Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Robin Alexander Pitifully Ugly/Тридцать три несчастья


Robin Alexander Pitifully Ugly/Тридцать три несчастья

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://s6.uploads.ru/t/SYd3v.png

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

От переводчика:  Хорошо, когда главная героиня романа блещет красотой, имеет прекрасную фигуру, и ей не занимать обаяния. А что делать, если у тебя лишний вес, колтун в волосах и ты настолько застенчива, что боишься встречаться с новыми людьми? Как что делать –  худеть, стричься и зарегистрироваться на местном сайте знакомств, а дальше дело само пойдет. Правда, вопрос, куда оно пойдет, и где в итоге окажешься ты?

РОБИН АЛЕКСАНДЕР

ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕСЧАСТЬЯ

Пролог

- Шеннон, даже и думать не смей! Все эти сайты знакомств – просто сборище любителей изменять своим половинкам, либо, что еще хуже –  рассадник монстров, притворяющихся прекрасными принцессами. Сделай это старым добрым способом – очаруй какую-нибудь милашку, уговори ее пойти с тобой  ее на свидание, а дальше дело само пойдет.
Кален, моя старшая сестра, подчеркивала каждый пункт своего высказывания, энергично тыкая вилкой в мою сторону. Как обычно, я сидела тихо-тихо и молча выслушивала ее исполненные благими намерениями советы, пока она не умолкла на достаточно долгий промежуток времени, чтобы доесть свой обед.
- Ты упускаешь главное, - сказала я. – Я не умею ни уговаривать, ни очаровывать.
- Тебе нужна практика! – глаза Кален взволнованно заблестели. – Потренируйся на официанте, когда он снова подойдет к нам. 
- Нет!
- Почему?
- Он – мужчина.
- Я же не сказала «соблазни его и утащи домой». Это легко! Просто улыбнись ему и сделай комплимент. О, скажи что-нибудь о его глазах! – Кален огляделась в поисках ничего не подозревающего подопытного кролика.
- Покажи мне, как это делается.
Кален закатила глаза. Бессчетное количество раз она демострировала мне фамильные навыки обольщения, и каждый раз я горько сожалела, что полностью ими обделена.
Наша жертва приближалась слишком быстро, и у Кален не было времени спорить. Я смотрела, как она улыбается ему, глядя снизу вверх, и заправляет за ухо выбившуюся прядь волос. Она еще не произнесла ни единого слова, а уже могла из него веревки вить.
Кокетство было второй натурой Кален, и если бы даже она была не замужем, у нее все равно было бы полно друзей-приятелей.
Я часто думала, что мироздание жестоко подшутило надо мной, не позволив мне унаследовать ген, отвечающий за харизму. Зато мои родители и Кален обладали им в полной мере. Если бы мы с Кален не были так похожи внешне, я бы точно отправилась на поиски своего настоящего отца, какого-нибудь нелюдимого молочника, с которым моя мать однажды поступила, как сама захотела.
- Ну, видишь, как просто? – триумфально вопросила Кален. – Он пообещал нам порцию пирога за счет заведения. Нам придется уйти до того, как он попросит у меня номер телефона, потому что я чувствую, что просто обязана его ему дать.
- Надеюсь, что когда он позвонит, трубку возьмет не твой муж. 
Кален вздернула бровь.
- Когда он вернется, попробуй ты.
Я было открыла рот, чтобы привычно  запротестовать, а потом подумала: а почему бы и нет? Еда здесь была так себе, вряд ли мы придем сюда еще раз. Так что мне терять?
Я смотрела, как официант лавирует между столиками, приближаясь с каждым шагом. Мои руки сжались в кулаки, и я засунула их под себя. Только так я могла, что назывется, держать себя в руках.
Все шло хорошо до тех пор, пока я не услышала, как мой мозг завопил, обращаясь к остальному организму: «О господи! Она сейчас заговорит! Кто сказал ей, что это здравая мысль?»
Мой желудок протестующе забурчал, и это почему-то напомнило мне инженера Скотти  из сериала «Звездный путь»: «Мы теряем ее, капитан! Я ее больше не удержу!»
Мозг стал выкрикивать приказы, но мое тело пребывало в таком смятении, что не могло повиноваться.  «Ноги, чего вы ждете?! Давайте, шевелитесь! Можем мы изобразить приступ кашля? Чихания? Еще что-нибудь?»
Внезапно все смолкло, и на столе перед нами появился ломоть пирога и две чашки кофе. Я глянула на Кален. На ее лице застыла выжидательная, но немного боязливая улыбка матери, которая смотрит, как ее ребенок впервые едет на велосипеде без страховочных колесиков. Официант улыбался нам, глядя сверху вниз. Мой выход!
- Я… вы… эээ…. Мне нравится ваша рубашка.
Последняя часть моей жалкой фразы прозвучала, как сдувающийся воздушный шарик. Какое-то мгновение он просто стоял и моргал, а потом посмотрел на свою черную рубашку-поло с логотипом ресторана на нагрудном кармане. Он неловко улыбнулся, кивнул и отбыл, оставив меня на растерзание моему горю.
Я не могла поднять глаза на Кален. Она прокашлялась и продолжила разговор, как ни в чем не бывало, как будто я только что не опозорилась на весь ресторан.
- Знаешь, у нас  есть новый клиент, она ходит в салон в универмаге Rampart. И я думаю, что у нее никого нет.


Глава 1
НЕ ВЕЗЕТ, ТАК НЕ ВЕЗЕТ

«Преданная, сердечная и веселая. Любит  проводить тихие вечера у себя дома, любит готовить, когда есть для кого. Самый лучший досуг для меня – это холодным дождливым воскресеньем свернуться калачиком в постели рядом с кем-то, смотреть кино и есть нездоровую пищу… »
- Господи, да я просто какая-то болонка с кулинарными навыками! - раздраженно прокричала я и сжала голову руками.
Целое субботнее утро я угробила на то, чтобы написать что-то привлекательное, но все, на что я оказалась способна – это сваять рекламное объявление для собачки, ищущей хороших хозяев. Я подавила желание расплакаться, когда поняла, что даже я сама не захотела бы с собой встречаться. 
Да что ж я, всегда, что ли, была такой занудой?
Было же однажды время, когда я умудрилась заинтересовать и привлечь женщину…  и не однажды, а как минимум трижды! Но в этот раз все было по-другому. Я работала без страховки.

Подобно обезьянке, я всегда старалась ухватиться за следующую лиану, когда становилось ясно, что отношения подходят к концу. Ни я, ни Миранда не хотели первыми признать, что наши отношения себя исчерпали. И, хоть мы и не изменяли друг другу, мы обе закидывали удочки в поисках новых. Сьюзан, знакомая знакомых, ясно дала мне понять, что если бы я была одна, она проявила бы интерес, и я вцепилась в эту лиану обеими руками. После шести совместно прожитых лет мы обе проделали  тот же фокус, и я с размаху влетела в жизнь Синди. Мы провели вместе два года, и теперь уже она без предупреждения сбежала из моей. В тридцать семь лет я оказалась одна, и никаких лиан в зоне видимости не наблюдалось.

Я еще разок с отвращением посмотрела на монитор и резко встала, намереваясь заглушить раздражение пригоршней печенек «Орео» и стаканом молока.
И тут же передумала, когда поток прохладного воздуха коснулся моей задницы. Привычка утешаться печеньками привела к тому, что мои любимые джинсы треснули по шву и теперь зияли прорехой от промежности до середины попы. Я задумалась, а не утешиться ли мне яблочком вместо печенья. Вкусовые сосочки на моем языке ответили: «Нет».

Я стояла у окна, смотрела вниз на тротуар и жалела себя.  «Ну хоть одну-то печенюшку мне можно?» К краю тротуара подкатило такси, из него вылезла женщина с собакой. Желтый пушистый шар  терпеливо сидел рядом с хозяйкой, пока та расплачивалась с таксистом.
Я заметила, как блеснула выбившаяся из-под вязаной кепки прядь ее светлых вьющихся волос, но это было и все, что я могла увидеть со своего наблюдательного пункта на третьем этаже.
Такси уехало. Вместо него к тротуару подъехал мебельный фургон, и вязаная кепка с собакой на поводке  двинулись в его сторону. Наверное, она переезжает в квартиру, где раньше жили Келехеры.

Я смотрела, как моя новая соседка исчезает в дверном проеме, а потом Орео воззвали ко мне с новой силой.
Я уже почти ответила на их зов, но увидела мелькнувшее в зеркале собственное отражение и остановилась, как вкопанная.
За год, прошедший с ухода Синди, я набрала как минимум десять фунтов . Мои волосы были в полном беспорядке, и я давно отказалась от попыток что-либо с ними сделать. Бесформенной кучей они громоздились у меня на голове, ненадежно удерживаемые заколкой-крабом. А мои брови могли посоперничать с бровями Энди Руни.  Я неоднократно  слышала, как Кален утверждает, что макияж творит чудеса. Может быть, пришла пора сотворить чудо с собой? Я снова поглядела на свое отражение и решила, что начинать нужно с диеты. С печеньями нужно покончить, а молока для диеты у меня предостаточно.

Телефон зазвонил, когда я запихивала в рот последнюю печенюшку. На определителе высветился номер Кален. Я бросила трубку обратно на стол лишь для того, чтобы услышать ее голос на автоответчике:
-Я знаю, что ты дома, Шеннон. Возьми трубку, потому что если ты этого не сделаешь, я приеду сама, глазом не успеешь моргнуть. И у меня есть ключ!
- Чего тебе? – пробубнила я с полным ртом печенья.
- Счастье твое, что ты ответила, потому что я устраиваю для тебя свидание!
Эта новость вызвала у меня смешанные чувства. Я была заинтригована, но воспоминания о прошлой катастрофе заставляли меня всего бояться, как пуганая ворона. Сама по себе девушка была прекрасна, но зато ее кот нагадил мне в туфлю и укусил за лодыжку. Все это она отрицала, отказываясь верить, что Мистер Джингл способен на такое поведение.
- Ты меня еще слушаешь? – спросила Кален.
- Да. И чьим заботам на этот раз ты меня вверяешь?
- Это двоюродная сестра Кэндис. Помнишь? Я тебе о ней рассказывала. Ее семья держит ресторан в Харахане  и, кстати, именно туда она ведет тебя на ужин завтра вечером. Надень что-нибудь симпатичное, только не  джинсы. Она позвонит тебе сегодня во второй половине дня, чтобы обо всем договориться.
Я решила не упоминать, что джинсы больше не вариант в любом случае, поскольку моя задница просвечивает  сквозь дыру в единственной приличной паре.
- Окей.
- Отлично! – сказала Кален. Я прямо увидела, как она улыбается, довольная своим успехом. – Я жду, что в воскресенье утром ты позвонишь мне и все расскажешь. В деталях.
Я опустила телефонную трубку обратно на стол. Меня бросило в дрожь, живот скрутило. Утешительные печеньки вели себя совсем не тихо внутри меня. Что  мне надеть? Что она обо мне подумает? Будет ли мне с ней комфортно? У нее есть кот?

Следующий вечер застал меня сидящей на переднем сидении Шевроле Камаро самой последней модели .  Джеки, с которой у меня и было свидание, галантно открыла передо мной дверцу. Пока она шла к водительской стороне, я ее внимательно рассматривала. Высокая, но не то чтобы стройная, что меня вполне устраивало. Если бы я оказалась  бок о бок с худышкой, это заставило бы меня еще сильнее комплексовать по поводу собственной внешности. Милая улыбка, красивые зеленые глаза.

- Ну, Шеннон, - сказала она, пристегивая ремень безопасности, - расскажи мне о себе.
Я терпеть не могла подобных вопросов. Хотелось бы мне быть настолько крутой, чтобы хоть раз ответить: «Я работаю на федеральное правительство в подразделении, которое не могу называть по соображениям безопасности, но поверь, я могу расправиться с жертвой при помощи не более чем зубочистки. Так что когда ты обещаешь мне перезвонить, лучше сдержи свое слово».
- Я вроде как домосед. Люблю читать и смотреть фильмы. А ты?

У Джеки оказалось полно разнообразных интересов. В частности, она обожала рассказывать о себе, чем она и занималась последующие тридцать минут. За это время мы проехали около двух миль, а как только мы выбрались на трассу, движение вообще встало.
- Ненавижу пробки! – Джеки для выразительности вжала педаль газа в пол, двигатель взревел. – Вечно у них то ДТП, то ремонт дороги, то еще что-то!
Я хотела согласиться, но отвлеклась, увидев, как багровеет ее шея и как она сжимает кулису  переключения передач. Вместо сочувствия я решила попытаться отвлечь ее внимание от тошнотворно медленно двигающейся пробки.
- Так я правильно поняла, что ты некоторое время служила в армии?
Джеки косо глянула на меня. Теперь красной была не только ее шея, румянец стал наползать на лицо.
- Это тебе Кэндис сказала?
- Кажется, она упоминала об этом в разговоре с моей сестрой, - ответила я и подумала, что нужно было выбрать другую тему для разговора. Лицо Джеки полностью покраснело.
- Это в стиле Кэнди. Она обожает рассказывать кому ни попадя, как меня вышибли из армии из-за того, что я агрессивна и не могу держать себя в руках. А еще говорят, что армии нужны те, кто готов сражаться!

Когда пробка начала двигаться черепашьим шагом, Джеки снова дала по газам. Ее руки на руле ритмично сжимались в кулаки и разжимались, она глядела прямо перед собой. Пелена неловкого молчания повисла между нами, и я стала прикидывать, сколько времени мне потребуется, чтобы вернуться домой. 
- Как меня бесят такие люди! – Джеки ткнула в сторону застрявшей перед нами машины. Между ней и предыдущей очистилось пространство, куда могли бы поместиться четыре автомобиля. – Она там смски пишет, зараза!
Джеки раздраженно засигналила, водитель отвлеклась от смсок, показала нам фак и проехала вперед.
- Так, а чем именно ты занимаешься? – спросила Джеки, когда мы снова встали.
- У нас с сестрой четыре салона красоты. Она…
- Сука! Рули уже! – заорала Джеки в окно и заработала еще один фак, правда, машина поехала дальше. Джеки запустила пятерню в волосы и нервно рассмеялась. – Прости, что ты там говорила?
«Я хочу домой».
- Ээ, я рассказывала тебе, чем я зарабатываю на жизнь.
- Точно, - Джеки помахала мне, чтобы я продолжала, и с ненавистью уставилась на автомобиль впереди.
- Кален занимается подбором персонала и развитием салонов, а я веду бухгалтерию и занимаюсь вопросами, с которыми она не хочет связываться. Основное преимущество в том, что я работаю дома.
«Я думаю, что ты ненормальная, и я придушу свою сестру вместе с ее подружкой Кэндис за то, что они втравили меня в такую историю».
Эту мысль я вполне могла произнести вслух, потому что Джеки полностью сосредоточилась на счастливой отправляльщице смсок перед нами.
- Счас вернусь, - сказала она, включила нейтралку и поставила машину на ручник.
- Куда ты… - но она выскочила из машины прежде, чем я закончила фразу.
Я потрясенно смотрела, как она подходит стоящей перед нами машине, тянется в водительское окно и выхватывает мобильник у женщины прямо из рук. Джеки размахнулась, как заправский питчер , и зашвырнула телефон в кустарник, которым была засажена обочина шоссе.
- Получи, сука! – заорала она через плечо и промаршировала назад к нашей машине. На губах ее играла кривая усмешка.

Я знала, что выгляжу так, будто у меня столбняк, потому что никак не могла подобрать отвисшую челюсть.  Джеки вернулась за руль и помчалась по боковому съезду. Владелица телефона выглядела в точности как я, когда мы просвистели мимо.
Я не осмеливалась заговорить, пока Джеки не подъехала к следующей развязке.
- Не могла бы ты отвезти меня домой? – стараясь говорить спокойно, попросила я, когда она остановилась на светофоре.
- Ты что, серьезно?! – моя просьба ее явно обидела.
- Ничего страшного, дойду пешком.
Я выскочила из машины и была на полпути к парковке мини-маркета, когда Джеки рванула с места под протестующий визг шин.

Можно было вызвать такси, но я хотела, чтобы Кален разделила мои страдания. В конце концов, она же и была их причиной. Она еще пыталась сохранить серьезное выражение лица, когда я усаживалась в ее машину, но было видно, что она вот-вот расхохочется.
- Так что, она выкинула чужой мобильник?!
- Через неделю или через год мне и самой будет смешно до чертиков, но прямо сейчас, Кален,  я хочу тебя придушить!
- Ну прости, - Кален сделала вид, что смотрит в боковое зеркало, но я видела, что она борется со слезами… от смеха. Она прокашлялась и коротко глянула на меня:
- Ты сегодня классно выглядишь. Давай не будем упускать момент и поедем, чего-нибудь выпьем?
- Не хочу. Отвези меня домой, иначе я от тебя тоже сбегу.   
Крохотная слеза показалась в уголке правого глаза Кален, и следующие несколько минут она себя больше не контролировала. Мы съехали на обочину и оставались там, пока она не отсмеялась. А вот мне было не до смеха.
- И, Кален, впредь не устраивай мне свиданий. Я не хочу больше  встречаться ни с какими отморозками.
- Эй, - подняла палец Кален, - одна паршивая овца…
- Одна паршивая овца?! Как насчет целого стада? – я стала загибать пальцы, перечисляя каждую катастрофу. – Помнишь женщину, которая уверяла, что ее кот с ней разговаривает? Другую, которая хотела связать меня и облизывать мне пальцы на ногах на первом же свидании?  Не говоря о последней, которая превзошла их всех! Нет уж, давай теперь я сама буду выбирать, какие кошмары мне приснятся! 
- Слушай, сестренка, прости. Правда, извини меня. Я позвоню Кэндис, я ей задам!
- Я выйду здесь, пройду квартал пешком, - сказала я, когда мы приехали в мой район.
Кален потянулась и ухватила меня за рукав.
- Шеннон, прости меня.
- Да без проблем, - ответила я, не оборачиваясь, и вылезла из машины. Мне нужно было подышать свежим воздухом. Честно говоря, я устала быть обьектом насмешек.

Чертыхаясь вполголоса, я не шла, а неслась домой и замедлила шаг,  только когда увидела ту самую женщину, которая несколько дней назад въезжала в наш дом. Я ужасно хотела поскорее попасть в квартиру и совершенно не хотела ни о чем беседовать с новой соседкой.
Подойдя ближе, я заметила, что у ее ног сидит собака, а сама она возится с замком калитки. Длинные светлые пряди вьющихся волос  свесились ей на лицо, так что я не могла его разглядеть. Она раздраженно помотала головой и стукнула кулаком по замку.
- Вы забыли ключ? – спросила я.
Она резко развернулась, я ее явно напугала. Пес вскочил, давая мне понять на всякий случай, что хозяйка под его защитой.
- Вы здесь живете? – она подозрительно посмотрела на меня.
- Ага. Третий этаж, - я показала на свои окна, на тот случай, если до нее не дошло.
- У меня что-то не то с ключом, - сказала она, пожимая плечами. – Он входит в замок, но не поворачивается.
- Замок заедает время от времени. После дождя, или когда слишком сыро. Можно, я попробую?
Она отступила на шаг, и я стала покачивать ключ в замке, пока он не повернулся. Я протянула ей ключ.
- Увижу Кевина, скажу ему, чтобы смазал замок. Обычно это помогает.
- Кевин – это ваш муж? – она провела собаку сквозь калитку.
- Я не замужем, - неловко улыбнулась я. – Кевин тут у нас вроде завхоза, следит за домом с тех пор, как хозяева, мистер и миссис Хили, переехали. Он живет на первом этаже, обращайтесь к нему, если вам что-то понадобится.
- Точно, ведь миссис Хили мне так и говорила, когда я въезжала. На этой неделе все, как в тумане…  Кстати, я – Хейли Морган. Я только что переехала.
- Рада знакомству. Меня зовут Шеннон.
- Мне тоже приятно познакомиться с вами. 
И вот тут у меня начались трудности. Если я разговариваю о заклинившем замке, у меня все в порядке, но как только мы выходим за рамки темы, у меня язык к нёбу прилипает. Чем дальше, тем яснее становилось, что мне пора бы что-то ответить, но мой разум опустел, и я просто стояла там, как идиотка.
Ее собака наклонила голову набок, и на мгновение мне показалось, что я могу прочесть ее мысли: «Говори, придурошная!»
- Что ж, спасибо, что впустили меня. – Хейли повернулась и пошла прочь.
Я притворилась, что обнаружила что-то страшно интересное во дворе, чтобы мне не пришлось идти вместе с ней к дому. После того, как за ней захлопнулась дверь, я рухнула на скамейку и принялась ругать себя на все лады. Вечер и так был сплошным кошмаром, но мне удалось достойно завершить его, поставив себя в унизительное положение перед женщиной, с которой мне, несомненно, еще придется столкнуться.

+3

2

Глава 2
Я ТЕБЯ ПОРОДИЛ…

Возможно, это было не самое лучшее решение – заполнять собственный профиль в разделе знакомств на сайте Rainbow Room после того, как я приговорила полбутылки каберне, зато  это придало мне храбрости, чтобы нажать кнопку «Отправить».
«Мне перевалило за тридцать пять. Ну, если говорить правду, то капитально перевалило. Все еще одна, дрессированная, к лотку приучена, но  страдаю бешенством. Если вы ищете приключений, то я в вашем распоряжении. Пишите мне.  Если осмелитесь».
Я выбрала фотографию, которую сделала моя мама, когда мне было шесть, и я только что обрезала себе волосы. Мама приложила все усилия, чтобы свести ущерб к минимуму, но ту веснушчатую ярко-рыжую девчонку с волосами цвета пожарной машины  не могли спасти никакие припарки.

Из того, что осталось от моих волос, мама сделала два  хвостика, и они торчали у меня на голове, как собачьи ушки, каждый со своей стороны. Я широко улыбалась, демонстрируя всему миру щель между зубами. К счастью, впоследствии волосы у меня отросли, а когда я стала старше, они изменили цвет и стали темно-рыжими с каштановым отливом. Стоматологические скобки уничтожили фамильную щель между передними зубами, а столь ненавистные мне веснушки исчезли практически полностью. Сейчас, глядя на свою детскую фотографию, я видела какого-то чертенка-оборванца. Тридцать три несчастья – вот самое подходящее для меня  имя пользователя.
Я отправила заполненный профиль на местный сайт знакомств  для лесбиянок и улеглась спать. Ставки были сделаны, но я серьезно сомневалась, что мой циничный подход позволит мне рассчитывать хоть на какой-то выигрыш.

Утром я сходила в душ и долго стояла перед зеркалом, пристально рассматривая себя. Все нужно было менять. Нужно худеть, и нужно что-то сделать с прической. Я пообещала себе записаться на стрижку в один из салонов-конкурентов. Мне хотелось  держать свои метаморфозы в тайне так долго, как я только смогу. Думаю, в Кален взыграла сестринская интуиция, потому что она позвонила мне ровно через минуту после того, как я приняла решение.
- Доброе утро, сестричка, хочешь встретиться за ланчем? – прощебетала она, как истый жаворонок.
- Я еще даже не завтракала.
- Хорошо, - возразила она с сарказмом, - но к полудню-то ты точно проголодаешься!
Я посмотрела в окно. День был мрачным.
- У меня тут куча работы и я не очень хочу выходить наружу сегодня. Кроме того, я на тебя все еще дуюсь.
В голосе Кален звучал еле сдерживаемый смех, когда она ответила:
- Дуйся, сколько хочешь, но в ближайшие две недели ты меня и так не увидишь. Мы завтра уезжаем на Карибы, помнишь?
А я и забыла, что они с мужем отправляются в круиз. И теперь все заботы о наших салонах лягут на мои плечи. Мое настроение испортилось еще больше.
- Я знаю, тебе нужно время, чтобы собраться с силами на предстоящие две недели.
Она приготовила мне пути к отступлению прежде, чем я успела что-либо сказать.
- Все менеджеры вполне способны справиться с текущими задачами. Тебе нужно только проверять их время от времени и решать вопросы, если возникнет что-то непредвиденное. А когда я вернусь, ты сможешь снова укрыться в своей пещере.
- Спасибо тебе. Передавай привет Тодду.
- Передам. Я буду звонить и держать руку на пульсе, обещаю. Люблю тебя.
- Я тебя тоже.
Я терпеть не могла, когда Кален уезжала в путешествия. Конечно, я скучала по ней, но я не любила вникать в ежедневную деятельность салонов. Мы были отличной командой. Кален на дух не переносила мою работу, а я не переваривала ее.

На  завтрак я съела банан и сухарик с изюмом. Это был первый шаг в деле борьбы с лишними десятью фунтами веса. Потом я запустила беговую дорожку и шагала до тех пор, пока мне не показалось, что я сейчас рухну. На сегодня я с тренировкой покончила, ну и что, что она заняла у меня всего десять минут.  И целых две недели в моей жизни будет отсутствовать наша с Кален ежедневная полуденная обжираловка. Идеальный момент, чтобы начать новую диету.

После душа я уселась за стол с намерением поработать и подтянуть хвосты, но допустила ошибку, заглянув в сообщения с Rainbow Room. Их пришло целых пять. Два были от «чувственных женщин, желающих хорошо провести время». Я их удалила. Следующие два меня слегка напугали. Отправители признавались, что они тоже страдают бешенством. А вот номер пятый меня заинтересовал.
«Я сомневаюсь, что ты такое уж несчастье, а тем более, целых 33. Твоя фотография очень милая, интересно, как ты выглядишь сейчас и почему не разместила свое нынешнее  фото. Что касается бешенства, я бы посоветовала тебе сходить в больничку и побыстрее. Я недавно приехала в Новый Орлеан и хотела бы просто пообщаться с кем-то, у кого есть чувство юмора, а у тебя оно определенно есть.
Новенькая».

Здравый смысл подсказывал мне, что это вполне может быть мужик, шарящийся по лесби-сайтам знакомств, но почему-то я не чувствовала опасности.
«Дорогая Новенькая,
добро пожаловать в Новый Орлеан. Бешенство под контролем. Я даже перестала извергать пену изо рта. Возможно, я склонюсь к тому, чтобы показать тебе свою нынешнюю фотографию, но я думаю, нам нужно немного подольше пообщаться. Откуда ты родом и как оказалась здесь?
33».

Кто знал, что общаться через интернет будет так легко? По эту сторону экрана я чувствовала себя в безопасности. Более того, я чувствовала себя уверенно. Мне не нужно было страдать, придумывая тему для разговора и мучаться от повисшей тишины. У меня чуть голова не закружилась. Почему я не пробовала этого раньше?
Я решила глянуть на профиль Новенькой. Фото там не было, но кое-какую информацию я нашла.
Курите: Нет.
Предпочтения: Собаки, классическая музыка и рок-н-ролл, в зависимости от настроения.
Тренировки: Терпеть не могу, хотя люблю теннис и долгие прогулки.
Спорт: Смотреть – да, играть – нет. За исключением – см. выше.
Любимая еда: Еда.
Что вы ищете в партнере: Представления не имею.

Новенькая ответила практически так же, как ответила бы на эти вопросы я, если бы дала себе труд заполнить анкету.

Было уже больше двух часов дня, когда я сообразила, что работаю без перерыва. Я приготовила себе салат в качестве ланча, и долго, пристально смотрела на беговую дорожку. Дальше этого дело не пошло. Я не собиралась соваться в это гиблое место до завтрашнего дня, так что я зашла на Rainbow Room, где меня ожидали два сообщения.
«Эй, 33 несчастья!
Я тоже несчастная. Может, перепихнемся?
Грешница».

Удалить.
«Привет, 33.
Я сама из Атланты, а сюда перевелась по работе.
Рада слышать, что ты больше не пенишься.
Понимаю, что ты не хочешь светить свою фотографию перед  совершенно незнакомым человеком, так что давай отложим это до тех пор, пока не узнаем друг друга получше.
Скажи, ты впервые на сайте знакомств? Я – да.
Я всегда с подозрением относилась к таким вещам, но я здесь никого не знаю, и мне подумалось, что это может оказаться неплохим местом, чтобы завести себе одного-двух друзей. А ты из Нового Орлеана? Что тебе здесь больше всего нравится, как старожилу?
Новенькая».

Я почувствовала себя, как на рыбалке. Вот я забрасываю удочку, и кто-то клюет. Теперь нужно просто решить, буду ли я ее ловить… и что буду делать, когда поймаю?
«Привет, Новенькая.
Я живу в Н.О. всю жизнь. Больше всего в этом городе мне нравится еда, что не очень хорошо, потому что я на диете. Я и сейчас думаю о еде. Есть отличное местечко рядом с Французским рынком, называется «У Фиореллы». Если окажешься там, я бы посоветовала попробовать жареного цыпленка. Только придется немного подождать, потому что его готовят исключительно  под заказ. Эта птица не пролеживает у них целый день на прилавке под инфракрасной лампой.
Ладно, пора завязывать с разговорами о еде.
Верь или нет, но я впервые оказалась в социальной сети. Как и ты, я подумала, что это хорошее место для того, чтобы познакомиться с людьми. Я получила несколько сообщений, от которых делается не по себе, так что спасибо за то, что с тобой так просто и приятно общаться. Ладно, твоя очередь. Что ты успела повидать здесь, с тех пор, как переехала?
33».

Я выключила компьютер в пять вечера, так и не получив ответа от Новенькой. И все равно, я была очень рада. Дела шли неплохо. Конечно, я не могла сказать, что встретила любовь всей своей жизни, но у  меня появился друг.

Глава 3
ОПЕРАЦИЯ «МАКИЯЖ»

Наступил понедельник, а от Новенькой не было ни ответа, ни привета. Не стану отрицать, что я чувствовала себя слегка обескураженно. Хотя, опять же, не все ведь сидят перед компом целый день, как я.
Обычно салоны красоты по понедельникам не работают, потому что у них рабочий день по субботам. Мы набрали достаточно персонала и стали работать в этот  тяжелый  день. Несколько конкурирующих салонов переняли у нас эту идею, когда их клиенты переметнулись к нам. Имя сестер Брайсен не было популярно среди конкурентов, поэтому, когда я договаривалась о стрижке, я назвала выдуманную фамилию.  Шеннон Фиорелла.

Фиорелле повезло – клиент на десять часов отменил заказ, и меня втиснули в расписание. Я завязала волосы в хвост, надела спортивные штаны, свитер с капюшоном и  вышла наружу.
- На пробежку?
Я остановилась, как вкопанная. Обернувшись, я увидела Хейли, которая выжидательно смотрела на меня. Она была одета, примерно, как и я, и держала собаку на поводке.
- Я… не бегаю. Я хочу сказать, я занимаюсь, но я просто не бегаю, - я почесала в затылке, чувствуя себя распоследней идиоткой. – А ты собралась побегать?
Она оглядела себя и рассмеялась.
- Я тоже не бегаю, хоть и оделась в точности для бега. Я иду погулять с Пушинкой.
- Так ее зовут Пушинка?
Собака наклонила голову и посмотрела на меня, как будто говоря: «А ты и вправду такая слабоумная, да?»
Хейли наклонилась и почесала собаку за ушами.
- Она была такой пушистой, когда была щенком, это было все равно, что обнимать плюшевого мишку, и имя просто прилипло.
- Собаки симпатичные, - выпалила я и почувствовала, что краснею. Я поднесла к глазам руку, на которой не было часов, и поглядела на запястье. – Я вообще-то опаздываю, у меня встреча.
Хейли выглядела ошеломленной, когда я развернулась и выскочила в дверь. Я пролетела полквартала, прежде чем вспомнила, что  я не бегаю.

- Ну, и что мы будем делать? – спросил мой огненноволосый парикмахер по имени Марвин, и запустил пальцы в мою запутанную гриву. Его волосы были совсем такого же цвета, как мои в детстве и еще он соорудил себе из них фальшивый ирокез. Я посмотрела, как он пропускает сквозь пальцы с кислотно-красным маникюром  мои локоны и уразумела, что я понятия не имею, чего же я хочу.
- Может, у вас будут какие-то  предложения?
- Будут ли у меня предложения? О, милочка, ты обратилась по адресу!
Он отступил на шаг и надолго уставился на мое отражение.
- Я бы не стал делать слишком коротко… Думаю, может быть, длина до плеч… 
Он подбоченился, обошел меня по кругу и расхохотался сатанинским смехом.
- Да, дорогуша, я могу сделать тебя секси.
Секси? Мне понравилось, как это прозвучало.
- Хорошо, я вам доверяю.

Она практически поволок меня к мойкам и толкнул на стул.
- Цвет мне нравится. С ним мы ничего делать не будем. Я сделаю много слоев разной длины, и волосы будут облаком окружать твое лицо. Ты не против чёлок?
- Только если они не слишком короткие, - воспоминания детства пронеслись передо мной.
- Твой парень не сможет держать руки при себе, - сказал Марвин и намочил мои волосы.
- Я гей, - вырвалось у меня, прежде чем я успела остановиться.
- Я тоже! Хотя это и так понятно, я тебя умоляю. Тогда твоя девушка не сможет держать руки при себе.
- Было бы здорово, если б она у меня была, - я тут же смутилась, чувствуя, как жалко я звучу.
- Скоро ты уже не будешь одна, - сказал он с милой улыбкой.
Его бы слова, да богу в уши.

- А ты вообще осознаешь, что у тебя предположительно должно быть всего две брови? – спросил Марвин и подмигнул. – Я могу все исправить прямо здесь сейчас.
- Ты имеешь в виду восковую эпиляцию? – спросила я. Боль от выдирания волос  всегда заставляла меня плакать. Кален вечно заводила волынку, пытаясь заставить меня пройти через эту пытку, но я всегда опасалась, что мне вместе с бровями оторвут и веки.
- Я сначала нанесу обезболивающий крем. Все, что ты почувствуешь, это будто тебя комарик укусил. Поверь мне, результат того стоит!
Марвин пробежался пальцами по своим безупречной формы бровям.
- Клянусь, мои бы выглядели, как усы у моржа, если бы я не привел их в порядок.
- Окей, - пробормотала я и поглубже уселась в кресле.

Марвин что-то напевал, нанося на мои брови крем-анальгетик. Я закрыла глаза и постаралась расслабиться, когда он промокнул их и нанес воск. К чести своей, я всего лишь взвизгнула, когда он выдирал волоски с корнями. Массажными движениями он втер в мои брови еще один крем, а потом положил мне на глаза пакет с охлаждающим гелем.
- Просто расслабься, и я приготовлю тебя для пересадки в волшебное кресло.
Он вымыл мои волосы, промассировал кожу головы, усадил в «волшебное кресло» и принялся за работу. Когда я увидела, как падает на пол первая четырехдюймовая прядь, я закрыла глаза, вверяя свои волосы Марвину. Я не открывала их до тех пор, пока он не закончил укладку своего шедевра. У меня отняло речь. Я больше не знала, кто эта ошеломленная женщина, глядящая на меня из зеркала. Когда я, наконец, оглянулась на Марвина, он улыбался от уха до уха, да и я тоже.
- Твои волосы такие послушные, что у тебя не будет проблем с  укладкой. Когда они еще влажные, нанеси немного геля и растрепывай пальцами, пока сушишь, - сказал Марвин и хлопнул в ладоши.
- Классно получилось, - еще одна стилист подошла к нам и встала рядом с Марвином. – Выглядишь так, будто у тебя только что был секс. Мне нравится, как они лежат. Окружают  лицо, будто ореол.
Я вспыхнула.
- Она свободна, - Марвин игриво подтолкнул коллегу.
Та вздернула красиво выщипанную бровь под темной челкой:
- Я тоже.
Она выдернула визитную карточку из стопки на своем рабочем столе и протянула мне:
- Позвони мне. Я бы с удовольствием куда-нибудь тебя пригласила.
Я тупо покивала и заулыбалась Марвину. Сегодня ему светят большие чаевые.

Я оплатила счет и уже шла к двери, когда Марвин мягко окликнул меня:
- Надеюсь, мы видимся не последний раз, мисс Брайсен.
Я развернулась на каблуках, удивляясь, откуда он знает, кто я. Я же расплатилась наличными!
Он улыбнулся мне в ответ.
- Да, я знаю, кто вы такая. Я приходил на собеседование в один из ваших салонов. Вы, наверное, меня не помните.
Когда мы только открывали первые два салона, я присутствовала на нескольких интервью, но решение о том, кого нанимать на работу, всегда единолично принимала Кален. Мне настолько не нравился сам процесс, что для меня все сливалось в сплошное неразличимое пятно. Мне всегда было так жалко нервничающих претендентов, что я тут же хотела нанять их всех сразу. Тогда-то Кален и взяла подбор персонала на себя.
- Простите. Боюсь, вы правы. Я вас не помню.
Он запнулся.
- А я подумал, вы ищете новых работников…
- Вам здесь не нравится? – мягко спросила я.
Он оглянулся, а потом перевел взгляд на меня.
- Я просто всегда хотел работать в одном из ваших салонов. У вас исключительная репутация.
Марвин понравился мне, а то, что он сделал с моими волосами, было вообще удивительно.
- Моей сестры сейчас нет в городе и не будет еще пару недель, но когда она вернется, я с ней переговорю. У меня есть ваша визитка, так что я вам перезвоню.
Он обнял меня и чмокнул в щеку, прежде чем я осознала, что происходит. Потом он отпрянул.
- Рано радуюсь? – спросил он и закрыл лицо руками.
Я не смогла сдержать смех.
- В любом случае, я вам позвоню.

Домой я не шла, а летела. Может, это была новая диета, а может несколько фунтов  состриженных волос, но я чувствовала легкость.  Я проскочила почти весь двор, и только тогда заметила, что на скамейке сидит Хейли.
- Ух ты! – удивленно выдохнула она. – Я тебя почти не узнала.
На меня немедленно накатил приступ застенчивости.
- Что, все плохо?
- Нет! – замотала она головой. – Удивительно… твои волосы… сказочно выглядишь! 
Я наклонила голову, смущенная ее комплиентом.
- Ну, спасибо.
- Пожалуйста. Кто твой стилист?
- Его зовут Марвин. Он дорабатывает две недели на старом месте и переходит в другое. Как только у него будут новые взитки, я дам тебе одну.
- Уж, пожалуйста, дай, - с улыбкой сказала Хейли.
Одно могу сказать точно – у Марвина в любом случае будет новая работа, одобрит это Кален или нет.

Сегодня был мой день. Новая прическа и куча входящих сообщений! Я проглядела отправителей, пока не нашла Новенькую.
Привет, 33!
Я почти нигде не успела побывать, но по твоей рекомендации  сходила к Фиорелле, и ты была права. Цыпленок  обалденно вкусный! Я не смогу ходить туда часто, а то это скажется на моей талии. Я потихоньку влюбляюсь в этот город. Старые дома очень красивые, а люди, с которыми я сталкиваюсь – очень дружелюбные.
В  Атланте зимы намного холоднее, но когда здесь дует ветер с реки, я промерзаю насквозь. Я так полагаю, летом здесь так же, как дома, душно и жарко. Это хорош, а то я мерзлячка. Да, я обнаружила во Французском Квартале местечко, где делают ужасно вкусные, но вредные шоколадные чизкейки. Оттуда тоже лучше держаться подальше.
Как и ты, я тоже  получила несколько гадких сообщений. Я рада, что ты нормальная… даже если немного бешеная. Скажи, у тебя хватило пороху встретиться в реале с кем-нибудь из здешних знакомцев?
Новенькая.

Я перечитала ее собщение несколько раз. Ладно, несколько десятков раз. Если она говорит, что с реки дует ветер, и она была во Французском Квартале, значит, она живет где-то в моем районе. И она сходила к Фиорелле. Интересно, может мы даже сталкивались на улицах?  И хоть она никак не могла вычислить, где я живу, мне стало не по себе от того, что она где-то поблизости. Интересно, это случайность, что она оказалась рядом?
Привет, Новенькая.
Ты сходила к Фиорелле? Молодец. Здесь много местечек, где можно хорошо и вкусно поесть. В следующий раз сходи к  Масперо, это тоже недалеко от Квартала. Все, что у них в меню, стоит попробовать.
Ты права насчет лета, летом здесь жарко и душно, иногда даже тошно делается. Я не люблю холода, хотя скучаю по нему, когда летом солнце жарит так, что волосы выгорают.
Я еще не набралась храбрости, чтобы принять чье-либо приглашение. Сегодня я сделала новую прическу, и одна из стилистов дала мне свою визитку. Я не собираюсь ей звонить, но все рано приятно, что меня заметили. А ты? Уже сходила на свидание с кем-нибудь?

А что, если она флиртует со мной? Что, если она пригласит меня на свидание в реале? Эта мысль отрезвляла. Мне нравилось, что я не знаю, кто она, и хотя было бы интересно когда-нибудь увидеть ее вживую, сама идея  заставляла меня нервничать. 
Одно было точно: жизнь налаживается. Передо мной замаячила какая-то перспектива. Я не могла встречаться со стилисткой из конкурирующего салона, Кален убила бы меня за это, да и я понимала, что это конфликт интересов. Но до чего же приятно, что она дала мне визитку!
Новенькая ничего не написала мне ни сегодня, ни завтра. Но в этот раз я не чувствовала разочарования. Я знала, что рано или поздно она мне ответит.

Как назло, в салоне на Canal Street возникла проблема. Управляющая, Блитц, как она сама любила себя называть, угодила в самую середку свары между двумя стилистами. Напряжение между ними накапливалось не один день, и все из-за парня, с которым они обе встречались. Кончилось тем, что эти двое едва не подрались на виду у всех посетителей. Меня вызвали для поддержки.

Раскрасневшаяся Блитц встретила меня извиняющимся взглядом. Кален оставила на этот случай четкие указания: если возникнут проблемы, уволить обеих. Проблема возникла, и мне было не по себе. Я никогда никого не увольняла и совершенно не горела желанием это делать.
Блитц провела меня в кабинет и ввела в курс дела. Стилистки устроили настоящий скандал при посетителях. Началось с взаимных оскорблений, закончилось тем, что они стали толкаться и наорали друг на друга. 

- Я три раза разговаривала с каждой из них, - Блитц толкнула папку с документами ко мне через стол. – Они обе подписали предупреждение о служебном несоответствии. Так что они не смогут поднять шум.
- У меня на примете есть один парень  им на замену, но ему придется отработать положенные две недели на старой работе. Как думаешь, ты сможешь  перекроить расписание, чтобы мы не потеряли клиентов?
- Я это предвидела, - устало сказала Блитц. – Все знали, что это добром не кончится, так что несколько человек уже предложили  заполнить окна в расписании.  И Кэрол из салона в Rampart сказала, что может выделить как минимум одну из своих девочек, чтобы прикрыть нас.

Я посмотрела на лежащие передо мной предупреждения о несоответствии. Блитц подробно описала все инциденты  и возможные последствия, если конфликт не прекратится. Она проделала отличную работу, пытаясь уладить ситуацию, и я понимала, что я не могу подвести ни ее, ни остальных сотрудников. Нарушительницы спокойствия должны уйти.
- Ладно, пригласи их сюда, - мой голос прозвучал гораздо спокойнее, чем я себя чувствовала.

Через несколько минут  Патриция и Келли уже сидели напротив меня, а Блитц стояла в углу кабинета, скрестив руки на груди.
Патриция, а она была попроще, перешла в наступление, не дав мне и рта раскрыть.
- Я знаю, зачем вы нас сюда позвали, и это нечестно!
Она  резко ткнула пальцем в сторону Келли:
- Она меня все время доставала, и я больше не буду терпеть это дерьмо!
- Вы говорили об этом с Блитц? Может, написали заявление о харрасменте ?
- Я тебя доставала? – влезла Келли. – Да это же ты завалила меня смсками с угрозами!
Я подняла руку.
- Остановитесь. Я задала вопрос, Патриция. Вы обратились к Блитц и написали заявление о харрасменте?
- Нет.
- Вы обе были трижды предупреждены  о недопустимости подобного поведения на работе и все же устроили скандал в присутствии посетителей. С сегодняшнего дня вы здесь больше не работаете. После того, как Блитц соберет ваши вещи, вы обе покинете помещение через черный ход.
Лицо Патриции стало кирпично-красным, но, прежде чем она раскрыла рот, я продолжила:
- И если вы устроите еще одну заваруху в этом салоне, на выход вас будет провожать полицейское управление Нового Орлеана. Это ясно?
Я слышала, как эту фразу использовала Кален, и я надеялась, что в моём исполнении она прозвучала так же круто, как и в ее, хотя при этом мои колени стучали друг о друга под столом. 
Обе женщины вышли, не произнеся ни слова. К счастью, Блитц, пока мы беседовали, обо всем позаботилась, и их пожитки уже были собраны в сумки, ожидавшие их на рабочих местах.

- Ты правда собиралась вызвать полицию? – спросила Блиц, когда мы снова остались вдвоем.
- Я надеялась их припугнуть, но если бы они снова подняли шум, то пришлось бы.
Мы с Блитц обмякли в офисных креслах и вздохнули с облегчением. Блитц тихонько хихикнула.
- Они накинулись друг на друга и стали брызгаться лаком для волос. Было похоже на перестрелку в старом фильме про ковбоев. И все это из-за сопляка с хорошо подвешенным языком, которому, вполне возможно, плевать на них обеих.
- Хорошо, они хоть не ухватились за ножницы, - я откинула голову на спинку кресла и глянула на Блитц. – Я рада, что все кончилось. Кален говорила, что они морально разлагают коллектив.
Блиц кивнула, а потом уставилась на меня широко раскрытыми глазами:
- Ты классно выглядишь! Когда ты успела?
Она показала на мою голову, и я не сразу поняла, что она имеет в виду мою новую прическу.
- Это сделал парень, которого я собираюсь нанять. Думаю, он сюда хорошо впишется.
Так, хватит болтать, а то я скажу ей больше, чем надо.
- Да, забыла сказать: я извинилась перед  посетителями, которые были свидетелями этого безобразия, и пообещала им всем  скидку при следующем  посещении.
- Марион Казник, ты все уладила на отлично. Я тобой горжусь.
Она недобро глянула на меня:
- Если ты мною гордишься, зови меня Блитц.
- Договорились, Блитци. Теперь  мне нужно вернуться домой и поработать. Первым делом позвоню Марвину, пусть начинает действовать. 

Блитц вернулась к своим делам, а еще побродила по салону и поболтала с сотрудниками. Мы владели четырьмя салонами и этот, на Canal Street , был самым большим. Шесть соляриев, восемь стилистов, четыре массажиста. Да, мы сильно продвинулись с техпор, когда наша мама в шестидесятых открыла первую парикмахерскую.

Я решила, что пойду домой пешком, и все две с половиной мили не уставала себя хвалить. Я могла бы поехать на машине, но январский день выдался совсем не холодным. Да и сюда я пришла на своих двоих, в попытке набраться храбрости перед серьезным разговором, так что беговая дорожка мне сегодня не понадобится.
Я улыбнулась, вспоминая сегодняшние достижения. Я сделала новую прическу и нашла нового сотрудника. Мне пришлось тяжко, но я справилась с неловкой ситуацией на работе, не впадая в истерику. Да, 33 несчастья определенно делает успехи.

+1

3

Глава 4
НЕ БЕРИ ЧУЖИЕ ВЕЩИ

Когда я вернулась домой, Хейли с Пушинкой снова выходили на улицу. Может быть, события сегодняшнего дня подкрепили мою уверенность в себе, и я радостно попыталась завязать разговор.
- Привет, - улыбнулась я, глядя, как они спускаются по ступенькам.
- Ммм, здрасьте, - ответила Хейли с  каким-то подобием улыбки. Она наморщила лоб и снова оглядела мою прическу. – Мы как раз идем погулять. Я пообещала Пушинке куриный шашлык на шпажке.
Мне показалось, что она нервничает, протискиваясь мимо меня. 
- Ну, тогда приятного аппетита.
Она кивнула и заторопилась к калитке.
- Приятно было повидаться! - крикнула она, не оглянувшись.
Прошлые два раза, когда мы сталкивались, она хотела общаться, а я спасалась бегством. Может, она привыкла и теперь именно этого от меня и ждала? А может, она просто проголодалась.

Я добралась до квартиры и включила компьютер в надежде, что Новенькая мне написала. Пока комп грузился, я позвонила Марвину.
- О, боже мой! Вы не шутите? Canal Street? – взволнованно прошептал он в трубку. – Я сегодня же напишу заявление об уходе! О, мисс Брайсен, я вас не подведу! Я буду служить вам верой и правдой! Спасибо вам огромное!
- Зови меня Шеннон и… пожалуйста.
Я оговорила с ним зарплату и соцпакет, одновременно зашла на Rainbow Room и обнаружила, что сообщений от Новенькой нет. Какое разочарование.
Может быть, именно поэтому я сделала то, что сделала. 

Марвин сказал, что  вечером собирается посидеть и выпить с друзьями  в баре всего в двух кварталах от моего дома. 
- О, пойдем  с нами, пожалуйста! Мои друзья тоже стилисты.  Но я им не скажу, кто ты.
Я приняла его приглашение, хотя к тому моменту, когда мы повесили трубки, я уже сомневалась, в здравом ли я уме.  Кален точно не понравится, что я «братаюсь» с будущим сослуживцем.  Я успокоила себя мыслью, что мы всего лишь пропустим пару стаканчиков.  И вообще, это почти деловая встреча. Тут я даже немного расхрабрилась.

Я прибыла в бар ровно в семь, и была встречена  чрезвычайно веселым Марвином.  Он ухватил меня за руку и представил своим друзьям. Я так понимаю, они были парой.
- Айк, Бен, познакомьтесь  - это мой новый друг Шеннон.
- Приятно познакомиться, Шеннон, - Айк пододвинул мне стул. – Марвин нам все уши прожужжал, все рассказывал о встрече с тобой. Знаешь, он обожает всех сватать.
Я пожала руки Айку и Бену и почувствовала себя прямо какой-то знаменитостью. Они восторгались моей прической и поспорили, кто из них будет лучше выглядеть в моем пиджаке. После примерки я отдала свой голос  Бену. Мягкая коричневая замша хорошо сочеталась с его темными глазами и волосами.

- Честно говоря, я думаю, что пиджак лучше смотрится на ней.
Я повернулась и уставилась прямо в темные глаза стилиста, котрая дала мне визитку в салоне. Я улыбнулась и попыталась вспомнить, как ее зовут.
- Алисия, иди к нам! – Марвин приволок еще один стул от соседнего столика и придвинул его поближе к моему.
- У нее пунктик насчет сапог, - Марвин игриво подтолкнул меня локтем. – Держу пари, еще до конца сегодняшнего вечера она попытается снять с тебя твои.
Я покраснела, но скрыла это, опустив голову и притворившись, что разглядываю черные кожаные сапоги Алисии.
- У нее самой симпатичные, - выговорила я. 
Ее близость заставляла меня нервничать и, кажется, она это чувствовала. И ей это явно нравилось.
- Что ты пьешь? – спросила она и прямо встретила мой взгляд. В ее глазах плескалось желание, и оно не имело никакого отношения к моим сапогам.
- Всем еще по бокалу «Космо! » - прокричал Марвин. («Космополитен», «Космо» - алкогольный коктейль из водки, апельсинового ликера, клюквенного сока, сока лайма или лимона – прим. пер.)
- Спасибо, но это будет последний, - сказала я, не обращая внимания на подколки. – Мне завтра работать нужно, да и вам тоже, я так понимаю.
Все четверо дружно закивали.

Еще через три коктейля я сравнялась с Марвином в веселости. Чем больше Алисия прижималась ко мне, тем  больше я пила. И не стану отрицать – какая-то часть меня наслаждалась вниманием.
- Хочешь потанцевать? – спросила она меня на ушко.
- Хочу, но прямо сейчас у меня проблемы с граве… грове… гравитацией!
- Идем, это медляк. Я тебя удержу.   
Я позволила ей взять меня за руку и провести на танцпол. Она плотно прижала меня к себе, и жар ее тела заставил меня задрожать.
- Я думаю, тебе не настолько плохо, как ты говоришь. Ты классно двигаешься.
- Просто не хочу ударить в грязь лицом.
Ее смех пронзил меня до кончиков пальцев.
- И часто ты это делаешь?
- Нет, и не хочу начинать  сегодня.
Ее губы скользнули по щеке к моим,  и она поцеловала меня, чуть прихватывая зубами мою губу.
- Я могу придумать для нас занятие получше.

И тут мои мозг и тело начали военные действия.
«Ты совсем не знаешь эту женщину!» - громко заявил мозг. Я сделала шажок назад.
«Ну вот мы ее и узнаем, если только ты  заткнешься» - возразила нижняя половина моего тела.
«Кален удар хватит!» - подал реплику мозг.
«Нам уже давно даже не двадцать один, и нам не нужно благословение от Кален».
Я склонялась к тому, чтобы согласиться с нижней частью.
«Ладно, черт с ним, валяй! Я все равно под градусом…» - присоединился к нам мозг.
- Марвин с мальчиками на танцполе. Они даже не заметят, что мы ушли, - прошептала мне Алисия на ухо.
Судя по всему, наши тела уже успели обо всем договориться  напрямую, так что я даже не пыталась вмешиваться. Я кивнула, и вот мы уже идем к двери, я и глазом не успела моргнуть.

- Мой дом всего в нескольких кварталах отсюда, - произнесла Алисия, когда холодный ветер ударил нам  в лицо.  Я слегка протрезвела, но обнаружила, что согласно киваю в ответ. Она сжала мою ладонь в руках, и мы бодро зашагали по направлению к ее дому. Мой мозг, хоть и замедленно, но продолжал функционировать и попытался  в последний раз отговорить меня, но мы к тому времени уже добрались до места, и когда Алисия прижала меня к двери, я не слышала больше ничего, кроме ее вздохов. 
- Спальня где? – я вырвалась из ее захвата.
Алисия хищно улыбнулась и потянула меня по коридору.
Вообще-то я застенчивая и замкнутая. Мне трудно находить  с людьми общий язык, а это была и вовсе первая в моей жизни случайная связь. Может, дело было в алкоголе, может, в обуявшем меня  желании, а может, в них обоих, но у моего тела сегодня не было проблем ни с разговорами, ни с действиями. 

Я толкнула ее на кровать и содрала с себя пиджак. Она соблазнительно улыбнулась  мне  и стащила  сапоги. Я помогла ей снять брюки, потом избавила ее от блузки и лифчика. Когда она потянулась  к моей одежде, я оттолкнула ее руки прочь.
- Любишь быть сверху?
Я кивнула, она расстегнула мои сапоги и помогла мне их снять.
Потом она повернулась, встала на кровать на четвереньки и потянулась к прикроватной тумбочке, открыв мне великолепный вид сзади.
- Раз ты любишь все контролировать, думаю, ты и с этим справишься? – Алисия протянула мне кучу ремешков.
У меня был некоторый опыт со страпоном, но он не оставил приятных воспоминаний. Мы так и не смогли достаточно туго закрепить его, и основание дилдо елозило не там, где надо, причиняя неприятные ощущения. Но я готова была принести себя в жертву.
Когда я полностью разделась, Алисия обняла меня за бедра и подтащила к себе, так что я оказалась прямо перед ней. Я смотрела, как  ее опытные руки умело затягивают ремешки и цепляют ко мне эту штуковину. Штуковина вошла плотно  и  не соскользнула, когда она потянула за нее для проверки.
- А это тебе еще больше понравится, - Алисия нажала кнопку, и моя правая нога  дернулась, как будто меня казнили на электрическом стуле. Это ожила первая из двух вибропуль.
- Черт! – вырвалось у меня. 
Я не произнесла ни слова с тех пор, как мы вошли в спальню, и это было все, что я смогла пробормотать, когда вибрация достигла самой чувствительной части моего тела.
«До чего романтично и так мило…» - неодобрительно сказал мой мозг.
- Трахни меня сейчас же! – потребовала Алисия.
Я и собиралась, но не по ее же команде! Я жадно впилась в ее рот, она вжалась в меня, пытаясь ощутить дилдо. Ее ногти прошлись по моей спине, когда я переместилась ниже и  охватила ее сосок губами.
- Давай пожестче! – скомандовала Алисия сквозь сжатые зубы, и я прикусила нежную кожу так сильно, как только осмелилась.
Алисия сжала мои волосы в кулаке  и подтянула меня наверх. Она сосала мой язык, она извивалась подо мной и выдохнула прямо в мой открытый рот: «Хорош дразниться, трахни меня уже!»
Я так и сделала. Она была неимоверно мокрой, когда я подвела кончик игрушки к ее входу   и позволила ей вобрать его в себя полностью. Я почувствовала, как она охватила меня ногами, заставляя входить глубже и двигаться жестче. Вибраторы работали так, что вся упряжь  тряслась. Ощущения были настолько сильными, что я боялась, что сейчас взорвусь, как подросток. Мы двигались и шумели так сильно, что нас точно могли расслышать в ближайшем баре, несмотря на громкую музыку.  А потом боковым зрением я заметила чье-то лицо.
- Какого хрена вы тут делаете?!
Я замерла. Ремни натянулись так сильно и вибрировали так яростно, что я вздохнуть не могла, все, чего мне хотелось – это завизжать.
- А на что это по-твоему похоже, Энн? – сердито спросила Алисия.
- Моим страпоном? Тем самым, который ты подарила мне на день рождения?!
Я откатилась от незнакомки, и Алисия выскользнула из-под меня.  Она вскочила, они с Энн уставились друг другу в глаза и начали орать.
Я сражалась с застежками, пытаясь сорвать с себя ремни, но у меня так тряслись руки, что я не могла расстегнуть чертову штуку. Энн подскочила ко мне и ткнула пальцем прямо в лицо:
- Вали отсюда на фиг!
- Я пытаюсь, - сообщила я ей, как идиотка.

Я схватила в охапку брюки, остальную одежду, и провибрировала по коридору к выходу, а эти двое продолжили голосить. Сбруя так и не поддалась, и я знала, что в любую минуту Энн, или как там ее, может появиться здесь, чтобы пинком под зад вышибить меня из дома.
Я напялила штаны поверх сатанинского изобретения, но застегнуть их не смогла. На то было две причины. Во-первых, дилдо был слишком большим. Во-вторых, чертова штука вибрировала так, что у меня руки тряслись.  Я чуть не сдохла, пока натянула сапоги.
Я почти бежала по улице, сжимая перед собой пиджак в попытке прикрыть  вечеринку, происходящую у меня в штанах.  Зубы выбивали дробь, но не от холода, а от абсолютного ужаса и двух вибраторов, в которых, наверное, недавно заменили батарейки. Волголоса я костерила на все лады зайчика-энерджайзера.  Как только я делала шаг, вибраторы плотно прижимались ко мне. Несколько раз я спотыкалась, когда один из них прикасался к особо чувствительному месту, полностью лишая меня контроля над правой ногой. Ощущения превратились из умеренно приятных в мучительно невыносимые. 

Я чуть не зарыдала от облегчения, когда увидела, что калитка не заперта. Достать из кармана ключи я бы просто не смогла. Я поднималась по ступенькам, когда входная дверь отворилась и оттуда мне улыбнулась Пушинка.
- Придержи дверь, пожалуйста, - проговорила я сквозь сжатые зубы.
- Ты в порядке? – участливо спросила Хейли.
- Даа, - мой голос сорвался на писк.
Мой вид явно ошеломил Хейли, потому что она остановилась прямо в дверном проеме. Я попыталась протиснуться мимо нее.
- Ты чего дрожишь?
- Это телефон у меня, надо бежать, - пропела я голосом, на две октавы выше, чем обычно.

Я уронила пиджак в холле, но сама мысль, что мне придется за ним нагнуться, была невыносимой. Я от души понадеялась, что тот, кто его найдет, будет в нем хорошо выглядеть. Тяжело дыша, я проникла в лифт. Путь наверх показался мне мучительно медленным. Как я ни крутилась, как ни извивалась, ничто не помогало, ремешки не удалось ослабить ни на волосок. После яростной схватки с дверью  я, наконец, вытащила ключи, и ворвалась в гостиную с таким криком, будто меня поджаривали. Я доковыляла до кухни, содрала с себя штаны, ухватила кухонный нож и перерезала ремни. Свобода! Я все еще лежала на полу, всхлипывая от облегчения, когда в дверь негромко постучали.

- Минуточку! – я запрыгала на одной ноге, окончательно сбрасывая брюки, и рванула в спальню за халатом. Потом  чуть-чуть приоткрыла дверь  и выглянула в щелку. Там стояла Хейли с моим пиджаком в руках
- Ты… эээ… оставила это внизу, - она протянула мне одежку. – Ты точно в порядке?
- Теперь – да, точно. Спасибо.
- Ну, тогда, спокойной ночи, - улыбнулась она. 
Я посмотрела, как она удаляется, а потом захлопнула дверь.
- Класс! Теперь она будет думать, что я штаны намочила или еще чего похуже, - пробормотала я и на заплетающихся ногах пошла в ванную.

Проходя мимо кухни, я обнаружила, что чертова  зараза все еще дребезжит на полу. Она явно жила своей собственной жизнью. Я несколько раз наступила на нее, просто так, для удовольствия, а потом нашла кнопки и выключила их.  Мне едва хватило сил на то, чтобы выбросить поганое изделие в  мусорное ведро.
- С гребаным днем рождения, Энн, - сказала я и похромала прочь. 

Глава 5
ПОПЫТКА НЕ ПЫТКА

На следующее утро я проснулась и поняла, что уже вообще-то полдень. Целый час  я отмачивала в ванне вчерашние повреждения, а потом с  опаской уселась перед компьютером.
Новенькая, наконец, ответила мне. Сообщение пришло вчера ночью, как раз, когда я занималась тем, что искала приключений на собственную голову. Ну, и на остальные части тела.
Привет, 33.
Кажется, я слишком увлеклась, пробуя Новый Орлеан на вкус. Пора вернуться к прежней диете, а то меня ждут плохие последствия. Так что расскажи мне, как ты любишь развлекаться? Может, что-нибудь посоветуешь?
Новенькая.

Мне хотелось посоветовать ей держаться подальше от коктейлей «Космополитен» и неверных парикмахерш, но это была как раз та тема, котрую я хотела предать забвению. Не знаю, что на меня нашло, но я решила рискнуть.
Привет, Новенькая!
Я не то чтобы любитель шляться по злачным местам и не смогу тебе что-то советовать. Но если вдруг ты захочешь побродить по городу, я с удовольствием покажу тебе интересные места.
33.

Мне пришло еще  несколько сообщений, но я решила, что пора уделить внимание работе. Так что я склонила голову и приступила к делам. Я провела несколько платежей и сделала сверку счетов двух салонов.

Тем временем часы пробили пять. Я приготовила себе салат и снова уселась перед монитором. Мое сердце пропустило удар, когда я увидела непрочитанное сообщение от Новенькой.
Привет, 33.
Я очень хочу узнать тебя получше, так что, пожалуйста, не пойми меня неправильно. Я пока не готова ни с кем встречаться. Все еще пытаюсь освоиться на новом месте. Надеюсь, ты меня понимаешь.
Новенькая.

Мое  и так через раз бьющееся сердце болезненно сжалось. Я никогда не встречала эту женщину, да и наши разговоры были не более  чем простой болтовней, но я  спинным мозгом чувствовала, что ее стоит узнать получше.  Она не отшила меня полностью, но все-таки, это был отказ. Я не стала отвечать.
Вместо этого я доела салат и еще раз хорошенько отмокла в ванне. Я улеглась в кровать около восьми вечера и заснула почти мгновенно.

Утром я встала, приняла душ и только было уселась выпить кофе, как зазвонил телефон. 
- С добрым утром, сестренка, -  счастливо прощебетала Кален. – Как  дела?
- Дела в порядке.
Я решила отложить  рассказ о событиях на Canal Street  до ее возвращения. Не стоит беспокоить ее этим бредом, пока она там рассекает океанскую лазурь.   
- Как вы там  с Тоддом? Хорошо проводите время?
- Я-то хорошо провожу, а вот Тодд сейчас в нашем номере мается похмельем. Я сняла на видео, как он на вчерашней  дискотеке отплясывал в стиле Майкла Джексона. Это было кошмарное зрелище! Он сквозь землю провалится, когда сам себя увидит. Дождаться не могу, пока он встанет.
- А я дождаться не могу, когда ты мне покажешь это видео, - ухмыльнулась я.
Тодд был самым сдержанным и замкнутым человеком из всех, кого я встречала. Наверное, он напился в хлам.
- Я думаю, нам нужно отправить маму и папу в круиз на их годовщину  в следующем году, - пробубнила Кален с полным ртом чего-то несомненно вкусного и ведущего к ожирению.
- Они и так живут на побережье. Зачем им круиз?
- Ну, это не обязательно должны быть Карибы. Мы можем отправить их на Аляску.
- Я не против, если только ты пообещаешь, что мы сможем вырвать папу с поля для гольфа на достаточно долгий для круиза срок. С мамой будет не легче. Она не выносит холода.
- Маму я уговорю. Ей понравится, если она только решится рискнуть.
Я была рада, что разговор зашел о маме и папе, а не о работе и отсутствии у меня личной жизни.
- Ладно, солнышко, мне надо бежать. Этот разговор влетит нам в копеечку. Люблю тебя.
- Я тебя тоже, сестренка.

Мой список необходимых дел включал в себя  пункт «Пойти на свидание, пока Кален отсутствует и доказать ей, что я способна самостоятельно найти себе девушку». Я с грустью осознала, что так у нас было всегда. Сестра постоянно пыталась  заботиться обо мне, а я из кожи вон лезла, чтобы доказать, что я в состоянии все сделать сама.
Кален  была непревзойденным  гением планирования  для всех и каждого. Это она убедила родителей выйти на пенсию и переехать во Флориду. С Тоддом они начали встречаться еще в старших классах, и она распланировала его обучение в колледже, а потом устроила  его в преуспевающее архитектурное бюро. Я думаю, она каждый день решает, какую одежду ему надеть на работу. Единственное, что ей не до сих пор не удалось  – это устроить мою личную жизнь, хотя она прилагала к этому все усилия.

Я загрузила компьютер и глянула на новые сообщения. Большинство я удалила, но одно показалось мне многообещающим.
Здравствуйте, 33 несчастья!
Все анкеты здесь написаны, как под копирку, а твоя  такая нестандартная. МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ  фотка.
Если ты и вправду женщина, и не против пообщаться, то мне было бы интересно с тобой поболтать.
Черити.

Так, Черити, дорогуша, попробуем с тобой замутить.
Привет, Черити.
Я определенно женщина…  по крайней мере, была, когда последний раз проверяла.

Какая я остроумная…. 
Рада, что тебе понравилась моя анкета. Я просто не знала, что написать, а фотка…ну, она была слишком хороша, чтобы ее не использовать.
Расскажи мне о себе.
33.

Я по уши  закопалась в сверку счетов с банком по салону в Rampart store и занималась этим до самого ланча. Я сама собой гордилась, потому что на ланч у меня было несколько кусочков куриного филе без кожи, поджаренных на гриле с приправами. И еще яблоко.
Я закончила с едой и проверила сообщения.

Привет еще раз.
О себе… ладно, поехали. Я работаю в больнице Черити, детская медсестра в отделении интенсивной терапии. Отсюда, кстати, и мой ник. Я не поклонница шумных вечеринок, но люблю посидеть с друзьями. Люблю бывать на свежем воздухе, много времени вожусь в саду. Я выращиваю овощи для себя. Жду  не дождусь весны. Люблю музыку регги. Она напоминает мне об одном любимом уголке на пляже. Свои тридцать семь  я отпраздновала в Панама-сити прошлым летом. Прежде всего, я ищу дружеских отношений, а если это перерастет во что-то большее, то я буду только рада.
Теперь твоя очередь.
Черити

Она купила меня овощами.
Привет, Черити.
Мы с тобой примерно одного возраста и, похоже, у нас одинаковые интересы.  Я люблю пляжи и свежий воздух. Еще я люблю домашние овощи. Выращивать – нет, а есть – да. Очень люблю весну и лето.
Я – бухгалтер, веду счета нескольких местных фирм и работаю на дому. Так что я могу наслаждаться роскошью гибкого графика. Выходные, особенно, если снаружи  холодно, я провожу с хорошей книгой у камина. Старые фильмы – еще одна моя страсть. Все, в чем снимались Дорис Дэй и Дебора Карр , идет на ура. Думаю, они напоминают мне детство. Я любила сидеть в обнимку с мамой на диване и смотреть их.
Ладно, теперь ты.
33.

Ух ты, а это и правда легко! И  почему мне так не казалось, когда я заполняла  профиль? Я явно меняюсь к лучшему, становлюсь более разговорчивой, пусть пока и только с помощью клавиатуры. Это хороший знак.
Я проработала около часа и обнаружила, что Черити ответила мне.

33 привета!
Мне нравится  Дебора Карр в фильме «Король и я». Боюсь признаваться, но я без ума от мюзиклов Роджерса и Хаммерстайна. Они меня веселят  ;-)
Я работаю посменно, сегодя и завтра у меня выходной. Не хочешь ли встретиться за чашечкой кофе? Никакого давления. Я ни на чем не настаиваю.
Черити.

Ох ты, черт! Я этого не ожидала. Я думала, все будет развиваться медленно, как с Новенькой. Я глубоко задышала. Но я же могу это сделать? Мы могли бы встретиться в общественном месте, и если ничего не выйдет, то мы просто разойдемся в разные стороны.

Привет, Черити.
Неплохая мысль. Как насчет Кафе дю Монд примерно в одиннадцать? Я буду в зеленой спортивной кофте с капюшоном и джинсах.
33.

Она ответила сразу же.
Там и встретимся. Я буду в голубом двубортном полупальто и джинсах. Жду личного знакомства с нетерпением.
Вот как все просто. У меня, типа, свидание. После нашей непринужденной беседы я уже не могла сосредоточиться на работе. День выдался солнечный, и я решила пойти прогуляться, оделась и вышла на улицу.

- Тебе лучше? – на скамейке во дворе сидела Хейли.
Она бросала Пушинке теннисный мячик, а та ловила его на лету.
Почти было исчезнувшая  неловкость от вчерашних событий вернулась, едва я увидела ее.
- Да, намного лучше.
Хейли подвинулась на край скамейки.
- Не хочешь присесть?
Я уселась на противоположном краешке, и Пушинка принесла мне свой мячик. Я бросила его, она поймала и тут же принесла назад.
- Ты обзавелась другом на всю жизнь, - улыбнулась Хейли.
- Думаю, теперь она меня не покусает?
- Нет, она никогда не кусается, но если ты не уследишь, она вытрет этот обслюнявленный мячик о твои штаны. А у тебя есть домашние животные? 
- Один только плюшевый свин, который сидит у меня на холодильнике. Его зовут Альберт.
Она рассмеялась. Круто, у меня получается!
- Надеюсь, этот твой Альберт хоть не свинячит?
На этот раз рассмеялась я.
- Нет, но он очень  ругается, когда я съедаю слишком  много мороженого.
- А можно спросить, кем ты работаешь? Если ты не против?  – Хейли повернулась и посмотрела на меня.
- Я работаю на дому. Веду бухучет  для нескольких фирм. А ты?
- Я – старший менеджер по продажам в Манхейм Фармасьютикалз.  А в данный момент я в отпуске.
- Звучит впечатляюще.
Теперь уже Хейли стала бросать мячик, потому что Пушинка переключилась на нее.
- Поверь мне, ничего впечатляющего там нет, но так я зарабатываю на жизнь.
- Ты довольна своей новой квартирой?
- Довольна не то слово, - с улыбкой сказала она. – Я сначала сомневалась, понравится ли мне жить по соседству с Французским кварталом, но теперь я просто полюбила это место. И еще из моих окон открывается потрясающий вид  во двор.
- Именно за это я тоже очень люблю этот дом.
Я перевела взгляд на высокие красные кирпичные стены, увитые плющом. Старые, но хорошо сохранившиеся и такие уютные…  В садовом камине почти всегда горел огонь. Каждый из соседей подбрасывал  в него полено, приходя или уходя.
- Любишь вид или сам двор?
- И то, и другое. Я так понимаю, моя квартира как раз над твоей, так что у нас одинаковый вид из окон, и я люблю  посидеть здесь, особенно весной, когда распускаются цветы.
Хейли кивнула.
- Жду не дождусь, чтобы увидеть, как здесь будет весной. И здорово, что я могу выгуливать Пушинку во дворе, когда уже темно. Я это и делала вчера, когда ты вернулась.
Она поглядела на меня так, как будто ожидала, что я пущусь объяснять, что же такое со мной вчера приключилось.
- Ну, у меня было… что-то типа проблемы  с … застежкой-молнией, – выдавила из себя я.
- И ты была навеселе. От тебя несло алкоголем  на несколько футов вокруг, - она добродушно рассмеялась. – Тебе и вправду не стоило пить и застегиваться, это небезопасно. 
Я почесала подбородок.
- Думаю, я бы лучше оценила твое остроумие, когда была навеселе.
- Да ладно тебе! Ты здорово притворяешься серьезной, но я же вижу, что ты сейчас расхохочешься.
И я таки расхохоталась. Каким-то образом она заставила меня расслабиться, и это было удивительно, если учитывать то, что мы с ней были едва знакомы.
- В твоем  телефоне какой-то адский виброзвонок. Жужжал так, что у тебя мелочь в камане звенела, - Хейли засмеялась, а потом покраснела, видимо, сообразив, что она ляпнула.
Меня тоже бросило в краску. Ни под каким видом я не собиралась признаваться, что вчера у меня в штанах было полно заходящихся в тряске  вибропуль.

Собака начала повизгивать.
- Пушинка, тише, - сказала Хейли и посмотрела на меня извиняющимся взглядом. – Ей пора обедать. Она сторонница строгого режима.
- Снова куриный шашлык?
- Ну, вообще-то, я покупала его себе… но я с ней поделилась. – Хейли  встала. – Было приятно поболтать с тобой,  Шеннон.
- Мне тоже.
Я и вправду  с удовольствием с ней поболтала, жалко только, что недолго. И надо признать, что вчера  я тоже неплохо провела время, беседуя  с Марвином и его друзьями.  Я научилась сама знакомиться с людьми. Не под чутким руководством Кален и не рядом с подружкой, которая отягивала на себя все общение. Это было новое и немного волнующее чуство.
Я вспомнила начальную школу. До тех пор, пока Кален была поблизости, у меня были друзья, но когда она однажды заболела ветрянкой, меня все перестали замечать. Это была самая одинокая неделя в моей жизни. В некотором смысле, я всегда немного обижалась на сестру за то, что она была такой яркой, такой заметной и оттесняла меня на задний план. Но правда заключалась в том, что если бы не она, я бы вообще ни с кем не общалась. Я всегда цеплялась за нее и пряталась в тени ее харизмы, боясь заговорить и обратить на себя внимание. И самое грустное, что я делала так не только в детстве, но и сейчас.

+1

4

Глава 6
НЕ ТУТ-ТО БЫЛО

В десять тридцать я вошла в Кафе дю Монд. Удовлетворенная тем, что в поле зрения не было никаких голубых двубортных полупальто, я заняла столик во внутреннем дворике поближе к одному из обогревателей. Мне нужно было несколько минут, чтобы успокоиться, и, конечно же, кофе с молоком никак  не угомонил мои нервы. Я праздновала потерю четырех фунтов и благодаря этому устояла перед соблазном попробовать французские пончики. 

Черити появилась за пять минут до назначенного срока. Я заметила ее первой.  Коротко подстриженные темные волосы уложены в  асимметричное каре, яркое мелирование. Худая, что немедленно заставило меня застесняться, хотя сейчас на мне были джинсы, в которые я не могла влезть месяц назад. Красивая улыбка озарила ее лицо, когда она заметила, что я ей машу рукой.
- Привет, - сказала она и протянула руку. – На самом деле меня зовут Стейси.
Я встала и пожала ей руку.
- Приятно познакомиться, я – Шеннон.
- И совсем ты не 33 несчастья, - произнесла она, усевшись за столик.
- Спасибо, - ответила я, польщенная комплиментом.
- Я так рада, что ты заняла местечко около обогревателя.  Ветер такой холодный!
- У меня джинсы на фланелевой  подкладке.
Господи, какую чушь я несу!  Мой мозг вскипел, пытаясь придумать, что бы сказать
такого умного.
- Может, это прозвучит смешно, но я не переношу холод, хоть и живу на юге.
- Это звучит гениально. Надо и мне прикупить себе пару таких штанов.
Я решила разговорить ее, чтобы самой не пришлось  раскрывать  рот.
- И как тебе работается в Черити?
- Часто бывает тяжело, но в то же время оно того очень даже стоит. Я люблю работать с младенцами. Они не спорят, не ругаются и всегда счастливы, когда ты показываешься с бутылочкой.
- Я представляю себе, какая это беспокойная работа.
Стейси кивнула, тут к нам подошел официант, и она заказала кофе.
- Да уж, беспокойная. Именно поэтому я так люблю возиться в саду. Все внешнее исчезает, когда я ухаживаю за растениями  и цветами. Твой бухучет  тоже может быть напряжной штукой, я уверена.
- Иногда да, но по большей части то, что я делаю – это несложно. Платежные ведомости ведет другая  фирма, а я, в основном, перечисляю суммы, оплачиваю счета и заполняю кучу налоговых форм. Все остальное время – мое.
- А  чем ты занимаешься в оставшееся от чтения и фильмов время?
Ничем – это была бы сущая правда, но я не собиралась ее озвучивать.
- Иногда я езжу на рыбалку с зятем. Хожу по магазинам с сестрой. У нее страсть к старинным вещам, так что мы часто захаживаем в антикварные лавки.
Это прозвучало так, будто мне сто лет в обед. Надо было  еще упомянуть  вышивку крестиком и шаффлборд. (Шаффлбо́рд  — игра на размеченном столе или корте  с использованием киев и шайб.  Шайба должна остановиться в пределах определённых линий, отмеченных на столе или корте – прим. пер.)
- Ты любишь лошадей?
- Я ни с одной лично не знакома, но, в общем, думаю, они хорошие.
- Я люблю ездить верхом, - сказала она, проигнорировав мою глупую шутку. –  Кроме сада, я много времени провожу с одним другом. У  него несколько лошадей. 

После этого разговор пошел гладко. Мы поговорили о том, как обе выросли в Новом Орлеане и обменялись глупыми детскими историями. Я расслабилась и наслаждалась ее обществом до тех пор, пока…
- Так, - Стейси наклонилась ближе, - давай поговорим о более личных вещах. Я хочу обсудить все напрямую, чтобы не смущаться потом. Сколько свиданий тебе нужно, чтобы прейти к интиму?
Эй, а что случилось с  «…я ищу дружеских отношений, а если это перерастет во что-то большее, то я буду только рада?»
- Я… эээ…
- Да не стесняйся ты! – ухмыльнулась она. – Нам же нужно знать, подходим мы друг другу или нет, правильно? Мы -  взрослые люди, а взрослые люди занимаются сексом.

Секс  для меня не проблема, хоть я  и не люблю обсуждать его, пока сама им не занимаюсь. А вот то, что она подняла эту тему на первом же свиданиии – это для меня проблема.
- Я думаю, твой вопрос застал меня врасплох.
Стейси, она же Черити, наклонилась еще ближе и погладила меня по руке.
- Я не привыкла рассусоливать.
Я посмотрела на ее пальцы и заметила  след от кольца на безымянном. Где-то у нее в кармане лежало обручальное кольцо, возможно, копия того, что  сейчас пребывало на пальце у ее девушки. У девушки, которая и не подозревает, что ее возлюбленная распивает тут со мной кофе. А может, и это вообще кошмар, ее муж сидит дома и ждет, пока она приведет еще одну игрушку.
- А как ты относишься… - она понизила голос, - к анальному сексу?
- Что?! – почти прокричала я. – Господи помилуй! И ты этими руками прикасаешься к малышам?
- Не изображай из себя недотрогу и говори тише!
Стейси оглянулась на ошеломленных свидетелей сцены и улыбнулась. Когда она повернулась ко мне, улыбка  сползла с ее лица, а вместе с ней рассеялось и очарование.
- Слушай, я так думаю, что ничего у нас не выгорит.
- Не то слово.
- Ну, я пошла. Приятно было.
Точно, приятнее некуда, подумала я, оплатила счет и ушла.

Я вломилась в калитку, чувствуя сплошное отвращение. Во дворе меня встретила Хейли, как будто это уже стало традицией.
- Что случилось? – спросила она.
- Я только что села в лужу.
- Ты не запачкалась? – в ее голосе сквозила озабоченность.
- Нет, фигурально выражаясь. У меня только что была очень поучительная  беседа. Срыв покровов! Разрыв шаблонов!
- Может, выпьешь  со мной кофе и расскажешь об этом?
- Нет, только не кофе!
- Хорошо-хорошо, успокойся, - Хейли подняла ладонь и отступила на шаг.
- Прости. Я думаю, все к лучшему. Скорее всего, она все равно  обернулась бы сплошной головной болью, не более того. – Я запустила пальцы в прическу и выдохнула. – Извини, пожалуйста.
- Потенциальный клиент, я полагаю? – спросила Хейли.

Надо было признаться и сказать, что речь о потенциальной девушке, но я не была готова обнародовать тот факт, что я гей.  Я только-только стала наслаждаться обществом Хейли и не хотела, чтобы между нами возникла какая-либо неловкость.
- Как насчет пойти прогуляться? Я могла бы угостить тебя чашечкой кофе, если ты не против, - сказала я и стала успокаиваться.
- Прогуляться? Звучит замечательно. Может, заодно и позавтракаем? Я угощаю.
- А Пушинка с нами? – я заметила, что собаки нигде не видно.
- Нет, - Хейли открыла калитку и подождала, пока я пройду. – Она смотрит кино.
Я заметила, что она не улыбнулась.
- Ты серьезно?
- Да, ей нравится «Бриолин ».(«Бриолин» (англ. Grease) — кинофильм 1978г, сделавший Джона Траволту и Оливию Ньютон-Джон кинозвездами. Один из голливудских фильмов, ставших примером классического кинематографа – прим. пер.) Она может гонять  мячик или терзать мягкую игрушку, но когда начинается фильм, она растягивается перед телевизором и не двигается с места до финальных титров. Да, и не вздумай подпевать. Это ее оскорбляет
- Она – хорошая компания, правда?
Хейли сняла с макушки солнцезащитные очки и нацепила на нос. Ее вьющиеся локоны  свободно рассыпались по плечам. Она так сексуально выглядела в темных очках с развевающимися волосами, но мне не хватало ее ярких зеленых глаз.
- Она полна безграничной любви. Никогда не ругается, никогда не жалуется, разве что я прерываю ее киносеанс. Если мне грустно, она понимает это и сворачивается калачиком рядышком со мной.
- Может, именно  этого и не хватает в моей жизни. Домашний любимец, кто-то, о ком нужно заботиться, ухаживать. – Я засунула руки в карманы своей кофты, пока холодный январский ветер толкал нас в спины.
- Так что, у тебя нет второй половинки? – спросила Хейли.
- Нет, - ответила я и поежилась. – Иногда я сомневаюсь, что когда-либо будет. Я не очень умею играть в эти игры с знакомствами и встречами.
- Иногда проще быть одной, - произнесла Хейли, обходя ливневку. – Никаких обид, никаких обязательств.

Мы прошли вверх по Сент-Энн и добрались до Бурбон-стрит. На перекрестке Хейли свернула направо. Если она и заметила развевающиеся у нас над головами полотнища радужных флагов, то  виду не подала. Она недавно жила в этих  местах и, вполне возможно, была не в курсе, что только что завела нас в самое сердце  гей-квартала.  Хейли принялась рассказывать мне о том, как познакомилась с семьей, обитавшей в соседней квартире, и тут мы  прошли мимо двух  мужчин, переодетых в знойных красоток . Хейли и бровью не повела.  Она улыбнулась и спокойно поприветствовала их. У меня  прямо от души отлегло. Может быть, когда я скажу, что я гей, это не вызовет у нее антипатии.

Как и обещала, я купила ей чашку кофе, мы нашли скамейку на солнышке и присели.
- А где ты жила раньше, пока не перебралась сюда? – спросила я.
Ее губы едва заметно дрогнули, прежде чем произнести:
- Я жила на Tchoupitoulas-стрит . Недолго. (Tchoupitoulas Street – старинная улица во Французском Квартале Нового Орлеана. Название индейское, произносится как-то вроде Чопату’ласс-стрит. – прим. пер.)
- О, так тебе не пришлось далеко переезжать. Ты, похоже, хорошо знаешь этот район.
Она  сняла темные  очки еще в кофейне, а теперь снова надела их и ответила:
- Ну, не совсем,  - ее губы опять искривились. – Я никогда не заходила так далеко. И вообще, никогда досконально не узнаешь район, пока не переселишься туда. А ты давно здесь живешь?
- Всю жизнь. Правда, в этом доме всего шесть лет. Смешно сказать, но я ни разу не была на карнавале Марди Гра , пока мне не исполнилось восемнадцать. Каждый год в это время родители увозили нас в Харахан к бабушке и дедушке. Они возили нас в школу на машине, пробки были ужасные, дорога занимала целую вечность. Большую часть поездок я просто спала на заднем сиденье под одеялом. (Марди Гра (фр. Mardi gras, буквально — «жирный вторник») — вторник перед Пепельной средой и началом католического Великого поста. Аналог нашей Масленицы. В данном случае это костюмированное представление по случаю встречи весны во Французском Kвартале Нового Орлеана. Каждый год карнавал возглавляют «король» и «королева», которые в масках и костюмах едут на огромной украшенной платформе со своим окружением. В ответ на традиционные крики возбуждённой толпы «Брось нам что-нибудь!» они разбрасывают большие оловянные монеты, пластмассовые чётки и прочие безделушки – прим.пер.)
- И ты никогда не видела шествия?
- В Харахане был свой карнавал, но, конечно, не в таких масштабах. А в Орлеане – нет, не видела до тех пор, пока не выросла. Мои родители не были ханжами, но они не хотели тащить нас в толпу. Мама смертельно боялась, что мы потеряемся. 
Хейли отхлебнула глоток своего мокко  и замурлыкала от удовольствия.
- Думаю, мои родители вели бы себя так же.
- Я так понимаю, они живут не в Орлеане?
- Нет, - покачала головой Хейли. – В Вашингтоне. Мой отец – отставной военный.
-А здесь  ты как оказалась?
-  По работе, - она сжала мою руку и тут же отпустила. – А теперь, когда ты успокоилась, не расскажешь ли  мне, почему ты  так расстраивалась?

Несколько мгновений я просто смотрела на нее. До чего мне хотелось, чтобы она сняла темные очки! Я отвечу ей честно, и хочу при этом видеть ее глаза.
- Я зарегистрирована на сайте знакомств. Там я встретила девушку, она казалась совершенно нормальной, даже милой. Мы договорились встретиться в Кафе дю Монд, и все шло хорошо. У меня даже возникла надежда, что она – человек, с которым я хотела бы встречаться.
Я подождала секундочку, вглядываясь в ее лицо, ожидая, что ее брови поползут вверх из-за оправы очков, но нет, ничего не произошло.
- Как бы там ни было, меня оттолкнула ее бесцеремонность. Я и подумать не могла, что она может разговаривать с едва знакомым человеком на такие темы. А потом я заметила у нее на безымянном  пальце след от кольца.
- А вы хоть немного пообщались в сети перед тем, как встречаться в реальности? – отстраненно спросила она.
- Нет, и это было моей ошибкой, потому что если бы я это сделала, я бы не потратила целое утро на то, чтобы с ней встречаться. Я знаю, что это глупо, но я чувствую себя обманутой. Я думала, что у нас  может что-то получиться, пока она не повела себя так нехорошо.
Вот тут бровь Хейли поползла вверх.
- Что значит нехорошо? Подло? Низко?
- Да нет, не низко, просто очень развязно, не к месту и не ко времени.
Хейли  посмотрела в сторону и снова отпила кофе.
-  Где обман, там правды нет - так что ли?
Меня резанули не сами ее слова, а то, с каким отвращением она их произнесла.
- Я так  понимаю, тебя обманывали?

Она долго молчала, и я уже распереживалась, что затронула запретную тему. Хейли сняла очки и посмотрела  на меня. Ее глаза источали боль.
- Обманщицей была я. Я изменяла мужу.
Ее признание ошеломило меня и слегка разочаровало. Мне нравилось общаться с ней, и где-то в глубине души я питала слабенькую надежду, что она тоже гей, хотя все  и говорило об обратном.
-  До того я побывала и обманутой стороной, но могу сказать, что врать и изворачиваться – намного больнее. Бесконечно больно.
Ее голос сорвался на хрип.
- Когда изменяют тебе, это вынимает из тебя душу, но друзья и семья собираются вокруг и поддерживают тебя, пока ты снова не встанешь на ноги. А когда обманываешь сам, ты осознаешь, что это именно ты причинил другому боль, и сожалеть об этом будешь до конца жизни. Никакая поддержка, никакое прощение этого не отменят.
- А твой муж простил тебя?
- Удивительно, но да, простил, и он остался мне хорошим другом, - она поглядела вбок и понурила голову. – Я думаю, мне было бы легче, если бы он меня возненавидел.
- Мне кажется, ты сама себя не простила.
Хейли покачала головой.
- Нет, не простила и сомневаюсь, что когда-нибудь прощу.
- Если  он простил тебя, тогда у вас есть шанс помириться?
- Я его люблю, но женой быть не могу.
Она выглядела так, будто вот-вот расплачется, и я решила сменить тему.
- И теперь ты разделяешь свою жизнь  с собакой, которая любит мюзиклы.
Я увидела, как исчезает ее напряжение.  Морщинки на лбу разгладились, плечи расслабленно опустились.
- Да, бескорыстная любовь – это здорово. Хотя, я очень хотела бы, чтобы она умела играть в теннис. Мне этого очень не хватает.
- В теннис?
- Ага. Ты играешь?
- Я сносно играю в бадминтон. Идея та же самая, так ведь?
Мне понравилось, как она в ответ сморщила нос.
- Они похожи.
- Я член местного спортклуба, только я туда никогда не хожу. У них есть теннисные корты, и мне совсем не помешала бы тренировка, - сказала я, пытаясь ее заинтересовать.
Она глянула на меня и улыбнулась.
- Как я погляжу, ты и так в довольно неплохой форме.
Я похлопала себя по животу.
- Это потому, что я скрываю лишнее под  этим балахоном. А было бы неплохо! Ты можешь научить меня правильно играть в теннис, а я могу убрать лишний вес. Ситуация беспроигрышная, по крайней мере для меня.
- Я бы с удовольствием, - улыбнулась она.
- ОК, заметано. Теперь, когда мы заговорили  о тренировках, я проголодалась.

Хейли встрепенулась.
- Я нашла закусочную в паре кварталов отсюда. У них есть все виды пророщенных злаков и прочая полезная еда. Хочешь попробовать?
Я-то представляла себе что-нибудь из мексиканской кухни, запеченное под толстым слоем сыра…
Но когда она вскочила и потащила меня за собой, мне ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться.

Здоровая пища – это отстой. Я сидела, уставившись на безглютеновый блинчик, наполненный чем-то вроде травы и совершенно нежирным, совсем не запеченным сыром. Первый кусочек встал колом, но я заставила себя его проглотить и запила глотком зеленого чая. Чай сделал его почти сносным.
- Тебе нравится? – спросила Хейли, отложила свой полусъеденный  блинчик и  глотнула чаю. Размокшие чайные листья  медленно дрейфовали на дне ее стакана.
Наверное, стоило проявить честность и сказать, что по вкусу это вылитое дерьмо… не то, чтобы я знала, какое оно на вкус, но запах почти совпадал…
- Это здорово!
Разговор сошел на нет. Я затруднялась что-либо произнести, потому что мои вкусовые рецепторы подняли мятеж. 
- Так нехорошо у тебя вышло с этой девушкой… Мне очень жаль, что ты так расстроилась, - внезапно сказала Хейли и поморщилась.
Я улыбнулась.
- Моя сестра пыталась отговорить меня от идеи знакомиться в сети, но я ее не послушалась.
- А почему ты все-таки решилась? – спросила она и доела чудовищный блин. Понять не могу, как ей удалось сохранять  такое довольное выражение лица, пока она жевала.
- Я не очень-то легко  завожу знакомства с людьми.
- Со мной же познакомилась. 
Я отодвинула свою тарелку.
- Наверное, я на самом деле не такая уже и голодная. Приберегу это на обед. Что нашего знакомства, то мне кажется, тут все по-другому. С тобой легко говорить, и мы живем в одном доме, так что у нас с самого начала было что-то общее.
Она улыбнулась.
- Ты вроде как нервничала первые несколько раз, когда мы разговаривали.
- Умножь это на сто, и получишь меня на первом свидании.
- Ты обаятельная, - сказала она, глядя мне в глаза. – Если ты позволишь людям видеть тебя такой, у тебя отбоя не будет от предложений.
- Вот в этом-то вся и проблема. Сегодня утром, когда я встретилась со Стейси, я так нервничала, что думала, меня точно стошнит пару раз. А потом, когда она завела разговор об… анальном сексе, я чуть не рехнулась.
Хейли расхохоталась так громко, что на нас стали оглядываться посетители. Она прикрыла рот ладонью и постаралась успокоиться.
- И как называется этот твой сайт знакомств? «Дружелюбные попки?»
- Нет, Rainbow Room. Это лесбийский сайт.
Хейли снова странно сжала губы, а потом отхлебнула чаю.
- Тебе неприятно, что я – лесбиянка?
- Абсолютно нет, - уверенно ответила она. – Ты такая, какая ты есть, и тебе уютно в  этом образе. Я думаю, это здорово.
- Не думаю, что кто-либо когда-либо использовал это слово, чтобы охарактеризовать меня, - сказала я с довольной  улыбкой.
- Уютно?
- Да.
- Хочешь, расскажу, что я еще в тебе вижу? – спросила Хейли с подзадоривающей улыбкой. – Говорят, я с первого взгляда могу очень точно описать человека.

Я откинулась на спинку стула и задалась вопросом, а хочу ли я услышать, что она скажет.
- Это будет что-то плохое?
Она покачала головой.
- Не думаю.
- Тогда ладно, будь  откровенной, но нежной.
- Невооруженным глазом видно, что ты застенчивая, - начала Хейли. – Ты сама сказала, что тебе трудно вести беседы на светские темы. Ты очень  сердечный и добрый человек, и я так думаю, ты умеешь прощать. Я полагаю, что дома у тебя идеальный порядок, а что касается работы, то у тебя комар носа не подточит, до того тщательно ты все организуешь. И еще я думаю, - Хейли широко улыбнулась, - что когда ты все-таки  повстречаешь  свою единственную и неповторимую, ты сделаешь ее очень счастливой.
- Про застенчивость я тебе сама рассказала, а вот как ты пришла к остальным выводам?
- Это легко, - махнула рукой Хейли. – Бухгалтеры должны быть дотошными и организованными, иначе они надолго в профессии не задержатся. Твоя одежда, даже повседневная, всегда без единой морщинки, так что ты явно тщательно складываешь ее и убираешь в шкаф, а не оставляешь  валяться где попало. А доброта… это я просто в тебе чувствую.

Ее наблюдательность застала меня врасплох. Я всегда смотрела на людей мельком, опасаясь, что они заметят, если я буду их пристально разглядывать. Я замечала самые обычные вещи, вроде цвета волос или телосложения, но не более того. Даже на Хейли я всегда смотрела украдкой. Теперь же я подняла глаза и обнаружила, что она пристально смотрит, как я верчу в руках салфетку.  Ее испытующий взгляд  переместился на мою ногу, которой я безостановочно барабанила по полу.
- Твоя очередь, - почти нерешительно сказала она. – Что ты видишь во мне?

В первый раз я открыто и оценивающе оглядела ее, и немедленно занервничала. Что-то в ее глазах заставляло меня чувствовать, что она хочет, чтобы я увидела ее, поняла, какая она. Долго я смотреть на нее не могла, потому что пока я изучала ее, она анализировала меня в ответ.
Слабые мимические морщинки вокруг глаз и рта, крохотный, почти незаметный шрам в уголке верхней губы. Мягкие руки с чистыми полированными короткими ногтями. Пальцы чуть дрогнули, когда мой взгляд скользнул по ним.
Ее свитер был чуть смят по центру. На джинсах небольшие складки под коленом. Походные ботинки, похоже, никогда не видели пересеченной местности, хотя к каблуку  одного из них прилип пучок травы. Я подняла глаза к ее волосам. Солнечные очки удерживали их сзади.
Кода я впервые увидела ее, я подумала, что она привлекательная, но глядя на нее сейчас, я поняла, что у меня дух захватывает.  Я отвела взгляд, не в силах смотреть на нее больше. Она пробуждала во мне что-то такое, в чем я никому бы не призналась.

- Я думаю, ты так легко угадала, как я поступаю с моей одеждой, потому что ты делаешь со своей то же самое, - с улыбкой сказала я. Хейли улыбнулась  в ответ. – Подозреваю, что тебе приходится наряжаться на работу, и ты искренне наслаждаешься возможностью одеться попроще, когда можешь. Ты не ходишь в походы, хотя носишь туристические ботинки, и я могу предположить, что вы с Пушинкой недавно гуляли по траве.
- Очень хорошо, - сказала Хейли, - ты и вправду…
- Ты скрываешь что-то, о чем ты еще не готова поговорить, - брякнула я, не в силах удержаться.
Ее губы снова дернулись. А Кален, когда не хотела откровенничать,  всегда широко распахивала глаза.
Хейли тоже забарабанила ногой, а я и не прекращала этого делать, так что теперь  мы стучали вместе.
- А ты более наблюдательна, чем я думала.
- Сама удивляюсь, - призналась я. – Я не стану спрашивать тебя о твоем секрете. Я так думаю, ты сама мне расскажешь, когда будешь готова.
Она снова сжала губы и нервно рассмеялась.
- Окей.

+1

5

Глава 7
ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ОБЩЕГО У ЛЮБВИ С ТЕННИСОМ?

На следующее утро у меня было свидание и теннис. И это было лучшее начало дня, которое я только могла себе вообразить, даром что вчера я заработалась  допоздна, компенсируя потраченное на развлечения время.
Хотя Хейли  и была натуралкой, для нее не оказалось проблемой  стать вплотную к моей спине, когда она показывала мне, как правильно делать замах для подачи. Она сжимала мою руку, и мы замахивались ракеткой, а машина, подающая мячики, плевалась ими в нас со страшной скоростью. Мы отбили, наверное, добрую сотню, прежде чем вышли на корт.
- Мы сегодня не будем играть на счет, - подбодрила меня Хейли. – Просто пока привыкай к тому, как летят мячи.
Я смотрела, как она неторопливо удаляется, и как пара белых шортов обтягивает ее задницу, а передние карманы оттопыриваются, заполненные мячами. Мне на ум пришло множество шуток, но я не стала их озвучивать.

Через несколько минут Хейли взмокла от пота и даже сняла толстовку, гоняясь за мячами, которые я как-то умудрялась перебросить через сетку. Ее промокшая футболка прилипла к телу, отвлекая меня, и это сделало мои удары еще более непредсказуемыми.
Мы объявили перерыв, чтобы собрать все мячики, которые валялись вокруг корта. Я наклонилась за одним и услышала знакомый звук удара. Тут же мою задницу обожгла боль. Когда я обернулась, Хейли собирала мячики и совершенно не смотрела в мою сторону. Я подобрала еще парочку, когда мяч просвистел мимо моего правого плеча. Это была война. Серьезные игроки, с  их разнообразными ракетками и тележками для мячиков останавливались, чтобы посмотреть, как мы пуляемся мячами друг в друга. Я не попала по Хейли ни разу, зато она буквально изрешетила меня. Мы так смеялись, что буквально дух не могли перевести.
Запыхавшиеся и уставшие, мы уселись на лавку и некоторе время просто  наблюдали  за теми, кто действительно умел играть.

- Так обидно, что в понедельник мне на работу. Больше не смогу играть днем, - сказала Хейли и вытерла пот со лба.
- Мы можем приходить после твоей работы, если захочешь.
- Правда? Ты хочешь повторить? – спросила она с доброй усмешкой.
- Только если мы сможем покидаться мячиками друг в друга после того, как ты закончишь меня учить.
- Договорились, - сказала она и протянула мне руку.
Я коротко пожала ее и загрустила. Ну почему мне никак  не встретится кто-то вроде Хейли? Почему мне в конечном итоге достаются женщины типа психованной  Джеки или  анально озабоченной Стейси?
- Боюсь, мне пора домой.  «Бриолин» наверняка закончился, и Пушинку пора вывести на улицу.

После душа я попыталась погрузиться в работу, но обнаружила, что проверяю сообщения на  Rainbow Room в надежде, что Новенькая прислала мне  весточку. Вполне вероятно, она нашла кого-то, с  кем уже встречается. Ее отказ, каким бы мягким он ни был, все еще причинял мне боль, а  отсутствие сообщений  только усиливало ее.
Я могла бы и сама написать ей, думала я, уставившись на экран. Просто, чтобы дать понять, что мне не все равно. А потом я припомнила Стейси… и как плохо все обернулось…  так что  я оставила эту затею. На меня накатил приступ жалости к себе, и я погружалась все глубже и глубже, пока стук в дверь не выдернул меня из этой пучины. Я открыла дверь и обнаружила, что в коридоре стоит Пушинка. В зубах у нее был мячик, который она тут же потерла о мои штаны.
- Ты зовешь меня поиграть в мяч?
Она  рыкнула и затопталась на месте.
Из-за угла выглянула улыбающаяся Хейли. 
- Она очень расстроилась, что мы не взяли ее с собой на теннис. Я знаю, что ты работаешь, но она все утро ворчала, и я подумала, может, ты  захочешь сделать перерыв. 
- Я собиралась согласиться при условии, что она не будет вытирать об меня мячик, но она уже это сделала, - я показала на слюнявое пятно на штанине. – Зайдешь, пока я буду одеваться?

Пушинка и Хейли шагнули одновременно и стали глядеть по сторонам, осматривая квартиру.
-  Мне кажется, твоя больше, - Хейли прошла дальше в комнату.
-  Я могла бы выдать пару шуток на этот счет, но лучше избавлю тебя от моего извращенного юмора, - ответила я и недобро усмехнулась.
- Да уж избавь, пожалуйста, - рассмеялась Хейли. – И раз я здесь, ты должна мне экскурсию по дому.
Мы переходили из комнаты в комнату, Пушинка шла за нами следом, негромко цокая когтями  по деревянному полу. Она все оглядывала, обнюхивала, но когда мы вошли в ванную, она осталась снаружи.
- Она не любит купаться, - прошептала Хейли.
- В этой ванне я не искупала ни одной собаки, - я посмотрела на Пушинку через дверной проем.
Она негромко фыркнула и отступила дальше в коридор.  Я так поняла, что она мне не поверила.
- Люблю эти старинные ванны с ножками в виде звериных лап, - Хейли оглядела мою. – Хотя Пушинка их совсем не ценит. Но она же не может понять, как это приятно – залечь в ванне на часок-другой с хорошей книжкой.
Я тут же вспомнила недавний вечер, когда я  сама несколько часов отмокала в ванне. И  безмолвно взмолилась, чтобы Хейли не пришло в голову заглянуть в мусорное ведро на кухне, потому что убиенный страпон был все еще там.
- А ты нехилая поклонница  Bath & Body Works , как я погляжу? – Хейли  взяла одну из многочисленных бутылочек с солью для ванн. (Bath&Body Works — американский бренд косметической продукции, ароматов и подарков – прим. пер.)
- У моей сестры пунктик насчет антиквариата, а у меня – насчет косметики для ванны и душа. Только не открывай шкафчик. Ты можешь вызвать лавину.

Мы прошли по коридору в комнату, которая изначально была второй спальней, а я использовала ее для хранения документов.
- Я вижу, ты обставила комнату в стиле ранних американских офисов, - сказала Хейли, оглядывая шкафы-картотеки, выстроившиеся вдоль стен.
- Да, с этим не каждый бы справился, но я лично думаю, что мне это удалось на все сто. 
- А спальню ты тоже так обставила? – усмехнулась Хейли.
Я вспыхнула.
Она зажала рот ладонью и резко развернулась.  И громко ахнула, когда распахнула дверь спальни.
- Я же сказала, что схожу с ума по гелям для душа и дезодорантам. К покупке мебели я совершенно равнодушна. 
Хейли подошла к одному из двух шкафчиков для хранения документов и оглянулась.
- Давай-давай.
Она потянула на себя верхний ящик, и  ее глаза широко распахнулись, когда она увидела там мои аккуратно сложенные футболки. Я скрестила руки на груди и прислонилась к косяку, а она по очереди заглянула во все ящики и рассмеялась.
- Ну что сказать? Стильненько, и к тому же функционально.
Она провела рукой по волосам и посмотрела на меня.
- Зато тебе не надо переживать, что кто-то позарится на твою одежду.

Мы вернулись  в гостиную, и Хейли стала разглядывать  картины в рамках, висевшие на стене.
- Я пыталась повесить у себя парочку фотографий, но не могу забить гвоздь в кирпичную кладку.
- Тут нужно специальное сверло. У меня  такое есть, и я могу предложить свои услуги.
Хейли обернулась, заулыбалась и подбоченилась.
- Я полагаю, ты и свои инструменты  хранишь аккуратно упакованными в шкафчике для документов?
- На самом деле, так и есть, - я тоже разулыбалась.
- Мне сгонять за дрелью?
- Да, пожалуйста.
Пушинка выбрала именно этот момент, чтобы заворчать и еще раз потереть мячиком по моей брючине. 
- Ладно, сначала поиграем в мячик, - я поглядела на Хейли  и притворилась, что хмурюсь. – Ну вот, теперь я уже разговариваю с твоей собакой.

После долгой, долгой игры в «брось и принеси мячик» мы поднялись в квартиру к Хейли. Ее обстановка была не столь практичной. Темно-вишневая мебель ярко выделялась на светлом ламинате. Толстые ковры делали комнаты уютными, никакого сравнения с  моими голыми полами. Я сбросила туфли, чтобы не наследить. Пушинка первым делом потащила меня в угол гостиной, где лежала ее подстилка и стояла корзина с игрушками. Она вытащила несколько и снова повозюкала меня по ноге. К счастью, игрушки были сухими.

Спальня Хейли была такой же уютной, как и гостиная, а может, даже лучше. В углу стояли кушетка и  столик с настольной лампой. Я погрузила пальцы ног в толстый ворс ковра, закрывавшего почти весь пол, и бросила взгляд на кровать. На долю секунды я увидела, как мы лежим там вместе, переплетясь руками и ногами.
- Я еще ничего не успела сделать со второй спальней, - голос Хейли выдернул меня из мечтаний. – Там все еще полно коробок, которые я не спешу распаковывать.
Конечно, она не могла знать, что творится у меня в голове, но я все равно засмущалась, как будто она могла видеть меня насквозь. Я попятилась из спальни, благодарная Пушинке за то, что она внезапно затребовала внимания. Мы поиграли в перетягивание каната, используя в его качестве игрушечного зайчика с отгрызенными ушами.
- Скажешь, где сделать отверстия, и я их просверлю, - сказала я, когда взяла себя в руки.

Следующий час  мы провели, развешивая фотографии, часто прерываясь для того, чтобы повозиться с Пушинкой и ее истерзанным  зайчиком. Когда все было сделано, я стала прикидывать, как бы мне половчее уйти, чтобы не злоупотреблять  оказанным гостеприимством. К тому же, я сегодня даже не приступала к работе, и  меня стала терзать боязнь отстать от графика.

- Останешься на ужин? – спросила Хейли. – Я собиралась поджарить свиные отбивные.
Часы недавно пробили три, и время было совсем неподходящее для ужина.
- Как бы я ни хотела согласиться, у меня на сегодня запланирована куча работы,  а еще ничего не сделано.
Хейли виновато глянула на меня.
- Это из-за меня, да?
- Нет, - ободряюще улыбнулась я. – Мне было приятно.
- Тогда, почему бы тебе не пойти домой и не поработать, а я приготовлю ужин к шести? Тебя надо накормить.
- Отличная идея. Что мне принести?
- Ничего, совсем ничего не нужно. Ты и так сегодня перетрудилась с моими фотографиями, практически все сама развесила, - Хейли довольно улыбнулась. -  Теперь  здесь стало уютно.
- Запиши мой телефон  на тот случай, если что-то все-таки  понадобится. Позвонишь, и я сбегаю.

Дома я первым делом включила кофеварку, а потом с головой погрузилась в выверку  банковских счетов. Чуть ли не через час я сообразила, что кофе так и не попила, так что я быстренько сгоняла на кухню и вернулась за стол. Из чистого любопытства я проверила сообщения и очень удивилась, когда обнаружила свежее сообщение от Новенькой.
Привет, 33.
Надеюсь, у тебя все в порядке. Извини, что не писала. Последние несколько дней я была немного занята. Я хочу спросить тебя: скажи, когда ты общаешься здесь с женщинами, ты полностью откровенна с ними?
Новенькая.

Вопрос показался мне странным, но я все равно ответила.
Привет, Новенькая.
Рада видеть тебя. Если вопрос кажется мне неприятным, я на него вообще не отвечаю.  Например, я никому не стану говорить, где я живу. Но уж если я решаю ответить, то отвечаю честно. А почему ты спрашиваешь?
33.

Я включила звук на компе погромче, чтобы точно услышать оповещение о новом сообщении, если она мне ответит. Прошло двадцать минут, и сигнал прозвучал.
Привет еще раз.
Спасибо за искренний ответ. Я  тут кое с кем познакомилась, она мне очень нравится. И, хоть я и не соврала ей напрямую, но и не сказала всей правды. Я боюсь, что она разочаруется во мне, когда все узнает, и в то же время я не хочу продолжать кормить ее полуправдой, потому что она тот человек, с кем мне очень хочется познакомиться поближе. Не подскажешь, как мне поступить?
Новенькая.

Я заморгала, глядя в экран. Может, это было глупо с моей стороны. Может, я сама все выдумала, увидела в наших разговорах то, чего там и не было… со мной она, значит, встретиться не захотела…
Недолго думая я набрала ответ.
Новенькая!
Продолжай врать напропалую и надейся, что она не догадается. На войне все средства хороши!
Желаю удачи.
33.

Я пожалела, что ответила так резко в ту же секунду, как нажала на кнопку «отправить». Я сама была во всем виновата. Нужно было ответить на ее последний мейл, когда она написала, что еще не готова встретиться со мной.
Я перечитала  наши предыдущие сообщения, и все они были краткими и вежливыми.  Наверное, я  все преувеличила, прочла между строк то, чего там и не было…  А теперь мне было стыдно писать ей снова. Что ж, пора взять себя в руки и оставить Новенькую в покое.

В довершение ко всему мне позвонила Хейли. У нее был расстроенный голос.
- Шеннон, извини, но мне придется отменить наш ужин. Кое-что произошло, и мне нужно ненадолго отлучиться. Мне очень жаль.
- У тебя все в порядке?
- Ага, все нормально, просто  все так не вовремя.
- Может, ты хочешь, чтобы Пушинка побыла у меня, пока ты не вернешься?
-Нет, спасибо за предложение, с ней все в порядке. Позже поговорим.
Она положила трубку  до того, как я успела ответить.

Глава 8
ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОЙ СЕСТРЫ

День проходил за днем, и я вообще не видела Хейли. Несколько раз, проходя мимо ее квартиры, я стучала в дверь, но никто мне так и не открыл. На мои телефонные звонки она тоже не отвечала. Я уже стала беспокоиться, не связано ли ее отсутствие с бывшим мужем.

Я стояла у окна и глядела на ясный зимний день, когда заметила, как знакомая копна кудряшек движется к дому. Я слетела вниз по лестнице и встретила ее во дворе.
- Привет, как ты?
Она не улыбнулась, а ее глаз не было видно из-за темных очков.
- Привет. Я в порядке. А ты как?
Это прозвучало не грубо, но прохладно.
- Я беспокоилась о тебе. Давно не виделись.
- На работе возникли проблемы. Меня отозвали из отпуска. Пришлось много и долго работать.
Я посмотрела на нее:  темно-серый костюм, портфель на ремне свисает с плеча…  Я почувствовала себя немного глупо и засунула руки в карманы джинсов, свободно болтавшихся у меня на бедрах.
- Не хочешь постучать в теннис  вечерком? Может, снимешь стресс?
Она замерла, а потом нервно перевесила портфель на другое плечо.
- Извини, я не могу. У меня куча дел, новая работа, понимаешь?
Она вспыхнула и быстро пошла к деври.
- Увидимся как-нибудь! – крикнула она через плечо.
Кажется, она мне совсем не рада… Я стояла и думала, что же я такого сделала.

Удрученная, я вернулась в квартиру и, вместо того, чтобы взяться за работу, уселась на диван. У меня в голове все плыло. Вот это поговорили! Я постаралась припомнить каждое ее слово… «куча дел, новая работа».  Оглядываясь назад, я понимаю, что должна была бы догадаться тогда, но я была слишком расстроена и не могла здраво рассуждать.

- Ты кто вообще такая? – спросила Кален, входя ко мне. Она протянула руку и потрогала мои волосы, потом задрала на мне блузку и похлопала похудевший живот. – Ты и раньше неплохо выглядела, но Шеннон, сейчас ты смотришься изумительно!
Она крепко обняла меня, отпрянула, но продолжила держать за плечи на расстоянии вытянутой руки.
- Я чувствую, нас ожидает поход за покупками! Нужно принарядить твое новое тело!
- Ты тоже отлично выглядишь. Волосы так красиво выгорели… - я посмотрела на Кален ближе. Может быть, это посветлевшие волосы обрамляли ее лицо так, что от нее просто сияние исходило. – Похоже, ты набрала пару фунтов, но на тебе они смотрятся замечательно.
Кален плавно закружилась по комнате.
- Это потому, что я все время, пока мы были на корабле, провалялась возле бассейна и объедалась, как настоящая свинка. А Тодд все время играл в казино.
- Тебе денег занять? Он продул все сбережения? – с улыбкой спросила я.
- Неа, учитывая то, как он горит на работе, он заслужил каждую минуту, что провел за игорным столом.
Кален обошла меня по дуге, внимательно рассматривая от пяток до макушки.
- А на вас что нашло, девушка? Или… кто?
Я пожала плечами.
- Пора было меняться, а раз я не ходила на ланч и не предавалась безудержной обжираловке каждый день, то вес просто сошел.
Тот факт, что последнюю неделю у меня вообще не было особого аппетита, я оставила при себе. Охлаждение между нами  с Хейли терзало меня.

Кален сжала мои запястья:
- Пойдем немного перекусим, а потом – за покупками!
Я поковырялась в салате и съела половину порции супа, пока вслушивалась в  подробности путешествия. Кален показала мне бессчетное количество фотографий на своем цифровом фотоаппарате. На большинстве из них были запечатлены мужчины, развалившиеся у бассейна. Она хранила верность Тодду, но не упускала случая усладить взор мужской красотой.
- Ты почти ничего не съела, - сказала я и показала на ее салат.
Кален потерла живот.
- Меня в последнее время что-то тошнит. Наверное, подхватила  вирус или инфекцию на корабле. А  может, я снова привыкаю быть на твердой земле. В общем, ничего такого, что не излечилось бы при помощи шоппинга, - сказала она и зевнула.

Кален проволокла меня по бесконечному ряду магазинов в торговом центре. Я прикупила себе несколько пар джинсов и пару свитеров, но безо всякого энтузиазма. Кален как раз занималась тем, что снимала блузки с плечиков и прикладывала их ко мне, когда вдруг посмотрела на меня странно.
- Тебя что-то беспокоит, - прищурилась она.
Я изо всех сил постаралась рассмеяться и сделать вид, что наслаждаюсь жизнью, но Кален  всегда умела разглядеть, что у меня на  душе, какую бы маску я ни нацепила.
Она повесила блузку обратно на плечики, подмигнула и произнесла: «Самое время для десерта!»

Кондитерская «У Мадлен»  всегда была моей слабостью, но в этот раз я едва прикоснулась к фруктовому пирогу. Кален наблюдала за каждым моим движением, как ястреб.
- Скажи мне, что с тобой, сестричка? – она взяла меня за руку.
- Да ничего такого, правда. Мы тут подружились с новой соседкой в моем доме, и я думаю, я ее чем-то обидела.
- Ты ее об этом спрашивала?
- Нет. Я… мы с ней в последнее время не виделись. А в тот раз, когда мы пересеклись, она сказала, что очень  занята на работе. Я не захотела ей надоедать.
- А вы двое заинтересованы друг в друге? В романтическом смысле? – спросила Кален, и глаза ее стали похожи на лазерные лучи.
- Она – натуралка и в разводе, так что – нет.
Я рассказала, как мы играли в теннис и про то, что собака Хейли любит кино. Еще рассказала о нашем последнем дне вместе, и как все шло замечательно, а потом вдруг испортилось.
- Думаешь, ты могла бы в нее влюбиться? – спросила Кален.
- Сказала же – нет. Мы с ней просто друзья… или были ими.
Кален оперлась подбородком на ладонь и уставилась на меня.
- Когда ты говоришь о ней, вокруг тебя сияние распространяется, поэтому я и спросила.
- Я знаю, что мне с ней не быть, так что не позволяю себе даже думать об этом. Просто… хотела бы я встретить кого-то вроде нее. Мне с ней легко и приятно.
- Посмотри на это с положительной стороны, солнышко. До недавних пор тебе ни с кем, кроме меня, не было легко и приятно. Может быть, эта дружба – просто разминка перед тем, как ты встретишь кого-то особенного.

Эти слова звучали у меня в ушах до самого вечера, когда я вернулась на сайт знакомств. Я отсеяла идиотские сообщения, гадкие сообщения и пристально уставилась на одно многообещающее.
Привет, 33 несчастья!
Ты не поверишь, но это моя первая попытка онлайн знакомства. Я зарегистрировалась около месяца назад и заходила на твою страничку не один десяток раз, прежде чем набралась храбрости, чтобы написать тебе. То, что ты о себе написала – это очень забавно, но ты не ответила ни на один вопрос анкеты. Так что, честно говоря, я сомневалась, стоит ли с тобой связываться. Но я пообщалась здесь с несколькими женщинами… мне казалось, они порядочные, а на деле оказалось, это не тот случай. Ну и я решила рискнуть.
Я прожила в Новом Орлеане несколько лет. С моей прежней девушкой мы расстались по-дружески полгода назад, и я вполне готова встретить кого-нибудь хорошего. Так что если ты – хороший человек и не прочь поболтать, напиши мне.
Марси.
P.S.Избегай «Черити», как чумы. У нее не все дома. 

Если Марси думает, что у Черити не все дома, то с ней стоит попробовать.
Привет, Марси.
Мой профиль странноват, я это признаю. Я не могла выдумать ничего, что показалосьбы  мне привлекательным, так что все, что ты прочла, я просто творчески выдумала.
Может, я обновлю данные, когда у меня под рукой не будет нескольких бокалов вина.
Я понимаю, как ты воспринимаешь здешних обитателей. Трудно судить о характере человека, когда видишь перед собой только экран компьютера. Почем знать, а вдруг я – шестисотфунтовый мужик с волосатой спиной? [i](600 фунтов = 272 кг - прим.пер.)
На всякий случай, я – не он. Я всего-навсего такая же, как и ты, обычная девушка, всего ужасно стесняюсь и тоже надеюсь познакомиться с кем-то хорошим.
Вместо того чтобы задавать тебе обычные глупые вопросы, позволь я и здесь буду не как все.
Если бы ты могла изменить себя как угодно, что бы ты поменяла?
33. [/i]
Я добавила уровень громкости в колонках и  ушла, чтобы засунуть  новоприобретенную одежду в стиралку. Сигнал о новом сообщении прозвучал, когда я возвращалась в гостиную.
Привет, 33.
Как говорится, нет суровей критика, чем ты сам. Если бы мне пришлось выбрать только один пункт из  моего длиииинного списка, я бы… я бы чаще ходила с распущенными волосами, а еще, пускалась бы в новые приключения, не раздумывая. У меня есть ужасная привычка: я все время норовлю передумать и боюсь решиться сделать что-нибудь, понимаешь?
Марси.

О да, я понимаю. Кому и понимать, как не мне! Я вознесла безмолвную мольбу, чтобы Марси не оказалась шестисотфунтовым обросшим шерстью мужиком и отстучала ответ.
Марси, привет.
Я в точности знаю, что ты имеешь в виду. А еще я знаю, что мы можем прятаться за этими компьютерами месяцами и бояться сделать следующий шаг. Исходя из вышесказанного, не хочешь ли ты как-нибудь выбраться выпить кофе? Мы можем встретиться в общественном месте и если мы друг другу не понравимся, то поймем это с самого начала.
Я заметила, что мое приглашение звучит резковато, как будто его писала Черити, так что пришлось добавить объяснение.
Я вижу, что ты тоже сталкивалась с Черити и заверяю тебя, у меня с ней ничего общего. ;-)
33.

Мы переписывались еще целых два часа и договорились встретиться завтра вечером, пойти чего-нибудь выпить.

Забавно, сколько уверенности может вселить в тебя новая, хорошо подходящая одежда. Конечно, я нервничала, но собственное отражение в зеркале мне понравилось. И я продолжала твердить самой себе, что ничего страшного не произойдет, мы просто выпьем пару стаканчиков и, если ничего не сработает, я просто никогда стану встречаться с Марси снова.
Это было на порядок лучше, чем когда свидание для тебя устраивает кто-то знакомый, а потом требует мельчайших подробностей. Если уж я выставлю себя полной дурой, то об этом будет знать еще только один человек. 

Во дворе я встретилась  с Хейли. Она как раз возвращалась  с работы, выглядела уставшей, и я не стала ее задерживать. Я надеялась, что она сказала правду, и все дело в том, что она занята на работе. Гложущее чувство у меня в животе и тоненький голосок в глубине моего сознания думали иначе.
- Тяжелый день? – спросила я, когда она подошла ближе.
- Очень. – Хейли отбросила прядь волос, закрывавшую ей глаза. – Ты хорошо выглядишь.
- Спасибо. Я… я договорилась встретиться  кое-с-кем… мы идем выпить.
Ее лицо осталось бесстрастным:
- Надеюсь, все пройдет лучше, чем в прошлый раз, - устало сказала она.
- Спасибо на добром слове.
Между нами повисло неловкое молчание.
- Ладно, я лучше пойду. Надеюсь, у тебя в офисе все наладится.
Она улыбнулась вымученной улыбкой и пошла к дому.
- Хейли! – позвала я. Она остановилась и обернулась ко мне. – Если я тебя чем-то обидела, я надеюсь, ты мне скажешь?
Она выглядела так, будто собиралась что-то сказать, но потом покачала головой.
- Перестань волноваться, все в порядке. Может, выберемся поиграть в теннис на следующей неделе.
- Окей, - сказала я, глядя ей вслед. 

Марси, к моему удовольствию, не оказалась ни мужиком, ни кем-либо похожим на Черити. Она была симпатичной и с очень живым характером. А еще она почти сразу взяла на себя весь разговор, что очень облегчило мне жизнь. Ее хрипловатый голос показался мне очень сексуальным, я могла бы слушать его часами. Что, собственно, я и делала. Единственным недостатком оказалось то, что у нее были светлые волосы, и это на несколько мгновений напомнило мне о Хейли. Но я подавила это ощущение в зародыше. Мы с Марси оказались  примерно одного роста, но она чуть крупнее, чем я. Это мне тоже понравилось.  Глаза у нее были карие, а вот у Хейли были зеленые…   Я  обнаружила, что сама себе удивляюсь и злюсь - ну почему я снова думаю о Хейли? Она же натуралка, и все, что она мне предлагает, это дружба. 
- Скажи, а ты хотела бы поужинать со мной в пятницу? –  внезапно спросила Марси.
- С удовольствием, и круто, что ты не стала тянуть кота за хвост, а прямо взяла и меня пригласила, потому что я сидела  и пыталась набраться храбрости, чтобы сделать то же самое.
- Ну, ты тоже не стала тянуть кота  за хвост и сразу согласилась, - она коснулась своим бокалом  моего. – Тебе нравятся  морепродукты?
- Я их люблю.
- Я знаю отличное  местечко, думаю, тебе тоже понравится. Ты хочешь встретиться на нейтральной территории  или будет нормально, если я за тобой заеду?
Вместо ответа я стащила с барной стойки ручку и записала на салфетке свой адрес и номер телефона.
- Я хочу у тебя спросить, - Марси спрятала салфетку в сумочку, - почему ты выбрала такой ник? 33 несчастья? Ты же такая классная.
- Спасибо, - улыбнулась я. – Это, наверное, прозвучит жалко, - тут я стала вытирать свой запотевший бокал, - но я именно так себя  чувствовала в тот вечер, когда регистрировалась на сайте. Я только что вернулась домой с кошмарного свидания, которое для меня устроила моя сестра, и я поняла, что если и в этот раз не решусь, то не сделаю этого никогда.
- Я рада, что ты решилась, - сказала Марси и несмело улыбнулась. – Ты самая  славная из всех, с кем я познакомилась на Rainbow Room.
- И на сколько свиданий ты уже сходила?
Марси отхлебнула из бокала и подняла вверх три пальца.
- В последний раз мне попалась Черити, и я уже почти решилась все бросить.
Я кивнула и рассмеялась.
- Мы встретились с ней за чашечкой кофе, и я сама едва не подняла белый флаг. 
Марси подняла бокал и произнесла тост:
- За то, чтобы никогда не сдаваться!
Я легонько коснулась своим бокалом ее и озвучила свой тост:
- И за Черити, пусть найдет себе родственную душу… или кого похуже!
Марси чокнулась со мной и рассмеялась:
- Нам пора завязывать с тостами,  а то мне придется вызывать такси, чтобы добраться домой.
- А я вижу, ты такая же слабачка, как и я, когда дело касается алкоголя? – я ни капельки не захмелела, но была совершенно уверена, что моим следующим напитком будет вода.
- Мы можем попросить провести нас за столик и заказать что-нибудь поесть, чтобы нейтрализовать все, что мы выпили, если ты не против, - предложила Марси.
Кончилось тем, что мы устроили себе поздний ужин и шутили, что вечером в пятницу у нас будет второе свидание,  потому что мы уже разделили трапезу. Когда мы закончили, она подвезла меня к моему автомобилю, который я припарковала через квартал.
- Я чудесно провела время и с нетерпением жду пятницы, - сказала я, когда она остановилась у тротуара.
И, раз уж в этот вечер  мы решили не тянуть кота за хвост, я наклонилась и легонько коснулась губами ее губ. Она ответила.
По дороге домой я думала о нашем поцелуе. Он был сладким, и ее губы были мягкими и жаждущими, только вот искра между нами не проскочила. Я отругала себя, в самом деле, мы же только-только встретились. Глупо было бы ожидать фейерверков, но до чего же хотелось!

+1

6

Глава 9
ОТКРОВЕНИЯ… ГДЕ ВРАНЬЕ, ТАМ ПРАВДЫ НЕТ

- Хорошо провела время? – спросила Хейли, едва я вошла во двор.
Я едва не подпрыгнула от удивления. Чего она сидит тут  во тьме? Садовый камин прогорел до углей, и Пушинки нигде не было видно.
- Что ты делаешь здесь одна и в темноте? – я уселась рядом с ней.
- Я ждала тебя. Хотела  узнать, как прошло твое свидание.
Она была сама на себя не похожа – невеселая, на меня совсем не смотрит…
- Нормально прошло. Она милая девочка. Мы договорились снова встретиться в пятницу.
Хейли уставилась в темноту.
- Это здорово, - сказала она, хотя, судя по ее голосу, это было как угодно, только не здорово.
- Что с тобой? И пожалуйста, не рассказывай мне, что все дело в работе.
Хейли тяжело выдохнула и скрестила руки на груди.
- Это не из-за тебя. Я на себя злюсь.
- За что?
- Скажи, ты когда-нибудь увлекалась  человеком, с которым едва успела познакомиться? – она откинулась на спинку скамейки и стала смотреть в небо.
- Да, к сожалению, увлекалась.
Хейли развернулась ко мне:
- Это девушка, с которой ты встретилась сегодня?
- Нет, она милая и привлекательная, но, хоть  я по-настоящему наслаждалась ее обществом, - я покачала головой, вспоминая Марси и наш поцелуй, - все-таки, между нами ничего не щелкнуло, а я так на это надеялась…
- Тогда зачем тебе встречаться с ней снова? – спросила Хейли таким тоном, что во мне взыграли защитные инстинкты. Может она  и злится на себя, но направляет она эту злость явно на меня.
- Потому что мы виделись всего один раз. Может быть, я почувствую эту связь, эту искру, когда мы узнаем друг друга получше.  А у тебя  что? Парень, который тебе нравится, играет с тобой в кошки-мышки?
Хейли не ответила. Она с трудом сглотнула и снова уставилась в ночное небо.
- Я не эксперт по человеческому общению, но думаю, что для того, чтобы общаться, нам обеим нужно говорить.
- Просто я думаю, что я слишком много себе вообразила  после наших разговоров. Мой интерес явно был односторонним. – Хейли встала. – Прости, что я все это вывалила на тебя. Наверное, это последнее, что ты хотела услышать после приятно проведенного вечера.
Она сгорбилась и двинулась к двери. Я встала и пошла за ней.
- Эй, - я потянула ее за руку. – Я, конечно, не кладезь советов, как правильно провести свидание, но  я хорошо умею слушать.
Хейли обернулась и посмотрела на меня. Даже в неясном свете было видно, сколько в ее глазах боли.
- Спасибо большое, но все, что мне сейчас нужно, это хорошенько выспаться.
- Кем бы ни был этот дурень, он многое теряет, - сказала я с улыбкой.
- Я думаю, если кто-то и теряет многое, то это я, - пожала плечами она. 
Мы поднялись на крыльцо и вошли в дом.
- Спокойной ночи, - бросила Хейли через плечо, миновала лифт и пошла вверх по лестнице.

На следующее утро я проснулась рано.  Меня разбудил стучавший в окно  дождь. Это был один из таких дней, которые наполняли меня благодарностью за то, что я работаю на дому. Я приготовила себе кофе и, с чашкой в руках, встала перед большим окном в гостиной и стала глядеть, как море зонтиков плывет над тротуарами  туда и сюда. Еще один зонт прошел по двору вслед за пушистой желтой собакой, подыскивавшей местечко для своих дел.
Я припомнила наш разговор с Кален, вернее, ту  его часть, когда она спросила меня, не влюбилась ли я в Хейли.  Влюбилась. Не было смысла отрицать это, хотя бы перед самой собой. Когда Хейли спросила, приключалась ли со мной любовь с первого взгляда, я слишком хорошо поняла, на что были похожи мои чувства. И мне было больно думать, что она испытывает то же по отношению к кому-то другому.

А потом я подумала о Марси. В ней было все, что я искала, но она не была той единственной, кого я хотела. Я  поступила непорядочно, согласившись на второе свидание? Мои раздумья прервал телефонный звонок. Я ответила, продолжая смотреть, как Хейли с Пушинкой бродят по двору.
- Я сегодня на работу не пойду, - проговорила Кален несчастным голосом.
- Тебя все еще мутит? – спросила я.
- Да наизнанку выворачивает.
- Хочешь, отвезу тебя к врачу? – я поморщилась. Даже просто заходя в такие места, я чувствовала себя, как липкая лента для микробов.
- Нет, скорее всего, это просто вирус, само пройдет через пару дней. А у тебя все в порядке? Ты какая-то грустная или  расстроенная.
- Все в порядке. Кстати говоря, я вчера на свидание ходила.
- Да ты что? – Кален даже повеселела. – И с кем?
- Ее зовут Марси, и все прошло замечательно.
- Где ты с ней познакомилась?
Стоило ожидать, что она это спросит! Но я так увлеклась хвастовством, что не учла последствий своей откровенности:
- Мы… эээ… познакомились онлайн.
- О боже, ты все-таки сделала это! Разве ты не слушала, когда я тебя предупреждала насчет этих вещей? А что, если она какая-то психопатка или еще чего похуже? Только таких людей там и встретишь!
- Ну спасибо, - сказала я и нахмурилась.
- Эй, я не тебя имела в виду.
- А если я – порядочный человек, то тебе не приходит в голову, что там может быть еще кто-то похожий на меня? И раз уж мы заговорили о психопатках, то не припоминаешь ли ты  Джеки, ту самую чокнутую кузину Кэндис, с которой ты меня свела?
- Туше, туше, черт возьми. – Кален глубоко вдохнула и медленно выдохнула. – Я надеюсь, вы встречались на людях?
- Нет, я ее домой привела. Она  сейчас как раз загружает мой компьютер и ДВД-плеер, - ответила я, глядя, как Хейли и Пушинка поднимаются на заднее крыльцо.
- Ты определенно в ударе сегодня с утра, - с таким же сарказмом ответила Кален. – Ладно, мир. А теперь расскажи мне об этой женщине.
Я плюхнулась на диван.
- Она симпатичная, милая и, похоже, действительно хороший человек.
- Но?
- Да не знаю, может, я слишком забегаю вперед, но… между нами нет искры. С таким же успехом я могла бы сходить на свидание с тобой.
- Ты находишь ее привлекательной?
- Я же сказала, что она симпатичная.
- Я вот думаю, что Том Круз тоже симпатичный, но он меня не привлекает.
- Я думала, все натуралки от него млеют.
- Только не я. Он какой-то странноватый, как по мне. Так что, никаких бабочек? Вообще ничего?
- Ни малейшего трепетания, но она очень славная, и я согласилась снова встретиться с ней в пятницу. Ты думаешь, я спешу с выводами?
- Дай-ка я задам тебе вопрос: если ты, не зная ее, столкнешься с ней на улице, ты захочешь пойти  за ней следом и пригласить на свидание?
- Мы обе знаем, что я бы этого не сделала, даже если бы думала, что она – бомба, - сказала я, избегая прямого ответа.
- Тогда твой ответ – нет, - лаконично произнесла Кален. – Даже не знаю, солнышко. Это серьезный звоночек, если она не привлекает тебя физически. Может, тебе и стоит встретиться с ней в пятницу и, если она не затронет никаких струн в твоей душе, тогда ты должна мягко с ней расстаться.
- Все эти свидания – полный отстой, - уныло сказала я. – Нет бы мне повстречать кого-то вроде Хейли.
- Я прямо ждала, что ты это скажешь! – в голосе Кален звучал триумф. – Ты без ума от нее! По тебе еще тогда было видно! Я тебе так и сказала.
- И это тоже полный отстой.
- Что – это? То, что я права? – с усмешкой спросила Кален.
- То, что ты – задница, то, что ты говоришь мне это прямо в лицо и то, что она – натуралка, и ей нравится кто-то другой. 
- А вот ты вся просто звенишь, когда смотришь на нее, пари держу, - серьезно сказала Кален. – Ничего страшного нет в том, чтобы влюбиться в кого-то. Это случается. Но это может помешать тебе встретить  свою суженую. Я знаю, что вы друзья, но если ты немного отойдешь в сторону, эти твои бабочки поугомонятся.
- Это будет непросто, учитывая то, что она живет этажом ниже.
- Ты придумаешь способ. Ты изумительно умеешь избегать меня, когда тебе это нужно. Расчисти для себя немного пространства. Слушай, я бы с удовольствием с тобой еще поболтала, но крекеры, которые я съела на завтрак, просятся обратно.
- Люблю тебя, пока, - сказала я, но Кален уже отключилась.

Я слушала, как дождь стучит в мое окно. Звук убаюкивал и порождал желание свернуться клубочком в кровати и проспать весь день. Раскат грома прокатился по крышам, полыхнула молния, а потом стало темно. Я бросила телефон на журнальный столик и вытянулась на диване. Когда я снова открыла глаза, было уже за полдень.
Электричества все еще не было, так что поработать не удастся. Я скатилась с дивана и хотела позвонить Кален, узнать, как она, но мой радиотелефон не работал из-за отсутствия  все того же электричества. Я пошарила вокруг в поисках мобильного и поняла, что он, скорее всего, остался в машине.

В гараже играла музыка. Я вывернула из-за угла и увидела, как Пушинка поймала мячик, который Хейли бросала об стену.
- Ты куда-то собралась? – повернулась ко мне Хейли.
- Нет, иду забрать мобильный из машины, а что?
- Некоторые улицы затопило. Мой начальник позвонил и сказал не пытаться выезжать. – Хейли повернулась и швырнула мяч в стену. – Сегодня с утра выпало несколько дюймов осадков. Я слушала прогноз по радио, они обещают еще. – Хейли прислонилась к блестящему серебристому внедорожнику, а Пушинка подобрала мячик и улеглась на пол.
- Это твоя машина? – спросила я и подошла поближе. Я и раньше видела ее в гараже, но не знала, чья она.
Хейли кивнула.
Я посмотрела на номера.
- Ты не брала ее напрокат?
Хейли удивленно глянула на меня и покачала головой:
- Нет, а что?
- А то, что у нее номера штата Джорджия.
Я увидела, как на ее лицо наползает румянец.
-  И как долго ты живешь в Новом Орлеане?
У меня в животе что-то сжалось, когда губы Хейли дернулись, прежде чем она произнесла:
- Чуть меньше двух месяцев.
- Я думала, ты говорила, что переехала с  Tchoupitoulas Street.
- А я и переехала, - ее голос  сел. – Я жила там в квартире, принадлежащей компании, пока подыскивала себе место жительства.
Хейли не шевелилась, хотя у  Пушинки открылось второе дыхание, и она уже истыкала мячом ее ногу.
- И откуда именно из Джорджии ты приехала? – я полагала, что уже знаю ответ, но мне хотелось, чтобы она сама сказала.
- Атланта.
- И ты знала о Rainbow Room еще до того, как я ее упомянула, правда?
Хейли кивнула, не глядя на меня.
- Поочему ты не сказала мне?
- «Продолжай врать напропалую и надейся, что она не догадается. На войне все средства хороши». Это разве не ты мне посоветовала? – Хейли развернулась ко мне.
Я была в шоке, я была смущена и жутко обижена.
- Откуда ты узнала, что это я?
- Ты упомянула, что сделала прическу. Я не была абсолютно уверена, но совпадение было слишком очевидным, чтобы не обратить внимания. А потом ты заговорила о Rainbow Room и все сошлось.
- Почему ты не раскрылась и не сказала мне тогда? И разве ты не была замужем за мужчиной, которого ты любила?
Тысяча вопросов закружилась у меня в голове.
Хейли покраснела еще сильнее.
- Я была неспособна любить его так, как должна была. Он заслуживал, чтобы рядом с ним был другой человек, тот, кто может дать ему то, чего я не смогла.
Я провела ладонями по лицу, пытаясь совладать с правдой. Попыталась вспомнить все наши разговоры, но у меня в голове все смешалось.
- Ты рассказала мне о Rainbow Room после того, как я рассказала тебе о нем. Я не была полностью уверена, что ты  и есть 33 несчастья до этого самого момента. А потом я побоялась раскрыться, потому что уже  призналась тебе, что была неверна мужу. Я боялась, что ты плохо обо мне подумаешь.
Хейли забрала мячик, который Пушинка терла об ее ногу, и бросила.
- В тот день, когда я пригласила тебя на ужин, я собиралась все рассказать тебе, но я нервничала, и отправила тебе мейл,  чтобы понять, как ты отреагируешь, в общем, пустила пробный мяч. Должна сказать, твой ответ меня очень удивил.
- Мне было больно. Я попросила тебя встретиться со мной, ты меня отшила, а потом начала рассказывать о ком-то другом…  - я вспомнила ту часть сообщения Хейли, которая причинила мне наибольшую боль: «Я думаю, она тот человек, с кем мне очень хочется познакомиться поближе…» - Почему ты выбрала именно Rainbow Room? Я думала, ты натуралка.
- У меня была любовная связь с другой женщиной. Я довольно поздно поняла, почему я не была счастлива в семейной жизни.
Часть меня хотела ликовать от ее признания. Другая часть была в ужасе.
- Ладно, приятно было пообщаться, Новенькая, - брякнула я, повернулась и рванула к двери.
- Шеннон, пожалуйста…  - я услышала, что Хейли бежит за мной.
- Стой! – я повернулась и подняла руки вверх. Хейли с Пушинкой замерли на месте.  – Я больше ничего не хочу слушать сейчас. Мне нужно немного времени.
Хейли было раскрыла рот, потом закрыла его и поникла. Пушинка посмотрела на нас, тяжело привалилась к ноге Хейли и взвизгнула. Я развернулась и пошла в дом, надеясь, что они за мной не последуют. 

Глава 10
КАК ТЯЖЕЛО ОСТАТЬСЯ ДРУЗЬЯМИ

Я пришла в ярость, когда вернулась в квартиру, а света все еще не было. Мне хотелось зайти на сайт и перечитать все сообщения, которыми мы обменивались с Хейли. Ситуацию усугубило то, что я так и не забрала мобильный из машины, и обратно за ним не собиралась. Я бросилась на диван и стала смотреть, как  в окно  размеренно стучит дождь.
«Я думаю, она тот человек, с кем мне очень хочется познакомиться поближе…»
Она писала это обо мне? Или повстречала  кого-то еще и решила в тот вечер признаться мне, кто она такая на самом деле? Мой мозг начал выдавать на-гора ответы.
«Она выглядела так, будто ей было неприятно, когда ты рассказала ей о Марси. Она задавала много вопросов. Нога, а ну прекрати!»

Я опустила глаза и заметила, что моя правая нога отплясывает нервную джигу. Я скрестила ноги в лодыжках, тогда мои пальцы принялись барабанить по животу. В любом случае, Хейли меня обманула. Потом я припомнила, как она бросила мне в лицо мой же грубый ответ. «Продолжай врать напропалую и надейся, что она не догадается. На войне все средства хороши». Так вот почему она вела себя так холодно и отстраненно.

У меня разболелась голова, когда я  вспомнила наш вчерашний разговор и болезненное выражение на лице Хейли. Это она из-за меня?! Да, тупица, из-за тебя, что ей еще надо было сделать, чтоб ты догадалась? Мой мозг был полностью в этом уверен, но вот сердце не спешило ликовать. «Полегче, мелкими шагами», - прошептало оно. 

А тут еще Марси. Если я пойду на свидание в пятницу, насколько это повредит тому, что могло бы у нас получиться с Хейли? Если что-то еще могло получиться…
В душе я знала, что это приведет только к тому, что мы с Марси расстанемся прежде, чем окончится вечер.  Как я ни хотела чувствовать с ней связь, ее не было. Зато она была тут как тут в отношении  женщины, которая не была честна со мной.  В мгновение ока я перескочила от отчаянного желания встретиться хоть с кем-нибудь к полной неразберихе в личной жизни. Время было неправильное,  женщины неправильные, а я и вовсе облажалась, пытаясь во всем разобраться.

Зажегся свет, и я заморгала. Трубка на журнальном столике совсем разрядилась, оставалось надеяться на ту, что была в спальне. Я набрала номер Кален.
- Алло? –  ее голос был мягким и сонным. Я поняла, что разбудила ее.
- Прости, что разбудила, сестричка. Я хотела позвонить тебе раньше, спросить, как ты, но электричества не было.
- Черт, уже почти два часа дня, - простонала Кален.
- Кажется, тебе нужно было поспать. Мама всегда говорит, что когда спишь, быстрее выздоравливаешь.
- Что случилось? У тебя такой голос….
- У меня проблема.
Я вернулась  к дивану и села. Спеша и захлебываясь, я выложила все о том, как познакомилась на сайте с Новенькой, и как потом оказалось, что это Хейли. Кален пару раз прерывала меня и просила кое-что повторить. Особенно, когда я рассказала ей о нашем с Хейли вчерашнем разговоре.
- Ох, солнышко, да ты же ей нравишься, - сказала Кален, когда я закончила. – Но ничего хорошего из этого не выйдет.
- Из-за Марси?
- Нет, давай пока исключим ее из этого уравнения. Хейли обманывала мужа. Это показывает, что ей нельзя доверять. У нее были отношения с одной женщиной, и теперь она думает, что она – гей. И она была на этом сайте знакомств, где водятся сплошные психопаты, за исключением тебя и, может быть, Марси. Не просто  бросай эту женшину – беги от нее! Черт, переезжай в другой дом!
Да, возможно, искать совета у Кален было не самой лучшей  идеей. Объективность никогда не была ее сильной стороной, особенно, если брать в расчет  всех тех, с кем она меня пыталась познакомить.
- Она ужасно сожалеет о том, как вела себя с мужем.
- Не каждый станет хвастать своей неверностью, особенно перед человеком, на которого хочет произвести впечатление.
- Она могла об этом не рассказывать… - как не рассказала  обо всем остальном.
- Шеннон, встреться с Марси и посмотри, что из этого выйдет. Если ничего не почувствуешь, будь искренней и так ей и скажи. Оставь Хейли в покое.  Говорю тебе, от нее одни проблемы.
- Окей, окей, - сказала я, желая закончить разговор.  – Мне пора пойти поработать. И так целое утро пропало.
- Если бы мне не было так паршиво, я бы уже ехала к тебе, - сказала Кален.
- Пока-пока, - ответила я и быстренько отключилась.

Я прикинула, не послать ли Марси смску с текстом, что свидание отменяется, но не смогла поступить так трусливо. Ладно, отложим до следующего раза. Я знала, что не смогу работать, постоянно думая о Хейли. Теперь, когда я чуток успокоилась, я хотела послушать, что она мне скажет, так что я спустилась вниз.
Хейли открыла дверь на втором стуке и широко распахнула ее. Я вошла, погладила Пушинку по голове и внимательно поглядела на Хейли. Она выглядела более спокойной, чем тогда, в гараже, но, казалось, занервничала, когда предложила мне сесть.

Я уселась  на диван, а она взяла стул и села напротив меня. Пушинка тут же подошла и положила голову ей на колени. 
- Если бы ты была на моем месте, ты бы сейчас обижалась? – спросила я.
- Да.
Я кивнула и отвела взгляд. Это было и все, что я имела на вооружении. Когда я спускалась сюда в лифте, меня переполняли разнообразные вопросы, но как только я оказалась рядом с  Хейли, все  они вылетели у меня из головы.
- Я должна была  признаться тебе, кто я,  в ту же  минуту, когда  догадалась, кто ты, - сказала Хейли. – Прости, что я этого не сделала. 
Я заставила себя посмотреть на нее.
- В тот вечер, когда я ходила на свидание с  Марси… когда ты сказала, что увлечена кем-то… ты говорила обо мне?
Хейли отвернулась; я могла видеть, как легкий румянец проступил у нее на щеках. Ее губы дрогнули.
- Какое это имеет значение теперь? 
Она сказала это таким тоном, будто хотела, чтобы я ей возразила.
- Почему нет?
- Смотри,- она потерла ладонь о ладонь. – Я бы очень хотела, чтобы мы остались друзьями, - ее губы снова дрогнули. – Я знаю, что мы не очень хорошо начали. Причины, по которым я не была с тобой откровенна, совсем не извиняют того, что я сделала, но я действительно хочу… мне очень нужно, чтобы ты меня простила.
- Друзья? Чтобы играть в теннис и болтать во дворе? – спросила я, и грудь моя наполнилась болью.
- Это все, что я могу предложить на данном этапе,  - глаза Хейли подозрительно заблестели и, как бы сильно мне ни хотелось надавить на нее и добиться большего, я дала ей ускользнуть.
- Я тебя прощаю, - сказала я и встала. – Конечно, мы можем дружить.
Хейли тоже встала и провела меня к двери. Пушинка следовала за ней, как тень.
- Спасибо тебе, - сказала она и обняла меня. Она обнимала меня так, наверное, с  минуту, а потом нежно сжала.
- Надеюсь, ты хорошо проведешь время в пятницу.
Это было больно. Я вырвалась из ее объятий и ушла, не оборачиваясь.

+1

7

Глава 11
КАК ТЯЖЕЛО БЫТЬ ЧЕСТНОЙ

В пятницу я стояла  у нашей  калитки, ждала Марси  и молилась, чтобы она не столкнулась  с Хейли. Я нервно поглядывала на дверь, впервые надеясь, что Хейли не появится. Я подняла голову и посмотрела на ее окно. Комната была темной, но меня не покидало ощущение, что за мной наблюдают.

Сколько раз я брала телефон, чтобы отменить свидание, но каждый раз передумывала. Может быть, Кален права. Я слишком много времени провела, убиваясь по Хейли, и поэтому не могла себе позволить увлечься кем-то еще. И в то же время некоторая часть меня искренне желала, чтобы Хейли ворвалась в дверь и стала умолять меня не уезжать.

Марси заказала столик в Ralph’s On The Park. Кален уже там отметилась и отзывалась о ресторане весьма положительно. Я всегда хотела там побывать, но сейчас совершенно не испытывала восторга по этому поводу. С того самого момента, как я уселась в машину к Марси и посмотрела ей в глаза, я уже знала, чем закончится вечер. И это заставляло меня чувствовать себя первоклассной, просто таки исключительной скотиной.

- Это, должно быть, самое людное место в Новом Орлеане, - сказала я, рассматривая толпу.
Марси с энтузиазмом закивала:
- Я была здесь пару раз. Еда сказочная! Почему бы тебе не заказать «тунца  пятьдесят на пятьдесят »(В оригинале – «tuna two ways», что буквально переводится как «тунец двумя способами». Эта закуска действительно присутствует в меню настоящего ресторана Ralph’s On The Park в Новом Орлеане. Идея в том, что первый кусок  рыбы быстро обжаривается со специями, режется тонкими ломтиками и подается с соусом и зеленью, а из второго куска сырой рыбы делается что-то вроде салата с авокадо, зеленым луком и зеленью. Заправляется салат соусом для суши. Оба  вида рыбы подаются на одной тарелке –  прим. пер.), а я возьму «ворчащие креветки »(В оригинале – «disgruntled shrimp» - «недовольная креветка». Это блюдо тоже есть в меню настоящего ресторана Ralph’s On The Park. Креветки обжариваются в кляре и подаются под соусом из сладкого чили, красного перца и жирных сливок. Насколько я поняла, само слово «disgruntled» обозначает не вредный характер креветки, а степень остроты блюда в том смысле, что с перчинкой, но не вырвиглаз. Вырвиглаз обозначался бы термином «angry» - прим. пер. ). Потом  можем поделиться. 
Я еще меню раскрыть не успела, а она уже заказывает нам ужин! Прямо-таки действует мне на нервы! Если бы Кален или даже, не побоюсь этого слова, Хейли предложили мне подобное, я бы, не дрогнув, не моргнув глазом, заявила, что я на дух не переношу тунца, без разницы, какими там способами его приготовили. Но вот я сижу и киваю, как болванчик, потому что чувствую себя виноватой, что вообще сюда пришла.

Тем временем официант спросил нас,  что мы будем пить, и Марси заказала бутылку белого вина, а я все сидела и молчала. Выбранное ею вино идеально подходило к морепродуктам, но меня это никак не радовало. Конечно, по мнению некоторых абсолютно неуместно пить неподходящее к еде вино, но обычно я не беспокоилась о приличиях и всегда предпочитала красное вино белому независимо от еды. Я уверена, что на свете полно женщин, которые любят, когда кто-то берет бразды правления в свои руки и делает заказ за них, но я не из этой породы.
Я несколько раз моргнула, когда Марси прервала мой внутренний истерический монолог.
- Ты сегодня прекрасно смотришься.
Я почти уже собралась вернуть комплимент, но она склонила голову набок и продолжила:
- А тебе никогда не хотелось подстричься покороче?
- Я… эээ…ммм… нет. Длинное всегда можно сделать коротким, а вот наоборот…. Это не для меня.
- Я просто спросила…  мне кажется, что с короткой стрижкой твое лицо выглядело бы более округлым,  и, - она улыбнулась, - у тебя такие красивые глаза, я думаю, они стали бы еще выразительнее.
- Спасибо, - сказала я. Подошел официант и открыл вино. На какое-то мгновение я представила себя куклой – вот я сижу в нижнем белье и жду, пока Марси меня оденет. Я знала, что это нечестно, но искала любую зацепку, чтобы мне было легче отстраниться.

- Как прошла твоя неделя? – спросила я, когда мы остались одни.
- Весьма оживленно, и мне пришлось очень непросто, потому что я все время отвлекалась.
- Как так?
- Я волновалась из-за сегодняшнего вечера, - призналась Марси с застенчивой улыбкой.
- Я тоже, - но совсем по другому поводу, это уж точно.
Марси улыбнулась и провела пальцами по ножке бокала.
- Это меня утешает.
- А чем ты занимаешься? Я так и не спросила тебя в прошлый раз.
- Я ветеринар. Специализируюсь на котах.
- У тебя есть кот? – я тут же припомнила кота, который меня не одобрил.
- Два. У одного три ноги, его зовут Трипод (Tripod – штатив, тренога – прим. пер.), а второй – одноглазый. Я обычно подбираю тех, кто уже истратил  свои восемь жизней . 
- А как зовут одноглазого? – спросила я и отпила глоток вина.
- Спайк . Он очень крутой. (Spike – шип, колючка - прим. пер. )
- Крутой, да? – я вспомнила свою покалеченную лодыжку и согласилась. Я считала, что все коты - крутые ребята.
- А у тебя есть домашние животные?
Я помотала головой.
- Нет, хотя я близко познакомилась с соседской собакой. Она разрешает мне играть с ней в мячик. Я имею в виду, собака разрешает.
Марси рассмеялась.
- Я как раз собиралась спросить, соседка или собака?
Я рассмеялась вместе с ней, но мысленно отругала себя за то, что приплела сюда Хейли. Но на этом я не остановилась и продолжила:
- Однажды мы играли в теннис, и собака взревновала, так что мне пришлось сыграть с ней дополнительную партию в «брось-принеси мячик».
- Я не знала, что ты играешь в теннис, - сказала Марси. – Я люблю постучать ракеткой. Может, как-нибудь сыграем вместе?
- Да я вообще-то не очень хорошо умею играть, я только учусь. А как ты умудряешься работать с животными, если ты их так сильно любишь? Могу представить, какой болью это может иногда обернуться, - выдала я, желая переменить тему.
- Я стараюсь отстраниться и делать то, что должна. Иногда  получается хорошо, но бывает и так, что меня берет за живое.  Я научилась рассматривать возникающие ситуации, как механик, когда он чинит автомобиль. Если что-то работает неправильно, я стараюсь найти поломку и исправить ее.

Я слушала, как Марси рассказывает, как она выхаживает больных и раненых животных. Сострадательная, добрая, с щедрым сердцем. Я должна была чувствовать себя самой счастливой девушкой на Земле, и я сама себя презирала за то, что не могу этого сделать.
После ужина мы пошли к машине Марси. Я думала, она откроет мне дверь, но она вдруг обернулась, прислонилась к ней и притянула меня к себе.
- Вечер такой хороший и еще совсем не поздно. Не хочешь ли пойти потанцевать? Ко всему прочему, я должна, по меньшей мере, купить тебе выпить, раз уж ты настояла на том, что заплатишь за ужин.
Она обнимала меня за талию и крепко прижимала к себе. И это было неправильно. Я подавила волну клаустрофобии и оперлась обеими руками  о машину. Она удивленно глянула на меня, явно ожидая, что я ее обниму.
- Ты, кажется, где-то не здесь, - сказала она и отпустила меня.
Я поморщилась. Путь к правде простирался передо мной, и я должна была сделать шаг.
- У меня тут вроде как проблема. Я в расстроенных чувствах и не знаю, что мне делать.
Я шагнула назад, Марси прищурилась и посмотрела на меня.
- Моя соседка, о которой я говорила раньше… я поняла, что я испытываю чувства… к ней.
Марси глубоко вдохнула и уронила руки.
- Я не хочу в итоге причинить тебе боль, но я должна быть честной  и сказать, что у меня сейчас противоречивые чувства.
- Спасибо, что сказала мне правду, - проговорила она. – Я это проходила раньше и знаю, что ты чувствуешь.
- Ты чудесный человек, и если бы я встретила тебя раньше, я думаю, все было бы по-другому.
- Так мило, что ты это сказала, - уныло произнесла Марси.
Мне стало плохо. Я удивилась, когда она потянулась и взяла меня за руку.
- Я и правда очень хотела бы лучше узнать тебя, но, думаю, будет нечестно для нас обеих продолжать встречаться. Наверное, тебе стоит сосредоточиться и разобраться в своих чувствах. Если у вас ничего не выйдет, позвони мне и, если я буду свободна, я с удовольствием попробую еще раз.
Все, что я могла предложить ей – это дружбу, в точности, как Хейли предложила мне. И я не знаю, от чего мне было хуже. Одинаково пакостно что здесь, что там.
Мы завершили вечер объятием. Я столько раз извинялась, что, думаю, Марси захотелось сказать, чтобы я заткнулась к чертовой матери. Во двор я вошла одна. Окно Хейли было по-прежнему темным, но я чувствовала, что она там и смотрит на меня.

Глава 12
СОБАЧИЙ СОВЕТ

Дождливые выходные я провела дома перед телевизором, просматривая самые кровавые фильмы, которые только смогла отыскать.  Я не хотела смотреть, как  Дебора Карр и Кэри Грант  внушают мне веру в то, что любовь все превозможет. Вместо этого я наблюдала, как пришельцы выбивают друг из друга дерьмо.

Позвонила Кален, я ей все рассказала и очень попросила оставить меня в покое. Она неохотно согласилась. Когда настал понедельник, я с головой погрузилась в работу и отказалась от мысли заглянуть на Rainbow Room. Я с этим покончила.

В районе обеда зазвонил телефон, и я заколебалась, стоит ли отвечать. Но когда я увидела на определителе номер Марвина, я взяла трубку – а вдруг что-то случилось?
- Спасибо, спасибо тебе! – пропел Марвин оттуда. – Спасибо за мою новую работу и за эту милую клиентку тоже спасибо. Она оставила щедрые чаевые.
- Кто?
- Хейли как-ее-там, она сказала, что ты посоветовала ей меня, но забыла дать мою визитку. Она обзванивала все окрестные салоны, пока не нашла меня, - Марвин бубнил и бубнил, а мою голову заполонили мысли о Хейли. – Ее золотые локоны были как шелк в моих руках. У нее великолепные волосы. Мне понравилось работать с ней не меньше, чем с тобой.
- Я рада, что вы оба получили удовольствие.
- На твоем месте я бы бегал за ней, как пес за мусорной машиной. Она caliente. Это значит «горячая штучка», понимаешь?
- Проницательное замечание, Марвин, - сказала я, стараясь звучать не слишком саркастически.
- Она все время говорила о тебе, - Марвина несло, как будто он уже приговорил целый кофейник кофе и заполировал Ред  Буллом. – Рассказала мне, как она пыталась научить тебя играть в теннис, и как ты рассмешила ее до колик. Говорю тебе, девочка, у нее глаза горели.
- Мне жаль прерывать тебя, Марвин, но мне нужно уходить.

Я больше не могла это выслушивать. Это действовало мне на нервы и обескураживало – значит, мне она сказала, что хочет быть просто друзьями, а сама вся светится, болтая с Марвином. И вы еще говорите о смешанных сигналах!
- Окей, - весело сказал Марвин, - серьезно, спасибо тебе, Шеннон.

Я швырнула телефон на стол и застонала, услышав стук. Я широко распахнула дверь и удивилась, увидев очень высокого, симпатичного мужчину, который, казалось, не ожидал увидеть меня так же, как и я его.
- Прошу прощения, что побеспокоил вас. Я только что сообразил, что это не квартира 2А. Нажал не ту кнопку в лифте и ошибся этажом.
- Ничего, это постоянно случается, - соврала я, в основном, из-за того, что он был таким милым. И тут до меня дошло, что он ищет квартиру Хейли.
- Приятного вам дня и еще раз прошу прощения, - сказал он, развернулся и ушел. Все, что касалось Хейли, и так было запутанным, а теперь усложнилось еще больше.

Обстановка в квартире на меня просто давила, и я решила выйти прогуляться. К своему огорчению, в холле я столкнулась  с Хейли. На ней был модный деловой костюм, и выглядела она изумительно. Юбка так облегала ее бедра, что мне было трудно что-либо делать, кроме как стоять и пялиться на нее. Но когда я заметила, что в шаге от нее стоит давешний мужчина, я опустила взгляд на Пушинку. Она в этот ансамбль явно не вписывалась.

- Мне нужно огромное одолжение, - сказала Хейли, и было видно, что ей неловко. – У меня деловое мероприятие, а телевизор сегодня утром сломался. Ты не могла бы присмотреть за Пушинкой?
Пушинка посмотрела на меня снизу вверх, как бы говоря: «Пожалуйста, скажи да».
- Конечно, без проблем.
- Ой, ммм… Шеннон, это мой бывший муж Марк, - Хейли отступила на шаг.
- Мы совершенно случайно уже почти познакомились чуть раньше, - улыбнулся он и пожал мне руку. – Хотя, всегда приятно быть представленным должным образом.
- Взаимно, - ответила я и изобразила самое лучшее подобие улыбки, какое только смогла. – Желаю вам хорошо провести время.
Я взяла поводок и стала смотреть, как они уходят. Хейли обернулась через плечо и беззвучно прошептала: «Извини».

- Пушинка, я в настроении для долгой прогулки. Я рада, что ты прихватила мячик.
Если собаки могут улыбаться, то именно это она и сделала сквозь обслюнявленный зелененький теннисный мячик. И мы пошли.
Если по-честному, то это Пушинка выгуляла меня. Я тащилась за ней следом, а она гарцевала по тротуару, время от времени останавливаясь, чтобы обнюхать что-то интересное. Она шла так, будто у нее была какая-то цель, а поскольку у меня таковой не имелось, я с удовольствием подчинялась ее прихоти. Вместе мы дотопали до небольшого парка, где не было ни одного знака, который бы указывал, что здесь собакам не рады. Как только мы оказались внутри ограды, я отстегнула поводок. Пушинка рысцой подбежала к скамейке и смотрела на меня, пока я не уселась. Тут же у меня на коленях оказался мячик. Я подумала, что знаю, чего от меня ждут. Я забросила мяч так далеко, как только смогла, и Пушинка повернулась ко мне, словно говоря: «Вот сучка. Я что, сказала забросить его на тот конец парка?»
Она вернулась и стала передо мной, но в этот раз отдала мне мяч не так охотно.
- Ты хочешь, чтоб я его бросила? – спросила я.
Ответом мне было пыхтение. Я выполнила ее команду. Через сорок с чем-то бросков она утратила интерес и улеглась на прохладном тротуаре у моих ног.

- Пушинка, я не знаю, что мне делать с твоей мамой, или хозяйкой, или как там ты ее называешь.
Ее светлая голова склонилась набок.
- Нет, ну правда. Она сейчас хочет, чтобы мы были друзьями, а я не знаю, могу ли я выдержать  столько дружбы. Каждый раз, когда я ее вижу, я хочу поцеловать ее и одновременно придушить.
Пушинка высунула язык.
- Да, вот так вот. Никаких дружеских поцелуев в щечку. Я просто хочу обнять ее  и… - я оборвала себя и кивнула парочке, проходившей мимо. У них были странные лица. Я подождала, пока они отойдут подальше, и продолжила. – Я ее едва знаю, но не могу отрицать собственные чувства, и признаться ей тоже не могу.
Пушинка снова подняла голову.
- Нет, это не любовь, но это влечение, с которым я едва справляюсь. Как ты думаешь, чувства настолько сильные лишь потому, что я не могу быть с ней?
«Точно, тупица!» - именно такое выражение было у Пушинки.
- И это все? Больше ничего? – я сама склонила голову набок.
«У тебя терпения меньше, чем у белки» - вот что ответила Пушинка.
- Эй, да ты сама отнюдь не образец терпеливости, когда хочешь поиграть в мячик, мисс Самоуверенность.

Упоминание о мячике стало для нее сигналом. Она подобрала его и уронила мне  на колени.
- И что мне прикажешь теперь делать? – спросила я и бросила мяч на тротуар.
Пушинка поймала его, вернулась и сунула мяч мне прямо в руку.
«Ты продолжай бросать мячик. Это решает все проблемы» - я услышала это громко и отчетливо.

По дороге домой Пушинка дала мне понять, что в качестве гонорара  за психологическую консультацию ее вполне устроит куриный шашлык. Она припарковала свою задницу перед китайским ресторанчиком, и мне стало ясно, что с места она не сдвинется. Я обмотала поводок вокруг гидранта и пошла внутрь, чтобы выполнить ее заказ, поглядывая на нее через окно.

Пушинка согласилась, что мы поедим не раньше, чем вернемся домой, хотя она обнюхивала пакет всякий раз, когда  он оказывался в зоне досягаемости. Дома я дала ей попить, чтобы смыть вкус мячика, а потом она приступила к своей курице. И я серьезно сомневаюсь, что она ее хотя бы прожевала. Я уселась на диване со своим жареным рисом, а когда она закончила, то присоединилась ко мне.

- У меня нет ни «Бриолина», ни «Классного мюзикла», но зато есть «Мэйм» с Люсиль Болл и Бо Артуром. Это подойдет?
Пушинка не была в этом уверена, но я все равно его включила. Она уснула еще до того, как кино началось, и если я и отстала от нее, то ненадолго. Около одиннадцати вечера я услышала негромкий стук в дверь.

- Прости, пожалуйста, что я навязала ее тебе безо всякого предупреждения, - сказала Хейли, входя. – Я собиралась оставить ее с включенным радио, но она и так просидела в доме большую часть дня, и я боялась, что она даст выход энергии, раздирая мебель.
- С ней не было вообще никаких проблем, и я ее хорошенько выгуляла за тебя, - я хотела сердиться на нее, но  у нее было такое извиняющееся выражение лица, что это поумерило мой пыл. – Мы славно провели день в парке.
- Могу я отблагодарить тебя, если завтра приглашу тебя на ужин? – с надеждой спросила Хейли.
- Звучит неплохо, - ответила я, зевая, в попытке изобразить, что ничего особенного не происходит.
Она поблагодарила меня еще раз и потащила Пушинку в коридор.  Прежде, чем я закрыла дверь, Пушинка бросила на меня взгляд, в котором ясно читалось: «Я не скажу ей, о чем ты говорила, но ты должна принести мне еще курицы».

+1

8

Глава 13
ФЕВРАЛЬСКАЯ НЕРАЗБЕРИХА

На следующий вечер Пушинка расположилась перед новым телевизором, в котором Джон Траволта сольвьем разливался о постигшей его летней любви.  Клянусь, она мне подмигнула, когда Хейли  закрывала за нами дверь.
Хейли попросила, чтобы я сама выбрала, куда мы пойдем, и я остановилась на тихом итальянском ресторанчике в нескольких кварталах от нашего дома. Я прихлебывала каберне и размышляла о том, как это здорово, что Пушинка не умеет разговаривать. Но в любом случае, свою курицу от меня она получит.

- Какие будут предложения? – спросила Хейли, внимательно рассматривая меню. – Я как-то не в настроении для морепродуктов.
- Тогда я бы посоветовала лазанью или спагетти с тефтельками. Держись подальше от итальянских сосисок, если только твой желудок не сделан из луженого железа.
Хейли кивнула:
- Спасибо за предупреждение.
Она  заказала лазанью, а я -  спагети с тефтельками. Мы  располовинили порции, чтобы попробовать и то, и другое.

- Ну, и как прошло вчерашнее мероприятие? – спросила я, и мне так хотелось добавить: «И почему ты пошла туда в сопровождении бывшего мужа?»
Хейли  глянула на меня сквозь свой бокал.
- Моя компания устраивала банкет. Поэтому Марк и приехал. Мы работаем в одной фирме.
Я вздернула бровь при этом признании.
Хейли посмотрела мне прямо в глаза.
- Я именно поэтому перевелась в другой город. Мы работали слишком близко друг к другу.
Вот это конкретное откровение меня прямо порадовало.
- Ты хорошо провела время?
Хейли отпила глоток вина и покачала голвой.
- Мне никогда не нравились подобные мероприятия.  Мне вполне достаточно видеться со всеми на работе, и я не в восторге от принудительной социализации. Но каждые год мы получаем аккуратно составленную памятку, которая предписывает нам быть на банкете, а не то…
- До чего я рада, что мне не приходится работать на корпорацию! Думаю, я чувствовала бы себя так же, как и ты.
- А как прошло твое пятничное свидание? – с неохотой спрсила Хейли.
- Она ветеринар. Специализируется на котах, иначе я бы дала тебе ее координаты для Пушинки.
Хейли поджала губы.
- Я совершенно  довольна своим врачом, но все равно, спасибо.
Она намотала спагетти на вилку, но потом положила ее, отхлебнула здоровущий глоток вина  и спросила:
- Ты нашла искру, которую искала?
- Искру? Нашла.
Хотя и не с  Марси, только этого я ей говорить не стала. И  тут же меня охватило чувство вины, когда он закашлялась в салфетку, не поднимая на меня глаз.

- Марвин сказал, что ты его отыскала, - я попыталась сменить тему. Я не могла смотреть, как она мается, а как облегчить ситуацию, я не знала. – Кстати, у тебя классная прическа.
- Спасибо, - слабо улыбнулась она. – Он убрал пару дюймов длины и придал форму. Я и не знала, что ты – его босс.
- Это моя сестра Кален, скорее, его босс. Она заправляет бизнесом.
- А вернее сказать, четырьмя бизнесами, которые у вас в совместном владении, - Хейли  промокнула губы  и отложила салфетку на стол.  – А ты говорила, что ты – бухгалтер.
Я видела, куда это может нас завести, и как легко умолчать о том, чем ты был не готов делиться.
- Я веду всю бухгалтерию в наших салонах и да, я одновременно являюсь их владелицей. Я ничего заранее тебе не говорила, потому что не хотела, чтобы это прозвучало, как хвастовство. Это показуха, а я терпеть не могу, когда люди так делают.
Хейли кивнула.
- Ты права, это выглядело бы, как хвастовство и я понимаю, почему ты мне ничего не сказала. Ну… а когда ты собираешься снова увидеться с Марси?
Я вздохнула. Как я устала от этих игр!
- Никогда. Мы больше не собираемся встречаться.
Брови Хейли сошлись на переносице.
- Я думала, ты сказала, что между вами искра проскочила.
- Только не с Марси, - я оттолкнула тарелку и уставилась на вино в бокале. – Марк показался мне очень милым парнем.
Хейли только головой покачала от такой перемены темы разговора.
- Так и есть. Я надеюсь, он встретит кого-то, кто будет нежно любить его. Он заслуживает того, чтобы рядом с ним был человек, делающий его счастливым.
- И ты тоже, - сказала я, глядя в сторону. То, как тепло она о нем отзывалась, сбило меня с толку. – Ты точно уверена, что ты – гей?
Мой вопрос явно озадачил и немного разозлил ее.
- Абсолютно уверена. Ты не одна здесь такая, кто способен оценить теплоту и мягкость  женской кожи или сладость женских губ.

Она прикрыла глаза на мгновение, потом мы обе моргнули, а потом на ее лицо вернулось раздраженное выражение.
- Ты готова уйти? Я как-то устала.
Мне пришлось едва ли не бежать за ней, когда мы вышли.
- Я обидела тебя этим вопросом? – спросила я после того, как мы прошли два квартала в гробовом молчании.
- Да, Шеннон, обидела.
- Почему?
Она припустила вперед, ничего не ответив.
Я схватила ее за руку, когда она отпирала калитку.
- Скажи мне, - взмолилась  я.
- Я уже столько раз отвечала на этот вопрос своей семье и Марку, что… черт, я уже устала! – ее глаза наполнились слезами. – Я бы никогда ему не изменила, если бы была натуралкой. – Хейли вскинула руки и отстранилась от меня. – В глубине души я понимала, кто я… что со мной такое… но к тому моменту когда я это осознала, я уже несколько лет была замужем за Марком.  Я думала… - Хейли судорожно вздохнула, - если я попробую быть с женщиной, я смогу вытравить это из себя и стану такой, какой должна быть по мнению окружающих. Но я ошиблась. Этот первый опыт пробудил во мне такой голод, который я не могла больше отрицать, как ни старалась.

Хейли резко развернулась, всхлипнула и пошла к двери. Но в этот раз я не могла позволить ей просто уйти. Я схватила ее за руку и развернула лицом к себе. Охватив ее лицо ладонями, я  долго всматривалась в ее глаза, прежде чем наши губы встретились.  Внутри у меня все зазвенело, голова пошла кругом, когда ее тело прижалось к моему. Я отстранилась, чтобы перевести дыхание, и прислонилась своим лбом к ее.
- Хотя бы раз, можешь ты попробовать сделать то, от чего тебе хорошо?
Одной  рукой она отталкивала меня, другой сжимала мою куртку и  тянула к себе.
- Ты – мой величайший соблазн, самое большое искушение в моей жизни, - прошептала она. – Я ужасно боюсь впустить тебя в свою жизнь.
- Давай поднимемся наверх и просто поговорим. Я больше не буду пытаться тебя поцеловать, но пожалуйста, Хейли, поговори со мной!

Она позволила мне взять ее за руку и отвести в лифт. Я не отпускала ее, пока мы ехали на второй этаж. Я шла за ней к двери квартиры, когда у меня зазвонил мобильный.
На экране высветилось имя Кален, и я забеспокоилась – было уже очень поздно.
- Привет, что случилось? – спросила я. Хейли повернулась и посмотрела на меня.
- Мама только что звонила. У папы заболело сердце, и они едут на скорой  в больницу. Я заказала нам билеты на первый рейс, но он только в пять утра. Ты сможешь заехать за мной в два тридцать?
После того, как Кален поклялась мне, что позвонит в ту же минуту, как появятся хоть какие-то новости, я закрыла телефон бессильно опустилась на диван Хейли. Она села рядом и обняла меня за плечи.
- Что случилось?
- Моего папу везут в больницу с болями в сердце. Мне нужно попасть на первый утренний рейс, - я была, как в тумане.

Хейли коснулась пальцем моего подбородка и повернула мою голову так, чтобы я смотрела на нее.
- Мы обязательно поговорим, обещаю тебе, но сейчас тебе не до этого.
Я кивнула, чувствуя странное онемение.
- Оставайся у меня ночевать. Обещаю разбудить тебя вовремя.
Хейли обняла меня и притянула мою голов к себе на плечо. Мне стало так хорошо, так спокойно…
- Мне нужно собраться.
Хейли встала и подняла меня на ноги.
- Если тебе будет лучше спать в своей кровати, я все пойму.
- Мне все равно, где спать, я вообще сомневаюсь, что мне удастся заснуть, но я хотела бы, чтобы ты была рядом.
Она улыбнулась и сжала мои плечи в коротком объятии.
- Идем, соберем твои вещи.
Здорово, что Хейли была со мной и помогла мне, иначе я бы отправилась в путешествие, не прихватив и смены белья. Я переоделась в ее комнате, и она уложила меня в свою постель. Я оказалась в надежном охвате ее рук, и сон пришел ко мне, хотя я все еще сомневалась, что смогу заснуть.

- Проснись, Шеннон.
Кто-то гладил меня по спине, а кто-то облизывал мое лицо. Я резко отдернулась от языка, проводившего по моему носу, и чуть не забодала Хейли.
- Пушинка, отвали! – Хейли включила лампу на своей стороне кровати.
Тысячу лет я не поднималась в столь ранний час. Я лежала и пыталась продрать глаза. Пушинка снова добралась до моей щеки.
- Пушинка, пожалуйста, - простонала я.
Хейли выгнала маленькую подлизу из спальни, вернулась и присела на кровать.
- Найди в этом положительный момент, - сказала она с улыбкой. – Твое лицо уже умыто.
- Это и есть твой секрет? Ты поэтому так молодо выглядишь?
- Нет, я использую жидкость для умывания, - Хейли легонько толкнула меня. – Тебе пора вставать, а пока ты будешь в душе, я сделаю тебе завтрак и кофе.
Я позволила ей взять меня за руку и отвести в ванную. Пока я чистила зубы, Хейли принесла мне заранее приготовленную одежду, а потом вышла и закрыла за собой дверь.

После душа я, наконец, проснулась, и тут же в моем животе поселилось тянущее чувство.  Кален ночью не звонила, и я восприняла это как положительный знак. Наверное, отца положили в больницу. Я сочувствовала маме, которая там совсем одна и, наверное, вся изволновалась. Она была самой сильной женщиной из всех, кого я знала, исключая Кален, но было понятно, что если мы будем с ней, ей будет легче.
- Я приготовила легкий завтрак, потому что ты наверняка слишком нервничаешь, чтобы нормально поесть, - сказала Хейли, когда я вошла в кухню.
Мне достался обжаренный в тостере английский маффин с маслом и очищенный банан.
- Тебе лучше молоко или сок? – спросила она и отодвинула для меня стул.
- Молоко будет в самый раз и спасибо, что возишься со мной.
Хейли поставила стакан рядом с моей тарелкой и стала разминать мне плечи.

- Мне очень жаль, что такое приключилось с твоим папой. Если получится, пришли мне смску и вообще, держи меня в курсе, что происходит.
Я умудрилась впихнуть в себя половину маффина и целый банан, прежде чем Хейли вручила мне походную кружку с кофе. Она выглядело так мило с припухшими от недосыпа глазами и взъерошенными со сна волосами. Мне снова захотелось ее поцеловать. Вместо этого я крепко обняла ее, прошептала на ухо слова благодарности и пошла к двери. Она стояла в дверном проеме и смотрела на меня, пока я ждала лифт.
- Я буду скучать, - негромко проговорила она и закрыла дверь, прежде чем я смогла ответить.

- Ты где была весь вечер? – спросила Кален после того, как мы взлетели. – Я звонила тебе домой раз пять, пока не дозвонилась на мобильный.
В свете того, что произошло с папой, я не хотела обсуждать события  минувшего вечера.
- Я выходила, чтобы раздобыть какой-нибудь еды.
- Одна?
Моя правая нога начала подпрыгивать. Я всегда так делаю, когда пытаюсь замылить кому-то глаза. Мой мозг начал выкрикивать предупреждения: «А ну не дергайся! А то она мигом нас раскусит!»  Я скрестила ноги в лодыжках, чтобы  унять дрожь.
- А тебе не кажется странным, что мама нам не перезвонила?
Кален помотала головой.
- Она же знает, что мы прилетим самым первым рейсом. Наверное, не хотела нас будить.
- А как это Тодд с нами не поехал?
- Я ему сказала, - Кален пристально поглядела на меня, - оставаться и ждать, пока мы все узнаем. – Она поправила шейный валик. – Тодд и так перегружен на работе с тех самых пор, как мы вернулись из отпуска. Я не хотела, чтобы ему стало еще труднее.

Через несколько минут Кален устроилась у меня на плече и быстро уснула. Я так поняла, что прошлой ночью ей поспать не удалось. Я уставилась в темноту за окном, помолилась за папу, а потом мои мысли вернулись к Хейли. Женщины, с которыми у меня были отношения,  нравились мне… привлекали меня, но никогда не встречала я женщины, которая заставила бы меня хотеть ее так, как я хотела Хейли. Я мысленно вернулась к мозговому штурму, который  мы с Пушинкой провели в парке.  Чем Хейли так притягивает  меня? Я думала, что мне с ней никогда не быть – может, в этой недосягаемости и прячется все очарование? Я начала мысленно перечислять по пунктам все, чем она меня манила.
Безусловно, она физически привлекательна. Мне нравилось, как касались друг друга наши тела, когда она прижималась ко мне прошлой ночью и утром, когда я обняла ее. Ее чувство юмора было еще одним фактором. Но помимо всего этого, была еще одна вещь, затрагивавшая меня больше всего – то, как я чувствовала себя, когда мы были вместе. Как будто она была недостающей частью меня. Частью, которую я всегда искала.

Глава 14
ШИЛА В МЕШКЕ НЕ УТАИШЬ

Когда мы прибыли в кардиологическое отделение интенсивной терапии, мама дремала в комнате  ожидания. Мы не стали ее будить и отправились на поиски того, кто ввел бы нас в курс дела.
- Пациент чувствует себя хорошо, - сообщил нам медбрат. – Примерно через час у него запланирована операция по установке стента .
И он пустился объяснять нам что-то о тромбах и закупорке сосудов, используя медицинский жаргон, который никто, кроме самих медиков  в жизни бы не понял.
- Я смогу сказать вам больше после проведения процедуры, - сказал он, глядя в карточку. -  Ваш отец  сейчас не спит. Вы можете зайти к нему на пять минут, не больше.

Я разнервничалась, когда мы вошли в палату, и я увидела, сколько  в папу понатыкали проводов и капельниц. Нам повезло – хоть годы и брали свое, наши родители обладали отменным здоровьем, и это был первый раз, когда кто-то из них очутился в больнице по серьезному поводу.
- Смотри, я – биоробот, - сказал папа, показывая на циферки на кардиографе. – Они сделают меня быстрее, выше и сильнее, чем я был до сих пор.
Мы с Кален по очереди поцеловали его.
- Мама спит? – сосредоточенно спросил он.
- Да, она там, в комнате ожидания. Мы не стали ее тревожить, - ответила Кален.
- Заставьте ее поехать домой и хорошенько отдохнуть. Женщине в ее возрасте негоже торчать в таком месте, как это.
Мы рассмеялись.
- Пап, она уедет, когда посчитает нужным. Что бы мы ей ни сказали, ее отсюда не вытащищь, - сказала я.
Папа редко бывал серьезным. Обычно он отпускал одно едкое замечание за другим, особенно, когда нервничал. Вот и сейчас он пригладил свои густые седеющие волосы и выдал:
- Скажите ей, что у Мейси  – распродажа,  ее и след простынет!
- Я так понимаю, они посадят тебя на специальную  диету, когда выпишут отсюда, - сказала Кален. - И ты уж, пожалуйста, выполняй все указания, потому что мне нужно, чтобы у меня был папа, - ее голос дрогнул. – Особенно сейчас.
Как и мама, Кален всегда была очень сдержанной. Мало что могло ее расстрогать, и я удивилась такому проявлению  чувств. Мы с папой  недоуменно переглянулись.
- Папа, я беременна.

Мы  оба судорожно выдохнули, и папин сердечный ритм на мониторе ускорился.
Кален вытерла лицо.
- Может, это и не лучшее время, чтобы сказать тебе, но если  мы для тебя – недостаточная причина, чтобы хотеть  жить, тогда подумай о том, что скоро у тебя будет внук.
Отец улыбался от уха до уха.
- Интересно, старина Тодд заделал наследника или он бракодел?
- Ну, об этом мы не узнаем, пока он или она не родится, потому что мы с Тоддом решили  не узнавать пол ребенка заранее, - Кален повернулась ко мне. - Ты можешь в это поверить? После всех этих лет, после всех попыток, когда мы уже совсем отчаялись,  в тридцать восемь лет я стану мамой!
Я расплакалась, как ребенок и обняла ее изо всех сил. Мы стояли и всхлипывали, когда в палату зашла мама.

- Боже милостивый, что случилось? – встревоженно спросила она.
- Черт возьми! – папа стукнул по кровати. – Кален в положении!
От этого  монитор запищал еще сильнее, и в палату прибежали две озабоченные медсестры.  Они разрешили нам обнять и поцеловать папу, а потом всех выгнали в коридор.  Уже уходя, я услышала, как он спрашивает,  можно ли ему будет через девять месяцев выкурить сигару.

- Как долго ты уже знаешь? – спросила я, когда мы вернулись в комнату ожидания.
- Четыре месяца. – Кален застенчиво посмотрела на нас. – Я хотела спокойно отходить первый триместр, прежде чем кому-нибудь рассказывать. А лишний вес прятала под зимней одеждой.
Мы с мамой согласно закивали. Никто не хотел вспоминать предыдущие два выкидыша, чтобы ничего не сглазить.
- Поверить не могу, что у меня будет внук, - мама опустилась на стул. – Боже милостивый, что за ночь… вернее, уже день. Никогда не была так напугана и восхищена одновременно.
Ее слова привели нас в чувство.
Я села рядом с ней и похлопала ее по руке.
- Он выкарабкается. Закупорка сосуда совсем маленькая, а стентирование стало обычной процедурой в наши дни. 
Мама улыбнулась и кивнула.
- Да ты посмотри на себя, - сказала она и погладила меня по щеке. – Я не видела тебя всего-навсего с Рождества, а ты выглядишь совершенно другим человеком!
- И все это, - Кален обвела меня рукой, - все это приключилось за две недели, пока меня не было. И у нее есть  две женщины, которые проявляют к ней интерес.
- Ты снова с кем-то встречаешься? – спросила мама. – Что, с двумя сразу? – она вглядела так, будто у нее закружилась голова. – Может, мне стоит ждать не одного внука?
- Тебе не нравится, как я выгляжу? – спросила я, желая сбить ее со следа.
У нее на лице появилось выражение  «хватит вешать мне лапшу на уши».
- Я от тебя в восторге.
- Эй, а вы не забыли про бедную больную толстую беременную меня? – Кален ткнула себя большим пыльцем в грудь. – И кто-то должен накормить этого ребенка, пока он не довел меня до голодного обморока. Он из меня все соки высасывает, а я его еще даже не родила.
После этого разговор переключился на еду, но я знала, что при случае мама отведет меня в сторонку  и клещами вытащит из меня информацию обо всем, что  произошло, пока мы не виделись.

Папино стентирование прошло без сучка и задоринки. Его пообещали выписать на следующий день, а пока оставили для наблюдения. Мама, наконец, сдалась и согласилась поехать домой с нами. Я сомневаюсь, что она оставила бы свой пост, если бы не Кален, которая каждые полчаса совершала налет на торговый автомат, а потом дремала на стуле, обложившись закусками. По дороге домой мы затарились курицей-гриль на ужин, раз уж теперь маме придется соблюдать диету вместе с папой. Она всегда была сторонницей здорового питания, но время от времени любила побаловаться жареной курочкой.

- Надеюсь, мы теперь будем питаться правильно, - улыбнулась мама, когда все уселись вокруг стола  на застекленной веранде.
- Точно, я с завтрашнего дня и начну, - ответила Кален.
Она сняла со своей курицы кожу и вместо жареной картошки взяла пюре. В качестве компенсации за столь здоровую еду, она на закуску проглотила сникерс, который выудила из своей сумочки.
- Я так думаю, что мне нужно наслаждаться возможностью спать, сколько угодно, потому что скоро всеэто  закончится.
- Поверь мне, оно того стоит. С вами двумя так и было, - устало улыбнулась мама. – Я родила вас с разницей в год. И  я не думаю, что мы с папой по-настоящему спали, пока вы не покинули отчий дом.

Я извинилась и вышла в ванную. Там я послала Хейли смску, в которой сообщала, что с папой все в порядке. Она тут же ответила, что рада  моей весточке и тому, что все хорошо. 
Я оперлась на раковину и погрузилась в воспоминания о нашем вчерашнем поцелуе. Те же самые губы, которые  сказали, что  единственное, что она может мне предложить – это дружба, несли совершенно другой посыл, когда прикоснулись к моим. Под завесой дружбы полыхала страсть, грозившая спалить нас обеих дотла, если мы дадим себе волю.

После ужина я занялась посудой. Пришлось немного поспорить с мамой и Кален, пока я уговорила их сесть и дать мне заняться уборкой. Им нужно было отдохнуть, а я хотела спокойно поразмышлять, что же Хейли скажет мне, когда я вернусь домой. Даст ли она нам шанс или продолжит держать меня на расстоянии вытянутой руки?

Кален пошла спать первой. Мама приняла душ и застала меня  в гостиной. Я сидела и перещелкивала телевизионные каналы.
- Расскажи мне об этих двух женщинах, которых упомянула Кален, - сказала она и села рядышком.
- Вообще-то это только одна женщина. С другой я больше встречаться не собираюсь.
- Это ты так решила?
Я кивнула.
- Я подумала, будет неправильно внушать Марси ложные надежды, потому что Хейли – единственная, к кому  мне хочется стать ближе.
Я посмотрела в мамины темные глаза. Удивительно, но с годами мама и Кален становились все более похожими друг на друга. Ее темные вьющиеся волосы были влажными после душа, мама зачесала их назад и, хоть она и была уставшей, она выглядела гораздо моложе своих шестидесяти трех лет.

Она откинула голову на спинку дивана и посмотрела на меня.
- Твоя сестра встречалась бы с ними обеими, пока не решила бы, кто ей нравится больше, - улыбнулась мама. – Как ты познакомилась с Хейли?
- Она переехала в наш дом. Есть в ней что-то… какая-то необъяснима связь.
- Я хотела бы с ней познакомиться, - мама сжала мою руку.
- Надеюсь, до этого дойдет.
Кончиком пальца мама коснулась моего носа.
- Я рада, что ты нашла человека, который заставляет твои глаза сверкать. Вот так, как  сейчас.
- А я сверкаю?
- Да. А твоя сестра сияет, - мама зевнула. – То, что мои девочки  приехали, очень много значит для меня.
- Папа тебя до смерти перепугал, да?
- Это точно. Бывают дни, когда от него – сплошная головная боль, но я не могу представить себе жизнь без него. Когда ты найдешь свою половинку, ты почувствуешь связь, почувствуешь, что вы – единое целое. Однажды ты поймешь, что я имею в виду.
Я подумала, что уже начинаю понимать.
- У меня в спальне есть ДВД-плеер, а в нем диск с «Лодкой со стеклянным дном» .(«Лодка со стеклянным дном» – американская комедия 1966 года с Дорис Дэй и  Родом Тейлором - прим. пер. ) Хочешь свернуться калачиком на кровати и посмотреть фильм, пока не уснем? Как в старые добрые времена?

Мне удалось дожить до любимого момента, когда пылесос засосал тапочек Дорис Дэй. Мама уснула задолго до того, как я выключила фильм. Я поставила свой телефон заряжаться и послала Хейли  пожелание спокойной ночи и еще одну благодарность за то, что она заботилась обо мне.
«Всегда пожалуйста и сладких снов» - пришел ответ.

Я улеглась и некоторое время смотрела на спящую маму. Интересно, какие сны ей снятся? Что заставляет ее хмуриться даже во сне? Я вспомнила давно прошедшие дни и тот раз, когда мы впервые смотрели кино вместе, и у нее было такое же выражение лица.

Я думаю, мне было лет шесть, и в тот день мои родители устраивали вечеринку. Нас с Кален уложили в кровать, но я все равно слышала смех, доносившийся  со двора, и не могла заснуть. Я вылезла из кровати, подошла к окну и стала смотреть, как взрослые стоят группами во дворе, выпивают и разговаривают. Я тоже хотела быть большой и пить то, чего они там намешали в блендере.
Я вспомнила, что на кухне стоит большой поднос, полный сендвичей с отрезанной корочкой, моих любимых. Я выскользнула из комнаты и тихонько пошла по коридору. Я уже почти добралась до подноса, когда услышала из гостиной женский голос.
- Роджер, это слишком рискованно.
А потом папин голос что-то прошептал, но я не разобрала, что. Женщина рассмеялась. Это был не мамин смех, и я заглянула в гостиную. Она стояла к папе лицом, но я видела, что он обнимает ее за талию, и они целуются, как всегда делали папа и мама.
Я отшатнулась к стене, когда услышала, что кто-то открыл дверь кухни. Дядя Джимми что-то пробормотал про лед.
- Ты почему не спишь? – прошептала мама мне на ухо. Она глянула в гостиную, прижала палец к губам, взяла меня за руку и повела обратно по коридору к своей спальне. Она подняла меня на руки и усадила на кровать, а потом опустилась на колени передо мной. Я никогда не забуду ее глаза.  Я не понимала тогда, но они были полны боли.
- Почему ты не в кровати, Шеннон?
- Я хотела сендвич без корочки.
Как будто это могло что-то исправить, я показала ей своего игрушечного кота.
- Царапка тоже хочет бутерброд, он очень голодный.
Мамины глаза подзрительно заблестели, но она улыбнулась.
- Я принесу тебе и Царапке сендвич, а ты побудь здесь.
- Мамочка, а кто была та тетя, которая целовала папу? – спросила я, когда она встала.
Она снова опустилась на колени и погладила Царапку по голове.
- Это папина особенная подружка. Это секрет, и его знаем только ты и я. Ты не проболтаешься?
- Нет, мамочка.
Мама шмыгнула носом и поцеловала меня в макушку.
- Я сейчас вернусь. Оставайся здесь.
Вот тогда мы первый раз лежали вместе с мамой в кровати и смотрели фильм с Дорис Дэй. Прошло некоторое время, пока я поняла, кем была папина особенная подружка, и почему у мамы было такое лицо в тот вечер. Но когда до меня дошло, я затаила на отца обиду и долго переживала, что в один прекрасный день мы перестанем быть семьей. Секрет я сохранила, не призналась никому, даже Кален. Уже будучи взрослой, я поняла, что мама нашла в себе силы простить его. Со временем я тоже его простила. В тайне.

+1

9

Глава 15
КОШКА НА РАСКАЛЕННОЙ КРЫШЕ

- Роджер, ты должен их принять.
Мы еще не уехали с больничной стоянки, а папа уже бурчал, что не хочет пить таблетки. Я радовалась, что сижу за рулем и могу сделать вид, что занята дорогой, если он попытается привлечь меня на свою сторону.
- Папа, ты должен быть здоровым, - сказал Кален. – Ты что, не помнишь, почему?
Это его угомонило.
- Ты назовешь его в честь меня? – спросил папа.
- Это с таким же успехом может быть и девочка, - сказала мама. – Так что готовься.
Папа фыркнул.
- У Тодда двое братьев. Мальчики доминируют по его линии, так что это будет мальчик.
Едва мама открыла рот, чтобы возразить, он выдал:
- И не поднимай мне кровяное давление, Джилл, ты же знаешь, что сказал доктор: «тишина и покой».
- И я так понимаю, ты будешь разыгрывать эту карту при малейшей возможности, - огрызнулась мама.
Отец расхохотался.
- Ты шутишь? Это же мой туз в рукаве.
Мама пробормотала что-то вроде того, что она сама его засунет в рукав.

Мы приехали домой, мама с папой принялись обсуждать его новую диету, Кален прилегла вздремнуть, а я пошла прогуляться по пляжу и позвонила Хейли. Она была еще на работе, но нашла время со мной поговорить.
- Я рада, что ты позвонила. Я беспокоилась, как у вас там дела, - весело сказала она.
- Папа как-то  не очень хочет принимать новые лекарства, - сказала я.
- Кажется, у него приступ хандры. Засунь пилюлю ему в глотку, сожми челюсти, а потом гладь по шее, ока он не глотнет. Я всегда так делаю  с Пушинкой.
Я представила себе это и рассмеялась.
- Сегодня я дала нескольким сотрудникам визитки Марвина, а потом позвонила ему, чтобы предупредить. Можно подумать, что я дала ему миллион долларов. Он пригласил меня сегодня вечерком пойти выпить с его друзьями.

У меня чуть сердце не остановилось. Интересно, а среди этих «друзей» будет Алисия?
- А тебе завтра не на работу? Марвин и его приятели – ночные пташки.
Должно быть, что-то в моем голосе  выдало мой дискомфорт.
- Ну да, я и не собиралась засиживаться допоздна, - неловко сказла Хейли.
Мне не хотелось, чтобы в моем голосе прозвучали ревнивые нотки, но я знала, что Алисия набросится на Хейли в ту же минуту, как только ее увидит. 
- Один из его друзей, вернее, одна… она… очень агрессивная и напористая… прямо на людей кидается. Я чувствую, что должна вроде как предупредить тебя.
- Ты это испытала на собственном опыте? – игриво спросила она.
- К сожалению.
- Как ее зовут?
- Алисия.
- Тогда я буду держать ухо востро.
- Лучше держи под рукой бейсбольную биту. На всякий случай, – я не шутила.
- Ты хочешь сказать, ты думаешь,  она может найти меня привлекательной? – спросила Хейли.
- Ты чрезвычайно привлекательная, - я сделала ударение на слове «привлекательная». -  Но Алисия из тех теток, кто западет и на телеграфный столб.
Она понизила голос:
- Ты находишь меня привлекательной?
- Разве это не очевидно? Я поцеловала тебя тогда… вечером… на тот случай, если ты не помнишь.
От ее вздоха меня бросило в дрожь.
- Я не забыла. Ты… ммм… ушла от ответа, когда я спросила, нашла ли ты искру.
Я пнула песок ногой и выпалила то, что думала, прежде чем успела испугаться:
- К этому времени ты уже должна знать, что я чувствую искру с тобой. Весь вопрос в том, чувствуешь ли ты ее со мной.
- Мне нужно было услышать, как ты это скажешь, - голос  Хейли был  чуть громче шепота. – Я тоже это чувствую. Я просто… Привет, Келли, проходи, присаживайся! Я сейчас закончу, - голос Хейли переключился в деловой режим. – Шеннон, мне жаль прерывать наш разговор, но у меня посетитель. Мы договоримся о встрече, когда  ты вернешься в город.
- Буду ждать с нетерпением, - ответила я столь же официально. – Я бы попросила тебя прислать мне смску вечером, чтобы я знала, что ты благополучно добралась домой. И да, я знаю, что ты сейчас не можешь со мной спорить, потому что у тебя в офисе кто-то посторонний. Так что просто сделай так, как я прошу.
- Я рассмотрю твое предложение. Спасибо за звонок, - вежливо сказала Хейли перед тем, как положить трубку.

Я захлопнула телефон и улыбнулась, а потом нахмурилась, когда представила Хейли в компании Марвина и его друзей. Интересно, а обо мне они вспомнят? Раз уж я их общая знакомая? И расскажет ли Алисия о нашей катастрофе? И что Хейли хотела сказать мне, пока ее не прервали? От всего этого мне стало как-то нехорошо.

Аппетита за обедом у меня не было. Все, что я могла видеть своим внутренним взором, так это Хейли с Алисией на танцполе. И мне хотелось домой. Мама, папа и Кален увлеклись разговором о том, какую из комнат лучше переоборудовать в детскую и как огородить забором задний двор, раз у них появится малыш на свободном выгуле.  Никто и не заметил, что я едва прикоснулась к еде.
После обеда отец устроился в кресле, а Кален улеглась на диван. Мы с мамой прибрались на кухне, а потом налили себе кофе и вышли во двор.

- Мам, можно задать тебе личный вопрос?
Она посмотрела на меня и вздернула бровь.
- Почему ты не ушла от него? – негромко спросила я.
Сначала она удивилась:
- Я думала, ты и забыла о той ночи.
Хотела бы я забыть.
Она вздохнула и произнесла:
- Сначала я не хотела разрушать наш дом. Я была домохозяйкой, без образования и с двумя дочками, которые только-только пошли в школу. Поэтому, когда вы перешли в старшую школу, я пошла  в школу красоты, - она грустно улыбнулась. – Я  подождала, пока вы обе поступите в колледж, а потом раскрыла карты.
- И что он сказал?
- Он был в шоке от того, что я все знала и столько лет молчала. Умолял меня простить его и божился, что это был единственный раз. 
Мама поставила чашку на стол и сцепила руки на колене.
- Я представления не имею, сказал ли он мне правду, но решила это принять.
Я и представить себе не могла, каково ей было жить все эти годы, молча справляясь с предательством.
- Но почему?
- Я любила его и не могла заставить себя выключить это чувство, - сказала она, как будто это было так просто. – После того, как я сказала ему, что знала, все последующие годы он старался загладить свою вину. Я не могу сказать, что его интрижка стала тем самым худом, без которого нет добра, но с тех самых пор наши отношения были замечательными. Мне иногда интересно, были бы они такими же хорошими, если бы все пошло по-другому.
- Когда я припоминаю своих женщин… вряд ли бы я смогла простить за такое любую из них.
Мама наклонила голову и пристально посмотрела на меня.
- Я знаю, что ты любила тех, с кем у тебя были серьезные отношения, но мне интересно, а была ли ты по-настоящему влюблена?
- Я была удовлетворена. Здорово, когда рядом есть кто-то, с кем ты можешь разделить свою жизнь, - я завертела в руках чашку. – Я знаю, что это не похоже на те чувства, которые описываются в книжках и фильмах, но это было то, чего я хотела.
Мама рассмеялась.
- Да, они никогда не скажут и не покажут тебе, что происходит после того, как счастливая парочка уезжает в закат. Но кому-то приходится заниматься стиркой, выносить мусор и оплачивать счета.
- Я знаю, что это прозвужит жалко, но на данном этапе моей жизни даже эти обязанности звучат романтично, - сказала я с улыбкой. – Если та, для кого я это делаю, заставляет мое сердце сбиваться с ритма всякий раз, когда она входит в комнату.
- А Хейли заставляет твое сердце сбиваться с ритма?
- С той самой секунды, когда я увидела ее.
- Чем она так отличается от остальных?
Я пожала плечами.
- Не знаю. Между нами есть связь и, как бы глупо это ни прозвучало, я чувствую, что нам суждено быть вместе.
- Интересно, что думает о ней Кален, - сказала мама.
Я вздрогнула. Уж я-то знала, что Кален думает и что она без колебаний скажет маме.
- Ей она не нравится.
Мама удивленно подняла бровь:
- Правда?
- Хейли в разводе, - сказала я. – Она изменила мужу с женщиной.
Мама долго смотрела на меня.
- Мне трудно что-либо сказать после того, как мы только что обсудили твоего отца.
- Она глубоко сожалеет об этом, - сказала я, сомневаясь, стоит ли упоминать еще и нашу онлайн-переписку. Каких бы открытых взглядов ни придерживалась мама, она, скорее всего, приняла бы  сторону Кален, если бы узнала о том, как Хейли поступила со мной. Честно говоря, я бы отреагировала в точности, как Кален, если бы мы поменялись местами. Мною овладели мелочные сомнения и страх.

Глава 16
ИНОГДА СТОИТ И СОВРАТЬ… КАЛЕН

Я сидела, прислонившись к изголовью кровати, и пыталась не уснуть.  Мобильник я не выпускала из рук  с тех пор, как легла, в ожидании, пока Хейли мне напишет. Глянув на часы, я с отвращением заметила, что близится полночь.  Днем Хейли сказала мне, что завтра ей нужно на работу. Выходит, она там развлекается на всю катушку, раз до сих пор не дома. Я ничего не могла с собой поделать. Меня это беспокоило. Кто ее там развлекает?

Я подскочила в кровати по меньшей мере на шесть дюймов, когда мой телефон зажужжал.
«Я дома, жива и здорова».
«Хорошо провела время?»
«Шумная компания. Алисия в точности соответствует твоему описанию».
Черт! Она все-таки там была! Я прикусила щеку.

«Я поставила ее на место» - Хейли написала до того, как я успела ответить.
«Спасибо, что дала мне знать, как ты. Я возвращаюсь домой завтра. Прилетаем в три».
Ответ пришел мгновенно.
«Что-то не  так? Я думала, вы задержитесь дольше».
«Мама с папой в порядке. Кален скучает по своему муженьку и хочет домой».
«Тогда тебе пора спать. У тебя наверняка ранний рейс».
«Тебе тоже пора спать».
«Ну тогда завтра увидимя. Сладких снов».

Сны мои были какими угодно, только не сладкими. В моей голове  изображения  Алисии, надвигающейся на Хейли подобно фуре с полуприцепом, сменялись видами  той же Алисии, живописующей  Хейли трагические подробности нашего приключения.

Следующее утро застало нас с Кален на борту самолета в компании стайки подростков, явно злоупотребивших напитками-энергетиками на завтрак. Это была  церковная группа, так что неудивительно, что они пребывали в экстазе, только вот я сомневалась, что причиной тому был Господь. Пока мы стояли на взлетной полосе, Кален  вслушивалась в их болтовню и качала головой. Она повернулась ко мне и сделала страшные глаза:
- Если мой ребенок будет вести себя так, как они, я не переживу его отрочества. А ты не можешь повоспитывать его,  пока ему или ей не стукнет двадцать пять?
- Я переезжаю в Канаду, едва только ваш отпрыск достигнет половой зрелости. Я помню тебя в этом возрасте, и эти детки тебе и в подметки не годятся.
Кален помахала рукой у меня перед носом.
- Сменим тему, а то меня от этой тошнит. Ты пишешь много смсок. Что, вы с Марси еще общаетесь?
«Соври ей!» - завопил мой мозг. – «И прекрати стучать ногой!»
- Мы не собирались видеться снова, забыла, что ли? – я скрестила ноги, насколько это позволяло тесное сиденье.
- Тогда кто это? – Кален вздернула бровь, я попыталась не отводить глаза.
- У меня есть друзья.
Кален прищурилась.
- Хватит увиливать. Ты с кем переписываешься? И кому ты звонила с пляжа?
Тут уже обе мои ноги пустились в пляс.
«Смени тему! – приказал мозг. – И сделай уже что-нибудь с этими ногами, ради всего святого!»
- Ты же говорила, что пойдешь спать. Ты что, врала, чтобы не убираться на кухне?
Кален склонилась ко мне:
- Кто?
- Хейли.

Кален скривила рот:
- Ты играешь с огнем, сестричка, и ты обожжешься.
- Ты ее в глаза не видела, а уже вешаешь на нее ярлыки. Я не думаю, что она такое чудовище, какой ты ее воображаешь.
- Шеннон, - Кален погладила меня по руке, - я совсем не хочу быть такой занудой. Я просто пытаюсь защитить тебя. Ты же сама говорила, что она изменяла мужу и намеренно скрывала это в ваших онлайн беседах, пока ты ее не прищучила.
Кален тянула меня за руку, пока я не повернулась к ней:
- Ты в последнее время становишься более открытой, выбираешься из своей ракушки. Я не хочу видеть, как ты обожжешься и снова станешь жить, как отшельник.
Я кивнула и стала смотреть в иллюминатор, как наш самолет начинает разбег по взлетке. В таком изложении  Хейли смотрелась  весьма неприглядно. Но ведь Кален не знает Хейли так, как знаю ее я? Или я только думаю, что знаю?

- Шеннон?  - что-то в голосе Кален заставило меня повернуться к ней. – Мне кажется, меня сейчас стошнит!
Мы обе принялись рыться в карманах передних кресел, лихорадочно разыскивая гигиенические пакеты. Я чуть не сломала Кален нос, когда ткнула пакет ей в лицо. Она все равно промазала.
Когда стало можно отстегнуть ремни, я чуть не устроила потоп в туалете, пытаясь избавиться от зловонных бекона с яичницей. Меня саму чуть пару раз не вывернуло. Во время промежуточной посадки в Атланте я повторила процесс и, когда я вывалилась из умывальника, я выглядела так, будто намочила штаны.  Кален была настолько милой, что купила мне толстовку, чтобы переодеться, но у нас не осталось времени, чтобы подыскать и брюки.

Всю дорогу из аэропорта она продолжала извиняться, и все еще молила о прощении, когда мы подъехали к ее дому.  У  меня возникло искушение упереться ногой ей в грудь и вытолкать ее из машины силой.
Единственным приятным моментом стало то, что про  Хейли мы больше не разговаривали. Я вполне могла мучать себя этим без участия  Кален.

Входя во двор, я глянула на часы и с облегчением увидела, что еще нет пяти. Я полагала, что Хейли еще не вернулась с работы, так что мне не придется встречать ее, благоухая рвотными массами. Я ошибалась. Она сидела на лавочке на своем обычном месте.

- Привет, с возвращением! – ярко улыбнулась мне Хейли, но ее  улыбка  увяла в ту самую минуту, когда я оказалась в футе от нее. Даже Пушинка отошла подальше.
- Я знаю, что от меня разит, - сказала я, сохраняя дистанцию. – Кален стошнило в самолете, едва мы вылетели из Майами.
- Я собиралась пригласить тебя на обед, но что-то у меня пропал аппетит, - улыбнулась Хейли и стала обмахивать ладонью лицо.
До разговора с Кален я пришла бы в восторг от приглашения, а теперь я стояла молча, придумывая, что бы ответить.
- Я просто дразнюсь, - сказала Хейли, и лицо ее стало серьезным. – Ты, наверное, устала, и хочешь отдохнуть.
- Это был тот еще рейс, - попыталась объяснить я. – Можно, мы пока отложим все до лучших времен?
Хейли выглядела разочарованно,  но быстро пришла в себя.
- Конечно, иди, прими душ. Выберемся куда-нибудь в другой раз.

Я изобразила улыбку и пошла к двери, соблюдая дистанцию. Хейли с Пушинкой шли за мной, и я повернулась к ним.
- Вы можете не захотеть ехать со мной в  одном лифте, - я обвела рукой свои запятнанные брюки.
Пушинка выглядела так, будто искренне соглашается со мной. Свой мячик она зажала в челюстях и не сделала ни малейшей попытки потереть его о мои штаны.
Хейли поджала губы.
- Все понятно. Мы пойдем по лестнице.

Я засунула джинсы в стиралку, а когда она наполнилась, выключила, чтобы дать им откиснуть, а сама пошла прямиком в душ. Я смывала с тела отвратительный запах и  думала о Хейли, о том, какое у нее было лицо, когда я отказалась от ужина. Мне очень не хотелось ее разочаровывать, но слова Кален звучали у меня в голове, заставляя сомневаться.
Я чувствовала, что между нами было что-то хорошее. Что-то, из чего мы могли построить нечто большее… но снова и снова я слышала голос Кален, предрекающий катастрофу. Я пребывала в глубоких раздумьях, когда вылезла из душа и услышала, как в спальне квакнул мобильный. Я завернулась в полотенце, взяла его и прочла сообщение  от Хейли.
«Тебя что-то беспокоит?»
Ну почему меня окружают женщины с такой сильной интуицией? Не могут они, что ли, быть такими же тупыми и бесчувственными, как я? И, будто подтверждая репутацию бесчувственной тупицы, я, не подумав, набрала ответ: «Я думаю, нам нужно поговорить, но не сегодня. Как насчет ужина завтра вечером?»
Хейли ответила не сразу.  «Думаю, я все поняла. Некоторые вещи лучше оставлять несказанными. Давай просто оставим все, как есть».

Мое сердце ухнуло куда-то вниз. Я набрала ее номер и слушала гудки, пока не включилась голосовая почта.
- Пожалуйста, не делай этого, Хейли! Я… я не хочу разговаривать через голосовую почту и смски. Пожалуйста, позвони мне.
Она не перезвонила. На смски она тоже не ответила. Я нацепила спортивные штаны и с мокрой головой спустилась по лестнице к ее квартире. На стук никто не открыл.
Я вжала лицо между дверью и косяком:
- Обычно так говорят обо мне, но тебе не кажется, что ты ведешь себя, как ребенок?!
- Ее нет дома.
Я повернулась и увидела Кевина, нашего ремонтника. Все это время он стоял в нескольких футах за мной с кисточкой в руке. Он мотнул подбородком в сторону лифта.
- Она уехала минут десять назад с собакой и дорожной сумкой.
- Эээ… спасибо, - сказала я и пошла  домой.

Глава 17
КТО К НАМ С МЯЧОМ ПРИДЕТ…

На следующее утро я проснулась и первым делом проверила телефон. Ни смски, ни голосового сообщения, ничего… Я написала Хейли еще раз, попросила дать нам возможность поговорить. Ответа не последовало.

Я бесцельно переключала телевизионные каналы в попытке найти хоть что-то, что помогло бы мне отвлечься, а не тупо сидеть и ждать ответа, которого, я так понимала, уже не будет. Мое внимание привлекла реклама подержанных автомобилей. Я смотрела и удивлялась, до чего точно она описывает мою жизнь.

Ищете спутницу жизни?  Ту самую, что заполнит эти одинокие ночи и согреет ваше сердце, не говоря уже о постели? Поспешите, и, не медля ни секунды, обменяйте вашу мирную, но пустую жизнь на одну из наших слегка подержанных  моделей! И вот вы уже мчитесь с ветерком по вашему жизненному пути!

Конечно, в этих рекламах они всегда «забывают» упомянуть, что ваша новая машина будет чуть-чуть поломанной, неудобной в управлении, а иногда оставит вас одну торчать на обочине вашего жизненного пути и удивляться, почему же все встало колом. У меня уже не было сил рассматривать дальнейшие предложения на рынке. Я нашла ту, которую хотела, но сдается мне, я сильно увлеклась  блестящим внешним видом и не подумала, а не вкладываюсь ли я  в пустоту.

Все мы слышали о том, как на людей снисходит прозрение. Однажды утром они просыпаются и – бац! – момент истины! Я думаю, со мной произошло именно это. Я так сосредоточилась на том, чтобы найти хоть кого-то, с кем я могла бы разделить жизнь, что это сделало меня несчастной и жалкой. «Полюбите меня, полюбите, возьмите меня и  придайте моей жизни смысл!» - я вдруг поняла, что выгляжу, как пес в загоне, лающий и царапающий дверь клетки, когда потенциальный хозяин подходит на него посмотреть.  Ну так к чертовой матери все это! Я отбросила одеяло и вскочила с кровати.

Через десять минут я была одета, на голове у меня была бейсболка, а в руке – яблоко на завтрак. Я была энергичной  женщиной, вся в движении, и под мышкой держала теннисную ракетку. Самым быстрым шагом я доскакала до спортклуба, взяла напрокат корзинку мячиков и загрузила их в машинку.

Когда первый мяч полетел в моем направлении, я ударила по нему со всей дури, а потом извинилась перед  женщиной с соседнего корта. Она потерла бедро и уставилась на меня, а я бесстрашно продолжила. Всю свою злобу, все раздражение я выместила на невинных мячиках, пока не остановилась, истекая потом.

- Кто-то, наверное, действительно вас достал. Никогда не слышала, чтобы кто-то издавал такие звуки при подаче.
Я повернулась и оказалась лицом к лицу с женщиной спортивного вида лет тридцати пяти. Она вся из себя стояла и улыбалась  в своем накрахмаленном  белом теннисном костюме, и выглядела на миллион баксов. Вчерашнюю Шеннон, может быть, и обмануло бы то, как она меня разглядывала, но Шеннон сегодняшняя оказалась не из той породы.
- Я – Сью, - сказала она и протянула руку. – Ищете партнера?
- Ну, это как сказать, - свысока ответила я и подбоченилась. – А вы агрессивно ведете себя на дороге? У вас есть кот, который кусается? Может, вы только что бросили мужа? Знаете толк в извращениях и думаете, меня это заинтересует?!
Сью выпучила глаза, и ее челюсть чуть отвисла, прежде чем она ответила:
- Я просто ищу с кем поиграть в теннис. 
- А то! – я помахала ракеткой. – Шевели копытами отсюда, сестренка, со мной тебе не обломится!
Она выставила ракетку перед собой, как оружие, и отступила на шаг. Я скопировала ее позу, как будто мы собрались сражаться на мечах.
- Ты сумасшедшая, - пробормотала она и попятилась.
Я развернулась и заметила, что две женщины, игравшие на соседнем корте, стоят абсолютно неподвижно. За той, которую я раньше задела, подпрыгивал мячик.
- Так и есть, у меня не все дома, - сказала я им и засунула ракетку под  мышку. Я шла и прикидывала, сколько времени  понадобится Сью, чтобы добраться до администратора и сообщить о буйной сумасшедшей, с которой она только что столкнулась.  Я вышла через запасной выход и, не оглядываясь, ушла из клуба в полной уверенности, что больше никогда не переступлю его порог.
По дороге домой в моей голове беспрестанно проигрывалась песенка «They’re Coming To Take Me Away, Ha-haaa!»  (They’re Coming To Take Me Away, Ha-haaa! – «Они идут, чтоб забрать меня в дурдом, ха-ха!» - записанная в 1966 году Джерри Семюэльсом под псевдонимом Наполеон XIV. Погуглите, песня смешная.
«Они идут, чтоб забрать меня, ха-ха,
они идут, чтоб забрать меня,
Хо-хо, хи-хи, ха-ха!
В дурдом
Где жизнь прекрасна всегда
Где я буду счастлив видеть
Этих милых молодых людей
В чистых белых халатах
И они идут, чтоб забрать меня,
Ха, ха!» -- прим.пер.)

- Ты скоро станешь тетей, - пропела Кален в телефонную трубку, когда я ответила на звонок. –  Мне сегодня дали послушать, как у него бьется сердце. Ребенок сильный и здоровый.
- Я рада за тебя. Правда, очень рада, - я придала голосу оптимизма ради нее.
- Хотя у нас есть одна маленькая проблемка. Мой доктор хочет, чтобы я вела себя тихо и не подвергалась стрессам. Помнишь, я согласилась принять участие в конференции в Атланте?
Я плюхнулась на диван, смутно припоминая наш давний разговор. Кален согласилась устроить выставку-презентацию компании Natural Beauty, чью линейку продукции для волос  мы использовали в наших салонах. Взамен они сняли наших моделей в своей рекламе, что дало нам нехилый наплыв клиентов.
- Да, я помню. А что будет, если ты откажешься?
- В этом-то все и дело. Конференция через неделю, а я поехать не могу. Анджела рассчитывает на меня, и я уже оплатила отель, а это стоит пять сотен за ночь.
- Вот всегда ты должна так роскошно путешествовать? – спросила я, подсчитывая убытки.
- Да, я должна, - бескомпромиссно ответила Кален. – Я и так тут работаю, как вол, и когда я куда-то еду, я хочу, чтобы меня баловали.
- Так а от меня ты чего хочешь? – я надеялась, что она не озвучит мои худшие опасения.
- Я сказала Анджеле, что ты меня заменишь. Ты еще там? – спросила Кален, когда я не ответила.
- Я, наверное, начну носить подгузники вместе с твоей деткой, потому что всякий раз, когда ты в последнее время открываешь рот, мне хочется наложить в штаны.
- Ты иногда такая трусиха, Шеннон. Ты сможешь!
- А почему Блитц не может это сделать?
- Потому что у нее штук двадцать пирсингов на лице, и она вообще не умеет выступать публично.
- А я, значит, умею?! Кален, я в жизни ни одной речи не произнесла!
- Я тебя научу, текст уже готов. Можешь проглотить парочку моих таблеток валиума, если это поможет. Мне они все равно без надобности теперь.
- Отмени все. Скажи Анджеле, что мы выступим в следующий раз. И мне плевать, если мы потеряем деньги за гостиницу.
- А теперь послушай, что я тебе скажу, - голос Кален стал похож на мамин. Сто пудов, таким же голосом она будет разговаривать с моим будущим племянником или племянницей. – В последнее время ты мне постоянно рассказываешь, как ты справляешься со всем сама. А в этот раз тебе придется сделать все за меня.
- Я подумаю…
- Нет, думать тут некогда. Нам нужно натаскать тебя для презентации и купить подходящую одежду. Слушай, ты можешь взять с собой Марвина. Он заболтает любого на выставке, а все, что останется тебе – это произнести речь. Конечно, ты справишься.
Мой мозг возопил: «Я собираю свои манатки и сваливаю отсюда! А ты как знаешь!»
- Ты сможешь, у тебя получится, - сказала Кален, смягчая тон. – Эти вещи всегда делала я, потому что ты их терпеть не можешь, но не потому, что я считала тебя неспособной. И я не стала бы просить тебя, если бы это не было так важно. Анджела рассчитывает на нас, и ты должна признать, что она уже оказала нам огромную услугу.
- Мне нужен валиум.
- Договорились. А теперь бросай все и приезжай за мной. Нам много чего надо купить.

+1

10

Глава 18
НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ДЕЛАТЬ? ДЕЛАЙ ШАГ ВПЕРЕД

Неделя прошла, как в тумане. Мы гоняли  по магазинам, как сумасшедшие, и в итоге я стала обладательницей нового гардероба, состоявшего из трех костюмов, трех пар брюк и нескольких блузок. Один из моих чемоданов был полностью забит туфлями. Может, я и была до смерти перепугана, но зато выглядела на миллион баксов. Я надеялась, и, думаю, Кален тоже, что дизайнерская одежда придаст мне такой вид, будто я кое-чего стою.

Хейли так и не вернулась домой, на мои звонки и смски она тоже не отвечала. А находиться  в Атланте, зная, что она жила и работала здесь, прежде чем переехать в Новый Орлеан… от этого делалось только хуже. Мне все о ней постоянно напоминало.

Кален заказала себе не просто номер, а улучшенный люкс. И хоть она клялась и божилась, что разница чисто номинальная, я в этом сильно сомневалась. И у меня, и у Марвина было по отдельной комнате плюс еще просторная общая зона, которую мы могли использовать, как гостиную в свободное от конференции время. Я смотрела, как он бродит по комнате и трогает все руками, как ребенок.
- Ты только посмотри на этот бар! – Марвин распахнул стеклянные дверцы шкафчика, забитого разноцветными бутылками и хрустальными бокалами. – Это шикарное местечко!
Я просмотрела расписание, а он налил нам по стакану газировки.

- У нас фуршет в четыре часа. Мне туда точно надо идти? – спросила я, когда он передал мне стакан.
- Я тебе честно скажу, Шеннон. Кален говорила мне держать язык за зубами, но я думаю, ты должна знать, что она строго-настрого приказала мне обеспечить твое присутствие на всех мероприятиях. Ты представляешь здесь лицо компании,  и тебе придется со всеми общаться.
Мне она говорила то же самое, но меня все равно раздражало то, что она припрягла Марвина следить за мной.

- Я знаю, что ты стесняешься, - продолжил Марвин. – Так что, думаю, в основном разговаривать буду я, а ты будешь вступать, когда тебе удобно.
- Хорошо, но ты должен пообещать, что все время будешь рядом, потому что, как только я останусь одна, я сбегу.
Марвин, казалось, вздохнул с облегчением оттого, что я не стала противиться этой идее.
- Договорились, но тебе придется потерпеть, если мне понадобится отлучиться в туалет.

Мы заказали ланч и погрузились в изучение предстоящей программы. Фуршет сегодня, выставка в субботу и первой половине дня  в воскресенье и, наконец, презентация в воскресенье вечером перед самым закрытием конференции. В понедельник утром я уже буду на пути домой. И почему сейчас не понедельник?

- Я знаю, что выставка страшит тебя не меньше, чем презентация, но я попытаюсь облегчить тебе жизнь, - сказал Марвин. – Кален сказала, Анджела не ждет, что ты будешь торчать около стенда все время. Проведешь там пару часиков с утра, воспевая прелести их продукции, а потом будешь свободна. Вернешься после обеда.
- Но я ничего не знаю об их продукции, кроме того, что мы ее используем и получаем большие скидки.
- Зато я знаю, - улыбнулся Марвин. – Отсылай  всех ко мне, а я уж пропою хвалебную песню.
- Я не знаю, сколько мы тебе платим, но Кален, по крайней мере, пообещала тебе премию? – спросила я, благодарная за поддержку. 
- Вы оплатили мою одежду, - засветился Марвин, - и я получу премию, когда вернусь.
- Кстати, об одежде –  что мне надеть для этого мероприятия, куда мы собираемся?
- Давай поглядим, что у тебя есть.

Он пошел со мной в комнату и закопался в шкаф. Напевая, он  извлек оттуда пару темно-синих брюк, подходящие по цвету модельные туфли и  голубую, как небо, блузку с глубоким вырезом. Мне нравился ее цвет и покрой, но вот зона декольте вызывала смущение, слишком уж  многое она обнажала. Марвин поднял блузку и приложил ко мне.
- Ты привезла комбинацию?
- Нет, Кален сказала, что эти блузки, - я показала пальцем на ряд блузок  в шкафу, - пошиты так специально. И меня это совсем не радует.
Марвин упер руку в бок и уставился на сорочку.
- Она будет выглядеть уродливо, если ты попробуешь ее заколоть. Тебе придется расправить плечи и прекратить сутулиться, как ты это делаешь прямо сейчас.
Я села чуть ровнее и начала злиться.
Марвин глянул на меня и сочувственно улыбнулся.
- Я сделаю тебе «Кровавую Мери», пока ты будешь принимать душ. Будешь попивать ее потихонечку, а я займусь твоими волосами и макияжем. И когда нам будет пора идти, ты будешь расслабленной.

Я принимала душ и думала, как же мне повезло, что у меня есть мужчина-гей, который заботится обо мне. Будучи предоставлена самой себе, я бы, наверное, попыталась надеть под блузку верх от пижамы с Микки-маусом, чтобы спрятать свою грудь.  И я бы могла накраситься и сама, но если Марвину удастся сделать с моим лицом то, что он сделал с моими волосами, когда подстриг их, тогда я и вправду буду хороша.
Я запахнула халат и уселась на пуфик, пока Марвин копался в косметике, которую Кален напихала в мою сумку.
- Я не люблю сильно краситься, - сообщила я ему, пока он перебирал тени для век.
Он улыбнулся:
- Я говорю это тебе не потому, что ты мой босс. Ты, дорогуша, прекрасно выглядишь и безо всякой косметики. Я просто хочу подчеркнуть то, чем ты и так обладаешь. Доверься мне?

Если бы он уже не преобразил меня при помощи одной-разъединственной стрижки, я, наверное, вообще бы здесь не сидела. Я отпила хороший глоток «кровавой Мери».
- Давай, твори свою магию.

И то, что он створил, было настоящей магией. Когда он закончил мои прическу и макияж,  из зеркала на меня глядела совсем другая женщина.  Внутри я могла быть сплошным комком нервов, но снаружи я выглядела, как модель. Основа, которую он использовал, смешалась с тоном моей кожи и скрыла то, что солнце успело сделать с моим лицом за всю жизнь. Сдержанные касания коричневых теней и черной туши сделали мои темные глаза мерцающими. Последним штрихом стала помада, на тон темнее моих губ.

Я вертела головой, наслаждаясь тем, что он сделал с моими волосами. Прическа вышла легкой  и якобы небрежной, но было видно, что  мастер немало с ней повозился.
- Ты прекрасна, - сказала я, улыбаясь  своему отражению.
Марвин похлопал меня по плечу, явно довольный как моим комментарием, так и делом своих рук.
- Мне нужно минут тридцать, чтобы привести себя в порядок. Допивай свой коктейль, а оденешься перед самым выходом. Так на одежде будет меньше складок.

Я буквально последовала его инструкции, и чуть позже мы встретились  у дивана в гостиной. С тех пор, как Марвин влился в нашу команду, он сделал свою внешность не столь вызывающей. Ушел в прошлое лак для ногтей, хотя при взгляде на его руки становилось ясно, что он много времени проводит у маникюрши. Прическа-ирокез отросла по бокам, а более длинная часть  в середине была подстрижена и приглажена. Он разделил волосы на пробор и оставил лоб открытым.
Марвин не только знал, как одеть меня, но и как самому выглядеть впечатляюще. Его белая рубашка на пуговицах была акуратно заправлена в стильные черные брюки. Завершали  ансамбль  сияющие черные туфли.
- Я не хотел, чтобы мы были одеты, как близнецы, - сказал он и закружился. – А с черным и белым никогда не ошибешься.

Когда мы подошли к стойке регистрации, я почувствовала, как у меня внутри все опускается. Я поглядела на огромную толпу, и меня охватил страх. Марвин  взял меня за руку и продел ее в свою.
- Давай для начала поздороваемся с Анджелой, потом немножко пообщаемся с окружающими, а потом, если ты почувствуешь, что теряешь рассудок, мы сбежим.
Я незаметно повела рукой в ту сторону, где стояла  Анджела, беседуя с парой мужчин. Пока мы двигались к ней, она закончила разговор и встретила нас на полпути.
- Не обижайся, но я почти не узнала тебя, - сказала она и коротко обняла меня. – Кажется, в последний раз, когда мы виделись, на тебе была надета бейсболка.
- Ты должна поблагодарить Марвина за мой вид, - ответила я и улыбнулась ему.
- Приятно познакомиться, - Анджела с улыбкой пожала Марвину руку. – Послушайте, мне очень не хочется вот так сразу переходить от слов к делу, но должна признаться, для меня настали не лучшие времена. Продажи упали и скоро покатятся головы. Вон тот мужчина в сером костюме, с которым я разговаривала – это Тэд Мейс, генеральный директор нашей компании.
Анжела  шагнула в сторону, чтобы я смогла хорошенько его рассмотреть.
- Он раньше никогда не посещал таких мероприятий, - продолжила она. – У меня нет кучи крупных фирм-заказчиков, но зато есть  целый букет небольших. Я не хочу стать следующим кандидатом на увольнение, так что мне просто необходимо произвести хорошее впечатление.

Я и без того нервничала, а после слов Анджелы мне и вовсе захотелось завизжать и сбежать отсюда. Честно говоря, я бы так и сделала, но Кален считала Анджелу нашим другом.
- Правду говоря, - Анджела наклонилась поближе, - не будь его здесь, я бы потолкалась тут чуть-чуть, и рванула бы по ночным клубам.
Анджела была одета в бордовый деловой костюм и совсем не выглядела как тусовщица. Хотя, глядя на нее, я вполне представляла, как она распускает длинные блестящие волны светлых волос, который сейчас были аккуратно заколоты сзади,  и надевает обтягивающие джинсы.

- Можешь  на нас рассчитывать, - сказал Марвин. – Презентация, которую подготовила Кален, просто исключительная. А я пользуюсь вашей продукцией каждый день и ни разу не разочаровался.
Плечи Анджелы расслабленно обмякли, и она улыбнулась Марвину в ответ.
- Спасибо, спасибо вам обоим. Вы делаете мне огромное одолжение, и я этого не забуду.
- Твой босс идет сюда, - сказала я, глянув ей за плечо.
Он улыбнулся, когда Анджела повернулась к нему.
-  Мистер Мейс, я хотела бы познакомить вас с Шеннон Брайсен. Она вместе со своей сестрой Кален  владеет сетью  салонов  Brycen Sisters в Новом Орлеане.
- Очень рад.
Он вяло пожал мне руку, но не выпустил из своей. Я попыталась не напрягаться.
- Я как раз спрашивала Шеннон, где ее партнер, - сказала Анджела. – Прости, все время забываю, как ее зовут? - Анджела посмотрела мне в глаза.
Такая странная смена темы разговора застала меня врасплох, но я быстро пришла в себя, когда Марвин подвинулся ближе и слегка меня подтолкнул.
- Ее зовут Хейли, и в этот раз она не смогла приехать.
Мистер Мейс  выпустил мою руку.
- А это – Марвин Хендерсон, один из наших самых талантливых стилистов, - я отступила назад, Марвин шагнул вперед и пожал ему руку.
- Мы как раз говорили Анджеле, насколько мы горды тем, что будем  представлять здесь вашу фирму, - сказал Марвин. – Мне особенно нравятся ваши средства для окраски волос. Я использую их с каждым клиентом.
- Благодарю вас, - ответил мистер Мейс, и слегка кивнул.

Как по мне, так  он и понятия не имел ни об одном из своих продуктов. Я думаю, о них  беспокоился  и переживал персонал, пока он созерцал, как растут цифры продаж. Я посочувствовала Анджеле, которая зависела от его милости, и решила высказаться в ее поддержку.
- Я уверена, что у вас много клиентов, гораздо более крупных, чем мы, но Анджела рассматривает нас, как существенного заказчика. Ваша продукция прекрасна сама по себе, но именно  услуги Анджелы делают нас вашими преданными поклонниками.
Пока я говорила, Тэд рассматривал толпу, возможно, в поисках более подходящего, более престижного собеседника. Потом он повернулся к нам с Анджелой.
- Я был очень рад это узнать, - произнес он и снова слегка кивнул.  – А сейчас прошу меня извинить.
Не говоря более ни слова, он удалился.

- Вот редиска, - негромко ругнулась Анджела. – И бабник. Я именно поэтому заговорила о твоей партнерше. Надеюсь, ты не возражаешь, потому что я хотела дать ему понять, что ты в нем не заинтересована, прежде чем тебе бы пришлось сделать это самой.
- Что ж, спасибо тебе за это, - улыбнулась я Анджеле. – Теперь я  у тебя в долгу.
Анджела  оставалась с нами, пока не пришло время общаться с другими клиентами. Мы с Марвином поболтали с несколькими владельцами других салонов и, по счастью, Марвин взял все беседы на себя. Я стояла рядышком и делала вид, что очень заинтересована разговором, хотя, подобно Тэду Мейсу, меня больше привлекали цифры и ведомости. 
Не то, чтобы мне не нравились люди, нет, просто мне не хватало  навыков общения, которыми столь щедро были одарены Кален и Марвин. Я улыбалась, кивала, когда это казалось уместным, и внимательно слушала все разговоры. Из них я узнала о нашем бизнесе больше, чем знала до сих пор.

- У тебя отлично получается, - сказал Марвин, когда мы остались вдвоем.
- Боюсь, я не так много знаю  о последних линейках продуктов. Так что мне особо нечего добавить к разговору.
- Зато ты не похожа на босса Анджелы, - Марвин принял бокал шампанского от официанта. – Ты слушаешь людей, и это заметно.
Тут Марвин шаловливо усмехнулся:
- Я думаю, твоя отстраненность играет тебе на руку. Несколько женщин, с которыми мы болтали, рассматривали тебя очень пристально.
- У меня что, сиськи вывалились? – я поправила блузку.
- Нет, Шеннон, они смотрят на всю тебя, - он подтолкнул меня локтем. – Ты – секси.
- Это все благодаря тебе – я не могла не улыбнуться ему.
- Еще раз спасибо.
- Пожалуйста. Давай теперь уже уйдем отсюда.

После того, как я удалила макияж, мы с Марвином встали перед зеркалом в моей ванной, как школьные подружки, и принялись втирать себе в лица увлажняющий крем.
- Я думаю, что без растительности на лице я выгляжу, как пупсик. А ты что скажешь? – глянул на меня Марвин.
Я всмотрелась в его отражение, а он распахнул глаза и сделал рот буквой «О».
- Нет, нет, не выглядишь… ладно, да, вылитый пупсик.
- Так-то, - сказал он и подбоченился. – Решено, буду снова отращивать эспаньолку. Не хочешь пропустить стаканчик на сон грядущий? Я в настроении для «вайт рашен» (White Russian – коктейль на основе водки с добавлением кофейного ликера, сливок и льда  - прим. пер. ). Черт, дорогуша моя, я бы согласился и на «Тома Коллинза» , если бы он хорошо со мной обращался, - Марвин игриво толкнул меня в бок. – Дошло? – и рассмеялся собственной шутке. (Tom Collins – коктейль из джина, лимонного сока, сахара и газированной воды. С названием связан розыгрыш, когда у собеседника спрашивали:
- Вы видели Тома Коллинза?
- Я с ним не знаком, - отвечал обескураженный  человек.
- А он мне только что о вас рассказывал.
- Когда? Где?
- Тут, неподалеку. В местном баре за углом.
После этого человек обычно срывался с места, несся в бар за углом, спрашивал Тома Коллинза и получал коктейль - прим. пер.)

- Долой романтику! – я вышла из ванной вслед за ним.

Марвин обнял меня за талию и провел к бару, где я уселась на одном из стульев.
Он обошел стойку и начал смешивать наши коктейли.
- Давай я прикинусь барменом, таким крутым, настоящим барменом, а ты расскажешь мне про все свои проблемы.
И вот я снова сижу и рассказываю о нас с Хейли, но в этот раз, в отличие от разговора с мамой, я рассказываю все-все, вплоть до последней смски, которую я от нее получила. 
К тому времени, как я закончила, мы допили наши коктейли, и Марвин смешал еще парочку.

- И  до сих пор от нее ни слова? – он наклонился  над стойкой.
- Нет, и я думаю, что если между нами что-то и было, то все уже кончилось.
Марвин покачал головой.
- Она казалась такой влюбленной в тебя, когда пришла в салон, да и тем вечером, когда мы пошли выпить, тоже. Конечно, она  прямо этого не заявляла, но при всяком удобном случае переводила разговор на тебя.
- Мы с ней как будто в теннис играем, понимаешь? – спросила я, глядя в собственный стакан. – Как будто я все время выхожу к сетке, пытаюсь не уронить мяч, а она отходит все дальше и дальше. Время от времени она делает ход, который заставляет меня думать, что она заинтересована, а потом она снова отступает. Хотя на этот раз она просто вышла из игры.
- Я как-то встречался с похожим парнем, - сказал Марвин. – Он был из очень обеспеченной семьи, которая на  него сильно давила, чтобы он женился на правильной женщине. Он  так и сделал сразу после колледжа, и провел пять лет в несчастье и страданиях, скрывая ото всех, кто он на самом деле, - Марвин горько усмехнулся. – Я не знал, что он женат, когда мы начали встречаться. Я был слишком молодым и неопытным, чтобы заметить предупреждающие звоночки. А потом в один из вечеров я увидел, как они с женой ужинают в ресторане, и  в этот раз у него на пальце было кольцо.
Я представила себе это и вздрогнула.
- Ты устроил скандал?
- Нет, - покачал головой Марвин. – Я просто перестал отвечать на его звонки, пока он не разыскал меня. Он поклялся, что хочет оставить ее, и он так и сделал. Вся семья отвернулась от него. Все, что у него оставалось – это я.
- И что было дальше?
- Я все испортил, - ответил Марвин и отпил из стакана. – Я был таким молодым, а он был таким… привязчивым… С высоты сегодняшнего положения я могу рассудить, что он был в ужасе от мысли, что я его тоже брошу. А я чувствовал себя так, будто меня душат, так что я с ним порвал.
- И  что с ним дальше стало?
Марвин вздохнул.
- Понятия не имею. Я его с тех пор  больше не видел.
Он осушил свой стакан и поставил его на стойку.
- Не знаю, какая там у Хейли ситуация, но могу представить, что она напугана не меньше, чем был  он. Она ушла не из одних отношений, а из двух. И вообще уехала в другой город. Я бы тоже на ее месте слегка перетрусил.

Мне и в голову не приходило подумать о женщине, с которой у Хейли был роман. Я слишком сосредоточилась на муже, и ни разу не спросила, а куда же, собственно, подевалась любовница? Чувство легкой тошноты охватило меня, когда я подумала, а не к ней ли Хейли отправилась в поисках убежища.

+1

11

Глава 19
КРИВАЯ НОГА НЕ ДОВЕДЕТ ДО ДОБРА

На следующее утро мы повторили вчерашний ритуал одевания, только без «кровавой Мери». На этот раз Марвин подобрал мне серый костюм и бледно-розовую блузку. Когда он закончил красить и причесывать меня, я с удовольствием  посмотрела в зеркало.
- Ты ошеломительна, - гордо сказал он.
Благодаря ему  мое чувство собственного достоинства окрепло, и я почувствовала себя комфортно в абсолютно чуждом мире.
- Хотела бы я, чтобы ты был женщиной, - пошутила я.
- Я тоже, детка, - ответил Марвин и пошел одеваться.

Мы позавтракали с Анджелой, которая периодически зевала, но умудрялась выглядеть свежо. Сегодня она распустила волосы, и на фоне зеленой блузки ее глаза сверкали как изумруды. Я смотрела на нее и вспоминала Хейли. Припомнив наш с Марвином разговор, я почувствовала, как меня все сильнее охватывает уныние. Если бы я только согласилась тогда с ней поужинать! Все могло бы пойти совсем по-другому….

Стенд  Natural Beauty впечатлял. Большие фото наших моделей висели на задней стене и всем бросались в глаза. Наше название и логотип располагались в одном ряду с известными салонами Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Я даже загордилась.

Мы недолго оставались одни –  почти сразу к Анджеле подошла женщина. Краем глаза я заметила, как статная брюнетка несколько раз глянула в мою сторону. Я придвинулась поближе к Марвину, и тут она поймала мой взгляд и улыбнулась.
- Это Зои Мартинес, - прошептал Марвин. – У нее салон в Хьюстоне. Мой друг у нее как-то работал. Она настоящая стерва по отношению к мужикам, но дам она очень любит.
- Они с Анджелой все время  на нас смотрят.
- Я заметил, - Марвин поглядел по сторонам. – Наверное, Анджела  рассказывает ей, кто ты такая. Зои –  фем, и любит она тоже фем. Она переспала с половиной своих клиенток, и ходят слухи, что в постели она просто огонь. Серьезные отношения – это не для нее, зато она может стать отличным приключением на уикенд.

Да, Зои была хороша, этого только слепой не увидел бы. И она сама об этом знала. Ее не смущали  пристальные взгляды проходивших мимо женщин, и она не отвела глаз, когда мы смотрели друг на друга. Это я отвернулась от нее.

- Шеннон? – спустя несколько минут  у меня за плечом раздался голос Анджелы.
Я повернулась и посмотрела на нее, а потом на Зои, стоявшую рядом. Она улыбнулась обаятельной, чуть кривой усмешкой. Она откровенно разглядывала меня. Я не удержалась и опустила глаза, тут же наткнувшись на ее грудь, которую совершенно не скрывал топ-туника. Волна смущения захлестнула меня, и я снова посмотрела ей в лицо.
- Меня зовут Зои, - сказала она, не дожидаясь, пока Анджела представит нас. - Анджела только что рассказывала мне о ваших салонах. Я проходила мимо одного из них, того, что на Canal Street, когда последний раз была в Новом Орлеане. Очень впечатляет.
Тут она улыбнулась и наклонила голову  в сторону.
- Вообще-то, я проверила все четыре. Взяла такси и поехала на St. Charles, потом в тот, что на бульваре West End. Могу сказать, что Rampart и  Canal – настоящие жемчужины.
Ее голос был плавным и глубоким. Наши взгляды снова встретились, и  могу поклясться, она видела меня насквозь. Думаю, она знала, что заставляет меня нервничать, и наслаждалась этим.
- Меня зовут Шеннон, приятно познакомиться, - вся неловкость, котрую я испытывала, отразилась в моем голосе, и он прозвучал на октаву выше, чем обычно.
В этом разговоре мне даже Марвин не был способен помочь, и он, подлец, это тоже знал. К моему ужасу, он отошел и увлек Анджелу за собой.

- Боюсь, я не настолько знакома с вашим салоном, - я попыталась говорить расслабленно. -  Обычно мероприятия подобного рода посещает моя сестра, а я остаюсь в тени и занимаюсь финансами.
- Почему же ты здесь? – спросила Зои с игривой улыбкой.
- Она беременна и должна  беречь себя от переживаний, иначе она бы уже стояла у меня за спиной, выясняя, в какие неприятности я ввязываюсь.
Зои посмотрела мне в глаза:
- И в какие неприятности тебе уже  удалость ввязаться?
- До сих пор я вела себя очень примерно.
- Тогда тебе должно быть очень скучно, - Зои поджала полные губы, - ты остановилась в отеле?
Я запереминалась на ногах, чтобы не было заметно, как дрожат мои колени.
- Я…в отеле, да.
- Я остановилась в номере 140. Загляни ко мне попозже, и мы найдем себе неприятность, в которую можно ввязаться вместе.
Она повернулась и пошла прочь, подарив мне обольстительный взгляд через плечо:
- Приятно было познакомиться, Шеннон.
Марвин пришагал обратно, руки в карманах, на губах ухмылка.
- Она пригласила меня в свой номер, - сказала я в ответ на его выжидающий взгляд.

Я отбыла на нашей экспозиции  положенное время и сбежала при первой же возможности. По-моему, из нас с Марвином вышла отличная команда. Я справлялась с простыми вопросами типа «как поживаете?», а Марвин вступал, когда разговор поворачивал в сторону средств для ухода за волосами, стрижки и макияжа.

Вернувшись в номер, я уселась на диван в гостиной, сбросила туфли и проверила мобильный. Там  была чуть ли не дюжина смсок и два голосовых сообщения от Кален. Я перезвонила ей, уже зная, какой вопрос прозвучит первым…
- Ты была вчера на фуршете? – спросила Кален после первого же гудка.
- Да, мамотька, и Малвин сделал из меня класавицу, - пропищала я детским голоском.
Она проигнорировала мою выходку и перешла к следующему вопросу.
- Ты уже была на выставке?
- Проторчала там все утро, Кален. Мы сделали перерыв на ланч, и сейчас я в номере, сняла каблуки, чтобы ноги отдохнули. Марвин завтракает с  одним парнем, они недавно познакомились. Анджела счастлива, насколько это возможно.
- Хорошо, вы почти справились, - шумно выдохнула Кален.
- Как ты себя чувствуешь?
- Спать все время хочется. Клянусь, это дитя вытягивает из меня все соки. Сегодня я приняла душ и настолько устала, что пришлось сесть и отдохнуть, - зевнула в трубку Кален.
- Я думаю, это к лучшему, что тебя здесь нет. Мы тут все время при деле, практически с момента приезда. 
- Я знаю, что тебе наплевать на то, что я сейчас скажу, но я по-настоящему тобой горжусь.
- Ага, ладно, только ты лучше прибереги свои похвалы до тех пор, пока я не произнесу твою речь, - при одном воспоминании у меня внутри все перевернулось.
- Ты отлично справишься. А как там Марвин?
- Он в своей стихии в окружении  знакомых парикмахеров. Заболтал всех и каждого, кто только подходил к нашему стенду. Анджела  его обожает.
- Он стал для нас отличной находкой. Должна отдать тебе должное, ты поставила на настоящего победителя.
- Если я закашляюсь или меня стошнит во время выступления, ты же все равно выдашь ему премию, правда?

Кален рассмеялась, но я была абсолютно серьезна. Мы попрощались после того, как она еще раз сообщила, что мною очень гордится. Я знаю,  она считала, что таким образом повышает мою самооценку,  но на самом деле я  от этого еще сильнее распереживалась. Если я хоть где-то запнусь, я подведу на только свою сестру, но и Анджелу тоже. И Марвин, наверное, почувствует себя неудачником… Давление начало нарастать, и мне оставалось надеяться, что я не распадусь на атомы, как Чернобыль .

Людей, толкущихся в выставочном зале, после ланча стало значительно больше. Я чувствовала себя не в своей тарелке, а Марвин с Анджелой занимали беседами всех, кто заглядывал на наш стенд. Анджела  притащила двух помощниц, и всем им нашлось, чем заняться. К тому времени, когда зал закрыли на ночь, все выглядели осунувшимися и уставшими.

- Как насчет поужинать? – спросила Анджела, когда мы собрались уходить. –  Самое меньшее, что я могу для вас сделать, так это угостить вас ужином.
Я мечтала залезть в горячую ванну и поужинать в номере. А вот у Марвина, казалось, открылось второе дыхание, и, прежде чем я успела опомниться, мы уже шагали по тротуару к любимой закусочной Анджелы. Судя по всему, практически каждому участнику выставки в голову пришла та же идея, так что нам пришлось прождать в баре почти час, пока для нас освободился столик.

Анджела  передала мне коричневого цвета напиток, из которого торчал стебель сельдерея. Я его сначала понюхала, а потом спросила, что это.
- Это «Кривая нога », - ответила Анджела  и пожала плечами. – Представления не имею, что там в ней, но это фирменный коктейль.
Я подождала, пока Марвин с Анджелой отхлебнут из своих бокалов, и только потом  решила рискнуть сама. Коктейль  оказался сладким и пряным на вкус, и на удивление хорошо пошел. Я довольно быстро его допила, и тут же в моей руке возник новый.
- Ммм, это что, «Кривая нога?» - произнес знакомый голос у меня за спиной.
Я повернулась и обнаружила, что за мной стоит Зои. Она смотрела на меня и сжимала в пальцах бокал мартини.
- Это «нога», и очень даже неплохая.
- Можно, я попробую?  – Зои обвила мою руку своей и поднесла стакан к губам. Не отводя глаз от моих, она сделала глоток. Эх, вот бы мне хоть долю ее самоуверенности!
Тем временем Зои облизала губы, улыбнулась и произнесла:
- Вкусно.
Она провела пальцами  по тыльной стороне моей руки и отпустила ее.
- Тебя угостить? – спросила я.
Она подняла свой бокал и склонилась ко мне, прижимаясь всем телом.
- Может быть, попозже. У меня есть склонность нарушать все запреты, когда я выпью.
Я серьезно сомневалась, что для нее существуют хоть какие-то запреты, даже если она будет трезвой как стеклышко.

- Зои, не хочешь ли поужинать с нами? – рядом с нами возникла Анджела .
Зои обняла меня за талию и развернулась  к Анджеле:
- Я не собиралась ужинать, но теперь я чувствую себя немного…  голодной, - она прижала меня к себе.
- Хорошо, - Анджела коротко глянула на меня. – Я скажу официантке, что к нам присоединился еще один гость.
Анджела  отошла, а я поймала взгляд Марвина. Он даровал мне широкую ухмылку, повернулся и оставил нас с Зои вдвоем.

- Какие у тебя планы на остаток вечера? – спросила она, не выпуская меня из захвата.
Я почувствовала себя неловко, когда повернулась к ней. Наши лица были в каких-то сантиметрах друг от друга. Надеюсь, что от меня пахло «Кривой ногой», а не луком, салат с которым я ела на ланч.
- Нет у меня никаких планов, - ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал непринужденно.
Зои улыбнулась и посмотрела на мои губы.
- Что ж, возможно, они поменяются.

- Я переговорила с официанткой, она готова провести нас за  столик, - Анджела  шагнула и встала передо мной.- Пойдемте? – она повела рукой в сторону зала.
Не дожидаясь ответа, она ухватила меня за руку и потащила сквозь толпу. Я оглянулась на Марвина, который предложил руку Зои и повел ее вслед за нами.

Анджела  волокла меня так, будто куда-то опаздывала. Я прилагала все усилия, чтобы устоять на высоких каблуках, на которых я совсем не умела ходить. У меня сложилось отчетливое впечатление, что Анджеле не нравилось, как мы  себя ведем.  Когда мы добрались до столика, она буквально втиснулась между мной и Зои, так что нам пришлось сесть друг напротив друга.

- Ну что, Шеннон, ты волнуешься перед завтрашним выступлением? – спросила Анджела, предварительно заказав всем нам еще по одной «Кривой ноге».
Я хотела ответить, что не волнуюсь, но потом решила, что раз уж я делаю все это ради ее блага, то будет справедливо, если она разделит со мной нервное напряжение, которое меня не отпускало.
- Я просто в ужасе.
- Но ты раньше выступала публично? – произнесла Анджела с улыбкой, которая, однако, быстро увяла. – Или нет?
Я покачала головой.
- Кален – наш голос, а я – мозг.
Я рискнула посмотреть в сторону Зои, она, кажется, наслаждалась беспокойством Анджелы.
- Речь давно готова, и Шеннон знает ее назубок, - сказал Марвин.

Анджела  кивнула и снова посмотрела на меня:
- Разреши, я дам тебе совет. Во-первых, хорошенько выспись, - Анджела подпрыгнула, как будто кто-то пнул ее под столом. Какую-то секунду она раздраженно смотрела на Зои, а потом перевела взгляд на меня. – Нет никакой необходимости в твоем присутствии завтра на выставке. Вызови к себе в номер массажиста. Я всегда так делаю, когда должна выступать. Тебе будет хорошо, ты расслабишься и сама не заметишь, как выступление уже закончится.
- Я могу сказать, что джакузи расслабляет не хуже, - заметила Зои. Она склонила голову и пронзила меня обжигающим взглядом. – У меня в номере как раз есть джакузи.
Я не могла смотреть на Зои дольше секунды. Обещание секса практически сочилось из каждой ее поры. Я посмотрела на Анджелу и заметила, как ходит желвак у нее на челюсти. Она, кажется, обиделась. Марвин поймал мой взгляд и улыбнулся. Он включился в разгвор в попытке сгладить неловкость:
- Дамы, я думаю, что все эти разговоры о расслаблении только ухудшают ситуацию.
Я кивнула и застенчиво обвела глазами всех за столом:
- Что мне сейчас нужно, так это поесть. Эти кривые коктейли уже вызвали  у меня искривление мозга.

Мы заказали ужин, и напряженность  между Зои и Анджелой, кажется, еще усилилась. Разговор вернулся к самой конференции и сплетням, циркулирующим между салонами и поставщиками. Меня совершенно не интересовало ни то, ни другое, поэтому я сосредоточилась на своем стейке. Еда, кажется, слегка прочистила мне мозги. Я поела быстро, в надежде, что мне удастся каким-то образом поскорее завершить этот вечер.

- Извините, - я встала, намереваясь твердо держаться на ногах. - Я отлучусь в дамскую комнату.
Зои выглядела так, будто тоже собирается встать, и тут Анджела  вскочила и схватила меня за руку.
- Я пойду с тобой!
Когда я вышла из кабинки, Анджела стояла, скрестив руки на груди и прислонившись к тумбочке.
- Нормально себя чувствуешь?
Я вымыла руки, смочила полотенце и прижала его к шее.
- Вы с Зои…? – я позволила вопросу повиснуть в воздухе.
- Господи, нет, я – натуралка! Я к ней и пальцем не прикоснусь!
- Тогда  в чем дело?
- Твоя сестра дала мне строгие указания держать тебя подальше от нее. Зои обожает  хвастаться своими победами. Если она затянет тебя в постель, все об этом узнают еще до завтрака. 
- Тогда зачем ты ее пригласила на ужин? – спросила я, слегка обидевшись, что меня опекает не только Марвин, но и Анджела  тоже.
- Она – мой клиент, - вздохнула Анджела.
- Я облегчу тебе жизнь, - сказала я. Я ужасно устала и хотела поскорее оказаться в кровати. Одна. – Я готова завершить вечер, причем без Зои. 

В кармане у меня зажужжал сотовый. Я выудила его и глянула на экран.
«Она чешет к вам. Кто-то перехватил ее по дороге, но я не знаю, надолго ли »
- Зои идет сюда, - выпалила я и сунула телефон назад в карман. Может, это подействовали выпитые «Кривые ноги», а может, я просто разозлилась, но я схватила Анджелу в объятья и впилась в ее губы поцелуем.

Я слышала, как открылась дверь и Зои ахнула, а потом захихикала.
Я постаралась изобразить удивление от того, что нас так неожиданно прервали. Анджеле притворяться не пришлось, она просто стояла там с размазанной по губам помадой.
- Мы… эээ… мы никому не говорим… - я помахала рукой между Анджелой и собой. – Это могут посчитать  непрофессиональным…
- Ваша тайна умрет вместе со мной, - сказала Зои и хмыкнула, а потом скользнула в одну из кабинок.
На этот раз я взяла Анджелу за руку и повела ее обратно за стол.
Едва мы сели, я попросила чек и поглядела на все еще ошеломленную  Анджелу.
- Я думаю, больше нам не придется волноваться из-за Зои, - я потянулась и стерла свою помаду с ее верхней губы. – И скажи моей сестре, что я в состоянии сама о себе позаботиться.

Глава 20
ВАЛИУМ МНЕ НЕ ДРУГ

На следующее утро Марвин все еще ржал над моей вчерашней выходкой. Он умолял, чтобы я разрешила ему рассказать обо всем Кален, но я подумала, что история будет выглядеть намного вкуснее в изложении Анджелы. Я бы посмеялась вместе с ним, но вчерашние «Кривые ноги» наградили меня адской головной болью.

Марвин быстро проглотил завтрак и заторопился на выставку, не в силах дождаться рассказа Анджелы. Я последовала ее совету и осталась в номере. Утро я провела, читая и перечитывая речь. Я не остановилась, пока не выучила ее всю. 

И вот я стою в ванной перед зеркалом и толкаю речь своему похмельному отражению, пытаясь выглядеть уверенно и спокойно. Ничегошеньки не вышло. Даже наедине с собой я не могла не дергаться. А  уж в зале, заполненном людьми, все будет только хуже.

К обеду я уже была готова выпрыгнуть из окна. Марвин принес мне какой-то еды, но я ничего не могла в себя запихнуть. Мой живот превратился в сплошной комок нервов.
- Массаж был неплохой идеей, - сочувственно сказал Марвин. – Если мы немного  приплатим, то сможем заполучить массажиста в срочном порядке. Давай попробуем?
Я кивнула и продолжила грызть ногти. Я в жизни этого не делала, и всегда интересовалась, что люди в этом находят? Потом я схватила диванную подушку и принялась давить и мять ее, чтобы снять напряжение. Это тоже не помогло.

- Массажист будет в течение часа, - Марвин присел рядом. - Анджела  ни словом не обмолвилась о вчерашнем вечере. Я все утро прождал, но она  будто язык проглотила. Я не выдержал и спросил, что случилось в туалете, а она ответила, что ты поставила Зои на место. – Марвин запрокинул голову и расхохотался. – Вот и все, что она сказала, но у нее было таакое выражение лица!
Я тоже хотела посмеяться, но не могла. Меня не покидало чувство, что я поступила немного нехорошо.  Мой фортель вряд ли  улучшил положение Анджелы, и теперь я чувствовала, что просто обязана хорошо выступить с речью.

Марвин оставил меня наедине с массажисткой -  высокой широкоплечей женщиной. Казалось, она сейчас разберется с моей скованностью одним мановением руки. На деле ей все время пришлось твердить мне, чтобы я расслабилась. В какой-то момент она даже вынуждена была постучать меня по плечу, чтобы я опустила согнутые  ноги на стол и дала ей возможность заняться моими руками. Массаж закончился, а лучше мне не стало.

Я лежала в ванне и попивала мелкими глотками воду, как посоветовала мне  массажистка. Я уже собиралась позвонить Марвину и сказать, что выступать придется ему, когда вдруг вспомнила, что Кален дала мне валиум.  Я вылезла из ванны и вытащила на свет божий бутылочку с двумя крохотными таблетками. В центре каждой из них красовалось гордое «V». Интересно, и  как эта тонюсенькая  пилюлька сможет успокоить меня? Ее из-за логотипа почти не видно!
Я глянула на часы и поняла, что осталось меньше двух часов до того момента, когда я выставлю себя полной дурой и разрушу карьеру Анджелы. Я закинула таблетку в рот и проглотила, запив остававшейся водой.  Прошло полчаса, но я не ощутила никаких изменений, так что я смешала себе «Кровавую Мери». Такую, знаете, покрепче.

Я принимала душ, когда ощутила,  как на меня накатывает волна спокойствия. «Я справлюсь», - подумалось мне.
Марвин заметил, как расслабленно я выгляжу, пока занимался моими прической и макияжем. Он решил, что это из-за массажа, а я не стала говорить ему о волшебной пилюле. Мы оделись и пошли вниз, чтобы вместе с Анджелой выпить по коктейлю. Я заказала еще одну «Кровавую Мери» и почувствовала себя совсем хорошо.

Я прислонилась к барной стойке и стала слушать, как Марвин с Анджелой обсуждают свое утро на выставке. Я не могла перестать улыбаться, хотя  они говорили всего-навсего о красках и ополаскивателях. Не знаю почему, но это звучало совершенно восхитительно.
- Шеннон, а у тебя есть… - Марвин повернулся и посмотрел на меня.  У него отвисла челюсть и задергался глаз. – Боже милосердный, да у тебя слюни текут!
Анджела  как раз отвернулась и заговорила с кем-то, так что она не видела, как Марвин выволок меня из комнаты. Он удерживал меня за лацкан и яростно тыкал в кнопку вызова лифта. Дверь открылась, и он втолкнул меня внутрь.
- Ты напилась? – в ужасе вопросил он.
- Нет, я только выпила две кривых… «Кривавых Мери».
Мы не доехали до нашего этажа, по дороге лифт остановился, и в него вошла женщина. Она посмотрела на меня и улыбнулась.
- Привееет, - сказала я, и мне самой понравилось, как мой голос ушел вниз, сорвавшись на рык.
Марвин встал между нами и засуетился у моего лица.
- У тебя помада размазалась, дорогуша, - весело проговорил он, но глаза его при этом  чуть не вылезли из орбит. Он прижал палец к своим губам.
- Ты мне что, рот затыкаешь? – улыбаясь, протянула я.

Когда мы добрались до нашего номера, он с минуту бегал по комнате, верещал и ругался. Я просто стояла и хихикала. Он был такой потешный.
Марвин схватил мобильный, бросил его, снова подхватил, и снова бросил.
- Так, нам нужен кофе! – он побежал к бару и вытащил кофейник.
Я глядела, как он высыпает двойную дозу порошка на ситечко.
- Шеннон, у тебя зрачки просто огромные! Ты точно выпила всего два коктейля?
Я подняла вверх четыре пальца:
- Угу, всего только два. И я еще выпила одну из  таблеточек Кален.
Марвин бросил все и подскочил к дивану, у которого я вроде как стояла.
- Какие таблеточки?
- Какие она дала мне… эти самые… на них еще напечатана маленькая  «V».
Марвин подтащил меня к дивану, опустил на него, потом метнулся за кофейником и принес мне чашку кофе.
- Ты раньше когда-нибудь принимала валиум?!
- Ага, точно, это он. И нет, раньше ни разочка не пробовала. Знаешь, что я тебе скажу? Я теперь буду принимать его все время, потому что мне хо-ро-шо! Идем вниз, я готова!
Марвин глянул на часы  и взвыл.
- Выпей это! – он ткнул чашку с кофе мне в руки. – Ты хоть что-то помнишь из речи?
Я отпила глоток, кофе горчил, как горелое масло.
- Я хочу еще «Кривавую Мери» - я сунула чашку ему обратно.
- Шеннон, соберись! Ты помнишь текст?
Я прокашлялась и села поровнее.
- Здраавствуйте, ублюдки и уродки, это… большое  удовольствие для меня…  находиться сегодня вместе с вами… нами… ими…
- Боже ты мой! – заверещал Марвин и стал рвать на себе тщательно уложенные волосы. – Шеннон, отдай мне речь!
- Эй, - мягко протянула я и ткнула пальцем в собственный лоб, - она вся здесь, не надо переживать. Тебе надо выпить «Кривавую Мери».
Марвин бухнулся на колени и посмотрел на меня умоляюще:
- Ты не можешь переписать речь Кален! Ты не можешь назвать этих людей уродками и ублюдками!  Шеннон, пожалуйста, - он взял мои руки в свои, - скажи мне, где речь?
- Я не знаю.
Марвин вскочил и побежал в мою комнату. Я слышала, как он там разбрасывает вещи. Он прибежал назад, обыскал район бара, а потом закрыл лицо руками.
- Добрый вечер, леди и джентльмены. Для меня большая честь находиться сегодня вечером среди вас…
- Да! Да! Вот так! – Марвин порхнул через всю комнату и снова приземлился передо мной на колени. - Выпей еще! – он всучил мне кофе, и я выполнила его просьбу, потому что он был таким смешным-пресмешным  с этими его торчащими во все стороны волосами.

Прежде чем пойти вниз, я три раза сбегала в туалет. Марвин заставил меня выпить весь сделанный им  кофе до последней капли. И, хоть это и не была «Кривавая Мери», мне все еще было чертовски хорошо. Мы ехали на лифте вниз, я прислонилась к  стеночке, спокойная, как удав, а  Марвин стоял в уголке и молился вслух.
- Вы куда пропали? – спросила Анджела, когда мы встретились в холле.
- Неполадки с гардеробом, - пригладил волосы Марвин.
Анджела  поправила мне воротник.
- Ты выступаешь сразу же после этого оратора. Он тебя представит.
- У тебя самые сладкие губы на свете, - сказала я, глядя ей прямо в глаз.
Она пододвинулась ближе, и на какую-то секунду мне показалось, что она меня сейчас поцелует. Я сморщилась.
Анджела прищурила глаза и всмотрелась в меня:
- У нее зрачки размером с бейсбольный мяч. Какого чер…
- Леди и джентльмены, давайте поприветствуем…
- Это меня! – я вырвалась из рук Анджелы.
В ее голосе прорезались визгливые нотки, Марвин ответил еще более пронзительным тоном, и они стали о чем-то спорить. А я просто пошла вперед.

Анджела, Марвин и я сидели в нашей гостиной. Анджела прижимала к голове пакет со льдом, Марвин хлестал джин прямо из бутылки.
- Ну, она все-таки справилась, - сказал Марвин, ошалело поглядывая по сторонам.
Анджела  застонала.
- Могло быть хуже. Хотя, мы вполне обошлись бы без дурацкого смеха и судорожных жестов.
Они говорили так, как будто меня не было в комнате. Откровенно говоря, меня там и не было. Я дрейфовала на облаке спокойствия.
- Ты должна признать, что она расшевелила зал. Все смеялись вместе с ней. Остальные докладчики ей и в подметки не годились, - Марвин отхлебнул еще один здоровущий глоток.
В моей голове плыли стоп-кадры: вот Хейли раздевает меня… вот укладывает в кровать…. Я потянулась к ней, но она оттолкнула мои руки.
- Выпей это, - услышала я, и что-то прохладное прижалось к моим губам. У нее был не тот голос. 
- Ты меня все время отталкиваешь, - сказала я и потянулась к ней снова.
- Засыпай, - я почувствовала, как она прижимает меня к кровати.
- Пожалуйста, останься, - сказала я, - я просто хочу быть с тобой.
Слова тяжело скатывались с губ, кровать затягивала меня.
Я почувствовала, как меня мягко гладят по лбу и шепчут:
- Обязательно.

+1

12

Глава 21
ВОЗВРАЩЕНИЕ К НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

На следующее утро я проснулась  одна с гнетущим чувством, что я что-то забыла. Во рту у меня был такой вкус, будто я долго лизала автомобильную покрышку. Я дважды почистила зубы и выползла в гостиную. Марвин спал на диване, сжимая обеими руками пустую бутылку из-под джина.
- Эй, - я пихнула его в бок, он приоткрыл один глаз и посмотрел на меня.
- Сегодня какой день? – прохрипел он.
- Понятия не имею.
Он посмотрел на часы и выругался.
- Мы опоздали на самолет!
- Тогда сегодня понедельник, - я уселась на один из стульев.
- Сделай мне одолжение, пожалуйста, - Марвин сел и потер виски. – Позвони в службу доставки, а я наберу авиакомпанию. 

Я позвонила и заказала много кофе и завтрак в номер. Едва я собралась в душ, как в дверь кто-то постучал. В глазок я увидела, что в коридоре стоит Анджела. Ее волосы были распущены, и еще чуть влажные. Она так уютно смотрелась в джинсах, рубашке навыпуск и с широкой улыбкой на лице. Я затянула халат потуже и впустила ее.

- Доброе утро, - она чмокнула меня в щеку и прошла в комнату.  – Я боялась, что не застану вас.
- Мы опоздали на рейс, а то бы ты точно нас не застала, - я махнула рукой в сторону стульев, приглашая ее садиться.
- Ты себя нормально чувствуешь? – спросила Анджела.
- Я не совсем помню вчерашний вечер… он  частями то всплывает, то пропадает.
- Ты устроила то еще шоу. Все обсуждают твое выступление, - Анджела  улыбнулась вернувшемуся в комнату Марвину. – Мистер Мейс сказал, что твоя речь понравилась ему больше всех. Ему было очень приятно слышать, как высоко вы цените нашу продукцию и услуги. Думаю, моя работа в полной безопасности.
- Надеюсь, моя тоже, - Марвин пихнул меня локтем под ребра.
- С утра я первым делом позвонила Кален, - Анджела сморщила нос. – Она в полном восторге. Правда, кое о чем я умолчала.
- Спасибо, - хором сказали мы с Марвином.
- Я действительно должна поблагодарить вас обоих. Я знаю, последние несколько дней  вам туго пришлось, - Анджела посмотрела на меня. – С моей стороны было нечестно так на вас давить. Просто, у нас после недавних совещаний уволили нескольких моих коллег, и я так нервничала, что меня немного занесло в смысле эгоизма.
- Ты столько хорошего  для нас сделала, Анджела, и я рада, что мы смогли тебе помочь. Тем не менее, я хочу, чтобы кто-то из вас просветил меня насчет моих вчерашних деяний. Я помню все до тех пор, пока я не подошла к подиуму. Потом все как отрубило.

Я посмотрела  сначала на Марвина, потом на Анджелу.  Оба они ухмылялись.
Марвин поднял руку и начал загибать пальцы, перечисляя все мои подвиги.
- Ты пускала слюни, ты приставала к женщине в лифте и ты придумала собственную речь,  да такую, что я чуть штаны не обмочил, - он сжал мое плечо. – Но когда дошло до дела, ты справилась на отлично, если не считать  хихикания.
- Я что, хихикала, пока выступала?
Марвин с Анджелой закивали.
- Это привнесло некую легкость и оживление  в наш  занудный вечер, - Анджела глянула на часы. – Мне пора идти помогать упаковывать экспозицию.
Они с Марвином обнялись, а я провела ее к двери. Она повернулась и посмотрела на меня, прежде чем выйти в коридор.
- Ты классно целуешься, и это много значит из уст натуралки.
- Прости меня за это. Я не виновата, это все «кривая нога».
- А я не сержусь, - улыбнулась Анджела. – Может быть, теперь Зои перестанет так сильно приставать ко мне, когда я буду навещать ее салон.
- Вот в этом я серьезно сомневаюсь, - ухмыльнулась я.
- Да, я сложила твои украшения тебе в косметичку, - Анджела заправила за ухо выбившуюся прядь волос. – Я вчера укладывала тебя спать. Мне показалось, Марвин не очень хотел этим заниматься.
Я почувствовала, что краснею.
- Надеюсь, твоя девушка не будет возражать.
- Я уверена, что не будет, - вздохнула я.
- Может, пересечемся, когда я в следующий раз буду у вас в городе? Будет забавно рассказать все Кален в лицах.
- Для тебя-то будет забавно, да, а вот мне придется выслушивать все это до конца моих дней.
- Береги себя, Шеннон, - сказала Анджела и ушла.

- Как я рад, что следующие несколько дней мне не нужно на работу! – сказал  Марвин, прихлебывая Mountain Dew.(Mountain Dew (рус. горная роса) — безалкогольный сильногазированный прохладительный напиток, торговая марка американской компании PepsiCo - прим.пер.) – Когда мы приземлимся, я отвезу тебя прямо домой,  а потом поеду к себе и просплю следующие двадцать четыре часа.
Я полезла в карман и достала пятисодолларовую заначку на непредвиденные расходы, которую так и не использовала.  И сунула купюры ему в руку.
- Какую бы премию тебе не посулила моя сестра, ее все равно будет недостаточно. Спасибо, что позаботился обо мне.

Марвин посмотрел на хрустящие стодолларовые купюры и попытался отдать их назад.
- Я не могу их взять. Несмотря на то, что я с тобой чуть не поседел, все было классно. И  я познакомился с очень симпатичным парнем.
- Тогда бери их как взятку за молчание, - усмехнулась я. – Все, что Кален нужно знать, это то, что я произнесла ее речь.

Я  ощутила облегчение, когда мы шли по аэропорту Нового Орлеана. Дома. Я дома. Я глубоко вдыхала и приветствовала  запах жареной еды и пончиков, и даже запах выхлопных газов, пока мы шли через  подземный гараж. Но вот при мысли о том, что я увижу Хейли, мне стало не по себе. Рано или поздно мы обязательно столкнемся дома. Хотя, теперь мы не будем видеться каждый день… от этой мысли мне стало плохо и тоскливо.

- Ты точно не хочешь забрать деньги назад? – Марвин опустил чемодан на тротуар перед моим домом.
- А ты точно ничего не скажешь Кален?
Марвин расхохотался и коротко обнял меня.
- Я бы и так ничего не сказал, с деньгами или без.

Я шла по двору, радовалась, что вернулась домой, а когда увидела пустую скамейку, на которой обычно сидела Хейли, меня будто кто в сердце уколол. Поездка отвлекла меня, но теперь я поняла, что соскучилась. Интересно, а Хейли  по мне тоже скучала? Может такое быть? Я глянула на часы и поняла, что к этому времени она уже должна была вернуться с работы, только что-то ее не было нигде видно. Я попыталась уговорить себя, что это к лучшему, пока поднималась на лифте к себе на этаж.

Я распаковала вещи, зарядила стиралку. Чувствуя, что смертельно устала, я подогрела жестянку консервированного супа и посмотрела в сторону компьютера. Какие бы е-мейлы меня там ни ждали, если они, конечно, ждали, им придется потерпеть до затра. Вместе с миской и пакетом крекеров я устроилась на диване, включила телевизор и принялась за еду. Я хотела лишь немного посидеть и расслабиться, но проснулась уже на следующее утро, полностью одетая и с пультом от телевизора в руке.

Мой поход в душ был прерван стуком в дверь. Я была свято уверена, что это Кален прискакала узнать новости из первых рук, но когда я глянула в глазок, то с удивлением увидела там Хейли. Я оглядела смятую одежду и поняла, что сама я выгляжу так же страшненько. Я пригладила волосы руками и открыла дверь со смущенной улыбкой.
Хейли осмотрела меня и вздернула бровь:
- Тяжелая ночь?
- Тяжелая неделя.
Я распахнула дверь пошире и махнула ей, чтобы она заходила. Она неловко протиснулась мимо меня и прислонилась к барной стойке.
Один из чемоданов, который я поленилась убрать вчера вечером, все еще стоял посреди гостиной на полу. Хейли посмотрела на него, а потом оглянулась:
- Ездила по делам или так просто?
- По делам, к сожалению.

Я прошла в кухню и достала кофейник. Напряжение между нами сгустилось и, казалось, стало  тверже барной  стойки, корая нас разделяла.
- А ты как съездила? – я постаралась убрать из вопроса всю горечь.
Краем глаза я увидела, как она пожимает плечами:
- Мне нужно было подумать.
- Когда ты вернулась? – я отмерила воду для кофе.
- В день твоего отъезда. Я хотела поговорить с тобой еще тогда, но пока я нашла в себе силы подняться к тебе, ты уже уехала, - она минуту помолчала. – Я видела в окно, как ты уезжала.
- Почему ты не позвонила мне?
- Потому что я подумала, лучше будет поговорить лично, - я услышала, как шорхнул по полу барный  стул, когда она отдвинула его и присела. Я не могла заставить себя посмотреть на нее. Я слышала окончательность в ее голосе, и даже если то, что было между нами, кончилось, а я так понимала, что оно кончилось,  я не хотела слышать, как она это произнесет.
- Хочешь кофе? – я смотрела на темную жидкость, заполнявшую кофейник.
- Да, конечно, - ответила она после долгого вздоха. – Шеннон, мне нужно тебе кое-что объяснить.
Я скрестила руки на груди и зажмурилась, в ужасе ожидая продолжения.
- Ты, конечно, слышала поговорку «как аукнется, так и откликнется».
- Да, много раз, - я налила нам кофе и повернулась, чтобы передать ей чашку. Она выглядела уставшей. Не было в ее глазах знакомого блеска.
- Я не позволяла себе ни с кем сближаться после развода. В основном, потому, что я боюсь, что если я привяжусь к кому-то, мне потом  причинят боль… так же, как я причинила боль своему мужу, - рука Хейли слегка дрожала, когда она поднесла чашку к губам. – Ты привлекаешь меня с того момента, как мы встретились, -  она отпила глоток. – А когда я сообразила, что это именно  с тобой я общалась онлайн, я попыталась отступить. Ты была так чертовски неотразима, и я почувствовала, что сдаюсь.
То, что она говорила обо мне в прошедшем времени, заставило мое сердце ухнуть куда-то вниз. Я привалилась к стойке, чувствуя пустоту и желая оказаться в кровати и свернуться клубочком.
- Когда ты вернулась домой после того, как съездила к родителям, ты казалась такой  отстраненной, и я опять запаниковала.
- Да я и сама тоже немного забоялась, - я не хотела признаваться в собственных опасениях, особенно, после того, как меня обработала Кален. – Мне нужно у тебя кое-что спросить. Например, что произошло с женщиной, с которой у тебя был роман?
На лице Хейли  отразилось удивление, а губы сжались в прямую линию.
- После развода она утратила ко мне интерес. Я думаю, ее как раз заводило то, что нам приходилось прятаться.  Мой брак закончился, и роман тоже. 
- Так ты не к ней отправилась, когда уехала?
- Конечно, нет! – глаза Хейли вспыхнули от гнева. – Я переехала в квартиру компании, чтобы все обдумать в тишине и покое, - Хейли опустила глаза и с минуту глядела в свою чашку. Когда она подняла взгляд, в глазах у нее стояли слезы. – Я не думаю, что я готова к чему-то серьезному.
- А я готова, - спокойно сказала я. Я и сама не осознавала, что это так до самого последнего момента. Я не хотела просто встречаться. Такие отношения были не для меня. Если я нашла кого-то, кто мне нравился, я не хотела больше глядеть по сторонам в поисках кого-то еще более перспективного. И, к сожалению, я все еще была увлечена Хейли.
Я хотела сказать ей, что готова ждать вечность, пока она придет ко мне, но посмотрела в ее затуманенные глаза и почувствовала, что сдаюсь. Так мягко, как только могла, я предоставила ей путь к отступлению.
- Я не хочу, чтобы мы чувствовали себя неловко, встречаясь во дворе, но, думаю, будет лучше, если мы дадим друг другу немного пространства.

Губы Хейли задрожали, и она вытерла глаза тыльной стороной ладони.
- Хотела бы я, чтобы обстоятельства сложились по-другому, потому что ты – все, о чем только можно мечтать.
- Ты тоже, - сказала я. – Я надеюсь, однажды, ты сможешь это принять.
Хейли попыталась улыбнуться.
- Спасибо за кофе, но мне пора домой, нужно собираться на работу.
Она выглядела такой несчастной, когда встала. Я хотела обнять ее и сказать, что все будет хорошо, но у меня сердце кровью обливалось, как и у нее. Если бы я ее обняла, я бы не смогла ее отпустить. Я будто приросла к полу, пока она шла к двери и выходила в коридор. Может, я просто устала, но у меня из  глаз хлынули слезы, когда я поглядела на ее чашку.
Я  долго пробыла в душе, а потом заползла в кровать. Может, когда я проснусь, мне уже не будет так больно? Сомневаюсь….

Глава 22
КАЛЕН + ПИЦЦА = НЕСВАРЕНИЕ ЖЕЛУДКА

Шли недели, и я делала все от меня зависящее, чтобы избегать Хейли. Вместо того, чтобы срезать путь через двор, я поднималась в квартиру через гараж, и уходила так же, хотя, не могу сказать, чтобы я много гуляла. У меня вошло в привычку смотреть из окна, как Хейли выгуливает Пушинку во дворе. Она кидала мячик, но обычно это продолжалось недолго  - Пушинка брала его и относила на клумбу, а сама возвращалась  к Хейли и клала  голову ей на колено. Даже Пушинке было грустно.

День был мокрым и тоскливым, поэтому я очень удивилась, заметив, как Кален входит в наш двор. Пока она шла по дорожке, к ней подскочила Пушинка. У меня заколотилось сердце, когда в поле зрения появилась Хейли, и Кален пожала ей руку, а потом показала на мое окно. Я шагнула назад, когда Хейли посмотрела в моем направлении.

Чуть позже я отворила дверь, и Кален гордо прошествовала мимо меня.
- Паршивый денек я выбрала для прогулки, - Кален начала сдирать с себя промокшую одежду прямо посреди моей гостиной. – У тебя есть какие-нибудь штаны для меня? Я промокла до нитки, - сказала она, стуча зубами.
- Иди, прими душ и согрейся, - я подтолкнула ее к ванной. – Ты же не пешком из самого дома пришла? Или пешком?
- Тодд высадил меня в нескольких  кварталах отсюда, - Кален стащила рубашку, обнажив округлившийся живот. – Дождь начался, когда я уже почти дошла.
Я потянулась и похлопала ее поживоту.
- Это уже ребеночек дает о себе знать?
- Нет, это жир, - всхлипнула Кален, - я так быстро набираю вес, а перестать есть не могу, - она ухватила меня за плечи, и на щеках у нее заблестели слезы. – Давай съедим пиццу! Тодд все скачет вокруг меня с фруктами и овощами. Если уж меня разнесет, то я хочу хотя бы получать удовольствие от того, что  я ем.
- Я закажу ее сразу же после того, как найду для тебя что-нибудь из одежды.
Кален крепко обняла меня и продолжила снимать мокрые вещи.

Я нашла для нее одежку, заказала пиццу и нагрела молоко, чтобы сделать какао. Кален вышла из душа и повеселела. Мы уселись на диване, и она принялась рассказывать мне, как в одну минуту ей хочется Тодда придушить, а в следующую – лезть с ним обниматься.
- Это как будто у меня раздвоение личности. Я думаю, он меня боится.
Я бы с ней согласилась, если бы она не выглядела столь серьезной.
Кален потерла живот:
- Как ты думаешь, я такой буду всю беременность?
- Лучше спроси об этом маму, а я понятия не имею.
Клен улыбнулась:
- Я думаю, ты бы так мило смотрелась беременной.
- А я нет! – я подскочила, когда зазвонил мой телефон. – Пицца  у ворот, сейчас вернусь!
Я ответила на звонок и сказала разносчику, что спускаюсь. Вместо лифта я поскакала вниз по лестнице, пытаясь внушить себе, что это упражнение сожжет те калории, которые я собираюсь употребить в виде пиццы. Обман, обман…

Я пробежала через двор и открыла калитку. Мальчишка-подросток в одной руке держал нашу пиццу, а другой гладил Пушинку. Я подняла голову и увидела, что к нам медленнно подходит Хейли.
Пока я расплачивалась, Пушинка ткнула мою ногу мячиком.
- Я по тебе скучала, - прошептала я и почесала ее за ушами.
Хейли придержала для меня калитку.
- Как ты? – спросила она, когда я проходила мимо.
Я хотела сказать, что чувствую себя опустошенной и подавленной, но вместо этого изобразила улыбку и соврала:
- Нормально, а ты?
С грустью я увидела, как искривился ее рот.
- Я в порядке.
Никто из нас не знал, что еще сказать, пока мы шли к дому. Пушинка бегала кругами и принюхивалась к коробке.
- Она и пиццу любит?
Хейли отогнала собаку, когда та подобралась слишком близко.
- Она думает, что любит, хотя ни разу не пробовала.
Хейли открыла дверь и впустила нас с Пушинкой.
- Приятного аппетита, - и они пошли к лестнице.

Когда я вернулась в квартиру, Кален стояла у окна, скрестив руки на груди.
- Она красивая, - моя сестра подошла к журнальному столику, на который  я положила пиццу и, не дожидаясь тарелки, закопалась в коробку. – Я познакомилась  с ней во дворе чуть раньше.
- Да, она красивая, - негромко ответила я  и налила нам по стакану чая.
Кален уже прикончила один кусок и потянулась за добавкой, когда я поставила ей на колени тарелку.
- Ты с ней встречаешься или нет?
- Нет, она со мной порвала, - я встретила взгляд Кален. – Она заранее предупредила, что не хочет ничего серьезного.
Кален откусила кусочек пиццы и посмотрела на меня.
- Так вот почему ты в последнее время скрываешься, - она прожевала кусок.
- У меня куча работы, а я отстала из-за поездки в Атланту. Нужно нагонять. 
Я съела один кусок и наелась, так что я отставила тарелку на столик и стала пить чай. Кален полезла в коробку за следующим.
- Ты не должна сдаваться, Шеннон, только потому, что здесь ничего не вышло. Вокруг полно красивых женщин.
- Знаю, но прямо сейчас мне это не нужно, - я стала играться завязкой от своих штанов, чувствуя, что Кален перестала есть и внимательно смотрит на меня. – Я не могу встречаться с кем-то, пока я постоянно думаю о ней.
- Она от тебя глаз не отводила, пока ты расплачивалась за пиццу.
- А толку? – я швырнула свою салфетку на стол. – Я думаю, она хочет быть со мной, но она боится меня не меньше, чем я боюсь ее.
- Знаешь, как говорится, «единожды солгавши, кто тебе поверит?» Ты должна отпустить ее.
Я хотела с этим поспорить. Хорошим примером мог бы стать наш папа, но это разрушило бы мир Кален, даже после стольких лет.
- А ты не думаешь, что есть на свете люди, которые осознают, какую ужасную ошибку они совершили,  и принимают решение больше никогда так не поступать?
- Мой опыт убеждает меня в обратном. Помнишь мужа Мередит? Она столько раз ловила его на горячем, что у нее руки опустились. Единственная причина, почему она еще с ним – это дети.  Не проходит ни дня, чтобы я не пришла на работу и не услышала, что чей-то муж опять пошел налево.
- Я думаю, у Хейли другой случай. Она изменяла не потому, что у нее в штанах свербело. Она пыталась принять тот факт, что она гей.
Кален открыто посмотрела на меня:
- Это не дает ей права на измену.
Разговор начал меня утомлять.
- Я никого не оправдываю, но ее причины звучат куда убедительнее, чем  когда распоясавшиеся мужик или баба поступают так ради острых ощущений.

Кален повернулась и вытянула ноги вдоль дивана, давая понять, что скоро уходить она не собирается.
- Ты знаешь только то, что она тебе сама рассказала. У нас нет общих знакомых, так что мы не можем посмотреть на произошедшее с другой стороны.
- Кэндис знает свою кузину, но она ка-то умолчала о том, что у Джеки такой характер, который однажды доведет ее до цугундера, если уже не довел.
Я тоже вытянула ноги на диване.
- И вообще, смысла нет обсуждать это дальше. Она меня отшила, ты помнишь?

Кален закинула руки за голову и усмехнулась.
- Хорошо, следующая тема. Как тебе понравилось целовать Анджелу?
Я знаю, она заметила мое потрясение, прежде чем я взяла себя в руки.
- Она тебе рассказала.
- О да, - с удовлетворенной ноткой сказала Кален. – Ты что, рехнулась? Она же натуралка!
- Ну, об этом можно поспорить, потому что какое-то время она целовала меня в ответ.
-Анджела не показалась мне склонной к экспериментам. Ты что-то перепутала, - Кален ущипнула меня за руку пальцами ноги.
- А с чем я перепутала ее язык у меня во рту? – я сбросила ее ногу.
Глаза Кален распахнулись:
- Она не могла!
- О да, дорогуша, она еще как могла! – иногда Кален так легко одурачить. – А когда она описывала тебе наш поцелуй, она упомянула, что ухватила меня за задницу обеими руками? И  у нее такая твердая грудь, - я подняла ладони.  – Как раз отлично умещается у меня в…
- Врешь ты все! – завопила Кален и затряслась от смеха.
- Ладно уж, да, мы друг друга не тискали, но язык был.
Кален защипала меня своей ногой.
- И что, у тебя мурашки пошли от  этого поцелуя?
- Ни капельки. Это все было напоказ. Зато Зои меня больше не беспокоила – сказала я с торжествующим видом.
Кален посмотрела на меня серьезно.
– А Хейли ты целовала?
Улыбка соскользнула с моего лица.
- Да.
Кален выгнула бровь:
- Искра?
- Фейерверки.
Кален схватила меня за руки и сжала их:
- Это и все, чем вы занимались?
- Ну что тебе сказать? Страсть охватила нас, и мы катались по всему двору… Нет, я с ней не спала, - успокоила я Кален, когда у нее отвисла челюсть. – Вернее, я с ней спала, но секса у нас не было. Понишь тот вечер, когда ты позвонила мне насчет папы? Я тогда была у нее.
Кален изобразила недоверие.
- Вы спали в одной постели, но ничего такого не делали. Хммм. Она к тебе не приставала?
Я закатила глаза, и она меня снова ущипнула.
- Я волновалась о папе, и она меня обнимала. Это все, что было.
Тут уже Кален закатила глаза.
- Мило.
- Если кто и милый, то это она. А ты – глупая, - я щипала ее за запястье, пока она не заверещала.
- Ты же не можешь причинить вред ребенку, - она оттолкнула меня. – А теперь разомни мне ступни, а я вздремну.
- Вызови Тодда, а я не собираюсь прикасаться к этим гадким штукам.
- Я их только что вымыла твоей органической мочалкой, они чистые, - Кален уперлась ногой мне в грудь. – Пятиминутный массаж, и я заткнусь.

Пятиминутный массаж обернулся десятиминутным, по пять минут на каждую гадкую конечнось. Когда я столкнула ее ногу с себя, Кален уже храпела. Мы дремали почти час, когда я услышала, что она роется в коробке от пиццы. Я открыла один глаз и увидела, как она проглотила еще два куска, прежде чем заметила, что я ее застукала. Тут же она сообщила, что я отвожу ее домой.
Когда я вернулась в гараж, мои фары осветили багажник внедорожника Хейли. Новые номера штата Луизиана заняли место номеров штата Джорджия. Судя по всему, Хейли планировала остаться в Новом Орлеане.  Часть меня была удовлетворена. Другая часть сокрушалась, что лучше нам было не встречаться. Поговорка «с глаз долой – из сердца вон»  была абсолютно не про меня.

+1

13

Глава 23
ТРУБА ЗОВЕТ

В понедельник утром мой телефон зазвонил в пять тридцать. Никто не стал бы звонить в такое время, если у него все в порядке.
- Алло… алло? – сказала я в будильник, пока не поняла, что телефон все еще не умолкает.
Я успела  ответить за секунду до того, как включился автоответчик.
- Привет, ты что делаешь?  - сонным голосом спросила Кален.
- Мама с папой в порядке?! Что случилось? – я выбралась из кровати и стала шарить вокруг  в поисках выключателя.
- Они в порядке. А с тобой что такое?
Я прекратила судорожные поиски одежды. 
- В каком смысле, что со мной такое? Ты звонишь мне в половине шестого утра! Я думала, что-то случилось.
- Ты часы перевела, когда приехала? – раздраженно спросила Кален. – Сейчас половина восьмого.
Я ввалилась в гостиную, постепенно успокаиваясь. Мой мобильный подтвердил слова Кален – сейчас было семь тридцать.
- У нас вчера электричество отключалось, наверное, и у вас тоже, - Кален громко зевнула. – Тебе пора поменять резервную батарейку в часах.
- Все равно еще рано! Ты зачем звонишь? – спросила я и поставила кофейник ни плиту.
- Грипп вокруг свирепствует, а мой врач велел мне по возможности избегать мест скопления больных людей. У нас  трое сотрудников заболели  в салоне на Canal Street, их нужно подменить.
Я хотела начать ныть и жаловаться, но не стала. Я знала, что Кален с удовольствием  заменила бы их всех, если бы могла.
- И что мне придется делать? – спросила я с замиранием сердца.
- Посидишь на телефоне, вымоешь голову кому-нибудь. Или две головы. Блитц тебе во всем поможет, - Кален снова зевнула. На этот раз она извинилась. – Прости, что втягиваю тебя в это, но у меня нет другого выхода.
- Не нужно извиняться. Я заскочу в душ и буду в салоне к открытию.
- Спасибо. Я у тебя в долгу. В неоплатном.

Блитц очень удивилась, когда я вошла. Она глянула на свои часы, потом снова на меня.
- Кален попросила меня прийти и помочь, - сказала я. – Что мне делать?
Блитц осмотрела мои черные брюки и водолазку.
- Ты слишком хорошо одета, чтобы чистить солярии, - пожала она плечами. – Хочешь побыть денек регистратором?
- Звучит довольно несложно.
Блитц так вздернула бровь, что я поняла: моя работа будет какой угодно, только не простой.
Она взяла беспроводную гарнитуру, тщательно протерла наушники и микрофон спиртом и передала ее мне.

- У Бонни грипп, - объяснила Блитц и стала возиться с мышкой и клавиатурой. – На твоем месте я бы держала рядом антибактериальный гель и почаще им пользовалась. – Блитц скептически уставилась на меня. – А ты можешь делать два дела сразу?
- Ну, я могу одновременно идти и жевать жвачку.
Блитц снова вздернула бровь. Судя по выражению ее лица, если бы вместо меня здесь оказался кто-то другой, она бы сию секунду выставила его за дверь. Она пошевелила мышкой, и на экране перед нами появилось разноцветное расписание.
- Все, что касается соляриев и маникюра, уже перенаправлено в соответствующие отделы. У них там свой график. Ты будешь заниматься только стрижками.
Я закивала и посмотрела на экран. «Хейли  Морган, 11 утра» – бросилось мне первым делом в глаза. Я отпрянула, и Блитц странно посмотрела на меня.

- Это сегодня? – я ткнула в ее имя.
Блитц кивнула.
- Тебе не придется сильно  возиться с сегодняшним графиком,  разве что кто-то  захочет перенести визит.  Собственно говоря, вторник и среда у нас тоже полностью заняты. Не старайся любой ценой заполнить окно, если кто-то снимет заказ. Расписание и так очень плотное, и стилисты будут тебе очень благодарны за пространство для маневра.
Блитц пустилась объяснять, как работать с компьютерной программой. В самой программе ничего сложного не оказалось, но когда Блитц стала рассказывать, как и кому отдавать каждый конкретный заказ, мой мозг начал плавиться.
- Клер и Сандра у нас новенькие, так что ты их не перегружай, иначе они отстанут. Марвин, Джейкоб и Слоан  играючи справятся со всем, что ты на них навалишь, и еще найдут время повалять дурака, поэтому  планируй их график поплотнее.
Имя каждого стилиста было выделено своим цветом. Марвин был розовым. «Интересно, он сам об этом попросил?» - успела подумать я, но Блитц уже переключилась на следующий пункт.
- Данные о наших постоянных клиентах занесены в компьютер. Все, что тебе нужно, это внести в бланк заказа время и дату, вся остальная информация там уже есть. Потом его распечатаешь. Для других посетителей нужно заполнить бланк полностью и опять распечатать. Ты умеешь  пользоваться терминалом для кредитных карт?
- Да.

Я посмотрела на телефонный аппарат и почувствовала легкую тошноту.  Я недавно видела фильм из жизни авиадиспетчеров, так они  там использовали точно такую же установку. 
Блитц мгновенно объяснила мне разницу между переадресацией вызова и постановкой звонка в очередь, а пото особо предупредила насчет кнопки отключения микрофона:
- У тебя может возникнуть искушение использовать ее на гарнитуре, когда захочешь выругаться, но я бы не советовала. Однажды твоя сестра ошиблась, и мы потеряли клиента. Лучше жми вот эту на самом аппарате, она просто удерживает звонок.

Блитц выдавила себе на ладони еще антибактериальног геля и повернулась ко мне:
- Что тебе принести попить - кофе? Газировки?
- Да что ты, зачем? Я сама возьму.
Блитц поджала губы, и ее бровь снова поползла вверх. Интересно, у нее от этих гримас  голова к вечеру не разболится? Или ее бровь просто заклинит в верхнем положении?
- Как только этот телефон начнет звонить, ты больше с места не сможешь сдвинуться. Если  чего-нибудь захочешь или  нужно будет отлучиться в туалет,  маши мне, я тебя подменю.
Тут уже вздернула бровь я:
- Что, все настолько плохо?
- Зависит от того, как на это посмотреть. Каждый звонок означает, что мы сейчас заработаем денег, так что не так уж все и плохо, - Блитц улыбнулась. – Ну что, кофе?
- Да, и спасибо тебе.
Я повернулась, посмотрела на  толстенный  пучок телефонных проводов, потом на компьютер. И  понадеялась, что кофе будет действительно крепким.

- Ну, и кто же это у нас тут такой сидит? – над стойкой склонился сияющий Марвин.
- До смерти перепуганная неумёха-стажёр!
- Ой, не драматизируй! – хохотнул Марвин. – Я видел, ка Бонни разговаривала с клиентом по телефону, записывала заказ в расписание, подпиливала ногти и все это она делала одновременно! Ты тоже так сможешь.
Я  в этом как-то не была уверена.
Мартин забарабанил пальцами по стойке, выстукивая какой-то мотивчик.
-Угадай, кто сегдня придет меня повидать?
- Хейли, - сухо ответила я.
Марвин замер.
- У вас так и не наладилось?

Я раскрыла рот, чтобы ответить, и тут зазвонил телефон. Дальше эта зараза трезвонила, не переставая, да так, что в какой-то момент мне стало казаться, что я слышу звонок, хотя на самом деле его не было. Прошло почти все утро, пока я разобралась, как записывать заказы. Когда мне понадобилось в туалет, я помахала Блитц и сообщила ей об этом письменно, потому что не могла прервать разговор с клиентом. Она встала за мной, будто на ходу перехватывала у меня руль автомобиля, летящего по шоссе, и забрала наушники.

К  одиннадцати утра окрущающий мир превратился в сплошное размазанное пятно, и тут в дверь вошла Хейли. Воздух вокруг нее, казалось, наэлектризовался. Она сняла забрызганный дождем плащ и повесила его на вешалку. Серебристо-серый брючный костюм так соблазнительно облегал восхитительные изгибы ее фигуры, что у меня во рту пересохло. Она повернулась к  стойке, увидела меня и широко распахнула глаза. И легонько улыбнулась.

Я предупреждающе подняла палец, когда она пошла ко мне, потому что телефон снова зазвонил. Марвин перехватил Хейли, так и не дав нам возможности заговорить.
Мне и так было непросто понять, как здесь все работает, а присутствие Хейли совсем выбило меня из колеи. Я следила за каждым ее движением. Я записала двоих клиентов не на тот день, потому что смотрела, как Блитц  наносит шампунь на ее волосы. Я завидовала Блитц. Вот бы оказаться на ее месте и проводить пальцами по этим золотым прядям… Я отвела взгляд в сторону – там был Марвин, и он мне подмигнул. Я силком заставила себя вернуться к текущей работе, но это продлилось ровным счетом до тех пор, пока Хейли не пересела в кресло к Марвину.

Хейли подняла ладонь на уровень подбородка. Я с ужасом смотрела, как Марвин повторил ее жест, и его руки порхнули по обе стороны ее лица. Он поймал мой взгляд в зеркале, я замотала головой. Хейли была из тех женщин, которые потрясающе смотрелись бы стрижеными под ежик, но я так любила ее золотистую гриву и то, как роскошно она струилась по ее спине. Марвин что-то сказал и развернул Хейли так, чтобы она видела меня. Он подошел, запустил пальцы в мою шевелюру, провел по волосам и остановился  чуть ниже плеч.  Хейли покачала головой  и показала на свой воротник. У меня внутри все замерло.  Я уже хотела наплевать на клиента, повесить трубку и запротестовать, когда Хейли с Марвином принялись обсуждать еще более короткую длину. Марвин поднял ножницы прямо над ее плечом, и я не выдержала.
- Нет! Они такие красивые, не режь!
Марвин и Хейли ошеломленно уставились на меня из зеркала. Вообще-то, все в салоне сделали то же.
- Нет, миссис Ронсон, прошу прощения, это я не вам. Конечно, вы можете прийти на стрижку. Извините, что рявкнула вам прямо в ухо, - я рухнула на стул с красным лицом и записала ее назначение.

Когда я подняла глаза, у моего стола стоял Марвин и озадаченно улыбался.
- Хейли хотела бы знать, как именно ты хочешь, чтобы она подстриглась. 
Я перевела взгляд с Марвина на Хейли, которая сидела и смотрела на меня, как на безумную.
- Извини, пожалуйста. Ты будешь прекрасно выглядеть с любой прической. Просто у тебя такие красивые волосы, что я видеть не могу, как ты их режешь.
Пара клиентов, ожидавших своей очереди, согласились со мной. Я пожала плечами и показала на них, как будто их мнение должно было перевесить. У Хейли в глазах загорелся огонек. Она кивнула и улыбнулась мне. Улыбка излучала такое тепло, что я растаяла.

В итоге Марвин состриг два дюйма длины. Теперь влажные пряди доставали Хейли до лопаток. Раньше ее волосы смотрелись тяжелее, а теперь я завороженно наблюдала, как они просыхают и сами по себе завиваются  в крупные кольца вокруг ее лица. 
- Перерыв на ланч, - рядом со мной появилась Блитц. – Не спеши, можешь отсутствовать, сколько захочешь. Ты все-таки босс.
Я  ощутила, как с меня буквально спадают оковы, когда я передала ей  гарнитуру. Я была свободна, но осталась у стойки и стала смотреть, как Марвин укладывает волосы Хейли. У меня пальцы свело от зависти, когда он провел руками по золотистым прядям, растрепывая кудри и заставляя их переливаться.

- Ее стрижка за счет заведения, - прошептала я так, что только Блитц  могла расслышать.
Она кивнула и без колебаний удалила запись. Тем временем Хейли обняла Марвина и отдала ему чаевые, а потом подошла к стойке с бумажником в руке. Я незаметно отвела ее руку.
- Это за мой счет, - ответила я, когда она посмотрела на меня вопросительно. – Тем более, что ты позволила мне вмешаться.
Она провела рукой по волосам и застенчиво спросила:
– Тебе нравится?
- Да, очень.
Черт, ее стеснительность перекинулась на меня. Я не смотрела на нее, когда произнесла:
- Ты выглядишь прекрасно.
- Спасибо. А почему ты здесь работаешь сегодня?
Я глянула на нее и почувствовала, как слабеют мои колени.
- Несколько сотрудников свалились с гриппом. Пришлось их подменить.
Хейли кивнула, засунула бумажник в сумочку и коснулась моей руки:
- Мне нужно назад в офис, но я была очень рада повидать тебя.
Она улыбнулась, и на мгновение в ее глазах мелькнуло что-то такое, отчего мне стало невыразимо грустно. Мне показалось, что в моих глазах она увидела то же самое - тоску и сожаление.
Я стояла и смотрела, как она надевает плащ и выскальзывает за дверь, унося с собой мое сердце.

Глава 24
НИ ОДНО ДОБРОЕ ДЕЛО…НУ, ДАЛЬШЕ ВЫ ЗНАЕТЕ

Я проработала в салоне целую неделю и стала рефлекторно дергаться всякий раз, когда телефон звонил даже дома. А что поделаешь – небольшой посттравматический синдром.
К следующему понедельнику я валялась в постели с гриппом и выкашливала штуки, похожие на  мастера Йоду. Марвин сжалился надо мной и вызвался закупить мне еды. Он заявился ко мне в медицинской маске и с двумя пакетами в руках. 

- Я принес  тебе куриный суп-лапшу из закусочной, что ниже по улице, - сказал он, не подходя ко мне близко. – Я сама его не пробовал, но Алисия клянется и божится, что для больных это самое то. Вот еще апельсины, апельсиновый сок, пинта бурбона, лимончик и мед для пунша, ну и пистолет на тот случай, если надумаешь застрелиться.
- Сам ешь свой суп, а мне давай бурбон и пушку, - я вытянулась на диване, чувствуя себя слабой и хилой.

Марвин приложил ладонь  мне ко лбу и обеспокоенно посмотрел на меня.
- Caliente , - пробормотал он и покачал головой. – Ты очень бледная. Ты у врача была?
- Неа, думала, перехожу, - я поежилась и плотнее запахнула халат. – У меня в горле будто костер развели. Будь другом, тресни меня по башке чем-нибудь тяжелым. Лучше я побуду без сознания.
- Шеннон, - сказал Марвин. Не милочка, не дорогуша. Он был таким серьезным. – Я не могу оставить тебя в таком состоянии.
- Можно мне немножко сока? Мне трудно говорить, а ты явно хочешь со мной поспорить, – несчастным голосом проговорила я.
Марвин налил стакан сока и подал его мне.
- Я сейчас вернусь, ты и глазом не успеешь моргнуть!

Он ускакал прежде, чем я успела спросить его, куда он собрался. Я глотнула сока и сморщилась от боли в горле. Лежа на диване, я пыталась припомнить, когда последний раз принимала тайленол, и прикидывала, не проглотить ли мне оставшуюся таблеточку валиума? Может, он отправит меня прямиком  в космос?

Хейли явилась мне, как виденье, только вот почему-то на ней тоже была маска, как у Марвина.
- Мы собираемся кое-куда проехаться, - бодро сказал Марвин. – Что там на тебе надето под халатом?
- Ничего и нет, никуда я не собираюсь, - я замотала головой и чуть не расплакалась от боли.
Хейли прижала тыльную сторону ладони к моему лбу.
- А вот и собираешься. Пойдем со мной.
Я была слишком слаба, чтобы сопротивляться и позволила ей поднять меня на ноги. У меня вырвался стон.
- Мы сейчас, - сказала она Марвину и повела меня в спальню.

Хейли усадила меня на кровать, а сама принялась выуживать одежду из моего комода-тире-картотеки. Рядом со мной на кровати появились  пара белья и трикотажный спортивный костюм.
- Как бы я ни хотела увидеть тебя обнаженной, - улыбнулась она, - я приложу все усилия, чтобы сохранить твое достоинство. Повернись ко мне спиной и одевайся, а я тебя буду поддерживать.
Поход в спальню меня вымотал. Я встала и, покачиваясь, натянула трусы и штаны. Хейли стащила с меня халат. Ее руки скользнули по моей спине, и меня еще сильнее бросило в жар. Если бы не ощущение, что мне в горло кто-то засунул паяльную лампу, я бы могла и сознание потерять. Хейли помогла мне надеть рубашку и позвала Марвина.
- Мне нужно, чтобы ты помог! Она еле на ногах держится.

Я ощутила, как мне на плечи набросили пальто и повели к выходу. В лифте они стояли по бокам и поддерживали меня. Наверное, я выпала из реальности, потому что следующее, что я помню – это как Марвин усаживается на заднем сиденье внедорожника Хейли, и она выезжает из гаража.

- В больницу  или в поликлинику? – Хейли глянула на Марвина  в зеркало заднего вида.
- Тут недалеко есть круглосуточная поликлиника, два квартала вниз по улице и направо, - Марвин посмотрел на меня. – Она совсем позеленела. Давай туда сначала!
Оказалось, Марвин знаком с половиной народа в приемной. Он порхал между ними, как на светском рауте, даром, что  был в маске, а я тяжело привалилась к Хейли. Она погладила меня по голове и плечам, а Марвин тем временем заигрывал с каким-то парнем, который выглядел так же паршиво, как и я. Когда меня вызвали в кабинет, Хейли пошла со мной. У меня не было сил протестовать.

Первым делом они меня взвесили, а вторым меня стошнило. У меня на глазах слезы выступили, частью от смущения, но в основном от боли. И  это оказалось неплохо, потому что почти сразу пришла медсестра и потыкала меня в гланды ватной палочкой. Она назвала это взятием  мазка на анализ. У меня в желудке было абсолютно пусто, но еще долго после ухода медсесты я давилась и откашливалась, как кот, проглотивший клочок шерсти. И все это время Хейли ласкала меня, гладила и шептала слова утешения. Несмотря на все смущение, я была рада, что она со мной.
После того, как мне измерили температуру и давление, в комнату влетел врач. Он склонился набок и радостно заулыбался мне.
- У меня есть хорошая новость и плохая, - произнес он и засунул мне что-то сначала в одно ухо, а потом в другое. – У вас нет гриппа, но зато у вас острый фарингит, и это серьезная инфекция.
- Ураа, - прохрипела я со всем энтузиазмом, на который только была способна.
- Вы будете за ней ухаживать? – спросил он у Хейли.
- Да, - без колебаний ответила она.

Я послушала, как принимать антибиотик и подтвердила, что у меня нет на него аллергии. Когда он сказал, что мне сделают укол от тошноты, я вся сжалась и глаза у меня чуть не вылезли из орбит. Врач похлопал меня по плечу, пожелал выздоравливать и ушел.
- Что такое, солнышко? – Хейли сочувственно поглядела на меня.
- Он сказал… укол?!
Даже под маской было видно, как она улыбается.
- Ну, либо укол, либо суппозиторий.
- Ладно, тогда укол.
Дорога домой прошла как в тумане. Я была только наполовину в сознании, когда они чуть ли не волоком втащили меня в квартиру. У меня еще оставалось смутное воспоминание, как Пушинка бегает вокруг моей кровати, и на морде у нее медицинская маска, но дальше я соскользнула в милосердное забвение. 

Глава 25
ЗАВТРАК И ХЕЙЛИ В ПОСТЕЛЬ

Мой телефон звякнул один раз, и Хейли тут же схватила трубку. Он была рядом со мной и говорила негромко.
- Я слышала, как звонил ее мобильный, но подумала, что я не вправе отвечать. – Пауза. – Она в порядке, но у нее паршивый случай острого фарингита. – Пауза. – Да, мы с Марвином возили ее к врачу вчера вечером. Она на антибиотиках и все еще спит после укола. – Длинная пауза. – Я отпросилась с работы. Я буду с ней столько, сколько нужно. – Еще длинная пауза. – Я знаю, что она сделала бы для меня то же самое. Никакого беспокойства, честно. – Пауза. – Да, конечно. Я обещаю.

- Кален? – я разлепила глаз и посмотрела на Хейли. Она как раз клала трубку.
- Прости, я пыталась успеть ответить раньше, чем он тебя разбудит. Но это даже хорошо, что ты проснулась. Тебе пора поесть и принять лекарства.
- Ты отпросилась с работы, - прокаркала я.
- Об этом не беспокойся, – Хейли приложила ладонь мне ко лбу.
На ней была та же одежда, что и вчера. И выглядела она уставшей.
- Ты была здесь всю ночь?
- Угу, - ее усталые глаза заблестели. – Я сейчас покормлю тебя, дам лекарства,  а потом воспользуюсь твоим душем, если не возражаешь.
- Чувствуй себя как дома. И что это я слышу? «Бриолин?»
Хейли улыбнулась мне в ответ и пошла к двери.
- Да. Не слишком громко? Я попрошу Пушинку убавить звук.
Я слабо улыбнулась и покачала головой.

Через пять минут Хейли возвратилась с тостом, маслом, соком и бананом.
- А ты сама-то ела? – спросила я, когда она опустила поднос мне на колени.
Она похлопала  по подносу.
- Я принесла его из дома. Люблю завтракать в постели и смотреть телевизор, когда с утра нечего делать. И да, я поела.
- Спасибо тебе, - я отщипнула кусочек тоста. Хейли смотрела на меня. – Я выразить не могу, как я благодарна тебе и Марвину за все, что вы для меня сделали.
- Ты должна была позвать меня, - Хейли подала мне стакан и подождала, пока я сделаю глоток. – Я и представить не могла, что ты настолько больна.
- Думала, так перехожу.
- Марвин вчера купил тебе фруктовый лед  и шербет, когда ходил в аптеку. Но я думаю, с ними лучше погодить, пока мы не поймем, что тебя больше не тошнит.

Я смогла съесть два тоста и полбанана. Хейли выдала мне таблетки, а сама пошла в душ. Как только дверь ванной захлопнулась, я услышала, как рядом с кроватью стучат по полу чьи-то когти.
Пушинка посмотрела на меня снизу вверх и приткрыла пасть в собачьей улыбке.
Я похлопала по кровати.
- Хочешь, запрыгивай и…
Она оказалась на кровати рядом со мной и свернулась калачиком раньше, чем я успела договорить.  Я включила телевизор и стала перещелкивать каналы.  Пушинка тявкнула, когда на экране появился «Магазин на диване».
- Ты издеваешься? – спросила я с отвращением.
Она посмотрела на меня, как бы говоря: «А вот и не издеваюсь, оставь его».
- Как насчет «Syfy channel?»
Гримаса.
- «Animal Planet?»
Мы с трудом сошлись на  просмотре «Самых  забавных американских видео».

Чуть позже в спальню вернулась Хейли и посмотрела сначала на Пушинку, а потом на меня.
- Ты приглашала ее на постель?
-  Приглашала, так что не шуми на нее. Она очень ранимая. Там вон забавных котов показывают, а собак мы еще не видели.

Хейли потрогала мой лоб и нахмурилась.
- Ты все еще немного горячая. Как твой желудок?
- Лучше, но вот горло у меня, как гамбургер.
Хейли поморщилась.
- Принести тебе фруктовый лед?
- Виноградный было бы хорошо.
Я почувствовала себя пятилетним ребенком, но должна признать, это мило, когда о тебе заботятся.

- Ты можешь посидеть с нами, - сказала я, когда Хейли вернулась с моим мороженым и чашкой кофе для себя.
- Хорошо, но ты скажешь, если мы будем мешать тебе спать, - она устроилась на другой стороне кровати, облокотилась на подушку у изголовья и сразу начала смеяться над телепередачей.
- У меня «плати-и-смотри» , можем заказать какой-нибудь фильм, если хочешь. 
Хейли посмотрела на меня и улыбнулась.
- Может быть, попозже. У тебя глаза слипаются. Я сомневаюсь, что ты доживешь до конца первого эпизода.
Она потянулась, забрала у меня из руки подтаявшее мороженое и вытерла мне пальцы салфеткой.

Я впала в беспокойный сон. Странные  видения мельтешили у меня в голове. Вот я стою на подиуме во время конференции, в зале сидит Хейли и смотрит на меня, а в это время Зои бреет ее налысо. Я хочу кричать, но с моих губ не срывается ни звука. И пошевелиться я тоже не могу. У меня ноги приросли к полу. Картина вдруг меняется, и вот уже мы с Хейли сидим на заднем сиденье моего автомобиля, пока кто-то нас куда-то везет. Машина ускоряется, мы начинаем визжать и понимаем, что за рулем сидит Пушинка.

Я проснулась и обнаружила, что Пушинка лежит у меня поперек ног, а Хейли свернулась калачиком рядышком со мной, и обе они крепко спят. У Хейли ладошки сложены, как у ребенка, и засунуты под щеку. И глаза двигаются под закрытыми веками. Мне стало интересно, может, в этом сне Пушинка и ее куда-то везет? 

Мне было так хорошо от того, что она здесь, со мной. Я прямо-таки видела, как мы валяемся в кровати воскресным утром, и повсюду разбросаны  листы газет. Мы что-то едим и пьем кофе, а Пушинка дремлет у нас в ногах. Потом мы в шутку спорим, кто будет готовить обед, я выигрываю и выбираю, какой фильм мы посмотрим днем. Ладно, может, даже я готовлю… С этими блаженными мыслями я уснула. 

- Душ? Даже и не знаю…  - покачала головой Хейли. – Ты вчера вечером еле на ногах держалась.
Я только что прикончила миску супа и ощутила прилив сил.
- Я воняю. Я много потела, и на голове у меня сплошной ужас. После душа мне станет лучше.
Хейли поджала губы.
- Если ты на своих двоих доберешься до ванной и не споткнешься, то ладно, будет тебе душ. Но я буду сидеть  снаружи под дверью, и если я услышу хоть что-то подозрительное, то я вхожу.
Я проделала короткий путь  без инцидентов и захлопнула дверь перед носами Хейли и Пушинки. Теплая вода и ощущение чистоты улучшили мое самочувствие. Когда я уронила бутылочку с лосьоном, дверь чуть приоткрылась. В щелке я увидела один зеленый глаз, а пониже -  кожаный нос, который принюхался и исчез.
- Я одета. Можешь открыть дверь, если тебе от этого полегчает.

Пока я чистила зубы, Хейли опустила крышку унитаза.
- Можешь сесть сюда, а я высушу тебе волосы.
Ее ногти, массирующие кожу моей головы… это было божественно. И хоть мои волосы не выглядели так, будто с ними повозился Марвин, техника Хейли понравилась мне гораздо больше. Она выключила фен.
- Я сменила постельное белье, так что все свежее. Тебе пора снова прилечь.
- Как мило… - я мечтала свернуться клубочком в кровати. – Как же я смогу тебя отблагодарить?
Она пропустила мой вопрос мимо ушей и улыбнулась.
-  Простыни оказалось несложно найти. Они, на удивление, хранились в шкафу с надписью «простыни». 
- Да ты просто завидуешь, - я забралась в постель. – Не все такие организованные, как я.

У Хейли было странное выражение лица, когда она смотрела, как я устраиваюсь в кровати.
- Залезай, - я отбросила покрывало с ее половины кровати. Ну, это я так считала, что это ее половина. Она улыбнулась и легла. Пушинка восприняла это как личное приглашение, и вспрыгнула на мою сторону.
- Извини, - Хейли села и было собралась что-то сказать Пушинке, но я ее остановила.
- Все в порядке. Она мне ноги согревает. Разреши ей остаться. 

Мы решили, что фильм ужасов прекрасно подойдет к  такому пасмурному серенькому дню. «Призраки в Коннектикуте» перепугали нас до смерти. После того, как он кончился, мы легли поближе друг к другу и стали рассказывать свои собственные страшилки.

- Я страшно боялась дома, в котором мы жили, когда я была маленькой, - созналась Хейли. – Он был старым и там все время что-то скрипело. Когда папа уезжал, а он часто уезжал, я забиралась в кровать к маме.
Я не удержалась от улыбки, представляя Хейли ребенком. Сплошные кудряшки, а из-под них сияют зеленые глазищи.
- Не знаю почему, но я всегда боялась чулана в маминой спальне, - Хейли повернулась на бок и с отсутствующим взглядом стала перебирать прядь моих волос. – Однажды ночью мама принимала ванну, а я лежала в ее кровати и  смотрела на приоткрытую дверь. Я так боялась, что не могла встать и закрыть ее, - Хейли рассмеялась. – Я все спрашивала маму, когда она закончит, и я думаю, она разозлилась, что я ее достаю, пока она пытается расслабиться. Я в итоге набралась храбрости, чтобы закрыть дверь, но едва я встала, она сама по себе распахнулась, будто ее изнутри кто толкнул.
- Ты завизжала? –  у меня по спине побежали мурашки.
- Завизжала? Маме пришлось силком тащить меня туда, чтобы показать, что бояться нечего. До сих пор помню, как ковер собирался в складки у меня под ногами, когда она меня волокла.
- И что было в чулане? – я сцепила наши мизинцы.
- Одежда, коробки, обувь, ничего необычного,  - Хейли поежилась. – Я просто до ужаса боялась в него зайти. А теперь расскажи мне твою историю. У всех есть своя история.

- Моя вообще-то приключилась уже когда я была взрослой, - на этот раз пришел мой черед задрожать. Хейли  крепче сжала мой мизинец, создавая связь, которая должна  была защитить нас  от страшилок.  – Кален и Тодд только что поженились, а я переехала в маленький домик в Харахане. Хозяин был приятелем Тодда и сделал мне выгодное предложение. На чердаке оставалось много хлама от прежних постояльцев, и он сказал, что если я вынесу его на помойку, он скостит мне плату за первый месяц.
Хейли нахмурилась.
- Там, наверху было жутко?
- Не при свете дня. Большое окно  пропускало много света, так что я не слишком боялась. Но там обнаружилась целая прорва коробок со всяким барахлом. В некоторых оказались хорошие книги, и я их спасла, а вот в одном было полно альбомов  на спирали, знаешь, какими дети в школе пользуются. И все они были заполнены жуткими рисунками. Я представить не могу, что творилось в голове у того, кто их рисовал.
- А что, что там такое было? – спросила Хейли с широко раскрытыми глазами.
- В основном, жуткого вида фигуры. Некоторые в капюшонах, другие с длинными темными волосами, из-под которых едва проглядывали кричащие лица.
- Ты же выбросила их самым первым делом? – Хейли придвинулась ближе.
- Мне очень нравится, что ты рядом, но я боюсь тебя заразить, - я отодвинулась подальше, а Хейли снова придвинулась ко мне.
- Ты же будешь за мной ухаживать? – улыбнулась она.
- Мизинцем клянусь, - я сжала ее палец.
- Так, и что было дальше? Это же не вся история?
Я кивнула.
- К сожалению. Но тебе нравится, правда?
- Да. – Хейли подтолкнула меня  ступней. – Давай, расказывай.
- После переезда прошла неделя. Вечером я улеглась в кровать и решила немного почитать. Когда я потянулась, чтобы выключить лампу, раздался звук, будто кто-то топал по чердаку прямо у меня над  головой. Дом просто затрясся. Я замерла в кровати, а оно промаршировало над моей спальней, потом через гостиную, а потом вернулось.
Хейли выглядела такой же перепуганной, как и я в ту ночь.
- Я позвонила Кален и рассказала ей, что происходит. Они с Тоддом жили всего в нескольких кварталах, так что приехали мгновенно. Этот топающий грохот продолжался, пока они подъезжали к дому, а когда они поднялись на крыльцо, все стихло.  Никто, конечно, мне не поверил, но я их так просто не отпустила, пока Тодд не согласился подняться на чердак и посмотреть, что там такое. Мы прошли полкоридора и как раз собирались опустить чердачную лестницу, когда у нас над головами буквально грохнуло. Дом чуть не развалился, а Кален побелела, как полотно.
- И что это было? – Хейли закинула на меня ногу.
- Мы так и не знаем. Я и Кален битых двадцать минут уговаривали Тодда подняться  по лестнице. Он обыскал весь чердак и ничегошеньки не нашел.
Хейли повела плечами.
- А это могло быть что-то на крыше?
- Тодд так не думает, да и я тоже. Звук был такой, будто оно находилось близко. Не стоит говорить, что я оставалась у Тодда и Кален, пока не нашла эту квартиру. Они прожили в том районе еще год, но в этом доме никто не задерживался.

Хейли долго и пристально смотрела на меня, а потом прикусила губу.
- Не возражаешь, если я снова останусь у тебя на ночь? Исключительно чтобы убедиться, что с тобой все в порядке, - сказала она с озорной улыбкой.
- Возражаю, - на полном серьезе ответила я. – Ты храпишь.  – И расхохоталась при виде негодования на ее лице. – Конечно, оставайся. Я и сама хотела попросить тебя об этом после первых тридцати минут ужастика. А к моей болезни  это вообще не имеет никакого отношения.
Ночью я проснулась с чувством, что меня зажало между двумя доменными печами. Я ткнула Пушинку локтем, и она любезно передвинулась к изножью кровати. Я сбросила одяло, чтобы по-прежнему обнимать Хейли. Так здорово было держать ее в руках, так здорово, и так горько. Мы были просто друзьями, и  эта сладкая пытка  уже становилась невыносимой.

+1

14

Глава 26
ТЫ НЕ БОЙСЯ, ЭТО ГУСЬ! Я САМА ЕГО…

На следующий день Хейли вышла на работу, но продолжала каждый вечер приносить мне ужин. Иногда мы вместе смотрели телевизор. Иногда  сидели во дворе и развлекали Пушинку. Мне с каждым днем становилось лучше, и у Хейли больше не было причин ночевать у меня. Мы были ближе друг к другу, чем когда-либо, но дружба стояла между нами нерушимым барьером.

- У тебя есть планы на субботу? – спросила я однажды вечером, когда мы были во дворе.
- Нет, но хотелось бы, чтобы были. Обещают, что будет тепло и солнечно, - с улыбкой сказала Хейли.
- Я думала пойти прогуляться в парк. Можем взять с собой ланч и провести там хоть целый день, - я стала бросать мячик Пушинке. – Может, это понравилось бы нам всем троим?
- Я бы с огромным удовольствием. Что мне принести?
Ее глаза заблестели, и меня бросило в дрожь.
- Только себя, Пушинку и теннисные мячики.

Я наполовину ожидала, что метеорологи отрекутся от своих пророчеств и скажут, что нам предстоит дождь и холодный ветер. Зимы в Луизиане всегда были непредсказуемыми. В один день бывало так тепло, что вы могли щеголять чуть ли не в шортах, а на следующий день – бац! – извольте надевать пальто. Однако на этот раз прогноз стоял на своем, и я надела шорты, шлепанцы и спортивный свитер на тот случай, если похолодает.
Хейли пришла та же идея, поэтому, когда я ее подобрала, на ней были  короткие штаны с накладными карманами и футболка,  а  через руку переброшена кофта с капюшоном.
- А что в пакете? – спросила я, когда мы покатили в парк.
- Полбуханки черствого хлеба для уточек.
Я посмотрела в зеркало заднего вида и улыбнулась Пушинке. Она ехала на заднем сиденье и выглядывала в окно. Ее ноздри раздувались, когда она принюхивалась к запахам вокруг.
- А как Пушинка относится к уткам?
Хейли подняла солнечные очки на макушку в попытке угомонить развевающиеся волосы.
- Теперь она достаточно умна, чтобы оставить их в покое. А вот когда она была щенком, это был кошмар. Пришлось водить ее к дрессировщику, чтобы он обучил ее основным командам.  Она так увлекалась попытками поймать птичку, что совсем меня не слушалась.
- А утки что, едят  у тебя из рук?
Хейли ехидно улыбнулась:
- Ты что, никогда не кормила уточек?
Я покачала головой.
- Моя мама не просто не умеет плавать, она панически боится воды. Так что мы в детстве и близко не подходили к озерам в парке.
- Тогда  ты кормишь уток со мной, - удовлетворенно улыбнулась Хейли.

Мы выбрали  местечко на солнышке неподалеку от озера и расстелили одеяло. Пушинка повторно освоила фрисби , и мы гоняли ее до тех пор, пока она не  растянулась на травке и не  прогрызла  в пластмассе дыру.

Мне удалось впечатлить Хейли ланчем – салат из курицы, сендвичи, фрукты и бутылка хорошего красного вина, хоть оно и абсолютно не подходило к еде.
- Лучшего денька и пожелать нельзя, да? – Хейли откинулась назад и нежилась на солнышке. – Отличный день, отличная компания, все просто отлично.
- Рада, что тебе нравится, - я растянулась на одеяле, опираясь на локти.
Хейли глянула на меня и посерьезнела.
- Вся прошлая неделя… она была необычной, особенной, - она резко повернулась, когда воскресшая Пушинка ткнула ей в руку мяч.

Справа от меня раздался какой-то шум, и я увидела, что к нам спешит одинокая утка. Я взяла хлеб, отломила кусочек, и птица прибавила ходу.
- Вспомни о гадком утенке, - я вытянула руку с хлебом.
- Ой, Шеннон, - что-то в голосе Хейли заставило меня посмотреть на нее. – Это гусь, а они вообще довольно подлые. Брось хлеб подальше от нас.
Я отвела руку для броска, а когда повернулась, гусь уже стоял рядом со мной. И его явно обидело исчезновение хлебушка. Я остолбенела, а он опустил голову и начал шипеть. Момент промедления дорого мне обошелся - гусь клюнул меня в ногу.
- Ох ты, черт!
Он снова пошел в атаку и, когда я заслонилась рукой, ущипнул меня за руку.

Когда мы с Кален были детьми, наша мама была чемпионкой по метанию тапочек. Как-то Кален  что-то не то сказала насчет нежелания идти купаться, и мама поразила ее точным броском с той стороны  гостиной. А так она нас даже пальцем не трогала, не говоря уж, чтобы отшлепать.
Наверное, годы наблюдений за тем, как мама орудует тапочком, не прошли даром. Прежде чем я сообразила, что я делаю, я стащила шлепанец  и от души треснула гуся. В тот же миг я поняла, что это объявление войны. Крылатая сволочь налетела на меня, как фурия. Я уклонялась, гусь шипел, вино с фруктами весело разлетались по сторонам. Если бы не Пушинка, мне бы там и пришел конец, я в этом уверена.
Пушинка вмешалась в наш ближний бой и прогнала гуся обратно к воде.

- Какого черта это было?! – выдала я и бухнулась на одеяло.
Лицо у Хейли было кирпично-красного цвета.
- Ты в порядке? – почти шепотом поинтересовалась она. – Боже, вот бы это заснять!
Она смеялась чуть ли не полчаса.

- Идем, Шеннон, они милые. Посмотри на их клювики! Видишь, они закругленные, они не клюются,  - Хейли стояла у края водоема, кишевшего утками. Некоторый брали хлеб у нее прямо из руки, другие подхватывали его с поверхности воды.
- Я так не думаю, - мы с Пушинкой стояли позади на безопасной дистанции и выглядывали гусей. 
- Смотри, утята! – Хейли показала на маму-утку, которая осторожно подходила к нам  со стайкой птенцов, колонной маршировавших за ней.  – Ну не будь ребенком, иди сюда!
Я послушалась и встала рядом. Она сунула мне в руку кусок хлеба и велела разломать его на части. Мама-утка держала своих деток на расстоянии, но глядела на нас с надеждой, так что я бросила им несколько кусочков. Хейли не удовлетворилась моими дальними бросками и велела мне покормить  птичек с руки.

- Они не такие бешеные, а? – сказала я, когда одна из уток выхватила хлеб их моих пальцев.
Хейли кивнула и заулыбалась.
- Они шумные, но милые. Совсем не такие, как гуси.
И абсолютно беспринципные. Как только закончился хлеб, закончились и утки. Хейли взяла меня под  руку, и мы пошли к одеялу.

- Я тобой так горжусь! Я думаю, ты готова посетить Глобальный фонд  дикой природы. Я о нем читала, это недалеко. Может, выдастся еще один погожий уикенд, и мы сможем туда поехать.
Я видела рекламу. Они засовывают вас в фургон и волокут по полям и лугам, где сидят дикие животные, которые знают, что у вас для них есть еда. Ничего более кошмарного я и вообразить не могла, особенно, после моей схватки с гусем.

- Конечно, солнышко, звучит здорово.
Хейли, кажется, удивило мое ласковое обращение, но она не выпустила моей руки. Застенчивая улыбка вспыхнула у нее на лице. У меня возникло искушение испытать судьбу и спросить, не передумала ли она насчет того, что мы просто друзья, но тут у меня зазвонил телефон. Мне никто никогда не звонил, кроме Кален и Марвина. Поэтому я ответила, не глядя на экран.

- Привет, Марси, а ты как? – брякнула я, удивленная ее звонком. И зажмурилась, когда рука Хейли выскользнула из моей.
-  Я просто хотела узнать, как ты поживаешь и сказать, что у нас «день приемных зверей». Я подумала, может, ты хочешь завести домашнее животное? Я могу дать тебе адрес клиники, если ты захочешь подъехать.
- Эээ, в общем-то я и так дружу с собакой  своей соседки.
Хейли отошла в сторону, но я знала, что она должна услышать то, что я говорю.
- И я не думаю, что готова принять такого рода обязательства.
- Что ж, если ты передумаешь, то это будет в следующее воскресение с одиннадцати до четырех.
Марси говорила очень быстро, будто нервничала, и это меня раздражало, потому что я не знала, только ли приемные животные были причиной ее звонка.
- И все-таки, как у тебя дела?
- Хорошо. Выздоравливаю от фарингита, а так все в порядке. А ты как?
- О, у меня все хорошо. Много работаю, - повисла неловкая пауза. – Если ты вдруг захочешь встретиться снова, позвони мне.
- Хорошо, обязательно. Приятно было тебя слышать.
Я чувствовала себя паршиво, когда закончила разговор. Я была искренне уверена, что Марси знает: я ей звонить не собираюсь. И Хейли ушла… отдалилась от меня во всех смыслах.
- Вы с Марси снова видитесь? – небрежно спросила Хейли. Она не повернулась ко мне и продолжила бросать Пушинке мячик.
- Нет, она позвонила, чтобы сказать, что у нее в клинике день приемных зверей. Наверное, она решила, что раз у меня нет домашнего животного, то я могу хотеть его завести, - я исторгла из себя смех. – Я сказала ей, что у меня есть полсобаки.
Да, шутка явно дошла только до меня.

Хейли искоса глянула на меня.
- Вроде как холодает. Давай на этом закончим?
Она была права. Ближе к вечеру ветер стал холоднее, и воздух остывал с каждой секундой. Мы почти не разговаривали, собрали наши вещи, и пошли к машине. Мне показалось, что это хороший знак. Хейли явно задел звонок Марси. Для того, кто хочет быть просто друзьями, она как-то слишком сильно ревновала. Вот он, момент, когда я могла бы надавить и заставить Хейли признать, что она хочет большего, но…  я перетрусила. Как бы сильно я ее ни хотела, еще больше я боялась, что она меня отвергнет.

- Хочешь, подберем что-то на ужин? – спросила я, когда мы ехали  домой.
- Давай не сегодня, если ты не возражаешь, - Хейли отвернулась к окну. – Мне нужно поработать, и я совсем не хочу провести целое воскресенье за ноутбуком.
- Без проблем, – я постаралась говорить небрежно, но такой поворот событий действовал мне на нервы. Меня обижало ее отношение, а еще я просто злилась на себя за то, что побоялась бросить ей вызов.

Глава 27
НЮНЯ  И РАЗМАЗНЯ

Мы с Кален не виделись почти две недели, то из-за моей болезни, то из-за ее утренней тошноты. В понедельник она позвонила и пригласила меня на ланч, но я была не в настроении. И все же мы встретились в салоне Rampart после того, как она пригрозила выволочь меня из квартиры за волосы.

Моя обычно живая и энергичная сестра выглядела грузной и уставшей. Она обняла меня и тяжело облокотилась на прилавок.
- А у меня для тебя сюрприз.
- У тебя двойня? – пошутила я.
- Господи, нет! Из меня  и один ребенок уже все соки высосал, - устало улыбнулась Кален. – Угадай, кто приехал тебя повидать?

Кто-то обнял меня за плечи, я развернулась и увидела маму. Она улыбалась от уха до уха.
- Сюрприз, - и она обняла меня еще крепче.
- Ты когда прилетела?
- Вчера позно вечером. С  папой все хорошо, и я захотела побыть с моими девочками.
Она взяла мое лицо в свои ладони и поцеловала в нос, а потом снова обняла.
- Я так рада тебя видеть. Я очень по тебе соскучилась, -  я тоже ее обняла.
- Это так чертовски трогательно…
Мы повернулись и посмотрели на Кален. У нее по лицу струились слезы. Она высморкалась и глянула на нас.
- Я вся такая тонко чувствующая сейчас, - пожала она плечами. – И кто-то должен меня накормить, а не то я грохнусь в обморок.

Мама повела нас в свое любимое местечко  в Орлеане  – «У Масперо».  Она всегда считала, что сендвич «Бедный мальчик»  - это панацея от всех  несчастий и болезней, включая утреннюю тошноту Кален, которая в ее случае продолжалась круглосуточно. (Shrimp Po’ Boy (рус. "бедный мальчик") – традиционный горячий луизианский сендвич. Жареные креветки и устрицы помещают внутрь багета  и подают с горчицей и овощами. Говорят, название возникло во время четырехмесячной забастовки трамвайщиков в Н.О. в 1929 году. Братья Мартин владели рестораном и бесплатно подкармливали бывших сотрудников, называя их «бедными мальчиками». В итоге название прилипло к бутербродам - прим. пер. )
Я съела половинку своего бутерброда и почувствовала, что объелась. Кален слопала  свой и утащила остаток моего. Потом она рыгнула и залилась краской.
- Извините, это не я, это все ребенок.
- Да ты была порядочной свиньей и до того, как подобрала пассажира, - съязвила я.
Кален замотала головой.
- Я себя больше не контролирую. На днях я складывала постиранное белье, и меня стошнило прямо в корзину. Потом я долго рыдала, что испортила стирку.

Мама похлопала Кален по плечу.
- Когда я была беременна тобой, меня тошнило почти постоянно. Мятные конфетки очень помогали.
- И как ты решилась на второй заход? – спросила я. – Я бы сдалась после первого ребенка.
- Я рада, что она не сдалась, - Кален потянулась и сжала мою руку. – Я не могу представить свою жизнь без тебя.
- Что это на тебя нашло? – спросила я Кален с притворным отвращением. – Ты стала вся такая ласковая, и добрая, и пушистая.  Это омерзительно!
- Сама удивляюсь. С тобой мне все время хочется обниматься, а вот Тодда все время хочется придушить.
- Это потому, что тебе уютно и  спокойно рядом  с твоей младшей сестрой, - сказала мама.
Меня это слегка ошеломило. Ведь это мне всегда было уютно  и спокойно  в присутствии Кален. А теперь мы поменялись ролями.  Как странно…

Мама склонилась ко мне и положила руку поверх моей, а Кален ухватила меня за вторую руку:
- Не поворачивайся, но там, за столиком у окна сидит симпатичная молодая женщина и все время на тебя смотрит.
- Меня больше не интересуют женщины, - решительно заявила я. – От них никакого толку, одна только головная боль, - тут  я улыбнулась маме. – К тебе это не относится.
- Шеннон, - Кален придвинулась поближе и понизила голос, - это же Хейли.

Я невольно обернулась. Точно, это была  Хейли. Я смотрела на нее, и мышцы моего живота напряглись сами по себе. Она изумительно смотрелась -  темно-синий  костюм, вьющиеся волосы  рассыпались по плечам…  Я так понимаю, они с коллегами заглянули сюда на ланч. Всего их было шестеро, если  считать и Хейли.  Все что-то живо обсуждали, а Хейли глядела в окно, пока вдруг не повернулась и не заметила меня. Она улыбнулась и тихонько помахала. Я кивнула, улыбнулась и отвернулась к столу.

- Так что, у вас с ней ничего не вышло? – спросила мама.
Я замотала головой.
- Мы просто друзья.
Мама глянула в ее сторону и улыбнулась.
- Так, а ну-ка все прекратили на нее пялиться! – рявкнула я. – Это неприлично!
- Это она ухаживала за Шеннон, когда у нее был фарингит, - Кален пожевала соломинку и посмотрела по сторонам.
- Перестань туда смотреть, - прорычала я. – Она подумает, что мы о ней разговариваем.
- Я знаю. Я говорила с ней по телефону, когда звонила тебе, - сказала мама.
- Да? – удивилась я.
- Ты тогда спала. Она рассказала, что они с Марвином возили тебя к врачу, и что она следит, чтобы ты вовремя пила лекарства.
- Она не говорила мне, что ты звонила.
- У нее, наверное, и без того было полно забот с тобой, - иронично улыбнулась мама. – Ты ведешь себя, как ребенок, когда болеешь.
- Она ведет себя как нюня и размазня! – Кален стащила из маминой тарелки креветку.

Мама снова посмотрела в сторону столика Хейли.
- Она совершенно очаровательна, и она идет сюда.
Я повернулась как раз в тот момент, когда Хейли подошла.
- Я подумала, что нужно подойти поздороваться, - застенчиво улыбнулась она.
- Я рада, что ты так подумала, - я умудрилась улыбнуться в ответ. – С моей сестрой Кален ты уже знакома, а это – моя мама, Джилл, и она только что сказала мне, что вы уже общались.
Хейли нахмурилась.
- Ох, да, а я и забыла сказать тебе, что она звонила. Прости, пожалуйста.
- Выбрось это из головы, милая, - мама потянулась и взяла Хейли за руку. – Так приятно встретиться с тобой лично и поблагодарить тебя за то, что ты позаботилась о нашей…
- О нашей нюне и размазне, -  вмешалась Кален.
Хейли усмехнулась, подмигнула Кален, а потом перевела взгляд на маму, которая до сих пор так и не выпустила ее руку.
- Я очень рада познакомиться с вами, миссис Брайсен. И мне очень понравилось заботиться  о вашей, - Хейли ехидно глянула на меня, - о вашей … девочке.
Мама засияла навстречу Хейли:
- Не хочешь ли выпить с нами кофе?
- Я бы с удовольствием, но, к сожалению, мне нужно возвращаться в офис. К нам приехало начальство, и вся контора буквально на ушах стоит, чтобы их ублажить, - Хейли снова посмотрела на меня. – Было очень приятно всех вас повидать.

- Да, здорово, что увиделись, - тупо ответила я  и стала смотреть, как она уходит. Потом я развернулась в сторону  Кален:
- Ах ты, зараза!
Она сделала вид, что не услышала, взяла еще одну креветку и стала ее рассматривать.
- Как ты думаешь, они знали, что их поймают в сеть и разлучат с их семьями? И только для того, чтобы они закончили жизнь у нас на тарелках?
Ее глаза наполнились слезами, и она с уважением опустила креветку на лист салата.
- Пора баиньки, - мама жестом показала, чтобы принесли чек. – Мы возьмем тебя домой и уложим в кроватку…

Голос мамы звучал, как в детстве. И Кален до ужаса походила на ребенка, когда она зарылась поглубже в кровать и укуталась одеялом до подбородка. Мама ласково погладила ее по голове.
- Может, у тебя и будет собственный ребенок, но ты навсегда останешься ребенком для  меня, - сказала она и выключила свет.
Я вышла из комнаты вслед за мамой, и перед тем, как закрыть дверь, прошептала:
- Маменькина дочка!
- На себя посмотри! – отозвалась Кален из темноты.
Я улыбнулась. Вот такую сестру я знаю и люблю!

- Шеннон, дорогая, я не знаю, как включить кофеварку Кален, - позвала мама. – Ты можешь сделать нам по чашечке?
Я выполнила ее просьбу, а она уселась за кухонный стол.
- Так что, просто друзья, а? – с усмешкой спросила мама.
- К сожалению, - я прислонилась к столешнице и скрестила руки на груди.
- Я так не думаю, - мама покачала головой. – Ее глаза говорят совсем другое. И твои тоже.
- А вот ее губы говорят, что она просто хочет быть друзьями, - я налила маме кофе и поставила на стол.
- Эта женщина без ума от тебя, а у тебя от болезни, видимо,  зрение вместе с мозгами отшибло.
Я резко обернулась и уставилась на маму:
- Кто тебя научил так выражаться?
- Кален. Она так говорит про Тодда, когда сердится на него. Ты должна еще раз пригласить Хейли  на свидание.
Я наполнила свою чашку и присоединилась к маме.
- Я не могу, - пробормотала я и стала размешивать сливки в кофе.
- Почему нет?
- Потому что я - нюня и размазня, и я не хочу еще раз услышать, как она говорит мне, что не хочет ничего серьезного. 
- Ох, милая моя, - сказала мама с понимающей улыбкой, - да у вас все уже серьезно.

Я рассказала ей, как Хейли отреагировала на звонок Марси, и мама закатила глаза.
- Ты неправильно истолковываешь сигналы. Она, может, и говорит, что не хочет серьезных отношений, но на самом деле она дает понять, что боится.
- Да она, в общем, уже призналась в этом раньше.
- Я знаю, ты тоже боишься, учитывая то, что ты мне рассказала  о ее прошлом, - мама отхлебнула кофе и сморщилась. – Сливки, дай мне сливки! Я совсем забыла, какой крепкий кофе пьют в  Новом Орлеане. 
Она добавила в чашку  хорошую порцию сливок, отпила глоток и вздохнула.
- Она обожает тебя, Шеннон. Спроси ее снова.

По дороге от Кален я купила цветы. Не для Хейли, для Марвина. Он заулыбался, как школьница, когда я вручила ему букет.
- Спасибо за заботу и поддержку. И когда у тебя выдастся свободный вечерок, я  бы с удовольствием угостила  тебя ужином.
Марвин захлопал глазами.
- Если бы ты была мужчиной, я бы уволок тебя в подсобку и… ну ты знаешь.
- Ммм, спасибо? – я отступила на шаг.
Он ухватил меня за руку.
- Иди сюда! Дай-ка я погляжу на твои волосы, - он пропустил пряди  сквозь пальцы и скорчил рожу. – Они так быстро отрастают, что  их нужно подровнять, рыбка моя. И у меня как раз окно в расписании. Ты пришла вовремя!

Прежде, чем я поняла, что происходит, он уже вымыл мне голову и усадил в кресло.
- Ну что, - начал Марвин с ехидной усмешкой, - Хейли хорошо о тебе позаботилась?
Я кивнула.
- Она…
Пальцы Марвина плотно охватили  верхнюю часть моей головы.
- Не кивай, не шевели головой, когда я тебя стригу!
Я кивнула. Рефлекс.
- У тебя что, тайное желание стать лысой?! – Марвин завращал глазами.
Я хотела помотать головой, чтобы подразнить его, но не стала.
- Нет, я буду сидеть тихо-тихо.
Марвин громко выдохнул и вернулся к работе.
- Не шевелись. Она осталась у тебя той ночью? Потому что она сказала, что осталась.
- Да.  И на следующую ночь тоже.
- О, она такая милая, - Марвин обошел вокруг меня. – Держу пари, она согласится, если ты снова  пригласишь еена свидание.

Марвин позволил фразе повиснуть в воздухе, а потом  закатил глаза, пока я сидела там, как перепуганный кролик.
- Смотри в чем дело. Я слишком боюсь и пригласить ее, и не пригласить, - я поборола желание пожать плечами, и не шевелилась, пока Марвин щелкал и чикал ножницами. – Я думаю, она хочет большего, но если я на нее надавлю, она  опять спрячется. Я… черт, я не знаю что мне делать. Догонять или убегать, это все так сложно, но я должна сделать хоть что-то, а не то я с ума сойду.

Когда я посмотрела на Марвина в зеркало, он улыбался во все тридцать два зуба.
- Что? – спросила я в досаде от того, что он считает мое безвыходное положение забавным.
- Я не думаю, что кто-то из вас понимает, что вы уже проделали практически весь, - он поднял палец и показал кавычки, - «ритуал ухаживания».  Вы на тернистом пути  к любви, и одна из вас должна сделать следующий шаг, который переведет вас на следующий уровень, - он наклонился и прижался  щекой к моей щеке, глядя в глаза моему отражению. – Кто-то должен сделать шаг, и это будешь ты.

Марвин продолжил меня стричь, пока я обдумывала его речь. Я припомнила свои прежние отношения и поняла, что я всегда была пассивной стороной, всегда ждала, что кто-то другой сделает первый шаг. В случае с Хейли, первый шаг сделала я, когда поцеловала ее во дворе. И что мне это принесло? Через несколько дней она отдалилась от меня.  Эта игра в перетягивание каната стала меня утомлять. Я все ждала, когда Хейли потянет за свой конец веревки, но все, что я получила – это несколько слабых подергиваний.

- Она боится, она сама в этом призналась, да и ты боишься, но не того, что она тебе откажет. Я думаю, ты больше боишься того, что увас может получиться, если все пойдет хорошо, - Марвин склонил голову набок и подмигнул.
Я  с трудом сглотнула. Он был прав. Пришло время сразиться с давним страхом, который продолжал прятаться в тайниках моей памяти.
- Мой отец… он изменил маме.
Мапвин опустил руку мне на плечо:
- Лапушка, мне очень жаль.
- Кален до сих пор не знает. Только я и мама. Я думаю, я поэтому такая застенчивая, а она такая открытая. Я так боялась, что кто-то займет мамино место… Как будто папа мог ее выгнать, и привести кого-то другого, - я горько улыбнулась. – Я привыкла цепляться ей за ногу всякий раз, когда к нам приходили гости. Если она уходила, я шла с ней.
Марвин выглядел так, будто сейчас расплачется.
- А Хейли обманывала мужа. Она мне сама рассказала.
- В глубине души я знаю, что у нас все может быть хорошо, но я боюсь, что я все испорчу своим страхом, что однажды она может меня… заменить.

- Парикмахеры, как и бармены, часто в курсе чужих тайн, - Марвин легонько сжал мое плечо. – Я слышал и мужчин, и женщин, - он понизил голос. – Даже те, кто здесь работает, хвастают своей неверностью так, будто это последний писк моды. А вот Хейли стыдится того, что она сделала. У нее глаза полны боли, когда она об этом говорит. – Марвин покачал головой. – Измену нельзя оправдать, но она разрушила свой брак не потому, что ей было скучно, а потому, что пыталась сладить со своей ориентацией.
Я пыталась переварить то, что сказал Марвин, пока он сушил мои волосы. Возможно, я не так уж и сильно тянула за свой конец веревки. А может, я просто думала, что тяну. Что ж, пришло время взяться за дело более серьезно.

+2

15

Глава 28
СОБАЧЬЯ УСЛУГА

По дороге домой я мысленно проигрывала несколько вариантов того, как пригласить Хейли на свидание. Я приготовилась  к возможному отказу, но прежде чем я сдамся, ей придется прямо сказать, что она меня не хочет и никогда не хотела. А если она так и скажет?  Черт, эмигрирую в Перу.

Я вышла из лифта и остолбенела. Под моей дверью стояла Хейли и сжимала в руках поводок. Ее глаза были заплаканными и покраснели. Она всхлипнула, бросилась мне на шею и крепко вцепилась в меня.
- Пушинка сбежала, - прорыдала она. – Не могу нигде ее найти!

Я обняла ее за талию, отперла дверь квартиры и завела ее внутрь.
- Я только переобуюсь, и мы вместе пойдем ее искать, - я неохотно отпустила ее, рванула в комнату, швырнула в шкаф сапоги и вытащила кроссовки.

- Где вы были, когда она сбежала? – спросила я на обратном пути.
Хейли отвернулась от окна:
- Мы были в парке. Я болтала с парнем, хозяином собаки, которая смахивает на Пушинку, а когда я повернулась, ее уже не было, - уныние на ее лице сменилось паникой. – Ты думаешь, ее кто-то украл?!
Честно говоря, именно это я и подумала. Я прижала ее к себе:
- Может, она погналась за белкой или еще что-то.  Даю тебе слово, мы перевернем этот город вверх дном, но мы ее найдем.

Мы вышли из дома и побежали по направлению к парку.
- Пушинка! Пушинкаа! – орали мы во все горло.
- Я за нее! – прокричала в ответ веселая толстуха с той стороны улицы.
В любое другое время я бы расхохоталась, но Хейли выглядела такой потерянной…

- На ней был ошейник?
- Да, и на нем записан мой телефон. Будем надеяться, что кто-то позвонит, - Хейли яростно захлопала по карманам пиджака, пока не нашла свой мобильный. – Ты бы позвонила, если бы нашла потерявшуюся собаку?
- Конечно, позвонила бы, - я старалась не поддаться панике. Одна из нас должна сохранять здравый рассудок… хотя ужасные сценарии так и роились у меня в голове. Машины сновали по узким улочкам Квартала, не обращая никакого внимания на пешеходов, не говоря уж о собаках. Каждый раз, когда мы сворачивали за угол, я с ужасом представляла, что мы обнаружим сбитую  Пушинку посреди улицы, и Хейли придется на это смотреть. Невыносимо!

Перед нами шла  парочка с собакой.
- Вы не видели светлую пушистую собаку? Похожую на золотистого ретривера? – спросила я.
Женщина посмотрела на нас сочувственно и покачала головой.
- Мы будем поглядывать, - сказал ее муж. – Если мы ее заметим, как вам позвонить?
Я дала ему свой номер и номер Хейли, он нацарапал их на карточке, которую вытащил из бумажника.
- Тому, кто ее найдет, полагается пятьсот долларов вознаграждения.
- Шеннон… -  начала было Хейли, когда мы пошли дальше.
- Я заплачу, - я вытерла слезу, катившуюся по ее щеке. – Я что угодно сделаю, только бы стереть эту боль с твоего лица.
Хейли улыбнулась сквозь слезы, но я ничего не дала ей сказать, взяла ее заруку, и мы поспешили к парку.

- Мы были вот здесь, - сказала Хейли, когда мы остановились на круговой аллее. – Видишь, вот ее мячик.
Она наклонилась, подобрала грязный теннисный мяч и всхлипнула.
- Нелья было отпускать ее с поводка, но тут же калитка, я не думала, что она сможет выбраться…
Мы обыскали каждый квадратный сантиметр парка, продираясь сквозь ветки вечнозеленых дубов ,  и все время звали Пушинку. Потом мы обошли парк снаружи. Хейли проверяла свой телефон чуть ли не на каждом шагу. Темнело, и мне становилось все более не по себе.
-  Вы ходите сюда одной и той же дорогой?
Хейли замерла.
- Нет, все время разными.
- Ладно, давай проверим каждый маршрут. Может, она идет домой по следу.

Мы дважды вернулись домой разными путями, но Пушинки так и не нашли. Я уже мысленно расклеивала объявления о пропаже на каждый столб в радиусе десяти миль. Хейли совсем пала духом, понурилась и сгорбилась.
- Давай еще раз, ладно? – я помассировала ей плечи. Она устало кивнула, и мы потопали назад в парк.

Зная Пушинку так, как ее знали мы, мы должны были пойти по этому маршруту сразу, а не в последнюю очередь. Ветерок донес до нас ароматы китайской еды. Мы с Хейли переглянулись и ускорили шаг. Пушинка сидела перед своим любимым ресторанчиком и с надеждой смотрела на дверь. Хейли рухнула на колени и обняла дурную собачонку за шею, а та посмотрела на меня снизу вверх, как бы говоря: «Я надеюсь, ты прихватила бумажник? Ты должна мне куриный шашлык». Нет уж, дудки! Никаких куриных шашлыков!

- Я проходила этой дорогой дважды, пока не встретила тебя, - Хейли подняла глаза на меня, вытащила из кармана поводок и пристегнула к ошейнику.
Больше ни слова не говоря, она поднялась и бросилась мне на шею, крепко обнимая.
- Спасибо тебе, огромное тебе спасибо! Ты не представляешь, как много для меня значит твое желание помочь!
Я позволила себе наслаждаться ее объятием примерно с минуту, а потом сказала:
- Я  бы сделала это снова и снова, но если ты в ближайшем будущем купишь ей куриный шашлык, я вас обеих придушу.

И хоть мои ноги гудели и болели,  возвращение домой стало  нашей самой приятной совместной прогулкой. Хейли взяла меня под  руку, а Пушинка неторопливо трусила впереди.
- Я вдруг сообразила, что ужасно проголодалась, пока мы ее искали, - сказала Хейли, когда мы вошли во двор. – Присоединишься к моему позднему ужину?
В этот раз я приняла приглашение без малейших колебаний.
- Я уверена, что с удовольствием съем все, что ты предложишь, даже если это печенка.
Хейли скривилась, а вот Пушинка проявила интерес.
- Я как-то больше склонялась в сторону яиц, жареной картошки и, может быть, бекона.
- Это намного лучше, чем печенка. Я даже почищу картошку, - улыбнулась я.

Пушинка, не жалуясь, поела собачьего корма, растянулась на полу в гостиной и в буквальном смысле слова захрапела. Мы с Хейли принялись за еду.
- Спит, паршивка этакая, - сказала я между глотками, - не хотела тебе говорить, но я так боялась, что мы ее не найдем. 
- Да у тебя это на лице было написано, - Хейли  посмотрела на меня. – Ты меня так утешала и подбадривала, но  по глазам видно было, как ты переживаешь. И это успокаивало меня больше, чем твои слова. Было видно, что тебе не все равно.
- Я не стану отрицать, что я очень привязалась к этой бестолковой мохнатой заднице, но, если быть совсем честной, я в равной степени переживала о тебе. Если не сказать больше, - я пристально посмотрела ей в глаза. – Я пыталась не испытывать к тебе чувств, но… испытываю.

Хейли отвела взгляд и оттолкнула тарелку. Я, конечно, не ожидала, что она бросится в мои объятья, но хоть бы она улыбнулась, что ли! Меня бы это обнадежило…
- Я устала, да и ты тоже, - я собрала наши тарелки и понесла их к раковине.
Хейли взяла стаканы и пошла на кухню вслед за мной. Она мягко взяла меня за руку, когда я стала отчищать тарелки.
- Не убирай. Ты и так сегодня потрудилась.
Я отшатнулась от нее. Она странно на меня посмотрела, как будто что-то хотела сказать, но не могла.
- Спасибо, - наконец выдохнула она и шагнула ко мне, чтобы обнять.

Я сжала ее в руках и поцеловала. Изо всех сил. Ее удивление продлилось не больше секунды, а потом она уступила моим губам. Она вжалась в меня, и ее тело было горячим, но поцелуй был еще горячее. Я отстранилась, переводя дыхание, все еще держась за нее.
- Отрицай все, что хочешь, Хейли, но когда ты целуешь меня, я чувствую все, что ты оказываешься говорить.

Я  отпустила ее и пошла к выходу. Я обернулась в дверях, чтобы посмотреть на нее – она стояла на том же месте. Ее щеки зарделись, а губы опухли от моего поцелуя.
- Это второй раз, когда я целую тебя силой. В следующий раз ты встретишь меня по своей воле.
Легкая улыбка скользнула по ее лицу.
- В следующий раз?
- Угу. Например, завтра вечером после ужина.
- Я буду готова  к семи часам, - надменно произнесла Хейли, копируя мою интонацию.
- Тогда и увидимся.
Я резко развернулась, вышла и, миновав лифт, взбежала по лестнице, подавляя желание снова вломиться в ее квартиру. 

Глава 29
ЮЖНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ

Я проснулась на следующее утро, чувствуя куда меньше самоуверенности, чем вчера, когда я уходила от Хейли. Я не думала, что она отменит наше свидание. Куда больше меня волновало то, что я чувствовала, когда ее целовала. Мне едва хватило сил, чтобы уйти от нее вчера, а сегодня, да еще после ужина в ресторане…  смогу ли я удержать себя в руках? Я распознала страсть в ее поцелуе, но  не хотела уничтожить наши столь долго лелеемые отношения, если наброшусь на нее, как стадо вышедших из-под контроля гормонов.

Я погрузилась в воспоминания о ее вздохе, с которым она сдалась моему поцелую, о моих ощущениях, когда  ее бедра прижимались ко мне… В этот момент зазвонил телефон.
- Чего тебе, Кален? – ответила я после четвертого звонка.
- Это вот так ты отвечаешь своей сестре, когда она тебе звонит?
- Прости, мам, и да, я рявкаю на нее, когда она звонит мне спозаранку, - рассмеялась я. – Если бы ты позвонила мне со своего телефона, я была бы очень милой и вежливой.
- Мы с Кален обсуждаем поздний завтрак. Почему бы тебе не составить нам компанию?
Я хотела еще побыть в своих страстно-туманных мечтаниях, но, наверное, лучше это прекратить.
- Давайте, я заеду за вами в десять?

Я наблюдала, как мама в третий раз забирает у Кален солонку.
- Яйца совсем безвкусные, - пожаловалась Кален и набросилась на миску с мандаринами.
Мама посмотрела на меня и улыбнулась.
- Ты  замечательно выглядишь сегодня. Хорошо выспалась?
- Да, и у меня сегодня свидание.
Мама с Кален переглянулись.
- С Хейли? – спросила Кален.
- Ага, - просияла я.
- Куда ты ее поведешь, солнышко? - спросила мама.
- Представления не имею.
Мама с Кален снова переглянулись.
- Ты не знаешь? – удивилась Кален и забросила в рот очередную порцию фруктов.
Мама схватила меня за руку.
- Дорогая, это должно быть особенное место.
- Ну, я и не думала о Мак-Дональдсе, - нервно ответила я, а они посмотрели на меня, как на умалишенную.
- А что, если к Энтони или в «Двор двух сестер» или к Арно?  - Кален загибала пальцы. - Это все романтические места.
- Да, отличный выбор, - согласилась мама.
- А что ты собираешься надеть? – Кален помахала передо мной вилкой.
- Ну, я собиралась пойти в джинсах.
- Нет! – хором прокричали обе.
Я швырнула свою салфетку на стол.
- Я не появлюсь в ее квартире в бальном платье!
- У тебя есть что-нибудь сексуальное? – спросила мама.
- Мам!
- Что?
- Я себя странно чувствую, обсуждая с тобой такие вопросы.
- Ну, дорогая моя, я же знаю, что лесбиянки не только разговаривают, а делают еще кое-что.
- Мы здесь закончили? – я поглядела по сторонам, чтобы понять, кто еще слушает наш разговор.
- Я думаю, нам нужно пройтись по магазинам, - сказзала Кален, не обращая на меня внимания. – Может, зайти в Victoria’s Secret.
Мама дразняще улыбнулась мне.
- Я думаю, ты будешь замечательно выглядеть в черных брюках, таких, знаешь, с низкой талией и в обтягивающем топе. В чем-то, что подчеркивает твою новую фигуру.
- В моллах полно распродаж, - на полном серьезе предложила Кален. – И мама говорит, что мне нужно много ходить, чтобы бороться с отеками, - она невинно захлопала глазками.
- Что на тебя нашло? – я прищурилась и повернулась к ней. –  Ты не была в восторге от того, что я с ней вообще вижусь, а теперь ты хочешь меня для нее принарядить?
Кален забросила в рот дольку апельсина и посмотрела на маму.
Мама предупреждающе посмотрела на Кален и улыбнулась мне.
- У нас  с ней был разговор. А теперь об ужине. Тебе нужно сделать предварительный заказ, а то мест не будет.
Кален вытащила телефон и уже через полминуты нашла номер ресторана «У Арно».
- Хочешь, я позвоню?
- Да,- ответила мама, не дав мне и слова сказать,  и снова повернулась ко мне. – Мы идем за покупками.
- Семь часов – это все, что они могут предложить, - сказала Кален и отложила телефон.
- Мне нужно позвонить Хейли. Мы договорились встретиться как раз в семь.

Полуденное солнце ласкало мое лицо, когда я вышла на улицу и набрала номер Хейли.
- Привет! – радостно ответила она.
- Привет,  ты уже отошла от вчерашних событий? 
- Да, но Пушинка улегась  вздремнуть во второй раз. Мы все еще  встречаемся вечером?
- Да, но мне придется забрать тебя в шесть тридцать вместо семи. У нас заказан столик у Арно.
- Ух ты, я наслышана об этом месте. Дорогое удовольствие, - голос Хейли понизился и зазвучал чувственно, - ты что, пытаешься произвести на меня впечатление?
- Да?
Хейли рассмеялась.
- Я уже под впечатлением.  И даже ужин в Мак-Дональдсе его не уменьшит.
- Я с нетерпением  жду вечера, чтобы провести его с тобой.
- Я тоже, - неожиданно застенчиво ответила Хейли.
- Тогда до скорого.

Глава 30
СТЕЙК, КРАБЫ И АХХ…

Оглядываясь назад, могу сказать, что идея провести время с мамой и Кален оказалась хорошей.
Они в шутку подкалывали меня и таскали от магазина к магазину, так что время прошло быстро. Если бы не они, я бы просто просидела весь день дома, не находя себе места и гипнотизируя часы. А так я вернулась домой, и у меня осталось время, чтобы чуть-чуть отдохнуть, пока стирался мой новый наряд.

Теперь, стоя перед зеркалом, я от души радовалась, что мама с Кален так настойчиво стремились одеть меня подобающим образом. Черные брюки и легкий бордовый свитер подчеркивали фигуру, над которой я так работала. Одежда была не настолько нарядной, чтобы причинять мне неудобство, но весь ансамбль выглядел куда более изящно, чем джинсы. Я набросила подходящий пиджак и пожалела, что рядом нет Марвина, чтобы сделать мне прическу и нанести макияж.
Я спускалась вниз на лифте и улыбалась. В руках у меня были цветы для Хейли и сумка с подарками для Пушинки, раз уж ее побег за курицей дал мне такую прекрасную возможность пригласить Хейлине свидание.

- Ничего себе! Ты выглядишь изумительно! – воскликнула Хейли, когда открыла дверь.
Я хотела вернуть комплимент, но буквально онемела, когда  увидела черное коктейльное платье, которое она подобрала для сегодняшнего вечера. Оно  так охватывало все потрясающие изгибы и выпуклости ее фигуры, что у меня перехватило дыхание.
- Это не слишком? – спросила Хейли, а я все стояла и таращилась.
- Нет… Я… Боже, какая ты красивая!
Я чувствовала себя неловко, как школьник, когда преподнесла ей цветы.
- Это тебе. Небольшой знак благодарности за твою заботу обо мне, когда я болела и за то, что согласилась сопровождать меня сегодня вечером.
Хейли понюхала красную розу в центре букета.
- А ужин – это тоже своего рода знак благодарности?
- Нет, - я посмотрела ей прямо в глаза. – Это знак того, что я хочу просто провести время вместе с тобой.
Хейли вздохнула и улыбнулась уголком рта.
- Я поставлю цветы в воду.

- А это тебе, - я посмотрела на Пушинку.
Из пакета с нарисованными собачками я вытащила диск с «Классным мюзиклом-2» , жевательную косточку с ароматом курицы и игрушечную овечку.
- Это чтобы тебе было чем заняться, пока я украду твою маму ненадолго.
Я протянула ей овечку, и Пушинка радостно запрыгала.

- Я пока надену пальто, - сказала Хейли, - а если ты тем временем развернешь косточку и включишь фильм, то Пушинка будет тебе очень благодарна.
Я проводила Хейли взглядом и повернулась к Пушинке, которая всем своим видом, казалось, говорила:  «Открывай кость, дурища». Она взяла ее, улеглась перед телевизором рядом с овечкой и стала ждать, пока я поставлю фильм.

- Спасибо тебе, – вернувшаяся в комнату Хейли кивнула в сторону  Пушинки, которая счастливо глодала кость и смотрела телевизор. – Мы готовы?
- Да.
Я подошла к двери и приготовилась открыть ее. Хейли положила свою руку поверх моей и остановила меня. Она потянула меня  за лацкан, пока наши лица не оказались буквально в сантиметре друг от друга.

- Вот что я хочу отдать тебе по своей воле, - прошептала она, и ее губы встретились с моими.
Поцелуй был нежным и сладким, но только на первых порах. Я услышала, как ее сумочка шлепнулась на пол, когда она охватила мои плечи руками и прижала меня к себе. Все мысли об ужине испарились из моей головы, когда ее язык скользнул мне в рот. Она напоследок прикусила мою нижнюю губу и разорвала поцелуй, оставив меня дрожать и задыхаться.

- Да, думаю, теперь мы готовы, - застенчиво улыбнулась Хейли.
- Я подниму твою сумочку, - бестолково сказала я и опустилась перед ней на колени.
Тут же я почувствовала, как Хейли вплетает пальцы в мои волосы и нежно тянет меня наверх.
- Я ошиблась, мы еще не совсем готовы.

Она толкнула меня к двери и снова поцеловала. Я провела руками по  платью,  коснулась открытой спины и застонала, ощущая теплоту ее кожи. Она сильнее прижалась ко мне и оседлала мое бедро. Звук нашего дыхания заглушил вступительную музыку к фильму. Когда она отстранилась от меня в этот раз, она выглядела слегка безумно, и это полностью совпадало с тем, как я себя чувствовала.

- Ладно, теперь готовы, - Хейли, пошатываясь, шагнула назад.
Я прикусила губу, чтобы не спросить: «Готовы к чему?» Я не была уверена, что мы по-прежнему говорим об ужине. Было такое ощущение, что мы сразу перешли к десерту.

Хейли вытерла свою помаду с моих губ подушечкой большого пальца.
- Прости. Я думаю, я сцеловала всю твою помаду. И свою тоже.
- Я на это точно не стану жаловаться.
Носком туфли Хейли подцепила сумочку за ремешок и поднимала, пока я не перехватила ее.  Она выдернула сумку из моих дрожащих пальцев и открыла дверь.
- Пойдем, - сказала она с довольной улыбкой.

Я знала, что у меня лицо горит, когда мы вошли в лифт. Я улыбнулась малознакомым соседям и задумалась, чувствуют ли они  сексуальное напряжение, которое излучали мы с Хейли. Никто не произнес ни слова, пока мы не приехали на первый этаж.  Мы все вместе вышли во двор, и когда я оглянулась, Хейли улыбалась до ушей.
- Что такого смешного? – спросила я, когда мы остались наедине.
Хейли вытащила из сумочки салфетку и провела ею вокруг моих губ.
- Я не очень хорошо стерла помаду. Я думаю, нашим соседям ясно, как божий день, чем мы занимались.
Я поцеловала ее снова, и она со смехом повторила процесс. Мы все еще стояли на ступеньках, когда вызванное мною такси засигналило.
- Это за нами? – спросила Хейли, когда я потащила ее за руку.
- Угу, иначе мы бы целый вечер искали, где припарковаться.

Я открыла дверцу, Хейли скользнула на сиденье, а я уставилась на ее ноги. Мы почти не разговаривали во время этой короткой поездки, но Хейли держала меня за руку и смотрела на меня с такой беззащитной нежностью, какой я не видела в ней до сих пор.

- Тебе не кажется, что все на нас смотрят? – спросила я и спряталась за меню.
Глаза Хейли заблестели, и она отпила глоток вина.
- Они все смотрят на мою красивую девушку.
- С этим я могу поспорить.
Хейли покачала головой и опустила бокал на стол.
- Ты вообще замечала, как мы всегда, казалось случайно, сталкивались в доме, особенно после того, как встретились первый раз?
Я пожала плечами.
- Я всегда воспринимала это, как мистическое совпадение.
- Из моего окна видно улицу. Я сидела перед ним и, когда замечала тебя, мы с Пушинкой устраивали безумный рывок вниз по лестнице.
Я откинулась на спинку стула, ошеломленная этим откровением.
Хейли нахмурилась.
- Теперь, когда я это сказала, я понимаю, что это звучит так, будто я тебя преследовала.
- Нет, совсем нет. Это милый сюрприз.

- Леди, вы готовы сделать заказ? – спросил подошедший к столу официант.
Хейли подмигнула мне.
- Ты первая.
- Пообещай мне, что ты не ограничишься одним салатом, а то я не хочу выглядеть, как свинья, - усмехнулась я и заказала крабовое мясо Карен.
Хейли впечатлила меня, заказав  филе миньон Шарлемань.
- Я знаю, я пью красное вино с морепродуктами, - я подняла бокал. – Я просто дикарь.
Хейли усмехнулась.
- Я сделала бы так же.
Она наклонилась поближе и понизила голос:
- В задницу приличия!
- Бунт? Мне нравится это в женщинах.
Хейли провела пальцем по ободку бокала, внезапно посерьезнела и посмотрела на меня.
- Ты прорвала все линии обороны, которые у меня были, - с легкой улыбкой сказала она.
- Я в процессе снесла и несколько своих.
- Знаешь, почему я нахожу тебя неотразимой? – она забарабанила  пальцами по столу, когда я посмотрела на нее вопросительно. – Ты - это просто ты. Ты не притворяешься, не говоришь красивых слов, ты просто предлагаешь свое сердце, в надежде что тот, кто его получит, будет беречь его и лелеять.
- Женщина, которой я хочу его отдать, все время убегает от меня, - улыбнулась я.
- Больше не стану, - серьезно сказала Хейли. – Открывающиеся возможности слишком соблазнительны, чтобы их упустить.

Перед нами появились салаты, винные бокалы были полны до краев.
- Спасибо тебе, - я не спускала с нее глаз. – Означает ли это, что у нас будет второе свидание?
- Мне кажется, это скорее означает, что у нас будет завтрак.
Хейли отпила вина, пока до меня доходил смысл ее слов.
- Я думаю, мы можем уйти прямо сейчас и попросить завернуть  моих крабов с собой.
Хейли запрокинула голову и расхохоталась.

Я едва попробовала салат. Крабы были вкусными, но мой аппетит куда-то запропастился. Все, о чем я могла думать – это о том, что принесет эта ночь.  Хейли  угостила меня отбивной, я поделилась  с ней крабами. Я поняла, что Хейли тоже готова уйти, когда официант спросил, хотим ли мы десерт.
- Только чек, пожалуйста, - сказала она с улыбкой, но что-то полыхало  в ее глазах, и я восприняла это как знак, что пора вызывать такси.

Дорога домой показалась мне бесконечно долгой. Я думала, что буду нервничать, но нет, вместо этого меня охватили томление и желание. А я-то думала, так бывает только в книжках и фильмах! Я жаждала  ее прикосновений, хотела касаться ее сама. Хотела поделиться частью себя, той самой частью, которую я до сих пор скрывала от всех. У меня был секс, и я называла это «заниматься любовью», но только сейчас, сидя рядом с Хейли, я уразумела, как должно быть по-настоящему. Как будто две половинки сливаются вместе и образуют целое. Я  дам ей все, что она захочет и возьму все, что она пожелает отдать.

Мы вошли в лифт, Хейли взяла меня за руку.
- Как бы мне ни хотелось промолчать, я все же скажу. Я пойму тебя, если ты сейчас  захочешь притормозить, - я пристально посмотрела на нее. – Мы собираемся пересечь черту, за которой обычная дружба для меня станет невозможной.
- Я знаю, но мне кажется, мы уже пересекли эту черту, - Хейли крепче сжала мои пальцы и задержала в своих, как бы говоря, что она сама не отступит, и мне тоже не позволит отойти.

Ее руки слегка дрожали, когда она вставляла ключ в замок и отпирала дверь. Пушинка встретила нас  улыбкой, хотя кино давно закончилось, и на экране мелькал список эпизодов. 
Хейли почесала ее за ушами, потом сменила  диск и включила «Бриолин». Пушинка подошла ко мне, ожидая  той же ласки. Я почесала ее за ухом, погладила по шее и подмигнула. Пушинка подобрала свою овечку и устроилась на ковре перед телевизором, а Хейли взяла меня за руку и повела в спальню. Пока я закрывала за нами дверь, она прошла в ванную и стала мыть руки. Я видела, как она глянула на себя в зеркало и вздохнула. Наши глаза встретились в отражении. Я шагнула внутрь, встала за ней и потянулась к крану. Мои руки оказались по обе стороны от ее талии. Она взяла их в свои и стала намыливать.  Ее  руки  скользили по моим, и это было потрясающее ощущение, такое простое, и в то же время мучительно чувственное. Ее взгляд скрестился с моим, когда я наклонилась и поцеловала обнаженное плечо. Она вздохнула, ее веки затрепетали и опустились. У меня подкосились ноги, и я тяжело привалилась к ней. Она вжалась в меня, пока возилась с краном и выключала воду.

Я слышала только наше дыхание, когда с поцелуями добралась до ее шеи и мягко прикусила кожу. Она наклонила голову вперед и ухватилась за края раковины. Я была как во сне, когда опустила руки на  ее бедра, оставляя на платье мокрые следы. Я чуть отстранилась  и заскользила губами вниз по ее спине, а мои ладони поползли по ее ногам ниже, ниже, пока я не прикоснулась к коже. Мои губы ощущали тепло и мягкость, а ее бедра были такими горячими под моими пальцами, что  я не могла остановиться и потянула  подол платья вверх.
- Я давно об этом мечтала, - задыхаясь произнесла Хейли, - но не думала, что это на самом деле случится.
Ее голос дрожал и превратился в шипение, когда я прижала руку к влажности между ее ног. Я так сильно хотела оказаться внутри нее, и мои пальцы нащупали краешек ее белья.
- Не смей, - прохрипела она  и схватила меня за руку. – Я хочу видеть твое лицо, когда ты коснешься меня.
Я отвела руку и отступила на шаг. Мне понадобилась вся сила воли, чтобы не разорвать на ней платье, и не взять ее прямо на полу в ванной.

Хейли развернулась и жестко прижала меня к стене.  Ее губы  тут же впились в мои, а руки ловко расстегнули мой ремень и выдернули его из петель. Я услышала, как звякнула пряжка, когда он приземлился на кафельный пол. Она откинулась назад, стащила с меня свитер через голову и снова соединила наши губы в поцелуе.
Я возилась с застежкой ее платья, а она тем временем расстегнула на мне брюки и охватила руками  бедра. Ее платье соскользнуло  до талии, и я задрожала, когда она вжала свое бедро между моими. Она крепко прижимала меня к себе, и давление у меня между ног стало невыносимым.

Я, задыхаясь, разорвала поцелуй и уткнулась лицом в ее волосы. Я не хотела отпускать ее, когда она отступила на шаг.
Хейли потянулась мне за плечо и погасила свет. В спальне горела лампа, и я стояла и смотрела, как в размытом свете падает на пол ее платье. Мой взгляд остановился на ее обнаженной груди, а потом последовал за ее руками, когда она опустила вниз шелковые трусики и вышагнула из них, заодно сняв и туфли.
Я сняла свои туфли друг об друга, и мне было плевать, что я их сминаю. Все, чего я хотела – это чтобы между мной и теплой кожей Хейли не осталось никаких преград. Она перехватила мои руки, когда я начала снимать брюки.
- Позволь это сделаю я, - сказала она, опустилась на колени и стащила их вниз.
Хейли принялась целовать и покусывать  внутреннюю поверхность моих дрожащих бедер, пока я не поняла, что больше не могу стоять. Я сжала в руках ее волосы и мягко потянула ее вверх.
Когда ее губы прикоснулись к моим, а ее обнаженное тело прижалось ко мне, я поняла, что больше не выдержу. Я  силой отвела ее от себя и удержала на расстоянии вытянутой руки.
- Мы не доберемся до кровати, если ты не остановишься.

Она ничего не  сказала, просто взяла меня за руку и повела в спальню. Я не могла дождаться того момента, когда  заполучу ее, лежащую на спине, в свое владение, чтобы я могла целовать и пробовать ее. И раздраженно зарычала, когда оказалось, что это я лежу, распростертая на спине, а Хейли оседлала меня.  Ее рука оказалась в центре моей груди, и она легко удерживала меня на месте, а другой она взяла мою руку и сунула себе между ног. Я вздрогнула, когда мои пальцы заскользили по вязкой влажности. Она крепко сжимала руку и контролировала мои прикосновения. Я едва могла дышать под ее весом и ахнула, когда она легко толкнула мои два пальца внутрь себя, а потом медленно провела их выше и по своему клитору.
- Пожалуйста, отпусти! – взмолилась я, когда она отвела мою руку в сторону, но не отпустила ее.
Глаза Хейли сузились, когда она перехватила мои пальцы и провела ими по моим же губам. Она судорожно вздохнула, когда я засосала их в рот. Воспоминание о том, как я только что была внутри нее и ее вкус на моем языке лишили меня возможности двигаться, а Хейли быстро передвинулась вниз и погрузила свое лицо мне между ног. Она громко застонала и втолкнула в меня свой язык. 
У меня дрожали ноги. Не помня себя, я извивалась и корчилась, пока ее язык сначала погружался внутрь, а потом скользил по моему клитору. Она обвила мои бедра руками и старалась удержать меня на месте, а я все сильнее упиралась ступнями в постель. Мои крики, кажется, разбудили эхо в ее комнате. Я плотно сжала губы, пытаясь вести себя потише и не выглядеть так, будто это мой первый раз, но с каждым движением ее языка я теряла контроль. Она терзала меня, подводя к краю, а когда мои внутренности начинали сокращаться, отстранялась. Когда она, наконец, позволила мне кончить, я уже сбила в комок все простыни.

Оргазм никогда не оставлял меня в блаженном забытьи, как некоторых моих бывших. Он больше был похож на сгусток энергии, проходивший сквозь меня и заставлявший хотеть большего, едва только утихали последние спазмы. Хейли еще не сообразила, что происходит, а я уже перевернула ее на спину. Мои губы завладели ее грудью, а рука задвигалась между ног.
- Да! – простонала она и вцепилась пальцами мне в плечи.
Она встречала каждый мой толчок своим и вздрогнула, когда я вышла из нее и заскользила пальцами вокруг ее  клитора.
- Поцелуй меня, Шеннон!
Я целовала ее до тех пор, пока она не отстранилась, чтобы перевести дыхание. Я вслушивалась в ее вздохи, пока вела ее выше и выше, этот рваный ритм вызывал желание никогда не останавливаться. Она ахнула, ее тело напряглось под  моим, и только через минуту она расслабленно опустилась на кровать.

- В следующий раз будем медленнее, - сказала я прямо во влажную кожу ее шеи и почувствовала, как он смеется.
- Сомневаюсь. Разве что после того, как мы сделаем это раз двести.
Я приподнялась на локте и улыбнулась ей.
- Знаешь, я не ищу серьезных отношений.
- Черта с два ты не ищешь! – рассмеялась Хейли, перевернула меня на спину и  мягко поцеловала. - Я совсем без ума от тебя.
Ее слова были подчеркнуты повизгиванием и царапаньем под дверью.
- Пушинке надо наружу.
- Я уверена, что если ты поставишь рядом с дверью стул, она сможет запрыгнуть и повернуть ручку. После этого с лифтом она справится играючи.
Хейли снова поцеловала меня и поднялась.
- Ты оставайся здесь. Меня не будет буквально пять минут, а потом я планирую насладиться тобой,  - она натянула спортивные штаны и накинула халат.

Я услышала, как захлопнулась входная дверь, и вскочила. Остатки стейка и крабового мяса позволят нам не умереть от истощения сегодняшней ночью. А когда Хейли вернется… я буду разогревать их, и на мне не будет ничего, кроме улыбки.

+1

16

Глава 31
НОВЫЙ ОРЛЕАН ВРЕМЕНАМИ ПРОСТО БОЛЬШАЯ ДЕРЕВНЯ

У меня было ощущение, что это какое-то восхитительное дежа вю. Мы с Хейли провели утро, завтракая в постели. Пушинка лежала у нас в ногах и терзала  подаренную мной игрушку. Все в точности так, как я себе и предсталяла, только газеты не было. Мы то смотрели кино, то занимались любовью. Пушинка смотрела кино вместе с нами, но выходила из комнаты в другом случае.

Мой телефон в  -надцатый раз зазвонил из кармана пиджака, грудой лежавшего на полу, где я его  бросила предыдущим вечером. Хейли застонала, потянулась и глянула на меня.
- Ты вообще собираешься брать трубку?
- Неа, - ответила я с лукавой усмешкой. – Это мама и Кален хотят узнать, как прошло наше свидание. Я с большим удовольствием их игнорирую.

Хейли перекатилась и опустила голову мне на плечо. Тепло ее обнаженного тела, прижавшегося к моему, вызвало у меня вздох. Это было все, о чем я только могла мечтать.
- Твоя семья много для тебя значит?
- Да, мы очень близки, особенно девочки. Кроме того, что они хотят знать, как я провела ночь, они, скорее всего, планируют обед. Надеюсь, ты не сильно испугаешься, но они захотят видеть тебя, потому что мама через несколько дней уезжает.
- Твоя мама такая милая, - Хейли кончиками пальцев бесцельно скользила по моему животу, выводя невидимые узоры, и смотрела, как подрагивают мышцы. - Как они восприняли то, что ты гей?
Я взяла ее за руку и задержала в своей, потому что мое тело пробуждалось от ее прикосновений.
- Мама удивилась и расстроилась, хотя старалась не подавать вида. Я рассказала ей сразу после свадьбы Кален и я так думаю, она мечтала однажды устроить и мою свадьбу. Папа об этом много не распространялся, но всегда обращался со мной и с теми, кого я приводила домй, с уважением.
- А Кален? – Хейли попыталась освободить руку, но я держала ее крепко. Она бросила эту затею и начала щекотать меня пальцами  ноги. Я рассмеялась, а она водила и водила по моей ступне, пока я не выпустила ее руку.
- Продолжай,– сказала она, и ее пальцы снова заплясали над моей кожей.
- Кален сначала была не в восторге, но со временем привыкла, как и всегда.

Хейли принялась целовать мою ключицу, а я спросила о ее семье. Она снова положила голову мне на плечо и обняла за талию.
- Я сказала им в тот же день, когда и о разводе, - она вздохнула и прижалась ближе. – Как ты можешь себе представить, они не очень хорошо восприняли эту новость. Некоторое время это было действительно больной темой, а теперь они просто не спрашивают меня о личной жизни, а я ничего не говорю.
- Извини, пожалуйста, - я чмокнула ее в макушку.
- Они со временем привыкнут, как Кален, - сказала Хейли, но в ее слова прозвучали пусто и неувренно. Она поднялась на локте и улыбнулась мне. – Я не хочу больше о них говорить.
- А о чем хочешь? Может, о ланче? Или  о том, где мы будем ночевать – у тебя или у меня? – я пошевелила бровями для усиления эффекта.
- О твоем бедре, - ответила Хейли и передвинулась ниже. – Я бы хотела его немножко покусать.
Я подскочила и оттолкнула ее.
- Не смей этого делать, Хейли! Мне там щекотно! Мне везде щекотно!

Хейли бросилась за мной вдогонку, когда я рванула к ванной.
- Твоя задница особенно боится щекотки! Я заметила, как ты ерзала, когда я провела по ней ногтями!
Я взвизгнула и запрыгала по комнате, пытаясь увернуться от нее. Пушинка залаяла и стала бегать  вокруг нас, а Хейли все пыталась меня поймать. Мой телефон внес свой вклад в эту какофонию, когда заиграл рингтон Кален.
- Ответь уже наконец! – усмехнулась Хейли, шагнула назад, вытащила телефон из кармана пиджака и подала мне.

- Да, Кален, - я подозрительно посмотрела на Хейли, пока они с Пушинкой кружили вокруг меня, как две акулы. – Мы с Хейли бегали, – я закатила глаза и улыбнулась. – Мы любим поупражняться.
Хейли сделала выпад, и я нырнула в ванную.
- В шесть, хорошо. Нам что-нибудь принести? Ладно, мне пора. Люблю тебя, пока.

Я захлопнула телефон и прижалась спиной к стене ванной.
- Мы, значит, бегали? – Хейли провела пальцами мне по ребрам. – Какая же ты врушка.
Я прижала руки к бокам и захихикала, как ребенок.
- А мы и бегали. Ты за мной гонялась. Я вот как найду твое слабое место и буду его безжалостно использовать! Если ты не прекратишь.
- Ладно, перемирие, - Хейли подняла руки. – Никакой щекотки, я обещаю.
Она наклонилась ко мне и прикусила мочку уха.
- Я заметила, что ты сказала «нам», когда говорила с Кален.
- Ты приглашена на обед, и если ты не остановишься, тебе придется идти одной и объяснять моей семье, что ты залюбила меня до смерти. 

Хейли настояла, чтобы  мы пришли не с пустыми руками, хотя Кален и говорила, что ничего не нужно. Она хотела выбрать что-то, чему Кален смогла бы порадоваться, поэтому мы отказались от вина в пользу выпечки.
- Чизкейк? – Хейли оглядела холодильник в кондитерском отделе, - или лимонный добош? (Lemon Doberge Cake –  бисквитный слоеный торт из двух  вертикальных половинок, одна – с лимонной начинкой, залитая белой глазурью, другая – с шоколадной начинкой, залитая шоколадной глазурью. Еще одно аутентичное блюдо из Нового Орлеана - прим.пер.)
- Все, в чем есть шоколад, пойдет за милую душу. Как насчет французского шоколадного пирога?

- Хейли, я так и думала, что это ты!
Мы обернулись, и я с ужасом увидела, как по лицу окликнувшей нас женщины разливается узнавание. Мы молча уставились друг на друга. Хейли недоуменно переводила взгляд с нее на меня и обратно.
- Что-то не так?  - спросила она.
Если бы взглядом можно было убивать, я бы уже лежала бездыханной.
- Послушайте, у меня тогда был по-настоящему плохой  день, - начала объяснять я.
- Вы знакомы? – спросила Хейли.
Женщина яростно выбросила руку вперед и ткнула в меня пальцем.
- Вот эта самая женщина, это она нахамила мне в спортклубе, куда ты меня уговорила пойти! Слава Богу, я еще не успела купить абонемент, когда столкнулась  с ней!
Она оторвала взгляд от меня и посмотрела на Хейли.
- Увидимся в понедельник! – выплюнула она и зашагала прочь.

В полной тишине мы заплатили за пирог, молчаливо согласившись не обсуждать стычку, пока не окажемся в машине. Я открыла для Хейли дверцу и заметила, что ее щеки покраснели. Не спеша, я  подошла к водительской стороне, глубоко вздохнула, залезла внутрь и приготовилась к неизбежному.

- «Шевели копытами отсюда, сестренка» - вот  на что она обиделась сильнее всего. Два дня об этом трещала, никак не могла успокоиться,  - Хейли провела рукой по волосам. – Ну что ж, теперь ты знакома с моей начальницей. Полагаю, мне не придется представлять вас друг другу на банкете в будущем году.
Я сползла на сиденье пониже и закрыла лицо руками.
- Это просто был такой паршивый день, - пробубнила я приглушенным голосом.

В машине повисла тишина. Сначала я подумала, что Хейли плачет. Исполненная стыда  и сожалений, я повернулась к ней и обнаружила, что она запрокинула голову и трясется от смеха. Руки прижаты к груди, она силится вдохнуть, но не может.
- О господи, мы несколько недель ржали у нее спиной! – выдохнула Хейли, кашляя и отфыркиваясь. – Она такая стерва, и было так здорово знать, что кто-то дал ей укорот! – Хейли смахнула слезы с глаз. – Это стоило того разгона, который она мне устроила за то, что я уболтала ее сходить в этот клуб.
Смущение отпустило меня, и я сама почти рассмеялась.
Хейли схватила меня за плечо и поцеловала в щеку.
- Ты – герой нашего офиса. Дождаться не могу, когда расскажу всем, что это моя девушка нахамила Сью Келлерман!
Какое облегчение! Она даже не хочет меня придушить! А то, что она назвала меня своей девушкой, вообще полный улет!

Дом Кален встретил нас запахом  домашнего соуса. Мой желудок забурчал, предвкушая спагетти. Мы вошли в кухню, мама стояла у плиты, а Кален сидела за столом, подняв ноги на стул.
- Ах ты, бедняжка, - поддразнила я. -  Наша дражайшая мать горбатится у плиты, а ты тут прохлаждаешься!
- Заткнись и положи хлеб в тостер, - Кален показала на чесночный хлеб рядом с тостером.
Я водрузила пирог прямо перед ней.
- Подарочек от Хейли.
- О, Хейли, ты мой герой по меньшей мере на час, - сказала Кален и принялась рассматривать пирог.

Мама улыбнулась, поцеловала меня в щеку, потом быстро поджошла к Хейли и повторила процесс.
- Садись, солнышко, - сказала она и  пододвинула ей стул.  – Давай-ка я налью тебе вина.
- Могу я чем-то помочь? – спросила Хейли.
- Нет, нет, сиди-сиди, - ответила мама и силой усадила ее.
Я только улыбнулась, глядя, как мама ее обхаживает, а потом обняла Кален, которая задержала меня в объятиях чуть дольше, чем обычно.
- Ты в порядке? – спросила я, глядя на ее отекшие ноги.
- Она обпилась  Gatorade,  - мама обвинительно ткнула ложкой в сторону Кален.  - Ты можешь в это поверить? Меня чуть удар не хватил, когда я увидела, как она хлещет его прямо из бутылки! (Gatorade- напиток, производимый компанией PepsiCo, относится к серии спортивных напитков, позволяющих бороться с обезвоживанием и потерей электролитов при физических нагрузках - прим.пер.)
- А что не так с Gatorade? – я глянула на Кален, которая сползла на стуле в точности, как  я недавно  в машине.
Мама посмотрела на меня так, будто я не в своем уме.
- Да там же полно натрия. Поэтому у нее такие сильные отеки в последнее время. Жидкость не выводится.
- Меня же все время тошнит! - вскинула руки Кален. – Я подумала, мне нужно восполнить недостаток электролитов.
- Она на строгой бессолевой диете, так что если увидишь, что она пьет что-нибудь, кроме воды, можешь ее стукнуть.

Мама вернулась к плите и помешала спагетти.
- Шеннон, разливай вино, пожалуйста.
- Я рада снова видеть тебя, Хейли, - сказала Кален и облокотилась на стол. – Я бы тебя обняла, но я наказана и мне нельзя вставать с этого стула.
- Очень жаль слышать, что тебя лишили свободы передвижения, - улыбнулась Хейли. – Что тебе принести, чтобы тебе стало полегче?
- Принеси мне ложку и передвинь мой стул в гостиную. Пирог я возьму сама.
- Нечего с ней миндальничать, - сказала я. – Ее же наказали. И даже близко не подпускай ее к пирогу!
- Хейли, позволь мне дать тебе совет, - шутливо сказала Кален. – Никогда не беременей. Все пристают с советами, что тебе делать. Мама с Тоддом говорят, что  мне есть, а чего не есть. Доктор твердит то же самое, а ребенок говорит, чтобы я ела все, до чего смогу дотянуться.
Хейли просто улыбнулась в ответ.
- Девочки, вы вчера хорошо провели время? – спросила мама, сливая макароны.
Хейли бегло глянула на меня, прежде чем ответить:
- Да, хорошо. Ужин был замечательный.
- Дааа, - протянула Кален, - они, наверное, объелись, потому что пошли побегать с утра. Конечно, моя сестрица никогда не бегает, разве что я приглашу ее походить по антикварным лавкам, но это другой случай.
Хейли покраснела, а я пнула стул Кален.
- А где Тодд? – я подмигнула Хейли.
- У него мальчишник, - ответила Кален. – Они с приятелями  завалились в какой-то спортивный бар, объедаются там жареными крылышками и хлещут пиво, - тут Кален погладила себя по животу. – Терпеть не могу пива, но сейчас меня к нему так и тянет.
- Вы уже знаете пол ребенка? – спросила Хейли.
- Не, мы хотим, чтобы это стало неожиданностью. Хотя, это несколько усложняет оформление детской. Кстати, я бы с удовольствием тебе ее показала, если мама разрешит мне встать с этого стула.
Мама посмотрела на меня и закатила глаза.
- Пять минут, и обед будет на столе. На все про все у вас пять минут.

Кален встала и потерла поясницу.
- Шеннон, идем с нами. Ты тоже еще не видела детской.
Мама кивнула.
- Иди, я тут сама справлюсь. И проверь комнату на предмет запрещенной еды. Я недавно нашла в детском комодике пачку  чипсов.
Стены детской были выкрашены в мягкий зеленый цвет, большую часть пола покрывал ковер с алфавитом. 
- Это самая крутая кроватка, - Кален похлопала по светлой деревянной раме, которая в точности соответствовала цвету паркета. – Когда ребенок вырастет из колыбели, ее можно переделать в подростковую кровать.
Я открыла  ящички комода, все были пустыми, кроме самого нижнего. В нем лежали детские пеленки с вышитыми медвежатами, щенками и котятами. Я попыталась представить себе, как в них запеленают моего новорожденного племянника или племянницу.
- Ой, какие миленькие, - услышала я голос Хейли.
Она взяла игрушечного жирафика с полки, на которой сидело не меньше животных, чем в Новоорлеанском зоопарке.
- Раз мы не знаем, какого пола ребенок, мы решили украсить детскую мягкими игрушками, - Кален с любовью погладила свой животик. – С ними не ошибешься. Я так думаю, Шеннон их скоро все обслюнявит, и нам придется покупать ребенку новые.
- Вот зараза! Ну ничего, я тогда расскажу маме, что нашла под пеленальным столиком пакет шкварок!
- Ой, нет, не смей! – Кален схватила меня за рубашку. – Она замучала меня своей диетой! Ко мне в рот ничего не попадает без ее проверки! – глаза Кален расширились. – Ты не представляешь, как жутко может чего-то хотеться! Я  вела себя хорошо, если не считать инцидент с Gatorade. И чисто для справки, чипсы в комоде принадлежали Тодду, но она же мне ни за что не поверит!
- Тогда тебе пора начать обращаться со мной очень нежно, - я по одному отцепила ее пальцы от своей рубашки. – Мама ожидает, что я буду представлять ей полный отчет о твоем рационе, когда она уедет, и я могу серьезно осложнить тебе жизнь, сестренка.

Пока мы с Кален подтрунивали друг над другом, Хейли, казалось, погрузилась в свой мир, рассматривая детские вещички. Мама позвала меня, и я вышла, оставив их вдвоем. Кален в последнее время была дружелюбной с Хейли, но я все равно беспокоилась.
- Вынимай хлеб, солнышко, - сказала мама, когда я вошла. Она уже разложила все по тарелкам и почти накрыла на стол. – Детская такая красивая, правда?
- Да, - согласилась я. – Я так думаю, вы уже распланировали и вечеринку для будущей мамочки? (Baby shower — американский обычай устраивать вечеринку для будущей матери и праздновать рождение будущего ребёнка. Выражение baby shower дословно переводится, как «младенческий дождь»; имеется в виду, что виновницу праздника в переносном смысле забрасывают подарками. Этот обычай появился в конце XIX века и в те времена проводился уже после рождения ребёнка, так как тогда считалось, что беременной женщине не стоит ходить на вечеринки. В современном мире, baby shower практически всегда проводится задолго до родов - прим.пер.)
Я с нетерпением ожидала рождения младенца, но не сопутствующих празднеств.  Я в жизни не была ни на одном девичнике, если не считать Кален, а теперь вот придется идти на вечеринку для еще не родившегося младенца.
- Если ты обдумываешь, как отвертеться от этого праздника, то даже и не мечтай, - сказала мама, читавшая меня, как раскрытую книгу.
- Я как раз думала, как соскочить с этого поезда, - я положила хлеб на разделочную доску и нарезала его.
- Я же знаю, что ты в любом случае улизнешь к папе и Тодду, - мама игриво подтолкнула меня. – Но поклясться могу, что Хейли останется с нами, девочками.
- Судя по тому, как она вьется над детской, я не стану с тобой спорить.
Я положила хлеб на тарелку и переставила ее на стол. Мама кивнула и оглядела сервировку.
- Все готово. Иди, зови девчонок.

Когда я вошла в детскую, Хейли и Кален крепко обнимали друг друга, и у обеих глаза были на мокром месте.
- Кален, если ты решила сменить ориентацию, пойди и найди себе другую женщину. А эта – моя, - поддразнила я.
- Я надеюсь, ты найдешь на нее управу, - Кален отпустила Хейли. – Ты знаешь, что она – приемная? Мои родители нашли ее на капустной грядке неподалеку от Чернобыля.
- Я думаю, я с ней справлюсь, - улыбнулась Хейли. – А если нет, я позову на подмогу тебя.
- Обед на столе.
- Слава Богу! – Кален протиснулась мимо меня и припустила по коридору.

- Ты в порядке? – спросила я, когда Хейли подошла к дверям.
- Ага, - кивнула она. – Мы с Кален обнаружили, что у нас есть кое-что общее. Я расскажу тебе позже.
Я быстренько поцеловала ее и повела вниз.

Кален уже приготовила стул.
- Та, что принесла пирог, садится рядом со мной, а ты с мамой там.
Мама передвинула солонку ближе ко мне.
- Я все равно не собиралась ее просить! – с вызовом сказала Кален.
Все стихло, и мы принялись за салаты. Мама первой начала задавать Хейли вопросы.
- Откуда ты родом, солнышко?
- Я родилась в Луисвилле, Кентукки, но мой папа был военным, и мы там недолго оставались. Мы кочевали почти по всей стране, но школу я окончила в Вашингтоне.
- А родственники? – спросила Кален. – Типа вредной и противной младшей сестры?
Хейли промокнула губы салфеткой и улыбнулась.
- Хотелось бы, но нет, я в семье единственный ребенок.
- Тогда тебе повезло, - Кален скорчила мне рожу, -  я держала весь мир в своих крохотных пальчиках, и тут появилась она и все испортила.
- Не позволяй этим двоим одурачить тебя, - сказала мама. – Они были не разлей вода с того дня, как родилась Шеннон. Вместе спали в одной кровати, хоть у каждой была собственная. Вместе купались и ели с одной тарелки, пока Кален не пошла в садик. Это чуть не убило Шеннон, когда мы каждое утро стали увозить Кален.
- Да, моя  любящая сестричка, которая так сокрушалась, когда я уходила, а потом  возвращалась домой и красила всех моих кукол в зеленый цвет, - Кален глянула на меня.
- А ты всегда оставляла открытым мое тесто для лепки, и оно пересыхало!
- Такие сладкие воспоминания, - задумчиво вздохнула Кален. – Я думаю, мое саме любимое, это когда мы были в колледже, и Шеннон…
- Кален, заткнись! – я замахала на нее вилкой. – У меня тоже есть что порассказать.
- Туше, черт возьми. – Кален повернулась к Хейли. – А как насчет тебя, Хейли? Не хочешь ли рассказать нам какую-нибудь смешную историю из колледжа?

Хейли рассмеялась.
- Нет, вы, наверное, решите, что я – невероятная зануда. Я получила академическую стипендию в Джорджтауне и мечтала о медицине, но быстро обнаружила, что не потяну этого. Тогда я перевелась на фармакологию.
- Не представляю тебя фармацевтом, - сказала Кален.
- И я тоже не смогла, только мне понадобилось проучиться год, чтобы это понять. К большому сожалению своих родителей, я пошла работать в отдел продаж фармацевтической компании. Стоять  за прилавком в аптеке – это не для меня.

Мама с Кален разговаривали с Хейли, а я сидела, слушала и узнавала все больше нового о женщине, с которой я прошлой ночью  разделила самые сокровенные тайны. Я поняла тогда, что многого о ней не знала, прежде чем прыгнула с ней в постель и стала мечтать о совместном будущем. Я не узнала ничего такого, что разочаровало бы меня, но у меня было такое ощущение, что я вручаю свое сердце  той, кого знаю только наполовину.

Хейли настояла на том, что уберет посуду, и я была более чем рада ей помочь. Чем быстрее мы отсюда выберемся, тем быстрее мы окажемся в ее постели, или в моей. Плевать, в чьей, главное, чтобы мы обе были при  этом  голыми. Мне пришлось отложить свои намерения, когда Кален вдруг стукнула по кухонному столу и буквально завопила:
- Боже ты мой! Я  совсем забыла вам сказать, что мне прислала Зои Мартинес!
Я сделала вид, что не услышала ее восклицания, и тогда маме пришлось спросить:
- Что?
- Она засняла выступление Шеннон. Вы же не можете уйти, пока мы его не посмотрим?
- Как раз можем, - я бросила посудное полотенце на стол. – Я уже прошла через это один раз и не хочу переживать это снова.
- Кален говорила, что ты отлично справилась, и Анджела была в восторге, - возразила мама. – Останьтесь, я хочу посмотреть.
- Я устала. Хейли, а ты не устала? – спросила я, надеясь, что она мне подыграет.
- Я бы тоже хотела посмотреть, - ответила она, честно глядя на маму.

Так я узнала еще одну вещь о Хейли. Она не очень-то хорошо понимает мои тонкие намеки. Придется над этим поработать, если она все еще захочет видеть меня, когда посмотрит запись.

- Ух ты! – хором воскликнули мама с Кален, когда камера отобразила меня на подиуме.
Кален посмотрела на меня с удовлетворенной усмешкой.
- Сестренка, я и думала, что ты красивая, но Марвин сделал из тебя супермодель.
Я поблагодарила ее за комплимент и съежилась, не зная, чего ожидать дальше. Мои воспоминания о том вечере были весьма смутными, и я боялась, что вот-вот опозорюсь.  Камера наехала, и стало видно, что у меня глаза размером с блюдца, а на губах играет кривая усмешка.
- Леди и джентльмены, для меня большая честь…
Зои  с кем-то шепотом разговаривала за кадром, и их голоса заглушали мой.  Кален остановила запись, и поймала меня с полуприкрытыми глазами. С приоткрытым ртом я выглядела так, будто сейчас упаду в обморок.
- Я ее придушу! Она сплетничает прямо во время речи Шеннон! – Кален нажала на кнопку воспроизведения.
- … четыре успешных салона в Новом Орлеане.
Тот, с кем разговаривала Зои, произнес:
- А, так это вторая сестра Брайсен.
- Ага, - прошептала Зои.
Поверх разговора Зои мы могли слышать только обрывки и кусочки моей речи, но камера, направленная мне в лицо, не оставляла никаких сомнений в том, что я наполовину не в себе.
- … специализированные услуги, предоставляемые Анджелой Кеннеди…
Кален снова нажала на стоп.

- Ты что, напилась? Ты почему хихикаешь и тычешь пальцем?
- Я нервичала, - огрызнулась я.
Хейли пришла мне на помощь.
- И  совсем  неплохо, особенно для того, кто ни разу не выступал публично.
Мама согласилась, и Кален снова нажала чертову кнопку.

Наверное, Зои и ее собеседник чуть отодвинулись от камеры, но микрофон все еще улавливал их голоса  поверх моего, который теперь звучал размытым фоном. Зои явно не просматривала видео перед тем, как послать его Кален, потому что следующим пунктом мы услышали:
- Мне всегда было интересно, есть ли что-то между Кален и Анджелой, хотя обе они клялись и божились, что они натуралки. Должна признать, я ошибалась насчет того, кого из сестер Брайсен обслуживает Анджела. В тот вечер они были полностью поглощены друг другом в туалете бара. Если бы я тогда не вошла, Анджела взяла бы Шеннон в оборот.

Экран телевизора потемнел. Я посмотрела на Кален, она ответила мне печальным  и мрачным взглядом. Потом я  поглядела на маму, сидевшую с приоткрытым ртом и, наконец, на Хейли, чье лицо вообще ничего не выражало.

- Все было совсем не так, - я надеялась, что Хейли поверит мне.
- Конечно, не так, - поддакнула Кален. – Зои обиделась, что Шеннон ее отшила и не хотела выглядеть неудачницей.
Я могла только представить, что сейчас чувствует Хейли. Она слабо улыбнулась.
- Мы тогда даже не встречались, так что у меня нет права расстраиваться, даже если это правда.
- Ну так это неправда! – заявила Кален.-  Вот ведь поганка! Ну, я до нее доберусь!
И это стало завершением нашего мирного вечера.

Оглядываясь назад, я поняла, что реплика Зои сослужила нам добрую службу – именно из-за нее у нас с Хейли начался очень откровенный разговор по дороге домой. Я рассказала ей, как целовала Анджелу и почему это произошло. Хейли это позабавило, но она захотела знать, кто такая Анджела.
- Она – натуралка, торговый представитель Natural Beauty и подруга Кален. У меня к ней никакого интереса и могу тебя заверить, что я интересую ее еще меньше.
Хейли сжала мою руку.
- Это хорошо, потому что  я  сама не хочу больше ни с кем встречаться и хочу того же от тебя. Тебя это  устраивает?
- Официально объявляю нас парой, - улыбнулась я.
- Но я не ищу ничего серьезного, - сказала Хейли и улыбнулась мне в ответ.
- Черта с два ты не ищещь! – ее смех заворожил меня.
- Я должна рассказать тебе, о чем мы говорили с Кален. Наверное, нужно было сказать тебе первой, но я так увлеклась разговором о ребенке, что все как-то само собой вышло, - ее голос стал серьезным и мрачным.
Я молча ждала, пока она  продолжит.
- У меня был выкидыш, вернее, внематочная беременность на втором году замужества. Врачи говорят, что мне будет очень сложно забеременеть.
- Хейли, мне очень жаль.
Если бы она рассказала мне об этом дома, я бы уже обнимала ее.
- Жаль, что я не знала. Мы бы не пошли смотреть детскую.
- Нет, - Хейли замотала головой. – Если я буду частью твоей жизни, тогда Кален будет частью моей, и я не хочу, чтобы вы ходили вокруг меня на цыпочках. Беременность – удивительное время, и если  мне доведется стать частью этого, я буду счастлива.

Я действительно с нетерпением предвкушала, как  буду баловать племянницу или племянника, но мой собственный бутуз на тоненьких ножках? Нет уж, спасибо, разве что это будут четыре пушистых лапки. И тут пугающая мысль поразила меня. А что, если Хейли действительно хотела ребенка и захочет, чтобы я его выносила? Моя ладонь на руле немедленно вспотела и вторая, за которую держалась Хейли, наверняка проделала то же. Нет, лучше мы отложим этот разговор, желательно до тех пор, когда у меня начнется менопауза.

На следующее утро мы с Кален провожали маму. У всех нас слезы наворачивались на глаза, когда мы прощались. Кален побещала внимательнее читать этикетки на том, что она ест и пьет. Мама повернулась ко мне.
- Береги свою сестру и свою новую девушку, - подмигнула она. – Ты права насчет Хейли, она  - особенная.
Мы с Кален остались стоять и смотреть, как мама проходит охрану. Она обернулась, послала нам воздушный поцелуй и пошла к выходу. Кален шмыгнула носом.
- Как бы я хотела, чтобы она жила не так далеко, особенно теперь.
- Когда ты родишь, они будут навещать вас так часто, что ты забудешь, что они здесь не живут,- я взяла ее за руку и повела через зал. – Тогда ты будешь умолять их вернуться во Флориду.
Кален вытерла глаза тыльной стороной ладони.
- Хейли расстроилась из-за того, что сказала Зои?
- Нет, после того, как я объяснила ей, что на самом деле произошло, - я открыла и придержала дверь парковки для Кален. – Спасибо, что возмутилась и защитила меня.
Кален искоса посмотрела на меня и прошла вперед.
- Она мне нравится, хоть я и была настроена против нее. Она милая и кажется, очень искренняя.
- Спасибо, я рада, что она получила твое одобрение. Посмотри на это вот еще с какой стороны, - сказала я с улыбкой, - теперь у вас с Тоддом целых две няньки.

+2

17

Глава 32
ПОДАРКИ НА ЗАПОЗДАЛЫЙ ВАЛЕНТИНОВ ДЕНЬ

Любимым праздником Хейли оказался Валентинов день, и мы решили отпраздновать его задним числом. Честно говоря, мне нужен был только повод, чтобы баловать и лелеять ее, а  это был отличный предлог.

Я отправила Хейли на работу, выдав на прощанье страстный поцелуй и наказ быть готовой к тому, что я буду ее холить и лелеять, когда она вернется домой. Я уже купила ей подарок –  ожерелье с бриллиантами в форме сердечка, но нам с Пушинкой нужно было кое-что приготовить.  Мы поднялись в мою квартиру и забрали все, что я приготовила. От нее не было никакой помощи в переноске, так что мне пришлось сделать два рейса.

Всю прошлую неделю мы с Хейли жили то у нее, то у меня и ночевали друг у друга по очереди. За это время я узнала о ней кое-что новое. Во-первых, она заплевывает зубной пастой все зеркало и кран. Не знаю, как у нее это получается, я специально наблюдала за тем, как она чистит зубы, но  когда она заканчивает, пятна на месте. Еще она ничего не доедает. Все, что пролежало в холодильнике больше суток автоматически становится несъедобным. А еще  у нее есть сверхъестественная способность унюхивать шоколад  с расстояния в пятьдесят шагов, а может даже через закрытую дверь. Именно поэтому мне пришлось все прятать в шкафу в моей запасной спальне.

Вернувшись к ней, я спрятала в разных местах  полдюжины сердечек из темного шоколада, которые я специально заказала в  кондитерской. Пушинка  тут же нашла одно из них и радостно принесла  его мне, из чего я сделала вывод, что нужно прятать их повыше.
- Будем считать, что это сердечко от тебя, раз уж ты расписалась на нем при помощи зубов, - сказала я и пристроила его на книжной полке.

Потом я поставила дюжину красных роз в вазу и водрузила на стол Хейли. Они сутки простояли у меня в чулане, пропахли его насквозь, но все еще смотрелись свежо и красиво.  Я взяла вторую дюжину, оборвала лепестки и рассыпала их по кровати. Я видела такое в кино, и всегда хотела попробовать. Когда я  высыпала их все, до меня дошло, почему я не делала этого раньше – потому что потом придется все это убирать.

Пушинка запрыгнула на середину кровати и принялась кататься по ним с выражение полного счастья и высунутым языком.
- Слезай! Весь феншуй мне испортишь!
Следующие пять минут я провела, вытаскивая лепестки из ее шерсти и укладывая их на кровати в форме сердца. А потом я выгнала ее лохматую задницу из спальни и заперла дверь.

Я положила ожерелье в подарочный пакет, засыпала внутрь конфетти в форме сердечек и поняла, что все готово, так что я могу вернуться наверх и поработать. Пушинка-разрушительница отправилась со мной, и провела большую часть времени перед телевизором, просматривая мюзиклы. Я сидела за столом и пыталась сосредоточиться, но мои мысли то и дело возвращались к Хейли и нашей прошлой ночи.  Я только начала погружаться в цифры, когда услышала стук в дверь. В коридоре стоялКевин с огромным букетом цветов.
- Ой, Кевин, это ты зря. У меня есть девушка.
- Да я бы ни в жизнь, - сказал он. – Такой здоровущий букет должен стоить дофига.
Я закрыла за ним дверь, размышляя, что может быть именно поэтому он все еще одинок. Но он был прав, букет действительно был гигантским – розы, лилии, еще какие-то яркие цветы… И милая карточка, подписанная рукой Хейли: «Я ждала этого дня с нетерпением, и причина этому – ты. Х.»
Я послала ей смску о том, что некая женщина «Х» прислала мне цветы, так что у нее появилась соперница.
«Скажи  мне ее адрес» - пришел ответ.

Примерно через час, когда я пыхтела над ежемесячным аудитом салона Rampart, в дверь снова постучали.
На этот раз Кевин стоял в коридоре с букетом из воздушных шариков. Огромные красные сердца реяли у него над головой.
- Эти будут подешевле. От тебя? – спросила я и захлопала глазами.
Он чуть не улыбнулся, но вместо этого пробурчал: «Нет» и отдал их мне. На карточке снова почерком Хейли было написано: «Я  бы очень хотела быть с тобой сейчас. Х.»
Я отправила еще одну смс, сообщая Хейли, что мисс Х нанесла новый удар, на этот раз при помощи воздушных шаров.
Она ответила: «Погоди, пока не увидишь, что для тебя припасла я. Ты закидаешь мисс Х камнями».
Когда  прошел еще час, и в дверь снова постучали, я расхохоталась вслух. А вот Кевин не смеялся, когда отдал мне конфетный букет, весь из  печенья и конфет в форме сердечек.
- Дай-ка я вручу тебе чаевые за беспокойство, - я отдала ему самое большое печенье.
- Спасибо, - сказал он и ушел.

«Хейли, все кончено. Мисс Х соблазнила меня с помощью печенек».
Вот что она ответила: «Черт, тебе легко угодить».
Я как-то совсем не удивилась, когда еще через час услышала стук.
- Кевин, прекрати, это уже смешно!
Он закатил глаза и передал мне подарочную корзинку. Хейли явно побывала в магазине Bath &Body Works. В корзинке было полно  моей любимой косметики. Карточка гласила: «Я собиралась подарить тебе сертификат на массаж, но я лучше сделаю его тебе сама. Х.»
Я не успела послать Хейли сообщение, а она уже написала мне: «Можешь больше не переживать о мисс Х. Я ее нашла, и больше она тебе ничего присылать не будет, так что тебе придется остаться со мной».

В четыре я пошла в душ и использовала кое-что из подарка Хейли, чтобы приятно пахнуть.
На Пушинку я тоже брызнула дезодорантом, и она обижалась на меня минут десять. Тем временем я запаковала наш ужин, и мы с Пушинкой спустились к Хейли, где я нарядила Пушинку в костюм Амура. Мне пришлось повозиться, пока я  ровно приладила нимб, но зато лук и стрелы отлично держались у нее на спине. Они не соскальзывали из-за густого меха, в отличие от нимба.
Хейли вернулась как раз, когда я накрывала на стол.

- Ух ты, Пушинка- Амур! – Хейли шагнула в дверь и сняла туфли. Пушинка заскакала вокруг и продемонстрировала свой костюм. Я подошла к Хейли и попыталась ее обнять. Ее сумочка стукнула меня прямо в живот, не дав подобраться ближе.
- Извини, - Хейли шагнула назад и отбросила ее в сторону. Она чмокнула меня в щеку и потянулась к Пушинке.
- Не гладь ее. Она сегодня пронзила меня стрелой.
- Да ну? – Хейли все равно погладила Пушинку, - Покажи мне, в какое место она попала, и я тебя туда поцелую.
- Чуть позже покажу. Оно спрятано у меня под одеждой.
- Забудь про позже. Покажи сейчас.
Пушинка заскулила от неудовольствия – как же, о ней забыли.
- Ты пока можешь погладить амурчика, а я накрою на стол. Я думаю, она не будет возражать, если ты снимешь с нее эти штуки.

Я смотрела на них и раскладывала по тарелкам стейк Шатобриан.  Хейли сняла с Пушинки костюм и почесала ее по животу.
- Все, больше я тебя сегодня гладить не буду. Теперь я хочу гладить Шеннон.

Я положила на тарелки картофель и отнесла их на стол, пока Хейли мыла руки в кухонной раковине. Я предупредила ее, что спальня временно недоступна, потому что уже поместила ее ожерелье в центр цветочного сердца на кровати. Она снова поцеловала меня, села за стол и закатала рукава.
– Мой любимый, - сказала она, принюхиваясь. – Откуда ты узнала?
- Я не  знала, просто выбрала и все.
- Отличный выбор, - Хейли откусила кусочек и вздохнула.
- Твой десерт спрятан повсюду в квартире. Я скажу тебе, что всего их шесть, но это единственная подсказка, которую ты от меня получишь.
- Хмм, - Хейли отхлебнула вина и поглядела по сторонам. – За каждый, что я найду, ты будешь снимать один предмет одежды.
Я встретила ее горящий взгляд.
- Договорились.
- Черт, из-за тебя придется есть впопыхах, - сказала Хейли и подцепила на вилку салат.
- Мисс Х прислала мне сегодня чудные дары. Какая жалость, что ты покончила с ней… а я собиралась перевернуть ее мир.
Хейли заправила выбившиеся волосы за ухо и улыбнулась.
- Вот досада, - произнесла она, и я увидела, как что-то  в кухне привлекло ее внимание, а потом по ее лицу растеклась улыбка. – Сейчас вернусь.

Она прошла прямо в кухню, сдернула красную коробочку с  подставки для вина и вернулась с торжествующей улыбкой.
- Снимай брюки.
Я встала и стянула с себя штаны. Хейли нахмурилась.
- Лучше бы на тебе была рубашка покороче.
- Обидно, да? Придется тебе найти другое сердечко, чтобы увидеть остальное.
Хейли откусила еще кусочек стейка, ее глаза обжигали меня.
- Ты вкусно пахнешь.
- Комплименты от мисс Х, - я понизила голос до соблазнительного тона. – Она знает, что я люблю.
Хейли развернулась на стуле и снова встала. Это сердечко было спрятано получше, но она углядела его среди книг на полке. Она вернулась к столу и положила его на предыдущее.
- На этот раз рубашку.
- Ой-ой, это сердечко от Пушинки, видишь следы зубов?
Хейли поджала губы.
- Ты ничего не сказала о Пушинке, когда мы договаривались. Я думаю, нам нужно пойти на компромисс.
- Назови свои условия, - подняла бровь я.
Хейли окинула меня взглядом.
- На тебе есть лифчик?
Я покачала головой, и ее губы искривились в усмешке.
- Расстегни рубашку.
Ее глаза прилипли к моей груди, пока я возилась с каждой пуговицей.
- Я думаю, так нечестно. Я тут полуголая, а ты все еще полностью одета.
- Я бы с удовольствием сняла брюки, - сказала Хейли. - Ты доставляешь мне неудобство. В хорошем смысле.
- Так снимай.
Хейли расстегнула брюки и заизвивалась на стуле, пока не спустила их с бедер. Она отпихнула их ногой, даже не вставая.
- Ну вот, я чуствую себя обманутой. Я ожидала что-то вроде соблазнительного танца.
- Я стесняюсь, - улыбнулась Хейли над краешком бокала и отпила глоток.
- Ты стесняешься?! Прошлой ночью я отымела тебя во всех мыслимых позах, - я тоже глотнула вина и язвительно улыбнулась. – Ты просто не хочешь признаться, что я тебя вымотала, и у тебя все болит.
Хейли улыбнулась так же самоуверенно, как и я.
- Я справлюсь со всем, что ты мне предложишь.

Я поглядела на свой полусъеденный стейк и оттолкнула тарелку.  Хейли отпила вина, и ее зеленые глаза были полны вызова.
- Два сердца здесь, а еще два в спальне, куда тебе нельзя.
- Мне не нужны те два из спальни, чтобы ты оказалась голой, - покачала головой Хейли.
Она опустила бокал на стол и улыбнулась.
- Одно на подоконнике, другое перемешано с ДВД-дисками. Мне за ними сходить , чтобы ты их засчитала?

Я допила вино и покачала головой.
- Сначала трусы.
Я встала и стащила их. Хейли вместе со стулом отодвинулась от стола.
- Иди сюда.
Я сделала, как она просила, погрузила обе руки в ее волосы, запрокинула ее голову назад, поцеловала ее и  встала над ее коленями.
- У тебя это было на уме? – посмотрела я ей в глаза.
Улыбка не сходила с ее лица.
- Весь день напролет, - она потянула меня вниз за рубашку, пока я не села ей на колени.
- С Днем  святого Валентина, - прошептала она мне в шею и осыпала ее поцелуями.
Что-то прижалось к моему животу. Я резко откинулась назад и чуть не свалилась с ее колен.
- Это еще что?
- Твой подарок на Валентинов день, - улыбка Хейли стала огромной. – Я слышала, ты их так любишь, что тебе даже пришлось один украсть. Теперь я знаю, почему ты вибрировала в ту ночь.
- Вот сучка! – я попыталась встать.
Хейли зашлась в смехе и потянула меня к себе.
- Алисия была сильно пьяна и очень смущалась, когда рассказывала мне эту историю. Единственная причина, по которой она это сделала,  была в том, что она думает, ты на нее сердишься.
- Я ее на куски  была готова разорвать, а теперь еще  больше!
- Забудь о ней, - Хейли прижала меня к себе.
- Ты что, носила эту штуку весь день? – спросила я, когда она продолжила целовать меня, превращая мой гнев в совсем другое чувство.
- Нет, я заскочила в твою квартиру перед тем, как прийти сюда. И я попробовала одно из твоих печений.
- Дай я на него посмотрю, - я попыталась вывернуться из ее захвата.
- Лучше ты его почувствуй, - Хейли крепче сжала меня. – Он двухсторонний, и передает давление на мой… - ее веки затрепетали, когда я толкнула страпон.
От мысли о том, что его другой конец находится внутри Хейли, меня продрал озноб.
- Мы можем пойти в спальню прямо сейчас.
Хейли помотала головой.
- Я и так чуть не умерла, пока  дошла сюда и нашла эти два сердечка.
Она наклонилась, втянула мой сосок в рот и нежно прикусила, а потом выпустила.
- Давай останемся прямо здесь.
Она подтолкнула меня вверх, пока я не встала, а потом повела вниз, вталкивая в меня кончик дилдо.
- Медленно, - сказала я, когда она начала тихонько двигаться.
Хейли закинула голову назад, закрыла глаза и застонала.
- Мы можем двигаться так медленно, как ты захочешь.
Я смотрела на нее, и это заводило меня так, что я и представить себе не могла. Это помогло мне принять дилдо. Она снова застонала, когда я поглотила его весь. Хейли чуть отвела меня назад, сунула руку между нами, и меня охватили новые ощущения, когда она включила сдвоенную вибропулю.
- Черт! – выдохнула Хейли.
Я рассмеялась и вжалась в нее бедрами, заставляя ее извиваться.
- Я хочу быть сверху, - сказала Хейли, пока я расстегивала на ней рубашку и стягивала с ее рук.
Я снова прижалась к ней и с довольной улыбкой увидела, как запрокинулась ее голова. Тогда я жестко притянула ее к себе и крепко поцеловала, расстегивая лифчик.
- Это же была твоя идея – остаться здесь, - проговорила я, оторвавшись от ее губ. – И я полностью контролирую ситуацию.
Она толкнула меня назад и поймала, когда я чуть не свалилась с ее колен.
- Ничего ты полностью не контролируешь.
Я выпрямила ноги и встала с нее, она последовала за мной на пол и ногой отпихнула попавшийся по дороге стул, а я отбросила прочь ее лифчик. Мы обе застонали, когда Хейли просунула руку мне между ног и направила дилдо в меня.
- Давай сначала помедленнее. Я никогда не была… принимающей стороной.
В глазах Хейли мелькнуло удивление.
- Никогда?
- Никогда. Ты у меня первая.
- Ну тогда, это впервые для нас обеих, - ответила она и поцеловала меня.

Может, это и был первый для Хейли опыт со страпоном, но она чертовски хорошо с ним справилась. Она отлично двигалась, толчки были медленными и глубокими, поза подходила нам обеим. Разнообразие ощущений было просто невероятным. То, как ее грудь скользила по моей, как ее нежные бедра двигались у меня между ног, как напрягались мышцы ее спины в сочетании со страпоном – все это отправило меня на такие высоты, с которых никогда не хотелось спускаться. Но ее  громкий вскрик, когда она кончила, принес вызволение и мне, и я последовала за ней.

Мы лежали на спине, глядя в потолок и пытаясь отдышаться.
- Кода Кален спросит меня, что ты мне подарила на  наш запоздалый Валентинов день, я отвечу, что синяки на заднице.
Хейли рассмеялась.
- Если ты настолько безумна, чтобы сказать ей это, то можешь заодно рассказать, и как именно, только я не хочу быть рядом с тобой в этот момент.

Мы сделали вялую попытку прибраться и пошли в спальню, где я вручила ей ожерелье, а она подарила мне серебряный браслет, на который каждый Валентинов день будет добавлять по сердечку-подвеске. И, хотя мы этого и не обсуждали, в ту ночь я уснула в ее объятиях  с мыслью,  что именно в этот день мы будем праздновать нашу годовщину.

ЭПИЛОГ

- Хейли, если у тебя есть еще хоть какие-то вещи, нам придется их сжечь, - я бухнулась на пол рядом с ней, чувствуя, как огнем горит каждый мускул.
- Это последние, - простонала Хейли. – Мы Пушинку привезли?
- Она на  заднем дворе гоняет белок. Когда мы надумаем разбить сад, у нас с ними не будет никаких проблем.

Мистер и миссис Хили не были в особом восторге, когда мы захотели разорвать договор аренды на квартиру Хейли. Срок действия моего договора давно истек, потому что я жила там чуть ли не  вечность. Миссис Хили не стала требовать неустойку, когда мы предложили жильца на замену – Марвина, который недавно стал менеджером в  салоне Rampart.

Мы с Хейли купили дом в двух кварталах от Кален и Тодда и провели последние две недели, приводя его в порядок  и переезжая. Все случилось в мгновение ока. Катализатором перемен стал один жаркий вечер, когда Хейли сожгла наш ужин, а я испортила одну из ее блузок во время стирки. Это была наша первая ссора…
- Ну почему? – воскликнула Хейли и дрожащими рукамипротянула мне то, что осталось от ее любимой шелковой блузки. – Ну почему, скажи мне, ты засунула ее стираться вместе с полотенцами?!
- Потому что ты засунула ее в корзину вместе с полотенцами! – я захлопнула крышкой сковороду с бывшим феттучини альфредо, чтобы приглушить горелый запах. – Я же просила тебя присмотреть за ним! Если бы ты не так сильно была занята тем, что  ругала меня, мы могли бы поесть еды, а не расплавленной лавы!
- Да ты что, целый галлон отбеливателя вылила на эти полотенца? – Хейли метнула испорченную блузку в мусорку. – Если бы я тебя так сильно не любила, я бы придушила тебя на этом самом месте!
Мы обе замерли и уставились друг на друга.
- Ты серьезно?
- Да, я серьезно хочу тебя придушить, - губы Хейли дрогнули в улыбке.
- Я тоже люблю тебя, Хейли. Всем сердцем люблю.
На следующий день мы начали подыскивать дом.

- Я хочу в душ и спать, - Хейли села ровнее и посмотрела на меня. – Или можем пропустить купание и улечься прямо здесь на полу.
Визг шин и звук автомобильного сигнала мгновенно поднял нас на ноги. Я знаю, о чем мы обе подумали – Пушинка сбежала с заднего двора и выскочила на улицу. Хейли распахнула входную дверь, я понеслась за ней по пятам и чуть не наткнулась на нее, когда она встала, как вкопанная. Из заднего окна машины Кален высунулась мамина голова.
- Кален рожает!

Тодд подпалил шины, когда задним ходом вылетел с нашей подъездной дороги, оставив нас в недоумении  стоять в облаке выхлопных газов.
- Он свернул не в ту сторону, - сказала Хейли, возвращаясь со мной в дом.
- Прожил здесь всю жизнь, между прочим, - я отыскала ключи от машины и вытащила туфли. – Я так понимаю, сон временно отменяется.

Хейли заметалась по дому, притащила Пушинку и включила ей фильм. Меньше, чем через десять минут мы уже были в пути, что по зрелом размышлении оказалось глупостью. Мы могли раз десять принять душ и поспать до трех утра, потому что именно  это время Брианна Пейдж Кавана избрала для своего появления на свет.

Пока мама ссорилась с папой насчет того, кто будет держать ребенка, а Тодд и Хейли  дремали на стульях, пытаясь при  этом сидеть ровно, я присела на кровать и взяла Кален за руку.
- Она – самое прекрасное, что я когда-либо видела, - сказала я и вытерла глаза.
Кален устало улыбнулась мне.
- Она прекрасна. На ручках десять пальчиков и на ножках тоже.
Кален посмотрела на папу, который победил в споре и  теперь сидел на стуле, обнимая свою внучку.
- Он плачет. Он же никогда не плачет.

Я еще долго смотрела, как Кален  то погружается в сон, то всплывает. Она приоткрывала глаза, смотрела на ребенка, улыбалась и задремывала. Ее волосы растрепались, макияж размазался от слез, и при этом она была красива, как никогда. Моя старшая сестра стала мамой.
В предрассветные часы, когда  мы с Хейли возвращались в наш новый дом, мы решили создать нашу собственную семью.  На следующий день мы отправились в клинику и пошли прямиком туда, гда были малыши. 

Мы с Хейли разделились и пошли по рядам, глядя на всех, кто плакал и просил их забрать.  Я готова была взять их оптом и наполнить ими наш двор и дом, но мы заранее договорились – только одного.  Я остановилась  около одной конуры, из которой никто не рвался и не выцарапывался  наружу. На табличке было написано «кобель, 2 месяца». Я наклонилась и заглянула внутрь.  Там, у задней стенки сидел самый несчастный щенок, которого я когда-либо видела. Он скорчился у стены, как будто знал, что ни один ребенок не выберет его, когда кругом полно более симпатичных, маленьких и пушистых конкурентов.

Я прижала руку к сетке, и он робко подошел, обнюхал мою руку и лизнул ее. Наши глаза встретились, и я все поняла.
- Он рычит? – Хейли подошла и встала позади меня.
- Нет, он боится, - я показала на маленькую табличку сверху на дверце. Там было написано, что его сбила машина, и он потерял часть верхней губы. – И он прекрасен.
- Можно нам получше посмотреть на вот этого? – спросила Хейли у дежурной.
Женщина понимающе улыбнулась, открыла клетку и вытащила его. Его коричневые лапки переходили в черные ноги, и они были небольшими. Я смотрела, как его карие глаа оглядывают Хейли, а она дает ему руку, чтобы он ее обнюхал. Его хвост задел связку ключей на поясе у дежурной, когда он лизнул тыльную сторону ладони Хейли.
-Он меньше, чем должен быть, – сказала дежурная. – У него было серьезное истощение, когда его привезли сюда.
Я подняла глаза и увидела, что Хейли смотрит на меня. Она кивнула.
- Мы его берем, - сказала я.
- И как мы его назовем? – спросила Хейли, когда наш малыш ехал рядом с ней на заднем сиденье.
- Тридцать три несчастья, а если коротко, то 33.

КОНЕЦ

+8

18

Прикольно! Спасибо!

+1

19

Gray, спасибо Вам огромное! Очень тонкая работа)
Отдельная благодарность за интересные комментарии переводчика, я много узнала нового)))
http://s2.uploads.ru/be6ST.gif

+1

20

Спасибо, Gray.  Улыбнуло)).

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » Robin Alexander Pitifully Ugly/Тридцать три несчастья