Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Рэдклифф Честь превыше всего Кн.2 Honor Bound


Рэдклифф Честь превыше всего Кн.2 Honor Bound

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

Глава 1

Maк Филлипс сидел на своем месте, за центральной станцией мониторинга, когда в 06 – 25 дверь Командного Центра открылась. Он попытался подавить улыбку, но не смог, узнав высокую, аккуратную, темноволосую женщину, целенаправленно направляющуюся к нему. Мак с улыбкой поднялся, протягивая свою руку.
«Добро пожаловать, Командир,»– сказал он.
Агент Секретной службы США Кэмерон Робертс пожала руку, светловолосого симпатичного агента, тепло улыбаясь. – «Приятно вернутся назад, Maк».
Она оглядела большую комнату, коричневого цвета, занимавшую восьмой этаж с видом на Грэмерси-парк в Манхэттене. Полгода назад, в этом центре, она руководила службой безопасности Блэр Пауэлл и не ожидала, вновь вернуться сюда на работу. На должность начальника службы безопасности ее пригласили, после долгой работы в следственном отделе Секретной Службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков и наркотических веществ. Она работала в тесном сотрудничестве с членами DEA, ATF, Министерство финансов, как и большинство опытных агентов, участвующих в оперативной работе, считала службу охраны местом работы для новичков. Охрана дипломатов, иностранных гостей и политиков,чиновников и членов их семей не интересовали ее. Так было до сегодняшнего дня, теперь всё изменилось.
«Цапля уже вернулась, обратно в Штаты?»– спросила она, пожимая плечами, пытаясь снять напряжение, от длительного перелета из Флориды. Кэмерон была в Майами расследуя дело о сети торговцев кокаином, когда пришел приказ о её назначении. Кэмерон обеспокоило, когда ей в срочном порядке приказали явиться сюда, на новую должность. Это было совершенно неожиданным, и тот факт, что ей поручили немедленно явиться, беспокоил её. Никто не сообщал о проблемах, но это не имело большого значения. Бюрократия, существующая в рамках федерального правительства, при работе с несколькими агентствами безопасности, перекрывающими сферы влияния и интересы друг друга, всё это было, бесконечной подковёрной борьбой, и даже те, кто «должен знать» часто не получал важную информацию,пока не было слишком поздно. Опыт работы в подобных ситуациях у неё имелся.
Кэмерон потрясла головой, разгоняя воспоминания. Она не могла допустить, чтобы Блэр подвергалась опасности, для этого, ей необходимо знать, истинную причину нового назначения. Однако, сначала главное. Она устала, но должна подготовиться к первой встрече с женщиной, которую будет защищать. С женщиной, которая вряд ли обрадуется, увидев её.
Кэмерон обратилась к Maку. – «Мне нужна информация, прежде, чем я встречусь с ней. Я летела в самолете большую часть ночи и ничего не знаю о её местонахождении».
«Она вернулась в гнездо,»– произнес Maк, указывая на потолок,в пентхаус. – «Вернулась вчера, поздно вечером из поездки в Китай и не захотела оставаться в Вашингтоне, поэтому, приехала сюда, в автомобиле около 3 часов ночи.»
Кэмерон улыбнулась. – «Я думаю, некоторые вещи никогда не изменятся».
Maк покачал головой. – «Не очень много.»
Он быстро и серьезно посмотрел на нее, старался не думать о том, что она находилась, на пороге смерти год назад, сейчас, Кэмерон выглядела абсолютно здоровой, вернувшись к служебным обязанностям, шесть недель назад. Как обычно, при исполнении служебных обязанностей, она носила безупречную, сшитую на заказ, скромную, но дорогую одежду, казалась уверенной, знающей и спокойной – такой он её знал всегда, также он знал, на основе своего опыта, что невозможно, что-либо рассказать о ней, просто посмотрев на неё. Кэмерон очень редко проявляла,свои чувства, но всегда можно было рассчитывать на неё, обратившись за советом или помощью.
«Команда очень рада, что вы вернулись».
«А что касается вас, Maк?»– спросила она,облокотившись бедром о край стола, смотря темно-серыми глаза на него. – «Я смещаю вас с поста начальника Службы Безопасности.»
Рассмеявшись и покачав головой, он откинулся в кресле, указывая рукой на стойки компьютерных мониторов, показывающие спутниковые каналы полиции, управление городским транспортом Нью-Йорка, аудиовизуальное оборудование. – «Я аналитик и специалист по связи. Именно это моя работа, за шесть месяцев, я хорошо понял это.»
«Хорошо», – сказала Кэмерон, – «Рада, что вы с нами, связь и координация действий агентов чрезвычайно важны и мне необходим лучший специалист, такой, как вы.»
«Спасибо,»– сказал Мак, довольный её оценкой. – «Вы делаете мне большое одолжение, Командующей. Я не очень хорош с обращением с VIP персонами, а в нашей работе, это имеет особо важное значение.»
Кэмерон не надо было говорить про работу, она знала как обращаться с VIP персонами, это было её дело, которое она хорошо знала и это же могло вызвать сложности. Шесть недель назад она провела пять ночей с женщиной, которую сейчас будет охранять. Знай она, что будет переведена на эту должность, в Секретной Службе, возможно, сделала бы иной выбор. Лицо Блэр Пауэлл мелькнуло в её голове и мгновенно, из глубины, поднялась теплая волна, она улыбнулась про себя. Кэмерон нуждалась в ней, это плохо.
Действующие методы охраны и протокол поведения с охраняемым лицом, останавливали ее. Она не знала, что делать с этими чувствами сейчас, когда обстоятельства изменились, но в одном была абсолютно уверенна, это не должно мешать её работе, по защите Блэр Пауэлл.
Кэмерон стремительно встала. – «Я хочу видеть всех агентов, встречаемся в 7 – 00 комната для совещаний. Принесите все, что есть, по её встречам за неделю, по загородным поездкам в ближайшее время, все относящиеся к делу отчеты, с проблемами наблюдения, с момента моего ухода и все остальное, на что мне надо обратить внимание. Я хочу получить все это быстро, до моей утренней встречи с Цаплей.»
Maк кивнул и наблюдал за её движением по конференц-центру, к маленькой застекленной угловой кабинке. Он заметил её скользящий взгляд по комнате, разделенной низкими перегородками. Мак знал, она оценивала оборудование, используемое 24 часа в сутки, её подчиненными для защиты единственной дочери президента Соединенных Штатов.
***
Ровно в 07 – 00, Кэмерон вошла в конференц-зал с чашкой кофе. Она поставила ее на угол прямоугольного стола и посмотрела на лица, смотрящие на неё. Все они были хорошо знакомы. Никто не был переведен за время её отсутствия, чему она была рада и все они были надежными агентами. Год назад, первый раз, приняв командование, она потребовала – те агенты, которые не на 100% готовы отдаться охране дочери президента, должны перевестись. Те кто остался, заслужили её доверие.
«Ну,»– начала она, улыбаясь уголком рта. – «По крайней мере мне не придется учить новые имена. Мы можем пропустить весь официоз и перейти прямо к делу.»
Она опустила глаза на Maка, с кучей меморандумов перед ним, произнеся, – «Maк?».
«На внешнеполитическом фронте, ничего нового не планируется, вплоть до поездки в Париж вице-президента и его жены в следующем месяце».
Кэмерон кивнула, устраиваясь в кресле с ноутбуком. – «Верно. Нам заранее нужна информация, о маршруте кортежа, местных больницах и состояния магистралей на каждый день. Все это должно быть в базе данных. Я предполагаю, что они остановятся в отеле Мариньи, внешнеполитические визитеры, как правило, останавливаются там всегда. Нам необходимо подтверждение.»
Она обратилась к сидящему слева, светловолосому академически выглядевшему мужчине, свободно говорящему на девяти языках и учащему еще семь. – «Вы все еще занимаетесь подготовительными мероприятиями, по зарубежным поездкам, Райли?»
«Да, мэм».
«Вы должны связаться с секретарем посольства в Париже и рассмотреть график мероприятий. Благотворительные обеды, музей, экскурсии – все, что они запланировали. Французы славятся изменением маршрутов в последнюю минуту, а Париж интернациональный город, где терроризм стал реальной угрозой. Следите за ними. Убедитесь, что мы держим под контролем ситуацию. Я не хочу быть застигнутой врасплох.»
Райли кивнул головой, сделав запись, Кэмерон предложила Maку продолжить. Он перетасовал распечатки, произнеся – «В Сан-Франциско, в течении двух недель, будет открыта галерея Rodman (примечание: Rodman Hall Art Centre – Центр современного искусства http://www.brocku.ca/rodman-hall).»
«Где она будет проходить?»– рассеянно спросила Кэмерон, все еще, продолжая размышлять о деталях предстоящего визита вице-президента и его жены в Париж.
«Пока не знаем,»– неуверенно ответил Maк.
Кэмерон подняла голову, прищурив глаза. – «Вы не знаете? Цапля при возникновении непредвиденной ситуации, должна иметь запасные пути отхода. Кто составлял её маршрут?».
Maк покраснел, но продолжал смотреть на неё, готовясь к знатной трепке. Он и забыл, какой неумолимой, она может быть при любом нарушении протокола охраны.
«Она».
«Она,»– раздраженно повторила Кэмерон, стараясь побороть негодование, прекрасно зная, что это не вина Maка. Она поднялась, закрыв крышку ноутбука, – «Осталось, что нибудь важное,что мы сейчас не обсудили, Maк?»
«Нет мэм», – быстро сказал он.
«Кто возглавляет дневную смену?»– спросила она.
«Я, мэм», – ответила миниатюрная, темноволосая женщина лет тридцати.
Кэмерон кивнула.
После одной, почти сломавшей карьеру, ошибки, рассудительная Паула Старк приказала себе, быть хладнокровной и уравновешенной, неоценимое качество для агента, проводящего много времени в личном контакте с Блэр Пауэлл – Дочерью Президента.
«Прекрасно. Тогда займитесь своими обязанностями. Maк, если у вас остались вопросы, которые надо обсудить со мной, я готова».
Грохоча стульями, агенты поспешно выходили из конференц-зала. Все они знали, как Робертс сурово разбирается с агентами, если видела, что они халатно относятся к своим обязанностям, по защите дочери президента. Независимо от того, что охранять Блэр Пауэлл, было нелегкой задачей.
Когда они остались одни, Кэмерон посмотрела на Maка, подняв брови. – «Хорошо, Maк. Вы можете объяснить мне, что черт возьми здесь происходит? Сначала меня без объяснений причин и согласования, направляют сюда. Затем вы говорите, что Цапля нарушает протоколы охраны. Что здесь, вообще происходит? Я не могу работать, не понимая ситуации.»
Он выдохнул воздух и пожал плечами. – «Я сказал бы Вам, если бы мог, Командующий. Я не знаю, почему Вас вызвали. Мне не известно, ни о каких проблемах, в Службе Безопасности или где-либо еще.»
Он прямо посмотрел через стол в глаза Кэмерон, тщательно подбирая слова. Она нравилась ему, он уважал её, был рад служить под её руководством. Но они не были близкими друзьями, не разделяли личную ответственность. Он точно не знал, что связывало её в прошлом с Первой Дочерью.
«Мисс Пауэлл»– Мак пожал плечами и раздраженно продолжил, – «Мисс Пауэлл доставляет некоторые проблемы.»
Кэмерон усмехнулась, такому ужасающему преуменьшению, внимательно наблюдая за ним.
«Она противодействует раскрытию своих замыслов и маршрутов перемещений. Не обсуждает личные – оу-у связи, таким образом, мы не имеем информации о потенциальных угрозах в этой области. Она незаметно ускользает от нашего наблюдения»– он тихо выругался и быстро добавил – «не очень часто, но такое случается.»
«Вы доложили об этом?»– устало произнесла Кэмерон, потирая лицо. Боже, до чего же Блэр упряма, подумала она. Может это и так, но она не винила ее, жить под постоянным пристальным вниманием чужих людей невыносимо, а назвать жизнь Блэр Пауэлл обычной, было никак нельзя.
Maк выпрямился. – «Нет мэм, я не сделал этого.»
Кэмерон строго посмотрела – «Причины?»
Такой провал работы службы безопасности, потребовал бы смены персонала и перевода с понижением всех задействованных агентов.
Кэмерон достаточно хорошо знала Maка Филлипса, знала, что он не будет нарушать инструкции для сохранения собственного положения.
Он смотрел на нее уверенным взглядом, его голос был уверенным и решительным. – «Я принял решение, основываясь на том, что безопаснее ей находиться с нами, мы достаточно много проводим времени вместе, она привыкла к нам и отчасти доверяет, мисс Пауэлл не станет доверять агентам, которые прибудут на замену. Поэтому я не сообщил, даже если из-за этого могут возникнуть проблемы.»
Кэмерон кивнула соглашаясь. Она приняла бы, точно, такое же решение для защиты Блэр, на месте Мака, и если бы её спросили, о нарушенных пунктах инструкций, она не смогла бы оправдаться, ведь действительно, все инструкции нарушены. Но, не возможно охранять Блэр Пауэлл, действуя строго по инструкциям.
«Думаю, нужно сообщить Цапле, что я здесь,»– поднимаясь произнесла Кэмерон. Быстро посмотрев на Мака, она задумалась, много ли он знает, об их отношениях. – «Позже, я рассмотрю планы на оставшуюся часть недели.»
Он встал. – «Да, мэм.»
Глядя на выходящую Кэмерон Мас понял, тема нарушения протокола безопасности закрыта. Тот, кто назначил Кэмерон Робертс главой службы безопасности дочери Президента, знал, что здесь происходит. Кэмерон поняла, что он сделал все, для охраны Блэр Пауэлл. Ему стало интересно, что произойдет, когда Блэр узнает о смене начальника, её службы охраны, но потом решил, что это ему, лучше не знать, меньше знаешь, крепче спишь.

Глава 2
Блэр Пауэл в забрызганных краской джинсах, порванной футболке, с кистью в руке смотрела на пяти фунтовый квадратный холст. Расхаживая перед незаконченной работой и пытаясь избавиться от всех мыслей в голове. Цвет, глубина изображения, формы рисунка выстраивались подсознательно. Раздался звонок, когда она решила добавить немного красного в угол картины.
«Черт», – пробормотала, смотря на часы в дальнем углу галереи. Часы показывали начало девятого. Для участия в инструктаже с Маком рано, а никого другого она не ждала. Положив кисть и вытерев руки об мягкую ткань, откинув прядь светлых волос за ухо, она подошла к двери. Привычно поглядев в глазок двери, она мигнула в удивлении и замерла, положив руку на дверную ручку. Снова посмотрела в глазок, ее сердце заколотилось от радости. Радостно крича – «Кэмерон»– она открыла дверь.
Блэр не смогла скрыть своей радости, что бывало крайне редко. С годами она научилась казаться хладнокровной, безэмоциональной, ее чувства, эмоции оставались только для нее. Когда ей было двенадцать лет, ее отец стал публичным политиком, следовательно она тоже. Незнакомые люди писали о ней, фотографировали, стремясь войти в доверие. Никто не заботился о ней и ее чувствах, Кэмерон была другая и Блэр сблизилась с ней.
Кэмерон Робертс смотрела на Блэр и чувствовала, как ускорился ее пульс. Она была столь же прекрасна, как и в прошлый раз, когда Кэмерон последний раз видела ее. Густые, растрепанные, золотисто-светлые волосы, дикой гривой обрамляли ее лицо, податливое тело прятало тренированные мышцы. Сверкающие голубые глаза и улыбка, способная растопить полярный лед, делали привлекательное лицо желанным и потрясающим. И под этим потрясающим телом – бурлящая чувственность, в сочетании с несгибаемой волей. Невероятно.
Кэмерон хотела коснуться ее, но не смогла. Она не хотела причинить ей боль, но знала, что собирается сделать это. Ее лицо не выражало никаких эмоций, когда мягко улыбнувшись, она ответила, – «Привет, Блэр.»
Блэр была невероятно счастлива видеть Кэмерон, не замечая необычные интонации в её словах. Протянув руку, она схватила Кэмерон, затащив в студию и захлопнула дверь за ними.
В следующий секунду ее руки оказались в волосах Кэмерон, крепко обнимая и жадно целуя ее, прижимаясь всем телом. Задыхаясь, чувствуя на губах ее вкус,она произнесла, – «Боже, как я по тебе соскучилась.»
Ошеломленная таким натиском, Кэмерон огромным усилием воли взяла тело под контроль. Живот скрутило, она чувствовала нарастающее возбуждение. Покачав головой, пытаясь успокоится, – «Блэр»– произнесла она. Нужно срочно объясниться с ней, сил сопротивляться желанию не было, да и не хотелось. – «Я».
Блэр обняла руками талию Кэмерон, прижавшись к ней бедрами. – «Когда ты вернулась? Я думала ты во Флориде. Ты успешно завершила все свои дела?»
Говоря это, Блэр расстегивала пуговицы на рубашке Кэмерон, сегодня она планировала посвятить весь день живописи,но сейчас все изменилось. Ее пальцы возбужденно пальцы дрожали, ощущая горячее тело. Прошло шесть недель с момента последней встречи, длившейся несколько дней. Пять коротких ночей, после года отрицания притяжения между ними. Они не разговаривали о совместном будущем, не было времени, да и в тот момент не имело значения. Ранение Кэмерон сблизило их, затем она уехала во Флориду, а Блэр сопровождала отца в Китай.
«Боже, я хочу тебя,»– со стоном, прошептала Блэр. Она хотела ее до боли, как никого и никогда раньше, это было больше чем секс, больше чем близость. Взрывное сочетание опаляло, она желала ее.
«Блэр», – Кэмерон ахнула, хватая её руку, на своей рубашке. – «Подожди».
«Слишком поздно,»– Блэр хрипло и низко рассмеялось, перемещаясь к бедру Кэмерон, расставив ноги, вжимаясь и совершая колебательные движения. Вздохнув и закрыв глаза от возбуждения, она произнесла, – «О, боже. Слишком поздно, детка. Мне нужны твои руки, сейчас. Я хочу тебя.»
«Я на работе, Блэр,»– мягко произнесла Кэмерон, надеясь, что Блэр не сможет почувствовать её дрожь. Она проглотила стон, когда Блэр снова начала двигаться. – «Мы не можем.»
«Ты можешь опоздать на несколько часов, туда, где должны быть. Ты – региональный директор,»– бормотала Блэр. У нее было только желание – Кэмерон.
Кэмерон мягко обхватила запястья Блэр, – «Я снова на работе. Здесь.»
Что-то в интонациях голоса Кэмерон пробилось через затуманенное,желанием, сознание Блэр. В голосе Кэмерон слышалось сочувствие, которое просочилось через затуманенный желанием разум Блэр.
С усилием Блэр отступила на шаг.
«Что ты имеешь в виду?»– неестественно спокойным голосом спросила она. Ища в глазах Кэмерон ответ, потому что её глаза не лгали, ЕЙ. Она заметила там БОЛЬ. Боль, которую, она не ожидала увидеть снова.
«Черт тебя побери», – выдохнула она. – «Что будешь делать?»
«Меня переназначили. К тебе,»– произнесла Кэмерон, наблюдая, как Блэр отступает от нее, позволяя ей отойти. Иисус, она надеялась, что это не будет так трудно. Ей всего лишь требовалось немного времени, что бы понять, что происходит. И тогда, она сможет все объяснить. – «Блэр»
«Когда?»– холодно спросила Блэр, двигаясь дальше,в глубину галереи. Она нуждалась в пространстве между ними, чтобы успокоится и немного подумать.
«Вчера», – ответила Кэмерон.
«И ты сказала, да?»– требовательно спросила Блэр. – «Разве то, что было между нами, так мало для тебя значит?»
«Блэр», – Кэмерон спокойно сказала, – «От своих начальников я получила приказ, – президент Соединенных Штатов хотел, чтобы я взяла на себя ответственность за безопасность его дочери. Вряд ли я могла сказать, нет.»
«Ты могла бы»– горько сказала Блэр, – «если бы захотела. Есть много людей, которые могли бы сделать эту работу. Maк превосходно справляется с обязанностями, все в порядке. Не делай этого, пожалуйста, не делай этого!»
Кэмерон не знала, как объяснить, что какая-то её часть не хотела, чтоб кто-то другой, занимался этой работой. Не могла объяснить, что каждый день, где бы она ни была, делая что-то, она волновалась о Блэр. Она не могла забыть, что был UNSUB, 'неопознанный объект', преследовавший Блэр, фотографировавший ее, оставляющий сообщения для нее, и в конечном счете, он выстрелил в нее, и Секретная служба не смогла арестовала его. Она хотела быть с нею. Она должна была быть с нею.
«Это не так просто,»– начала Кэмерон, зная, что ее слова не помогут.
Блэр повернулась пытаясь скрыть разочарование и обиду. Очевидно, все, что развивалось между ними, закончится. Кэмерон Робертс была не из тех женщин, готовых идти на компромисс с профессиональной этикой, заводя роман с человеком, которого она должна охранять. Для них было трудно встречаться друг с другом, в обычных обстоятельствах, а теперь это стало невозможным. Блэр заткнула свою гордость и предприняла последнюю попытку изменить то, что произошло. Решение, которое было принято, без оглядки на ее чувства, как и многое другое в ее жизни.
«Я могла бы поговорить с отцом,»– сказала Блэр спокойно, маскируя надежду в голосе. – «Руководителем службы охраны можно назначить другого человека.»
Кэмерон сопротивлялась желанию подойти к ней. Как Блэр не пыталась казаться спокойной, Кэмерон услышала в её голосе, интонации ощущения предательства и разочарования. Она никогда не хотела быть причиной этого, но безопасность Блэр была более важной, чем все остальное.
«Имеется серьёзный повод, для моего назначения», – тихо сказала она, – «Я не знаю, Maк тоже не знает и пока я не выясню, никому ничего не говори.»
Лицо Блэр не выражало ничего. – «Ну вот и все, не так ли?»
«Да,»– сказала Кэмерон не желая оправдываться, это было тяжело и оскорбительно для них обоих.
Она приняла на себя всю ответственность, за их будущее и честно говоря, другого пути не было.
Посмотрев в похолодевшие глаза Блэр, она ужаснулась от мысли о потери ее, но тем не менее – Делай что должен и будь, что будет.
«Мне жаль.»
«Не нужно сожалений», – презрительно сказала Блэр, – «Мы обе знаем, как важна для вас, ваша работа. Теперь, если вы не возражаете, я занята».
Кэмерон, приложила усилие,ответив нейтральным тоном. – «Я понимаю. Я должна обсудить планы, относительно, оставшейся части недели.»
Блэр прошла мимо нее, стараясь не прикасаться и открыла дверь. – «Мы можем встретиться днем, на запланированном брифинге.»
«Как пожелаете,»– тихо сказала Кэм, выходя из студии. Закрыв дверь, она ощутила оглушительную тишину, ощутив себя более одинокой, чем окружившая ее тишина.

+1

2

Глава 3
«Maк», – произнесла Кэмерон в передатчик, вызвав лифт в пентхаус квартиры Блэр.
«Можете идти, Командующий,»– ответил Maк, глядя на монитор, отображающий пространство перед лифтом, затем переместил взгляд на смежный монитор, давшему картинку лифта, в который вошла Кэмерон.
«Если, что случится, сообщите мне на квартиру, по прежнему адресу,»– кратко сказала она. – «Кто-то побеспокоился и я получила её назад.»
Ей требовался душ, чистая одежда и несколько минут наедине с собой, чтобы забыть разочарование в голосе Блэр и боль в ее глазах. Их встреча должна состояться сегодня позднее, для утверждения плана мероприятий на предстоящую неделю, и ее эмоции должны полностью находиться под контролем. Она была увлечена Блэр с момента их первой встречи, случившейся чуть меньше года назад. Кэмерон игнорировала свои чувства на протяжении многих месяцев, но со временем все изменилось, она сблизилась с Блэр, появилась потребность заботиться о ней, оберегать. Тогда, она не могла противостоять велению тела и сердца, теперь, после последних произошедших событий, надо учиться жить с этим.
Смотря на лицо Кэмерон в мониторе, Мак отметил сжатые челюсти и перекошенный рот. Ой, ой. Не очень удачным вышел разговор у неё, с Цаплей. Ничего удивительного. Кэмерон Робертс была ранена, при исполнении служебных обязанностях годом ранее, выстрелом, предназначенным Блэр Пауэлл. Тогда, она встала перед Блэр, прикрыв её своим телом, от пули из снайперской винтовки. Кэмерон не помнила кошмарную сцену, когда она лежала, истекающая кровью, на тротуаре, а агенты окружив Блэр, уводили её из под огня снайпера. Maк помнил это очень хорошо. Он помнил, как Блэр кричала – «Кэмерон». Он помнил Блэр, сидящую сутки, около кровати Кэмерон, в то время, как жизнь Кэмерон лежала на чаше весов. Также он знал, Блэр просила, чтобы Кэмерон отозвали из службы безопасности, как только она поправится. Мак уверенно предполагал, Блэр будет не довольна, новым назначением Кэмерон.
«У вас намечен брифинг с Цаплей в 13 – 00,»– сказал он, смотря на распорядок дня, отображенный на планшете, – ”При возникновении проблем, действуем согласно устава.”
«У меня все,»– отрезала она, быстро проходя лобби, кивнув швейцару, спешащему открыть двойные стеклянные двери, вышла и остановилась под коротким зеленым навесом и посмотрела на крыши зданий, расположенных через парк. С момента ранения, она никогда не появлялась здесь. Она смотрела на тротуар и вспомнила капли крови на руках и ясное синее небо наверху, понимая, и от этих мыслей, ее пробила дрожь, в тот день целью была Блэр, а не она. Пожав плечами, прогоняя память прочь, Кэмерон направилась в свою квартиру, находящуюся на другой стороне площади.
Сняв пиджак и оперативную кобуру, она подошла к окнам, выходящим на Грэмерси-парк, смотря сквозь парк, на пентхаус Блэр. Она думала о ней, о безопасности ее апартаментов. Окна галереи Блэр, выходящие на улицу, были пуленепробиваемыми, пожарная лестница заканчивалась этажом ниже, крыша укреплена сеткой из армированного титана, разрезать которую возможно, если, только автогеном. Не дом, а золотая клетка. Кэмерон не могла обвинить Блэр в том, что она не понимала и была рассержена на нее. Ей было жаль, что она не могла изменить это, но жизнь Блэр находились вне всякого контроля. В памяти возникла улыбающаяся Блэр в ее объятиях, – ”Не думай об этом.“ Как бы она не хотела Блэр, это не поможет им, в данной ситуации.
***
После того, как Кэмерон покинула её апартаменты, Блэр неподвижно стояла около двери, слушая гудение лифта, поднимающегося в пентхаус, что бы отвезти Кэмерон вниз, она ждала, наивно надеясь, что Кэм вернется к ней. Спустя некоторое время, оставшись, одна, в пустой квартире, она заместила тоску гневом, таким знакомым противоядием от разочарования.
Осталось только убедить себя, что она больше не хочет Кэмерон. Неожиданно увидев Кэмерон утром, Блэр сразу захотела ее, именно такой, была ее первая, естественная реакция. Крайне мало женщин вызывали подобные эмоции в ней, Кэмерон Робертс же, делала это, одной слабой улыбкой и это пугало Блэр. Блэр держала всех, на расстоянии вытянутой руки, эмоционально и физически, в случае Кэмерон, она с треском провалилась. Идя через свои апартаменты, возбужденная и одновременно с этим, раздраженная, на себя, на свое желание, на непроизвольную реакцию тела, которое походило на предательство.
«Душ», – низким, от возбуждения, голосом пробормотала она, сбрасывая одежду и идя, в угловую душевую кабинку, примыкающей к ее спальне, где она выкрутила кран и ступила под холодные брызги воды, задыхаясь под струей воды. Ее соски были набухшие и мягкие от возбуждения, а влажность между ногами, была не от струй воды, бегущих по ее телу. Она прислонилась к стене, позволяя теплой воде охватывать ее, закрывая свои глаза – это было ошибкой.
Под влиянием успокаивающего потока воды на её коже, она увидела лицо Кэмерон. Блэр чувствовала тело Кэмерон, они стояли нежно прижавшись друг к другу. Она вообразила руки Кэмерон на себе, как воображала их много раз, в течение многих недель, когда они были врозь. Обычно такие воспоминания создавали приятный фон для наслаждения, но сейчас, она была болезненно возбуждена. Булавочные уколы капель воды по ее коже, проносились между ее ног с покалыванием, ведя битву с самообладанием.
Она не будет думать о ней.
Блэр взяла мыло и начала мылить шею и грудь, гладя ладонями грудь и живот. Ощущения от пальцев, пробегающих по соскам, заставили ее задыхаться.
Бессознательно, она поймала сосок, между большим и указательным пальцами, крепко сжала, выгибая спину в теплой струе воды, незамедлительно резкая вспышка болезненного удовольствия, пробежала вниз, вдоль ее позвоночника. Слишком хорошо, слишком хорошо, она подняла руки, ритмично гладя и сжимая стоячие соски, чувствуя, как огонь возбуждения пульсирует под ее пальцами.
Она прижалась лопатками к задней стене душа, ноги дрожали, внутри возникла боль. Поглаживая грудь одной рукой, она прижала другую к животу, водя пальцами по коже, двигаясь ниже с каждым прикосновением. Пульсация между ее ног, ощущалась, как второе сердце. Она знала, как сильно возбуждено тело, чувствовала сильное желание, оседлав бедро Кэмерон. Если она коснется себя, то уже не остановится. Блэр возбудилась за минуту, ее губы нашли рот Кэмерон, она безумно хотела ее. Она представила пальцы Кэмерон, – когда ее собственные пальцы касались клитора,через волосы на лобке, поглаживали его.
«Ах, Боже,»– прошептала она, закрыв глаза, дрожа от воспоминаний. Она должна была снять напряжение, не способная думать ни о другом. Ее пальцы скользили ниже, по одному с каждой стороны ее набухшего клитора, ее бедра дергались, когда она слегка сжимала пальцы, Блэр уперлась одной рукой о стену, чтобы не упасть.
Ее ум был пуст, за исключением изысканных ощущениях на кончиках ее пальцев, потирающих плоть. Она смутно ощущала свои дрожащие мышцы и пульсирующий напор пришедшего оргазма. Еле-еле, она слышала себя, хныкающую, с каждым дразнящим движением. Шея выгнута, бедра неуклонно двигались назад и вперед, ее руки совершали быстрые движения между ногами, поджигая ее нервы.
Огонь ревел в ее теле, опаляя ее вены, она заглушила крик, когда ее пальцы сжимающиеся внизу с каждой судорогой, довели каждую пульсацию к самому концу, к оргазму.
Когда судороги, которые прорвались через нее, наконец успокоились, Блэр наклонилась вперед, в брызгах воды, вытянув руки, прижав ладони к противоположной стене, едва держась на ногах. Ее тело было удовлетворено, но она не получила удовлетворение от этого.
«Черт бы тебя побрал, Кэмерон,»– прошептала она.

Глава 4
В 12 – 55 Кэмерон подошла к дому Блэр. Два события произошли одновременно. Наушник, связанный с её рацией, ожил и она заметила, как Блэр Пауэлл стоя на тротуаре, махнув рукой, остановила такси, скользнула на заднее сидение, далее машина тронулась и исчезла в транспортном потоке.
«Командир, доводим до вашего сведения, Цапля находится одна,»– голос Maка сообщил ей. – «Первая группа сброшена и не имеет визуального контакта.»
Резко развернувшись и ступив на проезжую часть, она фактически, встав перед одним из многочисленных проезжающих мимо такси, заставила его остановиться. Распахнув переднюю дверь, она протянула руку с раскрытым значком и произнесла, – «Следуйте за тем такси, впереди.»
Таксист уставился на нее. – «Вы меня разыгрываете, правда?».
«Как бы я хотела. Мы можем потерять их, если вы, сейчас не тронетесь.»
Что-то было в её неестественно-застывшем лице и спокойном голосе, что заставило его двинуться вперед, сидя прямо, уверенно держа руль руками, выполняя обычную работу Нью-Йоркского таксиста, способного взять приз в Daytona (24 – часовая гонка на выносливость, проводимая ежегодно). Он остановился в десяти футах, через двадцать пять секунд следом за такси, доставившем Блэр к небольшому кафе, в глубине Гринвич-Виллидж.
«Спасибо,»– сказала Кэм, вручая ему двадцатку, выходя.
Он перегнулся через сиденье, чтобы посмотреть на нее. Она выглядела знакомой, и он подумал, что наконец то, все понял. – «Вы снимаете фильм, не так ли?»
Она не ответила, так как, уже стояла на тротуаре. Войдя в небольшое кафе на первом этаже, она сразу увидела Блэр, за маленьким столиком в глубине зала, с другой женщиной. Блэр посмотрела на Кэмерон, но сделала вид, что не знает её. Кэмерон прошла мимо несколько столиков к стойке и заказала двойной кофе эспрессо. Ожидая заказанный кофе, она оглядела помещение, отмечая местоположение выходов и расположение нескольких посетителей, читающих газеты. Заплатив и взяв маленькую чашку кофе, Кэмерон села за столик для двоих, спиной к стене, напротив Блэр в противоположенном конце зала. Оттуда она могла наблюдать передние и задние двери, всех посетителей, при этом не мешая беседе Блэр.
Для полного контроля над ситуацией, ей нужен автомобиль у входа кафе, если придется уехать быстро, она надеялась, что Паула Старк и ее партнер прибудут с минуты на минуту. Кэмерон видела, что они сели в один из служебных автомобилей перед домом Блэр, когда она тронулась в такси.
К счастью, большинство обычных людей не узнали Блэр, когда она вышла скромно одетая, с распущенными волосами и без макияжа. Сегодня, в джинсах, хлопчатобумажном свитере с V-образным вырезом, футболке, потертых сапогах, она выглядела, как обычный житель города. Люди, на улице, узнавали общественных деятелей только, когда те, были одеты официально и находились в соответствующей обстановке. Это было единственное, что делало работу Кэмерон легче, с остальным у Блэр Пауэлл было далеко не просто.
«Командир», – голос Паулы Старк раздался в ее ухе.
«Да», – пробормотала Кэмерон, немного склонив голову, слушая сообщение Старк. Она дала Старк свое точное местонахождение и сообщила ей, что находится внутри с Блэр. – «Будьте в автомобиле, снаружи.»
«Поняла, конец связи»– мрачно ответила Старк, задаваясь вопросом, как трахнет ее Кэмерон, за то, что что она позволила Блэр Пауэлл выйти из здания, одной, без сопровождения.
Блэр, давно не делала ничего подобного и когда сказала, что собирается спуститься в лобби, за своей почтой, они не подогнали автомобиль к подъезду, на случай, если она собирается выкинуть один из её старых трюков. Агенты потеряли две минуты, пытаясь разобраться, что происходит, пока наконец поняли, что Блэр вышла из здания и села такси. Старк вздохнула, устраиваясь поудобнее, продолжая наблюдать за кафе.
Сорок минут спустя, статная блондинка, сидящая за столом рядом с Блэр, встала и подошла к столу Кэмерон. Наклонившись, она произнесла низким, хриплым голосом, – «Как приятно видеть Вас снова, Командир. Блэр сказала мне, что Вы снова, возглавили её службу безопасности.»
Кэмерон немного сдвинулась, продолжая удерживать взглядом Блэр, на линии прямой видимости.
«Я не уверена, что фраза сформулирована именно так, мисс Бликер,»– сказала она, со слабой улыбкой на лице, продолжая внимательно следить за Блэр, собирающей свои вещи.
«Фактически, Блэр не выразилась именно так, слова были немного иными. Более яркие, образные формулировки, да именно так, она выразила свои мысли,»– вызывающе сказала Диана Бликер.
В действительности Диана почувствовала, что Блэр была на грани слез, в течении большей части беседы, хотя она не была уверена, какими были эти слёзы, гнева или боли. Даже, если бы она была права, она знала, что Блэр никогда не позволит себе слезы, особенно если женщина, виновная в её сердечных страданиях, сидит на расстоянии пятнадцати футов. Никто, кто не знал Блэр очень хорошо, не сможет понять, насколько обезумевший она была. Но Диана знала, поскольку, она и Блэр были старинными друзьями с детства, с тех пор, как подростками посещали начальную школу, и еще она помнила, как шесть недель назад Блэр попросила ключи от ее квартиры, на то время, когда Диана уезжала в Европу. Прошло много времени, с тех пор, как Блэр приводила любовниц к Диане, Блэр редко спала, с кем бы то ни было, больше одного раза и редко планировала свидания заранее. Вы не будете, заранее планировать интимную связь с женщиной, которую случайно встретили в темном баре или на благотворительном аукционе. Когда Диана спросила её, кого она запланировала соблазнить, молчание Блэр послужило ответом. Кем бы ни была эта женщина, очевидно, она имеет важное значение для Блэр, и Диана была уверенна, что знает, кем является эта женщина.
На мгновение, безрассудно, Диане захотелось сказать красивому, темно-волосому агенту службы безопасности, что она собирается сделать самую большую ошибку в своей жизни. Если она приняла решение быть защитницей Блэр, а не ее возлюбленной, независимо от того, как верны и благородны ее мотивы, Блэр никогда простит ей. Но Диана знала, что не скажет, ни сегодня, ни в любой другой день, и она не будет гордиться своим молчанием. Несмотря на ее долгую дружбу с Блэр, они всегда привлекали одних и тех же женщин, и большую часть времени, были добродушны-беззлобны в конкуренции, потому что, всё это было их игрой, забавой. Преследование, соблазнение, желанное достижение цели. В этот раз все было иначе, Блэр, признающаяся, в своих чувствах к женщине, все это очень серьезно. Даже зная это, Диана не могла отрицать скачка желания, который она испытывала каждый раз, видя Кэмерон Робертс.
«Было приятно видеть Вас снова,»– сказала Кэмерон, вставая, внимательно наблюдая за Блэр, идущей к выходу из кафе. – «Извините меня,»– вежливо сказала Кэмерон, двигаясь за Блэр.
На улице Блэр развернулась, смотря, на Кэмерон выходящую через дверь. В то же самое время Паула Старк вышла из автомобиля, припаркованного через дорогу от кафе. Кэмерон махнула ей, приказывая вернуться назад, и подошла к Блэр.
«Трудно делать свою работу, когда мы не знаем, куда ты идешь,»– тихо сказала Кэмерон, прекрасно зная, что Блэр осведомлена об этом.
Блэр, чуть пожала плечами. – «Очевидно, правила взаимодействия могут измениться в любое время. Дело есть Дело.»– Она не смогла скрыть, горечи, в своем голосе.
Кэмерон кивнула, встречаясь с горящим взглядом Блэр. – «Я знаю, тебе кажется это выход. Прости меня. Сейчас, нам обеим, придётся жить с этим.»
Блэр покачала головой и развернувшись, быстро пошла по тротуару вниз. Кэмерон догнала ее и пошла рядом с ней, машинально располагаясь, между Блэр и проезжей частью дороги. Она знала, что Старк с напарником будут медленно следовать сзади, в служебном автомобиле.
«Нет никакого смысла подвергать свою жизнь опасности, из-за того, что ты злишься на меня, Блэр,»– мягко настаивала Кэмерон. – «Если ты позволишь нам, выполнять свою работу, я постараюсь как можно меньше, вторгаться в твою частную жизнь.»
Блэр резко остановилась, повернувшись лицом к Кэмерон, не обращая внимания на людей, пытающихся обойти их по тротуару. Низким, шипящим тоном Блэр произнесла, – «Именно это уже произошло. Ты уже вторглась в мою жизнь. ТЫ. Не незнакомцы двадцать четыре часа в день. Просто ТЫ.»
Кэмерон провела рукой по волосам, пытаясь справиться с отчаянием и раздражением. Она хотела объяснить Блэр, что она действительно хочет её, и что она не планировала, что так произойдет и что это пытка, видеть её и не иметь возможности прикоснуться к ней. – «Блэр»
Кто-то, из проходящих мимо, толкнул ее в плечо, она выругалась шепотом. Это было не тем местом, где можно спокойно поговорить. Если бы ей удалось сдержать собственные эмоции под контролем, когда её первый раз, назначили начальном службы безопасности Блэр Пауэлл, ничего не происходило бы сейчас. Она позволила себе поддаться, сначала физическому притяжению, а затем эмоциональной близости. Теперь она запутала их обоих в ситуации, в которой не было никаких правил, только возможные неприятности для них. Кэмерон поморщилась, видя боль в глазах Блэр, сейчас не время и место. Не здесь и не сейчас.
«Мы можем поговорить об этом в более спокойном месте?»
Блэр засмеялась, не в силах удержаться. Только в одном она была уверенна с Кэмерон Робертс, независимо от того, что происходит, Кэмерон никогда не позволит ей вмешиваться в свои обязанности. И она ненавидела работу Кэмерон.
Блэр пошла дальше. – «Я не думаю, что есть что-то, о чём нам нужно поговорить. Вы приняли свое решение. Я не намерена изменять свою жизнь, чтобы сделать вашу работу легче. Теперь, извините меня, я иду в спортзал и выбью дерьмо, из кого нибудь.»
«Эрни?»– спросила Кэмерон, помня третий этаж, дыру в стене здания, за которой находился спортзал, который Блэр, в течение шести месяцев часто посещала, прежде, чем в службе безопасности поняли, что она была там, а не у массажиста за углом.
У Блэр не было настроения для компании.
«Эрни – единственное место, куда я могу пойти, где меня никто не знает и никому нет дела, откуда я и куда я пойду обратно. Единственное, что их заботит, как я веду себя на ринге, и я хотела бы, сохранить это без изменений.»
Кэмерон продолжала идти с ней, по узким улицам Гринвич Виллидж, они направлялись на север к Челси.
«Ты пытаешься сказать мне, что никто не был с тобой внутри?»
Она не могла поверить, что Maк разрешил Блэр тренироваться одной, ну или по крайней мере без одного агента в спортзале. По сути, он оставил Блэр без присмотра, это было нарушением инструкций, даже в самых безопасных условиях. Исключения иногда случались, но были редки.
В двух словах, она думала в тех ночах, которые она и Блэр провели в квартире Дианы Бликер, во время поездки Дианы в Европу. Ни один из агентов не был в квартире с Блэр, но на улице постоянно находился автомобиль. Если агенты в автомобиле и знали, что Блэр не одна, они не проявляли никаких признаков беспокойства. Кэмерон не нравилось ставить коллег в ситуацию, из которой им, возможно, позже придется выпутываться, но в то время, она не возглавляла службу безопасности Блэр. Несколько часов, проведенных друг с другом каждый вечер, были личными и интимными, не касающегося никого другого. Она не была достаточно лицемерна для того, чтобы отрицать, даже для себя, что она и Блэр пытались сохранить их встречи в тайне, но специально, они не ускользали от агентов секретной службы, охраняющих Блэр.
В спортзале была полностью другая ситуация. Блэр находилась на неохраняемой территории, с двумя дюжинами мужчин, которые, даже если и не узнали её, могли представлять угрозу. Если бы она была опознана, то могло произойти все, что угодно, от простого преследования, до похищения.
Кэмерон покачала головой, зная реакцию Блэр. – «Я не знаю, как тебе удалось держать агентов вдалеке, и не уверена, что хочу знать, но я не могу позволить тебе идти туда одной.»
«Я знаю это,»– сказала Блэр, поворачивая в переулок, который привел к малозаметной, неокрашенной двери, являющейся входом в спортзал, расположенным на верхнем этаже. – «Обычно автомобиль ждет в конце переулка. Я приходила сюда около года. Никто не будет беспокоить меня.»
«Я пойду наверх с тобой,»– решительно сказала Кэмерон. Было слишком поздно менять планы, и поскольку Кэмерон была единственным агентом, находящимся рядом с Блэр, забота о подопечной досталась ей.
Блэр остановилась, держа руку на двери, посмотрела на Кэмерон, ее лицо было абсолютно бесстрастным, глаза тусклые и невыразительные. – «Вы можете войти, если хотите, Командор. Но я хотела бы, чтобы вы держались в стороне от меня».
С этими словами она открыла дверь, поднимаясь по лестнице, шагая через две ступеньки, предоставив возможность Кэмерон следовать за ней.

Глава 5
Кэмерон стояла около стены, с руками засунутыми в карманы, блестящих шелковых брюк, наблюдая, как два бойца готовятся к схватке в ринге, напротив нее. Верхний этаж склада, спортзал располагался в складском помещении, был тускло освещен рядами грязных окон, находящихся намного выше уровня головы, с шершавого потолка, на тяжелых цепях, свисали ярко горящие люминесцентных лампы. Такая комбинация освещения, представляла все пространство в резком, мерцающем пыльном мареве. В трех углах находились ринги. В четвертом углу, область, отгороженная фанерной перегородкой, размером два на четыре фута, служила офисом и самодельной раздевалкой. Войдя в зал, Кэмерон тщательно изучила обстановку, отмечая, сколько людей присутствует и где они расположены. Блэр немедленно вошла в крошечную женскую раздевалку, которая была не чем иным, как чуланом, с занавесом, натянутым вместо двери.
Кэмерон не пошла за ней по нескольким причинам. Она хотела дать Блэр, как можно больше уединения и комфорта, а сопровождение её в раздевалку привлечет много внимания к ним обоим.
Кроме того, Кэмерон уже была в той раздевалке с Блэр, зная, насколько она была маленькая и хорошо помнила, как Блэр смотрела на неё, когда она сняла свою одежду. Кэмерон не хотела стоять на расстоянии, меньше метра от Блэр, когда она разденется, потому что, независимо от своих намерений, Кэмерон прекрасно знала, что может соблазниться. Прошло шесть недель, не дней и проклятие, не было часа, чтобы она не думала о Блэр. То, что она не могла сказать Блэр, было тем, сколько раз за эти шесть недель, она представляла, как будет чувствовать кожу Блэр, кончиками своих пальцев.
Вот почему, сейчас она стояла в тени у стены, откуда могла видеть всё помещение, при этом находилась рядом с Блэр, близко, как только могла, не поднимаясь с ней на ринг.
На расстоянии в двадцать футов от неё, Блэр бегала трусцой на месте, на грязном покрытии десятифутового квадратного ринга, ожидая своего противника, одевающего перчатки и капу (приспособление из гибкой пластмассы, надеваемое на зубы с целью защиты от спортивных травм) на зубы. Вот уже три месяца, она была свободным спаррингом-партнером, с мужчинами в её весовой категории. Другие женщины, посещающие спортзал, не имели достаточного опыта поединков в кикбоксинге, чтобы спаринговаться с ней. Она приходила достаточно долго, что бы мужчины признали её, как постоянного партнера и никто, не имел ничего против работы с ней. После нескольких поединков, когда она уложила нескольких соперников на мат, ударом в корпус и сильным захватом, они забыли, что она была женщиной и боролись с ней без использования грязных приемов.
Наблюдая за молодым парнем напротив нее, она была очень довольна, видя агрессивность в его поведении. Ей необходима разгрузка физической напряженности и умственной неразберихи. Резкое возвращение Кэмерон и внезапные изменение в их отношениях, разбило ее. Ничто лучше не смогло бы освободить и отвлечь её, как поединок на ринге с противником, способным потенциально причинить боль. Она должна сосредоточиться и она должна, разочароваться в любви. Она знала, где-то неподалеку Кэмерон наблюдала за ней. Блэр не искала её, она не хотела видеть её. Но она чувствовала её. И часть её, хотела Кэмерон.
Она злилась себя, за то, что была спокойна, зная, что Кэмерон рядом. Кэмерон очень хорошо понимала её чувства, и заботилась о ней, даже, если это была часть её работы. С самого начала Кэмерон дала почувствовать Блэр, что только ОНА имеет значение, а не отчеты о состоянии дел и проделанной работе, этим, были заняты многие десятки агентов до неё, которые охраняли её в детстве и зрелом возрасте. Бог, она ненавидела себя, за то, что нуждалась в Кэмерон Робертс. Блэр подняла руки в перчатках и выставила их перед собой, против перчаток своего противника, настойчиво стремящегося к первому контакту, при этом, отчаянно желая, убрать лицо Кэмерон из своей головы.
Она стала гораздо лучше чем была раньше, думала Кэмерон, наблюдая, как Блэр легко танцевала на ринге. В отличие от большинства мужчин кикбоксеров, стремящихся наносить удары руками для нокаутов, Блэр больше зависела от ног, для большинства женщин более мощного оружия, чем их руки. Это позволяло ей, уклоняться от большинства атак, проводимых противником, и при удачном стечении обстоятельств, хорошим ударом ноги, Блэр могла отправить в накаут противника. С другой стороны, она была не в состоянии выдержать слишком много ударов по лицу, от мужчины её размера или еще меньшего. Кэмерон наблюдала, как Блэр эффективно противостоит залпу ударов и прекрасно проведенным ударом в бедро, откинула противника назад.
Автоматически, наблюдая краем глаза, за людьми находившимися поблизости, в её поле зрения, Кэмерон позволила себе роскошь, просто смотреть на Блэр. Блэр откинула волосы назад, собрав их на затылке, прижав, немногие оставшиеся пряди волос, свернутым красным шелковый платком, обернув его вокруг лба. На Блэр были одеты, свободные темно-синие шорты и короткая белая футболка, оставившая голым живот. Маленькое золотое кольцо в пупке мерцало, на фоне блестящей, потной кожи. Наблюдая за колеблющимися мышцами живота, Кэмерон уставилась на кольцо и вспомнила, что почувствовала, проведя по нему ладонью в первый раз.
***
Это было первый раз, шесть месяцев назад, когда они остались в квартире Дианы, в её памяти отложилось все, вплоть до мельчайших подробностей, которые, Кэмерон, позже, вновь и вновь, вспоминала много раз. Она ожидала Блэр уже час, пытаясь читать журнал, найденный около софы, но поняла, что не может сосредоточиться, из-за беспокойства за Блэр. Она волновалась, зная, что агенты будут наблюдать за Блэр, задаваясь вопросом, что она делает у Дианы. Блэр не делала тайны из своей сексуальной ориентации, но не говорила об этом вслух и лишь немногие знали об этом. И слухи о свидании Блэр с Агентом Секретной службы, могли оказались поводом для серьезных дискуссий и разговоров около кофеварки. Кэмерон напомнила себе, что она знала этих агентов и верила всем сердцем, что может доверять им, но привычку всей жизни, скрывать свою частную жизнь, было довольно трудно изменить. Несмотря на её беспокойство, она снова хотела видеть Блэр. После долгого внутреннего сопротивления все, о чем она могла думать, была только Блэр. Услышав поворот ключа в замке, она встала на ноги, пересекла гостиную к небольшой прихожей, около входной двери. Блэр шагнула в квартиру, затаив дыхание и улыбаясь.
«Привет», – произнесла Блэр, ставя сумку и бутылку вина на маленький столик. На мгновение, она показалась смущенной.
Кэмерон подумала, уверенно вспоминая, что она никогда не видела Блэр, выглядевшей настолько юной.
«Привет», – ответила она, целуя ее.
Это должен был быть поцелуй приветствия, ведь они расстались меньше суток назад, проведя ночь вместе. Однако, этого поцелуя явно было не достаточно, и на мгновение она почувствовала, этого никогда не будет достаточно. Одна из них застонала и они начали неистово раздевать друг друга, не сходя с места. Скоро, они были в объятиях, наполовину голые, неспособные прекратить прикасаться друг к другу, пока не закончится поцелуй.
Они с жадностью обменивались поцелуями и легкими укусами, руки Кэмерон гладили грудь Блэр. Блэр, судорожно пыталась расстегнуть кнопки на джинсах Кэмерон. Реальность исчезла, осталось только желание, обладать друг другом.
Наконец, Кэмерон отстранилась и задыхаясь произнесла – «Подожди! Здесь должна быть спальня. Я хочу сделать это лёжа.»
Глаза Блэр были дикие от желания, она просто схватила Кэмерон, за пояс джинсов, где уже успела расстегнула кнопку и потащила за собой.
«Пойдем,»– произнесла она хриплым от желания голосом. – «Комната для гостей. Нам сюда.»
Кэмерон следовала сзади, скользя рукой по телу Блэр, поглаживая ладонью по шелковистой коже живота Блэр. Маленькое золотое кольцо слегка терлось о ее кожу, она и думать не могла, что это может быть так сексуально. Она остановила Блэр недалеко от двери в спальню, прижимая голую грудь к спине Блэр, обняв её и положив свои руки на груди Блэр. Прислонив губы вплотную к её уху и поглаживая пальцами соски Блэр. – «Вчера ты заставила меня умолять.»
Блэр дергалась, выгибая спину в руках Кэмерон, продолжающей сжимать её соски.
«Какова ваша цель, Командующий?»– Блэр наконец справилась, просунув назад одну руку и ища язычок молнии на ширинке Кэмерон.
«Может быть, твоё соблазнение,»– прошептала Кэмерон, слегка покусывая шею Блэр, чуть ниже мочки уха. Она собиралась продвинуть ладонь вниз по животу Блэр, когда Блэр наконец преуспев, расстегнула её джинсы и скользнула ладонью вниз.
«Бог!»– Кэмерон задохнулась, когда пальцы Блэр скользили через влажную теплоту между ее ног. Её колени угрожающе согнулись, но Блэр держала её. Кэмерон обхватила руками тело Блэр, прижимая лицо к её шее, плавая на волне наслаждения. Затем она напряглась, постоянное напряжение пальцев Блэр, резко толкнуло её на край оргазма.
«Мм мм. Нет,»– бормотала она, отступая назад покачиваясь, в её голове стоял гул и шум крови, но довольно улыбающаяся Блэр, придержала её рукой.
«Не так быстро,»– Кэмерон покачала головой, убирая туман возбуждения из головы. Она глубоко вздохнула, старательно пытаясь проигнорировать пульсирующее биение, возникшее в ее животе и рвущееся наружу сквозь её тело.
Блэр развернулась в руках Кэмерон, скользящих в её джинсах и готовых взять на месте, Кэмерон снова поцеловала ее. Отвлекая ее, слегка покусывая и потягивая за нижнюю губу, Кэмерон направлялась, шаг за шагом, в спальню, придерживая Блэр за запястья рук, не давая коснуться себя. Она не сможет сдержаться, если Блэр снова прикоснется к ней, Кэмерон уже сотрясали слабые предоргазменные спазмы. Когда они достигли кровати и упали на нее, Кэмерон перекатилась на Блэр, удерживая её руки выше головы, своими руками.
«Не так быстро,»– хрипло прошептала Кэмерон, перед тем, как она поймала сосок Блэр зубами.
Блэр вскрикнула от неожиданности, изо всех сил попыталась вырвать свои руки, толкая бедра Кэмерон своим бедром, продвигаясь между ее ног.
«Разреши мне коснуться тебя,»– она стонала в ухо Кэмерон. – «Позволь мне, я сделаю всё быстро.»
«Рано», – пробормотала Кэмерон, напротив ее груди. Прошло много времени с тех пор, когда она последний раз занималась любовью с женщиной, а она хотела Блэр со страшной силой, все то время, когда возглавляла службу безопасности. Она отрицала это тогда – но только не сейчас. – «Я так хочу тебя».
Руки Блэр были в ее волосах, когда Кэмерон запечатала поцелуем ее рот. Пальцы Блэр судорожно сжимались и разжимались, когда Кэмерон ласкала и мучила её своим языком. Когда Блэр умоляла, Кэмерон ввела пальцы внутрь; когда она попросила, Кэмерон медленно двигала руку глубже; когда она закричала, Кэмерон позволила ей достигнуть оргазма, поглаживая, толкая и мягко поворачивая руку, пока каждая мышца не сжалась и расслабилась десятки раз.
Затем она положила щеку на внутреннюю часть бедра Блэр, опустошенная и удовлетворенная, без единого грамма сожаления. Но даже тогда, слушая дыхание Блэр, когда она окончательно успокоилась, часть ее знала, что это было украденное удовольствие, потому что их счастье имело свою цену.

+1

3

Кэмерон вздрогнула, когда Блэр оказалась на полу ринга, память о той ночи растворилась. Инстинктивно, она сделала шаг вперед, но затем остановилась, увидев, что Блэр встала на ноги.
Кэмерон сжала кулаки увидев, на мгновение пошатнувшуюся Блэр, но та пожав плечами, сбрасывала последствия от удара слева, который поймала в голову, сигнализируя партнеру, продолжить бой.
Кэмерон внимательно наблюдал за ней до конца боя, продлившегося, еще несколько минут.
Она была в порядке, восстановив пошатнувшееся равновесие, двигалась быстро, противостоя ударам соперника и провела мощный удар ногой, отправившего на пол ринга, ее противника, где он отлёживался несколько минут. Тем не менее, Кэмерон был счастлива, когда Блэр покинула ринг и исчезла в дальнем конце спортзала.
Когда Блэр появилась в сухой футболке, готовая уйти, Кэмерон присоединилась к ней.
«Хороший бой,»– сказала она, с облегчением наблюдая, что глаза Блэр ясны и у нее твердая походка.
Блэр пожала плечами, слабо улыбаясь. – «Я не совсем выбила дерьмо из него, хотя...»
Кэмерон улыбнулась. – «Почти.»
И прежде, чем она могла остановить себя, Кэмерон подняла руку и обрисовала большим пальцем синяк, начинающий формироваться на щеке Блэр. – «Возможно вы должны носить шлем в следующий раз, мисс Пауэлл,»– сказала она мягко.
Глаза Блэр расширились от мягкой нежности. Прикосновение было так нежно, что проникло глубже, чем требовалось.
«Я возьму это на заметку, Командующий,»– прошептала она, неспособная спрятать глаза, от пристального проникающего взгляда Кэмерон.
«Хорошо», – сказала Кэмерон спокойно. – «Я не хочу, чтобы что-то случилось с тобой.»
«Да, я знаю,»– ответила Блэр. – «Это – Ваша работа.»
В ее словах, впервые за этот день, не было негодования или гнева и их обоих охватило странное чувство спокойствия и умиротворения.

Глава 6
Около семи часов вечера, Кэмерон вошла в Командный Центр и устало побрела к своему столу, находящемуся в углу. Она наконец закончила брифинг с Блэр, первоначально намеченный на день. При рассмотрении её официальные мероприятия на следующих десяти дней, Блэр казалась дружелюбной и спокойной. Когда Кэмерон спросила о её личных встречах, Блэр чуть улыбнулась и сказала, что у неё их нет. Кэмерон призналась себе, что она, вероятно, при разговоре с Блэр, казалась более резкой, чем хотела быть. Но после шестинедельной разлуки, трудно было видеть Блэр и оставаться спокойной, учитывая наступивший хаос в отношениях между ними.
Вздыхая, она смотрела на стопку папок, что Maк оставил для нее, переплетенных и заполненных отчетами Агентов, с момента, когда Maк стал начальником Службы Безопасности, а она находилась в отпуске по ранению. Когда она села и подтянула кипу папок к себе, подошла Паула Старк и встала сбоку у ее стола.
«Прошу прощения, Командир,»– произнесла Старк строгим официальным, стоя по стойке смирно. Единственное, чего не доставало – барабанного боя и салюта.
Кэмерон посмотрела на Старк встревоженно и сказала, – «Что случилось Старк? Проблемы?»
«Нет, мэм,»– сказал Старк. – «Я хочу извиниться за сегодняшний утренний сбой в системы безопасности. Я беру на себя, всю полноту ответственности».
Кэмерон откинулась на стуле, изучая серьезное выражение лица Паулы Старк. Восемь месяцев назад, Старк совершила самую большую ошибку за время своей службы. Она позволила Блэр Пауэлл соблазнить себя. Это скомпрометировало ее и должно было привести к отстранению или даже увольнению со службы. Но Старк повела себя необычно. Она немедленно сообщила Кэмерон, и взяла на себя всю ответственность, без попыток оправдаться. Она дала свое слово, что это никогда больше не повторится, и насколько Кэмерон знала, этого больше не было. Кэмерон не думала, были ли у Старк чувства к Блэр, это было не её дело. Однако то, что произошло утром, прямо касалось ее, это касалось её работы.
«Старк, это серьезная ошибка, извинения не приемлемы и не достаточны. Вы отвечаете за дневную смену, это означает,что если,что то идет не так, вся ответственность ложится на вас.»
Глаза Старк немного расширились, но она просто сказала, – «Да, мэм. Я понимаю это.»
Кэмерон кивнула. – «Я знаю, что вы понимаете. Я также знаю, что поступки Цапли очень трудно предсказать. Я говорила однажды и буду повторять, охрана Цапли должна строиться на базовом предположении, что она отказывается от сотрудничества с нами. Это означает, что вы должны быть готовы к её неожиданным действиям и поступкам. Я говорю вам, вы были медлительны сегодня, и вам просто повезло. Если бы я не переходила через улицу, вы потеряли бы ее.»
«Да, мэм,»– от этой мысли, мелькнувшей на секунду, у нее скрутило живот. Они успокоились и поверили в выстроенную ложную безопасность, когда, за несколько прошедших месяцев, Цапля была спокойна. Она не ускользала от них так долго, что они позволили себе расслабиться. Старк вспомнила болезненное чувство, что она испытала, наблюдая на мониторе, как Цапля прошла вправо, мимо ресепшн и вышла на улицу. Что делать, если они потеряли ее и что то случится с ней?
Кэмерон подавила улыбку. Старк выглядела так, будто направлялась на гильотину. Кэмерон подавила вздох и спокойно сказала – «Старк, вы – хороший агент. Вы ценный агент, я доверяю вам и помните, есть места, в которые только вы можете пойти с ней, никто другой не сможет. Будьте осторожны, будьте бдительны, будьте наготове. Это – все.»
Она вернулась к своей канцелярской работе, когда Старк ответила – «Да, мэм. Большое спасибо».
Час спустя, она просмотрела большинство документов и отложила те, которые нуждались в дальнейшем рассмотрении. Она просто не могла читать дальше. Она уехала из Флориды, накануне в полночь и не спала более 36 часов. Обычно это не беспокоило ее, но сейчас, напряженное наблюдение за Блэр, в такой непростой ситуации утомило ее. Она устала и ей было одиноко. Кэмерон встала, потянулась, и направилась к двери. Ей хотелось пить и спать.
Когда она собралась переступить порог, Эрнандес, один из агентов, дежуривших в ночную смену, окликнул ее. – «Вас к телефону, Командир.»
Она повернулась, подавив вздох и взяла с трубку ближайшего телефона. – «Робертс,»– произнесла резко, без намека на усталость в голосе.
«Это – Карлайл,»– раздался в трубке знакомый мужской голос.
«Да, сэр?»
«Жду вас завтра в Вашингтоне к 08 – 00 в конференц-зале моего офиса,»– сказал ее Шеф.
Кэмерон немедленно насторожилась, ее усталость исчезла. Этот приказ был необычен и все её подозрения немедленно проснулись. Происходит что-то серьезное, и это может коснуться Блэр, раз ее вызывают в Вашингтон.
«Мне необходимо знать, должна ли я установить режим повышенной безопасности для Цапли, сэр.»
Мгновение тишины в трубке, подтвердило ее подозрения. Она находилась в информационной блокаде и это затрагивало Блэр. По привычке она проверила мониторы, которые показывали циклическое видео изображения всего здания, каждого входа, гаража, лифтов, коридора за пределами квартиры Блэр. Как будто она ожидала увидеть чьё то нападение.
«Нет никакой необходимости в специальных действиях с вашей стороны. Просто будьте на встрече, Робертс,»– сказал он грубо и повесил трубку.
Теперь, она слушала только длинный гудок и тихим шепотом выругалась. Это была та ситуация, когда она должна знать, что происходит, потому что она не могла позволить себе не знать этого.
***
В 07 – 50 Кэмерон шла по пустынному коридору к офису Стюарта Карлайла. Некоторые комнаты в муравейнике офисов, выходящие в коридор, были уже открыты, но много дверей оставались закрытыми, ожидая прихода секретарей и сотрудников. Она открыла дверь, с табличкой 'Conference', и ступила типичную комнату, из которых казалось состояли все правительственные здания. Кэмерон кивнула незнакомой рыжеволосой женщине,сидящей за столом.
Длинный прямоугольный стол находился в центре комнаты, в окружении множества стульев с прямыми спинками. Кэмерон подошла к кофеварке, стоящей в углу, налила себе кофе и села на стол, напротив женщины, которая читала кучу бумаг, которые она достала из открытого портфеля рядом с ней. Они не были знакомы, поэтому нейтрально кивнули друг другу, полагая, что руководитель совещания выполнит необходимые формальности представив их, друг другу.
В течение следующих десяти минут, дверь открывалась три раза, каждый раз впуская человека, одетого в стандартную одежду правительственного агента. Люди одетые в темно-синие спортивные куртки, серые фланелевые брюки, белые рубашки и галстуки в полоску изобиловали в большом количестве в Федеральном Казначействе, Федеральном бюро расследований и в любой Федеральной службе на Капитолийском холме. Последний вошедший человек, был непосредственным руководителем Кэмерон, Стюарт Карлайл. Они знали друг друга больше десяти лет и вероятно, их можно было бы считать друзьями, насколько это было возможно, при специфике их работы. Каждый понимал, что независимо от личных отношений, система, в которой они служили, имела безоговорочную власть и как все властные структуры, не была застрахована от ошибок. Ошибок, которые разрушали карьеры и жизни. Они также искренне полагали, что несмотря на некоторые погрешности, это было лучшее, что существовало в настоящее время.
Карлайл кивнул ей кратко и прошёл к своему месту, во главе стола. Напротив него, сидел мужчина лет сорока с проседью, худощавый, спортивного телосложения невозмутимо оценивающей каждого человека в комнате.
Напротив Кэмерон, налево от рыжей женщины, сидел мужчина в возрасте Кэмерон, похожий на игрока в американский футбол, уставившийся на нее, тяжелым пристальным взглядом. Кэмерон не знала присутствующих здесь людей, но она хорошо знала этот тип людей.
Женщина лет тридцати, хорошо уложенными, коротко подстриженными волосами, скромный макияж, консервативный костюм, выглядит само-достаточной, властной, что позволило Кэмерон уверенно предположить, она не работает, ни на одного из мужчин в этой комнате. Независимый консультант или возможно аналитик. Очевидно, она приехала, чтобы высказать свое мнение, и ее, скорее всего, не беспокоит межведомственная политика.
Мужчины решали задачу совместно. За этими двумя мужчинами, в дополнение к Карлайлу, стояло ФБР или ЦРУ или сразу оба. Они были неулыбчивыми, со слабо агрессивным взглядом, и очевидно раздражены – вероятно, потому, что решаемая задача не лежала на их сфере деятельности. Это заинтересовало Кэмерон. Если эта встреча была здесь, на ее территории, она предположила, что это имеет отношение к Блэр, что волновало ее гораздо больше, чем она хотела себе признать.
Карлайл, точно в 08 – 00, начал речь.
«Для начала, я представлю присутствующих тут, Агент Секретной службы Кэмерон Робертс, руководит Службой Безопасности Цапли,»– сказал он, кивая в сторону Кэмерон и его невыразительные глаза скользнули по ней.
Указывая на седого человека сидящего в дальнем конце стола, он продолжил, – «Роберт Оуэнс, Агентство национальной безопасности (NCA). Специальный агент Линдси Райан, от исследовательского подразделения бихевиоризма (исследует поведение кого либо) ФБР,»– показывая на рыжую и указывает на человека сидящего на против Кэмерон, – «Патрик Дойль, Специальный агент, руководитель группы ФБР, расследующего дело Влюбленного Парня.»
Кэмерон напряглась, но выражение ее лица осталось спокойным. Влюбленный парень – было кодовым наименованием человека, который преследовал Блэр Пауэлл в предыдущем году, оставляя ей сообщения, фотографируя ее, и возможно совершил попытку покушения на убийство, приведшему к ранению Кэмерон. Она первый раз услышала о существование этой группы. Тот факт, что Maк не упоминал, ни о какой группе, заставил ее полагать, что он не не знал об этом также. Что означало, что расследование было передано из Секретной службы, оставляя людей непосредственно отвечающих за безопасность Блэр в неведении. Она была разъяренной, но нуждалась в точной информации прежде, чем узнает, на кого направить свой гнев. Она слушала, сжав кулаки под столом, стиснув челюсти до боли в зубах.

Глава 7
На мгновение в комнате воцарила тишина, все смотрели друг друга.
Седой мужчина из NSA(агенство национальной безопасности) откашлялся и произнес хриплым голосом, – «Я позволю Дойлу быстро ознакомить вас с недавними событиями. Вы можете ознакомиться с резюме по текущей информации и анализу ситуации.»
Он начал передавать, каждому из них, подготовленные папки, которые принес с собой.
«С точки зрения национальной безопасности мы обеспокоены президентскими встречами на высшем уровне, по соглашению о глобальном потеплении с членами Европейского совета в следующем месяце. Кроме того, через нескольких дней, президент будет присутствовать, на совещании Всемирной торговой организации в Квебеке. Любой террористический акт, включая нападение на Цаплю, разрушит эти планы.»
«У нас нет никакой информации, указывающей, что Влюбленный Парень – член, любой, террористической группы, национальной или международной,»– сказал Дойл, бескомпромиссным голосом, в котором слышался акцент уроженца Среднего Запада. Его тон и выражение говорили, что ему не интересны проблемы, национальной безопасности, о которых говорил Оуэнс.
«Ничто в психологическом профиле не предполагает, что он идейно или с политической точки зрения мотивирован,»– прервала его Линдси Райан, бихевиорист. – «Содержание сообщений – стихи, записки с сексуальным текстом, фиксация, на то что знает, где она и что делает – всё это, указывает на искаженный смысл понимания действительности. Однако, его способность установить повторный контакт с ней, эффективно уклоняться от задержания в течение длительного периода времени, указывает на интеллектуальную и чрезвычайно целеустремленную личность. Тем не менее, все что он хочет – её. Он одержим только ею. Не президентом.»
«Мы должны предположить, любое действие, всё,что угодно направленное против Цапли, даже отдаленно, связано с президентом,»– сказал Оуэнс раздраженно, его замечание явно предназначалось Дойлу.
Кэмерон приложила усилия, сдерживая свой характер, слушая двух мужчин, участвующих в словесных дебатах и игнорирующих чрезвычайную важность, оценки ситуации, которую дала Райан. Ей было ясно, что благополучие Блэр мало беспокоит этих мужчин, они гораздо больше заинтересованы в установлении личности и аресте UNSUB (неустановленный субъект – Влюбленный Парень).
«Верно, так насколько близко Влюбленный Парень подобрался к Цапле?»– Спросила Кэмерон, с трудом сдерживая себя, чтобы не сорваться на крик. Она должна знать, как близко, на сей раз, этому психопату удалось подобраться к Блэр.
Дойль, выглядя раздраженным, заговорил громче, продолжая, будто никто ничего не говорил. – «Последние десять дней, все сообщения от Влюбленного Парня были отправлены электронным способом, а именно, электронный почтой, переданные непосредственно, в личный почтовый ящик Цапли. Все наши попытки проследить точку отправления, потерпели неудачу. Изменение учетной записи Цапли, изменение маршрута, отправка по неправильному адресу, через сервера и псевдонимы, установка электронных фильтров, все, оказалось неэффективным. Его сообщения до настоящего времени были,»– он запнулся, размышляя, как выразить свои мысли, затем продолжил, – «главным образом сексуального характера, наводящие на размышления о природе естества.»
«Он активизировался?»– спросила Кэмерон, в её груди возник спазм, вот она причина вызова, произошли серьезные изменения. Она попыталась не думать о факте, что вчера, Блэр, чуть не не осталась беззащитной.
Дойл перетасовал несколько папок, выглядя раздраженным. – «Он бездействовал, после стрельбы в прошлом году. Конечно, все правительственные агентства, в том числе Секретная Служба, ФБР и ЦРУ были привлечены к его розыску, и у него не осталось выбора, кроме как затаиться. Он появился снова, три месяца назад.»
«Три месяца,»– повторила Кэмерон, ее глаза сверлили Дойла. – «Три месяца и Вы только теперь сообщаете Службе Безопасности?»
«Я знал,»– произнес Стюарт Карлайл, неспособный полностью скрыть свое раздражение. Он не собирался объяснить, что его решение заменить группу агентов ФБР в Нью-Йорке, его людьми, было отвергнуто Руководителем Службы Безопасности. Карлайл был расстроен, но приказы выполнял всегда точно.
Кэмерон, молча повернулась к нему, смотря с критикой во взгляде, зная, что это более правильно, чем подорвать его авторитет в присутствии посторонних людей, подвергнув сомнению его решение и она знала, Стюарт увидел это.
«Секретная Служба не приспособлена для работы на такому сценарию и в таких условиях,»– сказал Дойл пренебрежительно.
«Мы находимся на сцене,»– парировала Кэмерон, – «и мы – те, кто знает повседневную ситуацию лучше всего. Угроза подобной этой, требует повышенного уровня готовности.»
Всё, в системе безопасности Блэр должно быть изменено. Ради Бога, её необходимо защищать в течение многих месяцев!
«Мы работали,»– отрезал Дойл. – «Мы более, чем способны защитить ее.»
«Не так, как можем мы,»– ответила Кэмерон, все еще не понимая, почему Стюарт Карлайл позволяет этому происходить. Но она не могла отступать, когда на кону жизнь Блэр. – «Мы должны взять на себя инициативу в этом расследовании.»
Дойл покраснел, криво усмехнувшись. – «Вы и ваши люди знали о нем с самого начала и чуть не допустили убийство Цапли, таким образом, Ваша служба безопасности неэффективна. Я не думаю, что Вы до него доберетесь.»
Голос Кэмерон был холоден, слова остры, как бритва. – «В отличии от Секретной Службы, Ваша команда подвергает Цаплю серьезному риску. Недопустимому риску. Неоправданному риску.»
«Робертс», – Карлайл предупредил ее. Она фактически обвинила руководителя группы ФБР в подвергании опасности жизни президентской дочери, что являлось нарушением инструкций и согласно строгому регламенту, могло считаться нарушением, подлежащему уголовному рассмотрению.
Она продолжила, как будто её Шеф ничего не сказал. – «Я требую всё, все данные, каждый отчет, каждый прогноз и любые сведения, которыми Вы в настоящее время располагаете. Я требую.»
«Я говорю Вам, Вы получите это»– Дойл наклонился вперед, мышцы его шеи напряглись.
Кэмерон быстро встала, её пальцы замерли на столе, она смотрела сверху вниз на него. – «Все, что я потребовала, Дойл или я лично подам рапорт, указывающий на Вашу халатность и лично вручу его в Овальном кабинете.»
Дойл вскочил со своего стула быстрее, чем любой другой мужчина его комплекции. – «Вы угрожаете мне, Робертс, я найду грязь, Вы думаете, что в состоянии скрыть ее, а я похороню Вас в ней.»
Кэмерон слабо улыбнулась, ее голос звучал тихо, но очень четко. – «Вы не знаете меня достаточно хорошо, если Вы думаете, что это напугает меня.»
Ни один из них не услышал, как дверь позади них открылась, когда они уставились друг на друга, готовясь к схватке, которая несомненно случилась бы.
«Из того, что я слышал от Вас, я понял, Вы не должны занимать свою должность,» – сказал Дойл насмешливо. – «И хотел бы я знать, кто принял решение, кому моча ударила в голову, назначить Вас на эту должность.»
«Я полагаю, это было моим решением,»– глубокий мужской голос сказал спокойно.
Кэмерон выпрямилась и повернулась к голосу, остальные поспешно встали, приветствуя президента Соединенных Штатов.
***
Одиннадцать часов спустя она вернулась в Нью-Йорк, получив полный доступ к информации, ознакомилась с последними действиями Влюбленного Парня, информации было очень много и ей потребуется некоторое время, осмыслить её. Теперь, она поняла, почему её отозвали из Флориды, её работа начиналась сейчас. Все личные дела откладывались на потом.
Кэмерон остановилась прямо в двери и смотрела на Блэр, которая совершенно не ожидала ее. Она смотрела, на Блэр, одетую в узорчатый шелковый пиджак, под ним светлая тонкая кофта и свободные черные брюки. Кэмерон быстро задалась вопросом, она встречается с кем то, но отодвинула эту мысль на расстояние, сейчас, она не в том положении, чтобы изменить это.
«Что?»– спросила Блэр, испугавшись, холодного выражения в глазах Кэмерон. – «Что произошло?»
«Почему ты не сказала мне?»– спросила Кэмерон, низким, ужасным голосом. От едва сдерживаемого гнева, она с трудом произносила слова.
«Я не знаю что ты имеешь в виду,»– сказала Блэр, останавливаясь, надеясь, что это не то, о чём она подумала. Но она знала, что это случилось, это не могло не случиться. Она надеялась, что Кэмерон будет находиться далеко из Нью-Йорка, от её службы, она надеялась что сможет удержать ее подальше от всего этого. Держать ее подальше, от него. Уберечь ее.
«Ты позволяешь мне заниматься любовью с тобой, Ты позволяешь мне близость, и Ты не могла сказать мне, что он вернулся?», – Кэмерон кипела, её страх за безопасность Блэр, ее ярость, вызванная ложью Блэр и ФБР, привели ее в бешенство. – «Как во имя бога, Ты могла поступить так? Я думала...»– она хотела продолжить, – «я думала, что значу больше для тебя. Я думала, что у нас было что-то особенное.»
Она глубоко вздохнула, закрыла глаза на секунду, и собралась. Это не было с ней. Ее отношения с Блэр не были больше проблемой. Она должна отделить свои личные чувства от того, что происходит сейчас. Явная и непосредственная опасность, исходящая от Влюбленного Парня, была единственным, что имело значение. Ни её чувства, ни её разочарование, ни её ощущение предательства. Она сосредоточилась на своем долге, долг всегда концентрировал ее, долг изгонял гнев.
Она выпрямилась, прикладывая усилия чтобы скрыть тревогу. Разжав кулаки, Кэмерон заговорила, холодно-невозмутимый командным голосом, спокойным и ровным, безличным, бесконечно профессиональным.
«Вы должны были сообщить о нем Maку, когда это началось снова три месяца назад, мисс Пауэлл, и Вы должны были сообщить мне об этом вчера. Как можно скорее, мне необходимо обсудить и предпринять дополнительные меры безопасности. В свете новой информации, мы должны перейти на более высокий уровень безопасности. Вы могли бы проверить свой график сейчас и пожалуйста, утром я хотела бы обсудить это – как можно раньше.»
Молчание углубилось.
В то время как Кэмерон говорила, Блэр наблюдала шквал эмоций пробегающих по её лицу. Она видела, как Кэмерон перешла от гнева и расстройства к этому бескомпромиссному лицу, в которым она сразу распознала барьер, помещенным между эмоциями и всем остальным, чтобы сделать ее работу. Рациональной частью ума Блэр поняла, что это делало Кэмерон лучшей в том, чем она занималась. Но это было совсем не то, что она хотела между ними. Она не хотела, чтобы Кэмерон отдалялась, заботясь о ней. Она не была точно уверена, что она хотела, но она была точно уверена – не этого.
Ее собственное расстройство и страх проявились и она язвительно сказала, – «Это – Ваше решение всех проблем, не так ли, Кэмерон? Усилить безопасность, ввести больше ограничений для меня. Это – простой и легкий ответ, для Вас. Однако, это не сработает со мной.»
С усилием Кэмерон сказала спокойно, – «Это не то, о чём можно спорить. Этот человек серьезен. Он упорный, умный и талантливый, и он одержим Вами. По всем правилам, Вы должны быть изолированы в уединенном месте, пока его не задержат.»
От этих слов Кэмерон, инстинкт выживания Блэр, проявился на волне иррационального ужаса. Она не могла быть пленницей. Вся её жизнь, так или иначе прошла, как в тюрьме. Ничто не имело большего значения для нее, чем свобода, ничто, кроме одного человека.
«Я не хочу Вас на этой работе, Робертс. Я не могу работать с Вами. Я не буду работать с Вами. Если Вы не уйдете в отставку добровольно, я сделаю так, чтобы Вас убрали.»
«Я говорила с вашим отцом, днем,»– сказал Кэмерон мрачно. – «Он, кажется, чувствует, что я – лучшая, для этой работы. Я тоже. Так, что на некоторое время, ваши желания будут безрезультатны.»
Блэр уставилась на нее, с открытый ртом, в удивлении. Обретя дар речи, она спросила недоверчиво, – «Вы говорили с моим отцом?»
Кэмерон сделала несколько шагов, к близстоящей софе, села, прислонившись к спинке, пытаясь унять усталость в теле. Она чувствовала себя уставшей, настолько сильно, что боялась потерять контроль, в момент, когда будущее Блэр зависело от того, что произойдет между ними за следующие несколько минут.
«Это было неожиданно. Он появился на брифинге, когда обсуждалась эта ситуация.»
Она вспомнила, эту довольно странную встречу.
Президент повел себя спокойно, как будто Дойл и Кэмерон не собирались броситься друг на друга через стол, поприветствовал собравшихся людей жестом руки и произнес, – «Садитесь, пожалуйста.”
Они сели и представитель NSA (Агенство Национальной Безопасности) представил других участников брифинга и быстро начал уверять президента, что делается все, чтобы защитить его дочь. Эндрю Пауэлл не отвечал, слушал внимательно, скрупулезно изучая каждое лицо. Через минуту или две он сказал, – «я уверен, что все делается должным образом. У меня плотный график и я хотел бы поговорить с Агентом Робертс, если Ваша встреча завершена.»
Было ясно, это роспуск брифинга.
Дойл и Оуэнс, как показалось на мгновение,собирались возразить, но затем, с немного раздраженными лицами, вышли из комнаты. Когда дверь закрылась, впервые в жизни, Кэмерон стояла перед президентом Соединенных Штатов. Их глаза встретили и Кэмерон спросила, – «Что я могу сделать для Вас, господин Президент?»
Очень слабая улыбка, мелькнула на его красивом лице. Она видела Блэр в нем, его мягкие черты лица, в момент гнева, обретающие в жесткую решимость. Она не позволит Блэр становиться пешкой в политической игре некоторых честолюбивых чиновников, и она не хочет видеть её, объектом одержимости больного человека.
«Кажется, я должен снова положиться на Вас, Агент Робертс, что бы вы приглядывали за дочерью. Я уверен, что специальная группа ФБР делает все, что может, но зная свою дочь, я могу предположить, она не стремится облегчить их задачу.»
«Сэр», – начала Кэмерон, намереваясь защищать Блэр, намереваясь сказать ему, что Блэр не доставляет службе безопасности больших проблем.
Он поднял руку, как будто знал, то, что она собиралась сказать ему, посмотрел мимо неё на мгновение, как будто видел то, что она не могла.
«Она не выбирала эту жизнь – я выбрал за нее. Это было тяжело для нее. Я знаю это. Она сильна, она упряма, я ничего не могу изменить в ней. Я рассчитываю на Вас, я хочу видеть, что она свободна и в безопасности.»
«Да сэр, г-н президент,»– очень спокойно сказала Кэмерон, уверенно и твердо смотря ему в глаза. «Я сделаю это, сэр. Вы можете положиться на меня.»
Кивнув, он поблагодарил её и покинул комнату.
И если бы у неё, даже не было бы, своих собственных мотивов приложить все силы, для выполнения этой работы, его невысказанной команды было достаточно. Но у неё, действительно были, свои собственные причины. И они были очень личными.
Кэмерон посмотрела на Блэр и мягко произнесла, – «Прости Блэр, но я остаюсь.»

+1

4

Глава 8
Я остаюсь. Эти слова кричали в голове Блэр. Слова, которые она хотела услышать от нее, но не таким образом. Не так. Не из-за этого. Она не могла продолжать больше этот разговор. Она не могла думать о том, что это означало для них обоих. Я остаюсь…
Схватив свою сумку с соседнего стола, Блэр огрызнулась, – «ну, я нет... Я выхожу.»
Кэмерон не пыталась остановить её. Она не хотела быть её тюремщиком. Но когда она заговорила, в её голос звучал вопрос. – «Блэр?»
Что-то в интонациях голоса Кэмерон остановило её. Это была усталость, которую она редко видела в ней, даже после того, как Кэмерон работала дни без сна. Блэр развернулась от двери, посмотрев на Кэмерон, сидящую прислонившись к спинке софы. Она была слишком зла, чтобы разглядеть её раньше. Тени на лице Кэмерон выделились и подчеркивали измождение. Ее глаза, они были унылы с усталостью и мерцающие, с чем-то близким к отчаянию. Она не выглядела так, даже когда была в больнице, выздоравливающая от полученного ранения.
«Что?»– спросила Блэр, мягче, чем хотела, борясь с почти непреодолимым желанием подойти к ней. Было трудно злиться на Кэмерон, когда она, так хотела утешить её.
«Вы сообщили Агентам, что выходите?»– спросила Кэмерон, заставляя себя встать.
«Нет», – кратко ответила Блэр, раздражаясь снова, когда Кэмерон восстановила официальную роль.
«Это – личное дело?»– продолжила Кэмерон, сохраняя свой голос абсолютно нейтральным. Она должна была спросить это, ведь это её работа, но она не нуждалась и не хотела знать подробности, если Блэр встречалась с кем то. – «Вам необходим автомобиль?»
Она вспоминала дневные маршруты, которые рассмотрела предыдущей ночью. Они должны предоставить Блэр очень плотную защиту, плотнее, чем обычно – даже, для её неофициальных встреч.
«Мы знаем, у Вас нет запланированных встреч на сегодняшний вечер.»
«Это выяснилось минуту назад,»– сообщила Блэр. Она всегда, с большой неохотой, обсуждала свои личные планы с агентами Службы Безопасности и при этом, чувствуя себя обнажённой. Это было ужасно. Нехотя, она добавила, – «Это – вечеринка у Дианы.»
Выражение лица Кэмерон не изменилось, но она знала о чем говорил Блэр. ”Вечеринка“ – подразумевалось, что это не официально. Если у Блэр свидание, это не её дело.
«Вы можете дать мне несколько минут, Старк и Грант сейчас, не на дежурстве, а Вам необходима женщина для сопровождения.»
Блэр открыла дверь и ступила в прихожую. – «Филдинг и Фостер могут подождать в автомобиле, возле дома Дианы. Они так делали раньше.»
Кэмерон проследовала за неё, активируя передатчик. – «Филдинг, машину ко входу и найдите Эллен Грант или Старк для меня. КАК МОЖНО СКОРЕЕ.»
Войдя в лифт и Кэмерон сказала категорически, – «Мне необходим Агент, для вашего сопровождения.»
«Это Диана, ради Христа,»– ответила Блэр с раздражением, ударяя кулаком по кнопке вызова лифта. – «Или вы думаете, что ОН в числе приглашенных на вечеринку?»
«Я не знаю, что он собирается сделать!»– парировала Кэмерон раздраженным тоном. – «Двенадцать часов назад, я даже не знала, что он активизировался.»
У Блэр не было ответа на это. Она проигнорировала первые несколько сообщений, полученные почтой, надеясь, что они были случайной почтой, чудилы, не связанным с тем, что случилось раньше.
Она время от времени получала сообщения, обычно от раздраженных людей, которым не нравилась политика её отца. Иногда от восторженных сторонников. Изредка, от людей зацикленных на ней, просящих фотографии или свидания или даже предметы одежды. Но никогда, не было ничего подобного, как эти сообщения, интимные, наводящие на размышления и что больше всего её пугало, очень хорошая осведомленность отправителя. Когда электронная почта начала приходить регулярно, она доверилась своему другу в ФБР, и это было ошибкой. Дружба имеет пределы и её старый школьный кореш решил, что это были те новости, которые она не должна держать в тайне.
«Вы и не должны были узнать об этом, Дойл обещал мне,»– парировала Блэр, когда лифт открылся в вестибюле, злясь на Дойла, из-за того, что он сообщил, об этих сообщениях, Кэмерон.
Кэмерон не стала указывать Блэр, что она, рано или поздно, узнала бы причины происходящего, потому что всё уже сделано, всё в прошлом. Блэр отгородилась от ее, и теперь не осталось иного выхода кроме, как восстановить контроль над ситуацией, устранив угрозу Блэр.
Блэр шла к парадной двери, пронзительно зная, что, сейчас, Кэмерон немного переместилась вперед, перед ней, чтобы выйти первой. Неожиданно, она видела всё это снова, как в замедленной съемке – яркий солнечный свет, крики разъяренных мужчин, расползающееся пятно, ярко-красного цвета, на груди Кэмерон, когда она опустилась, сначала к её коленям, затем потеряла сознание, упав спиной на тротуар. К тому времени другие агенты втянули Блэр внутрь, за стеклянные двери, и она не могла коснуться ее. Она не могла держать ее.
«Блэр?»– спросила Кэмерон, обеспокоенная внезапной бледностью Блэр.
Блэр дернулась при звуке голоса Кэмерон и торопливо пересекла тротуар, изображение пепельного лица Кэмерон, лежащей при смерти, милостиво исчезло. Кэмерон открыла автомобильную дверь и Блэр, прикоснулась пальцами руки к Кэмерон, успокаиваясь от её присутствия. Сейчас, она не могла, вымолвить ни слова, поэтому, просто скользнула в заднюю часть черного седана, припаркованного на бордюре.
***
Диана Блекер легко поцеловала Блэр в щеку, когда та прошла в её квартиру, заполненную людьми. В тусклом свете, женщины с подносами полными закусками в белых рубашках, черных галстуках-бабочках, черные брюках, осторожно перемещались через толпу. Мягкая музыка сопровождала гул голов…
«Твой выбор эскорта улучшился,»– заметила Диана, с оттенком удивления в голосе, наблюдая, как Кэмерон прошла в один из углов просторной гостиной.
«Я одна,»– ответила Блэр, проскользнув мимо нее и направляясь к барной стойке.
Диана двинулась за Блэр через топу, протягивая руку за фужером белого вина, Блэр ждала, пока привлекательный рыжеволосый бармен в смокинге, рубашке и обтягивающих черных кожаных штанах, смешает ей коктейль.
«Если тебе необходима подруга, я возможно нашла одну. Марси Коулман пытается завлечь тебя на протяжении нескольких последних недель.»
Блэр сделала глоток, едва замечая оценивающий взгляд бармена и развернулась, смотря на других женщин в комнате. Как всегда на вечеринках Дианы, женщины были смесью амбициозных художниц, многие из которых были клиентами Дианы, лесбиянками из Вашингтона, кто-то, был из эскорта или просто находились в сопровождении знакомых и все они, надеялись поймать удачу. Диане всегда удавалось удовлетворить всех их.
«Мне не интересна интрижка,»– едко сказала Блэр, прилагая усилие, чтобы не смотреть в сторону Кэмерон. У нее были годы практики, чтобы научиться игнорировать службу безопасности. Как только она привыкла к их повсеместному присутствию, они просто стали фоновым шумом. Тогда она была десятилетним ребенком, это было не столь трудно. Её отец в то время стал губернатором и кроме факта, что патрульные часто привозили её в школу и припарковывались поблизости, пока она находилась школе, Блэр успешно притворялась, что она такая же, как все остальные. К сожалению, в пятнадцать она узнала, что не так. Это было, когда она и ее соседка по комнате подготовительной школы занялись любовью впервые, тогда Блэр узнала, что есть определенные вещи, которые лучше держать в секрете.
Когда её отец стал вице-президентом, и стало очевидно, что он будет кандидатом на пост президента страны, служба безопасности усилила свою работу. Блэр сумела убедить себя, что за ней не наблюдают двадцать четыре часа в сутки, но так и не смогла игнорировать присутствие Кэмерон Робертс. Она чувствовала её так сильно, как будто, они стояли соприкоснувшись.
Диана улыбнулась понимающе. – «Я пыталась быть вежливой, когда говорила о свидании. Я уверена, что очаровательная доктор Коулман была бы счастлива провести ночь с тобой, это то, что я имела в виду.»
Блэр повернулась и посмотрев в глаза Дианы, язвительно ответила, – «Где, когда и с кем мне трахаться я выбираю сама и абсолютно уверена, что могу решать это самостоятельно.»
Диана была озадачена резким возражением Блэр, но не показала это. Она знала, на основе собственного опыта, что лучший способ заставить Блэр, говорить о чем-либо существенном, состоял в том, чтобы рассердить её. Блэр очень хорошо скрывала свои эмоции, но когда сердилась, ей не всегда удавалось скрыть их. Диана была одной из немногих, перед которыми Блэр позволяла себе раскрыться, это была одна из причин, по которой, они все ещё, оставались друзьями.
«Ну, если бы у меня была преступно красивая девушка, наблюдающая за мной, всю ночь с тлеющим выражением в глазах, то я, вероятно, не смотрела бы ни на кого другого.»
Блэр прекрасно знала, кого упомянула Диана. Кэмерон, с таким выражением смотрела на нее, что у Блэр появлилось ощущение, будто она является единственной женщиной в комнате. Никто и никогда не смотрел на неё так, она напомнила себе, что Кэмерон только делает свою работу.
Рука Блэр задрожала, когда она подняла бокал мартини к губам. – «Нет Диана. Не сегодня.»
Диана смягчилась. Голос Блэр был скрипучим, а глаза полны болью. Диана мимолетно коснулась руки Блэр и сказала спокойно, – «Меня не интересует, что происходит между вами, но она любит тебя. Она не может скрыть это, а ты можешь.»
Диана встряхнула головой отработанным движением, её светлые волосы рассыпались по плечам. Он двинулась дальше, – «Вижу, сегодня у тебя нет настроения для вечеринки, но не у меня. Это – моё время, я выхожу на охоту.»
Блэр наблюдала, что Диана извилистым путем пробивается сквозь толпу и задалась вопросом, сколько потребуется времени, чтобы пробиться сквозь комнату к Кэмерон.

Глава 9
Когда хорошо сложенная брюнетка в футболке, джинсах и кроссовках, вошла в дверь, около часа ночи, то сразу, почувствовала на себе, заинтересованно-оценивающие взгляды. Она была похожа на экс-футболистку, которой, впрочем и являлась. Эллен Грант потребовалось чуть более часа с момента, когда Эд Филдинг разыскал её у свекрови в Уэст-Честере, чтобы добраться до вечеринки, проходящей в квартире Дианы Бликер, в Верхнем Ист-Сайде. Она хотела переодеться, но затем передумала считая, что не будет сильно выделяться, из присутствующих гостей, приглашенных на вечеринку.
Кэмерон вздохнула, с явным облегчением, увидев свою замену. Это объяснялось не глубокой, пронизывающей до костей усталостью, а необходимость наблюдать за Блэр, уже полчаса танцующей с какой то женщиной и попытками проигнорировать руку женщины, изящно лежащую на левой груди Блэр.
«Прошу прощения, Командир,»– спокойно сказала Эллен Грант, подходя к Кэмерон. – «Я была на вечеринке, по случаю дня рождения своего мужа.»
«Извинения не требуются, Грант. Я сожалею, что пришлось отвлечь вас, от вашей семьи.»– Кэмерон провела рукой, – потирая глаза, затем слабо улыбнулась. «Я боюсь, меня поймали сегодня вечером, вытащите меня отсюда.»
Грант посмотрела на неё с беспокойством, ощущая напряжение в её голосе и задаваясь вопросом, все ли у неё в порядке. Кэмерон Робертс была легендой для каждого агента из-за того, что она сделала в тот день, успев прикрыть своим телом Блэр Пауэлл, а в собственной команде, она вообще, была героем плоти-и-крови.
«Нет проблем. Я всё беру под свой контроль, Командир.»
«Да, спасибо»– сказала Кэмерон.
Вместо того что бы уехать, Кэмерон прошла через комнату и вышла на небольшой, огражденный перилами балкон, с видом на Центральный парк. Она глубоко вздохнула свежий ночной воздух и наклонившись, оперлась руками о перила, помня о боли в ее левой стороне, вдоль десятидюймового шрама, между четвертым и пятым ребрами. Обычно, большую часть времени, это не беспокоило её, в крайнем случае, она могла проигнорировать боль.
«Дежурство закончилось, Командующий?»– спокойно спросила Блэр, подойдя и встав рядом с ней. – «У вас уставший вид, похоже, вам необходимо отдохнуть.»
Кэмерон, все еще склоненная вперед, повернула голову и бросила взгляд, на лицо Блэр, серебрящееся в лунном свете. От увиденного, её сердце сжалось. Поддавшись мягкому, затаенному чувству теплоты в голосе Блэр и искреннему беспокойству в её пристальном взгляде, Кэмерон расслабилась.
«Да», – ответила Кэмерон, – «места в самолете, немного коротки для меня, спать не удобно. Еще эта вечеринка.»
Они обе знали, что это не совсем так. Кэмерон никогда не ходила, вне дежурства, на таких вечеринки.
Блэр стояла рядом с ней у перил, очень близко, чтобы коснуться, но осторожничала. Она не верила в себя, чтобы сделать это. Она даже не знала, зачем последовала за ней на улицу. Ночь исчезала, и они были здесь, почти одни. Завтра, они снова будут в окружении людей, и она представить себе не могла, когда у них, снова будет возможность остаться наедине. Она не вынесет, если Кэмерон сейчас уйдет, только не сейчас.
«Что теперь будет?»
Кэмерон смотрела на след фар далеко внизу, на трассе, через верхушки деревьев и размышляла о будущем. Ей не могло прийти в голову, не сообщить Блэр о своих планах, хотя, некоторые могли бы счесть это неуместным. Это касалось жизни Блэр, в которой, уже сейчас, произошли изменения и она имела право знать.
«Мы повысим уровень безопасности до высшего. Завтра, я поговорю об этом с Maком и Старк. Вы будете находиться в плотном окружении агентов постоянно, насколько это возможно, так же будет проведено дополнительное усиление мер безопасности на публичных мероприятиях, сократится доступная для прессы информация, о планах ваших поездок.»
«Меня будут защищать, ограждая от всего, что меня окружает, не так ли?»– спросила Блэр.
«От событий, встреч, вещей воздействующих на вас непосредственно, да,»– признала Кэмерон. На самом деле, было гораздо больше, обязательных мероприятий по защите Блэр и Кэмерон надеялась, что сможет провести их, максимально безболезненно для Блэр. – «Извините»
Блэр ВЕРИЛА ей. Это пленило больше, сильнее, чем физическое притяжение, это покорило сердце Кэмерон. Кэмерон, как никогда поняла это. Кэмерон понимала чувства Блэр, каково это, никогда не быть одной, никогда не быть свободной, никогда не совершать непринужденных поступков. Кэмерон понимала – но ничего не могла изменить.
Блэр дотронулась до неё, проведя пальцами по руке Кэмерон. – «Я знаю».
У нее перехватило дыхание, когда Кэмерон поймала её пальцы и нежно погладила. Легкие поглаживания их рук, скользящих вместе, было более ноюще-сладкими, чем голое тело любой другой женщины, прижимающееся к ней в порыве страсти. Она стояла там, окруженная холодным ночным воздухом, воспламененная желанием, не осмеливаясь двигаться, не смея разорвать хрупкую связь.
Наконец Кэмерон вздохнув, отпустила ее руки. Она настолько устала, что не доверяла себе, когда Блэр находилась так близко. Сейчас, ей было просто необходимо, дотронутся до нее ТАК. А теперь она должна уйти.
Что она могла сказать, наступает не простое будущее. Об этом, было даже трудно думать, но тем не менее, оно наступило. Все, изменилось между ними, неожиданно, почти внезапно. Они провели пять безумных дней, утоляя годовую жажду, не успев поговорить о будущем и расставшись, обе верили, что будет следующая встреча. Кэмерон думала тогда, что у них будет время, заняться проблемами публичности Блэр и её собственной профессиональной этики, но внезапное появление Влюбленного Парня изменило все. Теперь, их личные отношения, стали вторичны. Она знала, Блэр сердится и ей больно. Кэмерон наблюдала её в руках многих женщин, что бы не знать, как она поступит, когда ей причинили боль и сказала то, что должна была сказать.
«Если вы не планируете ехать домой сегодня вечером, пожалуйста, скажите об этом Грант. Позвольте им защитить вас.»
Глядя прямо перед собой так, что бы не видеть «Прощай» в глазах Кэмерон, Блэр тихо ответила, – «Как пожелаете, Командир.»
Потом она осталась одна, и только ветер смахивал её слезы.
***
Ровно в 07 – 00 следующим утром, Кэмерон шла через Командный центр к конференц-залу.
«Старк, Мак,»– позвала она, проходя мимо них, – «за мной. С остальными, брифинг будет проведен позже.»
Она закрыла дверь в конференц-зал после того, как они вошли за ней и подождала, пока они не займут свои места. Кэмерон была одета в серо-синей костюм, белую льняную рубашку и черные мокасины, сочетающиеся с поясом на её талии. Под её глазами пролегали слабые тени, но пристальный взгляд был ясен, остр и тверд. Она осталась стоять, наклонившись немного вперед, положив руки на спинку стула. Они не заметили, как суставы её пальцев побелели от напряжения. Это был единственный признак, её беспокойства.
«Это – то, что я знаю,»– начала она, абсолютно невозмутимым тоном. – «Приблизительно три месяца назад Влюбленный Парень связался с Цаплей по почте. Его сообщения состояли из коротких хаотичных сообщений, в которых он выражал свою вечную любовь к ней и желание заняться сексом с ней – в довольно грубых выражениях и свои намерения, встретиться с нею, чтобы он смог убедить её, в своей вечной любви.»
При её первых словах, Старк и Maк выпрямились, явно потрясенные.
«Командующий! Это первое...»– начал Maк, его лицо побледнело.
Кэмерон подняла руку, заставляя его замолчать.
«Мы доберемся до этого. Шесть недель назад он прислал сообщения на электронную почту, на сей раз в дополнение к словесным описаниям, он послал короткие видеоклипы с явными сексуальными действиями и сообщил, что надеется, на то, что они могли бы поучаствовать в этом вместе.»
Старк не смогла сдержать недоверие. – «Это невозможно. Она сказала бы нам. Она сложная, но не глупая. Она знает, что нам нужно немедленно сообщать о таких вещах.»
«ФБР знало. Они сформировали целевую группу, чтобы контролировать и расследовать эту ситуацию,»– начала Кэмерон. От этого сообщения у Мака открылся рот. Она продолжила, предпочитая дать все важные объяснения позже. – «Они установили свою собственную систему наблюдения из транспортных средств и агентов, следящих за ней всякий раз, когда она покидает это здание. Так же они попытались настроить дополнительные e-mail соединения, пытаясь отследить в обратном порядке его сообщения, к отправителю. До сих пор, все безрезультатно.»
Она заставила себя отпустить спинку стула, когда пальцы начали сводить судорогой. Спокойным голосом она сказала, – «Я была вызвана сюда, потому что десять дней назад его сообщения изменились. Он становится более жестоким, он угрожает ей.»
Она удивилась, почувствовав,как на мгновение потеряла голос, надеялась, что Mac и Старк не услышат этого. Затем быстро продолжила, – «Психологи в Quantico (академия ФБР) предполагают, он декомпенсирован, потому, что все его попытки войти в физический контакт, потерпели неудачу или возможно, он потерял самообладание. В любом случае мы должны считать, в настоящее время Цапля находится под прицелом.»
«О, мой Бог,»– Maк задохнулся, – «как они могли, не допустили нас в к расследованию?»
Изо всех сил пытаясь обуздать собственный гнев, она ответила, – «Они проверяли нас.»
Это не совсем соответствовало истине. ФБР проверяло всех, в службе безопасности, за исключением Кэмерон. Ее реабилитировали на основании факта, что она была жертвой, предполагаемого нападения Влюбленного Парня на Блэр.
Maк встал, слишком возбужденный, чтобы сидеть дальше. – «Это безумие. Некоторые из нас были с Вами, когда это произошло. Никто из нас не мог быть стрелком!»
«Я согласна с Вами,»– Кэмерон пожала плечами. – «Я не буду напомнить Вам, насколько наши коллеги в ФБР могут быть параноидальны. Они выдвинули теорию, что, если это был один из Вас, возможно, он нанял наемного убийцу, который произвел выстрел. Сообщник, чтобы обеспечить алиби.»
«О, ради Христа,»– бормотала Старк, потирая переносицу, она часто так делала, когда расстраивалась. – «Я не думала, что когда нибудь услышу это.»
Кэмерон улыбнулась этим словам. За прошедший год Паула Старк стала агентом, наиболее приближенным к Блэр Пауэлл. Кэмерон с трудом могла представить себе, насколько разъяренной она была, когда порочили её благонадежность и профессиональную эффективность, и всё это, делали люди, предположительно стоящие на их стороне. Она также знала, что Старк заботилась о Блэр, и не думала, что это связано с той ночью, которую они провели вместе. Она не поощряла личные связи между её агентами и объектами охраны, но в такой непростой ситуации, это устраивало её. Блэр имела право на заботу.
«Я уверена, что агенты целевой группы будут обнаружены довольно скоро, это убедит Вас, в реальности происходящего,»– продолжила Кэмерон. – «Наша официальная политика – совместное сотрудничество.»
Mac и Старк смотрели на нее с надеждой, ожидая приказов.
«Мы – Секретная служба. Мы – люди, назначенные охранять ее. Мы – люди делающие свою работу двадцать четыре часа в сутки. Это – наш мяч, наша игра, наши правила,»– сказала она решительно. – «Старк, Вы подберете себе замену, для дневной смены. До следующего приказа – Ваша основная задача – охрана Цапли. Если это вообще возможно, когда она будет находиться вне пределов этого здания. Вы будете с нею – это означает, физически в пределах прямой видимости. Вы будете работать посменно и рассмотрите все её маршруты следования более тщательно.»
Это было не простое задание, Кэмерон внимательно смотрела на Старк когда говорила.
«Да мэм,»– ответила Старк. – «Все ясно».
«Maк, нам необходим анализ информации, от видеокамер, работающих круглосуточно в лобби. Все записи по истечении двенадцати часов, должны быть пересмотрены, я хочу, что бы их проанализировали на наличие повторных посетителей, а так же, служб коммунального обслуживания, доставки – любого, кто не живет или работает в этом здании. Мне нужна информация на каждого, имеющего доступ к этажам находящимся выше лобби.»
Mac и Старк записали указания. Говоря с отстраненным взглядом, автоматически выделяя главные цели и задачи, она знала, о чем догадывались лишь немногие граждане США. Иллюзия, что президент и его ближайшее окружение неприкосновенно, было частью имиджа непобедимости, очень важного для ведущей мировой державы. В отличие от лидеров других стран, президент Соединенных Штатов был невероятно доступен. Он мог, бегать трусцой по улицам Вашингтона или стоять на открытой трибуне, произнося речь, мог ездить на велосипеде по дюнам Мартас-Виньярд с несколькими Агентами Секретной службы находящимися поблизости. Президент и его окружение всегда находились в зоне риска, и устранить любые возможные неприятности, было работой немногих людей, в число которых входила она.
В некоторых случаях безопасность Блэр была еще более важной, чем его. Президент не был человеком – это символ нации. Если президент выведен из строя, порядок преемственности был ясен. Но на президента можно воздействовать, манипулируя им, через его привязанность к близким людям. Политика правительства Соединенных Штатов не позволяла проводить переговоры с террористами, но что, если заложницей стала президентская дочь?
На мгновение Кэмерон вспомнила, как проснулась с Блэр в квартире Дианы. Блэр еще спала в её объятиях, голая и теплая. Вся её неукротимость и пылкость утихомирились во сне и Кэмерон задрожала от понимания её беззащитности.
Не Блэр. Не под ее защитой. Никогда.
Она, едва заметно прервала речь, откашлялась и продолжила. – «Её почта должна быть визуально осмотрена прежде, чем она получит её. Любой пакет, любая доставка, требует проверки отправителя, прежде, чем попасть к ней, включая идентификационные проверки сотрудников, курьерской службы доставки. Я приму меры, чтобы портативный рентгеновский аппарат был установлен внизу.»
Кэмерон вздохнула и расслабилась, впервые за день. Она чувствовала себя спокойно, зная,что безопасность Блэр, обеспечивают надежные люди.
«Остальные вопросы мы обсудим сегодня позже на брифинге.»– Кэмерон посмотрела на Maка и задала вопрос, о котором старалась не думать, с тех пор, как проснулась в пять утра, после нескольких часов беспокойного сна. – «Сейчас, мне необходимо проинструктировать мисс Пауэлл. Она на месте?»
«Нет», – сказал Mac осторожно. – «Грант докладывала в 06 – 00. Она запросила помощь, для длительного наблюдения в удаленном месте.»
Блэр не появилась дома. Кэмерон приложила усилие, чтобы проигнорировать растущее разочарование, сказав без колебаний, – «Хорошо. Проследите. Я хочу получить полный отчет ASAP(Application System Authorization Process), как можно скорее.»
После того, как Maк и Старк вышли из комнаты, она наконец села, обхватив голову руками и попыталась рассеять изображение Блэр, в объятиях другой женщины.

Глава 10
Диана Бликер пристально разглядывала Блэр завтракающую, за стеклянном кофейном столом в спальне. Посмотрев на Блэр, взявшую вторую чашку с кофе, она решила – можно попробовать безопасно завязать беседу.
«Ты расскажешь мне, почему Робертс, твой начальник охраны, снова выглядит, как привидение?»– бесцеремонно спросила Диана, хватая круассан.
Блэр подняла глаза от чашки, в которую бессмысленно смотрела, ища в лице Дианы повод для этого вопроса. Сейчас, ей было не до словесного спарринга. Она не хотела слушать разговоры Дианы о том, как сильно, она хочет затащить в свою постель Кэмерон Робертс. Это и раньше было не приятно слушать, а теперь, просто причиняло физическую боль.
Она не думала, что Диана сможет соблазнить Кэмерон, но и не была уверена в обратном. Диана была очень красивая и сексуальная и даже глядя на нее, в ней ощущалась сексуальная энергия, Кэмерон же никогда не намекала, о своем безразличии к ней. Блэр вспомнила слухи, её знакомый в ФБР, рассказал о тайном любовнике Кэмерон в Вашингтоне. Всё это она знала, как и понимала, что у Кэмерон могла быть другая женщина. Она не хотела думать об этом, но так же и не могла выбросить из своей головы, ощущения, от рук Кэмерон касающихся её. Диана смотрела на нее серьезно, терпеливо, без малейшего намека на конфронтацию. Тогда друзья, на данный момент.
«Зачем, тебе это надо?»– спросила Блэр, пытаясь не огрызаться.
Не слишком плохо, подумала Диана. Она даже ничего не швырнула.
«Потому, что у меня сложилось отчетливое впечатление, что в то время, пока я была в Европе, ты очень хорошо провела время в моей квартире и я думаю, ты была с ней,»– ответила Диана. Она видела взгляды, которыми они обменивались друг с другом, на протяжении долгих недель, перед ранением Кэмерон – как будто, они изо всех сил сдерживались, пытаясь не броситься друг на друга и начать срывать одежду. И она видела Блэр, обезумевшей от беспокойства, первые несколько дней, после того, как Кэмерон была ранена, пока не стало ясно, что та выживет. Даже когда Кэмерон поправилась и они не встречались, Диана видела, как изменилась Блэр. Ей известно, что её беспокойная подруга, вот уже нескольких месяцев, отказывалась от встреч, на одну ночь. Поскольку Блэр, не могла пригласить свою женщину в собственную квартиру, но хотела кого-то настолько сильно, что устроила для них, в квартире Дианы несколько дней проведенных вместе.
«Это её, ты привела сюда, не так ли?»
Блэр просто кивнула. Она не хотела думать, про те короткие дни и свою дикую надежду на счастье. Она не была уверена, что ей хочется вспоминать об этом, пока не прекратится боль, каждый раз, когда она думала о Кэмерон.
«После моего возвращения из Европы, ты не рассказала мне об этом, со всеми пикантными подробностями,»– осторожно сказала Диана, видя, как лицо Блэр исказилось от боли. – «Следующее,что я знаю, мы сидим в кафе, Робертс напротив нас, через зал, похожая на приведение, наблюдающая за тобой с жутким видом, ты – в смятении.»
Руки Блэр затряслись, и она поставила чашку. За прошедшие три дня она начала задаваться вопросом, а не приснились ли ей, те пять ночей в июне. Пять ночей, затем Кэмерон возвратились в Вашингтон, за новым назначением, на должность регионального директора. Они понимали, пройдут недели, прежде чем они снова встретятся друг другом. Блэр уезжала с отцом в Китай, а Кэмерон займется очередным расследованием. Она, возможно и поверила бы, что это сон, если бы её кожа всё еще не покалывала из-за воспоминаний, от их последнего утра, проведенного вместе.
***
Она проснулась одна, от шума воды в душевой кабине. Блэр повернулась на бок к краю кровати, где совсем недавно лежала Кэмерон, представляя, что она все еще может чувствовать тепло её тела, её запах – богатый и терпкий и сильно возбуждающий. Почувствовав легкое возбуждение, она на мгновение закрыла глаза, вспоминая.
Она парила, приятно пробужденная, нежными прикосновениями кончиков пальцев Кэмерон, поглаживающих её бедро, когда теплые губы коснулись её уха.
«Ты проснулась?»
Она улыбнулась,потягиваясь под легкой простыней, скрученной после страстной ночи.
«Ну, только в некоторых местах.»
«Я собираюсь позавтракать,»– сказала Кэмерон, наклоняясь ближе, чтобы поцеловать её в шею, чуть ниже уха. – «Я схожу, принесу нам завтрак, в здании есть служебный лифт, не так ли? Дежурной смене охраны, нет никакой необходимости знать о моем присутствии здесь.»
Она перевернулась на спину и зажглась, так было всегда, когда она видела её, всплеском животного физического желания. Ее тело начало покалывать. Блэр приподнялась и схватила волосы Кэмерон одной рукой, притягивая её к себе для поцелуя. Блэр хотела только поздороваться, она еще не привыкла ко вкусу её губ, да и не думала, что сможет когда нибудь привыкнуть. Твердые, горячие и поразительно чувствительные. Первая встреча, гладкой теплой плоти губ, переросла в легкий укус, а затем в серьезное исследование, она высосала, облизала и попробовала их на вкус, боясь, что может умереть, если остановится.
«Боже,»– выдохнула она, когда, наконец упала обратно на подушку, её пальцы, все еще сжимали густые волосы Кэмерон. – «Я голодна».
Кэмерон тяжело дышала, её темно-серые глаза горели, когда она смотрела вниз на нее, с нежной улыбкой в уголке рта. Проведя пальцем между грудью Блэр, она пробормотала, – «Почему я не думаю, что ты говоришь о рогаликах?»
Блэр выгнулась от её прикосновения, мышцы живота напряглись, когда Кэмерон мягко поглаживая, медленно спускалась вниз.
«Я могу получить рогалики в любой день,»– прошептала она, её бедра поднялись сами собой, разгорающейся огонь внутри неё был похож на костер, который тлел в течение многих часов, затем взревел к жизни, от легкого дуновения ветра. Раньше, она не желала, чтобы любая, кто бы она ни была, касалась её, так долго и глубоко, а теперь, она не могла прекратить желать это. Она не могла думать, боясь думать. Боже, она сходит с ума.
«На тебе слишком много одежды,»– прошептала она, дотягиваясь до пуговиц на рубашке Кэмерон.
Она должна была отвлечь её, потому что, если Кэмерон переместится чуть ниже и коснется её только раз, она потеряет контроль. Ее нервные окончания уже кричали от удовлетворения, и это закончилось бы слишком быстро. Это было иным, и она боялась думать об этом. Она потеряла всякий контроль над своим телом. Она занималась любовью с бесчисленными незнакомками, но это никогда, не трогало её внутри, её душу. Она уходила только пробужденная, но с Кэмерон, от одной её слабой улыбки, одной краткой нежности, и она становилась влажной и готовой.
«Ты, мне, не помогаешь,»– произнесла Блэр с полустоном, когда руки Кэмерон скользили вверх по ее животу, обхватив её грудь, а пальцы ласкали её соски.
«Ах, да»– Кэмерон бормотала, ее голос, тяжелый и вязкий, – «Я.»
Блэр потеряла терпение и дернула последнюю пуговицу на рубашке Кэмерон, стянув её нетерпеливо вниз.
«Получи свою рубашку,»– хрипло прошептала она, задыхаясь. От возбуждения, её кровь кипела, спина судорожно напряглась. Она испытала бы оргазм и без ласк Кэмерон, если бы не сдерживалась.
«Кэмерон, пожалуйста,»– умоляла она, не находя в себе сил остановиться.
Что-то в её голосе, должно быть, проникло через сознание Кэмерон, она внезапно встала, её руки быстро расстегивали кнопки на джинсах.
«Подожди,»– попросила Кэмерон прерывисто дыша, когда она ступила из своих джинсов и протянув руку, одним движением сбросила простыню с Блэр. Она подошла к ней, голая, и скользнула длинным, стройным бедром между ног Блэр, вздохнув, когда их тела соприкоснулись. Они были настолько возбуждены, что влага текла по их коже, плавя(соединяя) их.
«Ты, так красива,»– прошептала Кэмерон, взяв обеими руками лицо Блэр. Держа пристальный взгляд на Блэр, она ритмично двигала бедром, скользя по ней, глубже, снова вверх, хлеще, быстрее, каждый толчок, подводил сотрясающие тела все ближе к оргазму.
Блэр укусила её губу, изо всех сил пытался проигнорировать первые судороги глубоко внутри.
«Ты сводишь меня с ума,»– кричала она отрывисто.
«Я хочу заставить тебя кончить,»– Кэмерон застонала хриплым голосом, ее глаза затуманились от желания. Она дрожала, задыхаясь, её веки трепетали, как крылья ночных мотыльков. – «Ах, бог. Если – Я – дальше.»
Блэр, в руках обнимающих её, выгнула спину, дрожа на краю растворения, смотрела вверх, в темные, дикие глаза, которые так близко и которым, так хочется верить.
«Я лю...»– она остановилась, слишком много лет она хранила свою тайну и скрывала страхи, стоящие на пути этих слов. Двигая руками вдоль спины Кэмерон, и найдя её бедра, она притянула ее ближе. – «Возьми меня,»– прошептала она в шею Кэмерон.
И Кэмерон сделала. И раз уж, сражение со своими собственными неистовыми чувствами было проиграно, она протянула одну руку между ними и схватила сосок Блэр, крепко сжимая, согласовываясь с ритмом движения своего бедра. Блэр закричала, когда Кэмерон отчаянно задергалась в первых порывах её собственного оргазма, а затем они дрожали в руках друг друга, потерянные и, наконец, нашедшие друг друга.
Блэр смотрела на Диану, не видящим взглядом, все еще находясь в прошлом.
«Куда бы ты не пошла с ней,»– сухо заметила Диана, – «я бы много дала, что бы поприсутствовать там.»
Блэр засмеялась, но в её глазах плескалась боль. Покачала головой с сожалением. – «Я тоже.»
«Что произошло?»– спросила Диана. Она пыталась вспомнить когда в последний раз видела Блэр такой удрученной и не смогла.
Блэр откинулась в кресле, запуская обе руки в волосы, вздыхая. – «Ей пришлось вернуться в Вашингтон, а мне покинуть страну. Мы говорили по телефону, планировали встретиться, как только сможем.»
Она встала, подошла к маленькому окну, выходящему по улицу. Невзрачный черный седан, напичканный антеннами на багажнике, явно указывающими на принадлежность к её охране, стоял припаркованный, напротив входа в здание Дианы. Она смогла разобрать неясную фигуру на переднем сиденье. Вероятно, Старк. Блэр спросила себя, где была Кэмерон, пока она спала.
«Мы знали, что это будет не просто, но я думала,»– ее голос затих, она вспомнила их последний разговор перед расставанием. – «Я думала, мы решили, что она не будет работать в моей службе безопасности. Я думала, мы сможем найти способ встречаться друг другом. Я думала, она хочет этого.»
«Так, что произошло?»– спросила Диана из-за её спины, мягко настаивая.
Блэр не поворачиваясь, продолжала смотреть на прекрасное весеннее утро, ничего не видя.
«В следующий раз, когда я увидела ее, она стояла у моей двери – вернувшаяся к работе, исполнять обязанность, начальника моей охраны.»
«Даже так?»– сказала Диана недоверчиво. Это не походило на поведение Кэмерон. На Диану она всегда производила впечатление, своим бережным отношением к чувствам Блэр, даже когда она яростно ругалась с Блэр, настаивая, чтобы та следовала ее указаниям. Она знала, какой опустошенный должна быть Блэр, будучи покинутой из-за такого решения, и наверняка есть какая то серьезная причина, из-за которой Кэмерон поступила так. Доверие Блэр было так хрупко, а Кэмерон Робертс никогда не казалась жестокий.
Наконец Блэр отошла от окна, проследовала к столу и обнаружив, что кофейник пуст, скорчила гримасу. – «Да. Так всегда.»
Диане захотелось узнать больше, но удачный момент прошел. Ярость Блэр вернулась, и в какой то степени, Диана предпочитала её вместо боли. По крайней мере, Блэр научится жить с этим. Диана задалась вопросом, есть ли у Кэмерон Робертс возможность управления несносной Блэр, когда она не только сердита, но и оскорблена.

+1

5

Глава 11
«Старк сообщите её положение».
«Командир»– сказал Maк, когда Кэмерон шла по центральному узлу связи в командном центре. – «Цапля на пути к орлиному гнезду.»
«Хорошо», – ответила Кэмерон, смотря на часы. – «Сейчас, почти 11 – 00. Я сама, сообщу ей об изменениях в системе безопасности, на запланированном брифинге в 13 – 00. Пожалуйста, подтвердите время встречи, когда она прибудет.»
«Будет сделано.»
Мак очень внимательно изучал ее, стоящую и смотревшую на мониторы, пытаясь прочесть ее настроение. Он обратил внимание, на тщательно скрываемое напряжение в её голосе, и предположил, что это, из-за внезапного обострения ситуации с Влюбленном Парнем. Рассматривая открывшиеся обстоятельства, относительно тайной деятельности целевой группы ФБР, возможно кто-то и бушевал бы, о внешнем вмешательстве и нарушении их приоритета в расследовании, но Кэмерон выглядела, как обычно. Спокойной и контролирующей ситуацию. Возможно, слишком спокойной, это походило на тишину, перед взрывом.
«Вы можете пролистать меня, если вам это необходимо, позже»– сказала она, поворачиваясь что бы уйти, пытаясь нехитрой шуткой, снять некоторую напряженность. У неё жутко болела голова, и Кэмерон считала, это последствия нервного, беспокойного сна. Она всячески откидывала мысль, что стреляющая боль в затылке, возникла из-за мучившего её вопроса, спала ли Блэр одна.
Когда она повернулась к выходу, Maк пробормотал, – «Мм, о, у нас похоже проблема.»
Она резко повернулась к мониторам, её сердце тревожно заколотилось. – «Что случилось?»
Кэмерон проследила за его глазами на центральном мониторе, который показывал изображение двойных входных дверей здания и стол швейцара в холле. Тэйлор, работающий в дневную смену, проверял удостоверения личностей у мужчины и женщины, одного из них, она сразу узнала.
«А, вот и кавалерия,»– пожаловалась она шепотом, протерла глаза и глубоко вздохнула. – «Свяжитесь со Старк и скажите ей, что я хочу видеть её здесь, как можно скорее и пригласите наших посетителей в конференц-зал, да и ещё, найдите себе замену на какое-то время.»
«Да,мэм,»– сказал Мак, наблюдая, как мужчина и женщина пересекли холл, направляясь к лифтам.
Он испытывал почти непреодолимое желание, выйти за дверь командного центра и начать драку. Первое крупное сражение, за передел сфер влияния – вот, вот должно было начаться.
«Это – специальный агент Рене Сэвард,»– официально сказал Патрик Дойл, указывая на женщину стоящую рядом с ним. – «Ее назначили в качестве личного телохранителя Цапли, до дальнейших распоряжений.»
Кэмерон почувствовала, как стоящая рядом с ней, Старк напряглась. Сама она демонстрировала выдержку, и ожидала не меньшую от Старк. Кэмерон смотрела на Дойла непримиримым взглядом, радостно замечая, как он начал потеть. Решительным и уверенным голосом она ответила, – «У меня имеются опытные агенты, Агент Дойл. Агент Старк в настоящее время осуществляет личную охрану Цапли. Я не нуждаюсь ни в ком больше.»
Maк держал рот на замке, наблюдая, за словесным поединком между Кэмерон и Дойлом. Всё это длилось уже полчаса, с тех пор, как Дойл «сообщил» Кэмерон о внесенных изменениях в систему безопасности Цапли. Было очевидно, что у Дойля нет карт-бланша от руководства Службы Безопасности в Вашингтоне и он прет, внаглую, напропалую, пытаясь взять командование на себя и согнуть всех, в бараний рог, на своем пути к цели. Кэмерон была спокойна, уверенна и тверда, как камень. Она не отступила ни на шаг и Мак подумал, что Дойл, вот-вот лопнет от разочарования. Парень явно не привык к жесткой игре.
«Послушайте, Робертс,»– Дойл потер кулаки, сжатые на кипе бумаг перед ним, – «Я не могу эффективно использовать целевую группу, без своего человека в окружении Цапли.»
«Вы управляли группой в течение многих месяцев и без этого,»– мягко заметила Кэмерон, – «хотя, как Вы говорите, не слишком эффективно.» Она продолжала кипеть от злости, проклиная его самонадеянность и недальновидность, держать Секретную службу вне поля расследования, когда Блэр угрожает опасность. С другой стороны, она нуждалась в его информированности, так же, как он нуждался в её доступе. Это её игра и её правила, как бы там ни было.
«Я буду счастлива использовать Агента Сэвард, как связующее звено между нами. Однако, я не могу допустить Агента Сэвард к охране Цапли. У неё нет подготовки для этого и я ее не знаю.”
Дойл покраснел, сидящая рядом с ним агент Сэвард, женщина со смуглой кожей, цвета кофе, подняла пронзительно-голубые глаза на Кэмерон, со вспышкой гнева. Кэмерон продолжила, невозмутимо, – «В свою очередь, ежедневно, я хочу получать от Вас,любую информацию, имеющую отношение к расследованию.»
«Вы полагаете, что агенту ФБР нельзя доверить охрану дочери президента?»– сердито поинтересовался Дойл, полувстав с места.
Кэмерон стояла, собирая бумаги. Она презрительно посмотрела на Дойла. – «Я не знаю, как среагирует и что предпримет агент ФБР, при возникновении угрозы для жизни Цапли, но при этом, я абсолютно точно знаю, как любой, из моих подчиненных, ответит на угрозу. Сейчас, не время и не место для обучения Ваших Агентов, по месту работы.»
«Со всем уважением, Командир,»– уверенно сказала Рене Сэвард, – «Я полностью готова, принять на себя ответственность за безопасность Цапли и хотела бы, получить возможность выполнить эту работу.»
Кэмерон изучила ее, впечатленная ее самообладанием, несмотря на высказанные в её сторону оскорбления. Однако, здесь шла речь не о личных отношениях. Все дело было о готовности одного человека, умереть за другого. Агенты Секретной службы были тщательно просеяны на экстенсивных тестах, для определения их психологической готовности, пожертвовать собой, ради другого человека или во многих случаях за идею. Хорошо или плохо, но это было тем, что требовалось от них, чтобы сделать работу, которую они делали. ФБР и Секретная служба не были взаимозаменяемыми, и она не будет ослаблять свои требования сейчас, когда возможность покушения на охраняемый объект, была более, чем вероятна.
«Ваш просьба должным образом отмечена, агент. Однако, агент Старк останется телохранителем Цапли. Если она попросит вашей помощи, прекрасно. Это все, что я могу сделать для вас.»
Она развернулась и вышла, оставляя двух Агентов Секретной службы и двух агентов ФБР, оценивающе изучающих друг друга, через стол для переговоров.
«Я хочу ознакомиться с вашей системой наблюдения и кратким обзором тактических мероприятий,»– потребовал Дойл от Maка, пытаясь возвратить некоторое подобие руководства.
Maк сидел, листая страницы на своем ноутбуке и вежливо произнес, вставая – «Я могу показать вам коммуникационное оборудование и центр наблюдатения. Сюда пожалуйста.»
Мак проигнорировал тяжелый пристальный взгляд Дойла и его явное неудовольство, но он не собирался предоставлять информацию о размещении видеокамер, датчиков движения или чего-то еще, без разрешения Кэмерон.
Старк и Сэвард сидели в тишине. Старк думала, перебирая варианты, как же оставить Сэвард в диспетчерской, на попечении Мака. Она злилась на ФБР, за их подозрения о её возможной причастности к попытке покушения на жизнь Цапли, в ходе которой Командир чуть не погибла.
Также она боролась с чувством собственной вины, что позволила Цапле подвергнутся возможной опасности, ускользнув от её наблюдения. Ей нужно загладить свою вину и она не собиралась упускать свой шанс, поэтом любое вмешательство агентов ФБР было недопустимо.
«Я не пытаюсь сделать вашу работу,»– сказала Сэвард, удивляя Старк своей прямотой. – «Я просто пытаюсь сделать мою.»
Старк покраснела, жалея, что не может хорошо скрывать свои эмоции. Она завидовала Командующему, в её умении держать свои чувства под контролем, сама она так не умела.
Старк посмотрела на Сэворд более внимательно, отмечая, что на ней не вполне стандартная форма одежды, сотрудника ФБР. Сэворд носила темно-синий жакет с бледно-синей рубашкой и слаксы, на левом бедре виднелась еле заметная выпуклости, от кобуры. У Сэворд был открытый, демонстрирующий доверие взгляд, ожидающий от Старк того же. Она не ожидала увидеть вызов в насыщенных голубых глазах, которые смотрели удивительно доброжелательно. Старк признала, что Сэворд была красива, как модель идущая по подиуму, с изящными скулами и экзотическим видом, наводящем на мысль, что её недалекие предки были родом с Острова (Куба).
Старк попыталась не думать об этом и ответила, – «Моя работа состоит в охране президентской дочери. Я не уверена, что ваша работа, состоит в том же.»
«Моя работа состоит в том, чтобы арестовать Влюбленного Парня. Так как, безопасность Цапли, это то, что нас объединяет, я предлагаю совместное сотрудничество.»
«У меня уже есть напарник,»– сказала Старк, но её сопротивление дрогнуло. Было трудно не ответить на неотразимую прямоту Рене Сэвард. – «Но есть место и для третьего,»– она смягчилась, – «до тех пор, пока вы не будете мешать, делать мою работу.»
Рене Сэвард смотрела на стоящую напротив красивую девушку. Она завидовала Пауле Старк. Было ясно, что Большой Грозный Начальник уважала агента Старк и поручила ей соответствующую ответственную работу. Ей было очень жаль, что она не могла ожидать того же, от Патрика Дойла, но она и не рассчитывала на это. Она так же признала, ей понравилось, как уверенно и решительно Агент Старк поставила её на место, когда она попыталась влезть на чужую территорию. При других обстоятельствах она, возможно нашла бы её, очень милой девушкой.
«Мне кажется это справедливо,»– сказала Сэвард, вставая и протягивая руку через стол. – «Рассчитываю на сотрудничество с вами, Агент Старк.»

Глава 12
«Цапля в гнезде?»– спросила Кэмерон агента, сидящего за стойкой из шести мониторов, показывающих наиболее уязвимые места здания и просматривающего видео записи за предыдущие двенадцати часов от камер, установленных по углам внешнего периметра здания, где он мог рассмотреть пешеходов и поток автотранспорта перед зданием в любое время.
Не отводя взгляд от мониторов, он ответил, – «Нет мэм. Она ненадолго прошла к себе, затем спустилась в парк.»
Кэмерон кинула взгляд на монитор в правом верхнем углу, который показывал панорамный вид Грэмерси-парка, являющимся частным владением, находящимся через дорогу от дома Блэр. Парк находился в окружении высоких довоенных зданий и огорожен высоким забором, из кованных прутьев. Она не могла рассмотреть Блэр, густая листва мешала ей, но Кэмерон продолжала искать.
«Я буду там,»– сказала она наконец.
«Понял,»– произнес он, делая пометки в ноутбуке, о каком-то фрагменте видеозаписи, для более пристального изучения.
Кэмерон точно знала, Патрик Дойл находится в здании и она абсолютно не желала стать его гидом. У нее имелась работа, которую необходимо сделать, и сейчас в её непосредственные обязанности входило, проинформировать Блэр, о том, что в службе безопасности появится новые Агенты. К сожалению, это были наименее трудные темы, которые они должны были обсудить.
Она прошла в парк, открыв ворота, у неё имелся необходимый допуск на посещение парка и ключи.
Парк был достаточно мал и просматривался насквозь, в середине перед небольшим фонтаном, она разглядела Джона Филдинга, стоящего неподвижно и рассеянно смотрящего в пространство перед ним. Кэмерон знала, он держал Цаплю в пределах своего поля зрения и периодически смотрел по сторонам, с равномерными интервалами, держа всю территорию под тщательным наблюдением.
Агент секретной службы не мог стать невидимым и в некоторых обстоятельствах это играло положительную роль, явное присутствие телохранителя довольно часто, удерживало людей от необдуманных поступков. С другой стороны Блэр, как и большинство людей в её положении, хотела избежать присутствия посторонних людей в её личной жизни. Все агенты секретной службы проходили достаточную подготовку и понимали, где находится грань между их работой и вмешательством в личную жизнь охраняемого человека.
Кэмерон коротко кивнув ему, прошла вперед. Узнав ее, Джон едва заметно кивнул головой в ответ. Она прошла мимо него, по дорожке из гравия, вдоль деревянных и железных скамеек, к одному из самых уединенных и живописных уголков парка. Густые заросли кустов и цветов росли всюду, образовывая естественный уголок для уединения. Солнечный свет проникал сверху, через листву, обрисовывая силуэт Блэр в бледном мерцающем свете.
Кэмерон замедлила шаг, приближаясь говоря себе при этом, что не хочет пугать её. На самом деле, она любовалась Блэр, сидящей на скамейке с поджатыми ногами, склонившейся над блокнотом. Ее волосы были распущены, желтовато-коричневые растрепанные кудри, касались плеч. Кэмерон хорошо помнила, ощущения от прикосновений к этим локонам, текущих шелковистый волной по её рукам, когда она целовала Блэр.
Блэр носила безрукавку, Кэмерон обратила внимание на её загорелые руки, мускулистые от частого посещения спортзала. Она была поразительна в любом освещении, очаровательна в любой позе, но особенно, когда творила. Это было, пожалуй единственным моментом, за исключением времени после занятия любовью, когда Кэмерон видела её умиротворенной.
«Мисс Пауэлл,»– тихо сказала Кэмерон.
Блэр взмахнув рукой, убрала волосы от лица, и посмотрела на неё, стоящую рядом, освещённую солнцем со спины, скрывая лицо Кэмерон в тени.
«Добрый день, Командующий.»
«Я вам не помешаю?»
Блэр указала на место, рядом с собой. – «Нет».
Кэмерон села, откинувшись назад, едва подавив вздох, ей было жарко рядом с Блэр, как на полуденном солнцепеке.
«Вы хотели поговорить со мной?»– спросила Блэр зная, что кажется жёсткой и официальной, но неспособная ничего поделать с собой. Было трудно видеть её, рядом с собой и притворяться, что между ними не было ничего и особенно тяжело осознавать, насколько утомленной казалась Кэмерон.
Она была все еще зла и сердита на нее, но посмотрев на Кэмерон, ей захотелось прижать её к своему плечу и погладить. Она оттолкнула ее образ с раздражением. Если бы Кэмерон нуждалась в ней, она не допустила бы такое развитие событий. Это было не то, что она хотела – боли которая, казалось никогда не уменьшится, пока Кэмерон рядом. Она никогда не хотела этого. С тех самых пор, как они спали вместе, с тех пор, как она позволила себе надеяться на счастливое будущее – находиться рядом с ней, стало постоянной болью.
«Вы с хорошими новостями?»– с сарказмом спросила она.
«ФБР, этим утром, официально посетило нас,»– начала Кэмерон, наблюдая за игрой листьев деревьев в вышине. Блэр была на расстоянии нескольких дюймов, но она чувствовала её, всей своей кожей, как будто они касались друг друга. Она знала, что это была только интуитивная память, но ощущения была настолько остры, что ее сердце забилось быстрее. Кэмерон задалась вопросом, как долго это продлится – находиться с ней рядом, чувствовать её всем телом и не сметь коснуться. Она боялась, что это продлится довольно долго.
«Я вижу, Вы не рады,»– сказал Блэр, задаваясь вопросом, в чем причина странной неподвижности Кэмерон.
«Это, мисс Пауэлл, является секретными данными. Согласно любому параграфу инструкции, межведомственные отношения не подлежат огласке, особенно гражданским лицам,»– с легкой улыбкой сказала Кэмерон. Ее глаза, при этом, были холодны, она вновь подумала о неделях, когда Блэр была потенциальной целью, и ни кто из ее службы не знал об этом.
«Ну, мы обе знаем, насколько Вы дорожите своим постом,»– возразила Блэр язвительно.
Кэмерон не потрудилась возражать. Какое право имела она? Она поставила работу и долг, выше отношений с Блэр. У неё не было оправданий. Обычно, она никогда не обсуждала вопросы безопасности с охраняемым лицом. Но она и Блэр, вышли за пределы допустимого профессионального поведения и теперь, было бы нелепо, настаивать на соблюдении формальностей. Достаточно, того что она стремилась, по возможности не трогать лишний раз Блэр. Это были трудности, которое она создала сама и теперь будет учиться жить с ними. Она не поставила бы Блэр в неудобное положение, потому что сама переступила через границы.
«Я думала, это Вы должны это знать.»
«Почему?»
«По крайней мере один из них будет работать с нашей службой безопасности и в прямом контакте с Вами. Так же я ожидаю, что они добавят свой автомобиль, в ваше сопровождение.»
«Это не слишком хитро, не так ли?»– проницательно спросила Блэр. – «Вы собираетесь сообщить ЕМУ, что мне плевать на то, что он говорит.»
«Мы собираемся сообщить ЕМУ, что Вы хорошо защищены и не являетесь легкой целью,»– немедленно ответила Кэмерон.
Блэр посмотрела вдаль, через парк, желая сидеть здесь, рядом с ней, слушать сексуальный низкий голос Кэмерон, и наслаждаться порханием желания от её близости. Вздохнув она добавила, – «Я думаю, это не имеет большого значения. Один агент тут или там, ничего не изменит.»
«ФБР вело наблюдение в течение последних нескольких месяцев, и по правде говоря, я хочу использовать все их возможности в сборе и получении информации. У них имеется доступ к намного большему числу баз данных, чем у нас и я воспользуюсь всем, что смогу получить.»
Блэр говорила быстро, проглатывая слова, не позволяя им проникать в её сознание. Она не могла жить в терроре, под угрозой нападения, каждый день. – «Вы думаете, это всё настолько серьёзно?»
Это был вопрос, который она избегала задаваться, сама себе, в течение многих месяцев. Кэмерон была единственная, у который она могла спросить, потому что несмотря на злость и досаду, она полностью доверяла ей и могла позволить показать ей свой страх.
Кэмерон наблюдала, за руками Блэр перемещавшимися изящно и уверенно по рисунку, ей так хотелось прикоснуться к ней успокоить её. Руки Блэр дрожали, она нуждалась в этом. Чувство было настолько велико, что Кэмерон прижала свою ладонь к бедрам, пытаясь удержать её.
«Я не знаю,»– ответила она, низким голосом. – «Думаю, что это так.»
Блэр кивнула, не сказав ни слова. Она ничего не могла изменить в этой ситуации – безумный маньяк посылал ей сообщения, ФБР следило за каждым её шагом, Кэмерон, которую отец направил сюда, приняла назначение. Она чувствовала себя беспомощной и подконтрольной и все это, после борьбы, длящейся всю её жизнь, за некое подобие свободы. В настоящий момент, у неё не осталось никакого выбора.
«Хорошо. Я смогу жить с этим, если и Вы сможете.»
Кэмерон резко засмеялась. В её голосе звучала, ирония, когда она ответила, – «У нас есть общее мисс Пауэлл. Мы не имеем выбора.»
Кэмерон смотрела на рисунок, отображающий её лицо, изучив рисунок она опешила от жестокого, сдержанного выражения своего лица. Неужели, это все, что Блэр увидела в ней. Она знала ответ – как талантливый художник, Блэр сделала набросок её глаз и точно запечатлела, призраков в её душе.
«Блэр», – мягко сказала Кэмерон.
Рука Блэр дернулась на бумаге, от нежности прозвучавшей в голосе Кэмерон. Это были те самые проявления чувств, который не переставали терзать сердце Блэр. Мгновенье назад Кэмерон была профессионально-отчужденной, столь же безличный, как любой другой агент, который охранял ее. И затем она произнесла её имя с таким чувственным выражением, о чём Блэр могла только мечтать, так снова услышать своё имя. Это было все, что она хотела, и все, чего она боялась. Не поднимая глаз она продолжала рисовать лицо Кэмерон и её дикие глаза, неспособная смотреть на неё, зная если посмотрит, то захочет прикоснуться к ней.
«Что?»– тихо спросила она.
Кэмерон глубоко вздохнула и желая сделать совсем не то, все равно спросила. – «Я хотела бы, чтобы Вы пересмотрели свои планы на посещении марафона в воскресенье. Я хотела бы, чтобы Вы не пошли.»
Блэр напряглась, карандаш замер. – «Я должна пойти. Я – главный докладчик.»
«Вы прибудете только для выступления, я надеюсь, вы будете участвовать в забеге.?»
Блэр отложила блокнот в сторону и повернулась на скамейке, лицом к Кэмерон. Она смотрела в лицо Кэмерон, прямо в глаза. – «Это больше чем политика. Это личное.»
Кэмерон кивнула, полностью соглашаясь. Она знала почему. В воскресенье, должен состояться ежегодный марафон, благотворительная акция по сбору средств на борьбу с раком. Мать Блэр умерла от болезни, когда Блэр исполнилось девять лет. Кэмерон знала, что значит потерять одного из родителей. – «Я настоятельно рекомендую и прошу Вас, не участвовать в марафоне.»
Блэр знала, Кэмерон не может приказать ей, не участвовать в забеге. – «Почему Вы об этом просите?»
Кэмерон колебалась с ответом. Её работа состояла не только в физической охране Блэр, но и по возможности, максимально обеспечить Блэр, подобие нормальной жизни. Она не хотела беспокоить Блэр лишней раз, но за это она платила свою цену – своим беспокойством. Она решила подстраховать своё решение.
«Я не уверена, что могу обеспечить безопасность вдоль трассы на 15 миль.»
Она не хотела говорить ей, что это настоящий кошмар для службы безопасности. Даже помощь полиции Нью-Йорка и транспортной полиции, а так же размещении агентов вдоль маршрута трассы, не обеспечивало необходимую безопасность Блэр. При данных обстоятельствах, это было сложно, а если учесть возможную угрозу от Влюбленного Парня, почти невозможно. Кэмерон подумала, что может пойти к директору Секретной службы и потребовать, чтобы он связался с руководителем Президентской службы охраны – положить конец выходкам Блэр. Но можно с большой долей вероятности ожидать, что если, кто то прикажет Блэр не участвовать в гонках, не учитывая насколько это важно для неё, скорее всего Блэр поступит с точность до наоборот. И скорее всего, никого не ставя в известность. Но Кэмерон ничего не сказала, ожидая ответа Блэр.
«Я должна сделать это,»– заявила спокойно Блэр. – «Я видела, вас на пробежке, Командующий. Вы прекрасно чувствуете дистанцию. Со мной всё будет порядке.»
Будучи не в состоянии остановиться, она добавила, – «И я буду наслаждаться Вашей компанией.»
Кэмерон молчала, рассматривая варианты. Это было поводом задуматься, что личные отношения обескураживают. Она не могла делать свою работу непредвзято, заботясь о чувствах Блэр. Кэмерон поняла и поняв, испугалась, что больше заботится о чувствах Блэр, чем о ее безопасности, а такая забота подрывала ее положение и власть, а самое худшее – ослабляло трезвость ума.
Она выругалась шепотом. – «Я надеюсь, черт, что Старк тоже сможет сделать это, потому что мы обе побежим с Вами.»
«Спасибо», – мягко сказала Блэр. Она знала, что Кулак смягчился на фоне ее убежденности.
Блэр на миг коснулась её руки, в кратком жестом признательности. – «Все будет в порядке,»– сказала она, желая чтобы это было правдой.

Глава 13
Кэмерон знала, что должна уйти. Блэр искала уединения и покоя в тихом углу этого крошечного парка, а она принесла ощущение тревоги и беспокойства. В первый раз, насколько она могла вспомнить, Кэмерон пришла в негодование от своей работы.
«Я сожалею, что подняла эти вопросы,»– сказал Кэмерон, удивляя их обоих. – «Я должна оставить Вас, прошу вас, занимайтесь дальше живописью.»
«Вы не должны извиняться,»– ответила Блэр. – «И Вы не должны уходить.»
Прежде, чем Кэмерон ответила, в ее рации раздался сигнал вызова. Немного повернув голову, она выслушала сообщение. Выражение ее лица стало мрачным, но голос остался абсолютно спокойным, когда она мягко сказала в крошечный микрофон, прикрепленный к воротнику спортивной куртки, – «Пошлите его сюда.»
Она повернулась к Блэр и сообщила ей, – «Кажется, у нас намечается компания.»
Блэр посмотрела мимо Кэмерон, через крошечный парк, наблюдая крупного мужчина спешащего к ним.
«Это ФБР, я полагаю,»– напряженно заметила она, с легким отвращением на ее лице.
Кэмерон ехидно рассмеялась. – «Вы очень наблюдательны, мисс Пауэлл. Возможно, Вам стоит устроиться на работу в разведслужбу.»
Блэр слабо улыбнулась, но в ее глазах не было никакого смеха. – «Поверьте мне, Командующий, к тому времени я смогу распознать каждую из наших уважаемых спецслужб, по покрою костюмов и надменности в походке их агентов. По крайней мере, Секретная служба всегда вежлива со мной.»
«Мисс Пауэлл,»– крепкий мужчина говорил властно, глядя на двух женщин, сидящих на скамье, подчеркнуто игнорируя Кэмерон. – «Я – специальный агент, Патрик Дойл, Федеральное бюро расследований. Я хотел встретиться с Вами лично, так как я буду возглавлять Вашу службу безопасности до тех пор, пока мы не арестуем Влюбленного Парня.»
Блэр видела, как Кэмерон напряглась рядом с ней, и поэтому произнесла довольно холодно, – «Мистер Дойл, вопросами моей безопасности занимается командор Робертс. Если Вы хотите сообщить мне что-то в этом плане, предлагаю Вам сделать это через неё. Один ежедневный брифинг – все, на что я способна.»
Она собрала свой блокнот с рисунками и карандаши, резко встала, вынуждая Дойла отступить на шаг назад. Блэр посмотрела на Кэмерон, сидящую с непроницаемым выражением лица, но все равно заметила выражение смеха в её глазах, мягко улыбнулась ей и повернулась, чтобы пойти. – «Я оставлю вас двоих, чтобы вы разобрались в ваших полномочиях.»
Патрик Дойл развернулся на каблуках, наблюдая, как Блэр ушла. Желваки выделилась на его челюсти, и он заскрипел зубами. Когда он повернулся к Кэмерон снова, его ярость была с оттенком презрением. «Она не знает, что делает,»– сказал он снисходительно. – «Я полагаю, Вы думаете, что делаете?»
Кэмерон встала, и когда она сделала это, их глаза встретились. – «Я не притворяюсь, я знаю точно, что хорошо для ее безопасности, и я могу совершенно точно уверить Вас в одном. Если у Вас есть какие-либо предложения или рекомендации относительно её безопасности, Вы приносите их мне. Это – точные инструкции и я надеюсь, чтобы Вы будете следовать им.»
Он продвинулся шаг, пытаясь неудачно потеснить ее. Их тела почти соприкасались.
«Послушайте, Робертс,»– он рычал, с мертвенно бледным лицом. – «Вы стоите на моем пути в этом деле и может случиться небольшая утечка в СМИ о том, что Вам нравится делать в нерабочее время и с кем Вы любите делать это.»
«Мы уже стояли на этом пути раньше, Дойл,»– ответила Кэмерон, внимательно следя за ним. – «Вы тратите впустую свое время.»
«Ваш Директор и Руководитель службы безопасности вероятно не думают так, потому, что Ваши действия, ставят по угрозу безопасность президентской дочери.»
Она улыбнулась ему, тонкой улыбкой, холодной и твердой как гранит. – «Дойл, Вы действительно глупец, если думаете, что можете проконтролировать Блэр Пауэлл. Она съест вас за обедом.»
Кэмерон обошла его и вышла из парка, кинув взгляд через дорогу думая, что Блэр уже вероятно вернулась к себе в квартиру. Кэмерон собиралась идти за ней, затем резко остановилась, поняв, почему хотела. Она уже соскучилась по ней.
***
Девятью этажами выше, Блэр, прислонившись к оконной раме смотрела на Кэмерон. Её начальник службы безопасности стояла у ворот парка, прислонившись плечом к каменной ограде, держа руки в карманах. Патрик Дойл вышел через ворота, прошел мимо неё, ни сказав ни слова.
Она сильно устала, подумала Блэр. Блэр могла только предположить, насколько тяжело давалось Кэмерон сотрудничество с ФБР. Блэр все свою жизнь провела в окружении политиков и политики, и твердо знала, что межведомственная борьба порочна, особенно когда главенствовал личный интерес. Часто агенты забывали про главную задачу, и подменяли её собственными интересами.
У неё не было сомнений, что Патрика Дойла гораздо меньше заботит её безопасность, чем свои амбиции – поймать и арестовать Влюбленного Парня. Блэр была не глупа и понимала, что её безопасность не является главной задачей Дойла, но совершенно не переживала об этом. Она знала и что гораздо важнее, она чувствовала, Кэмерон сделает всё для её спокойствия и безопасности.
Она почувствовала эту заботу, когда Кэмерон вошла в её студию и сказала, что будет делать свою работу самым щадящим образом для неё. Она видела проявление заботы в ужасных деталях, в тот день, когда Кэмерон встала перед ней, закрыв её собой и чуть не умерла от пули, предназначенной ей. Она не могла увидеть это снова, увидеть Кэмерон стоящую перед собой если это будет стоить ей жизни.
«Почему, ты, не смогла прямо сказать ему нет?» Она задавалась этим вопросом в сотый раз. Она знала ответ. Кэмерон приняла назначение на эту работу не потому, что президент Соединенных Штатов просил ее. Она приняла это назначение потому, – что была тем, кем была. Некоторая часть Блэр уважала это, некоторая часть не понимала это. Но знание и понимание этого, не меняло её чувства. Она не хотела, хотя нуждалась в защите Кэмерон. Она негодовала, что нуждалась в защите, но в какой то части уже смирилась с этим.
Что она хотела от Кэмерон, было ей очень нужно и произошло тогда, когда она прекратила надеяться и искать это в другом человеке. Кэмерон тронула её настолько глубоко и это другое, никогда не испытанное, существовало и это было то, в чем она отчаянно нуждалась. Кэмерон никогда не просила её оказать помощь в её карьере или дополнительных привилегий, как многие другие до неё. Она не обращала внимание на положение Блэр, на фоне жаждущих её внимания.
Наиболее важно то, что Кэмерон поняла её гнев и простила её ярость.
Блэр наблюдала, как Кэмерон прошла за угол к своему жилому дому и через мгновение отвернулась, от окна, к своей пустой студии. Видеть Кэмерон, находиться рядом к ней, как это было несколько минут назад оставило ее возбужденной и нервной, со слабой пульсацией желания. Это казалось происходило всегда, когда они были рядом с друг другом. Она не хотела чувствовать и думать об этом. Её взгляд упал на картину и она изучала её критическим взглядом, смотря через комнату. Она не рассматривала сначала детали, только образ, смысл. Она скорее чувствовала его, чем видела. Медленно, после минуты или двух, она сосредоточила свое внимание на элементах живописи – на цвете и контрасте и движении глаза по изображению. К тому времени, когда она дошла от окна, чтобы продолжить свою незавершенную картину, ее разум был ясен и лаконичен, а сердце свободно.

+1

6

Кэмерон решила, что сейчас намного безопаснее пробежаться по улице – более безопасно, чем наблюдать за Блэр снова. Это было с самого первого раза, когда она встретилась с нею, бунт ее тела, перед здравым смыслом. Она чувствовала это сейчас, кипящее желание, которое бежало вдоль сухожилий и мышц и скручивало внутренности, словно голодающее животное. Она знала, каково с этим жить, чувствовать это желание, в течение многих месяцев прежде, чем она сдалась. Быть с Блэр не притупило бдительность, прикосновение к ней не уменьшило страсть, заниматься любовью с нею не приглушило желание. Она могла чувствовать кожу Блэр, горячую под ее руками и гулкие удары сердца под ее губами. Она хотела испытывать это бесконечно.
Конечно были способы удовлетворения требований тела – безопасные, простые, беспрепятственные.
Приятные, взаимно удовлетворяющие, эмоционально безопасные пути. Она вспомнила о записке Клэр, оставленной для неё, после последней ночи проведенной вместе.
Если Вам потребуется, что-нибудь, позвоните мне. C.
Кэмерон бросила жакет и кобуру с оружием на кровать и начала расстегивать рубашку. Да, верно, бормотала она, снимая брюки и вытаскивая чистые шорты и футболку из ящика. Просто.
Она не была уверена, что встреча с Клэр поможет утолить её голод. Физическое желание, с ним она могла справиться, так или иначе. Это было больше, чем простое физическое желание, это было проблемой. Это была боль в ее сердце и это мучило ее. Блэр не просто возбуждала ее, она пробудила ее. Все чувства, которые она так старательно заглушала, стремительно вернулась к жизни, при мыслях о ней. Яростная Блэр возбуждала её, нежная Блэр, неведомая для других, успокаивала. Блэр приводила ее к помешательству, от расстройства и успокаивала, едва заметным прикосновением. Блэр с улыбкой опустошала ее.
Она напропалую бежала по тротуару, пытаясь прекратить думать. Ей, всего лишь, требовались несколько недель, чтобы оценить серьезность угрозы Блэр. Теперь у нее был доступ ко всей доступной информации, и она могла передавать её ежедневно Маку, для анализа, с последующим противодействием угрозы. Возможно тогда она и Блэр смогли бы объясниться, возможно тогда они могли – Что? Что? Продолжить роман под носом Дойла? Рискнуть частной жизнью Блэр и президентской репутацией, закулисная любовная интрига, о которой СМИ раструбили бы на каждом углу? Замечательно.
Она бежала вдоль Ист-Ривер, едва замечая окружающее. Она причинила ей боль. Зная что делает, она все равно причинила ей боль, видеть это в ее глазах, было более тяжело, чем все, что она когда-нибудь испытывала. Еще сильнее, чем тогда, когда умерла Джанет, потому что тогда и в течение последующих месяцев, она была только оцепенелой от произошедшего.
К счастью только оцепенелой. Замороженная от бессмысленности, глупости и вины. Она должна была знать о рейде тем утром. Это была ее работа, знать какие вещи, ее обязанность – знать текущие планы…
Но она не была частью этих планов. (Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах)
Несмотря на то, что она и ее команда разрабатывали группировку наркодилеров, совместно с другими агентствами, DEA (Управление по борьбе с наркотиками) решило самостоятельно провести свою операцию тем утром. ATF (примечание – Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ) и Секретной службе сообщили об этом в последнюю минуту перед операцией.
Из-за противоречия между федеральным и местным законодательством, управление операцией передали полиции Вашингтона, у которой был тайный агент из DEA, на складе, где должна была пройти сделка по обмену фальшивых купюр на партию наркотиков. Джанет была на территории, когда все началось. Спецоперация, пошла не по плану, почти с самого начала. Наблюдатели, которых никто не ожидал, заметив, приближающиеся бронированные автомобили группы захвата, успели предупредить колумбийцев в здании, где проходила сделка. Мужчины, засевшие внутри здания были хорошо вооружены и смогли оказать серьезное вооруженное сопротивление. Выстрелы начались, как только таранами взломали широкие двойные двери. Джанет находилась, прямо на линии огня. Кэмерон, справа, позади первой волны коммандос. Воздух был тяжел от запаха сгоревшего пороха и звенел от криков. Приказы, проклятия, крики боли. Джанет приняла на себя, одну из первых пуль и упала прежде, чем Кэмерон прорвалась к ней, мимо остатков выломанных дверей. К тому времени, когда она достигла ее, Джанет почти умерла. Кэмерон не смогла понять, последний взгляд в ее глазах, она не могла избавиться от мысли, что в них было обвинение.
Если это было, она заслужила его. Она бежала по парку, не обращая внимания на судороги сковывающие ее ноги, пот струящийся по её лицу и пелену перед глазами. Она должна была знать. Она должна была защитить ее.

Глава 14
В 07 – 00 утра воскресенья Кэмерон ждала Блэр в вестибюле её дома, вместе со Старк и Сэвард. Она послала Maка вперед, чтобы он проконтролировал последние незначительные детали в Проспект-парке перед началом забега и оказать помощь муниципальным службам безопасности, с которыми она хотела встретиться лично, перед началом мероприятия. Офицеры Транспортной полиции обеспечивали безопасность в метро, нью-йоркское полицейское управление обеспечит безопасность вдоль маршрута трассы, а служба безопасности мэра будет на трибуне, когда он, Блэр и другие гости будут произносить речи по завершению марафона. Это была стандартная процедура Секретной службы, для координации всех сил правопорядка, каждый раз, когда член семьи Президента или Вице-президента совершал публичное выступление. Мысленно, она проверяла последние детали, когда открылась дверь лифта и оттуда вышла Блэр.
Блэр была одета для предстоящего мероприятия идентично с Кэмерон – легкая нейлоновая ветровка поверх футболки, спортивные шорты и кроссовки. Волосы собраны сзади у шеи, и подвязаны длинной черной лентой, вместо привычной золотой заколки. На лицо нанесен легкий макияж, для публичных съемок. Её поведение было особенным, она шла быстро, целеустремленно, едва смотря по сторонам. У нее тоже была работа, которую она, одна, в отсутствии матери, делала больше пятнадцати лет. Она являлась дочерью Президента и в её обязанности входило, сопровождать его по Государственным делам или представлять его, когда это было необходимо в общественно-политической деятельности. Сегодня она выступала, как президентская дочь и хотя эта роль ей не всегда нравилась, Блэр играла её блестяще.
Она смутилась на миг, увидев Кэмерон. Они улыбнулись друг другу, забыв на мгновение, про присутствующих в комнате. Это была, одна из тех, неконтролируемых реакций, которую ни одна из них не могла предотвратить, краткий миг радостного признания, который происходил помимо воли или здравого смысла.
Быстро их улыбки погасли и они приветствовали друг друга официально.
«Доброе утро, мисс Пауэлл,»– сказала Кэмерон, повернувшись и идя рядом ней, Старк и Сэворд обступили их с обеих сторон.
Блэр быстро кивнула и прошла к парадной двери не останавливаясь. Как обычно, Старк держала дверь открытой, Кэмерон шла впереди и справа от Блэр. Кэмерон чуть притормозила на тротуаре, посмотрела вверх и вниз по улице, затем через парк, так же, как в тот день, когда прозвучал выстрел. Это было сделано столь профессионально, что никто, кроме другого агента, не заметил бы этой задержки. Никто, кроме Блэр.
Блэр болезненно остро знала, как поступит Кэмерон при возникновении угрозы для неё, она встанет между угрозой и Блэр, даже сейчас, когда они просто шли по тротуару, именно в этом месте, она всегда испытывала мгновенный тошнотворный страх.
Кэмерон почувствовала, как Блэр напрягалась рядом и прошептала очень тихо, – «Это обычная процедура. Попытайтесь проигнорировать.»
«Я хотела бы,»– тихо ответила Блэр, когда они пересекли тротуар и подошли к черному лимузину. Как было бы проще, если она могла забыть. – «Но я не могу.»
Кэмерон стояла у двери, пока Блэр не села на заднее сиденье, затем последовала за ней, в это время Старк и Cэворд подошли к машине, работающей на холостом ходу.
Когда они тронулись, Блэр невозмутимо сказала, – «Когда мы доберёмся, я должна буду встретиться с некоторыми людьми.»
Кэмерон внимательно посмотрела на неё, немного удивленная, что Блэр предупредила о своих планах, одновременно чуть-чуть раздражаясь, что она не сказала раньше. Блэр конечно не обязана говорить все, но всегда полезно знать, как можно больше информации о её планах, чем больше тем лучше. Однако, она была довольна эти маленьким прогрессом в улучшении отношений.
«Они присоединятся к Вам на марафоне?»– спросила Кэмерон.
Блэр кивнула наблюдая через окна лимузина, с тонированными стеклами, город скользящий мимо. – «Да. Я пригласила Диану и друга.»
Кэмерон не стала спрашивать, кого именно. Она задалась вопросом, сможет ли она провести ещё один день, наблюдая, как симпатичный доктор Коулман домогается Блэр.
Ты сама поставила себя в это положение и знала, что за этим последует, напомнила она себе. Но она не думала, даже близко не представляла, насколько тяжело её будет, вынести всё это. Она так же не ожидала, что даже просто поговорить друг с другом будет так сложно.
Кэмерон попыталась откинуть личные чувства в сторону, пока её работа не закончиться.
«Сэвард, Старк, и я будем находиться с Вами, на всем протяжении трассы.»
Блэр отвернулась от окна, смотря на Кэмерон. На её лицо, на которое она казалось, никогда, не устанет смотреть. Когда она разглядывая её, пульс стал быстром и отчетливом и внутри неё разлилось тепло – это было частично желание, частично тоска и неожиданно – нежность. Это не поддавалось объяснению, и назло всему, прежде всего себе, она поприветствовала нового члена команды.
«Специальный агент Сэвард – довольна красива,»– сухо заметила Блэр.
Кэмерон поднял бровь, но решила, что комментарий по всей вероятности не требуется. Рене Сэвард действительно была красивой женщиной, когда она рассмотрела её. Она не думала об этом ранее, фактически она не обращала внимание на нее, кроме возможности эффективного использования в работе. Сэвард была агентом в её команде, пусть даже навязанной, в соответствии с определенными обстоятельствами, но под её командой и Кэмерон рассматривала её только в таком качестве. Присмотрелась к ней, она поразилась – несмотря на природную красоту, Сэвард выглядела бледно, по сравнению с Блэр. Красота Блэр зажигала, её страстью, её характером и абсолютной непокорностью. Она была настолько красива в своем совершенном образе, что когда Кэмерон находилась рядом с ней, у неё горела кожа.
«Что?»– спросила Блэр спокойно.
Кэмерон мигнула, едва вздрогнув. – «Извините?»
«Вы улыбались,»– сказал Блэр, c едва заметной резкостью, в голосе. – «Размышляли о Сэвард, не так ли?»
«Нет. На самом деле,»– продолжила Кэмерон и прежде чем смогла остановить себя, добавила – «Я думала о Вас.»
Они сидели в узком пространстве лимузина лицом к лицу, на противоположенных местах, почти соприкасаясь ногами, голубые глаза Блэр потемнели, став темно синими.
«Вы должны пытаться делать это чаще,»– сказала она, хриплым с приглашением голосом.
Кэмерон встретила ее пристальный взгляд, очарованная теплотой в ее глазах. На мгновение забыв об остальном, она произнесла хриплым голосом, – «нет, мисс Пауэлл, я не должна. Это отвлекает.»
«Ну, Командующий,»– говорила Блэр очень медленно, очень спокойно при этом, смотря на пульсирующую венку на шее Кэмерон, – «Мне нравится, когда Вы отвлечены. На самом деле я люблю вас такой, очень очень.»
«Вы отвлекаете меня,»– игриво жаловалась Кэмерон, пыталась читать газету.
«Я люблю Вас, когда Вы отвлечены,»– ответила Блэр, проводя рукой по мягкой хлопчатобумажной ткани спортивных брюк Кэмерон. – «На самом деле, я люблю отвлекать Вас.»
***
Наступил вечер, они лежали вместе на кушетке в квартире Дианы. Им наконец удалось принять душ и одеться и впервые за восемнадцать часов, они просто лежали рядом, насыщенный друг другом.
Каждый раз когда они пытались принять душ, с одной или другой, что-то происходило и мытьё заканчивалось в кровати. Наконец голод заставил их встать. Кэмерон съездила к ближайшему магазину за едой и газетами.
«Ты представляешь, о чем они думают, чем я здесь занимаюсь?»– размышляла Блэр, говоря об Агентах сидящих внизу в машине, проводя пальцами, по внутренней части бедра Кэмерон.
Кэмерон вздохнула, полностью сосредоточенная на легком давлении пальцев Блэр, перемещающихся ритмично вверх и вниз каждый раз двигаясь все выше и выше, по внутренней части ее бедра. Она расслабленно лежала на подушках, ее мышцы, слабо подергивались при прикосновении Блэр.
«Они, как я предполагаю, вообще ничего не думают об этом.»
Ее голос, сдавленно дрогнул, когда Блэр переместила руку чуть выше.
«Возможно не думают, но они люди, не так ли,»– продолжила Блэр. Она подняла край рубашки Кэмерон и вращательным движением руки провела по её животу, невесомо рисуя одним пальцем, круги по телу Кэмерон.
«Я так много раз испытала оргазм, за прошедшие сутки и уже не думала, что что-то может завести меня,»– сказала она в удивлении. – «Но, Бог, ты делаешь это. –» Она стремительно прижала ладонь к треугольнику между бедрами Кэмерон, затем столь же быстро положила обратно к животу Кэмерон. – «Так, что ты говорила об осмотрительности?»
Голос Кэмерон был низок, полон растущего желания, когда она ответила, – «Их работа зависит от этого. Но это – больше, чем…,»– ее дыхание немного участилось и речь стала порывистой. Она знала, что снова стала влажной от пробудившегося желания. Вздохнув, она добавила, – «Веришь или нет, они понимают то, что мы делаем является нарушением. Самое меньшее, что они могут сделать, не задумываться о том, что видят”.
Cмотря вниз, она наблюдала, как пальцы Блэр двигаются под ее футболкой. Кэмерон удивилась, с какой нежной непринужденностью, Блэр возбудила каждый нерв в её теле, не понимая каким образом Блэр делает это. Её тело покорялось прикосновениям Блэр, как покоряется дерево, сгибаясь под напором ветра.
«Блэр,” – хрипло предупредила она, интересно, понимала ли Блэр, что она делает с ней.
«У тебя такое прекрасное тело,»– мимолетно заметила Блэр, проведя ладонью по грудной клетке Кэмерон, мимолетно касаясь её груди и улыбаясь, чувствуя быстро напрягшиеся соски Кэмерон.
Кэмерон застонала и потянулась к ней, но столь же быстро Блэр отстранилась.
«Я думаю, ты должна просто читать газету и игнорировать меня,»– сказала Блэр с совершенно серьезным видом.
Глаза Кэмерон немного расширились, ее руки слегка поглаживая, перемещались по рукам Блэр, кожа горела. – «Я не думаю, что смогу сконцентрироваться.»
«Попробуй», – предложила Блэр. – «Скажи, почему ты не читаешь заголовки вслух? Я бы хотела знать новости дня. Окажи любезность.»
«Блэр», – зловеще сказала Кэмерон. – «Я обучена сопротивляться самым страшным пыткам.»
Блэр звонко рассмеялась и ослабив узел на спортивных штанах Кэмерон, скользнула на пол, становясь на колени, между ногами Кэмерон.
«О, действительно? Хорошо, тогда Командир, проверим твое обучение. Вперед.»
Кэмерон взяла Нью-Йорк Таймс правой рукой. Страницы газеты дрожали, из-за её прыгующих пальцев.
«Мм – позволяют нам видеть. Мм – акции интернет компаний наконец повысились»– Она задохнулась, когда Блэр нежно прикусив, потянула кожу живота. – «Бог...»
«Я слушаю,»– пробормотала Блэр, зажмурив глаза, лизнув кожу Кэмерон, которую только что укусила и стянула спортивные штаны ниже бедер Кэмерон. Она прижала ладони к внутренней части бедер Кэмерон, приблизив большой палец вплотную к набухшему клитору. Бедра Кэмерон выгнулись, она снова застонала.
«Только, когда я услышу спортивные результаты,»– прошептала Блэр, наклоняясь вперед и целуя нежную кожу, верхней части бедра Кэмерон. – «Так как там Янки?»
«Блэр», – Кэмерон, еле-еле переводя дыхание, отбросила газету. – «Я не могу читать. Я не могу говорить, я могу едва дышать.»
Блэр едва касаясь, провела большим пальцем по кончику ее клитора.
Кэмерон, откинулась спиной на кушетку, с выгнутой шеей, руками, сжатыми в кулаки. – «Я готова, сделай это снова, поглоти – ах, да – тут.»– Она нашла лицо Блэр рукой, пошевелила пальцами в её волосах, подтянула к себе. – «Возьми меня,»– она задыхалась, ее голос, раскалывался от желания.
Блэр дрожа, держалась секунду. – «Боже,” – прошептала она, – ”я хочу попробовать тебя.”
Когда Блэр наконец припала к ней губами, Кэмерон содрогнулась, ее пальцы судорожно сжали волосы Блэр. Сжав челюсть заглушая стон, она попыталась думать о чем-угодно, кроме волн наслаждения бегущих по ногам, позвоночнику, через все тело. Она хотела, чтобы это никогда не кончалось, прижимаясь ко рту Блэр, смутно зная, что может причинить ей боль, пытаясь не давить слишком сильно. Но она не могла остановиться, не могла отпустить её.
«Блэр»– прокричала она, приподнимаясь над кушеткой, её ноги напряглись, пронзенные оргазмом.
Прежде, чем Кэмерон пришла в себя, Блэр обхватила её руками, расставив ноги и двигаясь между ее бедром, прижав лицо к шее Кэмерон.
«Я хочу тебя,»– стонала Блэр, сжимая Кэмерон, достигнув оргазма. – «Ты делаешь меня – ох...»
Ее слова потерялись в приглушенном крике, и все, что Кэмерон могла сделать, это обнять и держать её с нежной заботой, пока она не пришла в себя.
***
Лимузин остановился на краю лужайки в Проспект-парке. Кэмерон еле заметно дрожала, ее глаза были полны невысказанных эмоций. Она изо всех сил пыталась сохранять свой голос спокойным, говоря, – «Мне не интересно, отвлекаться.»
«Это – Ваша проблема, Командир,»– тихо сказала Блэр, видя безуспешные попытки Кэмерон скрыть свою нервную дрожь. – «Не моя.»
Проходя к двери лимузина, она провела рукой вниз, по бедру Кэмерон и улыбнулась себе, когда Кэмерон вздрогнув, резко выдохнула.
«Не помню, я говорила Вам, что Ваше тело никогда не лжет?»

Глава 15
Проспект-парк, место откуда стартовали участники забега, занимал чуть больше четырех акров, но несмотря на это в нем находился зоопарк, музыкальная пагода, озеро и другие развлечения, это было прекрасным местом для горожан убежать от суеты и волнений городской жизни, хотя бы на несколько часов. Окрестности Бруклина, расположенные вокруг парка, было прекрасной иллюстрацией, описывающей, город контрастов. Западная сторона, ограниченная Парк-Слоуп, была местом обитания, богатых и привилегированных, с роскошными особняками. Восточная сторона растянувшегося парка примыкала к Высотам Короны и Бедфорду-Стейвесанту, областям, ставшими в последние годы небезопасной территорией для жителей и туристов. Семь часов утра воскресенье, обычно в это время парк был пустынен, даже для любителей побегать трусцой или прокатиться на роликовых коньках. Но не сегодня.
Открытое, волнистое поле милю длиной, было заполнено суетящимися людьми. Благотворительная акция, по борьбе с раком собрала значительное число участников, ведь болезнь затронула так много людей. Это было значимое событие, особенно с Блэр, как главным докладчиком, поэтому толпа репортеров от телеканалов, газет, ждала открытия с неослабевающим вниманием.
Кэмерон стояла рядом с Блэр у автомобиля, изучая сотни участников, собиравшихся к началу пробега.
«Будет очень тесно вдоль всего маршрута, особенно когда мы доберемся до Центрального парка. Я хотела бы, что бы Вы не потеряли нас.»
Блэр посмотрела в глаза Кэмерон и впервые за долгое время, не смогла прочитать их выражение. При том,что хотя они не были близки с момента возвращения Кэмерон, Блэр по меньшей мере находила некоторое утешение, смотря в темные глаза Кэмерон видя её чувства, по ту сторону профессионального барьера. Ей стало больно. – «Вы очень хороши в своей работе, Командующий. Я уверена, что Вы, так или иначе, справитесь с этим.»
Блэр резко повернулась и пошла к участку, где организаторы гонки открыли регистрационные кабинки. Старк и Сэвард приближались от второй машины, Кэмерон жестом, приказала им, сопровождать Блэр в это время она по рации, сообщила Maку своё положение.
«Командиры других групп на месте?»– спросила она без предисловий, наблюдая, как Блэр исчезает в толпе людей, стоящих вокруг длинных регистрационных столов. Её беспокоило то, что Блэр находилась вне её поля зрения и неожиданно Кэмерон пришла мысль, что это беспокойство не за её безопасность, а сам факт, что она не хотела видеть Блэр находящуюся с кем то ещё. Потрясающе.
«Я буду тут,»– резко бросила она в микрофон. Промах в концентрации, заставил ее обеспокоиться. Как и тлеющие остатки желания. С усилием заглушив физическое раздражение, она проверила положение Блэр еще раз.
Блэр стояла через широкое поле в окружении людей, Диана Бликер находилась среди них. Кэмерон сопротивлялась желанию рассмотреть женщину, находящуюся рядом с Блэр, доктора Коулман. Убедившись, что Старк и Сэвард заняли хорошие позиции, Кэмерон пошла к Маку и другим руководителям служб по поддержанию и обеспечения порядка и безопасности.
***
Было жарко и солнечно и что удивительно для августа, отсутствовала высокая влажность, часто накрывающая город в конце лета. После формальных приветствий и короткого интервью с журналистами, Блэр нашла, тихий уголок простирающийся в тени и стала разминаясь, готовясь к пробегу. Блэр наклонилась, обхватив ноги руками, растягивая подколенные сухожилия, когда около неё раздался хорошо знакомый голос Дианы, – «Я вижу, у тебя новое сопровождение. Одна очень симпатичная, даже слишком.»
Блэр выпрямилась, смотря на Диану, даже не спрашивая кого подруга имела в виду. Она видела, как лицо Дианы зажглось с интересом и откровенно оценивающим выражением, когда Сэвард попала в её поле зрения, несколько минут тому назад.
«Это вклад ФБР в мою команду.»
Диана прилегла на траву рядом с Блэр, наклонилась вперед, легко касаясь пальцев ноги.
«Что происходит?»– непринужденно спросила она.
Блэр села рядом с ней, потянув за лодыжку одной ноги, прислонив ее к противоположенному колену, одновременно совершая вращательное движение телом и чуть помедлив сказала, – «Ничего».
«Блэр, подруга – это просто глупо, ты понимаешь меня?»– Диана спросила, дыша глубоко и спокойно. – «Сперва неожиданное появление Робертс около тебя, теперь появление ФБР. Это что-то означает.»
Блэр перевернулась и находясь в прекрасной физической форме быстро сделала десять отжиманий на кончиках пальцев. Сев, она сказала, – «Просто рутина.»
Так или иначе разговор становился слишком серьезным и Блэр не хотела, даже упоминать об этом. За исключением разговора со своим другом из ФБР, она не сказала никому из своих знакомых, всячески избегая любых контактов с ФБР. Единственное, чего она ждала от них, сообщения об аресте Влюбленного Парня.
Диана села на ноги в позу Лотоса и завела одну руку за спину, и стала совершать медленные наклоны туловища. – «Веришь или нет, я могу сохранить тайну. Кроме того, мое самолюбие будет задето, если я буду последней, кто узнает эту тайну и я пропущу всё веселье.»
Блэр фыркнула в отвращении. – «Поверь мне, если ты думаешь, что это – удовольствие, ты можете занять мое место в любой день.»
Блэр посмотрела на собравшуюся толпу и легко выделила Кэмерон, разговаривающую с официально выглядевшими людьми. Не было ничего броского или эффектного в ней, но она выделялась из всех. Воздух вокруг нее казался заряженным. Это было удивительным и пугающим.
Диана изучила лицо Блэр, проследив за её пристальным взглядом. – «Она завораживает тебя, не так ли?»– мягко сказала Диана.
«Да,»– сказала Блэр не задумываясь, отведя взгляд пожимая плечами. – «Она вернулась, потому что мой отец попросил её. Я стала получать немного больше писем, от поклонников, чем обычно, а ты знаешь, как серьезно, служба безопасности следит за такими вещами. Это – всё пустяки, серьёзно.»
Диана кивнула, зная, что это не все, но готовая ждать, в конечном счете она все равно выяснит у Блэр всё остальное. Она поднялась, стоя около Блэр приветливо махнув рукой, приближающейся знакомой фигуре. – «Марси спрашивала о тебе.»
Блэр посмотрела на нее, подняв брови в сомнении. – «Это так?»
«Да», – сказала Диана, беря им по бутылке воды с соседнего стола. – «Она хочет знать, свободна ли ты.»
«Тогда она должна спросить меня сама,»– сказал Блэр нетерпеливо. – «Ради Бога, мы – взрослые.»
«Я думаю, что она пытается избежать твоего прямого отказа. Твое поведение было немного странным, в прошлые выходные на моей вечеринке,»– сухо произнесла Диана.
Видя дружественную улыбку Марси, Блэр была немного смущена, чтобы понять, что она не придала никакого значения произошедшим событиям на вечеринке у Дианы. Она была в смятении из-за внезапного появления Кэмерон и последующим за этим эмоциональным хаосом, подавляющим любые мысли. Блэр не задумывалась, о том, что у Марси Коулман могут быть свои планы на неё, но вспоминая произошедшее на вечеринке предположила, что это не так.
***
Все началось после того, как Кэмерон покинула вечеринку.
Блэр наблюдала, как Кэмерон прошла сквозь толпу, что-то кратко бормоча Эллен Грант, затем вышла через дверь.
Она даже не оглянулась на Блэр все еще стоящую в тени на балконе.
После того, как последняя надежда, что Кэмерон может внезапно вернуться ушла, Блэр вернулась в гостиную Дианы, где в полутемной комнате уже танцевали пары. Самые дерзкие, уединились в укромных уголках для более тесных взаимоотношений.
Доктор Марси Коулман, стройная блондинка чуть за тридцать, приблизилась, с улыбкой на лице и вопросом в глазах. – «Я думала, что Вы уехали.»
«Нет», – сказала Блэр, представляя Кэмерон, одну в темноте и только ночной ветер, взъерошивал ее темные волосы. Когда то она сломала одиночество Кэмерон, теперь она была ранена им. Изменение были не приятны и она выбросила эти мысли из своей головы.
«Потанцуем?»– спросила Марси дотрагиваясь до руки Блэр.
”Конечно,«– рассеянно ответила Блэр. По крайней мере, это отвлекло бы ее от ощущения дрожи по всему телу из-за краткого прикосновения пальцев Кэмерон. Так она думала.
Она шагнула в руки Марси, прижавшись щекой к её плечу и закрыла глаза. Музыка была медленной и сладострастной – прекрасная музыка, чтобы потеряться в ней. Она хотела быть потерянной на какое то время. Не думать, не бороться, не плакать. Ничего не хотеть и не быть разочарованной.
Тело Марси было изящным и чувственным, в её движениях ощущался большой опыт. Всё это было так похоже на прежние времена другие женщины, другие лица. Краткое развлечение, мгновенное бегство. Акт услаждения удовлетворял сам по себе, но Блэр была всегда осторожна, держа всё под контролем. Безопасно, просто, эмоционально необременительно. Никаких обещаний – простая, приятная, взаимно удовлетворяющая биологическая процедура.
Марси прижала ее немного ближе, вращая своими бедрами медленно, настойчиво, напротив её бедер – легкие невесомые касания, которые Блэр вначале почти не замечала. А затем произошло что-то неожиданное. Не понимая, бессознательно желающего этого Блэр начала возбуждаться. Год назад, даже шесть месяцев назад, она даже не заметила бы это. И даже если бы почувствовала, то была бы в состоянии проигнорировать. Возбуждение обосновалось бы на заднем плане её ума, как приятная запоздалая мысль, заброшенная и оставшаяся без ответа. Теперь ее нервные окончания были обнажены и особо чувствительны.
Она боялась, зная почему это так. Кэмерон что-то в ней изменила. Что-то, что она была в состоянии обуздывать много лет, вырвалось. Барьер, который она так тщательно возвела между своими эмоциями и телом, начал распадаться с первым прикосновением рук Кэмерон.
Она почувствовала, как ее дыхание стало учащенным и услышала быстро бьющееся сердце Марси, напротив своего. Когда Марси, обхватила ее грудь, как она уже однажды сделала, Блэр почувствовала, что ее соски напряглись под рукой Марси. Блэр прикусила губу, сдерживая стон и попыталась сосредоточиться на чем-то другим, кроме тепла возбуждения, растущего между ее ног.
Марси опустила свою голову, коснувшись губами края уха Блэр. – «Вы великий танцор,»– прошептала она хриплым голосом. Говоря она слегка потерла ладонью по соскам Блэр.
Блэр задохнулась, пульсация возбуждения прошла через нее, пробегая по позвоночнику и скручиваясь в животе. Это было столь необычно, что захватило ее полностью врасплох и прежде, чем она осознала, Блэр раздвинула свои ноги и прижалась крепко к бедру Марси. Давление напротив ее раздувшегося клитора было остро и через мгновение, она не думала ни о чем вообще.
«Я очень сильно хочу остаться с тобой наедине, прямо сейчас,»– продолжила Марси, ловко направляя их к коридору, который вёл в комнату для гостей в квартире Дианы. – – «Я хочу касаться тебя, и это сводит меня с ума.»
У Блэр мелькнули воспоминания, о прошлом, когда она была в этой комнате и немедленно, лицо Кэмерон, настойчиво и неумолимо, заполнило ее голову. Через мгновение, уже рука Кэмерон лежала на ее груди и нога Кэмерон между ее бедрами, спазм нарастающего возбуждения прошёл через неё. Она споткнулась, дрожа.
Руки Марси сомкнулись вокруг нее. – «Обычно я не делаю этого в чужих домах,»– быстро сказала она, – «но, если сейчас я не сделаю этого, то взорвусь.»
Сейчас они находились в прихожей одни, Марси прижала её к стене запустив обе руки под свитер Блэр, гладя её груди и лаская соски своими пальцами.
Блэр прижала руки к стене, откинув голову назад, закрыв глаза изо всех сил пытаясь устоять на ногах, находясь на грани оргазма. Она не думала о женщине, которая касалась ее сейчас, только о женщине, которая сделала гораздо больше, чем просто прикоснулась к её телу.
«Блэр,»– прошептала Марси.
НЕ КЭМЕРОН.
«Марси,»– простонала Блэр, заставив себя открыть глаза, отступая усилием воли от края оргазма. – «Мы должны остановиться».
Марси прижала её к стене, слегка покусывая шею Блэр, просовывая руку под пояс штанов Блэр.
«О Боже, я не хочу.»
Она продвинула свою руку между бедрами Блэр, ритмично поглаживая. – «Боже, я знаю, ты так близка. Я чувствую это.»
Блэр отстранилась насколько смогла, изо всех сил пытаясь сдержать растущее напряжение между ногами, зная ещё несколько секунд и она сдастся. Смутно она задалась вопросом, почему это так важно, но не захотела знать ответ.
«Остановись немедленно, пожалуйста.»
Марси подняла руки к талии Блэр, держа ее, но не двигаясь дальше. Она дрожала напротив Блэр, задыхаясь. – ”Извини. Я не знаю, что произошло.»
Блэр засмеялась, покачиваясь. – «Я тоже, но ты не должна извиняться.»
Марси отступила назад, её глаза все еще горели с желанием и улыбнулась немного робко. – «Я не думаю, что кто-то когда-либо заводил меня так.»
Блэр засмеялась, чуть сильней. – «Ты имеешь в виду, дразнил так нещадно? Возможно это я должна, принести свои извинения.»
Марси изо всех сил замотала головой, проведя одним пальцем по челюсти Блэр. – «О нет, даже не думай об этом. Я имею в виду, что никто и никогда не заводил меня, так страстно и быстро. Ни с кем и никогда я не теряла голову, как с тобой.»
Блэр отступила в бок на некоторое расстояние между ними. «Я не хотела этого делать. Это и меня захватило врасплох.»
Марси откинула длинные светлые волосы назад за плечи, дрожащей рукой. – «Я думаю, мы должны возвратиться. Здесь я кажется, представляю опасность.»
Блэр взяла ее за руку в дружеском, но не интимном жесте и рассмеялась. – «Очень хорошая идея, доктор Коулман.»
«Я бы хотела, чтобы это произошло снова,»– сказала Марси перед тем, как они вернулись к остальным гостям. – «Где-нибудь, когда нибудь, там где мы не сможем остановиться.»
Блэр не ответила и не оглянулась назад.

+1

7

***
Блэр наблюдала, как Марси приближается, пожав плечами. – «Я не думаю, что дала ей намек или повод. Ничего не было.»
«Это не то, о чем она говорит,»– бесцеремонно сказала Диана. – «Послушать её, ты – женщина её мечты. Она, кажется, может самовоспламениться только от того, что будет находится в той же комнате, где и ты.»
«Я не могу помочь этому,»– сказала Блэр в раздражении. – «Я не могу контролировать чужие фантазии.»
Диана кивнула, сопровождая Блэр через толпу, к линии старта.
«Я абсолютно согласна, Блэр,»– Диана ответила и ее тон был нетипично серьезен. – «Мне нравится она, правда. Мне нравишься ты, также.»
Блэр посмотрела на нее прямо с вопросом в глазах. – «Это важно для тебя?»
«Я думаю, что делаю,»– сказала Диана. – «Бог знает, я – последняя, которая даст совет. Просто будь осторожна с ней. Особенно если ты знаешь, что у неё нет никаких шансов.»
Блэр оглянулась назад и прямо за Марси, увидела Кэмерон. Контраст был поразителен – одна блондинка, другая брюнетка, солнечный свет и тьма. Ее сердце пронзительно забилось и она сказала, – «У неё нет шансов, в этом я абсолютно уверенна.»

Глава 16
Старк посмотрела на Сэвард и поморщилась. Она надеялась, что ее стройная напарница непринужденно бегущая около нее, не заметила, как она изо всех сил пытается отдышаться. Бег – я ненавижу бегать. Дурацкий вид спорта. Ужасный для ваших ног, убийца коленей. Дайте мне, велосипед или еще лучше – роликовые коньки.
Сэвард бросила на ее косой взгляд и усмехнулась, удивительно очаровательной улыбкой, сказала – «Разве это не великолепно?»
«Да, потрясающе! Люблю бегать,»– ответила Старк, надеясь, что в ее голосе было достаточно энтузиазма. Нет, она не могла позволить, чтобы агент ФБР думала, что она не может поспеть за ней. Она бежала первой, чтобы доказать это и взяла слишком быстрый темп.
«Задание могло быть и хуже», – прокомментировала Сэвард.
Она была довольна своим назначением в Секретную службу больше, чем предполагала. Она скучала по спешке, которая пронизывала всё, чем занималось ФБР даже если это была обычная телефонная прослушка, но также не могла бы отрицать, что Робертс и ее команда руководили трудной, хорошо спланированной операцией. И она также признала, что Паула Старк была очень интересным сочетанием абсолютной преданности и потрясающей наивности. Она не могла не удивляться, что ее удивительно простодушная напарница, действительно не имела понятия о том, какой привлекательной она была и тем, что другие люди могут так думать. Сэвард напомнила себе, не смотреть на зад Старк и держать глаза на их основной цели, которая, если подумать сама обладала очень приятным задом.
В тот момент, Старк делала то же самое, но без всякого удовлетворения. Командующий и Цапля были в нескольких футах перед ней и они выглядели бодрыми и даже не вспотевшими. В промежутках между игнорирование боли в ее голенях и попытками выглядеть бодрой, в этом безумии, она выполняла свою основную работу – контроль и наблюдение за толпой. Это было почти невыполнимой задачей, но гораздо более ясной и достижимой, чем изображать радость и энтузиазм от бега, на следующие, Бог знает сколько миль.
Секретной службе были предоставили фотографии людей, которые, как ожидалось, будут в непосредственной близости от Блэр во время пробега – прежде всего организаторы пробега, представители различных благотворительных организаций по борьбе с раком и политики, государственного и местного уровня. Когда она, иногда не могла опознать кого-то, она сообщала словесное описание Maку в коммуникационный фургон, который следовал позади массы бегунов, и чаще чем нет, он проводил идентификацию. Если бы был какой-либо вопрос или неуверенность, она передавала ему изображение с ее карманного компьютера. Он и несколько других агентов из местного отделения прикрепленных к нему, были на территории с рассвета, спокойно фотографируя людей, прибывших в парк. Тогда они делали запросы, по всем подозрительным и неустановленным лицам, через компьютерные сети в Депортаменте транспортных средств, Вооруженных сил и полиции штата. Она не знала наверняка, но предполагала, что ФБР делало то же самое, из их собственного фургона. Было бы более эффективно, объединить усилия в поиске, но ФБР не предложило доступа к своим базам данных. Так, для успешного межведомственного сотрудничества.
Не все было, как обычно. Факт, что Цапля теперь находилась в зоне особого риска, диктовал особые меры предосторожности. Старк поправила пистолет в поясной сумке, которую она носила и произнесла маленькую благодарственную молитву, когда они пересекли Бруклинский мост в Манхэттене. Она смотрела вперед и была благодарна, как никогда в своей жизни, за возможность увидеть Бауэри.
Кэмерон держалась справа и на полшага позади Блэр, удобная позиция с которой она видела, любого, приближающего справа, слева и сзади. То, что она наблюдала сейчас, была стройная Марси Коулман, что-то говорящая Блэр, с рукой небрежно лежащей на талии Блэр. Это возможно и был дружественный жест, но Кэмерон не думала так, уж совсем не по дружески смотрела белокурая доктор на Блэр последние несколько миль.
Кэмерон видела Блэр с другими женщинами раньше. Черт, она даже видела, как Блэр занималась сексом с другими женщинами. Но тогда все было иначе. Особенно она не любила наблюдать случайный секс Блэр с незнакомками, единственная причина по которой она делала это, была забота о ней. Она всегда думала, что Блэр заслуживает гораздо больше чем случайные связи. Тогда это было не её дело, она выбрасывала все это, из своей головы и продолжала делать свою работу.
Проблема состояла в том, что до сих пор она ощущала кожу Блэр на кончиках своих пальцах. Она сдалась ей и взяла ее и она знала чудо обладания ею, когда Блэр была полностью раскрыта, без обычной брони. Теперь было невыносимо видеть, что другая женщина касается ее.
Она отвела взгляд, рассматривая соседние лица, вынуждая себя еще раз, пересмотреть оставшуюся часть маршрута. Она возвратилась к удобному ритму, мысленно и физически, найдя успокоение в своей работе. Они приближались к Пятой авеню и в скором будущем, окажутся в южном конце Центрального парка. Там было довольно сложное место в плане безопасности и Блэр будет находиться в зоне повышенного риска. Парк всегда много людей – любители бега, скейтбордисты, женщины с колясками, туристы со всего мира, студенты и любители скалолазания. Забег заканчивался на Sheep Meadow (Луг Овец) огромном открытом поле, где была оборудована сцена, для финальной части пробега. Блэр, мэр, члены общества по борьбе с раком и несколько знаменитостей выступали с завершающей речью там.
Это была невероятно сложная задача изолировать и обеспечить безопасность в этой области. Блэр должна находиться на подиуме все время, как основной докладчик. Ожидаемая толпа слушателей исчислялась тысячами. Полиция штата Нью-Йорк предоставила дополнительные силы Департаменту полиции Нью-Йорка для сдерживания толпы. Это позволило службе безопасности мэра сконцентрироваться на площади возле трибуны спикера. Кэмерон встретилась с руководителем службы безопасности мэра и осталась довольна. Это был большой плюс и она намеревалась использовать все возможные силы, для обеспечения безопасности Блэр.
Размышления над планами было прервано, когда Блэр вернулась, чтобы бежать рядом.
«Вы наслаждаетесь, Командующий?» – спросила Блэр. Она была удивлена обнаружив, что жива. Блэр любила физические упражнения, но участие в пробеге серьезно повлияло на ее эмоциональную составляющую. Пробег напомнил ей, даже после стольких лет, ужасный год смерти матери, тогда ей было всего девять лет и все в её жизни, изменилось в одночасье. Она сосредоточилась на лице Кэмерон, и её память соскользнула в даль.
«Разве сидя перед мониторами, вы могли бы сказать это?»
«Да, прекрасный день,»– Кэмерон согласилась улыбаясь, смотря на нее, лицо Блэр блестело от пота, футболка была влажной между лопатками, было заметно, что она находилась в хорошей форме и выглядела бесподобно красивой. – «Не могу пожаловаться на шанс, провести день на свежем воздухе.»
«Ух, да», – признала Блэр со слабой улыбкой, думая, что Кэмерон Робертс была самой естественно-грациозной, привлекательной женщиной, которую она, когда-либо видела. Но сейчас, в глубине ее серых глаз, лежали тени. – «Тогда почему мне кажется, что вы предпочли бы находиться в другом месте?»
«Я бы предпочла, чтобы вы находились в другом месте,»– ответила Кэмерон незамедлительно.
Блэр покачала головой и слегка нахмурилась, но в её глазах мелькнули икорки смеха, – «Вы ничего, Командир Робертс, если бы не были столь упрямы.»
Глаза у Кэмерон стали еще более серьезными, когда она ответила, – «Я предполагаю, вы хотите слышать от меня только правду, мисс Пауэлл. Особенно, когда это касается вас.»
Блэр вздернула подбородок, ее голос стал холодным, – «Да, Командир. Я просто хочу, чтобы вы сказали мне, прежде чем решитесь на что-то важное. Особенно, когда это касается меня.»
Кэмерон посмотрела вперед, проверяя обстановку. Ничего необычного. Потом, на мгновение, она посмотрела вдаль, не на Блэр, – «Я знаю. Извините.»
«Да», – сказала Блэр сухо, не чувствуя никакого утешения, от такого признания. – «Вы говорили это раньше.»
«Я должна кое что обсудить с Вами, как только мы достигнем сцены,»– спокойно сказала Кэмерон. Она должна сфокусировать своё внимание на том, что важно в настоящий момент. Позже, так или иначе они поговорили бы.
«Я попытаюсь сэкономить минуту или две,»– ответила Блэр.
Она набрала скорость и присоединилась к Диане и Марси Коулман.
***
Вокруг пространства, перед трибунами, царил управляемый хаос, как Кэмерон и ожидала. Технический персонал ползал по поверхности сцены, проверяя кабели и регулируя микрофоны. Мэр общался с репортерами, находящимися здесь в огромном количестве, больше чем хотелось бы Кэмерон, толпившихся рядом и всеми правдами и неправдами стремящимся получить интервью. Все репортеры опознавались по стандартные бейджикам, выданными службой безопасности, но при желании, бейджик легко мог быть подделан.
«Давайте поднимемся на сцену с задней стороны,»– предложила Кэмерон, когда она с Блэр приблизились, – «Впереди слишком много людей.»
«Я, по крайней мере, должна начать отсюда, прямо здесь и сейчас,»– сказал Блэр с легкостью. В ответ на хмурый взгляд Кэмерон, она добавила мягко, – «Я отождествляюсь с этим событием. Американский народ знает историю моей жизни и историю смерти моей матери. Я здесь, потому что меня отождествляют с этой болезнью и я должен быть здесь, собравшиеся люди ожидают именно этого.»
«Через двадцать минут Вы будете выступать перед миллионами телезрителей,»– сказала Кэмерон и взяла, едва прикоснувшись за руку Блэр, начав двигаться в сторону временной сцены. – «Это нужно сделать.»
«Кэмерон», – спокойно сказала Блэр.
Кэмерон замерла в звуке ее имени звучащим так, как только Блэр могла произнести её имя.
Блэр коснулся руки Кэмерон, мягко продолжая, – «Он не хочет, чтобы я пострадала. Если бы он хотел, то не стал бы посылать мне сообщения, а он посылает.»
Кэмерон еще раз, просмотрела на лица людей, находящихся поблизости, фиксируя каждого в своей памяти. Она видела Старк и Сэвард, находящихся в противоположных углах сцены, Maка беседующего с руководителем службы безопасности мэра. Она была довольна, все шло так, как должно идти.
Затем она посмотрела на Блэр и на этот раз не было никаких сдерживающих барьеров в ее глазах. Ни профессиональной дистанции, ни приказов или правил, или протокола между ними.
«Я не знаю, что он собирается сделать. Я не знаю, как и когда он собирается это сделать. Я знаю, так мало.»– Кэмерон изо всех сил боролась с желанием дотронуться до нее и все же на краткий миг, провела кончиками пальцев по руке Блэр. – «Блэр, я только хочу, чтобы ты была в безопасности».
«Да, я знаю,»– ответила Блэр и в её голосе не было гнева или обиды. Она не могла не принять искреннюю заботу от Кэмерон. Это было не так, как ей хотелось, – это было не то, что она хотела от нее – но это была реальность. – «Ты делай то, что должна и я пойду туда и сделаю, то что должна».
Кэмерон кивнула, зная, что сейчас она не будет чувствовать себя спокойно, но осознавая и принимая, что Блэр не позволит этой угрозе, вмешиваться в свою жизнь и обязанности.
«Пойдем, тогда встретимся с Мэром, мисс Пауэлл. Репортеры будут счастливы увидеть вас вместе.»
Блэр улыбнулась. – «Спасибо, Командир.»

Глава 17
Когда Блэр ступила на сцену, Кэмерон расположилась справа и сзади в нескольких футах от неё. Старк и Сэвард заняли места по краям сцены напротив друг друга перед ней, также в толпе около трибуны присутствовали несколько агентов ФБР из нью-йоркского отделения.
Maк из фургона связи координировал все действия, находясь в постоянном контакте с Джереми Финчем, водителем автомобиля Блэра; Эллен Грант, находящейся во втором резервном транспортном средстве; с руководителем службы безопасности мэра, а так же с капитаном полиции Нью-Йоркского департамента, в чьи обязанности входило контроль над толпой перед подиумом.
Несмотря на масштабность проходящего мероприятия никаких проблем не возникло. Все оборудование исправно функционировало, спикеры придерживались запланированного регламента, сотни людей, находящихся перед помостом, были на удивление спокойны и организованны.
Блэр переоделась в палатке, сменив потную одежду, на сухую футболку и штаны, как Кэмерон и другие Агенты и теперь выглядела неброско элегантно, выйдя к толпе зрителей. Когда она начала произносить речь, звук щелкающих камер, как ветер пробежал через толпу зрителей.
Кэмерон очень внимательно следила за поведением людей, находящихся в пределах прямой видимости от Блэр, одновременно слушая речь. У Блэр был красивый сильный голос, теплый и одновременно успокаивающей. Кэмерон знала историю Блэр, её знали все. Кандидат в президенты Соединенных Штатов, не мог скрыть отчаянную борьбу с раком своей жены, не поставив под удар свою избирательную компанию. Эта личная трагедия стала частью его имиджа и не важно, насколько это было личной болью. В силу занимаемого положения, жизнь отца Блэр проходила у всех на виду и утрата Блэр, смерть матери, также стала достоянием общественности. У Блэр Пауэлл были тайны, строго хранимые ей, но только не эта. Для борьбы с этим злом, она добровольно выставляла на показ свою глубокую боль. Она говорила красноречиво, убеждая увеличить средства отпускаемые на борьбу с профилактикой рака и лечением, призывая женщин соблюдать меры профилактики и призывая каждого затронутого болезнью проявить мужество и не терять надежду.
Кэмерон считала, она была великолепна.
Когда Блэр закончила речь, отвернулась от трибуны, Кэмерон немедленно шагнула к ней, осторожно стараясь не касаться её, так они и шли к задней части сцены, покрытой сверху непромокаемым брезентом.
«Вы в порядке?»– спросила Кэмерон спокойно, услышав слезы в голосе Блэр. Хотя она редко видела потрясенную Блэр, сейчас, она почувствовала всю её ранимость и хрупкость. Есть некоторые вещи, которые всегда причиняют боль и не важно, сколько лет прошло. – «Я могу сделать для Вас что-нибудь? Немного воды? Вы полчаса стояли на солнцепёке.»
Блэр с чувством благодарности посмотрела на нее, выражая свою признательность, за то, что она не стала обращать внимание на её дрожь.
«Вы тоже», – указала она.
«Да», – пробормотала Кэмерон, передавая ей бутылку воды, – «но на мне были темные очки.»
Блэр мягко засмеялась. – «Ну, это объясняет всё. Я в порядке, но хотела бы поскорее выбраться отсюда.»
«Конечно.»– Кэмерон быстро проговорила в микрофон. – «Цапля летит.»
Блэр устало улыбнулась. – «Цапля скорее ползет, но продолжайте, Командующий.»
«Направление?»– в рацию спросила Кэмерон, когда они спустились со сцены и шагали через луг к ожидающим автомобилям, припаркованных вдоль дальнего стороны у травы. Сам луг был достаточно большим, автомобили находились на довольно большом расстоянии, у дороги пересекающей парк с севера на юг. Кэмерон не обрадовалась этому, но это была территория на которой ей приходиться выполнять свою работу. Старк и Сэвард следовали позади них, Maк выслушав распоряжение Кэмерон, дал распоряжение водителям приготовиться к отъезду.
«Я должна указать водителям место, куда вы намерены поехать.»
Она надеялась, что её голос звучал небрежно и исключительно с профессиональной заинтересованностью. Кэмерон знала, что Блэр, что-то конфиденциально обсуждала с Дианой и Марси Коулман перед своим выходом на трибуну. Она предположила, что они обсуждали дальнейшие планы на этот день и старалась не думать об этом.
«Домой», – ответила Блэр. Диана пригласила её и Марси к себе на обед, но она решила отказаться.
Это был долгий день долгой недели. У нее не было сил для беседы и желания потакать очевидным интересам Марси. Ей, возможно, опять придется столкнуться с этим, но не сейчас, когда ее эмоциональная броня дала трещину. Ей требуется время, чтобы придти в себя и успокоиться.
«Это была искренняя речь,»– сказала Кэмерон, когда они шли. – «Они правильно поступили, позвав вас.»
Блэр улыбнулась, довольная несмотря на усталость. – «Спасибо.»
Кэмерон кивнула, желая поскорее доставить Блэр к ожидающему их автомобилю. Они находились в тридцати футах от машин с идущих чуть сзади и по сторонам от них Старк и Сэвард, когда услышали чей-то крик, – «Блэр!»
Блэр оглянулась назад, затем остановилась, увидев Марси Коулман спешащую к ней. Это может быть неудобно, подумала она, остро ощущая присутствие Кэмерон рядом с собой. Ей не хотелось беседовать с Марси перед Кэмерон. Она привыкла к игнорированию её охранниками, они казались глухими и слепыми в подобных обстоятельствах и она не сомневалась, что Кэмерон будет вести себя так же, но при этом твердо знала, что она услышит каждое слово. Она не знала точно, что хочет сказать Марси или что она ответит ей, но была уверена, что не хочет вести разговор о свидании с ней, пусть даже сформулированный, в изящно-завуалированной форме, перед лицом Кэмерон Робертс.
«Прошу прощения», – сказала Марси немного нервничая, смотря на агентов Агентов Секретной службы окруживших Блэр. Впервые ей стало совершенно ясно, кого она пыталась соблазнить. Боже. – «Диана сказала мне, сегодня вы не появитесь у неё и я подумала, что должна передать вам это.»
Она протянула белый конверт неуверенно улыбаясь, когда Блэр посмотрела на неё, со слегка запутанным выражением на лице.
Кэмерон слушала их разговор в пол уха, стоя у машин, стоящих с работающими двигателями позади них, думая, что симпатичный доктор пытается предпринять очень серьезную попытку, привлечь внимание Блэр. Она попыталась убедить себя, что ее раздражение вызвано из-за подозрительного шума, исходящего из под капота одного из автомобилей. Ей срочно следовало поговорить с Maком о графике техобслуживания машин. Она не могла позволить пользоваться неисправным автомобилем.
Блэр взяла конверт и собралась положить его в барсетку, когда Марси добавила, – «Он сказал, вы должны вскрыть его сразу. Вы должны знать от кого это.»
Блэр колебалась смотря то на Марси, то на конверт. – «Он?»
«Стоять», – резко раздался приказ Кэмерон, когда она поняла причину странного шума в двигателе автомобиля. Она схватила и резко повалила Блэр на землю, крича, – «Все вниз!»– тут же раздался взрыв и яркая вспышка.
Блэр на мгновение была ошеломлена взрывом и ошарашена внезапного толчком, сбившем её на землю.
Она слышала голос Кэмерон, жесткий и командный, когда Старк и Сэвард резко подхватили её под руки и потащили в сторону.
Выведите ее… Выведите ее… Быстро!… Быстро!… Быстро!
Блэр был слишком растеряна и потрясена взрывом и видом обломков горящего автомобиля для оказания сопротивления, пока она не видела, как Кэмерон бежит не в направлении, куда другие агенты тащили её, а прямо в противоположном к горящей машине.
«Нет!»– кричала Блэр изо всех сил пытаясь вырваться из удерживающих её рук, когда внезапно, резервный автомобиль сопровождения резко остановился, накренившись около них, его двери распахнулись. Старк швырнула её на заднее сидение автомобиля, Блэр успела мимолетно разглядеть Кэмерон, идущую прямо в пламя и хватающую в пылающей обломках то, что осталось от двери.
Больше она ничего не смогла разглядеть и все, что она слышала, были вопли сирен и её собственные крики.

Глава 18
Следующие, что ясно осознала Блэр, была дикая гонка на автомобиле по узкой, кривой дороге, проходящей сквозь парк. Она едва могла дышать, потому что Старк практически легла на нее, пытаясь защитить от возможных пуль, направленных в окна автомобиля, если будет повторное нападение. Блэр откинулась на сиденье, отталкивая Старк подальше. Она села и посмотрела на двух женщин находящихся рядом с ней.
«Что происходит?»– быстро спросила Блэр.
Никто не ответил ей. Старк и Сэвард сидели с мрачными лицами, держа в руках рации, по которым прослушивали сообщения и затем отвечали своим коллегам. Старк быстро переключила частоты на ее рации, проговаривая скоропалительные вопросы и односложные ответы. Блэр предположила, что это специальный код указывающий их маршрут эвакуации и место назначения, потому, что она не услышала, ни малейшего смысла в сказанном.
«Где Кэмерон?»– потребовала ответа Блэр. – «Агент Старк, вы сейчас говорите с нею? У неё все хорошо?»
Что-то о ее тоне насторожило Сэвард. Она слышала её краем уха и уловив отголосок страха и боли в голосе Блэр, неверно истолковала это. – «Мисс Пауэлл, Вы ранены?»
Блэр уставился на нее, пытаясь обуздать свою панику и растущий гнев. Это был слишком знакомый кошмар – дежа-вю, ужасающе реально, ей захотелось схватить Сэвард и хорошенько потрясти ее. Все были озабочены её безопасностью, как будто ее жизнь была более важной, чем все остальные. Это было безумием.
Она боролась, пытаясь успокоиться и взять себя под контроль среди хаоса окружившего её, увозимую в неизвестном направлении. Нависшая угроза окутала ее словно тяжелый, невидимый плащ.
Еще хуже, чем приводящая в бешенство, беспомощность, потеря контроля над ее собственной безопасностью, была тяжесть понимания, что Кэмерон могла быть серьезно ранена, а она не с ней. Снова.
Блэр глубоко вздохнула, зная, что эти агенты всего лишь выполняют свою работу и повторила, – «есть ли сообщение от Кэмерон? Она в порядке?»
«У меня нет информации относительно произошедшего,»– произнесла Старк, ее голос был напряжен от стресса, но все ещё вежливый. Поколебавшись, против правил, она добавила, – «Машины скорой помощи находятся на месте. У меня нет информации о численности и составе жертв.»
Живот Блэр скрутило, она боролась, стремясь подавить нарастающий страх и пристально смотря на Старк спросила, – «Вы можете сказать мне, пострадала ли она? Вы можете просто сказать мне это?»
Старк покачала головой, дрогнувшим голосом произнесла, – «мисс Пауэлл, я не могу. Я не знаю.»
Боль поразила Блэр, она задохнулась от внезапного скачка, ослепляющей боли в голове.
Впервые с тех пор, как они ввалились в автомобиль, Сэвард внимательно осмотрела Старк, сидящую рядом с ней и ее бешено стучащее сердце пропустило удар – учитывая скорость биения, это было почти подвигом. Тем не менее, она спокойно заявила, – «Вы, кажется, ранены, Агент.»
Через туман собственного беспокойства, Блэр сфокусировалась на Старк и увидела, как она пыталась остановить, носовым платком, непрекращающийся поток крови, бегущий по ее лицу. Трехдюймовая глубокая рана, пересекала её лоб.
«Она права,»– сказала Блэр. – «Вам необходим врач. Скажите водителю, нам необходимо срочно в больницу.»
«Все в порядке,»– сказала Старк, хотя по правде говоря, она испытывала небольшие затруднения, протирая залитые кровью глаза. Но на пути эвакуации, они не имели права отклоняться от маршрута, по любой причине, кроме серьезной травмы Цапли. Кроме того, она была старшим агентом и у нее хватало намного более важных дел, чем заботиться о себе. Она задалась вопросом, где сейчас находится Командующий, но быстро выдворила беспокойство о ней, из своей головы. Старк подтвердила их местоположение Грант и передала его Maку, добавив, – «Мы в пути, по графику, к альфе контрольно-пропускного пункта. Пожалуйста, известите.»
«Продолжайте движение, процедура «Затмение» вступает в действии до следующего приказа,»– подтвердил Maк. – «Конец связи.»
Старк знала, до тех пор, пока существовала вероятность повторного нападения, это был стандартный режим работы, предполагающий, что их радио-сообщения прослушиваются. Это также означало, что она, Эллен Грант и Рене Сэвард, неизвестный фактор в этой ситуации, несут полную ответственность за безопасность Цапли, пока Командующий или Maк, если Командующий будет вне зоны доступа, не свяжутся с ними на определенной частоте и пошлют закодированное, предопределенное сообщение об отбое тревоги.
«Ваша одежда порвана,»– сказала Сэвард Блэр, указывая на длинную прореху, в тонком материале штанины. – «Вы не ранены?»
Блэр кивнула головой утвердительно. Ее бедро горело, поцарапанное при падении на дорогу, усыпанную гравием, когда Кэмерон опрокинула ее вниз. Как бы там ни было, её не беспокоили ни боль, ни ушибы. Все, о чем она могла думать, была Кэмерон, бегущая к горящему автомобилю.
Через час езды, они остановились. Блэр сумела разглядеть дом средних размеров, искусно скрытый от соседних зданий забором и живой изгородью. Она предположила, что они находились в богатом спальном районе к северу от города, где дома стояли в окружении маленьких участков земли, но зато в полной тишине и уединении, за всё это просили немалые деньги.
Блэр оказалась в гостиной изящного дома, выглядевшего не жилым, по видимому пустовавшего в течение многих месяцев или лет, ожидая кого-то подобно ей, нуждавшихся в убежище. Она понятия не имела, сколько таких мест, разбросано по всей стране и вероятно в других странах также. Она знала, что её отец мог совершать поездки в любое место и время, так же как и она, это распространялась на всех членов семьи Президента и Вице-президента и при непредвиденных обстоятельствах Секретная служба обеспечивала их подобными убежищами. Данное правило действовало не только при возникновении угрозы их личной безопасности, но и в случае введения Чрезвычайного положения. Блэр всегда думала, что подобные параноидальных предосторожности, являются отголосками Холодной войны, когда все боялись ядерной войны. Осмотрев уютное помещение, Блэр неохотно признала себе, что в этом случае паранойя была не худшей идеей.
«Спальня внизу слева, там же прихожая, со смежной ванной,»– сказала Паула Старк, посмотрев на план здания в карманном персональном компьютере. – «Там должна быть одежда для вас.»
Блэр собиралась возразить, не желая уходить, все, что она хотела – это получить информацию о Кэмерон, но затем передумала. Ее было жутко холодно, её била нервная дрожь и она была уверена, что одежда не сможет согреть её.
«Спасибо, Агент Старк. Вы должны уделить своей ране внимание. У вас снова идет кровь,»– спокойно ответила Блэр.
«Да мэм, я сделаю это при первой возможности,»– серьёзно ответила Старк и Блэр заметила, проскользнувшую слабую улыбку на лице Сэвард. Ей показалось, что в этой улыбке она разглядела нежность.
«Хорошо», – ответила Блэр, осмотрев свои порванные, грязные вещи и отправилась на поиски сменной одежды.
Переодевшись в серые спортивные штаны и темно-синюю футболку с длинными рукавами, она вернулась и увидела Эллен Грант на кухне, готовящей кофе. Это показалось так нелепо и банально, что Блэр испугалась, что сейчас она рассмеётся от абсурдности происходящего. Хуже, она боялась, что начав смеяться, потом она начала бы кричать и совсем не была уверена, что сможет остановится.
Эллен Грант поставила чашки на стол.
«Я могу вам чем нибудь помочь?»– спросила Блэр взяв себя в руки, чтобы не рассмеяться.
Запах свежезаваренного кофе удивительно успокаивал и она почувствовала, что хочет глоток кофе. К тому же, она сомневалась, что сможет заснуть в ближайшем будущем.
Грант бросила на нее удивленный взгляд, слабо улыбнувшись. – «Не думаю. В холодильнике есть пицца и что-то подобное. Я боюсь, другая еда будет позже. Кофе будет готов через минуту.»
Это казалось нереальным думала Блэр. Находиться в странном доме, говорить с женщиной, которую она видела каждый день, на протяжении последнего года и осознать, что она никогда не говорила с ней раньше и совсем не знает её. Агенты Секретной службы очень хорошо выполняли свою работу, оставаясь при этом в тени и Блэр никогда раньше не задумывалась о личной жизни Агентов. Она изучила обручальное кольцо на руке Эллен Грант.
«Ваш муж возражает против вашей работы?»– спросила она. При других обстоятельствах, Блэр никогда не решилась бы на это. Так или иначе, все эти необычные обстоятельства создали возможность для дружеские отношений, которые в иных условиях были не возможны.
Отвечая на вопрос Блэр, как будто он был самым естественным, Грант произнесла, – «Если он, так думает, то никогда не скажет об этом. Он – полицейский.»
Блэр кивнула. – «А вас беспокоит его работа?»
Грант сдержанно улыбнулась, ее взгляд был направлен куда-то далеко. – «Да, иногда.»
«Что он, про это говорит?»
«Я никогда не упоминаю об этом. Это – то, что он делает.»
Блэр вздохнула и взяла чашку с кофе. – «Кто-то должен доставить Старк в больницу.»
«Одна из нас позаботится об этом и при первой возможности это будет сделано. Тем временем я позабочусь о ней. Мы прошли обучение в EMS (Учебный центр неотложной медицины).»
«Я знаю,»– сказала Блэр сухо, – «команда абсолютно самодостаточна.»
«До некоторой степени, да,»– Грант признала, игнорируя сарказм в голосе Блэр. – «Вы будете в безопасности здесь, с нами.»
«Я не сомневаюсь в этом,»– произнесла Блэр. Даже в малейшей степени, она не была озабочена собственной безопасностью. Не её безопасность вызывала беспокойство и тревогу.
«При первой возможности, я хочу поговорить с отцом. Он волнуется.»
При упоминании об ее отце, Грант чуть не встала по стойке смирно. – «Конечно. Я передам информацию Старк. В настоящее время она главная, пока Командующий не вернётся.»
Блэр смотрела на нее и волна страха пронеслась через ее грудь. – «Вы знаете, где Кэмерон? У вас есть информация, что с ней?»
Грант выглядела смущенной. – «Агент Старк, временный командир, мисс Пауэлл и я уверена, что в скором времени она проинформирует Вас.»
Блэр поняла, что больше ничего не узнает, Грант окружила себя стеной молчания. Она слышала голоса Старк и Сэвард, что то бормотавшие в соседней комнате и естественно предположила, что у них должна быть информация, о ситуации в которой они оказались. Прошло два часа с тех пор, как они покинули Центральный парк: два часа, которые показались вечностью; два часа, которые были, подобно кошмарному сну, а она никак не могла проснуться. Она не могла планировать свои действия, находясь в неведении.

+1

8

Глава 19
«Как ваше самочувствие, вы ощущаете головную боль?»– тихо спросила Сэвард.
Старк прислонилась к обеденному столу в комнате держа рацию в одной руке, телефонную трубку в другой. Она посмотрела через комнату, на Сэвард которая сидела за маленьким столом, держа персональный компьютер в левой руке.
«Головная боль?»– Старк проворчала, пытаясь вести три беседы одновременно.
«Только вы одна притворяетесь,как будто не пострадали,»– отметила Сэвард рассеянно, опустив голову, вводя данные в свой карманный компьютер.
«Чувствую, как сейчас мои глаза выскочат от боли,»– грустно ответила Старк.
«Я так и думала,»– бесцеремонно сказала Сэвард, внося запись в свой ежедневный отчет. – «Вам необходимо пройти томографию.»
«Да, конечно. Возможно в следующем месяце.»
Старк слушала Maка, передающего результаты расследования в Центральном парке, одновременно совершая манипуляции с оборудованием и пытаясь кратко записать примечания. Она получила сигнал отбоя, минуту назад. По крайней мере, место где они находились безопасно и они могли остаться здесь, на некоторое время. Старк была рада этому факту, она боялась, что ее могло бы вырвать, если придется ехать в автомобиле снова. Завершив разговор с Маком и положив рацию, она скрестила руки на груди, пытаясь предотвратить волну тошноты. – «Где Дойл?»
Сэвард посмотрела на неё в удивлении, сразу отметив нездоровый цвет лица Старк. – «Не знаю. Я не получала известий от него. Я предполагаю он хочет, чтобы я остался здесь, таким образом все, что я могу сделать, систематизировать и проанализировать свои отчеты, начиная с сегодняшнего утра. Так же, мы должны рассмотреть предварительный, психологический профиль этого парня, как можно скорее. Я не думаю, что кто-то ожидал такого развития событий.»
«Это мягко сказано, Агент Сэвард,»– Старк ворчала, с мрачным выражение и разгневаным тоном, полным скрытой боли. – «По крайней мере я надеюсь, что никто такого не ожидал. Поскольку, если кто-то знал об этом и не сказал нам, расплатой ему будет, место в аду. Сегодня мы потеряли агента.»
Пронзительный вздох от дверного проема заставил их быстро повернуться. Блэр Пауэлл, стояла там, белая, как полотно и на краткий миг Старк показалось, что она вот вот упадет на пол.
«Вы в порядке, мисс Пауэлл?»– с искренним беспокойством спросила Старк.
«Кто?»– спросила Блэр, держалась рукой за спинку стула в конце столовой и изо всех сил стремясь успокоиться. – «Вы сейчас сказали, что потеряли агента,»– она слышала, свой удивительно спокойный голос, который не мог быть её собственным, ей казалось, что она кричит. – «Кто?»
Старк выглядела смущенной и неуверенной. – «Я сожалею, но эта информация...»
«Джереми Финч,»– быстро произнесла Рене Сэвард. Она проигнорировала быстрый, удивленный и немного раздраженный взгляд Старк, пристально вглядываясь в лицо Блэр. – «Он находился в головном автомобиле.»
«Я сожалею,»– тихо сказала Блэр. Она испытала облегчение услышав звук его имени, но не смогла признать себе, что испытывает чувство вины. На этот раз, не Кэмерон. Это была не Кэмерон.
«Вы ни в чем не виноваты,»– произнесла Старк мягко и спокойно. – «Вы не несете ответственность за то, что творит этот маньяк. Это не имеет никакого отношения к Вам.»
Блэр покачала головой, ценя доброту Старк, но неспособная принять её. – «Это имеет некоторое отношение ко мне. Агент Финч был со мной и его работа состояла в том, чтобы защитить меня.»
«Это, все же не означает, что то, что произошло с ним, Ваша вина,»– упорствовала Старк…
Блэр улыбнулась, печальной улыбкой. – «Это очень тонкая грань и я понимаю, что вы хотите сказать, Агент Старк.»
«Да. Это тонкая грань и в ней заключен весь смысл,»– решительно, но с нотами сочувствия ответила Сэвард.
«Мне жаль, но я не могу принять это,»– очень тихо, почти неслышно, сказала Блэр. Она посмотрела на них и спросила, – «Вы говорили с командиром Робертс?»
«Еще нет, мэм,»– ответила Старк и Блэр поверила ей.
«Я буду находиться в другой комнате. Пожалуйста, когда у вас появится новая информация, сообщите мне.»
Она сильно устала, испытывая эмоциональное истощение и сейчас, ничего не могла делать, даже продолжить эту беседу. Блэр знала, что она не заключенная, но испытываемые ей ощущения, были подобны этому. Она не знала где она, не знала, как долго будет находиться здесь. У нее не было никого, кому она хотела бы позвонить или по правде говоря, никого, кому ей разрешат позвонить. Она предположила, что ее отцу уже сообщили, что она находится в безопасности и сделали это руководитель Службы Безопасности, директора Секретной службы и ФБР и всех других агентств, которые отвечали за её безопасность и они будут делать то, что собственно сейчас и делают. Она была актером в этом спектакле, у которого не было выбора, что играть.
«И пожалуйста, скажите мне когда я смогу поговорить с отцом.»
«Да, мэм,»– уверенно сказала Старк.
Когда Блэр покинула их, Старк посмотрела на Сэвард с раздражением. – «Это не допустимо, обсуждать секретные сведения с ней.»
Сэвард вдумчиво посмотрела на Старк, осторожно подбирая слова. Она знала ее не достаточно хорошо, но других знала еще меньше. – «Я могу поговорить с Вами без протокола?»– чуть помолчав произнесла Сэвард удивляя Старк еще больше.
Старк посмотрела через плечо и увидела, что Грант находится на посту у входа, а Блэр свернувшись на кушетке, безучастно смотрит в пустоту. Они были одни.
«Я ни кому не сообщу, что вы скажете мне. Я не доносчик.»
Рене не обратила внимания на эту насмешку, понимая, что Старк не только ранена, она ещё и потеряла коллегу по работе. – «Я хочу сказать вам, у меня нет, ни малейшего желания оскорбить вас, говоря о вашем Командире.»
Как она и ожидала, плечи Старк напряглись и маленький, темноволосый агент, похоже была готова кинуться в бой, несмотря на то, что фактически,могла упасть в обморок в любую секунду. Это поразило Сэвард, любой из Агентов Секретной службы, охраняющей Цаплю, были полностью преданы их сдержанному, грозному Командующему. Она восхищалась и уважала это чувство. – «Блэр Пауэлл любит ее.»
Рот Старк широко открылся и прошло несколько секунд, прежде чем ей удалось закрыть его.
Она все еще изумленно молчала, когда Сэвард продолжила, – «И я думаю, это взаимно.»
Старк молчала уставясь в пол, пытаясь придти в себя, но все её мысли бегали по кругу. Она думала о пяти днях, что Блэр провела в квартире Дианы Бликер, почти два месяца назад. Она находилась в автомобиле, припаркованном возле дома Дианы Бликер, большую часть той недели. Как и все другие Агенты она знала, что у Блэр Пауэлл не было никаких дел, находиться там одной, все это время.
Агенты не говорили об этом, даже среди своих, но она задалась вопросом выяснить всё, в частном порядке.
***
Она сидела в машине на дежурстве, с холодной чашкой кофе в руке, смотря в темные окна здания, ощущая странное предчувствие и стараясь не задаваться вопросом, что же происходит там наверху. Она изо всех сил пыталась не вспоминать ночь, когда она оказалась в постели с Блэр Пауэлл в результате безрассудной волны чистой, безумной страсти. Она так чертовски боялась той ночью и так дьявольски хотела и настолько черт побери, сошла с ума от нее – и Блэр была милой, если не сказать, нежной. Вспоминая, какой она была, неистово-страстной, вновь желая ощущать руки Блэр на своей горящей коже, Старк покраснела в темноте, надеясь, что Филдинг не заметил этого, дежурство не место и не время для проявления чувств. Она никогда не делала ничего подобного прежде и молила Бога, чтобы она, никогда не сделала это снова. Она не думала и не ожидала от себя такого, но тогда она даже не задумывалась о таких вещах. Она стала усиленно думать о прохождении периодической аттестации по использованию оружия или об её следующим назначении на задание или что она сделает, если посмотрит наверх и увидит, отблеск солнца на стволе винтовки, нацеленной на президентскую дочь.
***
Она потягивала пепси в мягком бумажном стаканчике и вспоминала, свои ощущения от прикосновений Блэр. Даже при том, что ей удалось выбросить из памяти большую часть времени проведенного с Блэр, время от времени, она будет смотреть на президентскую дочь и вспоминать её поцелуи. Ёе кровь начала бежать быстрее и она опять, в который раз, прочувствовала всё свои ощущения, заново.
Старк сознавала, что её ум блуждает по очень запутанному, извилистому пути и игнорируя головную боль и слабые отвлекающие позывы в другом месте, стала рассматривать факты. Она знала, что Командующий была в городе те пять дней, она случайно видела ее в баре с Блэр Пауэлл. Время соответствует. Это уже больше, однако. Ещё были сто мелочей, которые она замечала, но никогда не
'ВИДЕЛА'
. Это были взгляды, с которыми они смотрели друг на друга и как они шли рядом, не касаясь, но просто вместе, как единое целое. По отдельности, этого ничего не было заметно, но когда она рассмотрела все это вкупе, она поняла, что Сэвард, скорее всего права.
«Как вы можете утверждать это, находясь всего неделю рядом с ними?»– Спорным тоном спросила Старк. Её беспокоило, что агент ФБР увидела то, что она не сумела разглядеть, находясь рядом с ними долгое время.
Сэвард улыбнулась. – «Я знаю, как смотрят женщины, когда они влюблены.»
Старк покраснела и мысленно прокляла себя за такую реакцию. Это был не тот ответ, который она ожидала услышать и она возненавидела тот факт, что её сердце начало колотиться быстрее. Они находились в кризисной ситуации и только она, несла ответственность за безопасность Цапли, до тех пор, пока Maк или Командующий не прибудут сюда и вот, здесь и сейчас, она обсуждала очень щекотливые темы с агентом ФБР, которая вполне может докладывать каждое слово своему членоголовому начальнику. И что самое плохое, у нее появились, очень непрофессиональные мысли, о ее коллеге из ФБР.
«Хорошо», – она начала, затем запнулась и остановилась, когда поняла, что Сэвард тихо смеётся. – «Что?»– спросила она воинственно.
«Приношу извинения, если я расстроила Вас,»– сказала Сэвард, игривым голосом.
«Я не расстроена,»– ответила Старк, безусловно пытаясь защитится. Она расправила плечи и достала телефон. – «Я просто занята, вот и все.»
Сэвард просто улыбнулась и вернулась к своему отчету. Она была права насчет Старк, с самого первого дня, когда встретила ее. Старк просто очаровательна.

Глава 20
Время проходило в тишине, Старк, Грант и Сэвард по очереди стояли на страже у двери. Наконец, Паула Старк вошла в комнату и спокойно сказала, – «мисс Пауэлл, пожалуйста, возьмите телефон на столе, рядом с вами.»
На мгновение Блэр колебалась, смотря на телефон со смесью страха и удивления. Такая простая вещь – связь с внешним миром. Волнующая и пугающая. Взяла его и она сказала, – «Да?»
На мгновение, все что она слышала, были странные помехи, затем раздался чуть металлический, долгожданный голос, единственный, который она так хотела услышать.
«Извините. Я раньше не могла освободиться и только сейчас нашла защищенную линию. У меня есть только минута. У вас всё хорошо?»
Внезапно Блэр стало все равно, где она, или сколько времени будет находиться здесь. Этот звонок был единственным, чего она жаждала. – «Все хорошо. Вы не ранены?»
«Нет».
Кэмерон ответила слишком быстро и даже сквозь электронные помехи, Блэр расслышала, неизменный тон в голосе Кэмерон, когда она была официальна и избегала вопросов. Если бы она не была, так рада услышать её, то наверняка обиделась бы, но для этого ещё будет время.
«Кэмерон? Что происходит?»
«Извините. Я не могу говорить сейчас, но приеду, как только могу.»
«Будьте осторожны.»
Затем на линии наступила тишина. Тем не менее, впервые с момента взрыва, Блэр смогла вдохнуть воздух полной грудью, не чувствуя каменной тяжести в душе. Кэмерон была в безопасности – она была в безопасности – и она нашла время, среди творящегося хаоса и столпотворения, позвонить ей.
Она положила трубку и посмотрела через комнату, на Старк, стоящую рядом с парадной дверью, смотрящей в окно. Было около десяти утра, – «Когда Maк и Кэмерон появятся здесь?»
Старк повернулась к окну, убеждаясь, что два новых агента ФБР, прибывших часом ранее, заняли хорошие позиции для наблюдения. Она была рада, дополнительной помощи в наблюдении, потому что она, Сэвард и Грант устали и даже сменяя друг друга, не могли обеспечить наблюдение за прилегающей к дому территорией. Даже с двумя агентами ФБР, они были слишком малочисленны, но всё это изменится, когда прибудет Командующий и остальная часть команды.
Блэр смотрела на неё, ожидая ответа.
Старк молчала, но посмотрев на лицо Блэр, увидела там беспокойство. Она вспоснила о том, что Сэвард сказала о Командующем и Блэр и чуть помедлив ответила, – «Я предполагаю, что они в настоящее время находятся в ATF (Бюро по контролю за алкоголем, табаком и огнестрельным оружием), пытаясь получить сведения о бомбе и террористе. Первичная
прогулка через
, всегда, является крайне важной. Командующий, не доверит это, никому больше.»
У Блэр появилось беспокойное чувство, она знала, что это означает. – «Прогулка – через?»
Старк колебалась. Это было, определенно не приглядной картиной.
«Эпицентр взрыва был в головной машине,»– сказал Сэвард, выходя из кухни, с кофейником полном кофе. – «В зависимости от количества и состава взрывчатого вещества и точки размещения взрывного устройства на автомобиле, радиус взрыва может составлять от десяти футов до ста ярдов. Все, что находится в той области, является потенциальными уликами.»
«Разве нет специалистов, которые способны выполнить эту работу?»– спросила Блэр, её горло внезапно стало сухим,
все
– она предположила, включало также и останки людей.
Старк кивнула. – «Конечно, специалисты от ATF, ФБР и вероятно NYPD (Нью – йоркский департамент полиции) и Полиции штата, находятся на месте взрыва. Вероятно, сейчас там творится, настоящий межведомственный бардак.»
Сэвард фыркнула с насмешкой. – «Это ещё мягко сказано.»
Она была полностью уверена в этом, поэтому, что до сих пор не получила указаний от своего шефа. Дойл несомненно попытался возглавить расследование, утверждая, что это федеральное преступление.
«Таким образом, нет необходимости участия Кэмерон в этом, не так ли?»– упорствовала Блэр. Бог, ну почему Кэмерон просто не смогла позволить кому-то, сделать эту работу? Она не могла представить себе, весь ужас, рыться в обломках, среди которых находилось тело человека, которого она знала.
Старк посмотрела на ее в удивлении. – «Нет, ну, как она может бросить поиски, пока не обследованы все обломки. Никогда, ни за что – ведь Вы были целью.»
Голос Старк звучал настолько уверенно и в нем была особая гордость за Кэмерон. Блэр начала понимать – Кэмерон находится на своем месте и она признанный лидер.
«Но это может занять много времени, прежде чем всё будет обследованно, не так ли?»
Старк посмотрела на неё серьезно, затем улыбнувшись сказала, – «Если она сказала, что будет здесь, мисс Пауэлл, то Вы можете быть уверенны в этом.»
***
Блэр не спала, просто спокойно лежала в темноте. Тихий стук в дверь подбросил её с кровати, сердце заколотилось с учащенным ритмом. Она бросила взгляд на электронные часы, три двадцать два утра.
«Да,»– отозвалась она.
«Мисс Пауэлл, это…»
«Войдите,»– быстро сказала она, нащупывая лежащий на кровати махровый халат, приготовленный для ванны. Она накинув его и затянула пояс на халате, когда дверь бесшумно открылась, а затем закрылась. Блэр не включала настольную лампу, но света от фонарей, расположенных на близлежащих деревьях, было достаточно, чтобы безошибочно узнать Кэмерон.
«Ты не ранена?»– немедленно спросила Блэр.
«Нет»– хриплым голосом ответила Кэмерон.
Они находились на расстоянии шести футов, смотря друг на друга, чуть наклонившись вперед в абсолютной тишине.
«А ты?»– прошептала Кэмерон.
«Нет».
Кэмерон сделала шаг вперед, запнулась, затем другой. Когда она заговорила, в её тоне не было обычной холодной сдержанности. Она спросила заботливо, – «Ты не будешь против, если я дотронусь до тебя – мне нужно, чтоб увериться в этом?»
Что-то, что лежало на холодном и напуганном сердце Блэр, начало согреваться. Она слабо дрожала в ожидании, которое едва помнила, с прежних времени до того, как разочаровывалась в своих любовных ожиданиях.
«Нет. Я ни когда не буду возражать против этого.»
Блэр сделала один шаг навстречу ей и затем Кэмерон, очень нежно обняла её. Блэр едва дышала, боясь, что может внезапно проснуться и всё окажется сном. Проснуться и обнаружить себя, одной в темноте, снова в ожидании женщины, которая придет и обнимет ее. Прикосновение любимой, успокоили ее. Она замерла и пожелала, чтоб этот момент ни когда не заканчивался…
Кэмерон вздохнула, успокаиваясь, впитывая тепло тела Блэр. Держа ее, Кэмерон чувствовала, как энергия Блэр проникала через её окоченелость. Она чувствовала боль – везде. Обнимая Блэр она чувствовала удары её сердца, слушала ее тихое дыхание, ощущала тепло её тела – всё это, прогоняло её боль.
Блэр обнимала её, медленно перемещая руки по её спине вверх и вниз убеждаясь, что это – она.
Когда она подняв руки обхватила плечи Кэмерон, прижимаясь ещё ближе к ней, Кэмерон резко вздрогнула.
«Ты ранена!»– воскликнула Блэр.
«Это пустяк,»– пробормотала Кэмерон, прижимаясь к волосам Блэр и закрывая глаза.
Боже, как хорошо, просто быть с ней. Она даже не понимала, насколько усталой была. На месте трагедии было чем заняться. Они оцепили парк у Sheep Meadow, почти невозможная задача, а затем был долгий поиск и сбор улик и бесконечные интервью. И ещё, она позвонила в Омаху сестре Джереми Финча. Затем она предоставила доклад по защищенной линии в Вашингтон, резюме заместителю советника по безопасности и собственному шефу, заверяя их, что нет непосредственной угрозы для Блэр. Затем принятие решения, куда переместить Блэр и как плотно изолировать. Проклятый Дойл, спорящий с ней по любому поводу. И каждую минуту она задавалась вопросом, не ранена ли Блэр, при том, что Старк не сообщила ей ни о каком ранении. И волнение, что Блэр могла быть в опасности или просто напуганный и одинокой. Двенадцать часов для нее, пронеслись как год. Она крепко обняла Блэр и снова почувствовала резкую боль в руке.
«Скажи мне,»– прошептала Блэр.
«Всего лишь несколько ожогов,»– ответила Кэмерон, почти засыпая стоя. В этот момент, действительно ничего не болело, чистая правда. Она подняла здоровую руку, чтобы погладить лицо Блэр. – «Ты уверена, что с тобой всё в порядке?»
«Я сейчас,»– нежно ответила Блэр, чувствуя, как дрожит Кэмерон, она не могла позволить ей уйти, зная, как нужно поступить. – «Кэмерон, ты должна лечь.»
«Позволь мне просто постоять здесь, минуту,»– ответила Кэмерон тусклым голосом, ее слова звучали неестественно медленно. – «Я буду в порядке, если постою не двигаясь минуту. Мне действительно не больно, когда я не двигаюсь. Просто немного устала, вот и все.»
«Я знаю,»– сказала Блэр. Она начала двигаться вместе с Кэмерон к кровати, осторожно, шаг за шагом. Её обеспокоило, что Кэмерон шла «без протеста». Это было не похоже на неё. Это не было просто усталостью. – «Кэмерон?»
«Хм?»– Кэмерон невнятно ответила, пытаясь вспомнить, что она должна сделать. – «Старк. Отчет, Старк. Он, мне, необходим.»
«Они давали тебе, какое-нибудь обезболивающее?»
Кэмерон почувствовала, как её ноги уперлись во что-то твердое и она села. Кровать.
«Нет. Я сказала им, нет. Я должна поговорить с Maком»
«Тебе больно?»– спросила Блэр, укладывая её на подушки.
«Не очень сильно, правда,»– пробормотала Кэмерон, в ее правой руке ощущалось странное покалывание. Затем она почувствовала, как Блэр положила её ноги на матрац сняв обувь.
«Я не должна быть здесь,»– внезапно сказала она, как будто понимая, где находится.
«Ты сейчас в безопасности,»– мягко сказала Блэр, смотря на забинтованную руку Кэмерон. Она не видела это раньше. Блэр проглотила ком в горле и нежно погладила Кэмерон по щеке. – «Я думаю, сейчас ты можешь немного нарушить правила.»
«Это определенно против инструкций,»– вяло заметила Кэмерон, протягивая руку к Блэр, но сумев только дотронуться пальцами до ладони Блэр.
«Да», – прошептала Блэр, склоняясь и нежно целуя её в губы. – «Я знаю это, Командующий.»
Блэр накрыла покрывалом спящую женщину и спокойно вышла из комнаты.

Глава 21
Блэр закрыла дверь в спальню и оказалась лицом к лицу с Джоном Филдингом, который стоял в коридоре, в трех футах от комнаты. Она посмотрела на него вопросительно, на что он спокойно произнес, – «Maк хотел бы поговорить с Командующим.»
«Не сейчас. Она спит.»
Если он и был удивлен ее ответом, то никак не показал этого. Просто кивнул и прошел к дальнему концу зала заняв позицию, где он мог смотреть в окно, а так же назад, вдоль прихожей мимо закрытой двери в комнату Блэр, в остальную часть дома.
В гостиной Блэр сразу заметила незнакомого мужчину, стоящего у парадной двери, на посту где раньше находилась Старк. Сэвард сидела на кушетке, откинувшись назад с закрытыми глазами. Когда Блэр приблизилась, Сэвард открыла глаза. Она выглядела измотанной, но ее улыбка по прежнему казалась бесподобной.
«Не спится?»– спросила Сэвард, удивленно смотря на неё. Она отметила, когда Кэмерон Робертс прибыла сюда, в убежище, первое, что она спросила, где Блэр Пауэлл. После этого, она отдав несколько приказов, прошла вниз к комнате Блэр. Сэвард не знала о чем ей думать и что произойдет дальше, но совсем не ожидала увидеть Блэр, так скоро. – «Я могу, чем нибудь помочь Вам?»
Игнорируя её вопрос, Блэр спокойно ответила, – «Вы должны лечь поспать, Агент Сэвард. Даже ФБР не может требовать от вас, работы двадцать четыре часа в сутки.»
«Я думала о том,»– признала Сэвард со слабой улыбкой, – «Я думала, что смогу подождать, пока Грант не вернется из больницы. Она увезла Старк на обследование, полчаса назад. Я просто хотела узнать, как она.»
«Как она выглядела?»– спросила Блэр, услышав отголосок беспокойства в голосе Сэвард.
Рене рассмеялась. – «Брюзжащей. Спорила, покидая пост. Она не ушла бы, если бы Командующий не приказала – проведение обследования или отстранение от обязанностей.»– Сэвард улыбнулась, чувственной мягкой улыбкой. – «Старк – настоящий Бойскаут.»
Блэр услышала, затаенное чувство привязанности в её голосе. Интересно.
«Где Maк?»
Сэвард указала на комнату, находящуюся напротив них. – «В столовой – это очевидно, наш новый центр управления. Я думаю, он ожидает Командующего.»
«Тогда ему придется подождать,»– категорически сказала Блэр. – «Она так сильно устала, что валится с ног.»
Сэвард внимательно посмотрела на её, любопытно. В голосе Блэр звучали интонации, удивительно похожие на её собственные. Два женщины, в молчаливом понимании, посмотрели в глаза друг другу.
«Тогда, ладно»– Сэвард шевельнулась, собираясь встать. – «Я пойду скажу ему.»
Блэр остановила ее, подняв руку, – «Не нужно. Я сама ему скажу.»
***
Maк поднял глаза от ноутбука, когда Блэр Пауэлл вошла в комнату. Он испытал облегчение видя её в полном здравии, не пострадавшей, если не считать усталости, которую она не могла скрыть. Мак не мог даже думать о том, что возможно произошло бы, если бы она была на пятнадцать футов ближе к автомобилю, когда он взорвался. Он начал вставать, но Блэр быстро сказала, – «Ради Бога, Maк, сидите.»
«Как Вы, г-жа Пауэлл?»– вежливо спросил он.
Блэр грустно засмеялась. – «Я не знаю, как ответить на тот вопрос, Maк,»– сказала она, абсолютно честно. – «Кроме того факта, что я чувствую себя, будто нахожусь в фильме ужасов, в основном всё прекрасно.»
Мак сочувственно улыбнулся. – «Сегодня был адский день. И завтра будет, то же непросто.»
Убрав папки со стула, рядом с собой, он произнес, – «Садитесь. Я знаю, Командующий захочет видеть Вас отдохнувшей и уверенной в себе.»
«Утром, Maк,»– сказала Блэр спокойно.
Он смотрел, удивленный и явно смущенный. – «Извините?»
«Вы видели ее, Maк?»– спросила Блэр, неспособная сдержать раздражение в голосе. Да что не так, с этими людьми? – «Она падает с ног от усталости и она ранена. Она сейчас спит и никто не посмеет, разбудить ее.»
На сей раз, недоуменное выражение лица Maка, быстро сменилось и приняло вид уважения. Он кивнул. – «Конечно. Нет никаких дел, которые не могут подождать несколько часов.»
«Она о многом умолчала,»– Блэр вздохнула, садясь на стул напротив Maка, – «Как сильно она пострадала?»
Mac отвел взгляд, ему было неудобно вести разговор о Кэмерон, он знал,она не одобрит обсуждения за её спиной. С большей охотой, он предпочел бы, раскрыть Блэр государственные секреты.
В течение нескольких секунд Блэр думала, что он не ответит на её вопрос. – «Maк?»
Он встретил ее пристальный взгляд и спокойно ответил, – «Насколько я знаю, она получили ожоги средней тяжести на правой руке, плече и шее. Патрульный, находящийся на месте взрыва, схватил и оттащил её от автомобиля, прежде, чем она получила более серьезные травмы.»
Мак не хотел рассказывать ей, как чертовски испуганный, он беспомощно смотрел из фургона. Сначала он увидел, что автомобиль Джереми взорвался и загорелся, а люди бросились на землю, в радиусе пятидесяти футов. Когда он посмотрел на место, где в последний раз видел приближающуюся Блэр, все, что он рассмотрел, было только облако дыма. В течение минуты он сидел, парализованный страхом думая, что все они мертвы. К счастью, Грант осталась хладнокровной сохранив спокойствие, в кризисной ситуации и на резервном автомобиле уже мчалась к местоположению Цапли.
В миг, когда дым на секунду рассеялся, он увидел, как Командующий бежала в бушующее пламя, даже не замечая огня. Голос Старк кричал в его ухе, что Цапля в безопасности, а он отчаянно пытался очистить линии связи, от помех и управлять эвакуацией, и в этот момент, он увидел, как здоровенный Патрульный нырнул в огонь хватая Камерон Робертс. В то время как Грант удалялась от места взрыва, патрульный оттащил Командующего от автомобиля. У Maка были жуткие ощущения, что если бы полицейский не схватил бы её, она, возможно, осталась бы у взорвавшегося автомобиля.
Он вздохнул, избавляясь от неприятных воспоминаний и сказал, – «Мне потребовалась добрых два часа, чтобы уговорить её пройти осмотр у сотрудников скорой помощи. Они осмотрели ее, оказали первую помощь. Парамедики сказали, что с ней всё будет хорошо.»
«Кто-нибудь, кроме Агента Финча, серьезно пострадал?»– спокойно спросила Блэр. – «Со мной была подруга. Доктор Коулман»
«У меня еще нет цифр,»– официально сказал Maк. – «Много пострадавших с ушибами и переломами, но насколько я знаю, Джереми был единственным погибшим.»
Блэр услышала легкую дрожь в его голосе и поняла, Maк потерял друга и коллегу в этот день.
«Я сожалею.»
Mac молча кивнул. Действительно, о чем тут можно говорить, особенно с Блэр Пауэлл. Мак знал, что не должен информировать ее, но за шесть месяцев, что он возглавлял её службу безопасности, он узнал её достаточно хорошо и решил поступить иначе. Он не предполагал и не думал, что они стали друзьями, но он намного лучше понял, какого это быть в постоянном одиночестве, в котором она постоянно находилась. Было не правильно, держать ее в неведении, особенно теперь, когда она стала главным участником происходящих событий.
«Вы должны отдохнуть, мисс Пауэлл,»– сказал он. – «Это сейчас относительно тихо, но я сомневаюсь, что так будет завтра, когда прибудет ФБР и попытается всех построить.»
Блэр поняла, насколько устала. Она двигалась на чистом адреналине в течение многих часов и теперь, когда Кэмерон появилась и она наконец увидела её, можно было позволить себе отдохнуть. То, что она сейчас единственно хотела сделать – вернуться в свою комнату, растянуться на кровати, рядом с Кэмерон. Но к сожалению, это была не очень хорошая идея, учитывая, что дом набит Агентами Секретной службы, не говоря об агентах ФБР. Если она вернется в свою спальню, они вряд ли смогут проигнорировать факт, что она спала с Кэмерон Робертс. Блэр слегка улыбнулась, от абсурдной, до нелепости ситуации.
«Я скажу Вам, это хороший совет Maк и Вы вероятно, так же должны воспользоваться им.»
«Я и думаю, что воспользуюсь,»– сказал он с улыбкой. Когда Блэр поднялась, он добавил, – «Это – очень большой дом и кроме этой комнаты, гостиной и кухни, все другие комнаты – спальни.»
Она внимательно посмотрела на него, но ничего не смогла прочесть, в его ясных голубых глазах. – «Спасибо, Maк. Думаю, я пойду поищу пустую комнату.»
Он наблюдал, как она вышла из комнаты, в который раз думая, как он рад, что больше не является начальником её службы безопасности и не несёт, личной ответственность перед Президентом, за сохранность ее жизни.

+1

9

Глава 22
Около семи утра, Блэр вошла в небольшую кухню. Кэмерон пыталась налить кофе в чашку, неловко держа кофейник левой рукой. Она была одета в длинные, волочащиеся по полу синие джинсы, свободно болтающуюся бледно-синюю, застёгнутую на все пуговицы рубашку, подозрительно похожую на полицейскую и кроссовки. Обувь, по крайней мере, была ее. Примечательно, когда Кэмерон посмотрела на Блэр, улыбаясь, её глаза выглядели ясными и отдохнувшими.
«Как черт возьми, вам удается это,»– проворчала Блэр, спотыкаясь в сторону, протянутой Кэмерон чашке с кофе.
Угол рта Кэмерон поднялся в знающей усмешке. – «Что?»
«Выглядеть чертовски хорошо, после столь краткого сна?»
Кэмерон подумала, что Блэр прекрасно смотрится в серых спортивных штанах и темно-синей футболке, хотя они были немного велики ей. Она была счастлива видеть, ворчливую, а не испуганную Блэр. На основании своего опыта она хорошо знала, что страх остался, спрятанный в глубине и позже он вернётся, но сейчас.
«Я не нуждаюсь в долгом сне.»
Не слушая её, Блэр прислонилась к столу и довольная потягивала дымящийся напиток. После первых обжигающих глотков, она спросила, – «Что случилось с вашей одеждой?»
Кэмерон колебался в течение секунды, затем непринужденно ответила, – «Я выбросила её и взяла эту, из багажника патрульной машины. Офицер заверил меня, что она чистая.»
Блэр не улыбнулась, она смотрела на марлевую повязку, обернутую вокруг ладони правой руки Кэмерон и скрывающуюся в расстегнутым рукаве её рубашки. Сейчас Кэмерон выглядела великолепно, но Блэр помнила её, изможденную, всего нескольких часов назад.
«Насколько плохо, всё было там?»
Кэмерон пожала плечами и начала говорить, но Блэр нетерпеливо прервала её. – «Не надо говорить, «это – ничто» еще раз или клянусь Богом, я забуду, что вы ранены и займусь вами прямо тут.»– Говоря это, она подняла руку и расстегнула воротник рубашки Кэмерон, резко выдохнув, видя воспаленный участок пузырящейся кожи, тянущийся от основания шеи к плечу.
«Иисус, Кэмерон.»
Кэмерон поставила чашку с кофе и встретилась глазами с Блэр.
«Это только, так выглядит,»– спокойно заверила она, – «Поверхностные повреждения, ничего серьезного. Через несколько дней все заживет.»
«О чем вы думали?»– требовательно спросила Блэр. Она быстро вспомнила, все свои воображаемые страхи – Кэмерон в опасности или ранена или почти мертва и ей не стало легче, даже когда она видела Кэмерон,прямо перед собой. Ее страх вызвал гнев и она добавила резко, – «Черт побери, вам, что все равно, останетесь ли вы целой? Разве вы не видите, как я переживаю?»
Кэмерон отвела взгляд. Всё произошло так быстро, а затем, было много всего, что надо сделать – столько всего проверить, организовать, подтвердить. Она выбросила все это из головы.
«Я не думала,»– тихо сказала она.
Блэр посмотрела на нее, удивленно. – «Вы всегда, обо всем, думаете. Что произошло на сей раз?»
«Я…»– Кэмерон остановилась, ей стало неловко.
Дойл может появиться в любую минуту, а она ещё не проинформировала команду и не обсудила стратегию поведения с ним. – «Мы должны поговорить об этом, как нибудь потом в более удобное время.»
«Никогда не будет
удобное время
,»– категорически сказала Блэр. – «Или лучшее время. Не для нас, Кэмерон. Что произошло?»
«Это был стучащий двигатель, который напомнил мне,»– пробормотала Кэмерон.
Беспокойство пробежало по груди Блэр. Кэмерон побледнела. Блэр подошла ближе, положив пальцы поверх руки Кэмерон, лежащей на краю стола. – «Продолжай. Все хорошо.»
Кэмерон отвлеклась от воспоминаний о прошлом и сосредоточилась на лице Блэр, благодарно улыбаясь, ее глаза прояснились. Прикосновение Блэр удержало её, оставив в настоящем.
«Я опаздывала в школу и отец сказал, что я мог поехать с ним. Он вышел раньше меня, сказать водителю об изменении в маршруте. Приблизившись, я услышала, как автомобильный двигатель, чихал, как будто собирался заглохнуть.»
Она замерла, проведя рукой по лицу, смахивая холодный пот страха и мрачных воспоминаний.
Блэр заставила себя дышать, но это было трудно, из-за всепоглощающего страха, когда она начала понимать, о чём говорит Кэмерон. Они никогда не говорили об этом. У них было так мало времени, чтобы говорить вообще. Не о том, что важно, поняла она.
«Ты была там?»
Кэмерон кивнула. – «Я была расстоянии около двадцать футов, когда бомба взорвалась. Меня сбило с ног.»– Усилием воли она заставила себя успокоиться, разжать руки, сжимающие край стола, и продолжила. – «Когда я встала, пламя охватило машину и было так жарко – а я, я не могла приблизиться.»
Она смотрела на Блэр, ее глаза, были полны боли. – «Я была так испуганна.»
«Кэм», – прошептала Блэр, поднимая руку и нежно касаясь её щеки. – «Даже если, ты смогла бы – ты знаешь…»
«Я знаю,»– сказала Кэмерон. – «Но я должна была попытаться.»
«Ты была ребенком тогда,»– мягко объясняла Блэр, – «А вчера ты не была, и тем не менее, не смогла спасти одного из нас.»
Кэмерон закрыла глаза и кивнула. – «Я знаю.»
Блэр покачала головой, расстроенная и сочувствующая, слыша в голосе Кэмерон чувство вины. Знание и вера совершенно разные вещи. Она разрывалась между желанием хорошенько потрясти Кэмерон и безумным желанием обнять ее.
«Ты вообще понимаешь, как я схожу с ума от волнения, когда ты совершаешь такие поступки, как вчера?»
«Немного», – признала Кэмерон, перевернув ладонь, лежащую на столе и нежно обнимая пальцы Блэр.
«Я думаю, это прогресс,»– Блэр вздохнула.
«Я не хочу, чтобы ты волновались обо мне,»– начала Кэмерон, прежде чем Блэр оборвала её.
«Пожалуйста! Не искушай свою удачу, Робертс,»– резко оборвала Блэр. Она отняла руку и указала на забинтованную руку Кэмерон. – «Что насчет смены повязки?»
«Я попрошу Старк или Сэвард заняться моей рукой,»– ответила Кэмерон, пожав плечами. – «Я как раз собиралась пойти в душ. От меня, все еще пахнет гарью.»
«Черт тебя побери,»– резко сказала Блэр. – «Я могу довериться Старк, но не позволю Рене Сэвард дотронуться до тебя, по любой причине, при любых обстоятельствах.»
«Я могу гарантировать вам, мисс Пауэлл, у вас нет повода для волнений,»– сказала Кэмерон, ее голос был печальный и нежный. – «Разве Вы не знаете это?»
За это время, они медленно сблизились, пока рука Блэр не легла на бедро Кэмерон, а пальцы Кэмерон мягко бегали вверх и вниз по руке Блэр. То немногое, оставшееся пространство между ними, казалось мерцало от напряжения.
«Спасибо, что пришла в мою комнату вчера вечером,»– сказала Блэр спокойно, ее губы были в дюйме от губ Кэмерон. – «Я думаю, что не смогла бы дольше ждать.»
«Я сожалею, что отсутствовала так долго,»– ответила Кэмерон, неотрывно смотря на Блэр. Она задрожала, когда Блэр вплотную приблизилась к ней, касаясь ей бедра.
«Я не хотел обидеть тебя, Блэр,»– сказала Кэмерон, низким и хриплым голосом. – «Я никогда не хотела этого. У меня не было выхода.»
«Ты реально достала (разозлила) меня, Командующий,»– пробормотала Блэр, подняв руку и положа ладонь на грудь Кэмерон. – «Я не говорю, что мне нравится всё это и я не намерена изменить свое мнение в ближайшее время. Но ты все еще»– Она подсунула руку под воротник рубашки и стала ласкать не пострадавшую сторону шеи Кэмерон. – «Ты сводишь меня с ума.»
Кэмерон ответила на требование в глубоких голубых глазах Блэр и склонила голову, чтобы поцеловать ее.
«Доброе утро, Командующий, г-жа Пауэлл,»– вежливо сказала Рене Сэвард, входя на кухню и направляясь в кофеварке. Она знала, что лучший способ поведения в неловкой ситуации, состоит в том, чтобы скорее пройти через неё. Учитывая, что её присутствие, стало бы заметно через секунду, отступление было не возможным.
Кэмерон выпрямилась и отступила от Блэр. – «Агент Сэвард,»– непринужденно и спокойно сказала она.
Блэр смотрела на изменившуюся Кэмерон, больше в очаровании, чем в раздражении. За секунду до этого, Кэмерон готова была слиться с ней. Она чувствовала жар и нетерпение в её теле, слегка пульсирующим под ее пальцами. Теперь, Кэмерон выглядела хладнокровно, без малейшего намека на волнение или неловкости на лице. Блэр не сомневалась, что Рене Сэвард догадалась, что должно было случиться между ними, но догадываться и видеть, две совершенно разные вещи. Почему-то, Блэр не думала и поэтому оставалась спокойной, что это важно для Сэвард, но она, признавала, что если бы Патрик Дойл вошел через дверь, это могло бы стать серьёзной проблемой для них. Это была реальность, с которой ей постоянно приходилось сталкиваться в своей жизни. Она была вынуждена стать осторожной и носить маску. Она ненавидела это, она никогда не принимала это, но это было более чем важно – ее личная репутация стояла на кону. Она отчетливо осознавала, что ей потребуются очень серьёзные основания для борьбы с этим. Наблюдая, как Кэмерон легко одела свою профессиональную маску, она подумала, что возможно, наконец нашла тот мотив.

Глава 23
«Брифинг состоится в 09 – 00, Агент Сэвард,»– спокойно сказала Кэмерон, когда Сэвард выходила из кухни с чашкой кофе. Ее голос был спокоен, но она не могла избавиться от ощущения теплоты рук Блэр. Чувствуя дрожь собственных рук, Кэмерон засунула их в карманы джинс.
«Да, мэм,»– ответила Сэвард, оглянувшись назад от дверного проема. Командующий встретила её пристальный взгляд уверенно, в её серых глазах нельзя было, абсолютно ничего прочитать. Чего нельзя сказать о Блэр Пауэлл, она продолжала смотрела на Кэмерон Робертс так, как будто хотела проглотить её целиком. Сэвард отметила про себя, не войди она в столь деликатный момент, Блэр гораздо лучше скрыла бы свои чувства. Она очень хорошо умела это делать.
«Вам, ещё что то нужно от меня, Командующий?»– спросила Сэвард, выходя из кухни. Она совершенно не думала, что у них насыщенная частная жизнь и не её работа посягать на то, чего они и так не имели.
«Я не предполагаю, что у вас имеется отчет от группы ФБР с места взрыва, но тем не менее, я хочу получить их видеозаписи из парка, вы поможете?»
На мгновение Сэвард отвела взгляд, смущаясь. Она не хотела признаваться, что лишилась доверия Дойла с тех пор, как сказала ему, что счастлива работать в личной охране Цапли, совместно с Секретной службой и не будет передавать ему информацию, вне официальных каналов. Он был сердит, но не мог приказать ей сделала это. Это была грязная ситуация, но она все еще являлась Агентом ФБР и не будет вытаскивать их грязное бельё на свет.
Сэвард просто покачала головой. – «Я не получала никакой информации с момента прибытия сюда, Командующий.»
Кэмерон кивнула, не ожидая ничто другого. Она знала, что Дойл будет держать свою оперативную информацию, как можно дальше от неё.
«Тогда, это всё.»
Сэвард вышла без единого слова и Кэмерон повернулась к Блэр, с жалкой улыбкой на лице. Глаза Блэр всё ещё были полны желания, и Кэмерон призвала всю свою волю, чтобы не прикоснуться к ней снова.
«Мне лучше пойти поработать. Еда будет готова в течение часа, а ваша одежда будет доставлена сегодня, позже. Грант этим утром выехала в город. Я думаю, она разберется, что вам необходимо.»
«Что насчет Старк?»– спросила Блэр, безуспешно пытаясь проигнорировать затянувшуюся боль от возбуждения, глубоко внутри нее. Ещё немного этой пытки и она сойдет с ума. – «С ней всё в порядке?»
«Она была отстранена от своих обязанностей и я подозреваю, что она существенно преуменьшила свои симптомы,»– спокойно сказала Кэмерон, наблюдая, как пальцы Блэр поглаживает бок кофейной чашки. Какие же у неё чувствительные пальцы. Ей всегда удается найти нужное пятно и затем поглаживать, вот так. Кэмерон сглотнув, отвела глаза и добавила, – «Так, как мы остаёмся здесь на нескольких дней, я надеюсь с ней, всё будет хорошо.»
Блэр отвела пристальный взгляд от губ Кэмерон, которые она представляла прямо на своей коже и резко спросила, – «Вы ожидаете, мы здесь задержимся?»
Кэмерон передвинулась, к противоположному краю стола, подальше от Блэр, пытаясь сконцентрироваться. Все, о чем она сейчас думала, о руках Блэр, ласкающих её.
«Я еще не знаю. По крайней мере, на день, другой. Я ожидаю получить предварительные отчеты от экспертов ATF (Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ – сокращенно ATF, является федеральной исполнительной организацией в Государственном департаменте юстиции США) через несколько часов. Я предполагаю, что психолог-криминалист ФБР и Командующий ATF прибудут сегодня позже, на брифинг. Все видеозаписи с наших камер и камер ФБР, если они пожелают сотрудничать, будут доставлены сюда вместе с компьютерным оборудованием, сегодня во второй половине дня.»
«Почему я не могу выехать домой?»– тихо спросила Блэр, думая, что там у неё, будет возможность дотронуться до Кэмерон, просто прикоснуться к ней, без посторонних мешающих им.
Кэмерон услышала грусть в её голосе и ей захотелось утешить Блэр. Просто прижать к себе и долго стоять, успокаивая. – «Сегодня утром, началась проверка вашего дома, я должна быть уверена, что там вы будете в безопасности.»
Блэр слушала её, пытаясь понять масштаб расследования, осознавая, что оно скоро не закончится. Это было похоже на огромную машину, установленную и запущенную и не было никакой возможности остановить её. Она находится в центре урагана и всё, на что можно надеяться – что глаз урагана, будет достаточно большим, чтобы позволить ей дышать и украсть несколько минут с Кэмерон.
«Может сегодня вечером?»– спросила Блэр, с надеждой.
Кэмерон покачала головой. – «Мы не знаем, наверняка. Мы предполагаем, что заложенная в автомобиль бомба была неким посланием от Влюблённого парня, но это, так же могло быть террористической атакой или угрозой правительству от экстремистской группы, желающей получить известность. Это могло быть первым, из серии взрывов которые вообще не касаются вас лично. Вы здесь в безопасности, и пока мы не получим всю информацию из ЦРУ, антитеррористических подразделений АНБ и ФБР, не проведем экспертизу бомбы и не проанализируем другую информацию, вы не можете выехать домой. В течение последующих дней, я планирую использовать этот дом в качестве командного центра управления. Мне очень хочется, чтобы вы, на это время, остались здесь.»
Кэмерон ждала, зная, то что она предлагает, доставит дискомфорт Блэр больше, чем физическая угроза её жизни. Находиться в центре внимания, означало бы, еще большее вторжение в её частную жизнь и более распространяющуюся объективизацию её жизни. Здесь фактически не было времени для уединения и почти никакого личного пространства, под пристальным взглядом чужих глаз, чтобы жить обычной жизнью.
«Разве у меня есть выбор?»– спросила Блэр раздраженно, представляя себя окруженной незнакомыми людьми двадцать четыре часа в сутки. Не только на заднем плане, но говоря без преувеличения в одной комнате с ней.
«Мы можем доставить вас на вертолете, в Белый дом, где служба безопасности Белого дома возьмет вас под свою охрану.»
Кэмерон замерла, затаив дыхание зная, что теоретически Блэр будет находиться в абсолютной безопасности в Белом доме. Кроме этого, она чертовски хорошо знала, что Блэр не останется в Белом доме и там не было никого, кому она могла доверить её охрану. Она сойдет с ума от беспокойства за Блэр, представляя, как Блэр сбежит из под опеки службы безопасности и по неосторожности, может подвергнуть себя опасности. И ещё, Кэмерон не могла представить себе, как она сможет выдержать разлуку с ней.
«Почему вы не можете отправиться вместе со мной в Вашингтон?»– спросила Блэр, рискуя разочароваться, но донельзя, желая остаться рядом с ней.
«Я должна остаться здесь, Блэр,»– спокойно добавила Кэмерон, не желая произносить эти слова, которые могут расстроить Блэр. – «По крайней мере до тех пор, пока я не буду уверена, что получу всю информацию, которая мне так необходима. Это принесет пользу в будущем. Рано или поздно всё закончится и вы вернётесь к прежней жизни.»
Она не стала уточнять, что Блэр будет находиться под угрозой и тогда.
«Хорошо», – уныло заметила Блэр, изо всех сил пытаясь скрыть боль от отказа, – «лучший враг – которого знаешь. Я останусь.»
«Спасибо», – мягко сказала Кэмерон. – «Только несколько дней и я попытаюсь доставить вас домой.»
Блэр смотрела на Кэмерон, её гнев боролся с желанием. – «Я надеюсь, что это так, потому, что я не уверена, что смогу выдержать, долго находиться здесь.»
Кэмерон не смогла сдержаться, наблюдая боль в её глазах. Она не могла быть причиной этой боли, снова, ещё раз.
«Блэр», – прошептала она, хриплым голосом, желая успокоить ее, – «Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы для тебя, всё было по другому. Я не в состоянии видеть, как ты страдаешь.»
Блэр смотрела на нее, не зная кричать ей или плакать. – «Бог, Кэмерон. Ты вообще ничего не понимаешь, не так ли?»
Она сделала один шаг ближе, сжимая кулаки, пытаясь удержать свои руки при себе. Она так хотела её!
«Я не хочу, чтобы ты сдерживала себя. Я хочу, чтобы ты была со мной.»
У Кэмерон не было сил, смотреть в глаза Блэр и лгать ей. Она не могла сказать ей – нет, потому что она не могла сказать Блэр, что не хочет её. Не в этот раз и не сейчас. Она вздрогнула, когда поняла что проиграла битву, между чувством и долгом.
«Пойдем со мной,»– сказала Кэмерон хрипло.

Глава 24
Блэр колебалась доли секунды, смотря вслед Кэмерон, когда та резко развернулась и вышла. Она спешно последовала за ней, догнав её в начале коридора, который вел к задней части дома где расположились большинство спален.
«Там Филдинг,»– взволнованно прошептала Блэр.
«Я знаю это,»– отрывисто сказала Кэмерон. – «Я сама отправила его сюда прошлой ночью.»
Она подошла к двери спальни Блэр открыла ее отступив в сторону, чтобы Блэр смогла войти, затем вошла за ней и закрыла дверь. Когда Блэр повернулась с замешательством в глазах и вопросом на губах, Кэмерон протянула левую руку и сжала, ткань футболки Блэр в кулак, грубо притянула её к себе. Она опустила голову и захватила рот Блэр, глотая удивленный вздох Блэр с поцелуем. Сжимая ткань футболки в кулаке, держа Блэр перед собой, она медленно шла через спальню к открытой двери в ванную.
Держась за неё, Блэр подняла руку и обняла не пострадавшее плечо Кэмерон, проникая своими пальцами сквозь волосы, к шее Кэмерон. О Джоне Филдинге и о том, что в доме находились федеральные агенты и другие люди, было полностью забыто. В тот момент ей было наплевать на всё. Все, что она ощущала, был жар, исходящий от тела Кэмерон и её требовательный поцелуй. В поцелуе Кэмерон не было нежности, но даже в своей страсти Кэмерон была осторожна, боясь причинять ей боль.
Они были в пяти футах от прилегающей комнаты, когда Кэмерон отстранилась от рта Блэр и потянулась губами к её шее, кусая её, вызвав пораженный крик Блэр.
«Боже, Кэмерон,»– вскрикнула Блэр, изо всех сил пытаясь говорить тише. – «Если ты оставишь следы, все могут узнать.»
«Молчи,»– ответила Кэмерон, быстро спуская футболку Блэр с плеч, вниз и продолжая движение рукой до тех пор, пока она не прикоснулась к груди Блэр.
Когда пальцы Кэмерон уверенно сомкнулись на её напряжённом соске, у Блэр неожиданно задрожали ноги и она споткнулась. Она прижала лицо к плечу Кэмерон, закрыв глаза и изо всех сил, отчаянно пыталась сдержать стон. Они, все еще покачиваясь двигались к ванной, Блэр пыталась расстегнуть кнопки на джинсах Кэмерон. Ее руки дрожали, она не могла справиться.
«Я схожу с ума,»– выдохнула Блэр в шею Кэмерон. – «Я хочу, не могу больше.»
Кэмерон прижала её у стены, около открытой двери ванной. Она сдернула спортивные штаны, последний барьер между ними, обнажив бедра Блэр и посмотрев в её глаза, сказала, – «Я знаю.»
Затем продолжая смотреть в глаза Блэр, она проскользнула рукой между ног Блэр, входя в нее, одним плавным текучим движением. Она задержала свое дыхание, наблюдая за расширяющимися зрачками Блэр и ее почти закрытыми, трепещущими веками.
Блэр закусила нижнюю губу между зубами, выгибая бедра от стремительного наслаждения, когда Кэмерон заполнила её. Ее голова склонилась, всё тело била дрожь.
«Ещё», – выдохнула она.
Кэмерон двигалась между бедрами Блэр, прижимаясь к ней, набухшая и горячая. Она извлекла пальцы, добавила ещё один и вошла в нее снова, глубже. Их губы почти соприкасались, глаза не отрывались в пристальном взгляде друг от друга.
Блэр судорожно дергалась вокруг пальцев Кэмерон, ухватившись за её бедра, пытаясь остаться на ногах. – «Я близко,»– прошептала она отрывисто. Кэмерон прислонила лоб к Блэр, задавая темп, почти полностью выходя из неё, а затем входя снова, глубже с каждым толчком.
«Я знаю,»– бормотала она. – «Я знаю.»
Блэр вцепилась за нее дрожа, когда оргазм, волна за волной затопил ее тело. Она уткнулась лицом в плечо Кэмерон, пытаясь сдержать свои крики, приглушенно хныкая, когда последние пульсации трепетали в её животе.
«Не отпускай,»– выдохнула она.
Кэмерон была все еще в ней, они стояли, крепко вцепившись друг в друга, оперевшись о стену. Ее дыхание замерло в груди, она парила на краю оргазма.
«Тебя – никогда.»
Блэр справилась с дрожащим смехом и наконец, сумела управлять своими пальцами. Она расстегнула пуговицы на джинсах Кэмерон и просунула туда руку. Ощутив её ладонь, Кэмерон сразу вздрогнула.
«О, Боже»– прошептала Блэр. – «Ты такая влажная.»
«Ага,»– проворчала Кэмерон, плотнее прижимаясь к пальцам Блэр. Она не могла думать, не могла видеть – все, что она ощущала и знала, была невыносимая пульсация, между ее ногами и отчаянная необходимость освободиться от неё.
Блэр чувствовала, как дрожит Кэмерон, зная, что она на краю. В другое время, она, возможно, подразнила бы ее, но сейчас, это было слишком долго для них, и она хотела, чтобы Кэмерон достигла оргазма. Она хотела чувствовать, как Кэмерон теряет рассудок и в это мгновение, Блэр должна держать её и обладать ею полностью. Она скользнула глубже в джинсы Кэмерон, придавая своей ладони чашевидную форму. Затем провела большим пальцем, медленно и неторопливо, вдоль клитора Кэмерон, ритмично потирая его.
Кэмерон оперлась руками о стену, наклонив тело и голову вниз, задыхаясь. Ее бедра дрожали, кровь, казалось замерла в ее венах, в каждой судорожно напряженной мышце. Следующее проникновение пальцев Блэр вызвало взрыв, ее дыхание вырвалось в низком изможденном стоне. Смутно, она слышала, как Блэр стонала приглушенно, почти в ликовании, но все, что она могла сделать, пытаться изо всех сил устоять, поскольку ее ноги таяли под натиском ощущений.
«О, да,»– Кэмерон пробормотала, оседая напротив Блэр. Ее голова дрожала.
Блэр тихо смеялась, чувствуя пульсацию последнего оргазма Кэмерон, на своих пальцах. Она погладила свободной рукой, Кэмерон по спине, успокаивая ее и подумала, что ничто и никогда не удовлетворяло её так, как ощущение Кэмерон в своих руках, дрожащей и такой беззащитной.
«Мне жаль, что я не знала раньше. Все, что я должна была сделать – это просто попросить,»– заметила Блэр затаив дыхание.
Кэмерон вздохнув выпрямилась, откидываясь назад, чтобы изучить лицо Блэр. Их ноги были все еще прижаты друг к другу и простое ощущение кожи Блэр, возбуждало её вновь. Она усмехнулась, но её глаза были очень серьезны. – «Тебе не нужно просить. Я не могу находиться рядом с тобой и не хотеть тебя.»
Блэр, увидев покачивающиеся бедра Кэмерон, перед собой поняла, что ничего еще на законченно и начала расстегивать пуговицы на рубашке. – «Это является серьёзной проблемой для Вас, Командующий?»– спокойно спросила она.
Кэмерон подцепила пальцами край футболки Блэр, сдернула через голову и не глядя бросила её позади них, опуская обе руки на грудь Блэр.
«Не сейчас,»– пробормотала она рассеянно, не сводя глаз с напряженных, под её большими пальцами, розовых сосках Блэр.
«Кэм», – встревоженно сказала Блэр. – «У тебя кровь.»
Только сейчас, Кэмерон обратила внимание на жгучую боль в правой ладони. Бинт, обернутый вокруг ее руки, был ярко-красной от крови.
«Это ничто,»– отмахнувшись сказала она, приближая губы к груди Блэр.
Блэр дотронулась до подбородка Кэмерон пальцами, останавив её движение. – «Мы должны осмотреть рану – немедленно.»
«Блэр», – попросила Кэмерон, ее глаза потемнели и выражали огромное нетерпение. – «Позже».
Блэр чуть развернулась и выскользнула между Кэмерон и стеной, захватив здоровую руку Кэмерон в свою. Она потащила Кэмерон через дверь в ванную.
«Я хочу осмотреть твою рану.»
Они стояли в ванной, абсолютно голая Блэр и Кэмерон, голая по пояс, с расстегнутыми джинсами.
Обе возбужденные, тяжело дышащие. Воздух вокруг них искрился от желания когда они, молча, смотрели на друг друга.
Кэмерон двинулась к Блэр, с выражением полным решимости, на лице. – «Я не могу ждать.»
Блэр быстро отступила и повернувшись, включила душ на полный напор. Она развернулась в тот момент, когда Кэмерон достигла её. Блэр зацепила большими пальцам, пояс джинсов Кэмерон и потянула вниз. – «Выйди из них.»
Кэмерон скинула свои джинсы, в это время Блэр вернулась под душ. Кэмерон с глазами неотрывно следящими за Блэр, последовала за ней, подошла и встала рядом под струящуюся воду. Блэр бережно взяла её раненную руку.
«Позволь мне осмотреть твою рану,»– спокойно сказала Блэр.
Мгновенно сдавшись, Кэмерон протянула правую руку, чтобы Блэр могла снять повязку. Она стиснула зубы, когда капли воды попали на растрескавшиеся, покрытые коркой участки. Кожа была покрыта пузырями, из которых медленно сочилась кровь.
«Как ты себя чувствуешь?»– спросила Блэр, надеясь, что ее голос звучит спокойно.
Ожоги выглядели ужасающими, невзирая на то, что были не опасны и на секунду Блэр представила, что возможно могло бы произойти, если бы офицер полиции не оттащил Кэмерон от горящего автомобиля Джереми Финча.
Кэмерон слегка повернулась, чтобы Блэр не смотрела на рану. Другой рукой, она гладила лицо Блэр и мягко сказала, – «Это не больно.»
«Почему я не верю тебе?»– пробормотала Блэр, обнимая рукой за талию Кэмерон.
«Потому что», – Кэмерон прошептала приглушенно, ее губы осторожно двигались напротив уха Блэр, – «Вы совсем не доверяете Секретной службе, мисс Пауэлл.»
Блэр откинула голову назад, предлагая Кэмерон свою шею. – «Это поэтому, что у Вас много секретов, Командующий.»
Когда Кэмерон медленно прошлась губами от подбородка Блэр, вниз к её горлу, Блэр нащупала не пострадавшую руку Кэмерон и прижала к своей груди. Она ахнула от быстрого, пронизывающего напора пальцев Кэмерон на её сосок. Блэр была все еще возбуждена и ее клитор дернулся от возобновленной стимуляции.
Медленно, Кэмерон встала на колени.
Когда Кэмерон наклонилась вперед, Блэр оперлась одной рукой о плечо Кэмерон. Смутно, Кэмерон слышала её стон, когда она коснулась языком её клитора. Блэр была набухшая и твердая и когда Кэмерон обхватила его губами, она знала, что это не будет долго. Она попыталась продлить это, посасывая мягко, осторожно, стараясь не совершать быстрых и сильных движений, но это уже не имело значения. Блэр была слишком чувствительна и почти немедленно, начала подступать к грани оргазма. С первым импульсом оргазма Кэмерон усилила напор, продвигая Блэр к другому пику. Так продолжалось бы, но Блэр сжала руку в её волосах и отодвинула прочь.
«Остановись», – выдохнула хрипло Блэр. – «Я не могу.»
«Можешь.»
Блэр засмеялась, подняв Кэмерон. Она прислонилась к ней и обняла за талию. – «Ты права. Я, вероятно могла бы, будь у меня немного больше времени и я не думала бы, что Джон Филдинг может ворваться сюда в любую секунду, чтобы узнать, почему я так кричу.»
«Никто не войдет,»– уверенно сказала Кэмерон. – «Они предположат, что у нас частная беседа. Это совершенно нормально, при сложившихся обстоятельствах.»
Блэр поцеловала бьющуюся венку на шее Кэмерон. Она хотела ее снова. Она хотела лечь с нею и коснуться её и быть с ней, снова и снова.
«Нет ничего нормального в этих обстоятельствах, Кэмерон. Я доверю тебе, найти новые способы и пути, реши, как мы сможем нормально встречаться, а пока я остановлюсь.»
Кэмерон закрыла глаза и крепко сжала в объятиях Блэр. – «Ты поверишь мне, если я скажу, теперь наступило другое время?»
«У меня нет иного выхода, я должна верить в это,»– прошептала Блэр.

Глава 25
«У тебя мокрые волосы,»– прокомментировала Блэр, наблюдая за Кэмерон, собирающую свою раскиданную одежду. Она стояла, прислонилась к двери ванной, одетая в махровый халат. – «Если ты выйдешь из моей комнаты и пойдешь на брифинг в таком виде, не забудь повесить табличку с надписью
Я спала с Первой Дочерью
Кэмерон усмехнулась, застегивая рубашку с чужого плеча. – «Волосы высохнут, пока я буду переодеваться в свою одежду. Она лежит у меня в комнате, в сумке, которую вчера вечером принес Мак.»
Кэмерон надела джинсы и едва заметно улыбнулась. – «Просто, вчера вечером я заснула прежде, чем успела переодеться.»
«Поэтому, что ты валилась с ног,»– заметила Блэр с чувством раздражения и беспокойства. – «Ты попросишь кого-то, осмотреть твои ожоги?»
Кэмерон кивнула. – «Я попрошу Старк. В скорой помощи мне дали мазь, чтобы я нанесла на ожоги.»
Она остановилась рядом с Блэр и положила руки на её талию. – «Я позабочусь об этом, обещаю.»
«Сделай это, обязательно,»– сказала Блэр хриплым голосом. И как сильно ей не хотелось, она все же добавила, – «Ты должна идти, Кэм.»
Кэмерон вздохнула, не желая покидать ее. – «У меня, сегодня весь день посвящен брифингам. Старк позаботиться обо всем, что тебе будет необходимо.»
Блэр криво улыбнулась. – «Только пусть, не заставляет меня играть с ней в pinochle (игра в карты). Там я проведу черту.»
«Понятно», – ответила Кэмерон, целуя Блэр в лоб. Она не отважилась на большее боясь, что если она почувствует мягкость губ Блэр, то сможет удовлетвориться одним поцелуем. По известным причинам, она не могла контролировать себя так, как было раньше. Она не могла бы остановиться, желая ее.
Наконец, Кэмерон пошла к двери. Она оглянулась назад, держась за ручку двери, и спокойно сказала, – «Между прочим, с доктором Коулман все в порядке. Её немного тряхнуло взрывом, я думала будет хуже, она находилась в худшем положении чем мы, перед тем, как всех швырнуло на землю, но с ней всё хорошо.»
Блэр молча смотрела не неё, ища скрытый смысл в словах Кэмерон, но она знала, что его не было. Кэмерон Робертс не играла словами.
«Спасибо. Я волновалась.»
Кэмерон кивнула и открыла дверь. – «Я думала, ты могла бы быть с ней.»
«Кэм?»– поспешно сказала Блэр.
Кэмерон посмотрела на нее вопросительно.
«Ты ведь знаешь у меня никого не было, не так ли?»
«Я надеялась,»– тихо ответила Кэмерон и затем ушла.

+1

10

***
Два часа спустя Блэр стояла у двери, ведущей во временный командный центр и рассматривала людей, находящихся, около длинного обеденного стола в центре комнаты. Кэмерон, одетая в темно-серый костюм и серебристую шелковую рубашку, сидела в конце стола, Патрик Дойл занял место напротив нее, в дальнем конце стола. Maк находился слева от Кэмерон, Старк, с повязкой на лбу и очень впечатляющем синяком на одной стороне ее лица, сидела рядом с ним. Напротив них находились мужчина и женщина, не знакомые Блэр. Сэвард выглядела, мягко говоря неуютно, расположенная между Старк и Дойлом.
Патрик Дойл посмотрел на неё и нахмурился. – «Я могу сделать, что-то для Вас, мисс Пауэлл?»– кратко сказал он.
Блэр мгновение смотрела на него, затем обошла вокруг стола и выдвинул ближайший стул, рядом с Кэмерон. – «Я бы хотела получить некоторое представление о том, что происходит,»– спокойно сказала она.
Дойл откашлялся и переложил часть бумаги перед ним, посмотря на неё холодным, пристальным взглядом. – «Мы только что начали и думаю то, что я могу сказать Вам сейчас, будет преждевременным. Я сообщу Вам, всё что Вы должны знать, относительно наших действий, чуть позже.»
Молча, Блэр повернулась к Кэмерон. Никто не мог не допустить ее на брифинг, хотя это было весьма странно для нее, сидеть рядом с Кэмерон, находящейся при исполнении. Так же, было очевидно, Патрик Дойл не хотел её присутствия, но это было только его мнение, о котором она даже не хотела думать.
«Мы только начали,»– сказала Кэмерон. Она даже не посмотрела в сторону Дойла, вместо этого, указала на рыжую, рядом с Блэр. – «Мисс Пауэлл, это – специальный агент Линдси Райан, профилировщик (грубо психолог) из подразделения бихевиоризма (наука о поведении) в Quantico. Я пригласила её сюда, чтобы она, высказала своё мнение о том, что нам следует ожидать от Влюбленного парня в будущем.»
«Я думаю, что сначала, мы должны обсудить улики с места преступления и выяснить, что удалось узнать о бомбе,»– немедленно возразил Дойл. – «Мы нуждаемся в точных данных, а не в теориях.»
Кэмерон посмотрела вдоль стола на него, но ответила выдержанно, – «Важно всё. Моя главная задача состоит в том, чтобы предотвратить потенциальную угрозу мисс Пауэлл и для этого, мне нужна вся информация про преступника, столько, сколько я могу получить. Однако,»– сказала она, указывая на солидного, темнокожего мужчину, сидящего рядом Райан, – «Кэптэйн-Лейн – эксперт из ATF, и он расскажет все, что удалось выяснить про взрывное устройство.»
Дойл покраснел и казалось хотел возразить, но ему весьма трудно было оспорить тот факт, что безопасность Блэр являлась главной целью. Было ясно, он в гневе на то, как его тонко переиграли. Крепко сжав челюсти, он кратко кивнул.
«Если вы готовы, пожалуйста продолжайте, Агент Райан,»– спокойно сказала Кэмерон.
Линдси Райан, сидевшая чуть вперед, начала речь, – «После произошедшего вчера инцидента я рассмотрела всю доступную информацию о действий UNSUB, с момента первого контакта с ним. Моя цель заключалась в том, чтобы отследить его действия, ища любой отличительный признак, циклического или повторного характера в мотивации его поведения. Я надеялась, что могла бы идентифицировать некоторый спусковой механизм или триггер, который помог бы предсказать то, что он собирается сделать в будущем. Что мы видим,»– она продолжала, её голос звучал тихо и спокойно, – «Он отличается довольно неустойчивым поведением во времени, характеризующимся предсказуемыми поступками. А именно, он делает попытку соблазнения и когда это не удаётся, все его увертюры отклонены, следует акт возмездия.»
«Как всё это объясняет, почему некто, по-видимому одержимый мисс Пауэлл, хотел причинить ей вред?»– нахмурившись, спросил Maк.
Райан кивнула. – «Первоначально, он оставил письменное сообщение, доставив его к двери мисс Пауэлл, утверждая что он является самым достойным из всех и им суждено быть вместе. Он также указал на свой гнев, подразумевая что она ошибается, отдав предпочтение людям, которые были 'не достойны' её. По сути, он предлагал себя, как жениха. Очевидно, когда этот подход потерпел неудачу, его гнев усилился и он предпринял первую попытку покушения на жизнь мисс Пауэлл. Это согласуется с его одержимостью, очень часто отвергнутый жених прибегает к агрессии. Это – старый случай, 'Если я не могу с тобой, то пусть же, ты не достанешься никому'.»
«Тот факт, что он изменил свою тактику, говорит о чём-то? Сначала снайпер, теперь бомба?»– спокойно спросила Кэмерон. Она не смотрела на Блэр, но остро чувствовала её руку, покоящуюся в дюйме от нее, на поверхности стола. Это было тяжело, знать что Блэр услышит о себе, обсуждаемая малознакомыми людьми. Она хотела, она могла, изменить это. Однако Кэмерон знала, что это было не желательно и не выполнимо. Блэр имела право знать об угрозе, которой была подвергнута и если держать её в неведении, это может привести к потери сотрудничества. И если Блэр не будет сотрудничать с ними, то она будет находиться, в ещё большей опасности.
«Я так не думаю,»– уверенно сказала Райан. – «Я не думаю, что он привязан к какой то конкретной форме жестких действий, как делают некоторые психопаты. Я думаю, более чем вероятно, он выбрал самый эффектный способ выражения своего раздражения, потому что, его терпимость к неудачам падает. И никак иначе, он старался, он работал и именно так, он добивается уверенности в её серьёзном отношении, к нему.»
Беспокойство, железной рукой сжало грудь Кэмерон. – «Учитывая всё, что вы сказали, мы можем ожидать новые акции террора?»
Райан пожала плечами. – «Последние события подтверждение тому. Он напоминает нам, что у него есть власть, и что он контролирует ситуацию, и что он не может быть проигнорирован. Откровенно говоря я удивлена, что он не попытался установить личный контакт перед этим.»
«Он пытался,»– спокойно сказала Блэр.
Кэмерон смотрела на неё, сжав зубы. Приложив все свои усилия, не повышая голоса, она спокойно спросила, – «Он сумел приблизиться к Вам?»
Блэр заколебалась, уверенно встретив проникающий пристальный взгляд Кэмерон. – «Не совсем. Он прислал сообщение, в котором говорил, что хотел бы встретиться со мной.»
Дойл привстал с места, крича, – «Когда это произошло? Почему мы ничего не знаем об этом? Если это – некая попытка Секретной службы, чтобы отстранить нас от дела. Я…»
«Я никому не сказала,»– прервала его Блэр.
Дойл потеряв на мгновение дар речи, медленно сел на свое место.
«Почему?»– спросила Кэмерон.
«В то время, я не понимала, как это важно,»– ответила Блэр, ее глаза смотрели с беспокойством. – «Он посылал сообщения регулярно, главным образом электронные письма и видео. Вы знаете, я сообщала об этом. Я думала, это было тем же самым.»
В животе Кэмерон всё перевернулось, когда она вспомнила детали фотографий, которые получила Блэр и видеозаписи, изображающие в мерзких деталях, как этот неназванный, безликий человек представлял себя с ней.
«Что было на этот раз?»
«Это было совсем другое сообщение,»– дрожащим голосом сказала Блэр. – «По крайней мере, так я думаю. Я просто вошла в систему и сообщение возникло на экране. Он сказал, что ждал пока я приму решение и теперь, не хочет ждать больше, пока я поумнею. Он сказал, что должен будет, кое-что сделать для меня.»
Старк обвиняюще посмотрела на Дойла. – «Я думала, вы контролируете сервера? Как смогло пройти это сообщение, а мы не узнали?»
«Вы не в теме, Агент,»– зарычал Дойл.
«У нее вопрос по сути. Важный,»– заявила Кэмерон. – «Почему никто из нас, не знал этого?»
Сэвард посмотрела вдоль стола на Блэр и спросила, – «Когда это случилось?»
«Десять дней назад,»– спокойно сказала Блэр. Она смотрела на Кэмерон. – «В тот день, когда вы вернулись.»
Блэр не нужно было ничего говорить. Кэмерон поняла, причина по которой Блэр не сообщила о послании, была в том, что в тот момент она не думала о своей безопасности. Всё ее внимание было сосредоточено на внезапном переводе Кэмерон в службу безопасности.
Сэвард продолжила, – «Это, возможно было вирусом, внедренным ранее и активированным чем-то, например, небольшим кодом, скрытым в безвредной почтовой рекламе. Даже зная, что система мисс Пауэлл была проверена, это вовсе не означает, что он не проник туда гораздо раньше.»
Блэр посмотрела на Линдси Райан, её лицо побледнело. – «Он убил Джереми Финча, потому что я отказала ему? Это – моя вина?»
«Нет», – быстро сказала Кэмерон.
«Командир Робертс права,»– прервала Райан. – «Вы не несете ответственность, за смерть агента Финча. Единственный, кто несет ответственность за это – человек, который установил и активировал бомбу. Нет ничего, чем бы вы смогли удовлетворить его требования, потому, что он даже не знает, что фактически управляет им. Независимо от того, что вы сделаете или не сделаете, он никогда не будет удовлетворен.»
Дойл воспользовался моментом, чтобы добавить презрительно, – «Вы, конечно, не должны обвинять себя. Никто, не смог бы заложить бомбу, если бы служба безопасности приняла соответствующие меры.»
Хотя его критика была направлена прямо на Кэмерон, ответил Maк. – «Вы сукин сын.»– Взорвался Мак, вставая со стула.
«Maк», – жестко сказала Кэмерон, командным голосом.
Maк замер, полустоя, с руками лежащими на столе, впившись взглядом в Дойла, с убийственным выражением на лице.
«Давайте сделаем перерыв,»– спокойно сказала Кэмерон, встав и задвинув свой стул. Она стояла, но не двигалась с места, пока все кроме её и Дойла не покинули комнату.
«Если Вы хотите, что то сказать мне, Агент Дойл, говорите прямо сейчас,»– объявила она, смотря прямо на него.
Он пожал плечами, с самодовольным выражением. – «Вы потеряли человека, Робертс, не я. Я понятия не имею, почему Вы всё еще руководите охраной Цапли, но мне, на вашем месте было бы не комфортно.»
Кэмерон подождала пока он не вышел и медленно опустилась на своё место. Она поспорила бы с ним, если бы он был не прав.

Глава 26
«Кэм?»– спросила Блэр от двери столовой. – «Ты же не считаешь, так?»
Кэмерон отрешенно смотревшая на стол, при звуке голоса Блэр, быстро выпрямилась, выдавив из себя улыбку. – «Подслушиваете, государственные секреты, мисс Пауэлл?»
Блэр покачала головой, не реагируя на улыбку Кэмерон. Кэмерон машинально попыталась скрыть свои чувства, но не смогла спрятать своей боли в глазах.
«Кэмерон, я слышала, что сейчас сказал Дойл.»– тихо сказала она, пройдя в комнату и встав около стола. – «Он несправедливо обвиняет тебя.»
Кэмерон устало вздохнула. – «Нет. Блэр, здесь командую я и отвечаю за всё, в том числе и за эту смерть.»
Инстинктивно Блэр захотела начать спор, ей было тяжело слышать, явную боль ощущаемую в голосе Кэмерон. Она поняла чувство ответственности Кэмерон, даже не взирая на то, что если мыслить рационально, никто не мог спрогнозировать какие действия предпримет такой противник. Но всё это, не имело значения для Кэмерон и Блэр знала об этом. Мало того, что Кэмерон несла в себе предполагаемую вину, Блэр знала, что Кэмерон была уверенна в этом. Это была одна из причин, по которой она восхищалась ей и Блэр с неохотой призналась себе, это была одной из причин, по которой она любила ее. К сожалению, это также было тем, что не позволяло быть им вместе.
«Я говорила со своим отцом вчера вечером, перед тем, как ты появилась здесь,»– сказал Блэр. Она выдвинула стул и села слева от Кэмерон, протянув свою руку над столом, пока ее пальцы не коснулись запястья Кэмерон. Этого было мало, но это было все, что она могла позволить себе в настоящее время. – «Он сказал, что полностью доверяет тебе и я должна во всем слушаться тебя.»
Кэмерон не мог скрыть ухмылку. – «Тогда, почему я думаю, что ты проигнорировала последнюю часть?»
«Ну», – Блэр рассмеялась, – «Я не всегда делаю то, что он говорит мне.» Нежно проведя пальцами по руке Кэмерон, она продолжила, – «Но я действительно, соглашусь с ним, ты делаешь все, что только возможно. Я сожалею о том, что случилось с агентом Финчем.»
«Я тоже», – тихо сказала Кэмерон, прекрасно помня ужасную тишину на другом конце линии, когда она сообщила семье Джереми, что он убит. Их стоический ответ и вежливые благодарности, за личный звонок им, от этого ей стало ещё тяжелее. Но не это было, самым худшим. Она смотрела на Блэр и видела в её глазах явную муку.
«Ты могла быть в том автомобиле, Блэр. Тридцать секунд и это случилось бы с тобой.»
«Но меня там не было,»– быстро прошептала Блэр, ее пальцы сжали руку Кэмерон. – «Пожалуйста, не мучай себя.»
«Я не знаю, что тогда делала бы,»– прошептала Кэмерон, стараясь не думать о такой возможности.
«Не думай об этом,»– просила Блэр. – «Я в порядке и пока ты со мной, я буду в безопасности.»
Кэмерон улыбнулась, присутствие Блэр, как всегда, изгоняло воображаемые кошмары из её головы.
«Мы кажется, обе, находимся в одной и той же ситуации, мисс Пауэлл. Потому что, пока ты в безопасности, со мной тоже, всё в порядке.»
«Наконец то, мы договорились о чем-то, Командующий,»– сказала Блэр.
На мгновение, они просто дарили покой друг с другу, слегка касаясь руками, их связь была намного глубже, чем физическая. Наконец Кэмерон сказала неохотно, – «Я должна закончить брифинг. Ты хочешь остаться?»
«Расскажешь мне, позже, к какому решению вы придете?»– спросила Блэр.
«Да».
«В таком случае я думаю, на некоторое время с меня хватит, всех этих, ваших разговоров. Есть какие-либо правила безопасности в отношении, моего выхода на улицу?»
«Нет, пока ты не возражаешь, против компании,»– сказала Кэмерон спокойно. – «И я предпочту если бы ты осталась здесь,на территории, по крайней мере до завтрашнего дня.»
«Ты знаешь, я даже не знаю, где мы.»
«Я сожалею, чтобы не сказала тебе раньше,»– принесла извинения Кэмерон. «Кротон – на Гудзоне»,«– добавила она, называя малочисленное, живописное поселение на реке Гудзон.
Блэр выдвинула стул и неохотно поднялась. – «Увидимся позже, Командующий.»
Кэмерон встала и смотрела, как она выходит из комнаты, затем расправив плечи последовала за ней. Maк ожидал её, около от двери.
«Давайте заканчивать с этим, Maк,»– сказала она ему. – «Попросите вернуться всех назад.»
«Дойл попытается создать нам проблемы,»– возмущался Maк.
«Пусть попробует,»– спокойно ответила Кэмерон. – «Наша главная цель – безопасность Цапли и мне кажется у него есть информация, которая нам необходима. Нужно использовать его.»
Maк посмотрел в направлении, куда прошла Блэр и тихо спросил, – «Вы собираетесь рассказать ей о фотографии?»
«Да. Она должна знать. –» Кэмерон ответила ему, потому что ценила и уважала. Она не стала спрашивать его одобрения, оно не требовалось ей. У неё возникло чувство, что Мак не согласен с таким решением, но Кэмерон не требовалось его одобрения.
***
Наступил закат, когда наконец закончился брифинг и Кэмерон пошла искать Блэр. Она нашла её сидящей на небольшой пристани у реки, бегущей вдоль задней стороны дома. Эллен Грант наблюдала из-за небольших зарослей деревьев, с расстояния в двадцать ярдов. Они были одни.
«Привет,»– сказала Кэм, опустившись рядом с ней.
Блэр нежно улыбнулась. – «Длинный брифинг, Командир.»
«Да».
«Ничего нового?»
Кэмерон вздохнула, в расстройстве. – «Пока не много. Много противоречивых теорий о бомбе, но точных данных нет. Кажется, в качестве взрывчатого вещества использовался гексоген, это наиболее вероятный материал. Кэптэйн Лейн говорит, небольшой радиус взрыва указывает на маленькое заряд, подрыв вероятно осуществлялся радио детонатором, с помощью сотового телефона. Мы понятия не имеем, где и когда, бомба была установлена, но транспортное средство проходило обслуживание три дня назад. Команда Дойла работает в мастерской опрашивает работников, отслеживает детали которые использовались – ищут всё. Что угодно.»
«Но ведь, кто-то же следил за автомобилем, во время забега, когда он находился там?»– спросила Блэр.
«Да», – подтвердила Кэмерон, – «но Лейн сказал, что потребовалось не больше секунды, чтобы закрепить бомбу на машине с помощью магнита или даже, мгновенно схватывающегося клея. Это, могло произойти, когда автомобиль сопровождал нас по маршруту забега. Джереми совершал многократные остановки, из-за столпившихся вокруг людей.»
Блэр вздрогнула, не сумев найти слов, для выражения своего ужаса.
«Есть ещё кое-что,»– тихо сказала Кэмерон, протягивая маленький белый прямоугольник, который она носила в своем кармане на протяжении последних часов.
«Я не понимаю,»– сказала Блэр, смотря на фотографию. На ней была изображена она, стоящая на трибуне с Кэмерон, находящейся позади неё, снимок явно сделан, во время ее выступления. Ее глаза замерли, смотря на обведенный в круг красными чернилами, «Х» на ее груди. – «Если я была его целью, то почему, когда я выступала с речью, на трибуне он не…?»
«Переверни,»– попросила Кэмерон.
Блэр перевернула и прочитала, в ступоре, леденящем кровь, надпись на обороте.
ЭТО, МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ С ТОБОЙ
. Она задыхалась, её руки дрожали. – «Это то, что было в конверте, который Марси пыталась вручить мне, не так ли?»
«Да», – ответила Кэмерон. – «Агент Райан считает, что ты не была намеченной целью. Он не хотел, убивать тебя, вообще. Он хотел сказать в своём сообщении, что он мог бы, если бы он хотел.»
Блэр смотрела на Кэмерон, с ужасающим, озарившем её пониманием, – «А выстрел из винтовки тогда, около здания? Была ли я, тогда, целью – или всё же, ты?»
Кэмерон выглядела неуютно, но не стала лгать ей. – «Это неясно. Невозможно точно восстановить события, потому что, у нас нет видео записей. Я не понимаю, там даже была реконструкция событий того дня. ФБР конфисковало все записи и мы никогда, больше не видели их. Мы не можете сказать из-за угла наклона камер, о точной последовательности событий, когда был произведен выстрел. Даже с цифровым увеличением в замедленном просмотре, неясно, была ли траектория выстрела направлена к тебе или ко мне, потому что, мы очень близко стояли друг к другу и другие агенты находились между камерой и нами. Я не могу сказать уверенно.»
«Ты говоришь, что провела весь день, рассматривая видеозапись, где в тебя стреляли?»– недоверчиво спросила Блэр.
«Ну, не весь,»– ответила Кэмерон, пытаясь разрядить возмущение, назревающеё в голосе Блэр.
Это было не слишком трудно, после того, как она просмотрела запись в первый раз, убедившись, что все Агенты среагировали правильно и фактически Блэр была в безопасности. Это сильно развеяло её беспокойство, о незащищенности Блэр.
Блэр быстро встала, обхватив себя руками и хотя ночной воздух был теплым и влажным, ей стало холодно. Она пыталась, но не смогла понять, как это, сидеть и наблюдать за собой, лежащей на асфальте в крови.
Кэмерон встала и подошла к ней. – «Блэр, всё в порядке.»
«Нет, это не так,»– резко оборвала Блэр, неспособная обуздать шторм эмоций, бьющихся в ней. – «Всё плохо. Это – невероятно тяжело знать, что ты, возможно, могла быть убита, пытаясь защитить меня. Это – ужасно представлять, что ты, возможно, могла быть убита, только ради того, чтобы привлечь мое внимание.»
Она так резко повернулась к Кэмерон, что их тела столкнулись. Кэмерон отстранилась на полшага, ошарашенная, когда горящий пристальный взгляд Блэр, захватил её.
«Теперь ты понимаешь, почему я не хочу, что бы ты руководила моей службой безопасности?»– Настоятельно потребовала Блэр. – «Я не хочу потерять тебя, разве ты не можешь понять этого?»
«Блэр», – сказала Кэмерон, отчаянно желая успокоить её. – «Мы найдем его. Я обещаю. У нас тысячи футов видеозаписи из парка и сотни снимков. У нас есть описание человека, от Марси Коулман, который передал ей конверт. Линдси Райана, в поиске информации, прямо сейчас проверяет базы данных по всей стране. Команда экспертов ATF, исследует остатки бомбы. Каждый проходящий час, приближает нас к его поимке.»
«Но сейчас, ты в опасности,»– спорила Блэр, в её груди росла паника. – «Ты или Старк или Maк или Сэвард или кто-то ещё, чьё имя я даже не знаю, могут умереть.»
Кэмерон взяла её руку, не заботясь, что Грант может видеть их. – «Все мы хорошо обучены и знаем, о грозящей нам опасности. С нами ничего не случится.»
«Ты не можешь знать этого.»
«Ты права, я не могу,»– сказала Кэмерон, повышая голос со смесью досады и сочувствия. – «Но я не намерена уходить. Я знаю, как сделать эту работу и у меня имеется больше причин, чем у кого-либо, сделать всё правильно.»
Она сжала руку Блэр и пристально посмотрела, в ее обеспокоенные голубые глаза. – «Черт побери, Блэр, я люблю тебя.»
«Если это так, Кэмерон, то ты оставишь меня.»– протестовала Блэр, вырывая свою руку из руки Кэмерон. Она повернулась и быстро прошла, вверх по склону, мимо Грант и исчезла в доме, оставив Кэмерон одну, смотрящую ей вслед.

Глава 27
Когда Кэмерон после восьми вечера, вошла в дом, Патрик Дойл складывал папки в большой потрепанный портфель, очевидно готовясь к отъезду. Он взглянул на нее, когда она вошла в гостиную.
«Мои люди сообщили, дом и квартира Цапли проверены, там безопасно. Я сказал ей, что она может вернуться домой в любое время, как только будет готова,»– небрежно,мимоходом бросил он.
«Какую часть из того, что вы не должны вмешиваться и обсуждать с ней, проблемы её безопасности, вы не поняли, Дойл,»– сказала Кэмерон, впервые не потрудившись скрыть свое раздражение. У неё был тяжелый день, а последний разговор с Блэр, оставил её взведенную, на нервах. – «Вы не можете говорить или указывать, куда она едет или когда она поедет или, как она будет добирается туда. Вы не должны вмешиваться во всё, что касается её передвижения и обеспечения безопасности.»
«Я просто пытаюсь помочь вам,»– вежливо ответил Дойл, изобразив удивление. – «Так, как вы женщина, я подумал, что моя помощь не будет лишней.»
Она подошла на шаг, ближе к нему, с предупреждающим блеском в тёмных глазах. – «Я не нуждаюсь в вашей помощи, Дойл. Все, в что мне действительно необходимо от вас – любая информация касающаяся Влюбленного Парня. Вот так. Это все. Это не слишком сложно для вас? Вы вообще способны осознать это?»
Maк, вошедший в комнату, в это время, услышал последние слова Кэмерон и интонации в её голосе удивили его. Он никогда раньше не видел, что бы она, даже в малейшей степени, теряла контроль над собой. Любой, кто не знал ее, возможно не заметил бы ничего странного, но Мак видел, её крепко сжатые по сторонами руки и глаза, в которых было, что то опасное. Сэвард, должно быть думала о том же и продолжая внимательно наблюдать за Дойлом и Командующим, осторожно подошла поближе.
Дойл закрыл замок, на своем портфеле и подошел к пиджаку, висящему на спинке соседнего стула.
Чуть подумав, он добавил, – «Каждый из нас, хочет, чтобы мы поймали этого парня.»– Он сделал паузу и усмехнулся Кэмерон, ядовитой усмешкой, без тени юмора. – «Но Вы знаете, как трудно поймать рыбу, если она не заглотит наживку на крючке, а она не заглотит, если ничего нет на крючке.»
Кэмерон двигалась так стремительно, что Maк и Сэвард не успели среагировать. Она сжала воротник рубашки Дойла прежде, чем он успел остановить её. В следующие мгновение, она прижала его к стене, вдавили воротник рубашки поперек горла Дойла. Цвет лица Дойла, стремительно изменился на темно-бурый.
Когда она заговорила, её голос был смертельно тихим, но всё в комнате услышали её. – «Блэр Пауэлл не приманка. Она не часть вашей игры и никогда не будет. Не предлагайте этого, даже не думайте об этом. Вы не будете находиться рядом с ней, без моего разрешения. Вы не разговариваете и не даёте советы ей. Так же, вы даже не смеете смотреть в её сторону.»
Лицо Дойла стало фиолетовым, задыхаясь, он хватал воздух, но он превышал Кэмерон в весе, на семьдесят фунтов и был хорошо тренированным агентом. Дойл рубанул на её правому предплечью, двумя руками и даже, если бы она не была ранена, он наверняка, сумел бы вырваться из ее захвата. Лицо Кэмерон побледнело, боль пронзила её руку и она отпустила его, рефлекторно отступив на шаг назад.
Дойл попытался схватить её, но Сэвард поймала его правую руку, а Maк встал перед Кэмерон, фактически разделив их.
«Вы потеряли контроль над собой, Робертс,»– хрипел Дойл. – «И мы, оба знаем почему, не правда ли?»
Кэмерон попыталась обойти Maка, чтобы снова вцепиться в Дойла, но ей с трудом удалось остаться на ногах. Вслед за острой болью, пронесшейся по её руке, проследовала волна тошноты. Собрав все свои оставшиеся силы, она очень ясно и четко произнесла, – «Помните то, что я сказала. Держитесь от неё подальше.»
«Командир,»– спокойно сказал Maк, – «У вас кажется открылось кровотечение. Вы должны сесть.»
«Пройдемте, сэр,»– спокойно сказала Сэвард, втискиваясь перед Дойлом и увеличивая дистанцию, между ним и Кэмерон. – «Каждый в угол. Остыньте.»
Дойл посмотрел на неё, как будто только сейчас понял, что она тоже находится в комнате. – «Просто помните на чьей стороне вы, Агент Сэвард,»– предупредил он, поднимая свой портфель и направляясь к двери. Он свирепо посмотрел на Кэмерон, неосознанно потирая красное пятно на шее, оставленное воротником его рубашки. – «Ваша репутация не будет защищать вас, вечно, Робертс. О героях быстро забывают.»
Кэмерон не ответила. Она задыхалась.
«Сэвард», – резким шепотом беспокойно произнес Maк. – «Пожалуйста, вы не смогли бы вывести Командующего отсюда и осмотреть её руку?»
Сэвард ещё раз, глянула в направлении её начальника, убеждаясь что он действительно уходит, а затем направилась к агентам Секретной Службы. Она ахнула, прежде чем смогла остановить себя, увидев расширяющееся пятно на куртке Кэмерон Робертс. Ручеек крови бежал из-под ее рукава, по её руке и угрожающе капал на пол.
«Хорошо,»– сказала она, быстро шагая в сторону Кэмерон и обхватывая рукой её за талию. – «Пойдем со мной, Командир.»
«Я должна поговорить с мисс Пауэлл,»– говорила Кэмерон, тщетно пытаясь вырваться. В её голове всё вращалось, перед глазами бегали мерцающие пятна, но она все ещё могла мыслить. И все, о чем она думала, было то, что Дойл хотел подставить Блэр, под удар Влюбленного Парня. Она убила бы его за это. Ее голос звучал странно, тускло, когда она сказала, – «Она, всё еще не может уехать. Я нуждаюсь в отчете Тэйлора. Я хочу видеть ФБР…»
Она остановилась шатаясь, с головокружением и позывами к рвоте. Сэвард обняла ее сильней и послала Maку предупреждающий взгляд.
«Я позабочусь об этом, Командир,»– немедленно ответил Maк. – «Идите, Сэвард,»– убедительно произнес он, боясь что Кэмерон может упасть в обморок. Мак не хотел видеть её в таком виде, так как знал, она будет разъярена, когда узнает, что агенты видели ее, в столь плачевном состоянии, как сейчас.
К его большому облегчению, Кэмерон позволила Сэвард увести ее. Этот кризис предотвращен и он собрался духом для встречи с Цаплей. Очень хотелось надеяться, что она не спросит его, почему он информирует её вместо Командующего, а в отговорках, он никогда не был силен.
***
Блэр тихо постучала, но стала не ждать ответа. Она прошла в комнату Кэмерон и открыв дверь в ванную комнату, вошла в небольшое пространство. Она услышала громкие голоса из-за закрытой двери, идя по коридору к комнате Кэмерон. Признание Кэмерон, что Влюбленный Парень,преднамеренно выбирал себе цели, среди агентов её службы безопасности, страшно потрясло её. Это было, ещё более пугающим, чем угроза её собственной жизни. Она чувствовала свою ответственность, за происходящее вокруг и одновременно вину, при этом понимая, что стала жертвой обстоятельств и от этого, ей хотелось хотелось что-то попинать. Это не улучшало ей настроение ни в малейшей степени, все о чем она могла думать, была Кэмерон Робертс, сказавшая что любит её. Эти слова потрясли её больше, чем что-либо ранее с ней происходившее, и это всерьёз испугало её. Как раз, в это самое время, когда она думала, что сойдет с ума от всего этого, вошел Maк, выглядя необычно смущенным и попросил, чтобы она отложила свой отъезд и любые планы, связанные с отбытием домой, пока Командующий не сможет поговорить с ней. Он не сказал ей, почему Кэмерон не смогла придти к ней, и вот она пришла сама чтобы лично увидеть её.
Сэвард стояла на коленях, перед Кэмерон, которая сидела на закрытом унитазе, без рубашки, откинув голову, с закрытыми глазами. Ее лицо было покрыто бисером пота, а кожа выглядела серой, в резком свете люминесцентной лампы.
Живот Блэр скрутило. Боже, как она ненавидела это.
«Что случилось?»– резко спросила она обходя Сэвард, смотря на то, что делала агент ФБР. – «Maк сказал, что она нездорова.»
Нездорова. Мягко сказано, для представшего ужаса перед ей глазами.
Сэвард провела марлевым тампоном по предплечью Кэмерон, вдоль длинной, рваной раны, из которой медленно вытекала, темная кровь. Окруживший рану ожог, был покрыт пузырями, из которых сочилась влага, а её рука раздулась по сравнению с нормальной в два раза.
«Она немного порвала кожу на ожоге. Кровотечение, уже почти остановлено.»
Блэр не требовалось смотреть на груду использованных, пропитанных кровью тампонов, чтобы сказать рана продолжала кровоточить. Все, что она могла сделать, это смотреть на Кэмерон.
«Ей необходимо в больницу.»
Кэмерон открыла глаза и через секунду, смогла сосредоточиться на взволнованном лице Блэр. – «Я в порядке. Сэвард помогла мне.»
«Рене, или вы посадите её в автомобиль и отвезете в больницу, или я сделаю это сама.»– Руки Блэр дрожали, в ее голосе звучала паника.
«Блэр», – тихо сказала Кэмерон, – «если я окажусь в больнице, то вероятно останусь там, по крайней мере, для обследования.»
«Мне всё равно,»– решительно заявила Блэр, когда первоначальный шок от наблюдения за раной Кэмерон, начал проходить. – «Maк здесь. Он сможет позаботиться обо всём.»
Она пододвинулась ближе к Кэмерон, нежно поглаживая пальцами её лоб, убирая в сторону, влажную пядь волос от её глаз.
«Тебе холодно,»– пробормотала она, борясь с тревогой внутри себя.
Она посмотрела вокруг, в поисках чего-то, чтобы укрыть Кэмерон и наконец обратила внимание на тот факт, что на Кэмерон была одета, только тонкая шелковая футболку без рукавов. Ее рубашка лежала на полу, мятая и запачканная кровью. Глаза Блэр сузились, когда она посмотрела на Сэвард, расположившуюся, между ног Кэмерон, но решила, что по всей видимости, пока, она не должна начать убивать её прямо тут.
«Одеяло лежит на кровати,»– заметила Сэвард не поднимая глаз, она начала наносить антибактериальную мазь от ожогов на руку Кэмерон.
Блэр вышла и через нескольких секунд вернулась, Кэмерон сидела чуть ровнее, очевидно прикладывая все силы, что бы скрыть своё состояние.
«Это не сработает, Робертс,»– мрачно прокомментировала Блэр, закутывая Кэмерон в одеяло. – «Вас, все еще необходимо доставить в больницу.»
«Мисс», – спокойно сказала Сэвард, ловко перебинтовывая руку Кэмерон, от пальцев до ее бицепса, – «я сертифицированный помощник врача в EMT. Они не сделают ничего больше, чем я уже сделала.»
Блэр повернулась к ней, собираясь сердито возразить, но Рене Сэвард встретила её взгляд невозмутимо, с успокаивающей уверенностью в своем взгляде.
«Вы уверены?»– спокойно спросила Блэр. Она попятилась к Кэмерон и не осознанно, коснулась рукой шеи Кэмерон, нежно проведя пальцами по темным прядям волос, лаская её.
«Да, мисс.»
Если Сэвард и заметила действия Блэр, то не подала вида.
«Я просто должна полежать час, другой,»– настаивала Кэмерон, чувствуя себя намного лучше, когда боль начинала стихать.
Блэр убрала руку и отступила. – «Пожалуйста, не могли бы вы, присмотреть за ней,»– попросила она Сэвард обреченно-унылым тоном. Она хотела остаться с ней, но знала что не могла. Не здесь, не сейчас, не при таких обстоятельствах. Было мучительно больно оставить ее.
Голос Сэвард был мягким с сочувствием, когда она ответила, – «Я всё сделаю, мисс Пауэлл. Вы не должны волноваться.»
Блэр кивнув Рене Сэвард, внимательно посмотрела на её, затем на Кэмерон. – «На этот раз Командующий, я надеюсь, вы позволите позаботиться о Вас.»

+1

11

Глава 28
Maк сидел на диване, выглядя довольно уставшим, когда Сэвард вошла в комнату. Он спокойно спросил, – «Она в порядке?»
Сэвард опустилась на кушетку рядом с ним и глубоко вдохнула. – «Она испытывает чертовскую боль, но это ничего, это не убивает.»
Они внимательно и осторожно рассматривали друг друга, пытаясь оценить намерения другого. Они, если можно так сказать, принадлежали к противоположенным командам и всего несколько дней работали вместе, несколько дней, которые прошли подобно столетию.
Наконец, Maк сказал, – «У Вас есть какие нибудь мысли, обо всем этом?»
Сэвард подбирала слова тщательно, помня, что она только временно переведена в Секретную службу, и в конце концов, должна будет вернуться и выжить в иерархии ФБР. С другой стороны, она никогда не стала бы защищать, кого-то похожего на Патрика Дойла, даже не взирая на возможные осложнения в своей карьере.
«Специальный агент Дойл не доверяет мне, агент Филлипс,»– тихо сказала она.
Maк ждал.
«Тем не менее», – продолжила Сэвард, – «говоря как наблюдатель, я замечу, что у Дойла имеется на неё зуб.»
Maк мигнул, затем широко усмехнулся. – «Хорошо, тогда ему придётся очень долго ждать, чтобы укусить её.»
«Я думаю, это так,» – произнесла Сэвард, с усмешкой. Затем она добавила серьезно, – «Я не знаю, что с ним происходит. Сначала я думала что это политика бюро. Но сейчас мне кажется, здесь лежит что то большее, а я не знаю Дойла достаточно хорошо, чтобы понять ход его мыслей.»
Maк положил ноги на журнальный столик, внезапно осознав, как сильно он устал. – «Это не хорошо, раньше мы волновались только из-за Цапли, теперь же, мы должны волноваться о Дойле и Командующем.»
«Мак, я не думаю, что вы должны волноваться о своем командующем,»– ответила Сэвард. – «И хотя в настоящее время она немного не в форме, но как только встанет на ноги, я уверена, что Командующий сможет справиться с ним. Она пока не продвинулась далеко, как могла бы, зажимаемая мужчинами, которые завидуют её положению и компетентности. Я думаю, что мы все, должны сконцентрироваться на поимке Влюбленного Парня и позволить Командующему, самой разобраться с Дойлом.»
Maк вздохнул и согласился с ней. – «Звучит хорошо, этот план по мне.»
«Вы видели Старк?»– небрежно спросила Сэвард.
«В последний раз я видел ее на кухне, беседующей с Линдси Райан.»
Сэвард подняла бровь и встала. – «Она сейчас там?»
Maк наблюдал, как она уходит и задался вопросом, почему у него было чувство, что не знает и не понимает многого, из того, что происходит вокруг него.
***
Было около часа ночи, когда Кэмерон вышла в затемненную прихожую. Закрыв дверь в свою спальню, она повернулась и встретилась глазами с Рене Сэвард, которая стояла рядом с окном, наблюдая в него, за прилегающей территорией к дому. В прихожей было темно, но света, проникающего из ламп в гостиной, было достаточно, чтобы осветить их лица. Они молча посмотрели друг друга. Затем, подчеркнуто неторопливо Сэвард повернулась спиной к Кэмерон и продолжила смотреть в окно. Кэмерон прошла, несколько футов к противоположной стороне зала и открыла дверь в спальню Блэр Пауэлл.
Она стояла внутри комнаты, ожидая пока её глаза привыкнут к темноте.
«Это – официальный визит, Командующий?»– тихо спросила Блэр из темноты.
«Нет».
«Тогда я не буду включать свет.»
Кэмерон пробралась к кровати и опустилась на край, дотрагиваясь до руки Блэр, своей не пострадавшей рукой. – «Я сожалею, о произошедшем ранее. Я не хотела, так сильно волновать тебя.»
«Как ты себя чувствуешь?»
«Лучше».
И после секундного колебания добавила, зная, что должна сказать правду, – «Рука чертовски болит, но у меня нет головокружения и мой желудок успокоился. Я в порядке.»
«Ты пришла сюда, чтобы отчитаться мне о своем самочувствии?»– резко спросила Блэр. Успокоившись, она вспомнила, что должна быть сердитой. Она села оперевшись о подушки, помнящая, что она лежит голая под легким покрывалом. – «Потому что, если ты здесь из-за этого, можешь считать свою обязанность выполненной.»
Кэмерон была одета в тонкую футболку без рукавов и спортивные штаны. В комнате у Блэр были открыты окна и горячий августовский воздух неподвижно висел вокруг них.
«Нет,»– мягко сказала Кэмерон, проводя большим пальцем по ладони Блэр. – «Я пришла, потому что не могла уснуть.»
У Блэр ускорился пульс, но она стойко проигнорировала это. В этот момент, она не собиралась позволить своему телу управлять своим разумом.
«Это не сработает, Кэм,»– сказала она спокойно.
Холодная рука сжала сердце Кэмерон, на миг её дыхание прервалось, но она ответила спокойно, – «Почему?»
«Ты знаешь, почему. Мы прошли через всё это, раньше. Мне очень тяжело, я беспокоюсь о тебе, я ведь знаю, что тебя могут ранить или даже убить, из-за меня. Я не хочу этого. Я не могу рисковать, продолжая испытывая чувства к тебе.»
«Если бы мы переходили через улицу,»– спокойно сказала Кэмерон, несмотря на то, что Блэр только что причинила ей боль своими словами, – «и автомобиль вот-вот наедет на меня, ты выдернешь меня из под него, даже, если при этом ты сама возможно пострадаешь?»
«Да,»– тихо сказала Блэр, – «но вероятность этого случая, почти ноль.»
«Я знаю,»– сказала Кэмерон, протягивая руку к плечу Блэр и пробегая, слегка касаясь кончиками пальцев по ключице Блэр. – «И шансы того, что я умру защищая тебя, столь же малы. Я верю, чертова удача будет с нами.»
Блэр резко рассмеялась, схватив руку Кэмерон своей рукой, пытаясь остановить начавшееся волнение внутри неё, от простого поглаживания пальцами Кэмерон. – «Ну, я не доверяю удаче. Или ты уходишь из моей службы безопасности, или я прекращаю все отношения с тобой, за исключением ежедневных брифингов.»
Кэмерон наклонилась вперед и коснулась губами, плеча Блэр. – «Нет», – тихо сказала она.
Блэр не обращала внимание на желание, растущие внутри неё.
«Извини?»– спросила она холодным голосом.
«Нет», – повторила Кэмерон, двигаясь своими губами по плечу к шее Блэр. Сейчас, когда она склонилась над ней, её грудь слегка касалась голой руки Блэр. Кэмерон почувствовала, как напряглись её соски под футболкой, зная, что Блэр тоже почувствовала это.
«У нас не может быть и речи о сексе,»– резко сказала Блэр, слишком хорошо чувствуя разгорающийся огонь, становившийся всё горячее с каждым мгновением. Она дрожала, ее кожа горела от прикосновения Кэмерон.
Кэмерон взяла руку Блэр и прижала к своей груди. Ее сердце бешено стучало, напротив ладони Блэр.
«Речь не об этом,»– прошептала Кэмерон. – «Я так пыталась не хотеть тебя. Я так старалась обойтись без тебя. Но, я не могу справиться с этим. Я не могу остановиться. Мы не выбирали это, ни ты, ни я. Я не могу убежать от этого. Я не могу убежать, прочь, от любви к тебе и не могу убежать от работы, потому что я знаю, как сберечь тебя. Пожалуйста, не проси меня уйти с работы.»
Блэр отвернулась, изо всех сил пытаясь сопротивляться притяжению слов Кэмерон и сладким соблазняющим прикосновениям.
«Я не хочу, такой любви,»– заявила она, дрогнувшем голосом.
Кэмерон прижалась губами к ямке, на горле Блэр.
«Да,»– сказала она очень нежно, достигая под покрывалом и ласково сжимая грудь Блэр, – «Ты хочешь.»
Блэр застонала и выгнула спину, неспособная контролировать волну желания.
«Черт тебя побери, Кэмерон.»
Но неудержимое желание было ясно слышно её голосе.
«Блэр», – пробормотала Кэмерон, отбрасывая покрывало в сторону. Она продвинулась губами к груди Блэр, нашла сосок и потянула его осторожно. Она медленно сосала его, пока он не стал твердым и напряженным, затем слегка укусила, заставляя Блэр застонать. Кэмерон привстала, задыхаясь от желания, возбужденная с требовательной пульсацией между ее бедрами.
«Помоги мне снять одежду.»
Блэр заставила себя сосредоточиться, через туман возбуждения в её голове и увидела, как Кэмерон, пыталась стянуть футболку одной рукой.
«Сюда», – быстро сказала она, двигаясь к ней. – «Позволь мне сделать это.»
Она осторожно спустила футболку вниз, стараясь не зацепить бинт на руке Кэмерон, затем Кэмерон встала и Блэр развязала пояс на её спортивных штанах. Когда одежда оказалась у ног Кэмерон, Блэр схватив голую Кэмерон за здоровую руку и пихнула на кровать, рядом с собой. Она провела рукой вдоль тела Кэмерон, по животу, бедрам, по спине к внутренней стороне её ног.
Кэмерон приподняла бедра, часто дыша. – «Ты снова, приводишь меня в смятение.»
Блэр провела кончиками пальцев сквозь теплую влажность, между ногами Кэмерон, воздух с хрипом проходил через её горло, каждая мышца тела напряглась.
«Мне нравится смущать тебя,»– выдохнула она.
Кэмерон приложил усилие, попыталась лечь на неё сверху и приглушенно вскрикнула, когда она не рассчитав усилие, оперлась на свою травмированную руку.
«Что случилось?»– быстро спросила Блэр.
«Моя рука,» – ответила Кэмерон, пытаясь положить Блэр на подушки, другой рукой.
«Ложись Кэмерон,»– твердо сказала Блэр. Говоря это, она осторожно взяла Кэмерон за плечи и уложила ее. – «Позволь мне.»
Кэмерон не возражала. Она была возбужденной от ласк Блэр и была готова, более чем готова к дальнейшему.
«Мне нравится смущаться,»– призналась она.
Блэр тихо рассмеялась, прижав щеку к груди Кэмерон, проведя губами по её соску и целуя её живот на своем пути вниз, расположилась между ног Кэмерон.
Кэмерон закрыла глаза со вздохом – длинным, низким вздохом капитуляции.
Она подняла бедра, когда пальцы Блэр прижались к её бедрам и открылась, выгнула спину, её мышцы напряглись когда губы Блэр накрыли её, Кэмерон проглотила стон, дрожа, пока язык Блэр мучил её. Нежность Блэр и знающие проникновения изгнали боль, усталость и беспокойство.
«Ты прекрасна,»– шептала Кэмерон, ее пальцы стелились в волосах Блэр. – «Невероятна.»
Блэр ответила, углубив свои ласки, от которых мышцы Кэмерон задрожали, Блэр ускорила свои движения, вырвав пронзительный крик из груди Кэмерон, почувствовала конвульсии Кэмерон под своим языком, она обняла её рукой, прижав к себе, как можно ближе, зная, что навсегда принадлежит ей – и душой, и телом, и сердцем – в этом заключалась, вся, истинная правда.
Это было ни остановить, ни повернуть назад, для любой из них. Ни теперь. Ни на следующий день. Никогда.

Глава 29
Почти рассвело, когда Кэмерон покинула комнату Блэр. Сэвард, все ещё находящаяся на дежурстве и ожидающая своей подмены посмотрела на Кэмерон, когда та вошла в прихожую.
Кэмерон подошла и встала возле неё. Их глаза встретились и Кэмерон спросила, – «Что вы можете сообщить мне, Агент Сэвард.»
«Ничего, мэм. Это была, очень тихая ночь.»
«Значит ничего необычного?»– снова спросила Кэмерон. У нее было чувство, что Рене Сэвард, при наличии проблем и разногласий между ними, обсудила бы их с ней в открытую, лицом к лицу, а не с помощью рапорта, посланного в Вашингтон в запечатанном конверте. И если у Рене Сэвард были недопонимания и разногласия ней, Кэмерон хотела решить все вопросы, прямо в открытую. Было слишком много дел, которые должны быть сделаны в течении следующих нескольких недель, и все они, требовали полного внимания, а она не хотела постоянно оглядываться через плечо, ожидая удара в спину. Влюбленный Парень не уйдет в тень. Не сейчас. И все Агенты должны быть внимательны и сосредоточены, если собираются остановить его, не понеся при этом потерь. – «Вы ничего не хотите, обсудить со мной?»
«Нет никаких, известных мне проблем,»– сообщила Сэвард. – «Никакой активности, вообще, Командующий.»
Кэмерон кивнула и добавила, – «Очень хорошо. Брифинг назначен в 07 – 00, пожалуйста сообщите об этом, своей смене.»
«Да мэм,»– сказала Сэвард и повернулась к окну, пристально смотря в него. Если кто-то и собирался причинить неприятности Камерон Робертс и Блэр Пауэлл, по всей видимости неравнодушных друг к другу, то это будет не она.
В начале восьмого Блэр сидела за маленький столом на веранде, находящейся позади дома. На ней была рубашка с V – образном вырезом, джинсы и сейчас, она с удовольствием пила вторую чашку кофе. Старк появившаяся чуть раньше, спустился на лужайку, заняв свой пост. Она прислонилась к углу веранды и внимательно рассматривала лужайку и пространство, по ту сторону реки.
Блэр посмотрела, как раздвижные стеклянные двери открылись и оттуда появилась Кэмерон. Это был первый раз, когда они встретились, с тех пор, как расстались в тусклом предрассветном свете. Блэр улыбнулась, наслаждаясь её видом в новой белой рубашке и превосходно сидящих брюках. Кэмерон выглядела здоровой и отдохнувшей, хотя Блэр прекрасно знала, что этой ночью, она практически не спала. Кроме того, она заметила чистый бинт на её руке и быстро задалась вопросом – кто делал перевязку. Это, возможно беспокоило бы ее и дальше, если бы Кэмерон не посмотрела на нее с такой страстью, что по её кожа пробежали мурашки.
«Доброе утро, Командующий,»– нежно сказала она, её глаза лучились теплым приветствием.
Улыбка Кэмерон была столь же теплой, когда она приблизилась с чашкой кофе в левой руке. Сев напротив нее, она спокойно произнесла, – «мисс Пауэлл.»
Слова были столь мягки и нежны, что Блэр сразу вспомнила о том, последнем разе, когда они касались друг друга, всего за несколько часов до этого. Это были ласковые губы Кэмерон у её шеи, когда они стояли у двери в спальню Блэр, прощаясь, в объятиях друг друга.
***
«Я должна идти,»– прошептала Кэмерон обнимая Блэр, ее руки едва касаясь, поглаживали спину Блэр. Она надела футболку и спортивные штаны. Блэр стояла голая.
«Я должна вернуться к работе.»
«Я знаю.»
«Мне жаль,»– прошептала Кэмерон.
«Не надо,»– пробормотала Блэр, обвив руками талию Кэмерон и прижавшись губами к её шее. Она поцеловала ее нежно, потом чуть сильнее, почувствовав в животе начавшаяся возбуждение.
«Не справедливо,»– шептала Кэмерон.
«Я знаю.»– тихо вздохнув, Блэр отстранилась. – «Иди. Уходи, пока я не передумала.»
«Блэр, я лю…»
Блэр остановила её, приложив пальцы к её губам. Кэмерон смотрела на неё, озадаченная.
«Не надо никаких обещаний, Командующий,»– пробормотала Блэр. – «Просто скажи мне, что вернешься.»
«Да», – прошептала Кэмерон, целуя её.
***
«Извини»– сказала Блэр, понимая, что Кэмерон, что то сейчас, говорила ей.
Кэмерон наблюдала за плавающими глазами Блэр, они всегда становились такими, после занятий любовью, когда она медленно приходила в себя. Это было самым сексуальным зрелищем, которое она когда-либо наблюдала и ей пришлось сконцентрироваться на своих словах, вспоминая, что она только что говорила.
«ФБР и моя команда, независимо друг от друга проверили твой дом, ты можешь вернуться».
Блэр кивнула. – «Я буду рада вернуться домой.»
«Я знаю.»
«Что ты думаешь, об этом?»
Кэмерон пожала плечами и неохотно признала, – «Я считаю, что задержка, на день другой, не будет иметь большого значения. Я доверяю своей команде и не думаю, что ситуация изменится, если мы останемся здесь на неопределенный срок.»
Блэр улыбнулась, вспоминая прошедшие два дня и несколько моментов, проведенных наедине с Кэмерон.
«Я могу сказать, есть что-то в том, быть запертой здесь, с тобой.»
Глаза Кэмерон потемнели, она улыбнулась легко и непринужденно.
«Действительно есть.»
Услышав родной хриплый голос Кэмерон, биения её сердца удвоились. К сожалению, её тело ответило тем же и она просто наслаждалась этими ощущениями, при этом очень хорошо понимая, что должно пройти какое-то время, прежде чем она вновь встретится с Кэмерон и сможет удовлетворить свое желание.
Блэр вспыхнула, наблюдая, как пристальный взгляд Кэмерон упал на ее грудь. И хотя стол разделял их, она почувствовала себя по эти взглядом так, как будто руки Кэмерон были на ней. Ее соски напряглись под тонкой рубашкой.
«Не делай этого,»– сказала она очень спокойно, странно хриплым голосом.
«Как это понимать, мисс Пауэлл?»– пробормотала Кэмерон, её пальцы, дрожали от желания провести вдоль нежной кожи, виднеющейся под рубашки Блэр.
«Не смотри на меня так алчно,»– тихо сказала Блэр, – «потому что, самообладание, если ты не заметила, никогда не было моей сильной стороной.»
Кэмерон подняла глаза, затуманенные с тоской по Блэр, болезненное желание пронзило её живот. Её грудь сжалась и она прошептала, – «Тогда, я обещаю не смотреть на тебя, так в общественных местах.»
Блэр дрожала, как животное, которое пробежало долгий путь под солнцепеком и смогла только кивнуть, не в состоянии вымолвить хоть слово, ее кровь кипела.
Она никогда не ожидала, почувствовать себя столь беззащитной, перед лицом желания. Если любовь Кэмерон была такой, она не была уверена, что сможет пережить её.
«Я должна идти,»– медленно и неохотно сказала Кэмерон, потому что их отъезд был последним, чего она сейчас хотела.
«Хорошо. Пока.»– пробормотала Блэр, провожая Кэмерон глазами, когда она двигалась к краю веранды.
Кэмерон спустившись по ступенькам и встав около Старк, сказала, – «Сообщите команде, мы отбываем в Орлиное Гнездо в 13 – 00.»
Паула Старк которая, как казалось слишком внимательно наблюдала за завтраком двух крупных малиновок на пышной зеленой лужайке, ответила, – «Да, мэм.»
***
Старк услышав, как дверь на веранду открылась и закрылась, обернулась убедиться, что Блэр Пауэлл находится в пределах видимости. Убедившись, что она на месте, она продолжила внимательно контролировать периметр и тут в её голову, сами собой, пришли воспоминания о вчерашнем вечере. Она стояла на этом самом месте, солнце уже село, когда дверь на веранду скользнув открылась и Рене Сэвард спустившись вниз по ступенькам, подошла к ней.
«Все тихо?»– спросила Сэвард, прислоняясь одним плечом к фундаменту веранды.
«Очень», – ответила Старк, радуясь компании. Тяжело представить, что-то более долгое и одинокое, чем ночное дежурство.
«Агент Райан уже уехала?»– небрежно спросила Сэвард.
«Приблизительно час назад. Она оставила какие-то документы для Командующего, на рассмотрение и сказала, что далее будет работать в Quantico, где у нее лучшие условия и полный доступ к базам данных.»
«Мне кажется, она знает, что делает,»– честно призналась Сэвард.
Старк переступила с ноги на ногу, перемещая свой вес и автоматически в не осознанном жесте, засунула руки в карманы, подобно Кэмерон Робертс. – «Она очень умна. Я рада, что Командующий привезла её сюда, сегодня, потому что, теперь я не чувствую, что мы преследуем призрака. По крайней мере, теперь я представляю его, в своей голове.»
Сэвард кивнула, соглашаясь. – «Ну, а я бесспорно, охотнее работала бы с ней, чем с лихими парнями из отдела по тяжким преступлениям, которые обычно застревают на чем-то, вроде этого.»
Старк согласно рассмеялась. – «Парни с оружием.»
«А я, всегда была неравнодушна к девушкам с оружием,»– сказала Сэвард с нежной улыбкой.
Старк поблагодарила темноту, которая скрыла её вспыхнувшее лицо. Внезапно, ночь показалась ей жаркой и она поняла, всё дело в интонациях, звучащих в голосе Рене Сэвард. Низких, чувственных и – сексуальных. Она сглотнула и сумела спокойно ответить, – «Я тоже.»
«Ну, приятно знать об этом,»– ответила Сэвард. – «Когда всё успокоится и уляжется, мы должны посмотреть, что у нас из всего этого получилось.»
«Уу, это было бы хорошо,»– сказала Старк, проклиная себя за то, что её ответ звучал по-дурацки.
Сэвард улыбнулась ей. – «Я никогда не думала, что агенты Секретной службы могут быть милы, Агент Старк. Ну, а вы, просто потрясающая.»
Старк попыталась умно ответить, когда неожиданно, Сэвард погладила пальцами, тыльную сторону её руки и ушла.
«Старк?»
Старк подскочила и быстро повернулась к Блэр, стоявшей облокотившись на перила и смотрящей на неё вниз, с радостным выражение на лице.
«Мэм?»– Старк снова покраснела. Проклятие.
«Вы сообщите Командующему, что я готова ехать домой, как только она даст команду?»
«Да, мэм. Я сделаю,» – уверила её Старк, ну и дела, Линдси Райан предупредила их, ещё вчера, что как только они оставят относительно безопасное прибежище в этом доме, любой из них может стать мишенью.

Глава 30
Maк с озадаченным выражением лица протянул телефон и сказал, – «Командующий? Цапля хочет поговорить с Вами».
Кэмерон склонилась за соседним столом, просматривая фрагмент видеозаписи, сделанной в Центральном парке во время выступления Блэр.
Она тщательно изучала толпу, вблизи от Марси Коулман, ища худого, 25 – 30 летнего белого мужчину, имеющего рост пять десять футов и вес сто пятьдесят фунтов. Именно так доктор Коулман описала мужчину, который вручил ей конверт для Блэр Пауэлл.
«Я возьму телефон здесь». – быстро сказала Кэмерон, удивленная и заинтересованная. Блэр редко связывалась с ней по официальным делам.
Она взяла трубку, нахмурив брови. Это был, пожалуй, единственный признак её волнения. – «Да?»
«Кэмерон, ты можешь сейчас подойти ко мне, пожалуйста?»
В её тоне проскальзывали странные интонации, отчего сердце Кэмерон забилось с беспокойством. – «Сейчас я подойду. У Вас всё…?»
«Я в порядке», – поспешно сказала Блэр, но в её голосе явно слышалась слабая дрожь.
«Я уже в пути», – сказала Кэмерон, бросая телефонную трубку.
Она стремительно направилась к двери, на ходу инструктируя Maка, – «Я хочу, что бы вы связались со всеми агентами. Проверьте всех агентов на постах и выясните, нет ли чего необычного в их докладах».
Maк выпрямился и немедленно направился к мониторам, одновременно включая свою рацию.
«Да, мэм», – отчетливо произнес он.
Кэмерон не услышала его ответа, потому что прошла через дверь в вестибюль, вызывая лифт к пентхаусу Блэр. Через тридцать секунд она стояла у нее на пороге. Распахнув дверь, Блэр осталась стоять внутри квартиры, ожидая Кэмерон с бледным лицом. Кэмерон положила руки на плечи Блэр, пристально смотря в её лицо. – «Что случилось?»
Блэр выдавила слабую улыбку, но в её голубых глазах ощущалось глубокое беспокойство. Она протянула белый конверт Кэмерон. – «Это было в моей почте».
Кэмерон взяла его и внимательно изучила. Имя и адрес Блэр были прикреплены обычной наклейкой. Всё выглядело совершенно обычным. Указанный обратный адрес принадлежал известной благотворительной организации.
«Я думала, что это письмо с обычной просьбой о пожертвованиях благотворительному фонду», – спокойно сказала Блэр.
Кэмерон заглянула внутрь конверта и мышцы её живота скрутило. – «Ты касалась его?»
Блэр кивнула. – «Да, я сожалею. Я не думала…»
Кэмерон покачала головой. – «Это не имеет значения. Он никогда раньше не оставлял отпечатков. Тем не менее, мы должны все проверить».
Она посмотрела вокруг в поисках чего-то, с помощью которого можно было зацепить белый прямоугольник, лежащий внутри. Блэр протянула ей скрепку для бумаги и Кэмерон, зацепив фотографию за край, вытащила её.
Кэмерон, со смесью ярости и страха, молча смотрела на фотографию Дианы Бликер, стоящей перед своим жилым домом в Верхнем Ист-Сайде. Её грудь была обведена знакомым красным кругом с «Х» по центру. Кэмерон перевернула фотографию и увидела прикрепленную наклейку для почтовых отправлений, на которой были напечатаны следующие слова – «Встретьcя со мной или она следующая».
Кэмерон положила фотографию назад в конверт и спрятала его во внутренний карман пиджака.
Быстро пройдя на кухню к висящему на стене телефону, она набрала длинный номер.
«Немедленно соедините меня со специальным агентом Дойлем. Говорит Кэмерон Робертс, Секретная служба».
Она смотрела на Блэр, ожидая соединения со слабой улыбкой, как бы говоря, что всё будет в порядке. Затем, она резко произнесла в телефонную трубку, – «Дойл, это – Робертс. Мне необходима ваша поддержка. Необходимо выслать группу на квартиру Дианы Бликер. 88 – ой дом на 5th Авеню, как можно скорее. Она, возможно его следующая цель. Все подробности в Командном Центре».
Когда Кэмерон повесила трубку, Блэр тихо сказала, – «Спасибо. Я знаю, ты не получила удовольствия, делая этот звонок».
Кэмерон пренебрежительно пожала плечами. – «Сейчас, никакие разногласия между Дойлом и мной не имеют значения. Диана важнее».
«С этим что-то необходимо делать, Кэмерон», – быстро сказала Блэр, возбужденно шагая. – «Я больше не смогу выдержать этого».
«Блэр», – Кэмерон осторожно подошла к ней. Ее лицо выражало сильное беспокойство. – «Я знаю, как это всё тяжело для тебя».
Блэр нетерпеливо покачала головой. Она не хотела сочувствия и не желала быть застреленной или взорванной. – «Кэмерон, меня не волнует, кто его возьмет и не волнует, что я должна сделать для этого. Мне необходимо, чтобы всё это прекратилось».
Кэмерон обняла её, крепко прижав к себе. – «Скоро. Я обещаю. Скоро всё будет закончено».
Блэр не сопротивлялась, но её тело было напряженно, когда она со смесью страха и расстройства, спокойно добавила, – «Я в порядке.»
«Я знаю». – пробормотала Кэмерон, прижимаясь щекой к волосам Блэр. – «Это только для меня».
Блэр расслабилась, она нуждалась в тепле Кэмерон. Она просунула руки под ее пиджак, поглаживая руками спину и прижавшись лицом к её плечу. Руки нащупали кожаный ремень наплечной кобуры Кэмерон. Она вздрогнула: слишком много потерь и не известно, что ожидает их впереди. Как же она устала от всего этого.
Кэмерон нежно провела рукой спине Блэр, поглаживая её. – «ФБР уже в пути к Диане. Она будет в безопасности».
«Кто будет следующим?»– спросила Блэр приглушенным голосом, прижимаясь к Кэмерон. – «Это может быть один из вас? Или это будет Марси Коулман, или какой-то бедняга, случайный человек, оказавшийся в не том месте и в не то время? Я не могу просто стоять в стороне и наблюдать. Я должна сделать что-то».
Живот Кэмерон скрутило, но она нежно погладила Блэр по волосам и прижалась губами к её лбу. – «Никто не пострадает. Мы остановим его. Сейчас я нуждаюсь в твоем доверии, Блэр».
Блэр ничего не ответила и в сердце Кэмерон поселилась тревога. – «Блэр, пожалуйста, пообещай мне, что ты ничего не предпримешь, не обсудив это со мной. Мне необходимо, чтобы ты сделала это. Пожалуйста».
Блэр откинулась назад в объятиях Кэмерон, смотря ей прямо в лицо. Она увидела что-то близкое к панике в глазах Кэмерон. Раньше Блэр никогда не видела у неё такого взгляда.
«Кэм», – прошептала она, нежно поглаживая Кэмерон по спине. – «Эй».
«Я не могу потерять тебя», – прохрипела Кэмерон. Ее горло стянуло от мучительных, болезненных старых воспоминаний.
От её затравленного выражения лица сердце Блэр разорвалось. Она вздохнула и провела пальцами по щеке Кэмерон. Ну как она могла позволить себе причинить боль любимой.
«Я обещаю. Просто сделай что-нибудь, пожалуйста».
Кэмерон поцеловала её благодарным и нежно-собственническим поцелуем. Оторвавшись от Блэр, она прошептала, – «Я сделаю».

+2

12

***
Кэмерон вошла в конференц-зал Командного Центра и кивнула Патрику Дойлу. Как обычно, команда ФБР стояла с одной стороны стола, а её команда с другой. Она и Дойл еще раз обменялись взглядами.
«Мы предполагаем, что нам следует ожидать от Влюбленного Парня активных действий», – незамедлительно сказал Дойл. Его очевидная попытка взять руководство в свои руки была вызывающе ясна.
Садясь на своё место, Кэмерон невозмутимо кивнула, соглашаясь. Она уже играла в эти межведомственные игры раньше. – «Какова обстановка в жилом доме Дианы Бликер?»
«Моя команда и саперы все еще там», – сообщил Дойл. «Диана Бликер временно перемещена в безопасное место».
И хотя на лице Кэмерон ничего не отразилось, но она расслабилась, так как часть её внутреннего напряжения рассеялась. Одна проблема решена.
«Я говорила с Линдси Райан в Квантико и ввела ее в курс дела», – начала Кэмерон, – «Она считает, что это реальная угроза, и если он не сможет получить доступ к своей основной цели – Цапле или предполагаемой замене, Диане Бликер, тогда из-за расстройства и гнева, он выберет кого-то еще.»
Она посмотрела на присутствующих, зная, что не должна повторять слова Линдси Райан, сказанные им. Любой из них мог быть, следующей целью.
«Цапля останется здесь, в изоляции, на ближайшее будущее. Она согласна отложить свои планы относительно поездки в Сан-Франциско, и у нас появляется окно в две с половиной недели до поездки в Париж. Во время поездки она будет передвигаться, и следовательно, будет доступна».
Уязвимой, вот что она имела в виду.
Дойл махнул рукой, отклоняя её слова.
«Неблагоразумно держать ее в изоляции неопределенный срок», – сказал он, тщательно избегая намека, что доступность Блэр наверняка привлечет внимание Влюбленного Парня. Машинально он потер ссадину на шее. – «С другой стороны, лучший способ вытащить Влюбленного Парня на поверхность, это предложить ему встретиться».
Кэмерон видела, как Maк и Старк напряглись, и она знала, что эти двое собираются устроить яростный спор. Она подняла левую руку дюйм от стола, подавая им знак. Они успокоились с сердитыми выражениями лиц, откинувшись на стульях. Кэмерон посмотрела на Патрика Дойла и сказала уверенно, абсолютно спокойным голосом, – «Специальный агент Дойл, я уверена, что вы не предлагаете нам использовать президентскую дочь в качестве приманки для убийцы-психопата».
Челюсти Дойла захлопнулись, и он натянуто ответил, – «Конечно, нет».
«Тогда мы не должны даже рассматривать эти мысли дальше», – ответила Кэмерон, изо всех сил пытаясь сдержать свой гнев. – «Цапля продолжает регулярно получать электронное письма от него. Он использует взломанные IP адреса и отправляет сообщения со случайных компьютеров. Таким образом, мы всё ещё не можем отследить его. Как было ранее решено, мы не будем предпринимать никаких попыток заблокировать его сообщения, потому что пока это наш единственный способ узнать его настроение и наша единственная возможность предсказать его шаги».
«Ну, это полный провал», – резко заметил Дойл.
Кэмерон проигнорировала его и продолжила. – «Агент Райан предлагает, чтобы мы начали общение с ним по электронной почте от имени Цапли, и попытались получить информацию о его планах. Мне это кажется логичным. Специалист по компьютерам с оборудованием присоединится к моей команде сегодня. Мы сможем начать игру со следующего сообщения Влюбленного Парня».
Воцарилась неловкая тишина, все поняли, что этот агент является заменой Джереми Финча.
Дойл прервал тишину, произнеся с самодовольной улыбкой, – «Я говорил с директором по пути сюда. Он согласился с моим мнением, что мы должны быть более активными, если хотим решить эту проблему».
Кэмерон сидела неподвижно, хотя все её мышцы напряглись. – «Что это значит?»
«Мы планируем начать диалог, как вы и предложили, Робертс», – заявил Дойл тоном, полным снисходительности. – «Но мы не только заинтересованы в ведении диалога. Мы собираемся выманить его на встречу».
«Операция с подсадной уткой?», – воскликнул Maк в удивлении. – «Этот парень – маньяк и убийца. Вы не можете послать своего агента, ведь она может попасть в его руки».
«Мы оценили этот риск, как допустимый», – резко сказал Дойл. Поправив кучу папок перед ним, он добавил, – «Нам необходимо несколько дней на подготовку к операции. Мы используем своего человека для установки контакта с ним».
«Это опасная операция, Дойл», – сказала Кэмерон спокойно. – «Туда ведут и другие пути, сначала мы можем попробовать пройти по ним».
«Мы все достаточно долго ждали», – сказал Дойл, многозначительно посмотрев на Кэмерон с обличительным выражением. – «Слишком долго».
Кэмерон понимала, что она знает слишком мало, чтобы судить об операции ФБР. Это было не тем, что она собирается делать. Её первоочередной задачей была безопасность Блэр, но она неохотно призналась себе, что ФБР имело полное право пойти своим путем, пытаясь задержать Влюбленного Парня.
Она задвинула стул, показывая своё несогласие. Это было всё, что она могла сделать.
«Я была бы рада, если вы будете держать нас в курсе дела. В свою очередь, моя команда продолжит анализировать видеозаписи и фотографии из парка».
На сей раз Дойл не мог скрыть свою торжествующую усмешку.
«Без проблем, Робертс. Вам сообщат, когда нам потребуется один из ваших агентов, в качестве приманки».
Кэмерон положила обе руки на стол и приподнялась вперед. Ее тело напряглось, как будто она собралась броситься со своего стула. Ее голос был опасно низок, когда она произнесла, – «Нет Дойл, так не пойдет. Мои агенты работают в Секретной службе. Они не будут использоваться в виде наживки для ФБР».
Дойл пожал плечами. – «Это же так очевидно. Нам необходим агент, который лично знает Цаплю. Вполне вероятно, может возникнуть ситуация, в которой разговор между ними будет неизбежен. Я не могу сообщить своему агенту такие подробности, следовательно, приманкой должен быть, один из ваших агентов».
В течение минуты Кэмерон не могла думать. Она задыхалась от охватившей её ярости. Дойл решил действовать за её спиной и вынуждал отправить одного из её агентов на потенциально опасную операцию. Она стояла, изо всех сил пытаясь сохранить самообладание.
Последние семьдесят два часа она и агенты были на ногах, практически без сна. Все они были издерганы и находились на грани. К тому же, она уже потеряла одного агента и не собиралась терять другого.
«Этого не будет, Дойл».
«Это решать не вам», – сказал Дойл, поднимаясь. – «Всё одобрено и ваш агент уже принял назначение».
Кэмерон быстро посмотрела на Старк, но она едва заметно качнула головой. Ясно, что она ничего не знала о плане Дойла.
«Эта встреча закончена», – резко оборвала Кэмерон, повернувшись и идя к двери. Еще секунда и её руки были бы снова на его горле.

Глава 31
Кэмерон проследовала через Командный Центр, рявкнув, – «Грант! За мной».
Эллен Грант вскочила на ноги и торопливо двинулась за своим командиром, которая толкнув дверь, прошла в коридор к лифтам. Поездка на лифте вниз проходила в пугающей тишине. Спустившись в лобби, они приблизились к двойным стеклянным дверям, ведущим на улицу. В этот момент Грант спокойно сказала, – «Командующий, Я…»
«Минуту, Грант», – резко сказала Кэмерон, сдерживая и гася желание вернуться и двинуть по физиономии Патрика Дойла. Эллен Грант – её агент и только она может командовать ею. Он встал между Кэмерон и её агентом, той, за кого она несет ответственность. Это – очень серьезный просчет с его стороны. Она ещё смогла бы стерпеть личные оскорбления, но не потерпит никого вмешательства в управление и руководство Секретной Службой.
Грант стиснула зубы и приготовилась к серьезному разговору. Ей было неприятно выслушивать упреки от Робертс, потому что она слишком уважала ее.
Они пересекли улицу. Кэмерон отперла декоративные ворота парка и прошла внутрь вместе с Грант, ступающей следом. Как только они оказались внутри, Кэмерон замедлила шаги, позволив Грант догнать её и идти рядом.
Кэмерон посмотрела на нее и сказала, – «Вы не хотите рассказать мне, что произошло между Вами и специальным агентом Дойлом?»
Грант смотрела прямо перед собой, когда она ответила виноватым тоном, – «Он связался со мной этим утром, в то время, когда вы говорили по телефону с Вашингтоном. Дойл сказал мне, что я необходима для участия в операции по поимке и аресту Влюбленного Парня». – Она сглотнула, вспоминая странный разговор. – «Я ответила, что он должен согласовать этот вопрос с Вами. Но он сообщил, что в Вашингтоне уже приняли решение. Он сказал, что ему необходим мой ответ немедленно».
Она посмотрела в лицо Кэмерон и произнесла категоричным тоном. – «Я сказала ему да».
Тем временем они достигли уединенного угла парка, недалеко от того места, где Кэмерон сидела с Блэр несколько дней назад. Они встали под тенью плакучей ивы. Кэмерон со сжатыми кулаками в карманах брюк, Грант в напряженном внимании.
«Я не могу позволить вам делать это, Грант», – сказала Кэмерон спокойно, хотя ее голос дрожал от напряжения. – «Вы агент Секретной службы, а не ФБР. В этой операции, вам отведена роль подсадной утки, а вы не обучены этому».
Грант выпрямилась еще больше, с выражением полной решимости на лице. – «Командующий, со всем уважением к Вам, я не согласна с этим утверждением. Прежде чем стать агентом Секретной Службы, я работала в полиции. Я смогу сделать это».
Кэмерон слегка улыбнулась, не ожидая ничего другого, зная об ответственности Грант. Она была надежным агентом во всех отношениях, и Кэмерон не сомневалась относительно ее способностей. Тем не менее, она не собиралась терять ещё одного агента в этой операции, которая пошла не так с самого начала. Слишком много вовлеченных людей и недостаточно координации. Джанет имела большой опыт работы агента под прикрытием и погибла при проведении аналогичной операции. Кэмерон не могла себе позволить терять кого-либо еще.
«Агент Грант, я никогда не сомневалась относительно ваших способностей. Я высоко ценю ваш вклад в команду и спокойно доверяю вам охрану Цапли. Но эта операция совсем другое дело и я не позволю вам участвовать в ней».
Грант посмотрела в глаза Кэмерон, и возразила, – «Командующий, у вас нет серьезных оснований, чтобы считать так, и я не уверена, что вы сможете отменить приказ специального агента Дойла. Если я необходима для проведения операции, и если мне приказали, то я сделаю это. И сделаю охотно. Джереми Финч мертв. Вас почти убили», – мгновение поколебавшись, она спокойно добавила, – «В следующий раз, Командующий, этот маньяк может вообще отказаться от диалога, и тогда его целью может стать Цапля. Я хочу выполнить это задание».
Кэмерон посмотрела мимо Грант, на квартиру Блэр в пентхаусе. Они действительно не могут продолжать прятать её там вечно. Она сомневалась, что они смогут удержать Блэр в течение нескольких дней и при этом она сама не хотела этого.
Блэр страдала от вины, что люди умирали рядом с ней. Не хотела находиться среди незнакомых людей, и одновременно чувствовать себя заключенной среди них. Это был конфликт, который душил её и, в конечном счете, заставит совершить её непредсказуемый поступок. Кэмерон не смогла бы перенести всё это, наблюдая за Блэр. Она вновь посмотрела на Эллен Грант.
«Если дело дойдет до этого, Грант, я хочу, чтобы вы знали, – я буду рядом с вами. Вы не пойдете на эту операцию в одиночку».
Грант улыбнулась. – ”Благодарю вас, Командующий. Зная это, я буду чувствовать себя лучше «.
Наконец, Кэмерон тоже улыбнулась. – «Эллен, благодарю вас».
Когда они повернулись и пошли рядом к выходу из парка, молчание между ними было красноречивее многих слов.
***
Блэр открыла дверь, услышав первый стук.
«С Дианой всё в порядке?»– нетерпеливо спросила она, как только Кэмерон вошла в квартиру.
Кэмерон кивнула и прошла к телефону, выдернула разъем линии и вставила в маленькую прямоугольную панель между стеной и телефоном Блэр. Жидкокристаллический дисплей на панели устройства показывал быстро бегущие десятизначные числа. Включив шифратор, она передала телефон Блэр. – «Может ты сама сделаешь ей звонок? 212 – 555 – 1950».
Блэр подняла бровь и быстро набрала цифры. Несколько секунд спустя она сказала, – «Я хотела бы поговорить с Дианой, пожалуйста».
Блэр прошептала, – «спасибо Кэмерон», ожидая, пока Диана возьмет трубку, и первая искренняя улыбка за долгое время осветила её лицо. – «Эй. Как поживаешь?»
Блэр прислонилась к кухонной стойке, отделяющую кухню от остальной площади в квартире и взяла руку Кэмерон, пока она говорила.
«Я не думаю Диана, что это хорошая идея попытаться обольстить агентов ФБР», – она сухо сказала с кривой ухмылкой на лице. Она подтащила Кэмерон к себе поближе. Кэмерон, проскользнув, села позади нее, на один из высоких стульев, выстроенных в линию вдоль стойки в центре кухни.
Блэр отступила от стойки, встав между ног Кэмерон, при этом говоря, – «Да, я знаю. Они действительно могут казаться довольно привлекательными, но если ты вздумаешь затащить кого-то из них в спальню, это может вызвать инцидент».
Говоря с Дианой, она провела пальцами вверх-вниз по руке Кэмерон. Кэмерон переместилась, разведя ноги, и уверенно подтянула Блэр к себе, напротив своей груди, обвив руками талию Блэр и нежно держа её. Прижавшись подбородком к голове Блэр, она едва слышно вздохнула.
«Я не могу сказать тебе слишком много. Я и сама не все знаю», – ответила Блэр, помещая свою ладонь на внутреннюю часть бедра Кэмерон. Машинально она провела пальцами вдоль внутреннего шва брюк Кэмерон, слушая рассказ Дианы об апартаментах, в которые её поместили и которые даже не дотягивают до уровня четырех звездного отеля.
Слушая голос Дианы, клубок напряжения, поселившийся в её груди с самого утра, спал. Но, даже сейчас она слышала учащенное дыхание Кэмерон и ощущала в полной мере её напряженные, слегка подрагивающие мышцы под своей рукой.
«Она здесь со мной теперь… Да, Диана», – сказала Блэр в наигранном раздражении. – «Я слушаю её».
Она засмеялась и добавила, – «Я сказала, что слушаю, но не говорила, что обязательно следую её приказам. Я не считаю, что одомашнивание – непосредственная угроза».
Поскольку Блэр была занята разговором, Кэмерон пальцами расстегнула две верхние кнопки на её блузке и просунула руку внутрь. Блэр от неожиданности и удивления машинально прижалась бедрами к промежности Кэмерон.
«Я сожалею об этом», – спокойно сказала Блэр, героически пытаясь проигнорировать поглаживания пальцев Кэмерон по её соскам. – «Я доверяю Кэмерон, и она заберет тебя оттуда при первой возможности».
Блэр нащупала бегунок молнии брюк Кэмерон и секунду спустя она уже расстегивала брюки.
«Я позвоню тебе позже», – сказала она, затем, выслушав ответ, коротко добавила. – «Да. Я буду осторожна, обещаю».
Прежде чем она успела сказать до свидания, её рука была в брюках Кэмерон. Она положила телефон, и наклонила свою голову назад к плечу Кэмерон, предлагая ей свою шею. Губы Кэмерон немедленно припали к ней, горячие и голодные. Блэр потерла пальцами по трусикам Кэмерон, улыбаясь, когда нашла столь ожидаемое ею тепло.
«Спасибо за это», – сказала Блэр хрипло, выгибая спину и вжимая свою грудь в пальцы Кэмерон.
«Что?», – потерянно спросила Кэмерон. Она растворилась в ощущениях груди Блэр под своими руками и неотступными толчками между ног, быстро усиливающимися под кончиками пальцев Блэр.
«Ты позволила мне позвонить ей», – пробормотала Блэр с закрытыми глазами, сдвинув руку обратно на живот Кэмерон, в ответ услышав слабый стон разочарования от своей возлюбленной. Она улыбнулась сама себе, наслаждаясь властью над Кэмерон. Она провела ладонью по мускулистому животу Кэмерон и затем просунула руку под её нижнее бельё, расположив пальцы по обе стороны от упругого, выступающего клитора Кэмерон и медленно их сжала. Кэмерон дергалась позади неё, издавая тихие стоны.
Губы Кэмерон находились возле её уха. Прерывисто дыша, она шепнула, – «Сделай это немного жестче, и я кончу».
«Я сделаю», – ответила Блэр с голодной интонацией в голосе. Она убрала руку и повернулась к Кэмерон лицом, находясь между ее ног с обнаженной грудью и в расстегнутой блузке. Блэр прямо через рубашку сжала твердые соски Кэмерон, задыхаясь от божественной дрожи, бегущей вниз к её клитору.
«Верни пальцы обратно», – умоляла Кэмерон с мутными от желания глазами.
«Не здесь. Подожди», – прошептала Блэр, отступая. Она взяла здоровую руку Кэмерон в свою и потянула за собой. – «Я хочу медленно, неторопливо».
«У меня не очень много времени», – заявила Кэмерон хрипло, тем не менее, следуя за ней.
Блэр оглянулась с загадочной улыбкой на лице. – «У Вас достаточно времени, Командующий. Единственное преимущество нашей ситуации состоит в том, что никто не сможет подвергнуть сомнению необходимость вашего пребывания здесь».
Блэр потащила ее в свою спальню. Там она повернулась и протянула руки к пуговицам на рубашке Кэмерон. – «Я никогда не занималась любовью с женщиной в моей собственной постели. Не могу найти ту единственную, получившую допуск от службы безопасности».
Она остановилась и поцеловала Кэмерон долгим, глубоким, томным поцелуем. Блэр хотела её так сильно, что не могла справиться с дрожащими руками, но она продолжила, – «Очевидно, ты та единственная. Не шевелись».
Медленно и неторопливо Блэр расстегнула каждую пуговицу на рубашке. В это время Кэмерон, подвергаемая методичной медленной пытке, стояла, сжав дрожащие от возбуждения руки вдоль тела. Блэр сняла рубашку Кэмерон и аккуратно положила на стул, почти машинально упомянув, – «Если этого не сделать, на ней останется много складок».
Когда Блэр начала снимать брюки с Командующего, терпение Кэмерон лопнуло, и она быстро скинула их с себя. Через минуту она голая подошла к Блэр, которая, качнув головой быстро отстранилась, её глаза сверкали и сосредоточенно поглощали тело Кэмерон.
«Нет, ты не должна касаться меня», – хрипло сказала Блэр. – «Я не хочу ни на что отвлекаться».
Блэр потянула Кэмерон на кровать и заставила лечь поверх покрывала. Затем, видя, что Кэмерон наблюдает за ней, стала медленно снимать свою одежду. Сбросив прозрачный шелк с плеч, она положила руки на грудь, задержавшись на сосках, слегка потянув их, пока ощущения не стали слишком остры, чтобы терпеть их. Всё то время, пока она опускала свои руки вниз, медленно поглаживая живот и дразня, дошла до завитков внизу живота, она не спускала своих глаз с Кэмерон.
Глаза Командующего были темными и жгучими, ее руки подрагивали, лёжа на покрывале. Реакция Кэмерон усилила ее возбуждение, так же как и собственную нежность.
«Я хочу», – нетерпеливо сказала Кэмерон, смотря как пальцы Блэр скользнули между бедер. Когда Блэр издала тихий хныкающий звук, Кэмерон испугалась, что она сможет обойтись без неё, и хрипло выдохнула, – «Блэр, пожалуйста».
Блэр задрожала и убрала свою руку, зная, что подошла слишком близко к краю оргазма, но было слишком рано. Она нуждалась в Кэмерон, чтобы облегчить все большую пульсирующую боль между ног. Торопливо переместившись на кровать, оседлала бедро Кэмерон, издавая тихие стоны, когда ее раздутый клитор терся о теплую кожу Кэмерон. Она наклонилась вперед, оперевшись на одну руку и скользнула другой рукой между бедрами Кэмерон. Она вошла в нее плавно, одним движением, зная, что Кэмерон готова и ждет её.
Кэмерон проглотила крик, и толкнула бедра вверх, навстречу толчку Блэр. От внезапности она не осознавала происходящее, быстро растворившись в набегающей волне удовольствия, после начального движения Блэр. Ее глаза широко раскрылись, и она смотрела на Блэр, ошеломленная и потерянная.
«Ближе», – она задохнулась.
Блэр изо всех сил пыталась сдержать собственный оргазм. Но, чувствуя Кэмерон, сокращающуюся вокруг ее пальцев и покалывания в своем клиторе, когда она толкала себя вдоль ноги Кэмерон, не смогла сдержаться. Оргазм навалился, и, когда она почувствовала себя на гребне, прижала большой палец к клитору Кэмерон.
Кэмерон затряслась на кровати от первых судорожных спазмов и обняла руками Блэр. Они прижались телами друг к другу, в унисон издавая тихие стоны.
Когда спазмы спали, Блэр свернулась калачиком около Кэмерон. Ее пальцы находились все еще в ней. Кэмерон лениво обняла её за плечо, и они лежали вместе, тяжело дыша и дрейфуя где-то за границами реальности.
В конце концов, Кэмерон прошептала, – «Если мы продолжим, то все выйдет наружу».
Блэр прижалась ближе, продвигая свою руку вверх по животу Кэмерон к ее груди, но не страстно, а в собственническом жесте. – «Да, я знаю».
«Это будет сложно».
Блэр прижалась губами к плечу Кэмерон, нежно целуя её. – «Да, я знаю».
«Нам придется иметь дело с этим, так или иначе», – Кэмерон вздохнула, прижавшись мягкими губами к виску Блэр.
Блэр закрыла глаза, наслаждаясь кратким моментом покоя и прошептала, – «Да, я считаю, нам придется».

Глава 32
«Есть то-то новое?»– спросила Кэмерон, стоя позади двух человек, сидящих перед стойкой со множеством компьютеров, голосовыми анализаторами, видеомониторами и прочими устройствами слежения. Они повернулись на стульях и посмотрели на неё. Оба выглядели утомленными, но одновременно у них присутствовало явное чувство радости, как будто они наслаждались происходящим. Чернокожая женщина, у которой осанка и манера держаться была, по меньшей мере, королевской, заговорила первой. В ее голосе явно звучал небольшой акцент, удивительно неподходящий к её манере поведения.
«Мы ответили ему только дважды, начиная с момента первого контакта. Двенадцать часов назад, Командующий», – сказала Фелисия Дэвис. – «Как и было решено, я не предпринимала никаких попыток вовлечь его в разговор, кроме нескольких слов – кто вы, что вы хотите, зачем вы связываетесь со мной. Возможно, Цапля и ответила бы на его вопросы, которые он задал бы, но мы не можем. Я попыталась проследить свои ответы, но он использует программу-анонимайзер, которая блокирует мои попытки переслать жучок в его компьютер».
«Если вы это сделаете, сможете определить его месторасположение?»– спросила Кэмерон нового члена команды.
Женщина, выглядевшая так, как будто она появилась прямо из Парижской Недели Моды, пожала плечами и маленькая морщина образовалась между ее приподнятыми бровями. – «Теоретически, да. С этим оборудованием, и используя компьютеры ФБР, я смогу это сделать, но он очень хорошо скрыт. Полагаю, что даже если мне и удастся получить доступ к его компьютеру, то весьма вероятно, он окажется где-нибудь в Румынии или где-то ещё. Он меняет маршруты сообщений, используя шлюзы, которых, вероятно, несколько. Всё же стоит попробовать, невзирая ни на что».
«Это может занять довольно много времени», – заметила Кэмерон, – «Вам, двоим, нужен перерыв».
Maк запротестовал, – «Мы в порядке, Командующий».
Кэмерон оценила, что Maк отказался покинуть свое место координатора по связи, в проходящей операции, которую в ФБР с юмором назвали Любовной Ошибкой. У него были реальные основания для беспокойства, что он может быть смещен со своего поста. Ей потребовался звонок Стюарту Карлайлу наряду с угрозой обратиться через его голову к Директору, и только после этого Кэмерон смогла отстоять Maка и получить нового компьютерного эксперта, Фелисию Дэвис к началу операции по поимке Влюбленного Парня. Её главный аргумент состоял в том, что её команда обладает полной информацией о Цапле, которая более легко и эффективно поможет вести игру, необходимую для выманивания Влюбленного Парня. Карлайл согласился с ней и потянул за несколько своих ниточек. Именно благодаря этому, и несмотря на возражения Дойла, Кэмерон поставила своих людей на самый важный этап операции. Тем не менее, у Кэмерон было чувство, что ФБР нависло над ней и просто ждет повода, чтобы отстранить её от операции. Именно поэтому она не могла позволить себе иметь агентов, сгоревших за несколько первых дней, а ведь неизвестно, сколько времени займет эта игра.
«Помните, Линдси Райан сказала нам, что Влюбленный Парень очень проницателен, и весьма вероятно, он изучал Цаплю в течение многих лет. Считаю, он обладает незначительным количеством информации личного характера, полученной из публичного доступа. Но все же, он может заподозрить опасность, если она начнет вести себя нехарактерно. Долгое время она категорически отказывалась от любого диалога с ним, и любое резкое изменение в её поведении может насторожить его».
Фелисия кивнула, соглашаясь. – «Ясно, Командующий. Мы оба очень тщательно следим за продолжительностью обмена и точностью наших ответов. Тем не менее, я не хочу пропустить входящее сообщение. Позвольте мне продолжить делать свою работу».
«Агент Райан должна прибыть сюда в течение следующего часа, и я хотела бы провести брифинг, как только она прибудет», – решительно сказала Кэмерон. – «После этого вы оба свободны на шесть часов. Я имею в виду 'прочь отсюда'».
Едва она отдала приказ, как они повернулись, склонив головы друг к другу, поглощенные рассматриванием кипы распечаток с предыдущими сообщениями от Влюбленного Парня. Она знала, что придет позже и силой заставит покинуть их Командный Центр.
«Я буду наверху, в Орлином гнезде», – сказала Кэмерон, проходя мимо агента, следящего за камерами внутреннего видео-наблюдения. Никто из них не отходил далеко от Командного Центра за последние восемнадцать часов. Как только она решила принять план ФБР и вовлечь Влюбленного Парня в диалог, все агенты Секретной Службы были переведены на двенадцатичасовые смены, но Кэмерон заметила, что фактически никто не покидал своих постов больше, чем на несколько часов в смену. У всех была личные мотивы в поимке человека, который убил их друга и коллегу.
Кэмерон кинула взгляд на свои часы. Было десять тридцать утра, и прошло уже двадцать четыре часа, с тех пор, когда она последний раз видела Блэр. Большую часть предыдущего дня она провела в Командном Центре на встрече с Дойлом, где они окончательно распределяли и уточняли свои роли в предстоящей операции. Также, она вынужденно признала, что решение относительно участия Эллен Грант было принято помимо неё. Она смирилась с этим, решив сосредоточить все свои силы на обеспечении безопасности Грант. Пусть для этого она должна находиться на месте двадцать четыре часа в сутки, следя за развитием событий, она сделает это и будет находиться там, где должна быть.
Было около трех ночи, когда она, наконец, направилась через площадь в свою квартиру. Кэмерон остановилась на углу и посмотрела на окна Блэр. Слабый свет пробивался сквозь двойные стекла. Она задалась вопросом, работает ли сейчас Блэр. Ей на мгновение стало жаль, что она не сидит поблизости, тихо наблюдая, как раньше, когда была маленькой, за работой своей матери. Это всколыхнуло её память, с которой пришла грусть, что она чего-то не узнала, что-то пропустила, но не могла позволить себе сейчас думать об этом. Она отмахнулась от мыслей и продолжила свой путь к своей маленькой безликой квартире, чтобы забыться во сне на несколько часов перед начавшимся сражением.
***
Блэр стояла перед холстом с прекрасной соболиной кистью в руке, потерянная в ощущениях цвета и контура, вообще ни о чем не думая. Ей потребовались несколько секунд, чтобы распознать звук, вторгшийся в ее мысли, как стук в дверь. Положив кисть и еще раз взглянув на картину, зная, что когда вернется, то продолжит, она развернулась и пошла по полированному деревянному полу, глядя на часы и удивившись тому, что она рисовала несколько часов. Она не думала, что способна на это. Она не думала, что способна сделать что-то вообще, кроме как задаваться вопросами, что происходило там, внизу. Эти мысли и мысли о том, как ей поступить, и что делать со своей безумной любовью к её руководителю службы безопасности.
Она посмотрела в глазок по привычке, и как всегда, когда видела её, её сердечный ритм, казалось, утроился. Она открыла дверь и прислонилась к дверному косяку, рассматривая высокую темноволосую женщину в безукоризненно сшитом костюме.
«Вы рано для брифинга, Командующий», – прокомментировала она, блокируя дверной проем. – «Мы не планировали его раньше трех».
Кэмерон кивнула серьезно. – «Я знаю об этом, мисс Пауэлл. Тем не менее, у меня имеются некоторые неотложные вопросы, которые мы должны обсудить».
«О?»– сказала Блэр пожав плечами, отходя от двери и медленно закрывая её. Когда Кэмерон повернулась, Блэр молча подошла вплотную к ней.
«И какие вопросы?»– спросила Блэр хриплым шепотом, просовывая пальцы под край жакета Кэмерон.
Кэмерон очень медленно положила руки на талию Блэр и прижала её к себе. Плененная мерцающими синими глазами, она ответила неторопливо, – «Личные вопросы».
Затем она опустила свою голову и поцеловала ее. Это был долгий, медленный, исчерпывающий поцелуй, который говорил о тоске и желании и о чем-то ещё. Просто, без слов, одновременно нежный и требующий. Кэмерон чуть отступила от Блэр, и они стояли тихо, обнявшись, просто чувствуя друг друга.
Наконец, Блэр отстранилась с ехидной улыбкой на губах. – «Я рада, что ты сказала, чтобы они отключили камеры наблюдения здесь».
Кэмерон усмехнулась. – «Как и я, хотя это было не то, о чём я думала в то время».
«Ты можешь рассказать о том, что происходит?»
Кэмерон рассмеялась, пытаясь проигнорировать назойливое бурчание в её животе. – «Ну, мои мысли сейчас сосредоточены совсем на другом. Мне нужно немного кофе, если ты хочешь, чтобы я могла ясно соображать».
Блэр взяла её за руку и потащила к кухне. Там она засмущалась, развернулась и взяла лицо Кэмерон обеими руками. Она притянула её голову и поцеловала сильно и неистово. Когда она отстранилась, её колени слегка дрожали, а Кэмерон выглядела немного ошеломленной.
«Хорошо», – Блэр тихо выдохнула, пробегая руками по груди Кэмерон. – «Теперь, думаю, с меня причитается кофе».
Чуть спустя они сидели вплотную, прикасаясь руками друг к другу за столом.
«Что происходит?»– спросила Блэр покойно.
Кэмерон рассказала о Дойле и Грант и о начавшейся операции. Блэр наблюдала за лицом Кэмерон во время её рассказа, понимая, что та кое о чем умолчала. Она провела свою жизнь очень часто слушая отца и его партнеров, обсуждающих все, от внешней политики до вооруженного вмешательства, и немного понимала в стратегии. Она также научилась распознавать, когда некоторые вещи приукрашивались или умалчивались.
«Вы же не думаете, что Грант задержит его сама?»– спросила Блэр, когда Кэмерон закончила обрисовывать в общих чертах основной план.
Кэмерон покачала головой. – «Нет. Как только мы установим диалог и убедим его, что он действительно говорит с тобой, мы надеемся, он проговорится о чем-то, что поможет нам отследить его. Ссылка на местоположение, биографический факт, всё что угодно, что укажет нам на его реальное физическое расположение».
«А если это не сработает?»– спросила спокойно Блэр.
«Тогда мы договоримся о встрече под предлогом, что ты не хочешь подвергать опасности других людей, и там устроим для него ловушку».
«Он может сам устроить ловушку мне», – заявила Блэр. – «И он заложит туда свою бомбу».
«Может», – признала Кэмерон. – «Но у нас там будут дюжина агентов, охраняющих территорию. Если он будет находиться где-то рядом с местом встречи, а Райан уверенно гарантирует нам, что он будет, то мы возьмем его».
«Что по поводу Грант?»
Внутри Кэмерон все перевернулось, но её голос был тверд. Нельзя показывать неуверенность после того, как операция началась. – «На ней будет установлена прослушивающая аппаратура и одет бронежилет. Надеемся, что она не будет находиться достаточно близко, чтобы ей угрожала реальная опасность. Мы просто нуждаемся в том, чтобы она уехала отсюда вместо тебя. В случае, если он будет наблюдать за зданием, Грант должна находиться в поле зрения, отъезжая к месту встречи».
Блэр замолчала на мгновение, а потом спросила, – «Кто идет с ней в виде поддержки?»
«Сэвард», – ответила Кэмерон, и, встретившись с глазами Блэр, тихо добавила, – «И я».
Блэр внезапно встала и прошла к противоположной стороне комнаты, глядя в окно на парк. Кэмерон замерла, её здравый смысл боролся с неприятной необходимостью заставить Блэр понять правильность своих поступков. Она смотрела через комнату на твердую спину Блэр, говоря себе, что нужно вернуться к работе, и сделать всё необходимое для успеха операции. Но она понимала, что поступив так, на работе окажется только часть её. Другая часть будет думать о Блэр и изводить себя размышлениями почти так же, как от этой холодной тишины, установившаяся в комнате.
«Блэр», – спокойно сказала Кэмерон, пройдя через комнату и встав позади неё. Она не дотрагивалась до неё, потому что гнев Блэр был почти осязаемым барьером между ними.
Блэр подняла руку не поворачиваясь. Её голос был резкий и четкий. – «Не надо, Кэм. Не рассказывай мне, что это безопасно. Или любую другую похожую сказку о блестящем планировании в своей Секретной Службе. Я знаю ваши достижения».
Кэмерон дотронулась до неё, потому что нуждалась в этом. Она осознала, что находиться на расстоянии от Блэр, становится все труднее и труднее. Ей не хотелось думать о том, что это может означать. Сейчас не время. Кэмерон коснулась руками талии Блэр, подойдя ближе, но не пытаясь удержать её.
«Все согласны с тем, что риск невелик».
Блэр издала невнятный звук, который мог быть смехом или рыданием. Она повернулась резко, встав лицом к Кэмерон, сбрасывая её руки. – «Скажи, когда ты начала думать, что я глупа, Кэм? До или после того, как мы потрахались?»
«Черт возьми, Блэр», – огрызнулась Кэмерон, стараясь сдержать свой темперамент, – «Я знаю тебя чертовски хорошо, и ты не глупа. Риск потерь в проводимой операции низок».
«Полагаю, ты думаешь, что мне не пришло бы в голову, что Джереми Финч мертв, и тебя однажды чуть не убили? Или ты думаешь, что я просто сошла с ума?»
«Если кто-то и сошел с ума, так это я», – резко оборвала Кэмерон. В её темных глазах горела ярость. – «И это случилось не тогда, когда мы трахнулись, а когда я вошла в эту комнату впервые, и ты имела наглость подойти ко мне так, как будто я была новичком, и ты хотела склонить меня к пресловутому траху».
«Ну, это не сработало, не так ли?»– кипела Блэр, многозначительно глядя в промежность Кэмерон, а затем переместив взгляд к её лицу.
«На самом деле это сработало», – сказала Кэмерон с раздражением, проведя рукой по волосам, приводя темные локоны в неопрятный вид, который Блэр сочла таким сексуальным, – «Потому что я была не в состоянии принять ни единого решения в то утро, не волнуясь о тебе».
Блэр смотрела на нее, вспоминая их первую встречу и её сильное удивление, когда она поняла, что её новый руководитель службы безопасности не только не была запугана ею, но и действительно оказалась полна решимости работать с ней.
«Я никогда не просила, чтобы ты волновались обо мне», – заметила она, и её гнев утих, когда она посмотрела на неё.
«Я знаю это», – сказала Кэмерон напряженно-переживающим голосом. Не дождавшись возражений, она сказала более спокойно, – «Я не хочу, чтобы ты переживала обо мне».
«Знаю», – прошептала Блэр и добавила более мягко, – «Но делаю».
Они двинулись одновременно, сближаясь и проскальзывая в объятия друг друга.
«Будь осторожной».
«Я буду».
Кэмерон поцеловала висок Блэр, бормоча, – «Я буду носить жилет, и у меня будет Сэвард. Она хороша. У нас так же будет много агентов поблизости».
Блэр прижала губы к шее Кэмерон, чувствуя биение её пульса в артерии, прямо под кожей. Такой тонкой. Она глубоко вздохнула, прогоняя страх прочь, и хороня его глубоко внутри.
«Ей лучше быть настолько же хорошей, как она выглядит», – угрожающе сказала Блэр, – «Или я буду вынуждена причинить ей боль».

+1

13

Глава 33
Кэмерон склонилась над грудой распечаток на столе в комнате переговоров с прозрачными стенами в Командном Центре, говоря с Патриком Дойлом и пыталась проигнорировать, свою сильную неприязнь к этому человеку.
«Просто делай свою работу и удостоверься, что Грант будет надежно защищена во время операции. Только это имеет значение», – напоминала она себе.
Когда Дойл не ответил на один из ее вопросов, она посмотрела на него из-за расшифровки стенограммы последнего диалога с Влюбленным парнем и перехватила взгляд агента ФБР. Он смотрел мимо нее, в глубину Командного Центра. Выражение на его лице было потрясающей смесью неудовлетворенности и ещё чего-то, что очень сильно походило вожделение. Она повернулась и проследила за его пристальным взглядом. Увидев, что он смотрел на Блэр, её сдерживаемый гнев вскипел и вспыхнул, переходя в ярость. Взгляд, которым он уставился на нее, очень походил на собственнически-овладевающий.
«У Вас какие-то проблемы, Дойл?»– поинтересовалась она.
«Вы, кажется, не в состоянии контролировать её, Робертс», – насмешливо сказал Дойл. – «Она не должна находиться здесь».
«Её контроль не входит в мою работу», – ответила Кэмерон так спокойно, как смогла, – «И абсолютно нет никакой причины, по которой она не может придти туда, куда хочет».
Он повернулся и изучил ее, как будто она была неким странным существом. – «Гражданские лица усложняют ситуацию, Робертс. Особенно самоуверенные гражданские лица со связями в высоких эшелонах власти».
«Я не беспокоюсь, что мисс Пауэлл будет общаться с кем угодно о чем угодно», – заметила Кэмерон. Она сложила свой портативный компьютер и повернулась, чтобы уйти.
«Вы можете изменить свое мнение прежде, чем всё это закончится», – объявил он после того, как она вышла.
>Она закрыла дверь, и, не оглядываясь назад, вышла. Её путь пролегал через столы и горы контрольно-следящего оборудования, которое казалось, росло в количестве и по сложности, день ото дня. Рабочего пространства Командного Центра было достаточно для повседневной деятельности. Но теперь сюда фактически переехала команда Дойла. Также здесь постоянно находилась Линдси Райан, для контроля интернет-общения с Влюбленным Парнем. Приходили и уходили эксперты взрывотехники из ATF с информацией о последних анализах фрагментов бомбы из парка. Поэтому центр был переполнен людьми, суетящимися за своими временными рабочими местами.
Тем не менее, коммуникационная станция связи в дальнем конце комнаты, продолжала осталась несколько изолированной от всей остальной бурной деятельности. Все знали, что Фелисия Дэвис не должна отвлекаться. Maк большую часть времени находился около неё, добывая любые необходимые данные, которые, возможно, понадобятся ей для общения с Влюбленным Парнем. В настоящее время Блэр склонилась над Фелисией Дэвис, разговаривая с ней с самым серьезным выражением на лице.
Был второй день операции, и пока происходил только редкий обмен сообщениями, между Фелисией Дэвис, изображающей из себя Блэр и Влюбленным Парнем. Временный анализ его предыдущих сообщений показал, что он посылал сообщения почти каждый день. Часто в его сообщениях присутствовало только несколько слов или одна линия. Линдси Райан выдвинула гипотезу, что ему не только доставляло удовольствие принуждать Блэр общаться с ним, а также он хотел доказать, что всегда может настичь её. Его навыки и умения простирались не только на изготовление бомбы и меткой стрельбы. Несмотря на все попытки помешать ему щитами, псевдонимами и отправкой по ложным адресам почтовых серверов, у него никогда не занимало много времени, чтобы разыскать ее.
Блэр терпела его сообщения, потому что не хотела терять доступ в Интернет, потому не могла отключиться и от него. Она не хотела жить, как в коконе, как будто ничего не происходит. Ей очень хотелось 'услышать' голос человека, который угрожал ей.
Когда Кэмерон приблизилась, она слышала, как Блэр произнесла, – «Я лучшая, чтобы сделать это».
Сразу же внутри Кэмерон возросло беспокойство, и у неё появилось чувство, что она знает, о чем говорит Блэр. Она защитила присутствие Блэр в Командном Центре от Дойла, на самом деле веря в то, что сказала. Однако она надеялась, что Блэр сумеет избежать всего этого, хотя бы потому, что напряженность и неуверенность весьма утомляло всех, а она хотела уберечь её от этого. Но в глубине сердца она ожидала похожего поступка.
Блэр выпрямилась и кивнула Кэмерон, быстро скрывая удовольствие на своём лице, увидев ее.
«Мисс Пауэлл», – тепло сказала Кэмерон, останавливаясь позади стульев, занятых Maком и Фелисией Дэвис. – «Я могу, чем-то помочь вам?»
Блэр изо всех сил пыталась сдержать улыбку, но прекрасно знала, что Кэмерон видела смех в ее глазах. Она подавила желание произнести остроумную реплику только потому, что не доверяла своему голосу, который мог выдать её. Присутствие Кэмерон пробудило в ней чувства, и она знала, что это обязательно скажется в тембре её голоса.
«Командующий, этим утром мне пришло в голову, что я должна сама обмениваться сообщениями по электронной почте с Влюбленным Парнем. Я не вижу никаких причин для использования посредника в этом обмене сообщениями».
Кэмерон мгновение колебалась. Ей требовалось время, чтобы сформулировать ответ, который будет одновременно и честным, и убедительным. Она не будет лгать ей не только потому, что не была в состоянии так поступить, а из-за того, что она не могла заставить себя даже пытаться. С другой стороны, мысль о Блэр, принимающей участие в тесном контакте с этим человеком, принесла ей боль, даже если не было никаких шансов физического контакта между ними.
«Причина, по которой мы используем агента, состоит в том, что наши люди знают, как манипулировать разговором, чтобы получить необходимую нам информацию. Плюс, Агент Дэвис знает, как организовать безопасность в месте встречи».
Блэр слушала, тщательно наблюдая за лицом Кэмерон. Её начальник службы безопасности очень хорошо скрывала свои эмоции, становясь полностью непроницаемой. Её возлюбленная такой не была. В глазах Кэмерон появилась вспышка беспокойства, и Блэр увидела, что за нее волнуются. Она мягко улыбнулась и кивнула, соглашаясь.
«Это хорошая идея, Командующий. Однако я не предлагаю начать переписку по электронной почте из моей квартиры. Я сделала бы всё прямо здесь, с Maком и под руководством Агента Дэвис. Они могут наставить меня в процедурных моментах, которые необходимы, а я помогла бы в сложной ситуации. Мне это будет намного легче, чем Агенту Дэвис, притворяющейся мной. Так, намного меньше вероятность, что он что-то заподозрит, если фактически это буду я.»
Кэмерон посмотрела на Maка. Тот немного поднял бровь и ещё более незаметно кивнул.
«Вы поймали меня врасплох, мисс Пауэлл,»– Спокойно сказала Кэмерон, и на сей раз Блэр ничего не смогла прочитать в ее глазах, – «Я должна обсудить это с Агентом Райан и другими».
«Я понимаю. Вы сообщите мне своё решение, когда поговорите со всеми?»
«Конечно», – сказала Кэмерон.
Блэр наблюдала её уходом и задалась вопросом, насколько та была сердита.
***
«Ты перехитрила меня», – сказала Кэмерон, входя в квартиру Блэр.
Блэр прислонилась рукой к кожаному дивану, пристально глядя на Кэмерон. Робертс не двигалась с тех пор, как Блэр закрыла входную дверь. Ее руки были в карманах, а лицо непроницаемо.
«Знаешь», – спокойно сказала Блэр, – «Я не касалась тебя почти сутки, и мне кажется, что у меня нет сил бороться с этим».
Кэмерон вздохнула и вытащила руки из карманов. Она сбросила свой пиджак, расстегнула застежку на плечевой кобуре и, сняв её с воспаленного правого плеча, кинула на пиджак. Сделав несколько шагов к Блэр, она выпустила свою рубашку из-за пояса брюк. Не прекращая двигаться, она уперлась в девушку. Поместив бедро между ее ногами и руку ей за спину, она толкнула Блэр на шикарный кожаный диван. Кэмерон не закончила движение и чуть отстранившись, приподнялась, оперевшись на здоровую руку, так чтобы можно было видеть лицо Блэр, произнеся при этом медленным и глубоким голосом, – «Теперь ты можешь коснуться меня».
Блэр скользнула руками под полы рубашки Кэмерон и провела ногтями по её бокам, вызвав в ответ быстрый вздох. Неспешно добравшись до груди, она стала нежно ласкать её. Затем сжала пальцы на маленьких, твердых сосках Кэмерон. Кэм закрыла глаза и застонала. Блэр поддерживала ритм, сжать и отпустить, сжать и отпустить, пока Кэмерон не задрожала от болезненного удовлетворения.
Их ноги переплелись. Блэр чувствовала жар, исходящий от бедра Кэмерон. Ее собственное джинсы стали мокрыми от возбуждения. Когда Кэмерон опустила голову и слегка прикусила нежную кожу её шеи, Блэр резко вскрикнула и с усилием выдавила, – «Спальня. Кровать. Ты нужна мне. Голая».
Кэмерон услышала, но не обратила внимание на её слова. Сейчас она нетерпеливо втискивала бедра в Блэр. После того, как они долго были порознь, это всегда проходило именно так. Она не смогла контролировать скачок возбуждения, который вознес её слишком высоко, слишком быстро. И вот она находится на краю и готова взорваться в каждую секунду. Сейчас она находилась на грани оргазма, и чувствовала, как он раскручивался в её позвоночнике, покалывая ноги, вызывая судороги в её мышцах. О, да она скоро взорвется.
Блэр отпихнула Кэмерон, прервав их контакт, пытаясь отвести Кэмерон от края. Кэмерон, задыхаясь, прижала свой лоб к груди Блэр, её сотрясала бесконтрольная дрожь.
«Я сожалею», – простонала она, – «Я не смогла сдержаться».
Блэр немного отстранилась от Кэмерон, поглаживая влажные волосы на её голове.
«Да ничего», – тихо промурлыкала она. – «Помни, ты – Агент Секретной службы».
Кэм неуверенно рассмеялась и села, опустив руки, в расстегнутой рубашке. Всё её тело горело и блестело от пота. – «Боюсь, теперь у меня испорчена репутация».
«Дурочка, я так люблю тебя», – Блэр протянула руку вперед, её глаза сверкали и приобрели насыщенный цвет. – «Давай пойдем, продолжим».
Пока они шли в спальню, Кэмерон смогла немного успокоиться. Она разделась и легла рядом с Блэр.
«Я просто хочу тебя немного погладить», – сказала Кэмерон чуть дрожащим голосом. – «Я еще немного не в себе и не хочу сразу же кончить».
«Это жестоко, но я попробую», – с улыбкой сказала Блэр.
Кэмерон начала с её плеч и проводя пальцами по телу Блэр вниз, смотрела с удивлением, как кожа над изящными мышцами Блэр покраснела, кровь прилила к ней, нагревая кожу под её руками. Дыхание Блэр участилось, и время от времени тихие стоны слетали с её губ. Когда Кэмерон слегка провела пальцами по внутренней стороне бедра Блэр, та выгнула свои бедра, и вцепилась пальцами в волосы Кэмерон, дрожа в крайнем нетерпении.
«У тебя такие сладостные прикосновения», – прошептала Блэр, задыхаясь от желания.
Кэмерон едва дышала. Каждый раз, когда они были вместе как сейчас, наслаждение было так велико, что она чувствовала, как уходит за грань в неизвестность. Она никогда не ощущала себя настолько уязвимой, беспомощной, такой счастливой. Это было чуть больше, чем она могла вынести. Она скользила пальцем между ног Блэр, проводя по чувствительным складкам и набухшей вершине. Сердце Блэр безумно стучало под её кончиками пальцев, и когда она слегка прочертила вдоль нижней части её клитора, Блэр забилась в её руках. Кэмерон обняла и поцеловала Блэр, желая её дыхание, желая её жизнь, желая её всю.
Блэр обняла Кэмерон за плечи, прижимая свою грудь к ее груди, отчаянно цепляясь за Кэм, находясь на грани оргазма. Двигая всё быстрее бедрами напротив руки Кэмерон, она знала, что в любую секунду может достичь оргазма.
Кэмерон чувствовала стук сердца Блэр, напротив её собственного, и ощущала нестерпимое желание в своем теле. Она знала, что Блэр вот-вот кончит, и оторвавшись от её губ, тихо прошептала на ухо, – «Теперь можно».
Готовая взорваться, Блэр потянулась к ней вслепую, и когда нашла ее – напряженную, набухшую и абсолютно готовую – она уже не смогла остановить себя. Когда это началось, мучительно-сладко проходя через нее, заставляя сжиматься все мышцы глубоко внутри, она направила свои пальцы вглубь Кэмерон, зная, что ей это необходимо. Кэмерон дернулась, застонала и кончила одновременно с ней.
Они лежали в объятиях друг друга, полностью умиротворённые.

Глава 34
Кэмерон спала, а её голова покоилась на груди Блэр. Блэр рассеянно провела своими пальцами по волосам Кэмерон. Она поражалась ощущениям, которые испытывала, держа ее. Этажом ниже разыгрывалась драматическая картина, но здесь, в настоящий момент, для неё имело значение только одно – эта женщина в её руках. Это обескураживало и более того, было немного пугающим.
Она провела большую часть своей жизни в окружении людей, но при всем этом оставаясь одной. Она научилась жить, игнорируя изоляцию, и обнаружила в своем одиночестве отдушину – её творчество, которое вдохновляло и позволяло забыться. Оно составляло её жизнь, и она не хотела менять этого. Но каждый раз рядом с Кэмерон она открывала в себе что-то новое, ранее скрытые части её личности и глубоко запрятанные эмоции. Она была абсолютно уверена, что без Кэмерон, если та уйдет из её жизни, её существование станет пустым и потерянным – боль, которая никогда не пройдет. Это ее пугало. Она задрожала и прижалась к Кэмерон ближе.
«Тебе холодно?»– пробормотала Кэмерон.
«Нет», – ответила Блэр немного дрожащим голосом. Она понимала, что в их положении любить – опасно и тяжело. Цена любви высока, и Блэр изо всех сил старалась не сбежать.
Кэмерон убрала руку, лежащую на бедре Блэр, пока спала, и протянула её к груди подруги, мягко лаская теплую плоть. Она сдвинула свою голову на дюйм и нежно поцеловала розовый сосок. – «Что тогда?»
«Ничего», – сказала спокойно Блэр.
Кэмерон уткнулась носом в лицо Блэр и прошептала, – «Блэр», – затем поцеловала её в подбородок, – «Я люблю тебя».
У Блэр перехватило дыхание. Она была поймана в ловушку между потребностью в любви Кэмерон, и одновременно отрицая любовь на протяжении всей своей жизни.
«Кэмерон», – она дышала, пораженная и все еще сомневающаяся.
Кэм приподнялась, опираясь на локоть, нежно провела пальцами по лицу Блэр и её шее. Посмотрела на неё, читая в беззащитном пристальном взгляде то, что Блэр не смогла произнести вслух.
«Все в порядке», – пробормотала она.
«Я верю, если ты так говоришь», – прошептала Блэр, мечтая держать её там, где она будет в безопасности.
«Я должна идти», – неохотно сказала Кэмерон, чуть отодвигаясь, потому что тепло, исходящее от кожи Блэр, снова начало возбуждать её. Она поцеловала Блэр в подбородок, а затем в губы. – «Я вернусь».
«Хорошо», – тихо сказала Блэр, поднимая голову, чтобы напоследок сорвать поцелуй с Кэмерон.
Через минуту Блэр сидела, свернувшись на диване в просторной, на несколько размеров больше, футболке, наблюдая, как Кэмерон надевает свою одежду и приводит в её порядок.
«Ты сильно рассердилась на меня, этим утром?»
Кэмерон замерла и посмотрела на Блэр, которая выглядела немного помятой с расслабленно-мутным выражением на лице после их недавних занятий любовью. Она ничего не хотела в тот момент больше, чем коснуться её снова.
«Возможно», – спокойно сказала она, одевая жакет.
«Я думала, ты рассердишься», – сказала Блэр сухо.
Одевшись, Кэмерон пристально посмотрела Блэр, – «Тогда почему ты так поступила?»
«Потому что я думала, что это будет правильный поступок».
Кэмерон выдохнула и посмотрела мимо Блэр сквозь большие окна на яркий солнечный день по ту сторону окна. Она заставила себя проигнорировать личные мотивы и рассмотреть только факты, пытаясь при этом не думать, как Блэр говорит с ним. Она представила, как этот безымянный, безликий человек желал Блэр, как ночью он, лежа с открытыми глазами, думает о том, как прикоснется к Блэр, а днем выходил, охотясь на неё и пытаясь уничтожить. Оглянувшись на тихо наблюдающую и ждущую её ответа Блэр, она сказала, – «Ты была права».
Она повернулась и пошла к двери, но Блэр, быстро поднявшись, проследовала за ней. Она настигла её, останавливая, когда Кэмерон взялась за ручку двери, положила свои руки на талию Кэмерон, и прижалась щекой к её спине. – «Скоро я спущусь вниз».
«Хорошо», – сказала Кэмерон.
«В мои намерения не входило расстраивать тебя», – тихо сказала Блэр.
Кэмерон повернулась, и нежно обхватив руками, приподняла лицо Блэр. Она заглянула в глубокие голубые глаза и легко улыбнулась. – «Я знаю, что не входило, но все равно чувствую, что ты поступила бы так, несмотря ни на что».
Блэр спросила абсолютно серьезным голосом, – «Это проблема?»
«Проблема в том, что я от тебя теряю голову», – пробормотала Кэмерон, чувствуя, что тонет в её глазах.
Блэр улыбнулась, проводя руками вниз по груди Кэмерон и цепляя её за пояс брюк своими пальцами. Она подтащила её и ответила, – «Хорошо, тогда мне остаётся надеяться, что такие проблемы будут возникать как можно чаще».
«Несомненно… Был бы случай», – сказала Кэмерон, сопротивляясь желанию скользнуть руками под футболку Блэр. Если она сделает это, то не остановится, пока не возьмет ее снова, прямо тут, на этом месте. Она поцеловала её, властно и уверенно, и затем они отступили друг от друга. Когда Кэмерон вышла за порог двери, энергично произнесла, – «Скоро увидимся, мисс Пауэлл».
«Конечно, Командующий», – ответила Блэр, задерживаясь на секунду, и глядя, как она удаляется, идя вдоль холла. Потом она закрыла дверь и пошла собираться.
***
Блэр сидела за длинным столом у терминала в свободных хлопчатобумажных штанах и бледно-голубой льняной рубашке с открытым воротником между Maком и Фелисией Дэвис. Недопитые чашки с остывшим кофе стояли на столе рядом с клавиатурами, наушниками и мониторами. Она потянулась и вздохнула.
«Устали?»– знакомый низкий голос спросил позади неё.
Блэр ощутила мимолетное касание пальцев на своей руке так быстро, что если бы её кожа не начала покалывать, то вряд ли смогла бы почувствовать. Она медленно повернулась на стуле и, посмотрев вверх на Кэмерон, мягко улыбнулась. – «Немного».
«Почему бы вам тогда не сделать перерыв», – сказала Кэмерон, – «У меня есть сотрудник ФБР. Он подменит вас на несколько часов, отслеживая входящие сообщения».
«Что говорит агент Райан о нашей попытке начать диалог с ним?»– спросила Блэр, проигнорировав предложение Кэмерон прерваться и отдохнуть. Она, Maк и Фелисия Дэвис попеременно чередовали перерывы, и Блэр чувствовала себя прекрасно. – «Контакт возможен в любое время суток, в любые двадцать четыре часа».
«Она сказала, что наступило время максимальной готовности», – неохотно ответила Кэмерон. На самом деле агент Райан сказала, что фактически время у них вышло. Райан ожидала следующую атаку прямо сейчас. Его характеристика предполагала чрезвычайно низкий уровень терпимости, которая быстро падала. Блэр не покидала пределов здания более семидесяти двух часов, и с тех пор он был полностью отрезан от нее. Если Блэр не войдет в контакт с ним в вербальной форме, он, весьма вероятно, проведет акцию, и Линдси признала, что она понятия не имеет, где, когда и как это случится.
Кэмерон внимательно изучила Блэр, видя слабые круги под её глазами и утомленно сгорбленные плечи. Она хотела сказать, чтобы Блэр пошла к себе наверх и поспала. Она хотела сказать, чтобы она держалась подальше от всего этого. Сказать ей, что это грязная работа, и она чертовски хорошо делает её. Но сказала она совсем другое, – «Ещё Линдси Райан сказала, что решать вам и вам следует доверять своим инстинктам».
Блэр выпрямилась, уставившись на монитор, как будто там появилось сообщение. – «Ну, тогда давайте окунемся в эту грязь».
Три часа спустя это началось.
A001 – at-worldnet.com
: Я скучал по тебе. Ты прячешься?
NYC1112 – at-freemail.com
: Я получила твое сообщение. Давай поговорим.
Четыре человека, наблюдающие за монитором, затаили дыхание. Это был первый раз, когда Цапля предложила своё общение в чате, в реальном времени. Если это вспугнёт его, и он прервет все контакты, то они могут потерять единственный источник связи в то время, когда информация была критически важна.
«Захвати наживку редиска», – пробормотал Maк. Он качался на своем стуле. Его тело было столь напряжено, что он дрожал. Боже, как же он хотел взять этого парня.
Кэмерон смотрела на Блэр, сосредоточенной и полной решимости, руки которой лежали на клавиатуре. Она сжала свои руки в кулаки, и засунула их в карманы, разрываясь между желанием увидеть его ответ и тем, чтобы он навсегда исчез в безликом мире киберпространства.
Фелисия Дэвис спокойно подготовила резервные диски и еще одного червя.
«В этот раз я возьму тебя», – сказала она шепотом. Он был где-то там, не очень далеко. Она чувствовала его висящим на линии. С шестым чувством опытного хакера, её пальцы молниеносно стучали по клавиатуре.
Блэр ждала. Она знала то, что никто до сих пор не понял. Всё дело было в ней и всегда было в ней. Она была публичной женщиной, участвующей во всевозможных встречах, лицом нации, дающей интервью телеканалам и газетам. Но также она была женщиной, которая рисовала картины по ночам и женщиной, которая беспомощно дрожала в руках Кэмерон Робертс. Он же хотел женщину, чтобы изменить свой собственный мир.
Она медленно сделала вздох, когда появилось новое сообщение.
A001 – at-worldnet.com
: перейди на
http://www.privatetalk.com/
, комната игр.
NYC1112 – at-freemail.com
: Как я найду тебя?
A001 – at-worldnet.com
: Не волнуйся. Я найду тебя.
Блэр быстро, не колеблясь, ввела, – «Я буду ждать».

Глава 35
05:45
Линдси Райан с бутылкой содовой в правой руке, сидела одна в конференц-зале в окружении бумаг и папок, раскиданных вокруг нее. Левой она поддерживала склоненную голову и смотрела на компьютерную распечатку. Услышав глубокий тихий голос, раздавшийся сзади, она вздрогнула.
«О чем вы думаете?»
Линдси посмотрела на приближающуюся Кэмерон, отмечая еле заметные усталостные линии морщин вокруг глаз. Кроме этого признака, Кэмерон выглядела уверенно и спокойно. По правде говоря, Линдси знала, что она спала не больше часа или двух за прошедшие три дня, если только не делала это с открытыми глазами. Кэмерон редко выходила из Командного Центра.
«Я думаю, что он не в своем уме».
Кэмерон мрачно улыбнулась. – «Он появится?»
Райан вздохнула и в сотый раз посмотрела, на важнейшую часть записи разговора.
A001 – at-worldnet.com
: Почему ты не веришь мне?
NYC1112 – at-freemail.com
: О чем ты?
A001 – at-worldnet.com
: Я поклоняюсь тебе. Ты все для меня и я забочусь о тебе.
NYC1112 – at-freemail.com
: Возможно, потому что ты убиваешь людей и угрожаешь моим друзьям.
A001 – at-worldnet.com
: Ты не оставила мне выбора. Ты игнорируешь меня.
NYC1112 – at-freemail.com
: Теперь я не игнорирую тебя.
A001 – at-worldnet.com
: Этого не достаточно.
NYC1112 – at-freemail.com
: Чего ты хочешь?
A001 – at-worldnet.com
: Я хочу видеть тебя. Я хочу, чтобы ты поняла.
NYC1112 – at-freemail.com
: Ты действительно любишь меня?
A001 – at-worldnet.com
: Я живу для тебя.
NYC1112 – at-freemail.com
: Если я приеду, ты прекратишь убивать?
A001 – at-worldnet.com
: Да.
NYC1112 – at-freemail.com
: Ты обещаешь?
A001 – at-worldnet.com
: Я был терпелив достаточно долго. Ты знаешь, что я сделаю, если ты откажешь мне.
Линдси указала на последнюю строчку. – «Вот тут проблемная часть. До этого пункта он разговаривал. Здесь Цапля расспрашивала его. Между прочим, я рада, что она так поступила – это характерно для неё. Но в последнем пункте он вернулся к угрозам».
У Кэмерон всё перевернулось внутри. – «Он угрожает ей?»
Линдси заколебалась. – «Вероятно, да. Я уверена, что да. Думаю, он пытался заменить её кем-то. Но он хочет только её и никого другого. Если он сейчас не сможет быть с ней, то я с уверенностью говорю, что она станет его целью, и он не остановится до тех пор, пока вы не поймаете его».
Кэмерон выдвинула стул рядом с ней и села, потирая свои глаза. – «Как это может отразиться на проводимой операции? Он появится?»
«Он очень умен, и скорее всего, подозревает ловушку. С другой стороны, он чрезмерно самонадеян и полагает, что мы не в силах поймать его. Всё зависит от баланса между его способностью мыслить рационально и его потребностью видеть ее, прикоснуться к ней. В настоящее время, он должен потерять голову от нее. Возможно, да – он появится».
«Мне необходимо больше, чем 'возможно', Райан», – спокойно сказала Кэмерон. – «У меня задействован в операции агент, отправляющийся в одиночку на эту встречу. Здесь, в здании, мы заперли Цаплю, и я не могу вечно держать её». Кэмерон повторила, – «Он будет там?»
Линдси прокрутила в голове изображение мужчины, которое она создала после прочтения и десятков часов изучения его посланий Блэр Пауэлл. Он абсолютно, полностью одержим ею, каждую секунду каждого дня думая о ней. Он фантазировал о возвращении её любви, о выполнении ею всех его желаний. Он построил тщательно продуманную параноидальную систему с нею во главе, его психосексуального центра. Он прибег к насилию, заставляя её признать и покориться его желаниям.
«Он будет там».
Кэмерон встала, удовлетворенная. У неё оставалось меньше суток для подготовки операции. Она решила проконтролировать все сама, несмотря на то, что Дойл координировал действия всех команд. Особенно это касалось Эллен Грант, нуждавшуюся в усиленных мерах безопасности, и Кэмерон намеревалась предоставить ей всё, что могла.
«Почему он делает это?»– в заключении спросила Кэмерон, – «Он наверняка понимает, мы будем ждать его на месте встречи».
Линдси пожала плечами, – «Мисс Пауэлл постарается убедить его, что не станет раскрывать их планы. Он должен поверить в это, потому что он хочет верить, что она страстно желает его, также как он желает её. Его здравый смысл будет подозревать что-то, но психотическая часть будет говорить, что она приедет к нему по взаимной любви и желанию».
«Что случится, если он обнаружит, что она предала его?»
Линдси Райан спокойно сказала, – «Тогда он убьет её или любого другого, кого мы пошлем вместо неё».
10:30
Старк нашла Сэвард в тренажерном зале, находящемся по коридору вниз от Командного Центра. На ней были черные шорты из лайкры и спортивный лифчик. Она увлеченно наносила удары по висящему, чертовски тяжелому боксерскому мешку. От выступившего пота её кожа цвета кофе выглядела бронзовой и от этого зрелища Старк почувствовала, как во рту у неё всё пересохло. Старк помнила её в тот день, на чёртовом забеге, бегущую рядом и выглядевшую грациозной, как газель. Иисус, неужели это было всего шесть дней назад? Но теперь с мышцами, играющими под ее гладкой кожей и быстрым прыжками, похожими на танцы вокруг качающегося мешка, она больше походила на леопарда, развлекающегося со своей добычей.
Сэвард посмотрела и увидела стоящую Старк с таким выражением на лице, которое вогнало бы её в краску, если бы она видела себя со стороны. Сэвард улыбнулась, проведя последний правый крюк по мешку, тряхнула головой и провела рукой по лицу, вытирая выступившей пот и пошла к Старк.
«Какие новости?»
Старк покачала головой. – «Пока 'зеленый свет' для сегодняшней ночной операции».
«Хорошо», – проворчала Сэвард, пытаясь добраться зубами до шнуровки на её правой перчатке. – «Пора взять этого ублюдка».
«Позвольте мне помочь вам», – сказала Старк, протягивая свои руки к шнуровке тяжелой боксерской перчатки. Ее руки дрожали. «Боже».
Сэвард отступила на шаг и посмотрела на неё. – «Вы в порядке?»– спросила она удивительно нежным голосом. Синяки исчезли вокруг глаз Старк, но швы остались в виде аккуратного ряда крошечных черных точек, похожих на муравьев, идущих через гладкий бледный лоб. – «У вас, все еще болит голова?»– спросила она еще нежнее.
«Нет», – сказала Старк, пытаясь развязать упрямый узел в шнуровке перчаток. «Всё хорошо».
Сэвард подняла руку в перчатке, дотронулась до подбородка Паулы Старк и затем мягко надавила, поднимая её голову, и вынуждая Старк смотреть прямо на нее. – «Вы не хотите сказать мне, что вас беспокоит?»
Старк стояла, пытаясь изо всех сил бороться с эмоциями, которые она сама едва понимала. – «Меня беспокоит то, что может случиться позже. Я буду в одном из автомобилей, с группой прикрытия. И, вероятно, не смогу увидеть вас снова одну, прежде чем вы уедете».
Рене ждала.
Старк сглотнула. – «Я просто хотела напомнить вам, что мы… Что позже… Когда вы вернётесь…»
«У нас свидание. Я помню», – сказала Рене с любовью и наклонившись вперед, поцеловала её, едва касаясь губ. – «Вы знаете, вы храбры».
И говорила она совсем не о работе.
«Не особо», – прошептала Старк, стоя на месте и дрожь пробежала по ее телу.
Встретимся, когда всё закончится «, – пробормотала Сэвард, обошла её и исчезла.
Старк закрыла глаза, всё ещё чувствуя такой мягкий поцелуй на своих губах. Пожалуйста, просто вернись.
15:30
Кэмерон стояла в конце комнаты и слушала, как Дойл выдавал оперативные задачи для ФБР, ATF, SWAT и команды саперов. Полиция штата перекроет движение в районе, как только группы захвата будут на месте.
Осталось восемь часов до начала операции.

+1

14

Она была там, потому что хотела знать, где будут и что предпримут участвующие в операции группы, если что-то пойдет не так, как запланировано. Грант в любом случае не попадет под перекрестный огонь, потому что Кэмерон сама намеревалась прикрывать её, следуя за ней по пятам. Она участвовала в планировании операции с той минуты, когда Влюбленный Парень заглотил наживку и назначил Блэр встречу в заброшенном парке развлечений. И поскольку Дойл использовал её агента, он не смог запретить ей участвовать в операции.
Кэмерон посмотрела на Грант и махнула головой в сторону коридора, предлагая выйти.
«Вы в порядке?»– спросила Кэмерон.
Грант кивнула. – «Да, все хорошо».
«Сэвард установит на вас прослушивающую аппаратуру перед тем, как вы наденете бронежилет», – напомнила ей Кэмерон. – «Я хочу постоянно слышать ваш голос. Все, что вы слышите, все, что вы видите, все ваши мысли о том, что вы наблюдаете. Я хочу знать всё».
«Да, мэм».
«Вы слушаете только меня. Вы не начинаете, и не пытаетесь осуществить захват Влюбленного Парня до тех пор, пока не услышите моё подтверждение».
Грант смотрела на нее с вопросом в глазах. Специальный агент Дойл согласно плану операции, должен находиться в пятистах ярдах от места встречи, на крыше склада, где был пункт наблюдения и оттуда передавать ей свои приказы.
«Я буду с Сэвард недалеко от вас, ближе, чем кто-либо», – сказала Кэмерон. – «Я услышу все поступающие команды, одновременно с вами и смогу лучше сориентироваться в текущей ситуации, чем Дойл. Вы начинаете только тогда, когда я дам своё подтверждение. Понятно?»
«Да, мэм, я понимаю», – ответила Грант. – ”Спасибо «. – Поколебавшись секунду, она спокойно добавила, –» Командующий, у моего мужа сегодня вечером дежурство. Я оставлю, вам его номер…»
Кэмерон решительно прервала её. – «Единственным человеком, который позвонит вашему мужу сегодня вечером, агент Грант, будете вы, когда эта операция завершится. Ясно вам это?»
Грант благодарно улыбнулась. – «Да, мэм. Ясно».
«Хорошо, тогда идите и отдохните».
Кэмерон посмотрела ей вслед и проверила свои часы. Потом отправилась искать Сэвард.
17:30
Сэвард выкладывала бронежилеты и сортировала боеприпасы в небольшой оружейной комнате рядом с Командным Центром, когда Кэмерон нашла её. – «Все в порядке?»
Сэвард посмотрела на неё и кивнула. – «Да, мэм. Упаковано и погружено».
«Хорошо», – ответила Кэмерон, прислоняясь к дверному проему, скрестив руки на груди. – «О сегодняшнем вечере», – начала она.
«Да?»– Сэвард ответила, внимательно изучая лицо Кэмерон и отмечая суровую неподвижность в её глазах. Там была неотвратимая решимость, которая сказала ей, что независимо от того, что произойдет сегодня, это не будет попыткой переговоров.
«Эллен Грант – моя», – спокойно сказала Кэмерон. – «Никто не будет приказывать ей в опасной ситуации, кроме меня».
Сэвард размышляла об этом. Она могла пойти к Дойлю и сказать ему, что в команде назрел конфликт двоевластия, так как знала, что он намеревался сам отдавать приказы Грант. Робертс предложила ей выбор, подразумевающий, что в случае согласия с решением Робертс, она также брала на себя определенные обязанности и ответственность. Как только они достигнут места встречи, там будут только четыре человека. Грант, Робертс, она и Влюбленный Парень. Всё сводится к тому, на чье решение она может положиться в критической ситуации.
«Командующий, на месте вы будете старшим агентом», – очень четко и ясно сказала она. – «У меня нет возражений, если Грант будет получать приказы от вас».
Кэмерон кивнула и выпрямилась. Ей нужно было встретиться с Маком для проверки и согласования коммуникационного оборудования, затем уточнить строительные планы парка развлечений, которые они получили из архитектурного офиса городского планирования. Ещё ей необходимо…
«Командующий?»– позвала Сэвард, врываясь в её мысли.
«Да?»– спросила Кэмерон.
«Вы также должны отдохнуть. За последние несколько дней вы слишком мало спали».
Кэмерон подняла брови, удивившись такой заботе.
«У нас есть несколько часов до того, как мы выдвинемся», – заметила Сэвард.
«Я приму это во внимание», – сказала Кэмерон. – «Спасибо, агент».
Сэвард подошла вплотную к Кэмерон, чтобы коснуться её. Затем остановилась и сказала, – «Мы все обучались и готовы к любому исходу дела. Но всё это, очень трудно для тех, кто испытывает неуверенность и находится в мучительных сомнениях». – Поколебавшись, Сэвард добавила, – «Она должна услышать, что всё будет хорошо, и вы вернетесь».
Кэмерон смотрела на нее без всякого выражения бесконечно долго, как показалось Сэвард, прежде чем усмехнулась кончиками рта.
«Скажите, сейчас агентов ФБР не преследуют за отношения с женщинами, как это было раньше».
Сэвард усмехнулась. – «Нет, мэм, не преследуют».

Глава 36
18:00
Это был третий раз, когда Кэмерон подошла к двери Блэр, зная, что как только она пересечет порог, её жизнь изменится. Каждый раз, выходя за пределы своего удобного мира регламентов, инструкций и рутины, она попадала в непредсказуемую область своих отношений с Блэр, откуда выходила еще более глубоко привязавшаяся к ней. Это было непросто, но она не отрицала, что хотела этого. Более того, она признавала, что нуждается в этом.
Блэр открыла дверь и тихо сказала, – «Привет».
«Привет», – ответила Кэмерон, не переступая порога.
Блэр выглядела усталой, что было весьма необычно для неё. Она улыбалась Кэмерон улыбкой, в которой отчетливо проступала печаль. Под её глазами были мешки от усталости и недосыпания.
Кэмерон протянула руку и пробежала кончиками пальцев по щеке Блэр. – «Ты спала?»
Блэр покачала головой. – «Я понимаю, что надо, но не могу прекратить думать обо всем этом».
«Ты должна попытаться», – нежно сказала Кэмерон. – «Это будет долгая ночь».
«Я знаю», – ответила Блэр мягко. Она могла дотянуться и втащить Кэмерон внутрь. Ей хотелось, чтобы Кэмерон находилась рядом, подальше от ночной операции, от угрожающей опасности, но она ясно понимала, что не этот выбор сделала Кэмерон. Мысли, что Кэмерон не ставила свою безопасность выше ответственности и чувства долга, даже ради неё, причиняли боль. Так она и стояла, задаваясь вопросом, зачем Кэмерон пришла и что она действительно хочет. Наконец, Блэр произнесла, – «Я была не уверена, что ты придешь».
Кэмерон снова провела пальцами по лицу Блэр. – «Я сожалею, что ты не знала», – пробормотала она. – «Прости меня за всю эту боль, причиненную тебе».
«Нет», – быстро сказала Блэр. – «Это не твоя вина и никогда не была твоей».
«Я могла сделать всё по-другому», – тихо сказала Кэмерон. – «Между нами».
Блэр улыбнулась слабой любящей улыбкой, услышав это. – «Могла бы?»
Кэмерон покачала головой. – «Нет. Но я могла, по крайней мере, я хотела, никогда не причинять тебе боль.»
«Этого достаточно», – сказала Блэр. Она не могла представить, каких усилий стоили эти слова Кэмерон, и каким образом часть личности Кэмерон может измениться, изменив своим принципам, не разрушив при этом, своей целостности. Она испугалась, что эти изменения будут означать потерю Кэмерон, которую она знала и понимала.
«Блэр», – нетерпеливо сказала Кэмерон, – «Я хочу, чтобы ты знала».
Блэр остановила ее, прижав пальцы к губам. – «Ты войдешь?»
Кэмерон поцеловала кончики её пальцев. – «Да».
«Ты можешь остаться?»– снова спросила она.
«Ненадолго».
«Как всегда», – сказала Блэр, но в её голосе не было гнева.
«Я понимаю», – ответила Кэмерон, переступая порог. – «Но не всегда же я буду уезжать».
Блэр закрыла дверь, и они остались одни. Затем, она обняла Кэмерон, прижалась к ней и уткнулась лицом в её плечо. Она, не желая ничего больше, вздохнула и, выбросив всё из головы, бездумно поплыла в любящих объятиях Кэмерон.
«Пойдем в кровать», – наконец пробормотала Блэр. – «Я хочу чувствовать тебя».
«Хорошо», – тихо ответила Кэмерон, перемещаясь губами к уху Блэр. – «Мне нужно сказать тебе что-то важное».
Потом они лежали голые, в объятиях и лицом друг к другу, покрытые только легкой простыней. Они медленно целовались, исследуя друг друга вновь и вновь, ласково касаясь и одаривая чуткой нежностью. Они не спешили, обладая чувством абсолютной уверенности, что время не властно над ними и принадлежит им от начала и до самого конца. Они неторопливо ласкали друг друга, возбуждая, пока не задрожали вместе, затаив дыхание и балансируя на краю пропасти, готовые рухнуть вниз.
Блэр положила свою ногу на бедра Кэмерон, предлагая себя. Посмотрев ей в глаза, прошептала, – «Войди в меня».
Кэмерон просунула руку между их телами. Ее пальцы раздвинули раздутую плоть и скользнули по клитору Блэр, заставляя ту дрожать и задыхаться.
«Минуту», – выдохнула она.
Когда они встретились глазами, Кэмерон сильнее сжала свои объятия, проводя круговыми движениями пальцев по клитору Блэр. Блэр вцепилась в руку Кэмерон и та пробормотала, – «Не спеши. Позволь мне взять тебя».
Блэр едва дышала, ее мышцы были напряжены, каждая клетка её тела испытывала всепоглощающее удовольствие и пульсировала под кончиками пальцев Кэмерон.
«Пожалуйста», – простонала Блэр, – «Возьми меня».
Кэмерон нажала чуть сильнее, ускоряя движение с каждым нажатием, подводя её медленно, но неуклонно к оргазму. Она видела, что голубые глаза Блэр потемнели, приобретая оттенок фиолетового и, затуманившись, поплыли.
«Я люблю тебя», – прошептала Кэмерон. Блэр откинула голову назад и вскрикнула, страстно прижимая к себе руку Кэмерон. Кэм вошла в неё, вызывая судороги с каждым толчком своей руки, пока Блэр не затихла и обмякла напротив нее.
«Ты убьешь меня так», – выдохнула Блэр.
Крепко обняв её, Кэмерон сказала, – «Я хотела этого».
«Дай мне минуту отдышаться», – пробормотала Блэр, прижимаясь губами к плечу Кэмерон. Она задавалась вопросом, сможет ли она когда-нибудь излечиться. Но не от удовольствия, а от болезни, имеющей название «я люблю Кэмерон».
«Всё нормально?»– спросила Кэмерон, нежно целуя висок Блэр.
«Ерунда», – тихо рассмеялась Блэр. – «Я чувствую, что ты далеко не в порядке».
Чтобы подтвердить свою точку зрения, Блэр вжала бедро между ног Кэмерон, вызвав стон возбуждения от быстрого прилива крови к её клитору.
«Так нечестно», – выдохнула Кэм.
«Честно», – уверенно сказала Блэр, опрокидывая Кэмерон на спину и перекатываясь на неё сверху. – «Я говорила тебе, что мне нужна минута.»
Кэмерон посмотрела на неё и усмехнулась. «Вероятно это всё, что тебе нужно».
«О нет, Командующий», – сказала Блэр мягко. – «Я хочу намного больше, чем просто тебя».
И затем Блэр неторопливо брала Кэмерон, губами и руками, медленной нежной лаской зажигая огонь в её крови и жар в её тела. Она опаляла ее чувства, и воспламеняла нервы. Все, что могла ощущать Кэмерон – это только Блэр. И все, на что Кэмерон была способна – это выкрикивать ее имя.
Они проснулись через час и просто лежали рядом, взявшись за руки и переплетя пальцы.
«Что теперь будет?», – тихо спросила Блэр.
Невозмутимо-спокойным голосом Кэмерон произнесла, – «В 21 – 00 Сэвард и я отправимся к обусловленному месту встречи. Тридцать минут спустя Грант выйдет из главного входа, проголосует и сядет в подъехавшее такси, где будут находиться Старк и Филдинг. Мы предполагаем, что Влюбленный Парень может находиться где-то поблизости, контролируя сложившуюся ситуацию. Ему необходимо будет убедиться, что ты действительно отправилась на место встречи одна, как и говорила. Возможно, у него есть сообщник, ведущий наблюдение за зданием, который отправит ему сообщение, что все в порядке и ты одна. Так или иначе, это должно выглядеть, как будто ты опять ускользнула от нас и направилась к нему».
«Каким образом он доберется до места встречи вовремя, если будет находиться здесь, наблюдая за отъездом Грант?»
«Линдси Райан думает, что он выбрал то место заранее и я согласна с ней. Он был полностью готов, когда ты согласились на встречу с ним и назвал место и время встречи почти не задумываясь. Возможно, таким образом, он реализует свою фантазию и мечту, что ты когда-нибудь согласишься на встречу с ним. Но Линдси уверена, что он действительно был там и 'подготовил' это место для встречи с тобой».
Блэр стало не по себе от мысли, что кто-то думал о ней и использовал её в своих извращенных фантазиях в главной роли. Это было похоже на ощущение, как будто её поимели, пока она спала.
Кэмерон обняла её за плечи и прижала к себе. – «Блэр, тебе не нужно выслушивать всё это».
«Нет», – быстро сказала Блэр уверенным и решительным голосом. – «Я хочу знать всё».
Кэмерон продолжила. – «Он проследует к месту встречи за Грант или использует запасной маршрут, чтобы прибыть на место раньше неё. Так как он знает парк аттракционов, мы с уверенностью можем предположить, что у него есть маршрут, следуя которому он надеется остаться не обнаруженным. Мы же приедем на место раньше Грант».
«Но она ведь не собирается встречаться с ним, так?»– с тревогой спросила Блэр.
«Нет», – уверенно ответила Кэмерон. – «У команды Дойла будут инфракрасные сканеры, которые точно определят местоположение любого живого существа на расстоянии ста ярдов крупнее помойной крысы. Они все сосредоточены на нём, и поймают его. Единственная роль Грант во всей операции состоит в том, что она должна выехать отсюда вместо тебя и выйти из такси на входе в парк аттракционов. Ей не требуется входить на саму территорию парка».
«А ты и Сэвард?», – несмотря на бешено бьющееся сердце, спокойно спросила Блэр.
Кэмерон облокотилась на локоть, глядя прямо в глаза Блэр. И хотя свет в спальне был выключен, проникающего через окна света от уличных фонарей было достаточно, чтобы они видели друг друга. – «Мы будем осуществлять только силовую поддержку, гарантируя безопасность Грант, если произойдут какие-то непредвиденные планом операции события вокруг неё. Мы эвакуируем её в находящийся поблизости автомобиль. В наши обязанности входит только сопровождение и обеспечение безопасности Грант на месте».
«Это все, Кэмерон?»
Кэмерон выдержала ее пристальный взгляд. – «Это план, Блэр и я скажу тебе, что возможны непредвиденные обстоятельства, но там будет сто агентов, готовых в любую минуту оказаться рядом, а также полиция штата в оцеплении по периметру. Я твердо уверена в успехе операции”.
Блэр провела рукой по волосам Кэмерон, а затем, сжав пальцы в её густых прядях, приблизила голову Кэмерон вплотную к своему лицу. – «Я не могу позволить, ещё кому-то погибнуть за меня».
«Я не позволю», – пообещала Кэмерон. – «Я клянусь».
«Хорошо, это меня успокоило», – прошептала Блэр, – «я верю, твоему слову.»
Затем, в момент расставания, они скрепили свои обещания просто и надежно, поцелуем.

Глава 37
В 23 – 40 Блэр вошла в Командный Центр. Она остановилась прямо в двери, на мгновение сбитая с толку. Комната была ярко освещена, и выглядела в спешке покинутой. Стулья перед работающими мониторами, показывающими фрагменты зданий, были пусты. На столах стояли чашки с кофе, и в спешке брошенные остатки еды на пластиковых тарелках. Куртки и свитера лежали, оставленные где попало. Официальность и неизменный порядок, к которым она так привыкла, сменились на ощущение хаоса, от которого её сердце тревожно забилось.
«Мисс Пауэлл?»– тихо произнесла Линдси Райан, приблизившись с чашкой кофе в руке.
Блэр подскочила, повернувшись к испугавшему её голосу, уныло улыбаясь. – «Я не могу находиться наверху».
Линдси сочувственно кивнула, – «Вы хотите кофе?»
Блэр подняла бровь, изо всех сил пытаясь сдержаться. – «Я не думаю, что вы знаете, что здесь произошло, не так ли? И с меня хватит кофе, приготовленного и выпитого здесь на протяжении операции. Сейчас, я ничего не хочу”.
«Вообще-то, я приготовила его себе», – сказала Линдси, смеясь. – «Maк и Фелисия не отрываются от коммуникационного оборудования, сейчас у них довольно сложная ситуация и немного кофе нам всем не повредило бы”.
«Я могу себе представить», – пробормотала Блэр, думая о беспокойных часах, проведенных с ними, в ожидании сообщений от Влюбленного Парня. Она прошла дальше и посмотрела в дальний конец комнаты, где коммуникационное оборудование заняло всю стену и столы, вокруг сидящих на вращающихся креслах Maка и Фелисии Дэвис. Она была уверена, что здесь они провели, так и не вставая с кресел, целый день.
«Тогда я поверю вам на слово, что не повредит», – сказала Блэр, указывая на чашку кофе.
Женщины прошли назад, к небольшой нише, где стояли кофеварка и холодильник. Блэр налила кофе, затем подняла чашку к губам и осторожно потянула. Райан была права, кофе был неплохой. Блэр села за стол и внимательно посмотрела на рыжеволосую Райан. Наконец, она спросила, – «Есть какие-либо известия?»
Линдси качнула головой. – «Пока что нет. У Maка прямая линия связи с командиром Робертс, но все, что нам известно, это то, что она и Сэвард находятся на месте». – Поколебавшись, она осторожно добавила, – «Мисс Пауэлл, отсюда мы можем видеть только маленькую часть общей картины, и иногда иметь неполную картину хуже, чем не иметь вообще никакой картины».
«Вы ожидаете неприятностей?»– встревоженно спросила Блэр, уловив тонкий намек Райан, говорящий ей уйди отсюда. Она не спустилась вниз раньше потому, что не хотела отвлекать внимание Кэмерон от начавшейся операции. Вместо этого она заставила себя сидеть на кухне и ждать. Она наблюдала как стрелки часов приближаются к одиннадцати, представляя себе Кэмерон, надевающей бронежилет и проверяющей оружие. С каждой проходящей минутой ее беспокойство росло. Она, так хотела увидеть Кэмерон прежде, чем она уедет в неизвестность. Только чтобы сказать, просто сказать то, что она не сказала раньше. «Я люблю тебя».
В горле у неё пересохло, и Блэр снова спросила, – «Что-то не так?»
«Нет», – быстро ответила Линдси. – «Но я слишком часто видела то, что нам кажется, не всегда является действительностью. Это трудно, когда вы не в состоянии изменить что-либо».
Блэр горько рассмеялась. – «Агент Райан, я очень сильно сомневаюсь, что может что-то произойти, чего я ещё не представляла. Поверьте мне, знать намного лучше, чем предполагать и я не буду путаться у вас под ногами».
Райан прикоснулась к её руке сочувствующим и понимающим жестом. – «Идемте со мной. Мы можем переждать, пока всё это не закончится, вместе».
***
С позиции Кэмерон, на заброшенной платформе подъемного крана, открывался отличный обзор на вход в заброшенный парк развлечений, а так же на автостоянку, расположенную перед арочным входом в парк. И хотя в непосредственной близости от неё не было горящих огней, яркая летняя луна и свет от проезжающих автомобилей по расположенному неподалеку шоссе, позволяли Кэмерон обойтись без прибора ночного видения. Она могла различить очертания нескольких зданий – выбитые окна, двери, свисающие с сорванных петель, и всё это, окружённое останками разломанных аттракционов парка. В лунном свете это выглядело, как кладбище доисторических животных.
Сэвард находилась на земле, укрывшись в тени. Кэмерон неохотно согласилась с Дойлом, что позиция Сэвард будет именно там. Кэмерон сканировала радиочастоты, но все, что она слышала, были редкие запросы от Дойля к группам захвата, о подтверждении их местоположения и степени готовности. Существовала вероятность, что их переговоры могут быть перехвачены и расшифрованы, но она сомневалась, что у Влюбленного Парня есть время для дешифровки их коммуникационных частот, даже если он уже был на месте. Сэвард еще раз проверила свои часы. Прошло сорок минут с тех пор, как Грант покинула здание. Она могла появиться в любую минуту.
Эллен Грант посмотрела сквозь окно на пустую автостоянку, когда притормозив, остановилось такси.
Взявшись за ручку двери, она глубоко вздохнула и расправила плечи. – «Спасибо за поездку, ребята».
Она не видела пригнувшуюся Старк, которая исчезла из окон машины, прячась от возможного наблюдения Влюбленного Парня, следящего за их прибытием, но её голос был узнаваем. – «В любое время. Просто крикни, Золушка, и мы доставим твою карету».
«Поняла», – сказала Грант и вышла из машины в ночь.
Такси уехало, и Грант стала озираться, пытаясь сориентироваться. В тридцати футах левее от неё находились ворота в парк аттракционов. За ними виднелась только темнота. На самой автостоянке находилась какая-то строительная техника, но никаких признаков кого-либо не наблюдалось.
Приглушенный голос пробормотал в её ухе, – «Мы видим вас, Грант».
Её беспокойство исчезло при звуке спокойного голоса Робертс. – «Я продолжаю имитировать Цаплю».
«Продолжайте двигаться через ворота», – раздался приказ Дойла. – «Вы должны приблизиться к точке встречи».
Голос Робертс повторил приказ, – «Пройдите через ворота. Остановитесь внутри, мы должны визуально сопровождать вас».
Грант шла вперед.
«Сейчас я вижу вход в парк», – сообщила она, подходя и толкая широкие железные ворота, ведущие на территорию парка. – «Вокруг находятся какие-то части оборудования. Большинство из них, достаточно большие. За ними легко укрыться».
Она посмотрела на здание, в котором Влюбленный Парень назначил встречу. Трафарет, говорящий, что раньше здесь находился стенд с прохладительными напитками, криво висел на заколоченной двери.
«Никаких признаков активности».
«На тепловых сканерах нет сигналов. Территория пуста», – консультировала её Кэмерон. – «Медленно продвигайтесь, но не входите. Я повторяю, не входите в здание».
Глядя по сторонам, Грант двинулась вперед, стараясь не обращать внимания на холодный пот, бегущий под тяжелым бронежилетом между её лопатками вниз по спине. Она прекрасно осознавала, что бронежилет, находящейся на ней, не может остановить бронебойную пулю. Как известно, каждый желающий мог приобрести подобные боеприпасы через Интернет. Кроме того, не исключалась возможность выстрела в голову. Она надеялась, что Дойл и его технический персонал на завершающем этапе операции провели полную проверку окружающих зданий и прилегающей территории, поскольку, сейчас она была легкой мишенью. Она выкинула эти мысли из головы и сконцентрировалась на спокойной тихой ночи вокруг нее.
Ничего.
Если бы не голос Кэмерон Робертс в ее ухе, она подумала бы, что уснув, проснулась в необитаемом мире. Она не могла припомнить, когда в последний раз, чувствовала себя настолько одиноко.
«Есть что-нибудь?»– рявкнул Дойл на одного из мужчин, стоящих рядом с ним, производящего сканирование территории тепловым сканером. Они находились на крыше склада около парка аттракционов. Отсюда Дойл руководил операцией.
«Нет, никого, кроме подсадной утки», – проворчал агент, медленно панорамируя местность. – «Даже бездомной кошки».
«Кто-то должен связаться с полицией штата и сообщить им, что установленный ими периметр находится слишком близко», – заметил другой агент. – «Я наблюдаю движение. Полиция штата почти вплотную приблизилась к нашим людям».
Дойл насмешливо засмеялся. – «Они, наверное, хотят немножко славы. Это должно быть довольно скучно, ездить весь день по району на автомобилях с мигалками и останавливать всех за превышение скорости».
Мужчины засмеялись.
«Хорошо», – заметил Дойл в раздражении. – «Я предполагаю, мы должны будем подсластить пилюлю, когда этот парень высунет голову из задницы, где она находится».
Дойл проверил часы и включил передатчик на частоте Грант.
«Пять минут, Грант. Если он не покажется за это время, я хочу, чтобы вы прошли в здание. Если он находится рядом, то, возможно, ждет, пока вы не войдете».
***
Кэмерон слышала приказ Дойла, и волосы на её затылке встали дыбом. Что-то здесь было не так. Линдси Райан был уверена, что Влюбленный Парень будет здесь, иначе во всём этом не было никакого смысла. Если он не хочет устанавливать контакт с Блэр, то тогда это уловка, чтобы вывести её на открытую местность, где он легко может предпринять попытку покушения на неё. Для засады стенд с прохладительными напитками подходил как нельзя лучше. Возможно, сейчас он наблюдал за ней, находящейся под его прицелом, готовясь убить её. Он был здесь, а они не смогли обнаружить его, и Эллен Грант, возможно, находится на линии огня.
«Дойл», – сказала Кэмерон, связываясь с ним по его личному каналу. «Если мы достоверно не знаем его месторасположения, Вы не должны посылать в здание Грант одну. Мы не сможем прикрыть её отсюда, а здесь возможна ловушка».
«Он не пригласил бы её сюда только для того, чтобы убить», – сказал Дойл, не скрывая своего презрения. – «Он покажется, как только будет уверен, что она действительно собирается встретиться с ним. Я не желаю обсуждать это, Робертс. Она должна немедленно войти».
Она услышала щелчок в ухе, зная, что Дойл отключился. Дойл сделал то, что планировал сделать с самого начала операции. Он приготовил ловушку с приманкой, а в качестве приманки использовал её людей.
«Грант!»– резко скомандовала Кэмерон, – «Продолжайте только после моего личного подтверждения. Как поняли? Грант? Грант!»

+1

15

Глава 38
Блэр смотрела на мерцающий экран монитора, находясь мыслями за много миль отсюда. Она попыталась представить, что чувствовала Эллен Грант, идущая одна в темноте, готовая встретиться лицом к лицу с убийцей, упивающимся своей безнаказанностью. Несмотря на беспокойство о Грант, в глубине души Блэр надеялась, что встреча с Влюбленным Парнем состоится. Она ждала, что сегодняшний вечер положит конец этому кошмару.
Она думала о Кэмерон, наблюдающей за Грант и пытающейся защитить её. Если что-то случится с тем, за кого Кэмерон была ответственна, то она никогда не простит себя. Это вырвало бы кусочек из её цельной сущности и отрезало часть её сердца. Блэр абсолютно не желала этого, и большинство ее причин были полностью эгоистичны. Она боялась, что в итоге Кэмерон скроет ото всех часть себя, которая будет болезненно кровоточить от чувства вины и ответственности за других. Если бы такое произошло, Блэр могла потерять часть Кэмерон, а она нуждалась в ней целиком и полностью. Никто никогда не мог проникнуть сквозь стены её невидимой тюрьмы, пробуждая её чувства так, как это смогла сделать Кэмерон. Никто никогда не заботился о ней больше, чем Кэмерон. Блэр нуждалась в ней, без неё она осталась бы одна, безнадежно одинокая.
Блэр не знала, как долго смотрела на эти слова, прежде чем осознала их смысл. Она охнула и оттолкнула свой стул, как будто хотела сбежать от реальности, которую она так ясно видела.
«Боже мой».
Немедленно Maк, Фелисия Дэвис и Линдси Райан обернулись, глядя на неё с беспокойством.
«Что там?»– быстро спросил Maк.
Блэр дрожащим голосом ответила, – «Я не уверена. Посмотрите на сообщение, которое появилось на экране монитора».
Все столпились позади нее, заглядывая через её плечо и читая полученное сообщение.
«Цапля, ты здесь?»
«Это он?»– спросила Блэр затаив дыхание. – «Может быть это сообщение, написанное ранее и высланное по таймеру в определенное время?»
Maк посмотрел на Линдси Райан, лицо которой было сосредоточено и сконцентрировано. Она в бешеном темпе вспоминала и оценивала все, что знала о нем, формируя и отказываясь от теорий, пытаясь понять и предсказать ход его безумных мыслей.
«Может, сообщник?»– спросил Maк. – «Его помощник?»
«Нет, это он», – тихо сказала Райан. – «Он никому и никогда не позволил бы участвовать в этом».
«Что я должна делать?»– спросила Блэр.
«Если она ответит, он будет знать, что не она находится в парке аттракционов», – предупредил Maк.
Линдси смотрела на монитор, рассматривая возможные варианты ответов и пытаясь предсказать их последствия. Для рационального ума, было почти невозможно предсказать ход иррационального мышления такого человека, как Влюбленный Парень. С другой стороны, она обучалась именно этому, и ее мнение, на которое они должны были положиться, являлось основополагающим и решающим в данной ситуации.
«Линдси?»– спокойно спросил Maк. – «Я должен сообщить Командиру ваше решение».
Она спокойно посмотрела на Блэр. – «Ответьте ему».
Дрожащими руками, Блэр напечатала
<Да>
<Я знал, что ты не придешь>
«Спросите его, где он», – проинструктировала Линдси, не отрываясь от экрана.
Блэр незамедлительно подчинилась.
<Я наблюдаю, как они ищут меня>
«Иисус Христос», – резко бросил Maк, немедленно связываясь с Кэмерон. – «У нас контакт с субъектом», – отчетливо проговорил он. – «Вы обнаружены. Я повторяю – Вы обнаружены».
Кэмерон не колебалась. – «Грант, немедленная эвакуация. Повторяю, немедленная эвакуация».
На частоте Старк она приказала, – «Немедленно возвращайтесь. Немедленная эвакуация группы».
Сменив частоту ещё раз, она сказала, – «Дойл. Операция провалена. Он нас обнаружил. Мы эвакуируемся».
Никто не ответил. Она быстро переключилась на общую частоту. Ничего.
Кэмерон подошла к краю помоста и спрыгнула на землю. Приземлившись около Сэвард, спросила, – «Ничего?»
Сэвард покачала головой с мрачным выражением. – «Командующий, я не вижу её. Связи нет на всех каналах».
«Черт побери – он глушит нас», – сердито прервала её Кэмерон. – «Пойдем вытаскивать Грант».
На мгновение их глаза встретились, затем они развернулись и, держась вместе, побежали в темноту через ворота заброшенного парка. Кэмерон еще раз попыталась связаться с Грант и Дойлом, находясь внутри парка, но все попытки завершились тишиной. Она посмотрела вперед, но все, что она увидела, были изломанные контуры обломков аттракционов на фоне черно-синего ночного неба.
«Сэвард», – прошептала Кэмерон, пока они бежали вперед, – «Возьмите вправо и прикройте фланг. Если он здесь, то может пойти следом за кем-то из нас. Давайте рассредоточимся, и не будем кучковаться в одном месте».
Сэвард быстро растаяла в темноте.
До заброшенного стенда, находящегося перед ней, было не больше пятидесяти ярдов. Она могла добраться туда меньше чем за 60 секунд.
Иисус, где Грант?
Кэмерон посмотрела на возвышенности и крыши зданий, где в подобной ситуации, с её точки зрения, были очень удобные позиции для снайпера. Преимущество стрелка, занявшего такую позицию очевидно, но Влюбленный Парень в таком случае неизбежно был бы обнаружен людьми Дойла, а они никого не обнаружили. Однако, она по привычке, еще раз осмотрела все подозрительные места в прямой видимости от брошенного стенда. Ничего.
Где же он, черт возьми?
Она почти добежала. Напряжение стало невыносимо. Темнота окутывала её и все, что она слышала в ночи, были удары её собственного сердца. Кожу покалывало в неясном предчувствии, Кэмерон показалось, как чья-то фигура, мелькнула в тени у стены здания. Она подняла свое оружие, замедляясь и изо всех сил всматриваясь в колеблющиеся тени.
Там! Подойдя ближе, она прицелилась. Ее палец выбрал холостой ход спускового механизма. Малейшее нажатие и раздастся выстрел. Внезапно, краем глаза, вдалеке и справа от неё, она заметила движение. Кэмерон вовремя повернула голову, разглядев лениво покачивающуюся кабинку колеса обозрения, которая, казалось висела в воздухе, будто лунный свет поддерживал её высоко в небе.
«Сэвард», – крикнула она в темноту, уже не боясь быть обнаруженной. Её полностью раскрыли и сейчас, находясь на этом месте, она была полностью беззащитна. Если он выстрелит в нее, она гарантированно труп. По крайней мере, она знает, что он здесь, в парке. – «Он на колесе обозрения. Вперед!»
Именно сейчас, Грант выскочила из тени перед брошенным стендом, докладывая, – «Здесь всё чисто, Командующий».
Кэмерон закричала, – ”Засада! В укрытие!” Но ее голос был заглушен взрывом здания, рассыпавшегося и разлетевшегося на обломки в оранжевой вспышке.
***
Сэвард была сбита волной горячего воздуха, ударившего ей в спину и на мгновение оторвавшей её от земли. Она пригнула голову и бросилась вперед, перекатившись по земле, пропуская взрывную волну в нескольких футах над своей спиной.
«Взять его», – эта мысль овладела Сэвард. Она поднялась с земли и бросилась вперед, к колесу обозрения. Приблизившись к нему, она заметила невзрачную тень, проворно спускающуюся по внешней раме. До него было ярдов сто. Сэвард не была уверена, что на таком расстоянии, да ещё в темноте, сможет поразить его. Если он спустится вниз, на землю, то быстро исчезнет в металлических джунглях, хаотично разбросанных и искривлённых конструкциях. Она еще раз попробовала связаться с Дойлом и командой SWAT. Безуспешно. Все каналы связи заглушены, только тишина в эфире.
Приблизившись, она очень ясно разглядела спустившуюся на землю фигуру и на секунду нерешительно заколебалась. Он носил форму. Это мог быть один из наблюдателей Дойла. Но тогда почему не сообщили о нём на брифинге? Или один из агентов Секретной службы, находящийся слишком далеко в периметре?
Она поняла свою ошибку, когда он повернулся и выстрелил. Её секундное колебание дорого обошлось ей. В тот самый момент, когда она увидела пламя выстрела, горячая вспышка боли пронзила её левое плечо, и она упала на землю.
Боже, это было намного хуже, чем она могла себе представить.
Сильный толчок развернул её и повалил на спину. От неожиданности она на секунду растерялась. Вздохнув и подавив вырывающийся крик, она выбросила из своей головы всё, кроме застывшей картины, как он поворачивается и стреляет. В неё.
Боль отступила, и на её место пришла ярость. Она была разъярена на него за выстрел. Но еще более на себя, за то, чтобы позволить ему застать себя врасплох. Она перекатилась на бок и встала на ноги. Через секунду она двигалась снова, ее левая рука висела плетью, но правая рука с зажатым в ней оружием, была рабочей. Сэвард видела его спину, когда он проворно перепрыгнул через турникет, который когда-то был входом на аттракцион. Ещё мгновение и он уйдет. Зрение начинало размываться. У неё заканчивались силы, и почти не осталось времени. По её руке струилась кровь. Она чувствовала, как капли крови стекают на землю с её пальцев. Падая, она выстрелила.
Второй взрыв был сильней первого, и на сей раз удар взрывной волны отправил её в забытьё.

Глава 39
Maк бешено пытался восстановить связь, но ему никто не отвечал.
«Командующий? Старк?»
Блэр продолжала печатать вопросы Влюбленному Парню, но он не отвечал.
«Что происходит?»– резко спросила она. Агенты выглядели мрачными, и от жуткой тишины, повисшей в воздухе, Блэр побледнела. Она изо всех сил старалась сохранить самообладание и не смогла. – «Что, черт возьми, происходит?»
«Связи нет», – мрачно сказал Мак. – «Влюбленный Парень на месте встречи, вероятно, пользуется беспроводным соединением. Он там, и он знает, что вы здесь»,
Блэр встала, всё её тело била дрожь. – «Вы может сказать мне, что происходит там, или я немедленно поеду туда сама».
«Мисс Пауэлл», – спокойно сказала Линдси Райан, осторожно кладя свою руку на руку Блэр, как будто боясь напугать ее, – «здесь, мы узнаем всё быстрее, чем в другом месте. Дайте Maку ещё минуту».
Maк переключился на колонки, пытаясь повысить громкость сигнала. – «Старк, ответьте, пожалуйста. Вы меня слышите? Старк, черт побери! Вы слышите меня?»
Искаженная, прерывистая передача послышалась из динамиков колонок. Из всего, что смогла разобрать Блэр, были только фрагменты слов, но того, что она услышала, было достаточно, чтобы её ноги подкосились. Она слепо нащупала стул и в отчаянии села.
«…взрывная волна швырнула агентов вниз…»
«Кто?»– тихо спросила Блэр, перебегая глазами с одного агента на другого, и отчаянно пытаясь прочесть их выражение. – «Мак, спроси её, кто».
«Вы можете прояснить?»– Безжизненно спросил Мак, подавляя волну паники, вызванную сообщением Старк. Мак сжал кулаки и сконцентрировался, вслушиваясь в её слова.
Много помех… «Объявлена эвакуация раненых».
Потом наступила гнетущая тишина. Трое из них, которые стали свидетелями кошмара, стояли в оцепенении, не глядя друг на друга. Блэр закрыла глаза и спросила себя, как это возможно, что она все еще могла чувствовать свое сердцебиение, потому что что-то в ней словно умерло.
Мертвая тишина была разрушена звонком городского телефона. Все секунду смотрели на него, а затем Maк снял трубку, внимательно слушая. Блэр наблюдала за ним, волнуясь, и надеясь на хорошие новости. Она ожидала, что все её страхи уйдут, как наваждение, но мрачный взгляд Мака и плотно сжатые челюсти сказали ей, что ничего не изменилось, всё по-прежнему. Мак положил трубку и замер.
«Это был Филдинг. Машины скорой помощи везут раненных в отделение травматологии Бет-Изрэйл».
«Кто?»– спокойно спросила Блэр, готовая, как она думала, услышать его слова. Она должна услышать, потому что всё внутри её сковало льдом. – «Пожалуйста, кто?»
«Пока не известно», – ответил Мак, глядя по сторонам в поисках своей куртки, – «Но Старк находится в одной из машин скорой помощи. Там же, я полагаю, могут находиться другие наши люди».
Он надел свою куртку и повернулся к двери. – «Я сообщу вам, мисс Пауэлл, как только у меня появится подробная информация».
Блэр быстро переместилась, блокируя ему путь, с недоверчивым взглядом на лице. – «Это не серьезно. Я еду с Вами».
Maк резко остановился и приложив усилия, сказал так спокойно, как только смог, – «Боюсь, что Вы не можете сделать этого, мисс Пауэлл. Здесь нет достаточного количества агентов, а также я не знаю, в каком состоянии находится остальная часть команды. Я не могу обеспечить должную степень Вашей безопасности. Я не могу позволить Вам это».
«Maк», – напряженно сказала Блэр, задаваясь вопросом, как ей удалось сдержаться, чтобы не закричать, – «Или Вы берете меня с собой, или я еду на такси. В любом случае, я еду».
«Он прав, мисс Пауэлл», – Фелисия Дэвис сказала спокойно. – «Мы недоукомплектованы, и не знаем, арестован ли Влюбленный Парень. Это небезопасно. Командующая будет, мягко говоря недовольна Maком, если он возьмет Вас с собой. Это неправильно».
Блэр едва смогла скрыть улыбку, представляя выражение лица Кэмерон, и подумала, что Дэвис вероятно права – Кэмерон будет очень серьезно разозлена. А затем Блэр поняла, что если что-то случилось бы с Кэмерон, и она никогда не смогла бы увидеть её снова, никогда не смогла бы прикоснуться к ней, то холодное темное место, где она заточила свои страхи начало бы кровоточить. Заговорив, она не могла полностью скрыть свою боль.
«Я сделаю всё возможное, чтобы попасть туда, и что бы командующий Робертс узнала – это было мое решение».
Возможно, всё дело было в интонациях её голоса, дрогнувшего при упоминании имени Кэмерон, но когда Линдси Райан заговорила, её голос принес не только спокойствие, но и надежду.
«Агент Филлипс, здесь сейчас находится трое агентов, и мы, конечно, сможем обеспечить соответствующую безопасность в поездке мисс Пауэлл в больницу. Как только мы прибудем туда, я полагаю, к нам присоединятся и окажут помощь другие агенты вашей команды».
Блэр бросила на неё благодарный взгляд.
Maк уступил, потому, что он не мог препятствовать физически Первой Дочери совершить эту поездку и для него было очевидно, что так или иначе, она поедет в больницу. – «Хорошо, тогда давайте сделаем это».
***
Когда они приблизились к больнице, она увидела через окно автомобиля машины скорой помощи, хаотично припаркованные на маленькой площадке перед входом. Огни проблесковых маячков на крышах машин скорой помощи и патрульных полиции посылали лучи, мерцающего красно-синего света, в ночное небо, отражаясь от двойных стеклянных дверей отделения травматологии. Персонал больницы и сотрудники правоохранительных органов всех ведомств торопливо носились повсюду. Она искала одну легко распознаваемую фигуру в толпе полицейских, федеральных агентов в штатском, среди отряда SWAT в полном защитном снаряжении. Но та, которую она искала, отсутствовала.
Черт побери, Кэм, не смей этого делать. Не оставляй меня сейчас.
Блэр поняла, что не дышит. Она также поняла, что тут с минуты на минуту, могут появиться репортеры и фотографы. К тому времени, как Фелисия Дэвис открыла дверь автомобиля и Блэр вышла из него, она сумела взять себя в руки.
Maк взял её за правую руку и начал продвигаться через толпу. Позади неё, слева находилась Линдси Райан, а Фелисия Дэвис расчищала путь вперед. Когда они достигли скользящих стеклянных дверей, ведущих в отделение травматологии, крупный, выглядящий измотанным охранник больницы преградил им путь.
«Извините. Вы не можете туда войти».
Maк вытянул правую руку, предъявляя значок, но всё внимание охранника сосредоточилось на Блэр. Его глаза немного расширились, и он произнес немного испуганным тоном, – «Мисс Пауэлл! Я…мм…Э…я не узнал Вас…извините…мм…Э…одну минуту. Я вызову отряд сопровождения для Вас».
«Нет», – резко сказал Maк, – «В этом нет необходимости».
Последнее, что он хотел, была бы группа ошеломленных охранников, пытающихся быть полезными, но мешающимися под ногами и делавших его работу ещё более трудной.
«Мы просто должны добраться до приемного отделения. Вы можете объяснить, как добраться туда?”
Охранник выглядел так, как будто собирался возразить, но, должно быть, что-то, увидел в лице Maка, что заставило его изменить решение.
«Прямо наискосок, мимо автоматических дверей, в конец зала», – решительно ответил он. – «Там сейчас бардак».
Как только они оказались в приемном покое больницы, стало тише, но вокруг по коридору сновали десятки людей, стояли медицинские каталки и повсюду располагалось оборудование. Блэр посмотрела на пол и поняла, что загустевшие капли малинового цвета были кровью.
«О, Боже», – прошептала она тихо.
Линдси посмотрела на нее с беспокойством. – «Может нам пройти куда-нибудь, где меньше людей и подождать, пока Мак не выяснит, где находятся остальные агенты?»
«Давайте пройдем в терапевтическое отделение, и я посмотрю, что смогу выяснить», – согласился Maк. Он ощущал себя немного подавленным. Он и Эллен Грант нескольких лет служили вместе, ещё до работы в службе безопасности Цапли и они были друзьями. Ему понравилась Рене Сэвард. И Командир. Что он чувствовал к ней, был слишком сложным, чтобы объяснить. Он просто знал, что не хотел думать о её уходе с нынешней должности. Когда они прошли через основательные серые двери с надписью «Отделение Травматологии – Вход только Уполномоченному Персоналу», он с облегчением увидел знакомую фигуру в дверном проеме больничной палаты.
”Старк!“ – крикнул он.
Старк посмотрела на них, выглядя немного ошеломленной. На её рубашке и руках была кровь, и небольшое темное пятно виднелось на её челюсти. Прежде, чем она смогла ответить, ей пришлось отступить в сторону. Из палаты позади неё группа медиков выкатила каталку с аппаратом искусственного дыхания, капельницей, дефибриллятором. Посреди этой аппаратуры, едва узнаваемая, лежала Рене Сэвард.
Блэр мимолетно успела поймать взглядом бледное, безжизненное лицо Сэвард, прежде чем бригада врачей быстро покатила её по коридору вниз к лифту. Старк хотела пойти за каталкой, но медсестра, что-то пробормотав ей, мягко взяла за руку. Минутой спустя двери лифта скользнув, закрылись и Сэвард увезли. Плечи Старк поникли, и она устало прислонилась к стене. Maк хотел подойти к ней, но Блэр остановила его.
«Минутку, Maк. Позвольте мне поговорить с ней».
Он кивнул. – «Пойду, поищу кого-то, кто сможет мне сказать, что здесь происходит».
Блэр шагнула вперед и положила руки на плечи Старк, пристально глядя ей в лицо.
«Паула», – мягко сказала она, – «Вам больно? Вы вся в крови».
«Это ее», – ответила Старк глухим тихим голосом. Она пристально посмотрела на Блэр взглядом, полным боли и страданий, плавающих в глубине её темных глаз. – «Так много крови. Её, казалось, было не остановить. Я пробовала, я сделала всё, что смогла.»
«Где Кэм, Паула?»– спросила Блэр, стараясь сохранять спокойствие. Только бы она была здесь. Пусть с ней всё будет в порядке. – «Агент Старк?»
Старк, очевидно, была в шоке. Блэр боялась, что если она сейчас не узнает, что с Кэмерон, то она может начать бегать вверх-вниз по коридорам, выкрикивая ее имя. Она уже готова была сломаться, боясь до смерти, что никогда не сможет собрать себя снова.
«Старк», – отчаянно она прошептала, – «Пожалуйста».
«Я думаю, думаю», – начала Паула Старк, но потом потеряла свою мысль. Она с трудом могла думать, о ком-то, кроме Рене. Какой бледной она выглядела, и сколько крови было там, на земле и её одежде, и какой холодной она была, когда Старк обняла её и держала до прибытия эвакуационной команды. Она дрожала, судорожно глотая воздух, пытаясь успокоиться, и взять под контроль трясущиеся ноги, и бешено стучащее сердце. Наконец, она откашлялась и с усилием выпрямилась. – «Я не видела Грант или Командующего. Но я твердо знаю, что их также доставили сюда. Грант, я думаю, сразу поместили в операционную. О Командующем, мне ничего не известно».
Блэр закрыла глаза. Она должна быть живой, в противном случае, её не привезли бы сюда. Где же она?
«Спасибо», – помолчав, спокойно сказала Блэр. Посмотрев через плечо, она кивнула агентам, стоящим позади неё. – «Агент Дэвис, пожалуйста, вы не поможете агенту Старк прилечь где-нибудь на несколько минут?»
«Я сделаю это», – быстро сказала Линдси Райан. Она подумала, будет лучше если агент Секретной службы остается рядом с президентской дочерью, пока не прояснится ситуация о произошедшем в парке. Когда Линдси положила руку, и обняла тихо стоящего темноволосого агента, вернулся Мак.
«Все, что я смог узнать, то, что Сэвард проходит по спискам, как тяжело раненая, с огнестрельным ранением в плечо. Точное попадание, прямо мимо жилета. Чертовски неудачный выстрел», – с горечью добавил он. – «У Грант – перелом черепа и коллапс легкого. Командующий…» Он остановился, и сердце Блэр, также остановилось.
Молчи, Maк. Не говори это. Не…
Позади них раздалось. – «Блэр».
Блэр резко развернулась, и её сердце подпрыгнуло в груди. Кэмерон стояла в нескольких футах от неё. В этот момент она ни о чём не думала. Всё перестало существовать для неё – федеральные агенты, репортеры, люди в коридоре больницы. Она просто кинулась к ней.
Кэмерон раскрыла объятия и, прижав к себе Блэр, крепко обняла её. Блэр дрожала. Кэм опустила голову, касаясь губами уха Блэр, и тихо произнесла, – «Я в порядке. Ты слышишь меня? Я в порядке».
Блэр кивнула, не решаясь заговорить. Она прижалась губами к плечу Кэмерон, желая поцеловать ее, но прекрасно понимая, что сейчас она не может так поступить. Не тут же, не перед всеми. Она не настолько потеряла свою голову, а возможность чувствовать тело Кэмерон сразу успокоило ее. Блэр отступила, хотя оторваться от Кэмерон сейчас было самым тяжелым решением, которое она когда-либо принимала в своей жизни. Все её тело ныло от ощущения присутствия любимой в её объятиях. Руки Блэр дрожали, она безумно хотела прикоснуться к ней, просто чтобы удостовериться, что она все еще тут. Только чтобы быть уверенной, что она не потеряла ее.
«Ты ранена?»– Блэр внимательно смотрела на Кэмерон, пытаясь уверить себя, что она цела. Глаза Блэр сузились, когда она исследовала ее. Лицо Кэмерон было бледным, глаза, выглядевшие обычно живыми и ясными, потускнели. Она потеряла свою куртку и бронежилет, а её рубашка была испачкана грязью и пятнами чего-то, похожего на кровь. Горячая вспышка гнева полыхнула в глубине Блэр. Не другая женщина, даже не работа, а неумолимый маньяк пытался отнять Кэмерон у неё. Ей сразу захотелось убить его самой. – «Кэм? Тебе больно?»
Кэмерон осторожничала, стараясь не качать головой, потому что испытывала головокружение. В ушах стоял гул, и она боялась, что слишком резкие движения вызовут рвоту.
«Не очень. Царапины и ушибы. Удар на голове. Я, возможно, не смогу слышать некоторое время высокие звуки».
Блэр тут же что-то заподозрила. – «Так что именно случилось с тобой?»
Кэмерон окинула ее недоверчивым взглядом, хотя она надеялась, что Блэр не сможет распознать её травмы. Но прежде, чем она успела ответить, Блэр добавила, – «И если ты не скажешь мне прямо сейчас, то я найду врачей и спрошу у них сама».
«Небольшое сотрясение», – со вздохом призналась Кэмерон и едва касаясь, пробежала пальцами по руке Блэр. – «Ничего серьезного, со временем пройдет».
«И врачи отпустили тебя?»– упорствовала Блэр.
«Ну, не совсем», – призналась Кэмерон.
Она не упрекала Блэр в том, что та сердится на неё. Она была довольна, что Блэр не была при освидетельствовании её врачами, пытающимися госпитализировать её на ночь для обследования.
«Я, вроде, как символ для всех агентов, и обязана вести себя должным образом».
«Черт побери, Кэмерон», – кипела Блэр, не повышая голоса, зная, что они не одни. – «Не поступай, так с собой».
«У меня есть обязанности, которые я должна выполнить», – быстро продолжила Кэмерон, беря ее за руку. – «Блэр, у меня два человека наверху, в операционной. Я должна связаться с семьями агентов, успокоить их, отчитаться перед начальством. У меня здесь находятся агенты и я должна увидеться с ними. Мне необходимо быть здесь».
Как бы сильно Блэр не хотела, но все же отпустила руку Кэмерон, и глубоко вздохнув, сосчитала до десяти. – «Ты обещаешь мне, что если ты почувствуешь себя плохо, то позволишь врачам осмотреть себя? Обещай мне это».

+1

16

«Я обещаю” – сказала Кэмерон с благодарным выражением на лице. –» Я клянусь, Блэр «.
Блэр кивнула, смягчаясь, потому что это было лучшим, что она могла услышать в данный момент. И она знала, Кэмерон не солжет. – «И в ту минуту, когда у тебя ситуация прояснится и отпадет срочная необходимость, ты пойдешь отдохнешь?»
«Согласна», – сказала Кэмерон со слабой улыбкой. – «Ты позволишь Maку отвезти тебя домой?»
«Я бы хотела остаться тут, мне кое-что пообещали».
Кэмерон услышала, искреннюю заботу в её голосе. Оглянувшись, она с облегчением заметила свою команду поблизости.
«Конечно. Я распоряжусь, чтобы Филдинг нашел комнату, где ты сможешь подождать. Всё, что я узнаю, я расскажу тебе».
«Спасибо», – ласково сказала Блэр. «Береги себя, Командующий».
«Буду», – пробормотала Кэмерон, на мгновение, потерявшись в глазах Блэр. – «Ты знаешь, я так рада, что ты здесь».
«Это хорошо», – прошептала Блэр, – «Потому что, ничто не смогло удержать меня вдалеке от тебя».

Глава 40
Девять часов спустя Кэмерон вошла в Командный Центр и посмотрела на оставшуюся часть своей команды. Большинство из них так и не попали домой. Вместо этого добровольно остались, сменяя друг друга тут и в больнице. Как она ожидала, Старк была среди них. Молодая женщина выглядела бледной и потерянной, с затравленным взглядом в глазах. Кэмерон знала, что этот взгляд останется у неё надолго.
«Конференц-зал», – сказала она, проходя через комнату.
Несколько минут спустя она стояла во главе стола, как много раз до этого. Она по очереди, внимательно посмотрела на каждого агента. Наконец, она спокойно сказала, – «Мы взяли его. Хорошая работа».
Открыв обложку толстой папки, она бросила её в центр стола и все увидели цветную фотографию мужчины в униформе, прикрепленную к первой странице. «Патрульный Джеймс Рэймонд Харкер. Десять лет назад он был уволен из службы безопасности губернатора Пауэлла».
На мгновение наступила ошеломительная тишина, в которой Старк яростно пробормотала, – «Ублюдок».
«Я не могу поверить в это», – сказал Maк, заметно обеспокоенный. Он посмотрел на фотографию, и передал папку агенту, сидящему рядом с ним. – «Почему мы не знали про это? При проверке данных должно было всплыть хоть что-то».
«Информация, которую я сейчас доведу до вас, останется в этой комнате», – тихо сказала Кэмерон. Удержав собственную ярость, она продолжила, – «Несомненно, целевая группа ФБР провела проверку данных вскоре после того, как Цапля сообщила, что начала получать электронные письма от Влюбленного Парня. Они полностью проверили данные обо всех, кто имел какое-либо отношение к ее службе безопасности».
Maк прервал её ироничным смехом. – «Уверен, они проверили всех нас».
Кэмерон решительно кивнула. – «К сожалению, возможно, что из-за сбоя в их внутренней сети, офицеры работающие в охране Цапли, в то время, когда ее отец ещё был губернатором, никогда не проверялись. Харкер, также известный, как Влюбленный парень, был одним из них».
Филдинг резко поднял свою голову, – «Означает ли это, что этот псих следил за ней больше 10 лет?»
«Линдси Райан сказала, что это возможно», – ответила Кэмерон, изо всех сил пытаясь сдержать ненависть в своём голосе. Факт, что он мог убить Блэр, был только частью его отвратительных поступков. У Кэмерон вызывала отвращение сама мысль, что этот психопат наблюдал за Блэр, когда она была ещё подростком. Хуже всего, она знала, что Блэр никогда не сможет избавиться от нездорового любопытства и может снова стать объектом преследования очередного маньяка. Кэмерон далеко задвинула эту мысль. – «Что бы ни произошло, теперь ФБР будет отмываться от своей собственной грязи».
«Правильно,»– сердито ворчал Maк. – «Кроме того, нам дорого обошлись их упущения. Сначала Вы, потом Джереми, теперь Грант».
«У меня имеется новая информация о раненых», – продолжила Кэмерон, игнорируя замечание Maка, хотя лично она была согласна с ним. Из того, что ей сообщил Стюарт Карлайл, агент Дойль получил всю славу и благодарности за успешно проведенную операцию. Она не завидовала ФБР, потому что именно Сэвард уничтожила маньяка, и дело было даже не в том, кто получил славу, а сам факт, что угроза безопасности Блэр ликвидирована. По крайней мере, в настоящий момент. За это она была бесконечно благодарна Рене Сэвард. Факт, что Дойль отправил Эллен Грант в ловушку, на верную смерть, был другой проблемой, и она не скоро это забудет.
Ее мысли путались. Она глубоко вздохнула, пытаясь прояснить мысли.
«Грант пришла в сознание и сказала, чтобы ни один из вас не смел касаться её стола. Сказала, что узнает, если хоть один её карандаш пропадет». – Кэмерон слабо улыбнулась. – «Её выпишут через пять-шесть дней, и она вернется назад. К исполнению своих служебных обязанностей приступит через шесть недель, если следующее сканирование, компьютерной томографии, покажет положительный результат».
Быстро посмотрев на Старк, она спокойно продолжила, – «Рене Сэвард все еще без сознания в отделении интенсивной терапии, но хирурги настроены оптимистично. Она потеряла много крови, но никаких серьёзных внутренних повреждений в ее плече не обнаружено. При отсутствии осложнений врачи прогнозируют полное восстановление».
Она посмотрела на людей, находящихся возле стола, и сказала, – «Мы в долгу перед ней. Она пошла с нами на операцию, и даже после того, как была ранена, ей удалось ликвидировать этого парня. Пока еще нет точной уверенности, что произошло. Вероятно, он имел при себе взрывчатое устройство, которое не успел установить в парке, или планировал установить в другом месте. Эксперт-взрывотехник сообщил, что удар пули, попавшей во взрывчатку, смог вызвать детонацию. Сэвард скорей всего, попала в его собственную бомбу и та сработала. Мы ждем заключения судебной экспертизы, которая проводит идентификацию личности. Харкер пропал после взрыва в парке, но всё остальные детали и факты соответствуют. Когда мы провели нашу собственную проверку, оказалось, что он ранее пытался поступить в Секретную службу, но не прошел психологические тесты. После этого он устроился работать в полицию штата патрульным. Я предполагаю, что федеральная поисковая система не смогла извлечь информацию, о его попытке поступления в Секретную Службу. Не удивительно, поскольку наши системы не имеют общего доступа».
«Теперь перейдём к самому тяжелому. Я просмотрела видеозаписи взрыва в Центральном парке. Харкер был патрульным, стоящим за автомобилем Джереми. Тогда, вероятно, он и разместил взрывное устройство».
Повисла тишина, полная скорби и гнева.
«Он – тот патрульный, который оттащил меня от горящего автомобиля в тот день. Я не знаю зачем. Линдси сказала ей, что этот факт объясняется довольно просто. Харкер не желал никаких изменений в своих планах – только он сам должен и может решать, кто будет жить, а кто умрёт – где и когда».
Maк передал папку с делом Харкера Кэмерон. Она закрыла её с чувством выполненного долга.
«Цапля уезжает в Сан-Франциско через неделю или чуть позже. Она пробудет с Дианой Бликер нескольких дней, пока шумиха после последних событий не утихнет. Более подробно мы рассмотрим её поездку позднее. Maк, пожалуйста, установите посменный график дежурств агентов.»
«Хорошо», – сказал он спокойно.
Кэмерон знала, что им нужно время пережить утрату Джереми. Она также понимала, что сейчас они нуждались в отдыхе, после прошедших последних безумных дней.
«Я хочу, чтобы все, кроме дежурной смены, пошли домой и отдохнули. Если поступят новости из больницы, я позабочусь, что вас уведомили. Я жду вас здесь завтра и мне необходимо, чтобы вы были отдохнувшими. У нас много работы».
Когда агенты поднялись, чтобы выйти, она добавила, – «Старк, задержитесь на минутку.»
Кэмерон подождала, пока комната не освободится, встала и закрыла дверь. Повернувшись к Старк, она сказала, – «Возьмите пару дней отпуска. Вы выглядите чертовски плохо».
«Всё в порядке, Командующий», – быстро ответила Старк, напрягшись. Её глаза, вспыхнули с раздражением. – «Я готова заступить в вечернюю смену».
Кэмерон слабо улыбнулась, облокотившись бедром о край стола. На секунду она отвела взгляд, и когда вновь пристально посмотрела на Старк, увидела в её глазах грусть.
«То, что произошло там, Старк, тяжело для всех нас. Знать, что друзья и коллеги подвергаются опасности, и потом видеть их раненными – это тяжело влияет на всех нас». – Она сделала паузу, не нуждаясь в обращении к памяти, чтобы вспомнить это ужасное чувство беспомощности и безнадежности. Кэмерон никогда не смогла бы забыть это чувство. – «И всё намного труднее, когда ранен тот, кто вам не безразличен. Я знаю».
Старк смотрела на неё с удивлением. Возможно, из-за сочувствия в голосе Кэмерон или общей скорби, пронзившей её, но она быстро села, закрыв лицо руками, пытаясь спрятать слезы, которые не могла больше сдерживать. Ей потребовалось несколько минут, чтобы овладеть собой, потом она, откинувшись на спинку кресла, сказала, – «Мне тяжело. Думаю, я просто устала. Я знаю, что с ней всё будет в порядке, но не могу прекратить думать о том, какой она выглядела, лежа на каталке»
«Сэвард сильная, и с ней всё будет хорошо».
«Она ещё задаст жару, не так ли?»– сказала Старк с усмешкой, ее настроение поднялось от уверенности, звучавшей в голосе Кэмерон.
«Так и будет», – согласилась Кэмерон.
Старк устало поднялась и сказала, – «Спасибо, Командующий. Думаю, я немедленно попрошу несколько дней отпуска. Так я смогу посещать больницу и всё такое прочее».
Кэмерон улыбнулась. «Очень хорошая идея, агент».
Кэмерон подождала, пока комната не опустеет, затем медленно вышла из здания, махнула рукой, останавливая такси, и дала ему адрес в Верхнем Ист-Сайде. Она уснула прежде, чем машина отъехала от тротуара.

Эпилог
«Прекрасно», – сказала Диана Бликер, стоя в дверном проеме, – «Я так долго ждала Командующий, и вот я вижу вас у своей двери».
Кэмерон устало усмехнулась. – «Простите».
«Не надо», – со смехом сказала Диана. – «Некоторые вещи стоит ждать долго. Определенно».
Кэмерон посмотрела на несколько чемоданов, стоящих рядом с дверью. «Куда-то уезжаете?»
«Только на трехдневный уик-энд», – беспечно сказала Диана, подняв бровь, и испытующе глядя в лицо Кэмерон. – «Такие вещи, знаете, всегда так спонтанно происходят».
«Спасибо», – Кэмерон знала, что Диана уезжала, чтобы дать ей и Блэр возможность побыть наедине. «Я ценю это».
Диана нежно провела пальцами своей руки по руке Кэмерон, на мгновение задержавшись. – «О, поверьте, Командующий, для вас я могу сделать всё что угодно».
«Ты могла бы убрать свои руки от неё, Диана», – тихо сказала Блэр, стоя позади неё. – «В настоящее время всё, чего мне не хватает – это терпения».
Диана повернулась, улыбаясь своей подруге. – «Где ты потеряла свое чувство юмора, Блэр?»
Блэр смотрела мимо Дианы на Кэмерон, которая все еще стояла у двери в ожидании, уставшая, бледная и такая прекрасная, какой она её ещё никогда не видела. Она жаждала дотронуться до неё, обнять, почувствовать её кожу. Голос Блэр был низким и хриплым от эмоций, когда она пробормотала, – «Я думаю, сейчас будет вторая попытка убить тебя, после того как мой преследователь пытался это уже сделать».
Диана отошла в сторону, вспоминая, как Блэр в беспокойном ожидании выглядывала из окна в течение последних нескольких часов. Она никогда раньше не видела её такой разбитой и страдающей. – «Хорошо. Видимо, есть только один способ избежать этого, я оставлю вас».
Блэр дотронулась до плеча Дианы с благодарностью. Диана посмотрела на Кэмерон, не отводя глаз от её лица, затем подхватила чемоданы и ушла. Когда они остались одни, Блэр медленно прошла вперед и взяла Кэмерон за руку. – «Идём со мной».
Кэмерон слишком устала, чтобы задавать вопросы или протестовать. Головокружение уменьшилось, но головная боль осталась, и вероятно, так будет продолжаться в течение нескольких дней. По большей части, она была утомлена. За последнее время было слишком много насилия, крови и потерь, и она была изнурена этим, душой и телом. Всё, что она хотела, это прилечь рядом с Блэр и закрыть глаза.
Блэр повела её через квартиру в ванную, закрыв за ними дверь. Она повернулась и начала расстегивать рубашку Кэмерон. Та подняла руки, чтобы помочь, но Блэр мягко отстранила в сторону её руку. – «Нет. Позволь мне».
Осторожно Блэр раздела ее, очень чутко и бережно, стараясь не задеть синяки и царапины, покрывающие всю её спину. Она старалась не думать о Кэмерон, лежащей под дождем из камней и обломков разрушенного здания, когда её швырнуло на землю взрывом.
«Все не так плохо…»– начала Кэмерон, смущаясь, но Блэр остановила её.
«Да, я знаю. Это не так плохо, как выглядит», – сказала Блэр, думая не об этом. Раздев Кэмерон, она сняла свою одежду, вошла в душевую кабинку, включая воду и притягивая Кэм к себе.
«О, Боже», – тихо простонала Кэмерон. – «Как хорошо почувствовать это.»
«Mмм», – ответила Блэр, начиная расслабляться. Она взяла мыло и начала намыливать Кэмерон.
«Так я чувствую себя еще лучше», – прошептала Кэмерон с закрытыми глазами. Она почти спала на ногах. Горячий пар и мягкие руки Блэр убаюкали ее. К тому времени, когда Блэр закончила мыть волосы Кэмерон, она не была уверена, что может остаться стоять на ногах.
«Сейчас я ни на что не способна», – устало пробормотала Кэмерон.
Блэр завернула Кэмерон в большое полотенце и, откинув с лица её влажные волосы, нежно поцеловала Кэмерон в губы. – «Верь мне, Командующий, ты способна на многое и я уверена, ты поймешь это после небольшого сна. В противном случае», – добавила она, идя впереди Кэмерон, в спальню, – «Я постараюсь объяснить тебе».
***
Рене Сэвард открыла глаза и попыталась сосредоточиться на фигуре, склонившейся над ней. Затем она сказала, – «Привет».
Старк улыбнулась. – «И тебе привет».
Сэвард осторожно оценила своё состояние, убеждаясь, что она могла почувствовать как одеяло, которым она была укрыта, касается её ног и рук. Тогда она пошевелила пальцами рук и ног и вздохнула с облегчением. «Кажется, все функционирует, да?»
«Врачи сказали, с тобой всё будет хорошо», – сказала Старк с маленькой заминкой в голосе.
«Ты не хочешь пояснить мне, что означает 'хорошо'?»– спросила Сэвард.
«Я думаю, это должны сделать врачи», – увильнула от прямого ответа Старк.
«Паула», – сказала Сэвард и на сей раз её голос дрожал. – «Я предпочла бы услышать это от тебя».
«Эй», – нежно сказала Старк, бережно беря ее руку и сжимая пальцы. – «Ты в порядке, Рене, правда. Ты получила пулю в левое плечо. Врачи сказали, она нанесла серьезные внутренние повреждения. Ты истекала кровью, и они делали переливание крови. Ты была без сознания полтора дня от анестезии и шока. Но сейчас всё в порядке. Доктора думают, что у тебя, возможно, будет небольшая слабость на протяжении нескольких месяцев. У тебя всё будет хорошо, и ты обязательно поправишься, Рене».
Сэвард закрыла глаза на несколько секунд и когда открыла их вновь, обнадеживающе улыбнулась. – «Это не так уж плохо. Небольшая реабилитация и я смогу вернуться к своим обязанностям, верно?»
«Не вижу причин, почему бы и нет», – уверенно сказала Старк, хотя сейчас она не хотела думать об этом. Она все еще не могла избавиться от чувства ужаса, вспоминая, как она нашла Сэвард неподвижно лежащую на земле и истекающую кровью.
«Я взяла его?»– спросила Сэвард.
На сей раз улыбка Старк была сияющей, а в её глазах появился блеск. – «О да, ты так взяла его. Он отправился в неожиданную поездку, прямо в ад, разорванный на миллионы кусочков. Я так на это надеюсь.»– Она сдержала ярость. Позже. Ещё будет время, выпустить гнев. – «Ты герой, Рене. Ты заслуживаешь уважения, которое ты получишь».
Сэвард качнула головой. – «Я так не думаю, Паула. Робертс была там со мной всё время. Если бы не она…»
Она резко замолчала, её глаза расширились. Она испугалась более чем тогда, когда она очнулась и поняла, что лежит на больничной кровати.
«О, Боже! С ней всё хорошо? Эллен Грант? Что с Грант? Был взрыв…»
«Они обе в порядке», – быстро сказала Старк. – «Грант ещё не на долго останется в больнице, а Робертс уже выписали».
Рене закрыла глаза. – «Слава Богу», – пробормотала она. Боже, неужели это наконец закончилось? Она начинала вспоминать – бег в темноте, вспышка взрыва, рвущаяся боль в плече.
Старк нахмурилась, увидев, что Сэвард дрожит. – «Я пойду. Ты должна отдохнуть».
Сэвард открыла глаза, её голос звучал мягко, когда она сказала, – «Тебе, похоже, тоже не помешало бы отдохнуть».
«Да, возможно», – с робкой улыбкой сказала Старк. Фактически, она уже падала с ног от усталости. Но просто так она не могла уехать. Осталось ещё одно незавершенное дело.
«Так… Э-Э… Сэвард… на всякий случай… у тебя ведь могут быть провалы в памяти… ты помнишь – этот неб… мм, эпизод… Я… Э-Э… хотела напомнить тебе, что у нас… ты знаешь… у нас свидание. Да?»
Рене Сэвард улыбнулась, и в этот раз её глаза горели как прежде. – «Ты не должна волноваться, агент Старк. Чтобы заставить меня забыть это, потребуется гораздо больше, чем пуля».
***
Когда Кэмерон проснулась, она лежала голая в постели рядом с Блэр. Некоторое время она лежала тихо, просто блаженствуя, ощущая тяжесть руки Блэр, собственнически переброшенную через неё. Ей нравилось ощущать эту тяжесть, безмолвное напоминание, что они единое целое.
«Он действительно мертв, не так ли?»– спросила Блэр в тишине темноты, отчасти утверждая, отчасти спрашивая.
«Да», – ответила Кэмерон, беря руку Блэр и нежно пожимая пальцы Блэр. – ”У нас пока нет заключения судебной экспертизы об идентификации личности, но я уверена что это он”.
«Кто он?»
Кэмерон поколебавшись секунду, спокойно ответила, – «Он был патрульным полиции около десяти лет назад. Работал в службе безопасности твоего отца, когда тот был ещё губернатором».
Блэр повернулась на бок и крепко прижалась к Кэмерон, уткнувшись лицом в её плечо. Помолчав, она сказала, – «Я не помню его. Я не помню ни одного из них».
«Ты и не должна помнить», – тихо сказала Кэмерон. Она, едва касаясь, провела пальцами по изгибу груди Блэр и почувствовала, как та задрожала в её руках. – «Мы и не должны быть запоминающимися. Мы, как предполагается, должны делать свою работу и держаться в стороне от вашей жизни».
В её голосе прозвучала горечь, которую она не смогла полностью скрыть. Харкер запятнал всё, чем она дорожила. Измена присяге, которую он давал, была наименьшим из его грехов. Кэмерон приходила в ярость каждый раз, когда думала о нём, наблюдающим за Блэр, горящим от извращенного желания, в то время когда он должен был её оберегать.
«У меня имеется довольно много приятных воспоминаний о тебе, Командующий, хотя…», – нежно прошептала Блэр, проводя рукой по груди Кэмерон, едва касаясь и прогоняя её демонов.
В ответ Кэмерон охнула на волне возбуждения прошедшей через её тело. Она повернулась лицом к Блэр и поцелуями проложила путь от подбородка к губам. – «Давай добавим ещё немного».
Блэр оттолкнула Кэмерон и легла сверху, оседлав её бедра. – «Давай».
«Мне нравиться, как ты смотришься, когда ты на мне сверху», – пробормотала Кэмерон, достигая ее груди.
Блэр наклонилась вперед, зажав свою нижнюю губу между зубами, когда пальцы Кэмерон сомкнулись на её сосках. Она медленно раскачивалась, дразня легкими движениями себя и свою возлюбленную. Кэмерон почувствовала её влагу на своём животе. Когда напряжение подошло к пику и началось покалывание на внутренней стороне ее бедер, она опустила голову и закрыла глаза, оперевшись руками о матрац, по обе стороны от плеч Кэмерон. Ее дыхание перешло в всхлипы, когда она отдалась чувству подступающего оргазма, нажимая сильнее, быстрее. Скоро это было не остановить.
Она заставила себя открыть глаза и изо всех сил, пыталась сосредоточиться, на лице Кэмерон. – «Мне подождать?», – выдохнула она.
«Нет», – прохрипела Кэмерон, с трудом выдавливая слова. – «Ты прекрасна в момент оргазма».
Кэмерон протиснула руку между ними, подсунула ладонь между ногами Блэр, придавая ей чашевидную форму, и мягко нажала.
«О, Кэмерон», – простонала Блэр, вжимаясь в руку Кэмерон. Она резко дернулась и затем кончила. В тот момент, когда судороги проходили сквозь неё, она рухнула на грудь Кэмерон, приглушенно постанывая.
«Прости», – наконец пробормотала Блэр. – «Я, кажется, одержима неизлечимой похотью».
«Прекрасно», – заметила Кэмерон, поглаживая руками её спину. – «Я говорила, что в последнее время, нахожу тебя смертельно сексуальной?»
Блэр засмеялась, облокачиваясь на локоть и отбрасывая волосы от лица. – «Ты думаешь, всё закончилось. Теперь мы в безопасности?»
Кэмерон погладила её лицо, затем подняла голову и нежно поцеловала. – «Да. Думаю в безопасности».
«Действительно мы можем чувствовать себя спокойно?», – серьёзно спросила Блэр.
«Да».
Но они обе знали, что это не совсем верно.
«Я предпочла бы, чтобы ты больше так сильно не пугала меня, хотя бы некоторое время», – сказала Блэр, прижимая губы к голому плечу Кэмерон, ощущая вкус соли и чувствуя, как её возбуждение снова растет.
Кэмерон нежно прикоснулась губами к её волосам. – «Я никогда не хотела пугать тебя. Я знаю, сейчас тебе трудно поверить в это, но такие ситуации чрезвычайно редки. Я надеюсь, что ты поверишь моим словам».
«Ты не уйдешь в отставку, не так ли?»
«Я не хочу», – спокойно сказала Кэмерон. Она обняла Блэр и прижала ближе, почувствовав, как та напряглась. – «И я думаю, что это правильно. Это позволит мне находиться около тебя постоянно, чего не будет при других обстоятельствах. Я не хочу видеть тебя одну ночь за пару месяцев. Не в следующие семь лет».
Блэр постаралась откинуть свой страх в сторону и внимательно слушала Кэмерон. Она не могла отрицать реальность ситуации. Если бы Кэмерон не возглавляла службу безопасности, то они не смогли бы постоянно находиться вместе. В такой ситуации вообще было очень трудно иметь личную жизнь. Но это не являлось новой проблемой для неё. В этом положении она находилась всю свою жизнь. Блэр вздохнула.
«Я не знаю, получится ли у нас, но я готова попробовать».
«Если это не сработает», – уверила её Кэмерон, – «Я сделаю то, что должна сделать. Блэр, я люблю тебя».
Блэр приподнялась и пристально всмотрелась в её лицо. – «Мы обе сделаем то, что должны сделать, Кэм. Потому, что я тоже люблю тебя».
«Правда?»– пробормотала Кэмерон, ловя пальцы Блэр и прижимаясь губами к её ладони. Затем она продвинула руку Блэр вниз по своему телу. «Может быть, ты сможешь повторить это?»
Блэр засмеялась, смотря в глаза Кэмерон, когда она коснулась её. «Как пожелаешь, Командующий».

+1

17

цена публичности - разрушенная личная жизнь...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Рэдклифф Честь превыше всего Кн.2 Honor Bound