Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Знаменитые стихи.


Знаменитые стихи.

Сообщений 201 страница 220 из 1000

201

- Откуда музыка?
        - Не знаю. Я
Сумерничал здесь в уголку и думал:
Что сладко жить, что (все-таки) любовь
Сильнее смерти, что цветы прекрасны
(И даже колокольчики), что труд
Кристаллизует душу, но и в камне
Стучит живое сердце. А сосед
Тем временем настраивал гитару.
Потом я ненароком задремал.
Проснулся вот... И музыки не слышал. 

Александр Кочетков

+1

202

О, как горька тоской мгновений,
Как вечной мукой солона -
Моих последних вожделений
Из бездны вставшая волна!

Отягчена нездешним жаром,
Жадна безвестной глубиной,
Она виски мои недаром
Спалила страстью ледяной.

В провалах смерти неминучей,
В теснинах пагубного зла -
Она нашла свой вздох певучий,
Свой сладкий голос обрела.

Александр Кочетков

0

203

СОНЕТ 77

Седины ваши зеркало покажет,
Часы — потерю золотых минут.
На белую страницу строчка ляжет —
И вашу мысль увидят и прочтут.
По черточкам морщин в стекле правдивом
Мы все ведем своим утратам счет.
А в шорохе часов неторопливом
Украдкой время к вечности течет.
Запечатлейте беглыми словами
Все, что не в силах память удержать.
Своих детей, давно забытых вами,
Когда-нибудь вью встретите опять.
    Как часто эти найденные строки
    Для нас таят бесценные уроки.
             
Уильям Шекспир   перевод С.Маршака

0

204

Я виноват перед тобою,
Цены услуг твоих не знал.
Слезами горькими, тоскою
Я о прощеньи умолял,
Готов был, ставши на колени,
Проступком называть мечты;
Мои мучительные пени
Бессмысленно отвергнул ты.
Зачем так рано, так ужасно
Я должен был узнать людей
И счастьем жертвовать напрасно
Холодной гордости твоей?..
Свершилось! Вечную разлуку
Трепеща вижу пред собой...
Ледяную встречаю руку
Моей пылающей рукой.
Желаю, чтоб воспоминанье
В чужих людях, в чужой стране
Не принесло тебе страданье
При сожаленье обо мне...

Лермонтов

+1

205

* * *

Пусть даль зовет. Не слушай, путник, зова.
Взглянув назад, прочтешь пути итог.
Судьбой решен исход твоих дорог
там, где горит восток родного крова.

Грядущее – лишь зеркало былого.
Жизнь истечет, как этот миг истек…
Ты наизнанку выверни свой рок,
но все равно все повторится снова,

как повторится вод круговорот.
В миру царит надежная порука:
грядет за оборотом оборот,

в затылок узнаем лицо мы друга…
И тайна заколдованного круга
тебя и род людской переживет.

Мигель де Унамуно
перевод  С. Гончаренко

0

206

Она была кошкой: как кошка влюблялась,
Когтями за жизнь без надежды цеплялась.
Она была кошкой: чужой, одинокой,
А в чем-то родной, а в чем-то далекой.

Она была кошкой: людей презирала,
Себя приручить никому не давала.
Но все-таки кто-то нашел ключик к сердцу,
И кошка смирилась, открыв в душу дверцу.

Она стала тихой, домашней ручной,
Уже не опасной, совсем не чужой.
Прильнувши покрепче к груди господина,
Мурлыкала тихо, чуть выгнувши спину.

Но как-то однажды пришел господин
Позднее обычного и не один.
За ним не спеша и нахально шагая,
Ступала чужачка, ступала другая...

Нет, кошка не стала шипеть и кусаться,
На эту незванку с когтями бросаться.
Она, только гордо прошествовав мимо,
Легла, вся дрожа, у большого камина.

А ночью, дождавшись, когда все уснули,

Неслышно ушла, растворившись в июле...

Анна Ярцева

+3

207

Ты пришел в мою жизнь
Так обычно и просто:
Просто с неба упал,
Подскользнувшись на звездах,
Просто в сердце шагнул,
Зашумев листопадом,
И в глазах утонул
Незнакомым мне взглядом.
Стал светом и тьмою,
Стал жизнью и смертью,
Стал солнцем и морем,
Стал волей и сетью.
В моих жизненных титрах
Твое имя несется,
Мое сердце на нитке
И вот-вот оборвется.
Надо верить и ждать,
Надо мчаться на встречу,
Надо все отдавать
За единственный вечер.
И срываться с земли,
Не бояться исчезнуть.
Мы друг друга нашли
Над смеющейся бездной.
Разреши быть с тобой,
Разреши идти следом,
Лишь скользни по лицу
Неразгаданным светом.
И взгляни из-за туч
На меня удивленно:
Этот взгляд...
Этот луч...
Все, что в жизни я помню.

Потерянная Эльфийка

+1

208

Живу, как хочу,-
светло и легко.
живу, как лечу,-
высоко-высоко.
пусть небу
смешно,
но отныне
ни дня
не будет оно
краснеть за меня...
кто может быть лучше -
собрать облака
и выкрутить тучу
над жаром
песка!
свежо и громадно
поспорить с зарей!
ворочать громами
над черной землей.
раскидистым молниям
душу
открыть,
над миром,
над морем
раздольно
парить!
я зла не имею.
я сердцу не лгу.
живу, как умею.
живу, как могу.
живу, как лечу.
умру,
как споткнусь.
земле прокричу:
"я ливнем
вернусь!"

                                                 (с) Р. Рождественский

0

209

Новелла Матвеева

Девушка из харчевни

Любви моей ты боялся зря —
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И если ты уходил к другой
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.

Когда же, наш мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща.

Теченье дней, шелестенье лет,
Туман, ветер и дождь.
А в доме событье — страшнее нет:
Из стенки вынули гвоздь.

Туман, и ветер, и шум дождя,
Теченье дней, шелестенье лет,
Мне было довольно, что от гвоздя
Остался маленький след.

Когда же и след от гвоздя исчез
Под кистью старого маляра,
Мне было довольно того, что след
Гвоздя был виден вчера.

Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И в тёплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь…
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.

+1

210

Марина Цветаева

ГЕНЕРАЛАМ ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА
                                                   Сергею

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след -
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, -
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера -
Малютки-мальчики, сегодня -
Офицера.

Вам все вершины были малы
И мягок - самый черствый хлеб,
О молодые генералы
Своих судеб!

0

211

Екатерина Горбовская

* * *

А я кому-то не простила -
Не помню что.
Потом кого-то полюбила -
Опять не то.

Скрипят чужие табуретки,
В квартире - грязь,
И черноглазые креветки
Глядят, дымясь.

Все молча пивом наливались
Вокруг стола.
Я прищемила дверью палец,
Когда ушла.

И были встречи, были люди -
И все не то.
А что-то будет, что-то будет,
Узнать бы, что.

+2

212

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали, над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами.
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины,
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной,
Как я, смирён и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
"In vino veritas!"* кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душа лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.
Блок

0

213

Да, сердце часто ошибалось,
Но все ж не поселилась в нем
Та осторожность,
Та усталость,
Что равнодушьем мы зовем.

Все хочет знать,
Все хочет видеть,
Все остается молодым.
И я на сердце не в обиде,
Хоть нету мне покоя с ним.

* * *

Есть время любить,
Есть - писать о любви.
Зачем же просить:
"Мои письма порви"?
Мне радостно -
Жив на земле человек,
Который не видит,
Что времени снег
Давно с головой
Ту девчонку занес,
Что вдоволь хлебнула
И счастья, и слез...
Не надо просить:
"Мои письма порви!"
Есть время любить,
Есть - читать о любви.

Юлия Друнина

0

214

А бывает ли что-нибудь ВЕЧНОЕ,
Чтобы платье - Одно подвенечное.
Чтоб не мяла любовь, не калечила -
Чтобы в сердце жила, а не в печени.
Чтобы дружба была бесконечная -
Не до первого противоречия?
В этом мире все так переменчиво.
Есть на свете хоть что-нибудь вечное???
А. Жигун

+2

215

Николай Туроверов., "донской Есенин", 20-летним белым офицером он покинул Россию
с последним пароходом Врангеля, чтобы вернуться домой через три четверти века — своими стихами, посмертно.

* * *
Мы шли в сухой и пыльной мгле
По раскаленной крымской глине.
Бахчисарай, как хан в седле,
Дремал в глубокой котловине

И в этот день в Чуфут-кале,
Сорвав бессмертники сухие,
Я выцарапал на скале:
Двадцатый год — прощай, Россия!

ИЗ ПОЭМЫ "ПАРИЖ"

Опять в бистро за чашкой кофе
Услышу я, в который раз,
О добровольческой Голгофе
Твой увлекательный рассказ.
Мой дорогой однополчанин,
Войною нареченный брат,
В снегах корниловской Кубани
Ты, как и все мы, выпил яд, —
Пленительный и неминучий
Напиток рухнувших эпох
И всех земных благополучий
Стал для тебя далек порог.
Всё той же бесшабашной воле
Порывы сердца сохраня,
Ты мнишь себя в задонском поле
Средь пулеметного огня
И, сквозь седую муть тумана
Увидя людные бугры,
Сталь неразлучного нагана
Рвешь на-ходу из кобуры.

Уходили мы из Крыма

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня;
Я с кормы все время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо -
Покраснела чуть вода...
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

***
Помню горечь соленого ветра,
Перегруженный крен корабля;
Полосою синего фетра
Уходила в тумане земля;
Но ни криков, ни стонов, ни жалоб,
Ни протянутых к берегу рук, —
Тишина переполненных палуб
Напряглась, как натянутый лук,
Напряглась и такою осталась
Тетива наших душ навсегда.
Черной пропастью мне показалась
За бортом голубая вода.
***
В эту ночь мы ушли от погони,
Расседлали своих лошадей;
Я лежал на шершавой попоне
Среди спящих усталых людей.
И запомнил и помню доныне
Наш последний российский ночлег,
Эти звезды приморской пустыни,
Этот синий мерцающий снег,
Стерегло нас последнее горе, —
После снежных татарских полей, —
Ледяное Понтийское море,
Ледяная душа кораблей.

* * *
Вечерело. Убирали трапы.
Затихали провожавших голоса.
Пароход наш уходил на Запад, —
Прямо в золотые небеса.
Грохотали якорные цепи.
Чайки пролетали, белизной
Мне напоминающие кэпи
Всадников, простившихся со мной.
Закипала за кормою пена.
Наростала медленная грусть.
Африка! К причалам Карфагена
Никогда я больше не вернусь.
Африка, — неведомые тропы, —
Никогда не возвращусь к тебе!
Снова стану пленником Европы
В общечеловеческой судьбе.
Над золою Золушка хлопочет,
Чахнет над богатствами Кащей,
И никто из них еще не хочет
Поменяться участью своей.

0

216

Сонет 99

В тот чёрный день (пусть он минует нас!),
Когда увидишь все мои пороки,
Когда терпенья истощишь запас
И мне объявишь приговор жестокий,
Когда, со мной сойдясь в толпе людской,
Меня едва подаришь взглядом ясным,
И я увижу холод и покой
В твоем лице, по-прежнему прекрасном, —
В тот день поможет горю моему
Сознание, что я тебя не стою,
И руку я в присяге подниму,
Всё оправдав своей неправотою.
    Меня оставить вправе ты, мой друг,
    А у меня для счастья нет заслуг.
В. Шекспир
ПЕРЕВОД С. МАРШАКА

+1

217

***
Я со псом разговаривал ночью,
Объясняясь,— наедине,—
Жизнь моя удается не очень,
Удается она не вполне.

Ну, а все же, а все же, а все же,—
Я спросил у случайного пса,—
Я не лучше, но я и не плоше,
Как и ты — среди псов — не краса.

Ты не лучший, единственный — верно,
На меня ты печально глядишь,
Я ж смотрю на тебя суеверно,
Объясняя собачую жизнь.

Я со псом разговаривал ночью,
Разговаривал — наедине,—
И выходит — у псов жизнь не очень,
Удается она не вполне.

Геннадий Шпаликов

+1

218

Запомни мой номер на экстренный случай,
Я в жизни так редко за кем-то жалею.
Ты очень хороший, а может и лучший...
Но я теперь больше людьми не болею.

Удвоилась гордость, утроилась сила,
Здесь бьют все с размаху и без тренировки.
Я много давала, я мало просила,
Чем люди любимей...тем жестче уроки...

Зато появилась размеренность взглядов,
И там, где провал, оживает план "Б".
Мне стало понятно, что должен быть рядом,-
Незрячий... кто лучшее видит в тебе.

Запомни мой номер на ЭКСТРЕННЫЙ, ВАЖНЫЙ,
Так мало есть тех, за кем я скучаю.
И если раздастся звонок твой однажды :
Я трубку возьму...я возьму...
...Обещаю ...

+1

219

Надежда Буранова

Заливают дожди сирень

Заливают дожди сирень,
Ветки мокрые ниже, ниже…
И прохладною бусинкой нижет
Время тихий июньский день.

Теплый плед и бокал вина.
Неужели начало лета?
Я с тобой разминулась где-то.
И хмельная горчит вина.

Летней грусти привычен блюз.
В полумраке молчит пространство.
И реликвию – постоянство –
Бережет непростой союз.

Постоянство печальных рук.
Постоянство неясной боли.
Постоянство моей неволи.
Постоянство напрасных мук.

+1

220

Леонид Филатов

Как мокрый куст сирени тяжела…

Как мокрый куст сирени, тяжела,
Над станцией качалась тишина,
Пустая и дремотная донельзя...
И вдруг - экспресс «Москва- Владивосток»
Взошёл как ослепительный росток
Из светового зёрнышка тоннеля!

Экспресс, он эту ночь разворожил,
Как палкой угольки, разворошил
Взаимосвязь заборов, стен и кровель.
Прошла минута, и остыл тоннель...
И странным сгустком бликов и теней
Над станцией возник девичий профиль...

Но это в прошлом. А теперь пора
В один из понедельников, с утра,
Пересчитать накопленные даты
И, кроме добрых встреч и умных книг,
Подробнее припомнить некий миг,
Отмеченный неясностью утраты...

И сквозь валежник разных мелочей
Тот давний миг забрезжит как ручей,
И тут уж не до сна тебе, философ!..
Уже зима. И на дворе мороз.
И под столом уютно дремлет пёс,
Патлатый и седой, как Франц-Иосиф...

Но вот, не в силах сам себе помочь,
Ты все воспоминанья гонишь прочь,
А часовая стрелка целит в полночь...
Бессильна память. Бесполезна злость.
Одно понятно: что-то не сбылось,
Но что, когда и где - уже не вспомнишь...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Архив » Знаменитые стихи.