Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Роника Блэк Искушение


Роника Блэк Искушение

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Мммм... Явно не образец высокой литературы. На любителя, не моё...
Но вещь темная, поэтому выкладываю.

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

ИСКУШЕНИЕ

Глава первая

То, что искала Джуд Джагер, найти было легко. То, в чем она действительно нуждалась, найти было сложно. Женщину. Иногда одну, иногда две за вечер. И она давала им то, чего никто не мог дать. Возможность кричать, умолять, плакать. И наконец кончить.
Это был ее выбор, переросший в зависимость, доминирование, без которого она не могла более жить, как без воздуха. Глубоко вздохнув и выдохнув, она вошла в тускло освещенный клуб, чтобы найти себе новую жертву. Темные стены вибрировали, пульсируя от грохочущей музыки, отдаваясь гулом в самом сердце, порождающем всплеск адреналина, и заглушающем стоны удовольствия. Она чувствовала, как внутри нее бурлит кровь, как проходят через все тело электрические разряды, пробуждая животные инстинкты охотника. Здесь не было места пустым разговорам, это было царство томных голодных взглядов и обжигающих прикосновений.
От предвкушения удовольствия по телу пробежала чувственная дрожь. Кто же на этот раз? Очередная знакомая или еще одна невинная девственница? Последних Джуд любила называть «претендентками на потерю невиновности». Не так давно она забавлялась с одной из таких.
Застенчивая, долговязая иностранка, переживающая разрыв отношений. Ей нужно было место, чтобы расслабиться, место, где можно было забыть о морали и разбитом сердце. Она пряталась в одном из дальних уголков клуба, мучимая любопытством. Холодные капли дождя падали с ее волос на обнаженные плечи. Надеясь, что тут ее никто не заметит, в тайне она мечтала об обратном. Страх. Возбуждение. И наконец, страстное желание бушевало внутри нее от вида женских тел, иступлено трущихся друг о друга. Последние остатки невинности покинули ее, уступая место всепоглощающему желанию. Смотреть. Прикасаться. Отдаться.
Никто в этом мире несовершенен. Только не здесь, в месте, где правит похоть.
Многие здесь потеряли свою невинность. Мужчины, женщины. Особенно, женщины, снедаемые любопытством и возбуждением. Примерные жены и матери, домохозяйки, бизнес-леди, учителя воскресных школ. Джуд поимела их всех, выслушав от каждой истории их жизни, особенно в первые минуты знакомства, когда их нервы были на пределе. Они говорили и говорили, пока, наконец, она не припечатывала их к стене горячим долгим поцелуем. После чего они вдруг резко меняли тему беседы, переходя на нее, желая знать ее имя, где она живет, замужем ли она, сколько партнеров у нее было.
Но называть в таком месте свое имя было опасно и, по большей части, бессмысленно. Эти женщины ничего для нее не значили. Они жили совершенно в другом мире.
С помощью жарких поцелуев и томного взгляда Джуд быстро переключала их внимание в нужное русло, страстно шепча на ухо, что хочет с ними сделать, и в подтверждение своих слов начинала целовать их дрожащие руки, ласкать языком внутреннюю сторону их ладоней и покусывать нежную кожу на шее. Ей было достаточно одной секунды, и они были полностью в ее власти, исступленно глядя ей в глаза и испытывая ощущения, которые им до сих пор были неведомы.
Эти же ощущения заставляли их вновь и вновь возвращаться в клуб. Не было места лучше, чтобы осуществить все свои самые сокровенные желания.
Черное здание, одиноко стоящее посреди улицы, манило и притягивало всех желающих осуществить свои грязные фантазии.
Сегодня в клубе было не так многолюдно. Ночь еще только вступала в свои права. Вечернее солнце медленно опускалось за горизонт, тускло освещая каждый ее шаг, но стоило ему только скрыться, как тьма поглощала все вокруг, и сюда стекались толпы страждущих вкусить наслаждение.
Джуд миновала танцпол и, войдя в свою комнату, закрыла за собой дверь. У нее было не так уж много времени, чтобы привести себя в порядок. Она быстро скинула с себя брюки, блузку и нижнее белье. Аккуратно сложив вещи, Джуд положила одежду в сумку и спрятала ее под большую кровать. Ее кожаные брюки и жилет уже лежали на одеяле в ожидании ее. Когда прохладная мягкая кожа коснулась голого тела, Джуд едва сдержалась, чтобы не застонать. Ощущения невероятно возбуждали.
Восстановив дыхание и сосредоточившись на деле, Джуд вошла в приват-комнату. Это была маленькая довольно уютная комната. Каждая ее деталь имела свое назначение начиная от зеркал на потолке, системы освещения и заканчивая шкафом у стены. Попадая в эту комнату, женщины должны были чувствовать себя комфортно и защищено. Когда она впервые вошла сюда, здесь было холодно и грязно. Именно она изменила это место.
Джуд нанесла мужской одеколон на шею и, глядя на свое отражение, провела рукой по волосам. Сжатые челюсти, голодный блеск в глазах. Ничто не имело сейчас значение. Ничто, кроме этого места и этой комнаты.
Решив, что она полностью готова, Джуд вышла из комнаты и направилась в сторону бара, заказать себе напиток. За барной стойкой сидели двое в кожаных одеждах. Стоило ей взглянуть им в глаза, как они тут же отвернулись. Здесь никто не говорил. Просто не смел. Особенно мужчины, которым не позволено было разговаривать с ней и даже смотреть на нее. Бармен был единственным, кто мог смотреть ей в глаза, да и то лишь изредка. Заказав двойную порцию водки, Джуд вновь задумалась, что ей принесет сегодняшняя ночь? Кто сегодня станет ее жертвой?
Выпив свой напиток, Джуд тяжело вздохнула. В зал вошли две женщины. С одной из них она была уже тесно знакома, и сейчас обе направлялись к ней, надеясь на ее внимание.
Однако сегодня и как часто это случалось в последнее время, Джуд не хотелось никуда торопиться. Она ждала, сама не зная кого. Дверь вновь открывалась и в зал входили одни и те же знакомые лица.
Совсем скоро ночь вступит в свои права и здесь станет совсем жарко.

Глава вторая

Мари Брунель заглушила двигатель своего Шевроле Авео и попыталась немного успокоиться. Ее цель стояла прямо перед ней – черное одиноко стоящее здание, окруженное небольшим забором.
Черт.
Она здесь. Так скоро. Почему дорога заняла так мало времени? Почему она не заблудилась?
Сердце учащенно билось в груди, как это часто бывало, когда ей предстояло общение с людьми, будь то встреча с коллегами по работе в комнате отдыха или простая беседа в очереди на почтовом отделении. Люди заставляли ее нервничать – фобия, не имеющая под собой никаких причин. Хотя нет. Ей было абсолютно безразлично большинство людей, а вот ее коллеги – дело другое. Они часто смотрели на нее (как ей казалось) со странным выражением лица, шептались и посмеивались у нее за спиной, отчего Мари чувствовала себя очень неловко.
И посмотрите на нее сейчас. Где она!? Встречается с ними в каком-то клубе после работы. За городом.
Они пригласили ее, умоляли, чтобы она непременно пришла на встречу, что это ОЧЕНЬ интересный и интригующий клуб. Что его обязательно надо посетить. Что это место настолько потрясающе, что она должна… ДОЛЖНА с ними пойти туда. Но ведь она была не такая… не такая как они.
Хотите знать почему она никогда не участвовала в дружеских посиделках после работы?
Потому что она не доверяла самой себе, боялась своих собственных желаний и чувств, которые подавляла в себе каждый день. Именно по этой причине она сейчас сидела в машине и спорила сама с собой.
Мари взглянула на клуб сквозь лобовое стекло. Последние лучи солнца озарили темное здание, окрасив его в мрачные оранжевые оттенки. Кругом стояла абсолютная тишина. Лишь припаркованные машины свидетельствовали о том, что она была здесь не одна. Уличные фонари тускло освещали входное крыльцо. На секунду Мари задержала свой взгляд на одном из них, лихорадочно обдумывая свой следующий шаг.
Ты должна войти внутрь. Просто пообщайся с ними. Выпей один или пару бокалов… успокой нервы. Просто расслабься.

Не могу.
Мари покачала головой.
Сейчас ей хотелось лишь одного – поехать домой, включить телевизор и посмотреть очередное мыльное шоу. Но что тогда она скажет завтра на работе в свое оправдание. Врать она совершенно не умела. Стоит ее коллегам только надавить на нее, и она мгновенно расколется.
К черту всё.
Мари вышла из машины и, перебросив сумочку через плечо, вновь оглядела мрачное здание. Видимо она окончательно потеряла остатки разума, раз решилась войти внутрь. Глубоко дыша через нос, Мари направилась к крыльцу. Ее взгляд снова и снова возвращался к красной кнопке звонка на черной двери и к табличке с одним единственным словом «Искушение». Внутри росло необъяснимое чувство тревоги. Неожиданно дверь открылась, и из здания вышел мужчина, едва не сбив ее с ног. Одетый во все черное, он прошел мимо и растворился в темноте, однако Мари хватило времени, чтобы заметить его бритую голову с черным шипованым ошейником и капельки пота, стекающие по шее. Мужчина остановился на углу здания и закурил.
Заметив в тусклом свете фонаря, что он с интересом рассматривает ее, Мари охватил страх.
Да что, черт возьми, это за место? Это что какая-то шутка?
Неужели ее коллегам нравятся клубы такого рода?
Ее автомобиль, припаркованный на стоянке, так и манил к себе, обещая покой и безопасность в этих пугающих сумерках. Мари даже представила себе, как садится за руль, делает облегченный вздох и заводит двигатель.
Но нет. Предательское чувство вины и отчаянное желание наконец-то завести друзей заставили ее остаться. Мари вытащила визитку из кармана брюк и посмотрела на нее. «Искушение», а внизу адрес и рядом приписка, сделанная рукой Карлы Микер: «Не опаздывай, первый бокал за мой счет!» А это значит, она была именно там, где должна была быть.
Мари положила визитку обратно в карман и вытерла вспотевшую ладонь о штанину. Стоящий неподалеку мужчина затянулся и улыбнулся ей, выдыхая дым через нос.
– Прекрасный вечер, не правда ли? – Сказал он, переступая с ноги на ногу.
– Ммм… гммм.
– Уверены, что вы приехали по нужному адресу? – Спросил он, улыбаясь так, будто знает только одному ему известный секрет.
– Думаю, да.
В ответ мужчина промолчал, продолжая лишь хитро улыбаться. Мари поспешила к двери. Открыв ее, она на последок еще раз взглянула на незнакомца и увидела, как он идет в ее направлении. Внутри все похолодело от страха и, не медля больше ни секунды, Мари быстро вошла в помещение, испугавшись, что он погонится за ней. Музыка обрушилась на нее словно молот, бьющий по наковальне. Не слишком громко, но настолько мощно, что грохот отдавался в самое сердце, проникая под кожу и завладевая ее телом, делая ее практически частью этого клуба.
Слава богу, это чувство длилось лишь пару секунд.
Войдя в глубь, Мари отметила для себя, что огромный зал был полностью озарен черным светом, при том, что вся мебель сияла ярко белым. Особенно бар. Бегло оглядев сидящих за барной стойкой посетителей в кожаных одеждах, Мари поскорее отвела взгляд от любопытных глаз, представляя, как наверное сейчас смеются над ней ее коллеги. Однако оглядевшись вокруг по внимательнее, она вдруг поняла, что здесь не было столиков. Ни одного. Только бар и парочка кресел, распиханных по темных углам зала.
В этот момент мрачные тени, одетые во все черной, отделились от стены и стали медленно двигаться в ее сторону. Горло сдавило от ужаса.
– Этот клуб только для членов, – неожиданно рявкнул бармен.
– Я…, – Мари вытащила визитку. – Я должна здесь кое с кем встретиться. – Дрожащими пальцами она протянула ему карточку.
От сковавшего ее напряжения все чувства обострились до предела. Резко вдохнув, Мари вдруг уловила приятный запах. В клубе было тепло и пахло пивом, на мгновение ей даже подумалось, что здесь не так уж и плохо. Но только на мгновение.
Одна из теней, отделившихся от стены, теперь стояла в непосредственной близости от нее – атлетического телосложения, короткие волосы, зачесанные назад. Невозможно было определить мужчина это или женщина. Все, что Мари видела, – это белые зубы, сверкающие на черном фоне.
– Э-э… привет, – сконфуженно пролепетала она. Тень ничего не ответила, когда к ней присоединилась еще одна в маске Зорро. На этот раз, это оказалась женщина.
Мари ожидала, что они заговорят с ней, но вместо этого, придвинувшись к ней еще ближе, они начали порывисто целовать ее руки. Почувствовав их влажные языки на своих плечах, Мари вздрогнула. Одни настойчивые руки обхватили ее бедра, а другие – попытались проникнуть под блузку.
– О, мой Бог. Что…, – Мари отпихнула обоих. – Что вы делаете? Что, черт возьми, происходит? Что это за место? Здесь какая-то ошибка. – Сердце готово было выскочить из груди от охватившего ее страха и ужаса.
Мари попятилась назад, но ее преследователи и не думали останавливаться, продолжая пытаться забраться к ней под одежду. Мари снова вздрогнула. Где-то глубоко внутри нее, где сейчас царили шок и паника, начало зарождаться что-то темное… дикое…
Заметив, что люди в баре смотрят на них – не просто смотрят, а пожирают глазами, Мари замерла.
– Я действительно думаю…, – начала она, но не смогла закончить. С ней никогда такого не было. Никогда. Не один человек, и уж точно не два, никогда не касался ее таким образом. Она была в ужасе, все происходящее сейчас просто не укладывалось у нее в голове. Ее кожа оживала под их прикосновениями, а глаза были готовы закрыться от удовольствия.
– Она так хороша. Так необычна, – простонал незнакомец.
Тени стонали, пожирая губами ее плечи.
– Очень необычна. Давай возьмем ее сзади…
Реальность происходящего обрушилась на Мари как снежный ком. Она в панике распахнула глаза. Что, черт возьми, она делает? Что с ней случилось?
Ей нужно бежать. И как можно быстрее.
Мари попыталась оттолкнуть от себя незнакомцев. – Мне нужно идти.
Но они не отступали, по прежнему смотря на нее голодными глазами.
– Я должна идти, – повторила она.
Где, черт возьми, Карла и все остальные?

Страх сменился злостью, когда Мари поняла, что ее коллеги просто посмеялись над ней. Но эта шутка им так с рук не сойдет.
Безмолвные тени продолжали тянуться к ней, как к магниту, обвивая ее своими руками. Мари обернулась и увидела дверь, освещенную тусклой табличкой «Выход». Ей хотелось закричать и позвать кого-нибудь на помочь, но в сложившихся обстоятельствах и то, где она находилась, делать это было совершенно бессмысленно. Она уже достаточно выставила себя полной дурочкой.
– Не отпустим, – прошептала тень, потянув ее назад. Их злой смех эхом отозвался внутри Мари. Ей казалось, что она попала в кошмар или один из странных фильмов Стэнли Кубрика. Побег отсюда был невозможен.
О, Боже.
– Nein.
Неожиданно прозвучавший голос был настолько низким и сильным, что полностью заглушил музыку. Смех мгновенно прекратился, а прикосновения исчезли.
– Но она такая…, – попыталась сказать одна из теней.
– Nein!
Властность, с которой было сказано это слово, заставило мужчину и женщину отскочить от Мари, которая, наконец-то, освободившись от навязчивой близости, крепко обняла саму себя, стараясь не думать о неприятных прикосновениях. Вдруг на ее плечо легла чья-то теплая рука. Мари резко обернулась. Как ни странно, ей не терпелось увидеть человека, которому принадлежал этот голос.
От увиденного у нее перехватило дыхание.
Угловатое лицо, четко выраженные скулы, светлые волосы и золотисто-карие глаза, дико смотрящие на нее.
Женщина была одета, как и другие, в черный кожаный жилет и штаны. Упругое тело, загорелая кожа. Незнакомка излучала силу и выглядела чертовски сексуально.
– Пойдем.
Слово было произнесено с небольшим акцентом, и прозвучало так жестко и твердо, что внутри Мари все сжалось, а дыхание перехватило. Прилив крови к плоти был настолько внезапным и подавляющим, что она резко сжала ноги.
О, черт. Я лесбиянка.

Она всегда это чувствовала и знала, но боялась признаться самой себе. Теперь этот факт было невозможно игнорировать. Он завладел ее разумом и телом.
– Я… – но палец на ее губах заставил Мари замолчать.
– Пойдем. – Женщина схватила ее за руку и потянула за собой.
Наконец-то до Мари дошло, что разговоры здесь были под строжайшим запретом, и все без исключения беспрекословно подчинялись этому правилу.
Люди в баре вернулись к своим напиткам, а тех двоих уже и след простыл.
Мари следовала за незнакомкой, даже не пытаясь спорить, сама не зная почему так поступает, но какая-то часть ее чувствовала себя с этой женщиной в безопасности. Осознав нелепость этой мысли Мари едва не рассмеялась вслух.
Они вошли в длинный коридор: две двери слева, две – справа. Мельком взглянув в окно, расположенное на одной из двери, Мари увидела мужчину, привязанного к большому черному кресту, двое других, одетых в черные кожаные брюки, хлестали его плеткой.
Мари нервно передернуло. Женщина сильнее сжала ее руку и завела Мари в комнату, расположенную в конце коридора. Дверь за ними захлопнулась. Незнакомка быстро провела карточкой по электронному замку, после чего над дверью загорелась красная лампочка, очевидно, давая понять другим посетителям, что комната занята. Тревога Мари возрастала с каждой секундой.
В комнате стояла большая кровать, освещенная двумя синими лампами, стоящими на прикроватных тумбочках. Красный и синий. В голову начали лезть странные мысли.
Фиолетовый
.
Красный и синий образуют фиолетовый. Значит, свет в комнате должен быть фиолетовым.
Мари едва не рассмеялась вслух от своих глупых мыслей, но вовремя заставила себя заткнуться.
– Что это за место? – Мари не терпелось узнать, во что она вляпалась.
– Ты знаешь, – ответила женщина.
Немецкий. У нее немецкий акцент.
– Нет, не знаю. Я должна была здесь встретиться с друз…
Они тебе не друзья…
. с коллегами по работе. Вы их здесь не видели? Их должно было быть около шести…
– Давай поговорим о тебе, – перебила ее женщина. – Твоих друзей здесь нет.
– Может быть, они в другой комнате?
Ага. И чем они там по-твоему занимаются? Участвуют в оргии?
Здесь есть другие комнаты? Для больших компаний?
Смех женщины был хриплый и сексуальный.
– Твоих друзей здесь нет.
– Ооо. Тогда я, наверное, должна…
– Но ты здесь.
– Да. Но…
– У тебя есть карточка.
Мари моргнула. – Они дали мне карт…
– Тогда ты там, где должна быть.
Мари просто не знала, что на это ответить. В комнате было уютно и гостеприимно, и это действовало на нее. Пахло чем-то экзотическим, но трудно было определить точно чем именно. Ей действительно не хотелось отсюда уходить. Они были одни. Одни, стоящие в красно-синем свете.
Тебя никто не видит. Никто не узнает. А вдруг все это спланировано? Спланировано и оплачено?
Мари снова начала паниковать.
– Вы с кем-то разговаривали обо мне? Они вам заплатили за этот спектакль?
Женщина непонимающе посмотрела на нее. – Здесь никто не платит. По крайней мере, не деньгами.
Мария нервно засмеялась. – Вы с кем-то разговаривали обо мне?
– Нет.
Мари вспомнила о том человеке, привязанном к кресту. – Вы и меня собираетесь связать? О, Боже. Эта мысль едва ее не убила. Это было так возбуждающе.
Реакция женщины была мгновенной. Она оттолкнулась от двери и коснулась ладонью лица Мари. Ее глаза горели, излучая опасность и желание.
– Я могла бы.
– Я не уверена…
Женщина улыбнулась. – Я знаю.
– Как тебя зовут? – Спросила Мари.
– Здесь у меня нет имени.
– Нет. Я хочу знать твое настоящее имя. – Мари посмотрела женщине в глаза. – Пожалуйста.
– А тебя как зовут? – Сильная уверенная рука нежно коснулась светлых прядей волос и начала мягко поигрывать с ними.
– Мари.
Женщина откинула голову назад и снова засмеялась. Громко. Сексуально. Мари неожиданно захотелось, чтобы на смену этим чувственным прикосновениям рук пришли губы. Видимо, ее порочные мысли были написаны у нее на лице, потому что женщина притянула Мари ближе к себе и улыбнулась, глядя на нее голодными глазами.
– Мари, – произнесла она, пробуя на вкус ее имя, и жестко поцеловала, требовательно завладев ее ртом. Мари застонала – сначала от неожиданности, а потом от удовольствия, чувствуя, как ее тело плавится от желания. Руки вцепились с кожаный жилет. Как же ей было горячо. Ноги подгибались, она беспомощно прижималась к женщине, тая от ее поцелуя. Внутри росло бушующее пламя, погасить которое могла лишь эта незнакомка.
– Ты хочешь меня, – прошептала женщина ей на ухо.
Мари закрыла глаза, сгорая в агонии. – Мммм… – Все, что она сумела выдавить из себя.
Женщина с легкостью прижала Мари к стене и сцепила ее запястья над головой.
– Я хочу, чтобы ты кончила.
Мари подавила вскрик, когда горячие губы обрушились на ее плечи и шею, лаская самые чувствительные места.
Что происходит? Неужели это происходит со мной на самом деле? О, да.
Мари закрыла глаза, полностью отдаваясь во власть ощущениям.
– Я хочу, что бы ты кончила, – сказала незнакомка и, остановившись, посмотрела на за изнемогающую от желания Мари. – Громко и без остатка.
– Что…, – Мари теряла последние остатки самообладания, с огромной скоростью мчась в пропасть и не имея никакой возможности остановиться или затормозить. Все быстрее… и быстрее. Совершенно новые ощущения и эмоции полностью захлестнули ее. – Я не уверена, что готова.
Женщина выпустила одно из запястий Мари и, медленно проведя свободной рукой по шелковой блузке вниз, быстро расстегнула молнию на ее брюках. И прежде чем Мари смогла запротестовать, она погладила пальцами ее пульсирующую плоть.
– Оооо! – Впервые Мари было так хорошо. Невероятно хорошо.
– Ты готова, – сказала женщина и укусила ее за шею. Мари вскрикнула от удовольствия. – Ты такая мокрая. Возбужденная. Тебе хорошо, Мари? Разве это не прекрасно?
Мари кивнула. – Мм… мм.
Незнакомка медленными движениями дразнила ее плотью, то поглаживая, то проникая внутрь.
Отчаянно хватала ртом воздух, Мари полностью отдалась во власть ощущениям, чувствуя на себе пристальный взгляд, но это было последнее, что ее беспокоило в тот момент.

+1

2

– Скажи мне о чем ты думаешь, – спросила женщина, замедляя движение и делая проникновения более интенсивными и глубокими.
Мари напряженно покачала головой. – Я… Я не уверена.
– Не уверена? – Незнакомка сжала пальцы, захватив в плен самое чувствительное место.
– Я хочу сказать, да. Я… я чувствую себя хорошо. – Мари едва не лишилась чувств. Острое наслаждение и необузданное желание заставило ее почувствовать себя диким животным, которое наконец-то обрело свободу. Она нервно облизала губы, ощущая как от напряжения на лбу проступили капельки пота, как горячо и мокро стало у нее между ног. Она полностью потеряла контроль над своим телом, отдав себя во власть незнакомки.
– Тебе хорошо? – Спросила женщина, очевидно, решив продлить свою сладкую пытку.
– Да.
– А сейчас? – Давление пальцев усилилось, и они медленно проникли в плоть.
Мари охнула и, откинув голову назад, прикусила губу от пронзившего ее удовольствия.
– Да…да!
– Это доставляет тебе удовольствие, Мари? – Пальцы начали двигаться быстрее. – Скажи мне.
– О, Боже, да. – Мари закрыла глаза.
Женщина засмеялась и, поцеловав нежную кожу шеи, снова укусила ее.
– О, твою мать, – прошептала Мари.
– Ты хочешь, чтобы я остановилась? – Спросила незнакомка, слегка целуя девушку в губы.
– Что? Нет, – Мари покачала головой.
– Нет?
– Нет. Не останавливайся.
– Ты хочешь кончить?
– Да.
Хочу больше всего на свете
. – Мари хотела умереть в руках этой женщины, глядя на ее великолепное лицо, сходя с ума от ее ласк. – Хочу.
Женщина долго и внимательно смотрела на Мари. Внутри нее шла борьба, отражавшаяся в ее глазах. Через мгновение, которое Мари показалось вечностью, незнакомка прекратила свои ласки и отстранилась, отчего Мари едва не упала, но вовремя оперлась ладонями о стену.
– Что случилось? Почему…, – ей пришлось прочистить пересохшее горло, чтобы продолжить. – Почему ты остановилась?
Женщина начала двигаться по комнате, не замечая Мари, словно ее здесь не было, и бросать предметы из комода на кровать. Одними из них оказались небольшой фаллос и пара пакетиков презервативов.
– Что происходит?
Мари попыталась выпрямиться, но ноги отказывались повиноваться. Желание все еще бурлило внутри нее.
Женщина снова подошла к ней и опасно посмотрела ей в глаза.
Стоя перед Мари, незнакомка начала снимать с себя кожаный жилет, обнажая полные упругие груди.
Мари стояла, потеряв дар речи, боясь отвести взгляд от гладкой загорелой кожи. Соски незнакомки затвердели и порозовели.
Сила и женственность, подумала Мари. Ее глаза горели от голода, ее кожа жаждала прикосновений, ее сердце было готово выскочить из груди.
– Ты хочешь, чтобы я осталась? – Спросила незнакомка.
Мари кивнула.
– Если ты скажешь «да», то это будет означать твое согласие. Если ты захочешь, чтобы я остановилась, то ты должна сказать «стоп». Других слов не существует. Ты поняла, Мари?
– Да.
– Ты хочешь, чтобы я осталась?
Вот он, ее шанс сбежать. Но даже если бы она захотела, Мари не могла этого сделать. Ее тело плавилось от желания, в голове стучало только одно слово – «да»… «да»… «да». Все, что сейчас имело для нее значение, – была эта женщина – возмутительница ее спокойствия.
Заглянув в глаза таинственной незнакомки, Мари кивнула. – Да.
– Тогда ты прикоснешься ко мне только тогда и только там, где я тебе скажу. – В подтверждение своих слов, женщина взяла Мари за руки и, положив ее ладони себе на груди, нежно погладила себя. – Почувствуй меня, Мари, – прошептала она.
– Я чувствую.
Горячая плоть обожгла ее ладони, когда Мари робко сжала круглые полушария.
– Сделай мне больно. Вот так. – Женщина ущипнула себя за соски. – Попробуй.
Мари не двигалась, боясь шелохнуться, но незнакомка продолжала настаивать.
– Сделай мне больно. Сделай это жестко и грубо.
Справившись с волнением, Мари ущипнула чувствительные соски. Женщина застонала от удовольствия. Ее реакция немедленно отозвалась пульсирующей болью между ног Мари, заставив ее затрепетать от желания.
– Еще, – потребовала женщина. – Немедленно.
Мари повторила, и женщина, засмеявшись, начала покусывать ей шею. – О, да, Мари. Вот так. Сильнее. – Больно укусив мягкую плоть, она снова рассмеялась девушке в ухо. – Ты хоть представляешь, что ты делаешь со мной? – Незнакомка отстранилась. – Знаешь?
– Нет.
Женщина расстегнула кожаные штаны, не сводя с Мари глаз, затем, схватив ее за руку, коснулась ее рукой своей плоти. Она была горячей и мокрой. Женщина вздрогнула от удовольствия и, улыбнувшись, снова прижала Мари к стене, впиваясь ртом в мягкие губы. Поцелуй был жестким и требовательным. Женщина застонала, проникнув языком в сладкий грот. Мари била дрожь, она чувствовала, как сокращается плоть под ее пальцами.
Поцелуй углубился. Казалось, незнакомка вознамерилась окончательно свести ее с ума. Когда она наконец отстранилась, ее дыхание сбилось, на щеках проступил румянец, золотистые глаза горели диким желание, губы приоткрылись. Женщина едва управляла собой.
Но оказалось ей было этого недостаточно, сильнее сжав запястье Мари и стиснув зубы, незнакомка показала Мари, чего именно она от нее хочет.
Женщина снова застонала, широко распахнув глаза, где плескались желание и голод. Ее плоть набухла, бедра интенсивно терлись о руку Мари, которая никогда не видела ничего прекраснее. С ее губ сорвался собственный стон удовольствия, когда она поняла, что ей безумно нравится подводить эту женщину к краю. Но прежде чем Мари смогла в полной мере насладиться своей властью, незнакомка отдернула ее руку и, прижав ее к стене, разорвала на ней блузку.
Мари попыталась заговорить, но женщина заставила ее замолчать, блеснув голодными глазами и припав ртом к ее груди. Она сосала и покусывала девственные соски через лифчик, но Мари этого было мало. Она жаждала большего. Черт, ей просто было необходимо больше. Но прежде, чем она смогла что-либо сделать или сказать, сильные руки сорвали с нее блузку и стянули лямки бюстгальтера с плеч. Мари, отчаянно цепляясь за незнакомку, сдавленно закричала, когда горячий рот накрыл ее сосок.
Господи Иисусе. Боже мой.

Это было просто невероятно. Мари привстала на цыпочки и выгнулась назад, теснее прижимаясь к голодному рту, ласкающему чувствительную частичку ее тела.
Волны удовольствия снова и снова проходили через нее, усиливая пульсирующую боль между ног. Женщина укусила ее за сосок и рассмеялась, от чего Мари едва не упала на ковер. Силы покинули ее, превратив ее тело в послушную глину в руках мастера. Стоять становилось все труднее и труднее. Каждая клеточка горела от удовольствия и возбуждения. Если бы ей не было так хорошо, то происходящее с ней наверняка ужаснуло бы ее.
Но умелые руки быстро прогнали беспокойные мысли прочь. Мари и глазом не успела моргнуть, как оказалась на кровати. Беспомощно она смотрела, как женщина сняла обувь, брюки и трусики. Глаза незнакомки горели опасным огнем, пожирая ее обнаженное тело. Казалось, она готова была съесть ее прямо здесь и сейчас. Но вместо того, чтобы чувствовать себя неловко под голодным взглядом, Мари испытывала… жажду. Она хотела.
Поймав на себе любопытные взгляд, женщина напряглась и замерла, захваченная в плен собственными мыслями. Сдавленно сглотнув, она дико сверкнула глазами.
Боже, что эта женщина задумала со мной сделать, подумала Мари.
Надев на себя кожаные подвязки и прикрепив к ним фаллос, незнакомка разорвала пакетик с презервативом и надела его на него. Мари заворожено наблюдала, как гладкая тонкая резинка скользит по твердому фаллосу. Затем женщина открыла какую-то бутылочку и смазала фаллос прозрачной смазкой.
Пульс у Мари участился. Уверенные и быстрые движения сильных рук гипнотизировали ее. Ей хотелось, чтобы эти руки касались ее, хотелось любоваться этой женщиной вечно, пока она делает с нею невообразимые вещи. Поняв о чем думает и о чем мечтает, Мари вздрогнула и смутилась. Это было страшное место. Опасное. Захватывающее.
Заметив, что Мари прикрылась одеялом, незнакомка медленно начала приближаться к своей жертве, двигаясь как львица на охоте. Сдернув с девушки покрывало, она накрыла ее тело своим и прошептала на ухо: – Раздвинь ноги, Мари. – И ее рука нежно начала поглаживать внутреннюю часть бедра, обжигая обнаженную кожу.
Мари резко втянула в себя воздух, когда женщина, укусив ее за шею, начала покрывать ее ухо и подбородок нежными поцелуями.
– Откройся для меня, Мари. Почувствуй меня. – Рука двигалась все выше и выше. – Вот так, Мари. – Ловкие пальцы дразнили и сводили с ума. Мари ахнула, когда женщина взяла ее сосок в рот, прижав пальцы к болезненно набухшему клитору.
– Мммм! – Мари выгнулась. Движения пальцев и языка были настолько синхронны, что это медленно убивало ее, заставляя интенсивнее двигать бедрами. Потеряв остатки самоконтроля, Мари раздвинула ноги, открывая и предлагая себя незнакомке.
– Вот так, – прошептала женщина, продолжая покрывать Мари горячими влажными поцелуями, опускаясь все ниже и ниже. – Смотри, Мари, – сказала она и разместилась у нее между ног.
Мари подняла голову и, когда женщина провела языком по ее влажной расщелине, громко застонала, отчаянно пытаясь не забыть, что ей необходимо дышать. Женщина нещадно терзала языком девственный клитор, помогая себе пальцами.
– О, Господи, – простонала Мари, захваченная ощущениями. Движения становились все быстрее и сильнее. Быстрее и сильнее. Мари отчаянно двигала бедрами, сгорая в жидком огне, который наполнил все ее существо. Она до боли нуждалась в этой женщине, желая видеть ее…, чувствовать ее. Незнакомка пробудила в ней такие чувства, о которых она даже не подозревала. Мари словно пробудилась ото сна, освободившись из плена, в котором пребывала долгое время. Она снова увидела свет.
Мари захотелось, чтобы эти ощущения длились вечно. Да, да, именно так. Она кричала и просила, чтобы женщина не останавливалась, требуя еще и еще, что только еще больше заводило незнакомку, которая не прекращала своих сладких пыток.
Мари начала умолять.
– Не останавливайся. Боже. Пожалуйста.
Мари вскрикнула от удивления, когда женщина замедлила свои действия. Желая узнать в чем дело, Мари приподнялась на кровати, чувствуя, как ее тело требует продолжения, сгорая от неудовлетворенного желания.
– Ты такая мокрая, Мари. Очень мокрая.
Мари и без слов прекрасно это знала…, чувствовала…, видела свои соки на лице и губах незнакомки. Эта женщина вылизала ее. В буквальном смысле. Боже, это так чертовски безумно… сексуально. Казалось, лучше уже быть не может, ведь ее язык побывал внутри нее.
Но когда женщина продолжила свои ласки, Мари вновь застонала и исступленно сжала в руках простыни. Ничто более не сдерживало ее. В отчаянии она закрыла глаза и быстрее задвигала бедрами. Она нуждалась в большем. Намного большем.
Неожиданно все прекратилось. Язык, губы, горячее дыхание – все исчезло. Резко распахнув глаза, Мари увидела, что незнакомка приподнялась над ней.
– Пора, – сказала женщина, одной рукой опираясь на кровать, а другой – держа фаллос наготове.
У Мари едва не остановилось сердце, когда она, почувствовав, как он уперся в ее плоть, поняла, что сейчас должно произойти.
– Посмотри на меня, Мари. Посмотри мне в глаза.
Глаза незнакомки по-прежнему горели яростным огнем, она была похожа на хищника, готового растерзать свою добычу. Прижав Мари к кровати, женщина резко вошла в нее, полностью лишив возможности дышать. Мари стонала и извивалась, царапая ногтями обнаженную спину таинственной незнакомки, которая страстно целовала ее шею. Следующий толчок и ненасытные губы завладели ее ртом, шершавый язык дразнил и ласкал, в то время как ее бедра набирали темп, двигаясь все быстрее и быстрее. Мари громко закричала, сгорая в волнах сладкого оргазма.
Вот он – заключительный акт. Завершение.
– Боже, – простонала Мари, падая на подушки. Это было что-то невероятное, восхитительное, всепоглощающее. Эта женщина подарила ей такое мощное удовольствие, о существовании которого она и не представляла. Мари нежно лизнула влажную кожу на шеи незнакомки и, немного осмелев, завладела ее чувственным ртом, схватив за упругие ягодицы и притянув к себе.
– Мне было чертовски хорошо, – сказала она. – О Боже, как же мне было хорошо.
Женщина шумно выдохнула в ответ и, схватив Мари за запястья, завела их ей за голову. Ее рот жадно набросился на мягкую полную грудь, вновь ввергая Мари в океан наслаждения.
– Я… даааа. О, боже, дааа.
Женщина больно укусила ее за сосок и, приподнявшись, снова начала двигаться внутри нее. Мощно. Быстро. Мари задрожала, впитывая в себя волны удовольствия. Она забыла как дышать, полностью отдаваясь и телом и душой этой восхитительной женщине.
– О, Боже, – простонала она, содрогнувшись от затопившего ее наслаждения. Ее голова металась из стороны в сторону, переполненная раскаленными видениями, бедра двигались и раскачивались, требуя еще и еще. Мари не могла насытиться. Ей никогда не будет этого достаточно. Мари страстно прижалась к женщине, желая никогда не расставаться с ней. Ей хотелось поделиться с ней своими чувствами, признание так и рвалось с губ, но Мари понимала, что из этого ничего хорошего не выйдет. Тем не менее, она попыталась выразить свои чувства действием, снова прижавшись к незнакомке и запустив пальцы в ее волосы. В ответ раздался протяжный стон и сдавленное дыхание.
Женщина поцеловала ее. Долго, сладко, горячо. Отстранившись от Мари, незнакомка окинула ее загадочным взглядом и встала с кровати. Наблюдая за ней, Мари уже понимала, что никогда не сможет забыть эту женщину.

Глава третья

Мари. Сладкая Мари. Такая чистая, такая отзывчивая.

Джуд чувствовала ее желание, ее горячую пульсирующую плоть. Она была такой ненасытной, совершенно ненасытной.
Такой женщины Джуд еще никогда не встречала. Она пробудила в ней огонь, охвативший все ее существо, который, однако, не мог согревать ее вечно. Реальность была такова, что для Джуд существовало только здесь и сейчас.
Мучительно застонав, Джуд осторожно вышла из девушки. Задыхаясь, она нежно провела руками по стройным бедрам. Осознав, что Мари олицетворяет для нее нечто особенное, Джуд отчаянно попыталась выжечь ее образ из своего сознания, изо всех сил стараясь забыть о ее губах, запахе, вкусе.
Невозможно
. Она не могла выбросить ее из головы. Мари была слишком хороша, чтобы перестать о ней думать и не желать ее снова.
– Перевернись на живот, – сказала Джуд и посмотрела на девушку.
Когда Мари выполнила ее приказ, Джуд ласково провела кончиком языка по ее бедрам и ягодицам, покусывая и посасывая нежные места, чувствую, как вздрагивает Мари при каждом ее прикосновении. Наслаждаясь такой реакцией, Джуд начала нежно покрывать поцелуями ее спину, обжигая горячим дыханием обнаженную кожу, ласкать языком каждую клеточку ее восхитительного тела, опускаясь к самому сокровенному. Когда ее жадный рот накрыл набухший клитор, Мари дернулась и выгнулась навстречу чувственным ласкам, тихо застонав, словно боясь, что все это может прекратиться. В этот момент Джуд поняла, что может занимать с Мари любовью всю ночь напролет, но даже этого ей будет мало. Одной ночи будет недостаточно – ни ей, ни Мари. Она не могла заставить себя остановиться или замедлиться, и в этом Джуд видела для себя большую опасность. Однако вместо того, чтобы прислушаться к голосу разума, она продолжила дразнить и ласкать возбужденный клитор, наслаждаясь ощущениями и реакцией Мари.
Достигнув предела, Джуд не выдержала и начала яростно вылизывать Мари языком, упиваясь ее соками и сокращающейся плотью. Мари стонала и умоляла, но сладкой пытки казалось не будет конца. Это могло продолжаться всю ночь, но собственное нетерпение и желание угодить Мари, заставили Джуд действовать. Когда она резко вошла в ее плоть, Мари закричала.
– Тебе нравится? – Спросила Джуд, отчаянно желая услышать, что чувствует Мари, когда она внутри нее.
– Даааа, – простонала Мари, скомкав в ладонях простыни.
Джуд закрыла глаза и начала двигаться, вслушиваясь в сладострастные стоны.
– Даа, даа, даа, – кричала Мари.
Но им обеим нужно было больше. Джуд открыла глаза, преисполненная решимости осуществить задуманное. Захватив пальцами напряженный клитор, она усиленно начала качать бедрами.
– Не останавливайся. Не останавливайся, – умоляла Мари, крепко цепляясь руками за простыни.
Джуд трахала ее жестко, быстро, полностью подчинившись зову плоти и отдавшись страсти. Это было безумное, сумасшедшее пиршество, которым невозможно было насытиться.
– Еще, еще, еще, – просила Мари снова и снова, и ее мольбы звучали как музыка. Она яростно насаживала себя на фаллос, исступленно вращая бедрами и отчаянно сжимая руку, ласкающую ее клитор.
Позабыв обо всякой осторожности, перегруженная неиспытанными ранее эмоциями, захваченная зрелищем, Джуд укусила Мари за мочку уха и прошептала: – Ты такая красивая, Мари. Такая сексуальная.
Мари громко вскрикнула и, задрожав, обессилено рухнула на кровать.
Джуд не могла оторвать глаз от ее чувственной красоты, от которой перехватывало дыхание: припухлые от поцелуев губы, тяжело поднимающаяся и опускающаяся спина, бьющаяся на шеи жилка, вены, проступившие на руках.
Время шло, а она все смотрела и смотрела, чувствуя как внутри все переворачивается. Впервые в жизни ей захотелось заговорить.
Мари.
Что в этой женщине было такого особенного?
Мари перевернулась и посмотрела на Джуд своими большими влажными глазами. Красные щеки, следы от засосов и укусов на шеи и груди. А ее глаза. Они горели. Казалось, они прозрели, но мечтали увидеть гораздо больше.
– Кто ты? – Спросила Мари хриплым голосом. – Скажи мне свое имя.
Джуд молчала, все еще не доверяя самой себе.
– Пожалуйста.
В ответ Джуд произнесла единственное, что могла позволить себе сказать в клубе. – Иди сюда.
Притянув Мари за ноги ближе к себе, она закинула ее ноги себе на плечи и глубоко вошла в нее.
Мари выгнула спину, снова вжимая ладони в простыню.

+1

3

Единственное слово, которое на протяжении всей ночи срывалось с губ таинственной незнакомки, сливаясь с громкими стонами, было ее имя.
– Мари… Мари… Мари…
Глава четвертая
«Тсс. Вот она идет. Вот она идет».
Бросив беглый взгляд на коллег, Мари прошла к своему рабочему месту, сняла с плеча сумочку и обессилено рухнула в кресло. В другой день такое пристальное внимание к ее персоне очень сильно огорчило бы Мари, но сегодня утром она слишком устала, чтобы волноваться о глупых сплетнях.
Сейчас ее волновало только одно – как она вообще здесь оказалась. Мари потерла виски, с трудом вспоминая свое пробуждение на диване. Уставившись на стол, она попыталась сосредоточиться на действительности. В офисе пахло свежезаваренным кофе и теплым попкорном. К горлу подступила тошнота.
Кошмар
. Откуда-то издалека донесся тихий смех. Без сомнения, ее коллегам не терпелось узнать, ходила ли она вчера на встречу.
В «Искушение».
Если бы они только знали. Если бы только ОНА знала. Мари до сих пор не верилось в то, что с ней случилось. Неужели она действительно была там и спала с совершенно незнакомой женщиной? Такой властной, такой сексуальной, такой незнакомой? Да. Все это было на самом деле. Каждая клеточка ее тела ныла и болела, перед глазами мелькали воспламеняющие образы двух тел, слившихся в едином порыве. О Боже, это было прекрасно. Даже больше, чем просто хорошо. Это было нечто мощное… всепоглощающее. От чего переворачивалась душа. Мари крепко сжала ноги вместе, почувствовав как запульсировала плоть.
Женщина. Кто она? Как ее звали?
Мари помнила каждое ее слово, произнесенное на другом языке, каждое прикосновение, каждый поцелуй.
Быстро пошевелив мышкой, отчего ее компьютер ожил, Мари зашла на сайт переводов и попыталась набрать слова, которые помнила. Вот только она не знала, как они пишутся. Разочаровано вздохнув, Мари открыла сайт немецкого словаря и начала прокручивать список слов. Вскоре она нашла то, что искала. Незнакомка повторяло это слово несколько раз и оно означало «красивая». У Мари перехватило дыхание.

Красивая. О, Боже, она считает меня красивой, подумала Мари, возжелав снова увидеть незнакомку.
Она должна найти ее. Никто и никогда не прикасался к ней с такой любовью и нежностью. Никогда. И, конечно, никто не занимался с ней любовью с такой страстью. Мари с трудом помнила, как покинула клуб. Всю ночь она изо всех сил пыталась узнать имя незнакомки, угодить ей, подарить ей в ответ тоже удовольствие, что та дарила ей. Но женщина лишь отталкивала ее прочь, полностью игнорируя ее вопросы, ничего не требуя взамен.
Мари отчаянно искала хоть какую-нибудь информацию о сотрудниках клуба в Интернете, не заботясь о последствиях. Почему она не боялась искать на рабочем компьютере информацию такого откровенного содержания? Потому что сейчас ее волновала лишь одна женщина, а остальные могли идти к черту. Однако единственное, что всплывало на страницах бескрайнего интернета, было название клуба и его адрес.
– Я должна увидеть ее, – тихо прошептала она.
Может позвонить в клуб и спросить… Кого? Вот черт.
– Привет, Мари.
Мари обернулась и увидела улыбающуюся Карлу Микер, облокотившуюся об архивный шкаф.
– Привет, – ответила Мари безучастным голосом. Сейчас она была не расположена вести светскую беседу. И хотя в этом не было ничего особенного, поскольку она всегда была застенчива и неразговорчива, но сегодня все было по-другому. Сегодня она не желала никого видеть и слышать.
– Я просто хотела спросить, как ты провела вчерашний вечер.
Мари еле сдержалась, чтобы не послать Карлу к черту.

Вот сука, еще хватает наглости спрашивать меня об этом.
Быстро свернув экран, Мари сделала вид, что работает, надеясь, что Карла поймет ее «тонкий» намек.
– Я хотела извиниться за то, что так и не смогла оплатить тебе выпивку. Может повторим?
От последнего вопроса по коже Мари побежали мурашки.
Сука, режет по живому
. Прекратив печатать, Мари посмотрела на Карлу. Микер была истинной женщиной, в полном смысле этого слова. Идеальная прическа, макияж и маникюр в любое время дня и ночи. Но Мари была не из пугливых.
– Ну, что скажешь? – Спросила Карла Микер с улыбкой.
Не желая развивать тему и продолжать разговор, Мари пожала печами и спокойно ответила: – Конечно. – Сейчас ее занимал совершенно другой образ – загадочной и дикой блондинки. Крайне удивленная таким ответом, Микер обескуражено посмотрела на своих коллег, которым, очевидно, было безумно интересно узнать все подробности.
Не дождетесь.
– Ну, ладно.
– Да, было бы здорово повторить, – сказала Мари, возвращаясь к работе. – Дай мне знать – когда и где.
Казалось от ее последних слов, Микер потеряла дар речи, чему Мари была несказанно рада. Сейчас ее коллега напоминала большую рыбу, выброшенную на берег и жадно открывающую и закрывающую рот. Это было то еще зрелище.
– Хорошо, – наконец, произнесла Карла.
Мари ликовала, наслаждаясь своей маленькой победой. – Ладно. Увидимся позже.
Стоило Микер только отойти от нее, и Мари услышала, как другие коллеги жадно набросились на нее, желая узнать подробности их краткого разговора.
Придурки. Господи, ну почему я не осталась дома?

Мари уронила голову на руки, мечтая оказаться дома, свернуться калачиком на диване и грезить о новой встрече с незнакомкой. Но одними мечтаниями делу не поможешь. Приподнявшись на стуле, Мари поискала глазами коллег. К ее огромной радости, они уже разошлись. Опустившись снова на стул, она достала из кармана визитную карточку ночного клуба. Глубоко вздохнув, Мари схватила телефон и набрала нужный номер. Сердце бешено стучало в груди, пока она вслушивалась в тихие гудки. Наконец, сработала голосовая почта. Откашлявшись, Мари оставила свое сообщение.
«Привет. Меня зовут Мари. Мари Брунель. Я вчера была в клубе и провела вечер с высокой блондинкой. Кажется она говорила по-немецки. Мне бы хотелось снова увидеться с ней. Не могли бы вы передать ей, чтобы она позвонила мне?»
Быстро пробормотав свой номер мобильного телефона, Мари повесила трубку. От волнения у нее затряслись руки и участился пульс, она чувствовала себя преступником, которого вот-вот поймают на месте преступления.
Наконец, справившись с волнением, Мари облегченно откинулась на спинку стула и стала ждать.
О, нет. А что если она воспользуется автодозвоном и позвонит ей прямо в офис? Черт.
Снова набрав нужный ей номер, Мари оставила второе голосовое сообщение, на этот раз подчеркнув, что звонить ей нужно только на мобильный и, желательно, до пяти, поскольку по вечерам у нее занятия, а вот после семи, ей можно звонить в любое время. Повесив трубку, Мари расстроено вздохнула.
Занятия? Можно подумать они для меня важнее, чем эта женщина. Боже, как по-детски это прозвучало.

Мари уставилась на свой сотовый телефон, всей душой желая, чтобы он зазвонил. Время шло, но ничего не происходило.
Когда мимо ее стола кто-то проходил, Мари усердно делала вид, что работает. Внезапный телефонный звонок заставил девушку подпрыгнуть от неожиданности, но звонившим всего лишь оказался ее коллега по работе.
К четырем тридцати у Мари начали сдавать нервы, она ежеминутно проверяла свою голосовую почту, боясь, что пропустила звонок. Но сообщений не было. Ни одного звонка.
Почему она не звонит? Может она не получила мое сообщение. Может быть, днем клуб не работает. Возможно.
Мари попыталась немного расслабиться.
Ничего страшного, я всегда могу вернуться туда.
Могу ли?
Может сегодня?
Нет, только не сегодня. Дам ей возможность позвонить первой.
Рабочий день подошел к концу и Мари, собрав вещи покинула офис. Подойдя к свой машине, она услышала приглушенные голоса. Повернув голову, Мари увидела трех своих коллег, курящих сигареты и с ухмылкой на лице глядящих на нее.
– Привет, Мари. Как дела?
Однако вместо того, чтобы ответить, Мари проигнорировала вопрос и села в машину. Она терпеть не могла этих трех придурков. Что-то ей подсказывало, что это именно они решили ее вчера разыграть.
– Куда-то спешишь?
Бросив сумку на пассажирское сиденье, Мари взглянула на вечернее солнце.
– Домой. – Ответила она и поправила одежду. Плохая привычка, свидетельствующая о том, что она нервничает.
– Домой? Как банально. У тебя что, нет других дел? – Мужчины тихо рассмеялись.
Мари посмотрела на говорящего. Уэйд.

Чтоб тебе пусто было
. – Моя жизнь меня вполне устраивает, – ответила Мари, однако не так уверенно, как ей бы хотелось.
– Нисколько в этом не сомневаюсь, – сказал Уэйд и, толкнув локтем в бок приятеля, направился в ее сторону. – Все думают, что ты скучная и скромная. Этакая маленькая кроткая стерва.
Обидное слово задело за живое, заставив Мари задрожать от ярости, но она изо всех сил попыталась принять безразличный вид, вот только предательские слезы начали наворачиваться на глазах.
Она ненавидела это в себе. Какой бы сильной и уверенной она себя не чувствовала внутри, тело всегда предавало ее.
Уэйд подошел ближе. – Вот только я так не думаю. Именно я заступился за тебя, Мари. Потому что я знаю тебя. Я знаю, что под этой кроткой внешностью скрывается настоящая львица. – Его последние слова вызвали взрыв смеха со стороны товарищей.
Мари дрожала от гнева и смущения, боясь пошевелиться, готовая вот-вот заплакать. Уэйд протянул руку и коснулся ее лица костяшками пальцев. От близости сигаретного дыма защипало глаза, и Мари, вздрогнув, отпрянула назад. На этот раз, Уэйд рассмеялся вместе со своими приятелями.
– Иди домой, Мари, пока большой плохой волк не съел тебя. – Уэйд повернулся и пошел обратно к своим друзьям, которые продолжали смеяться. Вскоре до Мари долетели его слова сказанные приятелям. – Нет, чуваки. Она не пошла. Готов поспорить на что угодно.
И ты проиграл бы
, подумала Мари и тронулась с места. Всю дорогу до дома она плакала и ругала себя.
Ну, почему я такая слабая? Почему не могу постоять за себя? Почему мой голос всегда дрожит? Почему глаза всегда на мокром месте?

Вернувшись домой, Мари переоделась и занялась уборкой, стараясь отвлечься и избавиться от неприятного осадка на душе, оставшегося после разговора с Уэйдом. Надо было ударить его. Или улыбнуться в ответ. Я должна была хоть что-то сделать, а не молчать и стоять, как идиотка.
Убравшись на кухне и пропылесосив, Мари устроилась на диване и посмотрела на телефон. Никаких звонков. Из головы никак не выходил Уэйд и его издевательства, поэтому Мари решила просто пофантазировать. Она представила себе, как таинственная незнакомка наносит обидчику мощный удар и нежно обнимает ее, предлагая безопасность и свою защиту.
Вот она бы справилась с Уэйдом. Перекинула бы его через колено и хорошенько бы его отшлепала. Хотела бы я это увидеть.
Мари взяла телефон и, сделав глубокий вдох, набрала заветный номер. На этот раз ей ответил мужской голос, да такой грубый, что у нее на мгновение возникло желание повесить трубку.
– Да? Алло?
Мари закрыла глаза и выдохнула. – Привет. Я звонила вам раньше и оставила сообщение. Меня зовут Мари. Я ищу женщину, с которой…, мммм, провела прошлую ночь. Она высокая, светловолосая и…
– Да-да, повесите секунду на трубке.
Мари настолько переволновалась, что, казалось, ее сердце сейчас выскочит из груди. На другом конце провода были слышны приглушенные голоса, но разобрать слова было невозможно. Наконец, ей снова ответили.
– Алло, Мари, не так ли?
– Да.
– Ее здесь нет.
– Ооо. А когда она будет?
– Этого я не знаю, дорогая. У нее свободный график.
– Ммм. А она может мне позвонить?
– Я могу оставить ей сообщение. Но я бы не сильно на это надеялся.
Услышав короткие гудки, Мари тяжело вздохнула и закрыла глаза.
Глава пятая
Войдя в клуб через черный вход, Джуд направилась к себе в комнату, рассекая тяжелый воздух, пропитанный потом и сексом.
Увидев ее в повседневной одежде, многие удивленно оборачивались, кто-то пытался заговорить, но их голодные взгляда и прикосновения совершенно не трогали Джуд. Только не сегодня.
Сегодня она была не в настроении выслушивать жалобы и ублажать очередную слезливую клиентку, которую «не хочет муж».
Джуд уверенно шагала к себе в комнату, игнорируя всех и вся. Оказавшись внутри, она закрыла за собой дверь и, заперев ее, избавилась от одежды. Сейчас ее мало волновали люди, собравшиеся в клубе. Открыв сумку и достав свой кожаный наряд, она попыталась представить человека, в присутствии которого действительно нуждалась. Медленно готовясь к своему выходу, Джуд представляла себе, как молодая женщина входит в клуб, озаренная ореолом света, и уверенно направляется к ней, полностью игнорируя всех присутствующих. Это будет вызов, от которого Джуд не сможет отказаться, и приняв его, она грубо прижмет женщину к стене, заявив на нее свои права. Укус в шею, и страстный вскрик разорвет тишину.
Наваждение никак не желало отпускать Джуд из своих крепких объятий.
Мари.
Ее крики.
Ее тело.
Такая открытая, требовательная, ненасытная. Джуд никак не могла ею надышаться, желая снова и снова. Впервые она позволила кому-то к себе прикоснуться. Впервые она жаждала чьих-то прикосновений. Джуд оперлась о комод, вспоминая невинные ласки и прикосновения. Мари смотрела на нее как на богиню, сошедшую на землю. Господи, этот взгляд едва не сломил ее волю. Именно поэтому она заставила ее остановиться.
Она никому не могла позволить взять над ней верх, снова потерять себя, снова забыться. Контроль – вот что имело только значение. Никто более не тронет ее израненное сердце. Одна мысль о том, чтобы снова начать чувствовать, снова открыть свое сердце, приводила Джуд в ужас. Когда-то давно она сумела пережить предательство и боль. Она выжила, и никто и ничто больше не сможет изменить ее решение.
От мрачных мыслей Джуд отвлекли несколько громких ударов в дверь. Джуд оглядела себя с ног до головы. Кожаная одежда облегала ее тело как вторая кожа. Открыв дверь, она увидела плотоядно ухмыляющегося Корда. Грубые завитки волос на груди выглядывали из выреза кожаного жилета, а от запаха водки и пота резало глаза. Они редко встречались и еще реже разговаривали.
– Она звонила несколько раз и оставила пару сообщений.
– Спасибо.
– Ага.
Снова оставшись одна, Джуд присела на кровать. На бумаге неразборчивым подчерком было написано: «
Мари Брунель. Хочет чтобы ты ей позвонила
» и ниже номер. Джуд нежно провела пальцами по листку бумаги, снова вспоминая все, что было с ним связано: невиновность, искренность, трепет, страстные стоны, крики и мольбы. Она снова хотела заняться с ней любовью. Одна мысль о Мари, и ее кровь немедленно вскипела, плоть зажила собственной жизнью, требуя немедленного удовлетворения. Такая мгновенная и откровенная реакция и предательство собственного тела очень огорчила Джуд. Яростно скомкав бумагу, она бросила ее в угол комнаты.
Надо сказать Корду, чтобы игнорировал все ее сообщения.

В конце концов у нее были правила.
А Мари Брунель, намеренно или нет, была ОЧЕНЬ опасна.
Стук в дверь снова отвлек Джуд от размышлений, и она, облегченно вздохнув, открыла дверь.
– Привет. – На пороге стояла невысокая блондинка, одетая в деловой костюм. Насыщенный аромат духов, никакого ареола света, в котором сейчас не было необходимости. В блестящих голодных глазах Джуд видела все, что ей было нужно в тот момент.
– Входи. – Джуд отодвинулась, пропуская блондинку внутрь. Она трахала ее уже несколько раз, грубо прижимая к стене и слушая ее скулящие стоны.
О, да.

Это именно то, что ей было надо. Именно то, что она должна была сделать.
– Где ты меня хочешь? – Женщина бросила на нее кроткий взгляд.
Сжав челюсти, Джуд выкинула из головы все мысли о Мари.
– Везде.

+1

4

Глава шестая

Мари с нетерпением ждала начало занятий. Она перешла на второй курс обучения испанскому языку. Компания, в которой она работала, потребовала, чтобы ее сотрудники все знали испанский язык. Либо ты знаешь его и остаешься в команде, либо до свиданья. Мари выбрала первое. Конечно, по началу было ужасно трудно, но вскоре она влилась в процесс. По окончании четвертого курса она должна была получить диплом, кроме того, знание испанского всегда могло ей пригодиться.
Первый курс она обучалась заочно и сдала экзамен на отлично. А вот занятия второго курса должны были проходить в университете, и именно это обстоятельство приводило ее в замешательство и заставляло немного нервничать.
Это надо для твоей работы. Все это, того стоит. Всего-то полтора часа, четыре дня в неделю, убеждала она себя, направляясь на занятия. Мимо нее проходили другие студенты, но Мари, не изменяя себе, смотрела только в пол, избегая любопытных взглядов и праздных приветствий. Всю ночь напролет она прождала звонка, но незнакомка так и не позвонила. Даже во сне Мари продолжала мечтать о ней, и, когда она проснулась, ее еще долго не покидало ощущение, что они обязательно встретятся. Только приняв горячий отрезвляющий душ, она поняла, что это была лишь мечта. Разочарование не покидало ее весь день.
Почему она не позвонила? Она должна была получить мои сообщения.

Но телефон молчал.
Не желая больше глядеть на свой молчащий мобильный, Мари бросила его в сумочку и решила взять дело в свои руки. После занятий она сама поедет в клуб.
А что если незнакомка позвонит мне во время занятия? О Боже.
Дверь с грохотом захлопнулась за Мари, стоило ей войти в большой лекционный зал. Головы всех присутствующих повернулись к ней. Покраснев, Мари опустила глаза и начала пробираться к своему месту. Опустившись на скамью, она быстро достала свой телефон и поставила звонок на беззвучный режим. Положив влажные ладони на стол, Мари заставила себя успокоиться. Если вдруг незнакомка позвонит ей во время занятия, она просто попросится выйти. От одной мысли о звонке у Мари закружилась голова. У нее снова возникло ощущение, что женщина обязательно позвонит.
Возможно сейчас она на работе, но вечером она снова пойдет в клуб. Получит мое сообщение и позвонит. Потом мы встретимся и займемся любовью, истосковавшись друг по другу. Мы признаемся, что не можем жить друг без друга и решим жить вместе в домике у озера. Камин, спокойная водная гладь и лунное небо…
Конечно это была только фантазия. Мари блаженно вздохнула и провела рукой по щеке. Из мира грез ее грубо вырвал вошедший в лекционный зал преподаватель – коренастый мужчина, маленького роста, быстрая походка и беглая речь. Мари достала записную книжку и записала информацию, которую он нацарапал на доске.
Ну и имечко, подумала Мари.
Некоторые студенты не удержались и отвесили ехидные комментарии, но лектор не придал им никакого значения. Сверкнув вежливой улыбкой, он начал занятие.
Мари едва поспевала записывать за преподавателем, отчаянно листая словарь в поисках нужных слов и словосочетаний. Бегло пробежав взглядом по методическому плану занятий, которые в себя включал второй курс, Мари пришла в ужас. Устные выступления и презентации.
Может, еще не поздно все это бросить и снова перейти на заочное обучение. Черт, нет. Здесь говорится только об очном обучении. Но я должна найти способ избежать устных выступлений. Со словарем я еще могу перевести или сочинить текст, НО ВЫСТУПИТЬ… О Боже. Я должна найти выход.

Мари решила поговорить с преподавателем и узнать у него, обязательны ли в программе устные выступления. Взглянув на преподавательскую трибуну, она нашла его взглядом, однако он стоял не один. От увиденного у Мари остановилось сердце. Рядом с преподавателем стояла женщина. И выглядела она…
О, Боже…
Высокая блондинка, знакомая стрижка… Женщина повернулась…
О, БОЖЕ…
Те же острые скулы.
Мари отчаянно схватилась за край стола. Дыхание участилось, от волнения закружилась голова. Она изо всех сил напрягла слух, силясь понять о чем говорят эти двое.

Черт побери, неужели нельзя говорить громче!

В этот момент лектор обратился к аудитории и представил незнакомку.
О, черт. Она профессор. Профессор Джагер. Декан факультета иностранных языков.
О, Боже. Неужели это происходит со мной на самом деле? Неужели это она?
Когда профессор Джагер заговорила с немецким акцентом, Мари вскрикнула, едва не упав от волнения со скамьи. Попытка заглушить рукой бурный всплеск эмоций оказалась запоздалой, и вся аудитория уставилась на нее, в том числе и профессор Джагер.
Краткий миг они зачарованно смотрели, признавая друг друга. Щеки профессора слегка покраснели, но уже через секунду она отвернулась, и аудитория снова наполнилась звуками студенческой суеты.
Пока профессор Джагер спокойно объясняла аудитории о правилах обучения и методах поощрения, приглашая студентов на кафедру, если у них возникнут трудности, Мари била крупная дрожь. Она не могла оторвать глаз от профессора Джагера.
Черные брюки и туфли, облегающая бежевая блузка, распущенные волосы, ниспадающие на спину, придающие ей более мягкий и профессиональный вид, серьги в виде обруча, обрамляющие лицо. Женщина выглядела просто потрясающе.
Мари пожирала профессора голодными глазами, совершенно позабыв о том, что она в аудитории не одна, и готовая на все лишь бы только поговорить с ней.
Профессор Джагер. Джагер, повторяла про себя Мари снова и снова, пробуя на вкус и смакуя это прекрасное имя.
Закончив выступление профессор Джагер села за кафедру, скрестив свои длинные ноги, уступая слово преподавателю.
Для Мари время словно остановилось. Она нетерпеливо ждала и считала секунды до окончания занятия, в то время как профессор Джагер спокойно слушала лекцию.

Как можно быть такой спокойной и уравновешенной? Почему она ни разу не взглянула на меня?
Умирая от скуки, Мари начала представлять из встречу. «
Привет? Помнишь меня? Потому что тебя я забыть не могу. Возьми меня с собой. Я твоя целиком и полностью. О Боже, пожалуйста, прикоснись ко мне».
Забывшись, Мари едва не застонала вслух, но во время спохватилась, обеспокоенная, что ее похотливые намерения и желания слишком шокируют профессора Джагера. Мари мучила жажда, казалось, ее разум и тело уже не принадлежали ей.
Она отвлеченно делала записи в тетради, стараясь как можно реже смотреть на часы. Наконец, не вытерпев, Мари подняла голову в поисках прекрасного профессора, но ее нигде не было – ни за кафедрой, ни у двери. Вообще нигде.
Охваченная паникой, Мари энергично замотала головой, ища объект своего пристального внимания, что не могло остаться незамеченным.
Преподаватель прервал свое выступление и вопросительно посмотрел на нее.
– Проблемы, мисс?
– Нет. – Мари смущенно покраснела и посмотрела на часы. До конца занятия оставалось десять минут, но даже это было для нее слишком долго. – То есть да. Можно мне выйти. Пожалуйста.
Преподаватель обескуражено опустил книгу и медленно кивнул. Поспешно собрав вещи, Мари покинула аудиторию.
Оказавшись в большом коридоре, Мари на мгновение замерла, не зная куда идти дальше, хотя по большому счету это не имело значения. Не важно куда, главное найти. Неуверенность исчезла, и пусть неизвестность пугала, ее охватило непоколебимое желание, потребность и стремление найти женщину своих грез. Мари побежала по коридору, встречая на своем пути других студентов, но профессора Джагера нигде не было.
Учащенно дыша, Мари вышла из здания.
Где же она? Может быть, она уже ушла
. Такой вариант совершенно не устраивал Мари, и она твердо решила продолжить поиски. Лучи вечернего солнца упали на соседнее административное здание. Глубоко вдохнув, Мари направилась прямиком к нему.
В здании было безлюдно и тихо, ее шаги гулким эхом разносились по огромному холлу. Подойдя к стенду с указателями, Мари бегло начала просматривать его, ища заветное имя.
«Профессор Джуд Джагер. Декан факультета иностранных языков».
Джу. Мари нежно провела пальцем по выгравированным буквам. Такое сильное и сексуальное имя.
Опустив руку, Мари направилась в нужное крыло.
Нервничала ли она? Несомненно. Более чем когда-либо. Ее поиски были завершены, сокровище – найдено, но что ее ждет впереди? От неизвестности ее начала бить крупная дрожь.
Чем ближе Мари подходила к заветной двери, тем больше адреналина выплескивалось в кровь, вынуждая ее сгорать в агонии.
Джуд сидела за столом, держа в руках небольшую чашку. Подняв глаза, она посмотрела на вошедшую гостью.
– Привет. – Выдохнула Мари, споткнувшись о порог. Нервно проведя рукой по волосам, она спрятала трясущиеся руки в карманы и улыбнулась. – Я рада, что нашла тебя.
Сделав глоток чая, Джуд опустила взгляд на рабочий стол и начала перебирать бумаги.
– Чем я могу вам помочь? – Спросила профессор, не поднимая головы.
В замешательстве Мари нервно начала покусывать нижнюю губу.
– Помочь? Разве ты меня не помнишь?
– Откуда?
Что происходит? Зачем она так говорит? Можно подумать мы никогда не встречались.
Мари сделала еще один шаг вперед. – Помнишь ночной клуб. Помнишь, как мы…
Джуд резко встала и направилась в ее сторону. Когда она склонилась над ней, у Мари едва не остановилось сердце. Дверь с грохотом закрылась.
– Прости, я не хотела говорить так громко. Я просто подумала…
– Что ты подумала? – Прорычала Джуд.
– Я-я не знаю, – пролепетала Мари.
– Ты не знаешь.
– Нет, то есть да. Я звонила тебе и оставила сообщение. Почему ты не позвонила мне?
Джуд засмеялась, отчего Мари почувствовала себя полной идиоткой.
Что, черт возьми, здесь такого смешного?
– Что заставило тебя подумать, что я получила твое сообщение? – Выпустив дверную ручку, Джуд прислонилась к двери и скрестила руки на груди. Такая сексуальная и властная, вот только взгляд выдавал ее усталость.
– Потому что я оставила тебе не одно, а несколько сообщений, и тот мужчина сказал, что обязательно тебе их передаст. Я просто хотела поговорить.
– Зачем?
Пока Мари подбирала нужные слова, Джуд опередила ее.
– Я ни с кем не разговариваю, Мари.
– Ты помнишь меня. – От радости в животе у Мари запорхали бабочки.
– Я ни с кем не разговариваю. Я не свободна. У нас нет ничего общего.
– Но я хочу тебя.
Джуд оттолкнулась от двери. Мари безумно хотелось коснуться ее, снова почувствовать тяжесть ее тела, поцеловать напряженные губы.
– Уходи, Мари.
– Но я…
– Уходи.
– Я могу увидеть тебя снова? Если не здесь, то в клубе?
Джуд недоверчиво посмотрела на Мари. – Ты что меня не слышала? Я ни с кем не встречаюсь.
– Даже в «Искушении». Я приеду туда.
– Нет.
– Да.
– Нет.
– Ты меня не остановишь. – Сердце учащенно билось в груди, словно сама жизнь зависела оттого, увидит ли она Джуд снова или нет. И чтобы убедить себя, что оно еще бьется, Мари была готова как сумасшедшая бороться за свое счастье.
– Зачем ты это делаешь? – Джуд, сощурив глаза, вглядывалась в обезумевшую девушку.
– Потому что я не могу перестать о тебе думать. Ты вдохнула в меня жизнь, заставила почувствовать. – От избытка эмоций Мари отвернулась. Грудь сдавило, слезы были готовы вот-вот брызнуть из глаз. – Я просто не могу остановиться.
В кабинете повисла гнетущая тишина. Джуд стояла так близко, что невозможно было не желать коснуться ее. Мари заглянула ей в глаза, отчаянно желая донести до Джуд то, что чувствует. – Скажи мне, что ты ничего не чувствуешь. Скажи, что ты не думала обо мне, что не хотела меня. Скажи мне, и я уйду. – Слетевшие с губ слова угрожали навсегда погубить ее. Не быть вместе, не иметь возможности снова увидеть Джуд – было для Мари страшнее смерти, но она была готова рискнуть. Если Джуд не хочет ее видеть, то она должна это знать и услышать это от нее самой. Вот только сможет ли она справиться с правдой?
– Скажи мне.
В ответ Мари получила лишь жесткий взгляд и бесстрастное лицо, высеченное словно из камня. Не желая сдаваться, Мари попыталась прикоснуться к Джуд, но та опередила ее, грубо схватив за запястье.
– Позволь мне коснуться тебя, – прошептала Мари.
– Я не могу. – На последнем слове властный голос дрогнул, ознаменовав, что сверхконтроль дал трещину.
Воспользовавшись моментом, Мари протянула вторую руку и ласково коснулась горячей щеки. Джуд вздрогнула и схватила ее за второе запястье, но было уже слишком поздно. Мари увидела то, что хотела увидеть, то, о чем мечтала. И это опьянило ее.
– Джуд…
Тяжело дыша, Джуд прижала Мари к двери, сцепив ее руки над головой.
– Ты хочешь меня.
– Да. Больше всего на свете. Я…
Горячие губы жадно завладели ее ртом, и Мари блаженно застонала. Наконец-то ее мечты сбылись. – Джуд, – выдохнула она, желая большего.
Потеряв голову, Джуд сильнее прижала Мари к двери, углубляя их поцелуй. Ее язык жадно исследовал девственный рот, то погружаясь, то покидая горячий грот. Задрожав в страстной агонии, Джуд раздвинула Мари ноги и погладила ее плоть через трусики. Мари томно застонала в ответ. Прервав поцелуй, Джуд задрала Мари юбку и погрузила в нее два пальца.
– Ты такая мокрая, – прошептала она.
Забыв об осторожности, Мари громко вскрикнула, однако в ту же секунду Джуд прикрыла ей рот рукой, затем, сунув ей в рот другие два пальца и глядя прямо в глаза, тихо приказала: – Соси их. Соси их, пока я ласкаю тебя. – И она начала медленно двигаться внутри Мари, дразня круговыми движениями набухших клитор.
Каждое проникновение порождало новую волну удовольствия, желание освободиться стало настолько невыносимым, что почти превратилось в пытку. Мари до боли нужна была Джуд – ее запах, ее руки, ее губы, ее тело. Едва держась на ногах, Мари снова застонала.
– Ты этого хотела?
Мари энергично кивнула и попыталась сказать еще что-то, но влажные пальцы, замерев на ее губах, остановили ее.
– Тсс. Молчи.
Когда Джуд снова резко вошла в нее, Мари закрыла глаза и приглушенно застонала.
– Тебе нравится. Я чувствую, как ты хочешь меня. – Продолжая двигаться внутри Мари, Джуд прижала к ее губам два пальца и, чувственно облизнув их, начала проникать языком в ее рот. Снова и снова – Ну, давай же. Возьми то, зачем ты пришла сюда. Отдайся мне, Мари.
Как острый кинжал ножа, каждое слово пронзало Мари наслаждением, дышать становилось все труднее и труднее. С неистовым отчаянием она вбирала в себя горячий голодный язык, крепко держа Джуд за голову, боясь, что эта женщина, ворвавшаяся в ее унылую жизнь, как свежий глоток воздуха, всего лишь иллюзия, которая вот-вот рассеется.
Вдох-выдох. Вдох-выдох.
Где же насыщение?

Сверкнув голодными глазами хищника, готового, наконец-то, растерзать свою добычу, Джуд схватила Мари за руку и, отдернув ее от двери, толкнула свою жертву на стол на груду бумаг и папок.
– Расслабься.
Задрав юбку еще выше, Джуд схватила Мари за талию и притянула ее бедра ближе к себе. Освободившись от последней преграды, что отделяла ее от самого сокровенного, Джуд опустилась на колени и всосала в себя чувствительную плоть.
Услышав, как вскрикнула и тяжело задышала Мари, Джуд протянула руку и снова погрузила два пальца ей в рот, безмолвно приказывая сосать их.
От их необузданной страсти бумаги со стола летели в разные стороны. Что-то с грохотом упало на пол. Не останавливаясь ни на секунду, Джуд быстро работала ртом и языком. Когда напряжение и наслаждение достигло своего апогея, она резко ввела пальцы глубоко в плоть, даря Мари желанное освобождение.
Пережив сокрушительный оргазм, Мари блаженно плыла по волнам сладострастного удовольствия. Так хорошо ей еще никогда не было…
Но все исчезло – жадный рот, уверенные сильные пальцы, тепло другого тела. Вырванная из мира грез, Мари медленно села на столе.
– Джуд.
Профессор быстро приводила свою одежду в порядок. Ничего не понимая, Мари поспешила сделать то же самое. Поправив одежду, она повернулась к Джуд, чтобы поцеловать ее, но женщина резко отвернулась от нее. Тогда Мари попыталась прикоснуться к ее лицу, но Джуд остановила ее, снова схватив на запястье.
– Что случилось? – Мари заглянула в пустые золотисто-карие глаза, ища там женщину, которая завладела ее сердцем, но ее там уже не было. – Джуд? – Запаниковав, Мари высвободила руку и коснулась любимого лица.
Резко втянув в себя воздух и сжав челюсти, Джуд напряглась, не веря в искренность чувств Мари и не желая ее нежности.
– Пожалуйста, позволь мне коснуться тебя, – прошептала Мари. – Пожалуйста. Это все, чего я хочу.

+1

5

– Я думала, ты уже получила то, что хотела.
Мари покачала головой. – Еще не все. – Она нежно погладила Джуд по щеке, провела рукой вниз и прижала ладонь к ее плоти, чувствуя сквозь ткань ее обжигающее возбуждение. – Пожалуйста
Но Джуд снова остановила ее, закрыв глаза. Мари долго вглядывалась в застывшее лицо, и, поняв, что проиграла, убрала руку. Когда Джуд снова открыла глаза, у Мари перехватило дыхание от боли, которая плескалась в любимых глазах.
– Я не могу, – прошептала Джуд и попятилась назад. Открыв дверь, она посмотрела на Мари, давая ей понять, что больше ее здесь не хотят видеть.
– Я не хочу уходить, – воскликнула Мари, чувствуя, как на глаза наворачиваются предательские слезы. – Я хочу тебя, Джуд.
– Уходи, Мари. Пожалуйста.
Увидев, что Джуд избегает смотреть ей в глаза, Мари задрожала.
Куда делась та страстная женщина, что мгновение назад сжимала меня в своих объятиях?
Как же ей сейчас хотелось захлопнуть эту ненавистную дверь, обхватить лицо Джуд руками и сказать ей, что она готова ждать ее целую вечность, что хочет прикоснуться к ней, любить ее. Что никто и ничто ее не остановит.
– Ты должна уйти, – повторила Джуд, возвращая Мари к реальности.
Когда она захотела воспротивиться, на столе зазвонил телефон. Повернувшись к Мари спиной, профессор Джагер ответила на звонок, заговорив с кем-то по-немецки. Надев туфли и подойдя к двери, Мари обернулась на последок, но увидев, что Джуд не обращает на нее никакого внимания, тихо вышла из кабинета.

Глава седьмая

Джуд Джагер никогда не любила вспоминать прошлое, но сейчас непрошенные воспоминания нахлынули на нее, унося в когда-то пережитые отношения. Почему именно сейчас? Ответ был прост. Мари. Эта женщина потрясла ее израненную душу, и Джуд не знала, что ей делать и как бороться со своими чувствами и желаниями.
– Черт.
Встав лицом к окну и скрестив руки на груди, она посмотрела сквозь жалюзи на залитую солнцем студенческую парковку.
Молодые парни и девушки с тяжелыми рюкзаками на плечах, медленно плелись, опустив головы, к своим машинам. Несмотря на то, что наступила осень, день сегодня выдался жарким.
Впереди ее еще ждало много дел, но все мысли были только об одной женщине. Мари.
– Привет. Держи свой капучино.
Вздрогнув, Джуд обернулась и разочарованно посмотрела на коллегу. Невероятно, но какая-то часть ее души трепетно мечтала увидеть здесь Мари, которая заявилась к ней несколько дней назад, требуя ее внимания, желая прикоснуться к ней, которая оживила ее душу и превратила ее размеренную жизнь в хаос.
Но это была не Мари, и Джуд поскорее взяла себя в руки. – Спасибо, – улыбнулась она.
– Без сахара. – Франсуа была стройной, высокой брюнеткой с миндалевидными глазами и преподавала в университете французский язык. – Ты в порядке?
Джуд посмотрела вниз и, заметив свои все еще скрещенные руки, расслабилась. – Да. Я в порядке. – Не переставая улыбаться, Джуд предложила Франсую присесть, чем удивила и себя, и ее. – Пожалуйста, садись. – Она жестом указала на один из стульев, стоящих перед ее столом.
Будем надеяться, что небольшая дружеская беседа отвлечет меня от Мари.
Присев на краешек стула, Франсуа пригубила ароматный кофе и скрестила свои худые ноги.
Интересно, как эта женщина выглядит в пылу страсти?
Это всегда была первая мысль, когда Джуд видела привлекательную женщину, и до сих пор в этом не было ничего опасного. Никаких отношений, никакой боли, никаких измен.
Именно так она жила. До этого момента.
Образ обнаженной Франсуа выместила совершенно другая женщина, которую она совсем недавно прижимала прямо к этой двери.
– Джуд?
– Хм?
– Ты уверена, что ты в порядке?
Джуд заставила себя сесть. Сделав глоток капучино, она вдруг поняла, что ей совершенно не хочется пить. – Я в порядке, – повторила она и посмотрела на часы. До начала занятия Мари оставалось десять минут.
Может быть она уже приехала?
И уже в сотый раз за день Джуд посмотрела на открытую дверь. Но в коридоре по-прежнему было тихо.
– Я уже привыкла к твоей отстраненности, но сегодня ты меня просто игнорируешь. – Франсуа улыбнулась. – А если серьезно, Джуд, что происходит? Ты выглядишь немного потерянной.
Как ни странно, именно так себя Джуд и чувствовала. И виной тому, была Мари. Ей казалось, что судьба настигла ее, как когда-то настигла величайшего мастера побега Гарри Гудини. Джуд лихорадочно искала выход, задавалась вопросом, что же поможет ей избежать свою судьбу?
– Джуд?
Я вершитель своей судьбы. Именно я устанавливаю правила. Вот почему я никогда не называю своего имени, вот почему не даю никому прикасаться к себе…
Заметив, что Франсуа удивленно разглядывает ее, выгнув одну бровь, Джуд выругалась про себя.
– Я чувствую себя немного…, – но вместо того, чтобы продолжить, она замолчала, впитывая в себя новую волну образов Мари. Вот они у двери, на столе, ее неумолимо тянущиеся руки, голодный взгляд, жадный рот, тихие стоны…
– Больной?
– Да.
Почему я трахнула ее в своем кабинете? Черт. Я нарушила главное правило. Никогда за пределами клуба. Никогда и никого.
– Может быть, тебе стоит пойти домой. Возьми выходной?
Мельком взглянув на Франсуа, Джуд перевела взгляд на стол, заваленный бумагами. – Я не могу. – От сказанных слов на нее снова нахлынули воспоминания, и Джуд прикрыла глаза. То же самое она сказала тогда Мари.
– Но ведь надо что-то делать. Посмотри на себя, ты выглядишь так, словно собираешься грохнуться в обморок. У тебя еще есть сегодня дела? Я могла бы заменить тебя.
– Мне надо проверить, как проходит занятие по-испанскому, а потом домой. – С одной стороны, Джуд совершенно не хотелось туда идти, тем более зная, что там должна была присутствовать Мари, с другой – это была ее работа, которую она должна была выполнять. Однако с того дня Мари больше не предприняла ни одной попытки увидеться с ней снова. Может быть, она, наконец, понял намек.
А что если мое присутствие, снова заставит ее начать действовать?
Боже, если я так плохо думаю о ней, что думает обо мне Мари?
– Ты уверена?
– Да.
Допив кофе, Франсуа положила руки на колени и внимательно посмотрела на Джуд, которая только сейчас вспомнила, почему никогда не любила подолгу разговаривать с подругой. Франсуа просто обожала докапываться до истины. Тишина, воцарившаяся в кабинете, начала беспокоить Джуд, которая ощущала себя как под микроскопом под пристальным взглядом коллеги.
Джуд на мгновение прикрыла глаза и надела жакет. – В первую неделю начала семестра всегда сложно, – как можно оптимистичнее сказала она.
– Согласна. Не могу поверить, что август уже закончился. Черт, это был кошмарный месяц. По крайней мере, в Фениксе, – ответила Франсуа, по-прежнему не сводя с Джуд глаз.
– Да. – Джуд схватила папки, делая вид, что прибирается на столе.
Тишина была невыносимой.
Одна минута.
Две минуты.
Франсуа была непоколебима.
Джуд продолжала лихорадочно перебирать папки и учебники, представляя и вспоминая, что она делала с Мари на этом столе.
Обрывочные образы сменяли друг друга как в короткометражном старом фильме. Слава богу, Джуд была не из тех, кто часто краснеет. Нервно откашлявшись, она подошла к двери и проверила коридор. Пусто.
Вернувшись на свое место, Джуд осмелилась взглянуть на Франсуа, которая не спешила уходить.
– Кого-то ждешь?
Желая занять рот, Джуд потянулась за капучино. – Хм? Нет.
– Ты уверена? Я могу вернуться позже.
Джуд покачала головой и сделала большой глоток кофе.
Боже, да прекрати уже задавать мне вопросы.
Расстроенная, она порывисто дернула рукой и пролила на свою блузку остатки капучино. Отмахнувшись от помощи Франсуа, Джуд схватила со стола салфетки и усердно начала оттирать одежду от взбитых сливок.
Черт. Впредь надо держать эту дверь закрытой. Закрытой и запертой.

– Джуд.
Немного успокоившись, Джуд посмотрела на обеспокоенную Франсуа.
– Я в порядке, – пробормотала она, чувствуя, как начинают гореть ее щеки.
Только не сейчас!
– Да, я знаю. Ты в порядке, – иронично ответила Франсуа, давая понять, что это еще не конец. – Но, пожалуйста, отдохни немного. – Нежно сжав на прощание запястье Джуд, Франсуа повернулась и вышла из кабинета, оставив растерянную подругу одиноко стоять возле стола с грязной салфеткой в руке.
Выбросив использованную бумагу в ведро, Джуд медленно опустилась на стул. Это было так на нее не похоже. Где ее хваленное самообладание, где ее умение держать себя в руках в любых ситуациях?
Черт!

Ей следует извиниться перед Франсуа, вот только Джуд никак не могла придумать разумное оправдание своему ужасному поведению. Такого с ней еще никогда не случалось. Неудивительно, что Франсуа была обеспокоена.

Ты вела себя как параноидальная идиотка.
Обхватив голову руками, Джуд заставила себя сделать несколько глубоких вдохов.
Все будет хорошо. Ты допустила только одну маленькую ошибку, вот и все.

Накинув на плечо сумочку, Джуд целеустремленно покинула кабинет.
Занятие по испанскому языку уже началось, и она надеялась, что это поможет ей проскользнуть в аудиторию незамеченной. Она не будет искать Мари взглядом, она просто спокойно войдет в класс с гордо поднятой головой, как делала это всегда. Этот день не должен ничем отличаться от всех предыдущих.
Задняя дверь бесшумно отворилась, и Джуд вошла в аудиторию. Несколько студентов повернулись и посмотрели на нее. Заняв свободное место за задним столом, она достала ручку и записную книжку и начала делать заметки, в то время как преподаватель начал свой опрос студентов.
Джуд еще не видела Мари, и всячески запрещала себе искать ее глазами, убеждая себя, что она всего лишь студентка. Но ее хваленному спокойствию пришел конец, когда Джуд услышала, как преподаватель обратился к Мари.
Пробежавшись взглядом по аудитории, Джуд нашла ту, которую искала. К счастью, она была вне ее видимости. Похвалив Мари за правильный ответ, преподаватель продолжил опрос, однако Джуд и не думала отводить взгляд от объекта своего пристального внимания. Мари что-то быстро записывала в своем блокноте. Ее волосы цвета песчаной реки различными оттенками коричневого и золотого переливались под люминесцентными лампами.
Это наполнило Джуд об аромате жасмина смешанного с запахом пота, когда их горячие тела сплелись в танце страсти.
Мари погладила щеку, и Джуд, следуя взглядом за ее рукой, жадно пожирала глазами ее красную блузку и темные брюки.
Интересно, сколько у этой блузки пуговиц? Смогу ли я оторвать их все?
Она вспомнила, как в ту незабываемую ночь ей пришлось одолжить Мари одну из своих футболок.
Интересно, где она сейчас? Может быть она в ней спит?
Мари бессознательно заправила прядь волос за ухо, открывая ее взору стройную шею. Джуд до мельчайшей подробности помнила какова ее кожа на вкус, каким обжигающим было ее горячее дыхание, какими сладострастными были ее громкие крики, какими глазами она смотрела на нее, словно она была богиней, сошедшей на землю, чтобы забрать ее с собой.
Невинная, открытая, чувственная.
Джуд не могла заставить себя отвести взгляд от Мари. Ее тело мгновенно отреагировало на ее присутствие, ее разум плавился от желания обладать ею. Почему? Почему она была настолько не безразлична Мари? Только потому, что она была единственной кому Мари позволила прикоснуться к себе? А возможно причиной всему был ее первый опыт с женщиной?
Женщины и раньше признавались Джуд в любви, но все эти чувства были временными и быстро проходящими. Большинство из них вскоре понимало, что это был всего лишь секс. Никто из них не был столь настойчив и упрям, как Мари. Никто из них до этого времени не пробуждал в ней такую бурю противоречивых чувств, заставляя вспомнить пережитые мгновения счастья и боли. Это удалось сделать только Мари, и теперь Джуд страдала от болезненных и мучительных воспоминаний.
Стремясь заглушить боль и избавиться от страданий, Джуд сосредоточилась на Мари. Красивее и желаннее женщины она еще не встречала. Джуд мечтала заговорить с ней…, зарыться лицом в ее мягкие волосы…
Мари вздрогнула, необъяснимо ощущая знакомое присутствие. Ей даже показалось, что кто-то прошептал ее имя.
Джуд затаила дыхание, поняв, что Мари почувствовала ее жадный взгляд.
Замерев, Мари ждала, что шепот повторится снова, но, не выдержав, она медленно повернула голову и посмотрела назад.
Их взгляды встретились. Пристальный открытый взгляд прожег Джуд насквозь. Она едва не сорвалась с места, чтобы запечатлеть на сладких губах всепоглощающий поцелуй. Удивление в глазах Мари быстро сменилось необузданным диким голодом, взывающим к Джуд: «Приди ко мне. Я хочу тебя».
Чувствуя, что теряет над собой контроль, Джуд попыталась взяьт себя в руки.
Это какое-то безумие. Наваждение. Это просто невозможно. Зачем я заставляю страдать их обоих?
Торопливо встав, Джуд покинула аудиторию.
Я не могу этого сделать. Ни с Мари, ни с кем либо еще. Ведь в итоге все заканчивается только болью и предательством. Я не собираюсь проходить через это снова.
Услышав, как Мари окрикнула ее, Джуд ускорила шаг, не смея оглянуться назад.
Всю дорогу до дома она снова и снова повторяла только одно имя. «Мари».

+1

6

Глава восьмая

Мари сидела перед телефоном, нервно грызя средний палец.
Позвони ей. Позвони ей…
– Черт! – Схватив трубку, Мари набрала знакомый номер. На часах было десять часов вечера, и она уже три раза звонила по этому номеру, но каждый раз сбрасывала звонок прежде, чем кто-то успевал ответить ей.
Однако на этот раз трубку быстро сняли и ей ответил грубый мужской голос.
– Да? Алло?
– Ээээ, здравствуйте, – неуверенно промямлила Мари. – Могу я поговорить с Джуд, пожалуйста?
На другом конце провода послышался громкий хруст.
– Джуд?
– Да, Джуд Джагер.
– Здесь нет никого с таким именем.
Мари на мгновение задумалась. До этого момента ей и в голову не приходило, что, возможно, те, кто работали или посещали клуб, не знали ее настоящего имени.
– Ооо, ну, она высокая блондинка…
– Она занята.
– Простите?
– Она занята.
– А вы не могли бы передать ей сообщение?
– Послушаете, леди. Вы ведь звонили сюда раньше, не так ли?
– Д-да.
– Я вам не автоответчик.
– Тогда, как… как я могу увидеть ее…
– Вы ее увидите, если она захочет увидеть вас.
– А что если она не захочет?
– И об этом вы тоже узнаете. Приятного вечера.
Услышав короткие гудки, Мари скорчила гримасу и положила трубку.
Я так и знала!

Чтобы увидеть Джуд, она должна была сама пойти в клуб.
Но после их последней встречи, она была уже не так уверенна в счастливом будущем их отношений. Мари запуталась. Страстная и требовательная, холодная и отстраненная. Джуд была такой противоречивой.
Она сказала, что больше не желает меня видеть.
С удвоенной силой Мари набросилась на бедные кутикулы, всей душой желая сейчас быть рядом с Джуд. Однако что-то внутри нее останавливало ее, не давая ей переступить невидимую черту и предупреждая о возможных последствиях своего безрассудного поведения.
Была ли она безрассудной? Нет. Скорее одержимой. Интересно, как бы она себя чувствовала, если бы кто-то вторгся в ее жизнь, постоянно звонил ей и искал с ней встречи? Да, она бы не задумываясь вызвала полицию.
Так почему же она продолжает преследовать Джуд?
Потому что я не могу остановиться. Господи. Кто-нибудь прекратите это безумство.
Мари принялась энергично массировать виски.
Почему, черт возьми, она трахнула меня в своем кабинете, если не хотела меня? Неужели, лишь для того, что избавиться от меня? Она что, трахается со всеми, от кого хочет избавиться?

То, что было тогда между ними, было больше чем просто секс. Джуд хотела ее. Мари чувствовала ее желание в ее прикосновениях, видела его в ее глазах, слышала его в ее голосе.
И сегодня в университете она чувствовала тоже самое. То, как Джуд смотрела на нее. Боже, эта женщина хотела ее прямо там. Такое желание трудно не заметить.
Их тянуло друг другу, но Джуд отчаянно боролась с притяжением.
Мари застонала и направилась в спальню. Если бы только она могла перестать думать о ней. Если бы только…
Раздевшись и забравшись в постель, Мари погасила свет и коснулась себя рукой, изнывая от желания. Даже будучи подростком, она никогда не позволяла себе прикасаться к себе, чтобы освободиться от сладкого мучительного напряжения, сковывающего все тело. Учитывая ее строгое пуританское воспитание, для нее это было чем-то запретным. Это был грех. Ее учили, что девственная плоть самое сокровенное, чем обладает девушка.
Мари никогда не задумывалась об удовольствии, медленно плывя по размеренному тихому течению своей жизни, пока не повстречала Джуд.
Закрыв глаза, она глубоко вздохнула и, расслабившись, начала медленно ласкать себя. Перед глазами всплыл образ Джуд – женщины, которую она мечтала сжать в своих объятиях. Постепенно ускоряя движения, Мари застонала, вспомнив их страстные поцелуи, голодные губы и жадный язык, как ловкие пальцы погрузились внутрь нее, как жадный рот накрыл ее набухшую плоть.
Это было потрясающе.
Она никогда не чувствовала себя такой живой. Электрические разряды пронизывали все ее тело, наполняя жизненной энергией. Никогда. Никогда…
Задыхаясь, Мари начала выкрикивать имя Джуд.
Да. Да. Теперь ты моя. Ты в моих мыслях, в моем теле. И это чертовски прекрасно.
Мари громко вскрикнула и выгнулась навстречу неумолимо надвигающемуся оргазму. Через какое-то время, постепенно возвращаясь к реальности, тяжело дыша, словно только что пробежала стометровку, Мари ясно осознала в чем именно, отказывала себе все это время.
О, Джуд. Где ты была раньше?

Глава девятая

Женщина неистово билась под ней, впиваясь ногтями в спину. Джуд закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на происходящем, но голова продолжала думать о другом. Точнее о другой. Когда же она все-таки заставила себя сфокусировать внимание на лежащей под ней женщине, то увиденное не принесло ей прежнего удовольствия.
Навязчивый сладковатый запах духов вызывал тошноту, чем-то напоминая Джуд ее двоюродную бабушку, которая в последние годы своей жизни, казалось, купалась в духах. Тряхнув головой, Джуд попыталась избавиться от ненужных мыслей.
Согнув колени, она быстрее задвигала бедрами, жестко насаживая незнакомку на фаллоимитатор, желая ускорить ее оргазм. О том, чтобы продолжить развлекаться с ней всю ночь, не могло быть и речи. Только не сегодня и только не с ней.
На сегодня острых ощущений с нее было уже достаточно.
Женщина громко закричала, от чего у Джуд зазвенело в ушах. Взглянув на потную удовлетворенную клиентку, Джуд едва не застонала вслух. Широко расставленные ноги, большие груди, хихикающий рот, размазанная по лицу косметика – эта женщина была похожа на изуродованную куклу Барби, и Джуд, чтобы скрыть отвращение, как можно скорее отвела от нее взгляд.
Пока она снимала с фаллоимитатора презерватив, женщина поднялась с кровати и начала одеваться.
– Это было чертовски великолепно, детка, – пропищала женщина детским голосом, и это в свои сорок пять лет. – Ты со всеми вытворяешь такие вещи или я исключение из правил?
Джуд села на кровать и принялась вытирать фаллоимитатор антисептическими салфетками.
Господи, теперь ее на беседу потянуло. Сейчас будет допытываться, какова она в постели.

– Ты исключение, – спокойно ответила она.
– Как бы мне хотелось, чтобы мой муж трахался точно также. Однако его всегда хватает не надолго.
– Nein. Хватит, – приказным тоном остановила Джуд незнакомку.
Прикрыв рукой рот, женщина улыбнулась. – Хорошо. Я не виню тебя. Я бы тоже не хотела выслушивать все эти…
Джуд резко встала и сорвала трусики-ремешки с бедер, радуясь, что полностью одета.
– Ты свободна, – сказала она, держа дверь открытой.
Обычно, Джуд была намного дружелюбнее с женщинами, в конце концов, их объединяло одно – удовольствие. Но сейчас она обнаружила, что ей совершенно наплевать на эту женщину. Зачем она вообще ее трахнула?
Чтобы забыть…
Привлекательная, доступная, готовая к жесткому сексу. Вот только Джуд нашла ее скучной и предсказуемой.
Кокетливая блондинка с сиськами – всегда легкая добыча. Блондинки с сиськами всегда истошно и пронзительный кричат, выкрикивая что-то вроде этого: «Да! О, мне так хорошо, детка!» Блондинки с сиськами быстро кончают, ломая об ее спину как минимум два накладных ногтя.
Очередная блондинка с сиськами томно улыбнулась ей и, погладив по щеке, привстала на цыпочки, чтобы запечатлеть на ее губах нежный поцелуй. Когда Джуд не ответила на него, женщина подмигнула и покинула комнату.
Очевидно, их краткая встреча тоже не много для нее значила.
Закрыв дверь, Джуд продолжила приводить себя в порядок. Раньше ее никогда не беспокоило ее циничное отношение к клиентам, но сейчас, вытирая лицо и шею влажным полотенцем, Джуд задумалась над своим поведением, понимая, что стало истинной причиной этих изменений в ней. Однако углубляться и продолжать думать об этом было слишком опасно. Она просто будет делать то, что делала раньше. Подумаешь, что кто-то перевернул ее жизнь с ног на голову. Это был еще не конец.
Приведя волосы в порядок и прополоскав рот водкой, Джуд поменяла на постели простыни и взглянула на свое отражение в зеркале. Каких-то две недели назад она была бы счастлива, трахая эту блондинку с сиськами. Черт, да она бы трахнула ее не единожды. Неужели она так изменилась?
Стоическое выражение лица, светлые волосы, подведенные карандашом глаза. Вот только лицо было бледнее обычного. Скорее всего от недостатка солнечного света.
Она так давно не выходила на улицу просто, чтобы погулять. Вся ее жизнь бы сосредоточена на работе и клубе. Остальное могло подождать до тех пор, пока к ней снова не вернется уверенность в собственных силах и умение контролировать себя. Джуд только надеялась, что это произойдет как можно скорее.
Открыв дверь, она выглянула в коридор, прислушиваясь к приглушенным голосам. Стоны, вскрики, смех, свист кнута, рассекающего воздух и кожу. В коридоре было практически пусто, не считая двух тел, слившихся с похотливом порыве.
Джуд ускорила шаг, снова ругая себя за параоидальное поведение. Повернувшись лицом к главному залу, она едва не вскрикнула, заметив стоящую возле двери женщину небольшого роста с каштановыми волосами. На мгновение, ей показалось, что это Мари.
Господи, так и до инфаркта недалеко.
Но не успела Джуд облегченно вздохнуть, как почувствовала на своем плече холодную руку. Дернувшись как от удара, Джуд резко обернулась и увидела Корда, обеспокоенно взирающего на нее.
– Ой, извини, я не хотел тебя напугать. – Сказал Корд, потный как всегда, словно его работа заключалась в том, чтобы в течение нескольких часов стоять возле гриля. – Я подумал, что ты должна знать, что та леди снова звонила.
Джуд, не мигая, смотрела на мужчину, боясь выдать себя и показать свою заинтересованность.
– Она хотела поговорить с тобой и сказала, что собирается прийти к тебе сегодня. – Не получив никакой реакции, Корд поспешил закончить разговор. – Я сказал ей, что я не твой автоответчик. – Он громко рассмеялся над своей шуткой, но, встретив безучастный взгляд, резко замолчал. – Ну, ладно, я пошел. – Развернувшись, Корд направился к барной стойке.
Джуд оцепенело стояла в дверях, сгорая в агонии.
Мари собирается прийти сюда. Она снова звонила. Твою мать.
Сжав челюсти, Джуд приняла единственно на тот момент верное решение и подошла к женщине, стоящей возле двери.
– Привет.
– Привет.
– Не хочешь уединиться со мной и получить желаемое…? Я не кусаюсь.
Женщина нервно рассмеялась.
– Я здесь, чтобы увидеть… – И она показала свою карточку.
Незнакомка оказалась занята, и Джуд поспешно отошла от нее.
Потерпев фиаско, озлобленная она направилась в бар и заказала себе рюмку водки.
Что, черт возьми, ей теперь делать? Сидеть и вертеть всю ночь в руках рюмку, волноваться и ждать очередную знакомую, желающую потрахаться? Это было совсем для нее не свойственно. Последние дни, она предавалась беспорядочным связям, которые помогали ей не думать о…
Джуд отказывалась произносить ее имя.
Почему, черт возьми, это так волнуется и беспокоится? Ну и что, что Мари придет сюда? Ведь она сказала ей забыть ее и двигаться дальше.
Холодная жидкость приятно обожгла горло.
Главные двери то и дело открывались за ней, незнакомцы и незнакомки присаживались за барную стойку, но Джуд не обращала на них никакого внимания, чувствуя на себе пристальный взгляд Корда. Они не в первый раз играли в эту игру «гляделки», но когда его взгляд устремился на дверь, Джуд не выдержала и обернулась.
В зал вошла очередная брюнетка, чье лицо было скрыто в тени.
Это всего лишь уловка Корда. Это не она. Очередная незнакомка, похожая на нее. Успокойся.
Но когда женщина шагнула вперед и заговорила с ней, сердце Джуд пропустило удар.
– Здравствуй, Джуд.
Джуд потребовалось время, чтобы осознать кто перед ней стоит. И когда ей это наконец удалось, она быстро схватила Мари за руку и направилась к выходу, уводя ее от жадных взглядов.
– Я так рада, что ты здесь. Я боялась, что ты не захочешь меня видеть. Спасибо, что…
Достигнув нужной двери, Джуд резко повернулась и грубо прикрыла болтливый рот.
– Не смей произносить мое имя! – Задрожав от гнева, Джуд дернула Мари за руку и, втащив ее в комнату, закрыла за ней дверь.
Ощущая волнами исходящую от Джуд ярость, Мари покачала головой и попыталась объясниться.
– Прости. Я…
– Хватит! – В отчаянии Джуд провела рукой по волосам и ударила себя по бедру. Ей хотелось кричать. Как смеет она приходить сюда без разрешения! Как смеет она настаивать на встрече, ведя себя как влюбленный подросток! Как смеет она называть ее по имени в присутствии других! – Я так зла на тебя, – прорычала она. – Так зла, что ты себе даже не представляешь.
– Я…
– Достаточно, Мари. Хватит уже притворяться невинной и влюбленной овечкой.
– Почему ты сердишься?
В другой бы раз Джуд рассмеялась над этим наивным вопросом, но сейчас она была слишком потрясена и рассержена.
– Почему? А как ты думаешь? Потому что твое представление зашло слишком далеко. – Джуд в отчаянии застонала, не зная, как еще сказать Мари, чтобы она убиралась прочь из ее жизни. Боже, как все было так просто до ее появления.
Мари покраснела, и Джуд на мгновение показалось, что та вот-вот разразиться слезами, но вместо этого, прекрасное лицо исказилось от гнева.
– Ты думаешь, что я обманываю тебя? Что я просто играю с тобой?
– А разве нет?
– Нет!
– Тогда почему?
Мари долго и изумленно смотрела на Джуд. Ее гнев прошел, уступая место апатии. Джуд снова показалось, что Мари вот-вот расплачется, но она сумела подавить зарождающееся в груди чувство вины.
Медленно повернувшись, Мари направилась к двери.
– Что ты делаешь? – Спросила Джуд, теперь сама уже ничего не понимая.
Не ответив, Мари потянулась к дверной ручке, но Джуд не позволила ей открыть дверь, навалившись на нее рукой.
– Я пытаюсь уйти, – сказала Мари, избегая пристального взгляда. В ее тихом ответе слышалось поражение.
Джуд глубоко вдохнула, чувствуя, как реагирует ее тело на эти слова. Страх потери и разочарование поселились в ее сердце.
– Нет, – сказала она, сильнее прижимая ладонь к двери.
Мари наконец посмотрела на Джуд. Ее глаза блестели от непролитых слез.
– Не делай этого, – прошептала она. – Просто позволь мне уйти.
– Я не могу.
– Ты сказала мне, что не хочешь больше меня видеть. Именно это сейчас я и делаю.
– Почему же тогда ты не слушала меня раньше?
– Потому что мне хотелось верить, что на самом деле ты хочешь этого.
Джуд задрожала, из последних сил сдерживая себя.
Мари видела и чувствовала ее борьбу. Она знала, что Джуд хочет ее.
Отпусти ее. Позволь ей уйти, и это все наконец-то закончится.
Но рука казалось прилипла к двери, а сердце продолжало неистово биться в груди. Джуд тяжело дышала, снова и снова убеждая себя отойти от двери.
– Джуд, отпусти меня. Пожалуйста, отпусти меня прежде, чем я упаду в твоих глазах еще больше.
Почувствовав, как горячие слезы обжигают глаза, Мари протянула Джуд ее футболку.
Ткань все еще хранила восхитительный незабываемый запах Мари, отчего боль в груди стала почти невыносимой.
– Мари. – Джуд провела большим пальцем по заплаканным глазам. В ответ Мари задрожала и зажмурилась, словно от боли, чувствуя, как горит ее кожа от желания.
Джуд зачарованно смотрела на Мари, понимая, что окончательно теряет остатки здравого смысла. Теплые губы так и манили ее, снова и снова искушая ее попробовать их на вкус. Опустив руку, Джуд притянула Мари к себе. Ее рот был в дюйме от мечты, когда раздался громкий стук в дверь.
Мари дернулась и попятилась от Джуд, которая разгневанно открыла дверь, ожидая увидеть за ней Корда.
– Привет. – За дверью стояла одна из ее постоянных клиенток, одетая в кожаный жилет и выцветшие джинсы. Ее кривая улыбка и затуманенный взгляд говорили о том, что она была бы не прочь поразвлечься, но Джуд сейчас было абсолютно не до нее.
– Я занята.
Казалось, ее ответ немного удивил женщину, но затем она заметила Мари.
– О. – Ее глаза вернулись к Джуд. – Горел зеленый, поэтому я подумала…
– Лампочка перегорела.
– Хорошо. Я подожду.

+1

7

Женщина наклонилась чуть вперед, пытаясь переубедить и заманить Джуд в свои объятия. Полностью проигнорировав нежданную гостью, Джуд попыталась закрыть дверь, но в это мгновение между ними протиснулась Мари.
– Простите меня, – пробормотала она и поспешила прочь. Выругавшись про себя, Джуд поспешила за девушкой.
– Подожди. Мари, подожди.
Оказавшись на танцполе, Джуд стремительно поймала Мари за руку. Вокруг громыхала музыка, заглушая смех и сладострастные стоны. Заметив возле бара трех женщин, жадно глядящих на Джуд, Мари освободилась и скрестила руки на груди.
– Ты свободна, – сказала она и отступила от Джуд, как никогда нуждаясь сейчас в дистанции с ней. – Они ждут тебя.
– Пойдем со мной – Джуд предприняла попытку заглянуть Мари в глаза, но та лишь отвернулась от нее.
– Это все чего ты хочешь? Один лишь трах.
Вопрос Мари и ее утверждение породило в груди Джуд нестерпимую боль. Но почему? Ведь это была правда.
Приняв молчание за ответ, Мари повернулась к двери. – Я так и думала.
Подойдя к выходу, она вновь услышала свое имя и обернулась. Возле Джуд стояла другая женщина и тянула ее за руку.
Это был конец.
Глава десятая
Мари все утро только и делала, что отвечала на телефонные звонки. Сегодня был понедельник, и этим было все сказано.
– Спасибо, что подождали, чем я могу вам помочь? – Ответила она, одновременно забивая в компьютере данные о клиенте и радуясь возможности не думать о своих проблемах.
Именно в этот момент придурок номер два склонился над ее кабинкой.
– Привет, Мари. Ты сегодня опоздала.
Действительно, когда она сегодня пришла на работу, часы показывали восемь пятнадцать.
Черт, неужели это все заметили?
Мари едва не застонала вслух. Она никогда не опаздывала и всегда была пунктуальной. Всегда.
Прикрыв микрофон, Мари наклонилась к коллеге, от которого разило дешевым одеколоном и кофе. – До этого я каждое утро приходила на работу в семь пятьдесят восемь. А ты?
Поскольку ее коллега вечно опаздывал, ее встречный вопрос быстро стер масляную улыбку с его лица. – Но факт остается фактом, ты сегодня опоздала, Мари.
Мари внимательно посмотрела на мужчину.
Задница! Интересно, если я тебе врежу, что ты будешь делать? Заорешь? Заплачешь? Обматеришь меня?
– Я просто пытаюсь тебе помочь. – Сказал он и громко чмокнул жевательной резинкой. – Эй, в конце недели мы собираемся где-нибудь посидеть. Может снова пойдем в тот клуб.
Мари не удержалась и громко рассмеялась.
– Что тут смешного?
– Ничего. – Пробормотала она, стараясь заглушить смех большим глотком кофе. – А можно поподробнее. – Мари поднялась со своего стула и посмотрела мужчине прямо в глаза. Ее коллеги еще не привыкли к ее новому образу стервы и, злорадствуя по этому поводу, на этот раз Мари не собиралась давать себя в обиду.
Только не сегодня.
Шагнув ближе к собеседнику, Мари прошептала: – Назови время, большой мальчик. Я знаю нескольких ребят, которые помогут тебе встряхнуть твой мир. – Услышав такие слова от «серой мышки», ее коллега отодвинулся и шокировано моргнул. Мари сложила губы в трубочку и, послав ему воздушный поцелуй, направилась в туалет.
Оказавшись в маленькой кабинке, Мари, наконец-то, дала волю горьким слезам. Ее счастливая жизнь закончилась, еще не успев начаться. Встреча с Джуд оживила ее душу. Жизнь наполнилась красками, на голубом небе засияло солнце, легкие наполнились свежим воздухом, она снова чувствовала. Она была яблоком смоченным в карамельном сиропе, которое со временем становится только слаще и вкуснее.
Оторвав туалетную бумагу, Мари вытерла слезы. Какой наивной дурочкой она была. Все оказалось лишь игрой. Этот проклятый клуб создан лишь для секса и порока, там нет места любви, там одинокие души не обретают друг друга, становясь единым целым. И Джуд была частью этого мира. Ничего кроме секса и удовольствия.
Боже, какая я идиотка.

Ей еще повезло, что она повстречалась именно с Джуд, а не с кем либо еще.
И все же…
Ее глаза. Они излучали страсть и желание. Они обе жаждали друг друга. Но, как оказалось, это была всего лишь похоть и ничего больше. И ей пришлось отступить.
Почему я не могу ее забыть?
Ответ был прост и отрицать его было невозможно, но вот принять его было сложно, особенно, учитывая отношение и поведение Джуд.
Мари чувствовала, что это была больше чем жажда, больше чем страсть…
Дверь открылась, и в туалет вошли две женщины.
– Ты слышала, что сказала Карла?
– О Мари?
– Да, ты можешь в это поверить? Какая же она все-таки сука.
– Не думаю, что она говорила это всерьез.
В раковине зажурчала вода, и Мари приложила ухо к двери, чтобы лучше слышать разговор.
– А я думаю. Я всегда знала, что она сука. Просто она не часто открывала свой рот.
– Ну, не знаю. Мне она всегда казалась немного… грустной.
– Я тебя умоляю.
– Нет, серьезно. Мари кажется грустной и одинокой. Говорят она живет одна с двадцатью пятью кошками или что-то вроде этого.
– Все равно это печально. Ты посмотри на ее гардероб. Она одевается как монашка.
Женщины рассмеялись.
– Мне нравятся ее кардиганы.
– Ты с ума сошла. Они похожи на кардиганы мистера Роджерса.
Снова взрыв смеха.
– Какая же ты сука.
– Подумаешь. Если у тебя есть тело, то ты вправе называться сукой. У меня оно есть. Ты когда-нибудь видела такую классную задницу? Мяу! – Женщина обнажила коготки, как кошка. – Смотри, но не трогай, мальчик.
– Ты отвратительна. – Женщины одновременно наклонились к зеркалу, подправить тушь. – Я думаю, что нам просто трудно понять Мари.
– Ты ее защищаешь, потому что она тебе нравится.
– Заткнись!
– Ты лесбиянка, как и она.
– Она не лесбиянка. Или лесбиянка?
Женщина пожала плечами и провела по губам помадой. – Все возможно. Сегодня она сказала Бобби, что знает некоторых ребят в том клуб, которые перевернут его представление о мире.
– Что?
– Представляешь! Она предложила ему переспать с парнями. В тихом омуте черти водятся.
– Вау. Я думала, что это была шутка.
– Как видишь, нет. Вероятно, именно там она проводит свои вечера.
Мари закрыла глаза и вытерла остатки слез. Когда женщины покинули туалет, она вышла из кабинки и посмотрела на свое отражение в зеркале. Они правы. Она была совершенно обычной и ничем не примечательной. Изношенный кардиган, темно-синяя блузка и скромные отутюженные черные брюки. Рядом с ней никогда не было человека, с которым она могла бы просто поговорить.
Всегда молчаливая, скромная и застенчивая. Такова была ее сущность.
Мэри, Мэри, у неё всё не так как у людей –
В цветнике её не розы, а ракушки из морей.
А в саду колокола из литого серебра.
И скажите, где ещё видели вы сад,
Чтоб красавицы на грядках вырастали в ряд?
Мари вздрогнула, вспомнив ненавистную песенку. Каждый раз, когда кто-то пел ее ей, она все глубже и глубже замыкалась в себе.
Люди завистливы.
Безразличны.
Жестоки.
Грубы.
Красивы и бессердечны.
Люди хищники, всегда готовые наброситься и растерзать слабого.
Мари давно извлекла свой урок, и теперь старалась держаться подальше от кровавых вод. Но голодные хищники всегда были рядом, они снова кружились над ней, учуяв ее запах.
Одиночество – это не выход.
Надо что-то делать.
Хищники должны быть наказаны.

Глава одиннадцатая

Джуд снова опоздала. Это было на нее совершенно не похоже. У нее была совершенная жизнь и не было права на ошибку. Проклиная себя за опоздание, она попыталась открыть дверь в клуб. Кругом стояла кромешная тьма.
Неужели так трудно прикрутить над крыльцом лампочку?!
Но видимо проблема отсутствия света волновала здесь только ее.
Когда она, наконец-то, вошла в клуб, Корд удивленно посмотрел на нее. – На секунду я было подумал, что ты не придешь.
– Может быть, тебе стоит уже перестать думать.
Поставив на поднос отполированный до блеска бокал, Корд вытер руки полотенцем. В задней комнате было душно и темно.
– Ты хочешь сказать мне что-то еще?
Это было забавно. Не многие осмеливались смотреть ей прямо в глаза и разговаривать в ней таким высокомерным тоном. Корд был исключением из правил.
– Нет.
Мужчина расправил плечи. – Хорошо. Эй. – Он указал пальцем на Джуд. – Если тебе больше не хочется приходить сюда, то ты вовсе не обязана это делать.
Джуд уронила сумку. – Что?
– Я все понимаю.
– Что?
Корд вздохнул. – Иногда людям нужны перемены.
У Джуд неприятно засосало под ложечкой.
Что за хрень он несет?
– Мне не нужны.
– Знаешь, иногда людям это просто уже не нужно?
– Мне нужно.
– Я просто хочу сказать, если ты…
– Господи. – Джуд схватила сумку.
– Просто мне кажется, что ты не хочешь здесь быть. И не только я это заметил.
Джуд поспешила к себе комнату.
В главном зале у барной стойки уже собралась толпа зевак, но Джуд даже не удосужилась взглянуть на посетителей, зная, что Корд идет следом за ней.
Она все еще пребывала в шоке от его слов.
Я не хочу быть здесь? С чего он вообще это взял? Вчера ночью она ублажила двух клиенток, да и от желающих у нее не было отбоя. Он что с ума сошел. Катись к черту, Корд.
Остановившись перед дверью, Джуд бросила сумку на пол, продолжая прокручивать в голове его слова. Может быть, она действительно устала от этого? Ведь того удовольствия, что она испытывала раньше, посещая клуб, уже нет.
Прекрати немедленно. Все хорошо. Просто ты уже не можешь получать наслаждение с каждой женщиной.
– Возьми меня!
Джуд изумленно посмотрела на закрытую дверь. Повернув ручку, она вошла в комнату и увидела женщину, лежащую на ее кровати.
Мари.
Джуд пришлось несколько раз моргнуть, чтобы удостовериться, что это не плод ее фантазии. Но прежде чем она успела возмутиться такому неожиданному вторжению, Мари поднялась с кровати. Каштановые волосы ниспадали на плечи, белая рубашка расстегнута, а ее концы затянуты на груди в тугой узел, обнажая живот и черный кружевной бюстгальтер. Ансамбль завершали черная юбка, черные чулки и черные туфли на высоких шпильках, мерцающих при свете. Мари медленно приближалась к Джуд.
– Ты не хочешь, закрыть дверь?
– Что ты здесь делаешь? – Джуд, наконец, удалось справиться с удивлением.
– Закрой дверь, и ты все увидишь. – Не дождавшись ответной реакции, Мари нажала на красную кнопку и закрыла дверь. Потянув Джуд за рубашку, Мари направилась обратно к постели, бросая на нее через плечо страстные взгляды. – Я знаю, тебе интересно, почему я здесь, поскольку ты ясно дала мне понять, что мне тут не место. – Мари указала Джуд на стул, приглашая ее сесть, но та отказалась. – Я долго думала и поняла, кто ты есть на самом деле и что тебя интересует. Секс и ничего больше.
Подойдя к кровати, Мари откинула одеяло. На белых простынях лежали два фаллоимитатора разных размеров, электрический вибратор и бутылочка смазки.
Скинув туфли, Мари заползла на кровать и, встав на колени, посмотрела на Джуд.
– Поэтому я решил приехать сюда сегодня вечером и поблагодарить тебя.
Джуд была в полной растерянности. – За что? – Прошептала она.
– За мое пробуждение.
Мари медленно начала поднимать юбку, обнажая стройные ноги и ничем не прикрытую возбужденную плоть.
– Пожалуйста, присядь, Джуд. Я не хочу, чтобы ты прикасалась ко мне. Я хочу, чтобы ты только смотрела. Я хочу показать тебе, что ты сделала для меня.
Джуд колебалась. Она теряла контроль над ситуацией, и это беспокоило ее. Но вместо того, чтобы остановить Мари, Джуд не могла отвести от нее глаз.
– Это не обман, Джуд. Смотри на меня, смотри, как я прикасаюсь к себе, смотри какая я мокрая. Мне ничего от тебя не нужно. Просто смотри. Смотри, как я трахаю себя. – Мари застонала, сжав пальцами свой возбужденный клитор.
Для Джуд это было уже слишком, и она обессилено рухнула на стул. Запах жасмина и возбужденной плоти пьянил ее, она была готова поклясться, что ощущает на собственных пальцах горячую и скользкую плоть.
– Со мной что-то произошло, Джуд. Я изменилась, когда встретила тебя. Мой клитор набух и так пульсирует. Как же больно. Он хочет, чтобы его ласкали, лизали, сосали. Всегда. А моя кожа…, – Мари погладила себя по груди и вдоль шеи. – Она горит.
Джуд нервно сглотнула и попыталась восстановить дыхание. Маленькие капельки пота медленно стекали по ее лбу, ее собственная плоть мучительно пульсировала между крепко сжатых ног. Сможет ли она принять ее правила игры? Мари была истинным искушением, сможет ли она устоять перед ней?
Я должна попросить ее уйти. Прежде чем, это зайдет слишком далеко.

Но как ее остановить, когда она играет по твоим же правилам?
Что ей сказать? Что ее чувства всколыхнули в ней неприятные воспоминания?
Нет. Она вытерпит эту пытку. Она должна.
Но как же сладко было смотреть на Мари, танцующую как пламя костра, дарящего тепло, но готового обжечь в любой момент.
Это было опасно, восхитительно, притягательно.
Джуд облизала губы.
Мари включила вибратор и прижала его головку к своей возбужденной плоти. Гладкий материал массировал розовые складки, стимулируя набухших клитор.
– Ммммм, – простонала Мари. – Мне так хорошо. – Она медленно задвигала бедрами, ее лицо и шея покраснели от желания. – Я впервые прикоснулась к себе, Джуд. Я поняла, что могу доставить себе такой же удовольствие, какое ты доставляешь мне. Теперь я делаю это каждую ночь. Я ласкаю себя и…, – Мари выгнулась, чувствуя, как напряжена каждая клеточка ее тела. Прижав вибратор к клитору и закрыв глаза, она ввела два пальца внутрь и ускорила темп, качаясь взад и вперед.
Джуд подалась вперед, желая стать ближе к ней, желая прикоснуться к ней.
Открыв глаза, Мари хищно усмехнулась. – … и кончаю. – Сжав в кулак простыни, Мари громко закричала.
Джуд боялась пошевелиться, ее собственное тело и плоть дрожали от возбуждения. Она хотела наброситься на Мари и взять ее, трахнуть ее так, как никого прежде.
Но ее бурный оргазм был настолько интенсивным, настолько красивым, что она не смела нарушить его. Джуд смотрела и впитывала в себя ее освобождение, запоминая каждое мгновение пережитого ею наслаждения.
Немного придя в себя, Мари посмотрела на Джуд.
– Ты видела? – Хрипло спросила она. Ее глаза светились счастьем. – Я знаю, что ты видела, – томно прошептала Мари. – Вот здесь. Почувствую. – Она взяла Джуд за руку и прижала ее к внутренней стороне бедра возле возбужденной плоти.
Джуд резко вдохнула и попыталась переместить руку выше.
– О, нет, – сказала Мари, хрипло рассмеявшись. – Тебе позволено только смотреть.
– Но я не хочу.
– Нет?
– Я хочу прикоснуться к тебе.
– Ты не можешь.
Джуд замерла. Что? Это была ее комната, ее мир, ее правила.
Увидев возмущение Джуд, Мари взяла ее руку и, облизав пальцы, начала посасывать их, посылая электрические разряды через все ее тело прямиком к клитору. Джуд едва сдержалась, чтобы не прикоснуться к себе и не задвигать бедрами. Освободив из сладкого плена свою руку, стараясь сохранить остатки самообладания, Джуд отступила назад.
– Не расстраивайся.
– Это не то слово, которым можно описать чувства, что я сейчас испытываю.
– Прости. Я была неправа, ожидая от тебя чего-то большего…
Джуд коснулась ее губ, заставляя Мари замолчать. Ей было невыносимо слышать, как Мари во всем винит только себя.
Мари нежно поцеловала ее пальцы. – Ты дала мне так много.
– Прекрати благодарить меня.
– Но я хочу.
– Я ничего не делала.
– Нет, сделала. Возможно, для тебя это ничего не значит, но…
– Nein. – Джуд снова коснулась рукой ее рта. – Не говори так.
Мари пошевелила губами, но Джуд сильнее прижала к ним ладонь.
– Никогда больше так не говори.
Мари кивнула, и Джуд убрала руку.
– Ты будешь наблюдать за мной?

+1

8

Джуд сжала челюсти и кивнула. Как она могла сказать ей нет?
– Присядь рядом со мной, – сказала Мари, призывая Джуд последовать ее примеру и сесть на колени. – Мне потребуется твоя помощь. Ты поможешь мне?
Джуд снова кивнула. Ее кожа горела от вожделения, а плоть увлажнилась, когда она увидела как Мари, смазав небольшой фаллоимитатор, вставила его в себя. Взяв Джуд за руку, Мари положила ее на плоское основание.
– Держи его, пока я двигаюсь, – сказала она, снова берясь за вибратор. – Мне нравится эта штука. Она напоминает мне о нашей первой ночи. Тогда я впервые увидела звезды. Миллионы звезд. – Ее дыхание участилось, и Мари начала двигаться. – Джуд. Посмотри на меня. Посмотри, как мне хорошо.
Мари дернула бедрами, и Джуд, почувствовав интенсивный толчок в руку, застонала, наблюдая, как Мари энергично вращает бедрами. Вибратор приглушенно жужжал, сливаясь с ее страстными стонами. Открыв глаза и сфокусировав взгляд на Джуд, Мари прижала вибратор к клитору.
– Я всегда начинаю именно так, – прохрипела она, задыхаясь. – Сперва я двигаю им вокруг, а потом… потом я прижимаю его здесь и удерживаю на месте. – Мари начала медленно раскачиваться. – Видишь? Вот так. – От удовольствия она прикусила нижнюю губу и застонала. – Напряжение нарастает. Мне становится так хорошо и…
Терпенью Джуд пришел конец. Более не имея сил сдерживать себя, она обхватила лицо Мари ладонями и поцеловала ее, втянув в рот ее соблазнительную сладкую пухлую нижнюю губу. Не теряя времени и не давая Мари возможности запротестовать, Джуд сжала в руке основание фаллоимитатора и медленно задвигала им, постепенно ускоряя темп.
Шумно вдохнув и громко застонав, Мари ответила на поцелуй, спиваясь ногтями в сильную спину и чувствуя, как ее тело начинает сотрясаться в конвульсиях.
Джуд крепко держала Мари в своих объятиях, поглощая ее оргазм, ее запах, ее стоны. Не выдержав, она начала покрывать поцелуями ее щеку, шею, ключицу, слизывая с ее соленой кожи небольшие капельки пота. Мучимая жаждой, она никак не могла напиться. Джуд лизала, сосала и кусала, боясь упустить это удивительное мгновение и быть остановленной.
Каждый раз, когда Мари предпринимала попытку заговорить, Джуд страстно целовала ее. За сорванной рубашкой, наступила очередь кружевного черного лифчика лететь через всю комнату. Полные груди блестели от пота, соски затвердели и дерзко стояли, ожидая и умоляя ее уделить им внимание.
– Ложись, – приказала Джуд, опалив лицо Мари горячим дыханием. Их взгляды встретились, и Джуд увидела в них безумное желание. Оно было такое интенсивное, настолько мощное, что никакая сила в мире не могла с ним сравниться.
– Заставь меня, – бросила вызов Мари.
Опасно зарычав, Джуд легонько толкнула ее в грудь, опрокидывая Мари на спину. Когда она попыталась подняться, Джуд оседлала ее бедра и прижала к кровати.
– Ты не сможешь удержать меня. Разве ты меня слышала? Я хочу прикасаться к тебе.
Плотно удерживая руки Мари над головой, Джуд снова поцеловала ее, требуя безоговорочного послушания, но в ответ лишь получила не менее агрессивный поцелуй. Распаленная борьбой языков за господство и неистовым желанием обладать, Джуд выпрямилась и стянула с себя рубашку.
– О, да. Сними все это с себя, – сказала Мари и потянулась к Джуд, чтобы помочь ей с лифчиком, но та лишь оттолкнула ее.
– Нет.
– Я хочу видеть их, – Мари привстала на локтях. – Сейчас же.
Неуверенная, но заинтригованная, Джуд засмеялась. – Я создала монстра.
В ответ Мари послала ей лукавую улыбку, которая преследовала Джуд последние несколько дней. – Я хочу помочь. – И она снова попыталась прикоснуться к ней, и снова была остановлена.
– Я сказала нет.
На этот раз Мари повиновалась, наблюдая, как Джуд снимает лифчик и бросает его в сторону.
– Ты хочешь почувствовать меня? – Спросила Джуд, схватив Мари за руку.
– Да.
– Как сильно?
– Очень сильно. Я мечтала о тебе.
Когда Джуд коснулась ее груди, обе глубоко вздохнули. Нежный поцелуй перерос в более глубокий, порочный, язык жадно проник в трепетный горячий грот. Мари застонала и ущипнула Джуд за соски, когда услышала над ухом тихий шепот.
– Ты мечтаешь обо мне, Мари?
– Да.
Джуд закрыла глаза и села, наслаждаясь чувственными ласками и игрой дерзких пальчиков.
– Я мечтала об этом. Я мечтала прикоснуться к тебе. Почувствовать тебя, твое лицо… всю тебя.
Джуд открыла глаза, предвкушая острое наслаждение, и медленно задвигала бедрами, ощущая, как горит и пульсирует ее клитор.
– А ты мечтала обо мне? – Спросила Мари.
Джуд замерла, но, увидев в глазах Мари зарождающуюся панику, решила ответить.
– Тебе действительно важно это знать?
– Да.
– Когда-нибудь ты узнаешь.
– Но…
Резко встав с кровати, Джуд расстегнула штаны и стянула их вместе с трусиками. Она не могла сказать Мари правду. Не могла ей сказать о том, что мечтает о ней почти каждую ночь. Главное, что сейчас она была рядом с ней. Ее мечта, ее самая сокровенная фантазия на мгновение стала реальна. Ее признание, ее бесстрашие, ее упорство, ее наивность, ее чувственность. Подойдя к шкафу, Джуд достала фаллоимитатор, который использовала только в крайних случаях, когда не могла устоять перед искушением, самой достигнуть кульминации.
Мари в предвкушении молча сидела на кровати.
Сосредоточившись на застежках, Джуд старалась не думать, что это не просто зов плоти, не просто желание, что за всем этим стоит нечто большее – дикое и необузданное чувство, растущее внутри нее с каждой секундой.
Не думай об этом. Просто живи этим мгновением.
Она должна была овладеть ею, она хотела ее. Джуд оставалось только надеяться, что Мари больше никогда не попросит ее о большем.
Вернувшись к кровати, Джуд снова толкнула Мари на простыни и улыбнулась.
– Что это?
– Держи. – Джуд кинула Мари бутылек со смазкой. – Смажь его.
Выполняя приказ, Мари удивленно и с возбуждением смотрела на большой член, стараясь не задавать лишних вопросов.
– А теперь, – приказала Джуд, – разведи ноги.
Когда Мари повиновалась, Джуд погладила пальцами влажную промежность и замурлыкала. – Ты такая мокрая. – Она медленно ввела два пальца в открытую плоть. – Такая готовая. – Соблазн поиграть с Мари был очень велик, но собственное тело требовало совершенно другого – собственного удовльствия. – Расслабься. – Джуд осторожно вошла в Мари.
– Он такой большой, – выдохнула Мари, постепенно привыкая к ощущениям и заметно расслабляясь.
Джуд медленно начала двигаться, ища нужный ритм, и, когда Мари приподняла бедра ей на встречу, она поняла, что время пришло. – Вставь в меня второй конец.
Исполнив просьбу, Мари заворожено наблюдала за реакцией Джуд.
Когда упругий член полностью заполнил ее, Джуд блаженно застонала, и, не спуская с Мари глаз, начала медленно двигать бедрами.
– Теперь ты довольна, Мари. Ты трахаешь меня. – Облизав губы, Джуд ускорила темп. – Мы связаны с тобой. – Наклонившись, она погладила Мари по раскрасневшейся щеке и поцеловала. Их языки закружились в эротическом танце, питая их тела первобытной страстью.
Чувствуя, как по всему телу огненной лавой растекается горячее удовольствие, Джуд ускорила темп, продолжая мощно качать бедрами.
– Мне нравиться чувствовать тебя.
– И мне.
– Мы трахаемся.
– Да.
– О, Боже. Мы трахаемся.
– Да.
– Я вся твоя. Господи, какая ты красивая.
Мари протянула руку и, погладив Джуд по лицу, ласково опустила руку ей на живот. – Ты такая необузданная, такая сексуальная… Джуд.
– Да.
– Джуд.
– Да.
– О, Боже, Джуд!
– Да, да.
Джуд зачарованно всматривалась на милое, раскрасневшееся лицо Мари, понимая, что никогда больше его не забудет, и взорвалась изнутри, когда блаженная лавина удовольствия буквально разорвала ее на части. Как давно это было. Как давно она не позволяла себе настолько забыться с другим человеком. Но как же чертовски замечательно это было… безумно… воспламеняющее.
Мари. Мари. Мари.
– Мммм, – хрипло простонала Джуд и крепко зажмурилась.
– Джуд. – Позвала Мари, глядя на нее блестящими глазами. Когда Джуд приподнялась на руках и резко вышла из нее, Мари разочарованно вздохнула и непроизвольно качнула бедрами. – Я чувствую, как горит все мое тело, но…
– Но что? – Спросила Джуд, стараясь не смотреть на Мари.
– Но без тебя я чувствую себя такой пустой.
Откашлявшись, Джуд отодвинулась от Мари, нуждаясь в расстоянии, и присела на край кровати. Казалось бы, простые слова, но они вызвали в ней такую бурю чувств, что ей срочно понадобилось взять себя в руки. Джуд устало уронила голову на руки.
Черт. Это ты позволила этому случиться! Это ты позволила ей трахнуть себя! Это ты смотрела ей в глаза!

Прошло несколько секунд, прежде чем она поняла, что делает. Заметив, что Мари обеспокоенно наблюдает за ней, Джуд резко встала.
– Ты в порядке?
– Да.
– Тебе понравилось?
– Да, – ответила Джуд, убирая игрушку обратно в ящик.
Мари облегченно вздохнула. – Мне тоже. Так сильно, что это трудно выразить словами.
– Тогда не говори.
В комнате воцарилось молчание. Джуд боялась посмотреть на Мари, боясь увидеть в ее глазах то, что полностью разрушит ее и без того, слабую защиту.
– Хорошо. Не буду.
Не зная, что еще сказать и не доверяя самой себе в этот момент, Джуд неподвижно стояла возле комода, иррационально водя по нему рукой. Невозможно было отрицать, что на мгновение они стали единым целым. Она разрывалась изнутри на части: одна – хотела прокричать о своих чувствах, другая – бежать как можно дальше.
– Джуд?
И вот этот момент настал. Решение за ней. Что же выбрать?
– Да?
– Ты хочешь, чтобы я ушла?
Выстрел попал прямо в цель. Эмоции взяли верх, и решение было принято. Ответ сорвался с губ, прежде чем Джуд успела осмыслить его.
– Нет.
– Я могу прикоснуться к тебе?
– Нет.
– Даже губами?
– Нет.
В комнате снова наступила тишина.
– Тогда чего ты хочешь?
Задрожав, Джуд глубоко вздохнула. Ответ пришел сам собой.
– Я хочу, чтобы ты снова кончила. Я хочу тебя ртом.
– Ты хочешь это сделать также грязно, как я мечтаю сделать это с тобой?
– Да.
– Откуда такая уверенность?
Джуд повернулась и посмотрела на Мари таким горящим беспощадным взглядом, от которого у нее запылала кожа и забурлила кровь. – Потому что однажды я уже вкусила тебя. Я чувствовала, как твоя плоть набухает и дрожит у меня во рту. Я попробовала на вкус твое горячее желание, твое вожделение. И я хочу испытать это снова.
Мари не верилось, что она это слышит, но голодные светящиеся золотистые глаза, убедили ее в обратном. Сев на край кровати, она быстро сложила за спиной подушки.
– Иди сюда. Садись, – сказала она, указывая Джуд на пол. – На колени.
Ничего не понимая, Джуд не сдвинулась с места.
– Зачем?
– Просто сделай, как я сказала. – Мари поудобнее присела на край кровати и, раздвинув ноги, выжидательно посмотрела на Джуд, одновременно начав ласкать рукой свою промежность, стараясь не касаться наиболее чувствительного места.
Это было самое легкое и сладкое ее поражение. Упав на колени, Джуд застонала от боли и от представшей перед ней красоты.
– Смотри. – Мари откинулась на подушки, которые позволяли ей наблюдать за реакцией Джуд, и, проведя пальчиками по влажным набухшим складкам, начала тереть ноющий клитор. – Ты хочешь прикоснуться ко мне? – Выдохнула она. – Потому что, я чертовски сильно этого хочу.
Джуд закрыла глаза, пытаясь избежать неизбежного.
Она искала в себе силы сказать «нет» и уйти пока не стало слишком поздно. Но зов плоти оказался сильнее, доводов рассудка. Открыв глаза и увидев, как Мари стимулирует себя, массируя клитор все быстрее и быстрее, Джуд поняла, что обречена.
– Лижи меня, – выдохнула Мари. – Лижи меня, пока я прикасаюсь к себе.
Погрузив язык, в скользкую горячую плоть, Джуд не смогла сдержать вожделенный стон. Зашипев от удовольствия, Мари громко рассмеялась от восторга, почувствовав, как дерзкий прожорливый язык облизывает ее пальцы, одновременно требовательно и жадно пытаясь проникнуть внутрь.
– Да, детка. Тебе это нравится?
– Да.
– Ты именно этого хотела?
– Да.
Но Джуд этого было мало. Она не могла насытиться, и чувствовала, что Мари этого тоже недостаточно.
– Убери руку, – хрипло приказала Джуд.
Мари засмеялась. – Пока еще рано.
Джуд зарычала и, наклонившись вперед, проникла языком в защищенную крепость. Мари дернулась и блаженно застонала. Ей нравилось дразнить Джуд, и она откровенно наслаждалась, играя с голодным хищником. Но когда-нибудь всему приходит конец. – Мне нужно больше, – прохрипела Мари и, убрав руку, раздвинула ноги еще шире. – Пожалуйста, вылижи меня.
Джуд была несказанно рада исполнить страстную просьбу.
– О, да! – Закричала Мари, когда проворный язык немилосердно проник в ее вселенную. – Да!
Джуд наслаждалась пиршеством, используя язык…, губы. Она лизала, сосала и снова лизала, поглощая и вбирая в себя саму жизнь.
Мари безумствовала от удовольствия, выгибаясь и извиваясь всем телом.
– Да. О Боже, Джуд. Лежи меня. О, черт! Как мне это нравится. Я больше не могу… Я так близко. О, Боже!
Джуд чувствовала, как дрожит и сокращается под ее языком горячая плоть, как набух и пульсирует возбужденный клитор. Они обе были близки к падению в пропасть, как вдруг…
– Стоп!
Джуд замерла и непонимающе уставилась на Мари, когда та оттолкнула ее. Это что шутка!?
– Господи, это было так близко. Так близко. – Мари села на кровати и обхватила лицо Джуд ладонями. – Это было замечательно.
Джуд изумленно продолжала таращиться на Мари. Ей хотелось закричать и потребовать объяснений такому поведению, но она молчала, не желая выглядеть слабой…, нуждающейся. Джуд иступлено молчала, пока тело корчилось в муках неудовлетворенного желания. Она хотела заставить Мари кончить, заставить ее умолять и плакать от восторга.
– Ты ведь хочешь большего, не так ли? – Спросила Мари, гладя Джуд по щеке. Джуд неподвижно стояла, стараясь не реагировать на дразнящее прикосновение. – Можешь не отвечать. Я вижу это в твоих глазах. В твоих порочных красивых глазах.
Искушение взглянуть на самую желанную женщину на свете было настолько велико, что Джуд не удержалась. Голодный взгляд, румяные щеки, распухшие губы, тяжело вздымающаяся грудь… и чулки, которые так и манили ее стянуть их и покрыть поцелуями каждый участок обнаженной кожи.
– Я говорила тебе, чего хочу, – сказала Джуд.
– Ты хочешь, заставить меня кончить.
– Да.
– Тогда давай начнем сначала.
Джуд сжала челюсти и посмотрела на Мари, которая снова погладила себя между ног. Джуд нервно облизала губы, чувствуя, как усиливается ее голод.
– Нет, – ожесточено ответила она, не сомневаясь, что Мари продолжит свою мучительную игру.
Вот что значит полностью потерять контроль. Вот что значит до боли хотеть кого-то…
– Нет? – Мари встала и, подойдя к Джуд, ласково погладила ее между грудями. Однако Джуд остановила ее, схватив за запястье. – У меня есть другая рука. – Дьявольская игривая улыбка осветила ее лицо.
Джуд схватила Мари за другое запястье.
– Ты забыла про мои губы, Джуд. – Усмехнулась Мари и, поцеловав недотрогу в губы, порывисто прижалась к ней.
Джуд вздрогнула, мгновенно опьяненная запахом жасмина и секса.
– Ты не сможешь удерживать меня вечно, Джуд.
– Смогу. – Джуд крепко продолжала удерживать Мари, не имея сил и желания уворачиваться от мягких поцелуев. Так просто было закрыть глаза и потеряться в ощущениях. Так просто и так страшно.
– Нет, не сможешь, Джуд. И знаешь почему? Потому что на самом деле ты этого не хочешь. – Мари наклонилась и лизнула соленую шею. Джуд оттолкнула ее, но не желая легко сдаваться, Мари ухватилась за сильные предплечья и вонзила острые ногти в гладкую кожу.
– Ты хочешь меня. Также сильно, как я хочу тебя.
– Отпусти меня. – Пригрозила Джуд дрожащим голосом. Слабая попытка избежать неизбежное. Она слишком глубоко увязла в своих чувствах.
– Возьми меня. Возьми меня так, как тебе хочется.
– А если я откажусь?
Закончится ли это безумие? Возможно, но лишь на мгновение. Ведь без Мари дни и ночи заполнятся мучительной пустотой. Но принять ее предложение для Джуд было чистым самоубийством.
– Тогда скажи мне об этом прямо.
Мари уже знала ответ на свой вопрос, она видела и читала Джуд как открытую книгу.
– Ты должна уйти. – Живот скрутило в тугой узел. Неужели это все.
Если бы ты знала, как мне не хочется тебя отпускать.
Слава богу, у нее еще была возможность тайком видеть Мари на воскресных занятиях.
Мари засмеялась. – Хорошо. – Отпустив Джуд, она повернулась к ней спиной и начала собирать игрушки по кровати. Наблюдая за капельками пота, медленно скользящими по ее спине, Джуд облизнула губы, представив как слизывает их языком.
– Это было забавно, не так ли? – Спросила Мари, бросая фаллоимитатор и вибратор в сумочку. – Жалко, что мы не всё успели с тобой попробовать. Я представляла себе, как ты сжимаешь меня в своих руках, заполняя меня изнутри. – Мари покачала головой, продолжая собирать вещи. – Может быть, в следующий раз.
– Зачем ты это делаешь? – Спросила Джуд, не в силах пошевелиться и беспомощно наблюдая за девушкой.
Мари застегнула блузку. – Что ты имеешь в виду? Что я делаю?
– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.
– Я ничего не делаю, Джуд. Я играю по твоим правилам. Я играю с твою же игру. Только и всего… – Подойдя к Джуд, Мари нежно коснулась пальцем ее губ. Джуд еле справилась с желанием взять его в рот и начать сосать. – Не волнуйся, я прекрасно себя контролирую. И я знаю, что тебе это не очень нравится.

+1

9

Джуд чувствовала себя опустошенной и раздавленной. Как она могла позволить Мари так близко подобраться к себе? Ее слова, как удар ножа, причиняли острую боль. Почему она молчит и ничего не делает? Почему она позволяет ей делать это с собой?
– С другой стороны, я знаю, что тебя это заводит. – Встав перед Джуд, Мари взяла ее за руку и прижала ее к своей влажной промежности. – Тебе нравится прикасаться ко мне, нравиться смотреть, как я кончаю. – Вдавив ладонь в пульсирующую плоть, Мари медленно задвигала ею вперед и назад. – Да. О, да.
Когда Джуд пошевелила пальцами, Мари привстала на цыпочки и прошептала ей на ухо: – Но больше я не доставлю тебе такого удовольствия. – И она начала чувственно качать бедрами. – Тебе не интересно знать, почему?
Джуд сглотнула, но промолчала, чувствуя, как все ее нервные окончания требуют выброса невыносимого мучительного напряжения. Быть так близко, и не иметь возможности прикоснуться к живому огню, прижать Мари к стене и трахать до потери сознания…, кусать…, лизать. Ну, почему все так сложно?
Мари внимательно наблюдала за сменой эмоций на бледном лице. Убрав руку, она хрипло прошептала: – Потому что ты не позволяешь мне прикоснуться к тебе.
Собрав остатки гордости, Джуд, наконец-то, нашла в себе силы и отступила от Мари.
– Я вижу и чувствую твое желание и потребность прикасаться ко мне. Ну так вот, я хочу сделать с тобой тоже самое. И эта жажда убивает меня.
– Ты…
– Я хочу тебя. И теперь ты знаешь, каково это не иметь возможности прикоснуться. Не иметь того, чего ты желаешь больше всего на свете. – Устав от игривого флирта и соблазнительных речей, Мари продолжила более серьезно. – Можешь ничего не говорить. Да, это и не нужно. Я знаю, почему ты не даешь мне прикоснуться к тебе. Я все понимаю и не сержусь на тебя. Только надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
Джуд в полной растерянности стояла посреди комнаты и, когда она все-таки нашла в себе силы заговорить, Мари остановила ее. – Если захочешь снова увидеть меня, ты знаешь, где меня найти. Но отныне, мы играем по моим правилам.

Глава двенадцатая

Я спятила. Я совсем сошла с ума.

Мари изо всех сил вцепилась в руль.
Невероятно. Неужели она это сделала – приехала в клуб и заставила Джуд играть по своим правилам. Безумство, совершенно ей не свойственное, но это сработало. Джуд прикасалась к ней, желала ее, и даже кончила вместе с ней.
О, мой Бог!
Мари открыла форточку и закричала. – Я спятила! – Она засмеялась от восторга, наслаждаясь прохладным осенним ветром.
Господи, как же хорошо.
Ее план сработал, она получила то, что хотела…
Остановившись на красный свет, Мари взглянула на свое отражение в зеркале заднего вида. Огромные выразительные глаза, подведенные черным карандашом, светились от счастья.
Она выиграла первое сражение.
Загорелся зеленый, и Мари тронулась дальше.
Интересно, как себя чувствует Джуд? Когда я уходила у нее был такой потерянный взгляд, но я уверена, что с ней все будет в порядке. Она мастер своего дела и примет новые правила игры. Но вот смогу ли я?
Мари поджала губы и твердо кивнула. Да, она сможет. Она готова. Джуд обязательно позвонит ей, но даже если и нет, то это тоже хорошо. Сегодня у нее был просто умопомрачительный секс. Она всегда сможет найти другую женщину, которая доставит ей столько же удовольствия.
Последняя мысль и собственная завышенная самоуверенность немного испугала Мари. Хватит ли у нее смелости? Сможет ли она найти столь же притягательную и привлекательную женщину, как Джуд? Мари нервно рассмеялась и весь оставшийся путь до дома крепко сжимала руль.
Оказавшись дома, первым делом Мари проверила голосовую почту, в тайне мечтая услышать сообщение от Джуд, в котором та умоляла бы ее вернуться к ней. Но сообщений не было, а ее мобильный телефон молчал.
Мари разочарованно вздохнула.
– Мне нужно выпить.
Скинув туфли и сняв чулки, на дрожащих ногах Мари направилась на кухню. Достав из холодильника когда-то давно открытую бутылку шотландского виски, она сделала большой глоток прямо из горла, в надежде хоть немного расслабиться.
Вздохнув и прислонившись к столешнице, она оглядела маленькую кухню. Тишина и бледно-желтые стены успокаивали ее, но постепенно тихий и уютный дом начал беспокоить и угнетать Мари. Ее снова ждала обыденная рутина: легкий ужин, телевизор и холодная постель. Разве все это может сравниться с Джуд Джагер.
Пустой безмолвный дом словно насмехался над ней.
В памяти всплыли резкие слова коллег о ее одиночестве.
Черт! У меня даже кошки нет, которая бы утешила меня! Боже, как жалко это звучит.
Что она сделала за последние десять лет? Ничего.
Спрятавшись за стенами своего тихого маленького домика, Мари закрылась от всего мира, в надежде, что он оставит ее в покое.
Одна.
Всегда одна.
Оттолкнувшись от стола, Мари направилась прямо к себе в спальню. Быстро раздевшись, она забралась в кровать и иступлено прижала к лицу свою блузку, вдыхая аромат духов Джуд и дрожа от мучительного сладкого желания.
Она мечтала о Джуд каждую ночь. Каждую одинокую ночь.
Как долго она будет страдать по ней? Есть ли лекарство от этой безответной тоски?
Мари коснулась себя рукой, вспоминая дикое необузданное желание, горящее в золотистых глазах. Раздвинув ноги, она погладила свой пульсирующий клитор. Ее тело все еще горело в агонии неудовлетворенного желания, поэтому достичь кульминации для нее было лишь вопросом времени. Мари громко закричала, выгибая спину.
Да, да, да. О, Боже.
Когда она обессилено опустилась на простыни, перед глазами все еще стоял образ Джуд, желающей ей спокойной ночи. Мари мучительно прижала к себе блузку и печально вздохнула.
Достаточно ли ей будет редких встреч с Джуд?
Мари закрыла глаза, уверенная сейчас только в одной вещи.
С этого момента ее жизнь никогда уже не будет прежней.

Глава тринадцатая

Не обращая на великолепие горного пейзажа, окружающего ее, Джуд продолжала мчаться по пустынной дороге, оставляя за собой пыльный след. Каждая клеточка дрожала от напряжения, ничто не могло погасить огонь, бушующий внутри нее. Закончив сегодня пораньше, Джуд приняла единственно верное решение – уйти с работы до того, как у Мари начнется занятие. Она чувствовала, как слаба ее воля перед этой женщиной. Стоит ей только увидеть ее, и она, не задумываясь, сдастся на милость победителя.
И ночи не проходило без того, чтобы Джуд не думала о Мари.
Пойдем со мной. Я хочу снова прикоснуться к тебе. Позволь мне любить тебя, Мари
. Один лишь взгляд, и они бы снова оказались в ее кабинете, вцепившись друг в друга как голодные львицы.
Джуд до сих пор помнила ее слова, сказанные напоследок. Мари установила между ними новые правила, бесстыдно соблазняя и возбуждая ее. Она сводила ее с ума, и Джуд почти ненавидела ее за это.
Ее продолжал преследовать образ Мари, лежащей у нее на кровати и ублажающей себя, приказывающей ей ласкать ее ртом.
Чертовски сексуальная женщина.

Она смело отбросила свою невинность, чтобы получить желаемое. И Джуд безмерно уважала ее за это, даже несмотря на то, что ее целью являлась она сама. Мари желала ее, жаждала к ней прикоснуться. Казалось, ничто и никто не сможет остановить ее. Но Джуд должна была найти способ противостоять ей.
Мысли разбегались в разные стороны. Джуд не о чем не могла думать, ей негде было спрятаться от Мари, ведь она всегда знала, где ее найти.
Заехав на стоянку, Джуд заглушила двигатель.
Но самое главное, ей совершенно не хотелось избегать Мари.
– Черт.
Джуд запуталась в собственных противоречивых чувствах.
Захватив сумку, она вышла из машины и посмотрела на старое невзрачное здание, чем-то напоминающее ей «Искушение», за одним лишь исключением, что оно было выкрашено в желтый цвет и его окружала мертвая пустыня.
Когда она вошла внутрь, над головой зазвенел колокольчик, звон которого был немедленно заглушен громкими звуками повторяющихся ударов и мужскими голосами. Старый боксерский зал, запах пота, протертые коврики и изношенные перчатки всколыхнули в ней давно забытые воспоминания, но Джуд заставила себя подавить их, напомнив себе, что сегодня она здесь совершенно по другой причине.
Она пришла сюда забыться.
Проигнорировав несколько ошеломленных и любопытных взглядов, Джуд прошла внутрь и направилась в сторону женской раздевалки. В маленькой комнате было чисто и свежо, вдоль стены стояли шесть кабинок, скамья, три раковины, а в глубине – две небольших душевых. Быстро переодевшись и сложив вещи в кабинку, Джуд направилась в главный зал. Не обращая внимание на голодные похотливые мужские взгляды, которые, очевидно, спровоцировал ее внешний вид – облегающий спортивный лифчик и баскетбольные шорты, она принялась сосредоточено делать растяжку, размышляя над тем, у кого бы в этом зале ей одолжить спортивную ленту. Учитывая ее намерения и причину, которая привела ее сюда, ее рукам и запястьям требовалась дополнительная защита.
Выполнив серию упражнений, Джуд решила заглянуть в небольшой офис, расположенный между раздевалками. Зал был настолько переполнен желающими выпустить пар, что даже три приоконных кондиционера не спасали от влажной духоты и нехватки кислорода. По мере ее приближения к офису, Джуд все больше и больше обращала на себя мужских взглядов. Когда она уже подходила к двери, к ней подбежал единственный одетый мужчина в этом зале, насквозь пропитанном запахом тестостерона.
– Привет, моя девочка, ты ко мне? – Спросил он, улыбаясь. – А ты большая. Это хорошо.
Джуд растерянно смотрела на мужчину, одетого в полосатые спортивные штаны и темно-зеленую футболку, на груди которой красовался логотип тренажерного зала. У него была загорелая кожа, темные волосы и еле заметный испанский акцент.
– Ты опоздала. Надеюсь, ты уже разогрелась. – Не дожидаясь ответа, мужчина взял ее любительские перчатки и отбросил их в сторону, после чего схватил ее за руки и начал грубо растирать ей пальцы.
Джуд попыталась вырваться, но он не позволил ей это сделать.
– Я не понимаю, – наконец, выдавила она из себя.
Испанец отпустил ее руки и вытащил из кармана рулон белых лент. Джуд изумленно смотрела, как мужчина быстро и умело обматывает лентой ее запястья и пальцы.
– Ничего здесь понимать. Она готова и ждет тебя. – Испанец посмотрел на ее обувь и усмехнулся. – Что это?
– Найк, – раздраженно ответила Джуд. – Она? Кто она?
– Нет, нет, нет. – Мужчина жестом показал ей следовать за ним.
Пройдя в вглубь зала, Джуд взглянула на дальний ринг и то, что она там увидела, заставило ее замедлить шаг. В углу ринга стояла высокая женщина с длинными темными волосами, стянутыми в конский хвост. Накаченный пресс, точеные широкие плечи, длинные, мощные ноги, ее пристальный взгляд замер на Джуд.
– Поднимайся, – позвал ее испанец, махнув рукой.
Возле канатов он снова внимательно оглядел ее руки, а затем резко поднял ее ногу. Джуд тихо выругалась, едва успев ухватиться за канат, чтобы не упасть, но прежде чем она успела возмутиться вслух, мужчина снял с нее кроссовки и направился к незнакомке. Пока трое незнакомцев беседовали между собой, Джуд не спускала глаз с «железной леди». Женщина кивнула и, указав на свои перчатки, повернулась кругом и быстро запрыгала на месте, уставившись на Джуд своими темными глазами и хищно ухмыляясь.
Когда испанец вновь вернулся к ней, в руках у него были боксерские перчатки и обувь.
– Держи, – сказал он и передал Джуд боксерки.
Наконец-то, поняв, что от нее хотят, Джуд едва не задохнулась от гнева. Этот человек хотел, чтобы она боксировала с ЭТОЙ женщиной, при этом надев ее боксерки и перчатки.
– Нет, – возразила Джуд, приехавшая сюда вовсе не за этим.
Мужчина непонимающе нахмурился, продолжая настаивать на своем. – Это твой размер. – Он показал ей обувь и наклонился, очевидно, собираясь надеть их на нее.
– Нет.
– Нет?
– Нет.
Мужчина выпрямился и что-то выкрикнул по-испански. Долго ему ждать не пришлось, подойдя к ним, высокая темноволосая женщина посмотрела на Джуд.
– В чем проблемы?
Джуд глубоко втянула в себя воздух и выпрямилась, стараясь казаться выше.
– Я не хочу боксировать.
– Почему?
– Здесь нечего объяснять.
– А по-моему есть что. – Взгляд темных глаз медленно опустился вниз на грудь Джуд, а потом также медленно поднялся вверх.
– А я так не думаю.
– Сначала ты опоздала, а сейчас струсила.
Джуд едва удержалась от желания хорошенько врезать этой нахалке. – Вы ошибаетесь.
– Я так не думаю. – Женщина быстро усмехнулась, после чего серьезно посмотрела на Джуд. – Тогда проваливай. Ты только тратишь мое время.
Джуд отвернулась, намереваясь уйти. Ей не верилось, что это происходит с ней на самом деле. Она никогда не позволяла себе вспоминать прошлое, даже когда Мари всколыхнула ее чувства, снова заставив сердце сильнее биться в груди. Мари пробудила в ней давно забытые эмоции и ощущения…, тревожные…, пугающие, но даже тогда, она не вспоминала о Николь. Почему это случилось сейчас? Именно здесь, рядом с женщиной, ничем не напоминающей ей ее первую любовь. Ее поведение, ее уверенность, ее дерзость – нашли путь к ее прошлому.
Проваливай, Джуд.
Не трать мое время своими романтическими бреднями и признаниями в любви.
Да что это с тобой?
Переживи это и живи дальше.

Это было весело, только и всего.
Нет, нет, Джуд затрясла головой. Она пришла сюда не вспоминать прошлое, а убежать от настоящего. Но правда заключалась в том, что в последний раз она была здесь, когда рассталась с Николь. Она должна была предвидеть такой поворот событий. Слишком много связывало ее с этим местом.
Я могу это контролировать.
Джуд заставила себя дышать, жадно глотая удушливый воздух и стараясь успокоиться, но мысли гнали ее в прошлое. Громкий смех на ринге привлек ее внимание. Джуд повернулась и посмотрела на смеющихся. Они явно с кем-то ее перепутали, и ей бы следовало просто развернуться и уйти, но гордость и давно забытые раны, заставили Джуд остаться и дать им то, чего они хотели.
Надев боксерки, она туго затянула шнурки. Заметив ее действия, испанец мгновенно оказался возле нее и помог ей надеть перчатки.
– Она очень быстрая, – сказал он. – Сильна как бык. Очень сильная. А подбородок у нее словно вымощен из камня, а апперкот… – Похлопав по перчаткам, он принялся массировать ей мышцы спины. – Больше двигайся. Не стой на месте, двигайся. Если получишь удар, отступи, и она остановится. Она легко пойдет за тобой. – Надев на ее голову защитный шлем, мужчина взглянул на ее рот и нахмурился. Ей нужна была капа.
Когда он убежал в подсобное помещений, Джуд воспользовалась возможностью и поднялась на ринг. Скрестившись взглядами, женщины пристально изучали друг друга, и даже когда ее наставник вернулся с капой, Джуд не отвела взгляда от соперницы. Покончив с ее экипировкой, мужчина обрушил на нее поток инструкций и советов, большую часть из которых Джуд совершенно не понимала, поскольку не знала испанский, а с капой во рту вдаваться в подробности и расспрашивать его, было чертовски затруднительно.
Заметив, как темноволосая женщина снова ухмыльнулась, Джуд перестала волноваться по пустякам, решив полностью сосредоточиться на бое. Выйдя на середину ринга, Джуд взмахнула рукой, жестом призывая соперницу к бою. Откинув голову и громко рассмеявшись, женщина вышла вперед. Ударив кулаками, бойцы приняли оборонительную стойку.
Джуд нагло улыбнулась, избегая первого быстрого удара, за которым последовал второй, третий… Их танец начался.
Соперники жестко испытывали друг друга, осторожно держа дистанцию, нанося и вовремя блокируя молниеносные удары. Следуя совету тренера, Джуд постоянно двигалась, не позволяя себе открыться и придерживаясь выработанного ею плана, который заключался в том, чтобы держать женщину на расстоянии и постепенно вымотать ее. Это был самый безопасный для нее вариант.
Каждый неудавшийся удар вызывал у «железной леди» разочарование и раздражение. Испанец громко кричал Джуд, чтобы она подняла руки выше, но та игнорировала его, предпочитая дерзко танцевать с дьяволом. Была задета ее гордость. Ей нужно было доказать не только этой женщине, но и самой себе, чего она стоит. Джуд снова помахала сопернице, подначивая ее к атаке.
Испанец что-то громко закричал, на секунду отвлекая внимание Джуд на себя, и в следующее мгновение огромной силы удар пришелся по ее подбородку, резко отбрасывая ее голову в сторону. Адская боль, пронзившая ее голову, заставила Джуд отступить назад и прижать перчатки к вискам. Вокруг все кружилось.
Часто моргая, пытаясь сфокусировать взгляд, Джуд взглянула на соперницу, которая с саркастической ухмылкой стояла и смотрела на нее. Открыв и закрыв рот, надавив на подбородок перчаткой, Джуд осторожно проверила не сломана ли у нее челюсть. Слава богу, она не сильно пострадала. Это был жесткий и неожиданный удар. Такого Джуд совершенно не ожидала. «Железная леди» оказалась ловкой и беспощадной.
Снова выйдя на середину ринга, Джуд приняла боевую стойку и начала атаковать первой. Она обрушила на соперницу шквал быстрых ударов, от которых та легко уворачивалась, нагло улыбаясь в ответ.

+1

10

Видя, что ее атака ни к чему не привела, Джуд решила сосредоточиться на работе ногами. Очередь быстрых ударов, уворот, очередь быстрых ударов, уворот, это заняло время, но ее кулак все-таки достиг цели. Она все ближе и ближе подбиралась к сопернице, которая только оборонялась, не утруждая отвечать ей атакой на атаку. Подойдя ближе, Джуд совершила обманный удар, от которого женщина уверенно увернулась и замахнула рукой, намереваясь нанести Джуд хук.
Заблокировав атаку левой рукой, Джуд нанесла сопернице свой первый удар, пришедшейся ей по нижней челюсти и шеи и потрясший ее на долю секунды. Однако с таким трудом давшийся ей удар не только не сокрушил ее соперницу, но еще больше разозлил, и разъяренная пантера двинулась в атаку. Последовала быстрая и точная серия ударов, заставившая Джуд непрерывно отступать назад. Испанец был прав. Женщина была сильной и быстрой.
Слишком сильной и быстрой для Джуд, но она продолжала держаться, избегая применять запрещенные приемы. Кругом кричали люди, призывая ее остановиться, но она не слушала их, продолжая уклоняться от быстрых и методичных ударов в висок. Как заведенный робот женщина осыпала ее ударами, и Джуд сколько могла, уклонялась от них, стараясь хоть изредка наносить ответные удары, которые тут же блокировались.
Она старалась вложить в каждый удар всю свою силу, но их мощь не шла ни в какое сравнение с сокрушительной силой удара, который снова обрушился на ее нос и правую сторону лица. Спотыкаясь, Джуд добралась до канатов. Ее лицо и легкие горели. Переведя дыхание, пошатываясь, она снова вышла на ринг.
Так просто она отсюда не уйдет. Она не сдастся. Она должна была ударить ее.
Она должна была убить в себе голос из прошлого. Но тяжелые руки, опустившиеся ей на плечи, остановили ее. Развернув ее к себе, испанец снял с нее боксерский шлем и, вытащив капу изо рта, начал беспокойно осматривать ее лицо.
– Что ты делаешь? Ты что с ума сошла? – Зло пробурчал он на испанском языке.
– Я боролась, – ответила Джуд, пытаясь отдышаться и глядя, как он снимает с нее боксерские перчатки.
– Боролась! – Мужчина покачал головой. – Так не борются. Что с тобой?
Джуд облизала опухшие губы и, взяв протянутое полотенце, вытерла им лицо и лоб. Лицо болело, но не сильно, каким-то чудом из носа не пошла кровь, челюсть и зубы ныли, но при всем при этом она чувствовал себя лучше, чем когда либо прежде. Всплеск адреналина закончился, уступая место усталости. Освободившись от перчаток и ленты, Джуд разминая согнула кисти, прекрасно зная, что завтра они будут страшно болеть.
– Больше на ринг я тебя не выпущу. Я не могу подвергать своего бойца такой опасности.
Джуд рассмеялась. – Не было никакой опасности. Кроме того, она сама хотела этого. – Джуд посмотрела в противоположный угол ринга.
Женщина сидела, откинувшись на канаты, пока ее наставник перерезал ленты и осматривал ее лицо и тело. Она все еще не сводила с Джуд злобного взгляда, в котором уже начали зарождаться искорки любопытства.
Они обе хотели этого. В каком-то смысле это было даже… сексуально. Опасный танец, борьба за контроль, постоянное напряжение – все это напоминало ей своего рода прелюдию. Несмотря на усталость, Джуд была бы не против продолжить их сражение, но уже при других обстоятельствах и в более тесном контакте.
Когда она покинула ринг, испанец последовал за ней. – В следующий раз…
– Следующего раза не будет, – ответила Джуд, заходя в раздевалку и направляясь к раковине. Единственное, что свидетельствовало о проведенном ею бое, были опухшие губы и ватный тампон в носу. Холодная вода освежила и остудила лицо, капельки влаги медленно стекали по разгоряченной коже вниз, вызывая приятную дрожь.
– Кто ты? – Раздался голос сзади.
Увидев в зеркале «железную леди», Джуд обернулась. – Никто.
– Ты ведь не мой спарринг-партнер?
– Нет.
– Я тоже так думаю.
– И что же меня выдало?
Женщина засмеялась. – Слишком много промахов.
Джуд подошла к ней вплотную – Я думала, что хорошо боксировала.
Женщина выронила полотенце из рук. – Хорошо… для новичка.
Незнакомка превосходила Джуд по высоте и силе, что само по себе было для нее непривычно.
– Это был смелый поступок. И… очень, очень глупый.
– Это ты так считаешь.
– А этому есть какое-то другое объяснение?
– Ты не знаешь меня и не знаешь, чего я этим хотела добиться. Я бы сказала, – Джуд опустила взгляд на алые губы, – почти не знаешь.
Заключив ее лицо в ладонях, женщина потянула Джуд на себя и страстно поцеловала, разжигая дикую битву за господство между языками. Кожа к коже, тело к телу, казалось, сам воздух воспламенился между ними. Джуд попыталась прижать женщину к стене, но та оказалась сильнее и оттолкнула ее к кабинке. Закрыв на замок дверь в раздевалку, женщина вернулась к Джуд и, схватив ее за спортивный лифчик, неистово потянула его вверх и умело перетянула им ее запястья. Прижав ткань вверху дверцей кабинки, незнакомка жадно припала ртом к ее обнаженной груди, жестко и больно терзая и посасывая ее возбужденные соски.
Не прекращая сопротивляться, Джуд попыталась освободить руки, но только еще больше затянула узел, чем и воспользовалась женщина, опустившись ниже. Стянув с Джуд шорты, она иступлено провела языком по оголенной плоти. Удовольствие… Страх. Борясь с обрушившимся на нее шквалом ощущений, Джуд попыталась оттолкнуть незнакомку, отчаянно желая остановить ее. Но женщина не прекращала, не оставляя Джуд другого выбора, как принять происходящее.
Я должна прекратить это. Я не должна позволять ей прикасаться к себе… О Боже…
Язык иступлено проникал внутрь, губы неистово целовали, а рот безжалостно сосал ее.
Джуд снова попыталась оттолкнуть незнакомку, чувствуя, как растет в ней яростное возмущение. Она должна была вернуть себе контроль. Кое-как освободив руки, Джуд грубо оттолкнула женщину от себя, прижала ее к стене и запустила руку ей в шорты. Найдя набухший от возбуждения клитор, она ожесточенно и глубоко проникла пальцами в горячую плоть, отчего женщина откинула голову и застонала, больно ущипнув Джуд за соски.
Но как бы велико не было ее желание оттолкнуть эти похотливые руки прочь, Джуд не могла позволить себе сейчас рисковать, и это только еще больше заводило ее.
– Ты такая горячая маленькая штучка, – простонала женщина.
– Молчи, – приказала ей Джуд, тяжело дыша.
Женщина рассмеялась и поцеловала Джуд в плечо. – Ты не такая сильная, как я.
Добавив еще один палец, Джуд неумолимо начала тереть большим пальцем ее клитор, стараясь сохранить свое преимущество над этой женщиной.
– А ты хороша. Действительно хороша. Ты мне нравишься.
Последние слова обрушились на Джуд, как гром среди ясного неба.
Ты мне нравишься, Джуд. В чем проблема?
– Не надо.
– Что не надо? – Женщина снова больно сжала возбужденные соски Джуд.
– Говорить.
Незнакомка улыбнулась. – Хорошо.
И их битва снова продолжилась, женщина вновь попыталась оттолкнуть ее прочь и завладеть инициативой, но Джуд не позволила ей. Не прекращая жестко трахать незнакомку, она стянула свободной рукой ее спортивный лифчик и укусила ее за сосок. Женщина громко и иступлено закричала. Грубо схватив Джуд за волосы и сжав их в кулак, она прошептала ей на ухо страстным голосом: – Вот и все, горячая штучка.
Джуд вернулась мыслями в прошлое.
Именно так с ней всегда поступала Николь – прижимала ее к стене и заставляла кончить, не позволяя ей прикасаться к ней. А потом она смеялась и дразнила ее, решая разрешать или не разрешать ей прикасаться к ней.
Что я могу сказать, детка, ты горячая штучка. Я люблю трахать тебя.

Почувствовав, что женщина быстрее задвигала бедрами, Джуд сильнее укусила ее за сосок, одновременно жестко и глубоко проникая в нее.
– Ох! Ах, да!
Незнакомка дико извивалась и выгибалась всем телом, но прежде чем ее оргазм закончился, она с силой оттолкнула Джуд от себя и, прижав ее к другой стене, посмотрела на нее.
– Ну, вот и все. Ты была хороша. И ты знаешь об этом. – Когда ее смех стих, она освободила руку Джуд, которая все еще была внутри нее, и прошептала: – Я такая мокрая.
Высокая, темноволосая и невероятно красивая, женщина была похожа на греческую богиню, пылкую любовницу и опасного война.
Она олицетворяла ее прошлое, с которым давным-давно было покончено.
Ничего не замечая, женщина опустилась перед Джуд на колени. – Моя очередь.
– Нет.
– Ну, же. Хватит дразнить меня. Это не честно. – Женщина погладила ее возбужденную плоть через шорты. – Ты вся мокрая. Я чувствую это. Только не говори мне, что ты не хочешь.
Джуд закрыла глаза, готовясь произнести свой обычный ответ.
Мари.
Мысль о ней наполнила Джуд радостью, это было как яркий луч солнца среди царства тьмы, завладевшего ее душой.
– Не надо.
Женщина замерла. – Что?
Джуд вернула незнакомке ее лифчик и, открыв дверцу кабинки, ответила: – Спасибо за танец. – Сняв боксерки и переодевшись, она схватила свою сумку и покинула раздевалку.
Надев свои кроссовки, Джуд увидела своего временного наставника, беседующего с высокой хорошо сложенной женщиной. Очевидно, это и была настоящий спарринг-партнер. Заметив Джуд, испанец уже было собирался направиться к ней, но ее твердый взгляд остановил его.
Покинув тренажерный зал, Джуд шагнула навстречу вечернему свежему воздуху. С одной стороны ей стало немного лучше, а с другой – намного хуже. Все дорогу она думала о женщине-войне, но стоило ей оказаться дома, как всеми ее мыслями завладела лишь одна женщина, терзающая ее душу и сердце.
Мари.

Глава четырнадцатая

В офисе было непривычно тихо. Мучаясь от безделья, Мари задумчиво рисовала на столе в ожидании звонка, в то время как руки сами так и тянулись к телефону, чтобы позвонить Джуд, однако Мари решила на какое-то время оставить профессора в покое. На кануне вечером, направляясь на занятия, она заметила Джуд, выходящую из здания университета и сосредоточенно направляющуюся к своей машине. Мари с любопытством наблюдала за ней издалека, отмечая малейшие детали: серьезное выражение лица, плотно сжатые губы, глаза скрытые солнцезащитными очками, и сейчас ревниво задавалась вопросом – с кем на встречу так спешила Джуд?
Может быть, у нее было назначено свидание? С кем-то в клубе? Как много их было в эту ночь?
Желая отвлечься от тяжелых мыслей и хоть немного расслабиться, Мари направилась в комнату отдыха, но ее планам не суждено было сбыться. Не успела Мари открыть дверь, как она столкнулась на пороге с Карлой Микер.
– Привет, Мари. – От пристального взгляда коллеги Мари захотелось сжаться в комочек, но она переборола себя и гордо расправила плечи. – Ты великолепно выглядишь.
– Спасибо, – ответила Мари, не желая возвращать комплимент, поскольку, по ее мнению, Карла выглядела как дорогостоящая проститутка.
– Серьезно, мне нравится твой новый гардероб.
Да неужели? Отлично. Может быть, мне стоит снова превратиться в серую мышку?
Мари улыбнулась и подошла к автомату.
– Может, мы все-таки как-нибудь соберемся вместе.
– Хорошо, – ответила Мари, не глядя на собеседницу и ища в кармане брюк монету, чтобы купить себе диетическую колу, когда услышала, как за Карлой закрылась дверь.
– Значит, это ты Мари?
За столиком в углу комнаты, листая журнал, сидела женщина, в которой Мари признала одну из двух женщин, свидетельницей разговора которых стала недавно в туалете.
– Не все ли равно? – Сердце учащенно забилось в груди, и, чтобы не наговорить глупостей, Мари открыла бутылку с колой и начала поспешно пить.
– Меня зовут Бетани.
Мари кивнула.
– Карла была права. Ты и в самом деле выглядишь лучше.
– Действительно? Хочешь сказать, что больше я не похожа на монашку?
Бетани побледнела, а потом резко покраснела. – Ты слышала…
– Я многое здесь слышала о себе.
– Прости. Иногда люди могут быть такими…
– Жестокими?
Женщина кивнула.
– Это способ выживания.
– Я знаю.
Мари пристально изучала Бетани и в итоге нашла ее не такой уж и плохой.
– Боюсь, иногда я бываю несдержанной и позволяю себе говорить гадости.
– Есть такое.
– Правда?
Сделав еще один большой глоток колы, Мари присоединилась к Бетани за столик. – Я слышала ваш разговор в туалете.
– О. Именно этого я всегда и опасалась. – Бетани подняла руку и начала нервно вертеть прядь каштановых волос. – Прости. – Когда она встала и начала собирать со стола мусор, Мари заметила, как дрожат ее руки.
– Ты заступилась за меня, – сказала Мари, поднимаясь.
– Этого оказалось мало.
– По крайней мере, ты попыталась.
– Господи, как я ненавижу это место. Нас окружают кровожадные пираньи, и я боюсь, что именно я стану их новой жертвой.
– Почему ты?
– Потому что это закон выживания. Слабых никто не любит.
Значит не только я ощущаю себя здесь беспомощной и одинокой, не только я несу на своих плечах тяжкий груз вечных насмешек, сплетен и надуманных домыслов.

– Иди сюда. – Мари протянула руки и мягко обняла Бетани. – Все хорошо. Просто пошли их всех к черту, как ты это умеешь делать.
– Я не смогу. У меня не получится.
– Ты сможешь.
– Это ты у нас смелая.
Мари отстранилась и засмеялась. – И вовсе я не смелая.
Бетани вытерла одинокую слезу, скатившуюся по щеке. – Нет, смелая.
– Нет. Мне просто надоело бояться, и я сказала себе «хватит». Больше я никому не позволю отравлять себе жизнь. Пусть продолжают смеяться надо мной, но я буду гордо проходить мимо них с высоко поднятой головой. Я устала прятаться. Эти придурки заслуживают, чтобы их проучили. – Мари улыбнулась. – Согласна?
– Да.
– Если тебе когда-нибудь понадобится хороший и понимающий собеседник…, – не успела Мари закончить предложение, как Бетани потянулась к ней и поцеловала в губы, повергнув ее тем самым в шок. Мари изумленно попятилась назад. – Ты…
– Да. – Бетани возбужденно смотрела на Мари. – И подозреваю, что ты тоже.
– Я – да. Да.
В комнате повисло неловкое молчание, и, пока Мари лихорадочно соображала, что ей еще сказать, дверь открылась, и в комнату вошел Уэйд. Увидев неподвижно стоящих друг против друга девушек, он масляно улыбнулся.
– Мари, Мари…
– Отвали, Уэйд, – резко прервала мужчину Мари, обдав его гневным взглядом.
– Вау. Что за приветствие?
Бетани повернулась к двери. – Мне нужно идти.
– Бетани, не уходи. – У Мари накопилось слишком много вопросов, на которые ей не терпелось узнать ответы.
– Я прервал что-то важной? – Спросил Уэйд с усмешкой, даже не пытаясь быть вежливым.
– Ты прервал наш разговор.
– Это я уже понял. – Мужчина рассмеялся и подошел к автомату с закускам.
– Если вам требуется уединение…, то вам стоит посетить маленькую и тесную кладовку. Всем известно, что…
Бетани побледнела, в то время как Уэйд продолжал преспокойно закидывать себе в рот арахис M amp; Ms.
– Спасибо за совет, – ответила Мари. – Я удивлена, что ты знаешь об этой комнате, учитывая, что никто в этом офисе по-своему желанию не захочет пойти туда с тобой.
Уэйд изумленно посмотрел на Мари, словно только сейчас увидев в ней достойного противника.
– Ты заблуждаешься, Мари. Я не знаю, кто твой источник, но…
– Это не Карла.
Перестав жевать, Уэйд нахмурился.
– Здесь очень тонкие стены.
– И что же ты слышала…
– Не хочу говорить об этом вслух. Боюсь правда только смутит и навредит тебе, а я превращусь в сплетницу. Поэтому будет лучше, если я промолчу.
– Что ты слышала?
Мари открыла дверь, ожидая, когда ее новая подруга последует за ней.
– Что ты о нем слышала? – Спросила Бетани, когда они оказались в коридоре.
– Ничего хорошего. Очередная грязная офисная сплетня.
Всю дорогу, пока они шли до рабочего места Мари, девушки ощущали на себе любопытные взгляды коллег.
– Спасибо, – прошептала Бетани. – Думаю, он все еще стоит там и переваривает услышанное.
– Уверена, что я еще поплачусь за свою дерзость. – Мари опустилась на стул. – Каждое действие имеет следствие. Сначала, они немного шокированы, но когда шок проходит, их гнев поистине страшен. Их подлость не знает границ.
– Тогда почему ты продолжаешь противостоять им?
– У меня нет выбора. Я больше не буду прятаться. Не могу. Я такая, какая есть.
Бетани снова начала нервно крутить прядь волос. – Я тоже не хочу прятаться, но, на мой взгляд, это слишком личное.
– Тогда не говори ничего. Это твоя жизнь, и только твоя. Не позволяй им запугать себя. – Мари взглянула на телефон и увидела, что для нее есть голосовое сообщение. – Извини, я должна вернуться к работе.

+1

11

– О, хорошо.
– Увидимся позже.
Убедившись, что на нее никто не смотри, Бетани направилась на свое рабочее место. Как только она ушла, Мари схватила гарнитуру и прослушала голосовую почту. Ее разочарованию не было предела. Это оказалась вовсе не Джуд. Яростно сорвав с себя наушники, Мари обхватила голову руками, проклиная себя.
Спустя какое-то время, глубоко вздохнув, Мари откинулась на спинку стула и оглядела офис. Уэйд злобно кого-то отчитывал, бросая косые взгляды в сторону кабинета Карлы. Забыв о нем, Мари начала размышлять о том, что произошло в комнате отдыха.
Бетани поцеловала ее.
В произошедшее было невозможно поверить, но это случилось на самом деле.
Давление чужих губ, пряный запах духов, испуганный взгляд, ощущение легкого возбуждения, но оно не шло, ни в какое сравнение с тем, что Мари чувствовала рядом с Джуд. Может с ней что-то не так? Бетани была очень привлекательной женщиной. Почему она не замечала ее раньше? Возможно потому, что Бетани была одной из них или, по крайней мере, казалась такой. Интересно, какая она настоящая?
А что если все это уловка?
Запаниковала Мари.
Что если сейчас она вместе с другими пираньями потешается надо мной? О, Боже. Остановись. Прекрати изводить себя.
Мари включила компьютер, возвращаясь к работе. Пора было заканчивать с приступом паранойи, вызванным новыми отношениями с другой женщиной. Надев гарнитуру, она посмотрела на телефон в ожидании звонка, когда рядом неожиданно появилась Бетани.
– Привет. – Поздоровалась Бетани возбужденным голосом и, нервно оглядевшись, положила на стол Мари небольшой сложенный листок бумаги. – Увидимся позже. – И она бросилась прочь, оставляя после себя запах пряных духов.
Умирая от любопытства, Мари развернула листок. Короткое сообщение было написано карандашом: «Жди меня в кладовке».
Мари дважды перечитала записку и огляделась вокруг. Никто не обращал на нее внимания, продолжая усердно отвечать на телефонные звонки.
Мари задумчиво покрутила в руках листок бумаги. Что это? Очередная уловка?
Игнорируя признаки помешательства и паранойю, Мари решила действовать.
Это наверное чья-то злая шутка. Мы же не в средней школе, чтобы вести себя как дети, обмениваясь записками и встречаясь тайком.
Мари быстро шла по коридору, во чтобы то не зная докопаться до истины. Она устала от жестоких игр коллег, и пора было наконец узнать имя своего обидчика.
Комната располагалась за углом рядом с туалетами. Не обращая ни на кого внимания, Мари с силой толкнула дверь, замечая в тусклом свете маленькой комнаты Бетани.
– Какого черта? Тебе что не чем заняться, Бетани? Кто заставил тебя так поступить? Уэйд? Микер? Или ты пошла на это по собственной инициативе?
– Что?
– Ты думаешь, я настолько глупа, чтобы купиться на твои дешевые трюки?
– Дешевые трюки?
– Ты думаешь это смешно?
– Нет. Мари, я здесь только из-за тебя.
Привыкнув постепенно к темноте, Мари наконец-то смогла разглядеть лицо Бетани.
– Я хотела остаться с тобой наедине.
Мари сглотнула. – Наедине?
– Да.
– Зачем?
– Потому что ты мне нравишься.
Мари изумленно смотрела на Бетани, не зная что сказать. Ее мания преследования направила ее по ложному пути, заставив плохо думать о женщине, которая нашла ее привлекательной и захотела с ней сблизиться. С другой стороны Мари никогда не думала о таких вещах, особенно на работе.
– И всегда нравилась. Только мне не хватало смелости, чтобы сделать первый шаг. – Бетани нежно коснулась ладонью лица Мари и, наклонившись, снова поцеловала ее, на этот раз вложив в поцелуй всю свою страсть и желание.
Мари робко ответила на проникновенный поцелуй, привыкая к ощущениям. Приятно и страшно одновременно. Желание жгло ее изнутри, угрожая разрушить границы самоконтроля. Осмелев, Мари прижала Бетани к двери и углубила поцелуй, вторгаясь языком в чувственный рот. Дрожа от возбуждения, она нетерпеливо расстегнула Бетани брюки.
– Что ты…
– Шшшш. Позволь мне коснуться тебя. – Прошептала Мари и вожделенно вошла в узкую горячую плоть.
– О, Боже. Мари.
– Тебе хорошо? – Мари укусила Бетани за шею, не прекращая двигать пальцами.
– Да. – Ответила Бетани и потянулась к брюкам Мари, которая оказалась совершенно не готова к такому повороту событий.
– Нет. Только ты.
– Почему?
– Я…, – Мари не знала, что ответить.
Почему я не могу позволить Бетани прикоснуться к себе? Неужели Джуд чувствовала тоже самое?
Но перед ней была не Джуд – все было чужое: чужие прикосновения, чужой запах, чужие звуки.
Зарычав, Мари начала яростно проникать в тугую скользкую плоть, слушая приглушенные стоны Бетани.
– Мари. О, Мари…
Она крепко держала Бетани в своих объятиях, пока та не обмякла и не затихла. Восстановив дыхание, Бетани тихо засмеялась и нежно начала покрывать лицо Мари легкими поцелуями.
– Это была мощно. Никогда не кончала так быстро. – И Бетани попыталась поцеловать ее в губы, но Мари отвернулась.
– Что случилось?
Услышав в голосе Бетани до боли знакомые нотки тревоги и беспокойства, Мари почувствовала себя чудовищем. – Ничего.
– Я могу прикоснуться к тебе?
Господи.
Это было так похоже на то, что у них было с Джуд. Вместо слов утешения, внутри Мари царили пустота и холод. Неужели Джуд чувствовала тоже самое? Неужели она просто не хотела ее? Не хотела ее прикосновений, потому что действительно не желала ее?
Преследуя Джуд, я обманывала саму себя.
– Мари? – Бетани лихорадочно искала глазами искорки зарождающейся между ними близости, которой на самом деле не было.
Видя мучения подруги, Мари не выдержала. – Я в порядке.
– Ты уверена?
– Да, все хорошо. – И чтобы избежать дальнейших вопросов, Мари поцеловала Бетани, отвлекая ее чувственной игрой языков. Когда поцелуй углубился, Мари позволила Бетани расстегнуть ее брюки, заставляя себя расслабиться и просто чувствовать.
Умелые руки и требовательные губы сделали свое дело.
Мари закатила глаза и застонала, зарывшись лицом в шелковистые волосы.
– Я чувствую тебя. Откройся для меня, – прошептала Бетани. – О, да. Тебе это нравится? – Она грубо погрузила пальцы внутрь.
– О, твою мать, – выдохнула Мари, закрыв глаза.
– Кончи для меня. – Бетани жадно поцеловала Мари, проникая в ее рот в такт движениям пальцев. – Я знаю, что ты уже близко. – Она нежно начала водить круговыми движениями по возбужденному клитору.
Удовольствие волнами накатывало на Мари, угрожая полностью сокрушить ее.
– О, Боже мой. О, черт. – Мари интенсивно качала бедрами вцепившись в дверь, как никогда близкая к потери контроля. Сил хватало лишь на то, чтобы оставаться на ногах, но даже в такой момент воспоминания не желали отпускать ее. Ее первая ночь с Джуд навсегда захватила ее разум, душу и тело.
Оргазм был бурный и горький.
– Черт. – Это было любимое слово Мари в последнее время.
Бетани медленно вышла из нее и с придыханием облизала свои пальцы. – Захватывающее зрелище, – прошептала она.
Действительно это было захватывающе и возбуждающе, но больше всего на свете Мари хотелось сейчас уйти, сбежать из этой темной комнаты и поехать к себе домой, где этот безумный, сумасшедший, порочный мир не сможет причинить ей боль.
Бетани обеспокоено нахмурилась. – Ты в порядке?
Мари застегнула брюки.
– Пожалуйста, скажи мне.
– Мне ничего сказать. Это было… весело.
– Тогда почему ты выглядишь так, словно боишься меня до смерти?
Мари потянулась к двери. – Это трудно объяснить. Не сейчас.
– Мы еще увидимся? Вне работы?
– Я не знаю. – Глаза защипало от предательских слез. – Скорее, нет.
– Почему?
Мари сгорала изнутри.
Как я могу так подло поступать с ней, когда на себе знаю, как это больно?

– Я запуталась, Бетани. Мне кажется, я люблю одного человека.
– Тогда зачем ты это делаешь?
– Я не знаю. Я так запуталась. – Мари успокаивающе коснулась теплой руки Бетани. – Пожалуйста, не принимай это на свой счет. Ты удивительная, красивая. Но я… не могу быть с тобой.
– Могу я позвонить тебе?
– Ты заслуживаешь большего, Бетани. Того, кто освободит твое сердце и завладеет всеми твоими мыслями.
Мари повернула дверную ручку и вышла, оставляя Бетани одну со своими мыслями.

Глава пятнадцатая

Франсуа обеспокоено смотрела на бледную и замученную Джуд.
– Ты заболела? – Спросила подругу Франсуа, скрестив свои длинные ноги и смакуя горячий кофе.
Джуд покачала головой. – Нет.
– Плохое настроение?
Не желая обсуждать свое эмоциональной состояние, Джуд посмотрела на компьютер, делая вид, что у нее много работы.
Но Франсуа было не так-то просто обмануть. – Ага. Итак, рассказывай, в чем дело? Кризис в личной жизни, умерла любимая кошка или кто-то разбил тебе сердце?
Джуд опалила подругу гневным взглядом.
– Мне все понятно.
– У меня все хорошо.
– Ну, как хочешь. – Франсуа отвела взгляд и резко встала.
– Что случилось? – Спросила Джуд.
– Что случилось?! Да так, ничего. – Франсуа обиженно посмотрела на Джуд. – Послушай, я знаю, как ты бережешь свою личную жизнь и все такое, но я думала, мы подруги, что мы доверяем друг другу. Неужели я заблуждалась?
Джуд сокрушенно выдохнула и потерла лоб. – Присядь. Пожалуйста.
Поколебавшись секунду, Франсуа все-таки села обратно.
– Извини.
– Мне не нужны извинения, Джуд. Я хочу знать, что с тобой происходит. Ты не думала, что я могу помочь тебе?
Джуд рассмеялась.
– Я сказала что-то смешное?
– Нет. Да. – Джуд махнула рукой. – Франсуа, правда так ужасна, что боюсь, ты не захочешь знать, что со мной происходит.
– Испытай меня.
– Ты уверена?
– Господи, Джуд. Да говори уже.
Джуд нервно закусила губу и сплела пальцы. – Даже не знаю с чего начать.
– Кто она? Это из-за нее ты сама не своя.
– Прости?
– Только не увиливай. Скажи мне. Кто она? И если ты скажешь, что это одна из твоих студенток, я тебя побью за такую глупость.
Джуд не могла поверить, что слышит такое от Франсуа.
– Я знаю, что ты лесбиянка, Джуд. Прими это и расскажи мне, наконец, правду.
– Ты знаешь? – Джуд не верила своим ушам. Она никогда не афишировала свои предпочтения ни словом, ни действием.
– Да, я знаю, так же как знаю, что небо – голубое, а кактус – зеленый. Я не дура и не слепая.
– Это что, так очевидно?
– Не волнуйся. Я догадалась об этом, потому что…
– Почему?
– Ты смотришь на мои ноги, когда я скрещиваю их.
Джуд смущенно откашлялась, но глаз не отвела.
– Это нормально. Это естественно. Я упорно тружусь над этими плохими девочками, поэтому я не возражаю.
Джуд нервно рассмеялась. Давно ей не приходилось нервничать из-за женщины, однако в последнее время это случалось с ней довольно часто. Все меняется.
– Она студентка, – тихо прошептала она.
– Джуд, нет.
– Не моя и не первокурсница.
– Ну, слава Богу.
– Ее зовут Мари.
– Мари. Красивое имя. Она хорошенькая?
Джуд кивнула. – Да.
– Вы познакомились в университете?
Джуд снова нервно кашлянула, не зная, как ответить. – Не совсем.
– Так в чем проблема? Она тебе нравится?
– Да. Очень сильно. И в этом проблема. Она мне очень сильно нравится.
Франсуа рассмеялась. – Как это может быть проблемой?
– Мне нравится моя жизнь такая, какая она есть.
– Закрытая, предсказуемая и полная одиночества? Эта жизнь?
– Я не одинока, Франсуа, и никогда не чувствовала себя одинокой. Моя жизнь никогда не была предсказуемой, в ней было достаточно волнений.
– Значит, есть что-то, о чем ты мне никогда не рассказывала.
– Да, есть.
– Okей.
– У меня было много… много… женщин.
Франсуа моргнула. – О. Я и не ожидала, что их будет одна.
– Мне остановиться?
– Нет. Одна из нас все-таки получит желаемое.
Джуд засмеялась. – И это точно буду не я.
Женщины рассмеялись.
– Серьезно, я рада, что ты доверилась мне.
Джуд на какое-то время замолчала, размышляя над тем, как это все-таки хорошо иногда довериться кому-то.
– Мне кажется, что ты беспокоишься понапрасну. Она тебе нравится, но, очевидно, тебе также нравится твоя свобода. Просто будь с ней честна, а двигайся дальше.
– Я пыталась, но она такая упрямая и…, – Джуд облизала губы, вспоминая о Мари. – … я не хочу, чтобы это прекращалось.
– Тогда не отпускай ее. Будь с ней. Живи полной жизнью. Ты заслуживаешь этого, Джуд.
– Я боюсь, что не смогу. – От силы испытываемых в эту минуту эмоций у Джуд сдавило горло, и она снова откашлялась.
– Джуд? Все нормально. Постарайся расслабиться.
– Я не могу. Это… это мучает меня.
– Это заставляет тебя чувствовать.
– Что?
– Мне кажется, тебе нужно просто остановиться и понять, что на самом деле заставляет тебя отталкивать эту женщину. Я не думаю, что дело тут в твоих многочисленных любовницах и любви к свободной жизни. Здесь кроется нечто большее.
Джуд скрестила руки на груди и уставилась в окно.
– Мы так давно знаем друг друга, но я никогда еще не видела тебя такой потерянной. Никогда, Джуд. Кем бы она ни была, она зацепила тебя. И это, очевидно, до смерти тебя пугает.
– Это не так. – Но это была правда. Франсуа попала в самую точку.
– Я вовсе не нападаю на тебя, Джуд. Я твой друг. И мне не все равно. – Франсуа подошла к подруге и коснулась ее руки. – Чтобы тебя не беспокоило, знай, я всегда рядом.
– Прости, – прошептала Джуд, сгорая внутри от нестерпимой боли.
– Иди сюда. – Франсуа нежно обняла подругу.
Когда она начала мягко поглаживать ее волосы и шептать слова утешения, Джуд не выдержала и крепко обняла ее в ответ, чувствуя, как близки слезы. – Я ненавижу чувствовать себя слабой. Я ненавижу плакать.
– Иногда это нужно сделать.
– Нет.
– Джуд, отпусти себя.
– Я не могу. – Но боль была настолько невыносимой, что легкие плавились от ее жара. – Это больно.
– Отпусти боль. Она разъедает тебя изнутри.
Но Джуд не могла позволить себе заплакать перед Франсуа. Это было неприемлемо. Это было слабостью. Она смогла найти в себе силы отойти. – Я должна идти. – Джуд схватила свою сумку и ключи. Франсуа с пониманием смотрела на нее.
– Иди домой, Джуд. Поплачь и тебе станет легче.
– Я постараюсь, – выдавила из себя Джуд.
– Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.
Джуд проглотила болезненный ком в горле и кивнула. – Спасибо. – Выйдя из здания, она прямиком направилась к своей машине. И поскольку ни пробежки, ни силовые тренажеры, ни бокс ей не помогали, Джуд решила отправиться в «Искушение», где не была уже целую неделю.
Но поможет ли ей еще одна знакомая незнакомка? Избавит ли это ее от боли? Ведь ничто уже не будет прежним. Уже не будет того волнения, тех чувств, что она испытывала раньше. Она лишилась прежнего огня.
И теперь только Мари могла зажечь его, заставить ее почувствовать страсть, ощутить жажду, однако именно в этом и заключалась для нее опасность. Слезы снова навернулись на глаза, и Джуд осторожно сбавила скорость, задаваясь вопросом, думает ли еще о ней Мари? Она изменилась, сменила гардероб, появилась уверенная походка. Казалось, она совершенно не скучает по Джуд, и не ищет более с ней встреч. Что это? Часть ее новой игры? Может она ждет ее звонка? Но если она ей позвонит, это будет означать, что Мари победила. Нет. Слишком глубоки были ее шрамы. Джуд больше не желала становиться чье-то игрушкой, тем более, когда в игру вмешались настоящие чувства.
Загорелся красный свет, и она остановилась. Домой, где ее ждал только попугай и кипа документов, совершенно не хотелось. Порывшись в сумочке, Джуд достала телефон и позвонила в клуб.
Шел шестой час, и она надеялась, что Корд уже там. Прошло три гудка, прежде чем он ответил на ее звонок.
– Алло?
– Корд.
– Да.
– Кто-нибудь спрашивал меня?
– Когда?
– За последнюю неделю. Кто-нибудь искал меня.
– Например, та женщина? Как там ее зовут? Мари?
– Да, – выдавила из себя Джуд, чувствуя, как теряет свое хваленое самообладание.
– Нет. С тех пор ни разу.

+1

12

Нет? Ни разу? Мари действительно говорила серьезно. Она хотела, чтобы Джуд сама пришла к ней. – Спасибо.
– Ты собираешься возвращаться?
Джуд повернула налево. – Я не знаю.
– Если она позвонит, я дам тебе знать.
Не в силах ответить, Джуд повесила трубку. Причины ехать в клуб уже не было. Мари туда не придет. И учитывая, что сегодня занятий у нее не было, у Джуд была только одна возможность увидеть ее. Остановившись у заправочной станции, Джуд нашла ее адрес в телефонной книге.
Это было совсем не далеко.
Обдумывая свой следующий шаг, Джуд жадно хватала ртом воздух. Поехать к Мари – это был рискованный и отчаянный поступок. Она поклялась себе, что никогда больше не будет страдать, не будет больше ни за кем бегать. Тогда зачем она сейчас это делает? Она была сломлена, раздавлена и никто этого не замечал. Никто, кроме Мари.
Джуд потерла виски. Что, если Мари переехала? Это было возможно, и от этого на сердце становилось еще больнее. Едва сдерживая слезы, Джуд мелко дрожала, сидя в машине. Что-то надо было решать. Резко нажав на газ, Джуд помчалась к дому Мари.
Это оказался небольшой белый домик с лиловой испанской черепицей на крыше, рядом с которым была припаркована Шевроле Авео.
Остановившись вдоль улицы, Джуд закусила губу, снедаемая неконтролируемой тоской и рвущимися на волю слезами. Глубоко вздохнув и расправив плечи, она вышла из машины и направилась к входной двери. Услышав громкий звонок, Джуд нервно засунула руки в карманы брюк, стараясь взять себя в руки. Секунды ожидания превратились в вечность. Однако Джуд, никогда не показывающая Мари своих слабостей прежде, не собиралась показывать их и сейчас.
Дверь медленно приоткрылась.
– Джуд? – Мари была одета в водолазку цвета лаванды и стильные серые брюки, и Джуд не могла отвести глаз от ее алых губ.
Мари выглядела потрясающе.
– Здравствуй.
Изумленная, Мари растерянно взирала на Джуд. – Что… Я просто удивлена, видеть тебя здесь.
– Прости, я нашла твой адрес и…
– Нет, все хорошо. Это замечательно. Хочешь войти? – Мари распахнула дверь, приглашая Джуд.
– Но сначала ты должна знать, что я… я просто хотела увидеть тебя.
Мари едва справилась с новым потрясением.
– Ты сказала, что я должна прийти к тебе, чтобы увидеть тебя.
– Да. Я помню.
– Ты хочешь меня видеть?
– Я… Джуд, пожалуйста, входи. – Мари схватила профессора за руку и втянула в дом. Заметив, как Джуд дернулась от ее прикосновения, она выпустила ее руку. – Ты в порядке?
Джуд вымученно засмеялась.
– Джуд? – Мари снова коснулась ее.
О, черт.
Вся ее решимость рушилась на глазах.
– Не надо, – прошептала Джуд, отступая от Мари. – Пожалуйста, не прикасайся ко мне.
– Почему?
Джуд встала за диван. – Послушай, я просто хотела увидеть тебя.
Мари обхватила себя руками, ежась, словно от холода. – Хорошо.
– И я здесь, чтобы сказать тебе об этом. Вот и все. – Это была не вся правда, но на большее Джуд была еще не способна.
– Может, присядешь? Или выпьешь что-нибудь?
– Я бы не отказалась от стакана воды. – Джуд нужно было успокоиться. С одной стороны, она была рада узнать, что Мари тоже хотела ее видеть, но с другой – это было слишком мучительно. И то, как Мари смотрела на нее…
Господи. Какой дурой она была, когда решила, что сможет справиться с этим. – Подожди. Не надо, я лучше пойду.
Когда Джуд повернулась к двери, Мари стремительно перегородила ей дорогу.
– Не уходи.
– Я должна.
– Пожалуйста, не надо. – Мари встала перед Джуд и уперлась ладонями ей в плечи. – Джуд, – тихо сказала она, – пожалуйста, не уходи. Не сейчас. Ведь ты здесь и…, – Мари нежно коснулась любимого лица, чувствуя, как горят от прикосновения ее ладони, и ласково провела большим пальцем по мягким губам. – Что случилось? Ты ушиблись?
– Да.
Ушиблась. На боксерском ринге.
– Как?
– Это не имеет значения.
– Ты с кем-то подралась? В клубе?
– Нет. Я пыталась…, – Джуд снова глубоко вздохнула.
– Пыталась сделать что?
– Я пыталась забыть тебя.
– О. – У Мари от радости заблестели глаза.
– Это был глупый поступок. И он не сработал. – Джуд задрожала. – Ничего не помогает. И я не должна была говорить тебе об этом.
– Почему нет? – Спросила Мари низким возбужденным голосом.
– Потому что.
– Потому что твои чувства тебя пугают? – Мари с придыханием выдохнула, опаляя Джуд своим горячим дыханием.
– Да.
Мари поцеловала ее. Нежно, ласково, едва касаясь губами ее губ. – Ты вся дрожишь. Я заставляю тебя нервничать?
Джуд не ответила, вместо этого она просто вернула поцелуй. Но стоило ей вкусить сладость нежных губ, вдохнуть обволакивающий запах желания, Джуд сдалась и углубила его, вторгаясь и сплетаясь языками в диком танце страсти.
– Ах. Как я скучала по тебе.
Джуд опрокинула Мари на диван.
– Правда?
– О Боже, да.
Это была настоящая музыка для ее ушей, мгновенно завладевшая ее телом.
– Как сильно?
Мари засмеялась. – Ты действительно хочешь это знать?
– Да.
– Хорошо. – Мари взяла Джуд за руку и прижала ее ладонь себе между ног, где уже во всю полыхало пламя. – Войди в меня, – прошептала она, помогая нетерпеливым пальцам проскользнуть внутрь. – Вот сюда. Ты чувствуешь? Чувствуешь, как сильно я скучала по тебе.
Джуд застонала. – Господи, Мари.
– Да.
Она поддалась своему желанию. Когда такая женщина ждет и умоляет тебя не останавливаться, устоять просто невозможно. Реальность превзошла все ее ожидания. Джуд вдруг ясно поняла, чего лишала себя все это время.
– Я хочу тебя. Хочу тебя всю. – С помощью Мари, Джуд стянула с нее водолазку и прильнула в страстном поцелуе к ее губам. Мари ахнула, когда Джуд сжала ее клитор и поцеловала в шею.
Джуд жадно вдыхала запах гладкой кожи и влажных волос. Она уже намеревалась закрыть глаза, чтобы полностью насладиться ощущениями, когда увидела на шее Мари красную отметину. Резко побледнев, Джуд отстранилась.
– Нет, – зарычала она и попятилась назад, натыкаясь на барные стулья и падая на спину. Мари удивленно вскрикнула.
– Что? Боже мой, что случилось? – Мари вскочила с дивана и потянулась к Джуд. – Джуд? Что такое? Что случилось?
Джуд вскочила на ноги и, оттолкнув ее руки, сузила глаза. Шок прошел, сменившись невыносимой болью, от которой нигде, казалось, не было спасенья.
– Джуд! – Закричала обеспокоенно Мари, но та продолжала отталкивать ее, смотря куда угодно, но только не на нее.
Плененная красотой и запахом Мари, Джуд была готова уже сдаться на милость победителю, но эта отметина уничтожила всё. Гонимая демонами прошлого и настоящего, она из последних сил бросилась к двери, когда Мари, наконец, поняла, что так расстроило Джуд.
– О, мой Бог. Боже мой, – тихо пробормотала Мари и побежала за ней, пытаясь опередить ее. – Джуд. Джуд, пожалуйста, послушай. Ничего не было. Ничего! Это была просто… Боже! Черт! Не знаю, как сказать. Это была просто коллега по работе. Она пришла ко мне и мы… Это было всего один раз.
Джуд затравленно не сводила глаз с двери.
– Это было больше, чем поцелуй. – Закричала Джуд и содрогнулась, представив, как к Мари прикасается кто-то другой.
– Это было все один раз. Я ничего к ней не чувствую. Джуд, пожалуйста.
– Я не могу смотреть на тебя, – прошептала Джуд.
Мари обхватила ее лицо руками и мягко повернула к себе. – Джуд, посмотри на меня. Посмотри мне в глаза. Я хочу ТЕБЯ.
Но Джуд ей не верила. Ощутив и прочувствовав вкус к сексу и к женщинам, Мари начала экспериментировать. Это во многом объясняло ее поведение в последнее время и ее уверенность. Джуд не могла винить Мари за это, но, чтобы стать частью этого…

Ни за что!

– Мне надо идти.
– Нет. – На смену страху и волнению пришел гнев. – Почему ты сердишься на меня за двухминутную близость, когда сама каждую ночь спишь с незнакомкой?
– Ты заблуждаешься.
– Неужели?
– Да.
– С двумя?
– Это не так.
Больше нет.
– Твой гнев безоснователен.
– Я и не ожидаю, что ты поймешь. –
Никто не сможет.
Когда-то Джуд нравилась ее свободная сексуальная жизнь, хотя многим ее поведение могло показаться опасным и безответственным. И вот сейчас, когда она на самом деле изменилась, Джуд и не надеялась, что Мари сможет понять ее.
– Вот и правильно, потому что я не понимаю тебя.
– Позволь мне уйти. Отпусти меня прежде чем…, – устав бороться, под натиском бушующих внутри эмоций, Джуд не выдержала и, прижавшись лицом к двери, заплакала.
Мари попыталась повернуть и успокоить ее, но Джуд отказывалась подчиняться, по-прежнему крепко прижимая лоб к деревянной поверхности. Боль была настолько невыносимой, что пробирала до костей, лишая Джуд последних сил и сотрясая ее тело крупной дрожью.
– Джуд. Джуд, иди ко мне. – Мари снова попыталась повернуть ее, но Джуд дернулась от нее, начав иступлено стучать кулаком в дверь. – Прости меня, Джуд. Мне казалось, что на самом деле ты не хочешь быть со мной. Я думала, тебе нужен просто секс.
– Просто…оставь меня в покое.
– Я не могу и не хочу. Ты плачешь. Пожалуйста, дай мне обнять тебя.
– Нет. Не могу. Пожалуйста, дай мне минуту. Оставь меня одну.
Услышав удаляющиеся шаги, Джуд глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, но все было напрасно. Внутри нее накопилось так много противоречивых чувств и желаний, что они разрывали ее на части. Слезы, как напалм жгли глаза и легкие, устремляясь на свободу, и не было сил сдержать их.
Джуд яростно ударила кулаком по двери, когда на нее обрушилась волна пугающих чувств – страх, уязвимость, предательство, на смену которой пришла новая – нежность, любовь, доверие.
– Джуд? Можешь ничего не говорить. Я просто хочу, чтобы ты знала, что я всегда хотела только тебя. – Тихо сказала Мари, возвращаясь в комнату.
Джуд вытерла глаза и, обернувшись, глубоко вздохнула, прислоняясь спиной к двери. Мари выглядела испуганной и взволнованной.
– Единственная причина, почему я так соблазнительно одевалась и ярко красилась в последнее время, потому что я ждала тебя. Но даже желая от тебя большего, я была готова отказаться от своей мечты, только чтобы быть рядом с тобой. Я только надеялась, что когда-нибудь ты позволишь мне прикоснуться к тебе.
Джуд молчала, до глубины души тронутая словами Мари, которая вновь надела водолазку, и теперь смущенно стояла посреди комнаты, заламывая руки от волнения.
Другая бы на ее месте отдала бы душу ради такой женщины, но Джуд панически бежала от таких глубоких чувств. Великолепное тело и желание удовлетворить свои эгоистичные потребности – вот что сейчас ей было нужно.
– Прости, – выдавила, наконец, она из себя.
– Не надо. Все когда-нибудь плачут.
– Только не я, но я хочу извиниться за другое. За то, что так плохо относилась к тебе.
– Ты была честна со мной. Это уже много. Из нас двоих, виновата только я. Это я преследовала тебя. – Мари подошла ближе. – Но мне интересно, почему эта отметина так сильно расстроила тебя.
– Разве это не очевидно?
– Потому, что ты…
– Потому что я эгоистка. – Джуд сделала шаг в сторону Мари.
– Прости?
– Я хочу тебя, Мари. Только для себя. Мне не выносима сама мысль, что ты с кем-то другим.
– Не выносима?
– Нет.
– Но сама ты хочешь свободу?
– Нет. – Джуд бросилась к Мари. – Я хочу только тебя. Я пыталась тебя забыть, но не смогла. И это чуть не убило меня.
– Меня тоже.
Джуд улыбнулась и, коснувшись любимого лица, задрожала. – Мне так страшно.
– Я знаю, – тихо ответила Мари, накрывая ее руку своей. – Я знаю.
– У меня давно никого не было.
– Кто-то обидел тебя в прошлом.
Джуд покачала головой. – Это не важно. Старые раны.
– Я никогда не причиню тебе боль.
Джуд нежно поцеловала Мари. – Ты не можешь этого обещать.
– Могу.
– Нет, но это и не имеет значения.
– Тогда что имеет?
– Это. Прямо здесь, прямо сейчас. – Их поцелуй становился все горячее и горячее. – И ты. Только ты. – Джуд нетерпеливо водила руками по стройной спине в поисках голой кожи. Наконец, стянув водолазку и найдя то, что искала, она громко застонала. – Ты самая лучшая моя фантазия. – Джуд нежно начала покрывать поцелуями обнаженные плечи, одновременно борясь с застежками бюстгальтера. – Я была такой глупой, отрицая очевидное.
– Джуд, – возбужденно выдохнула Мари.
Подхватив Мари на руки, Джуд направилась по коридору, изредка останавливаясь, чтобы восстановить равновесие и поцеловать Мари.
– Сюда.
Джуд осторожно опустила Мари на кровать и прошептала: – Мари.
Когда острые ногти спились ей в спину, Джуд изогнулась, застонав от сладкой боли. Не желая упускать момент, Мари нетерпеливо начала расстегивать ее блузку, не останавливаясь не на секунду и опускаясь все ниже и ниже, одновременно лаская ртом обнаженные участки загорелой кожи. Покончив с застежками, она вновь устремилась вверх и, дразняще облизнув языком порочные губы, больно прикусила зубами нижнюю губу.
– Ты в порядке? Я не слишком агрессивна?
Джуд одобрительно промычала и крепко сжала Мари в объятиях.
– Боже, да. Прекрати волноваться по пустякам.
Мари улыбнулась. – Моя ненасытность не пугает тебя?
– Nein. – Джуд крепче обняла ее, и Мари засмеялась. – Мне нравится твоя ненасытность.
– В таком случае…, – Мари вырвалась из крепких объятий и, подойдя к тумбочке, зажгла две свечи. Раздевшись, она поманила Джуд пальцем.
Дважды уговаривать Джуд не пришлось, подойдя к ней она наклонилась, чтобы снова поцеловать Мари, но та остановила ее. – Подожди.
Не сводя с Джуд глаз, Мари сняла сначала с нее блузку, потом лифчик, брюки и обувь. – Ложись, – приказала она, указав на кровать.
Джуд колебалась.
– Пожалуйста. А потом я вся в твоей власти.
Джуд тихо засмеялась. – Хорошо. – Прохладные простыни приятно остужали кожу, но стоило Мари лечь рядом, как в комнате стало слишком жарко.
– Бьюсь об заклад, тебя мучает вопрос, что же я собираюсь с тобой сделать.
– Угадала.
– Мм. Может я лучше тебе покажу? – Нежные руки игриво поглаживали упругий живот вверх и вниз.
Не в силах оставаться на месте, Джуд всем телом выгнулась на встречу прикосновениям.
– Тебе нравится?
– Да.
– Хорошо. Потому что это еще не все. Я хочу, чтобы тебе было так же хорошо, как мне, когда ты касаешься меня.

+1

13

Джуд в предвкушении облизала губы. Она хотела Мари. Жаждала ее. Но сможет ли она полностью расслабиться и отдаться ей?
– Все будет хорошо, – прошептала Мари, покрывая легкими поцелуями ее уши, скулы и губы. – Прикоснись к себе. – Взяв Джуд за руки, она положила их ей на грудь, после чего накрыла их своими руками. – Если захочешь, чтобы я остановилась, просто скажи мне об этом. – Мари нежно начала сжимать полные упругие груди.
Джуд засмеялась. – Это лишнее.
– Откуда такая уверенность?
Джуд нежно погладила Мари по волосам. Она была так прекрасна и так полна жизни. – Я хочу тебя, Мари. Всю тебя. Это означает, что я доверяю тебе.
– Замолчи. Еще одно слово, и я потеряю над собой контроль и съем тебя живьем.
– В таком случае…
– О нет, прекрати. – Мари оседлала Джуд и закричала, когда та попыталась защекотать ее. – Остановись! – Воскликнула Мари, заливаясь веселым смехом.
Однако их борьба длилась не долго, спустя несколько секунд, Мари все-таки удалось взять вверх над Джуд, и она победоносно прижала ее руки над головой. – Вот так! – Раскрасневшись и задыхаясь, пробормотала она. – На чем же я остановилась?
– Ты вот-вот собиралась съесть меня.
– О, нет. Не так быстро. – Мари вернула ее руки туда, где они были раньше. – Я прикоснусь к тебе только там, где ты прикоснешься к себе.
Джуд открыла рот, чтобы возразить, но ее опередили.
– Нет, не спорь. – Мари вновь накрыла ее ладони своими и коснулась оголенных участков груди сквозь ее пальцы. – Вот так. Если захочешь большего, просто наведите курсор.
Джуд, не задумываясь, быстро сжала свои соски.
Мари засмеялась.
– Какая вы быстрая, профессор Джагер. – Мари сперва потерла, а затем несильно сжала упругие соски. Джуд зашипела от удовольствия.
– Мне нравятся твои стоны.
– Мне тоже.
Мари медленно облизала длинные пальцы, начиная с кончиков и заканчивая их основанием. Джуд вспомнила, как тоже самое делала с Мари в их первую встречу в «Искушении». Захваченная в плен ощущениями, Джуд не выдержала и страстно поцеловала Мари, которая тут же вскрикнула и больно ущипнула ее за соски. Однако Джуд только сильнее вцепилась ногтями в ее спину, дерзко проникая языком в горячий рот.
Мари вырвалась, тяжело дыша.
– Прикоснись ко мне, – потребовала Джуд. – Сейчас же. – И взяв Мари за руку, прижала ее ладонь там, где пульсировала ее плоть.
– Ты уверена?
Об этом моменте Джуд мечтала много недель. И теперь, когда он настал, пути назад не было. Именно этого хотело ее тело…, ее разум…, ее сердце. Она посмотрела в глаза Мари и кивнула.
– Я умру, если ты этого не сделаешь. – Охваченная пламенем страсти, горящей в глазах Мари, Джуд едва не вспыхнула.
– Любовь моя, – прошептала Мари и раздвинула ладонями ее ноги. Опалив горячим дыханием обнаженную кожу, она прижалась губами к ее трисикам.
Джуд вскрикнула и приподнялась, зарываясь руками в каштановые волосы.
– О, черт, Мари, – пробормотала она, наблюдая за ней и сходя с ума.
– Ты прекрасна. – Мари игриво лизнула языком мягкую ткань, пропитанную соками желания и возбуждения. Джуд закричала, крепко сжав ногами голову своего мучителя, после чего рухнула на кровать.
– Скорее, Мари. Поспеши. А не то боюсь, я сделаю тебе больно. – Вцепившись руками изо всех сил в простыни, Джуд едва сдерживала свою страсть, боясь силы собственного желания.
Мари остановилась и, торопливо стянув трусики, голодными глазами впилась на жаждущую плоть. Прошло какое-то время, показавшееся обеим вечностью, прежде чем она прижалась ртом к пульсирующей, мокрой промежности.
– О, черт. Трахни меня. – От наслаждения Джуд закрыла глаза. Удовольствие было таким всепоглащающим, таким невыносимым, что ей казалось, она сейчас умрет прямо здесь и сейчас. – Трахни меня. – Это было все, что она могла сказать, а когда Мари всосала ее плоть в рот, Джуд едва не заплакала от восторга. Ее разум плавился от наслаждения. Все, что она могла делать в тот момент, это яростно качать бедрами, неистово сжимая в руках шелковистые пряди волос.
– Быстрее. Пожалуйста, быстрее, – умоляла она.
Но Мари не спешила прекращать свою сладкую пытку. Снова и снова она круговыми движениями водила языком по клитору, заставляя Джуд чувствовать себя совершенно беспомощной.
– Мари, – застонала она.
– Да.
– Пожалуйста.
– Вот так? – Мари медленно лизнула клитор, на краткое мгновение проникнув языком внутрь.
– Мммм.
Мари ускорила ритм, глубже и жестче проникая внутрь.
– Да!
Затем она снова остановилась и, взяв ее клитор в рот, начала сперва сосавать его, потом лизать. Сосать. Лизать. Так продолжалось какое-то время, пока Джуд окончательно не утратила над собой контроль.
– Мари, пожалуйста, прямо сейчас!
– Пожалуйста, что? Скажи мне.
– Я хочу больше, – простонала Джуд. – О Боже, больше. Мари, пожалуйста, еще. И не останавливайся. Черт тебя возьми, не останавливайся.
Протяжно застонав, Мари вновь вернулась к тому, на чем остановилась, продолжив лизать и сосать пульсирующую плоть.
Крепко вцепившись в ее волосы, уверенная, что теперь Мари не сможет отойти от нее, Джуд принялась интенсивно двигать бедрами, прижимаясь к голодному рту, словно ее жизнь зависела от этого.
Через мгновение, раздавленная и поверженная сокрушительным оргазмом, Джуд рухнула на кровать, разрываемая на части долгожданным блаженством, чувствуя, как эротический вирус растекается по всему телу. Это было великолепно. О, Боже, как же она соскучилась по истинному наслаждению. Вздохнув полной грудью и чувствуя себя снова живой, Джуд открыла глаза и сосредоточилась на Мари, лежащую между ее ног и с любовью смотрящую на нее. Это была самая прекрасная женщина, которую она когда либо видела.
– Привет, – сказала Мари и улыбнулась.
– Привет.
– На мгновение мне стало страшно.
Джуд засмеялась. – Страшно? Иди сюда.
Мари приподнялась и легла рядом с Джуд, которая, накрыв их обеих одеялом, крепко прижалась к ней и обняла.
– О чем ты думаешь?
– Это было… Джуд, если бы кто-то мог испытать то, что только что испытала я, они бы круглыми сутками выстраивались в очередь, желая попасть в «Искушение».
Джуд засмеялась и игриво укусила Мари за плечо. – Тоже самое испытываю и я, когда вижу твой оргазм. Даже не знаю, как тебе удалось так долго прожить без толпы влюбленных поклонников и поклонниц.
– Мне не нужны толпы влюбленных поклонниц. И не думаю, что когда-нибудь захочу этого.
Джуд нежно погладила Мари по щеке.
– И я не хочу, чтобы они толпами выстраивались у дверей «Искушения».
– Нет?
– Нет. – Джуд поцеловала Мари в губы. – Больше никакого «Искушения».
Обхватив лицо Джуд ладонями, Мари заглянула ей в глаза.
– Все чего я хочу и что мне нужно находится прямо здесь.
– Ты уверена?
– Да.
Глаза Мари наполнились слезами. – Джуд, я не хочу тебя пугать, но…
– Но что?
– Ничего. – Мари вытерла слезы и покачала головой. – Ничего. Я просто рада, что ты здесь. Я так рада, что ты здесь.
Мари поцеловала Джуд, постепенно углубляя их поцелуй, затем, застонав, оседлала ее.
– О, неееет, – шутливо возмутилась Джуд.
– О, дааа. – Мари больно укусила ее нижнюю губу. – Трахни меня. Прямо сейчас. – Когда она немного сместилась вниз, Джуд просунула свою рукой под нее, устремляясь прямо в эпицентр страстей и желаний. Когда ловкие пальцы, уверенно вошли в нее, Мари откинула голову назад и громко застонала. – О, Джуд. О, моя прекрасная Джуд.
Не отрывая глаз от своей прекрасной богини, Мари начала двигать бедрами. – Трахни меня. Трахай меня всю ночь напролет.
Поцеловав ненасытную партнершу, Джуд плотнее прижала Мари к себе и задвигала рукой, стремясь как можно глубже проникнуть внутрь. Тесная, мокрая, раскрасневшаяся от напряжения – Мари была прекрасна. И не было для Джуд места желаннее на земле, чем здесь и сейчас. – Я буду, Мари, – прошептала она, прижимаясь горячими губами к ее шее. – Я буду.

Глава шестнадцатая

Было уже темно, когда Мари подъехала к «Искушению».
Один из фонарей, как и тогда в ее первую ночь в клубе, продолжал трещать и жужжать. Казалось, это было миллион лет назад, но волнение никуда не исчезло. Высокие каблуки громко стучали по асфальту, а кожаная юбка со свистом терлась о ее зад, пока она шла через стоянку.
У входной двери стоял мужчина. Заметив ее, он вежливо улыбнулся и кивнул ей, на что Мари в ответ приветливо помахала ему рукой, даже несмотря на то что незнакомец стоял с голой задницей. Она все еще не могла привыкнуть к эксцентричности и порочности этого заведения, но прежнего страха и смущения уже не было. Они не появились даже тогда, когда она зашла в клуб и увидела своих смеющихся коллег. Вместо того, чтобы разозлиться или в смущении убежать, Мари сардонически ухмыльнулась. Сейчас развлечемся!
– Какого черта вы здесь делаете? – Спросила она, подходя к бару и одним глотком выпивая чужую рюмку текилы.
– Мы? А как насчет тебя?
– Святое дерьмо! Она и в самом деле здесь!
– Полуголая и на шпильках!
Большую часть веселой кампании составляли мужчины.
Мари посмотрела на Корда, который с любопытством наблюдал за ней, и заказала себе еще текилы. Взгляды всех мужчин в зале были прикованы только к ней и ее откровенному наряду, даже Корд не избежал этой участи. Быстро выпив текилу, Мари наконец повернулась к своим коллегам. В дальнем углу зала она заметила Бетани и Карлу Микер, обе пристально наблюдали за ней.
Мари медленно направилась в их сторону, немного удивленная, что видит здесь Бетани.
– Леди, – поприветствовала она их. – Развлекаетесь?
Женщины крепко держались за руки, толи от страха, толи от чего-то еще.
Бетани первая пришла в себя. – Я и понятия не имела, что это за место. Они просто пригласили нас выпить.
– Тогда почему бы нам не заказать что-нибудь? За мой счет?
Карла уставилась на нее, широко раскрыв глаза. Никогда еще Мари не видела ее такой молчаливой.
– Хотя нет. – Мари повернулась к мужчинам, которые судя по всему уже делали ставки, кого из них она выберет.
Боже!
Какими же засранцами и придурками они были. И с этими людьми ей еще предстояло работать.
– Эй, вы! Вам пора уходить, – проворчал Корд, опасаясь неприятностей.
– Подожди минуту. Значит у них есть карточка? – Спросила Мари, снова возвращаясь к бару.
Корд окинул ее угрюмым взглядом и кивнул.
– У одного из них, – подал голос бармен.
– У кого именно?
Уэйд побледнел, когда оба, и Код и бармен, указали на него взглядом.
– Дай мне взглянуть на нее, Уэйд, – потребовала Мари, вплотную подходя к мужчине.
Уэйд отрицательно покачал головой.
В этот момент Корд обогнул стойку бара и ловко вытащил истрепанную, видимо, от частого использования, карточку из его заднего кармана, на обороте которой мелкими буквами было нацарапано одно слово: «Рыцарь».
Мари громко, чтобы перекричать музыку, позвала «Рыцаря», который не замедлил появиться из темноты в образе унисекс. Рядом с ней появилась его приятельница в черной маске «Небо», которая быстро направилась в ее сторону. Вспомнив свою первую ночь в «Искушении», Мари все поняла.
– Моя прелесть, – прошипел Уэйд и попытался поцеловать темную искусительницу, но та лишь оттолкнула его.
– Это не моя карточка, – сказала она. – Это его. – Женщина указала на Уэйда.
«Рыцарь» окинул свою жертву оценивающим взглядом. – О, его, – с придыханием прошептал он, чем вызвал взрыв хохота со стороны коллег Уйэда.
– Он был здесь раньше? – Спросила Мари, пытаясь скрыть свое удивление.
– Да.
– С вами?
«Рыцарь» посмотрел на Корда, стоящего со скрещенными руками. Когда тот кивнул, он ответил: – Да. Ему нравилось быть только со мной. Говорил, что ему нравятся маленькие мужчины.
И снова зал взорвался взрывами хохота. Вернув потрясенному и смущенному Уэйду карточку, Мари посмотрела на его приятелей.
– Как вам шоу? Понравилось? – Спросила она, но ни один из них не смел посмотреть ей в глаза.
Мари благодарно кивнула Корду за помощь и не смогла удержаться от победоносной улыбки.
Я победила! Я вступила с ними в бой и выиграла!
Мари была очень горда собой.
– Эй, Мари, – позвал ее Корд, когда она вышла в коридор.
Мари обернулась.
– Там два птенчика, что были с ними, хотят остаться.
– Правда?
– Да. Они хотят уединиться в комнате с «Небой».
– Вау.
– Как ты думаешь от них можно ждать неприятностей?
Микер и Бетани. Мари пожала плечами. – Не думаю. Но все же присмотри за блондинкой.
– За куклой с силиконовыми сиськами?
– Да. Она настоящая…
– Сука?
Мари кивнула, на что Корд всплеснул руками и пошел прочь, что-то бормоча про себя.
Остановившись перед заветной дверью, Мари глубоко вдохнула и вошла без стука.
Джуд испуганно вскрикнула, крепко прижимая кожаный жилет к обнаженной груди: – Мари, Господи.
– Извини, горел красный свет, поэтому я вошла, – извинилась Мари, улыбаясь.
– Все нормально. – Джуд с интересом разглядывала Мари, лаская ее жадным взглядом. – Что это на тебе надето?
– О, я просто экспериментирую, – Мари медленно обвела комнату глазами. – Что ты делаешь? – С полок и комода исчезли личные вещи Джуд.
Совладав со своими порочными мыслями и оторвав взгляд от Мари, Джуд посмотрела на коробки, стоящие на полу. – Собираю вещи.
– Съезжаешь?
– Да. И тебе об этом прекрасно известно.
– Неужели? О, должно быть, я забыла. – Мари нравилось подтрунивать над Джуд.
– Я могу тебе чем-то помочь? – Бросив сумки на пол, Джуд вплотную подошла к Мари. Джинсы, темные тяжелые ботинки и черный жилет – это была смертоносная смесь, от которой в животе у Мари запорхали бабочки, а золотистые глаза, горящие диким желанием, напомнили ей об их первой ночи.
– Да, я думаю, ты можешь мне помочь. Я ищу учителя.
– Да?
– Хочу выучить немецкий. У тебя случайно нет кого-нибудь на примете?
– Кое-кто есть.
– Она должна быть красивой, сексуальной, сильной…
Джуд склонила голову ниже, опаляя алые губы горячим дыханием.
– … Светловолосой и…
Не дав Мари договорить, Джуд сжала ее в крепких объятиях и иступлено поцеловала.
Однако Мари не собиралась так просто сдаваться. Увернувшись от требовательных губ, которые тут же жадно набросились на ее шею, она попыталась закончить предложение. – Она должна быть высокой, умной, самонадеянной. И…
Джуд снова поцеловала Мари, одновременно роясь свободной рукой в ее сумочке. Найдя то, что искала, она жестко вдавила Мари в дверь.
– Что ты…?
Не дожидаясь окончания вопроса, Джуд задрала ее короткую юбку и неистово ввела фаллос в горячую плоть. Запрокинув голову назад, Мари громко застонала.
– Джуд!
– Да, детка. Откройся для меня.
– О, Боже. О, Боже. Не останавливайся. – Дрожащими руками Мари, обхватила лицо Джуд ладонями и проникновенно поцеловала, двигая бедрами в такт ее движениям. – Джуд, о черт. – По мере того как их темп нарастал, острые ногти сильнее впивались в напряженную спину и светлые волосы. – Джуд. Джуд. – Кричала Мари, закрывая глаза от удовольствия. – Джуд, Джуд, Джуд! – Наслаждение сокрушительными волнами накатывало на Мари, унося ее все дальше и дальше от берега.
Когда Мари хрипло вскрикнула и обмякла в ее руках, Джуд остановилась.
Тяжело дыша, с сердцами, бьющимися в унисон, они крепко держались друг за друга, впитывая в себя волнительные ощущения, разделенной близости.
Мари нежно лизнула плечо Джуд.
– Джуд? – От нее пахло сексом, потом и мужским одеколоном.
– Да?
– Помнишь, я говорила тебе, что не хочу тебя пугать? – Джуд подняла голову и посмотрела на Мари. – Но сейчас я поняла, что должна сказать тебе.
– Сказать что?
Мари выглядела такой беззащитной, взволнованной и смущенной.
– Я люблю тебя. – Мари не сводила с Джуд глаз. Она видела, что ее слова достигли цели. Золотистые глаза вспыхнули пламенными искрами. – Я люблю тебя, – снова прошептала она и ласково погладила Джуд по лицу. – Тебе страшно?
– Нет, не очень.
Мари облегченно вздохнула и нервно засмеялась. – Хорошо. Я боялась, что ты испугаешься и сбежишь от меня.
Джуд взяла Мари за руку и мягко поцеловала ее. – Я…
– Можешь ничего не говорить. Я просто хочу, чтобы ты знала о моих чувствах.
– Шшшш. – Джуд прижала палец к ее губам. – Я люблю тебя.
– Правда?
– Да.
– Уверена?
Джуд засмеялась. – Да. Но…
– Но что? – Запаниковала Мари.
– Я люблю тебя, Мари, но ты слишком много болтаешь. – Джуд засмеялась и жарко поцеловала ее, крепко сжимая ее ягодицы. – Слишком много.
– О, неужели?
– Да.
Смеясь, Мари оттолкнула Джуд, которая удержав ее за руку попыталась снова поцеловать ее, но Мари удержалась от соблазна. Когда она взяла свою сумочку, Джуд прекратила смеяться.
– Ты уходишь?
– Нет. Но…
– Но что? – Джуд выпрямилась, ее уверенность снова вернулась к ней.
Мари отвернулась и сосредоточенно начала что-то искать в сумочке. Найдя то, что искала, она дьявольски улыбнулась Джуд.
– Но есть кое-что, что я хотела бы сделать, прежде чем мы навсегда покинем это место.
– Действительно. И что же это такое?
– Уверена, что готова это услышать?
– Уверена.
– Если ты захочешь, чтобы я остановилась, ты должна сказать «стоп». Никакие другие…
Джуд снова прижала палец к соблазнительным губам. – Скажи мне уже наконец, чего ты хочешь, Мари. – Ее горячий рот нежно касался приоткрытых губ, готовый в любую секунду наброситься на них. – Не думаю, что я захочу, чтобы ты останавливалась.
Мари подняла наручники и покрутила ими на пальце.
Джуд засмеялась и попыталась схватить их.
– О, нет, – воскликнула Мари. – Я приготовила их для тебя, любовь моя.
– Ты серьезно?
– Абсолютно.
– Ты хочешь заставить меня кончить? – Спросила Джуд низким голосом, насквозь пропитанным желанием.
Бросив сумочку в сторону, Мари двинулась на нее. – О, и не только это…

+2

14

книга очень напоминает "Shadowland" Рэдклифф...

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Роника Блэк Искушение