Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Winter На том же месте, в тот же час... Кн.1, 2


Winter На том же месте, в тот же час... Кн.1, 2

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Обещал... Для любителей фэнтези. Выкладываю. Будет много.

Собственно, это трилогия "Вечность на двоих"

Хронология такова:

"На том же месте, в тот же час..."
"Пламя костров"
"На закате времен"

С оригиналом текста можно познакомиться на rxwp, у зенайтов

С глубоким уважением к автору, Дихоуп

Итак, -

На том же месте, в тот же час... Кн.1, 2

Пролог

- 1 -

- Ты уверен?
- Как никогда в жизни, ваше величество.
Сгорбленный седой мужчина в расшитом халате и с заспанным лицом склонился над низеньким столом, внимательно изучая что-то похожее на карту. Рядом с ним нетерпеливо топтался еще один человек, с встрепанными волосами и сдвинутой на левое ухе короне, разукрашенной драгоценными камнями.
- Ну что там? - нетерпеливо спросил он через несколько минут, устав от ожидания. Седовласый устало пожал плечами.
- То, о чем я и предупреждал вас еще месяц назад.
Его величество утер вспотевший лоб и рухнул на ближайший стул.
- А что делать, а? - тонким голосом произнес он, щуря подслеповатые глаза. - Ты же маг, придумай что-нибудь.
Придворный волшебник аккуратно свернул изучаемую вещь, которая и впрямь оказалась картой, и убрал ее в верхний ящик стола.
- Могу посоветовать только одно, - заученным тоном ответил он. - Бежать как можно дальше отсюда. И поскорее.
Король аж подпрыгнул.
- Ты что, я ж король! Отец своих подданных! Я должен их защищать, - но слова прозвучали неуверенно. Маг снова пожал плечами и посмотрел в распахнутое окно, за которым сияла луна.
- Я бы мог подсказать один вариант, ваше величество, но сомневаюсь, что...
- Не сомневайся, - оборвал его монарх, вновь обретая уверенность. - Я знаю, ты всегда был мастером на выдумки. Что там у тебя?
Волшебник глубоко вздохнул и потер внезапно замерзшие ладони.
- Завтра, ваше величество, пригласите во дворец Гранта.
- Чтооо?! - возмущенно возопил король, вскакивая на ноги. - Этого негодяя, вскружившего голову моей дочери? Да я приглашу его только за тем, чтобы казнить! И все проблемы решатся!
- Ваше величество, - монотонно продолжил волшебник, не обращая внимания на вспышку гнева своего господина, - завтра, после захода солнца, я жду вас, вашу дочь и Гранта здесь, в моей комнате.
- Но зачем? - король порывисто поправил окончательно сползшую на ухо корону.
- Ваше величество, не торопите события, - успокоительно проговорил придворный маг. - Спешить уже некуда, сами понимаете прекрасно.
Властительный монарх пробурчал что-то себе под нос, но спорить не стал. В конце концов, до завтрашнего вечера осталось не так уж много времени. Можно немного подождать.
- 2 -
... Ночь медленно вступала в свои права, укутывая черным плащом все подчиненное ей пространство. Одинокая фигура мужчины, стоящего на берегу городской реки, чуть покачнулась. Ветер, дунувший откуда-то сбоку, взметнул длинные волосы путника, который, казалось, чего-то ждал, устремив взгляд на небо, скрытое облаками. Но лишь одна секунда, и облака разошлись в стороны, выпуская на свободу уставший лик луны. Полнолуние...
А спустя еще мгновение на берегу уже никого не было, только большой волк огромными прыжками убегал куда-то вдаль, оставляя на земле еле различимые следы больших лап...
- 3 -
... Двое мужчин, идущие этой поздней ночью по своим делам, недоуменно переглянулись, заслышав рядом шум, доносящийся откуда-то сверху. Не решившись проверить, что бы это могло быть, они ускорили шаг, направляясь к ближайшему дому. Неизвестно, было ли это их конечной целью, но страх перед ночными тварями, населявшими мир, был вполне оправдан.
Спустя пару минут после того, как мужчины скрылись за спасительной дверью, мимо закрытого окна промелькнула гигантская тень, сопровождаемая хлопаньем крыльев. Если бы кто-то смотрел в этот момент на небо, то смог бы заметить грузное существо на фоне луны, которое не спеша летело над пустынными улицами города...
- 4 -
... Глухой тоскливый вой раздался совсем близко, и высокая темноволосая женщина, обнимающая внезапно замолчавшего мужчину, застыла, словно вслушиваясь в этот плач детей ночи. Полнолуние, ожидаемое ею, было в самом разгаре.
Она аккуратно придержала обмякшее тело мужчины, не позволив ему упасть на землю, и огляделась, проверяя нет ли кого рядом. Потом запрокинула голову, глядя на усмехающийся диск бледной луны. По правой щеке скатилась одинокая тяжелая капля.
Начинался дождь...
Глава первая. Жребий брошен.

- 1 -
В пустом коридоре королевского дворца раздались звонкие шаги, и зеркало, пылившееся в дальнем углу, через пару секунд отразило высокую ладную фигуру донельзя довольного собой молодого человека с копной буйно вьющихся рыжих волос. Остановившись на мгновение, чтобы подкрутить усы и подмигнуть своему отражению, мужчина засвистел веселую песенку и направился к широкой лестнице, ведущей наверх, в покои придворного волшебника Майэла.
Грант пребывал в отличном настроении. Сегодня утром ему доставили письмо, заверенное гербовой печатью, от которого едва уловимо пахло любимыми духами дочери короля Сабрины. И самый знаменитый вор королевства чуть не запрыгал от радости, как мальчишка.
Этого приглашения он ждал уже очень давно, с того самого момента, как во время одной своей ночной вылазки по крышам увидел в окне дворца прелестную светловолосую девушку, готовящуюся ко сну. И с того момента покой оставил его, уступив место чувству, которое Грант всегда считал недостойным настоящего мужчины.
Не сомневаясь в том, что он сумеет завоевать сердце красавицы, Грант на следующее же утро подстерег Сабрину на ежедневной прогулке. И с того момента завертелось. Встречи, свидания, мимолетные поцелуи, украденные с губ... И все тайком, потому что наследная принцесса сразу предупредила героя своих девичьих грез о сиятельном папе, который не терпел поклонников дочери, если он не выбрал их сам. Впрочем, Грант не терял надежды на то, что однажды получит благословение короля. И долгожданный миг настал.
Поднимаясь по ступенькам, Грант уже представлял, как ведет к венцу любимую. В левом нагрудном кармане у него лежало кольцо, давно укр... купленное для такого случая, как сегодняшний.
Вот она, дверь к счастью...
- Нет, ну я не понимаю, папа, - раздавшийся капризный голосок Сабрины заставил сердце вора забиться сильнее, а ноги ускорить шаг.
- Чего ты не понимаешь? - Грант резко остановился, расслышав в ответившем мужском голосе раздраженные нотки. - Твой ненаглядный - вор, что ты ждала? Что я встречу его с распростертыми объятиями?
Грант замер около приоткрытой двери, обратившись в слух. Что за черт там творится?
- Нет, папа, - снова заговорила Сабрина, - я не понимаю, зачем ты попросил меня пригласить его, если не собираешься дать нам свое благословение?
Король закашлялся.
- Благословение? - его губы шевелились, но воспитание не позволяло ему произносить такие слова в присутствии дочери. Поэтому он предпочел ненадолго замолчать.
Грант привалился к стене, чувствуя, как приподнятое настроение медленно, но верно покидает его. Надежды на хороший исход вечера таяли. Похоже, заготовленное кольцо сегодня останется там, где и лежит.
"Конечно, чего я ждал," - с горечью подумал он, вглядываясь в расписной потолок. - "Я всего лишь вор, пусть отличный знаток своего дела, но ведь вор. Какой отец, к тому же король, решится выдать свою единственную дочь за такого, как я?"
Грустные мысли почти уже одержали верх, когда Грант вдруг подумал о том, что его все-таки сюда пригласили. Значит, есть какая-то причина. Быть может, что-то интересное. Какое-то новое дело или нечто вроде.
- Всем добрый вечер! - он решительно распахнул дверь, блистая улыбкой.- Вы меня звали?
- Дорогой! - кареглазая блондинка в длинном белом платье бросилась ему навстречу, протягивая руки.- Я все ждала, когда же ты придешь!
- Только ради этих слов стоило прибыть сюда, - галантно отозвался Грант, незаметно уклоняясь от жарких объятий и заменяя их на целомудренный поцелуй в щеку. Все-таки в присутствии короля стоило вести себя поосторожнее.
- Кхм, - подал голос монарх, очень неодобрительно глядя на дочь и ее приятеля. - Я полагаю, все в сборе, можно начинать. Не так ли, Майэл?
Только сейчас Грант обратил внимание на стоящего у распахнутого окна невысокого сгорбленного человека, держащего в руках зажженную свечу. Придворный маг... По спине вора пробежал священный холодок. Он был наслышан о возможностях Майэла, мужчины, практически державшего власть в своих руках. Разумеется, король об этом не подозревал.
- Пока нет, ваше величество, - ответил Майэл, не отрывая взгляда от стремительно темнеющего неба. - К нам еще будут гости.
Король Нестор нахмурился. Он не любил недомолвок, а его волшебник умел разговаривать исключительно ими. И можно было быть уверенным, что никто ничего не узнает, пока Майэл не решит, что пришло время.
Минуты текли медленно и почти незаметно. Король осторожно зевал, исподтишка наблюдая за дочерью и этим воришкой, который, к слову сказать, вел себя абсолютно пристойно и воспитанно. Но, подобно всякому отцу, Нестор не мог спокойно смотреть, как посторонний мужчина обнимает его дочь.
Грант внезапно поднял голову.
- Вы слышите? - спросил он. Майэл резко обернулся.
- Откройте дверь, - отрывисто произнес он. Вор недоуменно пожал плечами, отвечая на безмолвный вопрос Сабрины, сидящей рядом с ним, и поднялся на ноги. Шум, который он уловил, был мало похож на стук, поэтому он сомневался, что обнаружит кого-нибудь за дверью. Спорить, однако, он не стал.
За порогом, как он и ожидал, никого не было. Грант совсем уже было собрался захлопнуть дверь и вернуться в комнату, как серая тень отделилась от противоположной стены и проскользнула мимо него, задев правую ногу мужчины.
- О черт! - Грант вздрогнул от неожиданности, провожая взглядом большого волка, бесшумно идущего к Майэлу. - Это еще что?
- Не что, а кто, - ворчливо поправил его маг. - Прошу любить и жаловать. Сторм.
Усевшись на задние лапы, зверь встряхнулся, разбрызгивая вокруг шерсть, и комнату наполнил визг Сабрины, с ногами забравшейся на диван. Краем сознания отметив, что надо ее успокоить, Грант изумленно смотрел на коренастого обнаженного мужчину, свернувшегося около Майэла.
- Боже мой, - это уже король обрел голос. - Я видел это или...
- Видели, ваше величество, - успокаивающе сказал маг, протягивая оборотню заранее заготовленную одежду. Оборотень поднял темноволосую голову, принюхиваясь, потом неуверенно встал, прикрываясь рубашкой.
- Прошу прощения, - хорошо поставленным баритоном проговорил, нет, скорее, прорычал он. - Не хотел никого пугать, но другого способа сделать это пока не придумали.
Сабрина, краснея, отвела глаза.
- Может быть, вы все-таки оденетесь? - смущенно предложила она. Оборотень Сторм рыкнул, видимо, еще не привыкнув к человеческой речи, и поспешно скрылся за ширмой, установленной в дальнем углу.
- Моя дорогая, ты в порядке? - Грант очутился возле своей возлюбленной, опустившись на одно колено. - Этот зверь не слишком тебя испугал?
- Я бы попросил, - донесся рычащий голос, и вор вздрогнул. Ему приходилось раньше иметь дело с магией, но никогда настолько близко.
- Это просто было несколько неожиданно, - задумчиво ответила принцесса, позволяя Гранту поцеловать ей руку.
- Майэл, - король, воспользовавшись всеобщей растерянностью, подобрался к придворному магу. - Что происходит? Я не знал, что ты водишь дружбу с такими...ммм, существами.
Волшебник искоса посмотрел на своего монарха и поднял повыше свечу, снова всматриваясь в темноту.
- В моей профессии без этих существ не обойтись, - тихо проговорил он. Нестор кашлянул, не решаясь спрашивать дальше, потому что боялся услышать то, что мог сказать ему Майэл.
Тем временем оборотень, справившись с одеждой, вышел на свет, неумело переступая ногами по чуть скрипящим половицам.
- Я не привык носить обувь, - пояснил он Сабрине, глядящей на него во все глаза. Потом повернулся к Майэлу.
- Рэйн и Морт?
- Еще нет, - ответил ему маг. - Хотя подожди...
Где-то снаружи за окном послышался шелест, напомнивший Гранту шум, производимый крыльями летучей мыши. Однако, каких же размеров должна была бы быть эта мышь, чтобы...
На этот раз принцесса не стала визжать, только вздрогнула, когда огромное черное нечто, неистово хлопая перепончатыми крыльями, приземлилось прямо посреди покоев волшебника.
- Уффф, - прогудело оно низким голосом, распрямляясь и становясь еще больше, - до чего же я не люблю длинные перелеты.
- Морт, - улыбку, появившуюся на лице Майэла, король вполне мог бы назвать теплой, если бы не знал так хорошо своего старого мага. - Я уж думал, ты нас не найдешь.
Майэл задул свечу и с шумом захлопнул окно.
- Прошу любить и жаловать, - громко провозгласил он, указывая на вновь прибывшего. - Морт, демон высшей категории.
- Очень приятно, - громыхнул Морт, тянясь рукой к попятившемуся королю. Нестор, переборов страх, все-таки отважился пожать когтистую ладонь.
- Мое почтение, леди, - демон неуклюже склонился в поклоне перед замершей Сабриной. Принцесса заторможенно кивнула ему, подумав о том, что сегодняшний вечер не обещал столько сюрпризов.
Грант чуть сильнее, чем надо, сжал локоть Сабрины, когда Морт, блестя красными глазами, обратился к нему с приветствием. "Боже мой," - промелькнуло в голове у вора, - "надо было сразу уходить."
- Морт, сколько лет, сколько зим, - оборотень раскинул руки, скаля клыки. Глаза демона полыхнули огнем.
- Сторм, вот уж не ожидал, - из его ноздрей вылетело облачко пара. Принцесса, не удержавшись, взвизгнула, а король Нестор благоразумно спрятался за занавеску.
Оборотень разочарованно вздохнул.
- Я думал, мы уже забыли тот случай.
Демон покачал головой, которую украшали небольшие закрученные рога.
- Моя шкура до сих пор помнит, извини.
- Я прошу прощения, - проблеял из-за занавески король, - но не пора ли перейти к тому самому делу, которое мы намерены были обсудить сегодня?
Майэл почесал седую бороду.
- Дело в том, что должен прибыть кое-кто еще, и тогда...
- Кое-кто уже прибыл, дорогой мой волшебник, ты как всегда пропустил этот момент, - насмешливо заметил чей-то голос
"И не только он пропустил," - подумал Грант, оборачиваясь. И замер.
Из глубокого кресла, стоящего рядом с уже закрытым окном, не спеша поднялась высокая фигура, затянутая во все черное. Взметнув длинные темные волосы, достигавшие пояса, но лежавшие на удивление ровно, гость повернулся и... оказался гостьей.
Сабрина почувствовала, что в обморок сегодня она все-таки упадет. И даже Грант ей в этом не помешает. Сначала оборотень, потом демон, а теперь вот еще и...
- Вампир, - выдохнул вор, сравниваясь по цвету кожи со своей возлюбленной. Король снова скрылся за шторой.
Гостья улыбнулась, показав самые кончики острых клыков, и сузила холодные голубые глаза, изучающе пробегая взглядом по присутствующим. Равнодушно кивнула оборотню, ответила на приветствие Морта, не заметила Гранта и чуть запнулась, разглядывая Сабрину. Ноздри вампира слегка раздулись.
- Бессссмертная, - прошипела она. Девушка испуганно обернулась, чтобы посмотреть, не стоит ли кто за ней. Но нет, слова женщины были обращены к ней.
- Кто бессмертная? - удивленно произнес Сторм, тоже принимаясь разглядывать Сабрину. - Я ничего не чувствую.
- Я чую запах, - сквозь зубы произнесла вампир, склоняя голову и все также пристально глядя на принцессу. Той стало ужасно не по себе, и она поспешила спрятать лицо на плече у Гранта.
- Рэйн, - Майэл выступил вперед, касаясь руки темноволосой женщины, - ты не ошиблась, в ней течет капля бессмертной крови, но она слишком мала, чтобы дать истинное бессмертие.
Рэйн повела бровями.
- Предки эльфы?
- Именно так, - подал голос Нестор, все еще не решаясь выступить на всеобщее обозрение.
- Тогда прошу прощения, принцесса, - в неуловимом движении Рэйн оказалась рядом с Сабриной, отпрянувшей назад. - Не хотела пугать вас.
- Нет, нет, все нормально, - поспешила заверить ее девушка, пытаясь отвести взгляд от синих глаз, пристально всматривающихся в нее. И тут же ощутила, как ее неудержимо тянет в сон.
- Рэйн, - резко выкрикнул Майэл. Вампир улыбнулась принцессе.
- Еще раз прошу простить, но я хотела убедиться, - она вернулась в то самое кресло, откуда встала пару минут назад. - Итак, все в сборе, я полагаю. Мне бы очень хотелось узнать, зачем я тебе понадобилась, колдун.
Сабрина мотнула головой, отмечая, что сон прошел так же внезапно, как и появился.
- Да, - придворный маг нервно потер ладони. - Располагайтесь поудобнее и начнем разговор.
Он опустился в другое кресло. Оборотень Сторм свернулся у его ног, внимательно глядя на неподвижно застывшую Рэйн. Морт осторожно уместил свое большое тело рядом с Грантом на диване. И только король Нестор предпочел остаться там, где находился. На всякий случай.
- Начинай, - бросила Рэйн.
- 2 -
Через полчаса утомительно длинного рассказа Майэла, не обладавшего ораторскими способностями, Грант потер глаза, чувствовавшие себя так, словно в них насыпали песку, и откинулся назад.
- Значит, грядет конец света, - подытожил он то, что только что услышал. Маг кивнул, одним щелчком пальцев зажигая свечи. Морт шумно выдохнул, шевеля сложенными крыльями.
- На моем веку конец света обещали как минимум раз десять, - прогудел он. - И, как видите, он ни разу не наступил.
Оборотень фыркнул, но от комментариев воздержался.
Король, к этому времени уже уютно обосновавшийся в непосредственной близи от демона, рядом с которым он почему-то вдруг почувствовал себя в безопасности, поправил постоянно сползающую корону.
- Сейчас другое, не так ли, маг?
Майэл снова кивнул, устав от долгой речи.
- Слишком много войн за последние сто лет, - хрипловато произнес он. - Наш мир устал, как бы странно это не звучало. Устал сражаться сам с собой. Надеюсь, я понятно выражаюсь?
- Вполне понятно, - отозвался Морт, рассматривая свой коготь. - И этот талисман, о котором ты нам поведал, призван спасти всех и вся?
Придворный волшебник выпрямился.
- Да, - в его голосе появилось оживление, - он изначально был создан для этого. Но только на крайний случай, который как раз наступил.
Грант закинул ногу на ногу.
- В общем, ты позвал нас, - он обвел рукой всю компанию, - чтобы мы нашли этот талисман, я прав?
Майэл покачал головой.
- Найти его дело непростое, именно поэтому я вынужден был обратиться к вам, - он посмотрел на Сторма, потом на Морта и, наконец, на хранящую молчание Рэйн. - Я знаю вас слишком давно. Существование этого мира для вас не пустой звук, я прав?
Ворчание Морта можно было расценить как согласие. Оборотень нехотя кивнул. И только Рэйн сидела неподвижно, словно статуя. Тогда Майэл перевел взгляд на Гранта.
- Зная тебя, я подумал, что ты не откажешься от небольшого приключения. Тем более, что тут пригодятся твои навыки. Талисман не лежит на виду. Каждый фрагмент тщательно охраняется.
Вор гордо подкрутил усы.
- Польщен, правда. Но разве они не справятся без меня? - он кивнул на гостей волшебника. Майэл качнул головой.
- Ловушки, расставленные около талисмана, рассчитаны на сверхъестественных существ. Лишь человек сумеет одолеть их без потерь.
Грант задумался, начиная прикидывать, что ему пригодится в их путешествии.
- Я могу рассчитывать на вас? - спросил маг. Морт распустил крылья.
- На меня можешь, - с этими словами он поднялся в воздух, подождал, пока Майэл откроет окно, и скрылся в ночной тиши.
Оборотень рыкнул и протянул магу руку, уже покрытую шерстью.
- И на меня.
Через несколько секунд на полу осталась лежать лишь его одежда, а сам он исчез за дверью.
- Ну, просто великолепно, - воскликнул Майэл, вставая. - Тогда завтра я жду тебя, Грант, с самого утра здесь. Обсудим детали.
- Подожди, - вор тронул его за плечо. - А Рэйн? - тут только он заметил, что кресло у окна пустует.
- Она ушла? - несколько растерянно сказал он, оглядываясь. - Но когда? И как?
Маг усмехнулся в усы.
- Она вампир, сынок, и этим все сказано.
- Но как же ты узнаешь, согласна она помочь или нет? - подала голос молчавшая до этого Сабрина. Майэл повернулся к ней.
- Если бы она была не согласна, она бы не пришла.
- 3 -
Рыжий вор неторопливо шел по пустой улице, меланхолично пиная перед собой маленький камешек, жуя сорванную около дворцовых ворот травинку и сосредоточенно обдумывая все то, что он услышал сегодня в дворцовых покоях. И увидел.
Если бы кто-то сказал ему, что однажды он встретится с теми, чье существование он всегда ставил под сомнение, он бы рассмеялся тому человеку в лицо, обвинив его в попытке запугивания. Но сегодня...
Грант мотнул головой, вспоминая тех троих, что сидели рядом с ним этим поздним вечером. Насмешливый оборотень. Молчаливый и сосредоточенный демон.
И, конечно же, та, кто поразил его воображение больше остальных.
Вампир.
Как там говорят... Холод вечности? Бездна времени? Водоворот миров?
Грант усмехнулся высокопарности определений, но признался себе, что не сможет найти ничего более подходящего под описание тех голубых глаз, чей взгляд, казалось, видел его насквозь. И не только его. Вор до сих пор чувствовал, как сильно сжимала Сабрина его руку, едва Рэйн поворачивала голову в их сторону, и как вздрагивал король Нестор.
Странно, но оборотень и демон не вызвали того священного ужаса, который Грант испытал, впервые заглянув в глаза вампира. Что это было, спросил он себя. Страх перед неизбежностью? Перед той пропастью, что носила в себе эта высокая темноволосая женщина?
Сколько ей лет?
Вор готов был поклясться, что много. Очень много. И уже само это пугало. Как можно находиться рядом с тем, кто вечен? Кто видел и ощущал такое, что не приснится и в кошмарном сне?
Грант тряхнул головой. Пора прекращать думать об этом. Завтра Майэл посвятит его в тонкости дела и тогда уже будет видно, во что он втянул себя на этот раз.
- 4 -
- Почему бы тебе просто не отправиться по своим делам? - прорычал Морт, рассерженно глядя на сидящего около него на корточках оборотня, успевшего снова принять человеческий облик. Сторм наклонил голову, блестя хитрыми глазами.
- Мне некуда идти, ты же знаешь, - рыкнул он в ответ, почесывая затылок. Демон шумно вздохнул и опустился на землю, стараясь не повредить крылья.
- Ты знаешь, почему Майэл снова собрал нас троих? - спросил он, взрыхлив когтем на большом пальце песок. Оборотень пожал плечами.
- Вероятно, сочетание твоей силы, моего ума и красоты Рэйн ему запомнилось.
Демон громко захохотал, распугав птиц, устроившихся на ночлег на одном из ближайших деревьев.
- Слышала бы тебя Рэйн, - сказал он, отсмеявшись. Сторм хмыкнул.
- Я бы и при ней это повторил.
- Спорим, не повторил бы, - с оживлением в голосе произнес Морт, поглядывая на вервольфа. Тот выпрямился.
- За кого ты меня принимаешь, демон?
- За трусливого оборотня, трясущегося над своей шкурой, - мгновенно отозвался Морт, и глаза его зажглись красным светом. Съежившийся Сторм поспешил отползти в сторону.
- Я, кажется, уже попросил прощения за тот случай, - его голос напоминал скулеж. Морт выдохнул облачко пара.
- А я, кажется, уже сказал, что не готов забыть ту охоту, - рявкнул он и отвернулся, не желая продолжать разговор. Хорошее настроение, на несколько минут овладевшее им, испарилось, и Сторм, безусловно почувствовавший это, принял свой обычный облик, чтобы двумя прыжками скрыться во тьме.
- 5 -
Старый волшебник неторопливо просматривал свои книги. Он не собирался перечитывать их, потому что и без того знал все, что там было написано, но само прикосновение к истрепанным страницам с полустершимися буквами, отпечатанными задолго до его рождения, успокаивало. Успокаивало настолько, что он не сразу услышал легкие шаги, раздавшиеся в комнате за его спиной.
- Майэл, - произнес тонкий девичий голос, и маг резво обернулся.
- Ваше высочество, - он поспешил склониться перед замершей рядом в двух шагах от него Сабриной, которая сжимала обеими руками большой подсвечник. - Почему вы не спите?
Принцесса прикусила губу, словно раздумывая над тем, что ответить.
- Я хочу пойти с ними, - прямо заявила она, решив, что негоже королевской дочери юлить и уворачиваться. Маг округлил глаза и закашлялся.
- Но, ваше высочество, вы не понимаете...
- Не понимаю чего? - живо спросила Сабрина, подходя ближе. - Того, что это может быть опасно?
- Я рад, что вы это осознаете, - с плохо скрываемым облегчением сказал Майэл. Не хватало еще тратить время, чтобы отговорить принцессу от того, что она задумала.
- Да, - продолжала Сабрина, взмахнув подсвечником, - именно поэтому ты, маг, отправишься вместе с нами. Будешь и дальше присматривать за мной, как ты успешно делал все эти годы.
Старый волшебник картинно схватился за сердце.
- Но король...
- Король вполне сможет обойтись и без тебя, - заверила его принцесса не терпящим возражений тоном. - И потом, никто не будет против, - она улыбнулась. представив изумление и радость Гранта, когда он узнает, что она поедет вместе с ним. "Словно медовый месяц", - подумала она, забывая об истинной цели.
- Да, ваше высочество, - смиренно произнес маг, склоняясь в глубоком поклоне. Час от часу не легче.
- 6 -
Рэйн летела невысоко над землей, старательно избегая мест возможного скопления людей. Сегодня у нее не было желания охотиться. Или попадаться на глаза любопытному мальчишке, вздумавшему проследить за тенью, скользнувшей возле его окна.
Услышанное несколько часов назад в комнате придворного мага не доставило вампиру большого удовольствия. Как правильно заметил Морт, конец света уже ожидался и так и не наступил. Где гарантии, что в этот раз не будет также?
Она аккуратно опустилась, стараясь не запачкать свой черный плащ, и огляделась по сторонам. То, что Майэл позвал ее, не удивляло, но и не радовало. В конце концов, она не панацея от всех бед. И у вампиров бывают плохие периоды в жизни. Один из них как раз наступил.
К тому же, снова начался дождь. А это значило, что что-то должно было произойти.
Раскат грома потряс город, и слишком равнодушные для смертного глаза различили выходящую из стены дождя прозрачную женскую фигуру с трепещущими за спиной тонкими крыльями.
- Мое почтение, вампир, - произнесла фигура тягучим насмешливым голосом, складывая крылья, которые почти сразу же исчезли. - Давно не виделись.
Легким усилием воли прогнав ненужные в данный момент мысли, Рэйн чуть склонила голову, приветствуя девушку.
- Давно, эльфийка, - непринужденно ответила она. - Позволь догадаться, что привело тебя ко мне.
Эльфийка тряхнула длинными рыжими волосами и подошла ближе, теряя прозрачность.
- Ты не изменилась, Рэйн, - вампир едва вздрогнула, услышав свое имя из ее уст. - Сразу к делу. Я всегда любила это в тебе.
- Значит, все-таки любила, Даниэль?
Эльфийка изогнула красиво очерченные губы в улыбке. Раздался тонкий серебристый смех.
- Не меняй тему, Рэйн. Ты прекрасно это делаешь.
Вампир снова наклонила голову, словно отдавая должное памяти девушки.
- Моя царица послала меня сопроводить вас в вашем путешествии, - Даниэль выпрямилась и поглядела в спокойные голубые глаза. Рэйн усмехнулась.
- Ты никогда не могла отказать себе в удовольствии проконтролировать меня, не так ли? - она не стала интересоваться, откуда у царицы эльфов такие сведения. В конце концов, бессмертие дает определенные преимущества.
Даниэль сощурила чуть раскосые зеленые глаза, внимательно смотря на вампира.
- Нет, Рэйн, и ты это знаешь.
- Знаю, - согласилась с ней Рэйн. Обе замолчали, глядя друг на друга сквозь косой дождь. Им было, что вспомнить.
Рэйн вспоминала тонкую девичью фигуру, танцующую в час привидений на лунной дорожке, пролегшей на поверхности лесного озера. Давно ли это было?
- Четыреста лет назад, - шевельнулись губы эльфийки, отвечая на безмолвный вопрос Рэйн. Даниэль отступила назад, пытаясь погасить в своей памяти образ парящего среди старых деревьев вампира, чьи глаза неотступно следили за ней, пока она набиралась силы у своей покровительницы луны.
- Слишком давно, - шепнула в ответ Рэйн.
Они продолжали смотреть друг на друга сквозь пелену чувств, сквозь пелену ностальгии по лучшим ночам, по радости и теплым объятиям в холодной тьме. Было ли это на самом деле или мощная магия эльфов, совмещенная с возможностями вампиров, позволила им на долгие века погрузиться в свои мечты, заменившие собой то, что они называли жизнью?
Рэйн сделала шаг вперед, и ее рука скользнула по волосам Даниэль, как рука любовника, прижимая щекой к своему лицу - не сильно, почти нежно.
- Власть развращает, эльфийка, - холодный голос никак не вязался с ее действиями, но Даниэль не пыталась отстраниться, молча принимая эту мимолетную ласку. - Ты знаешь это лучше меня.
Даниэль продолжала молчать, понимая, что Рэйн совершенно права. Именно власть отняла у них то, что можно было назвать счастьем, если только такие, как они, бывают счастливы.
Власть... Могущество... Возможность править... Даниэль получила все, что так отчаянно хотела. И потеряла того, кто мог бы разделить это бремя вместе с ней.
- Если бы ты тогда осталась, - она смотрела через плечо вампира, не замечая капель дождя, сбегающих у нее по лицу. - Вечность была бы нашей.
- Я иду по миру рука об руку с вечностью, эльфийка. Мой первый вздох на этой земле был сделан так давно, что кажется сном, привидевшемся мне тогда, когда я еще видела сны. Она моя самая верная подруга. Мне не на что жаловаться, - едва заметная горечь на мгновение исказила черты Рэйн, но рядом не было никого, кто мог бы и хотел это увидеть. - Лучше скажи, почему ты передала трон?
Даниэль высвободилась из рук не ставшей препятствовать этому Рэйн.
- Я устала, вампир, - со вздохом призналась она. - Для нас время движется по-другому: почти незаметно, лениво, никуда не торопясь, ничуть не сбивая пыль с подметок веков и тысячелетий. Это тоже надоедает. Только люди хотят жить вечно. Я с радостью обменяла бы мою вечность на короткий век обычной женщины.
Рэйн приподняла пальцами подбородок эльфийки, глядя в ее глаза.
- Так ли это? - с сомнением произнесла она.
Даниэль вскинула брови.
- А ты разве этого не хочешь?
Рэйн сглотнула и отвела взгляд.
- Ты путаешь, эльфийка, - ее голос снова обрел прежние бесстрастные нотки. - Ты забываешь, кто ты и кто я. Я была человеком. И я потеряла все.
- Я теряла своих любимых так же, как и ты, вампир, - отозвалась Даниэль, отворачиваясь в сторону. Рэйн вскинула голову.
- Ты не слушаешь меня, эльфийка, - ее голос напоминал шелест ветра в ночной тиши. - Я утратила все, что имела: дом, семью, жизнь... Можешь ли ты сказать о себе то же самое?
Даниэль устремила взор на далекий горизонт, снова признавая правоту Рэйн. Она была рождена бессмертной, той, на чьей памяти создавались и рушились цивилизации. Так может ли она сравнивать себя с тем, у кого не осталось ничего?
- Кто теперь правит вместо тебя? - сменила тему Рэйн, и Даниэль благодарно прикрыла глаза.
- Не знаю, помнишь ли ты ее, - она осеклась, видя насмешку вампира. - Извини, конечно, помнишь. Мелора.
Рэйн кивнула, вызывая в памяти девушку со светлыми до невозможности глазами, которые порой придавали ей вид слепой.
- Хороший выбор, - одобрила она, отмечая, что дождь заканчивается. - Значит, она направила тебя сюда, чтобы быть в курсе всего происходящего?
Даже не будь Рэйн вампиром, она бы все равно заметила, как смутилась Даниэль.
- Нет, - ответила эльфийка. - Я сама попросила ее об этом.
Рэйн чуть улыбнулась, но промолчала.
- Великолепно, - проговорила она и запахнула черный плащ, свою единственную дань моде. - Тогда завтра, с утра мы будем ждать тебя. Мне нет нужды сообщать тебе место?
Настала очередь Даниэль улыбаться.
- Нет, Рэйн, эти способности все еще при мне.
- Отлично, - Рэйн склонила голову. - До встречи.
Эльфийка моргнула, глядя туда, где только что стояла вампир. "Ну, что же, - сказала она себе, - все прошло не так плохо, как я представляла." Она встряхнула волосами и распустила крылья, поднимаясь в воздух.

0

2

Глава 2. В путь, в путь, в путь

- 1 -
Обычное, серое, ничем не примечательное утро. Прогуливающиеся около городских ворот стражники, время от времени зевающие в кулак или украдкой заливающие в себя что-нибудь горячительное. Не заснуть в такое время было бы сущим подвигом. Именно об этом размышлял Грант, сидя на установленной вдали от чужих глаз небольшой скамеечке. Честно говоря, он бы и сам предпочел бы еще поспать, но дело есть дело.
Вообще-то, направляясь сегодняшним утром во дворец, он рассчитывал на то, что придворный маг выдаст ему необходимое снаряжение, прочитает пару наставлений, посоветует держаться подальше от спутников и отпустит с миром. Но все вышло не так. Во дворец его даже не пустили, велев ждать снаружи. Вор попытался объяснить, что у него есть приглашение, но сонные стражники знай себе твердили о приказе, который они не могут нарушить. Поспорив немного, Грант все-таки признал, что потерпел поражение, и отошел в сторонку, решив и впрямь подождать. Признаться, в голове у него крутились мысли о том, что вчерашнее было лишь розыгрышем. От своей любимой он вполне мог такое ожидать, но чтобы впутать сюда короля и мага? Да еще и та троица... Нет, шуткой это быть не могло, а значит, Майэл сам скоро выйдет к нему.
Дождь, шедший всю ночь с небольшими перерывами, оставил на земле поблескивающие лужицы, и вор некоторое время забавлялся тем, что кидал камешки, наблюдая за тем, как расходятся по грязной воде ровные круги. Потом это занятие ему прискучило, и он, поднявшись на ноги, задрал голову, старательно ища в череде бесконечных окошек то единственное, что так влекло его к себе. Вдруг выглянет несравненная Сабрина, чтобы помахать на прощание своему рыцарю, отправляющемуся в дальний и опасный путь.
Грант не слишком рассчитывал на то, что король Нестор отпустит дочь проститься с ним нормально, поэтому самое бОльшее, на что он надеялся, был воздушный поцелуй.
- Скучаешь, человек? - уже знакомый голос раздался совсем близко, и мужчина, вздрогнув, поспешил отпрянуть от насмешливо улыбающейся Рэйн, внезапно оказавшейся рядом с ним. И ему не хотелось думать, почему он не услышал ее шагов.
- Я не знаю, что такое скука, - отозвался Грант, помимо своей воли залюбовавшись строгим правильным профилем вампира. Как любой мужчина, он не мог не смотреть на красивую женщину. Даже если эта женщина умерла задолго до его рождения.
Рэйн кивнула.
- Почему-то я была уверена, что услышу именно такой ответ.
Вор пожал плечами, заставив себя оторваться от созерцания фигуры вампира, скрытой темным плащом.
- Если знала, зачем спрашивала?
"Хватит, Грант, прекрати пялиться на ее ноги! Она вампир, она съест тебя и не подавится! И у тебя есть Сабрина, если она узнает, что ты заглядывался на другую, тебе не поздоровится."
Мужчина кашлянул, отводя глаза и думая о том, что был бы непрочь познакомиться с Рэйн поближе. Настолько ближе, насколько позволило бы чувство самосохранения.
С ума сойти, на носу конец света, а он размышляет совсем не о том! Нет, длительное воздержание не доводит до добра.
Ну, где же Майэл и остальные?
Грант отпрянул назад, вдруг обнаружив, что Рэйн стоит прямо перед ним. И смотрит в его расширенные серые глаза, завораживая и заставляя забыть обо всем.
- Ты думаешь обо мне, человек. Я знаю. Слышу это в токе твоей крови. Ты вожделеешь меня, - едва слышный шепот вампира наполнил собой все пространство, и вор понял, что не знает, куда ему скрыться от него. Ледяной голос, как темный лед, перемешанный с песком.
- Это неправда! - Грант попытался отвести глаза, но был вынужден признать, что сделать это ему не удалось. Рэйн была рядом, настолько близко, что мужчина мог слышать ее дыхание. Но не слышал. В ней не было жизни. И этого пугало его, потому что никогда раньше он не хотел нежить.
- Правда, человек, признай это, - голубые глаза затягивали все глубже. - Ты хочешь узнать, каково это, чувствовать мои объятия, ведущие к краю. И мой прощальный поцелуй... Знаешь ли ты, сколько людей молило меня о нем?
Грант принялся возносить молитву всем известным ему богам, отчаянно сожалея о том, что так и не удосужился принести им жертвы. Где же стражники, когда они так нужны?!
- Я не из их числа, вампир! - он старался заставить себя поверить в это.
Рэйн усмехнулась, медленно гася голубое пламя в глазах.
- Ты рассчитываешь устоять, если я вознамерюсь овладеть тобой?
- Сейчас же устоял, - осторожно проговорил Грант. И немало изумился, услышав в ответ смех. Но смеялась не Рэйн.
- Поверь мне, человек, если бы она хотела испробовать тебя, она бы это сделала.
Вор обернулся, с немалым интересом глядя на приближающуюся к ним девушку с распущенными по плечам рыжими волосами и зелеными глазами. Но в них он увидел то же, что плескалось в глазах вампира: вечность. И это практически свело на нет его интерес.
- Даже я с трудом могла выстоять против нее, когда она взаправду хотела подчинить меня своей воле, - продолжала тем временем незнакомка, переводя взгляд на Рэйн. - Я права?
Рэйн молчала, застыв в ожидании.
- Я права, - тонко улыбнулась девушка, становясь рядом с вампиром, и Грант отметил, что они отлично смотрятся вместе, как две части одного целого. В них чувствовалась завершенность, однако, не было той разницы, которая, казалась, обязательно должна была бы быть между созданиями столь непохожими. Не взирая на свет, буквально струившийся от рыжеволосой девушки, вор ощущал в ней что-то, что роднило ее с Рэйн. Где-то глубоко внутри, куда, быть может, не заглядывал никто. Темнота. И страх, порожденный этой темнотой.
- Эльфийка, - наконец, разомкнула уста Рэйн, - позволь представить тебе Гранта.
"Пресветлый эльф?" Вор распахнул глаза. Кто бы мог подумать, что однажды он встретится с представителем народа, о котором ходило столько легенд. Пожалуй, даже больше, чем о вампирах.
- Мое имя Даниэль, человек, - чуть склонила голову девушка. - И я послана своей царицей, чтобы сопроводить вас в вашем нелегком пути.
Грант кивнул. Конечно, несмотря на свое бессмертие, эльфы всегда весьма трепетно относились к равновесию в мире, и не было ничего удивительного в том, что известие о возможном конце света они восприняли, как личную угрозу. Мир шатается, и если он упадет, то вместе с ним в пропасть полетят все без исключения.
- Польщен знакомством, - он собрался было поцеловать руку эльфийки, как делал это с обычными женщинами, но внезапно растерялся. А если этим своим поступком он нарушит какие-нибудь правила?
- Не бойся, человек, - негромко проговорила Рэйн. - Можешь сделать это, ничего с тобой не будет.
Даниэль кивнула в подтверждении ее слов, и краснеющий вор коснулся холодными губами изящных пальцев.
- Где же остальные? - пробормотал он, пытаясь скрыть свое смущение. Вампир прислушалась.
- Они в пути.
Грант не стал спрашивать, откуда она это знает. Похоже, ему еще предстоит познакомиться с многочисленными возможностями спутников. И большой вопрос, понравится ли ему то, с чем он столкнется.
- Он забавен, - Даниэль кивнула на отошедшего мужчину. - Ты не находишь?
Рэйн пожала плечами.
- Я устала от забав.
- Как скажешь, дорогая, - согласно кивнула эльфийка и снова устремила взгляд на расхаживающего из стороны в сторону вора. - Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что я не просто эльфийка, но и их царица?
Вампир оскалилась.
- Не думаю, что это изменило бы его отношение к одним из самых загадочных существ, живущих в нашем мире. К тому же, - она посмотрела на девушку, - ты уже не царица.
- Ты прекрасно знаешь, что у нас однажды царица остается ею навсегда, - чуть сердито отозвалась Даниэль, продолжая следить за Грантом. - Как, ты говоришь, его зовут?
- Грант.
- Ага, - голос эльфийки прозвучал немного глуше, чем обычно, и это заставило Рэйн насторожиться.
- Не вздумай, - предупреждающим тоном сказала она. Даниэль вскинула брови.
- Не вздумать что? - невинно осведомилась она, не отрываясь от созерцания мужчины. Вампир неуловимым движением очутилась перед ней, закрывая обзор, и Даниэль поморщилась, глядя на спокойное лицо Рэйн.
- У него есть невеста.
Эльфийка усмехнулась.
- Наслышана, - она поправила волосы. - Королевская дочка. Сомневаюсь, что король Нестор согласится на такой мезальянс.
- Это не наше с тобой дело, - Рэйн скрестила руки на груди. - Не лезь.
- Ты мне запрещаешь? - в голосе эльфийки послышались металлические нотки. Любой, стоящий в этот момент рядом с ними, ощутил бы, как заклубился вокруг воздух, словно перед грозой.
Губы вампира медленно растянулись в улыбке.
- Я и забыла, что у тебя имеются коготки, - она подняла руки вверх, будто сдаваясь. - Не будем ссориться, как-никак нам предстоит долгое путешествие.
- Не будем, - сказала Даниэль, не спеша, однако, гасить чуть зажегшиеся зеленым светом глаза. - Но не вздумай впредь указывать мне, что делать. Ты давно потеряла это право.
С этими словами она резко развернулась и отошла к скамейке, где и присела. Рэйн опустила голову.
- Право... А было ли у меня оно? - задумчиво пробормотала она.
Громкое хлопанье крыльев нарушило утреннюю тишину, и вампир улыбнулась грузно приземлившемуся Морту.
- Почти вовремя, - сказала она, хлопнув его по плечу. Демон поприветствовал ее, огляделся, отметил отсутствие Сторма, кивнул оставшемуся в отдалении Гранту и удивленно посмотрел на эльфийку, сидящую неподвижно, как статуя, прекрасная и холодная.
- Мои глаза мне не лгут? - тихо прогудел он, оборачиваясь к Рэйн. Та вскинула бровь.
- Нет, не лгут.
Морт сложил крылья и почесал кончиком когтя правый висок.
- А что она делает здесь? Или вы...?
- Нет, - оборвала его Рэйн чуть поспешнее, чем собиралась это сделать. - Она послана своим народом, чтобы проследить за нашим успешным возвращением домой.
Демон недоверчиво склонил голову, ища на лице вампира тень какого-либо чувства. Но тщетно.
Он шумно вздохнул.
- Рэйн, я бы хотел обсудить с тобой вчерашний разговор.
Вампир послушно прошла за медленно ступающим по остывшему за ночь тротуару Мортом.
- Я не совсем понял, зачем Майэл снова позвал нас троих, - признался демон, щуря маленькие глаза, отливающие красным. Рэйн взглянула на низко зависшее над горизонтом солнце.
- Полагаю, он был впечатлен нашей прошлой работой, - буднично ответила она, вспоминая то задание, которое они получили несколько лет назад. Конечно, тогда речь не шла о спасении мира, все лишь об охране сокровищ гномов. В свое время жезл правителя маленьких существ, заключавший в себе множество различных возможностей, похитили, и Майэл впервые обратился за помощью к Рэйн, Сторму и Морту. Вампир не стала вникать в то, почему именно придворный маг занимается этим делом, а четко выполнила то, что от нее требовалось. Плата за содеянное была чисто символической, поскольку ни она, ни Морт не нуждались в деньгах. Лишь вервольф запросил за свои услуги некую сумму. Впрочем, он все-таки продолжал оставаться немного человеком.
- Послушай, - демон коснулся ее плеча, отвлекая от воспоминаний. - Мне все это кажется странным. Тебе нет?
Рэйн прислушалась к своим ощущениям. Нет, они ничего ей не говорили.
- Не волнуйся, - успокаивающе произнесла она. - Ты же знаешь, что если что-то пойдет не так, мы сумеем за себя постоять, - ее глаза полыхнули нехорошим светом. - И из нас получилась отличная компания.
Демон внимательно смотрел на нее какое-то время, потом согласно кивнул.
- Итак, - пробасил он, - насколько я понял из услышанного, этот талисман разделен на четыре части, каждая из которых надежно спрятана.
Рэйн нахмурилась, постукивая носком сапога по каменной мостовой.
- Да, - подтвердила она. - Фрагменты находятся под защитой четырех стихий: воды, воздуха, огня и земли. Из слов Майэла следует, что нам придется снова побывать у гномов, спуститься под воду, хорошенько прожариться в пустыне и забраться на одну из самых высоких вершин на континенте. Половину из всего этого я могла бы проделать и сама, но, ты помнишь, он сказал, что ловушки пропустят только человека. Мы здесь вынуждены выступать в качестве охранников.
Морт коротко хохотнул, напугав подошедшего к ним стражника. Бедный парень, впервые в жизни увидевший громадного, сильного и устрашающего на вид демона, побледнел и ринулся обратно, под спасительную защиту весьма хлипкой на вид будки, из которой его уже звал товарищ по утреннему дежурству. Морт проводил взглядом стража и снова обернулся к Рэйн.
- Тебя не устраивает эта роль? - с любопытством поинтересовался он. Вампир улыбнулась, обнажив клыки.
- Вполне устраивает. Я заскучала в последнее время.
Демон сочувственно закивал.
- Я тебя понимаю. У меня та же ситуация. В городе, где я обосновался, практически нечем заняться. Все бандиты, кто хоть раз встретился со мной, не преминули сообщить о подробностях этих встреч своим товарищам, - Морт выглядел опечаленным. - Неужели я такой страшный?
Рэйн подавила смешок.
- Что ты, конечно, нет. Просто, - она на секунду замолчала, подбирая слова, - внушительный.
- Хочешь сказать, я внушаю уважение? - недоверчиво переспросил Морт. Рэйн моргнула.
- И его тоже.
- Я вижу, у вас тут идет теплая дружеская беседа, - голос эльфийки прозвучал за правым плечом вампира. - Позволите к вам присоединиться?
Морт быстро взглянул на Рэйн, молча спрашивая ее, как поступить. Но вампир скучающе глядела в сторону, высматривая на крепостной стене редких птиц.
- Присоединяйся, - наконец, вымолвил демон, не дождавшись реакции Рэйн. Даниэль снисходительно улыбнулась ему, оценивающе пробегая глазами по его крепкому большому телу.
- Рада нашей новой встрече, - пропела эльфийка. - Я скучала по тебе.
Морт бы покраснел, если бы цвет его кожи позволил ему это сделать. Но вместо этого он снова посмотрел на Рэйн.
Вампир стояла, выпрямившись, и, казалось, абсолютно не прислушивалась к тому, что произносилось. Но демон прекрасно знал, что все чувства Рэйн обострены до предела. И ему совсем не хотелось, чтобы это обострение сказалось на нем.
- Что-то Сторм задерживается, - бормотнул он и в спешном порядке удалился, оставив женщин наедине.
Даниэль с кривой усмешкой, немного портившей ее прекрасные черты, посмотрела ему вслед.
- Надо же, как ты его запугала, дорогая, - сказала она. - Он боится даже заговорить со мной.
- Ты как обычно не смотришь вглубь происходящего, - спокойно ответила Рэйн, делая вид, что не заметила издевки. Эльфийка спрятала усмешку.
- А ты как обычно язвишь мне, - она сжала губы. Их вторая встреча после долгой разлуки не обещала ничего хорошего.
- 2 -
- Значит так, - Майэл аккуратно положил на стол толстый фолиант. - В идеале было бы замечательно, если бы вы прочли вот эту книгу.
Сидящая на высоком стуле принцесса Сабрина с ужасом воззрилась на предложенный ей увесистый томик. Придворному магу следовало бы помнить, что наследница престола не любила читать.
- Но, - продолжил старик, делая вид, что не заметил вытянувшегося и поскучневшего лица девушки, - учитывая экстренные обстоятельства, я сам прочту вам кратенький курс лекций на тему "Сверхъестественные существа и как с ними общаться".
- Надо же, - пробормотала Сабрина, настраивая себя на нудный урок, - неужели и такое преподают в Высшем Университете?
Волшебник, который числился преподавателем в вышеуказанном учебном заведении, поджал губы и промолчал.
- Я готова, - заявила принцесса, откидываясь на спинку стула. - Начинай. Это займет много времени?
Майэл взглянул на большие песочные часы, установленные на одной из полок старинного шкафа, выполненного в готическом стиле.
- Не думаю, - проговорил он. - Во всяком случае, я постараюсь быть кратким. Нас уже ждут.
Он подошел к распахнутому окну и, заложив руки за спину, начал:
- Как вам известно, ваше высочество, в нашем мире бок о бок с человеком живет великое множество существ: добрых, злых, нейтральных. Я не буду утомлять вас перечислением всех типов, остановимся на трех, с которыми вы успели познакомиться, - он повернулся к принцессе. - Номер один. Оборотень.
Сабрина прикрыла рот ладонью, пытаясь подавить зевок. Она совершенно не выспалась.
- Как правило, с человеком у него напряженные отношения, - продолжал Майэл, не замечая или не желая замечать скуки подопечной. - Вы могли убедиться в этом, когда ваш добрый батюшка объявил в стране открытую охоту на волкодлаков. Охотникам не была нужна даже лицензия, столь большое количество оборотней разгуливало в наших лесах. Впрочем, не все были согласны со такими радикальными методами, - он пригладил седую бороду. - Но нельзя не согласиться, что они принесли свои плоды. Популяция вервольфов заметно сократилась, уменьшились случаи пропажи домашнего скота, перестали пропадать люди. Я бы, конечно, не стал относить последнее на совесть лишь оборотней, но большинство уверены, что именно они причастны к этому.
Не взирая на незнакомые слова, пересыпавшие речь волшебника, Сабрина не могла не признать, что рассказ может быть весьма увлекательным. В конце концов, ей предстоит находиться с этой троицей днем и ночью, так почему бы не узнать побольше об их привычках?
- Значит, оборотни не едят людей? - уточнила она. Майэл, слегка удивившись тому, что принцесса его слушает, кивнул.
- Совершенно верно, ваше высочество. Они не гнушаются убийства, но есть себе подобных... - его даже передернуло от этой мысли. - Они же все-таки наполовину люди.
- Ладно, - нетерпеливо прервала его девушка, теребя прядь светлых волос. - Давай дальше, с оборотнями все ясно.
Майэл, не сказавший и половины из того, что собирался, крякнул, но подчинился.
- Номер два. Демон.
Сабрина поерзала, устраиваясь поудобнее.
- В нашем случае демон являет собой пример того, насколько хорошо сверхъестественные существа могут относиться к человеку. Помощь данного конкретного индивидуума была неоценима в одной из кампаний... Впрочем, неважно, - оборвал маг себя. - С Мортом, ваше высочество, вам нечего опасаться. Он, в отличие от большинства своих сородичей, умен, воспитан, умеет держать себя в обществе. Я бы охотно порекомендовал его вам в качестве телохранителя, когда мы вернемся.
"Если все пройдет удачно, конечно," - подумал он.
- Почему его? - с любопытством спросила Сабрина. - Мне показалось, что они все трое стоят друг друга.
Придворный волшебник поднял вверх указательный палец.
- Мы подобрались к третьему пункту нашей познавательной беседы. Вампир.
"О да," - содрогнулась принцесса, вспоминая равнодушные глаза высокой женщины.
- Здесь дело обстоит по-другому, - мужчина снова выглянул в окно. - В двух предыдущих случаях мы столкнулись если не с людьми, то хотя бы с живыми дышащими существами. Но вампиры отличаются от всех, с кем нам, возможно, придется встретиться. Прежде всего, ваше высочество, - он строго посмотрел на Сабрину, - прошу вас запомнить: ни при каких обстоятельствах не позволяйте Рэйн смотреть вам в глаза больше пары минут. Я не думаю, что она решит, - он замялся, подбирая слова, - испить вашей крови, но лучше перестраховаться.
- Это еще почему не решит? - оскорбленно произнесла девушка. - Чем я хуже остальных?
Майэл глубоко вздохнул, сцепляя пальцы на животе.
- Ничем, ваше высочество, просто Рэйн одна из немногих вампиров, кто не кидается без разбору на все, что движется. Этим грешат упыри, дикие вампиры. Природа их появления нам пока не вполне ясна, - начал было он. - Но я опять отвлекся. Так вот, все те, кто делится с ней кровью, делают это добровольно.
Сабрина качнула головой.
- Я не собираюсь отдавать ей свою кровь, - заверила она мага. - А как же она отправится с нами? Или мы будем двигаться только ночью?
Майэл недовольно поморщился.
- Глупые росказни старых нянек. Дневной свет лишь немного замедляет процессы вампира, поддерживающие в нем видимость жизни. В остальном же их возможности не уменьшаются. Они спят, как и все люди, возможно, чуть поменьше. Они даже могут есть человеческую пищу, хотя она и не является суррогатом крови.
- А чеснок? - припомнила Сабрина. - Серебро? Осиновый кол в сердце?
- Вы собрались избавиться от Рэйн? - ворчливо сказал Майэл. - На такого старого вампира, как она, серебро и чеснок не подействуют. Насчет осины... Умоляю вас забыть об этом, если вы не хотите испытать на себе гнев вампира.
- Она так стара? - спросила Сабрина, пропустив мимо ушей последнюю фразу старого мага. Тот усмехнулся.
- Поверьте, ваше высочество, вам не хочется знать ее возраст.
- А откуда ты вообще их знаешь? - принцесса откинулась назад. - И почему ты выбрал именно их троих, а не кого-то еще?
Майэл потер ладони, будто пытаясь согреться.
- Сила Морта, хитрость и ловкость Сторма и ум Рэйн. В совокупности это выглядит идеально, вы не находите?
Сабрина пожала плечами.
- Мне пока не выпадал шанс познакомиться с этими их качествами.
- Я... - начал Майэл, и тут его взгляд снова обратился в окно. И зрелище, что он там увидел, совсем не порадовало его сердце.
- Только не она, - обреченно выдохнул он. Не в меру любопытная принцесса моментально присоединилась к нему.
- Что там? - она прищурила глаза. - Кто это? - она невежливо указала пальцем на рыжеволосую девушку, стоящую около Рэйн. - Ты ее знаешь?
Майэл снова вздохнул.
- Лучше бы не знал. Ваше высочество, спускайтесь вниз, - посоветовал он, - тем более, что Грант вон вам уже рукой машет.
Рыжий вор и впрямь всеми силами пытался привлечь внимание своей ненаглядной, чуть ли не прыгая на месте. Сабрина звонко расхохоталась и, подобрав длинные юбки, ринулась прочь из комнаты волшебника.
Подождав, пока за девушкой закроется дверь, Майэл зажмурился, наощупь добрался до своего большого удобного кресла, рухнул в него и издал звук, подозрительно похожий на стон.
- Ее только не хватало, - невнятно промычал он. - Мое бедное старое сердце не выдержит еще одного монстра. Чувствую я, поездочка будет веселой.
Он не стал задаваться вопросом, что забыла здесь бывшая царица эльфов. "Ах да, как она любит повторять, однажды царица - царица навсегда." Сразу заболела голова. Придворный волшебник немного помассировал виски, вспоминая заклинание.
- Я надеюсь, Рэйн не изменит ее обычная выдержка, - пробормотал он. - Иначе кошмар, однажды приснившийся этому миру, станет явью.
- 3 -
Рэйн продолжала стоять в стороне, когда радостная Сабрина бросилась к своему возлюбленному в объятия, попутно шепча ему что-то на ухо. Сначала вытянувшееся, а потом засветившееся лицо вора заинтересовало вампира, и она прислушалась. Услышанное ее не порадовало, однако, она ничем не выказала свое недовольство. В конце концов, кто она такая, чтобы протестовать? Ее задача заключается лишь в том, чтобы сопроводить всю их компанию до мест назначения. Охранник, как верно подметил Морт.
Рэйн огляделась, ища демона. Вон он, стоит у старого колодца и о чем-то разговаривает со Стормом, только что появившимся здесь.
- Кто эта девушка? - Даниэль неслышно подобралась к вампиру. - Королевская дочь?
- Сабрина, - подтвердила ее догадку Рэйн. - И она пойдет с нами.
- Вот как? - равнодушно сказала эльфийка, продолжая изучать принцессу, весело болтающую с Грантом. "Кажется, она совсем освоилась в нашей компании," одобрительно подумала Рэйн. Она не любила, когда ее боялись, хотя иногда это и приносило свои плоды.
- Она красивая, - безмятежно констатировала Даниэль. - Я понимаю Гранта.
Вампир изогнула губы в усмешке, которая, впрочем, очень быстро исчезла.
- Но смирится ли она с его гибелью?
Эти слова прозвучали совершенно неожиданно, и Рэйн чуть было не вздрогнула.
- Почему он должен погибнуть? - осведомилась она. Даниэль взглянула на нее и снова отвела глаза.
- Много чего может произойти, вампир. Люди не застрахованы от случайностей.
Рэйн напряглась.
- К чему ты ведешь?
- Я ни к чему не веду. Я просто думаю о том, что слезы могут исказить это прекрасное юное лицо, - эльфийка кивнула в сторону Сабрины, которая, совершенно не подозревая о том, что за ней наблюдают, мило беседовала с Мортом, с любопытством изучая его крылья.
Даниэль повернулась к Рэйн.
- Скажи, ты умеешь плакать?
Рэйн покачала головой.
- Моя зима, отнявшая полсердца, давно позади, эльфийка, - без эмоций сказала вампир, глядя пустыми глазами на крепостную стену. И Даниэль вспомнила свои горькие слезы. Единственный раз, когда она позволила грусти завладеть собой. Одна ли причина заставила их с Рэйн плакать?
- Первая зима в качестве вампира, - тихо проговорила Рэйн, подслушав мысли эльфийки. - Мое первое одиночество.
Даниэль сжала губы. Она хотела бы услышать совсем другой ответ.
- А твоя семья?
- Ты смеешься? - вампир повернулась к ней. - Тысячелетие назад никто не принял бы меня. Даже мать, - она улыбнулась напряженной улыбкой, достаточно широкой для того, чтобы стали видны клыки. - Думаешь, вот это вот обрадовало бы мою мать? Или отца? Или младшую сестру, которая готовилась выйти замуж? Жестокость к любимым - привилегия человека. А я им уже не была.
Эльфийка зябко передернула плечами. Вероятно, ей очень повезло, что она никогда не сталкивалась с подобной проблемой.
- Ты даже не представляешь, насколько тебе повезло, - подтвердила Рэйн, снова вторгаясь в голову Даниэль. - Я никому бы не пожелала того, что пережила.
- Ой ли? - усомнилась эльфийка. Вампир погасила улыбку.
- Безусловно, сначала я сыпала проклятиями, - она прикрыла глаза, вспоминая события далекого прошлого. - Но время все расставило по своим местам.
Рэйн плотнее закуталась в плащ.
- Мои родители умерли вскоре после того, как я исчезла, - ее голос звучал ровно, не выдавая истинных чувств. Она давно научилась их скрывать даже от себя самой. - А я могла лишь плакать на их могиле. Я не имела права показываться на глаза, чтобы не подставить под удар сестру.
Даниэль легонько погладила вампира по плечу.
- Ты проклинала того, кто сотворил такое с тобой? - спросила она. Рэйн качнула головой.
- Сначала.
- А потом?
- А потом я его убила, - равнодушно обронила Рэйн. Эльфийка опустила глаза.
- Кем он был?
- Моим первым мужчиной, - вампир глубоко вздохнула, отстраняясь. - И мог бы стать отцом моих детей.
Она огляделась вокруг, скользя взором по окружающим их с эльфийкой людям. Время приближалось к полудню, и горожане активизировались, занимаясь повседневными делами.
- Я хотела бы, чтобы мои дети жили в мире без слез и войн, - тоскливо сказала Рэйн, наблюдая за играющими ребятишками.
- Но у тебя не будет детей, - безжалостно напомнила Даниэль. Она умела быть безжалостной, эта хрупкая девушка с зелеными глазами, в которые не хотелось заглядывать второй раз. И не потому, что они были не красивы: слишком многое скрывалось под внешностью молодой женщины. Пожалуй, только Рэйн была способна любоваться вечностью, застывшей во взоре прекрасной эльфийки.
Вампир ничем не выдала, что ее задели слова Даниэль, но та поняла.
- Прости.
- Не проси прощения за то, в чем не чувствуешь себя виноватой.
Эльфийка отвела взгляд.
- Я сказала правду. Жестокую, но правду.
- Я смотрю, ты натренировалась в вопросе жестокости за последние годы, - сухо констатировала Рэйн. Даниэль торжествующе усмехнулась.
- Мне было у кого учиться, - она сплела пальцы. - Царица должна быть сильной. Жесткой, если потребуется.
- И мудрой, - подбавила яду вампир. - Ты ведь правила мудро, моя царица?
Эльфийка ни сочла нужным отвечать на этот вопрос. Вместо этого она подошла к совершенно роскошному кусту белых роз, что росли около колодца. И услышала, как Рэйн встала позади нее.
- Судьба любит тех, кто умирает молодыми, - задумчиво произнесла Даниэль, методично обрывая лепестки у розы. Рэйн горько усмехнулась, подавая ей еще одну.
- Тогда она должна ненавидеть нас.
- 4 -
Спустя несколько минут двери дворца распахнулись, выпуская пред взгляды присутствующих придворного волшебника, несущего с собой небольшую сумку. Он неспеша приближался к застывшим в ожидании спутникам, попутно внимательно пробегая глазами по каждому.
Рыжий вор приглаживал усы, поглядывая то на свою невесту, то на стоящих рядом Морта и оборотня.
Принцесса, забыв на время о всех остальных, любовалась распустившимися розами.
Демон шумно вздыхал, выпуская дым из ноздрей и чуть шевеля крыльями.
Сторм нервно хрустел пальцами, стараясь отодвинуться как можно дальше ото всех, кроме Морта. Ему это плохо удавалось, и он чувствовал себя неуютно.
Впрочем, никто из них не тревожил старого мага. Основное его внимание было приковано к державшимся поодаль вампиру и эльфийке. Он был одним из немногих смертных, кого Рэйн посвятила в свои сложные отношения с Даниэль. И сейчас Майэл совсем не хотел, чтобы эти отношения, пусть даже и давно закончившиеся, помешали вампиру в выполнении поставленной задачи.
- Итак, - подойдя, волшебник жестом подозвал слуг, которые не замедлили представить на суд общественности лошадей, специально подобранных магом для путешествия. - Перед нами стоит задача в кратчайшие сроки пересечь Заповедный лес, что отделяет нас от первого фрагмента. Гномы уже ждут, я отправил им весточку.
С этими словами он без чужой помощи забрался на коня.
- Чего вы ждете? - поторопил он. Сабрина растерянно переступила с ноги на ногу.
- Но я ведь даже не собралась... И папа... Он не выйдет попрощаться?
- Ваше высочество, это не обычное путешествие, чтобы брать с собой кучу вещей, - отрезал Майэл. - Все, что нужно, купим по дороге. И ваш отец счел нужным не волновать подданных своим появлением здесь. Достаточно уже и этого, - он кивнул на прохожих, то и дело останавливающихся и глазеющих на демона. Остальные как-то не так бросались в глаза.
Рэйн задумчиво погладила коня, предназначавшегося ей. Он дико всхрапнул, почуяв неладное, но тут же замер: вампир умела завораживать не только людей.
Морт с сомнением осмотрел свою лошадку.
- Не знаю, выдержит ли она меня, - проговорил он. - Может, я лучше сам как-нибудь, а?
Майэл поморщился, но вынужден был признать его правоту.
- Заберите лошадь, - приказал он и повернулся к Морту. - Только не обгоняй нас.
- Как скажешь, - покладисто согласился демон и поднялся в воздух, вызвав тем самым восхищенные и испуганные вздохи у столпившихся вокруг них горожан.
Даниэль незаметно скривилась. Ей, пресветлому эльфу, ехать на ЭТОМ? Она вспомнила коней, взращенных на родных лугах, поросших высокой, ярко-зеленой травой, так гармонирующей с ее глазами. И на этих лугах то тут, то там вспыхивали ярким огоньком синие цветы.
- Неужели ты хочешь полететь рядом с Мортом? - шепнула ей на ухо Рэйн, прекрасно понявшая страдания эльфийки. Даниэль холодно взглянула на нее.
- Ты бы не отказалась от такого зрелища, я права?
Вампир склонила голову, не собираясь отрицать.
- Ай, - вдруг воскликнула принцесса и порывисто отдернула руку от роз, покрытых еще невысохшей под лучами солнца росой.
- Что там? - обеспокоенно осведомился Грант, глядя на возлюбленную. Та с виноватой улыбкой продемонстрировала ему окровавленную ладонь.
- Хотела сорвать, поспешила, и вот результат.
Вор улыбнулся ей в ответ, самолично сорвал цветок и подал его Сабрине, а потом помог сесть на коня.
- Смотри, вампир, - негромко произнесла Даниэль, - смешались кровь и роса, что как слезы матерей, чьи дети пали во время прошлых войн.
Ее слова были сказаны тихо, но недостаточно для того, чтобы они ускользнули от слуха присутствующих. И холодный ветер пронесся над головами путешественников, унося с собой черного коня и уставшего вампира. Сегодня у нее больше не было сил.
Глава 3. Старые знакомые, новые знакомые...

- 1 -
Давно остался за спиной город, крепостные стены и ров, заполненный мутной водой, в которой, по слухам, водилось нечто похуже тех существ, чьи изображения можно было отыскать в магических книгах, покрывающихся пылью на верхних полках старинной городской библиотеки. Грант однажды заходил туда и подивился обилию томов, рассказывающих правдивые и выдуманные истории о тех, кто делил этот мир с людьми. Но сейчас, когда он ехал бок о бок рядом с живой легендой, он даже не вспоминал о том, что прочел когда-то.
Он исподтишка посмотрел на молчащую Рэйн. Ему хотелось с ней заговорить, но он боялся. Да и о чем можно ее спрашивать?
Краем уха Грант слышал звонкий смех Сабрины, что-то восторженно рассказывающей Сторму. Тот время от времени рыкал, прерывая речь девушки, и даже пытался задавать вопросы.
Вор улыбнулся той нежности, которая затопила его сердце при мысли о принцессе. Только сейчас он понял, как бы скучал без нее, если бы она осталась, чтобы ждать его. "Как только мы вернемся, я попрошу у короля благословить нас. И, если он не согласится, я выкраду мою ненаглядную. Без нее жизнь уже не имеет смысла".
- Ты и правда любишь ее, - голос Рэйн прятал удивленные нотки, но Грант все же сумел различить их и обернулся, глядя на вампира.
- Люблю. Ты прочла мои мысли?
Рэйн чуть улыбнулась.
- Прости, но мне стало интересно, о чем ты можешь так долго думать.
Вор слегка смутился.
- Я думал не только о Сабрине.
- Я это поняла, - спокойно отозвалась Рэйн, подпуская своего коня поближе к лошади Гранта. - Тебя интересую я.
Мужчина кашлянул и испытующе посмотрел на вампира.
- Так что ты скажешь, Рэйн?
Рэйн пожала плечами.
- Что именно ты хочешь от меня услышать?
- О чем может грезить вампир? - тихо спросил вор, не особо надеясь на ответ. Разум подсказывал ему, что не стоит спрашивать Рэйн о личном, но он не устоял. Слишком многое носила в себе эта женщина, чьи глаза могли подчинить себе любого. Или почти любого.
- О жизни, - послышался глухой голос. Словно ветер прилетел откуда-то издалека и застыл, натолкнувшись на преграду. - И о смерти.
Грант поперхнулся кашлем.
- Но разве так бывает?
Рэйн оторвала взгляд от горизонта и гортанно рассмеялась.
- Да, человек, я считаюсь умершей. Но я хожу, разговариваю, делаю еще много разных вещей. Ты можешь назвать меня мертвой?
- Нет, - совершенно искренне выпалил мужчина, радуясь тому, что ему не открутили голову. Рэйн усмехнулась.
- Вот именно. Я не жива, но и не мертва. Эта золотая середина меня не устраивает. Вряд ли найдется кто-то, кто сумеет сделать меня такой, какой я была раньше. Облегчение мне принесет лишь истинная смерть, хотя я и хочу жить больше всего на свете. Но жить и быть живой - разные вещи. По крайней мере, для меня.
Грант пожал плечами.
- Ты говоришь непонятно.
- Я знаю, - согласилась с ним Рэйн. - И не стоит пытаться понять меня. Поверь, это тебе ничего не даст.
- Ты хочешь умереть... Но разве у тебя нет того, ради которого стоило бы продолжать жить?
- Представь себя на моем месте, человек, - голос Рэйн скатился до шепота, едва уловимого в подкрадывающемся со всех сторон ветре. - Ты теряешь любимых, раз за разом, пока сердце не окаменеет настолько, что ты просто отказываешься от любви, которая приносит лишь боль.
Вор молча склонил голову, скорбя о судьбе вампира.
- Я могу задать еще один вопрос?
- Если ты пообещаешь, что он будет последним на сегодня, - неуловимо улыбнулась Рэйн, снова пряча ожившие было воспоминания.
- Почему царица эльфов присоединилась к нам?
Рэйн ответила не сразу. За разговором они успели доехать до Заповедного леса, и пришлось спешиться, чтобы провести лошадей под низко нависшими ветками старых деревьев.
- Кто сказал тебе, что она царица?
- Майэл.
- Потому что это дело, затрагивающее интересы всех, - вампир осторожно вела коня под уздцы. - Эльфы не исключение.
- Я так и подумал сначала, - кивнул Грант, следя, как Сторм помогает Сабрине перебраться через яму. - Но для того, чтобы просто проследить за успешным исходом, они могли бы послать кого-нибудь другого. Не царицу же, пусть и бывшую.
Вампир стиснула зубы. Грант, сам того не подозревая, затронул ту тему, о которой Рэйн упорно не хотела думать. Она тоже считала, что Даниэль здесь не просто так. Что-то стояло за ее появлением в ту дождливую ночь, что-то, чему Рэйн совсем не радовалась. Она знала эльфийку, знала, что движет ею, и это знание отнюдь не украшало Даниэль в ее глазах.
- Вы ведь были знакомы, так? - очередной вопрос Гранта заставил Рэйн покачать головой.
- Хватит, человек. Я ответила на твои вопросы. Иди к своей возлюбленной, она ждет тебя.
Вор послушно прибавил шаг. Рэйн поглядела ему вслед, потом обернулась, ища Даниэль. Та шла в самом конце, но, очевидно, такое положение ее устраивало. Поймав на себе взгляд Рэйн, эльфийка повела бровью, и кривая усмешка исказила черты ее прекрасного лица. Та самая усмешка, которую Рэйн ненавидела. И без сомнений, Даниэль была об этом осведомлена.
- 2 -
Вечер подкрался совсем незаметно, словно кто-то сбросил на мир серое покрывало, затянувшее в себя тихо шепчущийся о чем-то своем лес. Нахмурившись, Майэл подозвал к себе Сторма и приказал ему обследовать местность, чтобы можно было устроить привал. Не слишком довольный тем, что его держат за поисковую собачку, оборотень не рискнул возражать и, перевоплотившись, черной тенью исчез в зарослях.
Рэйн остановилась неподалеку от ворчавшего что-то себе под нос мага и огляделась. Здесь им ничто не угрожало. Наверное, следовало сказать это Майэлу, но вампир решила, что раз уж он взял на себя роль лидера, пусть выполняет ее до конца.
Она выпрямилась и обвела взором расположившихся вокруг уставших путников.
Около старого раскидистого дерева, нависшего над забытым родником, который почти засыпало песком, устроился Морт. Аккуратно сложив крылья, он сидел, подвернув ноги, и сосредоточенно изучал собственную ладонь, пытаясь подцепить когтем маленькую занозу, невесть как умудрившуюся пробить его толстую кожу.
В двух шагах от него тихонько хихикала Сабрина. Грант, присевший рядом, нашептывал ей что-то на ушко, судя по довольному лицу принцессы, нечто смешное и фривольное. Рэйн хмыкнула и покачала головой. Люди, что с них взять.
Голубые глаза переместили взгляд направо, где около поваленного ствола стояла, сложив на груди тонкие руки, эльфийка. Она, не замечая, что вампир наблюдает за ней, настороженно всматривалась в темнеющее между деревьями пространство.
Рэйн тоже напряглась, мысленно прощупывая округу. Все было чисто, вампир не понимала, что так взволновало Даниэль. А то, что ее что-то тревожило, было заметно. Впрочем, видела это только Рэйн, которая провела рядом с эльфийкой не один год. Все остальные абсолютно не обращали внимания на Даниэль, занимаясь каждый своим делом. Даже Майэл немного расслабился и вытащил из сумки какую-то склянку из непрозрачного стекла.
Бесшумно скользнув мимо вора и его возлюбленной, Рэйн остановилась около Даниэль.
- Что? - негромко спросила она. Эльфийка не изменила позу.
- Я чувствую, что здесь совершается какая-то магия, - отрывисто произнесла она. Вампир снова посмотрела на волшебника, но тот ничего подозрительного не делал.
- Ты можешь ошибиться?
На этот раз Даниэль соизволила повернуться, чтобы смерить Рэйн уничижающим взглядом.
- Напомни мне, - ледяным тоном сказала она, - когда я ошибалась?
Рэйн оскалилась, не собираясь спускать эльфийке очередную грубость, но тихий шорох заставил ее отвлечься.
Из кустов выскочил Сторм, успевший принять свой человеческий облик.
Вампир нахмурилась. Вервольф показался ей чересчур возбужденным, но пара слов, которыми обменялись он и Майэл, не содержали в себе ничего тревожного. И все-таки Рэйн ощущала нервное состояние Сторма. Тем временем оборотень, не замечающий пристального внимания, что оказывала ему вампир, склонился к Гранту и что-то зашептал тому на ухо. Ту же процедуру он проделал через секунду с Мортом. А еще через полминуты эта троица дружно поднялась и, сославшись на зов природы, удалилась в том же направлении, откуда прибежал Сторм.
- Интересно, - протянула Даниэль, щурясь, словно сытая кошка, - куда это они?
- Я проверю, - отозвалась вампир, радуясь возможности оставить на потом ссору с эльфийкой. Легкими шагами она пересекла поляну и скрылась в подступающем ночном сумраке.
- Что такое? - Майэл резко поднял голову, внезапно забеспокоившись. А беспокоиться было отчего: из большой группы сопровождающих в поле его зрения были лишь Сабрина, увлеченно плетущая что-то из травинок, и раздраженная чем-то Даниэль. Старый маг покрепче вцепился в свои склянки с порошками и поспешно отвел глаза. Ни с той, ни с другой ему разговаривать не хотелось.
- 3 -
Рэйн мягко ступала по земле, выстланной зеленым пружинящим мхом. Она никуда не торопилась. Для нее не составило никакого труда выяснить, куда же направились мужчины: следы словно светились в темноте, позволяя вампиру не напрягаться, пытаясь отыскать их.
Рэйн обогнула большой округлый камень, преградивший ей путь, и всмотрелась в чащу, где изредка вспыхивали и практически моментально гасли синие огоньки. Когда-то давно, будучи ребенком, она верила в то, что эти огоньки могут привести к кладу, зарытому на чьей-нибудь старой заброшенной могиле. Но клада найти так и не удалось, а синие искры с того времени частенько сопровождают ее, куда бы она не шла.
Вампир остановилась, прислушиваясь к лениво пробивающимся сквозь тишину звукам, потом посмотрела на небо. До следующего полнолуния было довольно далеко, и идущий на убыль месяц уныло выглядывал из-за кудрявой тучи, раздумывая над тем, спрятаться ли ему окончательно или еще немного повисеть на своем законном месте. Рэйн, пребывающая в неплохом настроении, подмигнула месяцу, приветствуя верного и вечного спутника, потом снова зашагала вперед, легко перепрыгивая кочки, затаившиеся в седом тумане, который стелился над высокой травой.
Откуда-то справа донеслись неясные голоса, и вампир, не сбавляя шага, повернула. Умение быть тихой пригодилось ей и в этот раз, когда прямо перед ней обнаружились те, кого она искала. Оборотень, вор и демон сидели на корточках за огромным кустом жасмина и что-то вполголоса обсуждали.
- Эй, заговорщики, - окликнула их Рэйн. Сторм чуть взвизгнул, Грант свалился на землю и только Морту выдержка не изменила. Он медленно повернул голову, глядя блестящими глазами на усмехающуюся Рэйн.
- Это ты, - осторожно прогудел он, словно боясь кого-то разбудить. - Иди сюда, посмотри.
Вампир послушно притаилась рядом с ними. Сторм и Грант казались недовольными ее соседством, но вслух своих претензий никто высказывать не торопился.
- Смотри, - Морт вытянул вперед когтистую лапу, и Рэйн проследила за ее направлением. Проследила и изумленно подняла брови.
Там, возле старого болота, не обращая внимание на поднимающиеся от воды зловонные испарения, резвились ведьмы. В принципе, в этом не было ничего необычного, в каждом мало-мальски приличном населенном пункте существовали некие общины, в которые входили женщины самого разного возраста и социального статуса. Всех их объединяло одно: раз в месяц они собирались на шабаш.
Рэйн много слышала об этом мероприятии, но никогда не имела удовольствия наблюдать за тем, как оно происходит. Мужчины, сидящие сейчас рядом с ней, очевидно, тоже, поэтому они жадно ловили каждое движение. Пикантности в ситуацию подбавляло то, что женщины, за которыми они наблюдали, не стесняли себя одеждой, кружась вокруг разведенного костра и время от времени кидая что-то в бурлящий котел.
Сторм негромко зарычал, когда одна молодая и весьма привлекательная ведьмочка отбежала от своих товарок, максимально приблизившись к зарослям, пока что надежно скрывающим от веселящихся колдуний Рэйн и компанию. Вервольф практически облизывался, глядя на стройное крепкое тело.
- Тише ты, - шикнул на него Грант. И совершенно напрасно он старался: обострившийся до предела слух ведьмы уловил их перешептывания.
- Чужие! - пронзительный крик пронесся над болотом, вспугнув стаю лесных птиц, успевших уснуть под мерную музыку, что наигрывала на свирели пожилая ведьма. В то же момент горе-наблюдатели обнаружили себя у ног разъяренных их вмешательством женщин. Хуже всего было то, что женщины продолжали оставаться обнаженными, отвлекая мужчин от переживания за участь своих шкур.
- Как вы посмели нарушить церемонию! - дрожащим от негодования голосом произнесла та самая ведьмочка, что выдала их. - Знаете ли вы, что теперь с вами будет?
Она подняла руку, видимо, собираясь обрушить на головы несчастных все беды, но вместо этого застыла, глядя куда-то мимо них.
- Рэйн, - ее губы растянулись в широкой улыбке, серые глаза сверкнули, и она бросилась к Рэйн, скромно стоящей в сторонке.
Морт недоуменно фыркнул, когда вампир крепко обняла девушку.
- Джейси, сколько лет, сколько зим. А ты подросла, - Рэйн усмехнулась, отстраняя от себя ведьму и оглядывая ее с ног до головы. Возможно, следовало покраснеть, но девушка по имени Джейси только весело засмеялась и звонко чмокнула грозного вампира в щеку.
- Рэйн, ты даже представить себе не можешь, как я по тебе соскучилась! - она вновь обхватила плечи женщины, потом повернулась к своим подругам и проговорила что-то успокаивающее на непонятном языке. Гневное выражение на лицах колдуний сменилось понимающими улыбками, и они снова разбрелись по поляне, принимаясь за брошенные дела.
- Надеюсь, мы не очень помешали вам? - осведомилась Рэйн, выпуская из своих объятий Джейси и снимая с себя плащ, чтобы укутать им ведьму. Джейси замотала головой.
- Да нет, - она обернулась, чтобы убедиться, что их не подслушивают, и горячо зашептала: - На самом деле я сомневаюсь, что нам бы удалось вызвать Господина.
- Господина? - заинтересованно спросил Грант. - Дьявола?
- Тише, - замахала руками Джейси. - Не произноси всуе его имя, это могут делать лишь избранные.
- Кто же эти избранные? - улыбнулась Рэйн. Девушка гордо посмотрела на нее.
- А ты не догадываешься?
Вампир вскинула брови.
- Так тебя повысили?
- Время не стоит на месте, - Джейси пожала плечами.
За спиной Рэйн кашлянул Сторм.
- Может быть, ты нас представишь?
- Да, прошу прощения. Джейси, это мои товарищи: Сторм, Грант и Морт.
Ведьмочка кивнула, пристально оглядывая каждого. Грант склонил голову, слегка смущенный демон пробормотал какое-то приветствие, а оборотень ответил ей не менее внимательным взглядом и широкой улыбкой, в которой ясно читался интерес. Впрочем, парочка молний, зажегших глаза молодой колдуньи, остудили его пыл.
- А я всегда считал, что шабаши происходят по другому, - вымолвил вор, решив поддержать разговор. Джейси повернулась к нему.
- Всеобщая пьянка, полеты на метлах и оргии? - насмешливо предположила она. Мужчина слегка покраснел.
- И такое бывает, - ведьма хихикнула, взяла Рэйн под руку и отвела ее в сторонку.
- Что вы здесь делаете? - ее голос стал серьезным. - Ты ведь знаешь, как опасно попадаться под руку разгоряченным ведьмам. Хорошо еще, что мы не успели дойти до нужной кондиции.
Рэйн улыбнулась и легонько прикоснулась поцелуем к пальцам колдуньи.
- Я виновата, Джейси, прости. Не думала, что у вас здесь шабаш. А ведь Даниэль... - она прикусила язык, понимая, что сказала лишнее.
- Даниэль? - насторожилась Джейси, поддергивая сползающий плащ. - Она здесь? Для чего?
Вздохнув, вампир поведала девушке причину их появления в Заповедном лесу. Девушка слушала внимательно, изредка задавая вопросы.
- Значит, Даниэль решила к вам присоединиться?
Рэйн пожала плечами.
- Ты ведь знаешь эльфов. Они не терпят, когда что-то важное в мире происходит без их участия. Тем более Даниэль.
- Да уж, - поддакнула Джейси и, немного помолчав, спросила: - А вы с ней...?
- Нет, - поспешно ответила вампир. - Что было, то прошло, нет нужды ворошить древнюю пыль, как ты считаешь?
Ведьма недоверчиво покачала головой, но спорить не стала, за что Рэйн была ей безмерно благодарна. Она знала, насколько негативно Джейси относится к эльфийке, хотя они даже не были знакомы. Однако, вероятно, рассказы Рэйн о царице эльфов произвели на колдунью неизгладимое впечатление. И вампир не могла осуждать ее за это.
- Возьми меня с собой, - внезапно попросила Джейси. Рэйн удивленно взглянула на нее.
- А как же твоя новая должность?
Джейси усмехнулась.
- К чертям ее, когда речь идет о судьбе мира. К тому же, - хитро добавила она, - кто-то должен спасать тебя от нападок Даниэль.
- Ты полагаешь, сама я не справлюсь? - преувеличенно обиженным тоном сказала Рэйн. Ведьма расхохоталась.
- Нет, - честно ответила она. - Не справишься, я это точно знаю.
Вампир погасила улыбку.
- Хорошо, пойдем, - она уже повернулась, собираясь вернуться к мужчинам, с нетерпением ожидающих их, но остановилась. - Кстати, а что ты сказала остальным, чтобы они сменили гнев на милость?
Джейси слегка покраснела.
- Всего лишь то, что ты - посланник Господина, и что в свое время я имела честь возлечь с тобой на ложе.
Рэйн засмеялась и обняла девушку.
- Надо же, сработало. Неужели я и впрямь похожа на бесовское отродье?
- Еще как, - отозвалась Джейси.

0

3

- 4 -
- Откуда ты ее знаешь? - спросил Грант.
Они с Рэйн шли обратно, оставив позади таинственно мерцающее болото и ведьм. В нескольких шагах впереди виднелась мощная спина Морта, рядом с которым чуть подпрыгивал от избытка чувств Сторм, без устали болтающий о чем-то с Джейси. Молодая колдунья отдала вампиру плащ, обрядившись в свою одежду: длинную юбку с разрезами по обеим сторонам и просторную блузку, декольтированную настолько глубоко, что оборотень поначалу никак не мог отвести глаз. Пришлось Джейси немного поворожить.
- Я спасла ее когда-то, - откликнулась Рэйн, и ее глаза чуть затуманились. Воспоминаний было много.
Вампир встретила Джейси маленькой девочкой, когда остановилась на постой в одной из деревень, что вольготно расположились вокруг Заповедного леса. Она не собиралась задерживаться здесь дольше, чем на пару дней, тем более, что успела поймать на себе несколько недружелюбных взглядов. Что поделать, не везде к неживым относились хорошо.
А вечером Рэйн убедилась в том, что в этом месте плохо относятся не только к вампирам. Она шла в местную таверну, чтобы встретиться с одним из своих знакомых, тоже проезжавшим эту деревушку, как вдруг услышала детский плач и шум голосов. И завернула за угол как раз вовремя, чтобы подхватить на руки зареванную девчушку, пытающуюся укрыться от толпы.
Рэйн не составило большого труда отбить девочку от крестьян. Да они и сами не рвались соревноваться с ней в силе. Хоть где-то слухи помогали.
Спасенная девочка оказалась девочкой не простой, а золотой. В том смысле, что она была ведьмой. Начинающей, безусловно, но начинающей хорошо. Именно это и не пришлось по душе соседям. Они, забыв про то, что добрая половина женщин деревни регулярно собиралась на шабаши, решили с девчонкой расправиться, рассудив, что одной ведьмой меньше - и то легче. К счастью для Джейси, Рэйн придерживалась совершенно противоположного мнения. С ее помощью ведьмочка оказалась в надежных руках старших сестер по мастерству, которые клятвенно заверили вампира, что глаз с девочки не спустят, пока она не научится паре-тройке фокусов для отпугивания "доброжелателей".
Надо сказать, слово свое они сдержали, и при следующей встрече перед Рэйн уже стояла весьма уверенная в себе молодая девушка, тут же продемонстрировавшая ей кое-какие приемы. Чуть позже, разобравшись что к чему, Джейси, сконфуженно извиняясь за то, что сразу не признала свою спасительницу, повела Рэйн пить чай. Больше она так не ошибалась.
- 5 -
Глаза Даниэль нехорошо сощурились, когда она увидела, кого они привели с собой. Почти такая же реакция наблюдалась и у Сабрины, тотчас же подхватившей Гранта под руку и утащившей его для выяснения отношений.
Майэл удивленно теребил бороду, пока Рэйн объясняла ему, кто такая Джейси и что она здесь делает. Впрочем, его недовольство быстро сменилось интересом, едва он узнал, что новая спутница занимается тем же, чем и он сам. Не дослушав вампира до конца, маг затеял с ведьмой профессиональный разговор, быстро скатившийся на какие-то непонятные термины и формулы.
Сторм недовольно зарычал, глядя вслед увлеченным беседой волшебнику и девушке, потом встряхнулся, становясь на четвереньки и обрастая шерстью. Даниэль гадливо поморщилась и отвернулась, подождав, пока оборотень не скроется из виду.
- Зачем ты ее сюда притащила? - нарочито небрежно спросила она. - И вообще, кто она такая?
Рэйн скинула плащ и, постелив его на землю, уселась, вытянув ноги.
- Это моя подруга, - сообщила она, изучающе смотря на эльфийку. - Тебя что-то не устраивает?
- Почему меня должно что-то не устраивать? - излишне быстро ответила Даниэль. Вампир сделала вид, что очень увлечена изучением собственной ладони. Она прекрасно знала, что Даниэль скоро не выдержит и снова начнет задавать вопросы. И точно.
- У тебя есть друзья?
Рэйн приподняла правый уголок губ, старательно усмехаясь.
- Ты удивлена?
Эльфийка пожала изящными плечами.
- Не то чтобы очень, просто ты никогда не отличалась большим дружелюбием, - она сложила руки на груди. - Иногда мне казалось, что и со мной ты общаешься только по одной причине.
Этот камень в свой огород Рэйн предпочла бы не заметить, но уж слишком победное выражение было на лице Даниэль.
- Если тебе это не нравилось, почему же ты продолжала со мной общаться? - растягивая слова, поинтересовалась Рэйн, сохраняя мягко-нейтральный тон. Рыжеволосая эльфийка чуть помрачнела.
- Сама себя об этом все время спрашиваю. Вероятно, ты меня заворожила, вампир.
Рэйн рассмеялась.
- Единственно верный ответ в твоих устах, эльфийка, я права? У тебя виноваты все, кроме тебя. Удивительно, как это ты так долго процарствовала.
- Лишь потому, что рядом не было никого, кто бы мне мешал, - сухо бросила Даниэль и отошла в сторону, давая понять, что разговор окончен.
- 6 -
Спустя пару часов, когда уже окончательно стемнело, маг приблизился к Рэйн, сидевшей неподалеку от разведенного костра. Языки пламени отбрасывали на ее строгое лицо пляшущие тени, окрашивая его в оранжевые цвета.
- Эта девочка многое умеет, - сообщил он, становясь перед вампиром. - Где ты ее нашла?
- Можно сказать, это она меня нашла, - лениво отозвалась Рэйн, поднимая голову. Майэл усмехнулся в седые усы.
- Она могла бы быть нам весьма полезной, ты не находишь?
Рэйн не ответила, продолжая смотреть на старика. Смешавшись, тот буркнул что-то себе под нос и поспешно удалился.
Вампир взглянула на колдунью, сидящую на земле и сосредоточенно рассматривающую что-то.
- Иди сюда, - не оборачиваясь, Джейси взмахом руки подозвала вампира. Рэйн послушно подошла и склонилась над импровизированной картой, сотворенной из травы, камней и сухих веток.
- Что у тебя здесь?
Ведьма указала на четыре мерцающих в темноте точки, расположенные на расстоянии друг от друга.
- Это фрагменты талисмана, - сказала она. - Ты ведь можешь запомнить их месторасположение?
- Уже сделано, - отозвалась Рэйн, еще раз на всякий случай оглядывая карту. - Но зачем это? Майэл и так знает, где они находятся.
Джейси пожала плечами и быстрым движением разбросала составляющие по сторонам.
- Он сам попросил меня, чтобы я показала тебе.
Вампир вскинула брови и взглянула на волшебника, что-то обсуждающего с Грантом.
- Для чего, ты не знаешь?
Колдунья покачала головой. На самом деле, они с придворным магом разговаривали совсем недолго. Они просто обменялись знаниями, доказав друг другу, что не так уж отличаются по своему мастерству.
- Интересно, - протянула Рэйн, щуря глаза. - Сначала он говорил, что не хочет, чтобы кто-нибудь, кроме него, знал о точном расположении фрагментов, а теперь хочет, чтобы я узнала об этом.
- Ты слишком подозрительна, Рэйн, - засмеялась Джейси, вставая и обнимая вампира за плечи. - Быть может, он просто доверяет тебе больше остальных?
Рэйн улыбнулась и не стала спорить, хотя мысль о том, что Майэл что-то скрывает, осела в ее памяти, дабы в нужный момент снова напомнить о себе.
- Расскажи мне, как твои дела? - попросила ее Джейси. Они отошли на некоторое расстояние от лагеря, в котором уже спали безмятежным сном Грант и Сабрина. Со своего места Рэйн могла видеть свернувшегося около тлеющего костра Морта. Сторм все еще где-то бегал, очевидно, добывая себе пропитание. О чем-то бормотал себе под нос Майэл, тоже укладываясь спать. Этой ночью вампир была готова охранять их сон.
- Ничего особенного, девочка, - отозвалась Рэйн, ища Даниэль, но эльфийки нигде не было видно. - Переезжаю с места на место, берусь выполнять разные поручения, чтобы совсем уж не заскучать. Вот, подрядилась спасти мир.
Джейси улыбнулась и присела на длинное, поросшее мхом, бревно.
- Это твое призвание - спасать мир.
- Ты считаешь? - вскинула брови Рэйн. Ведьма закивала.
- Ты не тянешь на роль зла, в тебе больше добра.
- Неужели? - внезапно глаза вампира зажглись мертвенно-голубым светом, который двинулся ниже, окутывая фигуру Рэйн и придавая ей неземной вид. - А если так?
Джейси пренебрежительно сморщила нос, давая понять, что этот фокус на нее не произвел впечатления.
- Ладно, добро так добро, - свет исчез, снова погружая девушек в мрак, разгоняемый лишь мерцанием костра. - Ну а ты? Помимо того, что ты теперь у нас верховная ведьма?
Джейси радостно захихикала.
- Ты что, это же основное!
Рэйн склонилась перед ней в шутливом поклоне.
- Прошу прощения за неуважение, выказанное по отношению к вашей священной персоне при встрече. Надеюсь, это не подорвало ваш авторитет?
- Ммм, вряд ли, если учесть то, что именно меня Господин выбрал для того, чтобы разделить с тобой священную ночь, - хитро прищурилась колдунья. Рэйн наигранно закатила глаза.
- Ах да, я и забыла... Священная ночь... Я часто слышу о ней от знакомых ведьм, но так толком и не поняла, что она из себя представляет, - она с любопытством воззрилась на Джейси. - Расскажешь?
- Других ведьм? - протянула Джейси. - Ну, не знаю, пусть они тебе и расскажут.
Рэйн толкнула ее в бок, и ведьма засмеялась.
- Ладно, слушай, - она поерзала, устраиваясь поудобнее. - Вообще-то, это не рекомендуется сообщать непосвященным, но ты ведь будешь молчать?
Вампир молча обнажила клыки.
- Я в тебе не сомневалась, - удовлетворенно кивнула Джейси. - В общем, священная ночь - это совершенно особая ночь в году, когда ведьмы со всего королевства собираются в Заповедном лесу, чтобы своими ритуалами пробудить к жизни Господина.
- Только из королевства? - поинтересовалась Рэйн. - А другие страны?
Джейси махнула рукой.
- На самом деле, для этого ритуала вполне хватило бы и одной ведьмы, просто это повод собраться.
Рэйн хмыкнула.
- Ага, понятно.
- Так вот, - продолжала тем временем Джейси. - Ведьмы собираются на болоте, на котором вы застали сегодня нас.
- То есть, вы репетировали? - уточнила Рэйн.
- Ты будешь слушать или перебивать? - рассердилась колдунья. Вампир замотала головой.
- Все, все, молчу.
- Смотри, - погрозила ей Джейси пальцем. - Нет, мы не репетировали, у нас была другая цель, но о ней как-нибудь потом. В принципе, в священную ночь все происходит аналогично: женщины раздеваются, намазывают свои тела специальной мазью и танцуют вокруг костра, пытаясь привлечь внимание Повелителя. В конце концов, Господин обязательно посылает своего слугу, который забирает с собой верховную ведьму, чтобы, - девушка замялась, - ну, взять у нее силу для Господина.
- И почему я догадываюсь, каким образом он это делает, - пробормотала Рэйн. Джейси смущенно потерла переносицу.
- Ну да, именно так. И это считается лучшим, что может произойти с ведьмой. Высший знак внимания Господина к своей верной слуге.
Вампир задумалась.
- А как вы понимаете, что стоящий перед вами тот самый, кого вы ждете?
- Ты же знаешь, что никто по своей воле не забредает в Заповедный лес, - со смешком сказала Джейси. - Потому что кроме ведьм там можно встретиться с гораздо менее приятными существами. Те же оборотни, к примеру. Или лесные гномы. Впрочем, они еще весьма дружелюбны по сравнению с дриадами и русалками. Те просто заманивают путников и...
- Ты отвлеклась от вопроса, - прервала ее Рэйн.
- Ах да, прости. Так вот, первый, кого увидят ведьмы после ритуального танца, и есть посланник Господина, - торжествующе произнесла Джейси. - Неважно, мужчина это или женщина.
Вампир усмехнулась и покачала головой.
- А если животное? Или ребенок? Что тогда?
Колдунья укоризненно посмотрела на нее.
- Ну, верховных ведьм просто так не выбирают, дорогая моя. К твоему сведению, пока ведьмы, которые ниже рангом, пьют дурманящее зелье, позволяющее им погружаться в мир Хозяина, мы всего лишь притворяемся, что делаем то же самое. Я должна иметь трезвую голову, ведь на мне лежит доставка подруг домой, - она улыбнулась. - Поверь мне, не все из них могут добраться туда самостоятельно. А насчет ребенка или животного... Можно ведь просто сказать, что Господин забрал твою силу, никто этого проверять не будет. Я вовсе не собираюсь делить постель с первым встречным, - при этой мысли Джейси даже фыркнула.
Рэйн потрепала ее по плечу.
- Я рада, что ты так считаешь, - без тени усмешки проговорила она. - Из того, что я услышала, у меня сложилось мнение, что ты не очень-то веришь в своего Господина. Я права?
Джейси немного помолчала. Не то, чтобы она не доверяла Рэйн, но...
- В общем, да, - нехотя сказала она, наконец. - Знаешь, за все что время, что я принимаю участие в шабашах, я так ни разу и не встретилась с настоящим посланником Господина. Это всегда были просто случайные путники, потерявшиеся дети или и впрямь животные. Конечно, я всегда играла свою роль, уходила с ними, а потом возвращалась с рассказом о том, как это было, - она призадумалась. - Моя вера в Повелителя трещит по швам, Рэйн. И это меня пугает, - она вдруг порывисто схватила вампира за руки. - У меня ничего нет в этой жизни, кроме моих способностей. Я не хочу лишиться их!
Рэйн успокаивающе сжала ее пальцы и привлекла к себе.
- Почему ты должна лишиться их? - спросила она, поглаживая девушку по шелковистым светлым волосам. - Быть может, они даны тебе совсем не вашим Господином. Ты никогда не задумывалась об этом?
- Нет, - немного растерянно отозвалась Джейси, теребя воротник плаща Рэйн. - Но если не им, то кем?
- Я не знаю, но ведь в мире существует множество сил. И любая из них могла поделиться с тобой своим могуществом.
Джейси снова замолчала.
- Сегодня я просила Повелителя послать мне знак, чтобы я наконец уверовала в него. И я получила этот знак, - она серьезно посмотрела серыми глазами на Рэйн. - На болоте появилась ты. И я поняла, что попусту трачу свою жизнь, организовывая шабаши и провожая потерявшихся детишек к их мамашам.
- Ты думаешь, со мной будет интереснее? - ухмыльнулась Рэйн. Джейси ухмыльнулась не менее широко.
- Уже интересно. Спасение мира... Что может быть увлекательнее?
Вампир собиралась развить эту тему и сказать, что Майэл тоже заинтересован в ее участии в этом деле, но ее взгляд упал на стоящую в сени деревьев эльфийку, которая, очевидно, слышала весь разговор. Джейси проследила за взором Рэйн и недовольно нахмурилась. Впрочем, ей хватило сообразительности не комментировать эту ситуацию.
- Пойду-ка я спать, - сообщила она в пустоту, моментально образовавшуюся между Рэйн и Даниэль. Не дождавшись ответа, ведьма со вздохом поднялась и, поминутно оглядываясь, отправилась к почти потухшему костру.
Рэйн продолжала неподвижно сидеть на бревне, испытующе глядя на эльфийку. Даниэль, заложив руки за спину, делала то же самое.
- Кто-то должен начать, - сказала, наконец, Рэйн. Ей не хотелось снова выяснять отношения, но если Даниэль настроена на это, то почему бы ей не подыграть.
- Что тебе известно о талисмане?
Рэйн вскинула брови. Меньше всего она сейчас ждала подобного вопроса.
- То же, что и тебе, - непонимающе ответила она. - Майэл ведь рассказал.
Эльфийка качнула головой, и рыжая прядь упала ей на глаза.
- Это далеко не все, вампир, - она присела рядом с Рэйн и поглядела на звезды. - Легенды эльфов гласят, что с помощью этого талисмана можно заполучить все земное могущество, - она повернулась к Рэйн. - Ты ведь понимаешь, что это значит?
- Не очень, - медленно отозвалась Рэйн. Даниэль нетерпеливо вздохнула.
- То, что поведал вам Майэл, лишь часть истории. Да, древние божества наделили этот талисман возможностью предотвратить конец света. Но для этого им пришлось заключить в него свои собственные силы. Иначе он остался бы просто красивым камешком. Драгоценным красивым камешком.
Рэйн подавила желание выругаться. "Так и знала, что старый хитрец что-то скрывает!" Она вскочила на ноги, взметнув плащ. Первым ее побуждением было тут же броситься и вцепиться в горло этому притворщику, заманившему их в это путешествие. Теперь понятно, почему он собрал для этой цели именно их троих. Им не нужны силы, собранные в камне, у них своих хватает.
- Значит, никакого конца света, - она все-таки чертыхнулась вполголоса, уловив мелькнувшую на губах Даниэль довольную усмешку. - Да, можешь радоваться, ты знала то, о чем не подозревала я.
Эльфийка надменно тряхнула волосами, раздосадованная тем, что Рэйн заметила выражение ее эмоций.
- Дело сейчас не в радости, и ты прекрасно это знаешь. Если Майэл утаил подробности, то, возможно, он скрыл и то, для чего ему нужен этот талисман.
- Ты просто читаешь мои мысли, - язвительно сказала Рэйн, взметнув полы плаща. Даниэль нахмурилась.
- Не будем практиковаться в остроумии, хорошо? Этот талисман может быть очень опасен, если попадет не в те руки.
- Прекрасно понимаю это без тебя, - огрызнулась Рэйн. Она злилась на себя за то, что сразу не проверила правдивость истории Майэла. Не в ее привычках было перекладывать вину со своих плеч на чужие, но в этой ситуации она готова была это сделать. Слишком много воспоминаний принесла с собой Даниэль, появившись в тот день. Хороших воспоминаний, перемешанных с плохими. И их оказалось достаточно, чтобы Рэйн слегка утратила контроль над собой.
- Что ты собираешься делать?
Вопрос Даниэль заставил вампира на время приостановить поток угрызений совести за собственную халатность.
- Ты за этим и пришла сюда, - голос Рэйн приобрел обвинительные нотки. - Ты знала, что никакого армагеддона не будет. Вы просто поняли, что талисман вполне может попасть в чужие руки, и тогда вашей власти придет окончательный конец! Возврата не будет.
Эльфийка молчала, но Рэйн и без ее слов знала, что попала в точку.
Издревле династия эльфов, к которой принадлежала и Даниэль, правила этим миром. И все, живущие на земле, охотно принимали то, что правление это продлится до скончания времен. Однако, нашлись люди, отринувшие устоявшиеся традиции и вознамерившиеся свергнуть предка Даниэль с трона.
Та война длилась без малого триста лет. Именно тогда был развеян миф о полном бессмертии эльфов. Рэйн точно не знала, кто выковал сталь для клинков, от которых пресветлые падали замертво, но ей было доподлинно известно, что эти мечи все еще существуют. И их можно найти.
Эльфы вообще-то невоинственный народ, однако, желание сохранить то, что они имели на протяжении многих веков, заставляло их сражаться. И сражаться хорошо. Счет жертв той войны давно перевалил за несколько миллионов, и продолжал расти, потому что война продолжалась. Да, она просто переместилась с полей, поросших высокой травой, в таверны и трактиры. Люди никак не могли забыть, что эльфы когда-то безраздельно владели территорией, простиравшейся от начала земли до Сумеречных гор, что высятся на берегу Закатного моря, ведущего в Бездну. Правда, с того времени утекло много воды, был заключен договор о разделе земель, по которому эльфам отходили самые непрезентабельные участки суши. Впрочем, пресветлые, уставшие от кровопролития, были согласны на все, лишь бы перестать терять своих сыновей. Но человеческая армия, вошедшая во вкус, не хотела мира. Долго еще то тут, то там вспыхивали бои. Смерть тогда собрала обильный урожай.
Рэйн тряхнула головой. Она не застала ту войну, но того, что она отыскала о ней в книгах, хватило, чтобы понять: еще одной такой войны эльфы не переживут. Вампиру доводилось в свое время бывать в тех странах, где процветала охота на воздушных существ. Она видела поникшие головы эльфов, закованных в цепи и безропотно ожидающих своей участи. Видела безжалостно отрубленные крылья, проданные за бесценок в качестве украшения. Присутствовала на публичных казнях, проводившихся в качестве примера того, что следует делать с "этими выродками". Лишь одного она не видела никогда: слез эльфов.
Эльфы все дальше отходили от мест, где селились люди, старались как можно реже бывать в крупных городах. Некоторые, впрочем, маскировались и вполне успешно продолжали работать, тщательно скрывая свою истинную сущность. Впрочем, существовали и такие, которые вынашивали план мести.
И одна из них стояла сейчас перед Рэйн.
Даниэль, воспитанная на рассказах своей матери, пережившей то время, буквально с пеленок воспылала ненавистью к людям. К счастью, живя в маленькой общине, отколовшейся от основной группы, она до поры до времени ни разу не столкнулась с тем, каким жестоким может быть человек. Вся ее ненависть была основана лишь на представлениях и уверенности в том, что люди не могут одолеть сверхъестественное существо. И эта вера ее крепла день ото дня, пока она не познакомилась с Рэйн.
Вампир не стала ей ничего говорить, а просто заставила покрасить волосы, спрятать надменное выражение лица, и отвела в один из тех городков, что расположились недалеко от поселения эльфов. И все время держала ее за руку, пока они шли по невольничьему рынку.
Проходя мимо угрюмых гномов, задыхающихся без воды русалок, разъяренных троллей и измученных дриад, Даниэль была спокойна. Как и все эльфы, она не испытывала большой любви к тем, кто не был с ней одной крови. Но, когда Рэйн подтолкнула ее к клетке, за прутьями которой безмолвно сидело несколько крылатых созданий, в глазах у эльфийки потемнело. Она готова была наплевать на все, пожертвовать собой, лишь бы освободить их. И только сильные руки Рэйн, схватившие ее, и тихий голос, напомнивший о матери, удержал ее от этого шага.
Впрочем, Рэйн не остановилась на этом. Спустя пару дней она снова позвала Даниэль на прогулку. На этот раз их путь лежал в один из немногих городов эльфов, сохранившихся с того времени, как они властвовали. И там картина повторилась, только в обратную сторону: теперь за решеткой сидели люди, а пресветлые эльфы спорили об их цене.
"Видишь," сказала ей Рэйн, "вы совсем не отличаетесь друг от друга. Где то ваше хваленое миролюбие, которым вы так гордитесь?"
"Но ведь люди тоже убивают нас," попыталась протестовать Даниэль.
"В этом все дело. Ни одна сторона не остановится. Вы хотите власти. Власть движет этим миром. В ней заключено и добро, и зло, все, что есть на этой грешной земле. Запомни это, эльфийка, и не повторяй чужих ошибок."
К сожалению, Даниэль не пожелала прислушаться к словам Рэйн. Буквально через пару лет она собрала по одному представителю от каждой группы эльфов, как бы далеко они не забрели за пределы родной страны. Собрала для того, чтобы возвестить о том, что собирается принять на себя бремя правления своим народом. Она заявила во всеуслышание, что готова биться за право носить корону, принадлежавшую ее предкам. Впрочем, никто не посмел бросить ей вызов.
Даниэль надеялась, что Рэйн останется с ней, чтобы помочь отвоевать то, что эльфы когда-то потеряли, но вампир даже не стала это обсуждать.
"Я надеялась, ты усвоишь урок," сказала Рэйн с чуть заметной грустью в голосе. "Но тобой движет то, что однажды погубило твой народ."
"Это естественное желание получить обратно то, что у нас отобрали," отрезала Даниэль. "Разве ты не поступила бы также?"
"Я человек, эльфийка. Во всяком случае, была им когда-то. Война у меня в крови. Но не спрашивай меня, почему я не хочу принимать в этом участие."
После того разговора они больше не виделись. Рэйн покинула город эльфов с единственным желанием не возвращаться туда.
Впрочем, забыть совсем яростную рыжеволосую эльфийку ей не удалось. Временами она ловила слухи о том, что эльфы вновь готовы начать военные действия. Каждый раз по стране бросался клич и набирались солдаты, готовые защищать короля. Рэйн тоже предлагали записаться в армию, учитывая ее способности, но она лишь качала головой. Это было не для нее. И она не стала бы сражаться с тем, кто однажды разделил с ней ночь.
Впрочем, Даниэль так и не сумела создать государство, которое бы полностью соответствовало ее требованиям. Мало кто из эльфов действительно хотел воевать. Да и Старейшины наотрез отказывались благословить кампанию, затеянную их царицей. Даниэль пробовала привлечь на свою сторону оборотней и гномов, но те не собирались портить и без того плохие отношения с человеком. Скрипнув зубами, Даниэль пришлось признать, что она чуть ли не единственная эльфийка, кто жаждет кровной мести. К тому же, поползли слухи, что она полукровка, дочь смертного мужчины, передавшего ей свою тягу к военным действиям. Впрочем, эти слухи быстро развеяла мать Даниэль, взявшая в свидетели их покровительницу Луну. Она заявила, что отцом Даниэль был самый настоящий эльф, потомок тех, кто правил этим миром. Даниэль, которая готова была отправить себя в изгнание, если бы подтвердилось, что она носит в себе человеческую кровь, вздохнула с нескрываемым облегчением.

Время шло, и желание мстить ослабевало. Все больше эльфов находили себе пару среди людей и уезжали в большие города, где невольничьи рынки давно прекратили свое существование. Дети не помнили и не знали о том, что их родителей покупали и продавали, словно скот. Да родители и не собирались рассказывать им об этом. Это было больно и стыдно, иметь такие воспоминания. Теперь лишь в кабаках вспыхивали драки на межрасовой почве, да и то по большой пьянке, словно люди и эльфы опомнились и принялись восполнять тот пробел, что возник между ними.
Рядом с Даниэль практически никого не осталось. Сторонники ее радикальных методов давно воспитывали детей и думать забыли о том, что когда-то собирались упиваться страданиями своих мужей и жен. В том городе, где была резиденция древних эльфийских королей, отныне царствовали тишина и покой. На месте вулкана бурлящих страстей образовалось озеро из разумно принятых решений, чью поверхность почти никогда не бороздили морщины ярости.
Живая натура Даниэль в конце концов устала от подобного бездействия. Эльфийка понимала, что большего своему народу она дать не сможет. Ее стихией была война, мечтами о которой она жила, а мир ее усыплял. Поэтому тот день, когда она объявила о своем уходе, наступил вскоре после того, как король Нестор подписал указ о возвращении эльфам части территорий. Старейшины восприняли ее решение с пониманием и тут же предложили короновать Мелору, дальнюю родственницу Даниэль. Эльфийка абсолютно ничего не имела против.
Впрочем, уходить совсем с политической арены она не собиралась. Прекрасно понимая, что всегда найдутся те, кого мир между их расами не устраивает так же, как и ее, она попросила позволить ей стать вольным послом в городах, с которыми у них был подписан мирный договор. Она хотела иметь возможность принимать самостоятельные решения, не опираясь на волю своей царицы.
Это позволение ей было дано.
Конечно, Рэйн знала о том, что сподвигло Даниэль на подобный шаг. Знала она и то, что в сердце эльфийки до сих пор живет желание отомстить людям. Именно оно вынудило ее оставить трон, а совсем не то, о чем она поведала Рэйн в ту ночь, когда они впервые встретились после долгой разлуки. Это желание претерпело изменения, оно перестало быть всепоглощающим и отныне занимает чуть меньше половины всех мыслей эльфийки. Однако, оно никуда не собирается исчезать, и игры Майэла вполне могут пробудить его к жизни. А в том, что Даниэль сумеет уговорить Мелору начать войну, Рэйн не сомневалась.
- Ты что, заснула? - голос объекта мыслей вампира заставил ее очнуться.
- Нет, я не сплю, - ответила она. - Я думаю о том, что не стоит пока выводить Майэла на чистую воду.
- Это еще почему? - вскинулась Даниэль.
"Да чтобы у тебя, моя дорогая, не было повода пролить кровь. Или, быть может, тебе самой хочется заполучить талисман?" Но вслух Рэйн произнесла совсем другое:
- Полагаю, что если мы сейчас откажемся выполнить то, что он хочет, он сумеет найти других, кто не будет столь щепетилен в этом вопросе. Ты так не считаешь?
Рэйн буквально слышала, как мысленно разрывается Даниэль, решая, как лучше поступить: наплевав на Рэйн, гнуть свою линию, или все же повременить.
- Ну, хорошо, - медленно проговорила эльфийка. - Я подожду. В конце концов, мое время не ограничено.
"Как и мое, эльфийка, как и мое..."

Глава 4. Дорога в темноте.

- 1 -
Грант долго не мог заснуть. Сначала он думал, что это близость Сабрины мешает ему расслабиться, но, прислушавшись к себе, понял, что это не так. Его охватывало чувство какой-то неясной тревоги.
Он повернулся на спину, глядя на мерцающие звезды. Вероятно, дело было в том разговоре, который состоялся у них с Рэйн. Точнее, в той его части, что непосредственно касалась рыжей эльфийки.
Вору не нравилась Даниэль. Он никак не мог себе объяснить, в чем же заключается причина этой неприязни, но каждый раз, проходя мимо эльфийки или просто глядя на нее, он испытывал смешанные чувства. Грант понимал, что и она весьма прохладно относится к нему.
Будучи неглупым и образованным человеком, который интересуется историей своего государства, мужчина конечно же помнил о той войне, что случилась между некогда дружественными расами. Помнил и скорбел о том, что властители мира оказались недостаточно умны, чтобы решить дело полюбовно. Хотя, вероятно, глупость не то слово по отношению к ним.
Грант снова лег на бок, подложив руку под голову и плотнее завернувшись в одеяло. Ему неведом был тот инстинкт, который заставляет мужчин и женщин сражаться друг с другом. Его страсть заключалась в другом. Золото всегда приносило ему больше радости, нежели бесконечные военные кампании за право назвать себя правителем той или иной страны. Именно поэтому он в свое время улизнул от обязательной воинской службы, направившись в столицу. Там, постигнув азы искусства воровства, он стал совершенствоваться.
Впрочем, сейчас мысли его были заняты отнюдь не воспоминаниями о том времени. Он думал о той царице эльфов, которая твердо была намерена развязать еще одну войну, лишь бы заполучить обратно территории, которые раньше принадлежали ее народу. Помнится, Грант тогда очень удивлялся тому, откуда в пресветлом эльфе, изначально рожденном для того, дабы нести свет, столько агрессивности.
Война так и не началась. Кажется, сами эльфы отказались от этой затеи, сочтя ее очередной кровавой бойней, которая, скорее всего, снова закончится не в их пользу, ведь у них до сих пор не было натренированной армии, способной на боевые действия. Да они и не нуждались в ней, особенно после того, как король Нестор заявил о желании положить конец вражде между их народами. Как люди, так и эльфы были только за. Во всяком случае, большинство, к коему принадлежал и Грант. Он с облегчением воспринял новость о том, что ему не придется стоять на страже родины с оружием в руках. Да и не умел он воевать.
После подписания мирного договора царица эльфов недолго оставалась у власти. Грант не знал точно, сама или она ушла или их Старейшины приняли такое решение, но трон достался другой эльфийке. Вполне возможно, думал вор, что Совет Старейшин решил прибрать все бразды правления в свои руки. И они нашли того, кем легко управлять.
Когтистая рука осторожно коснулась плеча задремавшего было под свои размышления вора.
- Тише, - проговорил Морт, когда Грант резко вскочил. - Это всего лишь я. Надо поговорить.
Вор удивился, однако, возражать не стал и, поднявшись на ноги, последовал за демоном в сторону густо растущих деревьев. Проверив по пути, на месте ли лошади, Грант остановился и внимательно посмотрел на Морта.
- Что-то случилось?
Демон немного помолчал, вслушиваясь в ночную тишину.
- Я знаю, что выгляжу не слишком умным, однако, я не глуп - без предисловий начал он, корябая когтем толстую кору старого дерева. - Тебе ведь тоже кажется, что дело здесь обстоит нечисто?
Грант не спешил с ответом, обдумывая то, что услышал. Верно ли он поступит, если доверит свои соображения Морту? Кто знает, что там зреет в голове у этого демона...
- Да, - нехотя признал вор, наконец. - Эльфийка. Я ей не доверяю.
Морт удовлетворенно кивнул, выпуская из ноздрей облачко белого дыма, тут же растаявшее в темноте.
- Я ожидал подобного ответа, - он старался говорить тихо, однако, ему это удавалось не очень хорошо. Грант вскинул брови, скрещивая руки на груди.
- Это еще почему?
Демон огляделся, словно проверяя, не подслушивают ли их, потом склонился к самому лицу вора. Тот едва подавил желание отшатнуться, когда волна сверхъестественной энергии ударила в него.
- Рэйн уже говорила тебе, что они с Даниэль раньше были знакомы?
Грант пожал плечами.
- Она не сказала, но можно догадаться.
Морт кивнул, прислоняясь спиной к дереву.
- Но при чем тут то, что они знают друг друга? - недоуменно осведомился Грант.
- Может, и ни при чем, - отозвался демон. - Но мне кажется странным, что Даниэль решила присоединиться к нам. Вполне возможно, что в ее хорошенькой головке вертятся дурные мысли.
- Зачем ты мне это говоришь? - прямо спросил вор. Морт осклабился.
- Ты кажешься мне разумным человеком. Я бы переговорил с Рэйн, однако, боюсь, что старые привязанности не позволят ей мыслить разумно. Она, конечно, умна, но ведь когда-то давно она тоже была человеком.
- И что ты предлагаешь?
- Следить за эльфийкой. Мне кажется, что она попытается выкинуть что-нибудь в ближайшем будущем.
Грант задумался. Он не разделял точку зрения демона, но те подозрения, которые он испытывал по отношению к Даниэль, все больше укреплялись.
- Постой! - вдруг воскликнул он и тут оборвал сам себя, испугавшись громко прозвучавших слов. - Постой, - продолжил он уже тише, - Даниэль ведь царица эльфов. Почему она оставила трон?
Морт удивленно хмыкнул, пошевелив крыльями.
- Ты не знаешь?
Грант покачал головой.
- Откуда бы мне это знать?
Демон растерянно замолчал, не зная, как лучше поступить в этой ситуации. Быть может, Рэйн не одобрит то, что он рассказал Гранту о Даниэль.
- Ну, - выговорил он, почесывая затылок, - Даниэль - та самая эльфийка, которая хотела развязать войну.
Грант широко распахнул глаза, пытаясь сопоставить услышанное с образом, который твердо ассоциировался у него с той царицей эльфов.
- Нееет, - нерешительно протянул он, - она не...
- Не что? - полюбопытствовал демон. Вор замолчал. Действительно, что не? У него нет причин не верить словам Морта.
- Но если она этого хотела раньше, - мужчина подергал себя за мочку уха, - где гарантии того, что она не продолжает этого хотеть?
Морт вскинул вверх указательный палец, украшенный крючковатым желтым когтем.
- Вот, ты подошел к самой сути того, что я пытаюсь втолковать. Таким, как Даниэль, сложно отказаться от своих амбиций. В этом она совершенно не похожа на остальных эльфов. В большинстве своем они хотят лишь жить тихо и спокойно. Она же полна идей по завоеванию мира. И поверь мне, она не забыла о том, что ее сородичей убивали. Ты ведь помнишь это время?
Грант поморщился. Он был еще совсем ребенком, когда процветала эта охота на эльфов. Но к тому времени, как он достиг 10 лет, все это потихоньку сошло на нет.
- Она считает, что люди должны ответить за все сполна, - продолжал тем временем Морт. - Поэтому мой тебе совет: берегись ее, человек. Даже Рэйн редко позволяет себе ее злить.
- Неужели Рэйн может чего-то бояться? - усомнился вор. Демон усмехнулся.
- Дело не в страхе. Рэйн слишком умна для того, чтобы позволить Даниэль выплеснуть на нее свой гнев. Ты когда-нибудь видел злость эльфов?
- Нет.
- Правильно, обычные эльфы не обладают способностью преобразовывать свою ярость в энергию, как, например, вампиры или мы, демоны, - для подтверждения своих слов Морт выплюнул небольшой сгусток пламени. - Но Даниэль не принадлежит к их числу. Вообще, считается, что она нечистокровный эльф. Говорят, ее отец был человеком, но я склонен считать, что к ее появлению на свет причастен кто-то из высших магов. Не из воздуха же у нее появились эти способности.
Грант поежился.
- Значит, не следует попадать ей под горячую руку.
- Как и под холодную. Она, не задумываясь, избавится от тебя, если сочтет, что сумеет оправдать этот поступок.
Вор молчал, пытаясь уложить в голове то, что только что услышал. Морт терпеливо ждал, пока мужчина что-нибудь скажет.
- Я все понял, - проговорил Грант. - И согласен с тобой.
Демон удовлетворенно угукнул.
- На том и порешили. Присматривай за Даниэль и не позволяй принцессе общаться с ней. Эльфийка способна задурить голову кому угодно, а потом использовать это в своих целях.
Грант кивнул, хлопнул Морта по плечу и отправился на свое место.
Демон еще немного постоял около деревьев, глядя на спящих путников, потом вздохнул и скрылся в темноте.
И лишь тогда тот, кто внимательно слушал их разговор, закрыл глаза.
- 2 -
Даниэль сидела около погасшего пламени, задумчиво помешивая палкой остывающие угли. Все остальные уже давно спали, за исключением, конечно, ее самой и Рэйн, отправившейся куда-то вглубь леса. Эльфийка не стала выяснять, что вампир там забыла. Успокоится - вернется.
Даниэль прекрасно понимала, что их недавно состоявшийся разговор разбередил в душе Рэйн чувства, которые она считала давно утерянными. Даниэль и сама до позавчерашнего дня думала, что никогда уже не ощутит того волнения, что всегда сопровождало их встречи с Рэйн.
Однако, время было совершенно неподходящим для того, чтобы предаваться воспоминаниям. Эльфийка встряхнула волосами и огляделась.
Ей не составило большого труда прочесть мысли вампира, хоть она и не умела этого делать. Впрочем, Рэйн и не думала их скрывать, и это обстоятельство навело Даниэль на подозрения. Рэйн всегда была особенно щепетильна в вопросе закрытости своих чувств, а тут... Конечно, они не виделись очень долго, все могло измениться...
"Нет," оборвала себя Даниэль, "могло измениться все, но только не Рэйн. Она просто не умеет меняться."
Эльфийка сузила глаза, глядя на мерцающие звезды, потом встала. Рядом было озеро. Уж не там ли прекрасное дитя темноты?
Она обнаружила Рэйн выходящей из воды. Брошенная одежда лежала на траве, и она подошла ближе.
Эльфийка остановилась, глядя на ту, чьим царством была ночь.
Даниэль хотела бояться Рэйн - и боялась, но при этом она хотела вспомнить, каково это - прижать ладони к гладкой коже и почувствовать, как тепло наполняет существо вампира. Запрокинуть голову, ощущая, как касаются острые клыки жилки, бьющейся у тебя на шее. И замереть, когда польется кровь одного бессмертного, чтобы утолить голод другого.
Все это ожило в ее памяти, едва она встретилась взглядом с Рэйн, остановившейся около поваленного дерева. На коже Рэйн еще блестели капельки воды. Волосы она расчесала, но они остались мокрыми, шелковисто-черными, и лицо у нее было проще, не такое ухоженное. Даниэль помнила, что раньше Рэйн бывала такой лишь рядом с ней, теми длинными зимними ночами, которые они делили между собой, пытаясь скоротать вечность, оставленную им в наследство. И она знала, что Рэйн тоже вспоминает то время.
Эльфийка улыбнулась, глядя на призрачный лес на дальнем берегу, виднеющийся за правым плечом вампира.
- Ты всегда приходишь с заката, - сказала она, подавая Рэйн одежду. Вампир качнула головой, подходя ближе.
- А ты всегда ждешь, что я приду оттуда, - беззлобно поддразнила она эльфийку. Даниэль засмеялась и с удовольствием вдохнула терпкий запах пересохших трав. Слишком давно не было дождя в этом лесу.
- Чувствуешь? - спросила она Рэйн. Вампир удивленно посмотрела на нее.
- О чем ты?
Эльфийка неопределенно повела рукой.
- Ничего конкретного, просто, - она замолчала, стараясь подобрать нужные слова. - Просто предчувствие. Что-то неясное.
Рэйн застегнула рубашку и откинула назад стремительно высыхающие волосы.
- Ты же знаешь, что это ты у нас специалист по неясным предчувствиям, - в ее голосе чудилась плохо скрываемая насмешка, которую немедля услышала Даниэль.
- Кто бы говорил, - парировала она, - а кто неделю мучил нас разговорами о том, что надвигается шторм? В результате на горизонте появилась лишь ма-а-а-а-ленькая тучка, обошедшая корабль стороной.
Рэйн нахмурила лоб, припоминая тот случай.
- Это было давно, - ответила она, наконец. - И я приложила максимум усилий, чтобы эта ма-а-а-а-ленькая тучка, как ты говоришь, не превратилась в нечто большое и зловещее.
Эльфийка хмыкнула, но спорить не стала. В конце концов, кому как не ей знать способности темноволосого вампира, стоящего сейчас перед ней.
- Уже скоро, - сообщила она, внимательно изучая свои ладони. - Совсем скоро мы достанем первый фрагмент.
Рэйн кивнула.
- Жаль только, что мы выяснили, что мир не нуждается в спасении, - усмехнулась она, но улыбка ее почти тут же погасла. - И снова разойдемся в разные стороны.
Даниэль вскинула брови. Ей почудилось, или в голосе вампира и впрямь мелькнуло сожаление?
- Верно, - подтвердила она, присаживаясь на покатый валун, забытый здесь каким-то великаном. - Однако альтернативы нет.
Рэйн отвернулась. По правде говоря, у нее не было большого желания продолжать этот разговор, потому что она догадывалась, к чему он может привести. А портить такую хорошую ночь ссорой ей не хотелось.
- Знаешь, а я ведь скучала по нашим вечерам, - задумчиво произнесла Даниэль, разрывая воцарившуюся было тишину. Не ожидавшая от нее этих слов Рэйн насторожилась.
- Неужели?
- Так сложно поверить мне, не переспрашивая по десять раз? - вполне миролюбиво огрызнулась эльфийка, обращая взгляд к вампиру. - Впрочем, я знаю, что ты мне не доверяешь.
Рэйн пожала плечами.
- Сложно доверять тому, кто однажды уже предал тебя.
Эльфийка напряглась, и в ее зеленых глазах блеснули искры.
- Предала? Позволь поинтересоваться, где именно ты усмотрела предательство?
- Я не хочу продолжать обсуждать это. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.
Даниэль рассмеялась злым смехом, подтверждая то, насколько быстро меняется настроение у эльфов.
- Я тебе уже когда-то объясняла, почему я поступаю так, а не иначе. Ты не согласилась с моей точкой зрения.
- Я всегда была и буду против войны, кто бы ее не вел. Ты не исключение, Даниэль. Ты не была им тогда, не станешь и сейчас, - твердо проговорила Рэйн, становясь напротив эльфийки. Та надменно вскинула голову.
- Правда?
- Правда.
Даниэль прикрыла глаза. Пришло время подтвердить свои слова действиями.
- Ты жестока, вампир.
- Ты давно сравнялась со мной в этом вопросе.
Два вихря встретились в узком пространстве коридора из веток, и заклубилась неотмирная энергия, грозя утянуть в свой водоворот любого, кто осмелится нарушить противостояние двух вечных.
Зеленое пламя столкнулось с голубым, и затанцевал огонь над старыми деревьями. А вековые исполины тревожно шептались о своем, не замечая разгневанной силы бессмертных, вознамерившихся поспорить друг с другом.
- Мы и впрямь равны, вампир, - шептала Даниэль, протягивая вперед раскрытые ладони и позволяя своей мощи устремиться с кончиков тонких пальцев.
Черные волосы змеями обвились вокруг плеч Рэйн, когда она вскинула руки, призывая к себе ветер.
- Вечная жизнь против вечной смерти, эльфийка, - произнесла она в ответ, и слова вырвались из ее уст подобно удару кинжала, оставившему яркую алую полосу на щеке Даниэль. Но девушка будто и не заметила этого, только ярче разгорелось вокруг нее зеленое пламя.
- Ночь - ворота в мою страну, - насмешливо сказала Рэйн, поднимая голову и встречая буйный ветер. - Ты выбрала неудачное время для схватки.
Она взглянула на холодные звезды над их пылающим миром.
- Знаешь, как некоторые называют вампиров, эльфийка? Боги, которые когда-то были людьми, - Рэйн направила ветер вперед, разрешая ему закутать эльфийку в свои объятия.
Даниэль усмехнулась, не пытаясь уклониться от нового удара.
- Если старые боги не дают о себе знать, человек придумывает себе новых. Так было всегда. Здесь нечем гордиться.
Рэйн ощутила, как растет в ней гнев, смешанный с горечью. Она не хотела, чтобы так происходило, но было поздно. И у нее вырвался крик.
Громовой раскат потряс землю, возвещая о дожде. И, когда белые зигзаги молний вспороли темное небо, первые тяжелые капли упали на лицо Даниэль, заставив ту вздрогнуть.
- Не надо, - пробормотала она, продолжая вздрагивать от каждой новой капли, которая словно раскаленным железом жгла ее. Но дождь набирал силу, и вот уже косые струи заколотили по рано опавшим листьям. Эльфийка съежилась, и зеленое пламя, охватывавшее ее, погасло. Заметив это, Рэйн опустила руки, позволяя уйти своему огню.
- Не надо, - снова прошептала Даниэль, закрывая ладонями лицо и опускаясь на землю. - Не надо...
Она больше не хотела сражаться.
Вампир молча смотрела на маленькую фигурку. Сейчас в ней не было жалости. И ей она была не нужна.
Ветер с ревом метнулся мимо Даниэль, исчезая в сумрачной дали.

0

4

- 3 -
- Вот здесь, - Майэл остановился у чернеющего в земле глубокого провала, диагонально уходящего вниз. Грант заглянул в него и присвистнул.
- Вы уверены?
- Молодой человек, я всегда уверен в своих словах, - холодно отозвался волшебник и отвернулся, всем своим видом показывая, что оскорблен недоверием. Вор пожал плечами и переглянулся с Рэйн, слегка улыбнувшейся ему.
Вампир тоже посмотрела туда, куда им предстояло спуститься, потом перевела взгляд на восходящее солнце.
Едва вернувшись к остальным после ссоры с Даниэль, она разбудила мага. Сонный Майэл долго не понимал, что она от него хочет, потом все-таки согласился, что негоже подолгу задерживаться на одном месте. По его словам выходило, что на самом краю Заповедного леса существует вход в царство гномов. Он предлагал воспользоваться им, дабы не идти еще несколько дней до официальной границы владений. Рэйн поддержала его.
Взяв с собой Гранта и Джейси, которая в последний момент решила пойти с ними, они уже через полчаса стояли перед своей целью.
Рэйн не любила спускаться под землю, потому что каждый такой спуск напоминал ей о том, сколько времени она уже должна была бы лежать в своей собственной могиле. Такие напоминания не приносили ей абсолютно никакого удовольствия.
- Ну, давайте уже спускаться, - поторопил Грант. - Спустились, взяли и ушли.
Майэл усмехнулся нетерпеливости молодого человека.
- Это у тебя только все так просто. До владений гномов отсюда еще час ходьбы как минимум. Если очень поспешим, то полчаса. Но под землей не набегаешься.
Грант нервно фыркнул и, не слушая больше объяснений мага, полез вниз. Нервничал он потому, что оставил Сабрину. Конечно, Морт пообещал, что глаз с нее не спустит, но всякое ведь может случиться. Тем более, что эльфийка отказалась идти с ними, сославшись на то, что никогда не была в хороших отношениях с обитателями подземного мира.
Помня вчерашнее предупреждение демона, вор собрался было отказаться от визита к бородатым умельцам, но Майэл напомнил ему, что забрать фрагмент талисмана сможет только человек.
"Джейси тоже человек," отбрыкивался Грант. "К тому же ведьма. Ну зачем я вам там? Вот когда нужно будет своровать очередной кусок, тогда и позовете."
На большее его не хватило, поскольку уставшая и разозленная Рэйн не пожелала тратить время на уговоры. Дальнейшее Гранту помнилось смутно: гневный рык, ощущение полета и сильные руки, не выпускавшие его довольно долго. Только по этой причине он был сейчас здесь.
Краем уха слушая ворчание исчезающего в темноте провала Гранта, Рэйн продолжала оглядываться по сторонам. Заметив это, Джейси неслышно встала рядом.
- Что-то не так? - тихо спросила она. Вампир пожала плечами.
- Со мной все нормально, но у Даниэль вчера было предчувствие.
- Предчувствие какого рода? - быстро проговорила ведьма. Несмотря на всю ее неприязнь к холеной эльфийке, она не могла отрицать, что способности ясновидения у той присутствовали. И весьма неплохо развитые. Если бы Даниэль захотела, она могла бы стать отличным оракулом.
Рэйн поморщилась, потирая правый висок.
- Она не сказала, что-то неясное.
- В отношении происходящего? Или кого-то из нас? - продолжала допытываться Джейси. Рэйн отрицательно качнула головой.
- Говорю же, не знаю, - в ее голосе послышалось плохо скрываемое раздражение. Ведьма замолчала, но бросать тревожные взгляды не прекратила.
- Вы идете или нет? - Майэл тоже начинал раздражаться. Он терпеть не мог затягивать дела.
- Идем, - отозвалась Джейси, еще раз посмотрела на хмурую Рэйн и последовала за уже успевшим отойти довольно далеко Грантом. В лазе было темно, и Джейси щелкнула пальцами, вызывая маленький огонек, тут же взлетевший под невысокий потолок и осветивший пространство.
Майэл удовлетворенно хмыкнул, увидев действия колдуньи и, кряхтя, полез внутрь.
Рэйн еще немного постояла, раздумывая. Теперь, после вчерашних слов Даниэль, ей тоже начало казаться, что над головой витает что-то дурное. Что-то явно должно было случиться в обозримом будущем. И от подобного предчувствия очень тяжело отделаться.
- Рэйн! - вопль Майэла заметался вокруг вампира, слегка приглушенный землей. - Ну где ты там?
- Иду, - пробурчала себе под нос Рэйн, наклоняясь и исчезая в тоннеле.
- 4 -
Сабрина негромко напевала какую-то песенку, ловко плетя венок из собранных лесных цветов. Не то чтобы ей очень нравилось это занятие, но другого все равно было не придумать: Грант еще утром ушел с Майэлом, Рэйн и этой новой девицей, а без него сердце ни к чему не лежало.
Принцесса расстроенно вздохнула при мысли о ведьме. Красивая, высокая, длинноволосая... Что еще нужно мужчине, чтобы увлечься? Хоть Грант и не раз говорил Сабрине о своей любви к ней, кто знает, какие чары может наложить на него эта сероглазая колдунья. И зачем только Рэйн привела ее с собой?
Морт скучающе смотрел в сторону, время от времени поворачивая голову, чтобы проверить, чем там занята принцесса. Он дал Гранту слово следить за ней и старался как мог. Хотя, конечно, долгое сидение на одном месте ему быстро прискучило. Тянуло расправить крылья и взмыть в небо, пускай не быстрой птицей, но все же.
- Нанялся сторожем?
Демон напрягся, заслышав за спиной насмешливый голос эльфийки. Ему не хотелось оборачиваться, потому что он не знал, что можно ждать этим утром от царицы эльфов.
- Шла бы ты по своим делам, - угрюмо буркнул он, нехотя глядя на Даниэль. Эльфийка вскинула брови.
- Как невежливо! Впрочем, ты никогда не умел разговаривать с женщинами, мой дорогой, - она, будто лаская, провела ладонью по литым мышцам груди Морта. - Скажи, о чем вы вчера беседовали с Грантом?
Демон резко обернулся к ней, с шумом выдыхая.
- Подслушивала?
Даниэль пожала плечами, не отнимая руку.
- Краем уха. Чисто случайно, клянусь.
- Ну, разумеется, - усмехнулся демон, перехватывая запястье эльфийки. - Прекрати, на меня это не действует.
Слегка надув губы, Даниэль тем не менее послушалась. Она отошла чуть вправо и присела на кряжистый обрубок старого дерева. Морт не отводил от нее глаз, словно боялся, что Даниэль выкинет что-нибудь.
- Вчера был сильный дождь, - сказал он. - Не твоих ли рук дело?
Эльфийка улыбнулась, но улыбка эта не была радостной.
- Можно сказать, что моих.
- Поспорила с Рэйн? - Морт понимающе сузил глаза. Даниэль вызывающе тряхнула рыжими волосами.
- Это был не спор. Так, легкое соревнование.
Морт гулко расхохотался.
- Да что ты говоришь! И кто же победил?
Эльфийка не сочла нужным отвечать на этот вопрос, лишь неопределенно махнула рукой. Морт дипломатично замолчал, отлично зная, как Даниэль относится к собственным неудачам.
- Так о чем вы говорили с Грантом? - снова поинтересовалась эльфийка. Демон фыркнул.
- И не мечтай, Даниэль. Если ты не услышала, значит, уже не услышишь. Во всяком случае, от меня.
Даниэль прищурилась, глядя на продолжающую плести венок Сабрину.
- Не вздумай, - предупреждающе зарычал Морт, проследив ее взгляд. Лежащий неподалеку в своем зверином обличье Сторм недоумевающе поднял голову.
- Что? - фальшиво возмутилась Даниэль. - Я просто смотрю.
- Знаю я эти твои "просто", - проворчал демон чуть тише. - За тобой нужен глаз да глаз.
- Что поделать, - пробормотала Даниэль. Сторм, убедившись, что опасности никакой нет, снова задремал.
Морт молчал. Только что состоявшийся разговор лишь в очередной раз доказал ему, что у эльфийки явно что-то на уме. И он, Морт, просто обязан выяснить, что именно.
- 5 -
Потолок в лазе то опускался, то поднимался, каждый раз заставляя Гранта тихо ругаться. Он порядком устал от того, что все время приходилось нагибать голову. Последняя уже начинала кружиться от постоянной смены позиции. К тому же, вор волновался о Сабрине. Конечно, принцесса была не одна, но Грант не настолько доверял Морту, чтобы не беспокоиться.
Джейси, идущая рядом с ним, поглядывала на него с нескрываемым раздражением. Он ее просто утомлял. Она не могла понять, как может такой большой и сильный мужчина без остановки ныть и жаловаться. Почему она идет спокойно, а он ворчит и запинается? Путь от его нытья короче не станет. Ее вот тоже не все устраивает, но она же молчит.
- Майэл, - окликнула она мага, бредущего третьим. - Как долго еще?
Волшебник немного помолчал, подсчитывая, сколько они уже прошли.
- Дело в том, - сказал он, наконец, - что я слишком давно не пользовался этим ходом. Подзабыл немного.
- Он подзабыл! - воскликнул Грант, резко выпрямляясь и снова стукаясь головой. К счастью, это заставило его прикусить язык как в прямом, так и в переносном смысле.
Джейси вздохнула, щелчком пальцев зажгла еще одного "светлячка" и обернулась посмотреть, где Рэйн.
Вампир шла позади всех, и по ее угрюмому лицу можно было с легкостью прочесть, насколько ей "нравится" все происходящее.
Джейси подумала было подойти к ней, но не стала этого делать.
Рэйн было душно. Низкий свод прохода давил на нее с непередаваемой силой. Она считала каждый шаг, который приближал их компанию к заветной цели. Полчаса, обещанные Майэлом, давно истекли, как, впрочем, и час, а королевством гномов даже не пахло.
Рэйн мотнула головой, едва не запнувшись о корень, выступающий из-под земли, и прислушалась. Какой-то звук сопровождал их уже довольно долго. Доносился он сверху и к магии не имел никакого отношения, поэтому до поры до времени Рэйн просто не обращала на него внимания.
- Майэл, - позвала она колдуна. - Ты слышишь?
Старик нахмурился, но почти сразу же его лицо просветлело.
- Это подземная речка, - ответил он. - Значит, мы идем в верном направлении: она ведет прямо в город гномов.
Джейси остановилась и с плохо скрываемым испугом посмотрела наверх.
- Речка? А не может случиться так, что все это просто обвалится на нас? - с этими словами она шагнула поближе к Рэйн. Майэл усмехнулся.
- Так, наверху, проложен искусственный канал. И поверь мне, гномы сделали его на совесть. Я видел его своими глазами. К тому же, - он хлопнул ладонью по деревянным балкам, подпирающим свод, - ход этот тоже делали гномы, и они им частенько пользуются. Не думаю, что им хотелось бы, чтобы в один прекрасный момент все это обрушилось им на головы.
- Прекрасно, - продолжал ворчать Грант. - Еще и речка. Вот почему тут так холодно.
Рэйн, которой тоже успел надоесть несмолкаемый речитатив вора, негромко зарычала. Моментально уловив намек, мужчина замолчал, передернул плечами и торопливо зашагал вперед.
Джейси удовлетворенно хмыкнула, поймав улыбку Рэйн.
- Спасибо.
- Не за что.
Дальнейший путь проходил в молчании, нарушаемом лишь тихим бормотанием себе под нос Майэла и звонким стуком капель, срывающихся с потолка. Рэйн продолжала машинально отсчитывать шаги, когда шедшая впереди Джейси вдруг резко остановилась.
- Развилка, - слегка удивленно произнесла она и посмотрела на мага. Тот казался не менее удивленным.
- Только не говори, что раньше ее здесь не было, - предупредила его Рэйн, скаля клыки.
- Я и не скажу, ты сама это сказала.
Никто не засмеялся. Перспектива разделяться в малоизученном пространстве никому не пришлась по вкусу. Грант порылся в кармане и достал серебряную монетку.
- Орел - направо, решка - налево.
Подброшенная монета покружилась в воздухе и, упав на землю, встала на ребро. Вор пожал плечами.
- Бывает.
Поняв, что можно простоять так очень долго, Рэйн подошла к левому проходу и прислушалась. Там было тихо. Те же самые манипуляции повторились и с правым ходом, и едва уловимый шум заставил вампира уверенно кивнуть.
- Сюда, - коротко бросила она и, не дожидаясь остальных, направилась вперед. Грант недовольно взглянул ей вслед и повернулся к Майэлу.
- Идти?
Старик усмехнулся.
- Экий ты недоверчивый, - он указал пальцем в потолок. - Рэйн услышала шум реки. Ты не забыл, куда она ведет?
Вор нахмурился и поспешил за удаляющейся Джейси.
Где-то через час ход расширился, исчезли балки, сменившись на каменную облицовку. Появились светильники, и молодая колдунья смогла избавиться от своих "светляков". Майэл заметно повеселел и даже насвистывал какую-то песенку. Рэйн же постоянно осматривалась, ни на секунду не забывая о предчувствии Даниэль. Опасность могла притаиться в любом месте.
Джейси, заразившись подозрительностью вампира, тоже крутила головой во все стороны, но скоро стала просто любоваться на окружающую их обстановку, забыв о том, что надо чего-то бояться. А посмотреть было на что. Хотя бы на искусно выложенный драгоценными камнями сложный узор, идущий по стене на высоте человеческого роста. Джейси удивилась было, что драгоценности остались в целости и сохранности, но потом вспомнила, что Заповедный лес служит отличной ловушкой. Простой человек даже не доходит до этого подземного хода. Лесные обитатели зорко следят за непрошенными гостями. Некоторые попадают на шабаши, и тогда Джейси или другая верховная ведьма отводят их домой. Остальным везет меньше: им приходится служить у дриад или целую вечность развлекать русалок в подводном царстве.
- Уникальная работа, - Майэл, заметив интерес Джейси, указал ей на то, что узор этот - надпись на древнем языке. Язык считается мертвым, на нем говорили задолго до того, как произошла война между эльфами и людьми. В мире осталось лишь несколько десятков знатоков, которые сумеют перевести эти слова.
- И я один из них, - волшебник не без гордости пригладил седую бороду. Джейси с любопытством посмотрела на него, потом указала на ближайшие символы.
- Что написано здесь?
Майэл пошевелил губами, произнося странные гортанные звуки.
- Входящий сюда, да пребудут твои помыслы и разум в чистоте, - перевела Рэйн, незаметно подкравшаяся к ним.
Джейси улыбнулась ей.
- Ты тоже знаешь этот язык?
Вампир снисходительно вскинула брови.
- В мое время тех, кто разговаривал на нем, было побольше, чем сейчас.
Ведьма засмеялась собственной оплошности.
- Ну да, прости, я забыла.
- Ничего, случается, - согласилась с ней Рэйн и повела глазами в поисках Гранта. - Где вор?
Майэл встревоженно огляделся.
- Он не должен был уходить, я ведь предупредил его о ловушках, - маг поспешно засеменил по коридору, туда, где уже виднелись массивные, окованные железом, двери, скрывающие, по всей видимости, вход в сокровищницу. Мимо него ветром пронеслась Рэйн.
Это и впрямь оказалась сокровищница. Мимоходом поразившись отсутствию стражи, Джейси влетела внутрь следом за Майэлом и замерла.
- Вот это да, - восхищенно выдохнула она, широко раскрытыми глазами глядя на сваленные на полу груды золота, серебра, драгоценных камней. - Я попала в сказку?
- Сказка, ставшая явью, - не менее восхищенным голосом отозвался Грант, обнаружившийся у дальней стены. Там, на небольшом столике, лежал ничем не примечательный по внешнему виду кусок серого камня. Судя по тому, как задрожали руки Майэла, это и был тот самый фрагмент талисмана.
- Почему вы сказали мне, что тут пригодятся мои навыки вора? - спросил Грант, осторожно беря талисман. Он уже успел убедиться, что ловушек нет, во всяком случае тех, которые были бы связаны с камнем.
Майэл встал с ним рядом, откровенно любуясь сокровищем.
- Еще пригодятся, погоди немного. На наше счастье гномы оказались понятливыми и разрешили нам наведаться в их сокровищницу, чтобы забрать талисман. А вот народы пустыни, куда мы отправимся после, совсем не так дружелюбны.
- Разве они хотят конца света? - удивилась Джейси, кончиком пальца касаясь талисмана. Маг усмехнулся.
- Они не верят предсказаниям и склонны рассчитывать на свои силы.
- Я солидарна с ними в этом вопросе, колдун, - обманчиво мягкий голос Рэйн раздался за спиной Джейси, и ведьма обернулась.
Вампир парила в нескольких сантиметрах от пола, в ее глазах пылало синее пламя, а полы черного плаща развевались, будто крылья. Джейси попятилась назад.
- Отдай его мне, - Рэйн протянула руку, явно намереваясь забрать камень. Майэл прижал сокровище к груди.
- Нет.
Гнев вспыхнул еще ярче в бездонных глазах вампира.
- Отдай.
- Но зачем? У меня он будет в безопасности, - старик не понимал или притворялся, что не понимает.
- Я хочу, чтобы талисман хранился у меня.
- Ты в чем-то подозреваешь меня, Рэйн? - напрямик спросил Майэл, смело глядя в пылающие яростью глаза вампира.
- Да, - прошипела Рэйн, не двигаясь с места, однако, старику показалось, что пещера, отведенная под сокровищницу, вдруг резко уменьшилась в размерах. Он сглотнул, нервно поглаживая бороду. Успеет ли он прочитать заклинание, если она решит атаковать?
- Не будь глупцом, колдун, ты знаешь, что я не убиваю просто так, - Рэйн без труда прочла мысли мага. Майэл чуть воспрянул духом.
- Тогда что, Рэйн? Что тебя тревожит?
- Меня тревожат твои недомолвки, человек, - вампир обнажила клыки, заметив движение. - Стой на месте, я могу потерять терпение.
Майэл замер.
- Какие недомолвки? О чем ты?
- О возможностях талисмана. Ты ведь не будешь отрицать, что он обладает гораздо бОльшими способностями, нежели ты соизволил нам поведать?
- О чем ты, Рэйн? - вмешался Грант, но вампир его не слушала. Все ее внимание было отдано Майэлу.
- Рэйн, я правда не понимаю, о чем ты, - тихо отозвался маг, протягивая ладонь с камнем. - Если хочешь, бери.
Рэйн погасила огонь в глазах и снова прислушалась к мыслям старика. К ее изумлению, они не таили в себе никаких замыслов по захвату власти на земле. Только страх и непонимание.
- Легенды эльфов гласят, что владеющий талисманом владеет всей той силой, что заключена в нем, - хмуро сказала она. - Оставь камень себе, старик, я тебе верю.
Майэл поспешно спрятал талисман в мешочек, который висел у него на поясе.
- Я не хотел, чтобы еще кто-то знал о его возможностях, - также тихо проговорил он. - В тебе я не сомневаюсь, как и в Морте. Но во всех остальных...
Грант возмущенно открыл рот, собираясь возразить насчет остальных, но негромкое покашливание Джейси заставило его еще немного помолчать.
- Я прошу прощения, - голос девушки слегка подрагивал, а взгляд был устремлен куда-то за спину Рэйн. - Но никто не хочет побыстрее выбраться отсюда?
Рэйн резко обернулась. И подумала о том, что предчувствия Даниэль всегда имели тенденцию сбываться.
Из распахнутых в спешке дверей в сокровищницу на них надвигалось нечто, по виду напоминающее дождевого червя. Но только по виду. Размер и грозное рычание заставляли усомниться в принадлежности этого чудища к мирным ползающим существам.
Размеры псевдочервя весьма точно подходили к ширине прохода, по которому так долго шли путники. Рэйн подумала о том, что теперь ей ясно, кто вырыл такой длинный и широкий лаз. Она всегда сомневалась в том, что гномам хватило терпение на такую долгую работу. Да, они прекрасные кузнецы, отличные мастера ювелирных дел, но вот рытье подземных лабиринтов - это не для них.
Грант машинально шагнул было в сторону, и из пасти червя раздался предупреждающий рык. Побледневшая Джейси, что было сил вцепившаяся в руку Рэйн, поняла, почему здесь нет стражи.
- Так, - вампир осторожно разогнула пальцы ведьмы. - Тихонько отступаем назад.
- Какой смысл? - огрызнулся Грант, тем не менее делая небольшой шажок.
- Потому что сзади есть еще один выход.
Джейси рискнула обернуться и убедилась, что Рэйн права: маленькая, почти незаметная дверь, сливающаяся по цвету со стенами. Сама девушка ее бы никогда не заметила.
Червь внимательно наблюдал за передвижениями людей, и его крошечные глазки то вспыхивали, то гасли. Грант начал сожалеть о том, что никогда не держал в руках оружия. Как бы оно ему сейчас пригодилось!
- И ты пошел бы один на один против этого монстра? - Рэйн даже не напрягалась, читая мысли вора. Когда человек боится, он ослабляет защиту над собственным разумом, направляя все усилия на панику.
Грант хмыкнул сквозь зубы.
- По крайней мере, смог бы защититься.
- Тебе не придется этого делать, мы уже у цели, - Рэйн подтолкнула мужчину к двери. - Давай.
Грант не стал медлить и скрылся в проеме сразу после Майэла.
- Давай, Джейси, - Рэйн посмотрела на колдунью. Та поспешно выскользнула из сокровищницы. Вампир вышла за ней и с силой захлопнула дверь. К ее большому удивлению, червь их не преследовал и, кажется, удалился по своим делам, если у него таковые имелись.
Раздалось чье-то смущенное покашливание. "Только не еще один," подумала Рэйн, оборачиваясь. Но нет, на этот раз все было тихо, лишь группа невысоких мужчин переминалась с ноги на ноги, теребя в руках разноцветные шапки. Один из этих мужчин выступил вперед.
- Мы просим прощения, что причинили вам столько хлопот, - начал он, переводя взгляд с Майэла на Рэйн и обратно. - Вы не очень испугались?
- Испугались? Мы? Да... - открывший было рот Грант смутился под взглядом вампира и отступил назад.
- Ваш питомец доставил нам немало неприятных ощущений, - улыбнулся Майэл и крепко пожал руку тому, кто говорил с ними. - Рэйн, надеюсь, ты помнишь помощника короля Лиена, Виглава.
Темноволосый и темноглазый Виглав склонился перед Рэйн.
- Госпожа, мое почтение.
- Я тебя помню, Виглав, - улыбнулась ему Рэйн. - Как помню и то, что ты обещал перестать называть меня госпожой.
- Красивая женщина для меня всегда госпожа, - весело отозвался гном. - Надеюсь, вы не откажетесь от горячего плотного ужина?
Джейси ахнула.
- Ужин?! Уже так поздно?
Виглав обернулся к ней.
- Смотря для чего, прекрасная госпожа, - он подмигнул ей. Рэйн засмеялась и взяла Джейси под руку.
- Пойдем. Обед, ужин, какая разница! Ты просто обязана попробовать, как готовит их повар. Тебе понравится, обещаю.
- 6 -
Сабрина осторожно пробиралась сквозь заросли чего-то весьма колючего, поминутно отодвигая ветки, назойливо цепляющиеся за ее платье. Она сказала Морту, что пойдет освежиться перед сном, и была немало удивлена, когда демон собрался ее сопровождать. Объяснив ему, что ничего страшного с ней не случится, что неприлично принимать ванну в присутствии посторонних мужчин, и выслушав лекцию о том, как опасно молодым девушкам ходить по лесу в одиночестве, она все-таки получила соизволение искупаться без посторонних.
Грант до сих пор еще не вернулся, и принцесса начала было беспокоиться. Однако, мысли ее вскоре обратились к другому аспекту их отношений с мужчиной.
Вообще, она заметила, что вор в последние два дня стал относиться к ней более внимательно, чем до этого. Отнеся поначалу это на возникшую ревность, Сабрина пребывала в счастье: ревнует - значит, любит. И лишь потом задумалась.
К кому было ревновать Гранту?
Морт? Огромный крылатый демон только совсем недавно перестал пугать принцессу окончательно.
Сторм? Он не проявлял интереса по отношению к девушке.
Майэл? Он старый, некрасивый и к тому же помнит Сабрину еще маленькой девочкой.
А больше никого не было.
Тряхнув головой, принцесса преодолела последние метры, отделяющие ее от спрятавшегося в чащобе озера, и ступила на песчаный берег. Темнота, недавно спустившаяся на землю, сбросила свой черный плащ на поверхность воды, старательно гася отблеск высоких звезд. И только луна, вошедшая в полную силу, не обращала внимание на усилия тьмы, разгоняя редкие облака своим сиянием.
Сабрина уже хотела было начать раздеваться, когда что-то неясное шевельнулось на самой середине озера. Девушка прищурилась, пытаясь разглядеть, что же там может быть. И изумленно ахнула, когда тонкая прозрачная фигура Даниэль замерла, едва шевеля переливающимися в свете луны крыльями.
Принцесса оглянулась, проверяя, нет ли рядом кого-нибудь, кто тоже видит это, потом снова обратила взгляд к эльфийке.
Заметив зрителей, Даниэль плавно двинулась к берегу, переходя из света в тень и обратно.
- Убывающая луна, - ее звучный голос разлился над лениво плещущими водами. - Она делится со мной энергией.
Сабрина кивнула, не зная, что сказать. Она никогда не думала, что сможет посмотреть на ритуалы эльфов собственными глазами.
- Вы давно здесь? - спросила она только для того, чтобы не молчать. Парящая в воздухе Даниэль едва улыбнулась.
- Не достаточно, принцесса, - она намеренно упомянула титул Сабрины, давая понять, что они равны в этом компоненте. Сабрина смущенно опустила глаза.
- Зачем церемонии? - проговорила она. - И вы, и я, мы обе царского рода. Мне кажется, мы можем общаться свободно.
Улыбка не сходила с губ эльфийки. Она приблизилась к девушке, и ее ноги все еще не касались земли.
- Конечно, принцесса, - Даниэль поглядела поверх головы Сабрины. - Вы одна?
Сабрина кивнула.
- Грант и остальные еще не вернулись.
Эльфийка внимательно вгляделась в глаза девушки.
- Это так красиво, - вдруг выпалила принцесса. Даниэль вскинула брови.
- Что именно?
- Ну, вы, на фоне луны, и этот вечер, - путанно принялась объяснять Сабрина. Даниэль слушала ее, забыв прогнать застывшую улыбку. Потом протянула руку, прервав девушку:
- Хотите полететь со мной?
- Куда? - испуганно сказала Сабрина. Эльфийка пожала плечами.
- На земле много мест, где мы еще не были, - зеленые глаза блеснули в свете луны. - Так хотите или нет?
Принцесса замерла, не в силах поверить в то, что ей предлагала Даниэль. Лететь под звездами с одним из самых чудесных созданий природы... Слышать, как просыпается на заре мир... Чувствовать, как бьет в лицо теплый южный ветер...
И она молча шагнула в ждущие ее объятия эльфийки.
- 7 -
Давно уже наступила ночь, когда путники, наконец, выбрались из подземного хода на свежий воздух. Переполненная впечатлениями и вкусными кушаниями Джейси сонно щурилась, старательно переставляя ноги. Грант с Майэлом ушли вперед, обсуждая то, что они увидели в городе гномов: тот самый искусственный канал, дома, различные приспособления для жизни под землей. Больше всего вора интересовал тот факт, как гномы сумели соорудить вентиляционную систему. Придворный маг, посвященный в вопросы обустройства города, рассказывал ему все подробности.
Рэйн, поначалу намеревавшаяся присоединиться к мужчинам, отказалась от этой затеи, заметив, что Джейси спит на ходу.
- Эй, - она тихонько коснулась плеча ведьмы. - Ты дойдешь? Или мне отнести тебя?
Девушка замотала головой.
- Еще чего не хватало, - возмутилась она. - Я еще в состоянии двигаться самостоятельно.
Рэйн мягко рассмеялась и приобняла Джейси за талию. Вампир была в отличном настроении. Во-первых, ночь, ее законное время. Во-вторых, Майэл оказался совсем не злобным захватчиком. После разговора с ним Рэйн высказала мнение, что кому-то просто очень нужен этот талисман. И этот кто-то и пустил слух об армагеддоне. А такие слухи, как известно, распространяются весьма быстро.
Ну, и в-третьих, Рэйн сегодня получила то, без чего сумела бы протянуть еще только пару дней: Виглав с готовностью поделился с ней кровью. Как он говорил, это здорово бодрит. В этом Рэйн была с ним согласна.
- Странно, - задумчиво произнесла Джейси. - Я почему-то считала гномов совсем другими.
- Какими другими? - Рэйн внимательно посмотрела на колдунью.
- Ну, не знаю. Все гномы, с которыми я знакома, старые, ворчливые и угрюмые. А еще жадные. У них снега зимой не допросишься.
Рэйн пожала плечами.
- Все разные: люди, гномы, эльфы. Ты прекрасно это знаешь.
Джейси хмыкнула.
- О да, - она зевнула. - Вчера я так хорошо спала, пока не пошел дождь.
- Видимо, я должна извиниться перед тобой, - чуть смущенно проговорила Рэйн. Джейси удивленно взглянула на нее, едва не запнувшись о вросший в землю камень.
- Так это твоих рук дело?
Вампир улыбнулась.
- Дождь - моя стихия.
- Как это? - с любопытством осведомилась Джейси. Рэйн немного помолчала.
- Это случилось давно, задолго до моего знакомства с Даниэль. Фактически, это была моя пятая зима в качестве вампира. Я была еще молодой и глупой и имела несчастье влюбиться в человека. Его звали Вольф. Ты ведь знаешь, что это значит?
- На языке северных народов так называется волк, - тихо отозвалась Джейси. Рэйн кивнула.
- Верно. Только он не был похож на волка, - она на мгновение прикрыла глаза, вызывая в памяти облик человека, давно покинувшего этот мир. - У него были волосы цвета опавших листьев, успевших приобрести насыщенный коричневый оттенок. Добрые карие глаза. И самые ласковые руки. И не было никого во всем мире, кто бы был лучше его.
- Ты любила его? - спросила Джейси. - Как Даниэль?
Рэйн рассмеялась, но в этом смехе не было веселья. Только горечь.
- Нет, малышка, с Даниэль у нас все было по-другому. Мы не были возлюбленными в прямом смысле этого слова. Безусловно, я любила ее, но далеко не так, как Вольфа. С ней я чувствовала себя как в эпицентре бури. Полагаю, у нее сохранились те же ощущения от времени, проведенного со мной.
- То есть, вы не были любовниками? - уточнила Джейси. И снова послышался смех.
- Разве для того, чтобы любить, обязательно быть любовниками? Я делила с ней гораздо более ценное, чем постель: жизнь. Она была моей спутницей, моей опорой, моим вторым я. Пока не захотела власти.
- Так что же стало с Вольфом? - Джейси не хотела говорить о рыжеволосой эльфийке.
- То же, что и со всеми людьми. Однажды он умер, - глаза Рэйн потускнели. - Просто не проснулся в одно осеннее утро.

Джейси молчала, разделяя с Рэйн ее печаль.
- Я похоронила его на следующую ночь, под звуки грозы, что разразилась над теми местами, - продолжила Рэйн чуть погодя. - С тех пор дождь сопровождает меня. Он стал неотъемлемой моей частью. А потом к нему присоединился ветер. Так мы и бродим по миру втроем.
Джейси вдруг остановилась и крепко обняла вампира.
- Мне очень жаль, - прошептала она, пряча лицо на плече Рэйн. Вампир обняла ее в ответ.
- Бессмертная, по-настоящему полюбившая смертного. Такое всегда кончается плохо, - она вздохнула. - Тогда я плакала в последний раз.
- Знаешь, как говорят? - блестящие от непролитых слез глаза Джейси взглянули на вампира. - Моря наполнены слезами людей, которые теряли близких.
Рэйн печально посмотрела на девушку.
- Тебе это неведомо.
Джейси склонила голову.
- Это верно, мне некого терять. Однако, это не значит, что я бесчувственна. Если что-нибудь случится с тобой... - ведьма не договорила, но ее облачно-серые глаза сказали все за нее. Рэйн прижалась теплым поцелуем ко лбу Джейси.
- Иди к ним, - она кивнула на успевших отойти на приличное расстояние мужчин.
- А ты? - вскинулась ведьма. Рэйн успокаивающе улыбнулась.
- Полагаешь, со мной все-таки может что-то случиться?
Джейси покачала головой.
- Где ты похоронила его? - спросила она перед тем, как уйти.
- На том месте, где цвел куст жасмина, под которым мы встретились первый раз, - вампир посмотрела на небо. - Теперь там пустыня. Исчез город, в котором мы любили друг друга, исчез жасмин, исчез Вольф. Осталась только я...
В следующее мгновение холодный порыв ветра разметал волосы Джейси, заставив ее зажмуриться. Когда она вновь открыла глаза, Рэйн уже не было рядом. И только начавшийся теплый дождь целовал губы Джейси, мешая ее дыхание со своим.

0

5

Глава 5. Город древних.

- 1 -
Тяжелое уставшее красное солнце медленно передвигалось по небосклону. Грант прищурился и приложил руку ко лбу козырьком, осматривая горизонт. Но там было пусто. Только пески, пески и еще раз пески.
Их небольшой караван шел по пустыне уже третьи сутки, страдая днем от жары, а ночью - от холода. Шли пешком, потому что лошадей в пустыне нечем поить и кормить, а верблюдов купить было не у кого, хотя Майэл и предлагал цену, завышенную в несколько раз. Хозяева берегли своих животных и сразу закрывали разговор о покупке, едва узнавали, что путники направляются в Пустые Земли.
Пустые Земли - это местность, покрытая толстым слоем красного песка и костями тех, кто имел несчастье пересекать пустыню. Растительности там нет, животных практически тоже, лишь юркие ящерки, скользящие по раскаленному песку, да грифы-падальщики, ждущие, когда очередной обреченный закроет свои усталые глаза. И еще по ночам, когда солнце уходит за линию горизонта, выползают из-под песка змеи, а откуда-то с далеких гор прилетают пустынные духи в надежде поживиться оставшимся после грифов. Горе тем, кто встретит этих духов на своем пути. Никого не оставят они в живых, закрутят-завертят песчаную бурю, которая поглотит небо, смешав его с песками, и пойдет гулять по пустыне жалобный крик. Это кричат духи, заманивая людей в ловушку. Никому еще не удавалось уйти от них. А иногда, если особенно не повезет, то путешественники столкнутся с Диким Гоном - охотой, глава которой, божество бури, выплывает из ночного тумана верхом на черном жеребце, сливающемся с темнотой. И следуют за ним души убитых им людей, одержимые той же жаждой крови, что и их господин. Никого не пощадят: ни старика, ни младенца, ни женщину, потому что помнят они ту силу, что лишила их жизни и слепо подчиняются ей, стремясь хоть так обрести покой.
Грант вдохнул горячий воздух пустыни и побрел вслед за успевшими отойти спутниками. Где-то там, впереди, их ждал заброшенный в песках старый город, в котором, как говорил Майэл, они должны найти второй фрагмент талисмана. Вор поминутно оглядывался в поисках обещанных недружелюбных племен, но их нигде не было. И, каждый раз, отводя покрасневшие от песка глаза, мужчина молился, чтобы эти племена так им и не встретились.
В нескольких шагах от Гранта шла Сабрина, замотавшаяся в платок по самые брови.
Вор нахмурился.
Они с принцессой не разговаривали с тех пор, как он вернулся от гномов и обнаружил, что Сабрины нет. Взбешенный, он потребовал от Морта объяснений и услышал, что его ненаглядная ушла купаться на озеро и не вернулась. При помощи Сторма и Рэйн они прочесали весь Заповедный лес, но вернулись с пустыми руками. Немного поворожив, Джейси успокоила Гранта, сообщив ему, что Сабрина цела и невредима. Под причитания Майэла, корящего себя за то, что он не усмотрел за единственной дочкой короля, Морт вдруг заметил, что помимо Сабрины нет еще и Даниэль.
Тут все стало ясно не только Гранту, но даже Сторму. Вор стиснул зубы и молча уселся у разведенного костра. Джейси, у которой пропал весь сон, пыталась его развлечь. Безуспешно.
И Сабрина, вернувшаяся под утро, встретилась с вором, взвинтившим себя до предела.
Ссорились они долго. Рэйн, слушая их крики, мрачно сказала донельзя довольной собой Даниэль, что так долго друг на друга не орали даже они, когда были вместе. Эльфийка хмыкнула и ответила, что если бы их связывала еще и ревность, то их ссоры перерастали бы в драки. Вампир поинтересовалась, а есть ли у Гранта повод, чтобы ревновать. Эльфийка смерила ее презрительным взглядом, сообщив, что никогда еще Рэйн не задавала вопроса глупее. Было непонятно, поверила ей Рэйн или нет, но вопросов больше не поступало.
Надувшись, Сабрина не пожелала прощать Гранта и все последующие дни держалась поближе к Морту, который был не слишком доволен подобным обстоятельством. Принцесса буквально оккупировала его, не позволяя отойти ни на минуту, не то что взлететь в небо. Демон пытался убедить ее в том, что с Грантом ей будет намного веселее и спокойнее, но Сабрина умела упрямиться, когда того хотела.
Вор еще раз вздохнул и поправил меч, болтавшийся у него за спиной. Он приобрел его в последнем городе, в котором они побывали перед тем, как ступить на красные пески пустыни. Просто так, для самозащиты. Ну и еще потому, что продавец убедил его в том, что так он смотрится гораздо мужественнее. Гранту мужества в последнее время ощутимо не хватало, и он решил, что пора самоутверждаться.
Сабрина, увидев его в новом имидже, фыркнула и сказала что-то о расфуфыренных павлинах. Сторм обнюхал приобретение и сообщил, что раньше меч принадлежал какому-то рыцарю, погибшему от лап дракона. Удивленный Грант поинтересовался, откуда он это узнал, на что оборотень со смешком ответил, что сам помог этому рыцарю найти злополучного дракона за небольшую плату.
Пожалуй, только Рэйн и Даниэль промолчали насчет оружия. Рэйн потому, что ей было все равно, Даниэль - по противоположной причине. Она не любила, когда окружавшие ее люди носили за спиной мечи. Просто предубеждение, ничего больше.
Громкий крик разорвал вдруг тишину, воцарившуюся в песках, и вор, очнувшись от своих мыслей, равнулся вперед, потому что узнал голос Сабрины.
- Что случилось? - добежав до места, где остановились его друзья, он непонимающе уставился вниз, под ноги.
- Это лишь след человеческой вражды, - проговорила Рэйн, взирая на раскиданные по земле белые, отполированные временем, ветром и дикими животными, кости. - Здесь нечего бояться.
Грант обнял прильнувшую к нему Сабрину, радуясь, что хоть это вернуло ему расположение принцессы.
- Павшие в битве, но непогребенные, - задумчиво произнесла эльфийка, щуря глаза. - Говорят, ведьмы из Заповедного леса вскармливают телами погибших таким образом воинов своих воронов. Это правда? - она повернулась к молчащей Джейси. Та хитро улыбнулась, ловя предупреждающий взгляд вампира.
- Мы не выдаем своих секретов.
Даниэль скривила губы, но не стала развивать тему.
- Что здесь было? - спросил Грант, поднимая и вертя в руках одну из костей. Рэйн пожала плечами.
- То место, где люди с эльфами выясняли отношения, - краем глаза она заметила, как напряглась Даниэль. - Здесь погибло несколько тысяч с обеих сторон. Это Пустыня мертвых.
Ветер подхватил ее последние слова и понес над песками, играя с ними, словно ребенок. Сабрина испуганно зажала уши, лишь бы не слышать, как поющие барханы повторяют эти слова на разные лады: "Пустыня мертвых... Пустыня мертвых... Пустыня мертвых..."
Рэйн огляделась. Солнце медленно приближалось к зениту, и вампир ощущала, как задыхается в вязком дневном воздухе. Сейчас бы ей совсем не помешал оазис.
- Тебе нехорошо? - это Джейси незаметно подкралась к ней сбоку и внимательно всматривалась в бледное лицо.
Рэйн улыбнулась ей.
- Нет, малышка, просто жарко.
- Дать воды?
- Я думаю, что ей сейчас нужно нечто другое, - встряла Даниэль. И Рэйн не стала возражать, потому что эльфийка была права. Рэйн надеялась, что продержится еще пару дней, а за это время они уже покинут пустыню. Но, кажется, путешествие затягивалось.
- Все в порядке, я сказала, - чуть резче, чем хотела, произнесла она и, развернувшись, быстрыми шагами пошла вслед за успевшими отойти на приличное расстояние Майэлом и Мортом. Рядом с ними серой точкой плелся Сторм: в зверином облике ему было легче переносить жару.
Джейси недоверчиво покачала головой.
- Ей нужна кровь, - Даниэль встала рядом с ведьмой. Джейси посмотрела на нее.
- Ну так в чем проблема? - спросила она. - Ты уже делилась этим с ней. Сделай это еще раз.
Эльфийка, которая, несмотря на жару, выглядела просто превосходно, усмехнулась.
- Моя дорогая, ни я, ни она не желаем возвращения к прошлому. Это было бы совершенно излишне, - с этими словами она неспеша зашагала по песку. Джейси нахмурилась. Она хотела бы помочь Рэйн. но не знала, как это сделать. То есть, она, конечно, знала, однако, обязательство, данное ею Господину, включало в себя пункт о том, что верховная ведьма не имеет права делиться своей силой ни с кем, кроме самого Повелителя.
Девушка печально посмотрела на свои руки, потом встрепенулась и побежала за остальными.
- 2 -
- Что там, в этом городе?
Рэйн неторопливо шла рядом с Майэлом, время от времени поглядывая на садящееся солнце. Ее саму не очень волновало скорое приближение ночи, но придворный волшебник спешил. Он считал, что если им повезло, и в предыдущие ночи они не столкнулись с пустынными духами или с Диким Гоном, то это не значит, что этого не произойдет вовсе. А значит, нужно как можно быстрее найти укрытие.
- Города как такового нет, - ответил Майэл. - Раньше там действительно жили люди. Тогда еще здесь не было пустыни. На ее месте росли высокие леса, шумели реки, зеленели луга. Но та война, о которой никак не может забыть твоя подруга, - он искоса взглянул на идущую в некотором отдалении Даниэль, - все разрушила. Людям пришлось уйти отсюда, потому что эльфы перекрыли поставки продовольствия. А питаться одними ягодами и кореньями невозможно слишком долго. Постепенно город опустел. Изредка туда забредали караваны, чтобы найти ночлег. Там еще сохранились родники, так что мы сможем передохнуть и с новыми силами направиться дальше.
- Меня интересует не это, - Рэйн наклонилась и подняла с земли маленькую стершуюся монетку. - Талисман. Где именно он находится?
- Так я же и говорю, - терпеливо произнес Майэл. - Там есть старый храм. А внутри - ход в подвал. Нам нужно будет немного пройти под землей и...
- Опять под землю, - перебила его Рэйн, недовольно морщась. - Другого варианта нет?
- Увы, - маг развел руками. - К тому же, ход этот напичкан ловушками. И я думаю, что они, в отличие от самого города, находятся в превосходном состоянии.
Вампир сильно размахнулась и забросила монету в воздух. Потом прищурилась.
- Скажи, Майэл, тебе не кажется, что наше солнце стареет?
Старик внимательно посмотрел на нее.
- Ты считаешь?
Рэйн пожала плечами.
- Я сужу по тому времени, что брожу по этой земле. Когда я была молода, солнце было желтым, это я помню точно. А сейчас, - она снова перевела взгляд на дневное светило, - оно краснеет.
Майэл усмехнулся и потрогал свою седую бороду.
- Ты изучала звезды? - спросил он. Вампир отрицательно качнула головой.
- Меня никогда они не манили. Гораздо больше меня интересуют тайны нашей планеты.
Маг откашлялся, предвкушая лекцию.
- Солнце - тоже звезда, - начал он. - И ему уже много миллионов лет. Гораздо больше, чем Земле. Оно существовало, когда нашей планеты еще не было и в помине. Теперь представь, сколько ему лет.
Рэйн усмехнулась.
- Я не знаю таких чисел.
- Я тоже, - согласился волшебник. - Но поверь мне в этом вопросе. Я внимательнейшим образом изучил старинные книги, которые находили наши кладоискатели и приносили мне. В них говорится, что любая звезда, достигнув определенного этапа в развитии, прекращает существовать. Попросту говоря, она взрывается. Так будет однажды и с нашим солнцем. Поэтому ты верно подметила: оно стареет. Точнее сказать, остывает. Когда-то оно было белым раскаленным шаром, несущимся по просторам вселенной, теперь становится красным.
- Интересно, - задумчиво проговорила Рэйн.
- Интересно, - согласился с ней Майэл. - А знаешь ли ты, что большинство звезд, которые мы наблюдаем, уже давно погибли, но они находятся от нас настолько далеко, что мы до сих пор видим тот свет, что они посылали нам когда-то?
Рэйн вскинула голову, словно надеясь отыскать на еще светлом небе первые звезды.
- Значит, - медленно сказала она, - нам лишь кажется, что звезды близко? На самом деле нам до них никогда не долететь?
Майэл вздохнул, загребая усталыми ногами песок.
- Помнишь, я рассказывал тебе о катастрофе, случившейся на Земле несколько тысяч лет назад?
Рэйн задумалась, потом кивнула.
- Так вот, - маг потер ладони, - люди, которые жили до этой катастрофы, сумели приручить вселенную.
Вампир споткнулась.
- Каким образом?
- О, Рэйн, ты просто должна почитать все те книги, что стоят у меня в библиотеке, - усмехнулся Майэл. - Те люди были горазды на выдумки. Мы по сравнению с ними малые дети. Единственное, чего у них не было, так это магии. Но они с успехом заменяли ее наукой.
- На-у-ка, - нараспев повторила Рэйн незнакомое слово. - Что это такое?
- Сложно объяснить. Скажу лишь, что их прогресс шагнул гораздо дальше нашего. Представь себе, они не ездили на лошадях, для этого у них были специальные повозки, которые ездили сами. Мало того, похожие повозки летали по воздуху и плавали по воде. Одна из таких повозок унесла человека к звездам.
- Мне с трудом верится в подобное, - серьезно сказала Рэйн. - Они сумели достичь такого без магии?
Майэл кивнул.
- Я сам сначала не мог поверить в то, что читал в этих старинных книгах. Они для нас так же непонятны, как мы были бы для них.
- Отчего же они погибли? - полюбопытствовала Рэйн. - Если они были столь умны, то почему не создали защиту от той катастрофы?
Маг горестно вздохнул.
- Беда в том, что они сами погубили себя. Слишком далеко зашла их наука, настолько, что они уже не смогли с ней справиться. Тот взрыв, что прогремел на поверхности Земли тысячи лет назад, уничтожил все живое. Я нашел упоминание об этом в книгах.
- Но ведь почти все люди тогда погибли, - недоумевала вампир. - Оставшиеся в живых написали о том, что запомнили?
- Нет, они предвидели такой конец, - пояснил Майэл. - Их маги, которые назывались учеными, предупреждали о возможном апокалипсисе, но жажда знаний, а более того, власти, толкала их на создание все более и более мощного оружия.
- Хватит, - оборвала его Рэйн. - Все это очень познавательно, но вот о власти я не хочу слушать. И сейчас достаточно тех, кто хочет заполучить ее в свои руки.
С этими словами она быстро зашагала вперед, оставив позади Майэла.
Вампир лукавила. И лукавила сильно. Она прекрасно знала все то, о чем только что поведал ей Майэл. И про звезды, и про солнце, и про оружие, погубившее людей из прошлого. Долгая жизнь, а точнее, смерть, тем и хороша, что можно изучить многое. И книг у нее гораздо больше, чем может представить себе Майэл.
Она знала и про то, что те люди писали о них. Фэнтези, так они называли миры подобные тому, в котором сейчас живет Рэйн. Такие книги она тоже читала. Но гораздо больше ее интересовали те самые научные книги, в которых рассказывалось о самодвижущихся повозках, оружии, стреляющем молнией, и свечах, которые не обжигают.
Кстати, слова, что они обнаружили в подземном ходу у гномов, были начертаны на одном из тех утерянных языков. На нем разговаривали люди, уничтожившие сами себя.
Рэйн безусловно понимала, что потребовалось безумное количество времени, чтобы достичь того, о чем писалось на потрепанных страницах, на которых почти стерлись буквы. Но ей казалось удивительным, что второй раз эволюция (она уже знала, что значит это слово) пошла по другому витку, выпустив на первый план все те возможности, которые в свое время оказались погребены наукой и техническим прогрессом.
Вампир решительно тряхнула головой. Сейчас было не время вспоминать прочитанное. Хотя, одно у них с теми людьми было общим: власть. Борьба за место под умирающим солнцем. И бесконечные войны, вспыхивающие по прихоти государей.
- 3 -
- Вот и город, - облегченно выдохнул Майэл и ускорил шаг. Грант нехотя поднял отяжелевшую от целого дня ходьбы по жаре голову и пустым взглядом окинул высокие распахнутые ворота, которые, казалось, не тронуло время.
- Нам туда, - он вскинул руку, указывая вперед. Сабрина, шедшая рядом с ним, потерла глаза, пытаясь очистить их от песка.
- Город? - ее голос заметно повеселел, но, как только она вспомнила, что в городе их никто не встретит, апатия вернулась.
Этот день дался им особенно тяжело. Люди страдали от жары, оборотень от жажды, вампир и от того, и от другого. Пожалуй, только демон и эльфийка чувствовали себя более или менее сносно. Морт, родившийся в пламени вулкана, вообще наслаждался прогулкой, а Даниэль, как и все эльфы, скорее умерла бы, чем показала, что устала. Особенно, учитывая то, что умереть ей было достаточно сложно.
Еще пара сотен шагов - и вор осторожно ступил за ворота, на каменную мостовую, сохранившуюся еще со смутных времен. Аккуратно подогнанные друг под друга камни позволяли идти спокойно и не думать о следующем шаге, как в пустыне.
Несколько часов назад Грант на себе испытал, что чувствует человек, пойманный зыбучими песками. Ощущение не из приятных. Он и опомниться не успел, как ушел в песок по пояс. И от каждого движения только проваливался глубже.
Некоторые сравнивают зыбучие пески с болотами, мол, и те, и другие топят путешественников. Ничего подобного, в болоте хоть можно попытаться схватиться за корягу, торчащую из тины, или кочку, с которой так неудачно соскользнула нога. За что ты ухватишься, когда вокруг песок? Он течет между пальцев, словно отсчитывая твои последние минуты.
К счастью для Гранта, он был не один. В мгновение ока Морт, оказавшийся ближе всех, выдернул его из ловушки и, пронеся пару метров по воздуху, опустил на безопасном расстоянии от зыбучих песков. Бледная, как смерть, Сабрина потребовала, чтобы Грант больше не отходил от нее ни на шаг, и мужчина охотно дал ей это обещание.
Джейси остановилась посреди небольшой площади, на которой должен был бы бить фонтан, и огляделась. Никогда раньше она не бывала в городах, брошенных людьми. Как же странно было видеть все это без бесконечного несмолкающего людского гомона, цоканья копыт и покрикивания торговок на базаре.
Ведьмочка поежилась и повернула голову направо, следя за Майэлом, заглядывающим в каждый дом. "Странно," удивилась она, "прошло столько лет, а здания прекрасно сохранились. Ну, может быть, не совсем прекрасно, но в них вполне можно жить. Впрочем, раньше строили на века."
- Что ты ищешь? - окликнула она мага. Старик повел плечами.
- Место, где мы могли бы переночевать, - он сунулся в следующую дверь и остался доволен результатом. - Идите сюда, - он торопливо махнул рукой.
- К чему спешка? - проворчал Сторм. Он вернул свой человеческий облик, а вместе с ним и плохое настроение.
- Скоро начнется Дикий Гон, - Майэл нервничал, но, похоже, его опасений никто не разделял.
Джейси вздрогнула. Если то, что она слышала о Диком Гоне, правда, то старик говорит верно: нужно искать укрытие. Ведьме, при всех ее способностях, абсолютно не хотелось столкнуться с армией призраков, жаждущих забрать ее в свои ряды.
Впрочем, все эти мысли были перебиты каким-то неясным звуком, становящимся все сильнее и сильнее, пока Джейси не поняла, что это чей-то стон. Она попыталась разобрать, откуда он доносится, но разочарованно вздохнула, потому что все стихло. А на площадь, на которой стояли путешественники, начал медленно наползать туман. В этот момент, утомившееся за день солнце, кинув последний луч на заброшенный город, скатилось за горизонт. Землю окутала ночь.
- Что это было? - шепнула Джейси, вслушиваясь во вновь наступившую тишину.
- Это кричат души погибших людей, охотящиеся под предводительством божества бури, - отрывисто ответила Рэйн, поравнявшись с ведьмой. - Они где-то рядом. Уведи Гранта и Сабрину.
- Но... - вор попытался возразить, однако, Джейси не стала его слушать. Она подхватила принцессу под руку и настойчиво повлекла за собой. Волей-неволей, Грант, которому Сабрина крепко вцепилась в рубашку, последовал за ними.
Вампир прищурилась, стараясь разглядеть в подступающем со всех сторон в ночном тумане призрачные силуэты.
- Что теперь? - эльфийка мягко скользнула по выгоревшим от солнечного жара камням и встала рядом с Рэйн. Мельком бросив на нее взгляд, Рэйн убедилась, что Даниэль готова к бою: в ее руках ярко горело зеленое пламя, такое же, как и в сверкающих глазах. Она предвкушала битву.
- Я не знаю, - отозвалась вампир, признавая, что ярость только украшает эльфийку. - Я ни разу не сталкивалась с Диким Гоном. Лишь легенды, сдобренные рассказами очевидцев, которым мало веришь.
Даниэль кивнула, не отрываясь от созерцания фигур, мелькающих в рваных клочьях тумана.
- Говорят, людям нельзя попадаться на глаза Гону, - она напряглась, когда одна из теней пронеслась совсем рядом, чуть было не задев ее. Рэйн, почувствовав это напряжение, подошла ближе и встала за спиной эльфийки.
- Мы не люди, - напомнила она ровным голосом. Даниэль усмехнулась.
- Иногда это помогает, согласна.
За правым плечом вампира кто-то шевельнулся, но Рэйн даже не обернулась.
- Почему ты не осталась с Грантом и Сабриной? - спросила она. Вернувшаяся Джейси помотала головой.
- Здесь я буду полезнее.
- Они не найдут их? - поинтересовалась Даниэль и, размахнувшись, хотела метнуть первый пульсар в толпу прозрачных тел, практически окруживших их. Но чья-то рука крепко схватила ее за запястье.
- Нельзя, - прошипел Майэл. - Они чувствуют тепло. Пока мы вместе, мы для них легкая добыча. Нам надо разойтись, пока здесь не появился их предводитель.
- Но... - заспорила было Джейси, однако, Майэл не дал ей вымолвить ни слова. Он просто оттолкнул ее куда-то в сторону так сильно, что она по инерции пробежала несколько шагов, прежде чем поняла, что осталась одна. Рэйн и Даниэль испарились, словно их здесь и не было, а спина мага мелькнула впереди, и он тоже скрылся из виду. Морт же подхватил скулящего Сторма и вместе с ним взлетел на старую колокольню.
Ведьма осторожно огляделась, подыскивая место, где она могла бы спрятаться. Ближайший дом находился совсем рядом, тот, в который она отвела Гранта и Сабрину, но, чтобы добраться до него сейчас, следовало пройти мимо духов, неподвижно замерших в паре метров от Джейси. Они терпеливо ждали своего господина, как когда-то сама Джейси на многочисленных шабашах.
Задумавшись, девушка не заметила, как начал сгущаться воздух в том месте, где несколько секунд назад стоял Майэл. И в нем обрисовалась фигура, сидящая на коне.
Громкий крик резанул слух Джейси, когда она, очнувшись от раздумий, затравленно вгляделась в силуэт всадника, возникшего из ниоткуда. "Это сам дух бури!" мелькнула запоздалая мысль, и ведьма метнулась в сторону, надеясь укрыться хоть где-нибудь. Но дома были построены настолько близко друг к другу, что не было возможности найти щель, сквозь которую она смогла бы протиснуться.
Джейси, слыша за спиной цокот лошадиных копыт, побежала еще быстрее и свернула куда-то в переулок. Почти мгновенно у нее вырвался стон, не хуже тех, что издавали призраки: погоня завела ее в тупик.
Джейси отчаянно задрала голову, прикидывая, не сможет ли она забраться вверх по стене. Но ее глаза не заметили ни единого выступа, который бы помог ей. Надежда медленно угасала. Возможности ведьмы не позволяли ей сражаться с божеством, она неминуемо бы проиграла.
Джейси сглотнула, отступая назад, когда тень всадника показалась из-за угла. И в этот момент сильные руки схватили ее, затащив в незамеченное ею отверстие в стене.
- 4 -
- Я боюсь, Грант, - дрожа от страха, Сабрина прижалась к вору и зажмурилась, словно это могло заглушить те крики и вопли, что раздавались снаружи. Принцесса не знала, кто это кричал, но от этого ей не было легче. Она надеялась, что их спутники тоже нашли укрытие и просто переждут, пока это не закончится.
- Дорогая, тише, - Грант крепко обнял ее, целуя в висок. - Ты со мной, я не дам тебя в обиду.
Он осторожно выглянул в окно, пытаясь понять, что же происходит. Джейси так неожиданно втолкнула их в этот дом, что он не успел ничего сделать. Он слышал, как Майэл говорил что-то о Диком Гоне, но до последнего момента сомневался в том, что у них есть шанс действительно столкнуться с ним. Признаться, он никогда не верил в то, что по пустыне разгуливает армия призраков, чей предводитель ловит заблудившихся людей и превращает в своих слуг. Но пора бы ему было уже привыкнуть к тому, что в этом мире возможно все, что угодно. Живет же он уже который день подряд бок о бок с вампиром и демоном, а мохнатый оборотень временами помогает ему на охоте.
- Что там? - шепнула Сабрина, видя, как напряженно вглядывается ее любимый в темноту, царящую за окном. Собравшись с духом, она тоже приподнялась, чтобы посмотреть, но почти сразу же рухнула обратно. Сердце ее бешено заколотилось, и она снова зажмурилась, стараясь прогнать только что увиденное: беспорядочно мечущиеся в разные стороны призрачные фигуры, редкие всполохи неяркого пламени, когда бесплотные тела проходили сквозь что-либо. И тягучий непрекращающийся крик, словно мольба о помощи.
- Это Дикий Гон, - прошептал Грант, не отводя изумленного взгляда от происходящего. - Хвала богам, что мы не попались им на глаза.
Сабрина хотела было спросить, что было бы тогда, но подумала, что вряд ли что-нибудь хорошее. А значит, и спрашивать не было смысла.
- 5 -
- Надо помочь Джейси, - Морт, видевший, как девушка убегала от всадника, рванулся было за ней, но Сторм крепко ухватил его за правое крыло.
- Не надо, - горячо зашептал он. Демон попытался сбросить его руки, но не преуспел.
- Я не человек! - прорычал он гневно. - Мне ничего не будет, а вот Джейси может пострадать!
Оборотень трусливо прикрыл глаза, но демона не отпустил.
- Она ведьма, - осторожно напомнил он. - Значит, сможет за себя постоять. А что сделаешь ты, если эти, - он брезгливо и вместе с тем испуганно кивнул вниз, на разлетевшихся по пустому городу призраков, - захотят сделать тебя одним из них?
Морт недоверчиво взглянул на вервольфа. Прекрасно зная, что Дикий Гон не интересовался нежитью, демон все-таки в глубине души опасался, что это утверждение может оказаться неправдой. А провести вечность, гоняясь бесплотным духом по пустыне, ему совсем не хотелось.
Он сложил крылья и присел на корточки, не отводя мрачно загоревшихся глаз от переулка, в котором скрылась девушка.
- 6 -
Майэл, тяжело хватая ртом воздух после пробежки, прижался спиной к шершавой стене, и прикрыл глаза. В его возрасте подобные приключения не шли на пользу. И зачем он только сунулся в это дело?
- Из-за принцессы Сабрины, - негромкий голос эльфийки, прячущейся рядом с ним, разрушил на секунду возникшую тишину. Буквально тут же воздух наполнил тягучий вопль, заставивший Даниэль болезненно поморщиться и тряхнуть головой.
- Почему они все время вопят? - раздраженно спросила она. Старик вздохнул, пытаясь восстановить дыхание.
- Вся их загробная жизнь наполнена той болью, что они испытали, пав от руки Повелителя бурь. И, лишь подарив ему новую жертву, они на какое-то время могут забыть о своих страданиях. Именно поэтому они не прекращают охотиться и их невозможно разжалобить.
Даниэль фыркнула, запуская пальцы в свои рыжие волосы.
- Чертовы древние божества! Лишившись большей части своего могущества, они сошли с ума! Сколько еще таких призрачных воинств бродит по земле?
Майэл пожал плечами.
- Мне известно только о трех. Одно сейчас здесь, перед нами, еще одно - в твоих владениях, а третье, - он на секунду задумался. - Третье обитает где-то на краю земли, как гласят легенды.
- Землю круглая, и ты это прекрасно знаешь, - отрезала эльфийка, осторожно выглядывая из-за угла, чтобы проверить обстановку. - Долго нам еще тут стоять?
- Ты можешь идти, ты не человек, вряд ли они что-то тебе сделают. Хотя, - маг не удержался от того, чтобы не попугать заносчивую эльфийку, - быть может, их вкусы изменились. Я во всяком случае готов оставаться здесь вплоть до рассвета. Жизнь моя близится к концу, и остаток ее хочется прожить спокойно.
Даниэль нахмурилась, но с места не сдвинулась.
- 7 -
Джейси даже не успела вскрикнуть, столь неожиданным было все происходящее. Она рванулась было, пытаясь высвободиться, но знакомый голос прошептал ей на ухо:
- Тихо, это я.
Девушка облегченно закрыла глаза и чуть обмякла в руках Рэйн, прижимающей ее к себе.
- Ты цела? - Джейси готова была поклясться, что слова вампира звучат прямо у нее в голове. Скорее всего, так оно и было. Она кивнула, не решаясь разговаривать.
- Отлично, - вампир притянула ее поближе к себе.
Немного отойдя от испуга, Джейси осторожно огляделась. Точнее, попыталась это сделать, потому что пространство, куда втолкнула ее Рэйн, было чрезвычайно мало и с трудом умещало в себе их двоих. Джейси все-таки слегка повернула голову и убедилась, что черный плащ Рэйн, с которым она редко расставалась в последнее время накрывает обеих, сливаясь с темнотой, царящей в старом городе. Ведьма крепче прижалась спиной к груди Рэйн, смутно сознавая, что отсутствует что-то важное. Через секунду она поняла: у Рэйн не билось сердце. Вернее, билось, но настолько слабо и тихо, что этот звук легко можно было пропустить мимо ушей.
- Тише, - голос вампира снова влился в сознание девушки, и Джейси замерла. До нее донесся стук копыт. Легкий, практически невесомый, словно лошадь едва касалась ногами каменной мостовой.
Джейси затаила дыхание, надеясь, что ночь скроет двух своих верных слуг. Она бы призвала на помощь своего Господина, если бы верила, что это что-нибудь даст. "Как же быстро я забыла о том, что считала делом всей своей жизни," подумала Джейси без сожаления. Новая жизнь казалась ей гораздо привлекательной предыдущей, за исключением того, что происходило сейчас. Если бы ее магия действовала против призраков... Но чего нет, того нет.
Рэйн вдруг вздрогнула, нарушив течение мыслей Джейси. Ведьма обеспокоенно нащупала руку вампира и сжала ее, словно спрашивая, что случилось. Ответное пожатие успокоило ее. Да и потом, что может случиться с бессмертным? И все же...
Что-то острое больно кольнуло плечо девушки, и она, не сдержавшись, вскрикнула. В тот же момент Рэйн оттолкнула ее от себя и прыгнула назад, туда, где гарцевал на своем коне Повелитель бурь.
Вампир повернулась к нему, готовясь защищать Джейси. Она зарычала, скаля клыки, предупреждая, но всадник не спешил нападать. Его силуэт, словно сотканный из теней, чуть шевелился под порывами ветра, пришедшего в эту ночь на помощь своей госпоже.
Рэйн чуть погасила свое пламя, что охватило было ее, и внимательно присмотрелась к тому, чье войско ввергало в ужас многие поколения людей.
Нечеткие очертания коня и всадника не давали увидеть подробности. То бледнея, то вновь приобретая цвет, Повелитель бурь неотрывно смотрел на вставшую против него женщину, и холодный ветер трепал его ветхую одежду. В правой руке удобно лежал арбалет, выточенный из черного дерева. Его глаза, мерцающие в темноте, словно искры пламени, ничего не выражали. Ни любопытства, ни гнева, ни печали, ни радости. И этот взгляд вдруг напомнил Рэйн ту, кому она принесла столько жертв. Так, должно быть, смотрит на людей Смерть, равнодушная Жница судеб.
Всадник чуть склонил голову, словно приветствуя Рэйн, и она ответила ему тем же. Почему нет? Они делают одну работу. Им нечего делить. Но бог бури понял, что Рэйн не отдаст ему своих спутников. А сражаться с той, с которой они вместе делили мрак, ему не хотелось.
Жалобный вопль снова раздался в пустоте города, и всадник встрепенулся, поворачивая своего коня к выходу из тупика. Этой ночью они не соберут урожай.
- Рэйн, ты ранена! - голос Джейси заставил вампира опустить глаза. Там, в нескольких сантиметрах ниже плеча, торчал наконечник стрелы, прошедшей навылет. Именно это обстоятельство заставило Рэйн тогда вздрогнуть. Без особых усилий она обломала наконечник и, закинув руку назад, вытащила древко.
Джейси вскрикнула, но насмешливый взгляд Рэйн дал ей понять, что все в порядке.
- Все нормально. Мне не больно, помнишь?
Ведьма покачала головой и, подойдя ближе, протянула руку, касаясь пальцами кровоточащей раны. Кровь текла странно, медленно, словно венозная, но даже в темноте Джейси видела, что она ярко-алого цвета.
Рэйн проследила за действиями девушки и прижала ее ладонь к отверстию от стрелы. Дело было дрянь. Нет, вампир действительно не ощущала боли, но потеря крови ни к чему хорошему привести не могла. Силы Рэйн и так были на исходе, а тут еще и это. Где она найдет того, кто согласится разделить с ней эту ночь?
- 8 -
Спустя полчаса путешественники сидели около старого, заросшего мхом и паутиной камина, который горел, вычищенный умелыми руками Гранта, и обсуждали то, что случилось с ними. Страсти первых минут улеглись, и теперь хотелось не только говорить, но и слушать.
Майэл до сих пор не мог понять, что же заставило Повелителя бурь отступить, не взяв свое. Он пару раз обращался с этим вопросом к Рэйн, но она молчала, уставившись на пляшущее пламя. Ее что-то беспокоило, однако, Майэл не мог понять, что именно. А читать мысли, он, к сожалению, в отличие от некоторых своих спутников, не умел.
Морт, нахохлившись, сидел слегка в стороне от оживленно разговаривающих людей. Сидел и ругал себя за то, что послушался Сторма и не отправился на выручку Джейси. Он успел заметить рану вампира, и это беспокоило его не меньше, чем саму Рэйн. Демон знал, что ей неоткуда взять кровь, чтобы восполнить потерю, а значит, силы ее будут быстро убывать. Если бы он мог, он бы отдал ей свое тепло, но увы, даже крепкие клыки вампира были не в состоянии прокусить его кожу. К тому же, Рэйн просто не позволила бы ему это сделать. У нее были свои принципы, отступать от которых она не любила.
Сторм, развалившийся около жаркого огня, лениво моргал, следя за разговаривающими людьми. Ему было хорошо, и он совсем не вспоминал о том, что мучило Морта.
Джейси почти не вступала в разговор. Она сидела рядом с Сабриной и причесывала ее. Слишком давно роскошные локоны принцессы не знали ухода. Ведьма не могла смотреть, как гибнет такая красота под солнцем и дождями, поэтому взялась привести Сабрину в приличный вид. Возражений не последовало.
- В общем, нам очень повезло, что дух бури не заинтересовался нами, - подвел итог Майэл, доставая из своей небольшой, но весьма вместительной сумки, свернутую в несколько раз карту. - И это меня удивляет. Обычно люди не выживают после таких встреч.
- Вы были настроены оптимистично, как я погляжу, - насмешливо заметил Грант, раскуривая трубку. Сабрина, не выносившая табачного дыма, нахмурилась, но ничего не сказала.
Придворный маг исподлобья посмотрел на вора.
- Молодой человек, вероятно, вы можете позволить себе такую роскошь, как рисковать своей шеей, но мне хочется еще немного пожить на этом свете.
Грант пожал плечами и выпустил колечко дым, поднявшееся к высокому потолку дома, в котором они расположились на ночь. Здание было весьма крепким, не только снаружи, но и внутри. Сохранилась даже кое-какая мебель, позволившая путешественникам устроиться с некоторым комфортом, максимальным в данной ситуации. Рядом с домом бил родник, так что водой они были обеспечены. Едой тоже, потому что Майэл извлек откуда-то хлеб, сыр и пирог. На удивленные расспросы о том, где он это взял, старик только ухмылялся в седую бороду и переглядывался с Джейси. Колдунья прятала улыбку и тоже молчала, не выдавая профессиональные секреты.
- Итак, - Майэл развернул карту и разложил ее на шатающемся столе. - Вот здесь, - он ткнул пальцем в какую-то точку, - мы сейчас. Дальше нам следует двигаться в этом направлении, - он указал на следующий пункт, отмеченный на карте красным. Морт, поднявшийся со своего места и внимательно наблюдающий за магом, удивленно кашлянул.
- Сумеречные горы? Королевство эльфов?
Не принимающая участия в общем обсуждении Даниэль вскинула голову.
- Третий фрагмент находится там, - пожал плечами Майэл. Сторм недовольно заворчал. Не любил он горы. Тем более, принадлежащие эльфам.
- Королевство эльфов это прекрасно, - подала голос Рэйн, - но до третьего фрагмента нам сначала нужно достать второй. Какие предложения?
Взгляды обратились к ней.
- А здесь нет ничего сложного, - ответил Майэл, аккуратно сворачивая карту и водружая ее на прежнее место. - До храма мы дошли, завтра спустимся вниз и заберем талисман.
- Все это, конечно, очень просто, - вмешался Грант, вставая и подходя к столу. - На словах. Но не подстерегает ли нас внизу нечто сходное с тем, с чем мы столкнулись сегодня?
Майэл замялся.
- Говори как есть. - подстегнула его Рэйн, тоже присоединяясь к разговору. Когда она двинула рукой, на лице ее промелькнуло болезненное выражение, но Джейси, заметившая это, знала, что боль здесь ни при чем.
- Я и говорю, - буркнул волшебник, морщась. - Внизу ловушки. С помощью Джейси я создам силовое поле, чтобы засечь их, но чтобы обезвредить, потребуется твоя помощь, - он обернулся к вору. Тот кивнул.
- Я готов.
- Пока нет, - скрипуче поправил его Майэл. - Завтра я дам тебе необходимые инструменты.
- А нельзя обойти эти ловушки? - полюбопытствовал Морт. Сторм, услышавший его голос, встрепенулся было, но, поняв, что ничего интересного для него не происходит, сладко зевнул и снова растянулся во весь рост перед камином.
- Если бы было можно, мы бы это сделали, - Майэл огляделся по сторонам и осторожно уселся на отчаянно скрипнувший стул. - К месту, где покоится талисман, несколько подходов, и каждый из них охраняется ловушкой, пропускающей лишь людей. Почему-то считается, что люди не... - он осекся, вспомнив, что кое-кто среди них не знает о возможностях талисмана. Впрочем, оговорку эту его почти никто не заметил. Почти. Только насторожилась Даниэль и нахмурилась Рэйн.
- В общем, - поторопился замять свои предыдущие слова старик, - ловушка сразу распознает, человек перед ней или нет, и нанесет удар.
- А что представляют собой эти ловушки? - спросил Грант. Сабрина, которой Джейси к этому времени уже закончила расчесывать волосы, взяла возлюбленного за руку. Она волновалась за него и хотела показать это. Вор улыбнулся ей и легко поцеловал ее ладонь. "Не бойся," сказали его глаза. "Я буду в порядке."
- Попытаюсь объяснить, - Майэл погладил бороду. - Это своего рода силовые поля, подобные тому, что мы завтра развернем с Джейси, - он поглядел на ведьму, ища поддержки, и она кивнула:
- Да.
- В основу их работы заложены знания о сверхъестественных существах, населяющих наш мир. Нет, не так, - Майэл занервничал, понимая, что не может внятно растолковать слушающим его людям принцип действия. - Дело в том, что в каждом демоне, вампире, оборотне или любом другом магическом существе есть, что-то отличает его от человека, будь то возможность летать, дышать огнем или жить, будучи мертвым. Именно этими отличиями и воспользовались создатели лабиринта, в котором...
- Лабиринта?! - перебил его Грант. - Ты не говорил, что нам придется преодолевать лабиринт!
- Сдается мне, он много чего еще не договаривает, - мрачно прогудел Морт, разводя и снова складывая крылья, будто собираясь взлететь. Майэл нервно сглотнул, видя темнеющие лица спутников.
- Поверьте, я ничего больше не таю, - поспешно проговорил он. Грант недоверчиво вскинул брови.
- Неужели?
- А завтра и узнаем, правду он говорит или нет, - раздался ленивый голос эльфийки, увлеченно разглядывающей свои ногти. Она подняла голову и пожала плечами, отвечая на недоуменные взгляды.
- Терпение, друзья мои, только терпение.
- Терпение - это все, что нам остается, - усмехнулась Рэйн. - Скажи, старик, тебе не кажется, что этот город обитаем?
Спокойный, чуть прищуренные, голубые глаза вампира встретили взгляд расширенных глаз мага, в которых заплескался едва уловимый страх.
- О чем ты? - спросил он. Рэйн пожала плечами.
- Мне странно, что здесь все в таком хорошем состоянии, - она обвела рукой комнату. - Я, конечно, могу допустить, что город был построен с расчетом на века, но взять хотя бы родники...
Джейси внимательно прислушивалась к словам вампира. Она прекрасно знала способность Рэйн распознавать неладное.
- Я удивлена, что за сотни лет их не засыпали пески, - Рэйн вскинула брови. - И ты знал, что они в порядке. Что скажешь?
Майэл тяжело вздохнул.
- Я полагаю, нам надо поговорить наедине, Рэйн.
Вампир склонила голову, соглашаясь с предложением.
- Э нет, - вмешался Грант, - почему это ты собираешься говорить только с ней? Мы разве не участвуем во всем этом?
Присутствующие закивали, подтверждая его слова. Но волшебник мог проявить твердость, когда ему было это нужно. Через минуту в комнате остались лишь он и Рэйн.
- Итак, я слушаю, - Рэйн присела на стул, изучающе глядя на мага. Майэл зачем-то посмотрел в окно, будто стараясь отыскать нечто во тьме ночи, потом снова повернулся к Рэйн.
- Послушай, мне самому многое кажется неясным во всем происходящем, - признался он, сплетая и расплетая пальцы. Рэйн ничем не выказала своего удивления.
- Что именно? - спросила она. Старик на секунду замялся.
- Я не думал, что в этом городе кто-нибудь живет. Во всяком случае, последние донесения гласили о том, что город пустует. Мои шпионы, - вампир вскинула брови, услышав эти слова, но снова промолчала, - как и ты, удивлялись, что функционируют родники и дома выглядят вполне прилично. Но людей, как не старались, они так и не нашли.
Майэл замолчал, давая Рэйн обдумать услышанное.
- Значит ли это, - медленно проговорила вампир, - что нам следует ожидать нового нападения, уже со стороны человека?
Маг нахмурился и потер ладони, словно пытаясь их согреть.
- Вполне возможно. Но, Рэйн, я считаю, что не следует говорить об этом остальным. С них пока хватит того, что уже случилось.
Рэйн оскалила клыки, явно собираясь поспорить.
- Ты так считаешь? Выходит, будет лучше, если их застигнут врасплох?
- Быть может, здесь никого нет, кроме нас, - Майэл хотел убедить Рэйн в своей правоте, но вампир всегда плохо поддавалась на уговоры. Особенно, если у нее не было желания на них поддаваться.
- Ты возьмешь на себя их смерть? - полюбопытствовала она столь будничным тоном, что Майэл не сразу вник в суть вопроса. А, вникнув, побледнел.
- О чем ты? - пролепетал он. Вампир сузила светлые глаза.
- О том, что они погибнут. Я не исключаю возможности, что Даниэль выживет, она всегда выживает, но другие... Полагаешь, Грант, несколько дней назад впервые взявший в руки оружие, сможет защитить себя и Сабрину?
Майэл молчал.
- У меня много вопросов к тебе, старик, - продолжала тем временем Рэйн, вставая и начиная кружить по комнате. - Я поверила тебе, когда ты сказал, почему не хотел рассказывать остальным о возможностях талисмана. Поверила, хотя обычно не делаю этого. Но сейчас... - вампир внезапно оказалась совсем рядом с магом, и тот вздрогнул, обнаружив, что смотрит в неподвижные холодные глаза. - Предлагаешь не думать о том, что ты, возможно, завел нас в ловушку?
- Тебе не о чем тревожиться, - Майэл кашлянул. - Ты бессмертна.
- Но мне есть дело до того, останутся ли в живых те, с кем я делю эти дни и ночи, - голос Рэйн опасно понизился до шипящего шепота, и волшебник сглотнул.
- Поступай, как знаешь, - вымолвил он. - Если ты находишь нужным сообщить им о вероятной опасности, сообщи. Я тебе не стану препятствовать.
- Еще бы ты стал, - хмыкнула Рэйн, отходя чуть назад. - Тебе не хватит всех твоих магических сил для этого.
Старик вздохнул и покачал головой.
- Я и не собирался проверять, хватит ли их. И насчет талисмана... Я тебе не говорил, но ведь весть эта о конце света была придумана не мной.
Рэйн насторожилась, выпрямившись.
- Колдун, не слишком ли ты много скрываешь от нас?
- Мне прислали письмо, - продолжал Майэл, будто не слыша ее, - в котором сообщались подробности того, как найти фрагменты талисмана и известие о наступающем конце света. Я поначалу удивился, почему этот аноним выбрал меня, чтобы собрать камень, но потом подумал, что так даже будет лучше.
- Лучше для кого? - мрачно поинтересовалась Рэйн, присаживаясь на подоконник.
- Я был уверен в вас троих. Грант был мне нужен лишь для того, чтобы обойти ловушки.
- Ты был уверен даже в Сторме? - с ехидцей спросила вампир.
- В нем меньше, но я знаю, что он слишком труслив. Он не осмелится.
- Иногда в подобных существах таятся неограниченные возможности, - пробормотала Рэйн, глядя на темное небо. Ее занимали мысли о том, кто же мог послать такое письмо.
- Это могла быть Даниэль? - резко сказала она. Майэл неопределенно повел рукой, догадавшись, что она имеет в виду.
- Это мог быть кто угодно, - "утешил" он Рэйн. - И Даниэль в том числе. Почему ты спросила?
Вампир с силой выдохнула воздух сквозь сжатые зубы.
- Поскольку мне лучше, чем кому-либо другому, известна ее тяга к завоеванию мира, я не могу не подозревать ее.
Майэл понимающе кивнул и положил руку на плечо Рэйн.
- Она знает о твоих подозрениях?
Вампир напряженно ухмыльнулась.
- Вполне возможно. Она изучила меня также хорошо, как и я ее. Мы можем предугадать действия друг друга с максимальной точностью. Но если это ее штучки... - она не договорила, однако, по блеснувшим глазам можно было догадаться, что именно она имела виду.
- Послушай, - она пристально посмотрела на мага. - Теперь только мы с тобой знаем обо всех подробностях этого дела. Полагаю, конца света не будет. Кому-то просто нужно, чтобы мы собрали этот проклятый талисман. Потом можно будет ждать нападения.
- Ты права, - Майэл покусал губы, разглядывая свои руки. - Я могу доверять только тебе.
Зловещая ухмылка исказила лицо вампира.
- А вдруг это я послала это письмо? - предположила она. Майэл не двинулся с места.
- Я не исключаю такого варианта, - довольно спокойно признал он. - Но пока что не могу ни доказать это, ни опровергнуть. Поступай, как подсказывает тебе честь и совесть.
- Скажи, старик, а твои шпионы вернулись домой? - не дожидаясь ответа, вампир соскочила с подоконника и исчезла в коридоре.
Придворный маг какое-то время глядел ей вслед, не зная, что и думать. Он хотел верить Рэйн, потому что больше не было никого, кто сумел бы ему помочь, если понадобится. Морт, хотя и добр, но слишком доверчив. Сторм труслив. Даниэль эгоистична и жестока. Грант же и Джейси просто люди. Их силы весьма и весьма ограничены. Сабрину и вовсе можно не брать в расчет.
Майэл с самого начала знал, что ни о каком конце света речи не идет. Он все-таки был магом со стажем, а не новичком. Его могущества хватило на то, чтобы, с помощью кое-каких заклинаний, убедиться в абсолютной неприкосновенности всего земного. Мир совершенно не собирался расставаться с тем, что было накоплено им после последней катастрофы, унесшей 90% населения Земли. Значит, оставался только один вариант.
Могущество древних богов, заключенное в талисмане, чьи фрагменты были разбросаны по миру, давно манило к себе всех, кто имел хоть какие-то амбиции. Но никто из этих горе-властителей не знал, где именно искать спрятанные куски. Внимательнейшим образом изучив полученное письмо, Майэл сумел обнаружить в нем зашифрованные указания и подробную карту. Тот, кто писал, знал, что делает. И Майэлу стало интересно, какие силы скрывает в себе талисман. Возможности камня очень и очень заманчивы. Заманчивы настолько, что можно попытаться присвоить его себе по окончании путешествия. Но рядом с Рэйн об этом можно было даже не думать. Она не позволит ему забрать себе целый мир.
"Рэйн права," Майэл глубоко вздохнул и скрестил на груди руки, прислушиваясь к ночной тишине. "Кому-то нужно, чтобы мы достали для него талисман. И этот кто-то явно не человек, потому что иначе он бы не стал прибегать к помощи."
Старик воровато оглянулся, словно проверяя, не подслушивает ли кто его мысли, и тихонько вышел из комнаты.

0

6

- 9 -
Наследная принцесса сидела в старом, местами потрепанном, кресле, и наблюдала за тем, как рыжий вор расхаживал из стороны в сторону, меряя комнату своими большими шагами.
- Мне все это не нравится, - повторял он через какие-то промежутки времени, вздрагивая от звуков собственного голоса. Сабрина задумчиво расплетала косу, которую недавно заплела ей Джейси.
- Я уже начинаю жалеть, что ввязался во все это, - Грант, наконец, остановился и посмотрел на свою невесту. - Но более того я жалею о том, что ты отправилась с нами.
Девушка, не сразу уловив смысл слов мужчины, вскинула на него удивленный взгляд.
- Ты не хотел меня видеть с собой? - ее голос опасно задрожал, и вор поспешил опуститься на колени перед Сабриной.
- Дорогая, - он коснулся поцелуем тонких пальцев возлюбленной, - как ты можешь так говорить! Я бы отдал жизнь за то, чтобы быть рядом с тобой вечно! Но ты же видишь, что это путешествие становится все опаснее и опаснее. Сначала Дикий Гон... Хвала всем богам и Джейси, которая сумела исправить ситуацию. Теперь вот Рэйн говорит, что, возможно, этот город населен. И неизвестно, будут ли эти люди, что живут здесь, дружелюбны по отношению к нам, - он снова вскочил на ноги. - Что еще скрывает от нас Майэл?
Сабрина обхватила руками свои плечи, словно ей стало холодно.
- Он умеет скрывать, - мрачно сказала она, покачивая ногой. - Ему только папа верит. Причем безоглядно. Что Майэл захочет, то отец и делает. Скажи, - она взглянула на Гранта, - ты веришь, что действительно грядет конец света?
Вор нахмурился, касаясь кончиком пальца огонька свечи, будто собираясь ее затушить. Пламя чуть поколебалось, но никуда не исчезло.
- Я уже не знаю, что и думать, - нехотя проговорил он. - Я где-то читал, что перед всемирной катастрофой всегда происходят какие-то изменения, будь то потепление, похолодание или что-либо еще. Но ничего такого нет. Все как и прежде. Сдается мне, старый колдун утаивает от нас подробности.
Сабрина прикрыла глаза. По правде говоря, ее начинало утомлять все происходящее. Будучи по своей натуре человеком, не склонным к авантюрам, она временами начинала жалеть, что пошла на поводу у своих желаний и отправилась вместе с Грантом на поиски этого мифического талисмана. Почему мифического? Ну не верила она, что эти куски серого безликого камня, будучи собранными воедино, изменят жизнь на Земле к лучшему.
"Как бы хорошо было, если бы отец сочетал нас браком тогда, еще месяц назад, когда я просила его об этом," размышляла принцесса, наблюдая за бормочущим что-то себе под нос Грантом. "Тогда бы нам не пришлось прятаться и выискивать всевозможные способы, чтобы встретиться. А может быть, мы бы не отправились и в это путешествие."
Сабрина прикрыла глаза. Ее мечты о большой дружной семье все еще были живы, и она не теряла надежды, что рано или поздно мечты эти ее сбудутся. И место отца семейства она уже отдала тому, кто сейчас был рядом с ней.
- Грант, иди сюда, - она протянула руку, подзывая к себе мужчину. Тот, погруженный в свои мысли, неохотно послушался.
- Что?
- Давай на время забудем обо всем, что там таит или не таит Майэл, - просяще произнесла Сабрина, сжимая ладонь вора и глядя на него снизу вверх. - Мы здесь, вместе. Что может быть лучше?
Морщинка, прорезавшая было лоб Гранта, постепенно разгладилась, и он склонился, чтобы поцеловать принцессу. Возможно, она и впрямь была права. Без толку гадать, что на уме у Майэла. В ближайшем будущем они и так это выяснят.
- 10 -
Огромный крылатый демон шумно вздохнул, старательно умещаясь на полу комнаты, которую они со Стормом облюбовали для себя. Было прохладно, и Морт, особенно чувствительный к переменам погоды, поежился. Камина здесь, в отличие от того помещения, где они находились раньше, не было, и это обстоятельство Морта не радовало. Он был весьма и весьма теплолюбивым существом.
В дальнем углу устроился мохнатым клубком Сторм, вновь обернувшийся зверем. Свою одежду он небрежно побросал рядом и отодвинул подальше лапой, прежде чем закрыть глаза. Ему хотелось спать, и он совершенно не намерен был мучить себя размышлениями о том, не врет ли им Майэл. Вообще похоже было, что этот вопрос задают себе все. Так зачем же заниматься тем, что и без отлично сделают?
Сторм негромко фыркнул своим мыслям и накрыл лапой нос. Ему тоже было не жарко. Он приподнял левое ухо, прислушиваясь к тому, чем занимается демон, расположившийся в противоположном углу. Но тщетно: демон умел быть тихим, когда ему это было нужно.
На самом деле Морт вовсе не затаился, просто у него не было желания двигаться. Как всегда, когда становилось холодно, его обменные процессы замедлились, и он стал совсем неповоротливым. Ворвись сюда сейчас противники - демон не смог бы достойно отразить удар. Конечно, он бы справился с двумя-тремя, но бОльшее количество врагов ему было бы не одолеть.
Морт думал о Рэйн. Точнее, о том, как она справится с нехваткой самого необходимого. Ей негде взять кровь, в этом Морт был уверен. Рэйн быстро слабела, это было заметно даже невооруженным глазом. А ослабевший вампир не являет собой ничего хорошего.
Морт отлично знал, что происходит с теми вампирами, кто был долго лишен человеческой крови: они сходят с ума и превращаются в тех самых упырей, что наводят ужас на обитателей отдаленных поселений. Упыри не различают добро и зло, ими движет лишь бесконечная жажда, и они не заботятся о том, выживут ли их жертвы. Впрочем, некоторые вампиры поступают точно также. Недаром по всему миру, опережая детей ночи, ползут слухи об их делах. И слухи эти приносят лишь вред.
Рэйн никогда не была такой. Возможно, только в самом начале своего пути, когда она еще не разобралась, что к чему. Тогда, обиженная, оскорбленная, мертвая, она не делала различий между друзьями и врагами. Она была подобна упырю с той лишь разницей, что рассудок ее был в полном порядке. Да еще скоропостижная смерть родителей...
Она рассказывала Морту, как плакала, сидя ночью перед их могилой, и клялась отомстить всем и вся. Какое-то время она так и поступала, и город, который раньше любил смешливую умную девчонку, в страхе отворачивался от бледной, как сама смерть, женщины, подстерегающей на пустых дорогах одиноких путников.
Какие-то не в меру рьяные молодчики решили покарать сестру вампира, который столь беспощадно и методично убивал их родных и близких. Собравшись вместе, они подожгли дом. Сестра чудовища с мужем и детьми сумела выбежать на улицу и уже оттуда наблюдала, как горит и рушится ее семейный очаг.
Спустя два дня обескровленные трупы поджигателей нашли на окраине городка.
Так прошло пять лет. И Рэйн встретила Вольфа.
По тем словам, которыми вампир рассказывала о нем, Морт понял, что этот мужчина сыграл в жизни (или смерти) Рэйн одну из главных ролей. И Рэйн помнит о нем до сих пор, спустя многие сотни лет. Вольф сумел объяснить ей, что жизнь человеческая бесценна, что нельзя разбрасываться ею, как пустыми обещаниями. И вампир смирила свой гнев, пять лет сжигавший ее изнутри.
Они были вместе долгих тридцать лет. Долгих для человека, но для Рэйн они пролетели слишком быстро.
Морт знал, как горевала Рэйн, когда Вольфа не стало. В ее голосе до сих чувствовалась печаль и любовь к тому человеку, который стал для нее всем.
Но жизнь не стоит на месте. Демон поморщился, вспомнив Даниэль. Вот уж кто истрепал Рэйн все нервы, если они у нее, конечно, были. Эльфийка была дерзка, своенравна и горда. Чуть позже ко всем этим качествам прибавилась еще и жестокость. Морт так до сих и не мог понять, что же удерживало Рэйн рядом с ней.
Рэйн как-то пыталась ему объяснить, что значит для вампира тот, кто добровольно и на протяжении многих лет делится с ним своей кровью. "Это как друг, как возлюбленный, только еще ближе," сказала она. "Вы делите мысли, образ жизни, становитесь неотъемлемой частью друг друга. Я разделяла с Даниэль боль, смех и слезы. Это роднит больше, чем постель."
Морт, который до этого момента считал их любовниками, покраснел. Впрочем, ему вероятно, никогда не понять того, чем пытается поделиться с ним вампир.
Демон встряхнулся, прогоняя прочь свои мысли. Стояла глубокая ночь, и пора было засыпать. Завтра будет трудный день.
- 11 -
Рыжеволосая эльфийка с нескрываемым неудовольствием смотрела, как Майэл аккуратно вытаскивает из своей сумки какие-то пузырьки с надписями на разных языках. Неудовольствием, потому что изначально она не собиралась делить с магом одну комнату. Но ее никто не спрашивал.
- Что ты собираешься делать? - холодно осведомилась она. Волшебник не ответил, сосредоточенно продолжая рыться в своих вещах.
- Я задала вопрос, - повысила голос Даниэль. Майэл вскинул голову с растрепавшимися седыми волосами.
- Я хочу найти... а, вот и она! - он бережно извлек на свет маленькую потрепанную книжицу. Эльфийка сморщила нос.
- Что это?
- Поскольку я собираюсь завтра создавать силовое поле, мне необходимо посмотреть, как это делается. Я же не могу всего помнить наизусть.
Даниэль вскинула брови, но не стала ничего говорить. Вместо этого она отвернулась от мага и подошла к окну. Стекол здесь давно не было, и прохладный ночной ветер время от времени заглядывал в комнату, словно ища кого-то.
Полчаса назад Рэйн мрачно сказала ей, что для максимальной безопасности будет лучше, если комната будет одна на двоих. С Грантом и Сабриной проблем не возникло, как и с Мортом и оборотнем. Даниэль предстояло выбрать между Джейси и Майэлом. Но ведьма сама отказалась делить пространство с эльфийкой, упростив тем самым задачу. Нельзя сказать, что Даниэль была довольна всем происходящим, но смутный страх, в котором она не хотела признаваться даже себе, заставил ее смириться.
Теперь оставалось дождаться утра.
- 12 -
Джейси сидела перед потрескавшимся зеркалом, которое она кое-как протерла от пыли тряпкой, и задумчиво смотрела на свое отражение. Потом прищелкнула пальцами и не менее задумчиво воззрилась на свои волосы, успешно поменявшие цвет с темно-русых на ярко-рыжий.
За ее спиной негромко хлопнула дверь, и Джейси, не оборачиваясь, спросила:
- Думаешь, мне пойдет такой оттенок?
Рэйн устало окинула взглядом ведьму и присела на краешек стула, стоящего у стены.
- Не знаю, правда.
Девушка снова щелкнула пальцами, возвращая волосы в прежнее состояние, потом посмотрела на вампира.
- Плохо? - сочувственно сказала она. Рэйн на секунду прикрыла глаза, откидываясь назад.
- В общем и целом, - неопределенно отозвалась она. Джейси секунду помолчала, обдумывая что-то.
- Я могу помочь.
Вампир отрицательно качнула головой.
- Нет.
- Но почему? - ведьма встала со своего места.
- Я сказала нет, - твердо повторила Рэйн, тоже поднимаясь. - И ты знаешь, почему.
- Не знаю, - Джейси подошла к вампиру. - Покажи мне рану.
Рэйн неохотно расстегнула пуговицы и обнажила плечо.
- Она уже давно зажила, - проговорила она. Колдунья, не слушая ее, внимательно осмотрела затянувшееся тонкой пленочкой кожи отверстие от стрелы.
- Я опасалась, что стрела могла быть смазана ядом, - она осторожно коснулась пальцем раны.
- Стрелы духа бури смертельны сами по себе, - Рэйн отодвинула ее руку и застегнулась. - Попади стрела в тебя, ты бы уже неслась следом за ним по пескам.
Джейси вздрогнула. Такое вряд ли бы ей понравилось.
- О чем вы говорили с Майэлом? - спросила она, меняя тему.
Рэйн поморщилась и отошла к окну.
- Как обычно: я наступала, а он оправдывался, - она сузила глаза. - Разумеется, никакого конца света не будет.
Джейси ахнула, отчасти радостно, отчасти разочарованно.
- Как вы это поняли?
- Письмо, - кратко ответила Рэйн. - Старик получил письмо, в котором подробно рассказывалось, как найти фрагменты. Там же указывалась причина, по которой необходимо было собрать этот чертов талисман.
- Причиной был конец света, - догадалась Джейси. Рэйн кивнула.
- Что же еще? Вот Майэл и снарядил отряд. Только он забыл, что я читаю мысли, - злая усмешка зазмеилась на губах вампира. - У него были намерения завладеть этим талисманом. Но рядом со мной он боится это сделать. Он знает, что я не позволю.
Джейси промолчала, глядя, как усмехается Рэйн. Что-то в ней было не так. Что-то неуловимо изменилось, и девушка боялась, что это изменение связано с потерей крови.
Ведьма задумалась, вспоминая все то, что некогда читала о вампирах. Что случается с ними в таких случаях, когда они долгое время лишены возможности питаться? Однако, как назло, ничего не приходило в голову.
- Даже не думай об этом, - спокойный голос Рэйн вырвал девушку из плена мыслей. Она поглядела на вампира, которая сидела на одной из кроватей, скинув плащ и оставшись в тонкой белой рубашке, заляпанной пролившейся недавно кровью.
- А о чем я думаю? - попыталась отшутиться Джейси. Рэйн погрозила ей пальцем.
- Этого не будет.
- Рэйн, послушай, - ведьма подошла к Рэйн и положила ладони на ее плечи, серьезно глядя сверху вниз в холодные голубые глаза. - Для меня это совсем не сложно, поверь. Я с радостью помогу тебе. Позволь мне, пожалуйста, - ее голос стал умоляющим. Она не хотела видеть, как страдает ее друг.
Вампир молчала, изучая пламя свечей, стоящих на столе. Она колебалась также, как и эти язычки пламени. С одной стороны она прекрасно понимала, что без крови протянет еще немного, а потом... Рэйн имела сомнительное удовольствие столкнуться в свое время с упырями, и радости от этой встречи она не получила никакой. А если подумать, что она может стать такой же... Нет уж, лучше погибнуть от рук какого-нибудь охотника на вампиров.
- Это ведь опасно, девочка, - она обняла терпеливо дожидающуюся ответа Джейси за талию. - Грань между смертью и жизнью настолько мала... Ты можешь доверить ее мне?
- Я всегда доверяла тебе, - тихо сказала Джейси. - Однажды ты спасла меня. Разреши мне сделать для тебя то же самое.
- А если я потяну тебя за собой? - не сдавалась Рэйн. - Если я не устою перед соблазном испить тебя до дна? Или, что еще хуже, сделаю тебя такой, какой являюсь сама?
Джейси опустила руки на черные шелковистые волосы вампира, мягко поглаживая их.
- Не думай об этом, ладно? - попросила она. Рэйн перехватила ее руки, целуя ладони.
- Мои друзья слишком дороги мне, чтобы не думать о них, - откликнулась она и потянула Джейси на себя. Через мгновение девушка обнаружила, что лежит на спине и смотрит в зажегшиеся синим огнем глаза вампира.
- Тебе лучше расслабиться, - шепнула Рэйн, касаясь губами щеки Джейси.
Колдунья запрокинула голову, устраиваясь поудобнее в крепких объятиях Рэйн. Она не боялась того, что должно было произойти. Впрочем, нет, перед собой можно не притворяться. "Страшно..."
- Это будет больно? - спросила она, кокетливо хлопая ресницами. В комнате раздался густой, низкий смех, пробежавший по нервным окончаниям девушки и заставивший ту вздрогнуть от непонятного ощущения. Рэйн улыбалась, и в улыбке этой были видны клыки.
- А ты хочешь, чтобы это было больно?
Джейси стукнула кулачком по плечу Рэйн.
- Не говори глупости. И вообще, я первый раз собираюсь позволить проделать такое с собой, побольше уважения и терпения.
Вампир медленно улыбнулась, запуская длинные пальцы в густые волосы девушки.
- А если... - начала ведьма очередной вопрос, но тут же замолчала, почувствовав, словно незримые путы мешают словам вырваться наружу.
- Не говори больше ничего, - свечи, стоявшие на столе, разом погасли, и Джейси застыла в ожидании. А потом тихонько вскрикнула, глядя, как приближаются к ней во тьме два ярко горящих голубых огонька.
Возможно, было еще не поздно вырваться и убежать прочь от странного томления, завладевшего всем телом девушки. Скрыться от мягких прикосновений, таящих в себе силу, от которой хотелось растечься по земле теплым ручейком. И Джейси уже совсем было собралась так поступить, когда ощутила, как касаются ее шеи теплые губы той, что хранила в себе ночь.
Это все-таки было больно. Настолько, что Джейси почти закричала от невыносимого жара, внезапно охватившего ее, грозящего расплавить. А огонь продолжал завладевать ею, медленно, уверенно, будто наконец нашел то место, где ему надлежало быть.
Колдунья судорожно впилась ногтями в плечи Рэйн, широко раскрывая глаза навстречу синему пламени, опускающемуся на них, распростертых на постели. И, едва оно окутало их, боли не стало, словно кто-то забрал ее себе, оставив взамен нечто другое, сходное с удовольствием.
Джейси хотелось вздохнуть, вздохнуть глубоко, чтобы наполнить воздухом внезапно опустевшие легкие. Но получались лишь маленькие вдохи. И, чем чаще дышала колдунья, тем сильнее прижимались к ней губы Рэйн, тем приятнее становилось все то, что происходило сейчас здесь, под покровом темноты.
И Джейси все-таки закричала, не в силах побороть себя, не в силах остановить этот рвущийся из недр ее тела зов. Почему зов? Она не знала. Но чувства ей никогда не лгали. Она понимала, что призывает что-то темное, что-то, что могла ей дать женщина, тянувшая из нее жизнь. Даже ее мрачный повелитель, для чьего удовольствия она танцевала обнаженной под сенью старых дубов, не обещал ей всего того, что таил в себе этот поцелуй. Ведь она могла получить вечность!
- Сделай меня такой, как ты, - выдохнула Джейси, закрывая глаза. Краем сознания она понимала, о чем просит, что случится, если вампир внимет ее просьбе. Но ей было все равно. Она хотела продлить этот миг на долгие века, хотела встать лицом к лицу с бесконечностью и рассмеяться при встрече со смертью. У нее не было тех, ради которых стоило жить.
И она крепче прижала к своей шее губы Рэйн, невнятно моля ее о том, что считалось проклятием.
- Нет! - громкий рев раздался в комнате, и Рэйн оттолкнула от себя задыхающуюся колдунью. В ту же секунду синее пламя погасло.
- Рэйн, - Джейси протянула к ней руки, все еще не открывая глаз. - Пожалуйста...
Ветер, влетевший в разбитое окно, закружил рядом с девушкой, мягко касаясь ее растрепавшихся волос, разгоряченного тела, приоткрытых губ. И она заплакала, медленно просыпаясь от своего наваждения.
Сильные руки Рэйн притянули ее к себе, и Джейси обняла вампира, чувствуя, как льются по ее лицу слезы, смешавшиеся с кровью. Ощущение потери завладело ею, ощущение настолько сильное, что оно затмило собой все краски мира, превратив его в серое полотно, на котором вспыхивали и тут же гасли яркие точки.
- Что ты чувствуешь? - голос вампира был тихим и безжизненным.
Джейси медленно подтянула скомканное одеяло.
- Пустоту, - шепнула она, вслушиваясь в воцарившуюся вокруг тишину.
- 13 -
Вор лежал на спине, задумчиво глядя в некогда красиво расписанный потолок и чувствуя на плече приятную тяжесть головы Сабрины. Он поглаживал ее пальцы, зажатые в его ладони, и слушал мерное дыхание, чуть щекочущее его шею. Несколько минут назад они любили друг друга, и приятная усталость во всем теле все еще напоминала об этом.
Грант улыбнулся, потягиваясь, словно сытый кот. Ему наконец-то удалось расслабиться, впервые за эти дни.
Вдруг чей-то высокий крик разрезал ночь. Грант резко вскинулся. Сабрина испуганно схватила его за руку.
- Что это? - дрожащим голосом прошептала она. Вор помотал головой. С него мигом слетело благодушное настроение.
- Тише, - бросил он, продолжая прислушиваться. А через какое-то время сквозь комнату пронесся приглушенный рев, затушивший почти догоревшие свечи. Принцесса вскрикнула и спрятала лицо в подушках.
- Боги, ну зачем я только решилась на это путешествие! - заплакала она, сжимая в руках одеяло.
Грант, не обращая на нее внимания, осторожно встал с кровати и подошел к двери. Он не знал, как поступить лучше: выйти и проверить, все ли в порядке, или остаться здесь, под ненадежной защитой тонких стен старого дома. Но как поступить с Сабриной?
В итоге, постояв немного на холодном полу, он все-таки вернулся в постель. Принцесса продолжала плакать, но уже тише. Понимая, что у каждого свои способы снять напряжение, вор не стал ее успокаивать. Вместо этого он повернулся на бок и замер, старательно вслушиваясь в ночь.
- 14 -
Сторм зарычал, когда негромкий вопль заметался в их комнате, отражаясь от стен. Моментально проснувшийся Морт расправил крылья, словно собираясь взлететь.
- Что случилось? - спросил он, настороженно вглядываясь в темноту. Оборотень замотал лохматой головой, показывая, что не знает. Демон чуть успокоился, но его пылающие глаза не покинуло напряжение. Похоже, этой ночью он больше не заснет.
- 15 -
Эльфийка усмехнулась, когда ее слуха достиг тот же крик, который разбудил всех остальных. Она приподнялась на своей кровати и посмотрела на Майэла, но старик продолжал спать: он был слегка глуховат.
Даниэль покачала головой и спустила ноги на пол, сев на постели. В окно светили звезды, перемигиваясь между собой. Эльфийка прикрыла глаза. Ей было не по себе. Она почему-то вспомнила свой крик, прозвучавший когда-то давно. И глаза Рэйн, манившие к себе. Неужели это было с ними? Где теперь то время?

Глава 6. Сплошные неприятности.

- 1 -
Утро было ранним для всех. Невыспавшийся Грант хмуро потягивал горячий чай, любезно предложенный ему Майэлом. Маг успел ему объяснить, что следует сделать, когда они с Джейси установят силовое поле, которое засечет ловушки. Вор кивал, но сам думал о том, что ему хочется как можно быстрее покончить со всем этим. Покончить и вернуться в родной город, где, быть может, состоится его свадьба.
Рядом с ним сидела Сабрина, вяло отколупывающая маленькие кусочки хлеба. Она, как и Грант, чувствовала себя не лучшим образом, но старалась этого не показывать, чтобы в очередной раз не услышать от Майэла, что не следовало ей идти с ними.
Неподалеку от них, на той самой площади, что вчера была заполнена ордой призраков, разминался демон. Все еще было холодно, поэтому он пытался разогнать в себе кровь парой-тройкой упражнений.
Шагах в тридцати от него прыгал Сторм, снова обратившийся в человека и успевший слегка замерзнуть. Он хотел было поначалу просто свернуться около пылающего костра, который развел Грант, но Морт ему запретил это делать и посоветовал размяться. Чем Сторм и занялся, не желая злить демона.
Рядом с высохшим фонтаном стояла Даниэль. Она скучающе глядела куда-то вдаль, и по ее лицу нельзя было прочесть, о чем она думает. Однако, мысли, бродящие у нее в голове, вряд ли порадовали бы кого-нибудь. Она думала о том, что скоро ей придется снова вернуться в свое королевство. Как сказал Майэл, третий фрагмент находится именно там. Впрочем, она и сама прекрасно об этом знала. И даже имела удовольствие лицезреть его своим глазами. Конечно, достать его было проблематично. Защита, окружавшая его, пропускала лишь людей, а вот их в старинной резиденции эльфийских королей не водилось.
- Всем доброе утро, - бодрый голос Джейси наполнил собой пространство, и Даниэль незаметно поморщилась. Кому, как не ей, было знать причину столь хорошего настроения ведьмы.
- Здравствуй, Джейси, - тепло откликнулась Сабрина. - Будешь чай?
- Не откажусь, - согласилась девушка, присаживаясь рядом с Грантом. - Как спалось?
- Могло и лучше, - буркнул мужчина, не слишком настроенный болтать. Джейси приподняла брови, переглядываясь с принцессой. Та пожала плечами. Ей самой было непонятно, почему Грант так себя ведет.
- Через полчаса выходим, - сообщил Майэл, закончивший изучать свою книгу. - Где Рэйн? - он посмотрел на Джейси.
- Не знаю. Когда я проснулась, ее уже не было, - ответила девушка, жуя хлеб. Майэл вздохнул и покачал головой.
- Не хотелось бы задерживаться.
Сабрина подвинулась чуть ближе к ведьме.
- Скажи, - тихо спросила она, - ты ночью не слышала никаких криков?
Краска моментально залила щеки Джейси, и она поперхнулась.
- А что? - выдавила она из себя, откашлявшись. Принцесса улыбнулась.
- Просто вчера кто-то кричал. Я подумала, ты знаешь.
- Она знает, - насмешливый голос эльфийка раздался совсем рядом. Девушки обернулись к ней.
- Что? - непонимающе переспросила Сабрина. Даниэль скрестила руки на груди, вызывающе глядя на Джейси.
- Это ведь ты кричала, не так ли?
Ведьма вскочила на ноги.
- Чего ты хочешь? - гневно проговорила она, смерив взглядом эльфийку. Даниэль покачала головой.
- Ничего. Я просто говорю, что то место, которое раньше занимала я, наконец-то досталось кому-то другому.
Она хотела добавить что-то еще, но Джейси вдруг с силой оттолкнула ее в сторону и убежала.
Даниэль расхохоталась ей вслед.
- Беги, девчонка, если ты так боишься.
- Боится чего? - это был Грант, незаметно подобравшийся к эльфийке.
- Спроси у нее сам, - ответила Даниэль, не оборачиваясь.
- 2 -
Так и не сумев заснуть, Рэйн, едва дождавшись, пока первый луч солнца упадет в распахнутое окно, осторожно встала с кровати, стараясь не разбудить сладко спящую Джейси. Но ведьма, для которой прошедшая ночь оказалась весьма насыщенной, даже не пошевелилась, когда вампир убрала свою руку из-под ее головы.
Несясь вместе с ветром по пустому городу, Рэйн кляла себя за то, что все-таки поддалась на уговоры ведьмы и позволила себе попробовать ее крови. Впрочем, все было бы ничего, если бы не тот момент, когда Рэйн чуть было не потеряла контроль над собой. Тогда она была готова подарить миру нового вампира, и только голос Джейси вернул ее на землю.
Рэйн с досадой отмахнулась от птицы, вознамерившейся было посоревноваться с ней в скорости, и опустилась на крышу колокольни, где вчера пережидали нашествие призраков демон с оборотнем. Выпрямившись, она обвела взглядом то, что открывалось перед ней. Там, за пределами города, раскинулись во всем своем великолепии Пустые Земли, покрытые красным песком. Лихой ветер гонял по ним перекати-поле и вздымал в воздух мириады песчинок. То здесь, то там мелькали пятнистые ящерки, перебегающие от одного бархана к другому.
Но все это сейчас не интересовало Рэйн. Ей было любопытно другое: за каменными стенами, внутри заброшенного города, на каменной мостовой, она увидела куклу. Простую детскую куклу, какими так любят играть маленькие девочки. И в ней не обнаружилось ничего необычного, кроме того, что вчера ее здесь не было.
Вывод напрашивался только один: тут живут люди. Люди, которые не спешат показываться на глаза путешественникам. Можно, конечно, предположить, что они боятся и ждут, когда гости сами покинут их дом. Но вампиру почему-то в это не верилось.
Она прищурилась, медленно обводя взглядом улицы города. Отсюда ей было видно, что ее спутники уже встали. Первым показался Грант, следом Сабрина, остальные подошли чуть попозже. Вскоре заплясал веселый костерок, над которым Майэл повесил котелок с чаем, настоянным на каких-то очень ароматных травах. Рэйн даже отсюда чувствовала этот запах.
Она уже было хотела спуститься, чтобы рассказать о кукле, но чуть помедлила, заметив, как из здания выходит Джейси. Рэйн улыбнулась, видя, что настроение у девушки не самое худшее. Это был хороший знак. Однако, вампир почти сразу же нахмурилась, когда подошедшая Даниэль что-то сказала Джейси и Сабрине. Что-то неприятное, судя по тому, как резко вскочила ведьма на ноги.
Рэйн видела, как Джейси оттолкнула эльфийку и помчалась куда-то вглубь города. Это могло быть опасно, поэтому Рэйн не стала больше ждать и, спустившись вниз, отправилась на поиски девушки.
Которые не заняли много времени. Буквально через 10 минут вампир нашла ее. Та стояла около старого раскидистого дерева, невесть как выжившего в засушливой пустыне, где редко шел дождь, и очень тихо разговаривала о чем-то с Грантом.
Вампир нахмурилась, но не стала мешать. Впрочем, разговор этот длился всего пару минут. Джейси вымученно улыбнулась мужчине, который порывисто обнял ее, и пошла обратно. Рэйн она так и не заметила.
- Что с ней? - спросила вампир, выходя из своего укрытия и приближаясь к Гранту. Тот вздрогнул, услышав голос, но тут же расслабился.
- Она не поладила с Даниэль, - сообщил он. Рэйн усмехнулась.
- С ней вообще мало кто ладит, - она посмотрела вслед девушке. - И это все?
Грант прищурился и заложил руки за пряжку ремня.
- А что? Или ты хочешь узнать, как она чувствует себя после вчерашнего?
Его слова разозлили Рэйн. Она услышала в них вызов, и ей это не нравилось. Значит, Джейси ему рассказала.
- Это ее выбор, - сказала она, пытаясь не сорваться на шипение. День был в самом разгаре, и глаза вампира мрачно поблескивали в свете солнца. - Я ее не принуждала, просто спросила, сознает ли она всю опасность. Она сказала, что сознает.
- Конечно, она так сказала, - фыркнул Грант. - Она твоя подруга, она не может смотреть, как ты медленно умираешь. Но знаешь, в чем она призналась мне? - в его голосе чувствовался гнев. - Она сказала, что отдаст все на свете, чтобы снова испытать то, что ей подарила ты.
Воцарилось долгое молчание, прерываемое лишь тяжелым дыханием ветра, бегущего мимо.
Рэйн на мгновение прикрыла глаза, пряча тоску, появившуюся в них.
- Я знаю, что поступила неправильно, - ее слова легким облачком вырвались изо рта, покружились в прохладном воздухе и унеслись ввысь. - Но у меня не было выбора.
- У тебя был выбор! У тебя был я, был Сторм, Майэл, Даниэль, в конце концов! Почему Джейси?
Рэйн вскинула голову.
- О чем ты говоришь, человек? Кто-то из вас предложил мне то же, что и Джейси? Ты думаешь, я только и делаю, что пью кровь у своих друзей? - она опасно прищурилась. - Полагаешь, было бы лучше, если бы я попросила об этом тебя?
- Нет, - твердо ответил Грант. - Лучше бы не было. Но я сильнее, чем Джейси. Я не остался бы в плену того наслаждения, которое ты дала ей.
Вампир расхохоталась, тревожа тишину.
- Наслаждение? Человек, ты не понимаешь, о чем говоришь. Знаешь ли ты ту боль, что испытала Джейси, когда была со мной? Ты слышал ее крик, разрезавший ночь?
- Но ведь Джейси сказала... - начал Грант, но Рэйн перебила его:
- То, что она приняла за наслаждение, было лишь взглядом Смерти, стоящей в ту ночь рядом с нами. Ей показали, что будет, если она перейдет черту и поклянется в верности Вечной Жнице. Дали понять, что бессмертие не дается просто так. Она почти умерла, человек...
Вампир оскалила зубы, и глаза ее были пусты, пугая своей бездной.
- Я чуть было не сделала ее такой, какой являюсь сама. Я потеряла контроль над собой. Это страшно, человек, держать в своих руках жизнь друга и терять контроль, подводя себя и его к краю. Поэтому я никогда не прошу об этом близких мне существ.
- Неправда, - Грант покачал головой. - Морт сказал мне, что Даниэль долгое время дарила тебе свое тепло.
Огонь ярости, полыхнувший в пустоте глаз вампира, чуть не сжег всю смелость мужчины. Длинные руки потянулись к его горлу, но остановились на полпути.
- Никогда не говори мне об этом больше, человек, если хочешь жить, - шепот, показавшийся Гранту криком, наполнил собой пространство. Вор попятился назад, не отрывая взгляда от застывшей Рэйн.
Вампир опустила руки, пытаясь избавиться от нахлынувших воспоминаний. Перед ее взором вставало удивленное лицо Даниэль, тогда еще просто эльфийской девчонки. Зеленые глаза, в которых смешалась боль и радость. Тонкие руки, перебирающие черные пряди волос Рэйн. И слышался звонкий девичий голос, напевающий какую-то старую песню.
"Любые отношения - это прежде всего доверие. Чтобы быть с кем-то, надо ему доверять. Тебе я доверяю." Рэйн знала, что Даниэль говорит искренне, для этого ей даже не надо было читать мысли девушки. Этими словами началась их первая ночь. Ночь, оставшаяся в памяти у обеих...
Тогда было все то, что и с Джейси: дикая, адская боль, сменившаяся эйфорией, крики Даниэль, испуг Рэйн, которая впервые была с тем, кто не был инициирован. Она помнила, как смотрела на эльфийку, скорчившуюся на постели, смотрела и боялась подойти, чтобы не сделать еще хуже. А на губах у нее застыл медный привкус крови.
Даниэль не просила у нее вечности хотя бы потому, что уже имела ее в своем распоряжении. Но внезапная потребность в том удовольствии, которое сменяло собой боль от укуса, настораживала Рэйн. С тех пор характер эльфийки стал меняться.
Да, как бы не отказывалась от этих мыслей Рэйн, именно она оказалась причастна к проявлению тех качеств, которые считались несвойственными эльфам. Ее объятия будили в Даниэль ярость и желание мстить. Причем мстить не только за своих предков, утративших власть, но и за вампира. За то, что ее сделали такой.
Рэйн старалась втолковать эльфийке, что в ее случае люди ни при чем, но Даниэль не желала слушать. Бушующее в крови пламя, подогретое увиденным на рынке рабов, призывало действовать. И в одну грозовую ночь на свет появилась та Даниэль, которую позже узнал весь мир.
Кровь эльфов, смешавшись с сущностью вампира, породила опасное сочетание ума, жестокости и желания властвовать. Оставаясь в глазах Рэйн рыжеволосой девочкой, Даниэль начала то, что впоследствии оттолкнуло от нее многих сторонников. Она начала строить свое государство, замешанное на страхе.
Практически никто из эльфов не обладает магическими способностями. Этот дар был изначально заменен бессмертием. Именно поэтому царица, способная преобразовывать энергию в силу, поражающую врагов, внушает уважение.
Так было с Даниэль. Эльфы охотно становились под ее знамена, гордясь тем, что идут рядом с ней. Впрочем, совсем скоро их гордость сменилась непониманием.
Даниэль, руководствуясь теми же принципами, что и человеческие правители, оставляла при себе лишь тех, кого могла подавить. Она создавала свой двор из эльфов, которые не стали бы оспаривать ее решения и поддержали бы ее при любом раскладе. Такая избирательность не могла остаться незамеченной.
Старейшины рода эльфов не раз пытались понять, что же движет их новой царицей, однако, каждый раз наталкивались на стену. Даниэль не желала делить с ними свои мысли. Она готова была слушать, но не слышать.
Рэйн тряхнула головой и снова посмотрела на молчащего Гранта.
- Больше никогда не напоминай мне об этом, - повторила она, уже спокойнее. Вор кивнул. Вообще-то, он был непрочь продолжить разговор, но вампира уже не было с ним рядом.
Мужчина вздрогнул, словно очнувшись ото сна. Привыкнет ли он когда-нибудь к таким исчезновениям?
- 3 -
Храм, стоящий почти на самой окраине города, открытый безжалостному солнцу, когда-то вполне мог поразить воображение любого своими размерами и богатством убранства. Теперь же, спустя сотни лет, мало что напоминало о его былом великолепии. Пожалуй, только позолота, оставшаяся кое-где, да узоры на фасаде.
Джейси прищурилась, задрав голову и глядя на больших каменных истуканов, украшающих вход в храм. Она знала, что они были выстроены специально для того, чтобы отпугивать воров, замысливших украсть деньги, собранные прихожанами. Легенды рассказывали, что эти статуи - гаргульи - оживали в тот момент, когда грабители входили внутрь.
- Ну, мы не грабители, - хмыкнула Рэйн, когда ведьма поделилась с ней этой мыслью. - Мы всего лишь возьмем то, что нам нужно.
- Разве это не называется воровством? - хитро прищурилась Джейси. Рэйн скорчила гримасу, поддразнивая девушку, и прошла вперед, в приоткрытые двери храма.
Как и большинство зданий в этом городе, храм сохранился в довольно неплохом состоянии. Во всяком случае, он не собирался рушиться, и путешественники без опаски преодолели порог.
Сторм, в последнее время почти не расстающийся с обликом зверя, вздыбил шерсть на загривке и задрал кверху морду, принюхиваясь к затхлому воздуху, наполнявшему помещение. Его явно что-то тревожило. Рэйн, заметившая нервозность оборотня, подошла к нему и опустилась на корточки.
- Люди? - шепнула она еле слышно. Сторм кивнул лохматой головой. Вампир потрепала его за уши и легко поднялась на ноги. Она уже не сомневалась в том, что люди здесь действительно есть. Вопрос был в другом: захотят ли эти люди встретиться с ними и во что выльется эта встреча?
Грант, исподтишка наблюдающий за Рэйн, поправил ножны с мечом. Странно, но эта железяка и впрямь придавала ему уверенности в себе. Он был готов сразиться с целым полчищем демонов, если придется.
- Здесь так тихо, - вполголоса заметила Сабрина, разглядывая статуи богов, заполняющие храм. Разных богов: древних, новых, злых, добрых, женского пола, мужского. Видимо, в этом месте для них не делали различий.
Майэл, не замечая перешептываний и переглядываний спутников, стремительно пересек зал и остановился напротив некогда пышно оформленного иконостаса. Сабрина последовала за ним, продолжая по пути изучать обширную коллекцию божественных существ, выполненных в камне. В основном, в камне, но были там и произведения из дерева.
Все это смотрелось весьма красиво. Принцесса провела рукой по одной статуе, однако, тут же принялась оттирать ладонь от вековой пыли. Заметивший ее старания, Грант подал ей платок.
- Спасибо, - поблагодарила Сабрина.
Вор не отозвался. Он во все глаза смотрел на Майэла, творившего что-то непонятное у дальней стены.
Делая какие-то сложные пассы и бормоча что-то себе под нос, волшебник все более и более повышал голос, словно вознамерившись призвать кого-то пред свои очи. Рэйн напряглась было, но через секунду расслабилась: с режущим слух скрипом стена раздвинулась, явив черный проем, из которого тут же пахнуло сыростью. Где-то внизу была вода.
Даниэль подошла поближе ко всем остальным. Ей, как и Рэйн, не нравилась идея того, что предстоит спускаться под землю. Оттуда веяло опасностью. Опасностью древней, как и сама эльфийка.
- Нам надо туда? - спросил Морт, внимательно осматривая ход и примериваясь к нему. К счастью, тоннель был достаточно большим для того, чтобы пропустить демона.
- Туда, - Майэл утер пот со лба и огляделся, проверяя, все ли на месте. На секунду он нахмурился, увидев бесстрастное лицо Рэйн, но тут же снова обратил взор к проходу.
- Морт, иди впереди, - волшебник, сотворив из воздуха факел, протянул его демону. - Нет, не волнуйся, ловушек там нет, - успокоил он Морта, начавшего было что-то говорить.
Демон пожал могучими плечами и, взяв двумя пальцами слишком маленький для его рук факел, устремился вперед, чуть согнувшись. Сторм, немного поколебавшись, обернулся к Рэйн. Та едва заметно кивнула, и вервольф последовал за Мортом, вздыбив шерсть на загривке.
- Рэйн, - Джейси встала рядом с вампиром и осторожно взяла ее за руку. - Ты чувствуешь что-то неладное?
- Она чувствует то же, что и я, - Даниэль встала с другой стороны от Рэйн. - Там внизу опасно. И дело не в ловушках.
Вампир кивнула, соглашаясь с эльфийкой.
- Там люди, - спокойно сказала она и слегка сжала ладонь ведьмы, призывая ее к молчанию. - Тише, Джейси, нет нужды заранее пугать остальных. Быть может, я ошибаюсь.
- Может, ты и ошибаешься, - вскинула голову Даниэль, - но в своих ощущениях я уверена.
Рэйн улыбнулась ей.
- Тогда держись сзади.
- 4 -
Лаз напомнил Джейси тот, по которому они шли в королевство гномов: холодный, длинный, темный. И совершенно явственно слышался шум воды. Впрочем, вряд ли тут протекала речка.
Джейси зажгла своих "светляков", чтобы стало немного повеселее, и замедлила шаг, оказавшись позади всей компании путешественников. Рэйн оглянулась было, но ведьма качнула головой, словно говоря, что все в порядке.
На самом деле порядком здесь и не пахло. Девушка нервничала. А нервничающая ведьма способна на всякие глупости.
Джейси напрягала зрение и слух, чтобы не пропустить в темноте коридора что-нибудь важное. Впрочем, вряд ли в таком узком пространстве могло что-то произойти: здесь было просто не развернуться. К тому же, Сторм почует, если что-то случится.
Ход шел все ниже и ниже, словно к самому центру земли.
- Хочешь, расскажу одну легенду? - шепнул тихий голос, больше напоминавший ветер. Это Рэйн, услышав мысли девушки, незаметно подкралась к ней. Джейси улыбнулась.
- Давай.
Вампир откинула назад длинные черные волосы.
- Когда-то давно, много веков и тысячелетий назад, жили на земле люди, которых позднее назвали древними греками. Люди, сочинявшие интересные сказки и называвшие их мифами. И был у них миф о подземелье, наполненном человеческими душами. Он носил имя Тартара и был адом.
Вампир затихла, призывая Джейси прислушаться к шуму воды, что продолжал сопровождать их.
- Там текут реки. В сущности, это один поток, образованный слезами Критского Старца - не спрашивай меня, я не знаю, кто это - и проникающий в недра земли. Сначала он является как Ахерон, река скорби, и опоясывает первый круг ада. Затем, стекая вниз, он образует болото Стикса, ненавистного, иначе - Стигийское болото, в котором казнятся гневные и которое омывает стены города Дита, окаймляющие пропасть нижнего ада. Еще ниже он становится Флегетоном, жгучим, кольцеобразной рекой кипящей крови, в которую погружены насильники против ближнего. Потом, в виде кровавого ручья, продолжающего называться Флегетоном, он пересекает лес самоубийц и пустыню, где падает огненный дождь. Отсюда шумным водопадом он свергается вглубь, чтобы в центре земли превратиться в ледяное озеро Коцит, озеро плача. А в раю, Элизиуме, течет Лета, забвение, откуда ее воды также стекают к центру земли, унося с собой память о грехах.
- Какие кошмарные сказки рассказывали своим детям эти... греки, - поежилась Джейси. - Откуда ты все это знаешь?
Рэйн улыбнулась, отгоняя от себя назойливого "светляка".
- Жил когда-то поэт, Данте Алигъери. Я нашла его книгу, "Божественная комедия". Это его фантазии.
Ведьма мотнула головой.
- Ты предлагаешь поверить, что ход ведет нас к этим рекам? - она скосила глаза на невозмутимого вампира.
- Я ничего не предлагаю, - отозвалась Рэйн. - Я просто пытаюсь скоротать время.
- Ну-ну, - пробормотала Джейси и отошла немного в сторону. Ей было неприятно думать о том, что рассказала Рэйн. Вдруг это и в самом деле правда, и где-то там, внизу, все эти потоки, болота, реки, ждущие грешников?
Она снова взглянула на вампира, на ее четкий профиль, чуть освещаемый светом уходящих во тьму факелов в руках Морта и Майэла. И вернулась та неловкость, которая сопровождала ее все это утро. Прошедшая ночь многое перевернула в душе ведьмы. Она никак не могла поверить, что была способна променять свою жизнь на то, что предлагали ей объятия вампира. На вечность, заполненную поисками крови. Пусть ее вера в Господина пошатнулась, но у нее есть еще много того, что она хотела бы испытать. Радость материнства, к примеру. У Рэйн не может быть детей, и Джейси знала, как это печалит вампира.
- Направо, потом налево, потом снова налево...
Грант прислушался к бормотанию Майэла и подошел к нему поближе.
- О чем ты, старик?
Маг нехотя посмотрел на вора из-под густых седых бровей.
- Я вспоминаю, какого пути следует придерживаться в этом лабиринте.
Грант нахмурился, перекидывая факел из одной руки в другую.
- Может, лучше не полагаться на свою память, а воспользоваться картой?
- Если бы у меня была карта этого подземелья, я бы обязательно ею воспользовался, - сухо ответил Майэл, вздернув голову. - Ты лучше готовься, вор: скоро мы дойдем до первой ловушки.
Грант пожал плечами.
- Я ведь человек. Она мне не опасна.
Маг сурово взглянул на него.
- Никогда не следует расслабляться раньше времени, - с этими словами он ускорил шаг, пытаясь нагнать ушедшего вперед Морта, рядом с которым серой точкой плелся Сторм, склонивший морду к самой земле и вынюхивающий что-то. Будь зрение волшебника чуть получше, он бы увидел, что это "что-то" было едва различимыми следами ног. Мужских ног, судя по размеру обуви.
Вместо Майэла внимание на поведение Сторма обратила Даниэль. Эльфийка, держащаяся отнюдь не в авангарде группы, вела себя тихо и старалась идти в тени, чтобы быть незамеченной при нападении. А в том, что нападение будет, она была уверена. И следы в пыли, на которых она, по примеру оборотня, задержала взгляд, только усилили ее предчувствие.
Она подняла голову, раздумывая над тем, стоит ли говорить об этом остальным. Сабрина, заметившая, что эльфийка смотрит на нее, доверчиво улыбнулась. Даниэль улыбнулась в ответ, но в ее улыбке не было теплоты. На самом деле, ей совсем не хотелось рассказывать этим людям о том, что скоро случится. Ей не было до них никакого дела. Человек - тварь неблагодарная, помнящая только зло... Эти слова вели ее по жизни, и она еще ни разу не усомнилась в них.
- Ай!! - задумавшись о перипетиях жизни, Джейси не увидела камень и, конечно же, не замедлила споткнуться о него так, что со всего размаху рухнула на землю. Рухнула смачно, со стуком и криком, потому что подвернутая нога - это всегда больно.
- Осторожно, - Даниэль обошла схватившуюся за лодыжку побледневшую ведьму. - Надо смотреть, куда идешь.
Если бы Джейси не прикусила язык, удерживаясь от стонов, она бы ответила эльфийке как следует.
Рэйн остановилась рядом с сидящей на земле девушкой и тронула ее за плечо.
- Сильно болит?
От ее прикосновения Джейси вздрогнула. Рэйн не могла ее за это винить, но все же ей стало грустно. Было понятно, что девушка думает о том же, о чем и Рэйн.
- Сильно, - сквозь зубы отозвалась Джейси, баюкая ногу.
- Используй магию.
- Не могу, магия потребуется, когда найдем ловушки.
- Идти сможешь?
- Не знаю, - Джейси оперлась о предложенную руку и попыталась встать. Ее сил хватило только, чтобы удержаться на одной ноге, держа вторую на весу. - Не везет, так до конца, - она раздраженно прикрыла глаза.
- Значит, придется мне выполнить свою угрозу и все-таки понести тебя, - усмехнулась Рэйн.
Ведьма хотела возразить, но нога продолжала болеть, а наложить заклинание было нельзя: Майэл просил ее приберечь магию для предстоящего создания силового поля.
Джейси положила руки на плечи вампиру. Рэйн обхватила ее за талию и подняла. Колдунья весила намного меньше, чем Рэйн ожидала. Вампир чувствовала, как колотится сердце Джейси. Из уст Рэйн пролилась тонкая струйка смеха.
- Что? - возмущенно спросила Джейси, вцепляясь в Рэйн. Та покачала головой.
- Ты думаешь о том, что слишком тяжелая.
- Неправда! - девушка стукнула ее по плечу. - Я думаю совсем не об этом!
- Теперь уже нет, - согласно кивнула Рэйн и устремилась вслед за остальными путниками, успевшими отойти на приличное расстояние.

0

7

- 5 -
- Вход, - Майэл остановился около массивных, окованных железом, дверей высотой в два человеческих роста. - Надо их открыть.
Ход, по которому они шли, заканчивался тупиком. Точнее, тупиком в виде тех самых дверей. Куда они ведут, Гранту, честно говоря, знать не очень хотелось. Он все еще помнил ту зверюгу, что охраняла сокровищницу гномов. Не проживает ли и здесь что-нибудь подобное? Или еще хуже?
Пока вор размышлял, Морт легонько отодвинул его в сторону и навалился плечом на правую створку дверей. При его силе ему не составило большого труда распахнуть ее, благо, засовов там не было.
Демон пригнул голову, шагнул вперед и отвел влево факел, чтобы охватить его светом немного бОльшее пространство. Остановившийся в двух шагах за ним Грант тихонько присвистнул, обводя взглядом зал с низким полукруглым потолком, на котором, чуть покачиваясь от непонятно откуда взявшегося ветра, висела огромная хрустальная люстра. У дальней стены виднелся какой-то массивный стол, по виду напоминавший алтарь. Вспомнив о том, что у народов пустыни до сих пор распространены человеческие жертвоприношения, вор брезгливо отвернулся, не желая гадать о происхождении темных пятен, покрывавших поверхность стола.
В зале все еще было темно, даже после того, как Морт воткнул свой факел в держатель на стене. Грант последовал его примеру и принялся разминать руку, затекшую после столь длительного перехода.
Здесь было посуше, чем в тоннеле, однако, влажный воздух продолжал чувствоваться, чем все больше убеждал вора в том, что рядом вода. Майэл, впрочем, утверждал, что никакой реки тут быть не может. Грант ему не слишком верил, но альтернативы не было.
- Дорогой, - Сабрина осторожно тронула мужчину за рукав. - Майэл обещал, что тут будут ловушки. Где они?
На этот вопрос Грант и сам был бы непрочь получить развернутый ответ. Волшебник все утро жужжал о том, что следует быть очень и очень внимательными и осторожными, чтобы не угодить куда-нибудь, откуда не будет выхода. Проникнувшись опасениями, вор, прежде чем сделать очередной шаг, крепко задумывался о его безопасности. Однако, время шло, а все оставалось тихим и мирным. Майэл молчал, Джейси тоже. Даже эльфийка, казалось, приободрилась и негромко мурлыкала себе под нос песенку.
Последней в зале очутилась Рэйн. Ей приходилось идти не слишком быстро, чтобы не тревожить Джейси. Ведьма уговаривала ее не обращать внимания на больную ногу, но вампир слушать ее не желала.
- Миленько тут, - констатировала Джейси, когда Рэйн опустила ее на пол, придерживая под локоть. - Спасибо, я уже могу сама.
- Не можешь, - отрезала Рэйн. - Не забывай, я чувствую то, что чувствуешь ты. Это побочный эффект инициации.
- Инициации? - недоуменно переспросила Джейси. - Что это?
- Стыдно не знать, - укоризненно отозвалась Рэйн. - Когда ты впервые проводила ритуал вызывания Господина в сане верховной ведьмы... Это была твоя инициация. А я инициировала тебя, взяв у тебя кровь.
- И что теперь? - почти испуганно осведомилась девушка, не замечая, что слишком сильно сжала руку вампира.
Рэйн засмеялась.
- Не бойся, я не собираюсь пользоваться своим преимуществом.
Джейси стремительно отошла назад, забыв о больной ноге.
- Что за преимущества? - потребовала она. Рэйн пожала плечами.
- Грубо говоря, когда бы я теперь тебя не позвала, ты придешь ко мне. Далеко ты, близко, значения не имеет. К тому же, я чувствую, что с тобой, хорошо тебе или плохо. Вот как сейчас: ты боишься моей власти над собой.
Джейси качнула головой.
- Я не принадлежу никому, кроме Господина, - в ее голосе прозвучал вызов. Рэйн улыбнулась.
- Неужели ты хочешь проверить правдивость моих слов? - едва заметный ветерок коснулся лица Джейси ласкающим движением, и в воздухе разлился аромат роз - любимых цветов девушки.
Джейси хотела замотать головой, чтобы отогнать наваждение, но не смогла этого сделать. Рэйн оказалась права: она имела власть над ней.
- Что прикажешь? - шепнула ведьма, закрывая глаза. Рэйн провела ладонью по ее щеке.
- Я не хозяин, а ты не слуга. Никогда не забывай об этом, - она отстранилась от ведьмы, изучающе глядя на нее. Джейси кивнула. Она и раньше не могла скрывать свои мысли от вампира, так что же изменилось сейчас?
"Она разделит со мной чувства: страх, боль, слезы... На какую-то часть себя станет человеком. А что получу взамен я?"
- Где мы? - Грант подошел к Майэлу, сосредоточенно изучавшему тот самый стол, похожий на алтарь. Маг почесал бороду.
- Ты не поверишь, но я не знаю.
- Очень даже поверю, - раздраженно сказал вор. - Потому что я догадывался об этом. Скажи, старик, что ты вообще знаешь?
Глаза волшебника высекли искры.
- Не рискуй! Ты забыл, кто ты и кто я? - его голос понизился, однако, это уже не пугало Гранта: он успел понять, что придворный маг не так силен, как хочет казаться. И было удивительно, что он столько лет держал власть в королевстве в своих руках.
- Тише! - вдруг прикрикнула на них Даниэль, стоявшая около дальней стены. - Прислушайтесь.
В зале воцарилась тишина. Рэйн склонила голову набок.
- Шаги, - спокойно констатировала она. Эльфийка кивнула, соглашаясь. Сабрина испуганно кинулась к Гранту. Сторм негромко зарычал, но тут же замолк под угрожающим взглядом Морта.
- На нас сейчас нападут, - Рэйн не теряла хладнокровия, ей вообще это было несвойственно. - Тушите факелы.
Морт немедленно выдернул ближайший к нему факел и бросил на пол, ожесточенно затаптывая ногами. Грант снял второй и последовал примеру демона. Зал окутала темнота.
- Почему ты сообщаешь о нападении только сейчас? - послышался гневный голос Майэла. Во тьме зажглись две ярко-синие точки, обозначая присутствие Рэйн.
- Я говорила тебе о том, что здесь, возможно, живут люди еще вчера наверху. Ты не пожелал прислушаться к моим словам и сказал, что не следует утрировать опасность. Так что ты хочешь теперь?
- Тише, - снова повторила Даниэль, и Майэл недовольно умолк. Даже Сабрина, чье сердце колотилось так, что затмевало собой все остальные звуки, расслышала, как кто-то крадется по тому самому коридору, по которому они добрались сюда. Раз крадется, значит, знает, что они здесь!!
Эта мысль пришла в голову Сабрине внезапно, и она порывисто схватила Гранта за руку.
- Они знают, что мы...
- Да, - быстро проговорил мужчина, давая понять, что думает о том же. Шум шагов был уже совсем рядом, и вор коснулся плеча своей невесты. Он хотел попросить ее, чтобы она чуть-чуть подвинулась и дала ему больше пространства для маневра. Но девушка, чьи чувства были обострены до предела, не разобралась в том, кто трогает ее, и завизжала.
Даниэль, услышав визг, обреченно закатила глаза.
В этот момент двери зала вновь распахнулись, и внутрь, потрясая оружием, ворвались воины. Их было немного, однако, шум, который они производили, создавал впечатление огромного войска. У них были с собой факелы, и в помещении снова стало светло.
Выпрямившийся Майэл отметил приличную экипировку мрачно застывших мужчин, их добротные доспехи, отличное оружие, не только мечи, но и арбалеты, причем довольно современные. Маг нахмурился. По всему выходило, что эти люди живут под землей, раз его осведомители ни разу не натолкнулись на них в заброшенном городе. Но если так, откуда они берут все эти вещи? Неужели создают сами?
Джейси попятилась назад, пока не наткнулась спиной на стену. Ее глаза забегали из стороны в сторону, оглядывая солдат. Вывернутая нога ужасно болела, ведьма почти на нее не наступала, но она и сейчас не могла применить магию: силы потребуются в сражении.
Морт, к ногам которого прижался рычащий Сторм, сдвинул брови, по примеру Джейси осматривая окруживших их противников. Больше всего ему не понравилось то, что в руках одного из солдат он заметил сеть наподобие тех, которыми ловят рыбу в море. Это значило только одно: воины были заранее подготовлены к встрече с ними.
Сабрина до боли в пальцах стиснула локоть Гранта. Мужчина осторожно избавился от ее хватки и скосил глаза налево, туда, где стоял алтарь. Под него вполне можно было спрятаться.
Принцесса не сразу поняла, почему вор дергает ее за подол платья. А повернуться к нему она боялась.
Грант, отчаявшись привлечь внимание девушки, просто-напросто толкнул ее в сторону алтаря. Сабрина, нелепо взмахнув руками, приземлилась именно там, где он и рассчитывал, и проворно отползла под алтарь, раз уж он оказался у нее под носом.
Солдаты отреагировали мгновенно: те, кто стоял впереди, двинулись к путешественникам. Они даже не обнажили мечи, очевидно, будучи уверенными в том, что никто сопротивляться не станет.
Рэйн моментально заступила им дорогу и зарычала, челюсти щелкнули в воздухе. Зубы лязгнули с глухим злобным звуком. Нападающие на мгновение застыли, словно не зная, как вести себя дальше, но тут же грозный рев вновь потряс обветшалые стены, и низкий потолок содрогнулся, когда в зал ворвалось еще несколько десятков воинов. Буквально в одну секунду все смешалось, и вампир уже не могла разглядеть, где находятся те, кого ей нужно было защищать.
Ничуть не растерявшись, Грант выхватил меч так легко, словно проделывал это несколько раз на дню. Вознося благодарственную молитву тем богам, что надоумили его вооружиться, он взглянул на своего первого противника, огромного солдата, криво ухмылявшегося сквозь прорези в шлеме.
Майэл, покрутив головой и убедившись, что на его долю выпало пять воинов, засучил рукава и нараспев заговорил что-то на чужом языке. Это заклинание воздвигло вокруг мага прозрачную непробиваемую стену, правда, срок ее действия был весьма ограничен. Старик принялся лихорадочно рыться в памяти, вспоминая какое-нибудь боевое заклинание.
Рядом с вжавшейся в стену Джейси очутилась целая группа солдат. Они усмехались и о чем-то негромко переговаривались, окидывая девушку совсем не скромными взорами. Ведьма глубоко вздохнула и резко выкинула вперед руки. Сорвавшаяся с ее пальцев белая молния ударила одного из мужчин прямо в грудь, заставив его отлететь. Ошеломленно качая головой, он попытался подняться, но ноги не желали его слушаться и разъезжались. Остальные смотрели на него, однако, помочь не торопились: видно, он не пользовался у них уважением. Наконец, они снова повернулись к ведьме, и Джейси сглотнула, видя их разъяренные лица.
Эльфийка стояла в центре зала и презрительно оглядывала то, что творилось вокруг. Холодность, которой веяло от нее, заставляла воинов обходить ее стороной.
Справа от нее раздалось громоподобное рычание Морта: демон схватил напавшего на него невысокого солдата за руки, раскрутил и бросил беднягу. С громким воплем пролетев мимо успевшего цапнуть его клыками Сторма, солдат врезался в одного из своих соратников, и они вместе повалились на пол. Демон удовлетворенно хмыкнул и приготовился проделать то же самое со следующим противником.
Рэйн стояла неподалеку от Даниэль, пытаясь понять, кто же в этой свалке друг, а кто – враг. Солдаты не спешили нападать на нее, очевидно, впечатленные ее предыдущим выходом, однако, кружили вокруг, словно голодные акулы, ждущие своего часа. Вампир сверкнула глазами, поймала пробегающего мимо мужчину, отобрала у него длинный меч, а самого отбросила прочь.
- Ну что? – зло усмехнулась она, крутанув пришедшийся ей как раз по руке клинок. – Поиграем?
Даниэль на секунду встретилась взглядом с яростной синевой глаз вампира и одобрительно кивнула.
С рыком, способным напугать любого, Рэйн ринулась в самую гущу сражающихся, нанося удары наотмашь. После каждого такого удара один из воинов отлетал от нее с громким воплем: вампир не сдерживала себя. Вообще-то, она могла бы применить свои способности и стать в несколько раз быстрее этих смертных, но такие манипуляции отнимали слишком много сил. Сил, которые она не имела права транжирить.
Вот где-то справа послышался голос Джейси, и Рэйн кинулась на него, почти вслепую, прорубаясь сквозь пытающихся помешать ей людей. Один клинок задел ее руку, другой скользнул по ноге, третий она отшвырнула прочь, вырвав его из рук не в меру храброго солдата. Тот так и не успел понять, какую ошибку совершил: мертвый, он сполз по стене, оставив за собой кровавый след. Ярость Рэйн не щадила никого.
Грант, воспользовавшись замешательством своего противника, сделал отчаянный выпад вперед, практически не надеясь на то, что достигнет цели. И удивленно заморгал, когда дюжий парень, превосходящий его и в плечах, и в росте, вдруг странно согнулся, издал хриплый булькающий звук и упал на колени, запрокинув голову. Вор сглотнул, отступая назад и глядя, как тонкая красная струйка вытекает изо рта солдата. Моментально к горлу подступила тошнота, и Грант упал рядом со своим поверженным врагом, с мучительным стоном избавляясь от завтрака.
Спрятавшаяся под массивный алтарь Сабрина зажимала уши ладонями и расширенными глазами смотрела на происходящее вокруг, еле удерживаясь от того, чтобы не завизжать во весь голос. Справа от нее распластался яростно хрипящий воин, зажимающий руками рану на шее, из которой фонтаном хлестала кровь. Побледневшая принцесса отползла еще дальше под алтарь, не желая думать о том, кто мог нанести ему такое увечье. Ее оглушали крики и звон оружия, ослепляли яркие вспышки молний, которыми отбивалась от наседавших солдат ведьма, зажатая в дальнем углу. Где-то совсем рядом слышалось тяжелое дыхание Морта, старающегося стряхнуть с себя сеть, которую все-таки умудрились набросить ему на крылья. Громко рычал Сторм, мощными ударами лап расшвыривающий вокруг себя людей. Читал заклинания Майэл, вознеся руки к потолку. И над всем этим хаосом носился ветром рев Рэйн, сбивая с ног любого, кто попадался ему на пути.
Пользуясь тем, что никто не обращал на нее внимания, Даниэль осторожно отступила назад, пытаясь добраться до выхода из зала. У нее не было никакого желания принимать во всем этом участие. Это была не ее война. До дверей уже оставалось буквально шагов 10, когда один из солдат, окинув помещение взглядом залитых кровью безумных глаз, завопил:
- Закрыть двери!! Не дать никому уйти!! Это приказ Бейры!!
Эльфийка, резко крутанувшись, ударом тыльной стороны ладони отбросила от себя подобравшегося к ней человека и рванулась к выходу. Но было поздно: оставшиеся на ногах воины дружными усилиями задвигали засов. Буквально взревев от осознания собственной неудачи, Даниэль распустила крылья, взмывая к потолку. В ее руках ярким цветком, слепившим глаза, рос энергетический шар.
Услышав голос эльфийки, Рэйн швырнула на пол последнего, кто осмелился приблизиться к ней, и, движением меча закончив его странствия на этом свете, выпрямилась. Кровь стекала с ее рук, но она не замечала этого, следя за тем, что собиралась делать Даниэль. Хаос вокруг них продолжал нарастать.
Даниэль метнула в толпу нападающих пульсар, затем еще один, и еще. Ею медленно, но уверенно овладевала жажда битвы, и теперь уже она не хотела отступать. Люди не знали, куда можно укрыться от парящей в воздухе эльфийки, из зеленых глаз которой лилось обжигающее пламя. И они бежали от него.
Справившись с собой, Грант с новыми силами вступил в борьбу. Тревога за участь Сабрины не позволяла ему остановиться ни на минуту. Он замахивался, наносил удар, опускал меч, замахивался снова... И воины расступались перед ним, хотя прекрасно видели, что он не умеет владеть оружием. Впрочем, вору некогда было задуматься над этой странностью: он прорубал себе дорогу к возлюбленной.
Майэл уже не бормотал, он кричал свои заклинания, и солдаты, пытающиеся схватить его, падали, словно подкошенные. Старик почти сорвал голос, однако, упорно продолжал произносить слова, могущие остановить все это.
Джейси, тяжело дыша, вжалась в стену, затравленно глядя на обступивших ее со всех сторон воинов, на то, как они ощетинились мечами, показывая, что не пропустят ее ни при каком раскладе. Она сузила глаза и подняла руки, намереваясь бросить в них очередную молнию, но вместо этого сумела выжать из себя лишь тонкую искорку, почти сразу же погасшую. Магия кончилась, ведь она тоже не бесконечна.
- Нееет!!!!!
Вопль ведьмы эхом метнулся к потолку, когда воины, поняв, что их противница совсем ослабла, рванулись вперед. Джейси отчаянно взмахнула руками, однако, это было бесполезно. Девушка замолотила кулаками по плечам и головам тех, кто пытался оттащить ее от стены, чтобы забрать с собой. Правой ногой она умудрилась врезать одному из солдат между ног, и тот взвыл от боли, согнувшись пополам и отпустив локоть ведьмы. Воспользовавшись вновь приобретенной свободой, Джейси впилась зубами в волосатую руку второго воителя, который пытался обхватить ее за талию и оторвать от пола.
- Ах ты, маленькая дрянь! - звучно выругался мужчина и, не задумываясь, ударил девушку по лицу. Джейси, не успев прикрыться, только ахнула и откатилась в сторону, чувствуя, как звенит в голове. В ту же секунду шквальный ветер сбил с ног обидчика ведьмы: это Рэйн, услышав зов девушки, пришла ей на помощь.
- Джейси, ты цела? - успела спросить она, склоняясь к колдунье. Джейси потянулась было к ней, чтобы встать, но тут же завизжала и отпрянула назад, закрывая лицо руками. Вампир не успела обернуться и лишь широко распахнула глаза, когда копье прошило ее насквозь, заставив упасть на колени. Рядом с ней, жалобно звякнув, упал меч. Густая тягучая кровь потекла из уголка рта, и вкус ее был неприятен.
- Идиот, тебе приказали их не убивать, а схватить и доставить к Бейре! - прокричал один из воинов, видимо, главный, на ухо тому, кто стоял над Рэйн, все еще держась за свое копье. Тот пожал плечами и, немного поднапрягшись, рывком вытащил оружие. Вампир дернулась и рухнула на пол.
- Рэйн!! - и снова ветер заметался по залу, но теперь уже суетливо, бестолково, почти испуганно, словно не понимая, что происходит и что ему делать. Джейси, презрев наставленные на нее мечи, не вставая с колен, бросилась к вампиру. Руки девушки затеребили Рэйн, не зная, где им остановиться: они касались лица вампира, плеч, волос, размазывая по ним кровь. Но закрывшиеся глаза Рэйн не хотели открываться.
- Рэйн, пожалуйста, очнись! - Джейси плакала, забыв о том, что ее вампира не так-то просто убить. На другом конце зала, исчерпав запас заклинаний, в кругу из яростных воинов, беспомощно застыл Майэл. Рядом с ним Грант уронил свой меч и поднял руки вверх, показывая, что сдается. Двое высокорослых солдат извлекли из-под алтаря сопротивляющуюся Сабрину. Краем платья она зацепилась за острый выступ, и ткань затрещала, расходясь в разные стороны. Вор шагнул было к девушке, но грубые руки и острый клинок остановили его на полпути.
Угрюмый Морт мотал головой, поблескивая глазами под сеткой, накрывшей его. Он хотел пустить в ход свой огонь, но боялся, что в нем могут погибнуть те, кто гибнуть не должен. Если бы все это происходило на открытом пространстве...
В двух шагах от него, со связанными лапами лежал Сторм, все еще пытающийся укусить того, кто стоял к нему ближе всех. Ему это удалось, и завопивший от неожиданной боли солдат с силой лягнул оборотня в бок. Сторм дернулся, заскулил и затих.
Сердце Даниэль замерло, когда ее глаза, все еще застланные пеленой схватки, узрели окровавленную Рэйн, возле которой плакала Джейси. Эльфийка почти рванулась к вампиру, когда вдруг кто-то дернул ее за ногу. Мешком свалившись на пол, Даниэль стиснула зубы, чтобы не закричать: правая рука хрустнула и выгнулась под неестественным углом.
Кто-то резко поднял ее вверх, и эльфийка, нацелившаяся было ударить обидчика, замерла: перед ее взглядом блеснуло лезвие того меча, которое она никогда не хотела бы видеть. Откуда он здесь, у подземных жителей?!
- Стоять или будет хуже! - хрипло пролаял солдат, однако, Даниэль и без его приказа стояла тихо. Она на мгновение отвела взор от клинка, чтобы увидеть, как медленно поднимает голову Рэйн. Во внезапно наступившей тишине раздался тяжелый вздох.
- Рэйн!! - всхлипнув, Джейси хотела обнять вампира, но воины не дали ей этого сделать: схватив под руки, они оттащили ее подальше, не обращая внимания на все ее усилия вырваться. Потом трое самых смелых подошли к продолжающей лежать на полу Рэйн и осторожно подняли ее, удивленно переглядываясь при виде крови, залившей пол.
- Что, - криво усмехнулась Рэйн, почти не пряча внезапно появившиеся клыки, - никогда не сталкивались с таким?
- Заткнись! - один из мужчин, тот, которого Джейси приняла за главного, ударил ее по лицу, не заметив ни клыков, ни яростного блеска синих глаз. - Бейра придумает, что с тобой делать.
Рэйн негромко зарычала, но сил у нее было явно недостаточно, чтобы ответить на этот удар. Она позволила солдатам подтащить ее к дверям и только тогда посмотрела на Даниэль, словно ожидая от нее каких-то действий.
Даниэль не пошевелилась. И Рэйн разглядела в глубине зеленых глаз страх, отраженный блеском знакомого вампиру меча. Эльфийка хотела жить.
- Бейра ждет, - пронесся по залу зычный крик, и солдаты, схватив путников, поволокли их за собой прочь из зала, куда-то вглубь тоннеля. Те же, кто остался, принялись ходить между поверженных, ища кого-нибудь, кому еще можно было помочь.

Глава 7. Король царствует, но не управляет.

- 1 -
На этот раз долго идти не пришлось: буквально через два поворота солдаты остановились, вынудив остановиться и своих пленников, и один из них нажал на небольшой, слегка выходящий из общей кладки, камень. Грант поморщился, разглядев из-за спин стражников еще один тоннель. Кажется, здесь все было запутано не хуже, чем у гномов. А может, даже и лучше.
- А куда… - начал вор, и в ту же секунду чей-то кулак заставил его замолчать.
- Не разговаривать, - пробурчал ударивший его и кончиком меча подтолкнул в спину, призывая идти вслед за успевшими исчезнуть в проходе солдатами. Грант осторожно прикоснулся к брови, убедился, что она рассечена, и рассеянно сунул обагренные кровью пальцы в рот. «Можно было просто предупредить соблюдать тишину».
Джейси хромала, но продолжала держаться рядом с теми, кто нес Рэйн. Ведьма видела, что вампир успела прийти в себя и вполне могла бы двигаться сама, однако, не спешила этого делать. Значит, у нее был какой-то план. Девушка решила следовать ему.
Плана у Рэйн не было, не до этого ей было сейчас. Хотя, если бы она действительно планировала что-нибудь, она бы решила как можно дольше не давать понять захватившим их, что она может быстро восстанавливаться. Пока они будут возиться с ней, считая тяжело раненной, она найдет выход из сложившейся ситуации. Во всяком случае, ей не сложно прикинуться умирающей.
При этой мысли губы Рэйн изогнула усмешка, которую она поспешила спрятать. Краем глаза она изучала того, кто шел справа от нее. Высокий, довольно красивый молодой мужчина. Его лицо портил шрам, пересекавший левую щеку, и сломанный не раз нос. В остальном же он вполне мог бы соперничать с первыми красавцами Кардиша, столицы людского королевства. Он шел уверенно, из чего Рэйн заключила, что ранен он не был, хотя некогда отчищенные до блеска доспехи покрывала кровь. Рукоятка меча, висевшего слева в видавших виды ножнах, тоже была запачкана красным. Как и ворот рубашки, расшитой чьими-то заботливыми руками: матери или сестры, а может, возлюбленной. Светлая щетина, покрывающая щеки и подбородок, придавала ему облик пирата тех времен, когда они еще были способны на благородство.
Словно почувствовав, что на него смотрят, воин повернул голову, и серые спокойные глаза встретились с холодной темнейшей синевой, будто полночное небо наполнило собой взгляд Рэйн. Солдат слегка улыбнулся. Вампир не стала улыбаться в ответ, но решила, что запомнит его. Мало ли что.
Вместо этого она перевела взгляд на другую сторону, туда, где, опустив голову, шла Даниэль. Прозрачные крылья чуть подрагивали за спиной царицы эльфов, словно выцветшие краски лета, порываясь вознести ее ввысь. Вампир не стала удивляться тому, что эльфийка столь покорна: меч, который держал солдат, сопровождающий Даниэль, был Рэйн знаком. И знаком прекрасно. Один из тех, что некогда были выкованы для смирения расы пресветлых эльфов… Они до сих пор наводили ужас на прекрасную эльфийку. Собственная жизнь была Даниэль очень дорога.
«Нет в мире игры более привлекательной, чем игра со смертью», однажды сказала ей Рэйн.
«В эту игру играют не все», отозвалась эльфийка, и больше они на эту тему не говорили.
Спотыкающийся Майэл никуда не смотрел. Он просто переставлял ноги, повинуясь толчкам солдат. Все силы, что у него были, он отдал схватке, которая закончилась далеко не так, как ему хотелось. Однако, магии больше не было. Старик знал, что пройдет время - и он снова сможет колдовать, но для этого следовало набраться терпения.
Он уже понял, почему на их пути им так и не встретились ловушки. Скорее всего, те люди, что жили здесь, позаботились о том, чтобы избавиться от них. А это значило, что фрагмент талисмана тоже у них в руках. Становилось все сложнее и сложнее.
- Вы не имеете права!! - где-то слева от мага раздался дрожащий от гнева и испуга голос Сабрины. - Я принцесса!! Мой отец - король! Он пришлет армию, и они сотрут вас в порошок!!
Идущие рядом с ней солдаты разразились громким хохотом.
- Конечно, детка, - отсмеявшись, сказал один, низенький толстяк, сдвинувший свой шлем на затылок и открывший простое круглое лицо с маленькими глазками. - Только прежде им будет нужно пройти через пустыню и тех, кто ожидает их в заброшенном городе.
Сабрина замолчала, затравленно оглядываясь в поисках Гранта. Но он был далеко, скрытый от нее двумя десятками переговаривающихся солдат.
Морт, грузно шагающий в окружении воинов, посмотрел на едва переставляющего связанные лапы Сторма.
- Эй, - окликнул демон оборотня, и тот поднял голову, сверкнув печальными желто-зелеными глазами. - Не трусь, приятель, прорвемся.
Демон подмигнул вервольфу, за что тут же получил копьем по ребрам. Толстая кожа не позволила Морту почувствовать удар, но он все-таки зарычал, давая понять, что с ним шутки плохи. Ударивший его солдат на всякий случай отодвинулся подальше. Морт хмыкнул и снова обратил свой взгляд к Сторму.
- 2 -
- Позвольте мне остаться с ней! Пожалуйста! - молящий голос Джейси достиг слуха Рэйн, и она приоткрыла глаза. Долгая ходьба и потеря крови укачала ее, и она воспользовалась шансом, чтобы немного подремать, потому что знала, что в ближайшее время ей это сделать не удастся.
- Я прошу вас!! - ведьма вырывалась из рук двух воинов, которые пытались вывести ее из комнаты. Освободиться ей так и не удалось, и вскоре ее крики слышались уже откуда-то издалека, тревожа вампира. Она продолжала волноваться за эту девочку.
- Как ты себя чувствуешь?
Рэйн резко повернула голову и села на кровати, на которую ее положили.
- Лучше, - коротко ответила она, пристально глядя на того самого мужчину, что привлек ее внимание в коридоре. Солдат улыбнулся и, ничуть не смущаясь, стянул доспехи. Под ними оказалась довольно чистая рубашка, вся расшитая тем же узором, что Рэйн увидела на вороте.
- Моя невеста заставляет меня надевать ее, когда я иду в бой, - пояснил мужчина, словно вампир задала вопрос. - Она считает, что это приносит мне удачу.
- И она права? - Рэйн снова опустилась на кровать.
- Как видишь, - солдат пожал плечами. - Сегодня удача была на нашей стороне. Я Кармин, - без перехода продолжил он, протягивая руку, но тут же опомнился: - Ах да, ты же пленница! Все время забываю, что пленники должны быть закованы в цепи и брошены в темницу.
В его голосе было столько сокрушенности о собственной безалаберности, что Рэйн все-таки улыбнулась.
- Рэйн, - назвала она себя. Мужчина кивнул и, внимательно осмотрев доспехи, принялся их отряхивать. Завязавшийся было разговор заглох, и от нечего делать Рэйн решила осмотреться.
Комната была небольшой, разумеется, без окон, освещаемой тремя свечами, одна из которых стояла на колченогом столе, а две других были прикреплены к противоположным стенам. На тех же стенах было развешано разнообразное оружие, начиная от простых кинжалов и заканчивая изысканными мечами, сделанными явно на заказ. Рэйн заметила там и арбалет, но предпочтение все же было отдано холодному оружию.
- Зачем они доставили меня к тебе в комнату? - спросила она. Кармин вздрогнул, очевидно, успев забыть, что не один: вампир могла быть очень тихой.
- С чего ты взяла, что это моя комната? - вопросом на вопрос ответил он, заканчивая чистить доспехи и аккуратно кладя их на единственный в помещении стул. Рэйн долго смотрела на него, прежде чем сказать:
- А разве нет?
Кармин вроде как смутился. Почесав подбородок, он оглядел помещение.
- Тебе не нравится?
- Суть вопроса была не в том, нравится мне или нет, - вампир все-таки встала, на этот раз окончательно. Они с солдатом оказались примерно одного роста, может, Рэйн была чуточку повыше.
- Разве так у вас поступают с пленными? - голубые глаза хищно сощурились. Кармин поджал губы и, отстегнув от пояса ножны, бросил их в угол.
- Я командующий армией и могу поступать так, как сочту нужным, - при этих словах он выпрямился, сразу сравнявшись с Рэйн. Вампир усмехнулась, скрестив руки на груди.
- И много у тебя людей, генерал?
- Их хватило, чтобы пленить вас, - резко отозвался Кармин. Его взгляд и движения из расслабленных стали настороженными. Рэйн покачала головой. Он явно не подозревал о том, что за прошедшее время она могла сотни раз выместить на нем свою злобу. Ему еще учиться и учиться.
- Ты совершил две непростительных ошибки, мой генерал, - мягко сказала она. Мужчина недоверчиво воззрился на нее. - Первая: ты привел меня в комнату, полную оружия. Вторая: ты избавился от своего оружия.
Хватило секунды, чтобы слова вампира дошли до сознания Кармина, и он молнией метнулся к мечу. Но, как бы он не был быстр, сравняться в скорости с тысячелетним вампиром не мог никто. Он еще не успел пробежать и пары шагов, а Рэйн уже ждала его с его собственным клинком в руках.
- Как ты считаешь, что мне следует делать теперь? - поинтересовалась она, кончиком меча касаясь незащищенного горла мужчины. Тот сглотнул и застыл, боясь пошевелиться.
- Убив меня, ты все равно не сумеешь отсюда выбраться, - прошептал он, и лицо его медленно посерело. Он боялся и не хотел этого показывать.
- Я сумею, поверь мне, - проговорила Рэйн и отвела меч в сторону. - А вот мои друзья...
Кармин с облегчением вздохнул и провел ладонью по шее, с недоумением уставившись на кровь, оставшуюся на пальцах.
- Я даже не почувствовал, - недоуменно сказал он, демонстрируя руку, не заметив, как раздулись и тут же опали ноздри вампира. Рэйн вложила меч обратно в ножны и протянула ему.
- Так бывает.
Кармин осторожно принял меч, словно опасаясь, что Рэйн в последний момент обманет его. Его лицо медленно приобрело нормальный оттенок, и он отошел на пару шагов, разглядывая вампира.
- Кто ты? - спросил он, наконец. - Я видел твою рану. Она должна была быть смертельной. И то, как ты двигаешься... Вряд ли ветер быстрее тебя.
- Откуда ветер в подземелье? - тонко улыбнулась Рэйн. Кармин чуть покраснел.
- Я не все время жил здесь, - проговорил он. Рэйн кивнула.
- То, что ты не генерал, я уже поняла. Кто тогда?
Мужчина глубоко вздохнул и сел на стул, потеснив доспехи.
- Я всего лишь капитан одного из отрядов, подчиняющихся Бейре.
- Я слышала это имя, - Рэйн нахмурилась. - Кто это?
В глазах капитана мелькнуло удивление.
- Ты не знаешь? - он стукнул себя по лбу, видя удивленно вскинутые брови женщины. - Ну, конечно, ты же с поверхности! Это все объясняет.
Рэйн это ничего не объясняло, и она не замедлила повторить свой вопрос по поводу Бейры.
- Бейра - это правитель нашего города, - начал рассказывать Кармин, все больше расслабляясь. - Он царствует уже десять лет, и за это время наша жизнь стала заметно лучше. Наладились отношения с людьми, живущими на поверхности. Мы снова стали обменивать золото и драгоценные камни на продукты питания и одежду.
- Понятно, откуда у вас оружие. Но ведь поблизости нет никаких городов...
- Существует система подземных ходов, - мужчина заколебался, не зная, стоит ли говорить дальше. - Они ведут далеко, через всю пустыню.
Рэйн задумалась, прикидывая, каким образом можно использовать эти сведения. Вот если бы еще достать карту этих тоннелей...
- Зачем вы напали на нас? - поменяла она тему разговора. Кармин поднялся на ноги, поправляя рубашку.
- Страж у входа в храме сообщил, что в город проникла группа людей с оружием.
Рэйн презрительно фыркнула.
- Оружие было только у Гранта, и он совершенно не умеет с ним обращаться.
- Однако, при этом неумении он умудрился убить одного из нас и ранить еще шестерых, - возразил капитан. Вампир промолчала.
- В общем, - продолжал мужчина, - Бейра сказал, что вы можете быть опасны для нас. Сначала он думал, что Дикий Гон расставит все по своим местам, но вы выжили, - в голосе Кармина послышалось неподдельное удивление. - Тогда мы поняли, что схватка неизбежна. Пришлось ждать, когда вы спуститесь вниз: не все из нас могут выносить солнечный свет.
- Еще бы, жить под землей, - проворчала Рэйн. - Почему вы не обоснуетесь снова в городе?
- Так ведь там Дикий Гон, - мужчина поглядел на Рэйн, как на сумасшедшую. - Впрочем, я, кажется, догадался, каким образом вы избежали участи остальных.
- Интересно было бы послушать, - насмешливо бросила вампир. Капитан улыбнулся напряженной улыбкой.
- Ты не человек. Именно поэтому твоя рана так быстро зажила. Угораздило же меня! - он вдруг с досадой стукнул кулаком о дверной косяк. Рэйн вздернула бровь.
- В смысле?
- В смысле понравилась ты мне, - буркнул красавчик капитан, усиленно моргая и стараясь не покраснеть. - Иначе зачем бы я приказал тебя к себе в комнату доставить?
Рэйн расхохоталась, не обращая внимания на непонимающего причину этого смеха Кармина. "Значит, он просто хотел позабавиться со мной? Бедный мальчик, ты еще не знаешь, на кого нарвался".
- Ты прав, я не человек, - согласилась она с ним. Быть может, потом она ему скажет, кем является на самом деле, а сейчас пусть пребывает в счастливом неведении. Рэйн полагала, что присутствие вампира в подземном городе мало кого обрадует.
В дверь постучали, и внутрь просунулась встрепанная голова какого-то солдата.
- Бейра требует их к себе, - извиняющимся тоном произнес он. Кармин кивнул и повернулся к Рэйн.
- Придется надеть на тебя цепи, - сказал он, неловко усмехаясь. - Иначе Бейра не поймет.
Вампир покорно вытянула вперед руки.
- 3 -
Бейра оказался маленьким, лысым, толстым человечком с огромными темными глазами, крючковатым носом и жидкой бороденкой, которую он постоянно трогал, словно хотел убедиться, что она на месте. Рядом с ним, справа и слева от непомерно большого трона, расположились две полуобнаженные девушки, с любопытством воззрившиеся на пленников, когда тех ввели в тронный зал. Одна из них, худая брюнетка с явно крашеными волосами, коснулась колена Бейры и что-то сказала ему, указывая на Морта. Правитель подземного города усмехнулся и потрепал девушку по голове, словно верного пса.
- Подведите их ближе, - голос у него совершенно не соответствовал внешности: низкий, богатый обилием полутонов, Рэйн даже сказала бы "красивый".
Солдаты поторопились выполнить приказание своего господина и подтолкнули вампира и остальных. Рэйн послушно преклонила колени.
Бейра с любопытством оглядывал их, как товар на ярмарке. И Рэйн знала, что он видит перед собой.
Смирный, но неукрощенный, громадный демон, весь опутанный частой сетью так, чтобы лишить возможности двигать руками и крыльями. Жаль только, что они не знают, что он умеет выдыхать пламя.
Пристроившийся рядом с Мортом Сторм. Он так и не решился принять свой человеческий облик и настороженно водит глазами из стороны в сторону, огрызаясь на каждого, кто подходит ближе, чем на три шага.
Бледный Грант, почти сравнявшийся по цвету кожи с обитателями подземелья. На его лбу красуется свежая рана. Кровь подсохла и осталась бурой коркой, нависая над глазом. Очевидно, ему не оказали того же внимания, что Рэйн.
Прячущаяся за его плечо Сабрина в разорванном пыльном платье.
Ушедший в себя Майэл, шевелящий губами и трясущий головой.
Хмурая эльфийка, укачивающая свою правую руку и временами косящаяся на стоящего рядом с ней стражника с заветным мечом.
Усталая Джейси с растрепанными волосами. Из-за ноги она не может стоять на коленях, и ей разрешили просто сесть на пол, что она и сделала.
И Рэйн, с закованными руками, в залитой кровью и разорванной на животе рубашке.
Живописная картина, которую дополняют мерно позвякивающие цепи, красующиеся на пленниках. Цепи весьма прочные, вампир уже успела проверить это.
Удовлетворившись осмотром, Бейра жестом подозвал к себе одного из воинов. Брюнетке рядом с ним пришлось подвинуться, и она недовольно надула губы, лишившись близости тела своего хозяина.
- Вы взяли всех? - требовательно спросил Бейра. Солдат склонил голову.
- Да, мой повелитель.
- Прекрасно, прекрасно, - Бейра ожесточенно потер маленькие руки и откинулся назад. Брюнетка тут же скользнула на свое место, но он этого, казалось, даже не заметил.
- Давненько у нас не было гостей, - на лице Бейры появилась улыбка. Она его не красила, и он, вероятно, зная об этом, быстро согнал ее прочь.
Услышав слова о гостях, в зале зашушукались. Рэйн, воспользовавшись моментом, повернула голову, оглядывая тех, кто окружил их.
Публика была весьма разношерстной: старые, молодые, мужчины, женщины, солдаты. Только вот детей было совсем немного.
Вампир сузила глаза, изучая богатство нарядов. А тут было на что посмотреть: золото, серебро, драгоценные камни... Словно жители подземного города сговорились и разом надели все свои побрякушки, дабы сразить наповал невежественных пришельцев.
Рэйн усмехнулась своим мыслям и, покачав головой, снова обратила свой взор к Бейре.
- Мой повелитель, - невысокий пожилой мужчина с гладко выбритым лицом выбрался из толпы и подошел к трону, не переставая низко кланяться. "Наверное, какой-нибудь вельможа", подумала Рэйн. "Судя по пышности одежд".
- Мой повелитель, что вы намерены делать с этими... - он презрительно посмотрел на пленников, и некоторые ответили ему таким же взглядом. - Этими людьми?
Бейра вдруг соскочил со своего места и, оказавшись еще меньше, чем вампир считала, подошел к вельможе.
- А вот это мы с тобой сейчас и решим, - благодушно сказал он, похлопывая мужчину по плечу. - Вот этот? - он ткнул указательным пальцем в сторону напрягшегося Морта. - Что думаешь?
Вельможа нахмурился.
- При его мышечной силе он сгодится на рудниках, - он выжидающе посмотрел на Бейру. Тот согласно кивнул.
- Я и сам хотел его туда отправить, - он небрежно махнул рукой, и солдаты схватили взревевшего демона. Женщины испуганно завизжали, мужчины стали зажимать уши.
- Тише, - недовольно поморщился Бейра, дожидаясь, пока Морта не вытащат из зала. Наконец, все стихло, и повелитель вздохнул.
- Итак... А где та собака, что лежала рядом с ним? - вдруг спросил он. Пленники заулыбались. Слышал бы Сторм, что его назвали собакой!
- Мой повелитель, собака увязалась за хозяином, - ответил какой-то солдат. Бейра пожал плечами.
- Ну и отлично, - он снова обратил взор к вельможе. - Теперь он.
Майэл, про которого шла речь, замер и перестал бормотать себе под нос.
- Мне говорили, он колдун, - бросил вельможа. - Советую пока бросить его в темницу, а там будет видно.
- Годится! - Бейра хлопнул в ладоши, и несчастного старика уволокли прочь так быстро, что он не успел ничего сказать.
- Что по поводу вот этой парочки? - взгляды всех присутствующих стремились на Гранта и Сабрину.
- Девушка утверждает, что она дочь короля, чьи земли лежат за пределами пустыни, - тихо сообщил вельможа на ухо Бейре. Тихо, но недостаточно для того, чтобы Рэйн не услышала.
- Это правда? - так же тихо поинтересовался Бейра. Вельможа пожал плечами.
- Мы не знаем всех правителей тех стран. Возможно, что да.
Бейра задумчиво почесал нос, глядя куда-то в сторону от пленников.
- Отведите девушку в одну из спален, накормите, но глаз не спускайте, - наконец, бросил он вельможе. Тот поклонился и сделал знак двум стражникам. Они подошли к Сабрине и, не взирая на ее попытки остаться с Грантом, увели ее с собой.
На лице вора ясно обрисовалось отчаяние.
- Не бойся, - шепнула ему Рэйн. - Они ничего ей не сделают.
Мужчина недоверчиво посмотрел на нее, но ничего не сказал.
- Его тоже на рудники, - Бейра указал на Гранта.
После того, как решилась судьба Гранта, в зале из пленников остались только Рэйн, Джейси и Даниэль. Последнюю, казалось, больше волновало состояние ее руки, нежели всего остального. Голова у нее была опущена, волосы завесой спали вниз, скрывая глаза.
- Мой повелитель, вам лучше знать, что следует делать с девушками, - усмехаясь, проговорил вельможа.
Взрыв хохота потряс зал. Бейра тоже засмеялся, довольно добродушно, и его большой живот заколыхался.
- Ты как всегда прав, мой дорогой Сэнтос, - он подошел совсем близко, и Рэйн чуть было не отшатнулась назад, когда тяжелая волна благовоний ударила в нее, сбивая дыхание. Вампир никогда не понимала, зачем некоторые выливают на себя столько пахучих жидкостей. Может, им лень мыться?
- Вот эта будет отличной наложницей, - следующие слова Бейры заставили Рэйн резко вскинуться. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как толстый коротышка хватает Джейси за волосы и отгибает ее голову назад. Взгляд Рэйн отметил бьющуюся жилку на шее ведьмы. Девушка была испугана.
- Да, - удовлетворенно констатировал Бейра, бесцеремонно ощупывая побледневшее лицо ведьмы. - То, что надо.
Фаворитки Бейры, оставшиеся у трона, заголосили было, понимая, что отныне внимание их господина будет отдано другой. Вельможа Сэнтос прикрикнул на них и погрозил пальцем.
Бейра все еще смотрел на Джейси, и улыбка, скользившая на его губах, Рэйн не нравилась. Она прекрасно понимала, что за мысли крутятся в его голове.
Вампир напрягла руки, пытаясь порвать цепи, и негромко зарычала. Эти ее действия заставили взоры присутствующих обратиться к ней. По залу побежал шепот. Все как-будто впервые увидели Рэйн. Женщины начали переговариваться, презрительно осматривая наряд вампира и морща нос при виде засохшей на рубашке крови. Мужчины же не скрывали своего интереса: очевидно, слух о ее ранении успел распространиться.
- Что ты делаешь? - Кармин склонился к ней и схватил за руку. - Перестань! Ты их не порвешь! Они зачарованы!
- И не такое рвали! - прорычала Рэйн, не оставляя своих попыток. "Зачарованы, говоришь? Интересно, кто сумел их зачаровать!"
- Рэйн! - капитан встал перед ней и заставил поднять голову, чтобы взглянуть на него. - Поверь мне, лучше быть наложницей Бейры, чем кого-нибудь другого.
Они говорили тихо, к тому же их заглушал нарастающий в зале шум. Некоторые только сейчас заметили крылья Даниэль, и это добавило тем для обсуждения. Однако, Бейра с нескрываемым любопытством смотрел на капитана Кармина, убеждающего в чем-то одну из пленниц.
- Капитан! - звучный голос правителя перекрыл людской гомон, и все моментально стихло.
- Капитан, - повторил Бейра чуть потише. Улыбка так и не сходила с его лица. - О чем это вы так мило беседуете?
Рэйн взглянула на Кармина. Тот замялся, не зная, как лучше поступить: рассказать Бейре правду и подставить пленницу под удар или соврать. Но вранье тоже наказуемо.
- Мой повелитель... - начал он.
- Твой повелитель и так имеет слишком много наложниц!
Женский голос, словно удар хлыста, разрезал атмосферу в зале, заставив снова забурлить людское море. Но на сей раз в шуме слышался страх.
Вампир чуть повернула голову, разглядывая ту, что приближалась к ним. Высокая, белокожая, что, впрочем, как отметила Рэйн, было характерно для жителей подземелья, с распущенными по плечам длинными белыми волосами, женщина шла сквозь вставших навытяжку солдат и склонившихся перед ней вельмож и их жен. Шла неторопливо, отчетливо сознавая, что заставляет людей волноваться. И Рэйн никак не могла понять причину этого волнения.
Но и вампир тоже испытывала нечто. Что-то, что заставляло ее смотреть на незнакомку, хотя мыслями Рэйн была с Джейси. Что-то смутное, сродни тому чувству, что испытываешь по отношению к дальнему родственнику, с которым когда-то встречался. Вампира тянуло к этой женщине, которая была уже совсем близко. Она прошла мимо Даниэль, задев ее краем роскошного белого платья, сшитого явно в тон коже и волосам. Эльфийка даже не пошевелилась. В другое время Рэйн обеспокоилась бы ее апатией, но сейчас ей было не до этого.
Джейси вдруг отшатнулась назад, когда женщина очутилась рядом. Девушка забормотала что-то и сделала знак пальцами. Рэйн нахмурилась. Она знала, что это: символ, отгоняющий злых духов.
Она тряхнула волосами и подняла голову, чтобы встретиться взглядом с глазами женщины. И замереть.
В ее глазах была чернота, окаймленная узкой желто-зеленой полоской радужки. Чернота, которая манила к себе. Вампир сглотнула, пошевелив скованными руками. Ей внезапно стало по-настоящему страшно, как когда-то в детстве перед темнотой ночи, в которой пряталось нечто, неподвластное пониманию, что-то, чего не могли увидеть взрослые.
Взгляд женщины был тяжелым, будто на плечи Рэйн навалили разом всю тяжесть мира. Незнакомка ничего не давала взамен, лишь забирая. Она смотрела на вампира так, словно хотела вывернуть ее наизнанку, посмотреть, что там и вернуть все, как было. Хотелось зажмуриться и не открывать глаза, пока она не уйдет.
Но Рэйн не могла этого сделать, продолжая, как зачарованная, глядеть на беловолосую незнакомку. Страх медленно таял под тяжестью разума женщины. Вампир давно уже, слишком давно не сталкивалась с тем, кто мог бы прочесть ее мысли. Но все когда-нибудь повторяется. Даже не самые приятные вещи.
Женщина вдруг засмеялась вполне осязаемым смехом. Звук, который можно подержать в ладонях. И зал, который задержал дыхание вместе с Рэйн, шумно выдохнул. Выдох, наполненный радостью.
Женщина, продолжая смеяться, отошла от вампира и протянула руку Бейре, который не замедлил запечатлеть на ней поцелуй. Все еще пребывая под впечатлением собственной реакции на незнакомку, Рэйн спросила Кармина:
- Кто это?
- Супруга Бейры, Ана, - на лице капитана мелькнуло отвращение, смешанное с уважением. - Она некромант.
"Вот оно!!" В правый висок Рэйн ударил молоточек. "Вот почему меня тянет к ней! Она повелевает мертвыми!"
- Зачем тебе еще одна наложница, дорогой? - лениво спросила тем временем Ана, усаживаясь на трон. Фаворитки правителя с приглушенным визгом поспешили к ногам своего господина. Тот успокаивающе положил руки им на плечи.
- Ты пугаешь девочек, - в его голосе прозвучал легкий укор. Некромантка вскинула идеально очерченную тонкую бровь.
- Неужели?
Бейра огляделся по сторонам. Он заметно нервничал и не хотел, чтобы его подчиненные стали свидетелями этой нервозности.
- Сэнтос, выведи всех, - приказал он. Вельможа кивнул.
- Нет, пусть останутся, - Ана закинула ногу на ногу, оглядывая зал. Выдержать ее взгляд не решился никто.
- Нам ведь нечего скрывать от своего народа, не так ли? - голос ее был исполнен меда, но умелый слушатель различил бы в нем каплю дегтя. Бейра таким слушателем не был.
- Как скажешь, дорогая, - покорно ответил он.
Ана улыбнулась той улыбкой, которая заставляет холод пробираться в самое сердце и сворачиваться там, подобно клубку змей, готовых в любой момент нанести смертельный удар.
- Я позволю тебе взять эту девчонку, - она кивнула на Джейси, с нескрываемой неприязнью глядящей на нее, - если ты отдашь мне вон ту.
Рэйн не удивилась. Если Ана и впрямь была таким мощным некромантом, что ее боялись, она должна была понять, что к чему.
- Но зачем она тебе? - удивленно проговорил Бейра, машинально поглаживая волосы фавориток, едва ли не мурлыкающих от удовольствия. Его жена пожала плечами.
- Затем же, зачем тебе эта ведьма.
- Она ведьма?! - Бейра порывисто обернулся к Джейси.
- Да еще какая, - подтвердила Ана, вставая. - Так мы договорились?
Разве был в этом зале кто-то, кто смог бы отказать ей?
- Конечно, - залебезил Бейра. - О чем разговор?
- Отлично, - некромантка снова оглядела зал и остановила взор на подобравшемся Кармине. - Ты! Приведешь ко мне ее за час до полуночи.
Капитан молча склонил голову, давая понять, что слышал приказ. Ана, более не удостаивая никого своим вниманием, быстро покинула зал. Следом за ней к выходу потянулись придворные и просто любопытствующие наблюдатели. Помещение опустело, в нем остались только Бейра, несколько солдат, Сэнтос, Кармин и пленницы.
- Ну, чего ты ждешь? - накинулся Сэнтос на капитана. - Забирай ее, - он ткнул пальцем в Рэйн. - Готовь к встрече с госпожой.
- А что будет с ней? - спросила вампир. Бейра, погруженный в какие-то свои мысли, встрепенулся.
- С кем?
- Со мной, - Даниэль расправила крылья и поднялась с колен. - Они уже устроены.
Вампир улыбнулась язвительности, прозвучавшей в холодном голосе эльфийки. Значит, с ней все в порядке.
- А действительно, что мне делать с тобой? - задумчиво пробормотал толстяк, поглаживая подбородок. - Ана дала свое разрешение только на нее.
Джейси презрительно хмыкнула, показывая свое отношение к такому "разрешению".
- Эй, - крикнул Бейра солдатам. - Заберите рыжую и отведите к той девушке, что называет себя принцессой. Обращайтесь с ними обеими аккуратно и вежливо.
Даниэль позволила воинам взять ее под руки и повести к выходу. Проходя мимо Рэйн, она на мгновение задержала на ней взгляд, но вампир на него не отреагировала. Она была уверена, что эльфийка не даст себя в обиду.
- Джейси, - шепнула Рэйн, воспользовавшись тем, что Бейра заговорил о чем-то с вельможей. - Ничего не бойся, я найду способ забрать тебя.
- Рэйн, не оставляй меня! - ведьма крепко схватила горячими ладонями руки Рэйн. - Я не могу быть его наложницей! Пожалуйста, Рэйн!!
- Все будет нормально, Джейси, поверь мне, - вампир хотела обнять девушку, но в этот момент Кармин разлучил их.
- Пойдем, Рэйн, - его голос был тверд, и вампир не стала спорить. Бросив последний взгляд на плачущую Джейси, съежившуюся на каменном полу, она последовала за мужчиной.

0

8

- 4 -
Идя по полутемному коридору, Рэйн пыталась составить полную картину того, что она увидела и услышала сегодня.
Ей было очевидно, что правил здесь совсем не Бейра, как ее пытались в этом убедить, а его жена. Причем весьма жесткой рукой. Бейра лишь марионетка, долженствующая играть роль правителя, в то время как Ана принимает решения.
Когда-то давно, так давно, что кажется неправдой, Рэйн была знакома с одним некромантом. В ее памяти до сих пор был жив образ непомерно худого, высокого человека с выцветшими от раскаленного солнца волосами, взгляд которого наполнял вампира пустотой. Пустотой, в которой не было места звукам или образам, лишь слепое повиновение тому, кто был достаточно силен, чтобы подчинить себе разум мертвеца, давно существующего по ту сторону бытия.
К счастью для Рэйн тот некромант питал к ней некую слабость. Именно по этой причине ей не довелось побывать в роли безвольной игрушки, направленной на выполнение приказов хозяина. Зато она вдоволь насмотрелась на страдания тех, кто такого расположения не имел. Все эти зомби, как называл их некромант, молили только об одном: о возможности умереть истинной смертью, избавившись от своего господина.
А потом колдуна убили.
- Интересно, почему это Ана выбрала тебя, - голос Кармина разорвал пелену мыслей Рэйн, заставив ее посмотреть на молодого капитана. На лице того читалось откровенное любопытство.
- О чем ты? – нехотя спросила вампир, потирая запястья, уставшие от цепей. Мужчина остановился у двери в комнату, до которой они успели дойти.
- Ана не терпит чужаков. Женщин особенно, - он выразительно подчеркнул тоном последнее слово. – Из-за Бейры.
Рэйн переступила порог, оттеснив капитана в сторону, и распрямила затекшие плечи. Ей не было никакого дела до Бейры и до его жены. Ее продолжала волновать Джейси, оставленная ею в тронном зале. Ее голос до сих пор звучал в голове у вампира тревожным звоном. Ведьма хотела что-то сказать, что-то, что Рэйн не пожелала услышать.
- Эй, - Кармин помахал рукой перед глазами вампира, и она, недоуменно моргнув, перевела на него взгляд.
- Что?
- Не вздумай впадать в ступор перед Аной, она этого не любит, - мужчина плюхнулся на кровать и с удовольствием вытянул ноги. Рэйн демонстративно позвенела цепями.
- Тебе приказали готовить меня к встрече. Займись этим.
Капитан засмеялся и заложил руки за голову.
- Куда ты торопишься? До вечера еще далеко, - он приглашающе похлопал ладонью по одеялу. – Присядешь?
- Если я присяду, то ты приляжешь, - мрачно пообещала ему Рэйн. Мужчина пожал плечами.
- Как хочешь, у нас впереди много времени.
Вампир качнула головой и осторожно присела на стул.
- Расскажи-ка мне о своем городе и о том, что нас ожидает, - попросила она. Кармин со вкусом зевнул.
- Да ничего особенного, - скучающе сказал он. - Вот года два назад вас бы просто казнили, а сейчас… Тот верзила с крыльями будет работать на рудниках, добывать драгоценные камни и золото для обмена с верхними. Рыжий парень тоже займется этим. Девчонка, что называет себя принцессой, побудет гостьей, пока Бейра или Сэнтос не придумают, что с ней делать. Та, которую отправили вместе с ней… Кстати, - Кармин посмотрел на вампира. – Она тоже не человек?
- С чего ты взял? - удивилась было Рэйн, но тут же кивнула: - Ах да, крылья… Не человек.
- А кто?
- Сам у нее спроси, - буркнула Рэйн. Мужчина усмехнулся.
- Да я вообще-то знаю, кто она.
- Ну и? – без особого интереса проговорила Рэйн.
- Она эльф.
Вампир не отрицала сей факт, но и не подтверждала. Кармин подождал немного и продолжил:
- Так вот, ее тоже пока не тронут, хотя, полагаю, Сэнтос уже положил на нее глаз. Как и Бейра на твою подружку.
- На какую мою подружку? – подозрительно осведомилась Рэйн. Капитан ей подмигнул.
- Ну, на ту, что умоляла тебя не бросать ее, - он хмыкнул. - У тебя хороший вкус.
Лицо вампира вытянулось. Возникло большое желание врезать мужчине, однако, она не стала этого делать. Кто знает, где он пригодится?
- Просто великолепно, - пробормотала она, вскакивая на ноги и принимаясь ходить из угла в угол. Кармин лениво наблюдал за ней какое-то время, потом спросил:
- Как вы здесь оказались?
- Не твое дело, - огрызнулась Рэйн. Ей жутко хотелось рыкнуть на мужчину, показать ему, с кем он имеет дело, но она опасалась это делать. Хватит того, что Ана наверняка знает, кто она такая.
- Вас будут допрашивать, - как бы между прочим проговорил Кармин, разглядывая свои пальцы, загрубевшие от меча. – Сэнтос большой мастер пыток.
- Шел бы ты к своей невесте, малыш, - посоветовала ему Рэйн, мельком взглянув на него. – Она тебя уже, наверное, заждалась.
Капитан отрицательно покачал головой.
- Работа прежде всего, - спокойно пояснил он. – Я солдат. Мое дело – выполнять приказы командира, а не сидеть дома у юбки жены. Сейчас мне поручено охранять тебя. И…
- Кто заколдовал эти цепи? – невежливо оборвала его вампир, но Кармин не обиделся.
- Ана, конечно, кто же еще? – удивленно сказал он. – Здесь больше нет колдунов.
- Почему?
- Ана не хочет, чтобы кто-то еще имел власть, подобную ее. Видишь вот это? – Кармин указал на небольшой кружок из глины, закрепленный почти под самым потолком. – Это она сделала и налепила в каждом доме. Из-за этого никто не может колдовать, даже если бы хотел. Это нейтрализатор, как она говорит.
«Значит, и Джейси с Майэлом не смогут…»
Рэйн на секунду прикрыла глаза. Того, что рассказывал ей Кармин, было мало. Все эти отрывочные сведения она могла получить у любого солдата в подземелье. К тому же, ей не верилось, что все так легко и быстро прошло. Всем пленникам нашли занятие, все счастливы и довольны.
«Интересно, у кого талисман?»
Рэйн, как и Майэл, давно поняла, кто ликвидировал ловушки в лабиринте, позволив путешественникам пройти его легко и безболезненно. Теперь следовало выяснить, куда они дели фрагмент. Весьма вероятно, что Ана прибрала его к своим рукам. Или он затерялся в череде веков, не первый же год эти люди живут под землей. И Рэйн не знала, какой из этих вариантов она бы предпочла.
- 5 -
- Ну наконец-то!!! - негодующе прорычал Морт, встряхивая руками, с которых солдаты сняли сеть. Сверкнув глазами и напугав молоденького воина, демон расправил крылья для бОльшего эффекта. Грант, мрачно наблюдающий за всем этим, толкнул Морта.
- Перестань, - попросил он, кивая на бледного юношу. Демон хмыкнул, еще разочек оскалил зубы и вполне добродушно рассмеялся при виде ойкнувшего человека. Тот отшатнулся было, но, поскольку Морт более не выказывал враждебных действий, несмело улыбнулся.
- Эй, парень, не останавливайся! - окликнул юношу усатый солдат без двух передних зубов. - Надень на него цепи и пошли отсюда! Или у тебя больше нет дел?
- Да, сейчас! - торопливо откликнулся юный воин и, чуть виновато улыбаясь, защелкнул на широких запястьях демона позвякивающие цепи. Вор тоже вытянул руки и безучастно посмотрел на собственные пальцы.
- Спасибо, что не очень туго, - пробормотал Морт, проверяя, свободно ли двигаются руки. Потом шумно вздохнул и, распрямив плечи, поглядел вслед убегающему юнцу.
- У него еще даже нет усов, а он уже воюет, - демон снова вздохнул. - Ну а ты как? - он участливо посмотрел на понурого Гранта. Вор вяло усмехнулся.
- Как я могу быть по твоему мнению? Мы в плену, Сабрину забрали. А я не могу ничего сделать, потому что всегда был слишком большим пацифистом, чтобы обучаться воинскому искусству.
Грант с внезапно проснувшейся злостью стукнул кулаком по каменной стене, около которой они стояли. Проходящий мимо худой полуобнаженный человек с испугом отшатнулся от вора и поспешил прочь. В руках у него пленники заметили нечто, напоминающее камни.
- Я так понял, нас послали сюда добывать драгоценные металлы, - проговорил Морт, снова с интересом оглядываясь по сторонам. Вокруг них сновали туда-сюда люди. Некоторые задерживали взгляд на вновь прибывших, другие проходили, не обращая на них внимания. Почти у всех были лопаты, кирки и другие инструменты. Пыль покрывала усталые, изможденные лица тружеников.
- Ага, - отозвался Грант, следуя примеру демона. Не то чтобы ему было слишком интересно разглядывать происходящее, но заняться все равно было нечем.
- Чего встали? - рявкнул кто-то над ухом, и подскочивший от неожиданности вор обернулся. Прямо на него смотрели налившиеся злобой глаза закованного в доспехи стражника. В руках у него наблюдался хлыст, которым он постукивал себя по ладони, недвусмысленно демонстрируя готовность пустить кнут в ход, если потребуется.
- А что делать? - глупо спросил Грант. Надсмотрщик хмыкнул и указал пальцем куда-то за спины пленников.
Там, на брошенной у стены тачке, лежали сваленные в одну кучу кирки.
- Разобрали, и за работу! Живо! А то... - в подтверждении своих слов страж щелкнул бичом об пол. Грант вздрогнул и поспешил к инструментам. Морт пожал плечами и последовал за ним.
- Надо отсюда выбираться, - тихо прогудел он.
- Каким образом? - огрызнулся Грант и оглянулся, чтобы проверить, не подслушивает ли стражник. - Я не собираюсь подставлять под удар Сабрину!! И вообще, глупо мы попались!
- Ступайте вперед, - окликнул их надсмотрщик. - Первый поворот направо, и приступайте к работе! Вам объяснят, что надо делать.
Морт кивнул, давая понять, что услышал и принял к сведению. Вскинул лопату на плечо, он слегка пошевелил крыльями и потопал в указанном направлении.
- Подожди! - Грант быстро выбрал себе инструмент и кинулся за демоном. Подстроившись под широкий шаг демона, он, кидая на попадающихся навстречу рабочих подозрительные взгляды, заговорил:
- Нужно каким-то образом увидеться с Рэйн. Я думаю, у нее уже есть план, как отсюда выбраться.
- Прежде, чем мы отсюда уйдем, надо найти талисман, - напомнил Морт.
- К чертям этот талисман!! - излишне громко воскликнул Грант. Демон на него шикнул, и вор продолжил уже тише:
- Рэйн же высказывала такую мысль, что конец света - это все фикция. Я склонен этому верить.
- Фикция или нет, но найти фрагмент надо. Хотя бы для того, чтобы оправдать наши блуждания по пустыне, - Морт прошел еще пару шагов и остановился, глядя вперед. Грант выглянул из-за его плеча.
Там, в нескольких метрах от них, мерно трудились люди. Сколько их было, вор не знал. Десятки, сотни... Много, очень много. Слышался непрекращающийся стук: это долбили стены. Немного в стороне Грант заметил еще парочку стражников, внимательно наблюдающих за тем. чтобы никто не отлынивал от своих обязанностей.
Время от времени к ним подходили люди с кружками в руках, и стражи наливали в них воду. Жадно выпив маленькую порцию, рабочие возвращались на свои места.
- Где Сторм? - невпопад спросил Грант. Демон пожал плечами.
- Он был рядом, а потом исчез.
- Надеюсь, он сумеет позаботиться о себе, - проговорил вор.
- Ладно, - пробурчал Морт, сжимая кирку. - Со Стормом все будет нормально. А нам вот придется немного погорбатиться на этих людишек.
Грант кивнул. Делать было нечего.
- Ну, чего встали? - прикрикнул на них один из стражей. - Начинайте!!
- 6 -
Серая безликая тень отделилась от стены и поспешно перебежала из коридора в коридор, явно стараясь не попасться никому на глаза. Но на него никто не обращал внимания: мало ли собак бегало по подземелью.
Сторм не желал принимать свой человеческий облик, здраво рассудив, что это ему ничего не даст. Да и не хотелось ему, как Морту и Гранту, отправиться на рудники махать киркой и таскать камни.
Вервольф нерешительно остановился на очередной развилке, продолжая держаться стены. Он был слегка растерян, не зная, как следует поступить, кого искать и зачем. Вероятно, он мог бы выбраться наружу, но что его там ждало? Брести в одиночестве по пустыне - не самая лучшая идея.
Сторм задрал голову, принюхиваясь. Пахло едой.
Пустой желудок оборотня настойчиво посоветовал ему держаться этого вкусного запаха. Сторм немного поколебался, потом все-таки внял уговорам и торопливо потрусил мимо каких-то решеток, за которыми виднелись смутные тени. Одна из этих теней вдруг бросилась к решеткам при виде быстро прошмыгнувшего волка.
- Сторм! - раздался сдавленный шепот, и рука протянулась между прутьев в бесполезной попытке ухватить вервольфа.
- Черт бы тебя побрал!! - уже в полный голос выкрикнул Майэл, убедившись, что попытка не удалась. Старый маг сплюнул себе под ноги и отвернулся от решетки.
- Эй, старик! - хрипло позвал его кто-то. - Не шуми, а то придут стражники.
Майэл сумрачно взглянул на неожиданного советчика и кивнул, соглашаясь. Стражники им действительно были здесь не нужны.
- 7 -
Ровно горящие свечи отбрасывали на стены и потолок причудливые тени, изгибающиеся в самых немыслимых комбинациях. Забившаяся в дальний угол Джейси молча наблюдала за этой игрой света и тьмы, машинально поглаживая больную ногу.
Она находилась в покоях Бейры, этого уродливого толстого карлика с красивым голосом, уже несколько часов. Несколько проклятых часов, за которые она чуть было не сошла с ума от невозможности что-либо сделать. Солдаты, что привели ее сюда, приковали ее к стене на тонкую, но очень крепкую цепь, не позволяющую отойти более чем на пять шагов. Впрочем, как сумела убедиться ведьма, бежать отсюда было некуда: за дверью слышался разговор воинов, смеющихся над чем-то. Они бы ее никуда не пустили. К тому же магия здесь не работала. Джейси неоднократно пыталась совершить хоть самое завалящееся чудо, однако, все было бестолку. Будто у нее никогда и не было колдовских сил. Словно вся прошлая жизнь - лишь один длинный дурной сон, который внезапно прервался.
Девушка потерла уставшую шею, пытаясь немного снять напряжение. Ожидание было хуже всего. Джейси уже сообщили, что Бейра навестит ее сегодня. Сказали, чтобы она была приветлива и улыбалась, правитель это любит.
Ведьма со злостью стукнула кулаком по стене. Он любит!! А ее спросили, что любит она?!
Рэйн сказала, что все будет нормально. Откуда ей знать? Не ее сделали... наложницей.
Быстрые шаги, раздавшиеся по ту сторону двери, заставили Джейси насторожиться. Она отползла подальше, зажав в кулаке цепь.
Бейра успел переодеться и теперь выглядел еще нелепее, чем в тронном зале. Ведьма ошарашенно разглядывала его невысокую фигуру, облаченную в какую-то меховую накидку. Наверное, это был горностай или что там носят правители. На голове у Бейры была непомерно большая корона, которая то и дело сваливалась ему на уши.
Вблизи он был еще мерзопакостнее. Джейси поморщилась. Может быть, лучше вспоминать о его приятном голосе?
- Вот мы и наедине, малышка!
"Нет, пусть уж он и дальше молчит!"
- Я знаю, ты тут уже долго скучаешь, но у меня были неотложные дела, - Бейра подошел к девушке и протянул руку, желая коснуться ее щеки. Ведьма отшатнулась, не сумев подавить презрительную гримасу. Бейра, конечно же, заметил это ее движение, но виду не подал.
- Так-так-так, - он потер ладони и огляделся. Удовлетворенно прищелкнул языком и направился прямиком к столику, на котором стояло множество бутылок. Откупорив одну, он поднес ее к носу, понюхал, кивнул и налил немного янтарной жидкости в высокий бокал.
- Будешь? - он вопросительно посмотрел на Джейси. Та заколебалась, но уж очень ей хотелось пить и есть. Она кивнула.
- Вот и отлично, - насвистывая себе под нос какую-то песенку, Бейра снял свою дурацкую корону, аккуратно положил ее на краешек стола и взял в руки второй бокал. Налив немного, он вернулся к ведьме.
- Попробуй, - ухмыльнулся он, видя недоверчивый взгляд Джейси. - Это вкусно.
Подумав, что не станет же он отравлять ее в первый день, девушка решительно сделала глоток. И удивленно вскинула брови.
- Я же говорил, - довольно проговорил Бейра, следуя примеру ведьмы и отпивая немного.
Джейси немного подержала жидкость на языке, пытаясь понять, что же это. На вино было не похоже, не было никакой крепости. Чувствовался привкус орехов, меда и чего-то еще, настолько неуловимого, что девушка никак не могла разобрать.
- И не пытайся понять, - хмыкнул Бейра, залпом допивая напиток. - Ана не сознается, из чего его делает.
"Это сделала его жена?!" Джейси подавила желание выплюнуть то, что было у нее во рту. Ана была ей глубоко неприятна. Девушка испытывала неприязнь к некромантам, а Ана была им. И очень сильным. Это чувствовалось даже здесь, будто в комнате незримо витал дух супруги Бейры.
Джейси сделала еще один глоток и прищурилась, заметив на стене, под самым потолком, какой-то круг. Небольшой, почти идеальной формы, он практически сливался со стеной. Ведьма нахмурилась. Он что-то ей напоминал, но что именно, она никак не могла понять.
Она вдруг вздрогнула, осознав, что Бейра давно окликает ее.
- Девочка, не спи, на сегодня у нас много дел, - его ухмылка не вызывала ничего, кроме гадливости. Джейси поспешно допила и отставила бокал в сторону. Бейра снова взял бутылку, но ведьма замотала головой.
- Больше не хочешь? - это, казалось, удивило правителя, но он не стал настаивать.
Джейси подтянула колени к груди, обхватила их руками и замерла в такой позе, не отрывая напряженного взгляда от Бейры. Тот искоса поглядывал на нее, продолжая пить. Таким образом прошло около десяти минут.
- Скажи мне, - заговорил, наконец, Бейра, усевшись в глубокое кресло, которое было больше его раза в три. - Ты правда ведьма?
Джейси замялась, но решила, что скрывать тут нечего, и кивнула.
- А разговаривать ты умеешь? - в голосе Бейры мелькнула улыбка. Джейси вспыхнула и тряхнула головой.
- Пока что я не слышала ни одного вопроса, на который я могла бы ответить развернуто.
Мужчина чуть удивленно засмеялся, однако, было незаметно, чтобы слова девушки его разозлили или обидели. Он, казалось, просто не ожидал, что она будет огрызаться.
- Чудесно, - вымолвил он, взмахнув рукой. - А то я было подумал, что этот вечер будет самым тихим в моей жизни.
Джейси пожала плечами и вновь скосила глаза на тот кружок под потолком. Что же это такое?
- А почему ты думаешь, что не можешь колдовать?
Ведьма захлопала ресницами, не сразу поняв, о чем говорит Бейра. Тот остался доволен произведенным впечатлением и откинулся назад, скрестив ноги.
- Ана запрещает колдовать. Это она сделала, - он указал на заинтересовавший Джейси круг. - Я не помню, как она называла его, но работает он отменно. Полагаю, ты пробовала применять магию. И не отрицай, конечно, пробовала. Ты была бы полной дурой, если бы не попробовала. Но это штука прекрасно блокирует все магические выкрутасы.
Джейси кивнула. Она читала о таких вещах. Но сделать их невероятно сложно. Ведь магия каждого человека уникальна. Каждый пользуется своей. Один черпает силы в воде, другой в воздухе, третий повелевает огнем. Существуют маги-воители и маги-философы, добрые маги и злые. Магия женщин кардинально отличается от магии мужчин. Женщинам вообще легче ворожить, это известно с давних пор. Мужчины отлично ведают боевой магией, женщины больше специализируются на мирной. И предугадать заранее, какой волшебник попадет в твой дом, крайне трудно. Как и повелеть амулету противостоять любой магии. Это могут сделать лишь очень умелые кудесники. Очевидно, Ана была из таких. И ничего хорошего в этом не было. Впрочем, некроманты всегда были сильны. Свои возможности они черпали не только у простых мертвых, но и у мертвых колдунов.
- Ты еще не сказала мне, как тебя зовут.
Бейра с любопытством смотрел на ведьму, погруженную в какие-то размышления. Джейси подняла на него глаза.
- Джейси.
- Красивое имя, - правитель склонил голову набок и лениво погладил бороду. - Так что же ты, Джейси, делаешь здесь?
Девушка настороженно поглядела на него.
- Это не твое дело.
Маленький мужчина захохотал так, будто усмотрел в словах Джейси нечто невероятно смешное. Его живот заколыхался вместе с ним.
- О нет, девочка, как раз мое! Ты на моей территории. И я не знаю, что ты здесь забыла!
Смех его прервался так же неожиданно, как и начался. Ведьма поежилась, когда пронзительный взгляд черных глаз уперся в нее, словно желая просверлить. Бейра совершенно очевидно был далеко не так глуп, как хотел казаться. И вероятно он может быть жестоким.
- Я знаю, что вы искали, - внезапно заявил он, и Джейси вздрогнула.
- Да, - продолжал мужчина. - Вы намеревались похитить те сокровища, которые мы собираем для обмена с верхними!!!
Он вдруг вскочил и яростно заметался по комнате, отшвыривая в сторону предметы, попадавшиеся ему под ноги. Джейси молча следила за ним.
- Нет, - Бейра остановился, приложив палец к губам. - Ты мне ничего не скажешь. А портить пытками такое хорошенькое личико... - он повернулся к девушке. - Я найду тебе лучшее применение.
Ведьма вновь вжалась в стену, когда мужчина крадучись приблизился к ней и встал на расстоянии вытянутой руки. Его глазки хищно заблестели.
- С кем ты делила свои ночи, детка? - вкрадчиво спросил он, неожиданно хватая Джейси за волосы. - Кто оставил эти метки на тебе?
Девушка неосознанно потянулась рукой к месту, где был укус Рэйн.
- Кто из тех, с кем ты пришла сюда? - продолжал Бейра. Он был весьма силен для человека его роста, и ведьма никак не могла освободить голову. Приходилось смотреть на мужчину снизу вверх, пряча страх.
- Это тот рыжий парень? - Бейра еще немного постоял рядом с Джейси, потом достал откуда-то маленький ключик и одним неуловимым движением открыл замок на цепях. Затем больно схватил девушку чуть повыше локтя и, доведя ее до большой кровати под балдахином, швырнул на одеяло.
- Отвечай мне!! - рявкнул он, склоняясь над испуганной Джейси. Она метнулась было в сторону, но мужчина был проворнее.
- Не убежишь, - засмеялся он, прижимая ее к себе. Ведьма вскрикнула и попыталась стукнуть его, однако, потерпела неудачу: Бейра с легкостью отразил ее удар. А потом ударил сам.
Джейси схватилась за моментально загоревшуюся щеку и отпрянула назад. Ее сердце бешено колотилось, глаза расширились, дыхание стало прерывистым. Ей совсем не нравилось то, что происходило.
- Можешь кричать, - великодушно разрешил Бейра, расстегивая свою накидку. - Здесь звуконепроницаемые стены, никто не услышит. Ну, кроме меня, разумеется.
И Джейси закричала.
- 8 -
Наследная принцесса и дочь короля Нестора со всего размаху плюхнулась на диван, сбросила с него многочисленные подушки и, откинувшись назад, закрыла лицо руками.
- Это невыносимо! - глухо простонала она. - Здесь так темно и неуютно! Почему мы здесь?
Даниэль, к которой были обращены все эти реплики, раздраженно взглянула на Сабрину.
- Потому что мы пленники, ты забыла?
- Но я ведь принцесса!! Почему они не верят?! - девушка стукнула кулаком по спинке дивана и обратила к эльфийке покрасневшие глаза.
Они находились в комнате уже несколько часов. В запертой комнате, что существенно ограничивало передвижения по пространству. Первое время они еще пытались обнаружить какой-нибудь скрытый проход, но все обшаривания, постукивания по стенам и отодвигание мебели результата не принесли, только забрали теплившуюся надежду. И, если Даниэль продолжала оставаться спокойной после всех метаний по помещению, то Сабрина была на грани нервного срыва. Лишь звонкая пощечина вернула ее в чувство.
Солдаты, которые доставили их сюда, были весьма любезны, сообщили им точное время, принесли еду и питье и даже зажгли свечи, которые, вообще-то, не слишком освещали. Впрочем, на все ухищрения и старания со стороны девушек выбраться отсюда стражи отвечали твердым отказом.
- Я волнуюсь за Гранта, - жалобно проговорила Сабрина. Даниэль сжала зубы и глубоко вздохнула.
- Ничего с твоим драгоценным Грантом не случится, - процедила она и отвернулась, снова окидывая комнату внимательным взглядом. У нее было такое чувство, что она что-то пропустила. Что-то очень важное.
Так и есть.
Эльфийка прищурилась, стараясь разглядеть странный круг, повешенный у самого потолка. Он здесь находился явно не просто так. Но вот с какой целью...
Даниэль потерла ладони и вытянула руки, намереваясь поярче осветить комнату. Однако, ничего не происходило. Эльфийка нахмурилась, не понимая, почему не может вызвать к жизни даже слабенький огонек. Спустя минуту она поняла, в чем дело. Кто-то заколдовал это место. Наложил заклятие, не позволяющее применять магию. Значит, среди этих подземных человеческих уродцев тоже есть волшебники.
- Как твоя рука?
Даниэль, услышав голос Сабрины, но не разобрав слов, недоуменно обернулась к ней.
- Что?
- Я говорю, как твоя рука, - повторила принцесса, прижимая к себе одну из подушек. Даниэль демонстративно повертела верхними конечностями.
- У меня все заживает быстро, - холодно пояснила она, раздосадованная тем, что Сабрина отвлекает ее от размышлений.
- Конечно, я просто не подумала, - девушка и не подозревала о том, какое раздражение вызывает в царственной эльфийке. - И вообще, я...
- Ты можешь помолчать? - резко прикрикнула на нее Даниэль, и крылья, которые она давно убрала, вдруг распустились хаосом цвета, чтобы тут же спрятаться обратно.
Сабрина вздрогнула, и на ее ее лице появилось обиженное выражение.
- Незачем так орать, - пробормотала она, опуская глаза. - Я не глухая.
- Я. Прошу. Тебя. Замолчать, - раздельно проговорила Даниэль, поднося ладони к вискам и еле сдерживаясь, чтобы не наброситься на Сабрину с кулаками.
- Почему ты меня так не любишь?
Этот вопрос заставил эльфийку замереть. Вот уж чего она никак не ожидала. Ей всегда казалось, что по ее поведению нельзя понять, как она относится к человеческой расе. Только Рэйн знала ее истинные чувства.
- С чего ты взяла? - чуть более дружелюбно сказала она, пытаясь улыбаться. Сабрина повела плечами.
- Я же вижу.
"Чудесно! Она видит!"
- Или ты не любишь всех людей?
Эльфйика хмыкнула.
- Как ты догадалась? - чего уж теперь было скрывать.
Принцесса замотала головой.
- Но почему?! И ведь ты была царицей? Как ты можешь?..
- Это называется политикой, детка, - снисходительно пояснила эльфийка. - Делаешь хорошую мину при плохой игре. Ваш род человеческий доставил моим эльфам много горьких минут. И я не забуду об этом, - ее голос скатился на зловещий шепот, заставивший Сабрину вжаться в спинку дивана. Принцесса нервно сглотнула, глядя в засверкавшие неприкрытой ненавистью глаза эльфийки.
Впрочем, Даниэль тут же опомнилась и снова натянула на лицо маску приветливости. Но теперь уже у Сабрины пропала охота беседовать. Нельзя не сказать, чтобы это не было на руку Даниэль. Она довольно усмехнулась и, присев на краешек мягкого стула, взяла большое красное яблоко. Задумчиво повертев его в руках, отложила в сторону и принялась очищать мандарин. "Неплохо они тут под землей живут," подумала она, кидая в рот дольку за долькой. "У них есть все, что нужно. Налажен обмен с жителями поверхности, которые доставляют им все необходимое".
Эльфийка более внимательно осмотрела комнату. Убранство было простым, но весьма приятным глазу. Никаких излишеств, кроме, пожалуй, тяжелых балдахинов над кроватями, стоящими в противоположных углах. Очевидно, это помещение было изначально предназначено для гостей. Стол, несколько стульев, диван с креслами, шкаф с книгами.
Заинтересовавшись последним, эльфийка встала со своего места и подошла поближе. Вообще-то, она не ожидала увидеть здесь какие-то изыски литературного мира, поэтому просто пробежалась взглядом по названиям книг. Здесь были и философские трактаты, и романы, и стихи. Видимо, все это было подобрано специально для того, чтобы гости не скучали.
Даниэль вздохнула, последний раз провела пальцем по корешку какого-то фолианта, и вернулась за стол. Судя по тишине, которая доносилась из-за запертой двери, сидеть им здесь предстояло еще долго. Бейра ими, в отличие от этой ведьмы, не заинтересовался, стало быть, их к нему не призовут на ночную службу.
- 9 -
Рэйн с удовольствием потянулась, одергивая новую рубашку, выданную ей Кармином. Она была слегка великовата, но все же лучше, чем та, залитая кровью.
Вампир глубоко вздохнула и поглядела в зеркало. Все шло не совсем так, как она хотела бы. Притвориться тяжело раненной не получилось, она сама забыла о своем плане, забив голову проблемами спутников. Тем более, что светловолосый капитан, похоже, уже растрепал всем в этом подземелье, что гости у них не простые. Во всяком случае, когда Рэйн принимала ванну, готовясь к приему у Аны, слуги так на нее пялились, что удивительно, как это они не прожгли дыру.
Удостоверившись, что вампир привела себя в порядок, Кармин не стал ждать и сопроводил ее в покои супруги Бейры, словно стараясь поскорее отделаться от нее. Хотя, судя по тем взглядам, которые он кидал на нее, пока она мылась, проказливые мысли его не оставили. И даже невеста не остужала его пыл. Впрочем, он не позволял себе ничего лишнего, чему Рэйн была несказанно рада. Она симпатизировала Кармину, и ей не хотелось причинять ему вред. А она бы его причинила, вздумай он склонить ее к чему-либо.
Рэйн поправила манжеты и, немного подумав, взяла со стола бутылку вина, которая совсем было затерялась среди фруктов и сладостей. Есть желания не было, вампир вообще ела достаточно мало, в основном, чтобы не смущать присутствующих, а вот жажда мучила. И, поскольку Рэйн прекрасно знала, что эту жажду вином не утолишь, она решила просто попробовать, что же пьют люди, живущие под землей.
Оказалось, что их алкогольные напитки ничем не отличаются от своих собратьев, изготовляемых на поверхности. Рэйн удовлетворенно вскинула брови, делая второй глоток, затем третий. Она могла пить, не опасаясь, что наутро будет болеть голова. Хоть какое-то преимущество бесконечной жизни.
Рэйн допила вино, поставила бокал обратно на стол, и обернулась, разглядывая комнату.
Ничего такого, что могло бы поразить воображение, здесь не было. Строгая обстановка, лишь необходимый набор мебели, куча книг, разложенных в разных местах. Рэйн подняла ближайшую, желая прочесть название. Но оно ей ничего не сказало. Написанное на языке, который вампиру был неизвестен, оно являлось простым набором символов. Рэйн пожала плечами и положила книгу обратно. "Что может читать некромант? Нет, лучше об этом не думать."
Однако, Ана задерживалась. Быть может, она специально не спешила, намереваясь выступить во всем своем блеске? "Нееет, зачем ей показуха? Она прекрасно понимает, что я на это не куп..."
Рэйн вдруг замерла, не додумав мысль. Она резко крутанулась вокруг своей оси, словно ища кого-то за спиной. Комната была пуста, и все же... Вампир чувствовала, что она здесь не одна.
Могла ли это быть Ана? Она проверяет, что происходит, пока ее нет?
Вряд ли. Рэйн готова была поклясться, что не ощущает некромантку в своей голове. Это значило, что Ана была довольно далеко. Как правило, те, кто умеет подчинять себе мертвых, не могут скрываться свое присутствие. Их силы и могущество направлены на то, чтобы не отпускать те тонкие ниточки, которые связывают их с потусторонним миром. Любой шаг в сторону - и обитатели небытия обрушат на голову неудачливого некроманта всю свою злобу. Поэтому всякий некромант прежде всего учится владеть собой.
Но что же незримо присутствует в комнате? Рэйн застыла, сделавшись совершенной статуей, и только глаза ее, превратившись в синее пламя, продолжали жить, оглядывая помещение. Ее ноздри чуть подрагивали, пытаясь уловить какой-нибудь чужой запах.
Таким образом прошло несколько минут. И терпение вампира принесло результаты: бесцветный туман заклубился в дальнем углу, и в нем обрисовалась чья-то размытая фигура. Рэйн так и не двигалась. Незнакомец помедлил чуть, и шагнул вперед, выходя из окутавшего его тусклого сияния.
- Приветствую тебя, вампир, - звучным голосом проговорил он и откинул с головы капюшон.
Рэйн медленно выдохнула и притушила пламя в глазах.
Перед ней стоял, едва ли касаясь ногами пола, высокий статный мужчина с доходящими до плеч темными волосами, слегка шевелящимися от заблудившегося в комнате ветра, и черными глазами, настолько черными, что зрачков не было видно. Глаза у него были дьявольские. Он смотрел и, казалось, видел насквозь человека, видел все, что творилось в его душе. На его широкие плечи был наброшен плащ из материала, который давно уже не используется людьми.
Тонкие губы изогнулись в улыбке, обнажившей белые зубы. Мужчина слегка склонил голову, и упавшие волосы на мгновение заслонили от Рэйн его красивое породистое лицо. Вампир поклонилась в ответ.
- И я тебя приветствую, Фангорн.
Мужчина улыбнулся еще шире.
- Никто не произносит мое имя так, как это делаешь ты, Рэйн, - он отработанным жестом откинул назад мешающие ему волосы. Рэйн пожала плечами.
- Никто не знает тебя так долго, как я, - она отошла на шаг назад. - Ты почти не изменился.
- Ну ты скажешь, - мужчина расхохотался, совершенно не боясь, что его услышат переговаривающиеся за дверью стражники. Расхохотался и встряхнул головой.
- Таким я нравился тебе больше?
Рэйн еле заметно вздрогнула, когда стройная белокурая девушка, внезапно возникшая на месте Фангорна, бросилась к ней и, схватив за руки, закружила по комнате.
- И почему в этом облике я всегда чувствую себя намного легче и свободнее? - смеясь, проговорила девушка, и ее серые глаза заискрились весельем. Которое тут же исчезло, стоило мужчине вернуть себе прежний облик.
Рэйн, не поддавшись на провокацию, не смеялась вместе с ним.
Она пристально смотрела на неожиданного гостя, вспоминая их давнюю встречу. В последнее время ей часто приходится вспоминать то, что было много лет назад.
Фангорн был богом. Не тем обычным богом, которому повсюду понастроена куча храмов, где важные жрецы подносят жертвы своим покровителям. Нет, Фангорн был тем, кого боялись, ибо невозможно не бояться того, кто ведает твоей судьбой. Он - властитель вечных слез, повелитель жизни и смерти. Жестокий и милосердный, красивый и ужасный, раздающий одной рукой благодать и проклятия. Идя какое-то время рядом с ним, Рэйн познала жестокую жалость и любовь, полную ненависти. Именно он научил ее убивать, моля о прощении. Он направлял ее, уча тому, что знал сам. Вместе со стаями голодных волков Рэйн направлялась туда, где враждующие народы губили себя в ожесточенных войнах. Там они с Фангорном собирали богатые урожаи, когда духи, подвластные божеству, обращались в хищных птиц и быстрыми взмахами крыльев порождали бури и ураганы. В то время с восхода приходила смертоносная буря, приносящая с собой голод и мор.
Фангорн не боялся мести других богов, что покровительствовали разрушенным им городам, ибо он был выше всех. Он отмерял время, предназначенное живущим. В его владениях росло огромное, подпирающее ветвями небо, дерево. Каждый листок на нем - чья-то жизнь. Пока лист зелен, душа бродит по миру, пополняя свой запах грехов. Но едва он желтеет и отрывается, жизнь заканчивается. И в воле Фангорна самому оборвать земное существование того или иного существа.
Рэйн долгое время провела рядом с богом, однако, в один прекрасный момент их дороги разошлись в разные стороны. Вампир встретила Даниэль, Фангорн - кого-то еще, и они расстались, перестав делить вместе ложе. Это расставание не принесло Рэйн ни облегчения, ни горечи. И вот сейчас, глядя на него, она не испытывала ничего, кроме простого узнавания.
- Что привело тебя под землю? - поинтересовалась она, ничуть не опасаясь, что вот-вот появится Ана. Фангорн никогда не позволил бы кому бы то ни было мешать ему даже в разговоре.
Бог небрежно скинул с плеч плащ и подбросил его в воздух, где он и растворился. Затем уселся в ближайшее кресло и уставился на продолжающую стоять Рэйн.
- Прошу тебя, - приглашающе сказал он. Рэйн улыбнулась и покачала головой.
- Сидеть в присутствии бога?
Фангорн засмеялся и, кинув себе в рот виноградинку, запил ее вином.
- Ты все та же, Рэйн, - он прищурил глаза. - Не знаю, что бы я делал, если бы ты изменилась.
Рэйн нетерпеливо повела рукой.
- Да, да, - отозвался бог, заметив ее жест. - Разумеется, я не стал бы спускаться сюда без важной причины. Если бы не знал, что увижу здесь тебя, - добавил он с усмешкой.
Рэйн вскинула брови.
- Потом поговорим о том, как ты по мне скучал. Что за дело, которое потребовало твоего присутствия?
Фангорн вздохнул, всем своим видом показывая, как утомляет его такая спешка.
- Я знаю, что ты здесь не одна, - в его голосе не было ничего, кроме спокойствия. - Твои... - он замолчал. подыскивая наиболеее правильное на его взгляд слово, - друзья, они...
- Ближе к делу, - оборвала его Рэйн, скрещивая руки на груди. Богу не понравился ее тон, и он приподнялся в кресле, зажигая в глазах темный огонь.
- Не забывай, с кем ты говоришь! - комнату наполнило легкое потрескивание, как будто воздух искрился перед грозой. Вампир смиренно склонила голову, признавая его правоту. Нет, она не боялась Фангорна, но лучше если она все-таки будет играть по правилам взбалмошного бога.
- Так-то лучше, - удовлетворенно пробормотал Фангорн, опускаясь обратно. - Ты до сих пор не смирила свою гордыню, Рэйн. Не знаю, хорошо это или плохо.
- Ну, если ты не знаешь, куда уж мне, - Рэйн погасила в глазах веселые искорки.
- Этот город должен погибнуть, - без перехода резко сказал Фангорн, моментально теряя всю свою веселость. - Даже если вместе с ним придется погибнуть твоим спутникам.
Вампир, не мигая, смотрела на него.
- Да, - богу не составило труда выдержать этот взгляд. - Такова воля моя. Смирись.
- Я бы хотела знать причину, - медленно проговорила Рэйн. Фангорн пожал плечами. Улыбка сошла с его лица, и оно стало суровым.
- Причина в том, что они живут слишком долго. Этого города не должно было быть. Но, раз уж я позволил им существовать столько лет, я вправе потребовать плату. Не вздумай препятствовать мне, Рэйн. Это бесполезно.
Вампир оскалилась, чуть отступая назад.
- Ты приходишь ко мне через века и требуешь то, чтобы я отдала тебе вместе с этим городом души своих друзей? В обмен на что? Ты должен предложить мне нечто действительно ценное.
Фангорн поднялся на ноги, и вновь заклубившееся вокруг него сияние придало ему истинно божественный вид. Он был красив той забытой красотой, которую видели в своих снах смертные. Его облик внушал страх и в то же время манил к себе. Рэйн знала силу этого взгляда, обещающего спокойствие и вечное блаженство, и все-таки не отводила глаза.
- Дитя мое, - голос Фангорна зазвучал неожиданно мягко, и его ладонь коснулась щеки Рэйн. - Тебя не должны тревожить дела обреченных на смерть. Это мой удел, дарить и забирать жизнь. Ты знаешь, что я сожалею о твоей участи, но в то же время безмерно счастлив, что ты делишь со мной свою вечность, - он склонился к Рэйн, обдавая ее своим дыханием, столь же холодным, как и он сам. Вампир бесстрашно смотрела на него.
- Люди, что влачат здесь свое существование, беспокоят меня, - Фангорн продолжал поглаживать щеку Рэйн. - Здесь таится сила, которая может выйти наружу. Этого не должно случиться. Люди не готовы познать то, что скрывается в темноте потустороннего мира.
- Это Ана? - спросила Рэйн, накрывая своей рукой ладонь бога, словно собираясь убрать ее. Фангорн кивнул.
- Некроманты всегда были опасны, тебе это известно едва ли не лучше, чем мне. Ты можешь представить, что будет, если кто-то из них вознамерится бросить вызов сложившемуся порядку? А если еще она завладеет талисманом...
- Вот оно что!! - Рэйн, наконец, оттолкнула мужчину от себя. Огонь заискрился вокруг нее, не подпуская Фангорна. - Тебе нужен талисман!! Уж не ты послал то письмо Майэлу?
Бог громогласно захохотал, откинув голову назад.
- Ты не понимаешь, о чем говоришь! Зачем мне этот жалкий талисман? Его могущество не может сравниться с моим! Я ведаю всем в этом мире!
Рэйн молчала. Она знала, что Фангорн говорит правду. Ему хватало всего того, что он имел. Вампир на мгновение прикрыла глаза, пытаясь представить себе, сколько всего видел этот бессмертный мужчина, стоящий перед ней.
- Значит, город должен быть уничтожен? - спросила она. Фангорн улыбнулся, понимая, что сумел усмирить ее пламя.
- Этот порядок заведен не мной, и не мной он будет нарушен. Все в этом мире должно быть в равновесии. Жизнь, смерть, власть... Я был создан кем-то свыше лишь для того, чтобы следить. Я наблюдатель, долженствующий временами вмешиваться в чужие дела. И я прошу тебя не мешать. Что бы ни происходило, держись в стороне. Помни, так или иначе, но я достигну своей цели. И мне бы не хотелось жертвовать тобой.
Бог коснулся губами щеки безмолвствующей Рэйн и медленно растворился в тумане, заполнившем собой комнату.
Вампир какое-то время не двигалась, и след от поцелуя горел на ее щеке огнем. Спустя столько лет она снова идет на поводу у этого бога. Он знает, чем можно на нее надавить, не зря же он упомянул вскользь ее спутников. Он прекрасно помнит, что она никогда не жертвует теми, кто становится ей дорог. Но он так и не сказал, как им выбраться отсюда?
Рэйн вдруг вздрогнула, когда чья-то чужая мысль ворвалась в ее сознание. Мысль настолько путаная и несвязная, что вампир даже не успела понять, что, собственно, в ней содержалось. Она попыталась почувствовать Джейси, но тщетно: ведьма была наглухо закрыта, что, в общем-то, не так уж и удивляло, учитывая взвинченное состояние девушки.
Рэйн мотнула головой. Она не ощущала опасности, связанной с Джейси, но это ничего не значило: ведьмы, даже иницированные, в моменты сильных стрессовых ситуаций могли замыкаться, не пропуская ничего и никого в свои эмоции. Вероятно, так было и сейчас.
- 10 -
...Очутившись в своих владениях, прекрасный и беспощадный бог со вздохом опускается на землю у могучего ствола Древа Судеб и окиндывает быстрым взором простирающиеся перед ним холмы, уходящие куда-то за горизонт. Все на месте, впрочем, вряд ли кто-то решится по доброй воле заглянуть сюда.
Фангорн еще раз вздыхает и запускает руки в ковер из желтых листьев, покрывающий корни старого дерева. Их так много, чужих оборвавшихся жизней... И они продолжают кружиться в воздухе над головой бога, поддерживаемые горячим иссушающим ветром, который незримой силой танцует на коже Фангорна.
Бог прищуривается. Он собой недоволен. Когда-то он дал себе слово, что больше не станет вмешиваться в дела людей. Да он и не имеет на это права. Все решено уже очень давно. И решено не им. Всегда найдется кто-то, кто стоит выше.
Фангорну и остальным запретили предотвращать несчастья, что должны были случиться с их человеческими любимцами. И за неповиновение грозило наказание, то, которого страшатся все боги без исключений. Их бы просто превратили в обычных смертных, оставив память о прошлой бессмертной жизни. Он знает, насколько это страшно. На его глазах одна из богинь, ослушавшаяся Старших богов, сошла с ума, не сумев вынести участи, предназначенной людям. Фангорн помнит ее потухший взгляд, однажды обратившийся к нему. Помнит и каждый раз вздрагивает, думая о нем. Когда-то он задавался вопросом, каким образом смертные выживают, но потом понял.
Они не знают другой жизни.
Сегодня он впервые нарушил запрет. Нарушил ради той, которую любил много веков назад. Любил ли? О чем он думал? О том, что она так же бессмертна, как и он, и это не зачтется ему в вину. Как бы то ни было, судьба подземного города была определена голосованием, и черных камней оказалось больше, чем белых. Эти люди должны были умереть.
Фангорн зачерпывает горсть листьев, немного держит в ладони и разжимает пальцы, предоставляя ветру полную свободу в отношении их.
Город обречен, но это не значит, что вместе с ним должны быть обречены и те, кто попал туда совершенно случайно. До последнего момента Фангорн не знал, что среди путников была Рэйн. А узнав, долго колебался перед тем, как отправиться к ней. Он не боялся, о нет, только не он! Однажды один из Старших богов сказал Фангорну, что будет очень трудно найти ему замену, если что-нибудь случится. Никто не хотел быть Смертью. И Жизнью. Слишком большая ответственность.
Нет, это был не страх наказания. Боязнь воспоминаний. Только люди могут бесконечно возвращаться в мыслях к прошлому. Богам это не нужно. Они живут своей вечностью.
Чья-то легкая рука ложится на плечо могучего бога, обтянутое материей плаща. Фангорн еще не обернулся, а уже знает, кто это.
- Что ты здесь делаешь, Эйлос? - спрашивает он, глядя на молодого светловолосого мужчину в полупрозрачной алой тунике, подпоясанной узким ремнем. - Или тебе больше нечем заняться, кроме как приставать к уставшей Смерти?
Гость звонко смеется и, покачав головой, устроивается на земле рядом с Фангорном.
Фангорн с любопытством смотрит на него. Ему действительно интересно, что забыл бог весны и попутного ветра в его владениях.
Меняющие цвет глаза Эйлоса искрятся и переливаются, словно вобрав в себя сущность морских волн, столь нежно любимых юным богом. Золотистые кудри, подхваченные тонкой ленточкой, так и норовят выбиться из прически и растрепаться под умелыми прикосновениями послушного ветра.
- Когда-то и в твоих владениях должна наступить весна, - голос Эйлоса вполне соответствует ему: живой, веселый. И Фангорн внезапно чувствует себя очень старым рядом с этим бесссмертным юношей. Да так оно и есть.
- И ты пришел, чтобы сообщить мне об этом? - недоверчиво спрашивает Фангорн, заворачиваясь в плащ. Эйлос улыбается, и в этот момент солнце выходит из-за серых туч, заполнивших небосклон.
- Нет, я пришел, чтобы сыграть тебе, - он лезет к себе за пазуху и достает оттуда искусно сделанную свирель. Фангорн мрачнеет и мотает головой.
- Не стоит.
- Стоит, - бог весны продолжает улыбаться, нежно касаясь тонкими пальцами боков инструмента. Он знает, почему Фангорн отказывается слушать.
Свирель в его руках не простая. Вырезанная на заре времен из ветви того самого дерева, под которым они сейчас сидят, она вобрала в себя все, что есть на земле. Она может спеть о тусклом рассвете над седыми вершинами гор, о беснующемся море, о воздухе, пахнущем сыростью, о первых слезах, о первой радости. Ее песни - это песни вечных снегов, только что распустившихся лепестков весенних цветов, на которых застыли капли росы. Она заставляет слушателя забывать обо всем и уноситься мыслями куда-то далеко, за пределы известного мира. Она радует и вынуждает печалиться. Она возвращает воспоминания.
Эйлос снова смотрит на Фангорна. Он помнит его с длинными, спадающими до колен, волосами. Но это было давно. С тех пор темный бог изменился. И не только внешне. Он стал гораздо спокойнее, мудрее... И почти перестал улыбаться.
Было время, когда Эйлос боялся его. Боялся низкого проникновенного голоса, черных глаз, затягивающих в свой водоворот, рук, держащих ниточки жизни каждого. Фангорн не является Старшим богом, однако, близок к ним. И эта близость пугает обычных бессмертных.
- Что тебе сыграть? - спрашивает юный бог.
Фангорн тихо вздыхает, понимая, что все равно услышит мелодию.
- А что ты можешь?
Эйлос улыбается и подносит свирель к губам.
- Она сыграет то, что у тебя на сердце...
Фангорн склоняет голову в знак согласия. И свирель начинает петь.
Чем больше Фангорн слушает ее, тем больше убеждается в том, что его старые привязанности еще живы. Свирель поет о древних временах, когда рядом с темным богом шла по миру красивая женщина с голубыми глазами, в которых пылал огнем вихрь вечности. Женщина, подвластная тьме, таившейся в глубине его души. Да, у богов тоже есть душа. Тот незримый свет, что освещает дорогу в ночи.
Фангорн протягивает руку, словно пытаясь дотронуться до своих воспоминаний, легкими бабочками кружащих вокруг. Лицо Рэйн из всех этих долгих лет улыбается ему.
Улыбка? Нет, он заставил ее забыть, что значит улыбаться. Он поступил с ней, как и с многими другими, забрав у нее возможность любить. Не он ли послал того демона, который, испив крови Рэйн, превратил ее в одинокое создание, мечущееся по свету в поисках забвения?
Он тоже был одинок, гораздо дольше, чем все те, кто осмелился ступить на его тропу и пойти вместе с ним. Была ли у него потребность разделить это одиночество с ними? Или он просто жадно обкрадывал их, пытаясь вернуть себе то, чего никогда не имел?
Ответа на этот вопрос у него нет. И не будет, потому что он до сих пор не может признаться себе в собственных ошибках. Он жесток? Да, но Жизнь не всегда приносит радость. Он добр? Да, но Смерть должна быть хоть иногда милосердной. Он всю свою вечность мечется между этими двумя крайностями. И он никогда не сможет выбрать что-то одно.
Старшие боги поступили несправедливо, заставив его разделиться на две ипостаси. Первая, улыбчивая и беспощадная, уже давно спряталась где-то в черноте его глаз, уступив место своему созерцательному близнецу. Но долго ли еще она будет там скрываться? Не поможет ли встреча с Рэйн вырваться ей наружу?
Тогда на землю снова опустится зима. Зима мечей и кровопролитных войн, когда брат пойдет с оружием на брата, орошая поля кровью и слезами. Такое уже было, последняя война между эльфами и людьми. Фангорн не был ни на стороне тех, ни на стороне других. Он принимал жертвы ото всех и никому не приходил на помощь. В тот период его вела за собой лишь Смерть, костлявой рукой указывая путь. Жизнь смотрела на нее его глазами, сухими, но блестящими от непролитых слез.
Та война кончилась, и начались другие, пусть не такие масштабные, но от этого они не были менее разрушительными. Он носился по полям брани, с наслаждением вдыхая аромат горячей крови и вслушиваясь в стоны раненых. А за ним черной безмолвной тенью скользила Рэйн, собирая свою дань.
Его ослепление кончилось так же внезапно, как и началось. Рэйн ушла, устав от беспощадной однообразности дней. И он снова остался один, как и прежде. Но теперь с ним вместе была вина. За то, то он совершил.
Другие боги не осуждали его вслух, однако, в их молчании слышался укор. Многие из них потеряли своих смертных любимых в этих войнах. Фангорн не мог не сочувствовать. И, чтобы хоть как-то загладить вину, он создал в своих землях целую страну для тех, кто навсегда оставил мир живых. Как там сказали Старшие боги? Рай...
Матери многое прощают своим детям. Но его мать не пожелала прощать. Богиня мудрости не могла простить своего сына, который заставил плакать стольких женщин на земле.
Фангорн остриг волосы в знак траура, сжег их и развеял пепел по ветру...
А свирель все продолжает петь без слов. И темный бог склоняет голову на грудь, чувствуя, как ползет по его правой щеке одинокая слеза.
Эйлос видит, что грозный бог плачет. Видит, однако, не может ему помочь. Это наказание, которое Старшие боги предназначили Фангорну за то, что он снова спускался на Землю. Он должен вновь пройти через все свои прегрешения. И юный бог грустит вместе с Фангорном, желая и боясь разделить его участь.
Губы темного бога шевелятся, и ветер подхватывает его слова:
- Боги переполнены страстями, но почему они не способны испытывать истинные чувства?..
Эйлос хочет ответить, но не может прекратить играть. Да и свирель не умолкает. Поэтому вместо них отвечает ветер:
- Потому что только люди могут любить...

0

9

Глава 8. Скучающие боги.

- 1 -
- Эй, старик, ты это будешь? - волосатая рука протянулась между сидящим на узкой скамье Майэлом и его соседом, сгорбленным чумазым мужичком, жадно поедающим какую-то похлебку. Старый волшебник посмотрел на стоящую около него миску с тем же самым варевом и втянул запах. Пахло вкусно, и он буркнул "Да", отвечая на заданный вопрос.
- Ну, как знаешь, - разочарованно протянул проситель и с заметным недовольством посмотрел на свою тарелку, уже успевшую опустеть.
Майэл осторожно взял с пола свою миску и огляделся вокруг в поисках ложки. Ничего похожего на нее не было. Предлагалось есть руками?! Старый волшебник поморщился, но выбора не было. Впрочем, похлебка оказалась достаточно жидкой, и он просто выпил ее в несколько глотков.
Утерев рот, Майэл отставил тарелку в сторону, чтобы стражник, когда вернется, смог забрать ее, и принялся осматриваться.
В камере, куда его бросили, было довольно темно, лишь несколько свечей, укрепленных за пределами темницы, тускло освещали помещение. И людей, что окружали Майэла.
Волшебник старался оглядываться аккуратно, чтобы никто не заметил, как он это делает. Лучше избежать ненужных вопросов. Особенно, если не знаешь на них ответов.
Майэл откашлялся и, прищурив уставшие глаза, вгляделся в темноту коридора. Там по-прежнему никого не было, словно стражник был полностью уверен в том, что его пленники никуда не денутся. Вероятно, так оно и было. Во всяком случае, магу некуда было бы податься, даже сумей он взломать замок, повешенный на решетку. Один он не выберется из этого лабиринта. Его или настигнут жители города, и тогда точно не миновать расправы, или же он просто-напросто заплутает и погибнет без еды и пищи.
К тому же, фрагмент все еще не у него. Где он? Этот вопрос требовал ответа. Не сиюминутного ответа, конечно, но все же. Рано или поздно, Майэл был уверен, они выберутся отсюда. И надо выбраться, имея на руках второй кусок талисмана.
- Старик, говорят, ты маг?
Майэл вздрогнул, будучи оторванным от своих мыслей, и обернулся к соседу, тому самому, кто спрашивал его о еде. Здоровый детина с жизнерадостным и чуть глуповатым лицом испытующе смотрел на него, явно ожидая ответа.
Майэл поежился. Сказать правду? Или соврать? Но откуда знать, что здесь воспримут благожелательнее?
- Я немного умею ворожить, - сказал он, наконец, сжимая ладони. Парень удовлетворенно кивнул, словно услышал то, что и хотел.
- Значит, Велор не соврал, - он указал на стражника. - Он сказал, что воины Бейры поймали группу людей, среди которых было несколько колдунов. Как вы дали себя забрать?
Майэл передернул плечами и отвернулся. Но парень оказался настойчивым и в мгновение ока очутился на другой стороне скамьи, снова перед носом волшебника.
- Не хочешь говорить? Я бы на твоем месте тоже не стал. Но тебе придется, - он хмыкнул, почесывая затылок. - Ана не любит колдунов. Знаешь, что она с ними делает?
- Наверняка, что-нибудь нехорошее, - сердито отозвался Майэл, откидываясь назад. Парень кивнул.
- Именно.
Кажется, он ждал, что Майэл начнет оправдываться, говорить, что совсем не колдун, но старик молчал. Подождав немного, парень сдвинул брови и вернулся на свое место.
Майэл, освобожденный от назойливого сокамерника, тихонько вздохнул и закрыл глаза.
- 2 -
Даниэль рассеянно кинула в рот очередную дольку мандарина, посмотрела на горку высившейся перед ней кожуры и подавила зевок. Время все шло и шло, а шевеления со стороны двери не было абсолютно никакого. Утомившаяся от ожидания Сабрина мирно спала, свернувшись клубочком на краешке дивана. Они с Даниэль пытались вяло переругиваться, но ни той, ни другой это не доставляло большого удовольствия, поэтому сей процесс заглох почти в самом начале.
Эльфийка повела слегка затекшими плечами, все-таки зевнула и пару раз моргнула, прогоняя сон, столь ощутимо навеваемый на нее спящей принцессой. Она совсем не хотела заснуть в тот момент, когда, быть может, за ними придут.
Свечи на столе приближались к своему логическому завершению. Даниэль критически осмотрела оставшиеся в вазе фрукты и пришла к выводу, что съела больше, чем было нужно.
Сон снова напомнил о себе, коснувшись мягкими крыльями век эльфийки. Даниэль вздрогнула и помотала головой, потом резко встала и прошлась по комнате. Снова ее взгляд остановился на книжном шкафу, но на этот раз она не стала заострять на нем свое внимание. Чтение сейчас было совершенно ни к чему.
Меряя помещение шагами, Даниэль сосредоточенно осматривала пол. Точнее, ковер, который лежал на полу. Узор был ей странно знаком. Постояв пару минут над особо любопытным фрагментом, она вдруг хмыкнула и кивнула самой себе. Разумеется, знаком: такие ковры ткали в ее родном городе. Эльфийском городе. Интересно, откуда он здесь, в этом подземелье? Выменяли на что-то? Или украли?
Внезапной волной нахлынули воспоминания, но Даниэль отогнала их прочь, не пожелав поддаваться их настойчивому зову. Время для ностальгии еще не пришло.
Скрип открывающейся двери заставил ее резко вскинуться. Входящий стражник улыбнулся ей и, ступив в комнату, подошел к столу. Поставив еще пару свечей, он бросил взгляд на посапывающую Сабрину и снова посмотрел на выпрямившуюся Даниэль.
- Почему вы еще не спите? - громким шепотом спросил он, будто боясь разбудить девушку. Эльфийка пожала плечами.
- Хотите сказать, пора ложиться? - также тихо ответила она. Солдат снова улыбнулся и покачал кудрявой головой.
- Не волнуйтесь, сегодня вас уже никуда не поведут. Можете смело засыпать.
Он еще раз взглянул на Сабрину и вышел.
Даниэль фыркнула. Бояться?! Кого здесь бояться?? Глупого карлика, возомнившего себя правителем? Или его стервозную жену?
Эльфийка немного поколебалась, потом все-таки присела на диван. Она закроет глаза только на пару минут, чтобы...
Свечи еще долго горели, бросая ровные тени на стены и потолок, пока наконец, не погасли, погрузив комнату в темноту. И в этой темноте слышалось ровное дыхание двух спящих девушек.
- 3 -
Худенькая темноволосая девушка, склонившаяся над книгой, не сразу услышала осторожный стук в дверь. Только когда этот стук повторился пару раз и стал более настойчивым, она, наконец, подняла голову, недоуменно глядя на дверь. Она не ждала никого этим вечером.
Заложив страницу, на которой остановилась, девушка поднялась на ноги одним гибким движением, подошла к двери и, не задумываясь, распахнула ее, намереваясь быстренько избавиться от непрошенного гостя. Но глаза ее засветились при виде красивого молодого мужчины в военной форме.
- Кармин! - успела радостно проговорить она, прежде чем бравый капитан подхватил ее на руки и крепко-крепко прижал к себе. - Что ты здесь делаешь?
- Разве так встречают вернувшегося из боя любимого мужчину? - чуть укоризненно сказал Кармин, заходя в комнату и ногой захлопывая дверь. Он опустил девушку на пол и огляделся, словно проверяя, одна ли она.
- Одна, одна, - успокоила его девушка, догадавшись, зачем он обследует помещение. - И не такой уж страшный был бой. Подумаешь, парочка колдунов, демон какой-то, еще кто-то.
Капитан вскинул брови и скрестил на груди руки.
- Этого кого-то насквозь проткнули копьем, а она через несколько минут встала и пошла.
Девушка ахнула, но по ее ее глазам было видно, что она не очень-то верит.
- Да, да, - мужчина снова притянул девушку к себе и коснулся губами виска, на который спадал темный локон. - Представляешь, Миа, какая опасность мне грозила?
- Кармин, мне надо еще выучить кое-что, - девушка оттолкнула капитана, который совершенно очевидно намеревался сорвать с ее губ несколько поцелуев. С разочарованным вздохом Кармин отступил, глядя, как Миа возвращается к своему столу и снова раскрывает книгу.
- Каждый раз, когда мы встречаемся, ты бросаешь меня ради этой учебы, - чуточку обиженно проговорил Кармин. Миа посмотрела на него, но ничего не сказала.
Капитан немного потоптался, потом все-так подошел поближе.
- Что ты учишь? - полюбопытствовал он. Девушка перевернула книгу, демонстрируя обложку.
- "История современного мира", - медленно прочел Кармин. - И как? Интересно?
- Недурственно, - суховато отозвалась девушка и, откинувшись назад, пристально посмотрела на мужчину. - Послушай, у меня сейчас и вправду нет времени, завтра зачет, я должна подготовиться.
- Ладно, ладно, - Кармин вскинул руки ладонями вверх, будто сдаваясь. - Я уже ухожу. Ну, может быть, один поцелуй на прощание? - он закрыл глаза и комично вытянул губы трубочкой. Миа рассмеялась и звонко чмокнула его. Он попытался было продлить поцелуй, однако, попытка эта ему не удалась: девушка ловко высвободилась из его рук и покачала головой.
- Ступай уже, - добродушно проговорила она. Кармин вздохнул и поправил ножны с мечом.
- И ты даже не спросишь меня, как прошла аудиенция у Бейры? - с надеждой в голосе произнес он. Миа пожала изящными плечами. По всему было видно, что ей не очень-то интересно.
- Я полагаю, как обычно, - скучающим тоном сказала она. - Он отправил кого-нибудь на рудники, взял себе новую наложницу, бросил кого-то в тюрьму. Я права?
Кармин улыбнулся, явно торжествуя.
- В общем да, но на этот раз вмешалась Ана.
Миа склонила голову, и в ее глазах впервые за прошедшее время зажглось любопытство.
- Правда?
Капитан кивнул и присел на стул рядом с девушкой.
- Она забрала себе одну из пленниц, как раз ту, которая выжила после удара копьем.
Миа нахмурилась, кусая нижнюю губу.
- Хм, но зачем? Насколько я знаю, все, что занимало нашу несравненную повелительницу в последнее время, так это ее основное увлечение: некромантия, - после этих слов Миа поежилась, словно ей стало холодно. Кармин пожал плечами.
- Кто их разберет, этих колдунов. - он тяжело вздохнул и с заметным неудовольствием встал. - Ты уверена, что...
- Уверена, - оборвала его девушка и махнула рукой. - Приходи завтра, ладно?
- Ладно, - пробурчал Кармин и проследовал к двери. Около нее он обернулся, убедился, что Миа уткнулась в книгу и его не замечает, и скрылся в сумраке коридора. Ему сегодня еще надо было навестить стариков-родителей, заверить их, что все в порядке и они могут за него не беспокоиться.
Убедившись, что капитан ушел, Миа соскочила со своего места и заметалась по комнате. Ей абсолютно не нравилось все то, что она только что услышала. Интерес Аны к пленнице не мог значить ничего, кроме того, что она почуяла в ней нечто родное. А что может почувствовать некромант? Только тех, кто ему подвластен.
Девушка рухнула обратно на стул и сдавила виски руками. Ей необходимо было увидеться с Нэдом. И чем скорее, тем лучше.
Она захлопнула книгу, схватила со вбитого в стену гвоздя куртку с капюшоном и выбежала из комнаты, забыв потушить свечи.
- 4 -
Грант устало завел руки за спину, пытаясь размять их. Натрудившись за день, проведенный на рудниках, он мечтал только об одном: вымыться и заснуть. Даже есть не хотелось.
Вор рассеянно потеребил правый ус и подумал о том, что надо бриться. А может, вообще черт с ними с усами? Он и так слишком долго носил их. Пора меняться.
- Эй, - прогудел из-за спины Морт, усаживаясь на лавку рядом с мужчиной. - Ну что?
- Ничего, - вздохнул Грант и обвел тусклым взглядом тесное помещение, куда их с демоном отправили ночевать. Хорошо хоть, что кроме них, здесь больше никого не было, иначе было бы просто не поместиться. Камера размером с клетку для канарейки давила на виски. Решетки на двери напоминали о том, что они пленники и их никуда не отпустят.
- Интересно, как там Сабрина? - вслух подумал вор. Гораздо больше, чем собственная участь, его волновала судьба принцессы.
Морт аккуратно пошевелил крыльями, пожалуй, впервые сожалея, что не может спрятать их, подобно эльфу.
- Полагаю, с ней все нормально, - произнес он. - Ты же говорил, что Бейра приказал обращаться с ней хорошо.
- Мало ли что там приказал Бейра, - пробурчал Грант, передергивая плечами. - Стражники не он, и кто знает, что у них на уме.
Морт ободряюще похлопал его по спине, но мужчина отдернулся, не желая вызывать жалость. Рука демона повисла в воздухе.
Глаза Морта блеснули в сумраке, однако, он промолчал. Вероятно, у него было, что сказать, но он никогда не отличался многословием, предпочитая не говорить, а действовать. Только вот какие действия он мог предпринять сейчас? Нет, конечно, ему бы не составило труда сломать стены, выбить решетки и, схватив Гранта за шиворот, вместе с ним найти выход из этого подземелья. А что потом? Вор будет рваться назад, чтобы забрать свою ненаглядную девицу. Да и сам Морт не сможет уйти просто так, оставив в плену Рэйн и остальных.
Демон шумно вздохнул и откинул назад голову. Как же ему не хватает свежего воздуха, сияния звезд на темных небесах, тихих голосов спутников, расположившихся у яркого костра...
Грант искоса взглянул на Морта. Глаза у того были закрыты, и казалось, что он спит. Но вор превосходно знал, что времени для сна демону требуется совсем немного, и оно, это время, еще не наступило.
- Эй, - окликнул он товарища, но ответом послужила лишь тишина. Морт не хотел разговаривать.
Вор что-то пробурчал себе под нос и обхватил плечи руками. Наверное, следовало все-таки поспать немного. На свежую голову всегда легче думается.
- 5 -
- Нэд, это я! Открой, пожалуйста!
Тихий девичий голос заставил худощавого молодого человека поспешно распахнуть дверь.
- Что ты здесь делаешь? - гневно прошипел он, рывком затаскивая девушку в комнату. - Я же просил тебя не беспокоить меня в это время!
Миа скинула капюшон и быстро оглядела расставленные на широком столе разноцветные склянки.
- Прости, - повинилась она. - Я забыла.
Нэд раздраженно махнул рукой и спешно принялся убирать стекло в маленький шкафчик, стоящий у противоположной от входа стены.
- Ты что-то хотела? - спросил он, не оборачиваясь. Миа, не дождавшись приглашения, уселась на шатающийся стул.
- Я говорила с Кармином.
Спина мужчины напряглась, но он продолжал заниматься своим делом.
- И что?
- Ты ведь знаешь, что они поймали сегодня людей? - полувопросительно произнесла Миа, теребя в руках какую-то бумажку. Нэд пожал плечами и аккуратно прикрыл дверцы шкафа.
- Я знаю, что там были не только люди, - ответил он, садясь рядом с девушкой.
- В этом все дело! - чуточку излишне громко воскликнула Миа. - Одним из них заинтересовалась Ана!
Безразличие на лице мужчины моментально сменилось живейшим интересом.
- Неужели? - он подергал себя за мочку уха, размышляя о чем-то. - Кем?
Миа опустила глаза к полу.
- Кармин не сказал, но я подумала, что это неспроста.
- Конечно, неспроста!! - Нэд вновь вскочил на ноги и забегал по комнате, совершенно очевидно сильно нервничая. Миа только поворачивала голову, наблюдая за ним.
- Это проклятая ведьма ничего не делает просто так! - злобно выплюнул мужчина, сжимая кулаки. Девушка поразилась силе ярости, прозвучавшей в его голосе. Она еще ни разу не видела его таким возбужденным. Но ведь и Ана ни разу не проявляла интереса к пленным.
- Что ты намереваешься делать? - робко спросила она. Нэд обратил к ней искаженное лицо.
- Пока ничего, - процедил он сквозь зубы. - У меня еще недостаточно людей и возможностей, чтобы что-то противопоставить могуществу некроманта. Еще хотя бы пару дней...
Отчаяние сменило собой гнев. Миа быстро поднялась и подошла к Нэду.
- Я могу помочь? - тихо проговорила она. Мужчина посмотрел на нее, и в его взгляде появилась нежность.
- Я так не хотел, чтобы ты вмешивалась во все это, - прошептал он и, обняв, крепко прижал к себе девушку. Миа обняла его в ответ, чувствуя, как стремительно бьется сердце мужчины.
- Я не могла оставаться в стороне, - дрогнувшим голосом сказала она, не утирая слезинки, покатившиеся по ее щекам. Вместо нее это сделал мужчина.
- Сестренка, ты же знаешь, я не могу видеть, как ты плачешь! Не надо, пожалуйста!
- Как я могу не плакать, когда тебя в любой день могут бросить в тюрьму? Или еще хуже... - Миа не договорила, боясь даже представить то, что произодет в худшем случае. Она всхлипнула и, отстранившись, закрыла лицо руками.
- Не надо, - глухо произнесла она, когда Нэд двинулся было, чтобы утешить ее. - Я знаю все, что ты скажешь. Я сейчас уйду.
Так она и поступила. Нэд вздрогнул от звука захлопнувшейся за ней двери и ожесточенно потер ладонью лоб.
"Моя маленькая сестричка... Как же ты быстро выросла!" Он с горькой нежностью улыбнулся своим мыслям. Давно ли он качал Миа на коленях и мастерил ей тряпичных кукол? А сказки, которые он рассказывал ей перед сном? Сколько историй он умудрился придумать! Впору писать целую книжку для детей.
А теперь он видел перед собой юную целеустремленную девушку, готовую принести себя в жертву тому, что замыслил ее старший брат.
Нэд сильно ударил себя по колену кулаком. Черт его дернул посвятить Миа в то, чем он и его друзья занимались по вечерам! Точнее, о чем разговаривали.
Мужчина взъерошил русые волосы, уже два дня не знавшие расчески, и в задумчивости посмотрел на шкаф, в который только что убрал все свои пробы. Он был очень близок к тому, чтобы разгадать, наконец, тайну заклинания Аны, которое не позволяло пользоваться магией. А разгадав его, можно будет создать обратное заклинание, которое лишит некромантку всех ее сил. "Эффект зеркала", так назвал этот способ старый маг. С ним Нэд беседовал во время своей последней вылазки в ближайший город. Только боги знают, сколько усилий пришлось приложить, чтобы его не хватились
Суть этого метода заключается в том, что ты можешь обратить любое заклинание против его создателя. Допустим, на тебя навели порчу. Зная, кто это сделал, и зная формулу заклинания, можно легко наслать его на автора. Но заклинание на порчу очень простое, его знают даже начинающие колдуны. Конечно, волшебство Аны в сто крат сложнее. Недаром Нэд бился почти целый год, перелопатил кучу книг и, наконец, нашел то, что искал. Достать необходимые ингридиенты было сложнее, но друзья помогли. И вот, он стоит буквально в двух шагах от заветной цели. Господству жуткой парочки будет положен конец! Хватит уже терпеть их сумасбродства! Сколько можно Бейре пользоваться "правом первой ночи", а Ане ставить опыты на ни в чем не повинных людях? Пусть на собственной шкуре испытают то, что они заставили вынести остальных! И жизнь на поверхности гораздо лучше, чем в этих темных подземельях.
Снова раздавшийся стук заставил Нэда вздрогнуть и усмехнуться. Наверняка, его сестра что-нибудь забыла. Вот сейчас войдет в комнату с виноватой улыбкой и посмотрит так чуть искоса, следя за его реакцией.
Нэд покачал головой и широко распахнул дверь.
- 6 -
Прошло еще не менее часа после того, как Рэйн разговаривала с Фангорном, и только тогда появилась Ана. Появилась просто, без грома и вспышек яркого света, точно знала, что вампира этим не поразить.
- Я прошу прощения, за то, что заставила тебя ждать, - почти дружелюбным тоном произнесла она, но Рэйн уловила в ее голосе нотки гнева. Кто-то или что-то очень разозлили некромантку.
- Ничего, я не скучала, - ответила она как можно более смиренно. Однако, Ана была опытна и этим смирением ее было не обмануть.
- Ты вампир, - начала она без предисловий, усаживаясь в одно из кресел. Она уставилась на Рэйн холодным немигающим взглядом. Такие глаза могли быть у змей.
Рэйн, продолжающая стоять, молча склонила голову. Не было смысла в том, чтобы отрицать очевидное.
- Интересная подобралась у вас компания, - Ана подняла руку, поправляя белые волосы, лежавшие тяжело и как-то неестественно. - Вампир, демон, эльф, оборотень, ведьма и люди. Как вы уживаетесь вместе?
Рэйн не сочла нужным отвечать на этот вопрос. Почему бы им и не уживаться? К тому же, общность интересов всегда роднит.
- Скажи мне... - Ана сделала паузу, давая Рэйн возможность назвать себя, но вампир не торопилась произносить вслух свое имя. Она прекрасно знала, что имя, сказанное самим владельцем, дает некроманту власть над ним. Другое дело, если некромант сам догадается или услышит от кого-нибудь.
Ана усмехнулась и скрестила тонкие пальцы.
- Я вижу, ты осведомлена о моих возможностях. Сама догадалась или кто подсказал?
Рэйн усмехнулась не менее широко и наконец позволила себе посмотреть прямо в глаза женщины.
- Был у меня в знакомых один некромант. Он и научил распознавать вас, - она сделала акцент на последнем слове, подчеркивая, что для нее колдуны от мертвецов не более чем еще один вид животных, к примеру.
Ана не могла не уловить намека, однако, выдержка, выработанная, очевидно, с годами, не позволила ей дать понять, что сказанное ее задело.
- Ну что ж, отлично, во всяком случае не нужно будет растолковывать тебе, зачем ты мне понадобилась, - чуть-чуть резковато сказала она, вставая и подходя к Рэйн. Росту в ней было немногим меньше, чем в Рэйн, и вампиру снова пришлось опустить глаза.
- Не так уж часто ко мне попадают такие великолепные экземпляры, - в голосе Аны послышалось скрываемое восхищение. Она обошла Рэйн кругом, словно та была лошадью, выставленной на продажу. Было заметно, что она едва удерживается от того, чтобы не пощупать вампира на предмет пригодности.
- Понимаешь, все надоело, - продолжила Ана, все-таки проведя рукой по плечам Рэйн, волосам и спине. Осмотром она осталась удовлетворена, кивнула и отошла немного в сторону. - Те, кто умирает здесь, умирают в таком страхе перед тем, что с ними будет после смерти, что я не могу заставить их повиноваться.
Рэйн удивленно вскинула брови. Неужели вся эта сила, которая буквально пропитывает Ану, лишь искусная подделка?
- Они настолько зациклены на своем страхе, - снова заговорила Ана, - что просто не понимают приказов. Мои слова для них - пустой звук. Я еще ни разу не сталкивалась с таким экземпляром, как ты.
Рэйн поморщилась от того, что ее назвали экземпляром, но возражать не стала. В конце концов это просто слово, что оно может сделать плохого?
Хотя, помнится ей, что очень давно один колдун говорил ей, что слово в совокупности с магической энергией того, кто это слово говорит, может приобрести силу. И чем больше энергии в говорящем, тем больше вероятность, что слова эти станут заклинанием. А будет оно направлено в сторону добра или зла, это уже неизвестно.
- Мне жаль, но тебе придется задержаться здесь, - Ана склонила голову набок, следя за реакцией Рэйн.
- Почему бы тебе не отпустить моих друзей?
Некромантка пожала плечами.
- Я не могу. Здесь правит Бейра, он решает, оставить их или отпустить.
Рэйн чувствовала, что Ана лжет, но решила пока не выказывать недоверия.
- Почему ты не правишь сама?
- Слишком тяжела ответственность. Принимать решения, отвечать за содеянное, давать людям надежду... Я предпочитаю держаться в тени. Пусть думают, что Бейра правитель. Это его время.
- О правлении и о правителях судят по результатам и помнят по результатам, - заметила Рэйн. Ана чуть склонила голову.
- Мудро сказано, вампир.
- Ты предпочитаешь внушать страх?
- Страх - это власть, - Ана с холодным любопытством глядела на Рэйн. - Тебе это известно?
Вампир покачала головой.
- С вопросами о власти не ко мне, - она подумала, что будь здесь Даниэль, эти двое вполне могли бы найти общую тему для разговора.
Фангорн говорил не вмешиваться в то, что творится здесь, поскольку город обречен. Рэйн была бы рада не вмешиваться, люди, живущие здесь, ее не волновали, она давно утратила то свойство души, которое заставляет сочувствовать всем без исключения, но она не могла заставить себя не думать о спутниках. И только поэтому она намерена была проигнорировать предупреждение темного бога. В конце концов, какое он имеет право указывать ей, как поступать? Столько лет она не слышала о нем...
- Вампир, - окликнула ее Ана. - О чем ты думаешь?
Рэйн обратила к ней задумчивый взгляд.
- Мне нужно увидеть ведьму, - сказала она, хотя вовсе не собиралась это говорить. Но оно и к лучшему: Джейси была единственной, кто мог помочь утолить ту жажду, которая медленно сжигала Рэйн изнутри. Слишком много крови она потеряла. Если бы не это, она бы еще долго держалась на том, что дала ей совсем недавно Джейси.
Ана замерла, потом всмотрелась в лицо Рэйн и, усмехнувшись, понимающе кивнула.
- Значит, вот кто дает тебе тепло, - в ее голосе прозвучали торжествующие нотки. - Я не ошиблась, разрешив Бейре взять ее себе. Ну что ж, - она задумчиво повела рукой. - Я разрешу тебе навестить ее. Чуть позже, - она хотела добавить что-то еще, но тут двери распахнулись, и внутрь ворвался шум.
Ана резко развернулась и уставилась на трех стражников, которые, отчаянно пыхтя, втаскивали в помещение сопротивляющегося мужчину с падающими на глаза светлыми растрепанными волосами. Некромантка нахмурилась и взмахом руки приказала солдатам отпустить пленника.
Рэйн, пользуясь тем, что про нее временно забыли, неслышно отступила назад, продолжая внимательно следить за происходящим.
- Зачем вы приволокли его сюда? - раздраженно спросила Ана. Ее глаза, вмиг ставшие колючими и страшными, цепко оглядывали переминающихся с ноги на ногу стражников.
- Так вы же не сказали, что в тюрьму его, - забормотал один, сдвигая на лоб шлем и дрожащей рукой вытирая пот. - Так мы и решили, что...
- Мне неинтересно, что вы там решили! - прикрикнула на него некромантка. - Пошли вон!
- Но как же... - попытался возразить все тот же стражник.
- Вон!! - рявкнула Ана, поднимая руку. Этого хватило, чтобы в комнате вновь сократилось количество народа.
Рэйн, пронаблюдав, как за перепуганными солдатами захлопнулась дверь, перевела взгляд на стоящего на коленях мужчину. Он опустил голову, изредка встряхивая волосами и шевеля скованными за спиной худыми руками. Казалось, его не волновало то, что перед ним Ана.
- Нэд!
Мужчина вздрогнул и взглянул исподлобья на некромантку, произнесшую имя. Очевидно, это его так звали.
- Я не намеревалась беседовать с тобой сегодня, - со вздохом сказала Ана. - Но раз уж эти бестолочи привели тебя... - она сделала паузу, будто обдумывая, что же делать с пленником. Впрочем, Рэйн сильно сомневалась, что у нее еще не созрело решение по этому поводу.
- Давай не будем тянуть время, Ана, - хрипло заговорил мужчина и с небольшим, но заметным, усилием, поднялся на ноги. Наверное, стражники били его, потому что на угловатом лице промелькнуло болезненное выражение. В конце концов, он выпрямился, и Рэйн впервые увидела его глаза. Они смотрели открыто, без какого либо страха или смущения. Пожалуй, только сожаление читалось в них. Сожаление о чем-то несделанном.
Конечно, Рэйн легко могла бы узнать те мысли, которые обуревали Ану и Нэда, но она редко позволяла себе такое без ведома человека. Именно человека, потому что остальные создания подлунного мира вполне способны были поставить ментальную защиту. Разумеется, если хотели и обладали достаточной силой.
- Ты прекрасно понимаешь, что я не отступлю от задуманного, - мужчина закашлялся. - Слишком долго вы с Бейрой заставляли нас жить так, как хотелось вам. Пришло время положить этому конец!
Он выплюнул последние слова вместе с комочком крови. Побои были сильны. Рэйн повела головой, заставляя себя не смотреть на красную жидкость, медленно впитывающуюся в устилающий пол ковер.
Ана брезгливо поморщилась и отошла на пару шагов от мужчины, словно он мог ее чем-то заразить.
- Положить конец, говоришь? Да кто из твоих дружков посмеет пойти против меня, если я тебя казню?
Нэд побледнел, однако, в его глазах по-прежнему не было заметно страха. Лишь отчаянная решимость погибнуть достойно, если придется.
- Казнив меня, ты ничего не добьешься, - спокойно сказал он, но его плечи чуть опустились. Очевидно, он понимал, что некромантка уже все решила насчет него.
- Возможно, - легко согласилась с ним Ана, вытягивая руки вдоль боков. - Но я избавлюсь от одного заговорщика. Главного заговорщика. Стража!! - выкрикнула она.
Прибежавшие на зов солдаты снова схватили несчастного, однако, не сдавшегося, человека и поволокли прочь из комнаты. У самой двери он обернулся, и нахмурившаяся Рэйн случайно уловила его мечущуюся мысль. "Миа!! Сестра!!"
- Покоя нет, - пробурчала Ана, массируя виски. - Ты видишь? - она повернулась к вампиру. - Завтра я его казню.
- Это необходимо? - осведомилась Рэйн. - Он не показался мне опасным.
- Все они неопасны на первый взгляд, - деревянным смехом рассмеялась некромантка, будто этот короткий разговор подействовал на нее не в лучшую сторону. - Думаешь, я не знаю, что таких, как он, здесь уже не один и не два? Их становится все больше и больше! Это надо остановить, - она прошлась по комнате, остановившись около трюмо, и взяла в руки флакон с голубоватой жидкостью. - Я бы, конечно, допросила его, но время не ждет. Чем быстрее главарь будет казнен, тем лучше.
Она нервно сдернула у флакона крышку, и по комнате поплыл легкий, едва уловимый, аромат духов. Что-то цветочное, Рэйн никак не могла разобрать.
- Надо еще будет проверить его сестру, - задумчиво произнесла Ана, прикладывая смоченные духами пальцы к шее. Вампир вскинула голову.
- Она здесь ни при чем, - быстро сказала она, сама удивившись тому, своим словам. Какое ей дело до незнакомой девушки? Наверное, просто жаль парня, искренне переживающего за свою сестру.
Некромантка изогнула брови, с интересом глядя на Рэйн.
- Ты успела залезть к нему в мысли? - она была явно довольна этим фактом. Рэйн пожала плечами.
- Чисто случайно. Он думал слишком громко.
Ана все смотрела на нее, что-то прикидывая.
- Ступай, - приказала она, наконец. Рэйн подумала, что ослышалась.
- Иди, - повторила Ана, делая жест в сторону двери.
- Ты меня отпускаешь? - недоверчиво осведомилась Рэйн. Некромантка расхохоталась, будто вампир и впрямь сказала нечто смешное.
- Ты никуда отсюда не денешься, вампир, - она выглядела, как кошка, укравшая сметану. - Во-первых, ты не оставишь своих спутников. Во-вторых, ты мертва, и моя магия не позволит тебе уйти без моего на то разрешения. Волей-неволей ты пробудешь здесь столько, сколько будет нужно мне.
Она широко улыбнулась, демонстрируя великолепные зубы. Рэйн молча согласилась с ней во всех позициях. К тому же, ей уже было интересно, чем закончится противостояние некромантки и молодых бунтовщиков. И плевать на то, что говорил Фангорн.
- 7 -
- Где ты был сегодня?
Мелодичный голос, раздавшийся от входа, побуждает темного бога обернуться. И просиять улыбкой.
На пороге стоит его мать. Прекрасная, статная, истинная женщина в лучшем смысле этого слова. Тяжелая коса с проглядывающими седыми волосами несколько раз оборачивает голову, укладываясь в замысловатую прическу. Фангорн не понимает, зачем носить такие пирамиды, но его матери это идет, и он готов смириться со своим непониманием.
Серо-голубые глаза, наполненные знанием. Тонкие лучики морщинок, разбегающиеся в разные стороны по загорелой коже. Прямой нос, красивые губы, волевой подбородок... Фангорн готов любоваться своей матерью вечность, но даже этого ему было бы мало.
Богиня мудрости не пытается молодиться, как многие бессмертные. Она достаточно умна, чтобы понимать, что красота заключена не в облике, а в том, как себя держишь, как ведешь, как разговариваешь.
- Мама! - Фангорн порывисто вскакивает на ноги и бросается к богине. - Давненько я не имел удовольствия видеть тебя в моем скромном жилище.
Лориэн смеется низким грудным смехом и позволяет своему сыну обнять себя.
- Да уж, жилище скромное, - она с насмешкой оглядывает пристанище темного бога. Нельзя сказать, что оно блистает богатством, но до аскетизма здесь очень и очень далеко. Впрочем, ее Фангорн всегда любил помпезность.
- Скажи мне, сын, - начинает богиня, присаживаясь на краешек мягкого дивана и глядя на темного бога, пристроившегося у ее ног, - зачем ты снова ходил к этой смертной?
Фангорн мрачнеет. Нет, он, конечно, не смел надеяться, что эта вылазка укроется от всевидящих глаз его матери, но так скоро...
- Я всего лишь сказал ей, чтобы она не вмешивалась в то, что происходит в том городе, - буднично говорит он, тщательно маскируя свои истинные чувства под маской безразличия. Лориэн светло улыбается и опускает ладонь на черные волосы мужчины.
- Не надо скрывать от меня правду, - тепло произносит она. - Я мать, я пойму.
Темная половина Фангорна может напомнить женщине о том, что она не поняла его, когда он безумствовал несколько тысячелетий, не находя себе покоя. Но светлая половина лишь улыбается и прижимает материнскую ладонь к щеке.
- Есть воспоминания, мама, которые не хочется забывать, - его голос становится задумчивым. - Рэйн относится к этой категории.
Лориэн хмурится.
- И тебя не страшит даже то, что Старшие боги накажут тебя за неповиновение? - сердце матери не может не тревожиться за судьбу единственного сына. Фангорн качает головой.
- Они уже сделали со мной самое страшное, что только я мог представить...
Лориэн подается вперед, затив дыхание.
- Они заставили меня снова пройти через весь тот ужас и ту боль, что я причинил когда-то людям, - Фангорн прячет лицо в коленях женщины. - Это страшно, мама.
Лориэн снова опускает руки на голову сына, ласково поглаживая его. Она знает, что Эйлос навещал Фангорна на Серых Полях, знает она и то, зачем юный бог наведывался туда.
- Я бы могла сказать, что ты любишь эту женщину, - пару минут спустя говорит она. Фангорн недоуменно смотрит на нее.
- Но твое сердце не может любить, - продолжает богиня, печально улыбаясь. - Твоя сущность может лишь ненавидеть. И она отдается этому чувству полностью.
Темный бог отводит глаза. Его мать права. Ни Жизнь, ни Смерть не имеют сердца. Их благосклонность страшна. Вечно живой, как и вечно мертвый, обречены скитаться по земле, не находя смысла в своем существовании.
Они разговаривают долго, мать и свернувшийся у ее ног грозный сын. Говорят обо всем, кроме той темы, что затронули в самом начале. Фангорн просто не знает, как объяснить Лориэн, что он испытывает странную привязанность к голубоглазому вампиру. Это не похоже на привязанность бессмертных к своим любимчикам людям. Это не любовь, не вожделение. Просто желание снова поговорить с тем, кто делил с ним когда-то темное время суток, кто помнит его таким, каким он может быть на самом деле. Фангорн чувствует необъяснимую гордость за Рэйн. Она является созданием той его половины, которая сейчас тщательно прячется, и она смогла выстоять под напором черного ветра, сбивающего с ног. Творение было совершенно.
Лориэн больше не спрашивает сына о смертной женщине. Она знает, что Фангорн снова пойдет к ней, не раз и не два. И даже угроза того, что Старшие боги превратят его в обычного человека, его не остановит. Дело здесь не в принципе и не в желании доказать что-то остальным бессмертным, нет. Темному богу не хватает тепла, элементарного общения. Боги избегают его, боясь связываться с властителем судеб. Только Эйлос может назваться его другом, но бог ветра столь непостоянен, что его никогда нет на месте. Его дом - весь мир, и угнаться за ним довольно сложно. Даже собственная мать Фангорна редко выкраивает время, чтобы поговорить с ним. А это ведь очень утомительно, нести на своих плечах такой груз.
Лориэн до сих пор винит себя за то, что когда-то давно не поддержала Фангорна, когда затмение снизошло на его разум, заставив творить вещи, о которых он сожалел до сих пор. И она знает, что он так ей этого и не забыл.
- Знаешь, сын, - говорит она, уже стоя у дверей и собираясь прощаться, - люди иногда говорят правильные вещи.
- О чем ты, мама? - Фангорн приобнимает женщину за плечи. Лориэн вскидывает голову и вглядывается в спокойные глаза мужчины.
- Дети сначала любят своих родителей, потом начинают их осуждать и очень редко прощают.
Она мягко высвобождается из ослабевших рук темного бога и неспеша идет по узкой тропинке, ведущей вниз.
Фангорн все стоит и стоит, глядя вслед той женщине, что подарила ему этот мир, который чуть позже он принял во владение...
- 8 -
Рэйн шла по сумрачному коридору, разглядывая попадающихся ей навстречу людей. Все они спешили по своим делам, и никому не было дела до одинокого вампира. Пожалуй, только стражники окидывали ее настороженными и одновременно оценивающими взглядами.
Внезапно Рэйн показалось, что она увидела Кармина, и она поспешно отвернулась, надеясь, что капитан будет слишком увлечен разговором, чтобы смотреть по сторонам.
Дождавшись, когда солдаты прошли мимо, Рэйн снова пустилась вперед.
Она не знала, где искать Джейси, хотя интуиция подсказывала ей, что в это время она может быть только в покоях Бейры.
При этой мысли Рэйн сжала кулаки и прибавила шаг. Она не имела права оставлять девушку наедине с этим карликом. Впрочем, теперь уже было поздно.
Отрадно было сознавать лишь то, что вампир, в отличие от своих спутников, вполне могла творить здесь свою магию. На нее заклятие, наложенное Аной, не действовало. Возможно, некромантка зря надеялась на то, что Рэйн ее пощадит. Но даже она не могла запретить мертвецам чародействовать.
Вампир еще раз свернула на повороте и остановилась. "Вот я и у цели".
- Стоять, куда прешь?! - грубо окрикнул ее стражник и выставил вперед копье. Рука Рэйн неосознанно потянулась к тому месту, куда ее не так давно ранили.
- Стоять, кому говорю!! - снова гаркнул солдат, но Рэйн было не до него: легонько отодвинув опешившего толстяка в сторону, она зашла в комнату.
Солдат не сразу понял, почему он не сумел помешать ей войти. Словно какая-то пелена застлала его глаза, на время погрузив в небытие.
Сначала ей показалось, что помещение пустует. Взгляд ее заметался, останавливаясь на разобранной широкой кровати, разбросанных по полу осколках стекла и фруктах, и, наконец, уперся в съежившуюся за кроватью фигурку. Джейси...
- Джейси?!
Заслышав голос, девушка подняла голову и посмотрела сквозь спутавшиеся волосы на того, кто стоял на пороге.
- Рэйн... - прошептала Джейси, протягивая вперед дрожащие руки. В мгновение ока вампир оказалась рядом с ней, обнимая ее, укачивая в своих объятиях.
- Что он сделал с тобой?!
Стражник, внимательно прислушивающийся к тому, что творилось с новой наложницы в покоях Бейры, вздрогнул от низкого горлового рычания, прошедшего сквозь дверь и растворившегося ветром в темном коридоре. Будь его воля, мужчина бы здесь не остался, но неповиновение повлекло бы за собой неминуемую смерть.
Джейси дрожала, просто дрожала, как будто она не могла больше плакать, не потому что не хотела, а потому что она выплакала все свои слезы. Она вцепилась в руки Рэйн, словно та была ее единственным якорем, словно отпусти она Джейси - и девушка исчезнет.
Рэйн осторожно подняла ведьму и усадила ее на кровать.
- Девочка моя, единственная моя, он сделал тебе больно?!
Джейси вздрогнула, услышав это. Несмотря на то, что она знала, что Рэйн говорит эти слова исключительно для ее успокоения, она хотела слышать их. Хотела знать, что нужна кому-то в этом мире.
- Скажи мне, - настойчиво повторила Рэйн, беря лицо девушки в ладони и заставляя ее открыть глаза. - Что случилось?
Джейси только ближе прильнула к вампиру, молча моля ее, чтобы она больше ни о чем не спрашивала. И Рэйн не стала. На этот раз ей не составило труда прочесть то, что творилось в голове у девушки.
Сила любой ведьмы более прочна, если колдунья продолжает оставаться невинной. Это своего рода стабилизатор магических действий, не позволяющий могуществу совершать резкие переходы. Потеряв невинность, ведьма не может быть уверена в том, что сила, распирающая ее изнутри, не захочет однажды самостоятельно прогуляться по миру. Это всегда заканчивается смертью одной из сторон.
Верховные ведьмы стараются балансировать. Им нельзя разубеждать своих товарок в том, что Господин регулярно оказывает им знаки внимания, но в то же время нужно оставаться чистой телом, чтобы силы продолжали расти постепенно, а не скачками.
Бейра отнял у Джейси этот баланс.
Ведьма всхлипнула, ощутив, как горячий ветер обнимает ее, шепчет что-то на ухо, успокаивая. Она вскинула голову, ища взгляд Рэйн.
Вампир улыбнулась ей, и эта улыбка пробудила в Джейси одновременно трепет и ужас. Глаза Рэйн наполнились темным светом, который не имел ничего общего с силой вампира. Красивое лицо Рэйн превратилось в ничего не выражающую, тщательно сделанную маску. И только глаза все светились огоньками.
- Он поплатится, Джейси, клянусь тебе, - жаркий шепот обернулся вокруг ведьмы, обжигая ее своим прикосновением. А она продолжала плакать тихими, серебристыми слезами, оставляющими отметины в душе вампира. И Рэйн вдруг ощутила, как поднимается в ее душе голод. Она зажмурилась на мгновение, пытаясь прогнать его, понимая, что сейчас не время, но тщетно. Тогда она глубоко вздохнула. Это тоже не помогло.
Джейси поняла, почему Рэйн так внезапно отстранилась от нее. И это заставило ее перестать плакать. Слезы просто высохли, когда девушка протянула руки, чуть касаясь ладонями лица вампира. Если это поможет ей забыть о Бейре, то пусть будет так.
Стоящий за дверью солдат прижался ухом к замочной скважине, стараясь расслышать то, что творилось в личных покоях его правителя. Тишина, сочащаяся оттуда, вызывала подозрения. Постояв пару минут и так ничего и не услышав, стражник решительно вытащил из ножен меч и ворвался внутрь.
Он думал, что готов ко всему. И однако же застыл на месте, когда Рэйн зарычала, повернув голову в его сторону. Он что-то нечленораздельно захрипел и попятился назад, со страхом глядя на разъяренную женщину, нависшую над распластавшейся на кровати наложницей повелителя и смотрящую на него. Ноги от ужаса стали ватными, когда яркий огонь вспыхнул вокруг пленниц подземного города, на мгновение скрыв их от взгляда солдата. Он сглотнул, нащупывая ручку на двери. Как они могли творить магию здесь??
Рэйн оскалилась, глядя, как поспешно воин исчезает за порогом, потом снова склонилась над Джейси. Ее зверь прорывался наружу. Глаза превратились в синее пламя, зрачки исчезли под наплывом чувств.
Увидев, как напряглась ее голова перед ударом, Джейси замерла. Иглы клыков остро вонзились в шею, и девушка вздрогнула, давя рвущийся крик.
Их накрыло волной, и сила Рэйн пронеслась по комнате обжигающим ветром. Ветром, созданным вампиром, держащим в своих объятиях дрожащую ведьму.
Горячая ладонь зажала рот Джейси, не позволяя ей вдохнуть так глубоко, как хотелось. Промелькнули полуночно-синие глаза, вниз по телу девушки соскользнула рука, волосы удушающей волной коснулись лица. Сила вампира танцевала на коже Джейси.
Ведьма все-таки вздохнула и выгнулась, чувствуя, как напрягается рядом с ней Рэйн, чтобы не дать набирающему размах ветру выйти за пределы комнаты. Ее губы разжались, и невнятный шепот достиг слуха Джейси:
- Он поплатится...
Джейси попыталась улыбнуться, впиваясь ногтями в тонкую рубашку Рэйн. Она словно падала в темноту, бездонную, бесконечную, и постепенно сама становилась этой темнотой, в то время как вампир тянула из нее жизнь вместе с кровью.
Где-то на краю затуманенного сознания мелькнула мысль о боли, теряющейся среди удовольствия.
Стоящие на столе свечи вдруг погасли в один момент, когда Рэйн особенно сильно сжала зубы. Ведьма вскрикнула и упала в водоворот, в котором больше не было времени, где все смешалось в единый клубок. Окружающая обстановка потеряла свое значение, и Джейси негромко ахнула, когда яркий, слепящий глаза, синий свет внезапно заискрился вокруг. Девушка уже не могла разобрать, где она, кто она. Ей на миг показалось, что она стала частицей этого света, который, вспыхнув последний раз, растворился в темноте.
Она пребывала в холодном огне, заставляющим замирать попеременно то душу, то тело, сгорая и возрождаясь вновь, подобно той птице, что живет на краю мира. Таинственное пламя, не имеющее цвета, густое, затягивающее, как болотная трясина... Глухая бездна...
Джейси вскрикнула, почувствовав то, что ощущала Рэйн. Ненависть. Слепая, не слышащая ничего ярость. И не было той ненависти ни конца, ни края. Она хлестала отовсюду, круша в своей безудержности все, что попадалось ей на пути.
На какое-то мгновение девушка стала Рэйн, ее сущностью, сумрачным сердцем. И ахнула во внезапной пустоте того, что было душой вампира, заметавшись меж молчанием и криком, не зная, что может принести облегчение. Неясный смутный шепот... Неслышные шаги приближающейся смерти, манящая блаженством темнота... И краткое, почти нереальное, мгновение горького одиночества...
Откинувшись назад, Джейси с силой оттолкнула от себя Рэйн и замерла. В ее глазах медленно стыло томительное полуночное наслаждение.
- Ты знаешь, раньше колдовство считалось преступлением, и женщин, которых подозревали в занятии им, сжигали.
Ведьма совершенно неожиданно для себя громко рассмеялась, услышав глухой голос вампира.
- Это необходимо было сказать именно сейчас?
Рэйн тоже засмеялась, пригладила растрепавшиеся волосы девушки и всмотрелась в ее лицо.
- Необходимо, ты сама знаешь.
Джейси слабо кивнула и подняла руку, желая коснуться двух аккуратных дырочек на шее. Дикое блаженство бытия заменило собой очарование темноты, которым столь щедро делилась с ней Рэйн. И внезапно со всей ясностью девушка поняла, насколько сильно ей хочется жить.
- Теперь ты понимаешь, почему я не хотела делать это с тобой?
Джейси повернула голову. Рэйн полулежала рядом с ней, оперевшись на руку, и в ее глазах читалась печаль.
- Я забираю у тебя самое драгоценное, что есть у человека: твою жизнь. А взамен ты получаешь ту тьму, что роится внутри меня, - голос вампира был спокоен и ровен, словно ничего и не было. - Не совсем равноценный обмен, как ты считаешь?
Джнйси никак не считала. У нее не было желания говорить именно в этот момент. Она ткнулась лбом в плечо Рэйн и замотала головой.
Запах сохнущего сена вдруг наполнил пространство, и Джейси порывисто улыбнулась. Этот аромат напомнил ей босоногое детство, старую изгородь, покосившуюся от времени, полуразвалившийся сарай с огромными охапками скошенной травы, заготовленной на зиму.
Она стояла на краю своей родной деревни, глядя на раскинувшуюся перед ней долину, объятую покоем, касаясь ладонью ствола старого дерева, склонившего к ней свои ветви. Листья, которые дожди в этот раз обошли стороной, робко шептались о чем-то своем. Воздух дышал соленым ветром, прилетевшим с лениво катившего неподалеку свои волны моря. Где-то слышался неровный топот скакуна: это сосед возвращался с ярмарки домой.
Джейси прищурилась, глядя на алые небеса, на тот пожар, что сотворило дневное светило, отправляясь на покой. Завтра будет ветер?
- Будет ласковый дождь, - шепнул ей на ухо знакомый голос, и ведьма, вмиг очнувшись от наваждения, недоуменно поглядела на склонившуюся к ней Рэйн.
- Что это? - немного резко спросила она.
- Сегодня я проснулась от сна, который мне не принадлежал, - чуточку лениво улыбаясь, проговорила Рэйн. Ее большой палец поглаживал пальцы Джейси, снова и снова. Она устала, но не хотела оставлять девушку.
- Мне захотелось отблагодарить тебя за него. Я думала, тебе понравится.
Джейси потянулась, чтобы поцеловать Рэйн в щеку.
- Мне нравится. Спасибо, - она внезапно вспомнила о том, что должно было произойти сегодня. - Ты была у Аны?
Вампир нехотя кивнула и на мгновение прикрыла глаза. Спать...
- Я останусь у тебя, и завтра мы все обсудим, - она подтянула к себе большую подушку и почти сразу же провалилась в сон. Так бывало всегда, когда она получала кровь после долгого перерыва. И случилось сейчас, после недавней большой кровопотери.
Джейси чуть улыбнулась и, наклонившись, прикрыла Рэйн одеялом. Она тоже устала, столько всего произошло. Однако, после прихода Рэйн все мысли, которые обуревали разум ведьмы, успокоились и залегли на дно. Быть может, завтра она снова начнет плакать, но сегодня ей было спокойно.
Девушка свернулась клубочком около вампира и закрыла глаза.

0

10

Глава 9. Пытаться убежать...

- 1 -
Стук в дверь.
Громкий, настойчивый стук, совсем не собирающийся прекращаться.
Ведьма неохотно приоткрыла глаза и перевернулась на другой бок. Создавалось впечатление, что она только что заснула, такая жуткая усталость ощущалась во всем теле. Девушке потянулась, надеясь, что этот нехитрый способ прогонит сон. Наверное, надо было встать и пойти открыть дверь.
"Она закрыта?!" Джейси аж подскочила. И действительно увидела большой засов, мешающий гостям, продолжающим настукивать, проникнуть внутрь. Девушка растерянно почесала затылок. Она абсолютно не помнила, чтобы вставала ночью. То, что она не лунатик, это точно. Ведьмы лунатиками не бывают. А если бывают, то это ненастоящие ведьмы.
Джейси потрясла головой, прогоняя остатки трусливо сбежавшего сна, и взглянула на Рэйн. Признаться, девушка была немного удивлена, увидев ее здесь. Она полагала, что вампир поднимется гораздо раньше ее и уйдет. Но нет, Рэйн мирно спала, даже не реагируя на раздражители в виде ломающейся от напора посетителей двери.
Этот факт слегка обескуражил Джейси, и она осторожно потрясла Рэйн за плечо. Ничего. Джейси усилила нажим. Тот же результат.
Вообще-то, ведьма не любила паниковать и не очень умела это делать, однако, кажется, пришло время научиться.
Рэйн не дышала. То есть совсем. И Джейси лихорадочно попыталась вспомнить, а практиковала ли Рэйн дыхание раньше. Быть может, так и должно быть? Может, Рэйн и должна выглядеть такой... мертвой?!
Мысль, внезапно пришедшая девушке в голову отбросила ее назад, к стенке кровати, к которой она незамедлительно прижалась, пытаясь натянуть одеяло себе на голову. Попытка не удалась, поскольку Рэйн, лежащая на том самом одеяле, весьма крепко прижимала его к постели.
Джейси почти уже плакала, не реагируя на сотрясающуюся дверь, когда глаза вампира вдруг резко раскрылись, и Рэйн повернула голову, глядя на ведьму. Девушка испуганно сглотнула, потому что ей показалось, что Рэйн ее не узнает.
- Привет, - хрипловатый голос вампира наполнил собой помещение. - Что за стук?
Не в силах вымолвить ни слова Джейси кивнула на ходящую ходуном дверь. Темные, почти черные, глаза Рэйн обратились в указанном направлении.
Молнией пронеслись в голове Рэйн воспоминания, и она в одном размытом движении соскочила с кровати. Джейси только получше закуталась в одеяло.
- Да в конце концов, это моя спальня!! - раздался из коридора гневный мужской голос. Рэйн усмехнулась, не скрывая удовольствия: Бейра гневался.
Вампир потянулась, возвращая мышцам подвижность. Сегодня она спала долго, хотя и не планировала этого. Но все, что ни делается, к лучшему: она чувствовала себя бодрой и свежей и готова была к любым испытаниям.
Которые грозили начаться прямо сейчас: стражники уже почти сломали засов. Рэйн выпрямилась, прикидывая, как поступить. Она, конечно, могла бы налететь на них вихрем, не дав опомниться, и закружить в смертельном танце. Но был ли смысл в подобных действиях?
Поэтому вместо того, чтобы кинуться в бой, вампир остановилась и стала ждать, когда же нерадивые солдаты, подстегиваемые Бейрой, сумеют войти внутрь.
Слишком долго ждать не пришлось: боязнь гнева своего господина заставила стражников приложить максимум усилий и вышибить наконец эту несчастную дверь.
Первым, полыхая злобой, в комнату ворвался царственный карлик. Следом за ним, стараясь не отставать и в то же время не наступить на него, шествовали уставшие, но не растерявшие боевой дух, воины.
- Что здесь... происходит? - голос Бейры, высокий и требовательный в начале фразы, заметно понизился, когда мужчина увидел, что его новая наложница в комнате не одна.
Рэйн стояла, скрестив на груди руки, и смотрела на Бейру. Вообще-то ей очень хотелось проделать с ним что-нибудь ужасное в отместку за то, что он сотворил с Джейси, но она решила, что еще успеет насладиться страхом в его глазах. Всему свое время.
- Ты та женщина, которую Ана потребовала себе? - Бейра, явно не подозревая, какие мысли крутились в голове у вампира, смело подошел ближе. И так же смело позволил себе дотронуться до щеки вампира.
Рэйн ничем не выказала своего неудовольствия, даже не моргнула.
Джейси затаила дыхание, не отводя взгляда от разворачивающейся перед ней картины.
- И о чем вы с Аной вчера беседовали? - Бейра склонил голову набок, пристально оглядывая Рэйн. - Уж не обо мне ли?
Рэйн чуть улыбнулась, но ничего не ответила. Пусть думает, что хочет.
- И что же ты делаешь здесь? - Бейра начинал потихоньку раздражаться от того, что это высокая красивая женщина совершенно не боится его. Мало того, она, похоже, считает себя отнюдь не пленницей.
- Пришла проведать свою подругу? - мужчина потер подбородок и посмотрел на ведьму, продолжающую сидеть на кровати. - Ты видишь, жива и здорова. Я старался как мог, - он гулко захохотал, откинув назад голову. И не заметил того, каким гневом полыхнули глаза Рэйн при этих словах.
- Прочь с дороги!! - резкий женский голос моментально оборвал смех Бейры, и мужчина быстро обернулся.
- Ана? - чувствовалось, что он неподдельно удивлен. - Давненько ты не заходила в мои покои.
- Я бы и сейчас не пришла, - огрызнулась женщина. - Я искала мою новую забаву.
"Забава", о которой шла речь, продолжала стоять, не шелохнувшись. Честно говоря, она думала, что уже никогда не ощутит на себе цепи. Однако же, все повернулось по-другому.
- Отведите ее к остальным слугам и накормите, - приказала Ана, указывая на Джейси. Ближайший стражник низко поклонился и ринулся выполнять повеление. Успевшая проголодаться ведьма покорно позволила ему увести ее.
Рэйн проследила, как закрылась за Джейси дверь, и разрешила себе глубокий выдох. Очередь была за ней.
- Ступай в мои комнаты, - гораздо мягче, чем до этого, произнесла Ана, и даже улыбнулась. - Если хочешь, можешь прогуляться по городу.
Рэйн кивнула, показывая, что поняла, и через мгновение ее в помещении уже не было.
- Ты спятила?! - Бейра маленькой, но весьма воинственной, бурей налател на супругу. - Она же сбежит! И друзей своих прихватит заодно!
Ана поморщилась, взмахом руки отпустила оставшихся стражников и, наконец, обратила взгляд к мужчине.
- Ты дурак!! - свистящим шепотом сказала она. - Когда ты научишься сначала думать, а потом делать?
Бейра замахнулся было на нее, но тут же отступил назад.
- О чем ты?
Ана мрачно усмехнулась и, сделав несколько шагов, села на кровать.
- Она не уйдет, - она огляделась вокруг и спросила: - Хорошо повеселился?
Бейра приосанился и пригладил бороду.
- Не в пример тебе, - горделиво проговорил он. Ана расхохоталась, и ее смех заставил Бейру насторожиться. Он прекрасно знал свою жену.
- Ты всегда отличался умением выбирать наложниц, - отсмеявшись, некромантка снова встала и нависла над мужчиной. - Ты знаешь, кому принадлежит твоя...? - она щелкнула пальцами, и Бейра торопливо сказал:
- Джейси.
- Джейси, - повторила Ана. Бейра мотнул головой.
- И кому же? - в его голосе появился вызов. - Кто может соперничать со мной?
Ана усмехнулась непомерно раздутому эго маленького человечка.
- Ведьма принадлежит Рэйн.
Бейра нахмурился.
- Кто это?
- Та, что вышла сейчас из комнаты, - некромантка улыбнулась жуткой, неприятной улыбкой. Бейра, не заметив этого, пожал плечами.
- Хочешь сказать, она ее женщина? С этим я справлюсь, - он засмеялся, довольный собой. Ана покачала головой и погладила его по щеке.
- Нет, дорогой. Ведьма ее избранная. Я так думаю, - добавила она чуть тише.
Но Бейра последние слова не услышал.
- Что это значит? Госпожа и слуга? Так даже интереснее. Мы можем делить маленькую Джейси между собой.
- Вампиры не делятся избранными! - рявкнула Ана, потеряв терпение. Бейра, с лица которого моментально сползла ухмылка, слегка побледнел.
- Вампиры?
- Именно, - некромантка подошла к столику и налила вина в высокий бокал. - Ты отлично постарался разжечь в Рэйн ненависть к себе.
Бейра сглотнул и дернул себя за правый ус.
- Какая ненависть? - его голос чуть заметно дрожал. - О чем ты?
Ана залпом выпила вино и налила еще.
- Вампирам всегда очень дороги те, кто делится с ними жизнью. Ты умудрился затронуть святое, - она повернулась к мужчине. - Избранными просто так не становятся.
- Да с чего ты вообще взяла?! - хорохорился Бейра, стараясь скрыть свой испуг. - Она вампир? Что за избранные?
Ана задумчиво повертела в тонких пальцах бокал, изучая игру огня свечей на его гранях.
- Для вампиров существуют несколько категорий людей: те, у которых они отбирают кровь насильно, те, кто дает им кровь один или несколько раз, и те, с которыми они делят свою вечность. Избранные.
Бейре все это было неинтересно, но он не желал вызывать гнев Аны, поэтому делал вид, что внимательно слушает.
- Так вот, - продолжала Ана, - таких избранных много не бывает. Как правило, это люди - обычно люди -, к которым вампир питает определенные чувства: родственники, друзья, возлюбленные... И связь, которая устанавливается между вампиром и его избранным, порвать практически невозможно. Она остается на века. Ты встал между ними.
Бейра вздрогнул и поежился.
- И что теперь? - как-то жалостливо спросил он. Ана небрежно пожала плечами, ставя бокал на место.
- Ничего. Она тебя запомнит.
И такое выражение появилось на ее лице, что мужчина попятился назад и, запнувшись обо что-то, со всего размаха упал на пол. Некромантка поморщилась и отвернулась.
- Мой повелитель!
Ана краем глаза проследила за вбежавшим в комнату Сэнтосом, который тут же бросился поднимать Бейру. Карлик со злостью оттолкнул руки вельможи и встал сам.
- Что ты здесь забыл? - буркнул он. Сэнтос склонился перед ним в поклоне.
- Господин, палач ждет.
Бейра застыл на мгновение.
- Палач? Какой палач?
Сэнтос растерянно посмотрел на Ану, но та сделала вид, что происходящее ее не касается. Вельможа зашевелил губами.
- Я жду!! - рявкнул Бейра, топнув ногой. Сэнтос вздрогнул и поспешно опустил глаза.
- Сегодня казнь Нэда, мой повелитель.
Карлик наморщил лоб, вспоминая.
- Кто это? - с раздражением спросил он.
- Один смутьян, который заслуживает смерти, - скучающе ответила вместо Сэнтоса Ана, разглядывая свои длинные ногти. - Вчера я приказала его арестовать.
Бейра покраснел.
- Ты приказала? Какое право ты имеешь отдавать приказы?! Здесь этим занимаюсь я!! Я!!! Ты забыла?!
Если он намеревался этим криком заставить Ану устыдиться, то он крупно просчитался. Некромантка почти не изменилась в лице, выслушав эту тираду, лишь чуть сузились ее зрачки.
- Сэнтос, ты можешь быть свободен, - спокойно сказала она, и вельможа не замедлил воспользоваться ее предложением. Мгновение - и в комнате снова осталось двое.
- А теперь послушай меня...
Бейра чуть не потерял сознание, когда Ана взлетела над поверхностью пола и понеслась к нему в ореоле собственных волос, развеваемых невесть откуда взявшихся ветром. Он что-то закричал, но его голоса не было слышно.
- Ты жив, потому что я этого хочу!!! - взревела некромантка, паря перед замершим в ужасе Бейрой, который был не в силах сдвинуться с места, прикованный взглядом горящих глаз женщины.
- Не будет меня, не будет и тебя, ты забыл?!
Карлик замотал головой, бледнея от холодного шарящего ветра, бродящего по комнате. Рука Аны мелькнула перед его взором размытой полосой, и женщина схватила Бейру за волосы, отгибая его голову назад.
- Я говорю тебе, что делать!!
Бейра уже не мог кивать и только смотрел в искаженное злобой лицо Аны, бывшее так близко от его собственного лица.
- Отлично, - удовлетворенно пробормотала Ана и медленно отпустила Бейру. Тот не стал раздумывать и со всех ног, которые немилосердно дрожали, бросился прочь.
Некромантка опустилась на пол, усмехаясь, и подошла к зеркалу. Поправляя прическу, она улыбнулась своему отражению и спустя пару минут вышла из комнаты.
- 2 -
Устало стерев со лба пот, Грант опустил занесенную было над головой кирку и присел на корточки, раздумывая, а не пойти ли и не взять ли еще кружку воды. Не то, чтобы ему хотелось пить, но хоть как-то отвлечься от этого непрерывного стука. Да еще непроницаемое лицо стражника, постоянно прохаживающегося рядом... Все это выводило вора из себя. Не будь он уверен в провале, он бы давно затеял бунт. Только вот кто бы его поддержал? Морт, безусловно. А еще? Остальные пленники наверняка бы встали на сторону стражи, чтобы выслужиться, и неизвестно, кто бы усердствовал больше: солдаты или товарищи по несчастью.
- Приятель, не делай такое задумчивое лицо, а то вызовешь к себе ненужный интерес.
Грант очнулся от своих размышлений и взглянул на ухмыляющегося Морта, мерно работающего киркой справа от него. Мужчина ответил ему такой же ухмылкой и покачал головой.
- Ты знаешь, быть может, мне и впрямь не хватает интереса к моей персоне. Украсть что-нибудь разве...
Демон хлопнул его по плечу.
- Ну так разведай, где тут у них талисман, да и стащи его. И себя развеселишь, и пользу принесешь.
Грант вскинул брови, признавая идею друга достойной внимания. В самом деле, талисман им и так, и так нужен, почему бы и нет?
- Если бы я мог хоть на пару часов выбраться отсюда, - мужчина огляделся по сторонам. - Но вряд ли мне позволят это сделать.
- Зато мне позволят.
Грант резко обернулся на послышавшийся совсем рядом голос и со смесью удивления и радости вгляделся в тревожные волчьи глаза на человеческом лице.
- Сторм, дружище! - демон хотел было обнять присевшегося на корточки оборотня, но вовремя вспомнил о наблюдающем за ними стражнике и ограничился широкой улыбкой и коротким приветственным кивком. - Ты откуда?
Сторм встряхнулся и моргнул.
- Надоело шататься по подземелью, - глухим и ломким голосом произнес он, потом чихнул, сморщив нос. - Как вы тут, в такой пыли?
- А вот так вот, - Грант для вида еще пару раз махнул орудием труда и снова повернулся к Сторму. - Ты где пропадал?
Вервольф помотал головой, стряхивая с темных волос каменную крошку.
- Везде помаленьку. То тут, то там... Здесь этих стражников как рыбы в море, - Сторм огляделся. - Так что я слышал про талисман? Вы вознамерились его украсть?
Морт шевельнул крыльями.
- Ну, украсть, это громко сказано... Найти и забрать, так будет вернее.
- Я могу разузнать, где его прячут, - рыкнул Сторм. Грант ближе придвинулся к нему, прищурив глаза.
- Уверен?
Вервольф смерил его взглядом.
- Разумеется, я уверен, иначе бы не предлагал, - фыркнул он. - Тем более, что я единственный из всех нас, кто может беспрепятственно бродить по городу, - он немного подумал и добавил: - Ну, почти беспрепятственно.
Грант переглянулся с Мортом, и последний кивнул, подтверждая слова оборотня.
- Договорились, - вор покосился на любопытствующего стражника, который уж в третий раз прошел мимо них, явно прислушиваясь. - Как узнаешь что-нибудь полезное, так сразу к нам.
Сторм кивнул и уже собрался было исчезнуть так же незаметно, как и появился, когда Грант вдруг схватил его за руку.
- Слушай, - зашептал он, и в его глазах появилось просительное выражение. - Разыщи Сабрину, проверь, как она там, ладно? А потом мне расскажешь.
Вервольф ухмыльнулся и, не потрудившись ответить, вырвался из рук вора. Грант проводил его взглядом и повернулся к Морту.
- Он узнает о твоей принцессе, - успокоил его демон, полыхая глазами. - Как и о талисмане. На него можно положиться.
Грант вымученно улыбнулся Морту, мельком посмотрел на стражника, и снова принялся за работу. До обеда было еще очень и очень долго.
- 3 -
Возможностью, которую ей предоставила Ана, Рэйн воспользовалась. Она хотела обследовать подземелье? Она это сделала. И никто, ни единый стражник, не встал у нее на пути.
Этому было несколько причин. Одной из них, о которой вампир и не подозревала, был тот самый солдат, что застал Джейси и Рэйн в совершенно неподходящее время. Немного переиначив то, что видел, он разнес эту душераздирающую историю по всему городу. Конечно, если поискать, можно было бы найти того, кто ее не услышал, но таких было очень и очень мало. Именно поэтому Рэйн не встретила на своем пути препятствий.
Впрочем, ей сейчас совершенно не хотелось думать о том, почему люди уступают ей дорогу. Она была озабочена совсем другим.
Фангорн обещал, что город падет. От его ли руки или от рук другого бога, значения не имело. Рэйн даже не сомневалась в его словах. Если темный бог что-то обещал, можно было быть уверенным в том, что его обещание сбудется. Рано или поздно.
А раз подземных жителей ждала подобная участь, Рэйн должна было подумать, как помочь им избежать этого. Жалости в ней не было, как и прежде, но не в ее привычках было просто стоять и смотреть, как гибнут невинные люди. Возможно, несколько сотен лет назад она бы так и поступила, но то время ушло безвозвратно.
Система лабиринтов, по принципу которой был выстроен этот город, пока была Рэйн не ясна, но она не теряла надежды во всем разобраться. И сделать это надо было как можно быстрее.
Вампир быстро шла по коридорам, долженствующим обозначать улицы, и приглядывалась ко всем мало-мальски интересующим ее дверям. Если ей казалось, что за ними скрывается нечто, что вполне может пригодиться, она, ничуть не сомневаясь, распахивала их, забыв постучать. Таким образом она сумела узнать месторасположение кухни, где готовили для Бейры и Аны, спальни стражников и то, что любовью здесь занимаются так же, как и наверху.
Последнее немного подняло ей настроение, и Рэйн, пробормотав себе под нос нечто вроде извинений, снова выскочила в коридор. Где ее уже ждали.
- Гуляешь? - вежливо поинтересовался темный бог, выходя из неосвещенного участка "улицы". Рэйн молча скривилась, что следовало принять за улыбку, и небыстрым шагом направилась дальше. Она не оглядывалась, чтобы проверить, идет ли Фангорн за ней.
Потому что он шел.
- Вторая встреча за два дня, - сухо бросила Рэйн. - Это наводит на подозрения.
Бог негромко рассмеялся и мимоходом потрепал по голове маленькую девчушку, играющую с куклой.
- Да, ты права, у меня страшные корыстные побуждения, - признался он. - Я хотел увидеться с тобой.
Рэйн все-таки обернулась.
- Зачем? - с неподдельным удивлением спросила она. - Ты уже, полагаю, и так навлек на себя гнев Старших, предупредив меня о том, что город этот будет разрушен. Для чего тебе снова возвращаться?
Фангорн улыбнулся своей красивой улыбкой, столь долго сводившей Рэйн с ума когда-то.
- Я ведь мог соскучиться по тебе, разве нет?
Ухмылка, послужившая у Рэйн ответом, сказала ему, что вампир очень сильно сомневается в возможности такой ситуации.
- Столько веков ты обо мне не вспоминал, - озвучила Рэйн свои сомнения, - а тут вдруг решил вспомнить? Чем же я заслужила подобную честь?
Фангорн взял ее за руку, не сильно, но достаточно, что Рэйн остановилась.
- Грядут большие перемены в нашем мире, - серьезно сказал он. - И ты знаешь, с чем это связано.
Рэйн медленно кивнула, и на ее лице появилась гримаса отвращения.
- Талисман, - презрительно сказала она и огляделась по сторонам. Все было спокойно, присутствие темного бога, как всегда, заставляло людей не смотреть в их направлении.
Фангорн кивнул.
- Талисман, - подтвердил он. - Что тебе об этом известно?
Вампир удивленно взглянула на него.
- Разве боги не знают о нем лучше и больше меня?
Фангорн вздохнул, продолжая держать в своей ладони ее руку.
- Поверишь или нет, но богам не всегда ведомо то, что творится у смертных.
- Не поверю, - хмыкнула Рэйн, чуточку расслабляясь. - Чтобы ты да не был в курсе того, что происходит у тебя под носом?!
Темный бог рассмеялся вместе с ней, но в его смехе угадывалось напряжение.
- Беда в том, - он резко оборвал свой смех, - что этот талисман создали те, кто существовал задолго до нас. У нас нет сил и возможностей, чтобы контролировать его. Он живет своей жизнью. И это может быть опасно.
Рэйн качнула головой.
- Я так понимаю, именно поэтому этот город должен быть уничтожен? Чтобы вместе с ним исчез и второй фрагмент?
Фангорн восхищенно прицокнул языком.
- Я всегда поражался тому, насколько ты умна. Да, все обстоит именно так. К сожалению, мы можем уничтожить только этот фрагмент. Он изначально не принадлежал ни одной из правящих династий. Его исчезновение не повлечет за собой никаких изменений в мировом благоустройстве.
Вампир немного помолчала, собираясь с мыслями.
- Так хочешь ты? - наконец, сказала она. - Или Старшие боги?
Фангорн нахмурился, и в его черных глазах что-то блеснуло.
- Так решили боги. Все боги, - уточнил он. Рэйн недоверчиво прищурилась.
- И почему мне кажется, что ты не принимал участия в голосовании?
Бог немного помялся, потом нехотя признал:
- Не принимал. Я считаю, что уничтожение фрагмента ничего не даст. Если тот, кому нужен талисман, обладает достаточной силой, ему не составит труда активировать камень и без недостающей части. Однако, - он горько усмехнулся, - мои высказывания сочли ненормальными и лишили права принимать решение.
В улыбке вампира скользнуло сочувствие, почти сразу же исчезнувшее.
- Я склонна встать на твою сторону, - проговорила она, и на лице темного бога отразилось удивление, смешанное с радостью. - Да, да, не надо делать из меня героиню. Раз уж мы начали этот поход, чтобы собрать все фрагменты, я намерена закончить его так, как и предполагалось.
Губы Фангорна все сильнее расплывались в улыбке с каждым словом Рэйн.
- Я в тебе не сомневался, - торжественно заявил он и все-таки поцеловал ее руку. - А теперь скажи мне, кого ты подозреваешь?
Вампир поперхнулась кашлем, пытаясь неудачно замаскировать под него смех.
- Быстр, как и всегда, - констатировала она не без удовольствия. - Что тебе с того, что ты узнаешь, к кому я питаю антипатию?
Темный бог склонил голову, искоса и хитро глядя на Рэйн.
- Я просто буду в курсе всех дел, - невинно заявил он. Вампир вздохнула. Фангорн и невинность? Она сходит с ума.
- Все мои подозрения гроша ломаного не стоят, - не слишком радостно сказала она. Фангорн чуть-чуть поправил свой капюшон, так и норовящий сползти ему на глаза.
- Я так полагаю, без Даниэль здесь не обошлось? - с оттенком раздражения спросил он.
Рэйн пожала плечами, предлагая ему самому ответить на свой вопрос. Она отлично знала, как бог относится к той, из-за которой они когда-то расстались. Если быть уж совсем точным, расстались они далеко не из-за эльфийки, но Фангорну было приятнее думать именно так. Рэйн с ним не спорила.
- Даниэль может быть в этом замешана так же, как и все остальные, - вампир поежилась, словно ей было холодно. - Но это лишь те, кого я знаю. А сколько еще на свете людей, мечтающих овладеть могуществом?
- Не только людей, - мрачно поправил ее темный бог и прислонился к стене. Какое-то время он внимательно изучал непроницаемое лицо Рэйн, потом сказал:
- Я слышал, вы с ней давно не виделись.
Вампир подавила усмешку. Конечно же, грозный бог исподтишка наблюдал за тем, как и чем живет его бывшая спутница. И кто после этого скажет, что боги слишком далеки от смертных? То же любопытство и желание иметь то, что тебе не принадлежит.
- Давно, - признала Рэйн. - Но кажется, что этой разлуки никогда не было. Наши отношения все такие же натянутые и далекие от идеальных.
Фангорн снова замолчал. Ему, как никому другому, были известны все муки и переживания голубоглазого вампира, столь спокойно стоящего сейчас перед ним. Переживания, которые она всегда прятала даже от себя самой.
Для любого вампира разрыв с избранным несет за собой гораздо больше, чем просто окончание отношений. Нить, связывающая их, никуда не исчезает, расстояния ей не помеха, и разлука всегда сопряжена с тоской более сильной, нежели у обычных друзей или возлюбленных. И дело здесь не только в крови.
Отношения - вот ключевое слово. Отношения трудные, не всегда заканчивающиеся хорошо для обеих сторон. Избранный рано или поздно начинает чувствовать свою зависимость от вампира. Иных это не беспокоит, другие же порой не могут найти себе места от сознания того, что кто-то, пусть даже близкий и родной, вторгается в их мысли каждую минуту, каждую секунду, разделяет любое, самое незначительное переживание.
Эту связь прекратить можно. Существует обряд, разделяющий души вампира и его избранного, которые сплелись во время совместного пути. Но этот обряд очень сложен в исполнении и не всегда приносит облегчение. Чаще всего один из пары погибает. И весьма редко смерть настигает вечного.
Рэйн и Даниэль повезло. Они обе были бессмертными, и это качество позволило им довольно безболезненно пройти через расставание. Однако, ни та, ни другая про обряд даже не вспомнили. И Фангорн знал, как Рэйн потом корила себя за это. Все дело было в том, что, имея избранного, вампир не может найти еще одного. Можно брать кровь у других, не один раз, найти себе постоянного партнера, но вот отыскать того единственного нельзя, пока не будет разорвана предыдущая связь. Вампир не утрачивает своих способностей проникать в душу того, кто делит с ним тепло, однако, все это не приносит ему большой радости. Именно поэтому вампиры столь редко выбирают избранных, а уж если выберут, то это скорее всего будет навсегда.
Фангорн помнил Вольфа, первого избранного Рэйн. И он мог бы стать единственным, если бы не был смертным. Бог не раз слышал мольбы Рэйн, обращенные к богам, которых она не любила. Мольбы о том, чтобы мужчина разделил с ней вечность, не становясь при этом вампиром. Этого не хотели ни она, ни сам Вольф. Впрочем, он вообще не хотел вечной жизни, о чем ни разу не говорил Рэйн. Поэтому она продолжала молиться. Но Фангорну, как и остальным божествам, запрещено потакать просьбам сверхъестественных существ. Старшие боги разрешают помогать лишь людям, которые не имеют сил и возможностей исполнить свои самые заветные желания. За исключением, разумеется, магов и ведьм.
Вольф, прожив отмеренный ему срок, покинул этот мир. Фангорн собственноручно оборвал его лист и долго смотрел, как он кружится в воздухе, словно не желая идти в Рай. После этого Рэйн, сполна познавшая все радости и горести бессмертного, полюбившего человека, еще долго не могла прийти в себя. Темный бог, к своему нынешнему стыду, воспользовался ее тогдашним состоянием, чтобы позволить ей ступить на его дорогу, помеченную кровью.
Ослепление длилось долго. Века, позволившие Фангорну почти пресытиться Рэйн. А потом появилась Даниэль.
Фангорн так до сих пор и не мог понять, что же потянуло вампира к этой рыжеволосой эльфийке, не представлявшей из себя ничего особенного. Это была не любовь, о нет, только не она. Темный бог вполне способен был отличить это чувство от многих других. Любовь была тем, что Рэйн испытывала к Вольфу. К Даниэль же...
Фангорн наблюдал за ними, пытаясь разгадать тайну их отношений. На чем они были основаны? Точного ответа не существовало. Возможно, со стороны Рэйн это было желание опекать кого-то, заботиться. Материнский инстинкт, который никогда не будет реализован. Но эльфийка...
Она относилась к Рэйн как к чему-то, что было положено ей изначально. Словно вампир была подарком на день рождения, давно обещанным родителями.
Фангорн видел, что Рэйн пытается научить Даниэль тому, во что верила она сама, старается привить ей хоть какие-то принципы. Однако, эльфийка, с молоком матери впитавшая дух упрямства, не желала слушать никого, кроме себя. В конце концов, это сослужило ей неплохую службу: она стала царицей. И даже решила развязать новую войну.
Темный бог очнулся от своих воспоминаний и взглянул на неподвижно стоящую около него Рэйн. Сколько же ей потребовалось сил, чтобы пережить разлуку с Даниэль?
- Ты была первой, кто вкусил ее крови, - тихо проговорил Фангорн. Рэйн кивнула.
- И единственной, - также тихо продолжил бог. Рэйн снова кивнула.
- Она знает, что ты можешь призвать ее в любой момент?
Какая-то смутная тень легла на лицо вампира.
- Полагаю, что да. Но она всеми силами пытается забыть о том, что кто-то может возыметь над ней власть.
Фангорн вскинул смоляные брови.
- Даже если это будешь ты?
Рэйн коротко засмеялась, почти сразу же оборвав себя.
- Особенно если это буду я.
- Вашу связь не разорвать, - задумчиво сказал Фангорн, потирая ладони. - Никто не в состоянии сделать это. Разлучить вас может только смерть. Однако, здесь я бессилен.
Рэйн снова улыбнулась, на этот раз чуть более весело.
- Одна из нас давно мертва, мой милый бог. Но это ничего не меняет.
Бог смотрел на нее, словно пытался прочесть что-то на ее спокойном лице.
- Знаешь, старые друзья всегда лучше новых, - сообщил он. Рэйн отрицательно мотнула головой.
- Только не в нашем случае. Я не собираюсь прощать ее за те намерения, которые у нее были. И которые никуда не исчезли.
Фангорн кивнул, соглашаясь с ней.
- Но в этом отчасти виновата и ты, - улыбнулся он. - Ты стала своего рода катализатором для ее возможностей. Ваши отношения послужили толчком к тому, что ярость, заложенная в ней, дождалась своего часа.
Вампир флегматично пожала плечами.
- Давай сменим тему, - в ее голосе появилась скука, и Фангорн, хотя и знал, что это было лишь тщательной маскировкой, послушно склонил голову.
- Города не станет через несколько дней, - сообщил он. - Точнее сказать не могу, Старшие боги держат свои решения закрытыми даже от меня.
Рэйн нахмурилась. Ей сейчас совсем не нужно было это лишнее напряжение и мысли о том, когда же все случится. Она хотела найти талисман и уйти отсюда.
- Может быть, ты подскажешь мне, в каком направлении двигаться? - с улыбкой проговорила она. Темный бог коснулся пальцем ее щеки и засмеялся.
- Я и так сказал тебе слишком много, радость моя, - он накинул на голову капюшон, скрывший его лицо. - Наверное, Старшие уже давно кипят от ярости, прикидывая, что бы такое сотворить со мной.
Он кивнул на прощание и бесшумно растворился в воздухе, оставив после себя лишь легкую завесу из белого дыма, почти моментально исчезнувшую в сумраке подземелья.
Рэйн вздохнула и выпрямилась. Разговор с богом не добавил ей новых сил и возможностей, она, как и прежде, совершенно не знала, где может находиться вход в систему лабиринтов, которые приведут ее на поверхность. А это значило, что впереди была еще целая пропасть закрытых дверей.
- 4 -
- Кушай, деточка, кушай, набирайся сил.
Джейси благодарно улыбнулась, получше завернулась в теплый плед и покачала головой.
- Спасибо, Тиара, но я уже правда не могу, - в доказательство своих слов она откинулась назад и издала звук, похожий на стон. - Я просто объелась.
Пожилая женщина, сидящая рядом с ней и чистящая морковь, добродушно рассмеялась.
- Э, милая, у тебя молодой организм, тебе нужны силы. Это нам, старикам, можно голодать.
Ведьма только моргала, разомлев от сытной еды, потрескивания дров в печи и уютной атмосферы на маленькой кухоньке. Сюда ее привел тот самый стражник, которому Ана дала приказ накормить Джейси. Он подошел к этому обстоятельно, и девушка сидела дома у его тетки, веселой и разговорчивой Тиары, которая, ничуть не смущаясь статусом Джейси, вела неспешные беседы обо всем на свете.
Джейси было здесь хорошо. Она почти забыла о том, что случилось накануне, волнение отступило, она расслабилась, а горячая еда и не менее горячая ванна наполнили ее полным блаженством. Можно было не бояться и не ждать самого худшего. Во всяком случае, какое-то время.
- Скажи мне, девочка, - Джейси встрепенулась, уловив в непрекращающейся речи женщины обращение к себе, - как ты себя чувствуешь?
Ведьма, не ожидавшая подобного вопроса, нахмурилась.
- Я? - переспросила она. - Вполне неплохо, спасибо. А что?
Тиара улыбнулась и аккуратно отложила в сторону очищенную морковку.
- Глаза у тебя как-то странно блестят, - она внимательно всмотрелась в лицо девушки. - Не будь у тебя такой цветущий вид, я бы сказала, что у тебя жар.
Джейси пожала плечами. Цветущий вид? Хорошо хоть, синяков не осталось после тех ударов, которыми ее наградили за вчерашний день. Впрочем, она знает, кого нужно благодарить.
Рэйн была в ее мыслях все время. И Джейси никак не могла понять, нравится ей это или нет. С одной стороны, у нее никогда не было того, о ком бы она думала так, как о вампире. Но с другой, это не могло ее не пугать. Она всегда была свободной. Мыслями, поступками, душой и телом. А теперь все это принадлежало уже не только ей одной. Хотела ли она делиться, вот в чем был весь вопрос. Однако, она сама предложила Рэйн взять ее тепло. Это было осознанное решение, на нее никто не давил и не заставлял, напротив, отговаривали. Так смеет ли она теперь о чем-то сожалеть?
- Девочка...
Джейси тряхнула головой и посмотрела на Тиару, которая уже закончила чистить овощи и теперь с любопытством наблюдала за девушкой.
- Да?
- Что ты и твои друзья искали в нашем городе?
Ведьма напряглась. "Зачем она спрашивает меня? Простое любопытство? Или..."
- Мы заблудились в пустыне, - сказала она, наконец. - Мы хотели пересечь ее, чтобы попасть в город, но сбились с пути. Нашли этот заброшенный город наверху и...
- И просто ради интереса спустились вниз, - продолжила за нее Тиара, потом улыбнулась и покачала головой. - Деточка, я стара, но не глупа. Вы что-то искали.
Джейси порывисто поднялась на ноги.
- Спасибо, что накормили и обогрели, но мне пора. Правда, - она ринулась к выходу и, совершенно забыв о страже снаружи, натолкнулась прямо на него.
- Простите, - пробормотала она, глядя на улыбающегося мужчину. Затем обернулась к Тиаре.
- Я не могу сказать, понимаете? Это не моя тайна.
- О боги, деточка, да конечно! - женщина всплеснула руками и, подойдя к девушке, снова усадила ее на стул. - Я просто так спросила.
Джейси неуверенно улыбнулась и коснулась плеча Тиары.
- Вы очень добры.
- Ох, а какой смысл быть злой? - вздохнула женщина, откладывая в сторону овощи. - Здесь уже есть, кому творить темные делишки. Я всего лишь старуха. Заговоры - дело молодых...
Она вдруг осеклась и прижала ладонь ко рту, словно сказала что-то лишнее. Ведьма успокаивающе проговорила:
- Не бойтесь, я не шпионка Бейры. Вы же видите, - она горько усмехнулась, - что он со мной сотворил.
Тиара покачала головой.
- Я никогда не думала, что наш правитель жесток с женщинами, - недоуменно сказала она. Джейси вскинула брови.
- А он и не был так уж жесток, просто... - она замолчала, подбирая подходящие слова. - Просто я принадлежу другому.
Женщина понимающе закивала и погладила ведьму по волосам.
- Ты хранила невинность?
Джейси опустила глаза.
- Да, - прошептала она, снова с ужасом думая, как поведет себя ее сила, когда они окажутся на поверхности. Быть может, Господин поймет, что она не виновата, и пощадит ее? Если нет... Если нет, то можно и не пытаться выбраться наружу, а остаться здесь навсегда. Но как узнать?
- Девочка, не переживай, - Тиара отошла к печке и нагнулась, чтобы достать кастрюлю. - Если твой молодой человек тебя любит, он все поймет.
Джейси усмехнулась, хотя ничего смешного не было, и помотала головой.
- Все намного сложнее, - проговорила она, отламывая кусочек вкусного черного хлеба и кладя его в рот. - Намного сложнее...
- 5 -
Высокий худой мужчина с побелевшими раньше времени волосами, собранными за спиной в аккуратную косичку, устало потер лоб и погасил большую черную свечу, которую зажег совсем недавно.
- Ну что? - нетерпеливо спросил женский голос, и из темноты в дальнем углу появилась некромантка. Мужчина отрицательно покачал головой.
- Он молчит, моя госпожа, - его голос, низкий и хриплый, моментально растворился в воздухе комнаты. Ана передернула плечами.
- Так разговори его! - прошипела она, словно змея. - Ты его верховный жрец!
Мужчина вздрогнул.
- Я не могу, госпожа, - прошептал он в ответ, испуганно складывая ладони. - Когда божество не хочет общаться, нельзя принуждать его в этому. Это может привести к неожиданным последствиям.
Ана молча сверкнула глазами и, отойдя на пару шагов, опустилась в глубокое кресло напротив узкого стола, стоящего у стены.
- Я пришла к тебе, чтобы узнать, чем мне грозит казнь этого мятежника, а твой драгоценный бог отказывается говорить, - с нескрываемой иронией произнесла она. Жрец опустил голову, признавая свою вину.
- Я могу вам помочь чем-то еще?
Ана задумчиво накрутила на палец белый локон.
- Пожалуй, - нараспев сказала она и улыбнулась. Точнее, оскалилась. Мужчина, поднявший было голову, поспешил снова опустить ее, лишь бы не встречаться взглядом с некроманткой. Он был пока жив, но кто знает, какие секреты прячет эта женщина с холодным взглядом?
- Узнай, какую казнь лучше устроить.
Жрец послушно обратился к своим свечам, установленным на столе.
Ана пристально смотрела на него, словно подгоняя. На самом деле мысли ее были далеки от этой комнатки. Она думала о том вампире, который столь неожиданно попал в ее руки. Рэйн... Вчера она услышала это имя от одного из пленников, когда приходила еще раз поговорить с Нэдом. Проклятый смутьян отказался выдать своих сообщников, сказав, что так ему будет легче умереть. Разгневанная некромантка пообещала, что легкой смерти у него не будет. И она намерена была исполнить свое обещание.
Ей было глубоко наплевать, как именно умрет этот Нэд. Другое дело, что с ним станет после смерти... Сумеет ли она добиться от него каких-то признаний, которые помогут ей и Бейре упрочить свою власть в этом проклятом городе? Или он, как и многие другие, будет настолько испуган, что ей останется только отправить его в небытие?
Ана подавила вздох, готовый сорваться у нее с губ, и принялась осматривать помещение, в котором бывала уже не раз. Все то же: полки, заставленные книгами, ритуальными предметами и прочей дребеднью, столь необходимой всем, кто занимается так называемой "живой" магией. Слава богам, они наградили ее другим талантом.
- Моя госпожа, - взволнованный голос жреца вывел Ану из задумчивости.
- Да?
- Моя госпожа, вам надлежит отдать мятежника Дикому Гону.
У некромантки даже не нашлось слов. Она пару минут просто открывала и закрывала рот, словно рыба вытащенная на сушу.
- Это плохая шутка, - произнесла она столь яростным тоном, что жрец съежился, стараясь сделаться как можно меньше.
- Это совсем не шутка, - проблеял он, прикрывая глаза. - Так повелевает наш бог.
- Какого!... - Ана вскочила на ноги, воплощение гнева и одновременно бессилия перед волей сверху. - Он прекрасно знает, что Дикий Гон не оставляет ни тела, ни души! С чем я буду работать?!
Мужчина только крепче закрывал глаза при кажом слове бушующей госпожи. Накричавшись вволю, Ана внезапно очень мирно спросила:
- Что еще он говорит?
Жрец кашлянул.
- Вам надлежит сойтись с тем белокожим рыжеволосым пленником, который сейчас работает на рудниках.
Некромантка округлила глаза, явно не веря тому, что услышала.
- Я сойду с ума, - пообещала она. - Вот возьму и сойду, что мне стоит. Зачем мне этот парень?
Жрец пожал плечами.
- Если вы хотите знать мое мнение...
- Вообще-то не хочу, - невежливо оборвала его Ана, потом чуть подумала и милостиво махнула рукой. - Ну, что там у тебя?
- Так вот, - продолжил жрец, - я полагаю, что наш род вырождается. Вы и сами видите, что детей появляется очень мало, они больны и часто умирают в младенчестве. Возможно, вам предстоит зачать новое, сильное поколение.
Он выжидающе уставился на женщину. Та долго молчала, переваривая новости.
- Веселая мне предстоит ночка, - вдруг расхохоталась она, запрокинув назад голову. - То-то Бейра не обрадуется.
И, продолжая смеяться, она покинула комнату, не соизволив попрощаться.
Жрец облегченно вздохнул и отряхнул свои одежды. Чем дольше эта особа не будет появляться в его покоях, тем будет лучше.
- 6 -
Дверей на пути Рэйн становилось все больше, и она уже начинала думать, что ее опасения сбудутся, и тоннель окажется настолько потайным, что даже ее чутье не позволит ей его обнаружить. Конечно, можно было бы понадеяться на Фангорна и на то, что ей удастся сломить его и выпытать столь необходимые сведения, но вампир никогда бы до такого не опустилась. Даже в самых критических ситуациях.
Очередная дверь. Перед ней Рэйн чуть замедлила шаг, спрашивая себя, для чего она затеяла всю эту беготню по коридорам-улицам с заглядыванием в чужие моменты жизни. Можно было просто и спокойно узнать у Аны, где находится лабиринт. Она бы, конечно, не сказала, но подумала. А этого было бы достаточно.
Вздохнув, вампир нехотя повернула ручку и осторожно заглянула внутрь. Осторожно потому, что ей совсем не хотелось снова нарваться на очередную влюбленную парочку, которой она помешала бы в самый ответственный момент.
К несчастью, обстановка в комнате, куда попала Рэйн, была еще хуже: там обнаружилась Даниэль.
Эльфийка, казалось, тоже не ожидала увидеть Рэйн. На ее лице отразилось неприкрытое изумление, что было странно, поскольку обычно она более тщательно скрывала свои эмоции.
Рэйн первой справилась со своими ощущениями и изобразила почти радостную улыбку.
- Мое почтение, царица, - с легкой иронией в голосе проговорила она и все-таки зашла внутрь. Кто знает, к чему может привести поспешное бегство? В случае с Даниэль никогда не в чем нельзя быть уверенным заранее.
- Твое почтение мне сейчас ни к чему, - раздраженно буркнула эльфийка, выходя из ступора и принимая свой обыденный вид: надменность пополам с плохо скрываемым чувством превосходства. А иногда и совсем не скрываемым.
Рэйн подавила ответ, готовый сорваться с ее уст, и решила, что поссориться с Даниэль всегда успеет.
- Ты одна? - спросила она, хотя было очевидно, что никто не прячется в углах. Эльфийка вздернула брови и наигранно огляделась, будто ища кого-то.
- Конечно, я одна! - рявкнула она. Очевидно, пребывание в замкнутом пространстве не пошло ей на пользу. Рэйн покачала головой.
- Спокойно, моя дорогая, нам незачем устраивать свару. Во всяком случае, пока мы не выберемся отсюда.
Эльфийка чуть притушила огонек злости, зажегшийся было у нее в глазах, и воззрилась на вампира.
- И как же ты намереваешься выбраться? - она скрестила руки на груди. - Я слышала о твоих похождениях, моя Рэйн. И весь город слышал.
Рэйн, которую неприятно покоробило обращения "моя", сделала заинтересованное лицо.
- Неужели? - сладко спросила она. - Слухи быстро разносятся.
Маска напускного благодушия тут же слетела с Даниэль.
- Я прекрасно знаю, что эта наглая ведьма намеревается занять мое место и стать твоей избранной! - завелась она, и рыжие волосы воздушным ореолом заклубились вокруг ее лица, искаженного гневом. - Но она забывает, что пока я жива, ничего не выйдет!
Она говорила что-то еще, но Рэйн уже не слушала ее. Она просто смотрела на бывшую когда-то родной и близкой яростную эльфийку. Неужели они были вместе? Что соединяло их тогда, что не может соединить теперь? "Я, я, я..." Вот что Рэйн постоянно слышала от Даниэль. Неприкрытый эгоизм начинал раздражать.
- Это твоя излюбленная тема, Даниэль: о себе, - заговорила Рэйн, когда Даниэль замолчала.
Эльфийка вскинулась было опять, но голубые глаза вампира были равнодушны и непроницаемы. Она не пыталась затеять ссору, просто констатировала факт, призывая Даниэль успокоиться. Что та и сделала, рассудив, что вела себя слишком напористо. Пора бы вспомнить, что Рэйн не терпит нажима.
- Я разве отрицаю? - ответила Даниэль, и улыбка чуть осветила ее лицо, вновь ставшее красивым. - Я всегда говорила, что дороже себя у меня никого нет.
Рэйн покачала головой.
- Ты не хочешь меняться.
Эльфийка мелодично рассмеялась, встряхнув рыжими волосами.
- Я...
Но жесткая ладонь, опустившаяся на ее щеку, оборвала все то, что могла бы сказать Даниэль. Глаза цвета холодного неба, которое нависает над заснеженными вершинами Сумеречных Гор, пытались что-то вспомнить, вглядываясь в зеленые глаза Даниэль. Эльфийка вздрогнула, зная, что где-то там наверху, плачет раскаленными слезами это самое небо.
- Я однажды стояла на краю, - тяжело выговорила Рэйн, не отпуская эльфийку. - Так же, как и ты, хотела власти, хотела смерти для тех, кто причинил мне боль. Тьма была моим родным домом. Но это кончилось.
Даниэль неотрывно смотрела на вампира.
- И ты увидела дорогу в темноте?
Рэйн качнула головой.
- Мне помогли ее увидеть. Так же, как я хочу помочь тебе.
Даниэль хотела усмехнуться и сказать, что это желание неисполнимо, но не стала этого делать. Она впервые с момента их недавней встречи в дождливую ночь вдруг почувствовала себя спокойно. Не было того напряжения, которое сопровождало ее каждый раз, когда она видела Рэйн. Когда-то давно они разделяли сотни интимных мелочей, а сейчас эльфийка вздрагивает от любого, самого мимолетного, прикосновения вампира. Что это? Страх?
- Невозможно брать что-то, не давая взамен, - шепнула Рэйн. Что-то поднималось из глубины ее глаз, что-то древнее. И пугающее.
Даниэль не стала медлить, шагнув к Рэйн.
Это было самое близкое к объятию, что случилось у них за последние века. Правой щекой Даниэль ощущала тихое, почти неслышное, биение сердца Рэйн. И этот звук напомнил ей все те мгновения, которые они разделили вместе.
- Я не забуду о своей цели, - негромко сказала Даниэль. Вампир легко поцеловала ее в висок.
- Я знаю это. Но я также знаю и то, что пока я рядом, у тебя ничего не выйдет.
- Ты не сможешь быть рядом вечно, - возразила эльфийка, запрокинув голову. Рэйн улыбнулась ей, без обиды и намека.
- И тем не менее, врагу меч в руки не дают.
Даниэль нахмурилась и попыталась вырваться, но руки вампира не отпустили ее.
- Неприятно слышать правду, да? - подзадорила ее Рэйн, и в голубых глазах заплясали огоньки. - Ты думала, что я забыла о твоей жажде власти? Нет, моя дорогая, - она сильнее прижала Даниэль к себе, и у эльфийки перехватило дыхание. - Я прекрасно знаю, что мало кто, становясь старше, утрачивает свои мечты.
Даниэль молчала, понимая, что ей нечего сказать. Объятия, бывшие столь нежными, превратились в обжигающее кольцо, которое продолжало сжиматься. Эльфийке было больно, но она терпела.
- Ты была моей избранной, Даниэль, - Рэйн склонила голову, и ее губы чуть коснулись мочки уха эльфийки. - Знаешь, насколько тяжело мне было раставаться с тобой? Пришлось вырвать у себя кусок сердца, чтобы вычеркнуть тебя из своей жизни.
- Из своей смерти, ты хотела сказать, - зло парировала Даниэль и ахнула, когда руки вампира сжались еще больше, почти вдавив ее в тело Рэйн, ставшее вдруг таким жестким.
- А потом ты появляешься снова и осмеливаешься думать, что сумеешь обвести меня вокруг пальца? - голос Рэйн упал до едва слышного шепота. - Что я позволю тебе снова причинять мне... боль? - она с усилием вытолкнула из себя это короткое слово.
Из ее горла раздалось низкое рычание, и Даниэль зажмурилась, чтобы не видеть ее лица.
- Не забывай, - из рычания послышались слова, наполнившие душу Даниэль ужасом: - Я первая, кто взял у тебя кровь. И единственная. Ты принадлежишь мне. Полностью. Я могу сотворить с тобой все, что захочу. А я могу захотеть многое. Ты понимаешь?
Еле сдерживаясь, чтобы не закричать, Даниэль слабо кивнула. Она чувствовала себя абсолютно беспомощной. Да так оно и было: без своих сил она была неспособна противостоять вампиру. И Рэйн этим пользовалась.
- Третий фрагмент находится в Сумеречных Горах. После того, как мы его заберем, ты останешься там. Слышишь меня? - Рэйн сильно встряхнула Даниэль, словно щенка, и та вынуждена была кивнуть, хотя совершенно не хотела этого делать.
- Прекрасно, - вампир, наконец, отпустила эльфийку, и та смогла перевести дыхание.
- Не пытайся жить за меня, - проговорила она, обретая прежнюю уверенность. Рэйн прищурилась.
- Мне это не нужно. Просто помни: ты принадлежишь мне. И это не изменится.
Она резко развернулась и пошла к выходу.
- Ты пользуешься тем, что я не могу тебе сейчас достойно ответить! - крикнула ей вслед Даниэль, ругая себя за то, что поверила в искренность чувств Рэйн, когда та обняла ее.
Вампир остановилась около двери.
- Возможно, - ответила она, не оборачиваясь. Даниэль победно усмехнулась, выпрямляясь.
- Но то, что я щадила тебя во время всех наших прошлых схваток, еще не значит, что я пощажу тебя в следующий раз, - добавила Рэйн.
Дверь с громким стуком захлопнулась, и улыбка Даниэль побледнела, начиная исчезать, пока не исчезла окончательно.

0

11

Глава 10. Обретенная свобода.

- 1 -
Эльфийка долго стояла перед закрывшейся дверью, пытаясь осознать то, что сейчас произошло, и отказываясь верить в это. Первый раз за все время, что они были знакомы, Рэйн открыто угрожала ей. И самое страшное было то, что Даниэль была уверена в способности вампира исполнить свои угрозы. Рэйн, как и эльфийка, никогда не останавливалась ни перед чем, если считала, что так будет лучше. Лучше для всех.
Даниэль мотнула головой и отступила назад, словно дверь могла снова распахнуться и впустить вампира.
Эльфийка знала, что ей придется исполнить желание Рэйн и остаться в Сумеречных Горах. На своей родине…
Даниэль горько усмехнулась, припомнив слова кого-то из древних: «Когда государство начинает убивать своих сыновей, оно всегда называет себя родиной». Подумать только, она была так близка к осуществлению своей цели. Цели, которая наполняла смыслом существование, по недоразумению называемое жизнью.
Жизнь… Глаза прекрасной эльфийки вдруг полыхнули такой злобой, что, будь кто-нибудь рядом, он бы точно сгорел от этого пламени. Ее жизнь была бесконечной. И это было мучительно. Все время помнить о своих ошибках, совершенных когда-то в далеком прошлом, и не иметь возможности их исправить. Люди, по крайней мере, по истечении земного срока получают прощение за грехи. Ну, может быть не все и не полное, но у них есть шанс забыть все те мучения, что преследовали их.
С эльфами все гораздо сложнее. Мало того, что они бессмертны! Так ведь если они каким-то образом все-таки покинут земную обитель, то боги не будут ждать их с распростертыми объятиями. Нет, пресветлым уготована другая участь: после смерти они становятся деревьями, реками, добрыми духами, охраняющими покой живущих. И помнят все то, что было с ним в прошлой жизни.
Даниэль прошлась по комнате, сплетая и расплетая длинные тонкие пальцы. Несмотря ни на что, она лукавила, когда говорила, что готова поменять свое вечное существование на короткий век человеческой женщины. Ее вполне устраивало положение вещей и ей хватало своей боли, чтобы еще выносить боль, предназначенную людям. Она была довольна тем, что задуманное можно растянуть на века и дождаться часа, когда весы склонятся в твою сторону.
Даниэль подозревала, что и Рэйн не договаривает до конца, сетуя на свою бесконечную смерть. Вампир никогда не пыталась избавиться от столь сомнительного дара, который дали ей боги. Но боги ли?
Эльфийка зло усмехнулась, вспомнив ту историю, которую Рэйн однажды рассказала ей. Про Фангорна, властителя всех живых и мертвых. Про то, как он призвал ее к себе после того, как она потеряла Вольфа. Про то, как они бродили по миру рука об руку, сея разрушение и хаос.
Даниэль сжала кулаки. Два любимых мужчины вампира. Человек и бог. Давно умерший и вечно живущий. Могла ли она соревноваться с ними в попытке завладеть сердцем и мыслями Рэйн?
Она была ее избранной. Той, с которой Рэйн делила все. И, однако, эльфийка всегда знала, что для вампира она только та, кто заменил собой ее истинного избранника. Что их отношения лишь бледная копия тех, которые были когда-то у голубоглазой женщины.
Даниэль пыталась заставить Рэйн забыть прошлое. Но для того, кто живет им, это сложная задача. Рэйн не любила, когда ей указывали, как и что она должна делать. Возможно, это было одной из причин их расставания. Помимо основной.
Эльфийка запрокинула голову, вглядываясь в потолок. «Твоя жизнь подчинена твоим прихотям», сказала ей однажды Рэйн. "И это не те прихоти, которые я могу тебе позволить".
Прихоти... Даниэль фыркнула. Как могла она, эльфийка, связаться с вампиром? Ведь мать предупреждала ее, говорила, что негоже потомку королей делиться кровью с выходцами тьмы. Но, как известно, запретный плод сладок.
Они с Рэйн познакомились, когда Даниэль только вступила в сознательный возраст, который у эльфов равнялся одному человеческому веку. Отмечая свое совершеннолетие, Даниэль танцевала под луной на поверхности заброшенного озера и не сразу заметила, как горят между старых деревьев чьи-то голубые глаза. Вампир наблюдала за ней и, похоже, откровенно любовалась. Увидев, что эльфийка остановилась и смотрит на нее, вампир подняла руку и чуть склонила голову в приветствии. Этот непринужденный жест настолько напугал Даниэль, что она, вопреки всяческому здравому смыслу, сбежала, оправдывая себя тем, что на следующий вечер был назначен бал и надо к нему подготовиться. Она неслась среди деревьев, не обращая внимания на ветки, преграждающие путь, и ей все казалось, будто огненный взгляд женщины-вампира преследует ее по пятам. И если бы Даниэль могла в эту минуту связно мыслить, она непременно бы вспомнила слова одного из древних поэтов: "... никогда не видел, чтобы в глазах с такой силой сверкали ужас перед скукой и бессмертное желание чувствовать жизнь..."
"... Сборы к балу не отняли много времени. В отличие от своих подруг Даниэль не придавала большого значения тому, что носила. Она довольствовалась простыми одеждами, подходившими к ее глазам и цвету волос. Пожалуй, только сегодня, уступив настойчивым просьбам матери, молодая эльфийка облачилась в наряд, положенный ей по происхождению: как-никак, наследница древних королей. К тому же, только что отпраздновавшая свое совершеннолетие.
Ровена, мать Даниэль, с нескрываемым удовольствием любовалась дочерью. И тому было несколько причин. Во-первых, чувство гордости за выросшего ребенка. А во-вторых, что было чуточку важнее, Ровена возлагала на этот вечер большие надежды: пришла пора подумать о замужестве дочери.
- Дорогая, подожди, я поправлю, - Ровена протянула руки, касаясь диадемы, венчавшей голову Даниэль. Диадема эта была символом их рода, уходившего корнями в далекое прошлое, и указывала всем на царственное происхождение того, кто ее носил.
- Мама, оставь, я сама, - Даниэль ловко увернулась и, дотронувшись кончиками пальцев до своей прически, посмотрела в зеркало. Оставшись довольна увиденным, она распрямила плечи и капнула на запястье чуточку духов. Цветочный аромат обещал продержаться всю ночь.
- Ты прелестно выглядишь, - заверила дочь Ровена и улыбнулась. - Все молодые эльфы будут у твоих ног.
Даниэль тряхнула головой.
- Полагаешь, в этом заключается счастье? - небрежно спросила она, продолжая изучать себя в зеркале. Спору нет, она была красива: длинные волнистые рыжие волосы, уложенные по последней моде, лицо с тонкими аристократическими чертами и изумрудные глаза, столь часто ввергавшие поклонников в трепет. Сегодня вечером она готова была продемонстрировать себя со всех сторон...
... Гостей было много. Поднимающаяся по ступенькам, ведущим в замок эльфийских королей, Даниэль без тени смущения разглядывала коренастых плотных гномов, даже сейчас не пожелавших расстаться с оружием, легких и невесомых дриад, состоящих в дальнем родстве с эльфами, разнообразных демонов: маленьких, больших, красивых, уродливых, с крыльями и без.
Брови Даниэль сдвинулись к переносице, а правая рука сжалась в кулак, когда она увидела группу людей, стоящих в некотором отдалении и мирно беседующих с кем-то из эльфов. Мир... Даниэль мотнула головой, заставляя себя прогнать ту пелену, что застилала ее глаза каждый раз при мысли о давней войне, унесшей жизни многих тысяч ее соплеменников. Ее развязали люди, и нет им прощения!
- Дорогая, не смотри под ноги, - раздался рядом мелодичный голос матери, и сияющая Ровена появилась в поле зрения дочери. - Мы почти пришли...
... Зал был полон, столы ломились от еды и напитков, всюду слышались смех и разговоры. Даниэль, остановившаяся около одной из белых колонн, подпиравших потолок, скучающе осматривалась по сторонам, ища знакомые лица. К ней уже несколько раз подходили мужчины, пытаясь вырвать ее согласие на танец, однако, все они потерпели поражение: эльфийке было не до них. И, ловя укоризненные взгляды матери, она лишь выше вскидывала голову.
- Даниэль, ты обворожительно выглядишь! - чья-то сильная рука обвилась вокруг талии девушки, а теплые губы коснулись поцелуем ее щеки.
Эльфийка недовольно отстранилась, глядя на высокого темноволосого юношу, открыто улыбающегося ей.
- Гарден, - проговорила она, хмурясь. - Сколько раз я просила тебя не подкрадываться ко мне сзади?
Цветущий вид молодого эльфа слегка поблек при этих словах.
- А мне нравится, когда ты сердишься, - упрямо заявил Гарден, двумя годами раньше отпраздновавший совершеннолетие, и снова притянул Даниэль к себе. - К тому же, я ревную: сегодня твоя красота бросает мужчин в жар.
- Только сегодня? - Даниэль вскинула брови, усмехаясь. Гарден смутился: комплименты не были его коньком. Но он честно старался.
- Даниэль, рада тебя видеть, - невысокая эльфийка, ничуть не сомневаясь, уверено разлучила Гардена и Даниэль. - Потом намилуетесь, голубки, ваша помолвка не за горами. Как вам здесь?
- Недурственно, - отозвалась Даниэль, улыбаясь девушке. Сантара была ее любимой кузиной по линии матери. Вот с кем они делились всеми секретами в детстве, хихикали над прогуливающимися под окнами парочками и стоически выносили наказания за свои шалости.
- Я одного не понимаю, - Даниэль презрительно сморщила нос. - Зачем здесь люди?
Сантара и Гарден переглянулись. Кому, как не им, было знать об антипатии, которую эльфийка питала к человеческой расе.
- Старейшины налаживают отношения со всеми, - осторожно начал Гарден. - Люди не исключение.
- Прекрасно, - резко сказала Даниэль, скрещивая на груди руки. - И все равно...
Она вдруг замолчала, устремив взгляд в дальний конец зала. Друзья какое-то время терпеливо ждали продолжения фразы. Так ничего и не дождавшись, Сантара коснулась плеча подруги.
- Эй, ты чего?
Даниэль молчала. И совсем не потому, что хотела. Просто яркие голубые глаза, принадлежавшие высокой темноволосой женщине-вампиру, которую она видела вчера, не позволяли не то, что говорить, а даже дышать.
Даниэль не удивлялась тому, что снова встретилась с ней. Вампиры были одной из дружественных эльфам рас и частенько приезжали в Рээль, древнюю столицу королей. Вероятно, Старейшины пригласили их и на этот праздник.
Голубоглазая женщина, одетая во все черное, тоже не отрывала взор от лица Даниэль, однако, одновременно с этим она продолжала вести беседу с тем, кто стоял рядом с ней. И Даниэль разозлилась на такую неприкрытую демонстрацию возможностей.
Словно почувствовав настроение Даниэль, вампир неспеша отвела взгляд, разорвав ту нить, что мешала эльфийке.
- Кто это? - не замедлила с вопросом Даниэль. Гарден проследил в указанном направлении.
- Можно подумать, я знаю, - раздраженно сказал он. Раздраженно потому, что вопреки надеждам, которые он лелеял весь день, Даниэль не собиралась уделять ему максиму своего внимания. - Вампир.
- Я в курсе, - в том ему отозвалась эльфийка, щуря зеленые глаза. - Мне нужны подробности.
Подробностей она, разумеется, так и не выяснила. Несмотря на хорошие отношения, дети света инстинктивно сторонились детей тьмы, не торопясь вступать с ними в какие-то более близкие контакты. Поэтому тех вампиров, которые присутствовали на балу, никто не знал. В принципе, Даниэль могла спросить у Старейшин, но не стала этого делать, внезапно ощутив неудобство. С какой стати наследнице монархии интересоваться вампиром? Ее должно заботить другое: удачное и выгодное замужество, дети, положение в обществе...
... Эльфийка пряталась от вампира весь вечер, не желая признаваться себе в том, что боится снова встретиться с ней взглядом. И совсем не потому, что опасалась быть зачарованной. Она чувствовала, что их что-то связывает. Что именно, она не знала, да, наверное, и не хотела знать. Предчувствие было неясным, как и все ее предчувствия, поскольку ясновидящей она не была, хотя ей и предлагали освоить эту профессию. Но, замечая вдалеке черные одежды вампира, Даниэль ощущала, как в душе ее разливается тепло. Что самое странное, она знала этого вампира. Нет, не в том смысле, что они были знакомы. Просто создавалось впечатление, что ей давно известно все, что связано с темноволосой женщиной. Эльфийке казалось знакомым то, как вампир откидывает назад волосы, как ходит, как улыбается. И Даниэль продолжала прятаться от нее, ото всех, пытаясь разобраться в том, что происходит.
... Вечер плавно перерос в ночь, но праздник был в самом разгаре, и никто не собирался уходить. Повсюду гремела музыка, мелькали веселые и довольные лица, кто-то подпевал, кто-то танцевал, кто-то просто наблюдал за всем.
Эльфийка сидела за столом практически в одиночестве, поскольку и Ровена, и Гарден, и Сантара не пожелали скучать вместе с ней и сейчас от души веселились в большой компании. Со своего места Даниэль слышала радостный голос кузины и громкий баритон жениха.
Кстати, о женихах. Кажется, ее мать смирилась с мыслью, что они с Гарденом решили вступить в брак, хотя, еще сегодня утром Даниэль пришлось вынести целую лекцию о том, что надо слушаться родителей, которые плохого не посоветует. Наверное, Гарден сумел ее таки очаровать, как и грозился сделать.
Теплый ветерок, невесть откуда взявшийся в помещении, коснулся лица Даниэль и пробежался ласкающими прикосновениями по ее телу. Эльфийка непонимающе обернулась и...
- Чудесный вечер, вы не находите? - голубоглазая женщина непринужденно уселась рядом с Даниэль. Она улыбалась, не показывая клыков, которые - и Даниэль в этом ни капельки не сомневалась - у нее были.
- Нахожу, - ответила Даниэль, в свою очередь разглядывая женщину. На этот раз никто не пытался ее зачаровать, и девушка вдруг ощутила легкую пустоту.
- Меня зовут Рэйн, - представилась вампир.
- Даниэль, - проявила любезность эльфийка. Она сама не понимала, почему продолжает разговаривать. Надо было вставать и как можно быстрее уходить отсюда. Так учила ее Ровена. Но разве у нее нет своей головы на плечах?
- Почему вы одна? - спросила Рэйн, но Даниэль ее не услышала. То есть, она осознавала, что женщина говорит ей что-то, однако, не различала слов. А нужно ли было? Странное томление завладело ею при мысли о том, кто сидит рядом с ней. И Даниэль застыла, не в силах поверить в то, что чувствовала.
Отдаться вампиру... Что может быть страшнее? Разрешить тьме завладеть тобой и не иметь возможности спрятаться от всевидящего взора того, кто подталкивает тебя в эту темноту...
Эльфийка, забыв о том, что крайне опасно позволять вампиру завладевать твоим взглядом, всмотрелась прямо в бездонную синеву. Что она там видела? Что-то странно знакомое, чему было уже много веков.
Даниэль вздрогнула. "Откуда я знаю, сколько ей лет?!"
Голубые глаза были подернуты тонкой пленочкой льда, и Даниэль безумно захотелось узнать, как они будут выглядеть без этого холода.
И, когда сильная рука легла на ее пальцы, эльфийка уже знала, что последует дальше.
- Ты пойдешь со мной? - спросил низкий бархатный голос, и Даниэль кивнула, почему-то зная, что может довериться женщине, зовущей ее за собой..."
Даниэль на секунду очнулась от воспоминаний, когда ей почудилось, что кто-то стучится в дверь. Но вокруг царила тишина. Эльфийка вздохнула и снова окунулась в омут прошлого.
" -...Это было не так, как я себе представляла, - призналась рыжеволосая девушка, лежа в объятиях улыбающейся темноволосой женщины и пытаясь сопоставить то, что увидела, услышала и почувствовала с тем, что ей рассказывали.
- А как ты себе это представляла? - поинтересовалась вампир, легонько поглаживая растрепавшиеся рыжие волосы. Диадема давно была сброшена и валялась где-то на полу, но ее местоположение никого не волновало.
Даниэль смутилась. Она не знала, стоит ли говорить, что мать сызмальства пугала ее тем, что произойдет, если она повстречается с вампиром, в красках расписывая мучения, которые предстоят тому, кто позволит себе отдаться на милость любимого творения ночи.
Рэйн внезапно расхохоталась, и эльфийка, с удивлением воззрившись на нее поначалу, постепенно поняла причину столь бурного веселья.
- Ты прочла мои мысли? - растерянно проговорила она.
- Прости, - покаялась Рэйн. - Но это неотъемлемая часть того, что сейчас произошло между нами.
- Мне было больно, - задумчиво призналась Даниэль, вспоминая события, случившиеся пару минут назад. Рэйн кивнула.
- Я знаю, - неожиданно мягким голосом сказала она. Эльфийка вскинула брови.
- Почему? Быть может, я уже делилась с кем-то из твоих собратьев теплом.
Вампир покачала головой.
- Я знаю, поверь мне. На тебе не было отметок. Ни здесь, - она коснулась губами свежих ранок на шее, - ни здесь, - губы обожгли поцелуем тонкое запястье Даниэль, - ни здесь, - большая ладонь ласково дотронулась до лба эльфийки. - Я бы почувствовала, если бы кто-то завладевал твоим сознанием хотя бы на немного.
Даниэль промолчала. Сколько еще возможностей таит в себе эта женщина, бывшая столь нежной с ней?
Она не знала, что будет дальше. Ее изумляло то, что она так легко и просто пошла с Рэйн и более того...
Даниэль никак не могла решить, как ей отнестись ко всему, что случилось. Забыть, как милый и ни к чему не обязывающий пустячок или...
- Или, - оборвал ее мысли голос вампира. - Ты не сможешь избавиться от меня.
Это могло бы прозвучать, как угроза, но Даниэль расценила это по-другому. И, признаться, даже обрадовалась. Ее привлекала эта женщина. Она была сильной, уверенной в себе и открыто несла ту темноту, которой стыдилась эльфийка.
- А может быть, я не хочу от тебя избавляться? - с некоторым вызовом произнесла она, и на ее губах появилась робкая улыбка, нашедшая отражение в улыбке Рэйн.
- Жаль, что ты так часто хмуришься, - вампир чуть склонила голову к правому плечу, изучая лицо Даниэль. - У тебя приятная улыбка.
Эльфийка хмыкнула.
- Почему мне кажется, что я уже когда-то давно видела тебя? - задала она тот вопрос, который мучил ее. Рэйн сдвинула брови.
- Возможно, и видела, я часто бываю в Рээле, - непонимающе ответила она. Даниэль потрясла головой.
- Нет, - нетерпеливо проговорила она. - Не то. Мне кажется, что я знаю тебя. Причем знаю хорошо. Ты понимаешь?
Рэйн не ответила, внимательно разглядывая лежащую рядом с ней эльфийку.
- Значит, ты не хочешь от меня избавляться? - спросила она. Даниэль медленно кивнула.
- Но при чем здесь это... - она не договорила, потому что мягкие губы и острые клыки вампира снова заставили ее забыть обо всем..."
Даниэль прошлась из одного края комнаты в другой, начиная нервничать. Истекло уже несколько часов с того момента, как солдаты увели Сабрину. Что они могут столь долго делать с ней?
" - ...Ты так рано ушла с праздника. Что-то случилось? - Гарден пристально смотрел на сидящую за книгой эльфийку. Они с ней находились в большом придворцовом парке, служащем местом отдыха почти для всех эльфов и гостей города. Сегодня здесь было особенно многолюдно: праздник продолжался. Повсюду были наставлены открытые лотки со сладостями и прохладительными напитками, чтобы проголодавшиеся посетители парка могли утолить свой голод.
Даниэль со вздохом отложила в сторону книгу и взглянула на юношу, терпеливо ожидающего ответа. Вообще-то, она надеялась побыть сегодня одна, учитывая такие бурные события прошлого дня, однако, у Гардена, очевидно, были другие планы. Мало того, он умудрился привести с собой Сантару и Ровену. С последней они совершенно точно нашли общий язык.
- Тебе не жарко? - заботливо спросил Гарден, и Даниэль непроизвольно коснулась легкого, почти прозрачного, шарфика, который она не забыла повязать на шею этим утром.
- Нет, все нормально, - ответила она и мило улыбнулась, надеясь, что ее состояние никому не заметно. А скрывать ей было что.
...Рэйн сделала ее своей избранной. Даниэль не вполне поняла, что это значит, хотя вампир и старалась ей объяснить. По всему выходило так, что они теперь будут связаны навечно. Наверное, следовало испугаться такого долгого срока, но эльфийка этого не сделала. Вечность ее никогда не пугала.
Единственное, чего никак не могла осознать Даниэль, так это то, почему, будучи знакомы всего ничего, они с Рэйн уже готовы были друг для друга на многое? Ведь они не люди, которые придумали себе любовь с первого взгляда, чтобы оправдать собственные инстинкты. К тому же, это не было любовью, и Даниэль прекрасно это понимала. У бессмертных существ вообще редко появляется это чувство. Дружба, привязанность - совсем другое дело, но ведь и для этого нужно, чтобы прошло время.
И, однако же, Даниэль ощущала, что отныне ее жизнь без Рэйн будет не такой, как раньше. И она боялась той пустоты, которая угрожала заполнить ее, если они расстанутся. Этого не должно было произойти.
Они с Рэйн много разговаривали прошедшей ночью. И Даниэль готова была поклясться, что все, что она узнала о вампире, уже было ей известно. Это было странно и в то же время несказанно приятно, словно эльфийка встретила кого-то очень дорогого после долгой разлуки. Она помнила тепло рук, обнимающих ее, помнила переливы чувственного голоса, сверкание огня в синих глазах, когда Рэйн смотрела на нее.
Избранная... Судя по тому, что эльфийка сумела вынести из рассказа вампира, избранными просто так не становились. Эта участь уготована не всем и она почетна. Вампир и его избранный подобны семейной паре с тем исключением, что их клятвы хранить друг другу верность никто не слышал. И, как правило, эта связь длится гораздо дольше, чем обычные отношения.
Даниэль знала, что отныне Рэйн будет в курсе всех ее переживаний, как физических, так и душевных. Это смущало и в то же время вызывало непонятный трепет.
Было и еще кое-что, что удивляло эльфийку: Рэйн раньше была человеком. Нелюбовь Даниэль к людям была известна всему городу, и многие высмеивали ее за это. Теперь получалось так, что Рэйн надо было ненавидеть, если следовать логике. Однако, эльфийка решила, что в этот раз логика может постоять в стороне...
- Может, пойдем прогуляемся? - предложил заскучавший Гарден. Даниэль рассеянно посмотрела на него.
- Что, прости? Я задумалась.
- Я вижу, - юноша присел рядом с ней. - Ты уже думала над тем, на какой день назначить свадьбу?
"Ах да, свадьба..."
- Как тебе последний день лета? - Даниэль улыбнулась и взяла Гардена за руку. Она симпатизировала этому эльфу, действительно готовясь выйти за него замуж, и не его вина, что сейчас перед ее внутренним взором стояло то, что происходило вчера в ее комнате.
...Она никогда не думала, что это будет настолько больно, и не сумела сдержать громкий крик, когда зубы Рэйн вонзились в ее плоть. Тот момент был самым ужасным за всю ее жизнь. Она была собой и в то же время словно перевоплотилась в вампира, на мгновение став тем сгустком тьмы и энергии, что представляла собой Рэйн. И было вдвойне странно и страшно чувствовать, как она содрогалась от боли в своих собственных руках. К счастью, эта секунда быстро пролетела, и Даниэль вновь очутилась на кровати, прижатая к одеялу мощным телом вампира.
Помнится, тогда она подумала, как хорошо, что никого нет дома. Как бы они отреагировали, ворвавшись в комнату на ее крик и обнаружив ее вместе с вампиром?
А потом все мысли испарились, будто их и не было. Наверное, это было к лучшему, потому что если бы пришлось еще и думать, Даниэль бы просто не выдержала напряжения.
Ярко-синее пламя, вызванное тем, что происходило между ними, немного смягчило боль, заменив ее тягучим, словно патока, удовольствием. И Даниэль не могла понять, что же лучше: это удовольствие или исчезнувшая боль.
Чуть позже немного смущенная Рэйн призналась ей, что тоже впервые была с тем, кто не был инициирован. Даниэль поинтересовалась, а были ли у нее раньше избранные. Получив утвердительный ответ, она захотела узнать, почему случалось так, что не Рэйн была их первым вампиром. Рэйн хмыкнула и ответила, что в ее время не спрашивали разрешения испить крови, а просто брали то, что желали. "Значит, мне с тобой еще повезло?" спросила эльфийка. "А я тебе про что толкую?"
Даниэль не могла не признать, что ей было хорошо с Рэйн. Она даже перестала удивляться той скоротечности, что сопровождала их последние два дня. Вероятно, боги решили не тратить на них свое драгоценное время и сэкономили на знакомстве. Возможно, это было только к лучшему...
- Такой чудесный солнечный день, а вы сидите тут, - звонкий голос Сантары разрушил тишину, воцарившуюся было вокруг Гардена и Даниэль. Рядом с молодой эльфийкой стояла Ровена и улыбалась.
- Дорогая, вы бы действительно пошли, прогулялись, - посоветовала она дочери. - И сними этот ужасный шарф: он тебе совершенно не идет.
Прекрасно разбираясь в веяниях моды, Ровена постоянно напоминала об этом Даниэль, чем частенько доводила последнюю. Вот и сейчас Даниэль хотела было ответить, что вполне может сама решить, что ей носить, но передумала, вспомнив, что Рэйн говорила ей чаще улыбаться.
Ровена, слегка удивленная тем обстоятельством, что дочь не вступила с ней в перепалку, а просто улыбнулась и послушно стянула шарфик, нахмурилась: ей показалось или на шее Даниэль действительно мелькнуло нечто вроде ранки?
- Дорогая, что там у тебя?
Рыжеволосая эльфийка инстинктивно потянулась к шее, словно захотев проверить сохранность того, что оставила после себя Рэйн. На самом деле, Даниэль знала, что укус почти не виден и к вечеру пройдет, но ей все равно было как-то не по себе. Он не собиралась пока рассказывать матери и друзьям, что творилось вчера в ее спальне под покровом темноты.
- Дай мне посмотреть, - Гарден почти уже коснулся шеи Даниэль, когда та отпрянула.
- Не трогай! - весьма резко выкрикнула она. Пораженный ее поведением юноша послушно отпрянул назад.
- Да пожалуйста, зачем кричать, я и так пойму? - он, немного обидевшись на тон своей невесты, опустился обратно на скамейку.
- Ты сегодня особенно нервозна, - неодобрительно заметила Ровена. Истинная леди, она пыталась и дочь приучить вести себя в обществе соответственно статусу и положению, но Даниэль всегда была себе на уме. Весьма сложно было заставить ее действовать по указке.
- Подружка, только не говори, что нервничаешь из-за будущей свадьбы, - хихикнула Сантара, но метнувшая на нее мрачный взгляд Даниэль заставила эльфийку прикусить язык.
Даниэль очень хотелось встать и уйти, чтобы никто больше не донимал ее расспросами. В конце концов, это ее дело, носить шарф или не носить, нервничать или нет. И никто не имеет права решать за нее!
"И даже я?" ласково шепнул ей на ухо прилетевший с юга ветер. Даниэль вскинула голову, чувствуя разлившийся в воздухе аромат цветов яблони. Рэйн была где-то близко.
- И даже ты, - шепнула она в ответ, не в силах скрыть улыбку.
- Ты что-то сказала? - с любопытством спросил Гарден. Он смотрел на свою невесту и не мог поверить в то, что видел: только что бывшая хмурой и угрюмой Даниэль внезапно расцвела, став еще прекраснее, если это, конечно, было возможно. Юноша радостно заулыбался вместе с ней, питая надежду, что сегодня он все-таки сможет подарить ей то кольцо, которое давно ждало своего часа. Пора было объявлять о дне свадьбы.
Гарден уже хотел было взять Даниэль за руку, когда эльфийка вдруг вскочила на ноги. Она ничего не замечала вокруг, ощущая лишь приближение той, что готова была делить с ней жизнь. И вот...
- О боги! - ахнула Ровена, видя, как появляется из легкого тумана, наползшего на песчаную дорожку, та самая женщина, о которой ее вчера спрашивала дочь. И подобное появление говорило только об одном.
- Не смей!! - Ровена схватила Даниэль за руку, схватила крепко, однако, она еще не знала, что, когда вампир призывает своего избранного, ничего не может остановить последнего.
Даниэль с легкостью освободилась от ее пальцев и шагнула навстречу Рэйн. Все это было для нее настолько ново и необычно, что она не слышала ничего, кроме оглушительного стука в ушах собственной крови.
- Кто это? - недовольно осведомился Гарден, глядя то на Рэйн, то на Ровену. - Я помню, Даниэль вчера интересовалась ею.
- Я тоже помню, - поддакнула Сантара.
Но Даниэль не слышала их переговоров. И только, когда Рэйн склонилась к ней, что коснуться губами того места на шее, где остались следы ее зубов, эльфийка вновь обрела возможность внимать окружающим ее звукам. Реальность на мгновение перестала существовать, и появилось ощущение невыразимой легкости, подобной той, что заполняла ее тело вчера.
Даниэль было все равно, что они стоят посреди парка, что она наследница престола, которой нельзя компроментировать себя и семью. Она не понимала, как жила до этого дня, до этой встречи с Рэйн.
Вампир отстранилась, пряча улыбку вместе с клыками. Ей, разумеется, были прекрасно известны все переживания Даниэль.
- Мне остаться? - спокойно спросила она, не удостаивая своим вниманием ошарашенного Гардена и объятой ужасом Ровены. Даниэль, со свистом втянув воздух, покачала головой.
- Иди, - она чуть коснулась плеча вампира, обтянутого черной материей. - Я должна еще привыкнуть к такому общению.
Рэйн снова улыбнулась, и через мгновение ее уже не было.
Эльфийка, мимоходом удивившись легкости всего произошедшего, вздохнула и повернулась к родственникам и друзьям.
- Так что там насчет свадьбы? - она весело взглянула на открывшего рот Гардена. Но вместо него заговорила Ровена:
- Это же вампир! - излишне громко воскликнула она и тут же осеклась, понизив голос: - Как она может находиться на солнце? - она кинулась к дочери. - Ты делилась с ней кровью?! Как ты такое допустила?? Она взяла ее у тебя силой?
- Разве похоже, что было совершено насилие? - парировала Даниэль, уклоняясь от рук матери и снова обращая взгляд к Гардену.
- Не спрашивай меня сейчас ни о чем, хорошо?.."
Даниэль присела на диван и откинулась назад, массируя затекшую шею.
« - …Братья и сестры, мы собрались сегодня здесь, чтобы заключить союз между девой Даниэль, дочерью Искара, нашего ушедшего короля, и мужчиной Гарденом, сыном Месхена, нашего Старейшины. Да благословят боги их союз…
Не слишком внимательно слушая речь священника, Ровена утирала сухие глаза, всеми силами показывая, как ее трогает все то, что сейчас происходит. Еще бы, единственная дочь и наследница выходит замуж! Разве часто такое случается?
Ровена вздохнула, глядя на Даниэль. Упрямая девчонка не захотела прислушиваться к советам матери и надело то платье, которое совершенно не подходило к этой торжественной обстановке. Мало этого, она отказалась от всех драгоценностях, в которых испокон веков сочетались браками все женщины их рода. И никакие уговоры, мольбы и угрозы не возымели на нее действия. Даниэль поступила так, как захотела.
- Боже, как же все тут красиво! – послышался восхищенный голос, и Ровена довольно улыбнулась. Что может быть лучше, чем произвести неизгладимое впечатление на родственников из провинции?
Ее тетушка Мельтиора, приехавшая из страшно дальнего захолустья, все никак не могла привыкнуть к той роскошной жизни, что вели здесь местные эльфийки. И Ровене доставляло большое удовольствие вводить ее в курс всех дел, творящихся при дворе.
- Дорогая, а кто это там рядом с Даниэль? – Мельтиора прищурила чуть близорукие глаза. Она упорно не хотела лечиться, доказывая, что мужчинам нравится, когда она очаровательно морщит свой носик.
Ровена поджала губы и недобрым взглядом окинула высокую, затянутую в черное, фигуру, застывшую за левым плечом дочери.
- Это Рэйн, - отрывисто бросила она, давая понять, что не намерена беседовать на эту тему. Даниэль умудрилась и здесь нарушить все существующие традиции и притащила эту женщину на собственную свадьбу!! Как до такого вообще можно было додуматься?!
Мельтиора, которой все было интересно, в частности, жизнь родственников, намека не поняла.
- Рэйн? Кто же это такая? Подруга невесты? – в ее голосе мелькнуло неодобрение. По ее мнению, эта Рэйн могла бы одеться и понаряднее. А так этот унылый черный цвет портит всю картину!
Ровена не сдержала усмешку.
- О да, подруга, - процедила она сквозь зубы, растеряв весь свой романтический настрой. – Подруга с клыками!
С самого первого дня, когда Рэйн впервые предстала пред ее очами, Ровена пыталась внушить дочери, что нельзя так разбрасываться своей жизнью. И кровью, которая принадлежит не только Даниэль, и всему эльфийскому роду. Она должна дать здорового и сильного наследника, способного занять трон своих предков. Но для этого надо беречь себя и не позволять всяким… На этом слове, звучащим столь неэстетично в устах эльфийки, Даниэль всегда обрывала мать, напоминая ей, что уже отпраздновала свое совершеннолетие и может вполне отвечать за свои поступки.
Мельтиора нахмурилась, пытаясь осознать услышанное. Клыки, клыки… Но при чем здесь они?!
- О милостивые боги! – вдруг ахнула она, прикрыв рот ладонью. – Ты хочешь сказать, она… вампир?!
В ее голосе было столько трагедии, что Ровена чуть было не усмехнулась снова.
- Именно это я и хочу сказать, - со вздохом подтвердила она. – Сколько я говорила Даниэль остерегаться, и вот результат!.. – она всхлипнула от избытка чувств.
Мельтиора спрятала загоревшиеся интересом глаза. Подумать только, сколько всего нового произошло за это время, что она была здесь в последний раз! Наследница трона древних королей и по совместительству ее дальняя родственница вступила в ужасную, почти преступную и такую романтичную связь с вампиром! Надо немедленно расспросить обо всем Ровену!
- Неужели все так плохо? – невинно спросила она, зная, что последует за этим вопросом. И впрямь: Ровена воззрилась на нее, как на сумасшедшую.
- Не так плохо?! – с истерическим надрывом произнесла она, довольная тем обстоятельством, что можно в сотый раз высказать свои соображения по этому поводу. – Конечно, что может быть плохого в том, что… - она на мгновение театрально задохнулась, - что моя дочь позволяет пить свою кровь!!!
Голос ее опасно повысился, и Мельтиора поспешила отвести е в сторону, чтобы успокоить и заодно выведать подробности.
Голубые глаза, искрившиеся смехом на протяжении всего разговора, обратились к молодой эльфийке.
- Твоя мать снова рассказывает о том чудовище, которое поработило разум ее дочери, - шепнула Рэйн, склонившись к уху Даниэль. Последняя, всеми силами старающаяся сохранить серьезное выражение лица, пихнула ее в бок.
- Вообще-то, я сейчас выхожу замуж, - прошептала она в ответ, - так что не отвлекай меня!
Рэйн послушно выпрямилась и окинула взором расположившихся позади нее и жениха с невестой гостей. Кто-то ответил на ее взгляд не менее прямо и открыто, кто-то поспешил отвести глаза, словно чего-то боясь.
Рэйн изогнула уголки губ в ухмылке, не разрешая себе бОльшего. Она отлично знала, как к ней относятся в этом городе. И не собиралась позволять жителям думать, что это ее каким-то образом задевает. Рэйн никого не пускала к себе в душу. Свои проблемы она держала при себе.
Даниэль искоса наблюдала за тем, как держит себя вампир. Поначалу эльфийка жалела о том, что сподобилась пригласить Рэйн на свадьбу. Конечно, никто открыто не возражал против этого, но было понятно, какие мысли роятся в головах приглашенных.
Город знал об ее отношениях с Рэйн. И не одобрял их. Эльфы очень трепетно относятся к тому, что связано с их бессмертной кровью, и не испытывают положительных эмоций по поводу того, что потомок их королей якшается с кем-то из детей темных богов.
Разумеется, Даниэль было наплевать на то, что говорят за ее спиной. Ни она, ни Рэйн не собирались в угоду большинству жертвовать тем, что обрели. А обрели они многое.
Даниэль посмотрела на стоящего рядом с ней Гардена. Вот кого ей было по-настоящему жаль. Бедняга долго не мог свыкнуться с тем, что кто-то еще, кроме него, будет владеть мыслями его жены. И не только мыслями.
У них состоялся довольно продолжительный разговор, в ходе которого Даниэль удалось убедить своего будущего супруга в том, что ничего страшного в происходящем нет. Она по-прежнему любит его и хочет прожить с ним свою жизнь, просто так случилось, что она доверила часть своей души Рэйн. Даниэль не стала вдаваться в подробности и сообщила Гардену, что так было угодно богам, чтобы они с Рэйн встретились на том балу. И нравится это ему или нет, они все равно будут вместе. Это судьба.
Надо сказать, в судьбу Даниэль как раз не верила, считая, что каждый сам строит свою жизнь, и все удачи и неудачи случаются от правильности постановки того или иного шага. Но Гардену не было нужды знать, что ее нареченная самолично решила впустить в свой мир темноволосого вампира и стать ее избранной. Этот секрет Даниэль делила только с Рэйн.
- Дева Даниэль, дочь Искара, согласна ли ты взять в спутники Гардена, дабы прожить с ним в мире и согласии свою вечную жизнь?
Эльфийка вскинула голову.
- Согласна, - ее голос был тверд и уверен, как и она сама. Сегодня она ступила на новую ступеньку. Отныне жизнь ее будет делиться надвое. Семья и борьба за власть. Она уже не раз думала об этом. Почему женщина не может занять трон, если он полагается ей по праву? Разве только мужчины могут принимать важные решения и подписывать документы? Эльфийка не хотела быть регентом при своем царствующем отпрыске. А если родится дочь? Ждать внука? Это не выход. Следовало решать эту проблему и как можно быстрее. На днях она поговорит со Старейшинами.
- Мужчина Гарден, сын Месхена, согласен ли ты взять в спутницы Даниэль, дабы прожить с ней в мире и согласии свою вечную жизнь?
Гарден немного помедлил с ответом, хотя знал его заранее. Его взгляд устремился в сторону его избранницы, которая терпеливо смотрела на него. Рядом с ней, черной молчаливой тенью, стояла вампир.
Гарден вспомнил, сколько усилий ему пришлось приложить для того, что убедить себя в нормальности всего происходящего. Он, воспитанный на рассказах своего отца о вампирах, никак не мог понять, как Даниэль может нравиться то, что творится в ее комнате после заката. Эльф силился представить себе полную картину, и каждый раз испуганно принимался думать о чем-нибудь другом. Кровь всегда была для него священна, к этой мысли его приучила мать. Он чтил традиции, заложенные в основу существования двора пресветлых, и вероятность того, что его супруга нарушает их, приводила его в ужас. «Как», спрашивал он себя, «как она может отдаваться темноте, когда принадлежит свету? Неужели ее не тревожит то, что она получает от этого удовольствие? Это не может быть нормально! Я должен внушить ей, что пора расстаться с Рэйн!»
Гарден и впрямь пытался уговорить Даниэль разорвать отношения с вампиром. «Она найдет себе кого-нибудь еще», убеждал он ее длинными зимними вечерами, когда они сидели у разожженного камина и обсуждали будущую свадьбу. «Ты не можешь стать для нее одной-единственной. Такого не бывает». Он все хотел сказать, что Даниэль принадлежит ему, и ему неприятно думать о ком-то еще, кто обнимает ее, однако, все никак не мог подобрать нужных слов, чтобы не обидеть ненароком. Так продолжалось довольно долго, когда Даниэль, наконец, устав от подобных бесед, рассказала ему об избранных. И о том, что является одной из них.
И Гарден понял, что его усилия бесплодны. Он все еще хотел верить, что когда-нибудь станет для Даниэль единственным, кому будут посвящены все ее мысли, но с каждым днем все больше убеждался, что этого не будет. В одном лишь он мог быть уверен: они с Рэйн не любовники. Конечно, это немного утешало, однако, Гарден все равно видел, с какой нежностью и доверием относится эльфийка к вампиру. Они делили между собой то, чего он никогда не сможет постигнуть. Двери в их мир для него закрыты, если только он не решится когда-нибудь последовать примеру Даниэль и не найдет себе кого-то, кто пропустит его в темноту.
- Согласен.
Даниэль улыбнулась, услышав ответ Гардена. Вот и все. Теперь они вместе, и никто не сможет обвинить ее в том, что она не соблюдает традиции. Совсем скоро у них родится ребенок, и тогда власть их рода будет совершенно незыблема. Надо только немного подождать...
…- И что скажешь? – Даниэль взяла из вазы большое зеленое яблоко, надкусила его и взглянула на Рэйн. Вампир пожала плечами.
- Только то, что твоя мать меня ненавидит. По-моему, уже все знают, какой я монстр, и обходят меня стороной.
Эльфийка фыркнула.
- Тоже мне, сообщила новость. Моя мать терпеть тебя не может с самого начала, - она прищурилась. – И мне кажется, у нее есть для этого причины.
- Неужели? – приторно сладко поинтересовалась Рэйн, отбирая у возмутившейся Даниэль яблоко. – А я думала, у нас с ней чудесные отношения.
- Отношения чудесные, кто бы спорил, - эльфийка вздохнула и заправила за ухо выбившийся из прически рыжий локон. – Только вот она об этом не знает. Вообще-то, я хотела узнать, как тебе свадьба?
Рэйн снова пожала плечами, доедая фрукт.
- Неплохо все устроено, - признала она, оглядываясь по сторонам. – Пожалуй, только немного многолюдно, но ты же знаешь, как я отношусь к толпе.
- О да, - хохотнула Даниэль. – Кому, как не мне, это знать! Скажи, и ты даже не будешь меня к нему ревновать? – она кивнула на стоящего в некотором отдалении Гардена. Рэйн улыбнулась своей обычной улыбкой, в которой на этот раз читалось превосходство.
- Начнем с того, что это не я буду делить тебя с ним, а он со мной, так что пусть он и ревнует, - она склонилась к Даниэль. – К тому же, не забывай, душа всегда важнее тела, а именно ею я и владею.
- И тебе никогда не хотелось владеть мной полностью? – поинтересовалась Даниэль. Рэйн потянулась, словно большая кошка.
- Хотелось, - лениво призналась она. – Когда пьешь кровь, всегда испытываешь возбуждение.
- И что же тебя каждый раз останавливает? – не унималась Даниэль. Рэйн вскинула брови.
- Тебе и правда хочется знать? – немного удивленно сказала она. Эльфийка нетерпеливо кивнула.
- В моей жизни – и смерти – был лишь один человек, с которым я делила не только тепло крови, - глаза вампира снова подернулись тем льдом, который так не любила Даниэль. – Он был единственным.
Что-то кольнуло сердце эльфийки. Что-то жаркое, словно она услышала то, что давно хотела услышать. И в то же время ей стало неприятно. Она не хотела, чтобы Рэйн сравнивала ее с теми, кто был у нее раньше. Но именно так и получалось. И в этом сравнении Даниэль проигрывала.
- Значит, я недостаточно хороша, чтобы делить со мной постель, - проговорила она, и в голосе ее послышались раздраженные нотки. Вампир смерила ее взглядом.
- Я не понимаю, в чем твоя проблема, - спокойно сказала она. – У тебя есть Гарден, к кому ты сможешь прижиматься по ночам. Я не хочу от тебя больше, чем получаю. Меня все устраивает.
«А меня нет!» захотелось выкрикнуть эльфийке. Но дело было совсем не в том, что она желала забраться под одеяло к Рэйн. Нет, эти мысли до сегодняшнего дня не приходили ей в голову. Однако, сознание того, что сердце Рэйн принадлежит кому-то другому, не доставляло удовольствия. Даниэль хотела, чтобы вампир была ее безраздельно: мыслями, душой, возможно, даже телом. И, понимая, что этого она не имеет, эльфийка готова была рвать и метать. Она привыкла, что все, что у нее есть, она не делит ни с кем. И она не собиралась менять устоявшееся положение вещей. Теперь же получалось, что все это время, что они были вместе, она подвергалась конкуренции. И не выдержала ее.
- К дьяволу! – громко сказала она и, резко развернувшись, стремительно зашагала прочь. Рэйн громко расхохоталась ей вслед. Кто бы мог подумать, что эта девочка так все воспримет?..»
Даниэль помассировала виски, просто трещавшие от столь бурных воспоминаний. Но чем, скажите, можно еще заниматься, когда тебя оставили в комнате и, кажется, успешно забыли об этом?
« - …Мне все равно, что говорят Старейшины, - терпеливо повторила Даниэль, вертя в руках лист бумаги, исписанный мелким почерком. – Я хочу, чтобы эльфы из других городов собрались через месяц в Рээле.
Немолодой уже эльф с длинной бородой, заплетенной в косицу, отрицательно помотал головой.
- Даниэль, ты не хочешь понять…
- Нет!!! – резко оборвала его эльфийка, и от окрика ее собеседник вздрогнул. – Это ты не хочешь понять!! Здесь я отдаю приказы, ты забыл?! Здесь имеет значение только моя воля! Хватит к каждому слову упоминать Старейшин! Они передали власть мне!! Я решаю вопросы, связанные с процветанием нашего королевства! И чтобы через месяц посланники городов были здесь! Иначе… - она не договорила, сделав многозначительную паузу. Эльф склонился в низком поклоне и немедля удалился.
Даниэль со злостью скомкала бумагу и, зашвырнув ее в дальний угол комнаты, попыталась успокоиться. Как же ей надоело доказывать всем и каждому, что она не хуже своих предков сможет править! В конце концов, она законный наследник, почему эльфы не желают подчиняться ее воле? Или она недостаточно строга с ними?
- Даже чересчур, - негромкий голос наполнил собой пространство, и Рэйн, материализовавшись перед Даниэль, вышла из легкого тумана, окутавшего ее высокую фигуру. – Ты решила заделаться деспотом?
Эльфийка хмуро поглядела на нее и отошла к окну, за которым садилось солнце.
- Я не могу понять, почему мои приказы подвергаются столь длительному обсуждению, - сказала она, не оборачиваясь. – Помнится, Старейшины едва успевали подумать, а все уже было сделано.
- Ты не Старейшина, - вампир встала за плечом Даниэль, легким ветерком взъерошив ее волосы. – Или ты жалеешь об этом?
- Вот еще! – надменно фыркнула эльфийка, скрещивая руки на груди. – Я царица, если ты забыла! Все остальные подчиняются мне. Даже Старейшины.
- Похоже, ты жалеешь лишь о том, что не можешь заставить меня служить тебе.
Даниэль соизволила повернуться, чтобы посмотреть в глаза Рэйн, сказавшей эти слова. Они, как и обычно, были спокойны и безмятежны, но где-то в глубине этой синевы таилась печаль и тревога. И Даниэль удивилась тому, что сумела разглядеть это.
- Уж не иронизируешь ли ты? – подозрительно спросила она, не отрываясь созерцания лица Рэйн, будто отвернись она – и произойдет нечто важное. Вампир улыбнулась одними уголками губ.
- Возможно. Только вот то, что ты творишь, не вызывает смеха.
- А что я творю? – напряженно осведомилась Даниэль, отходя подальше. Она не чувствовала себя спокойно рядом с Рэйн. Исчезла та легкость, с которой они общались прежде. Вот уже несколько лет Даниэль просыпалась с мыслью, что что-то не в порядке в их с Рэйн маленьком мире, который прежде был столь уютен. Очевидно, он стал им тесен.
Да и Рэйн менялась, не желая оставаться прежней. Последнее время она казалась настороженной, словно ожидала чего-то, что обязательно должно случиться. Даже Гарден заметил эту перемену и уже пару раз спрашивал Даниэль, все ли у них в порядке. Но что могла ему ответить эльфийка? У нее не было проблем, это у окружающих были проблемы с ней.
- Я ухожу.
Даниэль вздрогнула, вырываясь из омута мыслей, и недоуменно посмотрела на вампира.
- Что, прости?
- Я ухожу, - повторила Рэйн. Эльфийка пожала плечами.
- Ну, иди, я разве тебя держу? И потом… - она вдруг осеклась, заметив серьезный взгляд Рэйн. – Как это уходишь? – пролепетала она, растерянно моргая. – Куда?
Вампир немного помолчала, потом отвернулась, изучая садящееся солнце.
- Куда – пока не знаю, там видно будет. На свете много мест, где мне хотелось бы побывать.
- Но ты не можешь, - продолжала бормотать Даниэль, ненавидя себя за эту беспомощность, которая вдруг овладела ей. – Я не хочу…
- Ты уже сделала все, что было в твоих силах, чтобы избавиться от меня, - Рэйн все еще смотрела на солнце и на площадь, раскинувшуюся под окнами дворца. Вечер выдался очень теплым, и семьи предпочли провести его на свежем воздухе, нежели в душных домах. Сейчас они неспеша прохаживались внизу, не подозревая о том, что разворачивалось у них над головами.
- Что же такого страшного я совершила? – с вызовом проговорила Даниэль, надеясь таким образом избавиться от растерянности.
- Ты слишком хочешь власти, - ответила на ее вопрос Рэйн столь буднично, будто они говорили о том, что приготовить завтра на обед. – И это желание захватило тебя полностью. Ты уже не можешь контролировать себя.
- Да с чего ты это взяла?! – выкрикнула Даниэль, хватая вампира за руку и поворачивая к себе лицом. – Я просто устанавливаю свои порядки! Так поступали до меня и будут поступать после!
Рэйн очень аккуратно, как будто боясь повредить, разогнула пальцы эльфийки, впившиеся в ее плечо.
- Знаешь, мне надоело захлебываться в волнах твоей ненависти, когда мы вместе, - она подавила вздох, рвущийся наружу. – Я пытаюсь забыть, что значит желать чьей-то смерти, а ты постоянно напоминаешь мне об этом. Я не хочу снова погружаться в ту темноту, которая владела мной когда-то. То время ушло, и ему нет нужды возвращаться, - она хотела добавить что-то еще, но передумала. – Прощай…
Короткое слово растаяло в тишине, воцарившейся в комнате, когда Даниэль, совершенно неожиданно для себя, вдруг выкинула руку в безнадежном жесте. И со сдавленным воплем отшатнулась, едва небольшой пульсар зеленого цвета сорвался с ее пальцев, ударив Рэйн прямо в грудь.
- Боги… - прошептала эльфийка, не веря своим глазам. Как она сумела сотворить такое?! Она не маг, она не должна этого уметь!
- Что это было? – разомкнула уста вампир, недоверчиво глядя, как дымится ее черная рубашка. Потом медленно подняла голову, и Даниэль сглотнула, видя, как зажигаются глаза синим пламенем.
- Как ты умудрялась столько лет скрывать от меня свой дар?! – шипящим голосом поинтересовалась Рэйн, чувствуя силу, обволакивающую ее со всех сторон.
- Я ничего не скрывала! – нервно крикнула Даниэль, принимаясь разглядывать свои ладони. И вдруг расхохоталась, откинув назад голову.
- Зато теперь все узнают, кого нужно слушаться в этом королевстве! – она, сама того не желая, почти озвучила свои тайные мысли. Но было уже поздно: Рэйн взмыла в воздух быстрой вспышкой огненного вихря.
- Я не позволю тебе!! – проревела она, вскидывая руки, и вокруг забесновался ветер. Вампир без труда смогла прочесть мысли эльфийки. «Война, война, война….» Одно слово, бьющееся в пульсе Даниэль. Новая война, в ходе которой она сможет отомстить за всех ее сородичей, кто погиб тогда, века назад. Отомстить за отца.
- Не позволишь?! – Даниэль мгновенным движением распустила крылья, взмывая вверх вслед за Рэйн. Не успев освоиться с приобретенной силой, она управляла ею инстинктивно. И она понимала, что ее планам может прийти конец, если она не сумеет сейчас выстоять против своего вампира.
Двести лет она вынашивала месть. Двести лет, за которые многое изменилось. Не было больше той рыжеволосой девушки, которая когда-то могла беседовать совершенно открыто на любые темы. Давно канули в вечность беспечность, легкость и добродушие. Даниэль изменилась, сама того не замечая. Ей было тесно в своем королевстве. Она жаждала власти не только над эльфами, но над всем миром, как было когда-то с ее предками. И она не намерена было отступать.
Она не хотела гадать, откуда у нее взялись магические способности, так внезапно проявившие себя. Это было ей только на руку. Теперь она могла подчинить себе даже тех, кто всегда был против ее правления. А таких было немало.
Когда она только заявила о своем желании занять пустующий трон, Старейшины отказали ей наотрез. Лишь боги знают, сколько усилий ей пришлось приложить, чтобы убедить их в ее силах. Тогда против были даже Рэйн с Гарденом. Она выдержала достаточно, и, наконец, получила то, чего добивалась. Настало время двинуться дальше.
Бессмертные парили друг напротив друга, и пламя вокруг них разгоралось сильнее от каждого движения. В конце концов, Даниэль не выдержала и первой метнула пульсар. На этот раз Рэйн была готова, и ей не составило труда уклониться. Пульсар вырвался за пределы дворца и с оглушительным треском взорвался где-то рядом, осыпав эльфов, оказавшихся под окнами.
- Ты не сможешь мне помешать, - Даниэль метнулась к Рэйн, но вампир с легкостью ускользнула от нее, вылетев на улицу. Она мельком глянула вниз, где уже начинала собираться толпа из любопытных, которым всегда есть дело до чужих проблем.
- Даниэль, давай поговорим в другом месте, - попыталась она, но эльфийка с яростным воплем замахнулась снова. Рэйн взлетела чуть выше и направила вперед ветер, надеясь закружить свою избранную в воздушном водовороте. Этого хватило лишь на мгновение, и Даниэль снова зажгла в ладонях молнии.
- Ты видишь их? – крикнула она, кивая на испуганно разбегающихся в стороны эльфов. – Я хочу дать им весь мир, а они сопротивляются! Ну не глупы ли они?
- Какой ценой ты добьешься этого мира? – ответила Рэйн, в свою очередь кидая в эльфийку сгусток пламени, который та сумела отразить. – И вообще, о чем ты говоришь? Между эльфами и людьми давно кончились все войны! Зачем ты хочешь разжечь новую?
Даниэль расхохоталась, пугая этим смехом собравшихся внизу эльфов. Они впервые видели царицу в подобном амплуа, и им это не нравилось. Сегодня они готовы были даже сочувствовать Рэйн, попавшей под перекрестный огонь.
- Ты же можешь прочесть мои мысли! Так воспользуйся этим, - щедро предложила Даниэль, чуть покачиваясь на воздушных волнах. Она была переполнена силой, и ей это нравилось. Сколько всего она сумеет сделать!
- Ты пойдешь против воли матери? – Рэйн склонила голову, внимательно следя за перемещениями Даниэль. Эльфийка пожала плечами.
- У меня нет матери, - жестко сказала она. – Моя мать не захотела поддержать меня, когда я больше всего нуждалась в этом.
- Если у тебя нет матери, у тебя нет родины.
- Как пафосно! Ты всегда умела говорить высокие слова!! – Даниэль шутливо вскинула брови. Ею овладело хорошее настроение. Она была подвержена его быстрым перепадам.
- Уходи, Рэйн, - внезапно серьезно произнесла она, едва взмахивая крыльями. Она неспеша опустилась на землю, в круг образованный ее подданными, желающими узнать, чем кончится первая публичная ссора их царицы и ее фаворитки.
Рэйн последовала за ней и, ступив на каменную мостовую, оглядела застывшие в ожидании лица эльфов, держащихся на почтительном расстоянии.
- Ты хочешь впутать их в свои разборки с людьми? – тихо спросила она. Даниэль погасила пламя в зеленых глазах.
- Что если да? – она склонила голову к правому плечу, глядя на ту, с которой ее столько связывало. Если они расстанутся, что будет? Будет больно, физически или душевно? Что ее ждет? Она знала, что тоска не пройдет за один день. Слишком много они делили между собой, чтобы забыть об этом. Слишком много непонятного было в их отношениях.
Даниэль внезапно вздрогнула, когда осознала, что каким-то образом сумела вторгнуться в мысли Рэйн. Раньше она и вправду хотела этого, чтобы узнать, о чем же думает вампир, но сейчас, в этот момент, это было совершенно лишним.
Внутри Рэйн была пустота. Пустота, причиняющая муки. И это было страшно. Даниэль не хотела, чтобы Рэйн было больно, но она уже не могла ничего сделать. Ее амбиции были для нее важнее. Пусть все происходит так, как должно. Но откуда знать, что должно быть именно так?
Рэйн не стала медлить. И взыгравший вихрем ветер подхватил свою госпожу, готовясь нести ее куда угодно, хоть на край света.
Даниэль на мгновение закрыла сухие глаза, глядя, как исчезает в небесах та, кто прошел с ней длинный путь, ни разу не оступившись, ни разу не позволив упасть. Поддержка Рэйн была неоценима.
И эльфийка вдруг содрогнулась, ощутив, как разрастается внутри нее живой комок того, что принято называть горем. И это горе принадлежало не только ей. Половина его снедала вампира, снова теряющего своего избранного.
Некоторые говорят, что беспричинная тоска сильнее всего. Неправда. Даниэль стояла посреди площади, заполненной молчащими эльфами, и чувствовала, как тоска по тому, что она утратила, заполняет ее всю, готовясь к длительной осаде.
Даниэль опустила глаза, изучая носки своих туфель.
Жизнь продолжалась…»
Эльфийка снова встала и подошла к двери. Где-то там, в коридоре, слышались чьи-то шаги.

0

12

- 2 -
Морт осторожно выглянул из-за угла, проверяя, не стоит ли кто-нибудь на его пути. Но коридор был пуст, и лишь тени, отбрасываемые неровно горящими светильниками, шевелились на стенах.
Демон умудрился сбежать из-под надзора стражников, что было весьма непросто, учитывая его фактурную внешность. К тому же, он опасался, что остальные пленники, поднимут шум.
Но все обошлось, и он, переведя дыхание после быстрого бега, прижался к стене. Он не смел надеяться, что ему удастся длительное время скрываться. Однако, была надежда, что стража не сразу пустится за ним в погоню.
Морт хотел отыскать Сторма, тревожась за оборотня. Зная характер своего старинного приятеля, Морт был почти уверен, что тот сумеет втянуть себя во что-нибудь, из чего будет очень сложно выпутаться. А учитывая, что Сторм собирался искать талисман, такая вероятность была.
Где-то рядом послышался разговор, и демон замер, пытаясь слиться со стеной. К счастью, солдаты – а это были они – не повернули в его сторону, и разговор постепенно затих вместе с их шагами.
Если бы демоны потели, то Морт бы непременно утер со лба холодный пот. Но чего нет, того нет.
Морт задрал голову, принюхиваясь к воздуху. Конечно, он не обладал настолько развитым нюхом, как тот же вервольф, но отличить запах одного существа от другого мог. И сейчас ветерок, гуляющий по подземелью, принес ему едва уловимый запах Майэла. Волшебник был рядом.
Демон, крадучись, преодолел очередной освещенный участок, в глубине души удивляясь тому, почему еще не слышит за собой тяжелое дыхание погони. Или стражники настолько слепы, что никак не могут заметить отсутствие огромного крылатого создания?
Разумеется, это было ему только на руку. Однако, все равно следовало поторапливаться.
Еще пара шагов, и Морт обнаружил себя в большом помещении с низкими потолками. Оглянулся направо, потом налево, отметил решетки и на вполне законных основаниях решил, что находится в тюрьме. I]«Отлично, не успел выбраться из одной, как тут же попал в другую».[/i]
Он снова закрутил головой, ища хоть что-нибудь полезное. Тщетно. Поражало то, что и здесь не было стражников. Или они настолько доверяют пленникам, или…
- Морт!!! – раздался откуда-то сдавленный голос, и демон резко обернулся на него, готовясь к самозащите. Этого не потребовалось, потому что уставший и немного потрепанный Майэл совсем не собирался нападать на Морта. Даже если бы ему удалось выбраться из-за решеток.
- Старик!! – Морт поспешно приблизился к магу, не забывая настороженно прислушиваться ко всему, что творилось вокруг. – Я не думал, что ты здесь.
- А где я еще могу быть? – ворчливо отозвался Майэл, почесывая бороду. – Подумать только, насекомых – тьма тьмущая! Вместо того, чтобы бездельничать, лучше бы провели дезинфекцию.
Морт хмыкнул, но на всякий случай отодвинулся подальше. Конечно, паразиты человека демонам не передаются, и все же… Кажется, Сторм умудрился заразить его своей подозрительностью.
- Сбрей бороду, - предложил демон. Волшебник вытаращил на него глаза.
- Я не для того ее столько лет растил, чтобы расстаться с ней в каком-то богами забытом подземелье, - надменно произнес он. Морт покачал головой.
- Послушай, я здесь по делу.
- Я догадался, что ты не просто так прогуливаешься, - парировал Майэл. – Как ты сумел убежать от охраны?
- Здесь какая-то странная охрана, - пожал плечами демон. - То контролируют так, что шагу лишнего не ступишь, то позволяют делать, что душе заблагорассудится. Я вижу, тут все то же самое.
- Вовсе нет, - буркнул колдун. – Это только сегодня на них что-то нашло. Или кто-то, потому что я слышал имена Бейры и Аны. На сегодня намечено какое-то мероприятие, вот стражников и созывают. Понавесили, понимаешь, замков на решетки, и ушли. Эх, будь со мной моя сила… - он горестно махнул рукой. Морт выдохнул маленький сгусток пламени.
- А я-то думаю, что мне так мешает, - он посмотрел, как исчезает в воздухе легкий дымок, потом снова склонился к Майэлу. – Сторм найдет талисман.
Старик вцепился обеими руками в металлические прутья.
- Найдет? – живо переспросил он. – Каким образом?
- Он тут у нас бегает, где захочет, вот и решил маленько подсобить, - негромко хохотнул Морт и тут же умолк, поймав недовольный взгляд одного из сокамерников Майэла.
- Я полагаю, про него просто-напросто все запамятовали, - пояснил демон. – Приняли его за обычную собаку, и не обращают внимания. А ему это только на руку, сам понимаешь.
Майэл кивнул.
- Отлично, отлично, а то я, признаться, уже начал думать, что вы забыли про цель нашего путешествия.
- Забудешь тут! - возмущенно воскликнул демон. Он даже оставил свое намерение говорить потише. - В общем, мне надо найти Сторма и проследить, чтобы с ним все было нормально.
Волшебник усмехнулся.
- О, с ним вряд ли что-то случится. Этот хитрец еще и не из таких передряг выбирался, тебе ли не знать.
Морт покачал головой, вспоминая ту последнюю охоту, в ходе которой Сторм сумел переложить вину со своих плеч на плечи демона. Именно после этого они с вервольфом не разговаривали добрых пятьдесят лет.
- Старик, ладно, я вижу с тобой все в порядке, я побежал, - и Морт, не прощаясь, осторожно поспешил вдоль стены прочь из темницы.
Майэл какое-то время смотрел ему вслед, беззвучно шевеля губами, будто читая какое-то заклинание, потом отвернулся и поглядел на своих товарищей по несчастью. Они или спали, или успешно притворялись, что спят. Во всяком случае, никто из них не пошевелился, когда Майэл нарочито громко закашлялся.
- 3 -
Ведьма сидела на большом, даже слишком большом, диване, утопая в его мягкости и пытаясь разобрать, что же было написано в книге, которую она отыскала в покоях Бейры, куда ее снова привели. Возможно, она предпочла бы заняться чем-нибудь другим, но подходящих занятий так и не отыскала.
Отдохнув у Тиары и душой, и телом, Джейси готова была продолжить свои испытания. Конечно, более худшего, чем уже с ней случилось, случиться не могло. А если и могло, то Джейси просто не собиралась думать об этом. Хватит с нее и того, что произошло. Она теперь даже не знала, есть ли смысл возвращаться на поверхность. Как поведет себя ее сила, когда ..?
- Прекращай размышлять не о том, - разорвал ее мысли до боли знакомый голос, и Рэйн бесшумно ступила в комнату, затворяя за собой дверь. Джейси отложила книгу и радостно улыбнулась ей.
- Ты здесь! Но как?...
- А разве после вчерашнего для меня существуют какие-то преграды? - насмешливо отозвалась вампир. Она огляделась по сторонам.
- Одна?
- Разумеется, - девушка развела руками. - Я Бейре нужна только в определенное время суток.
Рэйн помрачнела лицом и присела рядом с Джейси.
- Не будем сейчас об этом, - попросила она, и ведьма согласно кивнула. - Скажи, что ты думаешь о колдовстве Аны? Есть ли какой-то способ разрушить его?
Джейси ненадолго задумалась, совершенно не удивившись, что Рэйн спрашивает ее об этом. Вероятно, у вампира уже есть план, как выбраться отсюда.
- Способ есть, - ответила она, наконец. - Однако, вряд ли я смогу достать все, что нужно. Это мощное колдовство. Тем более, что наша с Аной магия стоит на разных фундаментах. Я никогда не сталкивалась с некромантами.
- Это и к лучшему, - пробурчала Рэйн. - Готовься к тому, что скоро придется покидать город.
Джейси улыбнулась.
- Я всегда готова. А что ты придумала?
- Это придумала не я, - и Рэйн вкратце обрисовала ситуацию, поведанную ей Фангорном. Конечно, она не стала упоминать, кто именно рассказал ей это.
Выслушав, Джейси порывисто вскочила на ноги.
- Так надо быстрее бежать отсюда! - воскликнула она. - Кто знает, когда...
- Сядь, - тихо, но внушительно, сказала Рэйн, и девушка повиновалась. - Убежим, не волнуйся. Но до этого надо кое-что сделать.
Джейси не стала спрашивать, что именно было у нее на уме. Вместо этого она снова села на диван и, подтянув к себе подушку, прижала ее к груди.
- Сегодня будет чья-то казнь, - грустно произнесла она. Рэйн кивнула.
- Да, и я даже знаю, чья.
- И ты не помешаешь этому? - с удивлением посмотрела на нее девушка. Вампир ответила не менее удивленным взглядом.
- Почему я должна мешать?
- Ну как, - было видно, что Джейси смущена. - Это же люди, мы должны защищать их...
- Кто мы? - с иронией сказала Рэйн, откидывая назад волосы. Ведьма пожала плечами.
- Те, кто сильнее.
- Если бы я помогала всем в этом мире, я бы давно сошла с ума, - сухо ответила Рэйн. Ей совершенно не хотелось говорить на эту тему. Она никогда не была настолько альтруистична, чтобы бросаться на помощь всем подряд. Но вот объяснять остальным движущие мотивы этого она не любила. Да и не хотела.
Джейси поражалась, слушая то, с каким спокойствием Рэйн говорит о смерти. Конечно, не следовало забывать, что вампир имеет с дамой в черном особые отношения, но все-таки...
- Кого казнят? - наконец, спросила девушка. Рэйн нахмурилась, припоминая.
- Его зовут Нэд. Насколько я поняла, он готовил заговор против Аны и Бейры.
Джейси округлила глаза. Значит, вот о чем обмолвилась тогда Тиара!
- Тогда ему тем более нужно помочь!! - горячо воскликнула она, хватая Рэйн за руки. За те живые, трепетные руки, которые обнимали ее вот уже несколько ночей подряд. Руки, которые моментально стали жесткими и равнодушными.
- Поверь мне, пусть все идет своим чередом.
- Но, Рэйн...
- Я сказала нет! - вампир отдернула руки и поднялась на ноги, глядя сверху вниз на ошарашенную ведьму. - И можешь не настаивать, Джейси. Это мое последнее слово.
Девушка покачала головой, словно не веря.
- Рэйн, как ты можешь?!
- Легко и просто, - отрезала Рэйн. Она знала, что причиняет боль Джейси этими словами, но она хотела дать понять колдунье, что не все в мире делится на черное и белое. Иногда добро настолько смешивается со злом, что бывает невозможно отличить одно от другого.
- Ты знаешь, смерть иногда смеется, - голос Рэйн немного смягчился, когда она посмотрела на опечаленную девушку, - но у нее неприятная улыбка. И мы должны благодарить богов, что она делает это не так уж часто.
"Точнее, одного конкретного бога..."
- Мне бывает трудно понять тебя, - медленно проговорила Джейси, поднимая на вампира серые глаза. - А иногда просто невозможно. Как сейчас. И это страшно потому, что... - она осеклась. Рэйн склонилась над ней и положила ладонь на голову.
- Спроси себя еще раз, настолько ли ты нуждаешься во мне, чтобы делать над собой усилие, пытаясь мыслить, как я, - посоветовала она. Джейси вздохнула и прижалась к вампиру, обняв ее за талию.
- Наверно, мне надо умереть, чтобы хоть раз встать на твое место, - признала она. Рэйн легонько встряхнула ее.
- Думай, о чем говоришь, Джейси! - грозно вымолвила она. - Не смей желать смерти! В мире и так слишком много ее слуг. Ты - наследница этой жизни. И не вздумай забыть об этом!
Джейси вздрогнула, внезапно осознав, что обнимает воздух: Рэйн умела исчезать так, словно ее здесь никогда и не было.
Девушка повертела головой, желая убедиться, что действительно осталась одна.
Так оно и было.
- 4 -
Оборотень неспеша продвигался по узкому коридору, отлично зная, что не встретит на своем пути никого, кто мог бы ему помешать. За эти два дня, что они оставались в подземелье, он успел обследовать довольно большую часть вверенного ему пространства и знал, о чем говорит, когда обещал Морту и Гранту найти талисман.
Собственно говоря, он его уже нашел. И давно мог бы забрать, поскольку фрагмент валялся совершенно бесхозно, словно Ана не подозревала о его истинной ценности. Или же она хотела, чтобы об этом не подозревали остальные и специально не выставляла охрану. В любом случае, Сторм только радовался, что все складывается столь удачно.
Вервольф на несколько секунд замер около нужной двери, принимая человеческий облик. До полнолуния было еще далеко, и все эти бесконечные превращения тянули из него силы, однако, он старался не обращать на это внимания, понимая, что сейчас только он может забрать талисман. И ответственность давила на его плечи, заставляя забыть о собственных интересах. Хотя бы на время.
Немного пожалев, что оставил одежду, Сторм встряхнулся, сбрасывая остатки шерсти, и выпрямился. Прохладный ветерок коснулся обнаженного тела, и мужчина слегка поежился. Не хотелось бы ему, чтобы кто-нибудь сейчас увидел его.
- Прелестно, - словно подслушав его мысли, прогудел чей-то насмешливый голос. Сторм сжался, но почти сразу же выпрямился, узнав говорившего.
- А ты что здесь делаешь? - буркнул он, стараясь скрыть, насколько рад тому, что ему не придется делать все это в одиночку.
Морт выступил из темноты коридора и вытянул вперед руку с зажатыми в пригоршне штанами.
- Я тут пролетал мимо, - ухмыльнулся он, - гляжу, валяются. Я подумал, что тот, кто их потерял, будет рад снова их обрести.
Сторм благодарно хмыкнул в ответ и поспешно натянул штаны. Так и впрямь стало гораздо уютнее, и вервольф, приободрившись, хлопнул демона по широкому плечу.
- Отлично, что ты здесь, - искренне произнес он. - Одному как-то... - он замялся, - не очень.
Морт понимающе кивнул и огляделся.
- Так значит, талисман тут? - он критически постучал по двери, что находилась перед ними. Сторм испуганно схватил его за руку.
- Ты что? - зашипел он. - А если там кто-нибудь есть и сейчас пойдет нам открывать?
Друзья замерли, стараясь услышать шаги. Но внутри все было тихо. Либо там действительно никого не было, либо этот кто-то притаился и ждет дальнейших действий от незванных гостей.
- Ладно, - решительно сказал Морт и, не став долго раздумывать, толкнул плечом дверь. Та жалобно заскрипела и распахнулась. Сторм так и не понял, была ли она заперта, однако, в данный момент, это знание не было для него жизненно необходимым.
- Вон он, - громким шепотом произнес оборотень, входя в помещение и указывая на маленький столик около дальней стены, на котором лежал серый фрагмент того, что они искали.
Морт, не медля, шагнул вперед и когтистой рукой забрал талисман.
- Что теперь? - немного растерянно спросил он, оборачиваясь к товарищу. - Как-то все слишком просто, ты не находишь?
Он снова повертел головой, и где-то на краю сознания мелькнула мысль о Майэе, поведавшем ему о том, что только люди могут прикасаться к талисману. Но он держал его совершенно свободно, не испытывая никакого неудобства! Старик наврал? Но для чего?
Сторм вытаращил глаза и замотал головой.
- Не нахожу, знаешь ли. Мне совершенно не хочется, что ситуация усложнилась. И вообще, - он тронул демона, - давай-ка выбираться. Надо найти остальных и делать ноги из этого местечка.
Морт согласно кивнул и последовал за вервольфом, аккуратно притворив за собой дверь.
- 5 -
Ана запрокинула голову, глядя на темное ночное небо. Казнь была назначена именно на это время суток, и она приказала стражникам согнать народ. Она знала, что многие, очень многие симпатизировали Нэду, и потому ей доставляло почти садистское удовольвольствие наблюдать за их лицами. Она видела в их глазах страх и ненависть, два основных составляющих ее правления, то есть, разумеется, правления Бейры. Где он, кстати?
Некромантка обернулась, ища супруга.
Он оказался совсем рядом, буквально в нескольких шагах, прячась за своим советником Сэнтосом и двумя любимыми фаворитками. Ана усмехнулась, отметив, что не видит Джейси. Значит, карлик ей поверил. Что ж, отлично, она еще внушает ему страх. И уважение.
Подул ветер, донеся до женщины чей-то тревожный шепот. Безусловно, все были наслышаны о Диком Гоне и никому не хотелось испытать на себе то, что чувствуют его жертвы. Но сегодня они просто обязаны были увидеть его в действии.
Ана нахмурилась. Честно говоря, она была недовольна тем, что жрец сказал ей отдать Нэда именно божеству бури. С этим божеством некромантку связывало давнее знакомство, и, честно говоря, она не хотела возобновлять эти отношения.
Когда-то она поставляла ему пленников в обмен на возможность беспрепятственно бродить по пустыне в любое время дня и ночи, занимаясь своими делами. Какой-то период соглашение исправно выполнялось обеими сторонами, но потом произошло что-то, чего Ана так до сих и не могла понять. Однажды она едва сумела избежать пристального внимания подчиненных божества. И повторения того, что она тогда испытала, ей не было нужно.
- Моя госпожа, - один из стражников склонился к ней. - Все готово. Вести его?
- Ведите, - нетерпеливо бросила Ана и даже чуть привстала со своего места. Она хотела как можно быстрее покончить со всем этим и вернуться к себе. Сегодня ее ждал тот, о ком говорил жрец.
Рэйн появилась среди толпы горожан тихо и незаметно, стараясь никого не напугать. Она была рада возможности наконец-то вырваться из душного склепа, которым ей в последнее время начали представляться все подземные переходы. Конечно, чтобы окончательно избавиться от Аны и иже с ней, следовало немного подождать, но все шло к этому. А значит...
- Пришла, - удовлетворенно констатировал мужской голос, и вампир старательно улыбнулась Кармину, остановившемуся рядом с ней.
- Полагаю, ты удивлен, что я не пытаюсь сбежать, - сказала она. Капитан пожал плечами и поправил меч, висящий на поясе.
- Твои друзья здесь, ты никуда не денешься, - усмехнулся он, получив в ответ не менее выразительную усмешку.
Рэйн продолжала симпатизировать этому мужчине, однако, это не значило, что она будет его спасать, когда город начнет рушиться.
- Ведут, ведут... - снова раздался шепот многих голосов. Вампир выпрямилась, глядя в сторону, в которую указывали люди.
Двое стражников, явно тяготясь тем, что делают, вели под скованные руки уже знакомого мужчину. Тот низко опустил голову и смотрел себе под ноги. Наверное, он боялся.
"Нет", поправила саму себя Рэйн, "такие, как он, не боятся".
- Скажи мне, - снова обратился к ней Кармин. - Говорят, что ты вампир. Это так?
Рэйн молча оскалилась, давая капитану убедиться в том, что молва не бросает слов на ветер, и с удовлетворением наблюдая, как бледнеет его лицо.
- Иди, - тем временем один из конвоиров подтолкнул пленника к виднеющимся на горизонте барханам. Все действо происходило за пределами заброшенного города, и Рэйн настороженно вглядывалась в темноту, окружающую ее и остальных, готовясь к очередной встрече с Диким Гоном.
Нэд шел, не оборачиваясь. Ему не нужно было это делать, потому что он и так знал, что позади осталась его жизнь. Жизнь, которая оборвется через пару мгновений. Вокруг него уже начинал клубиться воздух: духи почуяли добычу.
Мужчина запрокинул голову и остановился, глядя на равнодушное темное небо, пересыпанное звездами, этими искрами пламени, блистающими в необозримых высотах. Он видел их в последний раз. Может, это было и хорошо. Покончить с тем, что мучило его столько лет. Освободить мир от своей неуемной энергии, приносящей боль и горе близким.
Сзади послышался сдавленный вопль. Нэд стиснул зубы, чтобы не позволить себе обернуться.
Это кричала его мать. Мать, отдавшая столько сил, чтобы сделать из сына человека. И она слишком преуспела в этом. Теперь ее сын отдавал свою жизнь за других.
Рэйн, вслушивающаяся во все, что происходило вокруг, отметила рядом с Кармином невысокую худенькую девушку, сцепившую руки. У нее дрожали губы, но она все равно смотрела на человека, бредущего по пескам.
"Сестра?"
Девушка все-таки всхлипнула и поднесла ладони к лицу.
"Сестра..."
Ана начинала нервничать. Прошло уже немало времени, а Нэд продолжал оставаться живым. Быть может, жрец что-то напутал? Если так, то он...
- О милостивые боги!!! - запричитала какая-то женщина, отворачиваясь, но ее причитания потонули в гуле голосов. Рэйн всмотрелась в том направлении, в котором шел пленник.
Человека больше не было. Вместо него на земле валялись обрывки того, что было раньше одеждой. Зоркий взгляд вампира различил на песке пятна крови. А потом и того, кто сотворил все это.
Черный конь божества бури перебирал ногами, удерживая на себе всадника с окровавленным мечом в правой руке. Бог поднял голову и сквозь стелящийся вокруг него туман вгляделся в тех, кто остался у ворот города.
Большинство отвернулось, боясь встретиться взглядом с тем, кто сеял ужас в сердцах простых людей. Но вампир могла позволить себе смело смотреть в глаза любому. Что она и сделала.
Всадник поднял меч, словно салютуя. Рэйн кивнула в ответ.
- Не смотри на него, - сдавленно пробормотал Кармин, дергая Рэйн за рукав. Вампир отмахнулась от него и снова обратилась к Дикому охотнику.
Тот по-прежнему сидел на коне и явно никуда не спешил. Это насторожило Рэйн. Она не думала, что повышенный интерес божества к городу и к тому, что в нем творится, может принести какую-то пользу. Хотя...
"Неужели?!"
Рэйн мотнула головой, отказываясь верить собственным догадкам. Неужели именно Дикий Гон был избран карающей десницей богов? Тогда это не та смерть, которую она бы пожелала стоящим рядом с ней людям.
Жаль, что Ана некромант и не может отвратить эту беду от своих людей. Некроманты управляют телами, но никак не душами. Разве у мертвых есть душа?
Есть ли душа у самой Рэйн?
Всадник на сотканном из теней коне, наконец, развернулся и неспешной рысью двинулся в сторону горизонта, исчезая в плотном мглистом воздухе.
- Я ненавижу ее!!!!
Раздавшийся гневный женский голос заставил Рэйн отвлечься от созерцания удаляющейся фигуры бога. Она посмотрела на ту самую девушку, сестру пленника. Как же ее зовут?
- Миа, - ответил на безмолвный вопрос вампира Кармин, - Миа, тише, она услышит.
- Не услышит! - истерично выкрикнула девушка, не замечая, как у нее по лицу катятся слезы. - Она насладилась зрелищем и ушла!!!
Рэйн вскинула брови. Аны и впрямь уже не было. Что ж, ей нет необходимости оставаться здесь. Как и остальным, ведь Дикий Гон может вернуться.
- Кармин, надо идти, - обратилась вампир к капитану. Тот кивнул и взял Миа под руку.
- Дорогая, пойдем, - попытался он, но девушка вырвалась:
- Прекрати, у меня умер брат! Дай мне спокойно погоревать!!
- Те, кто тебе дорог, всегда умирают. Смерть работает безупречно. Она выбирает лучших.
Миа повернула голову, изучая высокую голубоглазую женщину.
- А вы кто? Вы знали Нэда?
- Я знала, что он беспокоился о вас, - мягко сказала Рэйн, делая шаг вперед и оказываясь рядом с девушкой. - Он вас очень любил.
Эти слова вызвали новый приступ слез, и Кармин, прижавший рыдающую Миа к груди, укоризненно поглядел на Рэйн.
- Ну почему? - всхлипывала Миа, слабо стуча кулачком по плечу капитана. - Почему именно он?! Он всего лишь хотел, чтобы город вырвался из плена этой ведьмы, чтобы люди получили то, чего заслужили!!
Рэйн покачала головой. Она на своем веку сталивалась со многими, кто полагал, что анархия была бы лучше установившегося стиля правления.
- Рабы, получившие власть, бывают куда страшнее своих господ, - сказала вампир немного не в той формулировке, которая могла бы вызвать понимание.
Миа моментально вскинулась разъяренной фурией, оттолкнув Кармина.
- Как ты смеешь?! Мы не рабы!!! - прошипела она, сжимая кулаки и бесстрашно наступая на Рэйн. - Что ты можешь знать о том, как мы живем? Кто позволил тебе судить о нас, не зная ничего?!
Слезы все еще катились по ее лицу, но теперь это были слезы ярости. Она не боялась эту женщину, от которой столь ощутимо веяло холодом.
- Мой брат был героем!!
- Конечно, героем, любимая, - Кармин перехватил руку Миа, занесенную для удара. - Рэйн, ты не могла бы уйти?
Но вампир уходить не собиралась.
- И вам повезло. Несчастливо то время, в котором нет героев.
Миа притихла, непонимающе глядя на женщину.
- Кто ты? - спросила она. Рэйн чуть склонила голову.
- Мое имя Рэйн.
Девушка кивнула, не в силах сделать что-то большее. Потом, снова расплакавшись, бросилась прочь, к паре пожилого возраста, стоящей неподалеку. "Вероятно, родители".
- Жизнь тирана коротка, - заметил Кармин, становясь рядом с Рэйн, которая наблюдала за Миа. - Я надеюсь, что даже без Нэда восстание свершится. Пора положить этому конец.
Рэйн живо обернулась к нему.
- Ты тоже против Бейры?
- Разумеется, - возмущенно фыркнул капитан, скрещивая на груди руки. - Любой человек в здравом уме восстанет против такого режима. Просто я молчу и не кричу об этом на каждом углу. Миа думает, что я был не в курсе всего того, чем они с Нэдом занимались. Может, это и к лучшему, это неведение.
- Может быть, - согласилась с ним Рэйн. Она все больше убеждалась в том, что не сумеет уйти из этого города, оставив жителей во власти богов. Где ее прошлое равнодушие? Конечно, Фангорн запретил ей вмешиваться, но хоть кого-нибудь она может попытаться спасти.
- Кармин, я хочу, чтобы ты и семья Миа ушли из подземелья, как можно скорее.
Капитан нахмурился, но спорить не стал.
- Клеос! - окликнул он. - Сайрема!
Пожилой мужчина поднял голову, недоуменно смотря на Кармина, затем что-то сказал супруге и вместе с ней подошел ближе.
- Клеос, - капитан крепко пожал ему руку. - Ты же знаешь, что я скорблю с вами.
- Знаю, - благодарно кивнул Клеос. - Ты нам всегда был как второй сын, а теперь стал единственным, - его голос прервался на мгновение.
- Ваш сын был храбрым человеком, - сказала Рэйн. Мужчина поднял на нее покрасневшие от невыплаканных слез глаза.
- Родители не должны хоронить своих детей, - его голос дрожал, но он держался. Не ради себя, ради своей жены, постаревшей в один миг от бесконечного горя.
- Я могу вам чем-то помочь? - тихо спросила Рэйн. Клеос окинул ее внимательным взглядом, словно оценивая, на что она способна.
- Дорогая, уведи маму домой, - ласково обратился он к дочери. Миа кивнула и, взяв Сайрему под руку, отошла вместе с ней в сторону.
- Я знаю, что тобой интересуется Ана, - вполголоса заговорил Клеос. Рэйн позволила себе чуть улыбнуться.
- Да, - спокойно признала она. Мужчина помолчал немного.
- Я полагаю, это неспроста?
- Да.
- Ты присутствовала при аресте Нэда?
- Да.
Клеос вдруг рассмеялся нервным, неровным смехом, и почти сразу же оборвал себя.
- А ты немногословна.
Вампир пожала плечами.
- Видимо, ты задаешь не те вопросы.
Мужчина продолжал смотреть на нее, и из его взгляда постепенно исчезала настороженность.
- Я знаю, мой сын не выдал своих друзей, - твердо сказал он. - Но не спрашивала ли Ана о его сестре?
- Она замешана в этом?
- Нет, нет, что ты! - быстро воскликнул Клеос, и Рэйн поняла, что он лжет. Да и его мысли не были отражением его слов.
- Если ты хочешь, чтобы я помогла Миа, не надо скрывать от меня правду, - мягко произнесла она, видя, как застывает лицо мужчины.
- Значит, люди не врут, - глухо и отрывисто бросил он. - Ты вампир. И можешь читать мысли.
Рэйн склонила голову. Не было нужды отрицать очевидное.
- Это что-то меняет? - она с интересом ждала ответа, наблюдая, как Клеос борется с собой. Рэйн отлично знала, насколько недоверчивы бывают люди, ведь когда-то она была одной из них. Тем более, вопрос стоял о доверии к потустороннему существу, которое вполне может быть себе на уме. Мало ли что оно выкинет?
- Нет, не меняет, - наконец, отозвался Клеос, и эта фраза возвысила его в глазах вампира. Конечно, он все равно доверял ей меньше, чем любому стражнику, но это уже было что-то.
- Но мне любопытно: если ты так могущественна, как гласят легенды о вампирах, то почему же ты позволяешь так с собой обращаться?
Вопрос был резонным, и Рэйн склонила голову, ища на него ответ.
- Пока что я не вижу реальной угрозы для жизни моих спутников. А раз ее нет, я не считаю необходимым тратить свои силы впустую.
Кажется, Клеос не очень-то ей поверил, но убеждать его в своей честности она не собиралась.
- Я хочу тебя попросить... - начал он, но чей-то душераздирающий крик оборвал его.
Рэйн вихрем обернулась в сторону кричащей женщины.
- Они возвращаются!! - вопила простоволосая жительница подземного города, указывая дрожащим пальцем куда-то в сторону горизонта. Вампир пригляделась. И, не став медлить, схватила замершего Клеоса в охапку.
- Беги отсюда! - рявкнула она ему на ухо, не заботясь о том, что может его оглушить. Впрочем, мужчина не обратил на это внимания, онемев от того зрелища, которое открывалось его взгляду.
Далеко, пока далеко, на самом горизонте, двигалось мутное облако, быстро увеличивающееся в размерах. И только острые глаза вампира сумели различить в этой неясной массе тех, кого она совсем не желала бы видеть.
Дух бури созвал свое войско и собирался напасть на подземный город.
- 6 -
...Темный бог торопливо шагает по ярко освещенному коридору, не задерживаясь, чтобы поприветствовать знакомых. Его призвали Старшие боги, и, учитывая, что он уже нарушил несколько их запретов, не стоит еще и заставлять их ждать.
Двери в Зал Собраний распахнуты, и Фангорн, не колеблясь ни секунды, заходит внутрь.
Там пусто. Как и обычно. Зал бывает наполненным только во время голосований. В остальное время здесь обитает лишь тишина и призраки прошлого, которых было не так уж и много.
- Фангорн, - звучный голос, заставляющий вибрировать хрустальные люстры на потолке, заполняет собой помещение. Темный бог поворачивается, наблюдая, как выходит из задней двери невысокий полноватый мужчина с бритым черепом и в простой хламиде, не украшенной никакими узорами. Следом за ним показывается женщина с короткими седыми волосами и ясными серыми глазами. Они проходят еще несколько шагов прежде, чем остановиться перед темным богом.
- Ты пришел, это уже радует, - Старший бог похлопывает Фангорн по плечу и улыбается. Скорее устало, чем радостно.
- Что-то случилось? - Фангорн переводит взгляд с мужчины на женщину, пытаясь прочесть на их лицах хоть что-нибудь. Тщетно.
- Случилось то, что ты снова ходил к смертным, - мягко говорит богиня, присаживаясь на краешек стола с прозрачной столешницей. Она тихонько прищелкивает пальцами, закрывая двери, дабы никто из любопытствующих им не помешал. Старший бог одобрительно кивает и поворачивается к Фангорну.
- Сынок, - почти по-отечески говорит он. - Сколько можно говорить тебе, что за все в этом мире надо платить?
Темный бог немного расслабляется, понимая, в каком напряжении находился все это время.
- Я все прекрасно знаю, - отвечает он. - Но разве вы никогда не вмешивались в дела смертных?
Старшие боги переглядываются, и на их губах мелькают почти неуловимые улыбки. Они вспоминают что-то личное, чего никто никогда не знал.
- Мы не нарушали равновесие, - говорит, наконец, богиня. - Совершив благо, мы тут же творили зло.
Фангорн кивает и примащивается рядом с сероглазой богиней. Она смотрит на него, и в ее взгляде он читает ту же доброту, которая светится в глазах его матери. Но его мать не может похвастать той вечностью, имеющейся в распоряжении Старших богов. Они были рождены на заре мира, когда ни Фангорна, ни всех остальных еще и в помине не было. Им поклонялись, их почитали, их ненавидели, их забывали, но они всегда были. Говорят, раньше Старших богов было больше. Не то двенадцать, не то около этого. Куда они делись, история умалчивает. Остались только эти двое.
Фангорн даже знает, как их зовут. Знает, но никогда и никому об этом не скажет. И совсем не потому, что его ждет за это какое-нибудь ужасное наказание. Просто он не считает, что имеет право говорить об этом.
- Ты сказал этой женщине, что город будет разрушен? - спрашивает Старший бог, и Фангорн кивает.
- И что она ответила?
- Она сказала, что не будет вмешиваться.
- Будет, - утвердительно говорит богиня, и бог кивает.
- Будет, - эхом повторяет он. Ни он, ни она не кажутся расстроенным этим фактом, однако, Фангорн знает, что это не так.
- Ты снова вернешься к ней, - сообщает ему богиня. - Уже после того, как с городом будет покончено. И сделаешь то, что давно хотел.
Темный бог меняется в лице.
- Неужели можно? - радостно спрашивает он, но его радость тут же меркнет, когда он замечает, как смотрит на него Старший бог.
- Ее спутники останутся в живых. И те, кого она еще пожелает спасти. Но в обмен на это она должна будет пожертвовать тем, что ей дорого. Ее самыми дорогими воспоминаниями.
Фангорн опускает голову.
- Но у нее это практически единственная радость. Зачем отнимать ее?
Старшие боги снова переглядываются. У них явно что-то на уме, но что именно, Фангорн не может понять. Да он и не пытается это сделать, отчетливо осознавая, что ему все равно не удастся.
- Ступай, - ласково говорит богиня с серыми глазами, и Фангорн покорно плетется к выходу.
Уже в коридоре, оставшись в одиночестве, он глубоко вздыхает. Тяжела его участь. И все же Старшим богам приходится гораздо сложнее...
- 7 -
Она стояла над ним, нагая и совершенная. Лживая женщина с не менее лживым языком. Глаза ее были как поверхность озера, под которой лежат острые камни. Спокойны, но опасны.
Грант сглотнул, пытаясь заставить себя отвести глаза от некромантки.
Ана приказала доставить его к ней в покои. Он пошел, даже не подозревая, что ждет его здесь. Он готовился к допросу, пыткам, угрозам, к чему угодно, но только не к этому.
Вор снова посмотрел на усмехающуюся женщину. Казалось, она совершенно не чувствует себя скованной из-за того, что стоит голой перед незнакомым мужчиной. Быть может, она часто такое проделывает?
- Полагаю, не стоит объяснять, зачем я позвала тебя? - насмешливо сказала Ана, подходя к застывшему Гранту и начиная медленно расстегивать пояс на его брюках. - И ты ведь не откажешься скрасить мне эту ночь?
Не будь у Гранта Сабрины, он бы точно не отказался. Но мысли о принцессе действовали на него не хуже ушата с холодной водой. Ну, может быть, не совсем так, но очень похоже.
- Простите, - не очень уверенно произнес он, отталкивая от себя настойчивые руки женщины. - Я был бы очень рад оказать вам услугу, но, увы, я связан обязательством с другой и не имею морального права...
- Разве ты не мужчина? - медовый голос словно проникал внутрь Гранта, обволакивая его сладкой истомой, предвестницей еще более сладких переживаний. Он вздрогнул и замотал головой, прогоняя наваждение.
- Я не могу, - твердо повторил он, отступая назад. Глаза Аны опасно блеснули, но, к счастью для Гранта, он этого не заметил. А может быть, и не к счастью.
Она улыбнулась, порочно и маняще. Вор сглотнул. Потом еще раз и еще. Пожалуй, впервые в жизни он жалел, что родился мужчиной. Будь он женщиной, он не попал бы в такую ситуацию. Или, во всяком случае, сумел бы скрыть свой совершенно естественный интерес к происходящему.
Безусловно, Ана была в курсе его переживаний, как душевных, так и физических. Особенно физических. И это ей нравилось. Ей нравилось доставлять людям муки, причиной которых являлась она. Вот и сейчас она забавлялась, наблюдая за колебаниями человека, которому по велению богу надлежало стать отцом ее ребенка. И будет у них новое поколение, сильное, могущественное, гордое...
Она придвинулась ближе, настолько, насколько позволяла одежда Гранта, и зашептала ему что-то на ухо. Мужчина краснел, бледнел, но не отодвигался. Потому что она говорила интересные вещи.
Она предлагала не секс, деньги или власть, - она предлагала мир. И, разумеется, и секс, и власть, и деньги входили в комплект.
Грант уже почти потерял голову от такой близости. И не стал больше сопротивляться, когда нежные руки Аны снова занялись его поясом.
Он смутно понимал, что его раздевают, что горячие ладони скользят по его телу, что женщина продолжает что-то говорить, но его это уже не волновало.
И он потянулся к той, которая столько предлагала ему.
Рэйн ворвалась внезапно. Настолько внезапно, что ни Ана, ни Грант не успели даже моргнуть, не то что пошевелиться.
- Очень мило, - насмешливо протянула вампир, окидывая заинтересованным взглядом сначала Ану, потом вора. Тот, смутившись, все-таки сообразил прикрыться.
Вампир махнула рукой.
- Можешь не стараться, что я, голых мужчин не видела? - она вновь повернулась к Ане, пышащей жаром от гнева и неудовлетворения. - А вот голых женщин я наблюдала реже.
- Как ты посмела?! - яростным вихрем взвилась в воздух некромантка, но Рэйн одним движением руки опрокинула ее на пол.
- Грант, иди, найди Сабрину и остальных и выбирайтесь отсюда, - резко приказала она вору, и тот, быстро собрав одежду, ринулся прочь отсюда. Все желание пропало, едва он увидел, какими змеиными стали глаза женщины, с которой он едва не улегся в постель.
- Итак, - Рэйн встала над Аной, продолжающей лежать на полу. - Сюда несется Дикий Гон. Какие будут предложения?
Некромантка даже не пошевелилась.
- Я их сюда не приглашала, - буркнула она, начиная понимать, что справиться с Рэйн магией не удастся. Вампир была откровенно сильнее ее и совсем не собиралась никого щадить. Но можно было бы попробовать по-другому. Тем более, что она была готова к таким действиям.
- Забудь о них, - шепнула Ана, грациозно вставая на колени и преданно глядя на вампира снизу вверх. - Они никто, жалкие людишки, возомнившие себя сильнее, - ее рука скользнула по бедру Рэйн, медленно, осторожно, проверяя, не оттолкнут ли. - Ты представляешь, что мы могли бы сотворить вдвоем?
К первой руке присоединилась вторая.
Ана, видя, что ее не останавливают, осмелела и поднялась на ноги, оказавшись лицом к лицу с вампиром. Ладони перебрались на плечи, и некромантка прижалась к телу Рэйн по всей длине.
- У меня есть армия, - жарко зашептала она на ухо голубоглазой женщине, запуская пальцы в черные волосы. - Она пока не слишком большая, но вместе с тобой мы удвоим ее, утроим... Она непобедима, Рэйн! Мы можем владеть миром! Ты слышишь? Миром!
Рэйн слышала ее. И чувствовала. Даже лучше, чем ей бы того хотелось. И она не могла отрицать то, что это было приятно.
Губы некромантки обожгли поцелуем щеку вампира.
Владеть миром? Помнится, кто-то уже предлагал ей нечто подобное. И не однажды. Она отказывалась. Так что же мешает ей отказаться еще раз?
Ана вскрикнула, когда ее запястья хрустнули в жестокой хватке пальцев вампира, и попыталась, обмякнув, снова упасть на пол. Но Рэйн не позволила ей этого сделать.
- Армия? - прошипела она, продолжая выворачивать руки женщины и не слушая ее воплей. - Что за армия? И где она?
Ана расхохоталась ей в лицо, превозмогая боль. Она знала, что сейчас ее мысли закрыты для вампира. И тут же была отброшена прочь, на кровать, которая немного раньше готовилась принять некромантку и отца ее будущих детей. Планы изменились.
- Ты мне скажешь, - пообещала Рэйн, нарочито медленно подходя к застывшей Ане и опускаясь рядом с ней. Стальные руки прижали извивающуюся женщину к одеялу.
- Да свершится воля моя! - вдруг закричала Ана, пытаясь лягнуть вампира. - Да восстанут из земли те, кто служит мне! Придите и...
Она задохнулась, когда острые зубы прокусили кожу на ее шее, и подавилась воплем. Рэйн не пользовалась своей магией, и некромантка ощутила, как останавливается ее сердце в попытке избавиться от невыносимой боли. Она все еще пыталась вырваться, но Рэйн не пускала, беспощадно насилуя ее сознание.
Ана не знала, сколько длилось это безумие. День, неделю, год... Казалось, боль всегда была и всегда будет. Весь мир стал этим чувством. Она кричала, кричала, кричала, пока вампир не зажала ей рот ладонью, грозя задушить. Ане оставалось только смотреть в потолок и содрогаться от мысли, что будет, если Рэйн выпьет ее до дна.
Наконец, Рэйн отшвырнула ее назад, к стенке кровати. Некромантка прижала руку к шее и тут же отдернула ее. Кровь стекала по телу вниз, окрашивая белые простыни в насыщенный алый цвет.
- Зомби! - презрительно выплюнула это слово Рэйн, вставая. - Ты наплодила здесь живых мертвецов!
- Кто бы говорил! - прохрипела Ана. Рука мелькнула в воздухе размытой полосой и оставила на щеке некромантки вмятину. Женщина упала с кровати, с ненавистью глядя на вампира.
- Они уже поднялись! - истерически захохотала она, отползая назад, потому что Рэйн наступала на нее воплощением ярости и смерти. - Я успела прочесть главную часть заклинания! Теперь ты и твои дружки не смогут выбраться отсюда!
Вампир снова замахнулась, готовясь одним ударом покончить с земным существованием некромантки, когда ее слуха вдруг достиг пронзительный вой.
Дикий Гон ворвался в город.
Это же услышала и Ана. Она на мгновение застыла, а потом ринулась вперед с выражением ужаса на побелевшем лице, залитом кровью.
- Не оставляй меня здесь! - взмолилась она, вцепляясь в вампира. - Я не хочу! Пожалуйста, Рэйн!! Я сделаю все, что ты скажешь! Я клянусь! Только забери меня с собой!!
Вампир молча смотрела на скорчившуюся у ее ног жалкую, окровавленную, красивую женщину, еще недавно бывшую столь гордой и надменной.
Рэйн не любила прощаться.
И прощать.
- Ты ошиблась дважды, - почти нежно сказала она, опускаясь рядом с замершей некроманткой и двумя пальцами беря ее за подбородок. - Сначала, когда обнаружила свое существование, а потом, отдав Джейси Бейре. И нет тебе прощения...
Глаза Аны широко распахнулись, когда губы Рэйн накрыли собой ее рот в жестком, грубом поцелуе. Некромантка почувствовала на языке вампира вкус своей собственной крови, и ей стало страшно. Еще страшнее, чем было, потому что в это мгновение она поняла, что спасения не будет.
Она ослабела настолько, что уже не пыталась сопротивляться, отдавшись на милость женщины с безжалостным взглядом ледяных голубых глаз.
Рэйн еще какое-то время целовала ее, потом оттолкнула и поднялась на ноги. Ана съежилась на полу, свернувшись в клубок.
Жалость? Нет!
Расширенные глаза Аны, следящие за ней, были последним, что вампир запомнила перед тем, как ринуться в коридор.
Выбежав, Рэйн чуть было не натолкнулась на солдата из воинства божества бурь. Но он, не обратив на нее никакого внимания, погнался за кем-то из жителей подземного города.
Вампир чертыхнулась и свернула в первое попавшееся ответвление, надеясь, что там не встретится ни с кем. Ее надеждам не суждено было сбыться: Дикий Гон был повсюду. И она только чудом умудрялась не сталкиваться с призраками, летящими ей навстречу. В принципе, это столкновение ничем бы ей не помешало, но лучше поберечься.
На одном из поворотов до ее слуха донесся вопль, звучащий на одной ноте, который заставил ее прибавить скорость.
Вопль оборвался так же внезапно, как и начался, на высокой, нереально высокой ноте боли.
Некромантки больше не было, но значило ли это, что вместе с ней ушло в небытие и ее войско?
Рэйн очень хотелось верить, что именно так все и обстоит.
- Рэйн!!
Резко остановившись, вампир обернулась, чтобы увидеть, как к ней со всех ног бегут Сторм и Морт.
"А они здесь откуда?!"
- Что происходит? - выкрикнул демон, стараясь перекрыть тот гвалт, что стоял вокруг. Рэйн махнула рукой.
- Город рушится! Бегите прочь!
Морт кивнул и кинул ей что-то, завернутое в тряпицу.
- Это талисман! Сторм его нашел!
Рэйн удивленно взглянула на оборотня, который принюхивался к ней.
- Нашел?
- От тебя несет кровью, - рыкнул тот, и волосы у него за затылке вздыбились. - И смертью.
- Это моя обычная работа, - зло усмехнулась Рэйн. - Бегите, чего вы ждете? Найдите остальных, я скоро присоединюсь к вам!
Морт не стал больше ждать и, схватив в охапку все еще напряженного Сторма, расправил крылья. Лететь под столь низким потолком было опасно, однако, демон готов был рискнуть.
Рэйн проводила их взглядом, спрятала фрагмент и снова побежала вперед. У нее была еще одна цель, и она не уйдет отсюда, пока не выполнит ее.
Долго искать не пришлось.
- Помогите, прошу вас, - чей-то полузадушенный голос настиг Рэйн, когда она собиралась свернуть в очередной коридор. Голос, который заставил ее моментально затормозить.
Бейра лежал на земле, придавленный большим округлым камнем, видимо, упавшим сверху. Он слабо шевелил руками и пытался сдвинуться с места, однако, это было невозможно.
Вампир подошла к нему и присела рядом на корточки.
- Вот мы и снова встретились, - мрачно сказала она, оглядывая камень. Судя по его размерам, это было смертельно. Он наверняка раздавил маленькое тело карлика, и, если сдвинуть его, то мужчина не проживет и минуты.
Бейра на секунду замолчал, но тут же продолжил:
- Спаси меня, и я награжу тебя! Я дам тебе все, что только захочешь!!
Его голос совершенно не содержал боли, что было, в общем-то, неудивительно: шок, позволяющий прожить немного дольше, чем было отпущено богами, все еще действовал.
Рэйн усмехнулась.
- Правда дашь? - поинтересовалась она. Бейра вздрогнул, когда совсем рядом с ними пролетел очередной призрак и затерялся в тумане, наполнившем подземелье.
- Да! - надрывно проговорил он. - Только вытащи меня отсюда!!
Вампир склонила голову, будто раздумывая.
- Ты знаешь, - размеренно сказала она, - пожалуй, я не стану этого делать.
Глаза Бейры практически вылезли из орбит, когда он понял, что его, возможно, последний шанс уплывает из рук.
- Что ты хочешь?! Деньги? Власть? Женщин? Я все это тебе дам, даю слово!!
Рэйн покачала головой, вставая на ноги.
- Ты уже даешь мне то, что я от тебя хотела.
Бейра продолжал смотреть на нее глазами, на дне которых плескался ужас.
- Кровь за кровь, - холодно произнесла Рэйн. - Запомни Джейси, человек. В загробном мире это имя будет напоминать тебе то, чего не следовало делать.
Она отвернулась и решительно зашагала по коридору, игнорируя крики, которые извергал из себя Бейра, яростно суча ногами и руками. Она бы и дальше пропускала его вопли мимо ушей, если бы...
- Да твоя шлюха толком и целоваться-то не умеет!! Было бы из-за чего злиться!!
- Было бы, - тихо проговорила Рэйн. И глубоко вздохнула.
Бейра икнул от страха и замолчал, когда вампир холодным сгустком синего пламени возникла перед ним. И продолжал молчать, следя, как тянутся к нему сильные руки.
Хрустнули позвонки, и голова Бейры, свернутая одним умелым движеним, безвольно упала на землю.
- Счастливой смерти, - пробормотала Рэйн и, вихрем пронесясь по коридору, затерялась в тумане.
- 8 -
- Где она? - прокричал Грант. Морт покачал головой.
- Сказала, что скоро присоединится!
Вор кивнул и снова всмотрелся в сторону древнего города, чьи стены медленно, но верно, оседали под землю стараниями Дикого Гона. Прижавшаяся к нему Сабрина, наоборот, пыталась не смотреть туда, однако, все происходящее было настолько близко, что она боялась, что закрой она глаза - и случится что-то непоправимое.
Грант нашел ее в покоях Сэнтоса, вельможи Бейры. Тот как раз собирался показать принцессе, как иногда бывает важно вступать в максимально близкий контакт с высокопоставленными людьми. Вор точным ударом кулака оборвал все его начинания и, схватив Сабрину в охапку, вместе с ней помчался искать выход.
Принцесса до сих пор не могла понять, как им удалось избежать контакта с кем-нибудь из тех не прекращающих выть призраков, что метались по темным коридорам, ища жертвы. Наверное, боги благоволят к ним, раз позволили выбраться невредимыми из подобной передряги.
Сабрина огляделась. Рядом были все: и Майэл с вклокоченной бородой, и Морт со Стормом, и Джейси, и Даниэль, и даже кто-то из подземного города. Одного из них Сабрина помнила: тот самый солдат, который все время был рядом с Рэйн. Как же его звали?
Рыжеволосая эльфийка напряженно вглядывалась в ночь. Она ждала. Но только боги смогли бы заставить ее сказать, за кого именно тревожилось ее бессмертное сердце. И лишь, когда синее пламя возникло на границе города и пустыни, Даниэль позволила себе выдохнуть.
- Все целы? - быстро спросила Рэйн, опускаясь на землю среди путников. Грант, к которому она обратилась, утвердительно кивнул.
- Отлично, - вампир осмотрела всех. И удовлетворенно кивнула при виде Кармина, Миа и ее родителей, испуганно жавшихся друг к другу.
- Молодцы, что сумели выбраться оттуда, - одобрительно сказала она. Кармин мотнул головой.
- Там остались мои старики, - в его голосе послышалась боль. Миа сжала его руку.
Рэйн не стала ему ничего говорить. Сегодня был день потерь.
- А что случилось с Аной? - спросила Джейси. - И с Бейрой?
- Да, - поддержала ее Миа. - Что с ними?
- Они погибли, - буднично ответила Рэйн. Джейси ахнула, Миа усмехнулась.
- И поделом! - неожиданно горько сказала она и отвернулась.
- Как они умерли? - спросил Грант, еще не веря, что женщина, которая совсем недавно предлагала ему свое тело, теперь мертва.
Рэйн пожала плечами.
- Я не знаю. Вероятно, призраки поработали.
Она встретилась взглядом с эльфийкой. Даниэль чуть улыбнулась, и эта улыбка дала Рэйн понять, что она не сумела провести свою старую подругу. Даниэль прекрасно знала, кто виновен в смерти этих двоих.
И не до конца стертая кровь на руках вампира.
Рэйн ответила улыбкой на улыбку и осмотрелась.
Прямо позади того места, где они стояли, чернел какой-то провал. Что там?
- Простите, - робкий голос Клеоса заставил вампира повернуться к нему. - А что будет с нами?
- Ах да... Морт!
Демон склонился к Рэйн.
- Возьми этих четверых и доставь их в ближайший город, - вампир указала на бывших жителей подземелья. Морт кивнул и, не дожидаясь какой-то реакции со стороны онемевших людей, просто подхватил их всех своими большими руками и, взмахнув крыльями, поднялся в воздух, на мгновение задумавшись о том, почему он не может проделать это со своими спутниками. Только вот позволят ли они ему это?
Рэйн недолго следила за ними, пока демон не превратился в большую точку на фоне неба, и снова обратилась к друзьям:
- А нам придется здесь задержаться.
- Это еще почему? - осведомился Майэл, вычесывая из бороды последних насекомых. Рэйн поморщилась, глядя, как он давит их ногтями.
- Потому что, - начала она, - Ана выпустила на волю своих питомцев.
- Чтооо? - протянул Грант.
И Рэйн рассказала им о зомби и обо всем остальном, опустив детали.
- В общем, - подвела она итог, - учитывая, что их не должно быть слишком много, наша задача - не допустить распространение этой заразы. Остается ждать.
Долго ждать не пришлось: одни из жителей разрушенного подземного города надвигались на путешественников, слегка склонив головы. Они были слепы. "Слушают!"
Рэйн шепотом приказала никому не двигаться. Напуганные люди повиновались. Впрочем, они были не столько напуганы, сколько сосредоточены. Они понимали, что схватки не избежать, но ее можно было отсрочить.
Даниэль осторожно ступила вперед, становясь вровень с Рэйн. Ее глаза чуть зажглись, блеснув зеленым светом. Она была готова драться.
Ночь была в самом разгаре, только луна продолжала прятаться за обрывками туч, словно не решаясь выглянуть и посмотреть на происходящее. Зомби медленно приближались, и Сабрина, стоящая рядом с Грантом, невольно поморщилась от перспективы познакомиться с ними поближе. Ее до сих пор передергивало от воспоминаний о покинутом подземелье.
Принцесса взглянула на Рэйн, спокойно стоящую рядом. Вампир больше всех них общалась с Аной, главной причиной всего того, что призошло. Однако, ее все это, казалось, ничуть не тревожило. Не потому ли, что она сама была... Кем она была, Сабрина предпочла не вспоминать.
Внезапно зомби остановились, настороженно поворачивая головы из стороны в сторону, уже не только прислушиваясь, но и принюхиваясь. Путники замерли, стараясь не делать лишних движений.
- Рэйн, - раздался еле слышный голос Гранта. Вампир чуть заметно кивнула, давая понять, что слушает.
- Ведь Ана погибла... Почему они все еще живы? То есть...
- Я тебя поняла, - шепот Рэйн пронесся мимо вора едва заметным ветерком. - Но у каждого некроманта свои секреты. Ана своими со мной не поделилась.
Сабрина почувствовала, как напрягся Грант, и слегка задрожала. В этот момент, совсем некстати, из-за облаков вышла луна, осветив противников. Принцесса замерла, испуганно пискнув, и неосознанно попятилась назад. Она боялась. Страх еще живого перед уже мертвым. Нечто подобное она поначалу чувствовала по отношению к Рэйн, но та никогда не пыталась убить ее.

0

13

Уловив ее движение, один из зомби дернулся было, но, поскольку Сабрина больше не шевелилась, растерянно остановился.
Рэйн не сомневалась, что они прекрасно слышали их дыхание, хотя путешественники старались дышать как можно тише. В конце концов, зомби все-таки двинулись вперед, нерешительно, ощупывая землю перед каждым шагом.
- Приготовься использовать магию!
Джейси, к которой Майэл обратил свои слова, отрицательно мотнула головой.
- Магия живых бессильна перед магией мертвых, тебе бы следовало это знать, - ведьма посмотрела на Рэйн. - Нам придется сражаться, ведь так?
Вампир чуть улыбнулась.
- Да, - она рывком вытащила меч, воткнутый кем-то в песок, и встала наизготовку. Грант осмотрелся и, найдя еще один брошенный клинок, последовал ее примеру.
Даниэль, давно готовая к схватке, одобрительно усмехнулась. Зомби были уже совсем рядом, и эльфийка пустила в них первый пульсар.
Воспользовавшись временным замешательством противников, Рэйн одним прыжком очутилась в самой гуще разворачивающихся событий, занесла меч над головой первого мертвеца и вдруг прямо рядом с собой увидела руку с длинными темными ногтями. Ни на секунду не задумавшись, вампир переместилась на шаг вправо и рубанула, с удовлетворением хмыкнув. Только вот радость ее была недолгой, потому что через секунду утраченная конечность была подобрана владельцем и возвращена туда, где и должна была находиться. "Ана отлично поворожила!!" Рэйн огляделась, чтобы проверить, как идут дела у остальных.
Грант отчаянно махал мечом, пытаясь отогнать от себя наседающих со всех сторон зомби, которые с упорством мотыльков, летящих на огонь, продолжали наступать. Сабрина, вертящаяся из стороны в сторону, больше мешала вору, чем помогала, но он лишь крепче сжимал зубы.
Майэл, потерпев неудачу с заклинаниями, отступал назад, к чернеющему провалу, в котором, как успела убедиться Рэйн, была вода, черная и совершенно негостеприимная. Вряд ли маг намеревался окунуться, скорее, он хотел сбросить туда тех, с кем боролся, но задача эта была не из легких.
Джейси сражалась бок о бок с оборотнем, яростно кусающим за ноги подступающих противников и бьющим их передними мощными лапами. Ведьма, подобравшая с земли толстую суковатую палку, тоже не терялась и била зомби по головам, плечам, туловищу, в общем всюду, куда доставала.
Раздался тонкий свист, и резко обернувшаяся Рэйн увидела, что из правого плеча зомби, что внезапно возник рядом с ней, торчит наконечник стрелы. Вампир подумала, что это затруднит его передвижения, но мертвец с завидной легкостью вытащил стрелу и отбросил ее прочь.
Рэйн взглянула на Даниэль, опустившую лук. Та вскинула брови, словно говоря, что бОльшего сделать не может. Вампир не стала задаваться вопросом, откуда у эльфийки оружие, глубоко вздохнула и снова занялась противниками.
По счастью, силы, которыми обладала Рэйн, позволяли ей сражаться на равных с превосходящими ее по возможностям зомби. Но все же вампир знала, что рано или поздно она устанет, потому что она сражается не с людьми, которые могут допустить ошибку. Перед ней был практически идеальный солдат: не устающий, безжалостный и четко просекающий все действия.
Одна ошибка и...
Отвлекшись на секунду на Майэла, который чуть не свалился в тот самый водоем, Рэйн едва сумела увернуться и подставить меч под удар костистой руки, обтянутой серой землистой кожей. В следующее мгновение мертвец вдруг зашатался, пытаясь освободиться от того, кто повис у него на спине. Рэйн стремительно занесла клинок, и голова зомби покатилась по пыльной земле, подпрыгивая на камнях. Тело рухнуло на землю, и Джейси, которая оседлала его, вскочила на ноги, снова отбегая в сторону.
- Спасибо, - выдохнула Рэйн, салютуя ведьме мечом. Та приветственно махнула рукой, и вдруг громко вскрикнула, схватившись за плечо. Рэйн рванулась к ней, сшибая по пути бестолково заметавшихся зомби, но, еще не добежав, увидела, как Джейси с воплем метнула яркую белую молнию, на месте испепелившую кучку мертвецов.
- Что такое? - выдохнула Рэйн. Ведьма с болезненным видом продемонстрировала ей кусок ногтя, обломившийся в ее пальцах: один из мертвецов умудрился задеть ее.
- Чертовы куклы!!! - заорала она, снова зажигая молнии и запуская их в толпу противников. Потом еще одну, и еще...
- Хватит!! - рявкнула Рэйн, хватая ведьму за руки.
- Не хватит!! - Джейси вырвала руки и устремилась прямо к зомби. Молнии продолжали срываться с ее пальцев одна за другой, и вместо воинов оставались на земле аккуратные кучки пепла.
Даниэль отступила назад, пропустив разъяренную колдунью. Она переводила взгляд с Джейси, метко поражающей мертвецов, на Рэйн, внимательно наблюдающей за происходящим.
- Я думала, магия не действует, - проговорила эльфийка. Вампир флегматично пожала плечами.
- Смотри.
Как раз вовремя: Даниэль поморщилась, когда одна из тех самых кучек пепла зашевелилась и поползла вверх, принимая какие-то очертания. Через несколько секунд перед глазами эльфийки снова стоял зомби, целый и невредимый, будто и не было той молнии, что сразила его наповал.
- Надо уходить! - заорал подбежавший Грант и указал на темную массу, наползающую с горизонта. Рэйн моргнула, чтобы убедиться в реальности того, что видела. Тщетно: зрение ее не обманывало. К их противникам спешила подмога.
"Будь ты проклята, Ана!! Твои слуги разгуливают повсюду!"
- Откуда их столько? - Майэл остановился рядом с вампиром, тяжело дыша. Он, как и Джейси, не удержался от того, чтобы не пустить в зомби парочку энергетических шаров, отнявших у него последние силы.
- Ана готовила армию, - отозвалась Рэйн, перебрасывая меч из правой руки в левую. - Старик, уводи всех к бассейну. Пусть прыгают туда!
- Но чем это поможет? - недоумевающе вопросил маг.
- Они должны бояться воды.
"Если, конечно, в той воде не плавает что-нибудь похуже".
Грант, слышавший приказ Рэйн, не стал ничего дожидаться и, схватив взвизгнувшую Сабрину в охапку, вместе с ней сиганул в водоем. Майэл, недолго думая, последовал за ними.
- Иди, - подтолкнула Рэйн Даниэль.
- А ты?
- Иди! - повторила Рэйн, и эльфийка не заставила себя больше упрашивать: отшвырнув в сторону бесполезный лук, она с разбегу нырнула в воду. Рэйн же ринулась вперед, навстречу приближающимся зомби. Туда, где была ведьма.
- Надо идти! - прокричала на ухо все еще бушующей Джейси вампир, беря девушку за локоть. На этот раз она не позволила ей освободиться и поволокла за собой.
- Ты сможешь держаться на плаву? - спросила Рэйн, помня о ране, что нанесли ведьме зомби. Джейси мотнула головой, и было неясно, положительный это ответ или отрицательный. Силы быстро покидали девушку, и она уже едва переставляла ноги, с трудом поспевая за Рэйн.
Подняв Джейси на руки, Рэйн все-таки оглянулась, хотя и не хотела этого делать. То, что она увидела, заставило ее сердце сжаться: целая толпа вечных воинов, уверенно шагающих в их направлении. Если насчет воды она ошиблась, их дела плохи.
Сбросив Джейси в руки ждущего Гранта, Рэйн отправилась за ней следом. На секунду погрузившись в воду с головой, вампир вынырнула и, отбросив назад мокрые волосы, оглядела своих спутников.
Даниэль, Майэл и Сторм, ради такого случая снова обратившийся в человека, чувствовали себя сносно. Они довольно уверенно держались на поверхности и явно ждали действий от Рэйн.
Сабрина, которая плавала не так хорошо, сумела найти какой-то обломок бревна и, вцепившись в него мертвой хваткой, испуганно моргала, следя за Грантом. Вор же, убедившись, что с Джейси все в порядке, повернулся к Рэйн.
- Что теперь? - его голос звучал немного глухо. Вампир задрала голову.
Водоем, где они находились, был не таким уж и большим, метров десять в диаметре. Скорее всего, в свое время это было просто большая яма, вырытая для сброса мусора, которую со временем заполнили подземные воды.
- Теперь надо думать, как выбраться отсюда, - Рэйн отпрянула назад, когда наверху появились тени.
- Твою мать!! - ругнулся Грант, забултыхавшись от неожиданности. Сабрина пискнула и крепче вцепилась в свое бревно.
А наверху внезапно раздалась какая-то возня, совершенно не похожая на обычные шаги, пусть даже на шаги зомби. Путники, замершие на поверхности воды, боялись переговариваться.
Так длилось всего несколько минут. Когда все стихло, Рэйн стряхнула с бровей капельки воды и осторожно, не обращая внимания на Джейси, пытающуюся ее остановить, подпыла к краю ямы. Она не знала, что ждет ее наверху, но так или иначе, надо было проверить.
Конь, сотканный из тумана, взбрыкнул копытом, когда Рэйн, промокшая насквозь, появилась на берегу. Безликий всадник молча смотрел на вампира, словно ожидая от нее каких-то действий.
Вампир огляделась. Зомби не было. То есть, совсем. И было в общем-то понятно, что именно с ними случилось.
- Ты устроила нам отличное пиршество, - раздался низкий глухой голос, и призрачное воинство замерло за спиной своего господина. - Я помог тебе. Мы в расчете. В следующий раз не жди пощады.
Мгновение - и перед Рэйн уже никого не было. Призраки растворились в ночи, позволив путешественникам вылезти из воды.
- 9 -
Рэйн сидела у разведенного пламени, глядя на пляшущие искры. Ей было тоскливо. И тоску эту было не прогнать. Что-то ныло в груди, там, где сердце. Хотелось броситься отсюда прочь и выплеснуть в безумный бег все, что мешало дышать. Но вампир знала, что она этого не сделает. Долгие годы жизни сковали ее по рукам и ногам не хуже тех зачарованных цепей, которые надел на нее Кармин в подземном городе.
- Так сбрось их.
Рэйн скосила глаза на усевшегося рядом с ней темного бога, вышедшего из ночи.
- Ты что здесь опять делаешь? - устало спросила она. Фангорн усмехнулся.
- Хороший прием, нечего сказать. Мне официально разрешили видеться с тобой.
- Прямо так уж и официально? - по привычке переспросила вампир. Бог внимательно посмотрел на нее.
- Ты позволила городу пасть.
- Позволила, - вяло подтвердила Рэйн и подтянула колени к груди. - Ты ведь этого хотел, я права?
- Этого хотели Старшие, - задумчиво проговорил Фангорн и замолчал. Рэйн тоже не спешила о чем-то говорить.
Потом темный бог вдруг вскочил на ноги.
- Вставай, - весело крикнул он, привлекая к себе всеобщее внимание. Грант потянулся к мечу, но Сабрина остановила его.
Рэйн нехотя последовала за богом.
- Что? Ты так и не дашь мне посидеть в тишине и спокойствии?
- Не дам, - Фангорн взял ее за руку. - Смотри.
Рэйн поглядела в указанном направлении, и темный бог почувствовал, как застыло ее тело.
- Иди, - ласково сказал Фангорн, подталкивая Рэйн. Вампир оглянулась на него, словно не веря, потом снова посмотрела на стоящего в отдалении мужчину. Ветер трепал его длинные каштановые волосы, то забрасывая назад, то кидая в карие глаза. Мужчина улыбался.
Несколько несмелых шагов... Один вздох на двоих... Неуслышанные никем короткие слова, сказанные вампиром... И не менее короткий ответ мужчины, заставивший Рэйн на мгновение измениться в лице. Впрочем, радость почти тут же вернулась в ее глаза, горевшие тем светом, который Фангорн очень давно не видел.
Темный бог с облегчением выдохнул. Он уже много лет хотел устроить эту встречу, но Старшие боги не позволяли ему.
Он еще какое-то смотрел на Рэйн с Вольфом, потом повернулся к тем, кто остался сзади.
Майэл, Грант и Сабрина беседовали о чем-то своем, не обращая внимания на то, что происходит. Сторм мирно спал, утомившись после всего.
Джейси тоже была спокойна. Она наблюдала за вампиром и человеком абсолютно без эмоций. Но Даниэль...
Не знай Фангорн эльфийку так хорошо, он мог бы поклясться, что она ревнует. Однако, он не видел ревности в ее глазах. Там стыла смесь ненависти и страха, будто те, кого она видела, были ее кровными врагами.
Заметив, что бог всматривается в нее, Даниэль моментально приняла свой обычный вид и даже улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ, словно и не было тех мгновений ярости, исказивших черты царицы эльфов.
Ему многое нужно было обсудить с Рэйн, и чем скорее, тем лучше...
"...Я смотрела на Рэйн, которая беседовала с призраком, и радовалась за нее. Я, конечно, ни разу не видела Вольфа, но почему-то сразу догадалась, что это именно он, потому что Рэйн очень точно его описывала. Красивый, высокий и лицо доброе-доброе. Я была бы счастлива, если бы такой мужчина был рядом со мной. Наверное, мне всегда мало того, что я имею. Но почему бы и не помечтать хоть иногда?.."
"...Это он. Ну, разумеется, он. А рядом с ней - второй. Те, которые испортили мне все. Все, что я могла бы иметь. Имею ли я право чувствовать по отношению к ним гнев? О, еще как имею! Рэйн должна была быть моей! Моей! Я бы разделила с ней мир! Мои эльфы в конце концов признали бы ее, я бы их заставила. Гарден тоже не был против того, что она постоянно рядом. В ее лице я имела такую поддержку, что меня боялись. Меня боялись и потом, но вместе с ней мы были силой гораздо более внушительной, чем по отдельности. Ну почему боги вечно вмешиваются в то, что их не касается? Вот и сейчас... Кто звал этого... Фангорн, если не ошибаюсь. Быть может, мы бы с Рэйн...
Нет, никаких "мы" не существует! И больше не будет существовать! Я не собираюсь проходить через все это второй раз. Хватит! Если я захочу вернуть себе трон... Почему я вдруг подумала об этом? Нет, пора все это прекращать..."
Конец 1-й части :)

ЧАСТЬ  2.

Глава 1. Снежная дева.

- 1 -
Гулкие быстрые шаги эхом пронеслись по пустому коридору, лишь ненамного опередив того, кто спешил по этому самому коридору в направлении тронного зала. Высокий длинноволосый мужчина не глядел по сторонам и не отвечал на поклоны редких придворных, попадающихся ему время от времени на пути. Он шел к своей царице, чтобы первым сообщить ей новость, которая не могла не вызвать ее интереса.
- Триан, подожди, - окликнул его кто-то, но Триан лишь нетерпеливо отмахнулся, давая понять, что его дело не терпит отлагательств.
- Потом, все потом, - отозвался он и чуть замедлил шаг, поглядев в одно из зеркал, которые украшали стены дворца по прихоти царицы. Блестящая поверхность отразила ладно скроенную фигуру, темно-русые волосы, стянутые за спиной резной заколкой, тонкое строгое лицо, глаза, светящиеся умом. Триан прекрасно был осведомлен о своей привлекательности и не раз пользовался этим на балах, что так часто в последнее время устраивались во дворце. Он улыбнулся своему отражению и заспешил дальше.
Стражи перед тронным залом сдвинули было копья, но, признав в мужчине первого советника, расслабились. Триан кивнул им и, не стучась, распахнул двери.
- Ваше величество, - негромко позвал он, тихо ступая по красной ковровой дорожке, ведущей в небольшому возвышению, на котором стоял трон. В зале никого не было, и Триан воспользовался этим, чтобы осмотреться по сторонам и восстановить дыхание, слегка сбившееся после бега по лестницам. Особое его внимание привлекли две картины, висящие за троном, справа и слева от него. Он видел их не впервые, но все не уставал любоваться теми, кто был на них изображен. Мужчина и женщина в старинных костюмах, что были в моде несколько сотен лет назад. Мужчина был в охотничьей одежде, с луком в одной руке и с рогом в другой. Создавалось впечатление, что он специально прервал погоню за оленем, чтобы попозировать художнику, настолько естественным он выглядел на полотне. Женщина же была запечатлена живописцем с младенцем на руках. Она едва улыбалась молодому советнику, глядящему на нее, и, казалось, вот-вот сойдет с портрета, чтобы удивительно точно вписаться в окружающую действительность.
- Каждый раз, - раздался за спиной молодого мужчины мелодичный голос, и он поспешил обернуться, - каждый раз, приходя сюда, ты первым делом смотришь на эти картины. Чем они тебя так привлекают?
Триан опустился на одно колено, когда стройная молодая девушка с длинными светлыми волосами, распущенными по плечам, прошла мимо него к трону. Он не поднимал глаз, пока она не села и не откинулась назад.
- Говори, что там у тебя.
- Моя царица, - начал Триан и на секунду прервался, чтобы в полной мере насладиться видом своей госпожи.
Если бы его спросили, кого он считает самой красивой женщиной в королевстве, он, не колеблясь ни минуты, назвал бы имя той, что сидела сейчас перед ним, небрежно сложив руки на коленях. И это было бы чистейшей правдой, ибо не было в царстве эльфов никого, прекрасней царицы Мелоры.
Изящная фигура, чудесные глаза, изысканный вкус, безупречное чувство стиля и ум - вот что заставляло остальных девушке равняться на свою повелительницу. Она была законодательницей мод, и, увидев ее на балу в новом платье, Триан мог не сомневаться, что на следующий день этот фасон станет самым раскупаемым, а владелец магазина, в котором было куплено платье - одним из богатейших эльфов города.
И, конечно, как и всякий уважающий себя молодой эльф, Триан был влюблен в свою царицу.
- Советник, - голос Мелоры вырвал эльфа из плена собственных мыслей. - Вы хотели что-то мне сказать?
Триан слегка покраснел. Больше всего он боялся, что однажды царственная девушка узнает о его чувствах.
- Да, ваше величество, - он поднялся на ноги, поправил эфес шпаги, висящей у него на левом боку, и преодолел те ступеньки, что отделяли его от госпожи. - Сегодня утром мне доставили письмо от Майэла, придворного мага короля Нестора.
Мелора едва уловимо скривила губы, давая понять, что ее не слишком волнуют дела людей. И все-таки в ее голосе прозвучал неподдельный интерес, когда она спросила:
- И что же там, в этом письме?
Триан торопливо достал из-за пазухи помятый конверт.
- Вот, ваше величество.
Царица двумя пальцами, словно дохлую крысу, взяла бумагу и, развернув, принялась читать. По мере того, как письмо приближалось к концу, менялось и выражение лица холодной эльфийки. Скука, интерес, раздражение, гнев - почти все оттенки чувств успели коснуться ее светлых глаз, прежде чем она снова посмотрела на терпеливо ждущего молодого советника.
- Весьма занятно, - протянула она, возвращая ему письмо. - Значит, они скоро будут здесь.
- Этого следовало ожидать, моя царица, - смиренно сказал Триан. - Один из фрагментов талисмана находится в нашем городе.
- Да-да, - отмахнулась от него Мелора. - Мне это прекрасно известно, не раз моя дражайшая мать водила меня любоваться им, - она побарабанила холеными пальцами по подлокотнику. - И зачем я сразу не отдала его Даниэль?
Триан кашлянул.
- Позвольте напомнить, моя госпожа: вы надеялись на то, что он не потребуется. И потом, забрать фрагмент может только человек. Царица Даниэль все равно не смогла бы взять его.
Глаза Мелоры зажглись злым огнем.
- Она уже не царица, Триан, - тон Мелоры был полон ледяной ярости. В нем чувствовался отголосок старой вражды. Личной вражды с Даниэль?
Триан прекрасно был осведомлен, при каких обстоятельствах Мелора получила свой трон. Если бы не то мирное соглашение, беловолосая эльфийка сейчас была бы замужем за одним из старейшин и проводила бы большинство вечеров дома, занимаясь детьми и хозяйством.
К тому же, молодой эльф подозревал, что Мелора опасается того, что Даниэль однажды захочет вернуть себе корону. И никто не сможет помешать ей в этом, потому что по закону она имеет больше прав на трон, чем ее троюродная сестра. А если Мелора не возжелает вернуть ей это место, Даниэль вполне может применить силу. И уж Триан ничуть не сомневался в том, за кем останется победа.
- Конечно, ваше величество. - согласился эльф. - Но ведь вы оставили ей возможность решать важные вопросы без вашего разрешения.
Мелора поморщилась.
- Неприятно, но факт. К сожалению, я не могла отказать ей в этом. Ладно, хватит о ней, - она глубоко вздохнула. - Кто еще будет в гости к нам?
Триан заглянул на оборотную сторону письмо, до которой не добралась царица.
- Ммм, сам Майэл, Сабрина, дочь короля Нестора...
- А она-то что забыла в этом путешествии? - удивленно вскинула тонкие брови эльфийка. - Кто еще?
- Дальше имена, мне не знакомые: Грант, Джейси, Сторм, Рэйн, Морт...
Триан чуть не упал, когда царица резко вскочила на ноги, взметнув волосы.
- Рэйн?! - ее голос вихрем пронесся по тронному залу. - Я не ослышалась?
Эльф попятился назад, не понимая, чем вызвана столь резкая вспышка ярости.
- Ну да, - пробормотал он. - Рэйн...
И тут же съежился, когда гневный крик заметался по залу, то возносясь к высокому резному потолку, то падая вниз. Отбушевав, царица рухнула обратно на трон.
- Этого не может быть! - она на мгновение прикрыла глаза, почти окончательно утратившие цвет. - Это не должно было быть!
Триан молчал, не желая привлекать к себе внимание госпожи. Кто знает, что она пожелает сделать с тем, кто принес ей столь неприятную весть.
Наконец, царица посмотрела на своего советника. Ее лицо стало практически нейтральным, но признаки гнева все еще были заметны.
Гнев и бессилие. Она очень хорошо осознавала, что она такое, и кем ей никогда не стать.
- Ты, конечно же, не понимаешь, что происходит, - Мелора протянула эльфу руку, давая понять, что все в порядке. Триан не замедлил воспользоваться ситуацией и нежно прикоснулся губами к тонким пальцам госпожи. Но его глаза оставались встревоженными.
- Нет, не понимаю, моя царица, - сознался он, продолжая сжимать ладонь эльфийки. Когда еще доведется прикоснуться к предмету своих грез?
Мелора усмехнулась. Ей было прекрасно известно, какие чувства питает к ней этот статный юноша-эльф. Такие же, как и половина города, стар и млад. Но почему бы не сыграть на них?
Она аккуратно высвободила пальцы и провела ими по щеке советника, замечая, как окрашивается золотистая кожа в легкий румянец.
- Тебя еще не было, когда происходили эти события, - почти нежно произнесла она. Триан сглотнул, слыша, как оглушительно бьется в груди его сердце. Так близко к царице он никогда не был.
- События какого рода? - шепнул он и не сдержал вздох разочарования, когда Мелора отпустила его и, встав, сошла по ступенькам вниз. Советник последовал за ней.
- Когда я назначала тебя на этот пост, я думала, ты найдешь время, чтобы изучить историю, - укорила она его. Триан снова покраснел. Царица была права: прошло уже полгода с тех пор, как он впервые отдал приказ в ранге правой руки правительницы всего эльфийского народа, а он так и не наведался в библиотеку. Порой он сам удивлялся, как это он сумел занять столь высокий чин, но моментально вспоминал, что является дальним родственником одного из старейшин. А связи при дворе играют далеко не последнюю роль.
- Я сегодня же... - порывисто начал он, но Мелора остановила его царственным движением руки.
- Нет необходимости, я сама посвящу тебя в курс дела, - она подошла к большому зеркалу и, поправляя прическу, взглянула на отражение молодого эльфа. - Это касается Даниэль.
Ее голос неуловимо изменился, когда она произнесла это имя, но почти тут же вернулся в привычную тональность.
- Если вам неприятно об этом думать... - робко сказал Триан, но царица покачала головой.
- Уже поздно. Даниэль скоро будет здесь, а с ней и Рэйн, - она с такой силой сжала пальцы в кулак, что они хрустнули. Триан вздрогнул.
- Ваше величество...
- Все это было еще до того, как я взошла на трон, - эльфийка не слушала его. - Даже Даниэль тогда не грезила о том, что станет царицей. Но появилась Рэйн, и все пошло наперекосяк.
Триан молчал. Ему смутно вспоминалось, что он уже слышал нечто подобное от своего отца. Впрочем, он никогда не вникал в то, что говорили ему родители. Вероятно, зря.
- Какое отношение эта Рэйн имеет к царице Даниэль? - поинтересовался он и осекся, забыв на мгновение, что не стоит называть Даниэль по ее титулу.
Мелора рассмеялась, и в ее смехе было столько издевки, что он причинял почти физическую боль.
- Она дала Даниэль ее силу.
Триан нахмурился. Он, как и все эльфы, знал о том, что Даниэль обладает возможностями, далеко превосходящими возможности остальных пресветлых. Знал он и слухи, которые ходили вокруг имени Яростной Царицы. Ее отцом называли и человека, и оборотня, и черного колдуна. Но мать Даниэль поклялась при луне, что отцом ее был чистокровный эльф. Триан этому не верил. Да, королевская династия, правившая еще до войны, обладала кое-какими магическими способностями, но никто, даже Мелора, не мог похвастать тем, что имела в своем арсенале Даниэль.
Триан много раз слышал, что может разъяренная эльфийка, и ему бы очень не хотелось испытать ее умение на себе.
- Рэйн, Рэйн, - повторил он пару раз, пытаясь вспомнить это имя. - Нет, ваше величество, она мне неизвестна.
Царица улыбнулась и опустила руку на плечо советника.
- У тебя будет шанс с ней познакомиться. Только держись от нее подальше.
- Почему? - недоуменно спросил Триан.
- Она вампир.
Триан отшатнулся назад, подивившись той легкости, с какой Мелора сказала это. Воспитанный на сказках о том, что вампиры - дети ночи, крадущие у живых кровь, он до сих пор не мог привыкнуть к тому, что некоторые из них обитают с эльфами по соседству. А по роду службу ему приходилось довольно часто сопровождать вампиров к царице: союзы эльфы заключали не только с людьми.
- Вампир? - ошарашенно переспросил он. - Значит, царица Даниэль....
- Да, - раздраженно перебила его Мелора, - царица Даниэль делилась с ней своей кровью. Своей бессмертной кровью, - вероятно, эта мысль доставляла эльфийке некие неудобства, потому что она чуть поежилась, словно ей стало холодно.
Триан сузил глаза, слегка поглаживая подбородок.
- Полагаете, это был обмен? - предположил он. - В обмен на кровь Рэйн дала Даниэль магические силы?
Мелора пожала плечами.
- Вряд ли. Вампиры не маги, чтобы делиться своими заклинаниями. То, что у них есть, они получают, расставшись с жизнью. Так или иначе, после общения с Рэйн Даниэль изменилась.
- Но ведь Рэйн не было рядом, когда Даниэль передавала свой трон вам, - полувопросительно сказал Триан. Мелора хмыкнула.
- В этом все дело. Когда Даниэль заявила о своем желании развязать новую войну с людьми, Рэйн ушла. Она не хотела принимать в этом участие, и ее можно понять: когда-то она была человеком. Старейшины вздохнули с облегчением, сам понимаешь, соседство с тысячелетним вампиром, во всем поддерживающим царицу, не может считаться хорошим соседством. И они не встречались после этого. До недавнего времени!
Эльфийка топнула ногой, еле сдерживаясь, чтобы не запустить чем-нибудь в зеркало.
- Если они соберут талисман, кто знает, чем это закончится, - она озвучила свои тайные мысли. - Их союз будет непобедим, и тогда... - она резко оборвала себя, вспомнив, что находится здесь не одна.
- Моя царица, - Триан подошел к ней поближе. - Попробуйте переманить Рэйн на свою сторону.
Мелора не оборачивалась.
- Каким образом?
- Я не знаю, предложите ей стать вашим доверенным лицом, вашей правой рукой. Если она жаждет власти, то это должно ее привлечь.
- А если власть ей не нужна?
- Тогда предложите ей себя, - выпалил Триан. - Ваша кровь ничем не отличается от крови Даниэль. Быть может, произойдет то же самое, что и много лет назад. Возможно, вы наберете такую же силу. Не отдавайте ей талисман, пока не получите ее согласие.
Мелора задумалась. Шанс сравняться с Даниэль... Не этого ли она ждала столько лет? Тогда она сможет постоять за свое право сидеть на этом троне. И старейшины не будут диктовать ей, как поступать в той или иной ситуации.
- А ты умный мальчик, - нежно произнесла она, глядя на зардевшегося Триана. - Конечно, твое последнее предложение отдает дерзостью, но оно стоит того.
Она неспеша подошла к замершему эльфу.
- Мы так и поступим.
Мелора прижалась к Триану губами в нежном поцелуе. И улыбнулась, не разрывая соприкосновения губ.
- Мои покои слева по коридору, - шепнула она, затем отстранилась и покинула тронный зал, оставив ошеломленного эльфа одного. Он коснулся дрожащими пальцами губ, словно пытался потрогать поцелуй, потом тряхнул головой. Кто бы мог подумать, что сегодня его ждет такая удача?
- 2 -
- Я отправил ей письмо, - Майэл уселся на колченогий стул и подтянул к себе поближе тарелку с жареным мясом.
- Кому это ей? – подозрительно осведомился Грант. Старый волшебник, не обращая внимания на вопрос, полностью погрузился в изучение содержимого тарелки.
- Мелоре, - прогудел Морт. Вор живо обернулся к нему.
- Царице эльфов? – с интересом сказал он. – Той, которая сменила Даниэль?
- Ты только при Даниэль этого не говори, - лениво посоветовал ему Сторм. Он сидел напротив Гранта и со скучающим видом рассматривал собственные ладони.
Рыжий вор хмыкнул, но совет принял к сведению. На самом деле ему совершенно не хотелось выяснять отношения с кем бы то ни было. А уж тем более с эльфийкой.
- И что же ты там написал? – снова заговорил он. Майэл вздохнул, понимая, что поесть ему спокойно не дадут, и вытер руки о салфетку.
- Ну что я мог написать? «Ваше величество, скоро будем, ждите, готовьтесь».
Морт вскинул брови.
- Что, прямо так и написал? – удивился он. Майэл укоризненно посмотрел на него.
- Написать так мне бы не позволил придворный этикет, не зря же я учился ему столько лет, - маг чуть улыбнулся. – Золотое было время…
- Не отвлекайся, - нетерпеливо произнес Грант, не слишком горя желанием выслушивать воспоминания старика.
Майэл недовольно нахмурился, но продолжил:
- Так вот, я вкратце обрисовал нашу ситуацию, попросил вникнуть в нее и сообщил, что мы скоро прибудем.
Сторм со вкусом потянулся и зевнул.
- А ответ?
Майэл повернулся к нему.
- Не думаю, что Мелора снизойдет до того, чтобы сочинить ответ. Да и зачем нам это? Наше дело было предупредить о приходе, чтобы не возникло никаких непредвиденных обстоятельств. Теперь эльфы будут нас ждать.
Грант едва удержался от того, чтобы не потереть ладони. Он много раз слышал о королевском городе эльфов. Рээль, если он не ошибается. Говорят, там очень-очень много драгоценностей, принадлежавших когда-то их королям. Королей больше нет, а побрякушки остались.
- Грант, я прямо вижу, как у тебя усы шевелятся, - подозрительно сказал Майэл, косясь на вора. - Чему это ты так радуешься?
Грант скорчил деланно-удивленное лицо.
- Я?! Просто счастлив от мысли, что все эти подземелья позади. А что?
Волшебник прищурился, но тон мужчины был абсолютно нейтральным и спокойным, не давая повода заподозрить его в чем-то. Конечно, Майэл догадывался, о чем может думать Грант, но прямо обвинить его было не в чем. А быть голословным Маэйлу не хотелось. Поэтому он тихо вздохнул и снова принялся за трапезу.
- А где это наши девчонки? - вдруг спросил Сторм. Морт взглянул на него.
- Гуляют, - как-то неопределенно проговорил он. Оборотень скептически вскинул брови, однако, промолчал по этому поводу. Гуляют так гуляют, почему бы и нет?
- 3 -
- Я не вижу смысла в том, чтобы тратить весь день на подобное занятие.
- Ты ничего не понимаешь! Это же чудесная возможность расслабиться!
Эльфийка искоса, словно не веря, посмотрела на восторженную Сабрину и промолчала. То ли ей спорить не хотелось, то ли просто поймала угрожающий взгляд голубых глаз, тут уж было не разобрать.
- Ты просто зануда, Даниэль, - насмешливо заметила та самая обладательница голубых глах, скрещивая руки на груди. Даниэль замерла, пытаясь понять, что лучше сделать.
Джейси и Сабрина, прекрасно расслышавшие слова Рэйн, застыли, не дойдя до маленького магазинчика, в который намеревались зайти. Сначала застыли, а потом, не дожидаясь того, что могло случиться, бросились вперед.
- Ты видишь, как они тебя боятся? - вампир проследила за девушками и снова повернулась к эльфийке. На ее красиво изогнутых губах сверкала широкая улыбка, и любой проходящий мимо вполне мог бы заметить кончики клыков. Если, конечно, он был бы достаточно неучтив, чтобы пристально вглядываться в незнакомца.
- Кто сказал, что они боятся меня? - вызывающе проговорила эльфийка. - Я тут не одна, кто претендует на звание самого злобного существа нашего мира.
Рэйн деланно удивленно приложила руку к сердцу.
- Я?! Неужели? - ее глаза продолжали откровенно смеяться. Даниэль фыркнула и быстрым шагом направилась вслед за успевшими скрыться в помещении девушками.
Прошлой ночью они добрались до города, пройдя практически бесконечные пески. Они все шли и шли, а пустыня и не думала кончаться. Майэл постоянно вздрагивал, ожидая, что в любой момент откуда-нибудь из-за ближайшего бархана появится во всем своем великолепии Дикий Гон. И, как бы Рэйн не убеждала его в том, что раньше темноты это не случится, маг все равно продолжал оглядываться и нервно почесывать бороду.
Вампир не разделяла опасений старика, однако, время для полного расслабления еще не пришло. Следующей целью их кампании был Рээль, город эльфов, резиденция древних королей, в котором когда-то имела честь проживать и сама Рэйн. Это было давно, и все-таки воспоминания о том периоде жизни никак не хотели исчезать из ее памяти.
Вот и сейчас, глядя на уходящую эльфийку, Рэйн чувствовала, как встают перед ее взором все те года, что они провели вместе.
Вампир мотнула головой и неспешно последовала за своими спутницами.
Добравшись до города, выспавшись, вымывшись и перекусив, Джейси с Сабриной решили, что негоже не воспользоваться случаем и не прогуляться по магазинам, прикупив все то, что могло бы пригодиться им в дальнейшем. Рэйн немного удивилась тому, что, имея в распоряжении ведьму и колдуна, они могут чего-то не получить, но потом подумала, что не будет ничего плохого, если девушки немного отвлекутся от всего того, что произошло в подземелье. Особенно Джейси.
Последней пришлось приложить максимум усилий, чтобы убедить себя в собственной безопасности. Постоянно помня о том, что сила в любой момент может проявить себя во всей красе, она была напряжена, как стрела, и почти готова сорваться. Она шла и с каждым шагом с ужасом думала, что же будет дальше. Сумеет ли она пройти еще немного или...
Однако, часы следовали за часами, а ничего не случалось. Совершенно ничего. И Джейси, постепенно успокаиваясь, пробовала снова улыбаться, слушая ворчливую перепалку Гранта и Майэла. Наверное, Господин решил, что его слуга еще ему пригодится.
Поэтому сегодня, отмечая свое возвращение к жизни, Джейси взяла Сабрину в компаньонки и вместе с ней отправилась осматривать город. Она не приглашала Рэйн с Даниэль, смутно подозревая, что эта парочка не их тех, кто может целые сутки потратить на ничегонеделание. Однако, ее ожидания не оправдались: вампир сказала, что ей тоже надо кой-чего прикупить, а эльфийка просто-напросто не захотела оставаться в одиночестве. У Джейси мелькнула крамольная мысль, что она боится, но она ее тут же отбросила. Чего может бояться бессмертный?
Мужчины с ними, разумеется, пойти не пожелали, оставшись в гостинице. Наверное, будут лежать целый день и плевать в потолок, строя планы на будущее.
- Что это за магазин? - войдя внутрь, Сабрина с любопытством осмотрелась по сторонам. Джейси проделала то же самое, и на ее лице отразилось разочарование.
- Здесь продают оружие, - она, совершенно не разбираясь в игрушках богини войны, не очень-то хотела тратить время на скучные железяки, но Рэйн одобрительно улыбнулась, появляясь на пороге.
- То, что надо, - сказала она. И чуть было не потерла руки в предвкушении.
С того самого момента, как они оказались в плену у жителей подземелья, вампир лелеяла мысль о том, что им нужно оружие. Произошедшее наглядно доказало, что полагаться только на магию необоснованно. Гораздо надежнее ощущать в руках тяжелый меч, способный одинаково хорошо разрубить и некроманта, и простого смертного.
Когда-то давно, когда Рэйн только ступила на свой кровавый путь, она не расставалась с мечом, который украла из кузницы в своем городе. Меч помогал ей, еще совсем неопытной и не разобравшейся до конца в собственных силах. Многие, очень многие отведали тогда вкуса тонкой стали, звеневшей в бою.
Именно поэтому Рэйн сегодня пошла с Джейси и Сабриной. Она намеревалась обеспечить своих спутников максимумом того, что они могли себе позволить в этом путешествии.
- Мое почтение, уважаемые, - начал хозяин, стремительно входя в комнату. И тут же осекся, увидев перед собой совсем не тех покупателей, которых хотел бы видеть. Женщины? Что они забыли здесь?
- Мне нужны мечи, - Рэйн на мгновение задумалась. Меч подойдет для нее с Грантом, но что можно подобрать для остальных?
Вампир окинула внимательным взглядом хрупкие фигуры Джейси и Сабрины.
- Кинжалы, - наконец, проговорила она. - И луки, - она чуть улыбнулась, наблюдая за тем, с каким интересом рассматривает товар Даниэль. Эльфийка была в своем репертуаре. Оружие всегда занимало ее больше, нежели что-то другое. Оружие и книги.
Хозяин нахмурился. Он колебался, не зная, как поступить. Будь тут мужчины, он бы не замедлил выставить перед ними свои лучшие образцы. Но женщины...
Он посмотрел на одну из посетительниц, ту самую, которая говорила с ним. Что-то было в ней, что-то в глазах, в осанке, в том, как она держала себя. "Наверное, она какая-то знатная гостья города", решил мужчина. "А богачкам много чего может прийти в голову".
- Да, моя госпожа, - учтиво произнес он, решив, что, быть может, сегодня ему удастся что-нибудь продать. В последнее время, после недавно окончившейся войны с местными дикими племенами, жители города редко заходили в его магазинчик. И их можно было понять.
- Нам обязательно оставаться здесь? - капризно протянула Сабрина, не понимая того восторга, который читался во вспыхивающих огоньками глазах Рэйн и Даниэль. Даже Джейси, казалось, прониклась интересом к тому, что было развешано на ровных стенах помещения.
- Я хочу вооружить нас, - Рэйн повернулась к возвращающемуся хозяину. И присвистнула, глядя на то, что он нес в своих руках.
Мечей было много. В основном короткие. Рэйн знала, что они не так тяжелы, как мечи для рубящего удара, и не так длинны. Их вполне можно удержать одной рукой, оставив вторую свободной.

0

14

Сама Рэйн предпочитала полутораручные мечи с удлиненной рукоятью, ценя возможность вести бой с обеих рук. К тому же, чем длиннее клинок, тем больше сила удара. А иногда это бывает очень и очень важно, суметь одолеть противника с первой попытки.
Однажды Рэйн была на Востоке и видела мечи, которыми пользуются тамошние воины. Обычно они носят с собой два меча - короткий и длинный. Длинный используется и при ручном захвате, что позволяет наносить сокрушительные удары. Они имеют слабозагнутую форму и затачиваются по типу сабли, оружия племен, покоряющих бескрайние степи. А еще сабли любят пираты.
Рэйн ласкающим движением провела ладонью по лезвию меча, лежащего перед ней. Быть может, зря она рассталась тогда со своим клинком, посчитав, что обрела достаточно сил и умений, чтобы действовать без него?
- Из скольки полос стали изготовлен этот меч? - спросила она, указывая на полутораручный меч с заостренным концом и слегка суживающимся книзу клинком. Хозяин удивленно вскинул на нее глаза.
- Из трех, моя госпожа, - он не мог поверить, что такая женщина, как эта, разбирается в оружии. А что, если она не та, за которую он ее принял?
- Какая разница, сколько полос стали? - спросила Джейси. Она, по примеру Рэйн, тоже осматривала оружие. Вампир взяла в руку понравившийся ей меч и пару раз крутанула его в воздухе, проверяя, насколько он легок и удобен в обращении.
- Клинок должен быть изготовлен из нескольких полос стали, чтобы сердцевина была мягкой, а внешние части твердыми, - пояснила она, любуясь солнечными бликами, заигравшими на лезвии. - При этом достигается высокая прочность, меч обретает способность гнуться, нанося дополнительные ранения, - Рэйн обратила внимание на ножны, кожаные в металлической оправе. Они ее тоже устроили, и она отложила их в сторону вместе с выбранным мечом. Это для нее.
Для Гранта она присмотрела меч со слегка изогнутым клинком, у которого заточена была выпуклая сторона. Подобный меч подходит в основном для рубящего удара, но так лучше для вора: вряд ли он силен в фехтовании.
Вампир еще немного подумала и добавила к уже отложенным мечам еще один, с серповидным клинком. Такие использовались в основном для поражения противника за его щитом. Рэйн надеялась, что их противники будут без щитов, но на всякий случай пригодится.
- Я возьму вот эти, - обратилась она к хозяину, и тот склонился в почтительном поклоне, наконец-то оценив по достоинству познания прекрасной женщины. Она указала на одни из лучших мечей, что были в его арсенале. Они были изготовлены в незапамятные времена умельцами из рода людского. К сожалению, большой ценности они не имели в виду отсутствия украшений из драгоценных камней, поэтому хозяин и не надеялся их когда-нибудь продать. И вот теперь кто-то ими заинтересовался.
- Неси кинжалы, - велела Рэйн и посмотрела на Джейси с Сабриной. - Выбирайте.
Девушки переглянулись.
- Для нас? - удивленно спросила ведьма. Вампир кивнула.
- Ладно, - Джейси пожала плечами. Она, вообще-то, не видела большого смысла в том, чтобы приобретать оружие, но раз Рэйн так говорит...
Кинжалов тоже было немало. Так немало, что у Джейси буквально разбежались глаза. Похоже, настолько же растерянно чувствовала себя и Сабрина, которая впервые оказалась среди такого количества вещей, призванных убивать. Она все никак не могла понять, зачем же у этих кинжалов разные клинки: и волнистый, и листовидный, и изогнутый, и узкий треугольный, и широкий треугольный.
- Я не знаю, - нерешительно проговорила принцесса. - Наверное, вот этот, - она протянула руку, указывая на клинок с тем самым узким треугольным лезвием.
Рэйн одобрительно кивнула. Такой клинок был идеален для кинжала благодаря высокой проникающей способности. Девочка, сама того не зная, выбрала наилучший вариант.
- А ты? - вампир обратилась к Джейси. Та покачала головой, не отрывая взгляда от разложенных перед ней кинжалов.
- Я не разбираюсь в оружии. Даже не знаю, как им пользоваться.
- Очень просто, - Рэйн взяла один из кинжалов, крутя его в пальцах. - Удар сверху наиболее сильный. Рубить им, конечно, не с руки, но заколоть легко и просто.
Сабрина вздрогнула. Неужели Рэйн говорит о том, что им придется убивать?
- Возможно, придется, принцесса, - Даниэль неслышно встала рядом с девушкой. - Это опасный мир. А люди, живущие на пространстве, отделяющем нас от Рээля, способны на многое.
Сабрина поспешно отодвинулась от эльфийки, словно та была ядовитой змеей, могущей укусить в любой момент.
- Не слушай ее, принцесса, - нарушила возникшее было молчание Рэйн и взглянула на свою эльфийку. Та склонила голову, не желая видеть, что плещется на дне глаз вампира.
Рэйн вложила выбранный Сабриной кинжал в ножны и закрепила их на внешней стороне предплечья девушки.
- Вот так, - она мягко улыбнулась. - Теперь ты сможешь за себя постоять, если понадобится.
Сабрина сомневалась, что сумеет воспользоваться оружием, но говорить этого вслух не стала.
- А для тебя, - Рэйн посмотрела на Джейси, - подойдет стилет.
Ведьма вскинула брови.
- Что это?
Вампир подала ей очень узкий кинжал, лежавший в стороне от других.
- Это орудие профессиональных убийц, - спокойно сказала она.
Хозяин отшатнулся, услышав эти слова. Нет, положительно, эта женщина хранит в себе множество тайн. Кто она, раз знает, чем пользуются наемные убийцы?
- И ты предлагаешь мне владеть им? - немного возмущенно осведомилась ведьма. Вампир пожала плечами.
- Его легко спрятать. Им удобно поражать противника, если тот наденет доспехи: лезвие такое тонкое, что проходит в местах сочленения лат. К тому же, ты отлично знаешь анатомию человека. Тебе не составит труда найти уязвимые точки.
Даниэль торжествующе усмехнулась. Как бы ни упиралась Рэйн, отказываясь признать, что война - это жизнь, она тем не менее отлично владела всем тем, что считалось непременными атрибутами военных действий. И она умела убивать.
Джейси нерешительно провела пальцем по заточенному лезвию. Она и правда разбиралась в строении человеческого тела. Было у нее такое хобби когда-то. На ее губах мелькнула едва заметная горькая усмешка. Будь у нее стилет тогда, в покоях Бейры...
- А ты? - Рэйн повернулась к молчащей эльфийке. - Чего желает твоя душа?
Даниэль задумчиво осмотрелась.
- Лук, - сказала она, наконец. - Он мне подойдет.
- Какие нести, госпожа? - спросил хозяин, обращаясь к Рэйн. Та немного помолчала. Самыми мощными были композитными луки, но любой из них будет слишком тяжел для эльфийки. А простой лук стреляет недалеко и у него малая мощность.
- Неси многослойные.
Эльфийка выбирала недолго. Уже через несколько минут она оказалась счастливой обладательницей отличного по своим параметрам лука и парочки наручей, щитков для предохранения рук от ударов тетивы. Рэйн взяла два наруча, зная, что Даниэль одинаково хорошо владеет как правой рукой, так и левой.
На этом можно было бы остановиться, но вампир решила, что много не мало, а оружия у хозяина магазина было еще предостаточно.
Таким образом, на столе, где уже лежали выбранные Рэйн мечи, кинжалы и лук, оказались еще арбалет, топор и доспехи. Вампир помнила, насколько арбалеты превосходят луки в пробивной силе и дальности полета стрелы, поэтому приобрела тот, который стреляет залпом веерообразно.
Потом пришла очередь кольчуги. К счастью, она нашлась у хозяина.
Рэйн не думала, что они ее когда-нибудь оденут, но кто знает... Она выбрала кольчугу, сплетенную из мелких металлических колечек. Она была легкой, не стесняла движений, однако, не защищала от ударов ни одним видом оружия. Конечно, ее сложно рассечь, но вероятность получить тупой удар велика. А там недалеко до сломанных костей и отбитых внутренностей.
Но, несмотря на эти недостатки, Рэйн все-таки спросила еще и про хауберк - кольчугу, имеющую капюшон и рукава, которая дополнялась кольчужными чулками. Хозяин отрицательно покачал головой: такого добра у него отродясь не водилось.
Вампир вздохнула и обратила свое внимание на кожаные доспехи. Такие доспехи делают из нескольких слоев кожи, которую склеивают и с помощью пресса придают форму. Кожа после этого приобретает прочность и почти не гнется. Вместе с этими качествами она приобретает и приличный вес - около 6 килограмм. Такой доспех не устоит против двуручного меча или копья, хорошо пробьется арбалетным болтом. Однако, он парирует стрелы, выпущенные из лука. Конечно, не в упор. Доспех может усиливаться с помощью маленьких пластинок из металла, которые закрепляют на нем посредством гвоздиков или заклепок. Это повышает степень защиты от рубящих ударов.
Рэйн предпочла бы вообще обойтись без доспехов, но не все в ее команде были неуязвимы. Им требовалась дополнительная защита.
- Скажи мне, - спросила ее Даниэль, когда они, расплатившись и взяв с хозяина обещание доставить оружие на их постоялый двор, вышли на улицу. - Скажи мне, ты думаешь, путь в Рээль будет непростым?
Вампир немного помолчала, разглядывая идущих навстречу им людей.
- Я думаю, - медленно заговорила она. - что из этого похода мы вернемся либо на щите, либо со щитом, - она остановилась, вынудив тем самым остановиться и эльфийку. - Ты помнишь, что после Рээля ты с нами не пойдешь?
Даниэль едва подавила рассерженный вопль. Как она могла надеяться на то, что Рэйн забудет о своем решении избавиться от нее? Это было глупо!
- А если мне не найдется там места? - она не смотрела в глаза вампира, зная, что не прочтет там жалости или понимания.
- Тогда ты будешь просить, чтобы оно нашлось, - Рэйн взяла эльфийку за подбородок и заставила поднять голову. - Не играй со мной, Даниэль. Это до добра не доведет, ты же знаешь.
Даниэль резко вырвалась из рук Рэйн и отошла на два шага.
- Ты уже второй раз угрожаешь мне, - она прищурилась. - Мне начинать бояться?
Вампир промолчала, и только на скулах у нее заходили желваки.
- Ступай с ними, - она кивнула на успевших отойти на приличное расстояние Джейси и Сабрину. - И не вздумай отходить от них. Если с ними хоть что-нибудь случится...
- Угрозы становятся неотъемлемой частью твоей речи, - язвительно проговорила эльфийка, но Рэйн не стала отвечать и, отвернувшись, быстро пошла вверх по улице. Даниэль какое-то время смотрела, как она огибает идущих ей навстречу прохожих, потом пожала плечами и направилась в противоположном направлении.
- 4 -
- Это все нам?! - Грант с изумлением смотрел на немаленькую горку оружия, которое Рэйн разложила на столе. Рядом с ним не менее удивленными глазами осматривали все это Морт со Стормом.
- Вам, - Рэйн подбросила в руке один из мечей. - Для тебя, - она протянула его вору.
Тот расплылся в довольной и одновременно смущенной улыбке и неловко принял оружие. Морт уважительно присвистнул при виде боевого топора.
- Вот это я понимаю, - с улыбкой прогрохотал он. - А то эти ваши зубочистки... - он с некоторой долей презрения кивнул на мечи. Рэйн пожала плечами.
- Если тебе будет удобнее с топором, никто не возражает. А я, извини, ограничусь этим, - она взяла свой меч и вытащила его из ножен, любуясь на игру солнечных бликов на поверхности тщательно заточенного и отполированного лезвия. Ей все больше и больше начинала нравится сама идея вооружиться. И почему она сразу об этом не подумала?
"Да потому что по большому счету оружие тебе ни к чему", ответила она сама себе. "А об остальных ты думаешь не так часто, как тебе хотелось бы".
- Рэйн, я думаю, нам следует разделиться.
Вампир оторвалась от созерцания меча и перевела взгляд на стоящего около дальней стены Майэла. Волшебник был нахмурен и сосредоточен, словно только что получил недобрую весть.
- Почему? - коротко осведомилась Рэйн. Маг вздохнул и подошел поближе.
- Оружие это, конечно, хорошо, - начал он, оглядывая заваленный стол, - но я боюсь, что многие уже прознали про то, что мы ищем талисман. И, скорее всего, на нашем дальнейшем пути нам еще не раз придется столкнуться с теми, кто жаждет забрать уже найденные фрагменты, - с этими словами он прижал руку к груди, туда, где в маленьком мешочке, висящем на шее, находились части талисмана.
Рэйн ненадолго задумалась. Предложение старика было разумно. Тогда и их противникам придется разделиться. "Разделяй и властвуй", говорили древние. И они были правы.
Но есть ли они, эти противники? Или старый маг опять осторожничает? Впрочем, излишняя осторожность еще никому не вредила, вряд ли повредит и сейчас.
- Допустим, - медленно сказала она, не желая показывать раньше времени, что уже приняла решение. - На сколько групп? В какой последовательности пойдем?
Морщины на лбу Майэла немного разгладились. Очевидно, он не ждал, то его предложение будет рассматриваться.
- Морт останется со мной, - он посмотрел на демона, и тот согласно кивнул. - И, пожалуй, Джейси. Вместе с ней мы сможем больше, чем поодиночке.
Рэйн нахмурилась, но возражать не стала. Конечно, она бы предпочла, чтобы ведьма находилась в непосредственной близости от нее, но несколько дней вполне можно потерпеть. А именно столько времени отделяло их от Рээля, столицы эльфийских королей.
- Я с Сабриной, - произнес Грант, все еще любуясь своим мечом. Кажется, он пришелся ему по душе.
- Разумеется, - без тени иронии проговорил Майэл. - Тебе я могу ее доверить. И возьмешь с собой Сторма.
- Просто замечательно все получается, - громкий и насмешливый голос, раздавшийся от входной двери, заставил всех обернуться в сторону, откуда он доносился. - Остаемся я и Рэйн.
Огненноволосая эльфийка прошла в комнату и встала около распахнутого окна, из которого слышались звуки улицы. Город жил своей жизнью, не задумываясь о том, что происходило в мире.
Рэйн вскинула брови. "И впрямь".
- Ты имеешь что-то против? - поинтересовалась она, тщательно пряча улыбку. Даниэль повернулась к ней.
- Полагаешь, будет правильно, если мы останемся вдвоем хотя бы на пару дней? - она заложила руки за спину. - Вселенная содрогнется.
Рэйн засмеялась.
- Не преувеличивай, дорогая, - небрежно сказала она и, вложив меч обратно в ножны, перекинула перевязь через плечо. - Мы будем спешить.
Грант улыбнулся этим ее словам, но комментировать не стал.
- В общем, я вижу, что все согласны, - подвел черту Майэл и удовлетворенно потер ладони. Вампир кивнула и выпрямила спину.
- Мы с Даниэль отправимся в путь сегодня же ночью, - она посмотрела на безмолвствующую эльфийку. - Ты не против?
Даниэль демонстративно пожала плечами, всем своим видом показывая, что не она здесь главная. Рэйн усмехнулась ей одними кончиками губ. Интересно, сколько она еще будет казаться такой покорной?
"Покорной?! Даниэль?!" Рэйн тряхнула головой. "Не сходи с ума, вампир".
- 5 -
- Все прошло удачно? - юный бог весны присаживается рядом с Фангорном, задумчиво глядящим на небо. Темный бог неспеша поворачивает голову и пристально смотрит на Эйлоса.
- Что именно?
Эйлос недоуменно хмурится.
- Ну, как же, - неуверенно говорит он, теребя край своей короткой туники. - Ты ходил к той женщине. Я знаю, что Старшие боги разрешили тебе.
Фангорн вздыхает и отворачивается, нахохливаясь, словно большая ворона. Черный плащ, в который он кутается, только еще больше придает ему сходства с этой птицей.
- Удачно, - бормочет он себе под нос, зная, что Эйлос его услышит. - Удачнее не придумаешь.
Юный бог молчит, понимая, что у его собеседника нет желания разговаривать. Конечно, он хотел бы узнать все подробности, но он слишком воспитан для того, чтобы настаивать.
Темный бог знает, зачем здесь Эйлос. Знает и продолжает молчать. У него нет настроения болтать. Тем более на эту тему. Его мать умная женщина, но посылать к нему бога ветра?.. Быть может, если бы она пришла сама, было бы больше пользы.
- Я устроил им встречу, - наконец, говорит Фангорн будничным тоном. Эйлос, погрузившийся было в размышления, порывисто вскидывает голову.
- Кому?
- Рэйн и Вольфу, - как-то очень печально произносит темный бог. Эйлос задумывается, вспоминая, кому могут принадлежать эти имена. Фангорн насмешливо смотрит на него.
- Той женщине, о судьбе которой ты интересовался, - поясняет он, и Эйлос облегченно кивает. Как он мог забыть?!
- Ты же бог весны, мой мальчик, - добродушно говорит Фангорн. - Ты такой непостоянный, и в голове у тебя ветер.
Он громко смеется своей незамысловатой шутке. Эйлос вторит ему, радуясь,что хоть ненадолго сумел прогнать грусть из черных глаз темного бога.
- Но почему то, что ты сделал хорошее дело, не радует тебя? - спрашивает он. Фангорн набирает целую пригоршню песка и медленно ссыпает его через пальцы.
- Я и сам не знаю, - признается он с легкой улыбкой. - Наверное, я слишком подозрителен. Все прошло хорошо, я видел радость в глазах Рэйн, и все же... - он многозначительно умолкает. Эйлос смотрит на него, и теплый ветерок треплет ему волосы.
- Ты считаешь, что Старшие боги...
- Я ничего не считаю, - обрывает его темный бог и качает головой. Ветер переключается на его черные непокорные кудри. - И пусть мои мысли останутся при мне, ладно? - он выжидающе смотрит на юного бога. Эйлос улыбается ему и кладет руку ему на плечо.
- От Старших невозможно что-то скрыть, ты же знаешь.
- Знаю, - спокойно соглашается с ним темный бог и накрывает своей ладонью его руку, чуть пожимая пальцы. - И все-таки...
- Я буду молчать, - обещает Эйлос и поднимается на ноги. Фангорн смотрит на него снизу вверх, и в его взгляде читается признательность.
- Спасибо, - говорит он. Юный бог снова улыбается и взмывает в воздух, седлая непоседливый южный ветер. Куда он отнесет его сегодня?
Темный бог глядит вслед быстро исчезающему Эйлосу. Он прекрасно знает, что бог весны уже не думает о том, о чем они только что говорили. Быть может, и неплохо хоть иногда побыть столь беззаботным?
Фангорн вздыхает и качает головой, потом встает и поправляет плащ. Сегодня у него очень много дел, нужно все успеть.
Он шагает вперед, туда, где ждет его сгустившийся в одно мгновение воздух, и исчезает, растворившись в нем...
- 6 -
Рэйн широко шагала по темной улице, слушая, как стучат камни под каблуками ее сапог. Совсем недавно спустились сумерки, и город, бывший тихим и спокойным жарким днем, оживился, наслаждаясь прохладой ночного воздуха. Навстречу вампиру то и дело попадались громко разговаривающие о чем-то своем люди. Кто-то не обращал на нее никакого внимания, кто-то напротив, подолгу задерживал взгляд на высокой красивой женщине, уверенно идущей по мостовой. Несколько молодых людей, разгоряченные алкоголем и томившиеся без дела, попытались сделать ей предложение, по их мнению, вполне пристойное. Рэйн с ними не согласилась.
- Милый уютный городок, - пробормотала она, отряхивая руки и не удосуживаясь посмотреть на стонущих мужчин, валяющихся в нескольких метрах от нее. - Я же вас предупредила, чтобы вы шли своей дорогой, - укоризненно сказала она через плечо и снова направилась вперед.
Она шла к выходу из города, за которым, насколько ей было известно лежала дорога на Рээль. Майэл предупредил ее, что, возможно, она найдет ее не сразу, потому что в последнее время ею пользовались редко, предпочитая окружной, но более безопасный путь.
В этом городе она оставила Кармина и Миа с родителями. Капитан, правда, рвался пойти с ней, утверждая, что может пригодиться, но Миа не собиралась отпускать его. Кажется, она успела догадаться, какие чувства ее жених питал к вампиру. И ей это не нравилось. Совсем не нравилось. Возможно, именно из-за этого она с такой прохладцей относилась к Рэйн. А может быть, была другая причина, о которой она не распространялась.
Рэйн поправила перевязь с ножнами и все-таки оглянулась назад. Однако, совсем не из-за тех, кто имел несчастье попасться ей на пути. Она посмотрела на Даниэль, следующую за ней на расстоянии пары шагов.
Странно, но эльфийка довольно спокойно восприняла тот факт, что им придется какое-то время сосуществовать бок о бок друг с другом. Рэйн готова была выдержать бурю, которая вполне могла бы разразиться над ее головой, но делать этого не пришлось: Даниэль просто-напросто взяла свой приобретенный лук, поправила наручи и приглашающе открыла дверь перед чуть опешившей Рэйн. Это что, попытка помириться?
Как и говорил Майэл они разделились на три группы. Рэйн с Даниэль отправились в путь, едва стемнело, и должны были прибыть в Рээль на утро второго дня, если, конечно, не случится ничего непредвиденного. "Сплюнуть бы через левое плечо, но вдруг черт обидится?" Майэл, Морт и Джейси выйдут из города днем, а остальные - вечером. Таким образом, Майэл намеревался максимально обезопасить талисман. Преследователям, если таковые обнаружатся, придется угадать, в какой из групп находится то, что их интересует.
Даниэль, поймав на себе взгляд вампира, диковато улыбнулась ей. Рэйн от удивления аж споткнулась.
- С тобой все нормально? - с легким подозрением поинтересовалась она, пытаясь прочесть хоть что-нибудь на лице эльфийки. Даниэль, продолжая усмехаться, поравнялась с ней.
- Почему я должна быть не в порядке только от того, что у меня хорошее настроение, ммм? - она игриво вскинула брови. Рэйн чуть было снова не споткнулась. Игриво?! "Это обман зрения, вампир, смотри на дорогу..."
Дорога, кстати, постаралась и вывела путниц прямо к городским воротам. Не к главным, разумеется, но женщинам и того было достаточно.
Стражников у ворот не наблюдалось, и Рэйн молча подивилась такому безответственному отношению к собственной безопасности. Или они уверены, что после недавней войны никому больше не захочется ввязываться в новую? "Это они зря, всегда есть кто-то, кто только и ждет, чтобы город ослабел достаточно для нападения".
- Нам туда? - кивнула Даниэль в сторону ворот. Рэйн прищурилась, оглядывая все еще раз. Что-то ей не нравилось, но что конкретно...
- Нет, я точно не провидец, - пробормотала она, вздыхая про себя. Иногда это ее удручало, как, например, сейчас. Обращаться к эльфийке, чтобы та поделилась с ней своими ощущениями? Нет, это тоже не выход, она никогда ничего не делает по заказу. Особенно, если этот заказ исходит от одного высокого голубоглазого вампира.
- Идем, - бросила она и решительно направилась в сторону ворот. Даниэль, немного поколебавшись, последовала за ней.
Рэйн напрягла руки, раздвигая створки ворот. Особых усилий это от нее не потребовало, поскольку засова не было. Отчаянно заскрипев, ворота нехотя открылись, предоставляя вампиру отличный вид на пустынную дорогу.
- Будет гроза, - меланхолично констатировала Рэйн, мельком взглянув на небо. Эльфийка, не отстающая от нее ни на шаг, поморщилась и поежилась от дунувшего холодного ветра.
- Следовало бы ожидать, - презрительно проговорила она. - У тебя настолько плохое настроение сегодня?
- Да, потому что ты со мной, - ответила вампир, попутно решая вопрос, куда следует пойти, если перед тобой развилка. И, как назло, Майэл о ней не упоминал.
- Ну, что там теперь? - нетерпеливо выглянула из-за плеча Рэйн Даниэль. - И куда же нам?
- Я как раз думаю над этой проблемой, - огрызнулась Рэйн.
- Бросим монетку? - предложила эльфийка. Вампир выразительно округлила глаза, искоса посматривая на нее.
- Если бы у меня были с собой деньги... - с досадой сказала она. - Но Майэл почему-то решил, что им они нужнее.
- Ну да, конечно, - пробормотала Даниэль, откидывая назад рыжий локон, упавший на лоб. Она коснулась своего лука, перебрала пальцами стрелы в колчане, поправила наручи. Рэйн снова покосилась на нее, немного удивленная тем обстоятельством, что Даниэль все-таки взяла оружие с собой, а не понадеялась на магию. Наверное, она просто считает себя более привлекательной в подобной амуниции.
- Здесь кто-то есть, - вдруг резко произнесла Даниэль, отступая назад на пару шагов. Рэйн моментально подобралась, прислушиваясь к окружающим их звукам. Что-то и впрямь двигалось совсем рядом с ними.
- Опасность? - отрывисто спросила она. Эльфийка качнула головой.
- Вероятно, - столь же коротко проговорила она. И тут же тихо ахнула: из зарослей, что росли неподалеку от того места, где они остановились, неторопливо вышли рослые мужчины. Довольно много рослых мужчин с очень даже неприятными улыбочками на заросших щетиной лицах.
- Начинаются приключения, - сквозь зубы прошипела Рэйн, скалясь в сторону бандитов. А в том, что это были бандиты, она почему-то ни капельки не сомневалась.
Разбойники тем временем никуда не спешили, негромко переговариваясь о чем-то и поглядывая на застывших в ожидании женщин. Один из них лениво вытянул из ножен, висящих на поясе, большой меч и похлопал лезвием по ладони, словно предупреждая, потом щербато улыбнулся и сплюнул себе под ноги.
- Воспитание так и лезет изо всех щелей, - поморщилась эльфийка. Рэйн молча согласилась с ней.
- Нет, ты только посмотри, - хриплым тягучим голосом проговорил, наконец, один из бандитов, очевидно, главарь. - Какие цыпочки нам попались, а?
Товарищи поддержали его нестройным гоготом. Рэйн переглянулась с Даниэль, остановившейся слева от нее.
- Как думаешь, отпустить их? - поинтересовалась она у эльфийки. Та хмыкнула и завела руку за спину, нащупывая лук.
Главарь, услышав переговоры своих жертв, моментально оборвал смех и уставился на них немигающим взглядом налитых кровью глаз.
- А они еще и отважные, - он смачно сплюнул вампиру под ноги. Та невозмутимо склонила голову, продолжая оглядывать противника. Голубые глаза не выражали ничего, кроме абсолютного спокойствия.
- Итак, - бандит потер руки, предвкушая легкую добычу. То ли он не замечал, что женщины, стоящие перед ним, отнюдь не безоружны, то ли верил, что они не станут обороняться. - Совершим обмен: вы нам деньги и драгоценности, мы вам, - он мерзко хохотнул, - жизнь и кое что еще.
- Не поверишь, но у нас нет денег, - честно призналась Даниэль, попутно вытягивая из колчана стрелу и накладывая ее на тетиву. - Как и драгоценностей.
- Положи лук! - рявкнул бандит, выхватывая меч и нацеливая его на эльфийку. Впрочем, он тут же понял, что совершил ошибку: кончик меча Рэйн прочертил тонкую полоску на его собственной шее.
- Так с дамами не разговаривают, - укорила его вампир, и ее глаза на мгновение зажглись огнем в сгустившихся сумерках. Однако, никто этого не заметил. А может быть, просто списали на вышедшую из-за облаков луну.
- Прикончим их, Рэйн, - лениво сказала Даниэль. Она вскинула лук и быстрым движением послала первую стрелу в ближайшего бандита. Тот как-то сдавленно булькнул, упал на колени, а потом и вовсе замер, уткнувшись носом в песок.
- Какого?... - главарь пару секунд смотрел на павшего товарища, потом вдруг заорал: - Убейте их!
Совершенно неуловимое движение меча Рэйн оборвало земное существование мужчины, благополучно отделив голову от тела.
Громовой раскат потряс землю, и вампир запрокинула голову, ловя пересохшими губами первые тяжелые капли начавшегося дождя.
- Чудесно! Просто чудесно! - сцепив зубы, Даниэль быстро выдернула из колчана еще одну стрелу, и следующий бандит рухнул на колени, схватившись за простреленное горло. Рэйн покачала головой, поражаясь тому, насколько быстро эльфийка сумела приручить оружие. Она-то думала, что Даниэль оно нужно только для вида.
Оглушительно зарычав, вампир ринулась на оставшихся разбойников.
Гроза разразилась знатная. Молнии сверкали, почти не переставая. И во всей этой сокрушительной феерии звука и белых вспышек Рэйн продолжала крушить тех, кто осмелился задержать их на пути к Рээлю. Она уже не слышала и не видела ничего, кроме вспыхивающего при каждом разряде лезвия меча, мерно поражающего бандитов одного за другим.
Признаться, она уже успела забыть, каково это, когда тонкий клинок погружается в беззащитную плоть жертву, открывая путь теплой крови. Ноздри вампира затрепетали, почуяв ее сладкий аромат. Она обнажила клыки, занося меч над очередной жертвой, краем глаза отмечая занесенную в защитном умоляющем жесте руку мужчины. Но мужчины ли?
Лезвие с чавкающим звуком рассекло грудь совсем молодого мальчика, распластавшегося перед Рэйн. Она не сумела остановить оружие, да и вряд ли она этого хотела. Он знал, на что шел, когда поднимал на нее свой меч. Битва затягивала сильнее, чем можно было себе представить. Внутри вампира рождались животные инстинкты, о которых она успела забыть за то время, что держалась подальше от человеческих разборок между собой.
Эльфийка, не забывающая всаживать стрелы в каждого, кто осмеливался приближаться к ней на расстояние менее десяти шагов, с некоторым испугом смотрела на то, как преображается вампир. Голубые глаза, потемневшие до оттенка грозовых туч, что нависали у них над головами, сверкали не хуже молний, а низкое рычание едва ли не заглушало громовые раскаты, когда Рэйн взлетала вверх, вновь и вновь замахиваясь мечом.
- Ах!! - Даниэль вдруг упала на одно колено, выронив из ослабевших в одно мгновение рук лук. Задрожавшие пальцы коснулись заискрившегося болью левого бока. Эльфийка подняла голову, с недоверием глядя на бандита, стоявшего над ней с окровавленным мечом.
- Ты... меня... ранил?! - проговорила она сквозь завесу рыжих волос, разметавшихся по лицу. Бандит криво ухмыльнулся и стремительно шагнул к сжавшейся эльфийке, намереваясь покончить с ней.
Даниэль зажмурилась, ожидая последнего удара, однако, время неумолимо бежало вперед, а ничего не происходило. Тогда она рискнула приоткрыть один глаз.
Рэйн стояла рядом с ней, глядя яростными глазами на хрипящего из последних сил зарубленного разбойника. И на лице ее, обычно столь спокойном и прекрасном, читался голод.
Даниэль тихонько пискнула и вздохнула, наблюдая, как меняется выражение в глазах вампира. Рэйн пнула напоследок уже покинувшего этот мир бандита, который оказался последним, и повернулась к Даниэль. На губах ее мелькала едва уловимая удовлетворенная ухмылка.
- У него зачарованный меч, - выдохнула эльфийка. Вампир, мгновенно избавившись от ухмылки, выхватила из крепко сжатой руки мертвеца оружие и принялась внимательно осматривать его. Затем, коротко и непонятно выругавшись, отшвырнула меч далеко в сторону.
- Я ранена, да? - тонким прерывающимся голосом проговорила Даниэль. Рэйн склонилась над ней, присела на корточки, уверенными движениями ощупывая эльфийку.
- Да, - подтвердила она через несколько секунд, в доказательство своих слов показывая окровавленную ладонь. Даниэль какое-то время смотрела на нее, потом глаза ее закатились, а голова бессильно откинулась назад: царственная эльфийка была в обмороке.
- Просто прекрасно, - проворчала вампир, облизнула пальцы и принялась легонько похлопывать Даниэль по щекам. - Давай же, дорогая, очнись!
Но ее усилия успехов не принесли: эльфийка продолжала безмолвствовать. "Ну, хоть так она помолчит..." Рэйн вздохнула и осмотрелась. Возвращаться назад не было смысла.
Вампир встала и пару раз воткнула свой меч в песок, очищая его от налипшей крови тех, кто имел несчастье встретиться им этой ночью. Лезвие снова заблестело. Конечно, принятых мер было недостаточно, следовало нормально отполировать меч. И заточить его.
Рэйн решила, что сделает это сразу же по мере того, как они доберутся до какого-нибудь населенного пункта, и вложила меч в ножны. А пока...
- Ладно, - проворчала она, глядя на неподвижную эльфийку. - Но учти, это в последний раз.
Она нагнулась, подсунула руки под спину Даниэль и уже вместе с ней снова поднялась на ноги. Грянул гром, на мгновение осветив окрестности и позволив снова Рэйн увидеть узкую извилистую тропинку, ведущую куда-то вниз, в сторону Сумеречных Гор и леса, отгораживающего эти самые горы от путешественников.
- Вот так вот, любовь моя, - весело сказала Рэйн, обращаясь к безвольно повисшей у нее на руках Даниэль. - Хотела ты идти домой или не хотела, но мы все равно туда попадем.
Ответа, разумеется, не последовало, хотя Рэйн подозревала, что, услышь ее Даниэль, она бы не смолчала, это точно.
Поудобнее устроив эльфийку у себя на руках, Рэйн бодро зашагала вперед, тихонько насвистывая какую-то песенку. Дождь уже не был таким сильным, но землю все-таки немного размыло, поэтому приходилось смотреть под ноги, чтобы не подскользнуться. Этим Рэйн и занималась. А еще она думала о том, что ей начинает не нравиться обилие препятствий на их и без того не очень-то простом пути. Хорошо, что она догадалась запастись оружием, которое, правда, не слишком помогло Даниэль.
Вампир на секунду отвлеклась от созерцания дороги и посмотрела на бледное лицо эльфийки. Та все еще пребывала в обмороке и, похоже, ей было там тепло и уютно. Во всяком случае, возвращаться к нормальной жизни она вроде не собиралась в ближайшее время. Не то, чтобы Рэйн было сложно нести ее, но мало ли какие непредвиденные обстоятельства могут случиться. Вдруг еще кто-нибудь решит напасть? Вряд ли Даниэль обрадуется, очнувшись от того, что вампир бросит ее на землю.
"О черт, я забыла ее лук!"
Рэйн оглянулась. Нет уж, возвращаться за ним она не станет. И потом, где его тащить? В зубах? Она не маг, чтобы спрятать оружие в несуществующий карман, а потом эффектно достать его оттуда со словами "Вот, смотри, я о тебе думаю".
Вампир передернула плечами, отгоняя от лица мелкую мошку, невесть как умудряющуюся летать под дождем. Впереди виднелся лес. И это было совсем не радостно.
Рэйн снова помотала головой, отбрасывая назад намокшие волосы, лезущие в глаза. Леса как такового она не боялась. Но этот был особенным. Заповедный Лес ему в подметки не годился. Эльфы могли сколько угодно причитать о том, что их город стоит открытым всем ветрам и что все, кому захочется, сумеют причинить им вред. Как бы не так: Черная Пустошь надежно прятала за своей широкой спиной Рээль и всех его обитателей.
Изначально, когда леса здесь и в помине не было, вид на Сумеречные Горы был отличным. Только вот мало кто, прельстившись суровыми красотами природы, отваживался пересечь пустынные места. И дело было не только в болотах, грозивших затянуть в себя любого. Пустошь была пристанищем монстров.
Рэйн хмыкнула и осторожно перешагнула через яму на дороге. Она и сама была монстром по мнению людей. Наверное, следовало подобрать другое слово.
Когда-то, в незапамятные времена, когда Рэйн еще была совсем девчонкой и даже не помышляла о том, что станет бродить по ночам, пугая детей, существовал орден магов, занимавшихся разными экспериментами. В основном, экспериментами на людях. "Даниэль была бы счастлива, услышав это", мрачно подумала вампир, оглядывая продолжающую пребывать в бессознательном состоянии эльфийку. Самое обидное, что Рэйн не могла воспользоваться своими возможностями и быстренько перенести себя и Даниэль куда-нибудь в безопасное и, главное, сухое место. Как бы странно это не звучало, кровь, которой все еще истекала эльфийка, мешала той силе, что таилась внутри вампира. Рэйн буквально чувствовала, как мерцает вокруг них невидимый простому смертному барьер, не позволяющий ей даже просто взлететь в воздух. И это удручало.
Вампир снова перепрыгнула через очередную лужу. Маги ставили перед собой цель вывести новую породу существ, обладающих многими способностями, такими как возможность летать, дышать под водой и всякими другими. И все это без применения магии. Эксперименты их заключались в том, что они скрещивали людей с животными. И в результате неудавшихся опытов получились такие чудища, что даже их создатели не смогли с ними сладить. Было решено выделить для них местность, никем не заселенную. Так появилась Черная Пустошь. Со временем здесь вырос лес, высокий и мрачный. Название специально для него менять не стали, оставив прежнее. А потом, когда люди и эльфы, закончив воевать, стали делить земли, люди, сообразив, что к чему, отдали пресветлым именно эти края, даже несмотря на то, что они были богаты и урожайны. Эльфы в принципе не возражали, им было все равно, где жить, лишь бы подальше от человеческой расы.
Рэйн посмотрела на небо, отмечая, что гроза почти уже прошла. Отдельные капли, правда, все еще продолжали барабанить по земле, разбрызгивая воду во все стороны. Ночь собралась уходить вместе с дождем, и розово-оранжевая полоска восходящего солнца не замедлила появиться на горизонте, заявляя свои права на сегодняшний день.
Вампир, ступив на территорию леса, остановилась и осторожно опустила Даниэль на промокшую траву. Вариант был не самым подходящим, эльфийка наверняка закатит истерику, обнаружив, что лежит на сырой земле, но лучшего Рэйн придумать не могла. Да и к тому же она хотела немного передохнуть и осмотреть рану эльфийки.
"Подумать только," усмехнулась вампир, потягиваясь и распрямляя затекшие руки, "мы с ней снова вместе. Не совсем так, конечно, как раньше, но... Что она скажет, когда очнется?"
"... Рэйн часто бывала в Рээле по делам. И не только: ей нравилась неторопливая атмосфера эльфийского города, его улыбчивые жители, воздушные и невесомые. Здесь она чувствовала себя в безопасности. Относительной, конечно, но это было лучше, чем то отношение, которое она обычно встречала в людских поселениях.
Вампир решительно шагала по старому заросшему лесу, торопясь на встречу со своими старинными приятелями. Она не виделась с ними уже пару лет и не увиделась бы еще столько же, если бы не важное дело, о котором они намеревались ей поведать. На самом деле Рэйн было глубоко наплевать, во что там влипли в очередной раз эти двое, но в последнее время она заскучала. Бессмертным редко когда выпадает шанс по-настоящему насладиться той вечностью, что они получили в наследство.
Вампир вздохнула, коря себя за то, что не пошла короткой дорогой. Знала ведь, что эта займет гораздо больше времени. Но чего уж теперь жалеть о том, что не вернуть? Этим грешат люди, а она перестала быть человеком очень и очень давно.
Кстати, о людях. Вампир замедлила шаги: зоркие голубые глаза заметили впереди что блестящее. «Озеро? Да…» Рэйн снова двинулась вперед, не собираясь обнаруживать себя. Конечно, она ничего не опасалась, но все же старые привычки иногда о себе напоминали.
Какое-то неяркое зеленоватое сияние вырвалось из-за густо растущих ветвей старых деревьев, которые, вероятно, видели само сотворение мира. Рэйн чуточку помедлила прежде, чем легко воспарить вверх, чтобы без препятствий взглянуть на то, что творилось впереди.
Там была девушка. И не просто девушка, потому что вампир все-таки находилась в царстве эльфов. Эта самая девушка имела прозрачные крылья, которыми она лениво взмахивала, держась над поверхностью озера. Блики мерцали на воде, придавя эльфийке загадочный вид. Впрочем, эльфы могли быть загадочными и без дополнительных ухищрений.
Рэйн осторожно переместилась вправо, желая получше разглядеть незнакомку. Эльфийка, не замечая вампира, продолжала кружиться в воздухе, будто танцуя на лунной дорожке, пролегшей на волнах. Рэйн улыбнулась. Она много раз слышала о ритуалах эльфов: те, вступая в возраст совершеннолетия, должны были провести последнюю ночь своего детства наедине с природой, как бы отдавая ей то, что уже не потребуется им самим. Взамен луна, их покровительница, наделяла их силой. Вообще, существовали легенды о том, что эльфы спустились с луны, именно поэтому их возможности меняются в зависимости от фаз ночного светила. Рэйн не очень-то верила в эти рассказы, но то, что происходило сейчас перед ее глазами, вполне соответствовало истине
Вампир затаилась, желая немного подсмотреть за тем, чем занималась рыжеволосая девушка. Ею владело простое любопытство, ничего бОльшего. Хотя...
Рэйн ни за что не призналась бы себе, что вполне созрела для того, чтобы найти нового избранного. Все время, что прошло со смерти Вольфа, она яростно отрицала тот факт, что ей нужен кто-то, чтобы делить с ней вечность. Кто-то, столь же бессмертный, сколь она была сама. Человек в качестве избранного - не самая лучшая затея, в этом Рэйн успела убедиться. И легче ей от осознания этого не становилась. Все-таки слишком много в ней еще было от того, кем она являлась раньше. Она еще могла любить.
Задумавшись, вампир не заметила, как спустилась немного ниже, туда, где почти не было веток, могущих скрыть ее от юной эльфийки. Но, когда она обратила на это внимание, было уже поздно: девушка смотрела на нее, и в ярких зеленых глазах сверкал огонь.
Рэйн не двигалась, боясь спугнуть эльфийку. Она начала жалеть о том, что так бесцеремонно помешала ей. Поэтому она немного склонила голову, как бы извиняясь. Очевидно, это движение вышло не совсем таким, каким Рэйн задумывала его, потому что эльфийка вдруг встрепенулась и, почти задевая босыми ногами поверхность воды, стремительно полетела куда-то.
Вампир ошарашенно следила за ней, пока густо растущие деревья не поглотили ее полностью, потом тряхнула головой. Ей еще предстояло преодолеть немало, прежде чем она доберется до Рээля. Следовало поторопиться, если она не хочет опоздать..."
Рэйн вздохнула и перевела взгляд на Даниэль. Подумать только, тогда ни одна из них не предполагала, чем обернется эта случайная встреча на заброшенном озере.
Вспоминать дальше?
Вампир мотнула головой, попутно стряхивая с волос капли воды. Хватит с нее воспоминаний! Это к добру не приведет. Лучше подумать о том, как бы поудобнее устроить Даниэль, иначе скандала не миновать.
Рэйн огляделась в поисках более-менее подходящего местечка для привала, потом снова подхватила эльфийку на руки и отнесла ее под разлапистые ветви одного из деревьев, населявших Черную Пустошь.

0

15

Глава 2. "Это все ты!"

- 1 -
Старый волшебник устало провел рукой по лбу, смахивая капли пота, потом прищурился, отыскивая впереди мощную фигуру Морта, высматривающего возможную опасность.
- Жарко... - словно прочтя его мысли, произнесла Джейси. Майэл хмуро посмотрел на нее.
- Ты предпочитаешь холод?
Ведьма бросила на него быстрый взгляд.
- Я предпочитаю нормальную температуру, - спокойно отозвалась она. - Сколько нам идти до Рээля?
Майэл возвел глаза к голубому чистому небу.
- Два дня, - наконец, сообщил он. - Это при удачном стечении обстоятельств.
Джейси вздернула брови и отвела в сторону низко растущую ветку, загораживающую ей путь.
- Полагаешь, могут быть проблемы?
Маг удрученно вздохнул.
- Да, я знаю, что порой звучу пессимистично, но, увы... - он развел руками. - Боюсь, нам предстоит пройти через Черную Пустошь.
Ведьма содрогнулась. Вот уж чего она хотела меньше всего: столкнуться с неудачными творениями древних магов. Вряд ли они будут дружелюбно настроены по отношению к ним. Снова сражения?
Джейси с сомнением пошевелила рукой, пытаясь почувствовать ножны, в которых ждал своего часа тонкий и острый убийца. Она уже начала привыкать к нему, хотя до сих пор с ужасом думала о том моменте, когда придется пустить его в ход.
«Какая разница», сказала ей Рэйн перед уходом, «убиваешь ли ты с помощью магии или чего-то другого?»
Джейси не сразу нашла, что ответить. Она никогда не задумывалась над этим. Магия есть магия, и не ее вина, что она может пользоваться ею, чтобы защищать себя.
- Морт что-то нашел, - вплелся в ее размышления голос Майэла. Девушка рассеянно посмотрела на него.
- Что?
- Пойдем, - повторил волшебник, беря ее под руку.
Демон терпеливо ждал их, присев на корточки около поваленного грозой дерева.
- Что тут? – спросил Майэл, едва они приблизились к нему. Морт повел рукой, указывая на примятую траву.
- Они здесь были, - прогудел он. Джейси вскинула голову.
- Рэйн и Даниэль? – быстро сказала она. Демон взглянул на нее и медленно кивнул.
- Кого-то из них ранили, - он обратил внимание ведьмы на темные капли, усеявшие землю. Джейси присела на корточки и провела пальцами по плотному песку.
- Это не Рэйн, - уверенно произнесла она спустя минуту. Морт удивленно посмотрел на Майэла, но тот лишь пожал плечами.
- А Даниэль от потери крови не умрет, - Джейси поднялась на ноги, подавив вздох облегчения. За эльфийку она могла не волноваться. И не собиралась это делать.
- 2 -
- Я вижу, Рэйн с Даниэль здесь уже прошли, - Грант присел на корточки, осматривая неподвижное тело мужчины, лежавшее на дороге, ведущей из города. Сабрина, стоявшая рядом с ним, вдруг зажала рот рукой и бросилась в ближайшие заросли. Оттуда буквально сразу же донеслись сдавленные звуки: принцесса прощалась со своим завтраком.
Сторм с сочувствием посмотрел ей вслед, потом подошел к вору, продолжающему находиться возле трупа.
- Думаешь, это Рэйн их так? - он кивнул на рваную рану, из-за которой мужчина и покинул сей бренный мир. Грант запустил пятерню в рыжие волосы.
- Ну а кто еще? - хмуро проговорил он. - Я не думаю, что этой дорогой часто пользуются. Во всяком случае, - он глянул в сторону вновь появившейся принцессы, утиравшей дрожащей рукой рот, - она очень облегчила нам задачу.
Оборотень спорить не стал. Конечно, у него за спиной висел приобретенный вампиром арбалет, но уверенности в собственных силах от этого не прибавлялось. Возможно, стоило бы надеть еще и доспехи, но как тогда перекидываться, если потребуется сделать это быстро?
Сторм покачал головой и, склонившись, начал шарить по карманам убитого. Грант какое-то время следил за его действиями, потом с отвращением отвернулся и, встав, подошел к Сабрине.
- Ты как? - участливо спросил он. Девушка пожала плечами и слабо улыбнулась. За прошедшие недели, которые прошли с того момента, как она покинула родной дом, столько всего случилось, что она уже просто не знала, чего ожидать в следующий момент. Ей казалось, она уже привыкла ко всему, что происходило с ними, однако...
Сабрина поежилась, словно от холода, и прижалась к Гранту, надеясь хоть так почувствовать себя защищенной. Она бы никогда не сказала об этом своему возлюбленному, но отсутствие рядом Рэйн нагоняло на принцессу страх. Она хотела верить, что вор сумеет постоять за нее, но действительность была сурова: Грант не был воином и не обладал никакими магическими способностями. Надежда была лишь на Сторма.
Сабрина перевела взгляд на вервольфа, продолжающего обыскивать мертвеца.
- Что он ищет? - шевеля одними губами, спросила она. Грант вздохнул.
- Что-нибудь, что могло бы помочь нам узнать, зачем они напали на Рэйн с Даниэль.
Принцесса посмотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых ясно читался ужас.
- Ты считаешь... - она не договорила. Мужчина кивнул.
- В этом мире давно ничего не делается просто так, - с сожалением констатировал он.
Сторм напоследок еще раз провел рукой по карманам убитого, но там было пусто. Оборотень облизнул сухие губы и поднялся на ноги.
- Ничего, - рыкнул он, поправляя сползший арбалет. Грант кивнул ему.
- Я думаю, не стоит задерживаться, - вор огляделся, но они по-прежнему были одни.
Сторм не стал тратить время на разговоры и просто направился вперед.
- Пойдем, - Грант потянул Сабрину за руку. Принцесса бросила последний взгляд на убитого человека. "Вот ведь, наверное, у него есть семья, дети... Зачем, зачем люди воюют?!"
- 3 -
- Неправда!
- Еще какая правда!
- Чем докажешь?
- Да почему я должна это доказывать?! Моего слова тебе недостаточно?
- Нет! Я отказываюсь тебе верить!
- И не верь, я то знаю, что не лгу.
- Ооо, как мне все надоело! - эльфийка раздраженно прикрыла глаза и откинулась назад, прислонившись к стволу дерева. - Я не могла упасть в обморок! И не пытайся убедить меня в обратном!
Рэйн пожала плечами, складывая из веток пирамиду, которую она собиралась поджечь.
- Я и не пытаюсь, я рассказываю, как дело было.
- Я просто заснула! - вспылила Даниэль. - Очень глубоко, вот и все!
Вампир покивала головой, пряча веселые искорки в глазах.
- Конечно, конечно, не надо нервничать. Но такой сон и называется обмороком.
- Ты специально?! - взвизгнула эльфийка и тут же охнула, меняясь в лице. - Боги!
- Что? - встревожилась Рэйн.
- У меня начинает складываться такое впечатление, - сквозь стиснутые зубы вытолкнула слова Даниэль, прижимая ладони к окровавленному боку, - что эти мечи меня преследуют.
Вампир поджала губы, обследуя рану.
- Опять кровь пошла, - констатировала она. - Не двигайся так резко, если не хочешь истечь кровью.
- Подумаешь, - буркнула Даниэль, немного отойдя от пронзившей ее тело боли. - Приобрету интересную бледность. Всегда о такой мечтала.
Вампир усмехнулась и одним движением руки, вызвавшим сгусток пламени, зажгла ветки.
- Учитывая твой цвет волос, эта бледность всегда при тебе.
Эльфийка покосилась на Рэйн, но говорить ничего не стала, боясь возобновить те неприятные ощущения, которые мучили ее всю ночь и наступивший день. Сначала она игнорировала их, надеясь, что они пройдут сами собой. Потом до крови закусывала губы, рассчитывая одной болью заглушить другую. Ничего не помогало. А теперь вот Рэйн еще утверждает, что она целый день несла на руках лежавшую без сознания эльфийку.
Даниэль фыркнула. «Подумаешь, великий подвиг!»
Рэйн искоса поглядывала на бормочущую что-то себе под нос эльфийку и тихонько ухмылялась, грея руки у разведенного костра. На самом деле она даже была довольна тем, что к Даниэль вернулась ее обычная язвительность. Оказывается, и к этому тоже можно привыкнуть.
Эльфийка пробыла в обмороке целый день. Вернее будет сказать, что обморок просто перешел в глубокий и, Рэйн надеялась, здоровый сон. Давая возможность Даниэль набраться сил, вампир не будила ее и, конечно, старалась по возможности не двигать. Вот и вышло так, что за прошедшее время они не прошли и половины того расстояния, которое нужно было преодолеть за сегодня. «Такими темпами остальные нас скоро догонят», думала Рэйн, отгоняя от лица мошек, летящих на тепло огня. «Если, конечно, решат идти через Черную Пустошь. Надеюсь, у них хватит ума этого не делать».
Вампир пару раз согнула и разогнула пальцы, проверяя их подвижность, потом поднялась на ноги. Вокруг царила тишина. Причем абсолютная: ни пения птиц, ни журчания лесных ручейков, ни едва уловимого движения животных. В принципе, Рэйн и не рассчитывала на гостеприимство местных обитателей. Именно поэтому она не расставалась с оружием даже сейчас, на привале. Мало ли что…
- Мы пошли не той дорогой, - отвлек ее от размышлений мрачный голос Даниэль. Рэйн скосила на нее глаза.
- Не той?
- Разумеется, - надменно проговорила эльфийка, пытаясь принять максимально удобную позу. – Ты разве не знаешь, что в Рээль уже давно ведет новая дорога, построенная самими эльфами?
Вампир пожала плечами и распрямилась, потягиваясь, как большая кошка.
- Я не была в Рээле двести лет.
Даниэль поджала искусанные губы.
- Да уж, я заметила, - съязвила она, щуря зеленые глаза, отливающие в свете пламени рыжиной.
- Лежи спокойно, - огрызнулась в ответ Рэйн. - А то я кликну сюда всех тех, кто имеет честь проживать в этом лесу. Они тебе обрадуются, уж поверь мне.
Даниэль замолчала, отвернувшись с оскорбленным выражением на надменном лице.
- Можно подумать, - начала она снова через пару минут, - что я напрашивалась идти с тобой.
Вампир засмеялась, качая головой.
- Ты полагаешь, другие обрадовались бы перспективе иметь тебя под боком? Без меня? – она игриво вскинула бровь. Даниэль игру не поддержала, ей совсем не хотелось позволять Рэйн думать, что все в порядке. Хотя все действительно было в порядке, за исключением этого досадного происшествия с зачарованным мечом. Эльфийка стиснула зубы. Похоже, она сумела обнаружить все мечи, оставшиеся после войны. Ей всегда везло на оружие.
- Кстати, - внезапно вспомнила она. – Где мой лук?
Рэйн, давно ждавшая этот вопрос, подавила тяжелый вздох и на всякий случай отошла подальше.
- Я… - она секунду помолчала, прикидывая, за что Даниэль не будет так ее ругать. – Я оставила его там, где мы сражались.
Правда, в конце концов, всегда предпочтительнее.
Лицо Даниэль ничуть не изменилось, словно она не поняла того, что сказала ей Рэйн. Вампир удивленно посмотрела на нее.
- Ты слышала?
Даниэль перевела на нее взгляд.
- Разумеется, слышала, - холодно произнесла она. - Впрочем, я и не сомневалась, что получится так, и никак иначе, - она отвернулась.
Рэйн какое-то время смотрела на нее, пытаясь понять, стоит ли что-то отвечать или будет только хуже. Наконец, она нетерпеливо тряхнула головой и снова присела на корточки у мерно гудящего пламени.
До Рээля оставалась уже не так уж и долго, но вампир сомневалась в том, что Даниэль соизволит появиться в родном городе в таком виде. Как-никак она царица, пусть и бывшая, и поставить себя под пристальное внимание и, возможно, даже жалость... Нет, такого она не допустит. А это значит, что придется ждать, пока ее рана не затянется.
- Здесь есть поблизости город? - внезапно спросила она. Даниэль недоумевающе вскинула на нее глаза.
- Рээль, - ответила она, на этот раз без обычного ехидства. Рэйн покачала головой.
- Я имею в виду, какой-нибудь другой город.
Эльфийка пожала плечами и чуть-чуть приподнялась, устраиваясь по-другому.
- Я редко гуляла в Черной Пустоши, - в ее голосе промелькнула нотка сарказма, но Рэйн предпочла ее не заметить. Им еще долго, очень долго нужно будет находиться рядом друг с другом.
- Ладно, - она вздохнула. - Если я отойду, разведаю, что где, ты справишься?
- Я постараюсь, - серьезно пообещала эльфийка, стараясь спрятать усмешку. Вампир нахмурилась, но решила ей поверить. Для разнообразия.
Даниэль задумчивым взглядом проводила высокую статную фигуру темноволосой женщины, через несколько секунд скрывшуюся среди плотно стоящих деревьев. Разумеется, Рэйн прекрасно понимала, насколько эльфийке не хочется показываться на глаза своим сородичам в подобном виде. Только поэтому она вдруг заинтересовалась тем, а не обнаружится ли где-нибудь поблизости город. Даниэль ей не сказала, но город здесь и в самом деле был. Обычный маленький городок из тех, в которые эльфийка никогда бы не ступила ногой. Человеческий город. Но то было раньше. Раньше она была царицей, готовящейся возродить некогда могущественную династию земных правителей. А сейчас...
Даниэль со вздохом оперлась руками о ствол дерева, возле которого сидела. Ей надо было встать. От такого долгого пребывания на одном месте у нее начинала болеть голова. Ей нужно было двигаться, если она хотела, чтобы ее рана зажила. К сожалению, для бессмертных не существовало лекарств, которые ускорили бы выздоровления. И магия ей бы не помогла. Следовало набраться терпения и ждать, пока ноющая и пышащая огнем рана не заживет сама. На это могли уйти дни, недели, а если совсем не повезет, то месяцы или годы. Даниэль знала одного эльфа, который мучился от ранения, полученного еще в бытность им солдатом армии короля, отца Даниэль. И, помнится, она жалела его, будучи ребенком. Кто же мог подумать, что однажды она окажется на его месте?
Эльфийка все-таки поднялась на ноги, преодолев боль, и осмотрелась. За всю свою долгую жизнь она ни разу не бывала в Черной Пустоши и, честно сказать, ее не очень-то туда и тянуло. Но из пустыни, через которую им посчастливилось пройти, в Рээль была только одна дорога. И шла она через этот забытый богами лес.
- Я вижу, тебе лучше? - низкий голос немного напугал Даниэль и заставил ее повернуться резче, чем она того хотела. Рана моментально вновь напомнила о себе расплавленной болью. Эльфийка пошатнулась и упала бы, если бы не сильные руки, вовремя подхватившие ее.
- Я должна была смириться с мыслью, что остаток пути ты проведешь в моих объятиях, - широко ухмыльнулась Рэйн, аккуратно придерживая Даниэль. Эльфийка стукнула бы ее, но боль, никак не желающая проходить, не позволяла ей совершать какие бы то ни было движения.
- Что ты нашла? - спросила она, немного подождав. Вампир поудобнее обняла ее, помогая стоять ровно.
- Дорогу в маленький и уютный городок, - сообщила она. - Полагаю, ты не будешь сейчас устраивать истерики по поводу того, что мы направимся в людское поселение?
Эльфийка на секунду закатила глаза, показывая, что оценила язвительность подруги.
- Не буду, - подтвердила она и сделала шаг вперед, проверяя, удастся ли ей идти. Боль все еще пульсировала в боку, но уже не так. - Видно, судьба хочет, чтобы я прошла через максимум испытаний, - она взглянула на Рэйн. - И почему с тебя всегда все скатывается, как с гуся вода?
Вампир снова ухмыльнулась, не преминув показать клыки.
- Я давно взяла судьбу за руку и веду ее в танце. Думаю, ей это нравится.
- Вероятно, - пробурчала эльфийка, закидывая руку на плечи Рэйн. - Пошли уже, чего ты ждешь?
- 4 -
- Вы не должны были нагонять нас, - злился Майэл, ходя взад-вперед перед смущенным Грантом, теребившим рыжие усы. Чуть поодаль стояли Сабрина с Джейси и о чем-то негромко беседовали. Вор задержал на секунду взгляд на раскрасневшемся лице невесты и снова обратился к волшебнику.
- Я же не виноват, что вы так медленно шли, - произнес он в свое оправдание. - Как я мог догадаться, что...
- Ладно, - прервал его Майэл, понимая, что винить тут некого. Он сам просил Джейси и Морта не спешить, ссылаясь на свою старость и невозможность поспевать за молодежью. Морт предлагал понести его, но маг отказывался, говоря, что нагонять Рэйн с Даниэль нет никакого смысла.
- Я даже рад, что мы встретились, - он улыбнулся, показывая, что больше не сердится. Грант вскинул брови.
- Рад? Есть причина?
Старик кивнул, машинально проверяя сохранность фрагментов талисмана, которые он хранил в маленьком замшевом мешочке на груди.
- Впереди Черная Пустошь, - он внимательно смотрел на реакцию Гранта, но тот, никогда раньше не слышавший об этом месте, не выказывал признаков беспокойства.
- Правда? - вор пожал плечами. - И что?
- Это не совсем тот путь, по которому я хотел бы провести вас, - признался Майэл. - Будет слишком опасно, если мы решим пойти через этот лес.
Грант нахмурился, поглаживая загрубевшими пальцами эфес меча, висящего на поясе.
- Лес? Ты же сказал, что это пустошь.
Майэл быстро, не вдаваясь в лишние подробности, рассказал мужчине о том, как появилось название и что оно значит. Грант слушал, не прерывая, потом спросил:
- Рэйн и Даниэль пошли в этот лес?
Волшебник замялся.
- Наверное. Но им, в отличие от нас, ничего не грозит.
- Даниэль ранена, - вмешалась в их беседу Джейси. - Кровь привлечет к ним хищников. И будем надеяться, что среди этих хищников не будет людей.
- Думаешь, Рэйн не сумеет защищить их обеих?
Ведьма повернулась к Сторму, стоящему рядом с демоном и глядящего на нее поблескивающими темными глазами.
- Я думаю, что им не стоит тратить силы на ненужные схватки, - она прищурилась, продолжая выдерживать испытующий взгляд оборотня. Сторм кивнул, показывая, что понял, но Морт, отлично знавший старого приятеля, видел, что вервольфу что-то не нравится.
- Что? - прошептал он, склоняясь к Сторму. Тот повел плечами и негромко рыкнул.
- Я чувствую опасность, - он поднял голову, будто принюхиваясь. - И исходит она от кого-то из нас, - он с подозрением взглянул на Морта. - Что самое интересное, я не могу понять, от кого именно.
Демон поскреб когтем висок.
- Кто-то из них? - он указал на отошедших людей. Сторм мрачно качнул головой.
- Кто-то из нас, - прошипел он, опускаясь на четвереньки и готовясь перекинуться. Черты лица потекли, меняясь.
- Кто-то из нас, - повторило странное существо изменившимся до неузнаваемости ртом, и через несколько секунд перед демоном встряхивал мохнатой головой волк.
Морт проводил взглядом скрывшегося в зарослях шиповника вервольфа, и в темной глубине его глаз вспыхнули и погасли красные огоньки.
- 5 -
Лес становился все гуще и гуще. Время от времени приходилось нагибаться, чтобы пройти сквозь преграждающие путь низко растущие ветви деревьев. Рэйн старалась как могла облегчить Даниэль передвижение, но у нее не слишком-то получалось. Эльфийка наотрез отказывалась от того, чтобы вампир несла ее на руках, как она делала это раньше. А кровь, продолжающая пропитывать тряпицу, которой они перевязали рану, все еще мешала Рэйн применить свои силы.
Вампир придержала Даниэль за локоть, вместе с ней огибая длинную канаву прямо посреди и без того узкой дороги, которая должна была вывести их к городу. Оставалось уже совсем немного.
Рэйн удивляло то, что люди не побоялись обосноваться в Черной Пустоши. Быть может, это какие-то сумасшедшие сектанты, которые таким образом показывают свои веру в богов? Но какими должны быть боги, чтобы позволить беззащитным человеческим существам приносить себя в жертву?
Странно также было и то, что путницы до сих пор не встретили на своем пути никого, кто вознамерился бы проверить на них остроту зубов. Где все те кошмарные монстры, заселяющие лес? Прячутся? Чушь! Да в каждом из них столько же сил, сколько в самой Рэйн! Если не больше...
Вампир вдруг замедлила шаг, чуть не споткнувшись о выступающий из земли корень. В нескольких метрах от дороги, по которой они шли, лежала женщина. Запрокинутая голова, раскрытый в беззвучном крике рот, наполненные застывшим навсегда ужасом глаза...
Женщина была мертва. И погибла она явно не своей смертью. Внимательный взгляд Рэйн сразу же зацепился за тонкую глубокую борозду, которая пересекала белую шею несчастной. Кто-то ее задушил.
- Что ты?
Рэйн чуть вздрогнула и посмотрела на Даниэль: эльфийка до сих пор не заметила страшной находки вампира.
- Ничего, - машинально отозвалась Рэйн и подтолкнула Даниэль вперед. - Не останавливайся, надо добраться до города.
Эльфийка послушно зашагала дальше, прихрамывая и морщась.
Вампир снова повернулась к трупу, чуть медленнее, чем обычно, идя следом за Даниэль. И нахмурилась: существо, которое она видела перед собой, не было женщиной полностью. Лишь до пояса, а ниже... Ниже виднелось толстое чешуйчатое туловище, тускло поблескивающее на солнце, с трудом проникающем сквозь крону деревьев. Туловище змеи.
Рэйн быстро огляделась, словно тот, кто убил женщину-змею был где-то поблизости. Значит, люди не просто так обосновались здесь. Они уничтожают тех, кто занимал этот лес задолго до них. Вот почему им до сих пор никто не встретился. Вероятно, большинство местных гибридов мертво, а оставшиеся прячутся, не рискуя попадаться на глаза кому бы то ни было.
- Остановитесь!! - резкий окрик вынудил отошедшую от Рэйн на пару шагов Даниэль вздрогнуть и замереть. Вампир моментально оказалась рядом с ней.
- Не вздумай проболтаться о том, кто мы такие, - прошипела она, плотно прижимая губы к уху эльфийки. Даниэль едва заметно кивнула, не отрывая расширенных глаз от вооруженных людей, нацеливших на них мечи и арбалеты. И настроены эти люди был отнюдь не мирно. Только поэтому Даниэль позволила себе на этот раз послушаться Рэйн и спрятать язык за зубами. На всякий случай. Кто знает, вдруг среди встретившихся им на пути кто-то окажется колдуном. Или некромантом. Или еще кем-нибудь, знакомиться с возможностями которого Даниэль совершенно не хотелось. Силы Рэйн не безграничны. Как давно она не пила кровь? Эльфийка ни за что не стала бы спрашивать ее об этом в лоб, но она могла судить по внешнему виду вампира.
Даниэль выпрямилась. И почему ей начинало все это надоедать?
- 6 -
Морт оглядывался по сторонам, не забывая следить за тем, чтобы следующие за ним люди четко шли по его следам. Если те кочки, на которые он становился, выдерживали его, то они выдержат и их.
- Откуда здесь взялось болото? - задумчиво бормотал себе под нос Майэл, осторожно переступая плохо слушающимися ногами. Насколько он помнил, в Черной Пустоши никогда не было болот. Об этом заботились сами обитатели леса, те самые чудовища, которые некогда поселились здесь. Никому из них не хотелось однажды ночью угодить в цепкие объятия болотной жижи, влекущей за собой в темноту. Почему же они перестали осушать водоемы?
Джейси, следующая за волшебником, кипела от праведного гнева. Вот уже второй раз она вынуждена была резко останавливаться, чтобы не врезаться в идущего впереди Майэла. Нужно ведь предупреждать!
Ведьма с негодованием отряхнула подол юбки, залепленный тиной, и запрокинула голову, пытаясь по солнцу определить, скоро ли ночь. Увы, дневное светило с большим трудом пробивалось сквозь густо растущие деревья. Джейси шумно вздохнула, надеясь таким образом выпустить весь пар. Частично ей это удалось, к тому же, Майэл успел за время ее короткой остановки отойти на приличное расстояние.
Сабрина, обеими руками вцепившаяся в Гранта, боялась смотреть по сторонам, чтобы не свалиться в эту отвратительную грязь, которая булькала внизу, прямо под ногами. Принцесса брезгливо морщила нос и почти не дышала. Уже в который раз ее посещала мысль о том, что не надо было ей отправляться в это путешествие. В конце концов, разлука обостряет чувства. А с другой стороны...
Сабрина посмотрела на спину Джейси. Нет уж, оставлять Гранта наедине с колдуньей... Даже учитывая то, что Джейси больше симпатизирует Рэйн.
"В общем, я поступила правильно," заключила Сабрина, еще крепче сжимая руку вора и улыбаясь ему, когда он повернулся.
- Скоро уже? - невинно осведомилась она. Мужчина пожал плечами и что-то раздраженно пробурчал себе под нос. Похоже, его тоже утомляло все происходящее.
Морт снова обернулся. После того, что сказал ему Сторм, кстати, запропастившийся куда-то, демон не мог отделаться от мысли, что среди них есть предатель. Но только кто?
Морт склонен был с самого начала подозревать Даниэль, и, кажется, его подозрения оправдываются. Оборотень намекнул, что опасность исходит не от тех, кто сейчас рядом. Значит...
Демон вздрогнул и глянул под ноги, чуть было не провалившись в трясину. Нет, надо сосредоточиться на этом болоте, а обо всем остальном можно подумать позже.
- 7 -
- Вот и пришли. Еще немного.
Рэйн, мельком взглянув на высокого темноволосого мужчину, произнесшего эти слова, снова повернулась в сторону того самого города, в который они шли все это время. Маленький, аккуратный, за длинной крепостной стеной, словно отгородившийся от всех тех ужасов, которые скрывались в темном чреве Черной Пустоши. Раньше скрывались.
Люди, встретившиеся им на пути, оказались жителями этого города под названием Везентис. Они проявили максимум дружелюбия и заверили путниц, что вовсе не собирались захватывать их в плен. Просто приняли их не за тех. Рэйн мрачно подумала, что знает, за кого их приняли. И, к слову сказать, они не так уж далеко ушли от истины.
Высокий мужчина по имени Дилеан сообщил вампиру, что готов приютить их у себя на то время, которое потребуется Даниэль для выздоровления. Рэйн поблагодарила его и незаметно посмотрела на реакцию Даниэль. Эльфийка скривилась, словно ей предлагали жить не в нормальном уютном доме, а в сточной канаве, наполненной нечистотами, однако, нашла в себе силы согласиться на это предложение. Вампир одобрительно кивнула, делая себе пометку, что надо будет понаблюдать за Даниэль и помочь ей адаптироваться в чужой среде. Среде, которую она ненавидит. Но такая ситуация пойдет ей только на пользу. Быть может, она поймет, наконец, что не все в этом мире против нее.
Дилеан спросил вампира, кто они такие, но Рэйн благоразумно соврала о дальнем путешествии, в ходе которого они, две бедные несчастные девушки, оторвались от основной группы и заплутали в этом лесу. Ранение? О, какой-то ненормальный вдруг набросился на них, они даже не успели опомниться!! Счастье, что он запнулся за корень и упал. Рэйн удалось оглушить его, и она на всякий случай забрала меч. Воспользоваться им? Упаси боги, это же убийство!!
- Вы охотились? - спросила Рэйн, надеясь за беседой скоротать время, оставшееся до города. Дилеан получше укрепил на плече арбалет и, усмехнувшись, покачал головой.
- Разве здесь можно что-нибудь поймать?
- Откуда я могу знать? - резонно ответила Рэйн. Мужчина кивнул.
- Да, ты права, можно назвать то, чем мы занимаемся, охотой, - его темные глаза блеснули. - Полагаю, вы видели то, что осталось от прежних обитателей леса?
Вампир смерила его внимательным взглядом. Отрицать то, что она обнаружила, нет смысла.
- Вы убили всех?! - с наигранным ужасом поинтересовалась она. Мужчина с недоумением воззрился на нее.
- Убили? Нет, что ты! - он замедлил шаги, пропуская вперед спутников и Даниэль. Эльфийка обернулась, ища глазами Рэйн, но вампир лишь успокаивающе кивнула ей, показывая, что все нормально.
- Мы не убийцы, - тихо проговорил Дилеан. - Мы всего лишь помогаем им уйти как можно более безболезненно.
Рэйн сощурилась, незаметно читая его мысли. Что ж, похоже, он не врал.
- Тогда что с ними случилось? - спросила Рэйн, имея в виду гибридов. Дилеан понял ее.
- Мы и сами не знаем, - он вздохнул и почесал затылок. - Какое-то время назад они вдруг начали умирать. Наши лекари пытались спасти хоть кого-то, но все это было бесполезно. Наши лекарства не действуют на них.
- Кто-то намеренно истребляет их? - быстро сказала Рэйн. Дилеан пожал плечами.
- Вполне возможно, но только кому это выгодно? - он огляделся по сторонам. - Они не представляют из себя никакой ценности. Тем более мертвые.
Вампир задумчиво кивнула, соглашаясь с ним. Однако, сомнения у нее остались. Что-то здесь было нечисто. Зачем убивать гибридов, которые никогда никому не мешали? К тому же удушение... Не проще ли вызвать магов и попросить их в одну минуту истребить всех, кого нужно?
Рэйн, очнувшись от своих мыслей, поспешно сбежала с пригорка вслед за Дилеаном и остальными, остановившимися перед воротами и терпеливо ждущими ее.
- Вот и Везентис, - Дилеан широко развел руки в стороны, словно желая охватить весь город. - Добро пожаловать!
- О чем вы с ним говорили? - поинтересовалась Даниэль, идя в ногу с Рэйн. Вампир искоса взглянула на нее.
- Как твой бок?
- По-прежнему, - голос эльфийки звучал хмуро, впрочем, радоваться на ее месте Рэйн тоже бы не стала. - Ты не ответила на вопрос.
- Помнишь, я просила тебя не распространяться о том, кто мы такие?
Зеленые глаза чуть блеснули, встретившись с голубыми.
- Разумеется, помню. А что?
Рэйн поморщилась, глядя на кровавое пятно, расплывшееся по одежде эльфийки. Жажда пока не донимала ее, но, учитывая непредвиденную задержку, вскоре ей придется искать себе новую жертву.
- Я расскажу тебе все вечером, хорошо? А пока строй из себя богатую дурочку, которую не интересует ничего, кроме нарядов и папочкиного состояния. У тебя это должно отлично получиться.
С этими словами Рэйн поспешила к Дилеану, призывно машущему ей рукой. И, естественно, не услышала сдавленного шипения эльфийки.
- Вот мой дом, - произнес Дилеан, едва вампир поравнялась с ним, и по его тону Рэйн заключила, что мужчина гордится своим жилищем. А гордиться было чем: двухэтажное здание из белого камня, довольно редкого в этих местах, со множеством украшений и зеленым плющом, увивающим фасад. Краем глаза Рэйн заметила фонтан во дворе и несколько статуй, долженствующих изображать богов, очевидно.
- Какая красота! - восхищенно выдохнула она, помня о своей роли богатой выскочки. Хорошо, что в свое время она немало пожила среди таких вот богатств и теперь может оценить по достоинству то, что представляется ее взору.
Дилеан довольно покосился на нее.
- Я все построил сам, - сообщил он, чем вызвал еще бОльший восторг у Рэйн, который поддержала Даниэль, решившая, что возможность поиздеваться над людьми не так уж и плоха.
- Идемте же скорее! - воскликнул мужчина, направляясь к дверям. - У нас так редко бывают гости, сами понимаете, Черная Пустошь надежно отпугивает всех.
- Да уж, - поддакнула Рэйн, беря Даниэль под руку и помогая ей преодолеть ступеньки, ведущие в дом.
- Прошу, - хозяин гостеприимно распахнул двери, пропуская спутниц..
Внутри было не менее богато и красиво, чем снаружи. "Интересно," подумала Рэйн, оглядываясь и не забывая хвалить то, что видела, "интересно, сколько же денег пошло на все это великолепие? И откуда у них такие средства, если они живут в глуши, вдалеке от цивилизации? Накопления?"
Дилеан тем временем, оставив гостей любоваться окружающей обстановкой, исчез в смежной комнате. Исчез ненадолго и почти сразу же появился оттуда в сопровождении невысокой хмурой женщины и двух подростков, мальчика и девочки.
- А вот и моя семья, - лучезарно улыбаясь, объявил мужчина, подталкивая вперед женщину, сменившую выражение лица на милое и приветливое. - Моя жена, Галара, и мои дети: Ратон, - юноша склонил голову и, видимо, решив, что на этот дань гостям можно считать отданной, испарился, - Мерайя, - девушка неловко присела, - и Иреса.
Рэйн с недоумением воззрилась на Дилеана, не понимая, кого еще он имеет в виду, но Даниэль слегка толкнула ее в бок: из-за спины старшего сына хозяина дома высунулась круглая мордашка кудрявой девчушки, с живым интересом следящей за происходящим.
- Какая прелесть, - весьма искренне восхитилась Рэйн. Маленькая дочка Дилеана напомнила ей о том, что своих детей у нее никогда не будет, однако, она посталась замаскировать свои истинные чувства улыбкой.
- Дорогая, - Дилеан приобнял Галару за талию. - Эти две милые девушки заблудились в наших местах, отстали от своих сопровождающих. К тому же ты видишь, Даниэль ранена.
- Да что же вы сразу не сказали?! - всплеснула руками хозяйка. - Ну-ка, пойдем со мной! - она настойчиво схватила эльфийку за руки и повлекла за собой куда-то в сторону кухни, если судить по соблазнительным запахам, доносящимся оттуда.
- Эээ... - Даниэль даже не нашла, что сказать, и только беспомощно взглянула на Рэйн, послушно следуя за Галарой. Иреса побежала вместе с ними.
Вампир ухмыльнулась, не скрывая превосходства.
- Галара профессиональный лекарь, - Дилеан со вздохом облегчения скинул с плеч перевязь с арбалетом и со всего размаху плюхнулся на диван. - Мерайя, девочка, принеси мне что-нибудь выпить.
- Да, папочка, - с готовностью кивнула Мерайя и моментально унеслась из комнаты.
Проводив ее взглядом, Рэйн скрестила руки на груди и повернулась к Дилеану.
- Хочу уверить тебя, что наши... мужья сразу же отблагодарят тебя, как только найдут нас. Кстати, где тут у вас можно отыскать колдуна, чтобы отправить им весточку?
Мужчина с изумлением, смешанным с отвращением, воззрился на вампира.
- О чем ты, Рэйн? У нас никогда не было и, надеюсь, не будет колдунов. Магия - дело непотребное, ею занимаются только люди, которым больше нечего взять у природы. Наш бог не одобряет волшебство.
Рэйн вскинула брови, но спорить не стала. "Сдается мне, неспроста здесь погибают гибриды".
- Хорошо, - покорно произнесла она, - но как же нам связаться со спутниками? Они ведь нас ищут.
Дилеан нахмурился, покусывая губу. Молчание длилось довольно долго, Рэйн его не нарушала, терпеливо ожидая ответа.
- Поступим так, - сказал, наконец, хозяин. - Через несколько дней сюда приедут люди, которые повезут в столицу наш доклад о том, что происходит в лесу. Вот с ними мы и передадим весточку вашим мужьям.
- Кому что передадим? - Даниэль соляной скульптурой застыла на пороге, расслышав только последние слова Дилеана.
- Вашим мужьям, - повторил мужчина, поворачиваясь к ней. - Ну что, все нормально?
- Я перевязала рану, - сообщила Галара, появляясь за спиной эльфийки и вытирая руки о полотенце. Из-за ее спины высунулась улыбающаяся мордашка младшей дочери. - К счастью, воспаления нет и вообще она уже скоро затянется, - она ободряюще улыбнулась Даниэль и получила в ответ не слишком радостную улыбку. - Но все равно надо полежать пару дней в постели.
- Да-да, конечно, - спохватился Дилеан, вставая и беря у Мерайи бокал с каким-то красным напитком. - Я покажу вам комнаты, где вы сможете отдохнуть.
- Ах, дорогой, ты забыл, что у нас сейчас ремонт? - Галара взяла его за руку. - Свободна лишь одна комната. Вас ведь это не затруднит, пожить пару дней вместе, пока не освободится еще одно помещение?
Рэйн широко ухмыльнулась, глядя на то, как меняется лицо царственной эльфийки.
- Я бы... - начала Даниэль, но вампир поспешила ее оборвать:
- О, не беспокойтесь, мы вполне обойдемся одной комнатой, - уверила она радушных хозяев. "К тому же, кто знает, проживем ли мы здесь эту пару дней?"
- Ты может и обойдешься, - патетически взвыла Даниэль, - но вот обо мне речи не было! Я целую вечность терпела тебя в своей опочивальне! Тебе не нравилось, что она слишком светлая, слишком просторная, слишком... Я даже не знаю, что еще было слишком! И снова делить комнату с тобой?! Да я...
- Она просто немного утомилась, - с улыбкой пояснила Рэйн ошарашенным хозяевам, подхватывая эльфийку на руки и ловко закрывая ей рот ладонью. - Поспит, придет в себя и все будет нормально.
Дилеан шагнул было вперед, чтобы помочь ей, но тут же растерянно остановился, видя, что на лице вампира не отражается никакого дискомфорта.
- Ты уверена? - весьма робко осведомилась Галара. Вампир кивнула, все той же мертвой хваткой продолжая держать сопротивляющуюся такому бесцеремонному обращению Даниэль.
- Поверьте мне, я ее знаю.
- Целую вечность? - с любопытством спросила Иреса. Вампир улыбнулась ей.
- Даже больше, малышка, - она подмигнула захихикавшей девочке и, подбросив окончательно сникшую Даниэль так, чтобы было удобнее ее держать, посмотрела на хозяина дома.
- Так ты покажешь нам комнату?
- Конечно, конечно, - забормотал Дилеан и поспешно взбежал вверх по лестнице. Рэйн чуть поклонилась Галаре и детям и последовала за ним.
- Я не хочу жить с тобой в одной комнате, - прошипела Даниэль, пока они поднимались.
- Я тоже согласилась на это без особого удовольствия, - невозмутимо ответила Рэйн, преодолевая последнюю ступеньку и становясь рядом с Дилеаном.
- Тебе не тяжело? - нерешительно сказал он, переводя взгляд с вампира на покрасневшую от возмущения Даниэль. Рэйн покачала головой.
- Ничуть. Я уже привыкла таскать ее на руках за последний день, - она ничуть не покривила душой. Эльфийка застонала от бессилия и откинула назад голову.
- Да вноси же ты меня в комнату!
- Слушаюсь и повинуюсь, - Рэйн подмигнула слегка опешившему Дилеану и, элегантно, толчком плеча распахнув дверь, очутилась внутри.
- Скоро ужин, - крикнул ей вслед мужчина. Рэйн обернулась и, улыбнувшись, сказала:
- Спасибо, но мы лучше отдохнем. Очень устали.
- Как скажешь, - согласился с ней Дилеан и растворился в коридоре.
- 8 -
Светловолосая эльфийка сидела на троне, скучающе рассматривая ногти и время от времени поглядывая на нервно ходящего по залу Триана.
- Ну чего ты так переживаешь? - миролюбиво сказала она ему. - Старейшины всегда задерживаются, можно подумать, ты этого не знаешь.
Молодой эльф тяжело вздохнул и посмотрел на царицу из-под упавшей на лоб челки. Конечно, он прекрасно был об этом осведомлен, и все-таки... Особенно после того, что произошло несколько дней назад в спальне Мелоры. Теперь ему казалось, что каждый в дворце знает о том интересе, который царица испытывает к нему. И, вполне возможно, что Старейшины как раз обсуждают, как поступить с ним.
В этот момент двери тронного зала широко распахнулись, пропуская трех бородатых эльфов с насупленными бровями и мрачными взглядами исподлобья.
- Ты звала нас? - трубным голосом возвестил тот, который шел первым, и Триан вздрогнул. Вот он, час расплаты.
- Звала, - подтвердила Мелора, совершенно не выказывая того испуга, что полностью завладел ее молодым советником. - Прошу вас, садитесь, - она широким жестом указала на стулья, специально поставленные напротив трона.
Она не спешила вставать, чтобы поприветствовать Старейшин, и те, немного удивленные подобным поведением, переглянулись. Затем неспеша сели, каждый на свое место.
- Итак, - продолжил тот же, что говорил и до этого. - Мы тебя слушаем.
- Это я вас слушаю!
Шипящий голос царственной эльфийки разнесся по почти пустому залу, когда она вскочила на ноги, моментально отбросив спокойствие. Только теперь Триан понял, что все это было показным. Специально для него, чтобы не нагнетать и без того волнующую обстановку.
- В чем дело, Мелора? - осведомился Месхен, главный Старейшина. Светловолосая и светлоглазая эльфийка вихрем пронеслась по залу и остановилась точно перед ним, порывом ветра взметнув полы его одежды. Триан содрогнулся и незаметно отступил назад.
- Ты полагаешь, я отдам свой трон? - все тем же шипящим шепотом проговорила Мелора, нависая над Старейшиной. Месхен недоуменно заморгал.
- О чем ты, царица?
- О чем я?! - Мелора рассмеялась неровным резким смехом и тут же оборвала себя. - О твоем сыне, Месхен. О муже Даниэль.
Триан наморщил лоб, вспоминая высокого, чуть сутулящегося темноволосого эльфа. Мужчина Гарден, женившийся на деве Даниэль, чтобы разделить с ней вечность. Некоронованный король. Даниэль не позволила ему вкусить власти, полностью взвалив ее бремя на свои плечи. Но это бремя было для нее радостью.
- Мелора, ты в своем уме? - голос Старейшины набрал силу, и он без страха и сомнений смотрел в расширенные глаза царицы. - При чем тут мой сын?
- Ты думаешь, я не знаю, почему Даниэль возвращается? - Мелора отошла на пару шагов, потом снова вернулась, застыв перед Месхеном. - Она ведь прибудет не одна.
Старейшины переглянулись.
- И что с того? - надменно поинтересовался второй эльф, вставая и подходя к Мелоре. Царица, оказавшаяс рядом с ним, невольно отступила.
- С ней будет Рэйн!! - Мелора не удержалась и перешла на ультразвук. Триан побледнел. Он никогда прежде не видел, что царица настолько не владела собой. Неужели эта Рэйн действительно так опасна?
Старейшины синхронно поморщились, очевидно, им мысль о вампире тоже не доставляла никакого удовольствия.
- Мы их не приглашали, - мрачно заметил Месхен, поглаживая бороду. - И ты сама знаешь, что портить отношения с людьми не в наших интересах. Новую войну нам не выиграть.
Мелора закатила глаза и обхватила руками голову, совершенно забыв о новой прическе.
- Я начинаю понимать Даниэль, - процедила она сквозь зубы. - Люди доставляют одни неприятности.
Старейшины переглянулись. Триан, на которого по-прежнему никто не обращал внимания, нахмурился. Что это блеснуло во взглядах эльфов? Уж не злоба ли?
- Мы должны с почестями принять царицу Даниэль, - скрипуче произнес пресветлый. - И ее фаворита. Так требуют законы.
- Кто писал эти законы?! - снова взвилась Мелора яростной вспышкой, осветившей зал. - Я должна кланяться той, которая хочет отобрать у меня все?!
Месхен кашлянул.
- По нашим законам, если Даниэль захочет вернуть себе трон, ты будешь обязана отдать его. Она выше тебя по положению.
- Я об этом и толкую!! - рявкнула царица, топая ногой. - Мне не нравится каждый день думать о том, чего я могу лишиться!!
Старейшины окружили ее, и Триан, воспользовавшись тем, что никто не обращает на него внимания, тихонько выскользнул из тронного зала.
Все шло совсем не так, как он думал. Мелора была слишком обеспокоена предстоящей встречей с предшественницей. Настолько, что вполне могла задумать что-то непотребное. Что-то, что окончательно рассорит ее с Даниэль.
Триан остановился около широкой витой лестницы, ведущей вниз, и, облокотившись на перила, покачал головой. Почему они так жаждут власти? Что хорошего в том, чтобы принять на себя все бремя ответственности за народ эльфов?
Молодой советник вздохнул и подпер подбородок ладонью. Будь его воля, он бы давно уже просто-напросто послал вестника с этим фрагментом и поручил бы отдать эту вещь Даниэль, если она так ей нужна. Зачем устраивать всю эту церемонию и принимать ее в Рээле?
- Советник, - раздался совсем рядом тихий мужской голос. Триан стремительно обернулся. И склонился в почтительном поклоне.
- Ваше величество...
Темноволосый эльф махнул рукой, призывая его распрямиться.
- Брось, какое там величество, - Гарден улыбнулся, становясь рядом с Трианом. - Она все еще бушует? - он кивнул в сторону тронного зала.
Триан обреченно кивнул.
- Я полагаю, мой отец тоже там? - в голосе Гардена промелькнуло едва сдерживаемое отвращение. Триан всмотрелся в умное лицо с тонкими чертами.
- Конечно, ведь он Старейшина. Мелора призвала их, чтобы посоветоваться по поводу...
- По поводу Даниэль, - прервал его Гарден. - Я знаю, знаю. Еще бы мне не знать, - пробормотал он в сторону. На какое-то время в пространстве коридора повисло тягостное молчание. Триан пару раз открывал рот, но тут же снова его закрывал, не представляя, что сказать.
- Когда Даниэль будет здесь?
Молодой советник посмотрел на Гардена, пытаясь прочесть на лице своего повелителя хоть какие-нибудь чувства. Тщетно.
- Она должна прибыть через несколько дней, но наши стражи на границе уверяют, что никаких вестей не поступало, - Триан замолчал, сам осознавая, что все это звучит странно. Где они могли так задержаться?
Гарден задумчиво потеребил маленькую бородку, которую отрастил не так давно, как дань современной моде.
- Даниэль не спешит домой? Что ж, это неудивительно, - он усмехнулся, вспоминая горячий нрав своей жены. - Она никогда не любила, - он осекся на секунду и добавил тихо: - Меня...
Триан сочувственно кашлянул.
- Но ведь она вышла за вас замуж, - напомнил он. Гарден мотнул головой.
- Не будем менять тему, советник. Что задумала Мелора?
Триан заколебался. Как-никак, но он являлся правой рукой царицы и выдавать ее мысли... Пусть даже тому, кто имел все права их знать.
- Мелора против того, чтобы Даниэль приезжала, - наконец, выдавил он из себя. Гарден негромко хохотнул.
- Я не сомневался в этом. Девочки всегда были на ножах, сколько я их помню. Но это все слова, слова, - он скучающе прикрыл рот ладонью, делая вид, что зевает. - Что-нибудь конкретное?
Советник покраснел.
- Ваше величество, мне кажется, Мелора готовит что-то в отношении царицы Даниэль. И тех, кто приезжает вместе с ней.
Гарден отмахнулся от молодого эльфа, как от назойливой мухи.
- С людьми она ничего не сделает. Она не настолько глупа, чтобы давать королю Нестору повод снова развязать войну. Будь на ее месте Даниэль, тогда бы можно было о чем-то говорить.
- Я имею в виду не людей, - возразил Триан, хмуря брови. Гарден недоуменно перевел на него взгляд.
- Кого же тогда?
Триан немного помедлил.
- Мне известно, что вместе с Даниэль будет Рэйн.
Если он ожидал, что эта новость заденет Гардена за живое, то он очень ошибался. На лице эльфа, как и прежде, не отражалось ничего.
- Ты думаешь, Рэйн не сумеет отбиться от одной истеричной эльфийки? - саркастически поинтересовался он. - Особенно учитывая то, сколько времени она терпела другую, не менее истеричную.
Триан робко улыбнулся.
- Значит, правду говорят, что у царицы Даниэль... не слишком хороший характер?
- Я бы сказал, что просто отвратительный, - расхохотался Гарден. - Кому, как ни мне, это знать, уж поверь. Впрочем, сейчас речь не об этом. Если предположить, что Мелора что-то задумала, это значит, что она вовлечет в свои планы Старейшин, - царственный эльф потер ладони. - Что ж, мне не составит большого труда разговорить отца. Спасибо, советник, - он с силой хлопнул Триана по плечу. - Ты не сказал мне ничего существенного, кроме того, что подтвердил все мои подозрения. Ступай, тебя уже, наверное, ищут.
- Да, ваше величество, - Триан склонил голову и стремительным шагом направился в сторону зала, откуда снова доносился голос Мелоры, которая действительно раздраженно призывала его.
Гарден, улыбаясь, смотрел ему вслед, чуть прищурив усталые карие глаза. Он бы никогда никому не признался, но ему до ужаса осточертели все эти интриги при дворе, в которые он волей-неволей вынужден был вникать по своему статусу. И вот теперь, когда все вроде бы уже пришлов норму, на горизонте снова возникли проблемы. Но на этот раз у проблемы было имя. То самое имя, которое долгие годы не выходило у него из памяти. Даниэль...
"... Весна была в самом разгаре. В этом году она пришла в Рээль рано, заполнив город ароматами цветущих яблонь и щебетом птиц, вернувшихся из дальних стран и принесших с собой теплый южный ветер. Все эльфы без исключения, стар и млад, решительно отказывались от того, чтобы сидеть дома, и выходили на улицы просто, чтобы улыбнуться друг другу и сказать: "С новой весной!"
Молодой темноволосый эльф, спешащий по каменной мостовой, исключением не был. Он был счастлив и не мог, а главное, не хотел скрывать это от окружающих.
- Гарден, ты прямо весь сияешь! - окликнула его идущая навстречу уже повидавшая многое на своем веку эльфийка. Молодой эльф раскланялся с ней на бегу.

0

16

- Вы правы, тетушка, - звонко прокричал он в ответ и скрылся за очередным поворотом. Эльфийка добродушно рассмеялась и взяла под руку своего спутника.
- Ты видишь, дорогой? Помнишь, мы были также счастливы!
Ее спутник улыбнулся, поглаживая ее ладонь.
- А разве сейчас ты не счастлива?
Насвистывая себе под нос веселую песенку, Гарден добежал до того дома, который был ему нужен, и запрокинул голову вверх, выглядывая нужное окно.
- Даниэль!! Даниэль, выгляни на минутку! - крикнул он, нетерпеливо пританцовывая на месте. Но в ответ он не услышал желанного скрипа оконной рамы.
- Даниэль!!!
Никакого результата.
Гарден огорченно взмахнул рукой. Ну стоило ли так спешить, чтобы снова опоздать?!
Он огляделся, подобрал с земли маленький камешек и, размахнувшись, кинул его в окно. Стекло жалобно зазвенело, словно жалуясь не неучтивость гостя.
- Что за?... Гарден, это ты? - выглянувшая из открывшейся двери хмурая эльфийка моментально заулыбалась. - Чего ты там под окнами стоишь, заходи, давай!
- Да я Даниэль хотел позвать погулять, - Гарден подошел поближе. - А ее нет дома...
- Как это нет? - женщина уперла руки в объемистые бедра. - Да она с самого утра никуда не выходила! Даже завтракать не стала! А я так старалась, все ее любимое приготовила...
Гарден нахмурился. Дома, но не хочет его видеть? Это что-то новенькое, раньше она с удовольствием принимала его предложения.
- Да ты проходи, мальчик мой, - гостеприимно распахнула дверь пошире женщина. - Может, она заснула и не слышит.
Гарден благодарно кивнул, заходя в дом.
Честно говоря, он сегодня пришел не просто так. Ему хотелось показать Даниэль то место, которое он нашел для их свадебной церемонии. Чудесная березовая роща совсем рядом с Рээлем. Зеленоглазая эльфийка должна была остаться довольна.
Знакомая лестница с истершимися от времени ступенями. Гарден стрелой взлетел наверх, благо путь ему был хорошо известен.
Дверь в комнату Даниэль была чуть приоткрыта, и эльф внезапно вместо того, чтобы ворваться внутрь, замедлил шаг. Что-то показалось ему странным в сегодняшнем дне и в том, как он складывается. Что-то должно было произойти.
Гарден тряхнул головой. О чем он думает? У него просто мандраж перед свадьбой, как говорит отец. И он наверняка прав.
Эльф решительно взялся за ручку и замер, когда приглушенный голос донесся до него.
- Ты ведь пойдешь на свадьбу?
Это говорила Даниэль, и Гарден чуточку расслабился. С его невестой все было в порядке. Пожалуй, только какие-то непонятные нотки в любимом голосе. Даниэль просила?!
- Я не знаю. Да и стоит ли? - лениво проговорила какая-то женщина.
Молодой эльф напрягся, почти вжавшись в стену. Кто там, рядом с Даниэль? Он осторожно заглянул в щелку.
На широкой кровати лежала, раскинув руки, темноволосая женщина в черных одеждах. Гарден нахмурился. Он где-то уже видел ее. Вроде бы Даниэль знакомила их.
"О, всемогущие боги!!!" Эльф отпрянул назад, пытаясь успокоить бешено застучавшее сердце. "Это ведь тот самый вампир!! Она была тогда в парке! Но что она делает здесь?!"
Он снова подкрался к двери, намереваясь послушать, о чем могут говорить его девушка и это порождение мрака.
Рэйн чуть изогнула губы в усмешке, глядя, как шевелятся тени за пределами комнаты, в коридоре. Она прекрасно знала, кто стоит там. А вот Даниэль знать об этом необязательно.
Сегодняшнюю ночь вампир провела здесь, поддавшись на уговоры рыжеволосой эльфийки. В принципе, ей некуда было уходить. Своего дома в Рээле у нее не было, а номер в гостинице стоил денег. И немалых: эльфы никогда не отличались щедростью.
- Почему нет? - Даниэль, закончив приводить в порядок свою прическу, оторвалась от зеркала и подошла к кровати. Откинув упавший балдахин, она присела на краешек и посмотрела на продолжающую лежать Рэйн.
- Ты не хочешь идти? Или ты боишься? - эльфийка прищурилась, встретив взгляд голубых глаз, заманивающих ее в свой водоворот.
- В этом мире мне нечего бояться, - тягуче произнесла Рэйн, переворачиваясь на бок и продолжая краем глаза следить за тем молодым эльфом, за которого ее избранная собиралась замуж. Он по-прежнему стоял за дверью, и, очевидно, не намеревался никуда уходить.
- Ты уже все рассказала своему жениху про нас? - спросила вампир. Даниэль недоуменно фыркнула, устраиваясь рядом с ней и кладя голову на подушку. Видно, забыла, что только что столько времени колдовала над прической.
- Что конкретно я должна была ему рассказать?
Гарден насторожился. Они говорят о нем?
- Откуда я знаю? - Рэйн, едва касаясь, провела кончиками пальцев по обнаженному предплечью Даниэль. - Обо мне, о том, кто я такая.
- Кто ты такая он и так знает, - недовольно отозвалась эльфийка, пытаясь оттолкнуть руку вампира. Но сделать это было не так просто. - Или ты хочешь, чтобы я рассказала ему про то, кем ты являешься для меня?
Гарден прикусил губу, услышав слова своей любимой. Что все это значит? Почему она позволяет этой женщине так разговаривать с собой? Любой другой на месте вампира уже давным-давно бы был вышвырнут из комнаты.
Рэйн усмехнулась и убрала руку. Точнее, опустила ее чуть ниже.
- А кто я для тебя? - она придвинулась, с интересом глядя на Даниэль. Эльфийка аж задохнулась от такой наглости.
- Ты уже забыла?! - воскликнула она, упираясь ладонями в плечи своей оппонентки. - И какой бог меня дернул с тобой связаться!
- Нееет, - засмеялась Рэйн, приглаживая выбившийся рыжий локон девушки. - Боги как раз были заняты в этот момент, иначе бы я не обратила на тебя внимание.
- Я надеюсь, это шутка? - каменным голосом произнесла Даниэль, уже прилагая максимум усилий, чтобы выбраться из объятий вампира.
- Чистейшая правда, - вполне искренне сказала Рэйн, притягивая эльфийку к себе. - Так что там насчет свадьбы? - проговорила она уже другим голосом.
Даниэль вздохнула, пряча лицо на плече вампира.
- Можно подумать, ты не знаешь. Скоро состоится моя свадьба с Гарденом. И я бы хотела, чтобы ты там присутствовала.
- Насколько скоро? - задумчиво спросила Рэйн, поглаживая спину девушки. Даниэль вскинула голову, вглядываясь в нее.
- В конце лета, я же тебе говорила.
Рэйн кивнула. Да, действительно, она помнит.
- И ты любишь его?
- Конечно, люблю, - ответила эльфийка. - Иначе зачем бы мне выходить за него замуж?
Гарден за дверью облегченно вздохнул. Слава всем богам!! "Моя милая девочка", с нежностью подумал он и, чуть забывшись, шагнул было в комнату. Но низкий голос черноволосого вампира вовремя остудил его пыл.
- Хорошо, но в качестве кого я буду присутствовать на твоей свадьбе? - Рэйн коснулась горячими губами шеи эльфийки, чувствуя, как та вздрагивает в ее руках. - Места невесты и жениха заняты.
Гарден бессильно заскрипел зубами, наблюдая, как его нареченная позволяет этой женщине целовать себя. Конечно, он мог бы ворваться и потребовать прекратить это безобразие, но не потребует ли тогда Даниэль, чтобы он навсегда оставил ее в покое? А к такому повороту событий он не был готов.
- Кому какое дело, кто будет стоять рядом со мной на моей собственной свадьбе? - возмутилась Даниэль, закрывая глаза. - В конце концов, это мое дело, с кем я... - она замолчала, не зная, как назвать свои отношения с Рэйн.
Вампир ухмыльнулась, отлично поняв, почему Даниэль вдруг замолчала.
- А знаешь, что можно сказать? - она склонилась к самому уху Даниэль и зашептала.
Гарден, которому, естественно, уже ничего не было слышно, вздохнул и решил, что на сегодня потрясений хватит. Ему вовсе не хотелось увидеть еще, как Даниэль и эта Рэйн...
Стоп!! А чем они занимаются наедине?!
Эльф, забыв о том, что собирался уйти, снова припал к приоткрытой двери. Буквально на минуту, потому что то, что он там увидел, заставило его сломя голову броситься вниз по лестнице.
- Ты слышала? - Даниэль застыла, прислушиваясь к топоту ног, доносящемуся из коридора. Рэйн чуть притушила синее пламя, уже было окутавшее их, и обернулась в ту сторону, куда указывала эльфийка. И улыбка зазмеилась на ее губах.
За порогом больше никого не было.
Одним размытым движением Рэйн метнулась к двери, плотно прикрывая ее, и столь же быстро вернулась к Даниэль.
- Дети резвятся, - пояснила она, снова забирая эльфийку в свои объятия. Даниэль кивнула, и ей даже не пришло в голову поинтересоваться, какие дети могут быть в доме, где все давно выросли..."
Гарден, очнувшись от воспоминаний, обнаружил себя стоящим около большого, во всю стену портрета. Но на нем была изображена не Даниэль.
Царственный эльф нахмурился. Он помнил, как его супруга отыскала этот портрет вскоре после того, как вампир оставила Рээль. На нем были изображены двое, мужчина и женщина. Оба темноволосые и высокие, они стоят около цветущего вишневого дерева, и земля под их ногами усыпана розовыми лепестками. Мужчина улыбается, женщина - серьезна. И в глубине ее голубых глаз уже видится вечность.
Гарден вздрогнул. Он глядел в лицо Рэйн, написанное за сотни лет до их встречи. Он не находил никакого удовольствия в том, чтобы смотреть на нее, однако же, приходил сюда почти каждый день и подолгу стоял, словно пытался запомнить каждую черточку, каждую складку на одежде.
Даниэль один раз скупо обронила, что мужчина на портрете - это первый избранный Рэйн, простой смертный человек, которого она потеряла. Вольф, кажется. Впрочем, Гарден не утруждал себя тем, чтобы запоминать имена тех, кто его не интересовал.
Удивительно, как это Мелора еще не приказала снять эту картину и выбросить ее на свалку.
Гарден усмехнулся собственным мыслям. Нет, этого она никогда не сделает, потому что в гневе Даниэль страшна. Даже Рэйн редко связывалась с ней в минуты ярости.
"Даниэль, Даниэль..." Гарден прикрыл глаза, пытаясь прогнать воспоминания, застилающие их. Он отчаяно хотел и в то же время боялся вновь встретиться со своей женой. Он продолжал ее любить, любить без надежды на ответное пылкое чувство. И он знал, что Даниэль никогда не полюбит его так, как он бы того желал. Хотя бы потому, что она не умела любить.
Темноволосый эльф отступил на шаг от портрета и прищурился. Ему показалось, что на нарисованных губах Рэйн промелькнула улыбка. Конечно, этого быть не могло. И все-таки, она смеялась над ним. Она смеялась над ним с того самого дня, как он подслушал их разговор в спальне Даниэль.
Руки мужчины сжались в кулаки. Эта женщина причинила Даниэль много боли. Она заставляла эльфийку испытывать те чувства, которые ей были не нужны. И за это в Даниэль росла ненависть к вампиру.
Ненависть... Нет, это не то слово, которым можно охарактеризовать их отношения. Гарден глубоко вдохнул немного затхлый воздух дворца. Кем они были друг для друга? Друзьями? Возлюбленными? Чужими, по воле случая сведенными вместе? Но ни одна из них не верила в судьбу настолько, чтобы возлагать на ее плечи ответственность за собственные поступки.
Эльф отвернулся и неспеша пошел по коридору, ощущая на спине тяжелый взгляд нарисованных глаз Рэйн. Скоро, совсем скоро они снова встретятся. И он приложит максимум усилий, чтобы Даниэль увидела в Рэйн то, что видит он.
- 9 -
Грант присел рядом с разведенным костром и протянул к нему озябшие руки. Потом огляделся вокруг, высматривая, кто чем занят.
Майэл снова возился со своей одеждой, умудрившись разорвать ее третий раз за день. Джейси предлагала ему поставить заплату с помощью магии, но волшебник отказался, сославшись на то, что уж с этим он может справиться сам, без чужой помощи.
Неподалеку от костра, прямо на земле, лежал Морт. Крылатый демон, молчавший весь день, и сейчас отказался разговаривать с Грантом, сказав, что устал и хочет отдохнуть. Вор ему не поверил, но настаивать не стал. В конце концов, у каждого может случиться приступ меланхолии. Грант и сам был подвержен быстрой смене настроения, поэтому оставил демона в покое.
Сторм, недавно вернувшийся с охоты, оказавшейся неудачной, сидел возле Майэла и настороженно осматривался. Вор на секунду поймал его взгляд, но оборотень тут же отвернулся, сделав вид, что не заметил улыбки Гранта. Его явно что-то беспокоило.
Сабрина уже давно спала, накрывшись одеялом, которое Майэл вытащил откуда-то из воздуха. Грант не замедлил поинтересоваться у старика, почему же он, умея доставать предметы из ниоткуда, не может моментально переместить их в нужное место. Майэл пустился в пространные объяснения, из которых вор вынес лишь одно: магия такого рода требует больших затрат энергии. И Майэл не готов к таким вещам.
Вор нахмурился, когда увидел, что Джейси, прилегшая было рядом с Сабриной, вдруг встала и направилась куда-то в сторону темнеющего леса. Грант тоже встал, намеревась последовать за ней, но тут же устыдился. Девушка вполне могла за себя постоять, если что. А вдруг он ей только помешает?
Кстати, о лесе. Грант задумался. Майэл говорил, что эта Черная Пустошь может быть опасна. Что немногие рискуют идти через нее, к тому же, есть обходная дорога. Она займет больше времени, но она безопасна. Впрочем, совсем безопасных дорог не бывает, в этом Грант успел убедиться на своем опыте. Так или иначе, завтра они решат, как лучше поступить: отправиться прямиком через Пустошь и подвергнуть себя ненужным испытаниям или же тихо-спокойно добраться до Рээля обходным путем. Ну, прибудут они в город немного позже, чем рассчитывали, зато и сил потратят несравнимо меньше.
Грант помотал головой и широко зевнул, потягиваясь. Пора было спать. Майэл уверил его, что спать можно всем, на них никто здесь не нападет. Вор не стал допытываться, откуда старику это известно, а решил просто ему поверить хоть раз. Для разнообразия.
- 10 -
- Я хочу умереть, - мрачно сказала Даниэль, глядя в потолок, украшенный какими-то замысловатыми узорами.
- Так пожалуйста, кто ж тебе мешает? - радостно отозвалась Рэйн, колдуя над завязками платья царственной эльфийки. Она хотела взглянуть, что там натворила Галара. - Кстати, с чего вдруг такие желания?
Даниэль соизволила оторвать взгляд от расположенных над головой балок и перевела его на сосредоточенного вампира.
- Я лежу в доме людей, на человеческой кровати, раненая, жду возможного конца света, а наглый невоспитанный вампир даже не поинтересовался, не хочу ли я есть или пить. И еще, - добавила она после некоторого раздумья, - мне не во что переодеться.
Рэйн, наконец, справившаяся с завязками, с видимым облегчением принялась стаскивать с Даниэль платье.
- Тебе нечего бояться, - сладко проговорила она, нарочито широко ухмыляясь и показывая обреченно отвернувшейся эльфийке клыки. - Голой я тебя уже видела и, помнится, ни разу не выказала недостойных желаний по отношению к тебе.
- Я в курсе, - эльфийка послушно подняла руки, чтобы Рэйн было удобнее раздевать ее. - Но мало ли, может, твои намерения претерпели изменения.
- Не претерпели, - уверила ее Рэйн. Она все-таки избавила Даниэль от платья, аккуратно повесила его на спинку стула и вернулась.
- Ну-ка, повернись, - она бесцеремонно ощупала бинты, наложенные хозякой дома, и удовлетворенно хмыкнула: Галара знала свое дело. Во всяком случае, перевязь выглядела аккуратной и крови видно не было.
- Так что ты хотела мне сообщить? - стряхнув со своего тела руки Рэйн, Даниэль завернулась в одеяло по самое горло. Вампир подошла к окну, внимательно вглядываясь в подступившие сумерки.
- Гибриды умирают, - без предисловий начала она. - И умирают явно насильственной смертью. Дилеан клянется, что горожане только прекращают их мучения, но у меня нет оснований безоговорочно верить ему. Именно поэтому я пришла к выводу, что, пока мы находимся здесь, нам лучше не рассказывать направо и налево, кто мы такие.
Даниэль поежилась: одеяло кололось.
- А кто мы тогда?
Рэйн закрыла распахнутую створку окна и задернула шторы, окутав комнату в темноту.
- Легенда такова, - она сняла через голову перевязь с мечом и положила оружие на стул. - Мы обычные путешественницы, отставшие от своих спутников и заблудившиеся в этом чертовом лесу. Как только тебе станет лучше, мы сразу же отправимся в путь.
Эльфийка зевнула.
- А почему эти спутники обязательно должны были быть нашими мужьями? - лениво спросила она. Рэйн пожала плечами.
- Только потому, что так к нам будет меньше ненужного внимания со стороны мужчин в этом городке, - она замолчала, и Даниэль слышала только шелест одежды.
- Чертовы люди, - сонно пробормотала она, борясь с желанием закрыть глаза. - Надо было все-таки устроить тогда войну.
- Твори любовь, моя дорогая, а не войну, - раздался низкий голос. Даниэль усмехнулась и тут же скривилась от резкой боли в боку.
- Было бы с кем ее творить, - пробормотала она, чувствуя, как пылают щеки. Похоже, у нее начиналась лихорадка. Да, к сожалению, у эльфов она тоже бывала.
Ухмыляющееся лицо Рэйн внезапно выплыло из темноты прямо рядом с ней.
- Ты же сама прогнала меня тогда, так чего же теперь жалуешься?
Эльфийка широко распахнула глаза. Сон моментально прошел.
- Ты вообще о чем говоришь? - подозрительно поинтересовалась она, глядя в искрящиеся весельем голубые глаза вампира. Рэйн пожала плечами.
- Помнится, кто-то приглашал меня разделить с ним постель. Это была не ты?
- Нет, - буркнула Даниэль и отвернулась. - Боги, какой дурацкий разговор!
Рэйн хмыкнула и дернула на себя одеяло.
- Перестань, - поморщилась Даниэль, так и не поворачиваясь. Вампир все-таки залезла под одеяло и решительно притянула к себе эльфийку.
- О боги!! - Даниэль изумленно распахнула глаза и дернулась. - Это ты?!
- Ну а кто еще здесь может быть? - голос Рэйн звучал чуточку приглушенно, потому что говорить ей мешали волосы Даниэль, рассыпавшиеся по подушке.
- Но... - от удивления Даниэль аж начала заикаться, - п-п-почему ты без одежды?!
- Только не говори, что тебя это смущает, - бархатным тоном произнесла Рэйн, полоснув голосом по напряженным нервам девушки.
- Да я даже с мужем обнаженной не спала!!! - возмущенно воскликнула Даниэль, извиваясь, как уж на сковородке.
- Дорогая, чего ты хочешь добиться такими телодвижениями? - ухмыльнулась Рэйн. Даниэль возблагодарила богов за темноту, потому что ей совсем не хотелось, чтобы Рэйн увидела, как она покраснела.
- Я не вижу, но читаю твои мысли, - тут же последовала реплика Рэйн. Даниэль замерла, не зная, как поступить лучше.
- Лучше всего лежать спокойно, - посоветовала ей вампир. - Ты пылаешь, как костер. А через пару минут тебя начнет трясти и ты будешь жаловаться на холод. Я всего лишь хочу тебя согреть. Так что, - она покрепче обняла эльфийку, - лежи и думай о том... В общем, о чем-нибудь приятном.
- Рядом с тобой это будет просто невообразимо сложно сделать, - проворчала Даниэль, понимая, что Рэйн права: она и в самом деле начинала ощущать нечто, похожее на озноб.
Эльфийка вздохнула и попыталась расслабиться. Рэйн не станет причинять ей вред. Ведь не станет?
- Не станет, - раздался тихий голос вампира. - Ты можешь мне верить.
Даниэль зажмурилась. Вопрос доверия всегда очень остро стоял между ними. И, похоже, эта проблема никуда не исчезла.
- Я хочу принять ванну, - внезапно сказала Даниэль. Рэйн усмехнулась. "Так, температура повысилась."
- Я тоже, - отозвалась она, с нетерпением ожидая, что же ответит эльфийка. Ради такого случая она даже не стала залезать в ее мысли.
- Пойдем поищем?
Плечи вампира затряслись от смеха, когда она услышала слова спутницы.
- Завтра, - пообещала она, немного успокоившись. - Завтра будет тебе ванна.
Даниэль вдруг развернулась в руках вампира и уставилась на нее. Зеленые глаза лихорадочно блестели.
- Честно?
- Честно, - успокоила ее Рэйн, смыкая сильные руки на спине девушки и стараясь не очень тревожить рану. Но Даниэль, казалось, это не волновало. "О боги, только бы завтра она не вспомнила о том, что говорила сегодня, иначе не сносить мне головы!!"
Рэйн вздохнула и прикрыла глаза. Рээль ждал их. Она чувствовала, как тревожатся эльфы, ожидая прибытия их бывшей царицы. И еще больше их тревожит то, что царица прибудет не одна.
Вампир осторожно коснулась губами лба Даниэль. Он был горячим, слишком горячим. Болезнь могла затянуться. А вот этого Рэйн совсем не хотелось. У нее не было желания задерживаться в Везентисе дольше необходимого. Она буквально кожей ощущала, что здесь творится нечто нехорошее, и быть впутанными во все это... Нет уж, спасибо!
- Гарден будет очень недоволен тем, что ты приедешь со мной, - внезапно пробормотала Даниэль, и Рэйн поняла, что эльфийка не спит. Впрочем, при жаре трудно уснуть.
"Жаль, я не умею лечить", подумала вампир. Изгнать лихорадку она могла только одним способом: забрать ее себе, потому что ее организм, более сильный, справится с ней без труда. Но для этого требовалось время.
- Спи, - прошептала Рэйн и улыбнулась: Даниэль забросила на нее ногу, как тогда, когда они еще были вместе. Рэйн редко оставалась с эльфийкой на всю ночь, но уж если оставалась, то Даниэль пользовалась вампиром, как подушкой. Вот и сейчас она вспомнила об этом. Главное заключалось в том, чтобы наутро эльфийка проснулась здоровой. И ради этого Рэйн готова была принести в жертву собственное удобство.
Последней мыслью перед тем, как заснуть, была мысль о Джейси и остальных. Пойдут ли они через Черную Пустошь? И если пойдут, найдут ли они этот город?

Глава 3. Непредвиденные обстоятельства.

- 1 -
Прошло уже несколько часов, а лес все никак не хотел кончаться, и, если в самом начале своего пути девушка пыталась бодриться, то теперь она еле переставляла ноги, моля лишь об одном: чтобы все ее мучения поскорее закончились. Закончились так или иначе.
Она не помнила, кто она такая. Не знала, почему оказалась здесь, среди высоких мрачных деревьев, заслоняющих собой солнечный свет.
Она очнулась на поляне, заросшей бледно-зеленой травой, с непереносимой болью в правой ноге, а земля вокруг была залита кровью. Ее собственной кровью. Кто-то или что-то ранило ее чуть повыше колена, и теперь эта рана ужасно мешала, отдаваясь при каждом шаге мучительной болью. Скорее всего, были повреждены нервы, так как боль пробивалась сквозь онемение. Краем сознания девушка понимала, что все это может обернуться гораздо худшим, чем просто временной нетрудоспособностью, но остановиться она не могла, иначе бы просто упала от усталости.
Кто она? Что она? Где она? Столько вопросов и ни одного ответа. Даже никакого намека на ответ. Что делать? Как быть?
Девушка упорно шла вперед, делая каждый шаг маленькой победой над обстоятельствами.
- Дойду же я в конце концов куда-нибудь, - пробормотала она вполголоса, щуря воспаленные глаза. Она облизала пересохшие и потрескавшиеся губы и, споткнувшись на ровном месте, чуть не заплакала от боли, белой вспышкой пронзившей ногу. Она-то думала, что уже научилась не реагировать на нее.
У нее не было ничего, чем бы она могла перевязать кровоточащую рану. А рвать одежду ей не хотелось: кто знает, когда она сможет позволить себе новую. Пржде всего надо было выбраться отсюда.
Девушка все-таки остановилась и, морщась, переместила вес на здоровую ногу, пытаясь хоть немного уменьшить боль. Полегчало, и она огляделась вокруг.
Куда-то в глубь зарослей алеющего шиповника убегала едва приметная узенькая тропинка, весело подмигивающая девушке и словно зовущая ее за собой. Девушка нахмурилась. В принципе, ей было все равно, куда идти, поскольку правильного направления она все равно не знала, но все же...
"Иди жжжже, иди жжжже", прожужжала у нее над ухом пчела, и девушка испуганно отмахнулась от нее, метнувшись было в сторону. Нога тут же напомнила о себе, попав на камень, и девушка вскрикнула, едва не упав.
Немного придя в себя, она снова перевела взгляд на тропинку. Пойти по ней? Раз уж даже пчелы советуют ей это сделать...
Девушка мотнула головой и, стиснув зубы, захромала к тропе. Раз уж даже пчелы...
- 2 -
- Мы уже битый час кружим на одном месте!
Усталый и вспотевший Грант со злостью швырнул на землю вещи, которыми его нагрузили, и уселся прямо на них, невзирая на то, что там может что-то помяться или погнуться.
- Кхм, а я был так уверен, что уж эта дорога окажется верной... - немного смущенный Майэл посмотрел на меланхолично жующего травинку Сторма, присевшегося на корточки. - Ты ничего не чувствуешь?
Оборотень покачал головой.
- Если здесь и колдовали, то очень умело, - он резко втянул в себя воздух. - Абсолютно никаких запахов.
Волшебник коротко ругнулся и отошел в сторону. Видимо, чтобы остыть и прийти в себя.
Сабрина, сильно загоревшая и осунувшаяся за последние дни, подошла к вору и опустила ладони на его плечи.
- Почему мы все время выходим на одно и то же место? - спросила она, глядя на его затылок. Грант нервно передернул плечами, сбрасывая ее руки.
- Потому что кому-то совсем не хочется, чтобы мы шли через Черную Пустошь, - угрюмо произнес он и неровной рукой огладил волосы. Принцесса поджала губы и замолчала.
Их компания добрых четыре часа кружила по дороге. Начиная с того момента, когда они вышли на развилку, хотя Майэл и божился, что развилок здесь быть не должно. Во всяком случае таких, которая попалась им.
Сабрина задала верный вопрос. только вот у Гранта не было на него ответа. Странное дело, они шли вперед, а дорога постоянно и неуклонно выводила их на прежнее место, словно вознамерившись свести с ума. И какую бы дорогу они не выбирали - правую, левую, центральную -, результат был одним и тем же: все тот же поросший мхом камень, стоящий на развилке и печально созерцающий бесплодные усилия путешественников.
Сторм опустился на четвереньки, внимательно изучая песок. Он сам не знал, что хотел там найти, но нужно было создать хотя бы видимость деятельности. Специально для тех, кто наблюдал за ним.
Оборотень искоса посмотрел в сторону спутников, словно проверяя, следят они за ним или нет.
Майэл все еще был занят собственной растерянностью и ни на кого не обращал внимания. Морт ходил кругами около камня, словно примериваясь к тому, чтобы выдернуть его из земли. Сабрина рассеянно собирала цветы, в изобилии растущие вокруг. Джейси задумчиво смотрела на небо. И только Грант, куривший трубку, с прищуром наблюдал за тем, чем занимается вервольф.
Сторм фыркнул, когда высокая травинка защекотала ему нос, и все-таки, не удержавшись, чихнул.
- Что-то нашел? - немедля отреагировал Грант. Оборотень хмуро взглянул на него и качнул головой, поднимаясь на ноги.
- Ничего, - сквозь зубы сказал он, оправляя одежду. Будь его воля, он бы давно уже сбросил ненавистные покровы и умчался бы серой стрелой в далекое поле, что виднелось на горизонте. Хотя, постойте, а что это там, рядом с полем?
- Дорога! - Сторм вытянул руку, указывая направление. Вор вскочил на ноги.
- Где?! - воскликнул он. Майэл тоже подошел поближе.
- Это, наверное, та самая дорога, которую выстроили эльфы, - пробормотал он, приглаживая бороду. Грант стремительно обернулся к нему.
- Что ж ты, старый дурак, сразу нам не сказал, что есть нормальный путь, а не этот... - мужчина с изрядной толикой презрения кивнул на разбегающиеся в разные строны тропинки. Волшебник нахмурился, но отвечать не стал. Вместо этого он позвал девушек и Морта.
- Это окружная дорога, - пояснил он, когда они снова тронулись в путь. - Мне казалось, что она проходит не здесь, однако... В общем, она займет у нас немного больше времени.
- Немного это сколько? - полюбопытствовала Джейси, с интересом примеряя венок, сплетенный Сабриной.
- Неделю или около того, - Майэл с одобрением посмотрел на девушек. Ему нравилось то, что они нашли общий язык. У принцессы никогда не было хороших подруг в виду того, чьей дочерью она являлась, и, честно говоря, маг не надеялся на то, что она найдет их в этом путешествии. Все-таки вампир и эльф - это не самая лучшая компания. К тому же они все время заняты выяснением собственных отношений, чтобы еще тратить силы на Сабрину. Быть может, Джейси сумеет подружиться с принцессой. Во всяком случае...
- Во всяком случае, мы доберемся до Рээля, а это самое главное, - Майэл оглянулся на своих спутников, отмечая, что они приободрились. Даже Грант согнал с лица угрюмость и принялся обсуждать с девушками достоинства цветов, вплетенных в венок.
- 3 -
Даниэль проснулась поздно и, хотя шторы все еще были плотно задернуты, сразу сообразила, что солнце давно взошло. И, похоже, намеревалось скоро закатиться.
Подниматься не хотелось. Тем более, что, оглядевшись вокруг, Даниэль не сумела обнаружить свою одежду. А разгуливать голой по чужому дому... Нет, на такое она пока не готова. Вот Рэйн бы даже не задумалась.
Кстати, о Рэйн. Даниэль повернула голову, мрачно оглядывая подушку, на которой этой ночью спала вампир. Подушка выглядела свежей и непримятой, значит, Рэйн поднялась еще засветло. Впрочем, она это умела.
Эльфийка, немного подумав, все-таки спустила ноги на пол и тут же принялась осматривать свою рану. Та все еще побаливала, но уже терпимо. Можно было продолжать жить.
Почему-то горели щеки. Температура?
Даниэль прижала ладони к лицу, посидела так немного, потом медленно поднялась, попутно заворачиваясь в одеяло, потому что одежды своей она так и не увидела. Впрочем, может, так оно было и лучше, поскольку в окровавленном и порванном платье она все равно отказалась бы показываться на глаза тем, кто согласился приютить их с Рэйн.
Люди... Сможет ли она сдержать себя и не позволить ненависти вырваться наружу?
Эльфийка потрясла головой. По правде сказать, сейчас ее мало заботило то, что она находилась в столь неприятном для нее месте. Гораздо больше ее волновала близость Рээля. Даниэль не хотела возвращаться домой, ни под каким предлогом. Не хотела потому, что знала, что, едва ступив на лестницу, ведущую в тронный зал, она снова возжелает вкусить той власти, что была у нее. Возжелает столь сильно, что не сумеет не бросить вызов Мелоре, который та, разумеется, примет. И ее придется убить.
Даниэль покрепче завязала одеяло и огляделась. Выходить? Да, пора бы уже. И еще неплохо бы принять ванну, раз уж на то пошло.
Кстати, о ванне. Эльфийка нахмурилась, отдергивая шторы и жмурясь от хлынувшего в помещение яркого солнечного света. Кажется, вчера они с Рэйн говорили о ванне. Или она ошибается?
Впрочем, выяснить это можно было лишь опытным путем. А для этого следовало появиться пред очами хозяев. То есть, покинуть сию уютную комнату.
Осторожно высунув встрепанную голову в коридор, Даниэль, придерживая постоянно сползающее одеяло, огляделась. Поблизости вроде бы никого не было. Эльфийка ступила на мягкий коврик, что лежал у дверей, и снова остановилась. Как-то ей было неуютно. Ну еще бы, расхаживать в незнакомом доме, одной, без одежды... Хуже ситуации просто не придумать.
Даниэль запустила пальцы в волосы, пытаясь хоть немного привести себя в порядок. Судя по ощущениям, ей это не очень удалось. Может, здесь все-таки найдется расческа?
Завернув за угол, Даниэль испуганно охнула, столкнувшись с налетевшим на нее пареньком. "Как там назвал его Дилеан?"
- Ратон, - она попыталась мило улыбнуться, в то же время подтягивая в очередной раз сползшее одеяло. - Доброе утро.
- Скорее, добрый день, - лениво растягивая слова, отозвался юноша, окидывая Даниэль совсем не скромным взглядом. Эльфийка собралась возмутиться такому откровенному нахальству, но вспомнила, что Рэйн просила ее не раскрывать свои возможности. Пока что. Должно быть, у вампира была веская причина, чтобы просить об этом. А значит...
Даниэль стыдливо хихикнула, потупив зеленые глаза и искоса наблюдая за реакцией сына хозяина. Реакция была такой, какую она и ожидала: красиво очерченный рот парня расплылся в ухмылке, совершенно недвусмысленно свидетельствовавшей о его мыслях. Мыслях о стоящей перед ним девушке. И его не останавливала легенда о том, что эта девушка была замужем.
- Послушай, - он шагнул к ней, но тут же остановился, глядя куда-то поверх плеча Даниэль. Эльфийка недоуменно обернулась.
- Проснулась? - приветливо произнесла Галара, погладив девушку по плечу и подтолкнув сына. - Ступай, сынок, ступай, отец просил наколоть дров.
- Угу, - недовольно буркнул Ратон и ушел, еще раз глянув на Даниэль. Эльфийка отметила огонек интереса в его карих глазах и приосанилась. Несмотря ни на что ей было приятно, что она вызывает подобные чувства у мужчин. Даже у человеческих мужчин. Ну, за неимением других...
- Хорошо поспала? - хозяйка взяла эльфийку под руку, совершенно очевидно намереваясь отвести ее куда-то.
- В общем неплохо, - осторожно сказала Даниэль, раздумывая над тем, идти или не идти. Было бы хорошо, если бы ей дали хоть что-нибудь одеть. Одеяло изрядно поднадоело и немилосердно кололо кожу.
- Рэйн говорила, что у тебя ночью был жар, - женщина помогла эльфийке спуститься по лестнице, поддерживая ее, словно вазу, которая могла разбиться от неаккуратного обращения.
- Жар? - переспросила Даниэль, следуя за Галарой. Значит, не зря у нее щеки горели.
- Это болезнь выходила, - Галара выпустила руку девушки и распахнула дверь, перед которой они остановились. - Проходи.
Эльфийка ступила в комнату и на секунду застыла на месте, потому что то, что она увидела, совершенно не вязалось с тем, что уже давно и прочно обосновалось в ее мозгу.
- Спящая царевна проснулась, - насмешливо поприветствовала ее Рэйн, чуть-чуть покачивая на коленях хихикающую Иресу, которая попутно еще жевала нечто, напоминающее булочку. Рэйн?! И дети?! Нет, от этого можно сойти с ума.
- Я болею, если ты забыла, - надменно ответила Даниэль, резким жестом в тысячный раз поддергивая одеяло и оглядывая всю компанию, улыбающуюся ей. Интересно, где Дилеан?
- Дилеан уехал на рынок, чтобы приобрести тебе подходящую одежду, - произнесла Рэйн, явно забравшись в мысли эльфийки. Даниэль же, почувствовав себя так, будто вампир забралась к ней под одеяло, немного покраснела и гордо вскинула голову.
- Отлично, а то я уж было подумала, что мне придется ходить вот так, - она обвела рукой свое одеяние, к которому начинала привыкать. Темноволосая девочка лет пятнадцати, сидевшая рядом с Рэйн, громко засмеялась.
- Я знаю того, кто был бы счастлив от такой перспективы, - заявила она и тут же получила шлепок по затылку.
- За что, мам?! - обиженно возопила девушка, устремив взгляд в сторону Галары. Женщина, снова принявшаяся за мытье посуды, которое ей пришлось на время оставить, вернула этот взгляд дочери.
- Не говори плохо о брате.
- Разве ж это плохо? - недоуменно вытаращила глаза Мерайя. - Я только сказала, что ему нравятся женщины.
Рэйн, с легкой усмешкой наблюдавшая за происходящим, ссадила запротестовавшую Иресу с колен и поднялась.
- Пошли, - обратилась она к молчащей Даниэль. Эльфийка инстинктивно отступила назад.
- Куда это? - подозрительно осведомилась она. Вампир заговорщически вскинула брови.
- Увидишь. Тебе понравится, обещаю.
* * * * *

- 4 -
Ветер, набежавший непонятно откуда, взъерошил и без того растрепанные волосы девушки, присевшей у весело журчащего ручейка, чтобы напиться и немного освежить пылающее лицо и шею. А еще все-таки попытаться перевязать ноющую ногу.
Девушка глубоко вдохнула и погрузила голову под воду на несколько секунд, потом вынырнула, отфыркиваясь и разбрызгивая вокруг себя капли. Сразу стало легче, и путница повторила процедуру. Потом, присев на поваленное недалеко от ручья дерево, вытянула вперед раненую ногу и принялась задумчиво ее осматривать, вертя в руках предварительно оторванный от подола и без того сильно потрепанного платья длинный лоскут.
Память к ней так и не вернулась. Девушка отчаянно хотела и не могла вспомнить, кто она такая, хот все остальное она помнила прекрасно. Знала, почему солнце называется солнцем, какого цвета листья на деревьях и что мир населяют люди. Конечно, кроме них, есть и другие расы, но девушка почему-то думала исключительно о людях, что наводило ее на мысль о том, что она сама человек. Она не знала, радоваться этому или огорчаться. Впрочем, скорее огорчаться: будь она каким-нибудь магическим существом, она давно бы расправилась со всеми своим проблемами.
Девушка решительно тряхнула мокрыми волосами цвета спелой пшеницы и принялась за перевязку. Учитывая, что делать этого она не умела, процесс затянулся. В конце концов, кое-как завязав не слишком тугой узел, девушка осторожно поднялась, проверяя, не спадет ли повязка при первом же шаге. Повязка не спала, и это не могло не радовать. Во всяком случае, кровь больше не будет капать, оставляя за путницей вполне заметный след на траве. Мало ли какие звери решат выяснить, кому принадлежит этот сладковатый запах с примесью железа.
Девушка откинула назад упавшие на глаза пряди и вгляделась в продолжающую убегать в густые заросли тропинку, ведущую ее за собой.
Где-то далеко послышался волчий вой. Девушка вздрогнула и обхватила руками плечи, потому что глухая тоска слышалась в голосе лесного жителя. Тоска, моментально отозвавшаяся эхом в душе путницы.
- 5 -
Джейси со вкусом потянулась, сбрасывая с тела накопившуюся усталость. Потом потрясла пальцами, разминая их и выпуская маленькие белые искорки, в мгновение ока воспламенившие те ветки, которые собрал Грант для костра.
- Так-то лучше, - удовлетворенно пробормотал вор, насаживая пойманную Стормом куропатку просто гигантских размеров на обструганную ветвь и прилаживая ее над полыхающим пламенем. - Хоть поедим нормально, без всяких этих продуктов, которые вы имеете привычку доставать прямо из воздуха.
Ведьма улыбнулась, снова потягиваясь. Она устала за этот день, и ей хотелось побыть одной, не слышать, негромких переговоров Морта с оборотнем и смеха Сабрины. Кстати, о Сабрине.
Джейси развлекала принцессу ведь день. Ну, развлекала - это, конечно, не совсем то слово. Однако Сабрине было не по себе, и Джейси волей-неволей старалась держаться поближе к ней. Даже Майэл заметил это и выразил свое одобрение, сказав, что желал бы принцессе такую подругу. Нельзя не сказать, чтобы Джейси это было не приятно. Но у нее были свои проблемы, в которые ей не хотелось посвящать Сабрину. И она волновалась за Рэйн.
Конечно, она прекрасно понимала, что все ее тревоги не имеют под собой никаких оснований, поскольку Рэйн вполне может справиться со своими проблемами, какими бы неразрешимыми они не казались. И вообще, этот вампир не пропадет.
Джейси вздохнула, прогоняя мятежные мысли, и с удовольствием принюхалась к аромату, который источала куропатка. Грант хлопотал над птицей, посыпая ее какими-то специями.
- Будет вкусно, - заверил он девушку, заметив, что она смотрит на него.
Джейси улыбнулась.
- Я не сомневаюсь, - она немного помолчала, потом спросила: - Скажи, Грант, ты тоже недоволен всем происходящим?
Вор долгое время ничего не говорил, делая вид, что страшно занят готовкой, затем все-таки повернулся к терпеливо ждущей ведьмы.
- Я помню, Майэл говорил, что ему в этом путешествии потребуются мои услуги, - он вскинул брови. - Интересно, что я должен делать?
Джейси задумалась. Гранту и впрямь негде было развернуться. Первый фрагмент гномы отдали им сами, второй забрал Сторм, третий, если все пройдет благополучно, они получат от эльфов. Вот насчет четвертого Джейси сомневалась. Она знала, что он находится где-то в подводном царстве, но где найти вход в это царство? Жители морей и океанов не слишком охотно идут на контакт с теми, кто обитает на поверхности.
- Быть может, последний фрагмент... - неуверенно начала ведьма, но мужчина оборвал ее:
- С последним фрагментом будет то же самое, что и с первыми тремя. Я чувствую себя абсолютно лишним. С таким же успехом я мог остаться дома и ждать вас там. И Сабрине не пришлось бы идти с нами, - он кинул быстрый взгляд на принцессу, вовсю клюющую носом. - Дорогая, не спи, сейчас будет ужин!
Принцесса встрепенулась и потерла ладонью глаза.
- Уже не сплю, - откликнулась она, устало улыбаясь. Грант улыбнулся ей в ответ, но, едва он снова повернулся к Джейси, улыбка сползла с его губ.
- Я не волнуюсь за свою шкуру, - резко отрубил он. - Меня беспокоит ее состояние.
- У всех нас есть кто-то, за кого мы переживаем больше, чем за себя, - тихо отозвалась Джейси, подтягивая колени к груди. Грант помолчал, глядя на нее, потом улыбка снова вернулась на его суровое лицо.
- Я знаю, она дорога тебе, - он ласково коснулся плеча девушки. - Но ты же понимаешь, что с ней ничего не случится.
Джейси покачала головой, показывая, что тоже на это надеется.
- 6 -
- Наконец-то!!! - Даниэль со вздохом облегчения скинула успевшее надоесть одеяло и, не взирая на разлившуюся в боку боль, со всего размаху плюхнулась в большую ванну, наполненную ароматизированной горячей водой. - Вот чего я давно хотела!
Рэйн с усмешкой посмотрела на довольную всем происходящим эльфийку и отвернулась к полочке под зеркалом, ища мазь, о которой ей говорила Галара. Мазь эта была призвана успокоить начавшееся воспаление и забрать боль. А боль, хотя эльфийка отрицала это, все еще была. Вампир видела, как временами искажалось лицо ее избранной. Раны, нанесенные зачарованным оружием, так просто не лечатся. Нужно ждать.
- Ну-ка, иди сюда, - повелительно сказала Рэйн, снова подходя к эльфийке. Разомлевшая в горячей воде Даниэль приоткрыла один глаз, отливающий изумрудной зеленью, и посмотрела на вампира.
- Мне и так неплохо, - нехотя буркнула она, потягиваясь и жмурясь. Рэйн не стала уговаривать, а просто выдернула завизжавшую от столь резкого обращения эльфийку из ванны и усадила ее на холодный бортик.
- Да холодно же! - дернулась Даниэль, но Рэйн держала ее крепко. Вампир могла быть неумолимой, когда хотела.
- Я всего лишь...
- Ай!! И это ты называешь всего лишь?! Да ведь горячо!!! - Даниэль все-таки умудрилась вырваться из рук слегка опешившей Рэйн и волчком закрутилась на выложенном мозаикой полу, пытаясь дотянуться до того места, куда Рэйн нанесла мазь.
- То тебе холодно, то горячо, ты уж определись, - Рэйн умудрилась поймать эльфийку, оттанцовывающую собственный изобретенный танец, и, перекинув ее через предусмотрительно согнутое колено, принялась основательно втирать эту самую мазь.
- Да не вертись ты! - прикрикнула она на эльфийку и слегка шлепнула ее по той части тела, которая так и просилась под руку. Даниэль дернулась последний раз и оскорбленно затихла. К тому же то жжение, что так раздражало кожу, потихоньку сошло на нет, забрав с собой и ноющую боль на месте раны.
- Ну вот и все, - Рэйн последним движением руки коснулась бока эльфийки и выпустила ее на волю. - Можешь забираться обратно.
- Стоило меня оттуда вытаскивать, подождать, конечно, было нельзя, - Даниэль поджала губы и назло вампиру снова бултыхнулась в ничуть не остывшую воду. Рэйн ухмыльнулась и присела на низенькую скамеечку около двери.
- Ты здесь останешься? - поинтересовалась Даниэль, отмечая, что боль прошла окончательно. Но было еще что-то, что слегка встревожило эльфийку: странный сладковатый аромат. Это пахла мазь, которую втирала ей Рэйн. Видимо, она содержала траву, призванную...
Даниэль мотнула головой, чувствуя, как на ее губы наползает непроизвольная улыбка. Возбуждающие травки? Любопытно, знает ли об этом Рэйн? А что, если попытаться выяснить?
- Может, присоединишься? - недолго думая, предложила эльфийка, подтягивая ноги к груди. Вампир вскинула брови, глядя на спокойное лицо Даниэль. Она хотела было прочесть мысли спутницы, но решила немного развлечься. Что там задумала царица?
- Неужели не хочешь принять ванну? - подзадорила Даниэль спутницу.
Рэйн медленно поднялась на ноги и повернулась к двери, потом вновь обратилась к эльфийке.
Даниэль, скосив глаза в сторону, удовлетворенно улыбнулась: вампир заперла их на засов.
- Места хватит, - уверила она Рэйн, и откинулась назад, наблюдая за тем, как вампир снимает одежду. "Мы ведь никогда не принимали ванну вместе", мелькнуло в голове у Даниэль, и она на секунду прикрыла глаза. А не воспользоваться ли этим обстоятельством?
Гибкое загорелое тело без единого всплеска погрузилось в воду на противоположном конце ванны, оказавшейся еще больше, чем рассчитывала Даниэль. Подавив вздох разочарования, эльфийка выпрямила ноги и положила руки на бортики.
- Что произошло, пока я спала? - спросила она, чувствуя, как расслабляется в воде ее тело, почти уже забывшее, как это может быть приятно.
Рэйн опустила ладони под воду, глядя, как изменяется их форма.
- Ничего особенного, - ответила она, не поднимая глаз. - Я поговорила с Галарой, она дала мне эту мазь. Дилеан разрешил нам пожить у него, пока ты окончательно не поправишься. К тому же, - вокруг вампира полыхнуло и тут же погасло синее пламя, - я хочу разобраться с тем, что происходит в этих местах. Мне не нравится, что гибридов уничтожают. Кто знает, за кого они возьмутся в следующий раз.
Эльфийка хмыкнула.
- Боишься за себя и за своих сородичей? - это прозвучало несколько более грубо, чем ей бы того хотелось, и она тут же добавила, надеясь смягчить эффект: - А может, следующими будут эльфы?
- Может, и эльфы, - согласно кивнула Рэйн, которая, казалось, даже не обратила внимания на предыдущие слова девушки. - Во всяком случае, мы останемся здесь, пока я во всем не разберусь.
Если бы Даниэль могла себе это позволить, она бы вскрикнула от радости. Ведь это значило, что Рээль еще неопределенное время не увидит их на своей территории. И пусть даже они будут жить у людей, пусть, это можно вытерпеть.
- Прекрасно, - она все-таки решила не выказывать раньше времени свои истинные чувства. Но Рэйн было не так-то просто провести.
- Полагаешь, я не знаю, о чем ты сейчас думаешь? - нехорошо ухмыльнулась вампир. - Для этого мне не надо даже влезать в твои мысли. Учти, в Рээле ты все равно останешься, так или иначе.
Эльфийка бессильно стиснула кулаки и закрыла глаза, пряча зажегшееся в них пламя. Ну почему Рэйн так и норовит испортить ей настроение?! И все-то у нее должно быть так, как захочет она!
Даниэль внезапно чуть улыбнулась. Есть способ проверить, крепко ли держится вампир за свои принципы.
- Рэйн, - прошептала она самым нежным голосом, на какой только была способна, - Рэйн, иди сюда.
Она не ожидала, что вампир послушается ее, поэтому чуть вздрогнула, когда Рэйн погрузилась под воду и спустя секунду вынырнула прямо перед ней, сверкая белозубой улыбкой.
- Звала? - вампир пригладила ладонями мокрые волосы. Даниэль сглотнула, потому что аромат тех самых травок все еще был весьма чувствителен. А тут рядом такое...
- Рэйн, - чуточку хрипловато произнесла она, слегка меняя положение тела. - Ты же понимаешь, что я не хочу в Рээль.
Услышав ее слова, Рэйн нахмурилась и хотела вернуться на свое место, но эльфийка неожиданно быстро схватила ее за руку чуть повыше локтя.
- Ты ведь знаешь, что меня там ждет, - она заметила в своем голосе умоляющие нотки, но решила не останавливаться. Быть может, из этого что-нибудь выйдет.
- Тебя ждет муж, - прохладно отозвалась Рэйн, не спеша освобождать руку. Заметив это, Даниэль чуть осмелела и привстала.
- Да что там муж! Ты что, не знаешь Гардена?
Рэйн изогнула губы в усмешке, припоминая темноволосого эльфа, казавшегося со стороны немного апатичным и слишком спокойным. Она всегда интересовалась, что именно нашла в нем Даниэль, когда вокруг было столько эльфов, готовых предложить ей руку и сердце. Впрочем, чуть позже она поняла: Гарденом было легко управлять. Легче, чем одним упрямым вампиром.
Даниэль, видя, что лицо вампира приняло задумчивое выражение, придвинулась чуть ближе, пытаясь унять свое внезапно заколотившееся сердце. Тихий всплеск воды заставил Рэйн опустить взгляд.
- Что? - спросила она, глядя на эльфийку. Даниэль улыбнулась ей и переместила руку выше, к идеально вылепленному плечу.
- Ты знала, что входит в состав этой мази?
Вампир знала, что глаза у нее сейчас темнеют, словно стремительно набегают тучи, несущие с собой грозу.
- Да, - коротко ответила она. Еще несколько сантиметров - и их уже ничего разделять не будет, даже эта прозрачная вода, не желающая остывать.
"А ведь я так давно не была с кем-то", с тоской подумала Рэйн. "И мне нужна кровь".
- И ты знаешь, что сейчас я ощущаю? - продолжала свою игру Даниэль, ведя ладонью по ключице вампира, по спине и выше. Рэйн молча позволяла ей делать это, не собираясь предпринимать какие-либо действия. Во всяком случае, действия, направленные на то, чтобы остановить эльфийку.
Даниэль чуть приоткрыла рот, следя за капельками воды, скатывающимися по бархатной коже вампира. Ее тянуло слизнуть их языком, но она знала, что сейчас в ней говорит только похоть. Она всегда была особо восприимчива к подобным травкам, а теперь, будучи лишенной столько времени внимания со стороны кого бы то ни было...
- Ты говорила, что испытываешь желание, беря у меня кровь, - ее голос легким ветерком прошелестел в помещении, обвевая разгоряченные тела. - Но ты так ни разу и не показала мне, чего именно ты желаешь...
Рэйн спрятала усмешку и позволила себе обнять эльфийку. Обнять несильно, едва касаясь, не притягивая к себе, как, вероятно, хотелось Даниэль. Но Рэйн знала, что Даниэль вела бы себя точно также, будь на месте вампира кто-то другой. Сейчас за нее говорил не разум, а тело.
Она поцеловала ее, едва касаясь губами, чтобы Даниэль не ощутила клыков. Эльфийка удовлетворенно кивнула самой себе. Рэйн никогда не целовала ее в губы раньше, ссылаясь на то, что есть Гарден, который с готовностью исполнит это нехитрое действо. Но все течет, все меняется.
Даниэль уже не хотела сдерживать себя, поэтому просто-напросто прижалась к вампиру всем телом, кожей к коже, чувствуя тепло и холод своей давней спутницы. Они никогда не были вместе так. И ей нравилось то, что она чувствовала.
- Кто-то говорил мне, что эльфы могут менять свой пол в зависимости от обстоятельств, - насмешливый голос Рэйн, призванный немного охладить эльфийку, не сработал: Даниэль крепче обхватила руками плечи Рэйн и настойчиво склонила голову вампира к своей шее.
- Я, во всяком случае, не могу, - пробормотала она, закрывая глаза под натиском нахлынувших эмоций, едва требовательные губы вампира коснулись пульсирующей жилки. - И не хочу.
Рэйн вскинула бровь, пользуясь тем, что эльфийка ее не видит, и обнажила клыки. "А ведь давала себе слово, что больше никогда ее пальцем не трону", мелькнула запоздалая мысль. Но близость Даниэль потихоньку сводила ее с ума. Быть со своим избранным совсем не то, что держать в объятиях мимолетного любовника, согласного поделиться с тобой теплом крови. А она слишком долго была лишена всего этого...
Тихое рычание, раздавшееся из груди вампира, заставило Даниэль изогнуться в истоме предвкушения того, что должно было произойти. Она ощущала, как бродят по ее шее губы Рэйн, все чаще и чаще меняющиеся местами с острыми зубами. Но Рэйн не торопилась кусать ее, оттягивая момент, когда их сущности вновь смешаются, как это было много веков назад.
- Надеюсь, никто нас искать не будет? - задыхаясь, проговорила Даниэль, обхватывая талию Рэйн ногами. Вампир прижала ее к бортику.
- Будет, - рычаще отозвалась она. - Но дверь заперта.
Эльфийка засмеялась, услышав в голосе Рэйн нетерпение. О, ей как никому было известно, что значит желать крови. Она была с Рэйн долго, слишком долго для того, чтобы не научиться чувствовать, как она. Жажда, которая сейчас обуревала Рэйн, была гораздо сильнее того возбуждения, что сжигало тело Даниэль. И эльфийка иногда хотела оказаться на месте вампира, чтобы хоть на мгновение ощущить ее, понять, что это такое. И в то же время ее охватывал страх, едва она принималась думать о том, что, позволив себе поддаться своему желанию, она станет вечно бродить по миру в поисках новой крови. А зная себя, она не сомневалась, что жертв ее будет великое множество.
- О боги!! - задохнулась Даниэль, когда руки Рэйн скользнули вниз по ее телу туда, где им не следовало бы находиться. Эльфийка дернулась, выплескивая воду на пол, и ее ногти впились в спину Рэйн. Даже если вампиру и было неприятно, она никак это не показала.
- Тишшше, - сквозь зубы прошипела Рэйн. - Ты ведь не хочешь, чтобы нам помешали?
Даниэль замотала головой так, что волосы взметнулись вокруг них рыжей волной. Она не могла дышать, удивляясь тому, что у нее еще находятся силы, чтобы двигаться.
- Рэйн... - ее шепот был настолько слаб, что она скорее догадалась о нем, чем услышала. Эльфийка скользила спиной вдоль холодного бортика ванны, а живот и грудь чувствовали обжигающее тепло плоти вампира. И ей это нравилось.
Рэйн закрыла глаза, понимая, что больше не может сдерживаться. Ей была нужна кровь. Прямо сейчас. Так же как Даниэль было нужно то, что вампир могла дать ей. И Рэйн намеревалась совершить этот обмен.
- О да! - выдохнула Даниэль, сквозь прикрытые веки следя, как запрокидывается назад голова Рэйн для единственного и последнего удара, который возродит связь, некогда утерянную ими. А вместе с этим ударом придет та волна, которую, изгибаясь, с нетерпением ждало тело эльфийки, плавясь в сокрушительных объятиях загорелого вампира.
"Загорелого", мелькнула на краю сознания растерявшаяся от нахлынувших чувств мысль. "Загорелые вампиры такая редкость..."
- Не оставляй меня в Рээле...
Рэйн, уже почти погрузившая клыки в беззащитную обнаженную шею Даниэль, резко остановилась. И не менее резко отстранилась.
- Что?!.. - эльфийка распахнула глаза, не веря. Но обмана не было: вампир, только что почти доведя их до края, оттолкнула ее от себя, стремительно выбралась из ванны и теперь натягивала на мокрое тело одежду.

0

17

- Да что случилось?! - крикнула Даниэль в отчаянии. Она была так близка к тому, чтобы снова ощутить своего вампира, а тут...
- Ничего, - ледяной голос Рэйн окатил Даниэль словно из ушата. Вампир закончила приводить себя в порядок и уже стояла возле двери, так и не повернувшись к эльфийке лицом. Возможно, это было и к лучшему: Даниэль не понравилось бы то, что она могла бы увидеть.
- Заканчивай, Дилеан уже, наверное, возвратился, я оставлю одежду рядом с ванной.
Эльфийка молча пронаблюдала за тем, как вампир исчезает за дверью, потом откинулась назад и со злостью стукнула руками по воде. Брызги осели на стенах, медленно скатываясь вниз.
Даниэль чуть слышно застонала. Ее тело, все еще пребывая в сладкой истоме, отказывалось реагировать на изменение обстоятельств. Но Рэйн не вернется.
Эльфийка перевернулась на живот и прижалась к холодному бортику, опустив на него подбородок. Она-то найдет способ утолить свой голод, но вот сумеет ли Рэйн сделать то же самое?
- 7 -
- Они здесь надолго? - Мерайя со скучающим видом ковыряла вилкой отварной картофель, который поставила перед ней мать, бросая взгляды на отца. Дилеан, сосредоточенно жующий мясо и запивающий его красным вином, какое-то время молчал, игнорируя нытье дочери. Но в конце концов терпение у него иссякло, и он, раздраженно вздохнув, отодвинул тарелку в сторону.
- Пока Даниэль не поправится, - его тон был тверд и не вызывал никаких сомнений в окончательности его решения, однако, старшая дочь была единственной в семье, кто мог и хотел состязаться с ним в упрямстве.
- Они мне не нравятся, - категорично заявила она, снова метая на отца хмурый взгляд исподлобья. Дилеан переглянулся с женой, предпочитающей не вмешиваться, и кашлянул.
- Это еще почему? - поинтересовался он, утирая рот салфеткой.
Мерайя пожала плечами.
- Не нравятся и все тут.
- Отличный ответ! - хохотнул Ратон, хлопнув ладонью по столу, и тут же осекся, поймав укоризненный взор матери.
- Ой, да ты-то уж помолчи, - накинулась на него Мерайя, не видя поддержки в лице брата. - Я видела, как ты смотрел на эту рыжую! Я полагаю, тебе не просто так не хочется, чтобы они уезжали?
Ратон медленно поднялся на ноги, наливаясь краской.
- Заткнись, если не хочешь, чтобы я рассказал, как ты обнималась с Сенком на задворках, - пригрозил он. Дилеан хмыкнул и покачал головой.
- Дурак! - завизжала Мерайя, выпуская длинные ногти и кидаясь на Ратона. Тот в долгу не остался и вцепился сестрице в волосы. Визг усилился, и на пол слетела тарелка, сброшенная кем-то из дерущихся.
- А ну-ка перестаньте! - гаркнул Дилеан, выпрямляясь во весь свой немалый рост. Дети моментально замерли, тяжело дыша. Отец редко на них кричал, но уж если это случалось, жди беды.
- Сядьте! - приказал мужчина. Мерайя и Ратон плюхнулись на свои места, сверля друг друга ненавидящими взглядами, способными прожечь что угодно.
- Пойдем, доченька, - Галара подхватила Иресу, с открытым ртом наблюдающую за разворачивающимися событиями, на руки и вместе с ней вышла из столовой, предоставив мужу возможность поговорить со старшими детьми.
- Итак, - Дилеан, подождав, пока за супругой закроется дверь, повернулся к подросткам. - Начнем с того, что это мой дом, и я решаю, кто и насколько в нем останется. Это ясно?
Ратон, а за ним и Мерайя, угрюмо кивнули. Дилеан удовлетворенно хмыкнул.
- Отлично. Далее: почему вы настроены против наших гостей?
- Да никто не настроен, пап! - вскинулся Ратон. - Это все Мер! - он ткнул пальцем в направлении сестры. - Она никак не может смириться с тем, что в этом доме появился кто-то, красивее, чем она!
Мерайя в долгу не осталась и со всей силы пнула брата ногой, попав ему по колену. Тот взвыл и замахнулся на девушку.
- Хватит! - вновь повысил голос Дилеан, остужая пыл детей. - Мерайя, это правда?
- Ничего не правда, - хмуро пробормотала Мер, пряча горящие гневом глаза. - Я просто не хочу, чтобы они здесь оставались.
- Просто так ничего не бывает, - наставительно произнес мужчина и кинул в рот кусочек мягкого ароматного хлеба, немного пожевал его и проглотил. - В общем так, - он наклонился вперед, внимательно посмотрев сначала на сына, потом на дочь. - Рэйн и Даниэль останутся здесь на столько времени, на сколько им потребуется. Понятно?
Ратон кивнул, не скрывая радости. Мерайя же презрительно фыркнула и скрестила руки на груди.
- У них даже имена какие-то странные, - заявила она, морща нос. Ратон свысока посмотрел на нее.
- Дура, это потому, что они знатного рода. У них всегда есть родовые имена, мужские и женские. Так ведь, папа?
Дилеан кивнул. Он был солидарен с юношей: эти женщины явно из богатых семей, хотя временно и вынуждены терпеть лишения. Быть может, вернувшись на родину, они не забудут семью, приютившую их.
Хлопнула дверь. Дилеан очнулся от своих мыслей и посмотрел на стремительно вошедшую в комнату высокую черноволосую женщину.
Рэйн была разъярена. Она знала, что Даниэль будет пытаться уговорить ее не оставлять ее в Рээле, но чтобы таким способом... Вот и верь после этого в порядочность отдельно взятых эльфиек. Вампир едва сдержалась, чтобы не прокусить царице эльфов горло насквозь, погрузив ее в вечную тьму, из которой невозможно вернуться. Даниэль так и не поняла, насколько близко от истинной смерти находилась.
Рэйн кипела от ярости и от неутоленного голода, сжигавшего ее. Небольшим утешением могло служить лишь то, что Даниэль тоже осталась ни с чем. Вампир усмехнулась, представив себе лицо Даниэль и ее состояние. Наверняка принимает сейчас холодную ванну.
- Рэйн, ты хочешь есть? - Дилеан привстал, пододвигая вампиру стул.
Рэйн недоуменно посмотрела на него, словно вспоминая, кто он такой, потом перевела взгляд на подростков и улыбнулась им. Ратон на улыбку ответил, а вот Мерайя демонстративно отвернулась. Вампир на это проявление грубости не отреагировала, будучи закаленной благодаря Даниэль, но пообещала себе, что они обе узнают, каково это, злить вампира.
- А где Даниэль? - поинтересовался Ратон, поглядывая на дверь, словно ожидая, что эльфийка вот-вот войдет. Рэйн присела рядом с Дилеаном.
- Она принимает ванну, - сквозь зубы процедила она.
- Так я пойду отнесу ей одежду? - обрадовался Ратон и посмотрел на отца. Тот милостиво кивнул.
- Конечно, отнеси.
Юноша в мгновение ока подхватил сверток с одеждой и, сорвавшись с места, исчез за дверью.
- Вот ведь шустряк, - добродушно пробормотал Дилеан. - Рэйн, он, кажется, очарован твоей подругой.
Вампир хмыкнула, услышав слова хозяина дома.
- И?
Дилеан почесал затылок и выразительно посмотрел на дочь. Та намек поняла и, неспеша встав, последовала за братом, напоследок обернувшись и смерив вампира насмешливым взглядом. Рэйн этого не заметила. Или не захотела замечать.
- Так вот, - продолжил Дилеан, дождавшись, когда за дочерью захлопнется дверь, - Ратону нравится Даниэль.
- Просто чудесно, - пробормотала Рэйн и провела рукой по волосам, с досадой убеждаясь, что они все еще мокрые. Придется ждать, пока высохнут.
- Чудесно? - мужчина непонимающе посмотрел на сосредоточенного вампира. - Ты считаешь, это хорошо?
- А почему... - начала было Рэйн, но тут же осеклась. "Ах, ну да, она ведь замужем, моя несравненная царица эльфов".
- Ничего страшного, - успокаивающе проговорила она, похлопав Дилеана по руке. - Даниэль сумеет объяснить мальчику, что к чему.
"А если не сумеет, это ее проблемы. Впрочем, я думаю, она не против того, чтобы завязать более близкое знакомство. Даже принимая во внимание то, что это люди."
- Расскажи мне, - обратилась она к хозяину, который налил ей бокал вина, - когда гибриды начали погибать?
Мужчина пожал плечами и откинулся назад.
- Где-то с месяц назад, - сообщил он, хмурясь. - Мы как раз пошли тогда на охоту. Не успели отойти от города, как наткнулись на первую жертву, - он поморщился, вспоминая. - Зрелище было не из приятных, доложу я тебе: везде кровь и... Прости, - извинился он, видя, как бледнеет Рэйн. - Не стоит мне продолжать, вон ты как реагируешь.
- Да, не стоит, - согласилась с ним Рэйн, но совсем по другой причине. При слове "кровь" перед ее глазами снова появилась Даниэль и то, чего они так и не сумели завершить. Вампир сглотнула, продолжая ощущать на языке вкус кожи эльфийки. Нет, это до добра не доведет.
- И вы так и не смогли понять, отчего все это происходит? - спросила она, когда убедилась в том, что ее голос будет звучать нормально. Дилеан отпил немного вина и кивнул.
- Они умирают и все тут. Большинство насильственной смертью, но горожане клянутся, что это не их рук дело, и я им верю.
- Действительно, почему бы им и не верить, - задумчиво пробормотала Рэйн, потирая шею. Хотя бы какую-нибудь зацепочку, чтобы можно было размотать этот клубок...
- Спасибо, мой дорогой, что помог мне, - счастливый голос эльфийки, раздавшийся от входа в столовую, заставил вампира перевести взгляд на нее.
Даниэль вся светилась. И Рэйн предполагала, что это происходило от того, что рядом с эльфийкой стоял не менее счастливый Ратон.
Вампир нахмурилась. Эти двое явно о чем-то договорились. И вариантов для тем их беседы было совсем немного.
"Не трогай этих людей..."
Даниэль подавила желание вздрогнуть и повернула голову, пристально глязя в холодные прищуренные глаза темноволосого вампира, лениво потягивающегося красное вино. Эльфийка знала, насколько трудно дается Рэйн эта непринужденность позы, в которой она сидела, поэтому она позволила себе торжествующе усмехнуться. Совсем чуть-чуть.
"Тебя это задевает?"
Рэйн немного сдвинулась влево, чтобы лучше видеть лицо эльфийки.
"Я не хочу, чтобы что-то случилось."
"А что может случиться?" Даниэль скрестила руки на груди, не изъявляя желания отходить от дверного косяка. Ратон недоуменно посмотрел на нее, почесал в затылке и подсел к отцу.
"Ты знаешь."
"Я не вампир, в отличие от некоторых. Кровная невинность мальчика не пострадает."
"Ты намекаешь, что пострадает другая невинность?"
Даниэль на секунду перевела взгляд на разговаривающего о чем-то с Дилеаном Ратона и снова обратила взор к Рэйн.
"Он этого хочет."
"Прежде всего этого хочешь ты."
"Не стану отрицать, ведь ты отказалась мне помочь."
"Еще бы ты стала!" Рэйн качнула головой. "Я запрещаю тебе."
Эльфийка огромным усилием воли подавила порыв что-нибудь швырнуть в вампира.
"Запрещаешь? Ну попробуй!!"
Рыжие волосы взметнулись пламенем пожара, когда Даниэль, стремительно развернувшись, практически выбежала из комнаты. Рэйн залпом допила вино и поднялась на ноги.
- Я пойду прогуляюсь по городу, - сообщила она Дилеану, и мужчина кивнул.
- Ратон сопроводит тебя.
Юноша с готовностью вскочил, но вампир отправила его на место одним мановением руки.
- Спасибо, я справлюсь сама, - она слегка улыбнулась, смягчая резкость своего голоса, и, не дожидаясь каких-либо еще реплик со стороны хозяина дома, последовала в том же направлении, в котором скрылась Даниэль.

Глава 4. Незнакомка.

- 1 -
Майэл долго сидел у пламени костра, время от времени подкидывая в него новые ветки, чтобы не дать огню потухнуть. Вообще-то он совершенно не намеревался всю ночь сторожить своих спутников, но сон отчего-то к нему не шел, и волей-неволей пришлось забыть про уютное одеяло и возвратиться к мерно гудящему костру.
Волшебник оглянулся на своих спутников, желая убедиться, что все они спят, потом осторожно стянул через голову мешочек, в котором покоились уже найденные фрагменты. Ему все время хотелось касаться их, поглаживать, запоминая каждую шероховатость, каждую трещинку.
Майэл знал, почему так происходит. Могущество звало его. Шептало приторным шепотом на ухо о тех возможностях, которые откроются ему, если он решит воспользоваться талисманом. Возможностях богов. Это ли не соблазнительно?
- Поверь мне, быть богом не так уж здорово.
Старый маг вздрогнул, торопливо пряча мешочек обратно, затем рискнул обернуться.
Темный бог приветливо улыбнулся ему, вытягивая руки к костру.
- Здравствуй, Майэл.
Волшебник склонил голову, вспоминая того, кто сидел рядом с ним. Кажется, именно он тогда приходил к Рэйн сразу после того, как они выбрались из подземелья.
- Кто ты? - глухо спросил Майэл, на всякий случай отодвигаясь подальше от ночного незнакомца.
Фангорн снова улыбнулся.
- Не бойся, человек, я не причиню тебе вреда. Во всяком случае, сейчас.
- Это должно меня успокоить? - сварливо отозвался Майэл. Ему не нравилось то, что происходило. Этот мужчина явно не простой смертный.
- Кто ты? - повторил маг без особой надежды на ответ.
- Мое имя Фангорн, смертный. Ты знаешь меня?
Майэл побледнел, замирая. Еще бы он не знал! Да каждый человек и не только человек, находящийся в сознании, помнит, кто ведает его жизнью и смертью!
- Да, - усмехнулся Фангорн, обхватывая руками колени, затянутые немного поблескивающей в темноте материей. - Это я, великий и ужасный. Можешь бояться, - великодушно разрешил он, продолжая посмеиваться.
Майэл тряхнул седой головой, еще крепче вцепившись в мешочек с талисманом.
- Ты их не получишь, - пошептал он, лихорадочно прикидывая, что он сумеет противопоставить мощи бога.
Фангорн пренебрежительно отмахнулся.
- Остынь, старик, - лениво произнес он, ловя языком маленькие искорки, выскакивающие из пламени костра. - Я здесь не за этим.
Майэл чуточку расслабился.
- Зачем тогда? - он сузил глаза. Темный бог потянулся.
- Я хочу, чтобы по пути в Рээль вы нигде не останавливались, - отчеканил он, глядя куда-то в ночь. Маг непонимающе пожал плечами.
- Так ведь...
- Даже если кто-то из твоих спутников будет просить переночевать в какой-нибудь деревне, мимо которой вы будете проходить, - Фангорн внимательно посмотрел на волшебника. - Ты скажешь твердое "нет", ты понял?
Майэл закивал.
- Конечно, конечно, - торопливо согласился он и добавил, чуть сомневаясь: - Могу я спросить?
- Спрашивай, - милостиво разрешил Фангорн. Его забавлял страх старика.
- Это как-то связано с Рэйн? - осторожно произнел Майэл. Темные глаза бога блеснули.
- Связано, - подтвердил он. - И не только с ней.
- А...
- Больше никаких вопросов, - оборвал его Фангорн, поднимаясь на ноги. - Ты все узнаешь в свое время.
Он чуть поклонился опешившему магу и растворился во мраке, оставив после себя лишь тишину.
Волшебник ошарашенно открыл рот. Он только что говорил с богом! Да не с обычным богом, а с тем, кто повелевает всем сущим на этой грешной земле!! Поверит ли кто-нибудь, если он...
- Даже не вздумай! - прозвучал суровый голос прямо с небес, заставив Майэла сжаться в комок. - Меня здесь не было, и ты меня не видел! Иначе...
Что будет иначе, Фангорн не договорил, справедливо полагая, что богатая фантазия Майэла поможет ему представить, что случится, ослушайся он приказа.
- 2 -
- И что ты думаешь?
Галара, продолжая неспеша расчесывать свои волосы, чуть повернула голову, глядя на мужа, присевшего на краешек их супружеской кровати.
- О чем?
- О наших гостьях, - Дилеан аккуратно застегнул последнюю пуговицу на пижаме и выпрямился. - О ком же еще?
Женщина пожала плечами, снова обращаясь к своему отражению в большом зеркале, обрамленном тяжелой, искусно сделанной, рамой. Дилеан говорил, что это зеркало досталось ему по наследству и насчитывает уже не одну сотню лет. Судя по трещинам, избороздившим дерево, так оно и было.
- Завтра заканчивается ремонт в южной комнате, я думаю, Рэйн с удовольствием переберется туда.
Дилеан вздохнул и пригладил рукой складку на одеяле.
- Я же не об этом, - в его голосе послышалось нетерпение. Галара отложила расческу, кинула на себя последний взгляд и подошла к мужу.
- Хочешь узнать мое отношение к ним? - спросила она, чуть хмуря брови. Дилеан быстро закивал.
- Они кажутся очень милыми, - вздохнув, признала Галара, садясь рядом с мужчиной. - Но есть в них что-то... - она замялась, стараясь подобрать слово. - Немного странное.
Дилеан недоуменно взъерошил рукой волосы.
- Странное? Что же в них странного?
Женщина мягко улыбнулась.
- Ты, мой дорогой, как обычно любуешься лишь их красотой, - поддразнила она своего слегка покрасневшего супруга. - Я же смотрю немного глубже. Ты заметил, как они ведут себя друг с другом?
Дилеан ненадолго задумался, морща лоб.
- Не как хорошие подруги, - наконец, произнес он. - Словно их связывает что-то, о чем они пытаются забыть и не могут.
Галара кивнула, соглашаясь с ним.
- Именно, - она забралась под одеяло и принялась взбивать подушку. - Хотя, кто их знает, богачек этих, может, у них так заведено - при виде друг друга рожи кривить.
Дилеан засмеялся и легонько пощекотал голую пятку супруги, высовывающуюся из-под одеяла.
- А Ратону-то приглянулась Даниэль, - сообщил он так гордо, словно сын совершил какой-то подвиг. Галара на секунду замерла, потом все-таки оттолкнула руку мужчины от своих ног.
- Я так и знала! - воскликнула она немного громче, чем следовало бы. - Ты должен с ним поговорить!
Дилеан поморщился, присоединяясь к жене на кровати и вытягиваясь во весь рост.
- Он все сам знает, - заявил он, зевая. - К тому же, мальчику нужно учиться общаться с противоположным полом. Что ему могут дать все эти соседские девчонки, только и мечтающие о том, чтобы охмурить богатого сынка?
- Чем тебе не нравится Роксана? - удивилась Галара, поворачиваясь на бок и принимаясь разглядывать мужа.
Дилеан глубоко вздохнул и закрыл глаза.
- Всем нравится, - нехотя признал он. - Милая симпатичная девчушка, но...
- Но Даниэль тебе нравится больше, - понимающе протянула Галара, усмехаясь. - И даже то, что она замужем, тебе не останавливает?
Дилеан засмеялся и любяще притянул жену к себе.
- Когда это замужество мешало женщинам, а? - игриво осведомился он, целуя Галару. Женщина ответила на поцелуй и со вздохом прижалась к широкой груди мужчины.
- Если ты считаешь, что Ратону общение с Даниэль пойдет на пользу, я не буду противиться, - проговорила она. - Но что будет, если он влюбится в нее? Ей рано или поздно придется уйти, ты же сам знаешь. Что тогда?
- Вот тогда и подумаем, - пробормотал Дилеан, продолжая покрывать поцелуями лицо и шею супруги. - Сын взрослый, сам разберется, что ему нужнее. Я прав? - он немного помолчал, ожидая ответа, но так его и не дождался. - Я прав...
- 3 -
Рэйн сидела на низенькой скамеечке, установленной в городском парке, и время от времени швыряла камешки в разлившуюся неподалеку лужу. Шел дождь, поэтому прохожих было немного, и никто не интересовался одинокой темноволосой женщиной, закутанной в черный плащ.
Вампир подняла с земли еще один камень, чуть подумала и положила его обратно.
Ей было тоскливо.
Она запрокинула голову, вглядываясь в темное ночное небо. Ночь подкралась совсем незаметно, опустив на город свое бархатное покрывало, усеянное мириадами серебряных звезд. По улицам неспеша бродили фонарщики, методично выполняющие свою работу и окрашивая город в разные цвета: голубой, желтый, оранжевый, зеленый… Каждый фонарь - свой цвет стекла.
Рэйн подумала, что, наверное, весело жить в таком красочном городке. Во всяком случае, по вечерам.
Она откинулась назад, на спинку скамейки, ероша ладонью так и не успевшие высохнуть волосы, и устало прикрыла глаза.
Хотелось действий. Натура Рэйн бурно протестовала против того, чтобы плыть по течению и ждать, пока что-нибудь не случится. Следовало немного пошевелить мозгами, чтобы хотя бы ненамного приблизиться к разгадке того, что происходит в этом месте.
Рэйн открыла глаза.
Дилеан говорил, что здесь нет колдунов. Что здесь чураются магии, будто она несет с собой нечто грязное и постыдное. Здесь боятся волшебства, считая, что оно является причиной страшных смертей.
Губы Рэйн слегка разомкнулись, выпуская на волю негромкий смешок.
"Видели бы они Ану…"
Но если они так ненавидят магию и все, что с ней связано, где гарантии, что гибриды погибают не от их рук? Конечно, Дилеан клянется, что горожане ни при чем, и Рэйн знает, что ему можно верить… Однако…
Однако Дилеан тоже может не знать всего.
Вампир потянулась, кожей чувствуя прохладный ночной воздух. И то, что разлилось в воздухе неясным сладковатым ароматом.
По аллее, на которой сидела Рэйн, шел человек. Шаги его были едва слышны, только тихо шуршал песок под ногами.
Вампир напряглась, внешне оставаясь совершенно спокойной и равнодушной. Ее ноздри затрепетали, втягивая тот самый манящий запах. Запах крови.
Мужчина – а это был мужчина – мирно продолжал идти вперед. Поравнявшись с Рэйн, он улыбнулся ей и коснулся двумя пальцами берета на голове, приветствуя ее.
Вампир ответила на улыбку, продолжая оставаться неподвижной.
Человек прошел мимо, насвистывая себе под нос какую-то песенку.
Рэйн медленно поднялась со скамейки, поправляя плащ. Улыбка все еще трепетала на ее губах, когда она неслышно двинулась следом за мужчиной. Сегодня она могла позволить себе немного поохотиться.
- 4 -
Тихий и почти робкий стук в дверь заставил Даниэль, свернувшуюся на кровати, поднять голову.
Она никого не ждала, зная, что Рэйн сегодня не вернется домой, чтобы согреть ее, как это было прошлой ночью. Эльфийка слишком много позволила себе, обрадовавшись возможности свалить все на непредвиденные обстоятельства. Рэйн, конечно, разгадала ее маленькую уловку, и это ей не понравилось.
Стук повторился. Даниэль поморщилась, откидывая одеяло в сторону. Она не хотела ни с кем разговаривать, но проявлять невежливость было не с руки.
- Ратон? - удивилась она, распахнув дверь. Юноша, топчущийся в коридоре, смущенно улыбнулся.
- Прости, - чуть хрипловато произнес он, глядя на эльфийку стеснительными и одновременно шальными глазами. - Я невовремя?
Даниэль хотела ответить, что да, но вместо этого протянула руку, касаясь плеча молодого человека. Ее улыбка стала чуть более соблазнительной, чем она того желала. Но ночь - это ведь совершенно особенное время, когда совершаешь такие поступки, о которых впоследствии можешь пожалеть.
- Хочешь зайти? - прошептала она, ведя ладонями по плечам Ратона, затем вверх, обнимая за шею.
- А можно? - несмело пробормотал юноша, негнущимися ногами переступая порог. Даниэль снова улыбнулась, чуточку прикусывая нижнюю губу.
- Ты ведь за этим и пришел...
- 5 -
Девушка со светлыми волосами и окровавленной повязкой на колене ступила в город, немного удивившись той легкости, с которой ее пропустили стражники. Они даже не поинтересовались тем, кто она такая. Конечно, это обрадовало ее, поскольку она все равно бы не смогла дать им правильного ответа.
Она осторожно шла по пустынной мостовой, следя за тем, чтобы не наткнуться на какой-нибудь выступающий камень. Путь ее освещали разноцветные фонари, окрашивая платье в синие, красные, зеленые оттенки.
Шел дождь. Повсюду блестели лужи, но девушка уже устала обходить их, поэтому шла прямо по ним, не боясь промочить ноги. Потрепанные сандалии и так не спасали ни от холода, ни от влаги.
Наверное, следовало бы попроситься к кому-нибудь переночевать, но девушка боялась. Боялась того, что начнутся расспросы, которые не принесут с собой ничего хорошего.
Тихий шорох, раздавшийся впереди, заставил девушку замереть от испуга. Она совсем не хотела столкнуться с кем-нибудь в темном переулке.
Она осторожно заглянула за угол, и ее глаза расширились от изумления.
В нескольких шагах от нее стояла высокая женщина в черном плаще, полы которого развевались, хотя ветра не было. Она кого-то нежно обнимала. Девушка прищурилась и разглядела короткую стрижку. Мужчина.
Она смущенно попятилась, решив, что помешала влюбленной парочке, однако, что-то странное было в том мужчине. Что-то, что заставило ее повременить с поспешным уходом.
Выглянувшая из-за туч луна осветила пару, и девушка застыла. Лицо мужчины было мертвенно бледным, а глаза, устремленные прямо на путницу, не выражали ничего. Казалось, они даже не видели ее.
Девушка не удержалась и ойкнула, поняв, что женщина, стоящая к ней спиной, вовсе не обнимает мужчину, как ей почудилось вначале, а поддерживает его, не позволяя упасть на землю.
Ее тихий возглас услышали. Женщина повернулась, и девушка застыла, глядя прямо в горящие огнем голубые глаза.
"Что это?!"
Женщина улыбнулась, но эта улыбка еще больше напугала девушку, ибо в ней она разглядела заостренные клыки. Не став более мешкать, она резко развернулась и бросилась прочь, забыв о ноге и молясь лишь о том, чтобы женщина не стала ее преследовать. Но позади осталась только тишина.
- 6 -
Рэйн недоуменно смотрела вслед убегающей девушке. Что такого она сделала, чтобы напугать ее?
Язык нащупал клыки, и вампир хмыкнула, коря себя за неаккуратность. Ведь наверняка еще и глаза мерцают. Кстати, о глазах. У этой девушки они были какими-то... не такими. Словно у животного. Рэйн не успела разглядеть, но ей показалось, что у девушки были вертикальные зрачки.
Догнать ее и попробовать заставить забыть то, что она видела?
Нет, на это не хватит сил.
Колени Рэйн внезапно предательски задрожали, и она покачнулась, удержав, однако, сникшего мужчину, зачарованного ею. Что случилось?
Она прислушалась к собственным ощущениям, и на ее губы снова вернулась усмешка. Даниэль не теряет зря времени.
Вампир запрокинула голову, чувствуя, как касаются ее шеи почти невесомые поцелуи того, кто делил сейчас пространство вместе с эльфийкой. По ее телу поползли призрачные руки мальчика, обнимающего Даниэль, щеку обожгло дыхание, слух различил далекие ласковые слова.
Вампир готова была разделить со своей избранной самый сладостный момент.
Рэйн тихонько застонала, опуская голову и позволяя черным волосам упасть на лицо, скрывая изменившиеся глаза. Ее жертва была так близко, что уже не было нужды сдерживаться. Рэйн оскалилась и поудобнее устроила пребывающего в беспамятстве мужчину в своих руках...
- 7 -
... Даниэль вскрикнула, когда зубы Ратона чуть прикусили нежную кожу на ее шее. Мальчик был невинен, она знала это совершенно точно, но в то же время...
Воздух вдруг заполнился неясным тонким ароматом, а во рту появился странный привкус. Эльфийка распахнула глаза, начиная понимать, что этой ночью Рэйн все-таки будет с ней.
Вампир нашла себе жертву и в этот самый момент тянула из нее жизнь. И Даниэль чувствовала это. Ощущала сопротивление кожи при укусе, металлическую сладость крови на языке, тягучее, словно патока, удовольствие, нарастающее от каждого глотка...
Ратон подтолкнул ее к кровати, подбодренный стоном девушки. Он знал, что делать, и удивлялся тому, откуда это знает. Но думать об этом не хотелось.
Даниэль смутно понимала, что ловкие пальцы юноши раздевают ее, краем глаза видела, как летит на пол одежда Ратона. И, когда полуюношеское-полумужское тело накрыло ее, она позволила себе расслабиться, смыкая руки на спине любовника.
Она смотрела на Ратона и видела синее пламя, мерцающее в потемневших глазах вампира. Рэйн была с ней.
Вампир была в поцелуях мальчика, в его прикосновениях, в его голосе... Это ее ласки заставляли тело Даниэль трепетать от изнеможения и выгибаться. Это она собирала губами стоны царственной эльфийки, чтобы потом снова вернуть ей их вместе с поцелуем...
Даниэль бессильно откинулась на подушки, хватая пересохшим ртом раскаленный воздух. Ратон рухнул рядом с ней, тоже абсолютно без сил. Он поднял руку, обнимая эльфийку, но та никак не отреагировала на это его движение. Она ощущала, как разливается в ее жилах сытая удовлетворенность темноволосого вампира, отпустившего, наконец, свою жертву...
- 8 -
...Рэйн осторожно уложила на холодные камни мужчину, который так и не подавал никаких признаков жизни. Но вампир знала, что утром он очнется, и единственным воспоминанием о сегодняшней ночи будет лишь небольшая боль в области шеи. С ним все будет нормально.
Она выпрямилась, чувствуя, как проходит по ее телу горячая волна, рассказывающая о том, что Даниэль так же хорошо, как и ей.
Рэйн слегка нахмурилась. Раньше она не позволяла себе делить со своей избранной интимные моменты, полагая, что будет лишней. Но теперь...
Она встряхнулась, прогоняя сонную оцепенелость, которая всегда накатывала на нее после удачной охоты. Теперь она знала, каково это: быть далеко и в то же время рядом с ней, с ее эльфийкой.
Рэйн усмехнулась, качая головой и устремляясь прочь от этой улицы. Ее эльфийка... Слишком давно она не называла ее так, запрещая себе малейшее проявление заботы по отношению к Даниэль. Она хотела ненавидеть ее за ее ненависть к людям. Но не могла. И вряд ли уже сможет. Не сейчас.
Рэйн все ускоряла и ускоряла шаг, пока не взлетела над мостовой, раскинув руки. Ветер бросил ей в лицо охапку листьев, весело закружив вокруг. Вампир расхохоталась и метнулась вперед темной вспышкой.
Где-то позади гулко загрохотал гром, отзываясь на смех Рэйн...
- 9 -
...Тихонько скрипит дверь, перекликаясь с половицами. Проснувшаяся эльфийка приоткрывает сонные глаза, следя за передвижениями лунного света, пробивающегося сквозь плотные тучи и задернутые шторы, и прислушивается к мерному стуку дождя по черепицам крыши.
За ее спиной раздается шорох одежды, и через минуту кровать прогибается, принимая на себя вес еще одного тела.
- Ты вернулась, - едва слышно бормочет эльфийка, когда чьи-то теплые руки обнимают ее, притягивая ближе.
- Да, - раздавшийся глухой голос вампира наполняет собой помещение, взрезая воздух, все еще хранящий эхо стонов и тяжелого дыхания любовников. - Ты получила то, что хотела?
Это скорее утверждение, чем вопрос, но надо ответить.
- Ты тоже.
Молчание. И яркая, слепящая глаза, вспышка молнии.
- Ты помогла ему.
- Совсем чуть-чуть. Тебе было хорошо?
- Ты же знаешь.
- Знаю. Но хочу услышать это от тебя.
- Да, мне было хорошо. Как и тебе.
Снова молчание. Очередная молния, освещающая комнату. Мягкие ладони скользят по прохладной коже эльфийки, словно проверяя что-то.
- Он был невинен?
- Конечно. Здесь не столица, в которой царит разврат, - эльфийка сплетает свои пальцы с пальцами вампира. - А кого нашла ты?
- Простой прохожий. Я даже не знаю, как его зовут.
- Ты так спешила? - в голосе эльфийки слышится чуть уловимая насмешка. Вампир тоже улыбается, но эта улыбка не заметна никому.
- К тебе.
Теперь уже открыто усмехаются обе. Над этим они позволяют себе смеяться. Сегодня можно.
- Как твоя рана?
- Не болит. Спасибо за мазь.
- Ты уверена, что за нее стоит благодарить?
Эльфийка вздыхает.
- Уверена. Мне нужна была... разрядка.
Ласкающие движения ладоней замедляются, пока не прекращаются вовсе. Теплые губы касаются обнаженного плеча.
- Я клялась себе, что больше никогда к тебе не прикоснусь.
- Ты и не прикоснулась, - в голосе эльфийки мелькает сожаление, которое и та, и другая предпочитают не заметить. - Это все другое. Ты же знаешь.
- Знаю, - спокойно подтверждает вампир, перемещаясь чуть выше и захватывая эльфийку в плен своих крепких объятий. - Спи.
Комнату снова окутывает тишина, в которой мелькают неясные тени прошлого, возвращенные к жизни разговором двух женщин, тесно прижавшихся друг к другу.
Дождь затихает, словно боясь помешать.
Они спят. И им снятся сны...
- 10 -
Мерайя спускалась по лестнице, тихонько мурлыкая себе под нос какую-то песенку. На сегодня у нее было намечено много планов, которые она намеревалась выполнить. Планы, которые могли изменить всю ее последующую жизнь.
Сегодня у нее встреча с Сенком, тем самым парнем, с которым Ратон застал ее на заднем дворе. Но делали они совсем не то, о чем подумал ее братец.
Мер презрительно фыркнула, вспомнив о Ратоне. Этот идиот решил, что они не смогли найти более подходящего места! Как бы не так!
Девушка приоткрыла дверь в гостиную, убеждаясь в том, что в это раннее утро она проснулась первой. Даже мать, обычно встающая задолго до рассвета, сегодня опоздала.
Мерайя с удовольствием потянулась и удобно уселась на мягкий диван.
Они с Сенком хотели сбежать. Но не для того, чтобы тайно обвенчаться, нет, этого у них даже в мыслях не было. Они еще слишком молоды, чтобы думать о семье.
Они собирались в столицу. Город, который давно манил их своей недоступностью и роскошью. Город, в котором исполнятся все их желания, даже самые тайные.
Мерайя хотела стать ведьмой. Да, она много слышала и читала о них в книгах, и смутное желание уметь больше, чем доступно простому смертному, наконец обрело окончательные очертания. Она хотела колдовать.
Разумеется, в Везентисе, городе, который давно изгнал всех тех, кто мог бы помочь девушке осуществить желаемое, ее ничего не ждало. Кем она станет? Ткачихой? Продавщицей крашеных тканей? Примерной женой и заботливой матерью?
Ее сердце жаждало бОльшего. Мерайя хотела увидеть мир, почувствовать, как ветер дальних странствий развевает ее волосы, а верный спутник стоит рядом, крепко держа ее за руку. Кто будет этим спутником, она не знала. Она не видела его лица, не представляла голоса, и однако же была твердо уверена в том, что однажды он придет к ней, чтобы увести прочь от повседневной обыденности.
- Сестренка, здорово! - громкий голос Ратона разорвал прелесть мечтаний, и Мер поморщилась, когда брат звонко чмокнул ее в правую щеку.
- Ты прям весь светишься, - с неудовольствием заметила она, подвигаясь, чтобы дать место юноше. Ратон плюхнулся рядом с ней и улыбнулся с изрядной долей самолюбования.
- Есть причина, - хвастливо заявил он. Мер вскинула брови, какое-то время пристально разглядывая его, потом ахнула, прикрыв рот ладонью.
- Ты был с ней?!
- Да! - Ратон схватил сестру за плечи. - Ты можешь себе такое представить?! Я!! И такая женщина!! Вместе!!
- Это просто уму непостижимо, - пробормотала Мер, пытаясь осознать то, что ее брат прошлой ночью потерял девственность. Она-то думала, что опередит его.
Она повернулась к парню, когда почувствовала, что шок от его новости прошел.
- И как это было? - с любопытством спросила она, ведь когда-нибудь ей тоже предстоит пройти через это. Надо быть в курсе.
Риатон откинулся назад, довольный тем обстоятельством, что смог утереть нос младшей сестре.
- Это было странно, - внезапно посерьезнел он. - Нет, мне, конечно, понравилось, - ухмыльнулся он, - но все-таки...
Он замолк, припоминая то, что немного удивило его ночью. Он вспомнил взгляд Даниэль, когда она была с ним. Она смотрела на него и в то же время сквозь, будто перед ее зелеными глазами стоял кто-то другой. Она прикасалась к нему так, словно он был ожившей мечтой ее детских грез. Поначалу Ратону это льстило, пока он не понял, что к чему.
Быть может, она вспоминала своего мужа?
- Счастливчик, - с малой толикой зависти вздохнула Мер. - А мне вот, я чувствую, придется ждать замужества.
Ратон вздрогнул, выплывая из своих воспоминаний, и взглянул на сестру.
- Я начинаю жалеть, что она замужем, - признался он, щуря темные глаза. Даниэль не шла ни в какое сравнение с теми девчонками, с которыми он целовался по вечерам, провожая их домой. С такой, как Даниэль, вполне можно было прожить целую жизнь.
Мерайя поджала губы и скрестила на груди руки.
- Вряд ли она ради тебя бросит своего мужа.
Ратон опечаленно вздохнул.
- Я знаю, - он хотел что-то добавить, но тут скрипнула дверь, и на пороге возникло рыжее пламя.
- Я не помешала? - позевывая, осведомилась Даниэль, выплывая из облака своих волос и глядя на брата с сестрой, уютно устроившихся на диване.
Ратон вскочил на ноги, радостно улыбаясь.
- Конечно, нет, - выпалил он. Эльфийка нахмурилась, уловив в его взгляде, устремленном на нее, то, чего она совсем не хотела бы видеть.
Парень был влюблен. В нее.
"Рэйн это не понравится. Сильно не понравится."
- Доброе утро, - сладко пропела Мерайя, кидая на эльфийку заинтересованные взоры. Даниэль нахмурилась еще больше. Не хватало еще, чтобы весь этот проклятый человеческий городок узнал о том, что творилось вчера в ее спальне.
- Ты чего-нибудь хочешь? - Ратон приблизился к ней, и в его глазах запылала готовность выполнить любую просьбу дамы его сердца.
Даниэль усмехнулась про себя, подумав, что он еще не знает, с кем связался.
- Ты не видел Рэйн? - спросила она. Юноша отрицательно качнул головой.
- Она ушла, - подала голос Мер. Даниэль повернулась к ней.
- Куда? - быстро спросила она. Девушка пожала плечами.
- Я же не нанималась за ней следить, - в ее голосе проскользнула откровенная враждебность, но эльфийка не обратила на это никакого внимания. Гораздо больше ее волновало то, что творится внутри Рэйн и как скоро она доберется до разгадки того, что происходит в этом городе.
Потому что Даниэль не хотела уезжать.
- 11 -
Ночь, ворча, нехотя отползала назад, уступая место своему извечному сопернику, отдавая с таким трудом завоеванные территории. Медленно гасли фонари, и улицы вновь приобретали свой обычный вид. До следующего вечера им придется забыть о разноцветных одеждах.
Девушка съежилась на скамейке и обхватила плечи руками, пытаясь защититься от прохладного утреннего ветра, продувающего насквозь ее почти не просохшую после ночного дождя одежду. Она сидела здесь уже довольно долго, не в силах придумать, что же ей делать. Куда она могла пойти? Ей, правда, уже пару раз предлагали ночлег, но предложения эти исходили от небритых мужчин, от которых столь сильно разило выпивкой, что не оставалось никаких сомнений в их намерениях. Поэтому девушке постоянно приходилось перебираться с места на место, пока она, наконец, не нашла этот парк с удобными скамейками.
Девушка поежилась от особенно сильного порыва ветра и попыталась натянуть платье на колени. Платье, изодранное до такой степени, что годилось уже только на тряпки, натягиваться решительно отказывалось и грозило разорваться окончательно. Испугавшись перспективы остаться голой посреди незнакомого города, девушка решила забыть про попытки утеплиться и смиренно опустила голову.
Рядом с ней весело скакнул первый солнечный луч, словно маня ее за собой туда, где будет тепло.
Девушка хотела есть, хотела спать, хотела избавиться от мучительной ноющей боли, мешавшей ей жить. Но больше всего она хотела вспомнить, кто она такая. Почему она очнулась в лесу, раненая и покинутая? Кто бросил ее там, не удосужившись вынести хоть к какому-нибудь поселению? Быть может, она совершила какое-то преступление и все то, что произошло, было ее наказанием?
Чья-то тень закрыла собой утреннее солнце. Девушка нехотя вскинула голову и тут же испуганно вскрикнула. Она нашла ее!!
Высокая темноволосая женщина стояла перед ней, и холодные голубые глаза изучающе скользили по телу девушки, словно ища, за что зацепиться.
"Она убьет меня за то, что я видела!!"
Девушка хотела вскочить, но проклятая нога не позволила ей этого сделать, моментально отбросив ее назад на скамейку.
Женщина шагнула к девушке, сквозь стиснутые зубы которой вырывалось тяжелое дыхание.
- Кто ты?

0

18

Глава 5. Тайное и явное.

- 1 -
- Кто ты? - повторила Рэйн, глядя на побелевшую девушку, скорчившуюся перед ней на той самой скамейке, на которой сидела она сама прошлой ночью. Небольшое усилие, и вампир уже знала, почему незнакомка столь бледна и испугана.
- Ты потеряла память, - Рэйн присела на корточки и протянула руку, намереваясь успокаивающе коснуться плеча девушки, но та лишь отпрянула от этого движения, словно от ядовитой змеи, готовой броситься и ужалить.
- Не бойся, - проговорила Рэйн, улыбаясь и стараясь сделать эту улыбку как можно более приветливой. - Я не причиню тебе вреда.
- Откуда мне знать? - медленно, словно вспоминая, как это делается, заговорила девушка. Ее голос был довольно приятен: не слишком высокий, чуть хрипловатый и очень-очень нежный. Но Рэйн интересовал совсем не он. Она смотрела в глаза девушки и убеждалась в том, что перед ней не простая смертная. Потому что у смертных не бывает таких глаз.
Серо-желтые, с узкими вертикальными зрачками, с поднимающимися чуть кверху уголками, глаза девушки смотрели прямо и открыто, не пряча того, что было у нее на душе.
"Она древняя," внезапно поняла Рэйн. Не просто старая, а именно древняя. Эта древность выглядывала из серых облаков глаз, тревожа и зовя за собой. Такие глаза совсем не подходили столь юному на первый взгляд созданию. И вампир задумалась над тем, кто и почему отобрал у нее память. Она была уверена в том, что простая амнезия здесь ни при чем.
- Как тебя зовут? - спросила она чтобы хоть как-то заполнить неловкую паузу, возникшую между ними. Девушка печально покачала головой.
- Я не знаю.
- Но должна же я как-то называть тебя, - Рэйн на секунду задумалась, потом улыбнулась. - Искра.
На лице девушки возникла ответная робкая улыбка.
- Искра?
- Да, - вампир подала ей руку, помогая встать. - Такие маленькие частички пламени, которые выпрыгивают из огня.
- Я знаю, что такое искры, - тихо засмеялась девушка, принимая помощь. - И мне нравится.
Рэйн чувствовала, как настороженность уходит из девушки, уступая место расслабленности и усталости.
- Ты хочешь есть?
Вместо девушки ответ на этот вопрос дал ее желудок, недовольно заурчав при слове "еда". Искра отчаянно покраснела, ловя насмешливый взгляд вампира.
- Хочу, - робко прошептала она, стараясь не расплакаться. Она не знала, почему ей хочется плакать. Может быть, от внезапной доброты незнакомой женщины. А может быть, у нее просто очень болела нога.
- Пойдем, - Рэйн потянула ее за собой куда-то. Искра покорно последовала за ней, надеясь, что может ей довериться. Но разве она не убила бы ее сразу, если бы хотела?
- А как зовут тебя? - осмелев, спросила Искра, едва поспевая за широким шагом вампира. Рэйн взглянула на нее через плечо.
- Рэйн, - отрывисто бросила она, останавливаясь перед заманчиво приоткрытой дверью, из-за которой чувствовался призывный аромат жареного мяса. Опустив руку в карман плаща, Рэйн проверила, на месте ли те деньги, которые еще вчера дал ей Дилеан, и подтолкнула Искру к входу.
- Вперед.
Девушка робко переступила ногами порог заведения и принялась оглядываться по сторонам, не зная, куда деваться от того внимания, которое сразу же она привлекла к себе. Немногочисленные посетители этой маленькой, но уютной, таверны, моментально заметили двух девушек, застывших около входа.
- Иди, сядь вон там, - Рэйн указала на дальний столик в самом углу.
- А ты? - испугалась Искра, хватаясь за руку вампира.
- Я сделаю заказ и тут же вернусь, - успокоила ее Рэйн и ободряюще улыбнулась. - Ступай.
Искра медленно побрела к столу, чувствуя, как катятся по щекам слезинки. Все-таки она расплакалась. Да это было и неудивительно, столько всего случилось за последнее время. Надо было дать выход эмоциям.
- Малышка, кто тебя обидел? - какой-то мужчина участливо склонился к замершей на стуле девушке. Она замотала головой, поспешно утирая слезы.
- Никто, - прошептала она, моргая и пытаясь разглядеть задавшего вопрос. - Со мной все нормально.
- А может, будет еще лучше, если ты позволишь мне заказать тебе выпить? - мужчина улыбнулся, и его маленькие глазки пробежались липким взглядом по разорванному в нескольких местах платьицу Искры, потом опустились ниже, к потрепанным сандалиям. Он облизнул губы.
- Можно присесть?
Искра зажмурилась.
- Это место уже занято, - угрожающе прорычал кто-то.
- Правда? - протянул мужчина, выпрямляясь и поворачиваясь. И застыл, уткнувшись взглядом в сузившиеся голубые глаза, полные холодной ярости.
- Уйди, - мягким голосом, совсем не вязавшимся с гневом, отражающимся на красивом лице, посоветовала ему Рэйн, и мужчина поспешил отступить. Внутри него все бурлило от того, что ему приказывает женщина, но он почему-то не мог ее ослушаться, словно знал, что ни к чему хорошему это не приведет.
Рэйн дождалась, пока он не исчезнет из поля ее зрения, и только затем опустилась на стул напротив Искры.
- Все нормально? - спросила она, хотяи так знала, что да.
Девушка кивнула. В легком сумраке таверны зрачки серо-желтых глаз расширились и стали больше похожи на нормальные. Конечно, тот, кто стал бы приглядываться, заметил бы несоответствие, но таких любопытных здесь не было, а Рэйн это не заботило. Ей можно было не бояться волшебных существ.
- Откуда ты пришла сюда? - сразу начала она с того вопроса, который интересовал ее больше всего. Искра осторожно положила исцарапанные руки на стол.
- Из леса, - сказала она правду. Она могла бы солгать, но подумала, что в этом нет никакого смысла.
Вампир кивнула. Она в этом и не сомневалась с того самого времени, как увидела глаза девушки. "Она гибрид. Возможно, единственный оставшийся в живых житель Пустоши".
- Когда ты потеряла память?
Искра задумалась.
- День назад, - проговорила она, наконец. В этот момент рядом с Рэйн возникла высокая плотная фигура хозяина заведения.
- Вот, что заказывали, - пробурчал он, ставя на стол тарелки с жареной курицей, макароны с сыром, хлеб и большой кувшин легкого вина, настоянного на апельсинах. - Приятного аппетита.
- Спасибо, - поблагодарила его вампир, расплатилась звонкими монетами, тут же исчезнувшими в объемистом кармане фартука владельца таверны, и посмотрела на Искру.
- Ну, чего ты ждешь? Приступай.
Искра не заставила себя долго упрашивать. Рэйн с усмешкой смотрела прищуренными глазами на то, как жадно ее новая знакомая поглощает еду. Сама она ничего не ела, только отщипнула кусочек от хлеба да налила себе стакан вина. Все ее мысли сейчас занимало лишь то, что, возможно, она скоро подберется к разгадке того, что же творится в Черной Пустоши. И они смогут уехать отсюда.
- Стало лучше? - поинтересовалась она, когда размякшая от обильной еды Искра устало отодвинула в сторону опустевшую тарелку.
Девушка искренне улыбнулась.
- Да, спасибо тебе, - она вдруг замолчала, потом негромко спросила: - Что я должна тебе за это?
Рэйн покачала головой.
- Ничего.
- Так не бывает, - Искра вскинула голову, глядя на спокойного вампира.
- Поверь мне, бывает, - заверила ее Рэйн, делая хороший глоток вина. - К тому же, что ты можешь мне дать, девочка?
Искра смущенно оглядела свой запылившийся наряд.
- Не знаю, - честно призналась она и покраснела. - Разве что...
Рэйн расхохоталась, уловив испуганную мысль о расплате натурой.
- В этом я нуждаюсь меньше всего, - сквозь смех выговорила она. - Откуда у тебя эта рана?
Искра, не сразу уловившая перемену темы, опустила глаза на повязку, побуревшую от обильной крови.
- Она была, когда я очнулась, - пояснила она, осторожно касаясь кончиками пальцев ноги.
- Все еще болит? - Рэйн тоже протянула руку, пытаясь прощупать ладонью, есть ли воспаление.
- Немного, - кивнула девушка и вдруг зевнула. После такого сытного завтрака ее разморило, но она всеми силами старалась держаться и не клевать носом. И все то, что случилось за прошедший день внезапно стало казаться таким мелким и незначительным.
Рэйн разглядывала засыпающую на стуле девушку и задумчиво потягивала апельсиновое вино. Искра несомненно каким-то образом причастна к убийствам в Пустоши. Но вопрос в том, жертва она или соучастница, провинившаяся в чем-то таком, за что ее лишили памяти? Если последнее, то ей еще повезло: маги не любят предателей. Не любят настолько, что предпочитают избавляться от них навсегда. Для надежности.
Вампир вздохнула и огляделась. Она не думала, что истребитель гибридов скрывается в городе. Здесь ему не развернуться, пришлось бы тщательно скрывать свою истинную природу. А на это уходит немало сил и возможностей.
Рэйн размяла в пальцах кусочек хлебного мякиша и залпом допила вино. Надо постараться, чтобы к Искре вернулась память, тогда все встанет на свои места.
- А почему ты помогаешь мне? - раздался вдруг сонный голос. Рэйн посмотрела на Искру, которая, в свою очередь, не сводила глаз с вампира.
- Потому что мне это нужно.
- Нужно? - девушка выпрямилась, тряся головой, чтобы прогнать сон. - Зачем?
Рэйн мягко улыбнулась, совсем не собираясь до поры до времени посвящать Искру в свои планы.
- Ты заинтересовала меня, - сказала она версию, наиболее близкую к истине. - Еще со вчерашней ночи.
Искра густо покраснела и кашлянула.
- Я не хотела мешать тебе, - пролепетала она, старательно отколупывая от столешницы маленькую щепочку. - Я просто... заблудилась.
- Я знаю, - спокойно кивнула Рэйн. - И, раз уж ты видела, кто я такая, моя просьба будет заключаться в том, чтобы дальше тебя это не пошло.
- Я обещаю, - серьезно произнесла Искра, и Рэйн снова кивнула. Она знала, что девушка говорит искренне.
- Но кто ты? - задала следующий вопрос Искра, который, в общем-то, был вполне ожидаемым. Рэйн вздохнула.
- Вампир.
- Вампир?! - сон исчез окончательно.
Искра изумленно принялась разглядывать Рэйн, словно видела ее впервые, а заодно пыталась вспомнить все то, что было в ее памяти о детях тьмы. Оказалось, что помнит она довольно много.
Бледные. С красными глазами. Заострившиеся черты лица. Возможность летать, мгновенно перемещаться в пространстве, ходить по воде, читать мысли, необычайная сила... И вечная, неутолимая жажда крови.
- Вполне утолимая, - невозмутимо проговорила Рэйн, естественно, не отказавшая себе в удовольствии покопаться в мыслях девушки. - А бледные с красными глазами... Ну, я исключение.
Искра несмело хмыкнула. Сидящая перед ней женщина была достаточно загорелой, а в ее кристально голубых глазах не было ни единого намека на красный цвет.
- Такими глазами отличаются в основном упыри, - Рэйн вздохнула и поморщилась. - Впрочем, некоторые вампиры любят шокировать смертных. Я, к счастью, этим не грешу.
- А, - Искра сжала кулаки и подалась вперед, затаив дыхание, - все остальное умеешь?
- В смысле, ходить по воде, летать, перемещаться и читать мысли? - уточнила вампир. Дождавшись кивка, она облизнула губы: - В общем, да, но стараюсь не злоупотреблять, поскольку это отнимает довольно много сил. А восстановить их можно только одним способом.
- Каким? - не подумав, спросила Искра. Рэйн вскинула брови, и в ее улыбке появилось то, что так напугало вчера девушку.
- Я поняла, - поспешно проговорила Искра, на всякий случай отодвигаясь подальше. Рэйн спрятала клыки и улыбнулась уже нормально.
- Не бойся, если бы я хотела испробовать тебя, то сделала бы это. Но я сыта.
Искра кивнула, пытаясь уложить в голове все то, что ей только что рассказали.
- Еще вопросы? - Рэйн лениво потянулась, закладывая руки за голову. Искра немного подумала.
- Но ты ведь ешь обычную пищу?
Вампир пожала плечами.
- Точно так же, как если бы ты ела песок. Никакой пользы. Просто, чтобы не выделяться. И я делаю это совсем не часто.
- А кровь?
- А что кровь?
- Зачем она вам?
Рэйн удивленно склонила голову.
- Мы мертвецы, Искра. Мы существуем вопреки всяческому здравому смыслу. Кровь дает нам то, чего мы лишены. Она дает нам видимость жизни, которой мы пользуемся.
Девушка не совсем поняла то, что пыталась втолковать ей Рэйн, но задать следующий вопрос ей не дали.
- Рэйн, вот ты где! - симпатичный темноволосый юноша радостно поприветствовал вампира, скользнул равнодушным взглядом по Искре и уселся рядом с ними.
- Ратон, - в голосе Рэйн промелькнула едва распознаваемое удивление. Она не ожидала увидеть здесь сына Дилеана. К тому же, ей совершенно не хотелось общаться с ним после того, что они разделили вчера.
Они разделили Даниэль.
- Я не думал найти тебя здесь, - Ратон по-хозяйски налил себе вина и отрезал кусок курицы. Искра смотрела на него, открыв рот, потом смутилась и отвела глаза.
- Тебе не надо учиться? - поинтересовалась Рэйн, размышляя, как бы спровадить назойливого юнца.
- Да я сейчас уйду, - махнул он рукой, прожевал мясо и вытер салфеткой губы. - Я только хотел спросить: вы с Даниэль ведь еще побудете здесь?
- А что? - подозрительно спросила Рэйн. И тут же изменилась в лице. "Я же ее просила!!"
- Где она? - ледяным голосом произнесла она. Настолько ледяным, что Искра вздрогнула.
Ратон поднял на вампира удивленные глаза.
- Она сказала, что пойдет прогуляется.
- В каком направлении? - процедила Рэйн, вставая и нависая над парнем. Тот сглотнул, испугавшись застывшего в глазах вампира странного выражения.
- На окраине города есть заброшенный дом. Она хотела побыть в одиночестве, и я посоветовал ей пойти туда.
- Чудесно, - Рэйн уже отошла было, но, вспомнив об Искре, вернулась обратно. - Ратон, это Искра. Я хочу, чтобы ты позаботился о ней, пока я не вернусь.
Юноша пожал плечами.
- Как скажешь. А ты скоро?
- Я постараюсь, - с этими словами Рэйн наклонилась к самому уху Искры, едва слышно прошептав: - Помнишь мою просьбу? Никому... - и затем стремительно покинула таверну. В голове у нее билась только одна мысль: заставить Даниэль понять, что она не центр вселенной и что если просьба услышана, она должна быть удовлетворена.
Ратон какое-то время смотрел ей вслед, потом впервые по-настоящему взглянул на девушку, свернувшуюся на стуле перед ним.
- Значит, Искра? - повторил он имя, которое ему назвала Рэйн. Искра кивнула, отчего-то смущаясь.
- Забавное имя. Откуда оно?
- 2 -
Замки и дворцы имеют обыкновение пустовать, как бы наполнены они не были. Придворные, словно тени, скользят по огромным коридорам, сталкиваясь с призраками когда-то живших здесь. Ни те, ни другие этих столкновений не замечают и проходят дальше, оставив на память о себе лишь легкий суетливый ветерок, ищущий выход из лабиринта комнат и анфилад. И лишь ночью, если эта встреча повторится, два существа - земное и потустороннее - вежливо раскланяются друг с другом. Затем мертвый растворится в сыроватом воздухе дворца, а живой, крепко зажав свечу в дрожащей руке, метнется прочь, пытаясь убедить себя в том, что все произошедшее лишь дурной сон, навеянный обильной едой и питьем. Но как же было не пить, когда монарх повелел устроить роскошный ужин в честь...
В честь кого, не важно. Главное, чтобы вино лилось рекой, а слуги не забывали подносить новые блюда по мере исчезновения яств.
Темноволосый эльф, погруженный в свои раздумья, неспеша поднимался по лестнице. Свеча была ему не нужна, поскольку не так давно наступило утро, и солнце вежливо заглядывало в высокие окна дворца, мерно стучало по рамам, напоминая о том, что пришел новый день.
Гарден ступил на последнюю ступеньку и на мгновение замер, словно вспоминая, зачем пришел сюда. Впрочем, много причин у него быть не могло. Сейчас он, да и весь город вместе с ним, жил ожиданием того момента, когда главные ворота распахнутся, чтобы впустить Яростную Царицу.
Гарден усмехнулся, качая головой. Это прозвище Даниэль дал ее народ. Тот самый народ, ради которого она взошла на этот трон. Она говорила, что все, что она делает, она делает для своих соплеменников,чтобы они могли взирать на мир с гордо поднятой головой.
Гарден сильно сомневался в искренности ее слов. Как-никак он изучил ее лучше всех за все то время, что они были вместе. Больше, чем он, знал только один человек.
"Человек!" Гарден фыркнул нелепости того слова, которое он подобрал для описания...
- Ваше величество, что вы здесь делаете?
Эльф стремительно обернулся на раздавшийся в нескольких шагах от него негромкий женский голос. И слегка склонил голову, приветствуя свою нынешнюю повелительницу.
- Мелора, - произнес он, выпрямляясь. - Я к тебе.
Светлоглазая эльфийка чуть искривила губы в подобии улыбки и быстро огляделась. Поблизости никого не было.
- Кто бы сомневался, - вздохнула она и отступила назад, приглашая Гардена следовать за ней. - Пойдем, - сказала она, переходя на "ты". Это она могла себе позволить.
Эльф послушно пошел следом. Он бы мог остаться и на лестнице, но Мелора бы этого не поняла. Все важные для нее дела она решала в тронном зале, словно в подтверждении того, что она здесь правит. А возможно, это подтверждение было нужно ей самой.
- Проходи, - Мелора распахнула двери в залитое утренним солнцем большое помещение и переступила через порог первой. Гарден, немного помешкав, за ней.
- И почему я догадываюсь, о чем ты хочешь со мной поговорить? - Мелора неспешными шагами подошла к ближайшему окну, выглянула в него и снова повернулась к эльфу. Зрачки глаз, на секунду сузившись от яркого света, постепенно приобретали свой нормальный вид.
Гарде молчал. И совсем не потому, что ему нечего было сказать. Он собирался предоставить Мелоре возможность высказать все, что она сама думает по этому поводу.
По поводу того, что у нее хотят забрать трон.
Но и Мелора не спешила. Она глядела на эльфа прищуренными глазами, а тонкие пальцы неторопливо перебирали бахрому на рукаве платья.
Большие песочные часы, установленные в дальнем углу, мерно отсчитывали время. Гарден следил за падающими песчинками, потом кашлянул и перевел взгляд на царицу.
- Что ты собираешься предпринимать? - прямо спросил он, решив, что нет смысла тянуть и уворачиваться. Мелора вскинула идеально очерченные брови.
- Ничего.
Гарден знал, что она лжет. Видел это по ее выражению лица, едва уловимо изменившемуся после его вопроса. Он никогда не был хорошим физиономистом, но, видимо, желание уберечь Даниэль от расставленной ловушки сыграло свою роль.
- Неправда.
Любого другого за подобное обвинение Мелора тут же отправила бы на гильотину. Однако, она понимала, что в случае с Гарденом ей придется выслушать еще немало нелицеприятных слов, многие из которых будут вполне обоснованными. Многие, если не все.
Она отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом.
- Ты знаешь, что я не могу поступить иначе, - глуховато проговорила она, следя за передвижениями солнечного зайчика по паркету. За ее спиной послышался вздох.
- Мелора, перестань видеть в Даниэль врага, - Гарден старался звучать убедительно. - Она не собирается лишать тебя власти. Так не давай ей повода для того, чтобы она этого захотела!
Царица быстрой молнией обернулась к нему.
- Меня должна была бы удивлять твоя столь безоговорочная вера в невинность собственной жены, - с отвращением произнесла она, - если бы я не знала, что ты до сих пор влюблен в нее, как мальчишка.
Гарден склонил голову, понимая, что отрицаниями ничего не добьется. К тому же, все, что пока говорила Мелора, было правдой.
- Ты подходишь к делу не с той стороны, - он, наконец, подобрался к той части разговора, которая была ему важна в первую очередь. Мелора заинтересованно подступила к нему на пару шагов.
- Неужели? - она поднесла руку к подбородку, принимаясь задумчиво поглаживать его. - И с чего же я должна начать, если не с Даниэль?
Темноволосый эльф пристально посмотрел на свою царицу.
- Тебя должна заботить Рэйн, - выдохнул он имя, которое столько времени тревожило его разум, отбивая молотками каждую букву.
Разумеется, Мелора знала, что Гарден, как и она сама, не питает большой симпатии к фаворитке Даниэль. Пусть даже эта фаворитка давным-давно покинула Рээль с намерением никогда сюда не возвращаться. Вернется все равно. И уже совсем скоро.
- Почему она? - все-таки спросила царица, но больше так, для проформы. Причины ей были отлично известны.
- Даниэль ничего не станет делать без ее вмешательства, - Гарден порывисто взлохматил волосы и принялся шагать из стороны в сторону. - Как бы она не убеждала всех, что принимает решения сама, я этому не верю.
Мелора живо вскинула голову.
- Ты тоже?
Гарден мельком взглянул на нее и снова заметался по залу.
- Я прочитал все, что можно было найти в библиотеке о вампирах, - он торопился и глотал слова, совершенно забыв, что должен держать лицо и не показывать то, как он волнуется, как хочет, чтобы ему поверили. - Конечно, я помнил, что Даниэль расказывала мне об избранных, но я был уверен, что она чего-то не договаривает.
Мелора думала о том, что не зря согласилась выслушать его. Муж Даниэль был совсем не глуп. Конечно, он защищал свою жену, этого следовало ожидать, но ведь он высказывал еще и дельные мысли по поводу Рэйн. Того самого вампира, который уже давно тревожил воображение Мелоры.
- И что там про этих избранных? - небрежно осведомилась она, делая вид, что уж ей-то все давно известно, хотя, на самом деле она даже не знала, что Даниэль была чьей-то избранной. И вообще, что это за дрянь такая?
- Я склонен думать, что Рэйн управляет ей, - выпалил Гарден, замирая перед царицей и вглядываясь в ее лицо, ища реакцию на его слова.
- Управляет? - настороженно повторила Мелора, которой не нравились все сочетания слов, включающие в себя "Даниэль" и "управляет". - Каким образом?
- Самым обыкновенным, - раздраженно отозвался Гарден, раздосадованный тем обстоятельством, что ему приходится все разжевывать. Он-то думал, что Мелора давно все знает. - У вампиров существуют избранные. Те, с которыми они делят все в своей жизни-смерти. И речь идет не только об обмене кровью.
Мелора подобралась. Похоже, мужчина подходил к самому важному моменту в их разговоре.
- Так, - произнесла она, давая понять, что внимательно слушает.
- Они связаны, - эльф прикрыл на секунду глаза, пытаясь подобрать нужные слова. - И эта связь дает возможность одному управлять другим, понимаешь?
- Конечно, что тут непонятного, - мгновенно отозвалась Мелора, покусывая губу. - Ты считаешь, что именно благодаря Рэйн Даниэль вышла на тот уровень, на котором находится сейчас.
- В точку! - воскликнул Гарден, в порыве чувств хлопая Мелору по плечу. Но царица даже не заметила этой фамильярности.
- Значит, устранив Рэйн... - начала она, но Гарден испуганно замахал руками.
- Нет, нет, даже не думай об этом! Если умрет Рэйн, умрет и Даниэль! Все дело в этой связи!
"Ах, какое мне дело до Даниэль," очень хотелось ответить Мелоре, но она, естественно, так говорить не стала. Вместо этого она мило улыбнулась.
- Так что же ты предлагаешь?
Настала очередь Гардена кусать губы.
- Я предлагаю, чтобы ты заменила собой Даниэль.
Он говорил о том, о чем совершенно не имел никакого представления. Ему казалось, что все будет очень просто: один раз заманить Рэйн, сделать так, чтобы она испробовала крови, и все - новая избранная. В книгах, которые он читал и перечитывал, ничего не говорилось о том, каким образом становятся избранными. Не упоминались там также и те факты, что некоторые вампиры за всю свою вечную смерть так ни разу и не смогли найти себе того, кто стал бы для них всем. Даже вампирам бывает трудно отыскать своего единственного.
Мелора чуть было не рассмеялась прямо в лицо сосредоточенного Гардена. Подумать только, уже второй мужчина предлагает ей стать жертвой вампира. Интересно... Кто будет следующим?
- Хочешь, чтобы я подставила ей свою шею? - прозвучало грубо, зато верно. Но Гарден все-таки поморщился.
- Зачем так, - он отвернулся, глядя в окно. - Ты предложишь ей себя.
"Он говорит почти теми же словами, что и Триан". Мелора почувствовала, как по ее телу расплывается некое неприятное ощущение чего-то неотвратимого.
- С какой стати мне делать это? - с вызовом бросила она, подходя почти вплотную к успевшему обернуться Гардену и всматриваясь в его глаза. - И потом, Рэйн может не согласиться.
- Это уже будет твоя забота, - отрезал Гарден, внезапно поняв, что сумеет настоять на своем. Слишком дорога ему была возможность убить сразу двух зайцев: вернуть себе Даниэль и избавиться от вездесущего присутствия Рэйн. Если все дело в той бессмертной крови, которой Даниэль делилась с вампиром, то почему бы ей не отреагировать на предложение Мелоры?
Царица, не выдержав того напора, что светился в глазах эльфа, отступила назад. Она пребывала в растерянности, не зная, как следует поступить. Старейшины советовали не пускать Даниэль в город, а просто передать ей талисман с посыльным. Триан с Гарденом хотела, чтобы она обратила внимание на Рэйн, считая ее основной фигурой в этой странной игре. Кого следовало послушаться?
- Я обдумаю твое предложение, - наконец, медленно произнесла она и, сделав несколько шагов, принялась подниматься по ступенькам, которые отделяли ее от возвышения с троном. Сев на свое законное место, она соизволила устремить взгляд на терпеливо ждущего Гардена. - Ступай, Гарден.
Темноволосый эльф, немного постояв, сделал два шага вперед.
- Я советую тебе обдумать все хорошенько, - сказал он, и Мелоре показалось, что в его голосе промелькнула угроза. Впрочем, царица тут же отмахнулась от подобной мысли. Чтобы у вялого муженька Даниэль проснулись какие-то принципы, следовало очень постараться. Хотя, возможно, вероятность возврата к нему Яростной Царицы придала ему силы для каких-то действий.
Мелора еще раз внимательно всмотрелась в стоящего перед ней эльфа.
- Я согласна, - она устало вскинула руку, показывая Гардену, что аудиенция у царицы окончена. Эльф чуть потоптался на месте, потом все-таки пошел к дверям. У самого входа еще раз обернулся.
- Начинай думать, Мелора. Потом может не быть времени.
Мелора вздрогнула от подобного предупреждения и откинулась назад, закрывая глаза. Услышав, как хлопнула дверь, она чуть приподняла веки, сквозь ресницы оглядывая тронный зал.
Отдаться вампиру... Что ж, эта мысль начинала казаться ей не такой уж плохой. Во всяком случае, умереть она не умрет, а быть может, получит взамен нечто такое, с чем сумеет выйти против Даниэль, если последняя все же вознамерится вернуться во дворец.
Царица расслабилась, чувствуя, в каком напряжении она находилась, пока разговаривала с Гарденом. Так или иначе, но они никогда не были друзьями. Впрочем, врагами тоже. Самое бОльшее, на что их хватало, так это раскланяться друг с другом на очередном приеме у Даниэль. Как-никак, родственники.
Но после того, как Даниэль передала трон, отношения их немного изменились. И Мелора не могла понять, в лучшую сторону или же в худшую. Им, как и прежде, приходилось часто видеться и во дворце, и вне его, но теперь Гарден вынужден был слушаться царицу и исполнять ее повеления. Если раньше привилегия тыкать его носом в его же собственные ошибки принадлежала его жене и поэтому прощалась, то теперь... Теперь им управляла другая женщина. Чужая женщина, из-за которой его любимая лишилась власти. И плевать на то, что эта любимая сама от всего отказалась.
Поначалу Мелора опасалась Гардена, даже несмотря на то,что знала о его неспособности причинить кому-либо вред. Потом стала относиться к нему, как к равному. А сегодня, заглянув в его глаза, поняла, что вполне может его зауважать. На ее памяти было совсем немного таких эльфов, которые стремились к своей цели, не взирая на все препятствия. И пусть цель была сугубо личной, пусть! Все-таки она каким-то боком касалась и самой Мелоры.
Мелора позволила своим губам изогнуться в улыбке. Гарден долго раскачивался. Он позволял Даниэль делать с ним все, что пожелает ее душа. Он смирился с ее желанием править, оставив его за бортом. Он сквозь пальцы смотрел на то, как она унижает Старейшин, среди которых был и его отец. И самым большим идиотизмом Мелора считала готовность Гардена отдать Даниэль в руки Рэйн, если так будет лучше для эльфийки.
А теперь еще и выясняется, что Даниэль все это время с вампиром связывали отношения гораздо прочнее тех, которые были у нее с собственным мужем. Этого Мелора тоже не могла осознать. Жить под одной крышей с тем, кто на твоих же глазах забирает у тебя любимого человека! Это каким же мазохистом надо быть?
Царица с силой сжала кулаки, чувствуя, как впиваются в ладони длинные ногти. Может быть, все гораздо проще, чем она думает. Забыть обо всех, воспользоваться правом на невозможность отменять ее приказания и подвести Даниэль под вечное изгнание. Причина? Да их хоть отбавляй! Взять две самые главные: связь с вампиром, что противоречит статье номер 3 в Общем Кодексе эльфов, гласящей "Каждый, кто поверяет существу неэльфийской расы дворцовые тайны, должен быть сурово наказан", и желание уничтожить эльфийский народ. И пусть Даниэль уверяет, что Рэйн была ее законной фавориткой и, следовательно, имела право знать, что творилось при дворе, а ее желание создать армию было не больше чем готовностью отстоять те территории, которые принадлежали им по праву... Пусть, Старейшины на стороне Мелоры. Они знают, что пока светлоглазая эльфийка сидит на троне, они могут безнаказанно вершить свои дела, как было и раньше, при короле Искаре, отце Даниэль. Придя к власти, Даниэль сразу же наложила вето на извечное право Старейшин принимать решения без согласия государя. Эта новость Старейшин, мягко говоря, не обрадовала. Но они вынуждены были подчиниться, иначе назрел бы бунт. Народ в то время еще поддерживал Даниэль, надеясь, что она принесет нечто новое.
Надежды не сбылись.
Тихий скрип вывел Мелору из глубокой задумчивости, и она слегка повернула голову, глядя на Триана, осторожно выходящего из боковой комнаты, обычно использующейся монархами для того, чтобы спрятать там охрану или любовника, чье присутствие нежелательно перед неожиданными гостями.
- Ты все слышал? - спросила Мелора, даже не удивляясь появлению того самого тайного любовника. Молодой советник кивнул, аккуратно притворяя дверь и неспешным шагом приближаясь к трону.
- Это еще раз доказывает, что великие люди мыслят одинаковы, - усмехнулся он, тянясь, чтобы коснуться губами бледной щеки царицы.
- И идиоты тоже, - неприветливо ответила Мелора, уклоняясь от эльфа. - И почему вы оба так настаиваете на том, чтобы я отдалась Рэйн?
Триан, делая вид, что не заметил холодности повелительницы, опустился на ступеньку у ее ног.
- Гарден из-за того, что Рэйн мешает ему добиться максимального взаимопонимания с Даниэль, - спокойно проговорил он, - а я всего лишь забочусь о вашем душевном спокойствии.
Мелора поморщилась, но промолчала.
- К тому же, - продолжил Триан, - вы должны сами понять, насколько важно для вас достичь компромисса в вопросе с Даниэль.
Царица все еще не смотрела на него, но было заметно, что она прислушивается. И прислушивается с интересом.
- До каких пор вы будете зависеть от настроения, которое обуревает Яростную Царицу? - советник протянул руку, легонько касаясь колена Мелоры, и на этот раз она не отстранилась. - Разве приятно все время бояться за свое положение? Если есть возможность прекратить этот неловкий баланс, почему бы не воспользоваться ею?
- Ты говоришь о Рэйн? - мрачно спросила Мелора, кладя узкую ладонь поверх руки Триана и чуть сжимая его пальцы.
- О ней, - кивнул молодой эльф. - Разве вас не прельщает возможность получить ту же силу, которой обладает Даниэль?
Мелора молчала, продолжая поглаживать пальцы Триан, потом резко поднялась на ноги.
- Идем, - она потянула его за собой вниз по ступенькам. - У нас еще будет время, чтобы все это обсудить. А сейчас я хочу позавтракать.
- 3 -
- Он не пришел? - звонкий девичий голос разорвал тишину.
- Не пришел, - Мерайя сердито швырнула в покосившуюся изгородь камень, который подняла с земли. Она и две ее подруги стояли у старого заброшенного дома, в который частенько наведывались, когда хотели спокойно поговорить вдали от чужих ушей. Вот и сейчас, обиженная до глубины души Мер не стала долго думать и привела подружек к нему.
Они прошли внутрь и устроились в одной из маленьких комнат, где в углу стоял удобный мягкий диван.
Сенк так и не пришел. Мерайя прождала его полдня, сначала утешая себя тем, что, возможно, у него возникли непредвиденные дела: мать заболела или отец послал за продуктами на рынок. Потом девушка начала нервничать. Учитывая то, насколько важную для нее тему они собирались обсуждать, она не понимала, как можно заставлять ее ждать так долго. В конце концов, спустя пару часов бесплодных мучений и бесцельных гуляний на заранее обговоренном месте, Мер решила плюнуть на все и, в частности, на Сенка. Не хочет - не надо, никто его заставлять не будет, сам потом пожалеет, когда Мерайя станет известной колдунье, и ее имя прогремит на весь мир.
"Он еще узнает меня," бормотала девушка, идя по дороге и взметая ногами пыль. "Он не пришел сегодня, а когда он придет ко мне в следующий раз, я буду уже великой колдуньей, и мне не будет до него никакого дела. Эти мужчины..."
Мысль она не додумала, поскольку как раз в этот момент перед ее взором возникли ее подруги, Тэсса и Роксана. А кому же, как не им, можно пожаловаться не свою обиду?
- А мы думали, у вас с ним все на мази, - насмешливо протянула Роксана, высокая брюнетка в теле с черными жгучими глазами, которые свели с ума не одного соседского мальчишку.
Мерайя угрюмо посмотрела на подругу. Ее так и подмывало рассказать Роксане, как ее ненаглядный Ратон пожирал глазами их рыжеволосую гостью, но она решила предоставить эту возможность самому Ратону. Пусть глаза выцарапают ему.
- Роксана, мы так не думали, - тихо упрекнула подругу Тэсса и, откинув назад светлые волосы, сощурила блеклые серо-голубые глаза, глядя на хмурую Мер. Мерайя вымученно улыбнулась ей и подумала, как же все-таки ее подруги отличаются друг от друга. Насколько Роксана была громкоголосой и нетерпимой к чужому мнению соблазнительницей мужчин, настолько же Тэсса была скромна, приветлива и всегда готова прийти на помощь кому бы то ни было. Они были слишком разными, но именно это и объединяло их: в друг друге они искали те качества, которых были лишены сами.
- Мер, ты не расстраивайся, - Тэсса положила маленькую ладошку на руку Мерайи и улыбнулась ей. - Сенк сам еще не знает, что потерял.
- И не узнает, - авторитетно заявила Роксана, решительно усаживаясь рядом с Мер и обнимая ее за плечи. - Я запрещаю тебе снова встречаться с ним!
- Да я и не собираюсь с ним видеться, - успокоила ее Мерайя и глубоко вздохнула. - Другое дело, что... - она осеклась, вспомнив, что не посвящала подруг в свои планы. Однако, сказанного не воротишь, к тому же Роксана явно заинтересовалась недосказанной фразой Мер. Вон как заблестели черные глаза, предвкушая новую сплетню.
- Рокси, - предупреждающе протянула Тэсса, качая головой и посматривая на надувшую губы Роксану.
- Ну что сразу Рокси? - обидчиво протянула девушка, эффектным жестом откидывая назад копну темных волос. Мерайя усмехнулась: Роксана в своем репертуаре.
- Зачем ты ждала его сегодня? - спросила Тэсса. Мерайя скривила губы, явно давая понять, что не намерена беседовать на эту тему. По крайней мере, сейчас.
Тэсса понимающе кивнула и предупреждающе взглянула на Роксану, которая готовилась задать следующий вопрос. И, поскольку никто так ничего и не произнес, в наступившей тишине отчетливо раздался какой-то странный звук.
Девушки переглянулись.
- Что это? - чуточку неуверенно спросила Рокси, неосознанно придвигаясь поближе к подругам. Мерайя нахмурилась, вслушиваясь в гулкую тишину пустого дома, который уже не казался таким пустым, как вначале.
- Здесь кто-то есть, - предположила Тэсса и, тут же испугавшись своих слов, замотала головой. - Нет, вряд ли, это я просто так...
- Почему нет? - возразила Мерайя, вставая и настороженно всматриваясь в сторону прикрытой двери. Ей внезапно стало не по себе, словно за дверью она могла увидеть такое, чего ей бы совсем не хотелось видеть.
- Я пойду посмотрю, - она решительно двинулась к выходу, но Роксана порывисто схватила ее за руку.
- А вдруг там...
- Что? - усмехнулась Мер, освобождая руку. - Чудовище, которое так и жаждет меня сожрать?
Роксана и Тэсса наперебой закивали, объединившись в этом предположении.
- Чушь! - фыркнула Мерайя и подошла к двери. - Гибриды в город не заходят, а других монстров я не знаю.
Ее подруги переглянулись и бросились к ней.
- Ну, если уж ты пойдешь, - заявила Рокси, - то и мы с тобой. Не оставлять же тебя одну?
Мер пожала плечами, словно говоря, что ей все равно, останутся они здесь или же отправятся с ней. Но, пытаясь храбриться, она все-таки чувствовала липкий холодок страха, забирающийся под одежду. Слишком много рассказов о монстрах, населяющих Черную Пустошь, она слышала в последнее время. Отец, возвращаясь домой после утомительных поисков тех, кому нужно было его милосердие, иногда рассказывал им с Ратоном о существах, которых он встречал на своем пути. Именно от отца Мерайя узнала о том, что люди не всегда живут в мире с теми, кто их окружает.
Девушка тряхнула головой и взялась чуть дрожащей ладонью за дверную ручку. А вдруг все эти рассказы правда и там, за порогом стоит нечто...
- Оставь его в покое!!
- 4 -
- Я все равно не понимаю, почему мы не можем остановиться там? - недоуменно проговорил Грант, косясь на едва проблескивающую среди далеких деревьев крепостную стену какого-то города. Дорога, по которой они шли, вела окружным путем, но Черная Пустошь все еще продолжала оставаться по правую руку, мрачно поглядывая на них пустыми глазницами старых дупел в вековых деревьях.
- Я сказал, что мы нигде останавливаться не будем, - упрямо повторил Майэл, опираясь на свой посох, который он собственноручно вырезал пару часов назад из толстой ветки, валяющейся на дороге. Ноги все-таки стали его подводить.
- Но если мы можем нормально отдохнуть там... - продолжал упорствовать Грант. Майэл резко остановился, и резко повернувшись к вору, ткнул его посохом прямо в грудь. Ткнул жестко и больно, потому что Грант, ойкнув, вздрогнул и отпрянул назад.
- Послушай, ты! - гневно проговорил старый маг, наступая на продолжающего пятиться Гранта. - Пока продолжается это путешествие, ты обязан подчиняться мне, хочешь ты этого или нет!
Мужчина чуть покраснел и, набычившись, нагнул голову.
- Я не просился с тобой, старик, - сквозь зубы выплюнул он, сверкая побелевшими от внезапно нахлынувшей ярости глазами. - Это ты взял меня с собой. Теперь тебе кажется, что ты поступил неправильно?
Майэл, не ожидавший отпора, растерянно посмотрел в сторону, где стояли остальные, настороженно прислушиваясь к их разговору.
Джейси, чьи светлые волосы безжалостно трепал набежавший невесть откуда ветер, скрестила руки на груди, глядя то на Майэла, то на сосредоточенного Гранта. О чем думала ведьма в этот момент? О том, что раскол среди них предвещает нечто более серьезное?
Сабрина не сводила испуганных глаз с волшебника, словно боялась, что он причинит какой-нибудь вред ее любимому.
Майэл вполголоса выругался. Вечно эти боги вмешивают в свои дела смертных! Но почему на этот раз выбор пал на него?!
- Почему они ссорятся? - негромко спросил Морт у опустившегося на корточки Сторма. Оборотень, последнее время почти не принимающий свой звериный облик, сердито мотнул головой, исподлобья посматривая на возвышающегося над ним демона.
- Потому что приближается момент.
- Какой момент? - непонимающе проговорил Морт, своей спиной заслоняя вервольфа от людей. Сторм медленно разогнулся, все еще будучи скрыт мощной фигурой крылатого демона.
- Ты заметил, что все меняется? - вопросом на вопрос ответил он. Демон пожал плечами.
- Что именно?
Оборотень осклабился. Его ноздри раздувались, впитывая запахи: незнакомые и неприятные.
- Я чую, что развязка близка, - отрывисто бросил он, переступая с ноги на ногу и чувствуя босыми подошвами прохладную землю. - Мы взяли половину талисмана. Могущество стремиться вырваться на волю. И оно начинает манить к себе людей.
- Только людей? - чуточку насмешливо уточнил Морт. Сторм презрительно посмотрел на него.
- Существа вроде нас никогда не смогли бы понять эту силу полностью. Только люди, со всеми их достоинствами и недостатками, жаждой власти и готовностью убить ближнего своего за горсть золотых монет, сумеют разбудить спящее зло.
Морт усмехнулся и покачал рогатой головой, отступая в сторону.
- Ты говоришь слишком правильно, Сторм, - заметил он без удовольствия. - Откуда ты все это знаешь?
Вервольф взглянул на приятеля.
- Это знают все, - сухо сказал он. - Прислушайся к шепоту траву, демон. Поговори с матерью-землей. Перебросься парой фраз с лесными жителями. Гроза надвигается. Почувствуй ее.
С этими словами Сторм в два гигантских скачка, удивительно мощных для человеческого облика, с которым он пока не расстался, оказался рядом с Майэлом и присел, свернувшись, у его ног, пристально глядя на демона.
Морт нахмурился и посмотрел на небо. Бывшее чистым и безоблачным, оно вдруг показалось ему черным от набежавших ниоткуда туч, стремящихся поглотить землю и слить две стихии воедино. Словно чья-то злая воля вырвалась наружу и мечется по миру, ища себе пристанище.
Демон расправил крылья, будто собираясь взлететь, но остался на месте, продолжая вглядываться в ясные небеса. Он не обладал таким чутьем, как Сторм, и однако все равно почувствовал тот ветер перемен, о котором толковал ему оборотень.
- Мы идем дальше, - отрезал Майэл в ответ на браваду Гранту. Он снова обрел уверенность в себе, вспомнив, что перед ним всего лишь мальчишка, который никогда не познает то, что ведомо ему, старому волшебнику.
Вор еще сильнее стиснул зубы и оглянулся назад, ища поддержки. Но все молчали. Даже Сабрина, обычно всегда принимавшая его сторону, сегодня предпочла быстро отвести глаза, словно боясь встретиться с Грантом взглядом.
- Хорошо же, - пробормотал вор, сжимая и разжимая кулаки. Он понимал, что одному против всех ему не выстоять. С демоном и оборотнем он еще мог бы схватиться, но Майэл с Джейси...
- Куда идти? - спросил он так ровно и спокойно, словно и не было той маленькой стычки. Маг, принявший как должное его смирение, чуть улыбнулся.
- Пока прямо, молодой человек, все время прямо. А там будет видно. Рээль уже скоро, - он поудобнее перехватил свой посох и бодро зашагал вперед. Грант, немного поколебавшись, последовал за ним.
Сторм, поднявшийся с четверенек, подождал принцессу и вместе с ней неторопливо пошел за людьми.
- Ты идешь? - окликнула Джейси задумавшегося Морта. Демон, очнувшись, кивнул ей.
- Конечно, - он улыбнулся маленькой человеческой женщине и предложил ей руку настолько галантно, насколько был способен.
Джейси, немного поколебавшись, положила ладонь на могучее предплечье демона и вгляделась в его полыхающие красным глаза. Они были спокойны, как и глаза самой Джейси.
У Морта не было никакого желания посвязать ведьму в свои переживания.
- 5 -
...Темный бог сидит в своем любимом кресле и играет в шахматы с самим собой. В последнее время эта забава начинает ему приедаться, потому что у него нет достойных соперников, а сам у себя он он никак не может выиграть. Конечно, можно было бы предложить эту забаву Старшим богам, но вряд ли они променяют свою клетчатую доску подвластного им мира на его.
Где-то хлопает дверь, и Фангорн с досадой поднимает голову, задевая рукавом черную пешку и опрокидывая ее на пол. С досадой и с облегчением, потому что эта партия тоже грозит окончиться ничьей.
- Сын, - мелодичный голос Лориэн наполняет комнату, предваряя появление богини. Фангорн моментально вскакивает на ноги и в одну секунду приводит себя в порядок, не желая показываться на глаза матери в растрепанном виде.
- Ты здесь? - Лориэн заглядывает в комнату, и на ее красивом лице появляется улыбка. Темный бог улыбается в ответ и спешит к ней, чтобы поцеловать.
- Мама, что-то ты зачастила ко мне, - шутливо говорит он, помогая ей усесться. Лориэн вскидывает брови.
- Ты недоволен?
- Ну что ты, мама, - укоряет ее Фангорн и достает из воздуха небольшой чайничек с красным горячим напитком. Далее следуют такие же маленькие чашечки и блюдо с печеньем, которое так любит его мать. Конечно, она вполне может сотворить это чудо сама, но ей доставляет удовольствие принимать его из рук своего сына.
- Ты по делу или просто так? - осведомляется Фангорн, глядя на Лориэн. Богиня мудрости качает головой и отпивает глоточек необычайно вкусного чая, настоянного на травах.
- По делу, сынок. Сегодня по делу, - она отставляет чашку в сторону и внимательно вглядывается в черные глаза сына. - Я разговаривала со Старшими богами.
Фангорн напрягается и с такой силой сжимает тонкий фарфор, что он крошится в его пальцах.
- Прости, - бормочет он виновато, легким мановением руки устраняя беспорядок. - И что же они тебе обо мне сказали?
- Не только о тебе, - многозначительно говорит его мать. Темный бог настораживается.
- Рэйн?
Лориэн кивает.
- Она.
- И что же? - темный бог говорит равнодушно, пытаясь показать, что вампир его сейчас не волнует, но материнское сердце не обманешь. Богиня с теплой улыбкой кладет ладонь на колено сына.
- Они разрешили тебе ей помочь.
Требуется время, чтобы эта новость дошла все-таки до сознания Фангорн. И он не знает, радоваться ему или огорчаться.
Теплый ветер проникает в комнату сквозь распахнутое окно и принимает очертания юного бога весны.
- Старшие боги, - начинает он и осекается, замечая, что Фангорн не один. - Лориэн, и ты здесь?
- Здесь, - улыбается ему богиня мудрости и чуть кивает головой. - Думаю, по тому же поводу, что и ты.
Эйлос слегка краснеет и робко смотрит на темного бога, который даже не думает предлагать ему чай.
- Ты уже знаешь? - тихо спрашивает он. Фангорн сухо кивает.
- Да, я в курсе, - говорит он, вскидывая голову. - Но мне непонятно, по какой причине Старшие вдруг проявили такое великодушие?
Лориэн вздыхает и сжимает тонкими пальцами виски. Она чувствует, как внутри сына растет раздражение, и это мешает ей сосредоточиться.
- Они сказали, что теперь это не имеет значения, - встревает Эйлос, который подслушивал весь разговор Старших с Лориэн и поэтому может продолжать рассказ за нее. - Что так или иначе твоей любимице, - при этом слове лицо Фангорна искажает непонятная гримаса, - придется делать выбор. Не сейчас, позже, но этот день настанет.
- Выбор какого рода? - мрачно осведомляется Фангорн, все-таки наливая Эйлосу чашечку ароматного чая. Бог весны осторожно дует на горячий напиток и подносит его к губам.
- Этого они не сообщили, - продолжает вместо него Лориэн, справившись со своей мигренью. - Но, полагаю, все это связано с талисманом, который они ищут.
- Который они уже почти нашли, - педантично поправляет ее темный бог, поднимаясь на ноги и устремляясь к окну, за которым вовсю светит солнце. - Значит, я могу достать им четвертый фрагмент?
Он спрашивает об этом, зная, что последний фрагмент находится глубоко под водой, куда нет хода ни смертным, ни даже бессмертным, за исключением, разумется, богов.
- Можешь, - кивает Эйлос, расправившись со своей порцией чая. - Они сказали, что теперь уже все равно.
- Это я понял, - усмехается темный бог и жмурится от слишком заигравшегося солнечного зайчика. - А что будет потом, они сказали?
Лориэн переглядывается с Эйлосом, который внезапно становится серьезным, и эта серьезность странно смотрится на его молодом лице.
- Ей придется решить нашу судьбу, - тихо говорит она. Темный бог порывисто оборачивается к ней и пристально вглядывается в ее глаза.
- Как это может быть? - в его голосе слышится недоверие.
- Она должна будет пожертвовать тем, что ей дорого, - Лориэн, не отрываясь, смотрит на сына, ожидая, какое впечатление произведет на него эта новость. - Тем, что она так бережет.
Фангорн хмурится. Он знает, что дорого его вампиру.
- Но лишиться избранной для нее будет означать, что она и сама может погибнуть, - сосредоточенно говорит он, бросая короткий взгляд на Эйлоса. Тот пожимает плечами: он не в курсе.
- В этом и заключается выбор, - терпеливо объясняет Лориэн, сплетая и расплетая пальцы.
- Но почему? - недоумевает темный бог. - Неужели я был прав и Даниэль имеет самое прямое отношение к этому талисману? Предатель - она?!
Эйлос кашляет и качает головой.
- Не делай скоропалительных выводов, Фангорн, - в его голосе звучат наставительные нотки, но сегодня темный бог не обращает на это внимания. Он торопливо перебирает в памяти все то, что ему известно об эльфийской царице. "Да, это она, нет сомнений!"
- Значит, вот как, - темный бог хрустит пальцами, как обычный смертный. - И я, конечно, не могу ничего рассказывать Рэйн?
Лориэн пожимает плечами.
- Как хочешь, сынок. Старшие боги ничего не сказали по этому поводу. Можешь сказать ей, но ты полагаешь, что это хоть чем-нибудь поможет ей? Все уже предрешено.
Фангорн прикрывает глаза и снова отворачивается. Ох уж эти решения, которые приняты задолго до того, как появится тот, кто воплотит их в действительность! Неужели Старшим богам еще не надоело знать все наперед? Он готов поспорить, что они в курсе того, чем закончится эта эпопея с талисманом. Но тогда...
Темный бог резко вздыхает. Тогда они должны знать, что все кончится плохо, раз позволяют ему делать то, что раньше было строжайше запрещено!
- Сынок, - негромкий голос богини мудрости прерывает размышления Фангорна. - Мне пора.
- Да, и мне тоже, - вдруг спохватывается Эйлос и моментально взлетает вверх. Кивнув на прощание, он исчезает в небе, оставив о себе на память легкий аромат, сотканный из цветочной пыльцы, прохлады утреннего дождя и вкуса чистой колодезной воды, от холода которой сводит зубы.
Фангорн заставляет себя улыбнуться, прощаясь с матерью. Сегодняшняя их беседа не самая лучшая из тех, что у них были, но, пожалуй, самая важная.
- До свиданья, мама, - он легонько касается сухими губами теплой щеки богини. Лориэн улыбается, но в ее улыбке немного радости. Она знает, что расстроила сына.
- Сходи к ней, - мягко советует она, и темный бог кивает.
- Схожу. Обязательно схожу.
Лориэн, немного успокоенная тем, что ее сын выглядит спокойным и уверенным, еще раз целует его и начинает спускаться по дорожке, ведущей в долину. Она могла бы перенестись туда в мгновение ока, но ей доставляют удовольствие пешие прогулки. Уже почти дойдя до поворота, который скроет из ее вида замок сына, Лориэн все-таки оборачивается.

0

19

Фангорн стоит на том же самом месте, на котором она его оставила, и о чем-то думает. Вся его молчаливая высокая фигура выражает решительность и готовность следовать собственным идеалам. Ну, что же, быть может, он знает лучше, ведь как-никак именно ему подвластно все на этой земле...
- 6 -
Даниэль было скучно. Она уже несколько часов бродила по этому заброшенному дому, пытаясь отыскать хоть что-нибудь, что помогло бы ей скоротать время до прихода темноты. А там уж она отыщет то, чем себя занять.
Эльфийка запрокинула голову, вглядываясь в темный, покрытый паутиной потолок. Дом забросили давно, но внутри все еще оставалось по-прежнему, как было при хозяевах. Во всяком случае, так Даниэль сказал Ратон, который и посоветовал ей отправиться сюда, если она хочет побыть в одиночестве.
Одиночество было не совсем тем, чего желала душа эльфийки, но еще меньше ей хотелось сидеть весь день дома, ожидая, когда же придет Рэйн и устроит ей какую-нибудь очередную взбучку. Или постоянно ловить на себе взгляды сына Дилеана, которые ее раздражали. Постель - это одно, а какие-то постоянные отношения - совсем другое. Тем более, с человеком.
Даниэль провела ладонью по стулу с выгнутой спинкой, смахивая с него толстый слой пыл, и осторожно присела, пытаясь понять, не развалится ли он при неловком движении. Но стул был гораздо крепче, чем на казался на первый взгляд, и держался молодцом.
- Прелестно, - проговорила Даниэль и замерла, когда гулкое эхо принялось гулять по пустой комнате, отталкиваясь от стен и возвращаясь обратно к эльфийке. Эхо, наполнившее дом хоть каким-то подобием жизни.
Даниэль покачала головой и прислушалась. На этот раз не к окружающим звукам, а к своим собственным ощущениям. Ведь именно для этого она пришла сюда.
Рэйн вчера была с ней, этого нельзя было отрицать. Но Даниэль смутно понимала, что то, что случилось ночью между ней и Ратоном, еще больше разделило их с вампиром, если это, конечно, было возможно.
Эльфийка потерла пальцами виски и собралась было снова погрузиться в свои мучительные раздумья, как вдруг прохладный ветерок метнулся в комнате, словно заблудившись. Даниэль моментально вскочила на ноги. Она не тешила себя надеждами, что этот ветер был порождением ее собственных страхов или фантазией. Она очень хорошо знала, что сотворить его могло только одно существо. И оно сейчас было здесь.
- Оставь его в покое!! - раздалось рычание.
Холодный ветер с едва уловимым всплеском рванулся мимо эльфийки, с силой взметнув рыжие волосы. Даниэль вскинула голову, ища глазами Рэйн, но вампир продолжала прятаться в ветре, сбивающем с ног.
- О чем ты говоришь? - звучный голос эльфийки разорвал воздух.
- Я говорю о Ратоне, эльфийка. Не делай вид, что не понимаешь.
Даниэль застыла на месте, более не стараясь спрятаться от порывов разбушевавшегося ветра.
- По-моему, все честно, вампир, - насмешливо прокричала она, не замечая лезущих на глаза локонов. - У тебя есть Джейси, у меня - этот мальчик. Ты что-то имеешь против?
В ту же секунду разъяренное лицо вампира возникло прямо перед ней, выплыв из сгустившегося воздуха.
- Я просила тебя не трогать этих людей! - проревела она, и синее пламя, клубившееся вокруг, столбом взметнулось вверх. - А ты влюбила его в себя!!
Эльфийка подавила желание отшатнуться. Вместо этого она резко сказала:
- Не пытайся запугать меня, Рэйн, это тебе все равно не удастся.
Ветер моментально стих, и вампир шагнула вперед, становясь перед Даниэль. И только ее глаза продолжали гореть мертвенно-синим светом.
- Ты мелочна, Даниэль. Вот уж чего я от тебя не ожидала, - Рэйн застыла, глядя на эльфийку. - Зачем ты портишь ему жизнь? Что тебе нужно?
- То же, что и всегда. Я хочу играть на равных с тобой, - эльфийка вскинула голову, не отводя глаз. Она хотела дать понять вампиру, что не боится.
- Не пытайся, все равно не получится, - Рэйн подошла к эльфийке настолько близко, что видела, как трепещет страх в ее глазах при всем внешнем спокойствии. Даниэль знала, что стоит на грани и рискует в любой момент упасть. Конечно, даже вампиру было не под силу лишить ее жизни, но причинить физическую боль, которая будет напоминать о себе всю оставшуюся вечность... Такой участи не хотел никто из бессмертных. И тем более царица эльфов.
- Я всегда была сильнее тебя, - мягко проговорила Рэйн, но Даниэль отлично помнила, что под этой мягкостью скрывается сталь наподобии той, из которой был отлит меч вампира.
- Оставь мальчика в покое!
- Если ты откажешься от Джейси.
- Ты ставишь мне условия?! - вскинула брови Рэйн, и синий огонь снова заплясал вокруг нее. - Дорогая, ты не в том положении, чтобы делать это. К тому же, почему только Джейси? А как же тот мужчина, у которого я не так давно брала кровь?
Эльфийка рассмеялась резким неприятным смехом.
- В твоей жизни было только двое мужчин, к которым ты испытывала какие-то чувства. И ни один из них уже не будет с тобой.
Что-то неясное промелькнула на лице вампира, и Даниэль не сумела разобрать, что же именно это было. Она надеялась, что боль. Она хотела, чтобы это была боль.
Рука Рэйн молнией взметнулась вверх, и эльфийка захмурилась, понимая, что на этот раз сказала действительно лишнее. И не будет странным, если Рэйн все-таки докажет ей свое превосходство.
Однако, время неумолимо бежало вперед, а ничего не происходило. Даниэль открыла глаза, недоуменно глядя на вампира, застывшего перед ней. Ее рука так и была занесена, она словно превратилась в прекрасную статую, в которой единственно живыми казались сапфировые глаза. Потом Рэйн вздохнула, оживая, и ее губы сжались в тонкую линию.
- Это было бы слишком просто, - пробормотала она, будто и не видя, что Даниэль все еще стоит перед ней. Рука медленно опустилась, и длинные красивые пальцы сжались в кулак. Вампир сказала что-то еще, совсем тихо, едва шевельнув губами.
Эльфийка замерла, прислушиваясь. Она не знала, что именно хотела услышать, но ей казалось, что это может быть нечто важное. Как для Рэйн, так и для нее самой.
Рэйн вдруг вскинула голову, устремив взгляд куда-то в сторону двери, распахнутой особенно яростным порывом ветра. Даниэль невольно посмотрела туда же. И выругалась сквозь зубы.
На пороге стояла Мерайя и расширенными глазами смотрела то на вампира, то на эльфийку, словно не зная, кого из них бояться больше. Из-за ее спины выглядывали еще две девичьи мордашки: одна настолько же испуганная, другая более спокойная.
- Тааак, - протянула Рэйн голосом, который не предвещал ничего хорошего, потом быстрой вспышкой метнулась вперед и, втолкнув ничего не успевших понять девчонок внутрь, захлопнула дверь, привалившись к ней спиной.
- И что мы здесь делаем? - вкрадчиво поинтересовалась она. Эта вкрадчивость заставила девушек вжать головы в плечи, но Даниэль знала, что сейчас Рэйн играет на публику. Несмотря на то, что эльфийка серьезно разозлила ее, вампир никогда бы не позволила себе причинить вред невинному существу.
- Я... - губы Мер дрожали, когда она попыталась заговорить. - Мы...
Вампир усмехнулась этому ее страху и оскалилась, позволяя свои глазам зажечься синим пламенем. Даниэль, продолжающая стоять в сторонке, торжествующе улыбнулась и скрестила руки на груди.
- Кто вы такие? - одна из девчонок, темноволосая и темноглазая, оказалась побойчее и посмелее своих подруг, и, выпрямившись, посмотрела прямо на Рэйн.
- Кто мы такие? - Рэйн повернулась к эльфийке, привлекая всеобщее внимание к ней. Даниэль улыбнулась девушкам, немного мягче, чем хотела, решив сыграть на контрасте между ней и вампиром. Рэйн, разумеется, это поняла, и чуть кивнула. Ей начинала нравиться эта игра.
- Вы - гибриды?! - с оттенком ужаса в голосе произнесла Мер, не отрывая взгляда от Рэйн. Вампир расхохоталась, будто услышала нечто смешное.
- Нет, девочка, мы гораздо хуже, - вот уже в который раз ее план, включающий в себя пункт о том, чтобы не выдавать никому их настоящий облик, летел ко всем чертям. Но ей было все равно. В конце концов, они с Даниэль сумеют постоять за себя, если придется.
- Рэйн!! Рэйн!! - громкий мужской голос нарушил воцарившуюся было доме тишину, и Рэйн недоуменно нахмурилась. "А что здесь делает Дилеан?"
Даниэль презрительно скривила губы, когда мужчина появился в дверном проеме. Кажется, Ратон успел выболтать всему городу, куда она направилась. И это называется "побыть в одиночестве"?!
- Рэйн, - немного запыхавшийся Дилеан обвел удивленным взглядом компанию девушек, жмущихся друг к другу, потом посмотрел на Рэйн и протянул ей какую-то бумагу.
- Прочти.
- Почему я? - настала очередь вампира удивляться. Она развернула лист и быстро пробежалась глазами по написанному. Затем пожала плечами, возвращая бумагу Дилеану.
- Готовь армию.

Глава 6. "Ты вспомнишь..."

- Армию?! - с ужасом переспросил Дилеан, каким-то образом отыскав стул и сев на него, хотя все это время стоял к нему спиной. - Рэйн, о чем ты?
- Что в записке? - Даниэль подошла чуть ближе. Вампир на секунду повернула голову, взглянув на эльфийку, и снова обратилась к Дилеану:
- Кто передал ее тебе?
Мужчина пожал плечами, поглядывая на дочь, которая напряженно прислушивалась ко всему, что происходило.
- Какой-то паренек, я не запомнил.
Рэйн вскинула брови.
- А зачем ты принес ее мне?
Вопрос был интересным, и Даниэль навострила уши, готовясь услышать ответ.
- Та девушка, которую Ратон привел домой, - начал Дилеан, нервно потирая запястье. - Она сказала, что ты сможешь помочь.
Эльфийка насторожилась. "Какая еще девушка?"
Рэйн хмыкнула и покачала головой, уловив мелькнувшую и почти сразу же исчезнувшую мысль эльфийки. Ее глаза вновь пробежались по все еще испуганным лицам девушек. Чего уж теперь скрывать?
- Значит, тот, кто истребляет гибридов, решил выйти из тени, - нараспев произнесла она, приглаживая волосы. Дилеан все-таки поднялся со стула и встал напротив вампира.
- Я не понимаю, почему послушался ту девчонку и рванул сюда, - недовольно проговорил он. - Кстати, кто она? И почему Ратон притащил ее к нам в дом?
- Она гибрид.
Спокойствию, прозвучавшему в голосе Рэйн, можно было только позавидовать, но Дилеану в тот момент это даже не пришло в голову. Он на мгновение застыл на месте, переваривая услышанное, потом тряхнул головой и попытался рассмеяться.
- Рэйн, ты не знаешь, о чем говоришь! Ни один гибрид по доброй воле не пойдет в город!
Последнюю фразу он произнес не так уверенно, как первую, и взглянул на Даниэль, будто ища поддержки. Эльфийка же лишь пожала плечами. "Если Рэйн говорит, ей можно верить. Она не бросает слова на ветер. Если только это не те слова, которыми можно ранить..."
- Папа! - Мер, наконец, опомнилась и бросилась к отцу, ища у него защиты и поддержки. - Немедленно прогони их! - ее дрожащий палец уперся прямиком в Рэйн. Вампир негромко рыкнула, оскалившись, заставив и Мер, и Дилеана попятиться назад.
- Ч-ч-что это? - прозаикался мужчина спустя минуту ошарашенного вглядывания в мерцающие глаза Рэйн. - Кто ты такая?! И ты?! - он резко повернулся к помалкивающей Даниэль, о которой было забыл на время. - Не стой так близко ко мне!!
Эльфийка рассмеялась и послушно отступила.
- Папа, ты видишь? - Мерайя требовательно подергала отца за руку. - Они обманули тебя, втерлись в доверие, а теперь... - она замолчала, очевидно, представив, что может случиться теперь.
- Рокси, ступай к отцу, - приказным тоном обратился Дилеан к темноволосой подруге дочери. - Пусть соберет мужчин и приведет сюда. Мы...
Он не договорил, изумленно воззрившись на то, как Рэйн небрежным жестом делает какие-то быстрые пассы перед застывшими лицами девушек, потом что-то шепчет им на ухо и отпускает.
Даниэль, внимательно наблюдающая за всем происходящим, одобрительно кивнула. Вампир забрала у них память и отправила восвояси. Что ж, единственно разумный поступок в данной ситуации. Что еще с ними делать? "Неплохо было бы еще и с этой парочкой сделать то же самое". Эльфийка перевела взгляд на Дилеана, который свел брови в одну линию, следя за тем, как Тэсса и Роксана поочередно покидают комнату, ни на что не реагируя.
- Что ты сделала с ними? - истерически завопила Мерайя, вырываясь из рук отца и кидаясь вдогонку. Но дверь захлопнулась перед самым ее носом так быстро, что девушка едва не стукнулась о нее лбом.
- Стой на месте, - произнесла Рэйн, опуская руку и прислоняясь спиной к дверному косяку. Даниэль подошла к ней, становясь рядом и кладя ладонь на ее плечо. Она знала, что вампир очень редко пускала в ход свои возможности, потому что восстановить потом утраченные силы было довольно трудно и хлопотно. Впрочем, ситуация сейчас была форс-мажорной, и приходилось действовать согласно обстоятельствам.
- Кто ты? - в очередной раз спросил Дилеан, весьма вяло, очевидно, не очень-то рассчитывая на ответ. Рэйн вздохнула и выпрямилась. Даниэль отметила, что она не просит ее убрать руку.
- Вампир, - нехотя пробурчала Рэйн, демонстрируя свой великолепный оскал. Мер снова взвизгнула и прижалась к отцу. Желание спрашивать, что там случилось с ее подружками, почему-то пропало.
- Все с ними в порядке, - отозвалась на ее мысли Рэйн, морщась: сейчас даже это простое действие слишком стремительно заставляло ее силы таять. Забирать память всегда очень сложно, это один из самых энергоемких процессов, подвластных вампирам.
- Предлагаешь поверить тебе? - фыркнула Мерайя, чувствуя себя в полной безопасности рядом с отцом.
- Предлагаю, - согласно кивнула вампир, наконец, аккуратно снимая руку эльфийки со своего плеча. Но сделала она это столь мягко, что Даниэль даже в голову не пришло обидеться или разозлиться.
- А кто она? - Дилеан перевел взгляд на Даниэль, пробегая по ней глазами. Странно, но в них уже не было ни страха, ни гнева, ничего такого, что могло бы навести на мысль о том, что он весьма негативно отнесся к признанию Рэйн. А может, она и над ним поколдовала?
- Позвольте вас познакомить, - без тени иронии проговорила Рэйн, выводя Даниэль из-за своей спины. - Дилеан, приветствуй ее величество царицу эльфийскую, Яростную Повелительницу Сумеречных Гор.
Даниэль склонила голову, подтверждая то, что Рэйн ничего не напутала.
Мужчина какое-то время стоял неподвижно, потом вдруг опустился на одно колено.
- Мне выпала великая честь увидеть вас, ваше величество, - его голос неподдельно дрожал, когда он говорил это. Даниэль удивленно вскинула брови, переглядываясь с Рэйн. Но вампир сама не понимала, почему все, сказанное ею, вызвало такой ажиотаж.
Мер с отвращением посмотрела на коленопреклонного отца.
- Встань, - произнесла Даниэль, с удовольствием чувствуя, как к ней возвращается утерянное было величие. - И скажи мне, почему ты так ведешь себя?
Дилеан послушно встал на ноги. Теперь он улыбался, словно и не было тех минут, когда он готов был натравить на своих гостей весь город.
- Ты принесешь нам победу!! - излишне громко воскликнул мужчина, и эхо вновь загуляло по дому. Эльфийка поморщилась.
- Тише! Победу в чем?
- Маги объявили войну, - послышался мрачный голос Рэйн, которая решила вмешаться. Она отлепилась от двери и прошла вперед, ближе к Дилеану.
- Маги? - Даниэль смотрела на вампира. - Те самые, которые истребляют гибридов?
Рэйн кивнула.
- Точнее, один-единственный маг, - в ее голосе послышалось отвращение. - Полагаю, единственный, который остался с тех времен, когда волшебники правили этим миром. Они, конечно, живучи, но все же смертны. Этот выжил. Так он написал в этой самой записке. И, очевидно, он решил возродить традицию правления, - Рэйн вдруг усмехнулась. - Что ж, по крайней мере, он не одинок в этом своем желании.
Пропустив мимо ушей ехидное замечание, долженствующее представлять камень в ее огород, Даниэль снова повернулась к Дилеану.
- Но при чем здесь я? Каким образом я сумею принести вам победу?
- Но как же, - Дилеан вроде как немного растерялся. - Вы ведь уже двадцать лет, как помогаете нашему городу.
Эльфийка закатила глаза и что-то неразборчиво пробормотала. Вампир хмыкнула.
- Дело в том, что Даниэль уже 25 лет, как передала трон. Теперь там правит Мелора.
- Мелора? - Дилеан улыбнулся. - Я видел ее один раз, но не думал, что она царица. Очень приятная девушка.
Даниэль скрипнула зубами, но промолчала. А Рэйн с удивлением подумала, что, похоже, в этом городе плохо осведомлены о правлении Яростной царицы. Или же просто считают, что она бы их не тронула, начнись война.
Мерайя, про которую все, казалось, забыли, опустилась на стул и съежилась там. В ней боролись две крайности, одна из которых хотела, чтобы девушка немедля убежала отсюда, а другая требовала, чтобы она осталась и послушала то, о чем здесь будет идти речь.
- Так кто же та девушка, которую привел Ратон? - Дилеан посмотрел на сосредоточенную Рэйн. Вампир небрежно отмахнулась от него.
- Я же сказала, она гибрид.
Мужчина колебался, словно никак не мог решить, хорошо это или плохо.
- Но что она тогда делает в городе? - внезапно подала голос Мер. Рэйн повернулась к ней.
- Она не помнит, кто она такая. С ней случилось нечто похожее на то, что я сотворила с твоими подругами, с тем только исключением, что они забыли лишь сегодняшний вечер, а она - всю свою жизнь.
- Существенная разница, - пробурчала Мер, снова замолкая.
- Иди домой, Дилеан, - посоветовала Рэйн. - И собери совет города. Через час я и Даниэль появимся там, чтобы решить, как поступить.
Мужчина не стал спорить и, подхватив Мерайю, вместе с ней скрылся за дверью.
- Ты собираешься спасать этот город? - осведомилась Даниэль, дождавшись, когда стихнут шаги в коридоре. - Я думала, ты не заботишься о людях.
- Я не забочусь о них, - хмыкнула Рэйн. - Я только хочу понять, почему там, где мы появляемся, всегда что-нибудь случается.
- Ты, как всегда, зришь в самый корень проблемы, моя дорогая!
Эльфийка в унисон с вампиром обернулись на раздавшийся насмешливый мужской голос, чтобы увидеть, как выходит из темноты высокий красивый мужчина в черных одеждах.
- Мое почтение, - он вежливо склонил голову, заметив глядящую на него во все глаза Даниэль. - Мы знакомы заочно.
- Фангорн, не старайся, она твои усилия не оценит, - Рэйн вздохнула и улыбнулась, но это было не тем, что она предпочла бы сделать. - Хотя бы потому, что ты знаешь о ней больше, чем она о тебе.
Эльфийка повела плечом, показывая, что все эти подколки на нее не действуют.
- Мне надо поговорить с тобой, Рэйн, - внезапно серьезно произнес Фангорн. - Наедине.
Рэйн нахмурилась, посмотрела на Даниэль, потом снова на темного бога.
- У меня нет от нее секретов, - сказала она, наконец. Если эльфийка и удивилась, то никак этого не показала. Она была не в той компании, чтобы демонстрировать свои эмоции.
Фангорн немного помолчал, поглядывая на Даниэль и словно колеблясь.
- Хорошо, - решился он. - Слушай, - он взмахом руки пододвинул к себе стул и сел на него. - Судьба мира в твоих руках.
Рэйн и Даниэль переглянулись, и вампир засмеялась.
- О чем ты, Фангорн? Я не Мессия, который принесет людям освобождение. Это же просто смешно.
- Смешного в этой версии мало, - поморщился бог, потирая нахмуренный лоб. - Старшие боги отвели тебе главную роль в этой постановке.
Вампир кашлянула и подошла к богу чуть ближе.
- О чем ты говоришь, Фангорн? - в ее голосе не было уже никакого намека на смех. - Какая постановка? Это как-то связано с талисманом?
- Еще как связано, - неприветливо буркнул Фангорн, которого все еще стесняло присутствие Даниэль. Эльфийка, чувствуя настроение небожителя, тихонько отошла в сторону, стараясь скрыться из поля зрения бога.
- Что с ним? - продолжила вопросы Рэйн. Фангорн резко встал.
- Кто-то, кому нужен талисман, назначил тебя главной пешкой, которой можно пожертвовать.
- Приятное сообщение, - сухо проговорила Рэйн. - И как скоро меня положат на алтарь?
- Ты давно на нем лежишь. С самого начала этой эпопеи с поисками талисмана, - темный бог прошелся по комнате, легкими щелчками пальцев заставляя свечи появляться из воздуха и зажигая их. - Старшие уже все знают.
- Они причастны ко всему этому? - подала голос Даниэль.
- Причастны, - подтвердил бог, не глядя на эльфийку и отдавая все свое внимание только напрягшейся Рэйн. - И мне разрешено тебе помогать, поскольку все равно дело почти сделано.
Если бы у Рэйн было время на размышления, она бы, возможно, сумела бы облечь свои мысли в более удобную форму. Но у нее этого времени не было.
- В общем, я так поняла, что завершать все предстоит мне, хочу я этого или нет, правильно? - подытожила она услышанное. Темный бог улыбнулся, но в этой улыбке не было ничего веселого.
- Кто-то все равно должен был это сделать.
- И все те злосчастья, что происходят с нами, случаются лишь от того, что я мешаю выполнению чьего-то плана? - проговорила Рэйн, будто и не слыша слов Фангорна.
Даниэль, все еще продолжающая молчать, незаметно усмехнулась. Как обычно, Рэйн в эпицентре всех событий. Кто бы сомневался!
- Это не просто чей-то план, - Фангорн покачал головой, подходя совсем рядом к Рэйн и приподнимая двумя пальцами ее подбородок. - Старшие боги знают, чем все кончится. Исход уже предрешен. И ты ничего не сможешь сделать.
Вампир оттолкнула его руку. Без особой ярости, но бог понял, что его слова ее разозлили.
- Я никогда не шла на поводу у богов, - тихо произнесла она, глядя прямо в черные глаза Фангорна, которые не выдавали того, что таилось в душе их обладателя. - Решено там или не решено, ничего не кончится так, как угодно богам. Во всяком случае то, что касается меня и моих друзей.
Фангорн согласно кивнул, выпрямляясь.
- Я уже позаботился о них, - сообщил он. - В этот город они не пойдут.
Рэйн не стала спрашивать, как, что да почему. Она знала, что богу можно верить.
- Отлично, - она подошла к двери и вдруг остановилась, замерев.
- А твои боги знают, останусь я в живых или нет? - тихо спросила она, не поворачиваясь. Странная формулировка вопроса для мертвого.
Темный бог улыбнулся одними уголками губ.
- Неужели тебя это волнует?
Ответа ему послужило лишь громкое хлопанье двери. Фангорн пожал плечами и, наконец, соизволил посмотреть на эльфийку, оставшуюся в комнате. Поскольку ни он, ни она не собирались продолжать светские разговоры, какое-то время в помещении царило молчание. Пока темный бог не проговорил самым учтивым тоном, на какой только был способен:
- Ты хотела что-то у меня спросить?
Эльфийка даже бровью не повела, заметив в его голосе легкую насмешку.
- Я хочу узнать то, чего не узнала у тебя Рэйн, - холодно сказала она. - Что будет с оставшимися частями талисмана?
Темный бог едва удержался, чтобы не скрипнуть зубами. Ему совершенно не хотелось ничего говорить этой предательнице. А в том, что именно эльфийка подставила под удар его вампира, он уже не сомневался.
- Третий фрагмент вы получите у твоих сородичей, а четвертый я принесу вам сам, - с этими словами он поспешил раствориться в воздухе, дабы быть избавленным от дальнейших расспросов. Эльфийка задумчиво посмотрела на белое облачко, быстро развеявшееся в комнате, мотнула головой и поспешила следом за Рэйн, догадываясь, куда она могла направиться.
- 2 -
- Ты знал, что она эльфийка?!
Слегка побледневший от гневного тона отца Ратон отчаянно мотал головой, не понимая, почему Дилеан не хочет ему верить.
Признаться, он был слегка ошарашен, когда Мер ворвалась в дом, что-то крича о вампирах, наводнивших город. Чуть позже, дождавшись прихода отца, Ратон узнал, что вампиров не так уж много, всего один, да еще и в компании с эльфом. Точнее, эльфийкой.
Мысль о том, что он предавался страсти с царицей эльфов, которую сами пресветлые называли Яростной, Ратона впечатлила. Он вообще был юношей впечатлительным, несмотря на внешность взрослого мужчины. И ноги его задрожали, когда он представил себе, что Даниэль могла с ним сделать.
- Я не знал, отец, клянусь тебе, - прошептал он, усиленно моргая. Дилеан еще какое-то время пристально смотрел на него, потом кивнул и похлопал сына по плечу.
- Верю, - коротко сказал он и отошел в сторону, к столу, на котором уже лежал меч, доставшийся ему от отца. Галара, до поры до времени стоявшая в стороне, схватила мужа за руку.
- И что теперь? - спросила она, пытливо вглядываясь в его суровое лицо. Дилеан взял ее руки в свои и мягко поцеловал ладони.
- Будет война, дорогая, - спокойно, но твердо сказал он. Выражение лица женщины не изменилось.
- И ты будешь воевать?
- Да, - Дилеан улыбнулся ей. - Я буду защищать свой дом и семью.
- И погибнешь.
- Если придется.
Краем уха слушая разговор родителей, Ратон молча смотрел на притулившуюся в углу Искру, которая старалась никому не попадаться на глаза лишний раз.
Искра чувствовала, что гроза, внезапно сгустившаяся вокруг Везентиса, имеет к ней отношение. Но вот какое? Не она ли явилась причиной тех бед, что обещает обрушить на город тот самый маг, пославший Дилеану записку? А если она, то что с ней будет? Пощадят ли ее жители? Или же...
Девушка моргнула и натянула платье на колени, словно пытаясь защитить их от холода. Она не хотела умирать. Но ей некуда бежать. Снова в лес она не вернется, ведь где-то там бродит тот, кто ранил ее.
Она вздохнула и посмотрела на Галару, которая промыла ей рану и перевязала. Это было несколько часов назад, а потом... А потом появился тот мальчишка с посланием, встревожившим всех без исключения. Странно, но город вдруг напомнил Искре растревоженный улей. Где-то в глубине сознания она почти слышала жужжание пчел. Конечно, это было не больше, чем воображение, но звук был таким реальным...
- Ты созвал Совет? - спросила Галара, следя, как муж прилаживает на пояс ножны с мечом. Дилеан, не глядя, кивнул.
- Они уже собрались, - он вытащил клинок, проверяя его готовность. - Ждут только меня и...
Его прервали чьи-то быстрые шаги, эхом пронесшиеся по коридору.
- И их, - докончил мужчина, даже не обернувшись, когда Рэйн прошла в комнату и окинула всех присутствующих внимательным взглядом.
- Полагаю, уже все в курсе, кто я такая? - звучно спросила она и удовлетворенно кивнула в ответ на мрачное молчание.
- Отлично, тогда не будем тратить время на церемонии, - она огляделась, ища Искру.
- Рэйн, я тут, - словно прочтя ее мысли, девушка поднялась со стула, нервно сцепив пальцы и пытаясь улыбаться.
- Ты останешься здесь, - тихо сказала ей Рэйн, становясь рядом и глядя на нее сверху вниз. - Галара присмотрит за тобой.
- Почему мне нельзя пойти с вами? - робко спросила Искра. Вампир помолчала прежде, чем ответить. Она не хотела пока сообщать городскому Совету, что один из гибридов здесь и находится недалеко от них. Испуганные известием о надвигающейся опасности, люди могли выкинуть все, что угодно. А Рэйн не собиралась терять девушку. Она хотела вернуть ей память и знала способ, как это сделать. Вампиры ее уровня умели не только лишать воспоминаний, но и возвращать их. И она это сделает сразу же, как только прояснит ситуацию в городе.
- Потому что тебе грозит опасность, - произнесла она, решив сказать почти правду. В глазах Искры появилась такая мука, что Рэйн внезапно стало очень жаль ее. Она почувствовала боль, которую испытывала девушка. Боль от незнания собственных поступков.
- Это ведь я виновата, да? - прошептала Искра срывающимся голосом, не отрывая умоляющего взгляда от спокойного лица Рэйн.
- Виновата в чем? - чуточку удивленно спросила Рэйн.
- В том, что этот маг собрал столько силы, - опустила голову Искра, и голос ее потух, как тухнет на ветру пламя свечи. Вампир, немного поколебавшись, коснулась ладонью щеки девушки, заставляя ее снова поднять голову.
- Никто ни в чем не виноват, - мягко сказала она, видя, как мерцают две одинокие слезинки, скатившиеся из уголков серо-желтых глаз Искры. - Тем более ты.
- Но я чувствую, что каким-то образом причастна ко всему! - горячо зашептала Искра, сжимая тонкими пальцами запястье Рэйн. - Я не помню этого, но чувствую! Почему?! Что я сделала?!
Вампир почти нежно привлекла ее к себе, позволяя расплакаться у нее на плече, и взглянула из-за завесы темных волос на молчащих людей, которые имели несчастье приютить их.
- Совет не любит ждать, - проговорил Дилеан, подходя к дверям. Рэйн кивнула ему и усадила Искру на стул.
- Послушай, - сказала она ей, - дождись меня, я все тебе объясню, хорошо?
Девушка покорно кивнула, шмыгая носом. Ей внезапно стало все равно, что будет дальше.
Рэйн улыбнулась ей и повернулась к выходу. И ее синие глаза тотчас заметили эльфийку, стоящую на пороге. Эльфийку, чей облик выражал собой недовольство.
Чем именно была недовольна Даниэль, Рэйн не интересовало. Как не интересовало ее и то, как отнесутся к предстоящей войне старцы из Совета. Почему именно старцы? Да потому что все городские советы, которые Рэйн встречала на своем пути, состояли почти исключительно из старцев. Вряд ли этот городок отличается от своих собратьев.
- 3 -
- Значит, избегать городов тебе приказал Фангорн? - Джейси посмотрела на сидящего около костра Майэла. Старый маг нехотя кивнул и помешал палкой дрова, заставив взметнуться вверх целый столп искр.
- А еще он приказал молчать и не трепаться каждому о своем приказе, - мрачно буркнул он, отводя глаза в сторону. Джейси улыбнулась и похлопала его по плечу.
- Я никому не скажу, не бойся
- Именно поэтому я тебе и доверился, - вздохнул Майэл, и некое подобие улыбки появилось на его обветрившихся губах. - Я не могу понять, зачем богам нужно, чтобы мы загоняли себя, не имея возможности остановиться и нормально отдохнуть?
Ведьма немного помолчала, раздумывая.
- Он сказал тебе, что это как-то связано с Рэйн, - она сменила положение тела, садясь поудобнее. - Значит, мы можем помешать ей.
- Каким образом? - продолжал недоумевать Майэл. - Я уверен, что они с Даниэль уже давно в Рээле.
А вот Джейси в этом почему-то сомневалась. Она, конечно, не стала говорить о своих сомнениях волшебнику, чтобы не тревожить его лишний раз, но все равно мысли из головы никуда не денешь. Та самая связь, которая установилась между ведьмой и вампиром, не давала Джейси покоя. Она заставляла девушку постоянно думать о том, что происходит вдали от их компании, медленно, но уверенно, бредущей по направлению к эльфийскому городу.
Почему Рэйн до сих пор не выходит на связь? Даниэль говорила, что в Рээле есть маги, значит, они давно должны были дать о себе знать. Этого не происходило. Вывод напрашивался только один: что-то случилось. Не зря ведь сам темный бог почтил своим визитом скромного старого волшебника.
Джейси поморщилась, когда жар от костра полыхнул ей в лицо, и отодвинулась подальше. День был в самом разгаре, и тепла вполне хватало.
Ведьма еще раз посмотрела на молчащего Майэла и перевела взгляд на стоящего в отдалении Гранта. Который очень громко и яростно беседовал о чем-то с Сабриной. Принцесса имела весьма жалкий вид, но пыталась храбриться и даже что-то отвечала на особенно раздраженные реплики вора.
Джейси поморщилась. Эти их ссоры продолжались уже несколько дней. Объективных причин для их возникновения Джейси обнаружить не сумела, поэтому решила, что милые бранятся - только тешатся. Сами разберутся. Однако, время шло, а мириться голубки не собирались. Напротив, их перебранки становились все более гневными раз от раза. Вот и сейчас...
Ведьма даже привстала, когда Грант резко занес руку над сжавшейся Сабриной. "Неужели ударит?!"
Но нет, вор постоял так с занесенной рукой какое-то время да и ушел. Принцесса печально посмотрела ему вслед, потом обернулась, словно почувствовав, что на нее смотрят. Джейси не успела отвести глаза, и ей пришлось выжать из себя улыбку, чтобы не расстраивать Сабрину еще больше. Сабрина невесело улыбнулась в ответ, приветственно махнула рукой и двинулась в направлении, совершенно противоположном тому, в котором скрылся Грант.
- Ты тоже заметила, что с ними что-то приключилось?
Ведьма посмотрела на заговорившегося с ней Майэла.
- Тут и слепой заметит, - усмехнулась она, покусывая сорванную травинку. - Мне интересно, что же с ними происходит?
- Меня гораздо больше интересует, что происходит со всеми нами? - заметил Майэл, снова возвращаясь к помешиванию палкой в костре. Джейси немного понаблюдала за ним, потом поднялась на ноги и, обреченно вздохнув, пошла следом за принцессой. Так, на всякий случай.
- 4 -
- И что ты им скажешь? – Даниэль шла следом за вампиром, пытаясь приноровиться к ее широкому шагу.
Рэйн искоса взглянула на эльфийку, совершенно не собираясь обращать внимание на эти попытки.
- То же самое, что и Дилеану, - буркнула она, обгоняя идущего впереди мужчину, о чем-то весело беседующего с симпатичной девушкой. Обогнать без приключений не удалось, хотя Рэйн и старалась. Старания успехом не увенчались, она все равно задела мужчину плечом. Даже не удосужившись извиниться, вампир ускорила шаг, пропуская мимо ушей все те нелестные прозвища, которыми не постеснялся наградить ее мужчина. Будь у Рэйн немного больше времени, она бы не преминула задержаться и объяснить ему, как следует вести себя в присутствии девушки. «Ему очень повезло…»
- Про войну? – Даниэль слегка запыхалась, но все еще не отставала от Рэйн. Вампир поморщилась.
- Не говори так громко, вовсе не обязательно, чтобы каждый слышал об этом.
Эльфийка кивнула и, немного поколебавшись, взяла вампира под руку.
- Не торопись так, - сказала она в ответ на слегка удивленный взгляд Рэйн. – Ты же видишь, я не успеваю.
- Тебе незачем было идти с нами, - Рэйн посмотрела на Дилеана, идущего в некотором отдалении от них, словно он стеснялся или боялся показать всем, что знаком с ними. Рэйн это было непонятно, поскольку весь город и так знал, что Дилеан приютил у себя двух незнакомок, которых нашел в Черной Пустоши.
- Почему нет? – осведомилась Даниэль, чуть крепче сжимая локоть Рэйн, когда ей показалось, что вампир собирается высвободиться. – Я царица эльфов. Захватив этот несчастный городок, маг двинется дальше. И я почему-то догадываюсь, куда именно.
- Это еще не факт, - возразила Рэйн, все-таки замедляя шаг. Ей не хотелось, чтобы Даниэль появилась перед городским советом раскрасневшаяся и запыхавшаяся. К тому же, эльфийка в чем-то была права: спешить было некуда.
- Я-то думала, ты скажешь: «Какая царица, дорогая?» - хмыкнула Даниэль, искоса поглядывая на Рэйн. И добилась, чего хотела: на губах вампира проскользнула и тут же исчезла усмешка.
- Ты сама это сказала, - Рэйн вдруг остановилась прямо посреди дороги. Даниэль, не успевшая сообразить, что к чему, по инерции прошла еще пару шагов, когда почувствовала, что что-то не пускает ее дальше.
- Что случилось? – несколько недовольным тоном проговорила она. Недовольным, потому что ей пришлось попятиться назад, а она этого не любила.
- Я просто подумала, - Рэйн отошла в сторону, дабы не привлекать к себе ненужного внимания со стороны населения города, которое, не подозревая ни о каких войнах, мирно занималось своими делами. – О том, что вполне вероятно, что эти люди не умеют воевать.
Эльфийка, застыв на секунду, присмотрелась к промелькнувшим мимо них, спрятавшихся под навесом какого-то магазинчика, людям.
- Может, и не умеют, - с некоторым сомнением в голосе сказала она. – А нам какое дело?
Рэйн легонько надавила указательным пальцем на ее лоб.
- Глупая ты, - необидно произнесла она. – Мы же здесь, правильно?
- Ну, правильно, - неохотно подтвердила Даниэль, все еще не понимая, к чему клонит вампир. – И что?
- А то, - наставительно сказала Рэйн. – Война все равно будет, пойми ты это. Как там сказал Фангорн? Я – лучшая приманка для того, кто покушается на этот чертов талисман! – при этих словах голос Рэйн опасно повысился, но она сразу же благоразумно вернула его в прежнюю тональность.
- Кстати, о приманке, - осторожно сказала Даниэль, убирая руку с локтя вампира. – Почему именно ты?
- Я сама задаюсь этим вопросом, - вздохнула Рэйн, оглядываясь и отмечая, что они остановились не где-нибудь, а рядом с винным магазином. «Эх, напиться бы от подобных новостей, так ведь никакого смысла…»
Увы, испытать почти забытое удовольствие от действия вина она могла, лишь отведав крови того, кто недавно это самое вино пил.
- Кто там разберет этих богов, - хмыкнула она, наконец, отвлекаясь от собственных мыслей, и полезла в карман. Даниэль подозрительно посмотрела на вынутые золотые монеты.
- Ты собираешься делать покупки СЕЙЧАС? – последнее слово она так выделила голосом, что Рэйн аж вздрогнула.
- Ну да, - она недоуменно посмотрела на эльфийку. – Тебя что-то смущает?
Даниэль закатила глаза.
- О великие боги! Ты же сама говорила, что война на носу!
Рэйн засмеялась, подбрасывая монеты на ладони.
- И что с того? – поддразнила она эльфийку, направляясь в магазин. – Жди меня здесь, - приказала она, скрываясь за дверью.
Даниэль ошарашенно поглядела ей вслед, затем мотнула головой и присела на скамейку, которая стояла как раз напротив входа.
На самом деле, настроение у нее было не такое плохое, как она всеми силами старалась показать. Военные действия всегда вызывали в ней целую бурю эмоций. А уж если ей приходилось самой в них участвовать…
Эльфийка едва удержалась от того, чтобы не расхохотаться. Не сделала она этого только потому, что ей совсем не хотелось, чтобы проходящие мимо люди приняли ее за сумасшедшую. В принципе, на самих людей ей было наплевать, но ведь она не сомневалась в том, что эта новость о ее сумасшествии разнесется далеко, тем паче, что Рээль был под боком.
Кстати, о боке. Даниэль аккуратно провела рукой там, где совсем недавно была рана от того дурацкого меча. Провела машинально, поскольку боли никакой уже не было, шрама тоже не наблюдалось, как бы сильно она не изгибалась перед зеркалом.
Эльфийка вздохнула и откинулась назад, внимательно осматривая улицу. «Интересно, что будет, когда мы попадем пред очи этого Совета?» Она задумчиво прикусила губу, не отвечая на призывную улыбку какого-то немолодого уже слегка полноватого мужчины, остановившегося в паре шагов от нее и теперь рассматривавшего ее самым внимательным образом. «Наверняка, Рэйн закатит речь на полчаса, живописуя все те ужасы, которые могут случиться, если город в кратчайшие сроки не соберет армию для защиты».
Эльфийка глубоко вздохнула и прикрыла глаза. И совершенно зря, как она убедилась спустя буквально несколько секунд.
- Позвольте присоединиться к вам? - приторно сладкий голос того самого любопытного мужчины раздался совсем рядом с ухом эльфийки, и она, еще не открыв глаз, уже отпрянула в сторону. Она не любила, когда без разрешения вторгались в ее личное пространство.
- Не позволю, - буркнула она, без удовольствия осматривая невысокого светловолосого мужчину, который все продолжал улыбаться, демонстрируя великолепные белые зубы.
- Что так? - поинтересовался мужчина и все равно опустился на скамейку. Даниэль чуть подвинулась, но не встала. Внезапно ее разобрало любопытство. Она с наглым интересом уставилась на мужчину, разглядывая его во всех подробностях.
Заметив этот самый интерес к его персоне, мужчина приосанился и пригладил небольшую аккуратную седоватую бородку, обрамлявшую его узкое хитрое лицо. На вид ему было лет 50, а может, и больше, эльфийка не очень хорошо разбиралась в возрастах людей, ведь живут они несравнимо меньше, чем эльфы, и старятся, соответственно, гораздо быстрее.
- Мое имя Бэл, - продолжил все тем же воркующим тоном мужчина, подвигаясь поближе к Даниэль. - А ваше, прекрасная госпожа?
Даниэль усмехнулась. Рэйн наверняка посмеется над ней, если она решит завязать знакомство с ним. Впрочем, это ее дело, а мужчина казался ей забавным. Разумеется, она догадывалась, зачем он хочет познакомиться с ней, но это ее совершенно не отпугивало.
- Даниэль, - милостиво произнесла она, делая свою улыбку более приветливой. Бэл весь засиял и очутился вдруг совсем уж рядом с эльфийкой. Так, что Даниэль почувствовала его дыхание, которое было неожиданно прохладным и пахло мятными листами.
- А может быть, красивая госпожа позволит недостойному слуге пригласить ее куда-нибудь поужинать? - зашептал он ей на ухо. Эльфийка едва сдержалась, чтобы не рассмеяться ему в лицо.
- Может быть, - туманно пообещала она, продолжая улыбаться. "Знал бы он, какая опасность угрожает его городу, вероятно, и не подумал бы меня приглашать".
- Нет, ну тебя положительно нельзя оставить и на пару минут в одиночестве, - послышался низкий недовольный голос, и в поле зрения эльфийки возникла Рэйн, в руках которой виднелась большая бутыль с вином. Не успев подумать о том, что вечно вампир появляется в неподходящее время, Даниэль с оживлением принялась ждать реакции Бэла. Обычно реакция мужчин на Рэйн была одинаковой. Однако, Бэл обманул ожидания эльфийки.
- У прекрасной госпожи, оказывается, есть не менее прекрасная подруга! - воскликнул Бэл, буквально пожирая жадным взглядом высокую фигуру вампира. Рэйн недоуменно вскинула брови, поглядывая на Даниэль. Эльфийка кашлянула.
- Рэйн, это Бэл, мой новый... знакомый.
- Заводишь друзей? - усмехнулась вампир и, ничуть не усомнившись, сунула слегка опешившему мужчине в руки ту самую бутыль с вином. - Пойдешь с нами.
Бэл радостно согласился
Даниэль, никак не ожидавшая подобного развития событий, вскочила на ноги.
- Так ведь... - начала было она, но Рэйн весело взглянула на нее и подмигнула.
- А вдруг пригодится? - она хлопнула Бэла по плечу. - Ты кто такой будешь?
- Я профессиональный биограф, госпожа, - с готовностью отозвался мужчина, поспешая на двумя женщинами. Вампир усмехнулась и снова посмотрела на эльфийку.
- Всегда мечтала, чтобы моя жизнь попала на страницы книги.
Эльфийка растерянно улыбнулась ей в ответ, не в силах понять, что же движет в данный момент ее давней подругой. Ведь только что Рэйн переживала по поводу надвигающейся войны, а сейчас веселится...
- Я вполне мог бы заняться этим, - отозвался Бэл, перехватывая поудобнее скользкую бутыль. - Если вы, конечно, позволите.
- А почему бы и не позволить? - легко согласилась Рэйн и, оглянувшись на плетущуюся позади Даниэль, сказала: - Быстрее, они нас уже ждут.
- Кто ждет? - не замедлил спросить Бэл.
- А вот тут и начнется твоя книга, - хохотнула Рэйн и ускорила шаг. Она не знала, почему вдруг решила внести этого седоватого и уже немолодого мужчину в список своих знакомых, но ей начинало нравиться то, что происходило. В конце концов, имеет она право развлечься или нет? Раз уж судьба уготовила ей роль жертвенного агнца на алтаре, построенном богами, она может позволить себе напоследок насладиться жизнью.
"К чему такие пессимистические мысли?" одернула она себя. "Ты бессмертный вампир, что с тобой может случиться?"
Здание городской ратуши, возле которого их уже ждал нетерпеливо прохаживающийся перед входом Дилеан, было большим и весьма заметно выделялось на фоне одно- и двухэтажных построек, в которых жили горожане. Ратуша была выкрашена в белые и желтые цвета, сочетание коих смотрелось довольно неплохо. Большинство окон были распахнуты настежь ввиду жаркой погоды, но Рэйн сомневалась, что это помогает сохранить прохладу внутри.
Она ступила на аккуратную песчаную дорожку, ведущую прямо к дверям, и мимоходом кинула быстрый взгляд на высаженные вдоль этой самой дорожки разнообразные цветы. В цветах Рэйн разбиралась плохо: максимум, что она могла, так это отличить розу от ромашки. Впрочем, были цветы, которые не оставляли ее равнодушной: кувшинки. Желтые, хранящие аромат озерной воды, кувшинки, которые часто дарил ей Вольф, когда они были вместе...
Рэйн непроизвольно вздохнула, на несколько мгновений окунувшись в воспоминания, которые до сих пор причиняли ей боль. Сейчас было не до этого. Следовало убедить Совет начать действовать. Хоть Рэйн и говорила Даниэль в своем равнодушии к людям, ей совсем не хотелось быть причиной гибели ни в чем не повинного городка. Проще выстроить грамотную оборону, а заодно и выяснить, что это за маг и почему ему вдруг взбрело в голову истребить гибридов, чтобы добыть себе могущество.
- Где вы ходите? - накинулся на них Дилеан, едва они подошли к дверям. - Совет не любит ждать!
- Совет будет ждать столько, сколько потребуется, - сухо проговорила Рэйн, подождав, пока приблизятся ее спутники, заметно отставшие от нее.
- А это еще кто? - с неудовольствием осведомился Дилеан, глядя на пыхтящего Бэл, все еще не выпускающего из рук бутыль.
- Мой личный биограф, - ухмыльнулась вампир. - Давайте, ребята, пошевеливайтесь, - поторопила она остальных и в три прыжка преодолела те ступени, что отделяли ее от входа.
Внутри было тихо, светло и прохладно. Рэйн встряхнулась, окончательно прогоняя все грустные мысли, и принялась осматриваться вокруг. Многообразие каменных статуй, изображающих обнаженных мужчин и женщин, ее уже не удивляло: в этом городе они стояли в домах почти у каждого. Во всяком случае, так рассказывал ей Дилеан.
- Так кто ты такой? - неприветливо спросил Дилеан у Бэла, очутившись рядом с ним. Даниэль оглянулась было, но решила, что они сами разберутся, и поспешила за вампиром.
- Она же тебе сказала: я ее личный биограф, - немного надменно произнес Бэл, выпрямляясь и стараясь казаться выше. Ему это не помогло, и он все равно взирал на Дилеана снизу вверх. Это ему, впрочем, ничуть не мешало выглядеть весьма уверенным в собственных силах.
- Что еще за биограф? - усмехнулся Дилеан, которому уже было наплевать, кого там пригрела рядом с собой Рэйн. Его в данный момент гораздо больше всяких там биографов волновала судьба Везентиса. У города нет армии. Как они будут защищаться от тех, кого приведет с собой этот маг?
"А может быть, эта записка была всего лишь чьей-то глупой шуткой?!"[i] Дилеан замедлил шаг, пораженный внезапной догадкой. Что-то ворчащий себе под нос Бэл обогнал его на широкой лестнице, чуть было не выпустил из рук бутыль и, с трудом обретя равновесие, быстро помчался вперед, туда, где мелькал черный плащ Рэйн и светлое платье Даниэль.
[i]"Но что же тогда получается..." Дилеан был растерян. Ему не хотелось верить в то, что вся эта кутерьма была зря, но в то же время он почти уже радовался при мысли, что никакого нападения не будет.
"Будет, Дилеан, не пытайся себя обманывать..."
Чей-то чужой голос зазвучал в голове мужчины настолько резко, что он чуть было не споткнулся на ровном месте. Он поднял голову, чтобы встретить внимательный взгляд Рэйн, остановившейся около больших, красочно украшенных, дверей, ведущих в главный зал. И он понял, что вампир прочла его мысли. Странно, но его это уже ничуть не пугало.
- Нам сюда? - Даниэль посмотрела на подошедшего Дилеана, потом на Бэла, продолжающего таскать с собой эту бутыль с вином. Эльфийка нахмурилась. Она так и не спросила, зачем Рэйн купила вино. Впрочем, у нее еще будет шанс.
- Сюда, - вздохнул Дилеан и поправил ножны с мечом. Рэйн склонила голову набок, что-то прикидывая. По поводу того, что именно она прикидывает, она распространяться не стала, и сделала приглашающий жест.
- Веди же нас, - она чуть отступила назад, пропуская Дилеана и предоставляя ему право появиться перед Советом первым. Право это было сомнительным, но Дилеан задумываться не стал и решительно взялся за ручку.
Мужчины, пожилые и не очень, сгрудившиеся вокруг круглого стола и рассматривающие что-то, скрытое от глаз вошедших и оказавшееся впоследствии картой, незамедлительно обернулись на громкий скрип распахнувшейся двери. Дилеан, слегка стушевавшись от столь пристального внимания, замер на пороге на пару секунд, пока не почувствовал довольно болезненный толчок в спину: Рэйн не любила ждать.
- Дилеан, - мрачно проговорил один из правителей города, выступая вперед. - Мы уж грешным делом начали думать, что ты решил подшутить над нами, сообщив о каком-то важном деле.
- Тут не до шуток, - не менее угрюмо отозвался Дилеан, отходя в сторону и выпуская пред оценивающие взгляды правителей высокую фигуру вампира.
- Кто это? - резко спросил другой мужчина, немного помоложе и повыше первого, с весьма неприятными чертами лица. - Зачем ты притащил сюда этих женщин, Дилеан?
- Эти женщины пришли сюда по собственному желанию, - Рэйн немного склонила голову, оценивающе поглядывая на говорившего. Он ей явно не нравился, но сообщать ему об этом она пока не собиралась. Прибережет до лучших времен.
- Кто вы? - мужчина не собирался менять тон, однако, Рэйн решила пока не заострять на этом внимание.
- Мое имя Рэйн, - проговорила она, сознавая, что правителям города это ничего не дает. Поэтому она сделала небольшую паузу и добавила:
- А это Даниэль, - она повела рукой в сторону скромно молчащей эльфийки. - Пресветлая царица эльфов.
"Не будем уточнять, что бывшая..."
Молчание, воцарившееся было после ее слов, разрушил громкий и неожиданный треск в совокупности с оглушительным звоном. Еще даже не обернувшись, Рэйн уже знала, что плакали ее денежки.
- Прошу прощения, - бормотал Бэл, смущенно глядя на расплывающуюся у его ног красную лужу. - Я просто не ожидал такого, - он, еще более смутившись, перевел взгляд на замершую Даниэль. - Прекрасная госпожа, что же вы мне не сказали, что вы... царица?! Эльфов?!
- А что это меняет? - обворожительно улыбнулась ему эльфийка, придя в себя от признания Рэйн. Кто ж знал, что она начнет с этого?
- Да в общем-то ничего, вы правы, - согласился с ней Бэл и приосанился. Даниэль покачала головой и подошла к печальной Рэйн.
- Придется купить еще одну.
Вампир, распрощавшаяся с мыслью о том, чтобы напоить кого-нибудь, а потом напиться и самой, согласно кивнула.
- Кто-нибудь может объяснить мне... нам, что тут происходит?! - возопил, наконец, тот самый мужчина, который не понравился Рэйн. Вампир тряхнула головой, поворачиваясь к нему.
- А что тут объяснять? - она вздохнула. - Готовьте армию.
И снова наступила тишина, прерванная хрустом стекла под ногами Бэла, подобравшегося поближе к Даниэль.
- Армию? - переспросил неприятный мужчина, которого, как позже узнала Рэйн, звали Легар. - О какой армии идет речь? - он грозно взглянула на Дилеана, который поспешно отвернулся. Рэйн кашлянула, призывая всех снова обратить свое внимание на нее.
- Я полагаю, все прекрасно осведомлены о том, что Черная Пустошь за короткое время лишилась всех гибридов, что населяли ее? - здесь она немного покривила душой, но ведь никто об этом не знал. Советники переглянулись, и один из пожилых, Кош, нехотя кивнул.
- Мы в курсе, - надменно проговорил он, сверля Рэйн огненным взглядом. Рэйн, во взгляде которой временами возникал огонь не хуже, только улыбнулась.
- Так вот, теперь тот, кто занимался этим истреблением, объявил вашему городу войну.
Ее голос был спокоен и почти сладок, словно она сообщала не факт нападения, а дату, на которую назначен праздник.
Советники зашумели. Дилеан с тоской подумал, что теперь ему точно не сносить головы: совет не простит ему того, что не он принес им эту новость, а чужестранка. Хорошо хоть, они пока не знают, кто такая эта чужестранка на самом деле.
- Быть может, вы объясните нам, что царица эльфов делает в нашем городе? - резко сменив тему, заговорил Кош. Даниэль переглянулась с вампиром и выступила вперед.
- Попала к вам совершенно случайно, - улыбка ее казалась вполне натуральной, но только тем, кто не был хорошо знаком с эльфийкой. - И в полном восторге от этого города, поэтому не хочу, чтобы с ним что-то случилось.
Последнюю часть фразы она заканчивала уже с серьезным лицом. Советники снова начали переглядываться.
"Все так странно," думала Даниэль. "Как-то неестественно. Словно мы играем роли в поставленном кем-то спектакле. И почему мне не нравится то, что нам в нем отведены главные роли?"
- Хорошо, - величаво произнес, наконец, Кош, обращаясь почему-то не к Даниэль, а к Рэйн. - Мы готовы выслушать ваши предложения.
Дилеан, поняв, что таким образом всех лишних просят удалиться, вежливо взял Даниэль под руку и подтолкнул Бэла к выходу.
- Иди уже, - раздраженно проговорил он, не слушая возмущенных бормотаний мужчины. Эльфийка позволила ему вывести себя в коридор, понимая, что все равно не хочет присутствовать при разговоре Рэйн с этими напыщенными идиотами. Подумать только, они сказали-то всего пару фраз, а она уже ненавидит их! "Это патология, Даниэль, ты сама прекрасно знаешь."
Следующие полчаса тянулись невыносимо долго. Дилеан под предлогом того, что ему необходимо быть в такие смутные времена рядом с семьей, ускользнул домой, оставив Даниэль наедине с Бэлом. И эльфийка пожалела о том, что связалась с этим чудиком.
Нет, Бэл по-своему был вполне симпатичным человеком, и, наверное, мог бы кому-нибудь прийтись по душе, но эльфийку в нем выводило из себя все. Особенно болтливость. Даниэль даже не приходилось отвечать на те вопросы, которые задавал ей мужчина: он сам находил на них ответы. Причем такие, от которых у Даниэль волосы вставали дыбом. Пару раз ей очень хотелось продемонстрировать ему то, на что может быть способна разозленная царица эльфов, но она сдержала себя. Каких трудов ей это стоило, так никто и не узнал.
Бэл кружил вокруг уставшей от его трескотни эльфийки и все говорил, говорил, говорил, изредка прерываясь, чтобы приникнуть ухом к замочной скважине дверей и попробовать услышать то, о чем там беседовали Рэйн с советниками. Однако, тот, кто строил этот дом, видно, учел любопытство отдельно взятых личностей, и из зала не доносилось ни звука. Даниэль, признаться, ждала, что совет будет рвать и метать, услышав предложение вампира о защите города, но ничего подобного не случилось: внутри по-прежнему было тихо. В конце концов, утомившись от ожидания, Даниэль встала с жутко неудобного стула, на котором сидела, и подошла к окну.
День уже близился к закату, когда двери зала, наконец, распахнулись, и на пороге возникла хмурая Рэйн.
- Ну? - бросилась к ней Даниэль, а с ней и Бэл. Вампир недоуменно взглянула на мужчину, словно вспоминая, кто он такой, потом посмотрела на эльфийку.
- Они готовы выделить несколько сотен людей для обороны, - хрипловато произнесла она, щуря глаза. Эльфийка пожала плечами.
- Этого хватит?
- Откуда я знаю? - бросила Рэйн, устремляясь к лестнице. - Посмотрим, сколько солдат приведет маг.
- С чего ты взяла, что это именно маг? - Даниэль поспешила за ней, не обращая внимания на путавшегося под ногами Бэла. Рэйн не отвечала, поскольку и сама не была уверена в том, что дело обстоит именно так, как ей думается. Но что-то подсказывало ей, что она не ошибается, а она привыкла доверять своей интуиции. В любом случае, проверить ничего было нельзя до тех пор, пока не начнется битва.
- А они умеют сражаться? - продолжила вопросы Даниэль. Рэйн дернула плечом, становясь на последнюю ступеньку.
- Это уже не мои проблемы. Я готова возглавить оборону, но не в силах обучить их за один день, - с этими словами она вышла на улицу, оставив позади переглядывающихся эльфийку и Бэла.
- 5 -
Ведьма оглянулась назад, проверяя, не идет ли кто за ней, потом неслышно приблизилась к съежившейся на старом трухлявом пеньке Сабрине и осторожно тронула ее за плечо.
- Эй, это же я! - воскликнула она, ловко увернувшись от метнувшегося к ней кулака. Принцесса растерянно заморгала, и на ее губах проступило жалкое подобие улыбки.
- Я думала, что... - она осеклась. Джейси понимающе улыбнулась.
- Ты в порядке? - она всегда ненавидела эти слова, но в данной ситуации ничего лучше ей было не придумать. Принцесса пожала плечами, теребя в пальцах увядший белый цветок.
- Вроде бы да, - не слишком уверенно отозвалась она, не глядя на ведьму. Джейси сжала губы, но повторять вопрос не стала. Сабрина должна сама разобраться во всем. Но все-таки пусть она знает, что в случае чего, у нее есть, на кого опереться.
- Я посижу рядышком, ладно? - спросила ведьма и, не дожидаясь утвердительного ответа, опустилась прямо на землю у ног принцессы.
- Посиди, - согласилась Сабрина, и обе замолчали.
Джейси искоса поглядывала на принцессу, ожидая, что та заговорит с ней первой, но этого не происходило, и молчание грозило затянуться надолго. Ведьма начинала чувствовать себя неуютно, а она этого жуть как не любила. Неудобство было тем, от чего она могла избавиться.
- Мы скоро доберемся до Рээля, - сообщила она, разрывая тишину. Сабрина мельком посмотрела на нее и снова отвела глаза.
- Прекрасно, - заученно вежливо проговорила она. - Я рада.
- Да, я тоже, - поддакнула Джейси, вытягивая ноги и делая вид, что ее заинтересовал жук, проползший мимо них.
Время шло, а принцесса никак не желала делиться с Джейси своими переживаниями. Не то, чтобы ведьму это очень огорчала, но она предполагала, что Майэл рано или поздно обратит внимание на то, что его подопечная хандрит, и все равно заставит Джейси поговорить с ней. Так что уж лучше подсуетиться самой.
- Слушай, - вдруг сказала принцесса, и ведьма оживилась. - А ты умеешь делать приворотные зелья?
Вот уж чего-чего, а такого вопроса Джейси не ожидала. Она готовилась выслушивать слезливые рассуждения о том, почему же Грант, бывший таким душкой, вдруг резко изменился, но ожидания ее не оправдались.
- Умею, - слегка растерянно ответила она, поднимая серые глаза на выжидающе смотрящую на нее Сабрину. - А тебе зачем?
Принцесса замялась, что было вообще-то для нее нехарактерно.
- Понимаешь, - промямлила она, - мне кажется, что Грант в последнее время стал от меня отдаляться.
"И не только тебе так кажется..." усмехнулась про себя Джейси.
- И? - подтолкнула она принцессу.
- И мне подумалось, что приворотное зелье решит проблему, - краснея, призналась та.
Ведьма сдержала смех, дабы не отпугнуть девушку от продолжения разговора, и прикусила губу. На самом деле подобные зелья она, разумеется, делать умела, только вот проку от них обычно было немного. Ну, подействует оно пару месяцев, а потом все равно за добавкой бежать надо, потому что без истинных чувств мало чего можно добиться.
- Проблему это не решит, - честно сказала она, не желая, чтобы Сабрина тешила себя напрасными надеждами.
- Почему? - моментально поскучнев, спросила принцесса. Джейси прогнала жука, уже нахально ползущего по ее ноге.
- Потому что Грант тебя и так любит, - как можно более убедительно сказала ведьма, пытаясь и сама поверить в то, что говорит. Что-то ее в последнее время стали одолевать сомнения по поводу обоюдной любви у этой парочки. Или у вора просто такой отвратительный характер?
- Любит, как же, - скептически хмыкнула принцесса, очевидно, терзаясь теми же сомнениями, что и Джейси. - Что-то я не вижу подтверждений этой любви.
Джейси утешающе похлопала ее по руке.
- Он просто мучается от своей ненужности, - выдала она ту версию, которая, по ее мнению, была наиболее близка к истине.
- Но он нужен мне!! - воскликнула Сабрина. - О какой ненужности ты говоришь?
- Ему негде применить свои способности, - пояснила Джейси, прислоняясь спиной к пеньку и немного расслабляя затекшие от неудобного сидения мускулы. - Майэл обещал ему, что он понадобится в поисках талисмана, а вышло все совсем по-другому.
Принцесса немного подумала и кивнула, соглашаясь с ведьмой.
- Знаешь, - вдруг хмыкнула она, - а ведь я поначалу ревновала его к тебе.
Джейси аж закашлялась от нелепости такого обвинения.
- Ко мне?! - с несколько преувеличенным удивлением воскликнула она. - Да почему же?! Он ведь никогда не смотрел в мою сторону! Впрочем, как и я в его.
Сабрина смущенно хихикнула, отводя глаза, и ведьма с удовлетворением отметила, что ее настроение, кажется, улучшилось.
- Ну, ты же знаешь: когда любишь, всегда опасаешься, что не будет взаимности. Или что появится какая-нибудь... - принцесса успешно проглотила слово которое хотела сказать, - девушка, и отобьет у тебя его.
Джейси пожала плечами. Она в своей жизни никогда не испытывала того чувства, о котором пишут в книгах. Иногда она жалела об этом, иногда, наглядевшись на страдания подруг, благодарила богов, избавивших ее от переживаний. Да и к тому же верховной ведьме запрещено заводить какие бы то ни было серьезные отношения. Слишком много сил отнимает семейная жизнь. Сил, которые должны быть отданы Господину. Но она ни разу в жизни не пожалела о том, что избрала для себя такую дорогу.

0

20

"Ты врешь", укорила сама себя Джейси. "Рэйн заставила тебя понять, чего ты лишена. И сколько уже ты спрашивала себя, не начать ли жизнь заново? Отречься от колдовства, передать сан, найти человека, который будет тебе дорог..."
Девушка вздохнула, краем уха слушая болтовню развеселившейся Сабрины и совершенно не понимая, о чем та ей говорит.
На самом деле, у них с Рэйн был когда-то разговор на эту тему. Джейси тогда вполне серьезно была настроена бросить все и стать обычной женщиной.
"Ты не понимаешь, чего хочешь," сказала ей тогда вампир. "Спроси себя, сможешь ли ты жить по-другому?"
"Почему нет?" недоумевала Джейси. "Разве это сложно? Я смогу быть с тобой, мы будем путешествовать."
"Ты придумала себе меня, Джейси", сурово произнесла Рэйн. "Никогда больше не планируй наше совместное будущее."
"Но почему?!"
"Потому что его не будет."
Их разговор на этом кончился, и у Джейси больше не возникало желания его возобновлять. Потому что она прекрасно знала, что может сотворить с ней за это Рэйн.
- 6 -
...Темный бог задумчиво касается кончиком пальца толстого слоя пыли на картине, которая висит у него над камином. Наверное, давно пора провести генеральную уборку, да все никак руки не доходят. К тому же, ему прискучило решать проблемы одним щелчком пальцев. Безделье страшная штука.
Фангорн с удовольствием хохочет над собственными мыслями, и эхо его хохота мгновенно разносится по пустому замку. Он? И безделье? Да когда это такое было?! У него работы выше крыши: там кто-то родился, там кто-то умер, надо вложить одну душу в новое тело и забрать другую на временное хранение в Серых Землях... Да всего того, что положено ему делать по статусу, и не упомнить! И он еще жалуется на скуку...
Приоткрытая створка окна тихо скрипит, когда юный бог весны присаживается на подоконник, с интересом глядя на продолжающего смеяться Фангорна.
- Хорошее настроение? - осведомляется он, перебрасывая из ладони в ладонь кусочек теплого облака, которое он отщипнул по дороге сюда. Темный бог качает головой и, успокоившись, подходит к Эйлосу.
- Какие-нибудь новости от Старших? - спрашивает он.
- Я тебе не разносчик новостей, - обижается Эйлос и отворачивается в сторону, демонстративно уставившись на небо. Фангорн пожимает плечами и прислоняется к стене, терпеливо ожидая, когда бог весны перестанет дуться.
Это происходит очень быстро, поскольку Эйлос просто не в состоянии сдерживать свое любопытство.
- Ну?! - восклицает он. - Ты ходил к ней?
Фангорн усмехается и выдерживает паузу, во время которой Эйлос с нетерпением ерзает по подоконнику, рискуя вывалиться наружу и напугать своим падением бесплотные тени умерших, бродящие внизу. Впрочем, встречаются там такие тени, которые сами кого угодно способны напугать.
- Ходил, - наконец, говорит он, наблюдая, как блестят глаза его юного собеседника. - И даже рассказал ей обо всем, что услышал от тебя и от матери.
- Я в этом и не сомневался, - авторитетно заявляет Эйлос, хитро усмехаясь. - Чтобы ты да не помог своей любимице? Мне вот всегда было интересно, чем она так притягивает тебя к себе?
Темный бог моргает, пытаясь правильно воспринять вопрос Эйлоса.
- Она мне нравится, - растерянно говорит он, ероша ладонью волосы. - И потом, она - мое творение. Я несу за нее ответственность.
Бог весны кивает, вроде как соглашаясь с ним, но Фангорн видит, как скользит на губах юноши едва уловимая незлая усмешка.
- Ты придерживаешься в этом вопросе другого мнения? - спокойно спрашивает он. Эйлос мотает головой и подмигивает темному богу.
- Позволь мне на этот раз оставить свое мнение при себе, - весело произносит он. Фангорн снова пожимает плечами, хотя любопытство с каждой секундой становится все сильнее. И почему боги не могут читать мысли себе подобных?! Как бы это ему сейчас пригодилось!
- Ладно, я вижу, что отвлекаю тебя, - Эйлос оглядывается по сторонам, совершенно явно намекая на беспорядок, царящий в комнате. Тряпка, в ту же секунду возникающая в руках Фангорна, летит прямо в юного бога. Тот со смехом уворачивается и взмывает в воздух яркой вспышкой радужного пламени.
- Я еще залечу! - слышится сверху, и Эйлос улетает прочь вместе с ветром, напоследок закрутив вокруг Фангорна легкий воздушный водоворот.
Темный бог вновь разражается смехом, на время выкидывая из головы все те мысли, что навеяли на него Старшие боги со своими пророчествами. У него еще будет немало возможностей прочувствовать все на себе...
- 7 -
Крылатый демон опустился на корточки перед вяло бьющим из-под земли родником и, набрав ладонями холодной чистой воды, поднес ее ко рту.
- Жажда замучила? - раздался сбоку насмешливый голос. Морт скосил глаза на ухмыляющегося Сторма, спокойно напился и, распрямившись, отряхнул руки. Брызги воды попали на оборотня, и тот недовольно встряхнулся, фыркая.
- Хоть так умоешься, - прогудел Морт, щурясь. Вервольф рыкнул на него, но вполне дружелюбно, не выказывая никаких признаков гнева или раздражения.
- Я тут поговорил с колдуном, - сообщил он, с удовольствием усаживаясь на землю, вытягивая ноги и шевеля босыми пальцами. - Он клянется, что до Рээля не больше дня пути.
Морт удивленно склонил голову набок.
- Он же говорил, что нам неделю идти окружным путем, - в его голосе послышалось сомнение. - Или я не так понял?
- Всё ты понял так, - с досадой отмахнулся Сторм. - Все также поняли, как и ты. Майэл нам врет. И уже не первый раз.
Демон немного помолчал, обдумывая слова приятеля. Потом кивнул.
- Значит, теперь придется присматривать еще и за ним.
Оборотень с подозрением взглянул на возвышающуюся над ним мощную фигуру Морта.
- А за кем это ты еще присматриваешь? - поинтересовался он, на всякий случай готовясь уносить ноги. Морт опустил глаза.
- Да уж не за тобой, - хмыкнул он, наклоняясь и вытягивая руку, чтобы хлопнуть Сторма по плечу. Чуть не рухнувший на землю от этого дружеского толчка оборотень все-таки нашел в себе силы улыбнуться.
- Я и не думал, что за мной, - заявил он. - Но мне любопытно, за кем?
Демон сделал большие глаза.
- Ну, подумай хорошенько, кто из нашей компании может внушать мне опасения больше остальных?
Сторм послушно погрузился в раздумья. Делал он это столь долго, что Морт уже начал жалеть о своем предложении.
- Я вообще никому не доверяю, кроме тебя и Рэйн, - признался, наконец, человек-волк, почесывая затылок. - Но, пожалуй, Даниэль...
- В точку!! - торопливо оборвал его демон, не желая слушать дальше. Иногда мыслительная деятельность Сторма наводила на него тоску. - Эльфийка слишком много берет на себя.
- Как и обычно, - парировал Сторм. - Помнится, именно это Рэйн в ней и не нравилось.
Демон хохотнул, и его крылья внезапно с шумом распустились за спиной, словно он собирался взлететь.
- Рэйн в ней многое не устраивало, - сообщил он, отсмеявшись. - Это всего лишь одна из причин. И не самая главная.
- Ладно, - нетерпеливо сказала Сторм, вскакивая на ноги. - Так, значит, ты за ней присматривал все это время?
Демон флегматично пожал плечами и последовал за оборотнем прочь от родника.
- Этим успешно занималась Рэйн, а я всего лишь не выпускал эльфийку из виду, когда это было возможно, - он вздохнул и выпустил пар из ноздрей. - Но либо она слишком тщательно скрывает свои истинные намерения, либо Рэйн успешно гасит все ее порывы.
Сторм аккуратно обошел ползущую по тропинке змейку и, остановившись, повернулся к Морту.
- Ладно, нам сейчас не до эльфийки, - проговорил он. - Рэйн там сама с ней разберется. Надо придумать, что делать с Майэлом.
Демон задумчиво поскреб когтем за остроконечным ухом и посмотрел на находящегося в некотором отдалении старого мага, сосредоточенно склонившегося над каким-то клочком потрепанной бумаги.
- А что с ним делать? - сказал он, наконец, и глаза его вспыхнули красным пламенем. - Идем мы пока в верном направлении, - он запрокинул голову, вглядываясь в высившуюся за Черной Пустошью гору. - Вот он, Рээль, я даже отсюда вижу его башни.
Сторм тоже взглянул в указанном направлении.
- Угу, - буркнул он, явно оставшись при своем мнении, которое так и не высказал. Демон молча ступил на траву, оставив тропинку в полном распоряжении оборотня.
Морту тоже совсем не нравилось, что Майэл пытается их запутать. Намеренно ли он делает это или у него просто старческий склероз? Демон был склонен придерживаться первой версии, а это значило, что за стариком нужен глаз да глаз. Особенно сейчас, когда они близки к тому, чтобы полностью собрать талисман. Даже Морт начинал ощущать зов волшебной вещи, который, впрочем его совершенно не тревожил. Эта сила была ему не нужна.
- 8 -
- А я говорю, вампиров надо уничтожать!!! - Мерайя топнула ногой так сильно, что тут же взвыла от боли и подскочила, схватившись ногами за ступню. Ратон, которому вообще-то совсем не хотелось веселиться, все равно рассмеялся. Сестра метнула на него яростный взгляд, но от комментариев удержалась. Возможно, этому поспособствовало присутствие в обозримой близости матери, явно прислушивающейся к тому, о чем разговаривали ее дети.
- Да чем она тебе так насолила? - полюбопытствовал Ратон, скрещивая руки на груди. Мер снова сверкнула глазами и осторожно встала на обе ноги, проверяя, сможет ли ходить.
- Она и эта твоя Даниэль, - девушка практически выплюнула эльфийское имя, - ввели нас в заблуждение! Да еще и гибрида притащили сюда!! Я в ту комнату, где она сейчас, больше не войду, хоть убейте!!! Зачем им надо было всех обманывать?!
- Да хотя бы затем, чтобы не вызвать такую реакцию, как у тебя.
Подростки синхронно обернулись к произнесшей эти слова Галаре. Женщина стояла в проеме двери и совершенно очевидно намеревалась принять участие в разговоре.
- Мама, да как же вы все не понимаете!! - практически взвыла Мерайя, отчаявшись достучаться до своей семьи. - Они НЕ ЛЮДИ!!!
- Лично меня это не пугает, - сухо отозвалась Галара и посмотрела на сына. - Тебя, я полагаю, тоже?
Ратон густо покраснел и отвел глаза. Кажется, уже все в курсе, с кем и как он провел прошлую ночь.
- Не пугает, - промямлил он едва слышно, хотя на самом деле пугало. Юноша боялся, наслушавшись рассказов отца о волшебных существах и о том, на что эти существа способны. Конечно, Даниэль не выглядела монстром, но кто знает, какие демоны скрываются в ее душе?
- Кстати, - снова подала голос Мер. - Ты в курсе, что твоя обоже - бывшая царица эльфов?
Упоминание о новости, которая уже не была для него новой, добила Ратона окончательно. "Да уж, первый блин - и сразу комом", мрачно подумал он, сползая на пол и пребывая в полной решимости там и остаться. Нет, надо было остановиться на Роксане. Она милая симпатичная девушка, и после ночи с ней не пришлось бы мучиться никакими вопросами.
- Хватит! - повысила голос Галара и грозно взглянула на дочь. - Вместо того чтобы трястись от непонятно откуда взявшегося страха, лучше подумайте о том, что может начаться война. И что тогда?
- Тогда я пойду воевать, - вскинулся Ратон. Женщина шлепнула его по затылку.
- И думать не смей! - приказала она ему. Ратон сник. Сейчас ему совсем не хотелось спорить с матерью. Ему вообще редко этого хотелось, в отличие от сестры.
- А ты, - Галара повернулась к насупившейся Мерайя, - не смей при Рэйн и Даниэль говорить то, что говорила здесь. Иначе я собственноручно тебя высеку. И никакой отец не поможет. Тебе ясно?
Девушка, поколебавшись, согласно кивнула и, не говоря ни слова, кинулась в свою комнату. Слишком близко были злые слезы, и у нее не было абсолютно никакого желания плакать перед кем-то.
Очутившись у себя в комнате, Мер со всего размаху кинулась на кровать так, что взвизгнули пружины. Она ненавидела, когда ее собственная мать начинала выступать в защиту кого-то чужого, а не своей дочери. Так не должно быть! Она на то и мать, чтобы во всем поддерживать своих детей!
- Мер, - тоненький тихий голосок заставил Мерайю поспешно утереть слезы и натянуть на губы улыбку. Она слишком любила свою младшую сестренку и не хотела, чтобы та расстраивалась вместе с ней.
Иреса робко переминалась с ноги на ногу рядом с постелью старшей сестры, не решаясь, как обычно бывало, оседлать Мер сверху и попытаться защекотать. Она не понимала, что происходит, но чувствовала, что что-то необычное, потому что Мерайя почти никогда не плачет.
- Иди сюда, малышка, - ласково проговорила девушка, протягивая руки. Иреса просияла улыбкой и забралась на кровать, забыв снять обувь. Впрочем, она никогда ее не снимала: Мер не мама, ругать не станет.
- А где Рэйн и Даниэль? - сразу же задала девочка вопрос, который мучил ее весь день. Ей нравились их гости, и она хотела бы с ними поиграть, а их нигде не было.
Услышав имена, Мер скрипнула зубами.
- Не надо водиться с ними, - наставительно произнесла она, надеясь хоть Иресу отвадить от этой заразы, раз уж все остальные ею уже околдованы.
Что-то смутное шевельнулось в разуме девушки при последнем слове. "Околдованы..."
- Почему? - капризно протянула Иреса, дергая сестру за рукав платья. - Где они, Мер? Я хочу показать Рэйн своих кукол.
- Они плохие тети, - уже не так уверенно, как прежде, сказала Мерайя, пытаясь понять, что же такого важного она упустила из виду.
- Почему плохие? - упрямо спросила Иреса. - Они ведьмы?
"Вот оно!!! Ведьмы!!"
Это слово молнией мелькнуло перед глазами Мер, и она чуть было не вскочила, порываясь бежать. Куда? Она и сама не знала. Но внезапно она очень четко и ясно поняла, что судьба дала ей отличный шанс, не воспользоваться которым было бы просто грешно. Эти приезжие женщины могли научить ее такому, о чем она даже и не мечтала. А если они не могут обучить ее колдовству сами, то наверняка знают тех, кто согласится это сделать.
Улыбка снова вернулась на лицо Мер, торжествующая, открытая улыбка. Она откинулась назад, с триумфом думая о том, что все не так плохо, как ей казалось. Конечно, от одной только этой новости ее недоверие к вампиру и эльфийке не исчезнет, но станет заметно меньше. Если она хочет, чтобы они взяли ее с собой, надо приложить максимум усилий. И неприязнь ей тут не помощник.
- Мер, поиграй со мной, - протянула Иреса, пытаясь заглянуть сестре в глаза. Мерайя, очнувшись от своих размышлений, посмотрела на девочку.
- Поиграть? - сейчас она пребывала в столь хорошем настроении, что готова была на что угодно. - Ну, давай поиграем. Неси, что там у тебя?
Радостно взвизгнув, Иреса кубарем скатилась с живота сестры и бросилась в свою комнату за куклами.
Мерайя, воспользовавшись короткой передышкой, с удовольствием потянулась и зажмурилась. "И плевать на какие-то там войны!"
* * * * *

- 9 -
- Слушай, ну вот что тебе от нас нужно? - устало проговорила Даниэль, глядя на пышущего оптимизмом и бодростью Бэла. - Твой город готовится к войне. Иди и ты тоже готовься.
Мужчина отрицательно покачал головой и поднял кверху указательный палец.
- Твоя подруга, моя царица, согласилась на то, чтобы я стал ее персональным биографом. И от такого я не откажусь! - он потер маленькие пухлые ладони в предвкушении. - Представляю, каким успехом будет пользоваться эта книга! А назову я ее...
- "Скройся с глаз моих или умрешь"!
- Можно и так, - ничуть не смутившись, согласился Бэл, поворачиваясь к входящей Рэйн. - Где ты была?
- А не слишком ли много ты хочешь знать, человек? - поинтересовалась Рэйн, пряча улыбку. Ее забавлял этот невысокий пожилой мужчина, который намеревался сопровождать ее повсюду. И что самое интересное, вампиру казалась любопытной сама мысль о том, что кто-то будет заносить ее поступки в историю. Отчего бы и не развлечься? В конце концов, это Даниэль его нашла.
Дилеан, очутившийся в комнате после Рэйн, скривился при виде Бэла, но вслух ничего говорить не стал. Если Рэйн хочется загружать себя еще и этой проблемой, то это уже ее дело. Только вот пусть она сначала подумает о том, как быть с завтрашним днем.
- Насколько я понимаю, воевать здесь никто не умеет? - Рэйн повернулась к Дилеану, отлично уловив все его мысли. Мужчина пожал плечами и уселся на стул, забыв снять пояс с мечом.
- Никто на нас никогда не нападал, мы не видели смысла в том, чтобы учить детей убивать.
Рэйн изогнула уголки губ в усмешке.
- И, как выяснилось, напрасно, - сухо проговорила она, подходя к окну и глядя на стремительно темнеющее небо. - Я ведь тоже не воин, Дилеан, и ничему не смогу научить людей. Тем более, за такой ничтожный срок.
Мужчина понуро опустил голову.
- Значит ли это, что город все равно падет? - подал голос Бэл. Рэйн метнула на него внимательный взгляд.
- Это ничего не значит, - она вновь повернулась к Дилеану. - Ты должен сегодня же собрать людей, готовых сражаться, и раздать им оружие. Я надеюсь, в этом городе есть оружие?
- Во всяком случае, было, - язвительно ответил Дилеан и, не желая терять времени, снова помчался в здание ратуши, чтобы выполнить приказ Рэйн. Он бежал и думал о том, как же хорошо, когда есть кто-то, кто может взять командование на себя. Пусть даже это женщина, не пришедшаяся по душе членам Совета.
- Когда они нападут? - Даниэль встала рядом с Рэйн, по ее примеру созерцая вечернее небо. Вампир пожала плечами.
- В любое время. Это ведь не любовное свидание, оговоренное заранее. Я вообще сильно удивляюсь, почему этот маг или кто он там еще соизволил сообщить о своих намерениях.
- Подозреваешь, что это может быть ловушка? - напряглась Даниэль. Рэйн качнула головой.
- Может, и так. В любом случае, этот бой будет самым важным для города.
- Почему? - снова послышался голос Бэла. Рэйн посмотрела на него, с удивлением отметив, что он быстро-быстро записывает что-то на клочке невесть откуда взявшейся бумаги, и проговорила:
- Потому что исход первой битвы всегда решает очень много.
Даниэль кивнула, соглашаясь с ней. Она изучала психологию, когда готовилась к войне с людьми. Победа в первом же сражении очень сильно поднимает моральный дух выигравшей стороны и в дальнейшем немало способствует победе в целом.
- Угу, угу, - невнятно пробормотал Бэл и вдруг резко вскочил на ноги. - Я пойду, с вашего разрешения, - он церемонно поцеловал руку опешившей Даниэль и поклонился Рэйн. - Хочу кое-что набросать, пока есть мысли.
Вампир усмехнулась, глядя, с какой скоростью исчезает мужчина. Хотела что-нибудь сказать по этому поводу, но передумала.
- Ты будешь сражаться?
Рэйн вскинула брови.
- Глупый вопрос, - насмешливо произнесла она, глядя на почему-то очень серьезную Даниэль. - Фрион тактично намекнул, что все это происходит по моей вине. Как думаешь, я могу остаться в стороне?
Эльфийка поймала усмешку вампира и отразила ее на собственном лице.
- Не можешь, - ее глаза блеснули неярким зеленым светом. - Как и я.
Подобное заявление Рэйн не удивило. И не обрадовало. Она просто отнеслась к нему, как к чему-то должному. И кивнула, соглашаясь.
Они какое-то время стояли друг напротив друга. Стояли и молчали, словно прощаясь. Прощаясь навсегда.
- Мне надо найти Искру, - сказала, наконец, Рэйн. Даниэль заложила руки за спину.
- Это тот самый гибрид, о котором ты говорила?
- Тот самый. Надеюсь, тебя это не пугает?
- С чего бы это? - вполне искренне удивилась эльфийка. Рэйн пожала плечами.
- Кто тебя знает, - она развернулась и быстрыми шагами пошла в направлении двери. Даниэль посмотрела ей вслед, дождалась, пока захлопнется дверь, и снова подошла к окну. Наклонила голову налево, потом направо, разминая шею, помассировала ладонью рану, проверяя, болит ли она. Она не болела.
Все было нормально.
За исключением того, что откуда-то издалека слышался тонкий зов талисмана, обещающего все богатства и привилегии на этой грешной земле.
- 10 -
Искра пряталась от внимания окружающих в комнате, которую ей выделила Галара. Помещение было маленьким, пахло свежей краской, и от этого запаха у девушки кружилась голова. Свернувшись калачиком около кровати, Искра задумчиво смотрела, как темнеет за распахнутым окном.
Рэйн до сих пор не вернулась. Конечно, она наверняка занималась не абы чем, но Искре было не по себе в этом чужом доме, среди чужих людей. Она помнила взгляд той девушки, Мерайи, полный злобы. В принципе, Рэйн была ей близка не более остальных, но девушка чувствовала к ней необъяснимую симпатию. Почему, она не знала да и не хотела выяснять.
Девушка вздрогнула от стука двери где-то внизу, раздавшегося внезапно очень громко среди тишины, царившей в доме, и прислушалась, пытаясь различить голоса тех, кто пришел. Ей это не удалось, и она снова погрузилась в свои раздумья.
В принципе мысли у нее крутились только вокруг одного. Ей все время казалось, что воспоминания, которые она потеряла, совсем близко, стоит только немного поднапрячься - и они вернутся. Однако, этого не происходило, и Искра все больше отчаивалась.
Чья-то рука коснулась ее плеча, и девушка испуганно отпрянула назад, вжавшись в стену.
- Ну, чего ты? - дружелюбно сказала Рэйн, отходя от нее и опускаясь на скрипящий стул. Она выглядела уставшей, но довольной. Искра невольно улыбнулась ей, хотя совсем не хотела этого делать.
- Я не думала, что это ты, - честно призналась она, обхватывая плечи руками. Вампир качнулась на стуле и огляделась по сторонам.
- Давно здесь?
Искра помолчала.
- С тех пор, как ты ушла.
- Так и не выходила? - укоризненно проговорила Рэйн. Искра не ответила, и вновь воцарилось молчание.
- Ты говорила с Советом? - спросила пару минут спустя девушка. Рэйн, которую, казалось, заинтересовали цветастые занавески на окне, взглянула на Искру.
- Говорила, - будничным тоном ответила она. - Но они, как обычно, знают больше и лучше всех. Я вышла оттуда с таким ощущением, словно это они мне сделали одолжение, приняв и выслушав, а не я им.
Искра несмело усмехнулась, представив себе эту картину.
- И ничего смешного, - деланно обиделась вампир, в душе радуясь тому, что ей все-таки удалось немного сбить это напряжение, которое в комнате можно было ножом резать. И вздохнула, потому что не было смысла дольше тянуть и откладывать то, что она намеревалась сделать. Потом может не остаться времени.
- Искра, - начала она, - я хочу предложить тебе один способ того, как вернуть тебе память.
Девушка подняла голову, недоверчиво вглядываясь в серьезное лицо вампира.
- Правда? - в ее голосе было столько надежды, что Рэйн стало неуютно при мысли, что ей придется причинить этому созданию боль. Она встала со стула, продумывая те слова, которые могли бы не очень напугать Искру.
Девушка наблюдала за вампиром, понимая, что та еще не сказала ей всего.
- Я должна буду испить у тебя кровь, - Рэйн неслышно приблизилась к Искре и опустилась перед ней на корточки, пытаясь отыскать взглядом ее глаза. Девушка, свернувшаяся на полу около кровати, испуганно отодвинулась, когда ладонь вампира легла на ее бедро.
- Зачем?! - ее голос дрожал и в нем слышались умоляющие нотки. - Я не хочу умирать, Рэйн, пожалуйста!
Рэйн улыбнулась ей, желая успокоить, но не преуспела: Искра была слишком напугана, чтобы подчиниться внушению вампира и расслабиться.
- Ты не умрешь. Ты ведь хочешь вернуть воспоминания?
Искра на мгновение замерла, потом нерешительно кивнула, продолжая оставаться все в той же неудобной позе, которую заняла. Оборонительной позе.
- Тогда позволь мне сделать это, - Рэйн медленно поднялась на ноги, нависая над девушкой. - Я заберу на себя то, чем околдовали тебя. И ты все вспомнишь.
- Заберешь? - переспросила Искра. - Но тогда ты тоже забудешь...
- Нет, - прервала ее вампир, усаживаясь на постель и протягивая руку. - Иди сюда, я все тебе объясню.
Девушка колебалась, не зная, как поступить. Рэйн слышала ее мысли, мечущиеся, словно загнанные звери в тупике, из которого нет выхода. Наконец, Искра осторожно встала привстала, принимая руку вампира и позволяя ей усадить себя к ней на колени. Получилось так, что теперь Искра смотрела сверху вниз на Рэйн. Это немного успокаивало.
Рэйн незаметно улыбнулась. На самом деле колдовство, которое владело девушкой, действительно никак не отразится на вампире. Объяснение просто: магия была создана и направлена не на нее.
- Все еще страшно? - немного шутливо спросила она, устраивая Искру поудобнее. Искра перенесла свой вес на колени, расположив их по обе стороны от бедер вампира, и опустила руки, не зная, куда их девать.
- Мне страшно все время, - чуточку грустно сказала она. - Я не помню прошлого, не знаю, что будет в будущем, а настоящее слишком тревожно. Так можно жить?
- Так живут многие, - возразила Рэйн, чьи пальцы неспешно колдовали над завязками платья Искры, бывшими на груди. Галара дала девушке свое платье взамен того изодранного, которое ей приходилось носить.
- Многие, но не все, - девушка удивленно смотрела на то, что делает Рэйн, но не решалась остановить ее.
- Ты права, - согласилась Рэйн, обнажив шею девушки и придвинув Искру ближе к себе. - Многие живут еще хуже.
Искра недоуменно моргнула.
- Еще хуже? Почему?
- Кто-то беден, кто-то неизлечимо болен, кого-то преследуют вечные неудачи, - вампир, едва касаясь, провела пальцами по нежной коже девушки, чувствуя, как учащается от прикосновений ее пульс. - Они бы дорого отдали за то, чтобы поменяться с тобой местами.
Искра вдруг хихикнула.
- Что тут смешного? - Рэйн посмотрела на нее. Девушка замотала головой, продолжая улыбаться.
- Ничего, я просто, - она задумалась, подбирая слова. - Просто такое странное ощущение, когда ты трогаешь меня.
- Какое ощущение? - поинтересовалась Рэйн, думая о том, что ей хочется поцеловать эту тоненькую бьющуюся жилку на шее Искры, на которую она смотрела. Поцеловать, чувствуя быстрый ток крови, несущей жизнь.
- Я не знаю, как описать, - призналась Искра, нервно ерзая. - Похоже на легкую щекотку, но не она.
Вампир удовлетворенно кивнула: начинала действовать ее сила. Так всегда было с теми, кто еще никогда не отдавал свою кровь. Просто не все обращали на это внимание.
- Будет война? - внезапно сменила тему Искра, и ее глаза стали серьезными. Рэйн помолчала, глядя в сторону.
- Будет, - мрачно ответила она чуть погодя. - Хотя я очень надеюсь на то, что война эта окажется короткой и не слишком кровавой.
Девушка следила за тем, как едва уловимо меняется выражение лица вампира.
- Это из-за меня?
Рэйн недоуменно посмотрела на нее.
- Что из-за тебя?
- Война, - голос Искры задрожал. - Это ведь я сделала что-то такое, что...
- Перестань, - велела ей Рэйн. - Мне не нравится, когда ты плачешь.
Искра недоверчиво воззрилась на нее.
- Правда? Но почему?
- Потому что не нравится и все тут, - Рэйн не хотела признаваться, что не умеет утешать. - К тому же, завтра маг подойдет к стенам города. Состоится первая битва, и я не хочу, чтобы во время нее меня преследовали твои слезы.
- Ты тоже будешь сражаться?! - изумленно выдохнула Искра, распахнув глаза. Вампир усмехнулась и все-таки разрешила себе легонько коснуться губами шеи девушки. Совсем невесомый поцелуй, чтобы не дать силе выйти за пределы раньше времени.
- Да.
"В конце концов, это из-за меня началась эта заварушка. Я не могу остаться в стороне".
- Но ведь, - Искра так растерялась, что не сразу нашла, что сказать. - Ведь ты можешь погибнуть!!
Рэйн засмеялась искренности девушки.
- Не могу, - заверила она ее. - Разве что получить рану...
- И ты будешь убивать? - в голосе Искры слышалось недоверие. Вампир пожала плечами, поправляя волосы девушки.
- Я убивала и раньше, - она была само спокойствие. - Тебя что-то смущает?
Искра молчала, не отстраняясь, но Рэйн чувствовала, что она беспокойна.
- И тебе не жалко тех, кого ты... - девушка замялась. Вампир покачала головой.
- Жалость исчезла у меня вместе с жизнью и с теми, кого я любила. Это жестокий мир, девочка, - произнесла она, заставляя Искру посмотреть на себя. - Если не ты, то тебя.
- Но разве нет другого способа?! - с какой-то безнадежностью спросила девушка. Рэйн улыбнулась ей.
- Мне он не нужен.
Искра колебалась. Рэйн видела это и не знала, что ей следует сделать.
Теплые пальцы девушки легли на губы вампира, исследуя, потом коснулись щек, бровей. Искра изучала Рэйн, пытаясь запомнить ее, словно слепая.
- Ты красивая, - просто сказала она, опуская ладони на плечи вампира.
- Спасибо, - столь же просто отозвалась Рэйн. Она чувствовала, как загораются ее глаза синим пламенем, и понимала, что теперь это Искру не испугает. Что-то неуловимо изменилось. Только вот что...
Искра склонила голову.
- Я хочу, чтобы завтра в битве тебя преследовали только хорошие воспоминания, - прошептала она, выдыхая слова вместе с поцелуем. Рэйн ответила на него, и ее руки обняли девушку
- Будет больно, - шепнула она в ответ, вглядываясь в серо-желтые глаза Искры.
- Но ведь взамен я получу то, чего хочу больше всего на свете, - девушка улыбнулась, забираясь одной ладонью в самую гущину темных волос Рэйн. - Мою память...
Их губы снова встретились, когда яркое синее пламя обрушилось на них откуда-то сверху, обволакивая их собой. Оно жгло, это пламя, но огонь был холодным, словно только что выпавший снег.
Губы Рэйн скользнули вниз, к распахнутому вороту платья, и сомкнулись вокруг той самой жилки, столь долго тревожившей воображение вампира.
Время остановилось для запрокинувшей голову Искры, которая не знала, плакать ли ей от радости или от боли. Она чувствовала, как бегут по ее щекам слезы, и не хотела их останавливать. Как и те холодные прикосновения жгучего пламени, забравшего их с Рэйн в свои объятия.
Губы вампира не отрывались от ее шеи, и мольбы Искры о том, чтобы все это закончилось, прерывались мольбами о том, чтобы это продолжалось вечно.
Пальцы Рэйн запутались в длинных светлых волосах девушки и двинулись ниже по спине, ища, за что бы можно было ухватиться. Оказавшиеся на их пути еще одни завязки в мгновение ока оказались развязанными, и ладони вампира скользнули по обнаженной спине Искры. Искра скорее слышала, чем чувствовала, как сползает с ее плеч платье, подставляя тело прохладным прикосновениям ожившего вдруг ветра, наполнившего комнату.
А потом ветер ушел, оставив вместо себя пустоту, которую почти мгновенно заполнили собой прикосновения Рэйн, отвлекающие сознание Искры от все продолжающейся боли. Руки вампира были повсюду, и везде, где они касались тела девушки, боль исчезала, словно ее никогда не было.
Искра почти не дышала, пытаясь разобраться в собственных ощущениях и в то же время не желая этого делать. И вдруг, промелькнув яркой вспышкой, что-то метнулось в ее сознании. Что-то, что моментально приняло знакомые формы и обличья.
Будто почувствовав изменения, Рэйн остановилась, и ее губы скользнули еще ниже, к груди Искры. Девушка медленно опустила голову, позволяя волосам окутать их с вампиром одним золотистым облаком, закрывая лица обеих...
Все кончилось спустя несколько минут. Исчезло пламя, растаяв в воздухе, подобно ветру, покинувшему комнату немного раньше. Пропала боль, которую заменило собой сладкое удовольствие с легким привкусом горчинки. Рэйн коснулась последним поцелуем нежной кожи на груди девушки и вернулась к ее шее, спрятав лицо.
Искра крепко обняла Рэйн, чувствуя горячее дыхание вампира.
Они сидели так какое-то время, пока мир обретал свои привычные звуки и краски. Затем Искра осторожно взяла в ладони лицо Рэйн, заставляя ее смотреть на себя.
- Спасибо, - прошептала она, снова целуя ее. Рэйн ответила на поцелуй, уже нехотя, потому что ощущала приближение сонной апатии.
- Спасибо, - Искра легко соскользнула с колен Рэйн и встала, выпрямившись, посреди комнаты. Вампир молча проследила за тем, как платье с тихим шорохом упало к ее ногам, полностью обнажив девушку. И даже не двинулась с места, когда Искра вдруг ринулась вниз, на пол, распадаясь на сотни и тысячи маленьких тел, мгновенно взмывших в воздух.
[/]"Жжждать..."[/i] прожужжали пчелы, мелькая рядом с Рэйн и почти задевая ее своими крыльями. "Ты будешь жжждать нас, и мы придем..."
Еще немного покружив по комнате, огромный рой направился к распахнутому окну, за которым уже давно была ночь. Через какое-то время комната снова наполнилась звенящей тишиной.
Рэйн закрыла глаза и, с трудом двигаясь, заставила себя закинуть ноги на кровать. Раскинувшись на одеяле, она опустила голову на подушку и моментально провалилась в глубокий сон. Без сновидений.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Winter На том же месте, в тот же час... Кн.1, 2