Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » L J Maas Перекати-поле


L J Maas Перекати-поле

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png
Часть 1
Снег вихрился вокруг наездника, жаля колючими снежинками неприкрытую кожу. Золотая кобылица из последних сил продиралась через снежные заносы. Сквозь белесую дымку уже виднелись очертания большой конюшни. Наездник остановил лошадь перед деревянным сараем и устало сполз с седла. Сняв кроличьи рукавицы, человек подышал на замерзшие пальцы, чтобы хоть чуть-чуть согреть их. Через некоторое время кровь забегала с новой силой под кожей рук, и наездник решительно толкнул поскрипывающую от мороза дверь в конюшню.
Заведя внутрь лошадь, наездник быстро прикрыл дверь, не давая ледяному ветру проникнуть в теплое , пахнущее сеном нутро конюшни. От непогоды стены деревянного сооружения жалобно поскрипывали, то и дело сотрясаясь от яростных порывов ветра. Наездник завел кобылицу в пустое стойло. Хозяева конюшни содержали животных в тепле, повсюду были расставлены котлы с горячими углями, от которых воздух быстро согревался. Наездник почувствовал себя лучше. Он снял с лошади седло и попону, развесив их на перилах , чтобы просохли. Седельные сумки, которые хранили в себе все нехитрое имущество наездника, нашли себе место на сухом полу.
«Вот так, девочка… теперь тебе должно быть хорошо, а, Альто?»- приговаривал наездник, растирая напряженные уставшие мышцы кобылицы грубым куском мешковины. Почистив ее, наездник ласково огладил животное. Наконец, перед лошадью появилось ведро с овсом и охапка свежего сена. Подхватив с пола сумки, наездник приподнял потертый воротник, приготовился к обжигающе-холодному воздуху снаружи и потянул на себя дверь из конюшни.
Казалось, весь мир окрасился в белый цвет. Невозможно было ничего увидеть за плотной пеленой снега. И даже если бы на дворе не была глухая ночная темень, все равно за этой снежной круговертью ничего нельзя было бы различить. Наездник сделал шаг назад, почувствовав спиной грубые доски конюшни, и осторожно ступая, пошел , придерживаясь рукой за стену, к углу сарая. Нащупал веревку, привязанную к стропилам, и, перебирая сильными руками канат, стал медленно продвигаться вперед, все дальше от конюшни.
Снег хлестал по лицу, наездник наклонил голову, чтобы уберечь глаза от сильного ветра. Теперь сугробы доходили до талии наездника, и он с трудом переставлял окоченевшие ноги. Искушение стряхнуть наледь с ресниц становилось все сильнее, но наездник не поддавался. Столько раз на его веку бывало, что люди замерзали насмерть в пяти метрах от своего дома, выпустив из рук спасительную веревку и потерявшись в этой снежной мгле.
Следуя направлению веревки, которая вела к безопасности, наездник наткнулся на деревянную стену трактира и с силой навалился на дверь, стремясь к заветному теплу. В тепле снег, облепивший человека с ног до головы, начал стремительно таять, натекая в большую лужу под ногами.
Трактир с койками был самой большой постройкой на ранчо. В нем спокойно могли разместиться на ночлег сорок человек. Почти все койки были заняты.
Наездник поторопился снять с себя мокрую верхнюю одежду. В двух пузатых печах жарко потрескивали дрова. На той, что посреди комнаты, стояли кофейник и небольшой горшок, в котором что-то аппетитно булькало. Вторая печь была радом с дверью, именно возле нее и остановился наездник, чтобы снять промокшие рукавицы, шапку, шарф и куртку. Вокруг печи были расставлены стулья, на которых сушились вещи постояльцев. Наездник последовал их примеру и развесил на стуле свои вещи.
Из задней части комнаты послышался раскатистый смех, и из полутьмы вышел огромный человек с длинными каштановыми волосами и нежными карими глазами. Гигант остановился перед едва сдерживающим раздражение ковбоем и протянул руку. Ковбой неохотно бросил ему на ладонь горсть монет. Отвернувшись от здоровяка, ковбой неприятно осклабился.
-У тебя больше жизней, чем у кошки,- выплюнул он.
Гигант снова загрохотал своим смехом, быстро преодолевая оставшееся расстояние до наездника.
-Я знал, что ты сможешь, Дэв… можешь себе представить, что железноголовый поспорил со мной против тебя, а?- пророкотал он.
Наездник в ответ только молча усмехнулся, слова потребовали бы дополнительных усилий, к которым наездник сейчас был совершенно неспособен. Он прошел в заднюю часть койки и резко остановился. Вдоль койки, которую всегда оставляли за Дэвлин, растянулся какой-то ковбой.
-Ты занял мою койку,- низким зловещим голосом произнес наездник.
-Поди к черту,- ковбой отвернулся, даже не удосужившись открыть глаз.
-Покажи мне дорогу!- прошипел наездник по имени Дэвлин, хватая парня за горло, и бесцеремонно сбросил его на пол.
Парень уставился на Дэвлин и его взгляд скользнул по двум шестизарядным пистолетам на бедрах обидчика. Намерения его были более чем ясны.
Еще прежде, чем он успел подумать о своем оружии, рука наездника описала в воздухе восьмерку, и дуло пистолета замерло в 5 сантиметрах от его носа. Движение было настолько быстрым, что парень даже не успел шелохнуться.
- Даже не думай, черт бы тебя побрал,- угрожающе прошипел наездник.
Парень тяжело сглотнул и опустил глаза,- Простите… я не видел, чтобы на койке было написано чье-то имя…
Наездник наклонился, вынул из ножен, пристегнутых к сапогу, широкий нож, и метнул его в деревянную стену у изголовья кровати. Стянул с головы потрепанную шляпу.
Длинные, черные как вороново крыло волосы, рассыпались по спине наездника. Он снял вторую куртку и бросил ее на кровать. Под кожаным жилетом, надетым поверх старой хлопковой рубашки, ясно проступали изящные очертания женского тела.
Повесив шляпу на рукоятку все еще дрожащего в стене ножа, Дэвлин уставилась на парня, валяющегося у нее в ногах. Взгляд синих ледяных глаз ошеломил его, и он по-детски распахнул рот.
-Девлин Браун! Теперь ты видишь, парень?
Еще бы он не видел! Он знал все истории, что о ней рассказывали, а кто их не знал!? А еще он понял, что ему только что крупно повезло, и он остался в живых.
-Д-да,- ответил он дрожащим голосом, вскочил, быстро собрал свои пожитки и переместился в другой конец комнаты.
Дэвлин отрешенно посмотрела ему в след. Скорее мальчишка, чем мужчина. Она и не собиралась в него стрелять. Дни, когда она, не задумываясь, вогнала бы пулю в сердце человека, только косо взглянувшего на нее, давно миновали. Хотя, может, и не так давно.
Голос Хэнка напомнил ей, что она все еще стоит в задумчивости. Дэвлин прошла к столу и села на предложенный стул, прижимая озябшие руки к дымящейся чашке кофе. Хэнк поставил перед ней тарелку с тушеным мясом, положил ломоть кукурузного хлеба, и Дэвлин с радостью набросилась на еду.
-Помедленнее, а то так и не почувствуешь вкуса,- усмехнулся Хэнк.
-Какая разница, что есть,- ответила Дэв с набитым ртом.
И это было правдой. Вкус еды никогда не имел значения. Ей, чтобы выжить, приходилось иногда есть такое, от чего у некоторых тут же давал о себе знать рвотный рефлекс, но, послушав друга, она стала все же не так часто отправлять в рот куски мяса. С последнего раза, когда она ела горячую пищу, прошло три недели, и ее тело, наконец, стало согреваться изнутри. Через некоторое время она поняла, что ест мясо кролика, ее любимое. Ей уже и не верилось, что месяц назад ее тошнило от чертовой говядины каждый день на завтрак обед и ужин. А что еще можно было есть на ранчо, где столько рогатого скота?
Хэнк перегнулся через стол и положил перед Дэвлин половину монет, что выиграл сегодня. Он считал, что поделить их будет справедливо, ведь выиграл он благодаря этой женщине, так или иначе. Она фыркнула и положила их к себе в карман. На два доллара золотом можно было купить много превосходного виски, или пострелять из хорошего оружия не менее превосходными чем виски пулями… Господи, она обожала хорошее оружие. А, может быть, даже хватило бы на ночь у Эллен. Губы наездницы растянулись в мечтательной улыбке, когда она представила себе горячую ванну и несколько часов в мягкой постели, и еще нежную кожу одной из девочек Эллен. Но стоило ей вспомнить последний визит туда, как улыбка сползла с лица, и брови женщины сурово нахмурились. Девочки были вполне симпатичные, да и до забав охочи, но наездница никак не могла отделаться от видения женщины, что так запала ей в голову. А потом, она только перед приездом на ранчо расплатилась за прошлое посещение, ванну и кровать.
Хэнк наблюдал за едой его друга, похоже, женщина крепко о чем-то задумалась. Прошло всего пол года с тех пор, как Хэнк решил помочь бывшей преступнице. Неужели всего пол года? Шесть месяцев назад он присоединился к отряду, вставшему на след банды Дэвлин Браун. Головорезы убили супружескую пару, владевшую ранчо Пауни, а потом жестоко изнасиловали и тоже убили их юную дочь. Уезжая, бандиты шли впереди стада скота, так что найти их следы было невозможно.
Потом отряд набрел на небольшой ручей у подножья скал, испещренных расщелинами. Хэнк заметил на камнях следы крови и пошел по следу. Он сам считал, что поступает довольно глупо. Наверняка это раненый горный лев пробирался по воде в свое укрытие, но то что он нашел, было даже хуже раненной львицы. В груди у Дэвлин засело несколько пуль, одежда насквозь пропиталась кровью, а все тело от макушки до кончиков пальцев было в страшных кровоподтеках и синяках. Она вела себя как раненное дикое животное. Едва стоя на ногах и цепляясь руками за скалы, она разве что не шипела на Хэнка. Руки не слушались и предательски дрожали, пока она пыталась поднять на него пистолет.
Хэнк твердо верил в то, что неважно, каким человек был в прошлом, главное- он может измениться, стоит только захотеть. Хэнк сказал ей об этом и тем самым сделал первый шаг на встречу. Он остался с раненной Дэвлин и, к ее величайшему удивлению, не только выходил ее, помог вновь встать на ноги, но и не попросил ничего взамен. Вот это больше всего изумило женщину. Она с малых лет приучилась к тому, что за все нужно расплачиваться, если не золотом, так своим телом. В банде это было в порядке вещей.
Понемногу между ними стали устанавливаться крепкие дружеские отношения.
Позже он узнал, что головорезы из ее же собственной банды избили ее, пытались застрелить и бросили умирать за то, что она пыталась помешать изнасилованию девочки. Самый трудный в своей жизни первый шаг она сделала сама.

Дэвлин спала, пока ее внутренние часы не определили, что время близится к рассвету. Она соскочила с койки и потерла друг об друга холодные руки. Подошла к печи, открыла заслонку и подкинула в почти угасшее пламя несколько поленьев. Водрузила на печь кофейник. Огонь утробно зарычал, разгораясь.
Она легко ориентировалась в темноте. Сквозь щели в оконных ставнях пробивался свет луны и ложился на пол ровными полосками. Дэвлин открыла одну ставню. Ветер продолжал завывать, то и дело ударяясь в стекло прямо напротив лица женщины. Снег, наконец, перестал падать, но с ледяным ветром тоже было не просто справиться. Насколько хватало глаза, все было укрыто снежным, синевато-белым покрывалом, сверкающим, подобно бриллиантам в призрачном свете луны. Температура быстро падала, а неугомонный ветер все выше заносил трактир сугробами.
Дэвлин вздохнула и замечталась о зиме, которая не покрывала бы каждый год землю слоем снега и льда под два метра, о теплом доме, о горячей еде, которая ждала бы ее каждый раз, когда бы она возвращалась с далекой поездки. И всегда там была она.
Лица не видно, Дэвлин слышала только ее голос, и чувствовала, что она- та самая. Женщина часто думала об этом, но не призналась бы в своих мыслях ни одной живой душе. Разве что Хэнку, он один не посмеялся бы над ней, а посоветовал бы собираться в путь на поиски своего видения. Она не считала свои мечты чем-то серьезным, пока не наткнулась на ту записку. Несколько маленьких листков пергамента, скатанных в тугой рулон и привязанный веревкой к перекати-полю, одному из таких, который во множестве мотаются по прериям.
Сначала наездница не знала, что делать с запиской, прикрепленной к перекати-поле, зацепившемуся за ее одеяло, когда она ночевала в прерии. Бумажку трудно было не заметить, и еще прежде, чем она раскатала записку, она уже знала, что писала ее женщина. Так могла поступить только женщина. Посмотрев на строчки, исписанные аккуратным мелким почерком, Дэвлин разобрала только половину слов. В школу она ходила, пока ей не исполнилось восемь лет, а потом ей пришлось выживать и забыть об учении. Но, даже не понимая и половины из написанного, Дэвлин чувствовала настоящее отчаяние, сквозившее в этом письме. Женщина писала, что устала быть одна, страшилась за свое будущее и оплакивала свое разбитое сердце, которое, возможно не встретит настоящую любовь.
Дэвлин отошла от окна и налила две чашки кофе. Бережно взяв по одной в каждую руку, она прошла через комнату, поставила их на пол и достала спички. Чиркнув спичкой по ногтю большого пальца, она поднесла огонек к керосиновой лампе, висевшей в изголовье койки. Лицо спящего на ней человека озарилось мягким подрагивающим светом.
-Хэнк,- Дэвлин потрепала за плечо гиганта,- Ты проснулся?- требовательно спросила она.
-Теперь, наверное, да,- сонно пробормотал он.
Здоровяк сел на кровати и принялся двумя пятернями чесать грудь, от души зевая и запрокидывая назад голову. Дэвлин присела рядом на корточки и протянула ему чашку кофе. Когда он едва разборчиво пробормотал слова благодарности, женщина спросила:
-Что означает это слово, Хэнк?- она сунула ему под нос кусок пергамента. Хорошими манерами темноволосая наездница никогда не отличалась.
-Компромисс,- Хэнк медленно произнес для нее это слово,- оно означает, что ты соглашаешься с чем-то.
-А это?- спросила Дэв, ткнув пальцем в другое слово на бумаге.
-Отшельница… значит одна, забытая и покинутая всеми.
Дэвлин, наверное, еще дюжину раз доставала из кармана обрывки пергамента, на которых было написано по одному слову. Она никогда не позволила бы Хэнку прочесть то письмо. Как будто боялась, что если кто-то другой коснется его, ее мечта рассыплется в прах. Когда ее никто не видел, Дэвлин улыбалась своей мечте. С каким усердием она переписывала эти заветные слова на клочки бумаги, в надежде, что скоро она поймет смысл послания.
Дэвлин благодарно сжала плечо друга и погасила лампу. До рассвета оставался еще примерно час, а вокруг на мили все занесло снегом, в любом случае, выходить на улицу не было смысла. Наездница села на свою койку , оглянулась по сторонам, бережно достала из сумки письмо и положила к нему клочки бумаги с уже надписанными значениями непонятных слов. Потом аккуратно перевязала шелковой лентой и спрятала обратно. Для человека ее склада это было странно, но она вовсе не печалилась по этому поводу.
Где-то она узнала, что женщины обычно перевязывают свои любовные письма ленточками. Она вдруг припомнила, как смущалась и терялась, входя в магазин, когда пришлось бросить на прилавок пенни и попросить отрез ленты. Хуже всего, что продавщицы из магазина в ужасе уставились на нее, наверное, только и молясь, чтобы она поскорее ушла. «Забавно как-то… у Эллен девочки разве что не дерутся за право провести ночь со мной… а девушки из магазина чуть не подрались, отказываясь обслуживать меня…что бы это могло значить?...»
Потом, когда самая отчаянная из продавщиц решилась подойти к прилавку, уставилась, не мигая, на Дэвлин и спросила, какого цвета ленточка ей нужна, наездница чуть не провалилась сквозь землю от стыда. Об этом она как-то не думала. Прежде, чем она оправилась от смущения и смогла задуматься над вопросом, ее губы уже произнесли- зеленая. Она не знала, почему, но, казалось, выбор сделан правильно. Когда продавщица принесла показать ей ленту, Дэвлин улыбнулась. Девушка сразу же почувствовала себя свободнее. Эта суровая женщина улыбалась не часто, но уж если ее лицо озарялось искренней улыбкой, то искрились даже ее невероятно синие глаза. Девушка свернула зеленую ленту и Дэвлин убрала ее под рубашку. И всякий раз, когда она притрагивалась к мягкому переливчатому шелку, мысли ее возвращались к образу женщины из ее мечты.
Дэвлин потрясла головой, чтобы отогнать образ женщины. Казалось, теперь она всегда была с ней. Независимо от того, спала она или бодрствовала. Хотя лицо ее Дэвлин разглядеть никогда не удавалось. Она тысячи раз целовала в мечтах ее губы, но черты лица женщины оставались для нее тайной.
С каждым днем становилось все труднее продираться сквозь грязь, дождь, снег и жару, зная, что у тебя нет дома, в который можно было бы всегда возвращаться, дома, который можно было бы назвать своим.
Она прилегла на койку и отвернулась к стене. Горячие слезы обожгли щеки, и она сердито смахнула их. «Нытьё делу не поможет. Господи, какая же длинная будет эта зима»

Сара склонилась над сосновым гробом, и горячий расплавленный воск закапал на шов между досками. Питер хорошо подготовил ее к этому, так что она уверенно следовала его инструкциям. Гроб для себя самого он сколотил из последних сил. Питер не был скотоводом, он был хорошим плотником, и, построив себе гроб, он отдал последнюю дань любви своему делу. Предупредив Сару, что, возможно, умрет в разгар жестокой зимы, он объяснил, как запечатать воском сосновый гроб, чтобы его тело сохранилось до весны, когда земля оттает и его можно будет похоронить.
Слезы, не переставая, струились по ее лицу, когда последние капли воска затвердели на деревянных досках. Питер, пожалуйста, прости . В сотый раз за эти последние два месяца шептала Сара. Молодая женщина заботилась о муже до последнего его вздоха. Смерть была неизбежна, и Сара не могла больше скрывать от него муку, терзавшую ее на протяжении всех этих лет с ним. Питер не упокоился бы с миром, не узнав правду от своей жены.
Сара рыдала, прося Питера простить ее. Она не хотела причинить ему боль, но, по правде говоря, это была ее мечта приехать на Запад, ее мечта стать владелицей ранчо крупного рогатого скота, ее, но не его. Он был плотником, с добрым сердцем и широкой душой. Но ему не хватило жизненной силы, чтобы выжить в суровых краях Оклахомы. Вскоре его тело стало увядать, а Сара думала, что в ее сердце всегда будет место для него, как для отца их детей. Она никогда не любила Питера так, как любят жены своих мужей. Она заботилась о нем, уважала его, но страсти, какая бывает между двумя любящими друг друга людьми, не было между ними. Они всегда были скорее друзьями.

«Сара…Сара, - шептал Питер,- Ты думаешь, я не знал об этом, моя маленькая? –ответил он на ее признание.- Для тебя не было ничего важнее, чем покинуть Кентукки и стать независимой, я знаю это. Я женился на тебе, уже зная, что я всегда буду занимать в твоем сердце лишь второе место.»
Питер слабо улыбнулся и нежно коснулся склоненного к нему лица, окруженного локонами янтарно-медовых волос. Заглянул в глубокие изумрудные глаза, поблескивающие от слез.
«Сара, мне было этого достаточно. Я ни разу не пожалел, что связал свою жизнь с тобой. Ты подарила мне сильного сына и красивую дочь. Ты была моей опорой все эти годы, что мы прожили вместе. Пожалуйста, не плачь, моя маленькая.»- Тихо говорил Питер, промакивая слезинки на ее щеках.
Питер притянул Сару к себе и нежно поцеловал в лоб. «Ты никогда не любила меня так, потому что твое сердце было всегда предназначено кому-то другому. Сара…- Резко заговорил Питер, когда женщина взглянула в его бархатные серые глаза,- Ты все еще молодая женщина. Пожалуйста, не повторяй свою ошибку снова.»
Питер нежно сжал руку Сары, чувствуя, что произносит свои последние слова.
«Сара… в следующий раз, не соглашайся на меньшее, чем желает твое сердце.»

Вокруг лежали глубокие сугробы, и ветер задувал с неослабевающей силой, но с помощью сына Сара погрузила тяжелый обернутый мешковиной гроб на сани , и большой черный жеребец Атлас повез его в сарай. Перед этим ее двое детей постояли возле соснового гроба и сказали папе последние слова. Две маленькие руки осторожно коснулись гроба, где навсегда «уснул» их отец. Одиннадцатилетний Мэтью из последних сил крепился, чтобы не заплакать, со всей серьезностью восприняв свою новую роль единственного мужчины в семье. Ханне было только шесть, и с развевающимися светлыми волосами и зелеными глазками как у матери, она была похожа на маленького ангела. Сара прочитала любимую поэму Питера, отвела Ханну в дом, и сани тронулись.
Вернувшись домой, Сара огляделась и задумалась о том, какая теперь на ней лежит огромная ответственность. Возможно, Питер и не был блестящим скотоводом, но у них все равно было одно из самых преуспевающих ранчо в округе. У своего отца, который погиб в Гетисберге, Сара научилась ухаживать за лошадьми и рогатым скотом. Теперь ее знания должны были подвергнуться серьезному испытанию.
Сара начала перебирать одежду Мэтью в большом комоде возле лестницы на чердак. Вытащив штаны сына, Сара вдруг поняла, что парень стал уже выше ее.
-Мама, что ты делаешь?- спросил мальчик.
-Мэт, мы должны перегнать скот на северном холме. Точнее, нам надо перевести его на пастбище и огородить. У нас хватит зерна и сена, чтобы продержаться до оттепели. Придется строить загон. Один ты этого сделать не сможешь, а я не смогу сделать этого в платье.- закончила Сара.
Ветер продолжал свирепствовать, но Сара принесла большое бревно и изнутри подперла им дверь. Показав маленькой Ханне, как поднять тревогу, стуча о металлический рельс, если вдруг что-то случится, Сара и Мэтью скрылись за пеленой снега.
Солнце уже скрылось за припорошенными снегом горами, когда мать и сын вернулись после работы. Сара сняла с себя мокрую обледеневшую одежду, закуталась в шерстяное одеяло и развела огонь. За отдельную от всех комнату приходилось платить свою цену: летом в ней было душно, а зимой невыносимо холодно. Она немного согрелась и переоделась в сухую одежду. В главной части дома, которая служила и кухней и гостиной, на печи уютно побулькивало тушеное мясо, которое она поставила туда с утра.
После ужина маленькая Хана быстро заснула, а Мэтью еще наблюдал за языками пламени в печи. Сара достала бумагу и начала покрывать листы строчка за строчкой, пункт за пунктом аккуратным мелким почерком.
-Что ты делаешь, мам,- спросил Мэтью.
-Наверное, пытаюсь привести в порядок свои мысли. Придется много и тяжело работать, чтобы продержаться до весны, Мэтью. Когда оттает снег, мы попросим несколько советов у моего дяди. У нас большое стадо, так что придется нанять наездников, когда станет тепло.
Сара не хотела пугать раньше времени сына. Зимой только смерть от холода или голода могла стать угрозой для стада. Но когда придет весна, все изменится. Бандиты и воры скоро услышат, что ранчо осталось без твердой мужской руки, и тогда стадо начнет исчезать. Рано или поздно это произойдет. И им крупно повезет, если грабители позарятся только на скот. Дрожь пробежала по позвоночнику Сары. С пистолетами у нее не все складывалось удачно. Отец учил ее стрелять только из винтовки. В этом она превзошла даже его. Да, оружие и наездники, к сожалению, означали, что у тебя есть сила. Без этого в штате Оклахома выжить было бы невозможно.
-Иди спать, Мэт, уже поздно,- задумчиво сказала Сара.
Оставшись одна, Сара открыла свой маленький дневник, вырвала из него несколько квадратных листков и начала записывать на них свои мысли. Уже почти год она записывала свои мысли и желания на бумагу. От этого становилось легче. Легче принять то, что никогда ее мечты не сбудутся. Сара не была столь наивна, чтобы думать, что возлюбленный решит все проблемы. Но она чувствовала, что должна найти кого-то, кто дополнил бы ее, вторую половинку своей души.
Положив туго свернутый в рулон пергамент в карман своего передника, она тщательно погасила огонь и пошла спать. Лежа одна на большой кровати, она чувствовала, как растет ее одиночество. Женщина закрыла глаза, и видение своей второй половинки омыло теплой волной ее душу. Она не знала, как выглядит этот человек, но ей было все равно. Это было чувства, эмоции, которые грели ее больше, чем физическое ощущение. Сильные руки, которые обнимут ее ночью, даря тепло любви и чувство защищенности. Руки человека, который понял бы, что она хочет от жизни, лишь взглянув на нее.
Повернувшись на бок, она почувствовала, как горячая слеза скатилась по щеке. Она тихо плакала по тому, что никогда не осуществится. Зачем же тогда надеяться? Господи, какая же длинная будет эта зима!

Артур Винстон смотрел на группу людей перед ним. Отличные следопыты и загонщики, но в обществе от них мало пользы. Единственный, кто мог адекватно себя вести на людях был Хэнк. С другой стороны, там будет всего одна женщина, его племянница, и среди этого сборища не найдется ни одного достаточно глупого человека, чтобы чем-то оскорбить племянницу их хозяина. Точнее одна- это если не считать Дэвлин, и Арт не считал. Кроме того, намечающееся барбекю не было официальным мероприятием.
Кроме него, там будут еще четверо землевладельцев, и все со своими наездниками. Количество загонщиков прямо указывало на положение в обществе. Чем больше у тебя загонщиков, тем богаче считается ранчо. Все просто и понятно. У Арта наездников было ровно столько, сколько требовалось для ухода за самым большим ранчо по эту сторону Миссисипи. Больше ему было не нужно, его наездники были лучшими. Хорошие ребята, закаленные и знающие свою работу. Многие были в прошлом преступниками, но Арт платил хорошо, и преступать закон снова им было не выгодно.
-Я знаю, что сегодня не суббота, но все равно вымойтесь, ребята… на барбекю нас ждут завтра,- сказал он, зная, что его приказам подчиняются, не задавая лишних вопросов.
Когда наездники стали расходиться, не громко ворча, Арт повернулся к Дэвлин.
-Дэв, на минутку,- бросил он, сделав знак следовать за ним.
Дэвлин кивнула и пошла следом. Ей нравился этот старик, строгий, но справедливый. Он был прирожденным скотоводом. Он никогда не ставил оград, боясь причинить вред редким, но все еще оставшимся кое-где бизонам. Чтобы стадо не разбрелось, он нанял превосходных загонщиков, так что животные не чувствовали себя в клетках. Дэв не любила людей, которые ставят заборы, чтобы обозначить свою собственность. Индейцы Кокто научили ее, что невозможно владеть столь великими вещами, как земля, воздух и вода. Белые люди просто не понимают этого.
-Садись, Дэв,- Арт указал на кресло, стоявшее перед большим столом в его кабинете.
Дэвлин села в глубокое кожаное кресло, с удовольствием откидываясь на мягкие подушки. В последнее время плечи и спина стали доставлять ей беспокойство. Должно быть, от старых ран. Арт предложил ей закурить, но она отказалась. А вот стакан виски с радостью приняла. Почувствовав, как мягкий ликер сочится по ее горлу, женщина улыбнулась. Эх… хорошо.
Арт улыбнулся Дэвлин. Женщина слегка отклонила назад голову и закрыла глаза, смакуя первый глоток янтарной жидкости. Он не знал другой женщины, которая бы так наслаждалась хорошим виски.
-У меня к тебе предложение, Дэв,- Произнес Арт, нарушая тишину.
Бровь Дэвлин изогнулась, женщина застыла в ожидании продолжения.
-Я хочу предложить тебе работу на ранчо моей племянницы, Добл Дьюс.- быстро сказал он.
Дэв улыбнулась шутке, но потом поняла, что старик говорил серьезно. Она в один глоток допила виски и встала, чтобы уйти.
-Вы хотите, чтоб я работала на женщину? Забудьте, это даже не обсуждается.- резко сказала наездница.
-Да ладно, Дэв. Подумай, деньги будут хорошие, я обещаю…
-Да никаких денег не хватит!...- горячо возразила она, но все же села на место.
Арт налил еще по стакану и оставил бутылку перед Дэвлин.
-У нее хорошее небольшое ранчо в 20 милях к югу отсюда. Ее муж зимой умер, и она потеряет ранчо, если не найдет наездников, способных защитить ее интересы. Я не могу найти никого, кому бы доверял на столько, чтобы дать работу в Добл Дьюс. Это барбекю завтра может оказаться последним, если я не найду людей, чтобы работать на ее ранчо. Все большие шишки будут там, и Джон Монтгомери тоже. Все они надеются, что после смерти мужа, она выставит ранчо на продажу.
Дэв приподняла шляпу и провела рукой по смоляным волосам. Взгляд стал холодным. Джон Монтгомери… этот бесхребетный ублюдок. Ходит везде в своем пижонском костюме, будто вся земля принадлежит ему одному. Даже оружия не носит. Для Дэв это означало только одно- он нанял себе головорезов.
-А почему бы вам просто не перевезти ее сюда, у вас в доме много места, здесь она была бы в безопасности… и никаких проблем.
Арт задумчиво улыбнулся.
-Ты не знаешь мою племянницу… она не из тех женщин, что позволяют о себе заботиться. Это чертово ранчо- дело всей ее жизни.- он потер лицо огромной шершавой ладонью.
-Дэв, я знаю о твоем прошлом… черт, каждый ребенок, способный читать бульварные романы, знает кто такая Дэвлин Браун. Но я хочу, чтобы ты знала. Ты- одна из тех немногих людей, которым я мог бы доверить свою племянницу. И я не просто сотрясаю воздух, когда говорю, что это стоящее предложение. Ты ведь не хочешь провести остаток жизни, работая загонщиком?- Спросил Арт.
Дэвлин уже думала об этом. Раньше она жила одним днем и не заботилась, что будет завтра, но сейчас завтрашний день был важен для нее также, как и сегодняшний. Что-то в ней изменилось.
-Ты нанимаешься работать на Добл Дьюс, а я прослежу, чтобы тебе платили достаточно денег. Ты работаешь там два года, и потом я помогаю тебе с твоим первым стадом. Я разрешу тебе выбрать 25 голов из моих лучших животных… даже помогу с землей, если ты решишь осесть здесь.- закончил Арт, пристально следя за реакцией Дэвлин.
Наездница просто не могла заставить себя пойти на такой шаг- работать на женщину. Честно говоря, это даже не была единственная причина, по которой она отказывалась от предложения, как бы ужасно это для нее ни звучало. Обманывать себя было глупо. Главная причина, по которой она отклонила предложение: люди , подобные ей, не заслуживают шанса, подобно тому, что предлагал Арт. Она слишком много раз оступалась, слишком много преступлений на ее совести, которые ничем уже не искупить. Быть наездницей без надежды на будущее, без шанса на любовь и семью… вот епитимья, которую Дэвлин Браун сама на себя наложила.
-Простите, мистер Винстон, но я не могу… это не сработает.- Дэвлин с трудом верилось, что она смогла отказаться от такого заманчивого предложения,- Просто перевезите ее сюда и скажите, что так будет лучше… лучше для всех.
Арт грустно улыбнулся и покачал головой.- Как я сказал… ты не знаешь Сару.

-Как ты поживаешь, Сара?- Артур Винстон прогуливался вдоль загона со своей племянницей. Женщина зорко следила, как ее сын пытается стреножить быка, которому суждено стать главным угощением на сегодняшнем обеде.
- Когда как,- Сара тепло улыбнулась дяде.
-Слушай, Сара, я знаю, ты хочешь остаться здесь, и если для тебя что-то значит мнение старика, ты проделала огромную работу, я горжусь тобой. Но я должен сказать тебе, что, играя в хозяйку, ты не сможешь очаровать этих людей. Они приехали сюда с твердыми намерениями.- ему хотелось быть честным со своей племянницей.
-Думаю, я и сама знаю это, дядя Арт, но я должна испробовать все возможности.- Сара облокотилась на перила и посмотрела на горы, со всех сторон окружающие прерии.- Я не сдамся… не важно, что они там решат.- припечатала она, устало опуская голову на руки.
Звук быстро приближающихся лошадиных шагов привлек их внимание. Подъехали два всадника и легко спрыгнули с седел. Огромный мужчина с улыбающимися карими глазами и женщина, от вида которой глаза Сары удивленно расширились.
Дэвлин была вся в пыли и грязи от долгой поездки. Она решила не ехать со всей толпой, многолюдность нервировала ее. Не приехать совсем было нельзя, так хоть доехать спокойно вдвоем с Хэнком. Но стоило им приехать, как ее тут же отправили доставать из расщелины годовалого теленка. Так что она знатно извалялась там в грязи.
-Сара, это два лучших моих наездника,- сказал Арт, отцовски обнимая племянницу за талию.- Хэнк Саттон, а это моя племянница, миссис Сара Толливер.
Хэнк шагнул вперед и осторожно пожал протянутую руку.- Очень приятно познакомиться с вами, миссис Толливер… хорошее у вас ранчо, ужасно рад, что вы нас пригласили, спасибо.
Саре сразу же понравился огромный человек, который высился перед ней. У него было доброе лицо, и глаза его улыбались прежде, чем он сам. Пожав его руку, она краем глаза взглянула на наездницу, что стояла возле него. Сара чувствовала на себе пристальный взгляд женщины. И под этим изучающим взглядом она ощущала себя раздетой.
-А это Дэвлин Браун,- представил дядя наездницу.
-Ой,- отозвалась Сара.
Наездница вскинула голову, ее глаза больше не скрывались в тени шляпы. Женщина была готова увидеть страх в глазах Сары, особенно после ее пораженного восклицания. Когда глубокие синие глаза Дэвлин встретились с зелеными глазами молодой женщины, страха в них не было и в помине. Молодая женщина была просто крайне удивлена.
Дэвлин увидела, что женщина приветливо протянула руку. Перчатки Дэвлин были все заляпаны грязью, она быстро стянула зубами перчатку с одной руки и вытерла влажную ладонь о штаны, которые были даже грязнее чем перчатки. Рука от этого чище не стала. Дэвлин еще не имела дела с настоящей леди. Единственные женщины, с которыми она знала, как себя вести - это женщины, которые продавали себя за деньги. Им всегда было плевать, грязная ты к ним пришла или чистая. Не зная, как поступить, Дэвлин пожала плечами и сказала, что не обидится, если рукопожатие не состоится.
Сара шагнула вперед и сама взяла руку наездницы, слегка пожав пальцы Дэв. Женщина подумала, что еще никогда к ней не прикасались с такой теплотой и уверенностью.
-Там за домом бочка с водой. Умойтесь и приходите. Вы двое будете сидеть со мной за главным столом.- сказал Арт наездникам. Все землевладельцы сажали с собой за стол двух лучших своих загонщиков.
Дэвлин ушла к задней части дома, а нежные зеленые глаза все еще смотрели ей вслед.

0

2

Сара принесла кувшин и кусок мыла для наездницы. Дэвлин пробормотала спасибо и пренебрежительно посмотрела на мыло, учуяв мягкий цветочный запах. Она сняла с шеи сиреневую бандану и скинула грязную рубашку, оставшись в нижней шерстяной рубашке, когда-то белой, но теперь посеревшей и изодранной в нескольких местах. Наездница вымыла лицо и шею в прохладной воде, краем глаза наблюдая за крошечной фигуркой. Дэв откинула за спину волосы и уставилась на маленькую девочку, которая пристально смотрела на нее. На лице малышки появилась застенчивая улыбка, и Дэвлин не удержалась. Став на колени, она смахнула с ресниц капающую воду и почти шепотом шикнула на ребенка,- Буу!
Девочка завизжала, и, смеясь, побежала за дом. Прямо под ноги матери. Сара как раз выходила из-за угла.
-Ханна,- Сара не удержалась от улыбки,- не мешай наезднице.
Дэвлин сначала подумала, что ей показалось. Только в своих мечтах она слышала такой завораживающий голос. Он был нежный как колокольчик и плавно обволакивал струны души Дэвлин, словно теплый мед.
-Она не мешает, мэм,- тихо ответила Дэвлин за девочку, вставая перед Сарой в полный рост.
У Сары даже дыхание перехватило, она почти забыла, зачем пришла. Казалось, одним взглядом наездница могла сказать очень много, от этого взгляда, сама не понимая, почему, Сара почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
-Я, э…Я забыла принести вам полотенце.- сказала Сара, протягивая мягкий лоскут ткани.
Пауза затягивалась и Дэвлин неловко показала на свою рубашку. –Жаль у меня нет другой рубашки. Надеюсь, это вас не сильно расстроит.
Сара посмотрела на дочь, которая требовательно теребила ее за юбку, а потом перевела взгляд на лицо наездницы, на котором застыло извиняющееся выражение.
-Думаю, это можно исправить… пойдемте,- сказала Сара, мельком отметив ширину плеч наездницы.
Дэвлин посмотрела на удаляющуюся женщину и почувствовала себя неуютно. Она не привыкла получать приказы от женщин, но обижать племянницу своего босса ей не хотелось. Посмотрев по сторонам, она удостоверилась, что их никто не видит, пожала плечами и улыбнулась маленькой Ханне, которая все еще жалась к стене дома. Пришлось даже пробежаться, чтобы догнать молодую женщину.
Сара открыла небольшую кладовку и присела на колени перед комодом. Выбрала темно-серую рубашку и нижнюю белую хлопковую кофту. Встав, она задвинула ящик комода и протянула наезднице аккуратно свернутую одежду.
Дэвлин нерешительно приняла одежду, раздумывая, как же ей поступить. Последнее что ей было нужно, - это благотворительность. Господи, это наверное принадлежало ее умершему мужу.
-Спасибо, но я не могу,- она попыталась вернуть вещи.
Сара заметила борьбу гордости с деликатностью в выражении лица наездницы. Казалось, проявление добрых чувств было в новинку для нее.
-Брать или не брать, решать вам, мисс Браун,- сказала она, поворачиваясь, чтобы покинуть комнату. – Моему сыну только одиннадцать, и моль испортит эту одежду прежде, чем он успеет дорасти до нее.
Ее сын! Казалась, она настолько молода, что иметь шестилетнюю дочь еще рано, не говоря уже о сыне одиннадцати лет.
Сара вышла, а Дэв осталась стоять, сжимая в руках рубашки. В одном она была точно уверена. Она хотела послушать еще немного этот голос. Быстро раздевшись, Дэвлин надела свежие чистые рубашки.

Дэвлин вошла и направилась к столу, где уже сидели Хэнк и м-р Винстон. Челюсть Хэнка резко упала почти что на стол. Он никогда не видел Дэвлин такой… он с трудом мог подобрать слова. Лицо чисто вымыто, влажные волосы собраны сзади в хвост и перетянуты кожаным шнурком. Под всегдашним черным кожаным жилетом- темно-серая рубашка.
Сара поставила перед ними два больших блюда с бисквитами, а Дэвлин все еще стояла в дверях, пристально глядя на молодую хозяйку.
Дэв опомнилась и почувствовала, что она все еще в шляпе. Стянув ее с головы, женщина заметила, что все взгляды устремлены на нее.
-Мэм,- медленно протянула она низким голосом.
Сара улыбнулась, разглядев, что Дэвлин все-таки надела предложенные рубашки.- Мисс Браун,- отозвалась она, и села во главе стола рядом со своим дядей.
От взгляда Хэнка не ускользнул тот молчаливый обмен взглядами, что случился между его другом и обворожительной хозяйкой. Он ухмыльнулся своей тарелке, поражаясь, как мало надо, чтобы поймать на крючок Дэвлин.

Еда была превосходная, мало кто ел нечто столь же вкусное. Сара ни на чем не экономила и старалась, чтобы ее гости веселились и были довольны. На улице накрыли столы для всех приехавших, но не попавших в дом. А когда выкатили бочонок пива, в дом донеслись радостные крики и смех. Мэтью играл на скрипке. Сара немного волновалась, как ее сын поладит с наездниками.
А за главным столом все готовились к разговору, по причине которого сюда собрались. Землевладельцы и их загонщики ненадолго прервались, чтобы размять ноги, вышли подышать воздухом перед главной беседой. Дядя Сары улучил момент и отвел в сторону племянницу.
-Сара, ты не можешь присутствовать при разговоре… пока тебя не позовут,- проговорил он, избегая смотреть в глаза Саре.
-Встреча из-за меня… там собираются обсуждать мою дальнейшую жизнь, а я не могу присутствовать?! Потому что я женщина?!- удивилась Сара, едва сдерживая темперамент, унаследованный от отца.
-Они все делают по-своему… я ничего не могу поправить, дорогая. Сара… я не смог найти для тебя ни одного загонщика.- закончил старик, зная, как тяжело это слышать племяннице.-Тебе не нужно возвращаться на восток. Ты с детьми всегда можешь переехать ко мне.- продолжал Арт, зная, что Сара его почти не слушает.- Ты станешь богатой женщиной. Тебе дадут хорошую цену за ранчо и за скот. Может быть, ты даже подумаешь, чтобы найти себе мужа. В смысле, если ты выйдешь замуж, они не смогут вынудить тебя продать ранчо.
Сара почувствовала, как резко увлажнились глаза.- Я уже сделала так однажды, дядя Арт, и я не хочу повторять это снова. Если я должна все потерять , я потеряю все одна… в следующий раз если я и выйду замуж, то только по любви.
Арт хотел обнять племянницу, но она отвернулась от него. В этом жесте отражалась вся гордость их рода. Он ушел в дом, чтобы там дождаться всех остальных.
Пока Сара разговаривала с дядей, Дэвлин стояла в тени дома. Она не хотела подслушивать, но к тому времени, как поняла, что у них личный разговор, было уже поздно обнаруживать себя, чтобы никого не смутить.
Она видела, как Сара, думая, что она одна, грустно опустила плечи. Она бы никому не позволила видеть себя такой, но в одиночестве можно было ссутулиться под тяжким бременем навалившихся невзгод. Дэв слышала много историй об этой женщине. Она смогла одна пережить страшную зиму. Все, что они видели на ранчо, было сделано ее руками. А теперь она должна от всего этого отказаться только потому, что она не носит брюк и на поясе у нее не висит шестизарядник.
Дэвлин неловко откашлялась, делая вид, что она только что вышла из-за дома. Сара резко обернулась, как будто специально ждала наездницу, чтобы поговорить.
-А у вас здесь хорошо,- нерешительно начала Дэвлин, силясь придумать, как можно начать светскую беседу.
-Поспешите на собрание, и может быть, ранчо достанется вам по дешевке,- горько сказала она.
Увидев шок на лице наездницы, Сара устыдилась.
-Господи, простите меня! Я не имею права так с вами разговаривать… простите мою грубость.
Губы Дэвлин чуть дрогнули в улыбке.- Я понимаю… не извиняйтесь за правду.
Сара уронила голову на грудь. Закрыв глаза, она подставила лицо теплому ветерку. Слезы готовы были сорваться с ресниц, но она поклялась, что не будет плакать. Она обещала себе, что не доставит своими слезами радости этим людям.
-Я пропущу пору подрастания кедров. Момент, когда они становятся сильными и большими, и пригибаются к земле от порывов штормового ветра.- задумчиво сказала молодая женщина.
-Пригибаются, но никогда не ломаются,- вдруг сказала Дэвлин.
Сара посмотрела на наездницу, до конца не понимая, почему же ей так хочется, чтобы эта загадочная женщина крепко-крепко ее обняла своими сильными руками. Дэвлин заглянула глубоко в изумрудные глаза. На удивление щеки Сары окрасились легким румянцем. Наездница видела, что Сара почти готова заплакать, и мысленно поаплодировала её умению держать себя. В ее глазах стояла невыразимая печаль. Что будет, если все, чем она жила, вся ее работа будут украдены Джоном Монтгомери и его прихлебателями?
-Ну вот… я согнута, но не позволю им увидеть, как я ломаюсь.- Сказала Сара, входя в дом в сопровождении наездницы.
Сара засуетилась вокруг стола как добрая маленькая хозяйка. Она взглянула на Дэвлин, женщина усмехнулась, заметив отчаянную чертинку в глазах «южной красавицы». Она открыла большую коробку и предложила всем мужчинам по сигаре. Даже поднесла дяде лучину, чтобы прикурить.
Арт наблюдал за племянницей и недоумевал. Неужто от напряжения бедняжка повредилась рассудком? Она вела себя как самая настоящая «южная красотка», которой она на самом деле не является, порхала по комнате , предлагая всем то сигары, то кофе. Он подозрительно прищурился, побаиваясь пить кофе, особенно после того, как она подскочила к нему с огоньком.
Сара достала из буфета бутылку виски, разлила всем по стаканам, включая себя, к огромному изумлению Дэвлин. Резво подняла стакан, подавшись к группе сидящих за столом людей.
-Джентльмены… мисс Браун… за будущее!
Большая часть мужчин едва не подавилась от удивления, другие же ужасно смутились. Не упустив ни одного удивленного взгляда, Сара рывком в один глоток выпила виски и, удовлетворенно ухмыляясь, уставилась на собравшихся.
Дэвлин внимательно следила за ней, спокойно наслаждаясь напитком. Матерь божья, у нее лицо ангела, а характер шлюхи… да она скорее убила бы своего старика, прежде чем позволила бы перевезти себя к нему!
Наездница перепробовала за свою жизнь много спиртных напитков, но этот виски был лучший, что когда-либо попадал ей на язык. Очевидно, удовольствие отразилось на ее лице.
-Вам понравился Кентуккийский бурбон, мисс Браун?- спросила Сара наездницу.
Дэвлин широко улыбнулась, обнажая белые зубы,- Я раньше никогда не пробовала, мэм, но это лучшее из всего, что я пила, чем бы ни являлся этот напиток.
Сара свободно рассмеялась, откинув назад голову. Кажется, она не потеряла своего чувства юмора.
-Ну, я покидаю вас, чтобы вы смогли спокойно побеседовать,- сказала молодая женщина. Она легко сжала руку дяди и поймала на себе взгляд Дэвлин. Улыбнувшись небесно-голубым глазам, она развернулась и покинула дом с такой грацией, что ей позавидовала бы любая королева.
Дэвлин была ошеломлена. Искренний смех женщины заполнил все ее существо. Господи, до чего же она хороша! Она вот-вот потеряет все, что у нее есть, но выходит отсюда словно королева с парадной аудиенции.
От ее улыбки Дэвлин непроизвольно дернулась и пошире расставила ноги под столом, потому как ниже живота температура ее тела резко подскочила. В тот момент, наездница поняла, что готова пожертвовать почти всем, чтобы еще раз увидеть ее улыбку… услышать этот смех… даже готова была работать на Добл Дьюс. Работать не женщину.
Нет, нет и нет… о чем, черт тебя дери, ты думаешь, женщина?! Проклятье, ты позволяешь думать за тебя не голове, а тому, что у тебя между ног! Отлично, она красавица, возможно даже, что в постели она настоящий фейерверк, но она леди, а не шлюха! Ничто не заставит ее когда-нибудь позволить тебе прикоснуться к ней, так о чем ты тогда размечталась?
-Эта девочка собрала отличный стол,- заметил Монтгомери.
Девочка?! Урод, эта девочка продержалась здесь одна целых пять месяцев… самых суровых месяцев в году! Видел новый загон? Думаешь, его сделал этот маленький мальчик, ее сын? А лошадей в загоне видел? Ты думаешь, они сами себя подковывали? Боже мой, да она пережила самую страшную зиму за последние пятьдесят лет, одна, без целого полка лизоблюдов, которыми ты себя окружил!
Кровь закипела в голове Дэвлин. Она хотела сию же минуту растерзать кого-нибудь, кого-нибудь очень плохого. И сделать это с чувством, с толком, с расстановкой, как учили ее индейцы. Она провела рукой по лицу и сделала глубокий вдох.
-М-р Винстон,- прошептала она старику по правую руку от нее,- я передумала.

Сара наблюдала, как открылась входная дверь и из нее цепочкой потянулись хмурые люди. Хмурились почти все, кроме ее дяди и наездника по имени Хэнк. Они, напротив, улыбались до ушей.
-Спасибо за прекрасный день, миссис Толливер. Это было… э…- Гигант покосился на Дэвлин,- это было поучающе.
Мужчины один за другим, пожимали Саре руку.
-Ты спасена, дорогая,- сказал ей дядя,- Встречай своего нового загонщика.
Сара посмотрела на Хэнка. Улыбка на его лице по-прежнему сияла. Арт выудил откуда-то из-за спины Дэвлин и подтолкнул ее вперед. Наездница, наконец, подняла голову. Учтиво коснувшись своей шляпы, она покраснела.
-Мэм,- единственное, что сказала Дэвлин.
На лице Сары отразилось неприкрытое удивление, но чувство счастья очень быстро пересилило его. Она улыбнулась наезднице, заставляя ту еще больше залиться краской.
-Спасибо, мисс Браун,- сказала она.
- Да, мэм,- ответила Дэв.
Сара еще немного поговорила с дядей, и он уехал. Остальные наездники, слегка захмелевшие от пива, уезжать не торопились. Дэвлин деловито расседлала свою лошадь и отнесла седло в сарай. Вернувшись, она неторопливо прошлась мимо наездников, стараясь подметить, воспринимают ли они ее работу в серьез. Ведь м-р Винстон просил не только присматривать за ранчо, но и присматривать за его неугомонной племянницей.
Сара пожелала всем спокойной ночи, между делом легко отвергая навязчивые авансы мужчин. Уже в дверях она услышала визгливый голос только что отвергнутого подвыпившего наездника, и повернулась к ним.
-Дэв? Здесь? Точно лиса, поставленная следить за курятником!
Дэвлин вынырнула из тени и коснулась плеча говорившего. Когда мужчина развернулся, Дэвлин была в полной боевой готовности. Удар не заставил себя ждать. Ее правая рука с глухим звуком ударилась о нос наездника. Его взгляд смешался, а через секунду подкосились и колени, получившие , наконец, сигнал от его замутненного алкоголем мозга.
Наездники захохотали . Дэвлин прошла мимо Сары, которая с интересом наблюдала за развитием событий, зачерпнула из бочки полный ковш воды и бесцеремонно плеснула ее в лицо несостоявшегося насмешника, пребывающего в бессознательном состоянии.
Посмеиваясь и покачивая головами, загонщики сели на лошадей, бросили поперек седла поверженного товарища, и уехали восвояси.
Сара посмотрела на высокую наездницу, поймала ее взгляд и вдруг почувствовала себя неуютно рядом с Дэвлин.
-Вам нужно собрать какие-то вещи… в смысле, хотите уже завтра приступить к работе?- спросила Сара.
-Все, что мне нужно при мне, миссис Толливер. Я лягу спать в сарае и…
-О, нет. То есть, у нас есть комната в задней части дома. Правда не такая большая, как трактир у дяди.- женщина улыбнулась,- но ведь и я никогда не думала, что придется нанимать загонщика.
-Думаю, нам нужно кое-что прояснить, миссис Толливер. Я работаю на вашего дядю. И я бы предпочла, чтобы вы не говорили всем подряд, что это ВЫ наняли меня.- Дэвлин, чуть прищурившись, прямо смотрела в глаза женщине.
Сара открыла было рот, чтобы ответить, но тут же его закрыла. Спокойно, Сара… тебе нужна эта женщина. - Должна признать, я несколько удивлена этим заявлением. Вам не нравится работать на женщину… кто, по вашему, будет оплачивать вашу работу, мисс Браун? Вы можете получать деньги из рук моего дяди, но, слава Богу, эти деньги будут с моего счета в банке! Я думала, будет по другому… вы ведь женщина, не так ли?
Вот это было пожалуй лишним, но удержать свой характер в узде Сара уже не могла. Она поняла, что погорячилась, когда брови Дэвлин изогнулись самым опасно-соблазнительным образом, а пристальный взгляд синих глаз замер на ее лице. Наездница пару раз шагнула вперед, сокращая расстояние между ними до нескольких дюймов, всем своим внушительным ростом возвышаясь над Сарой.
Глаза Дэвлин стали ледяными , голос понизился почти до рыка.- Да, я женщина, миссис Толливер. Женщина, которая не будет думать дважды, прежде чем в честной драке убить человека, или перекинуть через колени взрослую женщину, которая ведет себя как ребенок. Так что, если хотите, чтобы я работала на этом ранчо, давайте притворяться и говорить, что я работаю на вашего дядю, хорошо?
Если бы Дэв не была так рассержена, она бы всласть посмеялась над выражением лица Сары. Сара выглядела так, будто пыталась разрешить для себя дилемму: залепить ли ей пощечину наезднице, или попросту плюнуть ей в глаз. Видно, ни то ни другое не пришлось ей по душе, Сара резко развернулась и ушла в дом.
-Идите за мной,- кратко бросила она. Потом остановилась, глубоко вдохнула,- … пожалуйста.
Дэв усмехнулась ей в спину, наслаждаясь тем, что ситуация с женщиной не вышла из-под контроля. Она чувствовала себя, как рыба, вынутая из воды, запинаясь и теряясь, словно влюбленная школьница. Эта женщина с изумрудными глазами, без сомнения, была настоящим подарком. Правда, только тогда, когда не обращалась с ней как с простым наемным рабочим.
Наездница осмотрелась в комнате, в которую ее привели. Здесь легко могли бы разместиться несколько человек. С тех пор, как она оказалась по ту сторону закона, у нее не было комнаты, которую можно было бы назвать своей. Приходилось останавливаться либо в гостиницах, либо в борделях, а то и вовсе под открытым небом.
А Сара к тому времени уже немного остыла. Быстро поняла, что не имела права так давить на наездницу. Дэвлин не поддастся на запугивания ее острого язычка, и не будет очарована парой взмахов ресниц. Сара столько времени прожила, имея дело исключительно с мужчинами, что уже и забыла, как это- иметь дело с женщиной. Пока результаты не радовали.
-Мисс Браун?
-Да, миссис Толливер?- отозвалась Дэвлин.
-За что вы ударили того загонщика… это из-за того, что он сказал?- поинтересовалась Сара.
-Мне плевать, что обо мне говорят люди… я слышала и не такое. Но когда это выставляется на показ… ну, знаете, есть такая штука, как девичья честь…- она смутилась и замолчала. Черт! Как ей удается одним своим взглядом так смутить меня?
Дэвлин оценивающе прошлась взглядом вверх-вниз по стройной фигурке Сары.- Не говорите мне, что из-за вас еще никто никогда не дрался.- сказала наездница, ухмыльнувшись.
Сара смотрела прямо в наэлектризованные глаза наездницы. Из-за меня, да… для меня… никогда.
Казалось, что две женщины стояли почти касаясь друг друга грудью и пристально глядя друг другу в глаза целую вечность, но на самом деле прошло всего несколько секунд. Дэв первая не выдержала, подошла к двери, открыла.
-Пойду лучше проверю стадо,- сказала она.
-Я с вами,- ответила Сара, покидая комнату.
-Я здесь для этого и нахожусь… теперь это моя работа.
-Но не в темноте же? Здесь опасно, если не знать, куда ехать.
Дэвлин изогнула бровь , превратившись вся в слух, и Саре пришлось дать ей исчерпывающую информацию.
Когда Альто была уже оседлана, Сара вышла к наезднице.
-Вы уверены, что вам не надо нарисовать карту или что-нибудь в этом роде… как вы будете ориентироваться?- спросила молодая женщина.
-У меня много талантов, миссис Толливер,- ответила Дэвлин, приподнимая шляпу и понижая на октаву голос.
От этого взгляда у Сары потяжелело внизу живота и стало горячо между ног. Я не сомневаюсь, мисс Браун… вот ни капельки не сомневаюсь!

Дэвлин толкнула дверь в комнату в задней части дома и зажгла лампу на маленьком деревянном столике возле кровати. У стены стоял небольшой комод, точно такой же, как у Сары. Дэвлин опустилась на колени и выдвинула ящик. В ящике, аккуратно сложенные, лежали несколько стопок рубашек, а поверх них непочатая бутылка Кентуккийского бурбона. Дэвлин даже растерялась, не зная как поступить: собрать все и бросить Саре в лицо, или обнять ее и никогда не отпускать.
Она взяла бутылку, швырнула шляпу на стул и вытащила из кармана рулончик пергамента. Открыв бурбон, она сделала большой глоток, чувствуя, как прохладный напиток сочится по ее горлу и согревает теплом живот. Устроившись на кровати, она подставила бумагу к свету. Медленно сосредоточенно стала читать вслух.
Я могу разговаривать только с ночным небом… некому больше разделить мою радость и мои слезы.
Я бы хотела, чтобы был на свете тот самый… а иногда по ночам хочу, чтобы был хоть кто-то.
Все мои мысли о темном воине, скачущем на золотой лошади.
Однажды воин прискачет из-за гор, обнимет меня, и в его сильных руках я почувствую себя в безопасности.
Я буду ждать вечно… ждать моего темного воина…
Дэв нежно провела пальцами по выцветшему потертому пергаменту. Ее рука задержалась на месте, где чернила были размыты влагой одной единственной сорвавшейся слезы. Она развернула следующий листок и начала читать, замечая, как ее пальцы сталь чуть подрагивать.
Никто никогда не владел моим сердцем… не владел так, как я об этом мечтала…
Наверное, это неправильно мечтать о возлюбленном, который бы покорил мое сердце так же, как и мое тело?
Слишком долго я ждала воина моей души… наверное, мне суждено всегда быть одной,
Смотреть на звезды и слушать шепот ветра в кронах деревьев…
Все, к чему стремится мое сердце, здесь; я держу все в моих руках,
Но все же, это значит так мало, когда не с кем это разделить.

Дэв отстегнула шпоры, скинула сапоги и вздохом загасила свечу. Тело ныло от усталости, глаза под закрытыми веками горели, но все же сон пришел не скоро. Стоило наезднице заснуть, как во сне ей снова явилось чудесное видение, только теперь у этого ведения были длинные светлые волосы и прекрасные зеленые глаза.

Прошло больше часа с тех пор, как рассвело, когда Сара нехотя выбралась из теплой постели. В такие дни ей хотелось, чтобы не было никаких забот и обязанностей, хотелось накрыться с головой одеялом и не вставать, пока солнце не поднимется высоко в небо. Но, ничего не поделаешь, нужно было накормить несколько голодных ртов и переделать массу дел на ранчо.
- Хотя… если бы мисс Дэвлин Браун мне позволила…- вслух размечталась Сара.
Умывшись, она расчесала волосы и стянула их шнурком в хвост. Она знала, что вчера вела себя как невоспитанное дитя, и искренне надеялась, что бутылка отменного виски, любимого виски ее отца, будет воспринято наездницей, как предложение мира.
Ночью она сидела на кровати и прислушивалась к каждому шороху, пока, наконец, не услышала стук копыт: Дэвлин вернулась и отвела лошадь в загон. После этого она на удивление быстро заснула, зная, что теперь она под защитой. От этой мысли она сперва ощетинилась. Как это так, ведь о ней не нужно заботиться. Но потом, поразмыслив, она вспомнила, как светились праведным гневом голубые глаза наездницы, когда тот мужчина приставал к Саре, вспомнила ее взгляд, перед тем, как кулак наездницы впечатался в лицо мужчины. В глубине души, ей было приятно чувствовать заботу о себе, даже если она еще и не призналась себе в этом.
Дверь дома открылась и Дэвлин замерла с седлом и попоной в руках. Солнце еще только-только поднималось над горами, так что долина была еще окутана тьмой. Сара спустилась с крыльца и подошла к наезднице, вытирая руки о маленькое полотенце. Похоже, обе женщины не знали, что сказать друг другу.
-Вы хотя бы позавтракаете с нами, мисс Браун?- неловко спросила Сара.
Дэв вдохнула соблазнительный аромат, доносящийся из кухни, и ее желудок громко заурчал. Она усмехнулась.- Да, мэм.
Входя в дом, и Сара, и Дэвлин облегченно вздохнули. Перемирие между ними окончательно закрепилось.

Наездница так вкусно не ела с тех пор, как останавливалась в отеле в Канзас-сити. Ветчина, яйца, бисквиты с соусом. Еще чуть-чуть и она не пролезла бы в дверь. Дэв сидела за столом, пила маленькими глоточками кофе и смотрела на женщину, которая добродушно поддразнивала своих детей.
Дэв не привыкла к длительным беседам, и поначалу постоянная болтовня Сары раздражала ее, но теперь, сидя за столом вместе с ее семьей, женщина с удовольствием наблюдала за ними, голос молодой женщины и ее звонкий смех проливались бальзамом на сердце наездницы.
-Чем вы сегодня займетесь, мисс Браун?- Сара посмотрела через стол на наездницу.
-Несколько коров скоро отелятся. Я отведу их на пастбище на вершине холма. Надо удостовериться, что в округе нет волков или рысей. Да и не сунутся они, если увидят человека рядом со стадом.- Она сделала глоток кофе.- Может понадобиться помощь… ты сможешь, мальчик?- Дэв посмотрела на Мэтью.
Глаза Мэта загорелись и он повернулся к матери- Мам, можно?- взволнованно спросил он.
-Конечно, можно, но только если ты будешь во всем слушаться мисс Браун.- Сара вопросительно взглянула на Дэвлин.- Вы присмотрите за ним?
Дэв в один глоток допила кофе и взъерошила волосы мальчика,- Еще кто за кем будет присматривать,- сказала она, вставая,- Мадам,- почтительно кивнула она Сарае, собирая волосы под шляпу.
-Ты идешь, мальчик?- Мэтью тут же вскочил и в припрыжку побежал за скрывшейся в дверном проеме наездницей.
Сара пристегнула к седлу сына сумку с едой,- Делай все, как тебе скажет мисс Браун, ясно, Мэтью?
-Хорошо, мам,- ответил мальчик и пришпорил свою лошадь, чтобы догнать наездницу.
-Она дала тебе последние инструкции?- усмехнулась Дэвлин.
-Ага, сказала, чтобы я во всем слушался вас, мисс Браун,- ответил Мэт.
-Мудрая женщина… только не называй меня мисс Браун, а то я чувствую себя школьной учительницей,- Дэв посмотрела на парня и изогнула черную бровь.
-Но мама зовет вас мисс Браун,- чуть смутившись, сказал Мэт.
-Ну…- Дэв на секунду задумалась,- наверное, это потому, что она леди,- ответила она.
-Вы тоже леди,- теперь мальчик совсем растерялся.
Дэв откинула голову назад и с удовольствием рассмеялась. Посмотрела на зардевшегося от смущения мальчика и засмеялась еще пуще. Дружески хлопнув его по плечу, женщина улыбнулась как Чеширский кот.
-Поверь мне, сынок… я не леди!

В полдень наездница и ее помощник решили устроить передышку. Дэвлин должна была признать, мальчик вырастет хорошим скотоводом. Он усердно работал и ни разу не пожаловался. А еще наездница оценила его молчаливость. В этом он был так не похож на мать.
Они выбрали место в тени деревьев и распаковали еду.
-Твоя мама всегда так готовит?- спросила Дэвлин, удобно устроившись под раскидистым дубом.
-Ага,- ответил Мэтью с набитым ртом,- Вкусно, да?
-Чертовски вкусно,- отозвалась она. Вдруг усмехнулась и посмотрела на мальчика.
-Не начинай выражаться как я, а то твоя мама разрядит в меня свой Винчестер, с нее станется.
Мэтью засмеялся. Он пил из своей фляжки и из-под тишка разглядывал темноволосую женщину. Все его тело ныло от работы, но он ни за что не признался бы в этом наезднице. Ему нравилось проводить с ней время почти так же, как нравилось проводить его с отцом. Было в этой женщине что-то такое, от чего он чувствовал себя свободным в ее компании. Он знал, что с ней придется работать, пока не упадешь от усталости, но в то же время, с ней было спокойно и радостно.
Дэв прикрыла глаза, но все еще чувствовала на себе взгляд мальчика. Этот парень был отличный работник. И наверняка вырастет в крепкого мужчину.
Внезапно раздался приглушенный звук выстрела. Дэвлин моментально вскочила на ноги, прислушиваясь. Мальчик вопросительно взглянул на нее и тоже встал.
-Быстро в седло,- отрывисто бросила она.
Дважды повторять не пришлось, оба вскочили на лошадей и во весь опор понеслись к дому. Альто пошла в галоп и быстро оторвалась от черного жеребца Мэтью. Как будто лошадь чувствовала беспокойство своей наездницы. Дэвлин сразу же узнала звук выстрела винтовки Винчестер.

Перед самым домом Дэвлин с силой натянула поводья. Из-под копыт лошади вырвался фонтан грязи и гравия. Наездница и ее помощник находились не слишком далеко от дома. Но Сара уже успела зачехлить винтовку.
Дэвлин легко перекинула правую ногу через голову Альто и спрыгнула с седла. Сара и Ханна все еще стояли, удивленные внезапным появлением наездников. Дэвлин сначала заглянула в глаза Саре, а потом проследила за ее взглядом. Возле клетки с цыплятами она и нашла преступника, из-за которого случилось столько шума. Дэв подошла и носком сапога легонько пнула мертвую лису. Потом присела на корточки и присвистнула через зубы.
-О, Господи, женщина… вы уложили ее прямо промеж глаз,- уважительно протянула Дэвлин.
Наездница приподняла лису за загривок и Ханна робко подошла, чтобы лучше рассмотреть.
Сара победно улыбнулась. Дэвлин удивила ее своим молниеносным галопом через все ранчо, но по этому поводу она решила промолчать. Удивительно, но рядом с наездницей она чувствовала себя очень спокойно. Хоть это, как ни парадоксально, и заставляло ее нервничать. И еще от похвалы Дэвлин Сара почувствовала что-то, что пока сама не могла понять. Как будто она была польщена словами наездницы.
От этой мысли щеки Сары вспыхнули, и она поспешила отвернуться, но Дэвлин все равно успела заметить ее румянец.
-Вопреки распространенному мнению, мисс Браун, я не так беспомощна как кажусь,- сказала Сара, уходя в дом.
Дэв так и застыла, переваривая слова женщины и держа несчастную лису за шкирку.
-Теперь ты понимаешь, мальчик, почему я сказала тебе не ругаться в присутствии матери?- спросила она.
-Ага,- Мэтью усмехнулся.- а здорово она ее уложила, да?
Наездница несколько раз перевела взгляд с двери дома на дырку между лисьих глаз.
-Мальчик, даже не говори матери, что я ругалась при тебе! – Дэв широко улыбнулась и подмигнула парню. Еще раз присвистнула и пошла снимать с лисы шкуру.

День клонился к вечеру, Дэвлин и Мэт вернулись с пастбища, куда загнали коров на отел. Наездница показывала Мэту как выделать лисью шкуру. Позади раздался голос Сары с явными нотками беспокойства.
-Мисс Браун…. Кажется, у нас гости,- Сара остановилась рядом и смотрела через поле.
Дэв даже не посмотрела в тут сторону, продолжая невозмутимо скоблить шкурку.
-Да… они там уже довольно долго. Наверное, пытаются понять, можно ли здесь проехать без приключений. – Наездница посмотрела на Сару и в ее голубых глазах запрыгали чертенята.- Видать, тоже наслышаны о вашей меткости при стрельбе из Винчестера.- Поддразнила она и вернулась к работе.
Сара слегка улыбнулась,- То есть вы не волнуетесь на их счет?
-Нет, мадам… это Кокто. Вероятно, они хотят поторговать… может быть, выменять немного говядины.
-У нас большие запасы,- начала Сара,- если они голодны, мы могли бы дать им мяса просто так…
-Нет,- быстро сказала Дэвлин, гораздо резче, чем хотела. Она встала и попыталась объяснить спокойным голосом.
-Они все равно не примут… это будет похоже на милосердную подачку. Кокто всегда торгуют или меняются. Если вы им что-то даете, она обязательно должны дать вам что-то равноценное взамен. А если вы дадите Кокто что-то, что они не смогут возместить в должной мере, для них это будет большим оскорблением. Они скорее уйдут голодными, чем примут от вас подарок.
-Но это бессмысленно!- не подумав, воскликнула Сара.
Дэвлин посмотрела на женщину и горячо заговорила.
-Для них в этом есть смысл. Зато для них бессмысленно то, что в их мир вторглись белые люди, поубивали всех бизонов, свободных и многочисленных животных, заменили их мелким рогатым скотом, за которым к тому же еще и приходится ухаживать. Для них нет смысла в том, что белые люди наставили везде заборов, оградив от них земли, которые принадлежали им испокон веков. И что для них совершенно бессмысленно, так это то, что белые люди пытаются изменить саму природу.
Пока Дэвлин говорила, она, не отрываясь, смотрела в глаза Саре. Женщина видела в этих глазах синие всполохи гнева и поняла, какую глупость только что сказала.
Сара убрала от глаз светлую прядь волос и виновато посмотрела на Дэвлин.
-Простите… я сказала так, не подумав. Наверное, это было довольно высокомерно,- проговорила она.
Стоило Саре сказать это, как взгляд Дэвлин смягчился. Она смотрела на ангельское лицо женщины, и, кажется, даже ее сердце замерло в восхищении. Две льдинки ее глаз растаяли и превратились в два небесно-голубых омута. Лицо просветлело, и губы чуть дрогнули в однобокой полуулыбке. Сара стояла перед ней с таким торжественно-смущенным выражением на лице, что Дэвлин не смогла отказать себе в удовольствии чуть-чуть поддразнить ее.
- Наверное, трудно угнаться мыслью за потоком слов, когда так много говоришь,- Ухмыльнулась Дэвлин, учтиво приподнимая шляпу.
Сара открыла было рот, чтобы сказать ей в ответ что-нибудь этакое, но звук не шел, рот пришлось закрыть. Она посмотрела на Дэвлин, женщина радостно улыбалась. В первый раз она видела на лице наездницы такую искрящуюся улыбку, ее сердце немедленно затрепетало. Она просто великолепна, когда вот так улыбается. Обворожительна и потрясающе красива.
Сара прогнала непрошенную мысль из головы и хлопнула Дэвлин по руке.
-Очень смешно… вы не будете так улыбаться, когда вам самой придется готовить себе завтрак!- она засмеялась и ушла к загону.
Матерь Божья… это она что, сейчас ударила меня? Дэв просто опешила, но в тот же миг услышала, как сама же смеется над произошедшим, и бодрой походкой направилась за Сарой.
-Чего они ждут?- спросила Сара, прислоняясь к теплому дереву загона и чувствуя присутствие Дэвлин за спиной.
-Приглашения. Они не подойдут, если им не рады.—Дэв посмотрела вниз на Сару.- Кокто очень щепетильны в этом вопросе. Если бы не заметили меня, то вообще бы не подошли сюда… тем более не подойдут к дому, пока не узнают вас.
-А как же узнать, с хорошими намерениями они пришли или с плохими?- спросила Сара.
Дэвлин снова взглянула на Сару, теперь ее брови были нахмурены.
-Когда увидите, сразу и узнаете,- ответила она.- Ну, так что, вы хотите познакомиться с вашими соседями?
-Да, конечно,- с энтузиазмом закивала Сара.
Дэвлин позволила себе улыбнуться, пока Сара смотрела в другую сторону. Ей нравился добродушный настрой Сары. Женщина сняла шляпу и приглашающе помахала ей в воздухе.

0

3

-Кинтакия,- сказала Дэвлин старшему из мужчин в группе.
-Кинтакия, Красный Сокол,- ответил старик.
Сара с открытым ртом наблюдала за беседой наездницы и пожилого мужчины из группы индейцев. Она и раньше подозревала, что эта женщина знает всех и каждого на территории штата Оклахома, теперь она в этом могла воочию убедиться.
-Ко ах тай Сара Толливер,- представила она молодую женщимну.
-Закройте рот и скажите «здравствуйте»,- снова поддразнила она Сару.
-З-здравствуйте…- пробормотала Сара.
-На их языке… кинтакия,- Дэв медленно проговорила незнакомое слово.
Сара старательно повторила слово, обращаясь к старшему и лучезарно улыбнулась ему.
-Красный Сокол, киа тай но си ах скво,- с улыбкой сказал Дэвлин мужчина, вызвав смех у всех остальных его соплеменников.
Дэвлин быстро посмотрела на Сару и снова перевела взгляд на индейцев, ее лицо залилось краской.
-Что он сказал?- спросила Сара, замечая, как мучительно покраснела наездница.
-Он просто пытается шутить,- коротко ответила Дэвлин.
Сзади послышался шорох, Сара обернулась и увидела, что в дверях дома стоят дети. Они, также как минуту назад она, стояли и смотрели на происходящее с раскрытыми ртами. Сара подозвала их к себе и Дэвлин представила Мэтью. И почему-то абсолютно проигнорировала Ханну, которая несмело цеплялась за юбку Сары.
Юный индеец не на много старше Мэтью подъехал ближе и уставился на мальчика сверху вниз. Глаза индейца замерли на ноже Мэтью, что висел у него на поясе. Мэт как раз только вчера прикрепил его туда, как показала ему Дэв.
Женщина заметила любопытство мальчиков.
-Подойди, мальчик,- позвала она, поставив Мэтью перед собой и положив руки ему на плечи.
-Ко эс риса ту э мэй,- сказала Дэвлин показывая на нож Мэта.
Индеец был еще молод и изо всех сил старался скрыть смущение.
-Ато,- он кивнул наезднице.
-Он хочет меняться на твой нож, мальчик,- Сказала женщина Мэту.
-На что?- спросил Мэт.
-А это уж ты решай. Посмотри, нет ли у него чего-нибудь, чего бы ты хотел взамен своего ножа.
Дэвлин говорила совершенно спокойно, лицо не выражало почти никаких эмоций. Было похоже, что она просто отрешенно переводит с одного языка на другой и обратно. Для этих людей было очень важно, чтобы мальчик в возрасте Мэтью мог самостоятельно совершить эффективный обмен. А для наездницы было важно, что эти люди относятся к Мэтью серьезно.
-У него хороший ремень,- наконец, сказал Мэт.
-Ты думаешь, этого достаточно за твой нож?- спросила Дэвлин.
-Ну, я не думаю, что когда-нибудь смогу сделать такой сам,- ответил мальчик.
Дэв понравился ход мысли Мэта. Хороший обмен нужен не только, чтобы получить что-то, в чем ты нуждаешься, но и для того, чтобы получить то, что ты не сможешь достать другим путем. Пройдет много лет, прежде чем Мэт научится сам делать такие пояса. А этому мальчику пояс наверняка достался от матери или от сестры. С другой стороны, металлический нож для индейца был редкостью, потому что ни один магазин не продал бы им такого, даже если бы у них били с собой деньги.
-Вытащи нож и скажи «ато»… это значит «да»,- сказала Дэвлин. Мальчик тут же в точности исполнил ее инструкции.
Молодой индеец улыбнулся, соскочил с лошади и вытянул вперед обе руки ладонями вверх.
-Он хочет знать, на что ты хочешь меняться,- перевела его жест Дэвлин.
Мэт показал на кожаный пояс на бедрах индейца.
Молодой индеец широко улыбнулся,- Тэ о нох атай,- сказал он, показывая на свой пояс,- Ки ах мена… риса ту а мэй,- закончил он, указав на нож.
-Он хочет знать, почему он должен менять этот замечательный подарок его кузины на твой нож,- перевела Дэвлин слова индейского мальчика.
Мэтью не знал, что сказать на это, но ему не хотелось выглядеть так, будто он просит поддержки у наездницы. Он не имел ни малейшего представления, как обращаться с индейцами.
-Ты должен показать ему, что это хороший нож… покажи ему, что он острый.- объяснила Дэвлин.- Вытяни вперед руку и легко полосни по ладони. Он хочет увидеть, как нож оставит порез.
Как только Дэвлин произнесла эти слова, Сара тут же сделала несколько шагов вперед, чтобы остановить сына. Дэв резко вытянула руку и схватила Сару повыше запястья, чтобы задержать ее. Сара уставилась на наездницу, но Дэв даже не посмотрела в ее сторону. Она осторожно пожала ее запястье, но не отпустила, только ослабила чуть-чуть хватку. Дэв пыталась сосредоточиться на происходящем, но все мысли ее вращались вокруг ощущений в кончиках пальцев, на мягкой теплой коже под ними.
Сара была поражена, когда Дэвлин сказала ее сыну порезать собственную ладонь, и хотела помешать ему. Но Дэвлин схватила ее за руку и не дала сделать больше ни шагу. Первым ее порывом было вырваться из захвата наездницы, но когда та нежно пожала ее руку, возмущенный возглас застрял в горле, так и не вырвавшись наружу. Сара пыталась не отвлекаться на ощущения теплой руки Дэвлин на своем запястье, а когда Мэтью полоснул ножом по руке, она и вовсе вырвалась и сама схватила Дэвлин за руку, переплетая свои пальцы с ее.
Пожилой индеец одобрительно кивнул, глядя на Мэтью, а наездница судорожно вдохнула воздух, боясь шевельнуться, чтобы нежные пальцы Сары не выскользнули из ее ладони. Когда мальчики обменялись, маленькая рука в ладони наездницы чуть расслабилась, но не делала никаких движений, чтобы вырваться.
Дэвлин тряхнула головой, чтобы сфокусироваться.
-Теперь протяни ему руку и пожми ее чуть выше запястья,- сказала Дэвлин Мэту.
После рукопожатия сделка считалась завершенной, и обоих мальчиков поздравили с успешным обменом. Старший из индейцев заметил, что Сара и Дэвлин держатся за руки.
-Красный Сокол, киа тэй но си ах скво… но тэй ахна?- сказал индеец Дэвлин, и снова все его спутники заулыбались.
На этот раз Дэвлин не покраснела, а наоборот приосанилась, чувствуя руку Сары в своей руке. Она прямо посмотрела в глаза индейцу и ответила:
-Но ата ва,- она ткнула себя в грудь пальцем и как-то диковато улыбнулась,- скво кисо ома э тэй.- продолжала она, обводя рукой всех индейцев,- Ту ах коматэй, скво… тэ ах Красный сокол.
Сара наблюдала за разговором и шестым чувством понимала, что речь идет о ней, но при этом ни слова не разобрала. Казалось, Дэвлин вполне владеет ситуацией. Вдруг глаза молодой женщины зажглись пониманием. Она видела жадные взгляды, что бросали на нее индейцы, следила за языком тела наездницы. В ее голосе слышались собственнические нотки. Не нужно было знать язык, чтобы понять, в чем дело. Наездница выбрала самый эффективный способ, чтобы объяснить этим людям, что Сара уже принадлежит кому-то.
Индейцы громко засмеялись, и один из мужчин постарше ободряюще хлопнул по спине молодого мускулистого парня, который пялился на нее все время.
-Красный Сокол, ома э тэй!- они снова засмеялись, теперь уже над смутившимся индейцем. Сосед снова хлопнул его, но теперь уже по руке, отчего парень болезненно поморщился.
Сара скользнула взглядом по его руке и чуть было не вскрикнула.
Рука Дэв сжалась вокруг ее ладони. Женщина тоже заметила, что парень ранен. Рукав разодранной рубашки пропитался кровью, а по тыльной стороне ладони стекало несколько тоненьких ручейков крови.
-Вы ранены,- с беспокойством в голосе сказала она.
Прежде чем Дэвлин успела удержать ее, Сара вырвала руку от наездницы и шагнула к раненому парню. Протянув руку, она осторожно ощупала края раны. На лице индейца отразился неподдельный ужас, она не знал, как поступить, но не решался отдернуть руку, чтобы не оскорбить добрую женщину. Его глаза умоляюще обратились к Дэвлин. Наездница подошла и нежно утянула Сару от него.
-Но…-Сара быстро переводила взгляд с Дэвлин на индейца,- ему нужна помощь.
Молодая женщина требовательно уставилась на наездницу, но та даже не попыталась объяснить.
-О, я знаю… Дайте-ка угадаю. Я не могу прикоснуться к нему, потому что я женщина!- воскликнула Сара, и краска гнева залила ее лицо. В глазах вспыхнули два зеленых огонька.
Дэвлин чуть не рассмеялась, видя это выражение праведного гнева. Господи Иисусе, Сара Толливер… что же ты со мной делаешь!
-Да, но не потому, о чем вы подумали,- спокойно объяснила Дэвлин.- Вы- незамужняя женщина. Он считает, что прикасаться к его ранам ниже вашего достоинства.
Дэвлин заметила по замешательству, отражающемуся на лице Сары, что женщина не совсем понимает ее. Наездница посмотрела на свои ботинки, тяжело сглотнула и вдруг почувствовала, что Сара снова схватилась за ее запястье.
-Миссис Толливер… Сара, эти люди относятся к женщинам с огромным уважением. Особенно к незамужним женщинам. – она не знала как еще объяснить.
Сара посмотрела в голубые глаза наездницы и смутилась оттого, что не смогла сдержаться. Глаза наездницы чуть прищурились, и Сара почувствовала, как ускорился пульс Дэвлин под ее пальцами. Глянула вниз, а она, оказывается, машинально поглаживает большим пальцем внутреннюю сторону запястья женщины.
У Дэвлин даже дыхание перехватило. Она перестала замечать, что творится вокруг, и только ощущала нежную кожу Сары на своей руке, ее едва чувствительное поглаживание. Дэвлин открыла рот, чтобы сказать что-нибудь, и увидела, что Сара смотрит на их руки, и прекрасно сознает, что ласкает руку наездницы. О, Боже, мысленно простонала Дэвлин, Она знает, но не останавливается.
Дэвлин поняла, что если она сейчас же что-нибудь не предпримет, то сделает что-то, что может скомпрометировать Сару, ее саму, или их обеих. С убийственной медлительностью Дэвлин высвободила свою руку, нехотя расставаясь с прикосновением Сары.
Все эти эмоции успели сменить друг друга за несколько секунд, но женщинам показалось, что прошла вечность. Одна из лошадей тряхнула головой, ее уздечка звякнула и вернула Сару с Дэвлин в реальность. Тут же вспомнился раненый индеец.
-Я- вдова… разве это не говорит о том, что хотя бы однажды я уже побывала замужем?- спросила Сара наездницу.
-Сейчас у вас нет мужчины… это все, что они видят.- ответила Дэв.
Сара усмехнулась и задиристо посмотрела на Дэвлин, изогнув одну бровь.
-А я думала, что вы прояснили эту ситуацию, когда сказали, что я принадлежу вам,- самодовольно проговорила она, счастливо наблюдая оторопь Дэвлин.
Наездница не знала, что возразить.- Я… э… но я…- она была в полной растерянности. Как она догадалась? Как она могла понять меня, когда я говорила индейцам, что женщина моя и ни с кем делить я ее не собираюсь? А она поняла, почему я это сделала?
-Все нормально… я понимаю. Иначе храбрые индейцы каждый день стучались бы в мою дверь, да?
Дэвлин вымученно улыбнулась.
-Ага,- хрипло сказала она, вдруг понимая как это приятно угодить красивой женщине.
-Кажется, он серьезно ранен. Есть какой-нибудь способ помочь ему?- спросила Сара.
Дэвлин поняла, что Сара не собирается сдаваться. Она повернулась к раненному индейцу.
-Коноа ват асай… то мэй сатах ни ох? – спросила Дэвлин, показывая ему, что нужно засучить рукав на раненой руке.
Индеец заговорил что-то наезднице, а Сара приподнялась на цыпочки и смотрела на него через плечо Дэвлин.
Дэв чувствовала теплое дыхание Сары у себя на шее, и по ее телу пробежали мурашки.
-Он сказал, что на их группу напал медведь, когда они вчера были на охоте. Животное зацепило его когтями. Он гордится тем, что сам убил этого медведя.- Сказала Дэвлин, не оборачиваясь на Сару.
-Когти медведя могли занести инфекцию… к тому же могут понадобиться швы.- ответила Сара.
-С травами я разберусь, а вот с ниткой и иголкой пожалуй не справлюсь.- сказала Дэвлин.
-Я справлюсь,- ответила молодая женщина,- Я много раз зашивала раны,- улыбнулась Сара.
-Отлично… теперь попробую его уговорить согласиться на помощь.- с сомнением в голосе проговорила наездница.
Дэвлин уговаривала индейца до посинения. Она льстила ему, даже умоляла, но парень ни в какую не соглашался принять помощь от женщины. Дэв даже засучила рукав и показала ему длинный тонкий шрам на своей руке.
-Что вы ему сказали?- поинтересовалась Сара.
-Я сказала, что вы зашивали мне руку, и я после этого осталась жива,- раздраженно сказала Дэвлин.
-Но я не зашивала,- возразила Сара.
Приподняв брови, Дэвлин устремила взгляд ввысь.
-Подыграйте мне, ладно?
-Ой,- Сара наконец поняла, в чем дело.
Дэвлин еще попререкалась с парнем, а потом, окончательно утратив терпение, которого и так то было не много, вскинула руки вверх и с чувством сказала:
-Ванта ноя эт ту мэй!- бросила она напоследок.
-Мне стоит услышать перевод?- осторожно спросила Сара.
-Я сказала ему, что его гордость когда-нибудь убьет его, - ответила Дэв.
В голову Саре пришла идея. Она хорошо знала, как можно сыграть на чувствах слишком гордых людей.
-Скажите ему, я не думаю, что он настоящий мужчина,- тихо сказала Сара наезднице.
Дэвлин посмотрела на нее, как на умалишенную.
-Видите тот чудный лук у него за спиной, миссис Толливер? Он там висит не просто так для красоты. Хотите увидеть, как из моей груди будет торчать его стрела?
-Этого не случится, если это скажу я, а вы просто переведете. Или вы больше беспокоитесь о том, что подумают об этом люди, которые уверены, что я принадлежу вам? – Сара скрестила на груди руки и вызывающе посмотрела на Дэвлин.
-Хорошо, возможно… да, это будет выглядеть так, как будто не могу удержать вас в узде!- прошипела наездница сквозь зубы. Господи, ну как эта женщина может заставлять меня одновременно хотеть и овладеть ею прямо здесь же и утопить ее в ближайшей реке прямо сейчас же?!
Но Дэвлин уже знала, что Сару ей не переспорить.
-Ладно! Как там… еще раз?- она повернулась к индейцу и перевела ему слова Сары.
-Я не думаю, что ты настоящий мужчина… я слышала, что Кокто гордые и храбрые. Теперь вижу, что слухи обманчивы… ведь ты боишься позволить женщине коснуться тебя!
Дэвлин скрепя сердце повторила слова Сары. Парня должно было пронять. Он посмотрел на своих товарищей. На их лицах было написано сомнение. То ли он действительно так преклоняется пред незамужней женщиной, то ли и в правду боится подпустить ее к себе.
Сара наблюдала за реакцией на ее слова. Индейцы засмеялись над юношей. Он не выдержал, порывисто соскочил с лошади, стянул рубашку через голову, встал перед Сарой и вытянул вперед руку.
-Мииху тэй!- потребовал он.
Дэвлин грозно посмотрела на него и велела разговаривать с женщиной уважительно. Индеец отступил на шаг и поклонился Саре.
-Инти,- закончил парень.
Дэвлин улыбнулась Саре,- Он сказал : «Вылечи меня… пожалуйста».

К тому времени, как Сара закрепляла на руке индейца последнюю повязку, в дом вошла Дэвлин с охапкой всяких мешочков и свертков.
-У вас есть лишний сахар и мука?- спросила наездница.
-Конечно… сколько?- отозвалась Сара.
-По маленькому мешку того и другого. А табак или говядина?
Скоро Дэвлин выменяла все, что ей было нужно, и отпустила индейцев с миром. Солнце к тому времени уже почти скрылось за горизонтом.

Это был хороший торговый день для Контоналаха и его людей. Пожилой индеец гордился собой, он редко выбирался, чтобы поторговать, но уж очень любопытно было познакомиться с этой маленькой женщиной. В клане Громовой Птицы ее давно знали. Она покорила сердца старейшин клана, когда они узнали, что она часто в темноте вслух разговаривает с Духом. Женщины редко говорят с Духом… белые женщины никогда. Кихо, знахарь клана, однажды молился в прерии Духу и увидел, как женщина прикрепляет послание к перекати-поле. Она приручает ветер, чтобы передать послание Духу. Кихо сказал, что поэтому она и смогла одна перенести тяжелую зиму. Дух помогал ей.
Контолах тихо усмехнулся. Конечно же, он верил в Духов, но не только они помогли женщине выстоять в самое тяжелое время. Иногда он оставлял свой огонь, чтобы пойти посмотреть на женщину. Она одевалась в одежду мужчин и делала мужскую работу. Он видел, как она продиралась сквозь заносы, которые доходили ей до макушки, как дышала на окоченевшие пальцы и снова бралась за работу, как ухаживала за маленькими бизонами, чтобы они не замерзли суровой зимой. Контолах считал, что ее усердный труд и помог ей выжить зимой. Но вслух этого не говорил, потому что боялся оскорбить Кихо и Духов.
Он был рад повидать Красного Сокола. Как там будет это имя, которым ее называют белые люди? А…да, Дэвлин. Красный Сокол подходит ей больше. Сейчас она была умиротворенной больше, чем когда-либо. Контолах улыбнулся. Не иначе это имеет отношение к молодой женщине по имени Сара. Как там Кихо назвал ее в своих видениях? А, Лосось… в последнее время ему многое запоминалось с трудом. Странно, казалось, он мог помнить события давно минувших дней, а то, что произошло несколько дней назад, утрачивало четкость в памяти. Так, о чем он сейчас думал?
А, маленький Лосось. Еще не было случая, чтобы кому-то давалось имя вне клана Громовой Птицы. Но Кихо было видение, и с ним никто не смел спорить. Знахарь сказал, что видит знак женщины в виде рыбы, которая всегда плывет против течения. Кантолах снова усмехнулся. Имя полностью соответствовало характеру молодой женщины, с которой он только что познакомился. Он видел огонь в ее глазах, и заметил больше в их отношениях, чем могла себе вообразить Красный Сокол. Да, она прекрасно подходит для Красного Сокола.
Контолах позволил улыбке осветить его лицо. Его приемная внучка, наконец, нашла половинку своего сердца, которая смягчит ее боль. Старик улыбался оттого, что знал, Красный Сокол и маленький Лосось всегда составляют отличную пару.

Дэвлин провожала индейцев взглядом, пока вечерний сумрак не скрыл их. Она подняла с земли товары, которые выменяла напоследок и пошла в дом. На пороге заколебалась, но, увидев приглашающую улыбку Сары, вошла.
Сара склонилась над печью и помешала что-то аппетитно пахнущее.
-Похоже, вы сегодня выменяли много всякой всячины,- заметила Сара, когда наездница положила все свертки на стол.
-Две попоны, два каната из конского волоса и кнут. Мальчик, возьми все это и отнеси в конюшню… когда вернешься, я тебе кое -что покажу.- сказала Дэвлин.
Сара даже удивилась, когда ее сын подскочил, взял покупки и пошел исполнять приказание Дэвлин без всяких пререканий. Вот бы и меня так слушался!
Сара накрыла крышкой горшок на печи и нежно погладила по щеке подошедшую Ханну. Девочка села на стул и грустно потупила головку, глядя на огонь. Качая ногами взад-вперед, она легонько пинала кирпичную кладку камина.
-Кажется, кого-то сегодня позабыли,- Сара вздохнула и посмотрела на наездницу.
-Хочется знать почему?- Дэвлин чуть улыбнулась. –Странно, что вы не поняли это сразу.
-Наверное произошло столько всего нового, что я немного растерялась.- ответила Сара.- Так почему же?
-Я говорила, что у Кокто незамужние женщины пользуются большим уважением… и в десять раз больше они почитают девочек, не достигших зрелости. Им не позволяют разговаривать с мальчиками и мужчинами, если это не родственники. Следовательно, мужчинам тоже запрещается обращаться к девочкам, пока они не достигнут возраста полового созревания. Это уберегает…- на мгновение лицо наездницы исказилось болью,- уберегает их от грустных вещей, которые могут случиться с девочками.- закончила Дэвлин.
-Мы могли бы поучиться некоторым вещам у этих людей,- сказала Сара, не отрывая глаз от дочери.- Мне нравятся ваши друзья, мисс Браун.
Дэвлин улыбнулась медленной задумчивой улыбкой. Ей начинало нравиться бывать с Сарой и ее семьей. Интересно, что бы она сказала, узнай она, что я не говорила так много уже не знаю сколько лет подряд? Она хотя бы догадывается, что рядом о с ней я совершенно меняюсь?
-А вы понравились им, миссис Толливер… теперь они и ваши друзья. Простите, я на минутку.
Наездница встала, подошла к Ханне и села возле нее на пол, скрестив ноги по-турецки.
-Эй, девочка,- наездница наклонила голову, пытаясь заглянуть в глаза ребенку.- Наши друзья дали мне для тебя подарок… хочешь посмотреть?
-Для меня?- Ханна вскинула голову.
-Ага,- отозвалась женщина. Она залезла в карман жилета и вытащила маленькие тонкие бусы из синих камушков. Дэвлин показала бусы девочке и глаза ребенка радостно загорелись.
-Ой… красивые,- воскликнула Ханна.
Дэвлин надела на девочку бусы и отклонилась зад, чтобы полюбоваться. Маленькая Ханна без предупреждения спрыгнула со стула и плюхнулась на колени наездницы. Осторожно обхватила маленькими ручками шею смущенной Дэвлин и звонко чмокнула ее в щеку, поудобнее устраиваясь у нее на коленях.
Сара уже готова была спасать потрясенную наездницу, когда Ханна развернулась у нее на коленях и облокотилась спиной на грудь Дэвлин. Спасение отменялось. Женщина сняла бусы и дала их Ханне, чтобы та могла их поближе рассмотреть. Девочка перебирала бусинки, а Дэвлин стала рассказывать историю о том, как маленькая девочка, вот такая же, как Ханна, пришла на озеро и сделала из капелек голубой-голубой воды маленькие камушки, а потом нанизала их на нитку и получились вот эти бусы.
-Вы, кажется, сказали, что Кокто никогда не делают подарков,- сказала Сара, улыбаясь наезднице, когда она закончила историю.
-Из этого правила есть два исключения,- ответила она, нежно покачивая на коленях Хану,- первое исключение- маленькие девочки,- сказала она, целуя малышку в макушку, девочка засмеялась и еще больше вжалась в объятия наездницы,- так как мужчины не могут оказывать им много внимания, они делают им подарки. Девочки таким образом чувствуют, что они любимы.
-Второе исключение… когда подарок оставляет Дух. На самом деле, кто-то кому-то оставляет подарок, но этот кто-то не должен позволить увидеть себя. Не принять подарок духа считается оскорблением. Ээ… кстати о подарках…- продолжила Дэвлин, осторожно снимая Хану с колен.
-Думаю, вы заслужили кое-что за то, как держались сегодня. Не многие женщины захотели бы помочь этому молодому человеку.- Дэвлин замолчала и вытащила из кармана маленький сверток. Развернув ткань, достала бусы, протянула их Саре.
-Я не заслуживаю подарка за простую доброту,- сказала Сара, неудержимо краснея.- кроме того,- она склонила голову на бок и выгнула брови,- Разве я не буду оскорблена, приняв от вас подарок?- закончила она, улыбаясь наезднице.
-Вы- не Кокто… это не считается,- Отбила Дэвлин с улыбкой, взяла Сару за руку, и положила бусы ей на ладонь.
Сара поднесла бусы к огню, чтобы лучше рассмотреть. Маленькие раковинки чередовались с крохотными изумрудными камушками, а по середине ожерелья большой синий кристалл.
-Как красиво,- затаив дыхание, сказала Сара. Повернулась спиной к наезднице,- Вы наденете его на меня?- спросила она Дэвлин.
Дэв взяла бусы из рук Сары. Молодая женщина убрала волосы с шеи, и Дэвлин дрожащими пальцами завязала концы бус.
Сара посмотрела в зеркало. Позади нее отражалась высокая фигура наездницы.
-У меня никогда не было ничего красивее,- проговорила она, поглаживая пальцами холодные гладкие камушки.- Что это за камни?- спросила она, глядя на отражение Дэвлин в зеркале.
-Индейцы называют их Тэклиа,- ответила женщина.- Кокто верят, что если получить Тэклиа в подарок, то в ваших снах вам будут являться желания вашего сердца.
Вдруг Сара вспомнила последние слова Питера…Сара… в следующий раз… не соглашайся на меньшее, чем желает твое сердце.
Дэвлин поймала взгляд Сары и они стояли в тишине, глядя друг другу в глаза через зеркало. Звук закипевшего кофейника вывел Сару из задумчивости.

Сара как раз снимала с печи кофейник, когда в дом вошел Мэтью. Дэвлин сидела на коленях перед Ханой и вовсю щекотала ее, а малышка заливалась счастливым смехом. Не отрываясь от своего занятия, Дэвлин заговорила с мальчиком.
-Ты проверил, дров наколото достаточно?- спросила она, перекрикивая визг Ханы.
-Да, мадам,- Ответил Мэт.
-Хорошо,- резюмировала наездница, встала, подкинула над головой все еще хихикающую девочку и поставила ее на пол.
Откинув полу жилета, Дэвлин отцепила от пояса кожаный мешочек и кинула его Мэтью.
-Это должно тебе пригодиться.
Мэт раскрыл мешочек и громко присвистнул. Там был нож, но не обычный нож, а такой, которого он еще не видел.
-Из чего он сделан?- спросил мальчик.
-Из рога оленя… Видишь, они обтачивают лезвие с одной стороны, а с другой получается что-то вроде изогнутой рукоятки? Он такой же острый, как был твой. Так что береги пальцы. Он не так долговечен, как металлический нож. Так что когда он затупится, скажи, и я научу тебя затачивать его.
-Ужин на столе… умывайтесь.- Сказала Сара. Наблюдая, как все трое плескаются в бочке с водой, Сара почувствовала прилив невероятного счастья. Дэвлин осторожно приподняла Ханну, чтобы ребенок мог достать до воды. Она не могла объяснить, почему чувствует себя так спокойно и умиротворенно рядом с наездницей, тем более не понимала, от чего ее бросило в жар, когда теплые пальцы Дэвлин коснулись ее шеи, завязывая в узелок концы бус. Женщина снова коснулась прохладных камушков. Так или иначе, она решила пока не прояснять для себя эти вопросы, не желая портить момент.

Дэвлин сидела в темноте, задрав ноги на перила крыльца. Тихие шаги, и в дверях появилась Сара.
-Думаю, мы это заслужили, правда?- задумчиво сказала она, протягивая наезднице два бокала и наполняя их прекрасным бурбоном.
-Да, мадам,- не раздумывая, ответила Дэвлин.
Сара присела на стул возле наездницы и пригубила виски. Откинувшись на спинку, она закрыла глаза и почувствовала, как теплый ночной ветерок обдувает лицо.
Дэвлин наблюдала за ней. Она любила моменты, когда можно было спокойно смотреть на Сару, не боясь что ее заметят, и не коситься на нее краем глаза, чтобы не выдать себя.
Дэвлин первая нарушила тишину.
-Для этих людей это значит очень много… в смысле, та доброта, что вы им показали сегодня. Они этого никогда не забудут.- Сказала Дэвлин, раздумывая, что из того, что она слышала сегодня о Саре от индейцев, можно пересказать ей. Кантолах много всего сказал. Старый канюк сегодня был сдержан со мной, хотя… я чувствовала, как он наблюдал за мной. Бог его знает, что он подумал обо всем, что здесь происходит.
-Мне приятно, что они будут помнить обо мне… я тоже их никогда не забуду. Вы знаете, где они живут? Думаете, я могла бы когда-нибудь увидеть женщин Кокто?- взволнованно спросила Сара.
-Да, знаю… и, возможно.- Ответила Дэв с загадочной полуулыбкой.
-Мисс Браун…- Начала Сара.
Дэвлин закрыла глаза. Она знала, что вопросы последуют, только не думала, что так скоро. Она должна будет сказать правду. Она поклялась себе, что никогда не соврет этой женщине. Великий Дух, взмолилась про себя Дэвлин, я знаю, что нечасто разговариваю с тобой, но пожалуйста… имей совесть… я же ведь стараюсь изo всех сил…
-Как вы научились говорить на языке Кокто?- закончила Сара.
-Очень давно я жила с ними.- она не смотрела на Сару, полная решимости ответить прямо на все ее вопросы.
Сара удобнее устроилась на стуле, подобрала под себя ноги, облокотила одну руку на спинку стула и обратилась вся в слух, ожидая продолжения истории. Она смотрела прямо в лицо Дэвлин, молчаливо прося ее продолжать.
Дэв откашлялась, уставилась в темноту и стала рассказывать.
-Это было… наверное двадцать лет назад, или около того. Я была очень сильно ранена… сунулась туда, куда обычно дети не суются, и получила за это. Ради Бога, только не рассказывай ей о том, как ты встала на кривую дорожку! Мне было всего тринадцать, но я уже связалась с плохой компанией. В меня стреляли, и переломанных костей во мне было больше, чем я могла сосчитать. Наверное, я одной ногой была в могиле. Я почти не помню, как попала туда, но скоро поняла, что обо мне заботятся. Они ни о чем не спрашивали… просто увидели раненного ребенка и помогли.
-После того, как я выздоровела, я осталась с ними на долго… можно сказать, выросла там. Часть меня хочет быть похожей на них… они очень добрые люди. Проблема была в том, что другая часть меня все сильнее ненавидела всех и вся. Так что спустя десять лет я ушла от них.
-Десять лет… теперь понятно, почему вы так хорошо разговариваете на их языке. Как думаете, вы могли бы научить меня?- спросила Сара.
-Почему нет?- ответила наездница. Ну давай, Сара… неужели это все? Неужели, не хочется еще о чем-нибудь спросить меня… все спрашивают… неужто не хочется знать, сколько человек я убила… какие преступления совершала? Не хочется узнать, правда ли все это?
-Я слышала, они называли вас другим именем, Красный Сокол. Это они дали вам это имя?
-Да.- ответила она. Помолчала немного и продолжила.- Миссис Толливер… вы когда-нибудь слышали истории, что обо мне рассказывают?- спросила она, затаив дыхание.
-Господи Боже, -Сара засмеялась,- думаю, я слышала ВСЕ истории о вас!
Дэв потрясенно посмотрела на нее- Разве вы не боитесь… не боитесь, что ваши дети находятся радом со мной, что я сплю в задней комнате вашего дома?
Сара вздохнула и положила подбородок на свою руку.- Я не знаю той женщины, которую, по-вашему, стоит бояться.- Сара прервалась, чтобы сделать глоток виски.- А вы знаете, какой я была сама, мисс Браун?
Дэвлин молча помотала головой.
-Я была настоящей оторвой, которую никто не смог приструнить. Я причинила боль многим людям. Моя мать умерла, когда мне исполнился год. Я выросла в настоящую южную красотку. Все что я хотела, у меня тут же появлялось. Отец не смел отказать мне. Я уговорила его научить меня стрелять, ездить верхом, ухаживать за скотом, и с легкостью отвергала все предложения о замужестве. Мало того, я была на столько эгоистична, что не позволяла моему отцу обрести счастье и любовь. И все только потому, что не хотела соперничать ни с одной женщиной в его сердце. Он умер на войне, так и не узнав, как на самом деле я его любила и восхищалась им. Я была умна, и прекрасно сознавала это. У меня был острый язык и вспыльчивый характер. И то и другое я научилась использовать в своих целях. Я вышла замуж за человека, которого не любила. И он знал об этом. Я использовала его только для того, чтобы осуществить свою мечту- уехать на Запад.- Сара замолчала, по ее щекам покатились слезы.
-Видите, не думаю, что вам понравилась бы я такая, какой была 10 лет назад. Ну и я не была бы в восторге от вас прежней. Так что, можно сказать, что мы- два сапога-пара. –Договорила она с грустной улыбкой.
Дэвлин не могла вынести печаль женщины. Слезы Сары разрывали ей сердце. Дэвлин взглянула на Сару и заметила блестящую слезинку, катившуюся по ее щеке. Не успев подумать, она осторожно прикоснулась к лицу Сары и стерла слезу. Женщина поймала обеими руками ладонь Дэвлин, и, не отпуская ее, положила руки на колени. Необычное ощущение, настолько необычное, что у женщин перехватило дыхание от сознания того, что их руки переплетены.
-Я не знаю ту женщину, которой вы были раньше, но мне нравится, какой женщиной вы стали сейчас,- прошептала Дэвлин.
-А мне нравится, какой женщиной стали вы. Я бы хотела, чтобы вы были для меня больше, чем просто рабочий… я бы хотела, чтобы вы были моим другом.- сказала Сара и осторожно пожала руку наездницы.
Дэвлин улыбнулась одним уголком губ.- Мне бы тоже этого хотелось.- ответила она. О, Сара… я хочу, чтобы ты была моим другом, и еще… чтобы ты была для меня больше, чем другом. Я никогда не предам твоего доверия, Сара. И если дружба- это все, что ты можешь предложить, я буду дорожить ею всю мою жизнь.
-Смотрите, падающая звезда!- воскликнула Сара.- Быстрей, загадывайте желание.- сказала она, с ребячьим восторгом глядя в сияющее небо.
Дэв закрыла глаза. Оно уже сбылось, мой друг… оно уже сбылось.

0

4

Сегодня Дэв заехала дальше по Добл Дьюс, чем ездила обычно. В стаде по ту сторону холма явно происходило что-то не то. Может быть, другой и не заметил бы, но для наметанного глаза Дэвлин сразу стало ясно, что стадо уменьшилось на двадцать, а то и больше, голов скота.
Адский огонь! Выругалась Дэвлин, глядя вниз на долину. Маленькое стадо коров безмятежно паслось в наспех выстроенном загоне. Наездница сняла куртку, пристегнула ее к седлу позади нее и вытащила оба пистолета. Щелкнули предохранители.
Заехав в загон, Дэвлин подтолкнула одну из коров, чтобы та повернулась к ней клейменым боком. Клеймо было свежим, ожег еще не успел как следует зарубцеваться. Но дело даже не в этом. Сара ставила на своих животных тавро в виде двух зеркально расположенных «двоек», а на этих коровах поверх зажившего клейма Добл Дьюс, стояло новое- две переплетенные «Z».
Дэв проверяла, все ли коровы перемечены, когда из-за спины послышался голос.
-Ну и что, черт тебя дери, ты собираешься делать с этим стадом?
Дэвлин медленно проехала пару метров, чтобы оказаться лицом к ковбою на расстоянии примерно 15 футов. Это был тот самый загонщик, который проспорил Хэнку 5 долларов, когда Дэвлин вернулась в трактир , не смотря на буран. Справа от ковбоя был тот паренек, которого она скинула со своей койки в ту ночь. Он нервно ерзал в седле и опасливо косился на Дэвлин.
-Эти коровы принадлежат Добл Дьюс… туда я и собираюсь их отвести.- она внимательно наблюдала за обоими мужчинами, улавливая каждое движение.
-Было бы лучше, если б ты не совала свой нос не в свое дело… мы не хотим ссориться с тобой, Браун,- сказал юноша. Его голос предательски дрожал.
-Я работаю на Добл Дьюс, а это значит, что эти коровы и есть мое дело. Мальчик, а ты-то что здесь делаешь?
-Я сам разберусь, где и что мне делать,- огрызнулся парень.
-Слушай… я не хочу убивать тебя, а тебе, наверное, не понравится быть трупом. Почему бы нам просто не решить, что произошло досадное недоразумение, и не разойтись по своим делам?- задумчиво протянула Дэвлин.
Шляпа Дэвлин была низко надвинута на глаза. Она могла отлично видеть в глазах собеседников реакцию на свои слова, но ее лицо было наполовину прикрыто тенью от полей шляпы.. Несколько секунд они напряженно пялились друг на друга, но Дэвлин уже твердо знала, живыми они не уйдут. Мужчины! Почему-то они всегда думают, что если они не одни, они с легкостью возьмут тебя. Для Дэвлин же это означало только одно… больше трупов.
Едва заметное движение, но Дэвлин уловила его. Ковбой слегка повел глазом куда-то ей за левое плечо . Наездница тут же услышала звук, едва слышный шорох, так ступает лошадиное копыто в мягкую пыль. Теперь она не могла позволить себе роскошь дожидаться, пока мужчины сделают первый шаг. Осторожно, не привлекая к себе внимания, Дэвлин вынула левую ногу из стремени, затем правую, и чуть оттолкнула стремена.
Даже сквозь шум , который издавало стадо, Дэвлин слышала позвякивание уздечки сзади.
Одним молниеносным движением Дэвлин склонилась на одну сторону, оттолкнулась бедрами от седла и в полете вырвала из-за пояса пистолеты, одновременно начиная стрелять в людей, что стояли к ней лицом. На подлете к земле, она сжалась в комок и, приземлившись, дважды перекувырнулась, откатываясь за ближайшую корову. Выглянув из-за холки животного, она увидела, что оба наездника мертвы. А седло третьего пустует. По следам невозможно было определить, в какую сторону он скрылся.
Адский огонь! Прошипела она, перезаряжая оружие. Быстро темнело, она уже едва могла видеть собственные руки, не говоря уже о человеке, который где-то спрятался. Раздался выстрел, и пуля просвистела совсем близко, обдав горячим воздухом щеку. Она видела вспышку, и пыталась подобраться поближе к этому месту, но напуганные коровы и лошади заметались и загородили ей весь обзор. Слишком поздно она заметила промелькнувшую тень, грохнули несколько выстрелов, кажется, этот человек разрядил в нее половину обоймы. Вспышка боли на миг ослепила, и, пульсируя, сконцентрировалась где-то внизу живота. Колени противно затряслись, и она не удержалась на ногах.
Мозг Дэвлин надрывался, приказывая ей вставать, но тело отказывалось сотрудничать. Она лежала лицом в пыли и пыталась утихомирить бешеное сердцебиение. Она слышала, как человек приблизился к ней и склонился, чтобы перевернуть ее тело. Как только она оказалась лежа на спине, то со всей силы ударила мужчину ногой в лицо, закричав не своим голосом от боли, прошившей ее тело. Встав на едва слушавшиеся ноги, она посмотрела на человека, распластавшегося в грязи, и несколько раз выстрелила ему в живот.
Боясь сделать шаг, чтобы не упасть, Дэвлин свистом подозвала Альто. Умная лошадь подошла к хозяйке и остановилась. Дэвлин коснулась рукой там, где больше всего болело, и в темноте разглядела, что рука потемнела от крови.
-Проклятье!- громко сказала она, попыталась шагнуть вперед, и одно колено тут же подломилось.
Вцепившись двумя руками в стремя, она подтянулась и снова встала. Сзади послышался шум. Мужчина, в которого она только что стреляла, тоже пытался встать.
-Я думал, что убил тебя,- прорычал он.
-Это была твоя вторая ошибка,- вздрагивая от боли, Дэвлин все-таки взобралась в седло.
-Может скажешь, какая была первая?- выплюнул он.
-А первая- что вообще родился на свет!,- простонала она, ее голова склонилась на шею лошади, и сознание отключилось.
Ее последние слова мужчина так и не услышал. Он был уже мертв.

Часть 2
Сара уже не просто волновалась. Сейчас она уже по-настоящему боялась, но старалась не показывать детям свой испуг. Прошлым вечером Дэвлин не вернулась ночевать. Так случалось, когда наездники забирались слишком далеко, и оставались ночевать на природе. Но когда сегодня стало темнеть, а наездницы все не было, беспокойство Сары переросло с настоящий страх. Она еще была в доме, натягивала куртку, а Мэтью во дворе седлал Телемаха.
-Мама!!!- вдруг закричал мальчик с улицы.
Сара выскочила на зов и проследила за взглядом Мэтью. Там в темноте что-то приближалось, но с такого расстояния трудно было различить, лошадь это, или что-то другое. Сара быстро вскочила в седло.
Черный жеребец домчал женщину и остановился перед золотистой кобылой, которая, не спеша, брела к конюшне. Дэвлин едва держалась в седле, а когда Альто остановилась, стала медленно заваливаться на бок. Сара едва успела спрыгнуть с лошади и подбежать к Альто, чтобы поймать падающую Дэвлин.
Женщина была бледна, под глазами темнели круги, она то и дело тихо стонала от боли, когда Сара прижимала ее к себе. Сара глянула вниз: вся одежда наездницы пропиталась кровью.
-Мэт!- закричала женщина.- Повозку… быстро!
-О, Господи., Дэвлин… что с тобой случилось?- Сара осторожно перехватила наездницу поудобнее, нетерпеливо глядя в темноту в ожидании повозки.

Дэвлин пришла в сознание, когда Сара и Мэтью почти внесли ее в дом. Женщина скинула со стола все, что на нем стояло, и застелила его одеялом. Медленно, чтобы не потревожить рану, они положили Дэвлин на стол.
Не церемонясь, Сара разорвала верхнюю рубашку Дэвлин , а затем и нижнюю. Мокнув кусок ткани в воду, что принес Мэтью, она стерла засохшую кровь с тела наездницы, чтобы открыть себе доступ к ране. Дыхание Дэвлин было затруднено, она яростно сжимала зубы и старалась не кричать каждый раз, когда Сара прикасалась к краям раны.
-Мэтью,- Сара повернулась к комоду, открыла один из ящиков и вытащила с дюжину острых металлических инструментов.- Возьми на кухне маленький горшок, вымой его с мылом, налей воды, когда закипит, положи туда инструменты, пусть кипят пять минут.- Сара достала из другого ящика карманные часы ее отца.
-Вот, возьми дедушкины часы, чтобы следить за временем. Прокипятишь, неси сюда. Только осторожно, не прикасайся к ним руками, чтобы не пришлось снова кипятить, и постарайся не обжечься. Потом налей в горшок свежей воды, возьми ткань и порви ее на тонкие полосы, вот так,- она взяла лоскуток и разорвала его на две половины. Получилось вполне сносное подобие бинта.- Когда вода снова закипит, опусти в нее ткань. Несколько минут покипит, вытаскивай, и разложи на камине, чтобы высохла. Справишься?
-Да, мам… с ней все будет в порядке?- Спросил мальчик.
-Если я в этом что-нибудь понимаю, то с ней все будет хорошо,- доверительно сказала Сара сыну, нежно коснувшись его щеки.
Ханна спустилась с лестницы, что вела на чердак, где спали они с Мэтью. Сара как раз ушла в спальню, чтобы принести все необходимое.
Дэвлин заметила девочку и слегка повернула голову к ней.
-Ты ранена?- спросил ребенок.
-Ага,- прошептала Дэвлин,- но все будет хорошо, Принцесса.
Когда Сара вернулась, Ханна уже была возле Дэвлин и держала ее за руку, а наездница тихо успокаивала девочку. Женщина быстро взяла на руки ребенка и понесла ее в спальню.
-Но я хочу поцеловать Дэвлин на ночь!- закричала малышка.
Дэвлин улыбнулась краешком губ и жестом позвала Сару ближе. Ханна свесилась с рук Сары, очень-очень нежно поцеловала Дэвлин в грязную щеку, и Сара унесла девочку наверх.
-Ханна, я хочу, чтобы ты была большой девочкой. Иди в кровать и постарайся уснуть. Я не хочу, чтобы сегодня ночью ты спускалась, чтобы ты ни услышала. Ясно?
Малышка кивнула.
-Ханна… ты ведь всегда меня слушалась. Сегодня ты тоже должна быть хорошей девочкой.
-Хорошо, мама.- Серьезно ответила девочка, забираясь на свой чердак.

Дэвлин все еще было трудно дышать. Глаза наездницы были плотно зажмурены. Сара убрала влажные пряди волос с ее лица. Женщина открыла глаза и посмотрела на ангельское лицо с зелеными глазами. Взгляд Сары был пристальным, но нежным и взволнованным.
-Кажется, меня чуть не застрелили…- усмехнулась Дэвлин.
-Я вижу,- с беспокойством в голосе ответила Сара.- Что случилось?
-Воры… вы их, наверное, видели,- ответила она и постаралась выдавить из себя улыбку.
-А что с ними?- спросила Сара, заранее боясь услышать ответ.
-Мертвы,- Дэвлин закрыла глаза.- Сара… вы должны быть осторожны. Воры работали на ранчо вашего дяди. Смотрите в оба и держите Винчестер заряженным. Утром пошлите мальчика к мистеру Винстону… пусть расскажет, что произошло. Сара, если со мной что-нибудь случится…
-Ничего такого с вами не случится!- Сара пыталась сосредоточиться на том, что ей предстояло сделать.
-Дэв, пуля все еще сидит в теле… это плохо, потому что уже начала распространяться инфекция. Кожа вокруг раны будто огнем горит.- Она приложила прохладную ладонь к краю раны чуть повыше бедра.- Это значит, что под кожей уже образовался нарыв. Мой отец многому научил меня…Нам нужно достать из вас эту пулю, Дэв.
Наездница открыла глаза.
-Сара… чему там мог научить вас отец?
Мэтью принес прокипяченные инструменты, и Сара вымыла с мылом руки, прежде чем взять их.
-Он был врачом,- ответила женщина.
Дэв бросила взгляд на инструменты, их начищенные и отшлифованные бока играли бликами в неспокойном свете керосиновой лампы. Потом снова перевела взгляд на Сару, и снова на инструменты.
-Нееееет!!!! Нет, нет, нет!- Дэвлин попыталась подняться со стола, но настолько ослабла, что Сара смогла легко ее удержать.
-Слушайте,- в голосе наездницы явно слышалась паника.- Меня дырявили и хуже, и ничего - жива-здорова…. Так что, обойдусь.
-Дэвлин…вы умрете от заражения крови.- Сара взяла ее за подбородок и совсем близко к ней наклонилась, так что между их глазами осталось не больше дюйма.- Не терпится отправиться на тот свет?!- раздраженно сказала Сара, теряя терпение.- Ванта ноя эт ту мэй!
Глаза наездницы сощурились, когда Сара произнесла те самые слова, что наездница сама крикнула в сердцах молодому индейцу. Твоя гордость когда-нибудь убьет тебя!
Сара склонилась над раненой женщиной и нежно погладила ее лоб и щеки, ее глаза наполнились слезами.
-Я не хочу потерять тебя, Дэв… пожалуйста, верь мне.- прошептала Сара.
Дэвлин медленно закрыла глаза и кивнула. Эта женщина слишком много значила для нее в этой жизни.
Сара вырвала пробку из бутылки, которую принесла с собой из спальни и помогла наезднице приподняться на одном локте, осторожно поддерживая ее под спину.
-Пей!
-Что это…пахнет как керосин?
-И на вкус почти то же. Просто пей и все.- скомандовала Сара, снимая куртку и закатывая рукава на рубашке.
-Мать честнАя, женщина! Что это за отрава?- взревела Дэвлин, ощутив, как от первого глотка ей обожгло все до самого желудка.
-Там, откуда я приехала, это называется «сияние». Здесь, кажется, напиток зовут «лунный свет». Ты быстро опьянеешь и меньше будешь чувствовать боль. Давай, еще три глотка, или я тебя отшлепаю по заднице. Так что пей.- Сказала Сара, продолжая раздевать Дэвлин. Черт возьми, мне бы тоже не помешало выпить для пользы дела. Я даже не хочу думать о том, почему меня так заводит вид Дэвлин, обнаженной до талии.
У Дэвлин не было никаких комплексов по поводу своего тела, так что она продолжала вдохновенно пить крепкий ликер, пока Сара раздевала ее. Вошел Мэтью и тут же опустил голову, увидев Дэвлин. Аккуратно положил на стол чистые повязки. Сара подошла к сыну, чтобы снова ополоснуть руки.
-Мэт, мне понадобится твоя помощь. Я хочу, чтобы ты вел себя как взрослый и был джентльменом… понимаешь меня?- Вид сильной красивой обнаженной женщины взволновал и саму Сару, так что она могла понять, что почувствует ее сын.- Нужно, чтобы ты попытался удержать ее на месте, когда я буду вытаскивать пулю… думаешь, справишься?
-Да,- тихо сказал мальчик. Они повернулись к Дэвлин и оба хором тяжело сглотнули. Половины бутылки с «лунным светом» как не бывало.
Мэт встал справа от наездницы. Подтверждая свои слова, он честно пялился в стену.
К этому моменту Дэв уже не чувствовала боли. Ликер сделал свое дело. Она повернулась к Саре и стала пристально рассматривать маленькую женщину, все чаще задерживаясь взглядом на брюках, обтягивающих ее бедра.
-Ты странно выглядишь,- нечленораздельно изрекла Дэвлин, все еще держа в руках драгоценное «сияние»
-Отдай,- Сара закатила глаза. Наездница успела как следует налакаться.
Первый разрез пошел хорошо. Дэвлин только вздрогнула от боли. Потом Саре пришлось просунуть в рану палец, чтобы понять, где засела пуля. Вот тогда наездница почти подпрыгнула над столом. Она тяжело дышала, вырывалась и извивалась от боли. Даже Мэтью досталось. Мальчик украдкой потер глаз, который только что близко познакомился с кулаком Дэвлин. Сара вынула руку из раны и выбрала из кучки инструментов длинный тонкий пинцет. Ее сын, видя это, догадался, что сейчас будет, и почти лег на Дэвлин, чтобы прижать ее к столу.
-Больно будет как в адовом пламени, Дэв,- Сара попыталась подготовить женщину.
-Давай,- простонала Дэвлин, стараясь не сжаться в комок от боли.
Сара чувствовала пулю примерно на глубине двух дюймов. Она старалась работать как можно быстрее, но удержать на месте женщину ростом шесть футов, к тому же обладающую медвежьей силой, для мальчика и маленькой женщины было настолько трудно, что секунды растягивались в вечность. Несмотря на то, что Дэвлин без конца извивалась, Сара сумела нащупать и зацепить пулю. Осторожно дернув, она вытащила кусочек метала из тела наездницы, когда той как раз показалось, что от боли раскрошатся стиснутые зубы.
Дэвлин тяжело дышала, отчаянно пытаясь подавить приступ тошноты. Она чувствовала как Сара промывает рану, но эта боль по сравнению с только что пережитым была просто щекоткой. А к тому моменту, как Сара стала зашивать рану, наездница вообще перестала что-либо чувствовать.
Обернув вокруг бедер Дэвлин чистую повязку, Сара вместе с Мэтью отнесла женщину на свою кровать.
- Мэт… согрей для меня пару ковшей воды… и иди спать, хорошо?- устало сказала Сара.- Мэт? Ты очень сильно мне помог сегодня. Без тебя я не справилась бы, сынок.
Мэтью улыбнулся матери и пошел греть воду. Когда вода согрелась, мальчик принес ее в спальню Сары и ушел спать, а женщина осталась одна с Дэвлин. Стараясь не задеть повязку, она стала аккуратно смывать теплой водой с мылом остатки грязи и крови с тела наездницы. Вымыла, как могла, ей волосы и сменила простынь на постели. Укрыв Дэвлин до плеч теплым одеялом, она нежно убрала с лица женщины мокрые волосы.
Сара чувствовала огромную усталость. Не столько от бессонной ночи, сколько от страха и напряжения. Сняв рубашку, она осталась в одной хлопковой кофте, когда вдруг послышался стон Дэвлин.
Веки женщины затрепетали, она открыла глаза, но, кажется, не могла сфокусироваться. Сара подошла и присела на край кровати.
-Дэвлин? Дэв?- позвала она.
Наездница повернула голову на звук голоса и увидела перед собой чудесное видение.
-Ты восхитительна!- пробормотала она.
-А ты пьяна, - Сара тихо рассмеялась.
-Ну, нет,- невнятно проговорила Дэвлин,- Если бы я была пьяна, разве я бы сделала вот так?
Прежде чем Сара успела насторожиться, Дэвлин обняла ее и с силой притянула к себе на грудь. Губы Дэвлин властно впились поцелуем в рот Сары, женщина даже возразить не успела.
Сначала Сара была ошарашена и удивлена. Она чувствовала губы Дэвлин на своих губах, сильные руки ласкали ее лицо и спину, потом язык наездницы нежно коснулся ее губ, и Сара стала отвечать на страстные прикосновения женщины.
Руки Дэвлин скользили по телу Сары. Женщина знала, что должна немедленно прекратить это, но когда теплый влажный язык наездницы вторгся в ее рот, она совершенно утратила чувство реальности, забыла обо всем на свете и полностью отдалась ощущениям. Она не только позволяла себя целовать, но и сама со всей страстью стремилась к Дэвлин.
Наездница жадно вдохнула воздух и обхватила губами мочку Сары, нежно посасывая чувствительную кожу.
-О, Боже, женщина… я хочу тебя,- простонала Дэвлин.
Сара так давно не испытывала физическую близость с кем-то, что ее тело, немедленно откликнувшись на чувственный призыв, тут же предало разум, устремившись навстречу желанию, которое пробудила в нем наездница, так властно захватившая Сару в свои объятия.
Рука наездницы уверенно легла на грудь Сары, большой палец настойчиво ласкал набухший сосок. Еще один головокружительный поцелуй и Дэвлин с остервенением скинула с себя одеяло. Властно взяв Сару за руку, она прижала ее маленькую ладонь к своей груди и медленно стала направлять ее вниз по изгибу талии к бедрам и обратно к груди. Лаская пальцы Сары, она сильнее и сильнее прижимала ее руку к потемневшему соску, тяжело дыша, и глядя на женщину шальными глазами.
Вдруг Дэвлин замерла. Сара почувствовала, как напряженное до этого тело наездницы мгновенно расслабилось, рука Дэвлин соскользнула со спины женщины и безвольно свесилась с кровати. Ласки кончились так же внезапно, как и начались, оставив задыхающуюся от страсти Сару в полном замешательстве.
Наездница уснула пьяным сном.
Сара соскользнула с кровати, встала на подкашивающиеся ноги и обхватила руками голову.
-Господи Иисусе!- вслух застонала она.

Дэвлин даже под дулом пистолета не смогла бы вспомнить, как очутилась в кровати. Состояние было такое, будто она три дня пила не просыхая. Открыв глаза, она застонала. Комната была залита ярким до рези в глазах светом.
Сара вскочила сразу же, как только услышала Дэвлин. Торопливо натянула рубашку, которую сняла вчера вечером. Казалось, после ночи, проведенной в деревянном кресле-качалке ,болела каждая клеточка в теле. Осторожно заглянула в спальню.
Присев на колени перед наездницей, Сара убрала волосы с лица Дэвлин и потрогала прохладной ладонью ее лоб. Лихорадка еще не отпустила женщину. Дэвлин снова открыла глаза, и мягкий взгляд голубых глаз остановился на улыбающемся лице перед ней.
-Привет,- улыбнулась Сара.
-Почему, черт возьми, здесь так светло?- последовал ответ.
Сара засмеялась, встала и зашторила окно. Тело Дэвлин было расслаблено. Когда света поубавилось, наездница смогла, наконец, нормально открыть глаза. Хотя, головную боль ей, наверное, отсутствие света не облегчило.
-Разве мне не в живот стреляли?- хрипло спросила Дэвлин.
-Ну да.
-Тогда почему у меня так болит голова, будто я всю ночь бодалась с быком?
-Ой,- Сара почувствовала себя виноватой,- наверное, это из-за «лунного света».
-Лунного- чего?- переспросила наездница.
-Подожди, я попробую вылечить твою голову,- Сара вышла из спальни, а через минуту вернулась с чашкой воды и маленькой бутылочкой бесцветной жидкости. Она поставила чашку на тумбочку у кровати и накапала туда из пузырька.
-На вкус- отвратительно, но головную боль должно снять… заодно и заснешь скорее,- объяснила Сара.
-Нет… я должна встать,- заявила Дэвлин, собрав все силы в кулак только для того, чтобы сесть. Боль внизу живота ожесточенно запульсировала, как будто кто-то ворочал внутри раскаленной кочергой. Из груди вырвался хриплый стон, и голова разболелась еще сильнее. Сара взяла женщину за плечи и без труда уложила ее на спину, прижав к кровати.
-Сара!
-Дэвлин!
Их обращения друг к другу сами собой сократились до первых имен. Ведь они стали друзьями. Не было никаких важных решений, никаких сердечных бесед. Просто две женщины пристально смотрели друг другу в глаза, ожидая, кто первый из них уступит.
Дэвлин попробовала напугать Сару одним из своих знаменитых взглядов, но это никогда не действовало на людей, которые изначально ее не боялись.
-Ну ладно, давай сюда,- Дэвлин протянула руку к чашке и выпила все в два больших глотка.- Почему всегда хорошие лекарства имеют такой отвратительный вкус?- Дэвлин с трудом проглотила жидкость и скривилась.
Сара подтянула соскользнувшее одеяло на плечи Дэвлин и подоткнула с двух сторон.
-В следующий раз я могу размешать тебе его с ложкой меда, как я делаю для Ханны,- отбила Сара,- как думаешь, поможет?
-Да,- ответила Дэвлин и надулась, потому что ничего не могла больше поделать.- Тебе ведь нравится, да?... контролировать ситуацию?- спросила она.
-Смакую каждый момент!- ответила Сара, широко улыбнувшись.
Дэвлин вдруг поняла, что она лежит под одеялом совершенно голая.
-Где моя одежда?- спросила темноволосая женщина.
-Ой… мне пришлось снять с тебя… ну, в общем… я собиралась постирать…- смущенно начала Сара.
Наездница смотрела на нее в глубоком изумлении. Ее электрически-голубые глаза , казалось, проникали в самую душу, стремясь выведать, что скрывала Сара. Сара сначала разволновалась, а потом взяла себя в руки и приосанилась. Она не любила терять самообладание, когда ситуация была у нее под контролем. Вскинув подбородок, она торжественно посмотрела на наездницу.
-Я подумала, что если ты будешь голая, то это поможет мне удержать тебя в постели!- Сара вздрогнула от того, что только что сама сказала, а взгляд Дэвлин был все таким же изумленным.
-Сара…- наездница медленно протянула ее имя.
Сара встала к ней спиной, дрожащими руками пытаясь достать себе чистую одежду из комода. От низкого, бархатного голоса Дэвлин, которым она произнесла ее имя, по позвоночнику Сары пробежали мурашки. Она медленно обернулась, боясь, что сейчас может увидеть за своей спиной абсолютно обнаженную наездницу. Конечно же, где-то в глубине души, так глубоко, что даже сама не подозревала, что у нее такая глубокая душа, Сара боялась, что не увидит.
Лекарство начало действовать, и Дэвлин, почти не ощущая боли, смогла подняться на локте, подперев рукой голову. Одеяло соскользнуло с ее плеча, одна бровь соблазнительно изогнулась, в то же время в глазах промелькнуло что-то дикое, опасное.
-Сара, неужели ты и вправду подумала, что если я захочу встать, нагота остановит меня?- тем же хриплым и протяжным тоном спросила Дэвлин.
Сара открыла рот, чтобы ответить, но звук так и не родился. Лицо начало неудержимо краснеть, и она поспешила отвернуться от наездницы. Дэвлин откинулась на спину и самодовольно улыбнулась, представив эффект, который произвела бы на Сару, и в самом деле встань она с кровати.
Тихий стук в дверь избавил женщин от необходимости дальше продолжать опасную беседу.
-Открыто,- отозвалась Сара.
-Я принес воду, мама,- Мэтью стоял в дверях с ведром в каждой руке.
-Сын, ты просто посланник божий! Я все утро мечтала о ванне!- воскликнула Сара.
Женщина прошла в дальний конец комнаты и отдернула плотные занавески. С места Дэвлин был виден маленький альков, стены которого были покрыты фарфоровой плиткой, и по середине- большая медная ванна. Мэтью медленно вылил в ванну воду, а Сара накапала в бурлящую воду несколько капель темной жидкости из маленького пузырька. По комнате тут же разлился терпкий аромат сандалового дерева.
При виде ванны Дэвлин присвистнула.
-Я не видела такой красоты с тех пор как была…- она засомневалась и оборвала предложение на полуслове.
Сара , не поворачиваясь к наезднице, улыбнулась. На тысячи миль вокруг только в одном месте была такая же ванна. В заведении Эллен. Она улыбнулась не оттого, что догадалась, что Дэвлин посещает Эллен, а оттого, что женщина смутилась при упоминании о борделе, боясь реакции Сары. О, Дэв… если бы ты только знала. От этой мысли улыбка Сары растаяла. Дэв посещала девочек Эллен. Она целовала их… прикасалась к ним также, как вчера прикасалась к ней? Молодая женщина толком не поняла, почему ей вдруг стало так горько. Что это…. ревность?
Мэтью принес еще одно ведро воды и отвлек Сару от невеселых мыслей. Проходя обратно мимо наездницы, он усмехнулся ей.
Дэвлин заметила большой синяк во весь правый глаз мальчика.
-Откуда у него фингал?- спросила она Сару.
Женщина не хотела расстраивать Дэвлин, но врать ей тоже не стоило.
-Он держал тебя вчера, пока я вытаскивала пулю,- ответила Сара.
На лице Дэвлин мелькнуло выражение боли. Она молча наблюдала, как мальчик еще несколько раз принес по два ведра, прежде чем наполнил ванну. А когда он закончил, тихо позвала его.
-Мэт…- раньше она так никогда не называла его, и для мальчика собственное имя в ее устах прозвучало странно.
-Сядь,- сказала она. Мальчик поставил на пол ведра, подошел и сел на край кровати.
Дэвлин долго смотрела на него, не зная, как начать.
-Кажется, я вчера лягалась, как ослица, да?- она криво улыбнулась Мэтью. Мальчик вернул ей улыбку и осторожно потрогал ушиб.
-Да уж… никогда не думал, что женщина может быть такой сильной. Ты поправишься?- спросил он.
-Конечно… что мне одна пуля?- Дэвлин еще немного поговорила с мальчиком, рассказала, что нужно сделать с тем стадом. Попросила съездить к дяде на ранчо, объяснила, что передать мистеру Винстону, и как попросить Хэнка помочь с потерянным стадом.
Когда Мэтью ушел, Дэвлин почувствовала, как у нее сами собой закрываются глаза. Сара вошла с чистыми повязками, и Дэвлин догадалась, что ничего хорошего это не предвещает.
-Дэв, мне нужно посмотреть на твою рану и сменить повязку,- непреклонно сказала Сара, садясь на кровать рядом с наездницей.
-Я сама могу,- ответила Дэвлин, пытаясь подавить зевок.
Сара не хотела смущать наездницу, так что приподняла одеяло на талии, оставив все остальное прикрытым, так чтобы можно было спокойно достать до раны.
Дэвлин хотела остановить женщину, но мышцы сильно ослабели от лекарства, наездница приподняла руку и тут же бессильно опустила ее.
-Ты ждала до этого момента, потому что знала, что я стану слишком слаба, чтобы остановить тебя?- лениво спросила Дэвлин.
-Ага,- ответила молодая женщина.
-Сара… ты коварная расчетливая женщина… ты напоминаешь мне меня,- глаза Дэвлин сонно закрылись, но по лицу расползлась довольная улыбка.
Сара сняла старую повязку и рассмотрела рану. Края раны были все еще покрасневшими и опухшими, но трудно сказать от чего: то ли от того, что кожа сильно травмирована, то ли от распространения инфекции. Сара думала, что Дэвлин уже заснула, когда вдруг женщина порывисто вздохнула.
-Прости, я сделала тебе больно?- спросила Сара.
Дэвлин чувствовала, как Сара касается ее кожи, меняя повязку как раз там, где бедро встречается с мышцами живота. От этих прикосновений по всему телу пробежала дрожь, и сбилось дыхание.
-Тебя все еще лихорадит,- заметила Сара,- Кожа еще горячая.
И это ты мне говоришь! Подумала Дэвлин, искренне надеясь, что не сказала это вслух. Наездница зажмурилась изо всех сил, ощущая руки Сары всего в паре дюймов от того места, где она отчаянно хотела их ощутить. Дэв чуть не прокусила губу, но Сара, наконец, закончила с повязкой и укрыла ее одеялом.
Молодая женщина дала ей попить воды и нежно заправила волосы за ухо.
-Сара… ты спасла мне жизнь этой ночью, спасибо.- проговорила Дэв. Она взяла Сару за свободную руку и держала ее, пока Сара нежно продолжала гладить ее лицо.
-Думаю, теперь мы квиты,- шепотом ответила Сара.
-Хммм?- переспросила Дэвлин, не открывая глаз. Она наслаждалась ласковыми прикосновениями женщины.
-Ты тоже спасла мне жизнь, когда согласилась работать у меня на ранчо,- тихо ответила Сара,- а сейчас поспи немного,- закончила она, вставая.
Дэвлин крепче сжала руку женщины и притянула ее назад.
Сара тепло улыбнулась наезднице.
-Хочешь, чтоб я посидела с тобой, пока ты не заснешь?- спросила Сара, снова ласково касаясь ее щеки.
Дэвлин сонно кивнула, растворяясь в нежных прикосновениях маленьких рук. Она знала, что не заслужила такой доброты, но действие лекарства расслабило ее, и она просто плыла по течению. Дэвлин не понимала, сон это или явь, но сквозь сонное марево она почувствовала, как прохладные губы Сары нежно коснулись ее лба и промурлыкали ей на ухо что-то приятно-успокаивающее.

Лихорадка не отпускала Дэвлин еще три дня. Все это время Сара заботилась о ней, помогая во всем, обтирая испарину с ее тела и поддерживая, когда требовалось встать. Сара догадывалась, что если бы Дэвлин была в состоянии воспринимать действительность, она ни за что не позволила бы так носиться с собой, но сознание ее постоянно мутилось. Лихорадка жестоко трепала женщину, Дэвлин часто металась в бреду, и единственным способом успокоить ее было крепко- крепко обнять ее и не отпускать, пока она снова не уснет заживляющим сном.

0

5

Послышалось шлепанье босых ног, и в дверях спальни появилась маленькая Ханна. Наездница приоткрыла один глаз, чтобы подсмотреть за девочкой. На малышке была только длинная хлопковая рубашка. Трогательно сложив ручки на груди, девочка сосредоточенно нахмурилась и обиженно надула нижнюю губу.
Дэв не могла не улыбнуться, видя такую бурю эмоций на лице малышки.
-Что случилось, Принцесса?- спросила наездница.
-Ненавижу спать днем!
-Я тоже,- согласилась наездница, в комнату вошла Сара.
-Ханна Мари, что ты здесь делаешь?- сурово воскликнула Сара.
Дети иногда бывают очень находчивы и стремительны. Не успела Сара и глазом моргнуть, как Ханна запрыгнула в кровать к Дэвлин, свернулась калачиком, прижавшись к боку женщины, и по-свойски укрылась одеялом.
-Дэвлин хочет, чтобы сегодня я поспала с ней!- убедительно сказала малышка.
-Ах, вот оно что,- Сара посмотрела на дочь и потом перевела взгляд на наездницу, Дэвлин кивнула, давая понять, что не против.
Сара потрогала рукой лоб Дэвлин, к счастью, он оказался прохладным на ощупь, да и глаза женщины больше не были затуманены лихорадкой.
-Я поправляюсь, мамочка?- подмигнула Дэвлин.
-Очень смешно,- ответила на шутку Сара.
-Будь так любезна, заряди мои пистолеты,- Дэвлин кивнула на оружие, которая Сара предусмотрительно не стала убирать далеко от наездницы и держала на прикроватном столике.
-Зачем?- озадаченно спросила Сара.
-Потому что, если в ближайшее время ты не позволишь мне встать и в гордом одиночестве прошествовать в ванную комнату,- она брезгливо указала на ночной горшок, выглядывавший из-под кровати, и обеими руками зажала уши Ханне,- я собственноручно застрелюсь!
Сара только рассмеялась на это заявление.
-Ладно, девочки… пора спать,- тихо сказала Сара, задергивая шторы на окне.

-Рад снова видеть вас, миссис Толливер,- пророкотал Хэнк, протягивая руку.
-И я, мистер Саттон,- женщина сердечно ответила на рукопожатие,- спасибо, что помогли Мэту привести стадо.
-Ну, довольно скоро я понял, что Мэт справился бы и один, но я был рад помочь. Думаю, у него был отличный учитель.
Сара догадалась, что он имел в виду Дэвлин.
-Как она себя чувствует?- серьезно спросил мужчина.
-Она довольно долго пролежала в лихорадке, борясь с инфекцией, но теперь все позади, ей остается только дать своему телу возможность самому вылечить себя. Это конечно, если мне удастся удержать ее в постели еще хотя бы пару дней.- Засмеялась Сара.
Хэнку было приятно слышать звонкий смех Сары. Он понимал, как много она сделала, чтобы побороть болезнь Дэвлин.
-Легче реку повернуть вспять, да?- усмехнулся мужчина.
-А почему бы нам не пойти в дом и не проверить, вдруг она уже проснулась… я знаю, она хотела поговорить с вами о том, что случилось.- Сказала Сара, увлекая Хэнка в дом.
Сара осторожно открыла дверь спальни и от картины представшей перед глазами, у нее защемило сердце. Дэвлин лежала на спине, вытянувшись всем своим длинным телом вдоль кровати, и, судя по глубокому дыханию, спала. А возле нее, все также свернувшись калачиком, сопела во сне Ханна. Голова девочки лежала на плече наездницы, и женщина нежно обнимала малышку рукой.
Сара с Хэнком молча закрыли дверь, и, стараясь ступать как можно тише, вышли из дома.
-Если б не увидел собственными глазами, ни за что не поверил бы,- задумчиво улыбнулся наездник.- Наверное, лучше, если вы не скажете Дэвлин о том, что я видел ее. Ну вы же понимаете.
Сара кивнула, улыбнувшись.- Хорошо… ей наверное не понравится, что кто-то видел ее такой беззащитной и уязвимой.
Хэнк перекинул поводья через голову лошади и приготовился подняться в седло, но остановился и горячо пожал руку Сары.
-Вы – особенная женщина, миссис Толливер. И не спорьте со мной,- быстро добавил Хэнк, прежде чем Сара успела возразить.- Потому что мы оба знаем, Дэвлин никому не позволила бы заботиться о ней так, как это делаете вы. Она приняла помощь от другого человека всего три раза за всю ее жизнь. Такое доверие дается ей не легко.
-Она говорила мне о том, что ее спасли индейцы… ну и, конечно сейчас… а какой же третий раз?- спросила Сара.
-Это когда мы с ней познакомились,- ответил Хэнк и поведал ей историю, как он помог раненной преступнице. Правда, мужчина опустил ту часть, когда на Дэвлин напали ее же собственные люди. Ему было неловко рассказывать про Дэвлин за ее спиной. Но зато он упомянул, что они стали добрыми друзьями с тех пор.
-Вы были … любовниками тогда?- спросила Сара, не совсем понимая, почему с таким трепетом ждет ответа.
Хэнк внимательно наблюдал за молодой женщиной. То ли дело было в том, как она немного опустила голову, ожидая ответа, то ли глаза ее стали чуточку зеленее…Зависть? Ревность? Ты ведь даже еще не поняла сама, да, девочка? Господи Иисусе, когда вы обе признаетесь друг другу в своих чувствах, должно быть, это станет похожим на фейерверк!
-Нет, мадам,- ответил Хэнк. Чуть- чуть подумал и решил довериться Саре.- Дэв немного не в моем вкусе.
-Не в вашем вкусе? Красивая сильная женщина… не в вашем вкусе?- удивленно проговорила Сара.
-Ну, понимаете ли… загвоздка заключается как раз в том, что она женщина,- сказал Хэнк, надеясь на то, что Сара поймет и ему не придется пускаться в дальнейшие разъяснения.
-А,- отозвалась Сара, не понимая в чем дело. Она пристально уставилась на наездника, он на нее.
-Ааааааааах!- вдруг осенило женщину.
Сара понимающе улыбнулась Хэнку. Она хотела выглядеть непринужденно, но чувствовала, как ее распирает от радости оттого, что Дэвлин и Хэнк не были любовниками.
-Вы меня очень обяжете, миссис Толливер, если не будете об этом распространяться… особенно вашему дяде.
Сара еще раз пожала руку Хэнка.
-Я все понимаю, пожалуйста, не волнуйтесь об этом.
Заговорщически улыбнувшись друг другу, они попрощались и Хэнк вскочил в седло, пообещав, что заедет в конце недели навестить Дэвлин. Сара проводила мужчину взглядом, пока он не скрылся за холмом, и пошла в палисадник за домом. Машинально вырывая подросшие сорняки, она задумалась о том, что только что услышала. Для нее было не важно, что люди делают со своими жизнями до тех пор, пока они предоставляли такую же свободу и ей. Она вздохнула. При мысли о том, что Дэвлин и Хэнк могли быть любовниками, ей стало неуютно. Было ли это то же самое чувство, что она испытала утром, услышав, что Дэвлин бывала в заведении Эллен? Я ревную?
Она бросила траву и задумалась. Нет…нет…нет… этого не может быть. Сара вспомнила, как рука Дэвлин властно сжимала ее грудь. Как она сама прикасалась к горячей груди женщины, и под ее руками твердел маленький комочек плоти. Одной этой мысли было достаточно, чтобы Сару бросило в жар. Дрожь прошла волной по телу и сосредоточилась тяжестью внизу живота.
А бусы… С тех пор, как она носит их, ее мечты и видения действительно стали ярче. Кажется, Дэвлин сказала, что если получить в подарок камень теклия, то во снах будут являться желания твоего сердца? С тех пор Саре каждую ночь снится красивая темноволосая женщина. Некоторые сны вполне невинны и ограничиваются тем, что Дэвлин прикасается к ней как в ту ночь, когда она была ранена. Но в большинстве из них Сара видит продолжение. Дэвлин ласкает ее и прикасается к ней так, как Саре самой этого хотелось бы. Вообще-то, я даже не знаю, возможно ли это!
А потом … слова Дэвлин, что она прошептала Саре на ухо…О, Боже, женщина… я хочу тебя... Очевидно, Дэвлин была приятна такая близость с другой женщиной, а значит это вполне возможно!
И поцелуй.
К этому времени Сара яростно умывалась из бочки за домом. Она вытерла лицо и руки грубым полотенцем и аккуратно развесила его на веревке. Сара, приди в себя! Эта женщина… твой друг! Дикая потрясающая женщина, пытающаяся, как и ты , уйти от своего прошлого. О господи, о чем же я думаю?! Да, вполне вероятно, что она наслаждается женским обществом в постели, но ты то- нет… или да?
Это невероятно! Она не хочет тебя в этом смысле, Сара! Даже если ей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нравятся женщины, и она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО поцеловала тебя, это было лишь потому, что она напилась. Она даже не помнила об этом на следующее утро. Очнись, в конце концов…вдова с двумя детьми вряд ли во вкусе длинноволосой голубоглазой красотки шести футов росту.
Слезы наполнили глаза Сары и пролились по щекам. Она отбежала от дома и теперь стояла одна в прерии. Горькие рыдания сотрясали ее маленькое тело.
Будь честна с собой… если ты собираешься ждать, когда Дэвлин отдаст тебе свое сердце, то останешься одна на всю жизнь.

Вернувшись домой, Сара тихо подошла к спальне. Ханна и наездница еще спали, Дэвлин, как обычно, скинула одеяло и сбила его ногами в комок. Сара побрызгала на лицо холодной водой и подошла поправить одеяло.
Дэвлин спала в голубой рубашке, которую Сара извлекла все из того же комода. Укрывая ее одеялом, Сара не удержалась и остановилась взглядом на длинных ногах Дэвлин, на ее мускулистых бедрах. Опять на нее нахлынули чувства, и она изо всех сил пыталась сдержать подступающие слезы. Вдруг рука Дэвлин перехватила ладонь Сары.
Женщина удивленно посмотрела в сонные глаза наездницы.
-Снова играешь в мамочку?- поддразнила Дэвлин шепотом, чтобы не разбудить Ханну.
-Да,- улыбнулась ей Сара.
Дэвлин заметила, что глаза женщины покраснели и припухли. Сразу было видно, что она недавно плакала, но Дэвлин понятия не имела, почему. Видеть Сару несчастной просто надрывало ей сердце.
-Сара, что с тобой?- спросила она, притягивая ближе женщину, пока она не присела на край кровати.
-Ничего,- мягко ответила она.- Все хорошо, просто у меня иногда бывает… накатывает…
Сара ласково погладило щеку спящей девочки, малышка перевернулась на другой бок и нежно обняла руку матери. Сара взяла дочь на руки и тихонько укачивала ее, пока девочка снова не заснула.
Дэвлин наблюдала за женщиной. Еще никогда она не видела столько любви, сколько было в глазах и в жестах Сары, когда она держала на руках дочь. Ты обнимаешь Ханну… ты обнимала меня, когда я была в лихорадке… Но кто обнимет тебя, Сара?
В жизни мы совершаем много поступков, о которых сначала даже не задумываемся, действуем, как будто под влиянием инстинкта. В такие моменты, как правило, открывается наше истинное лицо. И если помыслы чисты, то такие поступки только улучшают жизнь. Вот так было и с Дэвлин. Действуя по зову сердца, она обвила свои сильные руки вокруг Сары и нежно прижала ее к своей груди. Не было никакого смущения или колебания, Сара просто доверилась сердечным объятиям женщины.
Молодая женщина так уютно устроила голову на плече Дэвлин, что сразу почувствовала, как нервы, скрученные за день в тугой узел, постепенно расслабляются и отпускают ее. Ханна немного повертелась и успокоилась наконец, устроившись на коленях обеих женщин. Из приоткрытого рта послышалось сонное сопение девочки. Дэвлин и Сара переглянулись и уткнулись друг другу в плечо, чтобы заглушить смех.
-Ребенок ворочается во сне, как волчок! И если ты сейчас думаешь о том, чтобы сказать, что она унаследовала это от матери, то я сама пристрелю тебя, Дэвлин Браун!- прошептала Сара.
Молодая женщина расслабилась в ее руках. Рука наездницы нежно скользила по ее золотистым волосам и успокаивала, так что Сара скоро заснула, как и ее дочь.
Дэв стало больно от того, что чтобы обнять Сару, ей пришлось дождаться, пока женщина загрустит и расплачется от напряжения и одиночества. Господи, но все же как приятно . Думала Дэвлин, осторожно переместив голову, чтобы вдохнуть аромат мягких волос Сары. Я никогда не была так влюблена, Сара. Я никогда не хотела кому-то что-то давать… я знала только как брать. Но с тобой все иначе. Я столько хочу подарить тебе, не взяв ничего взамен, любимая моя. Счастье, удовольствие, любовь…только для тебя, Сара.
Сара глубоко спала и ее тихое сопение, точь-в-точь как у маленькой Ханы, заставило Дэвлин улыбнуться. Наездница посмотрела на лицо Сары и почувствовала, как ей неудержимо хочется поцеловать в губы эту женщину. Она осторожно приподняла голову и коснулась горячими губами мягких полных губ Сары. Обжигающая слеза скатилась по щеке Дэвлин от мысли, что Сара воспринимает ее только как друга, и этот украденный поцелуй будет единственным, что они смогут разделить друг с другом.
Будь честна с собой… если ты собираешься ждать, что такая леди как Сара отдаст тебе свое сердце, то ты останешься одна на всю жизнь.

Дэв ёрзала на стуле, пытаясь найти удобное положение. Пуля, побывавшая в ее бедре и долгая борьба с инфекцией ослабили ее тело. Сегодня утром Сара и Мэтью наполнили медную бадью и Дэвлин, наконец, смогла принять настоящую ванну. Первую, за черт знает сколько времени. Было очень приятно ощущать себя чистой и надеть свежую одежду, но как ни прискорбно было себе в этом признаться, Дэвлин потребовалась помощь Сары, чтобы надеть ботинки. А потом Саре пришлось поддерживать ее, чтобы Дэвлин смогла сделать свои первые шаги в другую комнату.
Ханна сидела на полу и что-то рисовала мелом по доске для письма. Девочка задорно улыбнулась наезднице, и та тоже в ответ расцвела в улыбке. Когда рядом был этот непоседливый ребенок, Дэвлин всегда улыбалась.
Мэтью сидел за столом рядом с Дэвлин и укладывал в сумку свои принадлежности для письма.
-А ты тоже пойдешь с нами в школу, Дэв?- спросила Ханна,- Я уже учусь читать.
Сара заметила странное выражение, мелькнувшее на лице Дэвлин. Нечто, схожее с паникой. Подумав, она приписала это к болезненным ощущениям от того, что женщина не могла усидеть на стуле.
-Ханна, занимайся, пожалуйста, своим делом, и не мешай Дэвлин отдыхать,- строго сказала Сара дочери.
-Я подумала, может быть, Дэвлин тоже хочет пойти с нами учиться читать,- девочка взглянула снизу вверх на мать.
-Не будь глупой,- ответил Мэт сестре,- взрослые уже умеют читать.
-Мэтью, не называй сестру глупой… а теперь, оба за стол.
Сара собиралась переглянуться заговорщически с Дэвлин, но , обернувшись к женщине, увидела, что та потупила голову и пристально рассматривает свои ботинки, намертво вцепившись в стул, так , что побелели костяшки пальцев. Сначала Сара подумала, что наездница пытается перетерпеть одну из волн боли, что периодически накатывали на нее, но Дэвлин вдруг подняла голову и сквозь упавшие на лицо волосы посмотрела прямо в глаза Саре. Наездница робко улыбнулась Саре, но эта была не та улыбка, что обычно предназначалась молодой женщине. Казалось, в радужках голубых глаз затаилась боль. Когда до Сары наконец дошло, что все это значит, она сначала даже растерялась, как же сделать так, чтобы облегчить Дэвлин ее мучения. В голову ей пришел один единственный выход, как сделать так, чтобы помочь Дэвлин и при этом, чтоб она не чувствовала неуютно, прося о помощи.

Вечером дети делали уроки на завтра. Мэтью бился с математикой, которая ему никак не давалась.
-Нет, милый… смотри, это число умножается на это.- Сара поправила ошибку на его доске.
-Я не могу, мама,- растерянно сказал Мэт,- Так много чисел! Как можно посчитать, сколько будет 500 помноженное на 325? Это же невозможно!
-Сто шестьдесят две тысячи пятьсот, - не задумываясь, ответила Дэвлин.
Все тут же посмотрели на наездницу, которая все так же безуспешно пыталась устроиться удобно на стуле.
-А еще можешь?- спросил Мэт.
Сара дала наезднице несколько примеров посложнее, и она все их без труда решила в уме за считанные секунды. Сара едва успевала записать на доске ответ, после того, как умножала все в столбик, а Дэвлин уже давно все сосчитала. Стоило наезднице услышать пример, как она на мгновение морщила лоб, а через секунду произносила ответ. Правильный ответ.
-Дэв, это просто потрясающе… как у тебя получается?- спросила Сара.
-Да как-то так,- ответила Дэв, одновременно и польщенная и немного напуганная.- Я путешествовала с одним парнем, он был аптекарем, вот и научил меня.
-А меня можешь научить , Дэв?- горячо спросил Мэт,- Можно, мам?
-Это не так просто выучить, если считать твоим способом, Мэт,- ответила наездница.
-Ерунда.- вставила Сара,- Уж лучше научиться считать способом Дэвлин и делать это правильно, чем день за днем просиживать перед доской, ничего не понимая. То есть , конечно, если Дэв захочет научить нас,- Сара улыбнулась, включив себя в группу учеников.
Дэв снова улыбнулась Саре прежней обаятельной улыбкой, счастливая, от того, что может сама чему-то научить.

Дэвлин не могла припомнить, чтобы когда-то она чувствовала себя такой усталой и измотанной. Наверное, чем старше я становлюсь, тем тяжелее оправиться от таких ранений. Подумала она, когда Сара подошла, чтобы помочь ей приподняться со стула. Несколько раз за день она засыпала на ходу. Но всегда знала, если что, Сара ее разбудит. Было так необычно чувствовать себя в безопасности и спать глубоко, не просыпаясь настороженно от каждого шороха. Она могла только молиться Духам, чтобы слабость отпустила ее до того, как случиться что-нибудь плохое и ей придется защищать Сару и детей.
Дэв криво усмехнулась, представив, каким бы взглядом смерила бы ее Сара, знай она, что Дэвлин думает о ней как о человеке, которого требуется защищать. Ты совершенно независимая, Сара… может быть, именно поэтому я люблю тебя так сильно.
Наездница оперлась на Сару, чтобы переместить свой вес с раненного бедра. До этого, когда она попыталась встать самостоятельно, через секунду она уже припала на одно колено от боли.
-Сара, я могу пойти в свою комнату, не хочу, чтобы тебе приходилось ютиться на кроватке Ханы.
-Дэв, ты едва можешь передвигаться без помощи. Что если тебе вдруг среди ночи что-нибудь понадобится? Я даже не узнаю… кроме того, я же глаз не смогу сомкнуть, зная что ты там одна и волнуясь за тебя.- Ответила Сара с ласковой улыбкой.
Дэвлин позволила довести себя до спальни молодой женщины и уложить на кровать. Тихий стон боли вырвался из ее груди, когда она распрямилась и вытянулась вдоль широкой кровати. Саре показалось, что Дэвлин все еще хочет встать и уйти.
-Дэвлин, ты взрослая разумная женщина… пожалуйста, оставайся таковой, не вставай. Пожалуйста, ради меня?- попросила Сара.
Последние два слова сковали Дэвлин намертво. Теперь она ни за что не поднялась бы с кровати без разрешения Сары. Ради тебя? Сара, да я все, что угодно для тебя сделаю! Наездница кивнула, и Сара оставила комнату, чтобы Дэвлин могла раздеться в одиночестве.
Когда Сара вернулась, Дэв уже переоделась в свою голубую рубашку и забралась под одеяло. Молодая женщина тоже переоделась в ночную сорочку и сверху накинула легкий хлопковый халат, перетянутый в талии. Сара села у небольшого зеркала и начала расплетать свои светлые волосы. Чтобы длинные пряди не спадали на лицо, она днем заплетала их сзади в несколько косичек и связывала шнурком, а остальные свободно спадали на спину.
Дэв подумала, что на земле нет ничего красивее того, что она наблюдала сейчас. Сара медленно проводила расческой по волосам цвета спелой пшеницы, задумчиво глядя на свое отражение в зеркале. Закончив, она пересела на край кровати Дэвлин, поджав под себя ноги.
-Хочешь, я почитаю на ночь?- спросила она, потянувшись за книгой, которую она держала на прикроватной тумбочке. С тех пор, как Дэвлин вынуждена была проводить большую часть дня в кровати, Сара завела привычку читать ей на ночь «Графа Монте-Кристо». Казалось, наездница наслаждалась историей, но сегодня почему-то грустно покачала головой.
-Не нужно читать мне, Сара,- тихо сказала она.
-Прости, ты должна была сказать мне раньше… я думала, тебе нравится роман,- ответила Сара.
-Нет, дело не в этом… просто…- Дэв забрала книгу из рук Сары и вернула ее на тумбочку.- Ты не обязана читать мне.- Закончила Дэвлин, прикрывая глаза.
-Ты дочитаешь ее сама?- грустно спросила Сара.
Дэв открыла глаза. Глаза полные слез. Когда слезинка начали скатываться по щекам, Дэв подняла глаза к потолку изо всех сил пытаясь унять слезы.
-Думаю, мы обе знаем, что это невозможно,- Ответила Дэвлин, вдруг догадавшись, что Сара уже знает ее секрет.
-Дэв, я могла бы…- Но ее резко перебили.
-Нет. Сара, пожалуйста… не надо,- сказала Дэвлин, проклиная себя за то, что слезы все продолжали литься и она ничего не могла с этим поделать. Она не могла даже убежать.
-Мне не нужна жалость… или милосердие, особенно от тебя.- прошептала Дэвлин.
-Вот почему ты думаешь, я хочу помочь тебе… из жалости?- Тихо спросила Сара, протягивая руку, чтобы стереть слезы с красивого лица Дэвлин.
Наездница резко дернулась, уклоняясь от руки Сары, не в силах сдержать эмоции.
-Я не предлагаю тебе помощь из жалости, Дэв. Я делаю это, потому что ты мне не безразлична, я желаю тебе добра. Ты стала мне так же близка, как настоящая сестра… я люблю тебя как члена своей семьи. Я знаю, что смутила тебя, но надеюсь, не расстроила. Я просто хочу помочь… а не сделать тебе плохо.- закончила Сара со слезами на глазах.
-Прости… я просто… я не плакала с тех пор, как мне стукнуло семь лет,- призналась темноволосая женщина. Признание всколыхнуло ее память, которая спала много лет. Последний раз она плакала, когда домой принесли мертвое тело ее отца.
Мужчина лежал на сорванной с петель двери. Его внесли в дом и положили на стол. По его груди растекалось большое темно-красное пятно крови. Одной пули достаточно было, чтобы свалить большого и крепкого мужчину. Один из работников отца поднял на руки маленькую Дэвлин и рассказал, каким героем был ее отец-шериф. Она весь день проплакала по отцу. По единственному в ее жизни мужчине, которого она обожала. С того дня она больше не пролила ни одной слезы.
Дэвлин уже не могла сдержать горькие рыдания. Она отчаянно пробовала проглотить слезы, но ничего не выходило. Сара прислонилась к спинке кровати и нежно обняла женщину. Дэв даже не сопротивлялась. Она просто упала в объятия Сары и зарыдала еще горше. Сердце Сары разрывалось на части при мысли о том, что эта женщина не могла позволить себе поплакать все эти годы.
-Пожалуйста , Дэв… ты не должна бояться быть собой передо мной. Когда человек дорог тебе, ты любишь его всего… все что в нем есть хорошего и плохого.- прошептала Сара, уткнувшись носом в волосы Дэвлин.
Ощущение губ Сары возле своей кожи, ее сильное любящее объятие, открытое сердце и любовь в голосе прорвало стену отчужденности и наездница сдалась. Ее душераздирающие рыдания вырвались наконец, а Сара все держала ее в своих руках, все время тихо приговаривая что-то ласковое и успокаивающее ей на ухо.
Прошло больше часа, когда наконец слезы Дэвлин иссякли. Она все продолжала лежать в объятиях Сары, просто наслаждаясь близостью и чуткой нежностью женщины. Сара взяла с тумбочки носовой платок и вручила его наезднице.
-Спасибо,- сказала Дэвлин, садясь против спинки кровати. – Не знаю, что со мной случилось.
-Держу пари, тебе стало легче,- ответила Сара, вставая. Она подошла к зеркалу и намочила кусочек ткани в кувшине с водой.
-Наверное… да,- призналась Дэвлин, робко усмехнувшись молодой женщине.
Сара протянула мокрую прохладную ткань Дэвлин, и женщина протерла лицо и глаза. Когда Сара снова уселась на кровати, Дэв взяла с тумбочки книгу и протянула женщине.
-Научи меня. То есть, я немного умею , но… Сара, ты можешь научить меня читать слова, что написаны в этой книге?- Дэвлин боялась посмотреть в глаза молодой женщины, но, собравшись с силами, она подняла голову и столкнулась взглядом с теплыми зелеными глазами.
Сара улыбнулась и радостно кивнула.
-А мы можем начать сейчас?- нерешительно спросила Дэвлин.
Хоть Сара и сильно устала за этот день, она знала, что пока Дэвлин полна решимости, надо ловить момент, а то к утру она может передумать, так что женщина согласно кивнула головой.
-У тебя, наверное, замерзли ноги,- Сказала Дэв и обернула Сару в одеяло.
От близости между обеими женщинами проскочили искры желания, но они подавили в себе эмоции, зная, что теперь они останутся друзьями на всю жизнь. Обе быстро откинули неподходящие моменту мысли и сели, прижавшись друг к другу под одеялом как две школьницы, зачитавшиеся интересной книжкой.

Сара проснулась на рассвете от того, что Ханна с разбегу запрыгнула к ней на живот.
-Мама, я хочу есть.- прошептала девочка.
Сара все еще держала глаза закрытыми.- Ханна, почему ты шепчешь?- вдруг она и сама заметила, что говорит шепотом.
Когда Сара открыла глаза, на ее губы тут же легла пухлая ладошка Ханны, девочка жестом сказала ей не шуметь и показала на спящую рядом женщину. Дэвлин все еще спала, нежно обняв во сне Сару. Молодая женщина боялась пошевелиться. Ее дочь улыбалась , глядя на Дэвлин, как будто для нее это было в порядке вещей делить кровать с темноволосыми женщинами.
-Ханна,- прошептала Сара, пытаясь осторожно высвободиться из рук Дэвлин.
Шестилетний ребенок не смог удержаться и потянулся дотронуться указательным пальцем до губ наездницы. Когда рука Ханны замерла в сантиметре от рта женщины, Дэвлин улыбнулась, обнажив в крокодильей улыбке свои белые зубы, и громко клацнула ими прямо рядом с пальцем девочки.
Дэв знала точно , где находится рука Ханны и не собиралась кусать ее, но малышка об этом не догадывалась. Ханна отскочила назад с криком и смехом и приземлилась прямо на мать, которая из всех сил пыталась как можно аккуратнее выбраться из кровати, чтобы не разбудить Дэвлин.
Тридцать фунтов визжащей и хохочущей девочки обрушились на Сару, та потеряла равновесие и с гулким стуком свалилась с кровати. Дэвлин быстро протянула руку и ухватила Ханну, чтобы она снова не упала на Сару.
Сара приподнялась на локте, и с края кровати одновременно свесились две головы. Дэвлин и Ханна озорно переглянулись.
-Вот видишь, что я из-за тебя натворила,- сказали они хором.
Сара поднялась с пола и устремила грозный взгляд на обеих соседок по кровати, которые отчаянно кусали губы, чтобы не засмеяться над ней в голос.
-Вы обе меня скинули… скинули с моей собственной кровати, кошмар,- простонала Сара, поднимая подушку и прицельно бросая ее в Дэвлин и Ханну, который впрочем, легко от нее уклонились. Сара отвернулась и пошла готовить завтрак, все еще ошеломленно качая головой. Дэвлин притянула к себе девочку и защекотала ее, а Ханна только рада была, снова заливисто засмеялась. Сара обернулась в дверях и на секунду задержала на них взгляд. Давно она уже не переживала такого острого ощущения счастья, как сейчас.
Дэвлин проводила взглядом Сару и снова начала щекотать маленькую Ханну. Наконец девочка устала и затихла в руках наездницы. Дэвлин нежно обняла малышку и, тихонько напевая песенку из своего детства, стала укачивать ее в своих сильных руках.
Ее память вернула женщину ко вчерашнему вечеру, когда они с Сарой читали книгу, пока сон не сморил обеих. Книга выскользнула из рук Сары и они заснули, прижавшись друг к другу. Среди ночи Дэвлин не раз просыпалась, чтобы ощутить на себе приятную тяжесть тела Сары и послушать ее успокаивающее глубокое дыхание. Она обняла ее за талию, и Сара во сне бессознательно прижалась теснее спиной к груди наездницы.
Скользнув взглядом по книге, которую Сара утром переложила на тумбочку у кровати, Дэвлин вспомнила слова, что сказала ей молодая женщина. Она сказала, что любит меня… что я для нее член семьи. В некотором роде, она даже мечтать об этом не смела.
-А это, кажется, значит, что теперь ты тоже моя семья, Принцесса,- тихо проговорила Дэвлин и поцеловала в макушку спящую девочку.

К тому времени, как холодные осенние ветры стали обдувать прерии Оклахомы, Дэвлин закончила читать «Графа Монте-Кристо». Но были и другие книги, и теперь у них с Сарой вошло в традицию, Дэвлин читала вслух для нее на ночь.
-Ваша тетя Мэтти пробудет здесь примерно месяц, так что у вас будет время вдоволь пообщаться с вашими двоюродными братьями и сестрами, Мэт,- Сара обернулась с облучка повозки и смотрела на сына. Мэтью вместе с Ханной ехали сзади в фургоне, а Дэвлин, правившая лошадьми, вместе с Сарой сидели впереди. С рассветом они отправились на старой повозке в город, потому что путь предстоял неблизкий, и теперь ехали по прерии, освещаемой ярко-красными лучами приподнявшегося над горизонтом солнца. Но, хотя солнце и пригревало немного, холодный октябрьский ветер все равно щипал путешественников за щеки. Казалось, наезднице холод был нипочем, но Сара все же уговорила ее на всякий случай бросить в фургон свою кожаную куртку.
Дэвлин невозмутимо держала в руках поводья. Она уже успела полностью оправиться от ранения и снова взялась за работу по объездке ранчо. Ранение и то время, что она провела с Сарой и детьми, многое изменили. Теперь она не была для них таинственной незнакомкой, теперь темноволосая женщина стала настоящим членом семьи. Она приезжала с ранчо поздно вечером, и ее всегда ждал горячий ужин в обществе Сары и детей, а после она всегда находила время, чтобы позаниматься с Мэтом математикой и рассказать маленькой Ханне сказку на ночь. Сказка всегда заканчивалась тем, что наездница высоко поднимала на руках Ханну и нежно целовала ее в макушку, желая девочке спокойной ночи.
После того, как дети ложились спать, и Дэвлин с Сарой оставались наедине, они садились вместе у камина и подолгу разговаривали полушепотом, или Дэвлин вслух читала какую-нибудь книгу. Как-то раз, они тогда читали «Остров Сокровищ», Дэвлин призналась, что она обожает пиратские истории. С тех пор их вечера были полны приключений. Иногда Сара засыпала у огня, слушая Дэвлин. Молодая женщина наслаждалась глубоким низким голосом ее друга, сильным и расслабляющим, сквозь сон он слышался ей как тихое мурлыканье большой и нежной кошки. В такие вечера Дэвлин брала женщину на руки и относила ее в спальню. Там она бережно укрывала ее одеялами и уходила в свою комнату в задней части дома, чтобы всю оставшуюся ночь думать о женщине по другую сторону стены.

Дэв слушала, как Сара отвечает на вопросы детей про их тетю Мэтти и ее детей. Ханна с Мэтом не видели их уже несколько лет. Сара развлекала детей рассказами, как они с ее сестрой Мэдлин попадали в разные истории, когда были маленькими и жили на их ферме в Кентукки.
Сара взглянула на темноволосую женщину рядом с ней.
- Чему ты сегодня улыбаешься с самого утра?- Спросила Сара. Она заметила озорную усмешку на губах Дэвлин еще за завтраком, и потом, когда они сели в повозку и поехали, усмешка не исчезла, а стала только шире. Обычно она так улыбалась, только когда была уверена, что ее никто не видит.
-Разве я не могу быть в хорошем настроении с самого утра?- спросила в ответ Дэвлин, не отрывая взгляда от дороги.
-Можешь, конечно,- проговорила Сара,- а чем оно вызвано, позволь спросить… или кем?
Дэв взглянула на женщину, приподняв одну бровь, и тихо зарычала.
Сара ни чуточки не испугалась ее знаменитого грозного взгляда. Она легко и звонко рассмеялась и натянула шляпу Дэвлин ей на глаза. Обе женщины наслаждались каждым моментом их игр, но каждая из них хотела на самом деле много большего. Ни одна из них не предпринимала никаких шагов, чтобы изменить что-то в их отношениях, обе боялись потерять их трогательную дружбу, которая все крепла между ними в последние пол года.
Как только Сара снова обратила свое внимание на детей, загадочная улыбка Дэвлин снова коснулась ее губ. Сердце наездницы сегодня рвалось из груди, потому что она, наконец, призналась самой себе, что любит Сару. Прошлой ночью все ее страхи и опасение по поводу ее горячего чувства к Саре испарились, как будто их и не было. Было похоже, как будто она терзалась жестокой лихорадкой эти пол года, а теперь недуг отпустил ее, ее тело все еще ощущало слабость, но организм шел на поправку.
Теперь Дэвлин умела хорошо читать, поэтому содержание записки с перекати-поля обрело для нее новый смысл. С течением времени образ таинственной женщины с одиноким сердцем стал тускнеть в мыслях Дэвлин. Теперь все ее воображение занимала Сара, но все равно, хоть Дэвлин и не могла этого до конца понять, она чувствовала странную связь с незнакомкой, написавшей письмо. Это начинало беспокоить наездницу, она задавалась вопросом, правда ли, что она полюбила молодую женщину. Прошло так много времени с тех пор, как она чувствовала что-то похожее на любовь к женщине, и теперь она начала сомневаться в своем сердце. Но вчерашний вечер развеял все ее сомнения. Она поняла, что действительно любит Сару , только ее одну и никого больше, потому что эту женщину ей послала сама судьба.

0

6

****
У Хэнка случился выходной, и он приехал в Добл Дьюс, спросить у Дэвлин, не хочет ли она проехаться в город вечером. Хэнку не терпелось сыграть в карты в местном трактире, и он очень рассчитывал на то, что его старая подруга Дэвлин составит ему компанию за карточным столом. Но Дэвлин начала отговариваться, мотивируя тем, что слишком устала, для того, чтобы сидеть ночь на пролет в трактире и волочиться за юбками, тем более, что завтра им всем предстоит подняться на рассвете, чтобы поехать в город за покупками. Хэнку показалось, что для Дэвлин все женщины внезапно потеряли всякий интерес, а когда Сара, веселая и приветливая, вышла во двор, чтобы пригласить его остаться на обед, он понял, в чем причина ее внезапного охлаждения к развлечениям.
-Дэв, ты выглядишь одновременно и счастливой и больной… в чем дело?- спросил Хэнк так, будто сам не знал ответ на свой вопрос.
-Просто есть кое-что, что сжигает меня изнутри,- задумчиво ответила она, не отрываясь глядя в сторону дома.
-У тебя лихорадка перекати-поля, вот и все,- засмеялся мужчина, дружески хлопнув ее по плечу.
-Что…- она развернулась лицом к другу, не в силах поверить, что он все знает.
-Закрой рот, Дэв, и не смотри на меня так. Половина ковбоев в Оклахоме видели эти кусочки пергамента. Какая-то девчонка решила заарканить себе мужчину и придумала для этого весьма хитроумный способ. Если сходишь к Эллен, тамошние девочки расскажут тебе много разных историй про эту женщину. Одни говорят, что она высокая и тощая, как каланча, другие, что она низенькая и похожа на винную бочку. Черт, да может быть, она уже давно замужем, а в каждой руке у нее кричит по младенцу.
Дэвлин все продолжала ошеломленно смотреть на своего друга. Хэнк понял, что не убедил ее, и решил поднажать.
-Слушай, Дэв… здесь ты нашла себя… в этой девочке есть нечто особенное.- проговорил он, мотнув головой в сторону дома,- Не думай о всякой чепухе, иначе потеряешь то, что ты можешь здесь обрести.
Дэв посмотрела в сторону и нервно пробежала пальцами по волосам, приподняв шляпу. Повертела ее немного в руках и решительно нахлобучила обратно на голову, мысленно приготовившись сказать вслух то, что до этого момента боялась говорить даже себе самой.
-Она не принадлежит мне… и никогда не будет принадлежать так ,как я хочу.
Хэнк покачал головой и усмехнулся.- Тогда вы двое- единственные, кто еще ничего не понял.- и он загадочно улыбнулся женщине.
Дэв тоже улыбнулась, зараженная радушием друга, шутя, ударила его кулаком по плечу и потянула к дому обедать.
-Если ты уже сейчас думаешь, что она особенная, то подожди, пока попробуешь ее стряпню!- Ухмыльнулась Дэв.

Хэнк с интересом наблюдал за тем, как Дэвлин общается с Сарой и ее детьми. Он с трудом мог поверить, что видит перед собой ту же самую женщину, что он знал последние годы. Она улыбалась и позволяла Саре поддразнивать ее, иногда отвечая женщине добродушными насмешками. Такое впечатление, что у них была своя маленькая семья. Он заметил, как они обе смотрели друг на друга, когда думали, что другая не замечает. Сердце его наполнилось радостью оттого, что его обычно тихая и молчаливо-угрюмая подруга, наконец, счастлива и довольна. Одно только удручало, он никак не мог завоевать доверие маленькой Ханны.
Ребенок старался держаться от него как можно дальше. Большую часть вечера она цеплялась за юбку матери или сидела на коленях Сары, настороженно наблюдая за ним. Когда Сара поднялась из-за стола, чтобы принести десерт, Хэнк и Дэвлин учтиво встали. Хэнк взглянул на малышку. Ребенок не пошел на кухню за матерью, а к его огромному удивлению, проворно взобрался на колени Дэвлин. Ни уговоры Сары, ни ее грозный взгляд не могли заставить малышку спуститься с колен наездницы. Ханна устроила голову на плече Дэвлин, обняв ее за шею, и Хэнк поразился, как спокойно и умиротворенно чувствовала себя при этом наездница. Весь оставшийся вечер Дэвлин ласково обнимала девочку.
Поздно вечером, когда Хэнк уехал, а дети улеглись спать, Дэвлин и Сара сели подышать воздухом на крыльце. На то, что вечер был довольно прохладный , они внимания не обращали. Дэвлин сама приготовила кофе и вынесла его на крыльцо. Сара даже немного удивилась. Она-то думала, что Дэвлин совсем не дружит с готовкой. Поставив свою чашку на пол, Дэвлин обернула вокруг Сары свой кожаный плащ и присела рядом.
-А ты не хочешь чего-нибудь покрепче, чтобы согреться?- с улыбкой спросила Сара.
-Ну, я думаю, этот кофе тоже сможет согреть тебя,- усмехнулась наездница.
Сара сделала глоток обжигающего напитка и с удовольствием выдохнула облачко теплого пара. На удивление в кофе обнаружилось изрядное количество виски, так что тепло сразу же разлилось внутри живота женщины.
-Да, ты права,- Сара засмеялась, посмотрев на Дэвлин, которая с невинным видом смотрела вверх и насвистывала какую-то веселую мелодию.
Они тихо говорили обо всем, что приходило в голову. Открыто и честно, как у них повелось с самого начала. Иногда они делились воспоминаниями прошлого, но в основном говорили о том, что происходило в их жизни сейчас. Дэвлин витала в облаках, слушая голос Сары и глядя на ее лицо, но вдруг фраза, сказанная Сарой, вывела ее из задумчивости, она даже дернулась на стуле.
-Что ты сказала?- Переспросила Дэвлин, неуверенная, что правильно расслышала.
-Я сказала, что люблю просто сидеть здесь, смотреть на звезды и слушать шепот ветра в кронах деревьев… я люблю это место, Дэвлин… эту землю. Все, к чему стремится мое сердце- здесь. Я держу все в моих руках, и я рада, что, наконец, со мной рядом есть кто-то, с кем я могу это разделить.
Сара посмотрела на Дэвлин. Женщина уставилась на нее широко раскрытыми глазами, ее зрачки так расширились, что от радужек остался только тонкий синий ободок. О господи… зачем я это сказала!
-То есть, я хотела сказать… что я рада, что кто-то может разделить со мной красоту этой прекрасной ночи.- Быстро попыталась исправиться Сара.
Дэв кивнула и задумалась. Она так же продолжала слушать, что говорит Сара, разговаривала с ней, но ее мысли были далеко-далеко отсюда. Наконец Дэвлин не выдержала внутреннего напряжения, извинилась и ушла к себе, а Сара осталась проклинать себя за то, что так неосторожно приоткрыла свои чувства наезднице. Уверенная, что именно из-за этого Дэвлин молчала остаток вечера.
А Дэв тем временем, скрывшись за углом, очертя голову бросилась в комнату. Нетерпеливо открыла комод и вытащила письмо с перекати- поля. Сорвала ленточку и стала перебирать листки в поисках того самого отрывка. Того, что моментально всплыл в ее памяти, когда Сара произнесла эти слова. Ведь она так много раз перечитывала их с тех пор, как буквы больше не представляли для нее загадку. Она все еще с трудом могла поверить, что действительно услышала эти слова из уст Сары. Вот он! Дэвлин выхватила листок из пачки и лихорадочно начала читать.
Наверное, это неправильно мечтать о возлюбленном, который бы покорил мое сердце так же, как и мое тело?
Слишком долго я ждала воина моей души… наверное, мне суждено всегда быть одной,
Смотреть на звезды и слушать шепот ветра в кронах деревьев…
Все, к чему стремится мое сердце, здесь; я держу все в моих руках,
Но все же, это значит так мало, когда не с кем это разделить.

Дрожащими руками она держала письмо перед собой. Последние три строчки в точности повторяли слова, что Сара сказала ей сегодня ночью. Дэвлин села на пол и устало привалилась спиной к кровати. Она сказала вслух… вслух для нее…ее Сара.
Она снова и снова мысленно перебирала обрывки разговора. Сняв шляпу, наездница запустила пальцы в волосы да так и замерла, уставившись взглядом в одну точку. Она долго сидела на полу, перед ней лежали разрозненные части письма. В ее воображении всплывал образ Сары, вот она говорит, и Дэвлин слышит каждое слово, произнесенное мелодичным голосом женщины, вот она шепотом рассказывает о тайных желаниях своего сердца. Эти воспоминания закружились вокруг нее подобно водовороту, разгоняясь все быстрее и быстрее, пока все не оформились в одну связующую мысль.
Сара написала письмо на перекати-поле.
Дэв вспомнила визит Контолаха. Ее дед сказал, что они дали Саре имя в Клане Громовой птицы потому, что Кихо было видение… он говорил о маленьком Лососе, всегда плывущем вверх по реке против течения. Целитель сказал, что Сара отправила послание Духам на крыльях ветра. Когда слова старого индейца, наконец, дошли до нее, она облегченно рассмеялась. Они видели, как Сара привязывает письмо к высохшему перекати-полю!
Дэв смеялась до слез. О, Сара… не удивительно, что я влюбилась в тебя с первого же взгляда, я так давно о тебе мечтала. Невероятно красивая женщина… кто же твой темный воин, Сара? Открой глаза и оглянись вокруг, любовь моя… я уже здесь.
Дэв переоделась в свою любимую голубую рубашку, аккуратно сложила одежду и ботинки возле кровати , а оружие положила под подушку. Задув свечу, она улеглась в кровать , скрестила руки за головой, и ее губы тронула хитрая улыбка.
Лихорадка перекати-поля… чтоб мне провалиться! Подумала она про себя, перевернулась на бок и закрыла глаза.
****
Вскоре фургон с Добл Дьюса подъехал к главному городскому магазину. У Сары осталось совсем мало припасов, и нужно было их пополнить до наступления зимних холодов. Дэв спрыгнула с облучка и помогла Саре спуститься. Она обняла Сару за бедра и, бережно подняв, поставила на землю. От этого бессознательного жеста Дэвлин щеки Сары залились румянцем.
Мэт сам выпрыгнул из повозки, так что Дэвлин оставалось только легко вскинуть Ханну над головой, поставить ее на землю и, взяв за руку, отправится вслед за Сарой в магазин. Последний раз она была здесь, когда покупала зеленую ленту, и сейчас ей было немного неловко снова входить в магазин.
-Дэв, подними меня,- Потребовала Ханна от наездницы.
-А волшебное слово?- спросила женщина.
-Пожааааалуйста,- улыбнулся ей ребенок.
-Молодец,- ответила Дэвлин, легко поднимая на руки девочку, чтобы она могла увидеть сладости, разложенные на витрине.
-Выбирай любые,- разрешила Дэвлин.
Ханна показала на вишневые леденцы в металлической коробке. Дэвлин улыбнулась… тоже ее любимые.
Наездница купила мешочек леденцов, разделила их между детьми и один положила себе в рот.
-Мне все равно, есть ли у вас деньги… таких как вы мы не обслуживаем. Пошли, пошли отсюда, индейцы!- Продавец за стойкой прилавка повысил голос на молодого индейца.
Должно быть, это его семья сбилась кучкой на углу магазина. Симпатичная молодая женщина и девочка примерно такого же возраста, как и Ханна . Они нервно переминались с ноги на ногу и жались в тени. Сара улыбнулась им и подошла к молодой женщине. Индианки в ответ тоже приветливо улыбнулись.
-Кантакия,- Поприветствовала их Сара, заметив на поясе женщины знак клана Громовой птицы.
-Кантакия… оя вая но,- поздоровалась женщина.
Дэвлин и Ханна вышли из магазина, и девочка потянула наездницу к матери. Ханна наполовину спряталась за ногами Дэвлин и застенчиво улыбалась маленькой индианке. Малышка достала из кармана мешочек с конфетами, достала одну и протянула индейской девочке. Маленькая индианка застеснялась и боязливо сделала шаг назад, Ханна так и стояла с протянутой вперед ладошкой, на которой краснел леденец. Дэвлин присела на одно колено , чтобы сравняться ростом с детьми и ласково заговорила с напуганной девочкой.
-Тэй ох но… коя сэй охна,- проговорила наездница. Девочка покраснела и нерешительно взяла из рук Ханны леденец. Девочки облегченно улыбнулись друг другу.
Сара довольно хорошо усвоила язык индейцев Кокто, которому научила ее Дэвлин. Она быстро перебросилась парой слов с молодой женщиной, пока Дэвлин занималась детьми, а молодой индеец с подозрением разглядывал ее светлые волосы. Наконец, он не выдержал, взял жену за руку и уже хотел увести ее, но тут встала Дэвлин во весь свой рост, и укоряющее посмотрела на него за его невежливость. Пристыженный, индеец протянул Дэвлин руку в знак приветствия.
-Кая, Красный Сокол,- проговорил он.
Через некоторое время индейская семья отправилась восвояси, а Сара задумалась, что же могло так разозлить индейца. Когда она спросила Дэвлин, та ответила шепотом, чтобы никто в магазине не смог услышать.
-Они хотели купить 10 одеял, и у них были деньги, но продавец отказался их обслуживать,- объяснила она.
-Потому что они индейцы?- ошеломленно переспросила Сара.
Наездница кивнула.
Этот магазин держал старый друг Сары, и она была до крайности удивлена тем, что кто-то из людей мистера Грэйсона позволяет себе подобное поведение. Припомнив то, что Дэвлин рассказывала ей об обычаях индейцев Кокто, Сара поняла, что не сможет заставить их принять одеяла от нее, но в ее буйной голове уже начал сформировываться план.
Сара подошла к прилавку, встреченная лучезарными улыбками продавцов. Хоть она и не жила в городе, но все ее хорошо знали. И наездницу, что стояла за спиной Сары и пристально наблюдала за всеми ее действиями , они тоже отлично знали. Продавцы помнили, что Сара владеет весьма преуспевающим ранчо, и догадывались, какую прибыль им сулит такой покупатель. Ведь если Сара будет покупать припасы на зиму в их магазине, они смогут продать ей большую часть товаров. Это знали все, кроме того молодого человека, что так плохо обошелся с индейцем.
-Фургон стоит справа от входа, пожалуйста, загрузите его всем необходимым… мистер Александер,- сладким голосом попросила Сара, чуть наклонившись к стойке, чтобы прочитать имя продавца, вышитое на его рубашке.
-Да, и еще, добавьте, пожалуйста, вот к этому списку 10 шерстяных одеял,- закончила Сара.
Молодой человек нахмурился и подозрительно посмотрел на Сару,- Для кого вы их покупаете?- резко спросил он.
Одна бровь Сары изогнулась, и лучезарная улыбка застыла на лице. Она сделала шаг вперед и сложила руки на прилавке.
Дэв приготовилась наслаждаться представлением. Определенно… кому-то сейчас достанется на орехи, подумала Дэвлин, наблюдая, как в прищуренных глазах Сары заплясали чертенята.
-Простите, я не ослышалась, молодой человек?- сказала Сара, улыбка по-прежнему сияла на ее лице, но в глазах появилась твердость.
Одна из молоденьких продавщиц быстро скользнула в подсобные помещения и через минуту вернулась в сопровождении огромных размеров человека лет пятидесяти. Умная девочка мысленно сделала ей комплимент Дэвлин, узнав в мужчине хозяина магазина, спешившего на выручку Саре, не желая терять лучшего клиента.
-Сара!- он домчался, наконец, до нее и осторожно обнял ее своими огромными руками.
Сара рассмеялась при виде пожилого мужчины, радуясь встрече. Ее гнев немного поутих.
-Франклин… сто лет не виделись, как поживает Мари?- спросила Сара.
- Прижимистая, как всегда!- засмеялся он.
- Я все слышу, старый обманщик!- Из подсобного помещения появилась женщина такого же маленького роста, как Сара, и тепло раскрыла ей свои объятия. – Ты как всегда очаровательна,- пожилая женщина сделала Саре комплимент. – А это маленькая Ханна… в последний раз, когда ты здесь была, она была размером с маленькую тыковку, и Мэтью…какой сильный молодой человек из него растет.
Пожилая женщина потрепала по щечке Ханну и взъерошила волосы Мэту, и тут Сара сделала то, что Дэвлин от нее никак не ожидала.
-Позвольте представить вам мою близкую подругу,- Сара оглянулась на Дэвлин. Женщина вдруг поняла, что ее собираются познакомить с ними.
-Дэв… это Фрэнк и Мэри Грэйсоны… а это Дэвлин Браун.- представила их Сара и Фрэнк тут же пожал в знак приветствия руку наездницы. Дэвлин была немного шокирована происходящим, но все же вспомнила, что нужно снять шляпу, приветствуя жену владельца магазина.
-Вы нашли все, что хотели?- спросил Фрэнк, пытаясь завязать светскую беседу.
-Вообще-то,- Дэвлин сделала паузу, глянув на Сару,- у миссис Толливер возникла небольшая проблема.
Сара посмотрела в голубые глаза наездницы. О, мы с тобой отличная команда, Дэв. Затем она сладко улыбнулась и засмеялась.
-Откровенно говоря, Фрэнк… я не знала, что теперь должна отчитываться перед продавцами за все покупки. Это такое нововведение?- невинно спросила она.
Владелец магазина посмотрел на продавца за стойкой.
-Дональд, вы не можете выполнить заказ миссис Толливер?- сурово спросил мужчина.
Дэв думала, что у парня хватит ума, чтобы справиться с ситуацией. Ведь он только что видел, в каких хороших отношениях Сара состоит с владельцем магазина мистером Грэйсоном и его женой. Стоило ему извиниться и все встало бы на свои места, но некоторых людей жизнь ничему не учит.
-Она пыталась купить одеяла для тех индейцев, что я выгнал отсюда.- презрительно посмотрев на Сару ответил продавец.
Фрэнк недовольно прищурился на молодого человека.
-То есть, ты хочешь сказать мне, что выгнал платежеспособных покупателей из магазина?- спросил мистер Грэйсон.
-Но это ж индейцы…- заныл продавец.
-Дональд,- медленно проговорил Фрэнк, сдерживаясь, чтобы не повысить голос,- вон из моего магазина… ты уволен.
Молодой человек застыл в шоке. Он так и стоял бы, пока Дэвлин не припечатала его своим взглядом, так что у парня ослабели колени. Он быстро собрал вещи и скрылся за дверью.
-Эви, вы сможете выполнить заказ миссис Толливер?- спросил Фрэнк девушку, что догадалась вызвать его в зал.
-Да, мистер Грэйсон,- Эви приветливо улыбнулась Саре.
-Ну вот, малышка,- Фрэнк тепло улыбнулся Саре. Их давнее знакомство и его возраст позволяли ему обращаться к Саре по-свойски,- Мой новый главный продавец, Эви Синклер, позаботится, чтобы все было в лучшем виде.
Эви вспыхнула и поблагодарила хозяина магазина, прежде, чем он скрылся в подсобном помещении. Перед этим старый балагур все-таки сумел залучить у Сары обещание прийти к ним на обед со всей семьей.
-Поздравляю с продвижением, мисс Синклер,- Сара улыбнулась Эви, и женщины обменялись заговорщическими взглядами. Сара взяла Маленькую Ханну с рук Дэвлин и пошла с ней в отдел тканей.
Забавно, насколько узнавание делает мир проще и добрее. В прошлый раз , когда Дэвлин появилась в дверях магазина, всех продавцов словно ветром сдуло, будто она пришла вызвать их на перестрелку в полнолуние. Теперь же она пришла сюда с Сарой, держа на руках Ханну, и на нее уже не смотрели как на отпетую сорви-голову, а воспринимали как нормального человека. Хотя то, что все ее похождения как легендарной преступницы были подробно описаны в бульварных романах, что продавались в книжных лавках за пенни, не способствовало быстрому завязыванию дружеских отношений. Несколько продавщиц тут же заметили, как обаятельна улыбка наездницы, и как лучисто искрятся ее голубые глаза. Но лучше бы им сразу понять, что и эта обворожительная улыбка, и свет в глазах предназначались только лишь для одной женщины.
Эви наблюдала за наездницей, пока она диктовала грузчикам по списку Сары нужные товары.
-Знаете, а я видела вас здесь раньше,- заговорила она с Дэв. Дэвлин бросило в жар, когда она заметила, как девушка флиртует с ней. Сара стояла в нескольких метрах от нее и удивленно смотрела на Дэвлин.
-Вы покупали ленту… это было для вашей девушки?- спросила Эви, с любопытством поглядывая на Сару.
Дэв отрицательно помотала головой. В то же время Сара, кажется, наслаждалась конфузом наездницы. Она посмотрела на Дэвлин, и заметила, что уши бедной женщины кажется вот-вот засветятся, так они покраснели. Дэвлин нервно взглянула в сторону Сары. Женщина просто умилялась, глядя, как наездница пытается отбиться от авансов девушки.
-Если вам интересно… скоро я у меня заканчивается рабочий день,- прошептала Эви, но недостаточно тихо, чтобы Сара пропустила ее слова.
Сара болезненно затаила дыхание в ожидании ответа Дэвлин.
-Прости, дорогая,- наездница усмехнулась, заметив, что Сара напряженно прислушивается к их разговору,- Но я человек подневольный.
Сара тут же возрадовалась, что стоит спиной к наезднице, потому что на лице ее засияла широкая довольная улыбка, которую она никак не могла, да и не хотела скрывать.

Они, не спеша, вышли из магазина на деревянный тротуар. Ханна в припрыжку выскочила вперед.
-Как на счет пойти в гостиницу и пообедать там?- предложила Сара. Все дружно закивали, так как давно проголодались, и дети побежали вперед.
Сара чувствовала себя немного виноватой, и не только из-за того, что подслушивала разговор Дэвлин с продавщицей, но больше потому, что Дэвлин из-за нее и детей вынуждена ба отказать девушке. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, Сара была окончательно и бесповоротно влюблена в темноволосую наездницу. Эта мысль удивительно быстро прижилась в ее сознании, но она все еще недоумевала, почему так спокойно относится к своему чувству к другой женщине, как будто это было в порядке вещей. С другой стороны, она твердо убедила себя, что Дэвлин ни за что на свете не посмотрит на нее как на объект любви, так что все свои сомнения можно было запрятать подальше.
-Дэв…- начала Сара,- я не хочу, чтобы ты нянчилась с нами целый день. Я слышала, как эта девочка… то есть, если ты хочешь сходить с ней куда-нибудь…- Сара была не в состоянии членораздельно закончить предложение.
Дэвлин краем глаза наблюдала за Сарой, пока та безуспешно пыталась подобрать нужные слова. Ты просто смущена, Сара, или это нечто большее? Дэв резко остановилась и посмотрела на Сару.
-Сара, посмотри на меня,- скомандовала наездница, но сделала это достаточно мягко.
Сара покорно подняла глаза, приготовившись услышать что-нибудь, что, возможно, разобьет ее сердце. В то же время наездница, внимательно вглядываясь в нефритовые глаза женщины, кажется, заметила там влажный блеск зарождающихся слез. Дэвлин склонилась к ней и улыбнулась краешком губ.
-Сара… я думаю, мое седло и то будет старше, чем эта девочка. Она не та, кого я ищу.- закончила Дэвлин.
Не думаю, что я могла бы стать той, кого ты ищешь. Подумала Сара, но вслух ничего не сказала, а только улыбнулась Дэвлин. Наездница взяла ее за руку и повела через дорогу, дети уже давно топтались возле входа в трактир.

Дэвлин открыла Дверь для Сары, и на них тут же обрушились звуки громкого мужского смеха и рокота голосов. Сара заметила, что все ее старые друзья по барбекю тоже здесь, почти в полном составе расселись вокруг большого круглого стола. Несколько человек заметили в дверях фигуру Сары и за ее спиной и Дэвлин, и тут же снова повернулись к своему столу, через секунду снова послышался взрыв хохота, но на этот раз мужчины не скрываясь, косились на них.
-Мэтью, Ханна… идите ко мне,- быстро позвала Сара. –Я передумала… думаю, вам больше понравятся шоколадные пирожные у Марджи, чем овощи местного приготовления,- улыбнулась она.
Дети с энтузиазмом закивали.
-Идите в кафе и скажите Марджи, я просила ее отрезать вам по большому куску шоколадного торта и дать по стакану молока… а мы с Дэв скоро к вам присоединимся, ладно?- сказала она, кладя в ладонь Мэта две монетки.
Она проводила взглядом детей и смело направилась к столу, за которым сидели наездники. Сзади нее неотступно следовала Дэвлин. Как только они подошли, над столом повисла тишина.
-Джентльмены, можете продолжать смеяться на мой счет…- она улыбнулась как тигр, который начал играться со своим обедом,- но только до тех пор, пока ваш смех не затрагивает мой счет.
Многие благоразумно потупились, преувеличенно увлеченно разглядывая свои стаканы, но Джон Монтгомери только нагло попыхивал своей сигарой, уставясь на наездницу, и изредка злобно косился на Сару.
-Что ж, миссис Толливер, вам должно быть известно… что думают люди о том, чем вы занимаетесь на своем ранчо с этой женщиной, если ее можно так назвать.- медленно протянул он и встал, шагнув к Дэвлин.
Наездница придвинулась к Саре. Она и рада была бы намылить шею этому заносчивому ублюдку, но не хотела затевать драку при Саре, чтобы, не дай бог, кто не задел ее.
-Пойдем, Сара,- Дэвлин подтолкнула ее к выходу.
-Нет!- Сара дернулась и встала лицом к лицу с Дэвлин.
Наездница поняла, что Сара едва может сейчас совладать с собой. Чем спокойней она выглядела внешне, тем жарче буря клокотала у нее внутри. А в эту минуту она была так невозмутима, что это испугало Дэвлин до чертиков, сейчас она бы многое отдала, чтобы оказаться где-нибудь в другом месте.
-Сядь,- приказала Сара Дэвлин.
Видя шальной взгляд потемневших зеленых глаз, чувствуя жар, исходящий от ее тела, и видя дикую плотоядную улыбку, расползающуюся по лицу Сары, Дэвлин сделала то, что любой уважающий себя человек сделал бы на ее месте.
Она немедленно села.
-Теперь, мистер Монтгомери… о том, что я делаю на моем ранчо .- она встала позади него и склонилась к нему так, что ее губы почти касались его уха.- Вам подробности нужны? Извольте,- не дожидаясь ответа, она зашептала что-то ему на ухо.
Недобрая ухмылка на лице Сары и внезапно побледневшее лицо Монтгомери заставили Дэвлин мысленно застонать. Господи Боже… что ж она могла сказать ему с такой улыбочкой, чтоб он мгновенно побледнел до синевы?!
Наконец Сара выпрямилась, гордо прошествовала к пустому месту у стола и встала там, оперевшись руками на спинки двух соседних стульев.
-Вы можете не любить меня, джентльмены… поверьте, я не сильно расстроюсь по этому поводу. Но мы все землевладельцы, и нравится вам это или нет, я не собираюсь отсюда уезжать, я останусь здесь на своей земле… так что смиритесь.
-Вы всегда можете выставить ранчо на продажу… я буду счастлив предложить за него хорошую цену.- Сказал Монтгомери, натянуто улыбнувшись.
-Зарубите себе на носу, Джон Монтгомери… вам никогда не получить моей земли!- резко бросила Сара.
-Хорошо, может быть, ваш дядя думает иначе,- глумливо протянул он.
Сара рассмеялась ему в лицо.- Мой дядя скорее умрет, прежде чем отдаст свои земли такому, как вы,- ответила она.
Что ж, это вполне можно устроить, маленькая задиристая сучка, Подумал про себя Монтгомери.
Сара подошла к Дэвлин, ее руки начали слегка подрагивать от гнева.
-Вот теперь пойдем,- сказала она и пошла прочь из трактира, не оборачиваясь, чтобы посмотреть идет ли наездница за ней. Она хотела выйти оттуда прежде, чем слезы, уже давно жгущие глаза, прольются по щекам и их увидит сборище скотоводов.
Дэв мгновенно подскочила и обогнала Сару, чтобы открыть ей дверь. Учтиво тронув край шляпы, красивая наездница чуть поклонилась ей,- Да, мадам,- проговорила она, пропуская Сару перед собой на улицу.
Удивительно, как внешность этой маленькой женщины вводила в заблуждение по поводу ее внутренней силы.

-Оооо, эти… люди!- прошипела Сара сквозь сжатые зубы, когда они с Дэвлин уже шли по направления к кафе. Молодая женщина заметила, что наездница продолжает молчать и это ее нервировало.
-Ты вообще собираешься что-нибудь сказать?- спросила Сара.
-Лучше я прикушу язык,- ответила Дэвлин, лучезарно улыбнувшись и сверкнув белыми зубами.
Сара посмотрела на Дэвлин и внезапно рассмеялась. Они хохотали как одержимые, поддерживая друг друга, чтоб не упасть. После такого напряжения приступ смеха был как раз кстати. Вокруг было слишком много людей, коней и повозок, чтобы кто-то обратил внимание на двух смеющихся до слез женщин. Дэвлин пришла в себя первой и приобняла Сару за талию, поддерживая.
-Так-так-так, здравствуй, Длинная,- приятный женский голос раздался из-за спины Сары.
Сердце Дэвлин предательски екнуло. Великолепно… тебя тут только и не хватало для полного счастья! Кажется я сижу в поезде, и поезд направляется прямиком в Ад!
Сара высвободилась из объятий Дэвлин и обернулась на голос.
-Эллен!- радостно воскликнула Сара.
-Сара?- Мадам была удивлена до крайности.
Дэвлин с открытым ртом пялилась на двух женщин. Похоже, что любовь всей ее жизни и владелица борделя…хорошие подруги. Конечная станция, поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны… АД!
Женщина воодушевленно обнимались, а Дэвлин все никак не могла поверить своим глазам. Хоть она никогда и не имела счастья делить с Эллен кровать, она с ней достаточно нафлиртовалась, чтобы сейчас чувствовать себя не в своей тарелке.
Эллен была на добрых пятнадцать лет старше своей очаровательной светловолосой подруги, но все еще обладала великолепным телом первоклассной рабочей девушки. Имея отличный бизнес и 10 девочек, Эллен уже не зарабатывала на жизнь собственным телом, но иногда на нее накатывала ностальгия, и тогда, неважно, мужчина, женщина ли ей в этот момент попадались, она брала дело в свои руки.
-Ты выглядишь просто сногсшибательно,- сказала Эллен Саре.- Сожалею, я слышала о Питере.
-Спасибо,- Сара дружески пожала руку женщины.- Ты тоже великолепно смотришься.
Ханна и Мэт подбежали к матери. У малышки все еще были перепачканы шоколадом щеки и рот.
-Дэв, подними меня,- запрыгала девочка перед наездницей, требовательно теребя ее за рукав.
-А волшебное слово?- Спросила Дэвлин.
-Пожааааалуйста,- Ханна одарила ее шоколадной улыбкой.
-Молодец,- ответила женщина, поднимая ее на руки. Девочка радостно засмеялась их общей шутке.
Сара вытащила платок и вытерла шоколад с лица дочери.
-Это Ханна… и Мэтью?- Эллен с любопытством разглядывала детей. Дэвлин щелкнула Мэта по шляпе и мальчик, опомнившись, быстро снял ее, вежливо протянув женщине руку.
-Да ты совсем уже взрослый!- заметила Эллен.
-О, Эл, пожалуйста… не балуй парня,- закатила глаза Сара.
-И очаровательная Ханна. Кажется, в последний раз, когда я тебя видела, ты сопела в колыбельке.- она улыбнулась ребенку и пощекотала ее живот.
-Я больше не сплю в колыбельке. Теперь я сплю в своей собственной кровати сама по себе… ну только если еще с Дэв и мамой.
Три пары глаз удивленно расширились при этих словах. Эллен едва могла поверить своим ушам, выходило, что она не знала свою подругу и на половину того, что думала. Сара совершенно потеряла дар речи и беспомощно посмотрела на Дэвлин. Наездница выглядела не лучше, щеки стали пунцовыми. Девочке, кажется, понравилась такая реакция, и она решила продолжить рассказ о ее увлекательной жизни, но Дэвлин успела зажать ей рот ладонью.
-Ты хотела сказать, что хочешь шоколадного торта?- спросила она, отнимая руку от лица малышки.
-Но Дэв… мы же только что…
-Пойдемте, съедите еще по куску… давай, Мэт,- Дэв подтолкнула мальчика к кафе и сама пошла за ним, не выпуская из рук Ханну.
-Нда, могло быть и хуже,- заметила Эллен, глядя вслед наезднице.
Сара посмотрела на удивленное лицо подруги и смутилась до слез. А много ли ей надо? Напряжение последних недель вырвалось наружу, и слезы в два ручейка заструились по щекам женщины.
-Пойдем, моя девочка… ты выглядишь так, будто тебе срочно нужно выпить,- Эллен ласково обняла Сару за плечи и повела ее к своему заведению.
Расположившись в комнате, позади общей залы, Эллен наполнила два стакана изрядной порцией Кентуккийского бурбона и поставила на стол бутылку. Уселась напротив Сары и стала ждать, когда та заговорит.
-То, что Ханна сказала… все на самом деле не так.- она коротко объяснила как Дэвлин получила ранение и как ей пришлось самой ее выхаживать,- мы не вместе, если ты об этом подумала.- быстро закончила она, витирая непрошенную слезу с щеки.
-Но ты бы этого хотела, правда?- нежно спросила Эллен, заметив, как Сара горестно потупила глаза.
-Я не понимаю, как нечто подобное могло со мной произойти!- выпалила Сара,- Я вдова… Я была замужем… за мужчиной. У меня двое детей… это совсем не то, что я планировала. Эл, я не могу понять чувства, которые испытываю к этой женщине. Как могло мое сердце… мое тело просто взять и откинуть все правила, по которым я жила?!
Эллен не в первый раз слышала подобные вопросы, так что отлично понимала подругу.
-Сара… это как … словно ты каждый день ела на обед вареную картошку… день за днем, всегда картошка была вареная. А потом однажды, вдруг ни с того, ни с сего, взяла, да и пожарила ее. Некоторые люди, в конечном счете, возвращаются к их вареной картошке… некоторые едят на обед и то и другое, а остальная часть вдруг понимает, что жареная картошка- это то, чего им всегда не хватало в жизни. Запомни одну вещь, малышка,- Эллен нежно взяла Сару за подбородок,- самое замечательное в жизни- когда находишь кого-то, кто также как и ты любит те же самые блюда.
Сара улыбнулась женщине и подняла свой стакан. Они чокнулись, и Сара поведала Эллен все, что случилось за последние пол года.

0

7

Дэвлин шла с Ханой и Мэтом по тротуару. Сквозь окно кафе она с удивлением заметила, как Сара и Эллен направились в бордель.
-Мэт, стой здесь и держи сестру… а я пойду за мамой. Мы долго не задержимся.- Сказала Дэв.
-Но я тоже хочу пойти,- заныл мальчик. Он приосанился, вытянулся во весь рост и попытался сделать голос ниже.
-Я уже достаточно взрослый, чтобы пойти туда и не попасть в переделку,- отчеканил Мэт.
Дэв засмеялась и дружески хлопнула парня по спине.
-Мальчик, даже я не достаточно взрослая, чтобы пойти туда и не попасть в переделку!- смеясь, проговорила Дэвлин.- Стой тут.- Припечатала она.
Входя в общий зал, Дэвлин приготовилась к худшему. Она небрежно отмахнулась от двух молоденьких девочек и прошла дальше в поисках хозяйки борделя. Наконец, послышался забористый мат, и Дэвлин обнаружила Эллен, пытающуюся разнять драку двух что-то не поделивших тружениц тела.
-Где Сара?- спросила наездница.
-Там, Длинная... в задней комнате.
Эллен между делом отдернула для Дэвлин штору, прикрывавшую дверь в комнату и в руки Дэвлин тут же упала Сара. На нее с горящими глазами и растопыренными пальцами надвигался подвыпивший посетитель борделя.
- Слушай, я действительно здесь не работаю,- отбивалась Сара, вжимаясь в Дэвлин.
Модой человек заметил женщину, позади Сары, но не остыл. Сара не сразу сообразила, во что она врезалась, но почувствовав тепло тела за спиной, она шестым чувством поняла , что это ее наездница. До чутких ноздрей женщины долетел знакомый приятный аромат кожи и древесного дыма, которым пахла одежда Дэвлин.
Дэвлин ощутила, как Сара прижимается к ней, ища защиты, и все мысли оставили ее голову. Она, не отрываясь, смотрела на мужчину потемневшими и холодными как лед глазами. Похоже, это молчаливое предупреждение не возымело действия, и парень продолжал надвигаться на Сару. В груди Дэвлин родился утробный рык, так что даже Сара почувствовала вибрацию.
Сара уже слышала раньше такой звук. Еще когда она была маленькой девочкой, она подошла слишком близко к собаке, которая наслаждалась своей косточкой. Угрожающее рычание наездницы позади нее в точности копировало рык той собаки, что защищала свою собственность. В глубине души Сара знала, что подобное поведение означает… спокойствие, только спокойствие, это ничего не означает, Дэвлин всего лишь пытается защитить меня!
Судя по всему, молодой человек оказался не таким упрямым, как Сара, которая даже в детстве не отставала от собаки, пока не заполучила ее кость. Мужчина поднял вверх руки и сделал два шага назад.
-Она не стоит драки, подруга,- протянул он.
А вот здесь ты крупно ошибаешься, Подумала Дэв.
-Все нормально?- спросила наездница, когда Эллен увела любвеобильного посетителя и представила его более раскованной компании.
-Все в порядке, спасибо… уже в который раз. Ты появилась очень во время.- Сара лучезарно улыбнулась Дэвлин и женщина почувствовала, как слабеют ее колени.
Они обе уселись за стол подождать Эллен. Сара по-хозяйски налила Дэвлин выпить. Почувствовав вкус напитка, женщина удивленно вскинула брови и одним махом допила содержимое стакана. Схватив бутылку, она посмотрела на этикетку, а потом снова на Сару, ее брови почти что исчезли под взлохмаченной челкой, спадающей на лоб.
-Ну, должна же я где-то доставать выпивку,- ответила на молчаливый вопрос женщина. Хитрая кривая улыбочка прочно обосновалась на ее лице.
Дэвлин больше не могла сдерживать свое любопытство. –Сара… ради всего святого, откуда ты знаешь Эллен?
-Она просто старая подруга,- ответила Сара без затей.
-Не позволяй этому ангельскому личику дурачить тебя, Длинная,- Эллен появилась в дверях,- На самом деле, она потрясающе проницательная деловая женщина. Когда пять лет назад у меня не осталось ни цента, чтобы содержать это место, думаешь, эти надутые скотоводы помогли мне хоть немного? Они с удовольствием проводили здесь время, но не хотели, чтобы их жены знали об этом.- Эллен села за стол и налила себе выпить. Хозяйка заведения смотрела на Дэвлин, та, не отрывая глаз, наблюдала за Сарой, а Сара в свою очередь, вдохновенно разглядывала свой стакан.
-Честно говоря, я перепугалась до чертиков, когда среди бела дня в мой бордель вошла вот эта прелестная девочка и положила мне на колени пятьсот долларов. Я даже сначала подумала, что она платит за мои постельные услуги, и , видит бог, я готова была вспомнить и предоставить ей весь арсенал трюков, которые только можно было вытворять в постели за деньги!- Эллен громко и от души рассмеялась.
Дэв, пристально наблюдавшая за Сарой, заметила, что ее лицо слегка порозовело.
Сара тоже хорошо помнила это случай. Как у нее тогда тряслись коленки, когда она пришла в это место и спросила хозяйку! А когда бедная Сара начала понимать, что хозяйка думает, будто деньги ей предлагаются за услуги, она едва удержалась на ногах, чтобы не упасть в глубокий и спасительный обморок. Она никогда не говорила об этом Питеру, но подозревала, что он все и так знает от знакомых мужчин. Так или иначе, с ней он эту тему никогда не обсуждал. Это были ее личные деньги, и Питер знал, ничто не остановит ее, если она решила их потратить с определенной целью. Она скорее провалилась бы сквозь землю прямиком в пекло, чем позволила бы этим мужланам-скотоводам выжить женщину из города. Так что, не было ничего удивительного, что Сара взяла деньки, и, ничтоже сумняшеся, передала их хозяйке борделя.
-Она просто отдала мне деньги и сказала, что ей не важно, чем я занимаюсь, но она скорее умрет, чем позволит Монтгомери и его приспешникам завладеть моим делом. И сказала, что я могу вернуть долг, когда смогу и если захочу. Только вот одна загвоздка… я так и не захотела. Как-то приятнее мне сознавать, что эта настырная девочка является моим деловым партнером.- Эллен улыбнулась и, протянув руку, накрыла ею ладошку Сары. Женщина оторвала, наконец, взгляд от стакана и тепло улыбнулась старой подруге.
-И, в глубине души… я не думаю, что Сара хотела, чтоб я вернула ей эти деньги. Вы только посмотрите, как загорелись ее глаза…. Ооо… думаю, она просто счастлива от мысли, что такая многоуважаемая леди как она и - совладелица борделя.
В продолжение истории, Дэв не сказала ни слова. Внешне казалось, что она просто спокойно впитывает в себя новую информацию, но внутри ее рассудок был на грани катастрофы. Все хорошо… все просто замечательно… и совсем это не плохие новости. Господи Иисусе, Матерь Божья…Она сколько угодно может быть леди, но, поистине, у нее характер прожженной шлюхи. Наездница поняла, что ей это нравится… да что там говорить, она была просто в восторге от выходки Сары.
Сара и Дэвлин попрощались с Эллен и пошли на улицу. Маленькая Ханна тут же запрыгнула на руки матери, а Эллен отвела в сторонку наездницу.
-Береги ее, Длинная. Нет на свете никого, кто будет любить тебя сильнее, чем она.- Быстро проговорила Эллен, чем до крайности удивила наездницу.

Уложив все запасы в повозке и удобно устроив всех на ней, Дэвлин повернула лошадей в сторону дома. Ей нравилось это слово… дом.
Почти час они молчали, и вдруг Сара прошептала,- То, что я негласный совладелец в борделе… ты все никак не можешь в это поверить?
Даже не задумываясь, Дэвлин тут же ответила.- Ты меня совершенно огорошила.
Они еще немного помолчали, и снова первой заговорила Сара.
-Дэв, тебе это неприятно?- Спросила она.
Дэвлин улыбнулась, заметив, как Сара обеспокоено нахмурилась. Она ласково положила теплую руку на ладошку Сары.
-Нет, Сара… ни чуточки,- ее улыбка стала шире,- Просто нечто подобное…- она понизила голос до едва слышного шепота, - нечто подобное могла сделать для кого-то только ты. И я рада, что…
Она хотела сказать: я рада, что люблю такую женщину, как ты. Но в последний момент вся храбрость оставила Дэвлин.
-…я рада, что ты мой друг.- наконец договорила Дэв.
Сара была уверена, что Дэвлин хотела сказать еще что-то. Что-то важное. По тому, как горели ее синие глаза, как решительно напряглись мышцы лица… но наездница снова отвернулась , чтобы следить за дорогой. Только улыбка осветила ее лицо, когда Сара молча взяла ее за руку.
-Ой, чуть не забыла! Дэв, как думаешь, сможешь сделать так, чтобы та индейская семья, что мы с тобой сегодня встретили, подумала, будто 10 одеял им преподнесли в подарок Духи?- спросила Сара.
-Ну конечно смогу,- Ответила наездница, широко улыбнувшись.

-Мне не нравится эта идея… совсем не нравится,- Дэвлин остановила на Саре взгляд электризующих голубых глаз.
Сара была одета в одежду для дальних поездок, то есть по-просту одолжила вещи у сына. Дэвлин седлала для нее Телемаха, но не уставала надеяться, что упрямую блондинку еще можно отговорить от путешествия.
-Дэв, ну я же не в первый раз еду. До ранчо дяди Арта всего 25 миль. Я проведу день с детьми и Мэтти, а потом вернусь . Даже успею до захода солнца.
Мэтью и Ханна последние три недели гостили на ранчо дедушки и общались со своими двоюродными братьями и сестрами. Мэтти обещала вернуть детей на Добл Дьюс через месяц, но Сара уже через неделю начала отчаянно скучать по ним. Тем более, ей было в радость в одиночестве прокатиться до ранчо дяди. Ее почти не огорчал тот факт, что рядом не будет красавицы-наездницы.
-Тогда я еду с тобой,- сказала Дэв, теряя терпение.
Сара замерла и скрестила руки на груди. Господи, я люблю тебя, женщина. Но не стоит обращаться со мной, как с неразумным ребенком!
-Нда? А кто будет смотреть за скотом, пока ты будешь нянчится со мной?- язвительно спросила Сара.
Дэвлин задумалась в поисках достойного ответа для Сары. Открыла-закрыла пару раз рот, но ничего связного из ее уст не родилось.
-Ааааааах!!!- застонала она. Резко развернулась, и , чеканя шаг, пошла в дом. Но через минуту вернулась, держа в руках Винчестер и патронташ к нему.
-Ладно, ладно, не стреляй, я не еду,- поддразнила ее Сара, вскидывая руки вверх.
Дэвлин не оценила чувство юмора Сары. Она молча подошла к лошади, проверила затвор на винтовке, и вложила ее в кобуру, притороченную к седлу Телемаха. Потом задумчиво оглядела патронташ, бросила его в седельную сумку, и, секунду поколебавшись, вынула из-за пояса один из своих пистолетов. Открыла барабан, проверила, что патронов действительно шесть, защелкнула его обратно и протянула Саре.
-Дэв…- начала Сара.
-Слушай, ты должна гордиться, что я так доверяю тебе… я никогда и НИКОМУ еще не позволяла пользоваться моими пистолетами.
-Дэв…
-Это просто придаст тебе больше уверенности… держи его на поясе, пока будешь ехать…
-ДЭВ!- Саре пришлось повысить голос, чтобы наездница наконец выслушала ее.
-Я не знаю, как из него стрелять,- спокойно сказала Сара.
-Что!?
-Я сказала…
-Я слышала с первого раза, я просто поверить не могу! То есть, ты хочешь мне сказать, что можешь попасть белке в глаз с расстояния в 50 ярдов из винтовки, но ты никогда не стреляла из пистолета?- Дэв была просто в замешательстве.
Сара улыбнулась одним кончиком губ и пожала плечами.
-Ладно,- Дэвлин потащила Сару за руку в прерию, подальше от дома.- Все что тебе нужно сделать, это прицелиться, снять с предохранителя, и выстрелить.- Наездница медленно подняла пистолет, дернула большим пальцем на себя предохранитель, и выстрелила в ближайшее дерево. От ствола отлетел кусочек коры.
Она протянула пистолет Саре.
Сара взяла пистолет и сделала все, как сказала Дэвлин. Женщина про себя отметила, что у Сары достаточно сильные руки, чтобы с первого раза взвести курок. Сара выстрелила, и старая кастрюля, невесть как оказавшаяся в поле, отлетела на добрый десяток метров. Женщина воодушевленно посмотрела на наездницу.
-Не плохо, да?
-Сара,- Дэвлин медленно растягивала слова,- а ты целилась именно в эту железяку?
-Э… нет, вообще-то я стреляла в то же дерево, что и ты,- Она застенчиво усмехнулась , показав на цель, стоящую в пяти футах от того места, куда прилетела ее пуля.
Дэв потрясла головой и провела рукой по лицу. Выхватив пистолет из рук Сары, она дозарядила его и заткнула ей за пояс. Обе пошли к оседланному Телемаху, конь от нетерпения начал бить землю копытом.
-Давай будем надеяться, что тот, кто захочет устроить тебе неприятности, просто посмотрит на пистолет и сразу подумает, что ты им великолепно умеешь пользоваться,- сказала Дэвлин.
Сара надела кожаную куртку и повернулась к высокой наезднице.
-Если ты ожидаешь, что я убью кого-нибудь из твоего пистолета, то пусть он начинает доставлять мне неприятности слева в пяти футах от меня,- пошутила Сара.
Болезненное выражение на мгновение скользнуло по лицу Дэвлин.- Сара,- сказала она, медленно шагнув вперед, она запахнула расстегнутую куртку молодой женщины,- я не хочу, что бы ты кого-то убивала… никогда…
-Почему?- спросила Сара, смущенная внезапной переменой в наезднице.
-Потому что когда отнимаешь жизнь у другого человека, все меняется… твоя жизнь становится другой.- Ответила она, опустив глаза.
Сара нежно сжала руку Дэвлин.- Ничего, Дэв… все будет хорошо, вот увидишь.
Дэвлин хотела обнять ее сильно-сильно, и поцеловать, поцеловать так, чтобы Сара поняла, как дорога ей. Но она просто стояла там и смотрела, как Сара садится в седло и поворачивает лошадь. Наездница хлопнула Телемаха по крупу, но Сара задержала его, и, наклонившись, взяла Дэвлин за руку.
-Я не привыкла, что кто-то остается здесь за старшего вместо меня… и, наверное, не привыкла, что кто-то обо мне волнуется.
-А ты привыкай,- ответила Дэвлин, даже не успев задуматься. Сара улыбнулась ей.
-Не забудь поесть чего-нибудь…- Прокричала Сара на ходу, пришпорив коня.

Дэв расхаживала вперед-назад по комнате, то и дело глядя в окно на собирающуюся на горизонте черную грозовую тучу. Солнце давно скрылось за пасмурным небом, а вдалеке уже вспыхивали первые разряды молний.
Она сказала до захода солнца… до захода солнца… она мне обещала. Она уехала от дяди, или осталась там? Черт, Сара! Продолжала внутренний монолог наездница. Она не хотела, чтоб Сара подумала, будто Дэвлин считает ее малым ребенком, но, по правде сказать, она уже начала здОрово волноваться. Температура значительно понизилась. В горах, наверное, уже идет снег. Холод заставлял даже горячую кожу Дэвлин покрываться «гусиной кожей». Чем холоднее становилось, тем сильнее волновалась Дэвлин. К черту твою независимость, Сара!
Наездница быстро побросала в сумку кое-что из того, что может понадобиться, взяла фонарь, накинула кожаный плащ и стремглав выскочила из дома, надеясь встретить в пути Сару.

-Тихо, тихо, малыш,- Сара нежно огладила взволнованного жеребца.
Еще одна вспышка молнии, ближе, чем прошлая, заставила Сару со всей силы натянуть поводья, чтобы удержать испуганную лошадь. Хорошо выдрессированный конь послушно подчинился хозяйке, но вспышки молнии участились, теперь они сопровождались громовыми раскатами. Когда грохнуло особенно сильно, Телемах поднялся на дыбы, и Саре ничего не оставалось, как вцепиться в его шею, чтобы удержаться в седле. Начался дождь. Ледяные струи хлестали Сару в лицо. Пальцы моментально замерзли и окоченели. Женщина выругалась на себя сквозь зубы за то, что не взяла перчатки.
Сара боролась с лошадью, пытаясь контролировать ее движения, и пока выигрывала битву. Но тут грохнуло над самой головой, и молния ударила в дерево, справа от узенькой горной тропинки, по которой они ехали. Телемах снова встал на дыбы, Сара впилась руками в его гриву и силой заставила его встать на все четыре ноги. Когда жеребец коснулся передними копытами края дорожки, непрочная каменистая почва, размытая водой, подалась под его тяжестью, копыта начали соскальзывать вниз. Сара отчаянно пыталась вывернуть его обратно на тропинку, но животное в панике все пыталось подняться на дыбы, пока соскальзывающий гравий не оказался под всеми четырьмя его ногами.
Правая нога Сары застряла в стремени между завалившейся на бок лошадью и камнями. Она кричала, а Телемах неистово бил по воздуху копытами, все ниже и ниже увлекая их в расщелину, обдирая в кровь о камни себя и Сару. Наконец они остановились. Сверху все еще падали камни и куски грязи, заваливая тело Сары, сознание оставило ее.

Часть 3.
Сара не могла понять, что заставило ее очнуться: мертвящий холод, дождь, который ледяными потоками стекал на нее со скал, или ржание агонизирующего огромного жеребца, который все еще придавливал к земле ее ногу. Вокруг была кромешная тьма, солнце давно село, и единственным источником освещения были вспышки молнии, рассекающие небо. Каждый раз, когда громыхал гром, а за ним небо освещалось электрическим светом, Телемах пытался подняться и душераздирающе ржал от боли, сильнее придавливая ногу Сары к камням, и увлекая их все ниже в расщелину.
Еще одна вспышка молнии, и Сара сама закричала, увидев агонию лошади. Его передние ноги были страшно переломаны и вывернуты под причудливыми углами. На одной ноге было полностью вырвано копыто. Животное все пыталось подняться, а Сара, рыдая, пыталась успокоить его.
Подышав на окоченевшие пальцы, она вытащила из кобуры Винчестер. С разрывающимся сердцем, она ткнула дуло винтовки в голову Телемаха и выстрелила.

Ветер и дождь хлестали наездницу, застилая глаза и мешая видеть, что делается впереди. Как только полил дождь, она развернула одеяло, которое везла позади седла, и накрылась им, но даже оно и кожаный плащ не могли уберечь ее от пронизывающего холода.
Громкий хлопок привлек внимание наездницы. Звук был скорее похож на выстрел из винтовки, чем на гром. Она пришпорила Альто и поехала на звук.
Достигнув поваленного дерева, очевидно, в него ударила молния, Дэвлин остановилась. Сара не могла переехать такое препятствие, ствол с массивными ветками полностью перегородил тропинку. Она спешилась, и, наклонившись, стала разглядывать землю, но снова и снова возвращалась к дереву. Она искала следы, любой намек на то, что здесь прошла лошадь. Остановившись у края тропы, она заметила, что камни здесь как будто съехали вниз под тяжестью копыт.
Схватив с седла фонарь, она прислонилась к скале, закрыв его своим телом, и зажгла огонь. Заглянув за край дорожки в глубь расщелины, Дэв не была уверена, но, кажется, заметила какую-то тень.
-Сара!- Крикнула Дэвлин.
-Дэв?- послышался слабый отклик.
Обвязав вокруг расщепленного молнией дерева веревку, Дэвлин другим концом опоясала себя и стала спускаться вниз, туда, откуда слышен был голос Сары. Она старалась спускаться чуть в стороне от места, где была Сара, чтобы не забрасывать ее камнями.
-Сара,- голос Дэвлин срывался от волнения, но женщина даже не думала об этом.
Наездница попыталась подтянуть женщину к себе, но ничего не вышло, она только еще на фут съехала вниз по скале.
-Д-Дэв,- Сара пыталась справиться с выбивающими барабанную дробь зубами,- Н-не трогай меня! Мне пришлось застрелить Т-телемаха. Н-нога застряла в стремени. Он-н утянет тебя в-вниз.
Дэвлин аккуратно разжала замерзшие пальцы Сары и забрала у нее винтовку. Затем вытащила из-за голенища своего сапога нож. Медленно, она пыталась просунуть руку между ногой Сары и телом коня, замирая каждый раз, когда лошадь начинала съезжать вниз. Через некоторое время она добралась до ботика Сары и до стремени, зацепившегося за каблук. Струи дождя били в глаза и она закрыла их, на ощупь обрезав ремень стремени и освободив ногу Сары.
-Будет больно, когда я толкну,- Предупредила Дэвлин.
-Н-ничего… я слишком замерзла, чтобы почувствовать ,- дрожащим голосом ответила Сара.
Дэв обняла Сару за талию одной рукой, а другой за плечи, крепко прижала к себе, уперлась ногой в круп лошади и слегка толкнула. Много и не требовалось, тело жеребца быстро поехало вниз по гравию и сорвалось в расщелину, освободив, наконец, Сару.
Дэв не ждала ни минуты. Она прижала еще сильнее к себе Сару и обернула ее плечи ив насквозь промокшее одеяло.
-Черт тебя дери, Сара, ты до смерти напугала меня… не могла меня послушать… хотя бы раз!- Высказала ей наездница.
-Эй, у-у м-меня тут т-тоже не праздник души и т-тела… б-бедный Т-телемах,- Сара посмотрела в расщелину и снова заплакала.
-Я знаю… я знаю, прости,- тихо прошептала наездница в ухо Саре и крепче прижала ее к себе.- Сара, ты вся холодная. Держись за меня, мы найдем место, где можно разжечь костер.
Дэвлин одной рукой крепко обняла Сару, а второй подтянула их на дорогу. Дождь лил, не переставая, но ветер начал стихать, так что наездница смогла при свете фонаря рассмотреть рану Сары. Хорошо, что она была в тяжелых кожаных ботинках, они приняли главный удар на себя. Но над ботинками штаны были изорваны, кожа содрана с мясом, а в кровоточащей ране застряли камни и грязь. Единственная причина, по которой Сара еще не билась в агонии, была холод. Она просто не чувствовала боли.
Сара едва могла двигаться. Она была замерзшая и испуганная. Дэв легко подняла ее на руки и посадила на Альто. Они не могли преодолеть дерево без того, чтобы сделать большой крюк, а до дома ехать много часов. Дэвлин села в седло позади Сары, укрыла себя и ее одеялом и направила лошадь прочь с дороги к небольшой кедровой роще. Кроны деревьев переплелись так тесно, что дождь почти не проникал сквозь них, так что земля под кедрами была сухая.
Наездница спешилась и усадила Сару на землю спиной к толстому стволу. Сняла с Альто седельные сумки, расседлала ее и привязала к другому дереву, чтоб она тоже не намокла и смогла отдохнуть. Зажечь влажные дрова от трута никак не получалось, пришлось облить их керосином, дерево сразу же вспыхнуло, и зашумело пламя. От керосина было много дыма, но Дэвлин подумала, что даже если его и заметят, в такую погоду никто не пойдет искать себе приключений. Теперь ей нужно было решить, чем заняться прежде: снять с Сары промокшую одежду или заняться сначала ее ногой. Решила сначала обработать рану, пока Сара еще не согрелась и чувствительность не совсем вернулась в ее тело.
-Сара … мне нужно промыть твою рану. Будет больно так, как еще никогда не было, но это нужно сделать.
Глаза Сары испуганно расширились, но она все-таки кивнула.
Дэвлин быстро разложила возле огня мокрое одеяло, рядом положила еще одно, сухое, которое достала из седельной сумки, чтобы согрелось. В него она потом обернет Сару, когда снимет с нее мокрую одежду. И, наконец, занялась ногой Сары. Сначала проверила, не сломана ли лодыжка. Повертела ее осторожно в разные стороны, попробовала нажать на сухожилия, оказалась не сломана. Тогда она сняла с Сары ботинок. Настал черед штанов. С ними она не стала церемониться, просто разорвала их на раненой ноге и стянула со здоровой. Заодно сняла с нее и мокрую куртку, и тут же накинула ей на плечи свою. Потом Дэвлин сняла с себя верхнюю рубашку и за ней белую хлопковую нижнюю. Сара подумала в тот момент, что если бы ей не приходилось терпеть такую адскую боль, то она во всю наслаждалась бы видом полуобнаженной наездницы.
Дэвлин взглянула на Сару и поймала ее на том, что женщина заворожено смотрит на ее тело. Наездница нервно улыбнулась и снова надела верхнюю рубашку.
-Видишь, как хорошо, что ты заставила меня носить каждый день чистую рубашку,- попыталась пошутить Дэвлин, пока рвала свою рубашку на длинные полосы для повязки. Наездница намочила лоскут ткани из фляги с водой и склонилась над левой ногой Сары.
-Готова?- спросила она.
Сара кивнула и приготовилась к худшему. Сначала все было вполне терпимо, но как только она стала согреваться от огня, боль стала невыносимой. Самое страшное началось, когда наездница стала аккуратно вычищать грязь и камушки из самой раны. Сара вскрикнула, а потом уже стала кричать не переставая. Когда половина раны была вычищена, наездница остановилась, чтобы дать возможность Саре восстановить дыхание.
Слезы лились по щекам Дэвлин, она почти могла ощущать боль Сары. Женщина приподняла голову Саре и напоила ее водой из фляги, нежно гладя ее мокрые волосы. Наездница держала ее голову на коленях, пока не решила, что дыхание женщины пришло в норму.
-Еще немножко , милая,- Прошептала Дэв, склонившись совсем близко к лицу Сары. Женщина кивнула, так и не расслышав ласковое обращение, которое вырвалось у Дэвлин.
Дэвлин продолжила свою нелегкую задачу. Темноволосой женщине приходилось оставаться глухой к крикам Сары от боли, иначе, она себя знала, стоит ей сейчас остановиться, потом она уже не сможет этого вынести. Наконец рана была очищена. Дэвлин обернула вокруг ноги Сары приготовленные повязки и закрепила их на лодыжке. Сара к этому времени уже не плакала и не кричала, на нее от рыданий напала икота. Наездница гордилась ей, не зная, смогла бы она вынести такую боль сама.
Без разговоров наездница стала раздевать Сару, снимая с нее остатки мокрой одежды. Рядом очень кстати росло дерево с низкими ветвями, на них Дэвлин и развесила все просушиться у огня. Если бы не форс-мажорные обстоятельства, и не страх Дэвлин за Сару, она непременно бы пришла в восторг от вида ее обнаженного тела. Наездница тщательно обернула женщину в теплое сухое одеяло, прилегла рядом с ней и стала растирать ее тело через одеяло, чтобы скорее разогнать застывшую от холода кровь.
Зубы Сары стучали так громко, что Дэвлин боялась, вдруг она не сможет согреться. Она встала и пнула ногой два камня, что до этого положила возле костра. Наездница допинала их до того места, где лежала Сара, придвинула их поближе, чтобы сквозь одеяло просочилось тепло нагретых камней, а сама легла с другой стороны, чтобы согреть ее со спины.
Дэв просунула руки под одеяло и взяла в свои ладони ледяные ладошки Сары. Согревая их своим теплом.
-К-ка ты м-можешь оставаться т-такой теплой?- спросила Сара, поражаясь тому, что Дэвлин практически никогда не мерзла.
- Так само по себе получается,- улыбнулась наездница.- Тебя это беспокоит , Сара… быть так близко?
-Н-не хочу, чтобы т-ты поняла м-меня не правильно, Д-дэв, н-но сейчас я бы п-прижалась д-даже к Д-джону М-монтгомери, только бы согреться!
Дэв засмеялась, притянула к себе теснее Сару и перевернулась на спину, так что женщина оказалась сверху и теперь не соприкасалась с холодной землей. В конце концов, она еще не потеряла чувство юмора… ей придется побороться… и борьба будет нелегкой, так что оно ей понадобится.
Сара продолжала сильно дрожать, губы посинели, а кожа приобрела зеленоватый оттенок. Если бы не чрезвычайные обстоятельства, Дэвлин ни за что не отважилась бы на такое, но тут уж выбирать не приходилось. Она быстро сняла с себя рубашку, распахнула одеяло Сары и прижала ее тело к своей груди, тщательно подоткнув со всех сторон одеялом, чтобы холод не пробрался к ним. Ощущение, что грудь Сары прижимается к ее собственной груди, родило опасные мысли в голове Дэвлин, но она усилием воли прогнала их и с радостью заметила, что тело Сары стало отзываться на тепло. Она продолжала растирать спину Сары уже под одеялом, пока не услышала, что стук ее зубов стал постепенно стихать. Наверное, это разыгралось воображение, но Дэвлин показалось, что дыхание Сары участилось и стало прерывистым. Наконец женщина прижалась к наезднице всем телом и положила голову ей на плечо, так, что ее теплое дыхание щекотало шею Дэвлин.

Дэв проснулась среди ночи от того, что в горле пересохло, и по телу стекал горячий пот. Она вся горела. Женщина открыла глаза и поняла, что это нее ее жар. Она осторожно перекатила Сару на спину.
-Сара,- Дэв пристально вглядывалась в лицо Сары, женщина с трудом открыла глаза, но кажется, у нее не получалось сфокусировать взгляд. Она снова закрыла глаза и пробормотала что-то пересохшими губами, Дэвлин не смогла разобрать, что.
-Сара, проснись… ну давай же,- наездница нежно коснулась щеки Сары. Кожа ее горела.
Даже не смотря на то, что Сару терзала лихорадка, ее все равно продолжало трясти. Дэв вскочила и стала быстро одеваться в высохшую одежду. Затем так же быстро и аккуратно одела Сару. Это все очень плохо, Сара… очень-очень плохо.
Упаковав вещи, она оседлала Альто , посадила Сару перед собой и поехала выше в горы. Сара так и не смогла проснуться, Дэвлин чувствовала, что ее собственных познаний в медицине здесь не хватит. До города, где есть больница, было слишком далеко, а единственным местом, куда Дэвлин могла отвезти Сару и где были люди, которым она смогла бы доверить ее, была деревня клана Громовой Птицы.

Дэв знала, они наблюдали за ней, пока она осторожно направляла лошадь через ущелье скал, обступавших со всех сторон прерию. Лошадь не привыкла к такой тяжелой ноше, но вполне справлялась с весом и осторожно переступала тонкими ногами через камни и обходила валуны. Люди, которых чувствовала Дэвлин, любопытно рассматривали ее, но ничего не предпринимали, дали спокойно въехать в деревню. Любого другого остановили бы уже на пол пути, но ночные стражи знали Красного Сокола. Женщина, что носила имя Красный Сокол, была столь же храбрым и отчаянным воином, что и они сами, к тому же она была приемной внучкой их вождя. Не препятствуя ее пути, они выказывали ей уважение.
Солнце уже выпустило над горизонтом первый луч, когда Дэвлин вошла в притихшую деревню. Ветер и дождь давно прекратились, но температура все еще оставалась холодной, говоря о том, что зима скоро доберется и сюда. Дэвлин спешилась, осторожно сняла с лошади Сару, присела на одно колено и набрала в ладонь горсть красной земли. Затем потерла этой землей о тыльные стороны ладоней Сары и то же самое сделала сама. Это был обязательный ритуал. Тем самым она выказывала уважение жителям деревни и благодарила Духов за то, что дали им возможность ходить по этой земле.
Дэв знала, куда идти. Кихо, конечно, был превосходным целителем, но его видения всегда пугали наездницу. Она своими глазами видела, как многие из них становились явью, так что находиться рядом с пожилым человеком ей было невмоготу. Если бы ей нужен был толкователь снов, она непременно обратилась бы к нему, но сейчас ей нужен был человек, который знает травы и знает, как лечить человеческое тело, и еще, человек который мог бы увидеть в своих видения что-то приятное. Она направилась прямо в вигвам Тимы. Не имело значения, что она перекрасила свои тотемы, Дэв знала, что Тима стала вдовой, и не имея своего мужчины, она должна была вернуться к огню своего отца, но так как она была вдовой дважды, это давало ей право иметь собственное жилье. На это ей дал благословение ее отец, вождь племени Контолах.
Дэв встала на колени у входа в палатку и позвала.
-Тима, тиана ко … Тима…- хозяева имели полное право не отзываться на вторжение среди ночи, но Дэв надеялась, что ласковое обращение «тиана» (улыбчивая) к ее приемной матери, заставит ту ответить.
Женщина, которая выглянула на зов наездницы, была, наверное, всего лет на пятнадцать старше Дэвлин. Морщинки начали собираться на ее бронзовой коже вокруг рта и в уголках глаз, но это было от того, что она часто улыбалась. В смоляных волосах только недавно засеребрилась седина. Приветливое лицо мгновенно зажглось улыбкой при виде Дэвлин, но, разглядев то, что ее приемная дочь принесла на руках, женщина нахмурилась. Тима махнула рукой, чтобы Дэвлин заходила, и наездница уложила Сару на ложе из бизоньих шкур, на которое указала мать.
Наездница рассказала о том, что случилось. От волнения она позабыла много слов, так что рассказ получился наполовину по-английски, на половину на языке клана. Пока она говорила, из ее глаз не переставая текли слезы , а приемная мать ласково гладила ее по щеке, шепча ей успокаивающие слова. Было так легко быть самой собой перед Тимой, к этой женщине она относилась с таким же безграничным доверием и уважением, как к Саре. Две самые важные женщины в жизни Дэвлин имели одинаково любящие и отзывчивые сердца.
Дэвлин еще даже не прикоснулась рукой к священной земле деревни, а Тима уже знала: ее дочь здесь. Пожилой женщине было видение, а ее видения всегда сбывались. Она развернула одеяло и сняла с Сары всю одежду, свалив ее в одну кучу. Она почувствовала, над белой женщиной витает смерть. С этого мы и начнем. Над ее дочерью тоже зависла тень, она ощутила ее, как только прикоснулась к ней.
-Подойди и встань на колени,- приказала Тима.
Дэв повиновалась, стараясь отвести взгляд от обнаженного тела Сары, лежащего перед ней.
Тима запустила пальцы в волосы Дэвлин, а потом провела рукам и по ее плечам.
-Ты недавно убивала?- ходить вокруг да около не было времени.
-Это было давно,- Ответила Дэвлин. Ее ответ удивил пожилую женщину.
-Но я чувствую запах смерти от вас обеих,- Возразила Тима.
Дэвлин задумалась, посмотрела на Сару и тут ее осенило.
-Телемах… Саре пришлось убить своего коня, у него были переломаны ноги,- объяснила она.
Тима осторожно провела рукой по телу светловолосой женщины.- Да,- пробормотала она.- Сожги это… все сожги, и свою сожги,- она подтолкнула к Дэвлин сваленную в кучу одежду Сары. – Мы должны рассеять тень шимы, пока она не унесла с собой маленького Лосося.
Дэвлин плюнула бы в лицо и посчитала сумасшедшим любого, кто попросил бы ее сжечь пару ботинок за 20 долларов, но это была Тима. Все живущее на земле имело шиму, и ее мать чувствовала, что шима черного жеребца хочет забрать жизнь Сары. Тима имела дар предвидения, и если в ее голосе появлялись нотки беспокойства, тогда следовало начинать серьезно волноваться. Дэвлин быстро разделась, сняв с себя все до последней нитки, включая шляпу и ботинки. Слава тебе, господи, что я положила револьверы в седельную сумку.
Тима ушла в темный угол вигвама и достала большую корзину. Женщина вынула из нее замшевое одеяло, разрисованное по краям символами силы и власти, но отложила в сторону. Сначала женщину нужно было очистить. Она еще порылась в корзине и вытащила одежду для Дэвлин.
Дэв посмотрела на сверток и тут же узнала ее, все, вплоть до кожаных ботинок-макасин. Ее приемный отец Тэкола был высоким человеком, его одежда легко ей подойдет.
Тима дала наезднице подробные инструкции о том, как омыть свое тело после того, как она сожжет одежду у озера. Дэвлин повернулась, чтобы уйти, не заботясь о наготе. Так или иначе, все в деревне видели ее голой. Но уйти не получалось, она никак не могла оторвать полных слез глаз от Сары. Наконец, Тима почти силой вытолкала ее на улицу.
-Ты должна жить, маленький Лосось… я бы с большим удовольствием послушала твой рассказ о Красном Соколе,- женщина тихо разговаривала с Сарой, пока смешивала в ступе травы. – как могла маленькая рыбка поймать жестокую хищную птицу, хммм?

0

8

Дэв сожгла все, к чему прикасалась Сара, даже свое любимое седло. Она хотела, чтобы тени не осталось ни одного шанса на победу. Она вымылась в ледяной воде озера с травами, что дала ей Тима, и оделась в кожаную одежду Тэколы. Вот дерьмо! Я не могу поверить, что забыла об этом.
Мягкая кожаная одежда была типично мужской. Штаны обтягивали ноги как вторая кожа и крепились поясом на бедрах… но оставляли неприкрытыми промежность и ягодицы. Скрыть это была призвана легкая набедренная повязка и длинная вышитая рубашка. Так что ветер мог свободно обдувать те части тела, которые большей частью привыкли быть закрытыми со всех сторон. Мнение окружающих ее ни сколько не волновало. Она просто выглядела как любой другой воин клана.
Дэв остановилась перед входом в палатку.
-Тиана,- позвала она, не решаясь войти без разрешения.
-Входи,- отозвалась пожилая женщина.
Тима сидела на коленях возле Сары и пыталась уговорить ее выпить один из ее отваров, но, похоже, не слишком преуспела. Она взглянула на дочь и широко улыбнулась, заметив, как ладно сидит на ней одежда ее любимого мужчины.
-Она примет это от тебя,- сказала Тима, протягивая Дэвлин деревянную плошку.
-Откуда ты знаешь?- спросила она, обнимая Сару за плечи, чтобы приподнять ей голову.
-Мать всегда чувствует сердца своих дочерей… я просто знаю,- таинственно ответила Тима.
Сара открыла глаза и подумала, что все еще спит. К ней склонилась Дэвлин, одетая, как индейский воин. Она хотела протянуть руку и дотронуться до лица наездницы, но тело не слушалось ее. Она чувствовала себя так, будто плыла.
-Ты такая красивая,- прошептала Сара.
Глаза Дэвлин заискрились, и на щеках появился румянец.
-Спасибо,- усмехнулась она.
-Дэв, мне так жарко,- пожаловалась Сара, пытаясь откинуть кожаное одеяло, укрывавшее ее пылающее тело.
Наездница задержала ее руку.
-Сара, тебе нужно выпить это. Отвар поможет тебе поправиться.- сказала Дэвлин, поднося плошку к потрескавшимся губам женщины.
Сара сделала маленький глоток, отвар оказался сладким.
-Где мы?- слабым голосом спросила она.
-Мы в деревне клана Громовой Птицы, ты просила привезти тебя сюда, помнишь?- ответила женщина, снова поднося Саре питье.
Сара повернулась к пожилой женщине. Тима немедленно улыбнулось ей, да так, что казалось, в палатку заглянул лучик солнца. Сара снова вопросительно посмотрела на Дэвлин. Казалось, ей тяжело было держать глаза открытыми, и она боролась со сном.
-Это Тима,- представила Дэвлин ее мать.
-Мне нравится ее улыбка,- прошептала Сара, сделав еще один глоток отвара.
Дэв ближе придвинулась к Саре и нежно поцеловала ее в лоб.
-Если будешь звать ее тиана, она будет чаще тебе улыбаться.
Сара снова провалилась в сон, Дэв хотела разбудить ее, но Тима остановила ее.
-Ей нужно отдохнуть перед следующим шагом.
Дэв понятия не имела, за это за следующий шаг такой, но она поклялась себе, что сделает все, чтобы Сара поправилась.

Утром лихорадка Сары усилилась, к ней добавился кашель, который безжалостно сотрясал все ее тело. Ни одно из снадобий Тимы не могло облегчить ее страдания, а когда начался кашель, силы Сары стали быстро иссякать. Все тело болело от напряжения, и она едва могла вдохнуть полной грудью. Дэв обнимала ее все время, помогая сесть, когда Сара просыпалась, и кашель одолевал ее. Но скоро она совсем ослабела и уже не приходила в сознание. Ее дыхание стало совсем неглубоким, и иногда она вздрагивала, когда старалась восполнить недостаток воздуха.
Все что могла сделать наездница, это беспомощно держать ее в своих объятиях. Дэвлин привыкла действовать в самых сложных ситуациях, поэтому сейчас, не в состоянии помочь любимой женщине, она чувствовала себя просто разбитой. Она могла только наблюдать, как жизнь Сары постепенно уходит из нее.
-Ты видишь ее шиму? – спросила Дэвлин мать. Пожилая женщина сидела рядом и снова смешивала в ступе какие-то травы.
Тима оторвалась от работы и пристально посмотрела на маленькую женщину, которую сжимала в объятиях ее дочь.
-Да. Она очень слаба, но зато у нее сильная воля… но иногда одной только волей не возможно удержать шиму. – ответила Тима, глядя, как Дэв нежно гладит лицо молодой женщины и перебирает ее волосы, цвета солнечного света.
-Она знает?- Спросила пожилая женщина.
Дэв обратила смущенное лицо к матери.
-То, что ты любишь ее,- пояснила Тима.
-Нет,- прошептала наездница, снова поворачиваясь к женщине, которая владела ее сердцем.
-Ты ей скажешь?- снова спросила женщина.
Дэв коснулась пальцами горячей нежной кожи на щеке Сары, прежде чем ответить.
-Нет… я не могу потерять все… все то, что мы уже имеем… я… я не могу упустить этот шанс,- ответила она, проглатывая ком в горле и подавляя рыдания, вот-вот готовые вырваться наружу.
-Это не похоже на тебя, Рхана* … боишься рисковать?- мягко сказала Тима.
Дэв грустно улыбнулась, услышав, как ее домашнее имя уютно прозвучало из уст Тимы.
-Здесь все по-другому, не то что в клане… Сара другая… белые люди не.. они не принимают этого, не принимают женщин, которые хотят быть вместе.- отрывисто проговорила Дэвлин, вся ее любовь в этот момент отразилась на лице женщины.- Я просто должна быть счастлива, оставив все как есть.- тихо закончила она.
*( Красный Сокол- Red Hawk, отсюда сокращенное Rhana [прим. пер.])

-Уже два дня, -Дэвлин почти шипела на Тиму, которая невозмутимо накладывала припарку на грудь Сары.
Тима работала медленно, методично, стараясь не обращать внимания на панику Дэвлин, которая все усиливалась с каждым часом. Наконец, она не выдержала.
-Уходи… уходи отсюда!- резко сказала Тима, выталкивая Дэвлин из палатки,- ты своим волнением убьешь бедную девочку!
Тима отвернулась от дочери, но успела заметить боль в ее глазах. Она не хотела так сурово обращаться с Дэв, но прошлой ночью ей было видение, и это заставляло ее нервничать. Даже больше, чем нервничать, ей сделалось по-настоящему страшно за маленького Лосося. Прошлой ночью Тима видела во сне, как шима маленького Лосося сдалась и отделилась от ее тела. А Дэвлин стояла спиной и игнорировала мольбы Сары. Тима знала, сон станет явью, если ее дочь не послушается своего сердца.

Наездница проскользнула в палатку и увидела, что ее мать укачивает Сару на руках, напевая что-то. Сердце Дэвлин разрывалось от горя.
-Ко вантая ах ноа, Тиана,- Дэвлин низко поклонилась матери, прося прощения.
Тима уложила маленькую женщину на ложе из шкур, укрыла одеялом и протянула руки к дочери. Она приняла извинения Дэвлин и держала ее в своих любящих материнских объятиях, пока Дэвлин не выплакала все слезы по любимой женщине. Наконец, она затихла в руках у Тимы. Пожилая женщина первой нарушила тишину.
-Ей нужно больше, чем я могу дать,- начал она.- Я говорила с твоим дедом… он считает, что пора посылать дым.
Дэв чуть отстранилась, чтобы посмотреть в лицо матери.
-Это все, что нам осталось,- закончила Тима.
Дэв с силой сжала челюсти, мускулы на шее чуть подрагивали. Послать дым могло означать только одно. Старейшины, знахари клана и семья больного соберутся вместе и поднимут священный дым, вознося молитвы Духам. Дым приведет Большого Духа, он поможет. Была только одна проблема, у Сары не было здесь семьи… самым близким человеком здесь для нее была Дэвлин.
Тима наблюдала за внутренней борьбой дочери, когда та поняла, что от нее требуется. Она понимала, чего просит от Дэвлин, но это будет испытание чувств Дэвлин к Саре, ее согласие решит все. Сердце Тимы не забыло боль, которую испытало, когда Тима в последний раз обращалась к Дэвлин с подобной просьбой. Ее муж, Тэкола, лежал на этом самом смертном одре. Травы оказались бессильны, и Тима просила Дэвлин послать вместе с ней дым, но гордость юной Дэвлин не позволила тогда ей опуститься на колени перед Духами или перед кем бы то ни было, даже если на кон была поставлена жизнь ее приемного отца.
Дэвлин встала и запустила обе руки в свои смоляные волосы. Ее глаза нервно метались из стороны в сторону, мысль билась не в силах найти иного выхода.
Тима не хотела сообщать Дэвлин о своем видении, но она видела, что дочь никак не может решиться. Если бы только она смогла заставить ее заглянуть в сердце маленького Лосося, и увидеть там, что судьбы их навсегда связаны вместе, но одна судьба может вот-вот прерваться!
- Мне было видение прошлой ночью… о твоем маленьком Лососе,- призналась Тима.
Дэвлин снова села рядом с матерью.- Почему ты не сказала мне?
-Я говорю тебе сейчас,- ответила Тима. Пожилая женщина надолго замолчала. Голубые глаза Дэвлин, не отрываясь, смотрели на нее, пытаясь прочитать на лице женщины ответ на вопрос, который ее мучил. Наконец Тима рассказала ей, все, что видела во сне. Сердце Дэвлин сжалось от боли.
Все что Дэвлин могла, это смотреть, как Сара, беспомощная, лежит на шкурах. Она понимала, что означает видение матери. Дэв была единственной, кто мог послать дым на защиту Сары, и это была единственная вещь, которую она не могла для нее сделать.
Она долго молчала, потом встала и пошла к выходу.- Я не могу,- прошептала наездница.

Наездница сидела на острых камнях, слушая, как вода падает в глубокое ущелье. Сюда она приходила ребенком, чтобы спрятаться. Хотя к тому времени, как ее удочерили Тима и Тэкола, она уже убила человека, сердце ее было еще детским. Жестокие шутки других детей все еще ранили ее, и она приходила сюда, чтобы снова обрести душевный покой.
То, о чем просила ее мать, рвало на части ее сердце. Разве ты не говорила, что готова на все ради Сары… разве… разве ты не любишь ее всей душой? Сколько ты должна еще страдать из-за смерти тех, кого любишь? Сколько ты ждала, пока в твоей жизни не появилась женщина твоей мечты, Сара?
Она вспомнила времена, когда жила вместе с кланом… первый раз, когда она впервые открыто посмотрела на женщину, свободу, что ощутила, когда не надо было скрывать свои чувства к женщине, когда можно было свободно восхищаться ее красотой. То, что белые люди воспринимали с отвращением, здесь считали благом. Она быстро поняла, что не единственная в клане, которая испытывает влечение к своему полу. Племя воспринимало такие отношения как дар свыше. Не то, чтобы все стремились к этому, но когда две женщины влюблялись друг в друга, считалось, что это Великий Дух отметил их.
Когда она выросла и покинула клан, то стала использовать секс как инструмент, как оружие, для того, чтобы держать в узде мужчин, которыми командовала. Нельзя было сказать, что она не испытывала удовольствия, испытывала, но всегда держала свои ощущения под контролем. Секс, кроме всего того, что он позволял получить, был для нее всего лишь физиологический акт… не более. Единственное чувство, которое она позволяла себе, это была исступленная радость от полной сдачи партнера, своего рода сексуальная победа… завоевание. Но в то же время, это делало ее слабой. Было много вещей, которые она не позволяла с собой делать и никогда бы не согласилась на них. Она ни за что не позволила бы одержать над собой верх, уступить кому-то, позволить взять над собой власть.
Но теперь появилась Сара. Как она стремилась любить ее всей душой, сдаться, только бы почувствовать ее любящее прикосновений. Такая красивая женщина… такой гордый дух… какой страстной любовницей она могла бы быть, думала Дэвлин.
Женщина едва ли могла совладать с эмоциями, сжав до хруста кулаки, она запрокинула голову и завыла в небо. Слезы покатились из глаз, она сокрушенно обхватила голову руками и начала раскачиваться из стороны в сторону. Иногда следовать зову сердца становится нестерпимо тяжело. После стольких лет, наездница наконец поняла связь между эмоциями и сексом. Понадобилось встретить эту маленькую деревенскую девочку из штата Кентукки, чтобы Дэвлин снова обрела то, что так долго искала… свою душу.

-Что это будет за дым, если никто не помолится за нее?- Кихо грустно покачал головой.
Вождь Контолах и старейшины сели в круг, в центре лежала Сара, тишину палатки нарушало только ее хрипящее дыхание. Контолах хотел поговорить с внучкой, но никто не мог ее найти. Если Красный Сокол захочет, чтобы ее не нашли… ее не найдут.
Полог палатки откинулся и в теплое помещение ворвался морозный воздух с улицы. Все присутствующие поклонились вошедшему, некоторые даже зашептали что-то уважительное, только Тима кивнула так, будто знала, что так оно и случится.
Дэвлин уважительно опустилась на колени перед дедом. Старый Контолах благословил ее, и наездница по очереди преклонила колени перед всеми старейшинами. Когда Дэв поклонилась матери, та едва могла вымолвить слово, так велика была ее гордость за дочь. Дэв с тревогой взглянула на мать, но тут же успокоилась, когда пожилая женщина одобрительно кивнула ей. Наконец, наездница склонила колени перед Кихо, целителем. Старик держал в руках две плошки с краской, в одной- черная, в другой- красная. Он окунул пальца в обе чашки и прочертил на щеках Дэвлин по две полосы разных цветов.
Дэв стояла перед небольшим очагом, один из старейшин опустил в огонь пучок высушенного шалфея. Когда ароматный дым от травы стал тоненькими струйками подниматься над языками пламени, Дэв сложила руки чашей и , захватывая его, стала водить ладонями по телу в ритуальном действе очищения.
Женщина подошла к Саре. Всей силой своего воображения она пыталась нарисовать перед собой образ тотема клана, Громовую Птицу, именно ей предстояло на своих крыльях принести долгожданное облегчение Саре. Дэв предстояло совершить самое трудное. Не сводя глаз с красивой женщины, которая спасла ее жизнь и ее душу, Дэвлин опустилась на колени. Она подняла руки над головой и сложила вместе ладони. Не размыкая рук, она три раза поклонилась до земли, а когда коснулась земли в последний раз, уже не поднялась, оставшись так. Старейшины начали в пол голоса бормотать молитву.

Старейшины за ее спиной продолжали молиться, а Дэвлин уже закончила свое обращение к Саре. Она сидела позади Сары, держа ее голову у себя на коленях и обвивая сильными руками ее легкое тело. Дэв зарылась носом в волосы женщины и вдыхала терпкий аромат шалфея. Сухие травы , сгорая, давали чудесный аромат, который цеплялся за все, что было вокруг. Кожа Сары теперь тоже пахла шалфеем. Губы Дэвлин нежно коснулись горячего лба Сары, женщина тихо укачивала ее на руках.
Дэвлин наконец попала в то иллюзорное место в ее жизни, о котором говорил дедушка, в то, куда сходились все дороги. Некоторые люди никогда туда не попадают, некоторые проходят мимо, не понимая, что теряют. Теперь, держа в руках больную женщину, наездница поняла, что настало ее время. Все, что она когда-либо знала, все что чувствовала, не шло ни в какое сравнение с тем, что она переживала в этот момент. Все, кто были в палатке, растаяли подобно облаку, осталась только Сара, любовь Дэвлин к молодой женщине и мольбы темного воина, вознесенные со спасительным дымом.

Тима откинула полог из оленьей кожи и вошла в большой вигвам. Тяжелый запах лечебных трав все еще витал в воздухе, немедленно защекотав ноздри женщины. Пожилая женщина спала эту ночь в вигваме родственников, оставив дочь наедине с любимой женщиной. Дэвлин лежала в той же позе, как оставила ее вечером Тима: обнимая руками тонкий стан Сары, и прижимая ее спиной к своей груди. Казалось, обе женщины еще спали.
Тима почувствовала чье-то присутствие и тут же заметила, как дрогнули ресницы и из-под них блеснули зеленые глаза. Молодая женщина непроизвольно переплела пальцы с пальцами наездницы, что лежали у нее поперек живота. Она пошевелилась, еще немного вжалась в объятия Дэвлин и на лице заиграла улыбка. Тима улыбнулась, наблюдая за поведением женщины. Рхана не должна бояться сказать ей.
Вдруг Сара заметила пристальный взгляд пожилой женщины и увидела ее улыбку, быстро высвободив пальцы из руки Дэвлин, она улыбнулась в ответ.
-Духи быстро ответили на наши молитвы, сказала Тима, подходя и по-свойски трогая рукой лоб женщины. Лицо Сары было прохладным на ощупь и дышалось ей гораздо легче, кашель совсем пропал. Сара напрягла воспаленные мышцы и попыталась сесть.
Сара не слишком хорошо еще знала язык Кокто, но, не смотря на то, что она все время сбивалась и пыталась подолгу подыскать слова, Тима ее прекрасно поняла. С удивлением Сара поняла, что понимает почти все, что говорит ей пожилая женщина. Тима как раз рассказывала ей о тех днях, что она провела без сознания.
Тима принесла вяленого мяса и горячего бульона, и Сара немедленно накинулась на еду, выздоравливающий организм требовал подпитки. Дэвлин продолжала спать глубоким сном, устав от всего пережитого.
-Тима…а здесь есть место, где можно помыться, привести себя в порядок? Между нами, я чувствую себя как старый рваный башмак,- застенчиво сказала Сара. Тима быстро кивнула, ее сердце все еще беспокойно билось от того, что маленький Лосось так быстро и внезапно выздоровела. Понимая застенчивость Сары, женщина обернула ее в мягкое одеяло из шкурок кролика и лисицы и помогла встать на ноги. Сара пошатывалась и неуверенно переступала отвыкшими от ходьбы ступнями, но пожилая женщина обнаружила в себе недюжинную силу, так что Сара смело оперлась на нее.
Тима шла очень медленно, обняв одной рукой Сару за талию. Нога все еще беспокоила Сару, но раны уже затянулись и подсохли. К ним подбежала юная девушка, лет четырнадцати или пятнадцати на вид. Улыбнувшись Саре, она начала молоть какой-то вздор про то, что она ужасно польщена встреть вот так запросто Сару, и что для нее это честь.
-Маленький Голубь,- строго сказала Тима,- Позволь бедной девочке сделать первые шаги после болезни без твоего назойливого присутствия.
Маленький Голубь, казалось, была убита горем, и Сара , не удержавшись, улыбнулась девочке. Интересно, почему она думает, что я какая-то особенная?
-Ничего Тима. Очень приятно было познакомиться с тобой, Маленький Голубь,- проговорила Сара на непривычном для нее языке.
Маленький Голубь очень хотела встретиться с этой женщиной. Уже несколько лет она преклонялась перед Красным Соколом, всегда надеясь, что она обратит на нее внимание во время своих нечастых визитов в деревню. От старших девочек она узнала, что маленькая незнакомка была возлюбленной Красного Сокола, и что темноволосая красавица кричала и заходилась рыданиями при мысли о том, что потеряет свою половинку. Когда девушка увидела улыбку белой женщины и почувствовала ее дружелюбное отношение к себе, то поняла, почему высокая воительница отдала незнакомке свое сердце. Маленький Голубь немедленно сменила для себя предмет обожания, и теперь смотрела преданными глазами на маленькую женщину с очаровательными зелеными глазами.
Тима мгновенно почувствовала перемену в Маленьком Голубе, но ничего не сказала, только неопределенно покачала головой. Ох, молодость, молодость!
-Маленький Голубь… ты можешь оказать Лососю услугу,- начала она.
Вообще-то прозвучало слово покровительство , но Сара никак не могла сопоставить значение этого слова с языком Кокто и ограничилась переводом слова как «услуга».
-Лососю нужно что-нибудь из одежды… у тебя найдутся вещи ей по размеру?- спросила Тима.
Глаза маленького Голубя буквально вспыхнули, и она стремглав бросилась к вигваму своей семьи.
Тима и Сара тихо рассмеялись, позавидовав энтузиазму юной индианки.
-Это не похоже на Дэв… э, Красного Сокола, спать так долго… думаете, с ней все в порядке?- спросила Сара, когда они подошли к озеру. Стояла такая теплая погода, будто лето только начиналось, а не кончалось.
-Она не спала много дней и ночей, присматривая за тобой, маленький Лосось… хорошо, что теперь моя дочь спит.
-Дэв- ваша дочь?! То есть Красный Сокол… простите, но я не привыкла так ее называть,- удивленно проговорила Сара.
-Да,- горделиво улыбнулась Тима. Она объяснила, что Красный Сокол только-только начинала взрослеть, когда попала в клан. Тима и ее муж Тэкола с радостью приняли красивую девочку как родную. Она была упрямой и своенравной, но все же храброй и доброй. Когда ее новая дочь открылась Тиме в том, что предпочитает взять к себе в вигвам женщину, а не мужчину, Тэкола научил ее военному мастерству, чтобы она могла постоять за себя и обеспечить безопасность своей возлюбленной. Тима рассказала Саре еще много забавных историй о детстве Красного Сокола. Женщина догадывалась, что наездница наверняка провалилась бы сквозь землю, знай она, о чем поведала ей Тима. Но она была просто заворожена и очарована этими рассказами, ведь они помогали понять и узнать лучше эту великолепную женщину, в которую она была так неистово влюблена. Так что она внимательно слушала Тиму и ловила каждое слово пожилой женщины.
-То есть она пришла к вам и прямо сказала, что… что хочет быть с другой женщиной?- робко спросила Сара, пока Тима помогала вымыть ей волосы в прохладной воде озера.
Тима вспомнила, что Красный Сокол рассказывала ей о культуре белых людей, что они не принимали и даже осуждали женщин, которым был ниспослан дар. Грустно, что они не понимают божественного. Она решила быть честной с маленькой женщиной, а еще хотела узнать, действительно ли в сердце маленького Лосося живет любовь к ее дочери.
-Да, но только когда она почувствовала, что я не предам ее доверия. Она рассказывала мне, как белые люди относятся к одаренным женщинам. Должно быть не легко жить по правилам белых людей.- сказала она, сострадательно глядя на женщину. А потом рассказала, как люди племени смотрят на такой дар.
Сара была просто изумлена тем, что эти люди так легко принимали отношения между двумя женщинами. Это дало ей надежду. По крайней мере, теперь она нашла точное подтверждение тому, что Дэвлин предпочитает женщин мужчинам. Теперь оставалось выяснить, что для нее самой значат такие чувства. Я даже не могу поверить, что думаю об этом, но ведь это то, что я чувствую… да?
-А Дэв… то есть Красный Сокол… когда-нибудь была с кем-то?- спросила Сара.
Молодая женщина попыталась задать вопрос как можно беспечнее, но Тиму нельзя было так легко провести. Она услышала настоящую заинтересованность в голосе женщины… увидела боль ревности в ее умных глазах. На такие вопросы нужно было отвечать аккуратно.
-Нет, она не нашла сердца, ради которого смогла бы укротить себя. Она всегда была как Пума. Дикая и свободная, но однажды я слышала историю об одной женщине, которая сумела приручить Пуму. Она была единственной, с кем животное было ручным, куда бы она ни пошла, Пума следовала за ней. Дух женщины полностью захватил сердце животного, а когда ее шима оставила эту землю, чтобы летать с Духами, животное просто легло на землю и его сердце перестало биться.
-Какая красивая история,- растроганно сказала Сара. Пожилая женщина помогла ей расчесать костяным гребешком волосы и стянула их кожаным ремешком. –Думаете, Красный Сокол когда-нибудь сможет вот так отдать свое сердце?- наконец спросила Сара.
Тима улыбнулась и повернула молодую женщину к себе лицом. Нежно взяв ее за подбородок, Тима с любовью заглянула ей в глаза. В ее сердце маленький Лосось уже стала ее дочерью.
-Я думаю, только ты можешь ответить на этот вопрос,- улыбнулась таинственной улыбкой пожилая женщина.
Сара застенчиво отвела глаза. В ее голове проносились тысячи мыслей. Владеет ли она сердцем Дэв, как та женщина владела сердцем Пумы… Дэв говорила об этом с ее матерью? О, Дэв… как же мне узнать, что ты чувствуешь и не потерять все, что у нас уже есть?
Вопросы остались без ответов, потому что на берегу озера, где они с Тимой сидели, появилась Маленький Голубь. Девушка вручила Саре мягкую одежду из крашеной оленьей кожи, и высокие мокасины из кожи теленка. Красивее одежды Сара не видела за всю свою жизнь.
-О, Маленький Голубь… я не могу принять это… это слишком красиво,- сказала Сара, пытаясь вернуть подарок.- Мне нечего дать тебе в замен… у меня нет ничего, столь же красивого.
Глаза Маленького Голубя загорелись, и она упала на колени.- Будет хороший обмен, если за это ты подаришь мне свою дружбу.
Сара лучезарно улыбнулась,- Маленький Голубь, тебе не нужно ничего дарить мне для того, чтобы подружиться со мной.- Женщина ласково положила ладонь на руку девушки.
Маленький Голубь широко улыбнулась, но казалось, ей стало тяжело дышать. Сара почувствовала, как на запястье девушке ускорился пульс от ее прикосновения. Ого!
-Тебе помочь одеться?- спросила Маленький Голубь.
-Нет!- воскликнула Сара даже резче, чем хотела. -Мне Тима поможет… спасибо.
-Теперь иди, девочка,- Строго проговорила Тима, и Маленький Голубь покорно убежала.
Сара глубоко вздохнула и посмотрела на пожилую женщину.
Тима секунду смотрела на озадаченное лицо Сары, а потом в голос расхохоталась. И хоть Тима и не была родной матерью Дэвлин, Сара поразилась в этот момент, на сколько ее наездница похожа на свою приемную мать.
-Похоже, у меня возникла проблема, да?- спросила Сара, вяло улыбнувшись.
-Этого следовало ожидать, ты ведь так красива,- все еще смеясь, ответила женщина. Она помогала Саре одеться в костюм племени.
Одевшись, Сара почувствовала себя человеком, даже не смотря на то, что ее живот урчал от голода, а слабые колени норовили подломиться. Когда Тима помогла ей подняться, к горлу подступила тошнота, но она сдержала себя и вцепилась в руки пожилой женщины, чтобы не упасть.
-Идем, обопрись о мое плечо… наверное, я позволила тебе слишком рано встать,- с упреком самой себе сказала Тима.

До сонного мозга Дэвлин наконец дошло, что рядом больше нет теплой успокаивающей тяжести тела Сары. Солнце уже во всю светило через открытую верхушку вигвама, когда наездница заставила себя проснуться. Легкое предчувствие мгновенно переросло в панику. Вскочив с ложа, она рывком откинула полог палатки и выбежала наружу. Но тут же стала как вкопанная.
Сердце Дэвлин стучало у нее в горле, сдавленный писк- единственное, что она смогла выдавить из себя в этот момент. Навстречу ей шли Сара вместе с Тимой. Рука молодой женщины обнимала ее за талию. А Тима нежно прижимала к себе Сару, следя, чтобы та не оступилась. Пожилая женщина сказала что-то Саре и та радостно засмеялась. Видеть Сару в одежде племени было настоящим шоком для Дэвлин. Даже не глядя на то, что под глазами женщины обозначились темные круги, и она немного похудела, наездница подумала, что это самое красивое существо, которое она когда-либо видела за всю свою жизнь. Чувство было так сильно, что Дэвлин заново влюбилась в эту женщину.
В такой момент она не могла думать… она сделала то, на что толкнуло ее сердце. Наездница в два скачка подбежала к ее Саре, здоровой и живой, и крепко обняла ее, прижимая к своей груди.
-Доброе утро, соня,- прошептала Сара в ухо Дэвлин, искренне наслаждаясь объятием.
Наездница неохотно отстранилась от молодой женщины, ее рука сама потянулась нежно коснуться щеки Сары. Женщина улыбнулась, заметив беспокойный взгляд голубых глаз, устремленных на нее, и ласково накрыла руку Дэвлин на своей щеке. Наездница снова обняла ее, коснулась губами светловолосой макушки, задержалась там не на долго и отпустила ее, чтобы снова взглянуть на Сару.
-Как ты себя чувствуешь?- наконец наездница обрела дар речи, чтобы задать вопрос.
-Ну, наверное, я рухну как мешок с картошкой, если ты меня отпустишь, но в целом мне гораздо лучше,- ответила Сара, все еще обнимая Дэвлин за плечи.
-Тогда я не буду тебя отпускать,- тихо сказала Дэвлин, и взгляд ее глаз почти убедил Сару, что она приручила дикое и свободное сердце этой Пумы.
Дэв сумела-таки оторвать глаза от лица Сары и помогла ей войти в палатку, бережно уложив ее на ложе из бизоньих шкур. Сара все еще прихрамывала на ногу, которую поранила в ущелье, и Дэвлин помогла ей удобнее устроиться, подложила под ногу свернутую валиком шкуру. А сама присела рядом. Через некоторое время в вигвам вошла Тима, неся два горшочка, с чаем и с тушеным мясом, от великолепных запахов у Сары даже закружилась голова. Ложек не было, но Дэвлин показала Саре, как вытаскивать мясо из горшочка с помощью хлеба.
После еды обе женщины сердечно поблагодарили Тиму, и та с радостью приняла благодарность.
- Ну и чем вы тут занимались, пока я спала?- подозрительно спросила Дэвлин Сару.
-Твоя мама помогла мне принять ванну, и я познакомилась с девочкой по имени Маленький Голубь, она дала мне эту одежду,- ответила Сара.
Дэв удивленно изогнула бровь. Она знала Маленького Голубя, это одна из тех девочек, что зациклились на обожании к ней. Но Саре этого лучше не знать.
- А еще я поняла, что стыдливость здесь не в почете, но с этим я постараюсь смириться,- сказала она, улыбаясь Дэвлин. – Плюс, все здесь почему-то называют меня рыбой, но я даже не знаю, как спросить об этом.- шепотом закончила Сара.
Дэв рассмеялась и клятвенно обещала, что расскажет ей эту историю попозже.
-И еще я слышала несколько забавных историй и о маленьком воине по имени Красный Сокол…- Сара хитро ухмыльнулась наезднице.
Дэв моментально побледнела и впилась взглядом в мать,- Как ты могла?- воскликнула она.
-Мне больше всего понравилась история про скунса лук и стрелу,- Сара счастливо закатила глазки, наслаждаясь эффектом, который производили ее слова на Дэвлин.
-Тиана! Ну как ты могла?!- Дэвлин почти оскорбилась.
-Ты должна была предупредить, если не хотела, чтобы я рассказывала об этом,- как всегда невозмутимо ответила Тима.
Дэв покачала головой и улыбнулась однобокой улыбкой,- Подожди, пока я поговорю с твоей сестрой.
Сара рассмеялась, а потом вдруг сразу посерьезнела.- Ой, Дэв… мы давно здесь? Дети должно быть…
Дэвлин коснулась рукой губ женщины.
-Все хорошо. Я послала друга к Хэнку. Он поехал на Добл Дьюс следить за стадом. Вчера Хэнк прислал сообщение, что все в порядке, он уже прикончил яблочный пирог, который ты испекла перед отъездом.- Дэв усмехнулась над шуткой ее большого друга. – Я не хотела волновать твоего дядю и детей, так что Хэнк не говорил им о том, что ты ранена и так тяжело болела. Я надеюсь, что правильно поступила.- Закончила Дэв.
-Да, все просто замечательно. Я так рада, что рядом есть такой хороший друг как Хэнк.- ответила Сара.
-Ну все, теперь ложись отдыхай,- скомандовала Тима, укладывая Сару на ложе в позицию лёжа.
-Ну ладно, раз она твоя мама,- поддразнила Сара наездницу.- Такое чувство, будто я не спала целую вечность.
-Хочешь, я останусь с тобой? В смысле посижу с тобой, пока ты не заснешь?- спросила Дэвлин, не желая оставлять Сару ни на минуту.
Сара кивнула, и когда Тима оставила палатку с улыбкой на лице, Дэвлин легла позади Сары. Она рассказала ей, что женщина пропустила за эти несколько дней. Рассказала, почему племя называет ее Лососем. А когда Сара попросила еще, то поведала ей о времени, когда росла в племени. Сара не смогла сдержать смех, когда Дэвлин рассказала ей о «происшествии со скунсом» с ее точки зрения. Наездница вдруг поняла, что за последние два часа она говорила больше, чем за всю свою жизнь. Дэв посмотрела на молодую женщину и увидела, что она заснула.
Дэв так долго спала сегодня, что еще не успела устать, так что она перевернулась на живот и стала наблюдать за Сарой во сне. Грудь женщины поднималась и опускалась при дыхании, и, считая ее вдохи, Дэвлин подумала, что иметь рядом такую женщину как Сара и жить с ней в своем уютном доме- это все, что ей нужно от жизни.

0

9

В следующие дни Саре позволялось только отдыхать и поправляться. Через три дня Сара перестала хромать и Тима увидела, что ее подопечная совсем выздоровела. А у Дэв теме временем появились неприятности, и причиной их стала, как ни странно Сара. Из-за того, что Дэвлин ни на минуту не отходила от нее, воины племени стали подшучивать над наездницей, а некоторые даже открыто смеялись. Саре даже пришлось пойти на уловку, чтобы отослать от себя смущенную до предела Дэвлин.

Сара наслаждалась общением с людьми из клана. Она наблюдала и училась, и, где бы она не появлялась, везде оказывалась Маленький Голубь. Девочка неотступно следовала за Сарой, ожидая малейшего проявления внимания.
Уже вечером, когда Сара вернулась в вигвам Тимы, она нашла Дэвлин лежащий со скрещенными руками за головой на ложе из шкур. Брови наездницы были нахмурены, похоже, она крепко над чем-то задумалась. Заметив Сару, Дэвлин быстро села.
-Привет, -радостно сказала Сара, садясь рядом с женщиной.
-О, ты, наконец, заговорила со мной… это хороший знак,- Дэвлин вяло улыбнулась ей.
-Прости, Дэв. Просто я стала чувствовать себя так, будто ты не доверяешь мне настолько, чтобы позволить действовать по своему усмотрению. Я не сильно обидела тебя?- спросила Сара.
Дэвлин облегченно усмехнулась.- Все нормально… я это заслужила. Наверное, я так долго заботилась о тебе здесь и защищала… что уже и забыла, что ты не ребенок.
Дэв не посмела сказать Саре, что она стала причиной, по которой над ней теперь смеются все молодые воины племени. Особенно после того, как Сара на глазах у всех произнесла пламенную речь о том, что считает себя вполне самостоятельной особой и не нуждается в няньках. Хоть индейцы и не поняли английских слов, но смысл интонации уловили правильно. Наездница хотела сделать вид, что ничего не произошло, но воины были настолько удивлены, что Дэвлин стала единственной темой для разговоров во всем племени. Она сделала серьезное лицо и хотела вернуться в вигвам, но ее окликнул ее дядя Кайлах.
-Красный Сокол,- позвал он,- если нужно будет вырвать пару зубов, чтобы узда удобнее помещалась во рту, ты только скажи!- Все кто слышал его шутку разразились хохотом, а Дэвлин, рыча от злости пошла прочь от них.
-Я даже не поблагодарили тебя за все, что ты сделала для меня, Дэв… я в долгу перед тобой.- единственное, что Сара смогла придумать в благодарность Дэвлин.
Дэвлин протянула руку и погладила Сару по щеке тыльной стороной ладони.- Ты для меня столько сделала, Сара… ты никогда не будешь в долгу передо мной.
Чувствуя, что нужно срочно сменить тему, Дэвлин заговорила о предстоящем празднике.
-Ты уверена, что хочешь пойти туда сегодня вечером?- Спросила наездница.
-Я ни за что не пропущу такой праздник. Я немного устала, но все равно, хочу пойти. А ты… э, будешь там… с кем-то?- Робко спросила Сара.
-Я как раз думала, чтобы устроить себе свидание,- серьезно сказала наездница, откидываясь назад.
-Ой,- все, что могла сказать Сара. Молодая женщина смогла подавить боль в голосе, но выражение лица выдало ее с потрохами.
Дэв усмехнулась над женщиной, приподняв брови будто в ожидании ответа. Сара посмотрела на нее, и наездница загадочно поиграла бровями.
-Охххххх,- мгновенно расцвела женщина,- Я?
-Ну а кто еще?- Дэв засмеялась, радостно заметив румянец на щеках Сары. – Никогда не меняйся, Сара… ты просто обворожительна такая, какая есть.- сказала она, задорно касаясь указательным пальцем кончика носа Сары.

Сара слегка дрожала, ночь оказалась холоднее, чем она предполагала. Она сильно устала, но ни за что не хотела пропустить танцы. Тима сказала, что когда молодые люди танцуют, они рассказывают историю в движениях , и Сара хотела непременно это увидеть.
Сара и Дэвлин сидели рядом с вождем и его женой Артамикой, а Тима сидела слева от них, рядом со своей незамужней сестрой. Сара легко разговорилась с вождем Контолахом и приятно удивилась, узнав что у него отличное чувство юмора, правда иногда было тяжело понять, шутит он или говорит серьезно. Иногда она смотрела на Дэвлин, и та довольно кивала ей головой, а потом сказала, что ее дедушка любит пофлиртовать с молодыми красивыми девушками.
Дэвлин заметила, как дрожь пробежала по телу Сары.
-Эй, я надеюсь, твоя лихорадка не вернулась?- спросила она.
Сара обняла себя за плечи и потерла руки ладонями.
-Нет, просто немного замерзла. Наверное, не успела привыкнуть к холоду из-за того, что в последние дни держалась теплая погода.- ответила Сара.
Дэв вскочила с земли.- Я сейчас,- быстро сказала она.
Дэвлин действительно вернулась быстро и принесла с собой одеяло из шкурок кроликов и лисиц. – Вот, теперь ты должна согреться,- Сказала она, накрывая плечи Сары меховым одеялом.
-Спасибо, Дэв,- ответила Сара, не удержалась и от души зевнула.- Клянусь, это не из-за компании.- Смущенно улыбнулась она.
-Наверное, тебе уже давно пора спать… думаю, ты просто не понимаешь, как сильно ты болела, беспокойно сказала Дэвлин.
-Мммм мммм,- ответила Сара, тряхнув головой,- Я не хочу пропустить танцы.
Дэв только улыбнулась упрямству молодой женщины. Уже не заботясь, как это выглядит со стороны, она села позади Сары.- Тогда прислонись ко мне, -она мягко потянула ее за плечи, пока спина Сары не оказалась у нее на груди.- Теперь даже если ты заснешь, никто этого не заметит.
Сара ощутила влажное теплое дыхание наездницы у себя на шее и по ее телу пробежала дрожь возбуждения.
-Тебе все еще холодно?- Дэв потерла плечи Сары, чтобы согреть ее.
Сара едва могла говорить, опасаясь, что ее голос выдаст ее.
-Нет,- прошептала она.
Сара повернулась, ей вдруг сильно захотелось увидеть лицо Дэв. Две женщины внимательно смотрели друг на друга, Сара протянула руку и осторожно убрала челку, упавшую на глаза Дэвлин. Боже, как я люблю эти глаза. Пожалуйста, Дэв… поцелуй меня… прямо здесь, прямо сейчас. Она была просто заворожена силой, отражающейся в голубых глазах наездницы. Казалось, спустя вечность, Сара почувствовала, как их взгляд устремился прямо к ней в сердце, и читает там ее самые сокровенные чувства. Дэв наклонилась к ее лицу.
В тот же момент Дэвлин почувствовала, как попалась на этот пронзительный взгляд зеленых глаз. Когда пальцы Сары коснулись ее щеки, Дэвлин подумала, что растает от интенсивности ощущения. Глядя в кристально чистые глаза Сары, Дэвлин почудилось, что она видит в них отражение своих собственных чувств, ту же самую страсть. Ее сердце знало, как ей поступить, прежде, чем мысль успела оформиться в голове. Все что Дэв знала, это то, что она должна поцеловать эту женщину. Она склонилась к Саре, так близко, что могла чувствовать ее дыхание на своем лице.
-Лосось, хочешь, я принесу тебе ягодного чая?
Маленький Голубь с надеждой опустилась на колени перед Дэвлин и Сарой. Сара почувствовала разочарованное рычание, родившееся глубоко в груди Дэвлин.
-Маленький Голубь… нам с тобой нужно серьезно поговорить,- строго сказала наездница.
Она уже несколько дней наблюдала, как Маленький Голубь нарезает круги вокруг Сары, ожидая возможности подойти. И все бы ничего, но только не когда женщина находится в моих объятиях!!! Мысленно закричала она. Извинившись перед Сарой, она буквально вздернула девочку с колен и отвела в сторону.
Сара даже не шелохнулась, она судорожно соображала: то, что случилось и правда случилось, или это шалит ее воображение? Дэв действительно ревнует к Маленькому Голубю? Может быть, она просто пытается быть милой и хочет избавить меня от нежелательной поклонницы? О боже, Дэв… неужели нельзя просто поцеловать меня, чтобы я знала, как себя вести?!
Сара наблюдала, как Дэв спокойно подошла к ней и снова села позади нее. Маленький Голубь осталась сидеть вместе с девочками ее возраста. Не похоже было, что наездница горит желанием поделиться с ней только что произошедшим разговором, а Сара слишком нервничала, чтобы спрашивать.
Дэв сидела молча, казалось, тишина длилась вечно. Она думала о том, что Сара выглядела совсем не против того, что наездница почти ее поцеловала. Дэв с трудом могла поверить в это. Так и есть… наверняка. Наконец, сделай что-нибудь, что-нибудь достаточно невинное, чтобы, если вдруг она влепит тебе пощечину, ты смогла бы просто рассмеяться в ответ.
Дэв глубоко вздохнула и положила руки на плечи Саре.- Иди ко мне,- Сара знала, лучшего места на земле быть не может.
Вместо того, чтобы просто облокотить Сару на свою грудь, Дэвлин скрестила ноги под коленями Сары , и притянула ее ближе, накрыв ее одеялом вместе с ногами, она обняла ее одной рукой за талию, а вторую положила на собственное колено.
Сара сделала глубокий вдох, несмело накрыла своей рукой ладонь Дэвлин, переплела свои пальцы с длинными пальцами наездницы и положила ее руку к себе на талию, и только тогда выдохнула.
Дэв была просто шокирована бесстрашным поступком Сары. Внезапно температура обеих женщин резко подскочила. Саре показалось, что она только что накинула на наездницу аркан, и ей нравилось это чувство. Я хочу знать, Дэв… и будь я проклята, если не выясню…
Сара прижалась спиной к груди Дэвлин, ее волосы защекотали щеку наездницы. А Дэв молилась, только бы действия молодой женщины не оказались просто проявлениями дружбы, потому что она чувствовала- это был тот самый момент. Как только она обнаружит свои чувства, пути назад уже не будет. Все изменится…
Повернув голову, она зарылась носом в ароматные волосы женщины, осторожно провела ладонью по руке Сары и нежно сжала ее плечо. Она склонилась ближе и хотела коснуться рукой нежной кожи на щеке женщины, но ее тело потребовало более решительных действий. Губы Дэвлин несмело коснулись уха Сары и запечатлели на нем легкий, едва ощутимый поцелуй. Она задержала дыхание, сердце забилось в горле, но ни единого намека на отвращение от Сары не последовалo. Тогда она нежно поцеловала ее в шею.
Поцелуи Дэвлин были настолько легкими и нежными, что, казалось, это крылья бабочки ласково касаются кожи Сары. Не думая уже не о чем, Сара закрыла глаза и сжала сильнее руку Дэвлин на своей талии, а потом чуть наклонила голову, устремляясь за губами наездницы.
Останавливаться не было никакого желания, особенно после того, как Сара языком тела дала ясно понять, что ей приятно. Но Дэвлин знала, ели сейчас не притормозить, то через минуту она дозреет, перекинет Сару через плечо и утащит ее в уединенное местечко. Так она не хотела. Первый раз с любимой женщиной она представляла себе совсем по-другому. Кроме того, поцелуи и объятия в темноте это одно… применительно к таким как ты… а продолжение отношений при дневном свете- это совсем другое.
Дэв оторвалась от шеи Сары и, вдохнув на последок аромат ее кожи, поцеловала ее в макушку. К огромному восхищению наездницы, она услышала, как Сара протестующе всхлипнула. Теснее обернув руки вокруг талии женщины, Дэвлин попыталась восстановить дыхание.
Сара наслаждалась поцелуями Дэвлин гораздо сильнее, чем думала. Она забыла обо всем на свете, пока земное не напомнило о себе в виде пульсирующей боли внизу живота. Вдруг наездница перестала целовать ее и крепко обняла, прижав к себе. Сара млела в ее сильных объятиях. Она прильнула к груди наездницы и почувствовала стук ее сердца, ритм был такой же беспорядочный, как и у нее самой.
-Все хорошо?- Прошептала Дэвлин ей на ухо.
-О, да.- Сказала Сара. Ее голос стал чуть хрипловат. Она почувствовала, как Дэв улыбнулась рядом с ее ухом, услышав ответ.
-А у тебя?- спросила она наездницу.
-О, да,- промурлыкала Дэвлин.
Танцоры появились совсем скоро, но так как Сара и Дэвлин были в собственном, отдельном ото всех мирке, Сара мало что помнила из представления.

Как Дэвлин и предполагала, Сара заснула еще до того, как молодые танцоры завершили свою историю. Она спала, не обращая внимания ни на гомон голосов, ни на ритмичные удары барабанов, согревшись и уютно устроившись в любящих объятиях наездницы.
-Сара,- прошептала Дэв.
Сара слышала голос Дэвлин, но сомлев в сильных руках наездницы, не стала обращать внимания на него, а только теснее вжалась в ее объятия. Дэвлин счастливо улыбнулась.
-Сара, снова прошептала Дэвлин, протянув ее имя рядом с самым ухом женщины, коснувшись кожи горячим дыханием.
Женщина мгновенно проснулась и Дэв помогла встать ей на ноги, поддерживая ее, пока они шли к вигваму Тимы.
Они шли молча, Дэвлин взяла Сару за руку и переплела свои пальцы с пальцами женщины. Сара почувствовала тепло ее руки и в который раз поражаясь нежности наездницы. Тело ее было перевито твердыми мускулами, но покрыто нежной женской кожей, на ощупь похожей на шелк, и когда Дэвлин целовала ее шею, Сара поразилась, с какой бережностью она это делала. Женщина, которая была сурова и неумолима, как скала, женщина, которая могла убить человека голыми руками, обладала нежностью, подобной дуновению первого весеннего ветерка.
Обе женщины остановились перед входом в палатку Тимы, не уверенные, как поступить. Дэв знала, нельзя проводить ночь вместе с Сарой. Нельзя до тех пор, пока она не поговорят, и Сара не поймет, во что ввязывается. Наездница хотела эту женщину, но не на одну ночь, только не для того, чтобы удовлетворить потребности своего организма в физическом удовольствии. Дэв с трудом осознала, что ее собственный мозг способен на такие мысли, к кому-то другому такой щепетильности она не проявляла никогда в жизни. Она хотела завоевать Сару, не на день, не на год, а на всю оставшуюся жизнь. Но она все еще так боялась, что она- не тот человек, которого Сара хотела бы видеть возле себя в роли возлюбленного!
Пока Дэв переваривала свои мысли, Сара терзалась теми же сомнениями. Они пристально смотрели друг на друга любящими глазами и все еще сомневались.
-Думаю… может быть… я поищу другое место, чтобы переночевать. Как я могу ей сказать, что лежать рядом с ней будет для меня слишком большим искушением? Господи, надеюсь, она понимает.
-Наверное…- Сара смущенно посмотрела под ноги, а потом снова на наездницу,-… это хорошая идея. Как я могу ей сказать, что не смогу заснуть рядом с ней, изнывая от желания? Господи, надеюсь, она понимает.
Так они и стояли, ни одна не решалась уйти, боясь, что волшебство этого вечера растает.
-Вот,- Сказала Сара. Она сняла с плеч меховое одеяло, встала на цыпочки и обернула им плечи Дэвлин.- Если я тебя хорошо знаю, то ты свернешься где-нибудь калачиком под елкой, даже не разжигая костер, а утром будешь мучиться насморком.
Женщина улыбнулась, наслаждаясь новым ощущением заботы о себе. Обняв Маленькую женщину за талию, она притянула ее к себе. К такому мощному приливу желания она была не готова. Как только тело Сары прижалось к ее телу, она задрожала, сдерживаясь. Понимая, что если сейчас же все это не прекратить, она сделает ошибку, Дэвлин решительно сказала.- Иди лучше к огню, я не хочу, чтобы ты снова заболела.- Наездница нежно поцеловала ее в лоб, развернула спиной к себе и слегка подтолкнула ко входу в вигвам. Обе женщины подвили в себе стоны разочарования от того, что пришлось расстаться.
Стоя одна в пустой палатке, Сара улыбнулась. Ну, хотя бы, мы идем в правильном направлении…по крайней мере, мы прояснили самый важный вопрос…
-… в какой-то степени,- вслух сказала Сара, нахмурившись. Она вдруг поняла, как мало сказали они друг другу. Как будто они говорили несколько часов, но так и не коснулись самой насущной темы. О, Господи… это будет чертовски длинная ночь!
Дэв шла по лесу, пока лагерь не остался далеко позади. Соорудив небольшой костер, она легла на холодную землю и закуталась в меховое одеяло. Она вдыхала аромат Сары, который все еще цеплялся за мех, и чувствовала, как сладко кружится голова. Перед ее мысленным взором возникла Сара, она закрыла глаза, и рука непроизвольно скользнула между ног. Она представила себе, как будет любить Сару, дыхание сразу же участилось, она раскинула ноги шире. Наконец, она представила, что это нежные пальцы Сары ласкают ее, приятная судорога свела тело, и из груди ее вырвался надтреснутый стон. О, Господи…это будет чертовски длинная ночь.

Два дня спустя Сара и Дэвлин стали прощаться со своими друзьями и семьей из племени. Тима взяла обещание с Сары, что в следующий раз она обязательно привезет с собой детей, Сара в свою очередь сказала , что племя Кокто всегда желанные гости на ее ранчо.
До ранчо было три часа пути по долине. Со стороны они наверное представляли весьма странную парочку. На женщинах была одежда клана Громовой Птицы, они сидели вдвоем на одной лошади и ехали без седла. Альто не привыкла к такому панибратскому отношению, но из гордости не стала возражать. Похоже, что ее хозяйка очень трепетно относилась к своей маленькой подруге, так что умное животное записало и ее в хозяйки. Тем более, что весила она совсем не много.
Сара не привыкла ездить без седла, поэтому Дэвлин пришлось подсадить ее на спину Альто. Сама она легко вспрыгнула на лошадь позади Сары. Конечно же, Дэвлин так сделала, для того, чтобы предотвратить падение Сары, и ни одна из женщин не возражала против того, что сильные руки наездницы крепко обнимали талию Сары.
Казалось бы, за три часа можно было многое обсудить, но на самом деле, женщины вряд ли произнесли и пару слов. Как только они собирались сказать что-то, их мгновенно захлестывали сомнения, и мысль оказывалась невысказанной. Дэвлин больше не предпринимала попыток развить отношения, и Сара подумала, что женщина поняла свою ошибку и отступила. Тем временем Дэвлин думала, раз Сара ничего не говорит о том, что между ними произошло, значит, она хорошенько подумала, и решила, что это не для нее. Если бы их сердца не бились бесшумно, то звук их биения громогласным эхом отдавался бы по каньону.
Большой дом смотрелся издалека точно так же. По какой-то необъяснимой причине Сара думала, что он должен был выглядеть как-то иначе. Казалось, прошла целая жизнь с тех пор, как она отправилась на ранчо к дяде. На глазах выступили обжигающие слезы, когда она почувствовала, как Дэвлин спрыгнула с лошади, и она лишилась ее тепла. Потянувшись к ней, Дэв помогла Саре спешиться.
Когда Сара соскользнула с покатой спины Альто и прижалась к Дэвлин, женщина уже не могла себя контролировать. Еще больше ее удивила Сара, она не спешила отпускать наездницу и продолжала обнимать ее за шею. Они встретились взглядами, и, как и прежде, между ними проскочили искры желания.
Похоже, Сара была смелее наездницы. Заметив ее обжигающий взгляд, женщина подумала, что, возможно, ее мысли о том, что наездница одумалась, были неверными.
-Я…я думала…ты не хочешь… не хочешь меня,- проговорила она, не в силах смотреть Дэвлин в глаза.
-Что?- ошеломленно спросила наездница,- Но, я думала, что ты не хочешь...
Дэвлин тесно прижала к себе Сару, удивленно покачав головой.
-О, Сара, разве я могу не хотеть тебя? Нам нужно еще так о многом поговорить.- Застенчиво проговорила Дэв.
Сара все еще пыталась воспринять тот факт, что Дэвлин действительно хотела быть с ней.
Дэв чуть отстранилась, чтобы ласково коснуться лица Сары, отчаянно стараясь передать во взгляде все те чувства, что н6аполняли ее сердце. Когда молодая женщина, наконец, улыбнулась, наездница поняла, что достигла успеха. Она склонилась ближе к Саре, чтобы поцеловать ее.
-Матерь Божья, я вас чуть не застрелил!- из-за угла дома появился Хэнк.
Мужчина сжимал в руках огромный дробовик, который только что направлял в женщину. Прежде, чем Хэнк приблизился к ним, Дэвлин прошептала на ухо Саре.
-Неважно где, не важно как, но рано или поздно… я все-таки поцелую тебя, Сара Толливер.
Женщины обменялись радостно-облегченными улыбками и обернулись к Хэнку, чтобы поприветствовать его.

-Ты уверен, что не против побыть тут еще немного?- Спросила Дэвлин друга, пока затягивала подпругу на новом седле Альто. Лошадь заметно волновалась, чувствуя на спине знакомый вес.
-Да не, тем более, в свете последних событий, сильно сомневаюсь, что ты отпустишь ее одну,- усмехнулся Хэнк.
Двое друзей дружелюбно подкалывали друг друга, пока ждали Сару. За обедом женщины поделились с ним тем, что пережили в эти дни, рассказали о несчастном случае с Телемахом и о том, как Сара познакомилась с жителями деревни Кокто. Естественно, они опустили в своей истории ту часть, что касалась их с Сарой отношений, но Хэнк и сам все понял, вежливо улыбнувшись. Он видел, как обнимались эти двое, и только слепой не заметил бы, что между ними многое изменилось. Что послужило толчком, он мог только догадываться, ибо Дэвлин крепко держала рот на замке по этому поводу.
Сара хотела увидеть детей и семью как можно скорее. Ни за что на свете Дэвлин не отпустила бы ее одну, тем более, что воспоминания о том, что она чуть было не потеряла любимую женщину, были слишком свежи в памяти. Хэнк согласился посмотреть за ранчо еще несколько дней, так что они могли смело отправляться в путь.
Дэв пристегнула Винчестер, который сняла с седла Телемаха в ту ночь, к седлу на Альто. Внимательно проверила пистолеты, замечая, что их вес на бедрах стал непривычен. Все то время, что они провели у Кокто, ее пистолеты пролежали в седельных сумках. За последние 12 лет это был самый долгий срок, что она ходила без оружия. Теперь же наездница должна была быть вдвое осторожна.
Хэнк недавно отвел ее в сторону и шепнул на ухо, что заметил на ранчо незнакомцев. Они не были конокрадами, просто стояли на холме и рассматривали ранчо. Поэтому он и держал наготове ружье, когда приехали Сара с Дэвлин. Дэвлин это совсем не понравилось. Пахло крупными неприятностями. Похоже, кто-то что-то замышляет, но она не знает кто и зачем. Может быть… это ее старые приятели решили предъявить счет? Дэвлин содрогнулась от мысли, что Саре придется столкнуться с последствиями ее прошлой жизни, волноваться, как бы кто не выскочил из-за угла и порушил в одночасье все их счастливое существование.
Сара вышла из дома, одетая в мужскую одежду.
-После моей последней поездки я должна Мэту брюки,- улыбнулась она.
Хэнк извинился и пошел седлать лошадь для Сары.
Женщина посмотрела на Дэвлин. Наездница убрала с глаз волосы, которые обычно скрывались под шляпой. Но ее любимая шляпа сгорела в очистительном огне, а другой у нее не было. Сара вытащила из-за спины большую светло-коричневую шляпу, старую, но, видимо, за ней хорошо ухаживали.
-Я знаю, тебе было не легко лишиться любимой шляпы… так что я подумала… если хочешь, бери эту.- осторожно сказала Сара.
Дэв посмотрела на шляпу, что протянула ей Сара. Ей и так было не по себе носить одежду умершего мужа Сары, но его шляпу… Она уставилась на шляпу, не зная, как поступить.
-Это не Питера, Дэв,- тихо сказала Сара,- Шляпа принадлежала моему отцу.
Дэвлин посмотрела в зеленые глаза и почувствовала, как слабеют колени.
-Сара… я…- Дэв была совершенно растеряна.
-Если не хочешь, ничего страшного,- улыбнулась Сара, не желая давить на наездницу.
-Не в этом дело, она принадлежала твоему отцу… она должна перейти по наследству Мэту… или…
-Думаю, мой отец хотел бы, чтобы кто-то вроде тебя носил ее, Дэв… ты бы ему понравилась.- закончила Сара.
Дэв потянулась за шляпой, но вместо нее ухватила Сару за руку и притянула ее к себе. Женщина улыбнулась и склонилась к уху Сары.
-Думаю, ты ошибаешься на счет своего отца, потому что если бы он узнал, в каком ключе я думала о его дочери все это время, он пристрелил бы меня, как собаку.
Это было в первый раз, когда Дэвлин сказала что-то, явно указывающее на то, что она хочет большего, нежели дружба Сары. От этих слов молодая женщина впала в настоящую эйфорию, а когда Дэвлин сдобрила свое признание одной из своих чувственно-соблазнительных улыбок, Сара едва не упала, так вдруг ослабели ее колени.
Хэнк появился в дверях сарая и снова застал женщин в объятиях друг друга. Дэвлин быстро отошла от Сары, но успела-таки заметить румянец, вспыхнувший на ее щеках.
-Ты как всегда вовремя,- Шутливо прорычала Дэвлин.
-Эй, я дал вам десять минут, засек по карманным часам. И если ты за десять минут не можешь поцеловать девушку, то, значит, делаешь что-то неправильно!- добродушно сказал Хэнк.
От этих слов Дэвлин неудержимо покраснела, а Сара, глядя на то, как растерянно заморгали ее голубые глаза, весело расхохоталась.

-Такое ощущение, что меня черти драли,- Признался Арт Винстон женщинам.
-Дядя Арт, зачем ты сам гоняешь стадо?- Спросила Сара, когда они, встретившись, втроем выехали на дорогу , ведущую к дому.
-Ну, не могу же я все веселье оставить этим молодым щенкам,- рассмеялся старик.- На самом деле, один из загонщиков свалился с лихорадкой, а Хэнк присматривает за твоим ранчо, вот я и решил тряхнуть стариной.
-Простите, мистер Винстон, давайте я сама здесь все закончу,- Сказала Дэв.
-Что и все веселье достанется тебе? Кроме того,- он подмигнул наезднице,- я думал, что отвык уже от свежего горного воздуха и позабыл все мастерство.
Дэв улыбнулась пожилому мужчине. Ага, знаю я вас, старая лисица. Забыть все мастерство, это ж надо!
Они ехали по узкой тропе, и Арт запросто болтал со своей племянницей. За последние годы она стала для него больше, чем дочь. Она рассказала ему о происшествии с Телемахом и о том, как Дэв рисковала, спасая ее. Правда, молодая женщина не стала рассказывать, как была сильно больна.
-Похоже, я оказался прав на счет тебя, Дэв… ты единственная, кто умудряется поспевать за ней,- он указал большим пальцем на Сару.
Старик перехватил взгляд, которым обменялись женщины. А еще, он заметил шляпу, что носила Дэв. Арт знал, кому она принадлежала. Он не был глубоким стариком, но прожил в этих землях достаточно, чтобы уже ничему не удивляться. Забавно, когда живешь в дикой стране, старые правила перестают действовать. Случись такое в Кентукки, мужчины вздернули бы Дэв на ближайшем дереве, а здесь, в Оклахоме, он был счастлив от того, что Сара встретила такого замечательного человека, как Дэвлин.
То, что случилось потом, было размыто в памяти Сары. Только что она разговаривала с дядей, а через секунду его голова дернулась в сторону, и он грузно выпал из седла. Оглушающий выстрел эхом повторялся в горах.
Дэв даже не смотрела вокруг, она моментально среагировала на звук, метнулась в сторону Сары и своим телом сбила ее с лошади, прикрывая собой. В воздухе она успела перевернуться, так что удар при падении пришелся на ее спину, а Сара упала сверху. Стукнувшись о каменистую почву, она вскрикнула, но тут же подмяла под себя Сару и осмотрела ее.
-Сара, ты цела?- Спросила Дэв.
Женщина не могла говорить, она смотрела на то место, где лежал в необычной позе ее дядя. Дэв взглянула на солнце, стрелявшие притаились где-то над ними, так, чтобы не отбрасывать тень на дорогу. Стрелок мог уже переместить на другую позицию, чтобы прикончить их всех, или сделал все, за чем пришел, и теперь уже далеко отсюда. Так или иначе, Дэв должна была это выяснить.
Наездница отошла от Сары, легла на землю и поползла на животе под Альто. Лошадь вздрогнула от выстрела, но осталась на месте, готовая следовать командам хозяйки. Дэв подползла к старику, пощупала пульс на шее и оглянулась на Сару. Женщина с надеждой наблюдала за ее действиями.
Наездница могла только сокрушенно покачать головой.
Снова добравшись до Сары, Дэв крепко обняла ее, и плечи женщины задрожали от рыданий.
-Сара, мне нужно подняться туда и посмотреть,- Дэв не знала, как сказать по-другому.
-Нет! Пожалуйста, Дэв, не ходи!- взмолилась она.
-Мы тут сидим как на ладони, так надо, Сара. Пожалуйста, милая… оставайся здесь.- попросила Дэвлин.
Наездница тихо свистнула, и Альто подошла ближе. Быстро встав, наездница вытащила из сумки Винчестер и протянула Саре.
-Стреляй в любого, кто к тебе подойдет, кроме меня… даже если ты знаешь их, поняла?- спросила Дэв.
Сара кивнула, Дэвлин легко коснулась ее щеки и скрылась за валунами.
На долго она не задержалась.
-Все в порядке,- Она помогла Саре подняться и обняла ее.- Они ушли. Наверху несколько окурков… они ждали.
-Дэв, кто мог хотеть смерти дяде Арту?- в слезах спросила Сара.
-Не знаю, милая… но будь я проклята, если не выясню.- сказала она, крепче прижимая к себе Сару.

-Пожалуйста, Сара не оглядывайся,- попросила Дэвлин. Наездница посадила Сару перед собой на Альто, А тело Арта обернула в одеяло и положила на седло к лошади Сары, привязав ее к луке седла Альто.
Сара не переставала плакать, и Дэвлин крепко обнимала ее одной рукой, а другой держала поводья. Так они и приехали в дом к Арту Винстону. Дэв оставила Сару заботам ее старшей сестры, а сама быстро собрала отряд, чтобы найти стрелявших. Дэв рассказала людям все, что знала, хотя этого было мало: что их двое, и отправились они в город.
Солнце уже давно село, когда Дэвлин с отрядом не солоно хлебавши вернулись на ранчо. Дэв вошла в дом, осторожно ступая, чтобы не беспокоить горе жильцов.
-Дэв,- радостно взвизгнула Ханна и прыгнула на руки наездницы.
-Привет, принцесса… где твоя мама?- Спросила Дэв, ласково обнимая девочку.
-В кровати… хочешь покажу, где?- ответила малышка.
-Нет, пусть спит, тем более, что тебе тоже пора в постель.- Сказала Дэв.
-Идите, она просила вас подняться, когда вернетесь. Я Мэдлин Харрингтон, кстати.- Из кухни вышла женщина и протянула Дэвлин руку.
Дэв ответила на рукопожатие незнакомки. Женщина была старше Сары на добрых пять лет, и казалась выше. Но разговаривала с тем же акцентом, растягивая слова и ставя ритмичные ударения. У нее были темно-рыжие волосы и такие же, как у сестры зеленые глаза. По опухшим векам было заметно, что женщина долго плакала.
-Сара рассказывала мне о вас, Дэвлин. Вы нашли что-нибудь? – Спросила она.
Дэв грустно покачала головой.
-Почему бы вам не пойти за Ханой наверх, я знаю, Сара хочет знать, что с вами все в порядке. А потом, юная леди, -обратилась она к Ханне,- ты должна пойти спать.
Дэв опустила Ханну на пол и пошла за ней наверх. Открыв дверь, она увидела Сару. Женщина спала, но на ее лице все еще прочитывалась мука.
-Тщщщ,- Прошептала Дэвлин, садясь в кресло у кровати и сажая на колени Ханну.
-А дядя Арт правда умер?- спросила девочка.
Вопрос ребенка удивил наездницу.
-Да, принцесса.
-А как это, умереть, Дэв? Я спрашивала Мэта и тетю Мэтти, но никто мне не сказал. Это как с моим папой случилось?- спросила Ханна.
Дэв не была уверена, как ответить на вопрос ребенку, но знала точно, Сара не стала бы ее обманывать.
-Да, моя сладкая… это так же как с папой.- ответила Дэв.
-Это значит просто уйти?
Дэв улыбнулась и поцеловала девочку в макушку.
-Ну, это как будто у тебя здесь есть маленькие часики,- она взяла ладошку Ханны и приложила к ее груди, накрыв своей рукой.- Слышишь, как они тикают?- девочка кивнула.- Иногда часики просто перестают тикать… когда устают или ломаются. Когда они перестают тикать- ты умираешь. Но бояться этого не надо.
-Так будет с тобой… и с мамой?- серьезно спросила Ханна.
-Когда-нибудь… но я надеюсь, еще не скоро,- ответила Дэвлин.
-Тогда мама будет ангелом!- Торжественно проговорила девочка.
Дэв усмехнулась.- Я думаю, твоя мама уже ангел, принцесса.
Девочка кивнула и прижалась к груди Дэвлин. Женщина посмотрела на Сару и встретилась с парой зеленых глаз , заполненных такой любовью, что их взгляд проник в самую душу наездницы.
-Привет,- тихо сказала Дэв.
-Привет,- повторила Сара, чуть улыбнувшись.
Дэвлин пересадила Ханну на кровать, и подошла к миске с водой на тумбочке у кровати. Смыв с лица и рук пыль, она встала на колени перед кроватью Сары, взяв ее за руку.
-Мама, ты плачешь, потому что умер дядя Арт?- спросила Ханна и обняла женщину.
-Да, милая,- ответила Сара.
-Но Дэв сказала, что не надо бояться быть мертвым.
Сара улыбнулась дочери и посмотрела с благодарностью на наездницу.
-Это потому, что я буду очень скучать по нему, моя сладкая,- ответила она.
Похоже, малышка удовлетворилась ответом и забралась под одеяло.
-Ты выглядишь усталой,- прошептала Сара, глядя на Дэвлин.- Иди сюда, полежи с нами немного. –Она подвинулась вместе с Ханой и откинула одеяло.
-Сара, я вся в пыли,- ответила наездница.
-Все равно. Я просто хочу почувствовать тебя рядом. Пожалуйста, Дэв.- Попросила Сара, из ее покрасневших глаз снова брызнули слезы.
Наездница не собиралась отказываться, она быстро расшнуровала ботинки, стянула их, положила оружие на тумбочку и легла на кровать возле Сары. Ханна еще немного повозилась в кровати и затихла. Дэвлин нежно перебирала светлые волосы Сары, ласково касаясь ее лица.
-Мама, когда мы вернемся домой, можно Дэв останется с нами… навсегда?- сонно зевнула Ханна.
Сара и Дэвлин, не отрываясь, смотрели друг на друга, когда женщина ответила дочери.
-Ты этого правда хочешь, милая… чтобы Дэв осталась с нами… навсегда?- спросила она, растворяясь в голубых глазах напротив.
-Ага,- Ханна кивнула и закрыла глазки.
-Я тоже,- шепотом призналась Сара. Слова предназначались скорее Дэвлин, чем дочери, с таким чувством они были произнесены.
Дэв улыбнулась, услышав ответ. Сара впервые сказала слова, которые намекали на то, что у них есть будущее. Слишком много эмоций ощутила наездница, чтобы что-то сказать. Сара протянула руку и нежно коснулась губ женщины. Дэв накрыла ее ладонь своей и прижала к губам, потом перевернула и поцеловала ее в горячую ладошку.
Обе почувствовали непередаваемые ощущения, настоящее подтверждение их любви. Женщины закрыли глаза и мгновенно уснули, уставшие от событий дня.

0

10

-Сара, что ты тут делаешь так рано?- спросила Мэдлин, с сомненьем глядя на сестру.- Дэвлин сказала, что ты была очень больна после несчастного случая.
Сара улыбнулась одним уголком губ.- Мэтти, ты же меня знаешь. Я не могу спокойно смотреть, как все вокруг хлопочут вокруг меня.
-А, ну тогда понятно,- саркастически усмехнулась Мэдлин, подходя к окну, где стояла Сара. Ее взгляд был на что-то устремлен, и женщина с любопытством проследила за ним.
Во дворе стояла Дэвлин, небрежно положив руки на бедра чуть повыше пистолетов. Она разговаривала с группой мужчин, очевидно, давала им какие-то инструкции, иногда помогая себе эмоциональными жестами. Когда она договорила, люди разошлись, и она обернулась на окно, в котором виднелась Сара. Хмурое выражение лица Дэвлин так быстро сменилось улыбкой, что Мэдлин могла поклясться, это были две совершенно разные женщины.
-Понятно.- протянула Мэдлин, опуская занавеску, - И правда что, разве хоть кому-то будет позволено о тебе заботиться?- улыбнулась она.
Сара покраснела, заметив удовлетворенный взгляд на лице сестры.
-Тебе это неприятно?- Сара вдруг забеспокоилась, как сестра воспримет их очевидную привязанность с Дэвлин.
Мэдлин рассмеялась. После всего случившегося смех впервые прозвучал в доме, и обе женщины почувствовали, как на сердце полегчало.
-Сара … после того как жила с тобой и отцом? Ты думаешь, что я могу иметь узкие взгляды… ? тем более, когда это касается тебя, малышка.- Мэдлин обняла сестру за плечи и притянула ближе.- Настало время, чтобы и тебе досталось немного счастья. Кроме того, я поговорила с ней немного сегодня утром, похоже, Дэвлин сильно переживает за тебя и детей. И я вижу, как Ханна и Мэтью любят ее.- Женщина сжала плечи Сары.
-Пора простить себя, Сара. Не за все, что случается с нами в молодости, мы должны нести ответ. Дай себе передышку, ладно?
Сара улыбнулась старшей сестре,- Почему мы не были так близки в молодости?
-Мы были слишком заняты, изображая из себя южных красоток! В юности я слишком ревновала тебя к отцу, а ты ревновала меня к матери.- Ответила Мэтти.
-Жаль, что мы были такими глупыми девчонками,- призналась Сара,- Вместе мы были бы непобедимы.
Мэтти снова рассмеялась.- Ты можешь себе это вообразить? Боже, спаси и сохрани Лексингтон, будь мы непобедимы!
Обе женщины рассмеялись и по-сестрински обнялись. В дверь постучались, и на пороге появилась Дэвлин. Сара поразилась, насколько выше и сильнее она казалась в четырех стенах, чем на открытом пространстве.
Наездница сняла шляпу и сказала доброе утро.
-Эй, только не расстраивайся,- она бессознательно прикоснулась к щеке Сары. В глазах застыло беспокойство.
Сара коснулась руки наездницы и потянулась к ее лицу. Дэвлин нервно оглянулась на Мэдлин, которая наблюдала за ними.
Сара взялась за подбородок женщины и повернула ее к себе, пока их глаза не встретились.- Все нормально.- сказала она.
Дэв заметила, что во взгляде Мэдлин на младшую сестру не было ничего, кроме нежной любви. Если Сара открылась своей семье о нас, значит, черт меня раздери, она не стесняется меня!
Дэв улыбнулась и на удивление Сары ласково поцеловала ее в лоб.
-У тебя был вчера тяжелый день… я не хочу, чтобы ты устала сегодня.- Улыбнулась наездница.
-Да, Дэвлин,- Сара покорно потупила глазки, дразня женщину.
-Дэвлин,- Позвала Мэтти, отодвигая занавеску от окна и глядя куда-то во двор.- Вы знаете этого человека?
Дэвлин все еще держала Сару за руку и обе женщины подошли к окну. Мэдлин указала на наездника, только что въехавшего во двор, вокруг него собрались пол дюжины загонщиков. Дэвлин старалась рассмотреть лица мужчин, но они стали спешиваться и седла закрыли многим головы.
-Точно сказать не могу, а что?
-Среди них молодой человек… вчера он сказался больным, поэтому дядя Арт поехал сам заниматься со стадом. Когда я послала Чанга отнести ему чай и бульон, он вернулся и сказал, что наездник пропал. Следопыт говорит, что так иногда случается с молодыми людьми, сегодня не может встать с постели, а на завтра уже здоров как бык. Но я думаю, что-то здесь не чисто. Вон он… стоит за сараем.
Дэв быстро перевела взгляд на то место, куда указывала Мэтти. Сара почувствовала, как рука наездницы напряглась и сжала сильнее ее ладонь.
-Дэв, ты знаешь его?- прошептала Сара.
Когда Дэвлин увидела этого человека, она будто оцепенела. Память услужливо подкинула ей картину из недавнего прошлого .Ее избили, а потом пытались застрелить ее же люди из банды, когда она неудачно пыталась предотвратить изнасилование девочки с ранчо Пауни. Человек, который бил сильнее всех и улыбался шире всех, теперь стоял в пятидесяти шагах от нее и разговаривал со следопытом.
-Где дети?- Быстро спросила Дэв.
-На верху, они все еще спят,- ответила Мэдлин.
-Оставайтесь здесь… обе,- прошипела наездница.
Сара даже не стала возражать. Она чувствовала, как тело Дэвлин запульсировало негативными волнами. Они с сестрой отпрянули от окна, но так, чтобы все же видеть часть двора.
В индейских мокасинах и без шпор, ноги Дэвлин ступали неслышно по земле. Едва заметное чавканье влажной земли не привлекало ни чьего внимания. Не успела Дэвлин подойти вплотную к наезднику, как с ней заговорил следопыт.
-Можешь себе представить, вчера он бредил в лихорадке, а сегодня уже просится на работу?- обратился он к Дэвлин.
Дэв даже не ждала, что человек узнает ее. Дэвлин Браун не была забывчивой женщиной, что бы об этом многие не думали. Молодой наездник мог только молиться о том, как бы Дэвлин не убила его на месте.
Она железной хваткой вцепилась ему в горло, молодой человек потянулся к кобуре, но Дэвлин сжала пальцы и он захрипел в удушье.
-Что ты здесь забыл?- Она схватила его правую руку за запястье, прежде, чем он даже успел коснуться рукоятки пистолета. Дэвлин резко вывернула ему руку. Когда затрещали его собственные кости, наездник сдавленно вскрикнул. Дэв вскинула колено и со смаком ударила его между ног. Отпустила его горло, и мужчина, скорчившись, упал на землю.
-Отлично… начнем с начала,- Протянула Дэв, схватив парня за грудки и поднимая на ноги. Сощуренные глаза, из-под ресниц которых высверкивали голубые искры, шальная улыбка искривленных губ явили собой недвусмысленное предупреждение, от которого следопыт и наездники, стоявшие поблизости, решили отойти подальше, от греха.
-Я спрашиваю тебя дважды, потому что свято верю в то, что все заслуживают второго шанса. Если придется спрашивать в третий раз, я снесу тебе к чертовой матери обе коленные чашечки.- Дэв вынула из кобуры пистолет, взвела перед носом наездника курок и направила его вниз, ему в ноги.
-Кто купил тебя, чтобы подставить старика?
Сара, услышав вопрос Дэвлин, уже знала, что женщина ждет в ответ от наездника.
-Я тебя не слышу…- прошипела Дэв. Парень упорно молчал.
-Еще раз,- она сделала паузу, чтобы наездник проникся.- Кто купил тебя, чтобы подставить старика?
-Если я скажу тебе, они меня убьют,- простонал он.
-А если не скажешь, тебя убью я… и как нам быть?- Дэв откровенно глумилась над парнем.
Если молодой человек и мог рассчитывать на человечность Дэвлин, мог надеяться на то, что она не исполнит свою угрозу, то следующим действием перечеркнул все. Он откинул голову назад и плюнул в лицо темноволосой женщины.
Дэв утерлась рукавом правой руки, в которой держала пистолет и подняла взгляд на парня. Ее улыбка напугала его больше, чем все, что она до этого с ним проделала. Она, не глядя, опустила пистолет и выстрелила.
Наездник дико закричал, когда пула разорвала ему коленную чашечку. Он упал на землю и скорчился в агонии.
-Монтгомери… Монтгомери нанял нас,- прорыдал он.
-Вот сукин сын!- Воскликнула Сара, выскочив из дома во двор.
Дэв обернулась на ее крик, вдруг поняв, что она видела всю эту сцену. Женщина подбежала к ближайшей лошади на коновязи.
-Сара!- закричала наездница.
Дэвлин стянула Сару с лошади и , пинающуюся и выкрикивающую проклятия, кое-как поставила на ноги.
-Сара, остановись!- она крепко прижала к себе женщину, чувствуя, как ее сотрясают рыдания.
-Подумай, что ты делаешь. Если это правда, то ты поступаешь точно так, на что рассчитывает Монтгомери, приедешь к нему даже без оружия. Ты думаешь, что если он в ответе за смерть Арта, то он остановится перед тем, как всадить пулю и в твою хорошенькую головку? – Слова Дэвлин понемногу стали доходить до Сары. Последние слова ее убедили абсолютно.
-Что будет с Ханой и Мэтом…. Что они будут делать без тебя? Что я буду делать без тебя, Сара?- Голос Дэвлин надломился.- Позволь мне разобраться со всем этим… это я умею лучше всего.
Дэвлин вздрогнула от щелчка взведенного курка. Обернувшись, она столкнулась с ненавидящими глазами мужчины, которого только что подстрелила. И с дулом его пистолета. Молодой человек все еще лежал на земле, но всего лишь в 20 футах от них с Сарой. Наездница немедленно заслонила собой женщину. Дуло пистолета было направлено прямо ей в грудь, но рука его ходила ходуном.
-Ты рассказывала своей маленькой подружке, как мы оттрахали тебя после того, как измордовали до полусмерти?- наездник думал, что полностью владеет ситуацией, поэтому по его лицу расползлась отвратительно самоуверенная улыбка.
Дэв сощурилась, услышав , как Сара за ее спиной вскрикнула, но оставалась все так же внешне спокойна. Она внимательно наблюдала за молодым человеком и за тем, как он двигается. Она наблюдала и ждала, когда он, наконец, ошибется. Это всегда срабатывало, если проявить достаточно терпения. Когда так пристально наблюдаешь, можно читать мысли человека еще прежде, чем он сам поймет, что они его посетили.
Ветер качнул дверь сарая, и она громко хлопнула о косяк. Наездник не оплошал, головы не повернул, но его глаза инстинктивно дернулись в ту сторону, и Дэв поняла, вот он шанс, которого она ждала. С молниеносной скоростью она выхватила пистолет и выстрелила три раза, пригвоздив парня к стене сарая. Его выстрел пришелся по грязи под ногами.
Наездница обвела глазами людей, что стояли вокруг, пытаясь вычислить среди них людей Монтгомери. Дэв крутанула пистолет на пальце и с щелчком вогнала его в кобуру. Действие не было рассчитано на внешний эффект, просто осталась привычка с молодости, тогда было модно щеголять своей ловкостью. Вдруг ее мысли обратились к Саре. Обернувшись к ней, наездница подумала о том, что Сара еще никогда не видела как убивает Дэвлин. Как же она воспримет это.
-Ты цела?- Сара обняла ее за талию.
Она волновалась обо мне, боялась за меня. –Да,- ответила Дэв. Не думая о том, как это выглядит со стороны, она обняла женщину и прижала к себе.
-То что он сказал… это правда?- прошептала Сара.
Дэв припомнила, что парень сказал перед тем, как она его застрелила. Спросил, помнит ли она. Как она может забыть всех тех людей, что насиловали ее в тот день?
-Позже…- сказала Дэвлин, уже зная, что расскажет Саре всю историю, но только когда они останутся наедине.
Крик из дома отвлек их друг от друга.
-Сара… Дэвлин!- истерично закричала Мэдлин, передняя дверь с грохотом раскрылась и она выбежала на крыльцо.
Обе женщины рванулись в дом, но тут в дверях появилось залитое кровью лицо Мэта.
-Боже мой, Мэтью,- Сара упала на колени в грязь и обняла рыдающего сына.
-Я пытался остановить их,- мальчик смотрел вверх на Дэвлин,- Я пытался.- Дэв беспокойно ощупала голову мальчика. У парня была разбита губа и щека рассечена в длинном порезе, но все было не так плохо, как казалось со стороны.
-Они забрали Ханну,- простонала Мэтти.
Было похоже, будто небо обрушилось на Сару. Руки, которые беспокойно ощупывали сына, замерли. Вдруг стало нечем дышать. Она обернулась к наезднице и посмотрела на нее снизу вверх.
-Дэв?- единственное слово, которое она смогла произнести.
Дэвлин вбежала в дом и в три прыжка преодолела лестницу между первым этажом и спальней детей. Комната была в беспорядке, ветер хлопал разбитой створкой окна, со стороны улицы все еще была приставлена длинная лестница. К прикроватному столику ножом была прикреплена записка. Дэв вырвала нож и прочитала, чувствуя, как ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
-Дэв?- снова имя наездницы прозвучало единственным вопросом из уст Сары.
Дэвлин отдала ей записку и обняла женщину. Через несколько секунд весь дом вздрогнул от крика, вырвавшегося из груди Сары.

Пламя камина было единственным источником освещения комнаты. Точнее даже не комнаты, а кабинета, принадлежавшего Арту Винстону. Дэвлин полулежала на длинной кожаной кушетке, одна ее нога стояла на полу, а вторая была вытянута вдоль спинки. Между ее ног свернулась калачиком укутанная в одеяло Сара, ее голова покоилась на груди наездницы.
На стене пробили восемь раз дедушкины часы, и Дэвлин нежно сжала плечи женщины.
-Сара, пора, милая… надо вставать.
Дэв встала с кушетки, вдруг почувствовав, как тяжело вырывать себя из теплоты объятий с любимой женщиной. В записке, оставленной в комнате Ханны говорилось, что наезднице с Сарой нужно в девять вечера явиться к одному из выездов с ранчо Винстона , чтобы встретиться с посыльным. Посыльный должен будет дать им инструкции относительно того, что следует сделать, чтобы вернуть девочку обратно. Если посыльный вернется невредимым, то маленькой Ханне вреда не причинят.
Стоя у ворот на границе владений Винстона, Дэв услышала наездника за долго до того, как он появился в поле зрения. Женщина зажгла фонарь и подняла его, сказав Саре, чтобы держалась в тени.
-Вот моя визитная карточка… они говорят, вы должны это узнать,- сказал молодой человек.
Дэв посмотрела на лоскуток материи и тут же узнала в нем кусочек платья Ханны.
-Я надеюсь, девочка не подхватит простуду. Это бы меня сильно разозлило… а вам не стоит меня злить.- Дэв смотрела прямо в глаза парню.
Мужчина нервно поерзал в седле, чувствуя себя неуютно под ледяным взглядом наездницы. Он начинал бояться смертельного спокойствия женщины. Все его товарищи боялись ехать на эту встречу, свою участь он проиграл в кости и уже не надеялся вернуться домой живым. Он все ждал, что наездницы выхватит свои пистолеты и изрешетит его к чертовой бабушке. Так отчаянно ждал, что даже не понял сначала, что наездница просто стоит и с нетерпением ждет продолжения.
-А, да… э, это для женщины.
Дэв протянула руку.- Я прослежу, чтобы она получила.
-Нет,- наездник отдернул руку,- она должна взять сама из моих рук.
Сара шагнула в круг света и взяла конверт. Она вскрыла его и просмотрела документ, потом передала Дэвлин. Наездница поднесла бумагу к свету и отметила, что требовали не только землю Сары, но и ранчо Арта Винстона. Монтгомери рассчитывал, что она станет его наследницей.
-Скажи этому ублюдку, я надеюсь он будет вечно гореть в аду.- запальчиво сказала Сара. Дэв никогда раньше не слышала такого ядовитого тона из уст Сары. Хотя, ей еще и не доводилось видеть Сару в защитной стойке. Она была подобна раненной самке гризли, защищающей своих детенышей.
Мужчина не обратил внимания на ее слова.- Вы подпишете бумаги и в полдень привезете в город. Только вы и наездница.- обратился он к Саре.- Обменяете бумаги на девочку… и никто не пострадает. Вы и ваша семья вернетесь туда, откуда приехали. Выкинете какую-нибудь штуку,- он посмотрел на Дэв,- и девочка умрет… сделаете что-нибудь не так, как я сказал… и девочка умрет. Вопросы есть?
-Нет вопросов,- ответила Дэв. Мужчина развернул лошадь и уехал, а Сара с Дэвлин пошли к дому.
Все уже спали, Сара заставила сестру тоже пойти в постель. Дэв пыталась отвести Сару наверх, сказав ей, что до утра они мало что могут сделать, но женщина взяла ее за руку и повела в кабинет, где все еще горел камин.
-Посидишь со мной?- попросила Сара.
Дэв снова села как прежде на кушетку и обняла Сару. Наездница все еще боролась с самобичеванием, злилась на свое бессилие и проклинала себя за то, что позволила увезти Ханну.
После долгого молчания, Сара уткнулась носом в шею Дэвлин и тихо спросила,- Дэв, мы можем поговорить об этом… о дне, про который говорил тот человек? Он сказал правду?
Дэвлин положила подбородок на макушку Сары. Она всегда старалась как можно реже ворошить воспоминания того дня. Иногда эти сцены являлись ей в ночных кошмарах, тогда она просыпалась в холодном поту и уже не могла снова уснуть, сидела одна в темноте и ждала, когда взойдет солнце. Теперь все было по-другому. Сара помогла ей пройти через ее кошмары, порушив стены вокруг ее сердца. Она рассказала Саре все про тот день, не упустив ничего. Как ее избили, стреляли в нее, потом много раз насиловали, а потом бросили умирать, и все потому, что она пыталась предотвратить то же самое с девочкой, чьих родителей они уже убили. Дэв рассказала Саре о Дэйле Карстене, втором человеке в банде. Он всегда ждал случая, чтобы утвердиться в роли лидера, и вот ему представилась такая возможность. Она всегда будет помнить его лицо, потому что он взял ее первый.
Когда Дэвлин закончила свою историю, то поняла, что у нее по щекам катятся слезы. Сара села на кушетке и притянула женщину в свои объятия. И когда Сара обняла женщину, которой всецело принадлежало ее сердце, то почувствовала, как беззвучные рыдания сотрясают плечи Дэвлин. Это не была боль или оскорбление, которое она хранила в своем сердце все это время, нет, это было горе от предательства людей, которым она доверяла.
-Сара, прости, что я не смогла защитить Ханну. Я не могу обещать тебе, что подобное не случится больше. Всегда будут люди из моего прошлого, которые захотят причинить вред людям, которых я люблю только для того, чтобы достать меня. Этот человек, которого я сегодня убила… он был из моей банды, и я боюсь, что Монтгомери подкупил этих людей, чтобы получить земли, а для этого похитил Ханну.
И вдруг наездница сказала то, что было совсем не в ее характере, она со страхом поняла, что это ее собственные губы только что произнесли слова,- Сара, пожалуйста, не оставляй меня,- попросила она.
Теперь Сара понимала, как сильно Дэвлин боялась предательства. Каждый, кто любил ее, покидал ее или предавал, ломая ее веру в людей по той или иной причине. Женщина поцеловала Дэвлин в щеку, все еще влажную от слез и заверила , что всегда будет любить ее, не важно, что за прошлое у нее было, и что за тьма ожидает их в будущем. В глубине души, Сара всегда знала: им с Дэвлин судьбой предназначено быть вместе, навсегда. И как бы их прошлое не влияло на настоящую жизнь, и как бы жизнь не трепала их, упрямая молодая женщина, наконец, почувствовала, что нашла темного воина своей души.
-Я никогда не предам тебя, Дэв… никогда.- Прошептала она.

-Не делай этого, Сара!- Пыталась отговорить Дэвлин любимую.
Сара сидела за большим столом дяди Арта и собиралась поставить подписи на бумагах, дающих Джону Монтгомери право владеть ее землями.
-Сара, если ты подпишешь, тогда он победил.- сказала Дэв.
-О, Дэв,- Покрасневшие глаза Сары снова наполнились слезами,- он уже победил. Чего я еще должна от него ждать… что он заберет Мэта? Мою сестру?... тебя?
-Сара… милая,- Дэв встала на колени перед Сарой, глядя в ее глаза.- Ты думаешь, после всего этого Монтгомери просто отпустит нас? Забудь обо мне… думаешь он позволит уйти тебе, как свидетельнице всех его преступлений? Сара, ты мне доверяешь?- Она внимательно посмотрела на женщину, Сара подняла голову и кивнула.
-Свою жизнь… жизнь своих детей?- искренне спросила Дэв.
-Конечно,- не задумываясь, ответила Сара.
-Тогда я прошу тебя поверить мне сейчас. Давай сделаем по-моему. Я клянусь тебе, что скорее умру, чем позволю причинить зло Ханне или тебе. Помнишь, что ты сказала мне в ту ночь, перед тем, как вытащить пулю? Я не хочу терять тебя, поэтому ты должна довериться мне.- закончила Дэв.
Сара некоторое время смотрела на свои руки, а потом взглянула в глаза Дэвлин, которая пристально глядя на нее, ждала ответа.
-Я верю тебе, Дэв,- сказала Сара.

-Не знаю, сколько их там будет, что-то около двадцати,- Сказала наездница Хэнку, заворачивая винтовку в одеяло и кладя сверток под сиденье повозки. Утро было пасмурным, и на севере стали собираться дождевые облака.
Дэвлин с Хэнком обговаривали последние детали плана. На Добл Дьюс уже уехали пол дюжины наездников, чтобы присмотреть за стадом и позаботиться о ранчо. Хэнк вернулся сразу же, как только до него долетела весть о смерти Арта Винстона. Дэв собрала добровольцев и выбрала из них дюжину человек, которые уважали старого Винстона и которым она сама доверяла.
-Только помни, Дэв, эти ребята простые загонщики, а не вояки,- предупредил Хэнк женщину.
-Я надеюсь, что до этого не дойдет. Если это Дэйл, то мы с ним решим все прямо там. Готова биться об заклад, стоит им потерять главаря, их пыл сразу поумерится. Тогда ребятам просто нужно будет пострелять немного, чтобы выгнать их из города. Помни, хоть они и будут слишком заняты, чтобы следить за дорогами, вам все равно нужно быть осторожными и ехать окольными путями к городу, мало ли что. Я уверена, Карстен знает, что я не позволю ему уйти, но Монтгомери глуп на столько, что я даже не берусь предсказать его действия. Тебе нужно будет проскользнуть в город после того, как мы с Сарой туда въедем. И еще… убедись, что все понимают, я убью любого, кто предпримет какие-либо действия прежде, чем мы получим назад Ханну.
Дэв пробежалась пальцами по волосам и снова надела шляпу. В затылке от напряжения ворочалась тупая боль. Она знала, перестрелка неминуема. Но теперь ей нужно заботиться о людях, которых любит. В те времена, когда она слыла в штате Оклахома самым быстрым и метким стрелком, за ее спиной никого не было, она была сама по себе и могла не думать о том, какие последствия возымеют ее поступки. Она была столь бесстрашна потому, что ей было все равно: жить или умереть. Сейчас все изменилось. Сейчас она хотела жить.
- Кроме меня, к Монтгомери или Карстену подпустят близко только Сару.- Дэв взглянула на сверток под сиденьем повозки.- Клянусь, она, стреляет из Винчестера лучше, чем я и ты вместе взятые.- Дэвлин криво усмехнулась.
-Но если со мной что-то случится… не важно что, обещай мне , Хэнк, что ты вытащишь оттуда Сару и Ханну.
Гигант крепко пожал руку женщины.- Ты можешь рассчитывать на меня, Дэв.
Оба наездника сердечно обнялись, и скрепили тем самым свои обещания.
По пути в город Дэвлин объяснила Саре свой план. Женщина слушала молча, потому что знала, никакие аргументы не позволят Дэвлин свернуть с намеченного пути, тем более, что Сара обещала доверить ей жизнь своего ребенка, и она собиралась сдержать слово.
-Сара, я собираюсь попросить тебя о том, о чем хотела бы никогда не просить. Но, будем надеяться, до выполнения просьбы не дойдет.- Сказала наездница.
-Все что угодно, Дэв.
Сара ответила так быстро и с таким сильным чувством, что Дэвлин удивленно взглянула на женщину. Безоговорочная любовь Сары просто ошеломляла.
-Чем я заслужила тебя, Сара?- спросила наездница, коснувшись рукой в перчатке бледной щеки Сары.
Из голубых глаз наездницы изливались на Сару любовь и безграничное обожание, для Сары больше ничего и не нужно было. Единственное, о чем она молилась всем богам: Богу белых людей и Великому Духу племени, так это о том, чтобы ее дети, и эта женщина, которую она любила больше жизни, всегда были в безопасности.
Рука Дэвлин вернулась к поводьям, и брови тут же нахмурились.
-Сара, я знаю, ты не хочешь думать об этом, но нам нужно разработать план на случай, если со мной что-то случится,- Сказала Дэв.
-Я знаю,- грустно сказала Сара.
-Если Карстен уложит меня, они не выпустят тебя и Ханну. Господи, как же ей это сказать. Они знают, что ты… со мной, то есть, они думают, что ты была со мной…
-И они захотят причинить мне вред из-за этого,- закончила Сара за наездницу.
-Я даже боюсь думать о том, что они могут с тобой сделать,- сказала Дэв почти шепотом.
-Так как я должна себя вести?- Спросила Сара, перевивая их с Дэвлин пальцы.
-Если Карстен будет мертв, сомневаюсь, что Монтгомери сможет управлять его людьми. А к тому времени, я очень на это надеюсь, Хэнк с ребятами уже будут в городе и дадут о себе знать. Сара, посмотри, что у тебя под сиденьем.
Сара просунула руку под сиденье и нащупала одеяло. В него был завернут длинный металлический предмет. Она немедленно узнала Винчестер.
-Если Карстен убьет меня… тебе нужно будет выбираться с Ханой самостоятельно. Хэнк прикроет тебя, но лучше подстраховаться. У тебя будет один единственный шанс, чтобы…- Дэв никак не могла произнести то, что хотела сказать.
-Мне придется самой убить Карстена, чтобы выбраться оттуда живыми.- медленно договорила Сара.
Во взгляде Дэвлин скользнула такая боль, что Сара вздрогнула. Молодая женщина прильнула к Дэвлин и положила голову ей на плечо.
-Все будет хорошо, Дэв,- прошептала она и поцеловала наездницу в щеку.- Мы справимся.
Долгое время они ехали молча, и та и другая погрузились в собственные невеселые мысли. Наконец Сара нарушила тишину.
-Дэв, как ты узнала… когда тот человек вчера собирался тебя убить. Как ты узнала, что пора стрелять?
-Главную роль сыграло терпение. – наездница отвечала спокойно, как будто объясняла урок математики.- Ты должна пустить по боку все, что происходит вокруг, и сосредоточиться только на человеке перед тобой. Если ты проявишь терпение и будешь внимательно наблюдать, то заметишь промах.
-Промах?- переспросила Сара.
-Трудно объяснить, но все рано или поздно ошибаются. Ты как бы читаешь мысли человека… как будто его тело говорит тебе о том, что он собирается сделать в следующий момент еще до того, как он сам поймет это. Иногда лицевой мускул дернется, или задрожит веко глаза… а иногда этого не видишь, но чувствуешь шестым чувством: что-то сейчас произойдет. Иногда у человека вдруг поменяется взгляд, только что он смотрел на тебя так, а вдруг взглянул по-другому. А иногда… ну, иногда, тебе просто может повезти.- закончила Дэвлин, они уже почти подъехали к городу.
Где-то далеко прогрохотал гром. Из-за холма сверкнула молния, на секунду окрашивая в лиловый цвет тучи, воздух стал тяжелым.

Часть 4.
Дэв осмотрела улицу. Обычно шумная и многолюдная, сейчас она была подозрительно пуста. Она поискала глазами признаки присутствия Карстена и его людей. Наездница заметила в мутных стеклах салуна множество теней и возблагодарила Духов. Пока их главарь будет выяснять отношения с Дэвлин, люди будут толкаться в салуне, а это верный признак того, что стоит им лишиться предводителя, как они разбегутся как паршивые крысы.
Дэв остановила повозку возле здания с вывеской «Ассоциация Скотоводов Монтгомери», как они и договаривались.
-Сара, пока мы еще не начали все это, я хочу, чтобы ты знала,- начала Дэв.
-Нет!- Сара накрыла ладонью губы наездницы. Женщина прочитала мысли Дэвлин. Она собиралась озвучить слова, что еще не были произнесены между ними. Они еще ни разу не сказали друг другу, что любят, но Сара знала точно, именно это хотела сказать ей наездница.
-Не говори. Я не хочу, чтобы ты думала, будто сказала все, что хотела, а теперь можешь пойти и с гордостью умереть за меня. Теперь у тебя есть стимул вернуться ко мне живой.
Наездница улыбнулась логике Сары, нежно сжала ее руку и спрыгнула с повозки. Оглядевшись, она сошла с деревянного тротуара, отжала тормоз на колесе и вместо того, чтобы как всегда обмотать поводья вокруг крюка возле своего места, передвинула их на сторону Сары.
Джон Монтгомери не спеша вышел из своей конторы, по его виду можно было сказать, что он держит ситуацию под контролем. Он и не подозревал, что, возможно, умрет сегодня, если только Дэв проживет достаточно, чтобы доделать свою работу.
-Надеюсь, вы привезли то, что я просил,- Монтгомери с надеждой уставился на Сару и сделала два шага к повозке.
-Привезли-привезли,- Дэв помахала бумагами.
Монтгомери немного спал с лица; он хотел, чтобы Сара признала свое поражение; показала, что она в его власти, отдавая ему собственноручно документы. Дэв слишком хорошо изучила правила такой игры. Она не только сама держала бумаги, они еще и заставила его подойти к ней самому, чтобы взять их. Когда Монтгомери остановился в шаге от наездницы, он взглянул на Сару.
-Плохо, что у вас такой извращенный вкус, Сара. Мы с вами могли бы составить отличную команду.- ухмыльнулся он, покосившись на Дэвлин.
-Джон Монтгомери, даже если бы мы были последними людьми на Земле… тогда,- она приторно ему улыбнулась,- тогда мы были бы последними людьми на Земле.
Монтгомери начинал терять чувство юмора и потянулся за бумагами. Дэвлин быстро отдернула Руку.
-Сначала девочка,- сказала она низким голосом.
Монгомери слишком уж широко улыбнулся, услышав ультиматум. Не к добру это. Дэв знала наверняка, живыми их из города не выпустят. Монтгомери крикнул , и в кафе, что дальше по улице, открылась дверь. Карстен вывел Ханну. Малышка плакала, но, вроде, была цела. Увидев Дэв, девочка рванулась к ней, но мужчина удержал ее. Дэв медленно пошла вниз по улице, придерживаясь середины. Старалась подметить каждую деталь. Она остановилась в 20 футах от Карстена.
-Давно не виделись, Дэв,- ухмыльнулся он.
-Не так уж и давно,- прошипела Дэвлин в ответ.
Она опустилась на одно колено и протянула руки к малышке.- Ханна, иди ко мне.- ласково позвала она.
Ханна вырвалась из рук бандита, подбежала к Дэвлин и запрыгнула к ней на руки. Наездница крепко прижала к себе девочку. Почувствовав тепло Дэвлин, малышка снова заплакала. Целуя ребенка и шепча ей успокаивающие слова, Дэвлин повернулась спиной к Карстену.
Мало кто отважился бы повернуться спиной к вооруженному человеку, но Дэвлин знала, он не выстрелит. Убить ее в спину было бы для него слишком мало. Он хотел унизить ее, избить, поиздеваться всласть как сделал это пару лет назад. Поэтому он и подговорил людей изнасиловать ее. Поэтому он и был первым из всех. Он хотел не просто победить… он хотел увидеть ее раздавленной.
Так что Дэв невредимая вернулась к Саре и Монтгомери с Ханой на руках. Она остановилась на пол пути к повозке. Если Саре придется срочно уезжать, вдруг Дэвлин проиграет, Монтгомери должен быть подальше от повозки.
-Сара, перегони фургон на другую сторону улицы,- прокричала Дэвлин , и Сара немедленно подчинилась. Повозка протяжно заскрипела, накренившись в резком повороте.
-Стоять! Она не уедет, пока я не получу бумаги,- заорал Монтгомери.
-Тогда подойди и возьми,- Дэв призывно помахала документами.
Казалось, Монтгомери разрывался, не зная как поступить, но земли он хотел получить больше, чем женщину. Он медленно пошел к Дэвлин. Наездница спустила на землю Ханну и прошептала ей на ухо. Девочка со всех ног бросилась к матери. Сара спрыгнула с облучка и подхватила ребенка на руки, крепко обняв ее.
Монтгомери был не в восторге от того, что его залог уплывает из рук, и от того, что за документами приходится идти самому. Когда он понял, что Дэйл Карстен прикрывает его спину, он немного воспрянул духом.
На свою беду Монтгомери не учел, что двое бывших преступников имеют старые счета. Карстену и дела не было до вражды Монтгомери с женщиной или с Браун. Он только хотел снова одержать верх над Дэвлин, а потом уже можно заняться и ее маленькой подружкой.

0

11

Когда Монтгомери протянул руку за бумагами, Дэвлин схватила его за запястье и заломила руку за спину. Тряхнув бумагами, она развернула их, и перед глазами Монтгомери предстала девственная чистота белых листков бумаги.
-Ты сука!- зашелся в крике мужчина.
Дэв быстро развернула его и с размаху ударила в нос, от такого удара он надолго лишится сознания. Она отпустила его, и Монтгомери кулем повалился на землю. Не задумываясь, Дэвлин отвела далеко назад ногу и с чувством ударила его в пах, аж кости затрещали, не говоря уже обо всем остальном. Слегка пнув его, она перекатила бесчувственное тело мужчины в грязную канаву, и обернулась лицом к Карстену. Краем глаза она взглянула на Сару, держащую на руках Ханну, хоть ее разум и заплывал постепенно кроваво-красной пеленой от нарастающего гнева, сердце ее чутко реагировало на них.
Сара смотрела, как Дэвлин развернулась к бандиту. Вдруг до ее слуха долетел едва различимый шепот, она обернулась на звук и увидела Эллен в дверях борделя. Оглянувшись на любимую женщину, она почувствовала, что есть шанс спасти ее. Сара знала, Дэв и Карстен будут драться до победного конца, пока один из них не погибнет. Наездница и бандит были сосредоточенны друг на друге, так что на нее не обращали внимания.
Сара прошептала на ухо дочери несколько слов и указала на Эллен. Ханна кивнула и улыбнулась , узнав свою старую знакомую. Женщина спустила дочь с повозки и малышка резво вбежала в открытую дверь. Эллен еще ждала, когда же за дочерью последует и Сара, но тут, тяжело сглотнув, заметила, как женщина медленно вытягивает из-под сиденья винтовку.
Со своего места, Сара могла видеть лицо Карстена из-за левого плеча Дэвлин. Она ждала и наблюдала, безразлично глядя на мужчину, она вообразила себе, каким сейчас должно быть лицо Дэвлин: спокойное, как никогда, сощуренные глаза, потемневшие радужки, так что кажется, будто они черные.
Сара сосредоточилась на мужчине. Он не мигая смотрел в глаза Дэвлин, маленькая бисеринка пота стекала вниз по лбу. Вот оно. Точно как Дэв описывала ей. Она увидела мысль в глазах бандита.
До того, как мозг Карстена послал сигнал руке достать оружие, Сара закричала предупреждение Дэвлин. Мгновение, и в ее руках оказались оба пистолета, раздались выстрелы.
Последнее ощущение, которое испытал Карстен- это солоноватые металлический вкус во рту и звук последнего удара сердца, вместе с которым пришел всепоглощающий, животный страх смерти. Когда он только дотянулся до кобуры, большие пальцы Дэвлин уже дернули на себя затворы. Падая, он смотрел в лицо женщины, ее глаза быстро светлели, пока вообще не потеряли свой цвет, слишком поздно он понял, что заглянул в лицо смерти.
Сара вздрогнула, услышав выстрелы, наездница полностью разрядила пистолеты в Карстена. Мужчина упал на колени и глухо ткнулся лицом в грязь, даже не успев выстрелить.
Дэвлин медленно подошла к нему. Карстен еще дышал.
-Ты стала быстрее,- прохрипел он.
-Нет, это ты стал медленнее,- спокойно возразила Дэв.
-Увидимся в аду, Дэвлин Браун,- сказал на прощанье Карстен, и его сердце перестало биться.
-Не исключено,- тихо ответила Дэв.
Дэв услышала шорох и обернулась на звук, рука мгновенно потянулась к кобуре. Она тихо выругалась. Из ненависти к Карстену она нарушила первое правило выживания: выпустила под чистую обе обоймы.
Она внимательно наблюдала за Монтгомери, он дрожащей рукой целился из Деринджера прямо ей в голову. Мелькнула мысль, что это конец. Черт! Стоило жить на свете тридцать пять лет, чтобы в конце тебе выпотрошил мозги истеричный ублюдок из пукалки, заряженной мелкой дробью!
От раздавшегося выстрела Дэвлин даже не вздрогнула. На лице Монтгомери застыло непонимание. Он посмотрел на Дэв, потом вниз на свою рубашку, по груди расплывалось темно-красное пятно. Он припал на одно колено, и Дэв взглянула ему за спину. Там посреди дороги стояла Сара, все еще целясь из винтовки в раненного мужчину.
Монтгомери оглянулся на нее, и снова повернулся к Дэвлин. Из ослабевшей руки выпало оружие.
-Я никогда не думал, что она сумеет,- задумчиво прошептал Монтгомери.
-Это была твоя вторая ошибка,- ответила Дэв.
-А первая?- спросил он, заваливаясь на бок.
Дэв наклонилась к нему и прошипела,- А первая- что вообще родился на свет!
Монтгомери не смог оценить шутку. К тому времени, как Дэвлин договорила, он испустил последний вздох.
Снова ударил гром, но зарницы сверкали еще далеко.

-Сара?- нежно позвала Дэв.
Женщина опустила винтовку, но все еще, не отрываясь, смотрела на человека, которого только что убила.
-Мне пришлось,- все, что она могла сказать по этому поводу.
-Я знаю, милая… я знаю,- Ответила Дэв и забрала Винчестер у нее из рук.
Наездница взяла Сару за руку и повела вверх по улице, к повозке.
-Где Ханна?- взволнованно спросила она.
-С ней все нормально, она с Эллен,- Ответила Сара.- Ты была права, Дэв… все изменилось.
-Прости, малышка,- Дэв бросила винтовку в фургон и обняла Сару за плечи, они продолжали идти вверх по улице.

К тому времени, как Хэнк подъехал к ним, женщины почти подошли к границе города. Сара уже успела прийти в себя.
-Как раз во время, Хэнк,- Дэвлин улыбнулась другу.- Думаю, ты найдешь всю шайку в салуне. Гоните их из города к чертовой матери.
Наконец они остались одни, и Дэвлин крепко обняла Сару двумя руками. Немного отклонившись назад, женщины смотрели друг на друга.
-Сара,- Девлин заговорила первая, взяв в руки лицо женщины,- Ты знаешь… ты хоть представляешь, что ты значишь для меня?
Сара отвела глаза, слезы были готовы сорваться с ее ресниц.- Дэв, я была… я так долго была одна, перед тем, как встретила тебя. Я чувствую, что это именно тебя я ждала всю жизнь.
-Я знаю,- прошептала наездница. И отвечая на невысказанный вопрос Сары заговорила снова.
-Записка на перекати-поле.
Сара опустила голову, не зная, как быть, оскорбиться или порадоваться.
-Это просто потому, что я была очень одинока. Мне хотелось поговорить с кем-нибудь, поделиться… а рядом никого.
Дэв улыбнулась женщине своей мечты, и достала из кармана куртки маленький рулончик пергамента, перевязанный зеленой лентой. Это была та самая записка, которую Сара привязала ночью к перекати-полю.
-Ты ошибаешься Сара, ты была не одна. С тобой была я… всегда была.- Она снова обняла маленькую женщину.
Гром ударил над самыми головами, и Сара почувствовала его вибрацию у себя в груди. На секунду повисла звенящая тишина, и по земле робко зашелестели первые капли дождя. Время потянулось медленно, женщины стояли молча, глядя друг на друга, и наслаждались чувством единения, которое держало вместе их тела.
Дэвлин сняла шляпу, и черные волосы рассыпались по спине и плечам. Закрыв глаза, она запрокинула голову назад, и радостно почувствовала, как прохладные капли дождя падают на разгоряченную кожу. Сара всем телом прижалась к ней.
Впервые в жизни Дэвлин почувствовала умиротворение. Вся ее жизнь, все события, все поступки, все переживания происходили только для того, чтобы когда-нибудь этот момент настал. Она чувствовала, что так все и должно было случиться…все так и должно было быть… Сара должна была быть…Как будто ее тело ждало тысячу лет только одного этого поцелуя, одного этого великолепного поцелуя…чтобы дополнить ее, чтобы вылечить ее израненную душу.
Сара чувствовала, что весь ее мир взорвался на миллион маленьких кусочков, и, перестроившись, вновь собирается в одно целое. Безнадежность и тоска растворились в нем и исчезли, а вокруг нее завертелся водоворот эмоций от мысли, что теперь она стоит на своем месте, там, где она должна быть, теперь мир собрался правильно вокруг нее, присоединив к ней недостающую половину, вторую половину ее души… темного воина ее сердца, которого она ждала столетиями.
Сара крепко сцепила руки на талии Дэвлин.
Дэвлин смотрела в изумрудные глаза Сары, чувствовала, как она всем телом стремится к ней, прижимаясь сильнее. Женщина закрыла глаза и сдержала радостный стон, ощущая тепло тела Сары.
Снова она открыла глаза, чтобы заглянуть в лицо ангелу, что похитил ее сердце. Женщины перестали сознавать окружающий мир. Они крепко держали друг друга в объятиях, отражаясь друг у друга в глазах. Дэвлин подняла руку и нежно коснулась щеки Сары тыльной стороной пальцев.
-Такая красивая,- прошептала Дэвлин.
Сара повернула голову и ласково поцеловала пальцы, что гладили ее щеку, пробуя солоноватый вкус ее кожи, завороженная нежностью прикосновения. Сара чувствовала, как слезы радости наполняют глаза, не понимая, пролились ли они, или это дождь щекочет прозрачными каплями ее щеки.
Маленькая женщина провела рукой по спине наездницы и скользнула под куртку, чувствуя жар ее тела через хлопок рубашки. Схватив ткань, она дернула вверх, задрожав от того, как тело наездницы отвечает на ее прикосновения.
Дэвлин почувствовала руки Сары под своей курткой, и мышцы ее живота напряглись от этого невинного прикосновения. Она двумя руками обняла женщину, лаская ее спину, потом накрыла ладонью ее щеку, запутала пальцы в медовых локонах и нежно притянула ее лицо ближе.
Великий Дух остановил время для двух любящих женщин. Жизнь кипела вокруг них, но они стояли в стороне, растворившись друг в друге. Один пристальный взгляд, и они увидели в глазах друг друга все, что хранили в себе их сердца.
Наконец Дэвлин склонилась, чтобы довершить свою судьбу.
Их губы еще не коснулись, а Дэв уже почувствовала горячий вздох Сары, вылетевший из ее губ. Почувствовала сладость до того, как переплелись их языки, наслаждаясь каждым ударом сердца в радостном ожидании, приближаясь все ближе…
Сара задержала дыхание и Дэвлин приподняла рукой ее подбородок. Проникновенный взгляд голубых глаз прожег душу Сары, проникая в самые глубины в поисках сердца и клеймя его навсегда. Их губы еще не соприкоснулись, а Сара уже знала: этот темный воин будет вечно владеть ее телом и душой.
Дэв склонилась к ней, а Сара приподнялась на цыпочки, сокращая расстояние до страстного желания двух их сердец. И в тот миг, когда их губы встретились, обе знали, этот поцелуй - кульминация чего-то божественного и экстраординарного.
Наездница ощущала мягкие чувственные губы на своих губах. И когда Дэвлин подумала, что ничего восхитительнее быть уже не может, Сара ответила на поцелуй, шелковые губы маленькой женщины дрогнули и раскрылись, лаская губы Дэвлин. Дэв за свою жизнь целовала многих женщин, но еще никогда она не пробовала ничего слаще и замечательнее, чем рот, который сейчас завладел ее губами. Тело наездницы звенело от наслаждения как натянутая струна. Сара пробралась руками ей под рубашку и, лаская обнаженную кожу ее спины, теснее прижимала Дэвлин к себе.
Кончик языка Дэвлин скользнул по губам Сары, стремясь почувствовать ее вкус. Губы Сары не сопротивлялись, они доверчиво раскрылись, впуская в себя язык наездницы.
Вкус возлюбленной заполнил рот Сары и она чуть не потеряла сознание от удовольствия. Женщина застонала, не отрываясь от Дэвлин, и нежный поцелуй стал страстным. Их языки задвигались в причудливом танце, даря наслаждения друг другу.
Дэвлин переплела свои пальцы с янтарными волосами Сары и расставила ноги шире, чтобы не потерять равновесие. Завладев ртом Сары, она со всей страстью ласкала его языком. Маленькая женщина застонала, не разрывая поцелуй, Дэвлин почувствовала, как между ног сразу стало влажно. На мгновение оторвавшись, чтобы вдохнуть, она снова подалась к Саре, низко зарычав, когда ее язык снова соприкоснулся с языком Сары.
Женщина почувствовала вибрацию глубоко в груди наездницы. Это не был предупреждающий рык, как тогда у Эллен в заведении, это было рычание настоящей неприкрытой страсти. Грудь Дэвлин затрепетала от звука и Сара почувствовала легкое покалывание на своей коже.
Дэвлин отстранилась, взяла лицо Сары дрожащими руками и стала покрывать поцелуями ее щеки, глаза, лоб. Пока не добралась до ее уха.
-Я люблю тебя, Сара,- прошептала наездница.
Отклонившись, чтобы посмотреть в лицо любимой, Дэвлин стерла с ее щек слезы и капли дождя. У нее самой из глаз брызнули слезы от интенсивности чувств, медленно стекали горячими струйками по щекам, смешиваясь с дождевой водой на загорелой коже.
-О, Дэв… кажется, я всю жизнь ждала, только чтобы услышать эти слова,- шепотом ответила Сара.- И я люблю тебя, Дэвлин Браун… всем своим существом, я люблю тебя.
Сильные руки снова обвились вокруг талии Сары и она уткнулась носом в шею наездницы, вдыхая аромат ее влажной кожи. Дэвлин поцеловала Сару в макушку и прижала к себе сильнее. Не в силах разорвать объятия, женщины стояли посреди грязной дороги, слушая, как грохочет гром и шелестит дождь, окруживший их сплошной стеной.
Один поцелуй раскрыл все тайны сердца темного воина, дикого сердца, прирученного маленькой женщиной, гордости и великолепию которой могла бы позавидовать любая королева. Ко всеобщему удивлению, жестокую и сильную наездницу сразила наповал не шальная пуля, а изумрудные глаза и упрямое сердце, такое же сильное и честное, как и сердце самой Дэвлин.

КОНЕЦ.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд темных книг » L J Maas Перекати-поле