша еще спала, отвернувшись к стенке и укутавшись в одеяло, словно желая спрятаться так от всех неприятностей. Некоторое время Алла стояла и, молча, смотрела на девушку, боясь разрушить успокаивающее действие сна и вернуть ее в жестокую реальность, но на часах уже было 7-00 и выбора не было. Попросив знаками Свету, вошедшую в зал, не шуметь, она тихо прошептала, легонько прикасаясь к волосам девушки:
- Саша, солнышко, просыпайся… Уже пора вставать.
Саша пошевелилась, что-то пробурчала, не желая пробуждаться, но тут Света, до этого тихо наблюдавшая за гостьей, не выдержала и, выглядывая из-за мамы, весело хихикнула. Этот звук не мог не уловить слух девушки. Она моментально открыла глаза и через секунду «обдумывания», где же находится, улыбнулась, узнав и Аллу, и маленькую шалунью Свету.
- Доброе утро! Доброе утро! – весело закричала Света и убежала, явно смутившись веселого взгляда черных глаз, устремленных на нее.
- Доброе утро… - ответила ей «вдогонку» Саша и посмотрела на Аллу, - Надо же, я думала, мне все приснилось, а оказывается, я правда здесь.
- Да, в самом деле ты у меня дома… Только нас время поджимает. Ты же идешь в училище?
- Ага.
- А я – на работу. Так что давай вставай и приходи кофе пить. Хорошо?
- Хорошо! – улыбнулась во весь рот Саша и села на диване.
Пока она одевалась и приводила себя в порядок, Алла закончила последние приготовления и, попив кофе, они все вместе вышли из дома.
На улице был сильный мороз, но без ветра, а отсутствие снега, успевшего растаять во время очередной оттепели, компенсировал пушистый иней, живописно раскрасивший деревья, провода и все, что было можно, в нарядный белый цвет.
- Вы в какую сторону пойдете? – поинтересовалась Саша у Аллы.
- В ту, - показала она на расположенный в соседнем дворе детский садик, - А потом на автобусную остановку, откуда подъеду до метро.
- Тогда я с вами, правда, в метро мне не надо.
- Хорошо. Только смотри после училища никуда не исчезай. Возвращайся к нам, ладно?
- Ладно, - было видно, что у Саши сразу отлегло от сердца, - Я приду, но мне сегодня вечером в ночную смену.
- Правда? В какую ночную смену? – удивилась Алла.
- Я работаю в кафе «Kent». Оно совсем недалеко от вашего дома.
- А кем?
- Официанткой… Нет-нет. Вы не подумайте ничего эдакого. Мне просто деньги нужны, а там неплохо платят.
- А как же утром в училище себя чувствуешь? – спросила Алла, направляясь к калитке садика и входя во двор со Светой за руку.
- Конечно, хочется спать, но я другого выхода просто не вижу.
- Понимаю… - задумчиво проговорила Алла и неопределенно добавила, - Хотя дальше будет видно…
- Мамочка, а ты во сколько меня заберешь? – подала голос Света, скользя по тротуару.
- Будет видно, Семицветик, но в садике ночевать уж точно не останешься. Давай поднимайся аккуратно, - Алла повела девочку по ступенькам в группу, а Саша решила не идти с ними.
- Я, наверное, здесь подожду, - сказала она.
- Зачем же мерзнуть? Пойдем!
- Да, пошли, тетя Саша! Я покажу тебе свою работу, - Света взяла Сашу за руку и так решительно потянула за собой, что девушка не стала противиться, хотя очень хотела остаться на улице, чтобы покурить, пока Аллы не будет рядом, ведь не курила со вчерашнего вечера, не желая сделать неприятно своей старшей подруге. И вот теперь снова пришлось пойти на уступку, несмотря на острое желание пропустить сигаретку.
- Ладно, пошли, - усмехнулась она и направилась вместе со всеми к раздевалке.
Алла разулась у входа, помогла дочери снять сапоги, а Саше посоветовала просто постоять у двери в раздевалку, чтоб лишний раз не мучиться с зашнуровывающимися ботинками.
Света, которой Саша очень понравилась, вначале не хотела оставлять ее там, но потом согласилась и, весело шумя, показывала ей и свой шкафчик, и тапочки, похожие на мордашки причудливой собачки с высунутым языком, и всех подружек, которые выбегали в раздевалку из группы.
Однако, как только переодевание в «рабочую форму» закончилось, вниманием девочки завладели эти самые подружки, принесшие новых кукол, и Света, обо всем забыв, помчалась за ними, помахав, правда, на прощанье рукой Саше и чмокнув в щеку Аллу.
- Пока, Семицветик, смотри не балуйся! – строго-настрого наказала ей мама и, обувшись, вышла с Сашей на улицу, - Все, теперь можно и на работу.
- Или на учебу! – подхватила Саша, поглядывая на курящих неподалеку мужчин и испытывая чувство, которое обычно называют «увяданием ушек», - Слушай, я все хочу спросить: почему ты называешь Свету Семицветиком? Просто потому, что похоже на «цветик-семицветик» или есть особая причина?
- Интересный вопрос. Немного необычно, что ты задала его мне… Я имею в виду, что допустила возможность особой причины. Она действительно есть, - Алла улыбнулась своим воспоминаниям и продолжила, - Дело в том, что однажды, когда Свете было около трех лет, я возилась на кухне, а она играла, бегая по всей квартире. Ясное дело, я за ней присматривала, но на какой-то момент отвлеклась и, когда спохватилась, обнаружила, что ее поблизости нет. Знаешь, где нашла эту маленькую разведчицу? В моем кабинете! Она там все обследовала и, умудрившись достать из одного шкафчика в письменном столе фломастеры с парою, слава Богу, не особо важных документов, разрисовала их, а заодно – и себя. Когда она повернула ко мне свою разукрашенную во все цвета мордашку, я потеряла дар речи и еле смогла подавить приступ смеха, чтоб не испортить эффект дальнейшей взбучки. Вот с тех «цветных» пор и стала она «Светиком-семицветиком».
- Действительно смешно, - Саша, рассмеявшись от представленной картины, постаралась успокоиться.
- А ты во сколько освободишься сегодня? – вдруг поинтересовалась Алла.
- После чего – учёбы или работы?
- Учебы.
- Часа в четыре, наверное, а что?
- Да так… Знать на всякий случай хотела, - сказала она, после чего полезла в карман и достала пару ключей на симпатичном брелке в форме золотой рыбки, - Возьми, пусть будут у тебя. Я же могу тебе доверять…
Саша аж остановилась от неожиданности. Подобного доверия к ней никто никогда не проявлял, и это обескураживало.
- Но… Ты в самом деле настолько мне веришь? Несмотря на все?! – спросила, посмотрев на Аллу удивленными и от этого еще бОльшими, чем всегда, глазами.
- Да, я пытаюсь. И очень надеюсь, что никогда не пожалею об этом.
- Никогда! Никогда не пожалеешь! – тихо воскликнула Саша и, бережно взяв ключи, опустила их во внутренний карман своей куртки.
В то время они подошли к остановке, и сразу подъехал автобус, который подходил Саше и мог подбросить Аллу до метро, поэтому они сели в него и пару остановок разговаривали о пустяках, после чего, оставив Сашу ехать до училища, Алла вышла и отправилась в метро…
Через несколько минут она уже была около центрального офиса и «наткнулась» на Линину машину, хозяйка которой сразу выскочила из нее.
- Привет, подружка! Вовремя ты появилась, я как раз только подъехала.
- Привет-привет! Давненько не виделись. И клиент твой, этот Петр Борисович не объявлялся что-то…
- Я об этом и приехала поговорить!
- Ну, давай тогда в кабинет пойдем, не мерзнуть же на морозе.
- Давай, - односложно ответила Лина, и, молча, последовала за Аллой, хотя было видно, что ей не терпится поболтать.
Пройдя в кабинет, Алла сняла шубу и уговорила снять пальто Лину, утверждающую, что она ненадолго.
- Хоть и не на долго, а поговорить надо. Зачем же париться сидеть?
- Тоже верно, - согласилась Лина и присела на стул около стола.
- Кофе будешь? – поинтересовалась Алла.
- Да нет, спасибо. Пила недавно, а от него у меня сердце потом, как ненормальное бьется.
- Тогда тебе слишком нельзя увлекаться, конечно… Ну, ладно, давай, выкладывай.
- Одним словом, он уезжал срочно в Канаду заключать какой-то договор с одним из крутых банков и теперь, вернувшись, хочет продолжить общение с тобой и услышать наметки для исправления ситуации в его окружении.
- Вот и славненько, потому что я давно все приготовила и удивлялась тому, что он исчез. Кстати, не скажешь, почему выступаешь в роли посредника, ведь он мог бы сам созвониться со мной?
- Все просто. Илья имеет большие виды на него и потому его банк посоветовал именно тебя, нашу подругу, а я по-свойски помогаю и ему, и тебе. А вчера он, вернувшись из Канады, сказал, что будет отмечать свой юбилей, и мы с Ильей были приглашены. Вчера же он сказал, что хочет видеть там и тебя вместе с другом, но когда звонил на работу, тебя не застал – было уже поздно. Вот и попросил, чтоб я тебе пораньше сообщила, и тем самым, дала возможность подготовиться и морально, и в отношении наряда.
- Но ведь я ему никто, почему приглашает? – не переставала удивляться Алла.
- Ошибаешься, солнышко! Ты сейчас для него очень важная персона, которая в состоянии наладить подпорченные отношения с очень нужными людьми. Некоторые будут там присутствовать, и ты сможешь самостоятельно составить их характеристики.
- Это было бы хорошо, - сразу загорелась Алла, - Мне интересно сравнить свое мнение с его. Это поможет понять способ его восприятия мира и окружающих людей, а значит – откорректировать поведение.
- Вот видишь! Все-таки работают у него мозги… Только вот с кем пойдешь? Со Славой или есть еще кто-нибудь на примете?
- Да нет пока… - усмехнулась Алла, - Вам прям не терпится второй раз замуж меня выдать!
- Ну а как же, хочется видеть тебя счастливой…
- Спа-си-бо! – с подчеркнуто благодарным поклоном сказала на это Алла, - И эта о том же!
- О чем?
- Ну, о «счастье».
- Конечно! Как же иначе?! И кому из нас может понравиться, что ты- женщина в расцвете сил – живешь в гордом одиночестве?!
- Кстати, об одиночестве. Я же никогда одна не жила… - тут зазвонил телефон и Алла отвлеклась, разговаривая с позвонившим, а потом продолжила, - Так вот, как ты знаешь, у меня есть дочка, это маленькое чудо, с которым не соскучишься. А со вчерашнего дня я взяла квартирантку в кавычках…
- Это кого? – удивилась Лина.
- А помнишь ту девушку, которую я однажды сбила на твоей машине? Это она и есть.
- Да ты что?! А с какой стати? Она что шантажирует тебя?
- Да нет, что ты! Она и не думала. Просто мне хочется помочь ей в трудную минуту. У нее большие проблемы.
- И ты опять взяла ее с улицы к себе в дом? Не боишься, что повторится история с плеером?
- Она его вернула и вообще – очень изменилась. Я надеюсь сделать из нее хорошего человека и поэтому рискну.
- Пусть так. Это твое право, но она - не мужчина, а каждой женщине, как известно, нужен мужик.
- А-а-а, ты в этом смысле… Что ж, перечить не стану, скажу лишь, что не созрел еще достойный.
- И ты веришь тому, что сказала?
- Да. И это тоже мое право, - отрезала Алла, явно не желая больше развивать эту тему.
- Ну да ладно. Бог с тобой! Лучше давай договоримся о вечерней поездке на фуршет, пока я здесь. Кстати, я бы советовала тебе поехать одной, в смысле не брать Славу.
- Почему? – удивилась Алла.
- Да потому, что тогда некому будет отпугивать «достойного» мужчину.
Аллу развеселила настойчивость подруги, и она решила немного ей угодить:
- Хорошо. Договорились. Только ведь вам с Ильей придется «пасти» меня весь вечер.
- Ну и ничего страшного. Так все будет не слишком долго, а потом мы, если будет надо, доставим домой.
- Что ж, на том и порешим! Жду вас около семи, – торжественно закончила разговор Алла, давая понять, что пора поработать, и Лина, чмокнув на прощанье подругу в щечку, удалилась.

+1

7

♥ 22 ♥
Сегодняшняя дорога в училище была не обычной. Хоть и ехала Саша с Северной Салтовки, но совсем с другой квартиры, и еще многое, кроме этого, в её жизни изменилось.
Только вчера она не хотела жить, узнав, что отец и мать не родные и что она всего лишь по злой воле «отца» оказалась в этом двухкомнатном аду, а сегодня она словно воскресла, согретая душевным теплом дорогого человека, этой милой женщины, которая, несмотря на ее проступки, поверила ей и позволила жить рядом, хоть и временно. Это было настолько удивительно и радостно для девушки, что она на время перестала думать обо всем плохом, что случилось, и находилась в состоянии, подобном эйфории.
Но только пока дошла до самого училища. По странному совпадению ее тоже, как и Аллу, ждали. Только ждала… мать. Софья Петровна стояла с заплаканными глазами, разрисованными синяками, в изношенном наспех залатанном пальто и рваных сапогах.
Увидев эту картину, Саша чуть не разрыдалась от жалости и… брезгливости.
Господи! И это ее, эту женщину, похожую на бомжа, она называла матерью?! Где же справедливость?! За что ей все это? За что такой позор?
Подойдя к ней, Саша накинулась на обрадовавшуюся появлению не вернувшейся вчера домой дочери:
- Зачем пришла сюда?
- Как зачем?  Ты же вчера, я точно помню, должна была дома быть, но не пришла...
- Ну так и что? Все равно зачем тут появляться?! Хочешь опозорить меня перед всеми? Они же не догадываются, что… - Саша вдруг замолчала, увидев, как по щекам матери текут слезы.
- Ты стесняешься собственной матери? – воскликнула та.
- Нет! Я ее просто не знаю. Я никогда не видела собственную мать! И не знаю, кто я такая, а еще… как теперь, после всего, что услышала вчера, обращаться к тебе…
- Что ты вчера слышала? И где? – испугалась «мать».
- Всё! Я приходила вчера домой и слышала, как вы ссорились. И как папаша кричал, что я вам не родная, что моя настоящая мать погибла и что вы с ней были… любовницами…
Эти слова, будто лезвием полоснули женщину по сердцу, и она отпрянула от Саши.
- Все знаешь!.. Все знаешь… - шептала она, как заведенная, - Я погибла…
- Ты давно погибла! Еще когда связалась с этим алкоголиком начала выпивать наравне с ним. Но ты должна хоть что-то сделать для меня!
- Я и так слишком многим пожертвовала ради тебя, Саша… Я хотела, как лучше!
- Как лучше? Неужели так лучше?! Мне было плохо, сколько себя помню! И ты должна оказать мне услугу – расскажи про мать! Почему она погибла?
Услышав просьбу, Софья Петровна испуганно посмотрела на названную дочь не в силах решиться на рассказ и долго стояла, молча, водя глазами из стороны в сторону, как невменяемая, а потом, наконец, произнесла:
- Это долгая история, а тебе пора училище… и здесь холодно.
- Неважно! - терпение девушки было на грани,  - Все не важно! Я не пойду в училище, пока не узнаю всего, раз уж встретила тебя. А холод… пошли со мной!
Не оборачиваясь, Саша рванула к ближайшему кафе и там, забившись в самый дальний угол, села за стол напротив названной матери.
- Что тебе заказать? – выдавила она из себя.
- В… водки… - дыхнула перегаром женщина.
- Опять?! Ты мало выпила?
- Тебе же нужна правда? А мне нужны силы. Дай водки! – в ее голосе слышалась мольба.
Тихо выругавшись, Саша заказала водку, кофе и сигарету, а через пару минут все было на столе.
Софья Петровна, увидев стопку с заветной прозрачной жидкостью, словно воскресла: стремительно схватив ее, влила вовнутрь и, закрыв глаза, прислушалась к ее действию.
Увидев на лице этой женщины с распухшим лицом блаженство, Саша скривилась от отвращения и, отвернувшись, наконец, закурила.
Дым проник в легкие и согрел все внутри терпким теплом. Стало легче, и она нашла в себе силы смотреть в это лицо деградировавшего человека.
- Рассказывай! – потребовала она.
- Расскажу, но сначала ты должна знать, что я тоже начинала с курения… - женщина с завистью посмотрела на сигарету в руках Саши, но требовать затяжки не стала,  вместо этого театрально показала на себя и продолжила, - А вот до чего дошла... Ты должна бросить курить! Только когда пообещаешь, расскажу.
- Да какое ты имеешь право что-то требовать? – воскликнула вне себя от возмущения Саша, - Я с такой жизнью могла не только закурить, но и начать колоться!
- Значит слабо бросить? – с издевкой спросила мать, невольно демонстрируя отсутствие пары передних зубов, - Тогда нечего меня укорять в алкоголизме. По себе знаешь, как тяжело бороться с вредными привычками.
- Нет! Я смогу! – всё в Саше восстало против этих обвинений,  - Эта сигарета – последняя. Но не потому, что выполню твое требование, а потому, что против курения дорогой мне человек!.. Рассказывай!
Молча проглотив обиду, Софья Петровна вздохнула и начала:
- Я тогда еще девчонкой была… Поступив в техникум после восьмого класса, познакомилась на вечеринке с твоим типа отцом. Он самым популярным был – лихой, боевой парень и не в числе порядочных… Да и не везло мне с порядочными, те заглядывались на девчонок при деньгах, я же была простухой, приехавшей из глухого села. А жила в общежитии. Много нас было – бесшабашных сельских девушек, отправившихся искать свое счастье в городе. И вот, когда заметил меня такой видный парень, как Олег, решила я, что он – мое счастье, привязалась к нему, а он времени не терял – гулял сразу с несколькими и в ресторанах пропадал допоздна. И вот однажды на один из праздников привел своего друга с девушкой к нам в комнату. Представил нам их, как жениха и невесту… Жених был черноволосый, высокий, с орлиным профилем и походил на какого-то джигита, а невеста… Когда я увидела ее, невысокую, стройную, какую-то удивительно грациозную, с утонченными чертами лица и черными, как смоль пронизывающими глазами, дар речи потеряла… что-то дрогнуло во мне. Она, эта Александра, стала для меня воплощением какого-то высокого идеала… Вначале я очень смущалась ее взгляда, старалась быть в тени, и это продолжалось несколько встреч, а потом однажды мы поехали на мотоциклах в лес, к речке. Ночной костер, шашлыки, танцы… и ревность. Тот сокол приревновал Сашу к одному парню и увел в лес разбираться. Незаметно это произошло, когда все веселились, но я видела и… волновалась. А потом, когда он вернулся один, выждала минуту и пошла в ту сторону, откуда он вышел… - Софья Петровна, не спрашивая разрешения, дрожащими руками взяла кофе, сделала глоток и, вздохнув, продолжила, - Я нашла ее под одной из берез… в крови… Он избил ее, чтоб не заигрывала с другими. Она плакала, я – тоже… Тогда мы стали больше, чем просто подруги. Мы возненавидели это дикое племя мужиков… Я помогла ей дойти до трасы и отвезла в город… С той поры мы стали неразлучны, сняли вместе квартиру. Она порвала с Аликом и вскоре узнала о своей беременности. К тому времени мы стали любовницами… Да-да! И не осуждай меня! Я по-настоящему любила ее!  А Олег... Он не хотел признавать свое поражение, не понимая, почему держу его на расстоянии. Он не догадывался про наши с Сашей отношения, пока однажды не подслушал наш разговор. Самое удивительное, что виду сразу не подал, прикинулся добреньким, козел, а потом… У Саши начались схватки внезапно, поздно вечером, когда мы втроем пили чай. Я, оставшись поддержать ее, послала Олега вызвать скорую, а он исчез. Я надеялась до последнего, думала, что ищет телефон, ведь это сложная задача в частном секторе, где мы жили. Но оказалось, что он порядочно тянул время, решив отомстить Саше за то, что отняла у него меня. Хотя это я узнала не скоро, а тогда, растерянная и не имеющая понятия об акушерстве, вынуждена была принимать роды у любимой, и, как назло, они были очень тяжелыми… Ты родилась, а у нее открылось сильнейшее кровотечение… я была в панике. Она таяла на глазах, и только тогда появился Олег и сообщил, что скорая сейчас приедет. Подонок. Я верила в его искренность тогда… За Сашенькой приехали слишком поздно, она умерла по дороге в больницу, и малышка осталась сиротой, но была мне как дочка. Я просто не могла допустить, чтоб дочь моей любимой отправилась в детдом и удочерила ее… Тебя. И Сашей тебя назвала в честь матери. Но замуж не собиралась и отказала Олегу, когда он предложил… Что тут началось! Он все рассказал о том, что знал о нас с Сашей, и стал шантажировал меня, пообещав всем открыть мое истинное лицо. В то время это было бы, как взрыв ядерной бомбы, и я очень боялась позора. А еще боялась лишиться тебя… и вышла за него… за фактического убийцу Сашеньки…
Софья Петровна закрыла лицо руками и зарыдала, пережив все заново, а Саша сцепила зубы и, молча, смотрела в одну точку, даже не замечая бегущих по щекам слез.
То, что она только что узнала, всколыхнуло всю ее сущность, перевернуло представление о себе и своей жизни. Она уже не была прежней Сашей. Она совершенно запуталась, растерялась и разозлилась, но все эти чувства были настолько сильны, что не были в состоянии облачиться в словарную форму.
Резко встав, она позвала официанта, расплатилась и, выходя, бросила приемной матери:
- Я пошла…
Софья Петровна поднялась и, вытирая слезы, поспешила за дочерью. Она испугалась, что та после всего услышанного никогда не вернется домой и потому крикнула вдогонку:
- Саша, подожди, не уходи!
Девушка, уже выскочившая на заснеженный тротуар, замедлила шаг и, не оборачиваясь, остановилась посреди улицы.
- Подожди, дочка! – Софья Петровна, наконец, догнала ее и, явно волнуясь, спросила, - Ты вернешься домой?
- Домой… А он есть у меня?
- Есть! Конечно, есть!
- Да разве ж это дом?! – в отчаянии воскликнула Саша.
- Ты презираешь меня… - выдохнула перегаром мать, - Но почему?
- Ты еще спрашиваешь!.. Только не подумай, что за ТУ любовь осуждаю. Нет. Я понимаю тебя, но не хочу обо всем этом… Прощай…
- Не говори так! Не бросай меня! Я же тебя вырастила!
- Брось пить, мама! Приведи себя в порядок, а потом поговорим. Я еще вернусь… Но не сейчас, - сказала Саша и быстро пошла прочь. Ей надо было поскорее вернуться в свое новое убежище и все обдумать…

♥ 23 ♥
Алла еле дождалась пяти часов вечера, когда можно было более-менее спокойно покинуть рабочее место и, одевшись, поспешила выйти из кабинета, но ее остановил телефонный звонок.
Вернувшись к столу, она подняла трубку и услышала голос Славы.
- Привет, котенок! – радостно сказал он, - Рад, что застал тебя!
- Привет…Я уже уходила. А откуда ты звонишь? – Алла была удивлена звонку, ведь он должен быть сейчас далеко и, главное, должен быть очень занят.
- С мобильного. Я еду в машине по трассе к Харькову. Буду в городе часа через два, - радостно сообщил он и поинтересовался,  - Давай заеду к тебе?
Молодая женщина еле сдержала разочарованный возглас. Она планировала отправиться на фуршет, при чем одна, и появление Славы было нежелательным.
- Думаю, не стоит, - она постаралась максимально смягчить отказ, - Меня не будет дома.
- А где будешь, если не секрет?
- Не секрет. На деловой встрече.
- Ого! – голос Славы изменился. Он почувствовал подвох, - И я там лишний?
- Слава, не веди себя как ребенок!  Это деловая встреча с клиентом и ничего более. А если бы и было нечто… В общем, мы опять скатываемся к выяснению давно выясненных отношений, а тебе лучше поберечь деньги - все-таки с мобильного звонишь.
- Понял… - коротко бросил Слава, стараясь скрыть раздражение, и добавил, - Ладно, увидимся следующий раз. Удачного вечера!
- Удачного и тебе… - пожелала Алла, положив трубку, из которой уже доносились короткие гудки.
Слава отключился, не дождавшись ее ответного прощания – значит, опять разозлился. «Он просто неисправим!» - в сердцах прошептала Алла и, борясь с немного испорченным настроением, взяла сумку и поспешила на улицу.
К вечеру мороз немного усилился, и ждать потепления не приходилось. Укутавшись в теплый шарф, Алла быстро вышла к остановке и, не дожидаясь автобуса, села в первую маршрутку, идущую в сторону Северной Салтовки.
Расположившись на мягком удобном сидении, молодая женщина не хотела думать о неприятном разговоре со Славой и о том, что им еще придется его продолжить. Она устала от постоянных разбирательств, и если так будет дальше… Об этом лучше не думать. Слава – хороший парень и много сделал для нее. Но все же Алла не хотела лишать себя независимости и не собиралась соединять свою жизнь с ним. Рано или поздно он должен будет понять это.
Газель затормозила в очередной раз и вдруг Алла обнаружила, что это ее остановка!.. Слава Богу, она сидела возле двери и смогла вовремя выскочить, а то попала бы в неловкое положение, чего очень не любила.
Теперь надо было забежать в садик за Светой, а потом подумать, куда ее пристроить, пока сама будет заниматься «делами».
Раньше в таких экстренных случаях Алла оставляла дочку у соседки – пенсионерки бабы Шуры, но теперь появилась другая Шура - не пенсионерка, а хорошенькая девушка, и Алла очень надеялась, что она и сегодня вернется к ней, а не исчезнет, как это уже случалось. В любом случае Алла возлагала на Сашу большие надежды.
Заехав в садик, она быстренько одела Свету и так же быстро поспешила с ней домой, а подходя к родной многоэтажке, посмотрела на седьмой этаж и увидела светящееся кухонное окно.
«Значит, вернулась!» - облегченно вздохнула девушка, и с этой мыслью, существенно улучшившей настроение,  пулей взлетела на свой этаж пешком (лифт почему-то не работал). А вот у Светы не было такого приятного стимула, и девочка, порядком утомившись, пыхтела, как маленький паровозик, пока Алла открывала дверь в квартиру.
Наконец они вошли в прихожую и, пока снимали шубы, Саша услышала их голоса и вышла из кухни.
- Добрый вечер! – тихо сказала она, облокотившись об дверной косяк и глядя на вернувшихся, разгоряченных от пробежки по лестничным площадкам, хозяюшек.
- Добрый! – весело ответила Алла, - Я очень рада, что ты здесь!
- Правда? – Саша натянуто усмехнулась, - Я тоже…
- Что-то по тебе не слишком заметно, - засомневалась Алла и внимательно посмотрела на нее, - Почему такая бледная? Болит что-нибудь?
- Нет-нет! – поспешила ответить Саша, - Давай не будем обо мне сейчас. И так я достала тебя своими проблемами… Только… мне в самом деле надо бы пожить у тебя некоторое время…
- Никаких проблем! Ты уже получила мое разрешение, - бодро и с готовностью ответила хозяйка, решив на этот раз не допытываться у Саши о причинах ее переживаний: захочет – расскажет сама.
- Спасибо! – с облегчением вздохнула Саша и обратилась к обоим хозяйкам, -  А как у вас день прошел?
- У меня весело! Мы в садике много играли, а на сонном часе я похитрила – глазки закрыла и лежала так тихо, что воспитательница думала, сплю, а я вспоминала вчерашний мультик и хотела сегодня его посмотреть… ну что там дальше будет. Мамочка, включи тилизор!
- Не тилизор, а телевизор, солнышко. Я включу его только, когда помоешь руки и переоденешься, - сообщила Алла дочери и, улыбнувшись Саше, поспешила помочь дочери, а потом усадила ее смотреть мультики.
Только после этого ей удалось отправиться на кухню к Саше. Та стояла около печи и разогревала ужин.
- Ничего, что я хозяйничаю? – спросила она, обернувшись.
- Конечно, ничего! Так и надо. Только вот сегодня мне не удастся составить тебе компанию.
- Почему? – насторожилась девушка, - Я и на работу решила не ходить.
Алла вдруг почувствовала вину за то, что должна уйти.
- Меня пригласил на фуршет – деловой ужин – один клиент, и надо обязательно сходить, - объяснила она.
- Понятно… А надолго?
- Да нет, я надеюсь вернуться часам к девяти вечера.
- А поедешь когда?
Алла глянула на часы.
- Ой… Надо еще созвониться с Линой, хозяйкой машины…
- Ну да, помню ее, - грустно улыбнулась Саша, выкладывая ужин в тарелку.
- Да? – собралась удивиться Алла, но потом вспомнила, что несколько раз о Лине разговаривали, и добавила, - Ну, ты кушай, я сейчас…
Саша, посмотрев вслед выходящей хозяйке, тяжело вздохнула. Ей очень хотелось провести вечер с Ней, но этому не суждено было случиться.
Минут через пять Алла вернулась и весело сообщила:
- У меня в распоряжении сорок минут. Надо спешить, чтоб успеть к тому времени, как Лина с мужем подъедут. Они заберут меня и потом «вернут» на место.
Бодрый настрой Аллы передался Саше, и девушка, слушая ее, не сдержала улыбки.
- Надеюсь, что они вернут тебя на место в целости и сохранности.
- Я тоже на это надеюсь, - рассмеялась Алла и тут же стала серьезной, - Только у меня проблемка: надо пристроить Свету…
- Мне бы твои проблемы! – парировала Саша грустно, - Конечно, я присмотрю за Светиком. Это будет приятно!
- Спасибо! А то мне очень не хочется отводить ее к соседке, - обрадовалась Алла, - Мультики посмотрит, можете книжки почитать, потом умоетесь, зубы почистите и в постельку… Не сложная программа на вечер?
- Да легче не придумать! - хмыкнула новоявленная няня.
- И ты все сделаешь в точности?  - почему-то игриво уточнила Алла.
- Обязательно, - улыбнулась Саша, не сводя с нее глаз.
Алла окончательно успокоилась в отношении гостьи и ее новой роли и с облегчением выдохнула:
- Ну, ладно, тогда пойду одеваться, а ты доедай!
Выскочив из кухни, она объяснила дочери, что та остается с Сашей. После этого развернула бурную деятельность: сняла дневной макияж, нанесла вечерний, при помощи геля для укладки подготовила волосы к задуманной прическе, достала из платяного шкафа красивый бирюзовый костюм, состоящий из платья, застегивающегося сзади на молнию и плотно облегающего все формы, и пиджака. Она обожала этот костюм, цвет которого подходил к цвету ее кожи, а фасон подчеркивал достоинства фигуры, и решила не упускать случая произвести впечатление на нужных людей.
Зайдя в спальню, Алла сняла халат и надела платье, стараясь не задеть «заготовки» прически, а потом, крутясь перед зеркалом, попыталась застегнуть молнию. Обычно ей помогали делать это подруги, как правило, заезжавшие или заходившие за ней, но сейчас, к сожалению, никого не было… кроме Саши!
Подумав о ней, Алла почему-то грустно улыбнулась, ей было интересно, что же она скрывает на этот раз, а еще ей нравилось, что Саша была здесь… почему-то нравилось… И все же «припахивать» ее было как-то неловко. Именно поэтому Алла сдалась лишь после нескольких попыток и позвала в спальню Сашу, уже поевшую и смотревшую вместе со Светой мультик.
- Что, Ал?.. – спросила та, войдя, и вдруг замерла, увидев ее при тусклом свете, - Ого!..
Алла почему-то смутилась:
- Что-то не так?
- Да нет же… наоборот! – выдохнула девушка, не отводя восторженных глаз, - Ты так классно выглядишь!
- Особенно со спины… - заулыбалась Алла.
- А что со спиной? – Саша подошла ближе.
- Она почти голая... Надо застегнуть молнию, чтоб я хотя бы не замерзла, не говоря уже о нежелательных последствиях появления полураздетой женщины на людях, - сказала Алла.
- Не надо никаких последствий! – категорично воскликнула Саша, - Сейчас мы всё ликвидируем.
Она подошла сзади к Алле и тут же невольно застыла, молча глядя на ее спину и не решаясь прикоснуться.
- Саш, что-то случилось? – почему-то тихо спросила Алла. Она внезапно почувствовала себя как-то странно.
- Я… я… извини… - Саша замолчала и, подняв глаза, посмотрела в зеркало на Аллу.
Встретившись с ней взглядом, Алла заметила странный огонек, загоревшийся в этих огромных угольках, смотрящих на нее, но Саша тут же спохватилась, «притушила» огонек и поспешно застегнула молнию.
- Вот и всё… Делов-то! – растерянно улыбнулась она и тут из зала донесся голос Светы.
- Мама, Саша, тут такой динозарв большущий!
- Где? – обе девушки одновременно выскочили из спальни, делая вид, что крайне заинтересованы сообщением и, чуть не столкнувшись в дверях, рассмеялись.
- Да, большой! – подтвердила Саша и поспешно присела рядом со Светой, а Алла, высказав восхищение «динозарвом», проговорила:
- С минуты на минуту приедет тетя Лина. Вы будете хорошими девочками, пока я буду… работать?
- Конечно, хорошими! – воскликнула Света и, подумав, поинтересовалась, - Мама, а почему ты идешь работать поздно и такая красивая?
Алла рассмеялась:
- Потому что работа поздняя, а красивой быть не запретишь… правда, Саша?
- Правда… - проговорила она и многозначительно посмотрела на Аллу.
Та замерла на секунду, пытаясь определить значение взгляда, но в эту минуту в дверь позвонили:
- Ура! Ура! Тетя Лина пришла! – вскочила Света, забыв про мультики, побежала вслед за мамой и радостно запрыгала, увидев вошедшую Лину с шоколадкой в руках.
- Здрасте! Ой, спасибо! – Света взяла шоколадку и убежала в зал, крича, - Саша, мы не будем голодные!
- Привет! Ты готова? – спросила Лина, смеясь и рассмотрев Аллу, воскликнула, - Вау! Ты - просто прелесть! Остались небольшие детали…
- Да-да, буквально через секунду я буду готова.
- Давай побыстрее, а то я Илью в машине оставила – утомится или замерзнет.
- Ничего, согреется потом.
- Не жалеешь ты моего мужа! – шутя упрекнула Лина Аллу и тихо спросила,- А Саша в самом деле здесь?
- Да, а что? – поинтересовалась Алла.
- Да так… И не страшно тебе?
- Совсем нет. Она – нормальная девчонка.
- Сомневаюсь…
- Перестань, Лина! Я уверена в ней, - тихо, но резко оборвала её Алла.
- Будь по-твоему! – уже в который раз сделала попытку сдаться Лина.
А Алла в это время, закончив прическу, пошла к себе в спальню, надела пиджак, шубу и, возвращаясь в прихожую, подошла к дочери и Саше.
- Ну ладно, счастливо оставаться, и не забывайте быть умницами. Света, слушайся Сашу, а то…
- Буду слушаться, не переживай! – серьезно заверила ее дочка, - Пока!
- Пока!.. – ответила Алла и посмотрела на Сашу, - Саш, захочешь спать, ложись здесь. Постельное твое я положила стопкой на своей кровати… Ну все, побежала я… Дверь захлопну сама. Счастливо!

♥ 24 ♥
Прошла уже неделя с того необычного, так резко все изменившего вечера, а Саша никак не могла успокоиться, выбросить из головы мысли, упрямо досаждавшие ей. Она почувствовала тем вечером, когда Алла замечательно повеселилась на фуршете, что… хочет её, но никому не хотела признаваться в этом… даже себе. Именно поэтому упрямо твердила обратное: «Она ничего для меня не значит! Ничего!» А сама ночи напролет металась в диване, отбиваясь от навязчивых, постоянно повторяющихся снов.
Ей снилась её приемная мать, выдыхающая перегар вперемешку с сигаретным дымом и умывающаяся слезами. Она твердила Саше: «Я знала, знала, что ты такая же, как и моя Сашенька. Точно такая, ведь ты не только похожа на нее, но и можешь хотеть женщину!.. Ты же хочешь женщину?» Саша отрицательно махала головой, кричала: «Нет! Ты лжешь! Я никогда не буду нуждаться в женщине, потому что не хочу превратиться в такую, какой стала ты! Я не такая! НЕ ТАКАЯ!!!» А мать нервно, издевательски хохотала и твердила: «От себя не уйдешь, дочка!» Потом проплывали картины матери, целующейся со своей Сашей, почему-то очень молодой и красивой, и самой Саши, тающей в объятьях… своей старшей подруги…
«Нет!.. Не хочу!!!» - просыпаясь, вскакивала с дивана Саша и дрожащими руками вытирала холодный пот с лица, борясь с желанием покурить. Она ведь бросила с того дня, когда мать подколола ее и обвинила в том, что она не сможет избавиться от этой привычки. А она смогла. Сможет! И не поддастся своему гнусному желанию близости с Аллой, которая и не подозревает-то ничего, живя и работая спокойно.
Алла… Великолепная, способная вывести из равновесия даже мумию… Саша часто замечала, как психует Слава, борясь со своими чувствами к ней. Алла оставляла их без внимания. Иногда. А иногда она то ли неосознанно, то ли специально поддразнивала его, нарушая границы дозволенного для дружеских отношений и возрождая в нем надежду на лучшие времена с ней… Тогда наступал период для Сашиной ревности, а она ненавидела это проклятое собственническое чувство, на которое не имела права так же, как и на саму Аллу.
Тем временем сны по-прежнему не отпускали ее, все больше овладевая воображением, разогреваемым постоянным присутствием желанной… Этой ночью все снова повторилось, и Саша, проклиная свое неисчезающее желание, села на диване, подогнув под себя ноги и обхватив голову руками.
Как же прекратить это? Как заставить себя не думать о ней, не скучать, не хотеть постоянно ее видеть и хоть иногда чувствовать?! Как заставить себя не вспоминать, в конце концов, то, что увидела тогда вечером и от чего совершенно потеряла покой?..
Нет, это невозможно! Даже если она сбежит от Аллы (Куда???), ей ничто не поможет не думать о Ней, не вспоминать…
Закрыв глаза, девушка сдалась и улетела в тот волшебный, злополучный вечер, с которого окончательно потеряла покой. Тогда она, разрешив посмотреть Свете «Спокойной ночи, малыши!», уложила ее в постель, а сама, попытавшись, но так и не сумев уснуть, выбрала на книжной полке книгу и, включив торшер на минимальную мощность, умостилась на диване и принялась читать. Впрочем, это ей тоже плохо удавалось, ведь было поздно, а Алла все не возвращалась. Саша уже начинала беспокоиться, когда входная дверь, наконец, тихо щелкнула и, несмотря на закрытую дверь в зал, из коридора донеслись мягкие, крадущиеся шаги.
«Пришла!» - промелькнула в голове у Саши радостная мысль, и захотелось сразу вскочить и выйти к милой подруге, но она сдержала себя и осталась лежать, сгорая от нетерпения увидеть Её.
Потерпеть тогда пришлось хорошо: Алла появилась в зале только минут через десять-пятнадцать. Она вошла в накинутом, но не застегнутом банном халате, свежая, пахнущая ароматным гелем для душа.
- Саш, ты что еще не спишь? – удивилась молодая женщина, подходя к дивану и на ходу запахивая халат.
Саша подняла на нее глаза, и они, сами того не желая, увидели показавшееся на какой-то миг между полами халата, обнаженное тело, находящееся так близко, что девушке пришлось собрать всю свою силу воли, чтоб отвести от него взгляд. Стараясь справиться с накатившим, как огромный снежный ком, волнением, смешанным со странным смущением и незнакомым ранее, но от этого не менее острым желанием, она попыталась сглотнуть слюну и почувствовала, как в пересохшем горле застрял ответ на вопрос, заданный Аллой минуту назад.
- Эй, солнце мое, что с тобой? – еще больше удивилась Алла, заметившая смущение Саши, - Может я испугала тебя своим появлением?
- Нет… - выдавила Саша и попыталась улыбнуться, - Просто я очень волновалась, что тебя долго нет.
- И поэтому не спала? – поинтересовалась Алла и присела на краешек дивана.
- Ага… - выдохнула Саша и почувствовала, что сойдет с ума, если Алла будет так близко.
- Но я вернулась. Может, теперь спросишь, как я провела вечер, а то мне не терпится поделиться впечатлениями? – задорно спросила Алла и закинула ногу на ногу, показав на какую-то секунду свои округлые бедра, совершенно при этом не догадываясь, что происходит с ее юной подругой. А та, чуть не потеряв сознание от возбуждения, искренне хотела в данный момент только одного: прямо сейчас провалиться сквозь землю.
- Да… конечно спрошу… только… - все же нашла силы ответить она и тут же  вскочила, - Я сейчас…
Сказав это, она резко вышла из зала и закрылась в ванной… Глупое решение: здесь всё пахло ароматом ее геля, и Саше понадобилось приложить неимоверные усилия, чтоб успокоиться. Крепко поругав себя за то, что способна чувствовать то, что чувствует, и поступать так глупо, как поступила только что, она умылась и опасливо вернулась в зал. Там Аллы не оказалось, и Саше стало совсем неловко за свое странное поведение. Она тихо подошла к Аллиной спальне и тихонько постучала по приоткрытой двери.
- Входи! – отозвалась хозяйка.
Девушка послушно проскользнула в комнату. Увидев хозяйку, сидящую в ночной сорочке на постели и встревожено смотрящую на нее, она потупила глаза.
- Прости меня, Ал… Что-то стало нехорошо…
- Да ты что? – испугалась Алла, - Может тебе таблетку дать?
- Спасибо, не надо… Уже полегче.
Алла встала и, подойдя к Саше, провела рукой по ее лбу:
- А температуры нет? Голова не болит?
- Нет… не болит, - прошептала Саша, наслаждаясь прикосновением прохладной, пахнущей ночным кремом руки, - Теперь совсем не болит…
- Саш, ты так больше не шути, а то меня удар хватит! – заулыбалась Алла и, легонько приподняв ей подбородок, пристально посмотрела в глаза, а, наткнувшись на странный взгляд, прошептала почему-то срывающимся голосом, - Хорошо?
Саша, выругавшись на себя из-за охватившего ее желания поцеловать Аллу, не могла не признаться, что ей нравится происходящее в данный момент, и искренне ответила:
- Хорошо… - подразумевая не совсем то, что имела в виду сама Алла. Возникла неловкая, наэлектризованная пауза. Саша, боясь не совладать с собой, резко отступила в сторону, глубоко вздохнула и с неестественно веселым голосом спросила:
- Ну, так что, ты расскажешь мне про свой вечер?
Алла через силу изобразила на лице улыбку, отмахнувшись от размышлений о том, что здесь только что произошло, и пригласила младшую подругу присесть на кровать. После этого напряжение спало, и Саша до поздней ночи слушала её эмоциональный рассказ о пребывании на фуршете и знакомстве с каким-то мужчиной…
Но это было две недели назад, а сегодня ночью она осталась одна, потому что Алла была на дежурстве, очередном ночном дежурстве на телефоне доверия, которые были её своеобразной прихотью, ведь не было никакой необходимости сидеть ночи напролет перед телефоном начальнице, когда штат операторов был полностью укомплектован.
Такие, надо сказать, редкие ночи, когда хозяйки квартиры не было, становились для Саши и отдушиной, и мучением. Отдушиной потому, что она могла расслабиться и не стремиться к лежащей в соседней комнате Алле, а мучением потому, что ей самой было особенно одиноко, когда Аллы там, за стеной, не было. Вот и сейчас, совершенно измучавшись от наседающих совершенно не невинных мыслей, она была в полной растерянности и не знала, как ей быть: оставаться и дальше у Аллы, наслаждаясь и мучаясь, или уйти от нее, повергнув себя в водоворот страданий… О, если бы было куда уйти, Саша давно бы решилась, но пока не было возможности устроиться в общежитие: там внезапно начался капитальный ремонт из-за прорыва труб и затопления части комнат, а про возвращение домой ей и думать было страшно. Поэтому приходилось терпеть… и надеяться на лучшее?!
А что могло быть лучше Аллиной взаимности? Ничего. Но это все лишь смелая, отчаянная мечта, ведь Аллу женщины не интересуют. Она уже познакомилась на фуршете с каким-то парнем и встречалась с ним пару раз… Когда Саша думала об этих Аллиных свиданиях, ее передергивало. Девушка понимала, что не хочет никому отдавать Её, и не может себе представить, что Алла будет не с ней, а с каким-то мужчиной. «Но я не имею права требовать от нее взаимности! Я не могу запретить встречаться с мужиками и до сих пор не сделала ничего, чтоб хотя бы намекнуть о своих чувствах! Ничего!.. Хотя что можно сделать?.. Как быть?» - металась в постели Саша, и тут ее взгляд упал на лежащую на тумбочке телефонную трубку.
«Я должна посоветоваться… с Ней!» – вдруг осенило девушку. Взяв трубку, она отыскала в своей записной книжке номер телефона доверия и, глубоко вздохнув, чтобы угомонить выскакивающее из груди сердце, быстро набрала номер. Через пару секунд послышались длинные гудки многоканального телефона… «Многоканального! - вдруг мелькнуло в голове у Саши, - А если не на нее?» И в этот момент в трубке раздался до боли знакомый голос:
- Добрый вечер! Вы набрали номер телефона доверия. Чем могу вам помочь?
Вначале растерявшись, Саша спешно закрыла сложенным вчетверо носовым платком микрофон на своей трубке и тихо сказала:
- Советом.
- У вас проблема?
- Да, и очень большая.
- Не бойтесь, расскажите мне все. Кроме меня, никто ничего не узнает…
- Да-да, я в курсе… - сообщила Саша и начала рассказ, - Я встретила Ее впервые в новогоднюю ночь в городском парке… Она была так красива!.. И была не одна… Тогда я, сама не знаю, почему, сделала гадость ее близкому человеку, а потом, через время неожиданно встретила ее, попав в большую переделку. Она мне помогла, а я не оправдала ее доверия и снова сделала гадость. Потом, правда, пришла с повинной и была прощена… Теперь мы видимся каждый день, и я знаю, что люблю Её. Да, я её люблю, как никого еще не любила, и хочу безумно… Но она ни о чем не догадывается. А я схожу с ума и мечтаю о Ней… Что мне делать?
- Вы любите женщину? – на противоположном конце провода на миг замешкались, - О… только не подумайте ничего эдакого… Просто ситуация у вас неординарная. Но не безвыходная, поэтому не отчаивайтесь. Лучше скажите, как она относится к вам?
- По-моему, тепло… очень хочется в это верить.
- Тогда признайтесь ей в своих чувствах – аккуратно, ненавязчиво… Для начала хотя бы просто намекните.
- Но она может оттолкнуть меня, и это будет крах!
- Почему оттолкнет?
- Да потому, что существует всего один процент из ста, что она способна любить женщину!
- А вы слышали точку зрения, что все люди бисексуальны?
- Слышала… И что с того? Это ничего не значит. Вы лучше скажите, как бы вы сами поступили, если б вам призналась в любви женщина?
- Я… Простите, никогда не задумывалась об этом… - растерялась психолог.
- А вы задумайтесь! Задумайтесь обязательно: вдруг именно с вами подобное произойдет?! – выдохнула Саша и, оборвав связь, бросила трубку на диван, а сама изо всех сил сдерживала слезы.
«Она не знает, как бы поступила! Значит, совсем не догадывается о моих чувствах!.. Совсем!» - терзалась Саша, - Значит, надо всё забыть и ни на что не надеяться!»
- Забыть! – шепотом приказала себе Саша и, отнеся на место трубку, легла в постель.
В ту ночь она уснула только под утро…

+1

8

♥ 25 ♥
Вернувшись из ночного дежурства часов в семь, Алла обнаружила, что Саша исчезла и вместе с ней Света, которую, как и договаривались. Саша, похоже, отвела в садик. Огорчившись, что не застала своих девочек. Алла позавтракала и легла отсыпаться, что было в ее традициях.
Проснувшись около полудня, она приготовила обед и решила на работу совсем не ходить, а проведать Яну, вот уже месяц лежащую на сохранении.
Быстренько перекусив, она собралась, оделась и поспешила в поликлинику, что была в нескольких остановках от ее дома. Перед тем, как показаться на глаза своей подруге, она не забыла заскочить в магазин и прикупить разных диетических вкусностей, после чего выскочила из магазина и собралась перебежать дорогу, как вдруг кто-то громко посигналил в двух метрах от нее. Алла насторожилась, глянула в сторону, откуда доносился сигнал, и увидела стоящего около авто Ваню. Он улыбался во весь рот и махал ей рукой:
- Что, кума, растерялась? Беги скорей сюда!
Расплывшись в улыбке, Алла ускорила шаг и через минуту была около Ваниной машины:
- Вот это встреча! Ты тоже приехал проведать мою куму?
- Насчет твоей кумы не знаю, а про жену точно могу сказать: я приехал за ней.
- За ней? А что случилось? Выгнали из поликлиники за плохое поведение?
- Да как тебе сказать… Эти дети… вернее один (надеюсь, что будет только один!) очень резвый, толкается вовсю. Недавно во время приема заведующую толкнул, приставившую свою трубку к животу его мамочки. Ревнивый! Вот и попросили донашивать его дома, - весело рассказал Ваня.
- Ну и подумаешь: выносим! Не велика беда! – поддержала Алла Ванин шутливый тон, а потом серьезно спросила, - Так что, в самом деле выписывают?
- Да, сейчас вот буду ее вещи переносить…
- Подумать только, еще полчаса, и мы бы разминулись! Как удачно я приехала!
- Действительно удачно: Яне по-прежнему нельзя носить тяжелое, так что поможешь, ладно?
- Спрашиваешь еще! Конечно, помогу, веди!
Отогнав машину на стоянку, Ваня быстро замкнул ее, и они осторожно, чтоб не поскользнуться на покрытых коркой льда тротуарных плитках, поспешили к отделению патологии беременности. Яна нетерпеливо вышагивала по широкому, освещенному лампами дневного света коридору и, заметив долгожданных посетителей, направилась к ним, осторожно неся свой, уже хорошо заметный живот.
- Привет, муженек! – бросила она мужу и, чмокнув его в щеку, посмотрела на Аллу и воскликнула, - Какие люди! Привет, кума! Давно не виделись.
- Да, дела всё… дела! Вот только выбралась после ночного дежурства.
- Еще не бросила это свое ночное развлечение?
- Да нет, развлекаюсь, и иногда очень интересные бывают моменты – дают информацию к размышлению. Но об этом позже, а пока показывай, где твои вещи.
- Пойдем, покажу, коли так…. Вань, а машину пригнал?
- А как же! – удивился Ваня, - Чего б я еще отлучался, бросив тебя тут после известия об освобождении?!
- Действительно! – рассмеялась Яна и повела посетителей к своей палате, откуда постепенно вынесла сумки с вещами и принадлежностями, самые тяжелые из которых вручила Ване, полегче – Алле, а сама, одевшись, взяла небольшой пакет и распорядилась, - Ну, теперь вы меня ведите и везите. Хочу домой!
- Домой так домой! – подытожил Ваня и обратился к Алле, - Ты же поедешь к нам, а то не поболтали совсем?
- Ну, если хозяйка не против!.. – шутливо произнесла Алла.
- Да ладно тебе скромницу строить! Пошли, и всё тут! – приказала Яна и старательно засеменила в направлении выхода.

… Минут через двадцать они уже сидели на кухне в Яниной квартире и вовсю гоняли чай, болтая обо всем на свете.
- Все-таки жалко, что тебе нельзя выпивать, - высказался Ваня, наливая себе и Алле ликера, - А то было бы гораздо веселее.
- А мне и так не скучно, - ответила Яна, - И вообще: трезвость – норма жизни.
- Ну вот, она уже и лозунгами сыплет. Можно подумать, что Яна под мухой, а не мы! – подмигнул Ваня Алле.
- Да, она у нас народным контролем заделалась, - засмеялась Алла и, отпив очередной глоток чая, сказала Яне, - Представляю, какая ты довольная, что выписали!
- Еще бы, у меня уже складывалось впечатление, что в тюрьме сижу. И ведь весна на носу: еще неделька и будем март встречать, а мне меньше всего хотелось весну застать в больнице. Да и на работу хочется – сил нет!
- Успеешь еще на работу, - заверил Ваня и, посмотрев на часы, поднялся, - Ладно, девчата, развлекайтесь, а я пошел болеть. Труба зовет на важный матч.
- Какой еще матч? – удивилась Алла.
- Хоккейный! – торжественно ответил Ваня и удалился.
- Да представь себе, он увлекся хоккеем! Это просто какой-то кошмар! Хорошо, хоть сезонный. Да и хоккей показывают меньше, чем футбол, - поделилась Яна, провожая взглядом мужа, - Ну Бог с ним, давай вернемся к работе. Что у тебя новенького?
- Особо ничего: всё те же приемы, семинары и занятия в «подшефных» школе и ПТУ. Кстати, в твоей школе у заменившей тебя Эллы получается весьма неплохо. Недавно я была у нее на занятии и видела, как она проводила в шестом классе тренинг по выработке уверенности в себе. Любопытное зрелище, особенно, когда она работала с несколькими совершенно зажатыми учениками из проблемных семей, но об этом так просто не расскажешь.
- Ясно. Надо как-нибудь ее проведать. А что ты в больнице говорила о каких-то наблюдениях во время ночного дежурства? Что-нибудь действительно интересное?
- На мой взгляд, да. Представь себе, этой ночью мне позвонила одна девушка… очень странный голос был, приглушенный какой-то… И вот она рассказала о своей проблеме. Дело в том, что она влюбилась в… женщину и не знает, как быть: то ли признаться в своих чувствах, то ли… Она была очень расстроена, боялась, что та женщина оттолкнет её, а когда я посоветовала все-таки рискнуть, она спросила, что бы сделала я, оказавшись на месте того объекта любви.
- Ничего себе… И что ты ответила?
- В том-то и дело, что ничего. Я почему-то растерялась. Представляешь? Растерялась! Тогда она посоветовала мне хорошенько подумать на этим, вдруг у меня возникнет такая же ситуация. Теперь вот я и думаю: к чему все это?
- Очень интересный случай… Но почему ты задаешь себе вопрос «К чему всё это», может она сгоряча так сказала?!
- Может. А может и был подвох. В любом случае, ужасно, что я оказалась застигнутой врасплох. Понимаешь, раньше я мало сталкивалась с подобной проблемой, и люди, называемые «би» и «лесби» мало интересовали меня, словно жили где-то на другой планете, а тут вдруг довелось столкнуться с этой проблемой так близко, и я не смогла дать профессиональный совет… Теперь чувствую себя, мягко говоря, некомфортно.
- Ничего, это пройдет… И все-таки, ты какую занимаешь позицию по отношению к «тем» людям?
Алла задумалась.
- Пожалуй, выжидательную и любопытствующую.
- Очень интересно, - задумчиво сказала Яна и вдруг игриво заулыбалась, - Слушай, а ты сама никогда не чувствовала… симпатии к женщине, например, ко мне?
Алла вначале серьезно и недоумевающее посмотрела на Яну, а потом, заметив веселые огоньки в глазах у подруги, прыснула от смеха:
- Да иди ты, дуреха! Шутки шутишь!.. Я тут серьезную тему затронула.
- Ну и подумаешь… я ведь просто разрядить обстановку хотела, а ты сразу – дуреха!.. – вроде как обиделась Яна.
- Ну, хорошо-хорошо, не дуреха! – Алла встала и, подойдя к подруге, сидящей за столом, обняла ее за плечи, - Только не обижайся, ладно?
Яна для вида надула губы, а потом схватила Аллу за руки, обнявшие ее за шею:
- Ага! Все-таки ты пошла на близость со мной! – смеясь, начала она дразниться, чем вызвала у подруги новый взрыв возмущения ее поведением, а потом обе рассмеялась.
- Однако какая ты коварная женщина, Яна! – пытаясь успокоиться, сказала Алла, - Ты вот меня тут обвиняешь невесть в чем, а я на днях с мужчинкой познакомилась классным!
- Да ты что? А ну-ка, колись и все выкладывай!
- Собственно, особо и нечего выкладывать: Лина вытащила меня на фуршет по просьбе одного моего клиента. Там, среди множества холеных молодчиков я высмотрела Его – принца на белом коне: лысоватого, прихрамывающего на одну ногу и мило искривленного на один бок из-за тяжелого кошелька, лежащего в кармане малинового пиджака, -  восторженно рассказывала Алла и, увидев обалдевшую Яну, расхохоталась, - Ага, теперь и ты попалась! Проглотила шутку, так ведь?!
- И она еще обвиняет меня в коварстве! Боже! Что за женщину я называю кумой?! – подняла руки к небу Яна, - Получается, разрядка обстановки тебе на пользу не пошла. Ты стала заговариваться, а мне в самом деле интересно: ты встретила кого-нибудь или издеваешься надо мной?
- Встретила, и зовут его Никита. Правда он не столь красив, как описанный мной ранее рыцарь, но вполне сойдет для среднестатистической украинской женщины. Впрочем, подробностей сегодня не будет: посмотрим, что из этого получится, и тогда, может быть, скоро познакомлю вас с ним.
- Ну ладно, буду с нетерпением ждать, - Яна старательно придержала свое желание вырвать подробности из подруги именно сейчас, - Чтобы сократить мое время ожидания, пошли пока заядлого хоккеиста из-под телевизора вытаскивать.
- Я бы с радостью, но пора домой. Вернее, в садик за Светой. И так я ее не видела со вчерашнего вечера…
- Как это? А кто в садик отводил, мать?
- Нет. Саша…
- Саша? Та самая, которую ты приютила?
- Ага, - коротко ответила Алла, поднимаясь.
Яна тоже встала и замерла:
- Слушай, а ты никогда не задумывалась о ней?
- В каком смысле? – не поняла Алла.
- Ну… о ее чувствах к тебе.
Алла внимательно посмотрела на подругу, а очередной раз ожидая подвоха, но та, судя по всему, говорила серьезно, и тогда девушка ответила:
- Не думала… С чего бы мне думать?
- Просто на всякий случай… Знаешь, я бы на твоем месте рассказала ей историю с «тем» звонком и посмотрела на ее реакцию.
- Да ну… - засомневалась Алла и при воспоминании о Ней почувствовала нежность и тепло, - Она – классная девчонка, и я не хочу ее ни в чем обвинять!
Яна с подозрением посмотрела на выражение лица подруги, потом вздохнула:
- Ладно, это твое дело… - подытожила она и провела Аллу в коридор, где та оделась и, попрощавшись с гостеприимными хозяевами, отправилась в садик за Светой.

♥ 26 ♥
С календаря уже слетели все листики с последними числами февраля, но погода не спешила меняться: по-прежнему мело, и всё вокруг заносило снегом, порой даже сильнее, чем было во время календарной зимы.  И все же на сердце у всех становилось теплее, потихоньку зарождалась надежда на скорое потепление в воздухе и в душах. Только Сашу после неудачного телефонного разговора с Аллой словно подменили. Став нервной, хоть и пыталась скрыть это изо всех сил, она постоянно избегала общества Аллы: не убегала от нее в буквальном смысле, но придумывала разные предлоги, чтоб быть в ее обществе как можно меньше и, когда находиться в одной квартире с желанной стало невыносимо, стала искать возможность переехать в общежитие. Однако, в этом ее снова и снова постигали неудачи. Ремонт там продвигался черепашьими темпами, а даже, если бы и был закончен, у Саши не хватило бы денег платить за комнату, т.к. оплата была повышена. Это еще больше расстроило девушку.
Как-то вечером она сидела на кухне и в удрученном молчании потягивала кофе из немаленькой, но изящной чашки, добавив туда лошадиную порцию коньяка и лимон. На душе было очень паршиво: сегодня, Восьмого марта, Аллы до сих пор не было дома. На улице была полночь. Вовсю сыпал снег, и весной совершенно не пахло… Боже, как Саше хотелось провести этот вечер с Ней!.. Она даже решилась купить ей розы и, оборвав все шипы, поставила вазу с цветами в спальне… Сюрприз… Разве он ей нужен? Она сейчас пропадает где-нибудь в объятьях своего Никиты и совершенно не торопится домой… Какая идиотская ситуация! Забыть! Надо её забыть! Но как найти силы для этого?!. Как решиться уйти в никуда… или в ту мерзкую квартиру?.. Нет! Саша не могла снова оказаться в грязных лапах «папаши». Но и выдавать свои чувства к Алле тоже не могла! Этого нельзя было делать! А розы? Она же найдет очень странным такой подарок!.. Их надо срочно выбросить!
Придя к такому выводу, уже немного захмелевшая с непривычки Саша хотела было встать, чтоб сходить за розами в Аллину спальню, когда вдруг на кухню зашла незаметно вернувшаяся домой хозяйка. Увидев подругу в расстроенных чувствах, она, молча, присела рядом с ней за стол и осмотрелась, а, заметив, чем та занята, поинтересовалась:
- Горячий крепкий кофе на ночь… Тебе не жаль своего сердца?
- Моего сердца? – задумчиво глядя в никуда, переспросила Саша, - Да кому оно нужно?!.
- Саша! – с упреком воскликнула Алла, - Снова эти настроения? Откуда они? Тебе что сегодня не удалось хорошо провести время?.. И вообще, что с тобой в последнее время происходит? Ведь все хорошо: ты учишься, работаешь, крыша над головой есть, и тебе здесь всегда рады…
- Правда, рады? – Саша несмело подняла глаза на Аллу и застыла, не смея ничего больше сказать.
- Конечно! Я ведь столько раз говорила тебе об этом!
- Только говорила… Это были всего лишь слова!.. – вырвалось вдруг у захмелевшей девушки.
- Всего лишь слова? – Алла была поражена такой постановке вопроса, - А чего бы ты хотела?
- Я бы хотела… - Саша вдруг замолчала, посмотрела Алле на губы, потом резко опустила глаза и попыталась взять чашку с кофе, чтоб отпить еще глоток, но рука задрожала, и пришлось отказаться от этой идеи. Это совершенно вывело девушку из равновесия: вскочив, она остановилась на секунду, и, пытаясь совладать с ощущением «загнанности», стала мыть в раковине свою чашку, вылив недопитый кофе, а потом не выдержала и выскочила из кухни в зал. Там, упав на диван, девушка разрыдалась.
Это был конец! Она снова ведет себя, как полоумная идиотка, совершает поступки, не поддающиеся логике, и этим пугает Аллу. Теперь эта шикарная женщина уж точно не захочет видеть ее в своей квартире. От этих мыслей, а также от выпитого коньяка Саше стало ужасно на душе. Она даже не сразу заметила, что Алла присела на диван рядом с ней. Только когда хозяйка прикоснулась к ее спине и нежно погладила, Саша напряглась: эти прикосновения были сродни электрическому разряду!..
Она вскочила с дивана, не контролируя себя, и отсела подальше от старшей подруги.
Алла, видя, как сильно страдает эта милая девочка, в полном недоумении прошептала:
- Саша, котенок, ну успокойся, пожалуйста!.. Скажи мне все, что собиралась! Скажи, прошу тебя!..
- Не проси! Это глупо и нелепо!.. Я - просто дура!.. – Саша вытерла заплаканные глаза и прошептала, - И я уверена, что ты не сделаешь того, что мне нужно.
- А что тебе нужно? – допытывалась Алла.
Саша молчала, она не знала, что сказать и как сказать, а из-за того, что никто из них даже не подумал (не до того было!) включить свет, в комнате стояла полная темнота.
- Ты молчишь… Опять молчишь… Давай я включу свет, хоть глаза твои увижу, - сказала Алла и хотела уже встать, но Саша схватила ее за руку.
- Не надо света… пожалуйста… - прошептала она, - Не уходи!
- Хорошо, я здесь и никуда не ухожу, - почему-то шепотом ответила Алла.
- Правда, здесь? – Саша в темноте протянула руку и прикоснулась к ней. Дрожащей, несмелой рукой она провела по волосам.
Алла замерла. Это прикосновение было странным, каким-то необычным и очень волнующим, а девушка продолжила, сама отвечая на свой вопрос:
- Правда… я ощущаю тебя…- потом сглотнула, - Ты хотела знать, что мне надо, кроме слов?
- Да… - тихим, почему-то предательски срывающимся голосом, ответила Алла.
- Но, боюсь, я перебрала для того, чтоб толком объяснить тебе… И мне холодно… - Саша вдруг внезапно прижалась к Алле.
Молодая женщина в недоумении замерла, не понимая, что за игру ведет юная подруга, но тут же почувствовала, что та действительно дрожит, и обняла, обхватив руками за плечи.
Эти объятия оказались такими комфортными, что Алла просто сдалась и со странным удовольствием наблюдала, как унимается дрожь в теле, что прижимается к ней. Она была психологом, у нее в крови было стремление разгадывать подобные загадки, но сейчас почему-то не хотелось этого делать, не хотелось Её ни в чем подозревать. Хотелось просто быть с Ней, чувствовать ее, и потому они так и сидели несколько минут, пока Саша не прошептала Алле на ушко:
- Спасибо… Мне было нужно именно это… чтоб ты была близко… Я так устала быть одинокой!..
Эти слова мигом убили все подозрения, зарождавшиеся в пытливом Аллином уме. Ей тут же стало стыдно за себя.
- Ты не одинока! – воскликнула она и, взяв ее лицо в свои ладони, горячо прошептала, - Запомни: ты не одинока! У тебя есть и всегда будут и я, и Светик. Мы - твоя семья!
- Такие слова!.. Спасибо за них!.. Постараюсь не разочаровать вас и не заставить пожалеть о них.
- Ты обязательно сможешь!.. А сейчас давай спать… поздно уже…
- Давай, - согласилась Саша, хотя очень не хотела, чтоб Алла уходила.
И все же ее подруга отправилась к себе в спальню, а Саша – на кухню, где быстро прибрала за собой со стола. Улыбаясь приятным воспоминаниям, она уже собиралась идти в ванную, когда столкнулась в дверях с Аллой.
- Ах ты, маленькая проказница! Это твои цветы у меня в спальне? – весело спросила она.
- Нет, твои… - смущенно заулыбалась Саша, - Я их тебе дарю. Только не посчитай это глупостью, ладно?
- Что ты! Как можно?! – воскликнула Алла, - И вообще, я должна поблагодарить тебя и поздравить… я ведь совсем забыла и очень виновата перед тобой…
- Да ладно, пустяки!..
- Нет, не пустяки! Я просто ужасная подруга, но разреши хотя бы поцеловать тебя!.. – и, прежде, чем Саша успела удивиться, молодая женщина прикоснулась губами к ее щеке, а потом отстранилась и прошептала, - С праздником!..
Ошалевшая от произошедшего Саша, молча посмотрела вслед уходящей Алле. Не в силах справиться с переполняющими ее чувствами, она так и осталась стоять, где была, прижав ладонь к щеке, на которой еще теплилось прикосновение Аллиных губ.  «Как все-таки переменчива судьба! В один вечер позволила ощутить и отчаянье, и счастье… Но главное, получается: я небезразлична Ей!» - подумала Саша и, совершенно забыв про ванную, отправилась спать…

♥ 27 ♥
Утром Аллу разбудил телефонный звонок, но она не успела подойти к телефону, так как трубку взяла Саша, уже проснувшаяся к тому времени и собирающаяся в училище. Решив, что звонят подруге, Алла решила не подниматься с постели и понежиться еще немного, но тут Саша появилась в дверях и без особой, как ей показалось, охоты сообщила, протягивая трубку:
- Тут тебе Слава звонит…
- Правда? Спасибо… - Алла нехотя поднялась и взяла трубку, - Привет! Откуда ты? Из Москвы? Ничего себе! И что не получилось на праздник вырваться?.. Ладно-ладно, не оправдывайся, я неплохо провела время… Только не надо ревности, я никогда ничего тебе не обещала!.. Вот ненормальный!
Алла бросила трубку на постель и громко вздохнула, а потом, взъерошив свои длинные волосы, посмотрела на себя в трельяж, стоящий напротив кровати. Захотелось умыться, а еще куда-нибудь исчезнуть подальше от телефона, чтоб не слышать больше всей ахинеи, которую несет обычно Славик, заподозрив Аллу в знакомстве с другим мужчиной.
Накинув халат, она вышла из комнаты и направилась в ванную, буквально столкнувшись в коридоре с суетящейся из-за назревающего опоздания Сашей.
- Что, обещал приехать? – на ходу, как могла равнодушно, спросила она.
- Ага, обещал и, представь себе, уже успел приревновать меня…
- Ты сказала ему про Никиту?
- Нет, не пришлось. Но он поразительно догадлив, за тысячу километров чувствует опасность. Это патология какая-то и, признаюсь, я очень устала от этого.
- Представляю… Тяжело, наверное, ощущать на себе чью-то любовь, не любя в ответ…
- Пожалуй, да… Если этот некто навязывает свои чувства, - поразмыслив, сказала Алла.
Саша сразу как-то напряглась, потом глянула на часы и, выходя из квартиры, тихо проронила:
- Спасибо за откровенность. Я это учту… Пока! – и прежде, чем Алла успела спросить, что она имеет в виду, исчезла за дверью.
Постояв с секунду в полном недоумении, девушка все же пошла в ванную, где умываясь и приводя себя в порядок, не переставала думать обо всех странностях, которые окружали ее в последнее время.
Слава… С ним, похоже, придется серьезно обо всем поговорить и мягко отдалить его от себя. Невозможно же так мучиться всю жизнь, и нельзя, просто преступно оставлять ему даже маленькую надежду на взаимность, которую она не способна подарить ему и никогда не будет способна.
Саша… Милая, замечательная девушка, так изменившаяся в лучшую сторону в последнее время, что даже удивительно становится, и все же… Все же было совершенно непонятно, что с ней в это самое, последнее, время происходит. Эта странная импульсивность, рассеянность, угнетенное настроение… слезы вчера вечером и, наконец, эта странная фраза «я это учту»… Что она этим хотела сказать?!
И тут в памяти всплыл разговор с Яной о странном звонке во время Аллиного ночного дежурства, а также ее предположение о том, что звонить могла Саша… Нет-нет, это невозможно!.. Это было бы неправильно, мерзко… Хотя… Наука на это смотрит сейчас гораздо проще, чем раньше. Такое просто бывает… Где-то. Но не здесь. Не рядом с ней, Аллой! И вообще, Саша – замечательная девчонка, и нравится ей… даже слишком… Но, в то же время, она очень странно себя ведет… Взять хотя бы вчерашний вечер: эти необычные прикосновения к Аллиным волосам, и эти объятья… было так волнительно, так необычно!.. Алла улетела на миг туда, в объятья милой Сашеньки, но тут же отмахнулась от этих странных, совершенно непорядочных мыслей и затолкнула их подальше, не желая замечать и, уж тем более, анализировать!.. Всё будет хорошо! Всё выяснится! Надо просто поговорить с Ней, задать прямой вопрос и получить прямой ответ – тогда проблема разрешится… или станет явной…
Второй вариант порядком испугал Аллу, но она постаралась убедить себя: ей все померещилось, и после разговора с Сашей это подтвердиться. Только вот разговор придется отложить, ведь сегодня Саша работает, а посреди ночи домой она никогда не возвращается и прямо с работы едет в училище… «Жаль», - подумала Алла, запретив себе замечать, как сильно волнуется и боится этого разговора. Она глубоко вздохнула, заставила себя успокоиться и, закончив макияж, отправилась на кухню завтракать.
На сегодня у нее были большие планы. Надо было заглянуть на работу, проконсультировать свою заместительницу Стеценко Алену, которая должна была поработать вместо Аллы дня два, пока та вплотную займется личной жизнью, а после этого… После этого ее ждет самое интересное – свидание с Никитой. Этот блондин с серо-зелеными глазами с каждым разом нравился ей всё больше. Правда, он не был так высок и атлетически сложен, как Слава, но зато очень напоминал Женьку. Такие же глаза, такая же, немного хитрая улыбка. Она даже кличку ему придумала – Лисенок. Хотя пока, кроме улыбки, Алла не заметила в нем ничего хитрого. И слава Богу. В любом случае, ей нравилось, как Никита ухаживает за ней, а ей, как всякой женщине, нужен мужчина. Почему бы им не стать именно Никите?!. Хотя бы на первое время, а там будет видно…
Алла улыбнулась. Да, она рассуждает, как пожилая, умудренная опытом, женщина, прошедшая через многое и уже не способная на романтические чувства… Как жаль… И где она, беззаботная юность, когда всё в диковинку, и когда влюбленность воспринималась, как дар Божий, заставляющий ожидать от каждого свидания чего-то такого!.. И что с того, что в реальности не было пресловутого восторга от поцелуев, не было стайки бабочек в животе, как все вокруг обещали… Это же реальность! Зато здесь, в реальной жизни, было надежное, как ей казалось, плечо, были изысканные ухаживания и ожидание сказки, была мечта о шикарной свадьбе с обалденным платьем - чтоб, как у всех!.. Теперь все не так, все гораздо прозаичнее. Просто надо устроить свою жизнь, просто нужно иметь мужика. Ха-ха-ха – и больше по этому поводу сказать нечего.
Молодая женщина глянула на часы. Было около одиннадцати. Пришло время быстро одеваться, чтоб успеть до перерыва на работе.
Включив магнитофон, она принялась бегать по квартире, натягивая необходимые в такую холодную погоду «сто одежек», а когда, наконец, оделась и уже взялась за ручку двери, вдруг зазвонил телефонный звонок. Сигнал доносился из дальней комнаты, и пришлось разуться, чтоб добраться до телефона.
«И сколько раз тебе говорить, - обратилась к себе разъяренная Алла, - Клади трубку на базу, а не бросай, где попало!»
Отыскав пропажу, она схватила ее и прижала к уху:
- Слушаю…
Слушать пришлось долго, потому что это был звонок от мамы, которая с первых слов принялась слезно просить оставить ей Светика еще на недельку, ведь она очень хочет побыть с внучкой и поводить ее в находящийся недалеко от их дома театр на фестиваль детских кукольных театров «Веснянка». Мама говорила без перерыва, словно боялась, что дочь прервет ее и не даст доказать необходимость пребывания Светы у них дома… Да, чего греха таить, были у них разногласия из-за того, что мама баловала внучку. Именно поэтому Алла всегда без охоты оставляла ей дочь. Но сейчас молодая женщина очень хотела расслабиться и немного заняться собой. Более того, Алла очень спешила!.. В общем, с трудом улучив момент, она дала свое согласие на продолжение Светиных «каникул», потом попрощалась, положила трубку и поспешила на работу.

До обеда она так и не смогла успеть к себе, и потому пришлось оторвать подчиненных, в том числе и заместителя, от священного занятия – поглощения пищи, чтобы наставить на «путь истинный». Зато, разделавшись с делами, Алла сразу позвонила Никите и сообщила, что уже практически освободилась.
Никита не заставил себя ждать – через пять минут он подкатил на своем джипе, и Алла, предвкушая хороший вечер, с радостью присоединилась к нему.
- Привет, милый! – поздоровалась она, садясь на переднее сидение и целуя его.
- Угу… - пробурчал он в ответ, прикипая к ее губам, а с усилием оторвавшись от них, восхищенно улыбнулся и проговорил, - А ты сегодня еще прекраснее!..
- Еще бы, ведь сегодня мы отправимся в небольшой круиз!..
- Ну, если можно автопрогулку по трассам пригорода Харькова назвать круизом, то да…
- Конечно, можно!
- А может все-таки в ресторан?
- Нет-нет! Ресторан – это банально, а я хочу необычного!
- Знаю я, чего ты хочешь – машину поводить! – рассмеялся Никита, выруливая на дорогу.
- Ну, не без этого! – заулыбалась довольная, как ребенок, Алла, обожающая до безумия быструю езду и давно мечтающая поездить на джипе.
- А не боишься, что дорога скользкая? Ведь уже был один неприятный случай…
- Не надо мне о нем напоминать, Никита. Я все прекрасно помню, но это было в городе, где много непредсказуемых людей, а на трассе их нет…
- Зато есть много машин, едущих на большой скорости!
- Знаю, но у меня есть права, и я хочу попрактиковаться, а если ты будешь всю дорогу предостерегать меня, ничего, кроме обиды, не получишь!
- А ты упрямая!.. – улыбнулся Никита своей хитрой улыбкой.
- Какая есть! – вздернула свой острый носик Алла и вызвала этим у Никиты новый приступ смеха.
- Чего смеешься? – удивилась она.
- Да ничего… Просто ты сейчас Свету мне очень напомнила… У нее такие же повадки…
- Это у животных повадки, а не у людей. И Света на меня похожа, а не я на нее, глупыш! – рассмеялась Алла и сдвинула набекрень Никите фуражку.
На это внимательно следящий за дорогой Никита ничего не сказал, только улыбнулся, не глядя, бросил головной убор на заднее сидение и сделал погромче музыку.
Погодка стояла хорошая. Морозец еще держался, но снега не было, и с чистого, по-весеннему голубого неба, весело посматривало солнышко, заставляя снег, лежащий повсюду подтаивать и темнеть. Все говорило о том, что настоящая весна уже не за горами, и от этого поднималось настроение.
Никита уверенно управлял своим «вездеходом» и не забывал повышать время от времени скорость, а Алла аж взвизгивала от восторга.
Порядком проехав, они увидели вдоль дороги кафе и, не сговариваясь, одновременно высказали предположение, что надо перекусить. В итоге через несколько минут сидели за уютным столиком со множеством закусок.
- Вот видишь, ресторан тоже состоялся! – улыбнулась Алла, разделываясь с очередным кусочком шашлыка.
- Действительно, считай, что сразу двух зайцев пристрелили… - сказал Никита.
- Только не надо элементов боевика! Я – за мир! - отпарировала Алла.
- Согласен, - ответил молодой человек, - Только жаль, что нельзя винца добавить.
- Ничего страшного. Переживем. Хотя, если очень хочешь, выпей, а я буду за рулем!
- Да нет, не стоит…
- Чего не стоит? Мне за руль садиться?
- Нет, машину ты поведешь, я же обещал. Но выпивать не буду на всякий случай. Вдруг будет интенсивное движение, и тебя придется заменить, - сказал Никита, поливая кетчупом последний кусочек мяса.
- А ты – предусмотрительный мальчик. Или недоверчивый?
- Как говорится: доверяй, но проверяй! – сообщил парень, - Ну что, ты доела?
- Доела, как видишь. Можно идти, тем более что сейчас моя очередь «рулить».
Никита молча встал, расплатился с официантом, отодвинул Аллин стул, чтоб она беспрепятственно вышла из-за стола, потом подал ей куртку, и они поспешили к машине.
Было уже около шести и на улице потемнело, но Аллу это не испугало. Она уверенно завела машину и, аккуратно газонув, выехала на трассу, а, привыкнув к панели управления, начала повышать скорость и не переставала при этом вслух наслаждаться возможностями авто.
- Да ты, оказывается, настоящий ценитель автомобилей! – поражался Никита, а Алла только улыбалась и нажимала на педаль скорости, пока не увидела впереди мигающие огни на машине ГАИ.
В это время они с Никитой как раз подъехали к черте города и Алла стала резко сбрасывать скорость.
- Как ты думаешь, они найдут к чему придраться?
- Если захотят, всегда найдут, - ответил Никита и напряженно посмотрел в сторону гаишников, - Не зря же их переименовали в ДАI от слова «дай»
- Действительно! – хихикнула Алла и облегченно вздохнула, когда пост остался позади, - Ура! Пронесло!
- Да, похоже, еще поживем. Особенно здорово было бы сейчас горячего чаю.
- Ты намекаешь на то, что хочешь в гости? – улыбнувшись, Алла улучила момент и посмотрела на парня.
- Ты поразительно догадлива! – наклонившись к ней, прошептал на ушко парень.
- Ну-ну, Никита!.. Ты создаешь на дороге аварийную обстановку!.. – Алла немного смутилась и почувствовала, что не равнодушна к этому мужчине.
Сама того не ожидая, она призналась:
- Знаешь, сегодня я буду одна в квартире всю ночь…
- Да?! – Никита внимательно посмотрел на Аллу, - И ты в самом деле хочешь оставаться одна?
Алла невольно стушевалась и промолчала.
- Можешь не отвечать, я – мужчина неглупый… - проговорил он и, чтобы разрядить обстановку и на время отвлечься от «грешных» мыслей, он начал сыпать анекдотами, а Алла уверенно направила машину к своему дому. Никита был прав, считая, что она не хотела провести эту ночь в одиночестве, и именно он станет сегодня ее избранником…

+1

9

♥ 28 ♥
Видно, народ временами все-таки любит поспать, потому что этой ночью в кафе было мало посетителей, а к часу они и вовсе разошлись. Остались только сотрудники, в том числе и Артем, неизменный спутник Саши.
За эти пару месяцев, что они знакомы, он не отступал от нее ни на шаг, и в каждую нужную минуту оказывался рядом. Этому помогало и то, что, переговорив с Кентом, парень устроился в ее смену ночным вышибалой. Теперь он мог вполне законно находиться рядом с Сашей.
Видя его упорство, девушка постепенно привыкла к поклоннику и воспринимала, как должное, не отвергая и не поощряя его ухаживания. Только вот в ночи, подобные этой, Саша больше не хотела тусоваться в кафе до утра. Она могла выносить общество Артема, но только когда была очень занята. В свободное же время он грузил ее и отвлекал от мыслей об Алле. Именно поэтому, как только стало понятно, что рабочая ночь закончена, она решила уйти из кафе. Так хотелось поскорее оказаться дома, с Аллой, ведь Света у бабушки, и сейчас ее желанная там совсем одна и значит… Саша не понимала, чем будет чревато ее уединение с Аллой этой ночью в квартире, хотя одно знала точно: ей придется бороться с большим соблазном прилечь рядом… Боже, как же ей хотелось этого!.. Это было какое-то наваждение, какой-то рок, и никакого спасения просто не существовало, кроме… Её объятий!.. Саша мечтала о них каждую ночь. Каждую ночь она вспоминала, какие мягкие и густые у Аллы волосы, и как восхитительно было гладить их тогда, в полной темноте. Она вспоминала, какими нежными и теплыми были Аллины губы, прикоснувшиеся тогда, в ночь с 8 на 9 марта, к ее щеке… И от всех этих воспоминаний дыхание замирало, а сердце колотилось, как ненормальное. Она хотела Её и мучилась, потому что хорошо усвоила: навязывать свои чувства нельзя. Алле будет это неприятно, и признание будет грозить разрывом, ведь Она не отвечала ей взаимностью. Это нельзя было не чувствовать. И от этого нельзя было не страдать…
И все же, несмотря ни на что, Саша не могла ничего с собой поделать, ее сердце неудержимо стремилось к Алле. Именно поэтому, закончив уборку в своей подсобке, девушка быстро оделась и выскочила на улицу.
Там было морозно, ветрено и очень неуютно. Подняв воротник куртки и натянув посильнее шапку, девушка поспешила на автобусную остановку и, только подойдя, глянула на часы. Они показывали, что автобус придется ждать долго, до 5-30.
«Приехала! - выругалась Саша, - Пойти что ли пешком?»
- Что, спешила да не успела? – вдруг раздался за ее спиной знакомый голос.
- Примерно так… - выдохнула Саша, зыркнув на Артема, - Я совсем забыла, что транспорт уже не ходит.
- Кроме такси.
- Да, кроме такси…
- А может, давай погуляем? – с надеждой в голосе спросил парень.
- Погуляем? Здесь? Сейчас?.. Наверное, ты шутишь… - Саша бы непременно улыбнулась, если бы не была так расстроена.
- Да, пожалуй, шучу. Но не в отношении предложения подвезти тебя до пункта назначения. И не сопротивляйся – я из лучших побуждений! – поспешил заверить парень, приближаясь к девушке и глядя ей в глаза, - ТЫ же не хочешь замерзнуть здесь?
- Ну да, не хотелось бы… - пробормотала Саша, видя, что Артем откровенно любуется ею, и даже не успела ничего подумать, как вдруг он обхватил ее лицо ладонями и поцеловал.
Возмутившись, Саша начала было колотить его по спине руками, но он знал свое дело, и через время, сдавшись его умелым губам, девушка просто ждала, когда он прекратит. В конце концов, он не делал ей больно, и это можно было пережить. Зато, как только появилась возможность, Саша тут же освободилась и наградила парня пощечиной.
- А ты, оказывается, нахал! – воскликнула она, стараясь отдышаться.
- Нет. Просто я очень давно мечтал это сделать… - признался парень таким серьезным тоном, что Саша почему-то безоговорочно поверила ему. И все же поспешила сообщить:
- И все равно теперь я никуда с тобой не поеду!
- Зря… Я же не делал ничего криминального, просто поцеловал!..
- И не спросил, хочется ли мне этого!
- А разве об этом спрашивают? – удивился Артем.
Вопрос был задан щепетильный, и Саша, смутившись, помолчала, а потом тихо сказала:
- Ладно, вези меня домой… Только без фокусов!
- Есть, мэм! – обрадовался парень, как ребенок, и, достав мобильник, вызвал такси.
Авто подъехало минут через пять. Саша поспешно села на заднее сидение и отодвинулась как можно ближе к окну на случай, если Артем снова будет приставать. Но он просто сидел на своей половине сидения, не делая ничего предосудительного, только неожиданно и очень бережно взял ее руку в свою и, глазами умоляя не отнимать у него этой невинной близости, стал нежно поглаживать.
Саше стало не по себе. Слишком уж осмелел парень, до этого ведущий себя скромно, а она была в полной растерянности от новых ощущений после этого поцелуя… Так странно… Она совершенно не могла понять, понравилось ли ей и привлекает ли ее мужчина…
Саша исподтишка глянула на Артема, смотрящего на дорогу. Вот он сидит, стройный, симпатичный и, в общем-то, неплохой парень, а она поразительно спокойна рядом с ним и только чувствует какие-то отголоски непонятных ощущений… Что это? Желание? Страсть? Нет!.. Все это она чувствует к Ней, и в отношении Неё у Саши не возникает сомнений, а значит, она все-таки лесби?!. Подумав об этом впервые, Саша совершенно смутилась и решила больше сегодня в себе не «копаться», а просто вернуться домой и лечь спать… Ах, если бы с Ней!..
Последняя мысль разозлила Сашу, и она собралась выругать себя хотя бы мысленно, но тут такси затормозило возле ставшего уже родным подъезда, а значит, осталось только подняться на седьмой этаж, чтоб оказаться с ней под одной крышей, и эта мысль заполонила ее голову. Выйдя из машины, она поблагодарила Артёма за услугу и хотела бежать в дом, но он остановил ее:
- Подожди, Саш! Давай проведу до квартиры, а то кто знает, какие фраера тут по ночам бродят.
- Думаешь, я трусиха?
- Я этого не говорил. Просто лучше подстраховаться, - сказал парень и, взяв ее за руку, повел к лифту.
На нужный этаж они поднялись быстро, и уже в лифте Саша достала ключи от квартиры: ей не терпелось попасть внутрь. Но Артем не захотел отпускать ее.
- Ты очень спешишь?
- Да.
- Почему?.. Ты не хочешь подарить мне еще один поцелуй?
- Не забывай, что тот поцелуй ты украл…
- И тебе не понравилось?
Этот вопрос застал Сашу врасплох. Не могла же она сказать, что не знает, как относится к мужским ласкам…
- Ты молчишь… - прошептал он.
- А что я должна сказать?
- Правду.
- Правда в том, что мне действительно пора… - ответила Саша и, открыв дверь, проскользнула туда, бросив в последний момент краткое «Пока!»
Оказавшись в квартире, Саша облегченно вздохнула, отмахнувшись от неприятного чувства, вызванного нанесенной Артему обидой. Теперь это позади, а впереди…
Саша разулась, сняла куртку и на цыпочках направилась в спальню Светы, чтоб убедиться, что там никого, потом в зал и тут… Тут до нее из Аллиной спальни донесся тихий, томный стон... Её желанной!.. Когда прошло минутное оцепенение, Саша, не желая верить своим ушам, тихо подкралась к приоткрытой двери спальни и увидела обнаженную Аллу, которую ласкал незнакомый ей мужчина, а она тихо стонала и извивалась от его ласк…
От увиденного у Саши чуть не остановилось сердце. Мир перевернулся и упал в пропасть, голова закружилась, и все ее мечты разбились в один момент. Ее любимая, приходящая к ней во снах каждую ночь и в том, другом, в Их мире, желающая ее, Сашиных, любви и ласк, сейчас была в объятьях другого. Более того, в объятьях мужчины!..
Видеть и слышать это было невыносимо, и Саша, схватив куртку и на ходу обувшись, сама себя не помня, вылетела из квартиры, еле найдя силы не хлопнуть дверью.
Конечно девушка не стала ждать лифта, а с бешенной скоростью кинулась вниз по ступенькам. Она вдруг подумала, что времени прошло очень мало, и Артем мог еще не уехать… Она бежала к нему. Теперь, после увиденного, ей на все было плевать, и она была готова пойти с ним, единственным, кто хорошо относится к ней и хочет ее, куда угодно.
Решив это, Саша прибавила скорости и вылетела из подъезда прямо под уже отъезжающее такси.
- Артем, стой, подожди! Я – с тобой! – закричала она.
Машина затормозила, и из нее выскочил в полном недоумении Артем.
- Что случилось? – схватил он ее за плечи.
- Я – с тобой… Куда захочешь… Пожалуйста, не отталкивай меня, Артемчик!.. – она прижалась к нему и разрыдалась.
Сердце Артема сжалось от нежности и жалости к этой бесшабашной, но дьявольски красивой девушке. Обняв, он посадил ее в машину и назвал водителю адрес квартиры друга, которая пустовала, пока тот был в командировке. Хоть и неизвестно почему, но его девочка нуждалась сегодня в утешении, и он не собирался сидеть, сложа руки.

♥ 29 ♥
Алла в полном недоумении сидела в зале на диване, обхватив голову руками, и старалась найти какой-то выход из сложившегося совершенно непонятного положения. Прошло три дня с тех пор, как она последний раз видела Сашу, и за это время совершенно извелась от неизвестности. Она даже в училище ездила, но девушка там не появлялась с того дня, как ушла работать в ночную смену в «Кент», где, кстати, вчера тоже ничего не смогли ей сказать, кроме того, что она ушла в ту ночь в начале второго и больше не появлялась.
Куда она исчезла? Что случилось? Как найти ее?.. Столько вопросов и все без ответа. От этого Алле было очень плохо на душе. Она даже не помнила, когда толком ела в последний раз… не хотелось… Хотелось только снова увидеть ее глаза, услышать ее голос, посидеть на диване, как тогда, 8 марта и ощутить прикосновение ее рук к волосам… О Господи! Это что еще за мысли?!. Алла вдруг испугалась набежавшей на нее тоски и чего-то…  Нет-нет!.. Она не позволит смутным, низменным желаниям заполонить свою голову. Она – психолог и справится со всем этим, даже если ей так плохо сейчас без Саши…
И надо же такому случиться: она пропала как раз в тот день, когда Алла приняла решение поговорить с ней начистоту… Значит, ее предположение ошибочно. Значит, Саша ни о чем эдаком и не думала!.. Потому что тогда бы она не ушла добровольно от той, которую любит… А может все-таки с ней что-то случилось?! Воображение Аллы стало рисовать ужасные картины окровавленного Сашиного тела, и захотелось взвыть… Нет! Только не смерть! Придумала тоже еще… Просто Саша пропадает у кого-то из знакомых и скоро объявится.
Алла постаралась себя успокоить, встала, пошла на кухню и, приготовив чай, присела за стол и заставила себя трезво подумать о возможных действиях Саши. Конечно, мотивы ее исчезновения были совершенно непонятны, ведь Алла ее не обижала… хотя мог обидеть кто-то другой… Ладно, что толку гадать? Лучше подумать о том, где она может быть. Раз в училище не ходит и на работу… При мыслях об этом у Аллы опять екнуло сердце… и тут подумалось: "А дом?" Да, есть еще дом! Ее квартира, та мерзкая «мусорка», как она ее называла, и именно поэтому не собиралась возвращаться туда и под дулом пистолета… И все же это был хоть и маленький, но шанс найти ее, шанс хоть что-то еще сделать для того, чтоб найти, и Алла не могла проигнорировать его.
Так и не допив чай, она быстро оделась и, несмотря на поздний вечер, решила ехать к Сашиным родителям в надежде застать там свою исчезнувшую подругу.
Дорога заняла у нее не так мало времени, как хотелось бы, а может просто не терпелось... В любом случае она добралась до нужного дома. Теперь надо было вспомнить, в какой подъезд входить… Алла внимательно посмотрела по сторонам, прочитала табличку о номерах квартир в каждом подъезде и, найдя нужный, быстро взбежала по ступенькам на третий этаж, посчитав, что такая пробежка позволит ей сбросить хоть немного напряжения…
Наконец, знакомая обшарпанная дверь… При воспоминании о проведенном тут ранее времени стало не по себе и захотелось отказаться от мысли встречаться с «бомжеобразными» родителями девушки, но ведь это была не просто девушка. Это была Саша! И ее необходимо было найти!
Глубоко вздохнув, Алла нажала на кнопку звонка и услышала доносящийся изнутри неприятный дребезжащий сигнал. За дверью послышался какой-то шум и возня, загремела упавшая миска или что-то вроде того, дверь открылась и перед Аллой возникла взлохмаченная женщина с покрасневшим носом и заспанными глазами.
- Шо вы хотели? Денег у нас за свет и квартиру все равно нет, так шо платить не будем.
- Собственно, меня это не интересует. Я ищу вашу дочь…
- Сашку? А зачем?
- Она в училище не появляется, и я беспокоюсь, что сорвется ее обучение…
- А так вы – училка… Сашка-то совсем от рук отбилась. Два месяца дома не появлялась, а недавно пришла и закрылась в своей комнате… музыку на всю врубает и ни с кем не разговаривает…
- Так она здесь?! – Алла словно воскресла, - Позвольте войти. Я поговорить с ней должна!
- Ну, входи, раз должна, - мамаша отошла о двери, пропуская Аллу, которая уверенным шагом направилась к Сашиной спальне, обходя валяющиеся кругом бутылки и прочий мусор.
В спальне на самом деле громыхала музыка, а дверь была заперта, и пришлось долго и настойчиво стучать. Наконец, щелкнул замок, дверь приоткрылась и в образовавшейся щели появилось Сашиной лицо.
- Чего надо? – спросила она, думая, что это мать стучится, но тут увидела Аллу. В ее глазах промелькнул панический страх и боль, и она резко закрыла дверь.
- Саша, открой! Пожалуйста! – Алла снова принялась стучать, - Прошу тебя, Сашенька!
После минутной заминки, дверь под давлением Аллиных рук открылась, и она смогла войти, не забыв замкнуть за собой комнату и осмотреться.
Музыка все так же грохотала, а Саша стояла около окна, отвернувшись от гостьи.
Алла постояла с секунду, совершенно не понимая, что здесь происходит, и почему Саша так себя ведет, потом решительно подошла к магнитофону и выключила его. Хозяйка никак не отреагировала на ее действия, и тогда Алла приблизилась к ней сзади и прошептала:
- Саша, я ничего не понимаю…
- И не надо, - еле слышно ответила та, продолжая смотреть в темноту за окном.
- Но почему? Почему ты исчезла? Я сбилась с ног, разыскивая тебя повсюду!.. Я скучала и боялась, что с тобой случилось непоправимое!
- Так и есть, но это не важно!..
- Не важно? Как это не важно? Посмотри на меня! – Алла взяла ее за плечи, чтоб повернуть к себе, но Саша моментально напряглась и простонала:
- Не трогай меня! – потом повернулась, и Алла увидела, насколько она изменилась за эти дни: румянец на ее лице сменила густая бледность, а круги под глазами говорили о бессонных ночах и мучительных мыслях, заполонивших ее голову.
Алла чуть не заплакала от жалости и нежности, охвативших ее.
- Что с тобой, Сашенька? – только и смогла произнести она.
- Разве тебя это волнует?.. Думаю, нет. Я думаю, тебя волнует Никита, вот и иди к нему!
- Как это понимать? – недоуменно воскликнула Алла.
- Очень просто. Я не осталась в ту злополучную ночь на работе, зная, что ты будешь одна в квартире… Мне хотелось побыть с тобой… А когда пришла, услышала… - Саша опустила глаза и долго не могла произнести ни слова, а когда Алла, наконец, догадалась, что имела в виду Саша, она решилась продолжить, - Я услышала, что в его объятьях ты отлично себя чувствуешь… И это разбило мне сердце, потому что я… я хотела быть с тобой!.. И тогда я поняла, что больше так не смогу. Не смогу видеть тебя больше, потому что каждый раз буду вспоминать тебя в объятьях мужчины!.. И мне стало всё по фиг!.. Я сбежала тогда к Артему, который провожал меня и… провела с ним ночь… Никогда раньше со мной такого не было, а первая ночь с мужчиной была наполнена мыслями о женщине… о Тебе! Я сделала это назло тебе, а утром сбежала от него… Я тебя любила! Люблю… И тот ночной телефонный звонок тебе на работу был моим… Но не переживай. Я ничего у тебя не прошу. Просто вычеркни меня из своей жизни, раз не знаешь, что делать с чувствами девушки к тебе, ведь это самый простой выбор… А мое место здесь – в этой клоаке. И ничего у меня нет. Даже девственности… Но тебя это пусть не волнует. Прощай…
От всего услышанного Алла побелела. Она даже представить не могла, что все настолько серьезно, что эта девушка испытывает к ней такие глубокие чувства… Это испугало ее, она совершенно растерялась, не зная, что сказать и что делать, а потому просто стояла, опустив глаза, и пыталась прийти в себя.
- Уходи, Алла! Уходи… Не заставляй меня больше страдать!.. И забери ключи от квартиры… - сказала, протягивая ключи, которые тут же взяла со стола.
- Но Саша…
- Нет!.. Молчи. Я не собираюсь навязывать тебе свою любовь… Тебя она стесняет, а я не хочу этого. Лучше просто уйди, я уже смирилась с тем, что ты не будешь моей.
- И ты не хочешь послушать меня?
- Не хочу! Не хочу больше боли… Прощай… - Саша включила на всю музыку и легла на постель лицом вниз, а Алла, потоптавшись на месте, так и не придумала, как можно помочь девочке, не готовой сейчас слушать и воспринимать. Она нехотя вышла из комнаты и ушла в темноту…

♥ 30 ♥
Март уверенно приближался к концу. Время, истекшее после тяжелых признаний и серьезного разговора с Аллой, казались Саше вечностью, а все, что было до них, – сном, какой-то иной жизнью, после которой было отчаянье, боль, слезы, злость на свою сущность, на эту идиотскую способность на никому не нужную любовь.
И все же жизнь девушки постепенно приходила в норму… если это можно было так назвать, потому что «норма» заключалась в замороженном состоянии, которое позволяло хоть как-то существовать. Она стала всё делать автоматически. Автоматически спала, ела, ходила на учебу, на работу, которой чуть не лишилась из-за долгой депрессии. Иногда она даже могла улыбаться, но только когда забывала о настоящем и с головой окуналась в воспоминания, наполненные Ею. А в основном её ничего не радовало: ни почти сошедший снег, ни становящееся с каждым днем все более теплым солнце, ни стайки птиц, неугомонно чирикающих в предвкушении весны и возрождения жизни… Её сердце напоминало выжженную беспощадным солнцем пустыню, а единственной влагой, встречающейся там, оставалась кровь, сочащаяся из глубоких ран. И чтобы хоть как-то заживить эти раны, Саша изо всех сил старалась не думать о Ней, о том, чем она живет, что чувствует. Девушка, привыкшая к тому, что ею никто не дорожит, даже не предполагала, что Алла страдает, что скучает по ней и что она многое поняла…
Этот день был одним из многих будничных дней, похожих друг на друга своей однообразной суетой и заботами, если не считать, что он был пятницей. Занятия уже закончились, и теперь, перед выходными, можно расслабиться и заставить себя сходить вечером на дискотеку, тем более что Машка обещала провести ее бесплатно. Правда, там ей может встретиться Артем… Она усиленно избегала его после той ночи, когда произошло непоправимое, даже поменялась на работе сменами с Нино. Правда пришлось один раз проработать подряд две ночи, зато теперь она не видела его регулярно и могла делать попытки не вспоминать о том, как он взял ее, не обращая внимания на ее нерешительные протесты… Да, она не треснула его в пах и не обложила трехэтажным матом, потому что была, как парализованная после всего увиденного в Аллиной спальне, но все это не давало ему права взять ее!.. Тварь!
Идя по мокрому от подтаявшего снега тротуару, не обращая внимания на лужи и снующих вокруг людей, Саша не заметила идущих навстречу Аллу со Светой. Она подняла на них глаза только после того, как Светик, увидев ее, побежала навстречу и закричала:
- Саша! Саша! Наконец ты нашлась!
Девушка оторопело посмотрела на приближающегося ребенка и его мать и остановилась, как вкопанная. Ее вдруг охватила радость при виде этой малышки, к которой она так привыкла, но в то же время одолел испуг от того, что Алла совсем рядом и через несколько секунд придется посмотреть ей в глаза, а этого она боялась больше всего на свете.
В это время Света добежала до нее и обняла:
- Саша, я так скучала! Почему ты не приходишь?
- Я постоянно занята… - выдавила из себя Саша и, наклонившись, прижала к себе девочку, - Я тоже по тебе скучала…
- А по мне нет? – обезоруживающе нежным голосом спросила подошедшая Алла.
Саша медленно выровнялась и, кое-как справившись с волнением, несмело глянула в лицо, которое преследовало ее воображение.
- Это для тебя имеет значение?
- Ты по-прежнему не веришь в то, что к тебе могут привязаться люди… Тогда посмотри на нее, - Алла показала на свою дочь, - Она каждый день   несколько раз о тебе спрашивает…
- Значит, ты пришла показать ей меня?
Алла вздохнула.
- Ты неисправима!.. Но, прошу,  запомни: мы по-прежнему очень хотим видеть тебя в нашей квартире! Можешь приходить в любое время…
- Ясно… - пробормотала Саша, - И это всё?
- Сейчас я не могу говорить… сама понимаешь. Но прошу тебя, возвращайся домой!..
- Вернусь… Мне же надо забрать вещи…
- Не в вещах дело! Ты нужна нам!.. Твой пессимизм не имеет смысла!
- Моя жизнь не имеет смысла! - с вызовом сказала девушка и, попрощавшись со Светиком, пошла от них прочь, давясь слезами.
Ей очень хотелось, чтоб Алла догнала ее, прижала к себе и сказала, что любит, что ей никакой мужчина не нужен, но та не сделала ничего подобного, и девушка сделала вывод, что эта встреча была последней.
А вечером она отправилась на дискотеку. Назло Алле и назло Артему. Ей хотелось повеселиться вдоволь, посмеяться, подцепить какого-нибудь парня и бросить его, но, как говорится, легко сказать, а не легко сделать. «Благодаря» Артему все парни казались ей какими-то животными, замечающими в ней только породистую самку, и у нее не было никакого желания завязывать более-менее близкие отношения. К тому же через время появился сам Артем и не замедлил подойти к ней.
Саша в это время сидела за столом в баре и потягивала из высокого бокала слабоалкогольный коктейль.
- Привет, душа моя, давно не виделись, - сказал парень и приобнял ее за плечи, - Ты куда исчезла, я скучал…
- Придержи свои руки, Артемчик! – с вызовом сказала Саша и легонько оттолкнула его.
- Ого! Что случилось? Я что-то не то сделал? – удивился парень.
- Он еще спрашивает! – возмутилась Саша, - Интересный ты товарищ, однако!.. Ты даже не понял, что допустил ошибку тогда, потащив меня к себе в постель? Как ты посмел трахнуть меня, в то время, как я мало что соображала? Неужели ты не почувствовал, что мне не это было нужно, а поддержка? Ты же просто воспользовался мною!..
- Что ты говоришь? Я бредил тобой все время с того момента, как мы встретились!.. Я влюбился, как дурак!
- Влюбился? Я не ослышалась?! А действовал, как дешевый насильник! – зло воскликнула Саша и, бросив купюру бармену, быстро направилась вон из помещения.
- Саша, подожди! Ты не права!.. – закричал парень и, увидев, что она не собирается возвращаться, бросился следом.
В это время девушка, схватив из кучи курток сваленных в месте тусовки ее компании, свою, не одевая ее, бросилась на улицу и там сразу запрыгнула в одну из маршруток, останавливающихся недалеко от дискотеки. Артем же отстал от неё на несколько шагов и остался на улице.
Глянув на него из маршрутки, Саша озлобленно скривилась. Он нагло воспользовался ею и теперь смеет говорить о какой-то любви. Смешно! Любящий человек никогда не позволит себе воспользоваться уязвимостью любимого – это даже такая неискушенная в серьезных отношениях, как Саша, понимала, и ей было противно даже вспоминать об Артеме. А вот об Алле… Подумать только: сегодня она видела Её! Такую прекрасную и родную… Одна беда – Алла ее не любит, иначе не ушла бы тогда так просто из квартиры, и на улице не отпустила бы ее… Но ведь это ничего не меняет! Это не в состоянии изменить Сашиных чувств к ней!.. Как глупо…
- Девушка, передавать за проезд думаете? – вдруг услышала она сквозь свои раздумья.
- О да, конечно! – сразу спохватилась Саша и, достав необходимую сумму, заплатила и спросила, - А куда идет автобус?
- На Северную Салтовку, - коротко ответил кто-то из сидящих поблизости людей, и это сообщение заставило Сашу улыбнуться.
Ей определенно повезло: в горячке села именно на ту маршрутку, которая может довести до дома… или до Алиной квартиры!.. Мысль об этом буквально насквозь пронзила Сашу. Ей вдруг захотелось, если не увидеть Аллу, то хотя бы побродить по двору, ставшему родным, и девушка не смогла устоять перед таким соблазном. Она не вышла на своей остановке, а проехала чуть дальше и сошла недалеко от дома Аллы, в котором провела не так уж мало времени и куда приходила всякий раз, когда ей было плохо… как сейчас…

+1

10

♥ 31 ♥
На кухне у Яны вовсю кряхтела кофеварка, но к ней никто не прислушивался. Сегодня тут, на очередном девичнике, все были заняты оживленной беседой на отвлеченные темы и изо всех сил старались завладеть вниманием друг друга. Одна Алла сторонилась веселых разговоров. Она выглядела огорченной и чем-то озабоченной, хотя старательно скрывала это от подруг, стараясь время от времени улыбаться.
- Девчата, ну давайте все-таки сходим на «Гостей из будущего», я вас умоляю! - причитала Лина.
- Гостей тут и так полон дом! – рассмеялась Яна.
- Нет, не увиливайте! Я предлагаю серьезное культурное мероприятие, а вы ведете себя, как ко всему безразличные особы и не хотите составить мне компанию…
- Да ты хоть знаешь, сколько билеты будут стоить? Попробуй в сотню уложиться! - вмешалась Лена.
- Да разве в деньгах счастье? Ну, потратимся… зато такие впечатления! – настаивала Лина.
- Какие? Тебя привлекает солистка, неравнодушная к женщинам? – ехидно поинтересовалась Яна.
- Ой, ну сразу об этом!  - вначале возмутилась Лина, а потом хитро улыбнулась и заявила, - Хотя, почему нет?!. Между прочим, сейчас любовные отношения между женщинами уже перестали считаться зазорными. Кругом сплошной либерализм.
-  Разве это плохо? – серьезно и как-то задумчиво спросила Алла.
- Я так не сказала! – поспешила пояснить Лина, - Наоборот, я бы, например, хотела узнать, как там у них все происходит!
Все внимательно и выжидающе посмотрели на Лину, а Лена, помолчав, стряхнула с себя удивление и выдала:
- Ого! Это что-то новенькое… Девочки, похоже, госпожа Лина решила стать продвинутой молодой особой!..
- Вау! – наперебой завизжали все, выйдя из оцепенения.
- Ну и что?! Я, например, не стану ее за это осуждать и, пожалуй, составлю компанию… - Алла замолчала и обвела всех глазами, а потом, заметив обращенные на себя обалдевшие взгляды, поняла свою оплошность и поспешила добавить, - Я имею в виду, что схожу с ней на «Гостей…»
- А-а-а! – подруги облегченно вздохнули.
- А что это вы так вздыхаете? Неужели среди нас есть гомофобы? – удивилась Алла.
- Да нет… Просто… - Лена хотела что-то сказать, но не смогла сформулировать свою мысль и замолчала.
Тут в ситуацию вмешалась хозяйка и весело объявила:
- Давайте, про концерт решим потом,  а сейчас явно пора выпить!
Все с радостью воспользовались поводом прервать щепетильную тему и загалдели, наполняя свои рюмки.
Одна Алла не поддалась всеобщему веселью. 
- Просто... Просто... Если бы все, в самом деле, было так просто… - тихо, но тяжело вздохнула она, почти сразу же окунувшись в свои тайные мысли, а как только все перешли к другой теме, встала и ушла из кухни в зал, где села в кресло и глубоко задумалась. Ей очень хотелось разобраться в себе, понять, почему эта девочка Саша напрочь лишила ее покоя… Такие сильные чувства довелось ей увидеть в глазах этой девчонки тогда, в захламленной квартире!.. Настолько сильные, что даже стало страшно… от неизвестности… и от того, что именно эти чувства, а не чувства Славы или Никиты почему-то зацепили, тронули ее истосковавшееся по любви сердце. Впрочем, воспитание давало о себе знать, оно «твердило», что это дико… Думая о Саше каждую минуту в течение всего времени после того разговора, Алла до сих пор не могла определить, как теперь быть. Она не могла просто выбросить Ее из своей жизни, хотя это был бы идеальный вариант, и не могла пойти на близкие отношения… боялась…
- Что делаем в темноте? – вдруг в зал вошла Яна.
Вздрогнув от неожиданности, Алла тут же почувствовала резкую необходимость срочно выговориться и пошла «ва-банк»:
- Ты оказалась права тогда, когда предположила, что звонила Саша…
- Серьезно?! – так и не включив свет, аж присела от неожиданности Яна, сразу поняв, о чем говорит подруга, - Ничего себе… Как ты узнала?
- Она все сказала после того, как сбежала от меня… Я нашла ее в той разваленной квартире совершенно измученную. Она не хочет ничего слышать. Она полна обиды за то, что я была с мужчиной… - стала, сбиваясь, рассказывать Алла.
- Откуда она это знает?
- Застала меня с Никитой… и ушла.
- Так в чем проблема? Она ушла и не преследует тебя. Выходи замуж за Никиту и живи себе, а она со временем успокоится… девчонка ведь совсем.
- Да, девочка, которая за свою недолгую жизнь увидела столько боли и предательства, что не в состоянии даже предположить, что может быть любимой…
- Что? Любимой?!. Я не совсем поняла, о какой любви ты говоришь?
- Я не знаю… Ничего не знаю…
- Алла, ты же понимаешь, что это очень серьезно?
- Да! Да, я понимаю!.. Не дура ведь. Но я просто не могу вышвырнуть ее в тот «гадюшник» к приемным родителям! Она небезразлична мне, черт возьми!
- А Никита?
- Никита… Я не знаю… Мне надо попробовать с ней. Я чувствую это… Я хочу этого.
- А ты не боишься саморазрушиться? – встревожено спросила Яна.
- Это не саморазрушение! Это какая-то новая и очень яркая жизнь. Я хочу испытать ее на себе…. Она притягивает меня. И я буду сопротивляться, пока есть силы, но с каждым днем их все меньше… Что мне делать???
- Ты хочешь совета?.. Что ж… У каждого из нас свой путь к счастью… Единственное, что могу сказать: слушай свое сердце, оно – одно может рассказать, в чем нуждается…
- А если оно говорит… - Алла не в силах была произнести вслух то, чем были полны мысли.
- Раз говорит, значит, знает, - уверенно сказала Яна.
- А ты, ты не будешь меня избегать после этого?
- А разве б ты отступила от своих стремлений, если б знала, что я отвернусь?
- Вряд ли… - поразмыслив, ответила Алла.
- В том-то всё и дело. А потому нет никакого смысла лишаться лучшей подруги, тем более только из-за того, что она хочет быть с женщиной.
- Попробовать быть с женщиной!.. – подчеркнула Алла и хотела что-то добавить, но тут внезапно в зале включился свет, и в комнату ворвалась толпа смеющихся девушек.
- Так вот куда они спрятались! Коварные! Как вы могли бросить нас и секретничать тут в полной темноте… Или решили стать продвинутыми, прямо не отходя от кассы?
- Да идите вы, девчонки! – рассмеялась Яна, отчего смешно затрясся ее уже совсем не маленький живот, - Неужели вы можете заподозрить в подобном меня, беременную в полном смысле этого слова женщину?!
- Действительно, ты для сексуалистических подвигов выглядишь насколько громоздко… - с показной внимательностью осмотрев подругу, заявила Лина и, напустив на себя еще больше серьезности, продолжила, - Но всё равно, как говорится: береженного Бог бережет, и мы должны быть начеку, чтобы, в случае чего,  вовремя разнять вас,  блудницы!
- О боже, Лина! Что ты несешь? - Аллины широко раскрытые глаза вопросительно уставились на разошедшуюся подругу.
- Ничего-ничего!  - спохватилась шутница под дружный смешок всей компании, - А вообще, Алла, не кажется ли тебе, что нам пора домой?
Услышав это, Алла, уже собравшаяся показать шутнице Лине "кузькину мать", спустила пар и выдала:
- Домой-то домой, но надо помочь человеку убрать!
- Надо. Только ты поздно спохватилась: все уже на своих местах! – радостно сообщила Лена.
- Что серьезно? – удивилась Яна и поспешила на кухню, а, увидев там идеальный порядок, воскликнула, - Ну вы, девчата, даете!
- Да, мы такие! – рассмеялись все и стали одеваться…

…Развезя всех по домам, Лина направила машину к Аллиной многоэтажке, которая была последней в этой «очереди».
- Из тебя получается неплохой извозчик! – как могла весело сказала Алла.
- Стараюсь, - ответила, смеясь, Лина, - А ты что-то сегодня невеселая…
- Да просто голова весь день раскалывается.
- Бывает. А почему мы за Светиком к твоим не заехали?
- Да садике опять карантин... Хорошо, хоть можно воспользоваться помощью бабушки.
- Понятно... Получается, забирать ее сегодня нет смысла: завтра опять на работу.
- Точно, - согласилась Алла и, увидев, что они приближаются к ее двору, предложила, - Может, тут меня высадишь? Дальше сама дойду.
- Ну, вот еще! – возмутилась Лина, - А потом буду думать, все ли хорошо, или тебя какой-нибудь хмырь подцепил. Уж лучше я вас, девушка, под подъезд подброшу.
- Уговорила, - не стала спорить с подругой Алла, зная, что переубедить ее все равно не получится.
Наконец, они подъехали к подъезду, попрощались, и Алла выпрыгнула из машины, после чего встала у подъезда и, помахав Лине на прощанье рукой, собралась уже входить в дом, как тут заметила освещенную на какой-то миг фарами машины, быстро уходящую фигуру, показавшуюся подозрительно знакомой. Сама не зная почему, она даже не предположила, что может ошибаться и что в столь позднее время этого человека здесь просто не может быть. Она просто быстро пошла следом. Но та девушка ускорила шаг, и тогда Алле пришлось побежать, чтобы настигнуть ее на выходе со двора.
- Саша, постой! – крикнула она, хватая ее за плечо.
Девушка резко остановилась и стала перед ней, опустив глаза.
- Я не думала встретить тебя тут сейчас…
- Признаюсь, я тебя – тоже, - сказала Алла, стараясь отдышаться после пробежки на полный желудок, а потом добавила с надеждой в голосе, - Пойдем домой?
- Я и так шла… - упрямо ответила Саша.
- Куда шла?
- К себе…
- На мусорку? – подсказала Алла.
- Ну и что?! Пускай на мусорку, тебе-то что?! – вспыхнула Саша, и Алла поняла, что ее не завести в квартиру без хитрости.
- Да, действительно… - через время ответила она, - Но меня очень смущает то, что ты до сих пор не забрала свои вещи… Может, раз ты уже здесь, заберешь?
Саше очень не хотелось разрывать эту последнюю ниточку, связывающую ее с домом Аллы, ниточку, оставляющую надежду на еще один приход к Ней, но, услышав Аллины слова, она психанула.  Восприняв их, как желание ее бывшей подруги поскорее избавиться от нее, она бросила:
- Что ж, раз они тебе так мешают… Пошли! – и решительным шагом направилась в подъезд.
В лифте они ехали молча. Саша стояла, отводя глаза от внимательного Аллиного взгляда, и готова была провалиться сквозь землю, потому что это тесное помещение с тусклым освещением подчеркивало близость Её желанной и вынуждало паниковать.
Наконец, лифт остановился, и они вышли на площадку.
Пока Алла открывала дверь, Саша беспокойно топталась на месте. Ей хотелось поскорее сбежать, но у Аллы были другие планы. Она ликовала: наконец, Саша окажется на ее территории и так просто от нее теперь не сбежит. Сегодня они выяснят все до конца. Только вот Алле, по-прежнему, было немного не по себе: она не знала, как именно все пройдет и боялась, что Саша не захочет ее слушать, а выслушав, не поверит.
Войдя в квартиру, Алла включила свет в прихожей и положила на тумбочку сумку.
- Проходи, не стесняйся, - улыбаясь, сказала она Саше, - В конце концов, ты была здесь не раз…
- А где мои вещи? – напыжилась девушка.
- Там, где и были: в платяном шкафу у меня в спальне. Я не стала хозяйничать и прибирать их.
Поняв, что придется задержаться, Саша разозлилась. Присутствие Аллы лишало ее всякой воли.
- А где же Света? – поинтересовалась Саша, надеясь на негласную поддержку малышки.
- У бабушки… В садике карантин, - сообщила Алла и разбила все Сашины планы на спасение, хотя…
- Знаешь, это ведь долгое занятие – складывать их… Я лучше пойду домой, а в другой раз заберу. Тебе же надо спать ложиться… - все-таки попыталась она избежать уединения с Аллой.
- Мне совсем не хочется спать. Тем более сейчас надо кое-что на кухне сделать. Так что ты занимайся потихоньку, - настояла Алла и вышла из комнаты.
Саше не оставалось ничего, кроме как подчиниться хозяйке. Она разделась, пошла в спальню и включила светильник на одной из прикроватных тумбочек. Теплый ненавязчивый свет окутал комнату и вызвал массу невинных приятных воспоминаний… и крайне неприятных. Она вдруг очень четко вспомнила, как на этой большой кровати Алла… Нет! Так нельзя! От этого можно сойти с ума!..
Саша обхватила голову руками и облокотилась о платяной шкаф. Хотелось забыться, но ничего не получалось. Она была здесь, и Саша хотела Её. Бог мой, как она Её хотела!..
Алла тем временем заперла входную дверь на все замки и щеколду с секретом, которая гарантировала, что Саша не сбежит, и только после этого поспешила на кухню. Превозмогая усилившуюся головную боль, она закончила приготовления к завтраку и только после этого отправилась в спальню.
Саша сосредоточенно и, как показалось хозяйке, нехотя разбирала свои вещи, складывая их в сумку.
Алла тихо вошла и приблизилась к ней.
- Ну, как дела? Продвигаются? – спросила она, останавливаясь около Саши.
- Да… - коротко ответила она, не поднимая глаз.
- И ты собираешься это закончить?
- Конечно. А как же иначе? – не поняв, что имеет в виду Алла.
- А, может, все-таки поговорим? – тихо спросила Алла.
- О чем?
- Ты еще спрашиваешь?! – воскликнула Алла и вдруг покачнулась, хватаясь за шкаф, - Ой… Что-то мне…
- Что случилось? – Сашину отчужденность как рукой сняло.
- Голова… Сегодня весь день болит голова… Закружилась… Ничего, всё пройдет. Мне только полежать надо.
- Давай помогу, - вызвалась Саша.
Аккуратно поддерживая подругу, она довела её до кровати.
Алла почувствовала гостью близко-близко и замерла. Вот они, эти цыганские глаза, горящие таким заразительным пламенем… Они близко-близко: в них озадаченность и совсем без притворства и напускной холодности. Только ее взгляда упрямо избегают…
Смущенная слабостью, Алла опустилась на постель, прижала руками голову в напрасной надежде ослабить боль.
- Спасибо… Наверное, у меня опять давление… Такая слабость… и душно… Надо раздеться, - пробормотала она и дрожащей рукой расстегнула халат, потом решила снять черезчур обхватывающую горло водолазку, но слабость взяла верх и ничего не получилось. 
Оставив попытки, Алла подняла глаза на потупившуюся гостью и тихо спросила:
- Может поможешь?
Девушка испуганно глянула на старшую подругу, но та выглядела такой больной и бесхитростной, что все подозрения и опасения уступили место боязни за ее здоровье. Она бережно приподняла Аллу и освободила ее от водолазки, стараясь при этом не сойти с ума от близости и аромата знакомых духов, но когда её взгляд упал на заметную сквозь полупрозрачный бюстгальтер размеренно вздымающуюся грудь, девушка застыла.
Алла откинулась на подушку и со стороны казалась расслабленной, но внутри у нее поднялся ураган. Сашины глаза, прикипевшие к её груди, заставили ее так разволноваться, как не заставлял ни один мужчина. Что-то запретное и невыразимо интимное было в этой сцене, и Алла, несмотря на дикую головную боль, была вынуждена признать: это «что-то» ей очень нравилось.
- Саш… - тихо прошептала она, - Ты так и будешь просто сидеть?
- Я… - девушка, очнувшись, собралась встать, но Алла схватила ее за руку.
- Не уходи!.. Просто побудь со мной… И помолчи!.. - приложив палец к губам порывающейся что-то сказать упрямицы, она нежно провела рукой по ее лицу и не могла скрыть удовольствия от прикосновений.
Девушка напряглась, в глазах промелькнула паника, которая сменилась острым, неконтролируемым желанием. Чтоб скрыть его, Саша прикрыла глаза, но при этом инстинктивно подалась навстречу ласке. К таким испытаниям ее психика готова не была…
- Мне лучше уйти, пока еще могу… - выдавила она из себя.
- И тебе будет лучше, если уйдешь?
Саша сверкнула глазами:
- Не спрашивай меня об этом! Тебе не надо знать, как мне без тебя! Это моя проблема!..
- Твоя проблема в том, что ты убегаешь от меня все время… Неужели не хочешь быть со мной?
- А разве ты мне предлагала?
- А разве ты дала мне такую возможность?! – парировала молодая женщина и, почувствовав новый приступ головной боли, сжала пальцами виски.
- Боже… Прости меня, Алла!.. Сейчас не время спорить. Тебе же плохо…
- Мне плохо от того, что ты не хочешь замечать моих чувств!..
- Твоих чувств?! – Саша не поверила своим ушам.
Алла только сейчас поняла, что сказала в запале, но тут же осознала, что это было правдой. У нее были чувства к этой милой девушке, и пусть пока им не было определения, наличие их отрицать было бессмысленно.
Молодая женщина посмотрела гостье прямо в глаза:
- Да. Моих чувств и моих настойчивых приглашений вернуться домой… - после чего взяла ее руку в свою, - Не уходи от меня, пожалуйста… Если, конечно, то, что ты сказала тогда в своей комнате, было правдой… Ты же сказала мне правду тогда?
Девушка не могла поверить, что слышит от Аллы подобное. Слишком долго она убеждала себя в невозможности такого поворота событий. И тем не менее, ее желанная лежала здесь, перед ней, почти без одежды, и ее грудь уже не вздымалась размеренно: она шевелилась в такт судорожному дыханию, которое выдавало отчаянное волнение…
Саша сглотнула и прошептала:
- Я не лгала… Я очень… очень люблю тебя! Я не знаю, как жить от тебя вдалеке, и не знаю, что мне делать с тем, что чувствую…
- Сашенька, милая!.. Я тоже не могу жить, не видя тебя!.. Это невыносимо! Я вся извелась с тех пор, как ты исчезла!.. Я не привыкла к подобным ощущениям. И никогда так себя не чувствовала. Это пугает, но с каждым днем мне все больше кажется, что наша встреча не случайна… Ты должна дать мне шанс!.. Мы должны попробовать!.. Ты только не уходи от меня… пожалуйста!..
- Уйти от тебя после таких слов?!. – Саша была полна комплексов, но не была дурой. Как можно уйти от женщины, которая хочет быть с ней?!. Надежда засветилась в ее глазах впервые за долгое время, и несмелая улыбка скользнула по губам: похоже, ее жизнь определенно налаживалась.
Посмотрев на их с Аллой переплетенные руки, девушка легонько сжала пальцы старшей подруги. Так захотелось почувствовать их сильнее!.. Вздохнув, девушка решилась: наклонившись, она прикоснулась губами к каждому пальчику и вдруг осознала, что целует кисть, потом запястье… Нежность к этой молодой женщине грозила перелиться через край!.. Этих поцелуев казалось так мало!.. И вдруг она почувствовала, что вторая Аллина рука гладит ее по голове.
Подняв глаза на Аллу, она споткнулась о ее серьезный откровенный взгляд. Похоже, хозяйка спальни совершенно забыла про свою головную боль: ее глаза говорили о другом… они призывали к себе Сашу?.. Не успела девушка проанализировать, насколько права в своих предположениях, как услышала страстное:
- Иди же ко мне!.. Не будь так далеко, умоляю!..
Сглотнув, девушка несмело провела ладонью по Аллиной щеке, наслаждаясь ее мягкостью, и не в силах больше сдерживаться, прикоснулась губами к ее губам… Алла отозвалась на поцелуй, издав тихий, сдержанный стон удовольствия, и как только Саша хотела немного отстраниться, она обхватила ее лицо руками и снова прижала ее губы к своим. На этот раз это было не простое прикосновение, Аллин язык буквально ворвался в рот к Саше, заставив затрепетать все ее существо… И тут случилось нечто удивительное: между ними исчезла неловкость, испарились все преграды. Уже не были нужны слова. Тела и души сами интуитивно нашли общий язык. Игнорируя все доводы разума, не зная толком, в чем именно заключается секс между женщинами, они действовали, повинуясь инстинкту, слушая музыку любви, такой необычной, нежно-розовой любви, и эта ночь так и не стала для них временем спокойствия и отдыха…

♥ 32 ♥
Время летело, и лето с каждым днем все больше напоминало о себе ярким, пекущим солнцем и повышенным настроением, которое бывает в предвкушении летнего отдыха.
Алла сидела в кафе на открытом воздухе и пила свой любимый апельсиновый сок в ожидании прихода Никиты. В ее сумочке лежали билеты до Феодосии, куда она собиралась поехать на две недели вместе с Сашей и Светиком, чтобы побыть вдалеке от суеты и всех знакомых. Автобус отбывал сегодня вечером, и вещи уже были собраны, а Саша, сдав последний экзамен, должна забрать Свету из садика и ждать дома появления Аллы с билетами, обещанными ей одним старым знакомым, который сумел-таки достать их, причем на самый ближайший автобус.
Но перед приятной миссией сообщения своим девчонкам о немедленном объезде на отдых надо было поговорить с Никитой, мужчиной, которого она так непредусмотрительно подпустила к себе пару месяцев назад, и в отношениях, с которым надо было расставить все точки над «i». Она бы сделала это и раньше, но Никита уезжал на два месяца в Польшу и только вчера вернулся, сразу позвонив и назначив встречу. Во время этого звонка Саша была дома и трубку взяла она, а, узнав, что звонят Алле, отдала хозяйке. На Аллин вопрос «Кто звонит?» Саша ответила упавшим тихим голосом – было видно: она очень надеялась, что Никита не объявится после своей командировки, но…
Но он объявился и, судя по всему, был настроен на продолжение отношений, чего нельзя было сказать про Аллу, совершенно забывшую о нем за это время, полное открытий в таких трогательных и нежных отношениях с Сашей. Это время было омрачено только одним - окончательным спуском «на землю» Славика, которому Алла при первом же удобном случае объяснила, что больше никогда не будет терпеть от него выпады собственника. Тяжелый был разговор, да и сейчас грядет не легче. Хуже всего, что ей приходится отдалять от себя всех мужчин, к ней привязавшихся, но иначе просто нельзя – каждый из них моментально начинает считать ее своей собственностью, а этого ей не надо. Она уже сделала свой выбор, и теперь нужно лишь некоторое время, чтобы исчезнуть с их горизонта и не бередить раны.
«Кстати, о времени…» - подумала Алла и посмотрела на наручные часы. Было уже 16-30, то есть подошло назначенное время, а Никита так и не появился…
- Привет, Аллочка! - тут же услышала она из-за спины знакомый мужской голос, - Я вроде не опоздал, а ты уже сидишь… Раньше пришла?
Никита, протянув молодой женщине маленький букетик, присел напротив.
Взяв цветы, Алла смутилась и тихо ответила:
- Да, я тут недалеко была по делам и раньше освободилась.
- Надеюсь, не скучала?
- Нет, что ты! Такая замечательная погода!
- Знаешь, а я надеялся, что скучала… по мне, - Никита посмотрел ей в глаза.
- Никита!.. – Алла снова почувствовала себя неловко.
- Ладно-ладно, молчу. Скажу только, что у меня тут тоже недалеко есть дела, поэтому времени, увы, у нас очень мало. А пригласил я тебя сюда для очень серьезного разговора.
- Какого?
- Понимаешь, мне предложили место в польском представительстве моей фирмы. Это повышение, причем ощутимое…
- Поздравляю! – поспешила выразить свою радость Алла, совершенно не огорчившись тому, что его отъезд означает их расставание.
Но Никиту это насторожило.
- И ты так спокойно воспринимаешь эту новость? – удивленно спросил он.
- Ну почему спокойно?! Я рада за тебя! А что касается твоего переезда в Польшу – это твое право и… - тут Алла хотела сказать то, что собиралась, идя на эту встречу, но Никита прервал ее.
- И ты должна поехать со мной. Это большие перспективы!.. А поехать, кстати, я тебе предлагаю в роли… моей жены! – произнес парень торжественно и достал из кармана бархатную коробочку.
Такого поворота Алла никак не ожидала и растерянно смотрела то на мужчину, то на коробочку, протянутую им.
- Никита… - наконец, после некоторой паузы произнесла она, - Я не могу… Не могу стать твоей женой. Формально я жена другого… Да и как я могу уехать с тобой, бросив родину и свою любимую работу…
- Зачем ты так жестока? – серо-зеленые глаза Никиты потемнели и округлились, - Почему так сразу обрезаешь все мосты?! Подумай хоть немного!.. Я вначале один поеду, обживусь, а ты в это время оформишь развод и…
- Ну что ты говоришь, Никита!.. – Алла хотела сразу внести ясность, но парень смотрел на нее с такой мольбой, с такой надеждой, что отбирать ее у него просто не нашлось сил, и она замолчала, так и не договорив. А Никита моментально воспользовался моментом и продолжил:
- Я понимаю, что ты сейчас не готова ответить… Я застал тебя врасплох и сам виноват, - он спрятал коробочку с кольцом и продолжил, записывая на листочке из блокнота какие-то цифры, - Давай сделаем так: я оставляю тебе свой номер мобильного, т.к. уже завтра буду вынужден ехать в Польшу, а ты подумай хорошенько и позвони… Я буду очень ждать!.. И помни, что я очень тебя люблю и хочу обеспечить тебе достойную жизнь. Ты обещаешь подумать, Аллочка?
Алла молча кивнула и неуверенно взяла листочек, протянутый молодым человеком.
- Что ж, - вздохнул тот с облегчением, - Думай, любовь моя, а мне уже пора возвращаться к делам… Может тебя подвезти куда-нибудь? Давай я попрошу своего шофера…
- Нет, не стоит. Я еще посижу, сок допью… - упавшим голосом ответила Алла.
- Ну ладно, как скажешь… - Никита пытался храбриться, но у самого на душе скребли кошки. Не исчезало ощущение, что он теряет Её. Только вот сделать что-либо он уже не мог, и оставалось просто уйти и ждать, - Тогда я пойду?
- Да, давай!.. Счастливого тебе пути и удачной работы! – как могла весело сказала Алла и вяло приняла от Никиты прощальный поцелуй.
Наконец мужчина ушел, а Алла, оставшись за столом, еще довольно долго сидела, крутя в руках листочек с номером и размышляя. Она так долго была одна, без любимого… Порой ей казалось, что никогда не получится избавиться от этого одиночества. И вот, наконец, у нее появился мужчина. Хороший, добрый, заботливый и богатый. Он предлагает ей «руку и сердце», а она в полной растерянности. Почему?!. Это же глупо!.. Надо решать что-то… р е ш а т ь!..
Алла отхлебнула глоток сока и, вздохнув, стала усиленно пытаться искать выход. Да, у неё тут родной город, друзья и любимая работа… А семья?! Да, семья!!! Она есть у нее здесь! Пусть не обычная, но дружная и дорогая!.. Сможет ли она поехать в неизвестность, бросить все и, главное, милую Сашеньку, такую нежную и страстную?! Алла вспомнила последние полгода своей жизни: вспомнила, как появилась в ней эта немного дикая и строптивая девчонка и как незаметно она стала дорогим и незаменимым человеком, видящим в ее, Аллином, лице подругу и возлюбленную.  Без этой девушки жизнь уже не будет полноценной, будет серой и пустой, а для Саши - будет полна боли… Могла ли Алла обречь на это девочку, нашедшую, наконец, в ней родственную душу и умиротворение?!. Да, Саша молода, импульсивна, возможно, когда-нибудь она изменит свое отношение к Алле, но вполне возможно, их ждет долгая счастливая жизнь. Так хочется верить в это!.. Просто не получается предполагать что-то другое, что-то плохое! Да она и не будет этого делать. Она верит Саше! И к чему вообще все эти логические размышления и стремление перестраховаться, ведь «пути Господни неисповедимы» и надо, прежде всего, сердце свое слушать! Оно – единственное знает, что надо для счастья, а для счастья ей нужна Саша и их пусть необычная, но настоящая любовь. А, значит, нет смыла загонять свою жизнь в общепринятые рамки, и если она сможет обойтись без замужества, то обойдется!
Придя к такому решению, Алла встала из-за столика, разорвала на кусочки листок с номером телефона Никиты и, бросив их в ближайшую урну, быстрым шагом направилась в сторону станции метро. Надо было спешить домой, где ее ждут любимые девчонки. Впереди у них незабываемые две недели отдыха и целая жизнь, полная счастья, путь к которому подсказало с е р д ц е…

2001г.

+2

11

Натали,о.к.,я буду первой)))
Мне понравилось. Добрая история,я с удовольствием провела пару свободных часов в обществе героинь.
Я не умею...да и права не имею писать рецензии,для меня самое главное,что зацепило. Я соглашалась,возмущалась,злилась на нерешительность и на игнорирование очевидного)))
Лично я,автор,буду ждать новых творений :cool:
Вот только позвольте один вопрос...могла ли я раньше в сети встречать Вами написанное?

0

12

Lanna написал(а):

Натали,о.к.,я буду первой)))
Мне понравилось. Добрая история,я с удовольствием провела пару свободных часов в обществе героинь.
Я не умею...да и права не имею писать рецензии,для меня самое главное,что зацепило. Я соглашалась,возмущалась,злилась на нерешительность и на игнорирование очевидного)))
Лично я,автор,буду ждать новых творений 
Вот только позвольте один вопрос...могла ли я раньше в сети встречать Вами написанное?

Lanna, благодарю за лестный отзыв! ) Старалась. Написать доброе. И не пошлое. Рассказать о таких, как мы, трогательно, ведь в последнее время нас особенно ненавидят и совершенно не понимают, называя исчадием ада, угрожающим не больше-не меньше ВЫЖИВАНИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ((

По поводу Вашего вопроса... Хоть и давно пишу, как автор совсем недавно "засветилась" на сайте "проза. ру" с этим же творением, впрочем, скоро выложу еще. )
Так что до новых встреч ;)

0

13

Натали Королек,там я с Вами и познакомилась))) вот ник Ваш не помню,да и перечитана "проза" пару лет назад была,так что не признала сразу)))
Рада встрече :flag:

0

14

Lanna написал(а):

Натали Королек,там я с Вами и познакомилась))) вот ник Ваш не помню,да и перечитана "проза" пару  назад была,так что не признала сразу)))
Рада встрече


Lanna, хм...) Может мы были знакомы в прошлой жизни?;)
Просто на "прозе" я СОВСЕМ недавно выложилась :blush:  А пару лет назад еще созревала, так сказать)
Впрочем, все эти вещи не принципиальны) Главное, что понравилось сейчас ;)

0

15

Натали Королек, мне очень понравилось)
Хороший слог, приятно читать, и очень увлекательно)
Пишите и выкладывайте еще, ждем!
http://liubavyshka.ru/_ph/2/2/492972832.png

0

16

Белла написал(а):

Натали Королек, мне очень понравилось)
Хороший слог, приятно читать, и очень увлекательно)
Пишите и выкладывайте еще, ждем!


Белла, спасибо за лестные слова) Такие отзывы всегда вдохновляют)

0

17

Натали Королек, спасибо за приятный вечер http://s2.uploads.ru/gEi24.gif

0

18

Натали Королек, :dontknow: надо же... Ну да ладно,успехов Вам творческих и музу прекрасную за плечом)))

0

19

Натали Королек,
очень понравилось читать, правда)) особое спасибо от меня за место действия - на Сев. Салтовке я провела несколько лет своей жизни, поэтому особенно ярко представлялись ее дворики, ночные огни, площадь Свободы в новый год с ее неизменной елкой)))

0

20

А у меня предложение к автору - может перенесем эту повесть в библиотеку?

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Повесть о нежно-розовой любви: СЛУШАЙ СВОЕ СЕРДЦЕ... Натали Королек