Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Темная литература » Winter На том же месте, в тот же час... Кн.3


Winter На том же месте, в тот же час... Кн.3

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

- В следующий раз, - мягко произносит бог. Мужчина кивает, соглашаясь.
- В следующий раз.
Ненадолго воцаряется молчание, прерываемое лишь негромким шорохом листьев, которые переносит с места на место суетливый ветер.
- Хорошо у тебя тут, - замечает мужчина, оглядываясь по сторонам. - Даже уходить не хочется.
Сероокая богиня улыбается ему.
- Оставайся.
- Ты же знаешь, что не останусь, - укоризненно говорит мужчина. - Наверное, поэтому и предлагаешь?
Богиня продолжает улыбаться и молчит.
- Знаешь, я последнее время задаюсь вопросом, - начинает мужчина и умолкает.
- Каким? - с легким любопытством осведомляется бог.
- Наша Вселенная, - мужчина запрокидывает голову. - Кто создал ее?
- Тот же, кто создал нас, - отвечает бог. Мужчина усмехается.
- Я думал, ты скажешь, что это твоих рук дело.
Богиня качает головой.
- Ты же знаешь, что я сотворил только планеты в Солнечной системе.
- Да знаю я! - отмахивается от нее мужчина. - А кто создал того, кто создал нас?
Богиня молчит. Видно, что ей тоже интересен ответ на этот вопрос.
- Может быть, мы существовали вечно? - говорит она, наконец. Мужчина вскидывает бровь.
- Предлагаешь поверить, что мы взялись ниоткуда? Что наше существование это змея, кусающая собственный хвост? - он снова щурится. - Мы никогда не умрем, потому мы никогда не рождались?
- Ты говоришь чужими словами, - укоряет его бог, но мужчина лишь смеется.
- Ты тоже смотрел тот сериал? Я-то думал, что один такой.
- Мне было интересно, - спокойно отвечает богиня. - Люди всегда изображали нас не такими, какими мы являемся на самом деле.
Мужчина снова смеется, качая головой.
- Почему ты все время мешаешь мне вернуться? - меняет он тему. - Ведь когда-то мы жили на Земле вместе. Разве было плохо?
Богиня пожимает плечами.
- Тебе было нужно слишком много жертв.
- А тебе нет? - парирует мужчина. - Я помню времена, когда целые народы клали свои жизни на алтарь во имя тебя. Взять хотя бы тех воинов в начале второго тысячелетия по людскому летоисчислению...
- Они сами решали это, - возражает богиня. - А ты подталкивал их к жертвам под предлогом того, что так будет лучше для всех.
- Всегда находились такие, кто готов был пожертвовать собой ради блага остальных, и это не моя вина, - устало говорит мужчина, и ветер треплет его седые волосы. - Иисус Христос, Жанна Д'Арк, Мартин Лютер Кинг, Диана, мать Тереза... Это лишь немногие имена. Да что я говорю, ты и сам все прекрасно знаешь!
Бог переглядывается с сероглазой богиней, и они кивают.
- Но с этой Рэйн я просчитался, - с досадой признает мужчина, стукая себя ладонью по колену. - Я думал, она позволит принести себя в жертву, лишь бы не допустить смерти Джейси. На ее крови я бы активизировал талисман. Вещам такого рода всегда нужна кровь, это неизбежно. Это всего лишь дело техники. А она... - он помолчал. - Мне ее не понять.
- Она не человек, - мягко говорит богиня, кладя руку на плечо мужчине. - И это ты упустил их виду. Она привыкла терять тех, кто ей дорог. Время закалило ее, сделав почти нечувствительной к боли. К боли душевной, я имею в виду, конечно. Впрочем, и физической тоже. Она лишь выбрала тот путь, который посчитала верным.
Мужчина смеется.
- Ты лукавишь, - он грозит пальцем богине. - Ты сделал так, что ей не страшно было терять Джейси, я прав?
Боги снова переглядываются.
- Я играл по правилам, - говорят они в два голоса, который сливается в один. - И у тебя, и у меня на руках были козыри.
- Ты оставил ей шанс вернуть то, что она когда-то потеряла, - мужчина смотрит на свои руки. - Она воспользуется им, как считаешь?
- Да, - не колеблясь, отвечают боги. - Она уже воспользовалась им, когда собственными руками отправила тебя сюда.
Мужчина улыбается.
- Согласен с тобой, - говорит он, и по его губам пробегает усмешка. - Ты долго ждал меня, я прав?
- Долго, - слышится задумчивый голос. - С того момента, как вернул душу Вольфа на Землю. Ты всегда возвращаешься.
- А ты всегда ждешь этого, - не менее задумчиво отзывается мужчина, не глядя на своих собеседников. - Наша вечная игра... Сколько ей лет?
Раздается смех.
- Я сбился со счета. Но победа всегда за мной.
- Ты так считаешь? - мужчина поворачивается к ним. - Полагаешь, ты победил и на этот раз?
- Ты здесь, - удивленно отвечает то существо, в которое слились два бога. - Разве это не признак того, что я более силен?
Мужчина разражается смехом, и существо терпеливо ждет, пока он насмеется.
- Мои семена повсюду, - говорит он, наконец. - И убийство Джейси - лучшее тому доказательство. Не Добро побеждает Зло, а еще большее Зло. Разве убийство не грех?
Существо, принявшее более-менее постоянный облик, молчит.
- И Мессия, на роль которого ты в этот раз выбрал вампира... Порождение тьмы, друг мой, принесло тебе удачу. Мое творение! - он возвышает голос, и в его глазах сверкает огонь. - Так что, можно сказать, я перехитрил сам себя, - констатирует он, улыбаясь. - А ты присвоил себе мои заслуги.
Его оппонент улыбается в ответ.
- Возможно, ты и прав, - соглашается он с мужчиной. - Наверное, белое и черное давно слились, породив новый цвет. Так и мы с тобой... Но от старых привычек трудно избавиться. Позволь мне оставить за собой право называться добром.
Мужчина беспечно машет рукой.
- Да сколько угодно! - восклицает он, поднимаясь на ноги. - Я, знаешь ли, тоже привык к своему мраку.
Они смотрят друг на друга и протягивают руки.
- Куда ты теперь? - спрашивает Бог. Дьявол пожимает плечами.
- Во Вселенной множество миров, - ухмыляется он, - куда ты еще не добрался. Ленив ты, братец, скажу я тебе, ленив!
Бог снисходительно улыбается и кивает головой.
- Там найдутся другие, которые прогонят тебя. И ты снова вернешься сюда. Как обычно.
- Ностальгия - великая вещь, - произносит Дьявол и с шумом расправляет черные крылья. - Ты тут присматривай за ними, - он косится куда-то в сторону. - Любишь ты прихлебателей.
- Можно подумать, ты не окружаешь себя теми, кто смотрит тебе в рот, - парирует Бог. - Мои ангелы хотя бы не предают.
- Ты даешь им слишком большую власть над людьми, - Дьявол кивает себе под ноги. - Сейчас они вообще считают себя богами. Такие способны на многое. Не предают? А Люцифер? Забыл? Знатный был ангел, чуть было мое место не занял.
- Тоже же самое можно сказать и про твоих.
Дьявол заливисто смеется, и кончики его крыльев подрагивают.
- Они ж по простоте душевной, пойми ты, наконец! Люди сами творят зло, мы всего лишь подсказываем им, как это сделать правильно. А ты... Вообще, на мой вкус, во времена древнего язычества было веселее: ты разделялся на кучу сущностей, одновременно живущих на разных концах планеты... Кстати, почему в Греции их было двенадцать?
Бог пожимает плечами.
- Их было больше, ты плохо запомнил.
- Я нормально запомнил, - упрямится Дьявол. - Их было двенадцать основных, тех, кто жил на Олимпе. Остальные были сами по себе. Да, а еще Афродита, моя любимица,- он причмокивает, и его губы расплываются в сладкой улыбке. - Она у тебя особенно удалась.
Бог выжидающе смотрит на него.
- Ах да, - спохватывается Дьявол, выныривая из воспоминаний. - Двенадцать, что это? Какое-то знаковое число? Помнится, у того парня, Иисуса, который называл себя твоим сыном, тоже было двенадцать последователей, - он щелкает пальцами. - Апостолов, верно?
Бог качает головой.
- Простое совпадение, ничего больше, - заверяет он, но Дьявола не так-то просто убедить. Да еще и эта почти незаметная улыбка, скользнувшая по губам Бога и тут же исчезнувшая.
- Неужели? - подозрительно тянет Дьявол.
Бог тяжело вздыхает.
- Лети уже давай.
- Как скажешь, - неожиданно покладисто соглашается Дьявол и взмывает вверх, отрываясь от земли. - До встречи! - доносится сверху его голос, и он исчезает из вида, зарывшись в облака.
Бог поднимает руку, словно прощаясь.
- До встречи, - тихо повторяет он. - До следующей встречи... Я буду ждать...
- 8 -
Сабрина нервничала. Грант тоже. А все потому, что свадьба затягивалась. Точнее сказать, она так еще и не началась. Нестор уже несколько раз подходил к дочери с недоуменным вопросом, чего же она ждет, но принцесса все улыбалась отцу и убеждала подождать еще немного.
- Они придут, - твердила она, как заклинание, - они обязательно придут.
Стоящие в двух шагах от нее Лучиана и Марга насмешливо переглянулись, очевидно, уже начиная прикидывать, к каким знахарям лучше вести окончательно спятившую принцессу, которая все еще пыталась заставить их поверить в существование вампиров и эльфов, относящихся к ней с большой симпатией.
- Дорогая, - прошептал вор на ухо невесте, - может быть начнем? А они потом...
- Никаких потом! - отрезала Сабрина, и лицо ее стало упрямым. Грант улыбнулся и легонько приоснулся губами к побелевшим от напряжения и нервов пальцам своей любимой. Сегодня она была особенно прекрасна. Ее словно освещал изнутри какой-то теплый свет, даже сейчас, когда она заметно переживала.
Рядом с Грантом, неподвижно замерев, стоял Сторм, ради сегодняшнего случай облачившийся в приличный костюм, который ему справил давнишний знакомый портной Гранта. Вервольф привел себя в порядок, позаимствовал у Гранта еще и ботинки, и теперь сиял своей брутальной красотой на радость местным красавицам, перешептывающимся между собой и поглядывающим на оборотня. Тот этих взглядов демонстративно не замечал, и Грант отлично знал, что Сторм сегодня не в самом лучшем расположении духа.
Дело было в том, что Морт не пришел на сегодняшнее торжество, сославшись на общее недомогание. Но Грант со Стормом поняли, чем вызвано это его недомогание, когда проследили за прекрасной даже по их меркам демоницей, тихо и незаметно скользнувшей в комнату к Морту, которую тот как раз сегодня вознамерился обжить. То есть, это она думала, что прошмыгнула незаметно, мужчины, спрятавшиеся за углом очень даже хорошо ее заметили. И, разрываясь между мужской солидарностью и обидой на игнорирование столь важного для вора дня, предпочли второе. Можно подумать, он не мог взять ее с собой на свадьбу, а потом аккуратно удалиться! И все остались бы довольны.
Задумавшись о своем, Грант не сразу понял, почему это Сабрина дергает его за руку. Глянув на нее, он отметил, что лицо ее просветлело, и, уже понимая, почему это произошло, обратил взгляд ко входу.
Ведь зал в едином порыве обернулся, когда двери распахнулись в очередной раз, пропуская пару, которая вполне могла затмить собой главных виновников торжества.
Рэйн первой ступила на красную ковровую дорожку, оглядывая собравшихся гостей. Следом за ней в поле зрения появилась эльфийка.
Громкий шепот побежал по залу, и вампир чуть усмехнулась, понимая причину, вызвавшую его.
Они, разумеется, опоздали.
Когда Грант попросил ее и Даниэль прийти на свадьбу рука об руку, он, видимо, и не предполагал, какой резонанс это может вызвать. Они смотрелись вместе так, как никто другой. Свет и тьма, как прозвали их за глаза еще в Рээле, не подозревая, что в них обеих очень мало первого. Их души всегда были подвластны темноте. И никто из них этого не скрывал.
Даниэль расправила прозрачные крылья, не собираясь таить на этот раз символ принадлежности к расе пресветлых. Тем более, что Старейшины уже извещены о том, что скоро у нее будет ребенок, а значит...
А значит, трон снова перейдет к ней. И уж в этот раз она постарается его не упустить.
И дома ее ждет отец. Она вернется туда в любом случае, хотя бы для того, чтобы просто встретиться с ним. Она так долго считала, что он погиб, что теперь одного знания о том, что он жив, ей недостаточно. Она должна увидеть его своими глазами. Поговорить с ним. Обнять.
И не будет она сегодня вспоминать о том, что благодаря ему она вновь займет свой трон.
Рэйн поправила манжет и широко улыбнулась не отрывающим от нее взгляда людям. Первые ряды испуганно ахнули, увидев клыки.
- Какой прием, - насмешливо проговорила Даниэль, по примеру вампира осматриваясь. Потом обратилась к Рэйн:
- Предложи даме руку, не стой столбом.
Рэйн засмеялась и согнула правую руку в локте.
- Как скажешь, дорогая. Но это только ради тебя.
Эльфийка метнула на нее пламенный взгляд, который успешно пролетел мимо и затерялся где-то среди гостей.
Сегодня Даниэль вновь блистала. На ней не было тех украшений, что она надевала во время приема в Рээле, но и без них она шла с гордо поднятой головой. Укороченные волосы придавали ее лицу зрелость, несвойственную ей прежде. Зеленые глаза светились ярко, словно светлячки в темноте. Длинное облегающее светлое платье, оставляющее открытыми плечи и шею, было ей как раз по фигуре и заставляло многих женщин бросать на нее завистливые взгляды. Пожалуй, всем она была хороша, только вот не было у нее на лице написано того счастья, которое владело Сабриной в этот солнечный день.
Рэйн же особо мудрить с нарядом не стала, облачившись в то же, в чем она была в эльфийской столице: черное прозрачное пальто и белая повязка на груди. Ярким пламенем все сильнее разгорался у нее в ухе сапфир, которому ничуть не мешали разбросанные по плечам темные волосы. Вампир не собиралась никого поражать своим убранством, она просто одела самое праздничное из того, что у нее было на данный момент. И не ее вина, что люди смотрят на нее, как на ожившую легенду.
Справедливости ради надо отметить, что смотрели приглашенные на свадьбу не только на нее, но и на Даниэль. А точнее, на них обеих. В Кардише не было женщин, подобных им, и, естественно, они волей-неволей приковывали к себе взгляды.
Сабрина торжествующе повернулась к замершим на месте подругам.
- Ну и? - ехидно вопросила она. - И кто теперь мне скажет, что я их выдумала?
Оторопевшая Лучиана посмотрела на принцессу, в то время как Марга все никак не могла оторвать взгляд от шествующей прямо к ним пары.
- Они такие красивые, - прошептала она с завистью в голосе. Сабрина усмехнулась и покачала головой. Нет, надо искать себе других подруг.
Рэйн и Даниэль остановились возле поднявшегося при их виде короля Нестора и склонили головы.
- Я приветствую тебя от имени своего народа, - звучно проговорила Даниэль, отступая на шаг от вампира и устремляя взгляд на короля. - Я считаю честью присутствовать на столь важном событии для тебя и твоего народа.
Нестор приосанился и пригладил усы, как бы между прочим оглядевшись по сторонам. Кое кто из его соратников по ремеслу все же прибыл на свадьбу, и теперь король мог с гордостью говорить о том, что к его дочери приезжала сама царица эльфов. И пусть все завидуют!
- Я несказанно рад принимать вас здесь, - не совсем по форме, зато от души, ответил Нестор и протянул руки. Даниэль чуть поколебалась, но все-таки позволила ему обнять себя и расцеловать. Возможно, Рэйн в чем-то и права: следует наживать не только врагов, но и друзей. Почему бы не начать прямо сейчас?
- Рад видеть и тебя, Рэйн, - король обратился к вампиру. Он хотел сказать что-нибудь еще, но вместо этого вдруг задорно подмигнул голубоглазой женщине.
- Так держать, - шепнул он ей на ухо, для чего ему пришлось привстать на цыпочки. Усмешка женщины дала ему понять, что Рэйн разобралась в том, что он имел в виду, и не сердится за проявленное панибратство.
Даниэль, пронаблюдавшая эту картину, недоуменно нахмурилась, но выяснять ничего не стала. Не время и не место. Поэтому она просто снова взяла Рэйн под руку, и они направились уже прямиком к влюбленной паре.
Пройдя мимо застывших Лучианы и Марги, они второй раз за сегодняшний день склонили головы.
- Да благословят боги союз ваш и пусть наградят они вас долгой счастливой жизнью в окружении детей и внуков, - настала очередь Рэйн произносить речи, и она справилась с этим не хуже Даниэль. Эльфийка даже испытала необъяснимую гордость за свою сегодняшнюю спутницу.
Сабрина светло улыбнулась и вдруг порывисто обняла вампира.
- Спасибо, - шепнула она ей на ухо, как только что сделал ее отец. Рэйн осторожно поцеловала ее в щеку и отпустила.
- Поздравляю, - она протянула руку Гранту, и мужчина крепко пожал ее, светясь не менее радостной улыбкой, чем его невеста.
Даниэль с ними обниматься не стала, хватило с нее и Нестора. Поэтому она просто встала чуть в стороне от главных действующих лиц, рядом с двумя девушками, странным образом пока не прожегших в ней, настолько заметно они на нее пялились. Она повернулась к ним со своей лучшей улыбкой.
- Вы что-то хотите мне сказать? - поинтересовалась она. Девушки дружно замотали головами. Эльфийка еще какое-то время разглядывала их, потом пожала плечами и отвернулась. Мало ли какие идиотки могут здесь присутствовать, так что же, из-за каждой портить себе настроение?
Она принялась осматриваться, краем глаза наблюдая за тем, как священник подходит к жениху с невестой и начинает о чем-то их спрашивать. У людей брачная церемония всегда длилась гораздо дольше, чем у эльфов, и Даниэль никогда не утруждала себя тем, чтобы попытаться вникнуть в процесс. Она была на нескольких таких свадьбах в свое время, поскольку обязанности правительницы вынуждали ее делать это, но ни одна из них не осталась у нее в памяти. Не останется и сегодняшняя.
Она прищурилась, отвечая пристальным взглядом на такой же взгляд какой-то пожилой женщины, одетой не так, как должны были бы одеваться люди ее возраста. Слишком кричащий разноцветными красками наряд соседствовал с излишеством различных украшений, словно женщина вышла из дома, нацепив на себя все свои побрякушки. Но, не замечая собственных изъянов, она смотрела на Даниэль, и в ее побелевших от времени глазах стыло нечто, напоминающее осуждение.
Эльфийка надменно вскинула голову, давая понять, что подобными действиями ее не проймешь.
- И не делай такое выражение лица, - насмешливый шепот Рэйн раздался совсем рядом с ней. Даниэль скосила глаза в сторону, борясь с желанием как следует толкнуть вампира.
- У меня нормальное выражение лица!
-...И вот теперь вы стоите здесь, молодые и красивые...
- Тогда не смотри на ту женщину, ты напугаешь ее до полусмерти, - Рэйн кивком головы указала на ту самую раздражающую эльфийку расфуфыренную старуху. Священник продолжал что-то бубнить в двух шагах от них, но его слушали разве только сами новобрачные, все остальные занимались своими делами в предвкушении банкета в честь молодоженов. Не исключая и вампира с эльфийкой.
Даниэль фыркнула и скрестила руки на груди. Она, конечно, любила, когда всеобщее внимание устремлялось к ней, но не тогда, когда любопытствующие находили в ней какие-то недостатки.
-...И помолимся же богам, чтобы они не оставили милостью своей рабов своих...
- Сабрина хотела, чтобы мы с тобой стали подружками невесты, - Рэйн взяла эльфийку под руку, щуря веселые голубые глаза и продолжая оглядывать собравшихся. Даниэль вскинула брови, но промолчала.
- Молодец, - одобрительно сказала вампир и похлопала ее по ладони.
Свадьба длилась не так долго, как предполагала Даниэль: видно, Сабрина сама захотела побыстрее закончить с формальной частью церемонии. Во всяком случае, после клятв верности, которые новобрачные принесли друг другу, священник больше не стал рассуждать о милости богов, а просто призвал жениха поцеловать невесту. Грант под оглушительные апплодисменты присутствующих нежно обнял радостную Сабрину и, взяв ее под руку, повел к выходу. Под ноги им летели лепестки роз и зеленые ветки оливы, в изобилии растущей на южных склонах королевства.
- 9 -
Свадьба длилась уже много часов, а гости все никак не желали расходиться. Их можно было понять: кто ж захочет уходить от дармовой еды и возможности повеселиться. Впрочем, никто и не собирался их прогонять: королю в радость было посидеть среди своих подданных, послушать разговоры, потанцевать с дочерью.
Пришел на праздник и Морт со своей Кориндой. Грант, который успел забыть о том, по какой причине он обиделся на демона, радостно поприветствовал и друга, и его спутницу. Впрочем, заметили Морта не только друзья, и вскоре возле демона выстроилась большая очередь из желающих просто постоять рядом с таким большим и опасным созданием природы. Морт их не разочаровывал и время от времени порыкивал на особо ретивых любопытствующих.
Майэл, уставший после напряженного дня, сидел за столом в обнимку с кружечкой пива и благосклонно взирал на окружающее его веселье. И даже не заметил, как рядом с ним присела немолодая уже, но все еще очень красивая, пепельноволосая женщина.
- И кого это я тут нашла? - насмешливо сказала она. Маг рассеянно заморгал, приглядываясь к незнакомке, потом расплылся в улыбке.
- Кивера! Сколько лет!
- Много, Майэл, - улыбнулась в ответ женщина, обнимая старого волшебника. - А ты почти и не изменился.
Майэл захохотал и чуть было не расплескал пиво.
- Хочешь сказать, что я и в молодости был таким вот: морщинистым, ворчливым и угрюмым?
Кивера засмеялась вместе с ним.
- Хочу сказать, что никак не ожидала тебя здесь увидеть, хотя и прекрасно знала, что ты служишь у Нестора. Еще не надоело?
Майэл попытался посчитать, сколько же лет он уже живет в Кардише. Попытался - и не смог. По всему выходило, что много.
- Ой, Кивера, - вздохнул он, но больше так, притворно, - не поверишь, но с каждым годом работа во дворце становится все интереснее.
Кивера вскинула брови и, остановив пробегающего мимо официанта, взяла у него с подноса бокал с искрящимся вином.
- Я наслышана, - сообщила она, мелкими глотками попивая вино. - Говорили там что-то о талисмане.

0

22

Майэл прищурился. Перед ним несомненно сидела Кивера, давняя любовница мага, которую он частенько навещал, пока не обосновался в Кардише, откуда до деревеньки женщины было далековато. И что это ее вдруг занесло сюда? Не иначе, сменила место жительства. Только вот та Кивера, которую он помнил, никогда не выказывала своего интереса к разным магическим штучкам, которыми молодой тогда еще маг имел обыкновение перед ней похваляться. Теперь же в ее голосе, нарочито равнодушном, слышалось жадное любопытство.
- Извини меня, - пробормотал Майэл и, поднявшись на ноги, неспешным шагом отправился в глубь веселящейся толпы. Пока Кивера могла его видеть, он старался не спешить, но, едва он затерялся среди бурного веселья, как тут же прибавил ходу.
Найти Рэйн было легко: она стояла на балконе, около перил, и скучающе смотрела вдаль, на все еще высоко стоящее солнце.
- Забери! - задыхаясь от бега, буркнул Майэл, всовывая удивленному вампиру в руку маленький, туго завязанный, сверток. Голубые глаза пробежались по выпуклостям этого свертка, моментально узнавая, что же в нем спрятано.
- Мне это без надобности, - ровно сказала Рэйн, протягивая талисман обратно магу, но тот лишь помотал головой.
- Ты единственная, кому я могу его доверить, - он вздохнул. - У меня такое чувство, что не все желают любоваться им лишь издалека.
Вампир немного подумала и не стала спорить. Ей и самой, признаться, так было гораздо спокойнее. Конечно, она никогда не сказала бы Майэлу, что предпочитает иметь камень при себе: старик и сам мог о нем позаботиться. Если бы очень постарался. Но и отобрать у него талисман было бы не в пример легче, чем у вампира.
- Как тебе праздник? - поинтересовался тем временем Майэл, успокоившись на счет талисмана. Он, как и сама Рэйн, отлично знал, что теперь уж к нему не потянутся жадные руки.
Вампир пожала плечами, привязывая сверток к поясу.
- Не могу сказать, что увидела или услышала нечто новое, - ответила она с улыбкой. - Однако же Сабрина была прекрасна, а Грант мужественен. Они отличная пара.
Майэл кивнул и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но передумал.
- Смотри-ка, - он вытянул руку, указывая куда-то в сторону холма, загораживающего от Кардиша море. - Никого тебе не напоминает?
Рэйн вгляделась в указанном направлении и едва заметно усмехнулась маленькой фигурке, стоящей на вершине и подставляющей лицо солнцу. Глаза вампира спустились чуть ниже, рассматривая серебристого волка, большими прыжками двигающегося в направлении этой фигуры.
Вампир вздохнула и повернулась к Майэлу.
- Прощай, - она протянула ему руку. Маг оторопело посмотрел на нее, явно не ожидая подобного поворота.
- Прощай?! - повторил он, не спеша протягивать руку в ответ. - Ты уходишь?
Рэйн кивнула.
- А как же... - забормотал старик, указывая на талисман, но вдруг мотнул головой: - Оно и правильно. Забери его отсюда, чтобы ни у кого не было лишних соблазнов, - он крепко пожал руку женщины. - Я еще увижу тебя?
Рэйн обнажила зубы в полуусмешке-полуоскале.
- Обязательно. Следующее спасение мира - и я приду.
Они рассмеялись, зная, что нет нужды грустить при расставании. Это неизбежно случается, от этого никуда не деться и надо провести последние совместные минуты как можно более радостно.
Майэл не спрашивал ее, куда она отправится. К тому же, можно было и догадаться.
Он снова обратил взгляд к рыжеволосой женщине, застывшей в нескольких сотнях шагов от города.
Она ждала.
Попрощавшись с Майэлом, Рэйн оставила его на балконе и спустилась в зал, где все еще продолжалось веселье. Отыскав Гранта, она сказала ему что-то, от чего его лицо моментально изменилось. Он помолчал, затем крепко обнял ее.
- Не зови Сабрину, - остановила его Рэйн, видя, что мужчина рванулся куда-то в сторону. - Не надо портить ей такой счастливый день.
Грант ненадолго задумался и кивнул.
- Ты еще вернешься? - спросил он, и в голосе его послышалась надежда. Вампир усмехнулась.
- Обязательно. Сделаешь меня крестной своих детей?
- Спрашиваешь! - радостно воскликнул Грант и еще раз обнял Рэйн. - Мы будем ждать.
Рэйн улыбнулась.
- Передай Морту мои наилучшие пожелания, - она не стала дожидаться ответа вора и мгновенным движением смешалась с толпой, растворившись в ней. Грант еще какое-то время смотрел ей вслед, затем вздохнул и пошел искать принцессу.
- 10 -
Даниэль стояла на вершине холма, глядя в ту сторону, где клонилось к своему ежедневному закату солнце. Оно все еще было достаточно высоко, и его лучи лениво скользили по поверхности земли, отдавая последнее накопленное тепло, чтобы ночью ей было не так холодно в равнодушных объятиях луны.
На другом склоне холма, обращенном к морю, где ждал эльфийку корабль, готовый отвезти ее в Рээль, паслась белая лошадь, совершенно не обращающая внимания на сидящего рядом с ней большого серебристо-серого волка. Взгляд оборотня был терпеливо устремлен на эльфийку. Он ждал.
Даниэль скорее почувствовала шаги Рэйн, чем услышала их. И, не спеша оборачиваться, спросила:
- Свадьба все еще продолжается?
Вампир молчала, пока не подошла настолько близко, что эльфийка ощутила дыхание ветра, сопровождающего ее даже сейчас. Северный ветер, готовый последовать за своей хозяйкой куда угодно, лишь бы она позвала.
- Продолжается, - голос Рэйн был тих и безэмоционален. Не услышала в нем Даниэль того, что хотела услышать. И, все еще надеясь, что это только начало, она обернулась, ища глазами глаза Рэйн.
- Ты готова?
Рэйн чуть склонилась к ней, пытливо вглядываясь в свое отражение в изумрудах глаз эльфийки.
- Меня там никто не ждет, - шепнула она, и ветер ласково прижался невидимой ладонью к щеке Даниэль, нежно поглаживая ее. Эльфийка на мгновение зажмурилась.
- Как и меня, - голос ее звучал хрипло и немного отстраненно. Но она не хотела умолять.
- Значит, нас обеих, - не стала спорить Рэйн. Теперь ее ладонь касалась лица Даниэль, будто изучая. Эльфийка подалась к этой ладони, словно стараясь укрыться в ней от кружащего вокруг них ветра, поющего о чем-то далеком и печальном.
- Поедем, - она спрятала свои руки под пальто вампира, на ее груди, там, где не было слышно стука сердца. Мертвого сердца, оживающего от прикосновений. - Прошлого не будет. Я обещаю.
Она привстала на цыпочки, тянясь губами к губам Рэйн, словно поцелуй мог изменить решение вампира.
Рэйн позволила ей поцеловать себя, оставаясь недвижимой и холодной. Не хотела она давать ту надежду, которую требовала от нее эльфийка. Не было тепла в их объятиях.
Губы Даниэль дрожали, когда она целовала вампира. Дрожали от безысходности, таящейся в ветре. От той беспощадности, с которой Рэйн рушила ее мечты. От того, что скоро она вернется домой. Но рядом с ней никого не будет. Только воспоминания, от которых хочется убежать как можно дальше.
- Я всего лишь хочу быть с тобой, - прошептала она. Ей показалось или сердце вампира и впрямь стукнуло?
- Я не нужна тебе, - ответный шепот Рэйн растворился в том воздухе, что был пропитан горьковатым ароматом прощаний. Сколько пар прощались до них? Сколько будут прощаться после? Сколько разделяют с ними сейчас эти минуты, обмениваясь последними поцелуями и прикосновениями рук?
Эльфийка молчала, прижимаясь щекой к плечу вампира, чувствуя, как ладонь Рэйн поглаживает ее волосы.
- Одной быть тяжело, - вымолвила она, наконец. И ветер беззвучно взвыл, взметнув с земли пыль и ветки. Только камни остались лежать, выдержав этот напор.
- Ты никогда не будешь одна, - губы Рэйн коснулись ее виска. - У тебя есть твои стремления. Твои желания. Твой сын.
Даниэль хотела, чтобы он был их сыном. Но, также, как и Рэйн, она знала, что это невозможно. Ее ребенку не суждено будет узнать отца.
Эльфийка прикрыла глаза, а, когда снова открыла их, то в них больше не было грусти. Она знала, что момент настал.
- Отдай мне его.
Руки Рэйн напряглись, словно не зная, оттолкнуть ли Даниэль или же раздавить ее. Не выбрав ни один из вариантов, вампир продолжала прижимать эльфийку к своей груди. И только ветер стал холоднее.
- Нет.
Даниэль сама высвободилась и встряхнула головой. Золотые волосы сильнее растрепались на том самом ветру. Зеленые глаза сверкнули, поймав отблеск одного из солнечных лучей. Сверкнули яростно.
- Он не нужен никому из тех, кого я оставляю здесь, - ее голос приобрел жесткие нотки, словно и не было в нем только что непролитых слез.
Рэйн молча смотрела на нее, и ветер, столь гневно толкающий эльфийку, обходил вампира стороной. Она казалась статуей, застывшей навеки, и лишь синие глаза следили за Даниэль, готовясь отразить все, что бы она не предприняла.
- Отдай.
- Нет.
- Не спорь, - шипящим шепотом произнесла Даниэль. - Поверь мне, так будет лучше для всех.
Вампир оскалилась.
- Да что ты говоришь! По-прежнему считаешь, что война является панацеей от всего?!
Эльфийка разъяренно вскинула руки, но сгусток зеленого пламени, засверкавший в ладонях, никуда не полетел.
- Ты действительно не понимаешь или просто не хочешь понять? - спросила она. Рэйн чуть отступила назад, внимательно следя за передвижениями эльфийки.
- Я все прекрасно понимаю. Завладев камнем, ты установишь в мире свой порядок. Тот, который был заведен задолго до нашего с тобой рождения. Но не забывай, его разрушили.
- Потому что мои предки были слишком глупы и слабы, чтобы сопротивляться! - выкрикнула Даниэль, со злостью сминая в пальцах пульсар. - Их резали, как скот, а они твердили о мире и согласии!
- Мир и согласие?! - голос Рэйн опасно понизился, и пришла очередь эльфийки насторожиться. - Ты забыла, сколько моих сородичей полегло на тех полях, где проходили сражения? Сколько вдов оставили по всему миру твои "мирные" сограждане?
- Не они начинали ту войну, - грубо отрезала Даниэль. - Их вынудили защищаться.
- Почему ты думаешь, что сейчас все будет по-другому? Считаешь, люди не возьмутся за оружие, чтобы защитить свои семьи?
Эльфийка с силой топнула ногой, и земля жалобно загудела от этого удара, будто протестуя против того, что разворачивалось сейчас на ней.
- Мне плевать, что там сделают люди! Я борюсь за то, что моему народу жилось хорошо! Чтобы его не угнетали, как было много столетий подряд! Чтобы нам не было необходимости скрывать свое истинное происхождение!
Вампир резко схватила Даниэль за плечи и встряхнула ее.
- Очнись, эльфийка! Война между нашими расами давно кончилась. Где ты видишь, чтобы эльфов забирали в рабство и убивали? А ты хочешь начать все заново?
Даниэль мотнула головой и отбросила руки Рэйн.
- Я всего лишь хочу вернуть все на свои места! Я. Хочу. Свой. Мир, - раздельно произнесла она. - Тот, в котором я буду править. И никто мне в этом не помешает, - ее глаза заблистали при этой мысли. - Даже ты, вампир.
Рэйн подавила слова, которые были готовы сорваться с ее губ.
- Я ожидала от тебя подобного. Просто ждала, когда же ты осознаешь, что не остановишься ни перед чем.
- Я осознала это давно, - усмехнулась эльфийка, и в ее усмешке не было доброты. - Мы слишком разные, Рэйн, признай это. Ты могла бы быть мне верным помощником, но, очевидно, станешь отличным врагом.
Рэйн молчала. Весь ее запал внезапно исчез, словно его и не было.
- Твой враг - ты сама, Даниэль, - сказала она, наконец. - И мне жаль, что ты никак не можешь понять это.
Эльфийка хмуро отвела взгляд в сторону.
- Я не хочу слушать тебя, - пробормотала она. - Твои слова меня не убедят.
- Я знаю, - спокойно кивнула Рэйн. Спокойно, потому что ей уже стало все равно. Суета мира и его обитателей всегда ее утомляла. А Даниэль стала почти как люди.
Эльфийка не поверила своим глазам, когда увидела, что Рэйн достает из висящего у нее на поясе мешочка талисман. Не поверила, но протянула руки, горя желанием коснуться его.
- Забирай, - вампир кинула камень, загоревшийся на свету почти зашедшего солнца всеми цветами радуги. Даниэль ловко поймала его и прижала к груди.
- Наконец-то, - ее голос охрип от волнения. - Мой народ получит то, что заслуживает.
- Я рада за тебя, - Рэйн выпрямилась и, отвернувшись, широкими шагами пошла по направлению к Кардишу.
Эльфийка удивленно смотрела ей вслед. Она не ждала, что все сложится таким образом. Она настраивала себя на долгую борьбу, а ее не получилось.
Она взглянула на камень, что сжимала ее рука. На вещь, способную дать ей больше, чем она, возможно, заслуживала.
Брови эльфийки сдвинулись к переносице, когда она повертела в ладони талисман. Потом зеленые глаза обратили свой взор к удаляющейся Рэйн.
"Ты бежишь в никуда, эльфийка..." Слова вампира зазвучали у Даниэль в голове. Слова той, кому она привыкла доверять больше, чем самой себе. Теперь уже можно было признать это.
Сидящий рядом с нетерпеливо пофыркивающим конем оборотень повел ушами, прислушиваясь к тому, что происходило в нескольких сотнях метров от него.
Эльфийка мотнула головой, продолжая смотреть в спину Рэйн. Вероятно, они уже больше никогда не встретятся. Да им и незачем будет встречаться. Рэйн ни за что не поступится своими принципами и не придет посмотреть на то, как обстоят дела в новом эльфийском королевстве. Она ни разу не даст о себе знать, а если даже они и встретятся где-нибудь на официальном приеме, то вампир лишь вежливо кивнет, не дав никому понять, что знает царицу. Напоминанием о ней будет служить лишь одно.
- Рэйн...
Вампир успела отойти на приличное расстояние, когда голос Даниэль заставил ее замедлить шаги. Оборачиваться не хотелось.
- Рэйн...
Яркая вспышка сверкнула где-то за спиной, и Рэйн все-таки посмотрела назад, туда, где продолжала стоять эльфийка. Только теперь руки ее были пусты.
Сил удивляться не было, поэтому Рэйн лишь чуть улыбнулась, щуря голубые глаза. И поймала ответную улыбку Даниэль.
То расстояние, что все еще разделяло их, не стало помехой. Всего лишь одно мгновение, один удар сердца, чтобы встать рядом. И только ветер взметнулся позади.
Талисман исчез. То, что люди искали на протяжении стольких лет, та власть, к которой стремились многие поколения, оказалась уничтожена в одну секунду эльфийкой, пожелавшей еще раз заглянуть в бездонные глаза вампира.
Яростная царица эльфов, быть может, потом пожалеет о совершенном.
Рэйн не знала, как Даниэль удалось в считанные секунды уничтожить то, на поиски чего ушло столько сил. Но она и не хотела спрашивать. Ей было все равно.
- Ну вот, - Даниэль вскинула голову, глядя на Рэйн. - Пришла пора прощаться.
Рэйн улыбнулась.
- Ты считаешь? - ее голос не выражал эмоций. Эльфийка пожала плечами.
- Мир спасен, от меня в том числе. Осталось что-то еще?
Вампир стояла неподвижно, устремив взгляд на Даниэль, но девушка не могла сказать точно, видит ли она ее. Даниэль знала, что если бы она позволила, они бы были вместе. Как тогда, сотни лет назад. Но она также знала, что этого не будет. Их путям суждено идти дальше параллельно, и они никогда больше не пересекутся настолько, чтобы снова причинить им боль.
- Говорят, расставание обещает новую встречу, - нарушила молчание Рэйн, и Даниэль улыбнулась.
- Ты всегда знала, какие слова в какой момент нужны.
- Не забывай, я была человеком, а у них на каждый случай есть, что сказать. Про нас бы они сказали: "Блуждающим людям - судьба блуждающих туч".
Эльфийка непонимающе мотнула головой.
- Что это значит?
- Это значит, что тучи бродят по небу и, встретившись однажды, не знают, встретятся ли снова. Так и мы с тобой, не находишь? - Рэйн испытующе посмотрела на Даниэль.
- Возможно и так, - согласно кивнула эльфийка. - А может быть, они просто одиноки.
Рэйн прекрасно понимала свою избранную: они слишком долго были вместе, чтобы не научиться понимать друг друга без слов. Даниэль не оставит свои попытки вернуть утраченное. Этот мимолетный порыв привязанности пройдет. Но не слишком ли много она теряет взамен?
Она снова преобразилась, ее эльфийка. Пару минут назад она готова была умолять не бросать ее. Слезы быстро высохли, сменившись гневом. Но теперь перед Рэйн стояла женщина, знающая, чего она хочет.
Вернуться домой.
Она давно привыкла к одиночеству, хотя и не спешила признаться в этом самой себе. Они уже не могут быть вместе. Многое разделяет их. Не Вольф. Не Джейси.
То, что могло бы их объединить.
Темнота. Одинаково бережно ласкающая и вампира, и эльфийку своими бесплотными руками, она разводит их в разные стороны. Тот мрак, что владеет обеими, возвел между ними непреодолимую стену. Даниэль не видит ее, потому что не признает темноту в себе, а Рэйн никогда не сможет одолеть свою ночь.
Нет в той темноте любви для них, которую они могли бы разделить друг с другом. И виной тому они сами. Не Джейси. Не Вольф.
Но все равно они продолжают оставаться друг для друга самыми близкими существами. Как еще можно назвать то, что не является Любовью и никогда не было Дружбой, как бы этого не желала Рэйн? Вожделение? Слишком грубо. Душа, разделенная надвое? Слишком пафосно. Хотят они того или нет, однако судьбам их суждено сплестись было в крепкий узел, и не разрубишь его, не развяжешь. Быть может, боги все-таки когда-нибудь смилостивятся над ними, позволят стать теми, кем они могли бы стать, будучи простыми людьми. А пока...
Вампир осторожно положила ладонь на пока не наметившийся под одеждой живот Даниэль. Туда, где слышалось практически неразличимое биение сердца еще не родившегося малыша.
- Береги его сердце, эльфийка, - тихо сказала она. - И свое тоже.
Даниэль улыбнулась.
- Ни одно из них мне не принадлежит. Я отдала их вампиру, однажды встретившемуся со мной взглядом. Запомни это, - она шагнула навстречу Рэйн, в ее раскрытые объятия.
- Ты - моя память, Даниэль, - глухо отозвалась Рэйн, ведя ладонью по распущенным волосам эльфийки. Даниэль чуть расслабилась, отдаваясь этой нехитрой ласке.
- Ты останешься здесь? - спросила она. Вампир покачала головой.
- Мир большой. Кто знает, где я пригожусь?
Они стояли рядом, две бессмертные, обреченные на вечное странствие. И, когда эльфийка запрокинула голову, чтобы встретить губами губы Рэйн, она не удивилась, почувствовав упавшие на лицо теплые капли.
- Снова дождь, - пробормотала она, отвечая на поцелуй.
- Это плачет мое сердце, - Рэйн крепче обняла ее. - По тебе.
Даниэль еще какое-то время целовала вампира, потом мягко высвободилась. Ее собственные слезы стремились вырваться наружу, но она знала, что не позволит им этого. Ее ждало долгое путешествие. Путешествие домой.
- Прощай...
- Прощай, - эхом откликнулась Рэйн. Эльфийка улыбнулась в последний раз и, отвернувшись, решительно зашагала по склону холма к своему коню, чувствуя, что Рэйн смотрит ей вслед. Они снова встретятся, когда-нибудь, быть может, через столетия. Этот срок кажется долгим лишь для людей.
Стена дождя скрыла за собой Даниэль, и вампир, словно очнувшись, вдруг крикнула что-то, но грянувший гром заглушил ее.
Рэйн усмехнулась, поднимая воротник пальто. Возможно, так было нужно, чтобы эти слова остались невысказанными. Значит, будет другой случай, чтобы произнести их. И ей вполне под силу еще немного подождать.
В конце концов, они встретятся. На том же месте, в тот же час... Хотя бы для того, чтобы вместе послушать легенды, которые сложат о них.
Круг имеет тенденцию замыкаться.
Она снова всмотрелась в пелену дождя.
Прекрасная всадница удалялась в сторону заката, а рядом с ней искрой вспыхивала серебристая точка - оборотень, огромными прыжками бегущий вместе с конем.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Темная литература » Winter На том же месте, в тот же час... Кн.3