Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » "Я тебя люблю, и я тебя тоже нет" Соня Адлер


"Я тебя люблю, и я тебя тоже нет" Соня Адлер

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.net/5736114.jpg

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Лидер продаж лето-осень-2004. Архитектор Ира в Красноярске находит себе подружек везде - в Москве, Уфе, соседних городках, но только не в "Крске". Жизнь превращается в сплошной поток мейлов, чатов, телефонных переговоров. Напряженные диалоги любви: виртуальная ревность и разлука. ...Но оказывается, что лесбиянки могут не только петь и ныть о любви, но и совокупляться до бессилия, до синевы под глазами.
"Я тебя люблю, и я тебя тоже нет" - название для этой лесби мелодрамы автор позаимствовала у песни, а потом фильма знаменитого Сержа Гинзбурга о безответной любви плоскогрудой официантки к дальнобойщику-гею. Возможно, что смелость Гинзбурга и грандиозный скандал (песню и фильм запрещали и власти, и клерикалы) подтолкнули Соню Адлер к той дерзости, с которой написан роман о лесбийской любви.
Эта книга о всепоглощающей страсти и похоти, которая сметает на своем пути все человеческие условности - любые обязательства и чувства, разрушает всякие привязанности и заставляет лгать... Ради чего? Ради игры и новых впечатлений. Для многих - это, как наркотик, - способность влюбить в себя быстро и легко, а потом мучить и мучиться от желания вновь первой услышать слова любви. Ведь это так фантастично, когда тебе говорят и говорят, что любят. "Я тебя люблю..." - первый лесби-роман на русском языке, в котором так много секса...
Соня Адлер написала книгу о погружении в водоворот страстей без остатка. И об Интернете как инструменте, который позволяет обманываться надеждой на то, что ты кому-то нужна, что где-то, на расстоянии сотен километров, ты способна влюбить в себя совершенно незнакомую девушку.
С середины 1990-х миллионы обитателей шестой части суши, которых природа наградила способностью любить людей одного с ними пола, ощутили необыкновенную свободу в виртуальном пространстве. Редкую возможность признаваться в своих чувствах, не оглядываясь на то, что скажут обыватели.
Многие из них оказались настолько изобретательны, что, освоив правила виртуального общения, перенесли их в действительность. Ведь как удобно, словно в чате, менять свои имена, друзей, сексуальных партнеров!..
Первыми синдромом виртуальной любви переболели гомосексуалы. Некоторые, как героиня романа Сони Адлер, зашли так далеко, что только на пороге пропасти вновь смогли ощутить подлинный вкус жизни, дружбы и настоящей страсти... А некоторые сделали шаг в пропасть... Но, впрочем, о том, удалось ли выдержать испытание страстью Ирине, - в романе Адлер.

0

2

Это началось почти три года назад. Я была в очередной раз безумно увлечена и, не знаю почему, выбрала именно Кирку в качестве телефона доверия. Мы гуляли по осеннему лесу пригорода, я курила сладкие от примеси свежего воздуха сигареты и нагло скидывала на Кирку свой душевный мусор.
Мятая тропинка вывела нас к озеру. Оно было такое тихое, что ли… ну, словом, вело себя очень скромно — и деликатно не нарушало нашего с Киркой тет-а-тета. Мы устроились на березовом бревне с облупившейся старой кожей и замолчали в ответ осенней тишине. То есть замолчала я — Кирка никогда не была многословной, что меня впоследствии и раздражало, кроме всего прочего. Кирка зависла в своей обычной позе — голова ниже плеч, а плечи, как непробиваемые щиты, — и что там выражает ее фэйс в данный момент — неизвестно.
Видимо, готовы были обе. А может, Кирка, с перепугу от таких новостей, не знала, как себя вести… Я положила ладонь на ее позвоночник и сквозь скафандр одежды ощутила тепло ее тела… а потом меня сорвало с катушек. Мы шатались по лесу как пьяные и тормозили у каждого дерева, хватаясь за него, как за спасательный круг, чтоб не утонуть в безумстве…
Потом долго ничего не было и даже не вспоминалось, вслух во всяком случае. А потом, однажды в дикой депрессухе, я приехала к ней в общагу. Мы пили скучный чай с изуродованным долгим путешествием до Киркиного стола мармеладом. Кирка вдруг несмело коснулась моей руки в изгибе локтя… и меня как-то сразу подтопило.
Что-то я от нее такой страсти не ожидала… Кирка так истерзала мое тело ласками, что мне казалось, я сейчас полечу от ощущения бесконечной легкости. Полная потеря реала!
Когда она провожала меня до автобуса, ее физиономия светилась. Хех, моя, наверняка, тоже.
— У тебя что, был опыт?
— Нет… — Кирка мотнула головой с растрепанными, как у драчливого воробья, перьями короткой стрижки. Блин! Могла бы и причесаться!
— А чего так классно ты эт делаешь?
— Не знаю… — Кирка довольно улыбнулась. Я достала сигарету.
— Н-да… а я ведь тебя теперь не отпущу, — я закурила и с интересом пронаблюдала за Киркиной реакцией.
— Хорошо, — Киркина физиономия просто-таки залучилась. — Не отпускай.
День был такой… никакой. Я вяло фланировала от кульмана до курилки, от курилки до кульмана и снова от кульмана до курилки… Работать не хотелось. Я ждала вечера — когда я увижу Милену.
Эту сербку занесла в наши дальние края природная жажда к авантюре и более того — к деньгам. Она была старше меня почти на десять лет. Ее холодные серые глаза были всегда как-то бесстыдно широко открыты, и я никогда не могла понять интонацию ее взгляда. Мы встретились на днюхе у моей подруги, муж которой работал в турфирме, где и командировалась Милена. Когда я вошла в комнату, первое, на что я натолкнулась, это были ее серые глаза Они смотрели конкретно на меня, и я смутилась от непонятки, что в них было — радость или смех? Хм, впрочем, в любом случае это был интерес, клянусь! Вот на него-то я и запала, как закомплексованный подросток. Милена сводила меня с ума своим неясным поведением. Как в игре в жмурки. Я с завязанными глазами нелепо шарю руками по воздуху, в то время как Милена неуловимо летает где-то рядом, мучая меня легкими прикосновениями. Коснется и растает, с иронией наблюдая мою растерянность. И так почти два месяца с изматывающими меня перерывами, когда она выезжала по делам из города. И сегодня вечером продолжится та же мучительно-сладкая игра.
Словом, я томилась весь день, досадуя на нерасторопность часовых стрелок. Мой триллионный дуэт с сигаретой нарушил наш фотограф. Это был длинный костистый парень с красивой мордой. И морда сегодня была что-то невыспавшаяся. Я кинула ему дружелюбную улыбку.
— Приветик! Че такой помятый?
— Да-а-а… — он поморщился и со скрипом сложил себя пополам на стуле.
— Тока очнулся, штоль? — Я уцепилась за Егора, как за игрушку, которая отвлечет меня хоть немного от капризов моего настроения.
— Печатал всю ночь, — Егор вяло задымил своей вонючей сигаретой.
— Бедный! По объекту что-то или свое? — Я отметила, что начинаю провоцировать самое себя на приключение. Катаясь взглядом по его неудобно сгруппированному телу, я поняла, что сотворю, однако, очередное хулиганство.
— Да — ваше!
Меня рассмешила интонация его ответа — наш Егор считал себя большим художником в области фотографии, и обязаловка пахать на нашу контору его оскорбляла. Веселясь все более, я уже точно знала, что нашла способ забить до вечера тоску по Милене.
— А хочешь, я тебе массажик сделаю?
Нa убитой ночной вахтой физии фотографа стала робко проявляться жизнь. А я гоняла дым поверх его головы, садистски наслаждаясь из засады пульсирующим в его глазах недоумением. Хех, любопытство карася сгубило, и он, не выдержав, кинулся-таки на приманку:
— А… ты умеешь?
— Сделаю, не боись, — сказала я, но почему-то мне уже стало скучно.
Егор выдержал паузу, что-то там себе соображая, и вдруг резко проснувшимся голосом сказал:
— Ну, пошли! — И поднялся.
Я почувствовала, что инициатива из моих рук начала переплывать в его лапы. — «Обломишься, дорогой!»
Фотомастерская была помещением непонятного с первого взгляда назначения, заполненная хаосом предметов и запахов. Первой бросалась в глаза обыкновенная квартирная ванна, в которой Егор попеременно мыл то отпечатки, то свое тело. Впрочем, не только свое. За неуклюжим гробом сушильного шкафа пряталась, продавленная множеством неизвестных нашей конторе тел, тахта. Стол, пара стульев, низкий шкаф, полки, пол — все было завалено частями аппаратуры и издержками Егорова фотопроизводства. Со стен хвастливо выпирали обнаженные части запечатленных моделей.
Я, теряя уверенность, тормознула в центре комнаты и застыла на месте как памятник. За спиной чмокнул дверной замок. Я обернулась — Егор сунул руки в карманы брюк и стоял у порога, как непрошеный гость.
— Ну, чего?.. — буркнул он басом.
— Чего-чего… ложись!
Егор двинулся к тахте, стягивая по пути рубаху. Не глядя на меня, шлепнулся на хлюпнувший матрас мордой вниз и замер.
Длинная Егорова спина вызывала у меня только одну эмоцию — скуку. Делать ему какой-либо массаж мне уже совсем не хотелось. Я нехотя опустилась на тахту, усмехаясь нелепости мизансцены. Беззащитно обнаженная спинка Егора напряглась.
— Ну?..
— А чего ты ждешь?
— Давай — делай…
— Массаж?..
— Ну — массаж! — Спинка занервничала.
«Пива, что ли, попить? Надо будет потом с Егора стрясти…» — я наклонилась к его спине и легонько припечатала на его загривке равнодушный поцелуйчик. Спинка замерла, чего-то ожидаючи… хех. Руки мои пропутешествовали по теплой коже. Смуглая какая — аж завидно! Я снова наклонилась и принялась тревожить кожу губами и дыханием — по позвоночнику вверх и потом вниз. Вооружилась языком. Егор молчал и не шевелился. Мои руки сползали по его торсу вниз и наткнулись на пояс брюк. Я принялась расстегивать ремень. Егор приводнялся. После некоторой возни с его брюками я стянула их вниз вместе с трусами. Худая Егорова задница меня не заинтересовала. Я просунула руку под его живот и наткнулась на обалденный инструмент. Вот это габариты!
В моей ладони забилось горячее сердце крупного самца. Егор повернулся на бок. Я медленно стала забирать в рот Егорово орудие.
Во все время моего общения с этой штукой Егор не проронил ни звука. Этот доморощенный гений фотодела с каким-то молчаливым достоинством принимал все мои извращения с его, уже упрямо стоявшей, елдой.
— Давай раздевайся! — Ну, вот и проявился его сногсшибательный басок.
Терпеливо дождавшись, пока я стяну с себя последнюю фиговую тряпку, Егор как-то уж совсем невежливо повалил меня на тахту и, без предисловий, вставил свой член. Вот тут я всем своим нежным нутром ощутила его размерчик. Грубо оттрахав меня и замычав напоследок, Егор предусмот рительно вывалил свой агрегат мне на живот, обильно залив его спермой.
— Иди, мойся, — сказал он.
Я прошлепала босиком до ванны и забралась в чашу. Спиной я чувствовала, как Егор наблюдает за мной, пока я смываю с себя непрошеную мирру.
Ну, я, если б даже захотела, не смогла бы уже, скользя ногами по дну ванны и руками, занятыми душевым шлангом, воспротивиться его новому нападению. Теперь он взял меня сзади. И был дольше, измучив меня своей долбежкой. Но самое отвратительное — вместе с его ревом я услышала, как меня мощно оросили внутрь.
«Бля-а-а…»
Под рефрен этого емкого слова я летела, как взбесившаяся муха, вверх по лестнице, пытаясь вышвырнуть из мозгов недавнее «приключение». Мой чумной полет резко затормозило явление элеганных мужских брюк на уровне моего носа.
— Привет, Ириш.
Выше брюк нарисовался такой же элегантности светлый пиджак на шелковой рубахе, а еще выше — не менее элегантная улыбка моего постоянного любовника. «Тээээкс… ну, вовремя он приперся!»
Интересно, долго он меня искал по конторе? И что ему удалось обнаружить — этому профессионалу сыскного дела?
— Привет! Ты где была? Никто найти не может…
Я ясно слышала, что мой оторопевший фэйс горит пламенем от недавнего занятия массажными искусствами. Впрочем, плевать!
— Да, так… тут… дело было. А давно ищешь?
— Нет… — его мягкая профулыбка не слезала с губ, а глаза — изучали. Блин! А чего это я должна смущаться?? Я поднялась, наконец, на площадку, уравняв позицию, и тронула его лацкан:
— Привет, мимо шел или чего?
— Увидеть захотел, — он снова улыбнулся, — У меня сегодня праздник — приказ об очередном звании пришел!
— Ух ты! Поздравляю! И кто ты теперь?
— Подполковник. Может, пойдем, отметим?..
— Толя, у меня вроде рабочий день еще.
— Давай, я попозже заеду. В пять.
— Ой, нет, Толик… у меня седня вечер занят.
— Ириш, не отказывайся — у меня сегодня день такой!
— А куда пойдем?
— Можно в «Север».
«Ну, понятно — обед по-скорому и — в номера! Да пошел ты!»
— Ну, не знаю — если сейчас отпустят… подожди — узнаю.
— Я в машине жду!
— Угу
Я вернулась на свое рабочее место, казавшееся мне сейчас уютным прибежищем. Никуда я, на хрен, с ним не пойду! Лучше фасад закончу — уже вторую неделю висит практически нетронутый, как — девица.
Но работать по-прежнему не хотелось. Я вытянула из пачки сигарету и потащилась на площадку курить. За окном маячила тачка новоявленного подполковника. Может, действительно, в рестора не посидеть? Потом он меня как раз до офиса Милены довезет. Ланно! Я затушила сигарету и поспешила за сумкой. Кинув виноватый взгляд на грустно-бледный лист на кульмане и патетически пообещав начать дарить ему свое внимание прямо с завтрашнего утра, я покидала хохоряшки в сумку и рванула на волю.
— Аля, пока! Если будут звонить, — скажи, буду уже завтра, ок?
— Ага… — успела ответить она уже моему виртуальному следу.
Мой настоящий подполковник обрадованно распахнул дверку:
— Отпустили?
— Да — еле уломала зава! Завтра обещала отработать — так что весь вечер буду пахать!
Программа мероприятия была обычной, может, только было больше возлияний в утробу подполковника и вследствие чего — угрожающих намеков бросить, наконец, опостылевшую жену ради меня, любимой. Потом — гостиничный номер люкс, предоставляемый администрацией гостиницы бесплатно для встреч нашего героя с «агентами», где, уже вдрызг пьяный, подполковник залил шампанским потолок и разбил бокал.
Его пистолет долго не мог выстрелить, и мне, уже нервно поглядывающей на часы, пришлось самой разрядить его.
Когда мы вывалились из гостиницы, я поняла, что ехать с бывшим бравым майором за рулем опасно для жизни конкретно.
— Дай мне на такси — я опаздываю!
— Куда ты? Я провожу…
— Нет уж, спасиб! Тебя бы самого кто проводил. Надеюсь, за руль не сядешь?
— Не волнуйся, Ириш! Офицеры пить умеют!..
— Да уж… Наконец возле нас тормознула тачка. Подполковник все порывался сесть со мной.
— То-о-олик! Иди до дому, а? Я поздравляю тебя еще раз — у меня дела — я опаздываю! — Я снисходительно поймала чмоком его уплывающую щеку.
— Ириш… — он попытался осчастливить меня ответным поцелуем.
— Ты мне денег дашь? Толик! — Увертывалась — Он неловко полез за бумажником, я выхватила купюру. — Все, Толь, пока! Звони! — И нырнула в тачку.
— Иришш!..
Я решительно захлопнула дверку:
— Да поехали уже!
За стеклом поплыла его раскисшая улыбка, и я с облегчением сползла вниз по диванчику, откинув голову на спинку, и тут ощутила тяжесть хмеля.
«Бляяя…»
Подъезжая к офису турфирмы, я поняла, что головная боль мне сегодня обеспечена на всю ночь. «На фига было мешать с шампанским! Тем более — терпеть его ненавижу… «
Уже смеркалось, но свет за жалюзи имелся в наличии. Я нажала кнопку звонка, и через мучительную минуту мне открыла девушка. Не знаю, чем она тут занималась, но она всегда сидела за стойкой в большом холле, и моя персона ей давно примелькалась.
— Добрый вечер!
Девица не ответила, выжидающе, но как-то уж — совсем недружелюбно глядя на меня. «Ладно, не помру без твоего приветствия! «
— Милена здесь?
— Здесь… — чуть помедлив, выдавила она и отступила, пропуская. Я, натягивая на себя маску деловитости и значительности, как мне кажется, весьма гордо миновала фигуру девицы и прошествовала вглубь помещения. Навстречу мне, из сортира, вывалился охранник, сопровождаемый звуками водопада.
— Добрый вечер! — Как можно ласковее поспешила улыбнуться я ему. На бегемотской морде охранника не родилось никаких эмоций, он молча протопал мимо меня до кожаного дивана и рухнул на него. «Милые какие люди!»
Но, приближаясь к кабинету Милены, я забыла уже про все — весь день исчез в небытии, и только бешеный стук сердца глушил меня, перебивая головную боль.
Дверь была полуоткрыта, я прошелестела пальцами по дверному полотну и, потянув его, сделала шаг в комнату.
— Добрый вечер…
Милена сидела за столом, боком ко входу, она повернула голову, отрываясь от каких-то бумаг, и в ее взгляде, упавшем на меня, появилась эта, сводящая меня с ума, смешинка.
— Здравствуй.
У нее был явный акцент, и я таяла от него, может быть, еще больше, чем от ее серых загадочных глаз.
Я нерешительно зависла у входа. Милена продолжала улыбаться.
— Входи. Сядь! — Она похлопала по стулу рядом с собой. Милена по-иностранному скупо строила фразы, и они могли показаться бы жесткими, если бы не смягчались интонацией.
Робея от счастья, я осторожно опустилась на стул рядом с ней. Милена приобняла меня за плечи, поймав меня в сети своих глаз:
— Рада видеть тебя. Как дела? — Спрашивать, зачем я пришла, смысла уже давно никто не видел.
— Хорошо… А я маслины принесла…
— Маслины? — Брови Милены слегка дрогнули, и она снова улыбнулась: — Спасибо! Будем кушать. Я голодная! А ты?
— Да я ужинала, — вспомнила я про себя «обмывку» звания подполковника и вытащила из сумки банку маслин. Милена отпустила мои плечи и взяла банку, рассматривая этикетку. Наверняка она слышит алкоголь, но, не однажды наблюдая меня в подобном состоянии, никогда не подает виду.
— Испанские… я не нашла греческих…
— Надо взять тарелку, идем на кухню, — по пути на офисную кухню Милена вновь положила ладонь мне на плечо, а я как всегда напряглась от этой ее манеры постоянно касаться меня.
А потом мы ели маслины из одной тарелки, сталкиваясь пальцами, и говорили сначала почему-то о Ричарде Бахе, не произведшем на меня никакого впечатления, потом о мимозах Черногории, о ласковой Адриатике, потом о Греции, где Милена гостила год замужем…
Маслины кончились.
За окном было совсем темно. Милене пора было домой, конечно, она устала. Головная боль напомнила мне о себе. И надо было уже покидать офис.
Маслины кончились. А я снова не сказала ей этого.
— Уже поздно, надо ехать домой, — Милена мягко улыбнулась и стала неторопливо собирать что-то в свою сумочку.
— Да… Ты устала?
— Немного, — она слегка нахмурила брови. — Горячий душ очень хочу! — Милена застегнула сумку и, взглянув на меня, снова улыбнулась.
А меня придавило к стулу, и я, чувствуя глупость своего поведения, упорно не поднималась, не вы пуская Милену. Милена держала сумочку в руках, но почему-то тоже продолжала сидеть, сводя меня с ума своим проникающим взглядом.
— У тебя красивые глаза, — вдруг произнесла она. Боже! Сказать такое о моих очах, можно только имея богатое воображение. Впрочем, я знала, когда они могут быть действительно красивыми. Когда они — влюбленные. Я услышала, как тиски, сдавливающие мое горло, разжались и:
— Я люблю тебя!.. «Я — сказала…»
— Да. Я тебя тоже люблю…
Ухнуло куда-то вглубь Земли не только мое сердце, а печень, селезенка, легкие, словом, все мои потроха. «Ну, вот, как это понять?!»
Я только понимала, что если сейчас встану, то тут же осыплюсь на пол кучкой мелких деталей, как конструкция, неожиданно потерявшая сразу все свои винтики. А Милена почему-то не улыбалась больше. Она поднялась.
— Пора. Идем…
Нас встретил тихий осенний вечер с ласково шелестящей листвой под ногами. Переходя дорогу. Милена взяла в свою руку мое запястье, а я двигалась, как лунатик, полностью отдавшись воле другой женщины. Перейдя на другую сторону, Милена остановилась, не выпуская мою руку. Показались волчьи глаза автомобильных фар; Милена сделала жест свободной рукой, и автомобиль, ослепляя нас желтым светом, остановился.
Водитель опустил стекло и что-то спросил. Милена что-то ему ответила и повернулась ко мне. И снова взяла меня в плен своих глаз. «Милена!.. Я не хочу… уходить… из этого плена… «
Милена чуть сжала мое запястье и отпустила:
— Пока! — Она улыбнулась и открыла дверцу машины.
— Пока… — «Да что же ты делаешь!.. Милена! Не отпускай меня…» Она села и, чуть придержав дверку, сказала еще: — До завтра! — Улыбнулась снова, и е улыбка осталась за стеклом тронувшего с места автомобиля.
До завтра… Я медленно двинулась, загребая но сами ботинок опавшие листья. До завтра? Пинком взорвав кучу листвы, я прибавила шагу. «До завтра! — Я рвала ногами легкий осенний ковер и почти бежала. — До завтрааа!!!»
… Какое утро! Пьянящий коктейль из солнца, голубого неба, рыже-лимонной листвы в хрустальном бокале осеннего воздуха. И сквозь прозрачный волшебный напиток — ОНА. Я вчера сказала! Открылись шлюзы, и меня затопило в мощном потоке любовного безумства…
Ну, если честно, не совсем уже утро — поздно уснув вчера, я сегодня поздно и проснулась, тем приблизив вечернюю встречу с НЕЙ.
На службе я нарисовалась, когда уже чаепитие сослуживцев плавно перетекало в обед. Я швырнула сумку на стол и, стыдливо стараясь не смотреть на замороженный моим невниманием фасад, вооружилась первой за сегодняшний рабочий день сигаретой и направилась в курилку. Тут Аля, отвлекшись на секунду от стрижки салата, кинула мне в спину:
— Ир, тебе звонила Милена, просила перезвонить.
Bay! Я, резко сменив курс, ринулась к телефону. Стук сердца, застрявшего где-то в горле, заглушал гудки и — вот:
— Алле, — она!
— Милена, здравствуй! Ты просила…
— Здравствуй, — и четко выговаривая слова, — Ирина, я завтра уезжаю. Домой.
Хрустальный бокал беззвучно грохнулся на землю и разлетелся на тысячи мелких холодных стеклышек…
— Почему???
— Потом объясню. Ты можешь приехать ко мне сейчас? В офис. Мне нужна твоя помощь.
— Да… минут через двадцать… Хорошо? Хорошо.
Оглушенная новостью, я неслась по лестнице к ней, машинально пытаясь закурить; сигарета сломалась — я отшвырнула ее и, протаранив входные двери, под их грохот, вылетела на улицу, и запнулась о Кирку. — Кирка, я спешу!
Киркина недолгая радость от встречи со мной сменилась оторопью:
— Куда ты?
— Мне некогда, Кир! Потом… Милена уезжает!
— Уезжает?.. А че так?
— Да откуда я знаю! Она только что мне сказала, по телефону. Все, Кир, я бегу!
— К ней домой?
— В офис… Кирка, я не выживу!
— Выживешь!
Ревнивые люди — недобрые, это я уже точно знаю.
— Иди к черту! — Я оставила Кирку и ринулась ловить машину.
— Можно мне с тобой?.. — Услышала я в спину знакомую интонацию.
— Зачем? — Бросила я на ходу и, тормознув, зачем-то сказала: — Ну, как хочешь.
Остановилась машина, Кирка подлетела и полез ла за мной внутрь салона. Машина тронулась, и после нескольких минут молчания, усевшаяся рядом со мной, Кирка спросила:
— Ты расстроилась?
— Отстань!
В кабинете Милена была не одна. Прервав раз говор, она повернулась ко мне.
— Сядь.
И, поздоровавшись с Киркой, объяснила: ночью был звонок из дома. У ее мамы инсульт. Милена срочно прерывает командировку и возвращается в Югославию. Завтра утром самолет.
— Мне надо закончить срочные дела. Ты можешь мне помочь? Мне дали список лекарств, — она взяла в руки листок. — Что-то можно купить?
Я взяла список:
— Хорошо.
— Спасибо. Вот, возьми, — она протянула деньги. — Купи, что сможешь. И дозвонись до меня.
— Хорошо.
Милена повернулась к ожидавшим ее собеседникам:
— Извините, минуту, — и ко мне: — Я тебя провожу.
Мы вышли на крыльцо.
— Приходи вечером ко мне домой. Будет несколько друзей. Я хочу, чтобы ты тоже пришла, — она повернулась к топтавшейся рядом Кирке и улыбнулась ей: — Приходите.
— Хорошо, — ответила я. — Тогда лекарства я привезу сразу тебе домой.
— Тогда — до вечера.
— Да.
Кирка таскалась за мной по аптекам весь день, мы обе устали, и мне уже явно поднадоела роль влюбленного пажа, исполняющего любые поручения предмета своего воздыхания. А надо было еще заскочить ко мне на службу — забрать вещи, которые я оставила там с утра.
В конторе уже никого не было. Сторож Сашка, грызя семечки, контрабандно играл за служебным компом в игрушки.
— Привет!
— Привет. Хочешь свой гороскоп посмотреть?
— Да у меня времени нет.
— Это быстро!
— Ну, давай, — я тормознула у компа: — Чего надо?
— Говори дату рождения.
Я сказала. Сашка толкнул несколько клавиш. На экране высветился текст — стандартные гороскопные глупости: ваш характер… ваше предназначение… вы в прошлой жизни… стоп! В прошлой жизни я родилась на территории Югославии?.. Забааавно….
— Сашка, посмотри еще по одним данным.
— Давай.
Я назвала дату рождения Милены и стала внимательно читать новый текст. Ну, история! — персонаж этого гороскопа в прошлой жизни проживал на территории Сибири…
— Кирка, ты посмотри!
— Ага. Ну и что? Глупости это!
— Не скажи… Бывают же сюжеты…
В цветочном ларьке на остановке я купила большую белую хризантему.
— А это зачем? — Ревниво спросила Кирка.
— Затем.
Когда мы добрались до квартиры, которую снимала Милена, там уже собрались все приглашенные и ждали только нас, чтобы сесть за спонтанно устроенный прощальный ужин. Я долго возилась со шнуровкой ботинок, умудряясь не выпускать из рук хризантему, и взахлеб рассказывала терпеливо ждущей меня Милене о странностях гороскопа. Как мне показалось, это не произвело на нее никакого впечатления. Кирка, передав Милене добытые лекарства, топталась у стены. Справившись, наконец, с узлами на шнурках, я скинула боты и подошла к Милене, торжественно держа в руке белый цветок.
— Это тебе…
— Спасибо, — улыбнулась Милена. — Проходите в комнату.
Здесь были моя подруга с мужем, еще одна не знакомая мне пара, дама из турфирмы, задружившая с Миленой, и хозяйка турфирмы, которая слиняла с вечеринки очень быстро.
Гости разместились вокруг самодельно устроенного фуршетного стола, а мы с Киркой, со своими тарелками и бокалами, забрались вглубь дивана. Весь вечер я просуществовала мимо общих разговоров, равнодушная к еде, и, быстро захмелев после первой рюмки, только тихо таскала неизменные в Миленином рационе маслины. Я уже начинала злиться, что внимание Милены рассредоточено между гостями, занудно, по моему мнению, тянущих последний прощальный аккорд и упорно не желавших свалить, когда Милена, вдруг улыбаясь, молча протянула мне тарелку с маслинами.
Я обрадованно вцепилась в тарелку, словно пытаясь удержать Милену в своих руках, но она уже снова была не со мной, а со всеми. Тут возникла Кирка:
— Я пойду, — тихо заявила она мне.
— Ну, как хочешь… Кирка продолжала сидеть.
— А ты остаешься? — Снова проявилась она.
— Остаюсь.
Кирка помолчала еще, продолжая сидеть.
— Я пошла… — она поползла с дивана.
— Давай провожу.
Милена заметила наши передислокации и поднялась нам навстречу, когда мы уже были у дверей комнаты.
— Вы уходите? — Вежливо улыбаясь, спросила она.
— Да, — почему-то сказала я. Она улыбнулась в ответ.
Мы с Киркой раскланялись с присутствующими и вышли в прихожую. Милена вышла за нами. Кирка, одеваясь, недоуменно наблюдала, как я де лаю то же самое. Все молчали.
Застегнув все, что можно было застегнуть, и зашнуровав все, что можно было зашнуровать, я встала у двери и взглянула на Милену. Улыбаясь, она смотрела на меня.
— Милена… — тихо прохрипела я, изумляясь неожиданному изменению своего голоса. — Хорошо тебе доехать… Всего тебе доброго…
Она подошла ко мне и крепко обняла, прервав мою конфузливую речь.
— Спасибо. Удачи тебе, — и, не выпуская из объятий, поцеловала. Моя крыша поплыла — я впервые узнала ее губы. Милена, как будто почувствовав мое состояние, резко отпустила меня, быстро обняла Кирку и потянулась к дверному замку.
— Счастливо! — Она открыла дверь.
На неверных ногах я вытряхнулась вслед за Киркой. Милена стояла в проеме, улыбаясь нам вслед, а спустившись на один пролет, я услышала, как хлопнула закрывшаяся дверь квартиры.
Был очень холодный поздний осенний вечер. Кирка, втянув голову глубже в ворот куртки, без тормозов ринулась по направлению к автобусной остановке.
— Кир, не беги! Давай покурим…
— Не хочу. — Она не останавливалась.
— Кирка, да подожди ты!
— Поздно уже — на маршрутку опоздаем.
— Да никуда мы не опоздаем! Ты можешь подождать?!
— Зачем? — Она замедлила шаг, обернувшись.
— Давай покурим…
— На ходу покури.
— Не хочу я на ходу! Ты несешься, как бешеный таракан!
— Ну, что? — Она остановилась.
— Кирка… я не могу уйти… Может, мне вернуться?
— Я пойду. — Она медленно двинулась.
— Блин! Ты чего — можешь так меня кинуть сей час?!
Она снова остановилась, повернувшись ко мне:
— Поехали домой…
— Нет!
— Пока. — Она развернулась и, не останавливаясь, попилила в темноту.
— Кирка! — Я, закипая от злой обиды, смотрела, как растворяется в ночи ее светлая куртка. — Вот дерьмо!..
Прикурив сигарету, я поплелась на детскую площадку и, оседлав какого-то деревянного монстра, ушла в свою горькую неприкаянность.
Окно большой комнаты, где сидели гости, выходило во двор. Я гипнотизировала взглядом этот желтый квадрат на темной стене дома и, ежась от холода, курила сигарету за сигаретой.
«Подняться? А зачем? Что я скажу? И надо ли ей это…»
Я соскочила со спины спящего уродца и решительно двинулась к подъезду. Дойдя до двери, я остановилась и так же решительно вернулась на площадку. Черт!
Прошло полчаса. Сорок минут. «Скоро час, как я безумно травлюсь никотином, отчаянно замерзая. Д-д-дура! Чего я тут под ее окнами торчу?? Глупо как… « Я отшвырнула очередную сигарету и приго товилась предпринять новую попытку решительных действий.
Тут хлопнула входная дверь, послышались голоса, и я увидела, как из подъезда вышли несколько человек. «Йеее! Уходят гости! — Я замерла среди чудищ, разглядывая вышедших. Там были Наталья с мужем и дама. — Млин! А где вторая пара? «
Компания приблизилась к машине. Переговариваясь, взбодрившимися от весьма свежего ночного воздуха голосами, они постепенно загрузились; я, нервничая от нетерпения, дождалась звука заведенного мотора, и наконец машина тронулась. Полоснув светом фар по двору, автомобиль медленно вырулил на выезд и благополучно укатил.
«Подняться? Или дождаться, когда уйдут остальные?.. Не ночевать же они останутся… «
Я снова закурила, перемежая затяжки с прыжками в высоту, но согреться уже не получалось.
Десять минут. Пятнадцать. «Двадцать минут! Нет, все — я не выдержу больше этого холода! — От никотина уже тошнило, пачка была почти пуста. — Ладно, — еще десять минут — и я поднимаюсь! „ Но, только приняв решение, я не стала дожидаться назначенного себе самой времени «икс“ и, трясясь от холода, ринулась в подъезд.
Поднимаясь на третий этаж, я с каждым шагом все больше ощущала слабость в ногах — то ли от страха, то ли от никотинового отравления.
Добравшись до двери квартиры, не понимая, холодно мне или уже жарко, я с какой-то издыхающей решимостью вдавила кнопку звонка.
Она не удивилась. А я ничего не объяснила. Губы свело не только от робости, а скорее даже от холода. В комнате слышались голоса. Милена провела меня мимо стеклянных дверей гостиной в спальню.
— Посиди здесь. Согрейся.
Я кивнула и рухнула в мягкое большое кресло, радуясь уже просто теплу. Меня потянуло в сон. Я подтянула ноги и, завернувшись улиткой, почти утонула в небытии, когда вдруг услышала, как вернулась Ми лена. Я услышала не звук шагов или открывающейся двери — я услышала нежное и сильное прикосновение ее тела. Она, наклонившись над креслом, обняла меня. Я замерла, не открывая глаз, и ждала чего-то.
— Они скоро уйдут. На, возьми, — она что-то положила мне в руку, разжала объятия и исчезла из комнаты.
Я посмотрела — это была плитка белого шоколада. Хм… «Интересно, что думают эти двое? Что она им сказала?» Я машинально кусала шоколад и снова переставала понимать, зачем я вернулась.
Голоса за дверью стали громче — все переместились в прихожую. Уходят…
Звука дверного замка я не услышала, просто голоса стихли. Я поднялась с кресла одновременно с вошедшей в комнату Миленой. Она смотрела на меня, не улыбаясь, по-моему, ее что-то удивило. Она молчала.
— Милена, я домой пойду…
— Ты сошла с ума? Уже ночь…
— Ерунда.
— Что — ерунда? Надо было тогда ехать с ними на машине.
— Да доберусь я, не волнуйся!
— Я тебя не отпущу! Смотри на часы — поздно!
— Нормально, Милена, пойду я.
— Ты останешься.
— … Ты голодная? Ужинать будешь?
— Нет…
— Хочешь ванну? Ты замерзла совсем
— Да…
— Хорошо, — она улыбнулась. — Иди в ванну, потом чай будем пить.
После горячего душа я как-то обрела душевное равновесие. На кухонном столе, рядом с чайными чашками, стояла непочатая бутылка вина. Мне было уютно на теплой кухне в центре осенней ночи и легко тревожно от нашего с Миленой уединения. Она ласково улыбалась.
— Хочешь вино?
— Можно…
— Надо открыть, — Милена обернулась в поисках штопора, а я взяла бутылку и поднялась, намереваясь оказать услугу.
— Дай мне. Я открою. — Милена протянула руку к бутылке, и мы коснулись… И тут я поняла, что что-то будет. Или нет?.. «Зачем-то я осталась? Зачем?»
Я испуганно выпустила бутылку из рук, Миле на молча открыла ее и разлила вино по бокалам.
— За что выпьем? — Спросила она.
— Давай за твою дорогу. Чтобы все было удачно.
— Хорошо.
Мы выпили. Милена поставила бокал и посмотрела мне в глаза. Я смутилась. Во взгляде Милены мелькнула улыбка, и он медленно заскользил по моему лицу. От вина ли на почти голодный желудок или еще от чего меня как будто оглушило, и я ощутила себя в звуковом вакууме. Зависшую тишину нарушила Милена:
— Так ты будешь кушать?
— Нет, не хочу…
— Я постелила тебе в гостиной — иди ложись. А я пока соберу еще вещи.
— Я не хочу спать.
— Иди! Ты же спишь уже. — Милена поднялась и тронула меня за плечо: — Идем.
Войдя в гостиную, я села на постель. Взяла пульт и включила телевизор. Смотря сквозь свое отражение на экране, я понимала, что ничего не понимаю. Понимаю только, что устала. От непонимания. Вошла Милена.
— Ты почему не спишь?
— Не хочу!
— Ирина, ложись. Завтра рано вставать. В семь часов придет машина в аэропорт.
Я молчала, упрямо уставившись в экран.
— Ложись, пожалуйста.
— Хорошо! — Я вырубила телик и, не раздеваясь, опрокинулась на застеленный диван.
Милена улыбнулась:
— Спокойной ночи.
— Спасибо. Она вышла.
«Ну и фиг!» Я поднялась, быстро сорвала с себя одежду и зарылась в постель. Я слышала, как Милена двигалась по квартире, что-то там укладывая, видимо, в свои чемоданы. Потом все стихло. Я лежала, с упорно не закрывающимися глазами, стараясь уловить хоть какие-то звуки. Тишина.
Я села на постели. Спать я все равно не могла. От сильного возбуждения нервы гудели как провода. Я поднялась и вышла в коридор. Дверь комнаты Милены была прикрыта. Или закрыта? «Вот интересно! Нет, ну сколько можно издеваться? Пусть это будет наглым хулиганством — мне плевать» Я подошла к двери в спальню и постучала.
«Спит? Или все же слышит?» Я повторила стук громче.
— Входи. — Голос совсем даже не сонный.
Я осторожно толкнула дверь и вошла, остановившись на пороге. В сумерках комнаты белела постель, на которой лежала Милана. Я не видела, но чувствовала, что она пристально смотрит на меня. Вдруг оробев, я не могла сделать больше ни шагу… Ни назад… ни вперед… Застыла не просто я — казалось, застыла вся моя жизнь — и больше ничего! никогда! — уже не будет!
— Что ты?
— Милена… — прошептала я вновь пропавшим голосом, лихорадочно соображая, как все это превратить в шутку.
— Иди сюда…
Сумрак комнаты превратился в космическую «черную дыру», в которую, оторвав меня от пола, неумолимо засосало, закружило и, переместив в пространстве, выплеснуло прямо в нежный ворох постели Милены.
Я была в полуобмороке… от близости ее тела, такой желанной близости… такого роскошного тела… тела взрослой, казавшейся такой недоступной, такой неизведанной женщины… женщины… вдруг открывшейся тебе своим запахом, тайнами своего тела, позволившей познавать их и касаться… касаться… и сходить с ума от смеси восторга и неверия, когда она ласкала меня!.. И торжествовать.
Торжествовать от чувства победы — чувства победителя этой партии, от чувства отлично сыгранной роли, от чувства удачной охоты… Забавно… «Ну, и кто кого совратил?»
Она разбудила меня в половине седьмого. Я все же вырубилась на пару часов под самое утро. Милена была уже по-дорожному деловита, и никаких намеков на бывшее между нами этой ночью…
Я завтракала на кухне, когда услышала звонок в дверь и потом голоса вошедших. Приехали за Миленой. Это была та самая пара со вчерашней вечеринки. Я вышла, и мы поздоровались.
— Ты поедешь в аэропорт? — Спросила меня Милена.
— Ка-анешно!
В машине мы ехали с Миленой на заднем сиденье. Я или еще не проснулась, или была в легком шоке от событий последних суток, — во всяком случае как-то не въезжала в происходящее. За окном едва просыпающийся город сменился хаотичным пейзажем дачных домиков и покрытых утренним инеем серо-зеленых полей.
— Можно, я возьму твою руку? — Спросила я Милену.
— Можно.

0

3

Так мы и ехали всю дорогу. Молча. В аэропорту мы стояли вчетвером, пока ждали объявления рейса.
— Пойди посмотри, что там такое, — сказала мне Милена.
— Где посмотреть?
— Во-он там.
— Зачем?
— Ирина, пойди туда, посмотри там на что-нибудь.
— Ну, хорошо, — я пожала плечами и пошла разглядывать витрины магазинчиков. Обернувшись у одного из них, я поняла, что Милена говорит что-то спутникам и явно обо мне.
Объявили посадку. Я быстро вернулась, мы суетно-неловко обнялись, и Милена скрылась за турникетом. Пара тут же повернула к выходу, потащив меня за собой. В машине они спросили, где я живу, и мы поехали из аэропорта.
Возвращаясь той же дорогой, видя те же картины за окном автомобиля, я начала понимать, что что-то не так. Не было рядом Милены. Медленно, безжалостно меня стало топить в тошноте тоски.
До дому меня довезли очень быстро, или это мне показалось. Машинально входя в подъезд, открывая дверь и входя в квартиру, я содрала верхнюю одежду, кинув ее на пол, прошла в комнату и упала на кровать. Мне было зябко. Я натянула плед и закрыла глаза. Было противоречивое состояние усталости и желания сна, и нездоровой бодрости от холодного утра. Я поняла, что Милены нет больше в пространстве моей жизни. Сквозь ресницы по щекам потекла влага. Хех…
Через несколько дней у Милены был день рождения. Я отправила телеграмму. Телеграмма вернулась с сопроводиловкой. Текст был такой: «В связи с ведением военных действий на территории Югославии связь не работает». В эти дни Югославию бомбили американцы.
Я звонила несколько раз — трубку никто не брал. Написала письмо — оно кануло в неизвестность. Через год прошел слух, что Милена в Америке.
Праздник жизни закончился. На исходе октября я, наконец, сделала подарок родителям: поехала на дачу, помогать в последних в этом сезоне дачных работах.
Я мощно упахалась, но ощущение физической усталости было приятно. С моей помощью они быстро управились и уже после обеда стояли в небольшой компании самых прилежных дачников на берегу, ожидая речной трамвайчик. Мне наскучило слушать узкотематический треп, и я, оторвавшись от всех, пошла к воде.
Река в покойной мудрости смотрела на меня, тихо улыбаясь всему солнечными бликами на покрывале воды. На берегу когда-то кем-то были рассыпаны великанские бусы-камни. Я встала на один из них, таскаемый с одного бока мягкими волнами, и ощутила себя один на один со всем этим великолепием.
Открытый лик синего-синего неба, бесконечно гармоничная линия гор на противоположном берегу, бесспорная композиция осенней палитры красок невинно полураздетого леса и уверенное достоинство реки — ну кто из нас, смертных, способен создать такое? Нет, попытки упрямо и самоуверенно предпринимаются из века в век, но… как это все нелепо по сравнению с этим вечным совершенством! Боже! Да и зачем?..
Я подняла голову и встретилась взглядом с солнцем. Оно улыбнулось мне, как будто понимая. Наверно, и мое лицо засияло ответно. Захотелось оказаться на берегу в ожидании маленького теплохода.
Я перепрыгнула на другой валун, полностью лежащий в воде, и вдруг сказала ему:
Два солнца стынут — о Господи, пощади! -
Одно — на небе, другое — в моей груди.
Перепрыгивая с камня на камень, весело увертываясь от игривых шлепков волн по моим ногам, я взахлеб рассказывала о себе, только что принявшим меня в свой круг, солнцу, небу и реке:
Как эти солнца — прощу ли себе сама?
Как эти солнца сводили меня с ума!
Я уходила прочь от людей и тихо орала:
И оба стынут — не больно от их лучей!
И то остынет первым, что горячей.
— Кирка, слуш, у меня чет задержк Бум надеяться, — поднявшись, я закурила новую сигарету. В комнате висели сизые облака табачного дыма. — Фу, накурили как! Пойдем уже на воздух, надоело мне здесь.
— Угм… Беременная?
— Тьфу на тебя! Не дай бог!
— А че? Родишь.
Мы сидели вечером у меня в конторе и пили пиво.
— Спасибо! Мне сейчас только этого не хватает.
— А чем ты занята?
— Собой!.. Не мели ерунду, Кирка! И потом, я не хочу, чтобы он без отца был.
— Да это же неважно… Главное, чтобы у него кто-то был, кто его любит.
— Балда ты! Ни фига не понимаешь. За что я его должна так обидеть? Родить неизвестно от кого — от дурости! Нет, ну как так можно было!.. И как я ему потом объясню — кто его отец!
— Хочешь, я буду отцом.
— Ну, здорово! Несешь чушь всякую…
— Почему?
— Отстань! — Я плеснула в кружку остатки пива из бутылки и проглотила.
— Ладно, может, просто задержка и ничего там у тебя нет, — примирительно сказала Кирка.
— Угу, — Кирка залпом осушила свою бутылку и принялась наводить в комнате порядок. Я с любопытством наблюдала за ней. У нее был забавно-хозяйский вид — она явно получала удовольствие, оттого что может поухаживать за мной, даже просто вытряхивая пепельницу, и была в нелепой гордости, оттого что знает, что и куда поставить.
Докурив, я неспешно упаковалась, собрала сумку и поторопила Кирку:
— Ну, хватит, потопали уже!
Через пару дней я купила тест, и он показал положительный результат. «Бляя…» Я ринулась к телефону:
— Ки-и-ирка! Катастрофа…
— Че случилось? Снова влюбилась?
— Дура! Беременная я!
— Откуда ты знаешь?
— Тест показал!
— Ну, может, там ошибка…
— Какая еще ошибка?! Залетела я!
— Ну, так это хорошо. Ты не рада?
— Не надо издеваться, Кир. Я в ауте…
— Да… Слушай, ты сходи к врачу… Может, тест какой-нибудь просроченный.
— Придется, конечно. Но я точно залетела — я чувствую…
— Че, уже шевелится?
— Кир, прекрати, а? Лан-но… ты когда приехать седня сможешь?
— Могу сейчас.
— Приезжай! Выпить надо…
На следующее утро я потащилась к гинекологу. Блеклая сухая дама в очках, быстро ткнув в меня обутыми в резину пальцами, заявила:
— Беременность три недели. Можете одеваться, — и, забыв обо мне, вся ушла в литературное творчество в медицинском жанре на желтых страницах моей карточки. Натягивая на себя доспехи, я робко оборвала поток ее вдохновения:
— Скажите… понимаете, это все так незапланированно… наверное… мне надо сделать аборт…
Линзы ее очков уставились на меня:
— Вы замужем?
— Нет.
— И не собираетесь?
— Вряд ли…
— У вас первая беременность, я не советовала бы вам делать аборт. С кем вы живете?
— Ни с кем… — запнувшись, ответила я.
— Родственники далеко?
— Нет… Родители здесь.
— Ну, поговорите с ними. Они наверняка помогут вам.
— Я не знаю…
— Ну, смотрите. Возраст у вас уже не такой уж молодой.
— Я курю много… и алкоголь эти дни принимала…
— Курить надо бросить. С алкоголем тоже аккуратнее.
Я продолжала мяться, не зная, что еще приду мать в пользу аборта.
— У вас все в порядке. Рожайте.
— Не знаю…
Она неодобрительно помолчала.
— Вам решать, конечно. Мини делать уже поздно, но не затягивайте — аборт делают до семи недель, собирайте пока анализы, направления я вам выпишу. И подумайте.
Я кивнула.
Мы сидели с Киркой в шашлычной и заливались пивом.
— Ну, чего мне делать-то? Рожать, что ли??
— Рожай, ка-анешно. — Кирка смешно щурилась от дыма собственной сигареты, неумело затягиваясь. Полгода таскает у меня из пачки, но так и не научилась курить. Нафига только дым гоняет?
— А кормить я его чем буду?
— Грудью, наверное.
— Дура! Это ж такая ответственность, как ты не понимаешь.
— Вот и хорошо.
— Что «хорошо»??
— Научишься отвечать за кого-то. Повзрослеешь, может.
— Таааак… Ну, спасибо! Значит, по-твоему, я — дура малолетняя?
— Нет, ты умная. Но ты — дура… старая.
— Ну, спасибо, дорогая! Кирка несмело засмеялась.
— А че, не так, что ли?
— Да иди ты! Умеешь утешить. Еще пива возьмем?
— Давай. Может, еще по шашлыку?
— Себе можешь взять, я не хочу.
Она потопала к стойке, а я распаковала новую пачку сигарет и закурила.
— А может, правда родить? — Ошарашила я возвратившуюся Кирку.
— Ты много куришь. Отравила его там уже, наверное.
— Перестань!.. Ващет, действительно… придется бросить! — Я разлила пиво по стаканчикам. — И пить больше не буду!
Кирка, подавившись шашлыком, озадаченно взглянула на меня:
— Так ты будешь рожать?
— Не знаю… — я сделала большой глоток. — Ващет, пора уже… тридцать два скоро стукнет! Может, больше такого случая и не будет.
— А мне почему-то кажется, что ты будешь хорошей матерью.
— Это почему же?
— Ты хорошая.
— Много выпила, что ли?
Кирка улыбнулась.
— Давай рожай, будем вместе воспитывать. Как муж и жена.
— Иди ты! А ты хочешь детей?
— Хочу. — Кирка утвердительно кивнула.
— Вот сама и рожай!
— Я не могу, — Кирка жадно поглощала испачканные в кетчупе куски мяса. Я не устаю удивляться ее аппетиту. В любой ситуации — поесть она никогда не откажется.
— Почему это не можешь?
— Не от кого, — вздохнула она и потянулась за своим пивом. — От тебя же не получится.
— Ой! — Я поморщилась. — Опять ты со своими пошлостями.
Кирка молча пожала плечами.
Я сидела поздно вечером у себя на кухне в полном одиночестве и прилежно поглощала кефир. Полезный продукт, между прочим, Он там, наверное, благодарен, что это не пиво и сигареты.
И тут пришло явное осознание, что я не одна сей час на кухне сижу и пью кефир… Кто-то живой и странно незнакомый-родной присутствовал во мне. И никогда ранее не испытанное, удивительное чувство светлой радости родилось и осветило полуночную кухню.
Меня начал изводить токсикоз. Капризы организма измучили безумно — то хотелось есть, просто жрать! — то тошнило уже от запаха любого продукта. Я раздраженно хлопала дверкой холодильника в безнадежных поисках непонятно чего. Кирка хлопотливо металась по магазинам, таская мне фрукты, соки и витамины. Мне уже конкретно хотелось во что бы то ни стало избавиться от дискомфортно го состояния, и я позвонила подполковнику.
— Привет! Слушай, у меня тут проблема возникла одна… Надо поговорить.
Он почему-то сразу понял и примчался ко мне через пятнадцать минут.
— Когда это мы с тобой успели? — глаза его удовлетворенно светились, и весь он был похож на самовлюбленного павлина. Вот идиот!
— Надо делать аборт. — Прервала я его эйфорию. Хех, у меня все же была непонятная надежда, что он возмутится и предложит мне рожать, поклявшись никогда не оставить своим вниманием будущего ребенка. Ни фига подобного!
— Я найду тебе врача хорошего. Есть знакомые. Только давай скажем, что ты моя племянница.
«Ска-а-атина!»
— Хорошо, но времени осталось мало. Надо быстрее.
— Я перезвоню тебе сегодня вечером.
Через неделю меня распяли.
Был мой самый нелюбимый месяц — ноябрь. Земля и небо стали одного цвета.
Видеть что-то никого не хотелось, и когда позвонила Кирка с робким вопросом о встрече, я ответила грубо. Кирка растерялась, но продолжала висеть на телефоне.
— Кир, ну что еще?
Кирка вздохнула в трубку и виновато прошептала:
— Скучаю…
— А я что должна делать? Станцевать перед тобой?
Трубка печально затихла.
— Все, Кир, извини, мне работать надо.
— Можно я приеду? — В ее голосе было робкое отчаяние.
— Мммм… Как хочешь!
— Но ты же не хочешь…
— Мне все равно!
— Тогда я приеду, — через паузу прошелестел ее голос.
— О, господи! Кир, делай что хочешь… — я впечатала трубку в телефонный аппарат.
А через пару часов меня обрадовал звонком подполковник:
— Привет, Ириш! — Весело провещал он.
— Как настроение? — Его голос слегка сбился.
— Замечччательно!
— А мне нехорошо… Давай повидаемся… — тут я заметила, что он явно был нетрезв.
— Что??
— Ириш… мне надо тебя увидеть. Бля, да что им от меня всем надо?!
— Толя, а мне нет. Я работаю и очень устала. После работы поеду спать.
— Мне плохо…
— И что я должна сделать?!
— Я люблю тебя… — вдруг жалобно выдохнул он.
— А я тебя нет.
В трубке зависло молчание. Мне стало его жаль.
— Толя, ты извини, конечно…
— Ириш! — Суетливо прервал он меня. — Ничего… Это хорошо, что сказала.
Я молчала, слушая.
— Пусть так будет… а я… а у меня такого никогда не было… Веришь? Впервые так влюбился…
— Рада за тебя.
Он пьяно хмыкнул и замолчал.
— Толик, все, извини, мне работать…
— Ириш!
— Толя, я не хочу видеть сегодня ни тебя, ни кого-то еще. Это можно понять? Да и вообще… Зачем тебе? Я же тебе ничего не даю — разве не видишь?!
— Почему ты думаешь, что не даешь…
— Знаешь, Толя, давай больше не будем встречаться.
В трубе снова зависла тишина. Я ждала.
— Хорошо… Извини. — Его голос изменился, похоже, даже протрезвел.
— Ну, вот и отлично. Пока! Удачи тебе. — Я положила трубку.
Под конец рабочего дня ко мне на службу приперлась Кирка. Она вошла в комнату с испуганно-вражеским выражением физиономии, как будто ожидая пули из-за угла.
Мое настроение было ниже нуля и не было никакого желания и сил ломать Киркину психологическую установку. Словом, приветливой улыбкой ее не встретила, но и не оправдала ее ожиданий насчет убийственного выстрела. Кирка несмело присела на стул, не раздеваясь, и принялась молчать, изредка кидая на меня осторожные взгляды. Я неспешно продолжала чертить, все более раздражаясь Киркиным поведением.
— Как дела? — Бесцветным тоном прервала я надоевшую молчанку, не отрываясь от листа на кульмане.
— Нормально, — в тон мне ответила Кирка и снова затихла.
Я отложила карандаш и повернулась к ней.
— Ну, расскажи что-нить!
Кирка пожала плечами:
— Что рассказать?..
— Ну, не знаю, — усмехнулась я. — Ты же пришла ко мне. Или, чтобы просто сидеть и молчать?!
— Ага… — Кирка вознамерилась уйти на свою обычную оборонительную позицию упрямой овцы.
Я подавилась собственной злостью, сверля Кирку ненавидящим взглядом. В ее глазах появился испуг. Мы молчали некоторое время. Я не выдержала первая:
— Послушай, а ты по-человечески можешь себя вести?
— Не… — снова выставила она свой овечий лоб.
— А нафига тогда пришла?! Издеваться?
Кирка сжалась, потом медленно поднялась и, ро6ко кивнув кому-то в пространстве между мной и кульманом, повернулась и двинулась к выходу. Я молча наблюдала за ней, чувствуя, как ртутный шарик моего раздражения полез за предельную отметку. Кирка уже была в дверном проеме.
— Так, ну-ка вернись!
Кирка остановилась на пороге, полуобернувшись.
— Это как понять?!
— Чего?.. — Промямлила Кирка.
— Вернись, пожалуйста. — Велела я, переведя свой гнев в твердость.
Кирка потопталась и неуверенно повернула назад. Она, демонстрируя неохоту, долго искала место, куда пристроить свою сумку, потом все же снова села. Взглянула на меня и тут же опустила глаза. Я молчала. Кирка вновь бросила на меня взгляд, окрашенный теперь виной:
— Хочешь пива?
— Хочу!
Она полезла в свою бездонную сумку и добыла оттуда две бутылки. Я принесла открывашку и два стакана, открыла свою и передала открывашку Кирке. Она тоже откупорила бутылку и плеснула себе в стакан. Все это мы делали молча, в каком-то напряженном ожидании. Я отпивала пиво, покачиваясь на стуле, и наблюдала за Киркой с прежним, еле сдерживаемым раздражением. Она не выдержала первая:
— Как твое здоровье?
Я фыркнула и сделала очередной глоток. Кирка снова испуганно заткнулась.
— Вот, ты можешь мне объяснить, — я поставила стакан и потянулась за сигаретой, — почему ты приходишь ко мне с таким настроением и при этом даже не поинтересуешься — как я, что у меня сегодня произошло?! Может, у меня был день паршивый? — Я закурила.
— Я интересуюсь… — Кирка несмело кивнула головой, нарисовав знак вопроса во взгляде. Я возмущенно вытолкнула дым:
— Ты интересуешься?! Ты пришла, уселась и надулась, как мышь на крупу! А потом собралась уходить, без «здрасти-досвидания»! Это как понять?
— Потому что ты наезжаешь на меня. — Кирка схватила свою бутылку, как боевое оружие, и коротко отхлебнула прямо из горлышка.
— Я наезжаю?!
Кирка приняла оборонительную стойку: — Да!
— Я?! Наезжаю?! Ты зачем пришла?! Чтобы добивать меня? Вместо того чтобы поговорить по-человечески, выслушать… может, я ревела весь день?! — Я уничтожила сигарету о дно пепельницы.
Кирка придавленно молчала.
— Скажи, пожалуйста, почему я должна долбиться, чтобы получить от тебя хоть какое-то человеческое слово? — Я чуть успокоилась и потянулась за следующей сигаретой. Кирка тоже вытащила одну из кармана и тоже прикурила дрожащими пальцами. Громко выдохнув дым, она сказала:
— У меня не получается…
— Бля, что не получается? А усилие сделать можно?! Проще, ка-анешно, тянуть из другого, а самой подарить тепло, что — жалко затратить сил?
— Не жалко… У меня их просто нет.
— Ка-а-ак удобно! А у меня, значит, до фига? И можно брать и брать??
— Да… ты сильная, — Кирка кивнула.
— А не пошла бы ты??
Кирка, прищурившись от неловко выдохнутого дыма, кинула на меня испуганно-вопросительный взгляд, но продолжала сидеть. Но я понимала, что я бросила рисковую фразу. Нацедив себе полный стакан, я занялась поглощением пива, повесив в нашей милой беседе паузу. Кирка тоже молчала, нервно выдувая дым в пол. Тихая злость вновь начала расти внутри меня, топя желание тормошить Киркину заторможенность.
— А че ты ревела?.. — Робко и почти заикаясь, прозвучала она.
— Все! Надоело — все!
— Что — все?..
— Оставь меня, а?!
— Оставить?.. — Она растерялась.
— Я неясно выразилась?
Кирка поднялась, зачем-то аккуратно задвинула стул и принялась медленно застегивать многочисленные карманы своей сумки. Я наблюдала, зло гоня дым в потолок. Она долго упаковывалась в свое полупальто, при этом забыв его застегнуть, и не глядя на меня, немая, в очередной раз двинулась к выходу.
— Послушай, дорогая, может, ты хоть что-то скажешь?! «До свидания», например? — кинула я ей в спину. Киркина сутулая спина не прореагировала, и она продолжала медленно уходить.
Я вскочила. Резкое движение было неловким — сильно качнулся стол, и на пол с грохотом полетела бутылка. Я тут же пнула ее, и она неслабо ударила по Киркиной лодыжке. От неожиданности Кирка остановилась, а я уже была рядом, пытаясь зачем-то схватить ее за плечо.
— Издеваешься?! Ты издеваешься?! — Шипела я в беспамятстве.
Кирка испуганно пыталась вырваться, но мои пальцы намертво вцепились в толстый драп. Кирка сильно дернулась и выскользнула из рукава. Почему-то это взбесило меня еще больше.
— Дерьмо! Ну, какое же ты — дерьмо!! — Вопила я, чувствуя, как на глаза лезут слезы, и хватала отчаянно вырывающуюся Кирку за ворот, капюшон и что там еще попадалось под руки. И тут услышала внезапный удар в челюсть. От неожиданной резкой боли я выпустила Киркино многострадальное пальто и, потеряв равновесие, ушла в невесомый полет, который затормозил книжный стеллаж, в довершение припорошивший меня растрепанными книгами.
На несвойственный нашей сонной конторе шум из соседней комнаты, где задержались для халтуры пара архитекторов и конструктор, выскочила Ленка.
— Что здесь такое?
Кирка растерянно стояла и молчала. Ко мне, медленно обретавшей чувство гравитации, стало приходить осознание, что меня только что ударили по лицу. Впервые в жизни. Ненавидя и изумляясь одновременно, я медленно приближалась к Кирке.
— Пре-е-екрасно! Может, попробуешь еще раз? — Я снова начала зажигаться. — Ну? Давай!
Кирка испуганно отступила.
— Давай! Еще раз! Бей!
— Ира! — вмешалась Ленка, — перестань, ты что?
— Ну, бей!! — Не обращая внимания на третьего, я продолжала наступать на Кирку.
— Ира! — Ленка попыталась схватить меня за руку. — Не надо, остановись!
Оставшиеся в комнате сослуживцы испуганно притихли.
— Да бей же! — Кричала я.
— Ира! — Все пыталась остановить меня Ленка. — Тебе же потом будет стыдно!
Кирка, сжавшись, уже стояла у самой стены.
— Ну, что же ты?! Бей! Давай! Бей!!! — Мне вдруг стало себя жалко — я захлебнулась на очередном выкрике и резко повернула в свою комнату.
Хлопнув дверью, я вытряхнула в себя остатки пива из Киркиной бутылки и упала на стул. Челюсть неслабо ныла. Я потрогала ее и подошла к зеркалу. Ну, синяка не видать. Не дай бог завтра проявится!.. Черт! И как она посмела?! Ну что же — даже отлично! Теперь у меня есть бесспорный повод порвать с ней. ЭТОГО я ей никогда не прощу! Бля! И это благодарность за все… Ничтожество!.. Кстати, и где оно сейчас? Съездило меня по лицу и удовлетворенно утопало?!
Я вышла в коридор. В соседней комнате оживленно шелестел встревоженный улей коллег. Я открыла дверь и без малейшего смущения вошла в комнату. Кирка была там. Увидев меня, Ленка загородила ее своей узкой спинкой, возмущенно округлив на меня глаза. Все замолчали. Мне стало смешно.
— Нда… и что же тут делаешь? Спасаешься у добрых людей? От меня, ужасной?
— Да как тебе не стыдно! — Ленка продолжала стоять между мной и затихшей Киркой. — Оставь человека в покое!
— Идем! — не обращая внимания на геройскую оборону и едва сдерживая нервную злую дрожь, сказала я Кирке.
— Никуда она не пойдет!
Кирка не двигалась, но она явно растерялась. — Ну?!
— Не трогай ее! Она останется здесь! Мне снова стало смешно,
— Да ну? — Я впервые обратила свое внимание на троицу «спасителей». И вновь повернувшись к Кирке:
— Ты пойдешь со мной. Кирка заметно заколебалась.
— Долго мне тут стоять? Идем! — Я решительно подошла и потянула Кирку за рукав. Ленка попыталась помешать мне, но тут Кирка послушно поддалась моей руке и вылезла из-за Ленкиной спины. Ленка недоуменно остановилась, а Кирка уже покорно и совершенно спокойно потянулась за мной из комнаты.
Мы молча вернулись ко мне, я собралась, и в таком же непрерывном молчании мы вышли из конторы. Я остановила такси, Кирка молча загрузилась вслед за мной. Я тормознула тачку там, где нужно было выйти Кирке, она вылезла из машины и только тут, задержав дверку, наклонившись, тихо сказала:
— Пока…
— Давай! — Махнула я ей и, перехватив дверцу, сама ее захлопнула.
Приехав домой, я долго была под душем, а потом сразу завалилась спать.
Кирка позвонила мне на следующий же день. — Да?
— Это я…
— Я слышу.
Молчание.
— Что ты хочешь?
— Ничего… — через паузу.
— Зачем звонишь? — Терпеливо выясняла я.
— Не знаю…
Теперь паузу выдержала я.
— Приезжай вечером, поговорим.
— На работу?
— Да.
— Я не хочу туда.
— Это почему?
— Не хочу, чтобы меня там видели.
— Ну надо же! Лупить меня по лицу смелости хватило, а теперь вдруг засмущалась?
— Может, ко мне поедем?..
— Я не хочу!
— Тогда давай в шашлычной.
— Кира, мне удобнее у меня на службе, после шести. Не хочешь — не приходи. А я никуда не поеду.
— Хорошо! Я приду. — Поспешила ответить она.
Кирка пришла раньше. Аля с Женькой еще не ушли — они пили чай и трепались. Я еще работала. Кирка несмело поздоровалась с присутствующими и затопталась у порога. Аля с Женькой с преувеличенным дружелюбием ответили на Киркино приветствие, с интересом уставившись на нее, — они были в курсе вчерашней разборки.
— Подожди, я закончу лист. Посиди пока. — Я кивнула ей на стул рядом с собой.
— Может, сходить — что-нибудь купить? — Не смело спросила она, приблизившись ко мне.
— Ну давай.
— А что?
— Да все равно. Есть я не хочу. Пить вот хочется.
— Пива?
— Можно.
Кирка послушно кивнула и спешно смылась из комнаты. Отсутствовала она довольно долго. Аля уже умотала домой, а Женька ушла в свою комнату, когда вновь нарисовалась Кирка и стала выгребать на стол продукты, как Дед Мороз — подарки. Кроме пива, она вытащила из сумки два хот-дога, бананы и кофе. Кофе я обрадовалась — быстро загрузила чайник водой, включила его и, прихватив пиво, направилась в курилку.
— Пойдем покурим.
В курилке мы уселись друг против друга и сна чала молчали. Я тронула челюсть.
— Болит, меж прочим. Боюсь, не сломала ли.
— Ну… сама виновата.
— Что?!
— Я же защищалась.
— Вот как?
— Я испугалась. Ты была в таком состоянии… Неизвестно, что от тебя можно было ожидать…
— И ты решила таким способом привести меня в чувство?!
— Да.
— Мило.
Кирка испуганно уронила взгляд в пол и не отвечала.
— Знаешь, — я прикурила следующую сигарету, — меня впервые ударили по лицу. Я тебя прощу — уже простила, но никогда не забуду этого. Понимаешь, о чем я?
Кирка подняла глаза — в них появилась незнакомая мне краска. Она затушила сигарету и, запихав руки глубоко в карманы, откинулась на спинку, не отводя взгляда от меня:
— Это я тебе никогда не прощу!
— Ка-а-ак интересно! Чего же?
— Я не прощу, что мне пришлось ударить тебя, — повторила она, четко выговаривая слова дрожащим голосом.
— Боже!! Страсти-то, какие! Пафосу-то!
— Можешь смеяться, — в Киркином голосе мелькнула обида, — тебе все равно не понять этого.
Я, действительно, не удержалась от смеха.
— И чего же такого мне не понять??
Кирка подавленно молчала, упорно не вытаскивая руки из карманов. Мне стало скучно. Хмыкнув, я отвернулась к окну и, цедя пиво, ушла в разглядывание тающего в сумерках пейзажа за чистым стеклом. Мне стало скучно и обидно. Обидно от очередного разочарования в человеке. От мысли, что я — безнадежно одинока. Безнадежно. Тупо уставившись на серую картинку в раме окна, я чувствовала на себе напряженный взгляд Кирки.
— Я люблю тебя. — Услышала я в очередной раз надоевшую мне фразу.
Я резко повернулась:
— Любишь? Значит, это ты так любишь… А что ты называешь любовью? Да ты уверена, что умеешь любить??
— Да, умею.
Я устало вздохнула.
— Кир, любовь — это щедрость… Бескорыстное чувство такое… — Я пресно, медленно выговаривала слова, чувствуя подползающую тошноту от темы разговора. — Не утверждение собственной важности за счет любви другого, а просто… способность и желание — желание! — дарить. Дарить! Понимаешь…
— Да. Я дарю! Ты просто этого не видишь.
— Да вижу я все… — мне было совсем уже скучно.
— Тебе этого не надо. Ты сама не умеешь любить. Ты никого не любишь и никогда не любила!
Я слабо усмехнулась и вновь уединилась с пивом. Кирка помолчала, чего-то выжидая, закурила новую сигарету и сказала с робкой надеждой в голосе:
— И меня ты не любишь.
— Да люблю я тебя, — небрежно бросила я, отмахиваясь от залпа дыма, выдохнутого Киркой прямо на меня. — По-своему, ка-анешно, но люблю. Дело не в этом… — я затушила сигарету, вознамерившись сказать, наконец, то, что хотела. Кирка напряглась.
— Мне с тобой стало неинтересно. — Я взглянула на Кирку. Она сидела уже в своей позе «кучера» — руки на широко расставленных коленях, голова в пол — и беспорядочно затягивалась, смешно щурясь от собственного дыма. Я вздохнула.
— Я не говорю сейчас об интиме или чем-то подобном. Мне просто неинтересно с тобой общаться. Извини. — Я замолчала.
— Почему? — пробился сквозь клубы дыма Киркин голос.
— Я не знаю.
— А раньше было интересно? — Вновь донеслось из никотинового тумана.
— Да. Было. Было, — я радовалась каждой встрече с тобой. Мне хотелось тебя все время видеть, и я даже… Я даже была счастлива. Но все прошло. Так бывает.
— Нет! Так не бывает!
— Бывает.
— Ты меня разлюбила?
— Не разлюбила, Кир. Устала.
— Мы не будем встречаться?
— Ну почему… Все еще может быть. Но… меня стали напрягать встречи с тобой. И эти разборки… На фига мне это?
— Меня нельзя не любить!
— Ка-анешно. Только это буду не я. Прости, Кир.
— Я тебя ненавижу!
— Ну, спасибо.
Она вдруг резко вскочила и, не вытащив головы из сутулых плеч, загрохотала башмаками вниз по лестнице.
— Ненавижу!..
Плачет, наверное. Хех… Входная дверь сильно хлопнула, и все затихло. Вот и хорошо. Одна…
— Ира! — Услышала я возмущенно-громкий голос Женьки, — Ты где?? У тебя весь чайник выкипел!
— Тьфу, блин! — Я ринулась в комнату. — Забыла совсем… — Я пролетела мимо укоризненной физиономии Женьки и подняла крышку. Нда… Сожгла.
На столе скучал натюрморт из бананов и остывших хот-догов. Я закинула все это в холодильник. Вытряхнув из пачки последнюю сигарету, вернулась в курилку и стала у окна.
В ядовито-желтом свете уличных фонарей по площади сновали темные фигуры прохожих. Они почему-то были все похожи друг на друга. Без лиц, без глаз. Просто заведенные чьей-то рукой механические игрушки. Куда-то двигаются, что-то делают. А зачем?..
Через месяц Новый год. Новый…
Праздники прошли как обычно. Еще за неделю до них был беспорядочно-пьяный угар, потом стандартная ссора с мамой в самый канун и мой дуэт с бутылкой шампанского под бой курантов по телевизору. Потом еще неделя погружения в ненужные встречи с ненужными людьми и обескураживающий вы6рос на берег служебных будней.
Кирка не звонила. Подполковник тоже затаился, где-то, в засаде, видимо. Я машинально ходила на службу, после так же машинально возвращалась домой, смотрела телевизор и засыпала. Просыпаться было неинтересно, да я и не уверена, что этот процесс происходил. Скорее всего, я спала. И не было никакого желания просыпаться. Не было желания…
Зима в этом году была серая.
Хозяева однокомнатной хаты, которую я снимала, затеяли ремонт, вознамерившись увеличить плату. Новая цена была для меня неподъемной, я не стала продлять договор и переехала к родителям. Искать другую квартиру не хотелось.
Иногда я вспоминала про Кирку, удивляясь ее молчанию. Подполковник позвонил однажды, найдя какой-то бестолковый повод, и, получив отлуп, снова затаился. На службе я строгала листы со скоростью электровеника, по вечерам сражалась с Андреем в шашки и шла домой.
В конце февраля я позвонила Кирке на кафедру. Ее не было, я оставила записку с просьбой перезвонить мне и на следующий день услышала в трубке ее тихий голос.
— Привет. Мне передали твою записку.
— Привет! Ну, как поживаешь?
— Нормально… А ты?
— А-а-а… Паршиво чет…
— Приехать?..
— Приезжай.
— Когда?
— А когда сможешь?
— Да хоть сейчас.
— Приезжай!
Я снова стала встречаться с Киркой, пить пиво, жаловаться на жизнь и трахаться с ней.
Однажды, заехав за ней в универ, мне пришлось ждать, когда она закончит занятия со студентами в компьютерном классе. Чтобы мне не скучать, Кирка загрузила мне свободный комп и открыла сайт с чатом, быстро показав, как им пользоваться. Игра понравилась мне сразу. Особенно то, что можно было в течение всего сеанса заходить сколько угодно раз, меняя свои ники. Это было забавно. Хотя сам треп показался мне довольно бессмысленным.
Словом, я совсем неожиданно нашла себе развлечение — и стало не так скучно жить. Я теперь уже целенаправленно ездила к Кирке на занятия и залезала в нет. Правда, никаких знакомств не завязывала, просто стебалась. Я принялась искать но вые чаты, и один из них меня привлек полным ко мне невниманием. Собеседники активно общались друг с другом, как давние знакомые, по-хамски не реагируя на мои приветствия. Я была упорной. И вот, совсем неожиданно, на меня кликнули. В этот раз я спонтанно зашла под ником обострение.
ЧИЛИ: обострение, … хех
Я оторопела.
обострение: ЧИЛИ, ммм…
ЧИЛИ: обострение, … а чего? клевый ник*)
обострение: ЧИЛИ, благодарю
ЧИЛИ: обострение, … не за шта… а чего обострение то? *)
обострение: ЧИЛИ, чувстствссс
ЧИЛИ: обострение, … весеннее? *))
а подозрительная! Не нравится мне этт…
обострение: ЧИЛИ, сезонное!
По разговорам Чили в руме с другими собеседниками я с любопытством определила пол вебперсонажа. Это была девушка. Тут в чат вошел некто под ником «психотерапевт». К нему быстро выстроилась очередь, куда поторопилась и Чили, опередив меня.
обострение: ЧИЛИ, не могли бы вы пропустить меня вперед? обострение все же…
ЧИЛИ: обострение, … пожалста, проходите! *)
обострение: ЧИЛИ, вы очень любезны, я непременно отблагодарю вас!
ЧИЛИ: обострение, .. хех, натурой пожалста! *))
обострение: ЧИЛИ, натуру разогреть?
ЧИЛИ: обострение, .. обижаете! мне полуфабрикатов не надо! *))
обострение: ЧИЛИ, куда доставить натуру?
ЧИЛИ: ПОЙДУ ПЕРЕКУРЮ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОБОСТРЕНИЯ! — Заявила Чили в рум кэпсом, и ник вышел.
И тут меня выкинуло. В универе был слабый коннект — и такое случалось. Когда мне удалось за браться в чат вновь, я обнаружила, что Чили, вернувшись, делает отчаянные попытки найти меня, кликая на разные ники и получая нелицеприятные ответы. Я вошла, как обычно, уже под новым ником и не сразу проявилась, понаблюдав немного за усилиями Чили. Кликнув на Чили, я поняла, что у нее слегка испортилось настроение, но общение все же вновь наладилось. Но меня снова вышвырнуло! От небольшого ума я вернулась опять под новым ником и обратилась к Чили. Она ответила, но ее ответы стали еще суше.
блин! Меня выкинуло в очередной раз и, войдя под ником «соня», я кинула шутливую мессагу Чили, не объясняя причин моих периодических исчезновений. Но Чили молчала. Я продолжала упорно кликать ее, но Чили, похоже, замерзла окончательно. Связь снова зависла, а занятия у Кирки закончились, и она уже тянула меня от компа. Я бросила попытки зайти в чат.
Но на следующий день я спецом направилась в нет, чтобы объясниться с Чили. У Кирки занятий не было, и я пошла в инет-кафе.
К моей радости ник ЧИЛИ висел в списке.
обострение: ЧИЛИ, привет
Ответа не последовало.
обострение: ЧИЛИ, здравствуйте!
Молчание.
обострение: ЧИЛИ, ответьте, пожалуйста…
Никакой реакции! Я выждала значительное время, наблюдая за движением окна, напряженно ожидая синей строчки. Мне не отвечали.
обострение: ЧИЛИ, вы обиделись? я не хотела это-о… позвольте объясниться! ЧИЛИ!
Чили упорно меня игнорировала. Вот характер! Но у меня он тоже есть!
обострение: ЧИЛИ
Нет ответа.
обострение: ЧИЛИ
Нет ответа.
обострение: ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ
Нет ответа.
обострение: ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ — ИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ — ИЛИ ЧИЛИ
ЧУДОвище: обострение, чего расЧИЛИкалось?
Вот и синяя строчка! Но это не Чили… Все же я обрадовалась вниманию, и поспешила пожаловаться незнакомцу на сложившуюся печальную ситуацию.
обострение: ЧУДОвище, да вот, хочу поговорить с ЧИЛИ, а они не отвечают….
ЧУДОвище: обострение, ну значит не желаютЬ)
обострение: ЧУДОвище, да я просто хочу объяснить! мне кажется, ЧИЛИ на меня обиделась, а я вовсе этого не хотела… непонятки возникли… и мне очень жаль…
ЧУДОвище: обострение, а что за непонятки?
обострение: ЧУДОвище, ну это долго объяснять… не могли бы вы попросить ЧИЛИ, чтобы она мне ответила?
ЧУДОвище: обострение, не могу
обострение: ЧУДОвище, жаль…
обострение: ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ ЧИЛИ
ЧУДОвище: обострение, прекрати флудить! (
Я не поняла слова и, обидевшись, продолжала настойчиво добиваться внимания Чили.
ЧУДОвище: обострение, так, если не хочешь щас отсюда вылететь — говори ты НАША или НЕ НАША????
Я начинала злиться.
обострение: ЧУДОвище, я сама по себе!
ЧУДОвище: обострение, сама по себе будешь гулять в другом месте! а с ЧИЛИ не будешь общаться пока не пройдешь фэйсконтроль! ((
обострение: ЧУДОвище, нет проблем! а что, общаться с ЧИЛИ я могу только с вашего разрешения???
ЧУДОвище: обострение, только с моего! давай иди в приват и отвечай на поставленные вопросы!
Я, занервничав, стала искать приват и, к моему облегчению, быстро разобралась. Строчки стали светло-коричневыми.
<обострение privat to ЧУДОвище>: уфф! все как на духу… давайте список вопросов
<ЧУДОвище privat to обострение> гри все свои ники!
<обострение privat to ЧУДОвище>: так… если все вспомню… соня, обострение, Мохова, Динама, липа… что-то еще… ну, не помню!! а что я не могу менять ники?
<ЧУДОвище privat to обострение> аааа… помню-помню)) … можешь менять ники но надо грить об этом… чтобы не было непоняток с челом крый с тобой разговариват)
<обострение privat to ЧУДОвище>: понял! я это от небольшого ума…
<ЧУДОвище privat to обострение> да ланнн)… а в реале имя какое?
<обострение privat to ЧУДОвище> ира
<ЧУДОвище privat to обострение> а как в этот чат попала?
<обострение privat to ЧУДОвище> да случайно совсем… адрес в списке увидела… вот, вошла… а с ЧИЛИ у меня конфуз вышел — меня выкидывало из нэта и я заходила под другими никами… я не хотела ее обидеть… она не будет со мной общаться??
<ЧУДОвище privat to обострение> буит) … откуда ты?)
<обострение privat to ЧУДОвище> кырск
<ЧУДОвище privat to обострение> эт хде?)
<обострение privat to ЧУДОвище>: Красноярск
<ЧУДОвище privat to обострение> понятнова… скока те лет? занимаешься чем?)))
Тут я тормознула. Опубликовывать свой солидный возраст в чате, где, как я уже поняла, в основ ном зависают малолетки, мне не хотелось. И я скинула махом десяток своих бестолковых лет!
<обострение privat to ЧУДОвище>: 22 скоро брякнет… архитектор
<ЧУДОвище privat to обострение> а как скоро?)
<обострение privat to ЧУДОвище>: в апреле… 13. 04
<ЧУДОвище privat to обострение> овен штоли?)
<обострение privat to ЧУДОвище>: не знаю — вроде овен
<ЧУДОвище privat to обострение> а че с ЧИЛИ прикольно общаться?)
<обострение privat to ЧУДОвище>: да мы даже познакомиться не успели как следует… просто я хочу с ней объясниться! а то меня совесть мучает…
<ЧУДОвище privat to обострение> не перживай))… буш общщаться).. считай что фэйсконтроль прошла на 5!)))
<обострение privat to ЧУДОвище>:!!!! спасибо!
Я немного удивилась такому легкому фэйсконтролю и поспешила к Чили. обострение: ЧИЛИ
Но мне не ответили.
обострение: ЧИЛИ?
Тишина… я была обескуражена и кинулась за помощью к Чудовищу.
<обострение privat to ЧУДОвище>: вы сказали, что ЧИЛИ будет со мной общаться, но она молчит… я же прошла фэйсконтроль?? ?
<ЧУДОвище privat to обострение> не огорчайс-си))) буит!)
<обострение privat to ЧУДОвище>: я вам верю!!
<ЧУДОвище privat to обострение> угу) тока в следующий раз если меняш ник — гри об этом))
<обострение privat to ЧУДОвище> обязательно!
И я зависла в молчании-ожидании. Нетрудный фэйсконтроль все же изрядно вытряхнул из меня силы, и для продолжения настойчивых попыток добиться внимания Чили их уже не осталось. Я решила выйти на сегодня. Уже приготовила прощальную мессагу для Чили и Чудовища, как увидела синюю строчку.
ЧУДОвище: обострение, :)
обострение: ЧУДОвище, да?
ЧУДОвище: обострение, не да — а это смайлик, улыбка)))
Я лихорадочно бросилась в поиски смайлика на клавиатуре.
обострение: ЧУДОвище, :)))
обострение: ЧИЛИ, до свидания:))))
Чили не ответила.
обострение: ЧУДОвище, до свидания! :) спасибо! :
ЧУДОвище: обострение, покась:)
Я нажала exit.
На следующий день, сразу после службы, я помчалась в инет-кафе. Чудовище было в чате!
обострение: ЧУДОвище, привет:)))))))))
ЧУДОвище: обострение, здаров)
Чили не было.
обострение: ЧУДОвище, рада вас видеть! :)))
ЧУДОвище: обострение, неужели?)
обострение: ЧУДОвище, ага:))
ЧУДОвище: обострение, а че так?)
обострение: ЧУДОвище, не знаю… сама удивляюсь:)))
ЧУДОвище: обострение, ню-ню)
Мне хотелось узнать об этом персонаже… Я вспомнила про вчерашний фэйсконтроль.
<обострение privat to ЧУДОвище>: я вот вчера прошла у вас фэйсконтроль, а вы у меня нет:)))
ЧУДОвище: обострение, с какого такого перепугу я должна у тебя фэйсконтроль проходить??
Таак… В приват заходить не желает… Что-то я не так сказала.
обострение: ЧУДОвище: да нет… ну просто хоте лось бы познакомиться поближе:))
ЧУДОвище: обострение, как ближе?
обострение: ЧУДОвище: если, конечно, вы не против:)
ЧУДОвище: обострение, и как бум знакомиться?)
обострение: ЧУДОвище: ну я вам задам вопросы по тому же списку, а вы ответите… :) если пожелаете, конечно.. :))
ЧУДОвище: обострение, по какому еще списку??
обострение: ЧУДОвище: ну если не хотите… извините…. :)
ЧУДОвище: обострение, ну давай свои вопросы) но не факт канешно что отвечу)
<обострение privat to ЧУДОвище>: спасибо! :) … откуда вы?.. . :)
<ЧУДОвище privat to обострение> москоу)
Она зашла в приват!!!
<обострение privat to ЧУДОвище>: а чем вы там занимаетесь?.. . :)
<ЧУДОвище privat to обострение> работаю)
<обострение privat to ЧУДОвище>: а можно уз нать где и кем именно?.. . :)
<ЧУДОвище privat to обострение> нельзя
<обострение privat to ЧУДОвище> извините…)… а как ваше реальное имя?.. :)
<ЧУДОвище privat to обострение> Анна
<обострение privat to ЧУДОвище> очень приятно:))) а лет вам сколько? :)
<ЧУДОвище privat to обострение> 26 мне
Тут в чат вошла Чили.
ЧУДОвище: ЧИЛИ, прювет!)) как всегда верхом — нa мне)))
Я взглянула на список — ник ЧИЛИ разместился над ником ЧУДОвище.
<обострение privat to ЧУДОвище> спасибо:))
обострение: ЧИЛИ, привет:)))
<ЧУДОвище privat to обострение> не за чта)
ЧИЛИ: ЧУДОвище, привет))) раздавлю щас*)))
ЧИЛИ: обострение …. привет
ЧУДОвище: ЧИЛИ, слазь!)))) хотя ты ж у нас худенькая))))
Чили мне ответила, но я почему-то растерялась. Хотелось общаться с Чудовищем, но они затеяли АКТИВНЫЙ диалог в общаке, и я почувствовала себя неловко. И решила слинять сегодня.
обострение: ЧУДОвище: мне пора! было приятно познакомиться:))) до свидания:)))
<обострение privat to ЧУДОвище> ЧИЛИ со мной заговорила! :))))
обострение: ЧИЛИ, до свидания:)) мне пора…. вы не обижаетесь на меня? ….))
ЧИЛИ: обострение … не обижаюсь *) пока
ЧУДОвище: обострение, поки)
<обострение privat to ЧУДОвище>: а завтра вы будете? :)
<ЧУДОвище privat to обострение> куда я денусь)
обострение: ЧИЛИ, :)))
обострение: ЧУДОвище::))) спасибо:)
Я вышла.
Долго не могла уснуть. Странное возбуждение держало мозг в боевом состоянии — я снова и снова прокручивала чатные диалоги, пытаясь угадать интонации реплик Чудовища и Чили. Острое желание УЗНАТЬ, кто сидит по ту сторону Сети, не давало мне покоя.

0

4

ДИАСПОРА. РУ
На следующий день, без звонка, ко мне на службу пришла Кирка, но это было уже совсем некстати. Бессовестно и быстро я придумала отмазку — мне сегодня обязательно надо зайти к сестре. Кирка, однако, что-то заподозрила и робко предложила проводить меня.
— Кир, нет, извини. Во-первых, сейчас у меня срочная работа, а потом сразу бежать. Тебе лучше не светиться тут сейчас, а то шеф разворчится, он и так уже… Я тебе позвоню завтра! Хорошо?
Кирка огорченно кивнула, но послушно ушла, повесив плечи. Я отшвырнула подальше легкие угрызения совести и, как только закончился рабочий день, помчалась в кафик.
Оккупировав свободную машину, я взволнованно набрала адрес чата. Стукнула мышью по надписи «вход» и замерла, как ребенок, впервые пришедший в театр в ожидании волшебства перед открытием занавеса.
Страница медленно открылась, и я сразу кинула взгляд на список.
Чудовище! Оно здесь!
Почему-то я не решилась объявиться под своим уже засвеченным ником обострение и смущенно зашла под другим.
К нам приходит липа.
липа: ЧУДОвище, привет:)))))) это обострение:)
ЧУДОвище: липа, прив)
Чудовище разговаривала с кем-то в руме, и я с любопытством принялась отслеживать ее разговоры. Тема была о ее переезде на новую квартиру. Хм, … интересно.
липа: ЧУДОвище, как поживаете? :)
ЧУДОвище: липа, хорошо поживаем…. а что обострение кончилось?)
липа: ЧУДОвище, неее:)))) не кончилось! :))))
Я нырнула в приват.
<липа privat to ЧУДОвище>. а где вы в москве живете? в каком районе?
Она тоже зашла в приват, и это мне понравилось…
<ЧУДОвище privat to липа>: а че уже в гости собираешься?
<липа privat to ЧУДОвище>: ну, если пригласите…
<ЧУДОвище privat to липа>: я меняю сейчас квартиру
Не приглашает…
<липа privat to ЧУДОвище>: почему?
<ЧУДОвище privat to липа>: патамучта дешевле
<липа privat to ЧУДОвище>: а куда? если не секрет, конечно….
Она назвала какой-то окраинный район. Хм, с деньгами, значит, проблемы…
<пипа privat to ЧУДОвище>: а вы давно в москве живете? :)
<ЧУДОвище privat to липа>: десять лет
<липа privat to ЧУДОвище>: а родились где ? :)
<ЧУДОвище privat to липа>: в Кирове
<ЧУДОвище privat to липа>: тьфу! в вятке)
<липа privat to ЧУДОвище>: а в москву чего — учиться поехали? :)
<ЧУДОвище privat to липа>: учиться…
<липа privat to ЧУДОвище>: а в вятке негде было учиться? :))
<ЧУДОвище privat to липа>: тесно мне было там
<липа privat to ЧУДОвище>: понятно, а где учились? :)
<ЧУДОвище privat to липа>: университет культуры
<липа privat to ЧУДОвище>: у как интересно! :) а на кого? :))
<ЧУДОвище privat to липа>: режиссер кино и тв)
Оппа! А у девочки, наверняка, амбиции… не какой-нибудь пищевой там техникум… Что за город — Вятка? Наверняка, провинция. Понятно, хотелось жизни красивой. С характером девочка, видать, непростым. Но…
<липа privat to ЧУДОвище>: а почему именно там учились? :) мечтали с детства? :)
<ЧУДОвище privat to липа>: эт допрос?)
<липа privat to ЧУДОвище>: ну что вы…. просто мне интересно про вас:) извините….
<липа privat to ЧУДОвище>: а чем вы там на работе занимаетесь?
Опять не скажет?
<ЧУДОвище privat to липа>: монтирую видео
Не очень понятно. Ну, ладно.
<липа privat to ЧУДОвище>: а после работы чем занимаетесь? :))
<ЧУДОвище privat to липа>: с друзьями встречаюсь, на сейшены иногда хожу
Куда-куда она ходит? Интересно… а амбиции ее столицей, наверняка, обломаны уже… Просто выживанием она там занимается, скорее всего… Нда… Москва — штука слоооожная!
… в этот день я впервые подвисла в инете почти на четыре часа. Пока она не засобиралась домой.
ЧУДОвище: липа, ну мне пора….)
липа: ЧУДОвище, уже? а куда? :)))
ЧУДОвище: липа, от любопытства кошки дохнут)
липа: ЧУДОвище, извините. :)
ЧУДОвище: липа, домой я иду)
липа: ЧУДОвище, завтра придете? :)))
ЧУДОвище: липа, с какой стати?. , завтра выходные ващет)
липа: ЧУДОвище, ну да) точно…. а в понедельник будете? :))
ЧУДОвище: липа, если работой не загрузят(( буду)
липа: ЧУДОвище, приходите! :) мне интересно с вами:)))
ЧУДОвище: липа, угу) ну все — поки)
И появилась неумолимая надпись на экране монитора — от нас уходит ЧУДОвище
И снова, засыпая, прокручивала мысленно наши диалоги. Почему-то этот персонаж увлекал меня все больше и больше.
В субботу, к концу дня, я что-то занервничала. Тоскливое чувство пустоты погнало меня из дома. Где-то задним умом я понимала, что меня тянет в Сеть, к новому, еще не разгаданному явлению под названием ЧУДОвище, но сегодня ее там не может быть, и я поехала к Кирке.
Она обрадовалась, увидев меня, но я тут же на чала ее грузить своим новым увлечением, все более загораясь от собственных фантазий, и Кирка завяла.
Она смотрела на меня так, как будто у меня поехала крыша.
— Ты чего, уж не ревнуешь ли?
— Нет… — она усмехнулась. — Просто грустно это…
— Что — грустно?
— Ну… непонятно мне это… как можно увлечься кем-то виртуальным… когда вот — я рядом, — она сама удивилась собственной смелости.
— Да ты не понимаешь! Это просто игра. Но очень азартная!
— Все играешь…
— А что еще делать?.. в этой жизни… Следующий день я тоже заполнила обществом
Кирки, нетерпеливо наблюдая, как тает время, приближая встречу с Чудой.
В понедельник я, конечно, была в нете. В списке висел ник ЧУДОв — работе. От одного взгляда на этот ник у меня поднялась температура.
К нам приходит обострение.
обострение: ЧУДОв — работе, :))))))))))))))))))))) привет:)
ЧУДОв — работе: обострение, прив) опять обостряешься?))
Она приветлива!
Все же сквозь виртуал я чувствовала явную настороженность и нежелание с ходу брать наживку. И во мне разгорался охотничий инстинкт… Так, будем идти напролом! Посмотрим, удастся ли мне ее сразу сбить с ног психической атакой. Признаюсь в любви!
обострение: ЧУДОв — работе, работаете??
ЧУДОв — работе: обострение, угу ((
Я просекла, что обратная скобка означает неважное настроение, огорчение, словом, обратную эмоцию смайлику.
обострение: ЧУДОв — работе, : не мешать?….)
ЧУДОв — работе: обострение, просто буду тормозить)
Берем на абордаж!
<обострение privat to ЧУДОв — работе>: а я влюбилась! :)
<ЧУДОв — работее privat to обострение> в кого?)
<обострение privat to ЧУДОв — работе>: в ЧУДО!)))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> вот эт я попала!
Блин! Устояла.
<обострение privat to ЧУДОв — работе>. а чего?))
<ЧУДОв — работее privat to обострение> и че делать теперь бум?) жениться?)
Хорошая какая реакция у нее!
<обострение privat to ЧУДОв — работе>: сначала — помолвка!))))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> и как ты эт себе представляешь?
Вот я и растерялась…
<обстрение privat to ЧУДОв — работе>: да не знаю еще… а вы как представляете?))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> никак не представляю.
Хм… км… Непросто с этой девушкой. Постой! А если она просто-напросто законченная натурал-ка??.. 1м, ладно, если это действительно так, это должно очень скоро выясниться. Продолжим ата ку!
<обострение privat to ЧУДОв — работе>: может вы мне дадите свой мэйл?))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> зачем?) обострение privat to ЧУДОв — работе>: буду вам письма слать))))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> какие еще письма? обострение privat to ЧУДОв — работем любов ные)))))))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> и что я с ними делать буду? читать маме вслух?
Рассердилась… Но, судя по тому, что нет резкого отлупа, я все же не ошибаюсь. Просто понятна ее осторожность.
<обострение privat to ЧУДОв — работе> я еще не надоела вам?))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> пока не надоела)
<обострение privat to ЧУДОв — работе> пока ? :) тогда я позанудствую еще немного?)))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> зачем??
<обострение privat to ЧУДОв — работе> ну… просто вы мне интересны))))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> а че так?)
<обострение privat to ЧУДОв — работе> не знаю
<ЧУДОв — работе privat to обострение> ну-ну… все мне работать надо
<обострение privat to ЧУДОв — работе> вы уходите?? ?
<ЧУДОв — работе privat to обострение> угу. у мине работа ващет
<обострение privat to ЧУДОв — работе> а когда вернетесь?….
<ЧУДОв — работе privat to обострение> мож через час. как смонтируется.
<обострение privat to ЧУДО — в — работе>: я подожду можно?))
<ЧУДОв — работе privat to обострение> как хочешь
От нас уходит ЧУДОв — работе
Все же она мне отвечает… Я бы давно послала человека. Или характер такой… добрый… или жизнь в столице приучила быть осторожнее с людьми — не лупить с размаху…
Я ушла на другой чат, время от времени заглядывая в список ников диаспоры. Уже прошел час, а ее все еще не было. Мне стало грустно. Наконец — явился долгожданный ник ЧУДО.
Я, усмехаясь собственной радости, быстро вскочила в чат под ником РОМЕО. К нам приходит РОМЕО.
РОМЕО: ЧУДО, :))))))))))))))))))))))))))))))))))
РОМЕО: ЧУДО, это обострение)))
ЧУДО: РОМЕО, о, господи!)
РОМЕО: ЧУДО, закончили работу?))
ЧУДО: РОМЕО, да)))
<РОМЕО privat to ЧУДО>: каааааааааак я скучала))))))
<ЧУДО privat to POMEO>: так неча в инете висеть — пошла бы погуляла лучче)
<РОМЕО privat to ЧУДО>: не с вами интереснее))))
ЧУДО: РОМЕО, ланнова… я уже домой собираюсь)
Вот те на! А я чего тут подвисала тогда целый час???
РОМЕО: ЧУДО, уже? ((((((
ЧУДО: РОМЕО, угу) у мине рабочий день закончился ващет)))
РОМЕО: ЧУДО, ээээх!!!!.. тогда — до завтра!!!))))
ЧУДО: РОМЕО, поки)
От нас уходит ЧУДО.
Вот так. Ушла легко, и плевать ей на меня… Ну, ничегоооооооооо…
А игра действительно увлекательная. Здесь всего два варианта. Либо дергают за твои ниточки по ту сторону Сети, либо это делаешь ты.
Азартное желание выиграть эту партию захватило меня. Бесспорно, это было во много раз интереснее вечерних игр в шашки с шефом.
Весь следующий день я с нетерпением ждала вечера.
Она была в чате.
К нам приходит колечко.
колечко: ЧУДО, :))))))))))))))))))))))))))))))) привет))))) обострение)
ЧУДО: колечко, трасти))
колечко: ЧУДО, скучаю что-то… думаю о вас все время
ЧУДО: колечко, может подумаешь о ком-нибудь другом?)
колечко: ЧУДО, не могу
ЧУДО: колечко, почему не можешь?)
<колечко privat to ЧУДО>: говорю же — влюбилась я!! , , ))
<ЧУДО privat to колечко>: хва уже гнать то?
Хех… не верит… но в приват зашла!!!!
<колечко privat to ЧУДО>: не гоню я, я что виновата, что так вот….
<ЧУДО privat to колечко>: ничем не могу помочь
ЧУДО: телефон — кинула она в рум.
Я поняла, что надо ждать. Пока ее не было, я покурила. Вернувшись, увидела в руме свой ник си ним цветом -
ЧУДО: колечко
Ура! Она сама кликнула меня.
колечко: ЧУДО, кто звонил? :)))
ЧУДО: колечко, хто надо)
колечко: ЧУДО, , простите)
Я зависла, соображая, что еще предпринять. Ее такое упорное нежелание принять меня разжигало еще больше. И я уже не понимала — игра это или я, действительно, подсаживаюсь на этого человека…
колечко: ЧУДО, а можно я вас еще вопросами — помучаю?… :)
ЧУДО: колечко, какими еще вопросами?
колечко: ЧУДО, а когда у вас отпуск? :)
ЧУДО: колечко, не знаю исче (
колечко: ЧУДО, скажите, а если б я в москву приехала, вы бы захотели со мной встретиться? :)))
ЧУДО: колечко, а че уже собираешся?)
колечко: ЧУДО, хочу:) собираюсь в августе).. если други-подруги не отговорят…. :)
ЧУДО: колечко, а че други такое влияние на тебя имеют?))
колечко: ЧУДО, вы на вопрос не ответили захотите со мной встретиться? :)))
ЧУДО: колечко, так ты приедь сначала) там посмотрим) колечко: ЧУДО, приглашаете? :) а чего делать будем? :))
ЧУДО: колечко, хыхыхы…. так у нас программа отработана)) скушна не буит)))
колечко: ЧУДО, а что за программа? :)))
ЧУДО: колечко, ну приедешь — увидишь))
колечко: ЧУДО, приеду!!!! :))))))
ЧУДО: колечко, не пужай) на какой вокзал с цветами бежать?))
Интересно, а действительно может прийти встречать? Напроситься нагло?. , пригласит ?.. или нет?..
колечко: ЧУДО, вот только не решила еще где остановиться…. можете мне помочь? :)
ЧУДО: колечко, не могу, извини
колечко: ЧУДО, да ладно:)) мне есть где:)
Хм… ну, понятно, вообще то… совсем меня не знает…
колечко: ЧУДО, а вы часто из москвы выезжаете? :)
ЧУДО: колечко, да я ващет периодически выезжаю) раз в две недели))
К родителям, наверное?.. колечко:
ЧУДО, и в какую сторону? :)
ЧУДО: колечко, на юго-запад) колечко:
ЧУДО, и как далеко на юго-запад?))
ЧУДО: колечко, украина)
<колечко privat to ЧУДО>: а что там? :)
<ЧУДО privat to колечко>: там лУбовь)))
Вот это лом…
<колечко privat to ЧУДО>: вот как? и большая лУбовь? :)))
<ЧУДО privat to колечко>: большая
<колечко privat to ЧУДО>: как интереееесно! и окого полу лУбовь? :))))
<ЧУДО privat to колечке>: полу такого какого надо
Черт! «какого надо» — это что же значит?? Парень у нее там? А почему бы и нет, с чего я взяла, что… Все же… черт возьми! Может, я ошибаюсь? Девушка у нее там или парень? Если парень, мне тут делать нечего. И я сразу почувствовала подползающую скуку и разочарование… Нееет! Не может быть, чтоб меня так судьба надула! Не может быть, что напрасно этот персонаж меня уже увлек. Буду бить в эту цель до конца!
<колечко privat to ЧУДО>: а какого надо? :))) полу:)
<ЧУДО privat to колечко>: какого надо такого и полу.
<колечко privat to ЧУДО>::)))) загадочная какая у вac там лУбовь:))))
<ЧУДО privat to колечко>: угу. и ваще я свою точную жизнь ни с кем обсуждать не собираюсь!
<колечко privat to ЧУДО>: ага:)) и мне в этой жизни места нет?… :)))
<ЧУДО privat to колечко>: нет
<колечко privat to ЧУДО>: грустно
<ЧУДО privat to колечко>: переживешь)
<ЧУДО privat to колечко>: и ета с чего ты взяла что я девушками интересуюсь??
Оппа! Какой вопрос любопытный. И задан по форме интересно. У меня снова затеплилась надежда.
Однако врасплох… Ну, в таком случае, лучше всего обмануть «противника» липовой капитуляцией.
<колечко privat to ЧУДО>: это я ими интересуюсь ладно… потопала я
Вот так!
<ЧУДО privat to колечко>: обиделась?)
А вот это еще интереснее… по-моему, это сочувствие… Ура! Я веду.
<колечко privat to ЧУДО: не обиделась).. огорчилась только
<ЧУДО privat to колечко>: нэ надаа)) *поет* как мноооого дееевушек хорооооших)))
Блин! А это что? Издевается? Что ли… Может, я все же ошиблась??
<колечко privat to ЧУДО>: вот теперь обиделась! что за песни?
<ЧУДО privat to колечко>: эт в том смысле что не на одной мне сошелся клином белый цвет)))
И тут в чат вошла Чили. Вовремя она сейчас. А то я уже в тупике себя чувствую. И настроение па дает как…
ЧУДО: ЧИЛИ, прюв!!)))
колечко: ЧИЛИ, привет) обострение это)
ЧИЛИ: ЧУДО, … здрямки)
ЧИЛИ: колечко, … привет*)
Чудо стало тормозить. Вдруг Чили кинула мне в приват.
<ЧИЛИ privat to колечко>: напиши мне письмо.
***

@mail.ru
Вот это да! Подозреваю, они обменялись в привате впечатлениями о моей особе. А все же я не ошиблась!!
<колечко privat to ЧИЛИ>: напишу!)))))
колечко: ЧИЛИ, а я уже ухожу…) пока)
колечко: ЧУДО, пока….)
ЧУДО: колечко, давай удачи
Чили тормозила.
колечко: ЧИЛИ, махни мне ручкой, плиз))
ЧИЛИ: колечко, машу*)
И я оставила их обмениваться новостями. По-моему, неплохой результат. Сегодня. И я уже предвкушала день завтрашний.
Но назавтра ко мне заявилась Кирка и сумела-таки поломать мои планы, предложив вместе поужинать. Знала ведь, что не откажусь от мяса на углях. Запрещенный прием.
За это я обрушила на нее водопад моих новых впечатлений. Она слушала меня молча, глядя на меня грустными глазами.
— Как ты думаешь, удастся мне ее «сделать»?
— «Сделать»?..
— Ну, завоевать… заинтересовать!
— Неа.
— Почему??????
— Не нужна ты ей.
— Пааасмотрим!
— И тебе она не нужна.
— Хех… — я поняла, что Кирка сворачивает на свою занудную тему о моей «сучности», и усмехнулась: — А может, это моя судьба?
— Я — твоя судьба! — Нахально парировала она.
А следующий вечер я сидела перед монитором в кафике, поглощенная виртуальной жизнью. Сегодня она была — ЧУДОваще.
К нам приходит каприz
Каприz: ЧУДОваще, привет))))))))))))))))))) обострение
ЧУДОваще: Каприz , а скока радости то!)
Каприz: ЧУДОваще, так вы моя единственная радость в жизни)))
ЧУДОваще: Каприz, ню-ню
Каприz: ЧУДОваще, не верите? (((((
ЧУДОваще: Каприz, да мне без разницы как-то…
Каприz: ЧУДОваще
ЧУДОваще: Каприz, эт што за многоточие???
Каприz: ЧУДОваще, это огорчение
<Каприz privat to ЧУДОваще>: так вы мне не дадите свой мэйл?..
<ЧУДОваще privat to Каприz>: для лУбовных писем?)))
<Каприz privat to ЧУДОваще>: это будут приличные письма — обещаю!!)))
<ЧУДОваще privat to Каприz>: ну лови —
***

@mail. ru
Дала!!! Значит, начинает доверять…
<Каприz privat to ЧУДОваще>: поймала!) спасибо)))))))))))
<ЧУДОваще privat to Каприz>: че уже пишешь? *)))
<Каприz privat to ЧУДОваще>: завтра ждите!!)))))
<ЧУДОваще privat to Каприz>: хыхыххыхы)))))) умру от нетерпения!))
<Каприz privat to ЧУДОваще>: не — живите!))))))))) это я без вас умру)
<ЧУДОваще privat to Каприz>: не умрешь)
Так… надо дать передохнуть ей от моих любовных домогательств.
<Каприz privat to ЧУДОваще>: вы курите?)
<ЧУДОваще privat to капри2>: курю(
<Каприz privat to ЧУДОваще>: а что?)
<ЧУДОваще privat to Каприz>: Winston one
<Каприz privat to ЧУДОваще>: курить хочется покурю?)
<Каприz privat to ЧУДОваще>: вы только не исчезайте!!!!!! я скоро!!!!!)))
<ЧУДОваще privat to Каприz>: угу Лихорадочно выкурив сигарету, я ринулась назад к компу.
каприz: ЧУДОваще, ))))))))))))))))))))
Молчание. Я испугалась.
каприz: ЧУДОваще, вы где?
ЧУДОваще: Каприz, тута я) курила
<каприz privat to ЧУДОваще>: уф!)) а я испугалась)))))))))
<ЧУДОваще privat to каприz>: гы) чего?)))
<каприz privat to ЧУДОваще>: да вернулась — а вы молчите…)
<ЧУДОваще privat to Каприz>: слуш ты откуда в нат выходишь?)
<Каприz privat to ЧУДОваще>: инет-кафе)
<ЧУДОваще privat to Каприz>: и скока у вас час стоит?)
Наконец-то и от нее вопрос! Хоть какой-то…
<каприz privat to ЧУДОваще>: 25 рэ)
<каприz privat to ЧУДОваще>: а хотите, я вам свои фоты вышлю?))
<ЧУДОваще privat to каприz>: вышли)
Ура! Ей все же интересно — что я за фрукт и как выгляжу!
Я загрузила две фоты. Они были общего плана, и рассмотреть мой настоящий возраст по ним было невозможно. Одна была прикольной — я в шали посреди бескрайних просторов. Зимой.
< каприz privat to ЧУДОваще>: пришли?))
<ЧУДОваще privat to каприz>: угу) эт ты где?
<каприz privat to ЧУДОваще>: зимняя — это я в командире на обмерах на юге нашего края, а летняя — на даче под кырском.
<ЧУДОваще privat to каприz>: а шо есть обмеры?
<капри2 privat to ЧУДОваще>: обмеры — обмеряем старые дома, а потом вычерчиваем… для реставрации.
<ЧУДОваще privat to каприz>: ясно)
Улыбается! Так, ну можно, пожалуй, и ответную фоту просить. Интересно, как она все же выглядит? Как чудовище или этот ник — кокетство?
<капри2 privat to ЧУДОваще>: аня, а вышлите мне свою фоту?))))
<ЧУДОваще privat to капри2>: гыг) так влюбишься же сразу!)))))
<капри2 privat to ЧУДОваще>: так я уже влюбленная!))))))) поздняк))))
<ЧУДОваще privat to капри2>: ну лови)
Высылает!
<каприz privat to ЧУДОваще>: расставила руки)))))))))))))))))))))
<ЧУДОваще privat to каприz> ну словила?)))
<каприz privat to ЧУДОваще>: грузится чтот)))))))))
Фота медленно открывалась сверху вниз. Хмм..
<каприz privat to ЧУДОваще>: есть!!!!!!!!!!))))))))))))))))
<ЧУДОваще privat to каприz>: гыг)
Игрушка в руках! Что за девичество… Волосы длинные, похоже, осветленные искусственно, помада на губах яркая. Девушка себя любит и желает нравиться… как девушка. Может, я все же ошиблась?? Глаза у нее красивые. Такие — втягивают. Если б не глаза, встреть я такую на улице — прошла бы мимо… думаю… Но я же уже призналась в любви. Так что ж, будем продолжать эту пьесу?
<ЧУДОваще privat to каприz>: и тишина
<каприz privat to ЧУДОваще>: так я в обмороке)))))))))))
<ЧУДОваще privat to каприz>: гыгыгы))) пол то грязный наверно?)))
<каприz privat to ЧУДОваще>: теперь чистый))))))))))
<ЧУДОваще privat to каприz>: подымайся ужо!)))
<капри2 privat to ЧУДОваще>: я люблю тебя
<ЧУДОваще privat to каприz>: не придумывай) ты — меня савсем не знаешь)
ЧУДОваще: каприz, ну мне пора уже собираться
После очередного признания в любви я решила перейти на «ты», тем более, что уже начинала чувствовать дискомфорт от моего к ней «вы».
каприz: ЧУДОваще, уходишь? (
ЧУДОваще: каприz, угу.)
каприz: ЧУДОваще, до понедельника?)
ЧУДОваще: каприz, меня в понедельник не будет)
каприz: ЧУДОваще, … почему? (… значит, до вторника?.. :)
каприz: ЧУДОваще, … во вторник будешь??..)
ЧУДОваще: каприz, буду, пока-пока)
Я снова не заметила, как пролетело несколько часов. Вылезла из-за компа и не могла понять — то ли я эмоционально вымотана, то ли, напротив, воз буждена.
В выходные я распечатала ее фоту и потом села творить письмо. Осторожное пока. Она ответила очень кратко, но вежливо. По трафарету моего письма.
На службе сдавался очередной объект, и был трудовой аврал. Несколько дней меня не было в Сети, и сегодня я мчалась туда как на крыльях. Эти встречи уже становились для меня необходимыми, как утоление голода или жажды…
К нам приходит Zzануда
Zzануда: ЧУДО, привет)))))))))))))))))
Zzануда: ЧУДО, обострение это)))
ЧУДО: Zzануда, да поняла я) привет)
Zzануда: ЧУДО, я от тебя письмо получила!)))))))))))))
ЧУДО: Zzануда, щастья то скока)))
<Zzануда privat to ЧУДО: я похудела за эту неделю! от любви… — кстати, это была правда.
<ЧУДО privat to Zzануда>: какой еще лУбви??
<Zzануда privat to ЧУДО>: к тебе… про-па-даююююю! уже неделю не сплю, не ем. на службе все дела перепутаны и заброшены(
<ЧУДО privat to Zzануда>:

Блин! Не нравится ей. Ну почему она не хочет принять мои чувства? Девушками не интересуется? Я не нравлюсь? Виртуал… не то, конечно. Был бы реал, — давно бы все решилось.
<Zzануда privat to ЧУДО>: ну почему??
<ЧУДО privat to Zzануда>. что почему?
<Zzануда privat to ЧУДО>: отлуп(( от тебя….
Я обратила внимание, что она разговаривает в руме с кем-то, и почувствовала ревность… Вот глупости-то!
<Zzануда privat to ЧУДО>: а тебе мои параметры не нравятся или вы принципиально против однополой лУбви?)
<ЧУДО privat to Zzануда>: мне твое нутро не нравится!
Вот это да… И когда она мое «нутро» разглядеть успела? Настроение поползло в пятки…
ЧУДО: santa, я щас приду! — вдруг кинула она персонажу, с которым, как уже заметила, она активно общалась в руме.
santa: ЧУДО, куда?? ? (((((
ЧУДО: santa, да 5 мин!!! бумаги надо отнести(((
Я суетливо поспешила напомнить о себе:
Zzануда: ЧУДО, буду жать!))))))
santa: Zzануда, ты хто тут?? ??
Оппа! Это еще что за такое?..
Zzануда: santa, зануда я — призналась я.
santa: Zzануда, а что тебе от ЧУДа надо?? ?
Ну, здрасти! Зааабавно!
Zzануда: santa, общаюсь) а в чем дело?)
santa: Zzanyдa, а кто ты такое есть — гри мне!
Да что за наезды? Я даже растерялась…
Zzануда: santa, о боже) …. я же сказала — зануда!) не напрягайте меня, плиз)
santa: Zzануда, я щас тебя так напрягу! Ну-ка проходи фэйсконтроль!
Zzануда: santa, как????????? опять?????????
Это показалось мне смешным уже, и настроение стало выравниваться. Тут вернулась Чуда.
ЧУДО: santa, она уже проходила у меня фэйсконтроль))))))
Ооочень любопытно! И что же это за персонаж нарисовался? Девушка, между прочим… Хех… Похоже, они ушли в приват. А после затеялся активный разговор в руме с несколькими персонажами. На меня перестали обращать внимание. Я увидела число 13 апреля и что-то о дне рождения. И о приезде Санты в Москву на это мероприятие.
Zzануда: ЧУДО, а что там про 13 апреля?)
ЧУДО: Zzануда, днюха у меня)
Zzануда: ЧУДО, серьезно?? ?? ?? так у меня тоже!))))))
Они затормозили — видимо, ушли в приват. И тут неожиданно проявилась Санта:
santa: Zzануда, так может и ты присоединишься?)))
Хопс! А Санта не такая уж суровая!
Zzануда: santa, да я бы не против)) но меня не зовут(((
И вдруг:
ЧУДО: santa, Zzануда, ТАК НИКА, Я НЕ ПОНИМАЮ В ЧЕМ ДЕЛО?? Я ЖЕ ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!
И мне в приват:
<ЧУДО privat to Zzануда>: теперь ты все поняла… и даже более того!
Вот это да… поворот сюжета, однако. Ну, что же, игра становится все интереснее. А главное — я не ошиблась! Теперь уже верняк. И охоту можно продолжить с еще большим упорством. То, что Чуда оказалась занята, меня никак не озаботило. Такие вещи не останавливали меня никогда.
Нет, но как она… В настоящую все… Вот так взять и показать ситуацию мне… А девушка-то всерьез все это воспринимает. Жизнь — всерьез… Хех. Ну, что же, подыграем:
<Zzануда privat to ЧУДО>: да извини
По-моему, тут надо по сюжету слинять по-тихому. Как бы я обескуражена новостью. Хотя! — я ра-даааааа! Будем прощаться на сегодня:
Zzануда: ЧУДО, пока)
Zzануда: santa, до свидания)
ЧУДО: Zzануда, поки
Санта промолчала.
А я ощутила новый прилив сил. Вот это развлечение!
Вечером я снова долго не могла заснуть и села творить очередное письмо. Для развития интриги я решила не появляться в Сети несколько дней. Но просматривая каждое утро почту, я не находила письма. Мне снова стало не по себе, и, не выдержав, я написала еще одно письмо, стимулируя свое эпистолярное творчество распитием остатков водки со служебной вечеринки. Закончив письмо, я перечитала его. Блин! Шедевра! Хех… и куда я силы грачу…
Позвонила Кирка. Робко поинтересовалась о встрече. Я нетерпеливо отмазалась и не врубилась в ее последующие слова о какой-то там аспирантке. Впрочем, вяло поиронизировала на тему об ее увлечении упомянутой девушкой. Кирка печально растворилась на том конце провода.
На следующее утро я заглянула в ящик. Вот! есть ответ…
From: «anima»<
***

@mail. ru>
То: «Ирина к
***

»<k — ira@mail. ru>
ЧУДО! Я сегодня на почту залетала — письма от тебя нет. Интересно узнать в какой ящик ты их кидаешь? А может, просто еще не написала….

***

***

*-ЕЩЕ НЕ ПИСАЛА, ВОТ СЕЙЧАС ПИШУ

***

***

По поводу лУбви — да ведь можно влюбиться в походку, в звук голоса, в интонацию, в жест руки, в случайный взгляд…. То что просвечивает через строчки на мониторе

***

***

***

*дд. МОЖНО… ИМЕННО ТАК У МЕНЯ И ПРОИЗОШЛО….

***

***

***

*
ТЫ для меня — это открытие, ну как тебе доказать, что все эт правда? Я тебя люблю -

***

НЕ НАДО НИЧЕГО ДОКАЗЫВАТЬ… ВЕРЮ Я.

***

***

*
Может и хорошо что денег у меня сейчас нет — что бы я натворила в Москве

***

***

***

***

***

***

* НУ НАПРИМЕР? ЧТО БЫ МОГЛА НАТВОРИТЬ? *)))))

***

***

***

***

*
Да как вам доказать, что настоящаая я! ООООО боже, как устала! От одиночества и непонимания! блинкомпот!

***

***

**НЕ РУГАЙСЯ.. НИКТО НЕ ВИНОВАТ, ЧТО НЕ ВСЕГДА ВСЕ СКЛАДЫВАЕТСЯ НЕ ТАК КАК МЫ ХОТИМ, ПРОСТО В ОДИН ПРЕ КРАСНЫЙ ДЕНЬ ВСЕ ВСТАНЕТ НА СВОИ МЕСТА — ПРОСТО НЕ НАДО ЗАБЫВАТЬ В ЭТО ВЕРИТЬ….

***

***

**
Я сегодня Winston one купила Как ты его куришь? Никакого кайфа

***

УГУ — ДА ТОЛЬКО С МОИМИ ПРОБЛЕМАМИ С ГОРЛОМ Я КРЕПЧЕ КУРИТЬ НЕ МОГУ УЖЕ… А НАЧИНАЛА С КЭМЭЛА И МАЛЬБОРО

***

***

но позволь тебя любить разве тебя это так напрягает???
**НУ КАК МОЖНО ЗАПРЕТИТЬ ИЛИ РАЗРЕШИТЬ ЛЮБИТЬ… ДЕЛАЙ ЧТО ХОЧЕШЬ, ПРОСТО НЕ НАДО ОЖИДАТЬ ОТ МЕНЯ ЧЕГО ТО… И ПОТОМ — ПРО КАКИЕ ПАРАМЕТРЫ ТЫ МНЕ ВСЕ ВРЕМЯ ТВЕРДИШЬ? — РАЗВЕ В ЭТОМ ДЕЛО? РАЗВЕ ЗА ЭТО ЛЮБЯТ?… ЛЮБЯТ ПОТОМУЧТО ЛЮБЯТ И ВСЕ, ПОТОМУ ЧТО СЧАСТЛИВЫ, ПОТОМУЧТО ЖИВУТ ТЕМ, КОГО ЛЮБЯТ

***

***

*
Думаю странно все они никто не любят меня на самом деле хоть и клянутся — я же вижу.

***

***

**ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО НЕ ЛЮБЯТ? МОЖЕТ, ТЫ ПРОСТО ИМ НЕ ВЕРИШЬ? А НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЕ НЕ ТАК УЖ И ПЛОХО?

***

***

*
Что же это такое?? ?? ? А как у тебя?

***

***

*Я ЛЮБЛЮ И ЛЮБИМА И ЗНАЮ ЭТО НА ВСЕ СТО.
НУ БУДЕТ У ТЕБЯ ЕЩЕ ВСЕ, ВОЗНИКНЕТ В ТВОЕЙ ЖИЗНИ ТВОЯ ВТОРАЯ ПОЛОВИНКА…. Я НАШЛА СВОЮ, ПОНИМАЕШЬ? И ОНА ТОЧНО МОЯ!!!!!

***

***

**Я пожалуй тебе кажусь совершенной идиоткой и читать тебе это все в облом Я представляю

***

***

***

***

***

НЕТ! НЕ КАЖЕШЬСЯ. Даже интересно чем все ЭТО закончится
Я ЗНАЮ — ВСЕ ПРОЙДЕТ….. И ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

***

***

***

**
Только очень прошу — не обрывайся!!!!!! Ты мне нужна!!!!!! Просто общаться!!!!!! Не кидай не кидай

***

***

***

***

***

ДА НЕ КИДАЮ я никого — я ВООБЩЕ МЕТАЮ ПЛОХО*))))СПАСИБО ЗА ПИСЬМО МНЕ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ВРЕМЯ ПОКА ПИСАТЬ
УДАЧИ ТЕБЕ
Вауу!.. Клюнула! Она поверила!! Мне! Поверила, что я влюбилась!..
Но какое все же хорошее у нее письмо… Искреннее… Я даже почувствовала угрызения совести. Но, блин! Я же тоже была искренна, — когда писала… хех.
Я стала думать о Чудовище как-то иначе. Меня забавляло, как можно саму себя настроить на какие-то придуманные чувства, и они действительно начинают завладевать тобой. «Уж не влюбился ли я в самом деле?.. Какой вздор! «
То, что я соврала свой возраст, стало мучить меня. Хотелось ответить ей откровенностью. Я решила признаться… побаивалась только, что мое вранье может оттолкнуть ее больше.
В Сеть я вернулась спустя несколько дней. Сердце бешено билось, пока загружался сайт… Она была здесь…
К нам приходит соня
соня: ЧУДОвище, )))))))))))))))))))) привет)
ЧУДОвища: соня, привет)
соня: ЧУДОвище, спасибо за письмо!))))
ЧУДОвища: соня, не за чта)
<соня privat to ЧУДОвище>: как настроение? ….)
<ЧУДОвище privat to соня>: нормал)
Зашла в приват!
<соня privat to ЧУДОвище>: блииин!
<ЧУДОвище privat to соня>: что такое? (
<соня privat to ЧУДОвище>: да не…) так…) измммучилась я)))))… только о тебе и думаю))))
<ЧУДОвище privat to соня>: подумай о ком-нибудь другом
<соня privat to ЧУДОвище>: не могу я в августе точно приеду) мы встретимся?..)
<ЧУДОвище privat to соня>: зачем?
<соня privat to ЧУДОвище>: да просто!. , ну не ужели неинтересно тебе?))))
<ЧУДОвище privat to соня>: неантиресно!)
<соня privat to ЧУДОвище>: да просто поговорим)))
<ЧУДОвище privat to соня>: о чем?? ?
<соня privat to ЧУДОвище>: ну можешь молчать))) я говорить буду)))
<ЧУДОвище privat to соня>: меня в августе может не быть в москоу)
Ну вот… начинается… Ну почему она так упор на?? ? Сама меня заставляет наступать…
соня: ЧУДОвище, покурю я…
ЧУДОвища: соня, угу. я тоже
Я грустно покурила и поплелась назад к монитору. И решилась.
соня: ЧУДОвище, а хочешь убойную вещь скажу?))
ЧУДОвища: соня, скажи)
<соня privat to ЧУДОвище>: я в фэйсконтроле на один пункт соврала)
<ЧУДОвище privat to соня>: какой?
<соня privat to ЧУДОвище>: про возраст) мне намноого больше))))
<ЧУДОвище privat to соня>: на скока?? ?)
<соня privat to ЧУДОвище>: я тебе счас фоту скину)) документальную)) увидишшш)))
Фотка была тяжелая, и у меня возникли проблемы. Я металась по машинам, пытаясь выслать свою правдивую физиономию, но ничего не получалось.
<ЧУДОвище privat to соня>: да гри уже!
А ей явно не терпелось узнать мой натуральный возраст!
<соня privat to ЧУДОвище>: 32) — скупо сказала я и с напряжением стала ждать ответную мессагу.
<ЧУДОвищеprivat toсоня>:тююю!))ну и что) у нас в чате одной 45) а ее дочке 19)
Смотри-ка! Она очень доброжелательна. Пыта ется как бы успокоить меня. Интересно. Такие люди обычно сами в жизни немало обид перенесли. И неудач, возможно. Они стараются не обижать слабых. А я ей сейчас кажусь слабой. И она, конечно, мне станет больше доверять теперь, и я явно начинаю вызывать у нее слабую симпатию… А?
<соня privat to ЧУДОвище>: просто хотелось правду сказать))))
У меня как камень с души свалился. И сама себя почувствовала не какой-то сволочью. Зауважала себя, что-ли… Хех.
Это была пятница, и впереди у меня маячили два тоскливых выходных. Но Кирку видеть не хотелось, и я валялась на диване, глазея в телик, шаталась по городу и придумала себе новый ник. Впервые — сочинила спецом, не спонтанно и гордилась им. Чами.
Кстати, с этим ником в списке я буду наверняка рядом с Чудой.
Вечером в понедельник я пришла в Сеть.
Загрузив чат, я не увидела привычного ника, и это вызвало у меня легкую панику.
Но была Чили.
К нам приходит ЧАМИ
ЧАМИ: ЧИЛИ, привет))) обострение)
ЧИЛИ: ЧАМИ, … прив*)
ЧАМИ: ЧИЛИ, ты получила мое письмо?)
ЧИЛИ: ЧАМИ, … получила… скоро отвечу*)
ЧАМИ: ЧИЛИ, буду ждать!)))))
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>: слушай, ты на меня точно не обижаешься?))… глупо все получилось)… я не хотела…)
ЧИЛИ: ЧАМИ, … на что мне обижаться?
Я не успела заполнить паузу, а Чили снова выдала мессагу.
ЧИЛИ: ЧАМИ, … ты знаешь, что все в жизни компенсируется?
ЧАМИ: ЧИЛИ, уже знаю…)))
ЧИЛИ: ЧАМИ, … жизнь полосатая — черная полоса. белая…. а потом — жопа
Хм… я помолчала.
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>:))))))))))).. может познакомимся уже?)))
<ЧИЛИ privat to ЧАМИ>: так мы вроде уже знакомы
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>: ну я же даже имени твоего не знаю)) к примеру)))
<ЧИЛИ privat to ЧАМИ>: а зачем? *)
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>: ну так… общаться)))
<ЧИЛИ privat to ЧАМИ>: мы уже общаемся*)
Вот, вредная девчонка!
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>: это военная тайна? твое имя)
<ЧИЛИ privat to ЧАМИ>: тайна*)))
ЧАМИ: ЧИЛИ, оки
Я замолчала.
ЧИЛИ: ЧАМИ*) — вдруг появилась синяя строчка
ЧАМИ: ЧИЛИ, нет, ну с ума можно сойти!)
Мы пошли в приват. Чили не была все же откровенна, и я осторожно перевела разговор на. Чудовище. Но и тут Чили была понятно сдержанна. Только сказала вдруг:
<ЧИЛИ privat to ЧАМИ>: зачем ты унижаешься? у нее Ника есть
<ЧАМИ privat to ЧИЛИ>: нееет…. это не униже ние….
Тут появилась Чуда. Они стали общаться, а я кинула Чили и устремилась к НЕЙ
ЧАМИ: ЧУДО, )))))))))))привет))) эт я)). , у меня но вый ник))) как тебе обновка?))
ЧУДО: ЧАМИ, даров) поняла я) нормал)
Чили очень скоро ушла почему-то.
ЧАМИ: ЧУДО, я скучала!!!!!))))))
ЧУДО: ЧАМИ, *пожимает плеЧАМИ*)
Меня рассмешил ответ.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а что на тебе счас надето?))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: а чаво? *)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: хочу представить как ты там счас выглядеть))))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: карашо выгляжу!)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не сомневаюсь)))))))))
<ЧАМИprivat toЧУДО>:йээээээээх!!!!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: чаго такое?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: влюбилась зачем то..
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: в каго опять?))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да блин!. в тебя же
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ((((((((((((((
<ЧАМИprivat toЧУДО>:что?? ?? ? ………ну про-сти …….. …)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ты там поближе не мо жешь кого нибудь найти?)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не могу …………
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: а ты попробуй)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: я тебя люблю!!!!!!!!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ……………
Ну никак не хочет мои признания принимать! Неужели не льстит? Что — такая верность Нике? Ни за что не поверю. Покурить, что ли?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: покурю я…. ок?
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: я тоже хочу
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ну так пошли курить?)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: кончились сигареты((
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: (… а купить счас негде?.
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: да у меня и денег нет(((
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: блин((( ….. а стрель нуть?
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: и з/п еще не скоро((.. — ланнова пойду поищу сигарету
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ну удачи))
Я вышла курить.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ты де?))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: тута
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: покурила?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: угу… хотя ващет бросать надо( здоровье уже не позволяет((
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ты давно куришь?
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: погодь. телефон
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: кхм ….. кто звонил?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ника)))))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: понятнова….) что сказала?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: тебе зачем?)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да так…) сорки))… а вы давно знакомы?
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: полгода) в октябре познакомились)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: в чате?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: сначала в чате))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: блииин! я в октябре в москве была….
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: и что?)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: опоздала я …… как всегда
<ЧУДОprivat toЧАМИ>:хыхы….даже еслиб ты меня раньше встретила — я бы все равно нику полюбила)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: почему это??)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: патаму! судьба это)))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а до ники у тебя ктонить был?..)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: у всех ктонить был…)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: и чего?. , теперь только ника?..)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ОНА!)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: хех ….. надо же…)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: что?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да так а чем она тебе так?. , понравилась)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: я когда ее фоту первый раз увидела — поняла — МОЕ!))
Ну млин про мою фоту так не сказала… конечно… А чего я, балда, ожидала?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: и она тебя тоже любит?.. ) сорь)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: любит!
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ну счастья вам!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: угу
Я замолчала. Сделаю вид, что обиделась.
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: гыгыгыгы)) .. прикол! надула пузырь жвачный — а он лопнул!.. теперь вся морда зеленая))))))))))пойду отмываться
Я громко рассмеялась на весь кафик. Про игры в обиду сразу забылось.
Мне давно хотелось услышать ее голос, и я решилась попросить телефон.
<ЧАМИprivat toЧУДО>:аня….а дай мне свой телефон?)….
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: зачем?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: хочу твой голос услышать)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: нет у меня телефона(
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а рабочий?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ты мне будешь еще на работу названивать??
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: боишься за свою репутацию?))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ничего я не боюсь
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да я не буду тебе в любви объясняться! просто… поздороваюсь)) и все
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: не выдумывай) мне не удобно на работе разговаривать
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: … обидно.. ника же тебе звонит!!!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ты не ника
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ну понятно….
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а когда вы первый раз в реале встретились?..)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: гдето через два месяца)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: она к тебе приехала?)
<ЧУДОprivat toЧАМИ>:неее….я не выдержала — рванула в киев))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ого!)) ну и чего?)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: чего — чего?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ну как реал?)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: хорошо)))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: рада за вас).. нет, чест но!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ника не ожидала))) я же не сказав поехала)))
Ей явно было интересно говорить про Нику.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да…. история)
<ЧУДОprivat toЧАМИ>:угу)))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ань))) ну дай телефон /занудно/…))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: так названивать начнешь)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не буду я названивать!!))) позвоню раз и все!! я ж не миллионер)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ланнова) подумаю)
<ЧАМИprivat toЧУДО>:аня
<ЧУДОprivat toЧАМИ>:что?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а мне то что делать?
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ты про что?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: я же тебя люблю
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: и сильно любишь?))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: безумно!!!!!!!)))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ню-ню)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: я хочу тебя
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: опять?? ??
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: извини
Божже! Что со мной творится? Неужели я действительно запала?? «Я так глупо создан, что этого можно от меня ожидать».
<ЧАМИ privat to ЧУДОЮ: ты хорошая…. ты знаешь, что ты хорошая?)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: плохая я)
<ЧАМИprivat toЧУДОЮ:неет!..ты просто и не знаешь какая ты… ты — доверчивая и недоверчи вая… ты простая и мудрая….)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: логично))
Нда… косноязычно я выражаюсь.
<ЧАМИ privat to ЧУДО: я наверное достала тебя своими объяснениями в любви… но на самом деле, мне оччч дорого что я тебя встретила… ну не знаю как объяснить… ты — ЧУДО!.. .. милое ЧУДОвище)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: кcта, у меня первый ник в чат был Ангел..)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не может быть!)!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: он занят оказался.. вот я и сменила… хыхы) а ника грит, что у меня руки как — крылья у ангела))) патамучто гнутся они у меня в разные стороны)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: вот это да ты даже не представляешь
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: спасибо ЧИЛИ….) если б не наша с ней нелепая разборка, я бы с тобой так и не познакомилась бы.)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: кcта, а ЧИЛИ ты такие же письма пишешь? *))
Вапс! Это чего? Уж не женское ли желание быть единственной?.. Девчонка, впрочем, явно самолюбива.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да с ЧИЛИ я просто объяснилась, она мне симпатична очччч…. как человек)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: а скажи мне — тока чессна! — ведь упорствуешь, патамучто я грю тебе «нет»? *)
Уууу! Вумная девочка!.. Хотя я и сама уже не знаю….
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: … честно?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: канешно!
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: … сначала — да) была игра а сейчас ДА — ДУМАЮ Я О ТЕБЕ ВСЕ ВРЕМЯ!!!.. .. блин звини….)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: а кто виноват?) сама себе придумала
ЧАМИ: ЧУДО, курить я хочу
ЧУДО: ЧАМИ, ну кури)
ЧАМИ: ЧУДО))) — вернувшись, кликнула я
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: слуш, мне тут работу принесли(((
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: надолго? ((
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: не знаю((… да не жди… — . топай до дому ужо))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ань! а телефон?? ?)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ланнова)) бери —
***

***

**
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: спасибо!!))))))))))))))))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: угу) покеда вам)))
ЧАМИ: ЧУДО, :))))))))))
От нас уходит ЧУДО.
Топая до дому, я поняла, что устала бесконечно. Но мысли были заняты только ею — Чудой.
На следующий день, напряженно отсчитывая часы, я дождалась начала московского рабочего дня и. волнуясь, набрала телефонный номер.
Интересно, кто возьмет трубу?. Она сама? Скорее всего, нет. А как ее попросить? Я знаю только имя… Ладно, разберемся.
Гудки.
— Прессцентр, — мужской голос. Кхм…
— Добрый день. Я могу услышать Анну?
Небольшая заминка. Пауза. И вдруг — голос.
Женский. Ее голос! — Да. Чудо!!!
— Анна? Привет. Это Ира… из Красноярска.
— Привет. — Растерявшись, я почему-то замолчала. «Глупо как! Что-то надо же сказать!» Но она спросила:
— Ты откуда звонишь?
— С работы.
— Понятно…
— Мне твой голос нравится…
Она чуть слышно хмыкнула.
— Да он у меня глухой. И пропадает иногда…
— Почему пропадает?
— Курить надо бросать… Курю много.
— Нет, мне нравится… Красивый голос!
— Угм…
— А сколько лет ты куришь?
— Ну, лет десять уже…
— Нууу, у меня стаж больше! За двадцать лет…
Пауза…
— Тебе там удобно говорить? Народу много?
— Нет никого.
Господи, что еще сказать? Или спросить… Так не хочется обрывать разговор… Такое чудо — услышать ЕЕ голос…
— А я сейчас на твою фоту смотрю!
— Да ну, — ее голос слегка улыбнулся. — Распечатала, что ли?
— Ага!
— На цветном принтере?
— На цветном! Глаза у тебя — обалдеть!!!
— Понятно… Ну, ладно, — она, похоже, вознамерилась окончить разговор. — Пока, а то межгород…
— Подожди-подожди! — Заспешила я в трубку. Она там явно остановилась.
— Скажи, как там у вас погода?
— Да нормальная погода. Такая же, как у вас, наверное.
— У нас уже весной пахнет!
— Весеннее обострение начинается? — Она там улыбнулась.
— Оно у меня постоянное!
Тут я жмякнула нечаянно по рычагу, и телефон отключился. Блин! Я лихорадочно стала набирать снова! Только бы она не ушла! Только бы линия была свободна!
Послышались длинные гудки.
— Алло, — она!
— Извини! Это я нечаянно нажала куда-то!
— Ты чего там — по телефону стучишь? — Улыбнулась она.
— Ага! Нервничаю!
— Не надо нервничать. Релаксируй… — ее голос тут чуть сорвался и упал куда-то в межтелефонное пространство. И это влюбило меня в Чуду еще больше.
— Ну, Ир, давай не трать там деньги — звонки дорогие…
— Ну, ладно… Ты в чате сегодня будешь?
— Да я сейчас там…
— Эх, жаль на службе инета нет… Я вечером приду! Ты будешь?
— Да куда я денусь, — она там снова улыбнулась. — буду, если только работу принесут… Ну, все, давай. Пока.
— Пока…
До самого вечера ее голос звучал в моей съехавшей «крыше», а я беззвучно стонала, потому что — хотела — ЕЕ.
А вечером я летела в Сеть.
К нам приходит зонтик.
Как? А где же Чуда??
зонтик: ЧУУУУУУУУУУУУУДООООООООООООО-ООО!
Ну, где же она?
зонтик: истребитель, привет)
истребитель: зонтик, привет
зонтик: истребитель, скажите плиз, ЧУДО не было?)
истребитель: зонтик, была
зонтик: истребитель, а не знаете, она еще вернется?) плиз)
истребитель: зонтик, не знаю
Я решила сменить ник, чтобы Чуда видела, что я в чате.
К нам приходит ЧАМИ.
истребитель: хде этот зонт?
Но тут в чате появилась ОНА, и я бросила объясняться с истребителем.
ЧАМИ: ЧУДОвище, ))))))))))))))))))))))))))))))))
ЧУДОвище: ЧАМИ, чего орем?)
ЧАМИ: ЧУДОвище, привет)))))
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: мне твой голос понравился))))

0

5

<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: ты когда звонишь — не молчи) я что тебя развлекать должна?)
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: я растерялась)))))
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: нЭ надо)))
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>:)))))))
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: это ты тут под ником зонтик заходила?
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: я))))
Она узнает меня уже! Это хорошо…
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: ань, я только о тебе и думаю все время… нда…. вот запала!
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: перестань!
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: не могу… любовь…
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: у тебя крыша едет?? какая еще лУбовь?
Блин! Рассердилась, что ли…
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: прости…
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: мне надо срочно тебя кемнить заменить
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: надо заменить
Чччерт! Ну что за облом! Ну хоть отношения нормальные — не посылает. Я решила перекурить. Вернулась. На жалость надавить, что ли?
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: завидую я тебе…. по-хорошему)))) что у тебя Ника есть…)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: ты тоже встретишь своего человека….
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: мне не везет что-то… никто меня не любит, никто меня не хочет…. (
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: не прибедняйся)… чета, как давно ты с девушками?)
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: лет 5…. С 96 года)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: у меня стаж поболе будет)
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: сколько?)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: 10 лет)
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: а с мальчиками как?)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: нормально с мальчиками…) тока теперь видишь как..)
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: и что — до Ники все не то было?
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: все то… но ТАК только теперь!
Надо же! Молодец какая! Ничего дурного про «бывших».
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: и теперь на всю жизнь?? только ника? почему?.. ..
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: потомучто НУЖНА я ей… понимаешь?
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: не понимаю….
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: бля
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: что такое?
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: опять кровь горлом пошла.. (((
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: почему? (((
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: да… курить надо бросать…. траблы у меня с горлом(((
Ни фига себе! Дожилась в столице девочка. Мне стало ее жаль, и захотелось как-то помочь… Персонаж рисовался все ярче и все более оживал. Черт! «Что же это такое? Неужели я влюблен?..»
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: ань….
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: я)))
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: скажи — неужели ника — это навсегда?..) не верю — так не бывает)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: БЫВАЕТ!
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: а я тебе совсем не нравлюсь?….
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: я не говорю таких вещей, извини
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: не нравлюсь??? скажи — я не обижусь)
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>:
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: ну хорошо-хорошо!!. , тока не говори мне — «нет» — ла?.. .) давай я приеду и мы встретимся в реале и все станет ясно… а?
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: нЭ хачу я встре-чаться!
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: блиииииииииииииии-м*н!
ЧАМИ: ((((((((((((((((((((((((((((((
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: я не приду больше!
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: пугаешь что ли?
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: не пугаю просто сил нет больше… измучила ты меня (
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: ты сама себя мучаешь…. и нефиг придумывать
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: хорошо! все! ухожу!!!!!!! в реал!
<ЧУДОвище privat to ЧАМИ>: удачи
<ЧАМИ privat to ЧУДОвище>: и тебе!…. пока
ЧАМИ: НЕТ МЕНЯ! И НИКОГДА НЕ БУДЕТ!!!! — орала я, не в силах нажать на «выход».
Черт! Да что же со мной творится??? Я решилась выпрыгнуть из Сети и пообещала себе не возвращаться. Я действительно продержалась несколько дней. Но было больно до слез отчего-то. В пятницу утром я написала ей письмо.
Привет))))))
И все равно забыть тебя не могу…
АНЯ, ты даже не представляешь, как с тобой общаться интересно было…. меня удивляет, как ты это делать умеешь…. мне бы так научиться… благодарна я тебе очень.
Вообще свои настоящие чувства словами выразить, оказывается, непросто, да просто невозможно…. забавно, когда эмоции зашкаливают — язык немеет.
Ты извини меня за наглые домогательства…. эт ж все равно на расстоянии, надеюсь, я все-таки не слишком тебе настроение портила своим занудством и стебом, порой….
Я, если счас себя не остановлю, начну опять в любви объясняться…. лучше тормознуть
Словом ну, блин!… не знаю, как это сказать
Ладно…. желаю тебе счастья, удачи, ну, денег)))… курить постарайся поменьше, плз…
Спасибо тебе за общение)) ты — ЧУДО!!! уж, поверь мне
Наусегда твоя, ира из кырс-ка.
А вечером была пьянка на службе, и я ухватилась за этот повод забыться и напилась вдрызг.
В субботу, очнувшись к вечеру, я кинулась за утешением к Кирке. У нее были занятия со студентами. Я не удержалась зайти в чат. Хотя зачем? Ведь ЕЕ сегодня все равно не будет… Но меня тянуло уже просто увидеть этот экран, где тают виртуальные следы ЧУДОвища….
В чате тоскливо висел один ник.
Грек: соня, привет!
СОНЯ: Грек, прив
Грек: соня, почему никого нет?
соня: Грек, спят
Грек-, соня, а ты?
соня: Грек, и я
Грек: соня, ты откуда?
соня: Грек, из кырска
Грек; соня, не знаю такого, это город?
соня: Грек, Красноярск
Грек: соня, ааааааа! а я знаю одну девушку из Красноярска
соня: Грек, из этого чата? а какой ник?
Грек. соня, да! Brizgi
соня: Грек, не встречала… а что про нее знаешь еще?)
Грек: соня, помоему она в университете у вас учится
соня: Грек, хм…. а на каком факультете?
Грек-, соня, не знаю…. четвертый курс… а что заинтересовалась?) у меня ее фотка есть! хочешь, вышлю?
Странный какой мальчик. Насколько я понимаю, это не совсем этичное предложение.
соня: Грек, пасиб) да мне пора уже поки)
Грек: соня, ну вот…. ну пока))
От нас уходит соня
Фоту землячки я не посмотрела. Выйдя из чата, я загрузила почту. Там висело долгожданное письмo от Чили.
From: «cili hot»<
***

@mail.ru>
To: «Ирина к
***

» k — ira@mail. ru
прив*)) добралась до мыла наконецта*)))
…. в инете ты не подвисай подолгу — затягивает*)).. особенно если доступ ограничен*)).. дыра в бюджете ТАААКАЯ образуется — мам родная*)).. по себе знаю. я в чатах и в подобной суете вот уж более чем полтора года*)).. такого навидалась — на несколько кошкиных жизней хватит*)))
а ваще мой тебе совет (Чили изобразила умно-начитанное выражение фэйса) не принимай всерьез всего того, что ты видишь на экране в виде слов и запятых. человека сложно распознать, делая выводы только по тому, что он пишет. от реала к сожалению виртуал далек как земля от созвездия кентавра.. к сожалению*))).. когда эту истину я понял, жить стало легче.. да и деньги, которые раньше тратила на инет, стала вкладывать в реальные отношения.. эт прикольнее гораздо*))
да.. поездки всякие, разговоры телефонные имеют свою прелесть.. если повезет, раззнакомишься с хорошими людьми, кругозор расширится, да и траблы с местом пребывания в чужом городе исчезнут — если тебя будут рады видеть, то всегда и накормят, и напоят… хех.. и спать уложат*)))
вот только сильно устаешь от всей этой суеты*)))). я так поняла, ты еще новичок в чатах*))). сейчас тебе кажется, что виртуал лучше, чем реал, но эт только видимость*))). помимо всех прелестей, который он с собой несет, выжить в нем и не сломаться можно только при условии адекватного отношения. несерьезного отношения, если выражаться проще*)))
сорь, что устроила тебе образцово-показательные нравоучения, как может показаться на первый взгляд — просто в твоем поведении я узнаю себя пол тора года назад*)))).. ты только помни одно: ни при каких обстоятельствах не позволяй виртуалу руководить твоей жизнью.. убедись сначала, что кажущееся понимание с каким то человеком носит такой же характер и в реальной жизни*))))
все… поки
ЧИЛИ
Кирка отпустила студентов, и мы пошли с ней в облюбованную нами шашлычную. Как всегда, я «тянула одеяло на себя», плачась о своей непризнанной Чудовищем любви. Кирка покорно слушала, а когда она снова заикнулась об аспирантке, я решила, что она неуклюже пытается вызвать у меня ревность, тем намереваясь вернуть меня, и не обратила на это внимание.
В понедельник утром я, не выдержав, поехала смотреть почту. В ящике висело письмо. Дрожа от нервного напряжения, я загрузила его и… ошалела
Reply-To: «anima»<
***

@mail. ru>
То: «Иринак
***

» k — ira@mail. ru
привет))) все у тебя будет ок))) тем более если сюда все-таки(!) надумаешь перебраться)))возможностей во всем… здесь все-таки больше)))
так что, прими нужное решение и опять начни все сначала))))
а траблы все оставь в вашем кырске)))))))
искренней удачи))))
ЧУДО
Назавтра я бежала в чат с предвкушением чего-то хорошего. Вот он — волшебный ник ЧУДО!
К нам приходит кошка.
кошка: ЧУДО, )))))))))))) привет!)) ЧАМИ)))
ЧУДО: кошка, угу)
ЧУДО: кошка, кто-то уходить вродь собирался? *)
кошка: ЧУДО, тянет чтот))
<кошка privat to ЧУДО>: я с твоей фотой все расстаться не могу!)) зацуловала уже всю)))
<ЧУДО privat to кошка>: не слюнявь хорошую вещчь!)))
<ррр privat to кошка>: привет:)) вы кто? :))
А это еще кто? Любопытно-с.
<кошка privat to ppp>: человек)) а вы?))
<кошка privat to ЧУДО>: ко мне пристает рычащий ктото)) не знаш кто это?))
<ррр privat to кошка>: этот ник принадлежит другому. :) вы не могли бы его сменить? :))
<кошкаprivat to ppp>:легко!))
<кошка privat to ЧУДО>: я счас перезайду под другим ником))
От нас уходит кошка.
К нам приходит прогулка.
<прогулка privat to ppp>: так вас устроит?)))
<ррр privat to прогулка>: спасибо:)) просто проверила насколько человек порядочный:)) прогулка: ррр, хм….)
<ЧУДО privat to прогулка>: ты что там к машке клеишься?)))
<прогулка privat to ЧУДО>: ничего я не клеюсь….
Но сама продолжала приваты с ррр.
<прогулка privat to ppp>: должна признать, вы мне тоже сразу стали симпатичны))) мы можем познакомиться?)))
<ррр privat to прогулка>: пожалуйста:))
Какая улыбчивая девушка! Мы обменялись реальными именами, и я задала самый животрепещущий для меня вопрос:
<прогулка privat to ppp>: а лет вам сколько?))
<рррprivat toпрогулка>: 23:))
<прогулкаprivat to ppp>:амне32)
Она отвлеклась на кого-то в рум, и я не поняла — есть ли какая-то реакция на мой возраст.
<прогулка privat to ppp>: вы мой возраст узрели?))
<ррр privat to прогулка>: да:) прекрасный возраст:))
Хм. Однако, как мила.
ЧУДО: прогулка, — кликнула!
<ЧУДО privat to прогулка>: ты там с машкой, што ж? *))
<прогулка privat to ЧУДО>: тока с тобой!)))
<ЧУДО privat to прогулка>: я вижу…. тормозить ты начала чтото)
<прогулка privat to ЧУДО>: курила я)
Вру бессовестно!
Тут неожиданно ррр снова зашла в приват.
<ррр privat to прогулка>: ты давно ЧУДО знаешь? :)
Какой вопрос интересный!! К чему бы это?
<прогулка privat to ppp>: с месяц уже…. не в реале<(( а что?)
<ррр privat to прогулка>: просто я ЧУДО ни с кем делить не собираюсь:)
Вот это новости! Как же это? А Ника? Или Чуда мне голову морочит??
<прогулка privat to ЧУДО>: а ты давно с ррр знакома?
<ЧУДО privat to прогулка>: полгода) а что?)
<прогулка privat to ЧУДО>: в реале?
<ЧУДО privat to прогулка>: и в реале))
<прогулка privat to ЧУДО>: ааантиресно!… а говорила — только ника….
<ЧУДО privat to прогулка>: что??
<прогулка privat to ЧУДО>: да она тут мне заявила, что ни с кем тебя делить не собирается….
<ЧУДО privat to прогулка> ну и что?. , это ничего не значит…
Не верю! Эту инфу надо переварить. Но на сегодня сеанс, видимо, заканчивался.
<ЧУДО privat to прогулка> все — поки) у меня рабочий день закончился)
<прогулка privat to ЧУДО>: уходишь? … (
<прогулка privat to ЧУДО>: не уходи!..
<ЧУДО privat to прогулка>: гыгы) ты меня что ли держать будешь?))
<прогулка privat to ЧУДО>: так больше никогда не будет!!!
<ЧУДО privat to прогулка>: как — так??
<прогулка privat to ЧУДО>: что ты уходишь — а я остаюсь…. (
<ЧУДО privat to прогулка>: буит!))
От нас уходит ЧУДО.
Блин!!!!
Я забросила все и всех. Почти каждый день я, то вымотанная неприятием меня, то вдохновленная доброжелательностью, тащилась по ночному городу до своей койки и долго не засыпала. А с утра, встав с тяжелой головой, маялась весь день, дожидаясь вечера — и встречи с Чудой.
Неожиданно обнаружилось, что инет был незапланированной статьей расходов и на несколько дней опустошил мой карман. Но отказаться от свидания с Чудовищем я не могла. Однажды, когда в очередной раз позвонила Кирка с надеждой увидеть меня, утонувшую в виртуале, мне вдруг в голову пришла идея пообещать ей в ближайший день снять сауну, и под это дело я нагло вытянула из нее деньги, необходимые на очередную порцию чата.
Я грезила отпуском в августе и реалом с Чудой, который прекратит, наконец, мои виртуальные мучения…
Бесясь от очередного ее отлупа, я в который раз поклялась не ходить в Сеть. Выдержала два дня.
К нам приходит single
single: ЧУДОвище, привет
Вот так вот! Без всяких вам сегодня смайликов!
ЧУДОвище: single, драсти)
Хм, улыбнулась! Ей наверняка любопытно, что со мной.
ЧУДОвище: single, ты же не хотела приходить? *))
single: ЧУДОвище, я что, не имею права менять свои планы?
Я продолжала легкий наезд. Но такие девушки, как Чудовище, на себя наезжать не дают.
ЧУДОвище: single, имеешь
Вот и все. Кончились улыбки. Ну, ладно. Все равно выиграю я!
single: ЧУДОвище, извини…
single: ЧУДОвище, у меня просто настроение паршивое чет…
Молчит.
<single privat to ЧУДОвище>: ну прости ань! я вот не хотела заходить больше… но… занесла нелегкая… не могу без тебя… блинкомпот! ну прости?..
<ЧУДОвище privat to single>: да ланнн.. проехали…
<single privat to ЧУДОвище>: я покурю пойду… не курила давно…. хорошо?
<ЧУДОвище privat to single>: кури
<single privat to ЧУДОвище>: не исчезай только?? я быстро!
<ЧУДОвище privat to single>: угу
Да что же это такое?? Что-то я теряю контроль над ситуацией. Мое настроение стало зависеть от ее ко мне отношения. Но глупость же какая!! Виртуал… глууупо!
<single privat to ЧУДОвище>: плохо мне
<ЧУДОвище privat to single>: а чего такое?
<single privat to ЧУДОвище>: ХОЧУ ОЧЕНЬ
<ЧУДОвище privat to single>: чего хочешь?
<single privat to ЧУДОвище>: даже не догадываешься?
<ЧУДОвище privat to single>: догадываюсь)
<single privat to ЧУДОвище>: ну почему???..)
<ЧУДОвище privat to single>: что — почему?
<single privat to ЧУДОвище>: ты меня не хочешь принимать никак(
<ЧУДОвище privat to single>: напор у тебя…. знаешь…. отталкивает энто
<singte privat to ЧУДОвище>: не думай обо мне плохо пожлста….
<ЧУДОвище privat to single>: а я и не думаю
<single privat to ЧУДОвище>: а как думаешь?)) хорошо?..))))
<ЧУДОвище privat to single>: никак не думаю
Чччерт! Неуловима!
<single privat to ЧУДОвище>: я тебя изнасилую!..
<ЧУДОвище privat to single>: а вот этого не надо
<single privat to ЧУДОвище>: сорь
<ЧУДОвище privat to single>: меня насиловали в реале… два раза
О, господи!…. Ну, ляпнула я….
<single privat to ЧУДОвище>: кто?? мужики? ((((… извини, что спрашиваю… можешь не говорить
<ЧУДОвище privat to single>: один раз чуть без лица не осталась… другой — чуть тела не лишилась… (
<single privat to ЧУДОвище>: прости
<ЧУДОвище privat to single>: ничего… я сильная
Однако… а откровенна как со мной… Нельзя не оценить! Какая же я дура все же… дерьмо! Надо сменить тему. Что придумать?
В этот вечер я снова зависла надолго. Чудо была так откровенна, что это подкупило меня окончательно. У нее кончился рабочий день, а она не уходила. Я самонадеянно решила, что из-за меня. Но вдруг я увидела ник santa. Они кинулись друг к другу. Вот оно что! Я вежливо поздоровалась с Сантой, но она проигнорировала меня. Я сделала еще одну безуспешную попытку.
<single privat to ЧУДОвище>: санта со мной не здоровается.. (
<ЧУДОвище privat to single>: ну а что ты хочешь?
<single privat to ЧУДОвище>: ничего…
<single privat to ЧУДОвище>: аня, я не приду больше
<ЧУДОвище privat to single>: слышали уже)
<single privat to ЧУДОвище>: можешь не верить… а я — НЕ приду!
<ЧУДОвище privat to single>: без комментариев
<single privat to ЧУДОвище>: ланнно))) потопала я) счастливо оставаться))… удачи)) и всего там самого-самого)))) хорошего)
<ЧУДОвище privat to single>: угу)
Вот и все. Вежливый смайлик — и все внимание на Санту. Меня впервые кольнула ревность.
Не дождавшись обещанной сауны, мне позвонила Кирка.
— Кир, давай на следующей неделе. Я сейчас занята очень.
— Ты что, на чат потратила?
— Я не хожу туда! Давно…
— Я не верю тебе.
— Ну, как хочешь!
— Ты скотина! — Она кинула трубку. Чтоооооо?? ? Ни фига себе! Что это с ней? Раньше она такого никогда себе не позволяла….
Она вновь позвонила на следующей неделе.
— Привет, — как будто и не было оскорбления!
— Сауна отменяется. Забери свои бабки.
— Да не надо сауны… Что ты делаешь в следующий вторник?
— Работаю.
— А после работы?
— Еще не знаю.
Она выдержала паузу и вдруг заявила:
— Мы хотим тебя пригласить на свадьбу.
— На какую еще свадьбу?? — От злого недоумения я не сразу обратила внимание на странное местоимение «мы».
— И кто — мы?
— Я и Ядвига.
— Какая еще Ядвига?
— Ну, я говорила тебе… Аспирантка….
Bay! Вот оно что… Кино, однако…
— Так, я не понял, на вашу с Ядвигой, что ли, свадьбу?
— Да…
Я рассмеялась.
— Постой, у вас что — любовь?
— Да… наверное… Она меня точно любит.
— Забааавно!.. И чья это идея? Ее?
— Да…
— Ну, понятно. А меня ты, что же, бросила?
— Это ты меня бросила.
— Ах, ну да — конечно!.. И в качестве кого вы меня приглашаете? Уж не свидетелем ли?
— Свидетелем… Если ты согласна.
— Да — с удовольствием! Приду — повеселюсь! Выпивка-то будет?
— Будет.
— Отлично! Ждите!
— Ага.
— Давай.
Идиотизм…
Несколько следующих дней я промучилась с температурой — мой, лишенный последнее время защиты измотанный организм, где-то подхватил простуду. Было так плохо, что я даже не ходила в Сеть.
К концу недели мне стало лучше. На службе была очередная вечеринка. Мы с Тошкой азартно догоняли себя, опустошая рюмку за рюмкой.
Тошка год назад выпустился из архитектурной академии и фигурировал в нашей конторе как молодой специалист. С Тошкой можно было шляться по кабакам, танцевать, напиваться и еще мне очень нравилось слушать Тошкины сны. Гениальные сновидения, надо сказать. Чего стоил хотя бы такой — Тошка в качестве каких-то микроэлементов путешествует по организму Сталина. Причем это было очень долгое путешествие — как кругосветка под парусом со всякими приключениями по пути. Нет, микроэлементом можно и побыть во сне, но гулять по потрохам Сталина — это откуда? Про меня у Тошки тоже были сны. В одном из них я явилась ему почему-то особью с явными террористическими замашками. Мы с Тошкой врываемся в какой-то супермаркет, и я, отчаянно заорав, кидаю в центр зала гранату. Все в ужасе шмякаются на пол, а я, вдруг рассмеявшись, заявляю, что граната-то — деревянная! Хм… Просекаете?
Мы курили с Тошкой возле сортира, и я пьяно плакалась ему в жилетку.
— Я люблю ее!
— Ты все придумала себе.
— Тошка, не, не то… Сама не понимаю, блин!..
— Компот, — подхватил Тоха.
— Бред такой!. понимаш…. Ведь стебалась же — разводила человека… а теперь сама попала… Блин! Ну кто она такая?? Девчонка! Но она… знаешь, она такаааая!.. она простая, но умнааая… по-природно му умная какая-то… умнее меня… или даже старше, представь! Сильная она! Сильнее меня… Тоха, а глаза у нее! — Я запорошила блузку сигаретным пеплом. — Блин… Тош, ну неужели она так Нику любит? Даже завидно… Хотя, я им желаю счастья! — веришь?
— Верю.
— Это хорошо даже, что они есть… и что любят друг друга.
Я замолчала. Тоха пододвинул мне пепельницу.
— Хорошая она, понимаешь?? ?
— Понимаю…
— Лучше она меня. Настоящая она, понимаш?? Живая…
Тошка смотрел на меня жалостливым взором.
— Блин… а я ей совсем не нужна… чудовище! Нет — ЧУДО! Тошка, я хочу быть такой же настоящей, как Чуда… Я хочу ее! Ну что мне делать??
— Да все пройдет…
— Да?? ? Не знаю… я даже не знаю, что лучше — чтобы прошло или, чтобы ЭТО никогда не проходило…
— Ты хорошая.
— Да плохая я! Я чувствовать не умею… по-настоящему.
— Ты очень интересный человек.
— Да брось ты, Тоха!
— Ты загадочна, как египетская пирамида.
— Чагооо?? Ланнн… пойдем выпьем.
Но сидеть с сослуживцами мне уже было тоскливо. Все мысли были там, где я могу увидеть ЕЕ.
И меня, расслабившуюся водочкой, потащило на виртуальное свидание.
К нам приходит ЧАМИ.
ЧАМИ: ЧУДО, привввет))) луч света))) в моем тем ном царстве!
ЧУДО: ЧАМИ, какие люди в нашем Голливуде))
Bay! Какая встреча! Соскучилась, что ли?!
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: аня))) какое щастьее чт Ты — есть!)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: я там тебе мыл кинула) — оборвала она мою пьяную эйфорию
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ?))) сча посотрю!))
Я лихорадочно загрузила ящик и стала жадно читать письмо.
From: « anima»<
***

@mail. ru>
То: «Ирина к
***

» k — ira@mail. ru
знаешь в чем твоя ошибка? ты ведь пытаешься затащить меня в постель. а не думаешь совсем о том, что называют сердце …. ведь в койку затащить дело не хитрое…. можно напоить к примеру. только какой в этом смысл если тебе придется иметь дело хе-х, с «бесчувственным телом»? *)), причем перед глазами которого все равно в этот момент будет находиться совершенно другой человек? и думать он будет даже в этот момент совсем не о тебе а после всего, еще и достаточно противное чувство с вопросом «ну и зачем я это сделал-?», просто оставит мерзкий осадок на душе……
пойми, не ужели ты думаешь, что затащив меня в койку, я вдруг резко возьму и полюблю тебя??? мое отношение к человеку строиться далеко не на сексе и постели, как это тебе до сих пор не стало ясно….
…. ир, мы вполне можем быть друзьями но люблю(!)понимаешь? , люблю настолько, что готова посадить себя на цепь и охранять и днем и ночью только ЭТОГО человека не знаю…. для меня самой это о многом говорит, …. потому что всегда(!) в отношениях двоих я была лидером и обычно у меня никогда не возникало желания подчинить себя комуто
если ты интересовалась психологией тогда тебе должно быть яснее ясного — что раз в моей жизни возник именно ТАКОЙ человек, то можно не сомневаться , что дело не у кого больше не выгорит….))
вот собственно….)) но мое предложение быть друзьями пока остается в силе чем оно тебе не нравится? *)) может и я тебя чему то научу чтоб не такой дур ной жизнь казалась…)
Нда Мне захотелось хулиганить. Я без предупреждения вышла и вошла вновь с другим пиком.
К нам приходит дружок.
<дружок privat to ЧУДО>: прочла….
Так, надо сделать вид, что я обиделась… Хотя, письмо-то клевое!!! Веду игру я! Мне предлагают дружбу!
<ЧУДО privat to дружок>: тьфу ты! что за ник??
<дружок privat to ЧУДО>: будем дружить?)))
<ЧУДО privat to дружок>: зайди под своим нормальным ником!
Я послушно перезашла.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не сердиссть)) я толко о ткбе и думаб все посделниее дни)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ну и дикция у тебя!)
<ЧАМИ privat to ЧУДО: звни.. немного выпила…)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: алката!))
<ЧАМИ privat to ЧУДО:>: щас соберусь!))))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: я вот чтоб встроиться с тобой даже на воровство пошла…)
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: как это? (
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: да у девушки своей взяла деньги на сауну — а сама на чат с тобой потратила!!.. .. вот(
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: так ты там немытая сидишь?)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>:)))))))))))))))))))))))) и голодная!)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: не закусываешь чтоли?)
<ЧАМИ privat to ЧУДО:>: неа)))
<ЧАМИ privat to ЧУДО:>: ань! так ты заценила
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: что?
<ЧАМИ privat to ЧУДО:>: ну то что я без бани и неемши — к тебе лечу!))))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: гыг)) щас помру от гор дости за свою особу!))
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не….) лучше облас кай))))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: пусть тебя твая деушка ласкает там)
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: а она меня бросила!.)))… наконеццта! ( на свадьбу представь пригласила)) как свидетеля))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: пойдешь?
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: схожу — посмеюсь!)))
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: а что смешного?
<ЧАМИ privat to ЧУДО: да ну глупо же это!)) свадьба!))) дуры девушки)))
Я знала, что задеваю Чуду, но почему-то хотелось ее подразнить. Она явно рассердилась. Наше общение стало ломаться. Но я сегодня что-то не уступала и продолжала дерзить. Дружелюбие Чуды кончилось, и мне стало обидно, — сама добилась этого.
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: не злись
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: ань!. ну не злись прошу тебя!)))))))) ну прости!!!!!!!
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: отстань
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: блин! у меня и так все паршиво. ((((( ну зачем ты?? ? я же прошу — извини!.. пожалуйста
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: может оставишь меня в покое уже?? мне нервов и так хватает тоже(((
Ну, вот… довыпендривалась… Бля!
<ЧАМИ privat to ЧУДО>: послать бы всех и все!!!
Она отреагировала моментально.
<ЧУДО privat to ЧАМИ>: ну так пошли! может полегчает?..
Я решила оставить эту партию за собой и впер вые ушла не попрощавшись. Просто нажала exit. И почувствовала злорадное удовлетворение. Как будто, действительно, послала….
Придя в себя на следующий день, я испугалась, что по собственной дурости потеряла накануне расположение Чуды и побежала к ней. Она была в чате. Уфф!
К нам приходит свободуПОПУГАЯМ.
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, )))))))))))))))))))))))))) привет))
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, угу
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, эт ЧАМИ)))
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, поняла я
Что-то у нее с настроением….
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, как работа?)
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, нету
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, а настроение?)
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, не твое дело…. кста, а почему ты все время ники меняешь?
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, да так просто…. разд-ражает?….)
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, просто странно
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, ну… меняется настроение — меняются ники…) могу не менять — хо чешь?))
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, мне се равно
— Простите, — мягкий женский голос неожиданно вырвал меня из Сети. — Это действительно так интересно?
Я подняла голову и встретилась с внимательным вежливым взглядом карих глаз, — передо мной стояла девушка.
— Гхм… — я улыбнулась натянуто, не понимая, что надо от меня и зачем меня отвлекли.
Девушка медленно надевала белую куртку:
— Я давно за вами наблюдаю… Вы в чате?
— Да… — я кинула взгляд на монитор — Чуда молчала.
— А что вас там привлекает? Я пробовала — но мне показалось скучно.
Я пожала плечами, начиная досадовать и наблюдая, как девушка, упаковавшись в куртку, принялась ладить на голове платок-бандану.
— Ну, я встречаюсь уже с конкретным персонажем. Мне интересно… с ним.
— Понятно… — она чуть смутилась от моего пристального взгляда, — но мне кажется, в Красноярске тоже есть интересные люди.
Я ответила невразумительной гримасой и вернула взгляд к монитору.
А девушка почему-то продолжала молча стоять рядом. Зависла неловкая пауза. Пришлось снова взглянуть на нее. Она понимающе улыбнулась глазами и, двинувшись наконец к выходу, кинула мне:
— Счастливо!
Я успела только что-то мыкнуть в ответ и поспешила вернуться к Чудовищу.
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: ань, а что все таки с настроением?. , извини….
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: не придет она сенни
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: ника?..
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: угу
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: ты ее так ждешь?….
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: а чего я потвоему тут свой ник вывесила?
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: а почему она не придет?
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: отстань
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: а мне ты канешно не рада
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>:
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: понятно потопала я тогда?
<чудовище privat to сво6одуПОПУГАЯМ>: слуш — делай что хочешь!
Я ушла курить.
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: ань
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: что?
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: ты чего там делаешь счас?)
<чудовище privat to свободуПОПУГАЯМ>: ничаго
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>::))))))))))) че — сидишь и смотришь в монитор??)))))))))
Молчание.
<свободуПОПУГАЯМ privat to чудовище>: я тебе так не нравлюсь? ((((
чудовище: свободуПОПУГАЯМ, иди на хрен
Ни фига себе!
свободуПОПУГАЯМ: чудовище, ок. ушла.
Я вышла. Снова покурила. Уйти не могла. Бесило, что так вот легко она меня может послать. Я вошла вновь.
К нам приходит ОБОСТРЕНИЕ.
Она молчала. Я не выдержала.
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: ань….
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: что?
ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: надоела я тебе((((
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>:
ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: ланнн…. я счас уйду и ваще!
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: что — ваще??
ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: не приду я больше!
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ* мне вот интересно — сколько ЭТО еще продолжаться может-будет??
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: извини
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: я действительно не приду — увидишь…. только письма буду писать иногда может
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: не надо мне ничего писать
Чччерт!.. Да что же она делает со мной?? Девчонка!!
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: аня!
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: ну — аня??
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: больно мне
Неужели не смилостивится?
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: я тут при — ем??
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: ну зачем ты так со мной?
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: как? сама себе все придумала а на меня киваешь я всего лишь фантазия твоя….
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: я люблю тебя
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>:
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: меня девушка бросила…. (
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: мне про тво-» баб неинтересно
Нда… на жалость сегодня рассчитывать не приходится.
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: хорошо, я больше не надоедаю тебе… но мы можем просто общаться?. , ну хотя бы просто улыбаться друг другу при встрече?..)
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: просто улыбаться не умею, когда не хочу, так уж устроена….
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: все — ухожу в реал
Никакой реакции.
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: блинкомпот!! ну как стремно будет переживать, что недоступна ты… и не знать, что с тобой… все ли хорошо….
<чудовище privat to ОБОСТРЕНИЕ>: чет устала я от тебя
Вот это фраза! Убила… За что??
<ОБОСТРЕНИЕ privat to чудовище>: хорошо… поки
Она не ответила. Я вышла. Из всех эмоций оста лось только чувство полного поражения.
На следующий день я кинулась к телефону. Она резко попросила не звонить ей больше — говорить она все равно не будет, — и я услышала длинный гудок. Черт! Я повторила. Но она просто бросала трубку при звуках моего голоса.
Отчаявшись, я попросила Тошку начать с ней разговор, но только она услышала меня — снова безжалостно оборвала связь.
Вечером, сжав зубы от бешенства, я рванула в чат.
Я зашла под ником хочу — ЧУДО
хочу — ЧУДО: ЧУДОООООООООООООООООООО
В чате было около десятка ников. Я стала кликать на всех по списку сверху вниз. Кто-то, не поняв, откликался, кто-то не обращал внимания, кто-то сразу посылал.
Админ чата, попросил меня успокоиться. Я, побоявшись, что он меня выкинет за хулиганство, чуть присмирела, но продолжала орать Чуду.
Тут пришла она.
ЧУДОвище: хочу — ЧУДО, чуда хочешь?? ? — с ходу наехала она на меня — щас получишь!! зайди под нормальным ником, если не хочешь вылететь!!!
Я послушалась. Войдя в приват, я попыталась наладить с ней общение, но она была резка. Меня кидало то в бездны, то на пики эмоций. Я начинала беситься. Она посылала меня, я выходила и тут же вновь входила под другими никами. Это злило ее еще больше.
Бросив ее, я стала флудить с другими никами, пока не напарывалась на предупреждение админа. Чуть передохнув, начинала бучу снова и снова. Ослепнув от ярости, я пропустила приход в чат Санты.
Обнаружила я ее по нелицеприятной мессаге ко мне. Ч-ч-черт! Они стали лупить меня вдвоем. Мое бешенство достигло предела.
ОЖОГ: поимею!!!!
ЧУДОвище: ОЖОГ, дура
ОЖОГ: ЧУДОвище, )))))
ЧУДОвище: ОЖОГ, тетка
ОЖОГ: ЧУДОвище, ой! а этт чего?? типа грязное эугательство?))))))))))))))
ЧУДОвище: ОЖОГ, высший коэффициент IQ
Я не останавливалась. И тут меня вышвырнуло. Блин! Сделав пару отчаянных попыток войти вновь, я поняла, что меня забанили. Таак! Ни черта у вас не выйдет!
Я ринулась в другое инет-кафе. Летела по уже почти ночному городу как сумасшедшая. Только бы были компы!
Ура! Быстро набрав адрес, я предвкушала их изумление.
К нам приходит ЧАМИ.
ЧАМИ: ЧУДОвище, — кликнула я
ЧУДОвище: ЧАМИ, бля! отвали((((
К Чуде и Санте присоединились другие. В какой-то момент мне стало смешно. Их луп был похож, — как будто они за стеклом отчаянно грозят мне кулаками, а я могу по эту сторону спокойно грызть семечки.
Но спокойно мне не было. Было больно. И страшно от мысли, что я теряю Чуду.
ЧУДОвище: ЧАМИ, все — допросилась! (( я ставлю тебя в игнор(((
Я поспешила остановить ее, но, похоже, она исполнила свою угрозу. Я была в отчаянии. Меня не слышали!!! Я продолжала кидать мессаги — Санта и остальные продолжали бить меня. И тут ник ЧУДОвище ушел.
Вот это да!.. Уйти она не могла — здесь же Санта… Она сменила ник? Я кинулась искать ее, но все было тщетно. Обнаглев от отчаяния, я кинулась за помощью к Сайте.
<ЧАМИ privat to santa>: ника прошу где ЧУДО? ну я только объясниться… я уйду сейчас!.. уйду и больше не приду — обещаю! я только извиниться! пожалуйста, санта… я не могу так
<santa privat to ЧАМИ>: оставь девочку в покое
То, что она ответила мне в приват и без наезда, меня обнадежило.
<ЧАМИ privat to santa>: да, конечно, я понимаю. заигралась я(( этого больше не будет… я только опрощаться хочу по хорошему… прошу, ника
И тут вдруг проявилась Чуда.
<лужа privat to ЧАМИ>: я тебе в 123456789!! раз повторяю!!! — оставь меня в покое! (((((((((((((((((((((
Боже! Она! Только бы не кинула опять — успеть сказать что-то. Я нажала кэпс и заорала отчаянно.
<ЧАМИ privat to лужа>: АНЯ!!!!! ПРОШУ!!!!!!!!! НЕ КИДАЙ МЕНЯ СЧАС!!!!! Я ВИНОВАТА — ПОЗВОЛЬ ОБЪЯСНИТЬСЯ!!!! Я УЙДУ СЧАС — НО ТОЛЬКО НЕ СТАВЬ МЕНЯ В ИГНОР — ПРОШУ!!! Я СЧАС В ДРУГОМ КАФИКЕ — ТУТ ТАКОЙ РЕЖИМ — Я ДЕНЬГИ ПАЛЮ.. ПРО-Упоминание о деньгах, кажется, возымело какое-то действие.
<лужа privat to ЧАМИ>: я не хочу щас говорить. Иди домой
Я поспешила выполнить ее приказ.
<ЧАМИ privat to лужа>: ХОРОШО. Я ИДУ ДОМОЙ Я НАПИШУ ТЕБЕ — ДАЙ МНЕ ШАНС! ПРОШУ
И я быстро ударила по «exit».
Я вывалилась из кафика без чувств. Как лунатик словила тачку. Было уже за полночь. Усталость, отчаяние, боль, обида мешались в слезах.
Блиииин! Ну точно — доигралась!

0

6

На письмо уже не было сил. Я упала в койку, но уснуть не могла долго. Как вырубилась — не заметила.
А с утра я кинулась писать письмо.
АНЯ….!
это твое право как поступить просто откровенно говорю В КОТОРЫЙ РАЗ! — сорь — что нужна ты мне! Как человек! Как ЧЕЛОВЕК!
Обещания давать не хочется — но, поверь, я не стану больше в твою личную жизнь лезть так по-хамски! НЕ СТАНУ! Ну дай мне шанс — я лучше хочу быть!!!!! Ну не сразу это получается! Я ХОЧУ! БЫТЬ ЛУЧШЕ!
Господи! я вчера так испугалась! Да знала же, на что напрашивалась! Блин! ну вот такая я с все до края довожу… я это уже про себя поняла, только поздно… до стольких лет дожила, а эмоции контролировать не научилась…. Да и не эт главное…. я поняла, что о других думать не мешало бы…. не толь ко о своих «хочу»… Я ЭТО ПОНЯЛА! ….
АНЯ…
если ты меня в игнор ну не делай этого, пожалуйста вот как хочешь к этому отнесись — главное, пойми, что я все откровенно говорю — мне очень трудно будет сейчас жить, если ты меня кинешь
Да я ж понимаю — ну чего это ты должна? Ты ничего мне не должна! ((((но плакать опять хочется… не оставляй, аня!!!! Вот увидишь! НУ МОЖЕТ ПРАВДА — ЭТО ТЫ МНЕ ПОМОЖЕШЬ, НУ ПОЖАЛУЙСТА!!!!!!!!
Да зачем это тебе сдалось?? ? Я и мои дурости??? Да? У тебя своя жизнь АНЯ! я бы для тебя все сделала, все, что смогла бы! Не за что-то! Просто так! Потому что ты — человек! Я сейчас ничего не могу тебе дать, в смысле помочь, наверное… но если я вы карабкаюсь из своей пофигистской жизни, если эт можно жизнью назвать, я ВСЕ — для тебя! Тебе это не нужно? (( не отталкивай — это от чистого СЕРДЦА…
АНЯ… АНЯ я принимаю все твои условия…. ВСЕ!
ВСЕ! Только не оставляй мою жизнь без тебя! АНЯ!
Я ждала ответа, как дождя после засухи. Увидев письмо в ящике, я, с благодарностью ей за ответ, загрузила его — но…
From: «anima»<
***

@mail. ru>
То: «Ирина к
***

» k — ira@mail. ru
ты из той категории людей, которым дай палец — а они всю руку в итоге откусят…. а посему, девочка, не маленькая ты и не беспомощная чтобы в жизни своей разобраться…. при этом не вешаясь ни на кого так что пожалуйста, оставь меня в покое
Мат!
БРЫЗГИ ЧАТА
Я была в отчаянии. Избавить свои мысли от Чуды я не могла — ее образ прочно занял не только мой мозг, но и сердце, и это причиняло невыносимую боль. И дело было не в том, что я потерпела поражение в игре человеческих отношений. Я даже не смогла бы назвать это влюбленностью… или увлечением… Я просто не могла дальше жить без присутствия в моей жизни Чуды.
Из-за безумного погружения в виртуал я даже не заметила, как наступила весна. Приближался день рождения. Мой и ЕЕ. И как же это было нелепо, что меня безоговорочно отшили в самый его канун.
К тому же этот день выпадал на воскресенье, так что никаких надежд использовать его, как робкий шаг к налаживанию хоть каких-то отношений — в выходной день ее не будет в чате, и домашнего телефона у нее нет… А срываться из Кырска в Москву было сейчас не только нереальным, но и бессмысленным.
Я могла только фантазировать, как она там б дет отмечать свою днюху, мне же, похоже, светит встретить этот знаменательный день в гордом одиночестве. Все мои близкие друзья давно уже покинули Кырск, разъехавшись во все части света; родственников и многочисленных случайных приятелей видеть желания никакого не было. Да и Кирку с ее «женой» или без — тоже. А выслушивать настойчивые родительские пожелания счастья в личной жизни и ума в моей бестолковой голове было уж совсем тоскливо.
Словом, за день до дня рождения я даже не представляла, с кем и где я этот самый день проведу.
В субботу с утра я устроила дома небольшую стирку, а потом началась маета.
Мой мозг, заполненный Чудовищем, не желал всасывать ничего иного, а в родительских стенах становилось тесно, и меня выдавило из дома и по тащило по городу.
Я текла по улицам, безвольно ныряя в круговороты гуляющей толпы, и не было тех берегов, куда бы меня прибило…
Я много выкурила, и мне захотелось пить. Только я задалась вопросом, в какой ближайшей забегаловке мне утолить жажду, как поняла, что подводное течение моего сознания вынесло меня пря мо в «бухту» инет-кафе. Хех…
В зале почти никого не было. Я взяла в баре бутылку воды и села за свободный комп.
Ну, и куда будем плыть?.. И загрузила злополучный чат.
Назвала себя «щепкой» и, нажав на вход, встретилась со своим виртуальным отображением на мониторе. В чате не было никого, кроме моего, в печальном одиночестве зависшего, ника.
В реале жизнь прикольнее — вспомнила я письмо Чили. Ну, да… только не у меня… Я принялась нехотя перелистывать другие сайты, время от времени заглядывая в чат — вовсе не из желания встретить очередного виртуального призрака, а просто — по инерции — вроде совершаю какие-то действия, но цели никакой.
В очередной раз раскрыв страницу чата, я вдруг обнаружила, что не одна. На «дереве» списка появился некто Brizgi. И я вспомнила треп с Греком об этом нике. Девушка из Красноярска? Хм… Я быстро прошвырнулась взглядом по немногим присутствующим в кафике. Оглянулась назад. И сразу увидела знакомый сайт на мониторе.
Она сидела ко мне спиной. Худенькая, явно невысокого роста — она показалась мне совсем девочкой… Черный облегающий свитер, джинсы… Короткое светлое каре… Я улыбнулась, обрадовавшись предстоящему небольшому развлечению.
щепка: Brizgi, привет)))
Brizgi: щепка, привет) как дела?)
щепка: Brizgi, какие дела седня — маета одна… а у вас как?)
Brizgi: щепка, да погода неклевая совсем(
Почему-то мне совсем не пришло в голову, что она первая могла засечь меня, и предвкушала розыгрыш на подкинутой ею теме погоды.
щепка: Brizgi, ну пачему — я мне кажется хорошая погода у нас седня)) солнышко светит)))
Brizgi: щепка, солнышко то светит… а я все равно мерзну((
Что-то она… или тормозная какая… не клюет на мои намеки — продолжала не въезжать я.
щепка: Brizgi, ну так нефиг в инете сидеть)))) шли бы на волю — под солнышко))))
Brizgi: щепка, а што это вы меня гоните?)
щепка: Brizgi, не… что вы))) не гоню)… я напротив познакомиться с вами намерена))))
Brizgi: щепка, хм…. а я не против, кста!)
щепка: Brizgi, в виртуале будем знакомиться? *)))) — продолжала неуклюже намекать я
Brizgi: щепка, да как вам удобно))))
Я стала слегка раздражаться от нескладывающейся игры. Надоело!
щепка: Brizgi, нелепо как то в виртуале — когда я — прямо за вашей спиной нахожусь)…. неужели не видете?)
Brizgi: щепка, так мне для этого обернуться надо!)
щепка: Brizgi, так обернитесь)
И мы обернулись.
— Привет! — Улыбнулась я ей.
— Привет! — Ответила она тем же.
Мы обе смутились. Я предложила, кивнув на комп:
— Может, продолжим?
Она в той же смущенности слегка дернула плечами:
— Ну, продолжим!
И мы дружно вернулись фэйсами к своим мониторам.
щепка: Brizgi, мне про тебя один чел из этого чата говорил))
Brizgi: щепка, какой чел?)
щепка: Brizgi, Грек какой-то. я его не знаю совсем…) ты давно в этом чате?)
Brizgi: щепка, да уже год!)
щепка: Brizgi, ого! а я с февраля…. странно что мы с тобой не встречались))) а ты ЧУДО знаешь?..)
Brizgi:>: щепка, ну ник такой помню…. но тесно мы не общались)
Я не понимала пока, что мне надо от этой девочки, но то, что она заполнит мою сегодняшнюю пустоту — это точно!
щепка: Brizgi, понятно… а ты в каком районе кырска обитаешь?) если не секрет)
Brizgi: щепка, я в Светлогорске живу)
«Это в 40 минутах от Кырска».
щепка: Brizgi, а учишься здесь?) что — ездишь каждый день???
Brizgi: щепка, да я на заочном)
щепка: Brizgi, понятно) а на кого учишься?)
Brizgi: щепка, турменеджмент)
щепка: Brizgi, долго еще учиться?)
Brizgi: щепка, два года….
щепка: Brizgi, а сколько тебе лет?)
Brizgi: щепка, 21
щепка: Brizgi, а мне завтра 32 брякнет! (
Brizgi: : щепка, поздравляю!)))
щепка: Brizgi, да рано еще поздравлять) вот приходи завтра — поздравишь)))
Brizgi: щепка, приглашаете?)
щепка: Brizgi, канешно)… придешь?)
Brizgi: щепка, какие вопросы!) а куда? и во сколько?)
щепка: Brizgi, сможешь позвонить мне завтра часика в 3?) там договоримся)))) пиши тел — 2
***

**
— Господа! — Услышала я вдруг за спиной отчаянный вопль. — Одолжите девушке ручку, пожалуйста!
Я обернулась. Она вскочила, умоляюще оглядывая публику в зале. Я была ближе всех и протянула ей свою ручку — она взяла, и мы столкнулись улыбками.
— Спасибо! — Записав номер, она вернула мне ручку, и мы снова ушли в виртуал. Но мне он уже надоел.
щепка: Brizgi, слуш, а ты куришь?
Brizgi: щепка, курю)
щепка: Brizgi, может покурим тогда?)))
Brizgi: щепка, курить вредно!. ну покурим)
Встав из-за компа и, почему-то не оглядываясь, я первая пошла к выходу из зала. Остановившись на ступеньке лестницы фойе, я обернулась к двери зала и стала ждать ее появления. Мне показалось, что она почему-то задержалась. Может, не поняла? Наконец она вышла, и я впервые полностью раз глядела ее «с фасада».
В проеме двери нарисовалась девушка пастельных тонов. Моих любимых. И я внутренне вздрогнул а.
Светлые короткие волосы, светлое, без косметики, лицо и большие серо-мраморные глаза, без резких границ длинных, но неярких ресниц. Она действительно была невысокого роста, хрупкая, и движения резковатые от напряжения — как подросток. Она подошла, и я протянула зажигалку к ее сигарете. И сигарета, и зажигалка дрожали. Она пришла, я тоже и, удивляясь тому, что нервничаю, выпалила: Ирина!
— Очень приятно! Анна! — Ответила она на таком же высоком градусе.
— Ну, наконец-то познакомились, — бросила я следом неловкую реплику, изумляясь услышанному имени.
Мы сделали несколько затяжек в молчании, смущённо улыбаясь друг другу. Она все время кидала меня острые взгляды, но, сталкиваясь с моим, «убегала» в сторону. Я подумала, что не понимаю, почему должна ждать до завтра. Выпускать эту рыбку мне уже не хотелось.
— Аня, а сегодня у тебя какие планы?
— Да никаких особо планов… — она присела на корточки, как-то по-пацански куря сигарету, и вообще ее поведение демонстрировало раскованность, за которую она явно пыталась спрятать волнение.
— Так может, бросим этот инет и прошвырнёмся куда-нибудь вместе?..
Мне показалось, она испугалась.
— Куда?
— Ну, не знаю… просто прогуляемся, поговорим… может, посидеть зайдем в кафешку.
— Ааа… нет, сегодня не могу, — неуверенно протянула она, снова уводя взгляд. — Я тут жду знакомых… мы договорились встретиться сегодня…
— Жаль…
Тут от ветра хлопнула, закрывшись, входная дверь. Дверное полотно было подперто какой-то палкой — чтобы проветривать обкуриваемое фойе, — и эта палка с грохотом упала. Аня подскочила и, сбежав по ступенькам вниз, стала налаживать «механизм», уж слишком добросовестно отдавшись этому делу. Я дождалась, когда она вернется, и решила повторить попытку уговорить ее на сегодняшний реал со мной.
— Аня, а у тебя надолго с ними дела? Может, позже договоримся где-нибудь встретиться?
— Ой, я не знаю… правда, извини?
— Ну, смотри… тогда, как договорились — завтра? Жду твоего звонка? — Как можно равнодушнее сказала я, пытаясь скрыть досаду и даже, похоже, обиду.
— Конечно!
— Окей… А что ты пьешь?
— Да что наливают.
— Водку пьешь?
— Пью.
— Ну, хорошо, — я докурила. — Ты вернешься в инет?
— Нет уже, я закроюсь пойду, — она тоже «затоптала» свой окурок о край напольной пепельницы.
— А я еще повишу, наверное…
Я вернулась за комп и сделала вид, что полностью поглощена виртуалом, и девушки для меня сейчас уже больше не существует. Краем глаза я отслеживала, как она закрывала сайты, расплачивалась, и тут в зал вошла пестрая компания. Они шумно поприветствовались с моей новой знакомой и стали очень оживленно разговаривать. Что-то я почувствовала себя неуютно, и мне захотелось уйти.
Стараясь быть небрежно-спокойной, я тоже закрылась, расплатилась и двинулась к выходу, при ближаясь к компании. Не останавливаясь, я бросила ей с вежливой улыбкой:
— Пока!
Без упоминания о завтра.
— Пока…
Мне показалось, она растерялась.
Вынырнув в реал, я спустилась на набережную.
А завтра мне уже тридцать два-а-а… И чего мы имеем?
… Ну, живем пока, и то — ладно. Погода, вон, какая клевая сегодня! Весна… солнце.
Весной я почему-то всегда вспоминала свое детство. И двор дома, откуда меня увезли в одиннадцать лет в другой город.
Я не хотела уезжать. Помню огромную и гулкую от пустоты квартиру, откуда уже были вывезены почти все вещи, и остались только две родительские койки. Я упала на одну из них и, вцепившись в голую панцирную сетку, истерично орала, что никуда отсюда не поеду. Пусть они уезжают, если хотят, а я остаюсь! Я совершенно тогда была убеждена в правильности и окончательности моего выбора — я остаюсь. Но мое решение никто не принял всерьез.
Через год родители вернулись в Кырск, но уже в другой район, и с тех пор я никогда не видела своего двора детства.
А что если завтра?.. Прямо с утра?
Точно! Так и сделаю. Ведь это мой день и праздник — мой, личный, интимный, можно сказать… И если я никого не хочу видеть в этот день, а побыть сама с собой — это мое право! Решено — никаких родственников, никаких приятелей, и родители, если не поймут меня, — их траблы… А вечером, вечером, может быть… я вспомнила про Брызгу… Позвонит?
Назавтра с утра был дождь. Я провалялась до полудня — вставать и что-то делать не хотелось. Поздравления от родителей я принимала в постели, как тяжелобольная. С кухни тянулись вкусные запахи, но меня они не соблазняли.
К обеду дождь закончился. Я покинула постель и вяло стала собираться.
— Когда ты вернешься? — Заметила мама мои действия.
— Не знаю. Вы меня не ждите, я не хочу никакого праздничного стола и никого не приглашала.
— А как же мы?
— Мама! Я могу провести свой день рождения так, как — я! — хочу?
— Ночевать не придешь?
— Не знаю я… Не ждите вы меня.
И чтобы не продолжать объяснения, я быстро вытряхнулась из квартиры. Наверное, обиделись…
Я купила водки и скромной закуски — только чтобы не упиться — и притопала на службу. Дежурил сторож Сашка. Он валялся у себя в комнатушке и смотрел телевизор. Едва оторвавшись от него, он кивнул на мое приветствие, и я выпала из зоны его внимания. До ожидаемого звонка было больше часа. Мне хотелось выпить, и я вновь заглянула в дежурку.
— Сашка, а у меня сегодня день рождения.
Сашка суетливо приподнялся со скрипучего дивана и растерянно-вежливо протянул:
— Да нууу?.. Поздравляю!
— Не хочешь выпить со мной?
— Ну-у, не знаю… — Сашка недоуменно смотрел на меня.
— Да немного… просто за мое здоровье.
— Конечно!
Мы выпили, а потом уселись за компьютерные игрушки. Я все время посматривала на часы. Приближалось три, и я почему-то начинала нервничать.
Ой, вряд ли она позвонит. Чего ради? Какая-то незнакомая баба позвала ее неожиданно на днюху… Может, и не поверила, что это правда?
— Сашка, я вчера совсем незнакомого человека пригласила на день рождения. Как ты думаешь, придет?..
Оторвавшись от игры, Сашка смущенно пожал плечами:
— Ну-у, не знаю… придет, наверное.
— Это девушка. Договорились, что она позвонит мне сюда в три часа.
— А-а-а… — Сашка бросил взгляд на часы. — Еще десять минут. — А потом с любопытством воззрил ся на меня.
— Хорошо… ну подожду. — Я взяла сигарету, вышла в коридор и стала нервно курить. Сашка вышел следом и тоже закурил. Я посмотрела на него:
— Ты это… Саш, извини, когда она придет… мы тебя бросим. Ну, в смысле, чтобы ее не смущать… мы вдвоем с ней посидим… ага?
— Да, конечно! — Поспешно ответил он. Мы замолчали, поглощенные процессом курения. Сашка первый вернулся к компу, а я зажгла вторую сигарету. Стрелка была почти на цифре 3.
Я вернулась в комнату.
— Сашка, давай еще по одной — по последней.
— Ну-у, давай…
Я разлила и посмотрела на часы. Стрелка перешла за тройку.
— Хех, не звонит…
Сашка смотрел на меня все с той же легкой удивленной улыбкой.
— Давай, за звонок?
— Ну, давай.
Он выпил. Я тормознула. «Не позвонит. « Мне стало резко жаль себя. Я поднесла рюмку к губам, и тут прозвонил телефон. Я поставила рюмку и схватила трубу.
— Да?
— Ирину можно?.. — Какой у нее низкий голос по телефону для такой хрупкой внешности…
— Это я!
— Привет!.. — Слышно было, что она чувствует какую-то неловкость.
— Привет! А я уже думала, что не позвонишь!..
— Не… как можно… я же сказала, что позвоню. С днем рождения, кстати!
— Спасибо! Я рада… Ну… так что — приедешь?
— Канешно! Куда только, скажи.
— Ты где сейчас? В Красноярске?
— Ну да. В «Порте».
— Знаешь, где улица Горького?
Сашка по-тихому слинял к себе в дежурку. Я объяснила, куда ей ехать.
— Через сколько ты, примерно, доедешь?
— Ну, минут через двадцать.
— Ок! Я встречу.
Я заметалась. Зеркало — импровизированный «праздничный стол» — окно… Часы. Прошло меньше десяти минут. Так… сигареты?
Я покурила у окна, глядя на часы.
Почти пятнадцать минут. Зеркало — окно — стол — окно… сигарета. Я вышла на улицу и стала кружить перед входом. Может, пробки? Я вернулась в здание.
Зеркало — надела очки с диоптриями зачем-то — окно и сигарета. Часы — двадцать минут!
Я снова вышла. Еще одна сигарета. Я не успела докурить — она вынырнула из-за угла и, сразу увидев меня, распахнула руки, улыбаясь. В левой руке была темно-красная роза.
Увидев розу, я почему-то растерялась. Она подошла.
— С днем рождения! — И протянула розу.
— Спасибо! Как неожиданно…
— Почему? — Удивилась она.
— Спасибо, что пришла. Идем? — Я потянула дверь и пропустила ее вперед.
— Осторожнее только. Здесь темно и рельеф сложный.
Мы зашли в комнату. Я взяла у нее куртку. Она осталась в свитере и в светлых джинсах. Другие, чем вчера.
— Вот здесь я обитаю. Практически все время, — я сняла свои дурацкие очки.
— На работе живешь?
— Почти. Садись, куда тебе удобнее, а я пока найду что-нибудь под розу.
Она послушно сидела, пока я суетилась, отыскав какую-ту бутылку под цветок и наливая воду. Поставила «вазу» и села сама.
— Ну, что? Выпьем? За знакомство сначала — давай?
— Ну, давай за знакомство, — смущенно улыбнулась она.
Я стала разливать:
— Говори, когда остановиться.
— Достаточно! Грамм тридцать…
— Ну, давай!
Мы чокнулись. Я осторожно пронаблюдала за ней. Ну, водку она пьет без смущения — хорошо, наш человек!
— Угощайся, это все тебе, я почти не закусываю…
— Угощаюсь!
Она вела себя довольно спокойно, совсем не нервничала. Интересно, почему она все же согласилась прийти? К незнакомой странной тетке. Я закурила. Она оставила ветчину и полезла в свой рюкзак. Улыбаясь, кинула на столик пачку сигарет. Это был Winston, суперлегкий, на который я перешла после знакомства с Чудой.
— Ой! а я и не заметила — ты куришь такие же сигареты?
— Да я случайно их вчера купила. Я не курю вообще-то… — И закурила.
— Давай по второй? Теперь уже за меня! Скажи мне что-нибудь, — я разлила.
Она взяла неуверенно рюмку:
— Не умею я тосты говорить… За твой день рождения.
— Спасибо, — я улыбнулась и выпила.
Последующие тосты произносила я сама. Наливала часто, и она не отставала от меня. Однако — пить ла малява! Она слушала мой треп и вежливо отвечала на какие-то незначительные вопросы — об учебе, о родителях, о друзьях, об интернете, о музыке…
А я уже слегка захмелела. Меня мучило неудовлетворенное любопытство — традиционные у девушки сексуальные интересы или нет? В ее правом ухе я заметила серебряное колечко. У меня было тоже — только в левом, — прошлым летом мне его вставила Кирка. Вообще-то, выглядит она как дайк… Но это может ничего и не значить… Хотя я обычно не ошибаюсь…
Я решила идти напролом, как всегда:
— Аня, а девушками ты не интересуешься? — И взяла ее под прицел своего взгляда, с интересом ожидая реакции на вопрос.
— Кхм… интересный вопрос, — она явно замялась, но на лице — никаких эмоций.
— Или давай так. У тебя интим был? С девушкой.
Она потянулась за сигаретой:
— Не было…
— Неинтересно? Не хочешь?
Она прикурила:
— Хм… Ну, почему… хочу.
— А что мешает?
— Не знаю, не там хожу, видимо.
— Так у тебя никого нет?
— Нет….
— Ну, считай, что теперь пришла, куда надо.
— Угум, — она постучала сигаретой о пепельницу, не глядя на меня.
— А ты влюблялась?
— Да нет… не влюблялась, вроде.
— Ка-а-ак?
— Она кинула на меня взгляд:
— Да… так, как-то…
— Слуш, а мальчики у тебя были?
— Был, — она усмехнулась. — Один раз.
— Один раз — был? Или один мальчик?
— Один мальчик и один раз, — она улыбнулась.
— И что?
— Да ничего…
— Не то?
Она пожала плечами. Я решила принять эту пантомиму за ответ и снова налила.
— Ну, ладно. Давай по последней. За нас, за девушек!
— Давай, — она затушила недокуренную сигаре ту и все так же храбро выпила.
Я почти не закусывала, и меня неслабо развезло. Она сидела напротив, на стуле с колесами для передвижений по кабинету без отрыва задницы от производства. Вытянув ногу, я зацепила носком и потащила стул с девушкой к себе.
Она тихо ойкнула, машинально схватившись рукой за сиденье, чтобы не потерять равновесие, и покорно подъехала… только зрачки чуть расширились.
Когда стул уперся в мое кресло, я убрала ногу и, наклонившись к девушке, медленно провела руками по ее телу снизу вверх, пока у меня под ладонями не оказались два нежных бугорка.
Она молчала и даже не двигалась. И как будто ждала.
Я отстранилась и принялась стягивать с нее свитер, а она подняла руки, чтобы помочь мне. Под свитером был тонкий топик, который я тоже вознамерилась отправить следом за свитером. Она все так же умилительно помогала мне. Лифчика не было. У нее была очень нежная кожа и пахла, как у ребенка. И сама она выглядела такой беззащитной с обнаженной маленькой грудью и худенькими плечами. Я снова наклонилась и осторожно взяла и выпустила губами ее сосок. Она чуть вздрогнула.
— Не замерзнешь?
— Не… — она все так же почти не двигалась. Я быстро содрала с себя все, что было выше пояса. Невежливо залепив своей одеждой «морду» принтера, я обхватила девушку руками и, потянув к себе, сильно прижала ее тело к своему. Неожиданно она резко задышала.
Меня удивляло, как она себя вела. Как примерная ученица за первой партой в школьном классе. Она пыталась угадать каждое мое движение и желание и старательно выполнить каждое мое «задание».
Заниматься этим на катающихся стульях было, конечно, весело, но не очень удобно. Я кинула на пол штору, на которой летом принимала солнечные ванны во дворике нашей конторы. Было хотя и жестко, но возможности явно расширились. Мне, правда, на удивление самой себе, хватило разума удержаться в этих походных условиях от вторжения в самую интимную часть ее тела. Но вот от вторжения, может быть, в самую нежную часть ее души девушку никто не спас. Как я поняла много позже…
Ей пора было возвращаться домой. Но мы про должали валяться на шторине, и я, довольная, курила.
— Ань, а ты ожидала, что это будет?
— Ну… разве можно быть уверенным…
— Почему ты мне сразу «ответила»?
— А что?.. Не надо было?
— Надо! — Засмеялась я.
— Ну, вот.
— Нет, погоди, а вчера, когда ты меня увидела — то, что?
— В смысле?
— Ну, я была несколько настойчивой, наверное…
— Это точно!
— Что — испугалась?
— Ну… не испугалась… но, как-то…
— А я тебе нравлюсь?
Она улыбнулась:
— Была бы я здесь, если бы не нравилась!
— А как я тебе нравлюсь? Ну, как женщина или…
— Ну, не как мужчина, это точно! — Она мягко засмеялась.
— А в какой момент ты на меня внимание обратила? После того как курить… или в чате, или когда ты в кафик пришла? Ты же первая меня увидела? Млин — тормоз я!
— Тормоз, — она снова улыбнулась. — Раньше.
— В смысле — раньше?
— Да я тебя не раз в этом кафике видела.
— Ка-а-ак?
Она промолчала.
— Мли-и-ин! А я не помню тебя… Я, когда в чате — ничего не замечаю вокруг. А почему не подошла? Хотела? Или нет?
— Хотела.
— Так чего?..
— Я первая не могу. Стеснительная я девушка.
— Ну, ты даешь… И что, так и не подошла бы?
— Наверное, нет. Не знаю…
— И-и-история…
Ей было совсем пора. Мы по-солдатски быстро убрались и покинули поле любви, оставив за собой разруху в комнате.
Спала я сладко.
В понедельник, притопав на службу к полудню, я пинками заставила себя убрать следы вчерашнего пиршества и уселась перед кульманом, тупо глядя на лист. И захотелось позвонить Чуде. Просто захотелось. Наверное, снова бросит трубку.
Но она не бросила.
— С днем рождения, Аня!
— Спасибо.
И тема закрыта.
— Как дела? — Как, словно пытаюсь удержать призрачную ниточку, слабо связывающую меня с ней.
— Хорошо. — Утвердительная такая интонация, но спокойно.
— Правда? Я рада.
Она молчит. Никакого проявления интереса ко мне, конечно. Но ждет. Молча.
— Ань… в конце лета я в Москве буду… Может, все же увидимся?..
— Не увидимся. — Так же спокойно и твердо.
— Не хочешь?..
— У меня планы меняются.
— Как меняются?
— Уезжаю я.
— Из Москвы?? — Да.
— Куда? В Киев?..
— В Киев.
Где-то в глубине грудной клетки стало гулко, как в пустой бочке. Не хочу!
— Ты сегодня будешь в чате?
— Не знаю. У меня работы вал. Всю неделю. С понедельника я в отпуск иду. А потом, вообще, увольняюсь.
«Не-е-ет!!!»
— Аня… Так и — все?..
— Что — все?
— Уезжаешь?? ? — Угу.
— Понятно…
Боже, какая ерунда!! Вот так вот терять то, что и не приобретено даже…
Вот сейчас… трубка прижмет рычаг… и не схватить ее за руку и не удержать! Уедет, и будет жить своей жизнью. Как и жила — без меня. Ей оно НЕ надо. А мне — надо! Почему-то… Но что я могу сделать??
— Аня…
— Ну что? — Ей уже стал надоедать этот бессмысленный телефонный разговор.
— Я люблю тебя.
Молчание.
— А что мне делать?? — Отчаялась я.
— Жить.
— Я без тебя не могу.
— Ир, не говори чепуху! Ладно, все — пока — мне работать надо.
— Хорошо…
— Пока!
— Пока… И. гудки.
«Почему такая боль?? Зачем она?» До того нестерпимо! что хочется вырвать этот жгучий сгусток боли вместе с душой.
Зачем?.. чтобы что-то понять? Что? Один умный мальчик мне сказал — надо уметь умирать метафизически, чтобы не умереть физически. Надо быть готовым умереть — так, чтобы возродиться. Но — зачем? Я не хочу новой жизни — без нее. Мне необходимо! — чтобы в моей жизни она была! Это слабость?..
Я набрала светлогорский номер.
— Да. — Мужской голос, наверное, отец.
— Добрый день, я могу услышать Аню?
— Сейчас.
— Я слышу, как он зовет ее.
— Алло, — ее низкий голос. Красивый.
— Привет. Это Ира.
— Привет!
— Анька, она уезжает!
— Кто?
— Чуда… — зачем я ей это говорю?
Она сделала паузу.
— Куда?
— Из Москвы. В другую страну, вообще. Анька! Я ее теряю!
Молчит.
— Ладно, Ань… — я вздохнула, — извини, гружу тебя… Ты сегодня приедешь?
— Сегодня вряд ли…
— Жаль… Почему? — Только теперь я обратила внимание на дохлые интонации в ее голосе, — как самочувствие?..
— Ниже плинтуса.
— Да ты что? Паршиво, что ли?
— Да, помираю просто. Нельзя мне пить.
— Ну, млин! Надо было мне не водку брать… да?
— Да мне вообще пить нельзя.
— В смысле?
— Да — в смысле — нельзя! Больные мы.
Вот это новости!
— Так зачем же ты пила? Почему не сказала??
Молчит.
— Анька… ну ты даешь.
Молчит.
— Сумасшедшая… И что ты теперь?
— Ну, что… буду жить, если не помру.
— Не помирай!
— Ага… Я завтра приеду.
— Приедешь?
— Приеду.
— Завтра тебе лучше будет?.. А хочешь, я приеду?
— Хочу.
Я вспомнила про вечерний инет с Чудой. Которого не должно быть, но от этого трудно отказаться.
— Хорошо. Давай так. Я тебе еще вечером перезвоню. Если у меня ничего экстремального к этому времени не случится — я приеду. Хорошо?
— А что экстремального может случиться?
— Ну, я не знаю. Ань… Мало ли какие дела вдруг. Я позвоню еще!
— Позвони.
— Анька…
— Что?
— Хочу видеть тебя.
Вот как…
— Я тоже.
Вечером я перезвонила. К концу дня ко мне на службу пришла моя подруга, одноклассница, и притаранила пива. Отказаться от такой расслабухи я не могла. Потом я смоталась в киоск за добавкой.
Мы сидели в сизом дыму, и я сыпала откровениями из последних событий своей непутевой жизни. Танька всегда проявляла какой-то ярый интерес ко всему, что со мной происходило. Я принимала это за особенность ее бабской натуры и охотно удовлетворяла ее любопытство.
Исключительное внимание Танька обратила на упоминание о болезни Брызги. Может, потому что была медиком.
— А что за болезнь?
— Да не знаю. Я не спрашивала.
Танька, пуская дым в потолок, пила меня свои ми карими глазами, ничуть не смущаясь собствен ной беспонтовой любознательностью.
— Ей пить нельзя — это при какой болезни может быть? — поинтересовалась я.
— Ну! При разных. Может, она лечение сейчас принимает — тоже алкоголь нельзя. Ты спроси! А вдруг у нее инфекционное что-нибудь? Ты, что — совсем без головы?
— Да… Ты думаешь…
— Да и вообще! Как можно так бездумно с незнакомым человеком, и сразу — интим?! Сейчас столько заразы! Ты вот не знаешь. Дура ты! — удовлетворенно резюмировала Танька и глотнула из своей бутылки.
— Да ладно тебе. Что бы она мне не сказала, если что?..
— Да ты ее не знаешь совсем! А может, она специально? Эти люди — они же злые, обиженные на всех — для них заразить другого — это удовольствие!
— Перестань, Танька!
— Не перестань! Слушай меня, если сама не соображаешь.
— Все, Танька, хватит! Я не хочу, чтобы ты про нее так говорила!
Танька откинулась на спинку кресла:
— Смотри… Твое здоровье. Может, ты уже и подцепила что-то.
— Ну и плевать! Вылечу.
— Ну, давай. Деньги лишние?
— Ну, все — хватит!.. Ладно, я поговорю с ней.
— Поговори, — Танька хмыкнула. — Потом мне расскажешь, чего она там тебе наплетет.
— Посмотрим… расскажу, если сочту это этичным.
— Ну-ну… — Танька неловко засмеялась и снова принялась за пиво.
А я видела, как испачканы мои мысли.
Под хмелем я потащилась в Сеть. Чуда не пришла.
Брызга позвонила на следующий день. Я домучивала план подвала.
— Привет. — Взволновал меня ее низкий голос.
— Анька! Привет! Ты где?
— Угадай.
— В Кырске?
— Ну да…
— Да ты что!.. — Обрадовалась я. — Как себя чувствуешь-то?
— А никак не чувствую…
— Увидимся?
— А надо?
— Надо!
— Ну, так как мы… встретимся.
— Ты из «Порта» звонишь?
— Да…
— Я могу приехать! Прямо сейчас. Хочешь?
— Хочешь.
— Все — мчусь!
— Ага.
Я ринулась к Машке за ключами. Машка служила секретарем в частной рекламной фирмушке, арендующей у нас помещение под свой офис. Сама Машка была фактурной, даже красивой, девчонкой со взглядом промышляющего охотника. Охотилась она на местных мужиков, в надежде обрести простое бабское счастье, но удача упорно не желала заводить с Машкой дружбу. Себе же квартиру она снимала на деньги очередного кандидата в «жизненную опору», которые менялись с такой скоростью, что это было похоже на балансирование на канате, и вызывало у меня восхищение Машкиным акробатическим искусством.
Ключи Машка дала без лишних вопросов, попросив только освободить территорию к семи вечера.
Каждое мгновение, оттягивающее встречу с Анькой, было мучительным, и я, чуть ли не бросаясь под колеса машин, оккупировала первую же тормознувшую развалюху и через несколько минут была в кафике. Я увидела ее сразу — она, как птенчик, сидела на высоком табурете за стойкой. Уронив подбородок на руки, она безучастно смотрела в глубину бара.
Подлетев к ней, я полуоседлала соседний табурет и прошептала:
— Привет!
Она повернула голову ко мне, и в ее глазах появился свет.
— Драсти, — тихо ответила она низким, чуть хрипловатым голосом.
— Пойдем! — Я соскользнула с табурета, тронув ее за руку; она тоже спрыгнула, и мы вышли из кафика.
До Машкиной квартиры было недалеко, дорога была знакомой, и весь путь я видела только свое счастливо-глупое отражение на ее лице.
Анька, как и в прошлый раз, совершенно не вы давала признаков волнения и, войдя в незнакомую квартиру, стала любезничать с Машкиным котом. Я же, быстро обследовав помещение на предмет его пригодности для любовного свидания, удовлетворенно рухнула в кресло, занявшись наблюдением за Анькиным общением с Маркизом.
Она повернулась ко мне:
— Здесь вода есть?
— Есть, конечно! Попить?
— Запить. Колеса.
— Оппа! Дурные привычки? — Пошутила я.
— Ага, — она поднялась и полезла в свой рюкзак. Я принесла ей кружку с водой и, смотря, как она засыпает в себя горсть таблеток, вспомнила разговор с Танькой. На солнечное настроение предател ски поползла тень.
— Что — паршиво себя чувствуешь?
— Бывает хуже, — она запила таблетки.
— Анька… — я запнулась и отвела взгляд.
Она, держа кружку в руках, выжидательно смотрела на меня:
— Ну?..
Я сунула руки в карманы брюк и снова взглянула на нее:
— Ань, я хочу с тобой поговорить… Сядь.
— О чем?
— Сядь, а?
Она не удивилась, но чуть напряглась и поста вила кружку:
— Хорошее начало, — и подойдя к креслу, села, замолчав.
Не вынимая спрятанных в карманах, рук, я совершила первый круг от окна к двери и обратно, не решаясь начать. Анька молча ждала, но свет в ее глазах исчез.
— Ань, извини… понимаешь, такой разговор… но… мы же почти не знаем другу друга… — я остановилась.
— И?.. — Анька не спускала с меня своих огромных серых глаз.
— Пойми меня правильно… Чем ты болеешь? — Выдохнула я.
Она слабо улыбнулась, но промолчала.
— Аня, ну ты же взрослый человек, должна понять…
— Я понимаю, — наконец прозвучала она.
— Что понимаешь? — Я остановилась.
Но она снова не ответила. Я почувствовала под ступающее раздражение.
— Послушай, Ань, это нормальный разговор! У нас с тобой была близость, и тут выясняется, что ты болеешь… Я же имею право знать — чем?? — Я почувствовала уверенность от собственного праведного гнева. — Ну, что ты молчишь?!
— Не надо кричать, пожалуйста, — тихим, упавшим голосом сказала она.
— Да, извини, — я снова сделала круг по комнате и. остановившись перед ней, увидела боль в ее глазах. — Аня, ты же просто сама можешь не знать… не понимать… ну, что интим с тобой может быть опасен… прости!
— Не опасен.
— Я замерла, не спуская с нее взгляда.
— Ты точно знаешь? — С робкой надеждой в го лосе через паузу спросила я.
— Точно, — так же немногословно сказала она.
Я выдохнула. Вынула руки из карманов. И приблизившись к креслу, опустилась на колени, поло жив руки на подлокотники. Она продолжала смотреть на меня, не меняя выражение глаз.
— Анька… ты прости, а?
Она чуть заметно мотнула головой, и во взгляде появилось что-то новое, что-то, отчего мне захотелось обнять ее. Но не решилась.
— Неужели ты думаешь, что я бы могла так поступить? — Вдруг спросила она. — Если б я была не уверена, что это безопасно для тебя…
— Анька! — Я не выдержала и, резко потянувшись к ней, прижалась к ее хрупкому телу. — Дура я! — Продышала я ей где-то в районе солнечного сплетения, зарывшись лицом в ее нежно пахнувшую майку.
Она мгновенно ответила моему объятию, обхватив руками мою голову и еще крепче прижав к себе.
— Инвалиды нужны? — вдруг тихо спросила она.
— Нужны! — поспешно выпалила я.
Она больше ничего не сказала, и мне тоже не хотелось колыхать воздух словами.
И дальше мы общались прикосновениями. Губ, рук, тел, взглядов, дыханий. Нежно, страстно, узнавая, удивляясь, радуясь и замирая тихо от счастья.
К семи мы оттаранили ключи Машке и завалились в кафе. Быстро разделавшись с ужином, мы занялись пожиранием друг друга — взглядами.
— Анька, обслуга уже, кажись, все просекла про нас!
— Ну и х… с ними! — Она рассмеялась.
Потом мы шатались по городу, дурачась, никого не видя и не в силах разорвать сплетение рук.
— Анька, а как же мне свезло все-таки!
— Нам — свезло!
В десять вечера отходил последний Анькин рейсовый автобус. Я стояла у окна, возле которого сидела Анька, и мы продолжали быть друг с другом, безумно жестикулируя и прожигая автобусное стекло сво им счастьем. Автобус тронулся, удаляя от меня светлое пятно Анькиного лица, я уже не видела ее глаз, но знала, что она смотрит на меня. И знала, что я их скоро увижу совсем близко снова, снова и снова…
В мой первый приезд к Аньке домой она показала мне свою медицинскую карту. Сначала я не поняла, что она мне протягивает.
— Это что? — Спросила, беря у нее из рук стопку разномастных листков.
— Посмотри.
Я прочла, и у меня сдавило горло. От ее доверия ко мне и от стыда за свой малодушный разговор о ее болезни. Я держала эти листки в руках, не в силах поднять глаза. Она молчала, и эта тишина заставила меня взглянуть на нее. Она смотрела мне прямо в глаза спокойно и внимательно.
— Я вылечу тебя. — Вырвалось вдруг, и я поверила тогда самой себе.
Она продолжала молча смотреть на меня, и только в глазах у нее появился этот любимый мной свет.
Она идет и ест мороженое. Синие джинсы, красная майка и песочное каре. И брызги серых глаз, отрываясь от сладкого стаканчика, падают и падают на меня.
— Анька!
— Что? — Улыбается она.
— Я люблю тебя… Ты это знаешь?
— Знаю!
И в ее глазах столько счастья, что это влюбляет меня еще сильнее.
Нереально теплый майский вечер, и она — в черном свитере, в котором еще более хрупкая и еще больше света от ее лица и красивых от любви глаз.
Мы сидим на набережной, прямо в нежной весенней траве, растворяясь в майском воздухе и — друг в друге.
На вечернюю набережную выползли горожане, соблазненные неожиданно ранним теплом, и я мучаюсь оттого, что не могу свободно выразить свою нежность:
— Ну почему я не могу тебя сейчас обнять??
— Ну, я тут ни при чем, — мягко улыбается она. И я смеюсь.
Вечером на службе, оставшись вдвоем с Тошкой, попиваем с ним пиво и ждем. Я — звонка от нее, и он со мной за компанию, впрочем, ему тоже могут позвонить — он на это надеется. Мы сидим у него в комнате и вдруг слышим, как зазвонил телефон у меня. Срываемся и, сбивая углы, почти накрываем телами телефонный аппарат.
— Да?!
Нет, не то.
Мы падаем на стулья у меня в комнате и закуриваем. И слышим зуммер в Тошкиной комнате. Об ратный сумасшедший топот по коридору, и один из нас, замерев, впивается глазами в лицо, завладевшего телефонной трубой.
Нет. Опять расслабились разочарованно. И снова звонок у меня.
— Тошка!
Тошка длинными ногами стремительно отмеривает коридор, и первый срывает трубку.
— Можно! Сейчас. — И протягивает мне трубу, улыбаясь, — Аня.
— Привет, — слышу чуть хрипловатый голос.
— Ты-ы-ы!! — Обрушиваю я радость на кусок пластика в кулаке. — А я так жду!
Пьяный-пьяный воздух майской ночи! От сирени, от луны и от нашей любви…
Она звонит третий раз за день.
— Анька, ты разоряешь своих родителей! — Но на самом деле я не хочу, чтобы она положила трубку.
— Скучаю я…
— Я тоже…
Мне нравится бывать у нее. Мы ужинаем по-семейному. А когда непьющий, симпатично спокойный Анькин папа идет в спальню отдыхать, мы с ее мамой выпиваем иногда по паре стопочек водки, болтая на откровенно бабские темы под язвительные замечания Аньки.
Потом мы с ней в отчаянных поисках уединения перебираем все укромные уголки этого тихого городка, пугая своим безрассудством прохожих, случайно натыкающихся на нас.
А потом я лежу на раскладушке на расстоянии вытянутой руки от нее, и мы, сначала прислушиваясь к каждому звуку за дверью ее комнаты, а-а-а! потом, потеряв всякий контроль, поддаемся безумной силе притяжения друг к другу, и расстояние между нами тает…
Я приезжаю к ней в субботу. Вымотанная дурной суетой рабочей недели. Она одна, родители уехали на дачу.
Я устало падаю на кровать и ничего не хочу. Она ложиться рядом, прижимаясь ко мне, и тихо целует лицо, руки… Я не могу открыть глаз и, чувствуя, что уплываю в сон, слышу, как она встает, бережно накрывает меня прохладным покрывалом и бес шумно выходит из комнаты. И покойно засыпаю под ее шорохи на кухне.

0

7

АДРЕНАЛИН
Всю неделю мы встречались только по телефону. Она болела.
— Ирка, приезжай…
— Анечка, работа… не могу… никак. Давай подождем до выходных?..
— Я скучаю…
— Я тоже, малыш.
— Так приезжай! Мама тебе привет передает, кстати.
— Спасибо! Ей тоже. Я приеду! — в субботу. Она молчит.
— Анечка… подождешь?
— А что, у меня есть выбор?
— Анька, ну не могу я сейчас!
— Ну, хорошо-хорошо. Не кричи.
— Я не кричу… Я люблю тебя. Она молчит.
— Ну, все, Анечка, клади трубку — уже полчаса висим.
— Не…
— Клади, Анька! Я тебе вечером перезвоню сама.
— Точно?
— Точно! Целую тебя нежно…
— Еще…
— И еще, — я улыбаюсь, — и везде…
— Я тебя тоже…
— Анечка, ну, клади трубку.
— Клади сама.
— До встречи, — шепчу я и нажимаю кнопку.
В пятницу на службе отмечался очередной день рождения. Я отпустила тормоза и хорошо оттянулась. Тошка не отставал от меня.
— Ира! Целоваться хочу! — он был мило пьян и мешал мне разговаривать с Анькой.
— Там что у вас? — спрашивает она.
— Да Тошка пристает!
— Опять пьете?
— Анька! Просто расслабились после трудового дня.
— Хорошо расслабились, видимо.
— Ну, Ань, что, не имею право отдохнуть?
— Сопьешься.
— Да ну, не смеши.
— Ты завтра-то в состоянии будешь?..
— Да о чем ты? Ка-анешно! Вот счас отзвонюсь — и домой! Спать!
— Так я тебе и поверила.
— Та-а-ак! Только без наездов!
— Это не наезд… — в ее голосе я все же уловила сквозь хмель расстроенные интонации.
— Анька… я люблю тебя! Завтра мы увидимся!
— Хорошо бы…
— Я сказала! До завтра, малыш… люблю-люблю-целую нежно… очччч!
— Ага, — прошептала она.
— Ну, давай.
— Даю — не берет никто, — грубо пошутила она съехавшим голосом.
— Анька! Прекрати уныние! Все — я утопываю спать, а завтра — у тебя!
И мы с Тошкой потопали в «Наутилус». Тошка протащил в клуб нелегально бутылку водки, и мы еще добавлялись в антрактах между танцами. Разогретые водкой, драйвом, жарой, толпой и друг другом, мы затеяли стриптиз-шоу, сорванные аплодисменты возбудили Тошку; он забрался на сцену и, упав навзничь, стал выделывать безумные па ногами в воздухе. Мои попытки разыскать в куче других Тошкину сумку с бутылкой водки прервала, возникшая из душного хаоса танцпола, Люська. Она была хвостатая, и я долго не могла сообразить, что это костюм, а не пьяный глюк у меня. Она потащила меня за свой столик, вокруг которого светились чьи-то морды, и я с ними пила за что-то, с чем-то кого-то поздравляя. Потом какая-то нетрезвая баба из Люськиной компании, стащив Тошку со сцены, принялась тупо, как танк, преследовать его с неясными целями, гоняя бедного Тошку по всему залу сквозь толпу танцующих…
— Ира! — кричал пьяный Тошка, — спаси меня!
Когда мы вывались из клуба, первый глоток воз духа чуть отрезвил меня, и я вспомнила:
— Тоха, я спать пойду! Мне же завтра с утра в Светлый ехать.
— Ира, да завтра у Аньки и выспишься!
— Нда?.. А куда счас?
— Идем на фонтан? Купаться!
— Иди ты! Я порядочная девушка — фонтаны громить!
— Ну, Ир!.. Давай, еще возьмем водки?
— Тошка, ты уже и так в умат пьяный!
— Да ну, Ир!.. Может, в «Телевизор»?
— Нафига? Скушно… Ладно, давай в нет сначала зайдем?
— Давай!
Мы щедро одарили инет-клуб винными парами и полезли хулиганить по чатам. Неожиданно промелькнуло название моего города в одной из чьих-то мессаг. Я посмотрела ник. Дайк. Хм, забавно!
ЧАМИ: Дайк, прив))))
ДайкЖ ЧАМИ, привет!
ЧАМИ: Дайк, откуда чатишься?))
ДаЙК. ЧАМИ, из Красноярска
ЧАМИ: Дайк, это мы поняли! из дома или из клуба?
Дайк: ЧАМИ, из клуба
ЧАМИ: Дайк, какого????
Я оглядела зал. И зацепилась взглядом за одну особу. Она сидела напротив. Но я ее просто узнала. Прошлым летом, у Центральной гостиницы. Мы сидели с Киркой в летнем кафе, а она выделялась тем, что явно ждала кого-то. И как-то, вообще, была вне. Странная какая, подумала я тогда. Я перевела взгляд на монитор.
Дайк: ЧАМИ, Х-файл
Оппа! А клуб-то другой. Значит, не она.
ЧАМИ: Дайк, а я из порта… знаешь такой?
Дайк: ЧАМИ, знаю
ЧАМИ: Дайк, ты в этом чате часто?
Дайк: ЧАМИ, нет, я вообще случайно сегодня
ЧАМИ: Дайк, и правильно! реал лучче всякого виртуала! это намек*))))
Дайк: ЧАМИ, намек?
ЧАМИ: Дайк, или предложение познакомиться в реале))))
ЧАМИ: Дайк, принимается?
ДаЙК: ЧАМИ, принимается… а как?
ЧАМИ: Дайк, да млин! элементарно — или ты — ноги в руки и сюда, или я — к тебе)))) первое удобнее)) т. к. я с приятелем… а его вытащить счас из сети нереально(((
Дайк: ЧАМИ, с приятелем?
ЧАМИ: Дайк, ага)… но мы его можем кинуть — пущай инетится)))) так что?))
Дайк: ЧАМИ, хорошо я приду… а как я узнаю тебя?
ЧАМИ: Дайк, я в черной майке и светлых брюках) на носу очки)))) не промахнешься))) здесь счас народу мало
Дайк: ЧАМИ, хорошо… а я лысая!
ЧАМИ: Дайк, савсем??))))
Дайк: ЧАМИ, ну маленький ежик
ЧАМИ: Дайк, оччаровательно!))) ну так жду?))))
Дайк: ЧАМИ, да
ЧАМИ: Дайк, оки)))))
От нас уходит Дайк — отследила я и подняла глаза на визави. И вовремя — она поднималась. Уходит? А жаль… Но тут я заметила у нее в руке сигарету. Значит, курить. Я немного подумала и вышла за ней.
Она была все такая же — вне. Закурила, и, не замечая меня, уставилась куда-то в межвоздушное пространство. Разглядев ее ближе, я отметила, что ей явно далеко за тридцать. И какие-то совсем уж грустные глаза.
Я подошла.
— Добрый вечер! Извините, огня не дадите?
Она словно очнулась и как-то слишком услужливо протянула мне зажигалку. Я потянулась сигаретой в губах к огниву, тогда она, выдав извинительное междометие, спешно нажала на колесико, поднеся зажигалку ближе, но я уже, сменив жест, тянулась к зажигалке рукой, и она, смешавшись, отпустила колесико и снова протянула зажигал ку, отдавая ее мне. Мы улыбнулись обе, и я прикурила.
— Спасибо, — как можно очаровательнее промычала я, возвращая ей предмет.
Она снова ответила каким-то неясным междометием и вернулась в свой космос. Хм… Я сделала пару затяжек и нагло заявила:
— Меня Ирина зовут.
Она вновь встрепенулась, смущенно улыбнулась и ответила:
— Очень приятно… Инга!
— Очень приятно. — Я зарядила свою реплику самой что ни на есть эротичной интонацией, на какую только была способна. Но, похоже, она моей эротики не уловила, продолжая дергать губами сигарету чаще, чем это было необходимо, мучительно, видимо, соображая, какая может быть тема для светской беседы со случайным человеком. Ладно.
— Вы в чатах сидите? — продолжила наступление я.
— А, н-нет… бываю, но очень редко.
— А я вот плотно подвисаю. Уже полгода. Глупо, ващет!
— Почему глупо?
— Ну, столько времени и сил на воздух!
— Ну, это да…
Мы помолчали.
— А вы из этого клуба инетитесь или еще откуда?
— Здесь, в основном. Мне удобнее здесь.
— И как часто здесь бываете?
— Да каждую неделю.
— Надо же! И ни разу не встретились.
Она ответила еще одним вариантом междометия и принялась тушить сигаретку.
— А вы еще долго здесь будете?
— Минут двадцать, может, — она кинула окурок в урну и остановила, наконец, на мне взгляд.
— А вы не хотите потом пойти посидеть где-нибудь? Кофе попить — поболтать? Сейчас вот только еще один человек подойдет.
— Да я не знаю… — она немного растерялась.
— Нет времени?
— Ну… поздно уже, вообще-то.
— Нет, может, я слишком нахальна. Ну, просто мне интересно с вами было бы познакомиться… если вы, конечно, не против.
— Не против, конечно, — поспешила ответить она.
— Да? Ну, вы подумайте. А телефонами мы можем обменяться?
Она немного замешкалась.
— Можем!
Мы вернулись в зал и принялись обмениваться номерами. Тошка удивленно воззрился на нас.
Мы снова расселись за свои компы, и тут в зал впала девица. Бритая. С гирляндой колец на правом ухе. Ее взгляд быстро пометался по клубу и неуверенно остановился на мне. Я приветливо улыбнулась. Она ответно растянула полные губы и двинулась ко мне.
— Привет! Дайк?
— Да. Привет. Чами?
— Чами, — я поднялась. — А вообще-то, Ира.
— Даша, — ответила она и протянула руку. Я удивилась форме приветствия, но вложила свою руку в ее ладонь. Ее пожатие было крепким. Я подвела ее к Инге.
— Инга, знакомьтесь, Даша.
— Очень приятно, — вежливо улыбнулась Инга. Девица Инге руку почему-то не протянула, но ответила подчеркнуто дружелюбно:
— И мне приятно!
— Ну что, вы пойдете с нами? — Обратилась я к Инге.
— Да нет, наверное… — Ингу явно что-то смущало.
— Ну, хорошо. Тогда созвонимся?
— Созвонимся!
— Все — договорились! Значит, до встречи? — Да.
Мы мило улыбнулись друг другу, и я поверну лась к Даше:
— Ты подожди пару минут, мы счас рассчитаемся, я Тошку вытащу, и мы решим, что будем делать. Ок?
— Хорошо. Я на улице подожду?
— Ладно. Пара минут!
Девушка улыбнулась и пошла к выходу. Я быст ро закрылась, кинула абонемент админу и подле тела к Тошке.
— Кто это? — Не дал мне Тошка открыть рот.
— Да не знаю еще! Только что в чате познакомились. Ты еще долго подвисать тут будешь?
— Нет, я выхожу, надоело уже.
— Ну, тогда давай, мы ждем тебя на улице, прошвырнёмся потом куда-нибудь, посмотрим, что за кадр я словила!
— Ага!
Я вышла на крыльцо. Даша-Дайк курила; увидев меня, снова растянула губы в улыбке. На вид ей было немного больше двадцати. Среднего роста, крепкая, в широких штанах и свободной майке, под которой так же свободно чувствовали себя ее небольшие груди.
Она молчала, продолжая дружелюбно улыбаться, и, похоже, была готова на все, явно отдавая мне в руки инициативу дальнейшего времяпровождения. Выскочил Тошка с блестящими от любопытства газами. Они безнапряжно отзнакомились друг с другом, и мы дружно решили начать с площади у фонтана. Вернее, продолжить. Дашка быстро нагнала наш с Тошкой алкогольный уровень, а потом, отменив ночной «Телевизор» и пьяно расцеловав Тошку, мы с Дашей-Дайком поехали к ней.
В киоске перед общагой мы запаслись еще энным количеством пива с чипсами. Пиво скрасило первое впечатление от мрачновато-полузаброшенных коридоров студенческого общежития каникулярно-летнего периода и тесной кельи, куда привела меня Дашка. Войдя в комнату и закрыв дверь на замок, она взяла у меня из рук бутылку, чуть смущаясь почему-то, сделала ею широкий жест:
— Вот. Заходи… — И Дашкина рука с бутылкой въехала в гардину. То ли зацепилась она там чем-то — то ли что, но, пытаясь высвободиться, Дашка затрясла рукой — и материя парашютом спустилась, накрыв бритую Дашкину голову.
Я засмеялась и принялась помогать Дашке выбраться. Моя рука скользнула по упругой груди девчонки — гардина наконец-то упала нам под ноги, — и Дашкины полные темные губы, мелькнув у меня перед глазами, неожиданно впились в мой рот. Или это была моя собственная инициатива?..
Ее мягкие губы, пахнущие пивом, удивительно логично вписывались в мои, то раскрывая их, то забирая в себя не выпуская из одуряющего плена. Она держала меня за плечи, все теснее прижимаясь и тревожа мои отвердевшие соски прикосновением свободными от лифчика грудями. Тяжесть желания подкосила мои ноги, и мы медленно, не разрывая поцелуя, опустились на пол.
Дашка резко повернула меня на спину, сладко придавив меня всем телом, и ее горячий язык вдруг проник сквозь таможню моих губ и заполнил мой рот, отважно и нежно лаская мое небо, мои зубы, напрягаясь все сильнее и словно пытаясь проникнуть еще глубже.
Я схватила ее руку и потянула вниз к себе, просяще раскрывая свои колени, чувствуя, как загудела кровь в бедрах, сводя с ума от желания. Дашка, больно укусив напоследок, оторвалась от моих губ и судорожно принялась освобождать меня от брюк. Воспользовавшись едва образовавшейся брешью в моих набедренных доспехах, она с силой просунула руку в жар моей промежности.
— Да-а-а-ш-ш-ш! — Я сжала Дашкину руку бед рами и изменила позицию, опрокинув теперь Дашку на спину и жадно схватив ее губы в свои.
Разрядилась я быстро, так же быстро захотев вновь. Освободив-таки друг друга от пут одежд, мы совершенно обнаженные катались на голом полу, лихорадочно кусая друг друга в губы, грудь, живот и срывая легкие оргазмы раздражающими движениями рук, бедер, наслаждаясь соприкосновением горячей кожи наших тел, испачканных влагой из наших вагин.
Оказавшись в очередной раз на спине, я прохрипела Дашке в ухо:
— Дашка, трахни меня!
Дашка отлепила губы от моих плеч, впиваясь в меня взглядом своих светло-карих глаз, словно насилуя, и ее ладонь поплыла по моему телу вниз. Я медленно стала поднимать ноги, раскрывая их все больше и больше, сгорая от желания услышать, как в меня вошли.
— Дашка!
Она заскользила пальцами по влажным складкам и, дойдя до входа, стала медленно кружить вокруг, изводя меня этой лаской. Я хватала ее руку, то сжимая, то ослабляя тиски, мягко, но настойчиво пытаясь заставить проникнуть в иссочившуюся ожиданием плоть.
— Дашка-а-а…
В Дашкиных глазах словно полоснуло лучом прожектора, и я почувствовала, как ее пальцы медленно и сильно входят в меня.
— Даша!..
Дашка заработала. Старательно и трудолюбиво. И труды ее не прошли даром. Я уже не видела ее прыгающих аппетитных грудей, ее то приближающихся, то удаляющихся сосредоточенных глаз, не слышала ее тяжелого дыхания — сознание сосредоточилось на отсчете — … 3 … 2 … 1… Пуск!
Да-а-а…
Дашка упала рядом и, наверно, от нас шел пар.
— Пива хочешь?..
— Ага…
Подкрепляясь пивом, мы заметили наконец-то друг другу, что неплохо бы перебраться с жесткого пола в койку.
Дашка оказалась весьма опытной особой, и я по старалась использовать сие на полную катушку. Ее язык, губы и руки обработали «любовью» все мое тело, не обидев ни единого закоулка.
Очнувшись на следующее утро на чужой койке, чего, надо сказать, совсем не люблю, я сразу вспомнила про Аньку. Похмелье меня не мучило, но беспокоила информация о времени. Судя по яркому свету, бьющему по глазам сквозь оконное стекло, было уже далеко за полдень.
Бритая голова Дашки была зарыта в подушку на соседней кровати и явно не собиралась отрываться в ближайшее время. Во всяком случае, она никак не реагировала на наглый шум, производимый мной в отчаянных поисках чего-нибудь с часовыми стрелками. Я даже засомневалась, жива ли она.
Отрыв наконец из-под кучи шмоток свои часы, я уставилась на циферблат.
— Бли-и-ин!!!
— Ань…
— Драсти! Ну, ты где?
— Я еще в Кырске…
— Ну, классно.
— Ехать?..
— Хороший вопрос.
— Ну, проспала я. Давай приеду — останусь до завтра. Хочешь?
— А ты хочешь?
— Ка-анешно, хочу! Ты чего?
— Да так…
— Ну так я еду?
— Не стоит уже.
— Это почему?
— Потому. Я сама сейчас в Кырск поеду.
— Зачем? А как ты себя чувствуешь?
— Лучше всех.
— Зачем едешь?
— Надоело мне тут сидеть! Не понятно?!
— Понятно… Ну, так мне не ехать? Или как?..
Она молчит.
— Анька?
— Мне все равно в аптеку надо.
Я нервно вздохнула. Мне надоела вялотекущая разборка по телефону.
— Ну, хорошо. Когда ты приедешь?
— Не знаю. Как родичи соберутся. Мы на машине поедем.
— Давай я буду тебя ждать в «Порте»?
— Ну давай…
— Во сколько?
— Я не знаю… Говори сама — во сколько.
— В семь нормально?
— Давай в семь.
— Договорились!
Я пришла немного раньше и решила убить время в чатах.
К нам приходит Мохова.
Подурачясь немного, я случайно обратила внимание на ник zanuda, потому что он был похож на один из моих. Персонаж под этим ником обменивался мессагами с обладателем ника GAR, и их разговор был совсем не дружелюбный — Гар отвязно матюгался, приставая к zanude, a zanuda же пыталась сохранить в ответах приветливую интонацию. Скорее всего, это была девушка, соответствующего этому чату возраста. Понаблюдав за ними, я решила поддержать ее и не дать виртуальному хулигану испортить ей настроение. В этот момент на экране появилась мессага zanudы:
zanuda: GAR, почему вы такой злой?
Мохова: zanuda, вас это правда интересует?))
Девушка, оторвавшись от злого Гара, тут же ответила мне:
zanuda: Мохова, правда, хочется знать первопричину злости
Мохова: zanuda, а мне кажется это не стоит выяснять))) не стоит поощрять его своим вниманием) впрочем, как желаете))… скажите, а почему у вас такой ник?)
zanuda: Мохова, меня так называла любимая девушка.
Ого! Как она откровенна с незнакомыми.
Мохова: zanuda, почему — *называла*?
zanuda: Мохова, мы расстались…
Мохова: zanuda, понятно… скажите, а вы, правда, зануда?)))
zanuda: Мохова, бывает иногда
Мохова: zanuda, и где вы занудствуете?)
zanuda: Мохова, ну в разговорах иногда, и в письмах
Девушка уже отключилась от неприятного разговора с хулиганом и с готовностью отвечала на мои мессаги. Но мне пора было выходить — скоро должна была появиться Анька. Я подхватила намек zanudы о письмах:
Мохова: zanuda, а хотите я вам свой мыл дам?) позанудствуете) а то мне уже пора(
И немного растерялась от моментального ответа:
zanuda: Мохова, ДА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Мохова: zanuda, какая бурная реакция, даже както страшно стало…))
zanuda: Мохова, почему?? ?
Мохова: zanuda, шучу)) ловите k — ira@mail.ru
zanuda: Мохова, поймала! спасибо!!!. а сколько вам лет?
Этот вопрос я не любила.
Мохова: zanuda, я оччч старая))).. ну мне пора! удачи вам) пишите — занудствуйте)))
zanuda: Мохова, напишу!!! и вам удачи!
Мохова: zanuda, :))
И я вышла.
Анька появилась, когда я расплачивалась. Первое, что я увидела или, вернее, не увидела, — света в ее глазах. Мы вышли из кафика и потащились по набережной. Анька молчала.
— Я пить хочу. Пойдем, я пива возьму.
— Похмелье?
Я поморщилась:
— Просто хочу пить!
— Ну-ну.
Мы снова прошли молча некоторое время.
— Тебя зовут? — Анька тронула меня за руку, обернувшись в сторону летнего кафе.
Я увидела Кирку с ее «благоверной». Они сидели за одним из столиков. Кирка несмело махала мне рукой. Я сделала ответную отмашку.
— Хочешь познакомиться с моей «бывшей»?
— Ну, любопытно…
Мы подошли к парочке.
— Приветы! — Я уселась в пластиковое кресло и подтащила второе для Аньки. Анька плюхнулась в него, почти лежа, вытянув широко расставленные ноги.
— Знакомьтесь, Аня, — представила я ее, — Аня, это Кира, Ядвига.
Кирка кивнула в направлении Аньки и снова перевела взгляд на меня.
— Гуляете?.. — Сигарета в ее руке дрожала.
— Угум… Двигаемся… в неизвестном направлении.
Ядвига молча курила. Анька тоже молчала, глядя поверх голов девиц с таким видом, как будто и не присутствовала здесь.
Я тоже закурила и поинтересовалась, выпуская дым:
— Пиво пьете?
Кирка снова кивнула и спросила:
— Может, и вам взять?
— Ну возьми. Одну. Анька не пьет.
Кирка в очередной раз кивнула и поднялась.
— Может, Ане — мороженое?
— Ну возьми.
Кирка традиционно кивнула и поспешила к стой ке. Тут очнулась Анька:
— Не надо мне мороженое.
— Почему?
— Не хочу.
— Ну ладно, она уже покупает.
Я посмотрела на молчаливо дымящую сигаретой Ядвигу:
— Как у вас дела?
— Нормально, — Ядвига расправила губы в вежливой улыбке. — А у вас?
— За-ме-чательно. — И я тоже ушла в никотиновый транс.
Анька с явным нетерпением вздохнула. Я посмотрела на нее. Она, нахмурившись, продолжала изучать даль.
— Чего ты?
Она дернула плечами, не ответив.
— Хочешь, пойдем? — Понизив голос, спросила я ее, но не пряча фразу от сидевшей, как памятник, Ядвиги.
— Пойдем.
Вернулась Кирка с мороженым и пивом. Мороженое она поставила перед Анькой. Я отхлебнула из принесенной бутылки. Кирка села, вновь закурив сигарету.
Я поднялась.
— Нам пора. Кирка растерялась:
— А пиво?
Ну, выпьете сами. Извините, нам надо идти. Я выбралась из-под зонтика, Анька потянулась следом.
— Пока, — кинула я, и мы пошли прочь. Мороженое осталось на столике.
— Ань, у тебя сейчас какие планы?
— А у тебя?
— Я, вообще-то, к тебе собиралась ехать.
— Неужели?
— Анька, перестань, а? Тебе хочется разборки?
— Совсем не хочется, — грустно проговорила она. Мы снова помолчали.
— Может, посидим где-нибудь?
Она не ответила, продолжая идти. Я начала злиться.
— Ань, ты мне можешь сказать, куда мы идем? Что я за тобой бегу, как моська! Ты хоть когда-нибудь вспоминаешь, сколько мне лет??
— Нет! — моментально ответила она и резко повернула направо. К кассам. Значит, покупать билет в Светлый. Я остановилась, уже закипая от злости.
Пока она недолго постояла в очереди, я взяла себе пиво и ждала ее у остановки. Она прошла мимо, не глядя на меня, и села на лавку. Я подошла и опустилась рядом.
— Анька, ну что случилось? Ты мне можешь объяснить?
— Ничего не случилось.
Я нервно отхлебнула пива.
— Так. Замечательно — ничего не случилось. Ты просто купила билет домой, а я тут рядом сижу, как случайный предмет!
— Не кричи на меня. Почему на меня все кричат? — она скинула сабо и, забравшись с ногами на лавку, оперлась устало спиной на меня.
Прикосновение Анькиного легкого тела разбудило во мне что-то похожее на нежность.
— Анька, тебе не очень?.. Как ты себя ощущаешь? — Я обняла ее свободной рукой.
— Никак не ощущаю…
— Мне ехать? Ты чего хочешь?
— А ты чего хочешь? Ты сама знаешь, чего ты хочешь?
— Знаю! Любви, тепла и нежности…
— Все этого хотят, — парировала она и, высвободившись, стала не спеша обуваться.
Я принялась молча допивать пиво. Она обулась и, уронив руки на колени, стала смотреть в никуда.
Из-за поворота вырулил автобус. Анька поднялась, закинула свой рюкзачок на плечо и молча на правилась к остановке. Я ошалело смотрела ей вслед, не двигаясь с места и вытряхивая в себя последние остатки пива.
Автобус остановился и принялся заглатывать в себя пассажиров. Скрылась в темноте салона и Анька. Я кинула пустую бутылку и медленно двинулась к автобусу. Автобус уже заполнился и дожидался времени отправления.
«Как мило! Вот так вот оставить меня здесь, ничего не объяснив, ничего толком не сказав!»
Я была уже рядом с автобусом, но Аньку за стеклами разглядеть не могла. И это меня злило почему-то еще больше.
Двери закрылись, и автобус медленно тронулся.
Сейчас она уедет, а как же я??
Я кинулась к движущемуся автобусу и обиженно замахала руками:
— Не смейте оставлять меня здесь одну!
Автобус тормознул, двери раскрылись, и я вскочила внутрь.
Анька сидела позади всех, и рядом никого не было. Качаясь, я пробралась по салону к ней и плюхнулась на сиденье.
В Анькиных глазах был напряг и никак не радость от моего поступка.
— Что? Ты не рада?
— Рада.
— Да я же вижу, что это не так! Мне ехать или не ехать?
— Ты уже едешь.
— Могу сойти!
— Сойди, если хочешь.
— А ты? Хочешь?
Она не ответила.
— Черт!
Я поднялась и так же, теряя равновесие, начала перемещаться в голову салону, надеясь услышать за спиной просьбу вернуться. Ни фига!
Я остановилась у переднего сиденья и, не удержавшись на очередном повороте, упала в него. И осталась там.
Автобус выехал за город. Я все-таки обернулась. Анька смотрела в окно. Мне стало очень больно. Я аккуратно собрала болтавшийся в руке свитер, укрепила на плече свою сумку и, поднявшись, двинулась к двери автобуса.
— Остановите!
Водитель глянул на меня в зеркало.
— Остановите, я выйду! Я не еду.
Он послушно тормознул.
Я вытряхнулась из автобуса и, не глядя на его окна, дождалась, когда он двинется, чтобы перейти дорогу. Теперь-то уж она точно смотрела на меня!
Мешая слезы и никотин, я словила попутку.
Вернувшись в город, я зашла в инет-кафе. Просто так. В одном из ящиков болталось письмо от какой-то неизвестной мне Ксении
***

. В теме письма была забавная фраза: «Эй! Я туда попала?»
«Привет, Молохова! Это я Зануда, вот ящичек открыла, решила на тебе опробовать. Ничего, что я на ты, в возрасте не сознаешься, на какую тему занудствовать?»
О, господи! Уже кинула письмо. И чего этой барышне надо? Еще и такой гениальный ник так исковеркать. Хех…
Посомневавшись, я все же выслала Зануде ответную отмазку, называя ее Ксюшей.
Приехав домой, я рано легла спать, но уснуть долго не могла. Было отчего-то больно, обидно и жаль себя. И я долго пачкала подушку своими слезами.
На следующее утро я взяла и поехала в Светлый.
Перед тем как купить билет, я заглянула в нет, кафик был рядом с вокзалом. В четырех моих ящиках висело одиннадцать писем. Мама миа! Пора бы завязывать с этой практикой. И было следующее письмо от Зануды. Она извинялась за неправильно названный ник и теперь называла меня Соней, по одному из моих никнэймов, указанному мной в адресе ящика. При этом сама она оказалась обладательницей экзотичного имени Зульфия. Письмо было кратким, но очень эмоциональным и при этом бессодержательным. Меня удивило ее безоглядные, сходу, доверчивость и дружелюбие. В ответе я старательно объяснила свое реальное имя и накидала кучу вопросов, чтобы дать ей возможность наполнить письма информацией, а не только выражениями своих чувств по поводу нашего знакомства.
Анька дома была одна. Мне показалось, она обрадовалась, увидев меня у порога. Она что-то готовила себе на кухне и спросила:
— Завтракать будешь? :
— Да я, вообще-то, позавтракала. Ну, так — за компанию с тобой…
Я села на табурет. Анька, стоя рядом, нарезала хлеб. Она была в футбольных трусах и открытой свободной майке, закрывающей лишь небольшую часть тела. Я потянулась к ее открытой руке и коснулась губами сладкой утренней кожи. Анька бросила ножик и, обхватив мою голову, прижала к себе.
— Анька, пусти, мне дышать нечем, — промычала я ей в район солнечного сплетения.
— Ну тебя, дурында! — Она шутливо оттолкнула меня и села на табурет.
— От дурынды слышу, — я улыбнулась и успокоилась.
Мы завтракали и трепались, не вспоминая вчерашний день. На кухне было уютно, и так приятно было по-домашнему завтракать с Анькой. И я вдруг, неожиданно для самой себя, выдала:
— Анька, а я хочу жить с тобой!
Она остановила на мне свет своих глаз:
— Ты уверена?..
— Да! Знаешь, все — с понедельника ищу квартиру. Будем снимать, и ты не будешь больше мотаться из города в город. Хочешь?
— Хочу.
— Решено! Попробуем — поживем вместе — посмотрим, что из этого получится.
— Ну, давай посмотрим, — в ее глазах была радость.
Я снова потянулась к ней, и мы поцеловались.
— Пойдем в комнату?
Мы вошли, и я кинула взгляд на часы. — Анька, у меня обратный билет на 15.30. Она резко плюхнулась на кровать, прижав к животу маленькую цветную подушку:
— У тебя талант ломать кайф!
— Ну Анька! Мне еще кучу дел надо сделать дома перед понедельником…
— Да ладно, не нервничай… обними меня…
Я не нервничала, но расслабиться полностью не могла. Вдруг пришедшее осознание того, что для Аньки я — свет в окошке, а мне еще во столько новых окон хотелось бы заглянуть, раздражало своей дисгармоничностью. Отчего-то снова ярко вспомнилась Чуда и вызвала предательскую боль в глубине грудной клетки. Вот, пойми пойди себя! Почему-то стало обидно, что Анька не разделяет и, понятно, никогда не разделит моих переживаний по поводу других персонажей.
… Я оторвалась от Аньки и потянулась к часам.
— А-а-анька! Мне пора уже…
Она отвернулась к стене и замолчала.
— Да ну, Ань… ну чего ты? Она молчала.
— Ань!
Я нагнулась к ней и стала целовать в лицо. Но она, оттолкнув меня, встала с кровати, прошла мимо меня и, усевшись на пол перед музыкальным центром спиной ко мне, врубила его на полную катушку. Так…
Меня теперь все равно не слышно, и я стала одеваться. Спешно, потому как время действительно уже поджимало.
Анька продолжала сидеть, как Будда, перед орущим агрегатом.
— Анька, проводи!
Никакой реакции. Я подошла и, опустившись на корточки, обняла ее:
— Аня, мне остаться?
Не отвечает. Ни на вопрос, ни на мои объятия.
— Хочешь, ночевать останусь?.. Я сдам билет!
Она продолжает молчать, сидя спиной ко мне, но делает громкость ниже.
— Аня?
Ответа все так же нет, и я начинаю злиться. П дойдя к двери, я пытаюсь открыть ее, но, к смеху, безуспешно.
— Я не могу открыть дверь!
Все та же поза и то же безмолвие под «Снайперов» на отчаянной громкости.
— Аня, открой мне, пожалуйста. Я не могу.
Она медленно поднимается и направляется к двери, не глядя на меня. Мне становится жаль ее.
— Аня, хочешь, сдам билет?
— Ну, ты же этого не хочешь, — произносит наконец она, — отпирает замок и тут же уходит на кухню.
Постояв немного, я выхожу. И не возвращаюсь.
Понедельник был, как и положено понедельнику, тоскливым, вялым началом будней. Не хотелось ничего и тем более работать. Можно было заняться ответами на электронные письма, но этого тоже не хотелось. Одно обрадовало — в моем шкафчике обнаружилась оставшаяся с пятницы початая бутылка коньяка. Я глотнула прилично и, вооружившись сигаретой, поплелась в курилку. Зазвонил телефон.
— Да.
— Здравствуйте. Можно Ирину?
— Я — Ирина, — ответила я, соображая, кому может принадлежать этот незнакомый голос.
— Это Инга.
— А-а-а! Привет! Рада слышать.
— Привет, — зачем-то повторила она приветствие, и зависла пауза.
— Спасибо, что позвонила.
— Да не за что, — как-то смущенно хмыкнула она там и снова замолчала.
Так, понятно, снова инициативу — в свои руки.
— Ну так давай уже увидимся? Какие у тебя планы сегодня вечером?
— Да никаких, вроде.
— Ты во сколько заканчиваешь работу?
— В пять.
— Можешь ко мне на службу прийти? Это район Горького-Мира — тебе удобно?
— Удобно.
— Отлично! — Я объяснила адрес. — Значит, жду тебя? Во сколько примерно?
— Ну, в шесть, наверное.
— Договорились! Жду!
— Ладно.
Ну, что же, вечер уже есть, как провести. Я еще глотнула коньяку и добралась наконец до курилки. Там дымил Тоха.
Я сделала первую затяжку и поняла, что с коньяком немного погорячилась.
— Зря я хлебнула, — поморщилась я.
— Чего хлебнула?
— Да коньяк.
— Когда ты успела??
— Да, стоял…
— Нормально. Интересно, если бы граната рядом лежала — ты бы чеку дернула?
Инга пришла вовремя. Я сгоняла за пивом, она совсем была не против, и мы уютно устроились во внутреннем дворике. Инге оказалось тридцать шесть лет, работала она в библиотеке, жила одна с дочерью, которую на лето отправляла к родителям. У нее был по-прежнему нездешний взгляд, а в остальном обычная внешность — короткая мелированная стрижка, приятное лицо неюной женщины, не худая, не толстая, среднего роста. Я пока не могла найти общую тему, довольствуясь пивом и тем, что имеется зритель и слушатель. А им Инга была хорошим. Сама ни о чем не рассказывала, немногосложно отвечая на вопросы.
Не знаю, может быть, я ее потащила бы этим вечером в какой-нибудь кабак или на дискотеку, но тут, неожиданно, в проеме двери, выходящей во двор, нарисовалась Анька. За ней выглядывала улыбающаяся физиономия Тошки.
Анька уверенно села рядом со мной и потянулась к пиву.
— Анька, не пей! — Я отобрала бутылку.
— Ну, вот так всегда, — капризно протянула Анька и, достав сигарету, прикурила.
— Знакомьтесь, — я повернулась к Инге. — Это Аня. А с Антоном ты знакома?
— Нет, вроде… — она немного смешалась, — Инга, — назвала себя без улыбки.
Анька фамильярно закинула свою руку мне на плечо и принялась молча разглядывать мою новую гостью.
— у, мне пора… — вдруг сказала Инга и суетливо стала убирать сигареты в сумку.
— Почему? Может, вместе где-нибудь посидим?
— Нет… наверное, не сегодня… — она поднялась.
— Ну, смотри, — я тоже встала, и Анькина рука осталась без опоры. — Ну, я думаю, еще увидимся? Мне бы хотелось, — я улыбнулась.
— Да, конечно! — Она улыбнулась в ответ и кивнула Аньке с Тошкой. — До свидания.
— Счастливо! — Кинула Анька. Тошка улыбнулся. Я проводила Ингу и вернулась во дворик. Анька с Тошкой еще курили.
— Кто это? — Спросила Анька напряженно.
— Да так. Познакомились недавно, случайно. Я рада, что ты приехала.
— Неужели?
— Ага! — Я улыбнулась.
Мы втроем направились перебирать летние кафе, и я шепнула Тошке, чтобы он сегодня не оставлял нас одних. Я почему-то боялась каких-либо объяснений с Анькой. Любых. Мы разговаривали ни о чем, был общий треп и сплетни о знакомых.
По пути мы зашли в инет-кафе, и я обнаружила новое письмо от Зануды. Огромное. Я не стала его читать и скачала на дискетку.
Аньке пора было домой. Я заявила, что тоже дико устала и поеду немедленно спать.
Мы стояли с Тошкой у автобусного окна, за которым сидела Анька, и дурачились, провожая ее. Анька улыбалась, вроде бы настроение у нее было хорошее. Когда автобус тронулся, мы долго маха ли руками вслед, а потом бросились за поворот. Автобус снова проехал мимо нас, мы закидали проплывшую мимо нас Аньку воздушными поцелуями, и я облегченно вздохнула — свобода!
И мы пошли с Тошкой на фонтан.
На следующий день на службе я прочитала огромное Занудино письмо. Там была целая история о ее, печально закончившемся недавно, любовном романе. Просто Санта-Барбара. Ксения, с ящика которой мне пришло первое письмо, оказалась ее бывшей девушкой. Мне показалось забавным, что один из моих ящиков, которым я теперь пользовалась, тоже когда-то принадлежал Кирке.
В письме, кроме любовных страстей, была, однако, и вполне конкретная информация. Зануде, по имени Зульфия, было от роду 24 года 4 месяца и 16 дней (именно так подробно — в ответ на правду о моем преклонном возрасте); она, сменив пару вузов, в настоящее время училась на филфаке университета и жила в городе Уфа. И, кроме того, любила музыку и сама писала песни. И что-то о поиске себя было в письме.
За последнюю тему я зацепилась и накатала ответное письмо в небесно-философских тонах.
А потом решилась написать письмо Чуде.
«Аня, мне так хорошо!))) просто потому, что ТЫ-есть)))пусть даже и стала дальше от меня… на сколько там? — 18 часов от москвы на поезде — или ошибаюсь?)
Я, почему то верю, что мы увидимся в реале, может потому, что этого хочу очень
НЕ могу вас забыть, барышня… финала нет конкретного, сорь)))) шучу, хм… а ващет, я поняла, что не могу на одном персонаже долго останавливаться ( не о Вас речь, ка-нешна)… мир тааак разнообразен) а любить — это надо уметь, эх… любовь — это щедрость, а не потребление, а мы, в основном, вторым увлекаемся.
Я сама хотела бы только дарить, просто светить кому-то или всем… но несовершенны мы))
У тебя с Никой, наверное, душа отдыхает… лето, солнце, вишня, любимый человек… а отдохнешь, чем займешься? Не злись.
Знаешь, постоянно — только Я, все остальное меняется… и это нормально.
Мир — это мозаика — верти трубку калейдоскопа и наслаждайся разнообразием узоров, пока есть силы наслаждаться…
Ла, сорь, за домашнюю философию… Я вот пишу и боюсь — не получишь это письмо((( не знаю — остался у тебя этот почтовый ящик?…
Ну, ладно… в надежде, что ты не оборвалась все же окончательно,
ЧАМИ)»
Вечером мы с Тошкой пошли пить пиво. Из-под зонтиков одного летнего заведения нас окликнули. Там, сдвинув столы, сидела большая компания, — отмечался чей-то день рождения.
Нагрузившись на халяву и уже почувствовав скуку, я решила сбежать, умыкнув с собой и Тошку. В инет. Мне же надо было скинуть письма.
Но я там зависла на всю ночь. Тошка, не выдержав, сбежал домой, а меня соблазнили игры со свежими персонажами. Еще в начале ночи в одном из чатов я увидела ник zanuda, но будучи в этот момент увлеченной флиртом на другом поле, никак не проявила себя. Zanuda скоро ушла.
Наутро я явилась на службу никакая.
— Тошка, все! Никаких нетов! Никакого виртуала — только реал! И главное — выспаться…
Позвонила Анька.
— Ань, я неживая сегодня…
— Понятно.
Разговор испортил мне настроение. Надо было отвлечься, и я вспомнила про Ингу.
Она пришла вечером и предусмотрительно принесла с собой две бутылки пива. Мне это понравилось. Пару часов, под пиво, я грузила ее своими личными неприятностями, а потом удовлетворен но поехала домой спать.
Следующий вечер мне снова захотелось заполнить Ингой, и я позвонила ей. Мы договорились встретиться в «Порте».
Ожидая Ингу, мы с Тошкой висели в нете. Гуляя по чатам, я, в тайной от самой себя надежде обнаружить ответ от Чуды, принялась рыться в своих ящиках, но в куче других писем обратило на себя внимание очередное послание от Зануды. Вернее, даже насторожило. Она вознамерилась ехать ко мне в гости! С чего это она? С катушек съехала?? Вроде никаких таких авансов я ей не давала.
Я поспешила ей ответить, мягко показывая свое недоумение ее неожиданным для меня желанием.
Тут в кафике нарисовалась Анька.
— Конечно! Я звоню ей на работу, а она здесь! — Подходя ко мне, возмутилась она.
— Анькааа! Привет, — тихо проорала я, протянув к ней руку, неожиданно для себя, желая коснуться.
Она оставила мою руку без внимания, подтащила соседнее кресло и плюхнулась в него.
— Да я просто почту смотрю, жду, когда Инга при дет.
— Вот как. Я вам не помешаю?
— Да перестань ты! Я так рада тебя видеть. Соскучилась…
— Врет и не краснеет.
— Я не вру никогда. Может, сочиняю, — улыбнулась я.
— Сочинитель… Зачем тебе столько баб? — Анька смотрела в монитор. Там как раз висел список писем одного из ящиков.
— Это друзья. Слушай, не пойму — тут одна особа вознамерилась ко мне в гости ехать! Мы и не знакомы почти, всего парой-тройкой писем обменялись. Странная какая-то.
— Стебается, наверное.
— Да? Или с головой не все в порядке… О, вот и Инга!
Вчетвером мы пошли в наш любимый с Анькой кабак. В этом кабаке на стенах висели копии с картин Гогена. Таитянки.
Мы отдохнули по полной программе, и к тому же я обрадовано отметила, что Анька и Инга нашли общий язык и общались вполне дружелюбно. Похоже, они понравились друг другу. Краем уха, возвращаясь после танца, я даже уловила, что у них завязались деловые отношения, — узнав, что Инга работает в библиотеке, Анька запросила какой-то учебник по турменеджменту, и они обменялись координатами.
Провожали Аньку мы всей компанией. Мы с Анькой шли впереди, как прежде бывало, нежно держась за руки.
— Отправишь меня сейчас к маме и снова в чат? — снисходительно пошутила Анька.
— Да ну, ты что! Какой может быть чат сейчас — я ж не двужильная, откуда во мне столько сил!
— О-о-о! Сил у тебя как раз много! Твою бы энергию да в нужное русло.
Я ответила Аньке ласковой улыбкой. В ее глазах снова был свет, и я снова почувствовала нежность к ней.
— Будем рулить? — Спросила она. И ответила сама себе: — До первого столба. Нет, ну такой машиной сложно управлять.
Через день я получила очередное письмо от Зануды. В нем была фраза, от которой я оторопела: «Я люблю тебя». Это что еще за новости! С каких щей?? И когда это она успела — полюбить??? Так, либо эта девушка без крыши, либо она меня, действительно, разводит.
И я отреагировала довольно жестко. Ответ пришел незамедлительно.
«Напугать тебя я не хотела!!!! Но от слов своих не откажусь. СЕЙЧАС Я ВЕСЬМА ИДИОТСКИ УЛЫ БАЮСЬ!!!
Мне всегда весело от твоих писем и говорим вроде ни о чем, а энергия перетекает.
… Другое солнце не светит. У нас дожди. Любимая не со мной. Неет ну их к чертям!
Я тут по поводу внешности размышляла. Я знаю тебе все равно как я выгляжу. Мы не по этому общаемся но все же? Как ты меня себе представляешь? Вопрос на засыпку».
Последнее меня рассмешило. «Вопрос на засыпку»! Разбежались, девушка, я еще буду о вашей внешности фантазировать! И я предложила ей просто прислать мне фотку.
Нет, ну девица, действительно, зануда! Такой активной переписки у меня даже нет с теми, с кем у меня закрутился конкретный виртуальный флирт!
Я с любопытством ждала фотку. Она пришла со скупой сопроводиловкой:
«Привет. Шлю фото, но оно не очень удачное. Гермафродитом не ругайся только. Народ говорит, что в реале я лучше.
Пиши».
На фоте было три персонажа. Один из них стоял, вернее, стояла спиной, в глубине, — значит, не могла быть главным действующим лицом. А на первом плане двое — крупная, жизнерадостно улыбающаяся девица слева и нечто худое, длинноволосое по центру. Фотография качеством была не сильна, и персона в центре вызвала у меня сомнение в принадлежности к определенному полу. Хм… Воз можно, юноша… но, учитывая, что Оно — в центре снимка… да еще и эта предупреждающая фраза о гермафродите… Бедная девочка!.. Впрочем, в реале, может, и действительно, она выглядит не совсем так уж…
Ладно! Не жениться же нам! Я сделала паузу в пару дней, которые все равно были заняты нашими с Тошкой ночными похождениями, и ответила осторожно-вежливо, обходя свое истинное впечатление от Занудиной внешности. Отвечая ей, я видела в ящике новое от нее письмо, но открыла его уже после того, как отправила свое. И рассмеялась. В нем Зануда спешила уточнить, какое из трех изображений на фотке принадлежит ее персоне. Оказалось, что в центре, на самом деле, находился парень, ее приятель. А она была той улыбчивой девицей.
Я принялась внимательно изучать ее. Темноволосая, смуглая, большая и, действительно, от ее белозубой улыбки веяло радостью и жизнью. Хм…
Забавно, что несмотря на то, что я снова плотно подсела на чаты, с Занудой мы общались только по электронной почте. В чатах я ее почти не встречала. Но мне уже захотелось выяснить, что за чудо в перьях грозится нагрянуть ко мне в гости и безбашенно признается мне, почти незнакомой, в любви. Я решила, что телефонный разговор, как более живой вариант, поставит точки над «и» и развеет или подтвердит мои сомнения по поводу искренности или адекватности этой девицы. И в следующем письме я предложила созвониться.
Мы обменялись контактными номерами и назначили время переговоров. Я оккупировала Машкин телефон для этого ответственного мероприятия, взяла трубу и уединилась на кухню;
Машка деликатно зависла на все время разговора в комнате.
У нее оказался теплый грудной голос. Мне понравился. Он явственно дрожал от волнения, а говорила она быстро, иногда путаясь от того же волнения. Смеялась она открыто, и мне это тоже понравилось.
Выяснилось, что она тоже с полгода курит суперлегкий Winston, и это меня удивило. Мы говорили долго, вернее, говорила она, порой неся какую-ту неинтересную мне ерунду о родственниках или о чем-то подобном, а я или сдержанно отвечала на вопросы, или задавала их сама. Сначала набрала ее номер я, и первый разговор занял минут десять. Потом она сразу же перезвонила, и мы не отпуска ли друг друга уже около получаса. Когда же мы все-таки распрощались и я вернулась в комнату, вновь раздался звонок.
— Это я! — Услышала я этот новый голос. — Я просто так!.. Я люблю тебя.
Я растерялась, не зная, что ответить, а она уже положила трубку.
После разговора я зашла в инет и вдруг обнаружила письмо от Чуды.
«Гы-гы-гы))))Ты что же думаешь, на этот ящик только от тебя письма приходят?)))с какого перепугу я его закрывать стану??
Кста, а я работу нашла с инетом)))так чта с августа я в чате буду…..))))»
ЧУДООООООООО! Неужели я снова тебя уви жу?!
Надо сказать, к этому времени список моих виртуальных пристрастий разбух до невозможности адекватного общения. Были случаи, когда я путала адресатов или отправляла чужие ответы мне на имя других персонажей. География моих междугородних звонков расширялась, и шеф уже замучился проплачивать 8-ку, обещая начать вычитать у меня из жалования. Словом, клиника! Появление Чудовища грозило мне опасностью судьбы «Титаника» в океане виртуала.
И тут маленьким спасательным кругом оказался приезд моей подруги Риты. Несколько лет назад она покинула Кырск и обосновалась в Питере. Все эти годы мы не виделись. Она там вы ходила вроде бы замуж, но на сегодня была свободна и решила навестить свое недавнее прошлое. Мои отношения с Анькой Рита почему-то с ходу не одобрила и, казалось, даже ревновала, пытаясь убедить меня, что Анька мне не нужна, поскольку ничего не дает мне, а только отнимает. Я твердо пресекла ее намерения продолжать осваивать эту тему, и Рита, по крайней мере, внешне, смирилась с существованием Аньки в моей жизни.
Тошка же, молодой, красивый, стройный, вызывал у нее постоянное желание его обаять, что меня забавляло. Интернет Рита не признавала, ей гораздо интереснее был реал, и она утянула-таки меня в него за собой. Что умотало меня не меньше.
Зануда тем временем продолжала атаковать меня отчаянно эмоциональными письмами:
«Привет, солнце!!! Я сижу, время час ночи, и мне очень паршиво. Просто плохо!!! Почему? Ксеня, я не могу ее видеть, мне очень больно ее видеть, приняла решение рвать все связи!!! Она будет сопротивляться, пытаться сохранить меня в своей жизни, от этого совсем плохо.
Мне нравится ТВОЙ голос, хотя ты мало говорила, трепалась я.
У меня накрывается возможность занять деньги, никто не может пока помочь, мне бы сейчас уехать, подумать, спастись, к тебе под крылышко!!!
Тебе я вручила удостоверение соломинки, ты только не напрягайся. Тебе ничего не надо делать, просто — Будь!!! Объясняю? Бывает, берется образ, светлый, и эксплуатируется!!! Защитка работает, надо же за что-то цепляться, решила — за Тебя, надеюсь ты не против? Сумбурно пишу, разброс в голове, очень хочу просто поплакать, но плеча нет, ни кто не может мне помочь зализать рану, только сама.
Я люблю тебя.
Чего же так паршиво-то. Знаешь, с Ксеней расстались, пустота. Хочу клином ее из себя выбить эту боль-любовь, будь она не ладна. Есть симпатии, но все не то. Полная обреченность, но я помню, я два года назад, после Динары, болела сильнее, меня просто лечили. Сейчас легче, но тоже не малина.
Достала я тебя своими соплями, прости.
Я позвоню скоро.
Люблю тебя, хорошо, что ты есть. Пиши».
Она попросила номер рабочего телефона и стала звонить мне на службу. Часто. Случалось, мы говорили почти по часу. Иногда она пела. Просто спрашивала: «Хочешь, спою?» и, не дождавшись от меня ответа, гнала по телефонным проводам смущавшую меня романтику. Я стала привыкать к ее звонкам и ждать их. Телефонные разговоры нас разбаловали, потому и «мыла» наши стали все короче, но ее — все-таки же эмоциональны.
«Я сегодня позвоню!!! Люблю тебя и очень скучаю!!! Гори огнем моя работа!!!»
В ее внезапно вспыхнувшую любовь я, конечно, не верила, но стало появляться любопытство, и я все больше склонялась к тому, чтобы пустить ее к себе в гости. Интересно было.
В реале я делила время между фестивально проводящей время Ритой, Анькой и Ингой. С Анькой у нас продолжались досадные непонятки. Временами, соскучившись, я звонила ей, и мы встречались. Но каждый раз было ощущение, что что-то уходит… С Ингой мы изредка пили пиво, и я жаловалась ей на Аньку. Инга уверяла меня, что Анька меня любит. Между прочим, у Аньки с Ингой наладились весьма теплые отношения. Я иногда пошло подшучивала над этим, хотя хорошо понимала, что это всего лишь отношения дружеские. Инге была симпатична Анька, и Анька, чувствуя это, платила детской благодарностью.
Зулю-Зануду, в связи с ее признанием, я поставила в известность о существовании Аньки. В ответ она заявила, что и Аньку уже тоже любит… Нет, ну, какая любвеобильная девушка!
«Привет солнц! Боже! Ну и день сегодня!!!)))))-Писать письма менее интересно чем говорить по телефону)))) Солнце) а если я в тебя влюблюсь? Что будет-то а? Предлагаю тебе устроить мне холодный душ!!!
Одно дело когда обожать))) другое влюбиться!!!! Я невыносима влюбленная!!! Собственница и ревнивая истеричка))) Я тебе пишу очень откровенно))) Я тебе доверяю!!! И наверно совсем ничего не боюсь))) Но ты может думаешь по-другому))) Только не начинай тормозить)) ладно? Все будет хорошо!!! Все уже хорошо!!!
Да винстон — это круто!!! Мне очень приятно)) что тебе нравиться как я пишу. Прям краснею от удовольствия.
Да))) Ты не должна говорить))) что любишь меня))) Если эти слова застревают в горле))) Я го ворю потому что не могу не сказать))) Чувствую острую необходимость!!!
И не говори спасибо))) Глупость какая))Мне же это тоже нужно.
З. Ы. Знаешь))) А мне казалось что анька тебя любит а ты ее нет)) просто чувство ответственности или еще что-то из этой же оперы))) А ты сегодня совсем другое сказала.
Да, я уже нашла половину суммы на поездку. Просто после разговора с тобой очень сильно захотела тебя увидеть. Т. ч. Вопрос решен я приеду!!! Жди меня!!!»
Как, девушка? Вы разве уже не говорили мне о своей любви? Хех… Нет, холодного душа вы от меня не дождетесь. Зачем?.. И я ответила, что — жду! — ее…
Мы возвращались из ночного клуба. Я, шуршащая юбками Рита, Тошка и Анька. Был промозглый утренник. Анька была вымотана безрассудной ночью, проведенной вроде со мной, но — без меня, я была в танцах, в выпивке, в глупостях, творимых нашей троицей, а Анька почти все время устало продремала на клубном диване. И тут я ей сказала о приезде Зульфии-Зануды. У Аньки, видимо, не было сил испугаться, огорчиться или даже насторожиться.
— Всего неделя — и она уедет… Понимаешь, мне просто интересно… Это ничего не значит, понимаешь?
— Понимаю.
— Она, кстати, знает про тебя… вот…
— Интересно. И что мне делать?
— Анька… ну, считай эту неделю отпуском… от меня… А?
— Классно.
— Это ничего не значит! Ну, просто приключение… И я же откровенна с тобой… а могла бы не го ворить о ней! Просто исчезнуть на неделю… Анька, ну, я же не клялась тебе в верности!
— Ага… — она шла понуро, еле перебирала ногами.
— Блинкомпот! Ну что, тормозить ее??
— Зачем? Пусть девушка едет, не надо ее так обламывать.
— Анька!
— Ну что? Пусть едет, я не против.
— Правда? А хочешь, я познакомлю вас? Она интересная!
— Нет, пожалуйста, не надо меня знакомить.
Я помолчала.
— Я буду тебе звонить…
— Звоните…
Мне показалось, что проблема решена, и я не стала больше говорить об этом с Анькой.
Они с Ритой поехали отсыпаться, Тошка тоже рванул домой, а я пошла в инет-кафе.
«Ириша! Солнце Я тебя так люблю что страшно. Пять минут назад я еще не знала что так!!! Люблю. Только что была в чате))) Мы разминулись. Сижу и плачу Ты сегодня еще придешь? Я не думала что ты разумная и вполне понимаю твои реакции я сама без башки))) Мне нравится это!!! У меня тоже бывают ситуации похожие на твои)) Я вчера с расстройства касячила)) Но в письме об этом нельзя. Ты не бойся писать длинные письма)) Я люблю читать их.
Не бойся я тебя не оставлю. Только ты…
Ревность… Не бери в голову… Тот укол был не контролируемой реакцией)) Я тебе правду сказала))) Меня вчера тоже расстроил наш разговор)) Уж почему не знаю!!! Я люблю тебя!!!
Кстати у меня тоже была пара таких увлечений по нЭту))) Одно иссякло. Другое возможно перерастет в дружбу. Так что я не имею права тебе что-то предъявлять.
Мы обязательно увидимся!!! Я люблю тебя. Очень хочу дотронуться до тебя. Провести рукой по щеке. Коснуться губами виска. Ой! Меня куда-то понесло. Наше общение не может оборваться по непониманию!!! Я тебя чувствую. Даже на таком расстоянии!!!»
Мы с Тошкой топали по тихой улочке в центре города в поисках приключений. Бархатное небо легко касалось наших плеч, и сладкий вечерний воздух томил ожиданием.
— Тошка! Я так хочу, чтобы она приехала! Она приедет?!
— Приедет, — успокаивал меня Тоха, — ОНА — приедет!
— Ух! Не понимаю, что со мной… Почему я так ее жду?..
— Крышу сорвало.
— Да? Ну, и хорошо! Ты знаешь, я даже про Чуду забыла!
— Да ну? — Хитро улыбнулся Тошка.
Ближе к ночи, накаченные пивом, мы завалились в Сеть. Было на редкость урожайно. В трех чатах, на полях которых я затевала в последний месяц игры, оказалось полно моих виртуальных увлечений. Но самое ошеломляющее — я увидела колдовской ник ЧУДО
ЧАМИ: ЧУДО, привет) — осторожно кликнула я.
ЧУДО: ЧАМИ, прю))))
Щедрость смайликов меня ободрила.
ЧАМИ: ЧУДО, хм)) чего эт ты меня не лупишь?)) я даже растерялась))))
ЧУДО: ЧАМИ, настроение хорошее — вот и не луплю))))
ЧАМИ: ЧУДО, да? я рада))))) а от чего настроение такое хорошее?..)
ЧУДО: ЧАМИ, а все карашо у мине патамучта)))))))
ЧАМИ: ЧУДО, понятно))
ЧУДО: ЧАМИ, ну — какую ты там новую юную голову морочишь?*))
ЧАМИ: ЧУДО, драсти! о чем этт ты?? ?
ЧУДО: ЧАМИ, гы-гы-гы)))))) а чем ты еще в нЭте занимашся? *)))
ЧАМИ: ЧУДО, с тобой пришла встретиться)) я ващет в чаты счас не хожу — неинтересно стало(((
А сама в это время активно обменивалась месса-гами еще с тремя персонажами на разных сайтах. Я не успевала и стала заметно тормозить.
ЧУДО: ЧАМИ, ты висишь что ли? (
ЧАМИ: ЧУДО, да не успеваю просто((( знакомых много
ЧУДО: ЧАМИ, знакомых? *)) кто?) в этом чате?)
ЧАМИ: ЧУДО, не — в других чатах)
ЧУДО: ЧАМИ, хех) многостаночница))))
Скоро она засобиралась домой, но я не огорчилась, главное — я увидела ее вновь, и она была приветлива! Ура!!!
В Сети я подвисла до утра. От Зульки было несколько коротких горячих писем, но я не успела за всю ночь ответить, а под утро просто забыла. От усталости.
«Не понял? Где письмо полное нежности и любви. Я тут подыхаю на работе еле вырвалась в надежде чего-нибудь прочесть))) А ты!!!»
— Зуля, прости, — шептала я в телефонную трубку. — Я не обрываюсь, я просто была занята очень… Есть один персонаж… виртуальный… я тебе говорила… Я тебе потом, при встрече объясню… Приезжай! Я жду тебя!
Она была ревнивой, это чувствовалось по резкой смене интонаций при уже неоднократном анонимном упоминании о Чуде. Но, быстро вспыхивая, она быстро остывала. Забавно, но к Аньке она так не ревновала.
Анька к этому времени совсем выпала не только из моего сердца, но и из головы. Я только переговорила с Ингой, рассказав ей о Зануде и попросив ее не оставлять Аньку вниманием во время пребывания Зульфии в Кырске.
А сама целый день, не выпуская трубы из рук, наворачивала круги по конторе, ожидая звонков.
— Зулька! — орала я. — Приезжай!!
— Я приеду! Скоро! Любимая…
«Ириша!!! Солнце!!! Я чувствую тоже самое!!!
Мы рано нажали кнопку хочу!!! Теперь я не знаю как быть))) Все время летаю где-то. О тебе думаю. Какая ты. Мне не очень хочется придумывать это. боюсь несовпадения. Нет ничего страшного, просто))) будет небольшой барьерчик. Ночью в 12 я возвращаюсь домой. Днем жарко))) А с наступлением темноты дует ветер теплый и нежный))) Обнимает и ласкает меня. А я иду и думаю о тебе. Мне так хорошо. Лирика)) блин. Я жутко романтична. Хочу гулять с тобой по ночному городу)) Держать тебя за руку. Как тебе?
Люблю)) целую!!! Мне писем уже мало!!!»
Она приехала 13 августа.
К этому времени закончились фестивальные дни с Ритой, которые значительно потрепали мой бюджет, и моя отрывная подруга умчалась путешествовать на какие-то алтайские озера, взяв с меня слово, что я, в конце концов, брошу этот унылый Кырск и переберусь к ней в Питер, где возможностей несравнимо больше. Во всем. Я охотно, в очередной раз, пообещала. Анька исчезла с моего горизонта, и о том, что она бывала в Кырске, я узнавала от Инги.
И только виртуальные встречи с Чудой соперничали с ожиданием приезда Зульки.
Накануне ее приезда я забронировала двухместку в гостинице универа и взяла неделю отгулов.
Поезд приходил утром. Почему-то она упорно не хотела, чтобы я встретила ее на вокзале, потому договорились, что я буду ждать ее звонка у себя на службе.
На службу я приехала в половине восьмого. В конторе еще никого не было. Я не волновалась, было легкое любопытство — как произойдет эта первая встреча в реале. Удобно устроившись в кресле, я положила рядом с собой телефонную трубку и закурила…
В тишине пустого здания телефонный звонок прозвенел с какой-то особенной интонацией. Таинственной. Или даже волшебной. Как будто только что произошло чудо, и этот обычный звонок превратился в человеческий голос: «Привет! Это я. Я приехала.»
Я схватила трубку.
— Да?
— Привет! Это я!
И связь оборвалась.
— Черт! — Теперь я занервничала и, загасив сигарету, впилась глазами в телефонный аппарат.
Звонок повторился через минуту.
— Алло! Зуля, ты?
— Да!
— Что случилось? Ты где?
Она засмеялась:
— В Красноярске! Это я тут карточку проверила.
— Ну, млин! А я уже заволновалась. Ты на вокзале?
— На вокзале.
— Давай объясню, как дойти, тут всего минут пять — семь пехом…
— Не надо, я знаю! Я тут уже полчаса гуляю и вокруг твоей работы круг сделала.
— Да ну? Ну, так топай! Я жду!
— До встречи! — И она повесила трубку.
Я накинула на плечи пуловер и еще — нацепила черные очки, за этой маской чувствуешь себя увереннее, я не люблю, когда меня застают врасплох, и вышла на пятачок перед зданием нашей конторы.
С какой стороны она появится? Она могла пойти как справа, так и слева, обойдя здание.
Я, стараясь скрыть от самой себя вырвавшееся волнение, кружила перед фасадом и в какой-то момент, обернувшись в очередной раз, увидела ее.
То, что это была она, я поняла сразу, потому что она появилась необыкновенным образом. Просто возникла из воздуха. Будто рядом с нашей конторой в обычное серое утро спустился НЛО.
И выглядела тоже необыкновенно. Большая, во всем белом — белые джинсы, белый свитер, — она казалось еще больше. Темноволосая и фиолетовые очки на смуглом азиатском лице.
Заметив, что я ее увидела, она широко улыбнулась и, раскинув руки, чуть замедлив шаг, продолжала двигаться мне навстречу. Я подошла и неожиданно оказалась в ее объятиях. И удивилась сразу возникшему ощущению — ощущению защищенности…
И тут я услышала, что она дрожит. Всем телом. Я улыбнулась. Боже, какая она впечатлительная! И поспешила завести ее в здание.
Я вела ее за руку по извилистым коридорам, она послушно шла следом, спотыкаясь обо все пороги.
Войдя, она сняла очки, и я увидела ее глаза. Какие-то необыкновенно яркие.
Она явно не могла унять дрожь, и я вновь сама обняла ее, желая успокоить.
— Давай сядем, — сказала она, — а то ноги дрожат.
— Да, я слышу. Конечно, садись, — я подкатила ей стул.
Она села, я села напротив, подъехав ближе, и взяла ее за руки. Они были теплые, и мне понравилось прикосновение к ним.
— Зу-у-улька…
— И-и-ирка!..
— Ты чаю хочешь? — Спохватилась я.
— Нет, не хочу! — Поспешно ответила она. — Давай просто посидим немного…
— Хорошо, — улыбнулась я.
Я продолжала разглядывать ее. В реале больше, чем на фотографии, было видно присутствие азиатской крови в ней. Зулька была полукровкой. Я поняла, почему глаза были такие яркие — от сочетания их серо-голубого цвета и обрамляющих их черных ресниц.
Зулька была очень крупной девушкой, и движения ее были забавно неуклюжими. А вообще-то, она вызывала симпатию. Может быть, как все большие люди, а может, обаяние было чертой ее натуры. При этом в движениях она не была флегматичной, а напротив, эмоциональна и спонтанна. И потому, как мне потом не раз пришлось наблюдать, постоянно что-то сбивала, рушила и роняла. Мне это почему-то нравилось и смешило. А ее — дико конфузило и, по-видимому, сильно лупило по самолюбию. Что меня веселило еще больше. Впечатлительная девушка. Эмоциональная. Горячая. Поз же я ощутила, как с ней было не очень уютно ходить по городу — ее внешность была настолько яркой, что постоянно притягивала к нам чужие взгляды.
Какое впечатление на нее произвела я, мне приходилось только гадать. А было любопытно.
Итак, осторожно осваивая друг друга, мы немного поговорили о том, как она ехала; она уже успокоилась, и я повезла ее, наконец, в гостиницу.
Университетская гостиница была в пятнадцати минутах от центра и в то же время почти за городом, в зеленой зоне. Летом там было как в пансионате. При наличии горячей воды, конечно.
Мы заселились.
Близость у нас произошла в первый же день. То есть именно день, а не вечер или ночь. Я сама не поняла, как это случилось. Скорее всего, спровоцировала Зулька. Что бы мы ни делали — устраивались в номере, распаковывали вещи, бегали в магазин за продуктами, ехали в лифте, мыли руки, разговаривали, — она постоянно касалась меня, я бы даже сказала, я постоянно была в плену ее рук, ее губ, ее глаз…
В конце концов, я сдалась…
Я валялась на измятой постели, купаясь в ощущении невесомости, и вдруг услышала, как, растворяясь в наступивших сумерках, по комнате поплыл какой-то чудный аромат.
Я приподнялась. Зулька стояла у открытого окна и курила трубку.
— Ух, ты! А я не пойму, откуда такой классный запах.
Зулька обернулась и спросила, улыбнувшись:
— Хочешь попробовать?
— Хочу!
Она подошла и, раскурив парой затяжек трубку, передала ее мне. И мы выкурили ее вместе.
Потом мы поехали гулять в город. Зульке надо было отправить «мыл» домой друзьям о своем благополучном прибытии в Кырск, мы зашли в нет, и я, не удержавшись, села за второй комп. В чате была Чуда.
К нам приходит ЧАМИ.
ЧАМИ: ЧУДа, J))))))))))))))
ЧУДа: ЧАМИ, трасти))
ЧАМИ: ЧУДа, как жизнь?) все так же хорошо?)))
ЧУДа: ЧАМИ, хорошо!)
ЧАМИ: ЧУДа, я рада)))))
ЧУДа: ЧАМИ, полчаса осталось работать! домой хочу!))))))) к Нике)))))))
ЧАМИ: ЧУДа, понятно)
Тут ко мне подошла Зулька. Я дернулась, инстинктивно пытаясь прикрыть монитор своим комиссарским телом.
— Да я не смотрю, — улыбнулась Зулька.
— Зуль, полчасика повишу, хорошо?
— Чудовище? — Поняла она.
— Ага, — виновато улыбнулась я.
— Ладно, я покурю.
Она вышла из зала, и я ринулась в Сеть.
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: тут ко мне девушка приехала из другого города…. в чате познакомились)
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: какая деУшка?
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: такая деушка) в чате познакомились — переписывалась — вот приехала) грит любит)
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: не свисти!
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: не свистю))))
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: откуда приехала?
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: город не скажу)) сутки на поезде
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: с ума ты сошла? отправляй ее немедленно домой к маме!!
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: чего это к маме? она не малолетка меж прочим… я не первая у нее)
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: и скока ей лет??
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: 25
Зульке надоело, видимо, курить, и она, вернувшись в зал, несмело подошла ко мне.
— Зулька, Чуда велит тебя домой отправить! — Тихо засмеялась я.
— Домой? Меня? — Зулька села рядом, старательно не глядя в монитор.
— Зуль, только не смотри…
— Не смотрю, — она сделала небольшую паузу и поднялась. — Я пойду еще в нет зайду.
— Ну давай!
Я продолжала разговаривать с Чудой, сильно заинтересовавшейся моей инфой о гостье, когда к нам обеим с какой-то, поставившей меня в тупик фразой, обратился незнакомый мне ник ком. Я, не поняв смысла мессаги, кинула ему вопросительных знаков, но он не ответил.

0

8

<ЧАМИ privat to ЧУДа>: что есть КОМ? кто это??
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: какой еще ком? где ты видишь ком?)))) — как-то странно ответила мне Чуда, и я увидела, что Ком вышел.
Я тут же забыла про него, тем более что Чуда весело засобиралась домой.
<ЧАМИ privat to ЧУДа>: ну приятного вам ужина, сладких снов и доброго утра))))) я тебе мылом напишу!!)))
<ЧУДа privat to ЧАМИ>: напиши)))
ЧАМИ: ЧУДа, пока)))))))))))
ЧУДа: НАМИ, угу — поки)
От нас уходит ЧУДа.
Из Сети я вышла возбужденная. Зулька шла рядом и посматривала на меня, тоже почему-то улыбаясь.
— Тебе хорошо? — Спросила она меня.
— Да! — Ответила я, боясь озвучить причину.
— Я рада, — она прошла еще несколько шагов молча. — Вы помирились?
— Да… — я удивленно посмотрела на нее. — Она была приветлива сегодня.
— Мне она тоже понравилась, — вдруг сказала Зулька.
— В смысле? Ты с ней познакомилась? Когда успела???
Зулька улыбнулась, не ответив.
— Стоооп! — Тут до меня дошло. — Это ты — Ком??
— Я! — Она продолжала довольно улыбаться.
— Ну, ты даешь!.. Так Чуда знала, что это ты, и ничего мне не сказала?..
— Это я ее попросила.
— Т-а-ак! Развели, значит, девушки! Вы приватились?.. Ну, ладно, я, вообще-то, рада, что вы познакомились.
— Правда?
— Ка-анешно!
Ну и хитрая Зулька! Значит, решила наладить отношения с предметом моих воздыханий! Я улыбнулась.
Мы долго гуляли по теплому ночному городу, и я наслаждалась мыслью, что у меня целая неделя свободна. Зулька не выпускала моей руки, мне даже показалось, что она намерена никогда ее не отпускать, не отпускать меня.
Вернулись мы поздно и еще гуляли вокруг гостиницы, и романтичная Зулька пела мне свои песни. После нежностей мы остались спать в одной постели, и меня удивила комфортность этого не привычного для меня положения — обычно я любила спать одна. А тут, несмотря на немалые Зулькины объемы, мне было хорошо и уютно. Я нахально закинула на Зульку свои конечности, против чего она не возражала, и мы уснули.
На следующий день мы не вылезали из постели почти до вечера. Только кухня и ванная. Причем даже эти расстояния я преодолевала в Зулькиных объятиях — она буквально носила меня на руках. Это забавляло, но было чем-то приятно.
К вечеру я поняла, что мне хочется в люди. В город. На сцену. Я созвонилась с Тошкой, мне хотелось больше публики.
В «Островке» было немноголюдно, даже для такого времени. Мы сидели за столиком напротив друг друга, и Зулька жгла меня глазами. Чтобы спастись от пожара, я увела взгляд в сторону и наткнулась на тропически-горячую гогеновскую копию с обнаженной таитянкой.
— Зулька! Это же ты…
Она тоже взглянула на картину и смущенно улыбнулась.
Примчался Тоха. Зулька с ходу обаяла его, и они оживленно трепались, пока я перебирала коктейли. Мне захотелось танцевать, и я, зажигаясь от самой себя, самозабвенно утонула в ритмах простеньких хитов. Не выдержав, присоединился Тошка, а Зулька, задымив трубкой, не отрываясь, все смотрела на меня.
Вернувшись в очередной раз к столу и остудив себя алкоголем, я хватилась, что кончились сигареты. В кабаке не было моих, и Зулька, несмотря на наши протесты, вызвалась дойти до ближайшего киоска.
Вернувшись, она неожиданно вынула из-за спины розу и протянула ее мне. Я слегка оторопела.
— Зулька… Что за шоу… романтика какая-то.
Радость на Зулькином лице моментально сменилась огорчением.
— Извини… — она опустила руку с цветком. — Извини, хочешь, я ее выброшу?
Я испугалась, что могла обидеть ее:
— Ты что, не надо!.. Зуль, мне на самом деле очень приятно, просто я растерялась… Прости. — И я про тянула руку к розе, — Зулька, прости меня.
— Это ты меня прости, — и она положила цветок мне на ладонь. — Я не подумала, что тебя это может смутить…
— Да все в порядке, Зулька! — Я обняла ее за шею и быстро коснулась губами ее губ. — Спасибо! Очень красивый цветок… А сигареты ты купила?
Из кабака мы, легкие и веселые, выпали в теплую ночь и решили прошвырнуться по городу. Я держала розу и Зулькину руку. Город еще не думал спать, он играл с нами морем разноцветных огней, всплесками гуляющих компаний и дразнил ожиданием праздника. Мне снова захотелось хорошего драйва, и мы решили погрузиться в ночной клуб.
Обретя цель, мы двинулись по проспекту, и тут я увидела Кирку. Она, ссутулившись, одиноко сидела на лавке автобусной остановки и смотрела на меня. И, видимо, давно приметила нас. Я подошла.
— Привет!
— Здрасти, — она кивнула мне и остановившимся рядом Тохе и Зульке…
— Ты чего тут так поздно?
— Да Ядвигу домой провожала.
— Понятно. А счас в общагу?
— Ага. А вы?..
— Да мы гуляем… Ну, ладно, пока.
— Пока. — Она снова кивнула. Мы двинулись дальше.
— Зулька, это моя бывшая девушка.
— Я так и поняла.
— Да ну? Как это ты?.. А хочешь познакомиться?
— Зачем?
— Да просто. Слуш, а может, позовем ее с нами? — Я замедлила шаг.
— Это как ты хочешь.
— Нет, ну мне показалось, она скучает. Тошка, позвать?
— Позови.
Зулька промолчала.
— Зулька, позвать?
— Ира, если ты хочешь — зови.
— Ладно, — я остановилась, обернувшись, — Кира!
Я сразу столкнулась с ней взглядами, Кирка, похоже, смотрела нам вслед:
— Иди сюда!
Она подошла.
— Хочешь с нами?
Она пожала плечами, но видно было, что хотела:
— А куда? — Не желая выдавать свое желание, спросила она.
— Мы в клуб счас пойдем.
— А че там делать? — Упрямо продолжала она прикидываться шлангом.
— Посидим, потанцуем. Идешь?
— Ну, ладно, — она как обычно кивнула.
— Знакомься, кста, это Зульфия. Зуля, это Кира.
Зулька вежливо улыбнулась Кирке, Кирка тоже изобразила жалковатую улыбку, снова отчаянно мотнув головой.
— Ну, потопали!
Кирка плелась за нами следом. Меня стало это слегка раздражать, и, поотстав, я решила из вежливости составить ей компанию. Зулька и Тошка продолжали идти впереди, оживленно болтая.
— Как дела-то? — Сделала я попытку завести с Киркой светскую беседу.
— Нормально, — она сделал паузу. — А у тебя?
— Да передвигаюсь еще, — скучно пошутила я.
— Хорошо, — в тон мне ответила Кирка.
Мы помолчали.
— А это кто? — Спросила она про Зульку.
— В гости ко мне приехала. Через интернет познакомились.
— Откуда приехала??
— Из Уфы.
Кирка снова помолчала, видимо, ошеломленная.
— Как она тебе? — Прервала паузу я.
Но Кирка ответила своим традиционным жестом. Мы снова помолчали.
— Вы, че, трахаетесь? — Вдруг проявилась Кирка.
— Фу, Кир! Как грубо.
— Не трахаетесь?
— Перестань!.. Не знаю я. Она, говорит, что любит меня…
— А ты ее?
— Ты, по-моему, слишком любопытна.
— А с Анькой у тебя что — все? — Пропустила она мимо ушей мое замечание.
— Ну почему?..
— Уже разлюбила?
— Кира!
— И Зульку скоро разлюбишь!
— Ты чего?
— Ты — чудовище, — вдруг выдала она.
— Что? Почему это?
— Ты всех делаешь несчастными.
— Ой! Это ты себя, что ли, имеешь в виду?
Кирка не ответила.
— Ладно! Пошел груз, — я оторвалась от Кирки и присоединилась к Тохе с Зулькой, не заботясь отследить, что предпримет Кирка.
Но она продолжала плестись за нами следом до самого клуба.
В небольшом помещении клуба нас сразу отловили Тошкины приятели, и наша компания увеличилась. Мы завоевали большой круглый диван, и тут я хватилась Кирки.
— Э! А куда Кирка девалась? — Проорала я сквозь грохот музыки.
— Она там сидит, у входа, — ответила Зулька. — Где?
Я, скользя сквозь толпу танцуюших, быстро пробралась ко входу, в блестках цветного света выискивая очертания Киркиной фигуры. Она, действительно, сидела на диване почти у самого входа, зарывшись в его угол, и курила.
— Ты чего тут? Идем, там у нас уютно!
— Не хочу.
— Что?
— Не хочу!
— Не поонял! Так здесь и будешь сидеть??
— Так и буду!
— Идем выпьем хоть! — Я попыталась стащить ее с дивана.
— Не! — Она вырвалась и зарылась еще глубже.
— Ну, как знаешь! Надумаешь — подходи! «Вот, чучело! Зачем, спрашивается, приплелась тогда?»
Я вернулась к своим и забыла про Кирку.
Маленький уютный зал клуба разрывало бешеными ударами «бочек» из динамиков, дикими вспышками фосфоресцирующего света и сумасшедшим роем танцующей толпы. Я жадно ныряла в этот хаос, а возвращаясь, падала в Зулькины объятия, и мы целовались.
Безостановочно завертелась карусель хулиганских танцев, коктейлей, курений, чьих-то лиц, чьих-то рук и случайных пьяно-дружеских объятий.
Когда диджей закрутил «Адреналин» Тотала, я увидата прямо перед собой сквозь вспышки хлестко бьющего света танцующую Зульку. Зажигая друг друга и уже никого не видя вокруг, мы с головой утонули в горячих ритмах и, в конце концов, друг в друге, слившись на последних аккордах в долгом поцелуе.
В такси мы бесстыдно продолжали целоваться, а дверь лифта в гостинице разъехалась в стороны в унисон моему оргазму. Мы не могли оторваться друг от друга.
На следующий день я очнулась уже к обеду. Зулька что-то творила на кухне. Яркий свет в окно без смущения смотрел на беспорядочно разбросанные по комнате вещи, полные пепельницы среди разнокалиберных бутылок на столе, тумбочках и на полу. А я почему-то вдруг услышала острую тоску по Аньке, по ее нежным прохладным и доверчивым прикосновениям.
Вошла Зулька. Ее глаза, встретившись с моими, зажглись счастьем, и она, опустившись рядом, потянулась ко мне.
— Зулька, ну не лезь, — я вырывалась из ее объятий.
— Почему?.. — В ее глазах появился страх, смешанный с непониманием.
— Да дай, я хоть в ванну схожу.
— Я тебя отнесу!
— Да ну, перестань, Зулька!
Зулька отстранилась и замолчала огорченная.
— Ну, не обижайся, — я улыбнулась, поднимаясь, — Счас я приму водные процедуры и сама тебя за целую!
Она неуверенно ответила мне улыбкой.
— Ну и бардак у нас! — Вырвалось у меня, когда я спустила ноги на пол.
Зулькино лицо снова моментально отреагировало на мою реплику угасшей улыбкой.
За завтраком я пыталась поднять ей настроение, нахваливая ее кулинарные способности. Потом сказала, что мне надо съездить домой. Кое-какие вещи поменять и вообще проведать родичей. Зулька покорно согласилась отпустить меня. Я обещала вернуться быстро.
Дома я провела времени больше, чем обещала Зульке, — я снова приняла душ, не спеша переоделась, прилежно поболтала с мамой и, захватив с собой портативный телевизор, поехала назад. Войдя в гостиницу, я остановилась у междугороднего автомата, висевшего на первом этаже, у входа. И набрала Анькин номер.
— Да, — услышала я ее голос и поняла, как соскучилась по нему.
— Привет.
— Привет.
— Как ты?
— Лучше всех.
Пауза.
— А вы как? — спросила она.
— Я соскучилась…
— Да ну? — С недоверчиво-язвительной интонацией ответила она.
Я замолчала, обидевшись.
— А че так? — Спросила она.
— Не знаю…
Теперь помолчала она.
— Ну, ничем не могу помочь.
— Жаль…
— Ир, ты сама так решила. Меня никто не спрашивал.
— Анька…
— Что?.. — Ее голос смягчился. Я вздохнула:
— Ерунда какая-то…
— Угу…
— Ань, ты меня назад примешь? — Задала я идиотский вопрос.
Она молчала.
— Ань?..
— Приходите…
Я улыбнулась, столбик моего настроения моментально прыгнул вверх:
— Анька! Скоро увидимся! Я люблю тебя!
— Ага…
— Все, у меня карточка счас крякнет! Пока! Целую!
— Пока…
Только я повесила трубку, как из-за поворота коридора появилась Зулька. Она осторожно улыбалась.
— Я так и думала, что ты здесь… Звонишь, — подойдя, как-то грустно произнесла она. — Я тебя из окна увидела…
— Зулька, — я потянулась обнять ее за шею свободной рукой. — Извини, что так задержалась.
— Ты Аньке звонила? — Вдруг спросила она.
Я удивленно взглянула на нее. И мне не захотелось ей врать почему-то.
— Да… Извини.
— Не извиняйся, — она взяла у меня из рук сумки. — Идем?
— Я тут тебе телевизор принесла…
— Спасибо.
Мы зашли в лифт. Молча ехали, стоя напротив друг друга.
— Ириш, — вдруг сказал Зулька. — Я тебя сейчас огорчу…
— Что случилось?
— Нас выселяют.
— Как??
— Сказали — какая-то конференция… большой заезд… мы только одни сутки еще сможем пожить здесь…
— Ну, блин!.. Ладно, что-нибудь придумаем.
Придумала я позвонить Инге. Она, с удивившей меня готовностью согласилась поселить нас у себя. И мы переехали.
Она отдала нам одну комнату, и мы ее почти не видели. Целыми днями мы занимались любовью, потом уходили в город и проводили ночи по клубам в компании Тошки и его друзей. Когда мы воз вращались, Инга уже спала, а когда она уходила на работу, спали еще мы. Встретились мы с Ингой в субботу, выползши из нашей берлоги после обе да. У Зульки был талант находить контакт с людьми, и Ингу она обаяла быстро. Я даже пошутила на тему увлечения Инги неотразимой восточной девушкой. На выходные мы утащили Ингу в наши ночные похождения. Я осторожно интересовалась у нее, как там Анька, жалуясь на свое дурацкое положение между ней и Зулькой, — и никому не хотелось делать больно… Инга отвечала, что понимает меня и ни в чем меня не обвиняет. Между прочим, Инга выдала мне инфу, на которую я тогда не обратила внимание. Одна давняя Анькина знакомая по чату, с виртуальным именем Бровки, собиралась путешествовать по чатланам и должна была сделать недолгую остановку у Аньки. Поскольку поезд прибывал ночью, Анька не могла сразу отвезти гостью в Светлый и попросила Ингу встретить и разместить эту путешественницу на одну ночь у себя.
Мне тогда и в голову не пришло, что я могу столкнуться с Анькой…
Зулька еще спала, когда я вылезла из нашей комнаты еще ослепшая ото сна, нащупывая дорогу в ванную. И столкнулась в коридоре с Анькой.
— Ты?.. — Сон стряхнуло с меня моментально. — Что ты здесь делаешь??
В этот момент из Ингиной комнаты вышла девчонка.
— Знакомьтесь, — спокойно сказала Анька, и мы обменялись с Бровкой приветствиями и улыбками.
— Понятно, — зачем-то сказала я, вновь обращаясь к Аньке.
Она молча смотрела на меня.
Я, не добравшись до ванной, в легкой панике вернулась в наше с Зулькой пристанище. Села на постель. Зулька уже не спала и как-то внимательно смотрела на меня:
— Что там? — Спросила она, будто что-то почувствовав.
— Зулька… там Анька…
Она чуть помолчала, никак не изменившись в лице:
— Ну и что?
Я удивилась ее реакции, но ее, может, искусственное спокойствие передалось все же и мне:
— Да нет… ничего. Просто — информация…
— Угум… Бровка-то приехала?
— Да, мы уже познакомились. Симпатичная девчонка.
— А Инга ушла уже?
— Наверное.
— Ладно, обними меня… пожалуйста…
Я сидела.
— Пожалуйста…
— Зулька… ты чего?.. — Я наклонилась к ней, и мои губы поймал Зулькин поцелуй.
Я вырвалась.
— Чего делать-то будем?
— Целоваться!
— Зулька, я серьезно.
— Ну, чего — сейчас пойдем знакомиться с Бровкой… И Аньку наконец-то увижу… кстати, я этого хотела. — Ее намерение сохранить присутствие духа в этой неожиданно возникшей неловкой ситуации показалось мне забавным, и я успокоилась окончательно.
Зулька, действительно, ненатянуто-приветливо общалась с Анькой и Бровкой. Анька была насторожена, но тоже вежливо-дружелюбна. Скоро Анька повела гостью в город, и мы остались одни до вечера. Мы никуда не выходили, только в магазин за продуктами. Зулька что-то колдовала на кухне.
Вечером вернулись все трое — Инга, Бровки и… Анька.
Мы сидели все вместе на кухне за ужином. Инга поставила бутылку бренди, но она сама и Зулька выпили только по капельке. Анька не пила совсем, и бутылку дружно приканчивали мы с Бровкой, за каждым бокалом обмениваясь рукопожатиями и признаниями в симпатиях друг к другу. Анька куда-то исчезла из-за стола.
Я вышла помыть руки и, зайдя в ванную, увидела ее. Она стояла перед умывальником, стряхивая с рук воду. Я остановилась. Она смотрела на меня в зеркало и молчала. Я тоже. Анька продолжала трясти кистями, хотя это было совсем уже не нужно, не отводя взгляда от моего отображения в зеркале, и пауза затягивалась. И вдруг меня обожгло желание обнять ее. Я сделала шаг, и наши отображения в зеркале сплелись. Мне показалось, она ждала этого.
— Анька…
Она молчала, прижимая мои руки к себе, а я все смотрела и смотрела на нее в зеркало.
— Анька…
Надо было выходить.
Я осторожно расплела руки, и Анька покорно, и все так же молча вынырнула из ванной.
Вернувшись на кухню, я опять схватила Бровкину ладонь в свою руку, уверяя в моей радости знакомства с ней, и, быстро прикончив с ней на пару бренди, пожелала ей счастливо пути и напомнила Зульке, что нам пора. Нас ждал Тошка.
Мы вернулись под утро. Зулька, как мне показалось, уснула быстро, а я не могла. Сквозь мучительную дрему я слышала, как проснулась Инга, собиралась на работу и ушла. В квартире было тихо. Здесь она? Или нет?
Стараясь не разбудить Зульку, я осторожно поднялась и вышла в коридор. Подошла к закрытой двери соседней комнаты. Толкнула ее и вошла.
Анька лежала на импровизированной постели на полу и молча смотрела прямо на меня.
Я подошла и опустилась на матрас. Мы продолжали молчать обе. Анька изменилась за эту неделю. Похудела еще больше, и кожа была совсем белой.
Я медленно наклонилась и осторожно поцеловала ее в скулу. И вдруг Анька порывисто обхватила меня за шею, и я упала в нежный запах ее тела. Она жадно пила поцелуями мое лицо и шептала:
— Боже! Как я соскучилась…
— Анька!.. — Я слабо пыталась освободиться.
— Так хочется тепла! Любви… — она продолжала отдавать поцелуи, все сильнее прижимая меня к себе. — Нежности…
Через полчаса я вернулась в нашу комнату. Зулька, похоже, спала, отвернувшись к стене. Я тихо легла рядом.
Анька уехала днем. До двери ее провожала Зулька, и они приветливо распрощались друг с другом. Я оставалась в комнате. Войдя, Зулька легла на кровать и замолчала непривычно.
— Зуль… ты чего?.. не в настроении? — Осторожно спросила я.
— Нет, все нормально, — она не смотрела на меня. Зависла тишина. Я поняла, что не смогу не сказать.
Иначе я начну фальшивить, оставаясь с ней дальше.
— Зуля… — я села рядом с ней на кровать.
— Что?
— Мне надо тебе что-то сказать.
— Говори.
Я неуверенно замолчала.
— Говори, — она повернула ко мне лицо и посмотрела… так смотрят только любящие и все прощающие.
Мне стало стыдно. Я сказала:
— Зуля… У меня был интим с Анькой, — и замолчала. Зулька продолжала спокойно смотреть на меня, лежа на спине. — Сейчас вот… утром, когда ты спала.
— Я знаю.
— Что?
— Я не спала.
— Ты… знаешь?!
— Да.
— Зулька…
Я увидела, как ее глаза повлажнели.
— Зулька! Прости…
— Не надо просить прощения, — ее лицо стало искажаться.
— Зулька…
— Я не могу без тебя! — Вдруг вырвалось у нее, — Ирка! Я не смогу без тебя!
Я испугалась. Это была истерика. Она металась по подушке, в отчаянии повторяя только одну фразу:
— Я не смогу без тебя!!
— Зуля, Зулька, не надо… успокойся, прошу, — я целовала ее мокрое от слез лицо. — Прости меня! Зуля… Зуля… я с тобой! Я только с тобой…
Она все же успокоилась и затихла в моих объятиях. Мы лежали долго, молча, разбитые взрывом эмоций.
Наконец она осторожно высвободилась и поднялась с измятой постели.
— Я пойду погуляю.
— Куда? Я с тобой, — я тоже поднялась.
— Нет, не надо. Я хочу одна.
— Зуля!
— Ты не волнуйся. Я просто хочу пройтись одна.
— Ну, хорошо… Ты надолго?
— Нет, полчаса…
— Хорошо… Я буду ждать тебя. Слышишь?
— Да, — она устало улыбнулась, постояла, потом подошла и поцеловала в губы. И вышла.
Я осталась одна. Н-нда… Страсти… Блинкомпот!
Я докуривала очередную сигарету, нервничая в ожидании ее, когда раздался дверной звонок. Слава богу! Вернулась…
Я открыла дверь. Она стояла на коленях с белой хризантемой в руке.
— Зулька!..
— Прости меня.
Наверное, я, действительно, устала от нее. Ведь мы почти не расставались. И мне захотелось сбежать. И сильно захотелось увидеть Чудо. Вечером я сказала Зульке, что поеду сегодня ночевать домой. Мы должны отдохнуть друг от друга. Она согласилась.
А я, почувствовав за спиной прозрачные крылышки свободы, предвкушала ночь в Сети.
За окнами грозился начаться дождь, но меня это не смутило. А для Зульки это был повод попытаться удержать меня:
— Может, не поедешь домой? И поздно уже…
— Ерунда! Поеду.
В этот момент по окну полоснула молния, затем нехило бабахнуло разрядом и послышался шум дождя. Скорее даже ливня.
— Ириш…
— У меня зонтик! — Отмахнулась я и, выпорхнув на этих самых стрекозьих крылышках из подъезда, с ходу угодила в огромную лужу.
Ливень был нешуточный. Двор потонул в темной воде, и я поняла, что мои попытки найти брод не увенчаются успехом никогда!
Я вспрыгнула на бетонную площадку перед одним из подъездов дома напротив и раскурила мокрую сигарету, соображая, что делать. Ноги были уже безнадежно промочены. С небес обрушивались такие беспощадные потоки воды, что я почувствовала себя очень неуютно. Я могу, конечно, упрямо добраться до инет-клуба. Но как я там проведу ночь, вымокшая до костей? Не вставляет…
Я закурила еще одну сигарету. Ну, что делать-то? Блин! Обидно-то как. Однако, холодно что-то… Я глянула в направлении окон. В нашей комнате горел теплый свет. А-а-а! Фиг с этим нетом! Я отбросила окурок и, ринувшись прямо в темную воду, выбрала курс на возвращение.
Подходили к концу дни Зулькиного пребывания в Кырске. Но она не хотела уезжать.
— Зулька, все равно ведь придется…
— А я остаюсь здесь!
— И что ты будешь делать?
— Найду работу!.. Ирка, я хочу быть с тобой…
— Как ты себе это все представляешь??
— Обыкновенно. Выходи за меня замуж?..
— Что-о-о??
Мне казалось это глупостями, и я начинала злиться.
Инга собралась на неделю уехать за дочерью и предложила пожить у нее это время. И я согласилась, что Зулька задержится. Но отгулы продлять я не собиралась.
В первый же день на службе меня безжалостно завалили работой. Зулька, по нашему договору, должна была ждать меня дома и не появляться в конторе. Но она не сдержала обещания и появилась, да еще и не одна. С Анькой.
Споткнувшись о мой неласковый взгляд, Зулька поспешила успокоить:
— Ириш, мы сейчас уйдем! Я тебе только обед принесла… — она поставила тарелку.
Я подняла полотенце, — там лежала целая гора полюбившихся мне сладких оладий.
— Испекла?
— Ага! — Ее физиономия сияла.
— Спасибо… Анька, попробуй, очень вкусно!
— Не хочу. Спасибо. — Она полулежала отрешенно в кресле, разбросав ноги.
— Напрасно, — я запихала одну оладью в рот. — А как вы… вместе?
— Да Анька не знала, что Инга уехала! Открываю дверь — она. — Зулька продолжала дружелюбно улыбаться.
— Понятно. Ладно, мне работать надо.
— Мы уходим! А когда ты закончишь работу?
— Не знаю. В пять, может.
Мы вернемся в пять?
— Ладно. Гуляйте!
Они вернулись после пяти веселые и явно сдружившиеся. А я все еще не могла закончить работу и злилась от этого.
В конторе оставался еще только Тошка, тайно гнавший очередную халтуру. Бездельницы вольготно расположились у меня в комнате, зафлажив меня своими прицельными взглядами.
— Я должна закончить, придется ждать, — кинула я им, не понимая, как же я буду потом с ними… обеими.
— Хорошо, Ириш, мы не мешаем, — поспешила ответить Зулька и полезла смотреть что-то на книжных стеллажах.
Анька, оседлав стул верхом, продолжала держать меня под прицелом, усмехаясь чему-то. Я вернулась к вредному разрезу на ватмане. В комнате зависла тишина.
— Чем занимались-то? — Попыталась я порушить напряжение.
— Ходили домой, я Аньку оладьями накормила, — обрадованно подхватила разговор Зулька.
— Понятно, — кинула я, не отрываясь от чертежа.
— Мы тут решили вопрос тебе один задать, — вдруг сбила житейскую тему Анька.
— Какой еще вопрос? — Я на мгновение оторвалась от разреза, уловив подозрительную интонацию в Анькиной реплике.
— Анюта, может, не сейчас?.. — Встревоженно прозвучала Зулька.
— А я хочу сейчас услышать! — Капризно ответила Анька, не сводя с меня взгляда.
— Что услышать? — Я положила карандаш. — Вы о чем??
Анька подняла подбородок с кистей рук и выпрямилась на стуле.
— Эту ситуацию создала ты. Поэтому тебе и решать.
— Что решать?
— Мы хотим, чтобы ты прямо сказала нам обеим, кого ты из нас выбираешь!
— Что?!
Зулька села, явно растерявшись. У Аньки чуть смешался взгляд, но она не унималась:
— Или ты хочешь завести гарем?.. нет, но дело в том, что мы не согласны. Нам, понимаешь ли, хочется быть единственными.
Хорошо, что в руках у меня ничего не было, даже карандаша…
— Долго думали?!
— Ну, мне кажется, это на поверхности лежит…
— Та-а-ак!! Вы что же? В угол меня загоняете?? Вы решили!.. Я должна! Сделать выбор!!! — Бешенство мое выскочило за предельную отметку. — По каким параметрам?! Может, мне сейчас кастинг провести?!! Конкурс красоты?! А ну-ка, девушки??! Вы соображаете, что вы говорите???
Тут растерялась и Анька. Зулька сидела сжавшись на стуле.
— Хотите выбора?! Так я выберу! Остаться без вашего общества!!! Без вас обеих! Не понятно, что мне так проще?! Мне так лучше!!! Не понятно?!!
— Понятно, — вдруг тихо сказала Анька и, резко поднявшись, вышла из комнаты.
— Замечательно! Очень хорошо, когда есть понимание! — Проорала я ей вслед.
Зулька молчала, не двигаясь. Я посмотрела на нее. У нее было такое выражение лица, что меня моментально остудило. Я увидела, как ей больно. Аньке наверняка тоже…
— Зуль, извини, — я поднялась, — Что-то нервы ни к черту…
Она молчала.
— Извини, — и я кинулась вслед Аньке, соображая, насколько далеко она могла уже умотать.
Но сразу же наткнулась на нее. Она никуда не уходила. Сидела в старом разваленном кресле в коридоре, рассматривая пол у себя под ногами. Я медленно подошла к ней, и она подняла глаза. В них было несмелое ожидание.
— Ладно, Ань… Нервы чтот… Ну, ты сама понимаешь… работа тут срочная, да вы еще… со своим выбором. Прости.
Она молчала.
— Ань…
— У всех нервы. Зачем только кричать?
— Ну, устала я, Анька. Не понимаешь? Меня тоже эта ситуация…
— Ты эту ситуацию сама себе устроила.
— Да, сама-сама! Ань… что делать? — Я опустилась перед креслом и протянула руки, коснувшись ее. — Глупо все как!
— Глупо? — Она положила свои руки на мои. — А мне вот больно.
Блин! Да что же это такое? Почему каждый слышит только себя?? И я вдруг поняла, что хочу остаться с Зулькой. Сейчас хочу. Я посмотрела на Аньку:
— Ань, давай ты сейчас поедешь домой? Просто мы ничего сейчас не придумаем. А оставаться втроем нам не стоит.
Я обняла ее.
— Хорошо?
Тут краем глаза я увидела, как из комнаты вы шла Зулька. Увидев нас, она не останавливаясь про шла мимо и вышла во внутренний дворик конторы. Анька крепче прижала меня к себе.
— Ладно, Ань, езжай домой. Она не двигалась.
— Аня…
Она оторвалась нехотя, но послушно. А я так хо тела, чтобы она скорее ушла, оставив меня с Зулькой, что даже не было места для жалости.
— Все будет хорошо. Уедет Зулька, и мы поговорим. Обо всем поговорим, да?
Она молча взяла рюкзачок, потом, повернувшись, быстро впилась поцелуем в мои губы и, махнув рукой, пошла к выходу.
— Пока! — Тихо крикнула я ей вслед.
— Не скучайте, — не оборачиваясь, кинула она и ушла.
Я выскочила во двор. И не увидела Зульки.
— Зуля! — Начиная беспокоиться, я оббежала небольшой дворик и заглянула за стоящий во дворе гараж. Она была там. И плакала, прислонившись к его металлической стенке. Я подошла и обняла ее, наслаждаясь близостью наших тел.
— Идем домой!
Несколько следующих дней мы провели одни с Зулькой. Аньке я не звонила.
Днем мы почти не вставали с постели, а теплы ми ночами гуляли по уставшему от дневной жары городу, валялись на лавках, глядя в небо и уходя в космос; я слушала Зулькины песни, а она мой философский бред.
Нас было двое.
Следующая неделя Зулькиного пребывания в Кырске уходила в небытие. Зулька взяла обратный билет.
Мы жадно любили друг друга в последнюю нашу ночь, как вдруг неожиданно раздался звонок в дверь.
Сначала я решила, что мне показалось. Но Зулька тоже услышала его.
— Ирка, звонок!
— Что за ерунда? Если это Инга, у нее есть ключи… Сколько времени?
— Три почти.
— Будем открывать?
— Наверное. Я открою, — и она, не спеша натянув на себя майку, вышла из комнаты.
Я ждала, недоумевая. Вошла Зулька.
— Это Анька.
— Кто?
— Анька пришла.
— О, господи! Откуда она?
— Не знаю. Мокрая вся… и пьяная, по-моему.
— Блин! — Я поднялась и, быстро нацепив на себя что-то, вышла.
Анька в прихожей неуклюже сдирала с себя кроссовки, теряя время от времени равновесие. Я остановилась, рассматривая этот процесс.
— Привет! — Увидев меня, с нетрезвым энтузиазмом промычала она.
— Здрасти! И откуда ты такая?
— А мы в Енисее купались! — Скинув, наконец, кроссовки, она неуверенно выпрямилась, и я заметила, что ее джинсы темные от воды.
Вышла Зулька, молча наблюдая.
— Сдурела? — Я начала злиться. — Что за глупости?! У тебя крышу сорвало??
— Ага! — Она протопала мимо меня, поворачивая на кухню. — Почему бы и нам глупости не поделать? — И она скрылась на кухне.
Я взглянула на Зульку и пошла за ней.
Анька сидела на корточках у мусорного ведра под раковиной, прислонившись к стене и уронив голову на руки..
— Что случилось?
— Ничего! — Пьяно ответила она. — Все замечательно!
— Почему ты не дома? Где ты была?
— Гуляла! Целовалась!
— С кем?
— С девушкой!
— Я потрясена. Так, ладно, давай в горячий душ и спать, — я подошла к Аньке и взяла ее за руку.
Она вырвалась.
— Не хочу! Я здесь буду. Здесь так хорошо… — и она снова уронила голову на руки.
— Всю ночь собираешься так провести?
— Ага! Мне так нравится. Вот посижу — посплю — никому не мешаю…
— Анька, перестань! Тебе нужно согреться и снять джинсы. Простыть хочешь?
— Хочу! И умереть!
— Дура! — Я снова попыталась поднять ее, но Анька яростно вырывалась:
— Оставь меня!. , я здесь…
Вмешалась Зулька:
— Ириш, не трогай ее.
— Зулька! Ты посмотри, эта балда купалась в Енисее! Заболеет заплево!
— Разберемся. Ты иди в комнату.
Я нерешительно посмотрела на Зульку.
— Иди, мы сами тут.
Я нервно дернула плечами и ушла. Войдя в комнату, я рухнула на постель, злясь на Аньку, испортившую нам последнюю ночь.
Дверь распахнулась и появилась Зулька с Анькой на руках. Анька послушно качалась в Зулькиных объятиях и не вырывалась.
— У-у-у! Полетели! — Стебалась она.
Зулька опустила ее в кресло и принялась сооружать на полу постель. Рядом с нашим диваном.
Я фыркнула и отвернулась, не желая больше наблюдать этот фарс.
Я слышала, как Зулька укладывает Аньку, подающую пьяные реплики, выключает свет, потом она перелезла через меня и легла у стены. В темноте я видела светлое пятно ее лица. Она тихо поцеловала меня.
— Все хорошо, Ириш. Спи… И я действительно уснула.
Разбудило меня что-то, не сразу мной осознанное. Я открыла глаза. В комнате было уже светло.
Анька сидела на своем матрасе, на полу. Увидев, что я проснулась, она потянулась ко мне и поцеловала в обнаженное колено. И я поняла, что разбудил меня поцелуй.
Я резко спрятала ноги под простыню. Зулька, похоже, спала. Анька вновь потянулась ко мне.
— Прекрати! — Прошептала я.
Анька взглянула на меня и, резко упав на мат рас, отвернулась и замерла. Я тоже отвернулась, прижавшись к Зулькиной спине. И уснула.
Проснулась я одна в комнате. На кухне слышались голоса, Зулька, видимо, кормила Аньку завтраком. Я не стала выходить и продолжала лежать. Вскоре голоса переместились в коридор, потом стихли.
В комнату вошла Зулька. Увидев, что я не сплю, она улыбнулась ласково и, подойдя, села рядом на постель.
Где Анька? — Спросила я.
— Она ушла.
— Слава богу!.. Как она разозлила меня этой выходкой!.. Зулька… если говорить о выборе, то я его сделала. Я тебя выбрала.
Зулька перестала улыбаться.
— Зуля?..
— Выходи за меня замуж! Я рассмеялась:
— Сначала помолвка!
Теперь мне было не отвертеться. Но я согласилась на это мероприятие из чистого любопытства.
Зулька же была очень серьезна и даже, я бы сказала, торжественна.
Мы купили кольца, и акт нашего полюбовного договора состоялся. В часовне Зулька поставила две свечи перед иконой и, взяв меня за руку, стояла, глядя на Богородицу, о чем-то явно разговаривая с нею. Я чувствовала себя праздным туристом. Потом мы ушли от людей и целовались. Не обращая внимания на мои протесты, Зулька подняла меня на руки и несла по аллее, пока не показались прохожие.
Она была счастлива. Вечером она уезжала.
Поезд отходил в одиннадцатом часу. Было уже темно, и мы смело стояли на людном перроне, не выпуская друг друга из объятий. Я боялась, что мне придется успокаивать Зульку, но она даже не плакала. Она тихо шептала мне наставления беречь себя, говорила, что все будет хорошо! И, что все — будет! — у нас.
Объявили окончание посадки.
— Зулька… тебе пора.
Она сильно прижала меня к себе:
— Я люблю тебя! — И запрыгнула на подножку. Проводница закрыла двери, и поезд медленно двинулся.
Зулька прижалась лицом к стеклу, пытаясь разглядеть меня на темном перроне, и вдруг разрыдалась.
Поезд набирал ход. Я двинулась за ним, мне за хотелось броситься к Зульке и снова обнять ее, но ее искаженное плачем лицо и руки, прижатые к стеклу, безжалостно уносило прочь.
Неожиданно пошел дождь и смешался на лице с моими слезами.
Я не догнала поезд, он скрылся за поворотом. На перроне уже никого не было. Я постояла и, закурив сигарету, медленно двинулась, чувствуя, как мне больно уходить в обратную от движения поезда сторону. Я не понимала, куда мне идти… Город был чужим.
Полночи я провела в Сети, а потом, почувствовав сильную усталость, пошла к Инге, думая поспать немного.
Я открыла дверь и вошла в квартиру, где еще несколько часов назад мы жили с Зулькой… Вернувшаяся с дочерью Инга спала. Я прошла в другую комнату и, не раздеваясь, упала на диван. И промучилась до утра, так и не уснув. Спать без Зульки я не могла.
Только рассвело, я, чувствуя себя разбитой, по кинула Ингину квартиру, оставив ключи на тумбочке.
Ощущение покинутости и бездомности было невыносимо. Я поехала в Светлый.
Анька была одна.
— Анька, мне паршиво… Что я наделала?.. Она так рыдала…
Анька слушала меня и молчала. А потом осторожно принялась ласкать меня, но мне было больно от ее прикосновений. Я вспоминала Зулькины руки и не хотела Анькиных…
А потом я трахала ее и плакала…
Первого сентября мы закрывали с Тошкой клубный сезон. С нами были еще Тошкин друг Виталя и какая-то девица, имя которой пролетало мимо моего сознания всю ночь.
Я отчаянно надиралась водкой, курсируя от бара до танцпола и обратно, но никак не могла утонуть в алкогольном трансе, только обжигала вены, все сильнее безумствуя в танцах.
К концу ночи я заказала «Адреналин».
Я танцевала, и какими-то волнами от моего танца разбрасывало прочь других танцующих, и я оказалась одна, словно в ведьмином круге.
На последних аккордах я разревелась, закрыв лицо руками, и услышала аплодисменты.
Идиоты!
Под утро нам вежливо объявили, что клуб закрывается. Мазохистски желая быть одной и скоро-рассеянно распрощавшись с Тошкой и его компанией, я шла по медленно просыпающемуся городу, а в виски стучало: «Адреналин… адреналин… бьет по глазам… бьет по глазам… бьет… «
О, господи! Что я натворила…
Как только Зулька вернулась в Уфу, на меня обрушился шквал ее телефонных звонков. Зулька ждала моего ответного визита. Я горячо обещала приехать, но просила подождать хотя бы месяц, чтобы привести в порядок свои финансы. Правда, именно это мне еще ни разу не удавалось. И я звонила в Киев. А по вечерам неслась в чат, чтобы встретить Ее… И, встречая Зульку бессовестно тормозила с ней, потому, что не могла оторваться от Чуды.
Я приходила на службу уже к полудню и, помаявшись, набирала Чудин номер.
— Алло, — слышала я сонный голос.
— Доброе утро, — пыталась я нежно улыбаться в трубку. — Разбудила? Извини…
— О, господи! Ты бы еще раньше позвонила! Мы спим еще!
— Ну, извини. Я перезвоню!
Я выкуривала серию сигарет и снова кидалась к трубе.
— Привет! Проснулись?..
— Проснулись.
— Как настроение? — Ласково шелестела я в трубку и слышала в ответ капризно-недовольный голос:
— Хорошее настроение! Если б еще не будили в такую рань.
— Да, промахнулась я что-то со временем. А хочешь песню послушать?..
— Какую еще песню??
— Ну, просто песню, — и я, не дождавшись ответа, нажимала «плэй» на магнитофоне, прижимая трубку к динамику. На том конце трубы ошарашенно молчали, но слушали.
— Понравилось?
— Понравилось. Ну все, мне на работу собираться надо! Пока! — И она первая вешала трубку.
А потом звонила Зулька и стонала от тоски по мне. Что стало уже слегка доставать…
Однажды случился забавный эпизод с этими звонками.
Я зарядила утром Чуде песню «Снайперов» «Дым». Она вежливо выслушала, а потом даже отозвалась парой фраз. Через несколько часов позвонила Зулька и, исчерпав весь запас нежных слов, вдруг запела. Куплет из «Дыма». Тот самый. А вечером, в чате, я рассказала об этом Чуде, и она вдруг ответила, что год назад пела те же самые слова Нике… Хех.
Так прошел месяц, и ни в какую Уфу я так и не поехала. Да, честно говоря, и не собиралась…
С площадей, припорошенных желтой листвой, уже исчезли летние кафе, и город стал прозрачным. Было еще тепло, но солнце остывало вместе со мной…
Зулька грозилась приехать сама, а ее стенания раздражали уже конкретно, иногда я срывалась и обвиняла ее в беспардонном эгоизме. И все чаще стала проводить вечера в пивных посиделках с Ингой.
Она приходила с пивом ко мне на службу, и мы никуда не шли, одурманиваясь никотином и объедаясь философским трепом до тошноты.
— Тебя любят, — утверждала Инга.
— Какая такая любовь? Все только «Дай! Дай! Дай! «. А отдавать никто не хочет… Я же не бочка бездонная!
— Э-э-эх! Вот так всегда — нас любят те, кого не любим мы, а мы любим тех, кому мы не нужны.
— Ну, не знаю… Не в этом дело… Просто не умеем мы любить, вот и все!
— А что такое любовь?
— Хм… любовь — это свет, — выдавала я, упиваясь нетрезвой мудростью, — Ну просто светишь, потому что наполнен любовью, светишь всем, понимаш?? И ничего взамен не только не требуешь. Но и не просишь… даже!
— Это, наверное, не та любовь.
— Что значит, «не та»? — Я почувствовала легкое раздражение от Ингиного упрямого нежелания принять как аксиому мои мудрые выкладки. — Любовь, она одна! Все другое — не любовь!
— А что же? — Инга никогда не выходила из своего ровного состояния полутранса. И голос не повысит, и не жестикулирует отчаянно, как я. Как корова после дойки.
— Блииин!!! Да все, что угодно! Все, что угодно, только — не любовь!! Любовь с большой буквы, на стоящая! Не привязки, не зависимость, не само утверждение! Блинкомпот!
— Это какая-то неземная любовь.
— Это — ЛЮБОВЬ! А все остальное — дерьмо! — Я вытряхнула последнюю сигарету из пачки. — Блин! Надо за сигаретами идти.
— Я могу сходить.
— Сходи, солнце! А пива еще хочешь?
— Ну, можно…
— Давай еще по одной! Хорошо сидим. Она быстро вернулась.
— Инга, ты извини, я свинья такая, гоняю тебя.
— Да ну ладно, чего там.
— Не по-онял! В смысле — «ну, ладно, что свинья»?
Инга засмеялась, выгружая пиво:
— Да нет!
— Хех, ладно, — я открыла бутылки. — А ты думаешь, меня Брызга любит?
— Конечно, любит!
— А Зулька?
— И Зулька любит.
— А ты?
Она смущенно хмыкнула, усаживаясь на стуле с новой сигаретой в руке:
— И я люблю!
— Да ну-у-у? — Я соорудила в своем взгляде игривый интерес.
— Да я всех люблю! — Поспешила уточнить Инга.
— Ой! Это как же? Святой вселенской любовью? — рассмеялась я.
— Да.
— Окей. Приехали. — Я откинулась на спинку кресла и заскучала.
— А вот ты сама умеешь любить? Так, как ты говоришь? Про свет.
— А ч-ч-черт его знает!.. — Я пожала плечами. — Вот скажи, если они меня любят, как ты утверждаешь, значит… что-то их тянет? Что-то я даю, значит?
— Даешь, наверное.
— Вот! — Я снова откинулась на спинку кресла. — Дурацкая ситуация… Ну, почему я должна выбирать? Не хочу я от Брызги отказываться и от Зульки не хочу… Они разные… и обе мне нравятся… я бы дружила с ними… ну, и трахалась иногда… почему нет?! Ну, скажи, разве, это ненормально?
— О-о-ох! — Инга хлебнула пива. — Не знаю… Жалко мне вас всех.
— Драсти! А чего жалко-то?
Инга поставила бутылку на стол:
— Я тут недавно Лермонтова перечитала, — Инга была весьма читающей девушкой, недаром в библиотеке работала, — про Печорина…
— И чего?
— Ну, вот он тоже… Увлекал женщин, гад такой!
— Инга засмеялась. — А не мог… любить он не мог! Сам мучился и их, бедных, мучил.
— Хм… — Я зажгла новую сигарету. — А, пожалуй, поспорю я с вами, барышня.
— Да? Ну, поспорь, — Инга тоже потянулась к пачке за сигаретой.
— Я многозначительно выпустила дым в потолок:
— Как раз Печорин-то любить умел.
— Печорин умел?? Да он импотент душевный! Кстати, я подозреваю, что и физический тоже, — Инга залила слабый эмоциональный всплеск оче редной порцией пива.
— Дэвушка! Уверяю вас! Печорин любить умел, а любви ответной не находил.
— Да ты что говоришь?
— Истину говорю вам! — Я засмеялась и сгруппировалась в кресле поудобнее, намереваясь задавить Ингу своей версией о любовных возможностях «Героя нашего времени». — Вот как раз он и не получал ответа… ни от кого — ни от Бэлы, ни от княжны, ни от зануды Максим Максимыча, ни даже от Веры. Ну, ты вспомни! Они же все… им всем надо было… им было важно только его к ним отношение! А сами! Что они сами? Кто он для них? Какой он? Они этого не понимали, но самое главное! — и не пытались понять!!! Даже Вера, я думаю… Не того она видела в нем, кто он был на самом деле… — Я опять ринулась за сигаретой, и пальцы мои дрожали от возбуждения. — Вот и меня… не видят… Понимаешь?? Фантом я… виртуальный! Придумали себе девушки меня и любовь ко мне, такой и упиваются! А мне обидно!! Понимаешь? Да послать бы их всех!!! — Я выпустила с очередной партией дыма струю гнева в потолок и замолчала. Надоело мне что-то. Базар этот надоел.
Инга молча курила, не отражая моего эмоционального шторма. Я затушила сигарету и потянулась за пивом:
— Ох, девушки! Сложно с вами… Нежные вы такие — вам надо, чтобы вас любили! С мужиками легче. С настоящими мужиками, конечно.
— А настоящие мужики — это какие? — Отозвалась, наконец, Инга.
— Ну… «я героев не встречала… в этой жизни», — я сползала с кресла. — На горшок хочу, счас приду.
— Угу! Я тоже потом…
— Слуш, может, еще сгоняем за пивом? — Вернувшись, предложила я.
— Давай! — Инга была уже порядком под хмелем и, видать, совсем отпустила тормоза.
— А-а-атлично! Помирать, так пьяными!
И мы продолжили наше плавание по философским волнам с сильным ароматом пива.
«И, может быть, я завтра умру! и не останется на земле ни одного существа, которое бы поняло меня совершенно. Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле… Одни скажут: он был добрый малый, другие — мерзавец. И то и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить? а все живешь — из любопытства: ожидаешь чего-то нового… Смешно и досадно!»
Одурев от дыма, пива и трепа, я захотела почему-то позвонить Брызге.
— Алле! Анька, привет, — нетрезво промычала я в трубку.
— Даров! Ты откуда?
— Из Кырска, откуда еще.
— Ты че, еще на службе??
— Ну да. А что?
— Пьешь?
— Ну, пива немного. Разговариваем мы.
— Кто это мы?
— Я и Инга.
— Как интересно.
— А что?
— О чем можно разговаривать столько времени?
— Да о чем угодно. За жисть. А сколько счас, кcта?
— Ты чего, и времени не наблюдаете? Без пятнадцати одиннадцать, вашет, девушки.
— Сколько?
— Без пятнадцати! Одиннадцать!
— Ни фига себе… — Я бросила взгляд на Ингу. — Однако! Посидели мы…
— Не, а че вы там делали все это время?
— Да разговаривали, говорю же! Ладно, Анька, все, пока, а то Инга счас в шоке будет, у нее же ребенок дома один.
— Не, ну, нормально.
— Ты когда в Кырск приедешь?
— А надо?
— Да, я соскучилась уже.
— Можно подумать.
— Анька, ну перестань! Приедешь?
— А как же Зуля? Че, не звонит?
— Так, Анька, не хочешь увидеться?
— Вот кричать не надо.
— Извини, не кричу… Приедешь?
— Ну, приеду… наверное.
— Во сколько? В пять будешь?
— Буду…
— Ну, все, — я улыбнулась, — тогда до встречи! Ага?
— Ага…
— Целую! Мы помчались! — Я положила трубку и взглянула снова на Ингу, — На часы хочешь посмотреть?
Инга была в ужасе от мысли, что ее ребенок один дома, и мы вылетели из конторы, оставив за собой батарею пустых бутылок и живописные натюрморты из многочисленных импровизированных пепельниц.
Я сидела в Сети, когда в зале инет-кафика появилась Брызга. И на моем лице выразилась скорее досада, чем радость от встречи, — мне не хотелось расставаться с Чудой. Мне пришлось все-таки выползать в реал, но настроения отвечать на вопросительно-робкие Брызгины ласки не было. Брызга надулась, и мы молча ползли по набережной, каждый в своей ракушке.
Брызга отбежала к киоску, выбрала там мороженое и, вернувшись ко мне, скучно ее ожидающей, вдруг спросила:
— Ты никогда не задумывалась, как сексуальный опыт отбирает у тебя детство?
— Что? — Очнулась я. — Ты о чем?
— Да так…
Брызга скоро уехала, а я, против обычного, не стала дожидаться отправления автобуса и, зарулив в инет-кафе, снова погрузилась в виртуал.
На следующий день отчего-то снова прозвонилась моя одноклассница Танька. И я охотно отозвалась на ее прозрачные намеки увидеться вечером, потому как Инга сегодня собиралась отбывать повинность перед своим дитем и пиво со мной отменила.
Танька похвально пришла со своим. Две бутылки для начала. Надо сказать, это меня несколько удивило, так как Танька по каким-то своим принципам меня никогда не баловала.
За окнами нудил осенний дождь, и мы остались вечерять у меня в конторе. Основательно устроившись в кресле, Танька начала с бурных жалоб на жизнь, обид на свое начальство и непорядочность многочисленных малознакомых и совсем незнакомых мне персонажей. Я без напряга отражала всю эту ненужную инфу, и она улетала куда-то под потолок вместе с сигаретным дымом. Танька, выговорив наконец всю эту хрень и чуть расслабив нервные мышцы пивом, переходила к другой своей извечной теме — о неутолимой жажде полета. Танька когда-то мечтала быть актрисой, но эта стерва-жисть не дала ей реализовать ее розовую мечту. Эту тему надо было разбавить новой партией пива, и Таньке пришлось сбегать.
Мы продолжили, и тут я уже зазвучала Таньке в унисон. У меня тоже были поводы повыть от тоски. Я принялась жаловаться на заморочки мои в отношениях. Личных. Танька живо откликнулась, и у нее в глазах загорелся знакомый мне уголек любопытства. Забыв о собственных проблемах, она безжалостно накрыла меня артиллерийским огнем бестактных вопросов о последних моих лав-стори, жадно выслушивала и резко комментировала, мешая в своих репликах обвинения меня в чудовищ ном эгоизме с жалостью ко мне же.
— Это распущенность! Блудливость, неразборчивость в связях!.. Поддаться минутному чувству! Себя растрачивать!..
Ее реакция меня только забавляла, и я, лишь для виду, лениво отбивала ее атаки. Пошла очередная пара пива.
— Чудовище! Тебя надо в клетку посадить! Изолировать тебя и лечить! Ты всех заражаешь!
— Чем?
— У кого — что… Ты никого не оставляешь после себя счастливым!
— Знаешь, Танька, а я благодарю Бога за то, что в моей жизни были все эти люди! Они все… они меня все же любили… как умели! Как умели они…
— Да, есть еще слабые люди! — Зло парировала Танька, сверкая на меня глазами. — Слабые и… несчастные! Не они должны тебя на руках носить, а ты!
— Я счас скажу тебе умную вещь… — снисходительно пыталась я сбить ее гневный настрой.
— Ну, скажи! Первый раз! — Не унималась она и не давала мне продолжать. — Не имеешь ты права так вести себя!..
Я бросила попытки установить волнорезы от штормящей Таньки и ушла в общение с сигаретой, из никотинового тумана посылая Таньке слабые реплики:
— Мы пьяные…
— Нет! Я с каждой бутылки трезвею!.. — И она опасно жонглировала ею перед моим лицом.
— Сорь, не расслышала… — следила я за траекторией бутылки.
— Что?
— Ну, ты что-то еще сказала… — вяло отзывалась я.
— Они — дуры! Вот, что я сказала!
— А-а-а…
— И я тоже!.. — Танька вдруг резко замолчала, а я все же умудрилась уловить какую-то новую интонацию в ее последней фразе.
— Ты про что? Ты-то почему — дура?
— Потому! — Танька отвернулась и схватилась за бутылку. — Потому что — тоже!..
— Что — тоже?.. Тоже? Что хочешь сказать?.. Ты?.. И ты??
— Да!
Теперь онемела я. Ненадолго.
— Танька, не может быть.
— Может!
— Я — тебе? нравлюсь?
Танька нервно вздохнула:
— Было.
— Было? А сейчас?
— Не будем про сейчас!.. — Она помолчала, от вернувшись. — Ужасно! Зачем ты себя так растрачиваешь?!
Я затянулась, с новым интересом разглядывая Таньку:
— А когда это? Ну, скажи! Еще в школе?..
И Танька вывалила всю эту ошеломляющую ин формацию. Седьмой класс. И как однажды летом мы сидели и смотрели, как мальчишки лупятся в волейбол, а я обнимаю Таньку, спасаясь от вечернего холодка, и она замирает… И как она потом ждет… ждет, что что-то будет… А я…
— Танька!.. Ты почему молчала? Почему не сказала тогда?
— Я не говорю никогда! И сейчас зря сказала… и потом, я думала, ты видишь…
— Ни фига! Я ничего не видела! Блин… Не, так не бывает! Танька, не верю я! Танька?
— Не смотри на меня!
— Танька… Она закурила.
— Слуш, Танька, почему алкоголь нас расслабляет и вытаскивает из нас…
Она вдруг снова зажглась:
— Я могла и на трезвую голову тебе сказать! Почему ты меня оскорбляешь?!
— Танька… извини?
— Твоя эта фраза вечная — «Извини»! Через труп переступишь — «извини»!..
Я тихо вернулась к сигаретам.
Танька тоже затихла, а потом вдруг сказала:
— Выхода нет. Не вижу я выхода!
Я промолчала, усмехнувшись про себя и не уточняя, о чем она.
Наши отношения с Брызгой, все реже и реже взрываясь былыми эмоциями, постепенно затухали. Я трусливо стала игнорировать Таньку и настойчиво возвращала гарантированные от неожиданностей пивные рандеву с Ингой.
Но одним из последних октябрьских вечеров, под хорошее пивное сопровождение, я соблазнила ее.
Я сидела, нет, почти лежала в кресле. Инга подошла, чтобы затушить сигарету, и я провела рукой по ее бедрам. Инга, безжалостно расправившись с окурком, осталась стоять.
То, что произошло потом, меня сильно изумило, потому что она трахала меня с такой жадностью, словно хотела этого давно. При этом ее нисколько не обижало мое равнодушие к ее сексуальному удовлетворению, она получала его, отражая мои оргазмы. В близости она вдруг оказалась более разговорчивой и эмоциональной и ласкала меня не только руками, но и потоком нежных слов. Что смешило, вообще-то.
Признаться, я думала, что одного этого «падения» Инги для меня будет достаточно и продолжения не последует. Но каждые последующие наши встречи после пива как бы само собой перетекали в интим.
После первого «раза» мы договорились, что Брызга никогда не узнает о новой составляющей наших отношений, — Брызга, теряя меня, все сильнее тянулась к Инге, общением с ней защищая себя от неприветливого мира.
Сама Инга как будто очнулась после спячки, что было забавно наблюдать.
Зулька продолжала мне звонить, отчаиваясь и снова надеясь на новую встречу со мной в реале. Я приходила к ней во снах. А мне снилась Чуда…
Она была там то мучительно близко, то ускользала от меня. Я болталась поздними вечерами в Сети, бросалась звонить, когда вдруг снова получала резкий отлуп, хотела, мечтала и теряла голову…
А Чуда вдруг неожиданно стала протежировать мне Зульку.
— Ехай в Уфу! — Мягко-настойчиво отвечала она мне на мои занудные стенания о любви к ней.
— Не хочу я в Уфу, — шептала я, мазохистски упиваясь своими страданиями. — Я тебя люблю.
— Не мучай тогда девочку. Отпусти ее.
— Аня…
— Что?
— Я люблю тебя…
— Надоело.
Было больно.
— Хорошо! Все! — Заводила я истерику. — Я не буду больше звонить! Я исчезну из Сети! Все!
— Пугаешь, что ли?
— Не пугаю…
— Знаешь, давай, действительно надо уже это завязывать.
— Завязывать? Тебе, конечно, это легко… у тебя есть…
— Ир, ты хоть раз подумай о других, нельзя же только за своим «хочу» вестись. У нас с тобой ничего никогда не будет. Это я тебе обещаю.
— Не обещай…
— Это — я тебе — обещаю!
«Йе!!! Не понимаю! Что это? У них? Любовь?? Не верю. Такая преданность Нике. Ерунда это! Не бывает. Просто каприз. Чуда, ты будешь моей!!!»
Мы столкнулись с Брызгой в «Порте». Был больной мокро-серый вечер начала ноября, и мы пошли в ближний ресторанчик. Поговорить.
Я была рада видеть Аньку — как-то теплее стало в ее присутствии в этот унылый вечер. В космосе большого скучно-пустого зала ресторана мы были словно маленький островок жизни.
Я взяла себе водки, а Аньке — традиционный куриный бульон. Мы осторожно были рядом, сталкиваясь время от времени какими-то фразами. И вдруг Анька спросила.
Она спросила, есть ли у нас — у нас с ней — будущее. В ответ я в очередной раз наполнила свою рюмку. Вот блин! И напряг пошел… Почему нельзя… проще, почему нельзя?
И тогда я сказала: решай сама. И выложила ей обо всем, чего она не знала. И об Инге тоже. Хочешь принимать меня такой? Я буду рада… Но не напрягай меня, плиз!
Она ответила, что ничего неожиданного обо мне не узнала. Я обрадовалась поверить этому, но почувствовала, как к концу нашего милого ужина она тихо и печально закрывается, словно цветок с приближением ночи. И я снова осталась одна. Наше расставание в этот вечер было безвкусным, как дистиллированная вода.
О том, что Брызге все известно, мне пришлось предупредить Ингу. Сначала я не услышала никакой негативной реакции. Но спустя неделю поняла, что Инга стала растворяться где-то за горизонтом моего жизненного пространства. Она отказывалась от встреч, ссылаясь на нехватку времени, но я чувствовала, что это неправда. Меня стали злить непонятки, и я настояла на встрече, чтобы выяснить происходящее.
Мы встретились в той же харчевне, где у нас был последний разговор с Брызгой. Обычное Ингино внеземное состояние в этот вечер трансформировалось в китайскую стену. От меня. Она вела себя спокойно, скупо-вежливо отвечала на мои необязательные вопросы о делах, о ребенке… И прятала взгляд.
— Инга, что-то случилось?
— Ничего не случилось. — Без паузы отпасовала она.
— Это неправда, Инга, я же вижу. Говори!
— Да что говорить ?.. — Она неумело сыграла плечами недоумение.
Блин! Ты не укаешь отсюда, пока я не выясню, что происходит!
— Ты Аньку видишь? — Тут Инга замялась. Из пачки была вызвана на помощь сигарета. Инга закурила. — У тебя возникли проблемы с Анькой? Так?
— Да.
Я откинулась на спинку стула:
— Па-а-анятно… Что она говорит? Инга вновь пожала плечами:
— Она ничего не говорит. — Нервно выдохнула дым. — Она меня избегает.
— Н-да… История… И что? Ты считаешь меня сволочью? — Инга промолчала.
— Ну скажи! Я хочу понять.
Инга убила сигарету о дно пепельницы:
— Зачем ты это сделала? Мы же договорились, что Анька ничего не узнает.
Я вздохнула:
— Понимаешь, у нас с ней был такой разговор… Я не могла не сказать. И потом… неужели ты думаешь, что об этом она так никогда бы и не узнала.
Инга наконец одарила меня своим взглядом:
— Дело в том, что тебе это простится! А мне… А я выгляжу как…
— О-о-о! Вот, в чем дело!.. Мне простится? А тебе обидно, что тебе — не простится? Да ты о чем?!
— Да. Тебя все равно любят, тебе прощали всегда, и будут прощать! А я … дерьмо теперь!
— Инга, ты прости, дорогая, но как ты себе это представляла? Мы будем трахаться за спиной Аньки!.. и ты считаешь это честным?? Значит, дерьмом ты быть не хочешь? Поступая при этом дерьмово??
— Ну, да… ты права, конечно, — Инга снова закурила. — Но зачем ты сказала??
— Да, черт возьми! Да, я сказала! Я имею право поступать, как считаю нужным! И ты имеешь право оценивать мой поступок, как ты его оценишь! Ради бога! Инга, ну ты взрослая баба! Ты сделала это, неужели ты думаешь, что вот так бы все и сходило?? Предавать Аньку и дружить с ней! Инга, опомнись! За все надо платить, ты это не знаешь?
Инга явно смешалась и ринулась за спасением к пиву.
— Я понимаю — за все надо платить… А ты сама готова платить??
Я рассмеялась:
— А я плачу. И не плачу от этого! Господи, Инга… ты меня удивляешь…
— Чем? — Ощетинилась она.
— Не знаю, безответственностью какой-то… не зрелостью! Извини.
Mы молчали. Я украдкой наблюдала за ней, с тоской чувствуя нарастающее разочарование в человеке.
— Да ладно, не переживай. Пройдет время, Анька успокоится, все забудется.
— Не знаю.
— Ну, всякое бывает. Я объясню ей.
Инга вздохнула. Мне отчего-то стало весело.
— Слушай, а мы с тобой трахаться-то еще будем?
Она испуганно взглянула на меня
— Нe-e-ет! Я не смогу… Из-за Аньки… не смогу.
— Жа-а-аль, — простебалась я.
Инга сделал паузу, расправляясь с очередным окурком:
— Не знаю. Ну пока, во всяком случае…
— Да, ка-анешно-ка-анешно, — я рассмеялась. — Ну что, будем брать счет? А то тебе, наверное, уже пора.
— Ага! — Суетливо отозвалась она и быстро допила пиво.
На перекрестке мы чмокнули друг друга в губы и кинули: «До встречи! «, хотя наверняка нам обеим эти встречи были уже не нужны…
«Я иногда себя презираю… не оттого ли я презираю и других?.. «
Позвонила Кирка. Она, видать, получила короткие «отгулы» у своей благоверной, и ее снова потянуло ко мне. Я не стала ее тормозить.
— Приезжай!
Вечером, в опустевшей конторе, под предупредительно принесенное Киркой пиво, я заливала ее «жилетку» жалостливыми слезами. Кирка молча слушала, не сводя с меня преданно-влюбленных глаз.
— Понимаш, Кир, — пьяно плакалась я. — Нету со мной такого человека! Одинокая я!
Кирка в унисон моему нытью кивала головой, громко выдувая дым следующих одна за другой сигарет.
— Устала я… Так хочется… понимания… тепла… Да я бы, Кирка, такому человеку так была бы преданна! Ты понимаешь?? Если бы нашелся… А-а-а! — Я отчаянно махнула рукой. — Никто не умеет давать! Всем только взять хочется…
— Не всем… — вдруг тихо прозвучала Кирка. Я, усмехаясь, посмотрела на нее:
— Ну да! себя имеешь в виду, ка-анешно?
— Да.
— Не смеши, а?
— Я не смешу… — Кирка опустила взгляд и вновь подняла его на меня. — Если бы ты захотела… Я бы могла быть таким человеком!
— Ой! Кир… слышали уже…
— Почему ты не веришь?
Хех… Я выстроила задумчивый взор в своих нетрезвых глазах и устремила его на Кирку.
— А как же Ядвига?
Кирка помолчала. Я с любопытством ждала.
— Я хочу быть с тобой. — Заявила она, набравшись решимости.
— Ты уверена?
— Да!
Теперь паузу установила я. Как бы размышляя. Кирка напряженно ждала. А я не верила ей… Но, почему бы не подыграть?
— Хорошо… — я провела ладонями по лицу, вытирая с себя вековечную усталость. — Давай так. Я дам тебе подумать. До завтра. Завтра ты придешь и скажешь это еще раз. Или не скажешь. Я — согласна. Я делаю ставку на тебя. Да?
Кирка кивнула. Я улыбнулась:
— Спасибо тебе.
— За что?
— Ты меня любишь? — Да.
Я снова долго-печально посмотрела на нее. Улыбнулась.
— Хорошо. — Я поднялась и, подойдя к ней, на клонилась, скромно поцеловав возле губ. Кирка рванулась поймать мои губы своими, но я уже отстранилась. — Ладно, Кир, пойдем, уже поздно. Завтра, значит, увидимся.
Кирка снова кивнула и тоже поднялась. Я молча-торжественно собралась, и мы вышли.
— До завтра?
— Да.
И пошли каждый на свою остановку. Я с любопытством ждала следующего вечера. Кирка пришла, когда у меня в комнате зависали Тошка с его другом. Мы вчетвером убили пару часов, а потом разошлись парами.
Мы топтали мокрый снег и молчали. Я поняла, что мне придется помочь.
— Ну, что ты решила?
Кирка еще протопала несколько шагов и вздохнула:
— Я не могу бросить Ядвигу.
— Понятно.
Больше не было смысла говорить. Я вытащила сигарету и закурила на ходу, словно сигаретным дымом пытаясь вытолкнуть Кирку из моего пространства. Но она не ушла:
— Может, мы будем с тобой встречаться… так?
— Зачем?
— Ну… я не могу без тебя.
— Что?? — Я рассталась с сигаретой. — Так, я не понял, ты мне что предлагаешь?
— Встречаться…
— В смысле, трахаться??
— Ага. — Она кивнула.
— Весело, однако, — это было настолько неожиданно, что удивление опередило гнев. — Интересно, а Ядвига об этом будет знать?
— Нет, нельзя… Она не переживет.
— Как мило! — Скорее всего, я должна была оби деться, но тут из недр сознания попер гнев. — Ты соображаешь, что ты говоришь? Ты понимаешь, что оскорбляешь меня?!
— Нет…
— Что — нет??
— Не оскорбляю.
Я резко остановилась. Кирка по инерции сделала пару шагов и тоже притормозила неуверенно. Она не смотрела на меня.
— Так, дорогая, ты видишь эту дорожку? — Я пафосно протянула руку, сжигая Кирку гневным взглядом.
— Вижу, а что?
— Так и топай по ней!
Кирка несмело взглянула на меня и снова спрятала глаза.
— Давай, любимая, не тормози! — И я, развернувшись, пошла в другую сторону, дрожащими пальцами пытаясь вытащить сигарету из пачки. Теперь стало обидно. До слез.
На следующий день снова позвонила Зулька. О, господи, точно — зануда! Что ей от меня надо???
— Ты не приедешь? — Голос ее был глухой, без оттенков. Как в затишье перед бурей.
— Зуля, я не могу пока.
— А ты хочешь приехать? Я приеду сама! Ирка, давай я приеду!
— Не надо… я не знаю. Зуля, ты прости… но я не уверена, что у нас с тобой может быть… продолжение. Извини.
Там зависла пауза.
— Зуля, ты пойми…
И меня оборвал резкий всхлип в трубку:
— Я тебя бросаю! — Она стала захлебываться рыданиями. — Я решила тебя бросить, слышишь?!
— Зуля, послушай… Зуля…
— Я тебя бросила!!! — И послышались гудки.
— Зуля!
…Я осталась сидеть на корточках с пустой трубой в руке. Хех, не было сил подняться. Да и за чем?..
Мы с Тошкой напились.
У Тошки тоже случился разрыв в любовных отношениях, так что мы с ним совпали. В реале нас никто не ждал, и я утянула Тошку за собой в Сеть.
В нет-кафе привычно не удивились нашему состоянию, и мы уселись за машины. Было две свободных рядом, и мы расположились спиной друг к другу, нырнув каждый в свой сайт.
Я зашла в чат, параллельно загрузив почтовый ящик.
Увидев в чате Чуду, я кинулась к ней. И с досадой заметила, что она более увлечена разговором в руме с Сантой. Блин! Это был, показавшийся мне пустым, треп о меню на ужин. Домашний ужин. Семейный. Бредятина… Обиженно затормозив свои мессаги к Чуде, я вернулась к ящику и увидела там письмо от Брызги. Стукнув мышью по адресу, я стала ждать его проявление на экране. Тут меня окликнул Тошка:
— Ира! Ир, прочитай!
Я обернулась, на Тошкином мониторе висело письмо от его ушедшей накануне «любви». Прощальное. Прочитав, я похлопала Тошку по плечу:
— Ничего, Тошка, не переживай. Пошли они все! — И вернулась к своему экрану.
А там уже раскрылось письмо от Брызги. Всего несколько строк. Н-да…
— Тошка! Прочти…
«Я так не могу. Мне больно, понимаешь? Желаю тебе счастья!»
Это всё.
В чате продолжалось семейное воркование Чуды и Санты. Я не могла на это смотреть. И вышла.
Мы с Тошкой уныло тащились по опустевшим улицам. От сырого воздуха было зябко и не спасало никакое количество одежды.
— Ну и слава Богу! — выдохнула я. — Ну и хорошо! Одной лучше, Тошка! Одной лучше…
— Точно!
— Теперь свобода!
Мы вышли на автобусную остановку и замолчали.
— Тошка, иди, не жди моего автобуса.
— Да я уж провожу…
— Ну, как хочешь.
А мне хотелось почему-то избавиться от Тошкиного общества. Я обрадовалась, увидев свой маршрут, и натянуто-приветливо отмахнув Тошке рукой, быстро спряталась в салоне автобуса.
Я впала в нервную спячку, откуда время от времени меня выдергивало виртуальное общение с Чудой. Больше ни с кем общаться мне не хотелось. Я бросила флиртовать в чатах, не отвечала на письма, и их поток стал иссякать. В обмелевших ящиках я вдруг обнаружила оставшееся без ответа письмо моей подруги. Если сказать точнее, друга. На протяжении двадцати лет ближе друг друга у нас с ней никого не было. Даже, после того как она вышла замуж и нарожала детей. А потом уехала в совсем уж дальнее зарубежье. Она прощала мне такие свинские вещи, за которые мне стыдно по сей день. Она меня понимала.
Наша переписка была постоянной, хотя и прерывалась периодами, когда меня уносило вихрями жизни, а ее одолевали житейские проблемы на новом месте обитания.
Я открыла ее письмо, перечитав. А потом накатала свое. Огромное. Все, как всегда, рассказывая ей. Мне стало легче.
К католическому рождеству я получила от нее открытку.
«Ирка, привет!
С Рождеством тебя и твоих близких.
Желаю тебе в Новом году начать жить!
А не бежать, кричать и мучиться…
Я тебя люблю.
Целую, твоя Ирка.»

0

9

БЕЛЫЙ ЦВЕТ
Я и зима. Зима. Такое холодное слово, оказывается… И чистое… Нет, белое. Белый, белый цвет зимы. И тишина… Я и тишина.
Я возвращаюсь со службы поздним вечером, уже погасли уличные фонари, но — светло. Свет разливается в холодном воздухе от белого-белого, чудно чистого снега, которым укрыто все вокруг.
Я смотрю в бездну над головой, в бездну ультрамарина, от которого еще чище и белее — мир зимы, в котором я. И больше никого. Я, зима и холодно-яркий диск луны. Она движется в ритме моих шагов и на мгновение зависает под абажуром потухшего уличного фонаря. Как большая лампочка. Я улыбаюсь ее забавной выходке, а она, продолжая шалить, ныряет за белые шапки крыш и тут же выскакивает в просветах уснувших домов.
И эта шутница-луна, и царское красивое небо, и чистый нежный ковер снега под ногами, и хрустальные деревья, превращенные зимой в торжественные скульптуры, и сама зима, все это — одно целое. Одно волшебное королевство, куда я, как избранная, допущена. Спасибо.
Спасибо. Неужели я вписалась? Я вдруг почувствовала себя неловко в коричневой тяжелой дубленке — мне показалось, она, своим темным цветом, может нарушить эту гармонию белого. Белого цвета. Мне тоже захотелось стать белой… Белой, как зима, белой, как лист бумаги, белой, как начало всех цветов, белой, как сама чистота…
Я подошла к своему подъезду. И не хочется заходить. Расставаться с тишиной, спокойствием, красотой… А мир зимы смотрел на меня, смотрел внимательно. И тихо говорили мне деревья, шептал снег, ласково улыбалась луна, и с царским достоинством подтверждало небо:» Успокойся. Ты теперь с нами. А мы с тобой».
Я вошла в квартиру и поняла, что принесла туда с собой мою подругу-зиму. Внесла в тепло-сонный запах свежесть и чистоту.
Родители и кот уже спали. Раздевшись, я вошла в свою комнату, зажгла настольную лампу.
На столе лежало несколько чистых листов. Они были заготовлены с неделю или даже больше — я все не могла собраться ответить на письмо Риты.
Я смотрела на эти белые листки и думала, вот они — лежат и молчат. И, кажется, ничего в них нет. Пустота. Но это не так. За покрывалом их белого цвета — миры и миры. И если коснуться их первозданной чистоты, только коснуться, — они заговорят… Что они скажут? Как это важно — начать. Верно начать. Начало…
Я взяла ручку и замерла над белой бездной. А потом — коснулась. Чернила оставили след на бу маге, и я поняла, что начала.
Я смотрела на это одно слово и видела, и слышала, как рождается мир.
Обновление…

ВЕТЕР
Пришло письмо от ЧУДы.
От: «anima»
***

@mail. ru
Кому: «Ирина к
***

» k — ira@mail.ru
приветы)) н-да…. весело я смотрю, ты там живешь…. ну что тебе сказать конечно хотелось бы сказать остановись… но ты же сама понимаешь, что очень трудно избавиться от собственного мазохизма…. не придумали лекарства от такой болезни…. а не истязать себя и других ты не можешь… не маленькая ведь, и не дурь этт у тебя…. а образ жизни к которому ты привыкла… и видимо уже очень давно просто постарайся найти в этом приятные)))моменты и не забивай себе голову , что ты морочишь головы другим, что ж, если ты такая , то пусть и люди воспринимают тебя такой…. просто ограничь по мере возможности круг «жертв»)))) и живи — ))а про «утапиться» — этт не серьезно совсем по-детски даже)))нЭ сАлЫдна. панимашь)) ну ланненько — у меня работы тут куча(( посему поки)) и нос выше))
Я.
Февральские ветры гнали зиму прочь и уносили с ней вместе прошлое… Но Чуда продолжала мне сниться, и по-прежнему изводила тоска по далекому и недоступному. Мне казалось, что утрата ее лишит мою жизнь всякого смысла, и я отчаянно держалась за связь с ней, как за соломинку, словно это могло меня вытащить из безжалостных водоворотов на благословенный берег. Берег, где я обрету покой… и счастье.
Мне стало интересно, как они живут с Никой. Почему они вместе. И что это — быть с кем-то… Мои назойливые вопросы о них вызывали в Чуде то живой отклик, и она говорила, и говорила о Нике, провоцируя во мне какое-то подлое чувство боли, то вдруг резко просила не лезть в их жизнь: «Ты многого не знаешь про нас…»
ЧАМИ: оки, я не лезу!. , сорь а тебя немного все же знаю)))
ЧУДО: ню-ню
ЧАМИ: ты мне представляешься той лягушкой, по павшей в крынку с молоком и самоотверженно сбивающей его в масло!))
ЧУДО: гыгыгы — от лягухи слышу
Я снова звонила. Чудо вежливо отвечала и первая обрывала разговор.
ЧАМИ: как я люблю твой голос слушать!))) ччерт, все выходные на вашей линии перегрузка! ((( и чего все ринулись звонить?? ?
ЧУДО: что ж НГ так плохо? в гордом одиночестве в смысле?
ЧАМИ: ну про свой н. г. я тебе рассказывать уже не буду — дело прошлое. и ваще не хочу про себя сейчас…
ЧУДО: ой… у мине даже подозрения есть — чего ты там делала… хе)) ну я не буду грить, что ты там обложилась фотами — уселась поудобнее в своих фантазиях, напилась-курилась… то не правда бы было… или ?.. хех))) а мы тиха-скромно — по-домашнему))))
ЧАМИ: значицца, не вовремя я тогда позвонила?)) я чтот в таком роде и почувствовала) ты знаешь, я и не ревную даже… почти совсем….)) ланнн)))
ЧУДО: хех — у нас полный баланс в эмоциях — не даем друг другу расслабиться ни в чем ни в любви ни во всем остальном… мрррр обажаю ее))) сорь канечна — /как это ты любишь говорить/))…. ну ланн — работа притопала — пошла я))
А ветрами вновь сносило крышу, и я обрушивала на Чуду свое любовное томление.
ЧАМИ:)))) я тебя люблю!! правда… сорь, .. вот сколько персонажей прошло за это время, что тебя знаю… а ты осталась)) сорьки. Сорьки
На том краю Сети хмурились. Иногда очень сильно, и я пугалась.
ЧАМИ: а то, что общение с тобой для меня оччч важно — этт тебе не понять?? ? и наплевать??? .. ну все, хватит…. господи! тебя потерять… это…. да ну… не пропаду я!! люблю я тебя, и это мое, а не твое, так что — не отдам!
ЧУДО: ну ладно)) чего орать то?)) не надо нервничать только хех — все точки над Е тока реал расставить и может)))… боишься?.. .)) ведь как бы то нибыло — я так и так всего лишь иллюзия твоя)) а вдруг?.. .))
Это было правдой. Виртуал уже коробил своей ущербностью, нужен был реал, но я трусила… И, втайне от себя же, я считала свои финансы, грезя апрелем и нашим совместным днем рождения. В реале.
ЧАМИ:) и хорошо, что у тебя Ника есть, и хорошо, что между нами какой-то вакуум, крый не дает сблизиться) или это однозарядность наша удерживает на расстоянии)) пусть так будет, и все на энтом.
Я в очередной раз делала попытки выскользнуть из Сети, но это был самообман.
ЧУДО: говорят ты на диаспору больше не ходишь? неужели успокоилась?
ЧАМИ: хотела бы успокоиться. Аня, на самом деле я свободна — ну, понимаешь, внутренне — я всегда свободна — и могу сама в любой момент оборвать наше общение) — ну мне ж не 14 — я уже могу как-никак контролировать свои бзики — хотя, конечно, приятнее идти на поводу своих чувств и желаний, вот. не знаю, понимаешь ли ты муть, крую я тут несу…
А не находя привычного ника и, впадая в панику от пустоты в почтовых ящиках, я бросалась хватать ускользающую ниточку Сети.
ЧАМИ: привет))) доброе утро))) ты где? все в порядке? Я вчера тебе мысленно письмо сочиняла когда спать легла… вот… может вышлю тебе его)) не исчезай… обнимаю, ир
ЧУДО: да у нас свет вырубали сенни весь день((( …. ты знаешь, накатала вчера огромное письмо… а адрес неправильно указала они и вернулось, без текста соответственно… хех — не судьба значит…
Но письма дошли.
ЧУДО: а вообще … зря я все это затеяла, разговоры всякие… толку от них? разве что выговориться… впрочем, выговориться хочется — когда паршиво наверное?. , но я бы не сказала что мне паршиво… просто… просто иногда страшно… за человека которого люблю… за поступки которые иногда совершаешь /и совершают другие/
ЧАМИ: ты знаешь, я главное из писем поняла — ты любишь нику. действительно…. вот…. СЧАСТЛИВЫЕ ВЫ))))))…. ну а по поводу толковости этих разговоров… канешно… просто надо выговориться, когда этого хочется — даже, если не услышишь ответной реакции — оформишь собственные мысли — на какие-то вопросы сама найдешь ответы, а в чем-то успокоишься… пусть не сегодня и не завтра и не послезавтра. позже — все равно будет — если будешь искать, тревожиться и размышлять))) фот!!!! ну завернула!))
ЧУДО: наверное все это можно вышесказанное не писать…)) просто ограничиться несколькими словами…. «люблю-переживаю… и боюсь когда есть чего»…так наверное? а я тут целый рассказ…. хех расска зала….))) …. а пить бросай… нехорошее это дело…. …. ну вот…. наконец-то (!) ты сегодня сказала прав ду)) что ни-ко-го не любишь)))) хех — а все твердишь и твердишь….))) ну лан — пока тебе)
ЧАМИ: я в 123456789 раз повторю)) — ТЫ и не могу продолжать))…. давай, я так скажу — и это правда! — нужна я тебе или нет — эт твое дело — но я — для тебя — всегда — все, что могу! я — твоя. Ну, как хочешь — друг, клоун, стакан воды, таблетка, — словом, что захочешь) если захочешь.
ЧУДО: вот скажи — есть ли такое средство коммуникации за которое можно быть на сто процентов уверенным, что потом твои слова нигде и ни в каком контексте не процитируют?
ЧАМИ: я тебе сегодня до 2х ночи письмо писала и забыла дискетку дома в компе(( сброшу в выходные!!!
ЧУДО: … гыг — а если пригласим — че правда приедешь? :)))
ЧАМИ: я боюсь в тебя влюбиться) но поздно, видимо, — раз испугалась, — значит, — уже влипла! вот…
ЧУДО: я чет не поняла?? ? ты када заболеть успела — ты вчера же была?? (((давай выздоравливай тама! нехай тя тоха водовкой лечить))))
И я уже не понимала… Как это может быть. В реале. Я ясно осознала, что в жизни Чуда существует этот человек — Санта. Однажды я столкнулась с ней. Чуды не было, и я решила воспользоваться этим.
Печорин: santa, привет)
Молчание.
Печорин: santa, привет же!!!))))
Печорин: santa santa santa santa santa
saiila: Печорин, ну что такое?
Печорин: santa, познакомиться с тобой хочу)
santa: Печорин, зачем?
Печорин: santa, ну, просто… интересно..)
Молчание.
Печорин: santa, ты занята?
santa: Печорин, работаю
Печорин: santa, понятно
Я тоже помолчала. Недолго.
Печорин: santa, извини… тебя очч напрягают мои звонки?
santa: Печорин, мне непонятно, когда звонят человеку с которым я живу
Печорин: santa, ну хорошо…. я не буду звонить, если это раздражает(
Пауза. И вдруг она заговорила.
santa: Печорин, может ты найдешь кого-будь поодинокее и поближе? попытайся!
Я улыбнулась.
Печорин: santa, разве можно заменить человека???)
santa: Печорин, ты навоображала себе напридумывала — потому что так проще! я знаю — есть люди которые тебя любят — почему ты не посмотришь на них. почему МЫ?
Печорин: santa, это не объяснить так!
santa: Печорин, а что тут объяснять и так все понятно — не можешь и не хочешь
Я не знала, что ответить.
santa: Печорин, есть масса людей кто тебя любит! попытайся им ответить, а нас оставь в покое, пожалуйста — нам хорошо вдвоем
Печорин: santa, все не так!! нет никакой массы!!! никого нет ни друзей никого!!! ты даже не представляешь как я одна!!!
Мне стало отчаянно жаль себя. До слез.
Печорин: santa, устала я!!!! от одиночества …. от ерунды этой(((((… блин реву сижу (
santa: Печорин, и не надо реветь!
Печорин: santa, извини, я пойду… реву как дура((( неловко мне тут
И я дезертировала.
Я болела вместе с мартом, словно пытаясь выкарабкаться из тесного кокона и расправить крылья на ветру. Не получалось — было больно…
ЧАМИ: чего вы там с зулькой — уж не переписку ли затеяли?? ?. ань, слуш…. ну влюбилась в меня зулька и что?? можно за нее только порадоваться… а мне то, что за прибыль, что она своей любоФью упивается????
ЧУДО: она тебя любит
ЧАМИ: хм… сомневаюсь
ЧУДО: не сомневайся
ЧАМИ: неееее… не любовь это
ЧУДО: слушай, тебе не кажется что ты както односторонне к отношениям между двумя подходишь?. , надо же и самой чтото давать
ЧАМИ: анька! да я бы давала! некому ты же не возьмешь))))))
ЧУДО: некому??? а может ты просто не видишь?
ЧАМИ: да вижу я все…. ээээээх! да еслиб нашелся такой человек — крый бы мне все прощал и был снисходителен. представь как бы я ему была благодарна?? ?
ЧУДО: вот как…. а других вариантов нет? почему только — тебе?? а сама — о ком-нибудь позаботиться… ты попробуй хоть раз … почувствовать что это такое… не знаю — попугая себе заведи для начала)
ЧАМИ: нафига мне попугай!! не хочу я попугая!!!
ЧУДО: вот и ответ….
ЧАМИ: хм….
ЧАМИ: грустно мне чтот…
ЧУДО: понимаю….
ЧАМИ: понимаешь?.. .. спасибо)
ЧУДО: ир научись думать не только о себе… о другом подумай хоть раз
ЧАМИ:
ЧАМИ: а обо мне кто? ланннн…. пока
ЧУДО: не я…. пока
В город пробивалось солнце. Его сдувало ветрами, но оно упрямо разыскивало сквозь облака горожан, растапливая их замерзшие души.
ЧУДО: ты говорят там совсем загрустила?. , не надо, … ну чисто по-человечески я хочу чтоб у тебя все сложилось в жизни и было хорошо:)
Ветер безжалостно гнул деревья, гнал по улицам мусор, прохожих и мои мысли.
ЧАМИ: ну пачему у меня такая ерунда получается с лУбовью этой? ну вот смотри — я же дорожу … ну не всеми, с кем была и есть, но многими…. и не хочу ващет совсем их терять… но почему они все не могут присутствовать в моей жизни? У каждого в моей, кхм, душе есть место — и у каждого свое! Слуш, Ань, скажи, неужели все же есть такой чело век на шарике … неужели — эт просто мне так не свезло и я не встретила ТОГО человека?? Хех, о тебе речь само собой не идет…. и это табу не мной припечатано)… а я смоделировала в уме такую ситуэйшн — ну, если б это — ты — ТОТ чел))) не скажу результат))))) снова ты рвешь мне душу, сорь за громкость((( ланн… давай забудем этт все? давай просто приятно улыбаться друг другу? или ваще….
ЧУДО: или ваще — что?
ЧАМИ: у вас там весна уже?)) да?))
ЧУДО: да — весна

АПРЕЛЬ
Меня разбудило ощущение. Радужное ощущение подарка. Подарка от судьбы, от сегодняшнего дня, от весны.
Из сна ощущение перешло в реальность. И небеса сработали на него. В ослепшее от весеннего солнца окно бил сумасшедший перезвон птичьих криков, капели и прочих звуков апрельской гаммы.
Мой день! День моего рождения…
Я с наслаждением приняла душ и неспешно оделась, тщательно выбирая костюм, соответствующий сегодняшнему празднику. И моим планам.
Сегодня! Сегодня…
Да! — сегодня я никому ничего не должна. Даже щедрым ко мне небесам. Сегодня только я… и я. И мой путь к свободе. Я знаю, я вижу — она ждет меня — сияющим всезаполняющим светом впереди.
Сегодня, сегодня я сдеру с себя — нафиг! — всю налипшую шелуху вчерашнего и обрету легкость, и — вырвусь на волю! Или — вернусь?..
Я подошла к зеркалу. Подошла по обычной привычке — не выходить из дома, не убедившись, что — хороша! Но, неожиданно для самой себя, зависла перед своим отражением. Или — изображением? Кто это?
В вызывающе-небрежном костюме тинэйджера, в проводах аудиоплейера и в моих любимых желтых ботинках из-под лохматой рыжей челки на меня внимательно смотрел… смотрел человек… нет, конечно, вполне определенного пола, а вот возраст можно было легко спрятать за темными очками. Потому что глаза, нет, взгляд — возраст выдает с потрохами.
Я усмехнулась. Вижу, вижу явно свое отражение, а существо на том краю кажется мне абсолютно незнакомым. Ну, кто это? Зачем оно? Может, ошибка природы?.. Хех.
Не, ну вполне удачное творение. Недурная скульптурка: может, чуть-чуть траченые временем формы, хороший рост… М-м-м, не красавица, конечно, но и не чудовище. И вполне даже сексапильна, судя по обилию (хм, пока еще!) внимания лиц обоего пола. Ну, крохотные несовершенства, возможно, есть, куда без них! Уши, например, разные! Но как-то, со временем, мы научились с ними дружить. Лицо — временами не глядела бы на него! А временами любуюсь, как махровый Нарцисс.
Но сегодня я смотрела на это лицо, не узнавая. Ей-богу, кто же это такой?
Я столкнулась с внимательным взглядом серо-желто-зеленых глаз.
Мы смотрим в зрачки друг друга, пытаясь проникнуть в их черную глубину. И что-то увидеть. Что-то понять… Я вижу — эти глаза хотят что-то сказать!
Ладно, бред какой-то. Я снова усмехнулась. Приблизив нос к зеркальному полотну, проверила ровность подводки и, снова отстранившись, нацепила неизменные темные очки. Удовлетворившись увиденным, я кинула приветливую улыбку персонажу, нарисованному на амальгаме, и, развернувшись, выпорхнула за порог. На свидание с самой собой.
Меня нежно обняла весна. Теплом солнца, лаской ветра, запахами тополей. Весна обняла меня и, лег ко оторвав от асфальта, забавляясь, унесла в облака.
Именно на них, а не на автобусе, я добралась до двора своего детства…
Вот он. Я остановилась, глядя на двухэтажный каменный дом на той стороне. Раньше его фасад прятался за ширмой огромных тополей… Теперь деревья спилили и дом обнажился. Он изменился, но только внешне: я почувствовала на себе знакомый взгляд — он узнал меня.
Я стала медленно приближаться, отдаваясь ощущению каждого шага.
Мостовая, когда-то булыжная, сегодня безжалостно закатана под асфальт. На ней мы гоняли мяч, презрительно не обращая внимания на опасность попасть под колеса. Автомобильное движение тог да было не такое безумное.
Мой путь преградил неизменный апрельский ручей, нахально заполнивший низины тротуара. Устроив ботинком фонтанчик радужных брызг, я подошла к калитке, ведущей во двор. Ограду, бывшую когда-то деревянным сплошным забором, на котором мы зависали, глазея на мир, заменили стальной сеткой. Уютное дворовое пространство перестало быть замкнутым. Я ступила на узкую каменную дорожку. Медленно меряя ее своими, выросшими до 38-го размера, ступнями, я вошла.
От огромного, выше крыши дома, тополя в центре двора остался широкий пень. Разрослись ивы и закрыли тенью те места, где когда-то гуляло солнце. Нет деревянной, казавшейся мне тогда гигантским трамплином, горки. Вместо беседки стоит новый деревянный стол и скамья.
Я села на эту скамью и закурила.
Манила входная дверь в подъезд. Войти? Или не надо… Впрочем, хотелось встретиться с широкой деревянной лестницей. Эта лестница часто мне снится: она непременно обрушивается под ногами, не давая мне подняться наверх, где была дверь в нашу квартиру. Ни разу я не дошла до нее. Хех, а наяву я это сделаю! Интересно, изменилась ли сама лестница?
Я поднялась, приблизилась к входной двери и вошла.
Нет, лестница та же. И перила, по которым я съезжала на животе. Та же, но… другая. Почему-то со всем другая. Словно мои следы бесповоротно покрыты толстым слоем следов чужих.
Я подняла голову, взглядом следуя по ступеням, уходящими куда-то в тот, далекий, мир моего детства. Этот мир был где-то здесь и не здесь. Он одновременно был и бесконечен, скрываясь там, за последним поворотом перил, и ограничен беленым потолком в недоступной паутине. Он и манил, и пугал, и внимательно наблюдал за мной. И вдруг, в этой, казавшейся уже почти виртуальной, действительности я услышала легкий, но пугающе знакомый, живой запах. Сигарета!
Кто-то курил сигарету.
Неожиданный глупый страх прошел горячечной волной. Я усмехнулась воспоминанию: ну, вряд ли это пугало моего детства еще обитает здесь… Просто какой-нибудь мальчик украдкой выбрался на площадку курить. Я по инерции сделала еще несколько неуверенных шагов вверх по лестнице… и увидела ее.
Она сидела на самой верхней ступени. Широко расставив ноги в узких джинсах и песочных ботинках на толстой подошве. Согнутые в локтях руки расслабленно лежали на коленях, оголенные запястья из рукавов замшевой куртки закованы в многочисленные браслеты, а в красивой изогнутой кисти левой руки она держала дымящуюся сигарету. Каштановое каре с длинной челкой загоралось рыжиной на бликах от контраста с зел ным вязаным свитером, свернутый ворот которого под распахнутой курткой мягко обнимал шею девушки. Кожа была очень светлой. «Какая нежная кожа, — почему-то подумала я. — Юная. И что-то не так… Да — глаза. Глаза совсем не юные. И какие-то странные. Цвет? Не пойму… какой. Или взгляд? «
Девушка очень внимательно посмотрела, будто ждала меня.
Не то чтобы я растерялась. И не то чтобы я разозлилась. Мне даже было приятно, что я ошиблась в смоделированном образе неожиданно вторгшегося персонажа. Она мне даже понравилась. Даже мелькнуло ощущение, что мы не чужие. Может, кто-то из моего детства?..
Но все же ее появление было неуместно.
Я сочинила равнодушие в своем взгляде и, ото рвавшись от непонятных глаз, от которых на самом деле почему-то не хотелось отрываться, неубедительно изображая независимость, развернулась и медленно приблизилась к окну на площадке, как бы небрежно кинув на подоконник свой рюкзак. «Почему это я должна бежать? Вот сейчас постою, побуду сколько захочется и пойду, когда захочется», — уговаривала я себя, делая вид, что увлечена видом за окном, на самом деле чувствуя какое-то нелепое волнение. Спиной я видела, как плавает вокруг девушки сигаретный дымок, тянется ко мне, стоящей у окна, и опутывает меня, как липкая паутина.
«Да, ну, млин, в самом деле! « — И только я, решившись уйти отсюда, сделала полдвижения, как услышала ее голос:
— Извините, у вас не будет огня?
Я обернулась.
— У меня потухла сигарета, — показывая смущение, чуть улыбнулась она и тут же, легко поднявшись, двинулась вниз по ступеням.
Я достала зажигалку, из всех сил пытаясь скрыть дрожь, черт бы ее побрал! «И чего это я??»
Она подошла совсем близко и взяла мою дрожащую кисть с горящей зажигалкой в свои руки. Мягко, ненавязчиво взяла и, прикурив, спокойно отпустила. Сделала шаг назад, подняла взгляд, и я увидела, какие красиво-зеленые у нее глаза. Она улыбнулась:
— Спасибо.
Я кивнула молча и снова, отвернувшись, зачем-то уставилась в окно, понимая, что самый момент уходить, и почему-то я этого не делаю.
Мы обе продолжали молчать, и я слышала, что она не двигается с места, и знала, что она смотрит на меня. Я потеряла способность двигаться, подоконник больно впился мне в ребра, и мне хотелось прижаться к прохладному оконному стеклу — так жарко стало моей коже. Усиливавшийся стук крови в висках оглушал меня, и я не услышала, как она двинулась, — я увидела совсем близко к своему лицу ее руку с сигаретой, тянувшуюся к открытой форточке. Она кинула сигарету, и ее рука исчезла из поля моего зрения… только тепло ее тела, приблизившегося совсем, стало медленно, но неумолимо сносить мне крышу.
Она стояла так, за моей спиной, почти вплотную касаясь, стояла какое-то время, не двигаясь. Потом ее руки тихо и уверенно заключили меня в кольцо, и она прижалась ко мне так сильно, что даже сквозь одежду я почувствовала все изгибы ее тела,
Я замерла, не имея сил ни на малейшее движение, а сердце готово было разбить мне грудную клетку.
Спустя какое-то мгновение ее раскрытые ладо ни мягко двинулись по моему телу вниз, дерзко тревожа по пути грудь, живот, и, спустившись, сильно прижались к самому низу живота. Я не шевелилась, упорно не отрывая невидящего взгляда от оконного стекла, и тихо умирала, чувствуя, как горячая влага предательски топит меня снизу.
Почему-то меня нисколько не удивило, что она действовала уверенно, словно совсем не сомневаясь в моем желании. Ее ладонь то чуть отпускала, то нежно усиливала давление. Жаркий воздух застрял у меня в горле — я напряженно вслушивалась в движение рук. Молния моих брюк поползла вниз, и я послушно раздвинула ноги. Ее прохладные пальцы, оттянув резинку трусиков, коснулись набухших губ, и их словно дернуло электрическим разрядом. Жаркий комок вырвался из горла сладким стоном — девушка быстро зажала мне рот свободной ладонью, чуть слышно пахнущей сигаретным табаком.
— Тихо! — шепотом приказала она.
Ее другая ладонь уверенно легла на мою возбужденную плоть и властно начала двигаться. Я не видела ее, и только тепло ее легкого дыхания где-то за мочкой уха тревожило своей близостью, и почему-то хотелось, очень хотелось, чтобы ее грудь, живот, бедра еще крепче прижались ко мне.
Между ног сладкой болью билось второе сердце и, вдруг взорвавшись, накрыло лавой страстно ожидаемого «прихода». Я снова застонала, не удержавшись.
— Тшшш, — в ее шепоте я уловила смех и тут же разочарованно почувствовала, как она чуть отстранилась — отпустила меня.
Лестничная площадка неожиданно заполнилась тишиной. Я не поворачивалась. С раскрытой молнией и обожженной ласками вульвой я тупо продолжала смотреть в окно и ждала, когда она вернется.
И она вернулась.
Ее руки вновь сильно оплели мою талию, недолго подумали и уверенно стали пробираться под одежду, нашли мою грудь, резко сдернули вверх лифчик и почти грубо стали ласкать.
Набирая темп, она резко развернула меня лицом к себе, на мгновение ослепив взглядом желто-зеленых глаз, и принялась терзать мои соски губами. Языком. Зубами. Нескончаемая сладость ласк была пыткой, но прерывать ее не хотелось, и, только она отпускала мою грудь, я хватала эту дерзкую голову и жадно притягивала к себе вновь и вновь.
На нижней площадке щелкнул дверной замок.
Мгновенно картинка вернулась в фокус.
Я застыла, потеряв на время жизнеспособность. Она тоже остановилась, но, в отличие от меня, не отреагировав на неожиданное вторжение опасности никаким видом мимикрии. Она ровно перевела свое внимание с моей измученной груди на вмешавшийся шум, слегка развернувшись в сторону уходящего вниз лестничного марша.
Внизу протопали чьи-то шаги, вызывая во мне резонансный стук сердца, и милостиво затихли за входной дверью подъезда.
«Bay!»
Она снова повернулась ко мне. Чуть помедлив, сделала шаг назад и остановилась, продолжая внимательно смотреть мне прямо в глаза. И в тьме ее зрачков мне вдруг почудилось что-то такое, что тут же вернуло уходящий испуг. Тело медленно, до боли, стало заливать свинцом. Не в силах отвести взгляда от нарастающей кошачьей желтизны ее глаз, я не увидела — почувствовала — руку, с силой просунутую в зев моих брюк. Рука напряглась, крепко сжимая в кулак джинсовую ткань.
И рванула. Властно. Грубо.
Я почти упала на нее, но соприкосновение наших тел не вызвало прежней сладкой истомы. Дыхание сковало холодом.
Я сделала слабую попытку освободиться от боли, но она не отпустила.
Я теряла волю.
Ее руки принялись сдирать с меня джинсы.
— Нет!
Она толкнула меня к подоконнику и приказала взорваться.
— Нет…
Теряя равновесие, я видела, как приближается ко мне размытое в тумане страха пятно ее лица.
— Не на…
Я потеряла волю.
… Джинсы с трусами повисли на одной ноге; подняв голые колени, я упиралась пятками в подоконник. Она раздвинула мои ноги и вошла пальцами в меня.
Я слышала только свое испуганное дыхание, и ее пальцы, жестоко обшаривающие мое влагалище, добирающиеся до самой матки. Это казалось бесконечным… бесконечным… бесконечным… бесконечным!
— О-от-пу-усти ме-еня…
Но мне уже не залепляли ладонью рот. Меня просто не слышали. Меня не брали в расчет. Меня уничтожали.
Тупая работа насильника достигла своей цели, взломав сопротивление моего загнанного либидо, и к однообразным движениям добавился чавкающий звук.
— Н-н-не-ет!..
В крике смешались приторная боль от ожога плоти и ужас от сознания безжалостного разрушения.
… Я сидела на подоконнике, чувствуя, что замерзаю. Она стояла рядом, но мне казалось, что я со всем одна в пространстве огромной, пустой лестницы.
Она молчала.
Я сползла с подоконника и принялась бестолково возвращать детали своего костюма на подобающие места. Кое-как восстановив призрачно защитную оболочку одежды, я не выдержала и, несмело взглянув на нее, натолкнулась на холод серых глаз.
Она продолжала молчать.
Судорожно нащупав за спиной рюкзак, я стянула его с подоконника и отступила к лестничному маршу. Она не двигалась, не сводя с меня этого взгляда.
— Ты не сможешь от меня избавиться!
Развернувшись, пропуская ступени, я ринулась вниз, к выходу.
Вытряхнувшись на улицу, я почувствовала, как внезапная слабость ломает мои ноги в коленях. Я бессильно опустилась на лавку.
Во дворе никого не было. Трясущимися в лип кой лихорадке руками я вытащила из пачки сигарету и, несколько раз вхолостую щелкнув зажигалкой, наконец прикурила. В виски бились слова: «Ты не сможешь от меня избавиться… Ты не сможешь от себя избавиться… Ты не сможешь… «
«Бред! «
Сквозь нервные бессознательные затяжки я услышала легкую саднящую боль на губе и вновь ярко ощутила укус поцелуя. Все еще неверными руками я полезла искать зеркальце. Отразив на мгновение в себе серые пустые глаза, зеркальце выскользнуло из дрожащих пальцев и звякнуло об асфальт.
«Черт!»
Из открытого окна первого этажа высунулась какая-то тетка и уложила свой бюст на подоконник. Как-то гнусно ухмыляясь, глядя на меня, она тоже закурила.
Стараясь не глядеть на это пугало, оставляя зеркальце на милость победителям, я пошла в отступление. Поднялась, вытащила заряженный кассетой плейер, установила маленькими наушниками оборону на ушах, соорудила заграждение солнечными очками на глазах и нажала на «плей».
Кинув недокуренную сигарету, я вывернула до предела громкость, и в мозг ударили «Снайперы». «И это мой рубеж, и я к нему готов!» — напористо убеждала певица, а я шагала в ритм ее речевки, уходя и уходя все дальше. Отбиваясь от мельтешни случайных прохожих, глупых рекламных щитов, чужих запахов кричащих магазинов, наглого шума машин. Отбиваясь, отбиваясь, отбиваясь… Да не подходите же ко мне!
«Я отрекаюсь от своих прошлых снов! — набирая скорость и почти взлетая, орала я вместе со „Снайперами“: — Я забываю обо все-е-ем! Я гашу свет!»
И я переступила границу мостовой…

0

10

и это все? столько трепу и такой бессмысленный конец... мне казалось, будет что-нибудь более логически завершенное...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » "Я тебя люблю, и я тебя тоже нет" Соня Адлер